Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Гулевич Гуков Александр: " Дураки Умирают Последними " - читать онлайн

Сохранить .
Дураки умирают последними Александр Михайлович Гулевич
        Желание Алексея, уставшего от суеты мегаполиса, вырваться из замкнутого круга и заставило его откликнуться на объявление принять участие в охоте на опасную волчью стаю, но, как это часто бывает, желание исполнилось, да так, как Алексей и его случайный напарник по охоте Иван и вообразить себе не могли. Из зимнего карельского леса они переместились в заповедный лес, где обнаружили сбитый самолёт с погибшим военным пилотом, в планшете которого оказался перехваченный секретный пакет, предназначенный для передачи резиденту гальзианской разведки, окопавшемуся где-то в Генеральном штабе Астарианской империи. С этого и завертелась вся их история в этом новом для них мире: волею судеб им пришлось взять на себя расследование произошедшего и розыск опаснейшего резидента Республики Гальза.
        Александр Гуков
        Дураки умирают последними
        Серия «Боевая фантастика»
        
        Где-то на другом краю вселенной…
        - Господа, с последней нашей встречи ситуация изменилась в куда худшую сторону Хортилейн уже перешел точку невозврата, и теперь его косметическими мерами не спасти, это невозможно в принципе, остались лишь радикальные меры, но вы отказали мне в праве их применить во время нашего последнего собрания.
        - Неужели все так печально? - поворочавшись, задал вопрос седой как лунь мужчина, сидевший напротив докладчика и хмуро его рассматривавший.
        - Да, деградация, практически полное отсутствие социальных лифтов и прочие прелести разложения правящих верхов Хортилейна, и должен сказать, процессы эти начинают неимоверно ускоряться. Чем дольше мы откладываем решение проблемы, тем страшнее будут последствия, а значит, и методы устранения последствий будут более жесткими, такова уж социодинамика, и вы это хорошо знаете, Верховный хранитель.
        Верховный хранитель Хортилейна внимательно выслушал Тригариона, отвечающего за научное направление адептов Логоса, и глубоко задумался. Тригарион был прав, ситуация в Хортилейне медленно, но верно превращалась в застойное болото со всеми вытекающими отсюда последствиями. Прибегать к радикальным мерам не хотелось, но судя по всему, без этого обойтись уже было невозможно…
        - Хорошо, что вы предлагаете, Тригарион?
        - Необходимо создать точку напряжения слабеющего энергетического поля с последующим воздействием на эгрегор Хортилейна и тем самым встряхнуть наше болото и, если достанет сил, то и осушить его, тем самым придав новый смысл жизни ныне живущим поколениям.
        - И каким же это образом, позвольте полюбопытствовать? - удивленно приподняв правую бровь, поинтересовался Верховный хранитель.
        - С помощью генератора случайных силовых полей. Да, это полностью экспериментальная разработка, еще даже не прошедшая надлежащее тестирование, но первичные результаты дают основания полагать, что выведение его на проектную мощность позволит нам воздействовать на… Не будем уж кривить душой, Верховный хранитель, на умирающий эгрегор Хортилейна и тем самым изменить отрицательный вектор социодинамики на положительный, при этом придав ему надлежащее ускорение. Простите, но других идей больше нет, мы испробовали все известные нам способы, но ни один из них не принес положительного результата, осталось лишь генератор случайных силовых полей задействовать. Если и он никакого результата не даст, то у нас останется лишь два варианта, первый из них - это смирно сложить лапки и тихо дожидаться пока мы все не вымрем, или большая гражданская война с многочисленными жертвами и новыми смыслами.
        Верховный хранитель вновь глубоко задумался, осмысливая только что услышанную информацию. Взвесив все за и против, он в конечном итоге принял окончательное решение и, взглянув на Тригариона, тихо произнес:
        - Хорошо, запускайте генератор, посмотрим, что из этого выйдет. Если в течение календарного года ничего не изменится, запускайте проект «Схватка тритонов». Если уж выбирать между медленным угасанием и смертью, то я выбираю гражданскую войну…
        - Разрешите приступать, сир?
        - Приступай, и да пребудут с нами святые стихии!
        Чуть склонив голову, Тригарион покинул храм Логоса и вылетел в горы, где располагался секретный научно-изыскательский институт, и, спустя два часа войдя в лабораторию, подошел к генератору случайных полей. Постояв какое-то время возле него в глубокой задумчивости, решительно нажал большую красную кнопку. Первое время ничего не происходило, но потом неожиданно раздался сильный хлопок, за которыми посыпались искры, и в какой-то момент генератор случайных полей замигал всеми цветами радуги и со страшным грохотом взорвался…
        Оглохший и сильно опаленный огнем Тригарион, шатаясь словно пьяный, взглянул на показания уцелевших приборов и одними губами произнес:
        - Кажется, получилось, вот только совсем не так, как планировалось…
        Ощутив, как накатывает приступ тошноты, Тригарион с усилием воли поднялся и, пройдя несколько шагов, остановился и, схватившись за сердце, свалился на пол. Сердце его больше не билось…
        Глава 1
        Первые лучи нового дня ярко сверкнули в темноте, предвещая скорый восход небесного светила. Охота на волков продолжалась, волчья стая, столь насадившая жителям из прилегающих деревень, третий день обходила все расставленные засады, отчего опытные охотники, принимающие участие в загоне, становились все злее и злее. Такого не могло быть, но тем не менее матерые волчары с невероятной легкостью оставляли в дураках именитых сибирских охотников.
        Алексей профессионалом не был, но любил охоту и старался в каждый свой отпуск на недельку-другую вырваться на охоту, и вот и в этот раз он откликнулся на объявление принять участие в охоте на матерую волчью стаю. Особо не раздумывая, он согласился и, собрав снаряжение, вылетел в Петрозаводск, а там уже на перекладных добрался до предстоящей охоты недалеко от границы с Финляндией. Места были довольно глухие, хотя пустующих деревень не было. Жили до недавнего времени вполне спокойно, неплохо зарабатывая на дарах леса, пока недавно не объявилась матерая волчья стая. То корову задерут, то курятник распотрошат, ну и заодно всю промысловую живность распугали.
        Все попытки местных охотников отловить матерую стаю волков не увенчались успехом, они растворялись во времени и пространстве, словно их и не было никогда. Следопыты с ног сбились, выискивая следы стаи, и всякий раз они резко обрывались. Помаявшись больше месяца в безуспешных попытках отыскать злосчастную волчью стаю, местные власти были вынуждены бросить клич, созывая на охоту лучших охотников со всей страны. Одно такое объявление и прочитал Алексей и тут же страстно воспылал желанием поучаствовать в столь интересной охоте. Быстро оформив отпуск, он немедленно отправился на место сбора участников предстоящей большой охоты на опасных хищников, благо он был в разводе, о чем никогда не жалел.
        К своим тридцати пяти годам он изрядно заматерел и крепко встал на ноги, и все благодаря бывшей супруге, обвинившей его в безденежье и отсутствии честолюбия. Ей хотелось… много чего хотелось, причем все и сразу и к тому же даром, потому, подав на развод, ушла в содержанки богатому папику. Горевать Алексей не стал, но что называется, на женщин закусил и с головой ушел в работу, единственной его отдушиной стали регулярные выезды на охоту.
        За прошедшие семь лет с развода он хорошо поднялся в своей компании, параллельно организовав свой бизнес и в результате стал состоятельным и вполне преуспевающим человеком. Эпизодически в его жизни появлялись женщины и также исчезали, не горел желанием Алексей вновь обременять себя узами брака и выстраивать серьезные отношения, и на это у него имелось весьма убедительное мнение. Женщины в России, по его мнению, сами того не ведая, не ценили и обесценивали мужчин, что вынуждены были признавать многие ведущие психологи и психотерапевты. И все это было результатом, вернее, последствиями гибели на многочисленных войнах и репрессий многих миллионов мужчин.
        Как-то придя к такому заключению, Алексей мысленно махнул на женщин рукой и занялся своей жизнью, сосредоточившись на себе и своих увлечениях, а также учебой. Чем больше он добивался, тем больше женщины проявляли к нему матримониальный интерес, но он предпочитал прикидываться шлангом и уклоняться от намеков различной степени откровенности и посылов, исходящих от разных женщин. За прошедшие годы после развода он стал ярким индивидуалистом и одиночкой, идущим по жизни своим путем, с которого сворачивать не собирался.
        Чуть более месяца назад он случайно встретился со своей бывшей женой в одном из торговых центров, и они поговорили, вернее, Алексей не собирался этого делать, хотя никуда не спешил, но Светлана настояла. Последствия этого разговора при каждом воспоминании непроизвольно вызывали у него зубовный скрежет. Чисто из вежливости расспросив Алексея о его жизни, она взялась во всех подробностях расписывать, о том, как заработала себе на квартиру и машину с гаражом и объездила всю Европу и в обеих Америках побывала. Потом как бы между делом предложила встретиться еще раз и куда-нибудь сходить, в боулинг, например, поиграть, да и вообще продолжить общение. Алексей вежливо отказался, но и опять Светлана стала настойчиво добиваться своего, но в этот раз уже он отказался категорически, даже не дал номер своего телефона, практически прямым текстом дав понять своей бывшей супруге, что это невозможно в принципе, но и тогда она не угомонилась. Пришлось Алексею высказать ей в лицо все, что он думает о девушках и женщинах с низкой социальной ответственностью, в частности, о ней самой.
        Вот тут уж Светлана умолкла и, злобно посмотрев в колючие глаза своего бывшего мужа, разразилась страшной руганью, обсыпая его всевозможными оскорблениями, выслушивать которые он не стал, а молча встал и ушел. Но на этом история не закончилась. Спустя месяц он уже о произошедшей встрече и не вспоминал даже, но она сама о себе напомнила, причем самым неожиданным образом… Три дня назад проходя мимо курилки, где чаще всего собиралась женская часть коллектива, он краем уха уловил женские сплетни, где главным героем оказался он сам. Три дамы спорили между собой, является ли Алексей скрытым гомиком-гномиком или является убежденным женоненавистником. Спорили между собой две женщины, а третья, перебив их всех, заявила, что он является импотентом, и рассказала ей об этом бывшая жена Алексея, из-за чего она от него и ушла. В общем, довольно обычная женская месть и не более того.
        Алексей, постояв пару минут и послушав женский спор, ухмыльнулся и вернулся в свой рабочий кабинет и выбросил из головы то, что ему довелось услышать о себе, но вот уже на следующий день ему стало уже не до смеха. Слухи прокатились по большому офисному зданию словно ураган, все шептались, странно посматривая на него. В принципе все это его особо не задевало, хотя и приятной ситуацию назвать было невозможно, некий дискомфорт присутствовал, а уже на следующий день он уже был готов разорвать свою бывшую жену на мелкие ошметки.
        Чтобы хоть как-то унять ярость, он взял последний журнал для охотников, купленный им в киоске «Роспечать», и, устроившись в кресле, поудобнее взялся за чтение. Через полчаса добравшись до раздела объявлений, он заметил скромное объявление, помещенное в конце всего раздела, и несколько раз его перечитал. Недолго думая он сорвался в отдел кадров и написал заявление на отпуск на две недели, после чего забронировал себе билет на Петрозаводск.
        В нетерпении дождавшись, когда закончится рабочий день, Алексей рванул в оружейный магазин, докупил недостающее снаряжение и, уже дома собрав в два баула все необходимое, улегся пораньше спать, а утром вылетел на предстоящую охоту. И вот он третий день пропадал в карельских лесах в безуспешных розысках окаянной волчьей стаи.
        - Леха, что об этом думаешь?
        Отвлекшись от размышлений, Алексей оторвал свой пристальный взгляд с того места, где терялись следы волчьей стаи на снегу, и, посмотрев на своего напарника, задумчиво ответил:
        - Не знаю, что и думать, Ваня. Вот тут, судя по следам, остановились и в один миг куда-то испарились. Такого не может быть, но по всему получается, что так оно и было, хотя это уже проходит по жанру охотничьих небылиц…
        - И как такое может быть, а?
        - А я знаю? - буркнул Алексей и, тяжело вздохнув, поправил свою двустволку, и продолжил говорить:
        - Не знаю, что-то с этой охотой и с этой волчьей стаей не так, как-то все неправильно. Или нас тут за идиотов держат, или происходит тут самая настоящая чертовщина, другого разумного объяснения у меня нет.
        - Это точно чертовщина, я тебе говорю, - буркнул Иван, опытный охотник из Великого Новгорода тридцати лет от роду, - я о таких мистификациях охотничьих и слыхом не слыхивал, хотя на охоту хожу с семилетнего возраста. Бесы разыгрались, не иначе, пожалуй, пора сворачивать лавочку и валить отсюда, не нравится мне это, честное слово.
        - Да, пожалуй, что так. Чует моя пятая точка, мы на пороге грандиозного шухера, - согласился с Иваном Алексей и после короткой паузы добавил: - Утром я уезжаю, с меня хватит.
        - И куда поедешь, домой?
        - Нет, дома мне в Питере делать нечего, поеду я в Валдайский заказник, это же твои места. Если хочешь, поедем с тобой вместе.
        - А давай. Я тебе там такие места покажу, закачаешься, - согласился Иван и, задумчиво пожевав губами, задал вопрос: - Ну и куда теперь идти? Следы-то дальше пропали, словно корова языком слизала.
        Пожав плечами, Алексей глубоко вздохнул и, помолчав несколько мгновений, предложил:
        - Если не знаешь, куда идти, или стой на месте, или иди, куда глаза глядят. Я выбираю дорогу, стоять на одном месте холодно, однако.
        И они пошли на лыжах, первым шел Алексей, а за ним следом, чуть отстав, двигался Иван. Прошли они километра три и остановились, по какой-то непонятной причине становилось тяжело дышать, да и рации перестали ловить переговоры охотничьих групп.
        - Ой, Леха обернись назад, наших следов от лыж нет, они куда-то исчезли, как их и не было!
        Не поверив своим ушам, Алексей обернулся и всмотрелся. Следов от лыж действительно не было, за их спинами была снежная целина, на которой не было вообще никаких следов от лыж, волков или там лисиц, или шустрых зайцев. Как такое могло быть, он не понимал, логика отказывала напрочь, хотя саму местность он узнавал. Бывал он тут несколько лет назад, правда, летом, но, тем не менее, внимательно приглядевшись, неожиданно для себя понял: а ведь деревья-то ведь другие.
        - Слушай, Ваня, я что-то не врублю никак, может, ты подскажешь, что с деревьями не так?
        Напарник, внимательно вглядевшись, с некоторой оторопью произнес:
        - Блин Леха, я не знаю, что это за деревья, вроде как на дубы похожи, да и на осины тоже, но не они, а какие-то другие, таких мне видеть не доводилось.
        - Так, хватит с меня этих странностей, возвращаемся на базу, и точка. Муть тут какая-то происходит, - резко распорядился Алексей и, развернувшись, решительно направился обратно, но спустя пятнадцать минут уже и сам не понимал, где они находятся. И тут вдруг из-за деревьев показалась волчья стая…
        - Мать моя… это же те самые волки… - шепотом проговорил Иван, приводя в боевое положение свою пятизарядку двенадцатого калибра.
        - Да, это они самые… Прямо и не волки, а оборотни, крупные все как на подбор, я волков таких размеров и не встречал никогда, хотя частенько на них охотился, - в ответ проговорил Алексей и также приготовился к стрельбе.
        - Как только выйдут на дистанцию, я первый открываю огонь, а потом, как патроны закончатся, выстрелишь ты, Леха, со своей двустволки, за это время я хоть два-три патрона успею вставить.
        Согласно кивнув, Алексей приготовился, внимательно наблюдая, как приближается волчья стая. На дистанцию они вышли спустя три минуты, и Иван, демонстрируя свое виртуозное стрелковое мастерство, открыл огонь. Спустя пару мгновений пятеро крупных волков, обливаясь кровью, свалились в белый снег. Следом выстрелил и Алексей, свалив двух волков, но еще оставалось шестеро, которые, вместо того чтобы разбежаться, бросились на стрелков. Иван, успев вогнать патроны, трижды выстрелил и свалил еще троих, а Алексей дуплетом завалил двоих волков. Оставался еще один, и он, скаля клыки, набросился на Алексея. Мгновенно среагировав, Алексей выставил перед собой разряженное ружье, пытаясь остановить волка. Удар был такой силы, словно в него на полном ходу врезался автомобиль, и он покатился вместе с волком вниз по склону, всеми силами сдерживая волчью пасть, стремящуюся вцепиться в его горло.
        Пока они кувыркались, Алексей, всеми силами удерживая ружье, не позволял хищной пасти ухватить себя за горло, но вот когда они скатились к подножию холма, он решился и, освободив правую руку, выхватил охотничий тесак и несколько раз со всей силы ударил в брюхо смертельно опасному хищнику. Спустя несколько мгновений волчья туша несколько раз дернулась в конвульсиях и, рухнув рядом с Алексеем, замерла, на этот раз навсегда. С трудом отдышавшись, он тяжело поднялся, опираясь на свое ружье и оглядевшись по сторонам, не поверил своим глазам, вокруг был лес…
        Самый настоящий зеленый летний лес, щебетали птички и летали бабочки, шелестела листва, и журчал небольшой ручей, зима исчезла, вокруг него было самое настоящее лето и было очень жарко. Хлопнув от удивления глазами, Алексей ради безопасности осмотрел волчью тушу и, убедившись в полном отсутствии угрозы, скинул с себя обломки лыж, рюкзак и, сняв зимнюю куртку, взялся вырезать волчий клык, трофей был знатный, такого монстра, да ножом… было сильно, такое дано далеко не каждому.
        Сделав свое дело, он прошел к ручью и, тщательно промыв свой трофей, погрузил его в баночку со спиртом и, раздевшись, смыл с себя волчью кровь, после чего, сняв утепленную прокладку со штанов и надев их с майкой, собрал свои вещи и поднялся наверх холма, с которого недавно скатился. Оказавшись на вершине, Алексей внимательно огляделся и сквозь зубы выругался. Здесь так же, как и у подножия холма, царило лето, следов зимы не было вообще, зато имелись детали его сломанных лыж.
        - Да что за на хрен тут творится?! - взревел Алексей, не зная уже, что и думать. Все, что с ним происходило, смахивало на бред. И тут вдруг на него свалился Иван, и они вместе рухнули на жесткую траву.
        Выбравшись из-под своего напарника, Алексей увидел его окровавленное лицо и, быстро нащупал пульс. Иван был жив, но пребывал в глубокой отключке. Стянув с него зимнюю куртку и подложив ему под голову, взялся осматривать своего напарника. При внешнем осмотре все с ним было в порядке, руки, ноги и голова были целы, а кровь на его руках и голове были волчьими, он также вырезал себе волчий клык, но по какой-то непонятной причине потерял сознание.
        Сделав все, что полагается, Алексей взялся за рацию и прошелся по всем частотам, но результата не было, кроме потрескивания, в эфире не было ничего. Точно такая же история была и со смартфоном, но что более всего поразило Алексея, так это неработающий навигатор и обычный походно-туристический компас, стрелка крутилась взад-вперед как сумасшедшая.
        - Что, сцуко, здесь происходит?! - вне себя взревел Алексей, не понимая, как оказался в столь идиотской ситуации и главное, как из нее выкарабкиваться, разумных мыслей в голове не находилось.
        - Не ори, Леха, и так голова раскалывается, как с конкретного бодуна, а ты своим ором еще добавляешь, - проворчал Иван и, открыв глаза, с тяжелым стоном поднялся и, оглядевшись, замер как громом пораженный и спустя несколько мгновений хриплым голосом очень тихо задал вопрос:
        - Леха, мы вообще где?
        - Да откуда я знаю, блин! Пребываю в полной… прострации. Была зима, охота на волков, которых мы перебили, а последний на меня набросился, и я вместе с ним с холма скатился, насилу его одолел, уж думал, конец мне пришел от волчьих клыков, но как видишь, обошлось, я живой, а он нет. С волком справился, огляделся, а тут лето… блин… Поднялся на холм, с которого вместе с волком скатился - и тут лето, а тебя нет, а потом не пойми откуда на меня ты свалился без сознания. Уж и не знаю, что и думать, прямо шарики за ролики заходят. Ты-то сам что помнишь?
        Иван на некоторое время задумался, вспоминая все, что с ним происходило, и, потерев густую щетину, заговорил:
        - Ах, ты ж… Вспомнил, мать его так… Вспомнил, как стаю волков узрели, как отстрелялись успешно, и на тебя последний волк кинулся, и ты вместе с ним провалился в какое-то белесое облако и исчез. Я честно все кругом обошел, но так тебя и не нашел, даже следов твоих не было, они исчезли, как давеча волчьи следы на снегу. Осмотрев все туши и найдя самую крупную, вырезал себе клык как охотничий трофей, и тут вдруг какая-то хрень белесая с пасти вырвалась… Ну, точно такая, в какую ты вместе с волком влетел и растворился.
        - Ну, вот и как весь этот бред воспринимать прикажете?! - в сердцах бросил Алексей, окончательно потеряв всякую надежду разобраться во всем том, что с ними обоими происходило, в бесовщине он ни разу не разбирался.
        - По крайней мере, опаснейшую волчью стаю, представляющую реальную угрозу для местных жителей, мы перебили, и нам полагается весьма немалая премия, - резонно заметил Иван и, стянув с себя теплые брюки, взялся снимать с них утепленную подкладку.
        - Это, конечно, радует, но как нам выйти за этой премией и, что еще меня смущает, так это как мы из зимы попали в лето?
        - Наверное, это какая-то аномальная зона, не иначе, - сделал предположение Иван и, подумав несколько мгновений, заговорил вновь:
        - Пожалуй, Леха, надо отсюда уходить, как-то мне тут не по себе. Такое ощущение, как будто если мы в ближайшее время отсюда не смоемся, прибрав за собой все следы, будут у нас крупные проблемы, чего не хотелось бы, у нас и без этого проблем полон рот.
        - Короче, уходим, - резко поднявшись, проворчал Алексей, отойдя в сторону, подобрал свои вещи с обломками лыж и направился вниз по склону. После того как он туда добрался, оттащил на опушку леса волчью тушу и, достав из рюкзака раскладную лопатку, выкопал яму, куда и уложил ее и, засыпав землей, хорошо замаскировал аккуратно срезанным грунтом с травой. Прибрав на поляне и смыв с травы волчью кровь, он рассыпал кругом кайенскую смесь и, собрав оставшиеся свои вещи, дождался своего напарника. Они не торопясь направились в лес.
        Первое время в лесу было ориентироваться достаточно сложно, он был не совсем таким, к какому они привыкли, но великое дело - опыт, они довольно быстро разобрались и пошли вперед, все глубже и глубже заходя в дремучий лес. Прошагав более трех часов, они выбрали себе место для привала возле чистого ручейка и, организовав бивуак, распалили небольшой костер и сварили гречневую кашу, приправленную банкой тушенки.
        - Вообще, конечно, с едой надо побережнее, неизвестно, сколько нам шагать придется. У меня осталось три консервы, упаковка рассыпного черного байхового чая, граммов триста соли и столько же примерно сахара, а также граммов семьсот гречневой каши и упаковка леденцов, и это все, - задумчиво проговорил Алексей, доедая свою порцию каши и прикидывая в уме, что взятого с собой запаса хватит на неделю или несколько больше.
        - Угу… у меня и того меньше, два десятка пакетов овсяной каши быстрого приготовления и две тушенки, немного соли и с полкило сахара и жестяная банка натурального молотого кофе… Ах да, есть еще три пакета лапши, именуемых в народе бичпакетами и граммов так триста соленого свиного сала и пол-литра медицинского спирта, и это все. Да и это… с патронами не густо, осталось в патронташе четырнадцать штук, да и у тебя, как я погляжу, не густо… - криво ухмыльнувшись, отозвался Иван и, тяжело вздохнув, вновь взялся за кашу.
        - С патронами получше, но ненамного, осталось всего семнадцать штук, правда, я с собой прихватил небольшую банку пороха и пять десятков капсюлей, но весов нет, как и свинца. Хотел все выложить, но как-то все руки не доходили… Лень, как видишь, временами на пользу может пойти, как, например, сейчас. Хотя, конечно, могло быть куда хуже, по крайней мере, патроны и еда есть, пару недель продержимся точно, а потом, если не выйдем к людям, придется переходить на подножный корм.
        - Нет, но все же, как вообще такое возможно, чтобы посреди зимы оказаться в лете? Это для меня самая настоящая загадка, - буркнул Иван, продолжая жевать кашу и не прекращая при этом контролировать окружающую обстановку.
        - Не трави душу, - сварливо отозвался Алексей, - и так тошно, да и обувь у нас с тобой неподходящая, надо что-то придумать, а то запреем ведь. Мне и так эта прогулка по лесу далась непросто в зимней-то обуви, и кстати… Хоть что со мной делай, но это не карельский лес и даже не средняя полоса России, скорее на Кавказ смахивает.
        - Я тоже это подметил, только все никак поверить не могу, телепортация какая-то блин… - выдохнул Иван и, отправив последнюю ложку каши в рот, поднялся и, пройдя к ручью, помыл тарелку с ложкой и уложил их в настоящий, а не китайского производства, тактический рюкзак российского спецназа. - Вот только что делать дальше, дороги-то мы вообще не знаем?
        - Что делать, что делать… Вперед идти, что нам еще остается, что называется, на удачу, - сварливо буркнул Алексей и, взяв опустевший котелок с небольшим казаном, направился к ручью.
        - Вперед, так вперед… - с тяжким стоном выдохнул Иван и предложил: - Быть может, по чашечке кофе?
        - Не возражаю, но готовишь ты, у тебя лучше получается.
        - Без вопросов. - ухмыльнулся Иван и, подбросив в затухающий костерок несколько поленьев, взял свой котелок и, набрав воды, поставил его на разгорающийся огонь. Через минут десять вода закипела, Иван залил молотый кофе крутым кипятком и поставил кружки на угли. Когда кофе закипел, передал одну из них Алексею и, подхватив свою, присел рядом с напарником возле поваленного дерева и, в задумчивости глядя на пляску языков огня, негромко проговорил:
        - Знаешь что, Алексей, похоже, мы с тобой встряли по-крупному, да так встряли, как никогда… Вот мы все шли, а я на небо все поглядывал и ни разу не увидел пролетающего самолета или вертолета, словно их тут и нет вообще, и не было никогда. Рации не работают, навигатор и компас тоже, а смартфоны хоть и включаются, но сети нет, как в Бермудский треугольник угодили, или как там фантасты пишут, во временную петлю или даже в параллельную вселенную, или мир, что для нас хрен редьки не слаще.
        - Ну ты и загнул, Ваня, фантастики начитался, что ли?! - в сердцах бросил Алексей, уже некоторое время размышляя об этом, но не желая преждевременно свои мысли озвучивать, слишком это выходило далеко за рамки здравого смысла.
        - Может, и начитался, но очень похоже на правду…
        Ничего не ответив, Алексей маленькими глотками допил кофе и, помыв в ручье кружку, набрал в литровую алюминиевую фляжку родниковой воды и, сложив все свои вещи в рюкзак, махнул рукой своему напарнику, и они пошли дальше. На их пути попадались самые настоящие буреломы, которые они старались обходить стороной, предпочитая двигаться в редколесье. Прошагав без остановок без малого шесть часов, они уже подумывали остановиться, и организовать себе ночевку, пока светило солнце, но все никак не попадалось на их пути подходящего места, пока среди деревьев не замаячила какая-то проплешина… Выбрались на большую поляну, через которую протекала пусть и не широкая, но вполне полноводная речка с чистейшей водой.
        - Хорошее место для ночевки, пожалуй, здесь и заночуем, - высказал свое мнение Алексей и решительно направился к реке, как раз к тому месту, где возвышалось здоровенное дерево, для обхвата которого потребовалось бы несколько человек. Подойдя вплотную к стволу, за которым виднелся пятиметровый обрыв, на другом берегу реки неожиданно они увидели уткнувшийся носом в землю маленький двухместный самолетик-биплан с прозрачной кабиной, чем-то очень похожий на советский ПО-2, только с закрытой двухместной кабиной.
        - Пойдем, посмотрим, интересно же! - неожиданно взмолился Иван, имевший права пилота малой авиации.
        - Оно, конечно, так, но река, ты посмотри, какая глубокая, придется переплывать, глубина никак не меньше пяти метров, но, скорее всего, еще глубже.
        - Да и хрен с ним, - бросил Иван и, быстро скинув с себя одежду, спрыгнул с обрыва прямо в воду. Спустя несколько мгновений вынырнув, широко загребая руками, поплыл на противоположный берег.
        Алексей спешить так не стал. Спокойно раздевшись, он накачал надувной матрас и, прихватив с собой инструмент и оружие, спокойно прошел к берегу и, уложив свой груз на матрас, размеренно поплыл к противоположному берегу. Спустя пару минут выбравшись из воды, Алексей вытянул матрас и, взяв инструмент в руки, направился к видневшемуся самолетику, вокруг которого крутился Иван. Подойдя поближе, он оглядел самолетик с какими-то непонятными опознавательными знаками на хвосте и крыльях, таких машин ему видеть не доводилось.
        - Что это за машина такая и кому принадлежит? - поинтересовался Алексей, взглянув в крайне задумчивое лицо своего напарника.
        - Понятия не имею, - пожимая плечами, отозвался он, - да и вообще там в кабине труп, давно ставший мумией…
        - Во как…
        Уложив на землю свой груз, Алексей взобрался на самолет и, пройдясь по ребру левого крыла, взглянул в закрытую кабину. На него смотрела мумия в шлемофоне и военном обмундировании со знаками отличия и наградными колодками, чем-то очень смахивавшими на британские времен Первой мировой войны. Внимательнее приглядевшись, он увидел кожаный офицерский планшет с топографической картой, к тому же у давно погибшего летчика на поясном ремне висела кожаная кобура, из которой виднелась рукоятка массивного револьвера. Прикинув и так и эдак, Алексей решил пилотскую кабину взломать, его целью была топографическая карта…
        - А самолетик-то сбили, - буркнул себе под нос Ваня, разглядывая ровный ряд отверстий, проходящий вдоль фюзеляжа, - из пулемета прошлись…
        Хмыкнув про себя, Алексей натянул на органы дыхания марлевую маску и, взяв инструмент, вернулся к кабине и попытался ее открыть, но она не поддавалась. Лишь через полчаса ему удалось сорвать заклинивший замок и открыть кабину, дверь с легким скрипом отошла в сторону. Осторожно взяв планшет и открыв кобуру, Алексей вытащил вороненый револьвер с большим и необычно широким барабаном, после чего отогнул клапан нагрудного кармана и, достав из него личные документы погибшего пилота, спустился вниз.
        - Пойдем отсюда, сейчас нам тут делать нечего, надо палатку ставить и ужин приготовить, - распорядился Алексей и, сложив свои находки в непромокаемый мешок, направился к матрасу, стремясь поскорее переправиться обратно на другой берег.
        - А что, мы так труп и оставим? - пребывая в крайне задумчивом состоянии, задал вопрос Иван, не отрывая своего пристального взгляда от отверстий от пуль на фюзеляже.
        - Завтра вернемся, все еще раз внимательно осмотрим, а потом с полагающимися почестями захороним погибшего, - буркнул Алексей испытывая какие-то непонятные ощущения. Сбитый самолет неизвестной конструкции и принадлежности вызывали массу вопросов…
        Вернувшись на противоположный берег, он подавил желание немедленно взяться за изучение находок и отправил Ивана собирать дрова для костра, а сам взялся за установку трехместной палатки, которую носил на своем рюкзаке. За полчаса подготовив ночлег, они развели костер и, поставив воду кипятиться, взялись за изучение находок. Первым делом рассмотрели карту и… ничего не поняли. Местность, изображенная на карте, была им совершенно незнакома, а обозначения, нанесенные на ней, были им вообще неизвестны. Они потратили более часа и смогли обнаружить примерное свое положение, вернее несколько таких мест, а вот в каком конкретно они находятся, еще предстояло определить. Следующим артефактом для изучения стали личные документы погибшего пилота…
        - Штаб-капитан барон Амадей Фихтель, - вслух прочитал Иван и после короткой паузы продолжил: - Адъютант командира Первого гвардейского небесного полка… Гммм… и где это такие вот небесные полки обитают интересно мне знать… Кстати, в удостоверении личности офицера фотография имеется…
        Взглянув на голографическое фото, Алексей на мгновение замер как вкопанный. Его поразило не наличие на фото сидевшего офицера с саблей и стоявшей рядом с ним молодой женщины в длинном бежевом платье с кружевами, примерно такого фасона, как это было в моде в самом начале XX века, а висевший портрет за спинами по всей вероятности семейной пары. Осторожно взяв из рук Ивана фотографию вполне себе современного качества, он еще раз вгляделся и непроизвольно крякнул: на портрете была изображена коронованная особа с лицом, в точности повторяющим лицо его бывшей супруги… Перевернув фотографию, он увидел надпись и зачитал вслух:
        - Амадей и Фаина в день венчания второго марта в год девять тысяч шестисот тридцать второй от сотворения мира…
        Вернув фото, Алексей, глубоко вздохнув, охрипшим голосом произнес:
        - Это полный писец, Ваня. Или мы с ума сошли, или мир совсем с катушек слетел…
        - Не пойму, что это за волына такая непонятная… - буркнул Иван, рассматривая со всех сторон револьвер необычной конструкции, - Быть может, ты что разберешь?
        Взяв револьвер и покрутив его, он поднялся и, вытащив из рюкзака масленку с оружейным маслом, прокапал механизмы револьвера, в чем-то похожего на британский армейский веблей, с точно таким же открыванием барабана, вот только сам барабан был в два раза больше. С натугой переломив револьвер и увидев шесть отверстий, в которых были вставлены патроны, Алексей извлек один из них и внимательно рассмотрел и несколько оторопел. С таким калибром на слонов ходить можно, но самое главное было в другом. Патрон, который он держал в руках, в прямом смысле слова патроном не был, он не имел капсюля, была лишь капсула с вставленной в нее округлой пулей.
        - Насколько я понимаю, это боевой пневматический револьвер довольно крупного калибра, - проворчал Алексей и, быстро перебрав простую в общем-то конструкцию и надлежащим образом смазав оружие, собрал его и, прицелившись, выстрелил в ствол дерева. Привычного звука выстрела не было, но результат выстрела был более чем наглядным: тупая пуля выбила крупный кусок древесины размером примерно с человеческую руку.
        - Ни хрена ж себе! - с округлившимися глазами воскликнул Иван и, подбежав к дереву, стал рассматривать повреждение. - Однако, сильная штукенция.
        Рассмотрев оторванный кусок древесины, Алексей, покачав головой, вернулся к палатке и, присев на матрас, взялся за планшет. Осмотрев его содержимое, извлек из него несколько карандашей с двумя перьевыми ручками и большой запечатанный сургучом пакет, давно пожелтевший от времени. Осторожно вынув его, Алексей подумал несколько мгновений и, достав смартфон, сделал несколько снимков конверта и отдельно сургучной печати, после чего осторожно вскрыл его, достал мелованный лист бумаги с вензелями, тремя печатями с размашистой подписью внизу и вчитался в текст.
        - И что там такое умное пишется? - поинтересовался Иван, продолжая изучать револьвер и его конструкцию, не забывая при этом поглядывать на своего напарника.
        - Да как тебе сказать… - буркнул Алексей, - слов даже не подберу, но если конкретно, то это донесение командира Первого гвардейского небесного полка некоего гвардии полковника барона Артемия Фокка в Генеральный штаб о перехвате воздушного курьера противника с донесением. Само донесение прилагается в запечатанном виде, в смысле в каком виде перехватили, в таком и передавали, не вскрывали его.
        - Ну, так давай вскрывай, глянем, что там.
        Хмыкнув, Алексей отложил донесение и извлек из конверта другой конверт, также его со всех сторон сфотографировал, после чего вскрыл и, прочитав несколько раз, задумчиво взглянул на своего напарника и глухо произнес:
        - Если это реально не грандиозный розыгрыш, то мы с тобой реально встряли, попав… ну даже и, не знаю куда, но куда-то где все совсем другое, в другой мир, в общем…
        - Это я уже понял, - выдохнул Иван, - но все же, что в другом конверте находится?
        - Секретный анонимный счет, вернее один из них, предназначенный для передачи внедренному агенту в Генеральный штаб Империи Астара. Противником же Империи выступает некая Республика Гальза. Вот, в сущности, и все, если не считать, что на счету находится более полутора миллионов гульденов золотом, счет, пароли от него и название банка, а также его отделение в некоем городе Буров прилагается. Вот такие вот дела, как хочешь, так и понимай… - ответил Алексей и, сложив все находки в пакет, упаковал их в рюкзак и, наложив себе в тарелку гречневой каши и заварив чай, взялся за еду.
        Пристроившись рядом с ним, Иван какое-то время молча ел, но, потом, не выдержав, задал интересующий его вопрос:
        - Так и что, мы отправимся за этими золотыми гульденами?
        - Какие гульдены, какое на хрен золото, в самом деле?! Мы вообще не знаем, где находимся, а ты о бабле. Быть может, нам вообще все это видится во сне. Да и вообще, хорош базарить, давай лопай быстрее и на боковую, я дежурю первую половину ночи, ты следующую, и это не обсуждается. Местность нам неизвестная, не знаешь, что и ожидать, ведь самолет-то сбили, пусть и довольно давно, но тем не менее…
        - Ну, хорошо, сбили самолет, но мы ведь за весь день в небе не видели ничего, кроме пернатых, может, самолет этот таким вот образом сюда занесло, как и нас самих, - сделал неожиданное предположение Иван и, помолчав несколько мгновений, неожиданно предложил:
        - Надо будет завтра в самолете покопаться, вдруг получится его отремонтировать, и тогда мы сможем полететь.
        - Мечтатель, блин, - ухмыльнулся Алексей, - взлететь не взлетим, хотя бы по той причине, что у нас топлива нет и достать его негде, но вот насчет того, что самолетик этот попал сюда таким образом, как и мы сами, мысль твоя действительно интересная…
        Глава 2
        Водрузив на могильный холм валун и на скорую руку выбив имя и фамилию погибшего пилота, Алексей, утерев выступивший пот, сделал несколько снимков, подхватил раскладную лопатку и направился к самолету, в котором с самого утра копался его напарник. За то время, пока он выкапывал могилу, Иван умудрился поставить самолет в нормальное положение и, вскрыв дюралевые листы фюзеляжа, занялся силовым агрегатом. Алексей не питал никаких иллюзий, он не верил, что возможно самолет отремонтировать и уж тем более поднять его в воздух, но вот разжиться чем-нибудь полезным было вполне реально…
        - И что там, Ваня?
        Напарник, выбравшись из моторного отсека, шмыгнул носом и, высморкавшись, спрыгнул на землю. Посмотрев на стоявший самолет, он произнес:
        - Пылищи там - мама не горюй, давно тут машина стоит, явно года четыре, не меньше, но что странно, состояние отличное, а вот силовой агрегат… Ты понимаешь, эта пташка летала, заряжаясь от солнечных батарей, поверхность крыльев как раз и есть солнечные батареи, а накопительный аккумулятор находится позади кабины. Технологии, конечно, серьезные, а вот все остальное - натуральная архаика, я имею в виду систему управления и приборы. Да и это, похоже, легкий истребитель, в крыльях установлены два пулемета, правда, в одном лента пустая, а в другой патронов штук тридцать осталось, пилот уходил от погони и хотел посадить машину на поляну, но, видимо, от потери крови потерял сознание, когда практически ее посадил, но машину занесло.
        - И что, самолет сможет полететь? - недоверчиво поинтересовался Алексей, его не очень-то интересовало, как и что некогда тут произошло, его интересовало, что делать дальше.
        - Еще не знаю, но попробовать все равно стоит, хотя не только с силовым агрегатом разобраться надо, все элероны и закрылки необходимо проверить и смазать. Ну, а если вообще говорить об общем состоянии, то я поражен, машина, даже стукнувшись при посадке об землю, видимых повреждений не имеет, что прямо свидетельствует о высоком качестве конструкции и тех материалов, из которых он сделан, да и сама конструкция, надо признать, оригинальная.
        Задумавшись на некоторое время, Алексей еще раз взглянул на облупившуюся краску фюзеляжа и, обойдя по кругу самолет, подошел к напарнику и произнес:
        - Значит, так, если не сможешь к завтрашнему утру запустить силовую установку, бросаем все и уходим, это мой тебе сказ. Пули ведь вон во скольких местах обшивку пробили, а значит, что-то повредили.
        - Ничего они не повредили, пробили только внешнюю обшивку, но не пробили бронеплиты, даже та пуля, что попала в левый бок пилота под углом, прошла между плитами и, попав в стойку, рикошетом прошла через пилотское сиденье. Это чистая конструктивная ошибка и только, да и то косвенная, - возмутился Иван и, помолчав несколько мгновений, указал пальцем на большой холщовый мешок и добавил:
        - За кабиной я обнаружил небольшой грузовой отсек, где был мешок, глянь, что там, а я продолжу заниматься силовой установкой, вдруг да удастся ее запустить…
        - Ну-ну, дерзай… - хмыкнул Алексей, бросил лопату, вытащил из ножен свой проверенный временем охотничий нож, подошел к мешку и, вспоров ткань, просунул руку Внутри оказался довольно увесистый брезентовый баул. Ухватив его за лямку и вытащив из мешка, он открыл две бронзовые защелки и заглянул внутрь. В бауле лежал набор инструментов, состоящий из гаечных ключей, отверток и напильников, зубило и молоток, пила, а также закопченная паяльная лампа и какой-то сверток. Взяв в руки сверток, он размотал холстину и увидел литровую бутылку красного вина с этикеткой, на которой имелись какие-то вензеля и медали.
        Равнодушно сложив обратно все в баул, Алексей, подумав некоторое время и оставив своего напарника копаться с самолетом и подхватив свою двустволку с патронташем, пошел обходить большую поляну. Обойдя по кругу и ничего не обнаружив, он пошел вдоль реки по ее течению. Река сначала была узкой, но потом резко стала расширяться, и спустя час ходьбы ширина реки уже превышала пятьдесят метров и, судя по всему, глубина у нее была немалой, а еще через полчаса он неожиданно наткнулся на засевший на мели небольшой пароход. Внимательно приглядевшись, он хмыкнул про себя. Пароход был ржавый и весь в пулевых отверстиях.
        В глубокой задумчивости почесав затылок, Алексей огляделся по сторонам и, не заметив ничего подозрительного, разделся и, накачав надувной матрас, поплыл к пароходу. Подплыв к борту, он привязал матрас к леерной стойке на корме и, поднявшись по лестнице на борт и придерживая свою двустволку, пошел осматривать каюты. Пройдясь везде и ничего интересного не обнаружив, даже следов когда-то разыгравшейся здесь трагедии, он спустился в наполовину находящиеся в воде нижние отсеки, но и здесь ничего не было, кроме вездесущей ржавчины, во многих местах проевшей насквозь листовой металл. Было видно, что здесь очень давно никого не было, наверное, с момента разыгравшейся трагедии.
        Пора было возвращаться, но выводы Алексей для себя сделал. Идти вниз по реке опасно, да люди там точно есть, но вот это и настораживало. Сбитый самолет и расстрелянный пароход оптимизма не внушали, хоть ты тресни, человеколюбием тут и не пахло. Выбравшись на палубу, он стал спускаться обратно в воду и, скосив свой взгляд, увидел где-то в полуметре под водой ржавый буй, а от него уходящую ко дну стальную цепь, прикрепленную к какому-то сундуку. Испытывая сильнейшее любопытство, он нырнул в воду и, добравшись до дна, попытался сдвинуть сундук, наполовину ушедший в песок, но это у него не получилось.
        Вынырнув из воды, он взял веревку с матраса и, вновь нырнув, привязал ее к цепи и, поднявшись на палубу, стал тянуть. Пусть и не сразу, но сундук сдвинулся с места и, поднатужившись, Алексей стал его вытягивать. Тащить был трудно, сундук быт до одури тяжел. Несколько раз он хотел его бросить, но не сделал этого из чистого упрямства, в конечном итоге ему удалось вытащить его на палубу. За несколько минут отдышавшись, он оглядел сильно проржавевший замок и, взяв ружье, сбил его с трех ударов. Подняв крышку, обитую медными полосами, увидел с десяток кожаных мешочков и, открыв один из них, обнаружил серебряные монеты.
        Насколько ценной была находка, Алексей не знал, но предположил, что кое-какую ценность она имеет, и решил взять монеты с собой, они непременно должны были пригодиться, все же серебро как-никак. Что и как произошло здесь, его не интересовало, и по этой причине он, погрузив свою находку на матрас, погреб к берегу и спустя два часа вновь вернулся на поляну. Но на полпути от неожиданности чуть не споткнулся. Винт самолета крутился с огромной скоростью, а звука работающего двигателя не было вообще, стоял лишь шелест, а в пилотской кабине находился Иван и что-то там крутил и настраивал. Подойдя вплотную к самолету, Алексей оглядел его с некоторым страхом, лететь на этой штуковине было крайне рискованно, падать с неба ему не хотелось категорически.
        - Ваня, ты что, собираешься на нем сейчас полететь?
        - Да, я уже полтора часа двигатель гоняю в разных режимах, так что сейчас попробую взлететь, полетел бы раньше, но тебя дожидался, - отозвался его напарник и жестом потребовал подальше отойти от самолета. Выполнив требование, Алексей отошел на пятьдесят метров и с любопытством стал наблюдать, как Иван захлопнул фонарь кабины, и небольшой биплан медленно тронулся с места и, быстро набирая скорость, резко влетел. Набрав высоту, Иван сделал несколько кругов вокруг поляны, полетел вдоль реки и спустя несколько минут исчез из поля зрения.
        - Вот же придурок… - ругнулся Алексей, всматриваясь вдаль, но самолета видно не было. Мысленно махнув рукой, он взялся собирать вещи и складывать палатку, на что ушло больше часа, но самолета все еще не было, и он стал волноваться. Чтобы хоть как-то унять тревогу, Алексей, не желая сидеть на месте, взялся убирать ими оставленные следы и, посыпав их место стоянки кайенской смесью, стал ожидать возвращения Ивана, едва сдерживая волнение. Он ведь вполне мог и не вернуться, рухнув на самолете в лес. Пусть они и были знакомы лишь шапочно, но все же они вполне могли стать друзьями, а друзей терять Алексей категорически не хотел, как и любой нормальный человек на его месте.
        Самолет появился через три часа и, сделав несколько кругов над поляной, пошел на посадку и, прокатившись по полю метров сто, остановился возле дерева и замер. Фонарь открылся, из кабины выбрался довольный напарник и от переполнявших его чувств воскликнул:
        - Вах, какая пташка, летает резво, а какая маневренность, а какая эргономика, как будто на компьютере моделировали!!! Не знал, что бипланы такими шустрыми бывают, летать одно удовольствие!
        - Оно, может, и так, но не нравится мне это все, я в семи километрах ниже по течению обнаружил расстрелянный пароход, правда, судя по ржавчине, было это лет так двадцать назад, но все равно. Уматывать отсюда надо и поскорее, чует моя задница, в места нехорошие нас занесло, ты, кстати говоря, во время полета ничего такого не заметил, людей, например?
        - Нет ничего, ни дорог, ни самолетов, ни мостов, ни поселений, лес один вдоль реки, по крайней мере, на два часа полета точно, а что там дальше, не знаю, лес тянется еще на десятки километров не меньше, - нахмурившись, ответил на поставленный вопрос Иван и, почесав затылок, задал вопрос:
        - Как думаешь, куда нам лететь, я имею в виду, в какую сторону?
        - Давай так: немного пролетим назад по нашему пути и посмотрим, тогда уж и будем решать, в какую сторону путь нам держать.
        - Разумно, - согласился Иван и, подойдя к самолету, открыл небольшой грузовой отсек и стал загружать в него рюкзаки и свернутую палатку с находками. Когда все было сделано, жестом предложил Алексею взобраться в кабину, где вообще-то должен был располагаться бортстрелок, но так как там не имелось никакого вооружения, то на место пассажира. Поудобнее устроившись на мягком сиденье, обтянутом красноватой кожей, Алексей мысленно перекрестился и замер. Лететь было страшновато, но идти пешком было еще хуже…
        Иван, пристроив в кабине свою пятизарядку и ловко запрыгнув в кресло, завел двигатель и спустя пару минут поднял машину в воздух, направив ее в том направлении, откуда они пришли на поляну. Ощутив, как что-то давит Алексею в правый бок, он просунул руку и с трудом вытащил довольно массивный бинокль. Посмотрев в него, он увидел дальномерную сетку качество оптики было прекрасным. Отложив в сторону находку он с немалым интересом продолжил смотреть на проносящийся внизу лес, причем некоторые участки Алексей узнавал и в какой-то момент неожиданно увидел то место, где они совершали привал и варили кашу. Там было несколько десятков вооруженных мужчин, далеко не гражданским оружием и со служебными собаками, они что-то искали, вернее, кого-то… Сердце екнуло… Недолго думая, он хлопнул напарника по плечу и молча, указал место привала, лицо того в один миг изменилось. Схватив бинокль, Алексей посмотрел на людей, реакция, вернее, ее отсутствие, прямо свидетельствовало, они с таким машинами были хорошо знакомы и не видели в них какой-либо угрозы для себя.
        Его заинтересовали трое, стоявшие чуть в стороне от всех остальных, производящих осмотр места их бивуака, они, глядя на развернутую карту местности, что-то активно между собой обсуждали. Самолет пролетел мимо поляны, но Алексей запомнил лица троих мужчин, явно являющимися командирами этой вооруженной группы, возможно, шедшей по их следу.
        - Дела хреновые, Леха, - буркнул напарник, - наверное, надо развернуться и лететь в противоположную сторону, подальше от столь радушной компании.
        - Ээээ… нет, летим, как летели, не меняя курса, надо разобраться, где мы находимся и выяснить обстановку, тогда уже и будем думать, куда уносить ноги.
        - Согласен, - признал напарник и надолго умолк, полностью сосредоточившись на управлении бипланом. Летели они долго, более пяти часов, и все это время внизу был густой лес. Постепенно он становился все реже и реже. В конечном итоге лес закончился, и началась степь, а за нею следом показались обработанные поля. Еще через полчаса на горизонте показались несколько небольших населенных пунктов.
        - Ну, что садимся и сходим? - задал вопрос напарник, он явно устал, хотя и виду не подавал.
        - Не знаю, я бы не рискнул в маленькие селения соваться, там люди друг друга давно знают и каждый пришлый у них на виду. Лучше понаблюдать со стороны какое-то время, но в любом случае идти на посадку надо так, чтобы никто нас не заметил, нам надо отдохнуть, и по нужде ведь уже хочется кустики проинспектировать.
        - Ладно, иду на посадку, место как раз подходящее на горизонте показалось, - хмыкнул Иван и спустя минут десять полета посадил машину за небольшим леском с широкой рекой, где не было ничего, даже обработанных полей, до ближайшего населенного пункта было около семи километров. Выбравшись из кабины, Алексей несколько раз потянулся и, немного размявшись, занялся установкой палатки, после чего занялся приготовлением ужина, Иван ему не помогал, он был занят исследованием самолета после столь длительного полета.
        - Садись уж есть, летун ты наш, - с ухмылкой позвал своего напарника, накладывая в котелки гречневую кашу.
        - Уже иду.
        Наконец оторвавшись от биплана, Иван взял котелок и пару сухарей и, усевшись за миниатюрный раскладной столик, принялся есть. Утолив свой голод, он взглянул на самолет и, улыбнувшись, произнес:
        - Нет, реально машина просто супер, но я, скорей всего, ошибся, это не истребитель, или это специализированный посыльный самолет, или разведчик, дальность полета сумасшедшая, хотя скорость так себе, в среднем триста - триста пятьдесят в час максимум. Надо будет еще определить высотный потолок для него, но не думаю, что будет выше четырех тысяч метров.
        - Это ты у нас специалист по авиации, вот и разбирайся, а я сугубо сухопутный и поэтому сейчас собираюсь и топаю к ближайшему населенному пункту и со стороны понаблюдаю, а если случай подвернется, зайду и осмотрюсь.
        - Я с тобой! - решительно заявил Иван, поднимаясь на ноги.
        - Успокойся, ты остаешься на месте с самолетом. Замаскируй его, да так, чтобы ни с земли, ни с воздуха его не было заметно, я ухожу, свою двустволку оставляю, но прихвачу револьвер, мало ли… Мне будет так куда спокойнее. Сам понимаешь, без самолета нам будет совсем кисло, так что находись здесь и будь на стреме. Если что - перелетай в другое место и возвращайся сюда и будь в березовой рощице, которую мы видели в трех километрах отсюда.
        - Ладно, согласен, но разделяться нам вообще-то не стоит, - нахмурившись, проворчал его напарник, пребывая в расстроенных чувствах. С одной стороны, он хотел пойти вместе с Алексеем, но и бросать самолет было боязно, потеря биплана стала бы огромной потерей.
        Кивнув, Алексей вытащил из грузового отсека свой рюкзак и, вытащив из него все лишнее, прихватив один кожаный кошель с серебряными монетами. Попрощавшись с напарником, он решительным шагом отправился в путь. Насидевшись в самолете во время перелета, идти было в удовольствие, сидеть практически без движения столько часов еще то испытание. Он шел средним шагом, никуда не торопясь, при этом не забывая контролировать окружающее пространство, но никого не было, даже хоть какой-нибудь бытовой мусор отсутствовал напрочь. Он шел по узкой тропинке, видно было, по ней люди ходили, но редко, а затем тропинка вывела его на довольно широкую дорогу, отлично вымощенную камнем, да к тому же вдоль обеих обочин имелись канавы для стока дождевой воды.
        Выходить на дорогу было боязно, но, в конце концов, Алексей решился по ней пойти, ни от кого не скрываясь. Спустя сорок минут остановившись недалеко от рукотворного канала, через который был переброшен каменный мост, свернул в сторону На той стороне канала начинался довольно немаленький населенный пункт. Отойдя от дороги метров на двести и устроившись в густом кустарнике, достал бинокль и стал наблюдать. Уже смеркалось, и людей на улицах было немного, в домах зажигались огни. Заприметив два работающих магазина, Алексей подумал несколько мгновений и, оставив в кустах свой рюкзак и захватив с собой наплечную сумку, в которую всунул револьвер с мешочком с деньгами, вновь вернулся на дорогу и пошел в городок.
        Никто на него внимания не обращал, да и обращать внимание особо было некому, появились и тут же исчезли где-то в переулках три человека, и это все. Пройдясь мимо первого магазина, Алексей пригляделся к разложенному товару. За стеклом стояли несколько манекенов в мужской и женской одежде, а также многочисленные аксессуары, прилагаемые к костюмам. В задумчивости почесав затылок, он вошел в магазин и увидел за прилавком пожилого мужчину в больших очках в роговой оправе.
        - Добрый вечер, уважаемый. Подскажите, у вас продаются готовые костюмы, или вы занимаетесь индивидуальным пошивом? - поинтересовался Алексей, понимая, что в глазах пожилого продавца выглядит неплатежеспособным голодранцем.
        - Вечер добрый. Торгуем и готовыми изделиями и подгоняем и шьем по индивидуальным заказам. Как говорится: любой каприз за ваши деньги, - с намеком отозвался старик, не особо горя желанием разговаривать с каким-то неизвестным, одетым как нищий сезонный рабочий с сельскохозяйственных полей.
        С пониманием качнув головой, Алексей подошел к торговому прилавку, открыл сумку и, вытащив из мешочка два десятка серебряных монет, продемонстрировал их продавцу. Не имея понятия о ценности найденных монет, он молча изучал реакцию старика и не ошибся: у продавца чуть глаза не вылезли из орбит.
        - Простите, вы действительно платежеспособный клиент, и я готов вас внимательно выслушать.
        - Мне требуется два мужских костюма для выхода в свет, а также два повседневных костюма и один рабочий комбинезон и, разумеется, обувь к каждому костюму. Все должно быть самого лучшего качества, - высказал свои запросы Алексей и тут же задал вопрос: - В какую сумму обойдется и в какие сроки будет выполнен мой заказ?
        - Если заплатите за срочность двенадцать соверенов, то к завтрашнему вечеру ваш заказ будет готов, если, конечно, сейчас мы с вас снимем мерки и вы дадите в задаток четыре монеты.
        - Я понимаю, что это дорого, но что поделать, обстоятельства вынуждают меня согласиться на такие грабительские условия, - демонстративно повздыхав, пробурчал Алексей и, с неудовольствием отсчитав четыре серебряных соверена, произнес: - Давайте снимайте ваши мерки… И кстати, уважаемый, случаем не подскажете, где я могу найти баронессу Фаину Фихтель?
        - Простите, не могу знать, это вам в столицу надо поехать, паровоз ходит туда раз в неделю, следующее отправление состоится через три дня в полдень, хотя где-то мне уже приходилось слышать о баронессе Фихтель, вот только когда, где и при каких обстоятельствах, убей меня бог, не помню. Да, определенно мне уже доводилось слышать это имя… - в задумчивости ответил пожилой продавец и после короткой паузы добавил: - Вам стоит серебряные монеты обменять на бумажные казначейские билеты по текущему курсу, а то если будете расплачиваться только соверенами, непременно привлечете к себе лихих людей, и тогда за вашу жизнь никто и ломаного гроша не даст.
        - Хорошо, но я в ваших краях впервые и поэтому ничего не знаю, скажите, где и по какому курсу я могу их обменять? - Алексей прекрасно понимал, что старый пройдоха старается его ободрать по максимуму, но и поделать в этих обстоятельствах он ничего не мог, знаний об окружающей действительности не было ровным счетом никаких.
        - Я могу обменять по курсу один к ста, в наших краях больше меня никто не даст.
        Тяжело вздохнув, Алексей поставил стопку из десяти монет перед старым пройдохой и глубоко вздохнув, произнес:
        - Так уж и быть, по предложенному курсу обменяю, но на большее не рассчитывайте, вы и так меня основательно распотрошить сумели. Честное слово, у вас есть чему поучится…
        С благодарностью качнув головой, старик смахнул стопку монет и, открыв массивный сейф замысловатым ключом, достал пачку купюр, отсчитал полагающуюся сумму, протянул ее Алексею и произнес:
        - Следуйте за мной, сейчас с вас снимут мерки. В это же самое время приходите сюда завтра, ваш заказ будет готов, и мы с вами полностью рассчитаемся за выполненную работу.
        Перечитав незнакомые ему деньги, он небрежно уложил их в сумку и направился следом за стариком в примерочную, где его в течение получаса всего обмерили трое портных и отпустили. Покинув магазин-ателье, Алексей прошел к другому магазину, но он его не заинтересовал, так как он специализировался на изготовлении тортов и пирожных. Прохаживаясь по улицам, он все подмечал, особенно обращая внимание на порядки, да и житейский быт рядового обывателя также представлял для него немалый интерес. Так он ходил, пока не обнаружил на своем пути таверну с гостиничными номерами, куда и направил свои стопы. Внутри почти никого не было, разве что в дальнем углу за столиком сидели двое мужчин среднего возраста и о чем-то неспешно беседовали между собой, попивая темное пиво из высоких стеклянных кружек.
        Присев за ближайший столик, он огляделся по сторонам. Таверна, как и большинство зданий в населенном пункте была деревянная и оформлена весьма своеобразно, что-то вроде гремучей смеси а-ля Дикий Запад и Баварские традиционные пивные. Но в любом случае заведение было чистым и ухоженным, жирные тараканы отсутствовали, да худые тоже, что уже было достижением и показателем неплохого, в общем-то, уровня.
        - Что господин желает? - подойдя к столику, поинтересовалась дородная молодая женщина в белоснежном и накрахмаленном фартуке.
        - Что-нибудь из вашего фирменного. Всецело полагаюсь на ваш вкус и бокал светлого пива, ну, и сниму я номер на одну ночь. Это все, - с легкой улыбкой ответил Алексей, ощущая, как в желудке начинается сущий ураган, запахи жареного мяса сводили с ума, есть хотелось неимоверно.
        - Рекомендую парную телятину с чечевичным гарниром и овощным салатом, - прищурив глаза, порекомендовала женщина, явно одно из самых дорогих блюд в данной забегаловке.
        - Надеюсь, это не будет слишком дорого…
        - Нет, ну что вы, за номер три гульдена и за ужин полтора и того с вас четыре с полтиной.
        Услышав цену, двое мужчин резко умолкли и с немалым недоумением уставились на женщину и, одновременно посматривая на Алексея. Чертыхнувшись про себя, он отрицательно покрутил головой и категорически заявил:
        - Нет, так не пойдет, это слишком дорого, сбавь цену.
        Скорчив оскорбленную невинность, женщина, глубоко вздохнув, заявила:
        - Три с полтиной и не центом меньше.
        - Согласен.
        Женщина удалилась и вернулась через пять минут с большим деревянным подносом в руках. Поставив его перед Алексеем, смела со стола купюры и, покачивая широкими бедрами, удалилась. Проводив ее взглядом, он хмыкнул и взялся за еду. Свежая парная телятина с чечевичным гарниром оказалась исключительно вкусной, особенно в сочетании с оригинальным салатом. Утолив голод, Алексей наслаждался послевкусием и неторопливо прикладывался к полулитровому бокалу светлого крафтового пива. Так продолжалось до тех пор, пока он не заметил на подоконнике забытую кем-то из посетителей свернутую в трубку газету.
        Настороженно оглядевшись, он поднялся и, пройдясь к окну, взял газету и вернулся к столу. Устроившись на стуле, развернул газету и жадно начал ее читать. Газета была провинциальная, где сообщались местные события, слухи, скандалы и события, кто-то на ком-то женился, кто-то разводился, кто-то что-то продавал или хотел купить, но среди всей этой житейской суеты были и несколько коротеньких сообщений из столицы… Столицы Империи Астара под названием Астариум. Помимо этого в самом конце газеты имелось расписание железнодорожного сообщения в десяток крупнейших городов империи. Больше ничего полезного в газете он не обнаружил, но и этого уже было немало…
        За полчаса внимательно перечитав всю газету, он в глубокой задумчивости взял ключ от номера и пошел спать, вот только света не было, пришлось, подсвечивая себе фонариком, зажечь керосиновый светильник. Разложив себе койку, он завалиться на перину и на некоторое время задумался. Нужны были местные документы, без них легализоваться будет крайне проблематично. Это здесь, на отшибе Империи, личные документы мало кого интересуют и то до какого-то предела, а вот в крупных городах и уж тем более в столице без них никуда. Судя по местным объявлениям, уровень преступности тут был низкий и полиция по большей части занималась административной работой, а вот уже в крупных городах ситуация сильно отличалась и об этом забывать никогда не следовало…
        Глава 3
        Весь день Алексей, стараясь особо не привлекать к себе внимание, что далеко не всегда ему удавалось, прогуливался по городку Посмотрел со стороны на полицейский участок, прогулялся по местному рынку и прикупил несколько необходимых в быту вещей, таких, как банку керосина и керосинку для приготовления пищи. Также на рынке прикупил десяток полулитровых стеклянных консервированных банок с тушеным мясом и пятикилограммовый пакет с чечевичной крупой и сухари.
        Помимо рынка, побывал он и на железнодорожном вокзале, где провел несколько часов, изучая расписание и вообще инфраструктуру железной дороги и стоявшего в тупике паровоза с несколькими пассажирскими вагонами и с десятком грузовых платформ вполне привычного вида. Нашел недалеко от вокзальной площади небольшой книжный магазин, рядом с которым находился телеграф с почтовым отделением, где и прикупил несколько газет и с десяток книг, в основном, исторические романы, но была в продаже и одна-единственная книга по истории Империи Астара, вот только карт в продаже не было. Зато имелся большой справочник, кто есть кто в империи. Его-то в первую очередь и купил Алексей. Хотя и пришлось отдать за него аж триста сорок гульденов, а вообще все книги обошлись ему в почти в шестьсот пятьдесят. Цены на книги очень кусались, хотя знания никогда дешево не обходятся…
        Уже под вечер он пришел в ателье и, полностью расплатившись за заказ, взял большой баул, покинул поселение и, по пути захватив из кустов свой рюкзак, направился обратно к самолету. Идти было трудно, тяжелый тюк с вещами, рюкзак и полная сумка с книгами и продуктами мешали держать темп, приходилось постоянно останавливаться, но он вернулся к самолету еще засветло и, сложив вещи, устало присел на раскладной походный стульчик. Ивана не было, он где-то пропадал.
