Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Гуркало Татьяна: " Демоны Монахи И Прочие Ненадежные Личности " - читать онлайн

Сохранить .
Демоны, монахи и прочие ненадежные личности Татьяна Николаевна Гуркало
        Что делать современной девушке, которую нагло умыкнули из родной квартиры неизвестно куда? Попытаться вести себя разумно. А если универсальный переводчик не отличает даже эльфа от демона? А если ее дар, так нужный похитителю, ничем своей хозяйке помочь не может, скорее наоборот, при особом везении грозит смертью? Да и мир вокруг не из самых приятных. Главное в такой ситуации - не унывать! В конце концов, будет что вспомнить на старости лет. Если получится до нее дожить, с такими-то спутниками… В общем, осторожно, местами бред.
        PS. Не ищите здесь ничего особо умного, ценного и вечного.
        Татьяна Гуркало
        Демоны, монахи и прочие ненадежные личности
        Глава 1 О том, почему лучше заранее научиться понимать знаки судьбы
        Не смотрите ночью в зеркала.
        Глупая примета. Марина даже не помнила, почему именно туда нельзя смотреть. То ли можно что-то потустороннее увидеть, то ли на тебя оттуда кто-то может посмотреть, версий куча.
        Девушка в эту примету не верила, она вообще мало в какие приметы верила, темных зеркал не боялась и, попив на кухне воды, возвращаясь в свою комнату, без каких либо задних мыслей посмотрела в освещенное луной и экраном ноутбука зеркало, висевшее рядом с дверью. Там она увидела громадные желтые глаза. Разум как-то отстраненно отметил, что это странно - желтые глаза на сером фоне. Она даже удивиться не успела. Просто на мгновение зажмурилась и мотнула головой, отгоняя наваждение. Глаза в зеркале никуда не делись, они в упор уставились на девушку, а потом стали приближаться. Медленно, как в кошмарном сне. Постепенно к глазам добавились размытые черты лица, похожие на туман волосы и что-то ярко-синее, в чем Марина угадала одежду.
        Пока девушка размышляла над тем, что бы это значило и что теперь делать, глаза постепенно приближались, лицо обретало четкость. Потом, отметая спасительную мысль о том, что в зеркале отражается то, что показывает ноутбук, неестественно белые руки схватились за края зеркала и обладатель желтых глаз полез в комнату. Как героиня какого-то японского фильма ужасов. Серые волосы свесились, подметая пол, лицо осветила подозрительно клыкастая улыбка и нервы девушки не выдержали.
        Марина отступила на шаг, позорным образом завизжала и шлепнулась в обморок.
        На самом деле день не задался с самого утра. Точнее часов с десяти. Сначала позвонила сестра и жизнерадостно сообщила, что деньги отдать не может, потому что в данный момент находится в Крыму и собирается карабкаться на какую-то гору. Скалолазка.
        Марина еле сдержалась от того, чтобы пожелать сестричке с горы свалиться.
        Потом названивать стала добрая подружка Олечка. У Олечки случилась беда. Ее волнистый попугайчик начал стремительно терять перья. Знакомых у Оли было много, и среди них нашелся умник, который решил, что у попугая завелась моль. Еще он рассказал, как бороться с этой напастью. Несчастную птицу следовало покупать в теплой воде, добавив туда немного вина. Так как этот знакомый забыл сказать девушке какое именно вино нужно, она купила две бутылки - белое и красное - и забодяжила для попугайчика бассейн в пластмассовом ведре. Вскоре выяснилось, что купаться попугаи не любят, поэтому сопротивляются и кусаются. В общем, эпопея с помывкой попугая затянулась почти на два часа, Марина даже заподозрила, что кто-то Оле вместо попугая подсунул крылатого слона. Все это время владелица могучей птицы названивала Марине и рассказывала вести с поля сражения с молью. Судя по тому, что чем дальше, тем более путанными и невнятными становились рассказы, вино, не пошедшее на попугаячью ванну, Оля оприходовала. Вероятно, нервы лечила. Попугайчик тоже наклюкался. И сидели эти два начинающих алкоголика в незакрытой
квартире, потому что не могли вспомнить, куда засунули ключи. Точнее, сидела Оля возле двери, воров поджидала с веником в руках, а попугай висел в клетке на жердочке вверх тормашками. Чем это все закончилось, Марина не знала. У мобильного села батарея и девушка решила делать вид, что она этого не заметила.
        Потом была разбитая чашка, не любимая, но новая, из-за чего жаба давила со страшной силой. Явление бывшего любимого в нетрезвом виде и спуск его по лестнице в исполнении соседа. Сломанный на босоножке каблук и целая куча мелочей, вроде пролетевшего перед лицом голубя и приклеившейся к подошве жвачки.
        Судьба слала знаки, пыталась предупредить о грядущих неприятностях. Вот только девушка ее поняла не правильно, отменила ночной поход к морю и осталась дома наедине с интернетом.
        Жалко, что не сообразила повернуть зеркало лицом к стене. Стукнулась бы страхолюдина, которая из него выползла лбом об стену, глядишь и передумала бы выползать полностью.
        - Эй.
        Голос был мужской и довольно приятный. Рука, бесцеремонно трясущая ее за подбородок теплая и настойчивая.
        - Я не собираюсь тебя есть. Я вообще людей не ем. Я сам наполовину человек, а есть себе подобных, это как-то слишком. Правда, большинство высших демонов тоже людей не едят, люди все-таки разумны. А низшие, они как ваши волки, даже хуже, им абсолютно все равно кого сожрать, они бы и меня с аппетитом слопали, если бы смогли.
        Открывать глаза Марине почему-то не хотелось. Слова о том, что обладатель приятного голоса людей не ест, ее не успокаивали. Марине хотелось провалиться сквозь пол к соседям, главное чтобы там зеркал там поблизости не было и обладатель голоса не смог провалиться следом.
        - Я знаю, что ты уже очнулась, - интимный шепот прямо в ухо.
        Девушка пискнула, рванулась куда-то вверх и наткнулась на что-то большое и мягкое.
        - Вот, уже лучше. Теперь открой глаза.
        Выбора не было. Глаза пришлось открыть.
        В комнате стало светлее, хотя люстра не горела. Злосчастное зеркало добросовестно отражало перепуганную хозяйку, сидящую в объятьях незнакомого парня очень необычной внешности. Глаза у парня были на самом деле желтые и огромные, какие-то кошачьи. Черты лица резкие и подозрительно аристократичные. Возможно, он бы был даже красив, если бы не бледная до синевы кожа и просто невероятная копна длиннющих волос, светло-серых, усугубляющих бледность. Синее нечто с запахом и широкими рукавами ему совсем не шло и почему-то примиряло с его странной внешностью. А вообще он казался маленьким и изящным, похожим на фарфоровую статуэтку. На которой пропыленные, местами драные, непонятного серо-бурого цвета штаны смотрелись совсем уж неуместно.
        В общем, очень странный тип.
        - Ты кто? - осторожно спросила Марина, на маньяка-людоеда парень похож не был, но расслабляться ей не хотелось. Приличные люди из зеркал не вылезают. Неприличные, кстати, тоже.
        - Я? - почему-то удивился парень, словно был знаменитостью, не сходящей с обложек журналов. - Я Дэнэен, полудемон, - представился, убедившись, что никого более подходящего для заданного девушкой вопроса рядом нет. - Когда я в ярости, превращаюсь в плюющего огнем кота, но это бывает редко, меня сложно настолько разозлить. Предпочитаю себя контролировать. Ценю свой рассудок.
        - Оооо, - только и смогла ответить на это признание Марина. Плюющего огнем кота было представить сложно. Усы он при этом не сжигает? - Что ты здесь делаешь? - спрашивать о том, как он здесь оказался, было глупо. Из зеркала вылез, как же еще?
        - Ищу хранящую, - парень сказал так, словно во всей вселенной нет ни единого человека, который не знает кто такие хранящие. С гордостью сказал и с осознанием собственного величия.
        - И как? - хмуро спросила Марина, подозревая, что именно ей от таинственных хранящих ничего хорошего ждать не стоит.
        - Отлично. Я ее нашел, - радостно ответил парень.
        - Поздравляю. Теперь убери от меня свои руки и выметайся из моей квартиры.
        Спорить парень не стал, послушно убрал руки, позволив Марине встать на ноги, но лезть обратно в зеркало не спешил.
        - Понимаешь, я полудемон, - в голосе гостя зазвучало насквозь фальшивое страдание. - Из-за этого демоны считают меня слишком слабым, чтобы вообще обращать на меня внимание, а люди слишком сильным для того, чтобы позволить мне спокойно жить.
        Марина зачем-то кивнула и стала осматривать комнату в поисках тяжелой вещи, до которой сможет дотянуться. Ближайшей вещью было зеркало, а оно было слишком тяжелым, таким не замахнешься, скорее себе на голову уронишь, пытаясь снять со стены.
        - Мне это, откровенно говоря, надоело, - продолжил свой рассказ парень, заметив, что страдание на хозяйку квартиры не произвело должного впечатления. - Давно уже. Я тогда еще ребенком был. Нужно было что-то с этим делать. А так, как становиться слабее, чем я есть сейчас мне не хотелось, пришлось искать способ стать сильнее. Два года назад я его нашел. Сердце Стихий. Древний артефакт, когда-то разделенный на части. Тогда за него передрались три человеческих королевства и два демонских. Воевали около ста лет. А закончилось все тем, что предок нынешнего Темного Властелина убил обоих демонских королей, провозгласил себя императором, отбросил людей за Рассветные Горы и расколотил артефакт на осколки, чтобы избавить своих подданных от желания воевать дальше. Так вот, два осколка я уже нашел, в императорском хранилище. Они там валялись без дела никому не нужные, никто даже не заметил, что их там уже нет. С остальными сложнее, их прячут лучше. Я уже четыре раза натыкался на пустышки. Наделал кучу шума и все зря. Еще и кучу времени потратил на то, чтобы понять, что эти пустышки не имеют ни малейшего
отношения к нужному мне артефакту. Поэтому мне необходима хранящая. Хранящая без труда поймет, пустышка это или настоящий осколок.
        - Я не согласна, - сразу открестилась Марина, которой совершенно не понравилось то, с какой жадностью полудемон на нее смотрит.
        - Разве я просил согласиться? - вкрадчиво спросил Дэнэен.
        Он одним движением поднялся на ноги и неожиданно оказался высоким, почти на голову выше совсем не низкой Марины.
        - Ой, - пискнула девушка, стараясь сообразить, как просочиться мимо него к спасительной двери.
        - Не бойся, я никому не позволю тебя обидеть, - торжественно пообещал Дэнэен. - Соберем Сердце Стихий и я сразу верну тебя домой. Если захочешь. В этом мире давно не осталось того, что можно хранить, таким как ты жить здесь, должно быть, очень неуютно.
        На счет неуютно полудемон был абсолютно прав. Марину довольно часто преследовали знаки судьбы, время от времени начинали преследовать надоедливые личности, когда ни тех, ни других не было, ей становилось грустно и хотелось что-то сделать. Правда, что именно, она так и не поняла, сколько не пыталась. Из-за этого дома был вечный бардак, на приработках она долго не задерживалась, а в университете еще ни одного экзамена не сдала с первой попытки. То она на них опаздывала, то ей попадалось именно то, что она не знала, один раз даже в обморок упала. На данный момент все преподаватели знали, что данная девушка придет в следующий раз и получит свою оценку. Анекдот ходячий, а не студентка. Вот только сероволосый парень на альтернативу не тянул. Натуральная неприятность, в чистом виде. И взгляд такой, бесшабашный и предельно самоуверенный. Тихо и спокойно он жить точно не умеет.
        - Никуда я с тобой не пойду, - как можно убедительнее сказала Марина и решившись рванула к двери.
        Мир с радостью подтвердил, что знаки судьба раздает не зря. Полудемон оказался быстрым и ловким. Марина в него врезалась, едва не упала, но была подхвачена на руки и прежде, чем опять потерять сознание увидела собственное перепуганное отражение в приближающемся зеркале.
        - Эй. Да что ты все время в обморок падаешь? Не то, чтобы мне было так уж тяжело тебя нести, просто неудобно. В этом лесу полно всякого. И разбойники попадаются, и низшие демоны, - заунывно нудел полудемон. Марина глаза не открывала, притворяясь, что до сих пор не пришла в себя, просто из принципа. Нечего было ее тащить непонятно куда без ее на то согласия. Теперь пускай носит, пока не начнет жалеть о своем необдуманном поступке. - Вдруг на нас нападут, а ты у меня на руках. Мне что, на ближайшее дерево тебя забрасывать и надеяться, что тебя там не достанут, и сама ты не свалишься? А если свалишься, где мне искать еще одну хранящую? Их обычно целые армии охраняют. Я был уверен, что с тобой мне очень сильно повезло. Кто же знал, что ты такая впечатлительная? Чуть что, сразу в обморок и делай бедный полудемон, что хочешь.
        О том, что могут напасть, девушка совсем не подумала. Может, идея с обмороком не настолько хороша, как ей кажется? А если представить, как она с размаха летит об дерево, то и вовсе плохая.
        - Отстань, - душевно попросила Марина. - Я не просила тащить меня в этот лес.
        Дэнэен фыркнул и стряхнул девушку с рук.
        - Гад, - охарактеризовала его Марина. И ведь никуда не денешься. Выжить самостоятельно в лесу населенном разбойниками и не брезгующими человечиной демонами у нее не было ни единого шанса. При выборе искать с полудемоном какие-то нужные ему осколки или искать самостоятельно то зеркало, сквозь которое этот полудемон пролез в квартиру, Марина разумно предпочитала первое. Больше шансов выжить. А дальше видно будет. Может по дороге попадется кто-то добрый и отправит ее домой.
        Верилось в это слабо.
        Полудемон запрокинул голову, зачем-то осмотрел кроны деревьев и резко вдохнул. Потом внимательно посмотрел на нерешительно переминающуюся на месте девушку.
        - Лезь ко мне на спину и крепко держись. Придется бежать, - приказным тоном потребовал Дэнэен.
        - Что? - Марина удивилась. Полудемон как-то напрягся и, похоже, начал принюхиваться, живо напомнив оборотня.
        - Бежать нужно, дура. Иначе драться придется. Чую демона.
        - Что?!
        - Лезь на спину! - рявкнул парень. - Или тебе хочется увидеть чистокровного демона? Низшего. Ты такого даже в кошмарах не встречала. Гарантирую.
        Смотреть на демона Марине не хотелось, и она послушно полезла на спину, обхватив руками шею.
        - Держись, - велел Дэнэен и рванул вперед.
        Марина даже завизжать не смогла. Серые волосы закрыли обзор, начали лезть в глаза. Открывать рот в такой ситуации было сущим безумием. Марина еще и зажмурилась, всем телом чувствуя невероятную скорость, с которой парень мчится по лесу, перепрыгивая через какие-то препятствия, отталкиваясь от деревьев и кидаясь из стороны в сторону. Держаться пришлось изо всех сил, уговаривая собственные руки стать сильными и выносливыми. Будь у нее возможность разговаривать, Марина обложила бы сероволосого гада такими словами, о знании которых до сих пор даже не подозревала. Утешало ее только одно, она опять засиделась за компьютером и к моменту явления полудемона не успела лечь спать. Путешествовать по лесу в пижаме было бы совсем не комфортно, тут бы еще тапочки не потерять. Нужно потребовать у похитителя более подходящую обувь. Пускай где хочет ищет, хоть у местных разбойников отбирает. Если у них, конечно, подходящий размер найдется.
        Марина несколько отвлеклась от забега своей лошадки и задумалась о том, кокой дурой надо быть, чтобы думать о шмотках в тот момент, когда есть шансы быть кем-то съеденной. Списала все на шок и опять задумалась об одежде. Как-то не хотелось выделяться из толпы. Лишь бы тут корсеты не носили. И обувь японских гейш.
        - Проклятье, не отстает, - сказал Дэнэен, резко останавливаясь.
        - Что?! - взвизгнула Марина, едва не продолжив самостоятельно забег-полет, попутно оторвав похитителю половину его шевелюры.
        - Демон нас догоняет! - рявкнул полудемон. - Да отпусти ты мои волосы, мешаешь! Держись за моей спиной и старайся не смотреть на то, что нас догоняет.
        - Что? - Марина начала ощущать себя полнейшей идиоткой, чудом сообразила отпустить длинную прядь и глупо застыла не в силах сообразить, что нужно делать дальше.
        - Пригнись!
        - Что?!!
        Дальнейшее произошло быстрее, чем Марина поняла, чего на этот раз от нее хочет полудемон.
        То, что выскочило из-за громадного дерева, было похоже на набор челюстей и колючек перемешанных в сгустке тьмы. Марина отстраненно подумала, что похититель девиц явно недооценивает кошмары способные присниться после просмотра ужастиков. Дэнэен выхватил откуда-то меч и прыгнул навстречу обрадовано взвывшим челюстям, швырнул перед собой сгусток пламени, несколько раз взмахнул гудящим как трансформатор и искрящимся как китайский салют типа фонтан мечом, попутно срубил ни в чем не повинное дерево и удовлетворенно понаблюдал как челюсти и колючки разлетаются в разные стороны. Несколько челюстей просвистели мимо стоявшей столбом Марины. Она удивленно посмотрела им вослед, перевела недовольный взгляд на своего похитителя и решительно высказала ему все, что накипело. Полудемон наверняка половины не понял, поэтому уставился как на заговорившую зверушку.
        - А вообще, мне нужна нормальная обувь, а тебе резинка на волосы, - закончила прочувствованную речь Марина. Ей хотелось сесть на землю, обхватить голову руками и похихикать или порыдать. Она пока не решила, в какой именно форме должна выражаться ее истерика.
        - Ага, - сказал Дэнэен таким тоном, что стало ясно, обуви девушка в ближайшем будущем не дождется, а о резинке может забыть навсегда.
        - Если тебе что-то не нравится, верни меня домой, иначе я тебе такое устрою, - уверенно пообещала Марина. Злость кипела и разрасталась. Вот за что ей все это? Кого она там, на небесах настолько успела достать своими жалобами на судьбу? Неужели нельзя было как-то иначе объяснить ей, что все не так плохо как кажется?
        Полудемон умудрился Марину так разозлить, что она совершенно перестала бояться.
        - Ага, - повторился Дэнэен, на этот раз, имея некоторую долю воображения можно было расслышать согласие. С чем-то неведомым. Возможно с внутренним голосом полудемона. Или его интуицией. - Ты смелее, чем мне казалось.
        - Я требую обувь, - не поддалась на лесть девушка.
        - Где я тебе обувь возьму посреди леса?
        Он даже огляделся. Словно где-то рядом надеялся увидеть дерево с растущими на нем кроссовками.
        - Где хочешь, - безапелляционно заявила девушка, радостно удивляясь тому, что, оказывается, умеет разговаривать подобным тоном. - Ты мужик, решать проблемы твоя природная обязанность.
        Марина уселась на землю и приготовилась ждать.
        - Интересно, я один такой везучий? - спросил в пространство полудемон.
        Вместо того чтобы броситься на поиски обуви он подошел к Марине, бесцеремонно зашвырнул ее на плечо и куда-то зашагал.
        - Эй! - девушка несколько раз стукнула его кулаком по спине, висеть на его плече было жутко неудобно. - А вдруг у меня будет кровоизлияние в мозг?
        - Не будет, - уверенно сказал Дэнэен.
        - Гад бледномордый.
        - Ладно, держись, будем искать тебе обувь, - оптимистично заявил полудемон, прошагав метров сто. - Где-то подальше отсюда. Боюсь, после того, как я воспользовался силой стихии огня, сюда уже бегут все окрестные демоны. Или ты хочешь на них посмотреть? Для сравнения там, или мне назло.
        - Не хочу, - вынужденно признала Марина. Мало ли что ему в голову втемяшится. Мужики часто ведут себя как дети, капризные и обиженные дети. Она имела возможность в этом убедиться.
        Сероволосый ловко перебросил девушку себе на спину и опять куда-то побежал. Настроения Марине новый забег не прибавил. Полудемона хотелось убить, убивать долго и со вкусом, безумно при этом хохоча. И чтобы кровавые ошметки разлетались по окрестностям. Марина даже не подозревала до сих пор, что у нее есть такие садистские наклонности. И все рекорды по невезению она, похоже, сегодня побила. Может попробовать заплакать?
        А кого и когда ее слезы волновали? Разве что маму в детстве. Полудемон на маму не тянул. Совсем. Да и на папу тоже.
        Девушка представила Дэнэена в любимом мамином сарафане и начала хихикать.
        Ну, здравствуй, истерика. Давно тебя ждала.
        Хихикать в серые волосы было удобно, а самое приятное, что похититель девушек даже несколько раз споткнулся, шипя и тихо матерясь.
        - Я мстю и мстя моя страшнааааа, - немузыкально запела Марина, решив до последнего испытывать нервы сероволосой лошадки. Волосы ей на этот раз не мешали, она вовремя успела прижать их рукой. - Потом придут другие временаааа. И будет всем ханааааа.
        - Головой она повредилась, что ли? - спросил у ближайшего дерева Дэнэен.
        Ответа он дожидаться не стал, бодренько побежал дальше.
        Полудемоны лучшие скакуны в мире. Интересно, на их забеги кто-то ставки принимает?
        - И зазвенит вдруг тишинаааа. Ой, гопа-дрыца, на-на-нааааа, - продолжала надрываться девушка.
        Лесники и санитары на ее пение так и не вышли. Даже никакая чувствительная белка с дерева не свалилась. Обидно. Вот все не как у людей.
        Правила выживания для попаданок. Пункт первый.
        Если вы попали, для начала попытайтесь узнать куда именно и чем это вам грозит. Если рядом оказался местный житель, которому вы по какой-то причине для чего-то настолько нужны, что он готов вас холить и лелеять, не убегайте от него сразу. Кто вам сказал, что вдали от этого существа вам будет лучше? Даже если это дракон, или злобный вурдалак. Правило не распространяется на попытки жертвоприношения с вами в главной роли и прочие извращения.
        Не надейтесь, что у вас сразу же прорежется магический дар, найдутся родственники и вырастут крылья. Разве что ваше приключение подарок на новый год от Деда Мороза, а он личность мифическая.
        Да, кстати, все кто надеется таки мутировать в неземную красавицу или грозную демонесу, уделите немного времени и почитайте о том, что такое мутация и к чему она приводит сформировавшийся организм. Намекаю. Есть в земной мифологии такая костлявая старушка в черном саване и с косой.
        Если вы обнаружили вокруг себя жизнерадостных личностей, которые всегда улыбаются и умиляются в ответ на ваше хамство, первым делом уточните, что именно они курили? Если ничего, бегите оттуда хоть к чертовой бабушке. Эти личности просто нашли козла отпущения, он же героическая героиня, дорога которой ведет к несметным полчищам зла. Оно вам надо? Думаете понравится? Ладно, тогда купите где-нибудь живую курицу, отрубите ей голову. Потом найдите железку весом примерно полтора килограмма, оденьте на себя фуфайку, сверху кожаную куртку, желательно всю в заклепках и прочем железе, не забудьте о налокотниках, наколенниках и прочих рыцарских прибамбасах (если не знаете каких, обратитесь к реконструкторам, они вам объяснят) и в таком виде поскачите на солнцепеке, хотя бы с полчаса размахивая железкой. Теперь вы имеете слабое представление о том, чем вас заставят заниматься. Очень слабое.
        Кстати, вы в курсе, что среднестатистическая кольчуга весит около десяти килограммов?
        И помните, хамов нигде не любят. Разве что вам с ходу предложили непыльную работенку придворного шута, или ручной обезьянки.
        А кто их высших существ разберет? Вдруг предложат?
        Главное помните, пока вы живы, у вас все еще есть шансы на счастливую старость.
        Глава 2 О том, что заклинания переводчики путаются в терминологии. Или: «Куда я попала? Где мои вещи?»
        Как Марина и подозревала, новая обувь у нее появилась только через четыре дня. Полудемон донес ее до какого-то селения, вломился в чей-то дом и с ходу потребовал обувь и одежду для спутницы, потому что ее джинсы, видите ли, странно смотрятся. Можно подумать его синее не пойми что верх изысканного вкуса. Не говоря уже о штанах, похоже, переживших нескольких владельцев.
        Засуетившиеся хозяева быстренько нашли для Марины ботинки на липучках, вполне годившиеся для похода и попытались обрядить ее в длинную узкую юбку а ля «Китайская аристократка». То есть, ходить в этой юбке можно было только мелкими шажками и только недалеко. Марина внимательно осмотрела юбку, оценила ее гнусный болотный цвет, уделила толику внимания легкомысленной кофточке с таким декольте, что только на трасе стоять, немного подумала и закатала первый в своей жизни скандал. Она смеялась, рыдала, трясла перед носом слегка обалдевшего похитителя дарованными хозяевами шмотками, всячески обзывалась и грозилась кого-нибудь убить. Хозяева пугливо забились по углам, таких агрессивных девиц они до сих пор не видели, а гнусный похититель терпеливо выслушал все сказанное и как ни в чем не бывало, потребовал другую одежду.
        Хозяева уточнили, чем именно не нравится эта? Побегали немного, порылись в многочисленных сундуках и отправили младшенькую дочь к какой-то загадочной Вероне, которая женщина странная, но добрая. Спустя еще минут пятнадцать Марине были преподнесены широкие штанишки на кулиске и симпатичная рубашка с воротником стойкой. Девушка благодарно кивнула и пошла переодеваться. В этом хотя бы можно чувствовать себя человеком, а не девушкой очень легкого поведения. Хотя, кто сказал, что такие девушки не люди?
        Уговорить бы теперь похитителя на еще один комплект, уточнить у кого-то про белье и про возможность по-человечески помыться. Плавать в озере было весело, но это явно не то.
        Впрочем, до вечера Марина решила потерпеть, вдруг гнусный похититель сам догадается? Бывают же чудеса.
        - Хорошо, - оценил новый наряд Дэнэен. - Теперь пошли, поедим, а потом займемся делом. Не зря же я тебя на своей спине таскаю.
        - Я не просила тебя… - опять начала заводиться девушка.
        - Да, да, я помню, - поспешно перебил ее полудемон и, схватив за руку, потащил на улицу.
        Марина почти бежала на буксире у похитителя. Сил на спор уже не осталось. В голове вообще носилась кругами только одна-единственная глупая мысль.
        «Я никогда не смогу отрастить такие волосы».
        У Дэнэена они густые, длиннющие, ниже талии и при этом ведут себя так, словно ни ветер, ни резкие движения хозяина на них не влияют. Они не разлетаются, не запутываются и не мешают.
        «Я никогда не смогу отрастить такие волосы».
        Вот для чего они парню? Неудобно же. Пока их вымоешь, пока расчешешь. Может у демонов принято носить столь экстремальные прически, или в волосах сокрыта их сила? Интересно, что будет, если потихоньку их отрезать, пока обладатель этого сокровища спит? А может это признак класса. Чем длиннее волосы, тем древнее род. Или, по волосам вычисляют возраст. Живет такой красавчик лет пятьсот, а волосы за ним таскают специальные слуги. На специальных лопатах.
        А вообще, сколько демоны живут? Не забыть бы уточнить.
        «Я никогда не смогу отрастить такие волосы».
        Не мог же он их отрастить только для того, чтобы показать Марине, как жалки ее потуги в обретении прически ее мечты? Тут, как ни старайся, у людей сами по себе волосы так не растут. Волос Дэнэена могло бы хватить на трех человек. Им бы еще человеческий цвет и столько париков можно наделать…
        Какой бред.
        - Вот. Тебе должно понравиться, - сказал Дэнэен.
        Марина отвлеклась от великолепной шевелюры полудемона и осмотрелась вокруг. Он оказался прав. Такое просто не могло ей не понравиться. Целая поляна ирисов, окаймленная с трех сторон фруктовыми деревьями. Настоящих. Густого фиолетового цвета с ярко-желтыми язычками. Покачиваются под порывами ветра, словно приветствуют остановившуюся перед ними парочку. Да, головками кивают, как в рассказе про цветы девочки Иды. И тихий шелест, это их разговор. Болтливые цветочки мнениями обмениваются. Наверное тоже восхищаются шевелюрой Дэнэена и пытаются понять, что рядом с ним делает чем-то недовольная девчонка в одежде с чужого плеча.
        Из ирисов робко выглядывал маленький то ли фонтан, то ли водопад, сооруженный из серых необработанных камней. Нежные цветы и грубый камень в ореоле водных брызг. Такой контраст. Фотоаппарат бы сюда.
        Девушка так увлеклась рассматриванием этого пейзажа, что не сразу заметила дом, к которому вела тропинка посыпанная какими-то мелкими камушками, проложенная среди цветов. Впрочем, дом отлично маскировался и старательно не привлекал к себе внимания. У входа в это здание красовалась вывеска, на которой было что-то написано, издалека не разобрать что, хотя все, что могло быть написано, благодаря похитителю девушка умела читать. Кроме надписи на вывеске была изображена тушка курицы неестественно желтого цвета.
        За умение понимать местных жителей Марина похитителя отблагодарила отдельно. Чуть не утопила. Она как раз обсыхала на берегу озера, когда ей пришла в голову мысль о том, что не мешало бы поучить местный язык. Хотя бы на уровне туриста с разговорником в руках.
        Спутник, говорящий на русском языке, это хорошо, но вдруг он куда-то денется?
        А полудемон взял и признался, что понятия не имеет, на каком языке разговаривает его хранящая. Просто, пока Марина валялась в обмороке после его явления из зеркала, Дэнэен на нее навесил заклинание-переводчик. Еще и дал три года гарантии, за которые разум должен успеть, этим языком овладеть в достаточной мере и начать воспринимать его чуть ли не как один из родных.
        Девушку данное обстоятельство к удивлению благодетеля совсем не обрадовало. Ей, наверное, по наивности и из-за незнания местных реалий, казалось, что полудемон должен был хотя бы попытаться ее уговорить согласиться на подобный эксперимент. Похититель сути ее претензий так и не понял. Или сделал вид, что не понял. Заклинание же безопасное. Все так языки учат, с детства. И никто не жаловался.
        Пришлось пообещать самой себе, никогда больше не падать при нем в обморок и смириться. За три дня беготни по лесам ничего похожего на альтернативу так и не наметилось. Не считать же приемлемым выбором возможность сбежать в неизвестность и нарваться на кого-то хуже неразговорчивого парня ищущего какой-то амулет.
        - Харчевня «Три веселых демона», - представил домик с вывеской Дэнэен, с некоторой долей гордости, словно сам это здание строил.
        - Почему три? - спросила Марина. Почему веселых, она и так догадывалась. Демоны вообще странные существа, судя по полукровке, стоявшем рядом. Вероятно, кто-то из них по жизни весел.
        - Ну, понимаешь, - подозрительно замялся наглый похититель. - Когда предыдущая харчевня сгорела, хозяин, вместо того чтобы испугаться и сбежать от злобных порождений мрака, так ругался, что вызвал у этих демонов восхищение. Вот. Илиен тогда сказал, что они несколько погорячились, не стояло сжигать весь дом из-за идиота зятя решившего, что может безнаказанно грубить и обзываться. Он еще и железякой какой-то махал. Зять в смысле. И Дишинэ полил каким-то вонючим взваром, ему одежду пришлось потом выбросить, запах этой гадости не отстирывался и не выветривался, даже магия не помогла. А одежда была дорогая. На заказ шили к празднику. Так о чем это я? - Дэнэен почесал макушку. - А! О старой харчевне. Короче, она сгорела. Хозяин бегает, ругается, зятя поленом бьет. Дишинэ смеется как сумасшедший. А Илиен стоит такой задумчивый, а потом говорит, что харчевню спалили зря. Хозяин вменяемый, в отличие от ненормального мужа дочки и кормят тут вкусно. Нужно было прибить всего одного идиота, всем стало бы легче. Дочка у хозяина красавица, быстро бы кого-то получше нашла. Дочка, которая красавица, стоит рядом и
хмуро кивает, наверное, давно мечтала стать счастливой вдовой. В общем, так как я единственный разбираюсь в человеческой магии, пришлось мне готовить возвратное заклинание. Я тогда был маленький еще, что-то напутал, но домик получился что надо. Теперь он не горит, в принципе, только по весне листиками обрастает, но это даже красиво и они быстро опадают. Дишинэ отсмеявшись насажал цветов в качестве извинения за поджог. Они тут даже зимой растут. Наверное, тоже что-то напутал. Он ужасно рассеян. А Илиен вон ручеек призвал и камней накидал. Он вообще любит, чтобы все было красиво и завершено. Без ручейка было бы не так. Зять кстати спустя три недели благополучно утонул. За водным духом погнался идиот. Такая вот история.
        - Ага, - только и смогла сказать Марина. Интересно, что эта веселая троица сделала людям, чей дом Дэнэен посетил в первую очередь? Не сказать, чтобы они его приходу сильно обрадовались, но и расстраиваться не стали. Скорее отнеслись как к стихийному бедствию. Не задело и ладно. - А откуда тебя знают люди, которые мне одежду искали?
        - Они? Я спас их от съедения. Случайно. Просто очень не люблю, когда рядом бродят низшие демоны. Они неприятны моему эстетическому вкусу. Да и позволять кому-то есть людей как-то не правильно.
        - Понятно, - сказала Марина. Эстетический вкус у него. Спасатель и скромник в одном лице.
        Может он не так и плох, как показалось вначале?
        - Идем есть, - махнул рукой в направлении харчевни Дэнэен. - Здесь готовят вкусно. Кажется, я это уже говорил.
        Марина печально вздохнула и поплелась вослед уверенно шагавшему по тропинке полудемону. Хоть поест нормально. А то походный паек Дэнэена хуже любых растворимых супчиков. Зато места много не занимает и не тяжелый.
        - Эй, хозяин! - завопил Дэнэен прямо с порога.
        Марине стало как-то неуютно под скрестившимися на них взглядами посетителей харчевни.
        - О, Дэнэен-тена. - явно обрадовался орущему полудемону толстячок, выскочивший из-за неприметной дверки. - Вы опять в наших краях. Заходите, садитесь, сейчас Мала к вам подойдет.
        Посетители на удивление дружно отвернулись от входа и стали заниматься своими делами. Похоже, полудемона в этом городке знали все. По крайней мере, знали о его репутации стихийного бедствия иногда снисходящего до устранения причиненного вреда.
        Дэнэен окинул многообещающим взглядом помещение, увидел свободный столик возле стены и, гордо задрав подбородок, пошел к нему. Марина поплелась за ним, чувствуя себя послушной наложницей воинствующего самодура-аристократа.
        Мала оказалась той самой дочкой хозяина, муж которой поливал демонов чем-то вонючим. Хорошенькая пышечка лет тридцати. Улыбчивая. Смотрящая на Дэнэена как на непутевого братишку. Она его даже по голове погладила, на что парень только недовольно вздохнул.
        А готовил местный повар действительно хорошо. Можно было есть, наслаждаться и лениво думать о вечном. Например, о заклинании-переводчике, которое на нее каким-то образом навесил добрый похититель.
        - Дэнэен, а как оно работает? - спросила Марина, решив, что знания лишними не бывают.
        - Кто? - спросил парень, сосредоточенно выковыривавший мясо из своей каши. Мелкую крупу непонятного вида он размазывал по тарелке и рисовал на ней трезубой вилкой волны.
        - Заклинание-переводчик.
        - Не знаю, - Дэнэен пожал плечами и с некоторым сомнением на лице засунул в рот небольшой комочек каши. Задумчиво пожевал, хмыкнул и объяснил ждущей более развернутого ответа девушке: - Оно стандартное, из хранилища. Как бы тебе объяснить… Вот например одежда. Два одинаковых платья на сестрах, шитые у одной портнихи. А чтобы ей не поставили эту похожесть в вину, они пошиты из разных тканей, цвета тоже неодинаковы. У одного платья на рукавах кружево, а на подоле вышивка. У другого - на талии лента. Так же тут. Заклинание одно, но оно умеет подстраиваться под особенности того, кому должно помогать. В общем, оно очень старое, над ним работали многие поколения, пока не довели до такого состояния. И сейчас его может воспроизвести кто угодно по учебнику, главное, чтобы время было и все нужные силы откликались. Правда, процесс довольно долгий. И большинство предпочитает покупать хранилища со стандартными заклинаниями, а потом просто нужное будят, задают первичный импульс и оно разворачивается. Да и люди, у которых все силы совпадают довольно редкое явление. А тратить на стандартное заклинание накопитель
с неподвластной тебе силой не очень умно.
        Марина честно попыталась сообразить о чем он говорит. Со стандартами все понятно. Наверняка в этом мире есть целые фирмы, или там гильдии какие-то, работники которых днями сидят и делают хранилища с этими заклинаниями. Но вот сам процесс.
        - Дэнэен, заклинание, оно вообще что? - спросила девушка. Как-то она слабо представляла толпу магов, или кто они тут, стоящих в каком-то помещении и торжественно читающих нескладные стихи на неизвестном науке языке. А ведь стандартизация что-то такое предполагает. Если есть стандарты, значит должны быть не шибко квалифицированные рабочие, каждый из которых выполняет исключительно свою стандартную операцию. Думать и что-то изобретать таким рабочим не нужно. Просто механически делать то, что они умеют.
        Или она что-то неправильно понимает?
        - Заклинание? - парень отодвинул кашу, которая ему чем-то не нравилась и положил ладонь на стол. - Обращение к силам. Не обязательно вслух. Опять же, очень давно, еще в те времена, когда мои предки ничем от всех остальных людей не отличались, была принята символьная форма обращения. Тогда как раз первые школы появились, и оказалось, что намного проще научить детей видеть за каждым символом свою силу, чем заставить их самостоятельно изобретать для этих сил воплощение. Да и времени так на обращение меньше уходит. Простейшие заклинания, в которых задействована только одна сила вообще срабатывают мгновенно. Ты же видела мой огонь?
        Марина кивнула. Огнем Дэнэен любил бросаться. Неважно во что. Он им и по разным страхолюдинам лупил, и костры разжигал и воду кипятил, когда за дровами ходить было лень.
        - Так вот. Этот символ называется «кайта», - полудемон медленно поднял ладонь над столом и продемонстрировал выжженную на столешнице непонятную загогулину, похожую на рогатку с клыками. - Когда мне нужен огонь, я вспоминаю этот символ, точнее, как бы ощущаю его присутствие, и огонь откликается.
        - Понятно, - сказал Марина. Что-то вроде азбуки, наверное. Или скорее иероглифов. - А научиться видеть за символом силу может кто угодно?
        Парень самодовольно улыбнулся.
        - Нет. Собственно уровень мага определяется количеством сил, которые его слышат. Если кто-то получил отклик какой-то силы, он учит символ. Большинство умеют слышать только что-то одно, да и то слабо. Хозяин этой харчевни, например, слышит воду. Но его таланта хватает только на то, чтобы найти наилучшее место для колодца.
        - Ясно, - вздохнула девушка. С мечтами стать крутой магичкой вероятно придется попрощаться сразу. Хотя. - Дэнэен, а как эти силы слушают?
        - Чувствами. Сначала кто-то более опытный смотрит в тебя и говорит, что ты можешь услышать, объясняет, что ты должна при этом почувствовать. Потом сидишь и пробуешь, пока не получится.
        - А я могу что-то услышать?
        - Можешь.
        - А что? И как?
        - Точно не уверен, но, кажется ветер. Только как, я не знаю. Ветер не моя сила. Еще ты хранящая, значит должна слышать живую силу, мертвую силу и воплощенную силу. Но это опять же не ко мне. Может, если найдем Сердце Стихий, я смогу уговорить маму тебе помочь. Она эти силы слышит.
        Ага, поманили ослика морковкой. Теперь глупая девица должна радостно завилять хвостиком, и броситься на поиски. Ведь чем быстрее найдет, тем быстрее попросят маму научить что-то там слышать. И вообще, что такое эта хранящая? Собачка с хорошим нюхом на артефакты?
        - Дэнэен, что такое хранящая?
        - Что? - отстраненно переспросил полудемон, водящий пальцем по символу огня. - Я не знаю. Да и никто не знает. Разве что какие-то божества, которые к нам смертным редко снисходят. Хранящие просто чувствуют сильные вещи, к которым, то ли приложили руки какие-то божества, то ли когда-то изготовили маги нынче не существующей школы. Могут их каким-то образом отличать друг от друга, даже не зная для чего они предназначены. А еще они умеют к этим вещам привязываться, достаточно решить, что эта вещь принадлежит им, составляет часть их жизни. Но я бы тебе не советовал делать это. Привязанная хранящая без своей вещи жить не может, если ее украдут, она бежит следом, если повредят, болеет и даже может умереть, отдав свою жизнь на обновление вещи. Поэтому их так оберегают. И вещи и хранящих. Особенно разные правители, которые боятся, что недовольные родственники могут попытаться заменить их двойником и править от их имени. У них всегда есть десяток запасных хранящих, на случай гибели той, которой вещь принадлежит в данный момент.
        - В смысле? Эти вещи настолько важны? - заинтересовалась Марина.
        Дэнэен кивнул.
        - Сильная вещь в некоторых владениях ежегодно подтверждает личность правителя, привязывает новорожденных к семье, охраняет города и замки от чужого вторжения. Да мало ли? Например, замок владетеля Земли Туманов не смогли захватить даже после того, как сожгли всю столицу. Просто не смогли подойти. А потом маги в замке поднакопили сил и выпустили на захватчиков мор. Правда там и ни в чем не повинные жители Земли Туманов пострадали. Зато правитель остался на своем законном месте.
        - Понятно, - сказала Марина. Просто сторожевые собаки и запасные детали в одном лице. Не самая приятная перспектива. Вернуться бы побыстрее домой, пока никто не заинтересовался бесхозной хранящей. Наверняка ведь, если захотят, смогут заставить привязаться к чему угодно.
        Вот будет весело если окажется, что Дэнэену она нужна для того же. Охранять его амулет, когда соберет.
        Лучше уж пускай выяснится, что он солгал и никаких хранящих не существует. Понять бы еще в таком случае, зачем она ему нужна?
        А вообще, почему-то кажется что она упустила какую-то мелочь. Что-то в этом разговоре такое мелькнуло, на что стояло обратить внимание. Нужно попытаться понять что. Что-то связанное с символами для заклинаний.
        - Думай, голова, думай, - пробормотала Марина.
        Дэнэен вернул на место свою кашу и продолжил рисовать вилкой волны. Тоже еще занятие. Может он так мысли стимулирует? Себе что ли попробовать?
        Марина посмотрела в тарелку и отказалась от этой идеи. Вкусно ведь.
        Дэнэен ушел договариваться с хозяином «Трех веселых демонов» о ночлеге. Было у него несколько гостевых комнат, в которых частенько селились родственники приехавшие в город по делам и изредка какие-то знакомые. Мала великодушно пообещала ванну достойную дочери городского управителя и тоже куда-то исчезла. А Марина все сидела за столом, грызла яблоки и пыталась понять, что именно такого важного прозвучало в разговоре и почему она на это важное своевременно не обратила внимание? Понять и вспомнить не получалось. Наверное, следовало оставить это важное в покое и надеяться, что оно придет само. Но заняться было нечем. Посетители харчевни в сторону девушки пришедшей с одним из веселых демонов старались даже не смотреть. Возможно, боялись чем-то обидеть. Было скучно, вот она и думала.
        - Это ты спутница Дэнэена семьи Вадара?
        Марина первым делом вздрогнула. Потом поискала глазами запропастившегося куда-то вместе с хозяином харчевни полудемона. Зачем-то посмотрела на мужика, что-то пившего с философским видом за столом напротив. И только после этого рискнула перевести растерянный взгляд на того кто с ней заговори. Проблема в том, что у этого типа был очень приятный мужской голос, а у нее, благодаря одному похитителю девиц, приятные мужские голоса ассоциировались с неприятностями. Предчувствие ее не обмануло. Ничего кроме неприятностей этот парень порядочной девушке принести не мог. Какая-нибудь мечтательница, ждущая прекрасного принца узрев его, могла грохнуться в обморок от счастья. Красавчик. Нет, не так. КРАСАВЧИК!!! Причем красавчик не смазливый. Блондин. Глаза зеленые как море, большущие и внимательные. Весь такой изящный в своем белоснежном одеянии, иначе это не назовешь. Вовсе не мед с патокой, скорее что-то такое зимнее, вьюжное, от чего краснеют щеки и перехватывает дыхание. Даже то, что вместо кисти левой руки было нечто недостаточно большое и обмотанное привлекавшей внимание черной тряпкой, его нисколько не
портило. Портило этого парня то, что он был вооружен. Двумя мечами. Узкими и длинными, хищно изогнутыми. У этих мечей даже ножен не было. И как они там крепились к поясу слева понять Марина так и не смогла. Не на липучках же они.
        Интересно, зачем однорукому демону целых два меча? Он ими по очереди пользуется? Или второй привешен для красоты и большей внушительности?
        - Я Илиен, - представился красавчик.
        - Второй веселый демон, - глупо ляпнула Марина, уговаривая себя не смотреть на него как фанатка, столкнувшаяся в супермаркете с Джонни Деппом. Подумаешь, парень. Подумаешь, такой. У него наверняка плохой характер и стойкая привычка к тому, что девушки падают к его ногам без малейшего сопротивления. Кому такое счастье надо? Правильно, только полной дуре.
        - Он самый, - не стал оспаривать определение Илиен и улыбнулся. Светло так и спокойно. Ни капельки не самоуверенно.
        Марина тряхнула головой, чтобы не попасть под очарование улыбки и уставилась на остренькое ухо демона, бодро торчащее из-под волос. А волосы у него такие же длинные, как и у Дэнэена. Нет, пожалуй, даже длиннее. И где-то в районе середины спины белоснежная грива завязана узлом. Словно у них табу на посторонние веревочки в волосах.
        - Мой долг повелевает мне предупредить тебя, - сказал демон.
        - Ааа? - Марина поймала себя на том, что тупо, даже не моргая, смотрит на волосы демона. Глупо так.
        - Дэнэен не лучший спутник для такой милой девушки. Он слишком легко теряет голову. Тебя он при этом может не запомнить.
        - Ничего не понимаю, - честно призналась Марина. Хотя услышать от такого парня, что она все-таки милая было приятно.
        - Он хочет сказать, что разозлившись, я могу превратиться в громадное животное, которое не будет помнить кто ты такая. Точнее в кота. Я говорил. Только он меня недооценивает. Как всегда. Я в любом облике способен узнать своих. В отличие от некоторых чистокровных гордецов, обожающих придумывать себе долги.
        Марина обернулась и увидела Дэнэена. Настороженного и пугающе серьезного.
        - Я рад, что ты все еще жив, мальчишка похожий на реку, - произнес Илиен полным равнодушия голосом.
        - Я рад, что ты все еще не потерял вторую руку, мальчишка несдержанный как пламя. Не вмешивайся. Иначе я тебя вызову. По всем правилам. Не дожидаясь, пока твоя кисть, принесенная в жертву долгу, отрастет заново. Думаю, сейчас у меня шансов на победу гораздо больше, чем в прошлый раз.
        Илиен улыбнулся и величественно кивнул. То ли согласился с тем, что шансов больше, то ли показал, что вызов он принять готов, не смотря ни на что.
        Божество сошедшее на землю, не иначе. А простые смертные должны пасть на колени и внимать затаив дыхание. Бесит такое отношение к кому бы то ни было.
        - Если вы опять собираетесь разрушить до основания это заведение, подождите сначала, пока я выйду, - попросила Марина. Злобно сверкающий глазами Дэнэен раздражал ее не меньше, чем безмятежно улыбающийся Илиен. Ей хотелось обоим надеть на головы по ведру полному холодной воды. Чтобы остыли. Высшие существа, которым плевать на все и всех. Они это заведение уже однажды восстанавливали, почему бы это не проделать еще раз? Заодно и в ландшафтном дизайне можно будет потренироваться. Вдруг ирисы хозяевам уже надоели?
        Спросили бы сначала у хозяев.
        - Грозная девушка, - сказал чистокровный демон. Улыбка у него стала очень довольная.
        - Очень громкая, когда злая, - пожаловался нечистокровный.
        Оба понимающе улыбнулись. Словно только что обменялись тайными знаниями. Может это у них пароль такой? Мол, явка завалена, меняем дислокацию.
        - Береги ее, - повелительно сказал Илиен.
        - Возвращайся к маме, - в том же тоне сказал Дэнэен.
        - Что бы это значило? - неизвестно у кого спросила Марина. Происходящее напоминало абсурд. Полный сюр. Ощущение от этого обмена любезностями было очень странное. Словно разговаривают две параллельных вселенных, физически не способных найти ни единой точки соприкосновения.
        А еще казалось, что они издеваются, вот так вот изысканно. Только непонятно над кем.
        Илиен кивнул, улыбнулся Марине, развернулся и молча ушел, оставив Дэнэена недовольно ворчать, а девушку пришибленно сидеть, глядя в пустоту, пытаясь разобраться в своих ощущениях. Это же надо. Хоть беги к местному светилу медицины и требуй сделать прививку от демонов. А ведь Илиен, не смотря на свои ушки и белые как молоко волосы гораздо больше похож на обычного человека, чем полукровка Дэнэен. Даже не очень бледный.
        Похож на обычного человека…
        - Дэнэен! - крикнула Марина попытавшемуся опять уйти похитителю. Кто-то громко закашлялся. - Что ты там говорил о тех временах, когда твои предки были обыкновенными людьми?
        - Что же ты все время кричишь? - страдальчески спросил полукровка, но к столу вернулся и сел на свое место. - Ну да, были людьми, потом изменились, и что? Это все знают. Да и давно это было, какая теперь разница?
        - Я не знаю, - сказала Марина. - Я вообще об этом мире ничего не знаю, а ты не спешишь мне рассказывать. Вот с какой радости вы демоны, а? Ты, например, умеешь превращаться в кота. Почему ты тогда не оборотень?
        Полудемон непонимающе на нее посмотрел. Странно так посмотрел, словно она только что сказал какую-то откровенную чушь. Интересно какую?
        - Дэнэен, а что я только что сказала?
        - Ты спросила, почему я не я? - осторожно ответил похититель. Словно она буйная сумасшедшая и сейчас на него с вилкой накинется.
        - Ты не ты? - переспросила Марина. Очень странно. Вроде она ничего подобного не спрашивала. А если попробовать так. - Слушай внимательно. Демон, оборотень, эльф белобрысый. Что я только что сказала?
        - Три раза повторила название моего народа, только в последний раз уточнила, что тебя интересует светловолосые его представители.
        - Звездец, - сказала Марина. - Полный и беспросветный.
        Отличный переводчик ей достался, просто мечта. Все создатели программ для перевода плачут от зависти. Там хоть предложения звучат странно, а тут даже демонов от оборотней и эльфов не отличает. Все они ему на одно лицо, только в последнем случае, обрамленное блондинистыми волосами. Вот и верь в то, что тебя поняли правильно и что ты правильно понимаешь людей.
        А ведь народ Дэнэена, если подумать, просто люди, которые умудрились как-то измениться. То бишь мутировать. Во что-то отличающееся от всего остального населения этого мира. Интересно, насколько отличающееся и чем именно? Это только Денэен умеет в зверей превращаться, или все остальные демоны тоже? Точнее, какие из них демоны? Ни рогов, ни когтей, ни прочих атрибутов, разве что характеры скверные. По крайней мере у двух знакомых представителей данного народа. А у некоторых еще и уши эльфячьи.
        Мутант Дэнэен, в общем, а ни какой не демон. Близкий родственник человекопауков и прочих людей молний.
        - Дэнэен, а если я скажу «мутант», это тоже прозвучит как название твоего народа?
        Похититель кивнул.
        Вот просто великолепно. Что еще скажешь? Все в одном, а этот еще и полукровка. Полумутант, как бы странно это ни звучало. Лучше уж пускай и дальше остается полудемоном, хоть на хихиканье не пробивает.
        Интересно, что на самом деле означает слово «мрак»? И как бы это узнать? Над этим надо хорошенько подумать. Вряд ли это слово в нужном значении имеет отношение к темноте как таковой.
        - Дэнэен, а в кота только ты можешь обращаться, или все остальные демоны тоже?
        - Все, - гордо произнес полукровка. - Зависит от того, насколько кого разозлишь. Правда превращаются не обязательно в кота, уж, не знаю, от чего это зависит. В общем, это такая форма защиты, не лишняя для земель, на которых мы живем. За Рассветными Горами очень опасно, в сотню раз опаснее, чем в местном лесу, а в звериной ипостаси мы практически неуязвимы. Людям разозлить нас до такой степени сложно.
        - Ага, - сказала Марина. Понятно, почему демонов стараются не задевать. Сожженный дом сущий пустяк по сравнению с безумным, неуязвимым животным.
        - Больше вопросов не будешь задавать? - нетерпеливо спросил Дэнэен. - Мне еще столько сделать надо. А я тут сижу.
        - Пока нет, - сказала девушка. Вопросов было море, но все какие-то глупые и не стоящие внимания.
        - Хорошо, только в одиночестве никуда не ходи. Ты привлекаешь внимание.
        Высказавшись, Дэнэен ободряюще улыбнулся и куда-то ушел, оставив Марину доедать яблоки и размышлять над своей нелегкой долей.
        Хоть бы спросил не нужно ли ей чего-то? Предупредил, насколько уходит. Предложил пойти с ним, прогуляться по городу. Она бы ему не мешала, постояла тихонько в стороне, любуясь видами, не пытаясь вмешиваться в его таинственные дела. Не может же она за этим столом сидеть до вечера.
        Мужчины.
        И почему-то очень хочется домой. К Оле с ее линяющим попугаем, к интеренту с его троллями, к сестре с ее крымскими горами и вечными долгами. Она бы больше никогда на судьбу не жаловалась. У нее была отличная жизнь. Тихая, спокойная, без сероволосых полукровок умеющих превращаться в котов, без дурацких заклинаний не умеющих отличать одного мифического персонажа от другого. И главное, без хранящих с их сильными вещами.
        Легенда о том, как появились демоны.
        (Вольный художественный перевод Марины Баженчук)
        Жил был несчастный отец двадцати семи сыновей. Он же четырежды вдовец. А так как несознательные жены умирали раньше, чем их родные дети вырастали, да и за воспитание детей предыдущей жены браться не хотели, получились сыновья теми еще гадами и сволочами. Они и разбойничали, и воровали, и морды окрестным парням били. В общем, развлекались, как могли.
        И тут случилось непредвиденное. В смысле, пророки данную возможность почему-то проморгали. На землю спустился сын какой-то богини. Какой именно, история умалчивает. И надо же такому случиться, что пути этого великовозрастного дитятка без царя в голове и без инстинкта самосохранения в целом пересеклись с сыновьями несчастного отца. Дальше они что-то не поделили. То ли местную красавицу, то ли выпивку, то ли просто морда лица не понравилась, которую они попытались поправить, мнения на этот счет расходятся.
        Все бы ничего, подумаешь парни подрались? Да только сыновей четырежды вдовца было много, а сын богини один, вот и решил он позвать себе на помощь кого-нибудь. Причем в хмельную голову закралась мысль о том, что чем страшнее этот кто-нибудь будет, тем лучше.
        Что уж там нетрезвый божественный ребенок намагичил до сих пор разобраться не могут. Причем, по слухам, даже у богов это не получилось. Результатом же его призыва о помощи стал странный туман, выползающий из моря, что за Рассветными Горами. Этот туман и принес с собой вызываемых помощников. Страшных, как божественному сыну и хотелось, причем таких страшных, что неразумное дитя, увидев, что вылетает, выбегает и выпрыгивает из-за гор, мгновенно протрезвело, испугалось и позвало мамочку.
        И спустилась на землю богиня. Говорят настолько красивая, что солнце спряталось за тучи, дабы не получить комплекс неполноценности. Посмотрела она на то, что натворил ее сын, покачала головой, покричала немного на детей четырежды вдовца и задумалась о том, что теперь делать? Вызванные помощники ее сына не слушались, и слушаться не собирались. Расползались по земле, нападали на людей, несли с собой болезни и засухи.
        В общем, не понравилось богине происходящее, поэтому она топнула ногой и превратила сыновей вдовца в человекоподобных чудовищ, способных сдерживать это нашествие хотя бы как-то и повелела жить за Рассветными Горами.
        Да и своего сына не пожалела, велев жить там же и никуда не отлучаться.
        Такая вот суровая мамаша.
        Глава 3 О том, что особенности национальной охоты у всякой нации свои
        Комнатка, в которую Марину привела Мальна, оказалась маленькой и чистенькой. Большую ее часть занимала кровать, застеленная зеленым покрывалом в ромашках, меньшую часть - сундук. Между ними был узкий проход с пестрой дорожкой, а над сундуком висела натянутая в раме вышивка, изображавшая мальчика с удочкой. Еще в комнате было окно, странно высокое и узкое, напоминавшее своим видом старинное зеркало в тяжелой раме. Из-за этого окна комната казалась очень неуютной, а уж после того, как в нее бесцеремонно зашел полукровка-похититель, стало неуютнее вдвойне. Особенно от осознания того, что выход опять находится у него за спиной.
        Дэнэен пристально смотрел и загадочно улыбался, это напрягало и заставляло ждать неприятных сюрпризов.
        - Что еще? - спросила Марина.
        - Вот, смотри.
        Дэнэен протянул раскрытую ладонь, на которой лежал какой-то невзрачный камешек с присобаченным к нему кусочком ржавого железа.
        Марина послушно посмотрела. Камень как камень, похож на облизанный волнами осколок чего-то большего. Серый такой, с белыми крапинками. Железка тоже не впечатляла. Будь она больше, Марина с чистой совестью узнала бы в ней кусок арматуры.
        - И? - недоуменно спросила девушка.
        Дэнэен дернул себя за волосы и уставился в потолок.
        - Наверное, нужно прикоснуться, - задумчиво произнес он, переведя взгляд на Марину.
        Странный такой взгляд. Ждущий.
        Девушка попятилась и уперлась в низкий подоконник. Дальше отступать некуда, разве что в окошко прыгать. Марина оглянулась и решила, что это тоже не выход. Третий этаж, чтоб его. Ноги запросто переломаешь, вот похитителю радости будет.
        - Просто подержи в руке, - ласково сказал Дэнэен, протягивая девушке камешек.
        - Зачем? - недоверчиво спросила Марина, спрятав руки за спину.
        - Ты же должна его узнать.
        Уверенный такой, словно Марина всю жизнь мечтала познакомиться с камнем на арматуре.
        - Не хочу я ничего узнавать, - запротестовала девушка. - Я вообще домой хочу. Там интернет и Дашка, и попугай лысеет.
        Похититель печально вздохнул.
        - Ну, вот почему мне так не везет? - спросил он у потолка. - У всех хранящие, как хранящие, одному мне досталась какая-то странная девка. Я же ей пять раз сказал, что верну домой, как только найдем все части артефакта. Неужели так сложно запомнить?
        - Найди другую хранящую, с ней тебе будет проще, - уперлась Марина. Никакие подозрительные камешки она трогать не собиралась. Потом окажется, что без этого камешка она никуда не денется, а полукровка откажется его отдавать и запрет в каком-то сейфе. Сиди потом возле него, как собака на привязи и жди, когда хозяин соизволит выгулять.
        - Где я ее найду? И как? Я на поиски тебя столько сил потратил и возможность.
        - Возможность? - зачем-то переспросила Марина. Как-то это слово прозвучало неуместно. Опять переводчик что-то не так воспринимает?
        - Ну да, возможность, - подтвердил Дэнэен. - Иногда удается в одиночку уничтожить очень сильного низшего демона. У меня это два раза получилось, в первый раз с перепуга, а во второй я специально охотился. Понимаешь, низшие демоны, они не принадлежат этому миру, они все время откуда-то приходят. Они могут ходить между мирами. И если успеть собрать их силу до того, как она сольется с окружающим пространством, ты получаешь возможность ею воспользоваться. Заглянуть в чужой мир, что-то оттуда вытащить, иногда даже попасть в тот мир ненадолго. Все зависит от силы убитого демона. В общем, если демон слаб, то и пробовать не стоит, даже дотянуться не успеешь до того, как полученная от него возможность закончится. Зато, если сильный, то времени может хватить на многое.
        - Понятно, - сказала Марина. - Тебе чтобы вернуть меня придется опять сильного демона убивать.
        - Ага, - подтвердил Дэнэен, широко улыбнувшись.
        - И без этого никак?
        - Никак.
        - И пока ты не соберешь свой артефакт, на демонов охотиться не будешь?
        - Не буду, - подтвердил Маринины худшие опасения полукровка.
        - А если кто-то другой убьет демона? - должен же быть какой-то запасной выход.
        - Бесполезно. Прежде чем тебя куда-то возвращать, нужно узнать куда. А я не скажу. Да и если скажу, шансы найти твой мир за отпущенное возможностью время слишком малы.
        Довольный сволочь. А если его кто-то убьет? Или он куда-то денется? Что бедной не местной девушке делать? Она ведь ни законов не знает, ни защищаться не умеет, и денег у нее нет. Где тут можно найти работу, чтобы их получить она не имеет ни малейшего понятия.
        - Скотина, - сказала Марина.
        Полукровка хмыкнул и шагнул вперед.
        - Не смей ко мне приближаться, - угрожающе предупредила девушка.
        Дэнэен опять шагнул, схватил за руку и попытался втиснуть Марине в ладонь камешек украшенный железячкой. Девушка сопротивлялась. Полукровка настаивал, и он был сильнее. Каким-то непонятным образом разжал кулак, поспешно вложил в ладонь невзрачную часть артефакта и под протестующий вопль Марины опять его сжал.
        Камень оказался странно теплым, а железка холодной и колючей.
        Дэнэен стоял совсем рядом и заглядывал в глаза, как нашкодившая собака.
        Марина попробовала избавиться от насильно всученной опасной вещи, тряхнула рукой, попыталась разжать пальцы и не смогла. По кисти забегали крошечные букашки. Они собирались в толпы, переговаривались, щекотали кожу длинными усами и разбегались, постепенно перебираясь на предплечье. А потом они побегут дальше, выше и доберутся до головы. Прогрызут дыры в черепе. Закопаются в мозг, что-то там сделают, вряд ли что-то хорошее и тогда сопротивляться будет поздно, потому, что мысль о сопротивлении в голову больше не придет ни при каких условиях. Точнее, уже сейчас поздно. Рука, стиснувшая камень на попытки от него избавиться не реагирует, а букашки невидимы и стряхнуть их невозможно.
        - Сволочь, - сказала Марина, заметив, что гнусный похититель улыбается и сделала то, что нужно было сделать с самого начала. Со всей дури врезала коленом между ног.
        Наблюдать за тем, как полукровка хватается за самое ценное и сгибается, было очень приятно. Жалко, что не удалось досмотреть, чем оно там закончилось. Свет в комнате померк, и мир вокруг девушки куда-то делся. Только и остались мелкие букашки устраивающие забеги на руке.
        - Эй, - голос был мужской, приятный и очень знакомый. Да и ситуация что-то напоминала. - Да что же ты все время сознание теряешь?
        Марина подумала, что ей все приснилось. Такой себе пророческий сон. Сейчас она откроет глаза, увидит зеркало, отражающее работающий компьютер, сероволосого парня в синей рубашке с запахом и поймет, что она все еще в родной квартире. Главное не терять после этого время. Сразу сорваться на ноги и сбежать. Похититель пускай догоняет, пока у его возможности время не закончится. Главное не останавливаться. А лучше вообще заскочить в лифт и отправиться на первый этаж. Вряд ли полудемон поймет, что оно такое и сообразит гоняться за лифтом по лестнице. Да, из лифта лучше не выходить, кататься туда-сюда, пока Дэнэен не уберется в свой мир. Хоть до утра кататься. Хорошее ведь убежище.
        Марина осторожно открыла один глаз. Из всей ожидаемой картины был только сероволосый парень. Вместо зеркала было окно, а комната была меньше всего похожа на Маринину спальню.
        - Гад, - сказала девушка и попыталась отвернуться.
        Букашки с руки куда-то исчезли, как и кусок от артефакта. Настроение у полукровки было излишне радостным. Марине почему-то казалось, что мужчины после того удара, что нанесла она, должны быть очень злы. Тут два варианта. Либо произошло что-то успевшее улучшить ему настроение. Либо прошло много времени, и он успел смириться, прийти к выводу, что девушка просто испугалась и великодушно ее простить.
        - Дэнэен, что случилось? - спросила Марина, сообразив, что валяется на полу.
        - Ты сознание потеряла. А я не рискнул тебя трогать и поднимать, пока мой артефакт на тебя не настроится. Вдруг бы это как-то повлияло.
        - Так он настроился?
        - Конечно.
        Довольный собой и всем произошедшим. Не зря он сомнительную хранящую похищал.
        Марина села, прислушалась к себе, попытавшись понять, что именно в ней изменилось благодаря букашкам. Долго перебирала свои чувства, мысли и ощущения. Закопалась так глубоко в разные образы, начиная от цвета покрывала на кровати и заканчивая запахом какой-то выпечки, что среди всего этого разнообразия не сразу заметила теплое ощущение в ладони, с которой начался забег букашек.
        - У тебя эта гадость за пазухой, - сказала девушка, проанализировав ощущения в ладони в ответ на то, что она смотрит на разные вещи.
        - Да, в мешочке на шее, - улыбнулся Дэнэен, сразу сообразив, что именно Марина назвала гадостью.
        Ничего же страшного не произошло, кажется. Просто тепло в ладони и смутное желание потрогать часть артефакта. Легкая мысль, на краю сознания. Ей и сопротивляться не надо, сама исчезает, стоит только посмотреть в другую сторону.
        - Дэнэен, ты сволочь, - сказала Марина.
        - Я знаю, - беззаботно отозвался полукровка. - Быть сволочью моя святая обязанность. Можешь у местных жителей спросить. Высшие демоны все сволочи. Исключений не бывает.
        Девушка в ответ на это признание громко хмыкнула. Хотелось бы ей узнать точный перевод того, что он только что сказал. Переводчик наверняка подобрал слова, которые счел подходящей заменой, а доверять ему в этом деле не стояло. Между некоторыми понятиями он разницы в упор не видит.
        Интересно, Мальна уже обещанную ванну приготовила?
        Ванна оказалась здоровенной деревянной лоханью стоящей в центре пустой комнаты с каменными полами. Под самым потолком комнаты были узенькие окна. Возле одной из стен гордо стояло металлическое сооружение подозрительно похожее на котел, для обогрева дома, выкрашенный в синий цвет. Примерно такой стоит в коридоре у бабушки, его растапливают дровами, потом досыпают уголь и ждут, пока станут теплыми батареи. Еще в него как-то заливают воду, но этим вопросом Марина никогда не интересовалась. Да и к бабушке предпочитала ездить летом.
        В деревянную лохань каким-то способом налили горячей воды. Возможно, даже вручную натаскали, но учитывая котел, здесь могли оказаться и какие-то более прогрессивные способы доставки воды. Возле лохани на полу стоял строй деревянных коробочек с загадочными разноцветными порошками, которые насколько Марина поняла, в здешних реалиях заменяют мыло вместе с шампунем и стеклянных бутылочек то ли с ароматическими маслами, то ли с какими-то травяными настойками. Выяснить, что же именно в них налито девушке так и не удалось, опыт на Дэнэене показал, что заклинание-переводчик различия между ароматическими маслами, настойками и чаем не делает. Что было совсем уж странно. Ладно бы эльфы с мутантами. А чай ведь здесь пьют. Марина сама выпила чашку чая из ромашек с мятой, пытаясь успокоиться. Или чаем считается только то, что приготовлено из чайных листьев?
        Бутылочки Марина в итоге решила не трогать. Мало ли каких травок туда намешали. Надышится парами, и приедут к ней зеленые человечки верхом на синих кенгуру. Сабельками будут вымахивать, и петь похабные частушки.
        Коробочку с порошком девушка выбрала методом научного тыка, залезла в лохань и блаженствовала, пока вода не остыла. Добрая женщина Мальна поделилась халатом, в котором Марина утонула и объяснила где можно купить все необходимые девушке мелочи. Даже предложила проводить, все равно ей за покупками надо.
        Как ни странно, деньгами, монетками похожими на китайские, только с круглыми дырочками, злобный похититель поделился даже не спросив для чего они Марине нужны, и день закончился для девушки совсем не плохо. Жадного похитителя она бы уже не пережила, да и рассказывать ему о необходимых каждой уважающей себя девушке мелочах совсем не хотелось.
        Ночь прошла гораздо хуже. Сначала девушка зачем-то задумалась о сложностях перевода и местных обычаях, о которых не имела ни малейшего понятия. Эти интересные темы надолго прогнали сон, часа на два, не меньше, а потом напомнили о себе кошмаром в котором Марина случайно выходила замуж за трехногого мутанта с преотвратной физиономией и эльфийскими лопоухими ушами.
        Окончательно ночь испортил Дэнэен. Только-только Марине начало сниться что-то более-менее вменяемое, как он с грохотом ворвался в комнату, стянул девушку с кровати и велел собираться. Пока она изумленно хлопала глазами и пыталась понять, не снится ли ей это, полукровка шустро побросал ее вещи в сумку, утрамбовал их, наорал за то, что она еще не собрана и пообещал скормить первому встречному низшему демону, если она сейчас же не начнет одеваться. Пришлось подчиниться, ворча при этом на сероволосых сволочей, которые не соображают выйти из комнаты. Дэнэен делал вид, что не слышит и смотрел на пейзаж за окном, или на едва начавшее светлеть небо или еще на что.
        - Не успели, - сказал он наконец.
        Марина пытавшаяся удобнее пристроить на плече раздувшуюся благодаря девичьим мелочам сумку удивленно на него вытаращилась.
        - Куда не успели? - осторожно спросила она.
        - Тихо уйти не успели, - полукровка отвернулся от окна, придирчиво посмотрел на девушку. - Придется уходить громко. Или тихо, но не по дороге. Да, наверное, второй вариант лучше.
        - В смысле?
        - Потом объясню, - отмахнулся гнусный похититель, извлекая из-за голенища сапога небольшой нож.
        - Нет, ты сейчас объяснишь, - решила настоять Марина. Во что он ее опять втравить собирается? И ведь никуда не денешься, ни родственников, ни знакомых, ни денег. Еще и переводчик коверкает сказанное, как ему хочется. Вот так произнесешь что-то совершенно невинное, а окажется, что оскорбила местного правителя. И прощай свобода, а может и голова.
        - Как же с тобой сложно, - сказал Дэнэен, ковыряя ножом оконную раму. - Понимаешь, высших демонов люди не очень любят, а разнообразные высшие сановники откровенно ненавидят. Не говоря уже о правителях и их военных советниках. За что, дело десятое, хотя мой брат считает, что за то, что они ни разу не смогли нас победить, а всякая начатая ими война заканчивалась откупом либо очередной частью гор, либо золотом по весу чего-нибудь. Откупались, как ты понимаешь не мы. В общем, они пытаются найти на демонов управу, кто-то даже писал в своих мемуарах о том, что всю жизнь стремился сделать из высших демонов элитное войско для охраны земель от демонов низших. Мол, ни на что другое эти твари на самом деле не годятся.
        - И? - решила подогнать рассказчика Марина, а то он сейчас всю историю расскажет не оставив времени для ответа на заданный вопрос. - Причем тут наш уход?
        - Еще у сановников, правителей и прочих высоко стоящих, среди толпы советников обязательно есть маги, которые мечтают подчинить себе высших демонов и все время что-то для этого изобретают. Как ты должна понимать, изобретения необходимо на ком-то испытывать. Добровольно быть подопытными никто не соглашается, последняя война была давно, так что о военнопленных мечтать изобретателям не приходится. Ловить высших демонов чревато последствиями, за них обязательно заступится семья и тогда от изобретателей места мокрого не останется, а возможно и от города, которому не повезло с наличием этого изобретателя в его стенах. Вот и приходится ловить преступников и разных отщепенцев.
        - В смысле? - как же Марине все это не нравилось. Она, конечно, с самого начала понимала, что вляпалась, просто не представляла насколько.
        Дэнэен наконец что-то выковырял и вытащил оконную раму из проема. Аккуратно поставил ее возле стены, выглянул на улицу и обернулся к девушке.
        - Меня из дома выгнали. На три года, - сказал, глядя поверх головы Марины.
        - За что? - спросила девушка. - Хотя какая разница. Для меня это знание ничего не изменит.
        - За вызов брошенный брату, - сказал Дэнэен, отбирая у Марины сумку и вешая ее себе на плечо. - Точнее, за то, что пролил его кровь. Родную кровь проливать нельзя. А я тогда был очень зол и немного пьян. Глупость сделал, понимаешь?
        - Понимаю, - печально сказала Марина. Вот с кем она умудрилась связаться?
        Дэнэен улыбнулся.
        - На самом деле все не так и плохо. В течении трех лет я могу делать что угодно, я ведь не принадлежу к семье, даже повторно вызвать этого заносчивого идиота и укоротить ему ноги, чтобы не лез, куда не просят.
        - Подожди, - Марина почему-то почувствовала себя не шибко умной. Все ведь можно было понять с самого начала. - Ты пролил кровь своего брата, в смысле Илиена?
        - Ага, - полукровка кивнул. - Он считал, что его долг остановить меня. Я считал, что он не имеет права вмешиваться. Закончилось тем, что я отрубил ему кисть и меня выгнали из дома.
        - Отрубил кисть? Зачем?
        - Ну не мог же я убить брата из-за такой ерунды. У меня братьев всего лишь двое, особо разбрасываться некем.
        Марина несколько раз удивленно моргнула и задумалась о том, стоит ли ему объяснять, что она имела в виду не совсем это.
        - Ладно, тебя выгнали и теперь тебя кто-то ловит. Правильно? - спросила девушка. Не нравились ей приготовления похитителя. Сумку закрепил на спине нижним краем к поясу, пару ножей откуда-то достал.
        - Правильно, - подтвердил Дэнэен. - Так что я знатная добыча. А в этом городе, к сожалению, живет один из экспериментаторов. Советник при городском управлении. Узнаю, какая сволочь сказала ему, что я опять здесь, шкуру спущу, живьем, и солью посыплю для остроты ощущений.
        - Ага, - сказала Марина, стараясь не представлять обсыпание доносчика солью. - Что теперь?
        - Выйти через дверь мы не можем. Нас там ждут, возле всех дверей и наверняка возле окон на первом этаже. Ворваться в харчевню они тоже не могут, иначе это уже будет разбой, а не свободная охота. Следовательно, нам нужно как-то охотников обойти и сбить со следа.
        - Как? - зачем-то спросила Марина.
        - По крышам, - жизнерадостно улыбнулся полукровка, подбросив свои ножи в воздух. - Драться я с ними не хочу. Еще убью кого-то ненароком, натравят всех законников и стражей. Вряд ли у меня получится доказать, что это был несчастный случай во время самообороны.
        - Ничего не понимаю, - призналась Марина. - Хочешь сказать, что они имеют право тебя ловить и ставить над тобой опыты, а ты их убивать не должен при этом.
        - Конечно. Это же свободная охота. Часть наказания. Мой Властелин даровал людям право охотиться на изгнанных. Просто они не могут свою добычу убивать. А если я умру после испытания какой-то гадости, это уже проблема не охотников, а мага. Ему по окончании моего наказания придется зарыться очень глубоко, чтобы не попасться на глаза моим родственникам. Или убить всех участвующих в охоте, чтобы кто-то не проговорился. Начинать мстить без доказательств никто не станет.
        - Какой кошмар, - сказала Марина. - Ладно, поверю тебе на слово, что этот мир не очень приятное место. На крышу мы как попадем?
        - Вылезем, - пожал плечами Дэнэен. - Точнее вылезу я, а ты будешь очень крепко держаться. И поясом привяжешься. С крыши харчевни мы переберемся на забор, он с другой стороны здания начинается, отгораживает сад от любителей чужих фруктов. Сад упирается почти в обрыв, если верить хозяину, в какой-то год, после сильных дождей часть сада сползла вниз. Потом маги обрыв укрепили, за городской счет, а выстраивать новую стену со стороны обрыва никто не стал. В общем, по забору будет проще всего до обрыва добежать, деревья обходить не надо, трава под ногами не будет путаться, и цветы Мальне не помнем. Потом спустимся на карниз Храма Судьбы, перебежим по мосту, а там уже средний город, дома близко друг от друга, с крыши на крышу перебраться не сложно.
        - Как-то меня все это не вдохновляет, - призналась Марина.
        А выбора то опять нет. Сдаться неведомым охотникам? А дальше? Если и не всучат какой-то сильный артефакт, то могут заинтересоваться тем, что она не из этого мира и провести парочку опытов, так, на всякий случай. Мстить за нее некому.
        - На спину лезть? - обреченно спросила девушка.
        - Сначала да, потом слезешь. По карнизу с человеком за спиной не пройдешь. Ты не бойся, я руки тебя смогу удержать.
        - Да, ты меня успокоил, - сказала девушка.
        А может опыты не такая плохая перспектива как кажется?
        Лезть на крышу оказалось вовсе не страшно. Особенно в сравнении с тем акробатическим номером, с помощью которого покидали комнату через слишком узкое для двоих окно. По стене Дэнэен взлетел как белка и болтавшаяся за спиной в компании сумки девица, привязанная к нему поясом, в этом деле не помешала. По крыше полукровка проскользнул легко, невесомо и бесшумно, как привидение. Предупредил, что орать нельзя и сиганул в пустоту. Марина задавленно пискнула, уткнувшись лицом в его волосы, посчитав, что пейзажи того, чтобы на них любоваться, не стоят.
        Прошуршав камешками под ногами на какой-то не шибко устойчивой опоре, Дэнэен неожиданно остановился, куда-то спрыгнул и сказал, что пора слезать со спины. Марина не возражала. Подождала, пока он отцепит пояс, открыла глаза и тут же об этом пожалела. Зрелище впечатляло. Чуть ли не у самых ног полукровки начинался обрыв. Из-за края обрыва торчали какие-то шпили и крыши, сразу же за этим своеобразным каньоном простирался город, как ни в чем не бывало. Вот только моста между частями города почему-то не было.
        - А как люди перебираются? - отстраненно спросила Марина.
        - Спускаются по ступенькам вниз, потом поднимаются, - ответил Дэнэен. - Но мы терять время не будем. Да и охотники там могут ждать. Не совсем же они глупы.
        Дальше начался кошмар. Похититель прошелся по краю каньона влево, улыбнулся толстому серому зданию, нахально прилепившемуся к обрыву и показал Марине карниз в полуметре ниже того места, где они стояли. Карниз был не очень широким, правда и совсем узким назвать его было нельзя. Будь у него перила, бояться было бы нечего, а так…
        - Нам обязательно туда лезть? - спросила девушка.
        - Обязательно. Не бойся, там достаточно места.
        - Я не боюсь, - храбро солгала Марина и сжала зубы, чтобы они не выбивали сигнал SOS азбукой морзе.
        Нужно ведь просто не смотреть вниз. Просто не смотреть.
        Как она съезжала по склону в объятья улыбчивого похитителя, девушка еще помнила, дальше в памяти начинались провалы, чередующиеся то с желто-алой полосой рассвета над крышами в каньоне, то с судорожно держащейся за сумку рукой, то с разлапистой веткой, которая упиралась в стену, заставляя мирных путников через нее перелезать. Ажурный мостик, соединявший серое здание с противоположным краем каньона Марина чуть не расцеловала, вознося хвалу его создателю.
        Да и прогулка по крышам как-то не запомнилась. Дэнэен говорил прыгать, и Марина прыгала, чувствуя, как он ее тянет за собой. Говорил бежать, и она бежала, спотыкаясь и повисая на полукровке. Говорил, что нужно идти медленно и тихо и она старалась идти именно так. А перед глазами все еще стояло зрелище желто-алого рассвета, плоских крыш, похожих на неспешно плывущие по реке плоты, темной улицы между домами и кучерявых верхушек деревьев, с любопытством выглядывающих из-за домов.
        - Почему я не взяла фотоаппарат? - спросила у самой себя девушка, когда Дэнэен разрешил шуметь, попутно объяснив, что территория охотников закончилась. За пределами своего города они охотиться не имеют права. - Никто же не поверит.
        Правила выживания для попаданок. Записи на полях инструкции.
        Вы, конечно же, знаете, что любой переселенец в мир магии попал туда не просто так. Не зря же книги читали. И дальнейшая ваша жизнь в этом ином мире зависит исключительно от вашего пола. Будь вы мужчиной, вам бы ничего не стояло обмануть местных дикарей, провести неумных правителей и за парочку лет отгрохать себе империю. Вам бы верили на слово, вы бы легко рассекали море интриг местных правителей, чувствуя себя акулой среди мелких рыбешек. Вы ведь сумели выжить в современном мире, значит средневековые заморочки для вас не сложнее, чем чтение букваря. Начальный этап развития, так сказать. Толпы на все согласных красоток, готовых отдать жизнь практически задаром воинов и прочих мифических личностей прилагаются.
        Так как вы девушка, расклад у вас несколько иной. Вам полагается гарем влюбленных каваек. Вы обязательно введете новую моду, покорите всех своим изысканным хамством и заставите эльфей признать собственное несовершенство. В крайнем случае, станете правительницей всея чего-то там и всех спасете.
        Ага.
        Еще можно двигать прогресс, заниматься изобретательством и прочее. Денежку в смысле зарабатывать. Самый шик для обеих полов, конечно же, получение тем или иным способом целого мира в собственность, где вы будете царем и богом, но так везет единицам.
        Представили? Отлично. А теперь вспоминаем о таких загадочных предметах, как социология, политология, психология и прочих. Вспомнили? Еще лучше.
        Итак, перечисляю по пунктам:
        Кто вам сказал, что вы попали в мир похожий на родное средневековье? Ах, внешние атрибуты… Мечи, маги, замки, вампиры, орки. Ну-ну.
        Кто вам сказал, что существующими империями, королевствами и прочими государствами правят идиоты? Ах, вы историю учили, благодаря которой вам известно, что любое средневековое королевство с радостью дробилось на части при первой же возможности, а родственники умершего монарха тут же начинали гражданскую войну и дрались за трон. А вас даты ни на какие мысли не навели? Нет?
        Кто вам сказал, что местные жители будут рады прогрессу? Я про экономику, кстати, говорила? Нет? Чудненько. Ладно, опустим проблемы со стартовым капиталом и прочими ресурсами. Допустим, они на вас с неба свалились. Так вот, любое нововведение как минимум должно окупаться, то есть должен быть потребительский спрос. Ах, реклама… А как вы ее распространять собираетесь? Еще подумайте о такой вещи. Специалистов нужно где-то учить, да и рабочих тоже, а прачки, потерявшие работу, вовсе не поблагодарят вас за стиральную машину. Да и конкуренты хату спалят, вместе с вами.
        Девушки, кто вам сказал, что ваша модельная внешность считается красивой в данном мире, а завидным женихам нужна девица без влиятельных родственников и приданного? И вообще, вы уверенны, что восторгающаяся вашими глупыми выходками кавайка действительно тысячелетний эльф? Или он просто в маразм впал? Что ж, бывает.
        А касательно миров, здесь либо срочно становитесь богом и угрожайте всемирным потопом всем, кто вас не слушается, либо ищите тех, кто разбирается в загадочных предметах вроде социологии, экономики и прочего лучше вас. Ибо люди везде одинаковы. Они хотят жить лучше, чем живут сейчас и искренне считают, что их мнение самое правильное. Так что либо запугивайте, либо учитесь лавировать между интересами подданных. В масштабах планеты. Что, страшно? Можете, конечно, никого в свой мир не пускать и проводить дни в тишине и одиночестве, пока от скуки не свихнетесь. Тоже выход.
        Бу-га-га, в общем. Бойтесь своих желаний.
        А вообще, в чужой монастырь ходить со своим уставом как-то не принято.
        Глава 4 О том, что боги бывают разные, да и их служители тоже
        Марина третий день уныло плелась за Дэнэеном и размышляла о своей пропащей жизни. Дороги полукровка игнорировал, сославшись на какой-то очередной указ своего любимого Властелина. Что-то вроде того, что идти с изгнанным демоном по дороге гораздо опаснее, чем по пересеченной местности. Подумаешь, идти труднее, а ногу сломать легче. Зато сборщики налогов не пристанут и бравые военные, увидев хорошенькую девушку, не попытаются уволочь ее в ближайший город, из которого пришлось так поспешно уходить. А чем в этот момент будет занят многоуважаемый кем-то похититель? Как это чем? Доказывать всем желающим, что полукровка без меча может победить человека с мечом, не нарушая дуэльного кодекса. Ножами пользоваться Властелин не запрещал.
        Иногда на пути попадались кем-то протоптанные тропинки, но они быстро сворачивали в какую-то неподходящую похитителю девиц сторону.
        На третий день Марине так надоело пробираться сквозь цеплявшийся за одежду бурьян, карабкаться на холмы и выбирать из волос колючки, что она на очередном привале спросила о том, как бравые военные смогут отличить изгнанного демона от просто путешествующего? Вдруг у похитителя паранойя разыгралась и теперь он сам себя изводит, параллельно усложняя жизнь похищенной.
        - Изгнанные на время изгнания лишаются меча, - сказал полукровка, сооружая бутерброд из черствой лепешки и подозрительно выглядевшего мяса.
        Марина такое есть не рискнула, предпочла подождать, пока очередная местная разновидность заливаемой кипятком крупы перемешанной с какой-то пахнущей мясом мукой превратится в кашу.
        - В смысле? У тебя же есть меч, - вспомнила девушка бой с кучей челюстей.
        Дэнэен удивленно на нее посмотрел.
        - Меч?
        - Ну, тот, которым ты демона убил, - объяснила Марина. Склероз у него, что ли?
        - Аааа, - полукровка насмешливо улыбнулся. - Это не меч. Просто две сплетенных подвластных мне силы. Энергетически затратная штука. Да и недолговечная. Никак не получается сделать ее стабильной. Силы полярные, пытаются друг друга оттолкнуть. А если верить учебнику, должны притягиваться. Может все дело в количестве энергии и расстоянии между волновыми воплощениями?
        - Ты у меня спрашиваешь? - вытаращилась на него Марина.
        - Нет, просто размышляю. Интересная же проблема.
        Марине было, мягко говоря, не интересно. Какие еще волновые воплощения? Что-то с физикой связанное?
        - Дэнэен, давай вернемся к мечам, - попросила девушка, помешивая почти готовую кашу в глиняной миске.
        - Давай, - не стал спорить полукровка. - Понимаешь, высшие демоны всегда ходят с мечами. Даже женщины, просто они у них короче и легче. А изгнанным из семьи носить меч нельзя. Собственно, даже прикасаться нельзя, если не хочешь, чтобы срок изгнания продлили.
        - В смысле, если ты возьмешь в руки меч, это как-то узнают?
        Дэнэен кивнул головой и попытался откусить от своего бутерброда. Лепешка этому действию сопротивлялась.
        - Ага, - сказала Марина и вспомнила о брате похитителя, воплощенной девичьей мечте и родственнике Снегурочки в одном лице. - А некоторые даже два меча носят.
        - Илиен? - спросил полукровка, перестав бороться с бутербродом. Лепешку он засунул в карман, наверное, на черный день оставил и теперь задумчиво рассматривал мясо. - Нет, у него тоже один. Второй меч мой. Я его на хранение Илиену отдал, когда меня торжественно выгоняли, теперь будет носить, пока я домой не вернусь.
        - Странные у вас обычаи, - сказала Марина. Сначала кисть отрубил, потом меч хранить попросил. А пострадавший, похоже, не возражал. Странные эти демоны, кем бы они ни были на самом деле. - Ты этим мясом не отравишься? - спросила заметив, что Дэнэен уже продолжительное время обнюхивает мясо со всех сторон.
        - Вот и я думаю, рискнуть или нет? - задумчиво признался полукровка. - Сначала оно мне более свежим показалось. А теперь понял, что даже не помню когда и откуда оно у меня взялось.
        Девушка подула на кашу и решила придержать свое мнение при себе. Мало ли, вдруг у высших демонов желудки крепче, чем у людей обыкновенных?
        Есть мясо Дэнэен так и не рискнул. Накипятил воды с помощью силы огня в еще одной миске и принялся ждать, когда каша быстрого приготовления станет съедобной.
        А Марина опять задумалась о своей несчастной судьбе. С той скоростью передвижения, которая была у нее дойдут они до следующего города не скоро. Не факт, что там найдется часть нужного похитителю артефакта. До следующего города идти еще дольше. В общем, есть все шансы бродить с полукровкой по этому миру не меньше трех лет. А там его примут обратно в семью, и он вообще может решить, что артефакт ему больше не нужен. Вот весело будет. Угробит несколько лет жизни ни в чем не повинной девушке и окажется, что сделал он это зря.
        Марине хотелось кому-то пожаловаться на жизнь. Можно даже какому-то бессловесному домашнему животному. Кошке, например. Она будет сидеть, слушать, мурлыкать и время от времени шевелить ухом. Но кошек рядом не было. Была какая-то зеленоватая букашка, ползающая по желтому цветку похожему на одуванчик, но разговаривать с насекомыми как-то слишком. Наверное, она недостаточно отчаялась.
        - Дэнэен, а тут все пешком ходят? Никаких лошадей нет? Или каких-то других верховых животных? - спросила девушка, подумав немного над возможностью увеличить скорость передвижения.
        - Лошади есть, - улыбнулся похититель. - Только эти твари не везде пройдут. Да и когда я накоплю энергии для того, чтобы открыть путь, их придется бросить. Лошади боятся становиться на путь, особенно открытый демоном.
        - Какой еще путь? - удивилась Марина.
        - Сложно объяснить. Когда открою, увидишь. Это словно сжать пространство. Точнее перегнуть его, заставив две, находящиеся довольно далеко друг от друга точки соприкоснуться. Точнее, оно перегибается для того, кто путь открывает, все остальные ничего не заметят.
        - Ага, - сказала Марина. - Дорогу значит срежем.
        Портал он будет открывать, что ли?
        Только интересно, почему его портала лошади боятся? Они животные умные. Вроде бы. Зайдешь на такой путь и очутишься в каком-то филиале ада. Или уши отвалятся. Или…
        - А это безопасно? - спросила девушка. Букашка уже перестала казаться неподходящим собеседником. Спровадить бы куда-то полукровку хотя бы на пятнадцать минут. Разговаривать с букашками лучше без свидетелей.
        - Не опаснее, чем войти в незнакомый дом. Все зависит от того, кто в него вошел раньше нас. Но чаще всего дом пуст.
        Марина улыбнулась и кивнула. Да, люди бывают разные, и они могут по-разному отреагировать на появившуюся непонятно откуда парочку.
        А пустые дома, они безопаснее. Даже если эхо в этих домах любит пугать случайно вошедших в них людей. Наверное, эхо любит одиночество.
        Марина так и не спросила, когда Дэнэен накопит своей энергии? Просто не хотела считать дни, часы и минуты. Попеременно, то ожидая чуда, то начиная бояться неизвестного. Пускай уж лучше будет хоть в какой-то мере неожиданно, чтобы меньше времени было на размышление и запугивание самой себя. Все время думать о том, что случится неизвестно когда у нее не получалось и это ее вполне устраивало.
        Наверное, Марина все-таки была оптимисткой тщательно прячущейся под маской не то слегка циничной особы, не то не шибко упертой пессимистки. Она могла сама себя убедить, что вон то человек на самом деле добрый и хороший, просто он настолько боится свою доброту показывать, что у него давно вошло в привычку скрывать ее под демонстрируемой миру неприятной маской. Обидели человека чем-то вот он так и защищается теперь. Правда, эта ее убежденность никогда не была настолько абсолютной, чтобы пытаться найти общий язык с признанными склочниками, злобными сплетницами и прочими неприятными личностями.
        Вот и Дэнэен теперь казался хорошим парнем. Просто он запутался, рассердился, сделал глупость, а теперь пытается показать своей семье, что он прекрасно без их помощи обойдется. Поэтому ему стоит верить, не во всем и не всегда, но как раз настолько, чтобы не изводить себя пустыми переживаниями. Полукровка найдет свой артефакт и обязательно вернет домой хранящую. Не о чем переживать. Лучше тратить время на более приятные размышления, смотреть на пейзаж, вспоминать снежного Илиена, сравнивая его с кинозвездами, думать о том, где бы набрать сувениров. Это ведь даже не другая страна, это другой мир, так что обязательно нужно будет что-то прихватить на память.
        А потом седой старушкой перебирать совершенно бесполезные в хозяйстве вещички и рассказывать внукам о своем путешествии так, словно это была сказка, которая случилась вовсе не с ней. Приятная и волшебная сказка, в которой нет места пустым метаниям.
        Марина шла за полукровкой, представляя себя в образе доброй бабушки. Вокруг привычно ветер шелестел травой. Впереди маячил очередной холм, на который они, вероятно, опять полезут, чтобы на местность посмотреть. Из-за этого холма вперед смотреть не хотелось. Лучше уж рассматривать колючие растения с яркими медово-желтыми соцветиями, наблюдать за зелеными букашками или изредка появлявшимися бабочками. Девушка шла, думала, смотрела и любовалась, пока не врезалась в спину остановившегося Дэнэена.
        - Что еще? - раздраженно спросила Марина, слишком уж он неожиданно остановился.
        - Я его знаю, - отстраненно произнес похититель.
        - Холм? - удивилась девушка, даже обошла его на всякий случай и заглянула в лицо. Как оказалось, не зря. Взгляд у похитителя девиц был странный, пустой и какой-то потусторонний.
        Может в него призрак вселился?
        - Нет, в холме, - Дэнэен махнул рукой вперед и сорвался с места.
        - Да подожди ты! - заорала Марина, бросаясь следом. Ей совсем не хотелось остаться в одиночестве посреди чужого мира вдалеке от цивилизации.
        Дэнэен ее, то ли не услышал, то ли вид сделал. Остановился он только возле холма. Марина, спотыкаясь и проклиная все на свете, бежала к нему. Лишь бы он непобежал дальше. Лишь бы не отстать и не потеряться. Вся еда опять же в сумке полукровки, воду Марина тоже самостоятельно призвать не сможет. У нее нет ни амулета, ни способностей.
        - Скотина! - выпалила девушка, едва не падая возле Дэнэена.
        Он дернул плечом, растерянно на нее посмотрел и рявкнул:
        - Не мешай!
        - Что?! Ты еще и кричишь на меня?!
        - Да подожди ты, - отмахнулся от негодующей девушки полукровка и шлепнувшись на землю куда-то довольно быстро пополз.
        Марина проводила его ошалевшим взглядом и несмело пошла следом. Кто его знает, вдруг у него припадок и он сейчас начнет превращаться в обещанного кота? Нужно было послушаться Илиена. Попросить его о помощи. Вдруг бы смог вернуть домой? Или хотя бы отвел в место побезопаснее. Пусть даже к какой-то сильной вещи. Вряд ли хранящим плохо живется рядом с их артефактами. Не в клетке же их держат. Может это вообще одна из местных высооплачиваемых работ?
        - Ага, тут! - чему-то обрадовался Дэнэен, остановившись возле растения похожего на развесистый лопух, и ткнулся в него носом. Огромного такого растения, настоящего гиганта.
        - С тобой все в порядке? - тихонько спросила девушка.
        - Попалась! - выдал еще один радостный вопль похититель.
        - Я?! - удивилась Марина.
        И тут близкий родич лопуха пропал. Рассеялся как туман на рассвете. Вместо него появилась большая и темная дыра в довольно крутом склоне холма.
        - Блин, - сказала Марина.
        - Ну, сейчас я вам покажу. Долго помнить будете, - пообещал дыре Дэнэен и встал на ноги. - Пошли, только не шуми.
        - Туда? - спросила Марина, глядя в дыру. - Там же темно.
        - Ах, да.
        Похититель выудил из-за пазухи какую-то странную подвеску на витом шнурке, снял ее с шеи и несколько раз качнул перед носом девушки.
        - Теперь ты будешь видеть в темноте. Не в полной, конечно, - сказал он.
        - Ты что только что сделал? - заволновалась Марина.
        - Заклинание к тебе подвесил. Для ночного зрения. Его нужно обновлять раз в два месяца. Нестабильное.
        - Я тебя не просила, - сказала девушка. Вот как его заставить интересоваться ее мнением прежде, чем вешать на нее очередную подозрительную штуку?
        - Оно не опасное, - отмахнулся похититель и пошел в темноту.
        Девушка печально вздохнула и уныло поплелась следом. Не оставаться же перед холмом в полном одиночестве.
        Глаза к темноте быстро привыкли. Или это заклинание сработало, но через пару минут марина не просто видела фигуру идущего впереди Дэнэена, но и с интересом рассматривала украшенные разноцветными камнями стены, то ли пещеры, то ли чего-то более рукотворного. Камни были натыканы как попало и особого смысла в их расположении девушка не заметила, как не старалась. Ничего более интересного вокруг не было. Потолок изредка укрепляли потемневшие от времени балки и доски. На полу когда-то засыпанном щебенью валялись комки грязи, какие-то палки. Потом появилась лестница и Марина вслед за своим похитителем стала спускать куда-то глубже под землю. Он еще и напомнил ей, чтобы не шумела, на что девушка откликнулась ворчанием. Ступенек у лестницы было много. Марина сбилась со счета где-то после двести пятидесятой и плюнула на это гиблое дело. Они шли и шли, пока не вышли на выступ с периллами, окружавший большой овальный зал вырытый кем-то излишне трудолюбивым. Из этого уступа открывался отличный вид на то, что происходило внизу, в центре зала.
        Марина с интересом посмотрела на толпу обряженных в разноцветные халаты мужиков, стоявших кружочком вокруг алтаря. Уделила немного внимания лысому типу в красном халате, вооруженному каким-то кривым ножом. Тип стоял возле алтаря и что-то напевал себе под нос, вымахивая своим оружием. На алтаре лежал красивый парень в набедренной повязке из лысоватой шкуры неведомого зверя. Лежать ему там наверняка не нравилось. Алтарь был каменный, холодный. Руки и ноги парня были привязаны к палкам по углам алтаря. На груди кто-то нарисовал расплывчатую карикатуру на птицу. Еще и ненормальный тип с ножом рядом стоит.
        - Так я и знал, - тихонько сказал Дэнэен. - Опять его в жертву приносят. Хоть бы что-то новое придумали.
        - Что, он часто так развлекается? - удивилась Марина.
        - Да. Только обычно его пытаются посвятить кому-нибудь на солнечных полянках. Интересно, чего его в подземелья потянуло?
        Марина пожала плечами. Странновато парень себя ведет как для жертвы, если честно. Улыбается безмятежно, потолок рассматривает. Может его опоили чем-то?
        - Пришла пора! - радостно взвизгнул тип с ножом и, не теряя времени, держась за нож двумя руками, ткнул его в живот жертве.
        Марина закрыла глаза. Потом несмело открыла, и обалдело наблюдала как жрец, или кто он там есть, носится вокруг алтаря и пытается проделать в жертве дырку священным ножиком. Жертва не поддавалась, ножик отскакивал, как мяч от асфальта, заставляя жреца повышать голос и менять тональность напева. Очень скоро его песенка по интонациям походила на отборный мат.
        - А ведь я вас предупреждал, - сказала жертва, когда жрец угомонился. - Чужые боги меня не примут. Только зря силу и время потратили.
        - Демон!!! - радостно взвыл обладатель красного халата и стоявшие кружком мужики подхватили этот крик, воздев руки к потолку.
        - Чокнутые какие-то, - сказала Марина.
        - Сейчас начнется самое интересное, - улыбнулся Дэнэен. - Вытащат откуда-то нож побольше и начнут испытывать его.
        - А потом? - спросила Марина.
        - А потом как повезет. Либо его богине надоест наблюдать за этим представлением и она освободит своего представителя на земле, позволив ему устроить здесь небольшой локальный катаклизм. Даже силой ради такого случая может поделиться. Либо придется вмешаться мне. Этот парень может нам пригодиться, в качестве пропуска в города.
        - А он согласится? - спросила Марина, решив не уточнять, зачем им пропуск.
        - Обычно соглашался. Ему все равно куда идти, а путешествовать со мной не скучно.
        - Я заметила, - сказала Марина.
        Неведомая богиня спасать красавчика на алтаре не спешила. Мужской хор спел заунывную песню. Жрец опять немного потряс в воздухе ножом, иногда что-то выкрикивая, попрыгал приставным шагом вокруг алтаря и застыл с одухотворенным видом возле головы жертвы.
        - Пришла пора! Узрите гнев бога гор! Сейчас ты демон будешь наказан его оружием! - патетически взвыл тип в красном халате.
        Мужской хор его поддержал и несколько минут повторял эту благую для них весть.
        Красавчик на алтаре скептически улыбался. Его ни капельки не волновало то, что его едва не принесли в жертву таинственному божеству. И оружие этого божества тоже впечатлить не могло.
        Дэнэен зарылся пальцами в волосы и, похоже, попытался представить оружие божества предпочитавшего получать в жертву темноволосых красавцев вместо хорошеньких девственниц. Или ждал, что сейчас явится богиня и он сможет с чистой совестью наблюдать за локальным катаклизмом.
        - Дэнэен, - позвала Марина. - А где они тут горы нашли? Мы ведь под холмом, кажется. Или незаметно для себя куда-то перенеслись?
        - Никуда мы не перенеслись, - отмахнулся полукровка. - Для местных идиотов, возомнивших, что смогут призвать нового, только о них заботящегося бога, если очень постараются, даже муравейник за гору сойдет.
        - Понятно, - сказала Марина.
        Наверное, им нравится звучание слова «гора». Жалко, что она не знает, как оно на местном языке звучит. Может статься очень даже красиво и впечатляюще.
        - Узрите!!! - надрывался тип в красном халате, хлопая руками над головой. Куда он дел нож Марина не заметила.
        Девушке казалось, что еще немного и изо рта краснохалатного пена начнет капать, как у бешеного пса. Глаза навыкате, лицо красное, движения дерганные.
        - Узрите! - еще раз проорал жрец и уставился на железную дверь.
        Его, наконец, услышали. Огромная дверь со скрипом открылась и оттуда пошатываясь и пыхтя, вышли четыре обладателя синих халатов длинной выше колен, очень похожих на женские атласные. Четверка в синем шла на полусогнутых и изо всех сил старалась не рухнуть под тяжестью здоровенной штуковины отлитой из темного металла. Штуковина была подозрительно похожа на лезвие от косы, к которому какой-то умелец присобачил длинную железную рукоять, правда, не с той стороны, где она должна быть у порядочной косы.
        - Ой, моя алебарда, - обрадовался Дэнэен здоровенной штуковине как близкому родственнику. - А я думал, я ее потерял в том ущелье.
        Четыре идиота приперших эту железяку вытаращились на полукровку как на заговоривший булыжник. Остальные отреагировали менее эмоционально. Немного пошептались и решили, что ради парочки зрителей церемонию призыва нового бога прерывать не стоит. Постоят и уйдут. А не уйдут, станут новыми жертвами.
        - Я знаю, как выглядит алебарда и это точно не она, - зачем-то сказала Марина, рассматривая диковинное оружие. - Алебарда - это такая помесь меча и копья, в общем, короткий меч на деревянной палке. Вот.
        - Моя алебарда, - улыбка Дэнэена сияла от радости. Марину он даже не услышал. - Как хорошо, что я ее нашел. А то пришлось бы просить новую сделать. Дишинэ со смеху бы умер. Потерять такое заметное оружие, это ведь постараться надо. Не объяснишь же ему, что пока вытаскивал из пропасти блондинку, алебарда решила поплавать и утонула в речке, протекавшей на дне этой пропасти. Я ее потом искал, но или место неправильно запомнил, или эти типы успели утащить, или еще кто-то.
        - Так тут и пропасти есть? - спросила Марина.
        Четверка дотащила алебарду до жреца и выжидательно на него уставилась. Краснохалатный о чем-то задумался, похоже до него дошло, что в одиночку он это оружие не поднимет.
        - Есть, немного южнее. Маги когда-то земли делили и почему-то решили, что пропасти, это отличные границы.
        - Ага, - сказала Марина.
        Все маги чокнутые. Да и этот мир в целом не лучше.
        - Ладно, пора прекращать это представление. Пресветлая сегодня не придет, - сказал Дэнэен.
        Жрец все-таки на что-то решился и попытался поднять большущую железяку. Попыхтел немного, попел, обошел четверку божественных оруженосцев.
        - Надоел мне этот тип, если честно.
        Марина согласно кивнула. Ей тоже надоел. С бубном бы попрыгал, что ли? Хоть какое-то разнообразие.
