Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Гурова Анна: " Герои Меча И Магии " - читать онлайн

Сохранить .
Герои меча и магии Анна Евгеньевна Гурова
        # Приключенческая повесть в стиле «фэнтези», написанная по мотивам известной одноименной компьютерной игры. Все, кто не знаком с этой увлекательной игрой-стратегией, смогут получить представление о ней, а игравшие увидят новые варианты развития сюжета. Краткое содержание: властители земель соперничают в стремлении раздобыть дракона, орудие господства в волшебном мире, и ищут разнообразные хитроумные пути для достижения этой цели. Главная героиня (она же начинающий игрок), вовлеченная в запутанную интригу, набирает знания и опыт по мере преодоления разнообразных опасных ситуаций.
        А. Е. ГУРОВА
        ГЕРОИ МЕЧА И МАГИИ. ПО МОТИВАМ ОДНОИМЕННОЙ КОМПЬЮТЕРНОЙ ИГРЫ
        КНИЖНИК С ЗЕЛЕНЫХ ГОР
        ГЛАВА О ЛОРДАХ
        Лорды - единственные, потомственные властители всех обитаемых земель; ни боги, ни колдуны им не указ. Любой лорд рожден править, стремление к власти - это главное свойство их натуры и их единственная настоящая страсть. Тебе неслыханно повезло, что ты принадлежишь к их числу: это значит, что мир принадлежит тебе, а не ты - миру.
        Лордам дано бессмертие - этот величайший дар богов - однако, они не ценят его. Их легко может застигнуть смерть в бою, чем они обычно и кончают. Если же иной чародей благоразумно запрется на долгие годы в своем замке над древними книгами, он проживет сотни лет, прежде чем какой-нибудь юный лорд, не знающий истории, не сочтет, что замок необитаем и не решит присвоить его.
        Другое важное преимущество лордов перед прочими созданиями - способность обучаться колдовству. Конечно, всем известно, что мир пропитан магией, и проще перечислить тех, кто не умеет колдовать. В каждой деревне есть свой знахарь; в лесах живут ведьмы, в горах чародеи - отшельники, а в каждом приличном городе есть своя Гильдия магов. Однако есть нечто в натуре лордов, что помогает им преодолевать границы обычных человеческих возможностей и подниматься к невообразимым высотам в искусстве магического постижения и изменения мира.
        Взгляни на иного лорда - воителя из варварских земель: вот он проезжает со свитой по главной улице, похожий на дикого зверя в своих одеяниях из некроеных шкур, украшенный волчьими клыками и с боевой раскраской на лице. Единственное, в чем он преуспел с детства, это драки и убийства, но в то же время он вполне способен вселить мистическую ярость в своих воинов, или заставить врага на короткое время в ужасе застыть на месте. Что же тогда говорить о лордах-чародеях, которые оттачивают свое мастерство десятилетиями и веками. Предела совершенства в магии для лорда, не ограниченного временем и наделенного особым колдовским талантом, не существует.
        Но природа лордов и здесь готовит им ловушку. Чистое знание их не интересует; вся магическая мощь и колоссальные способности этого рода брошены на достижение личного могущества, на дело войны. Вот почему так много внимания уделяем мы обучению боевой магии. Стоит посмотреть на бой двух лордов, искушенных в колдовстве! Я видел однажды издалека такой поединок и едва уцелел. Казалось, природа сошла с ума вокруг этого места; волны огня уничтожали все живое, оставляя выжженную равнину; армии обоих врагов, уничтоженные ревущими вихрями и бешеными потоками воды, раз за разом восставали из мертвых и снова погибали под напором стихий.
        А начиналось все, наверное, тихо и скромно: некий совсем юный лорд - такой, как ты
        - пришел однажды к такому же книжнику, как я, и сказал: «Я хочу начать обучение искусству магии». Лорды никогда не учат друг друга колдовству - ведь в будущем они могут стать противниками. Для этого существуем мы: бродячие волшебники, деревенские маги на службе мэрии, отшельники - книжники, придворные чародеи. Мы даем только основы знаний, остальное приходит с опытом, а опыт добывается где? - в бою.
        Лорды не столько стареют, сколько изменяются с течением лет, и их внешние изменения точно отражают их внутренний облик. Так, лорды-некроманты, за исключением недавно вступивших на этот темный путь, напоминают демонов или разложившиеся трупы. Был некогда прекрасный рыцарь Сандро, совершивший злое дело и давший опрометчивую клятву вечной мести на смертном одре. Так появился знаменитый Сандро - некромант, по прозвищу «Болотная тварь», который переродился в монстра после смерти от клинка мстительницы.
        Увлекшиеся лорды - колдуны в результате магических экспериментов приобретают самую неожиданную внешность. Один чародей, великий специалист по свойствам кристаллов, так долго ими занимался, что глаза его обрели вид двух сияющих голубых звезд в глазницах. Потом оказалось, что его взгляд ослепляет, и так как лорд в сущности был незлой и, прежде всего, ученый (бывают и такие), он никогда не снимал на людях глубокий капюшон.
        Отношения лордов между собой чрезвычайно сложны и запутаны, но их основной принцип
        - «лорд лорду волколак», то есть каждый сам за себя. Так, если владелец замка женится, он не доверяет жене, и правильно делает: вполне возможно, она вышла за него замуж, чтобы расширить свои владения без военных потерь. Когда в семье лорда подрастают дети, замок превращается в змеиное гнездо, потому что наследником может быть только один, и не обязательно старший ребенок, а остальные должны быть или изгнаны, или убиты.
        Лорды часто заключают военные союзы, но разрывают их при первом удобном случае. Случается, младшие сыновья, изгнанные из отчего дома, нанимаются на службу к более удачливому соседу и приносят вассальную клятву верности; она открывает обширное поле для злоупотреблений, и ее нарушение карается нещадно. Типичный лорд живет в своем замке один, окруженный боготворящими его подданными, а с соседями общается только на поле битвы. Впрочем, далеко не каждый лорд сидит отшельником в своем замке; многие из них странствуют по миру, дети лордов часто учатся у одного колдуна, встречается между ними и любовь, и дружба, но они всегда понимают ее истинную цену.
        Помни об этом и ты, Сита. Это наш последний урок. По воле твоего дяди обучение закончено, и ты вступаешь во владение замком. Отныне твоя жизнь принадлежит только тебе, так что распорядись ей с толком и постарайся не сразу потерять ее.
        I. НЕКРОМАНТ
        ГЛАВА 1
        ТЮРЬМА СРЕДИ ГОР
        Туманным ранним утром леди Сита выехала из своего замка с небольшой свитой, направляясь в гости к дяде, могущественному лорду Килбурну. Путь лежал неблизкий - замок Ситы находился высоко в горах, а добираться предстояло не меньше двух дней, до самых равнин. Эти горы - невысокие, с изумрудно-зелеными склонами - славились как одни из красивейших в мире. Там не было ни скалистых заснеженных вершин, ни бездонных пропастей - только заросшие лесами отроги с причудливыми вершинами и живописные перевалы, звенящие водопады и лабиринт тропок и дорожек, в котором очень легко было заблудиться. Тропинки, то усыпанные прелой листвой, то подозрительно чистые и ровные, так и звали за собой в зеленый полумрак горного леса.
        Маленький отряд неторопливо продвигался по широкой торной дорожке. Солнце еще только встало, и его лучи светлыми копьями пронизывали синеватый утренний туман. Сонные феи - фрейлины кутались в розовые полупрозрачные крылья и украдкой зевали. Безобразные эльфы, закинув за спину луки, дремали в седлах. «Как ни гони, прибудем только послезавтра», - раздумывала Сита. Предстоящий путь казался ей неимоверно долгим и скучным. Ей было шестнадцать лет; она стала недавно хозяйкой собственного замка, и ощущение свободы и власти слегка кружило ей голову. «Где бы срезать дорогу? Какая жалость, что я живу здесь недавно. А, эльфы должны знать! Эй, ты!..»
        - пихнула она ближайшего эльфа, спавшего в седле глубоким сном. Тот подскочил, проснулся и уставился на Ситу янтарными глазами.
        - Чем могу служить, миледи? - как ни в чем не бывало спросил он.
        - Послушай, - начала Сита, - конечно, дядя желал мне добра, когда рассказывал, как удобнее всего доехать до его владений. Но не думаешь ли ты, что этот путь длинноват?
        - Под удобной дорогой ваш дядя, лорд Килбурн, имел в виду прежде всего дорогу безопасную. Признаюсь, он отправил нас кружным путем, - честно ответил эльф. - Есть здесь такие тропинки, по которым мы сумели бы добраться еще сегодня засветло. Но там нас могут ждать неприятные сюрпризы.
        - Какие такие сюрпризы? - сразу заинтересовалась Сита. Про себя она уже давно решила, что местность вокруг ее замка безнадежна с точки зрения приключений.
        - Любые, - ответил эльф, - во-первых, мы можем заблудиться. Во вторых - нежелательные встречи. У вас не настолько сильная свита, миледи, чтобы отбиться даже от обыкновенных разбойников. А если мы встретим что-нибудь похуже, например, стадо диких единорогов.
        Эльфу не следовало говорить о единорогах. Поймать единорога было заветной мечтой Ситы. В этот момент она твердо решила ехать самой короткой дорогой, о чем и заявила в полный голос, перебудив весь отряд. Эльфы с сомнением качали головами, но никто не возразил - общее желание поскорее добраться до жилого места было сильнее страха перед лесом. «Да и когда в этих горах встречалось что-нибудь по настоящему опасное?» - подумал эльф-проводник, уводя отряд на неприметную боковую тропинку.
        Путешествие протекало весело и довольно легко, несмотря на то, что приходилось идти через незнакомый перевал. Тропинка вела наверх, к вершинам гор. Появились сосны и кусты можжевельника, под ногами зашуршал песок. После двух часов надоевшего подъема Сита послала фей на разведку. Они радостно взмыли в небо и, поднявшись над лесом, разлетелись в разные стороны. Возвращаясь по одной, они не приносили никаких интересных новостей. Вокруг, куда глаза глядят, был сосновый лес, зеленое море до самого горизонта. Тогда Сита дала команду: «Привал!» Эльфы расседлали лошадей, пустили их попастись и запалили костер, феи расстелили скатерти и разложили предусмотрительно захваченные закуски. В воздухе поплыли вкусные запахи.
        Сита потянулась и села на траву, чувствуя во всем теле приятную усталость. Место, где они остановились, с одной стороны окружал светлый сухой бор, а с другой открывался волнующий вид на лесистое плоскогорье, пологие склоны которого спускались в неведомую долину. Рассеянно скользя взглядом по чудесному пейзажу, она вдруг увидела поблизости невысокую каменную башню, почти незаметную среди деревьев.
        - Посмотрите-ка, что это! - с интересом обратилась она к своей свите. - Может быть, кто-нибудь знает, что это тут за башенка посреди леса? Эльфы и феи с удивлением уставились на строение.
        - Нет, миледи, - ответил один из эльфов, - хоть нам и приходилось бывать в этих местах, но мы никогда не видели здесь никаких башен.
        - Пойдемте посмотрим поближе, - предложила Сита, вскочила на ноги и направилась в сторону башни. Несколько любопытных фей полетели за ней.
        Вскоре Сита подошла к таинственной постройке и увидела ее целиком. Это была круглая приземистая башня, сложенная из тяжелых каменных блоков. Она напоминала колодец или широкую печную трубу. Кое-где виднелись узкие решетчатые окна, а внутрь вела единственная дверь, окованная железными полосками и закрытая на могучий засов. На засове были петли, как будто для дужки замка, но вместо него там торчал длинный черный гвоздь, покрытый незнакомыми буквами.

«Очень интересно», - пробормотала Сита, рассматривая дверь. Чем-то печальным и зловещим веяло от почерневших досок и ржавого железа, покрытого густым слоем паутины. Она стояла так долго, что один из подошедших эльфов тронул за рукав.
        - Лучше уйдем отсюда, миледи, - произнес он. - это недоброе место.
        - Почему? - спросила она. - Что это за башня?
        - Похоже, это тюрьма, миледи. А тюрьма в таком удаленном месте, как будто ее хотели спрятать ото всех - это не просто так! - приглушенным голосом сказал эльф.
        - Кто знает, какие преступления скрыты за ее стенами! Право же, лучше уйти отсюда.
        - Ты не прав, приятель, - возразил другой эльф, - там никого нет. Похоже, это место давно заброшено. Вон, засов как будто в стену врос, все в паутине, да и тропинка почти заросла. Здесь разве что птицы живут, - указал он на дырявую крышу, где сидело рядком несколько ворон. Они недовольно поглядывали на незваных гостей, но не улетали.
        Сита задумалась, неприязненно глядя на башню. Настроение у нее почему-то испортилось, и она уже жалела, что отправилась на разведку. Сита подумала, что надо бы все-таки заглянуть внутрь, но даже ее неизменное любопытство на этот раз утихло. Ей захотелось уйти отсюда побыстрее и забыть о том, что видела.
        - Ладно, пошли отсюда, - с досадой сказала она. И в этот момент из глубины башни донесся еле слышный жалобный стон.
        Слуги Ситы скучились перед окованной железом дверью. «Госпожа, мы не можем войти,
        - произнес один из эльфов, показывая на гвоздь в засове, - нам кажется, здесь какие-то злые чары…» Сита без колебаний выдернула гвоздь и отшвырнула его в кусты. Вокруг раздались ахи и охи, но ничего страшного не случилось. Вскоре совместными усилиями засов был отодвинут и дверь приоткрылась. Изнутри повеяло холодом и плесенью. Эльфы дружно сделали шаг назад.
        Сита взглянула на них с презрением, пожала плечами и бесстрашно шагнула в холодный сырой полумрак.
        Когда глаза девушки привыкли к скудному освещению, ее сердце сжалось от волнения и жалости. Посередине башни на каменном полу ничком лежал человек. Сита подошла поближе и нагнулась, но кроме длинных седых волос и ужасной худобы лежащего ничего не смогла рассмотреть «Неужели мертвый? - расстроилась она. - Сколько же он пробыл здесь, если даже тропинка заросла травой?» Перевернув его на спину, она увидела безжизненное лицо с закатившимися глазами. Сита прислушалась и обрадовалась - незнакомец слабо дышал.
        - Идите сюда, трусы - он ничего вам не сделает, он без сознания, - крикнула она эльфам. Те с опаской приблизились, держа кинжалы наготове - Надо перенести его на свет и дать воды!
        Эльфы с большой неохотой вытащили заключенного из башни. На траве, под деревьями, непонятный страх внезапно отступил, и Сита наконец смогла рассмотреть его внимательней. Несмотря на седые космы, пленник оказался не старым. Это был совершенно изможденный юноша хрупкого телосложения, одежда на нем почти истлела. Когда феи вылили ему на лицо воду, он открыл невидящие глаза и сразу закрыл их, но все увидели, что они огромные, раскосые и желтого цвета. Эльфы в ужасе отшатнулись, а феи с визгом попрятались в листве. «Некромант!» - прошептал кто-то.
        - Не говорите глупости! - строго сказала Сита. Она видела изображения некромантов в учебниках по колдовству - страшных острозубых стариков, потерявших человеческий облик. - Просто у человека желтые глаза.
        - А вот это? - один из эльфов поднял костлявую руку узника с длинными кривыми когтями.
        - Если вы заглянете к нему в рот, миледи - мрачно добавил второй эльф и осторожно разжал желтоглазому челюсти. Сита нахмурилась - то, что она там видела, было очень похоже на небольшие острые клыки.
        - Послушайтесь доброго совета, госпожа, и оставьте его там, где нашли, - сказал третий эльф. Остальные одобрительно зашумели.
        - Мы запрем дверь, и все останется, как было.
        - А лучше всего обложить башню хворостом…
        - Нет уж! - с негодованием воскликнула Сита. - Что за чушь вы несете! Мы возьмем его с собой, я вылечу его, и он будет мне служить. Какой-то негодяй обрек этого человека на голодную смерть в этом каменном колодце, и вы предлагаете мне довершить его дело? Такого я от вас не ожидала!
        Незнакомец был перенесен на место привала, привязан к седлу и отряд спешно отправился в обратный путь. Путешествие на север было на время отложено.
        ГЛАВА 2
        ПОХОД ЗА ДАНЬЮ
        Сквозь каменное кружево дворцовой веранды светило вечернее солнце. В замке ужинали
        - Сита и Криган, друг напротив друга, сидя на шелковых подушках за низким столиком. Сита наряжалась к ужину чуть ли не полдня, после того как стало ясно, что Криган чувствует себя достаточно хорошо и сможет составить ей компанию за столом. В радостном возбуждении она примеряла все новые платья, думая: наконец-то есть для кого их одеть, хоть бы это был парень с седыми волосами до пояса и вампирьими клыками. Сита слишком долго прожила в полном одиночестве, окруженная только слугами, и возможность пообщаться с равным (а она была уверена, что Криган
        - лорд) приводила ее в восторг. «Не такой уж он и урод, - размышляла она, натягивая очередное платье из прозрачного красного шелка, - подумаешь, клыки, волосы седые. Гораздо хуже, если бы он был вообще без зубов и без волос. - Сита представила себе лысого беззубого Кригана и расхохоталась. - Зато глаза до висков, и ничего, что желтые, так даже оригинально, как у эльфа».
        He меньше двух недель прошло с тех пор, как Сита вернулась с полдороги в свой замок, привезя с собой истощенного и замученного узника. Все это время, выхаживая его наравне со своими служанками, она заботилась только об одном - чтобы он выжил. Но когда однажды он встретил ее, стоя у постели на собственных ногах, умытый, причесанный и хорошо одетый, она взглянула на него другими глазами. Перед ней предстал не скелетообразный старец, а молодой лорд - воин или колдун, с умным и надменным лицом, внушающим страх и почтение.
        Сита сидела за столом и потягивала легкое цветочное вино, украдкой поглядывая на Кригана. Ей очень хотелось приступить наконец к расспросам Криган втихомолку усмехался, прекрасно понимая, что интересует его спасительницу, да так, что она вся извертелась на своей подушке. Он не хотел бы касаться этой темы вообще, но видел, что без объяснений не обойтись. Сита все-таки имела право знать, кого спасла. Разумеется, Криган не собирался рассказывать ей всю правду. Он уже допустил промах, назвав свое настоящее имя, но утешался тем, что в этих краях оно неизвестно.
        - Расскажи мне… - покраснев, выдавила из себя Сита после затянувшейся паузы.
        - О чем желает услышать леди? - вежливо спросил Криган, внутренне напрягаясь, как перед боем.
        - Ну о себе, о чужих странах, о лордах дальних земель… Понимаешь, мне все интересно, я же нигде не была. Кстати, а как ты попал в тюрьму?

«Вопрос в лоб, - подумал Криган, - весь вечер она хотела спросить, но стеснялась».
        - Мои враги заточили меня в эту темницу, чтобы я умер от истощения. Была война, и я проиграл.
        - И потерял свои владения?
        - Можно сказать, так.
        - А кто были враги?
        - Одна колдунья, - неохотно произнес Криган. «Что мне делать с ее любопытством, - с досадой думал он, - но я в таких условиях, что должен ответить хоть что-то, похожее на правду. Начну врать, запутаюсь и опять - прощай, свобода».
        - Колдунья? - заинтересовалась Сита. - Искусная? Она была молодой?
        - Молодая. Колдовать так и не научилась, но дрянь была порядочная.
        - И красивая? - допытывалась девушка.
        Криган чуть не расхохотался, но в последний момент сдержался.
        - Ты гораздо красивее ее, - ответил он, неожиданно для себя совершенно искренне.
        Сита опять покраснела, на этот раз от удовольствия.
        - Надо же, какая злая! - нахмурившись, произнесла она. - По-моему, так лучше сразу прикончить врага, чем мучить его. А ты не пробовал выбраться из тюрьмы сам?
        - Ты, очевидно, плохо представляешь себе, что такое тюрьма для лордов, - заметил Криган, добавив мысленно: «И я этому очень рад». - На нее были наложены специальные заклятия, лишающие силы колдуна. Разве ты не чувствовала ничего необычного, когда была там?
        Сита призадумалась.
        - Да, вроде там всем было страшно, непонятно почему. Когда я вошла внутрь, мои эльфы стояли у двери и кричали: «Вернитесь, вернитесь!»
        - А как вы открыли дверь? - спросил Криган с интересом. - Сломали?
        - Не надо было ничего ломать. Там не было замка, только в щеколду был вставлен металлический гвоздь с какими-то знаками на нем. Я вытащила его почти без усилий.
        - Интересно, - пробормотал Криган, - и куда вы его дели?
        - Не помню, - пожала плечами Сита. - по-моему, я его там и бросила.
        - И зря! - укоризненно произнес Криган. - Это и был самый настоящий магический замок. Я бы никогда не смог сломать его изнутри. Но я пытался, долгие дни и ночи, пока совершенно не выдохся. Я был очень слаб после пыток, а потом страдал от голода и жажды. Каких только проклятий я не посылал врагам, если б только они подействовали. У них теперь земля должна под ногами гореть. Поэтому они и заточили меня подальше, в этих диких местах. Могу поклясться, они не знали, что здесь совсем рядом твой замок, да я и сам не знал.
        - Его построили недавно, - тихо сказала Сита и неожиданно спросила: - А ты сам сильный колдун?
        - Да какой я колдун! - безнадежно махнул рукой Криган. - Особенно после этого. Расскажи лучше ты об этих местах. Зеленые горы всегда считались заповедным краем - красивым, но непригодным для жилья, - сменил он тему. - Как случилось, что здесь построили такой чудесный замок?
        Сита с готовностью начала рассказ. Замок, как выяснилось, построил Килбурн в окрестностях деревеньки, которой владела ее мать, но все его очарование - заслуга ее одной. Были разбиты сады и цветники, плющ и дикий виноград прикрыли глухие каменные стены, а сам замок подвергся мелкой перестройке.
        - Вот эти длинные винтовые лестницы, сбегающие прямо в сад, и каменное кружево на башнях, и открытая веранда, на которой мы сейчас сидим, все мои проекты, - рассказывала Сита. - Я люблю красоту во всем, и мне хотелось, чтобы мой дом соответствовал красоте этих мест. Ведь Зеленые горы - прекраснейшее место в мире.
        - А интересно, зачем этому Килбурну понадобилось строить здесь замок? - спросил Криган, устраиваясь поудобнее на низком диванчике. - Здесь нет ни дорог, ни деревень, ни даже рудников.
        - Ну как это нет! - возмутилась Сита. - Здесь полно народу, и все они стали подданными Килбурна, ну, то есть, моими. Во-первых, феи, - начала перечислять Сита, - они плетут свои домики - гнезда на развесистых деревьях, и их тут тьма. Вообще-то они дурочки, разговоров у них только о нарядах да разных шалостях, но если налетят большой толпой, придется нелегко.
        - Во-вторых, эльфы - это, можно сказать, их коренные места. Эти мне очень нравятся: надежные, хозяйственные, и повеселиться иногда любят, да и лучники лучшие в мире! Они копают чудные землянки, так что их сверху почти не видно, зато внутри очень уютно, я сама видела. Говорят, что когда-то эльфы и феи были одним народом, а потом что-то случилось, и они решили жить отдельно: то ли феи стали слишком легкомысленными, то ли эльфы слишком сварливыми. Они и сейчас иногда заключают смешанные браки, и если рождается мальчик, его отдают эльфам, а девочку
        - феям. Еще на севере, где добывают самоцветы, живут гномы, но их немного, пара-тройка деревень. Я их не очень люблю - грязные, всегда в плохом настроении, а главное - очень жадные. Как ни явятся на рынок, так сразу начинается шум, крик, а иной раз и до драки доходит.
        - А где живут эльфы? Покажешь? - сонно спросил Криган, прикрыв глаза. Сита начала подробно объяснять. «Давай, давай, - запоминал бывший узник, - столько полезной информации, и задаром! Вот только пригодится ли она мне?»
        В долине сгущались сумерки. Воздух стал прохладным и наполнился ароматами цветников. На полутемную веранду вошли слуги и внесли свечи. «Бедный Криган, он совсем устал, - с неосознанной нежностью подумала Сита. - Конечно, он еще не оправился и ему нужен покой». Она посмотрела в сторону диванчика - Криган, казалось, крепко спал. Сита осторожно накрыла его одеялом и на цыпочках вышла с веранды.
        Неделю спустя Сита пригласила Кригана принять участие в конной прогулке по окрестностям замка. «Верховая езда очень полезна для здоровья. - заявила она. - Заодно посмотришь на радужные водопады, это совсем рядом!» Бывший узник сначала вяло отказывался, ссылаясь на упадок сил и постоянную сонливость, но Сита не собиралась просто так оставить его в покое. Вслед за пылким описанием красот горных лесов и водопадов было обещано показать замаскированные землянки эльфов. Криган продолжал отказываться и демонстративно зевал во весь рот. Тогда девушка предложила осмотреть местный золотой рудник. «Полдня пути… всего-то!» - недовольно повторил за ней Криган, однако в его глазах промелькнул явный интерес. Сита этого не заметила и тщетно гадала, что еще в ее владениях заинтересует гостя. Наконец она кое-что придумала. С лукавой улыбкой Сита спросила Кригана, не хочет ли он понаблюдать, как она собирает дань с некоторых лесных обитателей. «У меня есть свой оригинальный способ, - загадочно произнесла она, - очень забавный, зато эффективный. Поехали, не пожалеешь!»
        Криган согласился с неохотой. По дороге на конюшню он предупредил Ситу, что ждет неприятностей, и оказался совершенно прав - лошади испуганно ржали и вставали на дыбы при одном его приближении. Лорд нахмурился и положил ладонь на спину ближайшему коню, который сразу притих и задрожал. «Он будет повиноваться мне до поры, но сбросит в первый же удобный момент, - холодно сказал он. - Вообще я не люблю обычных лошадей. Когда я правил своим королевством, у меня были совсем другие кони…» Сита неприятно удивилась, но на сей раз промолчала.
        Прямо за воротами замка начинался дивный цветущий лес. В лучах вечернего солнца нежно-зеленые кроны деревьев казались сиреневыми и голубыми, в траве вспыхивали яркие лепестки цветов. Дорога петляла по дну ущелья, крутые склоны которого были почти незаметны под зеленым покровом - лишь изредка над деревьями виднелись поросшие мхом вершины скал. Рядом с дорогой, то появляясь, то исчезая в зарослях, тек широкий студеный ручей. Из глубины леса доносились необычные звуки - не то птичий щебет, не то пение - и многократным эхом разлетались по ущелью.
        - Сколько раз здесь езжу, не устаю восхищаться! - воскликнула Сита.
        Криган скептически пожал плечами. К красотам природы он всегда был глубоко равнодушен.
        - Похоже, эти места необитаемы? - спросил он. - Я вижу много следов на дороге, но ни единой боковой тропинки.
        Сита рассмеялась.
        - Здесь селения фей. Им не нужны ни тропинки, ни лестницы. Посмотри-ка наверх!
        Криган поднял глаза, пригляделся и заметил на ближайшем развесистом дереве маленький дом. Он напоминал сплетенную из лозы корзину, увитую цветущим вьюнком, с устеленной сухими листьями крышей и круглой, как в осином гнезде, дверью. В домике раздалось хихиканье и наружу высунулась светловолосая фея. Радостно приветствовав свою госпожу, фея спряталась обратно.
        - Хм, и много их тут? - спросил Криган.
        - Да на каждом дереве по три-четыре дома. Помнишь, я рассказывала, - ответила Сита и ударила пятками коня. - Надо ехать быстрее, а то можем и не успеть.
        - А что такое?
        - Данники напьются, перестанут соображать, и ничего с них тогда не получишь, - пояснила она.
        - Так надо было хотя бы взять стражников, чтобы дать по шее таким данникам, - укоризненно заметил Криган.
        - Ничего ты не понимаешь, - отмахнулась Сита. Криган слегка обиделся и отвернулся в сторону, делая вид, что дремлет, но ни на мгновение не отпуская поводья коварного коня.
        Вскоре лес потемнел, домики фей исчезли, и тропинка разделилась на две части: одна, более широкая и утоптанная, шла направо, а другая, полузаросшая травой - налево.
        Всадники остановились.
        - В тех краях, - указала Сита на первую тропу, - и живут эльфы, на которых ты отказался смотреть. А мы поедем вниз, в Зачарованную долину. Это место эльфы считают заповедным, якобы на нее наложены какие-то охранительные чары. Насчет чар не знаю, но вот кое-какие нахальные родственники эльфов там живут. Зовут их Веселым Народцем, и не напрасно. С ними-то у меня и были разногласия насчет дани. Понимаешь, формально это мои владения, но мне этого никак им не доказать - грамот не понимают, указам не подчиняются, не войска же к ним посылать…
        - А почему бы и нет? - пробормотал Криган.
        - Жалко мне их, - призналась Сита. - Кроме того, они живут под землей, кого увидят, сразу прячутся, а выходы на землю тщательно маскируют. Уйдут в свои подземные галереи, и попробуй, найди их.
        - Надо ставить засады, шпионов засылать… Можно устроить допрос у эльфов, если Веселый Народец действительно их родственники. В конце концов, пошли туда сотню гномов с лопатами, пусть перекопают эту долину вдоль и поперек!
        - Такую свару затевать, собственных эльфов допрашивать - еще чего - возмутилась Сита. - Я лучше совсем оставлю их в покое. Пусть считают себя независимыми, мне и без них хорошо живётся.

«Какая же ты королева после этого!'' - с презрением подумал Криган.
        - Удивительно, как при таком отношении тебе хоть кто-то платит дань. - заметил он вслух.
        - Надо же ее кому-то платить, - беспечно ответила Сита и поскакала вперед по заросшей тропинке.
        - Вот оно, это заповедное место!
        - Где? - прищурился Криган. По правую руку от дороги росли кусты, усыпанные маленькими красными ягодками. Ветки слегка подрагивали, как будто от ветра, хотя никакого ветра не было.
        Сита спешилась.
        - Ты прислушайся, и поймешь, - ответила она и направилась к кустам. Криган напряг слух, и действительно, до него долетело отдаленное неразборчивое пение.
        - Вот веселятся! - восхитилась Сита. Из-под земли отчетливо донесся взрыв хохота.
        - Пляшут так, что земля дрожит. Ну ничего, сейчас мы попортим им настроение!
        Девушка подошла поближе к кустам и топнула ногой. Голоса внизу сразу замолчали. Сита прошлась туда-сюда и с удовольствием уселась на землю. «Отличное местечко! - громко произнесла она. - В самый раз для пикника. А сейчас мы еще и костерок разожжем… Криган, будь другом, наломай кустов на растопку! Не всякому понравится, если на его крыше будут разводить костер», - прошептала она ему.
        Криган поморщился - вся эта история казалась ему недостойной лорда - но послушно залез в кусты и с треском отломал сухую ветку. Вдруг земля ушла из-под его ног. Едва он успел отскочить в сторону, как из темного провала показался маленький человечек в нарядном зеленом костюме и шляпе, украшенной цветами. Его кукольное личико было кислым и недовольным, однако, кривилось в фальшивой улыбке.
        - Приветствую вас, высокородная леди, - вежливо поприветствовал Ситу человечек, игнорируя Кригана. - Какая счастливая судьба занесла вас в наши края?
        - Да мы вот катались, - радостно ответила незваная гостья, - а тут такое славное местечко: чисто, трава мягкая, кусты - такая благодать, что кажется, будто музыка в воздухе наигрывает.
        - Какая еще музыка! - испугался подземный житель. - Так, ветер… А надолго ли вы тут расположились?
        - Понимаешь, мы вообще-то едем на мой новый изумрудный прииск, но сегодня уже не успеем - так что теперь уж до утра!
        Человечек глубоко вздохнул и исчез под землей. Через мгновение он протянул Сите три блестящих камня. «Не утруждайте себя дальними поездками. - вздохнув, произнес он. - Я буду счастлив, если вы примете мой скромный дар».
        После продолжительного обмена комплиментами и выражениями благодарности человечек, наконец, убрался под землю, и Сита со смехом вскочила на коня. Путешественники направились в обратный путь. В небе уже догорал закат. Когда кустарник скрылся из виду, девушка весело обратилась к мрачному спутнику.
        - Ну как тебе мой способ сбора дани? Прошлый раз я до смерти напугала его, что напрошусь к ним в гости - представляешь, под землю полезу! И он поверил!
        - Я с трудом выдержал это представление до конца, - взорвался Криган. - Как ты могла настолько пренебречь своим достоинством, так опуститься, чтобы кривляться перед этим карликом и вымогать у него эти жалкие камни! Мне было стыдно, что ты, рожденная среди лордов, ведешь себя подобным образом. Я никогда не позволил бы себе..
        - Тем не менее, как видишь, дань у меня в руке, - обиделась Сита. - А о твоих данниках я что-то не слыхала.
        Криган побледнел от ярости, кинул грозный взгляд на девушку, но усилием воли промолчал. Заметив, как судорожно сжались его челюсти, Сита поняла, что коснулась больного места. «Так ему и надо. Он бы не позволил… Кто он такой, чтобы осуждать меня!»
        В замок они вернулись затемно, взаимно глубоко обиженные, и сухо попрощавшись, пошли спать. Оскорбленная в лучших чувствах Сита придумывала, как бы заставить Кригана признать свою неправоту и извиниться. Криган решил, что достаточно ознакомился с местными методами правления, и в его мозгу начал оформляться некий замысел.
        ГЛАВА 3
        ЛУНА И КРОВЬ
        Несколько дней спустя наступило полнолуние - три таинственные и в чем-то зловещие ночи, когда освобожденная сила луны будила в разумных существах смутную тревогу и вызывала к жизни дремлющие колдовские способности; когда крестьяне запирали на все засовы свои двери, а маги торопливо поднимались на свои башни, как будто что-то подгоняло их. В такие ночи Криган никогда не мог заснуть. Он боялся этого времени и втайне ожидал его. Сияющий диск луны гнал его прочь из обитаемых мест в лес, где он мог часами бродить, не разбирая дороги. Древние инстинкты, унаследованные от предков - вампиров, гуляли в его крови, странные образы и видения появлялись перед глазами, а в челюстях возникал раздражающий томительный зуд. Криган чрезвычайно страдал от этих, как он считал, приступов безумия и боролся с ними как мог. Больше всего он опасался, и не без основания, что из-за этих ночных прогулок он однажды утратит свою сущность лорда. Лишь один раз в год, в ночь летнего равноденствия, когда в тонких сферах мира распахивались незримые ворота и магическая стихия приливными волнами растекалась по миру, темные силы
захлестывали сознание и память Кригана, и он приходил в себя только наутро, опустошенный и забрызганный чьей-то кровью.
        Но это полнолуние было самым обычным. Луна пряталась в легких тучках, и мысли некроманта были необычно спокойными и ясными. По старой привычке он решил погулять до утра в лесу возле замка. Криган крадучись вышел из своей спальни, проскользнул вниз по винтовой лестнице и очутился в саду. Цветущие деревья благоухали вдвое сильнее, чем обычно, все соцветия широко раскрывались навстречу луне. Криган вышел за ворота, отметив про себя, что они, как всегда, открыты, а стража мирно спит. Из душистого мрака леса доносилось полусонное пение фей - они тоже справляли полнолуние.