        Передохнув с полчаса, Алексей достал из холщовой сумки справочник, купленный в книжном магазине и погрузился в его изучение. Его интересовали персоналии Империи Астара и в особенности некая персона…
        - Ты что там такое интересное вычитываешь? - неожиданно послышался насмешливый голос своего напарника за его спиной.
        - Да кое-что интересное вычитал… - признал Алексей и, помолчав несколько мгновений, заговорил:
        - В общем, Ваня, мы с тобой реально встряли, попав в другой мир. Как это произошло, и почему мы - наверное, никогда не узнаем. Надеяться на то, что мы когда-нибудь вернемся обратно, глупо. Не надо питать иллюзий, мы уже не вернемся, остается лишь вживаться в этот мир, надо сказать, у нас совсем неплохие стартовые условия. Есть кое-какие деньги, оружие и даже самолет. А главное, трезвые головы на плечах.
        - Да понял я это уже… Пока ты отсутствовал, я многое что передумал, порою даже волком выть хотелось, - с тяжелым вздохом проговорил Иван и после непродолжительной паузы совсем тихо задал вопрос: - Так куда нас с тобой занесло?
        - Занесло… а занесло нас, друг мой, в Империю Астара, причем на самую ее глухую окраину. Карты мне достать не удалось, так что конкретно, где мы точно находимся, не знаю, но, по крайней мере, мы попали не в мезозойскую эру, тут, по крайней мере, паровозы есть, местами даже электричество и самолеты, а ведь могло быть куда хуже.
        - И что нам теперь делать? - хмуро поинтересовался его напарник, присаживаясь рядом с Алексеем.
        - Как я сказал, вживаться в этот мир, постараться надо стать его частью и начинать надо с личных документов, без них разве что в лесу жить отшельниками, но меня такая жизнь категорически не устраивает.
        - И как это сделать, интересно мне знать, ведь документов мы подделывать не умеем, а обращаться к криминалу крайне опасно, ограбят либо полиции сдадут, - нахмурившись пуще прежнего, вопросительным тоном высказался напарник, пристально вглядываясь в задумчивого Алексея.
        - Есть у меня одна мысль. У нас на руках есть важные документы стратегического характера, подтверждающие наличие в Генеральном штабе Империи внедренного шпиона Республики Гальзы. Это очень серьезная информация. Вот так вот взять и прийти в полицию или в армейскую часть нельзя, нас там выжмут досуха и вышвырнут за ненадобностью и останемся мы с тобой без ничего. Нищим быть я не хочу, а значит, к этому делу необходимо подойти с умом. Наш козырь необходимо красиво разыграть и для этого надо найти супругу погибшего пилота баронессу Фаину Фихтель. Мы ей передадим личные документы ее погибшего супруга и покажем фотографии сбитого самолета и как бы невзначай намекнем, что к гибели причастен шпион, внедреный в Генеральный штаб, и попросим ее оказать помощь - добыть официальные гражданские документы Империи Астара. Оно, конечно, нехорошо вдову привлекать, но у нас нет выхода…
        - Нехорошо, но надо, - выдохнул Иван, - ведь пока сами о себе не позаботимся, никто не позаботится, другое дело, где ее искать?
        - Судя по справочнику, она проживает в столице империи Астариуме, но что-то больно коротко про нее написано, и это настораживает. В общем, адрес ее проживания в справочнике не указан, так что придется искать, где она проживает, не думаю, что это будет большой проблемой, другое дело, как на нее выйти, но это уже будем решать на месте. Одним словом, наш путь лежит в Астариум… - ответил Алексей и, захлопнув справочник, взял в руки фотографию семейной четы Фихтель и, внимательно изучив лицо молодой женщины, высказал свое мнение:
        - А ведь эта самая Фаина далеко непростая особа, определенно женщина с характером.
        - Это что-то меняет? - настороженно поинтересовался напарник.
        - Да, в общем-то, нет, - пожимая плечами отозвался Алексей и помолчав несколько мгновений, распорядился:
        - Я купил четыре костюма, два парадных и два повседневных, а также обувь. Выбери себе парочку и примерь, благо у нас с тобой комплекция и размер ноги практически идентичны.
        Иван обрадовано развязал холщовый сверток и, взяв два костюма, дорогой и попроще, и прихватив две пары обуви, скинул с себя камуфляжный комбинезон и надел повседневный костюм, с ним никаких проблем не возникло, а вот костюм, предназначенный для официальных выходов… Как оказалось, даже надеть его было целой проблемой, пока разобрались, как надевать, уже стемнело.
        - Ты как хочешь, Леха, но я этот костюм больше не надену, это же самая настоящая каторга, даже представить себе не могу, как аристократы в этих лапсердаках ходят, ужас просто, - осторожно снимая костюм, сварливо буркнул Иван и, посмотрев на своего напарника, заявил: - Мне такие костюмчики не подходят, от слова совсем, а вот тебе они точно пойдут.
        - С чего ты взял? - удивленно приподняв бровь, спросил Алексей, укладывая свои костюмы в отдельный мешок, собираясь его всунуть в багажное отделение биплана.
        - Да с того… в костюмчике этом толком не повернуться, ни развернуться и голову не опустить, ходишь как кол проглотивши, как раз то самое, что для аристократов и требуется. Я даже и силиться не собираюсь, чтобы соответствовать, не аристократ я, и точка, гарантированно посмешищем буду, а в клоуны я ни за что не пойду, а вот тебе точно костюмчик в самый раз будет. Клоуном ты в нем точно выглядеть не будешь, гарантирую, но меня сейчас волнует не это. Меня интересует, как мы попадем в столицу империи?
        На какое-то время задумавшись, Алексей прикинул возможные варианты и припомнил группу вооруженных людей на месте их бивуака и в особенности ту троицу командиров, лица которых он пусть и видел считанные мгновения, но, несмотря на это, хорошо запомнил.
        - Значит так, Ваня, не знаю, разыскивают нас или нет, но нам с тобой следует исходить из первого, сам же видел на месте нашей стоянки группу вооруженных мужчин, что-то там разыскивающих, вероятнее всего, наши следы, из этого и будем исходить. В этом населенном пункте я засветился как новый человек, да еще рассчитавшийся серебряными соверенами, а значит, в ближайшие три-четыре поселения ни ногой, так сказать, во избежание. К сожалению, карту империи мне добыть не удалось, а нам она необходима как воздух, как и карта железных дорог, без этого нам толком не разобраться, где мы конкретно находимся. Теперь дальше: самолет - наш бесценный актив, его ценность заключается даже не в том, что он служит нам средством комфортного передвижения, а в том, что любой местный специалист с первого взгляда на пробоины скажет, как и из чего он был сбит, а это, поверь, реально важная улика.
        - Значит, вылетаем немедленно, пока не стемнело, первое время пролетим на бреющем полете, пока нас не будет видно с поселения, а потом где-нибудь приземлимся да переночуем. Есть за нами погоня или нет, мы достоверно не знаем, но да, лучше считать, что на нас идет охота. Мы, в конце концов, не у себя дома… - буркнул напарник и, постояв какое-то время в глубокой задумчивости, сноровисто уложил оставшиеся вещи в багажный отсек. И они, погрузившись в кабину, вырулили на открытое пространство и взлетели.
        Иван вел биплан уверенно, полностью освоившись с управлением, чуть ли не касаясь колесами шасси верхушек деревьев, при этом далеко огибая населенный пункт, в котором побывал Алексей. Так продолжалось до тех пор, пока не насупила ночь, и Иван не поднял биплан на высоту примерно в четыре тысячи метров, и уже с этой высоты они узрели сразу несколько светящихся городов в дали, правда в разных направлениях. Несмотря на то, что была ночь, контуры железной дороги отлично просматривались, что существенно облегчало полет.
        Уже под утро, когда начало светать, Иван повел биплан на посадку. Местность была холмистая, да еще во многих местах испещренная многочисленными оврагами и оползнями, но тем не менее в этой уединенной глуши никого не было, до ближайшего большого города было около двадцати километров. Место, выбранное для приземления, оказалось более чем удачным, поляну с трех сторон окружали непроходимые нагромождения камней с довольно внушительным скальным выступом, под которым свободно можно было спрятать самолет, тем самым укрыв его от посторонних глаз.
        - Место классное, только от ближайшего города далеко, хотя до подстанции, где останавливаются паровозы для заправки воды, всего лишь четыре километра, - устало выбираясь из кабины, проговорил напарник и, сделав гимнастику, присел на корточки и продолжил:
        - Сегодня мы пролетели где-то тысячу триста километров, но это в общей сложности, так как постоянно приходилось петлять, возвращаться и внимательно осматривать местность, а вот если по прямой, то удалились мы от предыдущего места стоянки где-то на пятьсот километров, быть может, несколько больше, но ненамного. В общем, если и была за нами погоня, они след наш точно потеряли. За это время мы пролетели мимо больше двадцати крупных городов, и это не считая деревень и районных центров.
        - Я тебя понял, - выдохнул Алексей и после короткой паузы предложил: - Давай так, сейчас закатим нашу пташку под нависающую скалу и замаскируем ее так, чтобы ее ни под каким ракурсом видно не было, а потом поспим маленько.
        - И что потом? - с немалым любопытством поинтересовался напарник.
        - Не боись, до города пешком топать не придется, конечно, двадцать километров расстояние небольшое, тем более для нас, к охоте привыкших, но в этом нет никакой необходимости. Пойдем на станцию и со смотрителем познакомимся, глядишь, что интересное подскажет, а там на поезд подсядем и на нем доедем. Надеюсь, ты место это потом не забудешь?
        - Ну что ты, Леха, конечно же, нет, ориентиры тут имеются, ни с какими другими не спутаешь, единственное, что никак не пойму, почему навигационная карта погибшего пилота никаким боком не соответствует тем местам, через которые мы пролетели. Это какая-то другая местность, совсем другая, - отозвался Иван и, еще раз достав карту погибшего пилота, внимательно ее пересмотрел и добавил: - И что интересно, обозначения нескольких населенных пунктов имеются, а вот названий нет, да и обозначения другие, непонятные, у меня даже ассоциаций в голове нет никаких, отсутствуют от слова совсем, прямо-таки китайская грамота, да и только.
        Алексей хотел ответить, но, случайно скосив взгляд, неожиданно увидел группу двухмоторных самолетов, медленно летевших в сторону большого города. Толкнув в бок напарника, он указал пальцем в небо, и Иван, взглянув, от неожиданности замер на несколько мгновений, после чего кинулся в самолет и, достав бинокль, всмотрелся. Смотрел он неотрывно минуты три, после чего, передав бинокль Алексею, поделился результатами своего наблюдения:
        - Это военно-транспортные самолеты, которые свободно могут после некоторой модернизации стать бомбардировщиками, грузоподъемность где-то в районе одной тонны или несколько больше. Очень похожи по своей конструкции на британский ночной тяжелый бомбардировщик Virginia двадцатых годов прошлого века.
        Тихоходны, выдают скорость не более ста восьмидесяти километров в час, по сравнению с ними наша пташка - настоящий гоночный болид из гонок Формулы-1.
        - По крайней мере, мы теперь знаем, авиация в этом мире точно есть, причем разная, и наш самолет точно местный, а не пришелец, как мы, из неведомых краев, - проворчал Алексей, рассматривая в бинокль неспешно удаляющиеся самолеты.
        - Ладно, Леха, давай затолкаем нашу пташку под нависающую скалу, раз уж тут летают, то с высоты заметят наш биплан, а оно нам надо?
        Поднатужившись, они развернули биплан и, затолкав под карниз, взялись из подручных средств создавать маскировку. В результате через три часа самолет невозможно было обнаружить, даже находясь в пяти метрах от него. Выполнив необходимые мероприятия по маскировке, они, обустроив лежбище, улеглись спать. Проспали они несколько часов, после чего на скорую руку приготовив обед, перекусили и, собравшись, направились на станцию заправки. Спустя час они оказались на месте и огляделись. Станция была относительно небольшой, но отлично организованной, как в одну сторону, так и в другую, остановившиеся паровозы пополняли танкеры водой и вновь уносились дальше, хотя интенсивность железнодорожного сообщения была весьма низкой. Загруженностью железные дороги империи не отличались, что в немалой степени удивляло.
        На данный момент поездов на станции не было, но следы их короткой стоянки были повсюду, вода поступала из небольшого озера в двухстах метрах от станции, от которого тянулась стальная труба и паровой насос, подающий воду к огромной цистерне, от которой уже заправлялись паровозы.
        - И где у нас тут станционный смотритель, интересно мне знать?! - с огромным интересом рассматривая инженерно-технические сооружения и устройства, которые примитивными язык назвать не поворачивался, громко поинтересовался Иван.
        - Что вы хотели, господа? - неожиданно послышался глухой мужской голос, доносящийся откуда-то сверху. Оглядевшись по сторонам, Алексей далеко не сразу заметил станционного смотрителя, чем-то занятого на огромной бочке, служившей резервуаром для озерной воды.
        - Добрый вечер, уважаемый, надеюсь, мы вас не затрудним вашу работу, задав несколько вопросов?! - громко спросил Алексей и, выхватив бутылку коллекционного вина, найденного в грузовом отсеке самолета, демонстративно ею помахал, привлекая внимание смотрителя. Это сработало. Смотритель на несколько мгновений замер, после чего стал спускаться по винтовой железной лестнице. Спустившись, он махнул рукой, требуя, чтобы они следовали за ним, и, чуть прихрамывая, направился в небольшое здание, сложенное из темно-бурого кирпича и оригинальной печной трубой на крыше.
        Войдя в дом, смотритель провел Ивана и Алексея в комнату, выполняющую функцию столовой и, жестом предложив присесть за стол, подошел к трельяжу с посудой, взял оттуда три пыльных бокала и, сдув с них пыль, прихватил штопор и, вернувшись к столу, присел напротив напарников. Задумчиво оглядывая их обоих, смотритель с вселенской печалью в глазах поставил бокалы на стол и протянул штопор Алексею. Недолго думая, он взял его и, резво откупорив пробку, отчего по комнате разлился чудеснейший аромат, от которого слегка закружилось в голове, разлил вино по бокалам.
        - Ну, надо же, мальвазию где-то урвали, это ведь вино аристократии, людям вроде нас с вами его не продают, ведь виноград выращивают на острове Змеином где-то в горах и там же вино делают, - удивленно проворчал смотритель и, взяв бокал в руку, некоторое время с любопытством смотрел вино на свет и одновременно вдыхая его аромат. Алексей каким-то особым гурманом не был, но и он по достоинству оценил исходящий аромат, и когда смотритель уже вознамерился без всякого тоста опрокинуть в себя содержимое бокала, поднялся и провозгласил тост:
        - О, многоуважаемый хранитель великого железного пути, я хочу выпить за вас. Да-да-да, именно за вас, многоуважаемый хранитель. Без вас и без таких, как вы, железные дороги никогда не будут работать. Так давайте выпьем за вас, смотритель!
        Смотритель, что называется, поплыл и с глупейшей улыбкой одним махом впил бокал вина, затем еще и еще. Алексей старался не перегибать палку, провозглашая льстивые тосты и, подливая вино в бокал смотрителя и, когда тот дошел до нужной кондиции, как бы невзначай поинтересовался:
        - А скажите, многоуважаемый смотритель, как можно сесть на поезд и добраться до ближайшего города?
        - Это до Эльмиора, что ли?
        - Да, именно до него…
        - Так это… пешком тут двадцать верст всего пройти или выйти на эльмиорский тракт и дождаться ближайший караван и вместе с ним до города добраться, а на поезде нельзя, инструкцией строго-настрого запрещается. Только на вокзалах посадка пассажиров разрешена и то при наличии личных документов и купленных в кассе билетов, - пьяненьким голосом проинформировал смотритель, подняв при этом вверх измазанный машинным маслом указательный палец.
        - А если хорошенько подумать? - многозначительно ухмыляясь, поинтересовался Алексей, подталкивая в сторону смотрителя купюру номиналом в пять гульденов. Сверкнув алчным взглядом, смотритель медленно протянул руку и, взяв купюру двумя пальцами, осторожно потянул на себя, и Алексей ее тут же отпустил.
        - А если хорошенько подумать, то почему бы и нет, особенно если люди хорошие… - проговорил смотритель, пряча купюру во внутренний карман, и чуть погодя добавил: - А если хорошие люди добавят еще двадцатку, то и до столицы они с комфортом доедут и безо всякого досмотра полицией окажутся в блистательном городе Астариум.
        Алексей с Иваном мимолетно переглянулись, и Алексей, старясь не выдавать свою сильную заинтересованность, вновь задал вопрос:
        - Хороший человек получит свою двадцатку, если подскажет, как из Эльмиора попасть в Астариум, при этом находясь в комфортных условиях, не покупая в кассе билеты и обойдя полицейский досмотр в столице империи?
        - Легко. Мой младший брат работает на грузовом железнодорожном терминале Эльмиора. Я ему шабашку обкидываю, а он мне и все довольны. Конечно, отстегивать приходится, как же без этого, зато никто не дергает. Передадите от меня привет с заветным словом - и все будет в ажуре. Когда приедете на грузовой терминал спросите Фрола Алипейро, а вот за заветное слово гони двадцатку.
        Тяжело вздохнув, Алексей достал две купюры номиналом по десять гульденов и молча протянул смотрителю. Его глаза вновь сверкнули алчностью, и смотритель, жадно схватив купюру, украдкой огляделся по сторонам и, спрятав в нагрудный карман, произнес:
        - Передайте привет Фролу от Фалька хромого, это я собственной персоной, и скажите ему так, чтобы никто не слышал…
        Вновь оглядевшись украдкой по сторонам, зашептал Алексею пароль. Внимательно выслушав смотрителя, он его от всей души поблагодарил и поинтересовался, когда они смогут погрузиться на поезд и добраться до города. Взглянув на настенные часы с кукушкой, ответил на поставленный вопрос:
        - Через пятнадцать минут подойдет рудовоз на заправку, простоит на станции двенадцать минут и потом пойдет на Буров, но в Эльмиоре сделает остановку на пять минут, и вы выйдете на грузовом терминале, где и встретите моего младшего брата и обо всем с ним договоритесь.
        - Отлично, многоуважаемый, - с улыбкой отозвался Алексей и, помолчав несколько мгновений, поинтересовался:
        - Случаем не подскажешь, сколько стоят серебряные соверены?
        - Ооо… Серебряные соверены очень редкие и дорогие, ценятся очень высоко. Насколько я знаю, скупают их по двести гульденов, а продают по двести двадцать и даже дороже.
        - Однако цены кусаются… - буркнул Алексей, вспомнив, как его из-за незнания существующих цен развели. Беззлобно про себя ругнувшись, он еще раз поблагодарил смотрителя и, договорившись с ним куда подойти, вместе с напарником покинул домик смотрителя.
        - Что будем делать в этом самом Эльмиоре? - поинтересовался Иван, когда они отошли на пару сотен шагов.
        - Нам нужны деньги, надо продать хотя бы два десятка серебряных соверенов. У нас наличных денег кот наплакал, даже две сотни гульденов не наберется, что по нашим потребностям, считай, ничего. Вообще, конечно, надо будет основательно поразмыслить, как нам деньги на жизнь зарабатывать, серебряные соверены у нас не бесконечны и рано или поздно закончатся, в местные бичи подаваться нет никакого желания. И вообще, прежде чем в столицу соваться, необходимо разжиться учебниками по истории, а также топографической картой и картой железных дорог. Ну и, разумеется, освоиться в местных житейских реалиях, без этого мы с тобой как слепые котята блуждаем, а это крайне рискованно.
        - Понятное дело, - тоскливо выдохнул напарник, - толком не знаем цен, не знаем, какая мода, да и вообще практически ничего не знаем, а ведь нам, кровь из носу, необходимо выработать убедительную легенду, кто мы, откуда и чего добиваемся. Даже не одну легенду, а две, вторая на запас для подстраховки.
        - Вот именно. Пока со всеми этими проблемами не разберемся, соваться в столицу и искать вдову глупо, она нас в полицию сдаст, а то и вообще военной контрразведке, и тогда пиши пропало… - хмуро отозвался Алексей, заприметив вдали появившиеся клубы пара, обещанный смотрителем рудовоз появился на горизонте…
        Глава 4
        С трудом нагибаясь, Алексей стянул с себя потертые кожаные сапоги и, сняв потные портянки, без сил рухнул на жесткую кровать. Шевелиться не хотелось вообще никак, ломило от усталости все тело, работать приходилось по двенадцать часов с одним выходным в неделю, во время которого только и удавалось хоть как-то высыпаться. Они с Иваном третий месяц работали грузчиками на грузовом железнодорожном терминале славного города Эльмиора.
        Прибыв на рудовозе в город, они разыскали Фрола, младшего брата смотрителя и, передав ему привет вместе с паролем, договорились с ним о жилье и работе, отдав ему за услуги двадцать гульденов. Вот только Алексей себе даже представить не мог, как тяжело работать грузчиком на грузовом терминале, но и бросить это дело не мог. Ему необходимо было наладить устойчивые связи на железной дороге, тем самым получив доступ к передвижению в пределах империи в обход официальной регистрации, что, как показала практика, имело место быть, но далеко не для всех. Для этого иметь деньги было далеко недостаточно, необходимо было иметь связи и определенное уважение, заслужить которое было крайне непросто, чего они все это время и добивались.
        У них много что получилось: и связи наладить, и устроиться на работу, где активно осваивали местные инженерно-технические механизмы и приспособления, что было крайне познавательно, особенно с паровыми погрузчиками и транспортерными лентами, но, как говорится, все имеет свою цену… Расплачиваться приходилось ежедневной ломотой в мышцах и хронической усталостью, получая за свой нелегкий труд сущий мизер, в день им выплачивали по пятьдесят центов, что по местным представлениям было не так уж и много. Вот так работая, они и узнали реальную цену деньгам, охота расшвыриваться купюрами направо и налево очень быстро испарилась…
        - Леха, это лютый писец, мы с тобой долго тут не проработаем, надо что-то другое искать… - выдохнул Иван, без движения валяясь на соседней койке.
        Тяжко оглядев их обшарпанный кубрик размером в пять квадратных метров, который они снимали прямо на самом грузовом терминале, где из старого пакгауза, расположенного на отшибе станции, сварганили на скорую руку бараки для работников, где они и проживали вот уже третий месяц. Они, поселяясь в этот клоповник, думали, будет куда хуже, но нет, вполне себе жилось спокойно, хотя пьяная ругань и драки случались временами, но местные обыватели быстро утихомиривали буянов.
        - Пока деваться некуда, у нас документов нет, а без них мы только такую работу и сможем получать, тут, по крайней мере, все честь по чести, отработал - получи причитающееся, - отозвался спустя минуту уставший Алексей, пребывая в блаженном состоянии ничего не делания после тяжелой работы на транспортерной ленте по разгрузке каменного угля. - Хотя, конечно, да, задерживаться здесь уж точно не стоит, пупы надорвем. Свалим, как только в наших руках окажется карта железнодорожного сообщения империи. Вообще странно как-то, карт этих нигде нет, словно это военная тайна, но ведь железную дорогу в сейф-то не спрячешь, как это понимать, не знаю…
        - Вот блин, совсем из головы вылетело, - поворочавшись, буркнул напарник, - я точно знаю, где карта есть, я ее краем глаза увидел.
        - Где?! - резко подорвавшись с койки, воскликнул Алексей, вперив в напарника пристальный взгляд.
        - Нас сегодня с самого утра отрядили перетаскивать мебель на втором этаже центрального административного здания железной дороги. Тяжеленная мебель из натурального дерева, между прочим. Так вот, там планируют ремонт делать, в том числе и в кабинете под номером двенадцать. Помещение довольно большое, и вот там на всю стену находится карта, тщательно прикрываемая тяжелой занавесью. Так бы я и не заметил ничего, но на этот раз из-за открытого окна и высокой ветрености края занавеси задрались, и я увидел самый край карты империи и железнодорожного сообщения. Кстати, там в этом же кабинете есть довольно внушительный сейф, и в нем хранится документы с графиками передвижения поездов. Завтра, как сказал бригадир, мы его будем переносить на третий этаж и, очень может быть, демонтируем даже карту.
        - Ты смотри там, поосторожнее, а то не дай бог, примут тебя за шпиона и тогда… Ну, ты и сам себе представляешь, каковы будут последствия и вообще, это может быть проверкой на вшивость, лично я уже ничему не удивляюсь, - предупредил Алексей и, тяжело поднявшись, переоделся в костюм и, подхватив фетровый котелок, взглянул на себя в зеркало и, подкрутив отросшие усы, хотел было покинуть кубрик, но услышал за своей спиной насмешливый вопрос:
        - Не надоело ли тебе всякий раз после работы идти в библиотеку или, может, ты к Мартине-библиотекарше клинья подбиваешь?
        - Я не клинья подбиваю, а изучаю методы и правила местного флирта, и только. Если мы не освоим местный этикет хотя бы на бытовом уровне, то будет очень нехорошо. Он даже тут, почти что на самом социальном дне, весьма развит, а что уж говорить о среде аристократов, с которой нам с тобой предстоит соприкоснуться в скором времени… - буркнул Алексей, надел на голову котелок и вышел из кубрика. Покинув бывший пакгауз, превращенный в ночлежку для рабочих, Алексей прошел на другой конец слесарных мастерских и, обойдя их, вышел через замаскированную кустами дыру в заборе, через которую некоторые обыватели ночлежки выходили в город, минуя КПП и досмотр.
        Мышцы все еще побаливали, но эта боль уже не шла ни в какое сравнение с той болью и ломотой во всех частях тела, которая была в начале их работы на грузовом терминале. Он умудрился за большим паровым двигателем, обеспечивающим работу ленточного конвейера, сколотить из подручных материалов маленькую русскую баню. Благодаря чему в конце рабочего дня хорошо парился с банным веником и, как результат, после двенадцати часов тяжелой работы мог себе позволить выходить в город и идти в платную библиотеку, которую случайно обнаружил во время одного из своих выходов в город.
        Добравшись до библиотеки, Алексей вошел внутрь и, оплатив посещение вместе с залогом за книги, прошел к выдаче и не увидел Мартины, с которой он наладил вполне дружеские отношения. Вместо нее сидела хмурая пожилая женщина, которую раньше ему видеть в библиотеке не доводилось.
        - Добрый вечер, - подойдя к пункту выдачи, поздоровался он, протягивая женщине жетон с номером, по которому ему должны были выдать заказанные в прошлый раз книги по механике, силовым паровым машинам, а также по истории Империи и книгу по общей истории. Если по механике и прочим инженерным дисциплинам взять книги было просто, то с историей дело обстояло не столь радужно, ему пришлось ждать их поступления чуть более двух недель.
        Ничего не ответив, женщина взяла жетон и, достав с полки несколько книг, поставила их перед Алексеем. Оглядев корешки и убедившись в том, что это те самые книги, которые он и заказывал, поблагодарил женщину и неспешно покинул библиотеку. Пройдя метров двести, он заприметил две тени, следующие за ним. Если бы не его привычка контролировать окружающее пространство, вызванное ощущением себя на вражеской территории, то не обратил бы внимания на тени. Тени, придерживаясь определенной дистанции, следили за ним, что Алексею сразу не понравилось, хотя он насторожился еще в самой библиотеке, когда не увидел там Мартины.
        Пройдя еще метров триста, он, изображая из себя беспечного обывателя, вышел на перекресток и пошел совсем другую сторону, возвращаться в рабочие бараки прямо сейчас не следовало, благо завтрашний день был его законным выходным. Он постепенно удалялся от железнодорожного грузового терминала, пока не предпринимая никаких попыток оторваться от хвоста, но и слежка не исчезала, четко следуя за ним на одном расстоянии. Он не знал, бандиты ли это местные или полиция заинтересовалась его персоной, но между ними разницы особой не видел, хотя с полицией ему связываться не хотелось куда как больше…
        Добравшись до темного закутка, который заприметил во время одной из своих прогулок, он исчез из поля зрения преследователей. Замерев, Алексей стал внимательно наблюдать за реакцией преследователей, и она не заставила себя ждать. Двое рванулись и, выбежав на освещенное место, стали озираться по сторонам, но, не увидев объект преследования, всерьез заволновались. Посовещавшись, один из них скорым шагом пошел дальше по довольно узкому проулку, а другой стал возвращаться обратно, внимательно осматривая стены. Мгновенно сообразив, что так просто не разойтись, он с тяжелым вздохом выхватил офицерский револьвер и, когда преследователь сунулся в темную подворотню, рукояткой вполсилы ударил по затылку, и неизвестный, не издав и звука, сломанной куклой рухнул на каменную брусчатку.
        Подсвечивая себе миниатюрным фонариком, работающим от солнечной батареи, Алексей убедился, что его преследователь жив, но находится в отключке и, связав ноги и руки, обыскал его карманы. Первым делом он вытащил компактный револьвер для скрытого ношения и портмоне, где было некоторое количество денег и какой-то жетон. Внимательно приглядевшись, Алексей сквозь зубы выругался, это был полицейский жетон, вернее, жетон лейтенанта тайной полиции… Подумав несколько мгновений, он, сунув себе в карманы портмоне с револьвером и связав руки и ноги, схватил за шиворот полицейского и, взвалив его на плечо, потащил в пустующий склад с обвалившейся крышей, которую до сих пор так и не удосужились залатать.
        Оказавшись внутри, он сбросил пленника на кучу ветхого тряпья и, на скорую руку организовав небольшой костер, положил в огонь стальной крюк и, прикрыв свое лицо черной маской, стал ожидать, когда сотрудник тайной полиции придет в себя. Можно было бы его здесь и оставить, а самому уйти, но он должен был понять, где, как и на чем прокололся, и учесть это на будущее…
        Очнулся лейтенант минут через десять и попытался освободиться от веревок, но не смог и, замерев, стал озираться по сторонам. Алексей некоторое время наблюдал за ним, после чего подошел к костру и присев возле него, так чтобы полицейский его видел и, помолчав несколько мгновений, ледяным тоном задал вопрос:
        - С каких пор Скальпелем заинтересовалась тайная полиция?
        - Ты кто?! - хрипло проронил полицейский, стараясь рассмотреть того кто с ним говорит.
        - Скальпель собственной персоной.
        - Не знаю такого, - буркнул офицер, осторожно пытаясь ослабить веревку на руках, чувствовалось, он имел очень хорошую подготовку, и с ним следовало держать ухо востро.
        - В общем, так, офицер, ты мне честно расскажешь, какого лешего за мной вы увязались, и я тебя оставляю в покое и с концами исчезаю, а если нет, то не взыщи, нарежу на ремни, - еще более ледяным и ничего хорошего не обещающим голосом произнес Алексей, стараясь испугать своего пленника, пытать как-то не очень хотелось…
        - Ничего я тебе не скажу, гальзианский шпион, хоть что со мной делай!
        - Скальпель не шпион, тем более гальзианский, Скальпель - вор, пощипывающий некоторых зарвавшихся аристократиков, безнаказанно пьющих кровь у народа, запомни это, летеха. Скальпель - честный вор, - с усмешкой проговорил Алексей, используя ранее подготовленную легенду как раз для подобных случаев и, похоже, это сработало. Сотрудник тайной полиции в задумчивости посмотрел на Алексея и с подозрением сам задал вопрос:
        - Тогда зачем вору книги из списка, для допуска к которым требуется специальное разрешение?
        - Это, какие же, по механике и силовым машинам или истории? - недоуменно взирая на офицера полиции, поинтересовался Алексей, не понимая, что его пленник имеет в виду.
        - Причем здесь механика, силовые машины и история?! Зачем ты атлас запретных земель запросил, ведь знаешь, что за такое полагается год каторги на имперских рудниках, - взревел офицер и попытался вскочить, но Алексей среагировал мгновенно и ударом ноги свалил полицейского. Медленно наклонившись над ним, помахал перед его лицом раскаленным докрасна стальным крюком и совершенно спокойным голосом произнес:
        - Ты идиот. Ты с напарником меня с кем-то спутал, я понятия не имею о существовании каких-то там запретных земель и уж тем более об атласе, меня интересует механика и паровые силовые машины, ну, и временами почитываю ради интереса труды по истории.
        Постояв в задумчивости некоторое время над летехой, Алексей бросил на него его же собственное портмоне, разряженный револьвер полетел следом, после чего негромко заявил:
        - Слушай сюда, легавый, я здесь не при делах, на меня пургу повесили. Так что имей в виду, но если еще раз на моем пути встретишься, завалю сразу без всяких разговоров. За свои дела я отвечаю, но чужое на себя никогда не возьму.
        Развернувшись, он подхватил связку книг, покинул склад и направился дальше, понимая, что его сотрудники тайной полиции с кем-то определенно перепутали, вот только с этой минуты они будут искать некоего Скальпеля. Он шел и не заметил, как ему вслед смотрели две пары задумчивых глаз, которые видели всю историю, разыгравшуюся с офицером тайной полиции…
        - Слушай, а кто такой Скальпель? - на ухо задал один из них, продолжая наблюдать, как неизвестный исчезает за углом.
        - Понятия не имею, видимо, не местный. В нашем городе я ни одного вора с такой кликухой не знаю, но видно, человек серьезный. Надо будет Змею рассказать обо всем здесь случившимся…
        - Расскажем непременно, вот только что делать будем со связанным легавым?
        - Ничего, пусть и дальше валяется, нам с политическим сыском не по пути вообще никак, - буркнул парень лет восемнадцати и жестом потребовал от напарника сваливать с заброшенного склада, возвращаться они суда более не собирались, место с сегодняшнего дня становилось небезопасным.
        Завернув за угол, Алексей запутанным маршрутом вернулся к дыре в заборе и, еще раз проверив, нет ли за ним хвоста, неспешно вернулся в кубрик. Его напарника в комнате не было, и он, переодевшись, зажег керосиновый светильник и взялся за чтение. Уже далеко после полуночи, когда глаза начали побаливать от чтения, он хотел было лечь спать, когда услышал шорох. Кто-то осторожно хотел открыть дверь. Живо подорвавшись, Алексей выхватил револьвер и подошел к двери и замер. Дверь открылась и в кубрик, оглядываясь назад, вошел его напарник.
        - Ты что это так крадешься как вор? - шепотом поинтересовался он, опуская револьвер.
        - Леха, валить надо и как можно скорее, у нас времени мало. Когда ты ушел, я поразмыслил маленько и решил рискнуть. И не прогадал. Пробрался в кабинет в административном здании, а там работают, что-то там рассчитывают, и сейф открыт. Подловил момент, когда инженеры выйдут, и в кабинет майнул, успел в книжке графиков железнодорожного движения все страницы сфотографировать, а когда уже уходил, в соседнем кабинете заприметил большую политическую карту, а также отдельно карту империи и до кучи карт железных дорог. Фотографировать уже времени не было, пришлось схватить и по быстрому уносить ноги. У нас на все про все максимум пару часов есть, пока они не кинутся. Ближайший эшелон, везущий руду в город Буров, будет через сорок минут, на этом рудовозе и уедем…
        - Круто, - с восхищением выдохнул Алексей и после паузы добавил: - Мне тоже удалось получить несколько книг по механике, паровым машинам и истории. Залог, конечно, жаль, да хрен с ним, знания важнее всего. Собираемся в темпе и валим с города, тут нам больше делать нечего…
        Быстро собрав свои немногочисленные вещи, они в рабочих комбинезонах окольными путями пришли на грузовой терминал и, встретив Фрола, отдали десять гульденов за информацию, кому передать привет в двух городах империи, но только не в Бурове. Попрощавшись с ним, дождались появления рудовоза и, погрузившись в пустой бункер для угля, поехали. До города Буров им предстояло ехать целых шесть дней.
        Основательно обустроившись для продолжительной дороги, они крепко уснули, а со следующего дня Алексей вплотную взялся за изучение карт, заодно с фотографиями графика передвижения железнодорожного транспорта империи перенося данные в общую тетрадь. Дело постепенно двигалось, и к тому моменту, когда рудовоз прибыл на грузовой терминал города Буров, они имели общее представление об Империи Астара, но этого было мало, требовалось еще время, чтобы они освоились и не выглядели в этом новом для них мире белыми воронами.
        - Насколько мне помнится, в одном из банков этого города находится анонимный счет, предназначенный для передачи внедренному агенту Республики Гальзы. Быть может, пойдем и заберем себе, ведь там без дела валяются целых полтора миллиона гульденов золотом? - задумчиво всматриваясь в приближающийся город, тихо задал вопрос его напарник.
        - Ты, что с ума сошел, выбрось эту глупую идею из головы немедленно, если конечно жить хочешь. Ты что думаешь, раз гальзианская разведка счет на территории своего противника открыла, так значит, и контролировать его не может? Как бы не так, зуб даю, в этом банке их агентов более чем хватает, мы с этими деньгами никуда не сможем уйти. Повторяю, забудь эту дурную мысль как страшный сон, - сварливо проговорил Алексей и, задумчиво помолчав некоторое время, произнес: - Деньги, конечно, мы брать не будем, жить охота, а вот понаблюдать за банком, это да, непременно понаблюдаем и посмотрим, что это такое за финансовое учреждение, и все что сможем, о них раскопаем. Это непременно пригодится, когда при встрече с вдовой будем рассказывать предысторию гибели ее супруга, вернее, наш взгляд на нее.
        - Ладно, убедил, хотя и жаба душит такие деньжищи упускать, но да, жизнь куда дороже, - выдохнул Иван, продолжая смотреть на приближающийся город, и, помолчав несколько мгновений, задал вопрос:
        - И что мы будем делать в Бурове?
        - Как и прежде, задача наша не меняется. Вживаемся в этот мир, чтобы восприниматься окружающими более или менее гармонично… - проворчал Алексей и, скосив свой взгляд в другую сторону железной дороги, на мгновение замер, пораженный. В метрах двухстах шла на довольно приличной скорости колонна грузовых автомобилей, а возглавлял ее самый настоящий броневик с пулеметной башней.
        - Вот так так… Неожиданное явление, - от изумления хлопая глазами, выпалил напарник и, достав бинокль, внимательно всмотрелся в вереницу здоровенных грузовых автомобилей, среди которых катились несколько двухэтажных автобусов. Спустя пару минут он опустил бинокль и произнес: - На пару грузовики работают, видно, в топку топливные пеллеты подбрасывают, а вот броневик на солнечных батареях точно, вот только зачем он нужен, не совсем понятно.
        - Значит, тут есть в этом прямая необходимость, а это значит, имеют место быть проблемы с безопасностью, что нам с тобой следует учесть. Вон смотри, даже четыре истребителя на горизонте крутятся, неспроста это все… Все-таки город Буров находится невдалеке от границы с Республикой Гальза, хотя конечно, это на мой сугубый взгляд перебор, ну не военное же здесь положение, в самом деле, хотя кто знает…
        - А вдруг так оно и есть? - с некоторым испугом задал вопрос Иван, ощущая внутреннее беспокойство, военное положение - это более чем серьезно.
        - Очень может быть… - задумчиво проронил Алексей, обдумывая возможные последствия военного положения. Чем больше он размышлял, тем тревожнее ему становилось, особенно когда на горизонте появился оборонительный пояс с дотами, дзотами, инженерно-техническими заграждениями и даже артиллерийскими крепостными батареями. Оборона города была поставлена на серьезном уровне.
        - Похоже, зря мы сюда подались, надзор здесь должен быть тотальным, а это для нас равносильно смерти, - нахмурившись пуще прежнего, произнес напарник и, посмотрев на Алексея, задал вопрос:
        - Что делать будем?
        - Едем дальше и не дергаемся. Сходить посреди оборонительного пояса самое настоящее безумие, - буркнул Алексей и жестом потребовал вернуться в укрытие и более не отсвечивать.
        Через полтора часа эшелон замедлил ход и спустя какое-то время со страшным скрежетом остановился на грузовом терминале. Первое время ничего не происходило, а потом началась разгрузка руды, грохот стоял неимоверный, вездесущая пыль проникала через даже мельчайшие щели, отчего пришлось из полотенец соорудить нечто похожее на респираторы.
        Так продолжалось до середины ночи, после чего грохот прекратился, эшелон медленно тронулся и, проехав чуть более часа, остановился. Выждав какое-то время, Алексей высунул голову из танкера и огляделся по сторонам, железнодорожный состав стоял в тупике на каком-то пустыре, где находился огромный паровой механизм для перемещения вагонов на другие рельсы. Никого в этом тупике не было, даже экипаж паровоза, оставив машину, куда-то ушел. Минут десять они напряженно вслушивались в ночную тишину, но, так и не услышав посторонних звуков, Алексей дал отмашку, подхватил рюкзак и большой баул, вместе с напарником покинул свое убежище и, соблюдая осторожность, направился к виднеющимся в нескольких сотнях метров холмам.
        - Да это же железная руда, - поделился своим мнением Иван, когда они подошли вплотную к ближайшему холму, - а значит, где-то тут поблизости должен быть сталелитейный завод, ведь не просто так сюда руду свозят.
        Пройдя вглубь залежей метров на двести, Алексей взобрался на самый высокий холм и взялся изучать окрестности, внимательно всматриваясь в бинокль. Иван оказался прав, в полукилометре находился довольно крупный металлургический завод с многочисленными кирпичными трубами и паровыми механизмами. С другой же стороны в километрах семи начинался довольно крупный город, к тому же хорошо освещенный. Спустившись с холма и коротко посовещавшись, они неспешной походкой направились в город и спустя два часа оказались на его окраине.
        - Светает, - заметил Иван, рассматривая убогие и давно покосившиеся домишки, большинство из которых зияли пустующими глазницами окон, да оно и понятно, жить по соседству с металлургическим заводом, загрязняющим все вокруг, удовольствие еще то… Люди покидали столь неблагополучное место, где все было отравлено сталелитейным производством.
        - Ищем, где можно прибомбится. Как я вижу, домов пустующих тут полно, по крайней мере, выбор у нас есть, только жить здесь долго нельзя, слишком вредно для здоровья, - буркнул Алексей, ощущая першение в горле от пыли, витавшей в воздухе.
        Когда они подошли ближе к строениям, сразу бросилось в глаза то, что издали было невидно: здания были припорошены толстым слоем кристаллической пыли и сажи, жить в таких условиях было категорически нельзя, оттого люди, бросив свои дома, уехали отсюда.
        - Экологическая катастрофа в чистом виде… - пропыхтел напарник, сплевывая попавшую на слизистую рта пыль. - Не хотелось бы здесь надолго задерживаться.
        Ничего не ответив, Алексей пошел дальше и не останавливался, пока не прошел метров четыреста вглубь трущоб и, оглядевшись, заприметил несколько в стороне возвышающуюся над округой покосившуюся пожарную каланчу, она также была заброшена. Свернув на другую улицу, напарники прошли еще метров сто пятьдесят и оказались возле трухлявого деревянного забора. Отодвинув пару штакетин, они забрались во внутренний дворик и подошли к заколоченной массивной двери.
        - Видать, давно плахи приколотили, трухлявые совсем… - оценивающе рассматривая дверь, проронил напарник и, чуть поднатужившись, сорвал два бруса и, отбросив в сторону, потянул дверь на себя. Дверь, пусть и не сразу, но открылась, заржавевшие петли не давали, но повозившись немного, они, приоткрыв ее, вошли внутрь. Внутри было темно и практически не было пыли, хотя паутины имелось несметное количество, пришлось вернуться взять один из брусков и смахивать паутину, чтобы подняться по винтовой лестнице. Несмотря на то, что лестница внешне казалась ветхой, на самом деле она была крепкой, и первоначальная настороженность сразу испарилась, как только это стало понятно, и они поднялись наверх. Оказавшись на верхней площадке, они остановились рядом с закрытой на деревянный засов дверью.
        Откинув засов, они вышли на смотровую площадку, возвышающуюся над окружающими постройками, где-то метров на пятнадцать и осмотрелись. Даже с первого взгляда было ясно, что весь этот район был покинут людьми, разве что в некоторых очагах все еще теплилась жизнь, один из таких очагов был совсем рядом, в каких-то трехстах метрах от наблюдательной вышки. Это была довольно большая автобаза, где стояли, по крайней мере, пятьдесят огромных грузовиков и даже несколько пассажирских двухэтажных автобусов, причем, что характерно, бронированных. Внимательно приглядевшись, они поняли: там, на автобазе царила суматоха…
        - Похоже, они эвакуируются отсюда, - сделал предположение Иван и многозначительно посмотрел на своего напарника.
        - Это наш шанс отсюда свалить не на своих двоих, а на неплохом транспорте, - проговорил Алексей и, махнув рукой, подхватил рюкзак с баулом и направился вниз, а за ним следом, осторожно ступая по ступенькам, пошел и напарник. Покинув башню, они прошли дальше по улице и оказались возле огромных распашных ворот большой автобазы и, постояв несколько мгновений, вошли внутрь. Мимо пробегавший парень, увидев их, резко остановился и, оглядев напарников, громко, практически срываясь на крик, задал вопрос:
        - Вы кто такие, новенькие или на работу пришли устраиваться?!
        - На работу хотим устроиться, - моментально среагировав, отозвался Алексей, рассматривая царившую суету на автобазе.
        - У нас только вакансии кочегаров есть. Если согласны, считай, что вас взяли с этой минуты на работу. Оплата стандартная: один гульден в сутки плюс доплаты десять центов за рейд, ну а если случится налет и мы отобьемся, полагается премия в пять гульденов.
        - Нас условия устраивают, - сделав шаг вперед, ответил Иван, краем глаза взглянув на напарника.
        - Тогда живо в бронетранспортер охранения под номером два, он там за гаражным ангаром стоит, скажете, мастер Аллерт распорядился.
        Высказавшись, мастер с места бросился бежать, кому-то указывая жестами, что им делать. Переглянувшись друг с другом, они, проводив взглядом Аллерта, обошли гаражный ангар и увидели два здоровенных грузовика, переделанных в бронетранспортеры. Они были огромны, как карьерные БЕЛАЗы, обвешаны броневыми плитами и имели четыре пулеметные башни и одну пушечную. Второй броневик ничем от первого не отличался, разве что на нем не было установлено артиллерийское орудие.
        - Тут что, война намечается? - удивленно рассматривая вооруженные махины, шепотом поинтересовался Иван, и, помолчав несколько мгновений, задал следующий вопрос:
        - Интересно, куда хоть колонна эта пойдет?
        - Нам, в сущности, без разницы, лишь бы освоиться, но на войну идти, нам точно нет никакого резона, тем более это чужая войнушка. Сейчас, правда, у нас с тобой выбора нет, так что идем…
        Они подошли ко второму броневику и увидели мужчину средних лет в черной кожаной куртке и огромной кобурой на поясе, который отдавал распоряжения шныряющим туда-сюда людям. Кто-то тащил ящики, другие катили бочки, а кто-то копался в силовой установке довольно необычной конструкции. Подойдя к этому человеку, Алексей кашлянул, обращая на себя внимание, и не ошибся. Человек в черной кожанке обернулся и, хмуро оглядев напарников, неожиданно по-военному гаркнул:
        - Кто такие?!
        - Нас мастер Аллерт к вам направил кочегарами на второй бронетранспортер, - четко отрапортовал Алексей, в один момент ощутив, что именно так к этому человеку и следует обращаться.
        - Как звать вас?
        - Лексий и Вин.
        - Да, парни, кочегары нам требуются, желающих поработать на машинах прикрытия мало, а в последнее время так и вообще не найти, так что вы очень кстати. Работали кочегарами на грузовиках?
        - Нет, но мы знакомы с паровыми машинами, такими как транспортерные ленты, пресса и силовые установки подъемников, - таким же четким голосом ответил Алексей, опасаясь, как бы их не отфутболили, но и врать не хотелось тоже.
        - Тогда разберетесь быстро, меня, кстати, называйте лейтенант Желлот. Живо внутрь бронника идите и передайте старшему механику Алексу, пусть вам все покажет, как работать с пеллетами и паровой топкой. Да поживее там осваивайтесь, где-то через час выезжаем, задерживаться в Бурове не стоит, возможна атака гальзейцев на город, и тогда мы тут все застрянем надолго. Слишком напряженная обстановка на границе, того и гляди, самая настоящая война начнется, а не те стычки, которые происходят у нас с завидной регулярностью, - хмуро проронил лейтенант и, резко развернувшись, скорым шагом удалился, скрывшись за углом.
        - Ну что, пошли, что ли?
        - Пошли, хотя сдается мне, зря мы сюда приперлись, - нехотя буркнул Иван, хотя и понимал безальтернативность найма кочегаром. Подойдя к броневику, они поднялись по приставной лестнице и забрались внутрь. Оглядевшись, Алексей громко задал вопрос:
        - Где мы можем найти старшего механика Алекса?
        - Ну, я старший мастер, что вам от меня надо? - отозвался хмурый тип, скручивающий какие-то трубы, идущие от трансмиссии.
        - Мы кочегары, нас послал к вам лейтенант Желлот, он сказал, вы нам покажете, как обращаться с паровой топкой и топливными пеллетами.
        - Ну, наконец-то, хоть кто-то нашелся, я уж думал, и не сыскать никого. Проходите, сейчас я освобожусь и покажу ваше рабочее место, патрубок докручу и займусь вами, вроде вы не тупы как пробковое дерево, вижу, справитесь, - улыбнувшись одними губами, проронил мастер и умолк. Минут через десять он, сделав свою работу, жестом позвал за собой напарников и, указав на двухэтажную койку, распорядился оставить личные вещи и следовать за ним дальше.
        Оказавшись в двигательном отсеке, старший мастер бегло описал, что здесь и как работает, после чего провел их дальше в отдельный отсек, где и была паровая топка, питающая паром двигатель огромной бронемашины. Здесь же находились стеллажи с тяжелыми паллетами, каждый такой паллет весил под сотню килограммов, и вставлять его в топку требовалось каждые пять часов для поддержания определенного парового давления, отмеченного на манометре.
        - Если одну топливную пеллету мы будем вставлять в котел один раз в пять часов, то что мы будем делать все это время? - в глубокой задумчивости поинтересовался Алексей, его смущало, что за такую несложную работу хорошо платили, но желающих по каким-то причинам особо не находилось.
        - Помимо контроля давления в ваши задачи входит участие в обороне, пойдемте, покажу ваши боевые посты.
        Напарники, хмуро переглянувшись, проследовали наверх, где старший механик молча указал на пулеметные башенки. Пройдя к указанному посту, Алексей уселся в удобное кресло, обшитое бычьей кожей, и осмотрелся. В общем-то, принцип был понятен, но были нюансы, которые требовали разъяснения и пояснения. Пулеметы были крупнокалиберными, раза так в два больше, чем в найденном на поляне биплане, хотя принцип действия был практически таким же, но все же и различия имелись довольно существенные.
        - И как этой дурмашиной пользоваться, будьте добры, дайте вразумительные объяснения, - потребовал Алексей, пытаясь разобраться в конструкции пулеметной башни.
        Ухмыльнувшись, старший механик в деталях объяснил, как перезаряжать ленту и включать привод башни, питающийся от общей системы воздушного давления, как и сам механизм огня, идущего от широкой педали в полу. Минут за десять под присмотром старшего механика они освоили систему управления, после чего, взглянув на часы, механик распорядился идти на свое рабочее место и запускать котел - через полчаса автобаза снималась и уходила из города Буров навсегда.
        - И куда мы путь держим? - как бы невзначай поинтересовался Алексей, когда давление вышло на должный уровень.
        - Так это в столицу мы выдвигаемся, там теперь будет наша транспортная контора. Хозяева расстарались, там они землю арендовали и новую автобазу возвели, так что не на пустое место едем, главное, чтобы на налет гальзианских бандитов не нарваться, - ответил на поставленный вопрос старший механик и, еще раз проверив уровень давления, ушел. Через пятнадцать минут они должны были выезжать первыми, выступая в качестве боевого охранения…
        Глава 5
        Третьи сутки они тряслись в броневике. От непривычки уснуть в первую ночь так и не удалось, от тряски сводило скулы, но постепенно все приходило в норму, к тому же свободного времени у них было хоть отбавляй. Чтобы провести время с пользой и отвлечь себя от дурных мыслей, они нашли себе занятия. Первые двое суток они разбирались с паровым двигателем, а также системой управления трехосным броневиком, а уже на третьи сутки взялись за самостоятельное освоение пулеметных башен, что было по достоинству оценено лейтенантом.
        На скорую руку перекусив бутербродом с горячим чаем, Алексей позвал напарника вновь взяться за освоение пулеметных башен, но получил отказ. Иван предпочел пойти поспать, но Алексей не хотел сидеть без дела, по этой причине желая получше освоиться в управлении огнем, и это ему вполне удавалось. Уже под вечер Алексей после нескольких часов тренировок на пулеметной башне хотел было вернуться к койке и какое-то время поваляться, как вдруг обратил внимание на какое-то движение. Пришлось вернуться к рюкзаку и взять бинокль. Поднявшись в пулеметную башню, он вгляделся и заметил группу грузовиков, идущих перпендикулярным курсом. Через несколько километров они должны были пересечься. В задумчивости почесав затылок, Алексей поднялся и, пройдясь в кабину, подошел к лейтенанту и показал направление, откуда шла колонна. Увидев бинокль в его руках, лейтенант жестом попросил его и, когда бинокль оказался в его руках, задал вопрос:
        - Откуда у тебя военный бинокль?
        - Год назад обменял на револьвер, а что? - с недоумением глядя на Желлота, спросил он, пытаясь сообразить, в чем скрыт подвох.
        - Да собственно ничего, просто такие бинокли в открытой продаже не найти, но как видно, временами попадаются, - нехотя буркнул лейтенант и, подняв бинокль, внимательно вгляделся вдаль. Спустя пару минут он, вернув бинокль и в задумчивости помолчав какое-то время, распорядился: - Хватай своего приятеля и за пулеметные башни, что-то мне это все не нравится. Вроде как грузовики наши, но мало ли… всякое может быть, места здесь неспокойные…
        Кивнув головой, Алексей забрал бинокль и, спустившись, позвал напарника и жестом потребовал идти наверх, занимать свой пост за башенным пулеметом. Прошло чуть больше часа напряженного ожидания, и колонна грузовиков, не доезжая пары километров, изменила направление и направилась в другую сторону, но преждевременно расслабляться не стоило. Выдержав паузу в двадцать минут, Алексей поднялся и, глотнув из фляжки теплой воды, начал спускаться по лестнице, но в этот момент прямо по башне, в которой он сидел, прошлась пулеметная очередь.
        От встряски и неожиданности он чуть не поскользнулся, но, удержав равновесие, рванул на свой пост и оглядел последствия. Серьезных повреждений не было, но вот кресло… оно было пробито сразу в нескольких местах, если бы он оставался на месте, то сейчас бы его труп истекал кровью… Выругавшись сквозь зубы, Алексей запрыгнул в кресло, передернул затвор, поставил правую ступню на педаль и стал выискивать цель. Вот только, сколько бы он ни крутил башню, противника не видел, его не было на горизонте, пока в какой-то момент не стал обращать внимание на стремительно темнеющее небо и в какой-то момент увидел пару бипланов. Опознавательные знаки определить на таком расстоянии было трудно, и по этой причине Алексей стал выжидать, просчитывая упреждение для ведения прицельного огня…
        - Что там такое, видно, кто стрелял? - послышался вопрос лейтенанта за его спиной.
        - Думаю самолет, но далеко не факт…
        - Изредка такое бывает, но все же случается, - еще более задумчиво отозвался лейтенант и помолчав несколько мгновений, предупредил: - Первым огонь ни в коем случае не открывай, но, если вдруг начнут стрелять, лупи что есть мочи. Если свалишь гальзианский самолет, тебе будет полагаться премия в размере трехсот гульденов.
        Ответить Алексей не успел. Один из бипланов, сделав круг, стремительно пошел в атаку на броневик и в какой-то момент начал стрелять. Алексей тут же открыл ответный огонь. Пилот, не ожидавший столь резкой ответки, попытался отвернуть самолет в сторону, но не смог, очередь четко прошлась в район силовой установки и разбила стойку верхнего крыла, отчего биплан, перевернувшись в воздухе и хаотично вертясь, стал падать. Пилот второго самолета занервничал и, сделав резкий вираж, пошел в атаку, но в этот раз Алексей первых выстрелов ожидать не стал и, как только биплан попал в перекрестие прицела, нажал педаль. Короткая очередь попала точно в прозрачный фонарь кабины, и он в один момент рассыпался. Машина, не меняя курса, полетела дальше, пока не воткнулась в землю метрах в двухстах позади за броневиком.
        - Лексий, а ты, оказывается, лихой стрелок! - с чувством воскликнул лейтенант, - Я раньше думал, на такое способна лишь драконья эскадрилья, ан нет, не только они! Все, сейчас поедем, посмотрим, кого это ты свалил.
        Лейтенант вскочил и быстро побежал в кабину. Спустя две минуты броневик завернул и устремился к ближайшему сбитому самолету с черными крестами на крыльях. Машина остановилась, и несколько людей, вооруженных короткоствольными винтовками, осторожно стали приближаться к самолету, но никакой угрозы не было, пилот был мертв. Мужчины извлекли тело и, уложив его на брезентовое полотно, занялись осмотром.
        - Что тут скажешь, - хмуро выдохнул лейтенант Желлот, - ты, Лексий сбил штаб-капитана, командира первой драконьей эскадрильи особого назначения. Ты сбил командира гальзианской воздушной разведывательной эскадрильи. С одной стороны, да, ты делал большое дело для империи, но учти, гальзианская разведка так просто это не оставит и непременно попытается тебе отомстить. Ну да ладно, собираем трофеи и едем ко второму сбитому самолету.
        Обыскав биплан и сняв с него все вооружение с приборами, а также завернутое в брезент тело, они поехали ко второй машине и, также забрав с нее все самое ценное, продолжили ехать дальше. После боя Алексею спать не хотелось, и он продолжил читать учебник по истории Империи Астара, особенно его интересовали причины давней вражды между империей и Республикой Гальза. Разобраться в первопричинах давнего конфликта было непросто, слишком там было много нагромождено смысловой шелухи, главной задачей которой как раз и было спрятать истинный смысл. Территориальный конфликт был вызван обширными залежами полезных ископаемых, раскинувшихся в окрестностях города Буров, из-за которых уже несколько раз между империей и республикой Гальза случались войны, и это не считая бессчетного количества вооруженных конфликтов…
        Устав читать при тусклом свете, Алексей захлопнул книгу и погрузился в глубокий сон, долго он не продлился, его кто-то немилосердно тряс за плечо. С трудом разлепив глаза, он увидел своего напарника, приложившего к губам указательный палец. Понимающе кивнув, он осторожно поднялся и, протерев заспанные глаза, внимательно посмотрел на Ивана. Тот, приблизившись вплотную, зашептал в самое ухо:
        - Слушай Леха, надо валить отсюда, я подслушал разговор летехи со страшим механиком… Так вот они между собой сговорились сдать нас как гальзианских шпионов и присвоить себе премии за сбитые разведывательные самолеты. Они планируют это сделать сразу, как только мы прибудем в ближайший город, а это случится через пару дней. Инициатором, кстати говоря, был лейтенант Желлот…
        - Вот же… сссс… зараза… - скрипнув зубами, буркнул Алексей, - никому нельзя верить, сплошь мудачье, желающее за счет тебя поживиться, расслабились мать его так… Жаль, но и вправду придется валить, хотя… с чего это нам валить, это мы их и выкинем с броневика и поедем дальше. Шагать пешком в столицу я не желаю категорически.
        - Что, прямо сейчас и сделаем? - деловито поинтересовался Иван, готовый в любой момент ступить в схватку.
        - Ну почему же сейчас? Сейчас светло, утро, как-никак, а вот этой ночью непременно это и сделаем, что-то мне по душам поговорить захотелось с этим летехой вместе со страмехом, выкручивая им вымя… - зло шипя, проговорил Алексей и провел ладонью поперек своего горла. - Понимаешь ли, осточертело быть терпилами, пора нам начинать занимать активную позицию, а то все бежимбежим, чего-то опасаемся… Надоело до одури…
        - Согласен, - оскалившись шепнул напарник.
        Поднявшись с койки, Алексей надел сапоги и, подмигнув напарнику, взглянул на уровень давления и часы. До заправки котла оставалось еще полтора часа. Спать уже не хотелось, и чтобы себя занять, он хотел было продолжить чтение, но в этот момент по броне опять застучали пули.
        - Да что же это в самом-то деле, что, без нападений тут вообще и дня не проходит?! - прохрипел Иван и бросился на свой боевой пост на пулеметной башне. Хмыкнув, Алексей неторопливо поднялся на свой пост и, усевшись в кресло, стал высматривать, откуда по броневику ведут огонь. Вели огонь по бронемашинам десятка два небольших, но маневренных и к тому же скоростных бронеавтомобилей с черными крестами на бортах. Они во многом были похожи на британский Rolls-Royce 1914 года, прошедший не только первую, но и вторую мировую войну.
        Бронемашины вели огонь на ходу, причем было видно, что это была хорошо отработанная карусель, вот только в чем был смысл расстрела бронемашин сопровождения, Алексей не видел. Смысл был только один, если, расстреляв боевое охранение, они угонят загруженные грузовики на свою территорию. Пока они вели хоть и прицельный, но все же беспокоящий огонь по обшитому бронелистами грузовику с дальних дистанций и поэтому Алексей не видел смысла отвечать в ответ, предпочтя открывать огонь только наверняка…
        - Почему не стреляешь?! - неожиданно послышался за его спиной рев лейтенанта.
        - Спокойнее, летеха, я знаю, что делаю, они слишком далеко, стрелять сейчас - только патроны на ветер. Как ближе подойдут, тогда и начну стрелять, - с ухмылкой отозвался Алексей, и в тот момент, когда один из броневиков, вырвавшись на сотню метров вперед, попал в сетку прицела, он с упреждением выпустил длинную очередь. Бронеавтомобиль занесло, и он тут же перевернулся, сделав подряд несколько кувырков.
        - Однако лихо ты с пулеметом обращаешься… - хмуро зыркнув на Алексея, проговорил лейтенант и более ничего не сказав, ушел в кабину.
        - Вот же сурчонок… - проворчал себе под нос Алексей, в глубине души желая свернуть Желлоту шею, но всему свое время…
        Потеря одного броневика заставила противника перестроить свою карусель, после чего на бронетранспортер посыпался целый ураган пуль. Звон стоял такой, что Алексею пришлось заткнуть уши берушами и приспустить защитный щиток, чтобы пули не попадали внутрь башни, но и без того было несладко. Алексей постреливал короткими очередями без фанатизма, стараясь больше не выводить из строя бронеавтомобили противника. Уловив тактику, Иван последовал его примеру, и они попеременно постреливали, целенаправленно давая возможность противнику подойти поближе, и они приблизились.
        Обстрел резко усилился, отчего весь броневик заходил ходуном. На бронеплитах стали появляться выпуклости, и недалек был тот момент, когда бронеплиты не выдержат и будут пробиты. Пришло время действовать. Показав условный знак своему напарнику, Алексей нажал на педаль и уже ее не отпускал, пока не закончится лента. Быстро сняв крышку затвора, он вложил в пазы новую ленту и, передернув затвор, вновь открыл беглый огонь.
        Сколько так продолжалось, Алексей уже и сам понять не мог, он как робот только и делал, что стрелял, перезаряжал пулемет, изредка прикладываясь к фляжке с теплой водой и вытирая стекающий пот. Дышать становилось все труднее и труднее, скорость движения броневика медленно, но верно падала. Пришлось спуститься, закинуть в топку тяжелую паллету и вновь вернулся в пулеметную башню.
        Через какое-то время скорость прибавилась, но ненамного, к тому же под ураганным потоком пуль корпус броневика трещал буквально по всем швам, но пока держался, заклепки хоть и расшатались, но все же крепко держались. Сколько еще продержаться бронеплиты, было непонятно, но судя по всему, не так уж и долго. Вот тогда Алексей и осознал, тут или они с напарником копыта протянут или отобьются, других вариантов не было, противник однозначно стремился всеми силами их уничтожить…
        Выпустив очередную ленту, Алексей пересчитал оставшиеся снаряженные ленты и тяжело вздохнул: их оставалось пять штук в наличии, и на этом все, можно было закрывать лавочку. Не став стрелять, он поднялся и подошел к башне, где отстреливался его напарник и, осмотрев боекомплект, тяжело вздохнул: лент оставалось только на две больше. Обойдя оставшиеся две башни и обнаружив на стеллажах лишь три ленты, одна из которых была неполной, зарядил пулеметы и стал внимательно наблюдать за действиями оставшихся в строю броневиков. Их оставалось ровно восемь единиц, остальные двенадцать ими были частично уничтожены, частично выведены из строя, что несколько облегчало положение, но несущественно. Бой продолжался.