        Полукровка сорвался с места, перепрыгнул через перила, приземлился за спинами мужиков одетых в желтые халаты, растолкал их и в два прыжка оказался рядом с алебардоносителями. Те не будь дураками рванули в разные стороны, бросая священное божественное оружие на произвол судьбы. Мужик в красном халате стал кричать им в след что-то напоминавшее литературные матюки. Несостоявшаяся жертва начала смеяться, вздрагивая на алтаре. А полудемон одной рукой подхватил падающую железяку и нежно прижал ее к своей груди. Зрелище получилось впечатляющим. Хрупкий, изящный парень и грубо сработанная железяка, с виду тяжелее, чем он. От этого зрелища даже обладатель красного халата поперхнулся словами.
        - Я с самого начала заподозрила, что ты извращенец, - громко сказала Марина. - Но не думала что до такой степени. С железками обниматься. Надо же.
        - Моя алебарда, я нашел тебя, - сказал парень. - Соскучилась, да? Эти злые люди, предавшие своих богов, обидели тебя, да? Желаешь их крови, да?
        Алебарда стойко молчала, но, похоже, не одна Марина знала, что молчание может быть воспринято как знак согласия. Первым сориентировался в ситуации жрец, он стоял ближе всех, так что и тянуться к нему кровожадной железякой было недалеко. Краснохалатный попятился, попытался растолкать локтями своих помощников, как-то просочиться мимо них, не отрывая взгляда от обретших друг друга Дэнэена и его алебарды.
        - Убегает! - закричала Марина. - Ату, его, ату!
        Жрец подпрыгнул, развернулся и рванул к железной двери. После этого и все остальные призыватели нового бога поняли, что пора делать ноги.
        - Пугливые они какие-то, - разочарованно сказала Марина. Не то, чтобы ей хотелось посмотреть на эпичную битву, но хотя бы обыкновенную драку могли изобразить. - Паникеры.
        Немного подумав, она решила спуститься. А то Дэнэен будет до вечера с алебардой обниматься, а незнакомому представителю какой-то богини все это время придется лежать на холодном камне. Простудится еще.
        - Дэнэен, может, ты его оцепишь? - спросила Марина, подойдя к алтарю.
        Вблизи богинин представитель выглядел даже лучше чем издали. Очень красивый парень, еще и зеленоглазый, как соседский гулящий кот.
        - Его? - полукровка удивленно посмотрел на девушку, потом на несостоявшуюся жертву. - Ах, да. Викин, ты, что тут делаешь?
        - А я знаю? - жертва попыталась пожать плечами. Телодвижение получилось странное. - Пил со старшим одной деревушки, праздновал удачное избавление его сарая от крыс. Перебрал. Бесплатно же поили, а вино там хорошее. Потом куда-то шел. Потом меня кто-то обозвал демоном и что-то вылил в лицо. Просыпаюсь, а я уже тут, на камне лежу. Я честно попытался им объяснить, что моя ревнивая богиня не позволяет своих призванных посвящать кому-то кроме себя. Да и себе не позволяет. Она вообще кровь не любит. Ей бы мед принести, цветы, сладости с островов. Кажется, они мне так и не поверили.
        - Так разогнал бы их и шел бы дальше, - сказал Дэнэен.
        - Денька через два, разве что. Я ведь перед крысами дождь для одного владетеля вызывал. Ему крестьянские жалобы надоели. Потом нервную девицу лечил, потом от ее братьев убегал, еще в храме с беременной делился, очень уж слабая была, не выжила бы из-за этого ребенка без помощи Оберегающей. В общем, сил ни своих не осталось, ни божественных. На восстановление два дня надо.
        - Все с тобой ясно, - сказал Дэнэен. - А куда ты сейчас идешь?
        - Куда дорога поведет, - улыбнулся Викин.
        - Ладно, не шевелись. Не хочу опять тебя обжечь.
        Викин послушно замер и Марина с интересом наблюдала, как полукровка пережигает веревки крошечным огоньком.
        - Мне бы еще здесь свою одежду и посох найти, - сказал Викин.
        - За железной дверью. У них там, наверное, склад. Тащат все, что под руку попадет.
        - Чуешь, да? Я же говорил, она тебя поцеловала.
        Викин помахал освобожденными конечностями и осторожно поковылял к двери.
        - Ага, поцеловала. Чтобы я ее идиотов призванных спасал, когда ей самой лень, - пробурчал Дэнэен.
        Викин остановился и внимательно на него посмотрел.
        - Или чтобы, спасая идиотов, ты находил потерянное оружие? - спросил улыбнувшись. - Тебе ведь нельзя брать в руки выкованные на Алой Горе мечи. А уговорить кого-то опять создать для тебя сильное оружие не похожее на меч, тебе вряд ли удастся. Кузнецы Алой Горы редко появляются по эту сторону гор. Местное же оружие не выдержит тебя. Будь то булава или молот.
        Дэнэен громко хмыкнул.
        - Хочешь сказать, твоя богиня отдала тебя в руки неумных отщепенцев специально для того, чтобы я нашел алебарду? Не сильно она тебя ценит.
        - Разве мне что-то грозило? - удивленно спросил Викин и нахально улыбнувшись стоявшей столбом девушке, продолжил ковылять к двери.
        - Не люблю я эту тетку, - пробормотал Дэнэен. - И я не просил ее, меня оберегать. Я ей не ребенок. И не женщина.
        Викин только пожал плечами.
        Марина вздохнула и напомнила себе, что пялиться на незнакомых почти голых парней неприлично. Даже если они скульптуру Аполлона напоминают.
        И вообще, откуда их здесь столько таких? На каждом шагу буквально. Хорошо хоть толпами не ходят. Или загадочная богиня изначально красавцев себе подбирает? Или может сделать красавца из кого угодно? Интересно, а как она относится к девушкам? Вдруг ей нужна какая-то, даже самая мелкая представительница?
        Богиня, которая любит цветы, мед и сладости вряд ли плохая.
        Надо не забыть расспросить про нее Дэнэена.
        Правила выживания для попаданок. Пункт второй.
        И так, представим такую ситуацию. Вы не успели вовремя сбежать от улыбчивых личностей, и вам пришлось отправиться сражаться с местным Темным Властелином. Вам, конечно, может повезти и к Властелину вас отправят в качестве довеска к могущественному артефакту. Который только в руках девицы из другого мира работает. Чего-то там не учли при его изготовлении, или у того, кто его создал было преотвратное чувство юмора. Может еще статься, что артефакт слушается только девственниц определенного возраста, а в данном мире принято выходить замуж раньше, чем этот возраст достигается. Причем женят молодых людей ежегодно, пачками, всех подряд, лишь бы брачного возраста достигли, не особо интересуясь их мнением на этот счет. А что? В следующем году, если характерами не сойдутся, могут смело жениться, или выходить замуж за кого-то другого. Такой вот странный обычай. В общем, не важно.
        Быть довеском к артефакту вовсе не плохо. Вас доведут до пункта назначения, какого-нибудь черного замка или подземного бункера, вы подержитесь за разрушительную штуку, пока она будет убивать местное зло. Потом вам споют балладу о том, насколько вы великолепны, а там уж как повезет, либо телохранитель с дерзкими синими очами возжелает жениться, либо отправят домой.
        Гораздо хуже, если Темных Властелинов в данном мире принято убивать древними мечами, копьями с алмазными остриями или дубинами с серебряными шипами. Тут уж можете всплакнуть и печально поведать, что пользоваться всем этим оружием вы не умеете. Вдруг сработает?
        Если не сработало и вас уверяют в том, что любой взявший данный меч в руки сразу же научится им сражаться, уточните, насколько достоверен данный факт? Если достоверен, пришла пора озаботиться своей физической подготовкой. Ах вы инструктор финнес-центра? Ну, тогда вам очень повезло.
        Да, кстати, есть один нюанс. Если вам вручают изогнутый меч с односторонней заточкой и говорят, что это катана, которую вы отныне будете носить на спине, не верьте этим людям. Даже если на мече довольно похоже изображены иероглифы. Катана, это вообще меч, заткнутый за пояс лезвием вверх. Если взять меч, обладающий всеми признаками катаны, и подвесить его лезвием вниз, это уже будет тати. А то, что вам пытаются повесить на спину, вообще не имеет никакого отношения к японским мечам. Вам еще повезет, если это будет китайская поделка из ворованных рельс. Могут ведь и какую-то бронзовую церемониальную фигню подсунуть, у которой лезвие отсутствует как факт. А про пятнадцатикратную ковку можете сразу же забыть.
        Подумайте еще о такой штуке. Катана - длинный меч. Длина клинка у этого меча семьдесят сантиметров. Каким образом вы собираетесь извлекать его из наспинных ножен? Длины руки не хватит. Или вы его повесите пониже, он будет болтаться и бить по ногам, а потом из кустов выскочит враг и вы, выпучив глаза, будете пытаться судорожно нащупать где-то ниже плеча рукоять? Не проще ли вешать на пояс? Или вы думаете, герои ваших любимых мультиков просто так держатся одной рукой за ножны, готовясь извлечь меч? Ага, им хочется постоять в красивой позе.
        Еще одно. Если меч не умеет управлять рукой держащей его, вам остается надеяться на то, что в этом мире существуют методики передачи чужих умений. Потому что если нет, можете сразу же присматривать себе симпатичную полянку для могилы. Вряд ли силы зла живут настолько далеко, что вам хватит тренировок на привалах для овладения оружием. А готовить из вас офигеть какого классного мечника в течение хотя бы пяти лет, местные силы добра, скорее всего, не захотят.
        У них, знаете ли, пророчество, созвездия взбесились, да и луна кому-то язык показала. А значит, земля стонет, взывает и требует немедленно отправить кого-то убивать Властелина.
        В общем, вы попали. Нужно было бежать сразу же. Я вас предупреждала.
        Глава 5 О том, что не все, что плохо лежит можно хорошо пристроить в своем кармане и не всяк невинный с виду цветок таковым является
        Бывают люди сильные, самоуверенные и неспособные сознаться в собственной ошибке. Такие до конца будут стоять на своем. Иногда до победного, иногда, пока на них не плюнут все вокруг, решив отныне держаться от этого идиота как можно дальше. Они старательно держатся за принципы и еще более старательно топчут то, что не вписывается в их систему мира. Они знают, что правы, поэтому с их мнением должны соглашаться. Те, кто не соглашается, просто глупы и не способны увидеть свет истины.
        Бывают люди слабые, неуверенные в себе и поддающиеся внушению. Их легко убедить в том, что то, что им нравится ерунда, которая делает их глупыми и недалекими. Они никогда не станут отстаивать свое мнение, если оно не совпадает с тем, которое озвучил кто-то более нахальный или уверенный в себе. Их легко заставить признать свою неправоту и отбросить то, что им еще минуту назад нравилось. Они хотят стать сильными, поэтому стараются быть похожими на знакомых сильных личностей, или не знакомых, но с соответствующей репутацией. А больше всего такие люди боятся, что их мнение совпадет с мнением серой толпы. Собственно, слова «Я очень внимательно слежу за модой для того, чтобы случайно не одеть что-то модное» о таких людях.
        Еще бывают люди в себе, в какой-то мере равнодушные ко всему и всем. Такой себе автономный островок, которому одинаково все равно, что говорят как сильные наглецы, так и слабые внушаемые. Они чаще всего держат свое мнение при себе, иногда с кем-то соглашаются, просто ради поддержания разговора, иногда спорят, потому, что хочется покричать. Вот таких людей стоит бояться, потому что никогда не знаешь, что они думают на самом деле. Ты можешь искренне считать их друзьями и адептами твоей веры, а им просто заняться больше нечем, да и человеческое общество необходимо. Нужно же с кем-то пива попить. Из каждого разговора эти люди вынесут что-то свое, примут решение, о котором никому не скажут и переубедить их будет уже не возможно. Просто потому, что прежде чем переубеждать, нужно знать, в чем они убеждены.
        Гороскопы врут, что такие люди всегда девы. А они не пытаются доказать обратное. Зачем, если можно тихонько и незаметно наблюдать за миром? Мир интересная штука, если не воспринимать его излишне серьезно.
        Чаще всего в человеке присутствуют все три вида, в тех или иных пропорциях, но Марине опять не повезло. Дэнэен определенно был из третьих, слишком уж напоминал знакомого художника. Добренького с вида дяденьку, который рисовал портреты приезжих, продавал свои картины и не особо стремился разбогатеть. Именно этот не молодой мужчина однажды рассказал мелкой девчонке о видах людей. Ему было скучно, а девочка ерзала на стуле, наверняка мешая ему рисовать портрет. Ребенка требовалось как-то успокоить, вот он и успокоил. Навсегда отбив у нее желание следовать за шумными одноклассниками и яркими одноклассницами. Они первый вид. Чужое мнение для них не существует.
        Вот и Дэнэен ни с кем не считается, планами не делится. Даже не соизволил рассказать, где и что они будут искать в ближайшем будущем.
        Узнать бы, что у этого проклятущего полукровки на уме? Наверняка нужно подстраховаться, на всякий случай. И золотые финтифлюшки на одной из полок склада носителей халатов для этого годились. Так же годились монетки с дырочками и несколько довольно крупных камней подозрительно похожих на драгоценные.
        В общем, Марина решила заняться мародерством, оправдывая себя непростым характером похитителя и попыткой хозяев всего этого добра принести в жертву Викина. Разумная девушка должна заботиться о своем будущем, так или иначе.
        Дэнэен и Викин дружно рылись в громадной куче хлама, разыскивая посох, который умудрился там затеряться. Марина тихо, спокойно и не особо спеша распихивала по карманам и сумкам все, что казалось ей ценным, и было не очень большим. Попутно надела на руку вычурный широкий браслет, кажется серебряный, с перламутровыми вставками. Нацепила на шею бусы из мелкой бирюзы. Нашла что-то среднее между заколкой для волос и прищепкой для стирки, долго думала, что оно такое и решила, что спросит у Дэнэена на очередном привале.
        Когда похититель и несостоявшаяся жертва нашли то, что искали, карманы заметно раздулись и тянули Маринины штаны вниз, а сумки сильно потяжелели.
        - Ты что делаешь? - спросил Дэнэен, заметив, что Марина примеряется выковырять ножом красный камень с вазы, с виду медной.
        - Добра наживаю, - сказала девушка. Камень не поддавался, наверное, был надежно приклеен.
        Полукровка заглянул в одну из сумок и удивленно присвистнул.
        - Зачем тебе все это? - спросил, потрясая в воздухе овальной пластиной с колокольчиками.
        - Красивая, - Марина пожала плечами и решила, что без камешка она как-то проживет, очень уж не хотелось тащить за собой всю вазу.
        Дэнэен вздохнул и начал доставать из сумки все, что Марина успела туда засунуть.
        - Ты что делаешь?
        - Спасаю тебя, дуру! - рявкнул полукровка.
        - Спасаешь?! - возмутилась девушка. - Утащил неизвестно куда, а теперь последнее отбираешь?! Не твое же!
        Дэнэен что-то пробормотал себе под нос и начал делить конфискованное имущество на две кучи.
        - А сейчас ты что делаешь? - спросила девушка, немного понаблюдав за сортировкой имущества, которое она уже считала своим.
        - Вот эти опасные, - указал на предметы слева. - Эти нет, швырнул симпатичное колечко вправо.
        - Опасные? - удивилась Марина, она особой разницы не видела. - Чем?
        - Вот это, - полукровка подбросил в воздух очередное кольцо, - родовая печатка. Такую имеют право носить члены семьи. Любому чужаку, у которого ее обнаружат отрубят руки по плечи. Вот это с клеймом мастера, - продемонстрировал девушке серебряную трезубую вилку. - Вот это вообще проклято, наверное, хозяйке эту вещичку было жалко отдавать, вот она, умирая и пожелала ворам побыстрее отправиться за ней следом, - тряхнул кулоном на цепочке. - Большая часть вообще из какого-то храма унесена. И когда обворованное божество туда заглянет, а они обязательно хоть раз в год заглядывают в свои храмы, оно этот холм с землей сравняет. И ворам не забудет отомстить, чтобы другим неповадно было. Понятно?
        - Да, - кивнула Марина. - Посмотришь на остальное, а?
        Девушка начала выкладывать из карманов монетки и мелочи, которые хотела внимательнее рассмотреть по дороге.
        - Да зачем тебе этот хлам?! - взвыл полукровка, глядя на Маринины ценности, как на грязь под ногами.
        - Пригодится, - упрямо заявила девушка.
        Для него может и хлам. А она столько золота сразу разве что в ювелирных магазинах видела. Не говоря уже о том, чтобы подержать в собственных руках.
        - Дэнэен, этот хлам можно продать, - сказал Викин. - Деньги девушке не помешают.
        - У меня есть деньги.
        - Так то у тебя, - загадочно улыбнулся Викин.
        Марина благодарно кивнула. Хоть кто-то в этом мире ее понимает.
        Понравившийся браслет полукровка разрешил оставить, бирюзу зашвырнул в самый темный угол и попросил больше никогда ничего не трогать в местах подобных этому. Так как этот холм сам по себе не шибко хорошее место, похоже, чье-то разоренное захоронение. Предавшим своих богов понадобилось место, где можно будет незаметно призывать новых, вот они и выселили мертвых. Наверное, рассчитывали, что нужное им божество откликнутся на первый же их призыв, словно не обремененные поклоняющимися боги толпами ходят. Рождаются боги не часто и почти сразу получают обязанности, которыми старшие родственники не хотят заниматься. Откуда незанятым богам взяться?
        Марина немного покивала, тихо офигевая от местных проблем с заменой божества и полукровка продолжил лекцию.
        Рассказал, что похоронен в холме был не один человек, очень большое помещение. И всех этих мертвых мало того, что побеспокоили, так еще и вышвырнули куда-то. Вряд ли сделали попытку хотя бы прикопать. Пройдет не так уж много времени и либо набравшиеся злой силы призраки мстить придут, либо на этот холм низший демон наткнется. А любая хоть сколько-нибудь сильная вещь, долго полежавшая в этом холме, оставит и для тех и для других заметный след.
        - Так это была сильная вещь? - девушка указала пальцем в направлении полета бус из бирюзы, сообразив к чему Дэнэен ведет.
        Полукровка дернул себя за волосы.
        - Да, сильная. Только не такая как ты подумала. Не древняя. Этой вещи года два не больше. Как бы тебе объяснить? - Дэнэен задумчиво посмотрел на Викина, полюбовался на его рассеянную улыбку и перевел взгляд на ждущую объяснения девушку. - Сильные вещи сейчас делают иначе. Они слабее древних и нуждаются в подзарядке и обновлении сил. Если этого не сделать, они перестанут работать через несколько лет. Понимаешь?
        - Так бусы амулет? - спросила Марина.
        - Целительский. Тебе не пригодится, они были настроены на пациентку, - облегченно объяснил Дэнэен, наверное, решил, что девушка все поняла. - Пошли отсюда, пока временные хозяева с подкреплением не вернулись. Не хочется мне их убивать. Еще какой-то ненормальный призрак сочтет себя отомщенным и захочет долг отдать. Отвязаться от них очень сложно.
        - Ага, - сказала девушка. Общаться с призраками ей тоже не хотелось. Даже с дружелюбными.
        Следующим номером программы стал посох Викина. Марина зачем-то спросила, где он? А Викин довольно щуря зеленые глаза на солнышко, продемонстрировал ей браслет с подвесками. Узкая такая полоска непонятного темного металла, к которой подвешены птички, колокольчики, геометрические фигуры.
        - Это посох? - уточнила девушка.
        Викин кивнул.
        Марина печально вздохнула и была вынуждена признать, что заклинание переводчик над ней издевается. Последовательно так, старательно. Ладно, спутать эльфов с демонами, хотя бы что-то общее есть. Но попутать посох и браслет, это надо постараться.
        Дальнейший путь был скучным и однообразным. Викин, то ли не желая оправдывать присвоенное Мариной звание блудливого кота, толи еще почему-то, с девушкой общаться не спешил. Шел себе замыкающим в их небольшой группе и время от времени что-то бормотал себе под нос. Может, молился, может с внутренним голосом общался. Приставать к нему с вопросами Марина не решилась, еще не так поймет, оправдывайся потом и объясняй. Поэтому на очередном привале села рядом с задумчивым Дэнэеном, мысленно помянула недобрым словом заклинание переводчик и приступила к выяснению некоторых реалий этого мира.
        - Дэнэен, а тут много богов?
        Полукровка рассеяно на нее посмотрел.
        - Много.
        - Ага, - сказала девушка. Точного количества ей, похоже, не назовут. - А Викин чей жрец?
        - Он не жрец, - Дэнэен зевнул и полез за чем-то в сумку. - Он монах, призванный Оберегающей. У них принято закончив обучение в монастыре отправляться путешествовать. Некоторые так всю жизнь и бродят.
        - Это монах?! - Марина самым невоспитанным образом ткнула в сторону сидевшего с задумчивым видом избранного Оберегающей пальцем. - Ты шутишь?
        В ее представлении монахи должны выглядеть совсем не так. Они либо худые как вобла, либо пузатенькие как отец Тук, в рясе и с набожными лицами. На крайний случай бритоголовые если верят в Будду. А этот… Его можно было описать одним емким словом - потаскун. Даже не бабник, бабники они скромнее. Очень симпатичный мужчина, с такой располагающей улыбкой, с таким взглядом, обещающим, что либо прячься, либо беги навстречу, раскрыв объятья. Из-за таких мужчин и теряют головы даже самые трезвомыслящие женщины. Они на что угодно уговорят просто потому, что с ними интересно и совсем не хочется думать, а хочется расслабиться и плыть по течению.
        Что же у них там за монастыри, чему там учат? И что этот трижды проклятый переводчик обозвал монастырями?
        - Чем Оберегающая вообще занимается? - подозрительно спросила Марина. Если богиня выбирает себе таких служителей, то она явно не Дева Мария.
        - Ты, наверное, не поверишь, - загадочно произнес Дэнэен - Но эта богиня охотнее всего покровительствует молодым девушкам, бережет их от несчастий. На втором месте для нее беременные и многодетные. На третьем дети и все остальные женщины. Мужчин она не шибко жалует, считает, что они со своими проблемами должны справляться сами. Исключения делает изредка, да и то, только тогда, когда это исключение для чего-то ей нужно. Еще она бережет равновесие в мире, точнее не позволяет ни одной из сил перевесить. Занятная богиня.
        - Хочешь сказать, что вот это вот бережет молодых девушек? - Марина изумленно уставилась на Викина, он в ответ обаятельно улыбнулся.
        - Ага, бережет, - Дэнэен пожал плечами, мол, чего в этой жизни не бывает? - Но чаще от него девиц пытаются уберечь родители. Если успевают вовремя понять, кто к ним пожаловал. Избранные Оберегающей умеют выглядеть невиннее новорожденных ягнят, когда им надо. Хотя, может и зря родители своих дочерей спасают. Викин, например, на самом деле может вылечить. От неуверенности, страха, иногда от врожденной глупости, если повезет и богиня согласится поспособствовать, даже неизлечимые болезни отступают. Только не спрашивай, каким именно способом он их лечит. Способ самый что ни на есть естественный. Викин все-таки носитель божественной воли.
        Марина попыталась представить процесс излечения. Получался какой-то порнофильм.
        Хорошо, что ей ни от чего лечиться не надо. Или плохо? Как там говорила Оля? Вот умрешь, и вспомнить нечего будет? Занятные должно быть воспоминания останутся. Будет что повзрослевшей внучке рассказать, поделиться так, сказать опытом. Жалко, что сейчас и без того проблем куча, незачем добавлять еще одну, зеленоглазую, как блудливый кот.
        Все равно ведь будешь на что-то надеяться, даже если знаешь, что нельзя.
        - Завтра буду открывать путь, - сказал Дэнэен, решив, что все странные вопросы на сегодня у Марины закончились, - Нужно постараться уйти подальше от холма отщепенцев. Не хочется рядом с ним наследить.
        - Открывать путь? - переспросила Марина. Викин мгновенно вылетел из головы, зато вернулись мысли о том, насколько безопасно ходить по пути полукровки. - Завтра?
        - Да.
        И никаких уговоров, объяснений и попыток успокоить. Бесчувственный полудемон. Что бы там не думало заклинание-переводчик, этот тип даже рядом с эльфями не валялся. У остроухих лесных жителей должна быть тонкая душевная организация. Они бы обязательно заметили, что девушка боится.
        Наверное.
        Если бы сочли нужным заметить. Кто тех эльфов видел? Может они вообще считают, что женщины должны быть сильными. Родной очаг охранять, пока мужчины развлекаются добывая мамонтов или новые земли.
        Брести по бурьянам, холмам, неглубоким оврагам и прочим пейзажам данной местности пришлось до глубокой ночи. Дэнэену все время казалось, что они излишне близко от холма с разоренным захоронением. Протаптыватели тропинок окончательно вымерли. Или переселились куда-то подальше от выбранного полукровкой маршрута. Марина даже заподозрила, что все попавшиеся по пути тропинки протоптали любители разноцветных халатов и жертвоприношений. А в этой части местной степи им ничего не было нужно, вот они тут и не ходили.
        Еще Марина задавала сама себе вопрос, для чего нужно было переться в такую даль, если Дэнэен все равно собирался открывать свой путь? Почему было не пересидеть в какой-то деревеньке рядом с городом? Или там тоже охотники на демонов есть? Самая популярная среди местной молодежи профессия.
        А может, ему прогуляться ему захотелось? Воздухом подышать? Или это очередной милый обычай этого мира? Долгие пешие походы, прежде чем открыть портал. Придумали этот обычай местные боги. Чтобы маги поддерживали достойную физическую форму. А то обленятся, растолстеют.
        Марина наверное за всю предыдущую жизнь столько не ходила, как с Дэнэеном. А еще гордилась своей способностью бродить по центру родного города часами с фотоаппаратом. Сколько там того центра на самом то деле?
        Спалось девушке, не смотря на усталость плохо. Ее преследовали невнятные кошмары о порталах и зеленоглазых ягнятах. Один раз даже Илиен прибежал продемонстрировать похожую на осьминога пакость, которая у него выросла вместо отрубленной братом кисти. Он еще пытался убедить Марину в том, что Дэнэен ядовит и его рано или поздно по любому придется усыпить, чтобы невинные не пострадали. Кого он считает невинным, Илиен не уточнил, растаял от прикосновения девушки как сказочная Снегурочка. Та, которая дочка мороза и весны.
        В общем, Марина не выспалась. С утра послала похитителя искать себе сексуальных партнеров в ближайшем коровнике, на что он отреагировал ошарашенным взглядом. Потом вытребовала у него кипятка и сделала себе чай из нащипанных вокруг ромашек. Пока Дэнэен морально настраивался на открытие пути, пытался что-то нарисовать на клочке земли, с которого он с Викином ободрали всю траву, и занимался прочими непонятными делами, Марина сидела на своей лежанке из бурьяна и одеяла, попивала странно горький настой и размышляла о жизни. На приказ уложить одеяло в сумку девушка отреагировала неохотно, да и то только потому, что ей показалось странным, что два одеяла спокойно туда помещаются. Исследования ничего не дали. Одеяло в сумку влезло. Привядший бурьян почему-то нет, даже когда Марина одеяла вытащила. Пришлось сесть на землю и немного подумать об этой проблеме.
        Ветер делился тайнами и радостно подтверждал, что Викин не мужик, а ходячее лекарство. Поэтому нужно срочно заболеть, иначе никак. Солнце улыбалось с неба, а цветы время от времени перепархивали с ветки на ветку, как бабочки.
        Потом пришел злобный полукровка, отобрал остатки чая, понюхал его и начал громко ругаться. Марина в ответ светло улыбалась. Кто-то поднял ее на ноги и повел к колышущемуся столбу воздуха. Марина задумалась о том, что здесь бывают невидимые и неощутимые дожди. Иначе откуда взяться такому количеству воды, чтобы она столь заметно испарялась?
        Потом Марину завели прямо в колышущийся воздух, и она чуть не задохнулась от счастья.
        Море. Родное и любимое. Зеленоватое, с белыми гребешками пены. Только почему-то не летнее. Неужели она отсутствовала дома так долго?
        - Пей! - тон полукровки был далек от сочувствующего. Казалось, еще немного и он Марину придушит, наплевав на то, что ему жизненно необходима хранящая.
        - Голова болит, - пожаловалась девушка, принюхиваясь к тому, что ее заставляли пить. Пахло оно мятой и чем-то терпким, как та травка, которую бабушка называла дэрэвий, но пить все равно как-то не хотелось. Жаль, что ее мнением на этот счет забыли поинтересоваться.
        - Скажи спасибо, что только голова. Еще немного и ты бы отравилась, дура великовозрастная.
        - Отравилась? Ромашками? - удивилась Марина.
        - Ромашками? - в свою очередь удивился Дэнэен. - Кто тебе сказал, что у ромашек голубые прожилки на лепестках?
        - Прожилки?
        Никаких прожилок Марина не заметила. Впрочем, она и не приглядывалась. Спать хотелось.
        - Никогда больше не заваривай себе чай из незнакомых трав! - раздраженно рявкнул полукровка и ушел. От греха подальше, как говорится.
        - Кто же знал, что знакомые и незнакомые травы так похожи? - пожаловалась девушка кружке и осторожно отпила намешанной в ней гадости. Оказалось, все не так и плохо. Подумаешь, не сладкое. Зато с кислинкой и холодное. - Похоже, я все-таки дура. Обидно так в себе разочаровываться, в таком то возрасте. Всю жизнь считала себя довольно умненькой. Хорошо хоть уши из-за портала не отвалились. Может, где-то сережки себе найду.
        Море тоже обмануло ожидания. Странно холодное при такой теплой погоде, еще и выбрасывает на берег незнакомые водоросли и ракушки. Впрочем, красноватые камешки с черными прожилками девушка тоже не узнала, а серых со слюдяными блесточками так и не нашла, сколько не приглядывалась.
        - Дэнэен, а мы где? - спросила Марина, прислушиваясь к молоточку поселившемуся у нее в голове. Или там дятел? Спутал мозговые извилины с червяками, теперь осознал ошибку и пытается выбраться. А едят ли дятлы червей, вот в чем вопрос?
        - Недалеко от города торгашей и пройдох, - жизнерадостно улыбнувшись, ответил Викин вместо полукровки. - А еще в городе куча храмов, есть музей и театр.
        - Ага, помолимся ми пойдем культурно отдыхать, - пробормотала Марина.
        Как-то ей перехотелось появляться в излишне цивилизованном месте этого мира. Особенно если вспомнить охоту. Да и надеть нечего, только позориться.
        - Викин, а в этом городе на демонов охотятся?
        - Охотятся, - кивнул чей-то там монах. - Но если демон телохранитель призванного Оберегающей, вряд ли посмеют. Разве что совсем отчаявшиеся. Но в таком случае, это будет считаться нападением на меня.
        Какой-то он излишне довольный. Словно только и мечтает, чтобы напали.
        - Викин, твоя богиня главная в этом городе? - спросила Марина, пытаясь самой себе объяснить местные нюансы.
        - Нет. Тут главный Ашарату, бог купцов. А моя богиня вот уже три тысячелетия как за ним замужем. Кому хочется ссориться с женой из-за какого-то глупого смертного захотевшего заработать несколько монет?
        - Особенно учитывая, что эта тетка даже на божественных мужиков умеет насылать мужское бессилие. Найдет в биографии обиженную девицу и как рассердится. Сразу все падает, потом замучаешься лечиться. Иногда даже деревья из-за ее взгляда валятся, - недовольно объяснил Дэнэен.
        - Грозная богиня, - признала Марина.
        Этот мир еще более ненормальный, чем ей казалось. Зато богиня отличная. Вот бы себе так научиться. Интересно, местные боги учеников берут?
        - А еще она может наслать уродство на какую-то зарвавшуюся красотку или просто противную бабу, - добавил полукровка. - Но тут уже надо очень сильно попросить и привести убойные аргументы. Мужчин ей не жалко.
        - Хорошая богиня, - признала Марина.
        Викин одарил благодарной улыбкой.
        Правила выживания для попаданок. Пункт третий.
        Поговорим об оплате. Надеюсь, никто не станет со мной спорить о том, что любой труд должен оплачиваться? Не будете? Отлично.
        И так, если вы читали детективы или смотрели криминальные новости, вы должны знать, что убийства бывают бытовые, случайные и с намеренные, с целью поправки финансового состояния. Маньяков и прочих мстителей мы не учитываем, так как надеюсь, первых среди вас нет, а на счет вторых, так бедный Темный Властелин лично вам ничего не сделал, и мстить вам незачем. И вашим мамам, папам, бабушкам, прочим родственникам и любимым котятам как мне кажется тоже. Ах, сделал? Вы уверенны, что тот дракон с голубым гребнем действительно был вашим прадедушкой? Что-то семейного сходства не заметно. Ах, вам сказали. И картинку продемонстрировали. Кто сказал? Вы действительно им верите? Отлично. Тогда узнайте где пещерка вашего прадедушки и потребуйте вернуть туда все разграбленные в отсутствии дракона сокровища. Вы ведь наследница. Если вернут, можете идти и смело мстить. Если нет, то мстить начинайте с кого-то попроще, например с того усатого типа, чей предок захапал половину драконьих сокровищ. Набьете руку, вернете состояние, тогда и на Властелинов можно охотиться. Если конечно местные жители и вас подобным титулом
не нарекут.
        Почему они должны это сделать, если вы просто пытаетесь вернуть свое? А им ваши сокровища дороги как память о вашем же прадедушке. В общем, желаете сделать этим людям приятное, требуйте титул Темной Властелинши, а когда получите смело самоубивайтесь на главной площади какого-нибудь города, желательно в базарный день, чтобы зрителей было побольше. Как минимум вас запомнят.
        И так, кто желает мстить, может начинать прямо сейчас. А мы вернемся к убийствам. Бытовые и случайные. Для того, чтобы убить Властелина в быту, вам придется выйти за него замуж, дождаться того момента, когда он вернется пьяный и весь в помаде, после чего можете смело бить мужа сковородой по голове, или разделочным ножом тыкать. Кто знает, может и сработает. Оригинальный способ устранения Властелинов, честное слово. Такого точно никто не ждет. Эффект неожиданности, тоже еще.
        Убить Властелина случайно гораздо сложнее. Тут уж надо постараться. Попробуйте, что ли его рассмешить за ужином. Авось подавится. Хотя с другой стороны, дуракам говорят, везет. Возможно, это везение и на дур распространяется.
        Намеренное убийство, с целью обогащения. Звучит, правда? Вы спрашиваете, причем тут обогащение? Не будьте наивными. Ни один Леон киллер не станет работать бесплатно. Тут либо заранее запасайтесь бездонными мешками, чтобы под шумок вынести казну убитого вами зла, либо требуйте от заказчиков оплатить сие деяние. Ах, вам стыдно, народ с голода от непомерных налогов пухнет. Это вы про того разодетого в парчу купца весом под двести кг? Да, опух бедняга, скоро передвигаться самостоятельно не сможет.
        И вообще, на что вы собираетесь существовать в этом мире после устранения зла? Не факт, что вас вернут домой. Да и то, что благодарность угнетаемого Властелином населения будет столь велика, что они согласятся кормить, поить и одевать вас всю оставшуюся жизнь. Семейный бюджет, знаете ли, бизнес у людей, свободных средств нет. Придется вам сидеть возле дороги, денюжку на пропитание просить. Нерадостные перспективы, правда?
        Вообще, если есть возможность, разузнайте, сколько тут берут за убийство Властелинов местные профессионалы? И просите столько же. После этого вас могут со скандалом вернуть домой, обозвать нехорошими словами и рассказать о том, что теперь ваши памятники площади городов украшать не будут. Кстати, вы в курсе, что памятники, обычно, ставят после смерти? В курсе? Отлично.
        Если не вернули, требуйте предоплату. И никаких авансов. Может они на то и рассчитывают, что за второй частью оплаты некому будет возвращаться. Профессионалы, они за свой труд требуют много. Вот местные угнетенные и пухнущие с голоду и решили сэкономить. Нервы Властелину пощекотать. Мол, велик народный гнев. Это пока народ безмозглых попаданок оплачивает, надо же куда-то девать весь скопленный за века металлолом, который просто так выбросить жалко. А тут и от железа избавились, и народ развлекли, и девице могло тупо повезти. А потом народный гнев еще больше увеличится, убытки от властелинского самодурства станут больше прибылей от сувенирчиков с мордашкой очередной девы без страха и упрека и пойдут в ваши края ребята посерьезнее. Так как оплатить их работу будет проще, чем содержать на должном уровне Ваше Темнейшество.
        Хуже всего, если за убийство вам заплатили. Сразу и без долгих споров. Вероятно, они действительно верят в свое пророчество. Если вам повезет, оно окажется истинным. А не повезет…
        Попробуйте его отравить, что ли? Рыбой фугу, например. Предложите сходить в японский ресторан, поговорить как цивилизованные люди. Только обязательно в Японии, раз властелин столь велик и могуч ему раз плюнуть открыть портал между мирами. Поделитесь с поваром гонораром. Говорят, после этой неправильно приготовленной рыбки еще никто не выживал. В общем, изобретайте что-то оригинальное и действуйте по обстоятельствам.
        Может даже получится добежать до родного посольства, прежде чем вас опять уволокут в волшебный мир. Тогда и травить никого не понадобится.
        А лучше бы вы сразу же сбежали. Темные Властелины, они недоверчивые, должность обязывает.
        Я же вас предупреждала.
        Кажется, я это уже говорила.
        Глава 6 О том, что посещение музеев не всегда положительно влияет на человека, а желание спрятаться получше может привести к противоположному результату
        Ворота города, чье поэтичное название Рассветный Взор вызвало у Марины нервный смех, выглядели внушительно. Деревянные, похоже, сделанные из целых деревьев, оббитых сверху светлыми дощечками для красоты. Перетянутые металлическими полосами, украшенные массивными шипами и легкомысленными цветочками из разноцветных камешков. Двухстворчатые. Одна створка была закрыта, вторая распахнута и перегорожена упитанными телами стражников с мечами и нескольких непонятных личностей с деревянными дощечками и мелом в руках. Типы с дощечками произвели на Марину неизгладимое впечатление. Стражники были как стражники, веселенькие такие, в кожаных доспехах и похожих на салатницы головных уборах. Зато типы были похожи на ярких попугаев ара, даже выражение лиц чем-то напоминало, хотя больше всего впечатляли хвосты, из красной ткани зачем-то болтавшиеся у них сзади.
        Очередь из телег, пешеходов и всадников, вынужденных временно присоединиться к пешеходам медленно и торжественно вливалась в город. Стражники старательно бдили, не забывая каждого подошедшего наградить парочкой хмурых взглядов. Похожие на попугаев типы что-то спрашивали, получали деньги и писали мелом по дощечкам.
        - А тут другого входа нет? - спросила Марина, пересчитав людей стоявших в очереди перед их троицей. По всему выходило, что дойдут до ворот они не скоро.
        - Есть, - ласково улыбнулся Дэнэен. - Можем попытаться залезть через стену. Можем подкоп сделать. Или поискать чей-то тайный ход. Но первое может привлечь слишком много внимания. А второе и третье займет слишком много времени.
        - Ага, - сказала девушка. Похоже, полукровка издевается.
        Пришлось придумать себе занятие. Сначала Марина считала шипы на воротах, потом цветочки, потом начала высматривать птиц в небе. У птиц был нелетный день, и она ни одной так и не высмотрела. Помечтав немного о мобильнике с его музыкой и играми, девушка перенесла свое внимание на людей в очереди. Полюбовалась на конусовидную шляпку какой-то немолодой мадамы вылезшей из крытой повозки поразмять ноги. Позавидовала пепельным кудряшкам сидевших на повозке и трещащих без умолка девчонок, похоже сестер. Пересчитала всех замеченных симпатичных мужчин и решила, что они даже на фоне Дэнэена не очень смотрятся, не говоря уже о его брате и Викине. Мысленно пожаловалась сама себе на несправедливость мироустройства.
        Потом Марина вспомнила о громадной железяке, которую с недавних пор Дэнэен таскает на своей спине и какой-то черт дернул ее спросить, чем именно отличаются мечи сделанные на Алой Горе, от оружия, созданного в других местах? Викин строил глазки какой-то пухленькой дамочке, закутанной в десяток платков, и отвечать взялся Дэнэен. Точнее, он разродился длинной и нудной лекцией с обращением к истории, металлургии, генеалогии и попытками продемонстрировать с помощью сорванного на обочине сорняка того, как выкованные мечи испытывают на прочность. Последнее Марине более-менее понравилось, но лекция… Девушка после этой лекции поняла, что не зря всегда была равнодушна к массивным железякам в музеях, возле которых восхищенным сусликом застывала сестра.
        Пытку историей кузнечного искусства Алой Горы прервали один из похожих на попугая мужиков и сопровождавший его стражник, расцветший добродушной улыбкой в ответ на Маринин благодарный взгляд. Оказалось на дощечку записывают цель визита прибывших в славный город Рассветный Взор. Имена, фамилии и прочие данные попугаев не интересовали, так что девушка заподозрила, что они проводят какой-то соцопрос. Пытаются выяснить, какие товары чаще всего покупают приезжие, у скольких местных жителей есть толпы надоедливых родственниках в окрестных селах или какой самый популярный среди приезжих вид развлечений. В общем, что-то выясняют. Марину Викин представил как племянницу своей мамы, пожаловался на то, что девицу с такой вполне симпатичной внешностью замуж никто не берет в родном селении, вот родители ее и отпустили попутешествовать, авось какой-то дурак попадется по дороге. Стражник заулыбался, похоже, он был не прочь попасться подозрительной девице. Дэнэена Викин обозвал «сиим неразумным потомком благородных предков», и заявил, что сама Оберегающая послала двум путникам такого телохранителя. А то попадались
желающие покуситься на девичью честь, даже посох их не отпугивал. Попугай захотел узнать, что за посох и Викин продемонстрировал браслет, отодвинув рукав. После этого вопросы неожиданно иссякли, и стражники поспешно отошли в сторону. Наверное, боялись обидеть богиню Викина непочтительным отношением к ее монаху.
        За воротами брал начало какой-то базар. Вдоль дороги были расставлены лотки, некоторые продавцы сидели на низеньких скамеечках, разложив товар на выцветшие, но чистенькие тряпки. Не то бывшие ковры, не то просто куски плотной ткани. Марина купила шесть яблок и дальше шла с ними в обнимку, с видом туристки осматривая архитектуру. Не шибко привлекательную, надо сказать. Прилепившиеся друг к другу дома, серые, без каких-либо излишеств вроде балконов, лепнины и банальной покраски. Окна знакомо узкие и высокие. Крыши плоские. Заборы одинаково низкие и деревянные. Изредка попадались вычурные кованые ворота, глиняные вазоны с цветами и симпатичные колокольчики, наверное, заменявшие звонки.
        Первое же здание стоявшее особняком и выделявшееся на общем фоне стенами из желтого песчаника оказалось храмом какого-то мелкого божка, чье имя даже Викин не знал, не говоря уже о Дэнэене. Второе и третье, впрочем, тоже. В смысле были храмами и выделялись на общем фоне. Четвертое оказалось гостевым домом. Оно было такое же серое и плоскокрышее, как и большая часть домов вокруг, но могло похвастаться тем, что здания-соседи предпочли потесниться и держаться подальше от него, освободив место под конюшню и небольшой садик. Наверное, местным жителям не нравились живущие за стеной чужаки. Или чужакам не нравились местные жители. В общем, выяснять Марина не стала, послушно вошла и молчала, не вмешиваясь в переговоры Викина с хозяином.
        Местные приличные девушки, как оказалось, в мужские разговоры не лезут и старательно изображают скромниц. А еще они по музеям предпочитают ходить в платьях и с платками на плечах, но эту проблему Викин пообещал решить. Вот поест с дороги и сразу же отправится.
        Золотой мужик, на самом-то деле. Жалко, что с главной женщиной в своей жизни уже определился. Соревноваться с богиней за обладание этим сокровищем у Марины не было ни сил, ни особого желания. Причем, почему нет желания, она и сама не понимала.
        Платок все время сползал, то ли он был скользкий, то ли Марина неправильно его носила. Девушка даже начала размышлять о том, как бы понезаметнее его потерять. Платье ей тоже не нравилось, оно было длинное, тяжелое и путалось в ногах, но избавиться от него в ближайшем будущем было невозможно.
        Музей представлял из себя некую странную смесь склада металлолома и выставки достижений сельского хозяйства. Тут были сломанные мечи, погнутые кирасы, продырявленные доспехи и ржавые ножи. Таблички объясняли, кто именно и когда помер с этим оружием в руках и кого не смог спасти доспех, но Марине это было откровенно не интересно. Историю мира она не знала, и узнавать не горела желанием, хотя была уверенна, что Дэнэен с удовольствием расскажет. Будет рассказывать долго, обстоятельно и крайне занудно, пока ей из-за этой истории повеситься не захочется.
        Рядом с недостаточно прочными доспехами и мечами спокойно соседствовали огромные тыквы, красно-желтые яблоки, виноград, у которого ягоды были похожи на сердечки и прочие чем-то выделившиеся овощи-фрукты, законсервированные каким-то заклинанием. Таблички рядом с этими мутантами рассказывали о том, кто и когда их вырастил. Зачем - таблички умалчивали. Возможно, исключительно ради того, чтобы в музее место не пустовало.
        Дэнэен старательно изображал из себя дикаря, которому все на свете интересно и не спеша продвигался к какой-то ему одному известной цели. Викин развлекался тем, что вгонял в краску хихикающих девчонок в одинаковых платьях. Девчонок привела в музей тощая немолодая женщина, которую Марина с ходу окрестила старой девой. Никем иным она с таким выражением лица быть не могла. Женщина неодобрительно смотрела на Викина, окатывала презрением Дэнэена и в тот раз, когда Марина имела неосторожность слишком близко к ней подойти, прошипела сквозь зубы, что гулящим девкам лучше держаться подальше от ее воспитанниц. Гулящая девка с глуповатым выражением на лице громко пожаловалась Викину, что его сестру только что незаслуженно оскорбили и попросила Дэнэена страшно отомстить старой грымзе. Язык отрезать, как минимум. После этого воспитательница девчонок старалась держаться как можно дальше от Марины, а других развлечений так и не появилось.
        - Вот оно, - Дэнэен наконец дошел до своей цели и убедившись что никого лишнего рядом нет знаками подозвал Марину к себе.
        - Оно? - Марина посмотрела непонятную загогулину, лежащую на белой ткани.
        Какая-то металлическая штуковина неизвестно от чего отломанная, которая Марине почему-то казалась знакомой. На всякий случай девушка прочитала комментарии музейных работников на табличке.
        - Э, крыло орла с меча Киеда Горы? Странные у местных орлов крылья. Больше на скелет страдавшей радикулитом рыбы похоже.
        - Никакое это не крыло, - пробормотал Дэнэен, подозрительно оглядывая музейный зал.
        - А что?
        - Ты ничего не чувствуешь? - спросил полукровка.
        - Чувствую? - спросила Марина, прислушиваясь к себе. - А ведь действительно, знакомое ощущение и в ладони тепло. Точно как от той штуки, что ты меня заставил держать.
        - Значит оно.
        Тон у Дэнэена был очень довольный.
        - Ага, - сказала Марина. Что ж эти запчасти от артефакта все такие невзрачные? - Ты музей решил ограбить?
        - Ты против? - спросил полукровка. - От того, насколько успешно я его ограблю, зависит и то, насколько скоро ты вернешься в свой странный мир.
        - Да грабь, сколько хочешь, мне не жалко, - отмахнулась девушка и даже окинула взглядом бродящих по музею людей, чтобы убедиться, что этот разговор никто случайно не подслушал. Оказалось, местной публике нет никакого дела ни до орлиного крыла с чьего-то меча, ни до остановившейся возле него поговорить парочки. Кажется, посетителей музея огромные тыквы интересовали гораздо больше, чем сломанные мечи и их детали.
        Для отвода любопытных глаз и запутывания следов пришлось бродить по музею еще не меньше пятнадцати минут. Мечи и доспехи на взгляд Марины мало чем друг от друга отличались и на художественное произведение ни один из них не тянул. Смотреть там особо было не на что, разве что почитать таблички и узнать, что эту ржавую железку сомнительного качества когда-то держал в руках великий воин. Но о местных великих воинах девушка не знала ничего, разве что начала подозревать, что они не шибко свою жизнь ценят. А пялиться с восторгом на большую тыкву или оранжевую фасоль ей было стыдно. Из музея Марина уходила с не меньшим удовольствием, чем воспитанницы старой девы.
        С грабежом Дэнэен спешить не стал. Два дня честно сопровождал Викина в его походы по храмах. Попутно обменял где-то пару присвоенных Мариной камней, оказавшихся то ли заготовками для амулетов страшной силы, то ли накопителями для какого-то оригинального вида местной энергии на невзрачную помесь небольшого мешка с рюкзаком. Эта торба с завязывающейся горловиной оказалась стандартным и недолговечным амулетом. В нее можно было сложить вещи, входящие в список необходимого набора местным туристам, эти вещи бы без труда влезли, какими бы большими они не были, стали практически невесомы и там даже бы осталось место для сувениров. Одеяла, чашки, миски, запас еды и деньги в набор туриста входили. Золотые сувениры вынесенные из холма и девичьи мелочи почему-то нет. В результате торба получилась не шибко легкая и забитая до отказа. Пришлось Марине сортировать добычу выискивая то, с чем расстаться будет не очень жалко и уговаривать Викина кому-нибудь все это продать. Марина ведь девушка наивная, ее всяк обидеть и обмануть норовит.
        От скуки Марина сходила в местный аналог театра. Удивленно понаблюдала за парочкой маскирующихся под немолодых женщин мужиков на сцене. Оценила их репертуар, состоявший из заламывания рук, жалоб на мужей и песенок, очень похожих на пошлые частушки. Попутно узнала о себе много нового и интересного от сплетниц, сидевших перед ней. Оказывается и демона охмурила, и десяток детей в трех десятках сел бросила, и выбранного Оберегающей из столичного храма свела. Даже гнева богини не убоялась. Пропащая, в общем, девка. Как таких земля носит?
        Захотелось найти то заведение, в котором работает старая дева, встреченная в музее, и уточнить каким образом удалось разделить десятерых детей по гораздо большему количеству сел? Потом Марина вспомнила, что разносчица в трактире, соседствующем с гостевым домом тоже злобно на нее косилась, особенно, когда Викин рядом сидел. И продавщица, у которой покупала платок для похода в музей, была не шибко вежлива, но ей кажется, присутствие Дэнэена в ее магазине не понравилось. В общем, подозреваемых многовато. Впору собой гордиться, не успела приехать, точнее прийти, половина города уже в лицо знает. Теперь бы еще уйти прежде, чем все недовольные сговорятся и решат устроить темную зарвавшейся выскочке. Ни лица же, ни фигуры. И чем она их привлекла? Не иначе в приворотах разбирается. Ведьма, одним словом.
        Почему-то захотелось купить книжку, сесть тихонько в своей комнате и почитать. Все равно никаких чудес в этом городе нет, и не предвидится. И архитектура не привлекательная. Такой архитектурой туристов можно только отпугнуть. Вообще, странный город. Буквально в двух шагах находится море, а его построили в какой-то пустынной местности. Ни леса рядом, ни речки, да и перекресток торговых путей какой-то сомнительный. Неужели его нельзя было перенести на пару километров южнее? Порт бы построили.
        В общем, город Марине перестал нравиться окончательно, и захотелось страшно отомстить. Чтобы местные красавицы на всю жизнь запомнили, как обижать ни в чем не повинных девушек.
        А вечером явился чем-то очень довольный полукровка и сказал, что им лучше до утра исчезнуть из города. Поэтому музей придется грабить этой ночью, на ходу, так сказать.
        - Что ты натворил? - подозрительно спросила Марина, мгновенно забывая о желании отомстить.
        - Ничего, - жизнерадостно улыбнулся Дэнэен, бесцеремонно сгребая вещи девушки в ее помесь мешка с рюкзаком.
        - Ах, ничего… - угрожающе протянула Марина, размышляя о том, подействует ли на него угроза усесться на пол и громко орать при попытке сдвинуть ее с места?
        - В гости сходил к местному исследователю демонов, - признался Дэнэен, осматривая комнату в поисках неупакованных вещей. - Тайком.
        - Убил его? - заподозрила худшее девушка, красочно представив, как сюда сейчас ворвутся бравые представители местных стражей порядка и начнут всех арестовывать с применением физической силы и магии.
        - Нет, его дома не было. Он сейчас на каком-то званом вечере. Какую-то девицу то ли замуж выдают, то ли с женихом знакомят, я не уточнял.
        - Племянницу градоуправителя, - подсказал Викин. - Хорошая девушка, веселая. Надеюсь, ей с женихом повезет.
        - И что ты дома у специалиста по демонам делал? - спросила Марина, игнорируя Викина вместе с его хорошими девушками и их женихами.
        - Да так, посмотрел, чем он там занимается, что изучает. Заклинание в лаборатории оставил, отстроченного действия. Утром загорится, - абсолютно спокойно рассказал Дэнэен, трамбуя в сумку найденное под кроватью платье, которое Марина надеялась забыть.
        - Ты решил спалить ему дом?
        - Нет, только лабораторию. Дом потушить наверняка успеют.
        Виноватым он себя явно не чувствовал.
        - Да что он тебе сделал?
        - Мне ничего. Зато зачем-то платил охотникам за отлов по окрестностям низших демонов. В лаборатории их почему-то не оказалось, искать некогда, а так хоть немного самоуверенности поубавится.
        - Дэнэен, ты уверен, что в твоих действиях есть хоть какая-то логика? - спросила Марина, почти смирившись с тем, что опять придется где-то бродить в темноте.
        - Кто знает? - полукровка пожал плечами.
        - Детский сад какой-то, - пробормотала девушка.
        Зачем поджигать чью-то лабораторию? Если интересно, чем именно там занимались, не проще ли спросить у хозяина лаборатории? Так или иначе. Либо она чего-то в этой жизни не понимала, либо страшные демоны противники пыток и сывороток правды, а также их магических аналогов.
        До сих пор Дэнэен казался более беспринципной личностью. Да и что у него за принципы? Отрубать руки братьям и поджигать дома можно, а ловить магов для того, чтобы уточнить, зачем им нужны низшие демоны нельзя.
        Странно все как-то.
        Марина до последнего надеялась, что ее оставят стоять на стреме. Лезть ночью в музей не хотелось совершенно. Этот музей и днем не шибко приятное место, а уж ночью. Мало ли что может произойти в музее этого странного мира. Вдруг неспокойные призраки великих воинов погибших из-за сломавшихся мечей и недостаточно прочных доспехов собираются в музее по ночам, обмениваются впечатлениями, рассказывают друг другу басни о своих битвах и всячески поносят как оружие с доспехами, так и их создателей.
        На стреме девушку не оставили. Викин терпеливо и многословно объяснил, что стоящая ночью в одиночестве девушка слишком уж непривычное зрелище для этого города. Могут принять за злостную колдунью, замышляющую что-то против жителей окрестных домов и забросать камнями.
        Дэнэен добавил, что в подвале музея есть подземный ход. Который, если конечно своды не успели осыпаться выведет их за пределы города. Скакать по крышам и перелезать через стену города полукровке не хотелось. Марине впрочем, тоже, слишком свежи были воспоминания об охоте и каньоне с разноцветными крышами-плотами. Пришлось смириться и принять непосредственное участие в ограблении века.
        Музейные экспонаты в этом мире почему-то не ценились. Сторожей не было. Замок Викин вскрыл с помощью металлической загогулины и тихих проклятий в чей-то адрес.
        Марина молча повосхищалась многогранностью его талантов.
        Привидения почему-то отсутствовали, наверное, у них нелетный день, а ходить пешком неудобно.
        Кусок артефакта Дэнэен забрал на ходу, сметя ладонью защищавший его от пыли стеклянный куб без одной стенки. Уверенно провел спутников по залу, с помощью своей неправильной алебарды разнес в щепки неприметную дверь и указал рукой на обретавшееся за ней сроду не убиравшееся помещение.
        - Ты уверен, что нам нужно туда? - спросила Марина.
        - Уверен. Один мой знакомый, лет двадцать назад по этим подземельям уже убегал.
        - Ага, - сказала Марина. - А вдруг их перекрыли?
        - Вряд ли. На этот город иногда нападают пираты. Тогда солдаты по подземельям выходят за город и нападают с тыла.
        Легкомысленный такой. Веселый.
        - А пираты такие идиоты, что даже не догадываются об этой тактике, - сказала Марина.
        - Так пираты не местные. С островов приплывают. Самоуверенные юнцы, решившие побыстрее разбогатеть. У них там чтобы жениться нужно заплатить родителям невесты за утрату работницы, или что-то в этом роде. Странные обычаи, в общем.
        - Кто бы говорил.
        Идти в пильную комнату пришлось. Потом пришлось чуть ли не на четвереньках лезть в какую-то собачью дверцу, проникаясь сочувствием к местным солдатам. Они ведь еще и в доспех обряжены, и мечи за собой тащат и вряд ли способны подобно полукровке змеей просачиваться в любые щели. И что самое несправедливое, огромное оружие Дэнэену в этом деле ни капельки не мешало, зато торба Марины цеплялась за все подряд.
        - Потолки, наверное, осели, - объяснил неудобства Дэнэен. - Ничего, дальше начнется камень, там наверняка высота нормальная.
        Камень так и не начался. Дэнэен сказал, что, наверное, хода попутал, а Марина заподозрила, что он столь изощренным образом издевается над людьми, которым не повезло находиться рядом с ним. Может он вообще человеконенавистник. А поиски амулета просто отличный повод, чтобы наибольшему количеству людей навредить. Музей он уже ограбил, скоро в королевскую сокровищницу полезет.
        - Хотя сокровищница это не плохо, - пробормотала Марина, выползая вслед за Дэнэеном из узкого лаза.
        На одежде можно было ставить большой и жирный крест. Спина болела из-за долгого пребывания в полусогнутом состоянии. Волосы наверняка превратились в черте что, девушка точно помнила, что несколько раз стукнулась головой об влажный и грязный потолок и успела влезть во что-то похожее на древнюю паутину. Чем в этих подземельях питался паук, Марина так и не придумала, хотя очень старалась, надеясь, что мысли отвлекут от окружающего пейзажа.
        С другой стороны, полукровку стояло поблагодарить уже за то, что не завел в какую-то канализацию.
        - Дэнэен, а где тут можно хотя бы умыться и руки вымыть? - жалобно спросила Марина, осмотрев пустынный пейзаж и возвышавшуюся в нескольких сотнях метров справа стену города.
        - Там.
        Дэнэен уверенно указал в сторону розовеющей полоски рассвета.
        - Далеко? - спросила Марина, подозревая, что ответ ей не понравится.
        - Часа три идти.
        - Так я и знала.
        - Хочешь, дождь вызову? - спросил Викин. - Облака подходящие. Будет небольшой и теплый.
        - Не хочу, - отказалась Марина, красочно представив, как бредет мокрая и злая по грязи. Лучше уж подождать три часа.
        Приключения это вовсе не так увлекательно, как кажется со стороны. Или может все дело в том, что ей не везет с приключениями? Нормальных девушек приглашают на балы, а ее тащат в музеи и грязные тайные хода, рассчитанные на гномов.
        Дойти до воды они не успели. Дэнэен всю дорогу оглядывался на оставшийся за спиной город, и когда по расчетам Марины до вожделенного водоема оставалось не больше получаса хода, замер на месте и подозрительно довольным тоном произнес:
        - Так я и знал.
        Девушка и монах тоже обернулись. Марина так и не сообразила, что там высмотрел полукровка. А Викин начал быстро бормотать то ли проклятья, то ли молитву, стряхнул с руки браслет, и дважды им тряхнул, заставив зазвенеть подвески. Потом разжал пальцы и браслет вместо того, чтобы свалиться на землю начал увеличиваться в размере, попутно отращивая себе деревянную палку, постепенно превращаясь в самый настоящий посох украшенный с одного конца металлическим кольцом с подвесками. Девушка во все глаза смотрела на это превращение, напрочь забыв о том, что Дэнэен что-то увидел.
        Зато полукровка про нее не забыл.
        - Марина, прячься, - приказал, отвлекая от метаморфоз с браслетом.
        Девушка неуверенно оглядела пустынную местность и спросила:
        - Где?
        - Там!
        Указующий перст указал на непонятную темную кучу, рассмотреть которую мешало бьющее в глаза солнце.
        - Там? - переспросила девушка.
        - Бегом! - рявкнул Дэнэен. - Там кустарник и небольшой овраг.
        - Да что вообще происходит?!
        - Вон оттуда к нам приближается низший демон, - Дэнэен махнул в сторону города. - Точнее какой-то неправильный низший. У него много запахов.
        Марина глупо посмотрела в направлении приближавшегося низшего, опять ничего не увидела и обернулась к полукровке.
        - Много запахов? - зачем-то переспросила.
        - Много запахов обычно означает, что демонов тоже много, а тут по ощущениям один. Понятно?!
        - Не очень, - призналась Марина.
        - Наверное, этого неправильного демона за нами отправил человек, чей дом Дэнэен поджог, - объяснил Викин, чей посох дорос до нормального для посоха состояния и перестал звенеть. - Заодно и узнаем, как далеко этот человек зашел в своих изысканиях. Возможно, скоро боги, которым не может понравиться бездумное вмешательство в живое отвернутся от этого города. Следует людей предупредить. Может сами его выгонят, или кого-то попросят.
        - Все равно ничего не понимаю, - уныло призналась Марина. Причем тут вмешательство в живое к демонам? Они же, кажется не живые, или она опять что-то не так поняла?
        - Потом объясню, быстро прячься! - повторил свой приказ Дэнэен и Марина решила его на этот раз послушаться.
        До кустарника она добежала быстро, пробежалась вдоль него, нашла что-то похожее на прореху и ломанулась вглубь. Наблюдать за боем у нее не было ни малейшего желания. Хватит с нее пролетевших рядом с головой колючек. Еще зашибут случайно. Поэтому она брела сквозь кустарник, пыталась сообразить дошла она до оврага или нет. Думала о том, насколько глубоко в эти заросли надо забраться, чтобы почувствовать себя в безопасности. Наверняка очень сильно шумела и подозрительно эту растительность расшатывала. Что не могло не привлечь внимания. А остановиться не могла, почему-то стало очень страшно.
        - Еще немножко, - пообещала Марина сама себе, рванулась вперед, едва не лишившись волос из-за какой-то неучтенной ветки, и неожиданно для себя оказалась на свободном пространстве лишенном какой бы то ни было растительности.
        Россыпи камней и что-то похожее на стекло блестит между ними, тянется нешироким языком влево и вправо. Впереди, за камнями и стеклом начинается трава, и там пасутся стреноженные лошади. А ближе, чем бы хотелось Марине стоят их хозяева. Из луков целятся.
        Девушка зачем-то оглянулась и убедилась, что целятся именно в нее, других кандидатур не было.
        - Вот так спряталась, - ошарашено сказала она.
        - Ведьма! - радостно заорал самый молодой из лучников.
        - Сам ты ведьма, - обиделась Марина.
        - Не слушайте ее. Если она сумела подчинить избранного Оберегающей, то и с нами сумеет проделать подобное, - подбодрил товарищей бородатый дядька, которого почему-то луком и стрелами обделили.
        - Такая молодая и ступила на недобрый путь, - печально произнес рыжеватый верзила с добродушным лицом.
        - Да она нам зубы заговаривает! - возмутился самый молодой, и не успела Марина сказать, что она вообще-то молчит, как бородатый швырнул в нее маленький, но очень вонючий мешочек.
        - Теперь она не сможет остановить стрелы! - радостно заорал он, и девушка поняла, что это все. Сейчас ее пристрелят, не соизволив выслушать ее возражения.
        - Мамочки, - пискнула Марина.
        Стрелы, кажется, полетели. Марина как-то оказалась сидящей на земле. В волосы вцепилась очередная ветка, заставляя вытягивать шею и сидеть ровно, хотя безумно хотелось упасть лицом вниз и прикрыть голову руками. Перед девушкой маячило что-то белое.
        Она, плохо соображая, что и зачем делает, отломала ветку, позволив ей болтаться в волосах, проморгалась и опознала в белом одежду. Очень знакомую одежду. И волосы были знакомые, белоснежные. И растрепанный узел, не позволявший волосам разлетаться. Девушка даже меч с перепуга узнала.
        - Илиен? - спросила то ли у него, то ли у себя.
        Почему-то Марине казалось, что сейчас брат Дэнэена начнет заваливаться, демонстрируя пронзившие его грудь стрелы. Вместо этого демон полуобернулся к девушке, ободряюще ей улыбнулся, зачем-то кивнул.
        - Илиен, - повторила Марина и истерично хихикнула. - Как за каменной стеной. Беленькой такой стеной.
        Демон обернулся к лучникам и тихонько зарычал, взмахнув перед собой мечом.
        - А стрелы куда делись? - спросила у самой себя девушка.
        Стрелы таинственно пропали. Зато теперь она знает, как здорово сидеть за спиной мужчины с мечом. Мужчины, который защищает. И плевать, что он не совсем человек и характер у него наверняка скверный.
        - Оно того стояло, - решила Марина. Кто и когда ее еще станет вот так защищать? Зато теперь внукам точно будет что рассказать. Главное дожить до этих внуков.
        Илиен шагнул вперед. Заржала лошадь, кто-то начал сыпать проклятьями.
        - Тетива лопнула? - сочувственно спросил блондин. - Состарилась, наверное. Что мне состарить следующим? Ваши пародии на мечи, или лучше сразу вас?
        - Демон! - заорал, судя по голосу бородатый метатель вонючих мешочков.
        - Нет, что вы, это мужское воплощение Снегурочки, - громко сказала Марина.
        - Она и его подчинила! - истерично взвыл незнакомый мужской голос.
        - Вот такая я, всех подчиняю, без разбора.
        Марина аккуратно сдвинулась в сторону, выглянула из-за мужской спины и с удивлением понаблюдала за тем, как грозные лучники несутся к лошадям.
        - Интересно, кого они испугались больше? - спросила девушка, чувствуя, что сейчас опять начнет хихикать.
        - Мой брат приносит неприятности, - сказал демон, не оборачиваясь. - Но теперь поздно отступать. Тебя тоже запомнили.
        - Что? - спросила Марина.
        Мужики повскакивали на лошадей и куда-то помчались. Илиен наконец обернулся, подошел к Марине и присел перед ней на корточки.
        - Не говори ему, что видела меня, - попросил, глядя в глаза. - Пускай думает, что за его детскими шалостями никто не наблюдает.
        - Да что тут происходит? - спросила Марина.
        В кои-то веки ее спас мужчина, причем такой мужчина. А она сидит под кустом. Грязная, в волосах паутина и ветка, лицо наверняка поцарапанное. В общем, та еще красавица. А он, сволочь такая, еще и про своего брата говорит. Хоть бери и рыдай в голос.
        - Ты все узнаешь в свое время. Главное делай то, что считаешь правильным, - пообещал Илиен. - Просто для того, чтобы потом не жалеть. И все будет хорошо.
        - Но…
        - Мне пора. Спрячься. Дэнэен тебя найдет. И я далеко не уйду, на случай внезапных гостей.
        Высказавшись, эта девичья мечта спокойно встала на ноги и ушла влево, затерявшись среди высоких камней.
        - Ненормальная семейка, - сказала Марина. - Прячься им. Все мужики сволочи и обязательно уходят налево. Ненормальный мир. Ненормальная ситуация. А скоро буду ненормальная я. Для коллекции, так сказать.
        В кусты она решила больше не лезть. Хватит с нее. Там же ничего не видно. Опять куда-то не туда забредет и повстречает очередных охотников на ведьму. Хватит с нее на сегодня острых ощущений. Не все ли равно Дэнэену где ее искать? Да и кричать он наверняка умеет.
        А еще очень хотелось поплакать. И не хотелось, чтобы за этим наблюдал Илиен, который бродит поблизости, если верить его словам. Обойдется без этого шоу.
        Изготовление демонских мечей. Сокращенный вариант от Марины Баженчук.
        Сначала специально обученные демоны ищут где-то рядом с морем песок содержащий оксид железа. Найдя его, они исполняют ритуальный танец, призывая первую силу, у которой нет названия, грузят песок в мешки и на собственном горбу тащат к горе с поэтичным названием Водная Владычица. Там песок моют в реках, а потом с помощью силы огня жгут. Полученную пакость тащат к специальным женщинам, которые исполняют следующий ритуальный танец и наделяют эту пакость жизненной силой. Дальше пакость проходит длинный и сложный путь от железа к стали, то есть пакость насыщают углеродом, стараясь не переборщить и время от времени зачем-то проковывают. Сталь, которую признают годной, отправляют на Алую Гору к мастерам. Из той, что получилась не первосортной, делают сковородки и прочие нужные в хозяйстве вещи. На вопрос, зачем сковородкам нужна жизненная сила, никто ответить не смог.
        На Алой Горе сталь радостно встречают кузнецы и исполняют следующий ритуальный танец, с после которого эта сталь с легкостью отличает демона от не демона и в не демонских руках ведет себя странно. Пытается на землю свалиться, огреть держащего по голове или вырывается из рук и отлетает на расстояние до нескольких километров. После этого кузнецы, наконец, вспоминают для чего они сидят на этой горе и начинают ковать мечи. Куют долго и нудно. По описанию процесс очень напоминает изготовление слоеного теста. Проковали, сложили, проковали, сложили и т. д. Причем отдельно куют полосы с различным содержанием углерода, чтобы потом сковать их в один меч. В общем, кузнецам на горе не скучно.
        Полученные клинки опять отдают женщинам, для проведения очередного ритуала с участием глины, печей для отжига, сил огня, воды и земли. Что женщины со всем этим делают, узнать не удалось, но после ритуала клинки опять возвращают на Алую гору для шлифовки, привязки к конкретному хозяину, полировки, монтирования и прочего украшательства. Иногда для жаждущих красоты на клинки наносят рисунки. Но чаще обходятся стандартным набором из гарды, рукояти, ножен и мелких деталей, названия которых рассказчик, увы, не запомнила.
        Ах, да, еще мечи должны пройти проверку. В день совершеннолетия хозяина. Или это хозяин проходит проверку мечом в день совершеннолетия?
        Надо бы прояснить этот вопрос.
        И узнать каким образом в весь этот процесс вписалась здоровенная штуковина, которую один полукровка ласково называет - «Моя алебарда».
        Глава 7 О том, что есть на свете вещи, от которых как не старайся ничего полезного не добьешься и о рыбной ловле
        - Это что? - спросила Марина у вылезших из кустов Викина и Дэнэена, для большей доходчивости постучав костяшками пальцев по камню.
        - Граница, - сказал полукровка. - Магическая.
        - Ага, - сказала девушка. - Ненормальные маги.
        Вид у спутников был не намного лучше, чем у Марины, а возможно даже хуже. У них к паутине и грязи прибавилась зеленые пятна непонятного происхождения, равномерно распределившиеся по одежде и лицах. Зато царапины отсутствовали. Путь сквозь кустарник полукровка расчищал своей «алебардой», а Викин шел за ним.
        - Тут были люди, - сказал Дэнэен, налюбовавшись на границу.
        - Были, - подтвердила Марина. - Называли меня ведьмой и требовали, чтобы я вылезла. Им, видите ли, хотелось меня застрелить. Я кого-то там подчинила. Маразм какой-то.
        Об Илиене девушка решила все-таки не рассказывать. Спас ведь. Может и еще раз спасет. А если Дэнэен узнает о присутствии брата поблизости, может потребовать чтобы тот убирался домой. А там кто знает, вдруг действительно уйдет и на одного спасателя в жизни Марины станет меньше?
        - Ведьмой?! - удивленно вытаращился Викин. - Подчинила?!
        - Ну да, меня еще в театре так какие-то сплетницы называли. Говорили, что я и тебя подчинила, и Дэнэена и на их мужей покушаюсь. И богиню не боюсь. И вообще, само зло, - пожаловалась Марина.
        - Что же ты не сказала? - обеспокоено спросил Викин. - Такие обвинения лучше сразу опровергать. Достаточно было в храм сходить. В любой.
        Можно подумать, она это знала. Дома ведьмой могли обозвать любую соседку за скверный характер и острый язык. Мало ли кого заклинание-переводчик обозвало ведьмами тут.
        - К низшим демонам в пасти ведьм! - нетерпеливо рявкнул Дэнэен. - Люди куда делись?!
        - Ну, уж нет, я хочу знать, что с этими ведьмами не так, - запротестовала Марина. - Меня чуть не убили из-за дурацких бабских сплетен. Это ведь ненормально!
        Дэнэен высказался на счет сплетен и женщин.
        - Понимаешь, это очень странно, - сказал Викин. - Обычно при виде избранного Оберегающей и девушки путешествующих вместе говорят, что он обманом увел ее из дома, что бедняжку следует пожалеть и постараться вернуть на путь истинный. А ведьмы, они живут в горах, очень редко приходят в человеческие поселения и чаще всего для того, чтобы увести в горы нескольких молодых и крепких мужчин. То ли они им в качестве рабочей силы нужны, то ли для продолжения их рода. Эти женщины мужчин не очень жалуют и частенько воруют по селам детей женского пола.
        - Зачем? - спросила Марина, сообразив, что ее приняли за какой-то местный аналог амазонок.
        - Кто их знает? - пожал Викин плечами. - Может учениц набирают? Странные они. Сидят в своих горах, делают амулеты вроде твоей торбы и меняют их на еду. Зачем сидят, никто не знает. Легенды врут, что когда-то у них украли то ли богиню, то ли знание, и кто-то им пообещал, что однажды все это вернется, если они смогут дождаться. А что там произошло на самом деле, разве что боги знают, но они почему-то делиться этими сведениями не хотят. И сами ведьмы о себе ничего не рассказывают. А искать их в горах бесполезное дело. Пытались уже, даже какая-то армия ходила. Никого не нашли.
        - Плевать мне на ведьм, - сказал Дэнэен. - Куда люди делись?!
        - А мне не плевать, - упрямо сказала Марина. - Я хочу знать, почему меня за ведьму приняли.
        - Да не приняли тебя! Ведьму невозможно отличить от всех остальных женщин, если она сама того не захочет! - у полукровки закончились остатки его терпения и он начал кричать. - Этот идиот, маг, изучающий демонов, сказал, что ты ведьма, чтобы натравить охотников на меня! Неужели не ясно?! Если Викин сам не понимает, что делает, то и богиня не рассердится на то, что кто-то решил поохотиться на его телохранителя! Кретин! Охотники все равно не поверили, зато поверили какие-то городские придурки и я хочу знать, куда они делись! Чтобы не получить случайно стрелу в спину, неужели не ясно?!
        - Ускакали, туда, - Марина указала на восток. - Что-то громко бабахнуло и они ускакали. На лошадях, не сами по себе, если тебя это интересует.
        Дэнэен опять выругался.
        - И вообще, - сказала Марина. - Зачем мы шли в этот дурацкий город, через его дурацкие ворота?! Неужели нельзя было залезть в музей через тайный ход, забрать твою штуковину и тихонько уйти?!
        - Нельзя, - сказал Дэнэен. - Мне хотелось узнать, почему от этого города так несло низшими демонами.
        - Узнал? - спросила Марина, чувствуя, что еще немного, и она вцепится полукровке в его роскошную шевелюру и начнет трясти как молодую яблоню. Он ведь солгал, когда она спрашивала о другом входе в город. И вероятно солгал не впервые.
        - Узнал, - многообещающе улыбнулся Дэнэен.
        - И почему?
        А ведь действительно интересно.
        - Тот маг, которому я лабораторию поджог вселил этих низших в какого-то сумасшедшего. Хотя возможно он с ума сошел уже после вселения. Человеческая психика такого соседства не выдерживает.
        - Как вселил? - ошарашено спросила Марина. Тьма с челюстями и колючками была материальна и огромна, как ее в человека засунешь?
        - Сложно объяснить, - полукровка изобразил на лице задумчивость и посмотрел на небо. - Они же не принадлежат этому миру и если их долго не кормить, низшие начинают терять энергию и постепенно превращаются во что-то похожее на призраков. Там главное вовремя остановить процесс, сжать их в небольшие комки и привязать к чему-то материальному. Раньше пытались создавать амулеты, но неживая материя слишком быстро распадалась, частенько убивая владельцев этих амулетов. В последнее время начали привязывать к животным, а иногда к людям. Не знаю, чего именно этим хотят добиться. Они ведь не способны нормально исполнять приказы, попадется по дороге более привлекательная еда, чем та, за которой их послали, они ее и сожрут. Да и хозяина сожрать могут.
        - Ничего не понимаю, - призналась Марина. - Амулеты тоже кого-то жрали?
        - Нет, - Дэнэен даже головой покачал.
        - Зачем они тогда были нужны?
        - У низших демонов тоже бывают способности к управлению разными силами, - мягко произнес Викин, наверное, понял, что Дэнэен опять уйдет со своими объяснения в дебри и забудет об основном. - Вот создатели амулетов и пытались эти способности получить. А еще низшие демоны гораздо сильнее, чем люди и способны накопить больше энергии. Неплохое оружие, на самом деле. Только слишком недолговечное и способное убить хозяина.
        - Ага, - сказала Марина. Ненормальный мир. - А у сумасшедшего с демонами тоже способности к силе сохраняются?
        - Конечно, - хищно улыбнулся полукровка. - Чем больше низших выловили, тем больше способностей. Кто бы еще этим идиотам объяснил, что даже заключенные в один сосуд низшие не станут единым целым. Они дрались каждый за себя и большей частью друг другу мешали. Да их уничтожить было проще, чем того, которого мы повстречали в лесу. Но сообщение маме я все равно отправлю. Вдруг кто-то сможет создать что-то более жизнеспособное. Нужно быть готовыми. Вот чего местным магам все время неймется? Понятно же, что результат не стоит затраченных усилий. Так нет же, каких-то смертников покупают, прохожих ловят, низших демонов у охотников скупают. Кажется, даже не верят, что поймать можно только очень слабых низших. А какая от них польза? Почему они вечно против нас оружие изобретают?
        - Завидуют, - сказал Викин. - И боятся. Не верят, что однажды демоны не захотят завоевать эти земли.
        - Нужны они нам, - проворчал полукровка. - Земля плохая, дожди приходится вызывать, на юге пропасти, на востоке вот эти каменно-стеклянные границы, то потоп, то пожар, то землетрясение. Последних животных убили еще два века назад, охотники. Одни мыши остались, посевы теперь жрут. И толпы бездельников называющих себя магами бродят, которые только и способны изобретать оружие, убивающее хозяев.
        - Торговый путь проходит, - задумчиво сказал Викин.
        - Пользы от этого пути. Еще немного дорожный сбор увеличат, и караваны начнут ходить через северный перевал. С варварами как-то легче договориться.
        Викин громко хмыкнул.
        - Дэнэен, а что там бабахнуло? - спросила Марина, вспомнив странный звук, из-за которого чуть не нырнула в ненавистные кусты.
        - Сумасшедший там бабахнул, когда низшие на волю вырвались, - скривился полукровка. - Не меньше сотни придурок маг собрал. Пришлось эту пакость сжечь. Столько огня потратил.
        - На волю вырвались? - переспросила девушка.
        - А я разве не сказал? - удивился Дэнэен. - Стоит низшим что-то сожрать, они перестают быть призраками и пытаются вернуть свой естественный облик. Рано или поздно у них это получается и происходит большой бабах с попутным уничтожением носителя. А если низших и дальше не кормить, они окончательно дохнут, и пользы от спятившего человека в таком случае нет никакой.
        - Дурдом, - сказала девушка.
        Чем дальше, тем меньше местные маги ей нравились. А демоны становились все симпатичнее и симпатичнее. Не к добру это. В конце концов, похитил ее именно демон.
        А еще где-то рядом бродит Илиен, зачем-то за братом следит. Словно заняться ему больше нечем. Подозрительно как-то.
        Да что тут происходит?!
        И домой хочется.
        За каменно-стеклянной границей местность слегка изменилась. Стали гораздо чаще попадаться заросли кустарника, на которые Дэнэен без устали подозрительно косился. Трава гораздо меньше напоминала сено, за каким-то чертом воткнутое в землю. А еще попадались камни, этакие голыши переростки. Обещанный водоем остался где-то севернее. Полукровка и монах решили, что обойдутся без срочной помывки. Лучше попытаются уйти как можно дальше. Мало ли как отреагирует на гибель плода стольких усилий маг? Да и пропажу якобы части чем-то знаменитого меча могли заметить. Марина не возражала, поняла, что бесполезно.
        Отходили подальше они долго, уже второй день. Преследователей все не было, из кустов никто не выскакивал, и Марине постепенно стало казаться, что над ней издеваются. Спать значит в этой местности можно, а поискать какой-то несчастный ручей нельзя. Интересно, что эти два идиота будут делать, когда запасы воды закончатся? Стойко терпеть жажду, пока не свалятся?
        - Дэнэен, а демонов во всех городах этого мира ловят? - спросила девушка, пытаясь отвлечься от мыслей о ручьях, ведьмах и взрывающихся сумасшедших.
        - Нет, только в тех, которые недалеко от гор находятся. Чем дальше от гор, тем старше города и меньше процент искателей удачи среди населения. Да и тем, что есть, находится работа более высокооплачиваемая, чем ловля демонов. Заказные убийства, например.
        - Понятно, - сказала Марина.
        - Ты не беспокойся, в приграничные города мы больше не пойдем.
        Утешить он пытается, что ли?
        - И вон за теми зарослями речка есть, - полукровка обаятельно улыбнулся. - Хорошая речка, там даже рыба водится. Маг, которому принадлежали эти земли, больше ценил свои владения, чем тот, что построил Рассветный Взор. И дожди столь люто не ненавидел, так что и грозы от этих земель не шарахаются.
        Марина представила шарахающуюся от какой-то территории грозу и тихонько хихикнула.
        Заросли при ближайшем рассмотрении оказались кронами деревьев похожих на ивы, растущих в низине, по которой протекала река. Дэнэен по одному ему известным приметам нашел спуск, вломился в разлапистый кустарник и вывел спутников на усыпанный мелкими белыми камешками берег.
        - Пляж тут тоже маг устроил? - спросила Марина.
        - А? - полукровка непонятливо на нее посмотрел. - Ты про камни? Нет, маг ни при чем, их во время затяжных ливней откуда-то приносит. Река разливается. Иногда кусты полностью заливает, только деревья сиротливо торчат. А потом дожди эти камешки отмывают. За ними даже некоторые горожане ездят, дорожки в садах делают.
        - Надеюсь, сегодня затяжной ливень не пойдет, - сказала девушка.
        - Не пойдет, время года неподходящее, - пообещал Дэнэен. - Давно я тут не был.
        Реку поделили быстро. Марина взяла чистую одежду и пошла прятаться за нависавшее над водой дерево, пообещав в случае чего кричать. Полукровка и монах остались на месте, пообещав, если повезет поймать какую-то глупую рыбу. Чем именно они собираются ее ловить, девушка не уточняла.
        Вода была прохладная, но для купания более-менее годилась. Главное набраться мужества и окунуться в первый раз, а дальше привыкнешь. Одежду стирать было лень, да и мыла Марина как-то не догадалась захватить. Поэтому она ее немножко пополоскала, попыталась оттереть самые грязные места и, плюнув на это безнадежное дело, развесила на ближайшем кусте. Плавать возле берега не получалось, мелковато. Заходить дальше не хотелось, там течение, которое имеет привычку сносить всякие плавучие предметы в сторону. Поэтому Марина помыла голову, с помощью пахнущего пыльным лугом порошка и присела в воде, решив отмокать, пока не надоест.
        Река спокойно и величественно несла свои воды. Мелкие волны отражали солнечный свет, блестели, словно беззвучно смеялись и пытались доказать, что жизнь хороша. Ветер успокаивающе шелестел листьями, шептал что-то, пытался убаюкать. Природе хотелось улыбаться. Природа, она на самом деле добрая и жизнелюбивая.
        Марина расслабилась, тихонько мурлыкала себе под нос незатейливую мелодию, наблюдала за изменчивой водой и ни о чем не думала. Ни о хорошем, ни о плохом. Даже забыла о том, что находится в странном чужом мире, в действиях и порывах жителей которого не может разобраться, как не пытается. Ей было спокойно и хорошо. Так бы и сидела целую вечность в воде, до скончания времен. Вода - колыбель жизни.
        А потом к Марине подплыла какая-то пакость, самым наглым образом скользнула своим телом по руке и девушка завизжала, пытаясь вскочить на ноги. Вместо этого она каким-то образом споткнулась об воду, упала, едва не захлебнувшись, нащупапала на дне какую-то скользкую палку и со второй попытки встала. Как раз вовремя, чтобы убрав с лица мокрые волосы и кое-как прокашлявшись полюбоваться на выбегавших из-за дерева спасателей. Нет, не Малибу, те бегали в красных плавках. У этих плавок не оказалось. Зато один размахивал на бегу посохом и ругался, а второй тащил огромную железяку, родственницу косы. Что-либо похожее на одежду оба захватить забыли, если не считать за одежду широкий браслет на плече Дэнэена.
        - Что? - спросил полукровка, попугав злобным взглядом прибрежные заросли и заметив, что Марина как-то странно на него смотрит.
        - Браслетик, - сказала девушка.
        - Ты чего кричала? - уточнил суть вопроса Викин.
        - Змея, - сказала Марина.
        - Какая еще змея?! - удивленно на нее уставился Дэнэен. - Их тут никогда не было.
        - Под водой, по руке скользнула, - не шибко уверенно произнесла девушка. Мало ли что там могло скользнуть, может какая-то водоросль. А тут еще голые мужики стоят, думать мешают. Та еще иллюстрация к мифам Древней Греции. Нептун и Апполон, не иначе. Научиться скульптуры лепить, что ли?
        Ага, скульптурную группу создать. Дура испугавшаяся водорослей и два самоотверженных героя, примчавшиеся ее спасать. Может какого-то громадного осьминога на заднем плане добавить?
        - По руке скользнула? - раздраженно переспросил Дэнэен и шагнул вперед.
        Марине показалось, что сейчас ее утопят, как котенка. Она выставила перед собой руку с подобранной на дне скользкой штукой и попыталась отступить.
        - Дура, это рыба! - заорал полукровка, отобрав средство защиты и тряхнув им в воздухе.
        - А ты говорил, руками ее не поймаешь, - задумчиво произнес Викин.
        Марина присмотрелась к своей палке, узнала в ней длинную рыбу похожую на исхудавшего пеленгаса и начала хихикать.
        - Не кричи на девушку, - попросил Викин. - Она просто испугалась.
        Ага, у нее просто истерика. Умеет богинин избранный диагнозы ставить.
        Дэнэен громко хмыкнул, одарил присутствующих злобным взглядом и ушел, вместе с Марининым уловом. Викин наоборот подошел поближе, погладил впавшую в ступор девушку по голове, улыбнулся и голосом доброго дяди психолога рассказал, что бояться нечего. Раз Дэнэен согласился остановиться, значит, преследователи отстали и потеряли след. Демоны отлично чувствуют, идет кто-то по их следу или нет. Теперь нужно успокоиться, подумать о чем-то хорошем, поесть и поверить в чутье полукровки. А Викин вечером успокаивающей настойки даст, чтобы кошмары не мучили.
        Марина слушала очень внимательно и едва сдерживала дурацкое хихиканье, грозившее перерасти в рыдания.
        Плевать на рыбу, охотников на ведьм и Дэнэена с его чутьем. Она просто не понимала, что и почему происходит, не знала как реагировать и была уверенна, что даже самые простые вещи в этом мире перевернуты с ног на голову. Ей все время казалось, что она что-то делает не так, не правильно, от нее ждут совершенно других действий.
        Хоть бери и начинай бегать кругами, повторяя как мантру - ничего не понимаю, ничего не понимаю, ничего не понимаю.
        - Викин, а ты, правда, умеешь лечить? - спросила девушка, вспомнив слова Дэнэена про неуверенность и прочие девичьи болезни.
        - Тебя не смогу. Тебе другой мужчина нужен. Только хуже будет, - произнес задумчиво и немного потусторонне.
        - Какой еще другой? - возмутилась Марина. Это же надо, даже в лекарстве отказывают. Может ей стресс снять нужно.
        - Тебе лучше знать, - пожал плечами Викин.
        Чудесный ответ. Особенно учитывая, что в последний раз Марине пришлось выбирать между нетрезвым телом в коридоре и собственным кошельком. Уж она-то в случае чего не ошибется. Хоть бы подсказку какую-то дал.
        - Викин, ты вообще мужик? - подозрительно спросила девушка.
        - Смотря для кого, - загадочно улыбнулась зеленоглазая сволочь и тоже ушла.
        Наверное, он решил, что его священная миссия по спасению девушек на сегодня выполнена.
        - Для меня, похоже, не мужик, - сказала Марина своему отражению. И что ему не нравится? Девушка как девушка, хорошенькая, фигура вроде ничего так, а глаза вообще красивые. - Вот так и зарабатывают комплекс неполноценности.
        Посидеть и поплакать не получилось. Не плакалось почему-то. От нечего делать Марина вспомнила о составленном в возрасте шестнадцати лет перечне качеств необходимых любимому мужчине и решила составить новый списочек. Авось где-нибудь этот идеал и встретится. Вдруг Викину его богиня что-то подсказала? Мол, ждет эту красавицу за ближайшим углом страшно благородный разбойник, мечта всей ее жизни. Это ничего что без коня и сияющих доспехов. Зато состояние неплохое сколотил, на морду лица не шибко страшен, а в постели вообще ласковый и нежный зверь. Тигр и кролик в одном флаконе, не иначе. Вот уговорит его дева бросить неподходящее благородному дону занятие и построить где-то харчевню с ирисами у крыльца, так и будет им счастье.
        - Идиотизм, - сказала Марина своему отражению. - Наверное, пора возвращаться в компанию, пока мою рыбку без меня не съели. Сделаем вид, что побывали в бане. Или на нудистском пляже. Или в музее, в греческом зале, чтоб им пусто было. Если им все равно, почему я должна о всяких глупостях думать? Интересно, разговоры с отражением это все еще к психологу, или уже к психиатру?
        Рыбка оказалась вкусной и слишком маленькой, как для претендовавшей на нее компании, так и для разведенного Дэнэеном костра. Полукровка по этому поводу немного побурчал и отправился рыбачить.
        Марина отстраненно наблюдала за висевшей на ветке рубашкой Викина, девушке казалось, что она вот-вот улетит, подхваченная ветром, слишком уж напоминала какую-то экзотическую птицу.
        - Хочешь, расскажу, почему Дэнэен так злится, когда его приравнивают к низшему демону? - спросил Викин, постукивая пальцем по подвеске на браслете. То ли привычка такая, то ли ему не нравится, когда его посох превращается в нечто мелкое, чем даже никому по голове врезать невозможно, не говоря уже об отпугивании тех самых низших демонов, о которых столь пренебрежительно рассказывает Дэнэен при любом удобном случае.
        Марина уныло кивнула. Развлечь он ее пытается, что ли? Или отвлечь от дурных мыслей? Хотя почему бы не послушать? Разница определенно есть, раз человек, напичканный сотней низших демонов ничто по сравнению с полукровкой высшим. Знать бы еще, в чем именно эта разница заключается? То, что высшие разумны и человекообразны в принципе понятно, а дальше? В божественное наказание как-то не очень верилось. Марине вообще начало казаться, что местные боги учить уму-разуму всяких зарвавшихся личностей не шибко стремятся. Вон что маги с местной природой и ландшафтом сотворили, и хоть бы кто-то вмешался и попытался их наказать. Или все-таки магов наказали? Что-то Викин про вмешательство в живое говорил. Или это разные вещи?
        - Низшие демоны, они рождаются из боли, ненависти, смерти, в общем, по-разному, - сказал Викин, почему-то улыбнувшись. - Они рождаются за гранью этого мира, но из-за людей, которые здесь живут. Так уж вышло. Иногда одного злого слова сказанного сгоряча достаточно, чтобы на свет появился очередной демон. Низшие рождаются за гранью и пытаются любыми путями попасть в мир полный жизни. Их ведет инстинкт и желание продлить собственное существование. У многих из них нет даже зачатков разума, просто злая сила и желание убивать. Да и форма соответствующая, ты ведь видела, существо приспособленное убивать и жрать. Ничего больше им не нужно. У них не бывает потомства, за которым необходимо ухаживать. Так что сравнивать их с животными тоже не совсем правильно. А вот высшие, это совершенно другое. В плане появиться на свет они ничем от людей не отличаются. У них есть мамы и папы. А еще у них есть мозги набекрень. На Дэнэена посмотри, с точки зрения людей он иногда ведет себя очень странно, а для демонов это норма. Но суть не в этом. Высшие демоны на самом деле потомки людей. Был когда-то такой народ, обитал
рядом с Закатными Горами, никому особо не докучал. Пока однажды какой-то из королей не решил расширить свою территорию, дабы откупиться очередными землями от очередного надоевшего придворного мага и не вытеснил этот народ за горы, которые они с тех пор называют Рассветными. В те дни люди там выжить не могли в принципе, но этот народ почему-то выжил. Постепенно они менялись, приспосабливались, впитывали в себя огонь, а потом и дух, пока не стали тем, что сейчас называют высшими демонами. Наверное, среди этого народа было очень много нераскрытых магов. Или какой-то из богов очень сильно их пожалел. Такая вот невеселая история о том, как люди возжелавшие уничтожить слабого противника обрели противника настолько сильного, что не могут справиться даже с хулиганистыми мальчишками время от времени приходящими из-за гор, не говоря уже об искателях приключений вроде нашего полудемона.
        - Что такое огонь и дух? - спросила Марина, лениво размышляя о том, насколько правдива эта история?
        - Две силы, одна из которых подвластна только им, а вторая изредка встречается среди прочих людей.
        - Огонь встречается, да?
        Викин кивнул.
        - Да, огонь. А вот с духом сложнее. Один великий человек когда-то сказал, что люди смогут победить демонов в тот момент, когда научатся вынимать из себя душу и отказываться на время от разума. Очень правильное определение. Понимаешь, они умеют две эти вещи сливать в единую силу и превращать в оружие. Сами, правда, тоже при этом теряют человеческий облик. Да и душа у них больше, что ли? Как-то она изменилась, что-то в себя впитала.
        Думать об изменившейся душе Марине совсем не хотелось. В первую очередь из-за заклинания-переводчика. Вероятнее всего то, что было переведено как душа, не имеет ни малейшего отношения к тому, что обязательно попадет в Ад, если будешь себя плохо вести на земле.
        - Дэнэен говорил, что умеет превращаться в большого кота, а Илиен, сказал, что он никого при этом не помнит, - сказала Марина.
        - Умеет, - подтвердил Викин.
        Дэнэен с уловом все еще не возвращался. Костер тихо потрескивал прогоревшими ветками. А Марина думала. Ни о чем и обо всем на свете одновременно. Мысли легко и быстро сменяли друг друга, перескакивали с темы на тему, не пытаясь углубиться ни в одну из них. Поверхностное скольжение, бесполезное занятие.
        - Викин, знаешь, мне кажется, что я большую часть услышанного в этот мире как-то не так понимаю. Дурацкий переводчик подбирает слова близкие по значению. Вроде плохая женщина, вредящая горожанам - ведьма, совершенно упуская из вида то, что ваши ведьмы сидят в горах и время от времени уводят мужчин, а наши наводят порчу, летают на метле и являются скорее мифическими персонажами, чем реальными. Вот как мне с этим жить? Я слышу знакомое слово и реагирую на него так, как принято в моем мире. Понимаешь?
        Викин кивнул.
        - Отлично, - сказала Марина, печально вздохнув. - Хоть кто-то меня понимает, хоть в чем-то. А еще я не могу никак вспомнить, шевелилась рыба у меня в руке или нет, - пожаловалась девушка.
        Викин удивленно на нее посмотрел и громко рассмеялся.
        Вот так, жалуйся мужчинам на свои проблемы после этого. А еще богинин избранный.
        Правила выживания для попаданок. Пункт четвертый.
        И так, не смотря на все приложенные усилия, вам не удалось убедить улыбчивых личностей в том, что вы не годитесь на роль спасительницы мира и вас таки отправили за головой Темного Властелина. При самом плохом раскладе отправили в гордом одиночестве, наказав никому не верить, в домики к колченогим старушкам не заходить и подозрительные яблоки у одетых в тряпье теток не брать. Вы, конечно, можете отклониться от выбранного улыбчивыми личностями маршрута, попытаться перейти границу и попросить политического убежища в соседнем королевстве, но это вряд ли поможет. Жителям соседнего королевства Властелин, скорее всего тоже успел надоесть. Да и куда-либо дойти в полном одиночестве, в обход дорог и человеческого жилья у вас маловато шансов, честно говоря. Охотиться вы не умеете, в съедобных корешках не разбираетесь, не говоря уже о ночлеге и укрытии от банального дождя. Еще вы можете попасть на обед к местным волкам, забрести в болото и повстречать веселых разбойников.
        Правда, если вы решите не сворачивать с пути, ваши шансы благополучно куда-то дойти-доехать увеличиваются ненамного. Одинокая девушка при деньгах на лесной дороге, это даже не смешно. Следовательно, спасительнице мира нужна команда. Ее вы можете получить в нагрузку к наставлениям и волшебному мечу. Не спешите радоваться. Для начала присмотритесь к тем, кого вам подсунули.
        Ага, недоучившаяся магичка хихикающая по любому поводу. Прославилась тем, что раз в месяц стабильно взрывала свое учебное заведение, пока ее не выгнали. Да и хихикает она как-то подозрительно, может во время одного из взрывов ей на голову кусок потолка свалился?
        О, демон из канувшего в Лету рода, за право убить которого спорит толпа кровников его семейки. Последний выживший так сказать. Выживший вопреки всему. Прелесть какая. А вам не кажется, что он до сих пор жив только потому, что жаждущие его крови не могут между собой договориться? А вдруг договорятся? Вам такие проблемы нужны?
        Следующий. Красавец мужчина, покоритель женских сердец и записной дуэлянт. Посмотреть, конечно, есть на что, но дуэлянт и воин это все-таки не одно и то же. И вообще, вы не боитесь, что вам придется из каждого селения убегать от толпы разгневанных мужей местных красавиц? Крестьяне с вилами, они, знаете ли, дуэлям не обучены, а в родственниках у них половина села.
        Телохранитель, тот самый, синеглазый. Он в тоске, горе и печали. То ли его невеста бросила, то ли папа наследство оставить забыл, то ли он вообще беглый принц из сопредельного государства. Не суть важно. Человек страдает, вам захочется его утешить, разделить боль и заняться подобными глупостями. А он из благодарности обязательно влюбится и женится. И настанет большой хепиэнд с фейерверком.
        Ага, а вот и она, верная подруга, от которой в предстоящем походе толку нет. Зато на ее фоне вы будете выглядеть очень умной, очень красивой и вообще девушкой чьей-то мечты. А еще она будет вас развлекать. Попадать в засады, злить медведей и травиться волчьими ягодами. Удивлюсь, если в одну из безлунных ночей ее никто не придушит. Скажу по секрету, они бы и вас придушили, с такой-то подругой, но вас душить к счастью нельзя, вас Властелин ждет.
        Еще в команде могут оказаться оборотни боящиеся превращаться в зверей, вампиры, у которых вечно заканчивается консервированная кровь, трусливые солдаты, чья-то надоевшая любовница, страдающий старческим маразмом чародей, от которого не знали, как избавиться и прочие неординарные личности.
        Мне одной кажется, что с вами посылают тех, кого не жалко?
        Есть еще такой вариант развития событий. Вы можете собрать команду по дороге. Маловероятно, правда, но сумасшедшие и мающиеся от скуки великие воины, крутые маги и прочие странные личности иногда попадаются. Еще можно попробовать на жалость давить понравившимся вам людям. Толкать патетические речи, авось так заслушаются, что не глядя подпишут подсунутый контракт. Можете еще взять пример с незабвенной Шахерезады и начать рассказывать сказку, пообещав ее закончить на следующем привале, авось сработает. Пообещать поделиться властелинскими деньгами и своим гонораром. В конце концов, вам может повезти, и вы нарветесь на патриотов согласных воевать с Властелинами во имя справедливости. Странно, правда, что они вас дожидались. Могли бы и сами сходить.
        Да, кстати, быть самой умной, знать и уметь больше всех, подавлять всех величием и силой конечно приятно. Но чем вам смогут помочь неумехи, тупицы и слабаки, на фоне которых вы решили блистать?
        И помните, если зло проткнуло вас мечом, а команда вместо того, чтобы попытаться вас спасти хлопает в ладони и кричит «браво!», то вы неправильно себя с этими людьми вели. А я ведь с самого начала предупреждала, что хамов нигде не любят.
        Глава 8 О том, как сложно наложить проклятье, которое снимается случайно и о том, что у мужчин шаг несколько шире женского
        Рыбалка у Дэнэена вышла неудачной. Вернулся он злой, без рыбы и прихрамывая. С серых волос стекала вода, а на целомудренно одетых штанах, таких же мокрых, как и их хозяин, появилась довольно большая дырка, демонстрировавшая поцарапанное обо что-то демонское колено.
        Марина печально вздохнула и попыталась поглубже загнать довольную улыбку. Нехорошо злорадствовать над чужой неудачей. Тем более от рыбы девушка бы не отказалась.
        Задавать дурацкие вопросы о величине улова Марина разумно не стала. Викин вообще сделал вид, что задремал на солнышке, как большущий кошак. Дэнэену пришлось посопеть, вглядываясь в лица спутников и смириться с тем, что никому ругаться с ним в данный момент не хочется. Он полюбовался немного пейзажем и подошел к костру, то ли сушиться, то ли пламенем на пламя смотреть, к которому был очень неравнодушен.
        - Дэнэен, мы тут надолго? - рискнула уточнить девушка. А то мало ли, вдруг через час в путь, а у нее часть одежды мокрая, да и поесть она толком не успела. Маленьким кусочком рыбы сыта не будешь.
        - Посидим тут до утра, а завтра пойдем вдоль реки вверх по течению. Там должен быть мост, - сказал полукровка, выкручивая волосы.
        Марина кивнула, сама себе напоминая послушную жену какого-то восточного самодура.
        - А комаров тут нет? - спросила девушка, вспомнив свое бдение с удочкой на громадной чугунной трубе, разделившей заросший камышами пруд на две неравные части.
        - Нет. Как и змей. Комаров маг вывел, а граница новых на его бывшие земли не пропускает.
        - Ясно, - сказала девушка. Все-таки и от магов бывает польза. Изредка.
        Возле реки пришлось сидеть и скучать до самого вечера. Купаться ее больше не отпускали, даже намеки на возможный улов не помогли. Разглядывание зелени и камешков начало вгонять в тоску. Викин продолжал изображать здоровый сон, лицо такое безмятежное, спокойное, хоть икону рисуй. Попытаться разбудить рука не поднималась, хотя Марине казалось, что на самом деле он не спит. С Дэнэеном разговаривать не очень хотелось, но пришлось. Девушка в какой-то момент заметила, что сидит, обхватив руками колени, слегка раскачивается со стороны в сторону и заворожено смотрит на речку. С этим пришлось что-то сделать, срочно, пока тоскливо подвывать не начала. Да и тема для разговора вроде была. Любопытство оно не только кошек губит.
        - Дэнэен, а почему посох Викина все время в браслет превращается? - спросила Марина у сушащего возле костра свою шевелюру полукровки. - Для удобства? Но если это оружие, с которым можно ходить на низших демонов вселенных в человека, то не проще ли его всегда держать в виде посоха? Пока этот посох вырастишь из браслета, десять раз скушать успеют.
        Дэнэен вздохнул, покосился на безмятежное лицо монаха Оберегающей.
        - Это оружие, - сказал настолько тихо, что девушке, чтобы расслышать пришлось наклониться в его сторону. - Завязанное большей частью на божественную силу и меньшей на те силы, которые были у Викина изначально. А сейчас у него и с теми и с другими некоторые проблемы. Растратил на всякую ерунду и помощь беременной в храме. Теперь пока не восстановится, будет носить браслет. Его посох в своем большом виде слишком энергоемкая штука. Он ведь не из металла на самом деле.
        - А из чего? - спросила Марина.
        - А кто их богов знает? - пожал плечами Дэнэен. - Воплощают что-то во что-то другое, форму придают, а из чего сделано не говорят. Хотя ни одна божественная дубинка не будет работать в руках человека, у которого изначально не было своих сил.
        - То есть, только в руках мага, - сказала Марина. Немножко подумала. Посмотрела на зеленоглазого избранного и неуверенно спросила: - Так Викин маг?
        - Да, - подтвердил Дэнэен. - Талантливый маг.
        - И монах, - сказала Марина. Образы монаха и мага друг с другом сочетались плохо. Легче уж какого-то алхимика в рясе представить. Впрочем, образ Викина и монаха сочетались еще хуже.
        - Ну да, - сказал полукровка. - Одно другому не мешает, скорее помогает. Боги вообще не прочь заполучить в свои представительства на земле магов. Но маги редко на это соглашаются. Самодовольные придурки.