«Чего им не спится!» - с неудовольствием пробормотал Криган и свернул вдоль стены к рыночной площади, где раньше ему не приходилось бывать. Вокруг нее позади замка располагался небольшой городок - несколько десятков домишек, принадлежащих местной крестьянской общине, а также паре семейств гномов и эльфов из торговцев и ремесленников. Одинокие шаги Кригана гулко прозвучали на пустынной площади. Он довольно улыбнулся - здесь-то все давно спали - и неторопливо пошел по главной улице. Луна окончательно ушла в тучи. Гулять приходилось в полной темноте, но Кригана это не смущало, он видел ночью, как кошка.
        Через некоторое время Криган с легким раздражением осознал, что не чувствует никаких признаков безумия, кроме самой обыкновенной бессонницы. Прогулка сразу показалась ему бесполезной и скучной. «Хоть бы трактирщик не спал, я бы посидел, выпил пива», - с досадой подумал Криган. Но, увы - в таверне было тоже темно и тихо. Молодой лорд уныло брел по улице, раздумывая, как бы убить время до утра. Возвращаться в замок не хотелось.
        Вдруг он заметил поблизости огонек в окне. Это был явно не жилой дом - ни забора, ни огородов вокруг; толстые бревенчатые стены покрыты лаком и причудливой резьбой. Криган заинтересовался и подошел поближе. Украшенная бронзовыми накладками дверь была прикрыта, но замок висел сбоку на щеколде, а изнутри пробивался лучик света. Безо всяких колебаний Криган открыл дверь и зашел внутрь.
        В первый момент ему показалось, что он попал в библиотеку. Полки вдоль стен были от пола до потолка заставлены книгами, свитками, коробочками и склянками. В воздухе висел терпкий запах сушеных трав. Кригану не потребовалось много времени, чтобы догадаться, что он забрел в помещение местной Гильдии магов. «Ну что же, познакомимся со здешним чародеем», - без особенного энтузиазма подумал он. Замок был построен недавно даже по человеческим меркам, а у лордов мудрость напрямую зависела от накопленного столетиями опыта, так что общение с наемным чародеем из захолустного замка не несло в себе ничего познавательного для настоящего колдуна. Криган поднялся по тесной крутой лестнице на второй этаж, откуда доносился тихий шорох страниц, и был немало удивлен, встретив там хозяйку замка.
        - Криган? Как ты сюда попал? - с изумлением воскликнула Сита, вскакивая из-за стола и невольно прикрыв рукой разукрашенную книгу.
        - Гулял и зашел на огонек, - неприветливо ответил некромант. Он размышлял, стоит ли здесь оставаться. Сита, казалось, была не в восторге от его прихода.
        - Ну что же, проходи, посиди там в уголке, пока я не разберусь с одним заклинанием.
        Сита вздохнула и вновь углубилась в изучение своей книги. Криган, однако, и не подумал уйти в указанный уголок, а вместо этого подошел к столу и заглянул колдунье через плечо.
        - Книга Заклинаний, второй порядок! Неужели там может быть что-то непонятное?
        Девушка с раздражением взглянула на Кригана.
        - Тогда ты мне объясни! Сегодня особая ночь, и я чувствую расположение в высших сферах, но, наверное, я делаю что-то не так. Это обычное заклинание Исцеления. С учетом моего опыта и знаний оно должно заживлять мелкие и средние ранения, не затрагивающие глубинных органов, несложные переломы, ушибы, мигрени и расстройства пищеварения. Теперь смотри: я читаю текст, заметь, без ошибок, - Сита убрала руку со страницы и скороговоркой прочитала вполголоса заклинание, - и ничего не происходит!
        - А что должно происходить? Здесь разве есть кто-то больной?
        - Это совершенно неважно! Ты не хуже меня знаешь, что когда магические силы приведены в действие, это чувствуется всегда! - обозлилась Сита. - А я даже прилива сил не ощутила, наоборот - голова заболела. Как тяжело заниматься самообучением! Мой книжник ушел странствовать и оставил мне задание на лето. Я-то думала - в такую ночь разберу все быстренько на месяц вперед, и застряла на самом простом!
        Криган посмотрел на разгоряченную колдунью и усмехнулся.
        - Да у тебя все сделано по правилам: специальное одеяние, заговоренные свечи, горящие зеленым пламенем. Для настоящей магии это все не нужно - она основана на самых простых, можно сказать, основополагающих вещах. Чтобы заставить действовать заклинание, надо взглянуть на его сущность, и обеспечить необходимые условия для ее проявления. В случае с заклинанием Исцеления можно поступить так…
        Криган достал из-за голенища длинный широкий нож («откуда он его взял?» - успела подумать Сита, схватил ее за руку и легко провел лезвием по запястью. Из неглубокой, но с виду опасной царапины немедленно закапала кровь.
        - Что ты сделал?! Да как ты посмел! - задохнулась от неожиданности Сита. Она по-прежнему зачем-то держала протянутую руку над столом, на котором постепенно расплывалось темно-красное пятно.
        - Давай, исцеляйся, - хладнокровно произнес Криган, закрыл Книгу Заклинаний и пододвинул ее к себе. - Я думаю, кровь должна активизировать твои магические усилия.
        Сита послушно забормотала заклинание, запинаясь на каждом слове и со страхом поглядывая на рану. По мере того, как она дочитывала его, капли падали на стол все реже, а под конец кровь свернулась и царапина покрылась бурой корочкой. Сита осторожно опустила руку и перевела дух.
        - Ну и методы! Где тебя им научили? - с нервной усмешкой спросила она.
        Криган ничего не ответил и странно посмотрел на нее. В зеленоватом дрожащем свете Сита с распущенными по спине черными волосами и в широкополом платье казалась представительницей ночной разновидности фей - полуженщиной, полубабочкой. В ответ на его пристальный взгляд девушка смутилась и спрятала глаза в книгу.
        - То, что ты сейчас сделала, ничего не значит. В страхе за себя иногда просыпаются способности, неизвестные даже самому магу, - медленно произнес Криган. - Сейчас мы повторим опыт.
        - Не дождешься! - возмутилась Сита, отскочила назад и спрятала руки за спину.
        - Только теперь все будет серьезнее, - докончил Криган. Не обращая внимания на ее слова, он положил на стол нож и закатал себе рукав на левой руке. Мгновенный удар
        - и из глубокой раны фонтаном брызнула темная кровь. Сита вскрикнула и отшатнулась. Некромант оставался совершенно спокоен.
        - У тебя мало времени, - бесстрастно произнес он, - так что забудь про свои
«ничего не получается» и постарайся.
        - Ты же перерезал вены! - захлопотала Сита. - Сейчас я наложу жгут…
        Криган поймал ее за руку и посадил на кресло.
        - Читай заклинание, если не хочешь, чтобы из меня вытекла вся кровь!
        Сита начала колдовать. Она с ужасом смотрела, как кровь толчками течет из разрезанного запястья, и магические слова застывали на ее языке. Дочитав до середины, она сбилась и остановилась.
        - Попробуй еще раз, - потребовал Криган. Он уже заметно побледнел.
        Сита собралась с силами. «Зачем он это сделал! Он же может умереть! Неужели я напрасно спасла его?»
        Наконец ей удалось довести дело до конца и наложить заклятие Исцеления. Криган скептически осмотрел результат - полузаживший кривой шрам - прошептал что-то над запястьем и шрам исчез, будто его и не было.
        - Чему тебя только учили? Ни твердости, ни выдержки, память куриная…
        - Хватит издеваться! Устроил тут комедию с фальшивой раной!
        - Ничего подобного, рана была самая настоящая. Видишь кровь на столе?
        Сита мельком посмотрела на безобразие, которое творилось на ее рабочем месте, и вдруг побледнела.
        - Что ты наделал? Посмотри, наша кровь смешалась!
        Впервые за все время Криган смутился. Его методы обучения магии привели к совершенно нежданным результатам, и последствия могли быть непредсказуемы: волей случая они оказались связаны на всю жизнь собственной магической силой крови. Это ее свойство было широко известно и часто использовалось в различных ритуалах. Криган мысленно обругал себя за беспечность, достойную колдуна - самоучки, в обращении с такой опасной субстанцией.
        - И что нам теперь делать? - уныло спросила Сита.
        - Ерунда, - ответил Криган и похлопал ее по плечу, - это была случайность. Забудь о ней. Это всего лишь кровь…
        - Что с тобой? - в страхе крикнула Сита, поскольку Криган застывшим взглядом уставился на изуродованный стол. - Криган, очнись!
        Молодой лорд с усилием поднял голову и прошептал: «Проклятая луна!» Сита посмотрела наверх - тучи разошлись, звездное небо прояснилось и полная луна во всей красе светила прямо в окно.
        - При чем тут луна? - удивленно спросила она.
        Криган облизнулся, шагнул к девушке и схватил ее за плечи. Сита попыталась вырваться, но безуспешно. Криган прижал ее к себе и наклонился, его длинные волосы коснулись ее лица. «Перестань», - умоляюще прошептала Сита и прекратила сопротивление. В глазах ее потемнело от волнения и наплыва незнакомых чувств. Внезапно хватка ослабла; Криган резко оттолкнул ее и бросился за дверь. «Скоро я совсем сойду с ума, - бормотал он, скатываясь по лестнице и торопясь убраться подальше от Гильдии магов, - надо же, как неудачно все совпало. Полнолуние, девушка и кровь, везде кровь! Я чуть сам все не погубил!» А Сита еще долго стояла, замерев на том же месте. Она была потрясена произошедшим и ничего не поняла. Под утро, после бессонной ночи, она призналась самой себе: «Я влюбилась!».
        II. ЛЕГЕНДА О ФАЛАГАРЕ
        ГЛАВА 4
        ПОВЕЛИТЕЛЬ ЛЮДЕЙ
        Высокородный Килбурн был самым богатым и могущественным лордом Северного края. Владения его простирались от морского побережья до безводных пустынь южных варваров Килбурн не обладал ни тайными знаниями, ни колдовским талантом, а потому богател самыми банальными способами торговал с соседями, отсуживал их земли, захватывал владения мелких лордов, понемножку занимался грабежом на пограничных дорогах. Поначалу соседи, все сплошь умелые колдуны и маги, пренебрегали этим лордом - невежей, который даже спал в доспехах и, по слухам, не имел собственной Книги Заклинаний, как то положено любому приличному лорду Килбурн до поры до времени вел себя тихо и скромно. Он принимал к себе на службу всякий сброд, способный нападать только исподтишка, и посылал его грабить и разорять мирные поселения каких-нибудь лесных эльфов, искать клады, захватывать чужие рудники (самый верный способ нажить неприятности, но Килбурн всякий раз умело выкручивался); потом нанимал тех же разоренных эльфов, давал им деньги на восстановление под огромные проценты, и посылал их грабить деревни гномов, и так далее. Притом Килбурн
старался делать все чужими руками и сохранял незапятнанную репутацию, не давая соседям повода для ответных действий. Главной его целью тогда было разбогатеть, и для ее достижения он не стеснялся ничем.
        Однако и у этого рыцаря были свои принципы. Он терпеть не мог различных волшебных созданий вроде эльфов или троллей, но всегда старался защитить обыкновенных мужиков - бесхитростных и беспомощных перед всякой волшебной «нечистью». Килбурн брал под охрану их поселения, выбирал самых крепких людишек, обучал и вооружал. Соседи посмеивались над его слабосильными войсками, но Килбурн не прекращал тренировок. «Возможности людей безграничны, - самоуверенно утверждал он, - у меня любой крестьянин через три месяца станет если не генералом, так искусным мечником. А тот же огр как рождается дубинщиком, так и помрет им». В результате Килбурн заполучил небольшую, но отлично обученную армию, состоявшую из мечников, копьеносцев, лучников и ополчения из тех же мужиков.
        Уже тогда лорд-рыцарь жил совсем неплохо. Замок благоустраивался и обрастал пригородами, крестьянские деревни давали доход, на городской рынок стекались товары со всего Северного края. Положение Килбурна стало прочным, соседи уже не представляли для него угрозы, но лорд был мстителен и честолюбив. Убедившись в ничтожестве собственных колдовских способностей, он проникся злобной завистью к окрестным соседям - колдунам и поклялся в душе уничтожить их огнем и железом безо всякой магии. Для этого он построил еще несколько оружейных мастерских (пришлось даже надавить налогами на собственных крестьян) и создал тяжеловооруженную конницу. Это было очень быстрое и почти неуязвимое войско. Во главе него Килбурн поставил несколько полковников, даровав им позолоченные латы и лично посвятив в рыцари, что, разумеется, было одной видимостью.
        После этого Килбурн мог делать с соседями все, что хотел. Денег было много, крестьян еще больше, оружейные мастерские работали успешно, и армия росла день ото дня. Отборные негодяи, уцелевшие в грабительских вылазках прежних лет, были переименованы в разведку и разосланы по всем окрестным землям. Когда с точностью выяснилось, что никто из соседних владык не сможет дать серьезный отпор, Килбурн отдал приказ выступать.
        Хотя годами Килбурн уже приближался к старости, силой и быстрым умом он не уступал своим молодым противникам. У него были манеры и внешность опытного воина-ветерана в сочетании с изощренным умом интригана, которому мог бы позавидовать самый закоренелый колдун. Лорд был седым, коренастым, с длинными висячими усами и хитрым взглядом из-под густых бровей. Несмотря на слабость к «простому народу», со своими солдатами он был строг до жестокости, но все равно фанатично ими любим. Говорили, некогда он был великим мечником, но уже много лет никто не видел Килбурна в открытом бою. В молодости он действительно порой спал в доспехах и одевался, как попало, но с годами пристрастился к роскоши.
        Сита была единственной дочерью его родного брата. Этот брат женился некогда на одной юной колдунье, и вскоре пропал на Восточном побережье при неясных обстоятельствах. Когда через несколько лет от магических опытов умерла колдунья, Килбурну на голову свалилась любопытная маленькая племянница. Не долго думая, он отдал ее на воспитание в крестьянскую семью, а когда ей исполнилось двенадцать лет, сплавил во владения матери обучаться магии под надзором одного бродячего книжника - воспитателя. Провожая племянницу, дядя дал ей зарок слушаться мага, обещая лично приезжать пороть ее каждую неделю, однако за четыре с лишним года так ни разу и не навестил, изредка посылая кого-нибудь из челяди узнать, все ли в порядке. И вдруг последовал этот странный приказ (а Сита понимала, что это никак не приглашение) явиться в замок Авадон - столицу дядиного королевства.
        На этот раз путешествие прошло без приключений, и на третий день пути отряд Ситы вступил во владения Килбурна. По сравнению с прежними временами эти места сильно изменились в лучшую сторону. Сита видела по сторонам возделанные поля, богатые деревни, ухоженные сады и дороги. Но самое главное, во всем ощущалось спокойствие и безопасность. Никто не стремился забиться под землю или спрятать свой дом в листве, как в ее собственных владениях, вокруг деревень не было ни рвов, ни частоколов, многочисленные встречные путники не были вооружены. Сита только поражалась - как может существовать такая мирная страна в Землях Лордов?
        Конечно, многого она просто не могла видеть, например, что вдоль южных границ постоянно стояли войска, по дорогам периодически проезжали отряды переодетой стражи, а в каждой таверне сидели шпионы. Килбурну приходилось обеспечивать мир оружием, иначе от него не осталось бы и следа. И еще кое-что казалось странным Сите. Вскоре она догадалась, что именно - вокруг жили только люди. В том мире, где родилась Сита и которым правили лорды, полном всяческих чудес и волшебных созданий, где чаще выясняли отношения не грубой силой, а колдовством, люди были одним из самых слабых, если не вымирающих видов. Крестьяне, дровосеки и рудокопы не могли ничего противопоставить прочим обитателям гор, лесов и пустынь. Гномы гораздо лучше разбирались в геологии, эльфы - в лесном хозяйстве, неприхотливые огры могли жить где угодно (и есть кого угодно), и все без исключения были гораздо сильнее в бою. А во владениях Килбурна даже гнома нельзя было встретить иначе, как под стражей - люди были здесь главным и единственным народом. Под косыми взглядами крестьян Сита со своими феями и эльфами всю дорогу чувствовала себя крайне
неуютно.
        Наконец вдали показался замок Килбурна Лорд-рыцарь расширил его, построил еще одно кольцо укреплений, возвел сторожевые башни. «Ничего себе, - подумала Сита, - вот это крепость! А кстати, зачем она ему? Крепость выглядит так, как будто готовится к осаде». Вскоре Сита увидела и самого лорда - он распоряжался на постройке и пока не видел ее. Сита, несмотря на дядино пренебрежительное к ней отношение, обрадовалась при виде него: как-никак, он был ее единственным уцелевшим родственником.
        - Эй, дядя, а вот и я! - весело закричала девушка во весь голос, поднявшись на стременах Килбурн прищурился и заулыбался в ответ.
        - Здравствуй, племянница! - ответил он хриплым басом и направился к ней навстречу.
        - Ты как раз к обеду. Умывайся, переоденься и за стол.
        Он обнял ее и хитро подмигнул.
        - У меня есть интересные новости для тебя, вредная девчонка.
        - Уж не собираешься ли ты выдавать меня замуж? - поддела его Сита. Пусть дядюшка пока повеселится, решила она, а почему он ни разу не навестил ее в течение четырех лет, он отчитается за обедом.
        - И как ты угадала, - продолжал насмехаться Килбурн, ведя ее к воротам. - У меня уже и старый колдун на примете есть…
        - Зря стараешься, дядя, я уже обручена с одним некромантом, - вернула шуточку Сита, вспомнив о Кригане. «Если бы это действительно было так!» - с грустью подумала она. В этот момент старый лорд неожиданно нахмурился и переменил тон.
        - С каким еще некромантом?! - рявкнул он. Сита испуганно взглянула на него.
        - Дядя, я шучу! Ты же сам начал о старом колдуне.
        - Чтобы никаких колдунов, некромантов и прочих! Я надеюсь, ты и впрямь ни с кем не обручена?
        - Нет, конечно, - примиряюще сказала Сита, - сам понимаешь, я еще слишком молода для замужества.
        - И никаких шашней с соседскими лордами, а?
        - Да я скоро одичаю в своих горах, и нет у меня знакомых лордов, - обозлилась Сита. О Кригане она решила не упоминать, чтобы вконец не рассердить дядю. Только позднее, вспомнив как-то этот странный разговор, Сита задумалась - а чего это дядя так разбушевался?
        Между тем Килбурн опять пришел в отличное расположение духа. Красочно и с увлечением он принялся рассказывать племяннице о проводимом в замке и его окрестностях строительстве. «Вот здесь копают ров, а рядом будет земляной вал. Эти две башни у ворот - последнее слово военной инженерии. Тебе, как владелице замка, должно быть известно, что ворота - это самое слабое место при атаке, поэтому их надо охранять лучше всего. С башен простреливается все пространство перед въездом в замок, а еще, если враг подберется под самые стены, вот по этим желобам на него можно лить кипящую воду…»
        - Дядя, - не выдержала Сита, - но зачем тебе все это? Разве ты не самый сильный лорд в мире? Разве еще остались враги, способные прорваться сюда, в сердце твоих владений?
        - Остались, чтобы их разорвало! - сердито ответил Килбурн. - И не эти несчастные фокусники, так называемые колдуны, ошметки которых в страхе попрятались от меня по своим так называемым замкам (рыцарь не удержался от гордого взгляда на свою твердыню). Нет, Сита, есть один щенок, который смеет бросать мне вызов, и колдует он не лучше меня, но, должен признать, противник серьезный. Его зовут Джобар, он новый король южных варваров, - рассказывал Килбурн, пока они шли по двору замка, обходя груды строительного мусора. - Еще его отец доставил мне кучу неприятностей, и когда он, наконец; свернул себе шею, я подумал - вот сейчас, пока наследники разбираются между собой, поеду и поставлю свой флаг на главной башне его уродливой хибары. Я собираю войско, выхожу к границе, и что ты думаешь (Килбурн даже сплюнул от злости) - с другой стороны стоит с войском его старший сын, этот самый Джобар и словно поджидает меня! И войско у него очень даже неслабое. Ну, что делать - пришлось приветствовать этого мальчишку как равного, приглашать к себе в шатер для установления добрососедских отношений - он, впрочем, не
поехал, и правильно сделал, я бы тоже не поехал, не дурак. Так и поговорили, верхами, посреди чистого поля, с одной стороны его армия, с другой - моя.
        Заключили договор, как полагается. Но с тех пор, я будто предчувствовал, начались неприятности. Представь племянница: скажем, находит моя налоговая служба якобы
«свободную» деревеньку гномов, там, или гоблинов. Посылаю туда мытарей - они не возвращаются. Потом приезжает посол от варваров и заявляет, что деревенька эта на их земле, и чуть ли не войну мне объявляет. Приходится извиняться, дары слать, о мытарях уж и не вспоминаю. Или, опять же, поедут мои рыцари поохотиться и пропадут бесследно. Можно не сомневаться, заблудились и забрели на земли проклятого варвара. И так все время…
        - Но, дядя, почему бы тебе просто не захватить его земли? - искренне удивилась Сита. - Вряд ли какой-то варвар способен дать отпор твоим войскам, ведь они лучшие в мире!
        - Это я им так говорю, чтобы поддерживать в них боевой дух, - ухмыльнулся Килбурн.
        - Heт, ты не думай, конечно, если бы я захотел, то мог бы раздавить его в любой момент. Но потери… Пока я буду набирать новую армию, обучать этих мужиков махать мечами, обязательно полезут другие враги, а союзников у меня не было и не будет. Так все и идет - я коплю силы, он копит силы, армии растут, а на границе все жарче и жарче…
        Дядя и племянница поднялись по широкой лестнице, прошли по темной галерее, увешанной традиционными гобеленами, и через зал, где уже был накрыт стол. При взгляде на мрачные, тяжелые своды, стены, увешанные различным оружием, узкие окна
        - бойницы, через которые еле проникали узкие полоски дневного света, и вечный полумрак в зале, Сита невольно сравнила все это со своим замком, созданным по тому же плану - светлым, легким, увитым зеленью и цветами. Слуги провели ее в спальню, которая отличалась от обеденного зала только меньшими размерами и отсутствием оружия на стенах. Девушка быстро привела себя в порядок и спустилась к столу. За ним уже сидели несколько человек. При виде нее они сразу встали, чем немало удивили Ситу - никогда прежде ей не оказывали в этом замке такого почета. Килбурн вышел из-за стола и торжественно проводил ее на место.
        - Ну вот, - сказал Килбурн, - прежде чем приступить к трапезе, позволь, племянница, представить тебе мой небольшой двор.
        Роскошно одетые рыцари в количестве шести человек низко склонились перед Ситой, а седьмой, маленький седобородый старичок, поклонился раболепнее всех, в то же время бросив на девушку внимательный изучающий взгляд.
        - Сита, - продолжал Килбурн, - это мои верные полковники, а этот почтенный старец
        - мой придворный чародей и советник Веспер.
        Сита поразилась до глубины души.
        - Дядя, с каких это пор ты стал пускать в свой замок чародеев? Ты же их всю жизнь ненавидел!
        Килбурн несколько смутился, а старичок незаметно усмехнулся.
        - Ты пойми, - ответил дядя, - меч против магии хоть и действует, но не наверняка, а хороший маг может загубить целое войско, шевельнув одним пальцем. Я-то справлюсь с любым колдуном, - самоуверенно поправился он, - но в мое отсутствие должен быть кто-то, кто сможет шарахнуть молнией по передовому отряду противника.
        - Я не буду спорить - с сомнением произнесла Сита, - но я сама изучала магию и знаю, что колдовские способности наемных чародеев довольно малы. По-настоящему великим магом может стать лишь лорд, а смертные маги обычно только составители и продавцы заклинаний. Если такой лорд, посвятивший годы изучению магии, приедет под стены твоего замка, боюсь, что от почтенного Веспера будет мало пользы!
        Сита сама не понимала, что заставляло ее нападать на этого Веспера. Старичок держался смирно, но с достоинством, и хотя девушке не нравились его взгляды исподтишка, ничего против него она сказать не могла. Килбурн выглядел недовольным, что и понятно - он был вынужден оправдываться из-за какого-то чародея! Довольно раздраженно он обратился к Весперу:
        - Ну, уважаемый, что вы ответите моей ученой племяннице? Мне сейчас подумалось, что в ее словах есть определенный смысл!
        Веспер в очередной раз улыбнулся и склонился еще ниже.
        - Как может такой смиренный отшельник, как я, возражать искушенной в магической науке госпоже?
        Я только позволю себе заметить, мой лорд, что вы не ошиблись, отдав свою племянницу в обучение колдовству, ибо она демонстрирует не только способности, как писал мой собрат - учитель госпожи, - но и мудрость не по годам. Вы были совершенно правы, когда приняли решение продолжить ее обучение у такого величайшего чародея, каким является..
        - Не так быстро! - прервал его Килбурн, - об этом должен сказать я. Выслушай меня, Сита! - торжественно обратился он к девушке. - Ты уже взрослая девица и пришло время серьезно подумать о твоем будущем. Как уже упомянул мой придворный чародей, твой дядя, то есть я, будучи обрадован твоими успехами в магических и прочих науках и надеясь на их развитие к нашей общей пользе в дальнейшем, а так же заботясь о твоей успешной самостоятельной карьере, принял решение: направить тебя в качестве ученицы к величайшему магу современности, да и вообще всех времен - Фалагару.
        Сита открыла рот от удивления и подавилась пирогом с дичью.
        - Волшебнику Фалагару? Да его же не существует! Это же, ну как Крылатый Гном из сказок!
        О великом волшебнике Фалагаре по всему миру издавна ходили удивительные и туманные легенды. Говорили, что он был пришельцем из другого мира и много лет прожил при дворе легендарного императора Эофола, вместе с которым пережил множество поразительных приключений и сотворил не меньше различных чудес. После того, как последний след империи Эофола сгинул в веках, Фалагар тоже исчез и с тех пор стал любимым мифологическим героем в Землях Лордов. Он выступал то в злой, то в доброй ипостаси: одни рассказывали, что он превратился в ужасного духа, много сотен лет терзающего жителей далекой восточной земли, другие утверждали, что он стал владыкой города мертвых в сердце варварских пустынь и сам превратился в нежить, или что он спит в астрале вместе с королем Эофолом и проснется в последний день мира, чтобы спасти его.
        - О нет, госпожа, он существует, - отвечал Веспер, - великий Фалагар живет в пещере среди отрогов Южных гор, к югу от владений варваров, среди вечных снегов. Он так стар, что уже много лет, а то и веков не выходит из своей пещеры. Несколько месяцев назад я странствовал в тех горах и доподлинно слышал - а слух об этом витает по всему Югу - что Фалагар недавно закончил лучшую в мире Книгу Заклинаний, в которую вписал сотни заклятий, созданных им самим, и ищет ученика, которому мог бы передать ее по праву.

«Так вот чья это была идея, - машинально отметила еще не пришедшая в себя Сита, - конечно, дяде такое и в голову бы не пришло».
        - Все равно, это звучит нереально, - взволнованно заметила она. - Фалагар существует! Это все равно, что сказать - летающие горы существуют! А мне предлагают стать его ученицей - ах, это невероятно!
        - Мне известны большинство легенд о Фалагаре, госпожа Сита, - продолжал Веспер. - Они настолько нелепы, что не стоят труда даже опровергать их. Да, Фалагар очень стар, так как специальными заклинаниями продлил себе жизнь, но ему никак не тысяча лет. Единственное, что правда в этих легендах - его необычайный колдовской дар, уничтоживший для него границы невозможного. Но он устал от бремени лет, и единственное его желание сейчас - передать знания и обрести покой. Вот южные горцы знают правду о Фалагаре и не боятся его. Порой дети прибегают к его пещере, засыпанной многолетним сором и прелыми листьями, чтобы одним глазом взглянуть на неподвижную, покрытую паутиной фигуру старца. Днем Фалагар спит, пока его душа витает в тонких сферах мира, а ночью он зажигает свечу и записывает в свою Книгу Заклинаний то, что узнала его душа в своих скитаниях по иным вселенным. Горцы сочувствуют ему, так как он тает с каждым днем и ужасно страдает, но помочь ничем не могут - тамошний дикий народ не способен к колдовству.
        - А ты, Веспер, - воскликнула Сита, растроганная необычайной историей, - разве ты не мог стать его учеником и унаследовать Книгу? Ведь ты сам чародей!
        - Э, госпожа, не все так просто. Не скрою, я пытался проникнуть в ту пещеру, но даже не смог пройти внутрь, невидимая стена сдерживала меня.
        Если бы эта Книга и попала мне в руки, я бы не смог прочитать большинство заклинаний - ведь я не лорд, и мои способности ограничены.
        - Но почему я? - продолжала допытываться Сита. - Ведь я изучала магию всего несколько лет и умею совсем мало.
        - Дело не в количестве знаний, а в таланте. К тому же у Фалагара нет большого выбора - в здешних местах не осталось лордов - колдунов. На юге их извел король варваров, а на севере - ваш почтенный дядя. Владыки же дальних стран, как и вы, считают Фалагара персонажем легенд, а если и узнают правду, то вряд ли сунутся сюда, волку, прошу прощения, в пасть. Так что в ваших силах, госпожа Сита, дать Фалагару последний шанс окончить свою жизнь не напрасно.
        После обеда Сита поднялась к себе в спальню, чтобы в одиночестве обдумать случившееся. В голове был полный сумбур, начиная от гордости («сам Фалагар будет моим учителем!») и кончая самыми мрачными предчувствиями («это все очередные дядины интриги. Никакого Фалагара все-таки нет, а если он и есть, то испепелит меня молнией, как только увидит!»)- «В конце концов я могу отказаться, - решительно сказала самой себе Сита, но внутренний голос немедленно ответил: - Только попробуй! Дядя повезет тебя в мешке, куда посчитает нужным.» «Но повидать Южные горы, где не тает снег, увидеть столько интересного» - мысленно возразила Сита. «А как же Криган? - подсказало ей сердце. - Сможешь ли ты расстаться с ним на несколько лет, если не навсегда? Думаешь, он будет тебя ждать?» Утомленная этим душевным многоголосьем, девушка легла на кровать и почти сразу уснула.
        Когда она проснулась, была уже глубокая ночь, а на востоке небо чуть светлело - ночь поворачивала на утро. Спать совершенно не хотелось, и Сита решила зажечь свечку, как вдруг услышала странные голоса. Они доносились с внутреннего двора замка, в который выходили ее окна. Сита осторожно выглянула наружу. Посреди двора, погруженного во мрак, горели две свечи. Рядом с одной свечой стояли давешний колдун Веспер и дядя Килбурн в балахоне, разрисованном различными магическими символами. В руках дядя держал Книгу Заклинаний, довольно тощую с виду. Подле другой свечи торчало чучело гоблина, усеянное темными пятнами. Дядя бормотал себе под нос, уставясь в Книгу Заклинаний, а потом сделал резкое движение рукой в сторону гоблина. Возле его ладони что-то вспыхнуло, раздалось громкое шипение, и чучело слабо трепыхнулось. Затем Сита услышала более внятную речь - дядя ругался по-черному, дуя на обожженную ладонь.
        - Мой лорд, вы, с позволения сказать, дурак! - раздался резкий скрипучий голос Веспера. - Мало того, что вы неправильно прочитали заклинание Огненной стрелы, вы совершенно не понимаете его сути и, следовательно, не там концентрируете энергию. Разряд возникает не в руке, а на расстоянии, иначе все колдуны остались бы без рук.
        К удивлению Ситы, дядя не только стерпел это неслыханное оскорбление и не убил наглеца на месте, но виновато склонил голову, как последний двоечник, и с досадой сказал Весперу:
        - Ну что же мне делать, не дается мне проклятая магия! Даже самое простое проклятие на врага я накладываю с трудом, что уж говорить о молнии. Лучше бы то время, которое мы теряем за этими бесполезными тренировками, я потратил на фехтование.
        - Лорд Килбурн, в вас говорит злость, но в душе вы отлично знаете, что не правы, - многозначительно произнес Веспер. - Если не сработает наш план, у вас не останется шансов в войне с королем варваров. Последние сведения разведки говорят, что ему удалось набрать в армию троллей. У нас не так уж много времени. Вы уже поняли, что бесполезно копить войска - разве не так? Нужно особое средство…
        - Ладно, попробуем еще раз, - угрюмо согласился старый лорд. Снова раздалось бормотание, потом выпад рукой… яркая вспышка, послышался громкий треск, и запахло паленым - чучело горело с одного бока.
        - Уже гораздо лучше, - одобрительно заметил Веспер.
        Голоса слились в невнятный гул, и Сита отошла от окна. Ложась в постель, она размышляла о том, что видела и слышала за этот богатый новостями день. «Забавные вещи творятся в замке дядюшки! Похоже, этот приблудный чародей забрал здесь большую власть… Дядя учится магии на старости лет - это неспроста! Интересно, о каком плане они говорили? Фалагар - вот чудо из чудес при дворе короля Эофола…» И Сита уснула.
        ГЛАВА 5
        ПОВЕЛИТЕЛЬ ПУСТЫНИ
        Несколько дней спустя жара и духота разбудили посреди ночи молодого короля варваров Джобара в одном из его пограничных фортов. Обливаясь потом, он нашарил в кромешной тьме стражника - гоблина и пнул его ногой. «Разбуди ребят, пусть разберут проклятую крышу», - приказал он. Когда легкая крыша, сделанная из натянутых на деревянный каркас шкур животных, была снята, и повеял свежий ветерок, Джобар с облегчением улегся обратно на постель, разглядывая яркие звезды пустыни над головой.
        Форт охранял дальний западный рубеж, проходивший по окраинам обитаемых земель. Днем с западной стены были видны только бесконечные пески, да налетал порывами раскаленный ветер. Там не было ни враждебных племен, ни диких зверей, и, тем не менее, место считалось беспокойным. Гарнизон форта приходилось обновлять почти каждую неделю, отправляя в тыл убитых и раненых. В этих безлюдных песках кишмя кишела различная нежить, которая не позволяла исследовать пустыню, а последнее время и вовсе норовила проникнуть вглубь владений Джобара.

«Если бы я смог навербовать их к себе, - лениво фантазировал Джобар в полудреме, - я стал бы некромантом и не поморщился. От гоблинов толк только один - бегают быстро, а заставь их держать оборону - трясутся, ноют и мрут как мухи. То ли дело зомби! Тот же самый дохлый гоблин, когда он невесть как оживает в этих заколдованных барханах, дерется против меня же в десять раз лучше… А во не сделать ли так: посылаю в пустыню отрядец, они там помрут, станут зомби, а я приму их обратно! Так ведь не пойдут, - с сожалением решил варвар, - что посулить зомби? Денег им не надо, разве что свежей крови… И что за паразит сидит там в барханах и шлет против меня всю эту нечисть? Не может быть, чтобы она лезла сама».
        В принципе, Джобар знал, в чем дело: совсем недалеко от форта находился так называемый «город мертвых». В хорошую погоду со стен крепости можно было разглядеть на горизонте полузанесенные песком остатки крепости и огромного количества дворцов, домов, башен… Такие города изредка встречались в самой глубине пустынь и обычно в них жили только змеи и скорпионы. Но случалось, города мертвых становились рассадниками зла: мертвецы поднимались с древних кладбищ, разбуженные чьей-то злой волей, и наводили ужас на окружающие земли. Путники, забредшие в такой город, исчезали, а затем появлялись в новом жутком обличье. Хуже всего, если в такой город попадал князь или военачальник - мертвецы обретали могучего предводителя, перед которым бежало все живое.
        Джобар знал об этом и оттого не торопился с карательным рейдом, предпочитая иметь дело с передовыми отрядами противника, сидя в хорошо защищенной крепости. Мертвецов он не боялся, поскольку не боялся вообще ничего на свете, но представлял все трудности борьбы с ними. Зомби падали, только изрубленные на куски, никогда не отступали и бились до последнего, в отличие от гоблинов, которым были присущи все слабости живых существ, в первую очередь трусость и усталость. Джобар тщетно пытался усилить войско: набирал гоблинов целыми деревнями, привлекал подразделения огров и троллей, разводил дрессированных боевых волков-людоедов, и все напрасно. Война на границе становилась затяжной.

«И что за наследство оставил мне папаша, - горестно раздумывал юный король, - дохляки с каждым годом все наглее, что и понятно - каждый убитый на их земле, если его вовремя не сжечь, переходит в их число. Сильные злые чары идут из этого города! А тут еще Килбурн, разорви его волколак, зарится на мои земли. Хоть бы он себе ноги поломал, я передохнул бы немного. Как тяжко вести войну на два фронта! Нет, нужно какое-то сильное средство, чтобы их всех быстро и без потерь - раз! Может, привлечь в войско циклопов?» Подобная мысль не раз приходила в голову королю варваров, но осуществить ее пока не удавалось. На южной границе его земель издавна жило немногочисленное племя циклопов. Проклятые твари отличались редкостной свирепостью и убивали всех, кто к ним приближался. - Обратить их ярость в нужное русло нечего было и думать.
        Звезды юга ярко горели в высоком небе. Джобар дремал, и сквозь сон слушал привычные звуки ночного форта и пустыни: шелест ветра, звяканье оружия и сонные разговоры в караулке, похрапывание наблюдателя на северной вышке («завтра в разведку гада!»), тихие шаги часовых вдоль стен. Издалека, на грани слуха, возник еще один звук - новый, необычный. Джобар внезапно подскочил, как ужаленный - звук доносился извне, со стороны пустыни. «Атака!» - мелькнула первая мысль, но король тут же отказался от нее. Звук приближался и походил на быстрые шаги по песку, почти бег, но принадлежал он одному существу. «Лазутчик, что ли, или перебежчик»,
        - подумал было Джобар, выходя во двор. «Стой, кто идет?!» - раздался испуганный окрик с северной стены. «Свой, - сразу же отозвался хриплый, запыхавшийся голос. - Открывайте скорее, важные вести для короля!»
        Со стены скинули веревочную лестницу, и вскоре в свете факелов показался измученный, запыленный скороход - гоблин. Руки и ноги у него тряслись не то от усталости, не то от страха. «Ну здесь и места! - пожаловался он одному из часовых, лязгая зубами, - думал, умру от страха! Всю дорогу такое ощущение, что за спиной кто-то идет. Оглянусь - никого!» В ответ на эти слова часовой молча развернул его лицом к пламени и заглянул в глаза. Подержав его так некоторое время, часовой хладнокровно спихнул скорохода со стены внутрь крепости и громко крикнул:
«Порядок, это не зомби!»
        Во дворе, недалеко от могучих ворот, горел костер. Там скорохода уже поджидал Джобар. «Выкладывай новости!» - скомандовал он нетерпеливо. Гоблин преклонил колени и выпалил:
        - На северной границе замечено крупное движение войск. Лазутчики докладывают, что внутри страны Килбурн перебрасывает армии к югу.
        - Ага, все-таки война, - хищно пробормотал Джобар. - Старый волколак показал свой оскал… Что-нибудь еще?
        - Гоблины - рыболовы видели группу из двадцати рыцарей, которая проникла на нейтральные болота возле Восточного побережья.
        - Ерунда, опять браконьеры, - отмахнулся Джобар, но гоблин перебил его, прошептав что-то на ухо. Варвар нахмурился, жестом отпустил гонца и глубоко задумался. «А может, никакой войны и не будет», - пробормотал он и вскочил на ноги.
        С первыми лучами солнца король варваров покинул форт и отбыл с небольшой свитой на восток.
        Джобар происходил из древнего рода королей южных варварских племен. Это огромное скопление разных диких народов издревле заселяло суровые пространства пустынь и степей. Варварами их прозвали соседи за убогий образ жизни и полную неспособность к колдовству. Что делать - жизнь в условиях постоянной борьбы за выживание не оставляла времени на развитие иных наук и искусств, кроме науки (или искусства) убивать. Местные жители привыкли довольствоваться малым в быту, были неприхотливы в еде и не заботились об украшении своей внешности.
        Наиболее распространена среди них пустынная разновидность гоблинов, несомненно, ведущих свою родословную от ящериц. Гоблины живут везде: в оазисах, по берегам рек, на границе пустынь можно встретить их деревни из круглых глиняных хижин с соломенными крышами. Они нападают, только если их много, но от природы не воинственны; кожа у них зеленая, покрытая бородавками, между пальцев перепонки. Бой начинают с того, что бросают кучу метательных копий, после чего трусливые (большинство) убегают, а остальных легко приканчивают враги.
        В пустынных, засушливых степях, каменистых отрогах гор и других неприятных местах обитают огры - безобразные гигантские существа, немного напоминающие человека. Они не стригут волосы, никогда не моются и одеваются в шкуры. Их любимое оружие - дубина, причем их изготовление это единственная область, в которой огры добились совершенства. По их понятиям, чем больше дубина, тем она лучше; они понимают толк в балансировке, упругости и твердости, и если кому-то дубина огра покажется бесформенной суковатой корягой, будьте уверены - положение каждого сучка выверено до миллиметра. Удар дубины огра парировать невозможно, но, к счастью, от него довольно легко увернуться, так как огры неповоротливы, медлительны и на редкость тупоумны.
        О троллях, циклопах и прочих тварях можно рассказывать до бесконечности, поэтому упомянем только, что тролли закоренелые пацифисты и сражаются лишь «за идею», но если их разозлить, то они страшнее циклопа. Циклоп же - самая злобная, жестокая, коварная и неблагодарная тварь в мире и найти с ними общий язык еще никому не удавалось. Вот таким народом приходится управлять местным лордам. Но говорят, что правитель достоин своего народа, как, впрочем, и наоборот.
        В эти безотрадные места издревле стекались младшие сыновья лордов, не преуспевшие в колдовстве, зато сильные в открытом бою. Сильнейшим из них удавалось подчинить себе дикое население и перебить конкурентов. Постепенно в междоусобных войнах лордов оставалось все меньше и меньше, и наконец победитель объявил себя Королем Пустыни. С него пошла династия, последним правителем которой стал Джобар.
        Он, как и все его предки, был огромным могучим детиной, и через десяток лет обещал увеличиться как минимум вдвое. Длинные рыжие волосы, увенчанные золотым обручем - символом власти - ниспадали на его необъятные плечи. Когда Джобар шел в атаку, его лицо с оскаленными зубами казалось воплощением ночного кошмара, зато в хорошие минуты было довольно приятным. Король был веселый парень, любитель грубых и тупых шуток, над которыми сам же хохотал до бесконечности, но его талант полководца и острый ум высоко ценились в пустынном королевстве. В общем, он был самый настоящий варвар.
        ГЛАВА 6
        ТАЙНАЯ ТРОПА
        Два года назад Книжник с Зеленых гор. Глава о драконах
        Книжник: Тема сегодняшнего урока - драконы, их сущность, внешний вид, обычаи, уклад жизни и места обитания.
        Маленькая Сита: Неинтересно! В наших краях никогда не было драконов, и я сто раз видела их на картинке. Расскажи лучше, как поймать единорога.
        Книжник (строго): Я повторяю - тема сегодняшнего урока…
        Сита: Ладно, ладно, пусть драконы (шепотом), хотя лично я не вижу никакого смысла…
        Книжник: Итак, драконы. Воистину великие существа, величайшие из всех созданий на земле. Никто и ничто не может противостоять им. Полет их быстрее полета ястреба, когти страшнее, чем у волколака, удар хвоста подобен удару тарана, а из пасти вырывается испепеляющее пламя. Когда дракон приходит в ярость, он является самым ужасным орудием убийства в мире. Но, к счастью, столь мощные средства подчинены не менее могучему интеллекту, ибо мудрость драконов, накопленная тысячелетиями, издревле вошла в поговорку.
        Сита: Ага, мудр как дракон, точно (зевает).
        Книжник: Да, драконы - удивительные существа. Они могли бы легко захватить власть в этом мира, но она не нужна им. Скрываясь от всего мира, они живут в своих потаенных городах высоко в горах, или среди непроходимых болот, или посреди бесконечной пустыни. Бывает, что какой-нибудь умудренный годами дракон поселится отдельно в уединенной пещере и даже может установить отношения с местным населением.
        Сита: Да, в качестве еды.
        Книжник (возмущенно): Где ты наслушалась таких глупостей? Выкинь из головы эти вздорные байки! Драконы не едят людей, ну разве что в порядке самообороны. Насчет драконов ходит множество нелепых слухов, и я чувствую, что их необходимо развеять
        - например, что они обожают сокровища и спят на кучах золота, отобранных у гномов, хотя каждому известно, что никаких сокровищ у этих рудокопов отродясь не бывало, а если они чего и накопают, то ближайший лорд тут же все отбирает. Или, скажем, что можно завести дракона, как скворца в скворечнике, если построить огромную башню и постоянно жечь там серу - якобы драконы любят земляной жар и запах серных испарений.
        Сита: Ха-ха-ха!
        Книжник: Вот видишь, тебе смешно, а некоторые в это верят. А в иных странах суеверие доходило до того, что в жертву дракону приносили прекрасных девушек, впрочем, тебе еще рано об этом знать.
        Сита: Что такое? Ну-ка, рассказывай!
        Книжник: Э-э, давай лучше поговорим о более серьезных вещах. Например, знающие люди утверждают, что если лорд вызовет на честный бой Короля драконов и победит его, то он получит власть над царством драконов и всеми драконами, которые в нем обитают. Тебе, как в некоторой степени лорду, полезно об этом знать. Но поскольку из летописей мне неизвестен ни один лорд - повелитель драконов, я делаю логический вывод, что победить Короля драконов невозможно.
        Сита: Так что там насчет девушек, которых приносят в жертву? Что с ними делает дракон?
        Книжник: Не перебивай меня. У драконов, как и у людей, тоже есть свои короли. Они во много раз сильнее и мудрее своих собратьев и умеют колдовать, как искуснейшие из лордов-чародеев. Кстати, запомни: магия на драконов не действует. Короли драконов отличаются черно-золотой чешуей, огромными размерами и царственным видом.
        Сита (с раздражением): Я думаю, никаких драконов нет. Ты сам видел в жизни хоть одного дракона?
        Книжник: Не видел. Ну и что? Да, в наших краях их не водится, но на далеком юге, на границе безлюдных, заболоченных приморских лесов, где живут только призраки, и снежных гор, издревле стоит Город драконов. Варвары юга много веков назад вели с драконами жестокие войны, и реки крови были пролиты в те времена, пока на месяцы пути в тех краях не осталось ни человека, ни дракона. Но до Города варвары так и не добрались, так что, кто знает, может именно тебе суждено когда-нибудь встретить дракона. Я надеюсь, хоть тогда ты мне поверишь.
        - Милорд, разрешите доложить!
        - Докладывай.
        - Вон из тех зарослей только что вылезла большая змея и плывет прямо к лодке вашей милости.
        - Так дай ей веслом по голове.
        - Н-на, зараза! Милорд, она перекусила весло! По-моему, она хочет меня сожрать! Помогите, а-а-а…
        - Лучники, целься! Пли!
        - Слишком поздно, милорд, эта змеюка утащила Риальда.
        - Это уже четвертый. Что за проклятые места!
        Килбурн с мрачным видом сидел на раскладном стуле на корме многовесельной лодки и разглядывал безотрадную местность по сторонам. С обеих сторон до самого горизонта колыхались поля камышей; реки и речушки впадали одна в другую; изредка встречались полосы и островки суши, заросшие чахлыми ивами. Где-то слева, за камышами, топями и зыбучими песками, начиналось море, справа, тоже очень далеко, полагалось быть пустыне.