        Вернувшись в свою башню, Алексей вновь подловил зазевавшегося водителя броневика и засадил длинную очередь в кабину, целясь по смотровым щелям, броневик спустя минуту остановился, но порадоваться очередной своей победе он не успел, в районе кабины, где находился лейтенант со старшим механиком, что-то взорвалось. От сильной встряски его сильно приложило лбом об башню, и что-то теплое потекло по его лицу. Проведя ладонью по голове, Алексей, увидев кровь, беззлобно ругнувшись, он огляделся, на месте кабины зияла огромная дыра, все кто управлял этой, махиной погибли, броневик остановился, и в некоторых местах появились языки пламени.
        - Твою же дивизию… Ваня, ты там живой?! - заорал Алексей, испугавшись за своего напарника.
        - Да живой я, Леха, живой, хотя не совсем целый, в бедро что-то попало, еле ногой шевелю, блин блинский. Сейчас ногу перевязываю, чтобы остановить кровь… - послышался ответ, произнесенный охрипшим голосом. - Леха, чем это нас так приложило?
        - Не знаю еще, сейчас гляну.
        Алексей попытался повернуть башню, но не смог, в воздушной системе не было давления. Выругавшись сквозь зубы, он быстро открутил крепления пулемета к станине и, забросив на плечо две ленты, подхватил тяжелый пулемет и, поднявшись наверх, открыл люк и, высунув голову, внимательно огляделся. Вражеские броневики, уничтожив тяжелый бронетранспортер боевого охранения, всеми силами набросились на оставшийся в строю и тем, кто там находилось было жарко.
        Приглядевшись более внимательно, он увидел метрах четырехстах прикрытый кустами грузовой автомобиль с бронированными бортами, в кузове которого стояла небольшая пушка, из которой их и осадили. Стрелять было бессмысленно, пушка была прикрыта с трех сторон бронещитами. Поразмыслив несколько мгновений, Алексей бросился к койке, достал из рюкзака разобранную двустволку, в момент собрав ее и зарядив, прихватил с собой патронташ с револьвером и, выбравшись из подбитого бронетранспортера, пригнулся и кривыми зигзагами устремился к артиллерийскому грузовику.
        Трижды ему приходилось падать и упорно ползти вперед, потом подниматься и бежать дальше, пока совсем рядом не показался борт бронированного грузовика с черными мальтийскими крестами на борту. Обежав грузовик, он увидел троих артиллеристов в кузове возле пушки и недолго думая выстрелил дуплетом, после чего, мгновенно перезарядив ружье, подскочил к кабине и, до конца распахнув приоткрытую стальную дверь, повторил дуплет. Отбросив в сторону ружье и выхватив револьвер, Алексей сначала заглянул в кабину, а потом в кузов… все было кончено, вражеские артиллеристы были мертвы.
        Вытащив из кабины водителя и уложив его чуть в стороне, Алексей залез в кузов и, оттащив тела в угол, осмотрел орудие и открытые ящики со снарядами к ней. Снаряды ничем, кроме своего размера, от пулеметных не отличались, а вот с прицелом пришлось разбираться. Хоть он был несложным, но имел свои оригинальные конструктивные особенности. Подкрутив орудие, он вывел прицел в то место, где должны были вот-то оказаться два броневика и глубоко вздохнув, дернул рукоятку затвора. Ствол дернулся, выбрасывая гильзу, а спустя пару секунд между двумя броневиками, ведущими огонь по тяжелому бронетранспортеру, расцвел яркий взрыв, в результате которого их ударной волной опрокинуло набок, и в этот момент вновь заработал пулемет с разбитого броневика. В дело вступил его напарник, отвлекая на себя внимание врага, ошеломленного потерей сразу двух боевых машин, в наличии у него оставалось еще шесть.
        - Вот же зараза… - буркнул себе под нос Алексей, наблюдая, как оставшиеся броневики разошлись в разные стороны и стали кружится вокруг бронетранспортера боевого охранения, расстреливая его со всех сторон. Со стрельбой он не спешил, предпочитая ловить удачный момент, и через какое-то время такой момент подвернулся. Один броневик отъехал на несколько сотен метров назад и остановился. Именного этого Алексей и ждал, наведя прицел на машину противника, дернул за рукоятку. Снаряд попал в переднее колесо, оторвав его напрочь, броневик встал.
        Радовался он выведению машины противника из строя совсем немного, оставшиеся броневики, наконец, заметив, откуда по ним ведется огонь, резко, как по команде, развернулись и, заходя с двух сторон, понеслись в его сторону. Деваться было некуда, в степи ни убежать, ни спрятаться. Спрыгнув с кузова, Алексей, не теряя ни секунды, запрыгнул в кабину, захлопнул стальную дверь, опустил бронированные шторки, перезарядив двустволку, положил револьвер на соседнее сиденье и, осмотрев систему управления, опустил рукоятку вниз. Многотонная машина плавно тронулась с места и, набирая скорость, поехала навстречу вражеским броневикам.
        Пули застучали по броне, но Алексей уже на это не обращал внимания, он вцепился в руль, управлять этой машиной оказалось непросто, руль был словно деревянный и с трудом поворачивался. Машина хоть и разгонялась медленно, но шла довольно быстро, но тягаться с небольшими и юркими броневиками не могла. Выворачивая руль, он толком и сам не понял, как так получилось, что его машина на полном ходу врубилась в броневик. От столь сильного удара тряхнуло так, что он чуть язык себе не откусил, ударившись грудью об рулевое колесо.
        - Вот же зараза бешенная… - шипя сквозь зубы, проворчал Алексей, потирая ушибленную грудь и проверяя, все ли его целы ребра, при этом не забывая посматривать в смотровые щели. Оставшиеся четыре броневика подкатили, вплотную наставив на разбитый бронированный артиллерийский грузовик стволы пулеметов. Под их прикрытием члены экипажа разбитого броневика выбрались из него и по одному забрались в другие броневики, а те, медленно сдав назад, развернулись стали удаляться, пытаясь скрыться, но уйти удалось не всем. Снаряд, выпущенный с бронетранспортера охранения, попал точно в последнюю машину, и ее разорвало на куски, оставшиеся три машины, прибавив скорости, быстро исчезли из поля зрения.
        - Эй, ты там живой?! - неожиданно послышался вопрос совсем рядом.
        - Живой, но выйти не могу, внутреннюю щеколду заклинило, не знаю, как ее сбить.
        - Ну, это просто, засунь руку под сиденье, там найдешь молоток и сбивай заклинившую щеколду, - хохотнул неизвестный мужчина и, судя по шагам, куда-то удалился.
        Нащупав под водительским сиденьем молоток, Алексей, примерившись, трижды ударил, и щеколда открылась, но прежде чем выйти, он взял в левую руку револьвер, а в правую заряженную двустволку - нарваться на устроенную засаду не хотелось. Осторожно приоткрыв дверь, он высунул голову и, оглядевшись, никого не увидел. Все так же соблюдая осторожность, он покинул кабину и, осторожно ступая, стал рассматривать место столкновения. Последствия были более чем серьезными, вся передняя подвеска и часть силового агрегата артиллерийского бронированного грузовика были полностью разрушены, а у вражеского броневика от удара снесло пулеметную башню и развалило корпус пополам. Глядя на разбитый броневик, оставалось только удивляться, как экипаж смог выжить.
        - Считай, что в рубашке родился, - широко ухмыляясь, произнес неизвестный, подходя к Алексею. - Однако, лихой ты вояка, видел, как захватил артиллерийский броневик и как три машины подбил и даже на таран пошел… Надо же, четыре броневика в одном боестолкнове-нии подбить, серьезная заявка на большую премию. Тебя как хоть зовут? Меня вот Вольмар.
        - Лексием меня зовут, - отозвался он и после короткой паузы задал вопрос: - Что дальше делать будем?
        - Ремонтироваться будем, ведь ехать без боевого охранения невозможно, как-никак один наш бронетранспортер уничтожен, а второй сильно поврежден и требует ремонта. Застряли мы здесь не меньше чем на трое суток, - хмуро ответил Вольмар и глубоко вздохнув, предложил:
        - Пока все заняты, лови момент, собирай вполне заслуженные трофеи, а то потом другие на них претендовать будут, а сейчас у тебя есть вполне законная возможность взять самое лучшее себе.
        - Во как… тогда я себе заберу один из подбитых броневиков и отремонтирую его. Понравились мне эти шустрые мустанги, хорошие машинки, но надо немного переделать, - ухмыльнувшись, отозвался Алексей и скорым шагом направился к подбитым броневикам. Те два, которые были перевернуты взрывом, не вызвали особого интереса, слишком сильно они были посечены осколками, а вот тот, где снаряд попал в колесо и оторвал весь мост оказался вполне в ремонтно-пригодном состоянии. Для этого требовалось только снять с донора весь мост и установить его на этот пепелац местного разлива…
        Осмотрев машину, он нашел в отдельном боксе два домкрата с деревянными брусами и сноровисто стал поднимать машину, благо кроме оторванного моста ничего другого не пострадало. Поставив передок на должный уровень, Алексей раскрутил крепления, после чего перешел к лежащим на боку броневикам и, выбрав наиболее подходящий мост с рулевыми тягами, стал его методично откручивать. Управившись за час, он с огромным трудом доволок до приглянувшегося броневика и продолжил ремонт. Поставить в одиночку тяжелый мост и отрегулировать рулевые тяги была еще та работенка, но рассчитывать на чью-либо помощь было бессмысленно, кроме напарника, но он был ранен и не мог оказать помощь.
        - Что ты тут крутишь? - послышался удивленный возглас своего напарника за спиной Алексея.
        Обернувшись, он оглядел его и, улыбнувшись краем губ, произнес:
        - Как тебе на костылях?
        - Хреново, - скривился Иван, - но операцию провели на высоком уровне, прямо-таки удивительно, теперь вот придется какое-то время на костылях передвигаться.
        - Понятно, а я броневик в качестве боевого трофея присвоил. Теперь вот ремонтирую, совсем немного осталось. Думаю, нам такая машинка как средство передвижения пригодится, - ответил Алексей, не отрываясь от работы.
        - Не думаю, что позволят забрать бронемашину, вооруженную пулеметом, это ведь бронетехника, хотя, конечно, с такой машиной нам передвигаться будет во много раз легче, - недоверчиво покачав головой, проворчал напарник и, пристроившись рядом, стал помогать регулировать рулевые тяги.
        - Мы это еще посмотрим, можно или нельзя, по крайней мере, я эту броню никому не отдам, машинка ведь реально классная. Ты кстати, поищи что-нибудь такое, чем можно эти черные мальтийские кресты смыть или замалевать.
        - Это не мальтийский крест, а символ Республики Гальза, который используют неофициальные вооруженные формирования для своего обозначения.
        - Да знаю я, но очень уж похож на мальтийский крест, только угольно-черным цветом от него и отличается, - нехотя буркнул Алексей и спустя короткое время попросил своего напарника:
        - Покопайся в подбитых броневиках, может, что надыбаешь, чтобы кресты закрасить, да и вообще трофеи глянь, нам ничего лишним не будет, а я тут пока с ходовкой разберусь.
        Кивнув, Иван поднялся и, опираясь на костыли, похромал к перевернутым броневикам и занялся их обыском, хотя ему это давалось с немалым трудом. Оно, конечно, человека после операции беспокоить нельзя, но и поступить по-другому он не мог, трофеи следовало собрать, пока на них не позарились другие.
        Провозившись еще полтора часа, Алексей полностью отрегулировал управление передними колесами и, убедившись, что силовая установка, работающая от солнечных батарей, работает надлежащим образом и, с удовлетворением потерев руки, выбрался из броневика и, увидев целую гору всякого добра, нанесенного его напарником, глухо произнес:
        - Ваня, я, конечно, понимаю, нам все нужно, но не до такой же степени, это же все же небольшой броневик, а не грузовик, столько добра в него просто не влезет. Да и вообще, как ты два запасных колеса приволок, если без костылей ходить не можешь?
        - Помогли мне, получив взамен возможность поживиться на подбитых броневиках.
        - Ладно, два запасных колеса действительно пригодятся, как и запасные ленты к пулемету и винтовки тоже, да и инструмент тоже, а вот остальное - что это такое? - Алексей рассматривал деревянные ящики, окрашенные в разные цвета, среди которых половина имела армейский цвет хаки.
        - Толком не знаю, не смотрел, времени не было, конкуренты появились.
        Махнув рукой, Алексей, подкатив колеса, поставил их за пулеметной башней на площадку, где можно было перевозить груз или несколько человек десанта. Закрепив колеса кожаными ремнями, он сложил пулеметные ленты внутри бронемашины, после чего закрепил винтовки в оружейном стеллаже и только тогда взялся за осмотр остальных трофеев. В половине ящиков оказались патроны к пулеметным лентам и машинка для снаряжения лент, в остальных был всякий хлам, за исключением одного ящика с осветительными ракетами.
        - Леха, ты посмотри, с первого бронетранспортера взялись ремонтировать два поврежденных трофейных броневика, - указывая рукой, задумчиво проговорил напарник и, помолчав несколько мгновений, высказал свое мнение: - Вообще правильно, мы потеряли большой бронетранспортер, и необходимо восполнить понесенные потери.
        - Ваня, ты не забывай, что летеха со старшим механиком хотели нас сдать в ближайшем городе ради завладения нашими премиями за сбитые самолеты, теперь еще и за уничтоженные броневики заплатить должны, но что-то я сильно сомневаюсь. Скорее пакость мы за нашу работу получим, именно по этой причине я и заграбастал броневик, с таким весомым аргументом нас так просто уже кинуть будет сложно. Кстати, лейтенант Желлот со старшим механиком выжили или нет?
        - Нет, не выжили, вообще после попадания снаряда, кроме нас с тобой выжили только двое, один из них механик в тяжелом состоянии, и неизвестно, выживет ли, - ответил с задумчивым видом напарник и, помолчав некоторое время, заговорил вновь: - Они-то не выжили, но таких вот алчных уродов тут как я погляжу, полным-полно, сдавать они нас будут в любом случае, даже и не за полагающиеся нам премии, хотя они и не маленькие, а для того, чтобы броневиком исправным завладеть, а это уже совсем другие деньги.
        - Облезут, - буркнул Алексей и махнул рукой, настоятельно рекомендуя идти напарнику в броневик, он планировал пройти тест-драйв незнакомого ему транспортного средства.
        - Что ты хочешь сделать? - с настороженностью поинтересовался Иван, внимательно всматриваясь в лицо своего напарника.
        - Прокатимся по окрестностям и посмотрим, что тут в округе, а заодно разберемся с машиной и ее управлением, ты из-за костылей на пулеметной башне, а я, естественно, за рулем.
        Одобрительно кивнув, Иван с осторожностью влез в машину и, бросив костыли на пол, неторопливо взобрался на место пулеметчика и сообщил о своей готовности. Алексей запустил двигатель и потянул ручку на себя. Броневик плавно тронулся с места, быстро набирая обороты, и спустя короткое время стремительно понесся вперед, возвращаться обратно к каравану он не собирался, в этом уже ровным счетом не было никакого смысла…
        Глава 6
        Взглянув в окно с мутным стеклом и посмотрев, как играют дети на трофейном броневике, Алексей усмехнулся, припомнив, как они несколько дней назад перекрашивали машину в цвет выгоревшего хаки. Вместо черного гальзианского креста теперь на бортах броневика красовалась медвежья голова с оскаленной пастью с многозначительной надписью под ней: «БУРЫЙ».
        - Не зря заехали, и вправду тут мясо хорошо готовят, давно такого вкусного шашлыка не вкушал, - пропыхтел напарник, впиваясь зубами в хорошо прожаренный на вертеле кусок мяса.
        - Вот и наслаждайся, пока есть такая возможность, - отозвался Алексей и, отвернувшись от окна, продолжил есть свою большую порцию шашлыка, макая его в красный острый соус. - Главное, чтобы твоя нога поскорее зажила, она нас во многом ограничивает.
        - Заживает хорошо, - буркнул Иван, дожевал кусок мяса, глянул в окно и, усмехнувшись, задал вопрос:
        - Куда мы теперь подадимся?
        Задумавшись на какое-то время, Алексей прикинул варианты, которых и не было особо, оставалось только действовать строго в соответствии с изначально задуманным планом.
        - Двигаем в столицу, ищем вдову погибшего пилота и передаем ей информацию, но сначала надо более подходящую одежду прикупить, а то мы в этих потертых и промасленных комбинезонах на экипаж броневика не шибко-то и похожи. Это никуда не годится, ведь на внешний вид обращают внимание в первую очередь, а провожают уже по уму, так что необходимо свой прикид обновить.
        - Сейчас доедим и сходим в одно место, я тут видел лавку, торгующую подержанной одеждой, там и новая есть, кстати говоря, - одобрительно покачав головой, отозвался напарник и продолжил есть мясо, запивая его светлым пивом.
        - Ты пореже на пиво налегай, ведь за пулеметом сидишь, а нам в случае чего стрелять надо точно, - предупредил Алексей и, доев свою порцию, вновь устремил свой взгляд на улицу и от неожиданности клацнул челюстью: в кабак направлялся не кто иной как старший механик, которого он считал погибшим.
        - Ба… какие люди и без охраны… - проворчал Алексей, потирая руки в предвкушении, он собирался сейчас прямо в трактире устроить при свидетелях настоящую театральную постановку. - Старший механик, оказывается, выжил, правда, в перевязках весь, но ведь живой же… Подыграй мне, работать буду жестко, надо репутацию свою надлежащим образом оформить, чтобы более нас в шпионаже в пользу гальзианской разведки обвинять никто и помыслить не мог. Короче говоря, чистая психология…
        - Действуй, я сейчас хоть на костылях, и боец с меня чисто условный, но все равно силы у меня есть, и соображалка работает, - подмигнул напарник с самым заговорщицким видом, рассматривая в окно приближающегося к трактиру старшего механика.
        Продолжая сидеть спиной к входу, Алексей приготовился. Стармех зашел в трактир и, усевшись на лавку, заорал:
        - Мясо мне жареное, похлебку горячую и бутыль вина живо несите, да поскорее, а то я тут все разнесу!!!
        - Ну, что ж, пора… - выдохнул Алексей и, поднявшись с лавки, неспешной походкой подошел к стармеху и, пока он отвлекался на дикий ор, от всей души зарядил кулаком в ухо. Церемониться с гнидами, особенно в таких вот условиях, он больше не собирался в принципе. Стармех слетел с лавки, словно ветром сдуло и, врубившись в стену, рухнул на пол. Он, толком еще не понимая, что происходит, схватился за кобуру и стал вытаскивать револьвер. Но как только оружие оказалось в его руке, Алексей ногой пробил в основание запястья, отчего револьвер улетел в другой конец трактира. Старший механик взвыл, схватившись за свою пострадавшую кисть.
        Все присутствующие в трактире замерли, вытаращившись на происходящее и не в силах даже пошевелиться. Ухмыльнувшись хищным оскалом, от которого у всех присутствующих холодок пробежал между лопаток, Алексей схватил за шиворот стармеха и от всей души тряхнул его. Посмотрев в переполненные ужасом глаза, он ледяным тоном заговорил:
        - Ну что, сученок, я вижу, ты не ожидал меня здесь встретить, гнида. Я сбил два самолета, подбил шесть гальзианских броневиков и один даже захватил со своим напарником, а ты с лейтенантом Желлотом решили меня сдать, обвинив в шпионаже в пользу Гальзы, чтобы себе присвоить солидные премиальные, полагающиеся мне и моему напарнику. Давай рассказывай, кто вас надоумил так подло поступить со своими, из-за чего нам пришлось все бросить и бежать. Будешь молчать, забью до смерти, понял меня, уродец, или продолжить экзекуцию?
        - Нет, не надо, я все скажу! - взмолился старший механик, осознав, что если будет молчать, живым он отсюда не уйдет однозначно.
        - Это все лейтенант Желлот, это все он! Он меня заставил вас обвинить в шпионаже, как только мы прибудем в город, а он сам обещал все остальное здесь в Рилле устроить и еще дополнительную имперскую премию отхватить, но он погиб во время налета гальзианских бандитов.
        Сплюнув, Алексей подтянул к себе испуганного стармеха и, пристально вглядываясь в глаза, рявкнул:
        - Слушай сюда, убогий, еще раз перейдешь Скальпелю дорогу, хана тебе. Запомни это хорошенько на будущее…
        Брезгливо отбросив от себя испуганного стармеха, Алексей демонстративно подошел к рукомойнику и, помыв руки, вытер их об висевшую рядом домотканую тряпицу. Еще раз оглядев присутствующих, неотрывно наблюдавших за ним, залихватски подмигнул, посмотрел на своего напарника и произнес:
        - Пошли, Вин, нас ждут великие дела.
        - А как же этот урод, хотевший нас сдать тайной полиции по обвинению в государственной измене и шпионаже в пользу республиканцев, быть может, ему уши стоит отрезать, в назидание, так сказать? - кровожадно посматривая на перепуганного стармеха, поинтересовался напарник, вертя на пальце подобранный револьвер.
        - Не стоит, поехали дальше, надеюсь, ты не забыл, у нас с тобой дела…
        - Ладно, уговорил, но тогда я его револьвер себе заберу в качестве хоть какой-то компенсации за вынужденную потерю за сбитые самолеты и уничтоженные броневики во время нападения на караван.
        Ничего не ответив, Алексей махнул рукой и покинул таверну, дело было сделано, теперь взять и обвинить его с напарником в шпионаже будет непросто, слишком это будет выглядеть вызывающе наглой ложью и откровенным поклепом, чего он и добился, воспользовавшись подвернувшимся случаем. Люди должны были это запомнить и распустить слухи о грозном Скальпеле, а слухи дело такое… Рано или поздно начнут разрастаться несуществующими подробностями, а то и вообще фантастическими, и в какой-то момент дойдет до спецслужб, которым по долгу службы слухи положено проверять…
        Ухмыльнувшись своим мыслям, Алексей согнал детей с броневика, открыл хитрым ключом бронированную дверцу, залез в машину и, когда рядом примостился напарник, тронулся с места. Проехав чуть более четырех километров, они остановились возле довольно большого магазина с широкими витринами, где стояли манекены.
        Покинув машину и войдя в магазин, они осмотрели предлагаемый товар и сделали выбор на одинаковых комплектах. Осмотрев себя в зеркало, Алексей ухмыльнулся: из зеркала на него смотрел прямо-таки герой времен Гражданской войны в СССР, да и только. Широкие галифе цвета хаки с тонкими красными лампасами, высокие хромовые сапоги, черная кожаная куртка с такого же цвета фуражкой и кожаной портупеей с массивной кобурой и кожаные водительские краги, и в довесок ко всему - кожаный черный шлем с защитными очками.
        - Какой типаж, какой колорит, прямо вылитые герои-чекисты, да и только. Берегитесь, враги, мы идем! - с восхищением осматривая себя в большое зеркало, с чувством выпалил напарник и добавил к набору две пары черных лайковых перчаток и еще одни галифе на запас. Алексей, не мудрствуя лукаво, сделал точно также, только добавил почти новый офицерский планшет с ремнем через плечо. Расплатившись с продавцом, они сложили свои вещи в грузовое отделение, где уже свободного места не оставалось, после чего, проехавшись, нашли продуктовый магазин и, взяв консервы с крупами, а также топливные брикеты, залили питьевую воду в канистры. Обеспечив себя всем необходимым в дороге, они выехали за пределы города и, определив свои координаты, понеслись в столицу, до которой предстояло ехать чуть более недели.
        Особо не заморачиваясь с маршрутом, они выехали на дорогу, идущую параллельно железнодорожному полотну, и на средней скорости поехали в столицу. Ехать на броневике было пусть и не столь комфортно, как хотелось бы, но все равно удобно и главное, безопасно. Завидев еще издали несущуюся бронемашину, идущие торговые караваны предпочитали уступать дорогу, что существенно облегчало путь и к тому же сокращало время, из-за чего они подъехали к столице на два дня раньше запланированного. Остановив броневик в километрах в десяти от города, они выбрались из машины и осмотрели окраины в бинокль.
        - Гммм… Астариум и вправду впечатляет, реально большой город, в котором явно живет далеко не один миллион жителей, - проговорил Иван, задумчиво оглядывая город, в который им следовало попасть.
        - Да, впечатляет, но на броневике в столицу и уж тем более без документов соваться не следует. Мы привлечем к себе совершенно ненужное внимание, так что машину надо где-то хорошо спрятать, да так, чтобы никто ее не нашел. Лишиться столь классной тачанки было бы непростительной ошибкой, достать такую же практически нереально, - отозвался Алексей и высматривая куда бы можно было загнать броневик, но пока ничего и близко похожего на глаза ему не попадалось.
        Пришлось потратить более трех часов, прежде чем удалось найти какие-то древние развалины из обожженных кирпичей и резаного камня. Место было приметным, но прежде чем найти место, куда можно было спрятать машину, они обошли эти развалины и только тогда смогли определиться с местом.
        Подогнав броневик к большим кучам разбитых кирпичей и камней, они переоделись в рабочие комбинезоны и, собрав только самые необходимые вещи, уместившиеся в два походных рюкзака местного производства, взялись закладывать машину. Потратив на это почти три часа, они передохнули какое-то время и, помывшись водой из канистры и переодевшись, неспешной походкой направились в столицу, до которой было уже рукой подать.
        Спустя четыре часа неторопливого шага их, наконец, встретили окраины Астариума, вот только их ожидания встретить здесь трущобы не оправдались. Окраины города неожиданно оказались благоустроенными, причем уровень жизни здесь оказался весьма высоким. Чистые тротуары, выложенные булыжником дороги, урны и даже водяные гидранты с засаженными деревьями и цветами газонами вкупе с уличным освещением впечатляли, а уж когда они увидели трамвайную остановку, ошеломлению не было предела.
        - Однако, хорошо тут живут, - взглянув на витрину цветочного магазина, проговорил Иван и вдруг неожиданно замер, что-то увидев в соседнем переулке.
        - Что там? - пытаясь понять, что же такого необычного увидел его напарник, так как ничего кроме пустынного переулка не видел.
        - Да ты сам посмотри, там чуть дальше самая настоящая справочная, там прямо на вывеске и написано.
        Внимательно присмотревшись, он, наконец, увидел вывеску почты и городской справочной службы. Подмигнув напарнику, Алексей, подправив рюкзак и, свернул в переулок и направился в справочную. Подойдя к трехэтажному зданию и осмотрев его, он поднялся по ступенькам и вошел в широкий холл. Мимолетом просмотрев помещение и увидев два справочных окна, Алексей подошел к ближайшему окошку и, увидев в нем молодую девушку, заговорил:
        - Здравствуйте, сударыня. Будьте так добры, подскажите, как я могу получить информацию об одной особе, проживающей в блистательной столице Астаиуме?
        - Заплатите положенную пошлину в размере одного гульдена, и вы получите дозволенную информацию на интересующего вас человека.
        Открыв портмоне, Алексей извлек из него купюру достоинством в три гульдена и вместе с листком бумаги, на котором было написаны данные вдовы, протянул девушке. Внимательно пересчитав, девица выдала полагающуюся сдачу и, внимательно взглянув на Алексея, произнесла:
        - Подождите полчаса, и вы получите адрес интересующей вас благородной особы.
        Закрыв окошко, девушка ушла и вернулась минут через двадцать пять и, вызвав его, передала лист бумаги, на котором был указан адрес проживания вдовы погибшего пилота. Поблагодарив девицу Алексей покинул справочную и, подойдя к своему напарнику продемонстрировал адрес:
        - Адрес - это хорошо, но вся штука в том, где он находится, интересно мне знать… - буркнул напарник и, заприметив неспешно идущего старика с мопсом на поводке и тростью, поспешил к нему и вежливо поздоровавшись, задал несколько вопросов. Спустя некоторое время вернувшись, он в задумчивости заговорил:
        - Зря мы броневик камнями засыпали, теперь придется как-то выкручиваться из создавшейся ситуации. Насколько понимаю, указанный адрес находится на противоположной стороне города.
        - Ничего, разберемся, главное понять, как туда доехать и на чем. Пойдем на трамвайную остановку и дождемся вагона. Думаю, вагоновожатый нам подскажет.
        Вернувшись обратно на улицу, они прошли на остановку и присели на лавку. Ожидать вагон долго не пришлось, он появился буквально через несколько минут, и они зашли в него. В вагоне никого за исключением кондуктора не было. Поздоровавшись с ним, Алексей протянул один гульден и, получив сдачу, между делом поинтересовался:
        - Подскажите уважаемый, как нам проехать на аллею героев Стахарской битвы?
        - Это далеко, на другом конце города и прямого трамвайного сообщения нет, придется вам доехать до конечной остановки и там пересесть на конный экипаж, либо проехаться на таксомоторе, что обойдется несколько дороже.
        - Благодарю вас.
        Поблагодарив кондуктора, Алексей с напарником присели на лавки и стали с любопытством осматривать город, а посмотреть и вправду было на что, благо трамвайный вагон шел медленно. Основная масса зданий была трехэтажной, и только в центре здания были пятиэтажными. Имелись площади с памятниками и даже фонтанами, а также были красивые парки. Пока они ехали по окраине, машин и людей встречалось немного, но в паре километров от окраины неожиданно резко стало оживленно. Кто-то куда-то спешил, кто-то прогуливался, а кто-то бегал по магазинам. В общем, обычная городская суета с поправкой на технологии, в чем-то превосходящие, а в чем-то отстающие, но в любом случае мир этот имел весьма своеобразную технологическую конфигурацию.
        - Смотришь на это все, как зритель на киносеансе… Прямо и не верится, что это все со мной происходит, - совсем тихо проговорил Иван, неотрывно наблюдая за тем, как сменялся вид городских улиц за окном.
        - Есть такое дело… - также тихо отозвался Алексей, настроение его было отвратительным, ощущение нереальности всего происходящего с ним болезненно покалывало в душу, но и поделать с этим он ничего не мог, хотя страстно хотелось…
        - Вот и конечная… Выходим? - задумчиво поинтересовался напарник, не будучи уверенным, следует ли посещать вдову погибшего пилота.
        - Да, выходим, - выдохнул Алексей, пребывая в крайне задумчивом состоянии.
        Покинув трамвай, они вышли на остановку и, оглядевшись, увидели таксомоторную стоянку, а чуть дальше стояли несколько конных экипажей. Конечно, проехаться в карете, запряженной двумя лошадями, было бы любопытно, но настроение проводить эксперименты отсутствовало, хотелось поскорее закончить это дело и вплотную заняться своей жизнью.
        - Пойдем на том зеленом кабриолете прокатимся. - вздохнул Алексей и подойдя к машине, договорился с водителем и погрузившись на задний диван, они поехали на указанный адрес. Ехать пришлось около двух часов, как оказалось, аллея героев Стахарской битвы находилась довольно далеко за городом, да и сама аллея… Один только адрес тянулся на два-три километра. Здесь были даже не загородные дома, здесь располагались родовые гнезда старой аристократии Империи Астара.
        Нужный адрес оказался самым последним на аллее. Договорившись с водителем, чтобы он оставался на месте, и выплатив задаток, напарники выбрались из машины и неспешной походкой подошли к воротам. Одна из створок была приоткрыта. Заглянув внутрь, Алексей осмотрелся, в метрах ста был небольшая усадьба, знавшая лучшие времена, фасад довольно давно не обновлялся, как и окружающий пейзаж.
        - Что-то тут жутковато как-то, ты не находишь? - шепотом поинтересовался Иван, с тревогой посматривая на усадьбу. - Думается мне, тут давно никто не живет, выглядит заброшенно.
        - Пойдем и узнаем есть ли тут кто, если нет, возвращаемся в город. - глухо отозвался Алексей и решительно направился к парадному входу, а за ним следом поспешил его напарник.
        Оказавшись возле ступенек, они поднялись и, оказавшись возле двери, Алексей дернул веревку. Внутри раздался звон и, спустя пару минут дверь открылась, и они увидели молодую девушку лет так двадцати двух от роду, которая, бесстрастно рассмотрев незваных гостей, холодным голосом задала вопрос:
        - По какому поводу вы хотите побеспокоить баронессу?
        - Мы пришли с печальной вестью к баронессе Фаине Фихтель, тело ее погибшего супруга штаб-капитана барона Амадея Фихтеля найдено и с почестями захоронено, и мы готовы отдать все документы, которые были при нем, сопроводив их своими комментариями, а это, поверьте, важно, - сделав шаг вперед, спокойным голосом ответил Алексей, изучая лицо молодой девушки. Лицо ее в один миг побледнело, но при этом не дернулся ни один мускул, держалась она великолепно, вот только вдовой быть не могла, может быть, дочерью, но слишком сомнительно…
        - Проходите, господа, баронесса вас примет, - отозвалась она и, развернувшись, пошла внутрь. Перекинувшись короткими взглядами, они вошли в дом, пошли следом за девушкой и спустя пару минут оказались возле рабочего кабинета на втором этаже. Постучав в дверь, девушка открыла ее и предложила напарникам войти в кабинет. Войдя внутрь, он увидел стоявшую возле окна женщину лет двадцати семи в темном платье. Алексей узнал ее сразу, это была именно та самая женщина с фотографии, найденной в личных документах погибшего пилота.
        - Добрый вечер, миледи, - чуть склонив голову, поздоровался Алексей и помолчав несколько мгновений, продолжил: - Не хотелось бы мне когда-нибудь такое говорить, но вынужден, тело вашего погибшего супруга штаб-капитана барона Амадея Фихтеля нами было случайно найдено и с почестями захоронено. Должен сказать, его самолет был фактически сбит, но перед этим он несколько часов уходил от преследования и, надо сказать, уйти он смог, даже будучи тяжело раненым. Он ушел от погони, и даже смог посадить свой биплан на лесной поляне, но выбраться уже не смог, он потерял сознание от боли и спустя какое-то время умер от потери крови. Ваш муж был настоящим воином, достойным сыном своего отечества, он ценой своей жизни не позволил противнику завладеть секретными документами стратегического характера. Эти документы у меня с собой, и я готов вам все передать. Хочу заметить, все это время с момента гибели вашего супруга некто продолжает разыскивать самолет, пропавший много лет назад. Мы нашли место гибели вашего мужа буквально за неделю до того, как его эти самые некто должны были обнаружить, и посему я прошу от вас
помощи. Нам нужны новые документы и новая биография, чтобы эти люди нас никогда не нашли, слишком они опасны.
        - Для начала я хотела бы взглянуть на документы, - сухо ответила баронесса и, оторвавшись от созерцания пейзажа, открывающегося с окна, задумчиво посмотрела на Алексея. Подойдя к столу, она произнесла: - Мой супруг исчез четыре года назад. Его обвинили в предательстве и перелете в стан врага, это муссировалось какое-то время в гальзианской прессе с фотографиями, как его, так и его самолета. Теперь же оказывается, что это все не так…
        - Да, это совсем не так, - твердо заявил Алексей, - он вез захваченные документы, но довести не смог, его предали. Именно из-за этих документов вся история и завертелась, они прямо свидетельствуют, что в имперском Генеральном штабе есть высокопоставленный шпион, занимающий очень серьезный пост, и вы сейчас в этом сами убедитесь.
        Открыв рюкзак, он достал все документы и кое-какие личные вещи погибшего пилота, в том числе и его револьвер, и передал вдове, после чего включил смартфон и, найдя фотографии с самолетом, погибшим пилотом и его могилой, продемонстрировал их вдове. С огромным интересом просмотрев фотографии, она, мельком взглянув на Алексея, присела за стол и взялась за изучение документов.
        Минут через десять, баронесса поднялась, лицо ее было каменной маской, от которой исходил ледяной холод. Взяв в руки слишком большой для ее руки револьвер, она умело раскрыла его и, увидев одно пустующее гнездо для патрона и присмотревшись, внимательно взглянув на Алексея, задумчиво задала вопрос:
        - Я так понимаю, револьвером моего мужа вы, по крайней мере, один раз воспользовались, я права?
        - Да, револьвер вашего покойного супруга нам с напарником несколько раз спас жизнь, - честно признал Алексей, несколько сожалея о том, что он был вынужден расстаться с таким отличным оружием, понимая, что подходящую замену подобрать будет проблематично.
        - Понятно, - кивнула она. - Прошу, возьмите его себе, теперь он ваш по праву. Кстати, а как вас и вашего напарника зовут?
        - Простите, но я бы предпочел имени своего не афишировать.
        - И все же я настаиваю, - потребовала баронесса, пристально всматриваясь в своего собеседника и его молчаливого напарника.
        Поразмыслив несколько мгновений, он мысленно махнул рукой и представился:
        - Мое имя Лексий, а моего напарника величают Вин, про фамилии, простите, умолчу.
        - Хорошо, пусть так, Лексий, идите, вас Ольга проводит в гостевые покои. Отдыхайте, господа, и о документах не беспокойтесь, документы непременно будут сделаны, но как вы понимаете, на это потребуется некоторое время, ведь это дело серьезное. Да, вы действительно доставили очень важные документы, целиком и полностью подтверждающие невиновность моего покойного мужа, но скажите, а где самолет? Он ведь сам по себе является уликой.
        - Самолет в исправном состоянии, на нем хоть сейчас лети, мы на нем из леса и улетели. Сейчас он надежно спрятан, и найти его, не зная места схрона, практически нереально, - признался Алексей, прекрасно отдавая себе отчет, что самолет есть отличная улика…
        - Очень хорошо, пусть пока он там и остается, - после короткой паузы проговорила вдова и жестом предложила гостям покинуть ее рабочий кабинет.
        Благодарно кивнув, Алексей вместе с напарником покинул кабинет. В сопровождении Ольги они направились в гостевые апартаменты, после столь продолжительного путешествия поваляться в горячей ванне и поспать в мягкой постели было главным желанием. После того как они определились с местом своего пребывания, Алексей покинул усадьбу и, доплатив таксисту, отпустил его и вернулся в гостевые апартаменты.
        - Однако хорошо получилось, - выдохнул напарник, устало распластавшись на широкой кровати.
        - Не думаю, что все так просто выйдет, - спустя пару минут задумчиво выдохнул Алексей. - Конечно, хотелось бы получить личные документы, свалить с концами и заняться своей жизнью, но… Именно это проклятое «НО» меня и беспокоит более всего, как бы попрыгать да поскакать нам с тобой не довелось по полной программе…
        - Расслабься, Леха, чему быть, того не миновать, - тяжело поднимаясь с кровати, буркнул напарник, с горем пополам стянул с себя одежду и, перемотав свою марлевую повязку лентой пищевой пленки, направился в душевую. Проводив его взглядом, Алексей тяжело вздохнул. Со своим напарником он был согласен, так просто документы им не дадут, а если такое случится, отрабатывать придется неслабо, но это его никак не пугало, скорее наоборот. Он втайне от своего напарника надеялся использовать по максимуму подвернувшийся случай, чтобы добиться высокого статуса в этом новом мире, быть голодранцем и грузчиком он не желал категорически и ради этого готов был пойти на любой риск. Он уже поработал грузчиком, и этого опыта ему хватило за глаза, чтобы раз и навсегда отбить охоту копошиться на самом дне местного социума…
        Разобрав свою постель, Алексей, вынув из рюкзака полотенце с мочалкой и мылом и дождавшись, когда помоется его напарник, пошел в душ и, с наслаждением обливаясь горячей водой, помылся. Он и забыл, какое это наслаждение, ведь с того самого момента, как он оказался в этом мире, соблюдение личной гигиены стало занимать немало времени, а уж в нормальном душе с холодной и горячей водой купаться так и вообще не доводилось.
        Выбравшись из душа, он постирал нижнее белье с полотенцем, развесил на дверях, улегся на кровать и, прикрыв глаза, задумался о дальнейшей стратегии выживания в этом странном мире. Пока выходило две линии, да и то во многом ориентированные на удачу. Четко планировать свои шаги и следовать согласно разработанному плану не представлялось возможным, но это пока, а вот дальше… А вот дальше только плыть по течению Алексей не собирался.
        - Что ты такой задумчивый? - поинтересовался напарник, ворочаясь с боку на бок.
        Жестами, дав понять, что говорить откровенно здесь нельзя, Алексей, повздыхав, негромко ответил:
        - Что-то я за последнее время отвык от таких условий, а то все воду грей, дрова собирай, чтобы просто помыться, а тут зашел в душ и помылся, не забивая голову всяким там организационными процедурами, красота.
        - Да и я тоже успел от этого отвыкнуть, но все же давай спать, а то устали сегодня, сил уже нет, да и нога побаливает, - тяжело вздохнув, отозвался Иван, осторожно поглаживая заживающую ногу.
        Подняв большой палец вверх, Алексей отвернулся и, прикрыв глаза, дольно быстро провалился в глубокий сон.
        Глава 7
        В который раз, пересмотрев документы, баронесса поднялась и, пройдясь по кабинету, остановилась возле книжного стеллажа и погрузилась в свои невеселые воспоминания. Вспоминать было неприятно, слишком болезненными они были, душевная травма, нанесенная четыре года назад, кровоточила до сих пор. Исчезновение самолета под управлением ее супруга с секретным донесением наделало немало шума, а потом разразился грандиозный скандал… Пропавший неведомо где самолет искали, искали долго, но не смогли найти, а потом… Потом прокатился слух, как будто ее супруг дезертировал и с секретным донесением перелетел на ту сторону, оказавшись скрытым республиканцем, о чем так умело распространяли средства массовой информации и не только Республики Ганза, но и имперские СМИ.
        Началась самая настоящая травля, ее перестали приглашать на приемы, балы и рауты, даже во дворец на государственные праздники перестали приходить пригласительные открытки, она стала отверженной, и это продолжалось до сих пор. Все ее попытки хоть как-то исправить положение и восстановить репутацию исчезнувшего супруга никоим образом не смогли что-либо изменить, хотя и несколько смягчили положение. В обществе ее воспринимали не иначе как женой изменника, и с этим грузом она жила все эти годы… Быть отвергнутой - тяжкий груз, особенно для молодой женщины, но она свыклась с этим своим положением, прекратив всякие попытки хоть как-то реабилитировать себя. И тут вдруг приходят двое неизвестных, сообщивших о геройской гибели ее супруга, сумевшего ценой своей жизни спасти секретные документы… Нет, она и раньше подозревала, что с исчезновением ее супруга дела обстоят далеко не просто, но чтобы до такой степени, и вообразить себе не могла. Перехваченное донесение практически прямым текстом указывало, кто стоял за гибелью ее супруга и травли ее самой. Этот человек, без всякого сомнения, занимал очень
серьезную должность, и это пугало до дрожи в коленках, особенно учитывая, какую баснословную сумму гальзианская разведка выделила своему агенту…
        Это был шанс… отомстить тем, кто все это устроил, если только все это было правдой и переданные ей документы являлись оригинальными и не являлись качественной подделкой. И если все, что ей сообщили, было правдой, то она сделает все от нее зависящее, чтобы красиво отомстить. Плавно текущий поток мыслей неожиданно прервал осторожный стук в дверь. Медленно обернувшись, баронесса подошла к столу и негромко произнесла:
        - Войди, Ольга…
        Молодая девушка вошла и, выдержав короткую паузу, отчиталась:
        - Миледи, гости спят. Никаких разговоров между собой не вели, видно они с дальней дороги очень устали.
        - Благодарю, Ольга иди, отдыхай, на сегодня все.
        - Как скажете, миледи, - чуть склонив голову, проронила девушка и удалилась. Постояв в задумчивости несколько минут, баронесса, собрав документы в папку и закрыв кабинет на ключ, прошла в гараж, взяла видавшую виды машину и поехала к своему троюродному брату, он был единственным человеком, кому она могла в какой-то мере доверять. Проехав по объездной дороге полгорода, баронесса добралась до нужного адреса и, поднявшись по ступенькам, позвонила в звонок. Дверь открыл дворецкий и, увидев, кто стоит, тут же пропустил ее в дом и передал лакею, который и провел баронессу в рабочий кабинет хозяина дома. Лакей постучал в дверь и, получив разрешение, открыл ее и отошел в сторону, пропуская гостью в кабинет.
        - Добрый вечер, братец, - поприветствовала она своего троюродного брата, служившего в третьем департаменте тайной полиции в звании штаб-майора.
        - Добрый вечер, сестрица, - удивленно отозвался штаб-майор Игнатий Берг, поднимаясь из-за стола. - Давненько мы не виделись, надеюсь, ничего плохого не случилось?
        - Плохого точно не случилось, а вот хорошее ли, пока непонятно, для этого требуется твоя консультация. Вот, посмотри эту папку…
        - Все-то ты сразу с рыси, да в галоп, нет бы поговорить, ведь давненько мы с тобой не виделись, уже более года прошло, - с огорчением проворчал штаб-майор и, взяв из рук баронессы папку направился к своему рабочему столу.
        - Я бы с радостью, но те материалы, что находятся в папке, мне не позволяют этого, - хмыкнула она, внимательно наблюдая, как меняется лицо ее троюродного брата по материнской линии, когда он открыл папку Спустя пару минут он нервно дернулся и, пристально вглядевшись в глаза своей родственницы, хриплым голосом задал вопрос:
        - Откуда у тебя эти документы?
        - Игнатий, ты сначала скажи, подлинные они или подделка? - отозвалась баронесса вопросом на вопрос.
        - Без всякого сомнения все здесь подлинное, что вызывает массу вопросов, в особенности, откуда у тебя они взялись.
        - Три часа назад ко мне в дом пришли двое мужчин и передали эти документы, взамен попросив только новые удостоверения личности с новыми именами. Кстати, они помимо документов рассказали еще кое-то интересное. С их слов, они нашли сбитый самолет моего пропавшего супруга, и теперь он хранится в каком-то схроне как вещественное доказательство. Помимо этого, они утверждают, что мой супруг отрывался от преследования, во время которого и получил смертельное ранение, но, несмотря на это смог оторваться от погони и даже посадить самолет где-то в заповедном лесу, где эти двое его тело и захоронили. Он машину каким-то чудом посадил, но уже не смог выбраться и, потеряв сознание, скончался от потери крови. Также они утверждают, самолет этот в заповедном лесу ищет до сих пор некая вооруженная группа мужчин, и вот их-то они опасаются в первую очередь.
        Внимательно выслушав родственницу, штаб-майор в глубокой задумчивости потер затылок и взял в руки карту с указанием маршрута, от которого был вынужден отклониться штаб-капитан барон Амадей Фихтель. Прикинув в уме, как могло занести самолет столь далеко, он был вынужден признать: опытный пилот, каким и являлся супруг Фаины, свободно мог увести самолет так далеко. Легенда складывалась более чем убедительной.
        - Все это очень похоже на правду… На страшную и крайне опасную правду, - был вынужден признать штаб-майор. - Мне даже страшно представить, каковы последствия, если и вправду в Генеральном штабе находится высокопоставленный агент гальзианской разведки. Все это требует самой тщательной проверки, но негласной.
        Резко поднявшись, штаб-майор нервно прошелся по кабинету и спустя пару минут, остановившись возле своей гостьи, произнес:
        - Эти материалы пусть останутся у тебя, я опасаюсь держать их у себя, а уж на службу категорически не понесу и даже никому не заикнусь, что знаю об их существовании. Если все так и есть, то мы имеем дело с крайне опасной агентурной сетью гальзианской разведки на территории Империи. Значит, так, документы я этим двоим сделаю, но… Ты же понимаешь, что у меня нет людей, чтобы провести такую негласную проверку, а посему этим делом придется заниматься тебе вместе с этими двоими. Для облегчения работы, я скопирую материалы уголовного дела, возбужденного военной прокуратурой на твоего супруга, будет с чем сверяться, там ведь показания всех должны быть. Вообще, конечно, странно, что все это всплыло в тот самый момент, когда наш монарх Казимир VII плох. Быть может, это очередная внутриэлитная интрига, хотя и не уверен…
        - Когда ты им личные документы, удостоверяющие личность, сможешь сделать? - спросила баронесса, которой страсть как не терпелось приступить к проверке документов и слов двух неизвестных, а также материалов из уголовного дела, возбужденного на ее супруга после его исчезновения.
        - Завтра с самого утра приедет мой человек и сделает фотографии тех двоих, а уже вечером тебе доставят готовые документы. Тебе, уж прости, документы делать не буду, тебя и так хорошо знают, больно тебя ославили на всю империю. И вот что еще… держи ухо востро с этими двумя. Мой тебе совет, прежде чем с ними начнешь работать, кого-нибудь себе возьми, телохранителя например. Ситуация реально смертельно опасная, потому как непонятная, ожидать можно буквально всего чего угодно, спрогнозировать ничего невозможно.
        Умолкнув, штаб-майор в глубокой задумчивости прошелся к окну и, вглядевшись в вечернее небо, произнес:
        - Фаина, если все, что ты добыла, подтвердится, я даже не представляю, к каким последствиям это приведет, но в любом случае империю тряхнет основательно, да и вот еще что… Когда будете проводить расследование, необходимо будет все четко фиксировать согласно процессуальным требованиям закона и не лезь первой, пусть первую скрипку играют те двое, ведь они должны отработать новые документы и доказать тебе, что предоставленная тебе информация является достоверной. В общем, будь предельно осторожной, пойми, ты ввязываешься в игры, где цена твоей ошибки - твоя жизнь. Тут нет адвокатов и нет законов, правил и ограничителей, здесь действует только один закон: проигравшим - смерть. Также имей в виду, с этой минуты, ты сюда больше не приезжай. Если необходимо лично встретиться, отправь телеграмму от имени Марты Фольцинии с указанием даты и времени и название города. Встречи будут в ближайшем почтамте от железнодорожного вокзала.
        - Хорошо, я поняла, - выдохнула Фаина и взялась складывать документы в папку.
        - Поезжай домой, Фаина, и помни: будь предельно осторожной, это не игры, это смертельно опасные игрища, - вновь предупредил штаб-майор и лично проводил к машине свою дальнюю родственницу. Баронесса Фихтель уехала, а штаб-майор еще некоторое время стоял и задумчиво смотрел ей вслед. Когда машина исчезла из поля видимости, он неторопливо вернулся в свой кабинет и, присев за письменный стол, погрузился в тяжелые размышления. В случайность появления документов, привезенных его дальней родственницей штаб-майор не верил, особенно в тот самый момент, когда монарх был плох и в любой момент мог отправиться в мир иной. Наследник был, но кронпринц Михаил был мал и за влияние на него в жестокой схватке сошлись сразу несколько группировок. Все это сопровождалось адским выбросом компроматов. И то, что его дальней родственнице подбросили один из таких компроматов, он не сомневался, единственное, что его смущала сумма на анонимном счете в банке города Буров. Участвовать в разборках элиты он не собирался, слишком это было опасно, но вот понаблюдать со стороны он собирался непременно, и то только ради подстраховки,
мало ли, а вдруг и вправду все так и было, как рассказали эти двое неизвестных мужчин.
        Он уже собирался пойти спать, но в этот момент зазвонил телефонный аппарат. Подняв трубку, он внимательно выслушал поступивший приказ и, вернув трубку на место, про себя ругнулся. Его срочно вызывали, в очередном храме Логоса произошел взрыв. Быстро собравшись, штаб-майор третьего департамента тайной полиции, занимающего должность начальника следственного отдела, сел на служебную машину и набирая скорость, понесся на службу.
        Спустя час штаб-майор, припарковав машину недалеко от центрального офиса третьего департамента и поднявшись на второй этаж, направился к своему непосредственному начальнику, графу Мильке. Войдя в кабинет, он поприветствовал его и, услышав разрешение присесть, устроился в кресле напротив начальника третьего департамента и задал вопрос:
        - Что, опять взрыв в храме Логоса?
        - Да, чтобы этих святош разорвало, молчат и ничего не говорят, что у них там такое взрывается. Наши эксперты уже себе все мозги свернули, разбираясь что это могло быть и не находят ответа. В общем, так, езжайте в храм Логоса, который расположен на Холме Пяти Ветров, арестуйте всех, кого там найдете, и смело допрашивайте, право действовать самым решительным образом получено, Верховный жрец дал свое согласие. И не мелочитесь там, необходимо выяснить, что вообще происходит…
        - Я вас понял, сир. Разрешите выдвигаться?
        - И поскорее, время не терпит, - буркнул начальник третьего департамента тайной полиции, ощущая, как у него начинает побаливать голова.
        Понимающе кивнув, штаб-майор покинул начальственный кабинет и, пройдя в свой, позвонил заместителю и приказал следственной группе выдвигаться на место происшествия. Спустя пять минут они поехали на трех больших автобусах в сопровождении двух малых броневиков и через час подъехали к Холму Пяти Ветров, где стоял храм Логоса, выполненный в виде треугольной пирамиды. Выйдя из служебной машины, штаб-майор вместе со своими специалистами поднялся в храм и огляделся. Кругом все было в черной саже, окна все выбиты, и даже алтарь Логоса был расколот.
        - Вот это да… И что же тут такое рвануло, интересно мне знать, - хмыкнул заместитель штаб-майора, с изумлением оглядываясь по сторонам. - Главное, непонятно, где эпицентр взрыва был, как будто одновременно везде бахнуло, да так, что здоровенная каменюка метеоритная, выполняющая функции алтаря, треснула.
        - Вот и будем выяснять. Имей в виду, я получил приказ всех обывателей храма, невзирая на занимаемые должности, арестовать и допросить без всяких сантиментов, - пояснил штаб-майор, жестами давая понять своим людям, чтобы они приступали к работе.
        - Это что, шутка? - изумился штаб-капитан, недоверчиво посматривая на своего непосредственного начальника.
        - Какие могут быть шутки, я говорю совершенно серьезно. Работаем жестко, безо всяких скидок на то, что это священнослужители, так потребовал Верховный жрец.
        - Тогда это все в корне меняет, - хищно оскалившись, бухнул его заместитель, которому дай только волю, любого замордует до смерти.
        - Но-но, только без фанатизма! Трупов и членовредительств не потерплю, имей это в виду, - предупредил штаб-майор, пристально посмотрев на своего заместителя, от которого ему сделалось неуютно.
        Следственная группа, разбившись, разошлась и занялась изучением последствий внутреннего взрыва. Понаблюдав какое-то время за действиями своих подчиненных, штаб-майор прошелся по храму, с профессиональным интересом рассматривая последствия взрыва. Все внимательно осмотрев, штаб-майор вынужден был констатировать, что последствия произошедшего внутреннего взрыва ничем не отличались от тех, которые произошли в других храмах, за исключением одного момента… Алтарь, вылитый из метеоритного металла, был расколот надвое, а ведь плиту эту не могли пробить даже самые мощные орудия. Тут скорее храм по камню разлетится, чем алтарь, но тем не менее храм практически целый, а алтарь нет, что не должно было быть, но имело место быть… Как такое могло быть, штаб-майор не понимал, он терялся в догадках.
        Перестав ломать себе голову, штаб-майор еще раз оглядел работающих экспертов и направился на следующий уровень, где обитал настоятель этого храма. На втором этаже царила тишина, но, приблизившись к кабинету настоятеля, он услышал приглушенную ругань. Не доходя до двери, он остановился и прислушался, настоятель на чем свет стоит костерил, не выбирая выражений, своих подчиненных за халатность во время лабораторных испытаний. Ухватившись за последние слова, штаб-майор рванул дверь на себя и, ворвавшись внутрь, осмотрелся. Удивленные священнослужители умолкли и устремили свои взгляды на сурового штаб-майора.
        - Так что это за лабораторные испытания такие? - холодно поинтересовался старший офицер тайной полиции, но, не услышав ответа на свой вопрос, нахмурился и, поглядев на всех присутствующих, повторил свой вопрос: - Если я не услышу объяснений, что это за такие лабораторные испытания в храме Логоса, то очень сильно пожалеете…
        Кашлянув в кулак, настоятель поднялся и, стараясь подбирать слова, заговорил:
        - Это касается секретов центрального храма Логоса, без дозволения Верховного жреца данная информация разглашению не подлежит.
        - Значит, говорите, так… Ну-ну… Это ваш выбор, за который придется нести ответственность, хотя Верховный магистр дал свое разрешение применять в расследовании самые жесткие меры. Надеюсь, вы понимаете, что я имею в виду? - сверкнув твердым как кремень взглядом, произнес штаб-майор и, выдержав короткую паузу, в третий раз предложил ответить на поставленный ранее вопрос.
        Настоятель, потемнев лицом, задумчиво посмотрел в лицо старшего офицера тайной полиции и понял, что он нисколько не шутит и готов в любой момент использовать не совсем дозволенные методы. Тяжело вздохнув, он заговорил:
        - Ну, уж раз сам Верховный жрец дал свое согласие, то я вынужден подчиниться и дать пояснение мирским властям, но имейте в виду, только в общих чертах и не более того, развернутых разъяснений вы не дождетесь, и никакой арест не поможет.
        - Продолжайте, я вас внимательно слушаю.
        Настоятель, глубоко вздохнув, оглядел задумчивым взглядом своих подчиненных и негромко заговорил:
        - Мы работаем уже довольно давно в области генераторов случайных полей, а также принципиально нового источника электроэнергии. Штаб-майор, не знаю, насколько вы осведомлены в вопросах генерации, но должен сказать, наш мир испытывает острую нехватку энергии. Если не предпринять научно-исследовательской работы в этом направлении, прорыва в развитии не будет никакого. Скорее даже наоборот, как такового развития не будет, и это в самом лучшем случае, а в худшем же мы обвалимся, провалившись в дремучее средневековье…
        - Так значит, это у вас генераторы взрываются?! - прищурив правый глаз, сквозь зубы прорычал штаб-майор, ощущая подымающуюся волну ярости.
        - Нет, ну что вы, это совершенно не так, чему есть немало неопровержимых доказательств, мы считаем, что имеет место быть целенаправленная диверсия, вот только как ее производят, мы до сих пор не можем разобрать. Именно по этой причине и было принято решение пригласить вас и ваших сотрудников как самых квалифицированных следователей в империи. У нас при невыясненных обстоятельствах погибло несколько важных человек, так что разберитесь, кто в храме Логоса воду мутит и, если вы справитесь с поставленной задачей, благодарности Верховного жреца не будет знать границ.
        - В чем заключается, по вашему мнению, диверсия? - проигнорировав неприкрытый намек, строго глядя на настоятеля, поинтересовался штаб-майор и через пару мгновений распорядился: - Я хочу прямо сейчас увидеть все материалы, касающиеся ваших экспериментов, а также предположений касательно диверсий. Если мне эти данные не будут предоставлены, вы все, подчеркиваю, все вы будете арестованы и подвергнуты допросу в особом порядке, что это значит, вы сами прекрасно знаете.
        Штаб-майор не кривил душой и не строил из себя крутого следователя, берущего на понт своих подопечных, он прямо сообщил, что не собирается разводить всякие политесы, раз уж ему выдали карт-бланш, который и собирался разыграть в полной мере. Ведь такие вот возможности выпадают в жизни исключительно редко, каждый такой случай требовал самой высокой отдачи, и это все присутствующие для себя уяснили сразу. Но настоятель, как оказалось, этому был несказанно рад, так как это снимало с него ответственность за расследование происшествия во вверенном храме Логоса.
        - В том-то все и дело, мы никак не можем разобрать механизм диверсии. Кто-то или что-то вмешивается в работу генераторов случайных полей, и в результате происходит объемный взрыв, правда, без разрушений, хотя и с жертвами среди высокопоставленных жрецов Логоса, - буркнул настоятель и, помолчав несколько мгновений, поднялся. Подойдя к сейфу, открыл его замысловатым фигурным ключом, взял в руки толстую папку и передал ее начальнику следственного отдела.
        - Мне, конечно, льстит, что вы считаете меня лучшим в своем деле, но вы слишком много от меня хотите, я ведь следователь, а не технарь, да и среди моих подчиненных экспертов подобного уровня нет и близко, так что на многое не рассчитывайте. Единственное, что я вам могу гарантированно обещать, так это объективное и непредвзятое расследование, большего, поверьте, никто не даст… - предупредил штаб-майор и, взяв в руки толстенную папку и присев в кресло, погрузился в изучение предоставленных материалов.
        Первый случай взрыва произошел три недели назад в одном из храмов, настоятелем которого был второй помощник Верховного жреца. Взрыв произошел ночью, во время которого погиб второй помощник жреца Тригари-он. Все последующие взрывы происходили как под копирку и всякий раз в одно и тоже самое время, правда, в разные дни и на сегодняшний день таких взрывов произошло шесть, при этом погибло пять человек, то есть, во время каждого взрыва кто-то погибал, за исключением сегодняшнего происшествия.
        Внимательно перечитав несколько раз и выписав себе в блокнот отдельные моменты, на которые следовало обратить внимание, штаб-майор поднялся и, взглянув на задумчивого настоятеля, заговорил:
        - С большинством приведенных фактов я по роду службы хорошо знаком, хотя о некоторых из них я не знал, но в данном случае это несущественно. Самое главное в другом, я не вижу здесь никакой диверсии, от слова вообще, а вот ваши эти самые генераторы как раз по всей вероятности непосредственно являются причинами взрывов и гибели жрецов. Или вы что-то не договариваете, или сами толком не знаете, здесь что-то одно из двух, в другие трактовки происходящего я не верю, и это мое твердое убеждение. Мы, конечно, проверим все, но что хотите со мной делайте, но я убежден, вам необходимо проверить свои генераторы, по всей вероятности, где-то имеются ошибки в расчетах. В принципе, ошибки могут быть как неосознанными, так и сознательно допущенными, и вот тут-то и можно уже говорить о диверсии.
        - И все же мы считаем, что имеет место быть диверсия. Что касается ошибки в проектировании генераторов, то этого не может быть, мы уже столько раз перепроверили все расчеты, что проводить дальше уже не имеет смысла, они точны и безупречны, - категорично заявил настоятель, хмуро посматривая на штаб-майора.
        Штаб-майор пытался сообразить, что это может быть такое: то ли это подстава, то ли какая-то непонятная игра с далеко идущими целями. Это ему категорически не нравилось, ему не оставляли выбора, его хотели направить в какое-то заранее определенное русло, и это настораживало. Святоши что-то задумали, не иначе…
        - Вот только не надо на меня давить, - жестким тоном произнес штаб-майор, - будет так, как оно есть на самом деле, и только. Никаких подтасовок я не потерплю и не позволю, как и давления на себя и своих подчиненных. Сейчас я ничего не утверждаю, для этого необходимо провести целый ряд экспертиз, и уже тогда можно будет делать первые выводы.
        Священнослужители, между собой переглянувшись, пристально посмотрели на штаб-майора, и настоятель, нахмурив брови, тихо заявил:
        - Осторожнее надо быть, гибче и дипломатичнее, офицер, здесь вам не заговорщики, а служители Логоса и этим сказано.
        Равнодушно пожав плечами, штаб-майор подхватил переданную ему для ознакомления папку, покинул кабинет и, найдя своего заместителя, отдал приказ всех находившихся в храме служителей культа Логоса арестовать и доставить в специзолятор, разместив каждого задержанного в одиночной камере. Его заместитель, внимательно выслушав поставленную задачу и задав несколько уточняющих вопросов, ушел. Проводив его взглядом, штаб-майор в сумрачном настроении продолжил наблюдать за своими подчиненными, но придраться было не к чему, работали профессионалы, самым тщательным образом фиксируя последствия взрыва, эпицентр которого так до сих пор обнаружить не удалось. Это было в высшей степени странно, с таким еще штаб-майору сталкиваться не доводилось, хотя видывать ему по роду службы приходилось много чего.
        Уже под самое утро, обследовав храм Логоса и отправив всех его обитателей в следственный изолятор тайной полиции, штаб-майор подошел к своему ведущему эксперту и, оглядев его измазанное лицо, вздохнул и задал интересующий его вопрос:
        - Что-нибудь удалось установить, Карл, или пока что-либо говорить преждевременно?
        Ведущий эксперт третьего департамента тайной полиции с кислым выражением лица снял пенсне и вдумчиво протер стекло платком и, глубоко вздохнув, обернулся по сторонам. Убедившись, что рядом никого нет, стал тихо говорить:
        - В том-то все и дело, что нет, хотя образцов для исследования взято немало. Одно понять можно уже сейчас, здесь в главном зале произошло некое явление, отчего произошел объемный взрыв, вот только в отличие от остальных храмов, где произошли аналогичные взрывы, здесь он был несколько сильнее, отчего алтарь разбило на две неравные части. Что-то жрецы мутят, помяните мое слово, не к добру это, мне думается…
        - Я пока ничего не думаю, - выдохнул после минутного молчания старший офицер тайной полиции, - начальной информации на данный момент не хватает, чтобы можно было сделать надлежащий анализ, но я с тобой полностью солидарен, жрецы что-то мутят и очень вероятно, все это добром не кончится. Единственное, что… Я тебя попрошу, Карл, на эту тему никогда не распространяться, еще не хватало проблем нам с тобой со святошами, они, сам знаешь, с легкостью могут гадостей наделать, и все из-за длинного языка…
        - Не дурак, знаю, но ухо держать надо востро, такое ощущение, что все это так просто не завершится… - кивнув, отозвался ведущий эксперт и, подхватив большой чемодан с инструментом, неторопливо направился в автобус, следственная группа, выполнив все дела, собиралась выезжать обратно в департамент.