        - А Викин, значит, согласился, - сказала Марина.
        - Согласился. Он знал, что веками жить не сможет, поэтому решил сделать что-то хорошее в ближайшем будущем. Оберегающая для исполнения этого желания неплохо подходит.
        - Ничего не понимаю, - призналась Марина. - Ты хочешь сказать, что маги могут жить веками, а Викин почему-то не мог и поэтому решил стать монахом? Астральное поле не в ту сторону повернулось? Или ему местная цыганка напророчила скорую смерть?
        - Проклятье напророчило, - не открывая глаз, произнес Викин. - Всего двадцать лет жизни начиная с того дня, как владеющий силами услышит первую из них. Я первую услышал в десять лет. Мама тогда весь день проплакала. Она очень надеялась, что ее детей эта участь минует. Мужа специально подбирала в семьях, где маги не рождались уже несколько поколений. С моим старшим братом и сестрами ей повезло. Со мной нет.
        - Тебя кто-то проклял? - спросила Марина.
        - Нет, не меня. Кого-то из моих великолепных предков. Кто-то из них, то ли не смог, то ли отказался кому-то помочь и ему вот так вот изящно отомстили. Жалко, что никто так и не смог определить, в чем эта не оказанная помощь заключалась, даже примерно.
        - У вас тут что, любой захотевший отомстить идиот может проклинать всех налево и направо? - ошарашено спросила Марина. Великолепный мир, хоть бери и сразу стреляйся. Или топись, пока речка под боком.
        - Нет, конечно, - насмешливо сказал Дэнэен. - Для этого ритуал надо проводить и самого себя в жертву приносить. А еще согласиться на то, что после смерти станешь частью проклятья, без какой-либо надежды на перерождение. А если проклятье падет, то вообще исчезнешь. Не самая приятная перспектива. Сумасшедших способных попробовать, конечно, хватает. Но доводят дело до конца очень редко. Чаще просто красиво самоубиваются.
        - Странно, - сказала Марина. - Если я правильно понимаю, проклятье можно снять.
        - Можно, - равнодушно произнес Викин.
        - А каким образом? - спросила Марина.
        - Обыкновенным, - сказал Викин.
        Девушка перевела взгляд на Дэнэена, решив, что избранный Оберегающей ничего интересного все равно не расскажет. Дорого ему это проклятье чем-то, что ли?
        - Все проклятья снимаются одинаково, - сказал полукровка. - Нужно сделать что-то вопреки. Считал проклинающий кого-то трусом, достаточно проявить храбрость, чтобы проклятье пало. Был уверен, что боится воды, нужно прыгать в реку и плыть. Считал подлецом - проявляй благородство, доброту и прочие не свойственные подлецам душевные качества.
        - Проблема в том, что выяснить, что же именно и кому из предков предъявлено в вину, до сих пор никому не удавалось. Только примерное направление. У меня не оказанная помощь, у одного знакомого какое-то убийство, - меланхолично добавил Викин. - Проклятья ведь действуют не сразу. Иногда несколько поколений успевают пожить. Все зависит от того, насколько был силен проклинающий. У магов проклятья срабатывают быстрее, у всех остальных гораздо медленнее. Ищи потом среди предков гнусную личность, которая кому-то настолько насолила. Знаешь ли, проступками, за которые могут проклясть хвастаться не принято.
        - Так как же их снимают тогда? - удивилась Марина.
        - Случайно, - хором ответили парни.
        - Как же у вас все сложно, - уныло произнесла девушка, решив, что «Вы все психи!» прозвучит излишне экспрессивно.
        Викин улыбнулся, а Дэнэен начал раздраженно трясти волосами в воздухе. Тот еще сам себе фен. И зачем нужно было такие длинные отращивать? Сплошное ведь неудобство. Сначала их вымой, потом высуши, потом расчеши, особенно после сна, когда он их поведение, по-видимому, контролировать не может. Марина даже задумалась о том, чтобы предложить Дэнэену заплетать косу на ночь. Дэмон с косой наверняка будет выглядеть несуразно. Зато по утрам мучений меньше.
        С мыслями о том, как Дэнэен отреагирует на предложение заплетать волосы на ночь, Марина кое-как досидела до вечера. Полюбовалась на закат, дождалась звезд и решила, что пора спать. Точнее отсыпаться, за несколько предыдущих ночей.
        Выспаться Марине опять не дали. Она по ощущениям только-только уснула, когда полукровка растолкал ее самым грубейшим образом и начал что-то орать, размахивая руками перед лицом. Девушка со сна даже заподозрила себя в лунатизме. Мол, встала, тихонько заплела Дэнэену косу и отправилась дальше спать. Косы, правда, не наблюдалось, но это, ни о чем не говорило. Мог ведь сначала расплести, а потом пойти ругаться.
        Зевнув и заставив себя прислушаться к тому, что именно Дэнэен орет, Марина с удивлением осознала, что надругательство над демонскими волосами тут ни при чем. Его, вероятно, вообще не было. Просто Дэнэен столь оригинальным образом бьет тревогу и пытается объяснить, что кто-то где-то их преследует. Причем, то ли вместе с лошадьми, то ли на лошадях.
        - Какая ненормальная лошадь будет носиться ночью по бездорожью? - спросила Марина, надеясь, что после этого ее оставят в покое и позволят, наконец, выспаться.
        - Лошадь может и не станет, - подозрительно быстро согласился Дэнэен. - Но ее мнением на этот счет вряд ли кто-то поинтересовался. А вот хозяину этой лошади темнота не мешает. Он, наивный, думал, что мы спим, и я не замечу, что кто-то начал меня выслеживать. Еще и след искать стал не возле города, а возле какого-то селения значительно севернее. Там и лошадей, наверное, взял и помощников нанял.
        - И это, конечно же, маг, - сказала девушка, начиная магов тихо ненавидеть.
        - Ага, - согласился жизнерадостный полукровка. - Только маги и могут на таком значительном расстоянии отыскать демона среди множества людей. Причем, временно изгнанного демона. Наверняка это коллекционер низших, чью коллекцию мы так удачно уничтожили.
        - Я за вас очень рада, - сказала Марина. - Теперь мы убегать будем, да?
        - Да.
        - Вверх по течению реки?
        - Нет, - Дэнэен мотнул головой. - Если пойдем вдоль реки, нас быстро догонят. У них же лошади, а эти твари быстро бегают.
        Марина вздохнула. Вот что за дурацкая привычка на любой вопрос отвечать путано, многословно и не по теме?
        - Мы через разрушенный город пойдем, - правильно истолковал вздох девушки полукровка. - Лошадям в этом городе делать нечего. Если сразу же не переломают ноги, то остановятся перед первым же препятствием. Крыльев у этих тварей нет.
        - Да что ты все время лошадей тварями называешь? Очень симпатичные животные.
        - Они меня раздражают, - сказал Дэнэен, одарив защитницу лошадей недовольным взглядом. - Собирайся, быстро. До разрушенного города еще дойти надо.
        - Собираюсь, собираюсь, - проворчала Марина, выпутываясь из одеяла. - Хотя подожди. Надеюсь подземелий, в которые нам срочно нужно лезть, там нет?
        - Где?
        - В разрушенном городе.
        - Нет там подземелий. Когда-то были, но их завалило в первую очередь.
        - Хоть одна хорошая новость, - сказала Марина.
        Дэнэен как-то странно улыбнулся и пошел будить Викина.
        Дальше был забег. Точнее, забег для Марины, которая не умела шагать настолько широко, чтобы не приходилось подбегать за прущими вперед с уверенностью грузового состава парнями. Ждать они ее, то ли не собирались, то ли не считали нужным, то ли решили, что в случае чего невелика потеря. Ночное зрение помогало мало. На небо откуда-то выползла огромная белая луна, и даже самая несчастная, бледная и днем обделенная солнечным светом травинка начала отбрасывать черную, тень с размытыми краями. Стояло ветру качнуть траву и то, что секунду назад казалось тропинкой превращалось в мешанину перепуганных чернильных пятен сбежавших с карточек какого-то психолога.
        Марине хотелось ругаться, напиться и отобрать у Дэнэена его алебарду, после чего треснуть ею же полукровку по голове.
        - Да подождите вы! - закричала Марина, заметив, что опять отстает и поняв, что больше такого темпа не выдержит.
        Дэнэен обо что-то споткнулся и тихонько об этом высказался. Викин замер на месте, дождался, пока девушка к нему доковыляет, схватил ее за руку и потащил за собой. Марина пискнула и почувствовала себя мелкой собаченкой, которую куда-то тащит хозяин. То ли на живодерню, то ли выгулять решил.
        - Нам еще долго идти? - жалобно проскулила девушка.
        - Долго, - мрачно отозвался Дэнэен.
        Марина вздохнула и решила больше не надоедать. Ничего ведь не изменится. Она упрямо не то шла, не то бежала. Иногда спотыкалась, повисая на Викине, и старательно напевала в уме бодрую песенку, которая по идее должна была чем-то помочь. Автор статьи, из которой девушка узнала о благотворном влиянии музыки, утверждал, что поможет бодро шагать, но Марина больше надеялась на то, что поможет морально и возможно отвлечет.
        И почему она не сообразила заняться каким-нибудь видом спорта, пока было не поздно. Скорость бы развила, выносливость. Так нет же, даже от походов, поучаствовать в которых изредка предлагала сестра, величественно отмахивалась. Это пускай всякие желающие похудеть, над собой издеваются. А Марину ее несколько якобы лишних килограммов вполне устраивали, и тратить время на физические нагрузки желания не возникало.
        Дэнэен почему-то остановился и замер, глядя в небо. Викин мгновенно застыл на месте, словно боялся звуком шагов от чего-то его отвлечь. А Марина среагировать не успела и с размаха врезалась в широкую мужскую спину, убедившись, что ее не зря с камнем сравнивают.
        - Догоняют, - наконец сказал Дэнэен. - Придется бежать.
        - Я чем, по-твоему, все это время занималась? - отчаянно спросила Марина, сразу поняв, что далеко не убежит. Максимум метров сто, а там упадет и будет тихонько дожидаться преследователей.
        - Как же с тобой сложно, - проворчал полукровка. - Викин, возьми сумки, а я ее понесу.
        - Далеко бежать? - спросил богинин избранный.
        - Нет.
        - А свою алебарду ты куда денешь? - подозрительно спросила Марина, предпочитавшая держаться подальше от огромной железки.
        - В сумку засуну, - сказал Дэнэен.
        - Издеваешься?
        - Нет, - полукровка весело улыбнулся, сверкнув своими почти вампирскими клыками. - Моя сумка военная. Рассчитанная на то, что в ней доспехи будут носить и часть оружия. Доспехов у меня все равно нет, так что алебарда должна влезть.
        - С ума спятить, - сказала Марина, красочно представив, как Дэнэен сейчас будет заталкивать в небольшую сумку огромную железяку. - В этой сумке что, межпространственный карман, или парочка лишних измерений?
        - Нет, - сказал полукровка, устанавливая сумку у ног.
        - А как тогда твоя алебарда влезет, она у тебя сжимается? - спросила Марина, заодно вспомнив, что так и не поинтересовалась как в эти сумки помещается столько нужных вещей из списка необходимых местному туристу. Зато другие, гораздо меньшие габаритами почему-то не лезли.
        - Растянется, - сказал Викин, заметив, что Дэнэен стоит, задумчиво пялясь в пространство. Похоже, подобными вопросами он до сих пор не интересовался. - Такие сумки дальние родственницы пути, который Дэнэен нам открывал. Только гораздо проще и нуждающиеся в очень малом количестве энергии для поддержки, зато работающий несколько лет подряд. Понимаешь, то, что ты держишь в руках только часть сумки. Другая часть растянута в пространстве к какой-то точке привязки амулета. Сумка Дэнэена скорее всего привязана к какому-то военному складу. Твоя сработана ведьмами, потому привязана к какой-то горе. Моя привязана к храму в Долине Двух Рек. Когда в эти сумки что-то кладешь, предмет растягивается между двумя точками. Поэтому в сумки нельзя пихать ничего живого. Живые организмы подобного обращения не выдерживают.
        - Ага, - сказала Марина, чувствуя, как ее мозги завязываются в узел. - Для живых точки совмещаются, а для неживых просто соединяются. Ничего не понимаю, - призналась, попытавшись вообразить растянутый в пространстве предмет. Почему его тогда не видно? На молекулы он, что ли делится? А что будет, если эти молекулы кто-то вдохнет вместе с воздухом. Хотя есть вопрос важнее. - Викин, а в точке привязки меня никто не ограбит?
        - Нет. Вход и выход только с одной стороны.
        - Хватит разговаривать, нас же догоняют, - возмущенно произнес Дэнэен, благополучно запихнувший огромную алебарду в небольшую сумку. - Бежать надо.
        - Да-да, я помню. Нас лошади преследуют, твари этакие, - проворчала Марина.
        Ехать на спине Дэнэена было намного комфортнее, чем идти самостоятельно. Бежал полукровка легко и ровно, без скачков и рывков в разные стороны, которые так запомнились Марине по забегу через лес. Девушке хотелось спать, и она старалась найти интересную тему для размышлений, чтобы не задремать и не свалиться с демонской спины. Тема не давалась. Платья, мужчины и даже попытка понять насколько она теперь богата, ориентируясь на цены женских мелочей и яблок, были признаны неподходящими. Преследователи, которые могли бы своим видом отогнать сон, не показывались. Гнались себе где-то далеко, и приближаться пока не собирались. Марина даже пару раз обернулась, но столбов пыли характерных для лошадиных скачек в вестернах не заметила. Голая степь, ровная и таинственная, даже кустарники куда-то подевались. Приходилось тихонько зевать Дэнэену в волосы, напевать себе под нос марш из «Звездных войн» и саму себя щипать за руки, когда сон подбирался слишком близко. Вперед Марина почти не смотрела, как оказалось зря.
        - Приехали, - сказал Дэнэен, остановившись и попытавшись стряхнуть девушку со спины.
        - Куда? - сонно спросила Марина, спустившись на землю, и тут же поняла, что вопрос «куда?» несколько не уместен. Они в принципе приехали. Пейзаж, открывшийся ее глазам, меньше всего был похож на город сотворенный руками человека. Да и на развалины он похож не был. В нескольких метрах впереди местность резко понижалась, словно они все это время бегали по плато. Слева обнаружилось знакомое неприветливое море, справа рос странно темный лес, а между ними до самого горизонта тянулось нечто. - Что это? - спросила, остановив взгляд на какой-то длинной, перекрученной и местами завязанной в узлы штуковине, под углом торчащей в небо.
        - Бывший город, - полукровка пожал плечами, отобрал у Викина свою сумку и первым делом извлек любимое оружие.
        - А что с ним случилось? - спросила Марина.
        Вокруг перекрученной штуковины было разбросанно нечто похожее на заградсооружения времен Второй Мировой войны. Одним словом, ни пройти, ни проехать. Лошадям там действительно делать нечего, да и людям тоже. Левее штуковины дела обстояли еще хуже, там какой-то великан-эстет строил баррикады из каменных одуванчиков, кусков кирпичных стен и торчащих во все стороны огромных осколков чего-то подозрительно похожего на стекло. Правее в живописном беспорядке валялись разнокалиберные кубы и параллелепипеды, то ли кем-то отполированные, то ли лаком покрытые.
        - Не знаю, - отмахнулся Дэнэен, что-то рисуя острием своего оружия в траве.
        - Точно никто не знает, - сказал Викин. - Одни говорят, что маг, которому когда-то принадлежали эти земли, попытался пробить путь в какое-то иное пространство, за что и поплатились все жители города. Другие говорят, что это последствие проводимого магом над своим городом эксперимента. То ли он хотел его как-то украсить, то ли сделать почище. Третьи говорят, что все это ерунда, потому что ни у одного мага на подобное ни сил, ни энергии не хватит и утверждают, что это дело рук какого-то бога. То ли маг его заманил в какую-то ловушку и бог все разнес, вырываясь на волю, то ли просто разозлил.
        - И много у вас таких городов? - спросила Марина, понимая, что как никогда хочет домой.
        - Такой один. А на севере есть два превращенных в лед. Но там есть шансы на то, что с течением времени заклинание, держащее города во льду ослабнет и они вернутся к жизни.
        - Кошмар, - высказалась девушка.
        - Вот из-за этого магам перестали раздавать земли, - проворчал Дэнэен, рассматривая свой рисунок в траве. - Считается, что безземельных магов легче контролировать.
        - А на самом деле?
        - На самом деле за последние лет четыреста просто не появился на свет очередной идиот способный сотворить нечто подобное этому городу, - сказал Дэнэен. - Маги предпочитают заниматься хорошо изученными вещами, выполнять чужие заказы с размахом тратить деньги полученные за них. А за малолетними гениями, уверенными, что могут изменить мир, если приложат чуточку усилий, внимательно следят приставленные к ним учителя, которые и будут отвечать за их художества, если не уследят. Да и мрут эти гении как мухи. Наверное, большая часть учителей приходит к выводу, что легче прибить, чем следить.
        - Понятно, - сказала девушка, решив, что жалеть придурков способных превратить город в нечто сюрреалистическое не собирается. - А что ты делаешь?
        - Ловушку готовлю нашим преследователям. Небольшой такой пожар. Он их остановит на некоторое время, и мы успеем затеряться в развалинах. Бегать за кем-то в этом городе безнадежное дело. Любое чутье пропадает.
        - Ага, - сказала Марина и еще раз посмотрела на развалины. Идти туда ей по-прежнему не хотелось. - Ладно, у меня еще один вопрос. Ты зачем этого коллекционера низших демонов трогал, а? Ты ведь знал, что он за нами погонится. Забрали бы по-тихому из музея кусок амулета и ушли. Так нет, пожары он любит устраивать. Может ты из общества защиты низших? Мол, убивать их надо быстро и безболезненно, а проводить эксперименты жестоко?
        - Какая ерунда, - проворчал Дэнэен.
        Вопрос о том, для чего он поджигал лабораторию мага, полукровка проигнорировал.
        - Викин, а вот это случайно не очередная магическая граница? - Марина подошла к краю плато и опасливо заглянула вниз, боясь увидеть там крутой обрыв. Вместо этого нашла довольно пологий склон.
        - Граница, - улыбнулся монах.
        Девушка только головой покачала. Кажется, местные маги в свое время участвовали в конкурсе на самую необычную границу владений. Интересно, кто стал в этом конкурсе победителем?
        Как Марина и подозревала, Дэнэен уверенно направился к геометрическим фигурам, игнорируя менее проходимые пейзажи. Долго и нудно между ними блуждал, уверяя спутников, что знает дорогу, потом вышел к какому-то ажурному переплетению, похоже, сотворенному из фарфора и обрадовал девушку, что сейчас они полезут вверх и на землю больше не спустятся, пока не закончится город. Оказалось, внизу шастают странные зверушки, отдаленно похожие на крыс. Человечиной и демонятиной эти зверушки не брезгуют, а лезть вверх почему-то боятся. Марина только махнула рукой, сам же понесет, если она где-то там со своей слабой физической подготовкой пройти не сможет.
        Лезть по фарфору оказалось вовсе не страшно. Сверху по нему тянулась виляющая из стороны в сторону широкая полоса с потеками. Может тут что-то таяло, текло и по дороге застывало, а может это выверт сознания местного архитектора. Уточнять Марина не стала, мало ли из чего эта дорога получилась, может она сейчас по человеческим костям идет. О том, что находится под этой полосой, тоже спрашивать не стала. Не падает же и на том спасибо.
        По бокам нетрезвой полосы нелепыми растениями возвышались то ли бывшие дома, то ли вставшие на дыбы дороги. Марина местами даже что-то похожее на гранитные булыжники, вплавленные в темное стекло рассмотрела, а местами было похоже на начавший крошиться и сыпаться бетон. Иногда встречалось что-то похожее на кораллы. Иногда на застывшую лаву. Марина шла, зевала и удивленно рассматривала искусственные деревья этого странного города. Здесь даже ветра не было. Застывший воздух. Казалось, даже время в этих развалинах остановилось.
        А потом удобная дорога закончилась и началась мешанина притопленных в коричневой пористой субстанции обломков, по которым предстояло идти, ибо то, что их держит вместе под человеческими ногами частенько проваливается. Были прецеденты. Куда делись провалившиеся неизвестно. Их не нашли. Да и те, кто рисковал спускаться за ними на веревках, почему-то не вернулись. Дэнэен даже предлагал показать Марине парочку свисавших в темноту веревок, если ей интересно и рассказал, что вытащить эти веревки из темноты невозможно.
        Девушка от этого предложения отказалась. Ей и без того гарантированно будут сниться кошмары.
        Когда Марина потеряла счет обломкам, по которым успела пройтись, ловушка оставленная Дэнэеном наконец сработала. Полыхнуло так, что осветило половину бывшего города. Огонь поднялся чуть ли не до небес и простоял сплошной стеной не меньше пяти минут. Полукровка дождался, пока он опадет, жестом попросил спутников молчать и, закрыв глаза начал к чему-то не то прислушиваться, не то принюхиваться.
        - Этот готов, - сказал сам себе, кивнул спутникам и уверенно пошел дальше, игнорируя любые вопросы.
        А Марина заподозрила, что напакостить магу Дэнэену было нужно не меньше, чем украсть из музея крыло меча. Просто для того, чтобы он за ними погнался и угодил в ловушку.
        И, кажется, этот маг так и сделал. Попал в ловушку и не смог пережить этой глупости.
        Да что тут происходит? И вообще, зачем она нужна Дэнэену? Сомнительная от нее какая-то польза, проблем больше. Воровал бы все подряд, а потом провел экспертизу и выбросил все лишнее.
        Девушка вздохнула и решила не морочить себе голову. По крайней мере до тех пор, когда они выберутся в более пригодные для жизни места.
        Правила выживания для попаданок. Пункт пятый.
        Доспехи и одежда.
        Начнем со всеми любимых кольчуг, которые некоторые дамы имею дурную привычку натягивать прямо с утра. Судя по всему на голове тело. Вместо халатика, наверное.
        Вообще кольчуга, это переплетение металлических колец. Во-первых, она тяжелая. Во-вторых, недостаточно прочная. А еще, не знаю как там на счет суровых мужчин, может они и способны носить кольчугу поверх рубахи, игнорируя как возможность того, что получат перелом, так и возможность того, что кольчугу продырявит банальная стрела, а зимой еще и замерзнут ко всему хорошему, но вам девушки будет, мягко говоря, неудобно. Попробуйте поносить платье из ткани с паетками с неправильно обработанными краями швов и на слишком тонкой подкладке. Гарантирую неприятные ощущения.
        Еще учтите, что на самом деле средневековые воины одевали под кольчуги стеганные куртки, либо на вате, либо набитые всякой гадостью вроде щетины и конского волоса. А это добавляет веса, неудобства, да и летом запросто заканчивается обмороком.
        Представляете, картина маслом. Зло приходит сражаться, а вокруг героини суетятся друзья, нашатырь ищут.
        Ах, у вас кольчуга волшебная, мягкая, легкая и прочная, лесными эльфами сплетенная. Ну да, именно в лесу и водятся знатные металлурги. У них редкие металлы прямо на деревьях растут, волшебной силой напитываются.
        Ага, так кольчуги делают гномы, а потом везут черте-куда чтобы наложить защитные и облегчающие чары. Что-то мне это все напоминает старый анекдот про извозчика со старой лошадью. Там пассажир в конце как раз спросил, не проще ли было толкать бричку без участия несчастной уставшей животины? Если эльфы умеют накладывать защитные чары, то пускай накладывают их на что-то полегче кольчуги. На кожаную куртку, например. Или им гринпис не позволяет?
        Ах, ваша кольчуга не из металла и гномы тут вовсе ни при чем? Ее сплели из суперпрочных растительных волокон добываемых из волшебной травы типа лен? А как эту траву косили? Сверхсуперпрочными косами?
        Не из травы, а из еще более прочных лиан. Их специально выращивают магическим образом, а осенью в клубки мотают? Отлично. Тогда объясните мне, в чем смысл вашей кольчуги? Как из этих лиан кольца делали? Не проще ли было с самого начала пошить непробиваемую одежду или сплести суперпрочный свитер? А, звучит, значит красиво.
        О латах я вообще промолчу, особенно о полных. Ладно, пускай будут волшебные, со встроенным антигравом. Заодно они же вас и на коня будут поднимать и на крыши возносить. Сплошная польза. Вопрос только в том, почему их вам отдали. Может экспериментальный образец и на вас их решили оттестировать?
        Лучше поговорим о шлеме невиданной красоты. Кажется, вы девушка хотели себе золотой шлем, как у Александра, который Македонский? Вы фильм про этот шлем видели. А шея у вас не переломится? Золото, знаете ли металл мало того что тяжелый, так еще и мягкий. Пользы от такого шлема. Разве что православную церковь изображать с золотым куполом.
        И вообще, почему все эти волшебные вещи не отдали местному Гераклу и не отправили его подвиг совершать? Что, не его размерчик? У них испокон веков родину посторонние девицы защищали, так что на мужиков давно перестали рассчитывать и кольчуг из эльфийских лиан на них не делают. ГОСТы и ТУ наверное не позволяют. Производственный процесс, однако.
        Ладно, теперь про одежду. Вы, конечно же, намеренны ввести в отсталом мире современную моду, будете шокировать стервозным дамочек мини-юбками и топиками открывающими живот. А они от зависти будут давиться слюнями, и осознавать собственное несовершенство. И все мужики будут ваши. Ну-ну.
        А уж как весело вы в развевающемся платье поскачите на лошади без седла. А потом придете на королевский бал, одевшись как на дискотеку, и все вообще от зависти лопнут.
        Ладно, вы это все сделаете. На лошади без седла вы, наверное, катаетесь с двух лет и мышцы ног у вас стальные. Но, теперь представьте какую-нибудь людоедку с волосами обмазанными глиной, одетую в узкий кожаный фартук, едва прикрывающий нижнюю часть тела спереди и с тремя рядами бус из клыков на шее. Ах да, фартук у нее украшен бусинами и перьями, он у нее праздничный, знаете ли. Вот пришло такое чудо в ваш любимый клуб. Ее даже на входе не остановили, охранник до сих пор в шоке там стоит. Смотрите вы на эту людоедку и, наверное, дико завидуете, ибо все мужики уже ее. Нет? Странно, правда?
        Глава 9 О том, что иногда лучше не верить собственным глазам и ощущениям
        - Значит, что-то в этом городе глушит и прячет следы магии? - спросила Марина, заглянув Дэнэену в лицо.
        - Да, - мрачно сказал полукровка, делая вид, что страшно увлечен поеданием очередной разновидности каши быстрого приготовления.
        - Поэтому ты свою ловушку делал возле города, - задумчиво сказала девушка, наблюдая за реакцией похитителя. - В любом другом месте ее бы учуяли и обошли, а тут настолько боялись потерять след, что старались не отклоняться от него даже на сантиметр.
        - Да, - столь же мрачно подтвердил Дэнэен, размазывая остатки каши по миске.
        - Ага, - сказала Марина, не обнаружив на демонском лице даже намека на вину перед спутниками, которых нагло обманул. - Ты этого несчастного мага собирался убить с самого начала, но сделать это в городе почему-то не мог.
        - Да, - опять подтвердил Дэнэен, не удостоив девушку даже взгляда.
        - И дурацкое крыло из музея тебе на самом деле не нужно.
        - Нужно, - меланхолично возразил полукровка, собирая остатки каши в кучку. - Маг, это так. Просто попробовал. Могло и не получиться.
        Задумчивый гад и спокойный. Подумаешь, сжег кого-то там живьем. Возможно, он подобными вещами ежедневно занимается.
        - Да что этот несчастный маг тебе сделал? - устало спросила Марина, решив, что понять Дэнэена ей попросту не дано.
        - Пытался скормить своре низших демонов, - тщательно пережевав кашу, ответил полукровка. - Наверное, рассчитывал, что я превращусь в кота, а он сможет понаблюдать и что-то понять. Они все хотят что-то понять. А я тогда пообещал ему, что не успокоюсь, пока его не убью, так или иначе. Обещания демоны всегда выполняют.
        - Понятно, - сказала Марина. То, что демоны выполняют обещания уже хорошо. Ее вон пообещал домой вернуть. - А почему тебя не съели? В кота превратился?
        - Нет, не успел, - злобно улыбнулся Дэнэен. - Дишинэ пришел, разогнал и магов и демонов. Он вообще умеет пугать, особенно когда зол.
        Марина вздохнула. Повезло Дэнэену с братьями. Приходят вон, спасают. Чего же ему неймется? Руки отрубает, запчасти от артефакта ищет. Девушек ворует. Подумаешь, кто-то из родителей человек.
        Да, кстати, а кто? Папа или мама? Хотя какая разница? Ей то от этого ни холодно, ни жарко.
        Марина посмотрела на Викина, читавшего извлеченную из сумки крошечную книжечку и опять вздохнула. Вот скучно ей и что делать? С разговорами к мужчинам приставать пока не надоест до крайности и не начнут посылать матом? Вообще, странное какое-то времяпровождение, то бегают, то скучают. Золотой середины как не было, так и нет. Впрочем, еще немного и она научится скучать даже бегая. Купить бы себе где-то книгу и тоже читать на привалах. Может что-то интересное вычитает. Все-таки книга написанная в другом мире. Она просто обязана чем-то отличаться от земных.
        Пейзаж как-то легко и незаметно перестал Марину удивлять и возмущать. Привыкла. Третий день им любуется. Бесконечный какой-то город на самом деле. Или Дэнэен водит их здесь кругами, а сознаться в том, что заблудился, гордость не позволяет.
        Сейчас они сидели на огромной каменной плите, вокруг нее странным хороводом застыли плиты поменьше. Некоторые изображали плоты, или столешницы застывшие в резко замерзшей реке. Другие, похоже, пытались не то окрестности осмотреть, не то вырваться из плена пористой субстанции, в которую столь неудачно угодили, и теперь стояли под разными углами, на зависть всяким Пизанским башням. Третьим повезло гораздо меньше, они только-только начали всплывать, когда коричневая субстанция застыла, и торчали теперь тут и там сколотые углы. Марине все время казалось, что с помощью этих углов не успевшие всплыть каменюки подглядывают. Ей даже кошмар успел присниться, в котором плиты на глубине переговаривались с помощью азбуки Морзе.
        - Дэнэен, мы скоро из этого города выйдем? - спросила девушка, окинув взглядом подглядывающие камни. Молчать было сложно. Вязкая тишина этого города угнетала.
        - Завтра к вечеру, если я все правильно помню, - отозвался полукровка. - И если идти будем в таком же темпе.
        - Понятно, - девушка вытерла свою миску отрытой в сумке тряпочкой, решив не приставать к Викину по поводу добычи то ли из воздуха, то ли еще откуда-то очередной порции воды, немного подумала и задала следующий вопрос: - Дэнэен, а какие-нибудь мстители за попавшего в твою ловушку мага нас на выходе из города не встретят?
        - Нет, перегнать не смогут. Тут либо через развалины, либо в обход леса, а он большой. И путь не откроешь. Из-за развалин занести может куда угодно, точнее неугодно.
        - А с лесом, что не так? - спросила девушка.
        - Твари там какие-то живут. Даже железо едят.
        - Понятно.
        Чудесный мир, веселый и жизнелюбивый. То низшие демоны, то какие-то твари, то ведьмы, то разозлившиеся боги, то чокнутые маги. Как тут вообще можно жить простому человеку?
        Потом они опять шли. Долго-долго. Петляя среди обломков, плит и искусственных деревьев. Дэнэен по-прежнему умудрялся находить среди всего этого великолепия подходящие для ходьбы места, только изредка приходилось куда-то карабкаться или осторожно сползать по наклонной поверхности. Иногда полукровка надолго застывал и стоял с закрытыми глазами. Марина подозревала, что он каким-то образом сканирует путь впереди, но уточнить так и не смогла, Дэнэен сделал вид, что не услышал вопроса.
        Викин старательно молчал и крутил браслет за запястье. Вид у него был отрешенный, и трогать его не хотелось.
        Марина, чтобы не зацикливаться на жалости к себе любимой пыталась думать о чем-то хорошем. Вместо этого в голову упорно лез Илиен, отгонявший рычанием и мечом охотников на ведьму. Защитил и спас, а она его даже не поблагодарила. Хотя нужна ему ее благодарность как собаке пятая нога. Наверняка ведь каким-то странным образом своему придурковатому брату помочь пытается.
        Девушка фыркала и начинала думать о ценностях покоящихся на дне амулетной сумки. Представляла, какими глазами на нее будут смотреть, если она явится в универ с браслетом на руке, или с тем золотым кулоном в виде птицы с голубыми глазами-камешками. Или пару колец нацепит, вот только размерчик подгонит и сразу. От зависти же передохнут. Сразу видно, эксклюзивные вещички.
        Мысли радостно проскакали от колец к ажурному браслетику с зелеными камешками, потом перепрыгнули на кошачьи глаза Викина. Перебрали все известные на данный момент его достоинства и недостатки, и поняли, что и тех и других у него либо маловато, либо он их тщательно скрывает. Потом от одного зеленоглазого красавца переметнулись к другому и Марина печально вздохнула. Преследует же, сволочь.
        - Гадский демон, - произнесла девушка.
        Темы для размышлений неожиданно закончились. Пришлось срочно изобретать новую. Марина оглянулась, скользнула равнодушным взглядом по очередному произведению абстрактного искусства, представленному в виде торчащих в разные стороны серых палок с развешанными на них зеленоватыми соплями. Решила, что пейзажи этого города ее больше не интересуют и нашла глазами идущего впереди избранного Оберегающей.
        - Викин, а сколько тебе лет? - спросила Марина.
        - Двадцать восемь, - сказал монах оглянувшись.
        Марина удивленно на него вытаращилась. Ей почему-то казалось, что меньше. Да и вообще, учитывая его проклятье, какой-то он излишне жизнерадостный. Временами.
        - Викин, тебе что, всего два года жизни осталось?
        - Год и восемь месяцев.
        Спокойный такой, словно собственная смерть его ни капельки не волнует.
        С другой стороны, он что бегать в панике и орать должен? Тем более снять проклятье можно только случайно и шансов на это маловато.
        - Зато, умереть раньше я тоже не могу, - задумчиво произнес монах. - Проклятье об этом позаботится. Во всем есть хорошие стороны.
        Ага, просто чудесная сторона. Гарантировано умереть меньше чем через два года. Отличную тему для разговора нашла. Лучше бы размышляла про зеленоглазого родича Снегурочки. Глядишь и додумалась бы до чего-то. Например, до того, что эта сволочь сейчас тоже где-то бродит среди экзотических развалин.
        - Кошмар, - тихонько сказала девушка, вспомнив, как прокрадывалась в кустики подальше от спутников. А где-то там мог сидеть Илиен. Теперь что, прежде чем прятаться за искусственными растениями, таинственным шепотом спрашивать, нет ли там кого-нибудь?
        Или блондин тоже не может выследить своего братца в этом городе? Как бы уточнить, чтобы Дэнэен ничего не заподозрил? А то ведь разыскивать Илиена бросится, заблудится случайно и будут они бродить здесь до скончания веков. Или пока еда не закончится. Воду то Викин добыть сможет. В ближайший год и восемь месяцев. А потом выскочит откуда-то полосатый плотоядный кенгуру с огромными клыками и пообедает им.
        Марина вздохнула и решила, что о плотоядных кенгуру тоже думать не будет. Наверное, это город на нее так плохо действует. Мысли дурацкие вызывает. На нервы действует. Запугивает, зараза.
        С дурными мыслями Марина пыталась бороться до самого вечера. Потом Дэнэен по одному ему известным приметам нашел что-то подозрительно похожее на пещеру, со странными потеками на стенах, в угловатой, громадной каменюке изображавшей гору и объявил, что сегодня они будут ночевать здесь. Причем никто никуда ночью выходить не будет, потому, что по ночам именно в этом месте откуда-то выползает туман. Что в этом тумане плохого и есть ли там что-то плохое, Дэнэен не знал, но был уверен, что с туманом, как и с большинством выделявшихся на общем фоне странностей этих развалин лучше не связываться.
        Марина пообещала из пещеры не выходить. Викин величественно промолчал, казалось, его вообще ничто в этом мире не интересует кроме браслета.
        Слово Марина сдержала. Собственно, она изначально его нарушать не собиралась, туманы ее никогда не интересовали. Проснувшись ночью и сообразив, что разбудила ее одна из естественных потребностей, девушка сонно покосилась в сторону близкого выхода из пещеры потом в противоположную ему. Ей казалось, что где-то там она вечером видела что-то вроде выступа, за которым наверняка можно будет спрятаться. Мужчины, охранники и защитники в двух лицах, спали как младенцы. Викин еще и чему-то улыбался во сне. Остановить ее было некому, и девушка брела все дальше и дальше в поисках выступа. Пещера как назло была ровная и прямая, даже никаких камней на полу не валялось, не говоря уже о сталактитах и сталагмитах. Повороту Марина обрадовалась как родному. Решила, что сейчас зайдет за него, сделает все что положено и счастливая вернется обратно, досыпать.
        Пещера повернула вправо, девушка послушно повернула туда же и буквально через шаг уперлась в деревянную, сколоченную из досок дверь, закрытую на здоровенный засов. Дверь была подозрительно похожа на ту, что закрывала вход в погреб у бабушки. Марина сонно на нее посмотрела и заподозрила, что дверь, да и весь поход по естественной надобности ей снится. Вот сейчас она дверь откроет и увидит за ней крутые ступени, ведущие вниз к широким полкам с рядами банок с маринованными огурцами, помидорами и прочими заготовками.
        Девушка пожала плечами, зачем-то оглянулась и решительно отодвинула засов. Дверь открылась бесшумно. Вот только ступенек и полок там не оказалось. За дверью было что-то подозрительно похожее на заросшую паутиной библиотеку.
        - Вот так выверт подсознания, - сказала Марина, вспомнив, что днем хотела купить где-нибудь книжку, чтобы читать на привалах.
        Любопытство гнало вперед. Брезгливость хмуро рассматривала паутину и хотела остаться на месте. Любопытство победило. Марина осмотрела библиотеку, выбирая путь, где паутины было меньше, и решительно туда шагнула. Дверь, как и положено каждой порядочной двери из сна бесшумно закрылась за спиной. Девушка на нее оглянулась и пожала плечами. Законы жанра, однако. Осталось только надеяться, что сегодняшний сон не является кошмаром.
        Библиотека оказалась гулким большим помещением. Книги на полках и деревянный пол были странно чистыми, словно пыльную паутину кто-то здесь развесил для антуража. Марина шла вдоль длинной полки, скользила пальцем по разноцветным без надписей корешкам книг и знала, что нужно идти дальше. Вон туда, где что-то светится за шкафами. Шаг за шагом, без сомнений. Повернула в проход, отыскала глазами свет и пошла дальше. Потом опять повернула и опять, словно оказалась в каком-то лабиринте. Свет приближался и становился ярче, что было странно, потому что в библиотеке было не темно. Девушка еще немного прошлась, завернула за очередной шкаф доверху забитый книгами и оказалась напротив окна, из которого бил яркий солнечный свет, освещая, лежащую наверху низенькой белой колонны книжку. Закрытую. С черной кожаной обложкой украшенной серебристыми, немного вытертыми узорами и тоже без каких либо надписей.
        - Взять эту книгу, что ли? - у самой себя спросила Марина.
        Паутина, висевшая над головой, колыхнулась, стряхивая пыль и заставляя посетительницу библиотеки чихать.
        Девушка поспешно отошла подальше от паутины, заглянула в окно, но ничего там рассмотреть кроме нестерпимо яркого света не смогла. Легкомысленно списав это на глаза успевшие привыкнуть к темноте, Марина подошла к колонне и книге.
        Колонна оказалась мраморной, а книга странно тяжелой для таких небольших габаритов. Словно держишь в руках не книжку, а кирпич. Девушка даже попыталась ее открыть, чтобы убедиться, что под обложкой прячутся именно страницы, а не стройматериалы. Книжка попытке в нее заглянуть не поддалась. Пришлось нести так.
        Марина еще раз заглянула в окно, убедившись, что ничего кроме света там нет, тяжко вздохнула и повернулась к книжным полкам, намереваясь покинуть библиотеку тем же путем, каким и пришла.
        Сон зачем-то сменил антураж. Полки и книги таинственно исчезли, забрав с собой чистый пол и пыльную паутину, свисавшую с потолка, о потолке они тоже не забыли, прихватив за компанию. Вместо них появились белые языки тумана медленно и торжественно ползущие к Марине. Девушка оглянулась и обнаружила, что колона с окном тоже пропали.
        - Все-таки кошмар, - сказала Марина, прижимая тяжелую книгу к животу.
        Куда идти дальше было совершенно непонятно, туман был со всех сторон. Под ногами знакомый серый камень, похоже, одна из плит, разбросанных по застывшему морю пористой коричневой субстанции. Хоть бы брат Дэнэена появился и спас, что ли. Хотя если это кошмар, то он вместо оказания помощи может попытаться отрубить голову, или руки, чтобы всякие подозрительные книги не трогала. Или ноги, чтобы сидела тихонько, где посадили и никуда не ходила.
        - Ау, - тихонько позвала Марина.
        Туман на мгновенье застыл, а потом с ненормальной для тумана скоростью рванул к девушке. Марина тихонько пискнула и подпрыгнула на месте, не в силах сообразить, куда можно сбежать.
        - Мамочки.
        В ответ на это слово какой-то особо резвый клок тумана попытался ткнуться Марине в живот и налетел на книгу, от которой шарахнулся как черт от ладана. Марина проводила его удивленным взглядом.
        - Ага, - сказала она, отмахиваясь книгой от следующего претендента на победу в забеге туманных языков.
        Претендент трусливо отступил.
        - Ах вы, гады! - радостно воскликнула девушка и пошла в наступление, размахивая книгой во все стороны.
        Нужны те блондины, вместе с их зелеными глазами, когда в руках книжка. Знания определенно сила. Вот как туман в разные стороны расползается. Узнать бы еще, что там за знания.
        Марина осторожно шагнула вперед, надеясь, что не забредет случайно в место похуже этого. Надо было Дэнэену перед сном про туман говорить, вот теперь снится всякая гадость. Вот бы перебраться из этого сна в место поприятнее. Например, в мужской гарем, где всякие Илиены и Викины будут выплясывать в прозрачных шароварах, наигрывать на балалайках и носить на головах подносы с виноградом. А еще в гареме должны быть фонтаны с шампанским и холодильники с пивом. Еще можно поставить парочку мангалов с шашлыками. И сыра побольше. И тоненько нарезанный почеревок. И салат «Жемчужина». И еще мамины котлеты вместе с сырковым супом. И шоколада целую гору, горького. Не забыть про перченую рыбку и каких-нибудь сушеных кальмаров к пиву.
        - Что это меня на еду потянуло? - задумчиво спросила Марина, не забывая размахивать книгой.
        Гаремы, да и другие приятные сны все не появлялись. Руки начали уставать, книга попалась не из легких. Знаний там, наверное, не меряно.
        Марина шла и шла, пока плита неожиданно не закончилась. Наступать на пористую субстанцию Марина не рискнула даже во сне. Тут как провалишься в какой-то кошмар, еще поседеешь. Лучше пройтись по краю плиты, вдруг найдется путь куда-то дальше.
        Приняв решение, девушка пошла влево, там тумана было поменьше, вроде бы. Хотя поручиться за то, что там есть что-то другое, девушка бы не смогла.
        - Какой дурацкий сон, - сказала Марина, любуясь шарахающимся от книги туманом. - Хоть бы что-то изменилось, персонажи какие-то новые появились, что ли.
        Какие-то высшие силы видимо услышали ее жалобы и персонажи дружно появились. При очередном взмахе книгой туман расступился, трусливо поджимая свои отростки, и навстречу Марине шагнул Викин с посохом, от которого туман тоже старался держаться подальше. За спиной монаха маячил Дэнэен с алебардой в руках. Оба чем-то очень сильно раздражены.
        - Вот ты где, - мрачно произнес полукровка.
        - А я хотела мужиков в шароварах, - разочарованно сказала Марина и зачем-то уточнила: - В прозрачных.
        - Я же сказал, ночью не выходить из пещеры! - заорал Дэнэен так, что туман шарахнулся без дополнительной помощи книги и посоха.
        Марина посмотрела на своего похитителя с умилением. Бред рос и ширился. Викин молчит и плавно покачивает посохом, заставляя висюльки звенеть. Дэнэен кипит от злости и нетерпеливо приплясывает. Кажется, ждет от девушки глупости, за которую сможет применить против нее свое оружие. Проучить там, мозги вправить, а заодно пар выпустить.
        Марина немножко подумала и честно призналась:
        - А я не выходила, я в глубину пошла. Мне по маленькому нужно было. Вот иду я, иду, а там дверь и библиотека. Я даже забыла, зачем туда ходила, от шока, наверное.
        - В какую глубину?! - взвыл Дэнэен. - У этой пещеры отродясь никакой глубины не было. Десяток шагов и все!
        - А куда же я тогда ходила? - удивленно спросила Марина. - Где книжечку взяла?
        - Какую еще книжечку?!
        - Вот эту, - показала свою добычу девушка.
        Полукровка вытаращился на книгу как повар элитного ресторана на заглянувшего в его кухню огромного рыжего таракана. Брезгливо так и недоверчиво.
        - Выбрось эту гадость, - потребовал насмотревшись.
        Марина возмущенно фыркнула.
        - И не подумаю. Я ее читать буду, когда пойму, как она открывается.
        - Ты не понимаешь…
        - Дэнэен, от этой книги невозможно избавиться, - тихо сказал Викин. - Кажется, она хозяйку себе нашла.
        - Это я ее нашла, - сказал Марина. - Она на колоне там стояла.
        - Дура, я же просил ничего не трогать, не спросив у меня! - взвыл Дэнэен. - Эта штука опасна! И это не книга! Это какой-то артефакт! Разумный артефакт! Да только полный идиот свяжется с такой штукой! Если ей что-то не понравится, она тебя идиотку сожрет! А ей что угодно может не понравиться! Да ей просто может энергии на что-то не хватить, и она выпьет твою жизнь!
        - Это же книга, - растерянно сказала Марина.
        - Дура!
        - Хватит на меня орать!
        - Дэнэен, ничего ведь уже не изменишь, - сказал Викин.
        - И вообще, убирайтесь из моего сна, оба! - потребовала Марина.
        - Сна? - угрожающе переспросил Дэнэен.
        - Марина, ты не спишь, - мягко сказал Викин, видимо опять решив поиграть в психолога.
        - Но ведь… - растерянно произнесла Марина. - И книга еще.
        - Артефакт! - рявкнул Дэнэен.
        - Это не артефакт, - все так же мягко сказал Викин, наверное, понял, что психолог нужен обоим спутникам.
        - А что это по-твоему?! - заорал на него Дэнэен. - От этой книги воняет чужими силами сильнее, чем от твоего посоха!
        - Мой посох ведь тоже не артефакт, - улыбнулся Викин.
        Полукровка зачем-то шандарахнул своей алебардой по плите и витеевато выругался.
        - Светает, - сказала Марина, заметив, что туман скоренько куда-то отступает, а небо за спинами спутников начинает светлеть.
        Марина, ощущая себя умненькой мартышкой живущей в научной лаборатории, пыталась открыть книгу. Она сидела на одеяле, крутила в руках свою добычу, тянула за обложку, ковыряла узоры, тыкала пальцем в странички и делала вид, что в упор не слышит разговора над головой.
        Разговаривали, как и положено научные работники, в данном случае работники магической науки.
        - Значит, книга не артефакт? - с который раз повторил надоевший Марине до чертиков вопрос Дэнэен.
        - Нет, - светло улыбаясь, ответил Викин, еще и глаза прищурил, как довольный жизнью котяра.
        Полукровка стал в позу «докажите, коллега» и тоже оскалился, хищно так.
        - А что это по-твоему? - задал вполне ожидаемый вопрос.
        - Книга, - сказал Викин.
        Марина хихикнула и поводила по обложке ногтем. Никакого эффекта не последовало.
        - Книга?! - зарычал Дэнэен, видать заподозрил, что над ним издеваются. - Тогда почему от нее воняет целой кучей сил?!
        - Это не от нее, - отрешенно произнес Викин. - Это от охранки.
        - Что?! - хором взвыли Марина и Дэнэен.
        Этот придурок битый час талдычит, что книга не артефакт и ни разу за это время не соизволил сказать об охранке, чем бы она не была.
        Дэнэен потянулся к Марининой добыче и получил посохом Викина по руке.
        - Я бы на твоем месте ее не трогал, если не хочешь без рук остаться, - все так же потусторонне сказал монах. - Охранка почему-то признала девушку, но это вовсе не значит, что она признает демона.
        - Все равно отрастут, - проворчал Дэнэен.
        Руки он послушно отдернул и уставился на книгу как патологоанатом на свежий труп. Причем, патологоанатом обладающий рентгеновским зрением.
        - Действительно охранка, - сказал насмотревшись. - Какому придурку понадобилось на книгу навешивать охранку как на королевский дворец?!
        - Кто знает? - философски сказал Викин. - Наверное, эта книга была кому-то чем-то очень дорога. Может, там история семьи записана. Правдивая. Которую повзрослевшим детям знать положено, а кому-то постороннему нежелательно.
        - Ага, дорога. Даже гибель города в отличие от хозяина пережила, - раздраженно отозвался Дэнэен.
        Марина вздохнула и постучала книгой по плите, на которой они все вместе находились. Ни книга, ни плита возмущаться по этому поводу не стали.
        - Пережила, - равнодушно согласился Викин. - Мне другое интересно. Почему охранка пропустила, точнее, даже позвала Марину?
        - Мне откуда знать?
        Будь у Дэнэена хвост, он бы им сейчас возмущенно вилял, как недовольный тем, что его трогает малознакомый ребенок кот.
        - Ты знаешь, - сказал Викин, покачав головой. - Эта девушка ведь хранящая, да? Не знаю где ты ее взял, но она хранящая. А я все время думал, кого же она мне напоминает.
        - Попытаешься затащить ее в один из храмов своей богини? - угрожающе оскалился полукровка.
        Защитничек. Это у них явно семейное, защищать когда не ждешь.
        Марина громко хмыкнула и укусила книгу за уголок, хотя укусить хотелось Дэнэена.
        - Нет, в храм можно прийти только добровольно, а за своими вещами моя богиня способна проследить самостоятельно, - улыбнулся Марине Викин и обернулся Дэнэену. - Я хотел задать еще один вопрос, но он успел потерять смысл. Похоже, ты просто боялся, что моя богиня тоже нуждается в сторожевых псах.
        И еще одна улыбка мрачному полукровке.
        Марина потрясла книгой в воздухе.
        - Не открывается, зараза, - громко пожаловалась девушка, размышляя, стоит ли пытаться поддеть обложку ножом.
        - Что нам теперь с ней делать? - спросил Дэнэен, окинув Марину недовольным взглядом.
        Девушка так и не поняла, книгу он имел в виду или ее новообретенную хозяйку, пытавшуюся делать вид, что мужской разговор над головой ее интересует мало, ибо большого значения не имеет и иметь не может.
        - Ничего, - сказал Викин. - Избавиться от книги вряд ли получится. Охранка, похоже, была настроена на постоянное присутствие хранящей рядом с книгой. Вот и вцепилась в первую попавшуюся. Хорошо, что мы тут не наткнулись на что-то похуже. Я бы вообще отсоветовал заходить в этот город с хранящей, если бы знал, что она с нами путешествует. Лучше уж рискнуть пройти через лес, по деревьям. Говорят, там даже воздушная тропа где-то есть.
        - Врут, - уверенно сказал Дэнэен.
        Викин равнодушно кивнул.
        - Зато тем, кто попытается эту книжку украсть, точно не поздоровится, - сказал рассматривающей узоры на обложке девушке.
        Марина мрачно хмыкнула. Любит Викин в любой ерунде поискать хорошую сторону. Только ей ведь от этого не легче. Вдруг опять на какую-то охранку где-то наткнется? И будет эта охранка навешана на шкаф небесной красоты вестом под тону. Такой за собой не потащишь. И что охранка будет делать в таком случае? Научит шкаф ходить за хранящей на его кривых ножках? Или крылья отрастит, чтобы летал?
        Девушка представила летящую за ней курлыкающую стаю мебели и еле удержала истеричное хихиканье.
        С воображением тоже надо что-то делать. Какое-то оно излишне бурное.
        Вот почему она вовремя не вспомнила о том, что Дэнэен просил ее ничего не трогать, предварительно с ним не посоветовавшись? Теперь у нее есть книга, прямо как хотела. Но, к сожалению, не пришло ей в голову захотеть, чтобы эта книга открывалась. Так что польза от этой книги сомнительная. Разве что руки качать.
        - Какой дурацкий мир, - тихонько сказала Марина.
        Или это с ней что-то не в порядке? Нормальным девушкам попадаются мгновенно в них влюбляющиеся мужчины, ехидные мечи и придурковатые подруги. Ей попались: придурковатый полудемон, книга с влюбленной в хранящих охранкой, а что-то там ехидное прекрасно заменяет монах Оберегающей, по крайней мере, на нервы он умеет действовать не хуже.
        Утешает только одно. Завтра они, наконец, покинут эти сверх меры экзотичные развалины.
        Захотелось встать и патетически заорать - «За что?!». А потом можно побиться головой об плиту под ногами, за неимением стены.
        В общем, в голову опять лезла какая-то дурь. Лучше бы мысли вернулмсь к родичу Снегурочки. О нем хотя бы вспоминать приятно, пока себя не одернешь.
        Одна из легенд о том, как город Большой Дол превратился в сюрреалистические развалины. (Вольный художественный перевод Марины Баженчук)
        Влюбился как-то грозный маг в глупую девчонку, племянницу какого-то купца по слухам. Может и не влюбился, но понравилась ему девчонка, захотелось немолодому мужику ее удивить, обаять и покорить. И не придумал он ничего лучше, чем похвастаться своими владениями, что впрочем, тоже говорит не в пользу мага, ибо умные мужчины при деньгах покоряют пустоголовых красавиц блестящими безделушками и поездками на курорты, а не экскурсиями по городам, которыми управляют. В общем, то ли магу прежде везло с женщинами, которые умели вовремя восхищенно вздыхать и держать свое истинное мнение при себе, то ли с племянницей купца настолько не повезло, но раскритиковала девчонка владения воздыхателя в пух и прах. Все ее возмущало, все она подмечала, обо всем высказалась. И жители одеты не по моде, и собак бродячих много, и дома не крашены, и улицы не метены, и нищие пейзажи портят, и брусчатка старая, и улицы мрачные, и пальмы не растут, и птички плохо чирикают, да и те сплошные воробьи. Расстроился маг, напился и первым делом издал указ о том, что все жители города обязаны одеваться по моде, хотя бы предпоследней.
Вторым делом решил заняться покраской домов и уборкой улиц. А так как нанимать маляров, и искать трезвых дворников было бы долгим и практически безнадежным делом, до утра никак не управишься, то решил маг составить подходящее для этого дела заклинание. Заодно и средства сэкономив, которых в бюджете города катастрофически не хватало.
        Что уж он там составил на нетрезвую голову, история умалчивает. Возможно, в душе он был художником-абстракционистом. Или пьян был настолько, что в глазах уже даже не двоилось, а троилось, кривилось и перемешивалось. Но когда ближе к обеду грозный папаша привез мрачную дочурку соглашаться выходить замуж за владельца города, ни владельца, ни города в его привычном состоянии они уже не застали.
        Говорят, эта девица до конца жизни бегала по храмам Оберегающей и все спрашивала, чего же ее больше никто замуж брать не хочет? С чего это они все решили, что стоит кому-то попросить ее руки и сердца, как сразу же произойдет страшная катастрофа?
        Так ей никто и не ответил, бедняжке.
        Глава 10 О том, что кошки это не только ценный мех, но и куча угробленных во цвете лет нервных клеток
        Экзотические развалины, наконец, остались за спиной. Мир стал привычным, солнечным и живым. В остролистом кустарнике переругивались мелкие серые птички. Под ноги стелилась кем-то протоптанная тропа. Викин загадочно улыбался, щурясь на солнце, а Дэнэен беззаботно размахивал своей неправильной алебардой, срезая по обочинам тропы мелкие желтоватые от пыльцы колоски. Даже Марине не хотелось сесть и отдохнуть. То ли, наконец, привыкла к длительному передвижению на своих двоих, то ли капризный организм хотел оказаться как можно дальше от непонравившегося ему бывшего города. По дороге девушка все еще пыталась открыть книгу. Ей казалось, что где-то должна быть потайная застежка или что-то в этом роде. Также она бормотала разнообразные слова, на случай если книга открывается паролем, но угадать его было совсем уж безнадежным делом. Слов в этом мире существует много и вовсе не факт, что в русском для всех них есть соответствующие аналоги.
        Наверное, они расслабились.
        Да и Дэнэен был уверен, что никакие мстители за погибшего мага за ними не гонятся, а обо всех остальных своих недоброжелателях почему-то забыл. Возможно, думал, что развалины всех их надежно собьют со следа. Или на свое чутье рассчитывал, которое, как показало явление Илиена каким-то образом обмануть можно.
        Впрочем, как раз об Илиене знала только Марина. А также о том, что беловолосый красавец старается слишком близко к брату не подходить. Была у чутья Дэнэена пространственная граница, при пересечении которой кем бы то ни было, оно гарантированно срабатывало. И что-то эту границу таки пересекло.
        Дэнэен споткнулся и резко остановился. Лезвие алебардовой косы застыло рядом с очередным колоском.
        - Бежим, - сказал совсем тихо, но таким тоном, что Марина чуть не рванула в неизвестность, не разбирая дороги. - Хотя нет, не успеем. Быстро двигаются.
        - Кто? - спросила девушка.
        Викин не задавая дурацких вопросов, стащил с руки браслет и начал выращивать из него посох.
        - Низшие, - ответил Дэнэен. - Много низших. Разных. И еще кто-то. Такое впечатление, что этот кто-то гонит их к нам.
        - Опять этот безумец, - задумчиво произнес Викин. - Низшие демоны и пастух, помнишь? Ты ведь тогда его точно так же почувствовал и сказал то же самое. Мы его тогда действительно не убили, он просто сбежал, бросив лишенное разума человеческое тело.
        - Какой еще пастух?! - натурально взвыла Марина. Вот только пастуха при стаде порождений чьего-то больного воображения ей не хватало для полного счастья.
        - Маг из столицы соседнего королевства, - сказал Дэнэен. - Его след туда тянулся. Научился, сволочь, подавлять чужой разум и нападает в чужих телах. Наверное, думает, что отследить его невозможно. Люди бывают такими наивными, особенно когда верят в собственное всесилие.
        - Что ему от тебя нужно?
        - Мои части артефакта.
        Марине захотелось сесть и громко зарыдать. Вот за что ей все это? Мало того, что похитили, теперь еще оказывается, что конкуренты похитителя могут запросто прибить, не вникая в суть ее проблем, и не интересуясь тем, насколько добровольно она путешествует в столь экзотичной компании. Оказывается, в этом мире есть индивидуумы способные поселять свой разум в чужие тела и натравливать низших демонов на всех подряд. Вот так открытие. А ведь похититель ничего подобного не говорил. Да и о том, что за частями древнего артефакта охотится кто-то помимо него тоже. Забыл, наверное. Скотина. Или решил, что ей знать незачем.
        - Мне прятаться? - раздраженно спросила девушка, окинув взглядом ближайшие заросли кустарника.
        - Нет, бессмысленно, - Дэнэен посмотрел на Марину как на последнюю идиотку. - Лучше постарайся не выходить из-за наших спин, пока мы пастуха не прибьем.
        - А вы его прибьете? - с сомнением спросила девушка.
        - Попытаемся, - пообещал Дэнэен.
        - Скорее опять напугаем, и он сбежит, - задумчиво произнес Викин, помахав посохом. - Он умеет чувствовать тот момент, когда ему находиться в чужом теле уже опасно, как мне кажется.
        - Так пошли бы к нему домой и убили, чтобы он больше не появлялся в чужих телах! Вы же знаете где он живет! - рявкнула Марина.
        Мужчины переглянулись и дружно пожали плечами. Похоже, она опять чего-то не поняла. Может они так развлекаются? Маг устраивает засады и гоняется за ними в сопровождении стада низших демонов, а они обороняются, убегают и стараются отправить его домой побыстрее. Там его дожидается любимая жена и недописанные мемуары, в которых он заодно и Дэнэена с Викином увековечивает.
        - Идиотизм, - сказала Марина, раздраженно тряхнув головой.
        Понятие «постоишь за спинами» у Дэнэена тоже оказалось весьма оригинальным. Нет, изначально все было, как и положено. Мужчины стали лицами к опасности и стали вглядываться в светлую даль. Марину они задвинули за себя. Вот только вместо приказов сидеть, не высовываться и не мешать, последовала просьба наблюдать за целостность нарисованной алебардой полукровки дугой. Подправить ее в случае чего, а то мало ли, вдруг совершенно случайно чем-нибудь присыплют, или какой-то резвый низший сможет в какой-то части ее продавить. Марина уставилась на похитителя как на сумасшедшего и спросила, для чего эта дуга вообще нужна? Мало ли, вдруг этот придурок решил, что так девушка будет меньше бояться и паниковать?
        Оказалось, дуга это часть защитного заклинания, пересечь противники ее не смогут, ни пешком, ни на крыльях. Вот только в тех местах, где дуга перестанет быть целой, оно обязательно ослабнет и кто-нибудь может прорваться. А держалось это заклинание, как и водится на очередной подвеске из тех, которыми обвесился Дэнэен.
        Марина красочно представила, как уговаривает продавившую дугу страхолюдину отойти, мол, подправить рисунок нужно. А та застенчиво улыбается, хлопает глазами и лепечет что-то о собственном голоде.
        - Дэнэен, я тебя уже почти ненавижу, - истерично сказала Марина. - Чем я, по-твоему, должна твою дугу подправлять?!
        Полукровка молча бросил к ногам девушки небольшой нож. Ковыряйся мол, красна девица, раз приобретением оружия заранее не озаботилась.
        - Придурок!
        Впору кричать: «Супермен, спаси меня!».
        Интересно, супермен смог бы преодолеть защитную дугу Дэнэена?
        Светлая даль перестала быть светлой. Оттуда приближалось что-то большое и темное. Марина печально вздохнула и поняла, что ей совершенно не интересно, что именно. Лучше она на дугу смотреть будет.
        - Дэнэен, а эту дугу нельзя в круг превратить? - жалобно спросила девушка. - А потом дружно ее подправлять?
        Полукровка раздраженно ругнулся. Наверное, намекнул, что Марина его от приближающегося врага отвлекает.
        - Бессмысленно, - сказал Викин. - Низшие несколько недель подряд могут в защиту ломиться. А для ее поддержки нужно чтобы активировавший заклинание маг не спал и мог вовремя добавлять в нее энергии. Такого ни один демон не выдержит. Лучше попытаться отогнать низших. Они ведь друг друга тоже жрут. Могут довольно быстро насытиться убитыми и потерять к нам интерес. Главное с пастухом что-то сделать.
        - Понятно, - сказала Марина.
        Дурацкий мир. Даже просто пересидеть опасность нельзя.
        Опасность медленно и даже как-то торжественно приближалась. Марина пыталась понять, почему Дэнэен решил, что они не смогут убежать, скорость опасности откровенно не впечатляла. Попутно теребила в руках нож, пытаясь найти самое удобное его положение для своей руки, но почему-то не получалось. Либо нож у полукровки какой-то нестандартный, либо это все от нервов и срочно следует как-то успокоиться.
        Марина походила вдоль дуги, бормоча, что все в порядке и хорошо. Потом решила, что приседать каждый раз рядом с разрывом будет долго, опустилась на четвереньки и поползла. Оказалось, ходить и приседать получается быстрее, чем ползать. Девушка посмотрела на Викина, как-то задумчиво покачивавшего посохом, потом на Дэнэена и его алебарду, лежащую на плече полукровки, потом перевела взгляд на пространство за ними.
        Темная масса успела приблизиться и распасться на составляющие. Девушка рассмотрела что-то со щупальцами и знакомый клок тьмы, напичканный челюстями и колючками. Немного полюбовалась на нечто фиолетово-черное, бесформенное как амеба, зато украшенное блуждающими огоньками, похожими на сонных светлячков.
        - Кунсткамера за вами плачет, - проникновенно сказала Марина.
        Придумать, как отогнать что-то подобное от разрыва девушка не смогла. Единственное, что показалось ей приемлемым, это образ тумана, шарахавшегося от книги. Вдруг тот туман дальний родич низших демонов?
        Вздохнув и мысленно попрощавшись с бренной жизнью, Марина засунула за пояс штанов книгу, как последнее средство обороны и вцепилась в нож двумя руками.
        - Что же эти гады так медленно крадутся? - спросила у своей тени. - Ненавижу ждать неприятностей, которых невозможно избежать. Может в обморок упасть? Глядишь, пока приведут в чувство, эти страхолюдины как раз подойти успеют.
        Низшие демоны словно ее услышали и вообще остановились, дружно зависнув над зарослями кустарника.
        - Советуются они там, что ли? - спросила Марина.
        - Получают указания, - сказал Викин.
        - Аааа, - протянула Марина и все-таки села. Стоять, как одинокий тополь в степи было очень неуютно. Точнее тополя три, но двое хотя бы вооружены не ножиками.
        Низшие над кустарниками, наконец, выслушали все указания и дружно рванули к своему предполагаемому обеду. Лидеры спустя несколько секунд получили порцию огня в награду за скорость. Некоторые даже благополучно сгорели, но большинство просто притормозили и отряхнулись. Марине захотелось закрыть глаза и закопаться как можно глубже. Батальные сцены никогда ее не привлекали, особенно когда они происходят настолько близко.
        Следующих лидеров забега к обеду Дэнэен и Викин встретили посохом и алебардой, а Марина сделала безуспешную попытку куда-нибудь отползти. К счастью дуга, прочерченная на земле, ее не пропустила. Пришлось смотреть дальше.
        Оказалось, посохи местных монахов наилучшее оружие против низших демонов. Викину хватало одного прикосновения к противнику, чтобы он либо осыпался мелкой пылью, либо шарахался от него и пытался спрятаться в задних рядах, где этого подранка радостно встречали голодные родичи. Марина полюбовалась на то, как от какого-то низшего дружно отрывают щупальца и поспешно перевела взгляд на Дэнэена. Сделал она это зря. Полукровка шустро шинковал алебардой нечто истекающее белесой густой слизью. Девушку затошнило, и она поспешно отвернулась.
        Стало страшно. Нападали низшие демоны совершенно бесшумно. Викин и Дэнэен тоже никаких боевых кличей не выкрикивали. Временами слышалось чавканье, тихий хруст и шелест травы под ветром. Словно все вокруг резко вымерли, и она осталась одна во всем этом мире населенном призраками. Марина повернулась обратно, решив, что неаппетитные низшие лучше, чем странные звуки за спиной.
        Желающих сожрать людей явно прибавилось. Они толкались и лезли друг другу на головы, если эти головы у них конечно были. Мужчины отпихивали самых шустрых своим оружием, хорошо хоть оно у них длинное. Превращать низших в пыль почему-то больше не получалось, наверное первые нападавшие были слабее тех, которые подошли сейчас. Или заряд очередной силы в посохе закончился. Викин что-то бормотал, а Дэнэен как-то подозрительно побледнел. Самые умные из нападавших с вооруженными мужчинами предпочитали не связываться, они обходили защитную дугу с двух сторон и время от времени на нее бросались.
        - Продавить пытаются, - поняла Марина и даже дернулась вправо, сама не понимая зачем. - Зараза.
        Знакомая амеба, украшенная светлячками величественно, как океанский лайнер подплыла к дуге, распихивая мелких сородичей, и навалилась всем своим телом на невидимую защиту. Воздух пошел рабью, и Марина с ужасом увидела, как дуга немного левее амебы деформируется, словно землю кто-то сдвигает.
        - Зараза.
        Девушка махнула ножом и, не давая себе времени на размышления бросилась туда. Что-то тоненько зазвенело. Мелкие сородичи амебы рванули к деформированному участку, отталкивая друг друга. Дэнэен за спиной Марины заорал, и шуструю мелочь разметало на части. Причем чья-то непонятная часть тела благополучно преодолели защиту, и громко шмякнулась об инстинктивно выставленную девушкой перед лицом книгу, вернее, об окутавшее ее желтоватое сияние. Марина тихонько пискнула, шлепнулась на колени и, пригибая голову, доползла до ослабленного участка защиты. Становиться обедом всякой гадости очень не хотелось.
        - Значит, себя моя книжка защищать умеет, - пробормотала, старательно ковыряя ножиком землю и пытаясь не смотреть на приближающуюся толпу желавших попытать счастья в этом месте низших. - Чего же ты, зараза, такая маленькая, а? Вот была бы хотя бы с ростовой щит… Или тебя нужно как-то раскрыть и обклеить себя страницами с ног до головы. Типа полный доспех странной конфигурации. Очень странной.
        Дуга, наконец, была более-менее выровнена, книга прижата к груди. Амебе надоело изображать затяжной таран, и она поплыла куда-то по своим делам, и Марина рискнула посмотреть, чего там кричал Дэнэен. Может ему там кто-то под шумок какую-то важную для него часть тела оторвал на долгую память? Или вопль был частью заклинания, которое буквально взорвало излишне шустрых низших?
        - Ага, - сказала девушка, удивленно похлопав глазами. - Всю жизнь мечтала умереть при просмотре мужского стриптиза. Только я думала, мне лет будет больше. Этак под сто.
        Губы помимо воли растягивались в широкую улыбку. Так ведь не бывает. Это слишком бредово даже для этого мира.
        Дэнэен поспешно и как-то слишком неуклюже стягивал рубашку. Викин стоял рядом, с ужасом косился на полукровку и размахивал в разные стороны посохом. Кажется, раздевание Дэнэена его пугало больше, чем толпа низших, часть из которых кого-то ела, а часть набирала разгона для новой атаки плотненькой такой толпой. Наверное, поняли, что на то, чтобы отпихнуть одиночек сил у мужчин хватает. Самые умные из низших тихонько обходили дугу защиты с двух сторон и тоже готовились ее атаковать. То ли по очереди, то ли все вместе. Марина бы по любому не успела поправить деформированную дугу, если ее начнут продавливать со всех сторон одновременно. Хорошо хоть амеб больше не наблюдалось поблизости. Может защита и выдержит. Интересно только, куда делась амеба, которая столь успешно изображала таран? Вдруг как выскочит…
        Мысли в голове у девушки затравленно метались.
        Дэнэен стащил рубашку и теперь нетерпеливо дергал пояс штанов. Пояс, кажется, сопротивлялся его усилиям и собирался держать штаны на их законном месте до последнего.
        - Проклятье, - громко сказал полукровка, выпуская из рук так и не расстегнутый пояс.
        Викин отпрыгнул от него в сторону, наплевав на приближающихся противников. Дэнэен присел и, прежде чем Марина придумала для этого хоть какое-то объяснение, расплылся какой-то текучей разноцветной субстанцией не хуже амебы. Субстанция немного пошевелилась, кажется, вздохнула, поспешно поджала растекающиеся края и начала вытягиваться в поджарое кошачье тело с длинным хвостом. Низшие демоны шокировано замерли. Викин выставил перед собой посох и начал отступать к Марине, опять успевшей отползти к защите и прижаться к ней спиной.
        Серый кот деловито стряхнул повисшие на задней лапе штаны, вильнул хвостом, хмуро посмотрел на низших и басовито на них рявкнул. Низшие рванули кто куда. К сожалению, некоторым пришла в то, что у них заменяет головы идея спрятаться за защитной дугой, и они бросились на ее штурм. Марина взвизгнула и стала отползать от заволновавшейся как штормовое море невидимой преграды. Викин бросился ее защищать, обо что-то споткнулся и растянулся во весь рост, выронив из рук посох. Кот недовольно оглянулся, рявкнул на ищущих защиты страшилищ, заставив их шарахнуться от дуги и подергав усами, как-то излишне радостно бросился догонять улепетывающих от него низших.
        - Зараза, - сказала Марина, радуясь тому, что так и не успела встать. Ноги даже в сидячем положении не особо слушались. - Терминатор жидкокристаллический. Стриптизер недоделанный. В кота он, видите ли, превращается. Извращенец!
        Викин то ли загорал, то ли отдыхал. Серый кот пытался выковырять кого-то из кустарника, попутно разрывая на лоскутки не успевших убраться с его пути низших. Они же на него нападать даже не пытались, словно он был одним из них и его кушать нельзя, пока он цел и невредим. А вот если кто-то умудрится эту киску ранить, тогда запросто.
        - Зараза, - повторила Марина.
        Наверное, следовало подойти к Викину и посмотреть чего он там разлегся. Вдруг головой стукнулся и сознание потерял? Вот только ни сил, ни желания не было. Да и двигать людей с травмой головы кажется нельзя. Следует сесть рядом и ждать приезда скорой.
        Где бы еще здесь скорую взять?
        Девушка вздохнула и перевела взгляд на продолжавшего азартно потрошить кустарник кота и носящихся вокруг него низших.
        - Почему эти страшилища не убегут куда подальше, раз так кота боятся? Пастуха бросить не могут?
        Кому Марина задавала эти вопросы, она не знала. Вероятно несправедливой вселенной.
        - Не могут, - загадочно подтвердил Викин, слегка приподняв голову. - Он их к себе привязал. Иначе давно бы разбежались. Даже до нас бы не дошли.
        - Ты чего валяешься? - возмущенно спросила Марина. Она значит тут переживает, а он прилег отдохнуть.
        - Сиди тихо и не привлекай внимание, - внушительно потребовал Викин.
        - Чье?
        - Кошачье.
        Марина посмотрела на серого кота, пытавшегося выдрать часть кустарника с корнем. Он вцепился в какую-то ветку зубами и теперь пятился, скользя лапами по траве и что-то возмущенно ворча.
        - Дэнэена? - переспросила Марина.
        - Это сейчас не Дэнэен, - устало сказал монах Оберегающей. - Дэнэен истратил слишком много энергии, его организм решил, что в таком состоянии защищаться не способен и отдал тело на откуп тем частям духа и пламени, которыми невозможно воспользоваться в человеческом теле. Это сейчас практически неуязвимое животное, дальний родич очень сильных низших, которому наверняка хочется есть. Я его даже с помощью посоха остановить не смогу. Даже если бы не растратил энергию, все равно бы не смог.
        - А с виду такой милый, - сказала Марина. - На барса похож, только без пятнышек и усы чересчур роскошные.
        Коту, наконец, надоело развлекаться корчеванием кустов, он отпустил измочаленную ветку, зашиб ударом лапы очередного низшего и, вильнув недовольно хвостом, полез вглубь зарослей. Мол, мы не гордые, раз Магомет от нас прячется, мы его поищем.
        Кусты затрещали и заволновались как штормовое море. Первой это оказавшееся не шибко надежным укрытием от кошек покинула знакомая черно-фиолетовая амеба, с почти потухшими светляками. Она поджала ободранные об ветки края и, изображая воздушный шарик, полетела вслед за ветром. Из кустов ее бегство проводили грозным мяуканьем и чьим-то повизгиванием. Дурной пример оказался заразителен. Вслед за амебой полетели или поковыляли по земле разнообразные нелепые существа, почему-то сейчас совсем не страшные.
        - Парад уродцев, - возмущенно прокомментировала это зрелище Марина. - Пугать меня надумали, гады.
        Вслед за низшими из кустов вывалился какой-то ободранный и заросший индивид.
        - И бомжа с собой зачем-то потащили. На десерт что ли прихватили? Типа тело с запашком вкуснее. Хотя и я сейчас, наверное, пахну, может, поэтому они пытались защиту продавить?
        Хотелось орать и провожать отступавших низших демонов нецензурными словами, но воспитание почему-то возражало. Неправильное оно какое-то, не вовремя о своем существовании напоминает.
        Кот выдрался из кустов, что-то громко проворчал, наверняка на растительность ругался, после чего дав отмашку самому себе хвостом в два прыжка догнал бомжа и радостно повалил его на землю.
        - Викин, ты случайно не знаешь, для чего демонам нужны очень длинные волосы? - спросила Марина, отстраненно наблюдая за тем, как большущий кот швыряет туда-сюда бомжа. Человеколюбие в отличие от воспитания зарылось куда-то глубоко, и появляться не собиралось.
        - Из коротковолосых демонов получаются лысые животные, - объяснил монах, оглянувшись через плечо на игравшегося кота.
        - Значит, я правильно догадалась, - сказала девушка.
        Шерсть кота была точно такого же цвета, как волосы Дэнэена, догадаться не сложно. А из Илиена наверняка получается кто-то белый. Медведь, например. Или кто там еще белым бывает?
        - Песец, - сказала Марина, кивнув своим мыслям. - Белый, пушистый и полный.
        Бомж, наконец, перестал ползать и вырываться из кошачьих лап, сознание, наверное, потерял. Кот несколько раз его толкнул, понюхал, чихнул и, рявкнув напоследок, грациозно отошел, посматривая не сумевших бросить пастуха низших, крутившихся рядом.
        - Все, ушел, - сказал Викин.
        - Кто? - спросила Марина.
        - Пастух.
        Низшие кошачий взгляд расшифровали правильно и начали отступление с поля боя. Кот презрительно мяукнул, осмотрелся и зачем-то пошел в сторону Викина и Марины.
        - Проклятье, - сказал Викин. - Не шевелись и думай о чем-то хорошем. Ни в коем случае не проявляй агрессию.
        - Агрессию?
        Проявлять агрессию против огромного кота было бы со стороны Марины, по меньшей мере, самонадеянно.
        Викин ничего больше не сказав, притворился трупом. Кот равнодушно на него посмотрел, аккуратно переступил и направился к замершей девушке.
        - Хорошая киска, - пролепетала Марина.
        Ей показалось, что кот из Дэнэена получился огромный, из этого кота двух таких парней можно было сделать. Бомж на заднем плане начал проявлять признаки жизни, но на побежденный сосуд, лишившийся чужого разума, внимания кот больше не обращал. Викина игнорировал, а к Марине явно был неравнодушен. За что же ей такая честь? Девушки вкуснее, что ли?
        Мелкие демоны шустро разбегались, наверняка жалея, что не смогли рассмотреть в сероволосом парне высшего способного сделать из них фарш. Викин приподнял голову, оценил обстановку и тихонько пополз к своему посоху с висюльками на кольце, наверное, забыв, что высших демонов этим посохом не остановишь.
        - Хорошая киска, - повторила девушка, изо всех сил стараясь излучать доброту и умиротворенность. Получалось наверняка плохо.
        Кот замер и уставился на нее круглыми глазами, словно раздумывал о том, игрушка перед ним, добыча или что-то другое?
        Ничего похожего на разум в желтых кошачьих глазах найти Марина так и не смогла, как ни старалась. Надеяться на то, что киска не ест девушек, помня о том, что в человеческом облике Дэнэен не поощряет каннибализм, было глупо. Дэнэен сам говорил, что в облике кота ничего не понимает и напрочь теряет все человеческое. Бежать еще глупее, догонит мгновенно. Тем более куда бежать? За спиной все еще дуга защиты, а впереди кот.
        - Хорошая киска.
        Кот, наконец, определился с тем, что ему делать дальше и шагнул в сторону замершей на коленях девушки. Остановился, качнул хвостом, и грациозно прыгнул к ней, словно к замершей в ступоре мышке. Марина закусила губу, жалея что вовремя не закопалась под землю. Кот ткнулся носом ей в живот, чихнул в волосы, обошел вокруг, а потом уселся сбоку и стал шумно вылизывать правую переднюю лапу.
        - Дэнэен, - позвала Марина.
        Кот повел ухом и стал лизать вторую лапу.
        - Очнись, пожалуйста, уже все, тебе не с кем сражаться.
        Кот только фыркнул. Мол, сражаться всегда есть с кем, было бы желание.
        - Он тебя не понимает, - сказал Викин, перестав изображать партизана. Он даже на ноги встал, наверное, решил, что их кот в свое меню точно не определит, раз ведет себя столь мирно. - Просто запах узнал. Не переживай, скоро превратится обратно. Они не могут долго находиться в таком облике, слишком энергоемко. А Дэнэен вообще полукровка, значит запасы духа и пламени у него невелики. К вечеру придет в себя.
        Марина судорожно кивнула. Погладить котика она так и не решилась, просто сменила положение, усевшись по-турецки, и без каких либо мыслей в голове уставилась на кошачий хвост. Красивый такой, с плотной шерстью. Отличная бы шубка получилась. Вот только хвостов придется где-то достать много. А добровольно коты с хвостами не расстаются, насколько знала Марина.
        Вот вывел бы кто-то породу способную отбрасывать хвосты как ящерка. Или демоны и есть такая порода? Руки же у них отрастают, почему бы и хвостам заново не расти?
        А потом откуда-то появились слезы, и Марина прорыдала, судя по ощущениям, несколько часов, в какой-то момент бесстрашно уткнувшись носом в густую кошачью шерсть на шее. Кот почему-то не возражал, терпеливо изображал плакательную жилетку, лишь время от времени перебирая передними лапами.
        Правила выживания для попаданок. Пункт шестой.
        Представим, что вам неимоверно повезло и вас в мире, куда вы попали, никакие Темные Властелины не поджидают. Вывелись они как-то. Измельчали. И постепенно затерялись среди толпы прочих мелких злодеев.
        Думаете, вас в таком случае ждут молочные реки и кисельные берега? Наивные.
        Начнем с того, чего у вас нет.
        А нет у вас великой миссии, что с одной стороны не может не радовать, а с другой низводит вас до обычной девушки, которых в этом мире великое множество и одна единственная, даже рожденная в другом мире погоды не сделает.
        Далее, у вас нет в этом мире родственников, знакомых, денег, элементарных знаний о законах, этикете, а в особо неудачных случаях даже о морали. Может, в этом мире женщины вообще должны сидеть дома и к шестнадцати годам быть замужем, а тут вы, двадцатилетняя, бредете по лесной дороге в миниюбке, на каблуках, ругаетесь матом на комаров и без какого-либо мужского сопровождения. Тут даже ко многому привычные разбойники могут среагировать неправильно. Примут за особо опасную колдунью и уронят на голову дерево, пока навредить честным работникам ножа и топора не успела.
        Допустим с разбойниками вам повезло, и вы их либо не встретили, либо умудрились сразу попасть в оживленный город. Знаете, что вам нужно сделать в первую очередь? Нет, не начать проповедовать светлые заветы феминизма. Для начала попытайтесь слиться с толпой. Или лучше где-то спрячьтесь до темноты, понаблюдайте за тем, как здесь одеваются честные горожанки и где они развешивают стирку. В темноте, знаете ли, снимать одежду с веревки удобнее, если эта одежда не ваша. Далее затаитесь до утра, потому что в великом множестве миров вряд ли отыщется город, в котором безопасно по ночам бродить одиноким девушкам. Ах, вы ходили на курсы самообороны, умеете громко кричать «Кия!!!» и высоко вымахивать ногами. Ну, тогда вам прямой путь в кордебалет, если он здесь существует, а на мужика с мечом, да и с банальным ножом ваше «Кия!!!» особого впечатления не произведет. Честно, лучше бы вы занялись легкой атлетикой и научились быстро бегать.
        Ладно, одежду вы добыли, ночь где-то пересидели и теперь вам хочется кушать. Вопрос в том, что вы умеете делать? Умение наращивать акриловые ногти, делать в фотошопе свадебные портреты и изображать рабочий вид на секретарском месте вряд ли пригодятся. Так же вам, скорее всего на первых порах ничем не поможет знание химии и сопромата. Для того, чтобы у вас начали покупать, например, порох, нужно как-то продемонстрировать его действие и доказать, что это не злобное волшебство. Да и кому вы его продавать собираетесь? Нет девушки, будьте попроще. Посудомойки и уборщицы нужны везде. В деле получения данной работы можно даже изобразить какую-нибудь страхолюдину в ослиной шкуре, чтобы хозяин заведения приставать не начал, или отставание в развитии, на которое можно списать незнание реалий мира. Тут главное из образа не выходить, даже если в ваше питейное заведение заглянула рота симпатичных солдат.
        Допустим, вы продержались некоторое время, разузнали кое-что о мире и теперь решили подыскать себе профессию если не поприличнее, то более высокооплачиваемую точно. Воровством там заняться. Это же так романтично. Темной безлунной ночью вы лезете в дом местного красавца и богача в одном лице, он вас ловит за руку, смотрит в ваше растерянное лицо и влюбляется с первого взгляда.
        Ага, так вас там и ждут. Если изначально не прибьют конкуренты, то прихлопнет либо охранное заклинание, либо красавец-мужчина, привыкший сначала врага бить, а потом смотреть кого он там убил. Точнее, вас некрасивые охранники убьют, а это будет вдвойне обидно.
        Вообще, вы можете попытаться выйти замуж. Это решит часть ваших проблем. Но опять же, рассчитывать на богатого красавца-мужчину особо не стоит. Они, знаете ли, не женятся на ком попало. Если уж так неймется, разузнайте, бывают ли в этом мире содержанки, и смело претендуйте на эту должность. Только лучше сразу забудьте о фильме «Красотка» ибо ждет вас большое разочарование.
        А вообще, вас ведь наверняка пытались научить в школе вышивать крестиком, вязать французской резинкой, шить юбки-полуклеш и правильно варить манную кашу. Вот бы оно вам сейчас пригодилось.
        И да, умение вовремя надавить на жалость стоит гораздо больше, чем умение не вовремя цветасто послать. Попытайтесь выглядеть приличной местной девушкой. Слейтесь с толпой и почувствуйте себя разведчиком в тылу врага.
        Глава 11 О том, что желание побыть в одиночестве может привести к неприятным последствиям
        Куда делся бомж, Марина так и не поняла, чему в душе была рада. Не испарись он загадочно и об этом потерпевшем пришлось бы заботиться. А так пропал и ладно. Наверное, не пожелал находиться рядом с большим котом, предпочел податься в неизвестность и поискать компанию менее экзотическую.
        На счет кота Викин ошибся. Человеческий облик не вернулся к Дэнэену ни этим вечером, ни следующим. С каждым пройденным часом монах Оберегающей смотрел на кота все с большим недоверием. Кот его игнорировал. Несколько раз уходил на охоту, но людей не трогал, как определил Викин, помахав над сытым котом своим посохом. Спать ложился рядом с Мариной, словно охранял, или грел. Так что не удивительно, что на второе утро проснулась девушка от того, что к Дэнэену решила наконец-то вернувшегося его человекообразная ипостась. Марина так обрадовалась, что не обратила внимания ни на его недовольный вид, ни на полное отсутствие одежды, ни на попытки отползти подальше от нее. Она обняла парня, ткнулась носом в вытатуированный красно-черный цветок, откуда-то взявшийся у него рядом с ключицей, и неожиданно для самой себя разревелась. Плакала долго и с чувством. Дэнэен сидел не шевелясь, терпеливо пережидая очередную истерику. А когда Марина, наконец, смогла успокоиться заговорил Викин.
        - Ты нам лгал, - уверенно сказал монах, обличающее направив на лжеца висюльки на посохе.
        - Лгал? - удивленно округлил глаза полудемон. Этакая святая невинность. - Когда?
        - С самого начала. Ты вовсе не слабый, ты сильнее многих чистокровных. Тебя признал род, точнее тебя признал один из великих родов, судя по расцветке твоего знака, - тычок посохом в таинственно появившуюся татуировку. - Красный и черный, это ведь огонь и дух, такое кому попало изображать на своем теле не дозволено. Следовательно, у тебя есть и покровители, и те, кто может защитить твое имя. Тебе незачем было бежать. Никто в здравом уме не позволит себе тебя убить, разве что на поединок вызвать, а это совершенно другое, в честном поединке тебя с твоей силой и изворотливостью мало кто победить сможет. Демон, который обозвал тебя жалким выродком, вызывал тебя именно на поединок и ушел, как только ты отрубил ему руку. Признал, что ты его победил. Наверное, мне нужно было раньше обратить на это внимание, но не в этом суть. Ты нам лгал. Сердце Стихий тебе нужно вовсе не для защиты.
        Марина удивленно вытаращилась на Викина и задумалась о том, стоит ли ему говорить, что демон, которому Дэнэен отрубил руку является его братом? Или при Викине он кому-то другому руки рубил? Традиция у него такая.
        Полукровка насмешливо улыбнулся.
        - Видишь, - сказал Марине. - За вот это я и не люблю монахов. Они всегда смотрят только на одну сторону проблемы. На ту, что ближе всего их богам. Полностью игнорируя все остальные. Сильный, вовсе не значит, что я достаточно силен. Признанный родом, вовсе не значит, что все в роду согласны с этим решением и что мне не от кого защищаться. Да и признание рода накладывает слишком много обязательств, с которыми совсем не просто справиться. Викин, ты можешь мне не верить сколько тебе влезет, но твой посох обмануть не смогу даже я. Так что слушай. Этот трижды проклятый амулет мне нужен для защиты, в первую очередь для защиты моей матери. Обязательства, которые наложил на меня род без амулета выполнить тоже не получится. Я уже пробовал. И самое последнее, возможно, самое важное для тебя, амулет мне поможет остановить бессмысленное истребление людей, которое замыслили вовсе не демоны. Надеюсь этого тебе достаточно. Больше я ничего не скажу.
        Висюльки на посохе дружно звякнули, подтверждая, что все сказанное правда.
        - Я от демонов тоже не в восторге, - мрачно сказал Викин. - Из-за вашего умения обманывать, говоря при этом правду. И вообще, оделся бы ты. Светишь здесь своим достоинством, как родовым, так и мужским. Демонстрировать мужское достоинство всем желающим моя обязанность, как честного служителя Оберегающей и просто симпатичного парня, которому жить осталось совсем недолго. Мне же еще детей нужно после себя оставить, хотя бы одного, чтобы богине было кого позвать.
        - Их и так у тебя куча, - буркнул Дэнэен, подтаскивая к себе поближе сумку в которую Марина засунула его одежду.
        - Нет. Ни одного, - вздохнул Викин. - Я бы знал. Возможно, богиня хочет, чтобы я нашел женщину, с которой смогу прожить жалкий остаток своей жизни. Кто знает? До сих пор я встретил такую только одну, но ведь она не согласится. Рен не из тех жалостливых девиц, которые покупаются на рассказ о проклятом магическом даре, который либо сжигает за пару лет, если бояться им пользоваться, либо за пару десятилетий, если не бояться. Жаль, что мой дар пробудился в десятилетнем возрасте и что мне уже двадцать восемь. Проснулся бы в двадцать, у меня была бы еще куча времени.
        Викин прижался спиной к дереву. Симпатичная мордашка стала необычайно грустной, словно до него только сейчас дошло, что через два года его жизнь действительно закончится и после этого уже ничего не будет. Для него не будет. Никогда и ничего. Богиня его примет в свои объятья, и он опять станет ребенком, чужим и незнакомым, который никогда не узнает о монахе Оберегающей Викине.
        - Подождите вы, - потребовала Марина, которая окончательно запуталась в том, с какой радости Дэнэен пустился в это путешествие. - Дэнэен, тебя же изгнали на три года. И меч забрали.
        - Изгнали, - подтвердил полукровка, рассматривая извлеченные из сумки штаны. Что-то ему там явно не нравилось.
        - Тогда почему Викин считает, что ты пустился в бега?
        - Сначала я пустился в бега, а потом меня еще и изгнали. Можно сказать, мое желание, наконец-то совпало с традициями моего народа. Повезло.
        Странные у него представления о везении.
        - Дэнэен, но на тебя же охотятся все кому не лень. До изгнания они наверняка не могли себе этого позволить, - вспомнила Марина, чем закончилось посещение первого города, в который она попала в этом мире.
        - Охотятся, - сказал Дэнэен. - Некоторые бы и без изгнания охотились, просто не так нагло, так что почти ничего не изменилось. С другой стороны, демонов ловят только жители селений находящихся недалеко от границы. Для людей, которые живут далеко от гор мы скорее экзотика, чем чем-то полезная добыча.
        - Понятно, - сказал Марина. - Надеюсь, следующий город будет далеко от гор.
        - Ага, далеко, - благодушно подтвердил Дэнэен. Он, наконец, натянул штаны и теперь стоял, прижав ладонь к татуировке - Пойдем в Верхние Косогоры. Без помощи нам, похоже, не обойтись.
        - Кто-то там согласится нам помочь? - как-то подозрительно оживился Викин.
        Знакомые у него там что ли? Или там сидят в засаде охотники на демонов, к которым он подрядился привести добычу?
        - Надеюсь, - Дэнэен убрал ладонь и скептически посмотрел на участок кожи, с которого пропал красно-черный цветок. - Круг ведь не такой большой. Даже в худшем случае за неделю дойдем, а так дня три-четыре. А еще по дороге ты сможешь поискать маму для своих детей в мелких селениях. Да и мне кое о чем подумать надо.
        Викин громко хмыкнул. Несерьезно он к поискам мамы для будущего ребенка относится.
        - Подумать? О чем? - заинтересовалась Марина.
        - О знаках. О признании. И о верном выборе, когда умом понимаешь, где находится этот выбор, а сделать его не можешь. Впрочем, если подумать, настоящего выбора давно уже нет, но мне, похоже, нравится обманывать себя самого. Нужно подумать о причинах. Что-то меня держит. Мне это не нравится.
        И сразу все стало понятно. Лучше бы вообще не отвечал.
        Первому же попавшемуся по дороге селению в одну улицу вдоль довольно запущенной дороги Марина обрадовалась как родному. Плевать, что на нее косились, за ее спиной шептались, а какая-то бабулька даже обозвала гулящей девкой. В этом селении была общественная баня, или что-то очень на нее похожее и данный факт искупал все, ибо такой чистой девушка себя давно не чувствовала.
        После бани добрые селяне, которым Викин предрек скорое рождение сына, по-человечески накормили путников и даже предложили ночлег, от которого Дэнэен величественно оказался, утешив Марину тем, что к вечеру они успеют дойти до следующего подобного селения. Там была таверна, которую полукровка считал более подходящим местом для ночлега демонов, чем провонявший козами перекошенный домишко. Пришлось вздохнуть и смириться.
        К таверне топали долго и нудно, хорошо хоть по дороге, хорошо утоптанной и не очень пыльной. Всадников, проносящихся мимо, Дэнэен провожал презрительным взглядом. Поправлял на плече свою алебарду. Пинал выросшие слишком близко к дороге растения и старательно изображал недовольство миром. Что ему не нравилось, девушка не понимала. Погода отличная, бабочки какие-то летают, птицы щебечут. Обувь ему жмет, что ли?
        Потом мимо путников вместо очередного всадника, скрипя всеми колесами, проехала подвода груженая корзинами с овощами и Марина поняла, что идти пешком вовсе не обязательно. Вряд ли местные селяне откажутся подвезти троих худеньких путников, даже с алебардой, особенно если предложить им оплату труда их лошади.
        Путем непрестанного нытья и жалоб на трудности пути, девушке таки удалось уговорить полукровку воспользоваться добротой мужика сидевшего на очередной подводе и остаток пути они проехали. Даже платить не пришлось. Мужика желавшего хоть кому-то пожаловаться на жену и старшую дочь добровольно взялся развлекать Викин. Дэнэен хмуро пялился в пустоту, а Марина любовалась цветами на обочине и пыталась понять, бывают такие на Земле или нет? Вроде заметила какие-то странные розовые васильки, узнала ромашки и желтые свечи цветов, названия которых не помнила. Потом приняла за цветок огромную бабочку и долго провожала ее удивленным взглядом. Кажется, подобные бабочки должны жить в тропиках, а местный климат несколько отличается.
        Так они и доехали, монах болтая и пытаясь убедить мужика, что все не так плохо, как ему кажется, а полукровка и Марина думаля каждый о своем.
        Викин с мужиком расстались лучшими друзьями. Монаха даже на свеженькую наливочку пригласили, если он забредет в Птичьи Холмы.
        Дэнэен окинул на прощанье работящую лошадку задумчивым взглядом, словно пытался решить с какой части тела начинать ее разделку и гордо удалился в направлении единственного в этом селении двухэтажного здания. Марина поспешила за ним, не понравилась ей компания развеселых нетрезвых мужиков с мечами. Возле полукровки все-таки спокойнее. У него алебарда, да и внешность намекает, что он не совсем человек.
        Двухэтажное здание оказалось таверной выстроенной из успевшего обрасти мохом камня, словно замаскироваться под скалу пыталась. Причем именно эта таверна поставляла селению нетрезвых и вооруженных мужчин. В довольно большом помещении находящемся сразу за входом их было много. Они там ели, пили, радостно горланили какие-то песни и делали непристойные предложения заморенным девицам с подносами. Девицы реагировали вяло, таскали еду с питьем и профессионально уворачивались от мужских рук.
        На появление Марины мужики отреагировали бурно, правда довольно быстро заметили рядом с ней демона и решили делать вид, что ее здесь нет. Похоже, по их мнению зашедшая в таверну девушка не стояла того, чтобы ради нее связываться со всякими мутантами. Даже обидеться захотелось.
        - Наемники, - презрительно сказал Дэнэен. - Похоже, где-то поблизости завелся очередной придурок решивший обзавестись собственной армией. А эти собрались счастья попытать.
        - А, - сказала Марина. Что же у него с настроением? Еще захочет его улучшить за чей-то счет, в драку ввяжется. А ей что при этом делать? Лезть повыше и громко кричать, что девушек бить нельзя? - Дэнэен, у тебя все в порядке?
        - Да, - оскалился полукровка. - Голова болит, но она после превращения всегда болит. И ведь не лечится, зараза. Ни магией, ни травами, ни порошками лекарей.
        - Сочувствую.
        Девушка печально вздохнула. Ей хотелось есть, но желательно где-нибудь подальше от наемников. Еще хотелось спать. На настоящей постели, а не на очередной куче сорняков, завернувшись в огромное одеяло. Еще не помешало бы пиво в бокале из морозильника и копченый сыр к нему. А вот раздражать Дэнэена резко перехотелось. Головная боль это серьезно.
        Полукровка окинул недовольным взглядом помещение и направился к невысокой перегородке, за которой с унылым видом сидел лысоватый упитанный мужичек и что-то писал мелком на деревянной доске.
        - Дэнэен, а куда Викин делся? - спросила Марина, заметив, что в их компании кого-то не хватает.
        - Кто его знает? - пробурчал полукровка. - Не потеряется.
        - Ага, - сказала Марина.
        Действительно, кто его знает? Может опять какой-то беременной помогает, или о продолжении рода резко решил позаботиться и кандидатуру на роль помощницы в этом деле ищет.
        - Эй, - раздраженно позвал Дэнэен, когда мужичек с мелом никак на их приближение не отреагировал. - Нам нужна комната.
        - Две, - тут же отреагировала Марина, поняв, что общением с Дэнэеном сыта по горло и самое сильное ее желание хоть немного побыть наедине с собой.
        Полукровка хмуро на нее посмотрел и согласно кивнул.
        - И поесть, - жалобно добавила Марина.
        - В комнаты, - безапелляционно произнес Дэнэен. Похоже, подобной услуги предусмотрено не было.
        Мужичек оценил выражение его лица и согласно закивал, широко махнув рукой куда-то себе за спину.
        - Две крайние комнаты с правой стороны, - сказал, немного подумав.
        Марина успела заподозрить, что бедняга немой, поэтому некоторое время удивленно на него таращилась. Потом бросилась догонять норовившего уйти без нее полукровку.
        Чтобы добраться до комнат, пришлось обходить перегородку, потом обходить мужичка, который не глядя, протянул руку за оплатой и тут же ее получил, открывать скрипучую дверь, неплохо маскировавшуюся на фоне стены и подниматься по крутой и узкой лестнице на второй этаж. Лестница благополучно довела до темного, но к счастью чистого коридора освещаемого несколькими жалкого вида огарками свечей. По обе стороны коридора были двери. До номерков на дверях в местных гостиницах пока не додумались. Пока Марина растерянно крутила головой, пытаясь понять в которые комнаты их поселил мужичек, Дэнэен уверенно протащил ее за руку к концу коридора, затолкал в комнату и велел никуда без него не ходить. После этого скрылся в комнате левее той, что досталась девушке.
        - Интересно, еду когда принесут? - спросила у самой себя Марина. - И чем мне заниматься пока не принесли? Спать как-то не очень правильно.
        Марина красочно представила, как несчастная разносчица с подносом пинает дверь, а постоялица изволит почивать, даже храпит для антуража. Вздохнула и окончательно отбросила вариант со сном.
        Ничего интересного на глаза как назло не попалось. Комната подозрительно напоминала ту, в которой Дэнэен знакомил Марину со своим артефактом. Такое же узкое окно, похожий набор мебели и хлипкий с виду засов вместо замка на двери. Хоть бери и опять пытайся книгу открыть. Все равно больше заняться нечем.
        - И тут стандарты, - сказала девушка, сев на кровать. - Хорошо хоть подоконник широкий. Его можно использовать в качестве стола. Иначе кушать пришлось бы на полу.
        Окончательно заскучать Марина не успела, принесли еду. Вовсе не ожидаемая девица, а какой-то подозрительно улыбчивый парень. Он изо всех сил изображал обаятельный оскал, услужливо вился вокруг девушки и пытался делать какие-то намеки, в суть которых Марина вникать не собиралась. Просто вытолкала прилипалу из комнаты и пригрозила демоном с алебардой. Парня проняло, и он ушел, что-то бормоча себе под нос.
        Еда в таверне оказалась так себе. Масса, отдаленно напоминавшая картофельное пюре была недосолена, мясо слишком сухое, а то, что Марина приняла за пирожки, оказалось булочками такой странной для булочек формы. О том, что постоялица может захотеть пить, местные предоставители услуг почему-то не подумали. Хорошо хоть вода в фляге оставалась. Бродит в одиночестве по этому неприветливому заведению девушке не хотелось. Беспокоить Дэнэена тем более. А Викин как пропал, так и не появлялся. Может ведь и вообще не появиться. Что у него своих дел нет?
        От скуки Марина немного подергала книгу за обложку, пересмотрела ценности вытащенные из сумки и пересчитала деньги, убедившись, что она все-таки состоятельная дама по местным меркам. Если конечно правильно провела сравнительный анализ цен. Данных у нее для этого анализа было маловато. Не мешало бы данный вопрос прояснить. Вдруг придется бродить по этому миру не один год, пока Дэнэен свой артефакт соберет?
        - Из университета меня точно исключат, - печально произнесла девушка. - Мама сойдет с ума, она к тому времени точно из командировки вернуться успеет и убедится, что ее дочурка вовсе не потеряла в очередной раз телефон и не сообразила позвонить из общей безалаберности. В этот раз ее дочурка поступила оригинальнее. Потерялась сама.
        Хоть бери и плачь.
        Марина еще раз вздохнула и решила, что будет спать, врагам назло. А то мало ли? Вдруг и тут найдутся какие-то охотники на демонов, из-за которых опять придется бежать в ночь? Или отдыхавшие внизу наемники решат разнести это заведение на щепки? Или вдруг наводнение, пожар и прочие стихийные бедствия?
        Спать нужно пока никто не мешает, а то ведь желающих не дать кому-нибудь выспаться великое множество.
        Снилась Марине какая-то странная муть. Она куда-то бежала, продиралась сквозь какой-то мутно-мокрый лес, потом, то ли падала, то ли летела в компании огромных булыжников. Когда ей это окончательно надоело, откуда-то явился Илиен, сел на один из камней и стал прочувствованно жаловаться на брата, который и старших не слушается, и врет когда надо и не надо, и в кота превращается, когда не просят. А ему, Илиену, приходится присматривать за этим чудовищем, чтобы он случайно никого не съел.
        Марина вяло посочувствовала и спросила, не знает ли он как заменить весь этот бред на что-то более приятное? Лучше бы какой-то дурноватый принц на белой лошади приснился.
        Илиен почему-то хихикнул и заявил, что все в ее руках. После чего начал таять и растекаться, как мороженое.
        - Снегурочкин братец, - возмущенно сказала Марина.
        Подтаявший Илиен фыркнул, резко взлетел над камнем и качнулся в сторону девушки. Она отшатнулась и в следующее мгновение проснулась.
        Совсем рядом что-то тихонько скрипнуло и зашелестело, так, что захотелось сжаться в комок и накрыться одеялом с головой. Вместо этого девушка затаила дыхание и попыталась прислушаться.
        Услышала далекий собачий лай и чье-то надрывное пение под окном. Кто-то ходил по коридору, громко топоча, словно внимание к себе привлекал, потом хлопнула дверь, и шаги затихли.