«Жаль Риальда, - думал старый лорд, - славный был воин. А те, что до него, разве хуже? Зверье, лихорадки, один сам утонул, другого ящерица зубастая утащила…» Эй, Веспер, - окликнул он придворного чародея, - скоро ли кончатся окаянные болота?
        - Милорд, это самая безопасная дорога, - сварливо ответил чародей. Его била лихорадка, и он находился в отвратительном настроении. - Через пару дней будет посуше, так вы еще добрым словом вспомните болота!
        - По мне, так лучше честный бой, чем эта сырость, да испарения, да сквозняки. У меня уже ревматизм начинается, - проворчал Килбурн.
        - На живых врагов не надейтесь. В приморских местах водятся только призраки, и если на свое несчастье мы с ними столкнемся…
        Путешествие длилось уже вторую неделю. Решение об отъезде было принято и исполнено в строжайшей тайне. Сита поняла, в чем дело, когда Килбурн заявил племяннице, что лично проводит ее к Фалагару. Путешественников сопровождала небольшая свита из отборных гвардейцев Килбурна. Заодно лорд прихватил с собой и Веспера. «Он скользкий тип, - как-то объяснил он Сите, - и лучше держать его при себе. Он-то, конечно, надеялся, что я оставлю его комендантом, да я еще не совсем разум потерял. Колдун он посредственный - что с него, смертного, взять - но хитер, собака! Как-то давно он проговорился, что много путешествовал и знает дорогу на юг в обход владений Джобара - вот пусть и ведет нас. Пусть уж лучше будет под рукой, а пришибить я его всегда успею».
        По правде, Ситу немало удивило желание дяди совершить долгую и нелегкую поездку в Южные горы, когда его королевство находилось на грани войны. Тайная тропа, указанная Веспером, при всех своих достоинствах пролегала слишком близко к восточной варварской границе и проходила по пустынным, малоизвестным местам. Девушка не смогла придумать другого объяснения, кроме намерения дяди лично повидать Фалагара. «Дядя наверняка что-нибудь попросит у него, - раздумывала она,
        - он уже не молод, чтобы так рисковать без серьезных причин. Наверно, он многого ожидает от этого путешествия».
        Самой ей приключение давно перестало доставлять удовольствие. Целыми днями Сита сидела на дне лодки, завернувшись в одеяло, кашляла и с тоской вспоминала Зеленые горы. Как наяву вставали перед ней видения: цветущие деревья, радуга над водопадом, сторожевые башенки, увитые плющом… сумрачное лицо Кригана выплывало среди ирисов и лилий. «Как он там управляет замком, наверное, держит гарнизон в строгости, а феи оставили свои нахальные выходки…» Потом лодка кренилась и черпала бортом воду, виденья пропадали и глазам Ситы опять открывались бесконечные серо-зеленые плавни, полные мерзких пресмыкающихся и насекомых. Она подхватила лихорадку и проводила дни в болезненной полудреме, вспоминая прошедшее.
        На ночлег остановились на маленьком острове посреди мелкого заболоченного озера. Продравшись сквозь густой камыш и распугав змей и лягушек, воины очутились в рощице невероятно колючих деревьев с переплетенными ветвями. В центре острова обнаружилась ровная полянка, вдоль которой валялось несколько камней странной формы. Место показалось Килбурну подозрительным, и он отдал команду обыскать каждый куст. Несчастные исцарапанные воины разбрелись по острову во все стороны. Слушая их перекличку в сгущающихся сумерках, Веспер встревоженно сказал Килбурну:
        - Лучше бы нам убраться отсюда. Я чувствую здесь какое-то зло. Взгляни на эти камни - откуда бы им взяться среди болот?
        Килбурн согласно кивнул и крикнул:
        - Эй, ребята, не разбредаться, держитесь вместе!
        Но было уже поздно. За деревьями раздались истошные вопли и пронзительное шипение, как будто растревожили целое семейство змей. Затрещали сучья, зазвенел меч, и кто-то злобно вскрикнул женским голосом. Снова раздалось шипение, затем вопль - и тишина. Опешивший на мгновение Килбурн заорал: «Лучники, стрелять вон по тем кустам» В полутьме засвистели стрелы, и за кустами опять прозвучал женский вскрик.
        - Все туда! - крикнул Килбурн, вытаскивая меч. - Она возле лодок!
        Он похолодел, вспомнив, что в одной из лодок спала Сита.
        Когда он выбежал к берегу, то увидел группу воинов с бледными перекошенными лицами, которые кого-то яростно рубили мечами. Рыцарь разглядел только толстый зеленый хвост, который слабо колотил по земле и мотался в разные стороны.
        - Сита!!! - завопил Килбурн изо всех сил.
        - Я здесь! - жалобно отозвался голос с лодки. Побледневшая девушка выглядывала из-под ночного навеса. - Что это было?
        - А я почем знаю? - сердито ответил Килбурн, расталкивая воинов, которые сгрудились вокруг поверженного врага. На измятой, залитой кровью траве лежало тело
        - на первый взгляд женщины средних лет с лицом склочной старой перечницы. Вместо ног у нее был толстый змеиный хвост, а вокруг лица шипели тоненькие змейки, которые, казалось, росли у нее вместо волос. В желтых глазах страшной тетки застыла неимоверная злоба. «Ну точно моя теша,» - смущенно хихикнув, сказал кто-то.
        - Это еще что за мерзость? - брезгливо спросил Килбурн, попинав тварь сапогом.
        - Это медуза, милорд, - уверенно ответил Веспер. - Вся злость этой твари сосредоточивается в ее глазах и обращает в камень ее жертвы. Они часто живут на развалинах, в руинах древних построек, а особенно любят болота. Странно, что мы не встретили медузу раньше, их тут должна быть тьма.
        - И это ты называешь самым безопасным путем? - с горечью заметил Килбурн. - Скольких мы потеряли на этот раз?
        - Двое, - ответили солдаты, указав на кучку серых камней.
        - Что же нам с ними делать теперь?
        - Кинуть в воду, и подальше, - мрачно посоветовал Веспер. - Я тут рассмотрел повнимательней камни на полянке. Они чем-то напоминают гоблинов.
        - Значит, здесь бывают слуги Джобара, - подвел итог Килбурн. - Только этого нам не хватало. Надо быть предельно осторожными. Костра сегодня разводить не будем, песен не орать.
        Петь песни ни у кого настроения не было, но костер все равно пришлось разжечь - продрогшие, уставшие воины отказывались сидеть в темноте па этом опасном острове, несмотря на то, что медуз тут больше не обнаружили. И никто, естественно, не заметил двух гоблинов, которые бесшумно проплыли на тростниковой лодочке под сенью прибрежных деревьев, причалили к противоположному берегу и скрылись в кустах.
        ГЛАВА 7
        СТРАНА ПРИЗРАКОВ
        Через два дня болота действительно окончились. Сначала полоски сухой земли стали встречаться чаще, деревья начали расти гуще, камыши жаться к берегам, а не разливаться, как море, и однажды путешественники обнаружили, что плывут вверх по неширокой речке среди светлого зеленого леса, пришедшего на смену болотам. В кронах пели птицы, опостылевшее кваканье лягушек осталось позади. Местность понемногу повышалась, и иногда неуловимо чувствовалось приближение гор, хотя до них было совсем далеко. Низкие деревья с широкими листьями и раскидистыми кронами сменились пальмами, а потом стали встречаться и сосны.
        Течение реки становилось все более быстрым, грести против него было все тяжелее, и, наконец, Килбурн приказал: «Все на берег. Дальше идем пешком». Приказ все восприняли с явной радостью - с некоторых пор вода вызывала у воинов только неприязнь. Лес выглядел вполне гостеприимно и приветливо, солнце ласково пригревало сквозь кроны деревьев; лихорадки прекратились, и даже Сита, измученная путешествием, приободрилась. Один только Веспер был в подавленном настроении, хоть тщательно и скрывал это. «Будет лучше, если они ничего не будут знать до поры, а то начнется паника, - раздумывал он, - может быть, еще обойдется. Не для того же я забрался в такую даль, чтобы погибнуть здесь, как идиот».
        Первые несколько дней отряд шел без приключений. Воины расслабились, заверенные Веспером, что здесь нет хищных зверей. Довольные возможностью размять затекшие ноги, они с веселым гомоном шли вдоль все той же речки, превратившейся в звонкий журчащий ручеек. Килбурн ограничился тем, что строжайше запретил разбредаться - ему повсюду мерещились засады Джобара. На пятый день пути Веспер, становившийся все более нервным, выступил перед воинами с небольшой речью.
        - Плохие вещи пишут в летописях об этих землях, - начал он. - Если хотите добраться до цели живыми, поступайте так, как скажу я. Идти надо всем вместе, никому не отставать, не хохотать на весь лес ни в коем случае. Держаться ближе к воде, пока есть возможность - здесь безопаснее, хоть и ненамного. Если увидите какие-нибудь постройки - развалины, часовни, храмы, а особенно кладбища - бегите оттуда со всех ног, не создавая лишнего шума.
        - А что, разве здесь есть зомби? - спросил один из солдат.
        - Гораздо хуже, - мрачно произнес чародей. - Когда-то здесь было густонаселенное королевство, а теперь вы не найдете ни одной живой души. Призраки, вот кого здесь полно!
        - Призраки! - с презрением повторил Килбурн. - Я же рассказывал тебе, что они не представляют опасности. Несколько лет назад в мой замок пришел оборванный странник и пообещал показать остров с пещерой, полной сокровищ, которую якобы охраняли какие-то призраки. Я послал на остров небольшой отряд. Его встретили привидения, похожие на летающие красноглазые кучки ветоши, и мои воины разогнали их за пару минут. Сокровищ там не оказалось - оборванец обманул меня. Я хотел его казнить, но он удивительным образом сбежал. И этими призраками ты пытаешься нас запугать?
        - Вы слишком самоуверенны, милорд, - пожал плечами Веспер. - Пока мы не встретили ни одного призрака, потому что текучая вода отпугивает их. Но скоро нам придется оставить ручей и углубиться в лес, и тогда вы заговорите по-иному.
        Отряд возобновил движение вдоль ручья. Сита догнала Веспера и на ходу обратилась к нему:
        - У меня вопрос - если мы встретим призраков, что нам делать? Сражаться с ними или договориться? И что они могут нам сделать?
        - Я скажу тебе по секрету, - не без злорадства прошептал Веспер ей на ухо, - призраки пьют жизнь. Они высосут из тебя душу, а потом ты станешь одной из них. Договориться с ними невозможно. А что касается того, как с ними сражаться - спроси лучше своего дядю. Но мне сдается, на том острове его воины встретили кого-то другого.
        Сита похолодела от страха.
        - Зачем ты нас сюда завел? - воскликнула она, грозно взглянув на Веспера.
        - Кто, я? - картинно изумился он. - Весь маршрут, как и сам замысел путешествия - дело лорда Килбурна, а я лишь его покорный слуга. И потом, милая леди, не нужно так волноваться. Призраки редко шатаются по лесу. Они витают вокруг своих прежних жилищ, а мы к ним приближаться не будем.
        Сита отошла в сторону, полная сомнений и мрачных предчувствий. Под вечер она прямо спросила дядю, доверяет ли он своему советнику.
        - Ни на грош не доверяю. Он не так прост, как прикидывается, - задумчиво ответил тот. - Но могу тебя утешить - на Джобара он не работает. Несколько лет непрерывной слежки не показали никаких контактов, да и теперь, мы идем уже третью неделю, а я до сих пор не встретил следов вражеской разведки.
        - Но дядя, а призраки? - взволнованно спросила Сита. - Ты о них совсем не думаешь!
        - Призраки - ерунда! - убежденно ответил Килбурн. - Я прожил долгую жизнь, с кем только не сражался, и твердо уверен - призраки не могут повредить человеку, разве что напугать до смерти.
        И старый лорд расхохотался, будя эхо в темнеющем лесу. Сита пошла спать совершенно не успокоенная.
        Шахта появилась впереди неожиданно. На седьмой день отряду пришлось расстаться с ручьем. К полудню того же дня воины обратили внимание, что идут вроде как по старой дороге. «Кто ее знает, куда она нас заведет?» - думал про себя Веспер. Идти стало гораздо легче, и отряд продвигался вперед очень быстро. «Яма!» - вдруг крикнул кто-то. Отряд остановился.
        Дорога кончилась здоровенной ямой, из черного провала которой веяло холодом. Вокруг ямы громоздились кучи отработанной породы, поросшие травой и даже деревцами, валялись гнилые бревна, а чуть ближе к лесу стояли несколько истлевших вагонеток, на дне которых что-то поблескивало.
        - Да это заброшенный рудник! - воскликнул Килбурн.
        При более внимательном осмотре, впрочем, выяснилось, что он не совсем прав: рудник выглядел очень древним, но казалось, что он был оставлен внезапно, так что ничего не было повреждено, только время оставило свои следы. Веспер, нахмурившись, пробормотал свое: «Лучше бы убраться отсюда», и так как никто его не слушал, сам начал медленно отступать в сторону ближайших деревьев.
        - Обыскать рудник! - отдал приказ Килбурн. Сита попыталась остановить его:
        - Но дядя, разве ты не помнишь, что сказал Веспер? Если мы увидим развалины, надо бежать со всех ног…
        - Что мне до Веспера! - оборвал ее дядя с загоревшимися глазами. - Твой Веспер просто трус. Лучше посмотри, что там в вагонетках!
        С того места, где стояли вагонетки, доносились ликующие вопли.
        - Золото!!! - орали солдаты, махая руками и приплясывая на месте.
        Килбурн забыл про Ситу и тяжело побежал к остальным. Подобрав с земли два огромных самородка, он поднял их над головой и закричал:
        - Теперь я создам величайшую армию в мире. Берегись, Джобар! Я уничтожу твое королевство!
        Солдаты ответили ему новыми радостными криками.
        И тут Сита увидела призраков. Они вереницей поднимались по спирали из мрака шахты
        - белесо-серые тени, неуместные при ярком свете дня. С тихим свистом, похожим на звук ветра в прибрежных дюнах, они вились над шахтой, выстраиваясь в круг. Возле шахты воцарилась тишина. Солдаты замерли, роняя куски золота на землю. Духи выстроились в хоровод, и среди них пролетел тихий шепот, но слов разобрать было невозможно. Потом один из призраков полетел в сторон) вагонеток, и внезапно Сита поняла, что находится ближе всех к яме, как раз на его пути. Дух, похожий на сгусток серого тумана (и совершенно не соответствующий описанию, данному Килбурном) подлетел к ней и остановился в нескольких шагах, паря на локоть от земли. Сита ясно видела его безжизненное, лишенное выражения лицо, похожее на белую маску. «Что ему надо, - судорожно мелькали мысли, - и что делать мне? Обратиться к нему? Стоять не двигаясь? Протянуть руки в знак дружбы? Достать оружие?» Круг духов над шахтой приблизился. Призрак напротив Ситы висел неподвижно, но девушка шестым чувством поняла, что сейчас он кинется на нее. «Все бросаем, и в лес!» - как сквозь туман донесся до нее голос Килбурна. Внезапно Сита протянула руки
вперед и неуверенным голосом произнесла: «Заклинаю тебя». Дух качнулся назад. «Ага, не нравится!» - обрадовалась девушка. Она вспомнила полузабытое заклинание, которое, как она думала, ей никогда в жизни не понадобится
        - «Заклятие духа», в числе других изученное у книжника. «Только бы не ошибиться»,
        - подумала Сита и сделала руками круг в воздухе, бормоча слова заклинания. Между ладоней у нее замелькали золотые искорки. Краем глаза она заметила, что очертания призрака стали как будто более расплывчатыми и нечеткими. «Дух, иди в свою могилу,
        - колдунья нараспев начала читать главную часть заклинания, - заклинаю тебя энергией мирового пламени». Призрак отшатнулся еще дальше, а тени возле шахты испуганно заметались. «Ой, дальше не помню!» - с ужасом поняла Сита, но, собрав все силы, мужественно продолжала: - Заклинаю тебя…»
        Безжизненное лицо ближайшего духа исказилось, и Сита услышала свистящий шепот:
        - Остановись! Чего ты хочешь?
        - Только уйти отсюда!
        - Уходи, колдунья, и уводи этих людей. Мы не будем пить из них жизни, - прошелестел ответ. - Но не пытайтесь унести наши сокровища, иначе ночные духи пожрут вас.
        Сита хотела повернуться, но заколебалась и спросила: - Как нам покинуть вашу страну?
        - Идите туда, где встает солнце, и скоро выйдете к морю. Там ходят корабли живых,
        - ответил дух и полетел к шахте. Сита, пытаясь сохранять достоинство, двинулась к лесу.
        Как только ужасный рудник скрылся из виду, Ситу обступили восхищенные солдаты. Рука Килбурна схватила ее за плечо.
        - Ты спасла нас всех! - изумленно произнес он. - Ты и впрямь неплохая колдунья!
        - Они собирались пить из нас жизни! - с содроганием произнес кто-то из солдат.
        - Вы счастливо отделались! - заявил Веспер, выходя из кустов. - Вам безумно повезло, что леди Сита вовремя вспомнила нужное заклинание, и духи испугались его. Однако оно не помогло бы вам, вздумай духи напасть. Леди справилась бы с одним, но остальные убили бы вас.
        - А ты где был, презренный трус? - в ярости спросил его Килбурн. Чародей испуганно склонился до земли.
        - Милорд, я всего лишь бродячий колдун, куда мне бороться с духами! Самое большее, я мог бы задержать их медленным словом, если бы они стати нас преследовать.
«Заклятие духа» мне не под силу.
        - Дух сказал, надо идти на восток, - произнесла Сита. Ее все еще била нервная дрожь, но она была чрезвычайно довольна собой.
        Килбурн неохотно поддержал ее - встреча с духами избавила его от лишней самоуверенности.
        - Если там действительно плавают корабли, мы сможем захватить один из них и часть пути проделать с комфортом, - предположил он.
        - Если вам это удастся, я сильно удивлюсь, - пробормотал Веспер. Единственный из всех, он казался чем-то недовольным. Все приписали это стыду за собственное трусливое поведение.
        Этим же вечером отряд повернул на восток.
        ГЛАВА 8
        СМЕРТЬ У МОРЯ
        Много дней прошло в постоянном страхе и напряжении, прежде чем отряд Килбурна увидел море. Встреча с призраками на руднике не оказалась напрасной: отряд вышел на побережье, не потеряв ни одного человека. Шли тихо, быстро, далеко обходя развалины деревень и городов, крались заброшенными тропами, прислушиваясь к каждому шороху. Жуткое и печальное чувство вызывала эта прекрасная, но совершенно пустынная страна, где дома и храмы медленно разрушались временем, и никто не приходил восстановить их. Что за катастрофа произошла здесь, невольно задумывались путники, откуда взялись призраки и куда делись люди? Неужели все они обратились в духов? «Хорошо, что призраков нельзя нанимать на службу» - думал практичный Килбурн, - хотя, кто знает - есть же лорды-некроманты, повелители мертвецов, которые поднимают останки умерших и ставят их в ряды своих армий. Почему бы духам не служить им?» От таких мыслей Килбурн приходил в плохое настроение и начинал вполголоса браниться с Веспером, чей авторитет непоправимо упал в глазах всего отряда.
        Наконец раздался долгожданный плеск волн, засинели морские дали, и воины наперебой закричали: «Море!», забыв изматывающий душу страх. Под ногами зашуршал песок. Море и прибрежный лес разделяла широкая полоса песчаных дюн, поросших редкими зелеными кустиками. И словно по заказу, на горизонте виднелся парус.
        - Дядя, там корабль! - взволнованно воскликнула Сита.
        - Вижу, вижу, - пробормотал Килбурн, сам едва скрывая радостное возбуждение.
        - И как же мы его захватим? - едко спросил Веспер. Килбурн с неприязнью взглянул на него.
        - Помолчи, филин. Ребята, разожгите-ка костер, да травы в него побольше, чтобы дым столбом повалил!
        Затея, однако, не удалась. Едва воины разожгли такой костер, чтобы его было видно с корабля, белый парус немедленно исчез за горизонтом.
        - Не любят морячки этот берег. Почему бы? - лицемерно удивился Веспер. Килбурн плюнул в его сторону и велел тушить костер. Передохнув и искупавшись в теплых волнах, путешественники отправились в дальнейший путь по прибрежной полосе.
        Через несколько часов обнаружилось еще одно неприятное следствие зажигания костра. Один из лучников долго вглядывался в силуэты песчаных дюн на горизонте и встревоженно сказал Килбурну:
        - Милорд, позади нас едет всадник!
        - Призраки! - испуганно ахнула Сита.
        - Нет, леди, самый настоящий всадник и не один! Их там целый отряд, и они скачут за нами!
        - Проклятие! - зарычал Килбурн. - Все бегом в лес! Я уверен, что это стражники Джобара. Быстро в лес!
        Воины переминались с ноги на ногу, хмурясь и пряча глаза от своего начальника. Возвращаться во владения призраков никому не хотелось.
        - Ах вы, собаки! - закричал Килбурн и выхватил меч. - Не исполнять приказ своего лорда!..
        Солдаты неохотно двинулись в сторону леса. И в этот момент раздался крик:
        - Корабль! Корабль у самого берега!
        И действительно, не так уж далеко от них в небольшой бухте, слишком ровной, чтобы сойти за природную, покачивался небольшой корабль, похожий на рыбачий шлюп. Возле него не было ни единого человека. Подбежавшие воины увидели палубу, заляпанную птичьим пометом, борта, заросшие густыми водорослями, полуистлевшие снасти. Несмотря на слабое волнение, корабль громко скрипел при каждом движении.
        - Но на нем же нельзя плыть! Он потонет, как только выйдет в море! - раздались возгласы.
        Килбурн оглянулся назад. Всадники сильно приблизились. Он не ошибся - это действительно были варвары, и они торопились изо всех сил. Небольшой отряд конницы сопровождала орава гоблинов, бегущих бок о бок с конями. На тонких цепях к седлам были привязаны дрессированные волки-людоеды. Они хрипели и рвались вперед. На конях ехали люди - высокие, широкоплечие, с рыжими волосами, заплетенными в косички. Килбурн задрожал от злости. Он знал, что верхом у варваров позволяется ездить только лордам и их ближайшим родственникам. И точно - отряд возглавлял старый знакомец, Джобар собственной персоной Килбурн взглянул еще раз на ветхий корабль и принял решение.
        - Не утонул до сих пор, не утонет и теперь, - прокричал он. - Все на борт!
        Солдаты торопливо попрыгали в воду и побрели к кораблю. Древнее судно глубоко сидело в воде, и большинству удалось легко забраться на палубу. Сита и Килбурн, подгонявший солдат сзади, а заодно прикрывавший отход, успели войти в воду до колен, когда Джобар поднялся на стременах и что-то закричал во весь голос.
        - Чего он там орет? - спросил Килбурн, заходя дальше в море.
        - Кажется, чтобы не ходили на корабль» - неуверенно произнесла Сита и остановилась. Этот истлевший шлюп совершенно ей не нравился.
        - Ишь чего захотел! Вперед, вперед, - рявкнул на нее дядя. - Нечего слушать врагов, у нас осталось мало времени…
        - Призраки!!! - раздался с корабля дружный вопль, полный ужаса. На палубе творилось нечто невообразимое. Изо всех щелей, люков, вылетали знакомые серые тени и бросались на солдат с резкими, леденящими кровь криками. Сита оцепенела, когда увидела, как дух вцепился в лицо одному из мечников. Воин со стоном повалился на палубу, пытаясь отбиться мечом. При каждом ударе раздавались злобные крики духа.
«Так они уязвимы!» - машинально отметила Сита. Мечник дернулся в последний раз и затих, и дух накинулся на следующую жертву.
        С телом же убитого солдата происходили удивительные изменения - оно так быстро истлело, как будто палуба впитала его. На месте трупа осталось что-то вроде мокрой сероватой пленки, сохранившей очертания скелета. Она колыхалась, словно ее надували изнутри, и через мгновение Сита стала свидетельницей появления нового призрака, который тут же присоединился к своим новым собратьям.
        Битва окончилась очень быстро. Духов становилось все больше, а солдат - все меньше. Вскоре последний из них пал, облепленный нежитью со всех сторон. Войско призраков, получившее основательное пополнение, взлетело над палубой и направилось в сторону берега, откуда на них с отчаянием смотрели Килбурн и Сита. Вдруг рыцарь выхватил меч и побежал в сторону варваров, спотыкаясь на глубоком песке. «Пусть лучше я погибну в честном бою, - бормотал он сквозь зубы, - чем стану одной из этих тварей…»
        - На землю, лорд Килбурн! Падай на землю! - раздался громкий крик, и над головой дяди и племянницы замелькали копья. Затем берег наполнился хриплым рычанием - всадники спустили с цепи волков. Огромные свирепые звери, родичи волколаков, хватали в прыжке духов и рвали их на части, прежде чем те успевали хоть что-то сделать. Подбегавшие гоблины довершали копьями и ножами работу волков. Через несколько мгновений изрядно поредевшая куча призраков с жалобными криками стала отступать к кораблю.
        - Доведем дело до конца, - услышал Килбурн до тошноты знакомый голос прямо у себя над головой, и мимо его лица прошагали мохнатые копыта.
        - Убейте их всех, а потом осмотрите, как следует, корабль. Нежить не станет ошиваться на корабле просто так, они что-то сторожили. Там могут быть сокровища… Эй, слуги, поднимите на ноги лорда Килбурна!
        Когда зеленые руки гоблинов поставили Килбурна в вертикальное положение, первое, что он увидел, было донельзя довольное, торжествующее лицо Джобара.
        - Приветствую тебя на моей земле, соседушка! Мои солдаты долго ждали, когда ты, наконец, выберешься из страны призраков. Зато сегодня утром ты подал нам такой сигнал, что я лично поехал встретить тебя.
        - Это не твоя земля, дерзкий мальчишка - прошипел Килбурн, вытирая с лица песок.
        - Теперь моя: дожидаясь тебя, я присоединил ее к своему королевству. Ну, ничего, еще немного и наши территориальные споры решатся сами собой. Ты мой пленник, наглый старикашка, а скоро и твои владения станут моими. Так что давай сюда меч и помалкивай, если хочешь сохранить свой язык в целости! А кстати, что это за девушка?
        Килбурн угрюмо молчал. Сита, окруженная гоблинами, робко разглядывала короля пустыни. Он показался ей не таким уж страшным: высокий, могучий парень в кожаных доспехах, усиленных железными пластинами, увешанный амулетами и различным оружием. На шее у парнюги висела толстая золотая цепь, голову охватывал золотой обруч. У него было жестокое и веселое лицо цвета обожженной глины, а глаза светлые. Король встретил ее взгляд и широко улыбнулся.
        - Узнаю знакомые черты! Дочка?
        Килбурн продолжал молчать, с ненавистью глядя на врага.
        - Ну, это мы скоро узнаем, - беспечно сказал Джобар, подмигнув свите. Вдруг варвар нахмурился.
        - А где еще один? С ними был старик, такой плюгавенький, с бородкой?
        - Он стоял рядом с ними на берегу и в воду не заходил, - подтвердил рыжий подросток, похожий на Джобара. - Духи не могли убить его, они были слишком далеко.
        - Удрал, - задумчиво произнес варвар, оглядывая горизонт. - Удрал в лес, больше некуда. Эй, ребятки, - крикнул он гоблинам, - обыщите-ка вон те заросли, только далеко не заходите - ну да вы сами знаете… И все равно здесь что-то не так. Не мог он скрыться, чтобы его никто не заметил. Наверно, какая-то магия…
        С рокового корабля доносились слабеющие отчаянные крики добиваемых духов. Гоблины рассыпались по прибрежной части леса в тщетных поисках Веспера. Король варваров, бросив полный торжества взгляд на Килбурна, поскакал к кораблю. Сита глубоко вздохнула, наблюдая, как он удаляется в сторону моря «Ну вот мы и в плену, - подумала она - Прощай Фалагар, Южные горы, мой родной замок и прочее. Так почему же мне так легко? Этот король, конечно, дерзкий грубиян, но он хотя бы нормальный человек, и больше не будет ни призраков, ни водяных змей, ни этих ужасных лесов. А может дело в том, что пропал Веспер?» Неужели присутствие этого злобного колдунишки причиняло ей такой душевный дискомфорт? Сита размышляла и не находила ответа, сама не замечая, что улыбается во весь рот навстречу резкому морскому ветру.
        ГЛАВА 9
        ПРЕДАТЕЛЬ
        Синие сумерки сгущались в тенистой долине, напоенной ароматами цветов. Тени от Зеленых гор набегали на маленький замок из белого камня. В воздухе разливалась прохлада Криган ужинал в одиночестве на веранде центральной башни и рассеянно слушал перекличку слуг во дворе. Вот уже несколько дней он был не в духе, и хотя прекрасно понимал причину своего плохого настроения, легче ему от этого не становилось. «Что за бестолковый замок, - текли мысли сами по себе, - вот, скажем, эта веранда. Конечно, приятно подышать свежим воздухом, не выходя из замка. А во время штурма, если у врага есть хотя бы одна летающая тварь - достаточно ей влететь сюда, и главная башня потеряна. А стены? Их можно пинком проломить! Во рву золотые рыбки - Криган представил, кого бы он запустил в ров, будь его воля, и невольно кровожадно ухмыльнулся - Нет, это не замок, это загородный дом! И я вынужден его охранять»
        В душе Криган не мог не признать, что он не прав, и наоборот - ему чрезвычайно повезло. Он не умер от голода в тюрьме, но был спасен неопытной девчонкой, которая оказалась настолько глупа, что даже доверила ему управление замком. Сначала Криган не придал этому значения - он думал, что речь идет о паре недель, но недавно пришла весть, что Сита отправилась в далекое путешествие и вернется не раньше, как через несколько лет. Таким образом, замок на какое-то время попадал в его полное распоряжение, и этим надо было с толком воспользоваться. Криган понимал, что если он промедлит и не примет правильного решения, очень скоро сюда прибудет сам Килбурн, а доказывать лично ему свои права на управление замком Кригану очень не хотелось. Но и торопиться было опасно, чтобы не допустить повторения прежних ошибок…
        Криган вспомнил Селию и усмехнулся. Ненависть к ней со временем приутихла и сменилась высокомерным презрением. «Обыкновенная дура, нахальная и порочная. Думает, что если ей нравится пытать всех подряд да красить губы черной помадой, то она станет настоящим некромантом! Нет, некромантом надо родиться - вот как я, например».
        Тогда обстоятельства были до смешного похожи на нынешние. Впрочем, ситуация была вполне типичной для нищего молодого лорда. Селия, нахальная самоуверенная девица с богатым жизненным опытом и способностями к черной магии, получила по наследству еще один замок в придачу к своему и наняла туда Кригана комендантом. У него самого в тот момент не было ничего, кроме коня, личного оружия и ничтожной свиты, с которыми папаша выпроводил его из дома искать себе богатства и власти. «Не будешь зевать, скоро добудешь себе деревеньку, а там, глядишь, и замок подвернется! - посоветовал он на прощанье, и ворота захлопнулись за спиной Кригана. - А в нашем замке, ты уж извини, есть место только для одного лорда!»
        И поныне Кригана грела мысль вернуться как-нибудь в отчий дом и не оставить там камня на камне.
        Тем не менее, ему почти сразу удалось добыть себе крохотный надел, прикончив соседского старичка - лорда. Это был последний раз, когда Криган сражался в честном бою. Через неделю он уже позорно скрывался в болоте, пока могучий сосед грабил его земли и превращал единственную деревню в чадящие развалины. Долгие годы протекли в опасных и бесплодных странствиях, заполненные случайными стычками, эпизодическим ученичеством и разнообразными политическими аферами. Потом Кригану крупно повезло - его наняла Селия. «Вот он, шанс!» - возликовал некромант. Но излишне торопливые и непродуманные действия привели в итоге к каменному мешку в диких горах, которые на поверку оказались все же обитаемыми. Криган понимал, что если бы не удивительное везение, он мог бы провести в тюрьме несколько сотен лет и неизвестно, во что бы он превратился за это время. Но судьба дала ему еще один шанс. Некромант подозревал, что он будет последним, и не собирался им пренебречь.
        Только воспоминание о Сите мешало ему, и его это страшно злило. Криган не хотел признаваться самому себе, что он по ней скучает, более того - одна мысль о возможном предательстве тяготит его «Надо было убить ее сразу, - злобно подумал он, вспомнив Гильдию магов и свое невольное душевное волнение. - Я просто расслабился здесь - бабочки, цветочки, девушки. Это все равно как ловушка. Тогда, с Селией, все казалось слишком просто, а теперь - слишком приятно. А кончается всегда одинаково: позор, пытки, тюрьма…» Криган вскочил на ноги и начал расхаживать по комнате, расшвыривая в стороны шелковые подушки. Ярость душила его, когда собственная несчастная судьба вставала перед его внутренним взором, заставляя сжимать кулаки и скрежетать зубами. «Лорд-неудачник, вечный младший сын, наемник! Где твои владения, где твои замки? Столько лет интриг, напрасных усилий, и вот он, результат - сиди и охраняй цветочный павильон! Когда же придет мое время?»
        В дверь постучали. Криган мгновенно успокоился и негромко крикнул: «Заходи!» Вошел эльф и молча низко поклонился.
        - Садись, - приказал ему некромант и сел за стол сам. - Чем порадуешь?
        Эльф посмотрел на некроманта с затаенным страхом. Он был одним из немногих избранных, кого Криган приблизил к себе, и успел хорошо изучить его истинную натуру.
        - Приятные новости, мой лорд. Похоже, замок Авадон остался без охраны.
        - Как без охраны?! А где же Килбурн?
        - Данные вашей разведки показали, что он уехал в южном направлении вместе с леди Ситой.
        - Вот это новость так новость! А войска? Гвардия? Рыцари?
        - Подавляющее большинство войск отведены к границам варварского королевства. Похоже, скоро начнется война за пустыню. В главном замке - обычный гарнизон. Его возглавляет один из рыцарей. - Эльф назвал имя. - Остальные, как и конница, на южной границе.
        Криган не верил своим ушам. «Это и есть тот самый шанс!» - забилась мысль в голове. Его не интересовало, куда повез свою племянницу сумасшедший Килбурн и что за хитроумную комбинацию с войсками он задумал. Важно было только одно - он оставил открытые тылы. Несмотря на всю подозрительность, Килбурн никогда не стал бы ждать заговора из замка в Зеленых горах. «Но надо торопиться. Я не предполагал, что возможность подвернется так быстро, и не успел как следует прижать к ногтю местных жителей. Придется заняться этим прямо сейчас. Плох тот полководец, перед которым не трепещут его собственные солдаты!»
        - Я назначаю тебя полковником, - обратился он к эльфу. - Объяви общий сбор. Мне надо сделать войскам сообщение.
        Глаза эльфа вспыхнули от радости, он преклонил колено и убежал. Криган встал из-за стола, потянулся и вышел на балкон. Было уже почти темно, внизу мелькали факелы, и доносился гомон голосов. «Слабаки, - с презрением подумал Криган, обозревая растущую внизу толпу. - Ну да ничего, их хватит, чтобы ненадолго отвлечь внимание солдат и умереть со славой, а остальное сделаю я сам. Однако надо дать им сигнал, что их новый повелитель ждет их. Интересно, все ли собрались? Впрочем, это совершенно неважно». Криган протянул руку к небу и произнес простое заклинание. Небо расколола ослепительная белая молния, и страшный удар грома смешался с криками ужаса у подножия замка. Откуда-то издалека потянуло гарью. Криган довольно засмеялся и в наступившей мертвой тишине начал свою тронную речь.
        ГЛАВА 10
        ОГОНЬ НА СЕВЕРЕ
        Несмотря на привычку строить форты в самых неприятных с точки зрения климата и соседей местах, свой главный замок Джобар построил в относительно удобных и безопасных условиях. Он располагался в каменистой долине в предгорьях Южных гор, население которых не представляло военной угрозы, а лабиринт ущелий и скал являлся естественной защитой от непрошеных гостей с равнин. Внешне замок выглядел непривлекательно: приземистая главная башня едва виднелась из-за стен, сложенных из огромных валунов, над которыми торчали заостренные колья частокола. Вокруг кольца стен хаотически разросся город, заселенный в основном ограми с окрестных гор, а потому зловонный и лишенный всяких архитектурных достоинств. Но Джобар гордился своей столицей и утверждал, что штурмом ее взять невозможно, чего на практике, естественно, никто не проверял.
        В этот замок и везли пленного лорда Килбурна с племянницей. Всю дорогу старый лорд мрачно молчал, открывая рот только для того, чтобы лишний раз проклясть своего врага. На пощаду он даже не рассчитывал и морально готовился к долгой череде пыток и издевательств, несомненно, уготованных ему Джобаром. Сам бы он так и поступил, попади Джобар ему в руки. А король варваров, казалось, и забыл о своем драгоценном пленнике. Он проходил мимо него как мимо пустого места, и самый внимательный наблюдатель не заметил бы на его лице предвкушения расправы. Однако, когда один из его родичей с умыслом завел разговор о видах казни у племени огров, Джобар проявил к теме определенный скрытый интерес. «Что-то он задумал? - шептались гоблины, а некоторые даже с сочувствием поглядывали на поверженного Килбурна, поеживаясь и думая: - Хорошо, что я не на его месте!»
        Причина, по которой Джобар не торопился с допросом, была очень проста: варвар безо всяких угроз выведал все, что его интересовало, у Ситы. С самого начала ее освободили из-под стражи, выдали мохнатого пустынного коня, который благодаря широким копытам мог скакать по песку так же быстро, как и по земле, и предоставили полную возможность ехать, куда она захочет (учитывая, что убегать ей было, можно сказать, и некуда). Джобар вел себя чрезвычайно мило и любезно, даже не пытаясь скрыть интерес к симпатичной пленнице. Он ни на шаг не отходил от Ситы, подарил ей кучу золотых амулетов, рассказал множество историй и сказок о пустыне и ее обитателях, и вскоре добился и ее симпатии, и доверия. В глазах девушки король варваров представал именно таким, каким хотел выглядеть - искренним, прямолинейным и чуждым коварства. «Что с него взять, - думала Сита, не замечая, что повторяет собственные слова Джобара, - вся его жизнь прошла в постоянной борьбе с врагами и пустыней, и это сделало его жестким и грубым. Но у него честная душа и доброе сердце и он, конечно, не причинит нам вреда».
        А Джобар, едущий рядом с ней, мысленно повторял то, что рассказала девушка о цели путешествия, и пытался найти источник лжи в ее словах. «Не похоже, чтобы она врала, - размышлял он, - вроде это не в ее характере. Славная девчонка, да и красивая к тому же, жаль, что в ней течет кровь этого старого волколака! Значит, добрый дядя сбил ее с толку дурацкими сказками - но с какой целью?»
        - Так, говоришь, собралась учиться магии у этого - как его - Фалагара? И где он живет?
        - Дядя говорил, что до его пещеры месяц пути. Так значит где-то здесь, совсем рядом! - с невольным удивлением ответила Сита.
        Джобар усмехнулся.
        - Сколько времени вы провели в дороге?
        - Дай-ка посчитать… Недели три, или даже побольше. А что?
        - А то, что вам оставалось десять дней горного пути, чтобы доехать до цели. Теперь послушай меня внимательно. Мне известны эти горы на месяц пути во все стороны. На каждом перевале стоят мои посты, в предгорьях и долинах среди местного населения множество моих шпионов. Могу тебе поклясться чем хочешь - в Южных горах никакого Фалагара не было и нет!
        - Этого не может быть! - ахнула Сита. - Я тебе не верю!
        - Зачем мне врать? - пожал плечами Джобар. - А вот зачем врет твой дядя, я скоро выясню.
        - Но, может, ты просто не знаешь, - начала Сита и осеклась, вспомнив слова Веспера: «Слухи о Фалагаре витают по всему югу».
        - Ты что, не расслышала - по всем горным дорогам полно моих застав, - нетерпеливо повторил Джобар. - Спроси хоть гоблинов, если все еще не поверила. Впрочем, там, высоко в горах, живут какие-то мелкопоместные колдуны, но я с ними не общаюсь - торговля самая убогая, живут бедно, и никто из них не известен как великий маг. Минералов в горах много, это да - железная руда, золото, серный колчедан. Их добывают местные рудокопы и продают посредникам за бесценок, а те возят и ко мне, и на восток, но цены, понятно, уже не те…

«Вот это новость! С самого начала мне эта затея с Фалагаром казалась подозрительной. Уж слишком она была заманчивой, вот все и закрывали глаза на всю ее дикость! - подумала Сита. Ее терзали самые противоречивые мысли и чувства. - Но если Фалагар не существует, то зачем это путешествие? Зачем погибло столько народа? Неужели меня обманывали?» Внезапно Сите пришло на ум самое простое и явное решение вопроса. «Веспер! Вот чей это замысел! Он втерся в доверие к дяде, завел нас в эти гиблые места, где духи едва не убили нас, а сам сбежал! Вот гад!»
        Этой идеей Сита немедленно поделилась с Джобаром, подробно рассказав ему все, что помнила - начиная от встречи в замке Килбурна и кончая таинственным исчезновением чародея в суматохе схватки с духами. Но вместо того, чтобы обрадоваться решению загадки, Джобар с сомнением покачал головой и глубоко задумался.
        - Понимаешь, какое дело, - ответил он ей после долгой паузы, - на первый взгляд это все объясняет, но если посмотреть поближе, тут куча неувязок. Я как-никак несколько лет воевал с твоим дядей и по опыту знаю, что он далеко не дурак. А в твоей истории он именно таким и выглядит - поверил бродячему колдуну в байку о сказочном колдуне Фалагаре, поехал на его поиски лично, бросив на произвол судьбы королевство, да еще полез в страну призраков, не разведав толком, что к чему. Нет, у этой истории двойное дно…
        В этот момент Сите пришло в голову новое соображение, от которого озноб пробежал по ее телу.
        - Я тут подумала насчет исчезновения Веспера. Ты говорил, что твои солдаты обыскали все вокруг и ничего не нашли. Значит, он использовал магию. Но заклинания перемещения в пространстве - это колдовство высочайшего уровня, и мне оно, например, не под силу. Я однажды пыталась разобрать такое заклинание и даже не поняла, как оно действует. Если Веспер действительно применил эту магию, значит он очень сильный колдун. А ведь он всегда твердил, что ничего не умеет, и даже у рудника, когда на нас напали призраки, спрятался в кусты. Может, он был в сговоре с духами?!
        - Это невозможно, - с уверенностью сказал Джобар. - Нет, ты права - с этим Веспером дело темное, и он, похоже, не тот, за кого себя выдавал. Но мне почему-то кажется, что твой дядя должен быть в курсе.
        - Надеюсь, ты не будешь его пытать, - правильно истолковав его последние интонации, пошутила Сита, и сама же рассмеялась.
        Джобар хищно улыбнулся и ничего не ответил.
        Они постепенно углублялись в пустынные степи, удаляясь все дальше и дальше от побережья. Вскоре на горизонте замаячили белые облачка, которые через несколько дней превратились в горные вершины, покрытые вечными снегами. Дорога пошла вверх, но пустыня не отступала. «Такие уж здесь нравы во всем, даже в природе, - рассказывал Джобар, - горы встречаются с пустыней и не хотят уступить. Они борются, но не могут победить друг друга. Там, выше, есть и леса, и горные озера, а у нас только камень и песок». Через пару дней пути по узкой горной дороге отряд наконец вошел в каменистую долину. Там, в русле пересохшей реки, Сита увидела великое множество убогих хижин. Посередине возвышалось нечто, что она приняла за огромную кучу валунов. Однако вскоре тяжелые низкие ворота распахнулись, и Сита догадалась, что это и есть замок Джобара.
        Стоило им попасть внутрь замка, как отношение к пленникам в корне изменилось. Ситу бесцеремонно стащили с коня и заперли в какой-то каморке, а Килбурна под злорадный хохот, пинки и плевки солдат протащили на центральную площадь и приковали цепью к жутковатого вида столбу в центре.
        - Нужен ли нам отдых, братья мои и родственники, и храбрые солдаты, или вам невтерпеж, и мы начнем допрос подлого лорда Килбурна прямо сейчас? - громогласно произнес Джобар, обращаясь во все стороны сразу. Ответом ему был оглушительный вопль согласия. «Начинай!» - орали дядья и племянники, гоблины, огры, тролли, немногочисленные люди и прочие кровожадные обитатели города.
        - Ну, мой старый и глупый враг, - задал Джобар первый вопрос Килбурну, грязному и взъерошенному после протаскивания от ворот через площадь, - отвечай для начала, как тебе в голову пришло вторгнуться на мои земли с отрядом в двадцать человек, да еще прихватив с собой малолетнюю племянницу?
        - А разве ты, подлец, не выведал все у нее самой? - прохрипел Килбурн.
        - Знаете, что она мне сказала? - громко произнес Джобар, обращаясь к солдатам, - что они едут в гости к волшебнику Фалагару, причем он живет здесь, на соседней горе!
        Вокруг раздался дикий хохот.
        - Тебе-то самому не стыдно было, старый дурень, забивать голову собственной племяннице такой ерундой? А теперь говори правду, а не то…
        - Ничего ты не узнаешь, грязный варвар! Скажу тебе прямо только одно - моей единственной целью было уничтожить тебя и все твое племя, и если бы не предательство одного колдуна, ты был бы уже мертв, а крепости твои - разрушены, и стала бы вся пустыня царством мертвецов!
        - Что ты там врешь? - закричал Джобар.
        - Подохни от любопытства, больше ничего не скажу, - ответил Килбурн и издевательски захохотал. Толпа зашумела. Кто-то бросил камень и подбил Килбурну глаз.
        - Эй, прекратить! - замахал руками Джобар и обратился к офицеру, который рассказывал про огровские пытки по дороге. Они пошептались, офицер ушел и вскоре вернулся с чудовищного вида огром, держащим в руке огромную суковатую дубину.
        - Воины и соплеменники! - вновь воззвал Джобар к народу, нетерпеливо подавшемуся вперед. - Как вам известно, огры могут делать своей дубиной что угодно - и врага расплющить, и ногти почистить, и дом разрушить, и построить. Это - Упис, капитан наших огров и самый могучий среди них. Сейчас он продемонстрирует, как с помощью этой дубины можно заставить лорда петь и танцевать!
        В толпе раздались свист, рев и аплодисменты. Огр подошел к пыточному столбу и обошел вокруг него несколько раз, срывая все новые аплодисменты и крики восторга. Вдруг его дубина совершила быстрый взмах и легко коснулась левой ноги Килбурна. Тот не сдержался, охнул и запрыгал на второй ноге, держась за пострадавшую обеими руками. Аплодисменты превратились в овацию.
        - И, смотрите, у него еще ничего не оторвано, - смеясь, крикнул самый молодой племянник короля.
        Упис между тем проделал ту же операцию с правой ногой Килбурна. На этот раз рыцарь сдержался, только застонал сквозь зубы и повалился на колени, повиснув на цепях.
        - По-моему, Килбурну зубы только мешают, - заметил один из родственников.
        Джобар махнул рукой огру - и по подбородку Килбурна потекла кровь. Старый лорд выплюнул выбитые зубы и закричал:
        - Проклинаю тебя и твой род, Джобар! Пусть волки-людоеды сожрут тебя и твоих сыновей! Пусть враги разорят твои деревни и уничтожат твои замки! Пусть…
        - Замолчи! - со страхом в голосе крикнул король варваров, подбежал к Килбурну и врезал ему кулаком под ребра. Всем было известно - даже если лорд совсем не умел колдовать, его проклятия всегда сбывались и причиняли разнообразные неприятности тому, на кого были наложены. Килбурн закашлялся и замолчал.
        - Слушай, приятель, ты слишком медленно работаешь, - недовольно обратился Джобар к огру. - Ты можешь сделать так, чтобы он побыстрее раскололся и не говорил ненужных слов?
        Упис задумался и согласно кивнул. Зрители, тяжело дыша, подались еще ближе. Джобар чувствовал, как сильно бьется сердце в его груди, как напрягаются все мускулы и, не отрываясь, смотрел на кровавую сцену у пыточного столба. Он давно уже не видел такого зрелища, так как последний год воевал только с зомби, и чувствовал в себе жажду крови и убийства. «Последний удар я нанесу сам, когда он расколется!» - решил он.
        Вдруг он почувствовал, что кто-то трогает его за руку. С трудом обернувшись, король увидел испуганного гоблина. «Сигнальный огонь горит на севере!» - дрожащим голосом сообщил он.
        - Этого не может быть! - воскликнул Джобар. - Килбурн же у нас! Давно загорелся огонь?
        - Только что, господин. Вечером по приморскому тракту прибудет скороход. Неужели война? Но с кем?
        - Ну и дела! - пробормотал король, торопливо шагая в сторону крепостных стен. Увлекательное занятие на главной площади приостановилось. Свита и родственники окружили Джобара, желая получить объяснения. «Война», - неохотно ответил он. В одно мгновение новость облетела весь замок. «С кем война?», - спрашивали все, и никто не мог дать ответ. Было известно только, что на сторожевой вышке на северной дороге загорелся сигнальный огонь. «Это наверняка ошибка. Может, нежить? - напряженно думал Джобар, раздавая приказы командирам по приведению армии в боевую готовность. - Нет, тогда сигнал пришел бы с запада. Неужели начало сбываться проклятие Килбурна?»
        К вечеру, даже раньше чем ожидали, прибежал из последних сил скороход - гоблин. Вести, принесенные им, были поразительными и страшными. По всей северной границе безо всякого предупреждения началось наступление войск Килбурна. В бой были брошены все колоссальные силы, которые так долго копил Килбурн, включая резервы, и обширные области к северу от пустыни были уже потеряны. В войсках замечены подразделения эльфов - лучников, и что самое удивительное, зомби. Войска возглавлял никому не известный колдун, судя по всему, некромант, чье магическое искусство, по слухам, переходило все возможные пределы.
        Выслушав эти новости, Джобар немедленно спустился со стены и побежал к пыточному столбу, где изложил ситуацию все еще прикованному Килбурну и потребовал объяснений. Но потрясение Килбурна от услышанного было слишком очевидно. «Так, значил, я потерял свое королевство! - в прострации повторял он, оседая на цепях. - Я потерял королевство…» Джобар махнул рукой и поспешил к войску.
        III. ГОРОД ДРАКОНОВ
        ГЛАВА 11
        ВОЕННЫЙ СОВЕТ
        Король варваров Джобар держал военный совет в главном зале своего замка. Этот замок, и снаружи лишенный каких бы то ни было эстетических достоинств, выглядел внутри как настоящий хлев. Стропила под потолком были черными и закопченными - в холодную погоду просто разводили костер в центре зала; пол был закидан соломой вперемешку с объедками, на котором и ели, и спали. По особо торжественным дням в главный зал вносили стол и скамьи, и то с неохотой, потому что после каждого пира их приходилось чинить и, что самое противное, мыть. В тот вечер, однако, на столе ничего не было. Во главе на высоком табурете сидел Джобар, а по бокам расположились родичи и немногочисленная уцелевшая в междоусобицах знать. Все они были рыжие, загорелые, покрытые татуировками и шрамами, и выглядели как натуральные разбойники. На самом деле все было наоборот, королевство варваров находилось на подъеме, давно уже не было внутренних неурядиц, и воинственные лорды уже несколько лет жили в мире и благоденствии, что их немного утомило. Поэтому многие втайне обрадовались, предвкушая жестокие сражения, когда услышали, что с севера
надвигается новая война.
        Джобар выглядел сосредоточенным и неестественно спокойным. Никто бы не подумал, что несколько часов назад он метался в панике, натыкаясь на стены в своих личных покоях, и тщетно пытался взять себя в руки. Впервые в жизни он не знал, что делать. Он, которому, казалось, только что судьба улыбнулась, как никогда в жизни, был совершенно не готов к такому повороту событий. «Справедлива старая истина - чем выше вознесся, тем больнее падать!» - снова и снова думал про себя вождь варваров. Катастрофа разразилась слишком неожиданно. Сознание против его воли упорно продолжало цепляться за ушедшую удачу.