        В задумчивости постояв несколько мгновений, штаб-майор направился к машине охраны, распорядился оставить двоих бойцов в храме и организовать им круглосуточную пересмену с питанием, после чего сел в свою машину и на высокой скорости понесся в департамент. Прибыв через час в свой рабочий кабинет, он позвонил своему доверенному человеку для особых поручений, отправил его сделать несколько фотографий на документы двум гостям его троюродной сестры и хотел было уже поехать домой, но его вызвал начальник департамента. Не хотелось, но пришлось подняться и зайти в начальственный кабинет, куда он имел практически беспрепятственный доступ.
        - И что там, в храме? - сходу поинтересовался начальник третьего департамента, пристально всматриваясь в лицо своего подчиненного.
        - На этот раз никто не погиб, хотя взрыв был даже несколько сильнее, чем в других храмах, отчего алтарь разбило на две части. Как и в других храмах Логоса, эпицентр взрыва установить не удалось, был объемный взрыв. Правда, на этот раз святоши признались, что проводят какие-то научно-исследовательские работы над генераторами каких-то полей, но при этом категорически отказались признавать свою вину за взрывы, списав их на диверсию. Мое мнение таково: кто-то из святош затеял какую-то большую интригу с далеко идущими планами, сейчас насколько я понимаю, начался первый подготовительный этап, где нас и наш департамент постараются сделать застрельщиками. Именно по этой причине я и принял решение всех, кто находился в храме, арестовать и поместить в следственный изолятор. Разумеется, исключительно в одиночные камеры, - отчитался штаб-майор, сдерживая вырывающуюся зевоту, после напряженной ночи спать хотелось неимоверно.
        - Ох, не нравится мне это все… - буркнул граф Мильке, пожевав губами, глубоко вздохнул и распорядился:
        - Ладно, держи меня в курсе по поводу расследования, а сейчас поезжай домой и отдохни, но учти, чтобы завтра был на службе в четыре утра как штык, нас хочет видеть вице-канцлер. Для чего, зачем, не знаю, но явно что-то серьезное, давненько нас не вызывали во дворец.
        - Я вас понял шеф, ровно в четыре утра буду в вашем кабинете, - лихо отрапортовал штаб-майор, попрощался с начальником третьего и, покинув кабинет, поспешил домой.
        Глава 8
        - Ох, Леха, что-то не доверяю я этой баронессе, хоть тресни. Сдается мне, использовать она нас будет по полной программе, да так, что попы у нас могут от натуги треснуть по самые уши, - проворчал Иван, смазывая свою пятизарядку двенадцатого калибра.
        - Так оно, скорее всего, и будет, - нехотя признал Алексей, прикидывая как из своей двустволки сделать компактный обрез, в родном виде ему ружье уже практически не требовалось, но вот его мощь в качестве обреза могла пригодиться в любой момент, - сам понимаешь, новая жизнь никогда не дается даром, придется отрабатывать. Да и вообще, как я погляжу, баронесса, вдова погибшего пилота - далеко не самый худший вариант из возможных, особенно если оглянуться по сторонам…
        - Да уж, тут и спорить не о чем… - хмыкнул напарник, продолжая чистить оружие. - Тут, как я погляжу, кидалово сплошь и рядом, хотя и с баронессой такого расклада исключать нельзя, но по крайней мере шансов на это не так уж и много, все-таки женщина благородных кровей, хотя… У каждого аристократа основатель его династии крутым бандитом был, без вариантов.
        Хохотнув, Алексей мельком взглянул в окно и увидел мужчину средних лет, который два дня назад делал для документов фотографии, и на несколько мгновений замер, наблюдая, как неизвестный прошел в хозяйское крыло и, поднявшись по ступенькам, скрылся в доме. Появился он вновь через полчаса и так же, как и появился, исчез, а через десять минут за ними зашла Ольга, и они, сложив свое оружие, направились за ней. Подойдя к кабинету, Ольга, как и прежде, постучала в дверь и, получив разрешение войти, открыла дверь и пропустила их внутрь.
        - Добрый день, миледи, - поприветствовал Алексей баронессу, заприметив два плотных конверта, перевязанных холщовой веревкой и сломанными сургучными печатями - хозяйка, получив документы, первой взглянула на них, тем самым удовлетворив свое любопытство.
        - Добрый день, господа. Проходите, присаживайтесь, разговор у нас с вами будет долгим, - отозвалась баронесса и жестом предложила расположиться в креслах напротив нее. Пройдя вперед, напарники присели и с выжиданием посмотрели на женщину.
        - Господа, ваши документы прибыли, но есть один нюанс… Вас призвали на службу, и теперь вы при погонах, званиях и должностях…
        - В каком смысле? - всерьез удивившись повороту дела, поинтересовался Алексей, и близко не ожидавший ничего подобного.
        - Возьмите и ознакомьтесь со своими документами, - совершенно спокойно ответила баронесса, хотя в ее глазах светился ехидный огонек.
        Взяв свой конверт, Алексей открыл его и, заглянув в его содержимое, несколько озадаченно хмыкнул: там находилось несколько документов и небольшая книжица. Первым делом он взял книгу и прочитал название и удивился еще больше, это была книга генеалогического древа некоего шевалье Лексия Тутовина. Следующим оказался имперский общегражданский паспорт на все того же Тутовина, где на фотографии, скрепленной печатью, был он сам. К общегражданскому паспорту прилагалось свидетельство о собственности на пятьсот гектаров земли за городом и каким-то строением, а также план-схемой участка.
        В глубокой задумчивости Алексей положил просмотренные документы на стол и продолжил просмотр других, находящихся в сером конверте. Там оказался еще один паспорт, только на этот раз оформленный на совсем иное имя, а вот последним в конверте документом оказалось офицерское удостоверение личности. Раскрыв его, Алексей несколько опешил от увиденного, на фотографии он был собственной персоной в звании лейтенанта Управления контрразведывательных операций четвертого департамента имперской тайной полиции, состоящего в должности коронного охранителя.
        Скосив свой взгляд в удостоверение личности своего напарника, Алексей увидел документ, оформленный на прапорщика Вина Дулиттла, проходившего службу в том же подразделении, что и он сам, только в звании младшего коронного охранителя, в дворяне его не удосужились записать, хотя титул шевалье - фактически номинальное дворянство. Шевалье ведь младший сын, у которого была своя земля, и формально знатью они не считались и в высшее общество не входили. Однако при этом они считались особами голубой крови и все-таки были дворянами.
        Сложив полученные документы в одну стопку, Алексей, взглянув в задумчивые глаза своего напарника, перевел взгляд на баронессу и, потерев кончик своего носа, задал вопрос:
        - Миледи, а вам не кажется, что присвоение званий, да еще департамента занимающийся контрразведывательной деятельностью, и к тому же с титулом шевалье, явный перебор?
        - А что вас так смущает, шевалье? - спокойным голосом, в котором совсем не ощущалось иронии, поинтересовалась баронесса, внимательно изучая реакцию своего собеседника.
        Чертыхнувшись про себя, Алексей, чуть поджав губы, ответил на поставленный вопрос:
        - Мне много что не нравится. Мне не нужен титул, не нужна земля, да и служить империи я не собираюсь в принципе. Меня не интересует ни Империя, ни Республика Гальза, я предпочел бы жить подальше от всего этого, занимаясь исключительно своей личной жизнью.
        - Хотите ли вы этого или нет, но это произошло, и вы будете честно выполнять свои обязанности. Теперь вы уже отказаться не сможете, а в случае если уйдете, вы будете объявлены дезертирами со всеми вытекающими отсюда суровыми последствиями. Вы, получив официальные полномочия, возьметесь за расследование гибели моего супруга, а также будете искать того, кто это организовал. Все то время, которое потребуется для расследования, я буду с вами рядом, как и Ольга, имейте в виду, отказаться вы не вправе.
        - Я уже сожалею, что обратился к вам, надо было по почте отправить документы и продолжить свое путешествие, - буркнул Алексей, прекрасно понимая, что баронесса, будучи далеко не глупой женщиной, устроила самый настоящий капкан, вырваться из которого будет крайне непросто. - Хочу предупредить сразу, я как честный человек свое обещание помочь вам с расследованием выполню в полном объеме, но вот после его выполнения меня уже ничего ограничивать не будет и, я уйду, даже зная, что меня объявят дезертиром и пустят вслед погоню. Это то, что касается меня лично, а какой путь изберет мой напарник, решать ему.
        - Я вас услышала, - с еле ощутимым неудовольствием проговорила баронесса и как бы между делом поинтересовалась:
        - И что, вы не будете благоустраивать свою землю?
        - С чего бы это вдруг? Нет, конечно, нет у меня земли, да собственно говоря, она мне и не нужна. Выполню свои обязательства перед вами, и мы разойдемся навсегда, как в море корабли, после чего покину пределы Империи, но и в Гальзу не пойду. Поймите, наконец, мне до дворянского титула нет никакого дела, мне на него, откровенно говоря, наплевать. Меня здесь ничего не держит и задерживать меня в империи больше необходимого не стоит, меня все равно удержать, уж поверьте, никто не сможет, - несколько громче обычного ответил Алексей, где-то в глубине души ощущая злость, сидевшая напротив него женщина обложила его со всех сторон высоким барьером, чего он никак не ожидал.
        - Я вас понимаю, но начинать обустраивать землю вам необходимо в самое ближайшее время, в противном случае вас лишат права десять лет не платить налоги и увеличат земельный налог в десять раз, а это, поверьте, очень дорого, - предупредила баронесса, продолжая находиться в спокойном состоянии, хотя и было заметно, что все сказанное Алексеем ей было крайне неприятно слышать.
        - Ладно, признаю, убедили, что-нибудь там построю, но такое, чтобы без всякого сожаления можно было бросить, - хмыкнув, ответил Алексей и. отвернувшись, стал смотреть в окно и размышлять. Сидевшая напротив него женщина, пусть и голубых кровей, была довольно бедной, чему свидетельствовало состояние усадьбы, находящейся в запустении, а значит, вот так просто купить новые документы, да еще с дворянским титулом и участком земли, не могла себе позволить, а это значит… А это значит, с кем-то она встречалась и о чем-то договорилась, и этот кто-то имел немалую заинтересованность в расследовании, но по каким-то причинам не мог самостоятельно этим заниматься или…
        - Знаете, миледи, сдается мне, нами воспользовались, я имею в виду не только себя лично и своего напарника, но и конкретно вас, для отвлечения и в данном случае мы как те дурни, которых используют как расходный материал. Банально нами некто прикрывается, очертив рамки дозволенного, причем это было сделано красиво, хотя и предельно цинично. Миледи, вы вообще не боитесь быть в группе дурачков, которую решили использовать в роли наживки для решения каких-то своих целей? - пристально всматриваясь в лицо баронессы, произнес Алексей, и едва промелькнувшая кривоватая ухмылка полностью подтвердила его предположение.
        Сидевшая напротив него женщина целиком и полностью отдавала себе отчет в своих поступках и сознательно шла на риск. Чего конкретно она добивалась, Алексею трудно было понять, то ли она жаждала мести, то ли пылала страстью к рискованным приключениям или всеми силами добивалась восстановления подорванной репутации и былого положения в обществе, а то и все вместе разом, но в любом случае с баронессой следовало ухо держать востро. Даже не столько с ней, а с теми, кто за ней стоял, и об этом никогда не стоило забывать…
        Баронесса в глубокой задумчивости несколько минут рассматривала сидевшего напротив нее мужчину, словно увидев в нем что-то такое для нее неожиданное, после чего медленно поднявшись из-за стола и пройдясь по кабинету, негромко ответила на поставленный вопрос:
        - А вы проницательны, шевалье, но так даже лучше. Разумеется, тот человек, который изготовил для вас документы, преследует в первую очередь свои интересы, не забывая при этом об интересах империи, и это главное. Для нас сейчас важно, что теперь в наших руках находится карт-бланш с весьма широкими полномочиями, но и злоупотреблять не следует, имейте это в виду, шевалье, ведь именно вы формально являетесь старшим в нашей группе. Кстати говоря, тот человек, на которого вы намекали, обещал сделать копии уголовного дела на моего мужа.
        - Вот именно, что формально… - нехотя буркнул Алексей, тонко ощутив, куда клонит баронесса, что лишний раз подтверждало наличие недурно развитого интеллекта, с женской спецификой, разумеется.
        - Шевалье, будьте добры объяснить нам, как вы планируете начать наше с вами расследование? - проигнорировав высказывание Алексея, задала она ему вопрос, внимательно наблюдая за его реакцией.
        Алексей хмыкнул, взглянув на своего напарника, поднялся и, размяв шею, негромко ответил на вопрос:
        - Думать тут особо нечего, надо перегнать сюда самолет и подтянуть эксперта, который его осмотрит, нам необходимо выяснить, из какого оружия была произведена очередь по самолету. Мало того, надо вернуться на место, где мы нашли самолет и захоронили тело и привезти его в столицу опять же для проведения экспертизы. Необходимо понять, как все происходило. То, что он уходил от преследующего его самолета или группы самолетов, не вызывает никаких сомнений, но вот откуда они могли взяться? Необходимо выяснить, чьи они были, имперские или гальзианские… Только ответив на эти вопросы, можно будет уже более или менее внятно разобрать, куда направить наше расследование.
        - Я так понимаю, вы полагаете, самолет моего супруга могли сбить имперские самолеты? - нахмурившись, задала вопрос баронесса, как только Алексей умолк.
        - Я ничего не исключаю, такое действительно могло быть, а посему я вместе со своим напарником выезжаю за самолетом, вернемся своим ходом где-то через полторы недели, не раньше.
        - Нет, так дело не пойдет, - категорически заявила баронесса, - Повторяю, так дело не пойдет, кто-то из вас двоих поедет с Ольгой за самолетом, а второй останется здесь со мной изучать копии уголовного дела, только так и никак иначе.
        Алексей про себя ухмыльнулся, он бы на ее месте поступил бы точно таким вот образом, хотя обманывать баронессу он не собирался, он хотел выполнить взятые на себя обязательства и поскорее исчезнуть.
        - Хорошо, пусть будет так, полетит мой напарник, - подмигнув напарнику, отозвался Алексей, - но это не женское дело - труп из могилы выкапывать.
        - Ничего с ней не случится! И не через такое Ольге проходить приходилось, так что справится, как-никак, она несколько лет была ассистентом известного в империи хирурга, - махнув рукой, ответила баронесса и, помолчав несколько мгновений, задала вопрос Ивану:
        - Скажите, прапорщик, когда вы сможете выехать за самолетом?
        - Да, хоть прямо сейчас, лишь бы Ольга была готова, - пожав плечами, ответил Иван и, скосив свой взгляд на Алексея, глубоко вздохнул, ему это категорически не нравилось.
        - В таком случае собирайтесь и побыстрее, я вас отвезу вместе с Ольгой на железнодорожный вокзал.
        Иван поднялся и ушел. Оставшись наедине с баронессой, Алексей какое-то время в задумчивости молчал. Молчала и она. Вся эта тишина Алексею надоела первому и он, взглянув на женщину, негромко обратился к ней:
        - Миледи, хотелось бы взглянуть на копии уголовного дела, без этого что-либо начинать считаю бессмысленным, так как отсутствуют стартовые данные, необходимые для анализа.
        - Копии доставят через три дня, так что эти дни вам, шевалье, придется побездельничать, - с легкой усмешкой отозвалась баронесса и после короткой паузы предложила: - Быть может, вы желаете посмотреть свою землю? Если да, то готова вас прямо сегодня туда отвезти, после того как прапорщика и Ольгу доставлю на железнодорожный вокзал.
        - Да, не мешало бы взглянуть, что мне там такого всучили, хотя задерживаться там я точно не буду, мне надо попасть в одно место, где развалины, там у нас с напарником кое-что припрятано. Это место находится в полях где-то в двадцати километрах от города, правда с противоположной стороны, где конкретно, покажу уже в пути, когда выедем за пределы города, там я смогу уже по ориентирам сориентироваться. - выдохнул Алексей, желая забрать оставленный в развалинах броневик, машинка была хорошей и терять ее совершенно не хотелось.
        - Договорились. Идите, собирайтесь, насколько я знаю Ольгу, мы выедем на вокзал максимум через час.
        Кивнув головой, Алексей поднялся и направился в гостевые апартаменты и, собрав рюкзак, присел и задумался. Необходимо было каким-то образом легализовать бронеавтомобиль, да и вообще следовало задуматься о более вместительной машине, для четверых она никак не годилась для длительных переездов. Мотаться предстояло немало, а в то, что быстро удастся размотать эту историю, Алексей не верил, если бы это дело было простым, то его бы местные дознаватели размотали на полную катушку, но ведь не смогли же, а это значит, история эта неимоверно сложна…
        Так он в размышлениях просидел чуть более получаса, пока его не потревожил Иван и позвал его за собой, они с Ольгой уже были готовы отправится в поездку, из которой должны были вернуться своим ходом. Выйдя на улицу, они погрузились в видавший виды автомобиль, и баронесса, запустив двигатель, тронулась с места, спустя минуту выехала на дорогу, быстро набрала скорость и понеслась на железнодорожный вокзал.
        Спустя пару часов посадив напарника со спутницей в вагон, Алексей с баронессой дождался, когда поезд тронется, только тогда они покинули вокзал и, погрузившись в машину, поехали дальше. Особого желания взглянуть на участок земли, которая с сегодняшнего дня ему принадлежала, не было, но для поддержания легенды было необходимо.
        Баронесса вела машину уверенно, видно было, что имеет в вождении немалый опыт, но Алексей особо на нее внимания не обращал, да и говорить с ней не хотелось, он предпочитал молча рассматривать окружающие пейзажи. Так они ехали довольно продолжительное время, пока он не обратил внимание на местность, она была ему знакома…
        - Мы что, едем к развалинам или просто мимоходом проезжаем? - поинтересовался Алексей, с некоторой оторопью подозревая, что как раз развалины ему и всучили.
        - А вы что, бывали здесь? - удивленно посмотрев на Алексея, спросила баронесса, скосив на него взгляд.
        - Да, совсем недавно тут кое-то припрятали, так как в городе с этой штуковиной появиться не рискнули, - нехотя признал Алексей и, помолчав несколько мгновений, повторил свой вопрос:
        - Так все же мы мимо проезжаем или нет?
        С немалым любопытством рассматривая Алексея, баронесса после некоторой заминки ответила на поставленный вопрос:
        - Это и есть родовое гнездо Тутовиных. Развалинам этим уже без малого лет двести, как раз именно тогда весь этот род погиб, сдерживая гадьзианскую армию, благодаря чему столице удалось быстро провести мобилизацию и отбить вероломное нападение, а затем и вышнырнуть их за пределы империи и несколько позже отомстить.
        - И каким это боком я теперь имею отношение к этим самым Тутовиным, которых давно уже нет на свете, интересно мне знать? - спросил Алексей, увидев на горизонте те самые развалины.
        - А что тут такого, вполне обычная практика передавать титулы и фамильные гербы талантливым выходцам из самых низов. Никто ничего не предъявит, все вполне официально, другое дело, что для вас вход в высшее общество практически перекрыт, разве что ваши дети этим правом обзаведутся, если, конечно, вы отличитесь на ниве защиты империи.
        - Ладно, не будем о грустном, - буркнул Алексей и после нескольких напряженных мгновений задал вопрос:
        - Что тут вообще было-то хоть, пока в груды битого кирпича не превратилось?
        - Тут когда-то стояла старая крепость, которую вам предстоит восстанавливать, и чем скорее вы начнете, тем вам же будет лучше, опять же, освобождение от налогов - дело полезное, - задумчиво отозвалась баронесса, замедляя скорость. Развалины приближались.
        - Будьте добры, остановите, пожалуйста, машину возле вон той кучи битого кирпича, - попросил Алексей.
        Когда машина остановилась, он сноровисто подхватил свой рюкзак и, выбравшись из салона, взялся растаскивать камни. Баронесса, продолжая находится за рулем, со скучающим видом наблюдала, как он работал, растаскивая камни. Так продолжалось до тех пор, пока ее взору не показалась пулеметная башня броневика. Вот тут уж она не смогла сдержать своего любопытства и, выйдя из автомобиля, подошла ближе. Рассмотрев внимательно башню и торчащий из нее толстый ствол пулемета, задумчиво задала вопрос:
        - Откуда у вас дозорный гальзианский бронеавтомобиль?
        - В качестве боевого трофея нам на вполне законных основаниях достался. Некоторое время назад, в городе Бурове мы с напарником нанялись кочегарами в транспортную контору, которая перебиралась в столицу. Во время перехода колонну обстреляли два самолета, которых я и сбил, а во время второго нападения на нас насели именно такие вот броневики, которые подбили наш бронетранспортер сопровождения. Пришлось его покинуть и захватить артиллерийский бронированный грузовик и из него подбить несколько таких вот броневиков и уже потом из двух поврежденных машин сделать этот, на котором мы и уехали, хотя нам премия полагалась. Напарник мой подслушал, как лейтенант со старшим механиком сговорились сдать нас как гальзианских шпионов и присвоить себе причитающиеся боевые премии. Вот по этой причине мы и вынуждены были уехать и чуть погодя перекрасили бронеавтомобиль, оказавшийся весьма шустрой машинкой. Мне машинка эта действительно нравится, удобная и хорошо защищенная.
        - Да, такое у нас практикуется, боевые трофеи дело святое и никто позариться не вправе, но регистрация обязательна, регистрационный номер необходим, - после минутного молчания, ответила баронесса, новым взглядом рассматривая Алексея, он для нее открылся с совершенно иной точки зрения, с которой она его увидеть была еще не готова, ей необходимо было время…
        Примерно через час, полностью расчистив броневик, Алексей проверил машину, с ней все оказалось в полном порядке, после чего попросил баронессу сопроводить его туда, где можно было оформить броневик на себя, и они поехали. Прибыв на место, он, предъявив служебное удостоверение, оплатил полагающийся сбор, быстро оформил на себя бронеавтомобиль и, получив регистрационный номер, вышел на улицу, где его дожидалась баронесса.
        - Едем в усадьбу? - поинтересовалась она, как только Алексей прикрепил регистрационный номер на броневик.
        - Нет, надо еще кое-какое дело уладить. Подскажите, где я могу поменять серебряные соверены?
        - В любом ближайшем банке по текущему курсу, - ответила баронесса, с заинтересованным прищуром ответила она и спустя считанные мгновения, задала вопрос:
        - Примерно, какое количество соверенов вы планируете обменять?
        - Две сотни соверенов, думаю, хватит для того, чтобы расчистить развалины и из обломков битого кирпича и пиленого камня сложить какое-то подобие жилья, более или менее пригодное для жизни, а также хозяйственные постройки с мастерскими, - задумчиво ответил Алексей, пытаясь сообразить, хватит ли этих денег на то чтобы, соблюсти выставленные ему условия.
        Удивленно хлопнув глазами, баронесса, пристально посмотрев на своего собеседника, хмыкнула и чуть кашлянув, пояснила:
        - Шевалье, этих денег с лихвой хватит не просто какую-то халупу отстроить, а возвести самую настоящую крепость с современной инфраструктурой и еще немало останется на личные расходы.
        - Миледи, будьте добры, проведите меня к менялам, я еще в столице не освоился, после чего хотелось бы найти подрядчика, с кем можно было заключить юридически значимый договор, - попросил Алексей, хотя денег и было жаль, но раз уж тут такие условия, то ничего не оставалось, кроме как вложить их в строительство укрепленной базы с ремонтными мастерскими и складами.
        - Пройдемся пешком, тут совсем не далеко, - предложила баронесса и Алексей последовал за ней и спустя минут пятнадцать без каких-либо трудностей и проволочек продал две сотни серебряных соверенов, а еще через час в одной строительной компании подписал договор на расчистку развалин и возведение крепкого здания с хозяйственными постройками и коммуникациями. Оставив задаток, они покинули офис строительной компании и, по пути зайдя в книжный магазин, прикупили некоторое количество книг, после чего выехали на объездную дорогу и поехали в усадьбу.
        Глава 9
        Сделав очередную выписку в блокнот из первого тома уголовного дела, Алексей устало поднялся, ощущая, как затекло все его тело после продолжительного чтения. Необходима была разрядка возникшего напряжения. Пройдя к большой куче напиленных стволов деревьев, взял в руки топор и размашисто стал колоть пеньки, дрова получались то что надо. За час с небольшим измотав себя колкой дров, Алексей устало присел на лавку и, прикрыв глаза, глубоко задумался.
        Вся история началась с того, что за два часа до вылета погибшего пилота совершенно случайно пара дежурных истребителей перехватили заблудившегося в сильнейшем за последние годы тумане гальзианского воздушного курьера. Пилот перехваченного курьера далеко не сразу сообразил, что оказался не на той стороне, но когда это понял, попытался уничтожить донесение, но был тут же убит. Сообщив о перехвате какого-то донесения в Генеральный штаб, командир авиационного полка получил приказ немедленно доставить его в столицу.
        Так как пилотов на тот момент не хватало, гвардии полковник Артемий Фокк был вынужден послать один самолет с наиболее опытным и надежным пилотом, лететь предстояло до столицы пять часов по своей территории, и поэтому комполка не видел никакой опасности. Самолет под управлением штаб-капитана барона Фихтеля вылетел в два часа дня и должен был приземлиться на военном аэродроме вблизи Астариума в начале семи часов вечера, но так там и не появился. Всю ночь длились разборки и выяснения, где самолет с перехваченным донесением, а уже с самого раннего утра несколько эскадрилий получили задание найти пропавший биплан. Розыски продолжались более месяца, но так и ни к чему не привели, самолет растворился, как его и не бывало, а спустя какое-то время появились сообщения о пилоте-перебежчике бароне Фихтеле, о котором сообщали гальзианские средства массовой информации. В результате дело замяли и забыли, слишком неприятным оно было…
        - Что-то удалось интересное обнаружить в материалах уголовного дела или все же нет? - неожиданно послышался негромкий вопрос баронессы совсем рядом от Алексея. Открыв глаза, он, глубоко вздохнув, улыбнулся женщине краем губ и ответил:
        - Да, кое-какие зацепки есть, но все они требуют самой тщательной проверки. Ваш погибший супруг вылетел один на двухместном биплане без всякого сопровождения, так как свободных пилотов в полку не имелось, и где-то на полпути его перехватили, где именно это произошло, нам и предстоит выяснить. Здесь есть только два варианта: утечка информации произошла непосредственно в авиационном полку, где проходил службу ваш супруг, или в Генеральном штабе. Странно, но в материалах уголовного дела эти моменты не освещены вообще. Карта с маршрутом полета у нас есть, барон Фихтель получил ее в полку перед самым вылетом. Необходимо разобраться, кто имел доступ к этой карте в полку и сообщал ли о маршруте полета командир полка в Генеральный штаб и если да, то кому конкретно. Конечно, есть вероятность, что самолет вашего супруга перехватили случайно, но мне в эту версию верится с трудом…
        - Мне тоже… - отозвалась баронесса и, выдержав короткую паузу, задала вопрос:
        - Что вы планируете делать шевалье?
        - Спешить с опросом командира полка и уж тем более выходить на того, с кем разговаривал полковник Фокк в Генеральном штабе, не стоит, незачем преждевременно к себе привлекать внимание. Для начала необходимо провести экспертизу повреждений самолета и тела вашего погибшего супруга, благо, оно находилось в закрытой кабине самолета и превратилось в мумию. После чего необходимо пролететь весь маршрут, по которому должен был пролететь биплан и найти то место, где ваш супруг был вынужден от него отклониться. Дело непростое и крайне хлопотное, так как предстоит опрашивать местных жителей, кто-нибудь обязательно что-нибудь видел и запомнил, хотя и прошло с того времени уже более четырех лет. Примерно где-то так в общих чертах, - ответил Алексей и, поднявшись с лавки, прошелся и, остановившись рядом с поленницей, произнес:
        - С этим делом необходимо быть предельно осторожными и поменьше языком своим лясы точить, дело реально опасное, крайне велик риск нарваться на серьезные неприятности.
        - Вы боитесь? - приподняв правую бровь, поинтересовалась баронесса.
        - Страх - неверное слово в данном случае, вернее сказать, я опасаюсь определенных негативных сценариев, которые, вполне вероятно, возникнут, если мы не будем держать язык за зубами. Да и в целом нам необходимо на данном этапе, да и на последующих тоже, быть предельно осторожными, ведь тут дело может напрямую касаться высшей аристократии.
        - С чего вы взяли?! - поразилась баронесса, округлившимися глазами рассматривая своего собеседника.
        - Вы вообще список старших офицеров Генерального штаба видели? Там ведь нет никого из простолюдинов, что, на мой сугубый взгляд, огромная ошибка. Одним словом, агент гальзианской разведки является представителем старой аристократии, из-за чего у нас вероятнее всего возникнет немало проблем, - в глубокой задумчивости потирая подбородок, ответил Алексей, предвидя будущие проблемы: представители старой аристократии в свой круг никого не пускают, да и информация оттуда практически не выходит, это что-то вроде строгой корпоративной этики, и в этом заключалась главная проблема.
        - Пожалуй, да, соглашусь с вами, шевалье, что именно в среде старой аристократии и находится гальзианский агент, а значит, с его выявлением у нас непременно возникнут сложности, - вынуждена была признать его правоту баронесса и, в задумчивости помолчав какое-то время, задала вопрос: - Насколько я уже успела понять, у вас имеются некие мысли насчет того, как обойти эту проблему, разве не так?
        - Пока толком я еще не знаю, как следует поступить, но то, что придется действовать неординарными методами - это совершенно точно, но об этом мы поговорим позже, когда у нас появится хоть какая-нибудь достоверная информация касательно нашего дела. Вероятно, даже придется переступать законы империи, хотя и не уверен, что до этого дело дойдет, но быть готовым к такому повороту событий надо…
        Высказавшись, Алексей краем уха уловил знакомый звук и замер, внимательно всматриваясь в горизонт, но самолета так и не смог разглядеть, хотя звук вращающегося пропеллера с каждым пройденным мгновением нарастал. Удивленно озираясь по сторонам, Алексей вдруг увидел знакомый биплан, он буквально как черт из табакерки материализовался в воздухе. Он летел на бреющем полете, чуть ли не касаясь колесами земли. Не долетая до них метров двести, его напарник произвел посадку, и машина, прокатившись разделяющее их расстояние, остановилась и спустя несколько мгновений, замерла.
        Фонарь кабины отошел назад, из нее выбрался усталый, в пропотевшем насквозь комбинезоне Иван, он помог выбраться своей вынужденной спутнице, и уже вместе они спрыгнули на траву. Подойдя вплотную, Алексей протянул руку для приветствия, не отводя своего пристального взгляда от бледного лица своего напарника. Он был страшно уставшим, он с трудом стоял на ногах, его шатало.
        - Ваня, на тебе лица нет, ты сам на себя не похож, - высказался Алексей, с тревогой всматриваясь впалые глаза своего напарника.
        - Еще бы… - буркнул он, мотая головой, - За самолетом съездили, слетали на место, где мы обнаружили биплан, выкопали тело погибшего пилота, а когда взлетели, нас попытались сбить та же самая группа, которую мы с тобой видели, они нас обстреляли. Утверждаю со всей ответственностью, они искали наш биплан и документы. Лица тех троих я хорошо запомнил и ни с какими другими ни за что не спутаю. Опоздай мы на несколько часов, они бы вышли на поляну и замели бы все следы. Мне пришлось постоянно лететь, лишь изредка приземляясь, подремать пару часов. В общем, теперь некто знает, что документы кому-то достались и вот-вот должны будут объявиться, и этот кто-то предпримет превентивные меры…
        - Я тебя понял, Ваня… - выдохнул Алексей, пребывая в крайне задумчивом состоянии. - Иди-ка ты отдыхай и Ольгу забирай, а когда ты выспишься, покумекаем на досуге, что нам делать дальше. По всему ясно, спокойного расследования нам не видать как собственных ушей…
        Согласно кивнув, Иван тяжелой походкой направился в усадьбу. Проводив его задумчивым взглядом, Алексей тяжело вздохнул. Оставаться в усадьбе баронессы сколько-нибудь продолжительное время было нельзя, необходимо было перебазироваться, особенно это касалось самолета, оставаться здесь было крайне опасно.
        - Шевалье, что-то вы больно задумчивы после разговора со своим товарищем, случаем, не поделитесь со мной своими тревогами? - как бы невзначай поинтересовалась баронесса, стараясь скрыть свое волнение, но это ей удавалось плохо.
        - Оставаться нам в вашей усадьбе нельзя, того и гляди, сюда пожалуют те, кого пошлет виновник гибели вашего супруга для проверки. Самолет необходимо перегнать в другое место, а также пригласить независимых экспертов для его осмотра, как и патологоанатома для вскрытия тела, кстати говоря, его необходимо в ледник отнести, - обстоятельно ответил Алексей и подойдя к грузовому отделению, открыл крышку и слегка поморщился, запашок стоял еще тот…
        - Мне нужна тачка, где я могу ее взять? - обернувшись к баронессе, задал он вопрос.
        - В гараже есть, правда, она старая и может развалиться, - растерянно отозвалась баронесса, не очень понимая, что ей делать в данной ситуации.
        Пройдя в гараж и найдя хлипкую на вид двухколесную тачку, Алексей осмотрел ее и, слегка подшаманив, покатил ее к биплану. Погрузив тело, он отвез его к погребу и, уложив на ледник, вернулся в гостевые апартаменты. Быстро помывшись, переоделся и, захватив деньги, вышел во двор. Заприметив баронессу, он подошел к ней и ненавязчиво распорядился:
        - Собирайтесь, миледи, мы едем в город за экспертами, вернее, вы меня подбросите туда, где продаются автобусы и грузовики, а сами поедете дальше за экспертами, да и еще… Предупредите Ольгу, пусть собирает все необходимые вещи, после проведения экспертизы мы уезжаем отсюда и, пока не будет завершено расследование, мы сюда не вернемся, это слишком опасно.
        - И куда же мы поедем? - нахмурившись, поинтересовалась она, куда-то уезжать из усадьбы она не хотела, но прекрасно отдавала себе отчет, что оставаться на месте было крайне рискованно.
        - В городе оставаться нельзя, поэтому на первое время поживем возле стройки, на моей земле. Вы с Ольгой в автобусе поживете, а я с Вином в палатке, за нас не беспокойтесь, нам не привыкать и кстати… После того как проведете экспертизу, вы сразу должны отсюда уехать, вы поведете наш броневик, Вин с Ольгой полетят на биплане, а я приеду на автобусе. Меня не надо дожидаться, выезжайте сразу, так как мне предстоит не просто автобус купить, а его еще и переоборудовать для путешествия и проживания, а на это потребуется некоторое время. Насчет тела вашего покойного супруга не переживайте, после экспертизы Вин погрузит его на самолет и доставит на место, а там уже ледник готов, я об этом позаботился в первую очередь.
        - А как же моя машина? - удивленно приподняв правую бровь, спросила баронесса, пребывая несколько в непривычном для себя состоянии.
        - Вашу машину придется оставить здесь, она слишком приметная, да к тому же находится далеко не в самом лучшем состоянии.
        Баронесса, понимающе кивнув, поспешила в усадьбу. Появилась она вновь примерно через час, и они, вдвоем погрузившись в машину, поехали в город. Алексей молча наблюдал за проносившимися мимо пейзажами, говорить с женщиной ему не хотелось, все уже было сказано и так, а попусту болтать он не любил. Баронесса пару раз пыталась завести разговор, но, ощутив угрюмое нежелание своего спутника вести беседу прекратила всякие попытки завести разговор.
        Спустя чуть более часа баронесса остановила машину у обочины дороги невдалеке от большой площадки, где продавались различного рода транспортные средства и, попрощавшись с Алексеем, покатила дальше. Проводив взглядом удаляющуюся машину, он хмыкнул про себя и решительным шагом направился на площадку. Оказавшись внутри и оглядевшись, он несколько удивился, в этот час людей практически не было.
        Обойдя стороной стоянку с легковыми и грузовыми автомобилями, он вышел в самый дальний угол, где предлагались к продаже всего лишь три новых и два подержанных автобуса. Внимательно осмотрев все пять машин, Алексей был вынужден признать, что принципиально ничем они друг от друга не отличались, фактически это была одна и та же конструкция, отличались лишь корпуса, да и то незначительно. Поразмышляв какое-то время, Алексей остановил свой выбор на самом маленьком автобусе и договорился с продавцом о переделке салона. Он собирался разделить салон на три отделения, один грузовой отсек и две маленькие комнатки с двумя койками в каждой. Продавец ничего не имел против, лишь только въедливо расспросив пожелания клиента и записав их в блокнот, озвучил цену. Цена кусалась, особенно наценка за срочность, но экономить на хорошем транспортном средстве он не считал нужным, тем более что тот автобус, который он выбрал, имел бронированный корпус. Достаточно было поставить на окна бронеплиты и на крышу пулеметную башню - и вот вам готовый бронетранспортер… Оттого и цена на этот автобус была высокой.
        Оплатив работы по изменению салона и отдав за автобус задаток, Алексей неспешной походкой покинул площадку и направился на близлежащий рынок, где сделал необходимые покупки и указал время и место доставки, после чего нашел оружейный магазин и вошел туда.
        Выбор был не то чтобы очень, но все же кое-что в магазине интересное имелось, особенно его привлек длинноствольный штуцер с большим оптическим прицелом. Заинтересовавшись штуцером, он попросил продавца показать оружие и разъяснить его особенности.
        - Имейте в виду, без особого разрешения штуцера с оптическими прицелами не продаются, - предупредил продавец, даже не удосужившись подняться со своего стула. Пришлось Алексею предъявить служебное удостоверение в тайной надежде, что это сработает. И это действительно сработало, продавец поднялся и, сняв с витрины штуцер, взялся объяснять, как им пользоваться и настраивать оптику. Уловив особенности прицеливания, Алексей недолго думая решил штуцер купить, хоть это и было дорого, но своя жизнь куда дороже будет.
        - Хорошо, я беру этот штуцер и к нему две сотни патронов, а также пять тысяч патронов к пулеметам. Помимо этого я возьму военный бинокль с дальномерной сеткой и две сотни револьверных патронов, - распорядился Алексей, чем вызвал немалое удивление у продавца, не часто кто-то оставлял в этом магазине столь кругленькие суммы, но Алексей экономить на боеприпасах не хотел, предпочитая иметь основательный запас патронов, тем более пулеметные ленты в самолете были практически пусты.
        Оплатив покупку и объяснив, куда доставить приобретенный товар, Алексей тяжело вздохнул: деньги утекали как вода в песок. Нет, еще серебряных соверенов хватало, но уже треть из того, что было изначально, было потрачено, а они еще к расследованию по сути толком и не приступали. Необходимо было что-то придумать, как обеспечить свое финансовое положение, в противном случае недалек тот день, когда они станут нищими, и тогда придется все продавать и тем самым навсегда закрыть себе возможность попасть на более высокие социальные страты. Быть нищим шевалье ничем не лучше, чем быть просто нищим, разве что формальный статус выше, но и только…
        Покинув оружейный магазин, Алексей какое-то время бродил по улицам, с интересом рассматривая столицу империи, так сказать, впитывая в себя ее атмосферу. В чем-то она была интересной и новаторской, а где-то отличалась замшелой дремучестью, но в любом случае Астариум был весьма своеобразным городом со своей особой атмосферой и аурой. Погуляв до самого глубокого вечера, Алексей снял на ночь гостиничный номер. На следующий день в десять часов утра он был возле мастерской и рассматривал подготовленный по его заказу автобус.
        Убедившись в надлежащем исполнении, Алексей, полностью рассчитавшись за автобус, загрузился топливными пеллетами и доставленным товаром и неспешно поехал в сторону усадьбы, только другой дорогой, он хотел проверить свои подозрения. Часа за три добравшись к окраинам, Алексей, прихватив с собой рюкзак с биноклем, кружным путем вышел в метрах четырехстах от усадьбы баронессы и, пристроившись на поваленном дереве за небольшим кустарником, стал внимательно рассматривать здание. Ни самолета, ни бронеавтомобиля на территории усадьбы не было, хозяйка с Ольгой и его напарник покинули ее пределы, по всей видимости, еще вчера вечером, каких-либо движений на территории видно не было.
        Алексей хотел было уже возвращаться к автобусу и следовать по назначению, когда неожиданно для себя заметил шевельнувшиеся бугры. Присмотревшись более внимательно, он непроизвольно клацнул зубами: под маскировочными сетями находились двое наблюдателей в лесных камуфляжных костюмах. Понаблюдав за ними какое-то время, Алексей понял одно: эти люди были мастерами своего дела, и красться к ним было чревато, но и уезжать не солоно хлебавши не хотелось, ему требовалась информация. Пришлось ему, соблюдая предельную осторожность, обследовать окрестности. В результате он нашел в неглубоком овраге стоявший небольшой грузовой автомобиль с фургоном, возле которого сидел на раскладном стуле неизвестный мужчина в черной кожаной куртке и разогревал на маленьком костерке железный чайник.
        Имея немалый охотничий опыт, Алексей довольно быстро понял, что этому в черной кожанке по своим навыкам не тягаться с теми, кто наблюдает за усадьбой и, подумав несколько мгновений, решился рискнуть. Красться приходилось крайне осторожно, чтобы не побеспокоить верзилу хоть малейшим шорохом. И это ему удалось, он подобрался к нему вплотную и, примерившись, ударил рукояткой револьвера в основание черепа. Неизвестный, не издав ни звука, рухнул как подкошенный. Нащупав пульс, он с облегчением выдохнул, неизвестный был жив, но пребывал в глубоком нокауте.
        Не теряя и секунды, Алексей спеленал руки и ноги веревками, затащил неизвестного в фургон и сам, взобравшись туда, стал выжидать появления кого-то из наблюдателей, и это произошло. Через полтора часа он услышал рядом с полуоткрытой дверцей фургона сварливое ворчание:
        - Клык, чтобы тебе шаровая молния в ухо залетела, ты куда подевался, а ну давай выходи! Нам надо отсюда уезжать, в усадьбе никого нет, баронессы в доме нет, она уехала. Клык, скотина, ты где?!
        Неизвестный сунулся внутрь фургона и тут же осел. Не дав потерявшему сознание упасть, Алексей зацепил рукав за крюк и, резко выпрыгнув, повел стволом револьвера из стороны в сторону, но второго наблюдателя не было. Вернувшись в фургон, он спеленал второго пленника и, забрав два трофейных револьвера, натянул на себя черную кожаную куртку и, выпрыгнув, захлопнул дверцы фургона, закрыв его на замок, прошел в кабину и сел за руль. Прошел еще час, и появился последний наблюдатель, он был зол. Подойдя к машине, он осмотрелся и сварливо воскликнул:
        - Клык, Кабан, где вы, мать вашу так?!
        Услышав возглас, Алексей прикрыв лицо кепкой и сделал позу спящего человека, готовясь в любой момент вступить в дело. Наблюдатель, не услышав ответа на свой возглас, обошел машину и, увидев водителя, взревел, словно раненый медведь и распахнул дверь, хотел было врезать в ухо водителю, но неожиданно получил сильный удар рукояткой пистолета прямо в лоб. На мгновение замерев, наблюдатель, закатив глаза, рухнул как бревно.
        Усмехнувшись, Алексей вышел из кабины и, присев возле потерявшего сознание наблюдателя, связал руки и ноги, после чего подтащил его к фургону и, закинув его туда, захлопнул дверцы и, усевшись за руль, завел двигатель. Выведя машину из оврага, он повел машину подальше от района усадеб в сторону густого леса. Спустя полчаса загнав фургон в пролесок, он остановился и стал готовиться к допросу с пристрастием. Собрал дрова, распалил костер и сколотил из подручных средств импровизированную дыбу, которую когда-то видел на одной из выставок в историческом музее.
        Когда надлежащий антураж был подготовлен, Алексей закрыл свое лицо черной маской, открыл фургон, подсветил фонарем и осмотрел своих пленников. Все трое пришли в себя и не сводили с него своих глаз. Они не понимали, как такое могло произойти, что их, опытных охотников за головами, скрутили, а они и пальцем пошевелить не успели. Усмехнувшись про себя, он первым делом вытащил обоих наблюдателей и взялся их привязывать к толстым веткам, после чего привязал водителя. Оглядев дело рук своих и с удовлетворением вздохнув, Алексей негромко заговорил:
        - Господа, у вас есть выбор: вы мне все рассказываете, кто послал вас наблюдать за усадьбой баронессы Фихтель, и я уйду, оставив в живых, ну а если вы предпочтете молчать, жизнь ваша будет поганой и, смею заверить, короткой. Предупреждаю сразу, церемонии разводить я не любитель, как и тянуть кота за хвост, предпочитаю отрывать сразу, такова уж моя тонкая душевная натура.
        Все происходящее категорически не нравилось Алексею, но необходима была тренировка, без которой расследование толком так и не сдвинется с мертвой точки. Так почему бы не начать прямо сейчас, тем более никакого риска для него не было. Ухмыльнувшись хищным оскалом, Алексей снял со всех троих кляпы и, чуть отойдя в сторону, стал ожидать, что последует дальше.
        - Если хочешь жить, немедленно освободи нас, выплати полагающуюся компенсацию, в противном случае тебя и всю твою родню на собачий фарш пустят люди Фуфырика! - вскричал наблюдатель, которого он взял последним. Хищно оскалившись, Алексей без всякой злобы и даже ласково произнес:
        - Какой-то там Фуфырик не чета Скальпелю, а Скальпель слов на ветер не пускает, - ухмыльнулся Алексей и, подойдя к наблюдателю, начал его методично избивать, используя его как боксерскую грушу. Первые минуты неизвестный орал как резаный, но с каждой минутой все тише и тише, пока не потерял сознание.
        - Ну что, за кого из вас раньше приняться? - ледяным тоном поинтересовался он у своих пленников, наконец осознавших в полной мере, что с ними и вправду никто церемониться не собирается.
        - Уважаемый, ну что ты от нас хочешь, мы люди маленькие, дали задание присмотреть за бабой одной, кто к ней ходит, кто бывает, что сама делает и информацию передать нашему боссу Фуфырику, а уж кто ему это заказывал, сам у него спрашивай, мы не в курсе, - отозвался водитель, хмуро поглядывая на своего пленителя, от которого отдавало потусторонней жутью.
        - Где этого вашего Фуфирика найти? - поинтересовался Алексей, пристально всмотревшись в лицо шофера, отчего того пробило в холодный пот, он явно чего-то испугался.
        - В ресторане «Золотой фазан», что на улице принца Фаруза III, у него штаб-квартира, - ответил второй наблюдатель и после короткой паузы, добавил: - Кое-что я про Скальпеля слышал, народ глаголет, зарвавшуюся аристократию бомбит и простых людей защищает, но никто его не видел, не афиширует себя. Если Скальпелю услуги какие потребуются, найди меня, я обязательно помогу, у меня к аристократикам свой личный счет имеется. Запомни, меня все знают как Жменя.
        - Договорились, если ты искренен, то Скальпель тебя найдет. Кстати, передай Фуфырику, если он продолжит интересоваться делами баронессы Фихтель, пусть пеняет на себя, его место займет более способный и понимающий реальное положение человек, - поддерживая создаваемую легенду, проговорил Алексей и помолчав несколько мгновений, добавил:
        - Слушай сюда, Жменя, я тебе сейчас руки освобожу, а сам на машине уеду, найдете ее в районе усадьбы и езжайте себе куда пожелаете. Кстати, когда вы усадьбу под свое наблюдение взяли?
        - Так это… в семь утра задачу поставили, пока подготовились, пока приехали, пока нашли… В общем, где-то около десяти часов утра.
        Подойдя к местному бандиту, Алексей ножом перерезал веревку и, быстрым шагом подойдя к машине, завел двигатель, вывел фургон из леса и поехал напрямик к усадьбе. Не доезжая до дома каких-то триста метров, остановил машину и замысловатым маршрутом вышел на дорогу, чтобы его не могли проследить по траве, уже с укатанной дороги прошел к своему автобусу и, включив двигатель, неспешно поехал в сторону объездной дороги. Настроение было приподнятым, он сегодня не только приобрел отличное средство передвижения, но и ухватил одну зацепку, по всему выходило, некто являющийся иностранным агентом в Генеральном штабе крутил какие-то дела с уголовным авторитетом по прозвищу Фуфырик. Да к тому же Алексей взял в качестве трофеев три отличных револьвера крупного калибра…
        Глава 10
        - Так значит, усадьбу взяли под наблюдение местные бандиты… - в глубокой задумчивости протянул Иван, обдумывая только что полученную информацию и помолчав какое-то время, внимательно взглянув на Алексея и негромко задал вопрос: - Может, все же это какая-то случайность?
        - Ни о какой случайности тут и речи быть не может, вот в чем дело. Система связи у них налажена будь здоров, - нехотя буркнул Алексей, прикидывая как это может повлиять на их дальнейшие действия.
        - Быть может, приехать на броневике к этому ресторану и ультиматум поставить? - сделал предложение напарник, которому ситуация совершенно не понравилась.
        - Ты, часом, американских вестернов не пересмотрел? - удивленно подняв брови, поинтересовался Алексей, хотя в глубине души и не исключал подобного сценария, но не вдвоем же на броневике с одним пулеметом воплощать в жизнь. - В логово местных бандитов надо приходить, основательно подготовившись, а не с бухты-барахты устраивать с местным криминальным авторитетом разборки, в конце концов, не войнушку же в центре столицы устраивать, в самом-то деле?! Да и вообще, сейчас нам не до этого, у нас сейчас другие задачи стоят, но это не значит, что мы в этот самый «Золотой фазан» не наведаемся. Непременно наведаемся, но не сразу, а когда у нас будут более крепкие кулаки, сам понимаешь, наличие исправного биплана и броневика - это еще не сила, а так… средства передвижения, пусть и неплохо вооруженные, - наставительно подняв указательный палец вверх, произнес Алексей и, помолчав несколько мгновений, распорядился:
        - Ваня, давай собирайся, через полчаса вылетаем по маршруту, по которому летел погибший пилот, и будем разбираться, как биплан так далеко занесло. Кстати, ты не в курсе, когда будут результаты обследования экспертами самолета и тела?
        - Не знаю, ты лучше у баронессы сам спроси, она передо мной не отчитывается, - пропыхтел напарник и, поднявшись с лавки, поспешил в палатку, в которой жил два последних дня. Проводив его взглядом, Алексей поднялся и неторопливо направился в небольшой бревенчатый домик, который возвели строители, занимающиеся расчисткой древнего фундамента, на котором и собирались возвести небольшую крепость.
        Подойдя к двери, он вежливо постучал. Спустя несколько мгновений дверь открылась, и Ольга, приветливо кивнув, жестом предложила войти в дом. Он вошел и, оглядевшись, увидел чистые половицы и в ряд выставленные четыре пары домашних тапочек. Поняв намек, Алексей, тяжело вздохнув, стянул грязные сапоги и, надев шлепанцы, вошел в комнату, где за столом сидела баронесса и что-то напряженно изучала.
        - Добрый день, миледи. Хотелось бы поинтересоваться, каковы результаты исследования.
        Подняв голову, баронесса, улыбнувшись одними губами, нагнулась и достала пару исписанных листов и, положив их перед собой, внимательно посмотрела на Алексея. Подойдя к столу, он взял листы и, присев на простецкий табурет, вчитался в текст. Перечитав внимательно текст несколько раз, он на некоторое время задумался, после чего поднялся и, вернув листы, задумчиво посмотрел в окно, из которого хорошо были видны работающие строители, и негромко заговорил:
        - Значит, самолет вашего мужа был атакован стоящим на вооружении империи самолетом «Хоккер-12», одна из пуль, выпущенная из такого истребителя, и стала причиной гибели вашего супруга. Честно говоря, я нечто подобное и ожидал, но все же подтвержденная информация для расследования имеет немаловажное значение. Это реально важно, по этой причине через полчаса я со своим напарником вылетаю по маршруту, по которому должен был лететь в столицу ваш супруг, и мы не вернемся, пока не найдем место где произошло нападение. Только разобрав эту часть истории, мы сможем идти дальше, ведь если курьер был сбит имперским истребителем, то он вылетел с военно-воздушной базы, находящейся где-то по маршруту, отсюда и следует вертеться. Конечно, с того времени прошло немало времени, но каждый вылет записывается в журнал учета вылетов, вот там и следует копать…
        - Будьте осторожны, дело реально дурно пахнет, - искренне предупредила баронесса и, внимательно посмотрев на своего собеседника, задала вопрос:
        - Вы слишком задержались, надеюсь, ничего плохого во время пути с вами не приключилось?
        - Кое-что приключилось, - признал Алексей, - после того, как я купил автобус и заказал его тюнинг, я на следующий день поехал к усадьбе и, оставив машину в стороне, пошел глянуть, что там. Вас уже в усадьбе не было, но были двое наблюдателей, пришлось их основательно допросить и кое-то узнать. Нам очень повезло, что вовремя уехали с усадьбы, но вот скорость, с которой наши оппоненты действуют, весьма внушает. Настоятельно рекомендую, пока нас нет, озаботьтесь о месте, где бы вы могли в случае чего скрыться в убежище, автобус и броневик в вашем полном распоряжении.
        - Ну, хорошо, я согласна, что озаботиться о резервной базе действительно необходимо, но если во время вашего отсутствия нам придется исчезнуть, то как мы друг друга найдем? - в некоторой растерянности поинтересовалась баронесса и, поднявшись с кресла, подошла к окну и задумчиво всмотрелась вдаль.
        - Чтобы особо не мудрить, договоримся так, каждый понедельник в полдень будьте на Площади фонтанов возле второго фонтана, ждите пять минут, если меня не будет, сразу уходите. Также если я буду и вас увижу, но не подам виду, проходите мимо, не останавливаясь, это будет обозначать, что за мной следят. Если таковое случится, снимите гостиничный номер в гостинице под названием «Три кота», только непременно на первом этаже, после чего поставьте мелом два креста на углу, это будет знак для меня и ждите моего появления не менее пяти суток, - ответил Алексей заранее проработанной схемой возможных действий в непредвиденных обстоятельствах. - Хотя надеюсь, ничего этого делать не придется.
        - Желаю вам успеха, - односложно пожелала баронесса, хотя высказаться хотелось более витиевато, но по непонятной для нее самой причине так и не решилась этого сделать.
        - И вам успеха, миледи, - отозвался в ответ Алексей и, прихватив отчет проведенной экспертизы, покинул дом и направился в автобус, где взял ящик с патронами и машинкой для снаряжения пулеметных лент и направился к биплану. Провозившись около получаса, он снарядил все ленты и вставил в авиационные пулеметы, установленные в нижних крыльях, после чего уложил ящик с патронами в грузовое отделение и, вернувшись в автобус, взял штуцер с оптическим прицелом и револьверными патронами, а также прихватил свой готовый к походу рюкзак. Уложив все это в грузовой отсек и добавив туда канистру питьевой воды и запас продуктов на несколько дней, Алексей был готов лететь немедленно, но его напарника все не было, он куда-то запропастился…
        Появился он спустя сорок минут с полным рюкзаком, который еле-еле влез в грузовой отсек. Они какое-то время поработали с картой и, определившись с маршрутом, вылетели. Лететь пришлось четверо суток, только на три часа опускаясь на землю для отдыха и короткого сна. Они летели по указанному на карте маршруту что заканчивался на военно-воздушной базе, откуда взлетал в свой последний полет погибший супруг баронессы.
        К полудню четвертого дня на горизонте показалась довольно большая военно-воздушная база, и Иван, взяв на нее курс, подлетел к ней, сделал несколько кругов, разбираясь, куда можно посадить машину, и, когда это было выяснено, повет самолет на посадку. Когда биплан, пробежав по взлетно-посадочной площадке, замер, самолет окружили несколько десятков вооруженных винтовками солдат, среди которых были два офицера. Сняв шлемофон, Алексей вылез из кабины и, надев на голову черную кожаную фуражку и пройдясь по крылу, спрыгнул на траву и оправил кожаную куртку с ремнем, на котором находилась кобура с револьвером.
        - Ваши документы! - потребовал офицер в звании штаб-капитана, подозрительно всматриваясь в незнакомое для него лицо. Хмыкнув, Алексей достал из внутреннего кармана служебное удостоверение и, продемонстрировав его офицеру, настоятельно потребовал:
        - Штаб-капитан, проводите меня к командиру авиабазы гвардии полковнику барону Фокку, надеюсь, он на месте.
        - Пройдемте со мной, лейтенант, - с облегчением выдохнул офицер и, дав команду солдатам расходиться, повел Алексея в другой конец авиабазы, где находилось довольно внушительное административное здание. Пока они добирались до него, Алексей успел познакомиться с офицером и немного переговорить, благодаря чему смог узнать кое-какие новости, хотя они никакого отношения к расследованию не имели.
        Поднявшись на третий этаж, штаб-капитан указал на дверь кабинета, где находился начальник военной авиабазы, и поспешил удалиться. Находиться в компании прибывшего из самой столицы неизвестно зачем лейтенанта контрразведки он не хотел, вполне обоснованно полагая, что он пожелает его чем-то озадачить. Проводив взглядом уходившего офицера, Алексей хмыкнул, решительно толкнул дверь и вошел в кабинет, где за массивным столом находился секретарь в звании лейтенанта, что-то лихо отбивающий на массивной пишущей машинке. Увидев неизвестного, вошедшего в приемную, лейтенант перестал стучать пальцами по клавишам и строгим голосом предупредил:
        - Гвардии полковник Фокк не принимает, приходите через два дня, тогда и будет прием по общим вопросам.
        Проигнорировав реплику лейтенанта, Алексей подошел к нему, продемонстрировал удостоверение и негромко потребовал:
        - Проведите меня к полковнику и сделайте так, чтобы нас никто не побеспокоил.
        Резко умолкнув, лейтенант провел Алексея и, открыв дверь в кабинет своего начальника, пропустил офицера контрразведки. Войдя внутрь, Алексей огляделся и увидел весьма оригинальный кабинет с купольной прозрачной крышей, с которой открывался отличный вид на авиабазу, а также взлетающие и идущие на посадку самолеты.
        - Здравия желаю, гвардии полковник, - привлекая к себе внимание, произнес Алексей, присматриваясь к начальнику военно-воздушной базы, что-то записывающему в большой журнал. Подняв глаза, гвардии полковник вгляделся в Алексея и после небольшой паузы задал вопрос:
        - С кем имею честь?
        - Лейтенант шевалье Лексий Тутовин. Управление контрразведывательный операций четвертого департамента тайной полиции, - представился Алексей и продемонстрировал полковнику свое личное удостоверение.
        - Ясно. Что, опять проверка? - тяжело вздохнув, поинтересовался барон Фокк.
        - Нет, это не проверка, - хмыкнул Алексей, - все куда серьезнее. Именно по этой причине предупреждаю сразу: то, о чем сейчас пойдет речь, не должно выйти из этого кабинета, за это вы несете персональную ответственность. Вы помните историю четырехлетней давности с исчезнувшим самолетом, который управлял штаб-капитан барон Амадей Фихтель?
        Лицо гвардии полковника чуть искривилось и он, зло, сверкнув глазами, хрипло произнес:
        - Да, эта история обошлась мне дорогой ценой. Фихтель оказался перебежчиком, перелетевшим на ту сторону вместе с перехваченным донесением, которое он должен был доставить в Генеральный штаб.
        - Посмотрите, это именно то донесение? - предложил Алексей и подтолкнул в сторону серый конверт со вскрытой сургучной печатью и надписями. Взяв конверт в руки и внимательно его, осмотрев, полковник, пристально посмотрев на своего собеседника, произнес:
        - Да, это именно тот конверт, только когда я его четыре года назад держал в руках, он был запечатан. Кстати говоря, печать-то недавно сорвали… Подождите, но такого не может быть, конверт ведь вновь оказался в руках гальзианской разведки еще четыре года назад… Или все же нет, я правильно понимаю?!
        - Вы верно поняли. Конверт не был возвращен, все во много раз сложнее, и поэтому требуется ваша помощь, но повторюсь еще раз, молчать об этом всем необходимо строго. Ситуация такова, некоторое время назад в заповедном лесу был обнаружен биплан с простреленным в нескольких местах фюзеляжем, стреляли из авиационного пулемета, которые устанавливают только на истребителях «Хоккер-12». В кабине обнаружили тело погибшего штаб-капитана Фихтеля. В планшете с картой маршрута обнаружился целый конверт. То перехваченное донесение уже давно никакого значения не имеет, так как информация безнадежно устарела, тут важно совсем иное. Посланный в столицу курьер где-то на полпути был перехвачен имперским истребителем и обстрелян. Фихтель, судя по всему от истребителя сумел оторваться, скрывшись в заповедном лесу, но был ранен. Самолет он свой практически посадил на лесную поляну, но уже выбраться не смог, потеряв сознание, в результате чего истек кровью и, не приходя в сознание, скончался и находился в кабине все эти прошедшие годы. Я хочу, чтобы вы вспомнили всю историю и в особенности фамилии всех тех, кто имел к
этому делу хоть малейшее отношение. Поймите, где-то сидит крот, который работает на гальзианскую разведку, его необходимо обезвредить во чтобы то ни стало…
        - Я вас понял, лейтенант… - хмуро отозвался полковник и, тяжело поднявшись, прошел к панорамному окну и глубоко вздохнув, заговорил:
        - Это произошло двенадцатого мая, до этого две недели сплошным потоком, практически не переставая, лили сильнейшие ливни, превратившие дороги в страшное месиво, да и самолеты не могли взлетать, мало того, во многих местах было прервано железнодорожное сообщение. Двенадцатого мая затяжные ливни прекратились, и я поднял в небо дежурную пару истребителей для контроля границы. Вот только спустя полтора часа поднялся густой туман, во время которого истребители перехватили гальзианского курьера. Пилот не сразу разобрался, что заблудился и оказался на другой стороне… В общем, он погиб, а то донесение, которое было при нем, оказалось у нас. Конверт мы не вскрывали и, упаковав в присутствии нескольких свидетелей, опечатали, и я послал самого опытного пилота в столицу, он должен был доставить перехваченное донесение полковнику Левантину в Генеральный штаб. Именно ему я докладывал о перехвате гальзианского курьера с донесением и от него получил приказ доставить конверт, что я и выполнил.
        Записав в блокнот звание и фамилию офицера из Генерального штаба, от которого был получен приказ, Алексей в задумчивости помолчал некоторое время и на всякий случай уточнил:
        - Так значит, вы утверждаете, что ни с кем кроме полковника Левантина на тему перехвата секретного донесения не разговаривали?
        - Нет, только с ним, к тому же в кабинете кроме меня никто не присутствовал, я не имею такой пагубной привычки разговаривать на такие темы в присутствии посторонних, сами хорошо понимаете: длинный язык - находка для шпиона.
        - Хорошо, я вас понял, - разочарованно выдохнул Алексей, - теперь пойдем дальше… Посмотрите, вот карта с указанием маршрута, по которому должен был лететь барон Фихтель, она кому-нибудь на вашей авиабазе могла быть известна?
        - Это исключено, лейтенант, исключено абсолютно, так как этот маршрут я начертил за десять минут до того момента, как Фихтель сел за штурвал самолета, и передал ему лично в руки, когда он был уже в кабине. Кто-либо подсмотреть маршрут не мог, я его чертил у себя в кабинете и сразу же отправился на стоянку воздушного курьера, - категоричным тоном заявил полковник, пребывая в крайне задумчивом состоянии.
        - С этим более или менее разобрались, теперь посмотрите на маршрут и скажите, откуда мог взлететь имперский истребитель и устроить охоту на посланного вами в столицу курьера? Честно говоря, мы по этому маршруту летели из самой столицы в надежде это выяснить, но у нас ничего не получилось, мы не знаем, где по маршруту находятся или находились на тот момент наши авиабазы.