        Марина осторожно вдохнула, приоткрыла глаз, и ничего способного издавать подозрительные звуки не увидела. То ли его попросту не было и звуки ей тоже приснились, толи все подозрительное не попало в поле ее зрения.
        Шевелиться и демонстрировать, кому бы то ни было, что она проснулась, почему-то не хотелось. А не шевелиться было страшно. Казалось, сейчас из углов вытекут темные тени, на ходу превратятся в низших демонов и нападут. А она тут одна. И оружия у нее нет. Разве что книгой отмахиваться. Только ведь и до книги еще дотянуться нужно.
        - Она? - прошелестело из левого угла.
        Марина едва не подскочила, сопроводив это действие визгом.
        - Нет, не ведьма. Гораздо лучше, - отозвались из другого угла.
        Девушка от ужаса открыла глаза. Казалось, разговаривают те самые тени, которые должны были превратиться в низших.
        Потом в голову пришла разумная мысль и громко заорала: «Беги, дуреха!».
        Марина дернулась, стукнулась ногой об стену, запуталась в одеяле и с грохотом свалилась на пол.
        - Резвая птичка, - прозвучал третий голос, казалось откуда-то с потолка, и девушку накрыла тьма. Плотная и густая, пахнущая жасмином и костром.
        Наверное, следовало закричать, пока было не поздно. За стеной Дэнэен. Он бы услышал и прибежал спасать. Она ведь ему нужна и, похоже, не одному ему.
        Марину качнуло и подняло в воздух. Закричать уже не получалось, хоть она и прилагала все усилия. Тело не слушалось совершенно, оно словно вообще отсутствовало. Только разум летал в какой-то пустоте населенной сквозняками.
        Тьму перед глазами постепенно начали вытеснять цветные пятна, водящие хороводы. Из-за жасмина ужасно хотелось чихать, но не чихалось.
        Может ей все это снится?
        - С дозой не переборщил? - спросил первый шелестящий голос.
        - Нет, - как-то улыбчиво ответил третий. - Хороша девка. Себе бы оставил.
        - Я тебе оставлю, - мрачно произнес второй голос.
        Марину подбросило вверх, несколько раз перевернуло, словно ее во что-то заматывали. К запаху жасмина и костра прибавился запах мокрой пыли и полыни, даже горечь на губах появилась. Или это только казалось? Губы ведь отсутствовали, откуда тогда горечь?
        - А теперь тихо. Демон не спит, - прошелестел первый голос.
        - Куда уж тише, - недовольно отозвался третий.
        - Не услышит он ничего и не почует, - уверенно произнес второй голос. - Они после превращения почти на три дня половину своих чувств теряют. А магичить он не сможет в ближайшие дня четыре, как минимум. Хорошо, что удалось на него натравить этого придурка.
        - Может демона убить, пока слаб? - кровожадно спросил третий.
        - Лучше не рисковать, - повелительно произнес второй. - Вдруг опять превратится? Сожрет же. Этих тварей в звериной шкуре ничто не берет. Ни магия, ни сталь.
        - Убивали же их как-то, - презрительно бросил первый.
        - Убивали, - покладисто согласился второй. - Либо успевали, пока они были в человеческом облике, что у нас, скорее всего не получится. Эта тварь насторожена и недоверчива. Либо забрасывали заклинаниями, пока их защита не исчезала. Но здесь нужно несколько десятков не слабых магов. Либо артефактами способными продырявить их шкуру. К сожалению, большинство артефактов после этого превращались в никчемный хлам. Еще ходили целыми армиями и сражались, пока эти твари не превращались в людей, после этого их убивали. Правда, солдат при этом гибло слишком много, едва до бунтов не дошло. Еще когда-то разрабатывали специальные заклинания, которые срабатывали одно из пяти, да и то не полной мерой. Еще их можно убить их же мечами. Но свои мечи эти твари не продают, а за украденный головы отрывают всем кого заподозрят в причастности.
        - Хватит лекций, - потребовал первый голос. - Уходим, пока демон не явился пожелать девчонке хороших снов.
        - Не явится. Демон ее не касался, я бы почувствовал, - проворчал второй.
        - Пошли, - сказал третий. - Иначе я начну ее касаться, раз демон не соизволил.
        - Тронешь, оторву все, что дает тебе право называть себя мужчиной, - хмуро пообещал первый. - Хранящих нельзя обижать. Чем больше их обижаешь, тем тяжелее заставить их работать, даже магия перестает действовать. Так они и сбегали некоторое время назад, пока эту взаимосвязь не заметили.
        - Да шучу я, шучу.
        Марину опять подбросили вверх и куда-то понесли. Судя по ощущениям, прямо сквозь стену. В какой-то момент даже дышать стало нечем, и она потеряла сознание.
        Интересно, как бестелесный разум умудрялся дышать?
        Почему нас не было рядом, когда мы были нужны.
        В общем, мужчины оправдываются.
        Дэнэен.
        Голова болела. Причем, эта сволочь умудрялась менять тональность и ритм боли. То она была тягучая, густая, казалось, даже гудит басовито где-то в затылке. Потом становилась тоненько звенящей на одной ноте. От этого звона начинали болеть зубы и плечи. Голову хотелось засунуть под воду, а лучше сразу в снег. Спустя час боль начинала ритмично пульсировать в висках, поочередно, то в левом, то в правом, словно издевалась. На фоне этой изменчивой боли, то, что мышцы тоже болят и плохо слушаются, почти не имело значения.
        Собственно именно из-за головной боли и было позволено вздорной девице поселиться отдельно. Видеть вообще никого не хотелось. И шевелиться не хотелось. Дома хорошо. Дома после превращения можно спуститься в один из подвалов, куда не проникают звуки с поверхности и отлежаться в тишине. А тут даже стены звучат. Мыши в них живут, или сквозняк заблудился, не суть важно. Этот тихий шорох сводил с ума. Хотелось дико заорать и начать крушить все подряд. Вместо этого пришлось лечь на пол, потому что лежать на мягкой кровати, раскачивающейся от малейшего движения, было совершенно невозможно. Лучше уж встать на ноги и начать ходить. Походку можно хоть как-то под ритм боли подстроить.
        А потом, словно эта паршивая вселенная решила за что-то отомстить, совсем рядом какая-то сволочь открыла корявый путь, заставивший пространство взвыть дурным голосом и завибрировать, как огромный барабан от удара чем-то тяжелым.
        Организму такое обращение не понравилось. Поэтому он для начала избавился от съеденного по глупости яблока, едва не отправив вслед за яблоком и желудок. Боль болталась в голове, как какая-то жидкость в полупустом, плотно закрытом сосуде. Ее хотелось выплеснуть любыми путями. Даже если для этого придется сосуд разбить.
        На борьбу с этим желанием и было потрачено некоторое время.
        А потом, когда вернулась способность думать, бежать за кем-либо было уже поздно. Путь закрылся и эту глупую девицу куда-то утащили.
        Ищи ее теперь.
        Нравится ей, что ее похищают, что ли?
        Викин.
        Попросить у богини совета бывает нелишне. Но чаще всего бесполезно. Особенно, если богиня столь капризна как Оберегающая и, так же как и она уверенна, что люди должны учиться до всего додумываться сами.
        Вместо нужного совета в итоге было получено предупреждение о том, что девочке грозит беда, сказано, что он все равно не успеет эту беду предотвратить и обещание девочке помочь, за что некто Викин из Дола должен будет выполнить одно поручение.
        Собственно тот самый Викин из Дола был уверен, что выполнять поручения данной богини одна из его обязанностей, поэтому согласился, вызвав многообещающую улыбку на личике богини. Наверняка какую-то пакость замыслила. Женщина, что с нее возьмешь? Мудрая, прекрасная, но вовсе не настолько добрая, как думают очень многие.
        Пришлось поблагодарить прекрасную за то, что вообще снизошла до разговора с не самым преданным своим избранным, склонить голову и, повинуясь взмаху руки уйти.
        Зрелище, открывшееся в трактире, было вполне ожидаемым. В обеденном зале толпа наемников, подрядившаяся прочесать местность рядом с дорогами на предмет разбойников и прочих асоциальных личностей, отпугивавших купцов от находящегося немного южнее города. В коридоре второго этажа темень, едва разгоняемая несколькими свечами и одинокая фигура мрачного демона маявшегося головной болью, перед выбитой дверью в одну из комнат.
        - Эту дуреху похитили, - устало сказал Дэнэен, жестом пригласив полюбоваться пустой комнатой.
        - Пойдем за похитителями?
        - Бессмысленно, - отмахнулся Дэнэен. - Без кого-то способного открыть путь все равно не догоним, даже зная направление. Пойдем в Верхние Косогоры. Там Рен. Мне она согласится помочь. Не зря же я эту дуреху спасал.
        Пришлось быстро кивнуть, давя в зародыше улыбку, которую Дэнэен сейчас вряд ли способен оценить. Второй раз втягивает в свои дела постороннюю девушку и во второй раз именно у девушки начинаются неприятности.
        Наверное, традиция.
        А стоит ли его радовать тем, что Оберегающая пообещала помочь Марине? Или его это вовсе не обрадует? С одной стороны, перестанет настолько беспокоиться, спешить и возможно наделает меньше глупостей. С другой стороны, он ужасно не любит непрошеной помощи. А Оберегающая последняя из богинь, у которой он бы помощи попросил.
        И что она ему сделала?
        Илиен.
        Кто же знал, что эта троица вовсе не наемники? Точнее наемники, только гораздо высшего класса. Подрядившиеся выполнить чье-то поручение.
        А еще Дэнэен заметит любое возмущение сил произошедшее рядом с этим селением. Поэтому пришлось одолжить у кого-то лошадь, отблагодарив ее владельца ударом по голове, чтобы тихонько полежал в луже и не пугал своими воплями несчастное животное.
        Потом пришлось ехать по дороге. Долго. Чувствительность сейчас у Дэнэена очень высокая и путь своего брата он узнает сразу. Потом столь же долго настраиваться на девушку, хорошо ее образ не успел смешаться с остальными воспоминаниями. Надо бы его на всякий случай выделить и отгородить. Потом ждать, пока девушка перестанет перемещаться. Потом идти по пути, чтобы понять, что опять опоздал. Потому, что пока шел, девушку опять куда-то дели. Хотя следы присутствия в комнатушке с одинокой кроватью и открытым окном выветриться не успели. Значит, увели девушку недавно и, скорее всего, недалеко. Придется поискать.
        Странно, что самые свежие следы ведут к окну, а не к двери. Не могла же она с испуга в окошко выпрыгнуть? Или могла?
        Глава 12 О том, что спасение утопающих, дело рук самих утопающих, а неудавшаяся попытка не засчитывается не только в спорте
        Марина плыла в каком-то молочно-белом тумане, словно в невесомости. Шевелиться и думать совершенно не хотелось. Лучше бы опять уснуть и больше никогда не просыпаться.
        Именно это желание, как ни странно не давало забыть обо всем на свете, в том числе и о себе самой.
        Странное желание, честно говоря. Суицидных наклонностей у девушки раньше не было, а желание не проснуться очень уж на них похоже.
        - Вот ты где, - обрадовано произнес женский голос справа от девушки. - Глупцы опять дозу пыльцы забвения превысили. Зачем похищать хранящую, если она после их похищения может и не проснуться?
        Марина с трудом, словно преодолевая сопротивление какой-то густой и тяжелой жидкости, повернулась и увидела миловидную женщину. Пухленькую такую, улыбчивую, с соломенного цвета волосами и глазами синими как небо. Еще у женщины были ямочки на щеках и фигура слегка поправившейся Мэрилин Монро. Очень уютная дама, наверняка мама целой толпы детей.
        - Давай я тебе помогу отсюда выйти, - словно продолжая давно начавшийся разговор предложила улыбчивая женщина. - Только сначала мы немного послушаем, и ты не станешь шуметь, хорошо?
        Марина старательно кивнула.
        Женщина легко и грациозно, как будто для нее не существовало мешавшей Марине жидкости, подошла к девушке, взяла ее за руку и дернула к себе. Тяжелая жидкость сразу же куда-то делать и Марина увидела, что стоит на каменной дороге, по обеим сторонам которой неспешно клубится знакомый туман.
        - Вот так лучше, - сказала женщина. - Идем.
        И Марина пошла. Возможно, излишне доверчиво. Но оставаться в одиночестве на этой дороге в окружении тумана заставлявшего думать о вечном сне, свершено не хотелось. Почему-то это казалось очень страшным. Уснуть и застыть, как муха в янтаре. А потом какой-то эстет будет любоваться. Или другим эстетам демонстрировать этакую редкость. Девица в янтаре.
        - Не получится!
        Мужской голос появился из ниоткуда и рассыпался многоголосым эхо, заставив Марину подскочить и зажать себе ладонями рот, сдерживая визг. Пухленькая незнакомка посмотрела одобрительно и поманила девушку к себе пальцем.
        - Смотри тихонечко, - прошептала одними губами, когда Марина подошла.
        В густом тумане обнаружился просвет, но виднелась в этом просвете вовсе не растущая на обочине дороги трава. Там была картина гораздо интереснее. Незнакомая комната, большая и неуютная, декорированная в красных тонах. Огромная кровать, занимавшая половину этой комнаты. Очень знакомая девушка лежит на кровати, заботливо укрытая бордовым атласным покрывалом. И два мужика стоят рядом с кроватью, оба чем-то очень сильно недовольны. Словно пришли исполнять супружеский долг в первую брачную ночь и обнаружили рядом с законной супругой конкурента.
        - Пользы от хранящей, которую невозможно привязать. Сбежит еще, - раздраженно сказал лысоватый брюнет с козлиной бородкой.
        - Я не сказал, что это невозможно, - не менее раздраженно произнес седой здоровяк. - Я сказал, что на девушке есть метка. Настройка на что-то, что она должна почувствовать в первую очередь и при любых условиях. Причем, эту метку наложил кто-то гораздо способнее в подобных делах, чем я. Следовательно, я ее снять не смогу, не покалечив девушку. Вам ведь не нужна хранящая не способная о себе позаботиться? Нет? Тогда найдите специалиста, который снимет метку, и тогда я с удовольствием привяжу к этой девушке вашу родовую реликвию. Или позвольте мне найти. В противном случае, идите в обитель и попытайтесь там выпросить еще одну воспитанницу. Возможно, у них еще не закончились девчонки, которых ни капельки не жалко.
        Брюнет грозно засопел, окинул ненавидящим взглядом девушку на кровати и кивнул.
        - Вы можете кого-то порекомендовать? - спросил так, словно давился словами. - Кого-то способного хранить тайны. Если кто-то узнает, что я был в этой дыре и хранящую нашел чуть ли не в канаве под забором, вы об этом очень пожалеете.
        Седой насмешливо улыбнулся.
        - Мы умеем хранить тайны получше, чем некоторые хранящие доверенные им предметы, - сказал не без гордости.
        Брюнет хмыкнул.
        - Тогда приведите вечером сюда специалиста, на ваш выбор. Я его оплачу, - пообещал мрачно. - Но я буду присутствовать во время проведения ритуала.
        - Как господин пожелает, - картинно склонил голову седой.
        Одарив друг друга изучающими взглядами, мужики ушли. Девушка осталась лежать дальше, никак не прореагировав на их уход. Она вообще ни на что не реагировала. То ли сон крепкий, то ли в коме.
        - Тебе нужно сбежать прежде, чем они вернутся, - сказала Марине пухленькая женщина.
        - Сбежать? - туповато переспросила Марина.
        Внимательнее присмотревшись к особе на кровати, она обнаружила, что девушка подозрительно похожа на ее отражение в зеркале. Прямо один в один.
        - Да, сбежать. Ты же не хочешь, чтобы тебя привязали к вещи, из-за которой погибли за последние пять лет уже три девушки-хранящие?
        - Нет, - Марина мотнула головой.
        Приходилось признать, что на кровати действительно лежит она. Точнее ее тело. А разум в это время то ли летает, то ли ходит среди тумана неизвестно где.
        - Вот и хорошо. Значит, беги, - жизнерадостно произнесла женщина, одарив Марину веселой улыбкой.
        - Но как?
        Девушка растерянно указала на тело на кровати и тяжело вздохнула. Как воссоединиться с этим телом она понятия не имела. Какое тут «беги»? Сначала не мешало бы ожить.
        - Очень просто, - сказала женщина, шагнула к задумчивой сверх меры Марине и с неженской силой толкнула ее в просвет, за которым была незнакомая комната и родное тело.
        Девушка задавленно пискнула, почувствовав, как с безумной скоростью куда-то падает. Резко вдохнула и села на кровати.
        Комната оказалась та самая. Кровать тоже. Сердце отбивало бешеный ритм и казалось, своим стуком заглушило все существующие в этом мире звуки. Как еще на его стук никто не прибежал?
        Пришлось немного посидеть, подождать пока сердцебиение успокоится и дыхание выровняется. Потом Марина внимательно осмотрелась, сползла на пол, поблагодарила какие-то высшие силы за то, что у нее не додумались отобрать одежду, походила немного по комнате и подергала за ручку запертую дверь. Как отсюда можно сбежать она откровенно не понимала.
        По законам жанра похищенная девица должна позвать кого-то на помощь. Или потребовать у не шибко бдительного стражника воды, или еды, или любимую расческу. В общем, не важно, лишь бы этот недотепа в комнату вошел и дверь открыл. Точнее наоборот. А дальше, девица подходит к недотепе, соблазнительно виляя бедрами, лезет с поцелуями и аккуратно тюкает стражника чем-то тяжелым по голове.
        Постояв немного рядом с кроватью, девушка довольно быстро определила на роль тяжелого предмета нечто подозрительно похожее на ночной горшок. После этого она попыталась прорепетировать соблазнительную походку. Если верить ощущениям, получалось отвратно, так что виляние бедрами пришлось из плана побега вычеркнуть. Хватит стражнику и поцелуев.
        Вздохнув и зачем-то помянув лысого черта, Марина осторожно постучала в запертую дверь. На этот стук никто не отреагировал. Наверное, стучать нужно громче.
        Девушка кивнула сама себе и постучала громче. Потом поколотила немного по двери пяткой и окончательно убедилась, что на законы жанра местным жителям откровенно начхать. Соблазнять и тюкать по голове было некого. Похитители забыли выставить возле двери бдительного стража. Наверное, на свою волшебную пыльцу понадеялись, чем бы она ни была.
        Еще раз вздохнув и мысленно пожаловавшись на тяжелую судьбу Марина подошла к окну.
        Пейзаж за окном откровенно не радовал. Во-первых, там была ночь, а значит времени с момента похищения прошла куча и если до сих пор никто не прибежал спасать, то вероятно уже не прибежит или прибежит слишком поздно. След они там потеряли, или совесть, не важно, в общем. Во-вторых, за окном обнаружился незнакомый город полный, судя по увиденному, плоскокрыших домов, цеплявшихся друг за друга, нависавших над узкими улицами и лишенных всяческих украшений. Если конечно не принимать за украшения растения, плотно обвивавшие стены двух ближайших домов. В-третьих, местоположение комнаты, в которой находилась Марина, огорчало больше всего. Этаж был третий, кажется. Прыгать высоко, падать тоже. Единственный выход, цепляться за узловатые ветви то ли местного винограда, то ли плюща и лезть на крышу. Потому что внизу это растение какой-то гад подстриг, и длинные серые лозы слишком уж напоминают канат в школьном спортзале, удержаться на котором Марине удалось всего раз в жизни, да и то ненадолго. Зато рядом с окном, да и повыше у лоз были ответвления, которые вполне можно использовать в качестве лестницы. Вроде
бы. Главное, чтобы растение крепко за крышу держалось и не пожелало оторваться из-за веса довольно тощей девушки. Спускалась же мама как-то по винограду во время своей бурной молодости, убегая на танцы от неуступчивого отца. Так что шансы есть.
        Теперь бы еще как-то выбросить из головы мысли о том, что она боится высоты. А этаж третий. Чтоб этот дом зеленые черти красили.
        Марина потопталась немного возле окна, набираясь храбрости. Пошевелила пальцами на ногах и неожиданно для себя обнаружила, что стоит босиком.
        - Гады, ботиночки украли, - простонала девушка. Ходить по крышам босиком совершенно не хотелось. Мало ли какие птички над ними пролетали. Да и холодные эти крыши ночью наверняка, так и простудиться недолго. А болеть лучше дома, в тепле и комфорте, а не в странном мире, населенном мутантами, сильными вещами и ненормальными магами.
        Беглый осмотр комнаты показал, что ботиночек тут нет. Тщательный осмотр, включительно с подкроватным пространством помог обнаружить меховые тапки без подошвы, которые Марина за неимением лучшего решила считать обувью своей мечты. По крайней мере, теплые. А стекло по крышам вряд ли кто-то разбрасывал.
        Помянув лысого черта, патлатых демонов, придурочных магов и подъездного кота Чучу, девушка натянула тапки и со всей решительностью, на которую была способна, полезла на подоконник распахнутого настежь окна. Близкий родственник не то винограда, не то плюща, не то какого-то хмеля сразу же перестал казаться надежной лестницей. Захотелось вернуться и начать чинно связывать постельное белье друг с другом, как и положено похищенным девицам желающим сбежать. Пока будет вязать, как раз могут спасатели подоспеть. Или похитители, со специалистом по взлому демонской магии.
        Специалиста дожидаться как-то не хотелось.
        - Я очень смелая, - сказала Марина, цепляясь за растение.
        Зубы радостным перестуком поддержали данное утверждение.
        Стараясь ни о чем не думать, особенно о высоте, девушка сползла с подоконника, перенесла весь свой вес на растение и аккуратно полезла вверх, чувствуя себя чуть ли не артисткой цирка исполняющей смертельный номер. Все было почти хорошо. Рукам было за что цепляться, ногам на что опираться. Легкий ветерок шевелил волосы, и казалось, он подбадривает. Никто на лезущую на крышу девушку внимания не обращал. Воплей о грабителях и побеге нигде не раздавалось. Марина даже успела подумать, что все не так и плохо, как могло бы быть. И именно в этот момент растение вспомнило о том, что оно не рассчитано на то, чтобы выдерживать вес взрослой девицы.
        Марина почувствовала, что ее опора начинает очень медленно, словно в кошмарном сне ползти вниз. Сначала она не поверила своим ощущениям. Мало ли что покажется при исполнении подобного трюка. Потом прислушалась, замерла на мгновение и тихонько пискнув, рванула вверх, не пытаясь больше нащупать самую надежную опору из существующих рядом. Растение, кажется, удивилось такой стремительности и именно поэтому не успело свалиться раньше, чем Марина оказалась на крыше. А после этого падать вообще передумало. Смысл падать, когда ронять некого.
        - Гадство, - сказала девушка, сидя на такой надежной крыше.
        Вставать на ноги было страшно, казалось, они подломятся и откажутся держать. Сидеть тоже было страшно. Рано или поздно вернутся похитители, увидят, что комната пустая, заметят открытое окно и наверняка догадаются, куда беглянка делась.
        Если уж начала убегать, то следует довести начатое до конца. Лучше бы до счастливого.
        - Не получится из меня героини любовного романа, - вздохнув, произнесла девушка. Собственный голос почему-то успокаивал и настраивал на боевой лад. - Ни на лошадях ездить не умею, ни танго танцевать, ни сбежать по-человечески. Вот залезла я сюда и что дальше? Спускаться как буду?
        Встав, Марина прошлась по крыше, стараясь ступать тихо-тихо. Полюбовалась пейзажем. Подошла к краю, показавшемуся наиболее перспективным, вздохнув пошла к другому, потом к третьему, четвертому, и поняла, что спуститься не получится. Пожарных лестниц на домах этого города предусмотрено не было. Зато перепрыгнуть на соседнее здание сможет даже такая трусиха и неумеха как Марина Баженчук. Точнее не перепрыгнуть. Прыжками пускай занимаются паркуристы, у них это красиво получается. А она лучше некрасиво поползет по толстой деревянной балке то ли соединяющей дома, то ли наоборот не дающей им свалиться друг на друга. Таких балок между двумя домами обнаружилось целых пять. Марина выбрала самую толстую и надежную с виду и поползла, борясь с желанием закрыть глаза.
        Прыжки, это на крайний случай.
        С балками ей повезло целых четыре раза. А потом дома, которые требовалось соединять балками закончились и Марина уныло любовалась ночным городом непозволительно долгое время. Уговорить себя все-таки рискнуть и прыгнуть удалось попытки с двадцатой. При приземлении девушка не удержалась на ногах, больно стукнулась боком и кажется, расцарапала локоть. Рассматривать повреждения она не стала, подозревая, что после этого исчезнут остатки решительности. На смелость рассчитывать вообще не приходилось, ее не было изначально.
        - Вот что за кретинская архитектура? - спросила Марина у очередного дома. Нафига строить дома в метре друг от друга. Строили бы уже впритык и не заморачивались. Вот за что мне все это?
        Кто-то на небесах ее жалобы, наверное, услышал и целых семь следующих домов соединялись знакомыми балками. Оказавшись на восьмом по счету доме, девушка села отдохнуть, грустно размышляя о том, что с такой скоростью передвижения ее даже верхом на улитках догонят. А до сих пор не поймали только потому, что не обнаружили ее побега. Они же там на свой волшебный порошок надеются. Который почему-то перестал работать.
        - Вот где эти чертовы спасатели, когда они так нужны? - тихонько спросила у небес девушка.
        Ответа она так и не дождалась.
        Пришлось вставать и ковылять к следующей крыше. Потом на нее прыгать. Потом еще на одну. Потом отдыхать, чувствуя, как дрожат ноги и руки, то ли из-за физических нагрузок, то ли от нервов. Потом опять идти и прыгать.
        - Я ненавижу этот город, - сказала Марина, подойдя к краю очередной крыши. - Я ненавижу архитекторов этого города. Я ненавижу демонов, особенно полукровок. Я вообще скоро все в этом мире возненавижу.
        На краю этой крыши остатки удачи от девушки отвернулись. Архитекторам, или местным жителям видно самим надоели однообразные здания и они решили ввести в облик города свежую струю. Следующее здание было ниже того, на крыше которого находилась Марина, но это ни капельки не утешало. Прыгать на него девушка не рискнула бы ни при каких условиях. Какой-то придурковатый архитектор решил изменить плоским крышам и выстроил на этом здании нечто куполообразное. Удержаться на подобной крыше смог бы разве что какой-то эквилибрист.
        - Нужно было идти в цирк работать, - поняла Марина.
        Она села и попыталась подумать спокойно, не поддаваясь панике. В голову упорно лезли мысли о том, как ее ловят и пинками гонят обратно, прямо в объятья специалиста по взлому демонских заклинаний. Марина эти мысли старательно отгоняла.
        - Придурки, - бормотала Марина. - Целый город придурков. Сами они как на эти крыши забираются? Их ведь наверняка нужно ремонтировать. Осадные лестницы тащат? А ведь и правда, как местные жители на крыши лезут?
        Девушка встала и внимательно осмотрела крышу. Вздохнув, старательно ни на что не надеясь, чтобы потом не разочароваться, подошла к низкому квадратному сооружению из начавшегося крошиться камня, которое принимала за такой странный дымарь. Обошла его по кругу и обнаружила в нем дверку, напоминавшую вход для крупной породы собак.
        Пожав плечами, Марина признала, что местным наверное нравится выползать на крышу на четвереньках. Дверку она тщательно осмотрела, ничего похожего на ручку не обнаружила и от безысходности толкнула ее. К безмерному удивлению девушки дверка поддалась.
        Марина на несколько долгих мгновений застыла, прислушиваясь к ночным звукам, мысленно признала, что другого выхода все равно нет и открыла дверку во всю ширь. Оказалось, это вовсе не собачий вход. За дверью обнаружилась крутая лестница и помещение подозрительно похожее на чердак. Низенький правда. Марине пришлось пригибать голову, чтобы не задевать потолок.
        Побродив немного по чердаку, спотыкаясь о разный хлам и подозревая что перебудила не только хозяев этого дома, но и всех соседей, она нашла люк ведущий в жилую часть дома.
        - Ох, надеюсь там не живет какой-то озабоченный дядька преклонных лет. А если и живет, то мирно спит, - сказала люку девушка. - С затычками в ушах.
        Впрочем, дядьку ведь тоже можно попытаться стукнуть чем-то по голове. Хуже если там живет истеричная тетка, которая примет ее за воровку и начнет призывать местный аналог милиции. Такую ведь не подманишь томным взглядом ближе. Такая будет бегать и визжать. Гоняться за кем-либо по незнакомому дому у Марины не было ни малейшего желания.
        А еще у хозяев дома может оказаться любимая собака бойцовой породы, или какая-нибудь сторожевая ящерка.
        Или у них там везде сигнализация, магические ловушки на воров или по простому капканы разбросаны по всему коридору. Капканы на медведей.
        - Главное побыстрее сориентироваться и найти выход, - сказала Марина и решительно потянула за металлическое кольцо крышки люка. Сидеть на чердаке бесперспективно, только запугаешь себя окончательно.
        Никаких капканов и собак в доме не оказалось.
        Марина осторожно спустилась по тихонько поскрипывавшей лестнице. Постояла немного, прислушиваясь к тишине и убедившись, что никто не призывает стражу, пошла к следующей лестнице, ведущей вниз. По пути ей пришла в голову мысль о том, что уж входная дверь наверняка заперта, даже если безалаберные хозяева дома не додумались до того, что воры могут через крышу залезть. Девушка от этой мысли отмахнулась, напомнив ей, что у всякого порядочного дома существуют окна и местные жители до решеток на первом этаже пока не дошли.
        - Вино пить будешь? - женский голос прозвучал как гром среди ясного неба.
        Марина подпрыгнула, тихонько пискнула и с ужасом во взоре осмотрела большую комнату, похоже, занимавшую весь первый этаж. Слева у самой стены увидела изящный столик и пару не то маленьких кресел, не то огромных стульев. На столике стояла глиняная бутыль довольно больших как для вина объемов и несколько разнокалиберных чашек. В одном из стулье-кресел сидела молодая женщина. Темноволосая, задумчивая и вроде не страшная.
        - А чего-нибудь покрепче нет? - спросила Марина, прислушиваясь к своим ощущениям.
        Ощущения вопили во все горло, что поход по крышам следует немедленно запить, причем напиться нужно до полной невменяемости, иначе отрешиться от прыжков и ползанья по балкам не получится. О возможных преследователях Марине думать совершенно не хотелось. Да и обыскивать им в случае чего придется все дома по пути ее следования. А эта темноволосая незнакомка в случае чего спрячет. Почему-то девушка была в этом уверенна.
        - Нет, - женщина как-то мимолетно улыбнулась и покачала глиняной бутылью. - Но вино хорошее, не разбавленное. Оно смягчает печали и рассеивает страх.
        - Именно это мне сейчас и нужно, - призналась Марина, направляясь к свободному стуло-креслу.
        Вино было густое, темно-красное, с привкусом смородины. Собеседница понимающая и нежелающая лезть в душу. Разговор свободно перескакивал с одной глуповато-веселой темы на другую. Марине было легко и спокойно. Она узнала, что в этом городе, да и во всех городах нескольких соседствующих королевств девушки, желающие удачно выйти замуж должны носить длинные платья и заплетать волосы в две косы. Это считалось признаком хорошего воспитания, скромности, кротости и прочих необходимых жене качеств. А девица в штанах либо магичка, либо бродяжка, либо в ее семье слишком свободные нравы. Марина от этих ценных сведений легко отмахнулась, выходить замуж в этом мире она не собиралась.
        Потом Марина вспомнила о Викине и разговор перешел на монахов Оберегающей, которые оказывается и циркачами притворяются, и невинных девиц совращают и наемниками подрабатывают. А еще они не обязательно красавцы и маги. Скорее уж обаяшки и настоящие мужики, которых на всю жизнь запоминаешь, что помогает потом не цепляться за всяких недостойных мужей, за которых вышла замуж по собственной глупости, и отстаивать свое мнение перед грозными родителями, считающими, что дочка в девках засиделась.
        Марина вспомнила о феминизме, долго объясняла собеседнице, что это такое, чем вызвала ее смех. После этого почему-то пили за дурочек и истинных женщин.
        Потом Марина печально рассказала о том, что было у нее целых три защитника, а когда они понадобились, ни одна сволочь не появилась. Пропали они куда-то дружным коллективом, словно сговорились. А собеседница рассказала о совпадениях, и о том, что чаще всего все происходит совсем не так, как бы хотелось. После этого они окончательно залезли в какие-то философские дебри. Марина, кажется, говорила о стоиках и синтоизме, о которых имела весьма смутное представление. Темноволосой понравилась идея о том, что не существует добра и зла, есть просто правильные поступки и неправильные, порядок и хаос. А покоряться судьбе она отсоветовала. Судьба, по мнению собеседницы та еще гадина. Если ей покориться, она пинками загонит в такое место, что проще сразу лечь и умереть, а вот если сопротивляться, она будет давать послабления, а иногда вообще уставать и прекращать испытывать на прочность. Марина пообещала не покоряться. За это и выпили.
        Сколько Марина так сидела, она не знала. Наверное, долго. Сидеть было спокойно и правильно, словно она, наконец, нашла в этом мире место, где ей вообще ничто не грозит. Возможно, она бы так и уснула в своем стуло-кресле. Вино, накатывающая ленивость и тихий голос собеседницы, рассуждавшей о неправильности мироустройства, убаюкивали и заставляли глупо улыбаться. Но уснуть Марине не удалось. Не успела она.
        После очередного глотка вина, дверь, ведущая на улицу, с грохотом распахнулась, словно ее с помощью тарана открывали, и в темную комнату ворвался прохладный ветер вместе с беловолосым демоном.
        Зрелище было красивое, впечатляющее и даже величественное. Наверное, присутствующим лицам женского пола следовало с восторгом на него уставиться и одарить полными радости улыбками. Ничего подобного демон так и не дождался.
        - Вот, спасатель явился, - равнодушно произнесла Марина, окинув держащегося за рукоять одного из мечей Илиена недовольным взглядом. - Защитничек. Раньше нужно было приходить, я уже сама спаслась!
        - Это демон, - задумчиво сказала темноволосая, рассматривая Илиена как неизвестного вида таракана. - Демонам не следует верить, они всегда лгут.
        - Все лгут, - вспомнила Марина сериального доктора. - А этот меня хотя бы от охотников на ведьму спас. Иначе нашпиговали бы меня стрелами и даже не спросили, как зовут. Сволочи.
        Темноволосая кивнула, еще раз посмотрела на Илиена, на этот раз прищурив глаза.
        - А вообще неплохой мужчина. В некоторых вопросах очень правильный, - вынесла вердикт и запила его вином. - Такой будет за собой следить и намеренно не обидит. Но все равно он демон, а значит, никто и никогда не узнает его истинных помыслов.
        - Недоверчивый? - спросила Марина.
        - Нет. Скорее нежелающий помощи. Демоны предпочитают со своими проблемами справляться самостоятельно. Поэтому всегда лгут, не подпускают никого к своим проблемам, путают пути к ним.
        - Понятно, - сказала Марина. - Вот почему Дэнэен брату не рад.
        Темноволосая кивнула, словно знала кто такой Дэнэен.
        Илиен наконец убрал руку с меча и не говоря ни слова направился к Марине. Так же молча выдернул ее с насиженного места и поволок к выходу. Девушка в первое мгновение от такой наглости опешила и покорно шла, потом опомнилась и попыталась сопротивляться. Илиен ее попыток, кажется, даже не заметил.
        - Отпусти! - потребовала Марина.
        Демон вытащил ее на улицу, посмотрел влево, вправо, чему-то улыбнулся и поволок дальше, во двор того самого здания с куполообразной крышей.
        - Отпусти, придурок!
        Илиен удивленно оглянулся, осмотрел Марину с ног до головы.
        - Это была ведьма, - сказал тоном, которым впору сообщать о смерти любимого дедушки и пошел дальше.
        - А по-моему очень приятная женщина, в отличии от некоторых, - пробурчала Марина, не сразу вспомнив, что местные ведьмы от земных отличаются.
        - Приятная, - задумчиво подтвердил Илиен.
        - Куда ты меня тащишь? - почти мирно спросила Марина.
        - Подальше от этого города. Тебя, кажется, ищут, я внимание уловил.
        С тем, что от этого города лучше уйти как можно дальше Марина была согласна, поэтому послушно пошла за демоном в небольшой сад, обнаружившийся за домом. Подождала не нарушая тишину, пока он что-то рисовал черной, похоже грифельной палочкой на мощеной камнем дорожке. Почти равнодушно понаблюдала за тем, как воздух над дорожкой начинает дрожать и колыхаться. Потом вложила свою ладонь в его протянутую руку, отстраненно отметив испачканные рисующей палочкой пальцы, контрастирующие с его белой одеждой и шагнула в марево. Чтобы в следующее мгновение оказаться в совершенно другом городе посреди какой-то площади, окруженной стройными башенками и украшенными толстыми колонами величественными домами.
        - А Дэнэен говорил, в города путь открывать нельзя, - сказала Марина, удивленно оглядываясь.
        - Просто нежелательно, - уточнил Илиен. - Но сейчас ночь, прохожих мало.
        - Ага, - сказала девушка. В прохожих они боятся на выходе врезаться.
        Илиен взмахом руки заставил воздух перестать дрожать, склонив голову набок посмотрел на Марину, принюхался.
        - Может тебя протрезвить? - спросил задумчиво.
        Девушка одарила его возмущенным взглядом. Сама себя она пьяной вовсе не чувствовала. Спокойно было и все.
        - У меня стресс, - сказала решительно. - Я высоты боюсь, а мне пришлось по крышам прыгать. Мне нельзя трезветь, - и жалобно добавила. - Лучше бы еще немного выпить, чтобы наверняка.
        Илиен кивнул.
        - Пошли.
        - Куда? - подозрительно спросила Марина, словно у нее был выбор идти или не идти.
        - Есть в этом городе одно приятное заведение. Да и не одно.
        Демон загадочно улыбнулся и чему-то кивнул.
        - С алкоголем? - спросила Марина.
        - Да.
        - А спать я где буду? - решила уточнить девушка, вспомнив как однажды пришлось всю ночь бродить из бара в бар в незнакомом городе, потому, что две подруги из-за какой-то придури решили, что спать такой хорошей ночью вовсе не нужно. Все бы ничего, но накануне ночью Марина уже не выспалась, да и днем устала так, что впору было лечь на скамейку в каком-то сквере и притвориться бомжом.
        - Найдем где, - отмахнулся Илиен.
        - Ты тоже будешь пить? - задала следующий дурацкий вопрос Марина. - В одиночестве пьют только алкоголики. Да и трезвому пьяного не понять, а мне нужно парочку вопросов прояснить.
        - Буду, - сказал демон, шагнул к Марине, перебросил ее через плечо и, придерживая под колени, куда-то пошел.
        Походка у Илиена была плавная и легкая. Перевернутый мир, который девушка смогла рассмотреть повернув голову вправо плавно покачивался, словно большой корабль на волнах теплого моря. Одуряюще пахли какие-то ночные цветы.
        - У вас это семейное, носить девушек вверх тормашками, - недовольно пробурчала Марина, прислушиваясь к шуму в голове. Болтаться на плече демона ей не понравилось. - А вдруг у меня кровоизлияние в голову будет?
        - Не успеет, - сказал Илиен, судя по интонации довольно при этом улыбаясь.
        Мужики.
        - Может и не будет, - покладисто согласилась Марина. - Но если ты сейчас же не поставишь меня на ноги, все что я успела сегодня съесть и выпить окажется у тебя на спине. Меня укачивает.
        Что удивительно, Илиен спорить не стал. Аккуратно установил Марину на ноги, развернул и указал рукой на светлое здание с очередной тушкой непонятной птицы на вывеске.
        - Пришли, значит, - сказала девушка и Илиен кивнул.
        Какой-то он неразговорчивый. Но это исправимо. Выпивка обычно языки развязывает. Главное не забыть, что именно хотела спросить и не наделать глупостей, вроде плясок на столах и заигрываний с чужими мужьями. А то были прецеденты, целых два раза.
        Правила выживания для попаданок. Пункт седьмой.
        А сейчас об экзотике. То, что экзотика привлекает многих - факт, но вовсе не факт что в роли экзотики будете выступать вы. А если и будете, это не обязательно вам поможет в мире, куда вы попали. Вдруг в этом мире принято соблюдать чистоту расы и всех, кто на эту чистоту покушается отстреливать? С другой стороны, любая экзотика интересна довольно непродолжительное время, потом к ней привыкают. Так что если вас с этим повезло и вашу экзотичную внешность, не менее экзотичное происхождение или веселый нрав в купе с фонтанирующим юмором высоко оценили, спешите этим воспользоваться для обеспечения дальнейшего своего существования в этом мире. Потому, что потом будет поздно.
        Гораздо занятнее, когда на экзотику бросаетесь вы.
        Например, вы всю жизнь мечтали повстречать симпатичного вампира, и тут нате вам, мечта сбылась. Вот он, бледный, древний, клыкастый и вас не гонит. Вы счастливы. Даже не так, вы на седьмом небе от счастья. И плевать вам на мерзкие сплетни местных жителей, они просто завидуют.
        Ага, как же. Может, стоит прислушаться?
        В общем, так, срочно снимайте розовые очки и попытайтесь взглянуть на красавца мужчину беспристрастно. Для начала попытайтесь понять, для чего вы ему нужны. Ладно, если вашему вампиру без году неделя и он тоскует по своей человеческой жизни, а если нет? Зачем ему рядом хихикающая девица, от которой особой пользы нет и видимо не предвидится в дальнейшем?
        Он древнее существо, жизнь которого вы внесли свежую струю чего-то там. Ну-ну. И как долго вы сможете быть свежей струей. Смотрите выше, про экзотику только что говорилось.
        С другой стороны, а не за консерву ли со свежей кровью вас принимают. А что? На черный день сгодится. Всегда под рукой, если не удастся поймать кого-то не желающего верить в добрые намерения этого древнего существа. И с транспортировкой никаких проблем, сама следом бегает. В общем, сплошные плюсы, почему бы не подыграть наивной иномирской девочке?
        Глава 13 О том, что прежде чем приступать к расспросам не мешало бы понять, о чем будешь спрашивать и о спиртных напитках
        - Илиен, - тоскливо позвала Марина.
        Демон дернулся, едва не пролив на себя содержимое разрисованной цветочными узорами пиалы и удивленно уставился на девушку.
        - Илиен, признайся честно, алкоголь на тебя вообще действует?
        - Действует, - кивнул демон и отпил того самого алкоголя из пиалы.
        - Так же как и на людей? - продолжила допытываться Марина, гипнотизируя его взглядом.
        По крайней мере, ей казалось, что именно гипнотизируя. Какой-нибудь сторонний наблюдатель, увидев ее сосредоточенный взгляд, устремленный в неведомые дали наверняка бы подумал, что девушка не то заснула с открытыми глазами, не то в кому впала, не то допилась до красочных галлюцинаций и теперь внимательно за ними наблюдает.
        - Точно так же, - сказал демон.
        - Это хорошо, - произнесла Марина, не забыв печально вздохнуть.
        Собутыльник ей попался крепкий и, не смотря на то, что в отличие от Марины честно выпивал все, что ему наливали, до сих пор признаков опьянения не выказывал. Девушка же половину выпивки проливала на стол, старательно растягивала порцию и все равно чувствовала, что очень скоро осмысленные вопросы задавать будет не в состоянии. Зато из Илиена алкоголь выветривался мгновенно и без всяких видимых причин. Так что план «Напоить и допросить» грозился в ближайшее время накрыться медным тазом. И чтобы этого избежать, Марина силилась согнать разбредающиеся в разные стороны мысли в кучку и выловить среди них важные вопросы, на которые демон не откажется отвечать.
        Девушка еще раз вздохнула. Питейное заведение Илиен нашел симпатичное. Никаких прокопченных потолков, немытых окон и прошлогодних вязанок лука здесь не было. Хозяин явно не тяготел к стандартам, или у него был знакомый дизайнер. Он оформил все в черно-белых тонах. Точнее, не совсем черно-белых, но контраст темного и светлого соблюдался неукоснительно. Побеленный потолок контрастировал со стенами выложенными темными узкими дощечками. Светлые пиалы и тарелки ярко смотрелись на массивных столах с выкрашенными чем-то черным столешницами. Даже не то хозяин, не то бармен, зорко следивший за тремя бочками с вином, яркий блондин, светлокожий и голубоглазый был одет в черное.
        Илиен в обстановку вписывался как нельзя лучше. Марина в своей кирпичного цвета рубашке явно выделялась. Наверное, поэтому на нее глазели все кому не лень. А может и не поэтому. Может, потому, что девушек в помещении было мало, даже выпивку разносил белобрысый юнец. А у тех, которые присутствовали, был слишком уж воинственный вид. Одна гренадерского вида девица даже меч на стол положила. Марина такую железяку поднять бы точно не смогла.
        Засмотревшись на меч девицы, Марина в который раз растеряла интересующие вопросы и опять тяжко вздохнула, заметив, что Илиен смотрит на нее с каким-то нездоровым любопытством. План, похоже, был глупым изначально, мужской организм наверное лучше к употреблению алкоголя приспособлен. Поэтому, пока не поздно, нужно спросить о том, что в голову придет и, наверное, лучше завязывать с выпивкой.
        Марина в который раз сосредоточилась, выудила вроде бы разумную мысль, подумала немного над ней, заглядывая в пиалу, и решительно уставилась на демона. Илиен отстраненно улыбался, и вопрос застрял в горле. Пришлось глубоко вдохнуть, потом выдохнуть, проталкивая его наружу, и именно в этот момент дверь с грохотом открылась, являя взгляду Марины новых посетителей симпатичного заведения.
        Вопрос пугливо спрятался среди других мыслей. Посетители в отличие от заведения симпатичными не были. Пятеро заросших бородами мужиков в кольчугах и при оружии. Веселых и явно ищущих приключений на чью-нибудь голову.
        Мужики осмотрелись, стоя на пороге. Один презрительно сплюнул, заметив девицу с мечом. Второй многозначительно улыбнулся не то хозяину, не то бочкам с вином. Третий и четвертый переглянулись. А пятый, широко улыбаясь, уставился на Марину, обрадовано завопил:
        - Шлюха!
        И рынулся к девушке. Наверное, боялся, что приятели его опередят.
        Марина обалдело моргнула, почему-то сразу сообразив, что вопль прозвучал по ее адресу, не в силах сообразить обижаться ей теперь или прятаться. Илиен встал, схватил за спинку свободный стул и широко размахнувшись, сломал его о физиономию любителя девушек легкого поведения. Мужика унесло и приложило об стену. Его приятели переглянулись и дружно схватились за мечи. Марина поняла, что лучше прятаться, обстановка для обид несколько неподходящая. А Илиен хмыкнул, бросил на пол обломок спинки и широко улыбнулся. Очень широко и угрожающе.
        - Демон! - похоже, наконец, его рассмотрел один из мужиков и все четверо дружно ломанулись на улицу.
        - Что вы, - по инерции произнесла Марина. - Это родственник Снегурочки.
        Девица с большим мечом одобрительно улыбнулась и приподняла над столом свою пиалу, наверное, таким образом выражала свое восхищение. Остальные посетители никак на произошедшее не отреагировали. Бородатый мужик тихонько лежал под стеной и признаков жизни не подавал.
        - Что это было? - спросила Марина.
        Илиен позвенел монетами в выуженном из сумки мешочке, бросил несколько штук на стол и, не сказав ни слова, отодвинул Маринин стул от стола, вместе с ней.
        - Они тебя что, тоже сначала за девушку приняли?
        - Пошли, - сказал Илиен, махнув рукой в направлении двери.
        Почему он не пожелал ответить на вопрос, Марина не поняла, но послушно встала и пошла.
        - Илиен, почему мы ушли? - спросила девушка, выйдя на улицу.
        - Стража, - сказал демон.
        - Эти мужики стражу позовут?
        - Они стража. Пьяная и глупая. Не хочу их убивать. Потом придется перед их начальником оправдываться, в присутствии слышащего ложь.
        - Песец, белый и пушистый, - сказала Марина.
        Подумаешь, убьет кого-то там. Главное, чтобы потом никто неудобных вопросов не задавал.
        - Илиен, сколько тебе лет? - спросила Марина, заподозрив, что перед ней вышагивает по улице какое-то древнее существо с иной моралью.
        - Сорок два.
        Демон даже соизволил обернуться и с любопытством посмотреть на девушку.
        - Ага, - сказала Марина. На сорок два он, конечно, не выглядел, но это не так критично как две тысячи сорок два. - А Дэнэену сколько?
        - Двадцать четыре.
        - Понятно, - сказала Марина. Что-то она хотела такое важное спросить, касающееся именно возраста, но это важное из головы вылетело. Или было вытеснено всякими глупостями. - Ах, да. Дэнэен ведь младший. А он вообще совершеннолетний? Понимаешь, я просто не могу понять, почему ты за ним ходишь. Демоны же вроде не любят чужой помощи, вряд ли Дэнэен исключение.
        Илиен остановился, посмотрел на небо, зачем-то посверлил подозрительным взглядом один из переулков и повернулся к Марине.
        - Я ему не помогаю, я просто слежу, - сказал таким серьезным тоном, словно это было священное откровение.
        - Зачем? - спросила Марина. Логика у этого демона была какая-то своя, простым смертным недоступная.
        - Чтобы не позволить кому-либо ему помешать.
        Марина тряхнула головой. Кажется, она чего-то очень сильно не понимала. Разве помочь и не позволить помешать это не одно и то же?
        Демон полюбовался девушкой, на лице которой было буквально написано, что ей нужен более развернутый ответ и решил еще немного поговорить.
        - Понимаешь, я должен, - сказал Илиен. - Я однажды уже не уследил, теперь пытаюсь отдать этот долг.
        - Не уследил?
        - Да. Знаешь, что происходит, когда демон превращается в животное?
        - Он перестает всех узнавать? - предположила Марина.
        - Не только, - махнул рукой Илиен. - Мы так стареем. Мы живем, пока не исчерпаем дух, а с каждым превращением его становится меньше и меньше. Он почему-то полностью не восстанавливается.
        - Значит, если не превращаться, вы будете жить вечно? - уставилась на демона Марина.
        - Нет. Точнее, мы не можем не превращаться. Приходит время и это происходит вне зависимости от нашего желания. И лучше перед этим исчерпать как можно больше человеческой части магии. Лучше вообще исчерпать все до дна и превратиться после этого, позволив организму таким образом защитить себя. Демон в облике зверя пытается от этой магии избавиться, чем-то она ему мешает. Попутные разрушения могут быть такими, что легче все отстроить заново, чем отремонтировать. Причем, пострадать может и сам демон, не говоря уже о случайных прохожих и родственниках пытающихся помочь.
        - Ага, - глупо улыбнулась девушка.
        - А я не уследил, - криво улыбнувшись, сказал Илиен. - Мне впервые в жизни доверили ребенка, за ростом сил которого я должен был наблюдать. Но я думал, что все знаю о мире и у меня еще уйма времени до того, как эти силы станут настолько заметными, чтобы представлять какую-то опасность. Да и избавиться от них ему в ближайшем будущем не потребуется. Его отец ведь человек. Полукровки в первый раз превращаются поздно, лет в шестнадцать-двадцать. А Дэнэен оказался очень сильным магом и однажды семилетний малыш, за перепадами сил которого я должен был следить, превратился в котенка с разъезжающимися лапами. От лестницы я его успел оттащить. Но после этого он начал, то ли икать, то ли чихать. Огнем. Половину левого крыла сжег. Хорошо, что мама давно о ремонте мечтала, иначе бы убила… Знаешь, он был такой смешной, лапы большие, хвост висит. И глаза косили. Ни за что не подумаешь, что от такого малыша может быть столько разрушений.
        Илиен хмыкнул, улыбнулся воспоминаниям и опять махнул рукой. Мол, рассказ окончен, пошли дальше.
        - Значит Дэнэен сильный, - сказала Марина.
        - Сильный, - легко подтвердил Илиен.
        - Зачем ему тогда амулет?
        - Не знаю.
        Илиену, похоже, это вообще было не интересно. Странная семейка. То руки рубят, то…
        - Но ты его пытался остановить, - напомнила девушка.
        - Не совсем, - задумчиво произнес демон.
        - В смысле?
        - Он попросил.
        - Попросил? - переспросила Марина, борясь с желанием стукнуть белобрысого демона по голове. - Что он у тебя попросил? Руку себе отрезать и сказать, что это он сделал?
        - Нет, - Илиен окинул девушку удивленным взглядом. - Попросил присмотреть за мечом, когда он уйдет. Уходят без меча изгнанные. Не знаю, что он хотел для этого сделать, но я его вызвал, чтобы он не натворил больших глупостей. Дэнэен парень понятливый, воспользовался предоставленной возможностью.
        - Вы чокнутые, - сказал Марина. - А если бы он тебе голову отрубил? Новая бы выросла?
        - Не отрубил бы, - уверенно сказал Илиен. - Обычно дуэли заканчиваются срезанным клоком волос или легким ранением. Мастерство против мастерства. Серьезные раны наносят именно тогда, когда хотят их нанести. За это и наказывают. Нас слишком мало, мы не можем позволить себе убивать друг друга.
        - Ага, - сказала Марина.
        Изгнать, конечно, проще. Наверное, если убьет не демон, меньше их не станет. На их землях есть волшебная речка, окунувшись в которую дух убиенного, если убил его не соотечественник, в тот же миг превращается в живого и цветущего демона.
        Бред какой-то.
        - Пошли, - сказал Илиен, полюбовавшись задумчивым лицом девушки.
        - Куда? - спросила Марина.
        - В «Большой кувшин». Там не так красиво, зато стража не заходит. Им там не интересно.
        - Пошли, - не стала спорить Марина.
        Откровения от демона определенно следовало запить. Она, конечно, всегда знала, что мир странная штука и в нем может быть все, особенно если этот мир не родной. Но семейные отношения демонов и котята, икающие огнем, это уже слишком.
        Главное вспомнить, что же она такое хотела спросить.
        Наверняка что-то важное.
        А что?
        Про возраст спросила, про помощь тоже, что же еще?
        - Илиен! - заорала Марина, откопав таки спрятавшийся в глубинах памяти вопрос.
        Демон обернулся и неодобрительно на нее посмотрел. Конечно, ночь, люди спят, а она тут кричит посреди улицы.
        - Илиен, как ты меня нашел?
        - На образ настроился.
        Он даже плечами пожал, словно ничего естественнее настраивания на образ не было, и быть не могло. Ну, для него, возможно, так оно и есть.
        - Как настроился и на какой образ? - терпеливо спросила Марина.
        Илиен резко выдохнул. Похоже, вопросы ему успели надоесть.
        - Я тебя запомнил, поэтому смог настроиться, уловить направление и пошел.
        - С ума сойти, - сказала девушка.
        Значит, Дэнэен тоже найдет. Уж он-то ее не запомнить не мог. С другой стороны с магией у него сейчас швах, раз в кота превратился, и путь открыть он не сможет. Так что скоро ожидать появление этого недоразумения не стоит.
        И все это время рядом будет Илиен. Не бросит же он ее одну в незнакомом мире.
        Что-то мысли не в ту сторону сворачивают, хотя да, такие красивые мужчины попадаются редко.
        - И чем они красивее, тем больше они раздражают потом когда лучше узнаешь, - тихонько сказала Марина своим ногам, с удивлением обнаружив на них меховые тапочки, одолженные при побеге. - Илиен!
        - Что еще?! - несколько раздраженно спросил демон, не соизволив обернуться.
        - Илиен, мне обувь нужна. Срочно.
        Демон тихонько ругнулся, подождал, пока девушка подойдет ближе, схватил ее за руку и куда-то поволок.
        Способы поисков обуви у Илиена мало чем отличался от методов его братца. Доволок девушку до какого-то дома. Попинал немного дверь, разбудив хозяев и когда усатый мужик, с кочергой наперевес, открыл, с порога потребовал обувь для своей спутницы.
        - Дежавю, - сказала Марина, заходя в дом следом за демоном.
        Оказалось, они пришли в обувную мастерскую. Дядька с кочергой пощупал ступню Марины, измерил ее, шагая пальцами и буркнув посетителям, чтобы ждали, пропал за неприметной дверью. Вернулся он оттуда через несколько минут, девушка даже не успела новый вопрос для демона придумать, и вручил несколько пар сапог. Марина примерила, выбрала, прошлась по комнате и задумчиво потребовала носки, потому, что те, которые были при ней, либо остались на память злобным охотникам на хранящих, либо мирно покоятся в сумке, которую если повезет, принесет Дэнэен.
        Носки Марине нашли быстро, судя по воплям, доносившимся со второго этажа, отобрали только-только связанные у жены сапожника. После чего хозяин с видимым облегчением на лице выпроводил гостей и даже денег с них не взял. Спрашивать, почему он так себя повел, девушка не стала. Наверняка ведь какая-то очередная история со спасением, после которых демоны считают своим долгом ходить к несчастным людям по любому поводу и что-то требовать, видимо в уплату совершенного ради спасенных подвига.
        Потом Марине пришлось бежать трусцой за уверенно шагавшим в темноту демоном. Не ждать отстающих девушек у Илиена и Дэнэена тоже было семейной чертой, или отсутствием воспитания. А может, девушки-демонши в принципе отстать не могут.
        - Илиен, - пропыхтела Марина, надеясь, что обещанный «Большой кувшин» окажется на соседней улице. - Илиен, а ваши женщины ходят с той же скоростью, что и мужчины?
        - Что? - демон даже споткнулся и удивленно посмотрел на девушку.
        - Что-что? Я от тебя все время отстаю. И от Дэнэена отставала. И от Викина, но кто знает, вдруг и в его роду где-то демон затесался, слишком он смазливый.
        - Отстаешь? - задумчиво переспросил Илиен. - А почему не сказала?
        Какое искреннее удивление.
        Марина почувствовала себя круглой дурой и решила в следующий раз сразу начинать жаловать и канючить. Хоть на нервы подействует. Правда, этот демон, похоже, вообще непробиваемый.
        Размышляя о собственной глупости и несовершенстве мужчин, среди которых давно вымерли джентльмены, Марина незаметно дошла до «Большого кувшина», о чем сообщала разрисованная виноградной лозой со спелыми гроздьями вывеска, огромный глиняный казан у входа и разбойничьего вида парень, изображавший при этом заведении секьюрити.
        Внутри охраняемое парнем заведение не впечатляло. Везде понатыкана посуда из глины, глиняные же помеси лошадок с жирафами, какие-то птички и прочая странная живность. На перегородке, которая, как догадалась Марина, отгораживала зал для приема пищи и на грудь от лестницы, ведущей к коридору со сдаваемыми внаем комнатами, спал большой черный кошак, свесив вниз пушистый хвост. Кота Марина гладила, пока демон договаривался о комнатах и пытался немногословно объяснить худющей как жердь женщине, что именно он со спутницей изволят есть и пить. Кот в ответ на Маринины поглаживания открыл один глаз и басовито замурлыкал. Женщине удалось чуть ли не клещами вытащить из Илиена все необходимые ей сведения и она ушла отдавать кому-то на кухне указания, оставив взамен себя улыбчивую девчонку. Наверное, Илиен женщину утомил. Он своим нежеланием разговаривать, кого угодно утомит.
        Марина выбрала столик под стеной, решив больше не привлекать к себе излишнего внимания, обняла двумя руками чашку с нагретым вином, с медом и добавлением каких-то травок. Улыбчивая девочка, принесшая две чашки, назвала этот напиток «Огнем в чаше» и пообещала, что затребованная еда очень скоро появится. Илиен величественно кивнул. Марина начала размышлять о том, насколько полезно будет наедаться на ночь, особенно учитывая, что перед похищением она уже поела, да и в черно-белом заведении грызла чье-то массивное крыло в качестве закуски. Желудок против еды почему-то не возражал.
        - Наверное, это нервы, - тихонько произнесла девушка и отпила из чашки.
        «Огонь в чаше» оказался самым настоящим огнем. Куда тому коньяку. Тепло прокатилось по всему телу, от макушки, до кончиков пальцев на ногах и мир как-то сразу стал уютнее и добрее. Даже Илиен задумчиво улыбался. Хорошо так улыбался, светло и обаятельно.
        - Сестра хозяйки «Кувшина» лет двадцать назад ушла за горы, - сказал демон в ответ на Маринин взгляд. - Не сама ушла, вместе с мужчиной, демоном, который остался здесь переночевать, а задержался на два месяца. У сестры сейчас три дочери, а у хозяйки «Кувшина» несколько рецептов наших напитков, и, похоже, ей опять недавно какие-то контрабандисты передали листья Дара Оберегающей.
        - Дара Оберегающей? - переспросила Марина. Опять эта богиня. Преследует, что ли? Куда не пойди, везде о ней вспоминают. - И что, это плохо?
        - Нет, - Илиен мотнул головой и отпил из чашки. - Это хорошо. Эти листья лечат, успокаивают и придают сил. А еще они заставляют делать глупости. Точнее, дают понять, какую именно глупость ты была бы не прочь совершить. А дальше ты решаешь, совершать ее или нет.
        - Они в этом напитке? - спросила Марина, понюхав содержимое своей чашки.
        - Да, - кивнул Илиен.
        Марина посмотрела на вино, отражавшее свет висевшей на стене круглой стеклянной лампы с трепещущим внутри язычком пламени и решительно выпила еще глоток. Интересно, какую глупость она была бы не прочь совершить? Чего же ей хочется?
        Танцевать хочется, под какую-то разбитную песню, место которой на сельских свадьбах, после второго стола. Или хотя бы под польку. Она бы кружилась в мужских объятьях, ни о чем не думала и улыбалась миру. Еще хочется пирожное «Тирамису» и почему-то соуса «Ткемали». Но это еда, она, скорее всего, к глупостям отношения не имеет.
        А еще хочется задавать Илиену вопросы. Кучу вопросов, от которых он взвоет и сбежит. И вот это уже на глупость похоже, слегка, самую малость.
        - Илиен, а сколько демоны вообще живут? - задала первый вопрос Марина.
        - Как повезет, - демон отпил из чашки и насмешливо улыбнулся. - Некоторые лет до пятиста доживают, другие могут едва пережить сотню.
        - Ясно, - сказал Марина. - Ты по любому будешь жить гораздо дольше, чем я.
        - Почему? - изобразил удивление Илиен. - Если разбудишь свои силы, то можешь всех наших долгожителей пережить. Силы, они стараются сохранить молодость своему человеку. Говорят, они умирают вместе с ним.
        - Здорово, - печально сказала девушка. - Теперь бы еще узнать, как эти силы будятся. Ты случайно не в курсе?
        - Я? - Илиен окинул девушку веселым взглядом. - Я в курсе. У тебя есть ветер. У меня он тоже есть, значит дотянуться к твоему смогу.
        - Прямо сейчас?
        Марина заинтересованно подалась вперед, едва не опрокинув чашку.
        Демон подпер подбородок ладонью, немного посмотрел куда-то вдаль поверх головы девушки и отстраненно произнес:
        - А почему бы и нет?
        Похоже, свою глупость он уже нашел.
        - И что мне делать? - забеспокоилась Марина, физически ощущая, как выветривается храбрость необходимая для подобных экспериментов.
        Подумать только, она может стать магом и прожить больше сотни лет, больше нескольких сотен. Не то, чтобы она о подобном мечтала, но откажется от такого подарка только полная дура. Главное теперь не струсить и не попытаться сбежать в самый ответственный момент.
        - Дай ладонь, - попросил Илеен, протянув над столом руку.
        Марина послушно вложила свою ладошку в его. Демон хмыкнул в ответ на испуганный взгляд девушки, легонько сжал ее пальцы, наверное, чтобы не смогла, передумав, убрать руку и повелительно сказал:
        - Теперь слушай.
        - Что? - отчаянно пискнула Марина.
        Храбрость, кажется, закончилась, а заменить ее было нечем. Пришлось торопливо отхлебнуть из чашки, в надежде, что напиток успокоит, и старательно изображая уверенность в себе уставиться на нос Илиена. Красивый, кстати, нос. Прямой, и кончик чуть вздернут.
        - Себя слушай. Ощущения.
        Легко ему говорить. Он свои ощущения слушать привык. А к чему именно прислушиваться ей, Марина не знала. Мысли торопливо перебирали все известные чувства, а страх решительно полз вперед, грозясь заполнить собой все доступное пространство. Как туман. Или пар.
        Пришлось еще немного напитка выпить.
        - Поймал, - сказал Илиен и девушка что-то почувствовала.
        Это «что-то» решительно смахнуло тепло разливающееся по телу, рванулось вверх, долбанулось головой о какую-то преграду, так, что у Марины в глазах потемнело. С размаха шлепнулось вниз и сердито затихло, напоминая жужжащий пчелиный рой, облепивший ветку, свисающий с нее неопрятной бородой. Где оно там жужжало, летало и обо что билось, девушка и предположить боялась. Но чувствовать это сердитое нечто было приятно. Словно мурлычущего кота на коленях держишь.
        - Запомни это ощущение, - велел демон.
        Марина судорожно кивнула. Разве ж такое забудешь?
        Очень захотелось вцепиться в Илиена и вытрясти из него какую-нибудь правду, не важно какую. Или зарыться ему под одежду, спрятавшись от неприветливого мира и сердито там пыхтеть, вторя жужжащему нечто.
        А демон взял и отпустил ладонь, просто уронил ее на стол. И ощущение раздраженной силы мгновенно пропало.
        - Эй! - возмутилась Марина.
        Илиен улыбнулся, достал из сумки мешочек с монетами, взял две штуки и сжал их в руке. А когда разжал, на стол упала металлическая загогулина, похожая на чью-то распахнутую пасть.
        - Ветер, - сказал Илиен. - Символ этой силы. Запомни и научись видеть его, пытаясь почувствовать свой ветер. Вот так вот.
        Ладонь демона зависла над столом, и под ней образовался небольшой вихрь, быстро превратившийся в клыкастый символ, парящий в воздухе.
        - А как я это должна делать? - спросила Марина.
        - Неважно как, просто делай. Для начала можешь символ рисовать, это очень помогает.
        И ведь даже не издевается, кажется.
        Марина взяла железячку, подбросила ее вверх, поймала и попыталась что-то почувствовать.
        На нее сердито фыркнули, и кажется, повернулись спиной.
        - Ага, - ошарашено сказала девушка, таращась на символ ветра. Вот тебе и железка.
        А что будет, если она научится вихри вызывать. Как-то. Если она все правильно понимает, для этого всего-то и нужно суметь увидеть клыкастый символ там, где его пока нет. Запомнить каждый клык, каждый изгиб и видеть, не позволяя бурному воображению вносить изменения. А то ведь оно может. Еще цветочками украсит, и портрет Элвиса Пресли фоном повесит.
        Размышления о символе прервало появление улыбчивой девчонки с подносом, нагруженным целой кучей миниатюрных тарелочек, обступивших круглую миску полную каких-то красно-зеленых листьев. За девчонкой чинно вышагивал похожий на нее паренек и нес накрытый крышкой кувшин, по которому медленно и лениво стекали капельки воды. Словно его только что из холодильника достали.
        - Зимняя стужа, - представил кувшин демон.
        Поэтичненькое название. Знать бы еще, что оно означает касательно содержимого кувшина? Наверняка очередной демонский напиток.
        - А это что? - невежливо указала пальцем Марина на миску с листьями.
        - Легкая закуска, - отстраненно ответил Илиен, наблюдая за тем, как девчонка раскладывает тарелочки с разноцветными порошками.
        - И с какого дерева эту закуску нащипали? - спросила Марина.
        - Не с дерева. Это выпечка. Тесто печется, а потом пропитывается разными соусами, подсушивается и посыпается специями, - с гордостью объяснила девочка. - С этой стороны гор такое кроме моей мамы умеют готовить человек десять-двадцать.
        - А в тарелочках что? - спросила Марина, ощущая себя сварливой теткой.
        - Специи, - улыбнулась девочка.
        Мальчик поставил на стол кувшин, кивнул Илиену и, чеканя шаг, куда-то ушел. Девочка окинула стол придирчивым взглядом и поспешила на свое рабочее место за перегородкой, трогательно обнимая поднос.
        - Я не отравлюсь? - спросила Марина, как-то вдруг вспомнив байки о незнакомой пище и реакции на нее организма.
        - Нет, - уверенно ответил Илиен.
        - Ну, тогда ладно, - решила рискнуть девушка.
        Зимняя стужа оказалась чем-то крепким, терпким, с мятой и кислинкой. А листья, особенно с добавкой из специй, принесенных в тарелочках, почему-то напомнили индийскую кухню, хотя острыми не были.
        Марина с удовольствием пила странный напиток. Пробовала, как изменится вкус листьев от того, что их макнуть в следующую тарелочку и молчала, решив отложить свою кучу вопросов на потом. Илиену тишина шла, он казался величественным и загадочным. Наверное, поэтому он не любит разговаривать.
        - Твоя комната, - сказал Илиен, указав на одну из дверей.
        Марина кивнула. Коридор со сдающимися внаем комнатами в этом доме освещался знакомыми лампами с заключенными в них желтыми язычками пламени. Благодаря ним, он казался уютным и теплым.
        - Спокойной ночи, Илиен, - сказала Марина, улыбнувшись.
        Демонам на самом деле можно было простить очень многое за их напитки. Девушка самой себе казалась легкой-легкой и, наверное, немного поглупевшей. Самую малость. Зато все проблемы затерялись где-то далеко, словно отстали. Хорошо бы не смогли догнать.
        - Спокойной? - как-то удивленно спросил демон, склонив голову набок, точно внимательно слушающий человека пес. Только оттопыренного уха не хватало. Хотя они у него сами по себе эльфийские, куда уж дальше оттопыривать? - Понял, - сказал задумчиво.
        - Что ты понял?
        - Тебе нужна спокойная ночь? - спросил, нахально улыбнувшись.
        - Как бы не очень, - призналась Марина. Спать ей не хотелось. Ей по-прежнему хотелось танцевать, желательно в мужских объятьях. Или не танцевать. Но объятья в любом случае не помешают. У нее же вроде стресс. И вообще, почему-то хочется почувствовать себя живой и настоящей.
        - Хорошо, - сказал демон.
        Задать глупый вопрос о том, что именно хорошее увидел Илиен, Марина не успела, оказавшись в таких нужных мужских объятьях, прижатая к дверям комнаты. И губы у демона оказались теплыми и обветренными, хотя дурацкому воображению казалось, что должны быть прохладными, братец Снегурочки все-таки.
        Дела божественные. Написано Макамом Слышащим.
        Свободный перевод от Марина Баженчук.
        Откуда взялись первые боги точно никому не известно. Вероятно даже самим богам. Они точно знают, что не их руками был сотворен мир, а обо всем остальном предпочитают молчать.
        Богов в мире много. Вовсе не потому, что они все слабы и не могут себе отвоевать паству у конкурентов. Все гораздо проще. Чтобы что-то принадлежало божеству, оно должно довольно часто это что-то навещать. А на это нужно время. И чем больше территория, тем больше шансов, что они куда-то не успеют, что-то потеряют, чего-то не учтут. Впустую растратят силы, которые в итоге достанутся кому-то другому.
        Касаемо людей еще сложнее.
        Избранные богов, это те немногие из людей, которых боги способны услышать где угодно и когда угодно. Чтобы быть услышанному кому-то другому, этому другому придется пойти в принадлежащее божеству место и понадеяться, что именно в тот момент божество в этом месте будет присутствовать. Еще можно поймать избранного и уговорить его обратиться к божеству. Именно из-за этой возможности избранные не особо стремятся афишировать свой статус без крайней на то необходимости. Исключения составляют избранные Оберегающей, но их богиню невозможно уговорить помочь навредить конкуренту, выиграть битву или заполучить хорошенькую девчонку с соседней улицы.
        Почему боги помогают людям? Точно это неизвестно. Возможно, человеческая благодарность придает им сил. Или им нужно, чтобы о них помнили. Или им попросту заняться больше нечем, вот они от скуки и вмешиваются в человеческие дела.
        Зачем боги нужны? Исследования моих учителей и нескольких школ сошлись только в одном. Если бы не вмешательство богов, то мир бы выглядел гораздо неприветливее, чем выглядит сейчас. Стоит только посмотреть на приграничье Рассветных Гор. Там своих богов долгое время не было, говорят, нет и поныне. Боги из других земель заглядывают туда изредка. Поэтому маги превратили приграничье практически в бесплодную пустыню, прежде чем их остановили.
        Может боги просто ценят красоту живого мира?
        Или Безумец Кадидий прав, и боги, это части души мира. Правда, в этом случае непонятно куда делась часть души из приграничья.
        Еще ни моим учителям, ни многим другим исследователям так и не удалось выяснить, есть ли свои боги у демонов? Возможно, ответ именно на этот вопрос поможет понять суть богов и их силы.
        Глава 14 О том, что родственники являются не вовремя, а прекратить кошачью драку можно с помощью ведра воды
        Сон был теплый и уютный, и выбиралась Марина из него долго и не очень охотно. Даже когда он окончательно испарился, вильнув на прощанье пушистым кошачьим хвостом, девушка некоторое время лежала с закрытыми глазами, надеясь, что он сейчас вернется.
        Не вернулся. Поэтому пришлось обратить внимание на мир реальный.
        Лежать было не очень комфортно, сверху придавило что-то тяжелое, неудобно опираясь на ребра.
        Марина открыла глаза и убедилась, что это рука. Мужская рука, с жесткой ладонью украшенной мозолями. Обнимает по-хозяйски, кажется, сначала даже к своему владельцу прижимала, а потом расслабилась.
        - Песец, белый и пушистый, - тихонечко произнесла девушка.
        Впору было задавать самой себе вопрос: «А что вчера было?». Вот только не пришлось. Воспоминания как-то подозрительно быстро и охотно явились без зова. Выстроились в ряд и начали себя демонстрировать во всей красе.
        Сначала пришли бесконечные крыши какого-то города, вкупе с неизвестными похитителями. Марина от них отмахнулась и переключилась на те, что интереснее. На красное вино, которое пила под интересный разговор с умной незнакомкой, которую один демон назвал ведьмой. На бородатых стражников, которые не дали допить нечто подозрительно похожее на вишневый ликер из пиалы. Или то была наливка? Потом дошла до напитков, изготовленных по демонским рецептам, с добавками каких-то подозрительных травок, до поцелуев в коридоре и торжественного вноса в комнату, в процессе которого она чудом не протаранила дверь головой.
        - Хорошо погуляла, - сказала Марина в подушку. - Приличной девушке должно быть стыдно.
        Кажется, она не шибко приличная, стыдно ей не было совершенно. Еще и хотелось хихикать над тем, как они в три руки стаскивали с демона штаны, точнее путались в завязках пояса. Она еще долго удивлялась, как он со своими штанами справляется самостоятельно, пока Илиен не велел не смотреть и не размотал со своей не доросшей до нормального состояния руки черный не то шарф, не то кушак. Самое странное, что Марина старательно не смотрела, зато сейчас вдруг захотелось. Еще хотелось проверить, не приснилось ли ей жужжание силы разбуженной демоном. Но искать силу в себе она не рискнула, была уверенна, что Илиен почувствует и проснется.
        Марина осторожно пошевелилась, убедилась, что демон на ее движения не реагирует, и попыталась как можно аккуратнее развернуться и отползти в сторону.
        - Песец, белый и пушистый.
        Ничего способного смертельно ранить ее нежную женскую психику Марина не увидела. Левая кисть у Илиена была меньше правой, какой-то даже детской, что ли. На безымянном пальце и мизинце не было ногтей, наверное, не успели вырасти, или кальция у него в организме не хватает. А так кисть как кисть, пропорциональная и цветом не отличается от остального тела.
        Возле ключицы у Илиена была татуировка точно такого же, как у Дэнэена красно-черного цветка. Волосы во сне запутались и свесились на лицо. Его хотелось обнять, ткнуться носом в шею и притвориться, что не просыпалась. Авось открыв глаза и увидев рядом с собой прекрасную девушку, догадается принести кофе в постель. Или хотя бы стакан холодной воды. Желательно с анальгином.
        - Прекрасную, как же. На голове колтун, личико помятое, и во всем облике присутствуют следы разгульной жизни. Хорошо хоть не накрашенной уснула, - пробормотала Марина, решив, что лучше встать и заняться приведением себя любимой в относительный порядок. А то думай потом, мужик со сна шарахнулся потому, что похмелье на лице проявилось, или изначально ожидал увидеть рядом кого-то другого, более достойного его персоны? Точнее, более достойной, если достойного, то это уже полнейший аут.
        - Хорошенькую и сердитую, - сказал вроде бы спящий демон.
        Марина пискнула и застыла, как кот застуканный хозяйкой за поеданием колбасы со стола. В следующее мгновенье она как тот кот попыталась метнуться в более безопасное место и там переждать праведный гнев. От падения с непредназначенной для резких рывков непонятно куда кровати ее удержал Илиен. Прижал спиной к себе и поцеловал в макушку.
        - Что? - запоздало спросила Марина.
        - Вижу хорошенькую и сердитую девушку, - уточнил демон.
        Марина фыркнула, заподозрив, что ее пытаются успокоить. Она себя чувствовала какой угодно, только не хорошенькой. С другой стороны, раз успокаивает, значит все не так и плохо, как кажется. Теперь бы еще зубы почистить и анальгин с водой найти.
        - Полечить? - спросил Илиен.
        Марине казалось, что он улыбается. Задумчиво так, или насмешливо, но улыбается. Поворачиваться и уточнять не хотелось.
        - Лечи, - милостиво разрешила она.
        Пальцы пробежались по голове, легонько сжали виски, и головная боль куда-то пропала, оставив взамен себя звенящую пустоту, в которую, толкаясь и пинаясь, пытались просочиться какие-то важные мысли.
        - Илиен, а Дэнэен тоже мог бы так вылечить свою голову? - спросила Марина, вспомнив о своем похитителе номер один.
        - Нет. Себя лечить невозможно. А головная боль после превращения вообще не лечится.
        - Понятно.
        Дэнэену оставалось только посочувствовать. Да и всем демонам вообще. Мало того, что стареют, еще и голова болит отнюдь не образно.
        - Ты что делаешь? - возмутилась Марина, когда нахальные пальцы Илиена скользнув по лицу и шее начали спускаться ниже.
        - Хм, - задумчиво сказал демон.
        Марина вздохнула, сказал себе, что он сам виноват и решительно повернулась к нему лицом, в душе надеясь, что у демона резко приключится насморк или какая-то другая потеря нюха.
        Хотя он тоже пил, так что может и не почуять. Она же не чует. Или после демонского алкоголя пошлого перегара не бывает?
        Илиен улыбался. Задумчиво и как-то неуверенно. Словно что-то в этом мире пошло совсем не так, как должно было пойти.
        - Что случилось? - спросила Марина.
        - Ничего, - сказал демон.
        Верить ему почему-то не хотелось.
        Хотя какая разница? Жизнь она здесь и сейчас, а не где-то там, в будущем за горизонтом, или в прошлом среди светлых воспоминаний и пролитых слез.
        Марина дернула за белую прядь, хихикнула, когда демон подул в ухо, запрокинула голову и…
        Мужик наконец шарахнулся, застыл скульптурой «офигевшего Будды» и уставился в никуда.
        - Песец, белый и пушистый, - на этот раз фраза прозвучала в исполнении Марины как ругательство. - Что еще?!
        - Дэнэен.
        - Что Дэнэен?
        - Близко, - сказал Илиен и скульптура ожила. Раздраженно отбросила путающееся в ногах одеяло, слезла с кровати, обвела нетерпеливым взглядом разбросанные по комнате вещи и что-то нужное высмотрев, метнулась к зеркалу. Вряд ли прихорашиваться. Хотя причесаться ему точно не помешает.
        Марина тряхнула головой, отгоняя глупые мысли.
        - Насколько близко? - спросила, наблюдая за тем, как демон поспешно натягивает штаны.
        - Очень близко! - раздраженно рявкнул Илиен, дергая завязки пояса и наверняка проклиная тот день, когда додумался эту красоту купить.
        - Наверное, и мне лучше одеться, - философски произнесла девушка, не очень понимая, почему Илиен так реагирует на приближение брата. Взрослый же человек вроде. Или демон? Или вообще эльф? Мутант? Впрочем, не важно. Оба взрослые. Он что, какое-то табу нарушил? Типа, с хранящими спать нельзя. Или до замужества, точнее до женитьбы. Так он не очень похож на наивного мальчика, точнее совсем не похож. - Тьфу ты, бред какой-то.
        Марина вздохнула, решив прояснить данный вопрос позже, поискала взглядом свою одежду, спустила ноги с кровати и в этот момент дверь распахнулась во всю ширь, смачно впечаталась в стену и отскочив повисла на нижней петле.
        - Твою ж… - сказала Марина, неожиданно для себя обнаружившая, что опять сидит на кровати и вжимается в стену, натягивая одеяло до подбородка, словно оно могло ее от чего-то защитить.
        Или кого-то?
        На пороге комнаты стоял очень мрачный Дэнэен. Вид у него был еще хуже, чем днем раньше, головная боль, похоже, не только не прошла, но еще и усилилась. Полукровка посмотрел немного на Марину с одеялом. Смотрел как на полную дуру, которой она наверняка и выглядела. Перевел взгляд на полуголого Илиена и пнул многострадальную дверь. Она такого обращения уже не пережила, с грохотом рухнула на пол.
        - Зараза, - зарычал Дэнэен.
        Илиен шагнул влево, потянувшись за рубашкой, и Дэнэен рванул к нему. Марина только и успела моргнуть перед тем, как демоны исчезли за окном, вынеся своими телами стекло, или что там его заменяло, вместе с рамой.
        - Убились? - спросила у окна Марина, пытаясь задавить рвущееся наружу истеричное хихиканье.
        Судя по воплям, доносившимся с улицы, оба были живы и относительно здоровы.
        Девушка вздохнула, осмотрела комнату и начала решительно кутаться в одеяло. Одеться требовалось срочно. Еще немного и сюда начнут сбегаться посетители и работники «Большого кувшина», если им конечно орущие демоны не покажутся более интересными, чем выяснение того, что именно тут грохотало с утра. Или уже не утра? В общем, не важно. Заглянут любопытные в комнату, а тут голая дура сидит. С другой стороны, не успевшая одеться дура, судорожно прижимающая одежду к груди может быть более занятным зрелищем. А как одеваться и удерживать на себе одеяло Марина не представляла.
        - Неужели нельзя было зайти и выйти как нормальные люди?
        - Марина?!
        В комнату заглянул первый любопытный. Удивленно посмотрел на валявшуюся на полу дверь, уделил немного внимания разнесенному окну, перевел взгляд на девушку и почему-то подмигнул. Одобрительно так. Заговорчески. Словно она сделала именно то, что он ей советовал.
        - Викин!
        Монаху Оберегающей Марина обрадовалась как родному. Хоть один знакомый человек помимо орущих демонов в этом дурдоме.
        - Викин, постой в дверях, чтобы никто не заглядывал. И сам не забудь отвернуться, - попросила девушка.
        Викин пожал плечами и послушно развернулся.
        - Хотя подожди. Лучше сначала подай мне…
        Отодвинув Викина то ли плечом, то ли бедром в комнату вошла девушка. Беловолосая как Илиен, одетая во что-то среднее между курткой и кожаным доспехом, равнодушно-отстраненная. Марина уставилась на нее во все глаза, сразу же поняв, что перед ней демонша, слишком уж прическа напоминает. Самое странное, что демонша не была ожидаемо распрекрасной. Просто симпатичная девушка. Такая себе милашка с ямочками на щеках и пухлыми губками.
        - Рен, - позвал Викин, не поворачиваясь.
        - Подожди. Сначала посмотрю, - сказала девушка.
        Она выглянула в окно, на что-то там полюбовалась.
        - Придурки, - припечатала вполне уверенно.
        Оглядев комнату девушка занялась полезным делом. Собрала разбросанные на полу вещи, бросила их на кровать, окинула Марину любопытным взглядом и, чему-то кивнув, направилась к Викину.
        - Дерутся, - сказала ему. - Забор уже снесли.
        Марина немножко полюбовалась спинами стоявшей в дверях парочки, как-то отстраненно размышляя о том, что они друг другу подходят. В смысле не спины, а беловолосая девушка и темноволосый мужчина. Такой контраст. Еще и рост почти одинаковый. Еще раз вздохнув и мысленно обозвав саму себя романтичной дурехой Марина поспешно оделась и на цыпочках подошла к окну.
        Зрелище за окном было скорее забавное, чем впечатляющее. Демоны с воплями катались по земле. Что они там орали, понять было невозможно, заклинание переводчик их крики почему-то не переводило. Чуть в стороне валялся сбитый из колышков заборчик, видимо раньше отгораживающий от двора клумбу. Клумба, как ни странно была цела и радовала взгляд огромными красными маками. Из окон домов находящихся напротив «Большого кувшина» выглядывали любопытные. Под стеной одного из домов стоял нетрезвый мужик и явно пытался понять допился он до галлюцинаций, или парочка демонов и вправду решила выяснить отношения практически у него перед носом? Остальные зрители предпочитали смотреть издали, вероятно, боялись попасть под горячую руку и повторить участь заборчика.
        А над всем этим безобразием ярко светило солнце и проплывали легкие белые облака. Словно издевались.
        - И что мне со всем этим делать? - раздраженно спросила Марина. В мужские драки она разумно предпочитала не вмешиваться. Но сейчас вроде ситуация другая. Что если Дэнэен опять в кота превратится? Или Илиену что-то отрубит? С другой стороны, что она может сделать? - Мужчины, - проворчала девушка. - Еще и воют. Кошаки мартовские. Кошаки… А ведь это идея.
        Марина просочилась мимо Викина и незнакомой девушки, проигнорировав их попытки задать какие-то вопросы. Галопом промчалась по лестнице, нахально вломилась в кухню и к своему неимоверному счастью почти сразу увидела пузатое ведро с водой.
        Дотащить его до выхода из «Кувшина» было непросто. Хорошо хоть работники кухни не стали мешать, просто проводили удивленными взглядами. Перешагнув порог, Марина часть воды вылила на землю. Остальную подтащила поближе к демонам и с размаха выплеснула на них.
        Что странно, демоны отреагировали именно так, как и полагалось дерущимся котам. Отпрыгнули в разные стороны и первым делом начали отряхиваться. Вторым делом оба уставились на Марину. Очень недовольно уставились. Угрожающе так.
        Девушка отступила на несколько шагов, пытаясь сообразить, что теперь следует им сказать, дабы успокоить. К сожалению, первым разговор начал Дэнэен.
        - Совсем сдурела?! - рявкнул он.
        - Я?! - взвыла в ответ Марина, мгновенно забыв о своей миссии миротворца. - Это вы чокнулись, оба! Что за цирк вы тут устроили?!
        - Ах, цирк, - мрачно протянул Дэнэен, делая шаг к девушке. - Я обещал тебя дуру защищать!
        - Защищать?! От чего защищать, дибил? Меня никто не обижал! Защищать нужно было, когда меня повторно похищали, а не сейчас! Понял?! Или тебе на пальцах разъяснить?!
        Дэнэен улыбнулся, очень мрачно.
        - Ты ничего не понимаешь, - заявил тоном ниже, наверное, понял, что кричать на девушку бесполезно. Криков она не боится. - Ты просто не умеешь думать, идиотка. Я дал обещание и я его выполню, ясно?
        - Ах, обещание, - практически зарычала Марина. Он ее достал вместе со своими обещаниями. - Обещал защищать, так защищай, а не лезь в мою личную жизнь! Что делать с ней я сама решу, понятно?! Может я всю свою сознательную жизнь мечтала об ушастом блондине!
        - Мечтала?! Дура!
        Последнее прозвучало как диагноз, и Марина обернулась к Илиену, то ли за поддержкой, то ли просто проверить чего он там молчит. Конечно, он сам по себе неразговорчив, но мог ведь попытаться что-то объяснить своему, любящему поболтать, точнее поорать, на отвлеченные темы брату?
        Илиен ничего говорить не собирался. Он стоял и улыбался. Такая себе самодовольная мужская улыбка.
        - Ну, гад, - сказала Марина поудобнее перехватывая ручку ведра и пытаясь шагнуть в сторону улыбчивого демона.
        Шагнуть не получилось. Ее схватили за талию и попытались отбуксировать в «Большой кувшин».
        - Оставь их, пускай сами разбираются, - успокаивающе попросил обладатель схвативших ее рук.
        - Викин, отпусти меня, - мрачно попросила девушка.
        - Не стоит, - сказал монах. - Лучше выпей настоечки, приготовленной хозяйкой, успокойся. А демоны потом придут. Выпустят пар и придут.
        - Ах, придут! - Марина махнула ведром, едва не заехав себе в лоб. - Викин, отпусти меня, я их обоих прибью, и успокоюсь. Слышишь?!
        Викин сделал вид, что не слышит и потянул дальше.
        Вырываться Марина не пыталась. Изначально же понятно, что не получится. Ее сил не хватит, да и у Викина явно есть опыт в оттаскивании истеричных девиц с поля боя. Вместо этого она размахнулась ведром и бросила его в продолжавшего улыбаться Илиена. Что странно, попала. Прямо в лицо. Хотя весь предыдущий жизненный опыт говорил, что попасть в цель ей не дано. Баскетбольные мячи у Марины в лучшем случае не долетали до кольца. В худшем отскакивали от щита и били кого-то по голове. Дротики бились об стены, обдирали обои, а однажды чуть не выбили стекло. А тут на тебе, попала.
        - Илиен, - испугано позвала девушка.
        Демон к счастью не падал, только головой мотнул, из-за чего волосы опять упали на лицо и теперь мешали что-либо там рассмотреть.
        - Викин, отпусти меня, - потребовала Марина. Хотелось подбежать к Илиену и рассмотреть его физиономию поближе. Причем срочно.
        А потом девушка увидела, как по подбородку демона стекает кровь, капает на грудь и лениво течет дальше. Бурное воображение отреагировало мгновенно. Оно нарисовало картины выбитых глаз, сломанного носа, ободранного до кости лица и прочих неаппетитных травм.
        Мир качнулся. Вспыхнул, став ярким и почти бесцветным, потом резко потемнел и куда-то пропал. Только в ушах некоторое время что-то тихонько шумело. Словно сломанный приемник.
        - Что же она все время сознание теряет? - жаловался где-то на заднем плане Дэнэен. - Причем странно так теряет. Когда упадет в обморок любая нормальная женщина, она стоит и ругается. А когда ничего особенного не происходит, она хлоп и уже лежит.
        На переднем плане кто-то водил возле носа чем-то вонючим. Еще кто-то подпирал спину и легонько массировал виски. Из-за вонючей гадости хотелось чихнуть, но почему-то не чихалось. Пришлось открыть глаза и посмотреть что оно такое.
        Сначала Марина увидела огромное белое пятно, похожее на расплывчатое облако. Она удивленно моргнула и посмотрела еще раз. Облако постепенно превращалось в беловолосую девушку, держащую в руках открытый флакончик. Именно из него и воняло какой-то гадостью.
        - Очнулась, - удовлетворенно сказала девушка и наконец, закрыла флакончик, от которого Марине хотелось отползти как можно дальше.
        За спиной обнаружился Илиен с оцарапанной щекой и огромным синяком, ярко выделявшимся на его светлой коже.
        - Дня через два исчезнет, - равнодушно произнес он, заметив виноватый Маринин взгляд.
        Девушка кивнула, удивленно понаблюдала, как в ответ на ее кивок качается мир и решительно предприняла попытку встать. Ногам на ее решительность было плевать. Они разъезжались в разные стороны и подламывались. К счастью Илиен не позволил ей окончательно опозориться, понятливо поставил на ноги и прижал к себе, удерживая от падения.
        Дэнэен смотрел на это неодобрительно. Словно Марина должна была шарахнуться и потребовать присутствующих мужчин защитить ее честь от гнусных посягательств.
        - Дэнэен, что не так? - спросила девушка. - У вас что, девушек, не сохранивших невинность до замужества, камнями забрасывают?
        На Марину дружно уставились все присутствующие, изображая удивление.
        - Нет, - сказал Дэнэен.
        - Какое гнусное варварство, - проворчала беловолосая и воинственно спросила: - Где такое делают?
        - Сейчас нигде, - не стала вдаваться в подробности Марина. - Это раньше делали, кажется. Не важно. Дэнэен, ты почему полез бить брата?
        - Я должен тебя защищать, я обещал, - сказал демон таким тоном, словно Марина не понимает элементарных вещей.
        Хотя кто знает, может и не понимает. Хорошо хоть не намекает на свое разбитое сердце и прочую ерунду, вроде ревности.
        - Демонам нельзя спать с человеческими женщинами, - выдала очередное дурацкое предположение Марина.
        Как же, нельзя им. Сестра хозяйки «Большого кувшина» трех дочек от святого духа родила, наверное.
        - Можно, - сказал Дэнэен. - Просто ты не понимаешь. Я же дал слово, значит, должен буду обещанное выполнить. Как бы мне или тебе не хотелось обратного.
        - Бредятина какая-то, - проворчала Марина. Ноги, наконец, пришли в норму, мир перестал раскачиваться в ответ на любое движение, но отпускать своего демона она не спешила. Пускай держит, раз взялся.
        А вот своего ли?
        Блондинка оказалась той самой Рен, вытаскивая которую из пропасти Дэнэен потерял алебарду. Девушка была полукровкой уже с десяток лет бродившей по человеческим землям в поисках неизвестно чего. Она и сама не понимала, что ищет, просто знала, что так нужно. Одна из ее сил была в этом уверенна. Еще Рен была следопытом и умела открывать путь, так, что появился Дэнэен на пороге комнаты большей частью ее стараниями. От него в этом деле всего и понадобилось вспомнить, как выглядела похищенная девушка и обвязать недовольную тем, что ее трогают какие-то посторонние демоны книгу веревкой. Привязанная книжка изображала компас, указывая куда именно ей хочется попасть, а Дэнэен предоставил портрет похищенной, так сказать. Один Викин остался без дела. В общем, совместными усилиями нашли, за что им честь и хвала.
        Викин напоил Марину обещанной успокаивающей настойкой. Дэнэен и Илиен мрачно пили что-то другое, помогающее восстанавливать силы, как физические, так и магические, и молчали, сверля друг друга недовольными взглядами.
        Прогнать брата Дэнэен не смог. Илиен в ответ на попытку отправить его домой громко фыркнул и заявил, что будет рядом вопреки его желанию. Ибо решил защищать девушку, которую у бестолкового братца однажды уже украли. Не доверяет он ему, мол, в этом деле.
        Марине очень хотелось прояснить данный вопрос. Не доверяет, так не доверяет. Но вот таскался вслед за братом Илиен и раньше, просто не так нахально, предпочитая скрывать свое присутствие. Теперь вот нашел удобный предлог, чтобы больше не прятаться.
        Обидно быть предлогом.
        Марина терпеливо пила настойку, постукивала ногой, чувствуя себя застоявшейся лошадкой, и боролась с желанием разогнать всех присутствующих, чтобы оставшись наедине с Илиеном прижать его к стене и спросить, почему он на самом деле решил примкнуть к их теплой компании? Ну, или попытаться прижать, сил ведь наверняка не хватит. Мужики, они изначально сильнее. В общем, не важно.
        Присутствующие расходиться не спешили. Викин откровенно любовался Рен. Блондинка делала вид, что ничего не замечает. Дэнэен и Илиен продолжали обмениваться мрачными взглядами, Марина даже заподозрила, что они телепатически общаются. Успокаивающая настойка действовать не спешила. Или ей попалась бракованная порция, насылающая вместо ожидаемого успокоения раздражение в отношении всех и вся.
        Очень хотелось кричать. Залезть на стол, и громко высказать присутствующим свое о них мнение.
        В конце концов Илиен что-то почувствовал. Или догадался. Он отвлекся от брата, окинул Марину потусторонним взглядом и встал, махнув ей рукой в направлении лестницы. Девушке захотелось вцепиться ему в волосы, или лучше сразу в лицо. Или укусить, до крови. А вместо этого она встала, разгладила рубашку на бедрах, зачем-то улыбнулась Викину и пошла. Гордо вскинув голову и напевая веселый мотивчик. Со стороны наверняка смотрелось странно.
        - И? - спросила у Илиена, зайдя вслед за ним в комнату. О том, что мужчина должен пропускать женщину здесь, похоже, даже не слышали. Джентльмены не то, что вымерли, они даже появиться на свет не успели.
        - Что тебе пообещал Дэнэен? - спросил демон.
        Серьезно так спросил, словно ничего важнее ответа на этот вопрос в целом мире не существует. Желание кричать и ругаться после его слов начало отступать, под напором разумной мысли, утверждавшей, что ее хозяйка действительно может чего-то не понимать и подрались демоны не просто так, от переизбытка мужских гормонов.
        Раскопки среди воспоминаний ситуацию не прояснили. Воспоминания были путанные и тусклые.
        - Кажется, он пообещал мне никому не позволять меня обижать, и вернуть домой, когда амулет оберет, - неуверенно произнесла девушка.
        Илиен кивнул.
        - Сколько частей есть у Дэнэена? - задал следующий вопрос.
        - Не знаю. Я две видела, - призналась Марина.
        - Плохо, - произнес Илиен. - Возможно, он собрал амулет почти полностью. В таком случае времени совсем мало.
        - Времени на что? - спросила девушка.
        - Чтобы запомнить, - туманно объяснил демон.
        Марина тряхнула головой. Она совершенно ничего не понимала. Любят эти мутанты загадки, на ровном месте их находят.
        - Илиен, что ты имеешь в виду?
        - Не беспокойся, я что-нибудь обязательно придумаю, - пообещал демон.
        Марина вздохнула, отметив, что вздохи становятся ее дурной привычкой. Если блондин чего-то не желает говорить, его вряд ли заставишь передумать. Пускай все идет, как идет. А там видно будет. Как там говорила Скарлет из «Унесенных ветром»? Об этом я подумаю завтра, кажется.
        Какая дурацкая ситуация. Еще и на философию тянет.
        - Идем вниз? - спросила Марина, решив, что ничего выяснять не хочет. Незачем себе заранее портить настроение. Оно потом само испортится. Наверняка. Красивые мужчины это умеют.
        - Идем, - кивнул Илиен. - Хотя, подожди.
        Демон взял Марину за руку, поводил указательным пальцем по ее среднему, поднес кисть к лицу, очень внимательно рассмотрел и чему-то улыбнулся.
        - Что еще? - спросила девушка.
        Илиен поцеловал ладошку, отпустил, подошел к своей сумке валявшейся под стеной и довольно долго что-то в ней искал. Марина стояла возле двери, даже не пытаясь понять, что он на этот раз задумал. Поэтому и не удивилась, когда вернувшийся к ней демон надел на изученный палец колечко. Кажется, серебряное. Тонкий ободок с растительным узором и три овальных зеленых камешка, видимо изображавших цветок. Не очень убедительно изображавших, надо сказать. Зато оттенок у этих камешков был очень близок к цвету глаз демона.
        - Илиен, ты чего? - глупо спросила Марина.
        - Ничего, - улыбнулся демон. - Это просто кольцо. Подарок. Оно тебе подходит.
        - Ага, - сказала Марина, поглаживая колечко. Подобных подарков ей никто до сих пор не делал, и отказываться совсем не хотелось. Вряд ли это фамильная ценность.
        Еще девушке казалось, что ей нагло лгут, но выяснять насколько нагло и в чем именно лгут, почему-то не хотелось.
        Да ну его.
        Иногда приятно почувствовать себя Ассоль, даже жалко, что он не надел это кольцо на палец, пока она спала. Хотя догадаться чье кольцо в любом случае было бы не сложно. Выбирать то не из кого.
        Правила выживания для попаданок. Пункт восьмой.
        И так, представим такую ситуацию. Вы попали в мир магии и вдруг узнали, что являетесь наследницей кого-то там. Собственно, узнать о наследстве вы могли еще дома, и радостно рвануть за ним, опережая сопровождение.
        Разберем данную ситуацию подробнее.
        Перво-наперво, вы бы поинтересовались на всякий случай законодательством в мире, в который так стремитесь. Хотя, нет, для начала поинтересуйтесь местом женщины в этом мире. Потому, что если место оной сразу за любимым конем, лучше бы вы обошлись без наследства. Девушки, вы его в глаза не увидите. Какой-нибудь опекун, взглянув на великовозрастную девицу, давно перешагнувшую рубеж четырнадцатилетия может решить быстренько отдать вас замуж за первого встречного, пока вы совсем не вышли из брачного возраста. Это в лучшем случае. В худшем, он женит на вас своего сына, или сам женится, ежели вдовец и в скором времени овдовеет во второй раз. Еще и сокрушаться будет, мол, какая глупая жена попалась, мышьяка наелась и с башни сиганула. Может, надеялась, что у нее крылья вырастут? Говорил же ей, не слушай магов, нет в тебе никакой силы и вампиров среди предков не было.
        Если женщины в этом мире веселы и самостоятельны, тоже не спешите радоваться. Сначала посмотрите на наследство.
        Вам достался замок и несколько близлежащих деревень. Чудесно. А что случилось с предыдущим хозяином замка? Оборотни сожрали? Ах, это недоразумение было, они его подданные, просто бедняга не вовремя из замка вышел. Говорили же ему, не гуляйте в полнолуние. Вы, конечно же, его ошибок не повторите, будете запираться на все имеющиеся замки, слуг наймете не местных, и все будет весело и радостно.
        Маленькое уточнение. Вы действительно считаете, что вам будет очень весело в замке, в котором отродясь не было центрального водоснабжения, электричества, телевизора и прочих благ цивилизации? Ага, вы книги будете читать. Так предыдущие хозяева были необразованными и библиотек не держали. Придется вам сначала их написать, все развлечение.
        Ладно, прекращаем говорить о мелочах, и переходим к настоящему наследству.
        Вы узнали, что являетесь потомком Темного Властелина, императора всея земель или вообще на самом деле смесь бульдога с носорогом. В смысле, умудрились ваши предки намешать в своих потомках эльфов, драконов, вампиров и еще целую кучу вымирающих рас. И грозит вам теперь участь племенной кобылки, ибо надо кому-то народы возрождать. Впрочем, вам может понравиться.
        Предки Властелины и прочие императоры хуже. Особенно свергнутые, убитые народным ополчением и прочими мстителями. Наивное хлопанье глазками и пространственные рассуждения о том, что нельзя судить о детях по их родителям вам могут и не помочь. И да, не удивляйтесь, если во главе бунтарей пришедших вас свергать объявится кто-то из тех, кто уговаривал вас сесть на трон. Возможно, он считает, что ему корона пойдет больше. А объединяются народные массы с гораздо большей охотой на борьбу с общим врагом. Да и слава истребителя последней представительницы злобной династии наверняка будет греть долгими зимними ночами.
        А вообще, если вам предлагают наследство, озаботьтесь прихватить с собой юриста, или лучше мошенника. В общем, кого-то, кто разбирается в способах обмана наивных наследниц несметных богатств.
        А лучше сидите дома. Бесплатный сыр он знаете где? Если кроме вас других претендентов на это наследство нет, с ним определенно что-то не так.
        Глава 15 О том, что объяснения вовсе не гарантируют понимания, а некоторые тайны умудряются храниться сами собой
        День прошел как-то сумбурно и бестолково.
        Сначала все дружно перетаскивали вещи, искали куда-то запропастившуюся Маринину сумку и ремонтировали дверь под сопровождение недовольного бурчания хозяйки. Потом все резко разошлись. Илиен куда-то запропастился, не соизволив никому сказать куда именно и зачем. Его отсутствие даже не сразу заметили. Викин ушел в очередной храм своей богини, то ли посох заряжать, то ли нуждавшихся в его лечении вдовушек высматривать. Рен сослалась на усталость и ушла спать. Дэнэен бродил как тень самого себя и в ответ на любую попытку Марины с ним заговорить смотрел так, что хотелось сразу закопаться поглубже и сделать вид, что вообще никогда не рождалась. С колечком определенно что-то было не так. Иначе откуда эта реакция?
        Марине довольно быстро надоело изображать из себя жизнерадостную дурочку не понимающую, что ее хотят послать, напутствуя в долгий путь семиэтажными матерными конструкциями. Поэтому она, наплевав на все предостережения и опыт повторного похищения, отправилась изучать товары на стихийном рынке, возникшем после обеда недалеко от «Большого кувшина». Товары ее откровенно разочаровали. Страшненькую посуду Марина даже бесплатно бы не взяла. Разве что использовать как часть декораций в спектакле о жизни на дне общества. Из одежды нашлось два длинных платья рассчитанных на кого-то в полтора раза шире Марины и куча разноцветных платков. Фруктов не хотелось. Пилочки для ногтей не было, о ней никто даже не слышал. Пришлось купить деревянный гребешок, попутно убедившись, что местные продавцы с удовольствием торгуются и отправиться обратно.