«Что же делать?! Все разбегутся, все! Держава развалится за пару недель! Северные города потеряны, денег еще долго не будет. Мне не успеть!!! - молотом стучало в его голове. - Теперь все зависит от них, - его мысли внезапно перескочили на непостоянную и склонную к измене знать. Захотят ли родичи объединиться перед общим противником? Джобар не был в этом уверен. - Ну, если что… Убью гадов! Всех убью своими руками, а дружины заберу себе, - подумал король, и настроение его сразу улучшилось. - Это позволит избежать разногласий и предательства, и может быть, у меня будет шанс. А Килбурна прикажу живьем порезать на куски, - уже совсем довольный, решил Джобар. - В конце концов, это его армия, ему и отвечать».
        Вождь варваров быстро спустился в пиршественную залу, где собрались его родственники и главные вассалы. Проигнорировав традиционную фразу «верные соратники и возлюбленные родственники!», как говорилось в древнем ритуале, который совершал каждый вождь, открывавший военный совет, Джобар негромко спросил: «Каково состояние дел на текущий момент?»
        Воцарилась тишина. Наконец поднялся двоюродный дядя короля Агар, опытный полководец, сейчас командующий войсками Северного Кордона.
        - Все очень быстро меняется, - осторожно начал он доклад, - наступление было слишком мощным и неожиданным. К сему моменту мы потеряли весь приграничный край - полдневного перехода от пограничной реки на северо-западе до границы с пустыней. Агар начал перечислять захваченные деревни, города и форты. Джобар слушал молча, поскрипывая зубами, но под конец не сдержался и с размаху ударил кулаком по столу. Вдоль столешницы побежала широкая трещина. Варвары вскочили на ноги, но Джобар остановил их поднятием руки.
        - Продолжай, - с усилием проговорил он Агару.
        Военачальник, запинаясь, окончил доклад. Вслед за ним выступили начальники южных армий и гарнизонов, докладывая о готовности войск к броску на север. Джобар постепенно успокаивался, исподлобья разглядывая каждого из присутствующих за столом. «Кто изменит первым?» - мрачно гадал он.
        Посреди очередной речи в зал ввалился гоблин - гонец. «Враг занял форт Торгрим!» - выдохнул он. Варвары повскакивали с мест. Зал наполнил шум растерянных голосов.
«Это уж слишком! Он действует чересчур быстро! - как-то обиженно воскликнул Узза, двоюродный брат короля. - Так через пару дней и до моих владений доберется!» Тут Джобара прорвало. Заревев от ярости, он схватил брата за горло и швырнул его об стену. «Ах, твоих владений, предатель?! Ты уже забыл, что давал мне вассальную клятву?!» Узза, у которого от удара потемнело в глазах, попытался выхватить меч, но Джобар опередил его. Лезвие просвистело в воздухе, и голова Уззы покатилась по грязному полу. «Все поняли? - тяжело дыша, спросил варвар. - Может, у кого-нибудь еще есть личные владения?» Родственники, ошеломленные исходом ссоры, отшатнулись назад. «Спятил», - пробормотал кто-то. Джобар резко обернулся, поднимая меч. Все застыли на месте. Меч короля варваров вибрировал в сведенной от напряжения руке вождя. Джобар не шевелился, и лишь судорожно двигавшаяся челюсть на мертвом, неподвижном лице показывала, что король еще борется с собой. Вдруг он крикнул странным, каким-то сдавленным голосом: «Всем собираться! Все идем на север! После нас не останется ничего живого!!! Выжженная земля!.. Никто не
остановит!..»
        Джобар задохнулся и голос его сорвался. Ощущение черной, непоправимой беды как будто сгустилось и повисло среди закопченных балок потолка, словно призрак поражения витал под сводами замка. Родственники, потупив глаза, молчали, мысленно прикидывая, как бы поскорее добраться до своих княжеств, подальше от безумного короля. Некоторые в задних рядах уже незаметно выскользнули за дверь и побежали седлать лошадей. «Измена… всех…», - прохрипел Джобар, упал на скамью и закрыл лицо руками. Вассалы тихо, по одному, начали покидать зал. Делать было все равно нечего, старый порядок рухнул. Разгром был полный. Но еще можно было, если не мешкать возле, как всем казалось, сумасшедшего короля, бежать и спастись. О сопротивлении никто не думал.
        Через некоторое время дверь скрипнула, и в опустевший зал осторожно заглянул один из офицеров, не присутствовавших на бесславном военном совете. Джобар, одиноко сидевший за столом, поднял голову и посмотрел на него мутноватым взглядом.
        - Ваше величество, Килбурн раскололся! Он просит о разговоре наедине!
        - Это уже неважно, - пробормотал король варваров, вновь опуская голову на руки. Несколько минут назад он с удовольствием убил бы его, а теперь ему было все равно.
        - Так что, добить его, или посадить в подземелье? - с недоумением спросил офицер.
        - Делай что хочешь, хоть отпускай, - равнодушно отозвался Джобар.
        Офицер пожал плечами, поклонился и пошел прочь.
        - Ладно, веди его сюда, - со слабым проблеском интереса сказал король, подперев подбородок ладонями.
        Вскоре стража ввела в зал лорда Килбурна. Несмотря на то, что он был весь в грязи и крови и хромал на обе ноги, ему удалось вернуть себе прежний величавый вид, и вместо паники в его глазах мерцала мрачная решимость. Он без разрешения сел за стол и уставился в глаза своему победителю. Довольно долго оба молчали.
        - Ну, выкладывай, - устало произнес Джобар.
        - Что, плохо быть побежденным? - вместо ответа спросил Килбурн.
        - Я еще не побежден, с чего ты взял?! - Килбурн мстительно усмехнулся.
        - Плохи твои дела, пустынный король. Я видел сейчас твоих вассалов и родичей - они разбежались по уделам, как крысы по своим норам, и вопили притом, что король сошел с ума и все пропало. Наверно, напрасно я так долго тянул с наступлением - ведь это мои собственные войска так легко разоряют сейчас твои лучшие земли. Не понимаю, как смог этот некромант захватить власть. Так что, мы теперь в равном положении.
        - Я по-прежнему король, - оборвал его Джобар, - а ты превратился в бесполезного пленника. Мне даже убивать тебя незачем, а поэтому и не хочется. Но если ты будешь меня раздражать…
        Килбурн хитро прищурился.
        - Я могу спасти тебя и твое королевство в обмен на свою жизнь, лорд Джобар.
        - О чем ты? - резко спросил король.
        - То, что я расскажу тебе сейчас - гнусное, злое дело, затеянное мною уже давно, тщательно продуманное, искусно исполненное, но не доведенное до конца по вине одного предателя. Это дело теперь мой последний шанс, уже не победить, но отомстить… Тебе, наверно, известно, что на юго-западе твоих владений есть Город драконов?
        Джобар нахмурился.
        - Что-то я слышал… Мои предки воевали с драконами несколько поколений назад, и довольно успешно. Но уже больше ста лет ни один дракон не появлялся в наших землях. Они живут за горным хребтом, который мы называем Эммао. Это диковинное и опасное место - огромная заболоченная равнина, как чаша среди гор. Кроме драконов, там живет еще много злобных тварей. Так вот куда ты направлялся! И зачем?
        - Чтобы заключить сделку, - глухим голосом произнес Килбурн. У Джобара загорелись глаза. Он выпрямил спину, сел поудобнее напротив старого врага и потребовал:
        - Рассказывай по порядку!
        ГЛАВА 12
        ПОД СТЕНАМИ ГОРОДА
        Когда долина Драконов неожиданно появлялась перед глазами путешественников, немногие из них могли устоять на ногах - приступ головокружения настигал при виде бездны под ногами и неба, оказавшегося слишком близко. Долина напоминала сферу, опоясанную по экватору кольцом гор, верхней половиной которой было небо с облаками и солнцем, а нижней - чашеобразная долина. Возникало ощущение, что находишься внутри сине-голубого шара, где цвета менялись от перламутровых облаков в утреннем небе до глубочайших фиолетовых оттенков болотной растительности на закате. Чем ближе к центру долины, тем более влажной становилась почва. Звериные тропки постепенно терялись среди гигантских пурпурных папоротников, полных всяких зловещих тварей. В этих местах людям места не было, поэтому долина и приглянулась драконам.
        Они построили свой город у подножия гор, на древних развалинах чародейского замка, имя которого кануло в небытие давным-давно. С трех сторон его окружали горячие болота, заселенные гидрами (из таких мест, как известно, живым было выбраться невозможно), а с четвертой укрывал от посторонних взоров густой лес. Особенность этого города заключалась в том, что он был виден из любой точки горного хребта, но мгновенно терялся из виду, стоило только спуститься вниз. Если глядеть с перевала, внешне Город драконов не особенно отличался от человеческого замка: те же каменные стены, остроконечные башни, шпили с флюгерами. Здесь, однако, сходство кончалось. В этом лично удостоверились Килбурн и Джобар, перевалив через хребет Эммао и с трудом пробравшись через пограничный лес по древней заброшенной дороге. Они стояли, задрав головы, на опушке и с изумлением и невольным трепетом рассматривали уходящие в небо стены города.
        - Никогда не думал, что он такой огромный! - высказал свои чувства Джобар, опустив наконец голову и разминая руками затекшую шею. - А ведь с перевала Город выглядел не больше моей крепости. Но я не вижу ворот!
        - Ворота не понадобятся, - произнес Килбурн. Тяжелое путешествие по пересеченной местности вконец измотало его ослабленное пытками и питанием впроголодь тело, и старый лорд еле стоял на ногах. Свое незавидное положение военнопленного он переносил хладнокровно, чтобы не сказать героически, так что Джобар даже начал втайне восхищаться им.
        - Я ведь говорил, что на предварительных переговорах мы обсуждали проблему связи. Проще говоря - я подам сигнал, и дракон прилетит ночью прямо к нам в лагерь.
        Мурашки побежали по спине варвара. Несмотря на подробный рассказ Килбурна, который он уже выучил наизусть, ему не верилось, что это возможно.
        - Смотри, старик, - с легкой угрозой произнес Джобар, - если ты затеял предательство, то обещаю - ты умрешь первым от моей руки. От тебя можно ждать чего угодно, раз уж ты задумал такое дело…
        При мысли о плате за воплощение мечтаний Джобару стало, как обычно, тяжело и гадко на душе. Всю дорогу он ощущал себя своего рода весами с двумя гирьками: на одной было написано «дракон» (и она была очень тяжелой), а на другой - «Сита». Гораздо чаще, чем хотелось бы королю, эти гири приходили в неустойчивое равновесие, и тогда Джобар проводил у костра бессонные ночи, скрипя зубами, тяжко вздыхая, размышляя и сквернословя. Как бы ни представлял он себя повелителем мира, летающем на драконе над своими бескрайними владениями, воспоминание о несчастной Сите портило все его величественные планы и, тем самым, доводило до бешенства. Джобар ничего не мог с собой поделать и злился на себя за малодушие и слюнтяйство. «Жизнь какой-то девчонки против власти над миром - о чем тут вообще можно думать?!» - сердито бормотал он себе под нос. Варвар понимал что бы ни сделал с Ситой дракон, вряд ли ее жизнь продлится долго. С самого отъезда из крепости Сита ехала под стражей в отдельной повозке, и Джобар изо всех сил уклонялся от встреч с ней, а встречая случайно ее удивленный и укоризненный взгляд, отводил глаза и
поскорее уходил. Цель поездки, разумеется, держалась от нее в секрете. «Но каков дядюшка! - обращал на него Джобар всю накопившуюся злобу, - спокоен, как пообедавший огр! Ну я расквитаюсь с ним и за это! В конце концов, это была его идея, а я теперь мучаюсь».
        Между тем темнело. Солдаты разбили лагерь среди корней огромных деревьев с красной корой недалеко от опушки леса. Когда в небе загорелись первые звезды, лес зазвучал на разные голоса - дикие, жуткие и незнакомые. Гоблины сползлись к костру и уселись молча, прижавшись друг к другу и не выпуская оружия из дрожащих рук. Джобар, Килбурн и Сита впервые за последние несколько дней сошлись у костра вместе. Сита выглядела похудевшей и подавленной. Она чувствовала, что молчаливый заговор вокруг нее не сулит ей ничего хорошего. «Какой страшный лес! - прервала она молчание жалобным голосом. - Эта красная кора похожа на кровь». Джобар промолчал, мрачно взглянув в ее сторону, а Килбурн спокойно ответил: «Глупости, малышка! Ты просто устала. Посиди, отдохни, и завтра, когда взойдет солнце, ты увидишь всю красоту этих мест».
        - Но что это за местность? Зачем мы здесь?
        - Скоро ты сама это поймешь, - ответил Килбурн, поднимаясь на ноги, и подмигнул Джобару. Варвар ощутил сильнейшее желание расквасить гнусному старику нос, но усилием воли сдержался.
        - Ваше величество, позвольте пригласить вас на частный разговор, - обратился к нему Килбурн в насмешливо-почтительном тоне.
        Джобар поднялся и с ненавистью посмотрел на старого рыцаря, который так и лучился довольством.