        Гвардии полковник внимательно выслушал Алексея, взял в руки карту, развернул и погрузился в изучение. Минут пять ему потребовалось все разобрать и тщательно обдумать, от чего по его лицу пробежала темная тень, а кожа покрылась красными пятнами и каплями пота. Протерев платком вспотевший лоб, гвардии полковник негромко заговорил:
        - Есть только одно место, откуда мог взлететь двенадцатый «Хоккер». Это восемнадцатая авиаремонтная база, что возле населенного пункта под названием Дубинцы, других взлетно-посадочных полос фактически до самой столицы в окрестностях проложенного маршрута нет и не было никогда. Двенадцатый «Хоккер» - это машина особая, она скоростная, предназначена для перехвата высотных целей, она вполне надежна, но требовательна к взлетной полосе, где придется на ней не сядешь, это ведь не биплан, к тому же она требует высококвалифицированного обслуживания, я уж не говорю об управлении. Двенадцатым «Хоккером» управляют исключительно асы, поверьте, уж я-то знаю, о чем говорю.
        - Это уже интереснее… - проронил Алексей, осмысливая только что полученную информацию, при этом не забыв записать в блокнот номер ремонтной базы и название населенного пункта, где она располагается. - Есть за что зацепиться…
        - Да, согласен, зацепиться и вправду есть за что, - согласился полковник в задумчивости помолчав какое-то время, заговорил вновь:
        - Имейте в виду, двенадцатый «Хоккер» работает от заряжаемого на аэродроме аккумулятора, из-за чего его радиус ограничен, в воздухе он может находиться ровно три часа, это если полет будет при крейсерской скорости, а если работать на максимальных оборотах, то стремительно сокращается до двух часов. Для высотных перехватчиков этого более чем достаточно, «Хоккер-12» - машина сугубо специализированная и очень дорогая.
        - Гммм… благодарю за информацию, думаю, она и вправду будет не лишней, особенно для расчетов, - поблагодарил Алексей и, помолчав несколько мгновений, задал вопрос своему собеседнику:
        - Скажите, у вас есть еще что мне сообщить?
        - Нет, лейтенант, все, что я знал, все честно рассказал без всякой утайки. Дело и вправду дурно воняет, надеюсь, вам удастся поймать крысу… - с глубоким вздохом ответил полковник и умолк, заложив руки за спину.
        - Благодарю вас, господин полковник, вы дали мне ценнейшую информацию, но хочу повторить в третий раз: все, о чем мы с вами здесь и сейчас разговаривали, должно остаться между нами двоими. Не докладывайте даже непосредственно вашему руководству в Генеральном штабе. Это напрямую касается государственной безопасности. Если будут настаивать, сообщите, что некий офицер возжелал в частном порядке пройти обучение на предмет управления самолетом и авиационной навигации, за что готов неплохо заплатить. Думаю, такая легенда вполне сработает.
        - Да, основная масса точно удовлетворится, - согласился полковник и спустя мгновение задал вопрос:
        - Вы случаем не на том самом биплане прилетели, на котором пропал барон Фихтель?
        - На нем самом, - признал Алексей, не видя смысла скрывать эту информацию, к тому же полковник и так хорошо знал эту машину.
        - Отличный биплан, скоростной и очень надежный, способный многие годы летать без каких-либо поломок, - кивнув головой, проговорил полковник, - Вы, кстати говоря, не желаете передохнуть с дальней дороги?
        - Извините, но нет, время поджимает, - отказался от предложенного отдыха Алексей, хотя четверо суток пребывания в самолете довольно существенно его измотали, но он сейчас не мог позволить себе отдыхать.
        Попрощавшись с гвардии полковником Фокком, Алексей покинул его кабинет и спешной походкой вернулся к биплану. Махнув рукой напарнику заводить двигатель, быстро запрыгнул на крыло, взобрался в кабину и захлопнул фонарь, после чего машина медленно развернулась и, быстро набрав скорость, взмыла вверх.
        - Куда на сей раз путь держим? - не поворачивая головы, спросил напарник, когда они уже отлетели от военной авиабазы на несколько километров.
        - Мы держим курс по направлению населенного пункта под названием Дубинцы. В этом районе находится ремонтный завод, где имеется взлетно-посадочная площадка, туда мы с тобой и летим сейчас. Эти самые Дубинцы находятся примерно посредине, места довольно глухие.
        - Ага, на карте нашел, хотя это отклонение от маршрута километров на двадцать. Лететь будем двое суток, кстати говоря, там широкая река имеется, уходящая далеко в заповедный лес, - спустя пару минут отозвался напарник и прибавил скорость, ему хотелось поскорее прибыть на место.
        - Лететь - это не на своих двоих все это расстояние топать, - нехотя буркнул Алексей, продолжая обдумывать свои дальнейшие действия на ремонтной базе, а ему было над чем поразмышлять, тем более время для этого у него было с избытком. Особенно его интересовало, что это за заповедный лес такой, ведь ему еще ни в одной книге не попадалось объяснение, почему лес этот является запретным…
        Глава 11
        Шестой час они летели вдоль реки в заповедном лесу, и пока ничего похожего на места, где можно было бы приземлиться, что-то не попадалось. Алексей уже подумывал развернуть самолет и лететь обратно, надежда обнаружить ту поляну, на которой они и обнаружили биплан, с каждой пройденной минутой таяла как утренний туман. Поразмыслив некоторое время, Алексей тяжело вздохнул и решил выждать еще с полчаса и возвращаться обратно.
        Продолжая внимательно рассматривать окружающий лес и проносящуюся внизу широкую реку в какой-то момент он увидел притоку впадающую в реку а в километрах так трех за небольшим изгибом притоки увидел расстрелянный пароход, на котором он уже один раз побывал…
        - Сворачивай по притоке вправо немедленно, нам туда! - взревел Алексей, показывая рукой, направление, куда следует взять курс. Понимающе кивнув, Иван сделал резкий вираж, и биплан, медленно снижая скорость, пролетел над давно севшим на мель пароходом, а спустя десять минут они уже кружили над поляной, где и был ими обнаружен биплан. Сделав кругов пятнадцать вокруг большой поляны и не обнаружив для себя никакой угрозы, они посадили машину и, вооружившись, выбрались из кабины и внимательно огляделись.
        - М-да-а… а здесь неслабо так все обыскали, с собаками-ищейками, даже щупы использовали, - задумчиво оглядывая поляну, протянул Иван и, помолчав какое-то время, обратился к своему напарнику:
        - Сними здесь все на смартфон, и мы сразу отсюда улетаем, ты как хочешь, но ночевать я здесь не буду. Главное - и так понятно, куда «Хоккер» загнал наш биплан. Штаб-капитан, насколько я понимаю, хотел пролететь насквозь запретный лес и вылететь с другой стороны, где мы из этого леса в свое время и вышли. Все бы у него получилось, если бы не ранение. Действительно, барон Фихтель был опытнейшим пилотом.
        Ничего не ответив, Алексей достал из рюкзака смартфон и, включив его, обошел поляну, снимая на видео следы обыска поляны, оставленные теми, кто искал биплан и пропавшие документы. Сделав все необходимое, он вернулся к самолету, и они, взобравшись в кабину, через пару минут взлетели. Все это время, пока биплан не выйдет к большой реке, Алексей снимал дорогу на камеру, после чего выключил смартфон и, спрятав его, решил немного вздремнуть. Проснулся он, когда смеркалось. Оглядевшись, он сразу сообразил, что заповедный лес остался далеко позади, а впереди замаячил какой-то населенный пункт, на окраине которого виднелись большие ремонтные ангары и аэродром при них.
        - Это что, те самые Дубинцы? - позевывая, поинтересовался Алексей, задумавшись о необходимости освоить управление самолетом и навигацию, не все же напарнику отдуваться.
        - Да, это они самые и есть, минут через сорок пойдем на посадку и уж там передохнем, если, конечно, получится, - устало выдохнул напарник, почти двенадцать часов просидевший за управлением самолета. - Во что мне уже слабо верится, опять какая-нибудь какашка приключится, отчего носиться нам с тобой придется как наскипидаренным.
        Как и обещал напарник, через сорок минут он, сделав три круга над аэродромом, стремительно пошел на посадку. Когда машина остановилась на краю взлетно-посадочной полосы, они степенно выбрались из кабины и увидели несколько человек, едущих на пикапе в их сторону. Через несколько минут машина остановилась, и из кузова спрыгнули пятеро, трое были в рабочих спецовках, а двое являлись офицерами военно-воздушных сил. История повторилась, офицеры потребовали предъявить документы. После того как напарники выполнили их требование, Алексей отозвал офицеров в сторону, так чтобы их не могли слышать рабочие, и задал вопрос:
        - Где я могу увидеть местного особиста?
        Офицеры задумчиво переглянулись, и один из них негромко ответил на поставленный вопрос:
        - Рабочий день окончен, и штаб-капитан Бруон ушел домой, но завтра утром будет к семи часам утра.
        - Господа, мне некогда, время поджимает, вышлите посыльного, пусть поднимают штаб-капитана и везут сюда, мне с ним необходимо срочно поговорить, - отрицательно покачав головой, отозвался Алексей и требовательно посмотрел на обоих младших офицеров.
        - Хорошо, лейтенант, я вышлю посыльного, но давайте все же сначала проедем в административное здание. По крайней мере, там имеются гостевые апартаменты как раз для таких вот непредвиденных случаев. Имеется также и столовая, а то, как я вижу, вы в полете провели немало времени, и вам определенно требуется отдых.
        - Было бы неплохо… - вынужден был согласиться Алексей, ощущая, как хочется поесть чего-нибудь горячего. - Есть и вправду хочется, да и отдохнуть тоже, устали сильно, но служба есть служба.
        Погрузившись в кузов большого пикапа, они проехали полкилометра, и машина остановилась возле большого трехэтажного административного здания. Их первым делом сопроводили в двухместный гостиничный номер, после чего они пошли в буфет, где их хорошо накормили, а через полчаса появился штаб-капитан Бруон. Внимательно изучив предъявленные документы, местный особист сопроводил столичных визитеров из управления контрразведки в свой рабочий кабинет и, заварив для всех крепчайший кофе, негромко задал вопрос:
        - И каким ветром ваз занесло в нашу глушь?
        - Ну, допустим, не глушь, - выдохнул Алексей, - а занесло нас одно дело… В общем, нас интересует, кто четыре года назад двенадцатого мая поднимался в воздух на скоростном истребителе «Хоккер-12». Это должно быть отражено в ваших летных журналах…
        Лицо штаб-майора потемнело и он, несколько нервно дернув плечом, поднялся и, подойдя к витражному окну, посмотрел на аэродром и негромким голосом заговорил:
        - Насчет записей в журнале взлетов и посадок на двенадцатое мая четырехлетней давности… их нет, они отсутствуют по вполне объективным причинам. Я хорошо помню этот день. Тогда по невыясненным причинам произошел сильнейший пожар, в мастерских быстро перекинувшийся на арсенал, из-за чего было принято решение поднять в воздух отремонтированные самолеты, которых на тот момент насчитывалось восемь. Три из них как раз были двенадцатые «Хоккеры» с дополнительными аккумуляторами в подвесных баках.
        - Насколько увеличивается дальность полета «Хоккера» с такими вот подвесными баками? - в один момент среагировал Иван, с прищуром посматривая на задумчивого особиста.
        - На два часа полета, но из-за них существенно снижается скорость и по этой причине навесные баки используют лишь для перегонки самолетов, для боевых действий в воздухе они бессмысленны, - ответил штаб-майор, не поворачивая головы, и спустя несколько мгновений продолжил свой рассказ:
        - Из-за угрозы подрыва арсенала пришлось в экстренном порядке заправлять самолеты и понимать их в небо, благодаря чему удалось их спасти. После ликвидации пожара все самолеты вернулись на аэродром, в том числе и «Хоккеры». Интересно, что на следующее утро один из пилотов который управлял «Хоккером», исчез. Все наши попытки найти пропавшего пилота не увенчались успехом, он исчез и через какое-то время был объявлен дезертиром. Вы, по всей вероятности, из-за этого дезертира прибыли сюда?
        - Не совсем, нас интересуют все три пилота, летавшие в тот день на «Хоккерах». Нам необходимо ознакомиться со всеми материалами, которые есть в наличии на этих офицеров, начиная от книг регистрации с КПП и заканчивая личными характеристиками и даже слухами. Нас интересует все, глядишь, и найдутся косвенные зацепки… - с намеком ответил Алексей, понимая, что дело усложнилось и приобрело несколько неожиданный оборот.
        - В нашем архиве мы все найдем, думаю, к утру запрашиваемые вами материалы мы соберем, по крайней мере, основную массу Сейчас идите в свой гостиничный номер и отдыхайте, а утром приходите сюда в мой кабинет, и вы ознакомитесь в моем присутствии с интересующими вас материалами.
        Понимающе кивнув, Алексей поднялся, и вместе с напарником направился в гостевые апартаменты. Помывшись, они улеглись спать, а с самого раннего утра, позавтракав в буфете, направились в кабинет особиста, но его не было. Пришлось ждать его более двух часов, он появился в сопровождении нескольких человек, несущих опечатанные картонные коробки. Открыв дверь, он позволил сопровождающим войти внутрь и сложить коробки. Когда они удалились, Алексей с напарником вошли в кабинет и со всем рвением взялись за изучение предоставленных материалов.
        Биографии всех троих пилотов ничем особо примечательным не отличались, обычные судьбы обычных людей, не имеющих сколько-нибудь серьезной протекции и потому служившие на окраинах империи в непрестижных подразделениях. Придраться было не к чему, но, несмотря на это, кто-то из них троих четыре года назад охотился на самолет, управляемый штаб-капитаном Фихтелем.
        Отложив в строну журналы, Алексей взял в руки материалы дела касательно исчезновения лейтенанта Серго Форриса и стал скрупулезно читать запротоколированные показания. Как оказалось, после приземления его видели только дважды, первый раз возле сильно пострадавшего от огня ангара и на КПП, через которое он вышел, направляясь себе домой. На следующее утро, когда лейтенант не явился на службу, отправленный посыльный его не застал. Дальнейшее расследование показало, что в доме, который арендовал офицер, ничего из его личных вещей не пропало, все оставалось на своих местах.
        - С этим исчезновением лейтенанта не все чисто, - тяжело вздохнув, проговорил Алексей, - совсем-совсем нечисто…
        - Быть может, этот тот самый пилот и есть? - в задумчивости поинтересовался Иван, продолжая читать какой-то журнал.
        - Может, и он, но далеко не факт, - спустя минуту отозвался Алексей и взялся за просмотр журналов передвижения через КПП. Внимательно пересмотрев подписи за несколько месяцев, Алексей чуть зубами не клацнул, когда сообразил, что же ему не давало покоя. Поднявшись, он пристально посмотрел на штаб-майора и негромко произнес:
        - Если я ничего не путаю, то двенадцатого мая лейтенант Форрис территорию ремонтного завода не покидал. Тут или за него кто-то, выйдя, расписался или это кто-то на КПП за него роспись поставил. Каких-либо иных вариантов я не вижу.
        - Этого не может быть! - неожиданно громко воскликнул штаб-капитан и чуть погодя, уже нормальным тоном заговорил:
        - Я все лично проверял и перепроверял, за что ручаюсь.
        - Извольте сами в журнал посмотреть за двенадцатое мая и пройтись дальше и сравнить подписи, они не идентичны. Я однозначно утверждаю, последняя подпись лейтенанта Форриса - поддельная.
        Резко поднявшись, штаб-капитан взял большую лупу и, подойдя к столу, за которым находился Алексей и, взяв в руки журнал учета КПП, стал внимательно его изучать. Спустя пятнадцать минут, медленно опустив журнал, он тихо произнес:
        - Да, подпись поддельная. Это моя личная ошибка. Придется сержантов, в тот день дежуривших на КПП, допросить, они как раз сейчас дежурят. Через час я буду иметь необходимую информацию.
        Штаб-капитан быстро удалился. Оставшись наедине, Иван в глубокой задумчивости почесал затылок и, взглянув на своего напарника, заговорил:
        - И что ты по этому поводу думаешь?
        - Тут есть только два варианта: или он сбежал, или его грохнули, но в этом случае есть варианты. Возможно, подчеркиваю, возможно, этот лейтенант исполнял чей-то приказ или заказ, не столь важно, и его завалили как исполнителя, чтобы от себя подозрения отвести. В общем, надо разбираться, но думается мне, его убили где-то здесь на заводе, а вот кто за него вышел через КПП вопрос конечно интересный. Боюсь, капитан не сможет выбить из этих сержантов ничего толкового, - с некоторой грустью проворчал Алексей, прекрасно отдавая себе отчет, что капитан с сержантами церемониться не будет, тут задета его профессиональная репутация.
        - Вот это меня и настораживает… - буркнул в ответ Иван, на мгновение замер и, повернувшись в сторону напарника, негромко произнес:
        - Я нашел все три фотографии пилотов, и знаешь что? Они во многом друг на друга похожи, причем сильно, прямо-таки как родные братья, такое ощущение, как будто их таких специально отбирали.
        - А ну-ка дай глянуть! - подскочив как ужаленный, воскликнул Алексей и, сделав несколько больших шагов, схватил три анкеты и внимательно вгляделся в фотографии троих пилотов. Иван был совершенно прав: лица, цвет волос, рост и комплекция всех троих были примерно одинаковы, и при определенной сноровке каждый из них мог сыграть кого-то другого.
        - Да, такое сочетание быть случайным не может по определению, надо смотреть, откуда эти офицеры прибыли, я имею в виду, из каких частей и кто отдал команду, отсюда и вертеться будем, - проговорил Алексей и, переписав личные данные троих офицеров с номерами предписаний и кем они были подписаны для дальнейшего прохождения службы где они служили прежде.
        Вернулся штаб-капитан мрачнее тучи и, плюхнувшись на стул, тяжелым взглядом обвел свой кабинет и пробурчал:
        - Они клянутся, что лейтенант Форрис проходил через КПП, как и другие пилоты, правда, он вышел раньше, остальные двое покинули завод через два часа. Они не врут, к моему глубокому сожалению.
        - Штаб-капитан, внимательно посмотрите на фотографии всех троих пилотов, - мягко попросил Алексей, понимая состояние особиста, но и жалеть его он не собирался вообще, его косяк, пусть теперь исправляет под их чутким руководством…
        - Я их в свое время столько раз пересмотрел, что даже разбуди меня ночью, опишу по памяти в один момент, - нехотя отозвался штаб-капитан, но все же поднявшись, подошел к Ивану и вгляделся в фотографии.
        - Фото как фото, стандарт для личных дел, - пожав плечами, через пару минут напряженного изучения, произнес особист непонимающим взглядом взглянув в задумчивые глаза Алексея. Понимая, что взгляд особиста замылен, он поднялся и, подойдя ближе, заговорил:
        - Эти люди похожи друг на друга, достаточно иметь некоторые навыки в изменении внешности и одного пилота нельзя будет отличить от другого. Посмотрите внимательно, и вы поймете, что я прав.
        Штаб-капитан запнулся и какое-то время рассматривал фотографии, после чего, подняв голову и вновь взглянув на Алексея, совсем тихо заговорил:
        - Да, вы совершенно правы, при определенном умении можно подкорректировать внешность, вот только как быть, если двое других пилотов покинули завод на пару часов позже, чему есть документальное подтверждение.
        - Капитан, а вы уверены, что территорию завода нельзя покинуть как-нибудь по-другому, кроме как через КПП? - как бы между делом задал вопрос Иван, продолжая перечитывать листы архивных документов.
        - Это невозможно… Хотя после сегодняшнего я не буду это утверждать категорически. Как я понимаю, если этих троих пилотов целенаправленно подобрали, то сделали это в кадровом управлении министерства обороны, и это в свою очередь, приводит нас к весьма любопытной мысли… Это вражеский крот высокого полета, господа, это его работа… Кто-то из этой троицы - вражеский агент, вот только на заводе теперь этих людей нет, они в разное время были переведены в другие места, куда конкретно, я не знаю, и узнать не смогу, это не входит в мою компетенцию.
        - Ясно только одно: лейтенанта Форриса видели в последний раз сразу после приземления возле пострадавшего от огня ангара, больше с того самого момента его никто не видел, за исключением поддельной подписи в журнале. Давайте-ка пойдем и осмотрим этот ангар, - предложил Алексей, понимая, что это единственная зацепка, других не имелось вообще.
        - Да, давайте сходим, весьма вероятно, тело следует искать именно там, если, конечно, оно вообще тут на заводе, если же нет, отправимся в дом, где он проживал, и начнем раскопки, - без всякой надежды на положительный результат, выдохнул особист.
        Втроем покинув кабинет, они направились в ангар. Он находился метрах пятистах от административного здания. Штаб-капитан описал, где и какие имелись повреждения, после чего Алексей медленно обошел ангар, подмечая многочисленные дюралевые проклепанные заплатки. Ангар действительно пострадал во время пожара весьма основательно. Подойдя к тому месту, где в последний раз видели лейтенанта Форриса, Алексей увидел на этом месте огромную заплату в метров так шесть квадратных и, подозвав капитана, потребовал принести мощные фонари и открыть ангар.
        Когда капитан выполнил поручение, они втроем вошли внутрь и стали исследовать пол, выложенный бетонными плитами, многие из которых были сильно потрескавшимися, но полностью осмотреть пол не удалось, пришлось вызывать погрузчик, чтобы вывести из ангара несколько десятков больших ящиков. Очистив бетонный пол, они вновь взялись за его осмотр и спустя минут десять обнаружили несколько подозрительных мест.
        - Ну что, срываем бетонные плиты? - поинтересовался штаб-капитан, ощущая себя самой настоящей ищейкой, учуявшей след дичи.
        - Да, срываем все, но не сами, разумеется, зовите рабочих, - отозвался Алексей, совсем не горя желанием сдергивать довольно тяжелые бетонные плиты. Капитан вернулся спустя минут двадцать, с ним было двадцать рабочих, а также внушительных размеров штабелер, с помощью которого и собирались срывать давно вросшие в землю бетонные плиты. Первое время срывать плиты было трудно, но потом процесс пошел. В течение двух часов все было расчищено, и Алексей, осмотрев землю, заприметил несколько просадок и потребовал копать там, и не прогадал. Спустя несколько минут в дальнем углу обнаружился ржавый люк. Поддев его ломом, рабочие подняли крышку и, оттуда неожиданно подуло затхлостью. Подсвечивая себе фонарем, штаб-капитан спрыгнул вниз и исчез. Пока его не было, Алексей с Иваном продолжали руководить рабочими и наконец, в одном из провалившихся участков обнаружились человеческие останки.
        Внимательно осмотрев останки, Алексей сразу понял, что они принадлежат лейтенанту Серго Форрису, китель с петлицами и наградными планками и уж тем более револьверная кобура, оказавшаяся пустой, сохранились хорошо. Надрезав китель и осмотрев ребра и грудную клетку, он обнаружил в области сердца совсем даже не ржавое лезвие ножа, сломанное по самую рукоятку.
        За его спиной послышалась глухая ругань, штаб-капитан вернулся из подземного туннеля и пытался выбраться из него, что получилось у него довольно шустро. Обернувшись, Алексей увидел особиста, он был весь в известковой пыли и в паутине, да такой густой, что сразу его узнать было решительно невозможно.
        - Так и что вы там, в подземелье, обнаружили? - с немалым любопытством поинтересовался Алексей, внимательно всматриваясь в злые глаза штаб-капитана.
        - Там естественный туннель, пробитый в известковых залежах грунтовыми водами, и видно, туннелем этим иногда пользовались для проникновения на режимную территорию, ну, а также и незаметного с нее ухода. Следов там реально хватает. Что самое интересное, выход из тоннеля находится прямо под мостом в четырехстах метрах отсюда. Туда и подходить, и выходить незаметно вообще без проблем. Ума не приложу, почему его до сих пор так и не обнаружили? - задумчиво протянул штаб-капитан и, тут вдруг скосив свой взгляд в сторону, увидел откопанные останки в офицерском мундире.
        - Ах ты ж… - скрипнув зубами, выдохнул особист и, подбежав к останкам, стал внимательно их осматривать.
        После того как он разобрал, как погиб Форрис, надел перчатки и подсунув руку под ребра, достал обломанное лезвие и достав лупу, стал лезвие внимательно изучать. Минуты через две, разогнувшись, штаб-капитан хмуро взглянул на Алексея и жестом потребовал отойти с ним в сторону, что он и сделал. Когда они отошли от ангара метров на пятьдесят, особист, раскрыв ладонь, в которой находилось лезвие от сломанного ножа, негромко произнес:
        - Говорю сразу, это мой нож, который я потерял или, скорее, его у меня украли за две недели до того, как случился на заводе пожар. Такой нож сломать практически нереально, разве что это было сделано специально, для того чтобы меня подставить в том случае, если тело пропавшего лейтенанта будет найдено. Послушай, лейтенант, тот, кто это все проделал, имеет серьезнейшую подготовку, без вариантов. Я толком не знаю, кто ты, но теперь вижу, спец ты реально серьезный, такое раскопать далеко не каждый способен… Имей в виду, всецело располагай мной, в любой момент готов оказать тебе с напарником любую посильную помощь. Дело тут, нюхом чую, очень серьезное…
        - Учту на будущее. Сейчас сделаем так. Ты все надлежащим образом задокументируй, сделай фотографии, возьми со всех расписки о неразглашении, спрячь останки погибшего лейтенанта и пока все. Сиди здесь до особого распоряжения, когда понадобится, я тебе дам знать, сейчас пока надо не отсвечивать, чтобы не спугнуть крупную рыбу. Запомни, если тебя начнут расспрашивать насчет этого дела какие-то прибывшие, ты не в курсе сверх того, что было тобой расследовано. Ситуация будет другой, если некто начнет с тобой говорить и даст пароль «охота на волка», а в ответ скажешь, во множественном числе: «нет, идет охота на волков». Тогда сразу поймешь, что этот человек прибыл от меня.
        - Я вас понял, лейтенант, - хмуро проговорил особист и побежал все надлежащим образом оформлять, понимая, что от этого зависит его не только карьера, но и сама жизнь.
        Проводив взглядом убегающего штаб-капитана, Алексей жестом позвал своего напарника, и они вместе направились в гостевые апартаменты, желая поскорее смыть с себя грязь, больше участвовать в раскопках он не собирался, и без него людей хватало. Главное и так удалось установить, от чего уже можно было смело плясать дальше.
        - Что мы будем делать дальше? - послышался задумчивый вопрос, исходящий от напарника, идущего рядом с ним, только отстав на полшага.
        - Кто-то из двух разыскиваемых нами пилотов, а возможно, и оба сразу являются агентами, считай это уже установленным фактом. Мест их нынешней дислокации мы не знаем, но непременно выясним, сейчас это не столь важно, сейчас надо будет нам проехаться по воинским частям, где проходили службу эти трое и выяснить все, особенно кто их послал именно на авиаремонтный завод. Этих людей целенаправленно подбирали, теперь надо выяснить, кто… Разумеется, их подбирали не для того, чтобы перехватить курьера с перехваченным у противника секретным донесением, нет, их подготавливали для чего-то другого, вот только из-за случайности кому-то пришлось их задействовать в экстренном порядке. Да, получилось, но не совсем так, как планировалось, получилась лишь отсрочка на неопределенный срок, и этот некто это прекрасно понимает, именно по этой причине все эти годы предпринимал попытки искать пропавший самолет.
        - Да, нам еще повезло, что биплан так далеко залетел в заповедный лес, более чем на шесть с половиной часов полета, а «Хоккер» даже с подвесными баками в один конец пролететь способен лишь пять часов, а для того, чтобы смог вернуться на аэродром, то всего лишь на два с половиной часа. Именно из-за этого поиски пропавшего самолета так затянулись, это ведь огромные пространства на самом деле, - поделился своим мнением Иван и, увидев одобрительный кивок, задал своему напарнику вопрос:
        - С кого первым начнем?
        - Разумеется, с погибшего лейтенанта. Нет, конечно, есть небольшая вероятность, что это он обстрелял биплан, но мне в это вериться с трудом, он лишь послужил ширмой, за которой и прикрылся настоящий злыдень. Сначала разберемся с ним, а уже потом за остальных примемся и будем сравнивать, в каких местах их судьбы между собой ранее переплетались. Вот так просто взять и подобрать сильно похожих между собой людей не так-то и просто, - ответил Алексей и умолк, когда появились посторонние.
        Неторопливо добравшись до гостевых апартаментов они, помывшись, улеглись на кроватях и через некоторое время уснули. Напарники предпочли основательно выспаться перед дальней дорогой, которая неизвестно куда выведет…
        Глава 12
        Начальник третьего департамента тайной полиции граф Мильке уже в третий раз перечитал поступившее агентурное донесение и все никак не мог поверить своим глазам. Казалось бы, убитый несколько лет назад в жесточайшей перестрелке с полицией исключительно опасный бунтовщик по прозвищу Скальпель объявился вновь. Такого не могло быть, но, тем не менее, имело место быть. Проигнорировать сообщения, поступившие от независимых друг от друга источников, он никак не мог, данная информация требовала надлежащей проверки, но спешить с оглаской совсем не следовало…
        Тяжело поднявшись, граф, в глубокой задумчивости пройдясь по рабочему кабинету и через какое-то время подойдя к окну и облокотившись о косяк, припомнил события, произошедшие ровно шесть лет назад. Именно тогда удалось установить место и время, где вновь соберутся все члены банды Скальпеля, известнейшего на всю империю налетчика для очередного налета на богатую усадьбу. Скальпель… кто он и откуда, установить так и не удалось, хотя имперский сыск ноги в кровь сбил, пытаясь выяснить личность наглого и дерзкого налетчика. Он был предельно осторожным, действовал лишь с давно проверенными подельниками, которых насчитывалось лишь пятеро.
        Все началось пятнадцать лет назад с того, что ограбили одну из загородных усадеб, забрали немного, но шума понаделали немало, а затем понеслось… То там усадьбу вынесут, то в другом месте, и так происходило по всей территории империи с завидной регулярностью. В принципе, такое временами случалось и раньше, но никогда прежде не носило столь систематический и масштабный характер. Полиция работала, искала, но следы налетчиков отсутствовали, как будто они растворялись во времени и пространстве. Верховная власть смотрела на это сквозь пальцы, скорее даже втайне монарх и его ближайшее окружение похлопывали в ладоши, наблюдая, как бесится своевольная аристократия, но так продолжалось не так уж долго…
        Все бы ничего, но в какой-то момент Скальпелю этого показалось мало, и он возжелал еще больше славы. Именно тогда и узнали, как зовут главаря дерзких налетчиков. Дальше - больше, пошли политические заявления, Скальпель возомнил себя защитником всех бедных и обездоленных, раздавая значительное количество денег, взятых в ограбленных усадьбах, многим нуждающимся, что привело к высокой популярности Скальпеля в среде черни.
        Вот тут-то верховная власть не на шутку всполошилась и начала топотать ногами и стучать кулаками по столу, требуя как можно скорее отловить мерзкого преступника, посмевшего поднять руку на святое… Вот только требовать - это одно, а выполнять поставленную задачу - совершенно другое. Секретные сотрудники тайной полиции перешерстили все сколько-нибудь значимые притоны и имели душещипательные беседы с авторитетными представителями теневого мира, но никто ничего толком сказать не мог, блуждали лишь какие-то невнятные слухи, причем давно и безнадежно обросшие дичайшими выдумками.
        Кто такой Скальпель и откуда взялся, никто толком сказать не мог. Это во многом напрягало, так как военная контрразведка подозревала, что это гальзианская провокация, целью которой являлось дестабилизация внутренней обстановки. Вся эта эпопея длилась почти десять лет, и за все эти годы были ограблены многие и многие усадьбы, но невзирая ни на что банда Скальпеля продолжала быть неуловимой, и так продолжалось до тех пор пока… Пока один из членов банды не завис в борделе с одной девицей и не пустился в многодневный загул… Вот тут-то он и проболтался, будучи в изрядном подпитии. Девица с пониженной социальной ответственностью, воспользовавшись подвернувшимся случаем, об этом сообщила в тайную полицию, за что и получила причитающееся весьма крупное вознаграждение.
        Загулявшего члена банды Скальпеля задерживать не стали, а предпочли устроить за ним плотную слежку, и в результате нескольких месяцев плотной работы сыскарям удалось установить место и время предстоящей встречи всех членов банды. Вот только, несмотря на жесточайшие меры предосторожности, никого из членов банды Скальпеля живым взять не удалось. До сих пор так и не было понятно, каким образом устроенная засада Скальпелем была обнаружена, и он незамедлительно открыл огонь, а к нему присоединились все остальные его подельники. Сопротивление было настолько яростным, что пришлось вызывать в экстренном порядке дополнительные силы, в том числе авиацию и несколько пулеметных бронеавтомобилей, а чуть позже пришлось подтянуть и один артиллерийский бронетранспортер.
        Ликвидация дерзкой банды Скальпеля превратилось в полноценное сражение в городской черте с применением армейского вооружения, продлившееся более шести часов. Никто из подельников не сдался и не дал взять себя живьем, из-за чего тела сильно пострадали, и настоящие имена всех членов банды установить не удалось, как и то, кем был на самом деле Скальпель. Он погиб вместе со своими подельниками, дело закрыли и об этой истории все забыли. И вот опять…
        Оттолкнувшись от косяка, граф вернулся к своему письменному столу и, присев в кресло, на некоторое время задумался. Спешить сообщать начальству о появлении Скальпеля не стоило, сначала необходимо было хотя бы убедиться, что он вернулся на самом деле, а не кто-то вздумал под него косить. Если Скальпель реально вернулся, то в скором времени начнутся дерзкие налеты, и тогда все на Хортилейне будут об этот знать, ну а если нет, то и ладно… Он так и будет официально числится убитым в перестрелке.
        Спрятав донесение в новую папку, граф, поразмышляв какое-то время, убрал ее в сейф, после чего вызвал штаб-майора Игнатия Берга. Последнее его сообщение было как минимум странным и требовало основательных разъяснений. Штаб-майор появился в кабинете своего непосредственного начальника спустя пятнадцать минут. Внимательно вглядевшись в утомленное лицо штаб-майора, он негромко проговорил:
        - Я ознакомился с вашим последним отчетом и… И ничего не понял в той белиберде, что вы написали. Вы барон, хоть понимаете, что написали в своем отчете?
        Игнатий Берг внимательно посмотрел на своего непосредственного начальника и, тяжело вздохнув, заговорил в ответ:
        - Я написал то, что думаю. Вся история в храме Логоса попахивает самой натуральной чертовщиной, по-другому и не скажешь. Мои эксперты и я с ними полностью солидарен, в один голос утверждают: такого быть не может. Это или перст божий, или великолепно организованная провокация, направленная на разрушение единой веры. Других вариантов весь мой отдел в полном составе не видит. Мы имеем дело или с чем-то невиданным, что не поддается человеческому разумению, или чрезвычайным происшествием, возникшем в результате каких-то секретных научных экспериментов. В первом случае тут и говорить не о чем, это не наша епархия, а вот во втором… еще сможем как-то побарахтаться, но без помощи научных светил даже и барахтаться смысла никакого нет, потому как знаний подобного рода у нас нет.
        - Что вы имеете в виду? - с подозрением взирая на своего подчиненного, задал он вопрос, несколько опасаясь того, что может услышать сейчас.
        - Поверьте, мы сделали все, что было в наших силах, и ничего… ровным счетом ничего, мы не знаем, что на самом деле произошло в храме Логоса. Мы с пристрастием допросили всех без исключения находившихся в храме, в том числе и настоятеля, но так и не сумели разобраться во всей той околесице, что они с испуга нам несли. Они все пребывают в шоке от произошедшего и не понимают, как это трактовать. То ли как наказание божие за грехи, то ли какое-то знамение из какого-то древнего пророчества, полный текст которого им неизвестен. В общем, непонятно, но вот что мне совершенно точно удалось установить, так это то, что в центральном храме проводятся какие-то совершенно секретные научные изыскания… Если где и искать причины загадочных взрывов в храмах, так только там, но подозреваю, нас туда даже на пушечный выстрел не подпустят…
        - Ну, допустим, так и есть, подчеркиваю, допустим, странные взрывы в храмах есть результат каких-то секретных разработок, тогда зачем Верховный жрец привлек нас к расследованию? - в глубокой задумчивости помолчав какое-то время, поинтересовался граф Мильке.
        - Не знаю, - пожал плечами штаб-майор, - возможно, это как-то связано с внутрихрамовыми интригами, мы ведь практически ничего не знаем, какая кухня варится в окружении Верховного жреца, а страсти там должны бушевать лютые, по крайней мере, именно так мне это видится. Да и вообще, что это за древнее пророчество, о котором считай все храмовники знают, но никто из них самолично ее не читал? Хотелось бы мне хоть одним глазком взглянуть на этот текст и оценить его…
        Граф внимательно выслушал штаб-майора, скрестив руки на груди и тяжело вздохнув, негромко заговорил:
        - Ситуация и вправду в высшей степени странная, определенно в центральном храме началась крупная грызня, вот только зачем Верховный жрец нас решил подключить? Не понимаю, чего он этим добивается или кому посылает некое послание.
        - Насколько я понимаю ситуацию в империи, то вероятнее всего посыл направлен всем элитным группировкам, ведущим между собой борьбу за влияние на наследника, но вот что он обозначает? Простите, скрытый смысл никак не могу уловить, но он определенно есть, - в глубокой задумчивости высказал свое мнение штаб-майор и, помолчав несколько мгновений, добавил - Ситуация в империи медленно, но верно накаляется, и это ничем хорошим закончиться не может, особенно в условиях, когда идет внутри элитное противостояние. Смею предположить, Верховный жрец, таким образом, намекает на необходимость снижения градуса напряжения, в противном случае будут большие проблемы. В данном случае, моя следственная группа выступает неким демпфером, роль которой - снижение накала внутрижреческих противоречий в борьбе за власть, информацию и ресурсы.
        - Пожалуй, да, я с вами соглашусь, барон, но только с одним исключением, Верховный жрец и его ближайшее окружение заинтересованы снизить внутрихрамовые противоречия, но никак не озабочены мирскими проблемами, а ведь у нас в преддверии кончины монарха проблем-то не меньше, и с этим надо что-то делать… Даже и не знаю, что здесь можно этакое измыслить, чтобы повлиять на наши аристократические кланы… Должно произойти нечто из ряда вон выходящее, чтобы наши кланы ослабили схватку, - в глубочайшей задумчивости проговорил начальник третьего департамента тайной полиции и, тяжело вздохнув, поднялся из-за стола. Подойдя к стеллажу, вдруг резко развернулся в сторону своего подчиненного и тихим голосом задал вопрос: - Что вы можете предложить для решения проблемы?
        Штаб-майор на некоторое время задумался, но что-то ничего в голову интересного и оригинального не приходило. Чтобы не молчать, он, глубоко вздохнув, покрутил головой и негромко ответил:
        - Не знаю, что тут и придумать, все варианты, которые приходят мне в голову, потребуют немалых ресурсов, а вот если взять за образец действий Верховного жреца, который, не имея возможности унять свое окружение, использовал для этих целей нас. Нам следует поступить аналогичным образом.
        - Гммм… однако, интересная мысль, - вынужден был признать граф Мильке, - если создать точку сильного напряжения извне и тем самым сформировать достаточно серьезную угрозу для аристократических кланов, то это неизбежно приведет к существенному ослаблению межклановой напряженности.
        - И каким образом это сделать? - помолчав несколько мгновений, задал вопрос штаб-майор, пытаясь сообразить, куда клонит его непосредственный начальник.
        Ничего не ответив, начальник третьего департамента тайной полиции подошел к сейфу и, достав папку с недавним донесением и, передал ее для прочтения своему наиболее толковому сотруднику. Штаб-майор внимательно перечитал несколько раз сообщение и, подняв голову на графа и, несколько озадаченно задал вопрос:
        - Что-то я не совсем понимаю, чем нам появление Скальпеля может помочь в нашем деле?
        - Не думаю, что Скальпель в реальности воскрес, скорее некто решил в своих интересах воспользоваться его именем, хотя, конечно, полностью исключать такое нельзя, но не в этом суть. Возрождение лихого налетчика как классового противника породистой аристократии сейчас как раз очень кстати, и для этого необходимо подготовить операцию по распространению слухов о том, что Скальпель выжил и готовится к мести, - ухмыльнулся Мильке, припомнив, что буквально совсем еще недавно считал по-другому.
        - И что это нам даст?
        - Точку напряжения, которая вызовет реальную угрозу для аристократических кланов. На первом этапе слухов будет достаточно, но уже сейчас необходимо подобрать надежного человека который вживется в роль Скальпеля. Он должен быть способным нелегалом и при этом нигде не засвеченным. Надеюсь, такой человек у вас на примете имеется?
        - Есть такой человек, лейтенант из управления контрразведки. Нигде не засвечен, работает по одному делу в отрыве от всех служб и как мне докладывают, весьма успешно. Задействовать его в этой операции вполне реально, а в случае острой необходимости от него легко будет избавиться, никто не кинется и не поднимет шум. Только у меня есть один вопрос, неужели ему и вправду придется дворянские усадьбы грабить? - нахмурив брови, отозвался штаб-майор, пребывая в крайне задумчивом состоянии.
        - Да, придется, и не только усадьбы, тут, похоже, посерьезнее подходить надо, с размахом, так сказать, чтобы у всех противостоящих друг другу кланов кое-где конкретно припекать начало, да так сильно, чтобы паленой шкурой завоняло. Таким образом, накал противостояния серьезно спадет, и они будут вынуждены между собой как-то договариваться и находить общий язык, - цинично ухмыльнувшись, проговорил начальник третьего департамента тайной полиции и, помолчав несколько мгновений, вновь нахмурился и суровым тоном продолжил:
        - Только учти, об этом никто кроме нас двоих знать не должен, произойдет хоть малейшая утечка информации - от нас даже мокрого места не останется.
        - Это понятно, - мыкнул штаб-майор, - только этому человеку деньги необходимо выделить, хотя бы тысяч пять на первое время, а там он уже на самоокупаемость выйдет.
        Понимающе кивнув, граф вновь вернулся к сейфу и, достав из него несколько пачек ассигнаций в банковской упаковке и, передав их своему подчиненному, произнес:
        - Здесь двадцать тысяч, отчета не требую, но имей в виду, через два дня должен быть составлен план распространения слухов о воскрешении грозного и неуловимого Скальпеля, а приступить непосредственно к эксам необходимо примерно через три или четыре месяца.
        - К чему приступать? - удивленно приподняв брови, поинтересовался штаб-майор.
        - Экс - сокращенно экспроприация, мероприятия по насильственному отъему нажитого нечестным путем, по крайней мере, именно так заявлял десять лет назад настоящий Скальпель. Подними все материалы дела банды Скальпеля и все, что стало известно следствию, передай эти данные вместе с деньгами своему человеку. В своих действиях пусть себя особо не ограничивает, если какая ему потребуется информация, мы ему всегда поможем, в том числе и для того чтобы уходить от охотников за головами. Документами и необходимой информацией мы его будем снабжать на постоянной основе, да и вот еще что… Необходимо проанализировать экономические интересы и сыграть на противоречиях, таким образом, чтобы пострадавшие обвинили друг друга в натравливании бандитов. Это необходимо для создания шумихи вокруг Скальпеля. Необходимо подобрать десятка два таких объектов, которые новому Скальпелю предстоит разграбить.
        - Хорошо, я все сделаю, но должен предупредить, лейтенанта сразу найти я не смогу, придется изрядно постараться, так как он находится, так сказать, в автономном плавании. На это мне потребуется примерно две недели, другое дело расследование… необходимо понять, как его вести дальше и к чему подводить, - все так же хмуро проговорил штаб-майор, намекая своему непосредственному начальнику, что это уже в его компетенции вести переговоры непосредственно с Верховным жрецом.
        - Я тебя услышал, - выдохнул граф Мильке, - завтра с верховным и договорюсь, когда мы с ним встретимся. Вот именно тогда и будет ясно, чего добивается Верховный жрец, и только после этого и сообщу тебе дальнейший алгоритм действий твоей следственной группы.
        Уловив, что дальнейший разговор продолжать не стоит, штаб-майор закруглил разговор и, испросив разрешение приступить к выполнению поставленного распоряжения и покинув начальственный кабинет, направился в отдел. Прибыв на место, он ознакомился с текущим положением дел и, раздав начальственные ценные указания, пошел в свой рабочий кабинет. Быстро переодевшись, штаб-майор предупредил своего секретаря, что удаляется по служебным делам и, спустившись вниз и сев за руль своего личного автомобиля, неспешно покатил к своей троюродной сестре.
        Через полтора часа приехав в усадьбу Фихтель, штаб-майор надеялся встретиться с Фаиной, но ее не оказалось, усадьба оказалась брошенной. Такого он себе и представить не мог, сестрица не оставила даже охраны, что наводило на некоторые не очень-то приятные мысли. Где ее искать, он не знал, она могла быть буквально где угодно. Присев на ступеньки, штаб-майор на какое-то время задумался. Необходимо было срочно найти Фаину, а уже через нее на лейтенанта с прапорщиком, но как это сделать, мыслей не было.
        Прикинув в уме, как бы он поступил на месте троюродной сестрицы, он спустя какое-то время решил поехать на то место, где у лейтенанта был относительно небольшой участок земли, дающий ему право считаться шевалье. Вновь сев за руль, штаб-майор погнал машину на полной скорости, хотя и не очень любил лихачить, но ехать было довольно далеко.
        Проехав за рулем более шести часов, он приехал на место и, увидев строительство на участке, где до недавнего времени был пустырь, в немалой степени поразился произошедшим изменениям. На участке находился вполне комфортный для проживания бревенчатый дом и что-то вроде крепости или, вернее, массивное основание под будущую крепость. Сложенное основание из дикого камня было высотой более шести метров, где имелись ворота с массивными коваными воротами, ведущие в туннель. Для чего потребовались такие сложности, штаб-майор не понимал, но как говорится, хозяин - барин. Поэтому он быстро выбросил из головы непривычные дизайнерские решения, он медленно подъехал к бревенчатому дому. Выйдя из машины, он подошел к двери и настойчиво постучал кулаком.
        - Кто там еще?! - послышался сварливый женский возглас из-за двери, который штаб-майор слышал впервые.
        - Это Игнатий Берг, троюродный брат баронессы Фаины Фихтель. Подскажите сударыня, где я могу ее увидеть?
        - Одну минутку, я сейчас выйду.
        Дверь открылась минуты через три и из нее вышла заспанная молодая девушка и, прищурив глаза, заговорила:
        - Миледи сейчас на выезде, но она должна вернуться буквально с минуты на минуту, максимум через полчаса. Проходите в дом и подождите свою родственницу в гостевых апартаментах.
        Понятливо кивнув, штаб-майор вошел в избу, и девушка сопроводила гостя в отдельную комнату и поинтересовалась, будет ли неожиданный визитер ужинать и, получив подтверждение, быстро удалилась на кухню. Оставшись в одиночестве, офицер подошел к окну и вгляделся на ведущееся строительство, но это продолжалось недолго, до тех пор, пока в его поле зрения не попался приближающийся к дому пулеметный бронеавтомобиль.
        Забеспокоившись, он хотел было броситься за разъяснениями к девице, но из-за того, что строители никак не проявили своего беспокойства, воспринимая бронеавтомобиль как обычную деталь местного пейзажа, несколько успокоился и стал несколько отстраненно наблюдать за всем происходящим. Броневик неспешно подъехал и остановился в метрах десяти от дома, после чего стальная дверь отворилась, и из машины вылезла его троюродная сестра в кожаной куртке и шлемофоне с большими очками.
        Закрыв дверцу машины на ключ, она усталой походкой направилась в дом. Постояв несколько мгновений, штаб-майор развернулся и, выйдя из комнаты, увидел, как Фаина снимает с себя женские высокие сапоги с низким каблуком. Сделав несколько шагов навстречу дальней родственнице, офицер остановился и произнес:
        - Здравствуй, Фаина. Давненько что-то мы с тобой не виделись, заскучал я без тебя в последнее время, дай думаю, проведаю тебя, заодно и поговорим с тобой о делах наших грешных… И, кстати, откуда у тебя взялся трофейный рейдерский пулеметный бронеавтомобиль?
        - Добрый вечер, Игнатий. Давай пройдем в кабинет и там поговорим, - отозвалась вдова, с некоторым недоверием посматривая на своего дальнего родственника. Они прошли в отдельный кабинет, и баронесса жестом предложила присесть нежданному гостю в кресло. Устроившись напротив него, задумчиво взглянула и задала вопрос:
        - Так и каким попутным ветром тебя в эти места занесло?
        - Мне необходимо как можно скорее встретиться с Вином и Лексием, поверь, это очень важно, - спустя несколько мгновений ответил на поставленный вопрос штаб-майор, ощущая как восприятие его собеседницы с последней их встречи существенно изменилось, баронесса по каким-то причинам больше не верила в его искренность, но и отторжения не было, по крайней мере пока.
        - Я не знаю, где они сейчас, последнее сообщение от них пришло с населенного пункта под названием Дубинцы. Что-то они там ухватили важное и теперь идут по следу, но деталей они не сообщали и правильно, между прочим, сделали.
        - И как мне их найти, они мне действительно очень нужны, это в интересах безопасности империи, - в расстроенных чувствах поинтересовался штаб-майор, совсем не ожидавший подобного развития событий.
        - Прямо сейчас, да и в ближайшие девять дней это невозможно в принципе, но я знаю, где они будут через десять дней, и там мы с ними встретимся, они обещались поделиться некоторыми результатами расследования. Не факт, что это произойдет, но в любом случае они дадут о себе знать, - помолчав какое-то время, ответила вдова и спустя несколько мгновений задала встречный вопрос:
        - Зачем они тебе потребовались?
        - Они находятся на действительной военной службе и обязаны подчиняться, это раз, а во-вторых: они ведут расследование, касающееся стратегических интересов империи. Вновь открывшиеся обстоятельства гибели твоего супруга вскрыли крайне опасную проблему для империи. Не побоюсь сказать, что текущая ситуация в империи во многом есть результат действий той шпионской сети, от рук которой погиб твой супруг. Так что расследование, проводимое Лексием и Вином, имеет наиважнейшее для будущего империи значение, и это никакое не преувеличение, а объективная реальность. Именно по этой причине я обязан с ними встретиться и лично с глазу на глаз переговорить.
        - Хорошо, когда я буду собираться, мы вместе выедем на место встречи, но где это и когда должна произойти встреча, сообщу, только когда мы будем уже рядом. Все это делается исключительно ради безопасности. Я тебе как своему родственнику и высокопоставленному сотруднику тайной полиции доверяю, но слишком велик риск утечки информации, - предупредила баронесса, внимательно наблюдая за реакцией своего нечаянного гостя.
        - Не возражаю, - вынужден был согласиться штаб-майор и, тяжело вздохнув, задал встречный вопрос:
        - Мне вот интересно, зачем нужно было бросать свою усадьбу и переезжать сюда в глухомань?
        - Мы вовремя съехали, так как уже на следующий день за усадьбой было установлено наблюдение. Теперь моей ноги там не будет, пока дело не завершим. Здесь хоть и нет почти никаких условий, зато вполне безопасно, а условия… так они в самое ближайшее время появятся, я об этом побеспокоюсь. - ответила баронесса, задумчиво наблюдая в окно, как каменщики продолжают укладывать дикий камень, через несколько дней они должны были приступать к укладке стен будущего дома, по проекту больше похожего на крепость.
        - Вот даже как… однако, быстро работают. Неужели Лексий с Вином где-то прокололись? - сильно нахмурившись, хриплым голосом поинтересовался штаб-майор.
        - Не совсем так. Лексий тут вообще ни причем, это Вин с Ольгой летали на место гибели моего супруга и забрали тело, сейчас его останки хранятся в надежном месте. Все дело в том, что пропавший самолет все это время искали и почти нашли, но тело и самолет с документами перед их носом упорхнули в небо, а по прошествии двух недель за усадьбой было установлено наблюдение.
        - Однако неожиданно… - проворчал штаб-майор, осмысливая только что полученную информацию, а поразмыслить действительно было о чем.
        Все прошедшие годы с момента исчезновения самолета некто не оставлял попыток его разыскать, искали в первую очередь документы и даже не деньги, хотя сумма хранившаяся в банке, была астрономической, некто хотел уничтожить прямое свидетельство наличия в Генеральном штабе высокопоставленного шпиона. Вся эта информация, изначально показавшаяся ему натуральной ахинеей, неожиданно приобрела огромное значение.
        Штаб-майор мысленно обругал себя на чем свет стоит, ему бы следовало изначально куда серьезнее отнестись к информации, но уже ничего назад отыграть было нельзя…
        - Ладно, Фаина, пойду я, ехать обратно далеко, но я жду твоего звонка, как только дашь знать, я приеду сюда, и мы поедем на встречу с Вином и Лексием.
        Попрощавшись с троюродной сестрой, штаб-майор тяжелой походкой направился к своей машине и, запустив двигатель, неспешно поехал, продолжая обдумывать все то, что услышал. Он где-то в глубине души ощущал, что где-то совершил ошибку, но никак не мог понять, где, и это тревожное ощущение не давало ему покоя…
        Проводив взглядом удаляющийся автомобиль, Фаина вернулась в кабинет и, присев за стол, глубоко задумалась. Сегодняшнее поведение дальнего родственника во многом ее насторожило, ее женская интуиция подсказывала, с этим человеком необходимо было держать ухо востро. Нет, изменником он не был, но он был откровенным холодным и расчетливым циником, как и многие сотрудники имперской тайной полиции. Она нисколько не сомневалась, что штаб-майор Игнатий Берг использует ее вместе с Лексием и Вином в своих интересах и в случае необходимости с такой же легкостью избавится от них, в чем, собственно говоря, сомневаться не приходилось…
        - Что будем делать, Фаина? - неожиданно послышался вопрос ее лучшей подруги, тихо вошедшей в кабинет.
        - Пока ничего, Ольга, пусть все идет, как идет, но готовиться к неким событиям следует обязательно. Чует мое сердце, история с моим погибшим супругом выкинет такой фортель, что мало никому не покажется. Вот взять, к примеру, Лексия и Вина… так они, как я погляжу, на полпути не остановятся, мужчины они дотошные и рисковые, очень будет жаль, если головы свои сложат, - подняв голову, нехотя отозвалась баронесса и вновь посмотрела в окно, продолжая ощущать в глубине души плохо осознаваемую тревогу.
        - Да, мужчины и вправду интересные, хотя и нелюдимые, замкнутые они сверх всякой меры, видать, жизнь у них такова, что и врагу не пожелаешь…
        Кивнув в знак согласия, Фаина поднялась из-за стола и, помолчав несколько мгновений, произнесла:
        - Ты как хочешь, Ольга, а я пойду спать, устала я сегодня на бронеавтомобиле ездить, очень уж тяжелая машина в управлении, не знаю, как на ней можно целыми днями ездить, не вылезая из-за руля, устаешь ведь страшно.
        Тяжело вздохнув, баронесса вышла из кабинета и направилась в спальню, желая хорошо выспаться, ведь завтра с самого утра ей вновь предстояло объезжать территорию на бронеавтомобиле, выполняя функции дозора охраны. Все это было для нее крайне непривычно, но посторонних привлекать она вполне обоснованно опасалась, предпочитая обходиться исключительно своими силами…
        Глава 13
        Покинув штаб авиационного полка, в котором ранее проходил службу убитый лейтенант Серго Форрис, напарники поспешили в свой гостиничный номер. Изучать документы в присутствии местного особиста не было никакого желания, достаточно было снять официальные копии и прихватить несколько фотографий, что они и сделали. Добравшись в номер, они, разложив копии на столе, устроили интеллектуальный штурм. Потратив более трех часов на изучение, они вконец вымотались, и Алексей, устало развалившись в кресле и прикрыв глаза, задумался. Изучив материалы и личные дела всех троих пилотов, они так и не смогли зацепиться, где их судьбы могли между собой пересечься, что-то здесь не сходилось, или они что-то упускали из виду, или…
        - Что-то мы не так делаем, - выдохнул Иван, откладывая в сторону несколько листов, и, тяжело вздохнув, поднялся и, пройдясь по комнате, произнес вновь:
        - Мы посетили три воинских части, в которых проходили до этого все трое пилотов с ремзавода, и не нашли документов, кто их с этих воинских частей перевел на завод. В случайность я не верю, а значит, тут давно до нас все подчистили. Ума не приложу, как теперь быть дальше, хотя… Видимо, придется проехать еще и в те воинские части, из которых их перевели в эти строевые авиационные полки, может, хоть там будет за что ухватиться. Жаль, конечно, что кадровик, который отправлял лейтенанта Форриса на ремзавод, умер от сердечного приступа пару лет назад, и с ним концы в воду ушли, а остальные уже и не помнят ничего, слишком много времени прошло.
        - Да, так и поступим, - согласился Алексей с напарником, пребывая в расслабленном состоянии, - все равно пока у нас нет других вариантов. Те, кто всю эту операцию проворачивал, дело свое знает хорошо, не подкопаешься, но и не гении они это уж точно. Собирайся, выезжаем немедленно, нечего время терять.
        Быстро собрав копии документов и свои личные вещи, они покинули гостиницу. Поймав извозчика, приехали на вокзал и купили билеты на отдельное купе на ближайший поезд, который должен был появиться через полчаса. Сдав вещи в камеру хранения, напарники зашли в привокзальный буфет и заказали две порции десерта и горячий черный кофе. Пока заказ исполнялся, напарники скучающе смотрели в окно. Ивану молчать надоело, и он, чуть поерзав на стуле, взглянул на своего напарника и тихим голосом задал вопрос:
        - Что будем делать, если и в тех воинских частях никаких концов не сыщем, а?
        - Посмотрим. Не будем гадать, там уже на месте будем думу думать. Главное сейчас, самолет спрятан в надежном месте, ведь он является одной из главных улик по делу. Да и вообще, надо будет озаботиться и добыть себе другой самолет, желательно скоростной. Скорость передвижения - это реально для нас очень важно, - таким же тихим голосом ответил Алексей и, с грустью вздохнув, добавил: - Да и с деньгами что-то решать надо, денег-то у нас осталось немного, расходы ведь высокие. С такими тратами наших ресурсов максимум месяцев на пять хватит, не больше. В общем, с финансами у нас реально не очень хорошо…
        - Решим, - с полной уверенностью произнес напарник, - обязательно решим, вот сам увидишь.
        Согласно кивнув, Алексей не стал больше ничего говорить, так как появился официант с подносом, выложил на стол заказанный десерт с кофе и, получив расчет, степенно удалился. Съев пирожное и выпив кофе, напарники покинули буфет, забрали свои вещи из камеры хранения и вышли на перрон, а когда паровоз остановился, они предъявили билеты, поднялись в вагон и, оказавшись в своем купе, с комфортом устроились на своих местах. До нужного города ехать предстояло всю ночь…
        Рано утром где-то около шести, эшелон прибыл на железнодорожную станцию города Эльмиора, где им уже побывать довелось и даже подработать грузчиками пришлось, чтобы найти возможность путешествовать по железной дороге, не предъявляя документов и не покупая проездных билетов. Покинув уютное купе, напарники вышли на перрон и неспешной походкой направились к центральному выходу с железнодорожного вокзала. Пройдя полагающиеся в империи процедуры, они вышли в город и, пройдя пешком полтора километра, взяли такси и поехали в авиационную часть, в которой проходил службу после окончания военного авиационного училища убитый лейтенант Серго Форрис.
        Ехать пришлось более трех часов, авиабаза, где базировался двенадцатый истребительный полк, находилась довольно далеко за городом. Базу они заприметили через два часа поездки, но, только приблизившись к ней, поняли, насколько она огромна, отчего в голову полезли не очень приятные мысли. На такой большой авиабазе, где располагаются сразу несколько авиационных полков, людей должно быть огромное количество, как и их текучка, а значит, после четырех лет что-либо выяснить об интересующих их персонах представлялось маловероятным.
        Расплатившись с унылым таксистом, напарники подошли к КПП и предъявили служебные удостоверения, но начальник контрольно-пропускного пункта задержал их и вызвал особиста. Появился майор минут через сорок и, оглядев внимательно прибывших и, представился:
        - Штаб-майор особого отдела Первой воздушной армии Фредерик Коккурс. С кем имею честь господа?
        - Лейтенант шевалье Лексий Тутовин, Управление контрразведывательных операций четвертого департамента имперской тайной полиции, и прапорщик Вин Дулиттл, - отозвался Алексей, первым раскрыв удостоверение личности, а чуть погодя продемонстрировал его и напарник, с прищуром рассматривавший уставшего штаб-майора. Проверив личные документы и убедившись в их подлинности, штаб-майор нахмурился и, помолчав несколько мгновений, задал вопрос:
        - Что от меня требуется, господа?
        - Давайте пройдем в ваш служебный кабинет и поговорим. Дело серьезное и требует к себе особого подхода и полного отсутствия посторонних ушей, речь идет о безопасности империи, - совсем тихо ответил Алексей, отчего взгляд штаб-майора приобрел бритвенную остроту и он, понимающе кивнув, предложил следовать за ним.
        Переглянувшись друг с другом, напарники последовали за особистом. Выйдя из КПП, штаб-майор усадил их в армейский легковой автомобиль повышенной проходимости и поехал на другую сторону огромной авиабазы. Прибыли они на место спустя полчаса, машина подкатила к небольшому двухэтажному зданию с большим цокольным этажом, где имелись зарешеченные небольшие окна, по всей вероятности, там находились тюремные камеры.
        Заглушив двигатель, штаб-майор вышел из машины, напарники последовали его примеру и спустя несколько минут вошли в кабинет. Усадив на диван нежданных визитеров из Управления контрразведки из самой столицы, особист присел на свое кресло за рабочим столом и, оглядев напарников, задал вопрос:
        - Так по какому вопросу вы прибыли из блистательного Астариума?
        - Мы расследуем одно преступление, совершенное четыре года назад, а если говорить более конкретно, то буквально на днях было обнаружено тело считавшегося все эти годы дезертиром некоего лейтенанта Серго Форриса. Он был убит во время пожара на ремзаводе, и там же его тело и было спрятано. Нас интересует любая информация об этом офицере, подчеркиваю, любая, официальная и не только… - ответил Алексей, наблюдая как от произнесенного имени у штаб-майора слегка расширились зрачки. Особист несколько мгновений посидел в глубокой задумчивости, после чего поднялся и, пройдясь вдоль стола, остановился и, внимательно посмотрев в глаза Алексею, негромко заговорил:
        - Я хорошо помню этого лейтенанта Форриса, он служил у нас в восьмой эскадрилье четвертого истребительного полка, неплохой был пилот, между прочим, с перспективами. Видать, гены отца взяли свое…
        - Что вы имеете в виду? - в момент насторожившись, поинтересовался Алексей, ощущая напряженное состояние штаб-майора Коккуса.
        - Лейтенант Форрис - сын бывшей фаворитки императора Казимира VII… Об этом практически никто не знает, история это давняя, но… В общем, дело было так: где-то четверть века назад при дворе объявилась первая красавица, дочь престарелого шевалье Фихора, и монарх за этой кокоткой приударил, а когда она забеременела, по-тихому избавился от нее, отдав замуж за старика шевалье Форриса. В официальных документах насчет этого вы никакой информации не найдете, да и я сам об этой истории не знал, пока мне об этом не шепнул на ухо уходивший в отставку полковник граф Константин Форруз. Уж, не знаю, жив ли он сейчас или нет, ведь ему сейчас должно быть восемьдесят два года. Тогда он мне на прощание настоятельно рекомендовал держать с лейтенантом Форрисом ухо востро. Я и держал, но прошло время и никаких проблем с ним никогда не возникало, он был отличным пилотом и достойным офицером, а потом его перевели в другую часть, и я выбросил его из головы, но он вновь вернулся…
        - Однако… - удивленно приподняв бравую бровь, протянул Алексей, - это многое что меняет, вернее, усложняет дело до невозможности…
        - И да и нет, лейтенант… - выдохнул штаб-майор и, помолчав несколько мгновений, сделал предложение: - Господа офицеры, прошу подождать меня в комнате отдыха и реабилитации, а я пока соберу всю имеющуюся информацию, сохранившуюся в части на сегодняшний день, для этого мне потребуется от силы часа три, не больше.
        - Пойдемте штаб-майор, мы готовы хоть двое суток ожидать, лишь бы толк был, - выдохнул Алексей и поднялся на ноги, а следом за ним встал и напарник.