        Настроение у Дэнэена не изменилось. Рен все еще спала, а остальные не появлялись. Со скуки Марина заговорила с тощей женщиной, оказавшейся хозяйкой заведения умеющей готовить демонские напитки. Выслушала ее жалобы на ветреную дочурку, которая явно в тетку пошла и на излишне серьезного сына, мечтавшего о военной карьере. Пожаловалась хозяйке на мужчин. Продемонстрировала кольцо и получила совет расспросить Рен. Уж она-то об обычаях демонов все знает и не упустит важных нюансов. Да и с веселыми братьями хорошо знакома. Кажется, даже какая-то их дальняя родственница.
        Потом у хозяйки «Кувшина» появились срочные дела, и Марина осталась наедине с котом. От нечего делать девушка довольно продолжительное время чесала ему подбородок. Когда коту это занятие надоело и он ушел, девушка пересела за столик, попросила у ветреной дочурки чего-то поесть и совершенно случайно подслушала чужой разговор о гулящей жене и методах ее перевоспитания.
        Разговор ей окончательно испортил и без того не радужное настроение и, чтобы не броситься защищать неизвестную женщину, Марина решила взять пример с Рен и пойти спать. И пусть потом будет болеть голова.
        Спустя еще час девушка поняла, что поспать не получится по причине бессонницы и дурацких мыслей лезущих в голову. Неизвестно до чего бы она додумалась, но в этот момент соизволила проснуться Рен. Демонша вежливо постучалась в дверь Марининой комнаты. Со странным любопытством заглянула ей в лицо и предложила спуститься вниз. Поесть там, поболтать, просто посидеть. Потому что через часик в «Большой кувшин» подтянутся местные работники культуры, то есть их ученики. А они ребята шумные и чаще всего глупые. Искренне не понимают, что попытки одновременно исполнить свои шедевры случайных слушателей не привлекут, а споры об островной архитектуре, древней лепнине и выцветших фресках понятны только им.
        Марина пожала плечами и согласилась. Поговорить ей хотелось.
        Первой на столе появилась несимметричная бутылка из темно-коричневого стекла с очередным демонским напитком. Бутылка была большая, литра на два. Улыбка у хозяйской дочки была настолько довольная, словно ее мама давно мечтала от этой бутылки избавиться, да вот все никак посетитель решивший рискнуть здоровьем не находился. Рен на бутылку смотрела ласково.
        То ли голос разума, то ли еще что-то робко пискнуло:
        - Сопьешься, мать!
        Марина вздохнула и решила делать вид, что ничего не слышала. Не так уж часто она пьет. Да и напиток должен быть не очень крепким. Кажется. Девичьи посиделки все-таки.
        Кому он там должен, Марина решила не думать.
        Разговаривать Рен не торопилась. Она долго и со вкусом пила безымянный напиток, собственноручно налитый в принесенные девочкой глиняные стаканчики. Налила демонша этого напитка не много, где-то на два пальца. Марина недоверчиво понюхала черную густую жидкость, напоминавшую подгоревший расплавленный сахар. Пахла она медом и чем-то совершенно незнакомым. Пожав плечами, девушка отпила крохотный глоток и прислушалась к ощущениям. Организму, судя по всему, напиток понравился. Больше всего ему понравилось, что не было ожидаемой приторной сладости. Что там было, Марина не определилась. Какое-то оно все колюче-теплое.
        - Рен, ты случайно не знаешь, почему Дэнэен полез меня защищать от брата? - спросила Марина, решив, что умнее вопроса все равно не придумает, а разговор как-то начинать надо.
        Демонша задумчиво хмыкнула.
        - Кто ж его знает. Дэнэен свои поступки обычно не объясняет.
        - А если предположить?
        Рен качнула стаканчиком.
        - Предположить, - сказала задумчиво. - Есть несколько более вероятных причин и целая куча маловероятных.
        Марина вздохнула. Кажется, демоны в принципе не любят делиться сведениями, даже если они женщины. О солидарности эти дамы вообще никогда не слышали.
        Рен улыбнулась.
        - Первая причина, заключается в том, что Дэнэен мог решить, что Илиен попросту нашел способ вмешаться в его дела, - сказала она. - А учитывая то, что он пообещал тебя защищать, ему это очень не понравилось. Собственно, ему бы не понравилось, даже если бы не пообещал. А так он сам для себя дважды прав.
        - Понятно, - сказала Марина. - А Илиен, он на самом деле просто нашел способ?
        - Скорее совместил одно с другим, - улыбнулась Рен. - И девушку получил, и за братом присмотрит.
        - Ага, - сказала Марина, подергав на пальце кольцо.
        - С другой стороны, это еще одна причина для желания подраться.
        Марина глупо уставилась на демоншу, пытаясь понять, что она имеет в виду.
        - Твой первый вопрос, - напомнила Рен. - Опять же, Дэнэен пообещал тебя защищать, в том числе и от самой себя, если вы с ним не обговаривали это отдельно.
        - Не обговаривали, - уныло призналась Марина, решив не уточнять, что Дэнэен вообще ее мнением не интересовался и ничего обговаривать не пытался.
        - Вот, - кивнула Рен. - А Илиен, он слишком похож на свою маму, внешне. Слишком он красив. К ногам его мамы вечно падают мужчины, особенно те, которые ей совершенно не нужны. А к нему под бок лезут женщины, постель согревать. В общем, реакция у него с мамой тоже похожа. Безжалостная такая реакция. Чужие чувства они не щадят.
        - В смысле? - навалилась на стол Марина.
        Вот это уже интересно.
        - Была такая история. В одном человеческом городе Илиен представлял свою семью. Как уж там получилось, но через два месяца после его приезда жители города увидели презабавнейшее представление. Дочка их дорогого городоуправителя залезла на перилла центрального моста и угрожала стоявшему с равнодушным лицом демону, что прыгнет в реку и утонет, если он не соизволит признать, что она лучшая женщина в его жизни и ее любви хватит на двоих. Она еще и что-то кричала о том, что готова принять его неумение любить. Он ведь в этом не виноват, таким родился. Бедняжка даже готова была ему прощать измены. В общем, опозорила папеньку дальше некуда. Представляешь, у градоуправителя настолько глупая дочь?
        - Представляю, - сказала Марина. Положение, как говорится, обязывает. И истеричная девица не лучшая реклама для человека, управляющего целым городом. Если он даже дочку воспитать не смог, то какая от него может быть польза простым горожанам? Кажется так. - И как, прыгнула.
        - Прыгнула, - махнула рукой Рен.
        - И утонула?
        - Нет, спасли. Спасателей была куча, наверное, надеялись, что папочка девицы отблагодарит. В общем, едва не передрались за эту честь. А когда лидер заплыва ее вытащил, к девице соизволил подойти Илиен. Она прямо расцвела. Наверное, думала, что он сейчас упадет на колени и начнет каяться в том, что не умеет плавать.
        - А он что?
        - Пообещал, что если она еще раз устроит подобное представление, утопит ее как котенка, без шансов на спасение. В общем, закончилось тем, что папа отослал девицу к каким-то родственникам подальше от родного дома. Там ее поспешно выдали замуж.
        Марина кивнула. Сочувствовать неудачливой самоубийце почему-то не хотелось.
        - От меня прыжков с моста не дождутся, - пообещала мрачно.
        - Правильно, - одобрила Рен. - Ни один мужчина этого не достоин. Да и не оценит. А женщины будут злорадствовать.
        Марина опять вздохнула, мысленно пообещав себе в следующий раз от вздохов удержаться, а то еще начнет стонать по любому поводу или на жизнь жаловаться. Все знакомые разбегутся. Потом покрутила на пальце кольцо, полюбовалась камешками. Вспомнила выражение лица Дэнэена, когда он увидел эту красоту, и определилась с очередным вопросом.
        - Рен, мне Илиен кольцо подарил, это что-то означает?
        Демонша чуть не подавилась очередным глотком напитка, прокашлялась и уставилась на Марину как на умалишенную.
        - Ты и этого не знаешь? - спросила недоверчиво.
        - Я издалека, - туманно объяснила Марина.
        Демонша недоверчиво хмыкнула. Похоже, Марина должна была с луны свалиться, чтобы не знать когда и зачем демоны кольца дарят. Собственно, она нечто похожее и проделала, не без помощи Дэнэена. Но не объяснять же теперь.
        - Понимаешь, это знак. Признание, - Рен махнула стаканчиком, качнулась на стуле и задумчиво посмотрела на потолок, словно надеялась что-то там вычитать способное помочь объяснить одну из прописных истин странной девице.
        - Признание чего? - спросила Марина, решительно доливая себе напитка. Было у нее подозрение, что прописную истину лучше запить.
        - Что-то вроде: «Теперь это моя женщина», - сказала Рен.
        Марина залпом выпила напиток, налила еще.
        - В смысле?!
        Не то, чтобы она была так уж сильно против. Но неужели нельзя было у нее спросить? Просто подарок, как же! Вот так вот выйдешь замуж случайно и узнаешь об этом, когда развод потребуют.
        - Ну, как бы сказать, - замялась Рен, заставив Марину опрокинуть еще один стаканчик. - Просто, мужчина берет на себя обязательства, некоторые, в том числе и защиту.
        - Ага, мужики они сильней, - сказала Марина.
        - Женщина тоже берет на себя обязательства, вроде помогать, ценить и вести себя хорошо. В общем, это конечно не женитьба, но исчезать, не предупредив и не сказав куда исчезаешь уже не принято.
        - Понятно, - сказала Марина.
        Ей в голову пришло, что Илиен опять же мог дать колечко, чтобы брат поменьше возражал. С другой стороны совместить приятное с полезным ему тоже никто не мешает. И совести у этого демона нет.
        Дурацкая ситуация.
        - А что женщина дарит, если желает заявить права на мужчину? - спросила Марина.
        Очень захотелось преподнести братцу Снегурочки какой-нибудь подарочек со значением и посмотреть на выражение его лица.
        - Ничего, - пожала плечами Рен. - Может просто попросить кольцо. И тут уже мужчина решает, дарить его или нет. Так же само, как и женщина решает принимать чье-то кольцо или оно ей совершенно не нужно.
        - Дурдом, - вынесла вердикт Марина, очень ярко представив как за Илиеном носится оголтелая девичья толпа и требует колечко. А не получив желаемое дружно прыгает с моста и речка выходит из берегов. Или мост обваливается. Тут уж как повезет.
        Все демоны чокнутые.
        - Обычай как обычай, - равнодушно произнесла Рен, доливая напитка себе и собеседнице. - Зато сразу видно насколько сейчас свободна девушка.
        - Ага, - Марина старательно закивала. - И кольца наверняка различаются, чтобы сразу было видно кто чья. А мужики без меток бродят. Несправедливо.
        - Мужик без кольца на шее сам по себе метка.
        - На шее?
        Марина почему-то представила мускулистого мужика в рабском ошейнике и тряхнула головой, чтобы избавиться от этого дивного виденья, а то еще приснится.
        - Ну не на пальце же его носить. Скорее всего не налезет, да и смотреться будет странно.
        - Это да, - согласилась Марина. - А если решишь уйти от своего мужчины, кольцо куда девать? Выбросить?
        Выбрасывать колечко совершенно не хотелось.
        - Бывает, - философски сказала Рен. - Но чаще вешают на шнурок к остальным.
        - На какой шнурок и к каким остальным?!
        Демонша не стала тратить слова на ответ. Просто вытащила из-за пазухи черную веревочку и продемонстрировала четыре висящих на ней кольца.
        - Как ордена, - восторженно сказала Марина. - Или скорее трофеи. Охотничьи.
        Рен довольно улыбнулась.
        А ведь демоны живут долго. За это время такую коллекцию при желании можно собрать…
        - Подожди, - сказала Марина, уловив несоответствие между словами Рен и тем, что она видела. - Илиен мое кольцо вовсе не носил на шее, он его из сумки достал. Еще довольно долго искал его там.
        - Значит, боялся потерять, - задумчиво произнесла демонша.
        - Потерять? - переспросила Марина, тут же найдя ответ на заинтересовавший вопрос. Просто вспомнила, как большой серый кошак стряхивал с лапы штаны и как она с Викином собирала небрежно разбросанные вещи. - Хочешь сказать, что Илиен может в любой момент превратиться в животное? Точнее, что он обязательно превратится в ближайшем будущем, просто даты точной пока не знает?
        - Нет, - Рен тряхнула головой и потянулась за бутылкой. - Все не так плохо. Скорее, Илиен считает, что может вляпаться в такую ситуацию, в которой ему придется исчерпать магию своей человеческой части. И тогда он наверняка превратится. Вопреки своему желанию.
        - А демоны умеют превращаться по желанию? - заинтересовалась Марина.
        - Не то чтобы. Скорее выбирают дату, более-менее близкую к тому рубежу, после которого превращение произойдет обязательно, и ускоряют процесс. Превращаться лучше дома, там условия подходящие. И глупых человечков, бросающихся на превратившегося с топорами и вилами в руках нет.
        - Понятно, - сказала Марина.
        - А вообще Илиен, он немного бестолковый. Не обижай его, - попросила Рен, подливая Марине напитка.
        - Что? - изумленно уставилась на демоншу девушка. - В смысле бестолковый?
        - Ну, это Дэнэен все анализирует, просчитывает и старательно избегает глупостей. Иногда, даже слишком увлекается. Он вообще любит все усложнять. А Илиен другой, он способен на что угодно. Он может понадеяться на разумность одной незнакомой девушки, подарить кольцо другой такой же незнакомой. Делает, не думая о возможных последствиях. Илиен даже свой первый экзамен на взросление провалил.
        - А? - уставилась Марина на Рен, едва не подавившись напитком. У них еще и экзамены на взросление бывают?!
        - Ах, да. Ты же не знаешь, - Рен задумчиво поводила стаканчиком по столу. - У нас, чтобы получить возможность заняться чем-то действительно нужным и интересным, приходятся сначала доказать, что у тебя хватит на это выдержки, терпения, ума, да и много чего другого. Для этого несколько весьма умных старейшин семьи подбирают испытание. Каждому испытуемому свое. И смотрят, как он справится. Меня, например, заставили вышивать цветочки на треугольных флажках к празднику весны. А я ненавижу вышивать. Возможно, кто-то считал, что я излишне нетерпелива, но я справилась. Зато Илиен первую свою попытку провалил. Ему сказали следить за развитием брата, а он к этому отнесся со своим обычным разгильдяистым спокойствием. Результатом стал пожар, скандал и два года в статусе изгнанного. Правда, ему на пользу пошло, настолько фатальные глупости он делать перестал. Но все равно слишком долгим обдумыванием сложившейся ситуации себя не утруждает. Все будет, как будет. Иногда складывается такое впечатление, что он пытается ловить время, вот только получается у него изредка. Гораздо чаще время тает в руках как дым,
оставляя его ни с чем.
        Марина зажмурилась и глубоко вдохнула, стараясь привести мысли в порядок. Демоны очень странные существа. Вот сиди теперь и думай, это глючный переводчик издевается или Рен? Илиен делает глупости чтобы поймать время, подумать только. Логика прямо зашкаливает. Что Рен вообще имеет в виду? Илиен боится упустить пресловутый шанс и поэтому хватается за все подряд? Или он спешит жить, желая попробовать все на свете, поэтому вечно во что-то влипает? Спросить у демонши?
        Марина открыла глаза и поняла, что не спросит. Рен смотрела отстраненно и безразлично. Вытащить подробности из человека с таким взглядом нереально. Скорее разозлишь своей тупостью. Лучше уж подождать.
        А пока можно придумать вопрос интереснее. Потому что молча пить как-то неправильно. Девушки, как известно, собираются для «поговорить», а не ради выпить.
        - Рен, ты ведь знаешь, что Викину нравишься? - спросила Марина, взболтнув в стаканчике темную жидкость. Возможно, именно из-за этого напитка ей было легко и светло. А еще очень хотелось поговорить об личной жизни, только не о своей. Выпив и дождавшись ленивого кивка, она стала развивать тему. - Наверное, это только слепой не заметит. Он на тебя смотрит, как на картинку. Хоть бери и завидуй.
        Рен опять кивнула и добавила в стаканчики напитка.
        - Так вот, - продолжила Марина продегустировав новую порцию. - Возможно я глупая и слишком романтичная, но я не понимаю, зачем его игнорировать. Тебе его работа во благо богини не нравится?
        Рен улыбнулась.
        - Работа во благо богини, подумать только. Нет, конечно, не она. Захочет, будет лечить наложением рук. Просто он несерьезный. Бестолковый. Гораздо бестолковее Илиена, а меня это раздражает. Вот жду, может, повзрослеет. Годиков через пять.
        Марина внимательно посмотрела на демоншу и решила, что она не шутит.
        - Не дождешься, - сказала печально и запила свои слова.
        - Думаешь, не повзрослеет?
        - Просто не доживет. Ему жить осталось меньше двух лет.
        Рен хмыкнула, посмотрела на потолок и растерянно уставилась на Марину.
        - Объясняй.
        Марина опять выпила. Кажется, с вопросом она маленько ошиблась, но теперь менять тему поздно.
        - У него проклятье, - сказала задумчиво. - Не помню точно, Дэнэен объяснял очень туманно, да и Викин подробностей не добавил, но все сводится к тому, что маги в семье Викина умирают через двадцать лет после того, как пробудится первая их сила. У Викина что-то проснулось в десятилетнем возрасте. А сейчас ему двадцать восемь.
        - Проклятье, - недовольно заворчала демонша. - Все весело и хорошо, значит. Не достоин моего взгляда. Ну, я тебе устрою…
        - Викину?
        - Ему.
        - Может не надо? - робко спросила Марина. - Ему и так недолго жить осталось.
        Рен фыркнула.
        - Малышка, я знаю, что хочу сделать. На этот раз знаю абсолютно точно. И вряд ли мне кто-то сможет помешать.
        - Ага, - зачем-то сказала Марина.
        - Вот и отлично, - кивнула Рен. - Пойду его поищу.
        И ведь что важно, сразу встала и пошла. Решительная женщина.
        Допивала напиток Марина долго, в душе надеясь, что этот процесс прервет кто-то из запропастившейся компании. Викин там прибежит, спасаясь от блондинистой демонши. Дэнэен решит явить свой унылый лик. Илиен придет изображать Снегурочкиного брата. В общем, не важно, лишь бы появились.
        Не дождалась. Напиток закончился раньше.
        Марина немного подумала и решила, что пришла пора обидеться на весь мир. Точнее на целых два мира. Подумав еще немного, девушка поняла, что обидой следует обязательно с кем-то поделиться, так как копить в себе отрицательные эмоции не есть хорошо. Осмотрев помещение, Марина с удивлением поняла, что каким-то образом упустила прорву времени, за которое в «Большой кувшин» успела прийти целая толпа шумных и жизнерадостных парней. Наверняка те самые ученики представителей местной культуры.
        Впрочем, парни на роль плакательной жилетки явно не годились. Улыбчивая хозяйкина дочь, порхавшая между столами и привлекавшая к себе мужское внимание, подходила с большой натяжкой, но беспокоить ее не хотелось. Сама хозяйка куда-то делась. Остался один только черный котяра, лениво возлежавший на подоконнике. К нему Маринаи пошла.
        Пол почему-то был неровным и плавно покачивался, словно «Большой кувшин» не только успел наполниться посетителями, но и успел превратиться в корабль и куда-то поплыть. Котяра на Марину смотрел с опаской, но не убегал, за что девушка ему была очень благодарна. В конце концов, она таки вцепилась в надежный подоконник, погладила кошачий хвост и начала прочувствованно жаловаться. Точнее рассуждать, решив подходить к своим жалобам издалека. Авось успеют разбежаться, попрятаться и забыться?
        - Знаешь, я, кажется, поняла, почему одинокие женщины так любят кошек, - поведала девушка коту.
        Он открыл один глаз и сонно на нее посмотрел.
        - Вот ты сам посуди. Коты, они уходят когда хотят, приходят когда им нужно, милостиво разрешают за собой ухаживать, норовят что-то разбросать по комнате, иногда подлизываются и строят из себя лапочек. Вот точно как мужики. Всей разницы - места меньше занимают и прокормить кота легче. А еще и те и другие лезут куда попало, а ты сиди и переживай, пропадают с концами, являются побитые и жалкие, зато воинственные и голодные. Да. И мазаться йодом не хотят. Считают, что само заживет. И вообще…
        - И за хорошенькой кошечкой куда угодно полезут.
        Мужской голос прозвучал одобрительно и очень знакомо.
        Марина аккуратно обернулась, вцепившись обеими руками в подоконник, сфокусировала взгляд на белой фигуре, убеждаясь, что это Илиен и глупо улыбнулась, стараясь выглядеть менее пьяной, чем себя чувствовала.
        - Ага, - согласилась Марина с чем-то ей неизвестным.
        Илиен хмыкнул, взял ее на руки и куда-то понес. Куда именно, Марине было не интересно, лишь бы не уронил, особенно на лестнице.
        А потом они оказались в комнате. Демон сгрузил девушку на кровать, помог ей стянуть сапоги и укутал в одеяло, после того как она попыталась повиснуть у него на шее.
        - Никуда не выходи, хорошо? - попросил, когда девушка перестала дергаться, пытаясь освободиться.
        Марина благодушно кивнула. Ходить ей не хотелось. Ноги почему-то плохо держали.
        - Я скоро вернусь. Просто кое-что уточню. Это важно.
        Марина опять кивнула, и демон исчез, словно растворился. Или это она не сообразила проследить, куда он делся?
        - Не важно, - сказала девушка, стряхивая одеяло на пол. - Мужчины как коты, захотел и ушел. А куда и зачем, возможно потом скажет.
        Осмотрев комнату в поисках хоть какого-нибудь собеседника, девушка обнаружила обмотанную веревкой книгу, небрежно кем-то брошенную на пол.
        - Бедненькая, - запричитала Марина, сползая с кровати. - Ты меня нашла, а они тебя обижают. Даже не развязали. Лежишь тут как заложник террористов.
        Книга в ответ загадочно промолчала, возможно, даже обиделась. На весь род человеческий, включительно с хозяйкой.
        - Сейчас я тебя освобожу, - храбро пообещала Марина, подползая к книге.
        Оказалось, она давала излишне смелые обещания. Веревка ее усилиям не поддавалась. Пришлось развязывать узлы с помощью зубов, надеясь, что они прочнее. Потом подпиливать веревку тупым ножиком с синими камешками на рукояти, попутно удивляясь факту его присутствия в сумке. То ли у типов пытавшихся принести Викина в жертву умыкнула и не заметила, то ли подкинул кто-то.
        - А потом окажется, что ножиком кого-то убили, а на нем мои отпечатки пальцев, - недовольно пробурчала девушка.
        Веревка наконец поддалась и пала. Освобожденная книга радостно просияла, заставив Марину зажмуриться, и сделала, казалось бы, невозможную вещь. Когда девушка открыла глаза, книга была раскрыта примерно на середине и демонстрировала знакомый клыкастый символ воздуха, окруженный меленькими нечеткими надписями.
        - Так вот ты какой, северный олень, - ошарашено сказала Марина. - Или это лесной зверек белочка? Никогда больше не буду пить демонские напитки. От них галлюцинации.
        То, что следовало бы подслушать.
        Раз.
        - Пришел?! - радостно-удивленное и теплое.
        - Да, - отстраненно и немного неуверенно.
        - Ты же понимаешь, что пора платить по счетам.
        Звонкий смех и порыв ветра.
        - Понимаю.
        - Чудесно. Твой долг таков. Ты сделаешь больше, чем у тебя попросит этой ночью девушка.
        - Сделаю.
        Судорожный кивок.
        - Конечно, сделаешь, - улыбчиво. - И посох не забудь зарядить. Вдруг следующий мой храм не будет сильным.
        Два.
        - Ага, явился, - угрожающе.
        - Ты? - удивленно и обреченно.
        - Я.
        - Ты пьяна?
        - Немножко. Но сейчас не об этом, жалкий трус. Сейчас о другом. Подари мне колечко, а?
        - Колечко?!
        - Ну да, колечко. Я так решила.
        - Колечко?!!
        - Колечко.
        - Колечко?! Зараза…
        - Ты подумай до утра. Это твой последний шанс. Разве ж тебя кто-то другой терпеть согласится?
        - Колечко… - обреченно и устало. - Немного больше, чем колечко. Проклятье.
        Три.
        - Уверен?
        - Абсолютно. Я даже свидетелей нашел. Девчонкой заинтересовались не случайно. Твоего брата в якобы нетрезвом виде видели в трех харчевнях и на семи площадях этого нечастного города. И везде он нес околесицу о том, что знает, где можно найти никому не нужную хранящую.
        - Так я и знал.
        - И что будешь делать?
        - Защищать.
        - Кого?
        - Всех.
        - Без разбора? - гнусное хихиканье. - Впрочем, ее ты считай, защитил. Если сила действительно проснулась, она не отдаст девчонку какой-то вещи, сколь бы сильной она не была.
        - Проснулась, - уверенно и равнодушно.
        Глава 16 О том, что гордое звание «городской житель» вовсе не гарантирует умение ориентироваться во всех городах, а золотая рыбка может принимать очень странные формы
        Проснувшись, Марина первым делом посмотрела на книгу, лежавшую на подоконнике. Ничего не изменилось. Книга была раскрыта. Символ ветра был клыкастый. А надписи вокруг него немного нечеткие, хотя вполне читаемые.
        Вздохнув, за что не забыла мысленно себя обругать, девушка книгу закрыла, решив, что самостоятельно столь подозрительные записи читать не будет. Вдруг там заклинание для самоликвидации? Или для ликвидации любопытных Варвар и прочих кошек? Лучше для начала с кем-то посоветоваться. Хотя бы с тем же Илиеном.
        Правда, демона в комнате что-то не наблюдалось.
        Приведя себя в относительный порядок, постучав в запертые комнаты спутников и спустившись на первый этаж, Марина убедилась, что пропадать поодиночке демоны не умеют. Они куда-то делись все вместе, прихватив зачем-то с собой Викина.
        - Наверное, решили в жертву принести, - оптимистично предположила девушка.
        Распитие какого-то сена залитого кипятком, гордо переведенного глючным заклинанием как чай, помогло настроиться на боевой лад и заставило обреченно умолкнуть инстинкт самосохранения.
        - Бросили меня и разошлись, - хмуро сказала чашке Марина. - Наверное, думают, что я буду тут покорно сидеть, как та чахлая принцесса в башне, принца ожидающая. И вообще, подозрительно долго мы в этом городе находимся. Что-то они явно задумали. И мне не говорят. А потом, лезь в грязную нору, собирай паутину и радуйся, что тебя никакой маг не успел поджарить. Пойти, что ли погулять? Не может же бить прикувшинный базар единственным в городе. Какой-то он неубедительный.
        Что Марина собиралась покупать на более убедительном базаре, она не знала. Но скучать здесь в одиночестве, изображая обиду на весь мир, совершенно не хотелось. А похитители, если они надумают явиться, уже доказали, что прекрасно ее могут похитить и из гостиного дома. Так что, какая разница?
        - Интересно, кто-то из-за моего отсутствия будет беспокоиться, или даже не заметят? - спросила девушка у самой себя, направляясь к выходу.
        Довольно скоро Марина поняла, что ничего не понимает в местной архитектуре, точнее в планировке городов, если таковая существует, и заподозрила, что сумела заблудиться не то в трех соснах, не то в каком-то лабиринте. Как в городе ориентируются местные жители, она искренне не понимала. Дома, улицы, торчащие над глухими каменными заборами верхушки деревьев и даже ямы на дороге, были абсолютно одинаковыми. При этом у улиц не было облегчающей гражданам привычки идти в одном направлении. Местные улицы извивались как прижатая рогатиной к земле змея. Марина даже подозревала, что, в конце концов, эти улицы подобно змеям на пряжках кусают сами себя за хвост и на самом деле являются этакими очень сильно деформированными кольцами. Но проверять данную теорию что-то не хотелось. До каких либо обозначений, названий улиц, цифр на домах здесь почему-то не додумались. Планировка города, на случай эвакуации тоже нигде не висела.
        Базары Марина к своему безграничному удивлению нашла. Целых три. Но ассортимент товаров на них не сильно отличался от того, что продавали возле «Большого кувшина». Разве что на втором по счету нашлась целая гора кожаных курток, явно ношенных и возможно даже снятых с трупов, слишком уж странные дырки девушка обнаружила. А на третьем нетрезвый дедок продавал несколько битых молью одеял.
        Осторожно порасспросив местных жителей, Марина узнала, что нормальные товары, за исключением продуктов, лучше искать по магазинчикам и окончательно разочаровавшись в базарах, решила идти обратно. Вот тогда она и поняла, что дорогу у «Большому кувшину» не найдет. Первая же попытка узнать хотя бы примерное направление закончилась тем, что от Марины шарахнулись как от прокаженной и бросились бежать. Наверное, репутация среди местного населения у славного заведения была не очень. Что и не удивительно с такими буйными постояльцами как демоны и ежевечерними собраниями творческой молодежи.
        Опять вздохнув, что не добавило ей настроения, и утешив себя тем, что добрые граждане не отправили к ближайшему борделю, девушка решила искать «Большой кувшин» самостоятельно. Чем и занималась уже не меньше часа. Созерцая по пути унылые дома, мелкий мусор, жмущийся к этим домам, и чем-то озабоченных людей. Наверняка где-то в этом городе были богатые кварталы с красивыми особняками, клумбами и прочими излишествами. Вот только в том, стоит ли туда попасть, Марина сильно сомневалась. Вряд ли ей там обрадуются. А еще там могут бродить стражники, вроде стукнутого Илиеном любителя девушек легкого поведения. Дома могут охранять злые собаки. Да и вообще, что-либо рассмотреть поближе ей вряд ли там позволят.
        Предаваясь грустным мыслям о несовершенстве мира Марина брела и брела, самой себе напоминая унылое привидение вынужденное блуждать по родовому замку. Пейзаж не менялся. Ощущение, что она бродит кругами по двум-трем улицам крепло. Разумная идея зайти в какой-то магазинчик, что-то купить и как бы между прочим уточнить путь к почти родным и любимым демонам погибла смертью храбрых. Единственный магазин, который ей попался по дороге, оказался чем-то вроде оружейного склада и личности, изображавшие там покупателей, как-то не вдохновили на изучение товара. Продавец же откровенно пугал. Он посмотрел на Марину как на таракана решившего засветло выползти из укрытия. Девушка криво улыбнулась и поспешила уйти от греха подальше.
        - Дурацкий город, - сказала Марина, поворачивая за очередной забор, заставивший вильнуть улицу вправо. - Дурацкий мир.
        Однообразные пейзажи успели надоесть ей до чертиков, от них начало клонить в сон, не без помощи припекавшего солнышка. Поэтому Марина на них особо и не смотрела, отрывая взгляд от неровной дороги под ногами только для того, чтобы убедиться - вокруг ничего не изменилось и вероятно уже, никогда не изменится. Откуда среди этого однообразия взялось препятствие, она не поняла. Впрочем, оно было довольно мягкое и успело схватить ее за руку, не дав упасть после столкновения.
        - Дурацкие прохожие, - по инерции произнесла девушка, сообразив, что врезалась в куда-то спешащего человека.
        Руку прохожий отпускать не спешил, поэтому пришлось оторвать взгляд от собственных ног и посмотреть чего он там ее держит.
        - Какой хорошенький цыпленок, - явно обрадовался мужчина, попутно подтаскивая девушку ближе к себе.
        Марина глупо на него уставилась. Смазливый тип, из тех медово-сладких обаяшек, которые ее начали раздражать одним своим видом после знакомства с неким Владом. Явно нетрезвый. Но держит крепко.
        - Цыпленок любит демонов, - проворковал мужчина. - Какая жалость. Но я, наверное, тоже подойду, сильные маги почти демоны.
        - Что? - ошарашено спросила девушка. Про демонов он откуда узнал? Унюхал, или на ней где-то написано?
        - Только не надо изображать недотрогу. Знаю я вас.
        - Зараза, - сказала Марина. Похоже, ее тоже кто-то проклял. Или они сговорились. Стражники с магами в смысле. - Отпусти!
        На помощь прохожих рассчитывать не приходилось. Их вообще поблизости не было. А жители окрестных домов наверняка сделают вид, что ничего не видят и не слышат. Надо оно им?
        Вот где носит спасателей, когда они так нужны?
        Марина отчаянно дернулась, стукнула мага по колену, попыталась укусить и едва не упала, когда он ее встряхнул, как мелкую собачонку за шкирку.
        - Недостаточно хорош для тебя, да?! - возмущенно взревел мужчина. - Я для всех вас недостаточно хорош!
        Девушке показалось, что ее сейчас ударят. Спорить с пьяным вообще не очень умно, а уж если ему что-то втемяшилось в голову…
        Вот кто ее дуру просил в одиночестве бродить по городу? Местные приличные девушки вообще дома сидят, в платьях до пола. Так нет же, потянуло. Кому-то назло.
        Марина еще раз дернулась, выставила перед лицом руку, словно это могло чем-то помочь и совершенно ничего не понимая, понаблюдала за тем, как человек трезвеет буквально за несколько секунд. Смотрел он при этом на ладонь. Потом икнул, очень осторожно развернул кисть тыльной стороной к себе и начал бледнеть.
        - Простите, - сказал неуверенно, отпустил запястье и отступил от девушки. - Я приношу извинения.
        - Что? - раздраженно спросила Марина, шагая следом.
        Ей это надоело. Каждый мужик в этом мире считает, что может делать, что ему в голову взбредет, не интересуясь ее мнением. Обзываются. Из луков пытаются застрелить. Похищают для какого-то психа, у которого хранящие мрут как мухи. И ничего, сволочи, не рассказывают. А тут такое счастье привалило. Смазливый придурок надумал извиняться, непонятно правда за что, но это и не имеет значения. Особенно после того как он ее напугал.
        - Я не заметил кольцо, - замялся маг и даже изобразил виноватую улыбку.
        - Ах, кольцо, - протянула Марина, упершись кулаками в бока. Извиняется он значит за свою невнимательность, гад. - Кольцо, значит! А не будь у меня кольца, ты бы, урод озабоченный, что сделал? Дай-ка я догадаюсь…
        - Извините, - отчаянно повторил маг.
        - Дегенерат трусливый! Извращенец! Если назвался мужчиной, отвечай за свои поступки, урод! Куда бежать?!
        Марина схватилась за одежду незнакомца и попыталась его остановить. Он попытался на ходу ее стряхнуть, причем сделать это нежно, не нанеся повреждений.
        - Сумасшедшая.
        - Ах, сумасшедшая…
        Марина вцепилась магу в волосы и попыталась пнуть. В этот момент ее кто-то перехватил под грудь и начал оттаскивать от несчастного, наверняка впервые столкнувшегося с такой агрессивной девицей. Марина волосы не отпускала. Ее тоже никто отпускать не собирался, и ребра в итоге оказались прочнее шевелюры. Девушка победно тряхнула выдранным пучком, разжала ладонь и понаблюдала за тем, как красиво ее добыча разлетается подхваченная ветром.
        Маг как-то совсем поскучнел и полным безысходности взором уставился на что-то за спиной девушки. Точнее на кого-то. Марина даже догадывалась на кого именно. Спасатели явились. Обнаружили, что она ушла и выследили, наверное по запаху.
        - Что тут происходит? - мрачно спросил Дэнэен, перекрывая магу дорогу к бегству.
        Девушка торжествующе улыбнулась, очень уж бледный вид был у посмевшего на нее напасть смазливого придурка. Любо-дорого смотреть.
        - Я попросил прощения, - уныло сказал маг.
        - Ага, за то что не заметил кольцо, - с готовностью подтвердила Марина. Ей хотелось отомстить, напугать несчастного пьянчужку так же как он напугал ее. Чтобы в следующий раз трижды подумал, прежде, чем незнакомых девушек трогать. - За то, что он схватил меня посреди улицы, фактически обозвал девицей очень легкого поведения предпочитающей демонов и потребовал исполнения моих легкоповеденчиских обязанностей в ближайшей подворотне, он прощения не просил. Наверное, думает, что так и надо. Конечно же, я посмела выйти на улицу, не обрядившись в платье, которые тут носят девицы на выданье. Значит, сама напросилась. Видно же что я не местная. Наверное, подумал, что защитить меня некому, а он красавец, никто не поверит, что какая-то растрепанная девка не упала в обморок от счастья, из-за того что он на нее внимание обратил. Сама же на шею вешалась, не иначе. Замуж, наверное, захотелось.
        - Я бы не стал, - запротестовал маг. - Я просто разозлился.
        - Ах, разозлился. Дэнэен, отруби ему руку, ты же это любишь, - царственно велела Марина. - Хотя, нет, лучше набей морду и разойдемся. От Илиена ты же меня спасал, вот тебе второй шанс предоставился.
        Дэнэен скептически посмотрел на Марину.
        - Я извинился, - повторил маг.
        - Пускай Илиен бьет, кольцо его, - мрачно произнес полукровка.
        Издевается он, что ли?
        Марина вздохнула, полуобернулась в объятьях, убедившись, что держит ее безучастный к происходящему Илиен. Нашла взглядом прижавшегося плечом к забору Викина с подбитым глазом и удивилась отсутствию Рен. Ситуация выглядела странно. Вроде на нее напали, нападавшего зажали в угол, впрочем, бежать от демонов он почему-то не пытался, а эти защитники дружно стоят, пейзажем любуются. Было бы чем. Небо с кудрявыми облачками и пыльная улица с не менее пыльными заборами по бокам. Даже трава на обочинах своим чахлым видом взгляд не радовала. Скорее напоминала о бренности сущего.
        - Гады, - прочувствованно сказала Марина. - Защитнички! Я из-за вас в истеричку превращаюсь, а вы стоите с одухотворенными лицами и ничего не делаете.
        - В такой ситуации они могут только вызвать на дуэль, - сказал Викин, привычным тоном практикующего психолога, пытающегося успокоить пациентку. - Но Дэнэен вообще не имеет права сейчас защищать семью, к которой ты на данный момент относишься каким-то боком. А Илиен не может бросить вызов из-за прозвучавшего извинения. Впрочем, бедный парень безнаказанным не останется. Теперь любая девица посчитавшая, что он ее оскорбил, может ловить на улице первого попавшегося демона и требовать защитить ее честь. Никто даже не будет интересоваться, насколько ее заявление правдиво. Если одну девушку обидел, то и другую сможет. А то, что не успел принести извинения дело десятое, никому не интересное.
        - И демон пойдет ее защищать? - удивилась Марина.
        - Конечно. Оскорбление демонам было уже нанесено, значит, они имеют право, точнее должны будет вмешаться.
        - С ума спятить, - восхитилась Марина. В том, что местные девицы быстро узнают о произошедшем инциденте, она не сомневалась. Сочувствовать магу не хотелось. Не умеет пить, пускай не пьет. - Викин, а кто тебе лицо набил? - спросила девушка, решив делать вид, что жалкая личность со смазливой физиономией ее больше не интересует.
        - Рен.
        - Что?! За что?!
        - Он предложил ей выйти за него замуж, - не выходя из образа мрачного и всем недовольного демона, сказал Дэнэен.
        - И она так ответила?! - удивилась Марина. Похоже она пропустила что-то весьма забавное.
        - А как она еще могла ответить? - пожал плечами полукровка. - Этот, богинин должник, рухнул перед Рен на колени, прямо в общем зале, при свидетелях. Всучил ей какой-то выдранный с корнем на ближайшей клумбе цветок. При этом он был пьян настолько, что едва говорить мог.
        - Ага, - сказала Марина, полюбовавшись Викином, который пьяным не выглядел. То ли она так долго бродила, что он протрезветь успел. То ли у демонши удар так поставлен, что любой алкоголь мгновенно выветривается. То ли кто-то поспособствовал приведению монаха в чувство. - А дальше?
        - А дальше он стукнулся лбом об пол, сообщил всему миру, что он Рен недостоин, но обязан выполнить обещание, отдать долг Оберегающей, поэтому просит ее выйти за него замуж. Все равно ей мучиться долго не придется. У него, видите ли, проклятье. И неужели добрая девушка не снизойдет к последней просьбе умирающего.
        - И Рен дала ему в глаз, - подбила итог попытке Викина жениться на демонше Марина. Она бы тоже в глаз дала, даже рискуя руку сломать. - Идиот. Этот город плохо на мужчин влияет, они ведут себя неадекватно и пьют. Точнее сначала пьют, а потом ведут.
        - Мне его ударить? - задумчиво спросил Илиен.
        Марина посмотрела на улыбавшегося демона, фыркнула, заподозрив, что над ней издеваются, перевела мрачный взгляд на Викина.
        - Нет, не стоит. Он и так по жизни ударенный. С раннего детства. Неужели нельзя было сначала получить согласие, и лишь потом признаваться в долгах перед богиней и прочих глупостях? По физиономии, наверное, все равно бы получил, но ведь демоны обещания выполняют. Значит, вышла б замуж, никуда не делась. Или я не права?
        - Права, - сказал Илиен. - Только это обман. А разозлилась Рен на то, что все эти признания прозвучали в присутствии свидетелей.
        - Ага, которые теперь подумают, что бедного парня жениться заставляют против его воли, - ожил изображавший статую маг.
        - А ты вообще молчи! - потребовала Марина. Обман, видите ли. Значит, другим врать и недоговаривать можно. А Рен нельзя, некрасиво оно, наверное. - Какое ей дело до мнения людей, тем более тех, которые даже адекватно отреагировать на удобно одетую девушку не могут? Вот обзаведусь дубинкой и следующему, посмевшему косо на меня посмотреть, тресну по голове. Хоть душу отведу.
        Дэнэен посмотрел с сочувствием, как на маленького ребенка заявившего, что возьмет папину саблю и выиграет войну. Викин почему-то улыбнулся. А Илиен разжал объятья, наверное, решив, что больше ни на кого Марина бросаться не будет, подхватил ее под руку и куда-то повел.
        Недалеко повел. К «Большому кувшину» они дошли минут за десять. Впрочем, дорогу Марина не запомнила, хотя честно пыталась.
        - Вот, смотри, - сказала Марина, раскрыв книгу на единственной доступной ей странице.
        Илиен посмотрел, провел по буковкам пальцем.
        - Странно, - сказал задумчиво.
        - Что странно?
        - Я не могу прочесть, защитка мешает. А ломать ее, наверное, не стоит. В лучшем случае сгорит книга, в худшем половина города.
        - Понятно, - вздохнула девушка. - Значит, прочитать смогу только я. Но вот делать мне это или нет?
        - Делай. Похоже, это просто старый учебник. Может какие-то утерянные секреты обнаружишь, - демон скептически улыбнулся и попытался прижать девушку к себе.
        Книга ему была совершенно неинтересна.
        - Просто учебник? - решила защитить свою собственность Марина. - Зачем тогда защитка?
        - Кто знает? Может какой-то маг так развлекался. Навесил заклинание на книгу и ждал идиота, который попытается ее выкрасть.
        - Ага, все маги странные, - согласилась Марина.
        Впрочем, учебник это ведь неплохо. Вдруг поможет научиться создавать символ в ладони? Или в воздухе? В общем, не важно. А то ведь разбуженная Илиеном сила, судя по ощущениям, на хозяйку дулась и помогать ей в этом нелегком деле не собиралась. Впрочем, Марина и не особо пыталась что-то создавать. То времени не было, то желания.
        Вероятно, придется заняться самообучением всерьез.
        Потом, немножко позже. Когда всякие зеленоглазые демоны отвлекать не будут. Точнее, привлекать, к себе, скользя ладонями по спине. Снизу вверх, поднимая за собой послушную рубашку.
        - Собирайтесь, быстро!
        Дверь знакомо шандарахнулась о стену и едва опять не слетела с петель. Наличие засова этому совершенно не помешало.
        Марина мрачно посмотрела на застывшего в дверях Дэнэена. Никуда она собираться не хотела. Лежать, укутавшись в одеяло, как куколка в кокон, и ни о чем серьезном не думать, было очень уютно. А рядом мужчина, странно беловосый. И рука обнимает. И чувствуешь себя красивой. И размышлять хочется о всякой ерунде, вроде похода на пляж в компании братца Снегурочки и беспокойства о том обгорит он или нет?
        А тут вдруг врывается чудовище и чего-то требует. Вот так женщины и становятся маньяками. Сначала кто-то доводит до крайности, а потом видишь на улице похожего парня и понимаешь, все, ему не жить, ибо страшная мстя кричит и повелевает.
        - Что ты опять натворил? - устало спросила Марина, вспомнив ограбленный музей, подожженную лабораторию и прочие милые шалости, возглавляемые превращением в серого кота похожего на барса.
        - Забрал еще одну часть из коллекции градоуправителя, - раздраженно признался Дэнэен. - Кто же знал, что он захочет на свои экспонаты полюбоваться…
        - И сразу заметил отсутствие какой-то мелкой фигни? - не поверила Марина. - Или это была жемчужина коллекции?
        Илиен как-то подозрительно хрюкнул, кажется, пытался задавить в зародыше смех.
        - Ну, я же не знал, что мне в точности нужно взять. Эти обломки и детальки все на друг друга похожи. Вот и забрал, все, что показалось подозрительным.
        - Наверняка половину этой несчастной коллекции, - уныло пробормотала Марина.
        - Тебя я с собой взять не мог, чтобы выбрать на месте, - обвиняюще произнес Дэнэен. - Ты шумишь и высоты боишься.
        - Значит, я виновата…
        Марина начала выпутываться из одеяла, попутно осматривая все доступное взгляду пространство в поисках одежды. Вот что за дурная привычка разбрасывать шмотки по всей комнате. Красиво летят они, что ли?
        - Вы скоро?! - злобно рявкнула Рен, отодвигая Дэнэена в сторону. Полюбовалась открывшейся ее взгляду картиной, схватила полукровку за шиворот и вытащила в коридор. - Давайте быстрее. Стража скоро сюда дойдет с обыском. Всех приезжих проверяют.
        И захлопнула за собой дверь.
        - Ага, - сказала Марина, спуская ноги с кровати. Что-то ей во всей этой истории сильно не нравилось. - Илиен, объясни мне, пожалуйста, с какой такой радости ты потащил меня именно в этот город. Попить напитков по демонским рецептам? Или что-то другое? Терзают меня смутные сомнения, знаешь ли.
        - Дэнэен все равно бы в этот город пошел, - равнодушно произнес демон.
        - Так я и знала, - вздохнула Марина. Не ругаться же с ним из-за того, что он всячески пытается облегчить жизнь своему придурковатому брату. Тем более Марине на тот момент было абсолютно все равно куда идти, лишь бы подальше от специалиста по взлому демонских заклинаний. - Ладно, собираемся. Бежать пора, авантюристы. Как я могла во все это влипнуть?
        Демоны всегда лгут. А когда не лгут, просто не говорят всего. Зато Викину при попытке заполучить Рен в жены обманывать почему-то было нельзя. Нехорошо это. Логика плачет в уголочке. У бедной логики истерика.
        Или они делят всех на своих и чужих? Где с чужаками можно делать все что угодно, а к своим нужно относиться трепетно и нежно. Вот кто бы все это разъяснил? Демонов спрашивать бесполезно, опять же соврут. Викин, судя по его побитой физиономии какую-то малость знает, но вряд ли эта малость будет полезна Марине. А больше обращаться не к кому.
        По городу петляли долго. Марина бы давно и безнадежно заблудилась, но демоны вели очень уверенно, словно родились в этом городе и успели изучить его вдоль и поперек. Вышли они, в конце концов, вовсе не к воротам, а к чьему-то саду, хозяин которого, если верить Дэнэену, для своих каких-то нужд продолбил запасной выход в стене, замаскировав его с обеих сторон колючим кустарником, разросшимся до неимоверных размеров. Кустарник цвел невзрачными беленькими цветочками, привлекал к себе внимание пчел медовым ароматом и всячески демонстрировал, что лезть в его глубину плохая идея.
        Марина хмуро посмотрела на жужжащих насекомых, представила, какая она будет красавица с опухшей физиономией, если чем-то им не понравится, и полезла в сумку за какой-нибудь тряпкой, которой можно будет прикрыть голову. Дэнэен довольно шустро расплетал колючие ветви, за которыми по его словам существует кем-то прорубленный в кустарнике проход. Остальные изображали бдительность Викин и Рен под сливовым деревом у тропинки, а Илиен рядом с разлапистым кустом, возле которого дорожка резко поворачивала.
        Марина упорно рылась в сумке, все время выуживая что-то неподходящее.
        - Так я и знал! Сбегаете! - жизнерадостно прозвучало, практически у Марины над ухом.
        Она в ответ отмахнулась первым, что под руку попало. Удивленно посмотрела на очередной тупой ножик с украшенной камешками ручкой и перевела недовольный взгляд на говорившего. Подходящей тряпки она все еще не нашла, а злобные демоны не имеют дурной привычки кого-то ждать. Скорее запихнут все имущество обратно в сумку, и поволокут несчастную девушку за собой, не слушая протестов и жалоб на пчел. Так что найти искомое следовало как можно быстрее и желательно, чтобы от этого процесса не отвлекали никакие голоса.
        - Ты?! - ошарашено спросила Марина, борясь с искушением ткнуть обладателя голоса ножом в живот. Просто чтобы убедиться, что это живой и настоящий человек.
        - Я, - не теряя оптимизма при виде недовольной Рен, идущей к нему, сказал знакомый по утренней прогулке маг. На этот раз он был трезв, одет во все черное и нес на плече сумку, похожую на Маринину. - Я через забор сада перелез, боялся, что пока буду идти к воротам, вы уйдете.
        - Здесь ты что делаешь?! - рявкнула Рен, хватая мага за шиворот.
        - Убегаю, - нахально улыбнулся он, не пытаясь освободиться. - Мне из-за вас здесь больше не жить. Уже три малознакомые девицы потребовали, чтобы я на них женился. Две еще ничего, а третья страшна…
        - Ну и убегай себе, - махнула рукой в сторону кустов Марина. Проблемы у него, видите ли, из-за них. А кто его просил к незнакомой девушке приставать? - Или женись. Пить ты любишь, а алкоголь даже очень страшную женщину превращает в красавицу.
        Маг с сомнением на нее посмотрел, зачем-то улыбнулся и представился:
        - Я Бияр. Маг второй степени, сил воды и жизни.
        Рен присвистнула. Похоже вторая степень, это высоко.
        - За нами ты чего увязался? - спросила, подтянув Бияра к себе.
        Он не сопротивлялся, изо всех сил изображая жизнерадостного идиота. Приперло, похоже, парня.
        - Вы же демоны, значит, умеете открывать путь. Все демоны его умеют открывать. А мне лучше как можно быстрее оказаться как можно дальше.
        - Обиженных девушек много накопилось, да? - полюбопытствовала Марина, наконец, отрыв среди своего имущества белую рубашку, сквозь которую хотя бы что-то можно было рассмотреть.
        Маг ее проигнорировал.
        - Вот я и пошел в «Большой кувшин». Демоны почти всегда там селятся. А оказалось вы уже ушли. Потом стража с обыском появилась, а я поспешил за вами. Точнее, за ней, - маг указал на Марину. - Она человек, ее выследить легче. В общем, направление я определил и почти сразу понял, что пойдете вы в этот сад. Не через городскую стену же лезть станете, там вас наверняка кто-то заметит и запомнит. А лошадей у вас нет, значит, близость выхода к дороге будет интересовать мало. Да и в то, что преступники, ограбившие городоуправителя, станут сбегать через дыру, о которой знает полгорода поверить трудно. Именно поэтому вы сюда и пошли. Откроете путь, уйдете, и путь ищут по полям, оврагам и ближайшим деревенькам пока не надоест. Они ведь не знают, что грабитель демон, из города столько народа спешно бежит. Магов для поиска направления для всех не напасешься. Логично же? Конечно, логично, я ведь вас нашел. Возьмите меня с собой, я вам не помешаю…
        - Бредятина, - сказала Марина. - Ты еще заканючь что-то вроде: «Не губите меня, добры молодцы и красны девицы, я вам еще пригожусь. Любое ваше желание исполню».
        - Я заплачу! - пламенно пообещал Бияр. - У меня накопители есть, я их перенастраивать умею. И идти мне все равно куда, вдруг действительно пригожусь.
        - Так вот ты какой, Золотой Рыб, - мрачно произнесла Марина, грустно вздохнув о дубинке, которой так и не успела обзавестись. Вот бы сейчас пригодилась для вправки мозгов. С другой стороны, не бросишь же его здесь. С одной стороны, наверняка ябедничать стражам за злобных демонов побежит, просто из чувства противоречия, или за ради великой и ужасной мсти. С другой - не убивать же его теперь, хоть он и сволочь. С третьей - подозрительно оно как-то. Сначала на улице цепляется, потом в спутники навязывается.
        - Пускай идет, - сказал Илиен, окинув мага равнодушным взглядом. Словно Маринины мысли прочитал.
        Дэнэен, что удивительно, только фыркнул, но возражать не стал.
        Рен отпустила мага, брезгливо тряхнула рукой и отправилась обратно бдить. А то Викину в одиночестве возле дерева было скучно.
        Марина улыбнулась и начала паковаться. Странные эти демоны, особенно девушки. То бьет, то стоит рядышком и улыбается. Мага Марина решила гордо игнорировать. Илиену вон за сорок, у него жизненный опыт и все такое, пускай он с Бияром разбирается. Или Дэнэен пытает с помощью алебарды.
        А может пожаловаться богине Викина на недостойное поведение нового спутника?
        А вдруг решит наказать? Жалко все-таки.
        Правила выживания для попаданок. Пункт девятый.
        Девушки, запомните, а лучше где-нибудь запишите. Никогда не спорьте с богами, даже если они кажутся глуповатыми Дедами Морозами, притащившими вам внеплановый подарок. Почему? То, что они боги вас не убедило? Может, мифы Древней Греции почитаете? Или какие-то другие? Ах, всех этих божеств можно загнать в темный угол, введя единую веру, вроде манна им перестанет поступать и прочая пища, вместе с силой в виду отсутствия верующих? Вы уверенны? А вашей жизни хватит на это введение? Ну-ну, флаг вам в руки и далее по списку. Главное помните о мухобойках, молниях и прочих небесных знамениях и заранее научитесь от них уворачиваться. Может обиженное божество с небес к вам и не спустится, гордость помешает, или законы мироустройства, но вот что-то уронить вам на голову ему наверняка не сложно.
        И не хамите им.
        Что? Уже нахамили? А божество в ответ на ваше хамство скромно улыбалось и обещало золотые горы, если вы сделаете то, что оно просит? Девушка, что вы с этими горами делать собираетесь? Это первое. Второе, у вас на руках есть контракт, заверенный в небесной канцелярии, если таковая существует? Нет? А вам разве не говорили, что браться за одноразовую работу, не взяв аванс и имея на руках в качестве гарантий оплаты чье-то честное слово малость неумно?
        Дальше, подумайте о такой вещи. В данный момент вы для чего-то божеству очень нужны. Неважно, для чего. Может мир спасти некому, а может богам скучно, они решили крысиные бега устроить и таких избранных по миру ходит штук сорок, с минимальными шансами на выживание. В общем, вы выжили, победили и так далее. Явились требовать оплату ваших трудов и что?
        Вам очень повезет, если вас в упор не узнают и, пожалев бедную сумасшедшую девочку, отправят домой ни с чем, оставив любовь всей вашей жизни страдать в родном мире и изредка петь луне баллады вам посвященные.
        А могут ведь припомнить ваше неподобающее смертной поведение. И либо наказать на месте (смотрите мифы о лучшей ткачихе Древней Греции и прочих самоуверенных личностях), либо прихлопнуть как ту муху, чтобы над ухом не жужжала, мешая считать выигрыш, либо отправят в какое-то неприятное место, ради вашего же блага, ибо не пристало воспитанной девице так себя вести со старшими. Вдруг перевоспитаетесь?
        В общем, будьте вежливы, улыбчивы и смиренны, помните пословицу о смирном теленке, которого две мамы кормят.
        А лучше не попадайте в такие истории. И если есть возможность, откажитесь от великой чести. Только вежливо.
        Кстати, ссылаться на болезнь, наверное, не стоит. Божество все-таки, а не вечно вами недовольный физрук.
        Глава 17 О том, что иногда блеф рождается спонтанно, а родичи с радостью отдают ценности
        Через кустарник Марина шла, спотыкаясь и тихонько матерясь. Пчелы подозрительно жужжали, но на любителей тайком покидать города внимания не обращали. Наверное, были слишком заняты. Или ждали того момента, когда Марина потеряет бдительность и снимет с головы мешающую тряпку.
        - Не дождетесь, - мрачно сказала девушка, в очередной раз повиснув на идущем перед ней Илиене. - Вряд ли эти кусты настолько большие.
        Кустарник в вопросе разрастания был полностью согласен с Мариной, поэтому еще через пару шагов закончился. Девушка отошла подальше от пчел, стянула с головы рубашку, тряхнула головой и осмотрелась. Пейзаж ее ничем не порадовал. Буйно разросшийся бурьян местами был выше ее роста. Причем над ним виднелись колючие ветви, увенчанные ярко-розовыми цветами.
        - Если вы скажете, что нам нужно идти туда, я сяду и разрыдаюсь, - пообещала Марина, указав на колючие растения. - Громко и душераздирающе.
        - Нам не туда, - подозрительно ласково улыбнулся Дэнэен. - Нам туда.
        Марина посмотрела в указанном направлении и покачала головой. Особой разницы она не видела. Разве что цветущие колючки отсутствовали. Вся надежда на то, что идущие впереди нее мужчины протопчут тропинку. Или хотя бы примнут растения. Или сделают огромное одолжение и обойдут все колючее.
        Надежда, как ей и положено, умерла последней. Все остальное погибло еще в тот момент, когда братья-демоны и маг выстроились цепочкой, плечом к плечу и уверенно куда-то пошли, пытаясь на ходу вести переговоры и торговаться. Рен и Викин тихонечко поплелись следом, делая вид, что совершенно друг другу не интересны. Марина покачала головой и пошла за ними. Ждать ее тут, видимо, никто не собирался, никуда она от них не денется. Хорошо хоть не бегут как на пожар.
        - Шли бы друг за другом, как бы было хорошо. Мне по крайней мере, - проворчала Марина, рассматривая не желающие лежать на земле после того как на них наступили стебли. - Вот так споткнусь, шлепнусь, локти, ладони и колени обдеру, но всем будет все равно. Они ведь даже не заметят. У них есть дела важнее.
        Мимо лица Марины пролетело какое-то насекомое. Девушка проводила его мрачным взглядом, пожелав, чтобы его лягушка съела, или хотя бы земляная жаба, аккуратно обошла очередную колючку, удержалась от печального вздоха и тихонько ругнулась.
        - Последняя стадия. Теперь я бурчу и на жизнь жалуюсь, - произнесла девушка. - Я уже сама себе не нравлюсь, а это плохо. Скоро превращусь в кислую и вечно всем и всеми недовольную девицу. Буду портить жизнь окружающим и ждать прекрасного принца, который всем покажет, заодно женившись на мне и переписав на меня все свое имущество, включительно с королевством папочки и родовым замком вместе с картинной галереей. И буду я сама себе царица. Мужа ведь и отравить можно. Или королевой. В общем, не важно. Я брежу. Разговариваю сама с собой, и скоро меня заберут в дурку, где я буду сидеть в красивой белой рубашечке, кушать таблеточки и всем говорить, что я королевских кровей. С другой стороны, в дурке нет никаких мутантов с эльфийскими ушами и никуда не надо ходить. Хотя, то, что нет мутантов с ушами, кажется можно записать в минус.
        Ведя с самой собой тихую беседу Марина все шла и шла, глядя в спины спутников или на слегка примятый бурьян, споткнуться ей все еще не хотелось. А потом спутники остановились и она наконец смогла оглядеться.
        - Кажется, мы тут уже были, - сказала девушка.
        Кусты, пчел и городскую стену она сразу узнала, просто не смогла понять, зачем они сюда вернулись. Убегали же вроде. Или они хотят опять зайти в город, залезть на какой-то чердак и умиротворенно оттуда наблюдать как их ищут, изредка бросаясь яблочными огрызками в бородатых стражников?
        - Главное не забыть запастись яблоками…
        - Какими еще яблоками?! - раздраженно рявкнул Дэнэен.
        - Мы тут уже были. Мы вообще по кругу прошлись, - сказала Марина, решив не делиться фантазиями о чердаке.
        - И что? - пожал плечами полукровка. - Мы следы путаем. Чем дольше они нас будут искать рядом с городом, тем меньше шансов, что кто-то решит оплатить услуги мага способного отследить чей-то путь.
        - Так путь могут отследить?
        - Демонский нет, - обаятельно улыбнулся Бияр.
        - Зато, то, что его открывал именно демон, поймет даже недоучка, - добавил Викин.
        - И что?
        - Пускай походят по следам. Подумают о том, зачем мы кругами ходили и куда в итоге делись. А мы пока побываем в одном месте, немного отдохнем и отправимся на поиски приключений.
        Дэнэен даже улыбнулся. Наверное, решил, что его улыбка настроит Марину на подвиги.
        - Сколько оптимизма, - пробормотала девушка, борясь с желанием высказаться о пеших походах, гениальных планах и одном сероволосом типе.
        Открытый Рен путь привел путешественников на поляну в солнечном лиственном лесу. Марина с удовольствием потрогала шершавую светлую кору молодого деревца, покосилась на разлапистый куст, украшенный ярко-красными ягодами, и улыбнулась мелкой бесстрашной птичке удивленно смотревшей на нее с ветки дерева.
        - Ягоды есть нельзя, отравишься, - недовольно предупредил Дэнэен.
        Марина фыркнула, незнакомые ягоды она есть не собиралась, как и грибы. Она даже знакомые бы не ела. Мало ли как поиздевались маги над местными растениями. Они тут вообще большие шутники.
        - Вон там речка, - указал влево полукровка. - Глубокая и холодная. Рыба есть, так что можешь понырять, может что-то и поймаешь, если не утонешь.
        Марина от него отвернулась.
        Завидует ее рыболовным талантам, что ли? Или не может смириться с тем, что сам ничего так и не поймал в той реке?
        Рен стоя на коленях, потрошила сумку, что-то там разыскивая. Илиен и Викин о чем-то говорили рядом с деревом, чей ствол напоминал телосложение сумоиста. Почему-то казалось, что они обсуждают с какой стороны лучше это дерево начинать пилить и кому потом продать дрова. Дэнэен что-то недовольно пробурчав, отправился к речке за водой, царственно велев кому-нибудь к его приходу разжечь костер. У него, видите ли, сила еще не восстановилась, так, что он не собирается тратить ее на всякую ерунду.
        Марина только пожала плечами. Костры никогда не были ее сильной стороной, они ее за что-то сильно не любили и отказывались гореть даже тогда, когда она вроде бы правильно их сложила.
        Чем бы себя занять, Марина придумать не могла долго. Она потерянно бродила между деревьями. Издали наблюдала сначала за Викином и Рен. Они мирно стояли под высоченным кустом, красиво свесившим кончики ветвей, о чем-то разговаривали, а потом ушли, вроде как сушняк для костра искать. Потом понаблюдала за тем, как Илиен полирует тряпочкой меч. Оказалось, смотреть на это нехитрое занятие совсем не интересно. От скуки Марина достала из сумки свою книгу, открыла на знакомой странице и решила разобраться, что там написано.
        - Ничего не понимаю, - созналась сама себе после нескольких попыток. - Ребус это, что ли? Или такой странный кроссворд?
        Немного подумав, Марина перевернула книгу, потом ее покрутила, почувствовала себя обезьянкой и поняла, что без чужой помощи точно не разберется. Наверняка ведь в книге куча терминов, которые глючный переводчик правильно перевести не в состоянии.
        - Может попытаться символ силы нарисовать?
        Викин и Рен все еще не появлялись. Наверное, в этом лесу были какие-то проблемы с мертвыми деревьями, самоуничтожались они, превращались в чистую энергию и возносились в небеса. Или мгновенно становились удобрением для своих живых собратьев. А сухие ветки и вовсе никогда не падали.
        Удержавшись от очередного печального вздоха, Марина нашла в сумке мешочек с созданным Илиеном символом, вытряхнула клыкастую загогулину и долго ее рассматривала. До рези в глазах. Пытаясь запомнить во всех подробностях. Когда убедилась, что либо не в состоянии запомнить, либо запомнила давно, просто этого не заметила, закрыла глаза и попыталась что-то нарисовать, точнее, почувствовать, как символ появляется в воздухе под ладонью. Сила в ответ на это действие колыхнулась, толкнула теплым воздухом и попыталась отползти подальше от экспериментирующей хозяйки.
        - Странно, - сказала Марина открыв глаза. Ничего похожего на символ ветра под ее ладонью не появилось, зато трава вокруг девушки улеглась ровным кругом, словно какое-то не шибко габаритное НЛО на эту поляну приземлялось совсем недавно.
        Пообещав себе в следующий раз глаз не закрывать, Марина решила пока эксперименты забросить, хотя бы до тех пор, как кто-то ей объяснит, с чего вдруг растительность решила отдохнуть? Осмотрев пейзаж, девушка убедилась, что Викин и Рен до сих пор ничего годящегося для костра не нашли. Или их какой-то леший заблудил. Или местный лесник решил напоить до невменяемости. А может принял за браконьеров и что-то кому-то отстрелил. И бегает теперь бедная демонша вокруг монаха, плачет тоскливо и сожалеет о том, что не вышла за него замуж пока это хоть какой-то смысл имело. А теперь поздно.
        Дэнэен вероятно утопился. Возможно даже с горя.
        Илиен пускал мечом солнечных зайчиков и сосредоточено что-то высматривал на клинке. Марина решила ему не мешать. А то еще попросит оценить его труд, а она в мечах совершенно не разбирается.
        - А куда делся мой дорогой извращенец? - спросила Марина у самой себя, сообразив, что Бияр давно не попадался на глаза. Вообще в последний раз она его видела, когда маг с непонятной целью шел к кусту с несъедобными ягодами. Не травиться же он собирался.
        Спрятав книгу в сумку, девушка попутно нащупала очередной нож, немного им полюбовалась и решила сходить на разведку. А то вдруг маг там портал создает для переброски войск для захвата демонов? Или маячки для каких-то охотников на хранящих оставляет? А они тут всей дружной компанией ни сном ни духом.
        Сумку Марина решила прихватить с собой. В ней столько нужных вещей можно найти. Вдруг пригодится.
        Обойдя куст, девушка обнаружила следы загадочно исчезнувшего мага. Трава в лесу хоть и была, но выглядела бледной и тонкой. Она легко приминалась и не спешила распрямляться в отличие от произраставших под открытым небом бурьянов. Бияр то ли этого не учел, то ли изначально не собирался прятаться. То ли уже настолько далеко, что какая-то трава не имела значения. Все равно ведь не догонят. Даже демоны.
        Марина вздохнула, напомнила себе о судьбе любопытной кошки и пошла по следам, крепко обнимая сумку. В душе она надеялась, что маг пропал с концами и его теперь не найдет даже рота следопытов.
        Лес изредка выстраивал перед девушкой заслоны из кустарников, но большую часть пути был светел и проходим, словно местные деревья боялись расти слишком близко друг к другу. Бияр сквозь кустарники ломиться не пытался, разумно их обходил. Марина шла следом, мысленно себе обещая вот после этого куста повернуть обратно, если за ним никого не обнаружит. Блуждать в лесу было страшновато. Но она почему-то не поворачивала, все казалось, что пройдя еще немножко она наконец обнаружит мага. Что она с этим магом делать будет, девушка понимала смутно. Очень хотелось задать парочку вопросов. Вот только в том, что он соизволит ответить, Марина сильно сомневалась.
        Задумавшись о способах получения информации, девушка обошла еще один куст с аппетитными с виду ягодами и обнаружила реку. Спокойную такую, медлительную и тихую. Шелест воды заглушала перекличка птиц и шепот листьев.
        Возле реки обнаружился Бияр. Он сидел над водой, как красна девица, смотрел то ли на свое отражение, то ли на что-то в воде.
        Марина застыла, переборола желание с воплем броситься обратно, под защиту демонов и Викина, судорожно нащупала в сумке очередной нож и, чтобы не успеть передумать, немедленно метнулась к магу.
        Бияр полуобернулся, удивленно уставился на нож, который Марина сжимала в ладони, пытаясь решить, в какое место магу тыкать этой тупой железкой, чтобы его напугать. По всему выходило, что ни в какое. У нее сил не хватит, чтобы таким ножом его ранить. Надо было попросить у Илиена меч.
        - Воинственная дева, - сказал маг, изобразив обаятельную улыбку.
        - Ага, - согласилась Марина, пряча нож в сумку. И так уже опозорилась. Только и осталось попросить Бияра ножик наточить, иначе его убивать будет неудобно. - Я чего пришла…
        - Чего? - ласково спросил маг, напомнив одного из университетских преподов уверенных, что женщина в принципе не может быть умной, так что учить ее бесполезная трата времени.
        - Ты зачем за нами увязался?! - попыталась изобразить негодование девушка, вроде даже получилось.
        Бияр, к сожалению, не оценил.
        - Я уже говорил. Мне все равно с кем идти, лишь бы подальше от претенденток на меня в качестве мужа. А демоны умеют путь открывать.
        - Вранье! - рявкнула Марина. Хоть бы что-то новое придумал. - Еще скажи, что ты случайно на меня наткнулся. Уверенна, ты меня выслеживал. Весь вопрос в том, для чего?
        - Хм, - задумчиво произнес Бияр.
        - Ах, так, - угрожающе произнесла девушка. - Отлично, ты сам напросился.
        - И что дева сделает? - насмешливо спросил маг.
        - Ничего, - сказала Марина, которую посетила гениальная мысль. - Просто пойду и скажу Илиену, что ты опять ко мне приставал и на этот раз не извинился. До меня только что дошло. Викин ведь сказал, что демоны не могут ничего сделать только из-за того, что ты извинился. Из-за того, что я признала, что ты извинился. А если бы я сказала, что никаких извинений не слышала, тебя бы вызвали и по ближайшей стене размазали. Я ведь права, да?
        Бияр пожал плечами. Мол, думай что хочешь, меня это мало интересует.
        - Ладно, я пошла, - решительно произнесла Марина. - Так и скажу. Приставал, мол, обещал, что мой демон ничего не узнает, говорил, что понимает, чего я боюсь. Ты ведь красавчик, женщины не могут не падать тебе в объятья после первого же намека…
        - Тебе не поверят.
        - Это имеет значение?
        Бияр что-то сказал настолько тихо, что Марина не смогла понять что именно. Наверняка выругался.
        - Чего ты хочешь?
        - Чтобы ты рассказал правду, - сказала Марина, садясь на траву рядом с магом. - С самого начала. Почему ты ко мне приставать начал, а?
        - Ты все равно не поймешь, правду я говорю или нет, - разумно предупредил маг.
        - Пойму, - рассеяно пообещала Марина, пытаясь нащупать в сумке нож. Просто для самоуспокоения. Сидеть радом с Бияром было страшновато. Вдруг утопить захочет? Или задушить как ту Дездемону. А так хоть какое-то оружие.
        Вместо ножа под руку попалась книга. Марина ее вытянула, рассмотрела со всех сторон и улыбнулась своим мыслям.
        Если даже демон не смог сразу понять, что эта книга такое, то у какого-то Бияра тем более не получится.
        - Я пойму, - повторила девушка. - У меня артефакт.
        Маг скептически посмотрел на книгу, попытался ткнуть в нее пальцем и шустро отдернул руку, когда книга в ответ попыталась палец обжечь.
        - Как все сложно, еще и любопытна. Ладно, расскажу, все равно меня не просили хранить эту тайну. Только Дэнэену не говори. Он рассердится, - сказал, отвернувшись к реке.
        - Именно Дэнэену?
        - Да. Илиен, он немного разумнее.
        - Ага, - зачем-то согласилась Марина. - Рассказывай.
        - Меня их брат попросил. Старший, - сказал Бияр.
        - Третий веселый демон? Пристать ко мне? - удивленно спросила Марина. Вот так сюрприз. Ему-то она зачем понадобилась?
        - Дишинэ, не к тебе, - отрицательно мотнул головой Бияр. - Он меня попросил узнать, чем занимаются его братья. Что-то ему сильно не понравилось, а сходить самостоятельно и узнать он не может. У него заказ. Он сразу два меча кует, для близнецов. Мороки куча, прерывать процесс нельзя. Они же их как-то на хозяев настраивают. В общем, ему очень вовремя подвернулся я. Он для меня заготовки под накопители делал, они у него очень прочными получаются, до пятидесяти заполнений выдерживают. Стандартные рассыпаются после десятого, а большинство вообще одноразовые.
        - Ты не отвлекайся. Послал тебя третий веселый демон проследить за братьями, это мне понятно. Но я тут причем?
        - Ну… - задумчиво произнес маг, бросив в воду сорванную травинку. - Я подумал, что так будет проще всего. Встретил девушку, она мне понравилась, я ей тоже, вот и увязался следом.
        - Ага, встретил девушку и сразу понравился. Какой дуре понравится пьяный идиот схватившие ее посреди улицы и не озаботившийся даже тем, чтобы как-то красиво обставить свои приставания?
        - У тебя реакция неправильная, - сказал Бияр. - Нормальная девушка начала бы убеждать меня, что просто путешествует с демонами, что она чиста и невинна и стала мысленно строить планы на будущее в отношении моей персоны.
        - Уверен?
        - Абсолютно. Что я этих чистых и невинных не видел? Вешаются на шею, а потом требуют жениться, утверждают, что дети очень красивые будут.
        - Все подряд? - удивилась Марина.
        То ли здесь нехватка красивых мужиков, то ли смазливая физиономия считается первым и самым важным требованием к будущему супругу.
        - Не все. Но те, которые считают себя самостоятельными и свободными почти всегда.
        - Странно, - сказала Марина. Может он несколько приукрашивает действительность? - Ладно, провалился твой план. Ну не люблю я излишне смазливых парней, особенно нетрезвых. Чего ты меня тряс, а?
        - Растерялся, - виновато признался Бияр.
        - С ума спятить, - сказала Марина. Растерялся он, подумать только. - Следующий вопрос. Почему третий демон обеспокоился? Насколько я поняла, для демонов типично доводить до белого каления людей и ввязываться в никому не нужные приключения.
        - Ага, типично, - подтвердил Бияр. - Но не для тех, кого изгнали. Они вообще предпочитают не привлекать к себе внимание. Срок изгнания могут продлить, если Властелину на них жаловаться начнут все подряд. Так что Дэнэен внимание привлекает осознанно и неизвестно для чего. Илиен поперся его защищать, у него чувство вины. Значит, будет рисковать. А тут еще кольцо на пальце какой-то человечки со спящими силами. В общем, что-то с этими демонами сильно не так. А самый старший и самый разумный не может работу бросить, чтобы вправить братьям мозги. Родители ведь вмешиваться не станут. Будь их дети девчонками, еще могли бы, при некоторых условиях. А для мужчин это считается унижением, после такого от дома отрекаются.
        - Все демоны ненормальные, - сказала Марина.
        Впрочем, она что-то такое и подозревала. С кольцом тоже не все ясно. Похоже, Илиен его подарил для того, чтобы иметь право сделать любую глупость, которую сделать посчитает возможным. Отличное же оправдание. Должен он и все тут. Девчонка ведь. А все остальное так, приятное дополнение.
        - Бияр, я могу как-то вернуть это кольцо? - спросила Марина, проведя пальцем по зеленым камешкам.
        - Нет. Даже если выбросишь, Илиен не уйдет, пока не захочет. Будет друга изображать.
        - Так я и знала.
        Говорила же приятная ведьма, что Илиен в каких-то вопросах очень правильный. Один из этих вопросов, похоже, нашелся. Не бросает Снегурочкин братец девушек в беде. Особенно если в беду их втравил родной брат. О его психологическом состоянии заботится, что ли? Вдруг чувство вины начнет грызть, сопьется еще.
        - Не расстраивайся, - сказал маг, посмотрев на печальную девушку. - Кольцо, это очень серьезно. Его всегда дарят именно женщине, а не объекту защиты и не причине из-за которой можно болтаться рядом с братом. Ничто бы не помешало ему защищать тебя без кольца.
        - Я не расстраиваюсь, - отмахнулась Марина. Собственно, она даже не была уверенна, что Илиен так уж ей нужен. Слишком красивый мужчина, с ними всегда ничего не понятно. То ли любишь, то ли приятно смотреть на зависть в женских глазах, то ли себя рядом с ним чувствуешь чем-то большим, чем без него. Время покажет. - Я очень разумная девушка. Временами.
        - Видел я таких разумных, - добродушно проворчал Бияр.
        Марина покрутила кольцо на пальце и поняла, что тему лучше поменять. Хватит того, что Викин изображает психолога при любом удобном случае.
        - Значит брат Илиена и Дэнэена кузнец, - задумчиво произнесла она.
        - Мастер-оружейник, - чему-то улыбнулся маг. - Еще неплохой амулетчик. Но плохие амулетчики в принципе не смогут создать меч для демона, так что оно взаимосвязано.
        - Ага, - сказала Марина. Этот мир становился все страньше и страньше. Оказывается, тут бывают неплохие амулетчики. До сих пор ей почему-то казалось, что местный амулет невозможно создать в одиночку. Чтобы создать амулет у создающего должен быть какой-то определенный набор сил. Для другого амулета другой. В общем, один человек два разных амулета не создаст. Или она что-то не так поняла?
        - Илиен тоже мастер. Но он скорее ювелир. Его металлы слушаются, и при сильном желании он может придавать им форму, просто сжав в руке.
        - Я видела, - сказала Марина. - А Дэнэен кто?
        - Пока никто. Он пока вообще считается несовершеннолетним, так как испытание не прошел. И в ближайшие годы не пройдет. Чтобы получить задание, нужно побывать дома, а там ему некоторое время будут совсем не рады.
        - Понятно. Малолетний вредитель. Почему-то я так и думала.
        - Еще вопросы будут? - спросил маг. - А то я тут рыбу пытался поймать, а ты меня отвлекла.
        - Не будут, - решила проявить великодушие Марина. Все равно толковые вопросы в голову приходить отказывались. Вообще мысли были какие-то мелодраматические. Хоть бери и топись для полноты образа.
        На поляну Марина вернулась на удивление быстро. Сама не заметила, как дошла, размышляя об амулетах и несовершеннолетних демонах. Мысли о кольцах она старательно от себя гнала. Чтобы понять, что с кольцом делать дальше, нужно как минимум разбираться в демонских законах. Они у них, судя по всему, довольно странные как на взгляд девушки из другого мира. А время на изучение этих законов вряд ли будет. И даже если появится, где взять учителя? Илиен и Дэнэен переврут родное законодательство в свою пользу, на зависть всем земным юристам. Рен вообще не до того, Викину тем более. А Бияр… Его пока заставишь, да и не факт, что он эти законы хорошо знает.
        - Ты где была? - раздраженно спросил Дэнэен, заметив вернувшуюся девушку.
        - Гуляла.
        Марина пожала плечами и изобразила беззаботную улыбку.
        - Гуляет она, - пробурчал полукровка. - Все заняты, а она гуляет. Пошли, выберешь среди хлама нужную мне часть амулета. Хоть какая-то польза будет.
        Марина послушно кивнула. На спор не было ни сил, ни желания. Да и о чем тут спорить? Разве что принципиально поупираться.
        Рен и Викин наконец вернулись вместе с дровами и теперь на удивление дружно хлопотали вокруг разгорающегося костра. Илиен все так же отрешенно рассматривал клинок меча, только теперь, кажется второго. Первый лежал рядом с ним на траве. Спасать Марину от произвола брата он не собирался.
        - Где твой хлам? - спросила Марина, когда Дэнэен остановился, практически упершись носом в дерево.
        - Здесь.
        Полукровка пригладил ногой прошлогоднюю листву. Вытащил из сумки одеяло, аккуратно его расстелил, и начал на него выкладывать какие-то финдиговины. Марина с умилением посмотрела на тонкую запутанную проволоку похожую на ту, которую она в детстве сматывала с выковырянных из сломанных приемников деталей. Кажется, эти детали назывались резисторами, хотя за это девушка ручаться бы не стала. С тем же успехом они могли быть чем угодно, вплоть до аккумулятора. Еще среди финдиговин присутствовал довольно симпатичный обломок чего-то изображавшего лиану с трехлепестковыми цветочками и листьями сердечком. Все остальное с одинаковой уверенностью можно было отнести к хайтековому искусству и металлолому с ближайшей свалки.
        - Вот это и это, - указала Марина на квадрат с круто загнутыми рожками и непонятную фигню с торчащими во все стороны обломками стержней.
        - Точно? - почему-то удивился Дэнэен.
        - Ощущения похожи, - сказала Марина, прислушиваясь к беготне нетерпеливых букашек в ладони.
        - Дела, - задумчиво произнес Дэнэен. - Значит попыток меньше, чем мне казалось, хотя лучше проверить все.
        - Каких еще попыток? - заинтересовалась Марина.
        - Да так… Все равно придется в три города сходить. И в одном мы задержимся надолго.
        - Что-то ты темнишь.
        Дэнэен пожал плечами и начал забрасывать украденный хлам в сумку.
        Девушка вздохнула.
        - Дэнэен, можешь мне отдать лиану с листьями?
        - Зачем тебе?
        - Не знаю, нравится.
        - Бери, - согласился полукровка. - Только никому не демонстрируй. В ближайшие четыре года. Дольше ее бывший владелец не протянет, а у его дочерей давно чешутся руки выбросить батюшкину коллекцию. Они были искренне рады, когда я у них попросил одолжить пару вещичек, даже пообещали не поднимать тревогу как можно дольше. Жалко, что их папаша настолько деятелен, мы могли бы подольше в городе отдохнуть.
        - Ну-ну, - сказала Марина. Этот тип еще и родственников обворованных к своим противоправным действиям подключает. И не стыдно ему. - Куда пойдем дальше?
        - Здесь недалеко есть одно поселение. Маленькое. Зато спокойное. Попробую там силы восстановить.
        - А потом?
        - А потом пойдем в город Белых Башен. Тебе там понравится. Очень красивый город. Там есть целых две цветочных аллеи. А еще там привечают ведьм, за что те помогают местным жителям в разных сложных ситуациях. Например, девицам, которые кавалера не могут выбрать, или торговцам, которые подозревают, что партнеры их обманывают. Думаю, тебе было бы интересно с этими женщинами пообщаться. Еще в этом городе есть Радужное Озеро и Парк Иллюзий.
        - Понятно, - сказала Марина.
        Какой-то он излишне добрый, развлечениями для похищенной девушки озаботился. Город рекламирует. Наверняка ведь какую-то пакость задумал. Хотя с ведьмой поговорить не помешало бы. Вдруг поможет с кольцом разобраться? Почему-то взять его и выбросить рука не поднималась, а еще начинало казаться, что это колечко ответственности требует. Что теперь нужно вести себя осторожно и правильно, чтобы потом стыдно не было. Кому-то. Хотя, скорее всего Илиену за необразованную иномирянку.
        А еще не помешало бы узнать откуда в сумке берутся тупые ножи с разноцветными камешками на рукоятях. Марина как не силилась, не смогла вспомнить, чтобы она их туда ложила. Кто-то из спутников подкинул, или они там каким-то загадочным образом размножаются? Спорами, наверное, грибными.
        Взаимодействие артефактов. Попытка что-то узнать номер один.
        Есть сумка, которая артефакт. Есть книга, которая тоже артефакт, точнее ее защитку можно считать артефактом, ибо она сильная. Книга, находясь в сумке, растягивается в пространстве и превращается во что-то совершенно непонятное, если верить Викину. Вопрос, почему защитка этому процессу не сопротивляется и почему ни с сумкой, ни с книгой ничего не происходит? Почему они например не детонируют, не срабатывает какая-то установка на самоуничтожение, почему силы никак не реагируют друг на друга. Ведь должны, если верить Дэнэену. Силы в принципе не могут игнорировать друг друга. Именно поэтому маги сразу узнают своих коллег.
        В процессе опроса присутствующих были получены ответы:
        - Эээээ…
        И задумчивое почесывание затылка в исполнении Дэнэена.
        - Никогда об этом не думала, очень интересный вопрос.
        И ничего не выражающий взгляд в пустоту от Рен.
        - Наверное, там есть преграды.
        И светлая улыбка от Викина.
        - Главное что действует.
        И очень оптимистичное выражение лица от Бияра.
        - Возможно, им просто так хочется. Силы между собой договорились.
        И задумчивый взгляд от Илиена.
        После этого исследования пришлось временно прекратить.
        Взаимодействие артефактов. Попытка что-то узнать номер два.
        Есть глючное заклинание, которое переводчик, извлеченное из хранилища, которое артефакт. Есть рабочее заклинание ночного зрения, тоже извлеченное из артефакта. Они каким-то образом навешаны на несчастную иномирскую девушку. Вопрос, каким именно образом, и на какое место? А не пересекутся ли эти заклинания и не сделают ли большой «бабах»?
        Были получены следующие ответы:
        - Оберегающая знает.
        От Дэнэена. Прозвучало довольно оптимистично. Возможно, богиня и знает, но спрашивать у нее о такой ерунде неловко.
        - Что-то мы такое учили, только я не помню. Я ведь практик. Но ты не бойся, заклинания в принципе не могут пересечься. Точнее они всегда пересекаются, как частицы воздуха.
        От Бияра. Немного виновато.
        - Они просто рядом.
        Загадочно-отстраненно от Рен.
        - Если будет время, почитай о сути духа. Иначе объяснить не получится, а рассказывать с самого начала слишком долго, да и я могу запутаться.
        Тоном доброго психолога от Викина.
        - Демоны воспринимают это как запах. Но это просто место присутствия. Пространство, которое настроено только на тебя. Если кто-то незнакомый это пространство пересекает, тебе становится неудобно. Как-то так.
        Попытка объяснить от Илиена.
        Последнее напомнило о загадочной ауре, и было решено временно забыть об этой ерунде. Работает и ладно, главное, что не взорвется.
        Взаимодействие артефактов. Попытка что-то узнать номер три.
        Почему сумка работает в любых руках, книга открывается только у меня, целительские амулеты лучше держать подальше от боевых, а накопители при всей их артефактной структуре столь недолговечны, а?
        Были получены ответы:
        - Я тебя в городе Белых Башен в библиотеку свожу, там ты точно найдешь ответы на свою голову.
        Угрожающе от Дэнэена.
        - Отстань, пожалуйста.
        Удивительно слаженно от Рен и Викина.
        - Может, ты себе учителя поищешь?
        Задумчивое от Бияра.
        - Сначала научись ладить с силами, или хотя бы пробуди их в себе. Думаю, ты многое поймешь самостоятельно, когда это сделаешь.
        Добродушно-отстраненное от Илиена.
        На вопрос, как их будить было дано дружное обещание объяснить, когда до города доберутся. Потому что это процесс долгий, а следы оставляет заметные. На нейтральной территории лучше не следить. Тут каждый в своем праве. Вдруг какие-то охотники на демонов или хранящих на след станут?
        Вот так Марина с удивлением узнала, что в этом мире бывают нейтральные территории.
        Глава 18 О том, что и от демонов бывает польза, о нехватке мужчин и о женской интуиции, которая просыпается не вовремя и что-то там вопит
        Селение, в которое дружная компания вошла ближе к обеду, действительно оказалось крошечным и, похоже, оторванным от цивилизации. Какой-нибудь дороги ведущей от него хоть куда-то не было. Тропинки выглядели запущенными и малохоженными. Зато жители селения были искренне рады гостям. Точнее тому, что к ним пожаловали демоны.
        Причина повальной радости выяснилась довольно скоро. Поблизости завелись не то волки, не то низшие демоны и добрые люди надеялись, что путники захотят их избавить от этой напасти. Попутно Марина узнала душераздирающую историю о том, как предки жителей селения сбежали от правителя-мага, повадившегося превращать людей во всякое непотребство с крыльями. Целые деревни тогда изничтожил. К войне с соседом готовился, для начала. Потом собирался все королевство захватить. Видите ли, король его обидел, не оценил новаторских идей.
        В общем, жители стоявшей на очереди на обретение крыльев деревни сбежали, долго блуждали по безводным степям, в которые маг успел превратить свои земли, вытягивая из них жизнь для экспериментов. Так бы, наверное, и сгинули, если бы не повстречали на своем пути нетрезвую личность, мужского пола, в которой было что-то около четверти демонской крови. Личности чем-то приглянулась дочка главы похода, и он быстренько выторговал ее у отца в обмен на то, что откроет путь в более приветливое место.
        Что случилось с дочкой, история умалчивает, правда и о том, что она была против своего обмена на проход по пути, не говорит. А потомки беженцев так и живут с тех пор в этом лесу, изредка посещая близлежащий город, с целью продажи меда и покупки нужных в обиходе вещей. Дважды в год к ним приезжают сборщики налогов, а в остальное время они никому не интересны.
        И к демонам относятся хорошо. Демоны в отличие от магов ничего плохого сделать жителям селения не успели.
        Разыскивать напасть вызвалась Рен, пообещав неодобрительно на нее посмотревшему Илиену сразу же сбежать, если обнаружит что-то такое, с чем справиться не сможет. После чего извлекла из своей сумки небольшой меч и уверенно направилась в указанном жителями поселения направлении, решив полагаться то ли на нюх, то ли на интуицию. Викин увязался за демоншей, против чего она не возражала.
        Остальные приняли предложение главы селения пообедать у него дома.
        - Илиен, я пыталась символ ветра в ладони нарисовать, - тихонько призналась Марина, рассматривая ягодную начинку помеси пирожка с пончиком.
        Илиен кивнул и ободряюще улыбнулся.
        - Я глаза закрыла, мне казалось, так будет проще сосредоточиться, - продолжила каяться девушка.
        - И что ты не увидела? - заинтересовался демон.
        - То, что заставило траву вокруг меня улечься симпатичным таким кругом. Небольшим. Диаметром метра три примерно.
        - Понятно, - сказал Илиен.
        - Что тебе понятно? - недовольно на него посмотрела Марина. Клещами из него слова тащить, что ли?
        - Ты смогла поймать свой ветер за хвост, заставить поделиться с тобой энергией, но ее ты уже не удержала. Вот она и разлетелась вокруг тебя. А так как ее было немного, она очень быстро рассеялась, поэтому и круг небольшой. Так бывает. Довольно часто. Тебе нужно научиться ее удерживать.
        - Ага, - сказала Марина. - Глаза закрывать не следовало.
        Илиен кивнул и улыбнулся.
        Дом у главы селения оказался небольшим, но чистым и уютным. Со всякими милыми женскому сердцу украшениями. С занавесочками в цветочек на окнах, расписными тарелками и глиняными кошками на полках.
        Готовила хозяйка всего этого добра бесподобно, а еще она была мила и ненавязчива. Узнав, что гостям не посчастливилось побывать в городе, в котором сейчас жила одна из ее дочерей вышедшая там замуж, хозяйка быстро потеряла интерес к гостям и оставила их в покое.
        Дэнэен молча жрал, иначе это назвать было нельзя. По его словам, набирался сил. Бияр жевал задумчиво и даже возвышенно, сияя улыбками в ответ на взгляды хозяйских дочерей. Илиен был молчалив сам по себе, вне зависимости от ситуации. А Марине хотелось поговорить. Очень хотелось, хоть о чем-то. Лучше о какой-то ерунде, разговор о которой можно забыть через пару минут после его окончания.
        - Илиен, что мне теперь делать? - спросила Марина.
        - Повторить попытку, - сказал демон, глядя куда-то вдаль. - Только лучше в городе. Там магов много, у них есть ученики, так, что внимание особо не привлечешь. А где-нибудь в пустынной местности могут заинтересоваться как низшие демоны, так и власти ближайшего города.
        - Понятно, - сказала Марина. И почему ей соизволили сказать об этом только после того, как она попыталась экспериментировать в практически безлюдном лесу? Забыли? Или рассчитывали, что она сама обо всем догадается?
        Марина меланхолично откусила от своей помеси пирожка с пончиком, с любопытством посмотрела на одну из хозяйских дочерей, которая успела переодеться, украсить заколотые гребнем волосы ярко-алым цветком и похоже даже слегка накраситься. Теперь эта невинная дева делала вид, что что-то озабоченно ищет в тумбочке, принимая при этом довольно странные позы, которые должно быть казались ей соблазнительными. Бияр на старание девушки смотрел довольно скептически. Остальные девицы куда-то пропали, наверное тоже решили приодеться и украситься.
        - Илиен, а почему они с тобой заигрывать не пытаются? - спросила Марина.
        - Репутация, - вместо брата ответил Дэнэен, рассматривая кусок мяса на своей тарелке. Чем-то он ему не нравился. Или попросту не лез по причине переедания.
        - Какая еще репутация? - удивилась Марина. Хозяйские дочери, кажется, реагируют исключительно на внешность.
        - Он демон, - сказал Бияр. - А демоны бессовестные. Они спокойно берут то, что им предлагают и так же спокойно игнорируют ожидания предлагающих, ничего не давая взамен. И даже если демон на первый взгляд бескорыстно помог, он все равно потом явится за платой. И будет приходить, пока не сочтет, что его помощь оплачена сполна.
        - Ага, я заметила, - согласилась Марина. - Только люди тоже разные бывают.
        - Бывают, - беззаботно согласился Бияр. - Но не все и не всегда. А демоны если ничего не обещали, ничего и не сделают. Зато если обещают… Только попробуй из них это обещание вытащи.
        - Что-то такое я тоже слышала, - пробормотала Марина с умилением наблюдая за явлением местных красавиц, каковыми наверняка считали себя хозяйские дочки.
        Три девицы, младшенькой из которых было четырнадцать-пятнадцать лет, на взгляд Марины, а старшей где-то около восемнадцати пытались, опередив друг друга войти в комнату, но добились только того, что дружно застряли в дверях. Четвертая, посмеиваясь, смотрела на свою близняшку, украсившую себя синим цветком, вероятно для того, чтобы в случае чего с сестрой не спутали, и все еще пыталась делать вид, что ее интересует только тумбочка.
        - В этом селении девушек на выданье всегда гораздо больше, чем парней соответствующего возраста, - философски произнес Дэнэен, достаточно громко для того, чтобы шипевшие друг на друга в дверях хозяйские дочки его услышали. - Вот они и стараются, как могут, жениха заполучить.
        Младшенькая покраснела и попыталась сдать назад. Остальные гордо задрали носы и сделали вид, что их данное утверждение не касается.
        - Викина сюда, наверное, лучше не пускать, - задумчиво сказала Марина, рассматривая начинку очередной помеси пирожка с пончиком.
        - Ближе к вечеру мы уйдем, - улыбнувшись, пообещал Дэнэен. - Как раз заночуем в гостином доме рядом с городом, а утром войдем в его ворота, как честные путешественники решившие полюбоваться рукотворными красотами.
        - Ага, - сказала Марина.
        - Вы главное мне не мешайте. Я должен к вечеру огонь восстановить. Тут место подходящее.
        - Ага, - повторила Марина свое глубокомысленное высказывание. Никому мешать она не собиралась. Тут бы со своими проблемами разобраться. - А подглядывать можно? - спросила немного подумав. Интересно же, да и заняться особо нечем. Разве что защищать Бияра от решительных красавиц, или красавиц от Бияра, тут уж как сложится. Хотя ни тот, ни другие, скорее всего не оценят заботы.
        - Можно, - великодушно разрешил полукровка, только издалека.
        Илиен почему-то улыбнулся.
        Почему Снегурочкин братец улыбался, Марина поняла довольно быстро. Наблюдать за Дэнэеном было неинтересно. Он вышел из дома, немного поблуждал по крошечному садику главы поселения, выбрал чем-то ему приглянувшееся дерево, кажется, сливу и уселся пол ним, прижавшись спиной к стволу. Сидел он так долго, не меняя позу и вообще не шевелясь. Марина за ним наблюдала со скамейки у забора, обмахиваясь сорванным лопухом. Потом ей это надоело, и она вспомнила о загадочной записи в книге.
        Красочно представив, как пристает с этой книгой к Илиену, а он пытается на пальцах объяснить, что и где не совсем точно перевело глючное заклинание, Марина махнула рукой, решив подождать до города. Может, если она научится рисовать символ в воздухе, абракадабра в учебнике тоже станет немного понятнее? С другой стороны, книга далековато от начала открывается. Возможно, чтобы понять, что вокруг символа ветра написано, следует для начала изучить какие-то азы магического искусства, о которых говорится вначале. Тогда вся проблема заключается даже не в том, чтобы книжку открыть, а в том, где бы найти учителя согласного в короткий срок обучить иномирскую девушку основам?
        - Бияр прав, мне нужен учитель, - печально призналась лопуху Марина.
        Из лесного селения, как того и желал Дэнэен, ушли вечером.
        Рен с Викином вернулись после обеда. Оба очень довольные, с трофейным волчьим хвостом, который был отрублен Рен и дивным рассказом о летающем осьминоге в исполнении Викина. Монах рассказывал увлеченно, в лицах, и послушать его сбежались половина жителей селения. Рен в этом рассказе выглядела настоящей бесстрашной амазонкой, а Викин изображал одновременно крепостную стену и болельщика.
        Герои были накормлены, напоены и похвалены.
        Полукровка после их прихода посидел еще парочку часов под деревом, потом явился, потерянно посмотрел на компанию, сидевшую на крыльце и, попросив разбудить его, когда надо будет уходить, отправился спать.
        Разбудила его Марина, с превеликим удовольствием и теперь он ей мстил, чуть ли не галопом мчась по тропинке в неизвестность.
        Марина держалась за руку Илиена, гордо делала вид, что все в порядке, она давно привыкла к такому темпу, и мысленно желала Дэнэену споткнуться и свалиться физиономией на камень.
        - Здесь! - радостно завопил полукровка резко остановившись у ничем не приметного дерева.
        - Что здесь? Клад зарыт? - язвительно спросила Марина.
        - Путь открыть легко, - как слабоумной объяснил ей Дэнэен. - Огня меньше потрачу.
        - Ну да, я в путях разбираюсь… В железнодорожных в том числе. А уж как хорошо я разбираюсь в трамвайных, полгорода мне завидует, честное слово.
        Илиен легонько сжал ладонь, мол, все в порядке, не обращай на него внимания. Марина согласно кивнула. Действительно, пора бы уже привыкнуть. Его братец всегда такой, чем-то недовольный.
        Путь на этот раз открывал Дэнэен. Открывал долго и нудно, под недовольным взглядом Рен, норовившей что-то поправить в его загадочных письменах, которые он с помощью, обломанной на ближайшем дереве ветки, чертил на тропинке. Наконец, скептически посмотрев на полученный результат, полукровка подержал немного над письменами ладонь, что-то тихо сказал, возможно выругался, и воздух перед ним знакомо заколыхался.
        - Идем, - царственно велел Дэнэен, и, показывая пример первым шагнул в марево.
        Рен оптимистично высказалась на счет того, что с таким проводником они однажды окажутся посреди океана в окружении акул, но пошла. Викин поплелся следом. Бияр пожал плечами и пошел за ним. А Марину успевшую представить, как ее ест героиня фильма «Челюсти» отбуксировал Илиен, не особо старательно уверяя, что Рен пошутила.
        За маревом никаких океанов и акул не оказалось. Там была холмистая местность, петляющая среди холмов дорога, закат, всех оттенков золотого, и двухэтажное здание, возле которого стоял подросток и, открыв рот, ошарашено смотрел на появившихся из воздуха путешественников.
        - Гостиный дом, - представил здание Дэнэен. Подростка он игнорировал.
        - Хороший гостиный дом, - поправил его Бияр.
        - Какая разница, главное чтобы свободные комнаты были, - проворчала Рен.
        - Какое-то настроение у нее пессимистичное, - сказала Марина.
        Подросток отмер, несколько раз моргнул, вытер ладони об штаны и попытался изобразить радушную улыбку.
        - Свободные комнаты есть, - старательно закивал он. - Целых три.
        - Вот и хорошо, - улыбнулся в ответ Дэнэен.
        - Я это, - замялся подросток. - Пойду, скажу, что демоны к нам пришли.
        - Странный ребенок, - задумчиво произнесла Рен, наблюдая за тем, как мальчишка шустро исчезает за дверью.
        Чем отличается хороший гостиный дом от не очень хорошего, Марина сразу не поняла. Зал, занимавший половину первого этажа, был заставлен столами, массивными и тяжелыми с виду. Стулья были им под стать. На стенах не было никаких застывших язычков пламени в стеклянных шарах. На столах стояли свечи, некоторые подожженные, но большая часть не горела, из-за чего в помещении было мрачновато. Марина с грустью вспомнила «Большой кувшин» и поспешила следом за Дэнэеном к перегородке, отгораживающей упитанного усача от шумных посетителей.
        - Вот, демоны, я же говорил.
        Сбежавший подросток обнаружился за перегородкой. Он там сидел на полу и пил молоко из глиняной чашки.
        - Так высшие же, - добродушно сказал усач. - Это низших бояться надо, а высшие тебя не тронут, если ты их не заденешь.
        Мальчишка фыркнул в чашку.
        - Сирота, - философски произнес усач. - Боится всего подряд.
        - Ничего я не боюсь, - не согласился с ним мальчишка. - Вот вырасту и воином стану.
        - А еще глупый, - добавил усач.
        - Нам комнаты нужны, - сказал Дэнэен, которому рассуждения незнакомых людей были малоинтересны. - Все три.
        - Комнаты, так комнаты, - не стал спорить усач.
        Он встал, впустил постояльцев за перегородку, взял предоплату и, как видимо, полагалось каждому себя уважающему гостиному дому, проводил гостей к комнатам, вручив по дороге Дэнэену три больших ключа. Первый полукровка отдал Марине. Второй, как-то странно улыбаясь, всучил Рен. Третьим помахал перед носом Бияра и предупредил, что маг будет спать на полу.
        Рен возмущенно фыркнула и поманила Викина за собой, сказав, что для двух мужиков на полу одной комнаты места не хватит, зато у нее пол свободен. Илиен зашел в комнату следом за Мариной и застыл возле двери, как памятник самому себе.
        - Что же они такие однотипные? - спросила девушка осмотревшись. Набор мебели был привычный, только зеркало было немного больше, чем в «Кувшине» и «Трех веселых демонах».
        - Такая обстановки считается хорошей защитой от плохих людей, - сказал Илиен. - У некоторых людей даже в домах есть комнаты похожие на эту, специально для малознакомых родичей и прочих подозрительных гостей.
        - Обычай значит, - вздохнула девушка. - Ты чего там стоишь?
        - Слушаю.
        - Что слушаешь?
        - Комнату.
        - И что она говорит?
        - В основном на мышей жалуется. И на то, что женщина, уехавшая отсюда вчера, курила какую-то нехорошую смесь из трав. Нужно открыть окно, кошмары могут присниться.
        - Ага, - сказала Марина. - Шикарный гостиный дом. В дела постояльцев здесь лезть не принято, а комнату проветрить не догадались. Надеюсь, они хотя бы белье поменяли.
        Пока комната проветривалась, девушка попробовала расспросить Илиена про основы, которые просто обязаны были описываться вначале учебника по магии, и узнала удивительную вещь. Основам в этом мире научить было невозможно, потому что у каждого они свои, их нужно было просто почувствовать. А учителя и учебники существовали большей частью для того, чтобы объяснить ученикам, как правильно распределять энергию и сплетать силы.
        Марина заподозрила, что опять что-то очень сильно недопонимает. Или они говорят о разных основах. Или ее должно однажды осенить.
        А возможно, она вообще магию воспринимает как-то не так.
        Или…
        - Илиен, а что я смогу делать с помощью своего ветра, когда научусь ним пользоваться? - спросила Марина.
        Давно нужно было спросить. Вдруг оно ей вообще не нужно.
        - Не знаю, - пожал плечами демон. - Может тучи перегонять с места на место и устраивать ураганы. Может, летать научишься, или воздушные мосты строить. А может, сможешь что-то от себя оттолкнуть или смягчить падение. Как ты эту силу почувствуешь, так оно и будет. А со временем научишься ее вплетать в заклинания.
        - Ничего не понимаю, - грустно призналась девушка.
        Утро в гостином доме традиционно началось с воплей. Что удивительно, орал вовсе не Дэнэен, голос был хоть и мужской, но совсем незнакомый.
        - Да что ж это такое? - спросила у судьбы Марина, накрывая голову одеялом.
        Тише не стало. Мужчина продолжал поносить на все лады лошадь, кузнеца неправильно ее подковавшего, скачки и какого-то Ятика.
        - Зараза.
        Пришлось вставать. Спать, когда рядом так орут, Марина так и не научилась, хотя учителя периодически появлялись.
        Илиена в комнате не было, успел куда-то уйти. Зато на крошечном столике возле зеркала стояла массивная чашка, которой вчера точно не было. Девушка, зевая и стараясь не смотреть в зеркало пока хотя бы не расчешется, заглянула в чашку. Там оказалось что-то темное, с плавающими на поверхности белыми лепестками.