«Этот мерзавец что-то затевает. Надо быть настороже», - промелькнула мысль, но следующие слова Килбурна заставили тут же забыть о ней:
        - Час настал! Тот миг, ради которого я проделал огромный, полный опасностей путь, потерял королевство и вынужден жертвовать единственным, что у меня осталось - моей племянницей!.. Короче, пора подавать сигнал дракону.
        Джобар резко побледнел.
        - Начинай, - сказал он сурово, - но имей в виду, один шаг в сторону, и я вышибу тебе мозги. «Не так дракона я боюсь, как твоего коварства», - добавил он про себя.
        Килбурн вышел на опушку леса. Его одинокая приземистая фигура была почти невидимой в тени бесконечно высокой стены Города. Во тьме король варваров услышал бормотание, перешедшее в едва слышный шепот; потом Килбурн вскинул руку в небо, и из его пальцев вырвался ослепительный тонкий луч. Он пронзил облака, осветил их на мгновение зеленоватым светом и исчез. Снова стало темно. Затем Джобар услышал шаги
        - Килбурн возвращался под деревья, довольно хихикая.
        - Наконец-то получилось! Я-то думал, опять подпалю себе рукава, а смотри, как аккуратно полетела Огненная стрела!
        - Я и не знал, что ты умеешь колдовать, - подозрительно произнес Джобар.
        - Честно говоря, это почти единственное заклинание, которое я освоил. Этой Огненной стрелой не убить и гоблина, но ей очень удобно подавать сигналы.
        - И что теперь?
        - Будем ждать.
        Лорды возвратились к костру и уселись на землю. Гоблины вскочили на ноги при их приближении и залопотали, показывая на небо. Джобар нетерпеливо махнул рукой, успокаивая их. Его насторожило выражение Ситы - она казалась перепуганной, и в то же время с жадным любопытством вглядывалась в лицо дяди. Килбурну это не понравилось.
        - Ты чего? - недовольно спросил он.
        - Ты кого-то убил? - вопрос Ситы поразил его.
        - Не понимаю, о чем ты.
        - Не прикидывайся, - сердито сказала Сита. - Мы видели вспышку за лесом, и я знаю, что это твоя работа. В кого полетела молния?
        Килбурн прищурился, не отрывая взгляда от бледного лица племянницы.
        - Я вижу, ты любишь совать нос в чужие дела, моя девочка? Может быть, ты знаешь что-нибудь еще?
        Сита вскочила на ноги. Давно сдерживаемый гнев поборол в ней страх. Слишком много вопросов накопилось с тех пор, как Джобар захватил их на побережье возле заброшенного корабля.
        - Я требую объяснений! - воскликнула она - Куда вы меня привезли? Почему я под стражей, а мой дядя Килбурн освобожден? В чем дело, отвечайте, оба!
        Килбурн, продолжая улыбаться холодной улыбкой, молча уселся у костра и отвернулся. Джобар после недолгих колебаний подошел к Сите и взял ее за руку. Он то бледнел, то краснел; он был ужасно взволнован, его руки дрожали.
        - Сита, сядь, - быстро произнес он, - очень скоро ты все поймешь. Не думай, что я хочу тебе зла. Ты даже не представляешь, что сейчас творится в моем королевстве. Еще немного, и я потеряю власть - ты понимаешь?! Ты славная девушка, и очень по сердцу мне. Если бы не тот некромант!.. Я даже подумывал взять тебя в жены, но теперь все рухнуло. Я должен остаться королем - не просто королем, но сильнейшим из всех. Иначе я не могу - пойми меня и не суди слишком строго…
        Сита вырвала свою руку и отскочила назад.
        - Я не сяду, пока ты не скажешь мне всю правду! Джобар снова схватил ее и прижал к дереву.
        - Я не могу это выносить, - задыхаясь, произнес он. - Не заставляй меня быть жестоким. Или ты сядешь и замолчишь…
        - Лорд Джобар, взгляните наверх и прекратите бесполезные препирательства, - раздался спокойный голос Килбурна. Секундой позже гоблины дружно заорали и врассыпную бросились в чащу. Джобар поднял глаза к небу и застыл на месте. Сита вскрикнула от боли, когда его рука сжала ее плечо. Джобар опустил взгляд и посмотрел в лицо Ситы. Его лихорадочное волнение исчезло и сменилось выражением бесчувственной жестокости. Свободной рукой Джобар сделал знак гоблинам, чьи зеленые глаза поблескивали из-под корней, и приказал «Привяжите к дереву леди Ситу и заткните ей рот». Сита с ужасом посмотрела на варвара. «Ты не можешь так поступить! - закричала она. - Ты же не убийца!..» Кляп заглушил ее крики. Король варваров посмотрел мимо нее невидящим взглядом и сказал: «Мне очень жаль, но я король, и мне нужно средство, чтобы сохранить власть». По щекам Ситы потекли слезы.
        В небе померкли звезды, и пламя костра пригнулось к земле. Листья в лесу затрепетали под порывами ветра. На опушку леса спускался дракон.
        ГЛАВА 13
        ДОГОВОР ВЫПОЛНЕН
        Лапы дракона коснулись земли с глухим стуком. Он сложил перепончатые крылья и, переваливаясь, подошел к костру. Дракон оказался не таким огромным, как ожидал Джобар, и куда менее величественным, чем обычно изображалось на картинках и гобеленах, но варвар оценил его быструю бесшумную пластику движений. Затем раздался голос дракона - гулкий и хриплый.
        - Здесь слишком темно! - произнес дракон и дунул огнем на кучу хвороста, приготовленного для костра. На небольшой полянке стало заметно светлее.
        - Приветствую тебя, грозный Кето! - громко произнес Килбурн, выступая вперед. - Рад снова встретиться с тобой. Я - лорд Килбурн.
        Джобар оттолкнул соперника и обратился к дракону:
        - Лорд Килбурн мой пленник, и теперь все переговоры буду вести я. Мое имя - Джобар, я король варваров Юга.
        - Вот как! - произнес дракон, разглядывая Джобара хитрыми черными глазами, похожими на глаза ящерицы. - И что тебе от меня надо?
        - Как что? - удивленно переспросил Джобар. - Условия сделки остаются прежними. Я передаю тебе королевскую дочку в твое полное распоряжение, а ты помогаешь мне уничтожить врагов.
        Дракон задумался.
        - Я вообще-то заключал договор с лордом Килбурном, - с сомнением произнес он, - все было сделано честь по чести: с торжественной клятвой, на гербовой бумаге и подписано кровью. А с тобой, варвар, у нас никаких разговоров не было. Я тебя впервые вижу, кто ты на самом деле - не знаю. Прямо не придумаю, что с тобой и делать.
        Джобар вполголоса выругался и крикнул:
        - Вот королевская дочка, и какая тебе разница, кто ее привез?! Килбурн мой пленник, моя собственность, и твой договор с ним не имеет никакой силы. Стоит мне приказать, он и эта девушка будут немедленно убиты!
        Дракон поднялся на дыбы и распахнул крылья, сразу показавшись Джобару в три раза больше, чем раньше.
        - Стой, где стоишь, и помалкивай. Если я сейчас дуну на тебя огнем, ты превратишься в обугленную головешку в одно мгновение, - рявкнул он. - Признаться, эта ситуация ставит меня в тупик. Один лорд добросовестно выполнил свои обязательства, и по договору с этого момента я должен исполнять все его указания до самого окончания войны. Но другой лорд утверждает, что, попав в плен, первый лорд теряет свой юридический статус и договор аннулируется. А вы что мне посоветуете, почтенный Килбурн?
        - Убей его, и дело с концом, - лениво произнес Килбурн. - Можешь считать присутствие здесь этого юнца частью моего стратегического плана. Кстати, это значительно ускорит окончание войны.
        - Только не говори, что все было подстроено! - закричал Джобар, обращаясь к Килбурну.
        - Разумеется, было, - невозмутимо ответил Килбурн. - Неужели ты думаешь, глупый мальчишка, что я сунулся бы в твои земли без армии, не имея особой цели? Я так и знал, что ты клюнешь на эту наживку. Даже если бы ты и заподозрил неладное, то все равно пошел бы до конца - я хорошо изучил твой нрав за годы войны с тобой.
        - А наступление на севере? А некромант?
        - Некромант… Ха-ха, да ты совсем дурачок! Этот некромант переодетый капитан моей гвардии.
        - Что-то не похоже!
        - Помолчите, - недовольно прервал их дракон. - Вас очень интересно послушать, но я еще не принял решения. К сожалению, я не силен в толковании законов и не могу быть уверен, что решу этот спор по справедливости. Впрочем, есть одна идея. Варвар, ты выглядишь здоровым и могучим. Силен ли ты в воинских искусствах?
        - Да, а что? - слегка удивившись, отвечал Джобар.
        - Ты даже не представляешь, варвар, как я рад это слышать! - произнес дракон и обернулся к Килбурну. - Я тут подумал, что вам надо устроить между собой поединок. Выигравший получает мою помощь, а? По-моему, все по справедливости?
        - Я при всем желании не смогу, - с притворным сожалением произнес Килбурн. - Стараниями этого юноши я даже хожу с трудом. Его палач переломал мне все ноги.
        - Что ты врешь! - воскликнул возмущенный варвар, - всего-то получил пару раз дубиной по пальцам.
        - Так, - недовольно протянул дракон и снова задумался. - Ну что же, тогда я не вижу другого выхода, кроме… Хотя это немного смахивает на убийство.
        Кето нагнул голову к плечу Килбурна и что-то прошептал ему на ухо. Лорд ухмыльнулся и кивнул головой. Джобар насторожился, прислушался, но не расслышал ни слова.
        - Ну, наконец-то, все вопросы решены, - с облегчением произнес дракон. - А теперь я хочу рассмотреть поближе деву, и можно начинать. Отвяжите ее от дерева и уберите кляп - это ужасно выглядит и не дает мне с ней поговорить.
        - Иди, отвяжи девчонку, - надменно приказал Джобару старый лорд.
        - А не пошел бы ты сам…
        Килбурн пожал плечами, притворно вздохнул и пошел отвязывать племянницу. Только он это сделал, как получил крепкую пощечину и едва успел схватить Ситу за косу, когда она кинулась в лес.
        - Стой, дурочка, ничего с тобой не будет! - утешил ее дядя, заломил руку за спину и бросил на траву перед зловещей фигурой дракона.
        - Здравствуй, прекрасная госпожа! Не бойся, я не причиню тебе вреда! - раздался голос дракона. - Напротив, я хочу освободить тебя из рук рыжеволосого злодея…
        Сита собрала все мужество и заявила:
        - Я никакая не леди, а крестьянка! Лорд Килбурн похитил меня у отца, который работает чистильщиком канав в пригороде Авадона.
        Килбурн нахмурился.
        - Не слушай ее, она врет, - обратился он к дракону. - Я привез выдержки из семейных летописей, которые свидетельствуют о ее знатном происхождении. Ты посмотри на нее и на меня, и сразу поймешь, что мы родственники - вот тебе лучшее доказательство!
        Дракон пригляделся к Сите и согласно кивнул:
        - Да, сходство несомненное.
        - Ладно, скажу вам правду, - вздохнула Сита. - Я внебрачная дочь лорда Килбурна. Моя мать была посудомойкой в его замке.
        Джобар злорадно расхохотался.
        - А бумажки и подделать можно! Ну что ты будешь теперь делать, старый ворон - доказательств-то нет!
        - Надо сказать, слова этой девицы внушили мне подозрения, - недовольно произнес дракон. - Благородная дама никогда не унижает себя подобными уловками. Она льет безутешные слезы, поникнув, как ива, и взывает к милосердию своего рыцаря. Здесь же целых два рыцаря, а дева и не думает призывать их на помощь!
        - И вообще я не дева, - продолжала окрыленная словами дракона Сита.
        - Как это?! - в полном шоке воскликнули хором дракон и Килбурн.
        - Если хотите знать, я уже год как замужем за одним наемником. Его зовут Кирле - Всех Замочу, и он такой милашка! Правда, он не часто навещает мою убогую лачужку, но я его все равно обожаю. А через полгода у нас должен родиться…
        - Замолчи! - в бешенстве заорал Килбурн - Сохрани хоть каплю достоинства и веди себя как леди, пока я не зарубил тебя собственными руками!
        - Да, какая ж я леди, мой лорд? - с наигранным простодушием спросила Сита.
        Килбурн заскрипел зубами от ярости, а Джобар перегнулся пополам от смеха.
        - Все понятно, - холодно произнес дракон. - Издеваться надо мной вздумали?! Лорд Килбурн, я не ожидал от вас такого низкого обмана. Надо бы покарать вас за лживость.
        - Нет!!! - в отчаянии закричал Килбурн. - Не слушай ее! Неужели ты не понимаешь, что она хочет сохранить жизнь любой ценой!
        - Ей не удастся сохранить жизнь, что бы она не выдумала. Я все понял, и мне не нужна фальшивая леди. Лорд Килбурн, вам, наверно, обидно, что пришлось везти эту девицу в такую даль? Я избавлю вас от расходов на, обратный путь и поджарю ее прямо сейчас, а потом разберусь и с вами.
        - Не надо! - закричала Сита. - Пощадите! Зачем вам поджаривать меня?
        - А мне это нравится! - ответил дракон и раскрыл пасть.
        - Я лгала, я та, кто вам нужна! - в отчаянии призналась Сита.
        - Теперь тебе придется это доказывать, - прохрипел дракон, и струя пламени вырвалась из его глотки. Огромный язык огня охватил девушку.
        - Идиот! - вырвалось у Килбурна.
        - Ты, тварь, что ты делаешь?! - закричал Джобар, невольно бросившись вперед.
        Неожиданно диковинное зрелище предстало перед их глазами. Девушку окружила прозрачная голубая сфера. Она была тонкой, как мыльный пузырь, но не пропускала пламя, которое словно растекалось по ее поверхности. Мгновение сфера сияла отраженным огнем, как фантастическое солнце, а потом потухла и исчезла. Сита стояла совершенно невредимая.
        Дракон громоподобно расхохотался.
        - Я, кажется, напугал вас этой небольшой проверкой? Мои поздравления, лорд Килбурн
        - девушка оказалась настоящей леди, в чем я и не сомневался.
        - Что это было? - с трудом спросил Джобар.
        - Никакая леди не будет стоять и ждать, пока ее поджарят. Наша леди умеет колдовать, причем очень неплохо. Как известно, простолюдинки колдовать не умеют.
        - А как насчет девственности? - заметил Джобар.
        - Я пожалуй, поверю вам на слово, - обратился дракон к Килбурну. - Надеюсь, у нас не будет в дальнейшем повода для недоразумений и выяснения отношений на этот счет. Да привяжите ее опять - это ненадолго.
        Килбурн вздохнул с огромным облегчением.
        - Ну а теперь, перейдем непосредственно к делу, - объявил дракон, поворачиваясь к Джобару.
        - Готов ли ты к поединку?
        ГЛАВА 14
        ДРАКОНОБОРЕЦ
        Так я не понял - ты что, хочешь со мной сражаться? - с изумлением спросил дракона Джобар.
        - А о чем я, по-твоему, говорю уже полчаса? - насмешливо ответил дракон. - Видишь ли, у нас, драконов, существует прекрасный обычай - добывать девицу в бою. Я намекнул на это в свое время Килбурну, но он разочаровал меня. Вообще-то по древним правилам это он должен был бы сражаться со мной, да кто их теперь соблюдает… А тут такой случай - разве я могу пропустить его? Если ты меня победишь, я расторгну договор с Килбурном и буду помогать тебе в войне.
        - Но я же не готовился… это нечестно! Это ловушка!..
        - Нет-нет, все по справедливости! - воскликнул Килбурн, едва скрывая свое торжество.
        Дракон нетерпеливо хлопнул крыльями.
        - Мне надоело ждать! Пусть посторонние уберутся с поляны. Король варваров, я даю тебе пять минут на подготовку: надень доспехи, проверь коня и оружие, помолись перед смертью.
        - Ну, хорошо же, ты сам напросился, - угрожающе произнес Джобар и пошел к костру переодеваться. Он был страшно зол на весь свет - на предателя Килбурна, на беспринципного дракона, даже на привязанную к дереву Ситу, которая молча сверлила его ненавидящим взглядом. Джобар не был новичком в боевых делах и понимал, что в одиночку против дракона у него почти нет шансов. Но в глубине души он почувствовал, что вызов наглого дракона пробудил в нем азарт. «Помолись перед смертью! - бормотал он, надевая шлем. - Он еще ответит за свои слова! Что такое дракон - тьфу, большая ящерица с крыльями! Бывали же случаи, когда люди побеждали драконов в поединке - например, легендарная воительница Джезеб, всего триста пятьдесят лет назад…»
        Ровно через пять минут Джобар вышел на середину поляны и встал напротив дракона. Он отказался от коня и решил сражаться пешим. На нем были надеты легкие доспехи из железных пластин и толстой кожи, закрывавшие грудь и живот, и боевой шлем. Запястья и голени варвар обмотал полосками кожи, а в качестве оружия решил использовать любимый двуручный меч гигантских размеров. Дракон скептически осмотрел его наряд и проворчал: «Нечего делать! Будто не мог привести хотя бы обыкновенные латы».
        - Рано хвалишься, крокодил-переросток! - ответил Джобар, со свистом взмахнув мечом. - Твоя уродливая голова еще украсит мой тронный зал, а из крыльев я сделаю себе переносной шатер!
        - Отличный вызов, - похвалил дракон, - только, знаешь ли, опытом проверено - человеку дракона не победить. Но ты не бойся, ты умрешь не сразу. Ты еще успеешь понять, что такое настоящий бой.
        С этими словами дракон раскрыл пасть, распахнул крылья и кинулся в атаку. Из его пасти вырвалась струя пламени и сожгла траву на том месте, где мгновение назад стоял Джобар. Варвар успел отскочить в сторону, перекатился через голову и оказался за спиной дракона, одновременно попытавшись ударить его по лапам мечом. Дракон проворно поджал лапы и отскочил на дальний край поляны.
        - Здорово! Ты можешь порадоваться, варвар - я давно не сражался и не в лучшей форме. Это, возможно, продлит твою жизнь на несколько минут.
        Джобар ничего не ответил, но взмахнул мечом и с боевым кличем бросился на дракона сам. Летучая тварь, недолго думая, поднялась в воздух, сделала «мертвую петлю» и на огромной скорости понеслась вниз. Король варваров на мгновение заколебался - отскочить ли, чтобы дракон с размаху шмякнулся о землю, или принять его на меч
«Это будет славная смерть,» - промелькнула в голове последняя мысль. Решившись, он встал покрепче и занес меч над головой.
        Дракон рухнул на поляну со скоростью и силой метеорита и подмял под себя Джобара. В ночном сумраке смешались крики и рев. Дракон неуклюже поднялся в воздух, совершил огромный кривой прыжок и упал на землю. Из обширной раны на его брюхе текла дымящаяся жидкость. Король варваров, вдавленный в землю, лежал бездыханный. На поляне застыла тишина, нарушаемая только треском угасающих костров. Внезапно тишину нарушил злобный рев - это ругался Килбурн.
        - Проклятый варвар! - орал он, размахивая кулаками. - Убийца! Мой дракон! Что же теперь делать?!
        Он подбежал на слабеющих ногах к неподвижному дракону и в бессильной ярости уставился на его распоротый живот.
        - Я уничтожу этого гада, - прошипел он, но, вспомнив, что Джобар уже мертв, зарыдал от злости и отчаяния. Он ожидал любого исхода, кроме такого. Все блестящие планы пошли прахом, и Килбурн наконец ощутил себя тем, кем отныне стал - королем без королевства, старым, изможденным, с покалеченными ногами.
        - Ты получил то, что заслужил, - тихо, с ненавистью произнесла Сита за его спиной. Килбурн медленно повернулся к ней, вытаскивая меч из ножен, и девушка поняла, что совершила ошибку. Не следовало ей беспокоить лорда в такой момент. «Все из-за тебя», - по-змеиному прошипел Килбурн и двинулся в ее сторону. Сита рванулась было к зарослям, но вдруг прекратила попытки и с горечью произнесла:
        - Оглянись, дядя, тебя порадует это зрелище.
        Килбурн обернулся и схватился за сердце: дракон поднял голову и ошалело вертел ей по сторонам. Он был жив!
        Небо стало темно-голубым, звезды побледнели. Наступало утро, из глубины леса долетали отрывочные птичьи трели. Костры догорели, и только легкий дымок поднимался над почерневшей травой. На обугленной поляне Килбурн и дракон вполголоса обсуждали подробности дальнейших совместных действий.
        - Сможешь лететь-то? - заботливо интересовался Килбурн. - Может, перевязать?
        - Само зарастет, - с кряхтением отвечал дракон. Он лежал на спине, дожидаясь первых лучей солнца. - Рана длинная, но неглубокая, для дракона это царапина. Крови вот потерял порядочно, это плохо, ну да ничего - сейчас закушу парочкой гоблинов, попью водички, и можно в путь.
        - Так они же разбежались!
        - Ничего, далеко не уйдут, а я половлю их, заодно и развлекусь. Кстати, отвяжи деву - еле стоит, бедняжка, все равно ей некуда бежать.
        Килбурн отвязал от дерева измученную бессонницей и усталостью Ситу, строго сказал:
«Без фокусов!» - и вернулся к дракону. Сита сделала шаг в сторону от окаянного дерева, колени ее подогнулись, и она беспомощно села на землю. Лилово-зеленый лес вокруг наполнялся светом утра, и совершенно нелепо и неуместно выглядела эта обугленная земля, залитая кровью, и два негодяя, хладнокровно распоряжавшиеся ее жизнью и судьбой. Глаза девушки налились слезами, и она низко опустила голову, не желая, чтобы дядя заметил ее слабость.
        У дальнего края поляны все еще лежало тело Джобара, раздавленного и растерзанного драконом. Сита мельком взглянула в ту сторону и с содроганием отвернулась. «А вдруг он тоже жив!» - промелькнула у нее мысль. Превозмогая отвращение и страх, Сита встала и медленно направилась к месту последней схватки. Когда она подошла поближе, то тут же пожалела о своей идее. Джобар лежал навзничь, полузасыпанный комьями земли, смешанной с кровью и ошметками плоти. Все вокруг того места пропиталось кровью. Панцирь у него на груди лопнул и глубоко вдавился в тело, в местах пролома виднелись ребра; из-под шлема, насаженного на голову до самых глаз, стекали по лицу струйки крови. Двуручный меч валялся рядом, погнувшийся и почерневший от ядовитой драконьей крови.
        - Хм, он, похоже, еще жив, - раздался голос, незаметно подошедшего сзади Килбурна.
        - Добей его, чтобы не мучился, - тихо сказала Сита, отворачиваясь от умирающего.
        - Зачем? Все равно он не выживет, - равнодушно произнес Килбурн. - У него же все кости переломаны.
        Он наклонился и приподнял голову Джобара.
        - И шея у него тоже сломана, - добавил он. - Да, недолог был его королевский век…
        - Дядя, неужели ты не жалеешь о том, что совершил? - вырвалось у Ситы.
        - Я жалею только об одном, - ответил Килбурн, посмотрев племяннице прямо в глаза,
        - что не убил этого парня сам.
        Дракон перевернулся на живот и встряхнулся, как мокрая собака.
        - У нас мало времени, - тревожно произнес он. - Думаю, что поем по дороге. Мы слишком задержались с этим поединком, и сейчас уже совсем светло. Я боюсь, чтобы сюда не явился кто-нибудь из Города и не заметил нас. Бери деву, лорд Килбурн, садитесь ко мне на спину и полетели отсюда подальше.
        Сита втихомолку усмехнулась. Около получаса назад она видела в небе над городом силуэт какого-то дракона, но тогда не придала этому значения.
        Дракон похлопал крыльями и издал жалобный стон.
        - Как больно! У молодого варвара была тяжелая рука! Мне бы отлежаться недельку где-нибудь в норе. Не знаю, как и полечу…
        Килбурн подхватил предусмотрительно запакованные сумки с провизией и одеждой и закинул их на спину дракону. Сита тянула время, копалась в вещах и тяжело вздыхала, готовясь разыграть продолжительную истерику. Килбурн уже вскарабкался по кожистому крылу на колючую спину дракона, когда откуда-то сверху налетел порыв ветра. Все взглянули на небо и ахнули.
        - А вот еще один дракон! - воскликнула Сита.
        - Что делать?! Успеем улететь? - взволнованно спросил Килбурн.
        - Проклятие! - устало произнес дракон, стряхнул лорда со спины и сложил крылья. - Надо было убраться из этого леса еще затемно. Эх, лорд-рыцарь, втравил ты меня в неприятности! Правильно говорит драконья пословица - от людей одни соблазны. Сам Король драконов летит сюда.
        Гигантский черный дракон концентрическими кругами спускался на поляну, рассекая воздух с гулом и свистом. Не только Сита, но и сам лорд Килбурн изрядно перепугался, да и было чего. Король драконов, в блестящей черной чешуе, с золотым гребнем и когтями, ростом превышающий деревья, с пастью, полной зубов в руку длиной, превосходил все мыслимые пределы ужасного и величественного.
        - Вот я и поймал тебя, Кето, нарушитель закона, только боюсь, что слишком поздно,
        - раздался его голос, при звуке которого гнулись молодые деревья.
        - Не понимаю, о чем вы, повелитель. Я летел по своим делам…
        - Ночью?
        - Да, ночью - у меня была бессонница, и я увидел, как какой-то разбойник напал на этого почтенного старца и эту девицу. Естественно, я не мог не вступиться и тем самым восстановил справедливость.
        - Не позорь перед людьми остатки своего достоинства жалкой ложью. Я вижу мертвого рыцаря и юную деву, и прекрасно понимаю, что это означает.
        - Помилуй! - завопил дракон, припадая к земле. - Я только оборонялся! Он сам накинулся на меня! Смотри, - и показал распоротый живот.
        Король драконов брезгливо отвернулся.
        - Это только доказывает, что ты даже драться не умеешь. А кто был этот воин?
        - Джобар, король варваров, - раздался тоненький голос Ситы.
        - Он захватил меня и мою племянницу, когда мы путешествовали по своим делам, и решил продать ее дракону, - подал голос Килбурн. - Он не знал, что должен будет сражаться.
        Король драконов понимающе кивнул и задумался. Ситуация была ему ясна, оставалось определить меру наказания.
        - Я не буду тебя изгонять, тебе только того и надо, - обратился он к провинившемуся дракону. - Удивительные нравы появляются нынче в нашем Городе! Во все времена не было для дракона страшнее кары, чем изгнание. А теперь молодые драконы только и мечтают, как бы удрать из родных стен. Вот тебе наказание - ты проведешь в Городе сто лет без права покидать его даже для прогулки по окрестностям. Что касается вас, почтенный лорд - кстати, вы не представились - вас и вашу родственницу один из драконов отвезет в любое место, куда скажете сами.
        Килбурн с трудом поклонился. Лицо его было невозмутимо, но в душе бушевала настоящая буря. Решение надо было принимать немедленно. Может, стоит явиться верхом на драконе в столицу Джобара? Тупые огры и трусливые гоблины наверняка признают его власть. Или, может, надо лететь к себе в Авадон и попробовать захватить тылы, пока некромант ведет войну в пустыне, и таким образом переиграть его? Пока он раздумывал, вновь раздался голос Ситы. Она сама не понимала, что заставляет ее выступить, но чувствовала, что не имеет права промолчать.
        - Ваше величество, Король драконов, - робко произнесла она, - посмотрите - Джобар еще жив, Я знаю, что мудрость драконов превышает человеческую. По нашим меркам король варваров ранен смертельно, но, возможно, драконы сумеют его исцелить?.. Он не так уж виноват - не он затеял это дело. Лорд Килбурн…
        - Так это тот самый лорд Килбурн?! Поразительная встреча двух могучих королей в моих владениях! Дело, вероятно, интереснее, чем мне сначала представилось.
        Король драконов подошел к неподвижно лежащему Джобару и некоторое время пристально разглядывал его.
        - Это бесполезно, - произнес он вскоре, - никто не в состоянии исцелить его. А ведь этот король варваров был так молод… Я смотрю на его черты и вижу целую династию. Много веков мы воевали с рыжими королями пустыни, и сто лет назад был заключен вечный мир. Это были отважные и безжалостные лорды, которые хорошо помнили и добро и зло… Я меняю свое решение, - резко сказал Король драконов, - сначала вы полетите на север, в страну бескрайних болот за Зелеными горами.
        - Рядом с моими родными местами! - взволнованно воскликнула Сита. - Но эти болота необитаемы! Там нет ни городов, ни поселений - только озера и трясины.
        - Там живет Ведьма, Меняющая Реальность Если ее удастся уговорить, она вернет жизнь королю Джобару. Он еще понадобится мне.
        - А как же мы? - растерянно спросил Килбурн, огорошенный таким поворотом событий.
        - Вы-то и будете искать и уговаривать Ведьму, - с истинно королевским равнодушием к человеческой судьбе сказал дракон и взмыл в небо. С высоты донесся его голос, похожий на гром: - Поторопитесь! Варвар нужен мне живым, запомните это! Живым!
        Черный дракон исчез вдалеке.
        - А вот и конвой, - заметил Килбурн, указывая на небо, где в высоте появился еще один силуэт дракона. - Да, Сита, видишь, как все обернулось. Кто знает, к добру это или к худу, и что из этого выйдет?
        - Я знаю только одно, - твердо ответила девушка, - когда мы будем пролетать над Зелеными горами, я выберу момент и брошусь вниз, и будь что будет. Если я уцелею, никогда больше не покину моего замка!
        - У тебя больше нет замка, - печально усмехнулся Килбурн. - Мы с тобой теперь два нищих бродячих лорда. Все мои земли захвачены неизвестно откуда взявшимся некромантом. По-моему, тебе еще не говорили об этом.
        Известия потрясли Ситу. Почти сразу она подумала о желтоглазом юноше, которому так опрометчиво доверила свой замок. Сита попыталась прогнать подозрения, но, раз появившись, они только крепли и превращались в уверенность. Наконец Сита, не в силах сносить внутренние терзания, глухо произнесла: «Выслушай меня, дядя. Теперь настал мой черед кое в чем тебе признаться. Помнишь, как ты впервые пригласил меня к себе, а я не приехала? Так вот, я не заболела тогда. Причина была совсем другая».
        Килбурн выслушал ее рассказ молча.
        - Плохо же тебя учил твой книжник, - заметил он под конец. - Лорда, побежденного в честной войне, обычно казнят со всеми положенными пытками и почестями. А в такие тюрьмы сажают вассалов - предателей, недостойных даже смерти.
        ГЛАВА 15
        СЕРАЯ ТЕНЬ
        Раннее утро на болотах. Бледный свет солнца почти растворился в полосах густого тумана. Было холодно и промозгло, от воды сквозило пронзительной сыростью, пробирающей до костей. На невысокой плоской скале, поросшей мхом и корявыми деревцами - ничтожном островке среди бескрайних топей - скорчились две человеческие фигуры. Третья фигура распласталась неподвижно.
        - Ну и местечко! В двух шагах ничего не видать - проворчал Килбурн, дуя на замерзшие ладони. - Что же, подождем, пока туман разойдется. Сита, чего ты там раскисла? Развеселись! По крайней мере, для тебя все не так плохо.
        Сита с горьким укором посмотрела на дядю. Его наглая расчетливая бесчувственность ужасала ее.
        - Уж в этом твоей заслуги нет. Если бы не явился вовремя Король драконов, даже страшно предположить, что бы сейчас со мной было.
        - А что? Ну, досталась бы ты дракону, поселил бы он тебя где-нибудь в горной пещере, навешал бы изредка, а ты делай что хочешь, живи в свое удовольствие. А я смог бы расширить свое королевство до самых отдаленных пределов земель.
        - Но я же твоя единственная племянница. Неужели тебе не было меня жалко? Есть ли для тебя хоть что-нибудь святое, дядя, или ты продашь все, лишь бы предложили выгодную сделку?!
        - Слегка жалко было, - признался Килбурн, - но понимаешь ли, такова природа лордов
        - победа прежде всего, а там, где борьба, личным переживаниям не место. Инстинкт стремления к власти в нас сильнее всех родственных чувств. Вспомни Джобара - с какой страстью он поддержал мою идею с драконом. Я был уверен, что так оно и будет, иначе не стал бы рисковать. Конечно, я бы на его месте был бы более осторожен - во всяком случае, пытками нельзя было так пренебрегать. Я пытал бы врага, пока он не выложил бы мне все свои тайные замыслы, а глупый мальчишка на радостях и про это забыл. Если честно, я по-настоящему боялся только одной вещи, и не без причин, - добавил он, хитро взглянув на Ситу - Что он влюбится в тебя.
        - Что ты за глупости говоришь, дядя, - покраснев, пробормотала Сита.
        - А разве этого не произошло? Я уж было встревожился, но, к счастью, жажда власти в этом варваре оказалась сильнее, чем романтические чувства. Так что не вини его, Сита, он просто ничего не мог с собой поделать.
        - Не лги, дядя, и не пытайся переложить ответственность на какие-то инстинкты. Всему есть предел, даже жажде власти. У меня почему-то не возникло идеи запродать тебя.
        - Тебе просто не подворачивался удобный случай, - пожал плечами Килбурн. - Не думай, племянница, что ты так уж отличаешься от других лордов. Ты слишком молода, и голос власти пока молчит в тебе. Но однажды твой час придет, и ты убедишься, что этот голос может звучать очень громко! Не забывай, чья кровь в тебе течет!
        - Что бы ни произошло в моей жизни, никогда я не стану такой, как ты - отрезала Сита и обернулась. Килбурн становился ей все более гадок и омерзителен.
        Она наклонилась к бесчувственному телу Джобара и прислушалась, пытаясь уловить звук дыхания. Как ни странно, он был еще жив, но едва слышное дыхание - это все, что жило в этом искореженном теле.
        - Даже если этой ведьме удастся излечить его, он останется калекой на всю жизнь, - тихо произнесла она.
        - Это уже не наша забота. Найти эту проклятую ведьму в густом тумане за те несколько часов, которые он еще, может быть, проживет - вот наша цель. Боюсь, нам это вряд ли удастся.
        Сита подняла глаза и осмотрелась по сторонам. Туман спустился вниз, и скала теперь выглядела как остров среди бескрайнего туманного моря, освещенного тусклым солнцем. Небо было затянуто дымкой и лишь местами смутно голубело. Туман сползал к воде, и сквозь него начинали проступать силуэты редких одиноких деревьев, чахлых рощиц и бескрайних зарослей камыша. Над болотами застыла полная тишина. Заметно теплело.
        - Почему здесь не поют птицы? И лягушки не квакают? - задала вопрос в пространство Сита.
        - Мы распугали их, пока ругались, - равнодушно ответил Килбурн. - Давай обыщем для начата нашу скалу - может, ведьма здесь. Но не думай даже спускаться вниз - там сплошная трясина.
        Родственники разошлись в разные стороны. Осмотр скалы не занял много времени - Сита и Килбурн столкнулись нос к носу через десять минут после начала осмотра.
        - Безнадежно. На севере сплошная вода, что-то вроде огромного заболоченного озера,
        - грустно произнесла Сита. - На скале нет ничего, кроме мха. А как на юге?
        - Там что-то вроде леса. На опушке сплошная гниль, деревья стоят в воде, но в глубине вроде посуше. Мне кажется, туда можно добраться.
        - А далеко до этого леса?
        - Я думаю, шагов триста, - задумчиво ответил Килбурн. - Но почва очень скверная - кочки, мох… Опасно. Давай-ка, сломаем по деревцу, да попробуем, где покрепче земля…
        Килбурн пошел ломать полусгнившие осинки. Сита смотрела на темный силуэт леса и раздумывала, стоит ли вообще туда идти. Король драконов не дал им никаких указаний
        - кого, где и как искать, и бродить наугад по незнакомому болоту казалось ей идеей довольно опрометчивой. И что делать с Джобаром - бросить его на скале? Кто знает, какие твари водятся в этих болотах? Хотя до сих пор, заметила Сита, им не встретилось ни зверя, ни птицы, ни даже комара, что было и вовсе странно. Девушка почувствовала, что в душу ей начал закрадываться смутный страх.
        Вернулся Килбурн, посвистывая и таща за собой две жерди. Сита не преминула обратить его внимание на отсутствие комаров.
        - Вот и хорошо, - ответил он. - А тебе их, что, не хватает?
        - Вот именно не хватает! - встревоженно подтвердила Сита. - Где ты видел болото без комаров? Это неестественно.
        - Радуйся, что их здесь нет, и перестань трястись из-за каждого пустяка, - заявил Килбурн, бросил жерди на землю и потянулся.
        - А про духов уже забыл? - не отставала Сита. - Ты тогда тоже говорил, что я трясусь из-за пустяков, и что получилось?
        - Ну, комаров тогда хватало с избытком, - отмахнулся Килбурн. - Давай лучше подкрепимся. Я прихватил с собой наши запасы провизии. Собери-ка немного клюквы на десерт!
        Они сидели на разложенных плащах и закусывали без особенного аппетита хлебом и вяленым мясом, как вдруг натренированный взгляд Килбурна заметил какое-то движение далеко на болотах. Он резко развернулся и показал племяннице рукой в сторону леса. Сита вскрикнула от удивления. Вдоль опушки медленно перемещалась высокая фигура в длинном сером платье. Она двигалась так плавно и легко, что у девушки промелькнула ужасная мысль: «Опять духи!» Очевидно, Килбурн подумал о том же, потому что сразу схватился за меч. Но, присмотревшись, он произнес с облегчением:
        - Это женщина. Она оставляет следы. Видишь, по воде идут круги?
        - Но это значит… что она идет по воде?!
        Это действительно была женщина, высокая и худая. Ее длинные желтоватые волосы почти достигали земли. Лица на таком расстоянии было не разглядеть. Прямое платье с широкими рукавами слегка колебалось при ходьбе. Фигура медленно удалялась.
        - Она уходит! - закричал Килбурн, схватил лесину и, не долго думая, спрыгнул со скалы в болото. Во все стороны брызнула грязная вода, и Килбурн сразу же провалился по пояс. Ему, однако, удалось выбраться, ухватившись за ближайший пучок травы, и он осторожно встал, чувствуя, как зыбкая почва из переплетенных корней трав раскачивается и прогибается у него под ногами. Лорд собрался с духом и направился к лесу, тыкая перед собой шестом Сита спустилась со скалы вслед за ним и запрыгала с кочки на кочку, стараясь идти след в след и со страхом поглядывая на бездонные лужицы почти под ногами. Подошвы скользили по неустойчивым кочкам, и больше всего она опасалась потерять равновесие.
        Опасный путь оказался дольше, чем казалось со скалы. Когда мокрые и замученные, с дрожащими ногами и руками путешественники добрались до леса, солнце стояло высоко в небе, а незнакомки и след простыл. Убедившись в этом, Килбурн выругался и упал без сил на влажный мох.
        - Все нормально, - сказала Сита, пытаясь отдышаться, - ее не видно на открытом месте, значит, она в лесу. Надо найти ее, пока она не ушла далеко. Ты думаешь, это и есть Ведьма, Меняющая Реальность?
        - А кто же еще? - сердито ответил Килбурн и со стоном поднялся на ноги. - Пойдем дальше, только не будем расходиться. Неизвестно, чем это кончится.
        Дядя и племянница побрели, спотыкаясь, вглубь гниющего леса. Под ногами хлюпало, мертвые еловые ветви царапали лица и цеплялись за одежду, но идти было легче и безопасней: здесь почву укрепляли древесные корни. Об один из таких корней споткнулась Сита и полетела на землю. Руки ее по локоть погрузились в лужу, засыпанную еловой хвоей. Взгляд Ситы уткнулся в темные глубины лужи, и девушка замерла - на дне она увидела узкое бледное лицо. Водянистые серые глаза насмешливо смотрели на нее. «Дядя!!!» - прохрипела Сита, отшатываясь от странной лужи. Килбурн заглянул в воду и ахнул.
        - Это же ведьма! Добегалась, красотка!
        - Ты думаешь, она утонула? Но она смотрела на меня и улыбалась!
        - Давай достанем ее оттуда, может, откачаем? - предложил Килбурн и ткнул в лужу шестом.
        В ответ на него выплеснулась целая волна мутной воды. Вместе с водой из лужи вылетела ведьма и приземлилась неподалеку, заходясь от смеха. Длинное платье ее было совершенно сухое.
        - Да она издевается над нами! - в гневе вскричал Килбурн и выхватил меч. Сита перехватила его руку и обратилась к ведьме:
        - Прошу вас, не исчезайте! Нам очень нужна ваша помощь!
        Не ответив ни слова, женщина развернулась и направилась в лес. Килбурн в раздражении вырвал руку и бросился ее догонять, но серая фигура словно растворилось среди деревьев.
        - Все напрасно, - устало махнул рукой рыцарь и сел на гниющий еловый ствол. - Это совершенно бесполезно. Нам не поймать ее. Здесь, в этих болотах, она решает, что ей нужно, а что нет. Если ей станет интересно, она придет сама. Пойдем обратно на нашу скалу.
        Путешественники поплелись назад. Они и не заметили, как наступил вечер. Малиновый закат отражался в каждой лужице; задул холодный ветер и по воде побежала рябь. Килбурн из последних сил вылез на сухое место и растянулся на мху.
        - Все, больше не могу, - простонал он, - я слишком стар. Проклятие, зачем я это все затеял! Сидел бы в своем замке и управлял неплохим королевством, а теперь прыгаю по кочкам, как лягушка, в моем-то возрасте! Теперь у меня точно начнется ревматизм!..
        - Дядя! - голос Ситы прозвучал испуганно и напряженно. - Джобар умер!
        Килбурн прервался на полуслове и вскочил на ноги, забыв про ревматизм. Сита стояла на коленях возле Джобара как черная тень на фоне заката. Она молча указала на бескровное лицо варвара с застывшим взглядом. Килбурн попытался нащупать пульс, но сразу понял, что это бесполезно, едва прикоснувшись к холодному вялому запястью.
        Над болотами царила тишина.
        - Ну что же, теперь действительно все кончено, - сказал после долгой паузы Килбурн почти спокойно.
        - Дракон не прилетит за нами?
        Килбурн покачал головой, уныло глядя на мертвеца.
        - Тогда я пойду домой. Неважно, сколько времени займет дорога, я хочу к своему народу, в Зеленые горы!
        - Ты не дойдешь. Ты просто не доживешь до завтрашнего дня.
        - А я все равно попытаюсь, - упрямо заявила Сита и начала собирать вещи.
        - Ты не забыла, что твой замок больше не принадлежит тебе? Ты будешь чужаком в своей стране!
        После этих слов Сита не выдержала и заплакала. Она всхлипывала, продолжая набивать сумки едой, пока Килбурн не хлопнул ее ободряюще по спине.
        - Пойдем вместе, только не сегодня. Выступим на рассвете, когда выспимся и отдохнем, как следует. Я тоже не собираюсь сдаваться и умирать с голоду на этих болотах. Это голос крови, моя девочка - настоящие лорды всегда сражаются до конца.
        Сита хотела было высказать дяде все, что думает по поводу наследственности и голоса крови, но осознала, что ей уже нет до них никакого дела.
        ГЛАВА 16
        НОЧНОЙ РАЗГОВОР
        Они проснулись глубокой ночью одновременно, как от толчка. Стоял пронизывающий холод, звезды висели низко над головой. Луна ярко светила над водяными равнинами, демонстрируя полное отсутствие чего-либо подозрительного. Спокойствие, неподвижность, тишина… Килбурн резко сел и встретился глазами с Ситой.
        - Ты это слышала? - шепотом спросил он.
        - Кажется, плеск воды, - неуверенно произнесла Сита, - вон там, на севере.
        Когда она поняла, ее глаза расширились от страха. Именно там лежало в трясине тело Джобара, которое Килбурн сбросил в воду перед тем, как лечь спать.
        - Это не ведьма. Она ходит бесшумно, - едва шевеля губами, пробормотал Килбурн. - Кого-то интересует труп. Свеженький..
        Внизу громко плеснула вода. Лязгнуло железо. Раздался тяжкий вздох, а затем - хриплый кашель.
        - Что будем делать? - дрожащим голосом спросила Сита, придвигаясь к дяде.
        - Погоди, может, оно уйдет. По-моему, оно выудило тело наружу и куда-то тащит его.
        Вода хлюпнула совсем рядом. Килбурн прислушался и покрылся холодным потом - кто-то явно лез к ним на скалу.
        - Это ты, лорд Килбурн? Зачем ты бросил меня в воду?
        И над гребнем скалы появилась знакомая фигура, во всех подробностях освещенная луной.
        - Джобар! Мертвец, - взвизгнула Сита и упала в обморок.
        - Ага, и красавица Сита здесь? - хрипло спросил тот, кого некогда звали Джобаром.
        - О каком мертвеце она говорит?
        Килбурн лихорадочно рассматривал варвара. «Нет, он не мог остаться в живых с такими ранами, да еще пролежав полночи под водой. Это ходячий мертвец, зомби! Вот почему на этих болотах такая тишина!»
        - Чего молчишь, оглох, что ли? - недовольно спросил Джобар. По его волосам, лицу, одежде стекала мутная вода.
        - Сейчас ты поймешь, о каком мертвеце… - сквозь зубы процедил Килбурн и бросился с мечом на Джобара.
        - Ах ты, старый ворон! Я же безоружен! - заорал Джобар, отскакивая назад.
        - С мертвецами я только так и воюю, - ответил Килбурн и нанес удар. Он пришелся по железным пластинам на груди и не причинил Джобару вреда. Варвар увернулся от второго удара и кинулся к лежащей в обмороке Сите, у пояса которой явственно поблескивали ножны. Но не успел он протянуть руку, как Сита открыла глаза и изо всех сил ударила его кинжалом в глаз. Джобар вскрикнул и схватился за лицо. Сзади с радостным воплем подоспел Килбурн и ударил Джобара по голове. Предполагаемый зомби без чувств упал на землю.
        - Сита, тащи сюда осинку, сейчас сделаем отличный кол! - крикнул Килбурн, держась на безопасном расстоянии от врага и прикидывая, как бы половчее отрубить ему голову.
        Сита взглянула на Джобара повнимательнее и ахнула.
        - Дядя, да у него идет кровь! Он живой! Джобар зашевелился на мху, приходя в себя.
        - Вы что, с ума посходили? - жалобно спросил он, размазывая кровь по лицу в безуспешной попытке протереть глаза.
        - Да он, похоже, и вправду живой, - недоверчиво произнес Килбурн. - Но этого не может быть, - убежденно добавил он.
        - Я ничего не помню! Дракон… удар… а потом я открыл глаза, а вокруг холодная вода. Что это за место?
        Вместо ответа Килбурн указал на темнеющий лес вдалеке и хрипло произнес:
        - Сейчас нам объяснят, в чем дело.
        Среди деревьев мелькало пятно теплого света. При виде его сердце согревалось и успокаивалось, наполняясь памятью о спокойной жизни и отчем доме. Такой свет горел в окнах деревень, когда по вечерам дом наполнялся теплом очага; он ласково светил сквозь вышитые занавески и приглашал усталых путников к столу…
        На опушке леса появилась небольшая аккуратная изба. Над ее трубой вился дымок, от освещенных окон веяло уютом. На огромных голенастых птичьих ногах изба неторопливо шагала по болоту. Ошеломленные путешественники безмолвно следили за ее приближением. Изба, осторожно перескакивая с кочки на кочку, приблизилась к скале. Дверь со скрипом распахнулась, наружу выскочил половик и вытянулся мостом до самой скалы. По половику неторопливо прошествовала Ведьма, Меняющая Реальность, уселась возле едва тлеющего костра и спокойно произнесла:
        - Ну, я жду.
        Килбурн открыл рот, задумался и промямлил:
        - Да, в общем-то, уже все.
        - Что значит все? - искренне удивилась Ведьма.
        - Э-э, вот этот молодой человек…
        Ведьма расхохоталась. Ее прозрачный взгляд внимательно и бесстрастно скользнул по ошеломленным лицам путешественников.
        - Понятно. Кому же еще, кроме меня, по силам оживить мертвеца. Хотелось бы соврать вам, что я умею читать мысли, но признаюсь, что мне просто захотелось потренироваться в манипулировании с координатами времени. Кто надоумил вас искать меня?
        - Король драконов, - ответил Килбурн, понемногу приходя в себя.
        - А, это Ширван! Неудивительно, ведь это я освободила его монаду из протореальности много веков назад. Он обязан мне своим существованием в этом мире и единственный кое-что знает о моих талантах. И что мы будем делать дальше?
        В разговоре возникла неловкая пауза.
        - Не хотите с нами поужинать? - густо покраснев, пробормотала Сита.
        - Хм, не откажусь, - растерялась ведьма. - А что у вас на ужин?
        Сита захлопотала, выкладывая еду обратно из сумок. Килбурн подложил в костер побольше мха и расстелил на земле свой плащ. Колдунья с сомнением взглянула на сплющенные куски мяса и раскрошенный хлеб, однако еда оказалась вполне съедобной, а появление фляги с крепким вином привело ее в восторг. При виде еды все неожиданно поняли, что безумно проголодались, и довольно долго над скалой раздавалось только чавканье и бульканье.
        - Излишняя пища вредит умственной деятельности, - невнятно проговорила ведьма, оторвавшись наконец от мяса, - и я давно сижу на диете. Но уже много веков я не пробовала естественно сотворенной еды и не могу упустить такую возможность.
        - Что значит - естественно сотворенная еда, - сквозь набитый рот спросил Джобар.
        - И что такое координаты времени? - добавила Сита.
        Слегка захмелевшая с непривычки ведьма добродушно начала объяснять:
        - Ты видишь здесь что-нибудь, кроме озер и трясин? Эта земля - чистый холст, и я изменяю ее по мере надобности и по своему вкусу. Заметили, что здесь нет насекомых? Они меня раздражали, и я их убрала. Мне не так уж много надо: уютный передвижной кабинет для работы, простая пища… Два моих врага - недостаток теоретической информации и порой скука, но их с лихвой компенсируют покой, свобода творчества, необъятное поле для экспериментов. А координаты времени - это элементарно. Будущего нет, прошлое есть. То, что есть, можно изменить, подобрав код нужного момента. Я вернулась к моменту в индивидуальном прошлом этого парня, когда он был еще жив, и переписала тот отрезок времени, когда он был мертв. Можешь считать, красавец, что твоя гибель тебе приснилась.
        - Это невероятно! - прошептала Сита. - Мне никогда не рассказывали о подобных вещах. Но что это - магия? Или другое, более сокровенное знание?
        Колдунья еще раз приложилась к фляге и возвела мечтательный взор к звездному небу.
        - Я открою вам главную тайну: мир подобен книге.
        Путешественники, подавшиеся было вперед, разочарованно переглянулись. «Почему бы ей не сказать, что мир - театр, - пробормотал Килбурн, - было бы еще оригинальнее». Только Джобар наморщил лоб - мысль показалась ему любопытной.
        - Ты читаешь книгу, и перед твоими глазами встают прекрасные образы: страны, моря, сражения, лица людей - значительных и ничтожных, воинов и колдунов… Твои глаза бегут со строчки на строчку, картины меняются, и ты забываешь, что все это великолепие - всего лишь ряды знаков. Меняются их сочетания - меняется и картина. Да, магия слова - это истинная магия, в отличие от жалких фокусов с зельями и амулетами, которые практикуют деревенские колдуны. Они просто применяют то, что дано им в готовом виде. Заклинания - это обычная магия слова. Но велик не тот маг, который знает кучу заклинаний, а тот, кто может создавать их сам…
        - Ты можешь создать дракона на ровном месте? - невпопад спросил Джобар, которому надоели отвлеченные рассуждения.
        Недобрая ухмылка промелькнула на выцветшем лице колдуньи.
        - Так вам нужен дракон!.. А почему только один?
        - Два дракона гораздо лучше! - радостно поддержал ее Джобар, без церемоний забирая у ведьмы флягу и делая могучий глоток.
        - Дракон, феникс, циклоп, целое войско, укрепленный замок - что угодно можно создать и уничтожить в любой момент, если, конечно, обладать необходимым знанием.
        - А ты им обладаешь? - вмешался Джобар.
        - Не перебивай меня, варвар, - недовольно произнесла колдунья. - Ты сбиваешь меня с мысли. Бессчетные годы я провела здесь, постигая подлинную природу этого мира, чтобы через истинную магию обрести над ним полную власть. Я отказалась от обыкновенной практической магии слова, или, точнее сказать, магии имен - как известно, знание настоящего имени дает власть над предметом - и перешла к высшему виду - магии чисел. Мало кто из колдунов занимался этим видом магии со времен древнейшего и величайшего мага Пифагора, и сейчас уже никто не понимает ее истинную суть. В наше время только я изучаю структуру мира через ее численные выражения. Это позволяет проникать в самую суть вещей и изменять ее самым быстрым и эффективным способом. Главное, правильно определить соответствия и подобрать ключ. Я додумалась до всего сама, и это был долгий и мучительный процесс. Я затратила годы, думая, что вот-вот достигну вершины, но передо мной раскрывались новые дали, и я понимала, что все еще нахожусь у подножия.
        - Но хоть дракона-то ты можешь сотворить? - разочарованно спросил Джобар.
        - Сейчас я обращу в дракона тебя! - рассвирепела колдунья. Килбурн одобрительно кашлянул, всем видом выразив удовольствие от ее идеи. Сита с возмущением посмотрела на него.
        - А почему ты до сих пор его не сотворила? - не отставал Джобар. - Тут что-то не то. Если бы ты реально могла наколдовать себе дракона, то давно бы уже сидела на моем или его троне. Много хвастаешь, вот что! А ты докажи!
        Ведьма поднялась и презрительно усмехнулась.
        - Как ты утомил меня, глупый варвар. Неужели ты думаешь, что я буду тратить время и силы, чтобы убеждать тебя? Вот ответ на твой вопрос: когда я была молодой и алчной до знания и мирских благ колдуньей, я грезила о власти над миром. Теперь же я могу получить этот мир в любой момент - но мне это неинтересно. Мне хватает одного сознания своего могущества, а единственное, что меня интересует в этой жизни, это ее познание. Я переросла свою алчность.
        - Ты лжешь! - воскликнул Джобар, перескочил через костер и схватил колдунью. Килбурн и Сита издали вопль ужаса и кинулись за ним. Джобар намертво вцепился в ведьму и прошипел:
        - Быстро сотворяй мне дракона, а не то…
        Торжество на его лице сменилось растерянностью. Очертания ведьмы расплывались у него в руках, тело ее превращалось в туман и постепенно исчезало. Из дверей странного домика раздался скрипучий смех ведьма стояла на пороге избы целая и невредимая Джобар метнулся было к половику, повисшему над трясиной.
        - Вперед, дубина, - издевательски прокричала ведьма - Мостик как раз для тебя.
        Джобар остановился и с тоской взглянул на половик. Колдунья помахала рукой Сите и Килбурну, коврик скатался в рулон, и избушка направилась прочь, постепенно исчезая в ночной тьме.
        - Я ничего плохого тебе бы не сделал - крикнул Джобар ей вслед - Исцели хоть глаз.
        - Ну ты и нахал, красавчик. Неужели все варвары такие? - долетел ответ из темноты, и освещенные окошки пропали из виду.
        Килбурн подошел к Джобару и без разговоров дал ему по шее. Варвар только глубоко вздохнул.
        - Ну, занесло. С кем не бывает?
        - Может, оно и к лучшему, - вступилась за варвара Сита. - Странная она какая-то. Кто знает, как бы дальше пошел разговор. Вдруг бы она напилась и начала колдовать по-своему.
        - Давайте спать, - устало произнес Килбурн, - а то скоро уже утро настанет. Хватит с нас болот на заре летим назад. В жизни у меня не было более беспокойной ночи, чем эта.
        IV. КОРОЛИ В ИЗГНАНИИ
        ГЛАВА 17
        ПРОПАВШИЙ СЫН
        Джобар ожидал аудиенции в приемном зале королевского дворца в Городе драконов. Он похудел и потерял прежний королевский лоск, на левом глазу появилась повязка. Неторопливо расхаживая по мраморным плитам пола, он рассматривал обстановку зала со смешанным чувством восхищения и неприязни. Дворец строился явно не для людей, он казался Джобару слишком огромным и пустынным, подавляя его своим холодным древним величием «Как карлик в гостях у великана», - с досадой думал Джобар Стены из серого камня, сплошь покрытого фантастической резьбой, терялись в сиреневой дымке высоко под потолком: в проеме стрельчатых окон мог бы поместиться целый дом. Однако мебель - скамья вдоль стены и пара кресел - была обыкновенной, человеческой, и выглядела сиротливо в этом необозримом холодном зале.
        Джобару надоело ходить туда-сюда, и он уселся в массивное кожаное кресло. Ему было слегка тревожно. В отличие от своих бывших спутников он еще не видел Короля драконов, а рассказы казались ему преувеличенными. Вообще он от драконов ничего хорошего не ждал. Джобар знал, что он был убит; что только благодаря Королю драконов болотная ведьма оживила его: и что верховный дракон поступил так небескорыстно. Долг предстояло платить, и варвар тщетно гадал, какова будет цена.
        Ожидание тем временем затягивалось. Джобар нетерпеливо поглядывал на окна, ожидая, когда же раздастся гул и хлопанье крыльев. Но вместо этого за дверями вскоре послышался отчетливый звук шагов. Тяжелая железная дверь приоткрылась и в зал вошел не дракон, а какой-то человек. Высокий мужчина средних лет уверенно пересек зал и сел в кресло напротив Джобара, устремив на него изучающий взгляд.
        Варвару не понравилась бесцеремонность пришедшего.
        - Имей в виду, я жду Короля драконов, - резко произнес он. - По-моему, ты здесь лишний.
        Человек в кресле насмешливо улыбнулся.
        - Я вижу, боевой пыл вернулся к тебе, юный король. Когда я впервые увидел тебя, все твои ребра торчали наружу, а в теле не было ни одной целой косточки. Пусть тело немощно, но дух должен быть могучим, подумал я, и не ошибся.
        - Кто ты такой, что смеешь говорить о моем «немощном теле?» - зажигаясь гневом, воскликнул Джобар.
        - А ты сам не понял? Или ты ожидал, что Король драконов влетит сюда в языках пламени и клубах дыма?
        - Ну, в общем да, - растерянно произнес варвар, с недоверием рассматривая собеседника. Конечно, он слышал, что некоторые драконы могут принимать человеческий облик, но верил в это с трудом. В сидящем перед ним черноволосом человеке, одетом в богатое черно-золотое платье, на первый взгляд не было ничего необычного. Его можно было принять за лорда-чародея: чувствовалась спокойная уверенность в себе, глубокий ум и привычка повелевать. Драконью сущность выдавали одни глаза. Эта особенность была свойственна всем драконам - их взгляд не менялся, в кого бы они не обращались. Глаза могучего и мудрого зверя смотрели на Джобара с сурового лица, и на мгновение ему стало жутко - показалось, что дракон, затаившийся под человеческим обличьем, только и ждет момента, чтобы вырваться и испепелить его.
        - Перейдем к делу, - негромко произнес дракон и пристально посмотрел в глаза Джобару. - Учитывая интересную политическую ситуацию, которая сложилась сейчас на землях лордов, и давние связи между нашими народами, думаю, что твоя помощь окажется нелишней в моей беде.
        - И что это за беда? - осторожно спросил Джобар.
        - Прежде чем ты узнаешь, ты должен дать клятву молчать. Это вопрос исключительной важности для судьбы Города драконов, и к тому же моя семейная трагедия. Клянись же, что сказанное мною никогда не прозвучит в другом месте.

«А иначе ты никогда не покинешь эту комнату» - мысленно докончил за него Джобар, торопливо принося клятву.
        Дракон помолчал, собираясь с мыслями. Когда он поднял голову, на его лице выразилось давнее страдание.
        - Несколько лет назад у меня пропал единственный сын, - начал он.
        - Так вот в чем дело - пробормотал Джобар, еще не решив, радоваться ему или огорчаться.
        - Они часто гуляли с матерью в Южных горах. Других таких мест нет в мире: неприступные пики, отвесные скалы, замерзшие водопады рядом с пылающими вулканами… Мать относила его к одному вулкану погреться в серных испарениях - это очень полезно для растущего детского организма. Однажды она улетела ненадолго, потом вернулась за ним, а малыш исчез (Голос дракона пресекся от нахлынувших чувств.)
        Мы искали его много дней и месяцев, обшарили все пропасти Южных гор, не пропустили ни одной щели, но все напрасно. Мы и сейчас ищем, но уже почти потеряли надежду. Если мой сын не найдется, огромная беда постигнет Город драконов. Драконы живут очень долго, и наверное, поэтому у них очень редко рождаются дети. Я последний из рода Королей драконов. С женой мы расстались - я так и не смог простить ее роковую небрежность. Лишенный законного наследника Город после моей смерти неминуемо погибнет от междоусобиц. Ты сам видел, как выродились теперь драконы. Они передерутся, разлетятся отсюда кто куда, поселятся в горных и лесных пещерах, и люди перебьют их поодиночке, как уже не раз бывало.
        - Но что ты хочешь от меня? - в замешательстве спросил Джобар. - Чтобы я нашел твоего сына? Но если даже драконам это не удалось, что смогу сделать я?
        - Я тебе объясню, - мрачно ответил Король драконов. - Наши поиски оказались все же не совсем бесплодными. Удалось выяснить самое главное - наследник не погиб. Он был похищен! И похитили его люди.
        Первой же мыслью варвара было: «Не иначе как Килбурн Кто у нас больше всех хотел добыть себе дракона?»
        - Я вот тут подумал о лорде Килбурне, - небрежно сказал он вслух.
        - Отпадает, - недовольно произнес дракон. - Кето был допрошен с пристрастием и подробно рассказал о той сделке. Они повстречались случайно где-то на Восточном побережье года два назад, и их Договор никак не связан с событиями многолетней давности. Следы похитителей, должен тебе сказать, вели прямо в твое королевство.
        - Что?! Ты намекаешь что это я?
        - Не думаю, - хладнокровно ответил дракон. - Такие вещи не под силу варварам. Там приложил руку сильный колдун, на что указывало множество косвенных улик. Как только это стало ясно, у меня возникла мысль просить о помощи короля варваров, но сам понимаешь, это было бы слишком опасно. Я прекрасно знаю нрав лордов! Едва они почуют запах власти, никакие клятвы их не остановят. Дракон, даже еще не вылупившийся из яйца, это лакомая приманка для того, кто одержим идеей править.
        - Так это было яйцо?! - изумился Джобар Король драконов усмехнулся.
        - Естественно. В ином случае и не было бы повода для волнений. С того момента, как дракон разбивает скорлупу своего яйца, он считается взрослым и может дать отпор любому врагу. Моему сыну как раз подходил срок, и сейчас ему, должно быть, лет пять. Мерзавец, укравший его, поступил очень умно.
        - Ты сказал, что не захотел тогда обратиться к варварам. А почему ты вдруг доверился мне?
        - Во-первых, ты обязан мне жизнью. Может быть, для тебя это обстоятельство что-то значит, а может, и нет. В любом случае, это не главное. Суть в том, что тебе больше некуда деваться - без моей помощи тебе не вернуть престол.
        - Что ты сказал?! - заорал Джобар, вскакивая на ноги и с грохотом роняя кресло.
        - Королевства варваров больше нет. Вскоре после твоего отъезда там начался полный хаос. По последним сведениям оно развалилось на восемь самостоятельных княжеств, а вплоть до южных границ пустыни захвачено войсками пришлого некроманта. Сейчас его продвижение временно замедлилось, но это ненадолго, как ни отчаянно сражаются твои бывшие подданные.
        - Вот так, юный варвар, - устало произнес Король драконов и поднялся на ноги. Теперь мы в равной степени держим в своих руках судьбы своих царств. Только для меня это вопрос многих веков, а для тебя - нескольких недель. А сейчас разреши мне тебя покинуть. Вот уже много веков я не принимал человеческое обличье, и оно причиняет мне дискомфорт. Не понимаю, как вы, люди, годами существуете в таком виде! - с усмешкой добавил он напоследок и вышел из зала, слегка пошатываясь. Ошеломленный новостями Джобар даже не попрощался с ним. Шаги в соседнем зале зазвучали медленнее и тяжелее, по каменному полу заклацали когти, двери сотряс могучий порыв ветра, но Джобар и этого не заметил. Несколько мгновений он сидел с видом человека, которого ударили по голове дубиной, затем в ярости ударил кулаком по подлокотнику и выбежал из зала.
        Печальную и мрачную картину представляли собой Земли лордов. От северных лесов до гор юга бушевала война; народы и племена, ранее выпускавшие пар в локальных конфликтах и пограничных стычках, оказались внезапно вовлеченными в жестокую всеобщую войну. Колоссальные армии спешно формировались в бывших владениях Килбурна и бросались на юг: Криган еще не ощутил вполне прочность своей власти и торопился, боясь упустить момент. Крестьяне, эльфы, гномы, зомби, предатели - гоблины собирались в пестрые, наспех подготовленные отряды и колонна за колонной уходили в варварские степи, где и умирали за своего ненавистного повелителя.
        Ненависть и страх были единственным связующим звеном армии Кригана. Он понимал это и не жалел усилий, чтобы страх усугублять и поддерживать, а ненависть направлять в нужное ему русло. Когда король-некромант совершал смотр своего войска, тысячи солдат трепетали от ужаса, не осмеливаясь поднять глаза на зловещую фигуру в черных шипастых доспехах, чтобы не встретить случайно леденящий душу взгляд безжалостных желтых глаз. Все знали, что король может убить любого из них, не слезая с коня и только пробормотав подходящее заклинание. В памяти солдат свежи были дни, когда ров вокруг Авадона был усыпан обгорелыми трупами защитников замка, а каменные сторожевые башни и стены рушились от подземных толчков. Всепроницающая и незаметная полицейская служба Килбурна, которой Криган мудро воспользовался, помогла ему укрепить свою власть, пока народ не опомнился.
        Все это время у некроманта не было ни минуты покоя. Он почти не ел и не спал, погруженный в государственные и военные дела. «Пока еще рано наслаждаться победой,
        - думал он, - надо закрепить успех, уничтожить врагов, а уж потом»… Последние опасения за исход варварской компании исчезли, когда разведка донесла о загадочном отъезде Джобара. Криган усилил натиск, и в ставке варваров, лишенных предводителя, началась паника. Попытки выбрать наместника кончились грязной борьбой за корону среди ближайших родственников короля, после чего пустынные лорды, осыпая друг друга проклятиями, разъехались по своим замкам, поделили некогда огромное королевство и занялись индивидуальной обороной. Криган планировал разбить их поодиночке в считанные недели.
        К предвкушению победы у него, однако, примешивалось беспокойство. В исчезновении одновременно двух сильнейших королей было что-то подозрительное и даже угрожающее. Ходили слухи, что Джобар захватил Килбурна, когда тот зачем-то болтался без охраны по варварским владениям. Это было странно, но ничего сверхъестественною в этом не было. Куда же в таком случае девался сам король варваров. Эти вопросы все сильнее терзали Кришна и заставляли его торопиться с окончанием воины.
        ГЛАВА 18
        НА ВРАЖЕСКОЙ ЗЕМЛЕ
        Пограничная река тускло поблескивала в бледном свете луны. Только что стемнело, но в деревне на северном берегу уже тушили огни, готовясь ко сну после полного трудов дня. Теплый сухой ветер дул со стороны варварских степей. Оттуда же плыла, пересекая речку, маленькая лодка. В ней сидели два человека в плащах и капюшонах, надвинутых низко на глаза. Один из них медленно и осторожно греб, стараясь без всплеска опускать весла в воду. Другой сидел, съежившись, на носу лодки, и напряженно вглядывался в приближающийся берег, опасаясь пограничной стражи. Однако страхи были напрасны, на обоих берегах не было ни души, и только редкие скрипучие крики ночных птиц нарушали ночную тишину.
        Лодка мягко уткнулась в травянистый берег. Тот, что повыше, наспех привязал ее к какой-то коряге, буркнул товарищу: «Идем», и путники полезли вверх по влажному склону, цепляясь руками за пучки травы. Вскоре они попали на более ровную почву, которая оказалась деревенской дорогой. По обе стороны в полумраке чернели избы. Услышав голоса в одном из домов, путники поспешно укрылись в тень забора, «Тихо, - прошептал высокий, - нам нужна изба старосты, но ума не приложу, как ее искать в этой темноте. Ладно, главное выбраться на рыночную площадь, а там-то я найду дорогу. Староста мужик с хитрецой, но надежный. Помню, мы у него славно погуляли на прошлогоднем празднике урожая». Его спутник молча кивнул, и две тени крадучись двинулись дальше.
        Казалось, бесконечно много времени прошло в блуждании по пахнущим навозом темным закоулкам, замирая при каждом шорохе, когда сердце вновь и вновь сжималось, не успев успокоиться, и наконец цель была достигнута. Путешественники пролезли сквозь дыру в заборе и притаились возле большой избы, в окнах которой еще горел тусклый свет. «Жребий брошен», - прошептал высокий и едва слышно постучал в дверь.
        - Кого там несет? - раздался изнутри сердитый испуганный голос.
        - Юлиус, открывай, - негромко, но властно произнес высокий.
        Дверь приоткрылась, и в проеме появилось бледное бородатое лицо с вытаращенными глазами.
        - Как, неужели это вы, мой лорд?!
        - Именно я, - угрюмо произнес Килбурн, так как это был именно он.
        - Так вы живы! Но что вы делаете ночью в нашей деревне?
        - Ты впустишь меня или нет?! - рявкнул лорд, обозленный тем, что староста как бы невзначай перегородил дверь.
        - Не знаю, господин, имею ли я право… У нас ведь теперь другой король, и если вас у меня заметят…
        Килбурн почувствовал, как у него зачесались кулаки, но усилием воли сдержался.
        - Хорошо, - ответил он, повышая голос, - тогда давай поговорим здесь, на свежем воздухе. У меня накопилось много вопросов с тех пор, как я покинул столицу!
        Глаза старосты, и без того круглые от страха, чуть не выскочили из орбит.
        - Умоляю вас, замолчите! - простонал он и втащил Килбурна в дом. За ним проскользнул и его спутник.
        - А это еще кто? - вздрогнул староста.
        - Мой оруженосец, - неохотно ответил Килбурн. Под капюшоном «оруженосца» виднелось бледное и испуганное лицо Ситы - похудевшей, с коротко остриженными волосами.
        - В деревне полно шпионов, - укоризненно произнес Юлиус, запирая дверь. - Вы меня здорово подводите, мой лорд. Все мы погибнем страшной смертью, если стражники застигнут вас в моем доме.
        - Неужели вы все так боитесь нового короля? - усмехнулся Килбурн, снял мокрый плащ и тяжело уселся на скамью. - Даже больше, чем меня?
        - Народ со слезами вспоминает ваше благодатное правление, - вздохнул староста. - Оно останься в памяти людской как золотой век человеческого рода в наших краях. Но те дни прошли, и их уже не вернуть.
        - Почему это? - не удержался Килбурн.
        - Наш новый король - такой могучий колдун, каких поискать. Он явился однажды с запада с крошечным войском и с помощью одной только магии разнес по камешкам ваш прекрасный замок. Люди трясутся от страха при одном его появлении, говорят, он может убивать взглядом! Увы, в отличие от вас, его величество Криган не жалует человеческий род. Помните заброшенную деревушку на севере, выше по реке? Это место издавна считалось проклятым, и не напрасно - какая-то нечисть водилась в тех краях. В недобрый час король узнал об этом, и теперь там строится ужасная крепость. Туда отправляют всех недовольных и мятежников, и ни один не приходил оттуда живым, - добавил, понижая голос, староста. - Но самое страшное, если они все-таки возвращаются.
        - Зомби? - догадался Килбурн. Староста кивнул.
        - И в армии их с каждым днем все больше. В охране короля теперь только эта нежить, и среди внутренней стражи много встречается.
        - Так-так, - наклонился над столом Килбурн. - А моя гвардия уцелела? Кто из прежних полковников еще жив? Расскажи-ка, что знаешь, да поподробнее.
        Пока пожилой крестьянин сбивчиво и многословно вел свой рассказ, Килбурн впервые за много дней наслаждался горячим картофельным супом, который подала ему хозяйка, и рассматривал обстановку избы. «Да, в прошлом году, когда я наезжал в эти края, Юлиус жил побогаче! Еды мало, в доме воняет какой-то гнилью, а простым мужикам, наверно, еще хуже. Мои шансы на успех растут!» Вспомнив о Сите, он оглянулся и увидел, что девушка дремлет, положив голову на стол. «Совсем расклеилась. Одна обуза, - с раздражением подумал лорд, - с нее все и пошло. Не выпусти она зачем-то этого упыря, сидел бы я сейчас в Авадоне, а не крался по придорожным кустам, как разбойник!» Не переставая слушать старосту, Килбурн пихнул Ситу кулаком в плечо. Девушка медленно подняла голову, посмотрела вокруг себя бессмысленным взглядом и снова уронила голову на стол.