        - Пройдемте за мной…
        Сопроводив нежданных визитеров в мансарду, где и находился зал для отдыха и реабилитации, штаб-майор удалился. Оставшись в большом зале одни, они от нечего делать, засели за бильярд, с удовольствием гоняя шары по зеленому сукну и загоняя их в лузы. Они играли с упоением и не заметили, как вокруг стола собралось десятка два офицеров, внимательно наблюдавших за разыгравшейся баталией. От азартнейшей схватки их отвлекло лишь появление штаб-майора, удивленно обозревшего большую компанию офицеров наблюдавших за игрой. С сожалением поставив кий на полку, Алексей поблагодарил напарника за интересную игру и вместе с ним направился за штаб-майором в его рабочий кабинет, где они и погрузились в изучение материалов.
        Потратив более двух часов, но никаких зацепок так и не обнаружив, Алексей устало разогнулся и, сделав несколько гимнастических упражнений для того чтобы размяться, был вынужден констатировать, что и здесь им не удалось найти следы. Пройдясь по кабинету, он случайно посмотрел под стол и увидел лежавшую там довольно большую фотографию, видимо, случайно свалившуюся со стола. Подойдя вплотную, он присел и, достав ее, внимательно вгляделся в изображение, на котором были три десятка молодых лейтенантов в костюмах пилотов, но без головных уборов. Внизу фотографии присутствовала дата и надпись «СТАРТ-9», судя по дате, она была сделана пять лет назад. Что это значило, Алексей не знал, но внимательно рассмотрев лица молодых пилотов, он от изумления едва язык чуть себе не прикусил.
        - Вы случаем не подскажете, что такое «СТАРТ-9»? - Алексей продолжил внимательно рассматривать лица пилотов, трое из которых как раз и были те самые пилоты, которые взлетали во время пожара на ремонтном заводе и один из которых как раз и был в тот день убит.
        - «СТАРТ-9» - это ежегодные соревнования молодых пилотов истребителей по истечении двух лет службы в строевых частях после выпуска военного авиационного училища. Очень престижные соревнования, к которым усиленно готовятся все авиационные части империи, так как от результатов этого конкурса зависят рейтинги командиров и их подразделений. Именно по этой причине любой командир с особым рвением занимается подготовкой молодых пилотов, что позволяет поддерживать высокий уровень летной подготовки наших военных пилотов и их наставников. На тех соревнованиях лейтенант Серго Форрис неожиданно для всех занял четвертое место, что является очень серьезным результатом, - без всяких эмоций ответил штаб-майор и, увидев в руках Алексея фотографию, попросил на нее взглянуть. Взяв в руки фото, особист внимательно осмотрев лица, задумчиво поднял свой взгляд на Алексея и, хмыкнув, совсем тихо произнес:
        - Признаться, я никогда особо не рассматривал эту фотографию, хотя она многие годы попадалась мне на глаза, но только сейчас я уловил, в чем тут странность…
        - И в чем же? - внимательно всматриваясь в лицо особиста, поинтересовался Иван.
        - На фотографии присутствуют трое детей Казимира VII, рожденных от разных женщин, по крайней мере, это те, о которых знаю лично я. Это в высшей степени странно, вы не находите? - хмуро посмотрев на Алексея, произнес штаб-майор, пребывая в глубокой задумчивости.
        - Да, нахожу, - вынужден был признать он и, помолчав несколько мгновений, задал вопрос: - Так и кто из участников «СТАРТ-9», по вашему мнению, являются бастардами короля?
        - Ну, прямо и бастардами… Нет, у них есть официальные отцы и рождены они в зарегистрированном браке, но зачаты они не от них, а от Казимира VII, за что и были получены немалые отступные. Опять же, о том, что именно они являются сыновьями нашего императора, мне сообщил полковник граф Константин Форруз как раз на этих самых соревнованиях «СТАРТ-9», по всей видимости, его в немалой степени поразило наличие сразу в одном месте… гммм… неофициальных отпрысков императора. Других объяснений я что-то не вижу, хотя конечно в реальности, все может быть совсем не так… Вам следует встретиться с полковником, насколько я знаю, он проживал в последние годы в селении под названием Верхняя Форга, поселение находится в окрестностях столицы.
        Вы от него все сами и узнаете, если, конечно, он еще жив. Более я вам ничем помочь не смогу, я сообщил вам все, что знаю, ах да… Не совсем все… После завершения соревнований «СТАРТ-9» полковник Форруз по телефону получил приказ перевести лейтенанта Форриса в другую часть. Кто отдавал этот приказ, мне неведомо, но звонок был из Генерального штаба, это совершенно точно, так как происходил по линии секретной связи.
        - Очень интересная информация, - задумчиво проворчал Алексей. - Но вы все еще не озвучили имена остальных двоих сыновей императора…
        - Ах, да… простите… Вторым был лейтенант Аркадий Корро, а третьим является Иосиф Поррион, они оба и есть отпрыски императора.
        - Благодарю вас, штаб-майор, вы нам очень помогли. Надеюсь, полковник Форруз все еще жив, в противном случае наше расследование серьезно усложнится, - проговорил Алексей и, поинтересовавшись, возможно ли с собой забрать фотографию, и получив согласие особиста, попрощался с ним. Пожелав ему всего наилучшего, вместе с напарником покинули его кабинет и неторопливо шагая направились в сторону КПП, до которого было более двух километров по прямой, а вот на машине, если все объезжать, не менее пяти.
        - Леха, что будем делать дальше? Хотя, конечно, больно мне любопытно, почему в одном месте были направлены служить сразу отпрысков императора, рожденных замужними фаворитками, - спустя несколько минут задал вопрос Иван, с немалым интересом рассматривая стоявшие невдалеке ровные ряды тяжелых двухмоторных истребителей.
        - Разумеется, едем в столицу к полковнику в отставке Форрузу, и если он жив, с ним плотно побеседуем. Надо признать, дело усложняется, убийство пусть и незаконного сына императора штука серьезная, хотя… Получается вообще странная картина, в одном месте на соревнованиях молодых пилотов «СТАРТ-9» были собраны сразу несколько незаконнорожденных императорских отпрысков, что само по себе вызывает немало подозрений. Такое ощущение, как будто некто устроил самый настоящий кастинг на наиболее подходящего наследника умирающего императора Казимира VII, хотя его официальным наследником считается кронпринц Михаил, других нет…
        Внимательно выслушав напарника, Иван на некоторое время задумался, после чего пристально взглянул в лицо Алексея и негромко произнес:
        - Леха, для того чтобы во всем этом деле разобраться, необходимо биографии всех молодых пилотов с «СТАРТ-9» разобрать по косточкам. Глядишь, и выяснится, у кого из них мамаша с императором согрешила, навесив своим официальным супругам не только развесистые рога, но и приплод от стороннего производителя. Если это так, то получится, что кому-то это по каким-то причинам надо…
        - Оно, конечно, так, вот только скажи-ка ты мне на милость, какого рожна незаконнорожденному сынку императора, а если мои предположения верны, то им обоим убивать третьего, своего единокровного брата, и сбивать воздушного курьера? Что-то тут одно с другим никак не сходится… - нехотя буркнул Алексей, пребывая в крайне задумчивом состоянии, у него в голове все никак логические построения не складывались, отчего отчетливо стало проявляться внутреннее психическое напряжение.
        - Что тут гадать, сами мы это разузнать не сможем, придется возвращаться к баронессе и просить ее через свои связи в тайной полиции разузнать и ответить на ряд наших вопросов. В противном случае, расследование наше наглухо застопорится. Кстати, а чего нам вообще обратно на поезде ехать, давай пусть нас на самолете в столицу подбросят ближайшим рейсом, как я посмотрю, пассажирских самолетов тут на базе более чем достаточно без дела стоит, - предложил напарник, все так же продолжая рассматривать самолеты, особо уделяя внимание бипланам с вместимостью на десять-двенадцать пассажиров с грузом.
        - Да, что уж мелочиться, давай уж сразу реквизируем подходящий самолет, и все дела. Надо будет - вернем, а если нет, то и нет, себе оставим. Наш биплан, конечно, хорош, но более вместительная машина действительно для нас во много раз предпочтительнее, да к тому же, наш самолетик есть вещественное доказательство.
        - А что, это идея! - с чувством воскликнул напарник и, решительно изменив направление движения, направился в сторону здания, где и находился штаб управления огромной авиабазой. Равнодушно пожав плечами, Алексей последовал за ним следом, а спустя полчаса они, добившись встречи с начальником авиабазы, потребовали выделить им грузопассажирский самолет. Полковник спокойно выслушал Ивана, после чего подозвал своего личного адъютанта и распорядился сопроводить их в тридцать шестой ангар, где они вольны были выбрать любой приглянувшийся летательный аппарат и, отремонтировав его, лететь на все четыре стороны. Самолеты, находившиеся там, были подготовлены к списанию и дальнейшей утилизации.
        Прибыв на место, Алесей осмотрелся, с немалым разочарованием взглянул на своего напарника и задал ему вопрос:
        - Надеюсь, ты сможешь из этого хлама что-нибудь летающее собрать и, главное, на нем не свалиться с огромной высоты?
        - Не знаю, сначала надо осмотреть все, что тут имеется, а потом выбрать наиболее сохранившееся и из него собрать самолет, местные механики мне в этом помогут.
        - Ну, давай дерзай, не буду тебе мешать, - проронил Алексей и ушел в отдельную комнату, где отдыхали те, кто в этом боксе работал. Устроившись в кресле, подобрал свежую газету, неизвестно кем оставленную на журнальном столике, и принялся ее внимательно перечитывать. Каких-то особых новостей в газете не имелось, как всегда, эпизодически происходили стычки с гальзианскими бандами, повадившимися хаживать за наживой на территорию империи. Пересмотрев первые страницы, он перевернул на последнюю полосу и от нечего делать стал перечитывать несколько десятков коротких объявлений. Одно из них гласило о помолвке гвардии капитана императорских ВВС Аркадия Корро…
        На несколько мгновений Алексей замер, после чего вновь перечитал объявление и отложив в сторону газету, судя по дате, изданную три дня назад, глубоко задумался. Теперь уже капитан Корро как раз и был одним из тех пилотов, которые поднимали высотные истребители в воздух во время пожара четыре года назад. Что интересно, в объявлении сообщалось о его помолвке с некой особой, дочерью шевалье Лагуниса. Сие действо произошло в столице в центральном храме Логоса. Кто такой шевалье Лагунис, Алексей понятия не имел, но то, что незаконнорожденный сын императора таким вот образом дал о себе знать, в немалой степени настораживало… В случайности Алексей не верил, а это значит, на данное событие следовало обратить самое пристальное внимание…
        Резко поднявшись и прихватив с собой газету, Алексей подошел к напарнику, некоторое время понаблюдал, как он в компании с тремя механиками копается в различных узлах списанных самолетов, и, глубоко вздохнув, негромко задал вопрос:
        - Вин, сколько вам потребуется времени, чтобы из всего этого хлама слепили пригодный к дальним перелетам летательный аппарат?
        - Примерно через сутки, максимум через полтора дня самолет будет готов, - не разгибаясь, пробурчал напарник, продолжая разбирать какой-то агрегат из двигательного отсека основательно потрепанного двухместного самолета.
        - Лады, занимайтесь самолетом, а я в городскую библиотеку, похоже, намечается неслабая зацепка, но прежде чем делать окончательные выводы, надо кое в чем разобраться.
        - Дерзайте, а я пока технической стороной заниматься буду, - буркнул Иван и, помахав измазанной машинным маслом рукой, вновь взялся за разборку червячного механизма, на который ставится винт. Попрощавшись с Иваном, Алексей покинул ангар и направился к комендатуре, где он взял во временное пользование открытый военный легковой автомобиль с натянутым брезентовым верхом и неспешно поехал в город. Спустя пару часов припарковав машину возле городской библиотеки, в которой он уже неоднократно бывал и, войдя внутрь, заказал подшивку газет двадцатипятилетней давности, а также материалы по истории аристократических родов империи. Он действовал скорее по интуиции, чем продуманно, его интуиция настойчиво требовала просмотреть историю, чем он и собирался заняться в библиотеке.
        Получив на руки несколько больших подшивок ведущих газетных изданий империи, Алексей взялся за изучение пожелтевших страниц и буквально через несколько минут увидел фотографию Казимира VII в компании девицы, а под фотографией имелась статья о предполагаемой новой пассии императора Марианны Карро… Судя по дате, фотография была сделана на рауте герцога Паффира, ровно двадцать шесть лет назад, где Казимир VII и познакомился с юной красоткой Марианной… Подумав несколько мгновений, Алексей включил смартфон и сделал несколько снимков, после чего вновь его выключил и переписал статью с названием газеты и ее номер, где она была опубликована. Перелистав еще несколько томов других газет, он обнаружил еще пару статей, где упоминалась связь между императором и Марианной Карро. Также переписав статьи, Алексей взялся за изучение большего трехтомника, где имелись краткие описания истории всех аристократических родов.
        Найдя том, где имелся список на букву «К», Алексей, перелистав с десяток страниц, нашел фамилию Карро и взялся за чтение. Вот тут-то его ждало неожиданное открытие. Род Карро был древним, немало сделавшим для блага империи, но главное было совсем в другом. Род Карро имел самое ближайшее родство с прошлой династией Фаррот и, по сути, Аркадий Карро имел в своей крови по материнской линии кровь Карла XIII Фаррота. Это, в свою очередь давало ему в случае гибели нынешней династии право претендовать на престол, как прямому потомку императора прошлой династии, а учитывая, что его отцом является действующий император Казимир VII, так и вообще…
        Поразмышляв какое-то время, Алексей открыл другой том и, найдя фамилию убитого четыре года лейтенанта Форриса, зачитал историю рода и не поверил своим глазам. Как оказалось, прадед лейтенанта во время мятежа произошедшего восемьдесят два года назад был тем гвардейцем, кто собственноручно убил Карла XIII… Такое сочетание, быть случайным быть не могло в принципе, да к тому же в одиночку такое провернуть практически нереально, а значит, тут имелся некий заговор…
        Ощутив, как холодные мурашки пробежали вдоль позвоночника, Алексей глубоко погрузился в размышления, вновь открывшиеся обстоятельства ему категорически не нравились. Тут уже даже речь шла не просто о высокопоставленном шпионе, засевшем в имперском Генеральном штабе, тут речь шла о чем-то большем, чем банальный шпионаж, особенно учитывая плохое состояние императора Казимира VII. Дело уже начинало касаться высшей имперской аристократии, что было в высшей степени опасно, старые рода очень не любят, когда кто-то ковыряется в их грязном белье и в особенности, если это делает, в их понимании, чернь…
        Продолжая пребывать в глубокой задумчивости, Алексей сдал библиотекарю подшивки газет и трехтомник и направился на выход. Спустившись вниз, он сел в машину и, включив двигатель, все также неспешно поехал обратно на авиабазу, но проехав несколько кварталов, он изменил маршрут и заехал в большой книжный магазин, в который он как-то раз заходил, но ничего не купил, так как цены на книги были очень высоки…
        Войдя в книжный магазин и подойдя к пожилому продавцу, Алексей поинтересовался наличием списка аристократических родов империи с кратким историческим описанием и, получив подтверждение, вежливо попросил его принести. Продавец подозвал мальчугана лет двенадцати от роду и потребовал принести необходимые книги. Мальчишка внимательно выслушал и удалился. Появился он минут через пять со стопкой книг и поставил их прямо на столешницу. Алексею было достаточно одного взгляда, чтобы понять, что это именно те книги, которые ему и требовались.
        - Отлично, я эти книги беру. Какова будет цена за трехтомник?
        - Двенадцать гульденов за последнюю и самую полную редакцию. Поверьте, данное издание выпущено ограниченным тиражом и имеет не только статус библиографической редкости, но и большое практическое значение, так как имеет более расширенные истории всех аристократических родов империи. Тираж маленький, всего лишь пятьсот трехтомников, что в масштабах нашей империи самый настоящий мизер, - степенно ответил на поставленный вопрос продавец.
        - В данном случае торг я считаю неуместным, - проговорил Алексей и выложил на столешницу бумажные купюры. Продавец их с достоинством взял, лично обмотал книги серой бумагой и, перемотав их бечевкой, передал связку покупателю. Благодарно кивнув, Алексей пожелал хорошего дня пожилому продавцу и, покинув магазин, поехал на военную авиабазу…
        Глава 14
        - А ничего так самолетик получился. - хмыкнул Алексей, рассматривая биплан, очень похожий на бессмертный советский АН-2, он не имел окраски, вернее, имел пестрый разноцветный окрас крыльев и фюзеляжа. - А чего он такой… пестрый-то?
        - Он же собран из запчастей более чем трех десятков самолетов и в результате получилась более чем оригинальная конструкция, которой заинтересовалась инженерная служба авиабазы, и теперь по моему проекту хотят собрать несколько аналогичных самолетов. Что касается покраски… на авиабазе кроме стандартной краски для военных самолетов, другой нет в наличии, а другой, кроме как предназначенной для летательных аппаратов, красить никак нельзя. Краска влияет на скорость и маневренность машины, это вопрос, касающийся аэродинамических характеристик, так что придется краску для этого биплана покупать в частном порядке, - с разочарованием выдохнул Иван и, помолчав несколько мгновений, с чувством гордости заявил:
        - Данный летательный аппарат сможет перевозить до десяти пассажиров с личным багажом, и еще для дополнительного груза место останется, так как его грузоподъемность получается несколько выше трех тонн, а это очень хороший результат, особенно учитывая тот факт, что он должен будет развивать скорость где-то около трехсот пятидесяти километров в час.
        - Верю, Ваня, верю, но давай уж загружаться, надо лететь в столицу, а конкретно в Верхнюю Форгу, нам надо встретиться с полковником в отставке Форрузом. Надеюсь, он все еще жив… И смотри, чтобы твое творение во время полета не свалилось или не развалилось прямо в воздухе, знаешь ли, падать с такой верхотуры как-то совсем не хочется, пожить еще охота, - выдохнул Алексей, с трудом себе, представляя как выкручиваться с ведением расследования, если полковника уже нет в живых.
        - Не боись, Леха, все будет в самом лучшем виде, ты не смотри на внешний латаный вид, машина получилась очень крепкой, способной послужить нам многие и многие годы, уж можешь мне поверить, это подтвердили местные инженеры. Так что хватай свои вещички и полезай в салон, сейчас мы и вылетим в блистательную столицу, - с усмешкой ответил напарник и, закрыв крышку аккумуляторных батарей, протер руки об тряпку и, открыв дверцу, нырнул внутрь, где и уселся за штурвал. С сомнением оглядев с виду страшненький самолет, Алексей тяжело вздохнул и, подхватив большой кожаный чемодан, подошел к трапу и, поднявшись по трубчатым ступенькам, вошел в салон и огляделся. Особым изыском и комфортом салон не отличался, в нем находились десять стандартных кресел с пассажирских самолетов, но вот в хвосте имелся вполне приличный лежак, а за ним уже была стенка, в которой имелась небольшая дверца.
        Поставив чемодан, Алексей прошел к лежаку и, переступив его, открыл дверцу и удивился. Здесь находился прозрачный бронированный колпак и на подвижной турели стояла внушительная крупнокалиберная спарка из двух пулеметов со снаряженными барабанами, в каждом из которых было не меньше трех сотен патронов. Удобно устроившись в кресле, Алексей покрутил спаркой в разные стороны и вынужден был признать, его напарник отлично постарался, построив из всякого списанного хлама вполне приличный биплан, да к тому же неплохо вооруженный для гражданского, по сути, самолета.
        Выбравшись с места бортстрелка, Алексей на пару мгновений замер и прислушался: заработал двигатель, и винт стал быстро набирать обороты, а спустя пару минут машина тронулась с места. Быстро пройдя в салон, он устроился в кресле и, когда биплан взлетел, достал из чемодана купленный в книжном магазине трехтомник и погрузился в чтение…
        Через несколько часов, когда самолет пошел на посадку, у Алексея от всего прочитанного голова шла кругом. Если ему изначально показалось, что будет достаточно просто, то сейчас он уже так не считал, все усложнилось в несколько раз. Если с убитым четыре года назад лейтенантом Форрисом более или менее было понятно, то вот с остальными предполагаемыми отпрысками Казимира VII все обстояло в точности наоборот. Вообще истории аристократических родов были запутанными, а уж истории об основателях так и вообще походили на красивые сказки, не очень-то подтверждаемые историческими фактами. Может быть, поэтому аристократия очень не любит когда копаются в их семейных историях и их проверяют на подлинность. Кто же расскажет правду, как он заработал первый миллион?!
        Одним словом, если исходить из официальной истории двух пилотов, служивших на авиационной ремонтной базе, то они имели вполне убедительные основания убить четыре года назад лейтенанта Форриса. Вот только Алексей не верил, что столь замшелые причины послужили для его ликвидации, тут было что-то совсем иное, хотя, конечно, в это многие, а скорее большинство могло с легкостью поверить… Но вот что более всего заинтересовало Алексея, так это шевалье Лагунис с дочерью, с которой недавно был помолвлен гвардии капитан Аркадий Корро. Род Лагунисов по знатности был никакой, чуть ли не возглавлявший список с самого конца, но это по знатности, принятой в имперской иерархии, а по факту Лагунисы входили в двадцатку самых богатых семейств империи. Типичный брак по расчету, где бедный, но знатного рода мужчина брал в жены низкородного происхождения девушку, но из богатой семьи, одному нужны были деньги, а семье невесты требовался тот статус, который никакими деньгами не купить. В общем-то, дело житейское, хотя и малоприятное, сплошной расчет и никакой тебе любви, любовь в таких делах - непозволительная роскошь…
        Оторвавшись от книги, Алексей взглянул в иллюминатор и увидел, как биплан, сделав несколько кругов над большим полем перед небольшим поселением, неспешно пошел на посадку. Пришлось на скорую руку собрать чемодан и присесть в кресло, пристегнув себя ремнем для безопасности. Его напарник, освоившись во время перелета с управлением собранного им биплана, стремительно посадил машину метрах так в ста от довольно большого двухэтажного дома из бурого кирпича, из которого вышли несколько человек, с изумлением рассматривавших обшарпанный летательный аппарат.
        Когда двигатель самолета был выключен, в салон вошел уставший напарник и, взглянув на Алексея, произнес:
        - Леха, давай-ка ты сам иди, ищи этого отставного полковника, а я не могу, устал, сил нет, надо отдохнуть, а потом уже заняться перенастройкой системы управления, больно тугие они, надо несколько ослабить. Признаю, не рассчитал маленько с настройками-то…
        - Что, проблемы с бипланом?
        - Нет, что ты, нет никаких проблем, как раз таки машинка с большими перспективами получилась, наш первый пробный полет прошел вполне успешно, но не без погрешностей. С авионикой и вообще с механикой полный порядок, но я накосячил с системой управления, больно жесткие настройки установил, из-за чего управлять машиной было тяжело, все мышцы ноют от усталости, - с тяжким вздохом ответил на поставленный вопрос Иван и, помолчав несколько мгновений, добавил:
        - Давай иди скорее, а то я реально мотаться устал, хочется нормально в постели выспаться, да к тому же вон глянь в иллюминатор, люди вышли и нервничают, кто это к ним тут нежданно-негаданно с неба свалился, того и гляди полицию вызовут, а оно нам надо?
        - Ладно, пошел я… - выдохнул Алексей и, поднявшись, подошел к двери и открыв ее, выпрыгнул на свежескошенную траву и решительным шагом направился к полутора десяткам людей собравшихся из окрестных домов. Их понять было можно, ведь далеко не каждый день под их окнами самолеты приземляются. Остановившись в метрах четырех от замерших людей, Алексей представился: - Здравия желаю, дамы и господа. Позвольте представится, лейтенант шевалье Лексий Тутовин, Управление контрразведывательных операций четвертого департамента имперской тайной полиции. Подскажите, где мне найти полковника Константина Форруза в отставке?
        - Вот тот самый высокий холм, где стоит старая смотровая башня, которой уже более четырех сотен лет, и есть родовое гнездо Форрузов, правда, в последний год полковник Форруз сильно сдал, что-то в последнее время хворать стал, - выйдя вперед, ответил представительный мужчина с бронзовым жетоном на груди, где имелась надпись «Староста».
        - Благодарю вас за помощь, - поблагодарил Алексей и, обойдя небольшую толпу, решительно направился к самому высокому холму в этой местности, до которого предстояло идти несколько больше километра. Неспешно поднявшись на холм, он подошел к невысокому кованому забору и, найдя калитку, где висел колокольчик, дернул за веревку. Спустя минуту на звон колокольчика из небольшого здания для слуг вышел лакей и, подойдя к калитке, угрюмо осмотрел нежданного визитера и хриплым голосом задал вопрос:
        - По какому поводу вы хотите побеспокоить полковника Форруза?
        - По сугубо служебной надобности, я лейтенант Тутовин из управления контрразведывательных операций. Мне необходимо лично переговорить с полковником, дело касается безопасности империи, - негромко ответил на поставленный вопрос Алексей, с немалым любопытством наблюдая, как у лакея расширяются зрачки.
        - Полковник Форруз болен, так что попрошу вас соблюдать требования врачей, сильно не тревожить его светлость, ведь у него больное сердце, - с искренней печалью в голосе проговорил лакей и, открыв калитку, впустил офицера, после чего провел его в хозяйский дом. Оказавшись внутри, Алексей сразу уловил запах застарелой болезни, и даже где-то совсем рядом присутствовал запах смерти, жить полковнику Форрузу, судя по всему, оставалось не так уж и долго…
        Выслушав наставление врача, Алексей накинул на себя белый халат и, войдя в комнату, служившую больничной палатой больному, и поздоровавшись, присел на табурет, стоявший рядом с кроватью, и представился:
        - Я лейтенант Тутовин из контрразведки, меня привело к вам одно дело… Я буквально вчера имел разговор со штаб-майором из особого отдела Первой воздушной армии Фредериком Коккурсом, и он мне сообщил о произошедшем с вами разговоре, случившемся по время проведения соревнований молодых пилотов «СТАРТ-9»… Вы сообщили ему о том, что из всех участников этих соревнований четверо из молодых офицеров рождены от нынешнего императора Казимира VII, и вот по этому поводу я и хотел бы услышать ваши пояснения…
        - Должен признать, я этого визита ждал давно, нет, не конкретно вас, а вообще кого-то из вашего ведомства. Жаль, что Коккурс не очень умным человеком оказался, хотя он далеко не дурак, но в таких нюансах плохо разбирается, оттого и карьерный рост его успешным назвать никак нельзя… Хотя конечно, несмотря на все его недостатки, вы здесь… Да, лейтенант, я хорошо помню этот разговор, мало того, я его сам и затеял, вот только на «СТАРТ-9» было не четверо отпрысков императора, а несколько больше. Их было семеро, что само по себе беспрецедентно, на что я и обратил внимание нашего особиста, но он не придал этому событию особого значения. Да, я несколько занизил реальное количество отпрысков императора, чтобы не привлекать к себе внимание… Должен сказать, оно и к лучшему, что так получилось, за прошедшие годы я смог после своей отставки многое что раскопать, но прежде чем передать собранные мною материалы, будьте добры, предъявите ваши служебные документы.
        Понимающе кивнув, Алексей извлек из внутреннего кармана служебное удостоверение и, раскрыв его, продемонстрировал больному полковнику. Осторожно взяв в руки удостоверение охранителя, он внимательно его, пересмотрев, с немалым облегчением выдохнул и, вернув его обратно, негромко заговорил:
        - Удостоверение подлинное, тут нет никаких сомнений. Значит так, лейтенант, подойдите к картине, где изображен львиный прайд на отдыхе и отодвиньте ее в сторону, там находится сейф. Под правым подоконником нащупайте ключ и откройте сейф, там находятся документы и мои записи касательно данного дела. Это мой последний вклад во благо империи, я давно уже не боец, да к тому же дни мои сочтены, я умираю, лейтенант, надеюсь, вы распутаете всю эту дурно пахнущую историю, на мой взгляд, затеянную против действующей монаршей династии и самой империи в целом.
        - Не сомневайтесь полковник, я упертый, дело непременно доведу до своего логического конца, - приложив раскрытую ладонь к сердцу, ответил Алексей и в знак глубокого уважения к старому воину, жить которому оставалось немного, поднялся и склонил голову, после чего подошел к замаскированному сейфу. Пошарив под подоконником, Алексей нашел ключ, отвернул в сторону картину, увидел бронированную дверцу сейфа и, открыв ее, достал из него картонную папку.
        - Учтите, лейтенант, я не успел в полном объеме собрать необходимых доказательств, здоровье подвело, но уверяю вас, некто весьма могущественный затеял какую-то игру с детьми, рожденными от императора. Каковы ее истинные цели, я не знаю, но интуиция подсказывает мне, что это очень опасное дело. Также попрошу учесть, в случае если что-то случится с наследником кронпринцем Михаилом, то при должной поддержке на трон смогут претендовать трое, так как они рождены не от не состоявших на тот момент в браке женщин, а вот остальные - нет. Остальные не смогут никак быть в официальном порядке претендовать на статус наследника престола, даже если исчезнут все официальные наследники и претенденты на престол. Нет, я понимаю, использовать в своих целях потенциального претендента или претендентов на освободившийся престол есть резон, но вот зачем потребовались все остальные, лично для меня совершенно непонятно, на этот вопрос ответа так и не успел найти…
        - Благодарю вас, господин полковник, мы непременно найдем ответы на поставленные вами вопросы, и даю слово офицера, после завершения нашего расследования вернусь к вам и произведу отчет, - проговорил Алексей, продолжая держать раскрытую ладонь у своего сердца, тем самым демонстрируя искреннее уважение к старому вояке.
        - Поспешите, лейтенант, мне думается, существует некий заговор, и он достаточно скоро войдет в завершающую фазу. Доказательств у меня, разумеется, нет, но ощущение именно такое… Быть может, это лишь мое личное ощущение и ложно, но то, что у вас времени для долгого расследования точно нет и не будет, в этом я уверен на все сто процентов, лейтенант, - усталым голосом проговорил полковник и, взяв стакан воды, сделал несколько глотков. Сообразив, что полковнику в отставке говорить тяжело, понимающе кивнув и пожелав ему скорейшего выздоровления, Алексей покинул палату, после чего поспешил к самолету.
        Еще издали он заметил, как его напарник, подсуетившись, привлек нескольких местных парней для помощи в регулировке системы управления бипланом и по всему видать, дело подходило к своему логическому завершению. Подойдя вплотную и осмотрев биплан, Алексей углядел в кабине напарника, копошащегося с тросами, тянущимися к штурвалу, и задал вопрос:
        - Ты там скоро тросы ослабишь?
        - Где-то еще с полчаса понадобится, после чего сможем взлетать, если, конечно, ты сделал все, для чего мы в эту дыру прилетели и нам не придется здесь переночевать, - отозвался Иван, продолжая что-то подкручивать и замерять силу натяжения тросов элеронов левого крыла.
        - Сделал я то, ради чего сюда прилетели, так что как только с настройками своими разберешься, сразу летим на базу, там по требованию баронессы для нас бревенчатый дом возвели, будет где отдохнуть после двухнедельных разъездов. Конечно, мы договаривались встретиться в другом месте, но раз уж нас в столицу занесло, то и городить огород нечего, - проворчал Алексей и, взобравшись в пассажирский салон, закрыл дверь и, выпив небольшую кружку давно остывшего чая из термоса, с удобством расположился в кресле и развязав веревки папки, открыл ее и погрузился в изучение материалов предоставленных полковником графом Константином Форрузом.
        Документов было немного, как и фотографий, но каждый документ был в высшей степени интересным, причем документы были не копиями, а самыми настоящими оригиналами, где имелись подписи и печати, а также регистрационные номера. По данным отставного полковника на соревнованиях «СТАРТ-9» участвовало двадцать восемь пилотов, и у семерых из них настоящим отцом являлся действующий монарх, причем, что характерно, трое из них были рождены формально на тот момент незамужними женщинами. На каждого из них имелось довольно подробное досье, в том числе и на убитого четыре года назад лейтенанта Серго Форриса, только заканчивалось оно большим вопросом, полковник потерял из виду пропавшего офицера, что, в общем-то, было понятно, он ведь официально числился дезертиром.
        Изучив документы, Алексей окончательно понял, что без квалифицированной консультации разобрать все это ему не удастся, но вот его предположение, что все трое пилотов, взлетевших с аэродрома ремзавода на «Хоккерах», являлись единокровными братьями, полностью подтвердилось. Все трое при определенных стечениях обстоятельств вполне могли бы претендовать на освободившийся императорский трон. Двое пилотов, по данным полковника за прошлый год, были все еще живы и проходили службу в разных авиационных полках, но только один из них служил в самой столице. Были ли двое пилотов вместе с убитым лейтенантом подельниками, совершившими нападение на курьера, летевшего в столицу с перехваченным донесением, или кто-то один из них сделал это самостоятельно, оставалось неясным. Ясно было только одно: все трое пилотов попали на авиаремонтный завод далеко не случайно, чему имелись доказательства в виде нескольких официальных документов, оставалось лишь выяснить, кто за этим стоял.
        Был и еще один любопытный момент, на который он обратил внимание… Остальные двое пилотов, общим отцом которых был Казимир VII, также имели формальное право претендовать на престол в случае гибели законного наследника кронпринца Михаила. Они проходили службу и в их окружении также были по двое единокровных братьев… Эти группы практически в точности повторяли ту, в которой был убитый лейтенант Серго Форрис…
        От размышлений его оторвал заработавший двигатель, и он, посмотрев в овальный иллюминатор, увидел, как люди отошли от биплана, и буквально через пару минут самолет поднялся в небо и устремился на базу. Минут через сорок полета Иван, сделав несколько больших кругов вокруг строящейся крепости, пошел на посадку. Поглядывая в иллюминатор, Алексей, увидев постройки и в особенности саму крепость, опешил, такого он не ожидал, за время их отсутствия баронесса с Ольгой развили настолько бурную деятельность, что фактически стены крепости почти были уже готовы. Он планировал лишь создать видимость строительства, сколько-нибудь надолго задерживаться не хотел в принципе, предпочитая честно отработать полученные личные документы и заняться обустройством своей жизни где-нибудь в другом месте, подальше от всех этих местных игрищ. Похоже, баронесса считала совершенно по-другому, и это Алексею совсем не понравилось…
        Иван, четко рассчитав расстояние, посадил биплан, и машина, коснувшись колесами земли, прокатилась около трехсот метров и остановилась невдалеке от пяти бревенчатых домов и одного довольно большого склада. Еще раз взглянув в иллюминатор, Алексей увидел, как из ближайшего дома вышла баронесса с Ольгой и каким-то мужчиной среднего возраста, лица которого он не видел, но он сразу сообразил, что он здесь по их душу. Глубоко вздохнув, Алексей собрал вещи, открыв дверь, спустил складную лестницу и, сойдя на землю, огляделся. Никто, разумеется, на шею ему и спустившемуся из кабины Ивана не кидался, баронесса со своей помощницей и неизвестным мужчиной, смотрели на них, дожидаясь, когда первым заговорит он или его напарник. Скосив свой взгляд на Ивана, он понял, что тот плевать хотел на все эти политесы и, демонстративно взобравшись на крыло и подойдя к фюзеляжу, открыл крышку двигателя. Алексею ничего не оставалось делать, как сделать несколько шагов вперед.
        - Добрый день, баронесса. Как я вижу, за время нашего отсутствия вы тут разошлись на широкую ногу. Честное слово, не стоило, жить я здесь не буду точно, мне эта земля не нужна, так что денег на дальнейшее строительство я больше не дам. Как мы и договаривались, по завершении расследования лично я подам в отставку, что касается моего напарника, он будет решать сам. Тут даже обсуждать нечего, но об этом мы с вами поговорим в другое время, а сейчас я попрошу пройти в дом, и мы с вами серьезно поговорим. Нам удалось серьезно продвинуться в расследовании, но его продолжение требует определенной информации, к которой у нас доступа нет.
        - Хорошо, лейтенант, давайте пройдем в дом и поговорим, - откинув капюшон, отозвался неизвестный мужчина, жестом предложив идти в дом.
        - С кем имею честь? - прищурившись, поинтересовался Алексей, всем своим нутром ощущая, что перед ним стоит птица высокого полета, находящегося в немалой должности и наделенной большой властью.
        - Штаб-майор Игнатий Берг, Третий департамент тайной полиции, начальник следственного отдела. Давайте пройдем в дом, и вы произведете отчет.
        Понимающе кивнув, Алексей подмигнул напарнику и, подхватив чемодан с личными вещами и документами, направился в дом. Поднявшись по ступенькам, он, пройдя в прихожую, поставил чемодан и, достав из него папку, прошел в кабинет, где его уже ждали штаб-майор с баронессой. Присев напротив них, Алексей передал папку с документами старшему офицеру тайной полиции и, слегка кашлянув, четким голосом стал говорить:
        - После того как мы отсюда вылетели, мы взяли курс на авиабазу, откуда четыре года назад вылетел штаб-капитан барон Фихдель с перехваченным донесением, где имели приватный разговор с гвардии полковником бароном Артемием Фокком. В результате этого разговора мы получили интересную информацию, благодаря которой удалось раскопать весьма любопытные факты, но давайте по порядку. После перехвата секретного донесения противной стороны, полковник Фокк позвонил в Генеральный штаб и получил прямой приказ немедленно доставить донесение в столицу. На тот момент дежурным пилотом скоростного курьера был ваш погибший супруг, баронесса. О предстоящем маршруте знали на авиабазе только гвардии полковник Фокк и курьер штаб-капитан барон Амадей Фихтель, а также старший офицер из Генерального штаба, отдавший приказ доставить захваченное донесение в столицу, приказ отдал полковник Левантин. Полковник Фокк не тот человек, кто распускает свой язык, так что утечка о вылете и предполагаемом маршруте курьера произошла по линии полковника Левантина.
        - Курьер не долетел, оказавшись в запретном лесу, где смог оторваться от погони и через какое-то время скончался от полученных ран, - нехотя буркнул штаб-майор, внимательно всматриваясь в глаза Алексея. - Должен признать, вы весьма убедительны лейтенант…
        - На то были веские причины. В районе населенного пункта Дубинцы, есть авиаремонтная база под номером восемнадцать. В тот день, когда летел курьер с перехваченным донесением, на ней произошел сильный пожар, из-за чего пришлось поднимать в воздух отремонтированные самолеты, среди которых были три «Хоккер-12». Именно из такого самолета и обстреляли биплан, на котором и летел ваш супруг, миледи. Уходя от погони, он был вынужден углубиться далеко вглубь леса, весь маршрут мы проследили. Штаб-капитан, будучи опытным пилотом, смог бы вырваться, да он, по сути, и вырвался, оторвавшись от погони, но спастись не позволило тяжелое ранение. Имена всех троих пилотов, вылетевших в тот день на «Хоккерах», нами установлены. Один из них в тот же день после возвращения на аэродром исчез, и спустя какое-то время он был признан дезертиром, а когда мы взялись за дело, то обнаружили его останки под бетонной плитой в одном из складских ангаров. Он был убит в тот самый день после возвращения на аэродром, он был убит украденным у местного особиста ножом, чтобы его подставить. Дело усугубляется тем, что лейтенант Серго
Форрис является неофициальным сыном императора Казимира VII, но каково же было наше удивление, когда мы узнали, что и остальные двое пилотов, вылетевших на «Хоккерах», также являлись отпрысками императора. Вы, штаб-майор, почитайте документы, нам их передал полковник граф Константин Форруз в отставке. Почитайте, там многое, что для вас как офицера тайной полиции будет очень интересно узнать… Самое интересное, что полковник Форруз смог раскопать весьма любопытные данные. Таких групп летчиков было три, и по данным за прошлый год они существуют и по сей день, вот только если рассматривать с юридической точки зрения, то лишь двое пилотов, отцом которых является престарелый император, при определенных стечениях обстоятельств вправе претендовать на императорский трон, помимо законного наследника.
        - Непременно почитаю, - выдохнул штаб-майор, пристально изучая лицо своего собеседника, который умудрился застать врасплох. То, что он сейчас услышал, не укладывалось у него в голове. Бергу требовалось время, чтобы проанализировать услышанное и надлежащим образом изучить предоставленные материалы негласного расследования. Обдумав какое-то время, штаб-майор, глубоко вдохнув, задал вопрос:
        - Лейтенант, вы считаете, что все эти отпрыски императора, как и полковник Генерального штаба Левантин, тем или иным образом работают на разведслужбы Республики Гальзы?
        - Нет, я так не считаю и не думаю, слишком это было бы просто для разведки противной стороны, - выдохнул Алексей после пары минут задумчивого молчания. - Да, мы имеем дело с глубоко законспирированными заговором, в котором участвуют высокопоставленные офицеры как министерства обороны, так и тайной полиции и, видимо, какой-то части аристократических родов империи. Какова его цель, лично для меня непонятно, но то, что этот заговор зреет под прямым патронажем гальзианской разведки, у меня нет никаких сомнений. Вот посудите сами, после перехвата заблудившегося в непогоду гальзианского курьера с секретным донесением, предназначенным для внедренного агента в имперский Генеральный штаб, командир части позвонил полковнику Левантину, произвел доклад и получил приказ немедленно выслать захваченное донесение в столицу, что и было сделано. Вот только спустя примерно три с половиной часа на курьера было совершено нападение, и ему пришлось спасаться бегством, уходя глубже в заповедный лес. Вот теперь смотрите, агент гальзианской разведки спустя какое-то время после сообщения о захвате адресованного ему
донесения в спешном порядке озаботился ликвидацией возникшей угрозы его разоблачения. Действовать пришлось, находясь в страшном цейтноте, используя лишь то, что было у него на данный момент под рукой, а именно группа из трех пилотов, проходивших службу на авиаремонтном заводе № 18 в Дубинцах. Для того чтобы обеспечить легенду для летчиков или летчика, пришлось устроить сильный пожар на заводе, и все это за три часа! Надо признать, это потрясающая оперативность, но из-за того, что она была вынужденной, можно смело сделать определенные выводы, а если говорить более конкретно, то группа пилотов, взлетевших на «Хоккерах», подготавливалась для каких-то других задач и целей, просто ее использовали, находясь в отчаянном положении. Хотя если смотреть глубже, то не так уж сильно и потерял, так как были и на сегодняшний день все еще есть две аналогичные группы пилотов, да и с первой группой могло все прокатить. Курьера-то ведь им свалить удалось, хотя донесение перехватить не получилось, только непонятно, для чего нужно было убивать лейтенанта Серго Форриса, непонятно, видимо между ними что-то такое произошло,
из-за чего его и ликвидировали, спрятав тело под бетонную плиту, и к тому же подстраховались, убив его ножом местного особиста. Кстати говоря, высокопоставленный агент гальзианской разведки все эти годы не прекращал попыток отыскать пропавший самолет, но теперь эти поиски завершены, так как, похоже, он уже в курсе, что некто пропавший самолет обнаружил…
        Штаб-майор в глубокой задумчивости хмыкнул, посмотрев в глаза баронессы, медленно поднялся и, пройдясь по кабинету, остановился возле окна и, взглянув на возведенные крепостные стены, получившиеся в точности такими, какими они были на этом месте двести лет назад, глухо произнес:
        - Все, что вы сказали, лейтенант, предстоит еще проверять и перепроверять, но если все в действительности обстоит таким вот образом, то мы на пороге грандиозного шухера. Хотелось бы сказать помягче, да язык не поворачивается, а посему я приказываю вам пока расследование прекратить, не стоит тревожить столь опасного хищника, как внедренный агент гадьзианской разведки в имперском Генеральном штабе. Это не шутки, это действительно очень опасно, но даже не это главное… Главное тут не потревожить крота, а то он почувствует реальную угрозу для себя и активизирует заговор, и тогда мы преждевременно окажемся в очень сложной ситуации. Тут надо подходить с умом и крайне деликатно. Дальнейшее расследование я как начальник следственного отдела третьего департамента тайной полиции беру на себя, для вас же, лейтенант, с напарником будет другое дело…
        Отвернувшись от окна, штаб-майор подошел к шкафчику и, достав портфель, взял его в руки и жестом попросил подойти к нему Алексея. Когда он оказался рядом, вручил ему портфель и, помолчав несколько мгновений, пояснил:
        - Лейтенант, в портфеле инструкции для ваших дальнейших действий, а также деньги, пусть и немного, но на первое время хватит. Учтите, времени для раскачки у вас нет, так что на ознакомление вам дня три не больше. Также имейте в виду, все прилагаемые инструкции для вас абсолютом не являются, они лишь указывают общее направление, именно по этой причине творческий подход только приветствуется.
        - Я вас понял, штаб-майор. Разрешите выполнять?
        - Выполняйте, лейтенант.
        Развернувшись, Алексей покинул кабинет и направился в соседний дом, где они и будут в ближайшее время жить и изучать полученные инструкции.
        Проводив взглядом крепкую фигуру Алексея, баронесса дождалась, когда за ним закроется дверь и, повернувшись в сторону своего дальнего родственника, пристально на него посмотрела и негромко задала вопрос:
        - Неужели это правда, Игнатий, или Лексий по каким-то своим причинам нагнетает обстановку?
        - Боюсь, что он полностью прав и даже несколько мягок в своих высказываниях, хотя на самом деле тут впору говорить о куда больших проблемах, что действительно правда. Мы, конечно, все эти данные проверим, но у меня нет никаких сомнений, что это реально заговор. Если заговор под контролем гальзианской разведки действительно существует, у нас большие проблемы, так как он длится далеко не один год и, очень похоже, входит в завершающую стадию. Как только император Казимир VII скончается, что уже не за горами, вот тогда все и закрутится, по крайней мере, именно так я бы и поступил на их месте… - проворчал штаб-майор и, тяжело вздохнув, внимательно посмотрел в глаза баронессы и добавил:
        - В общем, нам необходимо готовится к большим потрясениям, а они, как я понимаю, практически неизбежны. Есть ли реально заговор или его нет, по большому счету уже не столь и важно, смерть императора в любом случае повлечет за собой полосу острой нестабильности с сопутствующими разборками за власть и ресурсы.
        - Я тебя услышала, - с печалью в голосе выдохнула баронесса и, поднявшись, вышла из кабинета, продолжая обдумывать все то, что услышала от Лексия, и чем больше она размышляла, тем тревожнее ее становилось на душе…
        Глава 15
        Штаб-майор Берг устало наблюдал, как его непосредственный начальник граф Мильке в глубокой задумчивости читает результаты его личной проверки выявленных лейтенантом Тутовиным фактов. Лицо начальника третьего департамента тайной полиции медленно наливалось кровью, но пока он не позволял своему гневу взять над собою верх и продолжал читать дальше. Берг его прекрасно понимал, его личная реакция после того, как все ему рассказал лейтенант, была аналогичной. Изначально он не очень-то и поверил, но после того как лично отправился на проверку предоставленных материалов, все его сомнения отпали напрочь. Тутовин был совершенно прав, в империи давно зрел заговор, причем, что характерно, под чутким руководством гальзианской разведки, в этом уже для него не было ровным счетом никаких сомнений. Причем не военная разведка извечных оппонентов этим занималась, а политическая глубинная разведка…
        - Так значит, добытые лейтенантом сведения полностью подтвердились, и, как я погляжу, вы еще и дополнительные документальные подтверждения раздобыли… - проворчал граф Мильке и, пристально взглянув в уставшие глаза своего подчиненного, задал вопрос:
        - Если исходить из предоставленных материалов, то заговор действительно имеет место быть в высшем эшелоне власти, а также старой имперской аристократии, причем, что характерно, заговор этот идет далеко не первый год, а информации до сих пор на этот счет не поступало вообще. Как вы считаете, этому заговору сколько может быть лет?
        - Боюсь, тут разговор может вестись о не менее чем двух десятилетиях, а то и больше, лично я склоняюсь ко второму, заговор этот явно имеет давнюю историю, что в высшей степени удивляет. Где-то есть прикрытие для заговора у нас в тайной полиции, причем на таком уровне, который позволяет блокировать поступление информации или ее фильтрацию на этапе поступления. Фильтрация такого уровня неизбежно приводит к искажению информации, идущей в центр принятия решений, так как она объективно не отражает реальную картину мира, что в высшей степени опасно. Где конкретно это происходит, сказать не берусь. Необходимо основательно проанализировать материалы, поступающие на самый верх за последние как минимум два десятка лет, и тогда уже можно будет хотя бы в общих чертах сориентироваться. По крайней мере, мы уже знаем имя одного из заговорщиков, а именно полковника Левантина из Генерального штаба, так что зацепки имеются, - негромко ответил штаб-майор на поставленный вопрос, уже мысленно составив план оперативно-розыскных мероприятий на ближайшее время.
        - Значит так, оставляй все дела, передай их своим подчиненным и лично займись анализом, необходимо срочно выяснить, где и на каком уровне блокируется поступающая оперативная информация. Левантина пока не трогай, нельзя его спугнуть, это единственная наша ниточка, ведущая к ядру заговора, причем далеко не факт, что он находится именно в Генеральном штабе. Учти, Игнатий, я тебя не тороплю, главное тут - запредельная осторожность, если заговорщики столь продолжительное время оставались в тени, то помимо фильтрации информации они имеют в своем штате команду профессиональных ликвидаторов… Да, именно ликвидаторов… Только сейчас мне пришло в голову, а ведь действительно за последние десять лет умерли или ушли в отставку наиболее талантливые из тех, кто подавал большие надежды. Фактически мы сейчас имеем в государственном аппарате империи или стариков, которые в ближайшие десять лет выйдут в отставку, или совсем уж неопытную молодежь. Крайне опасное сочетание, так как отсутствие опытных людей среднего возраста в управленческом аппарате неизбежно повлечет за собой огромные проблемы… - проговорил начальник
третьего департамента тайной полиции, поднявшись с кресла, прошелся по кабинету, спустя какое-то время остановился возле карты империи и, взглянув в глаза своего подчиненного, заговорил вновь - Удачно получается, операция под кодовым названием «Звонарь» послужит великолепной завесой для продолжения расследования, наглые и шумные нападения с последующим разграблением аристократических усадеб под видом банды Скальпеля - лучшее отвлечение от главного. Хотя, конечно, твой лейтенант идет на огромный риск, ведь это, по сути, тяжелейшее уголовное преступление, караемое смертной казнью через повешение. Ему ни в коем случае нельзя попасть в руки полиции, да и о своей анонимности ему следует заботиться не с меньшим рвением, так как наше ведомство вести уголовное дело, когда его заведут, не будет. Не стоит нам сейчас за него браться, я об этом побеспокоюсь, а посему и помочь лейтенанту мы толком не сможем. Все будет зависеть исключительно от него самого и его напарника.
        - Они справятся, одно то, что они раскопали уже многое, о них говорит, так что я совершенно уверен, они справятся с поставленной задачей как никто другой, хотя на это понадобится какое-то время. Они ведь должны громко заявить о возвращении легендарного Скальпеля и закрепить его некогда грозную репутацию. Единственное, что мне не понравилось, так это то, что лейтенант Тутовин в моем присутствии изъявил желание по завершении дела подать в отставку и заняться своей личной жизнью. Считаю, что столь способного офицера ни в коем случае нельзя отпускать, такие, как он и его напарник Вин Дулиттл, должны служить на благо империи, а не шляться не пойми где, к тому же Дулиттл еще и высококлассный пилот и инженер. Сам из всякого списанного хлама собрал довольно большой биплан оригинальной конструкции. Инженеры с авиабазы, которые ему в этом помогали, в восторге, говорят, выйдет отличный скоростной грузопассажирский самолет с возможностью переоборудования его в средний бомбардировщик. Сейчас они заняты составлением чертежей этого самолета, чтобы его представить на рассмотрение на Императорской
авиационно-технической комиссии, - отозвался штаб-майор слегка нахмурившись, ему не нравилось, что Тутовин собирался уйти со службы.
        - Ничего, разберемся, никуда они не денутся, придет время, и мы разрешим этот вопрос, талантливые и надежные офицеры нам необходимы как воздух, особенно учитывая давно затянувшийся конфликт с Республикой Гальза. Если справятся с поставленной задачей, пойдут на повышение, я об этом обязательно похлопочу.
        Высказавшись, граф Мильке глубоко вздохнул, посмотрел на антикварные настенные часы и, переведя задумчивый взгляд на своего подчиненного, распорядился:
        - Сегодня отдохни после недельной командировки, а уже завтра приступай к анализу, твоя первостепенная задача выявить, где фильтруется информация, идущая в центр принятия управленческих решений, да и вот еще что… После того как лейтенант очистит пару десятков усадеб, пусть он наведается в усадьбу полковника Левантина и всю эту усадьбу надлежащим образом обыщет, глядишь, что и найдем какие-нибудь сведения касательно заговора…
        Поняв, что разговор закончен, штаб-майор поднялся и, подтвердив полученное распоряжение, попрощался со своим непосредственным начальником и, покинув кабинет, прямиком направился на выход. Воспользовавшись подвернувшимся случаем, он собирался поехать домой и подготовиться к сегодняшнему вечеру. Он собирался на премьеру императорского балета, где по его протекции выступала в одной из главных ролей его дама сердца…
        Когда штаб-майор ушел, граф Мильке еще какое-то время задумчиво стоял возле подробной карты империи, он размышлял, как лучше всего ему было поступить в предложенных жизнью обстоятельствах. Фактическое подтверждение заговора меняло многое из того, что он считал обычным и неизменным, с этой минуты менялось. Менялось многое, если не все, и в первую очередь это касалось прямой необходимости изменения стратегии и тактики. Наличие давнего заговора, о котором не было ничего известно столько лет, прямо свидетельствовало об его огромной опасности для короны… Каковы реальные цели заговорщиков и каково участие гальзианской разведки, было неизвестно, все это еще предстояло узнать. Неизвестно, по сути, было практически все, и в этом была главная опасность…
        Глубоко вздохнув, граф Мильке решительно прошел в комнату отдыха и, переодевшись в гражданский костюм, покинул кабинет и, предупредив личного секретаря о том, что его уже сегодня не будет, спустился в гараж и велел водителю доставить его в главный столичный храм Логоса, где обитал Верховный жрец. Дорога заняла чуть более часа, и большой черный лимузин остановился возле служебных ворот. Охранник, увидев машину, быстро распахнул ворота, и машина въехала во внутренний двор и остановилась напротив входа.
        Выйдя из салона, граф Мильке поднялся по ступенькам и, открыв большую резную дверь, вошел внутрь, где его встретило доверенное лицо Верховного жреца и сопроводило его в рабочий кабинет. Войдя внутрь, он прошел к столу и присев в кресло, задумчиво посмотрел на Верховного жреца и, выдержав короткую паузу, заговорил:
        - Здравствуйте, Валентин. Я долго думал, ехать к вам или нет для разговора, и в конечном итоге понял: да, ехать надо и серьезно с вами поговорить без всяких посторонних свидетелей. Вы ведь не просто так привлекли возглавляемый мною департамент для расследования загадочных взрывов, так что давайте мы с вами в неофициальном, так сказать, порядке обменяемся мнениями и, возможно, заключим тайный союз. Ситуация в империи, скажем прямо, тревожная, если ничего не предпринять, будет тошно всем. Надеюсь, вы со мной согласны?
        - Можно и поговорить, почему нет? - выдохнул Верховный жрец, чуть изменив позу. - Я давно ждал, когда вы созреете и придете в главный храм для приватного разговора, не мне же в третий департамент тайной полиции приезжать, люди не поймут, а кто поймет, то совершенно не так. Сами понимаете, блюсти репутацию и имидж необходимо жестко, таковы негласные правила, но прежде чем продолжить наш разговор, мне хотелось бы знать, что заставило вас прийти сюда.
        - Когда я получил от начальника тайной полиции князя Тогура приказ взяться за расследование целой серии загадочных взрывов, прокатившихся по храмам Логоса, то даже представить не мог, что таким вот оригинальным образом Верховный жрец запросил у меня помощи, вот только я не всесилен, у меня самого большие проблемы. Единственное не пойму, как вам удалось организовать взрывы, все мои эксперты головы себе сломали, но так и не смогли разобраться в их природе. Это так… краткое отступление, а если по существу, то да, я готов заключить тайный союз, да и если смотреть в корень, то он для нас обоих жизненно необходим.
        - Вы правы, - спустя несколько мгновений напряженного молчания ответил Верховный жрец. - Да, именно я настоял, чтобы вам дали это дело, но вы не правы в том, что считаете, как будто взрывы организовал я и мои люди. Взрывы есть результат одного научного эксперимента, касающегося пространства и времени, во время последнего научного эксперимента что-то пошло не так, и алтари в некоторых храмах взорвались. Что это была за ошибка, установить так и не удалось, благо еще никто не пострадал, за исключением первого взрыва, во время которого исчезли два человека, словно их и не бывало вовсе. Взрывы теперь прекратились, и весьма вероятно, их уже не будет, грубо говоря, взрывы - это был результат разрыва пространственно-временного континуума, теперь этот разрыв по всем признакам свернулся. По всей вероятности, двое пропавших провалились во временную или еще какую-то там воронку, не суть важно, главное, эти двое где-то потерялись на просторах бесконечной вселенной, и больше о них мы ничего не услышим.
        - А могло быть так, что кто-нибудь, в эту самую пространственно-временную воронку провалившись, мог попасть в наш мир, так сказать, двое туда, а к нам других двоих подбросило? - с любопытством посматривая на своего собеседника, выдвинул свою гипотезу граф Мильке.
        - Может, могло, а может, нет, нам достоверно это неведомо, да и ломать голову на эту тему настоятельно не рекомендую, это слишком далеко заходит за наши познания об окружающем мире. Так что давайте оставим эту тему, потому как это совершенно бесперспективно, я имею в виду, работать с одними лишь догадками, - отрицательно покрутив головой, ответил Верховный жрец и, помолчав несколько мгновений, перевел свой взгляд в окно, из которого открывался прекрасный вид на заснеженные горы, и негромко заговорил:
        - Как ни прискорбно мне об этом говорить, но вынужден, у нас проблемы, и они во многом общие. В Главном храме зреет смута, и она есть результат заговора, главной целью которого является не просто дискредитация высших иерархов Логоса, но и самой веры как таковой. Если бы дело касалось только моей фигуры как Верховного жреца, так нет же, главной целью заговорщиков является сам институт главного жреца, первого среди равных, а это уже откровенная ересь. Это ведь распространяется не только у нас в главном храме, а вообще в целом в империи, если так и будет безнаказанно распространяться дальше, большая беда не за горами. Ведь для того чтобы уничтожить государство, надо лишить его подданных веры и морально-нравственных основ, тем самым нарушив базовое доверие к миру, и тогда, превратившись в скотов, эти звери сами разрушат свой дом.
        - Что ж, не буду спорить, так оно и есть, вот только заговор этот носит куда более масштабный характер, нежели вы думаете. По моим данным, в империи давно зреет заговор, в котором заинтересованы многие аристократические кланы, да и, по-видимому, финансово-промышленные круги тоже, и как я теперь вижу, Главный храм Логоса он не обошел стороной. Как мне представляется, заговор этот напрямую курируется гальзианской политической разведкой, на что у меня имеются серьезные доказательства, хотя они и косвенные. Ситуация дошла до такого уровня, когда заговорщики имеют реальную возможность контролировать и фильтровать поступающую информацию. Если бы я шел стандартным путем, то никогда не смог узнать о существовании заговора вот в чем дело… Собственно говоря, все началось со случайной находки пропавшего четыре года назад самолета с телом курьера, который должен был доставить перехваченное донесение, предназначенное для шпиона, внедренного на самый верх Генерального штаба империи. Кстати говоря, пилота того объявили дезертиром, а средства массовой информации Гальзианской республики активно это поддержали,
сообщая, что пилот является перебежчиком. Если бы не одно обстоятельство, я бы дал делу официальный ход, и в результате агент бы узнал о том, что предназначенное для него донесение найдено, и предпринял бы решительные шаги по нейтрализации, а так как расследование велось изначально в неофициальном порядке, удалось много что раскопать. Вот только недавно стало понятно, он уже знает, что адресованная ему посылка найдена, и предпринимает меры, чтобы ее разыскать. Думается мне, это именно тот самый человек, к которому все нити и тянутся…
        Внимательно выслушав графа, Верховный жрец медленно поднялся и, подойдя к большому книжному стеллажу, дернул замаскированный рычаг. Первые несколько мгновений ничего не происходило, но потом стеллаж отошел в сторону, и взору графа открылся массивный сейф, вмурованный в стену. Открыв тремя ключами замки, жрец открыл дверцу и, достав одну из папок с верхней полки и закрыв сейф обратно, подошел к столу и, передавая папку, произнес:
        - Насчет заговора в высших кругах истеблишмента и элиты империи мне толком ничего неизвестно, хотя кое-какие мысли на этот счет все же имеются. Здесь, в папке, находятся краткие выжимки из приватных бесед некоторых чиновников и представителей элиты за более чем двадцать лет. Эти материалы стал собирать еще мой предшественник, видимо, он что-то знал или, по крайней мере, догадывался, жаль только, он не успел поделиться со мной своим видением, его болезнь скосила буквально за три дня, и все это время он не приходил в сознание. Эту папку я обнаружил совершенно случайно под книжным шкафом, там оказался простой и в то же самое время очень хитро устроенный тайник. Лично я не успел как следует ознакомиться с этими материалами по вполне банальной причине, не было времени, но несколько раз краем глаза ее проглядывал. Оговорки там записаны весьма любопытные, и к ним прилагаются пояснения и описание где, кто и когда и в чьем присутствии их сделал. Если уж и искать ядро реального заговора, так только среди этих людей, хотя вполне допускаю, что я могу и ошибаться, но в любом случае, папка эта ценная, потому
как после скоропостижной кончины моего предшественника папку эту определенно кто-то искал, но так обнаружить и не смог.
        Внимательно выслушав Верховного жреца, граф Мильке в глубокой задумчивости развязал тесемки и, открыв папку, бегло пролистал несколько десятков листов отпечатанного текста и от неожиданности чуть не крякнул: в тексте фигурировали такие персоны, что голова шла кругом. Не став углубляться в записи, граф с сожалением захлопнул папку и, посмотрев на Верховного жреца, негромко задал вопрос:
        - Я так понимаю, вы предполагаете, что вашего предшественника могли отравить?
        - У меня были такие подозрения, - честно признал жрец после непродолжительного молчания, - да и сейчас у меня такие подозрения имеются, хотя, конечно, мой предшественник не отличался крепким здоровьем и в последние годы часто болел, но несмотря на это он слишком быстро зачах, и это как минимум подозрительно…
        - Знаете, меня этот вопрос всерьез заинтересовал, а посему я берусь организовать негласную эксгумацию вашего предшественника, и вы мне в этом поможете, мы проведем надлежащую экспертизу его останков, весьма вероятно, мы найдем яд. Если наши с вами предположения подтвердятся, то даже не возьмусь предугадать всех последствий… Это даже не скандал, это будет железобетонный непробиваемый аргумент и одновременно повод для начала зачистки истеблишмента и элиты от продажных шкур, а также тех социальных фильтров, которые они установили… - неожиданно жестким тоном проговорил граф Мильке, слегка сжав кулаки, тем самым сдерживая злость.
        - Значит договорились. Со своей стороны, я гарантирую любое содействие, в том числе информационное и финансовое, да и вообще я готов оказать любую посильную помощь. Помимо этого, я обещаюсь озаботиться поиском внедренного агента в Генеральный штаб, есть у меня такая возможность. Среди высшего генералитета у нас немало достойных прихожан, готовых оказать любую помощь Главному храму. Конечно, дело это небыстрое, потребуется некоторое время, но я не сомневаюсь, нам удастся многое что узнать. Главное, мы знаем, в каком направлении вести работу, и непременно вычислим гальзианского агента, но не только… - улыбнувшись одними губами, холодным как многовековой лед голосом проговорил Верховный жрец и, глубоко вздохнув, отвернул в сторону свой острый как кинжал взгляд и уже иным тоном добавил:
        - Граф, проработайте варианты тайной эксгумации и предоставьте мне на рассмотрение и согласование, жду вас в это самое время ровно через неделю, и тогда мы с вами поговорим куда как более предметно. Мы с вами за это время подготовимся, соберем необходимые данные и тогда обменяемся ими и вместе проанализируем полученный результат, но сейчас меня интересует ваше мнение, почему наша контрразведка за все эти годы так и не смогла обнаружить внедренного в Генеральный штаб гальзианского агента…
        Граф на некоторое время задумался, поставленный вопрос требовал обстоятельного ответа, но фактов не было, у него имелись лишь сформулированные предположения, с которыми он и решился поделиться с Верховным жрецом:
        - На этот вопрос ответить не так-то и просто. Нет, конечно, Управление контрразведывательных операций вне всяких сомнений мышей ловить умеет и делает это великолепно, что прямо свидетельствует о необычности агента и необычайности той задачи, которую он выполняет. Определенно, этот агент не передает военную и военно-политическую информацию на сторону, в противном случае он давно бы был вычислен контрразведкой, его задачей, как я понимаю, является стратегическая диверсия. Вся штука в том, что Управление контрразведывательных операций занимается обеспечением государственных секретов, главным образом, в военной и военно-технической области. В этих областях контрразведка успешно пресекает попытки их хищений и разглашений, к сожалению, не всегда удается это предотвратить, осечки иногда случаются, но они, по крайней мере, в меру сил стараются.