        - Кофе в постель, что ли? - спросила девушка, вспомнив свои рассуждения об анальгине и стакане воды.
        Понюхав темную жидкость Марина поняла, что скорее компот. Пахло содержимое чашки фруктами.
        Пожав плечами, сдув в одну сторону лепестки и попробовав, девушка одобрительно хмыкнула и решила больше не угадывать. Ничего подобного она раньше не пила. Наверняка очередной демонский напиток, просто безалкогольный, кажется.
        Мужчина все так же продолжал орать. Марина выглянула в окно, полюбовалась на одухотворенную фигуру оравшего и парочку запуганных им амбалов, понаблюдала за тем, как призовая гоночная лошадь под шумок ощипывает клумбу, а Бияр злорадно улыбается сидя на заборе. Больше за окном ничего интересного не было, кроме того факта, что солнце поднялось довольно высоко, а ее до сих пор ник-то не разбудил.
        - Может он цветы не любит? - спросила Марина у своего распатланного отражения. - И куда эти демоны опять делись? Ладно Рен, возможно тайком сбежала на свидание с Викином, или так же тайком где-то женятся. А веселые братья куда пропали? Надеюсь, они никого не грабят.
        Покачав головой, Марина заплела косичку, назло врагам опять надела штаны с рубашкой и отправилась высматривать демонов в зале внизу. Вдруг они покушать решили?
        Оказалось, они давно покушали и даже оплатили вперед еду для Марины. Куда братья после этого ушли, усач не знал, но утешил девушку тем, что скорее всего регистрируют свою дружную компанию для входа в город в регестратуре у моста через протекающую за леском реку. Так зарегистрироваться и получить все нужные бумаги выйдет быстрее и дешевле, чем стоять в очереди к регестратуре у ворот города. Тем более демоны при желании бегают быстро и особым терпением не отличаются. Звучало вполне логично, поэтому Марина махнула на демонов рукой и села поесть.
        Владелец коня-чемпиона с отвалившейся подковой, наконец, накричался и зашел выпить чего-то крепкого. Горе видимо запивал. На Марину он посмотрел вполне себе одобрительно, о чем-то подумал и громко заявил, что девушке не мешало бы приобрести платье, она в нем будет гораздо привлекательнее. И даже великодушно предложил сходить за платьем к его двоюродной сестре. Она как раз новых тканей накупила, так что шить есть из чего. Марина вежливо поблагодарила и пообещала обязательно зайти, подивившись такому способу рекламы.
        А потом пришла подозрительно улыбчивая Рен, одна, без Викина. Подтвердила, что платье не помешает, ибо девиц в штанах с большой неохотой пускают в некоторые интересные для посещения заведения и, велев собирать вещи, умчалась на поиски монаха. Илиен и Дэнэен по словам демонши, будут ждать у городских ворот. Очередь займут. Потому что завтра какой-то праздник и желающих посмотреть на знаменитые Белые Башни собралось великое множество.
        Марина вздохнула, торжественно доела непонятную сладкую массу, поданную в качестве десерта, и отправилась собираться. Почему-то ей в город Белых Башен резко перехотелось. Как-то оно все слишком хорошо начиналось и поэтому казалось, что обязательно произойдет какая-то гадость похлеще всех похищений вместе взятых и прочих приключений. А еще почему-то вспомнился маг умеющий контролировать низших демонов и то, что он каким-то образом выследил Дэнэена, хотя как оказалось позже выследить демонов прошедших через путь невозможно. Точнее невозможно проследить, куда их путь ведет.
        - Что-то тут сильно не так, - сказала девушка, поднимаясь по лестнице. - Или я саму себя пугаю? Ищу причины, чтобы не идти в цивилизованный город, в котором я наверняка буду выглядеть как неотесанная деревня, не умеющая себя вести как приличная городская девушка. Хоть бы прорепетировать где-то, кого-то расспросить…
        Сила ветра поворочалась и что-то проворчала. Наверное, утешала, или предупредить пыталась. Жалко, что Марина ее пока не понимала.
        Правила выживания для попаданок. Пункт десятый.
        Поговорим о женихах, ибо даже если замужество вовсе не главная цель в вашей жизни, помните, что даже дамы стоявшие у истоков феминизма, в конце концов вышли замуж. Не уверенна, что все, но многие.
        Конечно, вы можете счастливо вернуться домой, и поиск подходящих женихов в волшебном мире вам не грозит, но если не вернетесь…
        И так.
        Вы считаете, что раз попали в мир полный волшебства, магии, эльфов, оборотней и прочего, то выходить замуж за человека обыкновенного будет как-то неправильно. Почему вы так считаете, тот еще вопрос. Вам ведь никто не обещал волшебного принца, ушастого эльфа и мага с тысячелетним стажем. Ах, обещали, ну тогда идите и требуйте обещанное. Но если не обещали, то не особо и рассчитывайте, особенно если вы никакая не избранная. Это избранным всякие принцы грозят, ибо положено по статусу, а простым смертным вряд ли. Да и надо ли оно вам? Быть принцессой девушки учатся с детства. И всякие танцы и правила этикета только вершина айсберга. В общем, если сильно хочется, дерзайте, только потом пеняйте на себя.
        И так, волшебные расы.
        Начнем с эльфов. Что нам о них известно? Много чего, но все в первую очередь сходятся на том, что прекраснее эльфийки женщины нет. Где-то в каком-то из миров этих эльфиек вечно не хватало, из-за чего произошло вымирание расы. Ибо эльфийкам нравились человеческие мужчины своей грубостью, а эльфам по этой же причине не нравились человеческие женщины. О чем это я? О том, что ко внешности конечно привыкают, но не все и не всегда. Так что прежде, чем начинать охоту на эльфа, посмотрите на эльфийку и возможно вы поймете, что шансов нет, на чем и успокоитесь.
        Вампиры, такие древние, загадочные, кровососущие. Девушки, а вы вообще помните, что вампиры нежить? То есть ходячие трупы. Наверняка холодные, света боятся и далее по списку. Не говоря уже о том, что вас могут сразу же после свадьбы посадить под замок в качестве запаса на черный день. Ах, вам нужны другие вампиры. Теплые и питающиеся только донорской кровью? А кто у них донор? Ах, энергетические вампиры? А вы уверенны, что дорогой муженек постоянным пожиранием вашей энергии не убьет вас раньше, чем вампир кровососущий? Уверенны… Ну да, он полюбил вас на всю жизнь, а то, что разводов как таковых здесь не существует, а у него до вас было штук сорок жен просто дурацкое совпадение. Или под словами «вся жизнь» подразумевалась ваша, довольно короткая?
        Оборотни. Такие лапочки, временами такие пушистые лапочки. Временами линяющие лапочки. В общем, если у вас аллергия на шерсть сразу говорите «нет». Дальше, убедитесь, что будущий супруг себя в другой ипостаси контролирует. А то, знаете ли, загрызет случайно, потом оплачет и займется поиском следующей жертвы, то есть жены. А еще попытайтесь узнать, в кого он там превращается. А то проснетесь однажды рядом с большим слизнем, то-то радости будет. И вообще, зачем вам оборотень. Мужик как мужик, все радости, что умеет во что-то превращаться. Еще с какой-то волчицей начнет изменять в ближайшем лесу… Что делать станете, как за мужа бороться?
        Дракон. Огромная огнедышащая рептилия. Ладно-ладно, умеющая в человека превращаться. Где вы собираетесь с ним жить? В продуваемой сквозняками пещере на горе сокровищ? На сокровищах спать жестковато, знаете ли. И потом, представим такую ситуацию. Вы радостная выбегаете навстречу приземляющемуся мужу, и он с размаха приземляется. На вас. На брюхе глаз у драконов не бывает. В общем, оплачет и следующей жене каску на день рождения подарит.
        Маги отдельный разговор. Маги бывают разные. Только с чего вы решили, что один из них возжелает жениться именно на вас? Вы такая раскрасавица, что мужики у ваших ног штабелями валяются?
        И вообще, девушки, помните. Если вы хотите себе найти достойного себя любимой мужа, для начала попытайтесь стать достойной его женщиной. Потому что даже преуспевающий горшечник вряд ли возьмет в жены вышедшее из леса нечто говорящее только матом и не умеющее ровным счетом ничего, даже сварить его любимый суп из синих сушеных кикасун, что бы оно не значило. А уж какому-то принцу такое вообще будет страшно в замок привести. Репутация у него, понимаете ли. Рядом с ним должны быть женщины изысканные и великолепные, ибо принцу прочие мужчины должны завидовать, а не выражать сочувствие.
        Не, вы правы, ради сокровищ и не на таком женятся, но и избавляются от придатка к сокровищам довольно быстро, тем или иным способом. И вам очень повезет, если вас просто сошлют в домик в глухой деревне окруженной практически непроходимыми горами.
        Глава 19 О том, что стража любит развлекаться за чужой счет, маги пытаются подпирать небеса, а демоны всегда остаются демонами. Или мужчины мужчинами?
        Почему город Белых Башен Марина поняла сразу. Над расползшимися неряшливыми щупальцами бедными кварталами, находящимися за городской стеной возвышалась собственно стена, казавшаяся с холма, на который упирающуюся Марину затащил деятельный Дэнэен, черным ободком нарядного сувенира. А над стеной парили башни. Множество башен. Белые и стройные, увенчанные разноцветными крышами или овальными зубцами, напоминавшими лепестки какого-то диковинного цветка. Между башнями девушка рассмотрела строения пониже, в окружении деревьев, почему-то светло-зеленых, похожих на застывшую пеной морскую воду.
        Марина смотрела и смотрела. Ей казалось, что сейчас над городом взлетит дракон со всадником на спине. Или из ворот строем выйдут эльфы с огромными луками за спинами. В общем, обязательно должно было произойти что-то волшебное, точнее чудесное, и непременно величественное.
        Эльфы не появлялись, как и драконы. На холм не спеша взошла Рен. Скептически посмотрела на пейзаж и заявила, что этот городок такое впечатление производит только в первый раз. А до Семи Порогов ему еще расти и расти. Правда, он не вырастет, скорее, превратится в обычную человеческую клоаку. Начало уже было положено, сразу после того, как градоправитель выгнал городскую бедноту за стену, решив, что город слишком много тратит на ремонт их домов. И дома вечно нуждающиеся в ремонте быстро пристроил. Зажиточным купцам продал. А вкус у них такой, что на большинство этих домов уже сейчас смотреть страшно. Некоторые новые владельцы даже ветроловы вырубили, насадив вместо них фруктовых деревьев.
        Что такое Семь Порогов Рен не сказала, но настроение испортила и восторг от города куда-то испарился. Дэнэен путано и многословно попытался рассказать, что Семь Порогов один из городов демонов и прекраснее его действительно нет города в этом мире, но Марина отмахнулась и начала спускаться с холма.
        Начинание Рен по превращению хорошего дня в нечто унылое и беспросветное продолжила очередь у ворот и откормленные, лучащиеся самодовольством стражники. Илиен, как и было обещано, занял очередь и, судя по образовавшемуся вокруг него пустому пространству, успел запугать всех желающих улучшить себе настроение за его счет. На пробиравшуюся к нему компанию смотрели неодобрительно, но предпочли не высказываться, наверное, Дэнэена ходившего эту компанию встречать узнали.
        Стражники с чувством собственного достоинства и величием королей мира таращились в предъявляемые им бумаги, задавали какие-то вопросы и изредка улыбались. Дважды им что-то в бумагах не нравилось. В первый раз разразился скандал, после чего откуда-то явились еще пятеро стражников и уволокли скандалиста в неизвестном направлении. Во второй раз неудачник гордо удалился, размахивая над головой не понравившейся стражникам бумагой и обещая кому-то неведомому жаловаться.
        Насколько Марина успела понять ворота, в которые компания во главе с демонами собиралась войти были предназначены для пеших путников и крестьянских возов, так что с входящими стражники не церемонились, искренне считая, что кто-то выше их по статусу пешком ходить не станет и крестьянским транспортом не воспользуется. Демонов не любящих лошадей как вид они почему-то не учли.
        В общем, стражники развлекались, как могли. Очередь скучала. Откуда-то тянуло колбасой с чесноком. В двух шагах от Марины парочка жизнерадостных и пузатеньких мужичков тихонько распивали мутную настойку, попутно обсуждая достоинства и недостатки жен.
        Бияр вел какой-то загадочный разговор с хихикающей и краснеющей девчонкой, пухленькой и хорошенькой. На них с неодобрением смотрела матушка девчонки, но почему-то не вмешивалась.
        На Викина уже где-то с полчаса призывно таращилась одетая под попугая ара дамочка непонятного возраста. Сан отпугивала ее презрительным взглядом и мечом, который якобы полировала рукавом, но дамочка оказалась не из пугливых. Или была слишком тупа для того чтобы понять, что ее пытаются пугать.
        Дэнэен злобно смотрел на крестьянскую рыжеватую лошадку с добрыми глазами флегматично жующую сорванную на обочине дороги траву. Хозяйка лошадки столь же злобно смотрела на Дэнэена, наверное, думала, что он пытается сглазить ее любимую коняшку.
        Илиен предпочитал прищурившись рассматривать стражников. Получалось у него хорошо, невольным зрителям могло показаться, что он пытается решить, какую именно часть тела им отрубить в первую очередь. Не удивительно, что на белого и пушистого люди в очереди посматривали с одобрением.
        А на Марину восторженно пялился иногда подмигивая и криво улыбаясь какой-то подвыпивший тип, нескладной наружности, с перебитым носом и веснушками по всему лицу. И это было обидно. Даже попугаистая дамочка, которая облюбовала Викина, на фоне рябого типа распространявшего вокруг себя запах перегара казалась элегантной и вполне себе симпатичной.
        Когда наконец-то подошла очередь демонов демонстрировать добытую у какого-то моста бумагу, Марине очень хотелось кого-то отпинать. Желательно рябого типа, но можно и стражника, посмотревшего на нее как на заглянувшую на огонек девицу из ближайшего борделя.
        Илиен демонстративно звякнул мечом об меч, привлекая к себе внимание. Стражник перевел лениво-презрительный взгляд на него, оценил мечи, наверняка высчитав их стоимость, немного потаращился не то на уши, не то на прическу и неуверенно посмотрел на кого-то слева.
        - Демон это, демон, - устало сказала Марина.
        Стражник зачем-то кивнул. Еще раз окинул ее оценивающим взглядом и начал довольно улыбаться.
        - Меня точно прокляли, - сказала девушка.
        Дэнэен вымахивал перед еще одним стражником бумагой со свисающей на веревочке восковой печатью, как красной тряпкой перед быком. Бияр бурно и многословно прощался с собеседницей, а стражник все так же пялился на Марину, многозначительно улыбаясь. Ей даже начало казаться, что он пытается решить будет она вкуснее в жареном виде или печеном.
        - Если не перестанешь так смотреть на мою избранницу, я тебя вызову и убью, - холодно сказал Илиен, повторно звякнув мечами для большей доходчивости.
        Стражник перевел задумчивый взгляд на него.
        - Избранницу? - спросил несколько заторможено.
        - Колечко видишь? - спросила Марина, поднеся сжатую в кулак руку почти под нос стражнику. Давно хотелось, а тут такой повод и мужчина за спиной, который не даст обидеть. Теперь бы еще как-нибудь случайно найти где-то кувалду и столь же случайно врезать этим молотком-переростком стражника по голове. - Значит избранница.
        Стражник кивнул, сплюнул и отошел.
        - Шугануть вон того рябого типа ты не хочешь? - спросила Марина у своего демона, заметив, что первый поклонник все так же на нее таращится изображая не то нервный тик, не то подмигивание.
        - Нет, - сказал Илиен, уделив капельку своего внимания улыбавшемуся изо всех сил парню. - Он не станет ничего делать.
        - А стражник бы стал?
        - Думаю да, - задумчиво произнес Илиен. - Такое чувствуется, иногда даже людьми, у которых нет силы, способной помочь им разобраться в этих ощущениях. Этот человек, он считает себя вправе и, похоже, очень плохо относится к неправильно одетым с его точки зрения женщинам. Мне кажется, он даже начал размышлять о том, за что бы тебя задержать на несколько дней.
        - Нужно купить платье, - вздохнула Марина. - Дурацкий мир.
        Дэнэен стоял в гордой позе и величественно осматривал пространство. Стражник, которого полукровка доставал со своей бумагой, стоял перед складным столиком, вынесенным на его зов заспанным мальчишкой, и что-то писал в норовившем свернуться свитке. При этом он поглядывал то на Дэнэена, то на остальную компанию и Марине начинало казаться, что стражник на самом деле рисует групповой портрет. Или особые приметы подозрительных личностей записывает. Уши там остренькие, морда лица смазливая, две девки в штанах и сероволосый парень напоминающий памятник жертве репрессий.
        Писал стражник долго и вдохновенно, возможно, таким образом мстил наглым демонам. Потом старательно дул на написанное, медленно и торжественно сворачивал свиток, перевязывал его тесемочкой и вручал Дэнэену, не забыв заставить полукровку хлопнуть ладонью по какому-то подозрительному камню. Силе ветра живущей в Марине этот камень очень не нравился.
        - Запоминалка, - сказал Илиен. - Не лучшего качества. Этот амулет должен нас помнить, пока мы находимся в городе. Если мы его покинем и не вернемся в течении двух недель, камень нас забудет. На самом деле эта штука может нас забыть уже через пару часов вне зависимости от того в городе мы или нет. Просто селян запугивают, чтобы вели себя прилично.
        - Понятно, - вздохнула Марина. Возмущенно жужжащую силу объяснение ни капельки не успокоило.
        Город за черной стеной был красив и изящен. Куда-то делась с дороги пыль, воздух начал пахнуть мокрой травой и цветами, глухие каменные и трухлявые деревянные заборы сменились ажурными металлическими произведениями искусства, или подстриженными кустами, сквозь которые не проберется даже кошка. Дома казались украшениями из глазури, которые скоро какая-то хозяйка установит на торт, окружит свечами и торжественно понесет всю эту конструкцию к галдящим детям. Деревья издали похожие на застывшие пенистые волны вблизи оказались близкими родственниками ивы. Они подметали ветвями землю, тихо шелестели и тянулись длинными острыми листьями вослед малейшему ветерку, словно пытались его удержать. А над всем этим великолепием возвышались башни. Целая толпа белых башен.
        - Подпорки для неба, - презрительно фыркнул Дэнэен, заметив, что Марина с восторгом смотрит на очередную встреченную по пути башню. - Дхаат, великий, но безумный маг, который эти вечные башни вырастил, однажды почему-то решил, что небо падает. Боги перепили, что ли? Не помню точно. В общем, вырастил и вырастил, самого себя на них истратил, от чего и помер. А его ученики приспособили башни для сбора энергии солнца и ветра. Там на крышах груды накопителей валяются.
        - А еще, время от времени по непонятным причинам в городе начинают расти новые башни. Иногда по одной, иногда по две-три. Растут как вулканы. Хорошо хоть расти предпочитают в садах, а не сквозь дома. А старые башни иногда исчезают, как мираж. Поэтому жители города от старых башен предпочитают держаться подальше, - рассказала Рен.
        - И тут маг, - сказала Марина. Без магов в этом мире ни одно запоминающееся событие не происходит. - Куда мы идем?
        - В гостиный дом, - недовольно отозвался Дэнэен.
        Марина вздохнула. Гостинные дома скоро ей в кошмарах будут сниться. Заходишь в очередной гостиный дом, и опять начинается персональный «День сурка». Нетрезвые посетители за столами в общем зале, скучающий хозяин, лестница на второй этаж, одинаковые двери. А утром обязательно проснешься от чьих-то воплей. Единственная приятная вещь, это Илиен, да и его по утрам обычно уже нет. Дела у него. Загадочные и мужские. В общем, исчезает он как снег под солнцем.
        - Прочь, хандра, - тихонько сказала своим ногам Марина.
        Наверное, пришла пора поискать что-то хорошее в жизни, а то так можно себя до слез довести, а постепенно вообще впасть в депрессию. Как там говорится? Как человек себя чувствует, так оно дальше и пойдет. И если начинаешь жаловаться на жизнь, она будет становиться все хуже и хуже.
        - И что у нас есть хорошего помимо Снегурочкиного брата? - поинтересовалась Марина глядя Илиену в спину. - Мы живы и здоровы, нам будет что вспомнить, а завтра пойдем по магазинам и купим самое красивое платье в этом городе, чтобы у встречных красавиц лица от зависти перекашивало. И вообще, здесь обязательно должно быть что-то интересное помимо подпорок для неба. Составим список и начнем культурно развлекаться. Дэнэен еще в библиотеку обещал сводить, хотя наверняка уже забыл.
        Марина посмотрела на спину младшего из братьев, но он либо не услышал ее слов, либо решил игнорировать.
        - Здесь много всего интересного, - вместо полукровки отозвался Бияр. - Вряд ли успеешь за один раз везде побывать.
        - Ну и отлично, - сказала девушка и улыбнулась очередной башне. Красивый же город.
        Гостинный дом Марину не разочаровал. Двухэтажный, под красной черепичной крышей, выкрашенный каким-то любителем контрастов в синий цвет. Смотреть на этот дом было больно, а заходить в него страшно.
        - «Приют странника», - представил здание Дэнэен.
        - Какое оригинальное название, - восхитилась Марина.
        Выслушивать ее жалобы видимо никто не желал. Рен молча прошла мимо, Викин шел за ней как привязанный. Бияр почему-то загадочно улыбался. А братцы-демоны синхронно указали на дверь. Заходи, мол, красна девица, пока тебя не занесли. На плече, попой в небо.
        Пришлось идти.
        Внутри все оказалось еще хуже, чем снаружи. Хозяин этого дома обожал контрастность и весь первый этаж разрисовал желтыми и синими прямоугольниками. От них рябило в глазах и казалось, что здание медленно и величественно покачивается, как корабль на волнах.
        - Как здесь можно жить? - печально спросила Марина, стараясь смотреть на пол. Темно-коричневый пол из плотно подогнанных друг к другу досок. Возможно даже дубовых.
        - Мы ненадолго, - оптимистично отозвался Дэнэен.
        Девушка кивнула, размышляя о том, как по соседству с прямоугольниками можно есть, а тем более пить? От них и без того мутит. Или хозяин «Приюта странника» тайный борец с алкозависимостью? Тогда наверное и с прибылью. Или это заведение содержится на деньги какого-то тайного общества, которое полностью устраивает нежелание посторонних посещать их любимое место сбора?
        - Полнейший бред, - окрестила девушка свои домыслы поднимаясь по лестнице на второй жилой этаж. Хозяин и здесь себе не изменил, раскрасив ступени поочередно оранжевой и зеленой краской. - Разве что демоны хозяину за обстановку приплачивают. Не зря сразу же пошли именно сюда.
        Стандартной обстановке комнаты девушка обрадовалась как родной. Неярким цветочкам на занавесках улыбнулась, зеркалу показала язык, попутно пригладив волосы, бросила сумку на кровать и выглянула в окно.
        За окном обнаружился сад. Или миликалиберный парк, учитывая то, что кроме родичей ивы никаких других деревьев там не было.
        - А ведь я хотела попробовать символ своей силы нарисовать, не закрывая при этом глаза, - вспомнила Марина.
        Илиен что-то одобрительно проворчал, копаясь в своей сумке, усевшись на пол. А может и неодобрительно.
        - Я в сад пойду, - сказала девушка. - Если что, меня из окна будет видно.
        Демон кивнул.
        Марина пожала плечами и, обойдя Илиена по кровати, отправилась в сад. Раз решила сделать глупость, нужно делать, пока не передумала. Потом себя уговорить будет очень трудно. Чем больше времени проходит, тем больше сомневаешься. Да и сила, кажется не в особом восторге от своей хозяйки, поэтому трогать ее немного страшновато.
        - Может, нужно было попросить Илиена меня подстраховать? - спросила у самой себя девушка.
        Воображение рисовать картину счастливого завершения уговоров демона отказалось. Вместо этого оно охотно показывало отстраненное лицо братца Снегурочки и унылую мордашку своей хозяйки, уставшей от уговоров и молчания в ответ. Хоть бери и с бубном вокруг него пляши, как вокруг деревянного идола изображающего божество.
        - Окно открыто. Если что-то случится, позову на помощь, и меня прибегут спасать. Наверное, - оптимистично предположила Марина.
        По лестнице она практически слетела, споткнувшись из-за собственной несобранности на самом верху и каким-то чудом не покатившись кубарем вниз. Мимо жизнерадостных прямоугольников на стенах общего зала промчалась по собственному почину, даже на посетителей ни малейшего внимания не обратила. Хотя, наверное, стояло. Те еще извращенцы, раз добровольно согласны проводить время в такой обстановке. В дверях Марина едва не протаранила какую-то зашуганую девчонку, выскочила на улицу, осмотрелась и бодренько оббежала дом справа.
        Сад, или парк, или сквер, или что бы оно ни было, оказался заросшим и запущенным. Высокая остролистая трава посерела от пыли и метами высохла. Теперь она тихонько шелестела под ветром, наверное, на судьбу жаловалась, на отсутствие дождя и дом загораживающий солнце. Кое-где из травы выглядывали желтые цветочки похожие на одуванчики, а приглядевшись можно было заметить заросшие тропинки, посыпанные мелкими камешками. Марина пошла по одной из таких тропинок, потом свернула к большому дереву, едва не навернулась об прятавшуюся в траве низенькую каменную скамейку и решила больше этот сад не исследовать. Потянуть время можно менее травмоопасным способом. Песню, например, спеть. Сделать вид, что о чем-то усиленно думаешь.
        - Но лучше его не тянуть, трусиха несчастная, - сказала себе девушка. - Не помру же я.
        На счет «не помру» Марина вовсе не была уверенна. Успокаивало только то, что Илиен о подобной возможности не говорил.
        - И так, символ.
        Девушка вытащила из кармана металлическую клыкастую загогулину. Внимательно ее рассмотрела, в который раз пытаясь запомнить. Закрыла глаза, чтобы убедиться, что все помнит правильно. Потом открыла, вытянула перед собой руку и попыталась увидеть копию символа под ладонью. Сила в ответ недоуменно всколыхнулась и тихонько поползла вперед, словно подкрадывалась. В воздухе под ладонью появилось марево, легкое и еле заметное.
        Марина присмотрелась, и то ли воображение помогло дорисовать недостающие детали, то ли оно так и должно было быть, но она увидела знакомый клыкастый символ. Почти прозрачный и нестабильный, расплывчатый по краям, словно их кто-то в фотошопе размыл.
        - Странно, - сказала девушка, боясь пошевелить рукой.
        Сила, отреагировав на звук ее голоса резво поползла обратно, словно испугалась, а символ под ладонью растекся, превратился в бесформенную кляксу и постепенно растаял, на прощание пригладив траву вокруг Марины резким порывом ветра. Сразу во все стороны, не задев девушку.
        - Вот вам и круги на полях, - сказала девушка, рассматривая прилегшую отдохнуть растительность. - Уфологов бы сюда. Жалко только, что я опять ничего не поняла. Боится меня моя сила, что ли? У кого бы уточнить?
        Кандидатов было немного. Викин и Илиен. Дэнэен вместе со своей таинственностью раздражал, Бияру она не шибко доверяла, а у Рен, похоже, настроение плохое и она с удовольствием его испортит всем, кто решится ее побеспокоить.
        Марина вздохнула и решила возвращаться к своему демону, авось он поговорить пожелает. На прощанье скользнула рукой по гладеньким, словно лаком покрытым листьям молодого дерева-ветролова. Листья оказались прохладными и дружно потянулись за рукой, как наэлектризованная ткань. Девушка в ответ улыбнулась. Неправильно себя это дерево ведет, наверняка тоже какой-то гениальный маг к его созданию руку приложил.
        Напротив входа в гостиный дом обнаружилась задумчивая Рен. Она пинала камешек, теребила металлическую пластинку, нашитую на ее куртку, и печально улыбалась.
        - Марина, - позвала, заметив девушку. - Я не могу его расспросить, но его семья не знает, кто их проклял? Хотя бы примерно. Хоть какие-то предположения. Если знают, то можно попробовати вычислить то, что необходимо сделать чтобы проклятье исчезло. Люди обычно себе не изменяют, поэтому можно попробовать понять, что им настолько не понравилось.
        - Кто-то кого-то не спас, или не помог кому-то, я не очень поняла, - сказала Марина. - А кто Викин не знает.
        - Жалко, - хмуро произнесла Рен. - Я не хочу, чтобы он умирал. И жалеть его не хочу. Это неправильно, его жалеть.
        Марина зачем-то кивнула.
        Рен махнула рукой, развернулась и бодро куда-то зашагала. Не хочет она. Викин наверняка тоже не хочет умирать и если бы мог, давно бы кого-то вычислил. Интересно только, почему ему его богиня не помогает? Не может, табу у богов на такое вмешательство? Или сама не знает, ибо не ее территория?
        - Какой дурацкий мир, - сказала Марина, удержавшись от очередного печального вздоха.
        И грустно все так. А тут какая-то несчастная иномирянка со своими проблемами. Символ, видите ли, расплылся и превратился в кляксу. Сила то возмущенно жужжит, то начинает отползать непонятно куда. Надо оно Викину? Ему бы с Рен разобраться, а еще лучше с проклятьем.
        Девушка покачала головой и решительно отправилась к Илиену, сочтя его самой подходящей кандидатурой для расспросов.
        В общем зале людей стало больше. Они шумели, кто-то громко возмущался, кто-то требовал мяса. Марина удивленно на них посмотрела. Люди как люди. На демонов не похожи. И прямоугольники на стенах их, кажется, не смущают.
        Возле перегородки отделявшей хозяина гостиного дома от посетителей стояла девчонка, которую Марина едва не сбила с ног при забеге в сад. Она напористо кокетничала с вихрастым парнем, заменившим на посту хозяина, мрачного мужика, постукивала от нетерпения ногой и как-то странно посмотрела на Марину.
        - Рога у меня выросли, что ли? - недовольно спросила в пространство Марина.
        Вихрастый парень закашлялся, а девчонка покраснела и отвернулась.
        - Странная какая-то, - пробормотала Марина.
        Илиена в комнате не оказалось. На полу валялась распотрошенная сумка в окружении одежды, одеяла и даже нескольких кожаных мешочков с монетами. На кровати лежал один из мечей и черная тряпка, которую демон обычно наматывал на не доросшую до нормального состояния руку. А на подоконнике стояла очередная глиняная чашка с очередным демонским напитком. Зеленым, как тархун, пахнущим чем-то свежим и очень знакомым.
        - Подлизывается, - решила девушка, попробовав напиток, немного карамельный и с холодком. - Наверняка задумал какую-то гадость. А ты сиди тут и жди.
        Марина собрала вещи в сумку, села рядом с мечом и решила ждать, все равно заняться больше нечем. От скуки заглянула в свою книгу и ожидаемо не обнаружила там ничего нового. Потом рассмотрела меч, поводила по нему пальцем и даже два раза махнула им, не вынимая из ножен. Подумала немного о всяких глупостях. Перебрала свое имущество, накопившееся в сумке, почему-то не обнаружив ни одного тупого ножа. Пересчитала монетки, пытаясь понять, хватит их на самое красивое платье в городе или нет? А когда заниматься дурью, убивая время, окончательно надоело и девушка готова была сдаться, отправившись на поиски хотя бы Дэнэена, вернулся Илиен. Довольный. С лохматым красным цветком наперевес, крохотными конфетами в мешочке, каплевидным камешком на кожаном шнурке, сразу же повешенным Марине на шею, и сбитыми костяшками пальцев.
        - Ты с кем-то дрался, - обвиняюще сказала девушка.
        Демон посмотрел на свою руку, мотнул головой и сказал:
        - Ерунда.
        После чего полез целоваться.
        И ничего ведь сволочь не расскажет.
        А надо ли знать?
        То, что следовало бы подслушать.
        Четыре.
        - Хозяйка, я ее сегодня видела!
        - Кого? - отстраненно.
        - Девушку. Человека. Избранницу демона, чистокровного.
        - Где?
        - Сначала возле ворот, когда от мамы возвращалась. Так демон пообещал убить Северянина, если он не перестанет раздевать эту девушку глазами. А потом у дяди в гостином доме. Они там поселились. Так что я уверенна. Это именно такая девушка.
        - Красивая, наверное…
        - Вы красивее, - уверенно и страстно.
        - Что же, может хоть она что-то подскажет, - задумчиво и печально.
        Пять.
        - Мы их нашли, но…
        - Меня не интересует ваше «но». Исполняйте то, за что вам заплатили! - гневно.
        - Может лучше…
        - Не может! Я сказал, исполняйте. Время идет. Скоро он вообще перестанет слушаться, его необходимо привязать.
        - Как пожелаете. Но я бы на вашем месте поискал кого-то другого.
        - Ты не на моем месте, наемник. Делай то, за что тебе платят!
        Шесть.
        - Совсем спятил?
        Бросок влево в попытке увернуться от очередного удара. Неудачный, потому что там оказалась стена.
        - Да перестань меня бить! Я не могу сказать, я слово дал твоему брату!
        Бросок вправо, кувырок через стол и выхваченный из-за шкафа меч.
        - И стол не бей, он тебе ничего не сделал. Можешь меня даже вызвать…
        - Ладно, - мрачно и уверенно. - Но если ты…
        - О, придумал. Слушай внимательно. Он позовет на помощь, понимаешь? Когда это будет возможно. Собственно, обязательно позовет, он изначально это планировал. Вспомни свой первый грандиозный провал.
        - Понятно, - задумчиво. - А что с магом?
        - А с этим вопросом к твоему старшему брату, придурок ты наш ненаблюдательный.
        - К брату?
        - К нему. А еще, попроси свою человечку не бросаться энергией так близко к источнику. Там же буря начнется!
        - Пускай, потерпите.
        - Зараза. Думаешь, это ей чем-то поможет, если ты не успеешь?
        - Уверен, что поможет.
        - Ну как знаешь, я все равно из города уезжаю. Надоели вы мне. Все!
        Глава 20 О том, что таланты бывают разные, а влюбленная женщина способна на глупости
        Как Марина и подозревала, никто сопровождать ее в нелегком походе за платьем не захотел. Даже Рен хватило ровно до второго магазина с тканями, а потом она сбежала рассматривать куртки из какой-то зеленой кожи. Платья демоншу вообще интересовали мало, а уж чужие и подавно. Илиен, как это часто с ним бывает, испарился в неизвестном направлении, не соизволив даже предупредить, что уходит. Впрочем, на предупреждения Марина не рассчитывала, кто она такая, чтобы перед ней отчитывались? Бияр честно признался, что предпочитает отправиться на поиски девушки в уже купленном платье. Викин поспешно отступил под прикрытие храма своей боги. А Дэнэен заявил, что город спокойный, демонов здесь уважают, и что означает колечко на пальце девушки, знают. Напоминать о не шибко уважительном поведении стражи на воротах Марина не стала. Все равно ведь не убедишь. Да и нужны они ей? Без спутников обойдется.
        Девушка печально вздохнула и уныло поплелась на поиски следующего магазина, силясь вспомнить, куда именно ее совсем недавно направлял симпатичный дядечка решивший прорекламировать дело своих родственников. Собственно, девушка была уверенна, что магазины ее не спасут, даже если она найдет тот, в котором продаются уже сшитые платья, а не их изображения и обещания что завтра к вечеру все будет сделано, только ткань пускай клиентка выберет. Сложно что-то выбрать, когда вдруг осознала, что понятия не имеешь, что носят местные модницы. Выбор Марину вгонял в ступор, так как на картинках соседствовали изображения пышных юбок на кринолине с узкими длинными платьями, похожими на китайские. Однажды она даже увидела нечто подозрительно похожее на сари. Это не говоря про кофточки с широкими рукавами и майки с громадными розами в районе живота.
        - С кем бы посоветоваться? - спросила у дерева Марина. Дерево ее вопрос проигнорировало, привычно пошелестев листвой вослед порыву ветра. - Наверняка для всех этих вещей есть особые случаи. Как то вечернее платье, которое дико смотрится на дамочке, пришедшей на стадион. А продавцам лишь бы что-то продать наивной иномирской девушке. Можно подумать, я без их помощи опозориться не смогу. Походить что ли по улицам, посмотреть, во что местные девушки одеты, а потом у кого-то уточнить как наряжаются, собираясь, допустим в театр? Если он тут есть. Ну, или в библиотеку, если Дэнэен вспомнит о своем обещании. Неплохая идея, кажется.
        Девушка оглянулась, понаблюдала за тем, как по улице бредет мужичек по замысловатому маршруту от забора к забору. Других прохожих почему-то не было.
        Пожав плечами, Марина решила, что улица для прохожих неподходящая. Магазинов она так и не нашла. Кругом глухие заборы, вдоль которых растут деревья. Калитки в этих заборах маленькие, невзрачные, иногда даже ржавые. Вероятно эти калитки, да и вся улица были предназначены для слуг и прочего рабочего люда. Продукты, например, кто-то в скрывавшиеся за заборами дома привозил, мусор вывозил и тому подобное. Не через парадные ворота же это делать.
        - Туплю я что-то, - вздохнув, сказала девушка. - Не хватает только повторно заблудиться.
        Дальнейшие поиски платья показали, что без чужой помощи она не обойдется. Магазины она нашла, целую улицу магазинов, но от этого стало только хуже. Мало того что рисунки становились все разнообразнее и разнообразнее, а от тканей начинало в глазах рябить, так еще и оказалось она совершенно не разбирается в ценах на эти ткани, из-за чего казалось, что ее нагло обманывают.
        Выйдя из очередного магазина, набитого до самой крыши тканями в ярких крупных цветах, Марина решила, что с нее на сегодня хватит. А завтра она с утречка возьмет кого-то за шкирку и потащит вместе с собой. Лишь бы они разбежаться не успели.
        Размышляя о том, каким образом будет уговаривать кого-то из буйной компании помочь разобраться с ценами и у кого будет уточнять о назначении одежды, Марина уныло плелась в строну гостиного дома. По крайней мере, ей казалось, что она идет именно туда. Ветроловы сопровождали ее передвижение шелестом листвы, словно переговаривались. Насмешливо так. Дура, мол, поперлась платье покупать, неизвестно куда и неизвестно за чем.
        Девушка возмущенно хмыкнула. Деревья-сплетники. Правильно их вырубать начали.
        Где-то звонко чирикала какая-то птичка, похоже, ругалась. Прохожие попадались редко, а девушки, кажется, в этом городе вообще вымерли. Если конечно не посчитать за девушку бабульку с клюкой и кокетливой корзинкой.
        - Наверное, я где-то не там хожу, - сказала Марина. - Или не тогда. Кто знает, вдруг в этом городе местные жители выползают на улицы ближе к вечеру? Загореть боятся. А до китайских бумажных зонтиков пока не додумались. И до шляпок тоже. Кстати, а шляпок я действительно нигде не видела…
        Девушка остановилась посреди улицы и задумалась о том, сколько прибыли ей принесет внедрение в этом городе дамских шляпок с широкими полями, спасающих лица владелиц от загара. По всему получалось, что прибыли будут колоссальными. Осталось только придумать, как местных дам заставить шляпки носить.
        Толковой идеи так и не появилось, пришлось идти дальше. Марина огляделась, увидела слева узкий переулок затененный деревьями и решительно пошла туда. Ей показалось, что этот переулок, наконец, выведет на нужную улицу с нужным гостиным домом. Бродить по городу ощущая себя не очень умной, точнее очень не умной ей хотелось с каждым шагом все меньше и меньше. Вот почему ей не сидится на месте? Посидела бы, пострадала, громко и со всем драматизмом, на который способна. Наверняка бы нашелся кто-то готовый пойти с ней куда угодно, только бы она перестала стенать. Точнее доставать всех вокруг своим нытьем. Так нет же, мы люди гордые и такие низкопробные уловки не для нас.
        - Дура, это уже диагноз, - тихонько сказала Марина, рассматривая красноватый с блесточками камень об который умудрилась споткнуться. Камень был красивый, овальный, словно его кто-то принес с берега моря, но довольно большой. Неизвестно принято ли в этом мире собирать красивые камни, но девушка, отправившаяся за платьем и пришедшая с булыжником, будет выглядеть по-любому весьма странно. - Монетку что ли подбросить?
        Девушка начала рыться в сумке в поисках монетки и почти ее нашла, когда услышала за спиной топот. Марина оглянулась, отстраненно полюбовалась на троицу высоченных мужиков изображавших спринтеров, покачала головой и поспешно отошла в сторону, чтобы не затоптали. Мужики дружно сменили направление бега и опять побежали прямиком на Марину. Девушка отбежала на другую сторону улицы, бросать камень было жалко, посмотрела на мужиков и убедилась, что они опять бегут к ней.
        - Песец, белый и пушистый, - произнесла, красочно представив, как демонстрирует этому живому тарану колечко Илиена. Показывать кольцо мчащемуся навстречу поезду стоя на рельсах, было бы столь же умно. - Чего они ко мне пристали?
        О красивом камне пришлось временно забыть и понадеяться, что никому кроме нее он не нужен, поэтому за ним всегда можно будет вернуться.
        Приняв решение Марина тихонько ругнулась и больше не размышляя, рванула к светлеющему вдалеке выходу из мрачноватого переулка. Она даже успела мысленно поблагодарить Дэнэена за неплохую физподготовку. А потом откуда-то сбоку выскочил еще один здоровенный мужик и девушка с размаха в него врезалась. Упасть ей не дали, бережно подхватив и несильно сжав в объятьях.
        - Пусти, - пискнула Марина.
        Мужик немного ее от себя отодвинул, не забывая крепко держать, придирчиво рассмотрел и зачем-то кивнул.
        - Пусти, я сказала, - потребовала девушка, пнув мужика по колену.
        - Она, - довольно улыбнулся мужик. Пинка он, похоже, даже не почувствовал.
        - Зараза, - сказала Марина.
        Троица спринтеров добежала до финиша, внимательно осмотрела добычу любителя сидеть в засаде и сдержанно его похвалила.
        - Да за что же мне все это? - спросила у небес Марина и с опозданием поняла, что пора звать кого-нибудь на помощь. Авось какой-то герой без страха и упрека помешанный на спасении красавиц будет мимо проходить. - Спасите! - заголосила девушка тоном потерявшегося в лесу человека. - Насилуют!
        Мужики удивленно на нее вытаращились. Самый удачливый охотник на девиц даже хватку ослабил, чем его добыча попыталась воспользоваться. Неудачно, потому что сразу же угодила в объятья одного из спринтеров. Гораздо менее нежные. Марина даже услышала, как у нее кости затрещали.
        - Хелп, - придушенно попыталась позвать на помощь девушка.
        - Осторожно, - потребовал мужик, из объятий которого Марина вырвалась. - Хозяйка сказала вежливо и нежно.
        Спринтер загадочно хмыкнул.
        - Пусти, сволочь! - заорала девушка, когда ее перестали пытаться сплющить. - Гады! Что вам от меня надо! Помогите!
        - Что ж она так кричит? - обиженно спросил один из участников забега. - Сейчас еще стража прибежит, а хозяйка просила внимания не привлекать…
        - Помогите!!! - на пределе своих возможностей заорала Марина, согласная даже на привлечение внимания стражи.
        Ей тут же закрыли рот. Ладонью пахнущей костром.
        Дурноватое воображение, словно этого и ждало. Оно вспомнило о ведьмах, представило, как четверка мужиков таскает хворост, складывают грандиозный костер, поливают его маслом, поджигает и бросает туда пленницу. Мстят ведьмам, уведшим в горы родственников.
        Марина попыталась завизжать, укусила зажимавшую рот руку, чуть не сломав об нее зубы и затрепыхалась, молотя мужика по чему попало. Он стоически терпел и делал вид, что ему совсем не больно.
        - Где носит этого недоросля? - спросил укушенный у приятелей. - Высечь бы его.
        - Наверное, опять развернуться не может. В этой части города слишком много узких улиц, - философски ответил любитель сидеть в засаде.
        Марина попыталась сообщить охотникам на девиц, что они гады каких еще поискать надо и Илиен их убьет. Получилось совсем невнятно и наверняка недостаточно убедительно.
        - Едет, - довольно произнес держащий девушку здоровяк и все дружно уставились в направлении шипящего звука.
        Марина тоже посмотрела. Дергаться и пытаться вырваться ей надоело в виду бесполезности этого занятия. Ругаться и кипеть от злости можно было и мысленно. Кусать твердую руку больше не хотелось. Вдруг она не мытая? Еще какую-то инфекцию случайно подхватишь, лечись потом. А звук был странный и незнакомый.
        В переулок медленно и торжественно заехал катафалк. Черный такой, с черной кружевной тканью свисавшей с крыши и вихрастым пареньком неопределенного возраста, сидевшим на выдвинутой вперед штуковине подозрительно похожей на место для кучера, каковые бывают у карет. Самое странное было то, что лошадей Марина так и не увидела, сколько не приглядывалась. Да и колес у этой кареты не было. Она скользила над землей, словно машина на антигравитационной подушке из фантастического рассказа. И шипела. Как кипящий чайник оборудованный усилителем звука.
        Что это за явление спросить не получилось. Непонятливый охотник на девиц убрать ради такого случая свою ладонь от лица не пожелал, или не понял, чего от него хотят. Явление тем временем все с той же неспешностью доехало до ждущей его компании, особенно злобно зашипев, остановилось, и в катафалке приветливо открылась дверь, украшенная кокетливой занавесочкой, черной в красных розочках.
        «Сожгут, как пить дать, сожгут», - металась паническая мысль, пока Марину со всей возможной осторожностью грузили в странное транспортное средство. Стараясь не отнимать от лица ладонь. - «А потом похоронят, торжественно, вот даже катафалк заказали» - оптимистично предположила еще одна мысль.
        Захотелось упасть в обморок, или зарыдать.
        А еще хотелось, чтобы пришел Илиен, или даже Дэнэен и всех тут убил, зверски и с особой жестокостью. Чтобы другим борцам с ведьмами неповадно было.
        Воспоминание о том, что ведьм в этом городе вроде как уважают, почему-то не успокаивало. Не погадать же ее таким вот образом решили пригласить.
        Поездка в необычном транспортном средстве была тихая, неспешная и спокойная. Марина, тщательно охраняемая четверкой здоровяков, устав злиться и обзывать их в какой-то момент уснула. Проснулась от того, что ее выносили на руках и задели ногами дверь шипящего катафалка.
        Девушка приоткрыла глаз, увидела огромное дерево со странными синеватыми листьями на переднем плане и монументальное здание на заднем. Мрачное здание, под стать катафалку. В таком впору собираться всяким тайным обществам, верящим в то, что именно они управляют миром.
        В это здание Марину, притворяющуюся спящей, и понесли. Шипя ругательства о весе некоторых выглядящих тощими девиц, подняли по лестнице, пинком открыли тяжелую с вида дверь, занесли в комнату и невежливо швырнули на кровать под балдахином. Спи, мол, красна девица, раз тебе заняться больше нечем.
        Решив, что на этом его миссия завершена мужик галопом выбежал из комнаты, закрыл, судя по звуку, дверь за собой на засов и с топотом куда-то умчался.
        Марина села на королевском ложе и мрачно осмотрела обстановку. Впечатляет. Стены темно-зеленые. Ковер, балдахин и покрывало на кровати светло-зеленые. Под стенами группами по три стоят ярко-желтые кресла. В центре комнаты круглый столик на одной ножке, напоминавшей куриную лапу, из какого-то черного камня. Вокруг столика стоят ажурные стулья, четыре штуки. Белые такие, куда тем простыням из рекламы стирального порошка и зубам героев роликов о жвачках.
        - Наверное, я чего-то не понимаю, - сказала девушка, высмотрев, потерявшийся на фоне зеленой стены зеленый же шкаф и сообразив, что то, что она приняла за часть комнаты на самом деле громадное зеркало. - Я бы в такой обстановке жить не смогла. Или эта комната предназначена для гостей, от которых хотят как можно быстрее избавиться? Любой сбежит, опасаясь за свою психику.
        Сидеть на кровати было скучно, да и глупо. То, что ее сразу не потащили на костер, еще ничего не значит. Может, как раз его готовят, или приглашения зрителям разносят. Да мало ли чем они могут заниматься?
        Марина потрясла головой, надеясь, что эта нехитрая процедура поможет прояснить сознание, слезла с кровати и пошла исследовать окно на предмет побега. Оно ее ничем не порадовало. Во-первых, окно было заперто и как оно открывается, девушка понять не смогла. Во-вторых, на монументальном здании не нашлось ничего похожего на ту помесь винограда с плющом, которая ей помогла сбежать в прошлый раз. Архитектурных излишеств, вроде лестниц на стенах и удобно выпирающих кирпичей тоже не обнаружилось. Вообще стены были на удивление ровными, гладкими и подозрительно ново выглядели.
        - Буржуи, помешанные на ремонте, - сказала девушка, возвращаясь к кровати.
        В принципе, окно можно было попытаться разбить, но как спускаться? До дерева, растущего за окном даже тренированный паркурист не допрыгнет, не говоря уже об обыкновенной девчонке без каких либо экстремальных увлечений.
        Лихо порвать простыни на веревки и спуститься по ним тоже не получилось. Простыни в этом доме были прочные. Чего-либо способного их разрезать девушка в комнате не нашла. В шкафу ничего интересного тоже не было. Пылились две полосатые пушистые шубы из зверей неизвестной породы и в углу валялись довольно элегантные туфельки с побитыми носами.
        - Гады, - сказала Марина и уселась в одно из кресел предаваться печали.
        - Улыбаясь Дюку, по бульвару хожу, - завывала Марина настолько немузыкально, что солист группы «Бастион» наверняка в гробу переворачивался, а солист «Чижа» непрерывно икал. - Из второго люка на него не гляжу, - у девушки получилось взять очень высокую ноту, даже показалось, что стекло в окне зазвенело. Если это конечно стекло. - Он протянет руку, и ему я скажу, - топнула ногой девушка. - Я горжусь, что здесь родилась, здесь и живуууу…
        Где-то за окном залаяла собака. Марина радостно улыбнулась, решив, что это реакция на ее вокал и запела следующий хит.
        - Бутылка кефира, пол батона!
        А кто им виноват, что у них такая хорошая слышимость? Даже негромкие переговоры каких-то девиц в коридоре удалось разобрать. Обсуждали, гадины, внешность запертой в комнате пленницы. Еще и обзывались. Видите ли, приличная девушка делает это только с мужем. Что «это», девицы не уточняли, но по их хихиканью догадаться было не сложно.
        - Бутылка кефира, пол батона!
        И вообще, имеет же она право отомстить обидчикам, хотя бы так.
        - А я сегодня дома и значит все хорошоооо!
        Собака на этот раз не отозвалась, зато, наконец, открылась дверь.
        В комнату робко улыбаясь вошло дивное виденье. Хрупкое такое, изящное, одетое в знакомое по рисункам китайское платье. Личико бледное, кудряшки светлые, глаза синие.
        Марина почему-то сразу почувствовала себя неуклюжей коровой и отступила к кровати, на которую и уселась, в надежде, что так она будет выглядеть хотя бы не настолько неуместной рядом с этой девушкой.
        - Здравствуйте, - произнесло дивное создание низким грудным голосом, совершенно не вяжущимся с такой внешностью. - Извините, что мои слуги доставили вам неудобства, но мне очень нужно спросить вас о важной для меня вещи.
        Марина несколько раз моргнула и усилием воли отогнала желание спросить: «Чего?». Вместо этого она чинно и культурно поздоровалась, что твоя скромница.
        - Здравствуйте, - подумала немного и милостиво разрешила: - Спрашивайте.
        Дивное виденье замялось, переступило с ноги на ногу и светло улыбнулось.
        - Хотите чаю?
        Марина важно кивнула.
        - Сейчас, - чему-то бурно обрадовалась хозяйка мрачного дома и выскочила в коридор, кого-то громко призывая.
        - Дурдом, - сказала Марина. - Может эта фарфоровая куколка в свой чай какую-то сыворотку правды собирается подмешать?
        Она даже не поленилась, подошла к открытой двери и выглянула в коридор, убедившись, что там тоже не сбежишь. Коридор с обеих сторон надежно перекрывали знакомые по похищению мужики. Еще и улыбались, гады. Многозначительно так.
        - Илиен точно вам что-то сломает, - мрачно пообещала Марина и вернулась в комнату. Не хватает еще развлекать всяких.
        Чай по виду и вкусу ничем не отличался от того заваренного сена, которое Марина пила в гостином доме. Она его не сразу решилась попробовать, но сидеть напротив дивного виденья изображавшего мировую скорбь и тупо смотреть в чашку ей совсем уж не нравилось. В итоге решив, что убивать ее здесь не станут, раз хотят просто поговорить, отпила из чашки и попыталась морально настроиться на сложный разговор. Подумаешь, излишне болтливой будет. Кому ее тайны нужны? А чужих, которые нужно хранить как зеницу ока, она вроде не знает.
        - Как вы с ним познакомились? - наконец спросило дивное виденье так и не соизволившее представиться. Впрочем, именем своей гостьи-пленницы она тоже не поинтересовалась.
        - С кем? - отстраненно спросила Марина, прислушиваясь к воплям за окном.
        - С демоном.
        Дивное виденье подалось вперед, заставив столик качнуться, и уставилось на Марину широко распахнутыми глазами.
        - С которым? - уточнила Марина.
        Вопли приближались и множились. Опять залаяла собака.
        - С тем, чье кольцо носите.
        - А, с Илиеном, - равнодушно отозвалась Марина. Интересно же, кто там орет. Может спасатели прибыли? - Нас его брат познакомил.
        Уточнять, что сначала этот брат ее похитил, да и знакомить особо не стремился девушка не стала.
        - Понятно, - сказало дивное виденье.
        В комнату, распахнув дверь, скорее всего ногой, потому что руки были заняты подносом, вошла мрачная дама, одетая в строгое синее платье с белым кружевом по подолу. Она довольно ловко расставила на столике кучу блюдечек с печенюшками и пирожными, после чего гордо удалилась, не забыв одарить Марину недовольным взглядом.
        Дивное виденье печально вздохнуло.
        - Они обо мне беспокоятся, - объяснила недовольство дамы. - А как вы ему понравились?
        - Кому? - спросила Марина, примерявшаяся к чему-то крошечному, пахнущему мятой и украшенному засахаренной вишней.
        - Демону.
        Уточнять которому Марина не стала. И так понятно, что не Дэнэену.
        - Не знаю, - пожала она плечами. - Сначала он меня спас, дважды. Потом мы пили демонские напитки, разговаривали, кажется. Потом он мне кольцо подарил.
        Дивное виденье опять вздохнуло.
        - Что же мне делать? Я так надеялась, что вы подскажете как ему понравиться…
        Марина чуть пирожным не подавилась. Эта воплощенная чья-то мечта переживает, что не может кому-то понравиться? Вот так номер.
        - Знаешь, вряд ли где-то есть рецепт «Как понравиться демону». По крайней мере, действенный, - осторожно сказала Марина. - Они же все разные, даже когда братья. Зато я, кажется, знаю, что демонам очень не нравится.
        - Что?
        - Глупость и попытки их обмануть. Они сами те еще лжецы, поэтому, наверное, не любят когда лгут им. А еще навязчивости, кажется, не любят. И если пытаешься заставить что-то их сделать, они на зло не сделают. Зато, если пообещают сами, то горы перевернут.
        Дивное виденье еще раз вздохнуло, похоже, эти сведения ей ничем помочь не могли.
        - Не знаю, что тут еще можно посоветовать, - призналась Марина. - Зря вы меня похищали. Вот придут спасатели, обязательно что-то сломают…
        - А может, ты что-то умеешь, такое, особенное, что твоему демону нравится? - воспряла духом похитительница.
        - Что умею? - переспросила Марина. - А что я умею?
        Подумав и вспомнив все свои таланты, она ничего особенного не вспомнила. Ни петь, ни рисовать, ни вышивать крестиком. Спортом не увлекалась, интриговать не умеет. Фотографировать любит, но кому оно надо? Если подумать, то она в этом мире только тем и занималась, что бегала за Дэнэеном. То, что она хранящая вообще лучше никому не говорить. Вон с силой договориться не может. И похищают слишком часто.
        - Есть у меня талант, - мрачно сказала Марина. - Я умею приманивать к себе похитителей.
        Дивное виденье несколько раз моргнуло и захихикало.
        Марина выбрала себе печенюшку в форме сердечка, посыпанную какими-то специями, прислушалась к воплям и шуму, успевшим переместиться в здание.
        - Может меня спасать интересно? - предположила. - С другими девушками скукота смертная. Никуда не лезут, ведут себя прилично, никто их не похищает, за ведьм не принимает. И тут я. Уже трижды похищенная. У охотников на ведьм отбитая. Всякими глупостями занимающаяся. Я даже платье себе по-человечески купить не смогла, - пожаловалась, поболтав чашечкой. - Оказалось, я в них совершенно не разбираюсь. И в платьях не разбираюсь и в тканях.
        - Платья, это не сложно, - сказала хозяйка дома. - Главное решить для чего его покупаешь и выбрать.
        - Я не знаю, какое для чего, - призналась Марина.
        - Удобное и то, на которое не нужно много ткани для дома и дел. Неудобное, с украшениями, складками и кружевами для похода на официальные мероприятия вроде дней рождений, свадеб, открытий каких-то нужных учреждений. Более-менее удобные и жутко дорогие для вечерних прогулок, выступлений и даже для пикников, если платье не жалко.
        Марина выпила еще немного чая и решила не признаваться, что по рисункам об удобстве местной одежды судить не возьмется. Мало ли что эти дамы удобным считают. Может они с колыбели во всяких кринолинах и корсетах бегают.
        В коридоре что-то с грохотом свалилось. Мужской голос громко выругался и сразу же затих после глухого удара чем-то обо что-то, наверняка похитителем по стене.
        - Пока нас не прервали, - вспомнила Марина о катафалке. - А на чем меня сюда привезли? Что оно вообще такое? Как оно работает, в смысле ездит?
        - Повозка? - переспросила хозяйка дома, тоже прислушиваясь к ругани в коридоре. - Обычная повозка, с полозьями как у санок, такие местные мастера умеют делать. Только они не поедут, пока управляющий амулет не купишь. У демонов, в местном представительстве. Повозки не ездят, они скользят по воздушной подушке, которую создает заклинание из амулета. К сожалению никто кроме демонов такие амулеты делать не умеет.
        - Понятно, - сказала Марина.
        Вот тебе бабушка и здрасти. По сути, они автомобиль изобрели, и ведь ни одна сволочь об этом не проговорилась. Еще Дэнэен с его нелюбовью к лошадям. Может он их конкурентами считает?
        А можно ли эти машины на полозьях и воздушной подушке считать признаком технического прогресса? Или магического? Была же такая мысль, про стандартные заклинания, которые в одиночку не создашь, о потоковом производстве.
        - Дурдом, - произнесла девушка и потянулась к еще одному пирожному.
        Что-то с этим миром сильно не так. Как вообще могут сочетаться ненормальные маги с их границами и убитыми землями, и потоковое производство, предполагающее хоть какое-то, но более-менее стандартное образование? Должны же эти производители разбираться в том, что делают. Или нет? Или их набирают, дрессируют как собак на лампочку и заставляют делать определенное движение? Символ там вовремя рисовать.
        - Определенно дурдом.
        Вопли в коридоре, наконец, затихли, что-то еще раз бумкнуло и дверь едва не слетела с петель. Марина аккуратно прожевала пирожное, полюбовалась на злющего Илиена стоявшего на пороге и потянулась за печенюшкой.
        - А вот и спасатель, - сказала спокойно взиравшей на демона хозяйке. - Илиен, ты не беспокойся, все в порядке. Девушке нужна была консультация. А потом мы говорили о платьях и катафалках на полозьях с амулетами демонского производства.
        Илиен шагнул в комнату.
        - Как-то я не сообразила послать тебе записку с предупреждением, что со мной все хорошо. Рассеянная, - повинилась Марина. - Да и произошло все слишком быстро.
        - Ты испугалась, - мрачно сказал демон.
        - Я же говорю, все произошло слишком быстро. Да и приглашает девушка в гости несколько нестандартным образом.
        Не хватает еще, чтобы Илиен разнес весь дом. А ведь он может, наверняка может.
        Илиен улыбнулся, злобно так, клыкасто, хотя Марина могла бы поклясться, что до сих пор никаких клыков у него не было.
        - Я там сломал, - сказал, махнув в сторону коридора. - Несколько дверей и руку какому-то ненормальному.
        Дивное виденье неуверенно кивнуло.
        - Ну, мы пошли, - сказала Марина, хватая на прощанье очередное пирожное.
        Ей очень хотелось добавить что-то вроде - не поминайте лихом, но Марина боялась, что ее неправильно поймут.
        В коридоре, как и ожидалось, был разгром. Знакомые крепыши валялись под стенами, один стонал, другие признаков жизни не подавали. Жалеть их не хотелось. Могли хотя бы предупредить, что ничего плохого с ней не сделают, подумаешь, хозяйка поговорить захотела.
        А вообще, не мешало бы узнать, каким именно образом Илиен почувствовал, что она испугалась. И про катафалк на воздушной подушке хотелось расспросить. Вот только настроение у демона явно неподходящее для разговоров. Пускай сначала успокоится.
        Правила выживания для попаданок. Пункт одиннадцатый.
        И так вы добрая девочка, которая желает творить только добро, но вам не повезло. Темных Властелинов в этом мире отродясь не было, никто не спешит признавать вас избранной и даже лавры некой Баффи вам не светят, ибо кто такие вампиры-оборотни-зомби-и прочая нежить тут не знают. И что вам теперь делать, как облагодетельствовать несчастных отсталых жителей мира, не догадывающихся о том, что они несчастные и отсталые?
        Если вы умны, образованы и мните себя изобретателем, вам, конечно же, захочется двигать технический прогресс. Допустим, вы даже где-то найдете на это благое деяние деньги. И? С чего начнете? Изобретете трактор для селян, у которых земли немного, поэтому трактора как таковые не окупятся даже при жизни их правнуков? Или трактора понадобятся для крупных землевладельцев? Так тоже ведь не окупятся, ибо чтобы сделать трактор для начала нужно построить завод, на котором его соберут, обучить людей, которые будет это делать и так далее и тому подобное. Не говоря уже о горючем, резине, металле, которые для тракторов нужны.
        Ага, вы начнете с обучения людей. Ну-ну. А на каком языке? Переведете свои знания на язык этого мира, обогатив его терминами? А потом примет вас местный правитель не то за ведьму, не то за сектантку смущающую людские умы и повторите вы судьбу средневековых ученых. На кострах их сжигали, если вы не в курсе.
        И вообще, вы уверенны, что вы настолько умны и образованы, чтобы нести свет знаний в целый мир?
        А что вы будете делать, если выяснится, что некоторые физические параметры родного мира с тем, в который вы попали, не совпадают?
        В общем, надеюсь, вы меня поняли и возьметесь за что-то менее масштабное.
        Дальше, вы как истинная женщина можете захотеть ввести в отсталом мире более удобную с вашей точки зрения одежду. Для начала, не помешало бы узнать мнение на сей счет местных жительниц. А то скажете «нет» плотным платкам, которые вынуждены носить несчастные угнетаемые мужьями женщины. Выйдете из дома вся такая гордая с непокрытой головой, а потом начнется песчаная буря, мужики прикроют лица нашейными платками, женщины той гадостью, что вынуждены носить на голове и счастливо добегут до укрытий. А вас такую гордую и красивую откопают утром, потому что сразу после песчаной бури никто такой ерундой заниматься не будет. Может у них вообще принято во время бурь пить местное пиво и культурно отдыхать. Надо же как-то время потратить.
        Так что прежде чем осчастливливать кого-то нововведениями в одежде, убедитесь, что они будут уместны.
        И вообще, повторюсь, но прежде, чем пытаться влиять на мир, попробуйте понять, что этот мир из себя представляет. Потому что будут на вас местные жители смотреть как на умалишенную, хихикать за спиной, а вы даже не будете знать почему. Вы ведь хотите как лучше. Вы несете свет, добро и справедливость.
        Глава 21 О том, что методы обучения бывают разные, а предупреждения лучше не игнорировать
        - Илиен, откуда ты узнал, что меня кто-то напугал? - спросила Марина, решив, что демон, греющий в руках шестиугольный стакан достаточно спокоен для вопросов.
        В стакане был очередной демонский напиток. Слабоалкогольный, кажется, с кусочками льда на дне стакана и плавающими на поверхности, похожими формой на клеверные листья, цветочками. Марине принесли точно такой же стакан, и она пила его содержимое маленькими глоточками, периодически сдувая в сторону цветочки и прислушиваясь к своим ощущениям. Приятным надо сказать ощущениям. Ледяной напиток почему-то согревал, успокаивал и разбегался по капиллярам в кончиках пальцев покалывающими искорками.
        - Почувствовал, - соизволил ответить демон, когда Маринав очередной раз отвлеклась на цветочки в стакане.
        - Как?
        Девушка решительно положила напиток на стол и выжидательно уставилась на собеседника.
        - У тебя мое кольцо, - дернул плечом демон. - Я чувствую, когда тебе плохо. Боюсь, спустя некоторое время ты тоже научишься чувствовать.
        Научится чувствовать, когда ему плохо? Или он что-то другое имеет в виду? Загадочный демон.
        С другой стороны, странно уже то, что Илиен решил ее предупредить о такой мелочи. До сих пор он себя подобным не затруднял. Надел на пальчик кольцо и сказал, что все хорошо. Перевоспитывается помаленьку или…
        Или пытается от чего-то отвлечь, дав ей пищу для размышлений.
        И от чего же он может хотеть отвлечь свою избранницу, что бы это наверняка перевранное переводчиком слово на самом деле не значило?
        - Илиен, - Марина ласково улыбнулась и попыталась наивно похлопать глазами. - Я так рада, так рада, - чему именно она рада девушка решила не уточнять, не придумала пока. - А еще, я, наверное, засуну камешек на веревочке, который ты мне подарил, в сумку. Тяжеловат он для моей шеи. Я бы конечно потерпела, ведь думала, что это очередной маячок для моего быстрого обнаружения. Но если ты и так прекрасно меня чувствуешь, то зачем терпеть? Правда?
        Илиен смотрел с сомнением и улыбался. Светло так. Снегурочкин братец.
        Хотелось его обнять, уткнуться носом в шею и просто сидеть, пока не уснешь, или он не решит опять куда-то исчезнуть.
        - Значит, снимаю и прячу в сумку, - Марина попыталась добавить в голос решительности.
        - Ты обычно теряешься вместе с сумкой, - добродушно сказал демон.
        - Зараза. Ладно, сдаюсь. У меня вообще в связи с твоими подарками есть только один вопрос. Ты в принципе можешь подарить какую-то милую женскому сердцу безделушку, без каких либо дополнительных функций?
        - Могу, - серьезно кивнул демон. - Но девушек такие подарки с моей стороны чаще всего обижают. Слишком легко.
        - Что «легко»? - спросила Марина, мысленно проклиная его привычку как можно меньше говорить.
        - Смотри.
        Вместо того чтобы хоть что-то объяснить, Илиен выудил из кожаного мешочка несколько монет. Марина мрачно отметила, что монетки разноцветные, наверняка не жалкие, потертые и слегка позеленевшие кругляши, которых у нее накопилось великое множество. Продавцы эти кругляши с удовольствием давали на сдачу. Девушка подозревала, что эти монеты медные и представляют из себя самую мелкую мелочь из возможной. И вечно забывала их тратить. Точно как копейки различного номинала в родном мире. В ход традиционно шли бумажные деньги, а кошелек все тяжелел и тяжелел. Вместе с кошельком тяжелела сумка. Однажды Марина, собрав всю мелочь по карманам, сумкам и тумбочкам насчитала восемьдесят семь гривен. Это при том, что искренне считала себя счастливой обладательницей последней десятки в родном кошельке.
        - Ладно, смотрю, - покладисто произнесла девушка, немного понаблюдав за тем, как демон подбрасывает монетки.
        Илиен сжал монеты в кулаке, тряхнул рукой и разжал ладонь, позволив разноцветным кругляшам упасть на стол. Точнее, не долететь до стола, зависнув под ладонью в воздухе.
        - Красивую безделушку можно сделать из чего угодно, - серьезно произнес демон, пошевелив пальцами и заставив монеты покрутиться, словно они демонстрировали себя во всей красе. - Главное воображение. Нужно уметь видеть законченную вещь. Словно символ силы.
        Монеты без видимой на то причины начали плавиться, превращаясь в бесформенные комочки металла. Потом выпустили тоненькие нити, словно семена росточки, и потянулись друг к другу.
        Марина заворожено наблюдала. Как в детстве за действиями фокусника, превращавшего несколько скрученных жгутом платков в цветную метелку, а бумажный лист в живого голубя.
        Металлических ниточек становилось все больше и больше, они сплетались между собой, постепенно создавая ажурный узор, напоминавший те, которые рисует мороз на окнах. Словно Илиен каким-то невероятным образом догадался о том, кого Марина записала в его родственники.
        - Что это? - спросила девушка.
        - Сейчас, еще не закончено.
        Морозный узор выгнулся, вильнув кончиком, как собака хвостом, и согнулся пополам, превращаясь в сложенные крылья бабочки. Марина изумленно моргнула и упустила тот момент, когда края крыльев начали изгибаться, превращая бабочку в браслет. Тоненький и изящный, все еще похожий на морозный узор, отражающий золотые солнечные лучи.
        - Ого, - выдохнула Марина.
        Куда тому фокуснику?
        - Очень просто, - сказал Илиен, надевая браслет девушке на руку. - А вот на то, чтобы превратить этот браслет в нечто большее придется потратить довольно много времени, приложить усилия, возможно даже изобрести что-то новое, попросить кого-то о помощи. Поэтому оно более ценно.
        - Ладно, - сказала девушка, рассматривая украшение на запястье. - Сделаю вид, что я полностью и безоговорочно тебе верю. - Но камешек для чего нужен? Просто маяк.?
        - Он помогает тебя чувствовать, - признался демон.
        Марина вздохнула. Даже сердиться на него не хотелось. Почувствовал, что она испугалась и прибежал. Нашел еще как-то. По нюху, наверное.
        - И что дальше? - спросила Марина.
        - Не знаю, - улыбнулся Илиен. - Хочешь, по городу погуляем?
        - У меня нет платья, - вздохнула Марина.
        И почему она не додумалась потребовать с влюбленной в демона хозяйки мрачного дома, в качестве компенсации за моральный ущерб, помощи в выборе платья? Эта девушка наверняка разбирается в местной моде.
        - Я скажу Мадьяне, - задумчиво произнес демон.
        Уточнять, кто такая или такой Мадьяна он не стал. Не счел нужным. Марине пришлось досчитать до десяти и заставить себя сменить тему разговора. Не хватало еще пристать к этому любителю загадок и недоговорок с претензиями на тему: «Я требую более развернутых ответов и объяснений». Оно либо повеселит этого балбеса, либо расстроит, либо он вообще не поймет, что именно ей не нравится. Все ведь узнает в свое время, не так ли? Может Мадьян местный модельер с мировым именем, чем-то обязанный Илиену. Лучше попытаться расспросить про шипящий катафалк на воздушной подушке. Хорошо бы придумать с какой стороны к этой теме подойти.
        Марина в очередной раз сдула цветочки в сторону, отпила, задумчиво поболтала стаканом и решила не изобретать никаких великих стратегий и тактик. Все равно ведь не поможет, если демон рассказывать не захочет.
        - Илиен, слуги этой девочки, которая приказала меня похитить, то есть в гости пригласила… В общем, не важно. Они меня везли на такой штуке. Повозка на полозьях, на воздушной подушке ездит с помощью демонского амулета.
        - Бывают такие, - задумчиво произнес Илиен. - В столице этого королевства их много. В других городах попадаются редко.
        - Ага, - сказала Марина. - Значит ничего необычного.
        - В горах на лошадях трудно передвигаться, а оружейники традиционно пытаются залезть как можно выше, не знаю зачем. Пришлось придумать какую-то замену грузовым животным.
        - А до канатной дороги у вас не додумались? - удивилась Марина.
        Илиен мотнул головой и посмотрел на девушку с любопытством. Пришлось объяснять что такое «канатная дорога», демон даже, кажется, понял. Совершенно выдохшись Марина допила напиток, увидела спускавшегося со второго этажа заспанного Дэнэена и решила задать еще один вопрос, последний на сегодня.
        - Илиен, а за что твой брат лошадей не любит?
        Снегурочкин братец улыбнулся, широко и задорно, хорошо, что Марина ничего в этот момент не пила, обязательно бы захлебнулась.
        - Когда он был маленьким, - тоном любителя рассказывать веселые побасенки начал Илиен. - Он очень любил шкодничать и был любопытен. Однажды он зашел в конюшню, увидел коня, которого маме подарил какой-то поклонник и, недолго думая повис на хвосте несчастного животного.
        - И конь отправил его в полет с помощью копыт, - догадалась Марина.
        - Отправил. Два ребра сломал, - согласился Илиен.
        - Все с ним ясно, - вздохнула девушка.
        Интересно, собаки Дэнэена не кусали? А кошки не царапали? Гуси не щипали? Птицы никакие не клевали? Так ведь можно всю живность мира возненавидеть. И испепелять ее взглядом, испепелять.
        Обещанный или обещанная Мадьяна так за целый день и не появилась. Зато ближе к вечеру откуда-то вернулся подозрительно жизнерадостный Дэнэен, излишне многословно объяснил Марине, что его обожаемый старший брат где-то узнает последние новости с родины и заодно проверяет мечи на наличие повреждений клинков. Потом стащил со второго этажа зевающего Бияра что-то ему довольно долго втолковывал, косясь на девушку делавшую вид, что ей совсем не интересно. А выпроводив мага из гостиного дома чуть ли не пинком вернулся к своей любимейшей из хранящих, все так же светясь от счастья и предложил сходить в библиотеку. Обещал, мол, а демоны свои обещания всегда выполняют.
        Марина пожала плечами и согласилась. Возможно, от библиотеки какая-то польза будет. Хотя только совсем тупая девица не поняла бы, что ее вежливо пытаются увести из дома, где намечается какое-то не шибко приятное событие. Вот не умеет Дэнэен быть настолько счастливым. По крайней мере, девушка с момента знакомства за ним ничего подобного не замечала. Даже своей алебарде он настолько не радовался.
        Библиотека оказалась унылым, нуждавшимся в ремонте заведением. Книги там были. Множество книг. Но как среди них можно найти что-то нужное для Марины осталось загадкой. Ничего похожего на картотеку в библиотеке не было. Разложить книги на полках хотя бы по темам никто не додумался и теперь там мирно соседствовали пошлые стишки, напоминавшие веселые частушки из первого посещенного в этом мире театра, и чей-то наверняка многомудрый труд напоминавший пространные философские размышления кого-то скурившего не один косяк. Еще Марина обнаружила что-то похожее на учебник по геометрии, фривольный дамский романчик с цветными картинками, изображавшими попеременно страдания героини, неземную страсть героя и скачки на лошадях по полям и лесам. Дальше искать не стала, решив довериться ворчливому старику представившемуся смотрителем книгохранилища.
        Дедулька Марину не подвел. Ворча и прихрамывая, он приволок несколько книг, подозрительно похожих на ту, которая была у девушки в сумке, с грохотом уронил их на стол, и ушел, не забыв предупредить, что на книгах охранное заклинание и тот кто попытается их унести из библиотеки рискует остаться без рук.
        Изучение близняшек находки из превращенного в нечто непонятное города окончательно убедило Марину, что ее книга именно учебник и что изучение других магических трактатов для учеников разобраться с тем, что скрывается под обложкой ее упрямого имущества, не поможет. Все учебники были разными. Схожесть у них, конечно, была, символы, например, ничем не отличались, но в остальном. Каждый автор учебника считал, что он разбирается в том, с чего именно следует начинать обучение лучше всех и мнения на этот счет кардинально отличались. С продолжением учебы, с тренировками, общением с силой и всем остальным была та же история. Единственное, чем эти книги Марине помогли, это тем, что она поняла - учитель бы не помешал, но самостоятельно разобраться тоже можно. Потому что маги учатся на ощущениях, причем на своих ощущениях. Хорошо себя чувствуешь, значит, правильно действуешь, плохо, значит лучше больше так не делать, сила убегает и прячется, следовательно, неправильно ты пытаешься с ней говорить, или просто пока рано.
        Посидев еще немного и понаблюдав как Дэнэен мрачно пялится в окно, Марина решила, что знаний с нее на сегодня хватит, о чем и сообщила. Демон мгновенно преобразился в жизнерадостную личность, ни слова не говоря, схватил свою хранящую за руку и куда-то поволок. Как потом выяснилось, смотреть на разрекламированные ранее клумбы, больше напоминавшие своим видом ботанический сад где-то в тропиках. Аромат стоял одуряющий. Марина немного побродила по дорожкам, посыпанным желтым песком, полюбовалась на огромные цветы, пару раз пнула трухлявый пень, стоявший посреди дороги как памятник, и попросилась на свежий воздух. От смеси запахов у нее голова болеть начала.
        Дэнэен не выходя из образа чуть ли не вприпрыжку помчался куда-то налево. Марина, подивившись такому символичному направлению, поплелась следом, подозревая, что теперь ей будут демонстрировать обещанный парк иллюзий. Или какое-то озеро.
        Оказалось, все вместе. Озеро находилось в центре парка, было почти круглое, могло похвастаться бьющей в небо струей воды и довольно бледными радугами время от времени появляющимися рядом с ней.
        Девушка покачала головой, объяснила полукровке, что подобное чудо уже видела возле фонтана и потребовала иллюзии. Чем раньше у него закончится культурная программа, тем раньше он решит вернуться в гостиный дом. Скорее всего. Если конечно Илиен не попросил братца выгуливать Марину до глубокой ночи. Или до утренней зорьки.
        Как оказалось, именно до ночи ее Дэнэен водить по парку и собирался. Днем иллюзии было не видно. Зато когда стемнеет…
        Марина разозлилась и потребовала еды.
        Полукровка ласково улыбнулся и поперся напрямик через кустарник на запах мяса. По крайней мере, об этом он сообщил девушке, сама она ничего похожего унюхать не смогла. Цветочки надежно нюх отбили.
        Пришлось лезть в кустарник, переползать через бревно, костеря, на чем свет стоит жителей города не считавших нужным убирать упавшие деревья, перебежками догонять Дэнэена и изумленно наблюдать за тем, как он подгоняет жарящего на вертеле поросенка мужика. Аргументированное возражение хозяина поросенка о том, что свинушка пока не готова на демона не действовали. Он, видите ли, хотел накормить спутницу здесь и сейчас.
        Пришлось Марине вздохнуть, уговорами и пинками отогнать буйного клиента от несчастного свиневладельца и заявить, что желает кушать за столом и под крышей.
        Как ни странно, Дэнэена ее желание обрадовало.
        Впрочем, почему странно? Искал достойное спутницы заведение он долго, не меньше часа. Потом еще с полчаса выбирал самое вкусное блюдо по одному ему понятным критериям и с довольной улыбкой наблюдал за тем, как Марина мрачно жует нечто хоть и вполне съедобное, но разжевыванию поддающееся с трудом.
        На иллюзии посмотреть пришлось. Девушке они даже понравились. Этакие мерцающие голограммы умеющие двигаться, как им захочется, плыть по воздуху, шарахаться от визжащего от восторга ребенка и давать себя погладить печальной красавице бродившей по дорожкам в сопровождении толстенького мужичка.
        Набравшись храбрости, Марина потыкала пальцем в зеленого улыбчивого кота, делавшего вид, что он моет лапу. Никаких неприятных ощущений не последовало, только сила недовольно поворочалась, а рука вообще ничего не почувствовала. Тем удивительнее было, что кот отреагировал как и положено животному. Вильнул недовольно хвостом и гордо удалился.
        Когда Марине окончательно надоело намекать Дэнэену на то, что она устала, хочет спать и вообще считает, что порядочные девушки по ночам в заросших парках не бродят, демон по одному ему ведомых признаках понял, что уже можно возвращаться в гостиный дом. И даже кружными путями водить не стал.
        - Ага, - сказала Марина, любуясь на то, как Бияр и Викин пытаются повесить на петли тяжеленную дверь.
        Как эту дверь умудрились с петель снять, даже спрашивать не хотелось. Наверняка кого-то на улицу выбрасывали, игнорируя то, что выход закрыт. Других разрушений, как ни странно не было. И хозяина орущего на Илиена благим матом тоже почему-то не наблюдалось. Возможно, уже наорался и ушел спать, потребовав дверь вернуть на место.
        - Что тут было? - требовательно спросила девушка.
        - Драка, - лениво отозвалась Рен, подпиравшая собой стену.
        Илиен, как и следовало ожидать, загадочно промолчал.
        - И кто с кем дрался, - решила уточнить Марина.
        - Большей частью Бияр. От Илиена они убегали.
        - Ага, - повторила Марина. - Значит, меня выпроводили, а сами тут за кем-то бегали. Развлекались, так сказать.
        - Никто не развлекался, - пропыхтел Бияр. - Мы охотились.
        - На кого?
        - На твоих похитителей, - сказал Викин.
        Марина оглянулась на своего похитителя номер один, полюбовалась на его недовольную физиономию. Потом вспомнила о дивном видении, которое хотело узнать, чем можно приманить к себе демона. И только после этого подумала о загадочных личностях, которым очень нужна была хранящая для типа, у которого бедные девушки, привязанные к какой-то ерунде, мрут как мухи.
        - Поймали? - выдохнула Марина.
        - Поймали, - недовольно отозвалась Рен. - Только это оказались не они. Просто троица не совсем нормальных идиотов решивших ограбить живущего здесь торговца. Бегали, кричали, оправдывались, придурки. Даже обещали, что они так больше не будут. Мамы у них и голодные братишки, по семь штук на каждого.
        - Понятно, - сказала Марина.
        Может, этих похитителей вообще в городе нет. Демонов ведь выследить невозможно.
        С другой стороны, лучше бы были и их уже поймали, тогда о том, что из-за какого-то куста выскочит разговорчивая троица и бросит в лицо какую-то гадость способную довести до вечного сна беспокоиться будет не надо.
        - Ты иди, поспи, - сказала Рен. - Мы завтра утром покидаем город.
        - Хорошо.
        Марина кивнула головой и направилась к лестнице.
        Словно убежать собираются. Выяснили все, что им надо было и теперь спешат скрыться. Как будто с места преступления.
        - Дэнэен, - резко обернулась Марина. - Ты в этом городе нашел то, что тебе надо было?
        Полукровка улыбнулся.
        - Гораздо быстрее, чем рассчитывал.
        - Рада за тебя, - вздохнула Марина.
        Вот еще одна загадка. Зачем ему так срочно понадобилась хранящая, если он отлично находит свои обломки без ее помощи? И ведь показывать, чтобы убедиться, что это то, что нужно, не спешит. Он и без того уверен, что не ошибся.
        Странно все это.
        Размышляя о том, для чего Дэнэен ее похищал, Марина поднялась по лестнице. Постояла немного в коридоре, прислушиваясь к тишине и недовольному ворчанию почему-то проснувшейся силы. Покачала головой и решительно пошла к двери в конце коридора. Хватит уже саму себя пугать и без того желающие есть. Так ведь можно и в шарахающуюся от любой тени истеричку превратиться.
        Девушка толкнула дверь, шагнула в комнату и замерла на мгновенье, наткнувшись взглядом на незнакомую, темную, но явно мужскую фигуру, занявшую весь подоконник.
        - Твою ж дивизию, - выдохнула Марина, попытавшись выскочить обратно в коридор.
        Не успела.
        Эти типы всегда ходили по трое. Один сидел на подоконнике. А двое откуда-то взялись в коридоре, за спиной. Наверняка вышли из соседней комнаты.
        Марина попыталась закричать. Внизу ведь Илиен и все остальные. Услышат, прибегут, спасут. Но вместо крика почему-то получился сиплый писк, и сознание поплыло, заставив комнату замерцать всеми цветами радуги.
        Последняя мысль была на удивление разумной.
        Сила просто так не просыпается и не демонстрирует свое недовольство. Если она проснулась, значит, рядом есть что-то способное угрожать ее хозяйке. Следовало к ней прислушаться и сразу же бежать на первый этаж.
        Почему об этом нельзя было подумать раньше?
        Дура, это уже диагноз.
        - Лезем в окно? - послышался откуда-то издалека почему-то знакомый голос.
        - А ты предпочитаешь тащить девицу мимо демонов? - насмешливо спросил второй голос.
        - Заткнитесь, - потребовал третий.
        И Марина куда-то поплыла, медленно качаясь на волнах.
        Правила выживания для попаданок. Пункт двенадцатый.
        Вы попали в неведомый мир. При этом вы абсолютно уверенны в собственной избранности, иначе ведь быть не может.
        Как я уже говорила, с Властелинами вам не повезло, и поэтому вы решили самостоятельно найти в мире представителей зла, после чего намереваетесь бороться с ними со страшной силой. Иначе ведь не интересно.
        Вам еще повезет, если у страны, в которую вы попали обнаружится кровный враг и периодически вспыхивающая война. В этом случае вы можете попытаться убедить правителя в том, что вы аватара Жанны Д'арк, собрать под свои знамена давно уставшую армию, попутно привлечь туда же новобранцев. Можете даже попытаться их привлечь мини юбкой и демонстрацией купальника типа «бикини». Все ведь для благого дела. Только озаботьтесь заранее надежной охраной. Мужики ведь не железные и маркитанок наверняка на всех не хватает.
        Дальше вам нужно будет как-то войско вдохновить. Только, пожалуйста, не бесплатной выпивкой и обещанием, что все бабы будут их. Во-первых, войско с бодуна вряд ли много навоюет. Во-вторых, где вы столько баб возьмете? Вдруг тут вообще не принято смотреть в сторону посторонних мужчин. Только на мужа, которого с дочерью традиционно знакомят родители. Будете менять эти дурацкие традиции? Авы уверенны, что ваших солдат это обрадует?
        В общем, думайте. Попытайтесь к религии обратиться. Будьте убедительны и помните о судьбе вашей предшественницы из Франции.
        Если вам не повезло с врагами, вы можете захотеть освободить угнетаемых селян с рабочими. Устроить революцию или заняться похожей ерундой. Возможно даже во имя мира во всем мире.
        Вопрос только один. А у вас есть, что предложить взамен? Или вы настолько верите в справедливость мира и надеетесь что все само как-то образуется?
        Наивная вы девушка. Учите политэкономику. Для начала.
        Или не занимайтесь ерундой и идите лучше служить местной богине. В качестве пиаротдела, все больше шансов, что у вас что-то толковое получится. Или попытайтесь устроиться в ученицы к ткачихе, хоть какая-то польза будет.
        Честно, лучше бы вы медицину изучали. Научили бы местных жителей вырезать аппендикс, и ваше имя точно не затеряется в веках.
        А героизм? Вы что Геракл и вас так боги наказали?
        Глава 22 О том, что боги бывают разные, а чужое лучше не трогать
        Очнулась Марина в знакомом тумане рядом со знакомой пухленькой и хорошенькой дамой, все такой же золотоволосой и голубоглазой. И почему-то веселой. Словно случилось что-то очень хорошее. Хотя кто сказал, что не случилось? Если что-то плохое случилось в жизни несчастной попаданки, то у кого-то должно случиться что-то хорошее, для равновесия.
        - Вы случайно не Оберегающая? - зачем-то спросила Марина, решив не портить себе настроение дурацкими размышлениями о несправедливости мироустройства.
        Совпадает же. Богиня, которой по должности положено помогать девушкам явилась и своеобразно помогла. А кем еще кроме богини может быть эта женщина, придумать не получалось. Либо Марина попросту слишком мало знает о мире, в котором находится. Возможно, здесь каждый второй маг умеет в тумане, клубящемся вокруг бродить.
        А, кстати, что это за туман?
        - Оберегающая, - кивнула богиня, не лав Марине окончательно впасть в задумчивость. - А туман, это просто небытие. Смесь из снов, фантазий, желаний и всего того, что влияет на жизни людей, но не способно воплотиться в материи. Это мир в мире, то, что находится за гранью физического.
        Марина важно кивнула, решив не вникать в сказанное. Не с ее глючным переводчиком можно пытаться разобраться в высоких материях. Существует этот туман где-то и ладно.
        - Вы мысли читаете? - поинтересовалась девушка, так на всякий случай. Богиням по должности положено знать все и немножко больше. Возможно, она вообще предугадывает, кто и о чем подумает в следующее мгновенье.
        - Здесь нет грани между произнесенным и непроизнесенным, - загадочно сказала Оберегающая.
        Точно как один беловолосый демон, даже выражение лица такое же. Отстраненное и спокойное.
        Богиня почему-то улыбнулась.
        - У нас есть немного времени. Поэтому я расскажу тебе одну историю. Возможно, она тебе однажды поможет. Или просто развлечет. Нужно же как-то потратить время. Не думай, то, что я тебе расскажу вовсе не тайна. Демоны эту историю знают. И люди когда-то знали, просто забыли, выбросили эту глупую сказку из своих голов. Люди слишком любят загадки и мало интересуются правильными на них ответами…
        - А мне не надо?.. - перебила девушка богиню, подозревая, что сказка затянется надолго.
        Марина мазнула рукой по тянущемуся к ней языку тумана, пытаясь объяснить, что предпочла бы не терять времени и быстренько убраться подальше от похитителей, пока они обещанного еще в прошлый раз специалиста не привели. А еще она старательно думала о том, насколько уважает богов вообще и Оберегающую в частности, чтобы случайно ее не обидеть. И боялась запутаться в своих мыслях. И переживала о том, что в безграничное уважение не поверят. Но больше всего не хотела опоздать.
        Наверное, это была пресловутая женская интуиция. Она вопила и требовала. Она хотела куда-то бежать и что-то делать. Неясно куда и что, но если промедлить, потом будет поздно.
        А еще почему-то было страшно. И самое странное, что не за себя. Просто если она не успеет, что-то случится. Наверняка непоправимое.
        Или это сила опять предупредить пыталась свою глупую хозяйку?
        - На этот раз ты не сможешь сбежать без чужой помощи, - покачала головой богиня. - И я вмешаться не смогу. Не мои земли. Если применить силу напрямую нарушится баланс, а это обычно приводит к стихийным бедствиям.
        Марина мрачно хмыкнула.
        - Ты лучше послушай, возможно, половина твоих вопросов сама собой исчезнет, - богиня загадочно улыбнулась и добавила: - Зато появятся другие.
        Успокоила, называется.
        Самостоятельно Марина из тумана выбраться бы не смогла. Наверняка бы не смогла. Она даже не знает, с какой стороны за это дело браться и с чего начинать. Поэтому уговоры Оберегающей выглядели немного странно и неимоверно льстили. Возможно, на то и рассчитано.
        Богиня зачем-то кивнула, грациозно взмахнула рукой, заставив ближайшие языки тумана скрутиться жгутами, резко раздуться и превратиться в два симпатичных кресла. Ярко-голубых, как летнее небо и жестом же пригласила присаживаться.
        Удобно усевшись в предложенную мебель, Марина нетерпеливо посмотрела на Оберегающую. Ей уже начинало казаться, что богиня тянет время. Для чего-то. Может ей нужно рвущуюся в бой девицу задержать любыми методами? Пообещала она кому-то, что не позволит ей самой себе навредить. Например, одному своему зеленоглазому монаху с замашками психолога. А мужчины тем временем где-то бегут на помощь. Главное, чтобы в ту сторону. Может им богиня направление подсказала? Компас какой-то дала, или волшебный клубочек. Потому что маячкам Марина не доверяла. Особенно после того, как ее спокойненько выкрали из набитого демонами гостиного дома. Похитители наверняка умеют эти маячки глушить.
        - Я вас слушаю, - сказала девушка. А что ей еще оставалось? Только размышлять, зная, что ее мысли ни для кого из присутствующих не тайна и слушать то, что ей соизволят поведать.
        Богиня улыбнулась.
        - Когда-то давно, где-то, возможно даже не в этой вселенной, существовал один мир. Не самый плохой из миров, - начала она задумчиво и отрешенно. - Наверное, похожий на тот, в котором появилась на свет ты. Только еще более перенаселенный. И техника успела шагнуть гораздо дальше. А еще там очень давно не было войн и попытки исследовать космос совместными всепланетными усилиями закончились крахом. Искали, как ты должна понимать, подходящую для переселения части людей планету. Не нашли, может не успели, может такие планеты существовали где-то очень далеко. Не знаю. Попытки строить космические станции тоже закончились ничем. Овчинка выделки не стояла. На содержание первой и единственной тратилось столько ресурсов, что проще было вернуть людей на планету. И тогда, один ученый придумал гениальнейший выход из сложившейся ситуации. Точнее, он сначала придумал теорию, которую смог доказать. О множественности отражений нашей родной планеты. Неправильных отражений, искаженных настолько, что где-то могут быть миры, в которых не существует ничего кроме растений и самых простейших животных. Он смог каким-то
образом это доказать, заставить себе поверить. И лишь после этого заявил, что сумеет разработать способ перехода в эти миры.
        - У него получилось? - спросила Марина, подозревая, что ничего хорошего не вышло. Гениальные ученые всегда изобретают какую-то муть, из-за которой страдают ни в чем не повинные люди. То атомную бомбу, то заменитель сахара.
        - Получилось, - печально произнесла Оберегающая. - Но лучше бы не получалось. Его пробой привел в какой-то мир, состоявший практически из одних пустынь и соленых озер, но это сочли благом. Наладить климат и превратить соленую воду в пресную, на тот момент проблемой не было. Хороших земель для небольшого количества переселенцев тоже хватало. Для начала. А там правительства дружно обещали заняться терраформированием. Народ ликовал и праздновал. Несколько лет подряд. Готовилось великое переселение, составлялись списки, набирались рабочие. А потом что-то пошло не так. Говорили даже, что это была диверсия. Недолго говорили. Три дня, после которых мой мир превратился в ничто.
        - А вы успели сбежать? - спросила Марина, стараясь добавить в голос хотя бы капельку сочувствия. Не получилось, мысли были заняты совершенно другими проблемами.
        - Нет, - мотнула головой богиня, заставив туман шарахнуться. - Никто не успел сбежать. Возможно, те, кто остался в том другом мире выжили, а остальные рассеялись по отражениям вместе с частью своей галактики.
        - Но…
        Марина удивленно смотрела на богиню, пытаясь придумать умный вопрос. Точнее выбрать один из кучи тех, которые толкались локтями, пихались и спорили. Этакие вопросы-близнецы. Точнее один вопрос по-разному сформулированный.
        - Пытаешься спросить, что я здесь делаю и почему я богиня? - улыбнулась Оберегающая.
        Марина кивнула.
        - Я не знаю. Я ведь в том мире была никем, училась быть доктором, но так и не доучилась. Сначала у меня родился ребенок, потом я все откладывала и откладывала продолжение учебы, пока однажды не поняла, что совершенно не помню ничего из того, чему меня учили. Да и мой почти взрослый сын был для меня гораздо важнее, чего бы то ни было.
        - Но вы ведь тут как-то появились. Боги в смысле.
        - Появились, - кивнула богиня. - Словно очнулись. Не все сразу. Да и не много нас здесь. Возможно, кто-то еще очнулся в каких-то других мирах. Впрочем, не важно. Мы ведь теперь не люди. Мы часть этого мира, часть того что не может стать материальным, но умеет оказывать влияние на живое и неживое, частенько даже не желая того. Что-то вроде твоих сил, только живущее не в людях и гораздо более разумное. Вачек считает, что с течением времени осколки наших разумов притянулись друг к другу и объединились, позволив нам осознать себя. В твоем понимании мы, наверное, и не боги вовсе, но тут других богов никогда не было.
        - Ладно, - сказала Марина. Боги, не боги, какая разница? - Но почему вы мне помогаете?
        Оберегающая улыбнулась. Тепло так и грустно.
        - Ему без тебя будет плохо. Да и мальчик должен со своим заданием справиться. Мне не нравится когда те, в ком все еще живет мой сын, слишком рано умирают из-за обиды одного единственного человека.
        - Кому будет плохо? И что за мальчик? - спросила Марина.
        - Ты все узнаешь в свое время.
        И тон такой же, как у Илиена с его недоговорками и загадками. Словно родственники.
        А впрочем, почему бы и нет? Родственные связи бывают разными, наверное.
        - Ваш сын, он в демонах живет? - мрачно спросила девушка, подозревая, что права на все сто. - Что с ним случилось?
        - Он попытался помочь, - печально произнесла богиня. - Мы тогда еще были глупы и упивались собственным могуществом, не зная, к чему могут привести наши попытки исправить этот мир в лучшую сторону. Мы тогда вмешивались много, часто, во что попало и как попало. Вершили суд, награждали праведников и наказывали тех, кого считали исчадиями зла. А потом нашими усилиями что-то в этом мире окончательно нарушилось и совершенно невинный эксперимент по увеличению объема дорожной сумки, похожей на ту, что ты носишь, в одной из существовавших тогда магических школ привел к тому, что в материальный мир хлынули одновременно порождения вот этого тумана и чего-то из междумирья. Оно смешивалось, настраивалось на людские страхи и превращалось в то, что сейчас называют низшими демонами.
        - А ваш сын? - спросила Марина, вспомнив безумную легенду о детях четырежды вдовца.
        - А мой сын был одним из тех, кто попытался перекрыть бездонную пропасть, в которую превратилась дорожная сумка. Впрочем, перекрыть пропасть получилось, не полностью, конечно, но достаточно для того, чтобы установилось равновесие. Просто сознания тех, кто этим занимался, опять распались на осколки и похоже больше никогда не соберутся в целое.
        Марина печально вздохнула. И ведь не посочувствуешь. Не потому, что не жаль. Просто знаешь, что никому оно не нужно, сочувствие в смысле.
        - А потом, века и века спустя на место произошедшей катастрофы переселились гонимые охотниками на инакомыслящих люди. И спустя какой-то десяток лет у них начали рождаться необычные дети, в каждом из которых я видела осколок могущества моего сына.
        - И что вы сделали? - спросила Марина, опершись локтями на колени и положив подбородок на сплетенные пальцы.
        - Ничего. Что я могла сделать? Убить этих детей в надежде, что мой сын каким-то образом возродится? Я даже богиней для них быть не могу. Там и без меня весы раскачиваются, а вмешательства кого-то из моего народа они уже не выдержат и тогда все усилия моего сына превратятся в прах. Ему бы это не понравилось. Так что я решила считать, что раз в детях беженцев за горы поселилась часть моего сына, то они и мои дети отныне.
        - Понятно, - сказала Марина, чувствуя, как где-то глубоко внутри нарастает злость. Боги, чтоб их, натворили черт знает чего, а теперь сели, сложив ручки, и ждут пока все само исправится и наладится. - Ладно, с демонами все ясно. Вы их поддержите и по возможности защитите, но… - мысли радостно поскакали от образа к образу, пока не нашли обвинение, которое можно было без зазрения совести предъявить этой притворяющейся богиней недоучившейся докторше. - Викину вам, что мешает помочь? Неужели такое могущественное существо не может справиться с каким-то жалким проклятьем? Он же вам служит!
        Оберегающая снисходительно улыбнулась. Как взрослая и умная женщина крикливой малолетке пытающейся доказать, что лучше в жизни разбирается.
        - Проклятье снять нельзя, - сказала она. - Можно только попробовать поставить человека перед выбором. Собственно, перед таким же выбором, который был у его предка, благодаря которому это проклятье и появилось. А там как повезет. Либо он поступит не так как предок, либо повторит его же ошибку.
        - И Викин повторил, - уныло произнесла Марина.
        - Нет, - улыбнулась богиня. - Он заключил сделку и попросил помощи, не зная, чем ему придется за это заплатить.
        - Не зная, чем придется заплатить? - задумчиво переспросила Марина, сразу же почему-то вспомнив о неожиданном сватовстве в нетрезвом виде. - Так проклятья больше нет?
        - Нет, - Оберегающая прямо светилась от удовольствия и гордости за себя такую умную. - Только пускай это пока побудет нашей тайной. Иначе девчонка опять начнет дожидаться неизвестно чего.
        - Девчонка? - Марина почувствовала себя малость туповатой. - В смысле, Рен? Это вы заставили Викина жениться на ней?
        - Я, - не стала отрицать богиня.
        - А зачем, если он против? Издеваетесь?
        - Он не против. Просто не считал возможным из-за проклятья. Какая-то совершеннейшая глупость о том, что нельзя жениться только для того, чтобы было кому хоронить.
        Марина фыркнула. Мужчины.
        - Значит, сказать Викину о том, что проклятья уже нет я не могу, - задумчиво произнесла она, отмахиваясь от настырного языка тумана. - Да и никому не могу. Вообще, зачем мне это знать? Меня оно касается мало.
        - Мне хотелось с кем-то поделиться, - призналась Оберегающая.
        Марина удивленно на нее посмотрела. Тоже еще богиня. Хотелось ей. И подружек, с которыми можно посекретничать, похоже, не нашлось. А тайна, она распирает, распирает, просится наружу, пока не навязываешь ей совершенно незнакомому человеку. Которому она вроде не нужна, так что и бояться за ее сохранность не нужно.
        Проблема только в том, что Марина с Викином знакома. Поэтому дурацкая тайна теперь будет напоминать о себе как камешек в ботинке, насмешничать и издеваться, проситься поделиться ею с кем-то. Например, с Илиеном. Который обязательно расскажет Рен, потому что своих демоны не обманывают.
        Гадство, одним словом. И пусть богиня знает, что Марина думает о ее тайнах.
        - Думай что хочешь, - милостиво разрешила Оберегающая. - За мысли я еще никого не наказывала, только за дело.
        - И чаще мужчин, чем женщин, - пробормотала Марина.
        - По статусу положено.
        Какой-то излишне неправильный мир. И демоны тут вовсе не демоны, и боги вовсе не боги. Подумаешь, сумели из людей превратится в какие-то энергетические сущности, а может и не энергетические. Кто их знает? Они и сами, судя по всему, не знают.
        Марине опять захотелось домой. Очень. Вот зачем ей все это? Начиная от должности хранящей и заканчивая божественными секретами.
        - Пора, - сказала Оберегающая.
        - Что пора? - спросила девушка, с трудом отвлекаясь от безрадостных размышлений.
        Богиня от вопроса отмахнулась и порывисто встала. Походила немножко туда-сюда, заставив языки тумана шарахаться в разные стороны. Потом остановилась, задумчиво посмотрела вдаль и провела по ближайшему клочку тумана ладонью, словно по запотевшему стеклу. Эффект был тоже очень похож. В тумане появился просвет, в котором Марина, подойдя ближе, увидела знакомую картину. Себя любимую лежащую на кровати. Рядом обнаружилось две не менее знакомые личности. Два мужика неприятной для Марины наружности. Один лысоват и с козлиной бородкой. Второй седой здоровяк. Оба забились в угол напротив кровати и внимают умудрявшемуся над ними нависать коротышке в квадратной черной шапочке с красными кисточками по углам на голове.
        - Мы так не договаривались! - визжал коротышка. - Мы бы никогда за это дело не взялись!
        - Почему?! - попытался его перекричать лысоватый тип.
        Его лицо пошло красными пятнами, наверное, от возмущения. Как же, на такую выдающуюся личность, обладающую нуждающейся в хранящей вещью смеет орать какой-то жалкий наемник. В том, что кричит именно наемник, Марина ни капельки не сомневалась, особенно после того, как обнаружила у окна еще двух мужиков. Высоких и с виду сильных, годящихся для переноски различных тяжестей, в том числе и пребывавших в бессознательном состоянии девиц.
        - Одно дело украсть у демона любовницу, подругу, знакомую или случайную спутницу, - тоном полным пофигизма произнес один из помощников, или кто они там для визгливого коротышки. - Демон, конечно, побегает, поищет, может, прибьет кого-то из заказчиков, но исполнителям мстить не станет. Совершенно другое дело - похищение девчонки с кольцом демона на пальце. В этом случае он не остановится, пока не объяснит всем, кто хоть как-то причастен, что эту девушку обижать не стояло. А объясняют они обычно с помощью своих мечей. Гораздо реже с помощью пыток.
        - Заткнись! - неожиданным басом рявкнул коротышка. - Я требую увеличения платы в три раза! Иначе лично разнесу этот дом в клочья, вместе с вами!
        - Нам бежать надо, - все тем же тоном добавил любитель разъяснять особенности поведения демонов.
        - Они мне должны заплатить! - попытался возразить коротышка, опять переходя на визг.
        - Бесполезно бежать, - ожил второй из мужчин, стоявших у окна. - Кольцо принадлежит не тому демону, которого изгнали. Значит, даритель кольца нас найдет, либо его родственники, для которых эта девица на данный момент тоже часть семьи.