«Что-то здесь не то, - с тревогой подумал старый лорд - Она, конечно, устала, но не до такой же степени! Уж не опоили ли ее? С этого жулика станется!» Для проверки он крепко ущипнул ее за руку под столом, но Сита даже не пошевелилась. Килбурн похолодел.
        - Вот так, значит, обстоят дела в бывшем вашем войске, - закончил свой рассказ староста. - Я, конечно, подробностей не знаю…
        - Понятно, - прервал его Килбурн. - Ну, добрый Юлиус, спасибо тебе за кров и пищу. А теперь бедственные обстоятельства вынуждают нас отправляться в путь.
        - А то остались бы переночевать, - с явным облегчением произнес староста. - Паренек-то ваш, видать, совсем сомлел.
        - Это уж мое дело, - огрызнулся Килбурн и принялся трясти Ситу. Только после того, как он без церемоний вылил ей на голову ковш воды, девушка смогла, шатаясь, подняться из-за стола. Староста предупредительно предложил в проводники одного из своих сыновей, но Килбурн не менее любезно отказался. Интуиция подсказывала ему, что надо уходить, и быстро, пока неведомая ловушка не захлопнулась. Поддерживая полубесчувственную племянницу, Килбурн простился со старостой и устремился к реке настолько быстро, насколько позволяли подозрительно ослабевшие ноги.
        Юлиус задумчиво наблюдал, как бывший король, волоча за собой оруженосца, исчезает в ночной темноте. Он потрепал бороду, почесал в затылке, сплюнул, пробормотал:
«Эх, служба!» - и вернулся в избу. «Беги в караулку, скажи, что лорда Килбурна видели в деревне, - приказал он младшему сыну, - а что был у нас, молчи!» Когда парень убежал, Юлиус еще раз глубоко вздохнул и открыл дверь в соседнюю комнату. Оттуда шибануло таким тошнотворным запахом гнили, что ему пришлось зажать нос.
        - Пора бы уж привыкнуть, - раздался хриплый скрежещущий голос. Старший сын старосты сидел у окна, лениво отгоняя мух когтистой рукой. Его сероватое лицо было покрыто черными пятнами и плесенью.
        - Неважно выглядишь, сынок, - не удержался Юлиус.
        - Глоток свежей крови, и от живого не отличат, - ухмыльнулся зомби.
        - Ну ты все слышал, о чем мы говорили? Тогда ступай за ними. У Килбурна оказалась слишком крепкая голова, но его мальчишка уже готов. Если он его не бросит, далеко не уйдет.
        - От меня не уйдут, - бесстрастно проскрипел зомби и выскользнул за дверь.
        Юлиус уныло посмотрел ему вслед. «А что делать. Не я, так меня. Хоть не в моем доме… А как хорошо жилось при Килбурне!» - ностальгически подумал он и пошел спать, вспоминая прежние счастливые дни.
        ГЛАВА 19
        ДЖОБАР РАЗМЫШЛЯЕТ
        Уже больше часа Джобар сидел у костра и полировал свой меч, пытаясь таким образом погасить бесцельный гнев. Сталь уже блестела как стекло, но варвар упорно тер ее суконкой, сжав зубы и не отрывая неподвижного взгляда от лезвия. На почтительном расстоянии от костра расположились гоблины, готовые в любую секунду разбежаться во все стороны. Когда Джобар пребывал в подобном настроении, находиться в пределах его досягаемости было опасно для жизни.
        Костер уютно потрескивал, звезды в небе напоминали россыпь самоцветов. Воздух был теплым и свежим. Раньше в такие ночи в ставке варваров гремели застольные песни и хохот, и земля содрогалась от топота танцующих ног, и запасы пива казались бесконечными в огромных бочках. Но нынче в столице, восставшей против своего повелителя, воцарилось грозное молчание.
        Внезапно Джобар вскочил на ноги и с ревом крутанул над головой мечом. Гоблины с писком попрятались в кусты. Не найдя жертвы, варвар вогнал меч в землю и начал ходить возле костра. Его разум застилало бешенство при воспоминании о визите в родной замок. Старый верный дядюшка Агар даже не пустил короля в его крепость, ограничившись невнятными обвинениями с крепостной стены, и напоследок посоветовал убираться подальше. Джобар, естественно, не мог атаковать замок в одиночку и вызвал дядю на поединок, от которого тот благоразумно отказался, рассудив, что жизнь дороже чести. Джобар постоял у ворот под нацеленными на него дротиками и копьями, торжественно проклял Агара и в ярости удалился. К прочим родственникам он даже не пытался обращаться, вспомнив слова дракона; варвар подозревал, что, в отличие от дяди, они не будут стесняться применить оружие. Вряд ли кому-нибудь из них захотелось бы расставаться с только что захваченными владениями, да и Джобар, если бы вернул власть, не стал бы щадить предателей.
        Низвергнутый король с трудом оторвался от детальной разработки будущих пыток своих коварных родственничков и направил мысли в более насущном направлении. Шанс-то был, хоть и сомнительный: надо было всего-навсего разыскать сына Короля драконов. Перед внутренним взором Джобара возникла карта его бывших владений. «Что же, раскинем мозгами, - подумал он, пока его рука механически рисовала на земле очертания южных и северо-восточных гор, крепости и форты, плавную линию восточного побережья, пограничную реку, контуры пустыни. - Надеюсь, я достаточно хорошо изучил свои земли, чтобы угадать, где можно спрятать дракона, пусть и небольшого. Самое главное, чтобы те, кто его украл, не оказались на территории Килбурна…» Но это было маловероятно - на северо-западной границе всегда находился поистине непроницаемый заслон, надежно защищавший лучшие плодородные земли варваров от главного потенциального противника. К тому же дракон утверждал, что Килбурна они проверили в первую очередь.
        Другое предположение было более вероятным и тоже не оставляло надежды на благополучный исход поисков. Похитители могли свернуть к востоку и увезти детеныша дракона за море. «Король драконов утверждал, что там действовал колдун, а в наших краях колдунов, как известно, не водится», - с тревогой отметил Джобар. Ну что же, если дракон покинул пределы его земель в восточном направлении, варвару оставалось только сесть на корабль и плыть за ним в поисках давно исчезнувших следов. Это означало навсегда потерять варварское королевство и превратиться в одного из многочисленных нищих бродячих лордов, наводнивших весь мир.
        Джобар заскрипел зубами и напряг мозги. Нет, эта версия тоже была небезупречной. Вдоль всего побережья, огибая земли призраков, проходил оживленный торговый и военный тракт, по которому день и ночь сновали курьеры, купцы, перебрасывались войсковые подразделения, да еще через равные промежутки стояли сторожевые вышки, на которых по ночам зажигались сигнальные огни. Местность вдоль тракта, особенно ближе к северу, была густо населена. Очень сложно было пересечь эту полосу, оставшись незамеченным, между тем никаких сообщений от сторожевых постов, насколько помнил Джобар, не поступало. Южные горы драконы обыскали сами. Значит, оставалось только одно направление - северо-запад. Там расстилались огромные необитаемые пространства песчаных пустынь, которые затем переходили в солончаки, а потом превращались в бескрайние болота, где варвар уже побывал. «Ага, вот оно что!
        - вспыхнула в голове мысль. - Ведьма, Меняющая Реальность!.. А зачем ей, с другой стороны, дракон, если она может оживлять мертвецов и создавать армии одним усилием мысли… а сама сидит безвылазно в своей хижине на птичьих ногах в этом гнилом лесу и непонятно чем там занимается. Тьфу на нее!» - плюнул Джобар, вспомнив, как ведьма шутя ускользнула у него из рук. Однако дальше поиски зашли в тупик. Больше, насколько было известно Джобару, никто из сильных в пустынных землях не жил.
        И тут его осенило. В памяти всплыл маленький форт, бесконечное море барханов, усеянное костями, безмолвные страшные схватки под палящим солнцем и скрип шагов под полной луной. «Город мертвых! Зловещее место в самом сердце пустыни, где никто не был, и о котором ничего не известно наверняка! Там вполне может укрыться черный маг, похитивший драконьего ребенка».
        Джобар задумался, стараясь вспомнить все подробности войны с мертвецами с момента ее начала. То, что там неладно, было известно давно; отдельные смельчаки, решившие разведать дела поподробнее, из пустыни не возвращались. Но по-настоящему нечисть начала беспокоить мирных обитателей окрестных земель уже в царствование Джобара («по времени совпадает!» - отметил он). Натиск мертвецов на приграничные поселения медленно, но неуклонно возрастал, словно нежить хотела оставить пустыню только для себя, и стал особенно силен, когда Джобар построил там форт. У короля варваров временами возникало впечатление, что хозяин города мертвых очертил для себя границу, которую Джобар неумышленно перешел. Может быть, он просто ненароком вторгся на территорию чужого государства? Джобар был упрям и усилил натиск - сопротивление в равной степени возросло. За два с лишним года войны варварские войска не продвинулись в глубь пустыни ни на шаг.
        Война с мертвецами предстала перед Джобаром в новом свете. Раньше он считал город мертвых заколдованным местом, пропитанным злыми чарами, которое бессмысленно плодит зомби и представляет опасность разве что для тех, кто имел несчастье поселиться слишком близко. А если там действительно королевство, которым правит король-некромант? Причем, если он сумел похитить дракона… Несмотря на внутренний холодок, Джобар горько усмехнулся, припомнив захватнические планы Килбурна. Похоже, все лорды, маги они или воины, мыслят совершенно одинаково. Перед отъездом из Города драконов варвар еще раз подробно переговорил с королем и теперь вспоминал его слова: «Дракон проводит в яйце куда больше времени, чем нужно человеческому ребенку, чтобы повзрослеть. Зато потом его развитие идет стремительно. Только что вылупившийся дракон отличается от взрослого только меньшими размерами и силой, да еще отсутствием жизненного опыта. В полную силу он войдет, пожалуй, лет через пятьдесят - сто, а колдовать хорошо научится и еще позднее. Но уже через десяток лет после появления из яйца дракон представляет собой значительную силу
и легко может уничтожить небольшую армию… если захочет, конечно»
        Джобар тряхнул головой и решительно вскочил на ноги. «Эй, зеленые, - крикнул он гоблинам, - идите сюда, без паники. Как там западный пограничный форт в пустыне, еще держится? Вот и прекрасно, выступаем туда. А что это вы все затряслись?» Молодой варвар весело расхохотался. Решение было принято. Если оно окажется неверным - что же, тогда на корабль и вперед, в восточные страны. «В конце концов,
        - подумал Джобар, - я еще достаточно молод, умен и силен, чтобы стать когда-нибудь великим восточным королем. И тогда берегитесь, варварские земли!»
        ГЛАВА 20
        ПОГОНЯ
        Примерно в то же время у северной границы пустыни, где на выжженной земле, рассеченной глубокими трещинами, росли только чахлые кустики с длинными колючками, события развивались весьма неблагоприятно для лорда Килбурна и его несчастной племянницы. Они гнали лошадей во весь опор, не разбирая дороги, а шагах в пятистах за ними земля гудела от топота многочисленной конницы преследователей. Третий день шла беспощадная погоня, и возглавлял ее бывший любимец и самый верный полковник Килбурна, Айнар Длиннорукий, к которому низвергнутый лорд рискнул обратиться за помощью. С каждым днем погоня приближалась: в первый день Килбурн случайно заметил вдалеке всадников с вершины холма, следующим вечером они чудом проскользнули мимо засады возле колодца. Лошади Килбурна и Ситы измучились, припасы еды подходили к концу, и затянувшееся приключение явно шло к неизбежной трагической развязке.
        Всадники вылетели к руслу пересохшей реки. Килбурн привстал на стременах и всмотрелся в другой берег, который показался ему более ровным и подходящим для бешеной скачки.
        - Давай туда! - крикнул он Сите Девушка мельком взглянула на песчаный берег и вскрикнула от ужаса.
        - Это же барханы! Наши кони не пойдут по песку!
        - А ты видишь другой путь? - проревел Килбурн, пришпорил коня и ринулся вниз в русло реки. Сита оглянулась. Погоня была уже не более чем в сотне шагов и не сбавляла скорости. Одна из лошадей преследователей попала ногой в трещину и полетела через голову вместе с всадником, но остальные даже не оглянулись. Это была отборная конница Килбурна, лучшая часть его войска. Почти всех воинов он знал по имени и в лицо, многие еще носили форму его армии. Но они смотрели на него холодными глазами, как на добычу, которую поставлена цель - захватить. Сита без раздумий направила лошадь вслед за дядей.
        Когда конники Кригана сгрудились на берегу сухой речки, Килбурн и Сита были уже на другой стороне.
        - Ну, и что дальше? - задыхаясь от быстрого подъема, спросила Сита.
        Килбурн огляделся. Вокруг простиралась голая песчаная пустыня, далеко на горизонте темнели горы. Шагах в трехстах справа виднелось нечто вроде древнего обелиска, одиноко торчащего из песка.
        - Сдается мне, что это верстовой столб. Поехали туда, может там есть дорога?
        Изгнанники без промедления поскакали вдоль реки к загадочному обелиску. К их удивлению преследователи не стали спускаться в русло, а поехали вслед за ними по своей стороне.
        Вскоре они прибыли на место. От обелиска, покрытого сглаженными временем письменами, действительно шла на юго-восток засыпанная песком дорога. В невообразимой дали крошечной искрой поблескивал такой же обелиск.
        - Раз есть дорога, значит, она куда-нибудь приведет, - резонно заметил Килбурн.
        - Дядя, но это верная смерть! - воскликнула Сита. Даже в предзакатный час пустыня полыхала жаром.
        - А там разве нет? - указал Килбурн на другой берег. И снова удивился: конники все еше стояли на месте, наблюдая за беглецами. Встретившись с потухшим взглядом предводителя, Килбурн понял, что преследование окончено.
        Трое офицеров спешились и о чем-то оживленно заспорили, указывая на обелиск и на Килбурна. Потом один из них сделал знак солдатам - и Айнар Длиннорукий свалился с коня с перерезанным горлом. Другой офицер, с замотанным до глаз лицом, махнул рукой Килбурну, показывая, что желает с ним говорить.
        Килбурн, поколебавшись, подъехал к самой кромке берега и демонстративно положил руку на рукоять меча. В этот момент он порадовался, что у преследователей не было луков.
        - Лорд Килбурн - хрипло прокричал офицер с закрытым лицом. - Я хочу сказать вам несколько слов.
        - Зачем вы убили Айнара? - поинтересовался Килбурн.
        - Он не выполнил приказ о вашем задержании. Такие уж порядки теперь в нашем войске, - равнодушно ответил замотанный. - Дальше нам ехать нельзя. Здесь начинаются владения мертвецов, а у нас нет разрешения переходить их границу. Тот, кто ее пересек - как вы, например - может считать себя мертвым. Знайте, я не уведу отряд, прежде чем не удостоверюсь в вашей гибели. А теперь я хочу сообщить вам условия короля. Если вы останетесь на той стороне, то умрете не позднее, чем сегодня ночью. Хотите, переходите сюда, и мы отвезем вас к королю. Как он с вами обойдется, мне неведомо; мой господин справедлив, но строг.
        - Давай, ври дальше, - прокричал в ответ Килбурн. - Что этот выскочка хочет со мной сделать?
        Офицер убрал тряпку с лица и ухмыльнулся. В отличие от сына Юлиуса, на нем не осталось и клочка кожи, только почерневшая плоть, сквозь которую местами виднелись желтые кости черепа.
        - Тебе, почтенный лорд, предназначена славная служба в войске короля, и возможно, даже не рядовым. Только вот живым ты вряд ли останешься. А специальный приказ отдан мне насчет леди, - неожиданно добавил зомби, указывая на Ситу. Пораженные конники дружно уставились на стриженую девушку с обветренным лицом.
        - Мой лорд великодушно прощает вам попытку мятежа и приглашает в Авадон. Он приказал передать, что ваш замок и прилегающие земли будут вам переданы тотчас после возвращения.
        Сита побледнела. Она ни капли не верила в доброту Кригана, но предложение было слишком заманчиво. Килбурн хотел что-то произнести, но сдержался, с ухмылкой взглянув на Ситу. Девушка молчала, опустив голову. Пауза затягивалась.
        - Меня, вероятно, тоже не оставят в живых? - наконец спросила она.
        - Я думаю, у моего лорда есть особые причины сохранить вам жизнь, - бесстрастно ответил зомби.
        - Давай, соглашайся, будешь хозяйкой в замке некроманта, - не удержался Килбурн.
        - А ты-то сразу согласился бы, - презрительно ответила Сита, не глядя на дядю. Тот даже вздрогнул: что-то новое появлялось в его нежной племяннице.
        - Соглашайся, дурочка, - угрюмо посоветовал он. - Может, он действительно отдаст тебе замок, и через несколько лет, когда контроль ослабнет, ты сумеешь воспользоваться этим. Он же тебе нравился, сама говорила. Соглашайся, а потом убьешь его. Мне-то конец без вариантов, так хоть ты отомстишь…
        Сита неподвижно сидела в седле. Позади дышала жаром пустыня, впереди тускло поблескивали равнодушные глаза зомби. Девушка опустила голову и вздохнула.
        - Нет, не могу, - тихо произнесла она. Килбурн так и не понял, к чему это относится - то ли она не сможет убить Кригана, то ли жить с ним.
        - Передай Кригану - я не поеду к нему, - крикнула Сита мертвецу. - Передай еще, пусть он… нет, передай просто привет от меня!
        - Все-таки полная дура, - пробормотал Килбурн, но на душе у него стало почему-то легче.
        Изгнанники молча повернули лошадей и неторопливо поехали по древней дороге вглубь пустыни. Конники Кригана проводили их взглядами, в которых порой сквозила скрытая печаль, спешились и расположились лагерем на случай, если лорд Килбурн с племянницей надумают вернуться.
        ГЛАВА 21
        ОХОТА НА ЖИВЫХ
        Ехали они, впрочем, не особенно торопясь. Килбурн не стремился подгонять лошадей, а когда солнце исчезло за горизонтом, немедленно развернул их обратно. «Бродить ночью по этой пустыне - нет, я еще с ума не сошел, - бормотал он, - вернемся и попробуем пройти вдоль по реке, может, южнее удастся обойти этих предателей».
        - Шансов мало, - покачала головой Сита. - А что мы будет делать потом?
        - Я вижу единственный выход, - неохотно ответил Килбурн. - Как ни жаль, приходится признать: мое королевство потеряно безвозвратно. Будем добираться до моря, там заплатим каким-нибудь купцам и покинем эти земли навсегда.
        - Разве нас ждут за морями? - горько спросила Сита.
        - Попробуем себя в роли бедных родственников и приживалов. У меня была там какая-то дальняя родня, которая в свое время не хотела признавать бездаря, не умеющего колдовать. Если они там не слишком наслышаны о моих здешних подвигах, они меня еще узнают.
        Негромко переговариваясь, путники медленно продвигались в обратном направлении на едва заметный проблеск костра по ту сторону высохшей реки. Свет звезд не позволял разглядеть даже дорогу под ногами, не говоря уже о более удаленных пространствах пустыни. Вскоре Килбурн перешел на шепот и предложил срезать часть пути до реки напрямик через пустыню. Лорды спешились и сошли с дороги, ведя лошадей на поводу. Идти сразу стало тяжелее, ноги вязли в песке по щиколотку. Костер как-то незаметно скрылся из виду. Килбурн об этом не беспокоился, он прекрасно ориентировался по звездам.
        Казалось, они идут уже несколько часов, когда измученная Сита взмолилась о привале. «Рано еще отдыхать, - проворчал Килбурн. - не те это места, чтобы рассиживать тут посреди ночи. Посмотри, лошади неспроста беспокоятся».
        - Дай мне полежать пять минут, а дальше я и бегом могу, - жалобно простонала Сита и растянулась на песке. Килбурн выругался и упал рядом - он и сам изрядно устал.
        Стоило им расслабиться и замолчать, как темнота вокруг наполнилась множеством незнакомых звуков. Барханы, такие мертвые и однообразные при свете дня, скрывали в себе сонмы таинственных существ, пробуждавшихся с наступлением ночи. Прошуршала по песку невидимая змея, какое-то насекомое коснулось щеки Ситы мохнатой лапкой, и она отдернула голову, вскрикнув от отвращения. Луну на мгновение закрыла крылатая тень, затем еще одна, и летающие существа исчезли. И, наконец, путешественники услышали звук, который должны были заметить давно, если бы не так спешили - тяжелый хруст шагов по песку. Он приближался, казалось, со всех сторон.
        В один миг Килбурн и Сита были на ногах.
        - Погоня Кригана догнала нас! - не раздумывая, предположила Сита.
        - Нет, это местные. Не иначе, как их пограничная стража. Проклятие, они отрезают нас от реки!
        Из темноты неожиданно близко прозвучала шипящая фраза на незнакомом языке. Лошади с диким ржанием рванулись, выдернув из рук поводья, и умчались галопом во мрак.
        - За ними! Там может быть свободный путь! - раздался рев Килбурна.

«Теперь нам точно конец», - промелькнула мысль у Ситы. Она замешкалась всего на мгновение, оступившись на вязком песке, но было уже поздно - Килбурн исчез в непроглядном мраке. Шаги преследователей скрипели все громче и отчетливей; повеяло неприятным запахом старого пергамента и подгнивших книжных переплетов, которым обычно пропитаны библиотеки всех замков. Вновь раздалось леденящее кровь шипение.
«Дядя!» - взвыла Сита и кинулась наугад от неизвестных, но устрашающих тварей. Словно в ответ, издалека донесся сдавленный короткий крик. Голос внезапно оборвался, и девушка поняла, что осталась круглой сиротой. «И зачем я не согласилась на предложение Кригана!» - с запоздалым сожалением подумала она. А теперь надо было предпринимать последнюю попытку спасти свою жизнь. Как-никак Сита происходила из древнего рода лордов и не собиралась сдаваться без боя «Вот бы мне сейчас волшебный меч, или стоит применить магию?»
        Но враги наступали со всех сторон, и Сита понимала, что чудеса не повторяются. Когда совсем рядом раздался лязг оружия, она бессознательно выхватила свой кинжал и с размаху ткнула им в едва заметные очертания фигуры, нависшей над ней. Раздался сухой треск, как будто лопнул глиняный кувшин, и костяная рука схватила Ситу за плечо. Девушка вырвалась, с силой оттолкнула нелюдя и тут же попала в объятия второго, который вцепился в нее мертвой хваткой. С отчаяния она попыталась укусить его за руку, но чуть не сломала зубы о твердую кость, обмотанную истлевшей тряпкой. В ужасе Сита напрасно билась в руках мумии, а тем временем подобрались и остальные. Со всех сторон зазвенели клинки, холодное железо коснулось лица Ситы и обожгло ее болью. Мертвецы задергались и зашипели вдвое громче. Сита ощутила, как что-то стекает по ее щеке и догадалась, что они почуяли кровь. Затем ей скрутили руки за спиной и куда-то потащили.
        Вскоре они оказались возле смутно темнеющей массивной постройки, основательно разрушенной временем, и Сита поняла, что ее пытаются затащить внутрь. Последний всплеск ее вялого сопротивления увенчался успехом - ход был узок, и ей удалось несколько лишних мгновений продержаться на поверхности.
        Этого времени вполне хватило. В воздухе пронеслось легкое дуновение ветра, и тихий, вкрадчивый, смутно знакомый голос произнес:
        - Что за возня нынче на северной дороге? Вся стража поставлена на ноги. Отлично, кажется, на этот раз мы опередили слуг короля.
        - Лети отсюда, - злобно огрызнулся один из мертвецов. - Это наша добыча!
        - А вот и нет, - отозвался другой голос. Воздух наполнился трепетанием крыльев. - Мы чуем запах свежей крови, и так просто не уйдем. К тому же нас больше.
        - Я собирался доставить человека к королю, - угрожающе произнес мертвец. - А что хотите сделать с ним вы? Имейте в виду, я доложу!
        - Нам он ничего не сделает, твой жалкий король. Отойди, Колх, ты же не захочешь драки…
        Яростно шипя, мертвецы расступились, и Сита почувствовала, что ее отпустили. Затем ее мягко взяли за руку, и девушка вздрогнула - ладонь, коснувшаяся ее, была вполне человеческой, только холодной.
        - Идем, девушка, - негромко произнес голос. Сита опять напряглась, пытаясь вспомнить, где она могла слышать его раньше. - Нам придется идти пешком, а это займет время. Не сопротивляйся и не создавай себе лишних проблем…
        - Куда мы идем? - отважилась спросить Сита.
        - В наш город, древнюю столицу пустыни.
        - А вы сами кто такие?
        - Мы? Мы - истинные лорды этих земель.

«В пустыне нет никаких лордов,» - хотела сказать Сита, но решила помолчать. Ее подмывало спросить незнакомца, не некромант ли он, но она не отваживалась. Некромант! Вот кого ей напоминали интонации его голоса - Кригана! Так значит, она попала в руки лорда-некроманта, и теперь он вел ее в свой замок. Сита возблагодарила судьбу, что она избавила ее от подземных обиталищ мертвецов; один лорд, как ей казалось, всегда найдет общий язык с другим. На душе сразу стало легче. Нарушив молчание, она упомянула о Килбурне, пропавшем в пустыне.
        - Еще один человек? - заинтересованно отозвался спутник. - Надо бы проверить, что с ним, но боюсь, уже поздно. Где, ты говоришь, на вас напали мумии?