        Отсюда следует, что деятельность агента сконцентрирована в совершенно иной области, оттого он и не попадает в поле зрения контрразведки. Насколько я вообще понимаю, агент этот обладает весьма неординарными способностями, так как работает в области смыслов, а именно внедрением своих, а также искажением наших общеимперских смыслов, являющихся настоящим фундаментом нашей Астарианской империи. Он и его деятельность - что-то вроде смыслового вируса. Надо признать, эта его деятельность в высшей степени опасна, и опасность эту никто, по сути, не видит…
        Выслушав графа Мильке, Верховный жрец в глубокой задумчивости посидел какое-то время, после чего, пристально взглянув в глаза своего собеседника и вздохнув, задал вопрос:
        - Ну, допустим, Управление контрразведывательных операций действительно занимается несколько иными делами… Только еще остается и Разведывательное управление, почему они до сих пор не смогли раздобыть информацию касательно внедренного или завербованного агента гальзианской разведки?
        - На мой взгляд, здесь та же самая ситуация, что и с Управлением контрразведывательных операций, разведка ведь работает с признаками и разведывательные признаки оценивает, да и вообще разведка - это искусство особого рода, целью которой является вскрытие смыслов. В данном случае можно смело говорить, что смысл разведке вычленить из поступающих данных, сведений и информации на сегодняшний день не удалось или кто-то активно этому противодействует…
        - И в чем же разница между данными, сведениями и информацией? - удивленно приподняв правую бровь, поинтересовался Верховный жрец.
        - Данные - это поступающие сигналы, сведения - это тем или иным образом упорядоченные данные, а информация уже там, где удалось вскрыть или вычленить смысл задуманного противной стороной. Кстати говоря, средства массовой информации никогда с информацией не работают, они, как правило, работают с данными, а иногда со сведениями.
        - Понятно… - нехотя буркнул Верховный жрец и, помолчав несколько мгновений, задал вопрос:
        - Граф, как вы планируете установить личность внедренного или завербованного агента в наш Генеральный штаб?
        - Пока я ответить на поставленный вопрос не могу, необходимо продолжать предельно осторожно распутывать эту хитроумную паутину, состоящую из хитрости и коварства, что непросто на самом деле. Мы если и не на начальной стадии расследования находимся, но недалеко от него, хотя и накопать удалось не так уж и мало, но этого не хватает, чтобы не то чтобы установить личность агента, но и с уверенностью сказать, в каком он департаменте обитает… Да и вообще, не стоит зацикливаться только лишь на Генеральном штабе. Да, у нас есть перехваченное четыре года назад донесение, предназначавшееся для передачи высокопоставленному гальзианскому агенту, но ведь с тех пор утекло немало воды и, вполне возможно, он уже там не служит, а пошел по какой-то другой линии… В любом случае человек этот или в истеблишменте находится, или в него вхож, причем на весьма высоком уровне, - выдохнул граф Мильке и, сделав несколько глотков прохладной воды, негромко предупредил:
        - Валентин, настоятельно рекомендую, нет, я требую, в случае если что-то по вашей линии проклюнется, без согласования со мной ничего не делайте, вообще ничего. Я, конечно, могу ошибаться, но, по всей вероятности, мы имеем дело с совершенно новым типом агрессии, а именно со скрытой формой смысловой интервенции, каким образом это происходит, нам и предстоит выяснить, ведь механизм воздействия на сегодняшний день нам неизвестен. Вообще следует понимать, те, кто это затеял, имеют перед собой четкий образ будущего, который и стремятся воплотить в жизнь, и нам следует это видение нашего с вами будущего противной стороной выявить и принять все необходимые меры для противодействия. Потому как чужие смыслы и чужое видение нашего общего будущего в принципе чем-то хорошим быть для подданных империи не может в принципе.
        - Гммм… если вы рассматриваете данную проблему именно под таким углом зрения, то, пожалуй, вы и сами уже должны сообразить, где следует искать основную точку приложения сил этого самого неуловимого агента гальзианской разведки… - с легкой усмешкой проговорил Верховный жрец, внимательно наблюдая за своим собеседником.
        - Не совсем понимаю, к чему вы клоните? - удивленно приподняв брови, задал вопрос граф Мильке, прилагая немалые усилия, чтобы сообразить скрытый смысл сказанного Верховным жрецом.
        - Ну, как же?! Кому как не вам следует знать, что миром правят не законы и правила, а знаки и символы. Вот и задумайтесь, кто и что формирует знаки и, символы и тогда сразу поймете, где скрываются смыслы.
        - Религия и наука? - после непродолжительного молчания сделал предположение граф Мильке, начиная кое-то понимать, куда клонит его собеседник.
        - В каком-то смысле да, но если рассматривать вопрос глобально, то, разумеется, нет, не религия, не наука и даже не те, кто делают из науки религию и соответственно, наоборот, лишь используют искусство в своих целях, хотя и не только они. Искусство направлено на эмоции человека, на его скрытые фантазии и желания, во многом это воздействие на подсознательное, как отдельно взятого человека, так и отдельно взятых страт, обществ и даже целых народов. Именно искусство транслирует скрытые смыслы, которые воздействуют на людей и в этом его истинная сила. Именно по этой причине интересующий нас обоих персонаж следует искать в богемной среде, но не высшего света, там его не будет точно, так как эта среда давно находится на содержании империи, да и частные благотворители с удовольствием на эту публику раскошеливаются. У каждого из них, конечно, для этого свои личные причины имеются, но главное - это все же потакание своему личному тщеславию…
        - Мне это хорошо известно, - нехотя буркнул граф Мильке, - вот только почему вы исключаете богемные круги высшего света, никак не пойму.
        - Богеме из высшего света, как и их окружению, нет никакого резона что-либо менять, они и так находятся на вершине пищевой цепочки и в сущности, именно они тем или иным образом контролируют социальные лифты для творчески одаренных людей. Они его контролируют хотя бы по той причине, что это приносит им деньги как со стороны тех, кого они продвигают, так и со спонсоров и государства. Тем самым они себя выводят за рамки внутриконкурентной борьбы и в результате продолжают скакать на сцене, хотя с них давно песок от старости сыплется, а молодые и одаренные остаются не у дел. Примеры приводить не буду, вы и так о них и без меня немало наслышаны… Нет, они не заинтересованы ни в каких изменениях, а вот активная молодежь из закрытых клубов, где созревают различные субкультуры, как раз самое то, искать следует как раз именно в этой среде. Именно в таких вот местах и произрастает протестный потенциал, с самого начала это небольшая группа единомышленников, а потом из такой вот субкультуры легко, вложив деньги, сделать модное течение. Как правило, государство таких вот бунтарей и подсаживает на славу и деньги,
но бывает, когда на это закрывают глаза, и вот тогда жди беды, пусть и далеко не сразу, но тем не менее… Именно по этой причине такие вот творческие люди и получают откуп, в первую очередь это, конечно, касается художественных руководителей театров и режиссеров, а также новомодного синематографа. Таким образом и блокируется распространение неугодных смыслов, распространяемых знаками и символами, так обстоит дело во всех без исключения государствах, по сути это политика искусственного снижения пассионарной энергии. Если я ничего не путаю, то, по всей вероятности, некто задумал весьма любопытную, я бы даже сказал, гениальную комбинацию, как раз таки бьющую по этой, в общем-то, стандартной схеме, и это реально опасно. Грубо говоря, противная сторона в эту стандартную схему внедряется и тем самым идет от противного, повышая пассионарную энергию, но таким образом, чтобы она была реализована на противодействие верховной власти и той части элиты, кто на данный момент держит власть.
        - Я вас понял, Валентин, мы займемся этим вопросом вплотную, хотя у меня возможностей не так-то и много, а уж с проверенными и надежными людьми так и вообще полный швах, но ничего, как-нибудь справимся, как вы понимаете, дело очень непростое, - проворчал граф Мильке, пребывая в крайне задумчивом состоянии, все то, что он услышал в кабинете Верховного жреца, требовало серьезного осмысления, хотя бы по той причине, что он о таких вещах раньше никогда не задумывался, все это было для него внове. - В общем, я вас услышал, буду на следующей нашей встрече точно в обозначенное время.
        Попрощавшись с Верховным жрецом, граф Мильке в глубокой задумчивости покинул кабинет, спустя пару минут погрузился в салон представительского лимузина и дал распоряжение ехать в центральный аппарат возглавляемого им третьего департамента тайной полиции. Все время, пока машина вальяжно ехала по дороге, граф напряженно размышлял, все то, что он услышал из уст Верховного жреца, требовало особого подхода. Если действительно подтвердится, что внедренный агент работает на этом уровне, то больших проблем было никак не избежать…
        Глава 16
        Алексей сидел и устало наблюдал в окно, как сильный ливень заливает всю округу. Делать ничего не хотелось, за последние две недели они с напарником работали без выходных по двенадцать часов, лишь изредка останавливаясь, чтобы передохнуть. Они готовились к предстоящей операции со всем тщанием, предоставленный штаб-майором общий план их дальнейших действий скорее был простейшей план-схемой, где имелись лишь общие схемы, детали приходилось вырабатывать самостоятельно буквально на ходу. Хорошо хоть штаб-майор выдал деньги, которых должно было хватить как раз на первое время, после чего они должны были перейти на… самоокупаемость…
        - Что думаешь, Леха? - подойдя вплотную, негромко поинтересовался Иван, наблюдая, как его напарник меланхолично смотрит в окно, из которого хорошо было видно отстроенную крепость, фактически способную выдержать артиллерийский обстрел средней интенсивности. Для чего это потребовалось баронессе, ни Алексею, ни Ивану было непонятно, но спорить с ней не хотелось, да и задерживаться они здесь не собирались, но, несмотря на это, баронесса с Ольгой обустраивались здесь всерьез и надолго, с размахом, так сказать…
        - Да так… никогда себе даже представить не мог, что когда-нибудь буду участвовать в вооруженных налетах, - нехотя отозвался Алексей и, глубоко вздохнув, перевел свой взгляд на своего напарника и добавил:
        - Непривычно как-то, не то что бы я был каким-то уж законопослушным человеком, но все же вооруженный налет - это нечто для меня запредельное, но ведь и деваться нам совершенно некуда.
        - Не бери в голову, чихня это все, главное выполнить все условия нашего договора и свалить куда подальше, баронесса эта и ее подружка меня уже, честно говоря, достали, так что куда лучше в рейдах пропадать подолгу, чем с этими мымрами упертыми жить под одной крышей. Хотя, конечно, они мне ничего плохого не сделали, но все равно мне в их присутствии ощущается не очень-то комфортно, - хмыкнув, проговорил Иван и, ободряюще похлопав напарника по плечу, задал вопрос: - Штаб-майор дал целый список подлежащих разграблению усадеб, с кого начнем?
        - Да, подобрал, это некий шевалье Буппон, чиновник средней руки, вор, проходимец, дебошир, пьяница и извращенец, на службе в департаменте экономического развития и помощи предпринимательской инициативы. Он достал уже всех, но и выпроводить в отставку никак невозможно, не говоря уж об аресте, понимаешь ли, Буппон приходится дядей любовнице какого-то влиятельного графа, входящего в ближний круг герцога Феррона, а она, между прочим, прима-балерина одного из столичных театров. Усадьба Буппона находится на окраине города Эльмиора, точные координаты прилагаются, - ответил Алексей и, поднявшись, посмотрел на своего напарника и, помолчав несколько мгновений, поинтересовался: - Твой самопальный биплан к вылету готов?
        - Не только готов, я даже его покрасил специальной авиационной краской, предназначенной для скоростных истребителей, теперь его и не узнать, красивый получился. Мало того, я на спарку даже пулеметы более мощные поставил, теперь пташка любому хищнику перья-то пощиплет. Вещи, личное оружие, боеприпасы и запас еды загружены, так что вылететь готов буквально в любой момент, - с довольной ухмылкой ответил Иван и после короткой паузы сделал предложение: - Быть может, вылетим сейчас во время сильного ливня? При таком раскладе нас проследить будет вообще нереально, даже если за нами действительно следят люди штаб-майора или кого-то другого.
        - Если ты действительно сможешь вести самолет в таких тяжелых метеорологических условиях при крайне низкой видимости, то да, давай полетим прямо сейчас. Мне, точно как и тебе, с баронессой и Ольгой не очень-то хочется долго под одной крышей находиться, напрягают они меня, вот в чем дело, особенно баронесса. Однозначно, завершив дело, я свалю куда подальше. - без выражения эмоций негромко проговорил Алексей, припомнив последний разговор с баронессой, она весьма искусно втягивала его в свои дела, погружаться в которые слишком глубоко Алексей категорически не горел желанием. Желание отомстить за погибшего супруга и безвинно пострадавшую честь он понимал, но вот все остальное, выходящее за рамки их договора принимать отказывался.
        - Смогу, только надо поспешить, пока земля не раскисла, а то потом застрянем здесь не менее чем на неделю, пока не просохнет.
        - Давай заводи машину, а я пойду с баронессой попрощаюсь, - нехотя буркнул Алексей и, постояв несколько мгновений, подошел к шкафу, открыл дверцу, достал из него свой рюкзак и, закинув его на плечи, подхватил снайперский штуцер с оптическим прицелом и неспешным шагом направился под навес, где стоял биплан. Выйдя из избы, он подошел к машине и, поднявшись по трубчатому трапу, открыл дверь и, войдя в салон, уложил рюкзак с оружием, после чего рванул к соседней избе, где жила баронесса со своей помощницей.
        Добежав до навеса, Алексей стряхнул с себя капли воды и, решительно поднявшись по ступенькам, открыл дверь и вошел внутрь. Пройдя к рабочему кабинету, он вежливо постучался.
        - Да-да, войдите.
        Чуть улыбнувшись, Алексей вошел в кабинет и, взглянув на баронессу, сидевшую за большим письменным столом вместе с Ольгой и рассматривавшую какие-то чертежи.
        - Добрый день, миледи, я пришел попрощаться, мы сейчас с напарником вылетаем, пока окончательно земля не разбухла и есть возможность поднять машину в небо, - сразу переходя к делу, заявил Алексей, чем вызвал недоуменные взгляды двух женщин.
        - Это ведь опасно - в такую ненастную погоду лететь, - спустя несколько мгновений напряженного молчания проговорила баронесса, пристально вглядываясь в лицо Алексея.
        - Некоторый риск действительно есть, но не более того. Мы обязаны приступить к выполнению поставленной задачи. Мы должны исчезнуть, и наш маршрут знать не должен никто, так что я вас честно предупреждаю, на этот раз нас не будет довольно продолжительное время, да и тем, чем нам предстоит заниматься, к иному и не располагает, - с осторожностью отозвался Алексей, отчетливо осознавая необходимость соблюдения предосторожности с разговорами на тему, что им предстояло делать, баронессу и ее помощницу это не касалось никаким боком…
        - Желаю вам успеха, - односложно ответила баронесса, тем самым давая понять, что разговор на этом окончен.
        Понимающе кивнув, Алексей пожелал баронессе хорошего дня и резко развернувшись, поспешил к самолету. Уже удобно устроившись в кресле, он припомнил схему, лежавшую на столе в рабочем кабинете баронессы и вдруг сообразил, какого здания была план-схема - это был императорский дворец. В недоумении покачав головой, Алексей взглянул в иллюминатор и увидел, как его напарник затащил рюкзак в кабину и, взобравшись следом, запустил двигатель и спустя пару минут вывел биплан из-под навеса и, быстро набрав скорость, поднял самолет в воздух.
        Управлять самолетом в такую ненастную погоду было действительно очень трудно, это Алексей понял уже буквально через несколько минут полета, но его напарник прекрасно справлялся с поставленной задачей, по широкой дуге обходя мощный грозовой фронт. Более часа напарник вполне успешно обходил грозовой фронт, пока небо со всех сторон не стало совсем уж черным. С тревогой осмотрев грозовые облака в иллюминаторы с обоих бортов, Алексей поднялся и, пройдясь к кабине, открыл дверцу и вошел внутрь. Присев на соседнее кресло, он осмотрелся и, глубоко вздохнув, произнес:
        - Тебе не кажется, что нам пора садиться, лететь дальше в таких условиях смертельно опасно.
        - Да, но я не вижу куда, видимость практически минимальна, судя по показаниям высотомера, мы летим на высоте двухсот метров, а земли я не вижу, дальнейшее снижение слишком опасно, - с неудовольствием проворчал Иван, полностью отдавая себе отчет в том, что он сглупил, не рассчитав свои силы.
        - Тогда, быть может, подняться на максимально возможный практический потолок и пролететь над всем этим огромным грозовым фронтом? - после нескольких мгновений напряженного размышления сделал предложение Алексей, ощущая все возрастающее беспокойство, разбиться на самолете не хотелось совершенно.
        - Пожалуй, стоит рискнуть, но предупреждаю сразу, практического потолка нашей пташки я точно не знаю, по крайней мере, высотомер имеет ограничение в четыре километра, но знаю точно, дышать на такой высоте нам может быть трудно.
        - Какое-то время потерпим, не критично, - буркнул Алексей, уже в глубине души сожалея, что согласился вылететь в такую отвратительную погоду.
        Ничего не ответив, Иван потянул штурвал на себя, и биплан стремительно стал набирать высоту и набирал бы и дальше, но в какой-то момент тучи расступились, оставшись где-то внизу, и в глаза ударило яркое солнце. Иван еще некоторое время поднимал машину, после чего перешел в горизонтальный полет и, сверившись с приборами, несколько изменил маршрут и, несколько раз глубоко вздохнув, произнес:
        - Высотомер менять надо, он для этой машины не подходит, смотри, стрелка уперлась в ограничитель в четыре с половиной километра, но по моим ощущениям, так мы поднялись где-то на пять с половиной или даже шесть тысяч метров.
        - Долго ли нам еще лететь до Эльмиора? - поинтересовался Алексей у напарника, заприметив, что с левой стороны дождевые облака заканчивались.
        - Еще часа полтора, но по тому курсу сплошные тучи и грозовые облака, лучше будет изменить наш маршрут и направиться в другую сторону, вон там слева видно, что грозовой фронт заканчивается. Так что, идем прежним курсом в Эльмиор или все же полетим в другую сторону?
        - Не будем усугублять ситуацию, летим, где стоит хорошая погода, и уже на месте будем решать, как нам быть и куда держать курс дальше, - хмуро выдохнул напарник и, посмотрев в боковое окошко, вдруг на какой-то миг замер и спустя несколько мгновений совсем негромко произнес:
        - Леха, похоже, у меня зрительная галлюцинация, глянь-ка в иллюминатор левого борта, расскажи, что ты там видишь…
        Удивившись реакции напарника, Алексей, выбравшись из сидения второго пилота, прошел в пассажирский салон и, подойдя к иллюминатору по левому борту и, взглянул в него. Первые мгновения кроме грозовых облаков он не увидел ничего, но потом когда зрение освоилось с новым ракурсом, увидел в нескольких километрах впереди летевший…
        - Ваня это что вообще такое летит, неужели дирижабль?! - не отрываясь от иллюминатора, проорал Алексей, пытаясь припомнить, как эта штука называется, но никак не мог.
        - Он самый, причем с опознавательными знаками военно-воздушных сил Республики Гальза, неожиданно, правда?
        - Более чем… - проворчал Алексей и, нащупав мощный морской бинокль, висевший на крюке, взял его и всмотрелся. Дирижабль был большой, причем имел немалую гондолу, где могло разместиться до десяти человек. - Это что, авиационная разведка?
        - Похоже на то…
        - Давай собьем! - предложил Алексей, в предвкушении потирая руки.
        - Не пойдет, давай лучше понаблюдаем, куда он дальше пролетит, тем более скоро будет вечереть, а там и ночь быстро на подходе. Полетим за ним следом и понаблюдаем, держась на грани видимости.
        - Тебе виднее, ты у нас летун, - согласился Алексей, продолжая наблюдать за дирижаблем, который постепенно огибал большое грозовое облако, направляясь куда-то на юго-запад. Тем временем напарник, умело скрываясь от возможных наблюдателей, находящихся на дирижабле за облаками, следовал за ним, находясь на довольно внушительном расстоянии, и так продолжалось до самой глубокой ночи.
        - Ах ты ж, зараза такая… Пропала дура, словно в воздухе растворилась, как и не бывало ее вовсе! - взревел Иван и резко повел машину вниз, и она стремительно понеслась к земле, но, не долетая до земли метров четыреста, он вывел машину в горизонтальный полет и уже в лучах заходящего солнца увидел спускающийся с неба небольшой парашют.
        - Слушай, а это ведь не человек, дирижабль сбросил грузовой контейнер на парашюте и, похоже, возвращается обратно, - удивленно рассматривая продолговатый контейнер, спускающийся на парашюте. Быстро прикинув в уме примерное место приземления, Алексей перевел бинокль со спускающейся капсулы на землю, но никого не заметил, контейнер то пропадал за облаками, то вновь на некоторое время появлялся в поле зрения, земли пока видно не было.
        - Сейчас я сделаю небольшой крюк, чтобы нас на дирижабле не заметили, после чего по возможности быстро спущусь на двести метров и огляжусь, где мы конкретно находимся. Заодно посмотрим, куда приземлился сброшенный с дирижабля контейнер, - проворчал Иван и, сделав вираж, направил машину на снижение и, когда на высотомере показалась цифра в двести метров, внимательно огляделся по сторонам. На этой высоте все еще было очень облачно, но землю уже можно было местами рассмотреть, но установить местоположение пока было затруднительно, из-за чего пришлось снизиться еще на сто метров, и только тогда стало примерно понятно, куда их занесло. Они оказались какой-то глуши, среди холмистой местности с небольшими лесными участками. Приглядевшись более внимательно, Алексей заприметил спускающийся парашют, контейнер плавно приземлялся на поляну, окруженную со всех сторон каменными завалами и крупными деревьями, через которые проходить было весьма затруднительно.
        - Однако места здесь отнюдь не цивилизованные, - хмыкнул Иван и, сделав пару кругов вокруг поляны, увел биплан в сторону, где можно было без особых проблем спрятать самолет. Уведя машину километров на пять в сторону, Иван подобрал подходящее место недалеко от большой и полноводной реки и пошел на посадку. Построенный напарником биплан уже нельзя было взять и вдвоем куда-то там перекатить, все же машина получилась довольно тяжелой и большой, по этой причине пришлось озаботиться пошивкой качественной маскировочной сети, которая сейчас и пригодилась. Укрыв машину защитной сетью, они, чуть отойдя, осмотрели и, оставшись вполне довольными полученными результатом, подхватили рюкзаки с личным оружием и неспешно отправились на место приземления сброшенного контейнера.
        - Поспешить бы нам следует, чует моя пятая точка, что из-за сильных порывов ветра дирижабль прибыл несколько быстрее запланированного, оттого и встречающих не было, - предположил напарник, ускоряя свой шаг, не забывая при этом просматривать по сторонам.
        - Может, ты и прав, хотя далеко и не факт, получатели могли находиться в лесу, дожидаясь пока не улетит неизвестный самолет, - качнув головой, возразил Алексей, придерживая штуцер с мощным оптическим прицелом, готовый в любой момент его применить для самообороны.
        Прекратив разговоры, они, соблюдая все меры предосторожности, дошли до небольшого леса, куда и приземлился на поляну контейнер. Остановившись на несколько мгновений, они прислушались, но, не услышав посторонних звуков, направились в лес. Первое время идти было легко, но потом начались буреломы, среди которых находились каменные вулканические нагромождения. Найти искомую поляну в, казалось бы, небольшом лесу оказалось далеко не таким простым делом, особенно в условиях, когда приходилось идти так, чтобы за собой не оставлять следов. Потребовалось в общей сложности более часа, чтобы обнаружить поляну и увидеть на ней лежавший контейнер с парашютом.
        - Ну что, пойдем, посмотрим, что там такого с небес к нам спустилось столь экзотическим по местным меркам способом, - хмыкнул Иван и решительно перебрался через каменного нагромождение. Алексей не спешил, предпочтя пока оставаться на месте и внимательно вслушиваться в звуки леса, но пока все было спокойно, а тем временем его напарник подошел к контейнеру и, осмотрев его, опустился перед ним на корточки и, открыв защелки, посмотрел, что находится там внутри.
        Алексей уже хотел было перебраться, но в какой-то момент краем уха уловил изменения, в лес вошли посторонние, щебетание птиц изменилось, прямо свидетельствуя об этом. Быстро вскарабкавшись наверх, он замахал руками, привлекая к себе внимание и, как только его напарник обернулся в его сторону, жестами дал понять, что надо срочно сваливать отсюда. Мгновенно сообразив, Иван захлопнул контейнер и, подправив парашют, поспешил обратно и когда он вернулся, пристально вгляделся в глаза и тихо задал вопрос:
        - Что случилось, Леха?
        - В лес кто-то вошел, так что надо спрятаться и посмотреть, кто придет за контейнером и если удастся, за ними проследить. Кстати, что там в нем оказалось?
        - Ты не поверишь, но это комплект агентурной ламповой радиостанции, радиус действия две тысячи километров, по крайней мере, именно так там на табличке написано, такие были во время Второй мировой войны. Не знал, что тут кроме телеграфа еще и радиостанции есть, тем более агентурные, - с удивлением ответил на поставленный вопрос Иван и, замерев на несколько мгновений, прислушался, после чего хмыкнул и произнес:
        - Те, кто в лес вошел, идут, словно слон в посудной лавке, но это нам только на руку. Давай спрячемся тут где-нибудь недалеко и понаблюдаем за всем происходящим.
        Ничего не ответив, Алексей схватил напарника за левую руку и потянул его за собой, и метров через десять показал на укрытие под большим упавшим деревом. Ствол дерева с многочисленными ветками удачно рухнул на каменные валуны, разбившись на несколько частей и образовав практически непреодолимое препятствие, под которым несложно было хорошо спрятаться. Пробравшись под обломками массивного ствола, напарники стали ждать, когда появятся те, кому и был предназначен сброшенный с дирижабля контейнер с агентурной радиостанцией…
        Ждать пришлось около часа, когда из леса вышли трое вооруженных мужчин в камуфлированных куртках и охотничьими карабинами в руках крупного калибра. Они не останавливаясь, прошли дальше по направлению к поляне, видно было, что они здесь были не впервые, но и толком по лесу ходить они не умели, они слишком шумно передвигались, хотя определенно владели армейскими навыками, но и только. Появились вновь спустя минут пятнадцать уже с нагруженными рейдовыми рюкзаками и быстро исчезли в лесу. Выбравшись из своего укрытия, напарники пошли следом, держась несколько в стороне, и спустя полчаса вышли из леса и стали наблюдать, как трое неизвестных, уложив рюкзаки, взобрались в кабину грузовика и покатили куда-то на юго-запад.
        - Что будем делать? - неотрывно наблюдая за удалявшимся грузовиком с четырехместной кабиной, задал вопрос Иван.
        - Как что? Бегом к самолету, надо проследить за ним, - буркнул Алексей и, поправив лямки рюкзака и штуцера и выждав, когда грузовик скроется за ближайшим холмом, припустил со всех ног, а спустя несколько мгновений за ним следом рванул его напарник. Бежать с непривычки было тяжело, но Алексей, сжав губы, бежал и бежал, пока они, не добежав до биплана, рухнули в песок от усталости. Передохнув какое-то время, напарники поднялись и, отряхнувшись, взобрались в самолет, и спустя несколько минут Иван поднял его в небо. Поднявшись на высоту трех километров, он стал облетать лес по широкому кругу, пока они не увидели тот самый грузовик, удалившийся за это время на километров десять.
        - Ваня, поднимись выше на километр и сместись на пару километров в какую-либо сторону, не стоит нам попадаться им на глаза, - потребовал Алексей, всматриваясь в бинокль, через который хорошо был виден вышедший на укатанную грунтовую дорогу грузовик.
        - Сейчас сделаю, а ты сейчас посмотри навигационную карту, надо хотя бы понять, где мы находимся, да и вообще, примерно, куда этот грузовик направляется.
        Согласно кивнув, Алексей достал карту и, развернув ее, стал внимательно рассматривать и спустя несколько минут, наконец, разобрал, куда на этот раз их занесло. Они оказались в предгорьях Гольдианских гор, где были сосредоточенны основные промышленные мощности империи и, судя по карте, до ближайшего городка под названием Годиант, к которому направлялся грузовик, оставалось километров двадцать.
        - Мы вот здесь, а грузовик идет вот в этот город, если, конечно, никуда не свернет по дороге, - указав пальцем места на карте, произнес Алексей.
        - Тогда я сейчас облечу и, развернувшись, буду держать курс на грузовик, а там дальше будет видно, - буркнул Иван и, прибавив оборотов, вновь стал уводить машину в сторону, окончательно теряясь из поля зрения тех, кто находился в грузовике.
        Недолетая до Годианта, Иван, вновь изменив курс, направился навстречу грузовику, и они его увидели, машина направлялась к двухэтажному зданию, стоявшему метрах трехстах от дороги, ведущей в город. Здание было пристроено к старой наблюдательной башне и внушало своими размерами. Грузовик, подъехав к строению и, остановился и из кабины вышли трое мужчин и, взяв рюкзаки, направились внутрь.
        - Что будем делать? - хмуро поинтересовался Иван, вообще не представляя себе, как можно взять и захватить такое крепкое строение.
        - Ты меня высади где-нибудь в окрестностях города, вызнаю что смогу, а ты пока полетай до ночи и понаблюдай за этой хибарой. Утром встретимся в том месте, где ты меня высадишь, - после непродолжительных раздумий, отозвался Алексей, прикидывая в уме, как ему следует поступить наилучшим образом в данной ситуации. Удалившись на километров восемь, Иван посадил самолет, и Алексей, выпрыгнув из салона, поспешил в сторону видневшегося невдалеке небольшого городка, вернее его пригорода.
        Выбравшись на ближайшую дорогу, Алексей за час добрался до ближайших зданий и войдя в город, буквально минут через пять оказался на конечной остановке общественного транспорта и, направившись в первый пришедший трамвай, вошел в вагон. Минут через сорок выйдя в центре городка, он шел куда глаза глядят, продолжая размышлять, как ему поступить, но пока ничего разумного в голову не приходило, сил захватить целое здание не было, не вдвоем же пытаться его захватить, в самом деле. Он шел, пока на противоположной стороне улицы не увидел полицейский участок. Остановившись на какое-то мгновение, Алексей задумался, с одной стороны ему бы следовало явиться в местный филиал Управления контрразведывательных операций, но тут были свои нюансы. Служебные удостоверения - это, конечно, хорошо, но по факту пока местные служаки все не перепроверят трижды и пальцем не пошевелят, а задерживаться ему тут не хотелось вообще… Взвесив все за и против, Алексей решительно шагнул вперед, с обычной полицией, на его взгляд, решить вопросы было во много раз проще.
        Подойдя к парадному входу, Алексей поднялся по ступенькам и вошел внутрь, где оказался вполне обустроенное КПП, через которое самостоятельно пройти фактически было делом нереальным. Предъявив служебное удостоверение и получив разрешение войти, он поинтересовался, где найти начальника и, получив ответ, прошел на третий этаж и вошел в кабинет, где за широким столом находился секретарь в звании штаб-капитана. Четко представившись и предъявив документы, Алексей потребовал немедленной встречи с начальником городской полиции.
        Внимательно прочитав предъявленные личные документы и полномочия, штаб-капитан сосредоточенно поднялся и вошел в кабинет своего непосредственного начальника. Появился он минуты через две и, отойдя с прохода, предложил войти в кабинет полковника Орданго.
        - Здравия желаю, господин полковник. Обращаюсь к вам из-за острой необходимости, срочно нужна ваша помощь, поверьте, все очень и очень серьезно, - проговорил Алексей на одном вздохе, опасаясь получить отказ.
        - И чем может помощь сотруднику Управления контрразведывательных операций обычная городская криминальная полиция? - удивленно приподняв брови, поинтересовался полковник полиции в возрасте где-то под пятьдесят лет, но выглядевший при этом значительно моложе своих прожитых лет.
        - Многим, господин полковник, но давайте я лучше сразу перейду к делу и вам кое-то объясню, и тогда вы поймете, почему я обратился именно к вам, хотя по идее должен был сразу направится в филиал управления. Получив приказ в столице, я вместе со своим напарникам вылетел, но во время полета нас встретил огромный грозовой фронт, и нам пришлось подняться практически на предельно возможную высоту, на которую может подняться наш самолет. Уже находясь выше грозовых облаков, мы заметили дирижабль с тактическими обозначениями гальзианских ВВС. Нам пришлось отклониться и за ним следить, что нам вполне удалось, мы видели, как из дирижабля был сброшен контейнер на парашюте относительно недалеко отсюда, после чего дирижабль развернулся и полетел обратно. Нам пришлось посадить самолет и найти сброшенный контейнер, его сбросили в лес на поляну, там оказалась ультрасовременная агентурная радиостанция гальзианского производства. Мы с напарником устроили засаду и, в результате за сброшенным грузом прибыло трое на большом грузовике, теперь мы знаем, где они сейчас, но они в любой момент могут исчезнуть, так как мой
напарник ведет наблюдение с самолета.
        Зрачки полковника на какой-то момент расширились до предела, но также быстро пришли в нормальное состояние. Медленно поднявшись из-за стола, начальник полиции, прищурив правый глаз, с некоторой хищностью в голосе задал вопрос:
        - Где они сейчас находятся?
        - В пригороде есть здание, которое пристроено к древней сторожевой или наблюдательной башне, точно не знаю, - ответил Алексей, ликуя в душе, полковник явно заглотил наживку, да оно и понятно, захват иностранных шпионов с легкостью мог привести к карьерному взлету, а уж награда за это так непременно должна была быть высокой.
        - Знаю, где это, там располагается одна из лучших винокурен нашего уезда. Пойдемте, мне потребуется пятнадцать минут, чтобы собрать личный состав, вооружить его, и мы выедем на место на полицейских автомобилях. Гарантирую, на месте мы окажемся не позднее чем через час, - ухмыльнулся полковник полиции, ощущая накрывающую его волну азарта вставшего на след матерого охотника.
        Оскалившись хищным оскалом, Алексей согласно кивнул и, поднявшись, последовал следом за Орданго. Покинув кабинет, полковник сразу же приступил к активной организации выдвижения тридцати полицейских. За десять минут все они получили личное оружие. Алексей провел подробный инструктаж, после чего полковник разбил всех на штурмовые группы, и когда все было завершено, Орданго отдал команду выдвигаться. Рядовые и унтер-офицеры, слаженно разбившись на группы, покинули здание и, погрузившись в восемь автомобилей, тронулись с места. Колонна, набирая скорость, выехала на главную дорогу и на максимальной скорости выехала из города и спустя пятьдесят минут машины окружили со всех сторон здание со сторожевой башней.
        Большая часть полицейских окружили здание, а полковник с Алексеем и десятком унтер-офицеров вошли внутрь и, изолировав персонал, приступили к повальному обыску. Полицейские не церемонились, даже малейшие попытки сопротивления пресекались на корню, а они были, причем сопротивлялись активно, иногда даже открывая огонь по полицейским из револьверов. Полицейские нижние чины, будучи людьми опытными, работали четко, спокойно захватывая тех, кто сопротивлялся, и в результате были обнаружены многочисленные схроны с оружием и, что больше всего удивило полковника, наличие схронов с контрабандой. Помимо оружия и контрабандных товаров, обнаружились еще в подземелье камеры, где содержались несколько человек и, уже ближе к полуночи удалось обнаружить хорошо спрятанную радиостанцию, как раз ту, которую и сбросили с дирижабля.
        - Должен сказать, лейтенант, на такой богатый улов я и рассчитывать не смел, мы накрыли не просто шпионское логово, тут, похоже, мы имеем дело с серьезной криминальной структурой, управляемой, как оказалось, извне. Тут есть над чем подумать… - с чувством проговорил полковник Орданго, пожимая руку Алексею.
        - Честно говоря, я даже и представить не мог, насколько тут все запущено, если я что-то понимаю, то здесь очень серьезная разведывательная гальзианская сеть давно пустила корни, а местный филиал Управления контрразведки мышей совсем не ловит. Берите все в свои руки, господин полковник, это ваш звездный час, рекомендую использовать его по максимуму для карьерного роста. Со своей стороны обещаю помочь вам всем, чем смогу, но взамен я бы хотел ознакомиться с результатами допросов, а также с добытыми документами, - в глубокой задумчивости отозвался Алексей и помолчав несколько мгновений, добавил: - Думается мне, в результате этой операции вскроются такие залежалые пласты дерьма, что вонь пойдет такая, что мама не горюй.
        - Ничего, мы не привередливые, мы службу свою знаем хорошо! - зловеще ухмыляясь, воскликнул полковник Орданго и панибратски хлопнул Алексея по плечу.
        Согласно кивнув, Алексей договорился о завтрашней встрече и, пожав ему руку, неспешно покинул здание и направился к тому месту, где должен был приземлиться его напарник. Теперь уже было понятно, что здесь в любом случае придется на некоторое время задержаться…
        Глава 17
        В который раз перечитав показания захваченных агентов гальзианского разведывательного управления, к тому же одним из которых оказался матерый резидент, подчиняющийся непосредственно начальнику Главного политического управления, Алексей глубоко задумался. Разговорить резидента было делом сугубо непростым, но люди полковника Орданго с поставленной задачей справились практически без нареканий, резидент заговорил, а как именно они этого добились, Алексей не интересовался, но и так было совершенно очевидно, полицейские с агентами и уж тем более с резидентом вообще не церемонились. Он их не осуждал, это был их звездный час, ведь далеко не каждый день в руки попадается целая криминальная структура, да еще к тому же которую возглавлял матерый резидент Республики Гальза, но что еще более удивительно, так этот то, что резидент работал на Главное политическое управление…
        - Так и как ты с полковником полиции договорился? - первым делом полюбопытствовал Иван, как только вошел в комнату, где Алексей засел за изучение полученных в городской полиции материалов, которые его весьма заинтересовали.
        Отложив в сторону картонную папку, Алексей глубоко вздохнул и, посмотрев на своего напарника, негромко заговорил:
        - Это было не так сложно, как ты мог думать, полковник Орданго реально опытный офицер и к тому же очень умен и все прекрасно понимает. Да, он воспользовался по полной программе возможностью в своих интересах, как и ряд его подчиненных, к тому же в результате проведенного рейда у начальника местного филиала Управления контрразведывательных операция возникли большие проблемы и понятно почему. Полковник с ним был давно, что называется, на ножах, а тут такая история… Но даже не в этом дело, если бы оно было так просто, то и проблем особых не было вообще, но они есть, в виде огромных подводных камней, с которыми полковник не пожелал связываться, слишком это рискованно.
        - И что же это за проблемы такие? - с немалым интересом поинтересовался Иван, прищурив правый глаз.
        - В обнаруженных в винокурне тайниках изъяли документы, в которых нашлись весьма любопытные материалы касательно делишек местной масонерии и некоторых представителей высшей имперской аристократии, что само по себе уже очень серьезно… Полковник, будучи разумным человеком, прислушался к моим аргументам и отдал все эти материалы, разглашать их для него смерти подобно. Ему для карьерного роста и того, что есть, более чем достаточно, чтобы через какое-то время стать генералом с дальнейшим переводом в столицу, нас же с тобой интересует совсем иное…
        - Насчет местной, как ты говоришь, масонерии, ты случаем не переборщил, а? - нахмурив брови, поинтересовался Иван, не очень-то верящий во всякие масонские заговоры, и где-то он по-своему был прав.
        - Есть тут своя масонерия, состоящая из тайных клубов по интересам, есть оккультные секты и всякая прочая нечисть, которая имеет свои интересы и устремления. Так что я называю масонерией все эти клубы и структуры высшей аристократии, где и происходит выработка взглядов, каким должно быть будущее, к которому остальные должны стремится, вот только в результате получается, мы имеем дело со схваткой образов будущего и схватка эта в последнее время только ужесточается… Если ты думаешь, это пустой звук, то спешу тебя разочаровать, вся эта масонерия здесь на Хортилейне есть и вполне себе существует, как и в том мире, из которого нас каким-то ветром попутным сюда занесло… - с ухмылкой отозвался Алексей и, помолчав какое-то время, неожиданно для напарника задал вопрос: - Ты случаем не припомнишь, какого числа был парад Победы над нацистской Германией в 1945 году?
        - В июне двадцать четвертого числа, а что? - немного опешив, проворчал напарник, не совсем понимая, куда клонит Алексей.
        - Это я к тому, что товарищ Сталин далеко неслучайно назначил парад именно в этот день, он кое-кому таким вот образом послал недвусмысленный сигнал, для понимающего человека, можно сказать открытым текстом, но непонятным для абсолютного большинства обывателей и чиновничьего аппарата. Если посмотреть католический календарь, то 24 июня это торжество высочайшего ранга - Рождество Иоанна Крестителя. В этот день прославляется последний ветхозаветный пророк - вестник прихода Мессии, и поэтому еще именуется как Предтеча, но это предыстория. История же заключается в том, что 24 июня 1777 года, в день Святого Иоанна, четыре ложи собрались в лондонской таверне «Гусь и рашпер», церкви Святого Павла, чтобы создать великую ложу, с целью ежегодных застольных собраний и обсуждения общих дел. Первоначально эта ложа была названа - Великая ложа Лондона и Вестминстера. Именно так масонство оформилось как организованное движение. В общем, товарищ Сталин продемонстрировал победу Советского Союза над масонерией, затеявшей и, по сути, организовавшей Вторую мировую войну, да к тому же выпестовавших и натравивших Гитлера
на СССР, оттого они до сих пор его ненавидят, ведь он им сломал главные их задумки.
        - Ты хочешь сказать, что здесь, на Хортилейне, существуют такие же сильные организации, как и у нас на Земле? - в глубокой задумчивости поинтересовался напарник, сильно нахмурив брови.
        - Не думаю, что прямо-таки до такой степени, но тем не менее своя масонерия тут имеется, что в империи, что в Республике Гальза, и похоже, заговор по этой линии и проходит, хотя, конечно, далеко не факт. Будем копать дальше, вот тогда и узнаем, так ли это или нет… - тяжело вздохнув, отозвался Алексей и, помолчав несколько мгновений, заговорил вновь: - Самое любопытное то, что те списки, которые нам вручил штаб-майор, и те списки, которые я взял у полковника Орданго во многом совпадают, примерно где-то на две трети. В общем, я выбрал парочку самых невзрачных людей, которые фигурируют в обоих списках, вот с них мы и начнем. Собирайся, мы возвращаемся к самолету и вылетаем в Эльмиор, здесь нам более делать нечего, полковник тут уже сам со всем справится, ведь в ближайшее время из столицы прилетят много всяких комиссий, и кому-то точно станет тошно…
        Понимающе кивнув, Иван поднялся и, быстро сложив личные вещи в рюкзак и когда все было готово, они, вместе покинув гостиничный номер, погрузились в такси и выехали на военный аэродром, где оставили биплан. Прибыв на военно-воздушную базу, они, оформив все полагающиеся документы, вылетели в Эльмиор, благо от мощнейшего грозового фронта за прошедшее время не осталось и следа.
        - Слушай, а как вообще так получилось, что в Западной Европе, а также в Великобритании появились всякие там масонские или какие-нибудь оккультные ордена? - неожиданно поинтересовался Иван, подходя к своему биплану, который после покраски выглядел весьма интересно и даже в каком-то смысле хищно.
        - Это история давняя, идущая еще со времен первых крестовых походов. Крестоносцы столкнулись с исмаилитами и наладили с ними контакты, они за деньги выполняли всякие разведывательные поручения, они уже тогда были в исламском мире сектой и что-то вроде изгоев. Из-за агрессивного к ним отношения, в особенности суннитского большинства, они сформировались по орденскому принципу и вот они эти самые исмаилиты и послужили образцом для создания в Западной Европе рыцарских орденов, как правило, под эгидой Ватикана. Некоторые из них существуют и по сей день, например Орден госпитальеров на Мальте, но это я уже несколько отвлекся. В общем, по прошествии сотен лет эти рыцарские ордена трансформировались кто в масонские ложи, кто в различные оккультные организации алхимиков и прочее, и прочее, и прочее… Но на этом дело не закончилось, все эти ордена со временем в свою очередь трансформировались в различные закрытые клубы для высшей элиты и процесс трансформации по видимому, все еще продолжается и в какие формы в дальнейшем все это выльется, никто толком не знает. Что же касается того мира, в который нас по
неведомой воле занесло, я тебе сказать ничего не могу, по крайней мере пока. Так что забудь то, что я тебе сейчас наговорил, все то было у нас с тобой в прошлой жизни, и вся эта история осталась там, а сейчас мы живем совсем в другом мире, и здесь совсем иные законы и правила. Хотя миром этим не они правят, а правят знаки и символы, и это тебе следует накрепко усвоить, - нехотя ответил Алексей пребывая в глубокой задумчивости, он все еще не определился, с какой усадьбы следует начинать, и это в каком-то смысле напрягало.
        Ничего не ответив, Иван полез в кабину и, повозившись какое-то время, запустил двигатель. Алексей поднялся в салон и, разместившись в кресле, продолжил изучать отданные ему материалы. Полет до Эльмиора занял чуть более двух часов, и все это время он самым внимательным образом перечитывал документы, записывая для себя особо заинтересовавшие его моменты в рабочую тетрадь.
        Подлетев к Эльмиору, Иван не стал особо забивать себе голову, куда сажать биплан, он сразу повел машину на военную базу, где базировались сразу два авиационных полка. Уже после приземления, в комендатуре оформив надлежащим образом документы, они оставили самолет стоять на дальней стоянке, а сами, покинув часть, направились в магазин, торгующий подержанными автомобилями. Выбрав хоть и неказистый, но с высокой внедорожной проходимостью автомобиль, напарники затарились запасом продовольствия и воды на целую неделю, и выехали на рекогносцировку местности, им необходимо было выбрать наиболее перспективную усадьбу. За более чем сутки намотавшись по окрестностям города и со стороны просмотрев десятка полтора усадеб, они выбрали ту, где с виду довольно давно не было хозяев или жильцов, напарники устроили скрытый наблюдательный пункт и взяли ее под пристальное наблюдение.
        - Не живет тут никто, хотя определенно кто-то за порядком следит и его поддерживает, - спустя трех часов наблюдения высказал свое мнение Иван и, глубоко вздохнув, сделал предложение:
        - Слушай Леха, давай, как стемнеет, сходим прямо к усадьбе и залезем внутрь и уже там посмотрим, что там внутри.
        - Странно, почему нигде охраны не видно, именно это меня и смущает больше всего, такое ощущение, как будто приглашают лихих людей в давно организованную засаду. Хотя, быть может, я неправ и это во мне говорит моя личная паранойя. Так что я пока предпочитаю ей уступить и посмотреть дальше, не нравится мне здесь что-то, а что именно, никак не могу разобрать, как-то оно тут неправильно, что ли… - спустя пару минут напряженных размышлений ответил Алексей, не отрывая своего пристального взгляда от усадьбы.
        - Хорошо, подождем еще, так действительно будет куда как спокойнее, но только недолго, если мы на каждую усадьбу будем столько времени тратить, никогда в отведенные сроки не управимся, - вынужден был согласиться Иван, также как и его напарник, рассматривавший усадьбу через мощный морской бинокль, но в какой-то момент он несколько сместил бинокль вправо и глухо проговорил:
        - Во как, однако, бывает… Леха, ты или провидец, или чуйка у тебя звериная прорезалась… Там километрах так пяти в сторону усадьбы едут сразу пять легковых автомобилей, а за ними следом идет целый пассажирский автобус, причем в люксовом исполнении. Если через пару километров не свернут налево, то точно приедут сюда.
        - Где? Что-то ничего не вижу, - живо среагировал Алексей и, поводив биноклем в разные стороны, не увидел никакой колонны, двигающейся в их направлении.
        - С твоего ракурса не видно пока, тот лесок, что возле речки с мостом, их пока прикрывает. Если хочешь увидеть, на мое место сместись, тогда и увидишь все.
        Осторожно поднявшись, Алексей, прикрываясь кустами, прошел к напарнику и, пристроившись рядом с ним, взглянул в бинокль. Колонна автомобилей действительно была, и передвигалась она на низкой скорости, не более сорока километров в час, если не меньше. Пока колонна не проехала мимо поворота ведущую к усадьбе, у Алексея еще теплилась надежда, что она поедет в другую сторону, но нет, она шла прямым ходом к той усадьбе, за которой они наблюдали…
        - Что теперь делать будем, а, Леха? - хмуро поинтересовался напарник и, не успев получить ответ, задал следующий вопрос: - Быть может, лучше свалить отсюда и взяться за другую какую-нибудь усадьбу?
        - С какого такого перепуга? Нет, мы останемся здесь и понаблюдаем, что здесь происходит, и если удастся, под шумок провернем свои дела. Мне думается, шансы у нас будут хорошие… - хищно оскалившись, проворчал Алексей, ощущая в себе азарт охотника, почуявшего дичь.
        Небольшая вереница дорогих автомобилей неспешно подкатили к усадьбе и въехали внутрь, где их встретили несколько человек, двое из которых точно были охранниками.
        - Ты глянь, однако и не скажешь, что тут в усадьбе кто-то есть… Видать, тут точно что-то нечисто, - буркнул напарник, с немалым интересом рассматривая в бинокль тех, кто вышел из усадьбы и спустя несколько мгновений добавил:
        - Однако люди тут непростые на охране, я имею в виду. Если бы сунулись без подготовки, непременно вляпались по самое не балуй…
        - Оно, конечно, так, но меня сейчас не охрана интересует, а те персоны, которые приехали в усадьбу, да еще с целым автобусом, наполненным не пойми кем.
        Что-то невнятное буркнул себе под нос Иван, перевел бинокль на автобус и обомлел от увиденного: из автобуса вышли десятка два уборщиц, со швабрами, ведрами, тряпками и какими-то коробками. По всему выходило, в усадьбе собирались проводить большую генеральную уборку в преддверии какого-то масштабного мероприятия. Пришлось озаботиться своим обустройством всерьез, и первое, что они сделали, натянули маскировочную сеть и расстелили непромокаемые спальные мешки.
        Более суток напарники, сменяя друг друга, пристально наблюдали за усадьбой и все больше и больше укреплялись в мысли, что в усадьбе планировалось какое-то большое мероприятие, потому как следом за уборщицами через какое-то время приехал еще один автобус. Только на этот раз это были декораторы и целая бригада поваров с официантами.
        - М-да-а… гулянку собираются закатить с большим размахом, - с ухмылкой проворчал Иван и, глубоко вздохнув, сделал предположение:
        - Наверное, оно и к лучшему, во время большой пьянки нам будет несложно в дом попасть и по нему прогуляться, глядишь, какой сейф и подломим…
        - Ишь, какой резвый, сейф подломим… Мы что, профессиональные медвежатники, что ли, лично я себе плохо представляю, как сейфы вскрывают, а ты? - с усмешкой отозвался Алексей и, перевернувшись на правый бок, внимательно всмотрелся в глаза своего напарника.
        - Да откуда у меня может быть такой опыт, это я так… в азарте ляпнул, но ведь придется научиться или подобного криминального специалиста каким-то образом привлечь, без этого, как я понимаю, нам никак не обойтись. Дело с этой усадьбой провернем и начнем подготовку к сбору своей команды, а для этого по списку еще предстоит пройтись, а там штаб-майор более двухсот имен указал, - нехотя ответил Иван и, тяжело вздохнув, еще раз взглянул в бинокль и в задумчивости пожевав губами, заговорил вновь:
        - Не знаю, как ты, но лично я считаю, нам следует, как окончательно наступит ночь, идти в усадьбу и найти способ незаметно попасть внутрь. Пока идет организационная суета, нам куда легче будет попасть внутрь, чем тогда, когда хозяева с гостями сюда пожалуют, охраны точно прибавится в разы.
        - Согласен, - после непродолжительного молчания ответил Алексей, - только мы не будем откладывать, а пойдем прямо сейчас, есть такая возможность пройти незамеченными, прикрываясь от возможных наблюдателей кустами. В сумерках это реально возможно, а вот уже когда стемнеет, мы не пройдем, ведь сейчас полнолуние, а кстати…
        На какой-то момент Алексей замер, глубоко задумавшись и придя к кое-каким выводам, хмыкнул и, почесав затылок, глухим голосом заговорил:
        - Ты знаешь, что-то меня смущает это самое полнолуние, как бы не нарваться на полоумных сектантов, что вообще-то весьма возможно и еще как.
        - Да и хрен с ним, прорвемся, - отмахнулся Иван и, выбравшись из спального мешка, деловито взялся осматривать свои два стандартных офицерских револьвера, хотя и в премиальном исполнении. Взглянув на задумчивое лицо своего напарника, Алексей поднялся и, оправившись, проверил свои револьверы, после чего проверил прикрытый штаниной нож, прикрепленный к ноге и, подумав несколько мгновений, взял небольшую фляжку наполненную дорогим бренди.
        - Ну и зачем нам там дорогущий алкоголь, а? - удивленно приподняв правую бровь, поинтересовался Иван, увидев, как Алексей прячет во внутренний карман никелированную фляжку.
        - Если в усадьбе действительно будет грандиозная пьянка, то для запаха прополощем рот и себя обрызгаем, чтобы не вызывать в свой адрес никаких подозрений, - усмехнувшись, ответил напарнику Алексей и глубоко вздохнув, мысленно перекрестившись, махнул рукой и они, слегка пригнувшись, стали обходить стороной усадьбу, они собирались идти с противоположной стороны заката солнечного диска.
        Передвигаться приходилось с особой осторожностью, чтобы постоянно находиться под прикрытием невысоких кустов, из-за чего чтобы добраться до усадьбы потребовалось больше часа. Подойдя к невысокому забору, напарники внимательно огляделись, но никого не заметив, осторожно перебрались через него. Осторожно ступая, они обогнули внутреннюю площадку и оказались возле левого крыла двухэтажного здания, где обычно обитала прислуга. Они не ошиблись, из приоткрытого окна кухни шел сильный аромат приготовляемых блюд и команды, раздаваемые шеф-поваром.
        - Что будем делать дальше? - очень тихим голосом поинтересовался Иван, с опаской оглядываясь по сторонам.
        - Идем внаглую внутрь, морды кирпичом и вперед, как говорится, наглость - второе счастье, и не зря говорят, между прочим, - также тихо ответил Алексей и перевесил кобуру с офицерским револьвером на пояс с правой стороны, так чтобы все его могли видеть, и решительно направился к двери, ведущей в крыло для прислуги. Иван, взглянув в спину удаляющегося напарника, проводил его взглядом и скорым шагом нагнал его, и они вместе вошли в дом. На них никто вообще не обратил никакого внимания. В крыле прислуги царила сумасшедшая суета, кто-то куда-то относил, кто-то откуда-то что-то тащил на кухню и никто ни на кого не обращал ровным счетом никакого внимания.
        Пройдя в другое крыло, они неожиданно обнаружили большой зал, где работали человек тридцать, они ставили какой-то подиум и столы вокруг него. Все было похоже на закрытый показ мод, вот только антураж не очень-то соответствовал данному мероприятию. Окна были затянуты черным бархатом со сверкающими стразами и какими-то странными символами и знаками. Все бы ничего, но электрического освещения в зале не было, тут было много подсвечников и стальных стаканов под факелы, больше всего их было возле каменной плиты, видимо, выполняющей роль импровизированного алтаря.
        - Леха, что делать будем, тут какая-то чертовщина происходит, я тебе точно говорю, - приблизившись вплотную, очень тихо поинтересовался Иван, ощущая себя не в своей тарелке, все, что он видел вокруг, вызывало немалое опасение.
        - Валим отсюда обратно на улицу и там где-нибудь схоронимся, бродить здесь мне что-то совсем расхотелось, - нехотя ответил Алексей и развернувшись, неспешно направился на выход, оставаться в здании ему не хотелось, хоть до них никому не было дела, но не в этом было дело, общая атмосфера давила на нервы. Выйдя из усадьбы, напарники прошлись по округе и, обнаружив довольно большие подсобные помещения, направились туда.
        - Странно, охранников нигде не видно, ведь они были, но куда-то подевались, - задумчиво оглядываясь по сторонам, поделился своим мнением Иван, ожидая в любой момент неприятных сюрпризов.
        - Вот и мне совсем непонятно, куда они подевались, но искать их у меня желания, точно нет никакого, - буркнул Алексей, подозревая, что охрана, пока они шли в усадьбу, занималась тем, что брала усадьбу в широкое кольцо безопасности, в которое никто не должен был попасть, но они, сами того не ведая, проскочили буквально в тот самый момент, когда его только начинали формировать…
        Войдя в подсобное помещение и осмотревшись, они поняли, что это был гараж-мастерская, где ремонтировали автомобили, хотя сейчас машина отсутствовала, но автомобильных деталей от разных машин было полным-полно. Зайдя за металлические шкафы с разложенным инструментом, напарники обнаружили небольшой закуток, прикрытый грубым брезентом, видно было, сюда довольно давно никто не наведывался. Переглянувшись, напарники, не сговариваясь, аккуратно оттянули ширму в сторону и осторожно забрались в закуток, где стояло несколько небольших дубовых бочек с непонятным содержимым. Отчистив от пыли две бочки, напарники присели.
        - Тут и будем сидеть до самой ночи, не думаю, что нас здесь кто-нибудь побеспокоит, - негромко проронил Алексей и в задумчивости оглядев небольшое помещение заговорил вновь:
        - До ночи отдыхаем по очереди, а там уже посмотрим, что делать дальше, думается мне, мероприятие в усадьбе как раз и состоится этой ночью.
        - А если нет, тогда что?
        - Тогда будет сложно, - нехотя буркнул Алексей, - больше суток мы тут точно не высидим, максимум до восхода, так что если этой ночью ничего в усадьбе не произойдет, то придется уходить где-то под утро, хотя и не хотелось бы с пустыми-то руками.
        - Ладно, что будет, то и будет, а я пока покемарю маленько, что-то устал я сильно со всеми этими нервотрепками. - равнодушно отозвался Иван и устроившись поудобнее, прислонился спиной к стене и прикрыв глаза, быстро задремал. Просидев чуть более часа, Алексей от невыносимой скуки, посмотрел на потолок и, поразмыслив какое-то время, решил подняться на чердак. Поднявшись, он поставил на бочку другую и, приставив третью, взобрался на импровизированную пирамиду, после чего ухватившись за перекладину, подтянулся и оказался на чердаке. Оглядевшись, Алексей равнодушно пожал плечами, чердак ничем от других ранее им виденных не отличался, здесь хранилась сломанная мебель и невостребованный инструмент. Осторожно шагая, он обошел несколько сваленных в груду сломанных стульев и, подойдя к окошку, взглянул в него. Из окошка хорошо был виден парадный вход в усадьбу, а также великолепно просматривалась прилегающая территория. Найдя для себя более или менее целое кресло, Алексей обустроил для себя комфортное наблюдательное место и, устроившись в кресле, стал наблюдать за усадьбой…
        До самого глубокого вечера ничего толком не происходило, только строители носились взад-вперед, да иногда появлялись работники кухни, но когда солнце практически скрылось за горизонтом, к усадьбе подъехал большой автобус. Строители, собрав свой инструмент под руководством своих старшин, сложили его в багажное отделение и погрузились в салон. Автобус, тронувшись с места, медленно развернулся и покинул территорию усадьбы. Выехав на дорогу, автобус, неспешно набирая скорость, поехал и спустя какое-то время скрылся из вида.
        Алексей хотел было уже подняться, но увидел вдалеке появившийся свет от большого автомобиля, ищущего полным ходом в сторону усадьбы. Пришлось оставаться на месте и продолжить наблюдение. Минут через десять стало понятно, что это автобус, а еще через полчаса он въехал во внутренний двор и остановился возле парадного входа. Дверь открылась, и из салона стали выходить молодые девицы, среди которых оказалось несколько мужчин, было их около тридцати, причем все как на подбор красивые.
        - М-да-а… по всей вероятности, публичный дом на выезде, - проворчал себе под нос Иван, находясь за спиной напарника. Алексей не услышал, как он умудрился подкрасться к нему незамеченным.
        - Да, похоже на то, - вынужден был признать Алексей, - по всему видать, аристократы решили повеселиться подальше от любопытных глаз, но нас их оргия не интересует, мы ведь сюда не за этим пробрались. Маленько просчитались, надо было все же по другому адресу отработать.
        - Ну, не скажи, Леха… не все так тут просто, свечи с большими подсвечниками и факелами, подиум и какой-то алтарь, да к тому же руны странные… Ты не находишь, что это секта какая-то собирается для проведения своих богопротивных обрядов? - отрицательно покачав головой, произнес Иван продолжая наблюдать, как девицы заходили в усадьбу, причем каждая из них несла в руках довольно внушительные баулы, видимо, со сценическими костюмами. - Наверное, это все же артистки, а не бордельеро на выезде, хотя конечно, одно с другим частенько сходятся в одном лице, и никого это не удивляет от слова совсем.
        - Не будь столь категоричен, - хмыкнул Алексей, - все же жизнь не такая простая штука и каждый в ней крутится, как может, да к тому же далеко не всем везет, а уж имеет отличные стартовые позиции так и вообще совсем уж ограниченное количество людей, например, такие, как отпрыски аристократов. Нам с тобой, по правде говоря, еще очень повезло, мы, по крайней мере, неплохо в этом мире устроились, а то как вспомню, как мы с тобой грузчиками работали на железной дороге, так всякий раз вздрагиваю лишь от одной мысли, если бы мы этим вынуждены были заниматься всю оставшуюся жизнь…
        - Не буду спорить, нам действительно неслабо так подвезло, но все равно, не могу я к женщинам… с пониженной социальной ответственностью относится как-то по иному, брезгую я и ничего с этим поделать не могу, да собственно говоря, и не хочу. Давно это у меня, еще, когда девятнадцать годков было, уговорил меня мой друг, только что отслуживший срочную, к жрицам любви сходить. Долго уговаривал, где-то часа полтора, не хотел я, но в конечном итоге уговорил. В общем, съездили мы туда, где они тогда работали, и посмотрел я на это все со стороны. Часа два смотрел и так мне противно стало от всего этого и к тому же неслабо так стошнило, да и приятеля моего тоже сие действо всерьез проняло, - нехотя буркнул Иван, с кислой миной на лице смотревший в чердачное окошко, хотя девиц уже не было, они все вошли в усадьбу.
        - И чем история закончилась? - с немалым интересом спросил Алексей, взглянув на задумчивого напарника.
        - Да, в сущности, ничем, постояли издали, понаблюдали, как одни клиенты приезжают и девок выбирают, а другие обратно попользованных привозят, да развернувшись, пешком ушли оттуда, он в одну сторону, а я в другую, и больше мы с ним уже никогда не встречались. Не знаю, как он, а я после всего этого около года с девушками знакомиться не мог, все мне чудилось, что они все проституцией занимались и, от этой мысли меня всего колотить начинало, но потом потихоньку отпускать стало, но временами бывает, накатывает. Хорошо хоть с каждым годом все реже и реже, так гладишь и, вообще от этого избавлюсь… может быть… - пожимая плечами, ответил Иван на поставленный вопрос и, всмотревшись вдаль, негромко произнес:
        - Глянь, вон вдали опять свет появился, похоже, это уже хозяин сюда едет со своими приглашенными гостями.
        - Очень может быть… - выдохнул Алексей и стал задумчиво всматриваться вдаль, свет автомобильных фар довольно быстро приближался. Еще минут десять было непонятно, в усадьбу ли машины едут или нет, но когда они проехали мимо переезда, все стало ясно, машины ехали в усадьбу. Спустя полчаса во внутренний двор вкатились более пяти десятков автомобилей представительского класса. Подумав, он быстро включил смартфон и стал снимать на камеру всех тех, кто выходил с задних сидений приехавших автомобилей. Люди там были разные, в массе своей среди гостей хозяина усадьбы преобладали мужчины среднего возраста, но и пожилых было немало, как и женщин всех возрастов, хотя они составляли меньшинство.