        - Если переживете встречу с демоном, я вас лично живьем закопаю! - мрачно пообещал коротышка и, не сказав больше ни слова, отошел к окну изображать оскорбленное достоинство.
        Пятнисто покрасневший заказчик похищения и седой специалист по хранящим подошли к кровати.
        - Откуда вы вообще узнали об этой девушке? - устало спросил специалист.
        - Один из моих людей рассказал, - неожиданно спокойно ответил заказчик. - И все ведь так хорошо складывалось. Изгнанный демон, за которым сородичи не присматривают. Этот ненормальный призрак, радостно бросившийся на его поиски, стояло только намекнуть, что демон бродит по бывшим землям Империи Четырех. Хранящая, о которой никто не знает. Еще и оказалось, что демон пытается собрать мифический артефакт, из-за которого империя в свое время распалась. Призрак вообще окончательно умом тронулся. Половину своих демонов уже извел при первой попытке уничтожить мальчишку. Теперь вторую половину послал. Я был уверен, что демонам пока будет не до девчонки, а потом следы затеряются, если идти по этим следам будет кому. Призрак очень зол.
        - Какая глупость, - сказал седой. - Там ведь не один демон. Так что даже если кто-то из них совсем недавно превращался и не сможет повторить этот фокус прямо сейчас, превратится кто-то другой и разгонит оставшуюся половину низших безумца.
        - Но ведь… - попытался возразить заказчик.
        - Я прав, не стоит со мной спорить, - добродушно произнес специалист. - Что вы теперь намерены делать?
        - То, что и собирался. Если у моей вещи появится хранящая, даже демоны не смогут ко мне подойти. Предлагаю свою защиту, всем, кто поможет эту девку привязать.
        Седой мрачно улыбнулся.
        - Я бы никогда на это не согласился, если бы ваши идиоты-похитители не воспользовались вещью, пользоваться которой не умеют. Теперь у меня выбора нет. Вряд ли смогу доказать, что я просто консультант.
        - Что ты сказал?! - опять завизжал любитель квадратных шапочек, ринувшись к специалисту по хранящим.
        Один из его высоких приятелей поймал исходящего злостью коротышку за куртку и затолкал себе за спину, после чего флегматично произнес:
        - Порошок для хранящих безвреден в любых количествах. Увеличение количества просто увеличивает продолжительность сна. В прошлый раз девчонка слишком быстро проснулась…
        - Для хранящих из обители, идиот, - перебил его специалист. - Их к этому порошку приучают. Так им легче слышать несколько сильных вещей сразу. А на эту, - кивок в сторону тела на кровати, - подействовало как на обычную селянку. Ее разум сейчас очень далеко и маловероятно, что он вернется.
        - Нас не пощадят, - задумчиво произнес знаток демонов.
        Коротышка подтвердил данное заявление отборным матом.
        - Выбора у нас нет, - продолжил знаток демонов. - Даже безумная хранящая сможет удерживать свою вещь некоторое время. Его может хватить на то, чтобы придумать, как спрятаться от демонов.
        Седой зачем-то кивнул.
        - Неси свою семейную реликвию. Быстро! - рявкнул выпущенный приятелем на волю коротышка. - Придется провести ритуал!
        Бодрый такой, аж завидно.
        Заказчик тупо посмотрел на кровать, словно пытался понять, как лежавшая там ничем не примечательная девушка могла заполучить демонское кольцо и принести с собой столько неприятностей? Пробормотал что-то и, чеканя шаг, вышел из комнаты.
        - Наверное, мне лучше оттуда уйти, - сказала Марина, подозревая, что долго за своей сильной вещью плешивый заказчик похищения ходить не будет.
        - Пока рано, - загадочно улыбнулась добрая богиня. - Самостоятельно ты от этих людей сбежать не сможешь.
        - Я это уже слышала.
        Печальный вздох подавить не удалось.
        Мужчинам, стащившим бесчувственное Маринкино тело с кровати на пол и начавшим раскладывать вокруг него какие-то мелкие предметы, хотелось уронить на головы потолок. Или напалмом выжечь, чтобы такая зараза не распространялась. Как у них все просто. Похитили, практически убили, а теперь беспокоятся только о том, как долго тело без разума сможет удержать артефакт. Им ведь умирать не хочется. Их жизни вероятно намного ценнее какой-то девчонки найденной изгнанным демоном.
        - Сволочи, - сказала Марина.
        Нет, она вовсе не рассчитывала, что похитители, поняв, что они натворили, всплакнут и поклянутся больше так не поступать. Но хотя бы отнестись по-человечески можно было? А то таскают по полу как тряпку. Место им, видите ли, не подошло, свет из окна мешает.
        Потом появился заказчик со своей сильной вещью и стало еще веселей. Выглядела эта штуковина как черный стеклянный шар величиной с баскетбольный мяч и ее следовало положить на голову жертве, в смысле хранящей. Другим способом проводить ритуал веселая троица не умела. Специалист по хранящим впутывать в это неожиданно ставшее безнадежным дело кого-то из своих знакомых отказался наотрез и все остальные способы отпали. Поэтому мужчины наматывали круги вокруг тела на полу и по очереди пытались поставить шар на лицо девушке так, чтобы он не падал. Сильной вещи на их усилия было плевать. Она столько раз скатывалась с лица, пыталась спрятаться под кроватью, лезла кому-то под ноги, что Марина даже развеселилась. Казалось, стеклянный шар мстит и издевается.
        - Надеюсь, синяков у меня не будет, - пробормотала она, наблюдая за тем, как шар пытаются привязать к голове с помощью снятой с подушки наволочки.
        Самое обидное, что на этот раз идея оказалась неплохой и шар, хоть и сполз вбок, на пол так и не свалился.
        Мужики поздравили друг друга, поползали немного по полу, поправляя разложенные вокруг хранящей предметы. Потом встали на ноги и торжественно застыли, явно ожидая реакции шара на проводимый ритуал. Или реакции бесчувственного тела. В принципе, разница на данный момент была невелика.
        - А вот теперь пора, - весело сказала богиня, о которой Марина успела забыть, наблюдая за действиями похитителей.
        И толкнула в спину. Опять толкнула в спину. Заставив Марину придушенно пискнуть и зажмурить глаза, падая в просвет в тумане.
        Пробуждение было ужасным. Мгновенно вынырнуть из навеянного волшебным порошком сна на этот раз не удалось. Казалось вокруг что-то липкое и противное, от чего хочешь избавиться, но не получается. Ко всему хорошему по лицу вокруг прижатого к щеке шара маршировали раскормленные букашки, немного похожие на тех, которые появились на руке из-за обломка нужной Дэнэену вещи. Букашки были наглыми, напористыми и казались тяжелыми. Их хотело стряхнуть, а потом умыться. Долго умываться, тереть кожу, пока лицо по цвету не сравнится с помидором.
        Ругаться и посылать на головы охотникам за хранящими проклятья, получалось только мысленно. Марине вообще казалось, что она сейчас утонет в липкой гадости, а потом ее долго и нудно будут обгладывать артефактные букашки. Целую вечность. И никто ее больше не найдет.
        Очень хотелось заплакать, потерять сознание, пошевелить рукой. Да хоть что-нибудь сделать, лишь бы не лежать неподвижной куклой.
        Букашки начали танцевать степ, выбивать чечетку на носу, нагло топтаться по закрытым глазам. И это, наконец, не понравилось силе ветра. Она недовольно загудела. Судя по ощущениям, осмотрелась, закатала рукава и пошла бить морды захватчикам ее хозяйки.
        - Это еще что? - мужской голос над головой прозвучал скорее удивленно, чем испуганно.
        - Похоже на пробуждение какой-то силы, - равнодушно произнес второй голос, скорее всего принадлежавший знатоку демонов.
        - Хранящие не могут быть магами!
        Этот голос Марине скоро в кошмарах будет сниться. Козлобородый и плешивый заказчик.
        - Почему? - поддельно удивился консультант. - Их силам просто не дают проснуться, чтобы не мешали.
        - Остановите ее, ритуал не завершен! - визгливо потребовал коротышка.
        - Как? - равнодушно спросил кто-то из его приятелей.
        Сила тихонько рявкнула, как недовольная кошка и каким-то невообразимым образом уставилась в упор на Марину. Словно чего-то от нее ждала. Приказа. Или просьбы. Или разрешения. Или…
        Толчка, первичного импульса, который позволит ей преодолеть пока еще существующую преграду.
        Как там говорила разбитная тетя Лена? В первый раз бывает больно, но потом нравится?
        Марина хихикнула, заставив кого-то грузного торопливо отпрыгнуть подальше от себя, и толкнула. Просто пожелала толкнуть, словно воздух резко выдохнула.
        Голова взорвалась болью. Букашек смело мгновенно, вместе с шаром и наволочкой. Пока девушка садилась, убирала с лица волосы и пыталась проморгаться, вокруг что-то свистело, материлось, падало с грохотом и тоненько подвывало. Потом со звоном вылетело стекло, впустив в комнату аромат, напомнивший о цветущих лилиях и все успокоилось. Волосы колыхнулись, пощекотали нос и наконец, позволили заправить себя за уши. Марина осторожно покачала головой, прислушиваясь к затухающей боли. Улыбнулась свернувшейся клубком притихшей силе и заставила себя открыть глаза, заранее зная, что ничего хорошего не увидит.
        Оказалось, в комнате осталось одно единственное целое место. Такой себе островок среди разрухи и обломков. От кровати остались щепки и лоскутки, в воздухе все еще кружился пух, даже не пытаясь приблизиться к девушке, а под стеной, придавленное какой-то доской валялось тело, судя по всему заказчика. Марина некоторое время тупо на него посмотрела, решила, что живой человек в такой позе лежать не сможет и торопливо отвернулась. Чтобы наткнуться взглядом на коротышку изумленно смотревшего на свою собственную спину, или на что-то пониже спины, учитывая угол изгиба шеи.
        - Мамочки, - сказала девушка, попытавшись отползти поближе к двери. - Я их убила? Или не я. Не важно. Только бы не потерять сознание, только бы не потерять сознание.
        Рука наткнулась на что-то мягкое и теплое. Марина не глядя это ощупала, признала в находке чью-то одежду, надетую на владельца и немного изменила маршрут, решив, что на это она смотреть, точно не будет.
        - Мамочки.
        Дверь, к которой девушка так и не успела доползти, с грохотом рухнула. Марина тихонько взвизгнула и радостно уставилась на того, кто вошел.
        - Мамочки, - повторила она.
        И плевать, что там была вовсе не мама. В дверном проеме стоял Илиен. Злющий. С мечом. И подозрительным рисунком из алых капель на рубашке с оторванным рукавом. Но Марина никогда и никого не была так рада видеть, как этого демона здесь и сейчас.
        - Илиен, я, кажется, их убила, - прошептала девушка.
        - Все хорошо, - уверенно произнес демон и шагнул в комнату. Марине даже показалось, что перед ним расступаются осколки и обломки, торопливо прячась по углам. А пух опадает на пол мягким снегом, чтобы ему идти не мешать.
        Может, действительно все будет хорошо?
        Некоторые виды женщин в жизни демона.
        - Незнакомка. Та, которая вообще не существует, даже если находится в шаге от него.
        - Знакомая. Та, которая может что-то попросить и ее можно выслушать, а может даже помочь.
        - Спутница. Та, за которую берешь на себя некоторую ответственность даже вопреки ее воле.
        - Подруга. Та, в силу которой веришь настолько, что можешь позволить ей помочь себе, и это не будет слабостью.
        - Родственница. Та, которая не обязательно близка по крови, но имеет право, как просить, так и приказывать. Впрочем, демон может делать то же самое. И не факт, что к этим просьбам и приказам снизойдут.
        - Любовница. В общем, случайность в жизни мужчины, о которой можно забыть сразу же после того, как перестала маячить перед глазами. Впрочем, любовницы имеют свойство превращаться в подруг, родственниц, спутниц и избранниц.
        - Избранница. Та, которую так просто уже не забудешь, но полностью довериться все еще не можешь. И не важно, ей или себе.
        - Жена. Весьма редкое явление, обычно превращающееся в таковое ближе к концу жизни демона из избранницы или подруги. Возможно, мужчине просто хочется кому-то вручить все свои тайны и помыслы.
        - Хозяйка Дома. Чаще всего родственница по крови. Верховный судья и отец-исповедник в одном лице. Есть, конечно, сдерживающие факторы в виде советников, но иногда даже они стараются не попадаться под горячую руку этой даме. Выше ее слова может быть только слово хозяина Дома, но не во всех случаях.
        - Удача. Она у демонов слепа. На нее нельзя полагаться. Но ей молятся как богине. Потому что бывают времена, когда только она может помочь выжить.
        Глава 23 О том, что не все что выглядит как скала, таковой является, а у мечей бывает характер
        Из дома Марина выходила прижавшись к Илиену и удерживая себя от желания залезть ему на голову и немного там поскулить. Еще хотелось зажмурить глаза.
        Оказалось, разозленный до крайности демон, это вовсе не то, что врывалось в дом девчонки не умеющей по-человечески приглашать гостей. Там Илиен ломал двери и руки. А в этом доме попытался уничтожить все, что стояло у него на пути. Причем стояло не абы как, а с оружием в руках и наверняка чувством собственного превосходства. Их ведь было много, тех, кто считал что количеством можно победить однорукого демона. Что-то вроде стаи гиен нападавшей на раненого льва. Марина что-то такое видела по какому-то каналу демонстрирующему жизнь животных. Помнится, там лев сбежал. А здесь сбегать не стал, разметал нападавших и пошел дальше. Не так сильно он был ранен, как им казалось. Да и силой ветра был не обделен, а она, как успела убедиться на собственном опыте Марина, может послужить отличнейшим оружием против превосходящих сил противника. Даже против магов не ожидающих такой подлянки, что уж говорить об обычных воинах.
        Трижды проклятый дом оказался большим, коридоры были длинными, без намеков на окна и со скудным освещением, из-за чего казалось, что находишься в фильме ужасов и сейчас из-за угла выскочит вооруженный бензопилой тип в хоккейной маске. Эти коридоры без видимой на то причины поворачивали то налево, то направо, превращая дом в лабиринт. Еще были лестницы и они вообще казались бесконечными. Множество лестниц, словно обитатели дома помешались на них.
        А потом лестницы и коридоры наконец закончились. Илиен вывел спотыкающуюся девушку на улицу и Марина с удивлением поняла, что находилась вовсе не в доме. Кто-то превратил в жилище целую скалу, увенчав ее хиленькой башенкой похожей на маяк.
        К счастью на улице желающих остановить демона не оказалось и тут никто не стонал, не клялся страшно отомстить и не валялся изломанной куклой в погнутом доспехе.
        - Что это такое? - мотнула головой в сторону скалы Марина. Не то, чтобы ей очень хотелось знать. Просто необходимо было говорить, хоть о чем-то. Иначе зубы начнут выбивать чечетку, а ноги окончательно перестанут держать. Нужно было отвлечься. Так почему бы не на архитектуру?
        - Птичья Крепость, - презрительно произнес Илиен. - Дом потомков последнего императора, как они сами себя называют. Жалкие люди, на самом деле. Изредка поднимают крестьянские восстания, подсылают убийц к королям и занимаются прочей ерундой, якобы призванной возродить их империю. А большую часть времени сидят в этой скале под защитой сильной вещи, которая сейчас очень слаба. Похоже последняя ее настоящая хранящая умерла не обзаведясь потомством, а тех в ком нет ее крови, вещь признавать отказалась и благополучно их убила.
        - Да, наверное, - сказала Марина, вспомнив подслушанный разговор. - В обители ему больше хранящих бы не дали.
        Илиен кивнул.
        Потом они шли, долго-долго, путаясь в высоченных и крепких как канаты стеблях травы разросшейся на запущенной дороге. Демон молчал, придерживая девушку, чтобы она не упала. Марина прислушивалась к своей силе ветра, которая сейчас казалась теплой мурлычущей кошкой. Почему-то она была уверенна, что теперь удержать символ будет несложно, но пробовать не стала. Не до того. Да и почуять кто-то может, если верить рассуждениям об учениках магов. И так к крепости-скале наверняка уже сбегаются все кому больше нечем заняться. Вот их там сюрприз ждет.
        Девушка мотнула головой, отгоняя видение разрушенной комнаты и тел лежавших в недоступных для живых людей позах, и решила думать о чем-то хорошем. Например о том, как она станет магом, или о том, как вернется домой, или об одном белововлосом демоне, опять поспешившем ее спасти. Наверное богиня на это и рассчитывала. Пока Илиен будет сражаться с воинами крепости, пленница отвлечет своей силой засевших рядом с ней магов. Очень не хотелось думать, что Оберегающая хотела, чтобы Марина их убила, даже если сама того не желая, точнее желая, но все равно случайно.
        О случайностях и богине тоже лучше пока забыть. Есть же Илиен. Рядом, красивый, лучший в мире. Точнее, лучший в двух мирах. Только если Марина вернется домой то…
        - Зараза, - прошептала девушка.
        О хорошем думать не получалось, как она не старалась.
        Наверное, ей следовало сейчас истерить и плакать, только почему-то не хотелось, совсем.
        И еще этот потомок императора с его планами. И призрак, который должен был отвлечь демонов, пока похищенную девушку к вещи привязывают. И много чего еще. Слишком много событий. Вертятся в голове цветными пятнами, не дают сосредоточиться. А ведь среди них есть что-то важное. Точно есть.
        Как там лысоватый тип говорил? Или не он? Впрочем, не важно.
        Марина даже остановиться попыталась, только демон не дал, пришлось продолжить безуспешные попытки поймать в водовороте воспоминаний необходимое на ходу.
        Что же там было?
        Рассуждения о хранящих, о мстительности демонов, о том, что низшие призрака по любому не справятся с ними, ведь демонов несколько. И если Дэнэен не может превратиться в серого кота, то сможет превратиться Илиен, в кого-то белого и пушистого. Или Рен. Викин не сможет, он не демон. Хорошо хоть его проклятье благополучно развеялось.
        Значит остаются Рен и Илиен.
        А Илиен тут. И не факт, что Рен где-то рядом с Дэнэеном и его частями от артефакта. Призраку кажется, артефакт был нужен, или нет? Проклятая дырявая память. Впрочем, не важно, артефакт или только месть, бегать он, скорее всего, будет за Дэнэеном, а значит…
        - Илиен, я разговор подслушала, - сказала Марина.
        - Да, молодец, - рассеяно отозвался демон.
        Девушка возмущенно на него посмотрела. Умеет же раздражать.
        - Илиен, я подслушала разговор моих похитителей. В общем, на меня, Викина и твоего брата как-то напали низшие демоны с пастухом. Дэнэен тогда еще в кота превратился и куст пытался с корнем выдрать.
        Демон посмотрел с любопытством и улыбнулся. Наверное, корчевание растительности в облике кота для его братца привычное дело. Любимая игрушка, что ли? Или просто кусты не любит. Оцарапался он об них в детстве и теперь мстит при любом удобном случае.
        - Так вот, превратившись в кота, Дэнэен разогнал всех низших демонов без особых трудностей. А пока был человеком, еле от них отмахивался, - сказала Марина, сорвав тяжелый колосок и вымахивая им в такт словам как дирижерской палочкой. - А сейчас, того кто на нас тогда натравил низших опять каким-то образом заставили это сделать. В смысле послать к нашей веселой компании своих любимых зверушек. Чтобы вам было чем заняться и вы не успели меня спасти. Низших демонов у него еще половина осталась, вот. И его еще все время почему-то призраком называли. Как думаешь, Дэнэен на этот раз сможет справиться, или лучше поспешить ему на помощь? Там конечно Рен, но вдруг и она недавно превращалась. Я вообще плохо понимаю, что за ерунда со всеми этими вашими превращениями, но кажется, слишком часто вы это делать не можете.
        Илиен остановился, замер и непонимающе уставился на Марину.
        - Призраком называли? - переспросил он.
        - Ну, да, - подтвердила девушка.
        - Он нападет на Дэнэена?
        - Не он, а его низшие демоны, если я правильно поняла. Мои похитители каким-то образом это подстроили, чтобы вам было не до меня. Они не знали про кольцо, - попыталась объяснить Марина, чувствуя, что чем дальше, тем больше запутывается в собственных словах.
        - Алая Владычица, - растерянно произнес Илиен, чему-то светло улыбнувшись. - Все так просто. Это ведь действительно шанс. Никто кроме Дэнэена не сможет. И если у него получится, больше нас мстительный ублюдок донимать не будет. Не сумеет, даже если удержится в замке. Стоит только лишить его источника сил, и он станет обычной тенью привязанной к своему месту.
        - Ты о чем? - спросила Марина.
        - Долго объяснять. Слишком долго.
        Илиен осмотрел местность и потянул спутницу в заросли слева.
        - Да что такое? - попыталась возмутиться девушка. Ладно, ничего не говорит, держась за свой загадочно-таинственный образ, но дергать ее и тащить в колючки зачем?
        - Надо спешить, - сказал Илиен. Решительно так, даже радостно, словно только что обрел цель в жизни. - Они ведь недалеко. Я смогу к ним шагнуть, моего таланта хватит. Нет лучше не к ним, лучше увести низших.
        - Ты о чем?
        Вместо ответа Илиен светло улыбнулся прятавшемуся в траве довольно большому и сравнительно плоскому камню, отпустил руку девушки и начал что-то на этом камне рисовать мелком, выуженным из сумки.
        - Меня игнорируют, - печально сказала Марина.
        Наблюдать за Илиеном было интересно. Он рисовал совсем не так как его излишне деятельный братец. У Дэнэена символы были традиционно кривоваты, линии рваные и казалось, то, что он изобразил, сейчас начнет расползаться в разные стороны, или сомнется, скомкается и исчезнет в яркой вспышке. У Илиена же все выглядело плавным, изящным и законченным. Ему даже выбоины на камне не мешали.
        Путь у Илиена не казался колышущимся от испаряющейся воды столбом воздуха. Он у него был совершенно невидим. И зачем демон потащил ее на камень обрисованный символами, Марина поняла только после того, как пейзаж резко изменился.
        Пропала запущенная дорога и одинокая скала-крепость, вписывавшаяся в окружающий ее пейзаж так же хорошо, как это сделала бы субмарина, валяющаяся посреди высушенной солнцем степи. Равнина, которую наверняка некогда облюбовал очередной маг для постройки Птичей Крепости, сменилась горами. Не очень высокими, девушка высмотрела всего несколько снежных шапок, вершины остальных гор могли похвастаться только отсутствием растительности. Зато они были основательными, что ли? Этакие широкие, крепко стоящие на ногах увальни. Может, эти горы просто стары, и успели выветриться, осыпаться и вымыться дождями?
        - Илиен, мы где? - спросила девушка, рассматривая гору подозрительно похожую на египетскую пирамиду. Только у пирамид снежных шапок не бывает. - Ты вроде хотел оказаться где-то поближе к Дэнэену с компанией. А рядом с тем городом я гор не помню.
        - Мы близко, - сказал демон. - Просто эти горы находятся в Обманной Низине. Такая колоссальная яма. И их невозможно увидеть, пока не подойдешь почти впритык.
        - Горы в яме? - ошарашено переспросила Марина. - Оно само так получилось, или кто-то шаловливые ручки приложил?
        - Не знаю, - пожал плечами Илиен. - Говорят, так было всегда.
        - Ага, - только и смогла сказать девушка. Этот мир не переставал удивлять ее и радовать. - А что мы тут делаем?
        - Ждем, - демон огляделся, словно для того, чтобы убедиться, что оказался именно там, где рассчитывал. - Здесь подходящее место для переноса демонов. Лучшего поблизости нет. Одно из мест силы, точнее двух сил, воды и камня. Даже Дэнэен свой огонь смог бы тут восстановить очень быстро, ничейные силы легко преобразуются. А тому, кто натравливает на нас низших преобразовывать ничего не надо, камень его любит и тратить энергию, когда ее можно сэкономить он не станет. Пусть лучше низшие побегают, окрестных жителей попугают. На поиски Дэнэена много времени им не понадобится, на его сильную вещь настроятся и побегут как псы по следу.
        - Понятно, - вздохнула Марина. Целую лекцию прочитал, причем то, как он собирается спасать своего братца от своры низших из виду упустил. Наверное, уверен, что придумает, когда прижмет. Или спутницу пугать не хочет. Мужчины, одним словом. - Засаду, значит устроили. Вот прибегут демоны, и что дальше? Станем, раскинув руки, и будем кричать: «Не пропущу!».
        Илиен задумчиво посмотрел на девушку, отфутболил камешек и дернул себя за волосы. Мыслительный процесс стимулировал.
        - Да, ждать не стоит, - сказал, покачав головой. - Лучше лишить стадо пастуха. Тогда низшие разбегутся по горам и довольно скоро передохнут. Или их местные перебьют. Сильных демонов в стадо собрать невозможно, а со слабыми люди обычно справляются.
        Оказывается Илиен оптимист, кто бы подумал? Марине почему-то до сих пор казалось, что местные люди боятся низших демонов, вон те лесные жители прихода Рен ждали, а низший демон там был только один. Но пускай будет хоть такой план. Может Илиен действительно знает, что собирается делать.
        - Куда мы пойдем? - спросила девушка, почти смирившись со своей участью.
        - Ты никуда, для тебя это опасно, - Илиен улыбнулся ласково-ласково, как добрый родитель ребенку, которого пытается обмануть для его же пользы. - Я, в крайнем случае, превращусь и разгоню этих тварей. Ты превратиться не сможешь. А я могу не сообразить тебя защитить.
        И ведь не поспоришь. Дэнэену до спутников вообще никакого дела не было, пока все противники не разбежались.
        - Логично, - вынужденно признала Марина, наблюдая за тем, как Илиен роется в сумке. - Может, тогда лучше подождать Дэнэена с компанией? У Викина посох, Бияр маг. Даже у твоего братца алебарда есть. И Рен все-таки демон.
        Илиен мотнул головой.
        - Дэнену превращаться сейчас нельзя, заболеет, надолго и проживет потом гораздо меньше, чем мог бы. А если низших будет много, все произойдет вне зависимости от того насколько готов сейчас его организм. Защитная реакция. Рен тоже нельзя превращаться, беременным оно вообще нежелательно.
        - Каким еще беременным, - возмущенно тряхнула головой Марина. Мысли с трудом, но прояснились. - Подожди, как это беременным? Рен беременна? Она что, совсем дура? Сидела бы дома и не искала приключений на пятую точку. Или у вас так принято? Типа, только у полной сумасбродки, героини и прочее может появиться на свет истинный воин.
        - Она еще не знает, - улыбнулся демон, подбрасывая на ладони очередной мелок. - У нее нет силы способной, как исцелять, так и сообщить о неопасных изменениях в организме. Собственно, ее силы даже об опасных предупредят только тогда, когда болезнь будет в очень запущенном состоянии. Поэтому она носит с собой целительский амулет, а он не настроен на отслеживание беременности.
        - С ума спятить, - сказала Марина. - И ты ей не сказал.
        - Бесполезно. Домой она не отправится в ближайшие два месяца. Пускай хоть со своим мужчиной для начала разберется.
        - Значит, папочка у нас Викин, - сделала вывод Марина.
        Когда же они успели? Во время совместной охоты на волчий хвост? Или еще раньше?
        Впрочем, какая разница, есть вопросы важнее.
        - Илиен, ты что делаешь? - спросила Марина удивленно наблюдая за тем, как демон старательно рисует мелком вокруг нее белую линию. И с камнем ему опять повезло. Специально целился или совпало?
        - Круг рисую.
        - Какой еще круг? - то, что рисовал Снегурочкин братец, кругом можно было назвать только с большой натяжкой. - Зачем?
        - Защитный круг, - сказал демон, с удовольствием посмотрев на окруженную меловой линией девушку. - Ты посидишь здесь, подождешь Дэнэена. Он тебя быстро найдет, не бойся. Заодно мечи подержишь. А то мало ли. А терять оружие нехорошо.
        - Зачем мне здесь сидеть? - возмутилась Марина.
        - Так будет безопасно. Продержится эта защита долго, ты ее сама сможешь подпитать своей силой, если кто-то ломиться начнет.
        - Ломиться?!
        - Низшие демоны, - махнул рукой в сторону горы похожей на пирамиду Илиен. - Вряд ли они сюда побегут, если почуют более привлекательную добычу, но кто знает? Поэтому из круга не выходи. Сиди и жди Дэнэена.
        - Илиен, ты что задумал?! - натурально взвыла Марина, догадываясь, что ничего хорошего.
        Защитник, чтоб его, в приманку для низших демонов поиграть захотел. А она должна сидеть в круге, мечи охранять и ждать его придурковатого брата. А если низшие демоны этого белого и пушистого поймают? Вдруг он не успеет превратиться в свою вторую ипостась.
        - Все будет хорошо, - улыбнулся демон, вручая Марине мечи, сумку и мелок. Последний наверняка для того, чтобы круг подправить, если найдется глупый низший решивший его разорвать. Хотя вряд ли найдется. Илиен бы тогда не ушел. Наверняка бы не ушел. Не в его характере бросать, кого бы то ни было с мыслью, что он сам справится. Точно не в его характере.
        - Что будет хорошо?! Ты что собираешься сделать?!
        - Побегать по горам, - сказал Илиен. И улыбка такая безмятежная, словно он только об этом и мечтал всю предыдущую жизнь.
        И что теперь делать? Запрыгнуть ему на спину, вцепиться в волосы и выть на всю округу: «Не пущу!». А оно поможет?
        - Илиен.
        - Все будет хорошо, - повторился демон. - Что бы ни случилось, и где бы ты не оказалась, я тебя найду.
        - Это угроза? - попыталась выдавить улыбку Марина.
        - Обещание, - серьезно исправил Илиен. - Теперь слушай себя, свою силу. Запомни ощущение, когда начнет работать защита и попытайся его повторить, если она ослабеет. Сила отреагирует на изменение и попытается привести все в изначальное состояние, главное ее не сдерживай.
        - Ладно, - сказала Марина, не став упоминать, что понятия не имеет как силу можно сдержать. Ей хотелось истерить и топать ногами, только бесполезно оно. Все равно уйдет. Защитник. Зачем ему настроение портить?
        Пришлось слушать возмущенно жужжащую силу, которой заклинание Илиена не понравилась. Потом довольно долго уговаривать ее не ломать защитку, убеждать, что угрозы в этом заклинании нет. Закончилось тем, что сила самовольно взметнула в воздух мелкое каменное крошево и уползла куда-то в глубину. То ли отдыхать, то ли обижаться на хозяйку. Но от круга она больше не шарахалась и, то хорошо.
        - Мне нужен учитель по магии, - жалобно сказала Марина. - Я ведь ничего не понимаю.
        - Попросим Дишинэ, он умеет учить, - улыбнулся Илиен.
        И ушел. Не прощаясь и не оглядываясь.
        А Марина стояла дура дурой, держала два меча и размышляла о том, почему ее даже не поцеловали. Тоже еще проблема, но ведь задело. Или у демонов так не принято?
        По ощущениям Марина уже часа два-три сидела на сумке Илиена, вглядывалась в туман, медленно и неотвратимо выползавший из-за горы похожей на пирамиду и ждала. Хоть чего-нибудь.
        Было ужасно скучно, хотелось что-то сделать, не обязательно полезное. Даже поплакать можно было бы, напряжение снять, только что-то не плакалось.
        Низшие демоны штурмовать защитный круг Илиена так и не явились. Один раз пролетела мимо какая-то полосатая как тигр кракозябра на ходу менявшая размер и форму, больше желающих показаться на глаза Марине не было.
        А Марина сидела в обнимку с мечами и ждала.
        Мечи тоже были той еще проблемой. То, что низшие демоны до сих пор не соизволили явиться, вовсе не значит, что они не появятся через часик, опередив Дэнэена с компанией. Начнут продавливать круг, его не просто придется усиливать, уговаривая свой ветер помочь, но и исправлять, дорисовывать стертую или деформированную линию. А руки заняты мечами. Которые положить на землю, точнее на камень невозможно. Сразу становится неуютно и страшно. Неуютно от того, что мечи уже кажутся живыми и почти родными. А страшно из-за того, что в случае срочного бегства о мечах можно и не вспомнить. Марина, конечно, смутно понимала, куда и как собирается бежать, но от ощущения избавиться не могла.
        Еще эти мечи были разными, хотя выглядели как близнецы. Тот, что оттягивал левую руку, определенно принадлежал Дэнэену. Такой же колючий, нетерпеливый и самоуверенный. Готовый в любую минуту броситься в бой, без оглядки и размышлений. Стихия, заключенная в металл, не шибко разумная стихия, не способная прислушаться к кому-то, пускай даже он старше и умнее. Этот меч совершенно не хотелось вынимать из ножен. Мало ли как он отреагирует и куда его понесет.
        Тот, что висел на правой руке, тоже напоминал стихию. Только другую, не быструю как лесной пожар. Скорее похоже на прилив. Вроде все знакомо и привычно, вода то приходит, то уходит, но попробуй стать у нее на пути. Она тебя даже не заметит.
        Самое странное, что Марина вспомнила как братцы общались в «Трех веселых демонах» и наконец поняла, что они имели ввиду приветствую друг друга. Илиен несдержанный как пламя? А попробуй его удержи, если он твоих попыток даже не заметит. Дэнэен похож на реку? Конечно, похож, на такую с порогами, запрудами, водопадами и прочими речными прелестями, включительно со льдом, который обязательно тронется весной. Если раньше никто не тронется умом.
        Марина вздохнула, встала на ноги и покачала мечами. Тяжелые на самом деле, хотя сначала она этого не замечала. Подумаешь, по полтора килограмма на руку. А попробуй эти килограммы долго подержать на весу. Когда сидишь они хотя бы о камень опираются, но сидеть тоже надоело и спина начала болеть. С мечами нужно было что-то сделать. Чтобы и руки освободить, и от веса избавиться и не забыть случайно. Не на шею же их вешать, ее шея к мечам как-то не приспособлена.
        Подержал бы их кто-то. Вон у рыцарей оруженосцы были.
        Оруженосцы?
        А почему бы и нет?
        Если что-то, или кто-то способно поднять здоровенного мужика, причем не одного, то, что ему два меча?
        На то, чтобы договориться с силой ветра ушла целая куча времени. Точнее, это время пролетело совершенно незаметно и судить о том, что оно успело пройти, можно было только по солнцу успевшему сместиться в сторону горы-пирамиды.
        Марина силу просила, уговаривала, давала какие-то нелепые обещания и пыталась общаться как с маленьким ребенком. В ответ почти всегда получала недоумение. Пришлось думать, и опять пытаться, думать и пытаться. Не помогало.
        Потом девушка вспомнила Илиена, точнее его просьбу почувствовать и запомнить. Своя в этом логика определенно была. Сила вряд ли способна понять слова, а вот ощущения… Собаки ведь реагируют вовсе не на значение слов, а скорее на тон, какими эти слова были сказаны.
        Пришлось опять думать. Пробовать почувствовать вес меча и легкость полета. Ломать голову над тем, как это совместить. Злиться и заставлять себя успокоиться. И чувствовать себя такой тупой, что хоть сядь и поплачь о загубленной жизни.
        Но, в конце концов, сила ее поняла. Или перестала издеваться, в чем Марина ее заподозрила. Легкий ветерок скользнул по руке, приподнял волосы, дернул за прядь. Потом поднял в воздух несколько разнокалиберных камней, словно предлагал выбрать. Девушка топнула ногой, хмыкнула и взмахнула мечами.
        Удивление. Точнее смущенное удивление.
        А в чем разница?
        Пришлось объяснять, что поднять нужно вовсе не определенный вес. Поднять необходимо предметы с весом. Мечи, которые держит хозяйка.
        С какой-то по счету попытки Марину поняли и игриво дернули за мечи. Девушка от неожиданности их отпустила. Туповато понаблюдала за тем, как они крутятся, словно перья гонимые ветром и схватилась за голову, когда сила с размаха их уронила.
        Сдувала пыль с драгоценного оружия Марина старательно и довольно долго, делая вид, что не замечает попыток силы привлечь внимание.
        Самое странное, что эта поддельная обида сработала лучше, чем все объяснения и попытки что-то почувствовать вместе взятые. Сила становилась все больше и больше похожей на собаку, точнее на игривого щенка, утаскивающего хозяйские тапки и приносящего взамен дохлую мышь, отобранную у соседской кошки. Орать на такого щенка совершенно бесполезно. Приходится воспитывать и ждать пока он перерастет свои детские замашки. Зато сколько радости, когда он делает все как положено.
        Правда, в этот раз особой радости почувствовать не получилось. Слишком Марина устала.
        - Ну вот, теперь я Коперфильд, - мрачно сказала девушка, наблюдая за тем, как сила послушно транспортирует мечи под защиту давно покинутого корявого круга.
        Идти вслед за ними Марина себя заставляла. Даже начинало казаться, что будет совсем неплохо, если ее наконец кто-то съест. Никаких тебе переживаний и забот больше. Заботы появятся у демонов, которым положено кому-то там мстить за ее смерть.
        Но она шла. Пересекла меловую линию, уселась на сумку и решила ни о чем больше не думать.
        Лишь бы Дэнэен побыстрее пришел.
        Правила выживания для попаданок. Пункт тринадцатый.
        И так, вам все еще неймется. Хочется стать героиней, прославиться в веках или хотя бы продолжить в отдельно взятом мире священную борьбу любимого Гринписа за права животных.
        И тут вы понимаете, что с миром вам очень повезло, ибо вымирающие виды здесь представлены во множестве и как бонус некоторые из них разумны.
        Ага, повезло. Очень.
        Допустим, вы решили защищать драконов от произвола охотников за их шкурами и прочих рыцарей. Что вы для этого сделаете? Будете листовки раздавать, под копыта лошадей бросаться, становиться крестом у входа в пещеру и выкрикивать пламенные лозунги? Ну-ну.
        На листовки вам может не хватить средств, особенно если пишут в этом мире на пергаменте. Кстати, знаете, из чего делают пергамент? Нет? Из шкур невинно убиенных животных. Еще веселее будет, если в данном мире до сих пор пользуются глиняными табличками. Надорветесь, девушка.
        Далее, копыта лошадей. Ну, там вас просто затопчут и возможно похоронят на местном кладбище для бродяг.
        Про крест у входа пещеры лучше бы промолчать, ибо глупость несусветная. Вдруг у защищаемого вами дракона есть дурная привычка дышать огнем в драконоборцев? И то, что вы, защитница, добрая девочка и почти уже святая окажетесь на пути его пламени, рептилию вряд ли остановит. Глупость, она наказуема.
        Еще вы можете решить стать защитницей прав угнетаемых оборотней. Ибо, виданное ли дело убивать разумное существо, не умеющее в определенные периоды жизни себя контролировать за то, что он сожрал чью-то корову. А вы уверенны, что беретесь защищать самую пострадавшую из сторон? Уверенны?
        А ведь эта несчастная корова была единственной кормилицей многодетной семьи. И теперь без кормилицы эти дети могут зиму не пережить. Может, лучше займетесь поиском средств на их содержание? Или попытаетесь выбить денюжку за корову из оборотня? Сомневаюсь, что у вас получится. Скорее постигнет судьба коровы.
        Русалки, кстати, имеют дурную привычку топить своих защитниц. Всякие крылатые дамы с бронзовыми перьями используют эти перья не по назначению. То есть швыряются или как дротиками. Оно вам надо? Думаете, шрамы вам пойдут? Это если выживете.
        В общем, сидите тихо и не вмешивайтесь в работу профессионалов. А то назовут ведьмой, будете доказывать, что не умеете летать на метле, вместе с той самой метлой падая в пропасть.
        Глава 24 Об умении не вовремя наорать и вовремя промолчать. Или наоборот?
        Явились мрачные полукровка и компания когда уже начало темнеть.
        Марина как раз легла на скалу, подложив под голову сумку Илиена, решив, что камень достаточно теплый для лежания на нем. Жесткий конечно, но рассчитывать на то, что камень резко станет мягким, не стояло, поэтому пришлось брать что есть.
        Левее горы похожей на пирамиду появилось три невзрачных звездочки и одна довольно яркая. Облака на западе все еще были подсвечены спрятавшимся за горизонт солнцем, из-за чего казалось, что они вырезаны из фанеры и приколочены к небу гвоздями.
        Марина лежала, наблюдала за тем, как постепенно темнеет небо, изредка скашивала взгляд на мечи, чтобы убедиться - сила все так же держит их в воздухе и уставать, похоже, не собирается.
        Думать ни о чем не хотелось. Точнее думать было страшно. Стояло только начать и воображение рисовало Илиена, который с трудом отбивается от низших демонов, воспоминания шустро перескакивали на мертвых похитителей, а загнанный в глубину страх поднимал голову и твердил, что отсюда надо бежать, как можно быстрее и как можно дальше. Поэтому девушка тупо пересчитывала облака, старательно размышляла о том, почему пока видно только четыре звезды и куда делись все остальные, старательно жаловалась судьбе на то, что купить красивое платье так и не получилось.
        А потом пришел Дэнэен, и все стало еще хуже.
        Он не спросил, что тут произошло, кто опять похитил его хранящую и все ли с ней в порядке. Не обратил ни малейшего внимания на летающие мечи, хотя один из них принадлежал ему. Он даже не поздоровался. Его интересовал один единственный вопрос:
        - Где Илиен?
        Марина села. Пригладила волосы. Посмотрела на мечи, потом на звезды. Перевела взгляд на мрачную Рен, зачем-то ей улыбнулась.
        - Где Илиен? - повторил вопрос обеспокоенный брат. - Он был здесь, я чую. И он не мог просто так тебя бросить в одиночестве.
        - Я не в одиночестве, - сказала Марина. - Я с мечами и силой ветра.
        - Начхать на силу ветра. Где Илиен?
        На мечи он начхать не рискнул. Наверное, побоялся, что они обидятся. А сила что? Все равно ведь не его.
        - Ушел отвлекать низших демонов с пастухом, - махнула рукой девушка в сторону приметной горы-пирамиды. - Сказал, что тебе превращаться в кота нельзя, потому что заболеешь и быстро состаришься. И Рен нельзя, она беременная. А Викин и Бияр превращаться не умеют, так что и пользы от них в случае чего не будет.
        - Кто беременный? - спросила Рен.
        - Ты! - рявкнул Дэнэен. - Не Викин же! Куда этот идиот поперся?!
        - Викин? - туповато переспросила Марина, которой хотелось кого-нибудь стукнуть.
        - Какой еще Викин?! Куда пошел Илиен?!
        - Я же сказала! - взвыла Марина. - Ушел отвлекать низших демонов с пастухом! Неужели ты такой тупой, что с первого раза не понял?!
        - Проклятье!
        Дэнэен пнул не вовремя подвернувшийся под ногу камень, зашипел от боли и похромал в направлении горы-пирамиды. Замер, покрутил головой, словно принюхивался. Отошел на несколько шагов влево, потом вправо. После чего стал на четвереньки и начал что-то рассматривать.
        Рен рассерженной кошкой шипела на Викина. Он в ответ только улыбался. Довольный такой, что даже Марине захотелось чем-нибудь тяжелым запустить ему в лицо. Авось не увернется.
        Дэнэен ползал и ругался. Ругался и ползал.
        Биар стоял столбом и смотрел в пустоту.
        Марина чувствовала себя лишней. И ведь ни одна сволочь, кажется, не заметила, что мечи летают. Или не придала этому значения. Обидно.
        - Пошли.
        Полукровка наконец наползался, выбрал направление и теперь был похож на рвущуюся в бой лошадь сдерживаемую жокеем. Серая грива волос помогала в создании образа.
        - Меч свой забери, - царственно приказала Марина вставая на ноги.
        А чего сидеть? Нагретый днем камень, чем дальше, тем больше остывал. Так недолго и что-то важное простудить.
        Дэнэен посмотрел как на полную идиотку.
        - Я не могу его взять, - сказал ласково-ласково. - Не тяни время. Идем.
        Пришлось идти. Встать, переступить меловую линию, подумать немного, вернуться за сумкой Илиена. Еще немного подумать и повесить сумку на один из мечей, радуясь тому, что сила ветра, судя по ощущениям, не против потаскать тяжести за хозяйкой.
        Интересно, шкаф передвинуть она не откажется?
        Дэнэен наблюдал за подготовкой к походу неодобрительно, но не подгонял.
        Рен все так же шипела на Викина, Бияр таращился в пустоту. Ждать их полукровка не собирался. Не догадаются пойти следом, звать их он не будет. Он и Марину позвал, скорее всего, потому, что побоялся оставлять с этими умалишенными. Вот сожрет ее здесь кто-то, как он после этого выполнит обещание вернуть похищенную девушку домой целой и невредимой когда все закончится?
        Впрочем, звать никого и не понадобилось. Все пошли сами, не особо отвлекаясь от своих занятий.
        Веселая компания подобралась. Дружная. Хоть сядь и поплачь.
        Идти пришлось далеко, долго и нудно.
        Точнее, сначала дошли недалеко. Даже спуститься с уступа, на котором Марина дрессировала силу, не успели, как Дэнэен замер памятником самому себе, немного подумал, а потом начал ругаться. Пламенно и проникновенно. Умудряясь не повторяться и не повышать голоса.
        Марина осторожно подошла поближе. Несколько недоуменно осмотрела камень, перед которым полудемон высказывал свои претензии вселенной. Хотела даже спросить, что именно ему так не понравилось, когда заметила отпечаток ладони. Смазанный такой, словно к камню мимолетно прикоснулись, и тут же поспешили дальше. Неяркий, почти сливающийся цветом с фоном, на котором отпечатался. И что-то напоминающий.
        - Кровь, - сказал Дэнэен, перестав ругаться. Спокойно сказал и устало. - Этот идиот решил их приманить кровью, понимаешь? Если есть кровь, значит тот, кому она принадлежит ранен. А низшие раненых высших любят. Мы для них что-то вроде десерта. Просто добыть этот десерт непросто. Точнее невозможно, если высший не ранен. А вот если ранен, даже пастух их не удержит. Скорее они его за собой поволокут.
        - Но ведь Илиен…
        - Не ранен? - Дэнэен грустно улыбнулся. - Думаешь, в демоне крови больше, чем в человеке? Идем дальше. Надеюсь, мы его успеем догнать.
        - Не успеем, - сказала Марина. - Куча времени прошла.
        - Посмотрим. Идем.
        И они опять пошли. В полной тишине. Даже Рен надоело на Викина ругаться.
        Горы Марину, чем дальше, тем больше радовали. По пути не встретилось ни завалов, ни труднопроходимых мест, даже спуски и подъемы были более-менее приемлемыми. По крайней мере, она преодолевала их без особых проблем.
        Или это Илиен такой маршрут выбрал? Чтобы низшим за ним было удобнее бегать. Хотя они вроде бы летают.
        Дэнэен все больше мрачнел. Трогать его не хотелось. Казалось, на любое неосторожное слово он ответит отборным матом, если не попыткой оттолкнуть подальше и сбежать.
        А потом они пришли. Дальше пути не было. Там вообще ничего не было, только пропасть с клубящимся в глубине туманом и далеко-далеко что-то напоминавшее отвесную скалу. Или другой край пропасти. Или край ямы, в которой эти горы находятся.
        - Дэнэен, там яма заканчивается? - спросила Марина.
        Полукровка кивнул, не отрывая взгляда от чего-то внизу.
        - Эти горы почти везде окружены пропастью, - с какой-то радости решил изобразить гида Бияр. - Попасть сюда можно либо по нескольким перешейкам, точное число которых неизвестно, по двум мостам, или с помощью пути.
        - Ага, - сказала Марина, аккуратно подойдя к Дэнэену.
        Заглядывать вниз не хотелось. И так было прекрасно видно, что пропасть глубокая и широкая. И стенка там наверняка такая же отвесная, как и та, что виднелась вдалеке. Но девушка подошла, схватила за руку полукровку и посмотрела.
        Лучше бы она не заглядывала. Глубоко-глубоко, словно Марина стояла этак на этаже шестнадцатом, прямо из скалы росло какое-то ненормальное дерево, не нашедшее места лучше. А может, то было не дерево, возможно, там рос куст. Но это было не важно. Потому что на этой безумной растительности зацепившись за ветви, флагом развевалась белая рубашка. Или штаны. Девушка бы не смогла поручиться, что точно узнала деталь одежды, которую трепал ветер, пытаясь сорвать то ли с дерева, то ли с куста. Но в том, что она принадлежала Илиену, Марина не сомневалась.
        - Ты что, падаешь?
        Удивленный голос Дэнэена прозвучал откуда-то издалека и Марина полетела. Или упала. В пропасть. Понять она не успела, потому что мир, мигнув, отключился.
        Или это она отключилась?
        Возвращалось мир медленно и неспешно, под аккомпанемент громких голосов спорящих над головой.
        - Ты! Нашла время беременеть! - раздраженный мужской, смутно знакомый. - Я на тебя рассчитывал, неужели не ясно!
        - Лучше замолчи! - еще один мужской, тоже громкий, но на удивление спокойный и холодный. Почему-то казалось, что этот голос так звучать не должен. Он обязан быть теплый и мягким, потому что в таком виде узнать его невозможно.
        - Пацан! - женский, с рычащими нотками, что казалось совсем уж странным. Как можно рычать, не используя для этого звук «р» Марина не представляла.
        - А время идет, - голос мужской, спокойный и тихий, не удивительно, что на него не обратили ни малейшего внимания.
        - Я пацан?! А ты старая дева! И останешься ею вместе со своими запросами, дура!
        - Лучше замолчи! - с нажимом.
        - Лучше быть старой девой, чем недорослем без меча!
        - Как же вы мне надоели.
        - Мне меч вернут, а тебе мозги уже не вправят! - первый мужской.
        - Это тебе мозги вправлять надо! - женский.
        - Кретинка! Я твоему ребенку заранее сочувствую! - мужской.
        - Я же просил, - второй мужской, усталый но уже не холодный.
        В следующий момент мир рывком стал целым, объемным и почему-то светлым. Марину мягко толкнула теплая волна воздуха, словно предлагала перестать притворяться и открыть поскорее глаза, иначе пропустит все самое интересное. Яркий свет перестал слепить даже через веки, и девушка села, удивленно глядя на открывшуюся ее взгляду картину.
        Викин двумя руками держался за свой посох. Посох в свою очередь то ли пытался улететь, то ли огреть хозяина по голове, то ли, что более вероятно, стукнуть по голове Дэнэена, пытавшегося ладонью потушить горящий рукав. Еще посох светился. Не сильно и с каждой секундой яркость свечения уменьшалась, но в том, что вспышка дело его рук, сомневаться не приходилось. Если конечно у посоха есть руки.
        - Что за фигня? - мрачно спросила Марина.
        Мир вокруг плавно покачивался, и останавливаться не спешил. Звезды пытались кружиться в хороводах, получалось у них скверно. Круги все время рассыпались, и неудачницам приходилось изображать салют, разлетаясь в разные стороны. Особо невезучие падали на землю. Надо бы было загадать желание, но ничего толкового в голову почему-то не приходило.
        - Оберегающая решила вправить мозги Дэнэену, - довольно промурлыкала Рен. - Чуть шевелюру не сожгла. Посмотрела бы я на него тогда.
        - Ага, - сказала Марина.
        Память услужливо вернулась к кадрам запечатленным перед очередным обмороком, напомнила о рубашке зацепившейся то ли за дерево, то ли за куст и мрачно подсказала, что на данный момент есть проблемы важнее чьих-то спасенных от огня волос.
        - Дэнэен, что мы теперь будем делать?
        А у кого еще спрашивать? У злорадствующей Рен? У Викина сражающегося со взбесившимся посохом? Или у Бияра сидящего рядом с Мариной с просветленным лицом?
        - То, что должны.
        - Конечно, именно то, что должны. Только неизвестно кому, - вскинулась Рен. - Подумаешь, брат в пропасть упал…
        - Он живой! - рявкнул Дэнэен. - Он свалился на это проклятое дерево, превратился и…
        - И забрался по скале обратно, - широко улыбнулся Бияр.
        - Уверен? - уставилась на него демонша.
        - А куда бы он еще делся? - невозмутимо произнес Бияр. - Если жив, конечно.
        - Он живой! - яростно повторил Дэнэен. - Он бы так просто не умер!
        - Все так говорят, - сказал Бияр.
        На него злобно уставились все, даже посох Викина.
        - Демоны, пока полностью не превратятся, очень уязвимы, и если он в таком виде свалился с дерева, то… - невозмутимо продолжил маг.
        - Заткнись! - потребовала Рен.
        Марина встала, подошла к Дэнэену, схватила его за волосы и указала рукой на по-прежнему висящие в воздухе мечи.
        - Если ты мне сейчас же не объяснишь, что именно мы должны делать, я попрошу свою силу укоротить твою шевелюру минимум вдвое. Надеюсь, оно долго отрастать будет. Или лучше вообще под корень тебя постричь?
        - Лучше вместе с головой, - подсказала Рен. - Все равно она ему не нужна.
        Дэнэен улыбнулся, широко и фальшиво. Выдернул из руки Марины прядь и скользнул к демонше.
        - Хотите знать? Рен, ты ведь тоже хочешь знать? А подумать не пробовала? Где хранится одна из частей Сердца Стихий. Последняя из тех, которые я могу собрать? Подумай, ты же умная девочка.
        - То старая дева, то девочка, - пробормотала Марина. - Ты бы уже определился с ее статусом. Противоречиво оно.
        Рен промолчала. Молчала несколько минут, потом громко хмыкнула.
        - В Замке У Водопада, да? - спросила она. - В их сокровищнице. Эти возомнившие о себе правители жалкого клочка земли одно время, что только не тащили в свой дом. Как же не тащить, у них ведь есть защита от желающих вернуть свое имущество. А там кто знает, вдруг пригодится.
        - Угадала, - Дэнэен старательно и все так же фальшиво улыбнулся еще шире, став похожим на вампира с недоразвитыми клыками.
        - Как ты туда попадешь, идиот? - презрительно поинтересовалась Рен. Даже голову на бок склонила, словно увидела перед собой непонятную зверушку, о существовании которой даже не подозревала. - Мало того, что там этот проклятый призрак мага, толпа солдат, защита, сквозь которую так просто не пробьешься, так еще и около тридцати неплохих магов, которым тоже платят не за красивые глаза и не за фокусы, показываемые народу по праздникам.
        - Думаешь, я не знаю? - скопировал ее тон полукровка. - Думаешь, ты мне зачем? Я этого проклятого призрака выманивал. Ты должна была разогнать его низших при подходе к замку, понятно? А Викин послужить ключом, точнее его посох. Оберегающая бы в этом случае с радостью помогла, напрямую она вмешаться не может, но через своего призванного…
        - А я тебе зачем? - спросила Марина.
        - Чтобы мне поверили. Точнее, поверили, что я действительно могу собрать куски сильной вещи. Без хранящей их соединить невозможно, а демона к обители даже близко не подпустят…
        - Значит, я тебе нужна, чтобы что-то соединить. А дальше? Я после этого хоть выживу?
        - Какая дура, - простонал Дэнэен. - Вы друг друга стоите. Делаете выводы, не зная и половины необходимых для этого сведений. Этот проклятущий артефакт невозможно собрать в целое! - рявкнул в лицо Марине. - Две части сразу же расплавили на Алой Горе, во избежание повторения разгоревшейся за эту дурацкую побрякушку битвы всех со всеми! Только людям об этом не сказали, или сказали, но они не поверили! Понятно?! И даже если не понятно, я не могу причинить тебе вред, я же пообещал! И вообще, я бы тебя отправил по пути к маме, чтобы ты ее позвала… Да ну вас всех.
        - Отправить к маме? - переспросила Марина.
        - Да. Только сейчас это невозможно, точнее не желательно. Илиен тебя найдет быстрее, чем даже меня.
        - И зачем владычица нужна в замке? - спросила Рен.
        - Призрака усыпить.
        - Но она не сможет, там защита.
        - Поверь мне, если все получится, то сможет, - Дэнэен махнул рукой и одарил недовольным взглядом светлеющее на востоке небо. - Только не спрашивай, что должно получиться. Слишком долго объяснять, да и не могу я. Это будет нарушением обещания. И времени совсем мало. Эта тварь сразу же начнет опять ловить низших, а мы не можем себе позволить с ними столкнуться. Вот зачем тебе понадобилось беременеть? Все же так хорошо складывалось.
        - Думаешь, она специально это сделала? - спросил Викин, выдав ободряющую улыбку.
        - Лучше молчи, - душевно попросил его Дэнэен.
        Заставить Дэнэена рассказать больше, чем он уже рассказал, не удалось. Не помогли ни угрозы Рен развернуться и гордо уйти. Ни уговоры Викина, сообщившего после пятиминутного зависания, что Оберегающая помочь согласна. Ни старательно изображенная Мариной истерика, со слезами, длинными речами и силой размахивавшей мечами демонов, как заправской джигит. Даже обещание не отдать Дэнэену меч никогда не помогло. Он философски сообщил, что в ближайшее время при всем желании не возьмет свой меч в руки, потому что бродить по землям людей из-за такой ерунды лишний годик не желает. А там отдать меч придется, он не захочет оставаться в чужих руках дольше положенного.
        Истерить Марине надоело быстро. Высоты, которых в этом деле умудрилась достигнуть та же Оля, ей никогда не светили, а сейчас еще и настроение неподходящее. Такое мрачно-ждущее. Словно было предсказано, что завтра небо на землю свалится. И хоть с одной стороны понятно, что это случиться не может, с другой стороны, начинаешь выдумывать самой себе дурацкие расшифровки этого предсказания.
        К загадочной маме Дэнэена отправили улыбчивого Бияра. Точнее отправили на Алую Гору, отчитываться перед Дишинэ о проделанной работе, а заодно попросить сказать маме несколько загадочных слов.
        Третий шаг готов.
        Марина на эти слова покрутила пальцем у виска и села на сумку Илиена думать о том, все ли демоны ненормальные, или это ей так повезло?
        Отправляли Бияра к Дишинэ тоже не без скандала. Идти маг не хотел. За что полукровка вдоволь на него наорался. Объяснил, что пока способен узнать поделки своего самого старшего брата. Сообщил магу, что шпион из него как из жабы лошадь. И пообещал сжечь, если тот сейчас же не ступит на клочок нанесенной ветром земли, привычно изрисованной непонятными значками, с привычно же колыхавшимся над ней воздухом.
        Бияр обозвал полукровку нехорошим словом, на котором даже переводчик споткнулся, наверное не нашел в русском языке адекватного заменителя, и пошел куда посылали.
        Марина с интересом понаблюдала за тем, как силуэт мага постепенно тает, а дымка похожая на испаряющуюся воду рассеивается. Даже земля выровнялась без чужой помощи, причем стала гладенькой, словно по ней утюгом кто-то прошелся. Или катком, милликалиберным таким. Катку нормального размера развернуться было негде.
        Следующим номером программы стали путанные объяснения Дэнэена о том, что и как они будут дальше делать. Объяснения были длинные, монотонные и неинтересные. Марина поймала себя на том, что начинает зевать и абсолютно ничего не понимает, махнула на речь своего любимого похитителя рукой и начала наблюдать за рассветом. Не каждый же день такой увидишь.
        Солнце золотило край противоположной стены пропасти, четко очерчивая ее контуры, заставляло туман становиться густым и темным, а пропасть совсем уж бездонной. Потом оно робко выглянуло из-за края и Дэнэен решил закончить свою речь.
        До чего он там договорился, Марина так и не спросила. Какая разница? Ей уж точно некуда гордо уходить. И Илиен, если верить его братцу, должен прийти именно к ней. Скорее всего в облике какого-то животного, узнающего разве что запах.
        Впрочем, какая разница, он же потом обратно превратится.
        Обязательно превратится.
        Лишь бы с ним все было хорошо.
        Кивнув мыслям, девушка напомнила самой себе, что нужно обязательно спросить у Дэнэена в кого умеет превращаться беловолосый демон. Только не сейчас, позже. В данный момент о брате ему лучше не напоминать. И без того настроение паршивое.
        Впрочем, вряд ли он о нем забыл, слишком уж пристально изучал скалу над деревом, едва дождавшись дневного света.
        Но напоминать все равно не стоит, не сейчас, пускай сначала успокоится и подумает. Придумает какие-то внятные ответы. В таком настроении он способен, разве что, заподозрить свою хранящую в том, что она пытается его обвинить в падении Илиена в пропасть.
        Кому нужен очередной скандал?
        С другой стороны, может Илиен и не падал. Превратился на краю, не успев раздеться, вот одежда и улетела.
        Дэнэен, превратившись в кота, о своей одежде беспокоился меньше всего. Она его раздражала.
        То, что следовало бы подслушать.
        Семь.
        Буммм!
        - Так что там случилось?
        Буммм!
        - Куда тебя отправили?
        Буммм!
        - Да нормально я слышу, у меня хороший слух.
        Буммм!
        - А зачем?
        Буммм!
        - Кажется, я понял. Со вторым что?
        Буммм!
        - А вот это хуже. С другой стороны, его время еще не пришло, может случиться что угодно.
        Буммм!
        - Рий, последи тут без меня, я скоро вернусь!
        Буммм!
        - Так скоро, как смогу.
        Восемь.
        - Ага, летело оно и на лету ело козу. Ты что-нибудь больше похожее на правду придумать не мог? Сюда даже низшие редко залетают, а тут непойми что. С такой историей тебе не нальют. Хотя испуг выглядит натурально. Может тебе вообще ничего не говорить. Вращай глазами, мычи и тычь пальцев в бочонок. Кто-то обязательно пожалеет. Они сейчас щедрые и при деньгах.
        - Но я видел!
        - Ну, видел. Тебе же знахарь говорил, что скоро видения начаться могут. Так что лучше молчи, ему веры больше.
        - Но…
        - Ты выпить хочешь?
        - Хочу!
        - Тогда мычи и тычь пальцем. Испуг у тебя хорош, кто угодно поверит, что речь отняло.
        Девять.
        - Ритуал готов?
        - Да, высший.
        - Он поверит?
        - А почему он должен не поверить. Этим болванам ничего не сказали. Заодно от всяких недоумков избавимся. Кто-то опять бочку открыл. И не слуги, слуг всех проверили, у них защищающих сознание амулетов нет.
        - Старший будет недоволен.
        - А откуда он узнает? Даже мои ученики думают, что ритуал готовят на крайний случай. Верят в этих недоумков и их защиту.
        - Пускай верят. Молодости свойственно верить. Главное, чтобы вещь осталась цела.
        Глава 25 О том, что кошки бывают разные, а водопады умеют разочаровывать
        Путь открывала Рен, такая мрачная, словно этот путь был последним, для всех. К удивлению Марины оказались они вовсе не у замка возле какого-то водопада, и даже не у речки. Вокруг росли самые банальные деревья с не менее банальными кустами. Довольно густо росли. Местами непреодолимо густо. Как сквозь эти заросли продираться, девушка и думать боялась.
        Оказалось, никак. В смысле никуда продираться не надо было. Просто под одним из деревьев Дэнэен и Рен когда-то закопали накопители. Так, на всякий случай и маячок оставили для себя, чтобы можно было настроиться на это место, откуда угодно. Носить с собой кучу накопителей видите ли слишком подозрительно. А так и амулеты всегда под рукой и маги не учуют. И вот, наконец, оно пригодилось.
        К сожалению, как чуть позже выяснилось, предприимчивая парочка не догадалась как-либо отметить дерево, под которым был зарыт клад. Вспомнить, чем именно дерево было настолько примечательно, что под его корнями решили копать яму демоны за давностью лет не смогли. Учуять накопители тоже не получилось. Они их замаскировали, на случай всяких любопытных способных свернуть с дороги учуяв непонятный магический запах.
        Пришлось искать методом научного тыка. Дэнэену пришлось. Рен самоустранилась по причинам принадлежности к женскому полу и наличия и без того плохого настроения. У Марины никто даже просить не стал. Наверное, вспомнили об ее общей физической подготовке. Викин сидел под кустом прикрыв глаза и шевеля губами. Общался то ли со своим посохом, так и не ставшим опять браслетом, то ли со своей богиней, решившей дать парочку советов перед эпохальной битвой. А полукровка копал. Замагиченой лопатой способной частично помочь копающему. Копал уже под третьим деревом. Причем ямы под предыдущими двумя он старательно зарыл, чтобы следов не оставлять.
        Марина полюбовалась на неплотно утрамбованную землю у деревьев, ошметки корней и тонкий слой прелых листьев, которыми Дэнэен посыпал следы трудов своих для лучшей маскировки. Покачала головой и задумчиво произнесла:
        - А кроты тут водятся крупные, с человека ростом.
        Полукровка только фыркнул, не прекращая раскопок.
        Становилось скучно. В голову начали лезть дурные мысли. А Марина сидела рядом с Викином, держа в объятьях доверенные Илиеном мечи, и старательно их отгоняла. Не хватает только тут разреветься и, подвывая, рассказать присутствующим о своей нелегкой судьбе, о дурацких знаках, незаслуженных обидах и общем несовершенстве мира. Допускать этого было нельзя, потом очень сложно успокоиться. Сама себя накручиваешь, накручиваешь, стараешься глубоко дышать, считать до десяти, вспоминаешь анекдоты, заставляешь себя улыбаться, а потом откуда-то из глубин выныривает загнанная туда с таким трудом мысль и слезы текут сами по себе, наплевав на все усилия их перебороть.
        Потом, спустя какое-то время, наконец, успокаиваешься и начинаешь чувствовать себя такой дурой, что хоть бери у любимого похитителя лопату и начинай закапываться.
        - Дэнэен, поблизости кто-то чужой есть? - спросил Викин, не отрывая задумчивого взгляда от посоха.
        Полукровка окинул его удивленным взглядом, немного покрутил головой и злобно ответил:
        - Нет.
        - Отлично, - улыбнулся монах. - Марина, если зайдешь за второе слева от Дэнэена дерево, через несколько шагов будет просвет между двумя кустами. Иди в этот просвет и дальше петляй, как дорожка поведет. Заблудиться там невозможно, просто больше нигде не пролезешь. Примерно минут через десять дойдешь до ручья, я там в прошлом году воду набирал, красивое место.
        - Воду набирал? - переспросила девушка.
        - Да. Сидел вот на этой крошечной поляне в шалаше из веток, пока меня искали по всему лесу с собаками. Собаки, они демонскую силу чуют лучше, чем маги и предпочитают держаться от нее подальше. Поэтому меня тут найти и не могли. А за водой ходить пришлось, призвать я ее не мог, мою магию способен почуять кто угодно.
        - Ясно, - сказала Марина. Наверное, от чьего-то мужа, или отца, или другого родственника прятался.
        Рен на самом деле и не подозревает, какое сокровище ей досталось. Где еще найдешь мужчину способного понять, что девушке необходимо побыть наедине собой и выплакаться без свидетелей. А возможно, если злобный Дэнэен не будет маячить перед глазами, подкатывающая истерика согласится уйти без всяких слез. Так будет даже проще, не придется ждать, пока краснота из глаз исчезнет.
        - Спасибо, - поблагодарила Марина, повесила мечи на плечо и решительно пошла к дереву.
        - Не выпускай из рук мечи, они животных отпугнут, - напутствовал не прекращавший раскопок Дэнэен, хотя уже было понятно, что и под третьим деревом ничего нет. - И воды принеси!
        - Ладно, - отозвалась девушка, дав себе слово не забыть набрать в флягу воды.
        Если кому-то не хватит, пускай сами ходят.
        Путь к ручью казался лабиринтом. Странным таким лабиринтом, без перекрестков и ответвлений, зато поворотов в самую неожиданную сторону было более чем достаточно. Иногда Марине казалось, что отведя с дороги очередную ветку и протиснувшись в узкий проход в кустарнике она умудрилась повернуть назад и сейчас выйдет к подрабатывавшему кротом полукровке с компанией. Хотелось остановиться и попытаться сориентироваться. При этом Марина отлично понимала, что останавливаться бесполезно, в лесу ей заблудиться гораздо проще, чем в городе. Пришлось идти дальше.
        Наконец петляющая по кустарнику дорожка закончилась, и девушка вышла на поляну. Хорошую такую поляну, почти круглую, побольше размером, чем та на которой проводил раскопки Дэнэен. Почему она не заросла деревьями стало понятно сразу. Напротив Марины на другом конце поляны по какой-то непонятной причине из-под земли торчал обломком гнилого зуба черный перекошенный камень. Стояло ковырнуть носком ботинка прелые листья, с пробивавшейся между ними тут и там тоненькими травинками, и под ними обнаружился такой же камень. Черный и гладенький, словно его кто-то отполировал.
        Девушка прислушалась к силе, отнесшейся к странной поляне посреди леса совершенно спокойно, пожала плечами и пошла к узкой полосе ярко-желтых цветов пересекающей поляну почти по диагонали. Если ручей где-то и есть, то он там. Растения вообще воду любят. А то, что его не слышно, ничего не значит. Может громогласный звон ручьев всего лишь художественное преувеличение.
        В своих предположениях девушка не ошиблась. Вода журчала тихо и спокойно, пересекая камень по появившемуся благодаря человеческим рукам желобку. Природа бы настолько ровным и прямым его не сделала, она умная, поэтому предпочитает копать там, где легче.
        Цветы оказались родственниками то ли кувшинок, то ли каких-то орхидей. Они бесстыдно купали корни в воде, непонятно как держались за камень и непонятно чем тут питались. Растениям вроде для жизни и роста необходимы минералы и прочие удобрения.
        - Надеюсь, вы не ядовитые, - печально сказала девушка цветам.
        Они в ответ покачали головками. То ли пытались сказать, что не ядовитые, то ли наоборот, предупреждали, что после их корней воду лучше не пить.
        - Если что, отравится Дэнэен. А демоны, они вроде живучие.
        Цветы вяло пошевелились.
        - Плохие из вас собеседники, - вздохнула Марина. - Вот так и живу, даже пожаловаться некому. Одни не поймут, другие расстроятся, третьи высмеют. А еще… Знаете, я к вам поплакать шла. Настроение было такое и мысли плохие и, казалось, я во всем виновата. Не удержала. Даже не попыталась, на самом деле. А теперь плакать почему-то не хочется. Нужно было идти быстрее, что ли? - девушка погладила прохладный лепесток кончиком пальца, улыбнулась. - Красивые вы, желтые как цыплята, теплые с виду. Надеюсь, из вас однажды не вырастут драчливые белые петухи с лихо свисающими набок гребешками.
        Цветы опять покачали головками.
        Наверное, не вырастут.
        Мечи были со всем почтением уложены на ломкую траву. Из кармана на штанах извлечен мешочек из толстой кожи пропахший вином, с привязанной к нему затычкой из мягкой древесины, отдаленно напоминавшей корок. Марина торжественно назвала его флягой и сунула в ручей.
        Вода оказалась не настолько холодной как ожидалось. Поэтому, напомнив мешочек и уложив его рядом с мечами, девушка разулась, и уселась среди цветов, опустив ноги в воду. Марина решила проанализировать сложившуюся ситуацию. Спокойно проанализировать, без лишних эмоций. Может что-то достойное внимания в голову и придет. И прохладная водичка в тему. Если что, можно будет в лицо поплескать, голову остудить.
        То, что Дэнэен лгал с самого начала на этот момент должно стать понятным последней дуре. Сильная вещь ему на самом деле не нужна. Ему за каким-то чертом сдался замок выстроенный возле водопада. Что там может быть ценного помимо запчасти для артефакта? Что там вообще есть? Наверняка какие-то сокровища. Правители живут, вроде бы. Привидение обожающее коллекционировать низших демонов обитает. Что еще?
        Да что угодно.
        Может там где-то в подвале лежат святые мощи далекого предка веселых братьев-демонов и их необходимо спасти, освободить из плена любой ценой, смыть с семьи позор кровью похитителей мумии из усыпальницы.
        А, кстати, хоронят демонов как? Может, они после смерти превращаются в солнечный свет, или самовозгораются и горят пока ничего кроме пепла не останется. А потом родственники сметают этот пепел в симпатичную вазу и ставят на почетное место. Или какую-то памятную клумбу удобряют. Мол, живет этот хороший парень отныне в цветах.
        - Бред какой-то, - пробормотала Марина, окинув взглядом желтые цветы возле себя. - Лучше подумать о том, что надо Дэнэену.
        И так, то, что Дэнэен тот еще лжец - факт доказанный. Причем, доказанный давно. Викин сразу после превращения этого несчастного из кота обратно в нечто человекоподобное утверждал, что якобы обиженный судьбой полукровка на самом деле очень сильный в магическом плане. Посильнее многих чистокровных. Конечно, это не могло помешать ему отправиться на поиски артефакта, возжелав стать еще могущественнее, но на самом деле Дэнэен не такой идиот, чтобы бегать за овечкой, чья шкура не будет стоить потраченных усилий. Тем более он сам сказал, что Сердце Стихий невозможно собрать полностью по причине уничтожения части деталей.
        Следовательно - сильная вещь просто повод. В чем полукровка, кажется, сознался. Или…
        А ведь он сознался вовсе не в этом, если подумать. Сердце Стихий для него вовсе не повод для беготни по человеческим землям, музейным кражам и прочему веселью. Это скорее приманка. Для кого-то в замке возле водопада.
        Кто-то обитающий в замке должен захотеть заполучить сильную вещь. Причем, целую сильную вещь, ведь он вряд ли захочет искать ее запчасти. Возможно, захотеть должен даже призрак, хотя это тот еще бред. Зачем оно призраку? Чтоб оживить себя любимого?
        В общем, не важно, призрака ведь натравили ныне мертвые похитители девиц. Так что он может быть и вовсе ни при чем. Дэнэен помнится, хотел, чтобы его коллекцию низших разогнала Рен превратившись в неведомую зверушку.
        Дальше…
        А дальше получается полная фигня, ведь обитатели замка должны по идее знать, что некоторые детали находятся у демонов. Другой вопрос поверили они в их уничтожение или нет? Скорее всего, не поверили. На свете немного идиотов способных запросто уничтожить что-то ценное. И все они, вероятно, живут с другой стороны гор.
        Отобрать у демонов на их территории якобы уничтоженные детали будет непросто, если вообще возможно. И чтобы кто-то на самом деле поверил в намерения Дэнэена собрать артефакт в единое целое, у этого кого-то должны были появиться сведения из надежного источника, что парень детали из демонских земель утащил в изгнание вместе с собой.
        - Кошмар, шпионские страсти какие-то, - сказала Марина своему отражению. - Подбросили кому-то дезинформацию, быстренько организовали изгнание и отправили сероволосого пацана совершать подвиг. Вот только какой подвиг? Для чего все это нужно? Наверное, я тупая. Не стояло краситься в блондинку в пятнадцать лет. Волосы давно отросли, а ума так и не добавилось.
        Марина поболтала ногами в воде, понюхала ближайший цветок и тяжко вздохнула.
        Если она вообще что-то понимает в этой жизни, то единственное чего добился Дэнэен, это каких-то послаблений при попытке штурмовать замок. Его ведь там наверняка ждут. Значит, позволят войти, заготовив ловушку.
        И тут одно из двух. Либо в этот замок иначе попасть невозможно, а попасть туда для чего-то очень надо. Либо это очередной отвлекающий маневр, во время которого появится кто-то еще и сделает обитателям замка какую-то грандиозную пакость. Не зря же Дэнэен отправлял гонца к маме.
        Как-то оно все слишком сложно.
        - Только бы нас не поубивали раньше, чем мама соизволит появиться, - мрачно произнесла девушка. - Наверное, пора возвращаться, а то еще искать начнут…
        Она провела рукой по цветам. Побрызгала водой в лицо, так и не рискнув ее пить, пока не убедится, что это не опасно для здоровья. Неловко поднялась на ноги, повернулась в сторону дорожки-лабиринта и замерла.
        В двух шагах стояла она. Огромная кошка. Нереально белоснежная, словно какой-то зимний призрак непонятно как очутившийся среди лета.
        Марина глубоко вдохнула, заставив себя не броситься бежать. Бесполезно оно, все равно догонит, а так может, посмотрит, решит, что незнакомое существо ей и даром не нужно в виде добычи и уйдет по своим делам. Только бы она людоедом не оказалась.
        Кошка нападать и уходить не спешила. Просто стояла и смотрела, изредка дергая правым ухом. Красивая, зараза. Такая вся изящная, словно кто-то взял и увеличил кошку породы абиссинская. Интересно, а они белыми бывают?
        Марина хмыкнула, изумляясь собственным мыслям. Какая разница, бывают или нет? Домашних кошек переростков до сих пор тоже видеть не приходилось, мэй-куны не в счет. И вот, пожалуйста, стоит, умильно ухом дергает.
        - Киска, - сказала Марина, чувствуя себя последней идиоткой и самоубийцей в одном флаконе. - Ты такая красивая. Беленькая. Гладенькая. Чистенькая. Глаза зеленые. Хвост длинный. Уши большие. Точно как у одного ненастоящего эльфа.
        Кошка задумчиво переступила передними лапами, словно пыталась колючую траву примять. Покосилась на лежащие рядом мечи и села.
        Мол, послушаем, что ты еще скажешь, будущий обед.
        - Я невкусная, - неуверенно произнесла девушка. Кто ее знает, может она всю жизнь мечтала человеченки попробовать, а кто-то знакомый посоветовал начинать с девушек, мужчины, они жестче.
        Мужчины…
        Есть среди них один такой, беловолосый и зеленоглазый, в меру нахальный. Совсем недавно как раз в какое-то животное превратился и если верить его брату, инстинкты должны были его погнать на поиски одной иномирской девушки с его колечком на пальце.
        - Илиен? - спросила Марина, размышляя о том, как бы заглянуть этому существу под хвост, чтобы убедиться, что это хотя бы кот.
        На нее посмотрели с любопытством.
        Ненормальная еда какая-то. То говорит что невкусная, то обзывается непонятными словами.
        - Илиен…
        Марина шагнула в сторону, решив попытаться обойти белое кошачье неизвестного вида и пола по кругу и зайти со спины. Она, конечно, слабо представляла, как будет заставлять его задрать хвост, но попробовать стояло.
        - Илиен, хороший котик, умный котик, вегетарианец в душе.
        Еще несколько шагов в сторону, стараясь не наступать на цветы. Жалко их, красивые. Немного изменить направление, опять шагнуть.
        - Зараза!
        Камень, на который с такими предосторожностями наступила Марина, пошатнулся, едва не заставив ее шлепнуться, и громко ударился обо что-то. Белое кошачье взметнулось на лапы, недовольно покачало хвостом и замерло, насторожено глядя на девушку.
        И кто кого тут боится?
        - Хорошая киска, - с надрывом произнесла Марина, пытаясь удержать совсем уж неуместный смех.
        Киска фыркнула, продемонстрировала клыки и попятилась.
        - Ты это куда?! - возмутилась девушка.
        Туда.
        Направление указали хвостом и тут же попытались в этом направлении сбежать. Даже повернуться задней частью к Марине не постеснялись.
        - Стой, зараза! - взвыла девушка, бросаясь за животным.
        И куда страх делся? Казалось, если он сейчас убежит, то все, больше никогда не появится.
        - Не смей убегать!
        А может он и не убегал. У кошек скорость большая, а это, похожее на зимнего призрака, слепленного из снега, существо преследовательница догнала через какой-то десяток метров. И недолго думая, точнее совсем не думая попыталась схватить за ухо, как нашкодившего ребенка.
        - Да стой ты!
        Кот грациозно отскочил в сторону, посмотрел на Марину так, словно пытался убедиться, что эта сумасшедшая ему не снится, еще раз вильнул хвостом и резко остановился. Чтобы в следующее мгновение прыгнуть вверх и дальше бодренько побежать по воздуху.
        - Святой кот, - ошарашено произнесла девушка.
        В голове как-то сразу заиграл мотив песни Наутилуса об апостоле Петре, рыбачившем на причале. Происходящее начало напоминать дурной сон.
        - Стой, сволочь! - заорала Марина, успев рассмотреть, что преследует все-таки кота и попыталась его поймать. Точнее, поймала. За длинный хвост.
        Удивились этому обои. Кот на мгновенье замер с поднятой лапой. Девушка радостно пискнула.
        - Мряв?! - спросил обладатель хвоста.
        - Ты дура? - радостно перевел то ли переводчик, то ли здравый смысл.
        - Сам такой! - сказала Марина, упрямо тряхнув челкой.
        - Уарр, - неодобрительно добавил кот и попытался выдернуть из рук девушки свой хвост, прыгнув еще выше.
        Преследовательница повисла на пятой конечности преследуемого, едва касаясь носками ботинок камня, неустойчиво зашаталась, чувствуя, как хвост выскальзывает, оставляя на память жесткие шерстинки.
        - Не смей убегать, животное!
        Кот вильнул всей задней частью, недовольно урча, заставил девушку накрениться вправо, и ломанулся по воздуху через ручей и дальше. Хвост он все-таки спас. Остановился на мгновенье, оскалился, словно улыбнулся, заметив, что девушка пытается выползти из ручья, отплевываясь от подозрительной водички, и величественно побежал дальше. Трусцой, вроде, а может и аллюром.
        - Зараза, - сказала Марина, усевшись среди цветов. - Если ты действительно Илиен, я тебе это еще припомню. А вдруг я отравлюсь, сволочь?! Или простужусь? Тут же ветерок, а я вся мокрая!
        Кот на воззвания не отреагировал. Бежал себе и бежал, постепенно растворяясь на фоне белых облаков.
        Хорошо маскируется.
        С другой стороны, если это действительно Илиен, то следует радоваться. Главное ведь, что живой, разве не так?
        Мелодия Наутилуса продолжала наигрывать в голове. И Марина чувствовала себя Петром, задающим дурацкие вопросы.
        - Надо срочно выяснить в кого умеет превращаться Снегурочкин братец, - недовольно произнесла девушка, выкручивая рубашку. - Лишь бы в кота. Хоть за кого-то беспокоиться можно меньше. В виде кота он не пропадет. Вон как по небу бегает. Интересно, с какой радости? Ладно, если бы отрастил крылья и летал, а так непонятно.
        Вернулась Марина злая, мокрая, со сломанной по дороге веточкой в руках. Компания тихо и мирно перебиравшая какие-то блестящие штуковины, лежавшие на грязной тряпке, удивленно на нее уставилась. Девушка им ответила громким хмыком, едва удержавшись от того, чтобы повторить услышанное от кота «уаррр». Удивительно, но к ней сразу же потеряли интерес. То ли предметы на тряпке были важнее ее здоровья и психологического состояния, то ли решили, что она пыталась утопиться. Неудачно, ручей оказался мелковат.
        Одарив всех присутствующих еще одним хмыком, Марина отправилась к своей сумке искать сухие вещи. Мечи она повесила на куст. Флягу-мешочек швырнула в Дэнэена, даже почти попала, каких-то полметра не хватило. Молча, игнорируя взгляды опять ею заинтересовавшихся спутников, спряталась среди кустов, медленно и торжественно переоделась, немного постояла, подбирая самый приличный из просившихся на язык вопросов, и опять вышла.
        Как назло, к ней опять успели потерять интерес.
        Марина обвела полянку мрачным взглядом. Насчитала восемь кротовин под деревьями, мысленно пожелав Дэнэену в следующий раз применить свое умение копать у кого-нибудь на даче. Еще раз перебрала вопросы и пошла к тряпке с непонятными ценностями, решив считать ее горой. Той самой, которая не желала подходить к Магомеду.
        - Дэнэен, твой брат в кого умеет превращаться? - вопрос прозвучал злобно.
        - Который? - отстраненно спросил полукровка.
        - Ах, который?! - сорвалась на рык девушка. - Ты серьезно считаешь, что меня интересует во что превращается кузнец не желающий бросать ради такого недоумка как ты работу?!
        Дэнэен посмотрел с любопытством.
        - Илиен в кота превращается, у них там вся семейка кошачья, - сказала Рен, не прекращая ковыряться в сокровищах на тряпке.
        - И по небу бегает? - решила все-таки уточнить Марина, хотя интуиция, здравый смысл, логика и упрямство дружно вопили, что с забегами среди облаков что-то не то.
        - До сих пор не бегал, - демонша дернула плечом и посмотрела на Марину слишком уж пристально. - Но с другой стороны, он превратился не успев истратить человеческую часть сил. Дэнэен в такой ситуации огнем плеваться начал.
        - Ага, - сказала Марина, вспомнив, что ее сила ветра без особых трудностей таскала мечи и сумку. Так почему бы такой же силе Илиена не помочь ему ходить по воздуху?
        - Ты видела на небе что-то похожее на белого кота? - заинтересовался разговором Дэнэен.
        - Вроде того, - отмахнулась Марина. Почему-то совсем не хотелось рассказывать, как она хватала кота за хвост. А вдруг, то не Илиен был? Да и глупость, вероятно, сделала большую. - А что вы это тут рассматриваете?
        - Накопители. Ты все равно не поймешь.
        И сграбастал блестящие штуковины в кучку, словно боялся, что дикарка из технологического мира сейчас начнет хватать их руками и обязательно что-нибудь сломает.
        - А мне не интересно, - изобразила жизнерадостную улыбку девушка и гордо ушла развешивать по кустам мокрую одежду.
        Жутко спешащие демоны и примкнувший к ним Викин готовились к штурму чьего-то замка долго, тщательно и вдумчиво.
        Первым делом они поделили между собой накопители, и некоторое время сидели каждый над своими. Потом начали их сортировать, то ли матерясь, то ли используя термины, замену которым переводчик в весьма обширном словарном запасе Марины не нашел. Потом опять их делили и распихивали по карманам.
        Следующим номером программы стало медитирование Викина над посохом и ползанье демонов вокруг потрепанного плана неизвестной местности, нарисованного на какой-то гадости совершенно не похожей на бумагу, в чем Марина убедилась потеребив краешек.
        Потом был обед. Молчаливо торжественный.
        Каждый думал о своем. Демоны наверняка о предстоящем подвиге. Викин, судя по бросаемым на Рен взглядам, о том, где бы взять веревку покрепче, и как усыпить благоверную для связывания. Потому что бодрствующая Рен связать себя не позволит. Марина размышляла о коте. О том, стоит ли о нем рассказывать. И о том, какой идиоткой нужно быть, чтобы хватать здоровенного кошака за хвост. В итоге додумалась только до того, что расскажет о встрече у ручья только после того, как белоснежный любитель бегать по небу появится еще раз.
        А после обеда было открытие пути. Не менее торжественное чем поедание пищи. В исполнении Рен. Марина даже залюбовалась. Демонша рисовала непонятные значки ножом на клочке прополотой земли легко, быстро и уверенно, не забывая загадочно улыбаться и бросать на полукровку любопытные взгляды. Наверное, было интересно, оценит он ее художества или нет.
        Дэнэен же делал вид, что оно его не касается и пялился на деревья. Марине даже казалось, что он свои кротовины пересчитывает.
        Путь открыли. Довольно дружно на него шагнули и оказались на краю обрыва, с которого с шумом срывалась вода. Если честно, Марина от водопада ждала большего. Ей казалось, что он выше, шире, мощнее. А тут спокойная речка на пять шагов, обрыв метров шесть-восемь, точнее не обрыв, а чашеобразная яма, на дне которой отражает небо небольшое озеро. Наверняка вода там куда-то под землю уходит.
        Замок тоже не впечатлял. Три серых башни, торчащие над белой крепостной стеной. Вся эта композиция одним краем нависает над чашей и кажется, что она вот-вот туда сползет, а другим - упирается в бесконечные заросли камышей, расходящиеся от замка веером, которые наверняка прикрывают болото.
        С другой стороны чаши с озером начинался город, но его жителям видимо было запрещено строить свои дома слишком близко к замку. Вот они и не строили, ограничившись проложенной к нему дорогой и несколькими клумбами вдоль нее. В общем, правителей тут уважают. Или боятся. Или предпочитают держаться от них как можно дольше по причине несогласия с их политикой.
        - И что дальше? - спросила Марина, вдоволь налюбовавшись пейзажем.
        - Идем в гости! - жизнерадостно отозвался Дэнэен.
        - Нас пустят?
        - А мы не через парадный вход, - улыбнулся Викин. - Мы просто пройдем сквозь защиту, там, где она сильнее всего.
        - В смысле?
        - Лезем в яму! - обрадовал свою хранящую полукровка и полез туда первым, видимо решив показать своим примером, что нужно делать.
        - Так и знала, что все именно этим закончится, - вздохнула Марина.
        Проситься постоять на стреме она не стала. Мало ли кто из замка выскочит. Вдруг у них принято отстреливать одиноких девиц маячивших у водопада?
        А еще почему-то казалось, у запасного выхода охраны не меньше, чем у парадного. Что обитатели замка совсем дураки, чтобы полностью довериться какой-то защите? А вдруг припрется огромный низший демон и ее продавит?
        - Я брежу, - решила девушка, аккуратно спускаясь по крутой тропинке следом за Рен. - Зачем той же амебе на замок нападать… О, пляжик, а он тут откуда?
        Зрелище насыпанного вокруг озера белого песка было совсем уж неожиданным. Марина даже замерла на несколько секунд, борясь с желанием зарыться в этот песок руками. Просто для того, чтобы убедиться в его реальности.
        - Тут по праздникам устраивают гульбища, - объяснил наличие песка Дэнэен. - А в другие дни приходят местные красавицы купаться, в надежде, что их заметят из замка и обеспечат непыльной работенкой чьей-то любовницы.
        - Понятно.
        - Не отставай! - раздраженно велел полукровка и бодро рванул к водопаду.
        - Как же мне все это не нравится, - пробормотала Марина.
        И белых котов что-то в небесах не видно. С белым котом, оно было бы поспокойнее.
        Накопители. Краткие сведения, потому что развернутые давать отказались.
        Вольный художественный пересказ Марины Баженчук.
        Для чего нужны:
        Для составления заклинаний, когда у мага не хватает какой-то необходимой для этого силы.
        Вид и принцип работы:
        Вид какой угодно, главное чтобы не казалось куском от чего-то. Чем более завершенной выглядит вещь, тем дольше она сможет удержать в себе силу. По этой причине занимаются заготовками для накопителей чаще всего мастера и ювелиры. А поставить его на потоковое производство невозможно.
        Работают как батарейка. Пока есть заряд. После того как заряд закончился, можно смело выбрасывать. Повторной попытки зарядить заготовка скорее всего не выдержит. Конечно есть маги и мастера умеющие делать многоразовые накопители, но это большая редкость.
        НЕДОСТАТКИ:
        Фонят в заряженном виде так, что первый встречный маг их увидит еще за километр и сделает одному ему ведомые выводы.
        В незаряженном виде довольно быстро превращаются из заготовок в бесполезные безделушки. Предмет привыкает к своему виду, что бы оно ни значило.
        Иногда взрываются.
        При повреждении могут устроить небольшой катаклизм, запереть в маге полярную накопителю силу, тихо и мирно разрядиться, попутно повреждая другие накопители находящиеся рядом.
        Замены этим ненадежным и дорогим штукам нет, так что либо приходится с ними мириться, либо пользоваться стандартными заклинаниями, которые любой уважающий себя старший ученик уже способен обезвредить, не говоря о полноценных магах.
        Глава 26 О том, что не всегда приходят те, кого ждут, а понимание вовсе не означает послушания
        За водопадом, как правильно догадалась Марина, обнаружилась пещера. Правда, вопреки ее предположениям вход в пещеру меньше всего был похож на парадный вход, не раз виденный в приключенческих фильмах. В пещеру пришлось заползать, под нависающим камнем. Ползти было страшно, казалось, что камень вот-вот свалится ей на голову.
        Когда узкий тоннель входа наконец закончился, ситуация улучшилась ненамного. Идти пришлось наклонившись вперед, следя за неровностями на потолке. Под ногами хлюпала холодная вода, время от времени заменяющаяся на рыжее густое болото, пытавшееся оставить себе на память обувь. Так они и шли, по ощущениям очень долго.
        А потом они наконец куда-то пришли.
        Марина задумчиво боднула Рен в спину, прежде, чем сообразила, что демонша остановилась. Заглянула ей через плечо, полюбовалась на Викина рисовавшего посохом волны и круги на чем-то невидимом. Обернулась к нетерпеливо хлюпающему ногами в луже Дэнэену.
        - Защитка, - немногословно объяснил поведение монаха полукровка. - Он на нее настраивается.
        - Аааа, - изобразила понимание девушка.
        Викин стоял, помахивая посохом. Рен, похоже, ним любовалась. Дэнэен хлюпал водой.
        Марине было скучно и очень хотелось разогнуться. И казалось, что сила ветра нетерпеливо приплясывает от желания броситься вперед. И слышались непонятные очень тихие звуки над головой, словно там какие-то тараканы с топотом бегали.
        - Может мандраж? - задумчиво спросила девушка у своих коленей.
        - Не шуми, - потребовал Дэнэен гораздо громче, чем говорила его хранящая.
        Марина возмущенно хмыкнула. И что ему неймется? Вечно чем-то недоволен. Ворчит, рычит, требует. Треснуть бы его по голове чем-то тяжелым, может мозги после сотрясения на место станут и характер будет приятнее.
        - Глаза закройте, - потусторонне сказал Викин.
        Марина отвлеклась от размышлений, посмотрела на монаха, заметила, что он замахивается своим посохом на невидимую штуку перед собой и послушно зажмурилась.
        От яркой вспышки это не спасло. Когда девушка глаза открыла, перед ними весело вспыхивали и раздувались медузами разноцветные круги, что-либо рассмотреть из-за них не получалось. Марина поняла, что еще немного и ее начнет мутить. Сосредоточиться и подумать о том, как теперь избавляться от этой напасти ей не позволили. Кто-то бесцеремонно схватил за руку и куда-то потащил спотыкающуюся и питающуюся проморгаться девушку за собой.
        Пришлось идти, напоминая себе о низком потолке и том, что самостоятельно она в пещере вряд ли сможет сориентироваться. Пещеры, они славятся лабиринтами. И вряд ли эта исключение.
        А потом зрение вернулось в норму, и Марина поняла, что лучше бы она и дальше ничего не видела.
        Оказалось, потолок давно успел стать высоким, и голову можно было смело поднять. На этом хорошие новости заканчивались и начинались плохие.
        Дэнэен успел обогнать свою хранящую и теперь деловито вращал свою любимую алебарду как какой-то пропеллер перед входом в рукотворную арку, перекрытую довольно толстой решеткой. Викин стоял у него за спиной и что-то увлеченно рассказывал своему посоху. Рен любовалась своим мечом.
        С другой стороны решетки на пришельцев удивленно таращилась целая толпа обряженная в доспехи. Кажется, ребята никак не могли поверить, что штурмовать замок с черного входа собралось всего трое с довеском в виде непонятной девицы моргающей как сова, вытащенная на дневной свет.
        Марина, к сожалению, в решительности боевой тройки не сомневалась, поэтому задумалась о том, как бы невербально продемонстрировать мужикам в доспехах, что она в боевых действиях принимать участие не собирается и вообще тут находится не совсем по своей воле. Может, поверят и решат ее игнорировать?
        - Глаза закройте, - опять тихо велел Викин.
        Девушка поспешно зажмурилась и закрыла лицо ладонями. Вроде даже помогло. На этот раз после непонятной вспышки проморгаться получилось гораздо быстрее.
        Первое, что бросилось в глаза - это здоровенная дыра в решетке арки. Потом взгляд скользнул по мужикам в доспехах, художественно обещавших поотрывать проклятому магу все выступающие части тела. Викин не реагировал, он опять вел разговоры с посохом.
        - Универсальный ключик, - догадалась Марина.
        Отмычки гномской ковки, ключи-всеоткрывашки вырезанные эльфами из цельных алмазов, корень мандрагоры заклятый на превращение замков в кучку ржавчины. Ага, как же. Зачем заниматься ерундой, когда можно попросту снести дверь с помощью посоха, бормотания и дареной богиней силы?
        На месте боевых доспехоносцев, Марина либо бы попыталась сбежать от греха подальше, либо немедленно перешла от слов к делу, не дожидаясь очередного сюрприза то ли от монаха, то ли от его посоха. Но она была не на их месте и бесплатные советы противнику давать не собиралась. Предложи они хорошо заплатить, она могла бы еще подумать, а так…
        Ну и дурь в голову лезет.
        - Что дальше? - мрачно спросила девушка у Рен оказавшейся ближе всего.
        - Мы идем! - жизнерадостно откликнулся вместо демонши полукровка.
        И что важно, пошел, быстро, но как-то даже торжественно, отведя руку держащую алебарду немного назад. Словно собирался использовать свое обожаемое оружие как копье. То есть метать его. Судя по положению тела - сбоку вверх в повороте. Хотя кто ему мешает это положение на ходу изменить?
        Марина вздохнула, вспомнив, что на самом деле в копьях и том, как их нужно бросать разбирается не лучше чем в стилях ведения боя громадными «алебардами» и сама себе велела больше не думать о ерунде. Отвлекает же.
        Вояки, видимо в положении руки Дэнжена и оружия усмотрели больше, чем девушка, похищенная из мира, где давненько переставшего воевать с помощью разнообразных колюще-режущих железяк. Они практически мгновенно замолчали и попытались выстроиться в одном им ведомом порядке. Даже несколько ростовых щитов откуда-то вытащили, с трудом пропихнув их через толпу, пытавшуюся принять подобие упорядоченной.
        Вот с этих щитов Дэнэен и начал. Доламывать решетку не понадобилось. Она при его приближении рассыпалась на составляющие. То ли испугалась, то ли это стало следствием магии Викина.
        И пока Марина удивленно рассматривала толстые металлические прутья, отстраненно размышляя о том, сгодятся ли они в качестве средств самозащиты для хрупкой девушки, или проще уговорить силу помахать демонскими мечами, полукровка дошел до этих прутьев и прыгнул. Красиво прыгнул, что твой паркурист. С кувырком, бросив перед собой тяжелую железку, и поймав ее при приземлении.
        - Офигеть! - восхищенно произнесла девушка с Земли, помимо собственной воли начиная думать о том, как бы уговорить своего похитителя поучаствовать в каком-то шоу.
        … - нецензурно и удивительно дружно поддержали ее защитники замка.
        - Выпендрежник, - сказала Рен.
        - Бамм-вуиаииии, - пожаловался на свою судьба сминаемый алебардой щит, после чего приземлился на кучу металлических прутьев, вместе с людьми, которым не повезло его держать, не забыв выдать на бис довольно многозвучный грохот.
        - А теперь мы займемся сбором металлолома, - пробормотала Марина, решив, что мечи и сила конечно хорошо, но за спинами Рен и Викина как-то спокойнее.
        У демонши и монаха на этот счет были свои мысли, не совпадавшие с Мариниными. Они переглянулись и рванули вслед за Дэнэеном как раз долбившим «алебардой» по предпоследнему щиту, оказавшемуся прочнее предыдущих, благополучно дополнивших собой кучу металлолома. Желающих ему помешать этим заниматься он разгонял клочьями огня, удивительно похожими на падающие лавовые блины из какого-то фильма-катастрофы про вулкан. Вояки на них реагировали точно так же, как и люди в фильме - бегали, сталкивались, вопили и пытались чем-нибудь прикрыть голову.
        Потом на несчастных вояк прямо с потолка пошел дождь, и стало еще веселее. Кто-то громогласно, на манер читающего проповедь батюшки, проклинал какого-то кретина-ученика не умеющего ничего кроме призыва своей всех задолбавшей воды. Арку начало заволакивать паром и пещера постепенно превращалась в странноватого вида сауну. Дэнэен с упорством достойным лучшего применения долбил оружием об щит, тот пока стойко сопротивлялся.
        Пока Марина ошарашено смотрела на этот идиотизм, другого слова она подобрать так и не смогла, откуда-то справа появилась Рен и куда-то ее потянула. Сопротивляться было глупо и бессмысленно. Все происходящее было настолько абсурдно, что понять, как на это следует реагировать, было практически невозможно. Точнее, понять то было можно, самым разумным решением могло стать бегство куда-нибудь подальше. Но вот что делать потом, куда идти и как жить, Марина не представляла. Поэтому в который раз доверилась демонам, подозревая, что очень скоро об этом пожалеет.
        Удивительно, но привела ее Рен вовсе не к куче металлолома с предложением перебираться через нее и использовать мечи по назначению, а в какой-то сырой и узкий коридорчик с темными потеками на стенах и намечающимися сталактитами на потолке. Викин был тут же, опять разговаривал с посохом, выглядел, правда, бледновато. Дэнэен тоже присутствовал, хотя где-то либо вдалеке, либо за перегородкой немного заглушавшей звуки все еще кто-то равномерно бил металлом об металл.
        - Иллюзии, - объяснил свое присутствие полукровка. - Качественные иллюзии, можно даже сказать, божественные.
        Рен отвесила ему подзатыльник и что-то невнятно прошипела. Парень в ответ только улыбнулся.
        - Идем дальше, - сказал он, указав рукой направление. - Думаю, нас там тоже ждут, так что лучше поспешить.
        - Ты уверен, что нам туда? - подозрительно спросила Рен. - Не нравятся мне эти тайные хода. Ими же давно никто не пользовался. И слепой поймет.
        - Туда. Мне папа план рисовал. А он их все успел изучить, в отличие от своей семейки. Любопытным был, и читать любил. Да и сейчас любит.
        Рен кивнула и, помахивая своим мечом, пошла по коридору. Дэнэен поспешил просочиться мимо нее. Викин не прекращая что-то тихонько рассказывать посоху поплелся следом. Марина пожала плечами и тоже пошла, решив, что если полукровка нает что делает, то незачем бояться. А если не знает, то страх и попытки спрятаться все равно ничем не помогут. Ей планы тайных ходов никто не рисовал.
        На счет того, что никто не пользовался, Рен оказалась не совсем права. Тайными ходами пользовались мыши, как летучие, так и обычные, облезшая кошка непонятной породы, видимо на этих мышей охотившаяся, вездесущие пауки и даже какой-то невезучий тип, от которого остался скелет в кожаном доспехе.
        - Правильно идем, - обрадовался скелету как родному полукровка. - Папа про него рассказывал.
        Марина вспомнила «Остров сокровищ», там кажется, тоже по скелету ориентировались, и немедленно заподозрила папашу Дэнэена в том, что он несчастного скелета и убил. В смысле убил несчастного, пока тот еще скелетом не был и оставил, чтобы коридорчик пометить. Свои мысли девушка решила оставить при себе.
        На счет того, что ждут, полукровка оказался прав на все сто. На выходе их уже встречали. Торжественно. Человек этак пятьдесят. Или сорок. В общем, не очень много в сравнении с предыдущей толпой. Причем эти люди были в знакомых до боли доспехах. На типах оставшихся рядом с кучей металлолома доспехи были точно такие же. Всей разницы, что на этот раз владельцы доспехов вели себя гораздо организованнее. Они выстроились в два ряда, обнажили оружие и ждали. Смотрели правда в противоположную сторону от того места где вышли нападавшие на замок.
        Марина их понимала. Там куда они столь пристально смотрели, была очередная арка с очередной решеткой, на этот раз наполовину поднятой. А тут стена, выглядевшая цельной. На тихий щелчок, с которым отодвигавшийся камень стал на место, недисциплинированно оглянулось всего несколько человек. И тут же начали вопить, излишне радостно, как показалось девушке. Дэнэен их в этом начинании поддержал, нарисовал острием своей железяки знак бесконечности в воздухе и побежал к встречающей делегации. Рен схватила Марину за руку и поволокла к нише справа, куда и затолкала, видимо решив, что так ее будет защищать проще. Викин остался на месте, просто вскинул посох над головой и застыл как памятник. Или мишень. Для стрел.
        - Мамочки, - сказала Марина, ей показалось, что сейчас Викин упадет истыканный этими стрелами и на этом романтическая история одной храброй демонши закончится.
        Вместо этого откуда-то сверху упал добрый десяток мужиков с луками. Точнее этот десяток грохнулся, громко и явно не без начального ускорения. Словно их кто-то одновременно за невидимые веревки дернул. А монах, целый и невредимый уселся, где стоял.
        Куда делись стрелы, Марина так и не поняла. Просто исчезли.
        Рен, как и положено счастливой влюбленной тут же бросилась к Викину, предоставляя Марину ее судьбе. Девушка неуверенно огляделась, потрогала стены ниши, потом выглянула наружу и поняла, что зря сюда пришла. Дэнэен, похоже, на этот раз свои силы переоценил. Оружие у него было длинным и для него не тяжелым, но противников многовато. Кого-то он достал, ранил, или убил неясно, но остальные продолжали упорно теснить его в угол. В тот самый угол, где из стены выростал непонятно для чего предназначенный козырек, или такой низкий балкончик без перилл. В общем, не важно, в том углу по любому махать длинной железякой будет намного сложнее, ибо пространство резко ограничится сверху.
        - Блин, - сказала Марина, снимая с плеча мечи, о которых даже забыть успела.
        Она понятия не имела, что будет с ними делать, но любимому похитителю следовало помочь, иначе о возвращении домой можно будет забыть.