«А не убежать ли?» - подумала Сита. Казалось, ее сопровождает только один человек, но в этом могла быть и ловушка. К тому же вокруг постоянно раздавался шорох крыльев и писк, и это тоже было явно не случайно.
        Таинственный лорд прибавил шагу.
        - Рассвет, - недовольно указал он на восток. Действительно, небо слегка посветлело, и на горизонте появилась тонкая розовая полоса.
        - Для прочих это не так уж важно, - пояснил он, - но мой народ не переносит солнца. Я еще хочу совершить один обряд, так что поспешим - уже недалеко осталось.
        Среди песков в смутном предутреннем свете выступали стены города. Сита завертела головой, пытаясь среди полуразрушенных домов, особняков и арок разглядеть замок - обычную резиденцию лорда. Но никакого замка не было. Город, погибший много веков назад, казался нереальным и призрачным, как мираж. Только черные тени летучих мышей бесшумно носились над дорогой.
        - Проклятие! - пробормотал незнакомец с неожиданной холодной злобой и остановился
        - Еще немного, и взойдет солнце. Придется обойтись без обрядов и начать прямо здесь.
        - Начать что? - робко произнесла Сита и впервые взглянула в лицо своего провожатого. Ее встретил знакомый взгляд желтых раскосых глаз. «Ты?..» - неуверенно спросила она, осеклась и отскочила в сторону, запоздало поняв, что имеет дело с обыкновенным вампиром.
        Железная рука опустилась ей на плечо. Вампир развернул ее в сторону восходящего солнца и, улыбаясь чудовищной улыбкой, нараспев произнес:
        - Взгляни последний раз на то, чего ты напрасно ожидаешь, а я увижу лишь за мгновение до того, как исчезну навсегда! Насладись красотой этого мига: мы возьмем твою жизнь на грани собственной гибели, и твоя кровь соединит секунды, воплотившие в себе сущее и ничто…
        Предрассветные мгновения были чарующе прекрасны. Розоватый песок наливался золотом, ночные тени уползали в трещины и темные провалы. Из дверей разрушенных зданий выступали фигуры в черных плащах, торопясь спуститься на пустынную улицу, где застыла в ужасе Сита. Холодные руки крепко держали ее, а потом она почувствовала, как они отодвинули прядь волос с ее шеи. Собрав остатки мужества, она начала читать заклинание защиты, но ей сразу зажали рот.
        - Ничего не выйдет, - насмешливо сказал вампир. - Впервые мы отведаем крови настоящего лорда!
        Внезапно вампир изменился в лице.
        - Что они делают? - прошептал он, в замешательстве глядя по сторонам. Его длинные ногти впились Сите в плечо с такой силой, что она вскрикнула от боли. Все до единой черные фигуры низко склонились перед одиноким воином, идущим им навстречу по дороге.
        В том, что это знатная персона, можно было не сомневаться - на это указывали роскошные латы, величественная осанка, длинная золоченая кольчуга, украшенный драгоценными камнями шлем. Меч неизвестного воина, так смело шагавшего по улицам мертвого города, был вложен в ножны, а в руке он держал длинный посох с наконечником в виде черного гладкого шара. «Спасена!» - встрепенулась Сита, но когда воин подошел поближе, сердце ее упало: на нее глядели горящие бледным светом глаза мертвеца.
        Это был лич - правитель города мертвых, некогда искусный маг и воитель, добывший себе подобие вечного существования злым колдовством. Знатный покойник появился явно не просто так и не стал тратить время на приветствия.
        - Тебе известен приказ короля? - раздался его хриплый зловещий голос.
        - С каких это пор наш город стал владением колдуна из Ущелья? - затрясся от ярости вампир. Сите, однако, показалось, что он напуган, причем не упоминанием о короле, а внезапным появлением рыцаря-мертвеца. - Мой народ подчиняется только мне, своему лорду!
        - Не присваивай себе чужих титулов. Ты прекрасно знаешь, что колдун вызвал на магический поединок прежнего правителя города и выиграл его - и должен понимать, что это означает. Невыполнение приказа короля приравнивается к нарушению вассальной клятвы. Впрочем вы, вампиры, по натуре склонны к предательству… Теперь далее. Ты не поклонился и мне - следовательно, ты виновен уже дважды, восстав против своего прямого повелителя. Но даже теперь ты будешь, возможно, прощен, если немедленно и без сопротивления отдашь мне девушку, чтобы я смог выполнить приказ короля.
        - Не дождешься, - прошипел лорд-вампир, взмахнул руками и что-то забормотал. Прочие вампиры проворно попрятались в развалинах в воздухе запахло дракой.
        - Ты был обречен, - произнес лич и направил на изменника свой посох. Из его наконечника вырвался прямой зеленоватый луч и пронзил вампира. Тот глухо вскрикнул и упал на землю. Лич, презрительно усмехнувшись, опустил посох, и напрасно - раненый вампир обернулся огромной летучей мышью и кинулся на врага. Лич на удивление быстро нанес ответный удар посохом, но летучая мышь кривыми когтями вцепилась ему в шлем и повалила на землю. Через мгновение противники покатились по песку, нанося друг другу могучие удары. Костяная рука лича, унизанная браслетами, легко вывернула летучей мыши крыло. Вампир зашипел, ею когти насквозь пронзили золоченый шлем и впились в глаза врага. Лич издал хриплый вопль и отшвырнул вампира в сторону. Он старался подняться, по не мог; один из его светящихся глаз потух. Летучая мышь отряхнулась и, не обращая внимания на крыло, с боевым кличем вновь накинулась на лича. Но тут произошло что-то странное. Вампир скрылся из виду; Сита услышала полный отчаяния крик, и лич с трудом поднялся на ноги, стряхивая с кольчуги серый пепел.
        - Солнце помогло мне, - произнес он, показывая на восток. В город мертвых пришло утро.
        ГЛАВА 22
        ЖИТЕЛЬ ПОДЗЕМЕЛЬЯ
        Сита очнулась оттого, что насквозь промокла. Она шевельнулась и обнаружила, что лежит на животе посреди обширной лужи в пустом полутемном помещении. Девушка со стоном приподнялась, села и оглянулась по сторонам. Позади она увидела окованную железом дверь, в которую ее, по всей видимости, втолкнули; напротив, под самым потолком, слабо светилось маленькое пыльное окошко. Когда глаза привыкли к полумраку. Сита разглядела длинный ряд таких же бледных пятен вокруг потолка - помещение уходило вдаль бесконечной аркадой.
        Сита с трудом встала на ноги, подошла к двери и на всякий случай подергала ржавую ручку. Естественно, дверь была заперта снаружи. «Где же я? Что случилось?» - в полной растерянности подумала Сита Последнее, что она запомнила, было каменистое ущелье, диковинное серое существо, замершее на засохшей сосне, и голос лича: «Наш путь окончен. Сам король вышел нам навстречу…» Но что произошло потом? Казалось, из памяти исчез целый кусок.
        Девушка тяжело вздохнула и опустилась на ступеньку возле двери. Все ее тело болело после ночных приключений. Да, уж они-то, пожалуй, слишком ярко впечатались в память. На щеке горела глубокая царапина, не желая заживать - наверное, в рамку попал яд. Руки и плечи были покрыты синяками, ноги ныли от беготни по глубокому песку, но в общем можно считать, она легко отделалась. Из насквозь пропыленной одежды при каждом шаге сыпался песок; судя по всему, она провела в беспамятстве не так уж много времени. Очень хотелось пить, но, к счастью, с этим вопросов не было. Помещение было настолько сырое, что Сита быстро набрала целую горсть воды, просто прижав ладонь к стене. Это навело ее на мысль, что ее заточили в подземелье.
        Сита поднялась со ступеньки и направилась вдоль стены, движимая единственным желанием найти выход. Она брела очень долго: под ногами булькали лужицы, все новые бледные окна скудно освещали ей путь. Наконец Сите показалось, что она ходит по кругу. Иногда на пути ей встречались двери, в точности такие, как самая первая. Но вдруг она заметила нечто новое - возле одной из дверей были густо набросаны свежие рыбьи кости. «А может, этот подвал используют в качестве помойной ямы?» - пришла ей в голову мысль. Сита уже убедилась, что на тюрьму он мало похож. Подземелье выглядело пустынным и заброшенным.
        По мере того, как Сита продолжала бродить по своему узилищу, она замечала все новые мелкие детали, которые ее совершенно не радовали. Подвал, судя по всему, был все-таки иногда обитаем. Кто-то ел здесь рыбу, оставлял похожие на птичьи следы на участках подсыхающей грязи, сдирал слои плесени со стен, оставляя жутковатого вида бороздки в камне. Обойдя весь подвал, Сита выяснила, что он образует длинный и узкий коридор, замкнутый кольцом. В него вело несколько деревянных окованных железом дверей и одна решетчатая, находящаяся на уровне пола. «Вот оттуда оно и приходит», - решила Сита. Сейчас в подвале никого, кроме нее, не было, но очевидно неприятности были впереди. Девушка вернулась к «своей» двери, уселась на крыльцо и начала ждать, превозмогая невольный страх.
        Ожидание не затянулось. Вдалеке заскрипела решетка, и ее скрежет эхом раскатился по подземелью. Послышался звук сердитого человеческого голоса, но слов разобрать было невозможно. Затем что-то громко прошлепало по воде, и решетка с грохотом закрылась. «Даже кинжала, и то нет, - с тоской подумала Сита, вспоминая все подходящие к случаю боевые заклинания. - Если он один, я буду бегать от него по всему подземелью и бить его молнией из-за угла, пока хватит сил. Но где же он, почему не идет?»
        Девушкой овладело нетерпение. «Ах, ты выжидаешь? Ты устроил мне ловушку? Не надейся, что я полезу тебе прямо в пасть, неведомое чудовище», раздражаясь, думала она. Прошло еще несколько минут. В подземелье застыла полная тишина.
        - Иди сюда и сражайся, трусливая тварь! - первой не выдержала Сита. Ее нервы были на пределе. В ответ издалека донесся глубокий вздох, и опять наступило молчание.
        - Ну ладно, сейчас ты получишь, - ожесточенно пробормотала Сита и твердым шагом направилась в сторону решетки. Там началась громкая возня - неведомое существо явно услышало ее шаги.
        - Во славу Севера! - закричала Сита, с воздетой рукой выскакивая из-за поворота. Вокруг нее разливалось сияние заклинания защиты. Но возле решетки никого не было! Сита в растерянности посмотрела по сторонам, пробежала дальше по коридору и вернулась обратно - не было ни следа таинственного врага. Заклинание защиты постепенно погасло.
        - Ты что, ушел обратно? - крикнула в темноту Сита, пнув решетку. Металл загудел как колокол. Позади кто-то испуганно хрюкнул. Девушка молниеносно развернулась, готовясь поразить врага смертоносным заклинанием и опустила руку. Из большой кучи грязи, объедков и рыбьих костей у дальней стены на нее смотрели полные страха и жадного любопытства глаза.
        - Ты кто? - прошептала Сита, осторожно приближаясь к куче.
        - А ты кто? - оглушительным шепотом спросило глазастое существо. - И зачем ты пришла в мой подвал?
        - Как же, пришла, - усмехнулась Сита, - вернее сказать, меня сюда притащили неизвестно кто и зачем. Так ты не ответил на мой вопрос да не бойся, вылезай!
        - Меня зовут Мокрица, - ответило существо и вылезло из кучи объедков. Сита с изумлением увидела перед собой небольшого, размером с лошадь, дракончика - наверно, самого грязного и жалкого на свете. Чешуя его была зеленовато-бурого цвета, лапы худые и костлявые; крылья напоминали рваную занавеску, а один глаз заплыл. Но сквозь слой грязи вдоль спинного гребня поблескивали искорки золота.
        - Ну и имя у тебя! - не удержалась Сита. - Кто же тебя так обозвал?
        - Хозяин, - вздохнул маленький дракон. - Мне тоже не особенно нравится мое имя, но что поделаешь - хозяину виднее.
        - Хозяин?! Какой - такой хозяин?
        - Владелец замка, повелитель кентавров и горгулий - лорд Фалагар.
        Возглас удивления застыл в горле Ситы. События последних недель заставили ее почти забыть о мифическом колдуне, имя которого послужило предлогом для злосчастного путешествия на юг. Со времен варварского плена и до последнего момента Сита была убеждена, что легенду о Фалагаре дядя с Веспером придумали специально для того, чтобы без помех заманить ее в драконий город.
        - Никакого Фалагара нет, - неосознанно повторила она слова Джобара.
        - Почему же нет? Он правит Ущельем много лет. Здесь все его знают, - с наивным удивлением ответил Мокрица.
        - И что же, он могущественный колдун? И ему тысяча лет? И он годами не покидает свою пещеру, трудясь над Книгой Заклинаний? А я думала, что он живет в Южных горах.
        Дракончик засмеялся.
        - Лорд Фалагар стар, но ему никак не тысяча лет, это точно. И живет он не в пещере, а в своем замке. Я там вырос - он очень красивый, хоть и недостроенный. В одном ты права: мой хозяин действительно великий колдун.
        - А зачем он приказал заточить меня в этом подземелье?
        - Не знаю, - ответил дракон, - но я этим доволен. С тех пор как хозяин вернулся из странствий, все стало так строго, что мне даже с дворовыми кентаврами парой слов не перекинуться. Ночью я сижу в своей башне, днем гуляю по подземельям и ужасно скучаю. Уж как я боялся раньше уроков у хозяина в лаборатории, а теперь иной раз думаю - хоть бы он позвал меня, поиздевался, как раньше, отругал, стукнул посохом по макушке… Зато он рассказывал такие интересные истории обо всем на свете, заслушаешься! А ты знаешь какие-нибудь сказки?
        - Я расскажу тебе кучу сказок, если покажешь мне выход, - нетерпеливо предложила Сита.
        - Отчего же не показать, - ответил Мокрица и мотнул головой в сторону решетки. - Вечером придет хозяин, накормит меня рыбой и отведет в башню. Тогда и спроси его, зачем он тебя запер.
        Сита села на корточки около стены посуше и мрачно произнесла:
        - Ну что же, подождем. Расскажи-ка ты мне побольше о своем лорде, да и о себе тоже.
        - А потом ты мне сказку.
        - Ладно.
        ГЛАВА 23
        ПИЩА ДЛЯ ДРАКОНА
        День казался бесконечным. Тусклый свет в окошках не желал меркнуть; вода все так же сочилась и капала со стен. Девушке все сильнее хотелось есть. Ближе к вечеру она даже договорилась с Мокрицей, что он поделится с ней рыбой, причем сначала она собиралась поджарить ее на магическом огне, а потом решила не терять времени и съесть рыбу сырой. Дракончик, наоборот, страдал, что день кончается слишком быстро и выражал надежду, что Сита поселится в подвале навсегда. «Ты хорошая, - сказал он ей, когда в окнах наконец начало темнеть, - не орешь на меня, не дерешься, сказку вот рассказала. Оставайся здесь, а я тебе буду отдавать половину рыбы».
        Время коротали в разговорах. Сита узнала немало интересного о местности, в которой оказалась волею судьбы, его обитателях и местном лорде. Замок, в подвале которого ее заточили, располагался в сыром ущелье далеких от всех обжитых земель безымянных гор. Эти горы, древние и невысокие, служили естественной границей между пустыней и западными заболоченными равнинами. Когда-то здесь жили только племена полудиких кентавров. Но однажды в Ущелье пришел колдун.
        Он был стар, слаб от голода и оборван, а на плече у него сидела горгулья. Кентавры приютили его, а потом и сами не заметили, как пришлый чародей стал их королем. Шли годы, горгульи расплодились и заселили горы, а в глубине ущелья началось строительство замка. Колдун, назвавшийся именем Фалагара, оказался лордом деятельным и непоседливым он часто исчезал на месяцы неизвестно куда, затем привозил к себе бродячих колдунов и целые караваны древних манускриптов, и ставил таинственные эксперименты в лабораториях недостроенного замка. Уже тогда в его действиях чувствовалась некая скрытая цель, но недалекие кентавры не могли даже вообразить, какая именно.
        Однажды в Ущелье произошла нежданная катастрофа. В одну из отлучек Фалагара земли кентавров разорила пустынная нечисть. Никто не знал, что вызвало этот набег, но последствия его были ужасны. Орды ходячих мертвецов перебили множество кентавров и разрушили их жилища. Когда колун вернулся, его глазам предстало печальное зрелище: оставшиеся в живых подданные попрятались в горных пещерах, покинув руины деревень; постройка замка прервалась, а сам замок был основательно попорчен огнем. К тому же мертвецы осмелели и начали болтаться в предгорьях с наступлением сумерек, распугивая местное население. Фалагар угрюмо побродил по заброшенным галереям замка, провел вечер, сидя в задумчивости на крыльце главной башни, а следующим утром ошеломленные кентавры наблюдали его одинокую сгорбленную фигуру, которая направлялась прямиком в пустыню.
        Позднее кентавры сложили великолепную балладу о том, как король Фалагар бросил вызов властителям города мертвых и покорил их своей воле в жестоком единоборстве, и они принесли ему на веки вечную вассальную клятву. Фалагар оставался в пустыне два дня. Кентавры потеряли надежду на его возвращение. Но он пришел утром третьего дня, измученный и поседевший, и привел с собой отряд зомби. Мертвецы восстановили деревню, прибрали мусор и ушли. Впоследствии Фалагар частенько использовал их на строительстве замка.
        - Замок так и не достроили, - продолжал рассказ Мокрица, - забросили лет десять назад. Все силы были брошены на постройку Черной Башни.
        - Что за Черная Башня? - поинтересовалась Сита.
        - Башня для меня, - гордо сказал дракончик. - Я родился там, когда жар горячих серных испарений пробудил меня от младенческого сна, и я проломил изнутри скорлупу моего яйца.
        - Но где твои родители? Ведь были же они у тебя? Дракончик потупился и вздохнул.
        - Я сирота. Хозяин сказал, что нашел драконье яйцо в горах, где оно было брошено много лет назад. Иногда во сне ко мне приходят голоса, то нежные, то грозные, похожие на звуки грозы. Они говорят о чем-то важном, но когда я просыпаюсь, то ничего не помню. Может быть, это голоса моих родителей.
        - Я тоже сирота, - с сочувствием произнесла Сита. - Был у меня дядя, да и тот погиб вчера в пустыне.
        - Бедные мы, несчастные, - загрустил Мокрица.
        - Однако, где же твой колдун? - опомнилась Сита. - Посмотри, уже давным-давно стемнело!
        - И правда, не идет! Раньше такого не бывало…
        Мокрица подошел к решетке и завопил пронзительным голосом:
        - Хозяин!!!
        Ответом было только эхо.
        - Давай подождем, - предложил он. - Может, он чем-то занят и придет позднее?
        Сита с сомнением пожала плечами. В душе у нее зашевелились мрачные предчувствия. Фалагар так и не появился. Союзники ждали его, пока их не сморил сон, несмотря на ощутимые муки голода. Мокрица неразборчиво ворчал и чавкал во сне. Сита слушала это чавканье и бормотание, и тревога ее все нарастала. «А если колдун и завтра не придет? Не самая приятная перспектива оказаться запертой в подземелье с не кормленным два дня драконом! Что же задумал хозяин замка?»
        Предчувствия девушки сбылись: и на следующее утро никто не пришел в подземелье. Мокрица не на шутку разозлился и долго орал возле решетки, требуя пищи. Когда он утомился и плюхнулся в лужу у стены, чтобы остыть. Сита осторожно спросила его, чем он обычно питается.
        - Когда я был маленьким, хозяин кормил меня куриным мясом и телятиной. Это было очень вкусно - ответил Мокрица и облизнулся. - Но потом он захотел, чтобы я добывал себе мясо сам. Я попытался поохотиться на овец, но мне стало их жалко, и я отказался. С тех пор я и питаюсь рыбой. Ее ловят кентавры в горных ручьях специально для меня. Какая она вкусная!
        - А что, Фалагар был недоволен твоим отказом? - спросила Сита, внутренне холодея.
        - Еще как! Он был просто в бешенстве. Вообще, он всегда ругал меня за то, что у меня слишком мягкий характер.
        Сита вскочила на ноги и в лихорадочном волнении начала ходить от одной стены к другой. Злобный замысел колдуна все ярче вырисовывался в ее мозгу. «Но что же делать? Откуда мне знать, что на уме у дракона, который сильно проголодался? Ведь я перед ним совершенно бессильна - я и забыла, что на драконов не действует магия! К вечеру муки голода станут нестерпимыми. Кстати, интересно, какова на вкус драконятина?» Сита шлепнула себя ладонью по лбу, чтобы отогнать ненужные мысли, и начала вспоминать все, что ей было известно о драконах. Вскоре ей пришла в голову мысль.
        - Мокрица, ты умеешь испускать огонь из пасти?
        - Никогда не пробовал, - удивился маленький дракон.
        - Все драконы умеют изрыгать пламя, - с убеждением сказала Сита. - Пламя драконов
        - самое жаркое в мире, даже сталь плавится в нем. Вот я и подумала - а почему бы тебе не дунуть огнем на какую-нибудь дверь? Мы смогли бы сбежать!
        - Нет, я не могу, - испуганно воскликнул Мокрица. - Хозяин убьет меня, если я посмею уйти отсюда без его позволения, да еще испорчу дверь! Нет, нет, и не уговаривай. Я и не умею испускать огонь.
        - У нас нет другого выхода, - настаивала Сита. - Ты же видишь, что Фалагар не хочет тебя кормить. Может, он решил заморить тебя голодом!
        - Не думаю. Хозяин построил для меня Башню, кормил и воспитывал столько лет - зачем же ему морить меня голодом? - резонно заметил дракончик. - Я лучше подожду до вечера.
        - Послушай меня, дружок, - нетерпеливо произнесла Сита. - Фалагар не придет вечером, потому что он уже доставил тебе еду, которую ты можешь съесть в любой момент.
        Дракончик подскочил и щелкнул зубами.
        - И где эта еда?
        - Эта еда - я! Неужели ты до сих пор не догадался?!
        - Этого не может быть! - возмущенно воскликнул Мокрица.
        - Ты же сам сказал, что хозяин ругал тебя за излишнюю доброту. Это ты сейчас возмущаешься, а как запоешь еще через два дня? Есть-то хочется!
        - Я тебе не верю, - упрямо произнес маленький дракон.
        - Ты думаешь, Фалагар затратил на тебя столько усилий, чтобы ты здесь слушал сказки и закусывал рыбкой? Нет, ему нужен боевой дракон, свирепый и безжалостный, который мог бы бестрепетно сжигать целые деревни, разрывать на части рыцарей, уничтожать армии…
        - Откуда ты это знаешь?! Сита мрачно усмехнулась.
        - Мой дядя поставил на кон все свое королевство, чтобы добыть такого дракона, как ты. А твой хозяин его опередил, только и всего.
        - Это звучит ужасно, - дрожащим голосом пробормотал Мокрица. - Я должен обдумать твои слова.
        - Ладно, - устало ответила Сита, - подождем до вечера.
        Когда свет в окнах начал блекнуть, а колдун так и не появился. Сита сказала дракону:
        - Мокрица, надо решаться. Я еле держусь на ногах от слабости. Еще один такой день, и я не смогу встать с пола.
        - Может быть, ты и права насчет хозяина, - поднял голову Мокрица. - Я чувствую, что во мне пробуждается странное чувство. Оно говорит: «Ты, дракон, не смеешь умереть с голоду. Иди и добывай себе еду». И чем дальше, тем все сильнее становится это чувство, а все остальные куда-то уходят. Когда они уйдут совсем, а то станет главным, я не знаю, что со мной будет…
        - Ты согласен с моим планом? - задала главный вопрос Сита.
        - Да, - твердо ответил Мокрица. - Если хозяин и вправду задумал такое гнусное дело, я больше не буду его слушаться. - А теперь я попробую изрыгнуть огонь.
        Дракон встал, откашлялся и сделал долгий выдох безо всяких следов огня.
        - Ты должен прислушаться к себе, к своим ощущениям, - замирая, посоветовала Сита,
        - попробуй еще раз.
        Дракончик выдохнул еще несколько раз с тем же результатом.
        - Не умею, - печально сказал он, - наверно, я слишком маленький.
        - Представь, что хочешь поджечь хворост, - в отчаянии подсказала Сита. Последняя надежда на избавление рушилась на глазах: Мокрица очевидно не умел выдыхать пламя. Девушка почувствовала, что на глазах ее выступили слезы, и закрыла лицо руками.
        - Ты плачешь? - с волнением произнес Мокрица. - Не надо! Потерпи, сейчас я выдохну огонь!
        Он напрягся и дунул изо всех сил. Никакого пламени не появилось, однако на этот раз Сита почувствовала необычный запах.
        - Ты выдыхаешь какой-то газ, что-то вроде паров серы. Он должен гореть, но не горит. А если… попробуй дунуть еще раз!
        Мокрица добросовестно дунул. Сита зажмурилась и прошептала короткое заклинание. Полумрак прошила большая искра, и из пасти дракона неожиданно вырвался ослепительный язык пламени.
        - А теперь повернись к решетке! - с азартом воскликнула Сита.
        Через мгновение новый язык пламени расплавил прутья, и они брызнули во все стороны раскаленными каплями.
        - Путь открыт! - торжественно объявила Сита. - Мокрица, давай выбираться из замка.
        - Нет уж, - свирепо прошипел дракончик. - Сейчас я пойду к хозяину и побеседую с ним о моем воспитании. Он мне за все ответит!
        - Не надо, глупый, - попыталась утихомирить его девушка. - Он же тебя одним пальцем расплющит. Давай лучше убежим из замка и спрячемся в горах.
        Но Мокрица ее не слушал. Яростно шипя, он быстро пополз вдаль по темному сырому коридору. Сита махнула рукой и побежала за ним.
        ГЛАВА 24
        ЗАКЛИНАНИЕ ИСЦЕЛЕНИЯ
        Подземный коридор закончился крутой винтовой лестницей, ведущей вверх. В кромешном мраке Сита ориентировалась только на пыхтение Мокрицы и глухой стук его когтей по влажным ступеням. Лестница привела их в круглый зал, из которого в разные стороны вело несколько дверей. «Как этот колдун любит лабиринты!» - с тревогой подумала Сита, но дракон уверенно направился в дальнюю арку. Они спешили по пустынным коридорам и галереям, пронизанным лучами заходящего солнца, не встречая на пути ни единого живого существа. Вдоль стен бесконечными рядами стояли шкафы, полные пожелтевших книг и свитков; на специальных возвышениях под стеклянными колпаками виднелись различные диковинные предметы, о назначении которых оставалось только гадать. Везде пахло книжной пылью и крысиным пометом.
        По мере того, как бывшие узники продвигались вперед, боевой пыл дракончика постепенно ослабевал. Перед очередной дверью он остановился и робко заглянул в лицо Сите.
        - Мы почти пришли, - прошептал он. - Нам осталось только пройти галерею уродов, а за ней - вход в его лабораторию. Я тут подумал, может, и вправду надо было убежать в горы? Знаешь, он очень злой лорд. Когда мы войдем в галерею, ты сама это поймешь…
        Сита вздохнула и похлопала Мокрицу по спине.
        - Если он действительно такой сильный колдун, как ты утверждал, то он давным-давно знает о нашем присутствии. Слишком поздно, дружок, пути назад уже нет. Соберись с духом - скорее всего нам сейчас придется драться.
        - Не воображай, что я боюсь, - хмуро ответил Мокрица, щелкнул зубами и вошел в галерею. Сита проскользнула следом. Она, словно перед экзаменом, судорожно перебирала в уме все заклинания, какие могла вспомнить.
        В короткой галерее царил полумрак, узкие окна завешивали плотные занавеси. Когда глаза Ситы привыкли к темноте, она едва не закричала - по обе стороны галереи стояли, лежали и висели десятки некогда живых существ. Отлично сделанное чучело кентавра («я его знал: служил в замке полотером» - прошептал Мокрица) соседствовало с окаменевшим грифоном. Зверь широко раскинул крылья и раскрыл клюв, готовясь атаковать.
        - Это он превратил его в камень? - пробормотала Сита.
        - Нет, это медуза. Хозяин принес его из пустыни и долго изучал, пытался понять, как она это делает, но так ничего и не понял. Уж он злился!
        - А что, Фалагар и некромантией занимается? - указала Сита на полусгнившую змею под стеклянным колпаком. Змея поднимала шею и пыталась шипеть, высовывая почерневшие остатки языка.
        - С тех пор, как появился я, почти нет. Зато раньше, рассказывали, замок кишел нечистью. Кентавры терпели это, пока хозяин не решил проверить свои способности некроманта на них. Это еще что! Ты взгляни дальше!
        Изумленному взору Ситы представали все новые ряды уродцев. Кентавры: карлики, рогатые, со змеиными хвостами, тремя парами рук, перепонками на ногах, зачатками крыльев и чешуей… Особенно сильное впечатление на девушку произвел монстр, сделанный из двух передних половинок кентавров с общим туловищем. Обе половины были покрыты синяками и шрамами, а в одной голове виднелась дыра.
        Мокрица хихикнул, указав на чудовище.
        - Хозяин хотел создать неуязвимого воина, к которому нельзя было бы подобраться со спины. Но он понятия не имел, что эти двое были заклятыми врагами. Они ссорились и дрались, пока один не проломил другому голову во сне, но вскоре умер и сам. Счастье хозяина, что в деревне не знают о его экспериментах!
        Сита подкралась к двери, ведущей в лабораторию, и приникла к замочной скважине.
        - По-моему, там никого нет, - прошептала она и осторожно приоткрыла дверь.
        Лаборатория оказалась обширным полупустым залом, в котором на первый взгляд действительно никого не было. Мокрица осмотрелся и с удивлением произнес:
        - Не понимаю! В это время он всегда сидит здесь. Наверное, он куда-то вышел…
        Сита быстро осмотрелась, оценивая обстановку. Через узкие стрельчатые окна в лабораторию проникал предзакатный свет. В залу вели две двери: та, через которую пришли они, и маленькая, в дальнем углу. Оформленная в традиционном для этого замка стиле - стеллажи по стенам, органы в банках - она имела одно существенное отличие. Ровно посредине, в центре выложенного цветными плитками магического круга, стоял полированный каменный стол, покрытый характерными красноватыми потеками. На столе темнело тело мужчины, обнаженное до пояса, со вскрытой грудной клеткой. Неподалеку на высоком столике, в окружении трех горящих свечей, на обсидиановом блюде билось само по себе темно-красное сердце. Когда Сита вгляделась в черты выпотрошенного человека, ее изумлению и ужасу не было границ. Девушка отшатнулась и закрыла лицо ладонями, крик замер в ее горле. На столе лежал лорд Килбурн.
        - Это и есть твой дядя? - прошептал Мокрица, тихо подобравшись сзади. Сита молча кивнула, не в силах издать ни звука. - Лорд Фалагар явно затевает какой-то колдовской трюк. Интересно, как ему удалось заставить сердце биться на этой тарелке?
        - Замолчи, - с трудом пробормотала девушка, - это просто кошмар. Я никогда не думала, что лорд может поступить с лордом как с подопытной лягушкой. Какая жестокость! Но зачем?
        - Наверно, сердце понадобилось хозяину для пересадки, - хладнокровно предположил дракон. - Сердце лорда, знаешь ли, это тебе не кишки гоблина… А ты заметила, что кровь из трупа не течет, и он даже не побледнел?
        - Да, правда! Подожди-ка, дружок, иди, глянь, нет ли где рядом твоего колдуна, а мне надо подумать…
        Мокрица с удивлением взглянул на Ситу и заковылял в сторону маленькой дверцы. Девушка, прикрыв глаза, водила руками над телом дяди, опасаясь прикоснуться и как-либо повредить чары, предохраняющие тело от тления. Перед ее внутренним взором ярко вставали сцены из казавшегося поразительно давним прошлого. Ночная Гильдия магов, кровь, потоком хлынувшая на письменный стол, холодный голос Кригана, укоряющий ее за трусость и отсутствие выдержки. Заклинание Исцеления с той поры намертво впечаталось в ее память. Но как насчет вырезанного сердца? «Легкие ранения, ушибы, головные боли»… Существовали и воскрешающие заклинания, но, чтобы освоить их, Сите пришлось бы затратить несколько месяцев, в ее же распоряжении были считанные минуты. Тело Килбурна на первый взгляд казалось совершенно невредимым, но, кто знает, какие внутренние органы были повреждены? Сита понимала, что у нее нет времени на колебания и долгие раздумья, и решила рискнуть. В воздухе прозвучали первые слова заклинания, и девушка осторожно протянула руки к черному блюду.
        Между тем Мокрица подкрался к маленькой двери и прислушался. Издалека, словно из бочки, доносилось монотонное бормотание, переходящее в шепот. Дракончик вздрогнул и отшатнулся. Инстинкт подсказывал ему, что надо убегать и прятаться, но он устыдился, собрался с духом, прополз в неплотно прикрытую дверь и затаился под кучей запыленных нераспечатанных свитков, наваленных в углу кабинета. Каменный пол был невообразимо грязен, заплеван и покрыт слоем огрызков шелухи и клочков бумаги. Как видно, Фалагар любил пообедать в тиши кабинета, но не разрешал здесь прибирать и не подметал сам.
        Вдруг Мокрица вздрогнул. Прямо над его головой знакомый старческий голос задумчиво пробормотал:
        - Все ли рассчитано верно? У меня нет права на ошибку. Может, лучше не рисковать? Если он умрет, это будет конец всего, катастрофа! А зачем он мне такой, будь он проклят?! Восемьдесят лет поисков, погубленные годы на службе у невежественного злодея из северных лесов, опаснейшее предприятие в Южных горах, когда моя собственная жизнь висела на волоске - и такой ничтожный результат! А расходы! Оплата труда каменщиков, покупка серы на юге по кошмарной цене… одна рыба два раза в день чего стоит! В то время, как я сам который год живу впроголодь в недостроенном замке… Нет, решено. Дольше так продолжаться не может.
        Мокрица выглянул из-под вороха свитков. Фалагар в засаленном халате сидел за письменным столом, заваленным старинными книгами и разным барахлом, низко опустив голову и обхватив ее руками. Он был настолько сосредоточен и погружен в свои размышления, что не заметил ни перешептывания в соседней зале, ни отчетливого шороха в углу кабинета. Согбенная костлявая спина старца и редкие седые волосы производили бы жалкое впечатление, если бы не волны магической силы, кругами расходившиеся от него - волны настолько ощутимые, что у Мокрицы начали мешаться мысли и наливаться тяжестью чешуйчатые веки Фалагар очевидно готовился к какому-то магическому действу.
        - В хрониках Креллиона упоминается о короле, которому в детстве пересадили сердце умирающего дракона. Он выжил и превзошел своих современников в мудрости, силе и невероятной свирепости. Сможет ли произойти обратный обмен? Молодой дракон, трусливый и мягкотелый, и лорд, за долгую полную жестокости жизнь сделавший сердце нечувствительным к чужой боли и страданиям… Окаянный слизняк! Он скорее заморит себя голодом, чем покажет настоящий драконий характер. Не иначе как его отец был ящерицей. Но все же, какой удар, если он умрет…

«Я с тобой поквитаюсь за слизняка» - подумал Мокрица, закипая от гнева. Он с младенчества боялся своего сурового и язвительного воспитателя и никогда не любил его, но благоговел перед его умом и колдовским талантом; теперь же юный дракон чувствовал, что уважение исчезло, и его место заняла жгучая ненависть. Он не отрывал взгляда от затылка колдуна, выбирая момент для мощного броска, но тут из лаборатории донесся хриплый вопль, полный боли. Фалагар как ужаленный подскочил в своем кресле. «Это еще что?!» - прошептал он и кинулся к двери. Мокрица замер под свитками, когда Фалагар пронесся мимо него, а потом бесшумно пополз следом.
        ГЛАВА 25
        МАГИЧЕСКИЙ ПОЕДИНОК
        Нет!!! - вырвался крик отчаяния у колдуна, когда он вбежал в залу и осознал, что там произошло. Возле стола в растерянности застыла Сита: ее руки были по локоть в крови. Килбурн, доселе так аккуратно положенный посередине стола, свешивался с одного края, словно подстреленный на крепостном валу солдат. Его синевато-бледное лицо перекосила гримаса удушья, глаза закатились так, что были видны одни белки. Сердца на черном блюде не было.
        - Веспер? Неужели это ты? - изумленно воскликнула Сита. Вихрь воспоминаний пронесся в ее мозгу: придворный маг, то приторно раболепный, то на удивление наглый; путешествие в Землях Призраков, едва приведшее их к гибели, и непонятное поведение Веспера, дважды исчезнувшего в самый опасный момент… Цепочка подозрений наконец замкнулась. «Фалагар… хозяин Ущелья», - почти беззвучно прошептала девушка.
        - Опять ты путаешься у меня под ногами, маленькая дрянь! - заорал Фалагар. - Ты просто создана, чтобы портить мне жизнь! Не умеет колдовать, а все туда же! Объясни, что ты сделала с Килбурном?!
        - Я знаю, что исцеляющее заклинание не применяется для оживления, но надеялась, а вдруг получится, - от неожиданности начала оправдываться Сита, - а как только я коснулась его, сразу хлынула кровь, и тогда я схватила сердце, а он…
        Фалагар схватился за голову и начал рвать редкие волосы. «Идиотка! Ты погубила его!» - причитал он.
        Глядя на беснующегося старичка. Сита ощутила сильнейший прилив ярости и острого разочарования. «Вот он, величайший маг Фалагар, герой легенд и сказаний, старый жулик, интриган и шпион, так же мерзкий внутри, как и снаружи!» Не помня себя от злости, она пронзительно закричала:
        - Я хотела спасти дядю, хотя он и не заслужил этого, а погубил его ты, ты! Давно ты пытался разделаться с ним, и вот, наконец, добился своего! Не понимаю, как тебе удалось справиться с ним, разве ты нанес удар исподтишка. Скажи, откуда такая упорная, многолетняя ненависть? Что сделал тебе дядя?
        Фалагар ничего не ответил - он сжимал кулаки и скрежетал зубами, пытался успокоиться. Приступ отчаяния быстро утих, и неподвижный взгляд колдуна безо всякого выражения остановился на лице Ситы.
        - Ладно, с драконом можно отложить, - негромко сказал он. - если регулярно бить его и морить голодом, рано или поздно агрессивность в нем разовьется. Килбурн пусть гниет на свалке, там ему и место. А ты… что мне сделать с тобой?
        - Я пришла, чтобы вызвать тебя на магический поединок! - с достоинством сказала Сита слегка дрожащим голосом.
        Чародей громко расхохотался. Его настроение мгновенно переменилось.
        - Что же, я не против, это даже забавно. Только это называется не «магический поединок». Помнится, когда я обучал азам магии старика Килбурна, во внутреннем дворе замка стояло чучело гоблина. Он учился метать в него свои жалкие молнии и в четырех случаях из пяти промазывал. Ну у меня арсенал побогаче!
        Фалагар сложил ладони вместе и развел их в стороны. Между ладонями промелькнул пучок ярких искр.
        - Улучшенная Огненная стрела, можно сказать, целый колчан стрел, - тоном ярмарочного фокусника произнес колдун и опять сложил ладони. Теперь между ними заклубился белый пар и пахнуло пронзительным холодом.
        - Ледяной луч. Тебя ему, по-моему, не учили. Вытягивает из человека тепло и замораживает до температуры льда. Очень, знаешь ли, неприятное ощущение!
        Сита невольно дернулась, ища укрытие, но ощутила приступ ужасной слабости и едва смогла сделать один неверный шаг.
        - Заклинание слабости, или, как его еще называют, вялости лишает человека мускульной силы. А вот аналогичное, но другого порядка.
        Невыносимое отчаяние внезапно охватило Ситу. «О боги, зачем я сюда полезла! Как я не понимала, что попытка сразиться с могучим колдуном для меня, новичка, была изначально обречена! Теперь только мучительная смерть и мрак ждут меня впереди. Килбурн убит… королевство наше захватили силы зла и смерти… мир разрушается на глазах, и остается только рыдать над ним». Горькие слезы потекли из глаз Ситы.
        Фалагар злорадно усмехнулся.
        - Это заклинание лишает силы воли. Духовный настрой катастрофически падает, противник бросает на землю меч и в слезах убегает. Простое колдовство, но запрещенное, и в Гильдиях магов такому не научат. А вот это ты должна узнать…

«Ты беззащитна!!!» - закричали все чувства Ситы. Она поняла это так же ясно, как если бы с нее сорвали одежду. Кожа покрылась мурашками, желание спрятаться стало непреодолимым. Колени Ситы подогнулись и она без сил, заливаясь слезами, упала к ногам победителя.
        - Разрушающий луч, - довольно сказал Фалагар. - многократно увеличивает уязвимость врага и для оружия, и для магии. Сейчас я могу делать с тобой все, что угодно, без малейшего сопротивления с твоей стороны. И заметь, это все школярские, простейшие заклинания. Если бы ты хорошо училась, то должна была их вспомнить и применить, а не стоять, как столб. Считай, что этот экзамен ты не сдала. А теперь, перед смертью, я покажу тебе кое-что посложнее.
        Чародей повернул правую руку ладонью вверх и прошептал несколько слов. Над ладонью почти сразу появился крохотный пылающий шарик. Он вспыхивал, быстро вертелся в воздухе и постепенно увеличивался.
        - Это классическая шаровая молния, иногда называемая «огневым шаром». Она полетит, подчиняясь движениям моей руки, туда, куда я прикажу. Шаровую молнию можно разрубить мечом, но и меч, и его владелец будут уничтожены взрывом. Продолжительность ее существования напрямую зависит от силы магии колдуна и заканчивается поражением жертвы. Силу ее действия ты сможешь сейчас оценить сама.
        Зловещий шарик уже достиг величины апельсина. Фалагар шевельнул пальцами, шар взмыл в воздух и завис на уровне его лица, бросая на него багровый отсвет.
        - Шаровая молния может достигать величины человеческой головы, - раздался голос колдуна, - но нам хватит и такого, иначе можно спалить весь замок. А нам нужно всего лишь прожечь аккуратную дырку в теле одной самонадеянной девицы.
        Сита бессильно шевельнулась на полу.
        - Помогите, - с трудом прошептала она.
        Фалагар с презрением скосился на нее, сделал движение ладонью, шар завертелся еще быстрее и в этот миг ужасающей силы взрыв потряс лабораторию. Шаровая молния вспыхнула как солнце и мгновенно превратилась в море огня, выплеснувшееся в небо из окон лаборатории. Фалагара, охваченного пламенем, отшвырнуло к дальней стене. Стеллажи вспыхнули, как огромные факелы, с потолка посыпались горящие деревянные балки. Комната наполнилась едким черным дымом. Последнее, что увидел перед собой Фалагар, был огромный черный силуэт дракона с распростертыми перепончатыми крыльями. Пасть его была раскрыта, и из нее вырывались огненные языки. Две когтистые лапы взметнулись для удара. Колдун слабеющим языком пролепетал заклинание и испарился в тот момент, когда когти раскрошили камень на том месте, где он миг назад лежал.
        Лаборатория продолжала полыхать: она была полностью уничтожена. Среди языков пламени раздался вопль Мокрицы;
        - Сита, где ты?!
        - Здесь, под столом! - послышался слабый голос девушки. Дракончик, уворачиваясь от падающих шкафов, пробрался на середину комнаты. Сита сидела там, сжавшись в комочек и закрывая лицо руками от жара. Рядом с ней мешком лежало тело Килбурна.
        - Ты цела?
        - Цела, - простонала Сита. - Мокрица, мне так стыдно! Я ведь действительно знала все эти заклинания, но так растерялась, что они вылетели у меня из головы. Но он даже не предупредил меня, что начинает колдовать! И самое противное, я даже не почувствовала, когда он успел наложить на меня эту «вялость!» Но что же случилось? Откуда этот взрыв?
        - Это моя работа, - скромно ответил Мокрица. - Я сделал то же самое, что в подземелье - просто посильнее дунул. Вообще-то я не ожидал взрыва. Я думал, поджарю слегка Фалагара, а ты тем временем сможешь освободиться от чар и убежать.
        - А где Фалагар?! - подскочила Сита.
        - Он исчез, испарился на моих глазах, как только увидел меня. По-моему, он здорово испугался, когда я влетел в комнату в клубах дыма, извергая огонь из пасти!
        Сита вздохнула с облегчением.
        - Опять сбежал. Ну ладно, вернуться назад прямо сейчас он не сможет, он слишком много колдовал, так что сил не хватит. Теорию-то высшей магии я знаю хорошо! А теперь, Мокрица, взгляни сюда, - хитро прищурилась она, - кое-чего Фалагар не заметил.
        Молодой дракон посмотрел, куда указывала Сита, и ахнул.
        - У тебя получилось! Да ты великая колдунья!
        - Да, дядя Килбурн ожил. По крайней мере, он дышит. Остается дождаться, когда он придет в сознание. Дядя будет мне благодарен всю жизнь!
        - Ты в этом уверена? - лукаво спросил дракон Сита рассмеялась.
        - Давай выбираться отсюда, - сказала она. - скоро пожар охватит весь замок, а у меня нет ни малейшей охоты его тушить. К тому же я страшно хочу есть!
        - Тогда клади своего дядю ко мне на спину, и пойдем поскорее.
        Вскоре в деревне встревоженные кентавры увидели, что замок их лорда охвачен пламенем и дымом, а через некоторое время со стороны замка появились две закопченные фигуры - девушка и дракон с мертвецом на спине. Кентавры в ужасе разбежались, а странная компания неторопливо прошла через деревню и исчезла в лесу Ущелья.
        ГЛАВА 26
        ПОСЛЕДНИЙ БОЙ ФАЛАГАРА
        Среди сухой равнины, окаймленной с запада древними горами и переходящей в пустыню на востоке, с незапамятных времен стояла таинственная постройка - мегалит из нескольких мощных каменных блоков. Самая тяжелая плита была положена в основание, на которое с одной стороны можно было подняться по трем грубым ступеням; две скошенные плиты полегче создавали не то стены, не то крышу. Еще две глыбы служили как бы третьей стеной, но торчали в разные стороны. Эта постройка казалась слишком тесной, чтобы быть жилым домом или храмом, но в то же время слишком массивной для сторожевой башни. Под каменными сводами места было ровно на один шаг.
        На ступенях мегалита сидел и грыз травинку Джобар. Его одинокий прищуренный глаз, не отрываясь, следил за человеческой фигуркой вдалеке, на едва заметной тропинке, которая вела от гор прямо к подножию постройки. Человек явно приближался. «Похоже, он меня уже заметил, - лениво думал варвар, - и, однако, продолжает идти. Вроде, безоружен… Храбрый старичок, но очень глупый. Где-то я его уже видел?»
        Неизвестный путник почти бежал, задыхаясь и держась за бок. Вблизи он оказался тщедушным стариком с реденькой бородкой и откровенно злобным лицом. Наряд его, сильно напоминающий домашний халат, был весь в саже и подпалинах. Старик непрерывно плевался и шипел себе что-то под нос.
        - Эй, дедуля, куда путь держишь? - негромко окликнул его Джобар.
        - Прочь с дороги, оборванец, - презрительно бросил старичок, из последних сил подбегая к ступенькам.
        - Ишь ты, совсем запыхался, бедняжка! - усмехнулся Джобар и перегородил проход. - Отдохни, дедуля, а то грыжа вырастет.
        Старик гадливо взглянул на варвара, как на дохлую ящерицу.
        - Разбойник, что ли? На, подавись, - он сорвал с обоих запястий тяжелые золотые браслеты и бросил их на сухую землю.
        Джобар засмеялся и не сдвинулся с места.
        - И подороже нашивал. А выманить меня отсюда тебе не удастся, пока не расскажешь мне кое-что.
        - Да ты кто такой! - взвился дед. - Да ты сейчас пожалеешь, что на свет появился!.
        Молниеносная оплеуха повалила старца на землю. В следующий миг одноглазый бандит схватил его за плечо и силком посадил рядом с собой на ступеньки.
        - Случилась со мной странная история, - как ни в чем не бывало начал рассказывать он. Могучая жилистая рука варвара нежно обняла старика за плечи, и все его кости затрещали. - Слыхал о городе мертвецов в пустыне?
        Полузадушенный старик что-то прохрипел.
        - Вот-вот, именно этот. Они заманили мое войско в засаду. До самого центра города мы шли, ни встретив ни единого мертвеца. Ребята расслабились, устали. А они накинулись на нас внезапно, ордами… нет, целыми армиями! Все мои воины теперь убиты - я так думаю. Я бы вывел их, но мы оказались по разные стороны вот этой проклятой штуки. Сижу здесь, понимаешь, с тобой разговариваю, - Джобар скрипнул зубами. - а их там сейчас добивают. Да нет, давно уже добили - уже часа полтора прошло. Сиди, собака!
        Старик, которому Джобар вывернул руку, только застонал.
        - Ты не понимаешь своего счастья, - мрачно продолжал варвар. - Приди ты сюда часом раньше, я бы размазал тебя по ступенькам. Я бился головой об эти камни, и мне надо было кого-нибудь убить! Но теперь время потеряно, и ничего не вернуть. Мне от тебя нужно только одно: объясни, что это за штука и как она действует.
        - Самый обычный телепорт, - глотнув воздуха, ответил старик гораздо более миролюбиво. - Двухсторонний, одни ворота в городе мертвецов, другие здесь. Очень удобная вещь.
        - А почему я прошел, а мое войско осталось?
        - Не каждый может пройти через эти ворота. Ты вошел и открыл канал, но не сумел продержать его достаточно долго, чтобы прошло войско.
        - Так я могу в любой момент пройти обратно?! - воскликнул Джобар, вскакивая на ноги.
        - Естественно. Могу показать как.
        Старик сделал попытку подняться, но варвар придавил его к ступеням.
        - Ты пройдешь, а я останусь! Знаю я эти штучки!
        - А как же иначе? Только один лорд может пройти через телепорт.
        - Ты что, тоже лорд? - подозрительно спросил Джобар.
        - Скорее чародей - любитель, - уклончиво ответил старикашка. - А ты, наверное, лорд Джобар? Мне следовало бы сразу понять, что это ты. Я не узнал тебя с этой повязкой и в лохмотьях.
        Вопрос деда застал варвара врасплох.
        - Откуда ты меня знаешь?!
        - Кто же тебя не знает в здешних краях! Великий борец с нечистой силой, победитель мертвецов, сильнейший лорд Юга, а теперь и Севера.
        - Твои сведения устарели, - хрипло ответил варвар. - А как, старичок, тебя зовут?
        - Зови меня, ну, скажем, Веспер.
        - Веспер?!
        От удивления Джобар слегка ослабил хватку, и сразу же острая боль пронзила его плечо. Варвар охнул, непроизвольно отшатнулся в сторону и свалился со ступеней на землю. Из насквозь прокушенного плеча потекла кровь. Фалагар спрыгнул по другую сторону крыльца, с отвращением сплюнул и бросился в телепорт. Но он опоздал: в лицо ему уже смотрело лезвие метательного ножа.
        - Давно я искал тебя, лорд мертвецов, и вот наконец нашел! - с хищным торжеством произнес Джобар. - Ты, как призрак, вмешивался в дела всех королевств, втерся в доверие к Килбурну, развязал войну против меня, напакостил драконам. Я изрядно наслышан о тебе - хитрый, коварный, лживый льстец и умелый колдун… Ты напрасно торопишься к своим мертвецам - я с радостью убью тебя во имя всех тех, кто погиб за эти годы в пустыне! Но, прежде чем умереть, ты расскажешь мне, где спрятал дракона.
        - Конечно, я расскажу тебе, где дракон, - прошипел Фалагар, и гримаса ненависти перекосила его лицо. - Взгляни на столб дыма над горами! Это устроил он, неблагодарный выкормыш! Надеюсь, он подох в пламени.
        Джобар невольно скосил взгляд в сторону горного хребта, над которым действительно расплывалось целое облако черного дыма. Это было его ошибкой. В ясном вечернем небе раздался оглушительный раскат грома, сверкнула ветвистая молния и мгновенно выжгла глубокую воронку под ногами Джобара Фалагар спешил и слегка промахнулся. Обожженного и оглушенного Джобара швырнуло на землю. Сквозь пляску цветных огней он увидел спину Веспера в проеме телепорта. «Нет, ты не уйдешь от меня, вражина» - пробормотал он и потянулся за ближайшим камнем. Фалагар обернулся напоследок и насмешливо захихикал.
        - Давай, давай, меч против магии… булыжник против молнии!
        - Ты выдохся, колдун, - прохрипел Джобар и приподнялся на локте, - а булыжник как раз у меня под рукой!
        Фалагар пожал плечами и открыл рот, собираясь что-то возразить, но не успел. Джобар стремительно замахнулся, и камень полетел магу прямо в лоб. Фалагар без звука свалился навзничь и исчез в легкой дымке между каменными плитами. Из телепорта пахнуло горячим ветром.
        - Одного шага ему не хватило, - сквозь нахлынувшую боль ухмыльнулся Джобар и потерял сознание.
        V. КОРОЛИ НАСТУПАЮТ
        ГЛАВА 27
        ХРОНИКА ПРОИГРАННОЙ ВОЙНЫ
        Срочное донесение от Гуннара, командующего южной группы войск королю Кригану. Десятый месяц, астрологическая неделя Белки.
        Мой лорд и повелитель, плохие новости. В земли варваров вернулся исчезнувший король Джобар. Мы узнали об этом, когда на еще не захваченной территории варварских государств внезапно началось стихийное объединение. К моменту получения первых данных разведки из семи князей пять добровольно передали власть Джобару, несмотря на то, что он не привел с собой никаких войск. Со времени этого поразительного события прошла всего неделя, а наше наступление на южном фронте практически остановилось. Варвары не переходят в контратаку, но уверенно держат оборону.
        В соответствии с приказом вашего величества мной было дано сражение с целью взять под контроль участок восточного тракта от Гоблиновоколодца до форта Эрдамон. Заградительные отряды варваров разбежались, форт был осажден, но ночью произошло нечто ужасное - огонь сошел с неба и уничтожил более трети армии. В панике было задавлено и растоптано до ста человек: около двухсот гоблинов - перебежчиков дезертировали той же ночью. Войска полны фантастическими слухами, боевой дух крайне низок. Жду ваших распоряжений и смиренно умоляю воодушевить войска вашим личным присутствием».

«Срочное донесение королю. Нагаш, глава военного департамента тайной полиции. Десятый месяц, астрологическая неделя Черепах.
        Повелитель, буду краток. Расследование открыло, что Джобар привлек на свою сторону драконов. Их количество пока не установлено, но вряд ли велико. Атаки происходят только в темноте, и каждую ночь в разных местах. Очевидцы говорят об исполинском огнедышащем драконе, который внезапно появляется в небе над войском, делает несколько кругов, изрыгая пламя, после чего бесследно исчезает. До сих пор не удается выследить, где он прячется днем. Ситуация в войсках ухудшается с каждым днем и требует немедленных решений, повелитель! По мере поступления новых данных буду докладывать немедленно».