        - Блин.
        Девушка красочно представила себя с мечами в руках прыгающую вокруг загонщиков Дэнэена как та мелкая собачонка облаивающая стаю больших собак, делящих добычу. Отмахнутся не глядя, прирежут случайно и на этом ее великий подвиг во имя спасения полукровки закончится.
        Может лучше натравить на них силу ветра? Вон как хорошо она головы посворачивала любителям сыпать в девушек какой-то усыпляющей гадостью не обращая внимания на то, безопасна для них доза или нет. Как бы ей еще объяснить кого надо бить, а кого нет. Любимый похититель в случае чего не поблагодарит за сопутствующие его спасению переломы.
        - Блин.
        Вот почему она никогда не ходила ни в какую секцию исторических боев, не бегала хвостиком за реконструкторами и даже от ролевиков приходящих в гости к деятельной сестре старалась побыстрее спрятаться? Чем бы элементарные навыки владения холодным оружием помешали?
        Так нет же, лень, она побеждает все. Иногда даже здравый смысл.
        Кто же знал, что такое казалось бы бессмысленное умение может пригодиться?!
        Рен продолжала хлопотать над Викином ни на кого больше не обращая внимание. Дэнэен подбадривал себя криками и кажется, приноровился к сражению. Отступал он уже гораздо медленнее и доставал противников чаще. Наличия доспехов его «алебарда» похоже, вовсе не замечала, но рубить мечи как соломинки почему-то отказывалась. Наверное из солидарности. Оружие же. К сожалению полукровку тоже кто-то достал, неизвестно как разминувшись со здоровенной железякой, и теперь по синей ткани рукава расползалось темное пятно, медленно, но останавливаться на достигнутом оно видимо не собиралась.
        А ведь у демонов крови не больше чем у людей. Перевязать бы его как-то.
        Ага, попросить противников подождать и изобразить фронтовую медсестру. И они, конечно же вежливо постоят в сторонке, одарят завлекательными улыбками, пошлыми шутками, а самые нахальные попытаются по попке шлепнуть. А потом чинно и достойно вернутся к бою.
        - Блин.
        Помог бы кто-то. Или богиня Викина дала бы знак. Вот что теперь делать? Вмешиваться или нет? А вдруг только помешает?
        Вообще стоит ли выходить из вроде бы безопасной ниши?
        - Блин.
        Марина почти решила, что стоит. Потому что если ею кто-то заинтересуется помимо Рен, ворковавшей над Викином трясущим головой как ученый слон, то из ниши ей деваться будет некуда. Вход довольно узкий, пространство небольшое, а сквозь стены ходить Марина не умела.
        - Блин, - решительно произнесла девушка и шагнула к выходу.
        И тут богиня дала знак. Откуда-то сверху с громким шлепком упала козья голова в каком-то метре от Марины. Судя по запаху, голова была не свежая. Помимо неприятного амбре у головы били крутые рога, челочка и кольцо в носу, словно обладателя этой головы при жизни спутали с коровой.
        Девушка застыла и удивленно таращилась на неожиданный дар небес, пытаясь сообразить, что именно кто-то там хотел этим подарком сказать. Размышления прервал возмущенный кошачий мяв, раздавшийся вверху.
        Марина моргнула, уговорила себя не таращиться на оторванную от козла голову и перевела взгляд на источник мяуканья.
        К своему безграничному удивлению она обнаружила, что находится в довольно высокой башне. Для чего это сооружение нужно с ходу догадаться не получилось. Каких-нибудь перекрытий, лестниц, колоколов и вообще чего-либо полезного, в башне не наблюдалось. Просто голые стены и узкие окна-бойницы выстроившиеся прямоугольником под самой крышей.
        Впрочем, окошки были не такими и узкими, как казалось снизу. Кот, стоявший в воздухе рядом с одним из них, пролез, судя по всему, без каких-либо проблем. Еще и несвежую козлятину для чего-то притащил.
        Знакомый такой кот. Белый.
        - Илиен? - громко спросила Марина, словно кот мог ее понять и величественно в ответ кивнуть.
        - Мряу, - воинственно ответили ей и, оттолкнувшись от воздуха, пригнули вниз. К козлиной голове, которая была чем-то очень дорога.
        - Илиен… - как эхо повторила за Мариной Рен, помогая Викину встать на ноги.
        - Демон! - заорал один из противников Дэнэена так, словно до сих пор сражался с кем-то другим. С доброй феечкой, вероятно.
        Самое странное, что явление белого кота народу подействовало на большинство вояк в доспехах как тряпка тореадора на быка. Они, игнорируя все еще не загнанного в угол полукровку, бодренько рванули к тому, кого видимо сочли противником опаснее. Остальные продолжили вяло отмахиваться от «алебарды» Дэнэена, уже не пытаясь куда-то его теснить, да и вообще потихоньку начали отступать.
        - Илиен! - настойчиво позвала Марина, сообразив, что если кот сейчас опять прыгнет в воздух, ее затопчут мужики в доспехах. - Хороший котик, иди сюда, сволочь.
        Вместо котика пошла Рен, практически волоча на себе Викина, опять начавшего разговаривать с посохом.
        - Илиен! - рявкнула Марина, топнув от возмущения ногой.
        - Муав, - сказал в ответ белый кот и тронул лапой козлиную голову.
        Голова вяло качнулась.
        - Да брось ты эту гадость, - попросила Марина, решив перейти на ласковый тон.
        На этот раз кот ее послушался, возможно сработала показная доброжелательность. Гадость он бросил. Точнее ударил по ней лапой, и голова заскользила в направлении крадущейся к коту, точнее уже несколько минут топтавшейся на одном месте, толпы примерно из двадцати человек. Вояки подарку не обрадовались. Расступились перед ним и окончательно остановились. Видимо задумались о том, как будут убивать сражаться с большим кошаком.
        - Денмон это, демон, - пропыхтела Рен прислонив своего драгоценного монаха Оберегающей к стене, для надежности прижав его плечом.
        Вояки задумчиво переглянулись и громко зашептались, наверняка строя грандиозные планы по отлову кота.
        - Вы отсюда не уйдете, - мрачно пообещал один из них.
        - Посмотрим, - беспечно улыбнулась Рен.
        Дэнэен все еще продолжал вымахивать своей большой железякой, словно ему заняться больше нечем было. Белый кот изящной статуей стоял перед двумя девушками и бледным парнем, как будто защищать собрался.
        - Илиен, - опять позвала Марина.
        Кот качнул кончиком хвоста, мол, не отвлекай, женщина, я тут думаю.
        - Ну и ладно, - обижено сказала девушка. - Делай, что хочешь. И вообще, фас их! Видишь, пройти мешают.
        На этот раз кот оглянулся, словно действительно понял, что ему сказали, немного посмотрел на Марину, задрал хвост и красуясь отправился выполнять команду.
        - Он меня действительно понял? - недоверчиво спросила у Рен девушка.
        - Понял, - равнодушно подтвердила демонша. - У тебя его кольцо, так что тебя он игнорировать не может, как бы не выглядел.
        - И если я попрошу его остаться рядом со мной…
        - Он поймет, что ты хочешь, чтобы он остался, но не послушается. Характер не тот. Он в любом облике делает только то, что хочет сам.
        - Понятно, - вздохнула Марина.
        Кот до вояк не дошел. Остановился. Обнюхал брошенный кем-то в него нож, а потом начал его аккуратно двигать туда-сюда, как дохлую мышь. Вояки с интересом наблюдали. Кажется, вспомнили, что животное неуязвимо, но так и не решили, что теперь с этим животным делать. Или начальство ждали, которое все решит. Ведь единственный выход они вроде как перекрывали. По крайней мере, стояли на пути к нему как у троицы защищаемой белым котом, так и у Дэнэена продолжавшего размахивать острой железякой перед носами разумно отступавших противников.
        - Странно оно все, - сказала Марина. - То ли мы никуда не спешим, то ли они ждут подкрепления, то ли я ничего не понимаю, и это просто такая традиция у вас. Вроде ритуальных плясок у костра.
        - Мряу, - поддержал ее кот, отшвырнув надоевший нож и теперь с интересом глядя на стоявших перед ним людей. Наверное, новую игрушку выбирал.
        - Их здесь не должно было быть, - сказала Рен. - Пустая же башня. Как лестница рухнула, так она никому и не нужна была. И вдруг стоят, ждут.
        - Мы не вас ждали, - откликнулся один из вояк. - У нас воры завелись. Наглые. Охрану вырезали и два склада уже подчистую унесли. Вот наш старший и решил устроить засаду, распустив слухи о том, что в эту башню перенесли что-то очень ценное.
        - Это же надо, - признала нелепость ситуации Рен.
        - Пора, - громко произнес Викин наобщавшись вдоволь с посохом.
        Белый кот, словно реагируя на это слово, рванул вперед.
        Серый, пребывавший сейчас в облике растрепанного парня, побежал к стоявшей у покинутой Мариной ниши троице, игнорируя несколько шокированного таким неожиданным отступлением противника. Рен схватила Марину за руку. Викин шандарахнул посохом по полу и мир качнулся, а потом вообще исчез. Чтобы через мгновенье появиться опять в облике богато и безвкусно украшенного золотой лепниной зала.
        Еще в этом зале был трон на возвышении, с которого противно улыбался лысоватый мужик в меховой шапке. Были многочисленные растения в кадках вдоль не менее многочисленных окон. И еще более многочисленные маги, о чем Марине довольно внятно сообщила ее сила ветра, хотевшая как можно быстрее оказаться как можно дальше от этих магов.
        Хозяйка была с силой солидарна. Неприятно себя обнаруживать в центре похожего на розу ветров рисунка окруженного вполне узнаваемым защитным кругом. Причем мощным кругом. Это девушка почувствовала даже без подсказок силы.
        Марина посмотрела на спутников и к своему безграничному удивлению поняла, что они совершенно спокойны. Словно именно в центр этого рисунка и стремились все это время.
        - Что происходит? - спросила девушка у вольготно усевшегося на пол Дэнэена.
        - Они ритуал готовят, - дернул подбородком в сторону носящихся по залу магов парень.
        - Какой еще ритуал?!
        - Сейчас увидишь. Он для тебя безопасен. Он даже для Рен безопасен. На меня настраивали, - не без гордости сообщил полукровка.
        - Ах, безопасен! - разъяренно прорычала Марина, желая вцепиться своему похитителю в волосы и долбануть лбом об пол. Так ведь сопротивляться будет, зараза. - Ну и кто они?!
        - Королевские маги.
        - Понятно.
        И ведь действительно понятно. Версия с ловушкой оказалась правильной. Выяснить бы теперь для чего Дэнэен добровольно в эту ловушку сунулся.
        Маги еще немного побегали. Потом организованно выстроились в четыре ряда, держа в руках какие-то предметы, и что-то невнятно запели.
        Марина уныло их пересчитала. Магов оказалось семнадцать, остальные были всего лишь учениками. Предметов двадцать три. За какие заслуги некоторым магам доверили целых два предмета, думать не хотелось. Оно само думалось. Причем мысли все были глупые, а местами даже пошлые.
        - Ты попался демон. Готовься стать человеком. Прочувствуй свое ничтожество, - торжественно провозгласил темноволосый крепыш с метелкой из перьев. - Мы заберем у тебя демона, заберем твою силу, заберем дух. Если переживешь эти полчаса, впечатлений тебе до конца жизни хватит.
        - А сейчас они сделают самую большую глупость в своей жизни, - довольно прокомментировал речь мага Дэнэен, совершенно не обеспокоенный тем фактом, что у него на некоторое время отнимут все, что в нем от демона и он останется совершенно беззащитен.
        Если конечно Марина правильно поняла слова типа с метелкой.
        Рен тем временем цепляла на шею, нетвердо стоящему на ногах из-за магического истощения, Викину какие-то камешки и фигурки, попеременно выуживая их из сумки и снимая со своей шеи. Количество навешанных амулетов должно было бы клонить бледного до синевы монаха к полу, но вместо этого он заметно оживал. Попутно Рен с какой-то радости торопливо обещала, что никуда не денется и сможет несколько лет вытерпеть даже такое невыносимое существо как Викин с Черных Озер, а Викин пользуясь случаем или считая, что раз никуда не денется, значит уже можно, лапал блондинку и пытался заглянуть в ворот рубашки, за что непременно получал по рукам и награждался очередным амулетом. В общем, им было не скучно.
        - И чего я переживаю? - спросила у самой себя Марина и решительно села рядом с Дэнэеном.
        Интересно же, что из него за человек получится?
        Конечно, если она все правильно поняла и полукровка начнет превращаться во что-то более человекообразное, чем он есть сейчас. А то мало ли?
        А еще где-то по замку белый кот бегает. Вряд ли его смогли задержать охотники на воров. Возможно, на самом интересном месте опять козлиную голову уронит. Желательно на мужика в меховой шапке. Может хоть после этого улыбаться перестанет. Нельзя же быть настолько довольным.
        Интересно, что именно его настолько обрадовало?
        И вообще, что это за замок? Над крепостной стеной торчали только башни, в одной из которых лестница обвалилась. Они что, свой замок под землей вырыли? Во славу предков гномов, вероятно. Или кротов.
        Маги затянули очередную песенку. Несколько учеников забегали вокруг защитного круга, брызгая на него какой-то гадостью. Викин и Рен изображали памятник не сдающимся влюбленным. Дэнэен копался в своей сумке, изображая равнодушие к происходящему. Марина вздохнула и решила высматривать кота. Хоть какое-то занятие. Она бы конечно предпочла книгу почитать. Как раз о своей находке вспомнила. Вдруг там тоже что-то после налаживания контакта с силой ветра изменилось? Но от этой идеи пришлось отказаться. Магию лучше изучать вдумчиво, а не прерываться когда меньше всего хочется, но обстоятельства требуют. В этом Марина была уверенна на все сто.
        А в это время где-то не очень далеко…
        - Ничего не забыли? - женщина, требовательно.
        - Ничего! - три мужских голоса.
        - Точно? - женщина, обеспокоено.
        - Точно! - одинокий мужской преисполненный уверенности.
        - Проверьте еще раз, второго шанса не будет, я уверенна, - женщина, еще более обеспокоенно.
        - А будет ли этот шанс… - задумчивый мужской голос.
        Звук подзатыльника, наигранный стон и чье-то тихое хихиканье.
        - Неужели мы наконец от него избавимся? - еще одна женщина, голосок тоненький, тон просительный.
        Невнятный шум в исполнении нескольких мужчин и опять хихиканье.
        - И где же носит твоего избранника, дорогая? - чуть насмешливый женский голос с намеком на умудренность годами.
        - Готовится. Хочет, чтобы братец на люстре повесился, - первая женщина очень чем-то довольная.
        - Кто же знал, что от этого мальчишки может быть польза даже в виде заготовки, - бормотание на заднем плане, пол определению не поддается. - Ради одного этого стояло тащить человека из мира мертвых. А если на свет появится девочка…
        - Только попробуй что-то напророчить, - предупреждающее шипение первой женщины.
        - Твой избранник! - излишне жизнерадостно в исполнении голоса непонятного пола.
        - Чтоб меня цыплята заклевали, - ошарашенный и ломкий мальчишеский голос тут же поддержанный мужскими голосами.
        - Хорошо выглядишь Миян, - одобрительно в исполнении бесполого голоса.
        - Надеюсь, там от страха никто не обделается, - опять задумчивый мужской голос и звук еще одного подзатыльника. - Суровая ты женщина. Никогда на тебе не женюсь.
        - Все заткнулись и ждем отклика! - первая женщина, повелительно.
        А дальше только тишина, изредка позвякивание металла об металл и шум дождя за окном.
        Глава 27 О том, что дела былых лет часто аукаются во временах нынешних и о ключах от ворот
        Ритуал королевские маги проводили долго, вдумчиво, старательно и нудно. Марина успела немного подремать на плече Дэнэена, тщательнейшим образом изучила помещение, в которое их занесла нелегкая, придумала несколько нелицеприятных кличек для типа на троне и подумала о своей дальнейшей судьбе. Перспективы, честно говоря, не радовали. Что там дальше не произойдет, хорошо не будет по любому. С одной стороны очень хочется домой, к тишине и спокойствию родного города. С другой - неплохо было бы тут остаться. Найти толкового учителя по магии, разобраться со своими силами. Илиен тоже еще. С ним вообще непонятно что делать. И прогонять не хочется и удерживать страшно. Хоть бы какую-то ясность.
        За время проведения ритуала в зал успели сбежаться зрители. И ладно бы какие-то любопытные поварята, шуты или местные журналисты, если таковые здесь водятся. Зрители большей частью выглядели чинно и благородно. Они вежливо с друг другом раскланивались, тихонько общались и не шибко налегали на выпивку в воронкообразных бокалах, которую разносили на подносах одетые в синюю, широкую и явно форменную одежду а-ля «комбинезон строителя».
        В общем, происходящее мероприятие тайным не было. Правитель, вероятно, решил похвастаться перед подданными своими успехами в ловле демонов и добыче артефактов. С точки зрения Марины та еще глупость. Но кто их знает, может у них так принято. Может это вообще акция запугивания не шибко лояльных к королю аристократов. Мол, смотрите, что теперь у меня есть и бойтесь, бойтесь, бойтесь моего гнева.
        Нерадивые подданные страх демонстрировать не спешили. Они рассматривали пленников защитного круга как каких-то зверушек в зоопарке, делились друг с другом впечатлениями и, похоже, тоже успели заскучать. Еще бы не успеть, за два часа.
        Спустя еще пятнадцать минут, если верить внутренним ощущениям, Дэнэен соизволил объяснить своей хранящей, что все происходящее пока только подготовка и скучать придется еще долго. Викин и Рен о чем-то тихонько разговаривали. Аристократы разбрелись по всему залу и начали общаться на посторонние темы, на защитный круг они внимания больше не обращали. Король встал с трона и прошелся по залу, видимо решил размяться.
        Марина оценила обстановку, немного подумала и печально вздохнув, извлекла из сумки книгу. Хоть какое-то занятие.
        Новой странички в книге так и не открылось. Зато значки, которые совсем недавно казались нечитаемыми, теперь выстроились ровными рядами, словно насмехались. Девушка на всякий случай перечитала написанное несколько раз и вздохнув еще раз книгу захлопнула. Ужасно полезные сведения. Приятно узнать, что причиной ускорения настройки мага на собственную силу может стать сильный испуг, угроза жизни и желание кому-нибудь хорошенько треснуть по голове. Вот случилось с ней все это и что? Чем теперь заняться, как учиться? Чем вообще ей эти сведения могут помочь?
        А может, это и не учебник вовсе. Точнее учебник, но не для учеников, а для учителей. Сборник подсказок, как заставить начинающих магов побыстрее стать не начинающими. Тогда и странности книги понятны. Учителя ведь по определению знают все азы, и разные нюансы им могут помочь в том или ином случае. Зато девушке с Земли пользы от этой книги нет, и не предвидится. Разве что когда-нибудь захочет набрать учеников. Если раньше сама себя не угробит.
        Спустя еще час, за который Марина успела подумать о своих перспективах самостоятельно договориться с силой ветра и опять подремать на плече флегматично смотрящего в неведомые дали полукровки королевские маги соизволили закончить приготовления. Разноцветной гадости они вылили на защитный круг ведра два, никак не меньше. И все разливали маленькими порциями, чуть ли не из пипеток капали. Пол вокруг круга был изрисован знакомыми по открыванию пути значками. Правда располагались они в другом порядке, кажется. Еще маги заставили своих учеников притащить какие-то не то низенькие каменные тумбочки, не то квадратные булыжники, расположить их полумесяцем и установить по центру каждой какой-то загадочный предмет, наверняка очередные сильные вещи из новоделок.
        Еще раз все перепроверив и немного побегав кругами, маги предоставили слово скучающему правителю. Тот не оплошал. Патетично, с подвыванием и явной угрозой рассказал Дэнэену, что он плохой и что свои грехи он может исправить, только послужив обществу в лице толкающего речь короля.
        Полукровка ответил меланхоличным взглядом и совершенно кошачьим зевком.
        Правителя такой ответ чем-то не устроил, и он ушел к своему трону, бормоча себе под нос ругательства.
        Решив, что на этом вступительные мероприятия можно завершить, королевские маги, выстроились перед защитным кругом, трогательно взялись за руки и хорошо поставленными голосами затянули какое-то заклинание. Марина смотрела на них во все глаза. Очень уж маги были похожи на тех богоотступников, которые хотели принести Викина в жертву неизвестно кому. Прямо один в один. Им бы еще разноцветные халаты и последние сомнения в том, что они обучались проводить обряды в одной школе, исчезнут.
        - Не бойся, ничего они нам не сделают, - по-своему истолковал Маринин интерес к магам Дэнэен. - То, что я демон наполовину, не значит, что человеческая моя половина плоха. Моего папу чистокровные демоны боятся, так что его кровь это достоинство, а не недостаток. Тем более в этом замке.
        Девушка кивнула и стала нетерпеливо ждать, чем закончится хоровое выступление магов. Интересно же, в кого превратится Дэнэен. А главное как? Опять расплывется амебой, а потом перестроится в улыбчивого конопатого парня типа «Иванушка Дурачек обыкновенный»?
        - Понимаешь, они пытаются отнять у меня дух и пламя, - улыбнулся полукровка. - Я ведь наполовину человек, следовательно человеческого во мне больше чем в чистокровных демонах и после того как дух и пламя уйдут я не умру, просто стану слабее. Они так считают.
        Улыбка Дэнэена стала широкой-широкой и пугающей.
        - Ты не станешь слабее? - спросила Марина.
        - Нет, - мотнул головой парень. - Мой дух на самом деле только и годится для того, чтобы я был демоном и мог превращаться в кота. Как либо иначе его использовать я не могу. Поэтому из меня не получится ни кузнеца, ни ювелира, ни целителя. Даже банального предсказателя не получится. Зато пламя у меня сильное. Не по демонски, скорее, похоже на человеческого мага. И еще несколько сил есть не слабее пламени. Так что они ошибаются. Умолять и просить я не стану. Если придется, буду сражаться. И мы еще посмотрим, кто победит. Эти самодовольные старики, старательно избавляющиеся от молодых и талантливых уже не первое тысячелетие, или я.
        Марина кивнула.
        - Сражаться будешь? - зачем-то переспросила.
        - Вряд ли, - печально вздохнул полукровка. - К сожалению.
        - Ага, - сказала Марина. - А потом что? Точнее…
        - Да ничего. Они вряд ли на меня нападут. Они ведь ожидают увидеть после своего ритуала нечто иное. Не сильного мага, а слабого мальчишку. Если я правильно все посчитал, то моей человеческой половине лет четырнадцать-пятнадцать. Они тоже считать умеют.
        - Я не о том, - отмахнулась Марина, хотя узнать, что человеческой половине полукровки пятнадцать лет было несколько неожиданно. - Как ты в демона обратно превратишься? Или тебя данная проблема не волнует?
        Дэнэен одарил удивленным взглядом и выдал еще одну пугающую улыбку.
        - А вот это самое интересное, - тихонечко произнес он, словно боялся, что подслушают. - Понимаешь, чистокровные демоны, после подобного ритуала могут умереть через каких-то полчаса, если кто-то не будет поддерживать их жизнь. На это они вероятно и рассчитывают. Только они опять ошибаются. Слухи о том, что демоны умирают, распускала моя прабабка. Даже несколько представлений в свое время продемонстрировала. Она у меня не демон, точнее демон, но внешне похожа на что угодно, только не демона. Последствие какого-то неудачного эксперимента по восстановлению духа на начальном уровне. Пыталась остановить процесс старения одной из своих дочерей. В общем, история долгая и сейчас ее рассказывать некогда, важно то, что моей прабабке поверили. Потом, конечно выяснилось, что демонов она вовсе не ненавидит, но убежденность в том, что если у живущих за горами забрать дух и пламя они умрут, осталась.
        - Понятно, - сказала Марина. - А на самом деле?
        - Как повезет, - пожал плечами Дэнэен. - Либо спустя минут пятнадцать-двадцать опять станешь демоном. Либо превратишься в животное. В моем случае вероятнее первое, на второе моего не успевшего восстановиться духа сейчас может не хватить.
        - Ага, - сказала Марина. - Значит тебе для чего-то нужно превратиться в человека.
        - Нужно, - не стал спорить Дэнэен.
        - А без чужой помощи никак?
        - Можно было попробовать, - равнодушно отозвался полукровка. - Только оно столько энергии жрет, в смысле этот ритуал. А тут все за меня сделали. Еще и в замок пустили практически без сопротивления.
        - Понятно, - сказала девушка, хотя ничего ей понятно не было.
        А расспрашивать дальше бессмысленно. Когда Дэнэен говорит таким тоном, внятно ответить он точно не пожелает. Будет нести какую-то многословную чушь, все больше запутывая собеседника. И врать, врать.
        С другой стороны, сейчас маги закончат свой вокальный номер, и она увидит все своими глазами. Зачем зря нервы тратить и воздух сотрясать?
        Рен и Викин сидели на полу прижавшись друг к другу. То ли спали, то ли тихо разговаривали. Мешать им не хотелось совершенно. А зависть в этом случае лучше прогнать, пинками.
        Марина оглянулась. Немного полюбовалась на зрителей, которым похоже затяжной ритуал тоже успел поднадоесть, но уйти они не могли. Вдруг сейчас закончится и они пропустят все самое интересное.
        Правитель уныло восседал на троне, подперев подбородок ладонью, и смотрел на своих магов очень неласково.
        - Знаешь, самое смешное, что этот ритуал пытались проводить во время войны, - сказал полукровка. - Пока они его проводили, приходили родственники пленников и благополучно их освобождали.
        - Ага, обхохочешься, - согласилась Марина.
        Прабабке полукровки памятник нужно было поставить за столь удачно распространенное поверье, или как оно там называется. Наверное, если бы пытались убить другим способом, шансов на спасение было бы меньше. Хотя кто их демонов знает? Может наоборот кучу людей спасла. Потому что загнанные в угол пленники могли превратиться в неуязвимое животное и начать защищатьтся, по мере свое го разумения. Наверняка бы досталось и правым и виноватым.
        - Я говорил, что на отца похож? - громко спросил Дэнэен.
        Викин оглянулся и неуверенно кивнул. Рен его поддержала громким хмыком. Полудемон улыбнулся.
        - Сейчас убедитесь.
        Маги закончили петь, воздели руки к потолку и начали старательно топать, словно решили что-то незатейливое станцевать напоследок. Защитный круг пошел радужными пятнами, как лужа, в которую пролился бензин и Дэнэен стал меняться. Спокойно так, неспешно, без каких-либо дополнительных спецэффектов. Сначала волосы полыхнули пламенем, резко укоротились и стали темно-рыжими. Потом кожа немного потемнела и на носу появилась россыпь мелких веснушек, как и положено разным Иванушкам. Глаза стали меньше, но не перестали напоминать кошачьи, сменив хищную желтизну на не менее хищную зелень. Черты лица немного сгладились и мрачный красавец превратился в симпатичного малолетнего разгильдяя, видимо прогуливающего школу. Насмешливая улыбка никуда не делась. Защитный круг тоже.
        - Сюрприз, - радостно сказал Дэнэен.
        Один из магов неуверенно постучал костяшками пальцев по преграде и что-то тихонько сказал.
        - Да-да. Полярность поменял, - согласился полукровка. - Побочный эффект, знаете ли. Теперь я выйти смогу, а вы войти нет.
        - Ты все равно умрешь! - патетически взвыл один из учеников.
        - Вряд ли. Я ведь и так был большей частью человеком, - не согласился Дэнэен.
        - Но ты должен… - неуверенно произнес кто-то.
        - Испугаться, попросить меня не обижать и отдать вам сильную вещь? - спросил полукровка, так и не соизволив встать на ноги. - Не дождетесь.
        Король спустился со своего трона, торжественно прошагал мимо любопытных подданных и пребывавших в некотором замешательстве магов, очень долго рассматривал сидевшего на полу парня, а потом покачал головой.
        - Напоминаю кого-то? - поинтересовался Дэнэен. - Вижу, что напоминаю. Я его сын.
        - Сын Мияна, - уныло простонал король. - Полудемон.
        - Вы его очень неудачно убивали, - язвительно произнес Дэнэен, поднимаясь на ноги. - Река его вынесла прямо к ногам моей мамы. Она сочла это даром водных духов, вылечила его и знаете, ни разу об этом деянии не пожалела. Настолько сильных людей в данный момент нет вообще. За всю историю канувшей в небытие империи их было всего трое. А вы четвертого способного на равных говорить с демонами этим демонам отдали. Идиоты. Так тряслись за свой трон, что убили всякую надежду вернуть величие этому жалкому королевству. И все зря. Он слишком разумен чтобы развязывать гражданскую войну из желания отнять трон старшего брата. Он бы придумал что-то интереснее. Например, скинул бы с трона соседа. Или нескольких соседей, чтобы королевство имело хоть какой-то вес в отличие от окружающих жалких клочков земли. Но он вам благодарен. Вы ему подарили гораздо больше. Вы ему подарили очень долгую жизнь, он еще ваших правнуков переживет, и вы ему подарили очень много власти, у вас столько никогда не будет.
        - Мальчишка! - взвыл король. - Выродок!
        - Успокойтесь, - ласково попросил Дэнэен. - Вы же знаете, что не можете убить меня в стенах этого замка. Как и я вас. Моих друзей тоже не сможете, они под моей защитой. Так что просто не мешайте. Я кое-что заберу вам ненужное и уйду. Не беспокойтесь, из замка я не выйду, убийц можете не искать.
        - Как?! - заорал правитель в лицо одному из магов.
        - Он же ваш родич, значит, защита Белых Врат распространяется и на него, - неуверенно объяснил маг. - По крайней мере, пока он будет оставаться человеком. А вот если опять станет демоном, возможно, она сочтет его чужаком…
        - Идиот! - припечатал король. - Как вы упустили из вида, что мой предавший семью братец жив?! Вам за что платят?! Неужели только за то, что вы находите казнокрадов и мелких интриганов, считающих, что их род древнее моего?!
        - Ну, за горами мы ведь ничего не видим, - попытался оправдаться маг.
        - Пошли вон! - велел король, одарил грозным взглядом подданных, заставив их шарахнуться и, пытаясь сохранить достоинство, пошел к своему трону.
        - Ладно, нам тоже пора, - сказал Дэнэен, стер ногой участок меловой линии защитного круга и куда-то уверенно зашагал, игнорируя убийственный взгляд родственника и любопытные его подданных, рискнувших остаться и досмотреть представление до конца. Марина, Викин и Рен пошли за ним, не останавливаясь, прошли вслед за полудемоном сквозь стену, оказавшуюся иллюзией, потом еще одну и оказались в пыльном помещении, заваленном какой-то рухлядью.
        - Здесь, - сказал Дэнэен.
        - Что здесь? - спросил Викин, недоверчиво осматривая комнату. - Обломок Сердца Стихий?
        - Почти, - полукровка усмехнулся. - Ключ от Врат. Штука, которая позволяет настроить сильную вещь этого замка на тех, кого она будет считать своими. Кого не позволит убить ни при каких обстоятельствах.
        - И? - спросила Марина.
        - И его высочество о ней даже не догадывается, ибо не был учеником старого мага, служившего еще его пра-прадедушке. Собственно, дочка мага была последней хранящей этой штуки. Кроме девушки о Ключе от Врат знал только ее отец и тогдашний правитель. Тайну хранили, в общем. А потом так получилось, что правитель очень нехорошо с девушкой обошелся и маг, когда он умер, не передал тайну наследнику, решив, что доверит ее только истинно достойному.
        - И истинно достойным стал твой папа…
        - Нет, он просто был любопытным. Нашел упоминание об этой тайне среди бумаг учителя, заинтересовался. О том, что он успел изучить все тайные ходы, я уже говорил. Иллюзии его пропускали, как и меня, потому что достаточно сильный маг и нужной крови. В общем, он его нашел.
        - Верю я тебе, верю, - отмахнулся Викин, хотя было видно, что верит не очень. - Забирай свой ключ, и идем отсюда. У меня слишком мало жизни осталось, чтобы тратить ее на пыльные помещения, когда меня ждет занятие гораздо интереснее.
        - Помню, тебе детей делать нужно. Десяток, - ухмыльнулся Дэнэен.
        - Десяток не успею.
        - Кто знает, - загадочно произнесла Марина, вспомнив разговор с богиней. Не мог же этот разговор ей присниться, правда?
        Искать ключ среди залежей пыли пришлось Марине. Она ведь хранящая, значит, учует безхозную сильную вещь лучше любой поисковой собаки. Девушка старательно прислушалась, никакого отклика своего дара не почувствовала, зато уловила реакцию силы, как всегда недовольной присутствием рядом опасной штуки. После чего брезгливо указала на кучу пыли, и гордо отошла к Викину и Рен. Дэнэен пожал плечами, увлеченно покопался в пылюке, выудил оттуда нечто невзрачное и не сказав ни слова радостно зашагал в обратном направлении, опять сквозь стены.
        Количество народа в тронном зале заметно увеличилось, наверное, сбежались поглазеть на необычного королевского племянника. Посмотреть действительно было на что. Волосы опять посерели, лицо все еще оставалось человеческим, в руках какой-то мусор, покрытый вековой пылью, за спиной две хорошенькие девушки и симпатичный парень с посохом монаха богини поощряющей ни к чему не обязывающие связи. Дамы заулыбались и стали стрелять глазами. Рен покрепче прижала Викина к себе и попыталась отпугнуть претенденток на это сомнительное сокровище злобным взглядом. Само сокровище, отвратительнейшим образом проигнорировав дам, полезло под рубашку на спине наемницы пересчитывать позвонки и даже по рукам за это не получило.
        Марина почувствовала, что сейчас начнет истерически хихикать. Рен и Викин, какой кошмар. Ведут себя как влюбленные подростки.
        Дэнэен, игнорируя всех присутствующих без исключения, не спеша вышел на середину зала, бухнулся на колени и начал что-то увлеченно чертить мелком. Любители зрелищ удивленно замерли. Викин полез под рубашку уже двумя руками, наверное, решил не терять отпущенного ему времени. Рен на него зашипела как рассерженная кошка. Марина немного подумала и пришла к выводу, что таким нехитрым образом они привлекают к себе внимание, попутно отвлекая его от Дэнэена. Иначе зачем?
        Придворные маги почему-то забегали и стали что-то доказывать злобному королю и нескольким мужикам окружившим трон. То ли телохранители, то ли советники. Доказывали долго и бурно, но неудачно. Дэнэен спокойно дорисовал все, что хотел, отступил от своих художеств на пару шагов и, скрестив руки на груди, дождался, пока воздух перед ним знакомо заколышется. Любители зрелищ, должно быть, были в восторге.
        Первым из пути шагнул рыжеволосый мужчина очень похожий на Дэнэена, одетый в черную кольчугу, с шипами на наколенниках и налокотниках и с мечом с боку, без ножен, едва не чиркавшим острием по полу. Мужчина мрачно осмотрел зал, уделил немного внимания побледневшему королю, развернулся и подал руку беловолосой женщине, нечеловечески прекрасной, куда тому Илиену. Рэн и Викин дружно склонили головы перед этой парой. Любители зрелищ столь же дружно отступили на шаг. Потом из портала вышел хмурый тоже беловолосый демон, определенно похожий на Илиена, но гораздо плотнее, шире в кости обоих братцев вместе взятых и высоченный, метра два ростом. Он кивнул Дэнэену, обаятельно улыбнулся Марине и остановился по левую руку от беловолосой женщины.
        - Он мой брат, - шепотом объяснил очевидное Дэнэен.
        - Я догадалась, - сказала Марина.
        - Отлично, ты ему понравилась, - заявил полукровка и стал старательно улыбаться.
        - Меня это радует, очень, - сказала девушка, стараясь не думать о том, как будет объясняться с родственниками Илиена. А эта сволочь еще и где-то в виде кота бегает. Всучил колечко, ничего не объяснил, а ты тут теперь бойся, не зная, во что это может вылиться. Мама веселых братьев впечатляла. Гораздо больше, чем ее сыновья вместе взятые. Перед ней хотелось замереть и не шевелиться, надеясь, что не заметит.
        Тем временем из портала вышли еще с десяток разнополых демонов, вооруженных и чем-то недовольных. Процессию замыкало странное низенькое существо, закутанное в балахон, с капюшоном на голове. Самое странное в этом существе было то, что оно не шло, оно парило над полом, напоминая маленькое привидение.
        Прекрасная мама Дэнэена брезгливо осмотрела помещение. Его папаша угрожающе улыбнулся правителю, чуть ли не с ногами влезшему на трон и старавшемуся с ним слиться. Почему - понятно. Кого обрадует встреча с родственником, которого пытался убить? Вооруженные демоны во главе с Дишинэ окружили контрастную парочку и тоже начали улыбаться. И все в полной тишине. Страньше всех повело себя низенькое существо неизвестного вида и пола. Оно подплыло к Дэнэену, отвесило ему подзатыльник. Потом развернулось к Викину и Рен, судя по всему внимательно их рассмотрело и одобрительно произнесло:
        - Умница, девочка. Хорошие дети получатся, один уже получился.
        Рен начала краснеть. Викин нахально улыбнулся.
        - А ты не скалься, - проворчало существо. - Теперь тебе есть что терять.
        Викин громко хмыкнул, но продолжения не дождался. Существо от него отвернулось и поплыло к Марине, размышлявшей о том, куда бы спрятаться до лучших времен.
        - Хорошая девочка, - произнесло нечто, зависнув рядом с Мариной. - Талантливая. Наконец-то он сделал что-то полезное.
        - Что? - испугано спросила девушка.
        - Хочешь, возьму тебя в ученицы? - великодушно предложило существо.
        - Куда? - переспросила Марина.
        - Не смущайся, мы ведь почти родственники, - хихикнуло существо и поплыло обратно к маме и папе веселых братьев.
        - Это что было? - ошарашено спросила девушка.
        - Моя прабабушка, - уныло произнес Дэнэен. - Недовольная мной.
        - Повезло тебе с прабабушкой, - неуверенно произнесла Марина.
        Интересно, что его прабабушка вообще такое?
        Впрочем, какая разница, хватит того, что не демон и не человек. А там, хоть эльф, цветочный.
        - Дэнэен, что дальше? - спросила девушка, заметив, что и главные действующие лица и зрители дружно стоят, молчат и ничего не делают. Даже король свое недовольство передает подданным исключительно выражением лица.
        - Ждем, - сказал полукровка.
        - Кого?
        - Призрака. Он обязательно явится. Если не явится, придется его искать, а на это может уйти куча времени.
        - Призрака? - переспросила Марина.
        - Призрака, - подтвердил Дэнэен.
        - Зачем вам призрак?
        - Он нам не нужен, - сказал полукровка, на данный момент почти превратившись в привычного себя, только веснушки на носу остались и волосы были все еще коротковаты. - В том то и проблема. Понимаешь, целую уйму лет назад от него сбежала с демоном то ли дочь, то ли жена, то ли сестра, которую он собирался выгодно для себя замуж выдать. А он был магом, мстительной сволочью. И когда умер, вместо того чтобы отправиться туда, где таким сволочам самое место, начал мстить. Демонам. Натравливал свору низших, заставлял превратиться и, вероятно, радостно хихикал из-за того, что сумел украсть не меньше десятка лет жизни. Особо невезучим моим соотечественникам удавалось столкнуться с ним не раз. А просто на все плюнуть, и не появляться в землях людей им было нельзя, они же купцы, дипломаты, ремесленники. Да и вообще, прятаться от какого-то призрака…
        - Я поняла, они предпочитали умереть раньше срока.
        - Не совсем. В этом и проблема. С призраком нужно было что-то сделать, а мы не могли. Он при жизни бы каким-то родственником короля из этого замка. Его защищает сильная вещь. Замок он разумно не покидал. В общем, пришлось придумать, как его изгнать из замка. При выборе между живыми и неживыми любая сильная вещь выберет живых.
        - Ага, - сказала Марина. - Охотники на привидений.
        Все сказанное Дэнэеном звучало ровно и гладко. Разумно и логично. И все равно, что-то не сходилось. А что именно, девушка понять не могла. Не получалось думать, маленькая фигурка прабабки веселых демонов отвлекала.
        Поэтому пришлось сесть на пол и приготовиться терпеливо ждать призрака.
        Традиция в этом замке такая. Прежде, чем что-то случается, приходится подождать.
        Интересно, как местные привидения выглядят? Вряд ли ходят в саване и гремят цепями.
        А еще странно, что правитель не пытается напасть и каким-либо образом выгнать наглых демонов вместе с недобитым братом. В смысле, не пытается натравить на них стражу. Может, почувствовал, что замок начал считать этих пришельцев своими и теперь пытается понять почему?
        Некоторые особенности ритуалов. Вольный пересказ Марины Баженчук.
        Ритуалы бывают трех видов - быстрые, средние и долгие.
        Быстрые чаще всего проводятся кем-то, у кого есть все необходимые для проведения ритуала силы. В большинстве случаев служителями тех или иных богов. Сила такого ритуала напрямую зависит от силы божества и верности служителя. Гораздо реже такие ритуалы проводятся магами. Любой ритуал требует вложения большого количества энергии, а овчинка быстрых ритуалов чаще всего не стоит вычинки. Проще придумать подходящее заклинание и воспользоваться накопителями.
        Средними кто только не пользуется. И странные личности пытающиеся призывать новых богов. Они редко бывают магами, поэтому вынуждены заменять неподвластные им символы сил амулетами и жертвоприношениями магов. Авось что-то с чем-то совпадет и все получится. И не шибко сильные маги пользуются. Им проще провести ритуал, используя накопители и резервуары с энергией, чем мучиться с заклинаниями, в которые обязательно придется вкладывать что-то свое. И влюбленные девицы, уверенные, что боги им помогут превратить пустое представление в настоящий ритуал. Времени средние ритуалы могут занимать так же мало, как и быстрые, но энергии требуют больше. Их преимущество в том, что эту энергию можно черпать откуда угодно и ее поток можно прерывать.
        Долгие ритуалы самые сложные, самые энергоемкие и заставить их сработать могут только маги. Времени на них тратится куча, иногда даже несколько дней. Нелишними будут артефакты, амулеты и прочие талисманы. В ритуале их не используют, обходясь исключительно символами. Сильные вещи служат якорями для тех, кто проводит ритуал, связывают их с реальностью, заставляют дышать и по сути даже жить. В общем сложная, занимающая кучу времени и требующая усилий штука. Зато, если долгий ритуал сработал, его действие практически необратимо, если обратимость не была предусмотрена изначально. К этим же ритуалам относятся проклятья, в виде исключения из правил. Они могут занять не очень много времени, проводящий их не обязательно должен быть магом, но энергию они черпают только из жизни проводящего ритуал. До самого донышка вычерпывают, без какой либо гарантии, что этой энергии хватит для воплощения проклятья.
        Глава 28 О том, что сны бывают разные, а ощущениям верить иногда не следует
        Привидение соизволило появиться нескоро. На ожидание пришлось потратить не меньше часа.
        За это время Дэнэен успел окончательно вернуть себе привычный вид и король, не слезая с трона, попытался вернуть себе управление замком, громко требуя у сильной вещи, судя по его позе находившейся где-то на потолке, вышвырнуть вон непрошеных гостей. К этим призывам с интересом прислушивались все присутствующие. Закончились переговоры с артефактом тем, что правитель подманил к себе пальцем одного из магов и сказал ему на ухо что-то такое, что бедняга чуть с возвышения не свалился рванув с места в карьер в направлении выхода. Коллеги бедняги решили не дожидаться повторных приказов немедленно исчезнуть с глаз монарха, либо испугались, что и им что-то на ушко шепнут, поэтому тихонечко удалились.
        Марина, понаблюдав за этим представлением покачала головой и спросила у Дэнэена притворяется король, или ему на самом деле начхать на свою репутацию. На что полукровка рассказал, что за урон репутации правителя будут отвечать советники, охранники и прочие невезучие личности. Ибо король свое достоинство ронять имеет право, а вот подчиненные обязаны его вовремя подхватить. Те же стражи давно должны были разогнать зрителей, а советники выбрать между собой кандидатуру для переговоров с сильной вещью.
        Девушка хмыкнула. Странные у них представления.
        Дэмоны все это время молча стояли, демонстрировали оружие всем желающим полюбоваться и выглядели величественно, как боги. Даже прабабушка из их компании не умудрялась не выделяться. Что она такое, Марина так и не спросила. Кто ее знает, вдруг у нее суперслух, а подобные вопросы ее оскорбляют.
        - Дэнэен, - Марине в отличие от демонов очень быстро надоело молча сидеть на сумке, ожидая неведомо чего. - Как думаешь, Илиен сюда прибежит?
        - Нет, - мотнул головой полукровка. - Тут прабабка. Что он дурак, попадаться ей на глаза в таком виде?
        - За хвост оттаскает и усы оборвет? - заинтересовалась девушка.
        - Шерсти надергает и крови возьмет для изучения. Как минимум, - широко улыбнулся добрый брат. - Ты, наверное, не заметила, или не поняла, но Илиен не хромает. Значит, регенерация конечности завершилась в процессе превращения. Вообще, это очень большая редкость, обычно травмы и раны сохраняются. Вот прабабка и попытается найти причину. Хотя, подозреваю, все дело в том, что он не успел вычерпать свою человеческую магию. Вот оно и помогло. И волосы при обратном превращении у него, возможно, немного короче будут. Надо же было силам откуда-то материал для приведения кошачьей лапы в порядок брать. Да и пушистее он был при прошлом превращении, кажется.
        - Силам? - переспросила Марина, проигнорировав заявление о пушистости. Точнее, заставив себя проигнорировать. Очень уж хотелось спросить, не линяют ли демоны?
        - Ага. У него хоть и слабее чем у мамы и у той же прабабки, но есть то, что мы называем живой силой. В общем, у него есть слабые способности к целительству. Эта сила и помогла, скорее всего. Но прабабка все равно захочет убедиться.
        - Понятно, - сказала девушка. - А имя у твоей прабабки есть?
        - Есть, - мрачно улыбнулся полукровка. - Женский вариант моего. Дэнэена. Представляешь, меня назвали в ее честь и даже не сказали, за что они со мной так поступили, - пожаловался, глядя в пол.
        Марине показалось, что он улыбается. И на самом деле не имеет ничего против имени прабабушки. Просто ворчит. Протестует в полном соответствии с возрастом своей человеческой половины.
        Порассуждать о возрасте демонов девушке помешал призрак. Он, наконец, соизволил появиться. Не сам. Сначала под потолком что-то возмущенно запищало. Пока Марина выискивала источник звука, откуда-то в центре зала появилось несколько довольно невзрачных и не очень больших низших демонов и шустро рванули к демонам высшим. Спешили они зря, ибо даже не долетели. Прабабушка от них отмахнулась, как от мух и они дружно рассыпались пеплом, словно их Викин своим посохом благословил.
        Под потолком опять что-то запищало, на этот раз обижено.
        - Это привидение пищит? - удивленно спросила Марина.
        - Защитка на проникновение низших реагирует, - объяснил Дэнэен, посмотрев на потолок. - Пропускать не хочет, опасно же, а не послушаться мертвого мага не может. При жизни был подходящей крови.
        - Ага, - сказала девушка.
        Обиженный писк повторился, и с потолка шлепнулось нечто длинное, как гусеница, в черно-желтую полоску, как оса и с усиками, как у нарисованной бабочки, венчавшими одну из сторон, видимо голову. Каким чудом оно никого не придавило, осталось неясным. Наверное, защитка постаралась уронить его как можно аккуратнее.
        - Какая гадость, - пробормотала Марина, наблюдая за тем, как непонятное существо, вертясь и вздрагивая всем телом, пытается куда-то ползти.
        - Хорошо его защитка приложила, - одобрительно проворчал Дэнэен.
        - Защитка явно умнее привидения, - пришла к удивившему ее саму выводу девушка.
        Прабабушка подлетела к полосатому монстру. Сделала над ним круг почета. Схватила за ус, вытащила откуда-то, то ли большой кинжал, то ли маленький меч и отчикрыжила отросток подчистую. После чего ухнула, крутанулась вокруг своей оси и, взмахнув своим оружием в воздухе, заставила раненого низшего превратиться в еще одну кучку пепла.
        - А усик ей зачем? - заинтересовалась Марина, ощущая себя в театре абсурда.
        - Кто ее знает? Изучать будет, наверное. Или для коллекции.
        - Так она еще и коллекционер.
        Больше низших демонов не появилось. То ли они закончились там, где их брал мертвый маг, то ли успели разбежаться, то ли злобное привидение поняло, что они тут не помогут.
        - Что дальше? Опять ждем? - спросила Марина, поерзав на сумке. Сидеть откровенно надоело. Вставать на ноги не хотелось, казалось, так привлечешь слишком много внимания, и следующая гусеница свалится точно на голову.
        В ответ на ее вопрос под потолком разнесся пафосный, хорошо поставленный смех, точнее хохот. Громогласный такой.
        - Псих, - поставила диагноз девушка.
        Обладатель смеха противно захихикал и что-то бамкнуло.
        - Крышу он ломает, что ли? - задумчиво спросил Дэнэен.
        - Ага, надоело ронять низших демонов, решил переключиться на шифер, или чем она там покрыта, - флегматично ответила Марина.
        Бамканье повторилось, потом еще раз. Хихиканье постепенно затихло.
        - Не ломается, - поняла девушка.
        Еще раз чем-то бамкнув призрак, наконец, явил ждущему его народу свой светлый лик. Очень светлый. Прямо сияющий. Словно не придурковатый мертвый маг с крыши слез, а ангел с небес спустился.
        Выглядело приведение вполне себе человекоподобно. Высокий мужчина, довольно плотного телосложения, одетый в широкие штаны и рубашку с кружевами на манжетах и воротнике. И прозрачным он не был. Просто почти полностью обесцвечен. Словно кто-то поигрался с фотошопом. Сначала перевел беднягу в оттенки серого, а потом добавил яркости, до предела, лишь бы черты лица угадывались и детали одежды.
        Призрак недовольно посмотрел на короля, изображавшего равнодушие к происходящему. Многобещающе улыбнулся девушке в розовом платье, которой не повезло стоять слишком близко к тому месту, на котором он решил появиться. Девушка в ответ шарахнулась и спряталась за спину ближайшего мужчины. Благо прятаться там было за что. Мужик был необъятным, и телосложением напоминал бочку.
        Привидение запрокинуло голову и прочувствованно захохотало.
        - Ненормальный, - восхитилась Марина.
        Отхохотавшись сияющий маг злобно осмотрел зал и решительно направился к ждущим его демонам. Зрители поспешно перед ним расступились, но разбегаться не стали. Наверное, успели привыкнуть к этому экстравагантному мертвецу.
        - Мерзкие чудовища! - заорал, подойдя почти вплотную.
        - Какое интересное существо, - жизнерадостно ответила ему прабабка. Даже подпрыгнула от восторга, придерживая свой капюшон.
        - Мерзкие! Мерзкие! Мерзкие! - продолжил орать призрак. - Уничтожить, всех! Всех!
        - Но безмозглое, - покачала головой прабабка. - Какая жалость. Просто продолжает делать то, что делал при жизни, больше он ни на что не способен. Мне он не нужен.
        - Какое счастье, - тихонько произнес Дэнэен.
        Призрак продолжал разоряться. Словарный запас у него был невелик, да и тот слишком часто заменялся хохотом.
        Демоны, не обращая ни малейшего внимания на угрозы мертвого идиота трясущего кулаками и обещающего всех убить, достали откуда-то разноцветные камни, висящие на кожаных шнурках, тихонько окружили беснующееся привидение и запели. Получалось у них красиво и прочувствованно, жалко, что маг орал громче.
        - Что они делают? - спросила Марина. - Колыбельную ему поют?
        - Ритуал проводят. Быстрый.
        - Аааа, - задумчиво протянула девушка.
        Если быстрый, то должен и закончиться быстро. А то долгие ритуалы надоели.
        Призрак начал тускнеть, правда, он сам этого почему-то не заметил. Наверное слишком увлекся перечислением пыток, которым он подвергнет мерзких демонов.
        Разноцветные камни наоборот начинали светиться, и казалось, что они увеличиваются в размере.
        Зрители вели себя странно, как на взгляд Марины. Они стояли, тихонечко переговаривались. Девушке даже показалось, что компания парней, стоявшая под стеной, делает ставки, наверняка на время, которое призрак продержится. Больше ведь вроде не на что.
        - А спасать его никто не будет? - спросила Марина.
        - Вряд ли. Он не только нам успел надоесть. Лестницу в башне, по слухам, он обрушил. Низших демонов приманивает, иногда их упускает и страже приходится их ловить по всему городу. Мой милый дядя, может и хотел бы его спасти. Королевской семье польза от него есть. Но если попытается, его, мягко говоря, не поймут. И придется его величеству опять безвылазно несколько следующих лет сидеть в замке, пока недовольных ловить будут. А это скучно.
        - Чего-то я не понимаю, - призналась девушка. - Значит, призрак местным жителям тоже не нравится, но они почему-то не потребовали от него избавиться.
        - Требовали, - мрачно улыбнулся Дэнэен. - Особенно громко требовали, когда низшие на детей напали.
        - И что?
        - И ничего. Не смогли изгнать. Сильная вещь помешала. А мой милый дядя сделал вид, что от его разрешения здесь ничего не зависело. Нас он не любит, поэтому избавляться от этого придурка не хотел.
        - Понятно.
        Призрак все тускнел и тускнел, потом начал расплываться, терять очертания, но голос все так же звучал громко, нагло и неприятно. Словно он не замечал, что с ним творится что-то не то.
        Неужели настолько туп?
        Или призраки как-то иначе мир видят?
        Наконец, тело чокнутого мага превратилось в небольшое облачко, разделилось на части и, похоже, втянулось в кристаллы. Голос тут же затих, на полуслове, словно его отрезало.
        Демоны не спеша ссыпали кристаллы снятые с шнурков в мешочек прабабке Дэнэена. О чем-то пошептались.
        - Что дальше? - спросила Марина.
        - Папа переговоры вести будет. Она давно хотел. А мама потребует компенсации и будет угрожать.
        Девушка посмотрела на папу и маму и покачала головой. Если судить по нарядам, то плохого полицейского должен изображать именно одетый в доспехи с шипами мужчина. А женщина старательно изображать добро и справедливость. Ей не сложно, с такой то внешностью. Но демонам, наверное, видней.
        - А мы что будем делать? - уточнила девушка.
        - Ничего, - вздохнул Дэнэен. - Рен следует срочно отправиться домой, под присмотр целителей и прочих наблюдателей. Чтобы она случайно не заболела, не поранилась, не использовала слишком много магии и вообще вела себя как приличная женщина. А то еще на ребенке отразится. Викин пойдет вместе с ней. Куда он денется? Меня и тебя отправят в Долину Ожидания. Меня, потому что положено, а тебя за компанию, потому, что я твой должник. Илиен же пока бегает в виде кота, ничего сказать не может.
        - Ага, - сказала Марина. - И что мы там будем делать?
        - Ждать окончания переговоров. Не знаю, чего хочет папа. А мама точно вытребует один городок у реки в качестве представительства.
        Девушка вздохнула. Политика ей была не интересна. Она в ней даже дома не разбиралась и разбираться не собиралась.
        Просто ей все равно казалось, что она что-то упустила. Чего-то не поняла. Поэтому следовало хорошо подумать.
        Впрочем, кто ей запрещает думать в долине?
        А еще не помешает задать Дэнэену несколько вопросов.
        Только сначала найти где-то бумагу с ручкой и составить себе списочек. Чтобы он опять не увел разговор в сторону и она о чем-то важном не забыла.
        И вообще, зачем Дэнэен ее похищал? Неужели нельзя было обойтись без ее персоны?
        Долина Ожидания оказалась довольно унылым местом. В такую хорошо бы ссылать чем-то провинившихся придворных, чтобы они о своем поведении подумали, разных вольнодумцев и прочих любителей искать поживу в мутной водичке.
        У Марины тоже никто не спросил, хочет ли она сюда идти. Просто подошел довольно смазливый демон, вежливо улыбнулся и сказал, что им пора отсюда уходить. Ибо, местный правитель уже на грани. Еще немного и он наплевав на собственную безопасность может попытаться снять защиту запрещающую проливать кровь, да и вообще как-либо вредить тем, на кого настроена сильная вещь. И у него может получиться. Все-таки его артефакт знает очень долго. А ключ только на то и годится, чтобы указывать защитке на тех, кто отныне неприкосновенен. Девушка пожала плечами и послушно пошла. Участвовать в батальных битвах ей не хотелось.
        Рен и Викин ушли из замка еще раньше, в сопровождении прабабушки, которой видимо чем-то монах Оберегающей понравился. Или не понравился.
        В общем, оказалась Марина в крошечном домике с запасом еды, воды и в полном одиночестве. Дэнэен сбежал почти сразу, вроде бы кого-то здесь живущего проведать. Илиен так и не появился. Наверное, все еще увлеченно гонял несчастных вояк их башни.
        Думать над вопросами не получалось.
        Девушка немного послонялась по домику. Съела непонятный фрукт. Вышла на улицу и довольно долго любовалась черной, похожей на трезубец скалой. Больше любоваться было особо нечем. Несколько десятков бессистемно раскиданных по долине-чаше домиков, крошечных и серых. Довольно невзрачные деревья и разлапистые кустарники, цветущие меленькими беленькими цветочками. Не пахнущими, в чем Марина убедилась обнюхав несколько ближайших кустов.
        Травы в долине практически не было. Каменистая почва, большие булыжники покрытые лишайником, языки белоснежного песка непонятно как сюда попавшие.
        Погода довольно приятная, хоть бери и загорай с книгой в руках. Но книг не было тоже, кроме непонятного учебника, все еще лежавшего в сумке.
        Марина покачала головой и решила попробовать поспать. И самое странное, что уснуть у нее получилось сразу, даже дурацкие мысли не помешали. Но, наверное, лучше бы она попыталась опять открыть вредную книгу.
        Снилась девушке какая-то яркая, многоцветная и непонятная муть. Она куда-то, то бежала, то плыла, то умудрялась делать и то и другое одновременно. Ее, кажется, кто-то звал, и очень нужно было до этого кого-то добежать прежде, чем случится что-то непоправимое. Нет, не страшное, не опасное и ничем ему не угрожавшее. Просто непоправимое. Которое, если случится, ничего исправить уже будет нельзя. Вот Марина и спешила, как могла, ощущая при этом, что безнадежно опаздывает, да и вода-воздух ее все время относит назад. Все дальше и дальше от того места, куда следовало добраться.
        А вокруг жил, дышал и бурлил странный мир. Мир-калейдоскоп. Он менялся и перемешивался, как гуашь на палитре, создавал новые оттенки, радовал взгляд контрастными пятнами и пытался куда-то течь. Целый мир.
        А может это была змея-хамелеон. Которая куда-то ползла, меняя окрас своей шкуры. Или плыла в цветной реке. Понять, что происходит вокруг, было тоже очень важно, от этого тоже что-то зависело. Но успеть добежать было важнее. И Марина спешила, попутно размышляя и удивляясь тому, что завораживающе меняющийся мир вокруг не вызывает тошноту и не заставляет голову кружиться.
        - Все хорошо, я ведь обещал, - голос прозвучал откуда-то издалека, вероятно оттуда, куда нужно было успеть.
        Был этот голос улыбчивый и теплый, только мир вокруг от его звучания почему-то покрылся изморосью, на несколько мгновений замерев и нарисовав что-то очень похожее на морозные узоры на стекле. А еще голос был знакомый, но понять, кому он принадлежит, почему-то не удавалось. Было в этом голосе что-то неправильное.
        - Опоздала, - поняла Марина и проснулась, с удивлением поняв, что все это время отлично понимала, что спит. - Что здесь происходит? - спросила у деревянного не покрашенного потолка.
        Потолок вопрос проигнорировал.
        Марина тяжко вздохнула и поняла, что нужно срочно найти бумагу. Она просто кожей ощущала, что что-то не так. Чего-то она не поняла вовремя, а никто ей объяснять не собирается. Нужно разобраться с вопросами и попробовать их задать одному полудемону.
        Потому, что время утекает сквозь пальцы и скоро не то, что куда-то бежать, а и что-то спрашивать будет поздно.
        Поиски бумаги ничего не дали. Девушка даже сделала попытку у обитателей домиков ее просить, но очень скоро поняла, что в зданиях нет, не только бумаги, но и жителей. Складывалось впечатление, что из живых на всю эту долину только Марина и куда-то запропавший Дэнэен.
        И куда он в таком случае делся? К кому пошел? Может, тут где-то кладбище есть и полукровка отправился проведать чью-то могилу?
        Оно бы было как раз в тему. Атмосфера прямо таки располагала. Еще и эти цветущие кустарники без запаха. И ветра в долине нет.
        Словно кто-то поставил себе цель хорошенько запугать несчастную девчонку с Земли.
        - Не дождетесь, - гордо вздернула подбородок девушка перед тем, как постучать в очередной домик.
        Как и следовало ожидать, на стук никто не вышел. Еще и дверь от легкого толчка открылась, словно приглашала зайти и поискать самостоятельно.
        - Будто в фильм ужасов попала, - мрачно произнесла Марина. - Зайти или нет? Вдруг там бумага есть? А вдруг нет? И хозяин вернется. А я обыск провожу.
        Потоптавшись немного на пороге и хорошенько прочувствовав, каково оказаться героиней ужастика, девушка громко хмыкнула и вошла. Она решила в случае чего изображать полную дуру, широко улыбаться и толкать речь о том, что ей стало страшно и она попыталась искать живых людей, или хотя бы демонов. Авось сразу не убьют, а потом решат, что от дурочки все равно ничего не добьешься и выгонят.
        Хозяин тек и не пришел. Что с одной стороны было хорошо. С другой стороны, бумаги не было. Вообще ничего не было. Просто пустая однокомнатная постройка с единственным окном, сейчас завешенным серым от пыли полотнищем. Еще и ощущение, что находишься в фильме ужасов, никуда не делось. От безнадеги Марина даже подошла к пыльной тряпке заменявшей занавеску и отодвинула ее. Вдруг на подоконнике что-то нужное забыли?
        - Достали, - сказала девушка, обнаружив, что подоконник девственно пуст, подозрительно чист, а за окном совершенно незнакомый пейзаж. Красивый такой пейзаж. Бело-черный стройный город, напоминавший шахматную доску с расставленными на ней фигурами на фоне зеленых гор. - Честное слово, достали. Можно я проснусь, а?
        Кому она задавала вопросы, Марина не знала, но была уверенна, что ее услышали. Прошло еще несколько мгновений, и пейзаж исчез. Вместе с пустым домиком. Девушка обнаружила себя сидящей на кровати и тупо смотрящей на стену. Хотелось выругаться. Очень уж эти хождения во сне напоминали то, как была найдена книга. Слишком напоминали.
        - Дэнэен! - заорала Марина, срываясь на ноги.
        - Ты чего кричишь? - спросил полукровка, заглядывая в комнату.
        - Это что за долина, придурок?!
        - Долина как долина, - раздраженно махнул рукой парень. - Сюда обычно приходят те, кому есть о чем подумать. Жизнь там переосмыслить. В придуманной на пьяную голову теории разобраться. Ну и еще всякое.
        - Ах, всякое, - угрожающе протянула девушка. - Всякое, значит… А как эта дурацкая долина думать заставляет, а?
        - Она не дурацкая…
        - Начхать! Сны насылает, да? Точно как защитка моей книги. Или это была не защитка? Может это был сам превращенный в черте что город, а? Захотел книжечке помочь и заставил меня ее искать…
        - Ну, заставил и что?
        - А то, что эта долина и тот город имеют одинаковую природу! - торжествующе сказала Марина.
        Дэнэен почесал лоб, состроил задумчивое лицо и весьма неуверенно произнес:
        - Интересная теория… Только бесполезная. О том, что представляет из себя природа Долины Ожидания, мы не знаем. Мы ее нашли в таком виде. Вроде здесь когда-то какой-то отшельник ненавидевший за что-то богов жил… Надо будет о твоей теории прабабке сказать, ей понравится.
        И что самое интересное, похоже, говорил правду, в отличие от большинства случаев. Обычно ведь Дэнэен лжет. Нагло лжет. Частенько даже путаясь в своих словах. Правда это почему-то понимаешь только тогда, когда задавать вопросы и требовать сказать правду либо уже поздно, либо как-то не вовремя.
        Марина задумчиво хмыкнула и несколько секунд подумала о том, почему думает, что полукровка не врет? Ответа она на этот вопрос так и не нашла. Просто ей так казалось. А еще вдруг обнаружила, что сила ветра крепко спит, и, похоже, даже похрапывает.
        Устала, наверное.
        Девушка мотнула головой, придирчиво осмотрела чем-то довольного полудемона и решила, что пора ему настроение испортить. Не все же ему этим заниматься.
        - Дэнэен, мне нужно задать тебе несколько вопросов.
        - Несколько? - удивленно спросил парень.
        - Ну, много, какая разница? Мне нужно кое-что понять. И я не отстану, пока не пойму. Поэтому, лучше не лги.
        - Ладно, - покорно согласился полукровка. - Давай свои вопросы.
        - Чуть позже, - улыбнулась девушка. - Для начала мне найди, чем писать и на чем. Не хочу что-то важное упустить.
        - Ладно.
        Настроение у Дэнэена так и не испортилось, и это было неправильно. Складывалось впечатление, что она делает именно то, что было ему нужно.
        Интересно только, зачем?
        И почему все еще кажется, что она куда-то опоздала? Безнадежно опоздала. И обязательно об этом пожалеет не один раз.
        Правила для попаданок. Пункт четырнадцатый.
        Поговорим об обычаях того места, куда вы попали.
        Надеюсь, все понимают, что воевать с большинством глубоко укоренившихся обычаев - все равно, что плевать против ветра? Понимаете? Вот и отлично. Другое дело, что имея голову на плечах, некоторые обычаи можно попробовать аккуратно обойти, с одной стороны вроде бы их не нарушая, с другой стороны не делая то, что совершенно не нравится.
        И так, обычаи бывают разные. Как полезные, так и бесполезные или даже вредные. Например, если в селении где вы оказались принято подкармливать пролетающих мимо драконов молодыми девицами, лучше срочно меняйте место жительства, ибо вы будете первая на очереди? Что? Как они будут кормить летящего мимо дракона? А вам какая разница? Что с катапульты запустят, что к дереву на горке привяжут, результат будет один и ваша жизнь закончится в желудке большого животного. И вы не думайте, что дракон увидев еду под деревом решит не терять времени и лететь себе мимо дальше. Ну, пролетит этот мимо, а следующий может оказаться голодным.
        В общем, лучше потихоньку уйдите. Ночью. Чтобы никто не пытался удержать. В лесу у вас все-таки больше шансов выжить. От волков залезете на дерево. От разбойников спрячетесь. Может и повезет.
        Если обычай не угрожает вашей жизни здесь и сейчас, то возможно и сопротивляться ему не стоит, каким бы этот обычай не был.
        Например, принято в этом мире крутить перед замужеством романы с героями. Ибо считается, что таким образом увеличиваются шансы родить достойного сына. Какая вам разница, кто будет папой? Главное, что официальный отец не возражает. Вот только героев мало, а девиц много. Как вы понимаете, длительные романы с героями в таких условиях совершенно не выгодны. В первую очередь незамужним девушкам. Ибо время идет, женихов может и не хватить.
        Изучите эту проблему внимательно. Узнайте, каким образом к ближайшему герою записываются на прием, как занимают очередь и вообще, что ему нужно для соответствующего настроения. А то станцуете танец живота, а потом окажется, что эта сволочь предпочитает скромниц, а от таких разбитных девиц его тошнит. Придется вам после этого переселяться и начинать искать следующего зрителя для своих танцев. Иначе замуж никто не возьмет, я же говорила. А были ли у вас недлительные отношения с героем, определяет специальный жрец в специальном храме.
        Ах, вам замуж не хочется…
        А в этом мире незамужних одиноких женщин под тридцать принято скармливать крокодилам. Ну ладно, ладно, просто подозревать в связях со всем мужским населением города и забивать камнями. Вам от этого легче?
        Что делать, если герой не нравится, а другой претендент на эту почетную роль живет в трехстах километрах и вообще на территории врага?
        Ну, потерпите разочек. Представляйте Бреда Пита. Или то, с какой радостью вы эту сволочь, в смысле героя, утром прирежете. Главное, не прирежьте на самом деле. Не простят же. Девушки и не простят. Их может женихи дружно ждут, да и к свадьбе все готово.
        Не хотите терпеть, не дошли вы пока до такого. Ну ладно, занимайте очередь и пропускайте вперед тех, кому нужнее. А там кто знает, либо осел издохнет, либо падишах умрет. В смысле, либо героя кто-то пристукнет, с героями это бывает, и следующий будет симпатичнее, либо вам срочно замуж захочется и вы выпив для храбрости бочонок вина отправитесь совершать подвиг во имя любви.
        В общем, обычаи бывают разные. И если местные обычаи заключаются всего лишь в необходимости заплетать косу, вставать в пять утра, чтобы помолиться странному божеству, или вечером на лавочке кормить комаров, грызть семечки и обсуждать наряды жены старосты, или градоправителя, не боритесь с ними. Все могло быть гораздо хуже. А соблюдение обычаев поможет вам влиться в местный коллектив.
        Глава 29 О том, что даже если дурацкие планы срабатывают, они не перестают от этого быть дурацкими и о выполнении обещаний
        Бумагу, точнее, что-то ее напоминавшее Марина таки получила. Долго над ней сидела, думала, старалась понять, что именно ей не нравится. Пыталась выловить какую-то мысль. И незаметно для себя ела орешки.
        А потом ее озарило. Внезапно и на пустом месте. Девушка как раз отвлеклась и думала о Рен, и о том, означают ли ее обещания в замке то, что она все-таки выйдет замуж за Викина. Каким образом размышления о свадьбе напомнили о давнишнем разговоре, Марина понять не могла. Но все вдруг и сразу сложилось, даже щелчок послышался.
        - Дэнэен! - заорала девушка вскакивая на ноги.
        Стол пошатнулся от толчка. Орешки, до этого лежавшие аккуратной кучкой раскатились по столешнице, некоторые упали на пол.
        - Дэнэен! - повторила вопль Марина, бросаясь к двери.
        - Что ж ты так кричишь? - спросил демон, заходя в домик.
        Девушка чуть в него не врезалась.
        - Экзамен, зараза, экзамен! - восторженно закричала в лицо полукровке девушка. - Рен же говорила. Как я сразу не поняла?
        Дэнэен удивленно моргнул.
        - И не отпирайся, - ткнула пальцем ему в живот Марина. - Ты идиот. Ты сложности любишь. Значит, для тебя это идеальное задание. Осталось только несколько вопросов прояснить.
        - Каких вопросов? - как у душевно больной спросил полукровка.
        - И не пытайся меня сбить с мысли, - раздраженно произнесла девушка. - Обыкновенных вопросов. Например, почему твой папа не пошел в замок? Он же там все знает. Крови нужной. Старше, умнее и вообще…
        - Он не мог.
        - Почему не мог? - спросила Марина, хватая его за воротник.
        Очень хотелось придушить, а потом отпинать труп.
        - Он бы умер, - невозмутимо ответил Дэнэен.
        - Ах, умер… - угрожающе протянула девушка.
        - Умер бы, как только опять стал полностью человеком, - соизволил объяснить любящий сын.
        - А он сейчас не человек?
        Вот так сюрприз. Если папа не человек, то почему Дэнэен считается полукровкой?
        - Человек, только с дареным духом.
        - С чем? - ошарашено спросила девушка. - В смысле, как дареным?
        Дэнэен ругнулся и уставился на потолок.
        - Как, как, - проворчал он. - Мама его нашла почти мертвым. Пожалела, он же тогда был юнцом. Ну и попросила помощи у прабабки. Он бы умер, а прабабушкины эксперименты иногда приводят к неожиданным результатам. Вот. А еще она давно хотела попробовать вселить часть духа.
        - В смысле? Как это вселить? Где бы она его взяла?
        - Из накопителя! - раздраженно рявкнул полукровка.
        Марина глупо заморгала. Похоже, она вообще ничего не понимала.
        - А откуда дух в накопителях берется? - осторожно спросила девушка. - Вы же стареете, если его у вас становится меньше. Кто захочет накопители заряжать?
        Дэнэен посмотрел с удивлением и покачал головой.
        - Какая глупость, - сказал недовольно. - Дух восстанавливается, как и любая сила. Если ним делиться, не важно, с человеком или накопителем, он может при некоторых условиях даже немного больше стать. А стареем мы иначе.
        - Да объясни ты по-человечески!
        - Я демон!
        - Все равно, - упрямо потребовала девушка.
        - Как же с тобой сложно, - протянул полукровка. - Мы стареем, потому, что в тот момент, когда мы превращаемся в животное, наш дух заменяет нам жизнь. Понимаешь?
        - Нет, - призналась Марина.
        Дэнэен тяжко вздохнул.
        - Мы потому и неуязвимы, - мрачно сказал он. - Неуязвимы, как боги. Потому, что сами становимся чем-то похожим на богов. Точнее, на что-то вроде посоха Викина. Можешь у него спросить. Этот посох невозможно повредить, пока Оберегающая наделяет его своей силой. А если эта сила закончится, посох в то же мгновение рассыплется пылью от старости. Просто в нас божественная сила закончиться не может.
        - Так чего же вы тогда стареете? - растерянно спросила девушка.
        - Дослушай до конца, - потребовал Дэнэен. - Дух у нас восстанавливается только в человеческом облике. А когда мы превращаемся в животных, он как бы подменяет собой и плоть и кровь и жизнь и боги знают что еще. Наверное, даже время. И любые потери в виде животных не восстанавливаются. Поэтому разумные демоны забиваются в подвал, позволяют родственникам себя запереть и только после этого превращаются. Чем меньше движений, тем меньше потерь. Главное чтобы кормить не забывали.
        - С ума спятить, - восхищенно произнесла Марина. - Да вы просто идиоты. Оба! А ты еще и Рен хотел заставить низших демонов гонять.
        - Ты не понимаешь, - покачал головой парень. - Я сказал, разумные. То есть спокойные. То есть уже старые. Если молодого запереть, потери будут еще больше, он будет пытаться вырваться.
        - Ага, - сказала девушка.
        Похоже, старения им не избежать в любом случае.
        Впрочем, какая разница, живут они все равно долго, если по собственной глупости себя не угробят. А вот почему не умер отец Дэнэена другой вопрос. В ответе на который вряд ли разберешься не имея хотя бы базовых знаний. Так что любопытство лучше отогнать и вернуться к делам более близким.
        - Значит, твой папа бы умер, если бы у него дух отняли? - задумчиво спросила Марина.
        Дэнэен тряхнул головой и кивнул.
        - Отлично. А чтобы замок его узнал, ему нужно было войти без духа.
        - Да! - нетерпеливо подтвердил полукровка.
        - Поэтому послали тебя.
        - Ага.
        - Отлично, - повторилась девушка. - Послали тебя. Несовершеннолетнего пацана. А Рен говорила, что на вашем дурацком экзамене всегда дают задания, которые вы способны провалить исключительно из-за особенностей своего характера. Вот. А ты любишь сложности.
        - Я его не провалил.
        - Провалил, не беспокойся. То, что вы уничтожили призрака, на самом деле ничего не значит. Уверенна, в том, что ты сможешь попасть в замок, превратиться в человека и пустить туда родителей никто не сомневался. Они сомневались в другом. В том, что ты пойдешь по простому пути. Вот я тебе, зачем понадобилась, а? Захотелось экскурсию иномирянке провести по доброте душевной?
        - Чтобы все поняли, что я серьезен.
        - Все? - переспросила Марина. - А поподробнее? Кто все? В чем серьезен?
        - Я хотел, чтобы все поверили, что я ищу части артефакта. А присутствие хранящей самых недоверчивых заставит в это верить. Иначе, для чего таскать за собой не приспособленную к походам, да и к жизни девчонку?
        - Ты продолжай, продолжай, - попросила девушка у замолчавшего полукровки. - Тебе поверили и что?
        - И мой дядя естественно же захотел получить Сердце Стихий. Точнее, получить все то, что соберу я. Одна, или несколько частей у него уже есть. А раз есть, то я не мог за ними не прийти. Ему нужно было просто подготовить для вздорного мальчишки ловушку. В общем, самая действенная из ловушек для демонов - забрать у них дух. Точнее, временно отрезать.
        - Ага, - мрачно сказала Марина. Очень хотелось добавить что-то вроде тупица, или идиот.
        - Вот. Нужно было просто решить, как заставить его это сделать с наименьшими потерями с моей стороны, - Дэнэен явно был доволен собой и своей гениальностью.
        - Просто решить, - передразнила девушка.
        - Да, просто, - недовольно отозвался парень.
        Марина вздохнула. Подошла к столу, взяла в руки лист бумаги, внимательно пересмотрела записи и обернулась к полукровке.
        - Начнем с начала, - сказала она. - Зачем ты Илиену руку отрубил. Точнее, почему тебе так резко потребовалось отправиться в изгнание?
        - Чтобы я казался легкой добычей, - пожал плечами парень. - Я же говорил, кажется. Изгнанные не могут просить помощи.
        - Ага. А как с этим соотносится то, что ты отправил Бияра к брату, чтобы маму позвать?
        - Никак. Я не на помощь звал. Я просто открыл путь. Точнее маяк поставил и позаботился о безопасности.
        - Опять просто, - покачала головой Марина. - Ладно, проехали. Рен, значит, должна была по твоему гениальному замыслу гонять низших демонов вокруг замка. Это я поняла. А Викин тебе зачем? Иллюзии создавать?
        - Чтобы сквозь защитку пройти, - сказал Дэнэен. - Его посох любую сильную вещь способен на некоторое время нейтрализовать. Иллюзии, это так, приятное дополнение. У нас времени не было на то, чтобы с теми несчастными стражами сражаться. Поэтому мы в ту башню пошли. А там другие стражи, которых там быть не должно. Не повезло.
        - Ну, это я поняла, - отмахнулась от стражей девушка, даже говорить о том, что Илиен очень вовремя прибежал не стала. Это и так ясно, только вслух упрямый парень данный факт вряд ли признает. Она опять посмотрела в свои записи. - Мои ныне почившие похитители какое отношение к твоему цирку имеют?
        - Похитители?
        - Неприятные личности, которые хотели привязать меня к какой-то гадости, - уточнила Марина.
        - Эти, - задумчиво произнес полукровка. - Никакого. Вообще не понимаю, почему они к нам прицепились. Чуть все не испортили. Других хранящих им мало, что ли? Это я демон, меня бы к их школам даже близко не подпустили. А они люди…
        - У которых бедные девушки мрут как мухи, - припечатала Марина.
        - Тогда понятно, - величественно кивнул Дэнэен.
        - Ладно, - сказала девушка. Вспоминать, чем закончилось последнее похищение, совершенно не хотелось. - Я так понимаю, пока Викин магичил и взламывал защиту, ты берег силы для того, чтобы свой маяк создать.
        - Да, - подтвердил парень. - У меня сил было немного. Я все еще полностью не восстановился.
        - Я тебя жалеть не собираюсь, - припечатала Марина. - Ты дурак, честно. Илиен тебя пытался защищать от непонятно чего, а ты грандиозные планы воплощал в жизнь. Дурацкие планы.
        - Я его не просил.
        - Знаю.
        Девушка опять заглянула в бумажку, потом ее смяла и устало спросила:
        - Вот скажи мне, неужели не было способа проще? Я так понимаю, тебе дали задание на экзамен и ты отправился его выполнять. Но почему так? Зачем тебе эти дурацкие маги с их идиотским долгим ритуалом? Заняться больше нечем было? Время лишнее было? Дух ведь как-то иначе можно временно отрезать, раз вы умудряетесь ним накопители заряжать.
        - Можно, - милостиво кивнул Дэнэен. - Моя прабабка даже амулеты специальные делать умеет.
        - Вот! - подняла вверх палец девушка. - Взял бы амулетик, попросил Викина о помощи вместе с его богиней. Братьев бы подключил, чтобы низших демонов разогнали. И спокойно отправился в гости к дяде. И обошелся бы без всяких там магов, долгих ритуалов, дурацких ловушек и прочих спецефектов.
        - У бабушки его еще выпросить надо. Лучше без нее обойтись, - отрезал Дэнэен.
        - И я о том же. Ты самоуверенный придурок. Неспособный попросить тебе помочь. Обожающий грандиозные планы. Усложняющий жизнь не только себе, но и всем вокруг. С изгнанием ты что намерен делать?
        - Ничего, - пожал плечами парень. - Оно само закончится, и я домой вернусь.
        - Дурак! - припечатала девушка.
        За окном ярко светило солце. Появившийся, наконец, ветер колыхал буйно разросшийся кустарник, и он казался зелеными волнами, украшенными белой пеной. Орешки сиротливо валялись на полу. Темные горошины на светлом фоне. На уснувших насекомых похожие.
        Если подумать, очень даже красиво. Все такое настоящее, живое и теплое.
        - Дэнэен, тебя как изгнанника ведь не должны пускать на територию где живут демоны, - сказала девушка, рассматривая блестящую на солнце паутину в углу окна.
        - Не должны, - улыбнувшись, подтвердил полукровка.
        - Значит эта долна не на вашей территории, - сделала вывод Марина.
        - Как сказать… С одной стороны, вроде бы нет. С другой - ни одно человеческое королевство не рискнет на нее претендовать. Официально она считается ничьей. Но ходят сюда только демоны. Точнее, путь открывают. Добираться сюда по горам очень сложно, оно того не стоит.
        - Понятно. Опять обошли свои же законы. Демоны все время лгут.
        Вот что с ними делать? Бегать по долине и требовать неведомо чего?
        - Ты хоть понимаешь, что Илиен чуть не умер, пытаясь тебя защитить от несуществующей опасности? - предприняла еще одну попытку достучаться до совести полукровки Марина.
        - Я его не просил… - мрачно начал Дэнэен.
        - Ты это уже говорил! - раздраженно перебила его девушка. - Ты тупица! Он не мог инача поступить. Он же чувствует себя виноватым из-за того, что не уследил за тобой и ты чуть ваш дом не сжег.
        - Долг отдает? - задумчиво спросил полукровка.
        - Вроде того.
        - Занятно, - улыбнулся парень.
        Его захотелось стукнуть по голове. Чем-то тяжелым. Чтобы сотрясение наверняка обеспечить.
        - Ты ведь не понимаешь, - сказал Дэнэен, видимо оценив выражение лица девушки. - Быть должником неприятно. Это такая небольшая несвобода. Даже если от тебя не требуют долг отдать, все равно ты обязан. Неудобное ощущение.
        - Идиотизм, - сказала Марина. - Ладно, начхать на ваши долги. С кольцом мне что делать?
        - Кольцом? - переспросил парень.
        - Вот с этим, - поднесла девушка кулак к носу полукровки.
        Он полюбовался на кольцо, чему-то улыбнулся.
        - Ничего, - пожал плечами. - Носить придется, пока искренне не захочется от него избавиться.
        - В смысле?
        - Придет время, поймешь.
        - Время.
        - Да. Если утром сможешь снять его с пальца, засунуть в какой-то темный угол и не вспоминить о нем к вечеру, то, наверное, время пришло.
        - Уверен?
        - Нет, - равнодушно признался Дэнэен. - Никому колец не дарил. Это просто мысли. Вроде разумные.
        - А разума у тебя в голове не водится, - мрачно сказала Марина.
        А может он издевается? Только непонятно над кем. И двинуть его по голове чем-то тяжелым хочется все больше и больше.
        - Последний вопрос, - решила Марина. - Вы, превращаясь в животных, путь открывать умеете?
        - Оно нам не надо, - сказал парень, окинув заинтересованным взглядом. Похоже, она умудрилась задать действительно интересный вопрос с его точки зрения. - Для нас в таком состоянии весь мир путь. Если хочется куда-то попасть, просто попадаем.
        - Ясно, - понятно теперь почему он был уверен, что Илиен ее найдет где угодно. Или кольцо найдет? Впрочем, не важно. - Что дальше? - спросила девушка.
        - Хм, - откликнулся полукровка, осмотрел помещение и улыбнулся. - Чая хочешь? Вон с тех цветочков, - махнул рукой в направлении окна. - Он вкусный.
        Девушка внимательно на него посмотрела, пожала плечами и милостиво согласилась пить чай.
        Наблюдать за тем, как Дэнэен готовит чай, было тем еще удовольствием. Он даже в этом отличился. Сначала попытался закипятить воду прямо в разрисованных цветочками чашках. С одной этот номер даже прошел. Вторая оказалась не столь прочной и в знак протеста против столь варварского к себе отношения лопнула, разлив кипяток по столу и только чудом не попав на своего обидчика.
        Парень мрачно посмотрел на не оправдавшую возложенных на нее надежд чашку, что-то пробормотал и вышел на улицу. Марина проводила его удивленным взглядом.
        Вернулся парень, бережно неся перед собой пузатую посудину. Торжественно подошел к столу, аккуратно поставил свою ношу и загадочно улыбнулся.
        На что девушка пожала плечами. Потом села за стол и приготовилась ждать продолжения представления, подперев ладошкой щеку.
        Дэнэен себя ждать не заставил.
        Он заглянул в посудину и мрачно произнес:
        - Там паук.
        Таким тоном впору было сообщать о скором конце света.
        - И что? - спросила девушка.
        - Ты чай с пауком пить будешь? - решил уточнить парень.
        - Нет, - мотнула головой Марина. - Вытащи его.
        - Как?
        - Рукой.
        Полукровка посмотрел как на святотатца.
        - В миску нельзя руками лезть, она запахи хранит.
        - Ага, - сказала девушка, удивленно глядя на умеющую хранить запахи посудину. Если честно, это внебрачное дитя казана и трехлитровой банки на миску было похоже меньше всего. - Ты его вытряхни, - предложила.
        Дэнэен на удивление послушно поднял свою «миску», перевернул ее и несколько раз тряхнул. Паук видть крепко за что-то держался, и покидать удобную посуду не захотел. В чем убедился парень, заглянув туда.
        Марина вздохнула. Подготовка к чайной церемонии грозила затянуться.
        - А пауки не пахнут? - спросила задумчиво.
        Полукровка удивленно на нее посмотрел, почесал затылок и застыл, уставившись в неведомые дали.
        - Не знаю, пахнет или нет, - сказал насмотревшись. - Выяснять не будем. Времени уже нет. Этот придурок решил себя угробить. Путь открывает.
        - Какой придурок? - заинтересовалась девушка.
        - Не важно, - сказал, как отрезал Дэнэен. - Нам пора.
        Посудину он бережно поставил на стол, подошел к, ничего не понимающей, девушке, вытащил из-за пазухи какую-то странную загогулину на веревочке, сжал ее в кулаке и мир пропал.
        - Какого? - попыталась прояснить ситуацию девушка.
        Ее кто-то обнял и куда-то понес. Потом впереди появилось светлое пятно. Оно росло и росло, пока Марину с удивлением не рассмотрела что это вовсе не размазанная клякса, а кусочек ее комнаты. Словно картина.
        - Дэнэен! - позвала девушка, заподозрив, что ее прямо сейчас возвращают домой.
        - Я обещал, - мрачно произнес голос из ниоткуда. - А он бы помешал. Попытался бы. А я ведь должен.
        - Должен? - переспросила девушка.
        Кусочек комнаты приблизился вплотную, а потом резко расширился, превратившись в целую комнату. Марина оглянулась и ошарашено посмотрела снаяала на очень мрачного полукровку, а потом на зеркало. Совершенно родное зеркало. Старое, немного тусклое, в тяжелой раме.
        - Дэнэен?
        - Демоны обещания выполняют всегда, - сказал парень. - А обещания я тебе давал не только я, разве не так?
        Он даже бледно улыбнулся и качнудся назад. Словно в воду упал.
        Марина тихонько ругнулась. Рядом, словно эхо, прозвучало то же слово в исполнении сестры.
        - Вот так погуляла, - зло произнесла Марина, сверля зеркало взглядом. - Великолепно погуляла. Спасибо за экскурсию! Скотина сероволосая! Урооод!!!
        Наверное, любая нормальная девушка в такой ситуации с рыданиями бы бросилась в объятья ошарашенной сестры стоявшей у двери.
        Наверное, она ненормальная, потому что плакать не хотелось совершенно. Хотелось орать, крушить все, что под руку попадется, топать ногами и с визгом кругами бегать.
        Наверное…
        А что, наверное?
        Что теперь?
        Кому бы этот вопрос задать?
        И…
        - Демоны выполняют обещания, - голосом без эмоций произнесла Марина, глядя в зеркало. - А он мне пообещал. Точно, пообещал. Или эта сволочь меня просто утешить хотела?
        Задача решается так просто. Если страшно потерять, значит, нужен, точно нужен.
        Только почему эти задачи всегда решаются не вовремя?
        - И свой экзамен ты, скотина, все равно не здал! Уверена!
        То, что следовало бы подслушать и подсмотреть.
        Один-один.
        - А потом оно упало с небес на землю, - подвывая рассказывала распатланая девица, страстно обнимая смятую корзинку с давленными ягодами.
        Телосложения девица была богатырского, и корзинке можно было только посочувствовать.
        - Что упало? - устало спросил бывший воин, в душе проклиная тот день, когда решил поселиться в этой тихой лесной деревеньке.
        - Оно, - уверенно сказала девица и опять преключилась на завывания. - По небу бежало, красивое, как кошка быбы Дюси, только большое, а потом превратилось в облако, сжалось и упало. Красивое облако, как ткань, из которой Франьке платье в городе пошили.
        - Убилось? - мрачно спросил бывший воин, пытаясь понять, что эта дева способная убить кулаком медведя хочет от него. Не защитить же от неведомо чего.
        - Нет, - девица покачала головой. - И превратилось в мужика длиннопатлого, - провыла, а потом неожиданно спросила нормальным тоном. - А может то бог спустился? А я его корзинкой по голове.
        - Убила? - спросил, размышляя, стоит ли искать непонятно чей труп в лесу.
        - Нет. От потряс головой, улыбнулся и сказал, что ему некогда, а мне нужно идти к целителю в ученицы. Головную боль лечить умею.
        - Так иди! - рявкнул бывший военный.
        - Дяденька, отведите меня в город, я же заблужусь. А целители только там и водятся, - ласково-ласково попросила девица.
        - Проведу, куда же я денусь, - вздохнул мужчина.
        Попробуй такой откажи.
        Один-два.
        - И что? - насмешливо посмотрел стражник на своего коллегу. - Вылез медведь?
        - Если бы, - покачал головой парень. - Откуда там медведю взяться? Там и зайцев давно перестреляли.
        - Так кто же там в кустах был?
        - Демон. Голый демон.
        - Ага.
        - Видел бы ты, как на него уставились эти якобы невинные девицы. Чуть глазами не съели. Красивый, зараза.
        - А он?
        - Почесал плечо и пошел дальше.
        - Голышом?
        - Да.
        - А девицы?
        - Попытались удержать. Одежду предложили.
        - А он?
        - Одежду взял и все равно ушел. Бедные дамы были так разочарованы.
        - Нравится мне этот демон, - сделал вывод стражник.
        Один-три.
        - Придурок, - сказад Дэнэен, понаблюдав за тем, как Илиен буквально вываливается со своего кривого пути. - Все равно не успел. Ты же понимаешь, я не мог позволить тебе успеть.
        Его брат скривился, подошел вплотную, покачнулся, а потом, не сказав ни слова, врезал в челюсть. Точнее, попытался врезать. Дэнэен легко увернулся.
        - Ты бы хоть спросил. Я, конечно, не могу тебя туда отвести…
        Пришлось уворачиваться от стула, и наблюдать, как упавший Илиен пытается встать.
        - Но у меня ее сумка, - широко улыбнулся Дэнэен держащемуся за стол брату.
        - Сумка? - отрешенно спросил Илиен.
        - А в сумке книжка, - добавил Дэнэен.
        - Книжка?
        - А на книжке защитка, которая считает ее своей хозяйкой.
        Илиен аккуратно сел на целый стул, немного погипнотизировал не пригодившееся жилье паука и мрачно улыбнулся.
        - Ребенок. Все еще ребенок, - сказал задумчиво. - Ничего не понимает…
        - Что?
        - Это не искупает твою вину.
        - Перед тобой?
        - Нет. Мне ты ничего не должен. Ты подумай. Может, поймешь. У тебя что-то в качестве оплаты попросили?
        От автора. Это еще не конец. Еще будет небольшое отступление и эпилог. А там кто знает?
        Отступление сильно влево, бред в общем, или «автор пытается себе объяснить, почему оно так получилось».
        Мой муз, похоже, мужского пола. Ему все время хочется кого-то убить. На этот раз очень хотелось убить Снегурочкиного братца. Может, так было бы даже лучше. Героиня бы спокойно вернулась домой, дожила до внуков и рассказывала бы им историю своих приключений, как сказку, непременно со счастливым концом. Увы, вмешалась романтичность, девица решительная, напористая и убедительная, должно быть похожая на Белоруссию из «Хеталии».
        В общем, приерно так.
        Муз, вдохновленный проигрышем футбольной сборной, бегая кругами:
        - Да, великолепно, просто великолепно. Какая драма. Даже сам чуть не прослезился.
        Романтичность, уперла кулаки в бока, периодически фальшиво всхлипывая:
        - Ну, нельзя же так. Он такой славный, такой милый, такой…
        Муз:
        - Да, а потом смена кадра и вечер, маленькая девочка и бубушка рассказывающая сказку. А за окнами снег, много снега, метель…
        Память, лениво и отстраненно:
        - Где-то я это уже видела. Точно видела, там еще Джони Депп был.
        Романтичность решительно:
        - Мы придумаем что-то другое!
        Муз, все еще на своей волне:
        - Драма, это же великолепно!
        Романтичность увлеченно:
        - И так, он выжил, вылез из пропасти… Нет, не так. Он как пегас вырастил крылья и помчался…
        Здравый смысл:
        - При всем моем уважении, но на крылья массы тела не хватит.
        Романтичность:
        - Ладно, просто помчался, без крыльев, но по воздуху. Весь такой белый, прекрасный…
        Любовь к представителям семейства кошачьих:
        - Кот!
        Романтичность:
        - Ладно, кот, хотя я бы хотела что-то оригинальнее.
        Буйная фантазия, мечтательно:
        - Крылатого оленя с павлиньим хвостом и реактивной тягой.
        Муз возмущенно:
        - А как же драма?!
        Здравый смысл:
        - И зачем мы себе жизнь усложняем? Убили бы и избавились от этой истории.
        Логика:
        - А как вы намерены заставить его искать героиню в ее родном мире? Вылез из зеркала, схватил в охапку и смылся? Это же такой роялище, самой тошно. Девушка что безвылазно в своей комнате сидит? А если ходить туда-сюда, все поголовье низших демонов истребить придется. Да герою всей жизни не хватит…
        Бестолковость, улыбаясь широко и радостно:
        - Что-нибудь придумаем!
        Генератор дурацких идей, возмущенно:
        - Я же в отпуск собирался!
        Романтичность все более увлеченно:
        - Мчится, спешит, сам не зная куда. Холодный, голодный, одинокий…
        Любовь к представителям семейства кошачьих, озабочено:
        - Не мешало бы котика покормить…
        Эпилог
        Или, иногда лучше все-таки подождать - вдруг корабли с алыми парусами уже на пути к вашему берегу?
        Солнце ярко светило за окном, стайка стрижей с воплями гонялась за какими-то несчастными насекомыми, умудряясь перекрикивать даже обменивавшихся впечатлениями о лете студентов, стоявших у дверей закрытой аудитории. Коридор пах мокрой пилью и совсем немного хлоркой. А может это Марине только казалось. Просто от скуки. Разговаривать с подругами не хотелось, да и что она им может рассказать? Как почти месац носилась следом за компанией из трех демонов и одного монаха по неведомым землям неизвестного мира? Или как, вернувшись домой, изливала душу сестре и спала на балконе, потому что в августе часто падают звезды и она, как последняя дурочка, наблюдала за небом и на каждый росчерк метеорита в небе отвечала одним и тем же желанием?
        Глупо оно все.
        Сидеть на подоконнике глядя в пустоту, и чувствуя, как солце припекает шею, было еще глупее. Хорошо хоть всем не до нее, иначе бы обязательно заинтересовались.
        Вообще, Марина сама не знала, чего хочет на данный момент. С одной стороны родной мир был понятен, любим и полностью ее устраивал. В этом мире не хватало только одного. Одного беловолосого демона. С другой стороны, переселяться к нему навсегда совершенно не хотелось. Она, конечно, не все там видела, но то, что успела, положительного впечатления почти не произвело. Разве что демонские напитки оставили по себе добрую память. С третьей стороны в землях демонов она на самом деле так и не побывала, а любопытству было интересно, как и что там устроено. С четвертой в отдаленном будущем назревала проблема с возрастом, потому что сила ветра засыпать обратно даже не подумала, а она, если верить Илиену, постареть своей хозяйке хотя бы в лет шестьдесят не даст. С пятой…
        В общем, и магии хотелось научиться, и родственников не хотелось бросать, и в личной жизни намечались большие проблемы, потому что один беловолосый демон обещал найти где угодно, и она немогла себя заставить не ждать.
        От красивых мужчин сплошные неприятности.
        А еще было безумно жалко оставшуюся в мире демонов сумку с золотым запасом и прочими небезынтересными вещами. Из всех красивых безделушек у Марины остались только колечко с тремя зелеными камешками и созданный Илиеном браслет.
        Девушка вздохнула, достала из сумки телефон, подключила наушник и зачем-то включила радио.
        Телефон тут же пропел голосом Пономарева: «Варто чи ні жити лиш згадками?» (Стоит или нет жить только воспоминаниями?) - после чего едва не полетел на пол. Хорошо на наушниках удержался и некоторое время поизображал маятник.
        - Это намек? - спросила Марина, подтягивая вредную технику к себе.
        Телефон в ответ зазвонил, точнее истерически заорал:
        - Одесса мама!
        Пришлось его хватать, пока не привлек всеобщего внимания и, сообразив, что звонит сестра, отвечать:
        - Слушаю.
        - Ринка, там сейчас твой эльф придет! - жизнерадостно завопила любимая сестричка. - Красивый! Там, где ты его нашла, еще такие водятся?!
        - Какой еще эльф? - в ступоре спросила Марина.
        - Блондинистый! Ты не беспокойся, я ему сказала, чтобы дорогу переходил только на зеленый свет, и даже показала светофор. Он у тебя понятливый. А еще он сказал, что найдет тебя без моей помощи, а я его переодела немного. Васину футболку одолжила и папины шлепки. Штаны у него ничего, а рубашка и ботинки излишне оригинальны.
        - Да подожди ты. Кого ты переодела?
        - Кого, кого? Эльфа твоего. Блондина. Длинноволосого. Он скоро к тебе придет. Я тут минут двадцать телефон искала. Пока не попросила Машку мне позвонить, найти не могла. Представляешь, он в вазоне с кактусом почему-то стоял. Вот кто бы додумался его там искать?
        - Да ты можешь нормально объяснить?..
        Девчонки как-то подозрительно затихли и на что-то дружно уставились. Парни от них отстали ненадолго.
        - Это что за хмырь? - непонятно у кого спросил задиристый Сашка.
        Марина отключила телефон, сползла с подоконника и несмело сделала два шага вперед, чтобы увидеть начало лестницы.
        Он стоял там. В дурацкой зеленой футболке с жизнерадостным смайлом. С длинными соломенными волосами, стянутыми в хвост. Странно загорелый и привычно отстраненный. Вовсе не сороколетний демон. Человек. Парень лет двадцати пяти. Только не узнать его было невозможно.
        - Илиен, - выдохнула Марина, хотя больше всего на свете хотелось завизжать и подпрыгнуть до потолка.
        Он улыбнулся, почему-то немного виновато.
        - Пришел.
        А потом она бросилась вперед, галопом промчалась мимо одногрупников и повисла у него на шее.
        Падающие звезды не обманули. Желание сбылось. Разве же все остальное имеет значение?
        Только…
        Ну что, Ассоль, ты дождалась корабля с алыми парусами, что дальше?
        О чем там писал Грин?
        И разве это имеет значение, если можно просто прижаться к этому мужчине и больше ни о чем не думать?
        Главное, чтобы он никуда не делся.
        А потом был длинный разговор с любопытной сестрой, воссоединение с книгой опять послужившей компасом и прогулки вдоль моря. Оказалось, в мире Илиена вообще не бывает теплых морей, виноваты в чем ветра и течения.
        И Марина узнала, что Дэнэен ее все-таки обманул. Причем дважды.
        Для того чтобы попасть в чужой мир вовсе не обязательно убивать сильных низших демонов, можно воспользоваться демоном в себе. Точнее, частичкой бога. Впрочем, разница наверняка невелика.
        Оказалось, духом можно не только делиться, с его помощью можно отпирать двери между мирами. И Дэнэен этим не воспользовался только потому, что не знал, куда идет. А у демона в полном опасностей незнакомом месте гораздо больше шансов выжить, чем у человека, пускай даже мага.
        Со вторым разом было сложнее.
        Возвращение домой, особенно тогда, когда не знаешь, хочется ли, вовсе не было достойной платой за работу хранящей. А ужастно хитрый братик Илиена попытался сэкономить, и теперь был должником, возможно до конца своей жизни. Ибо Марина сейчас имела право назначить свою цену. Какую ей вздумается.
        Жаль, что он пока этого не понял. Иначе бы уже бегал кругами или бился головой об стену.
        Да и Марине не особо хотелось мстить неразумному дитятку.
        Если честно, она даже не была уверенна, что Дэнэен вернув ее домой выполнил хотя бы одно условие их устного договора. Он же что-то говорил о неудобстве Земли для хранящих, значит, изначально предполагался выбор. Да и с артефактом была полная неясность. С одной стороны, Дэнэен нашел все существующие части искомой сильной вещи, но не факт, что все их забрал. С другой уничтоженные найти невозможно было в принципе. Или их искать и не предполагалось?
        Последнее вопрос Илиену почему-то особенно понравился. Наверное, она опять чего-то не поняла.
        - Ну и ладно, - сказала девушка, решив пока смириться с собственной непонятливостью. Вот изучит демонов немного лучше, тогда и будет разбираться. А сейчас… - Илиен, - почти пропела Марина опираясь на плечо сидевшего в кресле и с интересом смотревшего «Ну, погоди» парня.
        Он улыбнулся и, не отвлекаясь от притворявшегося Снегурочкой волка, провел кончиками пальцев по щеке девушки. Довольный такой.
        - Илиен, я тут подумала… Маги ведь всегда чуют чужую силу, особенно не спящую. Дэнэен что-то такое говорил. Точнее, спящую они могут и не учуять. Но мой ветер ты ведь разбудил, а они почему-то его не заметили. Странно, правда?
        - Хм, - глубокомысленно произнес демон.
        - Илиен! - топнула ногой девушка.
        Кто бы мог подумать, что суровый демон в первую очередь увлечется мультиками, а не папиными книгами про оружие, в которых были красочные иллюстрации?
        - Я подумал, что если не заметят, меньше будут бояться, а значит, будет больше шансов на то, что в случае крайней необходимости ты сможешь защититься.
        - Ага, - сказала Марина.
        И ведь не поспоришь. Смогла и защитилась.
        - Вот, - кивнул Илиен. - Поэтому я твой ветер спрятал.
        - Спрятал?
        - Такая небольшая защитка. Некоторые барышни похожие носят, чтобы не простудиться. Правда, оно не сильно помогает…
        - Куда ты эту защитку запихнул? - запаниковала Марина, вообразив, что все это время ходила с какой-то непонятной и вероятно опасной штукой прячущейся в ее теле.
        - В браслет, - улыбнулся парень, явно очень довольный своей изобретательностью. - Ты любишь красивые вещи, значит, скоро с ним бы не рассталась. А я постарался его красивым сделать.
        - Понятно, - сказала Марина, не зная злиться, смеяться, или поцеловать в щеку и отправиться готовить обещанные крылышки в меду и кунжуте. - Значит, просто безделушка, которую для тебя создать совсем не сложно. Ты недалеко от своего брата ушел. Демоны всегда лгут.
        Илиен с готовностью кивнул. Мол, если для твоего блага, то ничего не жалко, даже с неразумного брата пример готов брать.
        Определенно следует научиться понимать демонов.
        Потом, когда-нибудь. Сейчас и без того есть чем заняться.
        А экзамен Дэнэен провалил.
        Впрочем, так ему и надо. Может, через несколько лет поумнеет и со второй попытки сможет отстоять свое подтверждение совершеннолетия.
        Правила для попаданок. Пункт пятнадцатый.
        Действуйте по обстоятельствам и пользуйтесь умом! Он же вам для чего-то дан, незачем его игнорировать.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к