«В королевскую канцелярию. С настоящим письмом высылаю последний рапорт высокородного Гуннара, погибшего при переправе через пограничную реку в районе Старой Гоблиновки. Полковник Зидар.
        Ваше величество, все пропало! Южная группа войск, без преувеличения, целиком уничтожена. После третьего опустошительного налета дракона у бывшего пункта свободной торговли на восточном тракте четыре полка, состоящие из людей и эльфов, открыто перешли на сторону врага. Сразу после этого войска варваров начали наступление по всему фронту. Несмотря на неоднократные мольбы о помощи, подкрепления так и не пришли, резервов больше нет. Я не могу сопротивляться и отвожу остатки войска к границе».

«Срочное донесение королю. Нагаш, глава военного департамента тайной полиции. Одиннадцатый месяц, астрологическая неделя Крыс.
        Доподлинно установлено - дракон только один. Описание дракона и свидетельские показания прилагаю. Прошу доставить любую информацию о драконах и методах борьбы с ними».

«В рапортах шпионов мелькают упоминания о новой фигуре в ставке Джобара. Его имя - Ширван. С виду похож на колдуна; почти всегда носит плащ с надвинутым на глаза капюшоном; старается не привлекать к себе внимания, но присутствует на всех военных советах. У меня есть серьезные основания полагать, что он имеет какое-то отношение к появлению драконов. Мы попытаемся захватить или, по крайней мере, уничтожить его. Я разработал детальный план похищения и собираюсь лично возглавить операцию, чтобы исключить возможность ошибки».
        Криган провел рукой по лбу и смахнул корреспонденцию со стола на пол. «Еще один, - прошептал он, - мой генералитет тает на глазах. Мозги Нагаша, должно быть, подгнили еще при жизни. Умный командир никогда не идет в бой сам. Хотя теперь это не имеет никакого значения. На поле битвы они переиграли меня. Ерунда! У меня в резерве магия, а у них ее нет».
        На лестнице раздались тяжелые шаги. Криган вздрогнул и нервно крикнул:
        - Кто идет?
        - Курьер с побережья к королю.
        - Проведи сюда… прочем, лучше не надо. Спроси его, обнаружены ли кости.
        За дверью послышалось бормотание. Затем другой голос прокричал:
        - Да, да, повелитель! Два комплекта, но, к сожалению, оба неполные. Один скелет лежал в воде и насквозь прогнил.
        - Это неважно. Что еще?
        - Не хватает отдельных элементов конечностей.
        - Заменим коровьими. Когда скелеты будут доставлены сюда?
        - Со всеми предосторожностями через неделю.
        - Через неделю?! - подскочил Криган. - Да за это время я потеряю все королевство! Если кости не будут в Авадоне через четыре дня, все, кто работал над проектом, будут казнены. Выполнять.
        Топот ног утих на лестнице, и Криган устало опустился в кресло. Он сидел в кабинете Килбурна на самой вершине главной башни замка Авадона За последний месяц некромант изменился и внутренне и внешне. Он почти не выходил из замка, не проводил парадов и не совершал поездок по стране, боясь покушений и заговоров. Все время он проводил за изучением магических книг; тело его одряхлело, спина согнулась, седые волосы поредели, но глаза горели мистическим огнем, а по ночам начали светиться красным. Былая собранность и быстрота реакции уступила место рассеянности и отстраненности вперемешку с припадками бешеной злобы. С того момента, когда Криган узнал о драконе, он забросил командование армией, предоставив ей погибать самостоятельно, и полностью погрузился в магические трактаты. Дни и ночи разум его был поглощен одной целью: противопоставить дракону некое магическое орудие, превосходящее его своей силой. И он нашел способ создать такое орудие.
        ГЛАВА 28
        КОСТЯНОЙ ДРАКОН
        На закате все было готово. Криган осторожно снял с плеч тяжелый мешок с драконьими костями и выложил их по одной в очерченный заранее магический круг. Алхимик - ассистент расставил снадобья на крышке переносного ящика и раскрыл Книгу Заклинаний. Криган, чувствуя, как мурашки забегали у него по спине, хрипло скомандовал алхимику: «Начинай!» В вечернем лесу торжественно зазвучали первые слова заклинания: колдовство началось. Пока алхимик нараспев читал священные строки магии стихий, Криган то посыпал, то поливал белесые кости различными препаратами. Многие из них были уникально редкими и дорогими: одни шипели и брызгались, другие слабо мерцали. Пепел феникса, похожий на кучку золотистых угольков, просыпался на кости с приятным звоном; затем их разъела поразительно ядовитая слюна гидры. Наконец, когда кости стали похожи на разноцветную кучу мусора, Криган велел алхимику закрыть книгу и отойти подальше, что тот с удовольствием исполнил.
        Некромант достал из-за пояса обрывок пергамента и наклонился над костями. На этом пергаменте было написано самое главное заклинание. Оно и должно было вдохнуть подобие жизни в мертвые останки дракона. В глубине души Кригана шевелились некоторые сомнения, потому что это заклинание он написал сам, по внезапному наитию, переиначив малоизвестное колдовство «Убей дракона». Все виды магии, связанные с оживлением, были для некроманта самой туманной областью, но выбирать не приходилось; к тому же Криган всегда был высокого мнения о своих колдовских талантах.
        Помедлив одно мгновение, он быстро прошептал заклинание и отскочил назад.
        Ночной лес, казалось, притаился и замер. Криган еле стоял на ватных ногах, до боли в глазах вглядываясь в тускло мерцающие драконьи кости. Мгновения шли, складывались в минуты, и ничего не происходило. Золотые искры начали по одной затухать. Кровь застучала в висках у Кригана. «Неужели не удалось?! Последний шанс!..» Холодное отчаяние просачивалось в его душу, но упрямая надежда еще не уходила. С неба закапали редкие капли дождя, и сияние почти прекратилось. Криган низко опустил голову; если бы кто-нибудь сказал ему, что его лицо мокро не от дождя, а от слез, он ничуть не удивился бы.
        Вдруг луч света ударил в его глаза. «Господин, глядите!» - задыхаясь, прошептал алхимик. Над кучей костей разгоралось алое сияние. Оно становилось все ярче и холоднее; световой купол расширялся, словно создавая навес над костями. Алый свет превратился в малиновый, потом в сиреневый и, наконец, засиял пронзительным голубым сиянием, как горный ледник в полнолуние.
        Криган с трепетом увидел, что кости начали двигаться, складываясь в скелет. Все происходило страшно медленно, но некромант и его слуга не замечали времени. Под световым куполом постепенно появлялись очертания: туловища… лап… раскрылись и сложились прозрачные крылья, поднялась жутковатая голова на неестественно тощей шее. Дракон, пошатываясь, поднялся на голенастые лапы и уставился пустыми глазницами на Кригана.
        Сердце сжалось в груди молодого лорда. Это был величайший момент в его жизни, первый настоящий триумф! Он добился его не хитростью и уловками, а своим мастерством, достигнув таким образом мечты любого мага - собственное искусство принесло ему могущество и власть. На этот раз удача была поистине заслуженной. Сердце Кригана наполнилось восторгом и гордостью. «Мое создание! Мое дитя!» - сам того не замечая, с нежностью шептал Криган, глядя на костяное чудовище. Подобных чувств он не испытывал никогда - всю свою сознательную жизнь он только разрушал, но не творил.
        Дракон вывалился из светового купола, как цыпленок из яйца, и тот мгновенно потух. Вечерний полумрак скрывал некоторые детали. Некромант достал из-за пояса обрывок пергамента и наклонился над костями. На этом пергаменте было написано самое главное заклинание. Оно и должно было вдохнуть подобие жизни в мертвые останки дракона. В глубине души Кригана шевелились некоторые сомнения, потому что это заклинание он написал сам, по внезапному наитию, переиначив малоизвестное колдовство «Убей дракона». Все виды магии, связанные с оживлением, были для некроманта самой туманной областью, но выбирать не приходилось; к тому же Криган всегда был высокого мнения о своих колдовских талантах.
        Помедлив одно мгновение, он быстро прошептал заклинание и отскочил назад.
        Ночной лес, казалось, притаился и замер. Криган еле стоял на ватных ногах, до боли в глазах вглядываясь в тускло мерцающие драконьи кости. Мгновения шли, складывались в минуты, и ничего не происходило. Золотые искры начали по одной затухать. Кровь застучала в висках у Кригана. «Неужели не удалось?! Последний шанс!..» Холодное отчаяние просачивалось в его душу, но упрямая надежда еще не уходила. С неба закапали редкие капли дождя, и сияние почти прекратилось. Криган низко опустил голову; если бы кто-нибудь сказал ему, что его лицо мокро не от дождя, а от слез, он ничуть не удивился бы.
        Вдруг луч света ударил в его глаза. «Господин, глядите!» - задыхаясь, прошептал алхимик. Над кучей костей разгоралось алое сияние. Оно становилось все ярче и холоднее; световой купол расширялся, словно создавая навес над костями. Алый свет превратился в малиновый, потом в сиреневый и, наконец, засиял пронзительным голубым сиянием, как горный ледник в полнолуние.
        Криган с трепетом увидел, что кости начали двигаться, складываясь в скелет. Все происходило страшно медленно, но некромант и его слуга не замечали времени. Под световым куполом постепенно появлялись очертания: туловища… лап… раскрылись и сложились прозрачные крылья, поднялась жутковатая голова на неестественно тощей шее. Дракон, пошатываясь, поднялся на голенастые лапы и уставился пустыми глазницами на Кригана.
        Сердце сжалось в груди молодого лорда. Это был величайший момент в его жизни, первый настоящий триумф! Он добился его не хитростью и уловками, а своим мастерством, достигнув таким образом мечты любого мага - собственное искусство принесло ему могущество и власть. На этот раз удача была поистине заслуженной. Сердце Кригана наполнилось восторгом и гордостью. «Мое создание! Мое дитя!» - сам того не замечая, с нежностью шептал Криган, глядя на костяное чудовище. Подобных чувств он не испытывал никогда - всю свою сознательную жизнь он только разрушал, но не творил.
        Дракон вывалился из светового купола, как цыпленок из яйца, и тот мгновенно потух. Вечерний полумрак скрывал некоторые детали, которые при дневном свете Кригану, несомненно, не понравились бы: монстр получился слегка кособоким и прихрамывал минимум на две лапы (те самые, где недостающие кости пришлось заменить коровьими), не хватало большого куска крыла, да и в целом окрас был пятнистый и заплесневелый. Дракон приковылял к своему хозяину, остановился и низко склонил голову. Криган положил ладонь на холодный череп, в который ему удалось вдохнуть призрачную жизнь.
        - Он чувствовал себя по-настоящему счастливым. «Малыш! - прошептал он свистящим шепотом. - Вместе мы раздавим их всех. Ты еще напьешься горячей крови. А теперь лети! Покажи себя во всей красе!»
        Дракон послушно раскинул крылья, встал на дыбы и взвился в небо. Мистическая сила из нездешних миров, поднявшая ввысь эти старые кости, была его истинной сущностью, и мощь ее была огромна; не всякий дракон из плоти и крови вынес бы его удар. Сквозь дырявые крылья и ребра дракона просвечивал багровый закат и ярко мерцали первые звезды, но движения его были прекрасны в своей стремительности.
        Монстр со свистом описал круг над поляной. Во все стороны, заполошно крича, разлетались перепуганные птицы. Какая-то потерявшая соображение от ужаса ворона с истерическим карканьем спикировала прямо на дракона и клюнула его в макушку. То, что последовало за этим, вставало впоследствии перед глазами Кригана до конца его жизни: стремительный полет дракона прервался, как будто он налетел на невидимую стену. Кости, мгновенно утратившие форму, с глухим стуком осыпались на траву. Слабый крик пронесся над деревьями и растаял во мраке. Дракона больше не существовало.
        Криган, спотыкаясь, подбежал к новой кучке костей и упал на колени. Когда он поднялся на ноги, держа в обеих руках по драконьей кости, на лице его застыло тупое недоумение. «Что случилось? Я ошибся? Этого не может быть, ведь он уже летел! Но где ошибка?!» Внезапно некромант швырнул кости на землю и истерически захохотал. Между хохотом и рыданиями он кричал: «Магический двойник! Это магический двойник! Отличное заклинание, пятый порядок! Никогда оно мне не давалось, и вот наконец получилось, будь оно проклято!»
        Редкое и сложное заклинание двойника создавало призрак, который обладал всей мощью, ловкостью и прочими свойствами оригинала, но исчезал от первого же нанесенного удара. Криган, как колдун - самоучка, понятия не имел, что с помощью практической магии нельзя сотворить нечто из ничего. То, что в свое время он принимал за озарение, просто всплывало, как смутно знакомое, в его памяти. Самое большее, что бы удалось ему сделать из этих костей - обыкновенного крупного зомби.
        Когда Криган осознал то, что произошло, первой его мыслью было: «Какой позор! Никто не должен узнать об этом!» Некромант развернулся и выхватил из ножен меч, чтобы прирезать алхимика, свидетеля его неудачи, но тот уже давно благоразумно скрылся в лесу. Криган в ярости бросил меч на землю, уселся над бесполезными костями и надолго задумался, постепенно успокаиваясь. Приходилось смириться с потерей империи и хорошенько поразмыслить о собственной судьбе.
        ГЛАВА 29
        ПЕРЕПРАВА
        Нет, это было не здесь… немного подальше, вниз по течению. Мы приплыли в деревню в темноте, и предатель впустил нас в свой дом. Килбурн искал его, но он сбежал, и наверно, теперь уже в Авадоне. Он добавил нам в еду сонного зелья и пустил зомби по нашим следам. Я была без сознания и ничего не помню, но дядя рассказывал, он едва успел сесть в лодку и оттолкнуть ее, как из кустов вылезло это чудовище. Нас долго несло всего в нескольких шагах от берега. Мертвец тащился за нами, подвывал и пытался зацепить лодку, пока ее не вынесло на фарватер. Дядя все видел, но ничего не мог сделать - его словно парализовало.
        Сита и Мокрица сидели рядышком на берегу реки. Мимо них колонна за колонной проходили варварские войска. Вода возле брода кипела от множества всадников: со всех сторон доносились грохот шагов, лязг оружия, оживленные разговоры и хохот солдат. Это была не просто армия победителей, перед которой трусливо капитулировали полчища врагов. Крестьяне, полгода назад схватившие бы вилы при виде гоблина, встречали войска Джобара криками радости - давние, хоть и не особенно мирные соседи несли им освобождение от зловещего короля и его страшных слуг. Недавняя битва за пограничный брод оказалась последней в этой войне. Потрепанная и деморализованная армия Кригана потерпела сокрушительное поражение и разбежалась, а ничтожная кучка уцелевших в бою зомби отступила к столице и заняла оборону Авадона - последнего прибежища неудачливого властителя мертвецов.
        - Килбурн все-таки проиграл, - задумчиво произнесла Сита, наблюдая, как нестройные орды гоблинов и огров с руганью теснятся на переправе. - Но с другой стороны, ему еще как повезло. Когда нас привезли в ставку варваров, я решила, что его немедленно убьют. А вместо этого Джобар отпускает меня на все четыре стороны, а дядя попадает в военный совет, пусть даже и формально. Конечно, на деле командует всем Джобар, и дракон подчиняется именно ему. Чувствую, они опять что-то задумали…
        - Дракон никому не подчиняется. Он сам решает, кого поддерживать, - возразил Мокрица, - если у короля варваров был с ним какой-то договор относительно меня, так никакой заслуги в моем спасении у него нет. Подумаешь, он нашел нас в горном лесу! Дракон знает, кому на самом деле обязан. Не сердись, я ему рассказал, как мы сбежали из замка в Ущелье.
        - Так ты с ним разговаривал?!
        - Прошлой ночью король Джобар разбудил меня и сказал, что дракон ждет в овраге. Я сразу полетел туда и мы проговорили до самого утра.
        - И что он тебе сказал?
        - Ну рассказывал в основном я. Про то, как мы убежали, как я жил у Фалагара, как он меня воспитывал, чему учил, даже чем кормил. А он слушал, и все разглядывал меня. Какой ты, говорит, худой и маленький, сынок. Ты знаешь, Сита - после того, как война закончится, он заберет меня с собой, в Город драконов.
        Сита поморщилась.
        - Довелось мне раз побывать в тех краях. Ты сам-то рад, что возвращаешься к своим?
        - Конечно! Дракон сказал, что там меня ждет мать. Признаться, мне немножко страшно: я всегда жил один, почти в заточении, и вдруг столько перемен, новых родственников… А еще, я буду скучать по тебе. Ведь ты мой лучший и единственный друг.
        - Да и ты, Мокрица, пожалуй, мой тоже, - помолчав, печально произнесла Сита. В душе она угрюмо усмехнулась: «Сначала я не верила в драконов, потом до обмороков боялась и ненавидела их. А теперь, надо же - единственный, кто ни разу не предал и всегда выручал меня, кто был всегда внимателен и приветлив - оказался маленьким драконом».
        - А давай полетим туда вместе! - внезапно загорелся Мокрица.
        - Куда?! - вздрогнула девушка.
        - К нам, в Город драконов. Мы никогда не будем расставаться, вместе начнем постигать вековую премудрость драконов.
        - Нет, нет, и не думай об этом. Ни за что - ужаснулась Сита. - Меня не смогли затащить туда силой, а ты хочешь, чтобы я отправилась в это место добровольно?
        Мокрица уныло вздохнул и положил морду на плечо Ситы.
        - Это несправедливо! Почему я должен расставаться с тобой?
        Сита погладила его по чешуйчатой щеке и промолчала.
        Она уже давно думала совсем о другом. Через пару дней должен был начаться штурм столицы, и в его успешном исходе никто не сомневался. Но мысли девушки невольно обращались к тому, кто затаился по другую сторону тройного кольца неприступных стен. «Умирающий от голода узник мог тронуть твое сердце, но для жестокого лорда, клятвопреступника с ненасытной жаждой власти в нем не было места, это уж точно, - вела Сита нелегкий внутренний диалог, и кровь постукивала у нее в висках от волнения. - А теперь побежденный король, затравленный в своем последнем убежище, снова разбудил в твоей душе некие чувства. Что это за чувства - жалость? Сострадание? Что-то другое? Разве он заслужил хоть намека на эти чувства, после всего, что здесь устроил?»
        И Сита воскрешала в памяти видения разоренных, вымерших деревень на севере от пустыни, через которые даже отряды солдат проходили, понизив голоса до шепота; виселицы вдоль дорог с мертвецами, тянущими руки вслед за путниками; свирепую мстительную радость, с которой крестьяне расправлялись с отставшими от войск зомби. Но образ главного злодея, короля нежити, не возникал перед ее мысленным взором. Она думала о Кригане, и ей вспоминался родной замок в Зеленых горах, их долгие разговоры и далекие прогулки, и первая ночь полнолуния. Эти образы приходили постоянно, нежданные и непрошеные, чересчур яркие, непохожие на обыкновенные мысли. «Ты ненормальная, - пеняла она самой себе, - во-первых, он некромант и предатель: разве этого не довольно, чтобы забыть о нем навсегда? А во-вторых, он все равно обречен, и твои чувства принесут тебе только боль и страдание, когда его казнят».
        ГЛАВА 30
        ШТУРМ АВАДОНА
        Через два дня войска Джобара без боев вышли к Авадону. В пригороды, обезлюдевшие за последние месяцы, стремительно возвращалась жизнь: повсюду стучали топоры, на узких улицах телеги с домашним скарбом мешали проходу войск. Повинуясь строгому приказу Джобара, южане удерживались от грабежа и мародерства; жители, в свою очередь, охотно и без возражений предоставляли солдатам пищу и кров, не проявляя к ним ни страха, ни злобы.
        - Не узнаю своих подданных. Видать, несладко им жилось, если они рады всякой твари, лишь бы она была не ходячим мертвецом, - угрюмо заметил Килбурн. Он тяжело сидел на раскладном стульчике в тени одинокого дуба на вершине невысокого холма. По обе руки от старого лорда стояли два гоблина с зонтиком и опахалом, еще с десяток охранников расположились неподалеку. В ногах у Килбурна примостилась Сита. На горизонте ясно виднелись высокие башни и стены Авадона - последнего оплота врага, мрачной одинокой цитадели среди радостного и шумного края. Казалось, население уже забывало о Кригане, хотя ворота крепости были наглухо закрыты и на стенах изредка мелькали зловещие фигуры зомби.
        Внезапно охранники вскочили на ноги: на холм торопливо поднимался Джобар. За ним следовали несколько генералов из прощеных родственников и Ширван. Король варваров коротко кивнул Килбурну. В его взгляде не первый раз мелькнули изумление и жалость при виде дряхлого старика, в которого стремительно превращался бывший король северного края.
        - Войска готовы к штурму, - произнес Джобар, указывая вниз. - Но я, наверное, что-то не понимаю. Похоже, они не собираются сопротивляться. Я не вижу никаких приготовлений, только полтора десятка зомби болтаются там наверху. Если это все, что осталось у Кригана, они не продержатся и пяти минут.
        - Ловушка, - убежденно произнес Килбурн. - Мы подводим войска под стены, а он сжигает их стеной огня, или что-нибудь еще в этом роде.
        - А ты что скажешь, Ширван? - спросил Джобар. - Может, тебе стоит…
        - Не вижу необходимости, - ответил колдун и добавил задумчиво.» - Я вообще не чувствую присутствия магии в этом замке. Либо некромант потратил всю энергию на что-то другое, либо попробуйте для начала предложить им капитулировать.
        Джобар отдал приказ, и войска начали выстраиваться в боевом порядке. Группа всадников с трубами и знаменами направилась к воротам. Через несколько минут обескураженные глашатаи возвратились: вызвать врага на переговоры не удалось, крепость хранила молчание.
        - Ну что же, тогда штурм, - нахмурился Джобар и махнул рукой. Войска разразились громовыми воплями и лавиной повалили к замку. Со стен полетели редкие стрелы, раздались первые крики раненых. Команда огров-великанов выкатила к воротам таран, и вскоре их створки затрещали под могучими ударами. Когда окованные железом ворота слетели с петель, Джобар не выдержал и с боевым кличем ринулся в атаку, увлекая за собой генералов. Килбурн, Сита и Ширван остались на холме.
        - Все понимаю, но все равно - не могу видеть, как этот варвар штурмует мою крепость, - со вздохом произнес Килбурн. Он был бледен и едва сидел на стуле, поддерживаемый под локти гоблинами. Сита вскочила на ноги и помогла дяде лечь на землю.
        - Тебе плохо? - встревоженно спросила она.
        - Сердце, - пробормотал Килбурн, держась за грудь. - Тебя-то я не виню, Сита, ты сделала все, что могла, но этот окаянный Веспер!.. А Джобар и тут меня опередил - пришиб его где-то в пустыне!
        - Я советую вам прекратить вражду, - заметил Ширван. - Теперь это бессмысленно, тем более что скрыться, а остальное труда не представляет. Знаешь, что такое магический след?
        - Я этого не умею, - угрюмо проворчала Сита и отошла к узкому окну-бойнице, в которое едва проникали узкие лучи солнца. «Может быть, я и не смогу помешать его поимке, но помогать не буду точно, - в смятении подумала она. - Но почему, зачем я это делаю?»
        Близился вечер. На закатное небо издалека набегала темная грозовая туча.
        - Скоро будет гроза, - задумчиво произнесла девушка.
        Перед ней расстилался чудный, радующий сердце вид: пригороды, поля пшеницы до самого горизонта, крошечные избушки деревни у кромки леса. Иным, внутренним зрением, присущим всем чародеям. Сита так же отчетливо видела и магический след, оставленный Криганом. Он прозрачной светящейся лентой вел в сторону леса. «Даже не позаботился замести следы, - горько подумала Сита. - Торопился, или не ожидал погони, или счел, что он здесь единственный колдун, и никто не в силах выследить его? А может, просто не сумел?» След был довольно бледен и исчезал на глазах: прошло уже немало времени.
        - Гроза? Это очень плохо! - вывел ее из раздумья встревоженный голос Ширвана. - Грозы или очень помогают, или очень мешают колдовству. В нашем случае она будет как раз мешать, так что надо спешить. Ну как, Сита, ты не вспомнила? Может, он когда-нибудь колдовал при тебе, или что-то рассказывал, например, у кого обучался магии…
        - Ничего он мне не рассказывал, - огрызнулась Сита, - а если что и говорил, то потом все оказалось враньем.
        Краем глаза она взглянула в окно и с невольной радостью увидела, что туча затянула уже полнеба. Ширван подметил ее взгляд и нахмурился. Издалека глухо пророкотал гром.
        - Понятно… И не колдовал? По рассказам свидетелей он применил боевую магию всего один раз, и весьма успешно, при штурме замка. После этого мы отмечаем большой перерыв, в течение которого Криган активно культивирует свои некромантские способности и разводит зомби, но не делает ни единой попытки чародейства. Возможно, у него не было такой потребности. Но это может означать и другое.
        Сита не поняла, на что намекает Ширван. Она заверила его, что ни разу не видела Кригана в роли мага. Девушка чувствовала, что магический след уже почти исчез, и в душе ее затеплилась надежда.
        - Однажды Криган сказал, что он никудышный колдун - это все, что я могу вспомнить,
        - неохотно добавила Сита, чтобы потянуть время.
        Солнце спряталось в тучу, и в комнате сразу стало темно. За окном раздался ровный шелест дождя.
        Ширван проницательно посмотрел на девушку, взял двумя пальцами обрывок пергамента и поднял его над столом, слегка покачивая.
        - Может быть, Криган не так уж и ошибался в оценке своих способностей, хотя сам он, конечно, был убежден в обратном, - медленно произнес Ширван. - Здесь заклинание на мертвом храмовом языке, который поймут только посвященные. Но несколько тысячелетий назад этот язык был широко распространен на юге, и я его, разумеется, знаю. Ведь Криган был наверняка оповещен о моем существовании! Да, он мог бы быть поумнее и не разбрасывать такие записки, где попало. Возможно, мы и так выследили бы его, но этим заклинанием он сам выдал себя с головой.
        - А что там за заклинание? - встрепенулась Сита. Ширван усмехнулся и сжал обрывок в кулаке.
        - Я, пожалуй, пока промолчу. Ведь ты не хочешь быть откровенной со мной, не так ли, Сита? Ты что, хочешь, чтобы некромант убежал?
        - Какое там заклинание?! - закричала она.
        - Его все равно уже ничто не спасет, - хладнокровно произнес Ширван и спрятал пергамент в рукав. - Глупец! Лучше бы он просто переоделся простолюдином и скрылся через черный ход.
        - Отвечай! - завопила Сита и вцепилась в рукав мага.
        Ширван с изумлением уставился на бледное лицо Ситы с остановившимся взглядом: она, очевидно, не сознавала, что делает. «Здесь все сложнее, чем я полагал» - с тревогой подумал он. Без усилий стряхнув руки девушки, Ширван оттолкнул ее в сторону и быстро направился вниз по лестнице. Сита, держась за ушибленный бок и беззвучно ругаясь, побежала за ним.
        Не прошло и часа, как Кригана поймали. Он лежал, не в силах даже пошевелиться, на влажной от дождя лесной полянке; капли дождя и пота стекали по его лицу, дыхание с трудом прорывалось сквозь стиснутые зубы. Когда преследователи с ликующими криками привязали к жердине и потащили в замок ненавистного некроманта, он лишь со злобным отчаянием сверлил их взглядом, напрасно шевеля губами - слова проклятий не слетали с них.
        - Что это с ним? - озадаченно произнес Джобар, когда безжизненно висящего на жердине Кригана вносили в ворота замка. - Можно подумать, он бежал целый день, пока не свалился замертво.
        - Можно сказать, так и было, - ответил с усмешкой Ширван. - Он попытался использовать древнее заклинание, известное у людей под названием «портал», чтобы ускользнуть из замка незамеченным. Классический «портал» представляет собой ряд пространственных перемещений на значительное расстояние, следующих без перерыва одно за другим, в любом угодном колдуну направлении. Вычислить, а тем более настигнуть мага, знающего и могущего как использовать это заклинание, практически невозможно. Но Криган явно переоценил свои возможности, когда взялся за это заклинание. Оно требует не только специальных знаний, но и огромного расхода магической энергии. Знания у него, может, и были, но сил не хватило даже на один раз, и вот результат.
        ЭПИЛОГ
        Сита неторопливо ехала верхом по уединенной тропинке высоко в Зеленых горах. Путь ее лежал к перевалу, где более года назад, отдыхая на пути в Авадон, она случайно заметила серую крышу среди лесных зарослей. На этот раз она ехала одна.
        Тюрьма внешне почти не изменилась, и Ситу в который раз охватило ощущение, что она возвращается в прошлое. Спешившись, девушка привязала лошадь к выступающему из земли сосновому корню неподалеку от тропинки и дальше пошла пешком. На глаза ей все чаще попадались следы недавнего присутствия множества людей. Трава перед входом в тюрьму была вытоптана, земля изрыта каблуками; кое-где на растущих поблизости деревьях были обломаны ветки, а одна ель явно обгорела; на земле валялась блестящая шпора. Тюремная дверь, еще сильнее прогнившая и потемневшая, чем год назад, была закрыта на новый необычный замок. Изнутри не доносилось ни звука, но Сита точно знала, что тюрьма не пустует.
        Девушка подошла поближе и внимательно осмотрела замок. Он был изготовлен в виде гладкой полукруглой дуги из светлого металла, без всяких знаков и узоров. Когда лучи заходящего солнца касались его поверхности, по металлу пробегали едва заметные искры. «Хороший энергетический замок, - отметила про себя Сита. - Килбурн не пожалел денег и времени, чтобы раздобыть его. И что же мне теперь с ним делать? ' Для проверки Сита осторожно поднесла ладонь к красивой дуге - и сразу с ужасом отдернула ее. Как только пальцы коснулись поверхности, она вспыхнула режущим глаза светом и пахнула таким жаром, что Сита поняла: еще немного и она осталась бы без руки. «Замок концентрирует энергию солнца, - догадалась она - Ну что же, подождем, пока солнце зайдет!» Сита уселась на поваленный ствол ели неподалеку от двери и закрыла глаза, вспоминая все, что ей было известно об управлении солнечным жаром. Так и не придумав ничего подходящего, она устремила рассеянный взгляд в закатное небо. О том, что и зачем она собиралась сделать, Сита старалась не думать.
        Солнце заходило за край горной долины. В темно-голубом небе наметился тонкий серп луны. Сита сидела и наблюдала за энергетическим замком. Золотистые искры все реже и тусклее пробегали по нему; металл как будто начинал светиться изнутри холодным серебряным светом. «Время настало», - прошептала она про себя, поднялась на ноги и медленно подошла к двери. Страх боли заставлял ее медлить и тянуть время, но она понимала - еще немного, и будет поздно. «Жар или холод? Ожог будет жестоким в любом случае. Главное - сделать это быстро». Багровый диск солнца коснулся горизонта, и замок вспыхнул ослепительным белым пламенем. В тот же миг Сита схватила обеими руками дугу и рванула ее на себя.
        Раздалось шипение, девушка вскрикнула от резкой боли в ладонях, но не выпустила замок. Через несколько бесконечных мгновений сияющая дуга выпала из петель и потухла. Сита со стоном бросила замок на землю и затрясла в воздухе руками.
        Дверь темницы распахнулась, и на полянку выскочил Криган. Его лицо с запавшими щеками хранило следы недавних побоев, некогда богатая одежда была изорвана в клочья, но в глазах вновь горели ненависть и готовность к драке. Он быстро осмотрелся по сторонам, заметил только Ситу с перекошенным от боли лицом и с удивлением спросил:
        - Ты что, одна?
        - А кого ты хотел увидеть - Килбурна? Ходят слухи, что они с Джобаром, наконец, придумали, как тебя казнить, и собираются приехать сюда на днях. Не знаю, что они решили с тобой сделать, но тебе бы это вряд ли понравилось…
        - Здесь какая-то ловушка! - пробормотал Криган, с тревогой вглядываясь в лесные заросли. - Ты сама не осмелилась бы выпустить меня. Должна же ты понимать, что обратно я доброй волей не полезу!
        Сита с досадой отмахнулась и начала приговаривать заклинание над обожженными ладонями.
        - Не помогает! Да, неплохой замок приобрел Килбурн, хоть он и оказался бесполезным. Он выписал его из-за моря специально для тебя, но не смог удержаться и все-таки пожадничал. Что же, вот результат - два ожога, и колдун на свободе.
        - Ты хочешь сказать, что выпустила меня, и я могу уйти? - осторожно спросил Криган. - И ничего не хочешь потребовать взамен?
        Сита нахмурилась и уселась на поваленное бревно.
        - Послушай меня, - начала она. - Опишу ситуацию вкратце, все как есть. Килбурн и Джобар теперь союзники и лучшие друзья. Королевства, по сути говоря, объединились, и наследником со дня на день будет объявлен король варваров. Дядя понемногу отходит от дел: здоровье не позволяет. С тех пор, как я вернула ему сердце, а с ним и жизнь…
        - Ты?!
        - Да, я… с тех пор его боевой пыл угасает на глазах. Ходит с клюкой по окрестностям Авадона, болтает с рыцарями и крестьянами, наслаждается мирной жизнью, а управление государством понемногу перекладывает на Джобара. Я думаю, это влияние Ширвана - это маг с юга, его новый советник. Они целыми днями бродят по лесам и ведут философские беседы. Впрочем, мне безразличны дядины причуды, когда они касаются только его одного. Но он еще не утратил желания распоряжаться моей жизнью. Угадай, что он задумал теперь?
        - Ну?
        - Выдать меня замуж за Джобара! Он считает, что этот брак упрочит их союз. Понимаешь, союз их, а скреплять его буду я! Разумеется, моего мнения никто не спросил. Свадьба назначена через две недели, по рекомендациям астрологов. Килбурн сообщил мне эту новость с таким радостным видом, как будто не собирался скормить в свое время дракону. А этот Джобар, который продержал меня неделю под стражей, а потом собственноручно привязал к дереву, чтобы дракону было удобнее меня сожрать, пытается теперь изображать жениха!
        - Ловко придумали, - пробормотал Криган. - И что ты хочешь предпринять?
        Сита тяжело вздохнула и угрюмо взглянула на некроманта.
        - А что ты мне предложишь? Ты думаешь, от меня что-нибудь зависит? Замок дан мне милостью дяди, оборонять его твоими стараниями некому - все эльфы или убиты, или переселились из долины в горы. Все эти месяцы я мечтала, как вернусь домой, и когда наконец это случилось… земли обезлюдели, замок заброшен и загажен мертвецами, все мои цветники и то засохли. Я бродила по замку как чужая и не понимала, зачем так стремилась в это унылое место.
        Вообще-то я хочу уйти отсюда, покинуть совсем королевство Килбурна и отправиться путешествовать на восток. Ведь там кипит жизнь, там живут великие маги, там множество царств, не то, что на нашей варварской окраине. Мне нужен твой совет - ведь ты оттуда родом.
        Криган не отвечал и задумчиво разглядывал девушку. Тревога понемногу исчезла с его лица и сменилась нехорошей улыбкой.
        - Ты выпустила меня только затем, чтобы спросить совета? А ты не предполагала, что я захочу взять тебя в заложники и выставить свои условия или убить сейчас, чтобы досадить обоим моим врагам?.. Уж не надеялась ли ты, что я предложу тебе сбежать на восток вместе?
        - Ты ошибаешься, - устало ответила Сита. - Я не настолько наивна, чтобы взять в попутчики предателя. И ты напрасно пытаешься меня разозлить. Успокойся, наконец. За кустами нет засады, я здесь одна, и меня тяготит наш разговор. Давай попрощаемся, и можешь уходить.
        Криган с недоумением взглянул на нее, пожал плечами и медленно пошел в сторону леса. У самого края поляны его остановил окрик: «Подожди!» Сита догнала его и застыла в нескольких шагах.
        - Если бы ты остался в тюрьме, половина моей души всегда была бы здесь, и я во веки не знала бы покоя, - глухо проговорила она. - Когда я осознала это, то поняла, что должна тебя освободить. Уже несколько недель я словно околдована. Скажи, Криган - может быть, все дело в нашей крови - помнишь, той, что смешалась в полнолуние? Это она приказала мне прийти сюда против моей воли. Теперь ты знаешь, почему я так поступила. Прошу тебя, уходи скорей!
        Кривая улыбка сползла с лица Кригана. В его взгляде мелькнуло понимание и сочувствие.
        - Если это так, то боги сведут нас вместе в будущих веках, - негромко произнес он, коснувшись ее плеча. - Я не забуду тебя.
        Звук шагов постепенно затих, вдалеке хрустнула ветка, и некромант исчез в горном лесу. Сита стояла одна на полянке и тихо плакала.
        - Я ждал от тебя чего-то в этом роде, и оказался прав, - внезапно раздался голос у нее за спиной. Сита резко обернулась, похолодев от ужаса. Кто-то застал ее на месте преступления!
        - Ширван?! Что ты здесь делаешь?
        - Слежу за тобой, - спокойно отвечал колдун. - Шайка лордов, которая взбаламутила эту часть света, только-только успокоилась, и мне не хотелось, чтобы все началось сначала.
        - Так ты все слышал!
        - Естественно. Это был самый опасный момент. Я удивляюсь, почему молодой некромант не убил тебя, как сам вполне разумно предположил. Думаю, что я бы успел вмешаться, но доля риска оставалась. Ты смелая, но очень безрассудная девушка, Сита. Впрочем, таково все ваше племя, а ты не худший его представитель.
        - И что ты сделаешь теперь? Доложишь Килбурну или варвару?
        - Зачем? Некромант теперь бессилен и не опасен. Ты - единственное существо в этих землях, кто захочет иметь с ним дело, поэтому я постараюсь проследить, чтобы он убрался как можно дальше от твоих владений. Я не питаю к нему ненависти - пусть идет, куда хочет.
        Сита вздохнула и вытерла слезы.
        - Ты необычный человек, Ширван! Появляешься непонятно откуда, и Джобар за пару недель выигрывает войну. Ты разбираешься в магии, но никогда не колдуешь, Килбурн и Джобар слушаются тебя, как школьники своего учителя. И этот ужасный дракон… Ведь он как-то связан с тобой, не так ли? Ты его хозяин?
        - Дракон - это я, - без улыбки произнес Ширван. - Мы уже встречались у стен моего города, когда я освободил тебя из лап предателя Кето. Маленький дракон, знакомый тебе под прозвищем Мокрица, - мой сын.
        Сита недоверчиво вгляделась в лицо Ширвана, и через мгновение с криком отскочила назад.
        - Дракон! Опять дракон! Ширван рассмеялся.
        - Я не хочу причинить тебе зло, наоборот…
        - Не приближайся ко мне! - взвизгнула Сита, попятившись к краю поляны. - Зачем ты вмешиваешься в дела людей?! Чего ты хочешь - тоже стать королем?!
        - Нет, - спокойно ответил Ширван. - У меня другие цели, и чтобы ты потом не мучилась от любопытства, даже скажу какие. Во-первых, я отдаю долг за сына, причем не Джобару и тем более не Килбурну, а именно тебе. Я помог свергнуть агрессивного правителя, который скоро стал бы угрожать моему королевству, и вернул тебе владения. А насчет варвара… Килбурн уже стар и тяжело болен. Он, возможно, проживет еще долго, но дух его сломлен. Он уже отходит от дел. Преемником будет Джобар - для меня лучший из возможных соседей - а ты, выйдя за него замуж, возложишь на себя корону всех Земель Лордов по эту сторону моря. Разве мои цели плохи?
        - Ты отдаешь мне долг?! По какому праву ты, дракон, чужак, распоряжаешься в этом королевстве? - закричала Сита. Испуг ее быстро перешел в злость. - Ты заставил дядю добровольно передать власть злейшему врагу и хочешь выдать меня за него замуж? А я не хочу, не хочу! Я ненавижу его! Я убью его сразу после свадьбы.
        Рыдания заглушили ее слова. Расстроенный Ширван посмотрел на нее и произнес:
        - Я не думал, что ты так ненавидишь Джобара. Малыш говорил мне, что ты о нем отзывалась вполне дружелюбно. И ты напрасно сердишься - я никого не заставлял. Конечно, я мог посоветовать, но Килбурн лично принимал решение о передаче власти. А брак с Джобаром дал бы тебе огромную власть и помог бы скорее забыть некроманта.
        Сита махнула рукой и отвернулась.
        - Ничего мне не нужно, ни власти, ни мужа. Ты что, не слышал, о чем я говорила с Криганом? Я хочу уйти - и уйду, никто меня не остановит!
        Ширван задумался.
        - Я могу предложить тебе кое-что, - сказал он после недолгого молчания, - но, боюсь, тебе не понравится эта идея. Если я не ошибаюсь, ее уже высказывал мой сын. Я говорю о Городе драконов… погоди, не прерывай меня! Под моим покровительством тебе бояться нечего, драконы безропотно примут тебя в свое сообщество. Ведь драконы не все такие, как Кето. У нас никогда не бывает политических дрязг и жестокостей, столь обычных среди лордов. Я не тороплю тебя с ответом, взвесь все и подумай. Я обещаю, что буду сам учить тебя, и через несколько лет ты превзойдешь всех земных магов. Если хочешь, тебя научат и военному делу, чтобы ты могла умело защищать свою жизнь и королевство. Ты узнаешь тайны прошедших веков, давно забытые людьми. И малыш будет счастлив снова увидеть тебя.
        Сита взглянула исподлобья и пробормотала что-то невнятное, но ожесточенное выражение исчезло с ее лица, сменившись слабым проблеском интереса.
        - Не торопись, подумай, - повторил Король драконов, - перед тобой много путей, и мне кажется, бросить все и сбежать - это не лучший выход. Я почему-то думаю, что ты не так уж ненавидишь Джобара, как пытаешься изобразить - ладно, об этом помолчу. Моя миссия здесь почти завершена. Как только ты примешь решение, я покину это королевство и, скорее всего, навсегда. Только не тяни с ответом. Я тоже устал от всего этого и хочу вернуться домой: к родичам, ко вновь обретенному сыну, в мой город в горах Эммао.
        Ширван дружески кивнул Сите на прощанье и неспешным шагом удалился в лес. Верхушки сосен зашумели и пригнулись под внезапным порывом ветра.

«Полетел… небось к варвару с докладом», - рассеянно подумала Сита и села на поваленный ствол. Вечер постепенно перетекал в ночь. Сонно щуря глаза, девушка наблюдала за желтой луной, медленно восходившей над горными склонами. Ей некуда было спешить, и было о чем подумать. Темнота окутала перевал. Сита сидела, не замечая ночной прохлады, смотрела на звездный рисунок в вышине и продолжала размышлять.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к