        - Странная компания, ты не находишь? - пребывая в глубокой задумчивости, задал вопрос напарник, потирая отросшую в последнее время щетину.
        - Нахожу, - после непродолжительного молчания ответил Алексей, после того как все прибывшие скрылись в усадьбе. - Но даже не в этом дело. Не знаю, обратил ли ты внимание или нет, но одного человека из этой странной компании ты должен знать точно.
        - Никого я не узнал, - нехотя буркнул Иван, пытаясь припомнить лица которые прибыли в усадьбу, но это у него не получалось, знакомых лиц он не заметил.
        - Среди прибывших оказался гвардии капитан ВВС Аркадий Корро, отпрыск нынешнего императора Казимира VII, что для меня лично оказалось большим сюрпризом, - с глубоким вздохом ответил напарнику Алексей, обдумывая, что бы это могло значить.
        - Во как… Неожиданно, однако… - хмыкнул Иван и, скосив свой взгляд в сторону, неожиданно замер, после чего крадучись подобрался к небольшой щели между досками и внимательно вгляделся. Хоть на дворе стояла ночь и тускло горели несколько светильников, но все же их вполне хватало, чтобы видеть большую часть прилегающей территории возле входа в кухонное крыло. - Ты знаешь, Леха, как бы это странно ни звучало, но кто-то крадется к кухне, и знаешь… судя по фигуре и пластичности, этот человек весьма подготовлен, грамотно скрывается, обходя освещенные участки задней части внутреннего двора. Что делать будем?
        - Ничего, сидим на месте и никуда не рыпаемся, да и куда дергаться-то, если гости только что в усадьбу вошли, а вот где-то после полуночи можно будет и в здание войти, но никак не раньше, - отозвался Алексей и, поднявшись с кресла, подошел к напарнику и посмотрел в щель, но сразу крадущуюся фигуру он заметить не смог, пришлось куда более внимательно просмотреть заднюю часть внутреннего двора усадьбы, и только тогда он смог заприметить фигуру, облаченную в черный плащ с капюшоном. Приглядевшись, он согласился с Иваном, человек, укрытый с головы до ног черным плащом действительно был хорошо подготовленным. - Хотя нет, не так, как только черный плащ скроется в усадьбе, выходим и спрячемся где-нибудь там во внутреннем дворе и, когда этот некто выйдет из усадьбы, подкараулим и схватим. Думаю, пообщаться с этой особой для нас будет весьма интересно.
        - Ну и куда мы его спрячем? - в задумчивости спросил напарник, неотрывно наблюдая, как некто в черном плаще подошел к двери и, осторожно открыв ее, вошел в усадьбу.
        - Вырубим и сюда на чердак затянем и спрячем, после чего ты останешься тут, а я в усадьбу пойду и гляну, что там и как, не думаю, что это будет опасно, охраны тут как таковой нет, только внешнее кольцо, а внутри нет никого, кто будет мешать аристократии по полной программе отрываться.
        - Ну, тогда пошли что ли… - выдохнул Иван и, развернувшись, направился к проему, ведущему на выход с чердака.
        Алексей, посмотрев ему вслед, направился следом. Спустившись вниз, они выбрались из сарая и, скрываясь в тени, пошли дальше. Подобрав наиболее подходящее место для засады, они спрятались и стали ожидать появления неизвестного в черном плаще. Ждать пришлось чуть менее часа, что оказалось весьма утомительно, Алексей уже думал уходить, когда время уже приближалось к полуночи, когда дверь для прислуги открылась, и из нее вынырнул неизвестный в черном плаще с накинутым капюшоном. Он не стал задерживаться и тут же нырнул в темноту, но так как за последнее время глаза Алексея привыкли к темноте, он прекрасно различал, что этот неизвестный крайне осторожно двигается в их сторону, при этом с опаской посматривая себе за спину. Алексей даже выдыхать стал через раз, чтобы не спугнуть столь осторожного человека, и когда он оказался на расстоянии протянутой руки от Ивана, Алексей, сделав шаг, без всяких сантиментов ударил в основание черепа, и неизвестный с тихим стоном рухнул на землю и более не шевелился.
        Иван, соблюдая осторожность, наклонился над неизвестным и, пощупав пульс, с облегчением выдохнул, убедившись, что неизвестный находится в глубоком нокауте, взялся за обыск и, спустя некоторое время удивленно обернувшись, шепотом произнес:
        - Леха, да это же баба, блин… Похоже, воровка, стянула коробку из-под дамской шляпки.
        - Меньше текста, давай руки и ноги ей поскорее свяжи, надо отсюда в темпе сваливать, а уж потом с ней разбираться, и только тогда посмотрим что она стащила из усадьбы, - недовольно буркнул Алексей и, достав из сумки два обрезка веревки, вручил их напарнику. Иван быстро схватил веревки и первым делом связал руки за спиной пребывающей в отключке девице и только тогда связал ноги. Когда дело было сделано, Алексей недолго думая подхватил девицу на плечо и быстрым шагом направился в сарай, избегая попадать на освещенные участки.
        Войдя в сарай, напарники с большим трудом подняли девицу на чердак, и когда они управились, уложив ее таким образом, чтобы ее не было видно, и она не могла бы, когда придет в сознание, им помешать, взялись за шляпную коробку. Открыв крышку, Иван взглянул внутрь и оторопел, коробка была наполнена фотографиями пикантного содержания.
        - Ну и нахрена этой девице порнуха потребовалась? - прошептал напарник, с изумлением рассматривая черно-белые фотографии очень высокого качества. - Хотя надо признать, фотографии снимал настоящий художник, тут даже спорить не с чем, но основной упор на костюмированные оргии меня в немалой степени смущает.
        Задумчиво перебрав несколько десятков фотографий, Алексей поднял голову и, посмотрев на своего напарника и почесав затылок, заговорил:
        - Это убойный компромат, Ваня, на некоторых представителей высшей имперской аристократии. Это более чем серьезно, другое дело, зачем этой лихой девице потребовался этот компромат или, быть может, тому, кто за ней стоит. Для начала надо выяснить, кто тут на фото присутствует, и тогда сможем понять, как все это в своих интересах использовать, хотя не знаю, слишком скользко это, мараться не хочется, да и опасно это, как мне думается. Это не просто клуб гммм… по интересам для джентльменов, тут определенно все куда серьезнее.
        - Ладно, разберемся, не все же сразу делать, - буркнул напарник и, сложив все фотографии в коробку, прикрыл ее крышкой. - Ну так как, ты пойдешь в усадьбу или я?
        - Я пойду, а ты оставайся, проследи за нашей пленницей, теперь уже с ней по душам поговорить будет реально полезно. Мне очень интересно, для чего она украла фотографии… - проговорил Алексей и, осторожно спустившись с чердака, очистил себя от сена. Отряхнувшись, он привел себя в порядок и, глубоко вздохнув, постоял несколько минут и решительно направился в усадьбу. Входить в дом Алексей опасался, но не настолько, чтобы отказаться от задуманного, он очень хотел собственными глазами посмотреть, что же тут такое происходит на самом деле.
        Открыв дверь, он вошел внутрь и направился по тому маршруту, по которому он с напарником уже проходил, но на этот раз перед дверью в кресле сидел дюжий охранник и никого не пропускал в хозяйское крыло. Мгновенно сообразив, что делать, Алексей передвинул свой офицерский револьвер чуть в сторону на поясе и, подойдя к охраннику пребывавшего в состоянии расслабленности и наклонившись к нему, тихо задал вопрос:
        - Случаем не подскажешь, через твой пост девчонка в черном плаще не проходила?
        - Нет, а что такое? - встрепенувшись, поинтересовался он в ответ, пристально рассматривая неизвестного ему человека.
        - Девку мы одну перехватили, из усадьбы выскочила и, похоже, что-то украла, ее-то мы схватили, но что взяла, не нашли, слишком темно, а сама молчит, вот и спрашиваю, вдруг тут проходила, - убедительно изображая глубокую озабоченность, ответил он всем своим видом демонстрируя решительность разрешить возникшую проблему.
        - Да ты что! Да нас же всех на фарш пустят, если мы допустим утечку. Где эта сука, я ее на ремни нарежу?! - раненым зверем взревел охранник, вскакивая с кресла. Не мудрствуя лукаво, Алексей, совершенно не сдерживая силу, ударил охраннику под дых и, подхватив падающую тушку, опустил его обратно в кресло и шепотом на ухо произнес:
        - Сиди и не рыпайся, дурак, не привлекай внимание, лучше кивни, если здесь девка проходила, если нет, сиди и не дергайся. Если она действительно что-то тут выкрала, без сообщников внутри усадьбы не обошлось.
        Дыша через раз, покрасневший как рак, охранник кивнул в знак согласия и шепотом произнес:
        - Да, была девчонка, лет двадцать или около того, я ее пропустил и где-то через час выпустил, так как она знала пароль и имела при себе жетон, дающий право на беспрепятственный вход.
        - Ты знаешь, кто она такая?
        - Понятия не имею, кто она, впервые ее видел.
        Отпустив его, Алексей погрозил кулаком и, хотел было открыть дверь и войти внутрь, но охранник безумно вращая глазами, запрещающее замахав руками, с трудом поднялся и, открыв шкаф, достал из него маску летучей мыши и черный плащ. Мысленно хмыкнув, Алексей, надев на лицо маску и накинув на себя шелковый плащ, взглянул на себя в зеркало и подправил маску, решительно открыл дверь и вошел в хозяйское крыло. На него никто не обратил никакого внимания, все были заняты, созерцая действо на подиуме и возле импровизированного алтаря. Там разыгрывалась какая-то сценка с обнаженными актрисами и нескольким мужчинами в жреческих туниках, играл оркестр и заунывно пел небольшой хор. Остановившись, Алексей постоял какое-то время, наблюдая за тем, что происходило на подиуме, понимая, что местное шоу притягивает к себе как магнит, он оглядел присутствующих людей и стал обходить толпу, ну а потом он уловил дурманящие сознание ароматы, витавшие в помещении.
        Ухмыльнувшись, Алексей обогнул весь этот зрительный зал с одурманенными людьми и прошел дальше в крыло, куда в прошлый раз он с напарником не дошел, мешали строители. Пройдя через коридор до самого тупика, он увидел поворот и, свернув в него, огляделся. Здесь были десять дверей, некоторые из них были приоткрытыми и из них доносился какой-то непонятный шорох. Осторожно ступая, Алексей прошелся, внимательно прислушиваясь и, ухмыльнулся, из четырех вполне отчетливо доносились весьма специфические охи, вздохи и сладострастные стоны развлекающихся развратников и развратниц, а вот возле последней двери он остановился и прислушался, там вели беседу трое, двое мужчин и одна женщина.
        - Адель, что там с наследником? - задал вопрос мужчина, явно давно привыкший повелевать и добиваться исполнения поставленных им приказов и распоряжений.
        - Все идет строго по плану, Кларисс - девочка далеко не глупая и хорошо подготовленная изощренно манипулировать мужчинами, да и в постели ей среди моих учениц нет равных, так что беспокоиться не о чем. Кларисс голову не потеряет от посулов наследника. Ну что он может ей дать, если вдуматься? Ну, может титул дать и какое-то количество денег, а если совсем уж повезет, выдаст замуж за престарелого аристократа, оставив ее при себе в качестве любовницы, да и то на непродолжительное время. Она прекрасно понимает, что на ее место придет более молодая и изворотливая девица, и наследник ее вышвырнет без всякого пенсиона, так что она выполнит все то, ради чего ее наняли, - неожиданно томным голосом отозвалась женщина, от голоса которого у Алексея мурашки по коже пробежали, реально этот женский голос обладал если можно сказать, магическим тембром нежно обволакивающий мужской слух.
        - Я на это очень надеюсь, - выдохнул второй мужчина, находившийся в кабинете, - по моим сведениям, император находится практически на последнем издыхании, жизненные силы его быстро покидают, как утверждает придворный медик, Казимиру VII осталось жить максимум месяц, да и то если сильно повезет. Именно по этой причине нам всем надо быть готовым в любой момент призвать в столицу наших сторонников. Имейте в виду, как только официально будет объявлена кончина императора, так сразу и все завертится. Адель, предупреждаю сразу, если мы потеряем влияние на наследника и его перехватят наши конкуренты, быть беде, а для того передай своей девочке, если такое случится, пусть убьет наследника и уходит, мы ее надежно спрячем.
        - Хорошо, Барнье, я ей передам, хотя не думаю, что дело до этого вообще дойдет. Большая заваруха в империи нам всем не нужна, хотя, конечно, есть и те, кто к этому целенаправленно стремится и если честно, эти люди начинают меня пугать, - глухо отозвалась женщина и, помолчав несколько мгновений, добавила: - В принципе, если выбирать между официальным наследником и гвардии капитаном Корро, он как отпрыск нынешнего императора Казимира VII во много раз лучше будет, чем его единокровный брат, официальный наследник императорской короны, но это мое личное мнение и я его никому не навязываю.
        - Посмотрим, если что, капитан Корро пойдет на престол, благо у нас с вами есть из чего выбирать, хотя вполне может статься так, что и у наших конкурентов похожий претендент на престол имеется, - выдохнул Барнье и, слегка кашлянув, заговорил вновь:
        - Спектакль через пять минут закончится, пора облачаться в одеяния жрецов и обратиться к нашей пастве.
        Вслушиваться дальше в разговор Алексей не стал, и так то, что он только что услышал, было более чем серьезным, надо было поскорее сваливать из усадьбы, пока имелась такая возможность…
        Глава 18
        - Да когда же эта охрана, наконец, свалит-то? Вторые сутки тут сидим, есть охота, сил нет, - скрипнув зубами, пробурчал Иван, с тоской глядя на практически пустую фляжку, воды оставалось на стакан и взять ее на чердаке не представлялось возможным, как и с него слезть.
        Ничего не ответив, Алексей глубоко вздохнул и в который раз посмотрел в чердачное окошко, наблюдая на сидевших, на лавке с десяток охранников, после чего перевел свой взгляд на связанную девицу, обстреливавшей его и его задумчивыми взглядами. Ситуация сложилась парадоксальная, они застряли на чердаке из-за девицы, так как тихо уйти из усадьбы было невозможно в принципе, слишком много было охраны. Под утро, после завершения мероприятий гости и владелец усадьбы, как и танцовщицы, укатили, но большинство охранников остались на месте, продолжая охранять прилегающую территорию.
        - М-да-а… дело действительно хреновое, мы тут просидеть сможем, ну может еще сутки, и все, надо придумать нечто такое очень оригинальное, чтобы отсюда вырваться, - в глубокой задумчивости проронил Алексей, пытаясь выдумать нечто оригинальное, но пока дело продвигалось с большим скрипом, в голову не приходило ничего такого, что заслуживало бы особого внимания. Мыслей, как выкрутиться из создавшейся ситуации не было, некоторые шансы имелись прорваться ночью, но без пленницы, а с ней шансов не было вообще никаких…
        - В общем, так, Скальпель, вариантов нет, как хочешь, но ты оставайся здесь, а я уйду и вернусь сюда уже на самолете. Сброшу пару другую бомб на усадьбу и пулеметными очередями тут всех причешу, вмиг разбегутся как тараканы, тогда и посажу машину и тебя с пленницей заберу. Задолбал меня этот гадюшник по самое не могу, по уму, так тут все спалить дотла надо, люди только спасибо скажут… - сварливо заявил Иван, сдерживая свою злость, сидеть на чердаке, да еще так, чтобы тебя никто не услышал, ему до жути надоело. - Минут через пять у охраны начнется пересмена на обед, чем я и воспользуюсь, свой маршрут я уже просчитал.
        - Дерзай, других-то вариантов все равно ведь нет, - вынужден был согласиться с напарником Алексей, хотя это и был очень большой риск, при такой-то концентрации охраны в усадьбе выскочить незамеченным было сложно, но для одного человека вполне возможно. - В случае если мы потеряемся, место нашей встречи на нашей базе… ну, ты меня понимаешь, где это. Если по каким-то причинам наша встреча там будет невозможна, то ищи меня там, где мы работали и снимали жилье, не самое лучшее место, но другие куда как хуже будут.
        - Заметано, - ухмыльнувшись, отозвался Иван, посматривая на пленницу, внимательно прислушивавшуюся к их разговору, хотя и старательно делавшая вид, что ее он совершенно не интересует. - Кстати, фотографии эти я с собой заберу, такой компромат здесь оставаться не должен.
        - Забирай, только смотри никуда не задевай, такая коллекция требует вдумчивого изучения, - предупредил Алексей, наблюдая, как его напарник, сделав один глоток воды, закрутил крышку фляжки и, проверив свои револьверы, подхватил коробку из-под шляпы и, попрощавшись с Алексеем, в который раз в присутствии пленной девицы назвал его Скальпелем и спустился с чердака, до пересмены дежурной смены на обед оставались буквально считанные минуты.
        Выждав время, Иван дождался, когда началась плановая подмена охранников на обед, и стал действовать. Выскочив из сарая, он в какой-то миг растворился, словно его и не бывало вовсе. Алексей даже глазам своим не поверил, его напарник прямо-таки растворился буквально на его глазах, и он, продолжая пристально осматривать прилегающую местность возле сарая, никого не увидел. Своего напарника Алексей увидел, лишь когда он удалился от усадьбы метров на триста, да и то в поле зрения он находился менее минуты, после чего скрылся за кустами и более уже не появлялся, хотя до полного заката оставалось еще полтора часа.
        Продолжая наблюдать, даже когда наступила ночь, Алексей в глубине души надеялся, что Иван управится к утру и прилетит к усадьбе, и по этой причине он не собирался спать и эту ночь. Где-то после полуночи, борясь с навалившейся дремой, Алексей в какой-то момент краем глаза уловил более двух десятков крадущихся теней. В первое время ему подумалось, что это ему почудилось, но присмотревшись более внимательно и понаблюдав за передвигающимися тенями, всерьез насторожился, галлюцинациями тут и не пахло, к усадьбе крались вооруженные люди.
        Чертыхнувшись про себя, Алексей достал из кобуры офицерский револьвер и, чуть подавшись вперед, замер, пристально наблюдая за тенями, бесшумно окружавших усадьбу. Плененная девица, неотрывно наблюдавшая за Алексеем, заворочалась, привлекая к себе внимание. Хмыкнув, он развернулся и, склонившись над девицей, присел и, внимательно посмотрев на нее, шепотом задал вопрос:
        - Ну, что ты еще хочешь?
        Девица промычала, давая понять, что нужно снять кляп со рта. Поразмыслив несколько мгновений, Алексей, в любой миг, ожидая нападения, погрозил пальцем и медленно стянул кляп. Девица не заорала, к чему он был готов, собираясь в один момент обратно заткнуть ей рот, но она молчала, лишь продолжая пристально смотреть на него. Еще раз взглянув на девицу, Алексей схватил ее за шиворот и, подняв на ноги, подтянул к щели и, пальцем указав на приближающиеся тени, на ухо шепотом задал вопрос:
        - Это по твою душу идут или за теми, кто в усадьбе обитает?
        - За мной некому идти… Кто это такие, я понятия не имею вообще, но ничего хорошего ждать что от одних, что от других, невозможно в принципе, - таким же очень тихим шепотом ответила девица, с тревогой рассматривая приближающиеся тени. Играла ли она или говорила искреннее, Алексей не знал, но то, что она права, он был вынужден признать, ему следовало опасаться сейчас всех.
        Вернув обратно на место кляп, Алексей уложил девицу на сено и продолжил наблюдение. Охрана усадьбы хоть и не дремала, но особо не напрягалась, совершенно не ожидая нападения, а то, что в самое ближайшее время нападение будет, он нисколько не сомневался. Вот только что бы это могло значить и кто за этим нападением мог стоять, и каковы его цели, было совершенно непонятно, если, конечно, это не было хорошо поставленной инсценировкой…
        Пока Алексей размышлял, наблюдая, как тени приблизившись вплотную к усадьбе и на какое-то время остановились, изучая расставленные посты охраны и, когда были выявлены дозорные секреты, слаженно разбились на несколько групп и двинулись вперед. Теням много времени не потребовалось и спустя пять минут все внешние посты охраны были ими нейтрализованы, после чего они плотно окружив здание, посовещались и стремительно проникли внутрь, оставив снаружи несколько теней. Что там происходило, слышно не было, стояла тишина, тени работали четко, не издавая практически никакого шума, с такими профессионалами Алексею сталкиваться не приходилось, а уж пересекаться тем более не хотелось.
        Тени не показывались минут сорок, после чего вышли из двери, ведущей на кухню, они несли какие-то ящики, после чего, вновь разбившись на группы, разошлись в разные стороны и буквально через несколько минут растворились в ночной мгле. Алексей не спешил, хотя его съедало любопытство, что в усадьбе сделали тени и вообще, зачем они сюда пожаловали, подчистую вырезав охрану. Выждав более часа и не заметив никакого движения, он глубоко вздохнул и решился рискнуть.
        Спустившись с чердака, он, соблюдая предельную осторожность, добрался до здания усадьбы и огляделся, под стеной лежали аккуратно сложенные тела охранников, у всех у них было перерезано горло, но что больше всего его поразило, так это наличие на входной двери све-женамалеванного белого знака, это был знак Скальпеля… Ощутив, как на его затылке волосы встают дыбом от дурных предчувствий, Алексей, придерживая правой рукой револьвер, приоткрыл дверь и, чуть просунувшись, огляделся. Увидев несколько тел возле кухни, он осторожно вошел внутрь, ожидая в любой момент нападения, но нападать было некому, все были мертвы, с ними поступили точно так же, как и с охранниками.
        - Это подстава… как пить дать, подстава, - ощущая озноб, проворчал себе под нос Алексей, увидев росписи на стенах со знаками Скальпеля и угрозами, не пойми кому конкретно адресованные.
        Подправив маску, он подошел к двери, ведущей в хозяйское крыло и, осмотрев убитого охранника, тяжело вздохнув, открыл дверь и, войдя внутрь, оторопел от увиденной картины. Здесь царил самый настоящий погром, тени что-то искали, даже разбивали стеновые гипсовые панели с красивым орнаментом и сорвали тяжелые дубовые половые плахи, выкопав что-то из-под пола. Пройдя дальше, Алексей увидел разлитый керосин, в который должен был вот-вот упасть один из горевших факелов. Переставив факел в другое гнездо, после чего зашел за угол, где он подслушал любопытный разговор и крадучись стал прислушиваться, но везде стояла тишина.
        Поразмыслив несколько мгновений, Алексей вошел в первое помещение и осмотрелся, здесь также проводился повальный обыск, после такого что-либо найти было практически нереально, работали ведь профессионалы. Выйдя из апартамента, он вошел в следующее, но и там его встретил точно такой же погром. Обойдя пять помещений, Алексей зашел в шестое и в буквальном смысле слова замер как громом пораженный, помимо разоренных апартаментов посредине зала на столе лежало обнаженное истерзанное тело. Подойдя вплотную и увидев, что сотворили с женщиной, Алексей с большим трудом сдержал рвотные позывы. Тени ее пытали, порезали тело, выкололи глаза и отрубили кисти рук и ног, а ее кровью нарисовали знаки Скальпеля. Ругаясь сквозь зубы, он включил смартфон и, стал снимать все это на камеру и, тут вдруг истерзанное тело зашевелилось и закашлялось. От неожиданности он чуть смартфон из рук не выпустил, но все же он его поймал, продолжая снимать все, что происходит.
        - Кто здесь? - узнаваемым шепотом спросила покалеченная женщина, приложив к груди культи своих кистей.
        - Это я Барнье. - подыграв, отозвался Алексей и также охрипшим голосом задал ей вопрос:
        - Адель, кто все с тобой это сделал и вообще что они от тебя хотели?
        - Не знаю я кто это такие, Барнье, но я узнала, кто ими командовал. Это был полковник Коррван, второй заместитель начальника тайной полиции князя Тогура, его выдала татуировка в виде тернового венца на правой кисти, он в столице к нашим девочкам больше года наведывался. Коррван хотел завладеть нашими архивами, но взял те копии, которые мы заранее заложили. Барнье, я умираю, боже, как же мне больно… - совсем тихо проговорила женщина, содрогаясь всем телом от непереносимой боли, но взяв всю свою волю в кулак, заговорила вновь:
        - Барнье, я тебя прошу, помоги Кларисс, она очень хорошая и способная девочка, не хотелось бы, чтобы она пропала. Пообещай мне, что спасешь Кларисс…
        - Я обещаю тебе, Адель, что сделаю все, что в моих силах для ее спасения, вот только как я это сделаю, я не знаю, - проговорил Алексей, ощущая себя не в своей тарелке, общаться с умирающей женщиной, да к тому же принимающей его за кого-то другого, было в высшей степени неприятно и тяжело, она умирала на его глазах.
        - Запомни пароль: «стивелар». Она сразу поймет и начнет выполнять твои распоряжения… - уже совсем тихо проговорила женщина и знаками дала понять, чтобы Алексей к ней приблизился, ей стало совсем уж тяжело дышать. Он приблизился и, когда она ощутила его дыхание, произнесла:
        - Наш настоящий архив находится в Музее цветов, его хранителем и смотрителем является барон Иммаргон, отдай ему мой жетон, который висит на шее, это и есть знак высшего допуска. - Женщина, произнеся последние слова несколько раз дернувшись всем телом, замерла. Из ее рта пошла кровавая пена, она, выполнив свой долг, ушла из жизни. Приложив ладонь к лицу, Алексей закрыл глаза скончавшейся Аделии и глубоко вздохнув, осмотрел ее шею и увидел простенькое медное украшение в виде бус, где висел медальон. Сняв бусы, он уложил их во внутренний карман и, спрыгнув со стола, еще раз беглым взглядом осмотрел помещение и ничего не найдя, направился в следующие, но они также были разгромлены и обильно облиты керосином.
        Оставаться в усадьбе более не имело никакого смысла и по этой причине, Алексей быстрой походкой покинул дом и, добравшись до чердака, посмотрел на пленницу, тихо лежавшую на сеновале и, подумав несколько мгновений, направил на нее камеру смартфона и спокойно обратился к ней:
        - Слушай сюда, красавица. Мне нет какого-то особого вида на тебя, и я готов тебя отпустить, но ты должна будешь выполнить два моих условия. Смотри, я слов своих на ветер не бросаю. Во-первых: ты мне расскажешь, для чего ты забралась в усадьбу и выкрала фотографии с развлечениями гостей, ну а во-вторых: сходишь со мной и посмотришь, что сделали тени, со всеми кто там был. В общем-то, это все, что от тебя требуется, ты эти условия выполняешь и идешь на все четыре стороны, а если нет, то остаешься здесь связанной, а я ухожу.
        Девица активно закивала в знак согласия и, тогда Алексей подошел к ней и, сняв кляп, достал из голенища сапога нож и перерезал веревку на ногах, после чего отошел на пять шагов назад. От девчонки следовало отделаться как можно скорее, таскаться с ней не хотелось вообще, да и не интересовало его толком, для чего она пробралась в усадьбу и выкрала фотографии. Ему требовался хотя бы один свидетель, подтверждающий, что к резне, учиненной в усадьбе он никакого отношения не имеет, а то, что об этом теперь раструбят все средства массовой информации он нисколько не сомневался. Теперь-то кому-то будет легко свои гнусности списывать на Скальпеля, обвиняя его во всех смертных грехах. После всего случившегося у него разом пропало всякое желание работать со штаб-майором от слова совсем. Быть может, его вины в этой резне не было, но вот его начальство было еще как при каких делах…
        - Ну, так как, согласна или нет?
        - Согласна, - ответила она, неотрывно наблюдая за ним с определенной опаской.
        - Тогда пошли, я помогу тебе спуститься, а уж когда войдем в дом, так и вообще руки развяжу, только предупреждаю, не делай резких движений, я нервный, могу пальнуть, обстановка в усадьбе этому моему нервному состоянию весьма, знаешь ли способствует, - ухмыльнулся Алексей и взялся помогать девице спуститься с чердака.
        Когда она оказалась на земле, жестом предложил идти вперед. Молодая девушка с чувством собственного достоинства подняла голову и пошла вперед. Она шла неторопливо, но, не доходя пару десятков метров к зданию, увидела тела охранников и тротуарную плитку залитую подсохшей уже кровью, и замерла словно каменная.
        - Это сделали те тени, которых ты видела с чердака, а не Скальпель, как в самое ближайшее время будут кричать на каждом углу, - выдохнул Алексей и жестом потребовал идти дальше, но девица продолжала стоять, и ему пришлось подойти к ней и слегка подтолкнуть в спину. Она нехотя пошла и, войдя внутрь усадьбы, вновь остановилась. Понимая ее состояние, он, вынув нож, перерезал веревку за ее спиной. Освободившиеся руки девица потерла и, с облегчением выдохнув, пошла дальше, Алексей направился следом, держась несколько в стороне, при этом не забывая контролировать окружающее пространство, в возвращение теней он не верил, но мало ли, все могло быть…
        Пленница, осмотрев погром, прошла дальше и со знанием места, решительно направилась в сторону апартаментов и взялась за их осмотр, пока не натолкнулась на истерзанное женское тело. Видно было, что она знала, кто это, но особого сочувствия не испытывала, что вызывало массу вопросов.
        - Адель хоть и была сволочью, но такой судьбы я ей никогда бы не пожелала, - негромко проговорила девица и медленно развернувшись в сторону Алексея, тихим голосом задала вопрос:
        - Кто все это сделал?
        - Откуда мне знать, я не знаю, - пожав плечами, ответил он, пытаясь быть как можно более убедительным.
        - Ты знаешь, но не хочешь говорить, - утвердительно заявила девица и сделав несколько шагов к нему остановилась и произнесла:
        - Скальпель, мое имя Селеста, имя настоящее.
        - Красивое у тебя имя, но представляться тебе не следовало, не к чему это совсем, меня интересует только одно, для чего ты сюда забралась или кто тебя сюда послал, - нехотя отозвался Алексей, желая поскорее завершить разговор и свалить с усадьбы, задерживаться с такими-то делами тут совсем не следовало.
        - Я работала на Адель, отрабатывая долги своей семьи, когда отработала, она честно меня отпустила, так что к ней у меня особых претензий нет, у меня масса претензий к некому Варнье, он мою репутацию разрушил и теперь мне домой обратной дороги нет, - после довольно продолжительного молчания ответила она и, помолчав несколько мгновений, продолжила:
        - Мы с Ольгертом были помолвлены и собирались свадьбу сыграть в храме Логоса, но Варнье родителям жениха показал фотографии, и в результате свадьба была отменена, но дело этим не ограничилось, о том, чем я занималась в столице, узнала вся округа… Так что домой мне возвращаться невозможно, теперь его у меня нет вообще, а фотографии я выкрала, так как я знала, где они были спрятаны, мне здесь бывать доводилось неоднократно. Хотела отомстить Варнье, но теперь что уж, похоже, его и самого в живых-то и нет, судя по истерзанному телу Адель…
        - Значит, ты проституцией занималась, так, что ли? - сам толком не зная, для чего спросил Алексей, хотя и так было все для него предельно понятно.
        - Да, мы развлекали исключительно высокородных аристократов, а не всякое нищее быдло, выполняя всякие их прихоти, многие из которых были странными. Платили неплохо, не буду отрицать, так что за пару лет все долги родителей я закрыла и немного себе осталось, теперь я совершенно свободна и вольна поступать, так как мне заблагорассудится, в общем, примерно где-то так, - с неким вызовом ответила Адель, пристально наблюдая за Алексеем, особенно за его мимикой, но на его лице было равнодушие, которое еще больнее зацепило молодую девушку.
        - Ты хотела свободы, ты свободна, иди и живи, так как тебе нравится, но о моем существовании забудь, это пойдет тебе только на пользу, - холодно проговорил Алексей и развернувшись, стремительно покинул усадьбу, ему было жаль девушку, но это была ее жизнь и обвинять ее в чем-то не хотелось, да и смысла не было ровным счетом никакого.
        Выйдя из усадьбы, Алексей поспешил покинуть территорию и уйти отсюда как можно дальше, оставаться тут было нельзя. Чуть ускорив шаг, он направился в то самое место, где они оставили автомобиль, на котором укатил его напарник. Он уже неоднократно пожалел, о том, что отпустил Ивана, но уж как сложилось, так сложилось, главное, чтобы он сообразил, что ни бомбить, ни сажать биплан тут совсем не стоит.
        Прошагав ускоренным шагом километров пять, Алексей снизил скорость и, выйдя на тракт, неспешной походкой направился в ближайший город, из которого они приехали до усадьбы. Уже ближе к рассвету он, остановившись, задумался на какое-то время, размышляя, в какую сторону следует пойти. Прямо идти на авиабазу он отказался сразу, весь путь, что он проделал от усадьбы до окраины города, Селеста упорно следовала за ним следом, стараясь быть им незамеченной, но это была пустая затея. На пересеченной местности от него никто не смог бы остаться незамеченным, но вот в городе совсем другая песня, вот уж тут у девицы шансов следить за ним было более чем достаточно. К тому же сама ли по своей инициативе в усадьбу она влезла или кто послал, вопрос оставался открытым. С этим надо было разобраться здесь и, сейчас не откладывая в долгий ящик…
        - Эй, Селеста, хватит за кустами хорониться, я тебя и без того хорошо вижу с самого того момента, когда ты за мной следом увязалась. Выходи, говорю, а то я всерьез разозлюсь, думаешь, мне нравится, когда кто-то за мной следить пытается?
        Кусты зашевелились, из-за них выбралась смущенная девица и, подойдя почти вплотную, с грудным вздохом заговорила:
        - И ничего-то от тебя не скроешь, Скальпель, все-то ты видишь, прямо и не знаю, как и быть. Возьми меня с собой, Скальпель, я тебе пригожусь и не раз.
        - Нет, Селеста, мне никто не нужен, я волк-одиночка, и этим все сказано. Со мной у тебя никакой жизни не будет. Другое дело, если ты готова со мной негласно сотрудничать на взаимовыгодной основе, то все это обсуждаемо, но в любом случае со мной тебе точно не по пути, - ответил Алексей, не став рубить с плеча, она могла действительно еще пригодиться в качестве консультанта во время разбора архива, доступ к которому он получил от скончавшейся Аделии.
        - Сотрудничество, особенно если оно взаимовыгодное, меня вполне устраивает. Если тебе потребуется моя помощь, ты меня всегда сможешь найти на улице Тюльпанов, 23, в любое время, это мой новый дом, и теперь я там живу и работаю в своем цветочном магазине, - с легкой улыбкой проговорила Селеста, с чувством собственного достоинства прошла мимо Алексея и направилась на конечную автобусную остановку, до которой оставалось метров триста. Проводив девушку удивленным взглядом, он, постояв несколько мгновений, направился следом за девицей, идти в город пешком совершенно не хотелось. Оказавшись на остановке, они не успели даже поговорить, к остановке подкатил старенький автобус, они вошли внутрь и, расплатившись с кондуктором, присели на противоположных друг другу креслах.
        - Ты собираешься отомстить тем, кто прикрылся твоим именем? - с любопытством поинтересовался девица, всматриваясь в задумчивые глаза своего собеседника.
        - Чтобы отомстить, для начала надо выяснить, кому, а я даже не знаю с, какого конца к этому делу подойти, - выдохнул Алексей, бездумно смотря в окно, в который раз он своим ответом дал понять, что не знает, кто совершил нападение на усадьбу.
        Понимающе кивнув, Селеста больше не задавала вопросов, предпочитая молча смотреть в окно, и спустя минут двадцать поблагодарив, попрощалась с ним и покинула автобус. Алексей вышел минут через десять и, пересев на другой автобус, поехал на авиабазу, где они с напарником оставили самолет. Прибыв на базу и на КПП предъявив служебное удостоверение, он прошел внутрь и, добравшись на стоянку возле взлетно-посадочной полосы, всмотрелся, но самолета не было, место, где стоял их самолет пустовало. Пришлось ему идти в центр управления полетами и узнавать, в какое время его напарник поднял машину в небо. Как оказалось, Иван взлетел восемь часов назад.
        Поразмышляв, что же ему делать дальше, Алексей решился вернуться в усадьбу и посмотреть со стороны, был ли самолет или нет. Пришлось после сытного завтрака взять машину напрокат и выехать. К полудню оказавшись в трех километрах от усадьбы, Алексей, взобравшись на дерево и там поудобнее устроившись, оглядел всю территорию, биплана не было, но зато было много полицейских, занятых обследованием места преступления. Убедившись, что его интуиция в который раз не подвела, он, спустившись с дерева, сел за руль и окружным путем стал возвращаться в город.
        Под вечер, на автостанции сдав арендованную машину, Алексей добрался до железнодорожного вокзала и хотел было купить билеты до столицы, но передумав, сходил в ближайший продуктовый магазин и закупил некоторое количество сухарей и консервы, после чего хитрым путем пробрался на грузопассажирский терминал. Дождавшись, когда подойдет транзитный грузовой эшелон, идущий через столицу, незаметно проник в известную ему нишу возле танка с водой для парового двигателя и обустроил себе лежанку. Дорога заняла пять суток, но Алексей не стал доезжать до столичного грузопассажирского терминала, предпочтя сойти, не доезжая до городских окраин.
        Понаблюдав какое-то время, как удаляется эшелон, Алексей прикинул в уме как ему поступить, сначала прийти в город и арендовать автомобиль и на нем доехать до базы или идти к ней пешком. Взвесив все за и против, он решил все же идти пешком, хотя не сильно хотелось, но следовало подстраховаться. Тяжело вздохнув, он забросил рюкзак за спину и, подправив лямки, неспешно направился на базу, которая юридически являлась его собственностью.
        Затратив на дорогу почти шесть часов, он поднялся на невысокий холм, посмотрел в компактный бинокль и удивленно хмыкнул. Строителей не было, хотя крепость еще не была достроена, да и три избы были закрыты на массивные замки. Гараж, рассчитанный на четыре автомобиля, был также закрыт на большой навесной замок. Понаблюдав с полчаса за окружающей обстановкой и не обнаружив ничего подозрительного, Алексей направился к ближайшей избе и, достав из тайника связку ключей, обошел дома, но никого не было, что было странно. Никаких записок и условных сигналов в рабочем кабинете баронессы оставлено не было. Видно было, что здесь никого не было уже более недели, и это было очень странно…
        В глубокой задумчивости почесав затылок, Алексей, вышел из избы и направился в гараж. Открыв замок, он заглянул внутрь и увидел стоявший бронеавтомобиль с открытыми дверями и крышками моторного отделения, кто-то пытался завести мотор, но не смог. Войдя внутрь и оглядев все, он усмехнулся, его подстраховка сработала, он за пару дней до того, как улетел с Иваном для продолжения расследования, установил пару секреток, чтобы бронеавтомобиль никто не мог завести.
        - Машину-то не завели, зато пулемет сняли, - хмыкнул себе под нос Алексей и склонившись над двигательным отсеком, снял секретки и, закинув рюкзак на пассажирское сиденье, залез в машину и завел двигатель. Выбравшись из-за руля, он открыл ворота и, пройдя к своему схрону достал из него два рюкзака, где у него хранились оружие, боеприпасы и деньги на непредвиденный случай. Сложив все в салон, он вывел бронеавтомобиль из гаража и глубоко задумался, куда дальше держать свой путь. Где искать баронессу с Ольгой, он не знал совершенно, да и предположить не мог, да и контакта со штаб-майором не было, а уж куда подевался Иван, он также понятия не имел, оставалось ехать в Эльмиор и искать его там, где они какое-то время работали грузчикам на грузопассажирском терминале железной дороги.
        Пришедшую было мысль, что делать, если и там напарника своего не найдет, он быстро отогнал, но от этой мысли на душе стало тоскливо до ужаса. Чтобы хоть как-то избавиться от этого неприятного осадка, Алексей выбрался из машины и, закрыв ворота гаража на замок, обратно спрятал связку с ключами в тайник и, запрыгнув за руль, нажал на педаль газа, и бронеавтомобиль, набирая скорость, поехала в сторону трассы ведущей в Эльмиор…
        Глава 19
        Спустя полтора часа, когда уже начинало смеркаться, Алексей добрался до своего схрона и, выведя машину, погрузил свои вещи в багажное отделение и поехал на то место, где разбился самолет. Ехать пришлось довольно далеко, ведь маршрут самолета пролегал совсем в другую сторону, чем должен был. Прибыв уже под самое утро на место, и обнаружив обломки рухнувшего биплана, он взялся за их изучение, он искал пулевые отверстия, но они, как ни странно, отсутствовали вообще. По всему получалось, самолет рухнул с относительно небольшой высоты из-за какой-то технической неисправности, хотя пилот определенно пытался спасти машину, но не справился с управлением.
        Сняв на смартфон видео с обломками самолета, Алексей, поразмышляв какое-то время, решил вернуться в Эльмиор и посетить авиабазу и разобраться кто же, в самом деле, взлетел на биплане, но сначала необходимо было немного передохнуть. Подремав пару часов в бронеавтомобиле, он, перекусив на скорую руку, завел двигатель и понесся обратно в город. Он проехал весь путь на большой скорости и ближе к обеду въехал в город и направился в городской департамент полиции. Поставив бронеавтомобиль на парковке, Алексей прошел через КПП и, выяснив у дежурного, как пройти к городскому начальнику, сразу направился в его кабинет, того его на месте не оказалось, но присутствовал на рабочем месте один из его заместителей. Попасть в кабинет заместителя оказалось далеко не простым делом, даже невзирая на служебное удостоверение, так как в приемной ожидали своей очереди десятка полтора офицеров полиции в званиях от капитана до полковника, и по этой причине Алексей был вынужден занять свое место в общей очереди. Попал он в кабинет спустя три часа, но прежде пообщался с секретарем, ни в какую не желавшим впускать его, но
предоставленное удостоверение, пусть и не сразу, открыло двери кабинета, и Алексей вошел в кабинет первого заместителя начальника городской полиции.
        - Здравия желаю, господин полковник. Позвольте представиться, лейтенант Управления контрразведывательных операций четвертого департамента имперской тайной полиции, занимающий должность охранителя, - сразу представился Алексей, предоставив свое удостоверение и внимательно изучая уставшее лицо полковника полиции.
        - И какое дело привело офицера контрразведки в полицейский департамент городской полиции славного города Эльмиора? - с любопытством посматривая на контрразведчика, задал вопрос полковник Михаил Лайонс.
        - Тут вот какое дело, два дня назад был обнаружен в степи потерпевший крушение самолет неизвестной конструкции, при этом среди обломков оказались шестеро тел погибших. Меня интересует любая информация касательно этого дела и в особенности, где на данный момент находятся тела погибших.
        - Ах вот оно в чем дело… Да, вчера я просматривал материалы с места происшествия. Должен сказать, самолет странный, во-первых: конструкция его неизвестна, как и его принадлежность, на учете в едином реестре всех летательных аппаратов данный биплан не состоял. Во-вторых: люди, находившиеся на его борту, не имели личных документов и определенно, они были или военными, или профессиональными охранниками или наемниками, по крайней мере, именно такое заключение сделал патологоанатом после вскрытия тел погибших. Все они погибли от сильных повреждений, вызванных падением самолета, в этом нет никаких сомнений. Так как данное дело не входит в компетенцию городской полиции, мы в самое ближайшее время подготовим все материалы предварительного расследования и передадим в Следственный департамент тайной полиции. Согласно процессуальному закону, у нас на это есть еще трое суток, - ответил полковник Лайонс и, помолчав несколько мгновений, добавил:
        - Тела погибших вы сможете увидеть в пятом городском морге, они хранятся в отдельном блоке, это не далеко, морг находится в пяти кварталах отсюда.
        - Благодарю вас, господин полковник. Вы мне действительно очень помогли.
        Попрощавшись с заместителем начальника городской полиции, Алексей покинул кабинет и, подойдя к КПП, поинтересовался, как пройти к интересующему его моргу, и, получив подробный ответ, прошел к бронеавтомобилю и поехал вниз по склону. Минут через десять подъехав к моргу, он прошел внутрь и, найдя дежурного врача, потребовал его проводить в отдельный блок и показать тела погибших в авиакатастрофе. Меланхоличный медик понимающе кивнул и предложил офицеру контрразведки следовать за ним.
        Медик провел его к винтовой лестнице, и по ней они спустились в подвальное помещение, где и располагались холодильники, но здесь они не задержались и спустились еще ниже, где и находился отдельный блок. Пройдя к самому дальнему холодильнику, медик открыл массивную дверь, после чего выдвинул тележки, на которых лежали покрытые инеем тела. Алексей, страшась узнать среди погибших своего напарника, осмотрел всех и с облегчением выдохнул, Ивана среди них не было. Сфотографировав лица всех погибших, он поблагодарил медика и покинув морг, направился к своему бронеавтомобилю, но, не доходя до него, увидел на противоположной стороне большой оружейный магазин.
        Остановившись на какие-то мгновения, он изменил направление и направился в магазин. Войдя внутрь, Алексей огляделся и, заприметив два стеллажа, где стояли пулеметы. Подойдя ближе и оглядев предлагаемый товар, с разочарованием выдохнул, все это были ручные пулеметы различных конструкций, но ему требовался более мощный станковый пулемет на башню его бронеавтомобиля. Поразмыслив пару минут, он уже намеревался развернуться и уйти из магазина, но передумал, все же хоть и ручной, но все же пулемет, а не пустующая турель под него, несолидно как-то, да и пары револьверов со снайперским штуцером для его арсенала явно было маловато. В случае серьезной переделки револьверами со снайперкой можно и не отделаться, что, судя по всему, исключать было никак нельзя, история все отчетливее сжималась все туже и туже…
        Выбрав наиболее подходящий образец, по своей конструкции похожий на британский ручной пулемет Льюиса с довольно большим барабаном под стандартный патрон, в комплект которого входило четыре дисковых магазина, а также ремкомплект. Остановив свой выбор на этом образце, Алексей, предъявив удостоверение и расплатившись за оружие, вернулся к бронеавтомобилю и, сев за руль, неторопливо взялся снаряжать магазины, одновременно обдумывая, что ему следовало делать дальше. Единственное место, где надо было искать концы, была авиабаза, и вот тут могли возникнуть очень серьезные проблемы, причем весьма разнообразные.
        Снарядив все диски, Алексей, пребывая в глубокой задумчивости, сложил их в ячейки пулеметной башни и, вздохнув, включил двигатель и, развернув бронеавтомобиль, поехал на выезд из города, он собирался добраться до авиабазы по окружной дороге. Выехав из Эльмиора, он объехал город и, свернув с главного тракта, направился в сторону авиабазы, до которой оставалось несколько километров. Припарковав машину в дальнем углу парковки возле административного здания и выбравшись из нее, направился на авиабазу, вопросов к местному особисту у него возникло немало.
        Пройдя через КПП, он первым делом направился в центр управления полетами и, найдя дежурного офицера, устроил ему допрос, требуя объяснить ему, кто взлетал пять суток назад на биплане. Вот только он и его подчиненные этой информацией не владели, в журнале учета вылетов было указано лишь точное время вылета, причем о вылете предупредил местный особист.
        - Где начальник охраны авиабазы?! - резко поинтересовался Алексей, скрипнув от раздирающей его злости, местная расслабленность выводила его из себя.
        - В караульном помещении на первом этаже в левом крыле, - ответил начальник центра управления полетами, хмуро посматривая на злого офицера контрразведки.
        - Своей властью я запрещаю всем здесь присутствующим покидать это помещение и куда-либо звонить, кроме как по служебной надобности. За исполнение поставленного приказа персональную ответственность несете лично вы, штаб-майор, - распорядился Алексей и, резко развернувшись, направился в караульное помещение, где нашел начальника караула и, предъявив свои полномочия, приказал никого не впускать и никого не выпускать из центра управления полетов и выделить два десятка бойцов для задержания местного особиста.
        Проинструктировав лейтенанта охранного батальона, Алексей разбил бойцов на несколько групп и разными путями выдвинулись к зданию, где обитал начальник особого отдела, отвечающего за внутреннюю безопасность на большой авиационной базе стратегического назначения. Скрытно окружив здание, он открыто подошел к двери и постучал в дверь.
        - Да-да, войдите, дверь открыта.
        Сосредоточившись, Алексей вошел внутрь и, поприветствовав особиста, пристально посмотрел в его глаза и, глубоко вздохнув, вкрадчивым голосом поинтересовался:
        - А скажи-ка ты мне, штаб-майор, кто взлетал на нашем биплане. Предупреждаю сразу, лапшу вешать на уши не надо.
        - Что вы себе позволяете, лейтенант, как вы смеете нарушать субординацию со старшим по званию?! - поднимаясь, взревел особист, медленно протягивая руку к кобуре, в которой находился довольно внушительного вида револьвер. Не дожидаясь, когда он выхватит оружие, Алексей швырнул в него двумя стальными шарами от подшипника и пока он уворачивался от них, подлетел к нему и пробил снизу в челюсть. Штаб-майор, уже схватившись за рукоять револьвера, закатил глаза и, пошатнувшись, стал заваливаться набок, но Алексей не дал ему упасть и, подхватив подмышками, осторожно опустил на стул потерявшего сознание особиста и, забрав у него оружие, стянул с него ремни и связал руки и ноги.
        Не успел Алексей присесть на табуретку, как дверь за его спиной противно скрипнула и он, резко развернувшись, увидел, как в кабинет особиста заходит начальник охраны авиабазы. Сделав пару шагов, он остановился и оценивающе оглядел связанного штаб-майора и с некоторым сомнением в голосе задал вопрос:
        - А не слишком ли резко, господин лейтенант?
        - В самый раз, он ведь первый за оружие попытался схватиться, - выдохнул Алексей и подумав несколько мгновений, открыл окно и отдал приказ рядовому принести два ведра воды и когда он их доставил, вылил на голову особиста. Он пришел в себя, пусть и не сразу, но его глаза сфокусировались на Алексее и он, тяжело вздохнув, негромко заговорил:
        - Вынужден признать, я ошибся в тебе и твоем подчиненном, лейтенант, слишком ты ушлым оказался. Надо было вас обоих сразу ликвидировать, но не видел в этом никакой необходимости, посчитав тебя за обычного столичного хлыща, по блату попавшего в центральный аппарат Управления контрразведывательных операций тайной полиции, но это оказалось совершенно не так. Жаль, далеко не все я успел сделать, но что уж теперь… Да, я проиграл свою партию, но ты ничего не добьешься от меня, да и в казематах тайной полиции пыточных дел мастера не смогут выбить из меня ничего, даже если из меня ремни нарежут…
        Выговорившись, особист издевательски рассмеялся и в его глазах, что-то на какое-то мгновение вспыхнуло и тут же угасло, после чего обвис на стуле, к которому он был привязан ремнями. Резко рванувшись, Алексей пощупал пульс на шее, опасаясь, что он принял яд, но нет, штаб-майор был жив, хотя его дыхание и сердцебиение замедлилось в несколько раз, складывалось такое ощущение, как будто он сам себя ввел в состояние летаргического сна.
        - Вот это да… - в изумлении протянул начальник охраны и, помолчав несколько мгновений, заговорил вновь:
        - Краем уха мне доводилось о таком слышать, но никогда я в это не верил и вот на тебе, увидел собственными глазами.
        - Что это? - резко насторожившись, спросил Алексей, сосредоточенно размышляя, что он имел в виду.
        - Толком и не знаю, - выдохнул он, - наверное, и никто не знает, только бывает, случается во время задержания серьезного гальзианского агента он как бы выключается, а когда приходит в себя, оказывается душевнобольным. Больше я ничего по этому поводу не знаю, скорее это в вашем ведомстве должны иметь по этому поводу хоть какую-нибудь информацию.
        - Понятия я о таком не имею, - нехотя буркнул Алексей и на какое-то время задумался, после чего внимательно посмотрев на офицера охраны, хмуро задал вопрос:
        - Где у вас тут в городе есть самый лучший психиатр или кто там, кто в мозгах ковыряется, устраняя всякие нарушения или расстройства в психике?
        - Да, есть частная клиника, дорогая очень, там самые лучшие специалисты в Эльмиоре работают, возглавляет ее профессор Сантье.
        - Подготовьте две машины, вторая для вооруженного сопровождения, мы выезжаем в эту клинику и сдадим туда штаб-майора, глядишь, местным светилам удастся что-нибудь выковырять полезное из его мозгов, а полезного там должно быть немало, - распорядился Алексей, с глубокой задумчивостью продолжавший рассматривать особиста, все, что он видел, было настолько странным и неожиданным, что он не знал, что и думать, с такими делами он столкнулся впервые.
        Начальник охраны авиабазы быстро удалился и вновь появился спустя десять минут, после чего они вынесли находившегося в беспамятстве особиста и, уложив на задние сидения, разместились в машине и поехали. Спустя час они въехали на территорию частной клиники, и здесь Алексей натолкнулся на серьезное препятствие, администрация ни в какую не желала принимать особиста без надлежаще оформленного договора. Пришлось жестко потребовать провести его к главному врачу для переговоров. Взглянув на мужчину в годах, в глазах которого читался немалый интеллект и полное отсутствие страха перед сотрудником тайной полиции, Алексей сразу понял, угрозами и приказами тут нельзя ничего решить, не тот был случай, тут требовался иной подход…
        - Позвольте представиться, лейтенант шевалье Лексий Тутовин, охранитель Управления контрразведывательных операций четвертого департамента имперской тайной полиции.
        - Профессор Сантье, - представился он в ответ и с любопытством посмотрел на своего собеседника.
        - Профессор, я предлагаю вам разобраться с одним весьма неординарным случаем, но предупреждаю сразу, за разглашение результатов данного исследования вы будете нести самую суровую ответственность, так как дело непосредственно касается безопасности империи. Человек этот - гальзианский агент довольно высокого уровня, не знаю, как такое может быть, но он буквально на моих глазах замедлил свое сердцебиение и дыхание, а затем, очень похоже, провалился в искусственный летаргический сон. Так что допросить его не представляется никакой возможности именно по этой причине, я прошу вас хотя бы попытаться извлечь из его головы хоть какую-нибудь информацию. Вообще, насколько я понимаю ситуацию, мы имеем дело с некой программой, заложенной в психику, и меня интересует любая информация касательно данной технологии… Если вы с этим справитесь, не побоюсь сказать, что вы сможете добиться немалого при дворе, уж поверьте, тайная полиция об этом позаботиться, но в сами должны понимать, разглашение должно быть исключено. Именно по этой причине в палате, где будет находиться… пациент, будут находиться в круглосуточном
режиме трое бойцов.
        Профессор, внимательно выслушав Алексея, нахмурился и в задумчивости поднялся со своего рабочего кресла и, пройдясь вдоль стола, пристально взглянув в глаза неожиданного визитера, хмыкнул и мягким голосом заговорил:
        - Весьма любопытное предложение от тайной полиции и уж тем более неожиданно его услышать от офицера, далекого от психиатрии. Скажите, откуда вы вообще взяли, что такое поведение гальзианского агента есть результат определенного воздействия на его психику?
        - Признайте, профессор, ведь такое действительно возможно, я имею в виду внесение изменений в психику, - с легкой улыбкой отозвался Алексей, чем вызвал у профессора глубокую озабоченность. - И как я понимаю, вы об этом куда лучше меня знаете.
        - Да, действительно, такое серьезному профессионалу под силу, но таких мастеров пересчитать можно буквально по пальцам, хотя не буду исключать возможность, что существуют на свете самоучки или те, кто работает на спецслужбы, и поэтому они остаются никому не известными, - с намеком ответил профессор, внимательно присматриваясь к реакции офицера, но не дождавшись, глубоко вздохнув, добавил: - Насколько я понимаю, вы, молодой человек неплохо осведомлены.
        - Только краем уха, профессор, и не более того, - признал Алексей и подойдя к психиатру, прямо задал вопрос:
        - Ну так как, профессор, беретесь за это дело?
        - Я не в силах отказаться, это вызов моему профессионализму, но предупреждаю сразу, на углубленное исследование потребуется не один месяц напряженной работы. Дело это требует деликатного подхода, а на это требуется время.
        - Отлично, профессор, но сколько времени потребуется для того, чтобы выяснить, было ли такое воздействие или все же нет? - деловито поинтересовался Алексей, ждать несколько месяцев он не мог, время поджимало.
        - Несколько часов, но более точно я вам сказать не могу. Давайте приводите пациента, и я возьмусь за него прямо сейчас.
        Понимающе кивнув, Алексей покинул кабинет профессора и, вернувшись к машинам, отдал команду отконвоировать особиста в кабинет профессора и троим бойцам остаться и сторожить, после чего потребовал от начальника охраны авиабазы организовать пересмену караула. Поразмыслив какое-то время, он отпустил начальника охраны вместе с его бойцами и, устроившись на лавке, стал терпеливо ожидать результата. Обо всем произошедшем необходимо было доложить в местный филиал Управления контрразведывательных операций, а то его действия воспримут как беспредел, что весьма вероятно, но соваться туда без подтверждения его подозрений было никак нельзя.
        Прождал он до самого утра, так и не сомкнув глаз в приемном отделении. За эти часы вынужденного безделья он о многом подумал и проанализировал, но все равно потеря Ивана глухой болью отзывалась в его душе. Теперь он остался с этим новым миром один на один, что осознавать было крайне болезненно, и он постарался отогнать от себя эти невеселые мысли и полностью сосредоточится на деле.
        Взглянув на настенные часы, Алексей увидел, как время неумолимо приближается к восьми часам утра, поднялся с лавки и, потянувшись всем телом, направился на второй этаж, где располагался кабинет профессора. Поднявшись по ступенькам и войдя в коридор, он осмотрел дежуривший наряд и, убедившись в надлежащей охране, подошел к бойцам и задал вопрос:
        - За все это время кто-нибудь выходил из кабинета?
        - Ни как нет. Профессор, как и задержанный начальник особого отдела, до сих пор находятся в кабинете, - негромко отчитался сержант, продолжая все также бдительно прислушиваться к тому, что происходило за дверью.
        - Значит, будем ждать, - выдохнул Алексей, - вы вот что, сержант, возьмите деньги и пошлите человека, пусть он купит что-нибудь перекусить, как видно, дело может затянуться надолго.
        Благодарно кивнув, сержант взял деньги и, подозвав к себе одного из бойцов, передал ему деньги и, проинструктировав, отправил в магазин. Когда тот, придерживая кобуру, покинул коридор, Алексей присел на кресло и, прикрыв глаза, продолжил ожидать появление профессора. Дверь кабинета открылась спустя почти два часа, и из-за нее высунулась голова профессора. Увидев Алексея, он жестом предложил войти в его кабинет. Поднявшись, он прошел в кабинет и проследовал дальше за профессором. Он привел его в отдельное помещение, где он лично проводил приемы и, указав на кресло, предложил присесть, после чего, отодвинув в сторону ширму, продемонстрировал сидевшего на стуле с закрытыми глазами особиста и, обойдя его, внимательно посмотрел на Алексея и негромко заговорил:
        - Да, офицер, вы были совершенно правы, этот человек методично подвергался в скрытой форме воздействию на психику, работал серьезный профессионал. Где и как это происходило и, главное, кто это делал, узнать не удалось, данные воспоминания заблокированы. Чтобы эти блокировки обойти, потребуется немало времени, о каких-либо сроках говорить невозможно, но в любом случае предстоит серьезная и кропотливая работа. Что интересно, блокировки совсем свежие, поставлены максимум полгода назад. Должен сказать, он был патриотом, но под воздействием на психику взгляды свои изменил, что и было главной целью злоумышленника или злоумышленников, в результате чего и стал работать на интересы гальзианской разведки. Все это очень серьезно, офицер, подчеркиваю, очень серьезно. Если в империи безнаказанно действуют такие вот такие вербовщики, у империи серьезные проблемы…
        - Благодарю вас, профессор, именно этого мне требовалось. Я попрошу написать медицинское заключение для своего руководства, перед которым я буду отчитываться о проделанной работе.
        Понимающе кивнув, профессор прошел к столу, присел за него, достал стандартный бланк клиники и, быстро написав заключение, поставил под ним размашистую подпись и заверил его печатью, после чего протянул лист Алексею. Взяв в руки бланк, он бегло ознакомился с текстом и, поблагодарив профессора, пояснил, что теперь охрана палаты, где будет находиться пациент, осуществляется в круглосуточном режиме, после чего попрощался и, покинув кабинет, направился в местный филиал Управления контрразведывательных мероприятий.
        Подъехав на такси к Управлению, Алексей расплатился с таксистом и, выйдя из салона, внимательно осмотрел трехэтажное здание из бурого кирпича и, глубоко вздохнув, неспешно направился к центральному входу. На КПП предъявив документы, он выяснил, где находится отдел охранения интересов короны и решительно направился на третий этаж. Он ожидал, что людей в управлении будет много, но оказалось совершенно не так, все обстояло в точности наоборот, людей было мало, и это в немалой степени удивило.
        Пройдясь по коридору и найдя нужную дверь, Алексей постучал и, услышав разрешение войти, открыл дверь и, войдя внутрь, четко представился:
        - Здравия желаю, господин полковник. Позвольте представиться, лейтенант шевалье Лексий Тутовин, охранитель из центрального аппарата Управления контрразведывательных мероприятий.
        - Проходите, лейтенант, и присаживайтесь, - с некоторым интересом рассматривая неожиданного визитера, проговорил полковник в годах и, когда он присел, слегка изменил позу и, внимательно перечитав предъявленные документы, задал вопрос:
        - И какими судьбами вас, лейтенант, занесло в наши края из блистательной столицы?
        - Дела служебные, но, пожалуй, стоит начать с самого начала, - выдохнул Алексей и, помолчав несколько мгновений, заговорил:
        - Дело такое, я некоторое время назад получил приказ командования негласно провести одно расследование некоего ЧП, случившегося несколько лет назад и постоянно сталкиваюсь с разного рода препятствиями… В общем, на этот раз препятствие возникло на военной авиабазе, что в окрестностях Эдьмиора. Мой напарник, прапорщик Вин Дулиттл должен был забрать наш самолет с авиабазы, но исчез вместе с машиной, и мне пришлось отвлечься от расследования, так как в одной из местных газет обнаружил короткую заметку об обнаружении потерпевшего крушения неизвестного самолета, среди обломков которого были обнаружены тела шестерых неизвестных мужчин. Парадоксально, но среди них тела моего напарника не было. Пришлось мне посетить авиабазу и провести расследование, по итогам которого выяснилось, что к похищению биплана напрямую причастен начальник особого отдела авиабазы. Своей властью я его задержал, но… случилось нечто странное, особист, признав свою работу на гальзианскую разведку, что-то сделал со своей психикой, в результате чего сам себя ввел в состояние летаргического сна. Пришлось мне доставить его находящегося в
беспамятстве в психиатрическую клинику и договориться с профессором Сантье об изучении этого случая. Он согласился, и вот посмотрите первичный результат обследования особиста…
        Взяв протянутый бланк из клиники, полковник внимательно перечитал несколько раз заключение и, в глубокой задумчивости помолчав какое-то время, негромко заговорил:
        - Лейтенант, вы себе даже не представляете, что вы сделали… Весь мой отдел уже как третий год разыскивает этого виртуоза, владеющего каким-то особым видом гипноза, под воздействием которого многие достойные офицеры поддаются вербовке. Если действительно профессор справится с поставленной задачей у нас, наконец, появится реальный шанс вычислить этого виртуоза и схватить его. Лейтенант, я напишу донесение в центральное управление о вашем успехе.
        - Ни в коем случае, господин полковник, мало того, все то, что произошло, должно оставаться на вашем уровне, пока не будет выяснено, кто этот самый неуловимый вербовщик. Видите ли, у меня есть весьма обоснованные основания считать, что в центральном аппарате нашего ведомства сидит глубоко окопавшийся крот, именно по этой причине вам следует придержать информацию, - отрицательно покрутив головой, проговорил Алексей, всем своим видом демонстрируя опасность такого поступка.
        - Допустим, вы правы, но скажите, чем я могу вам помочь в вашем расследовании?
        - Если у вас будет такая возможность, узнайте, куда делся мой напарник, ну и деньги… Они были у моего напарника, а так как он исчез, я лишился ресурсов для продолжения расследования.
        - Я вас понял, - проронил полковник и поднявшись из-за стола, подошел к вмурованному в стену массивному сейфу и, открыв ключом дверь, взял довольно пухлый конверт и, вернувшись к столу, протянул его Алексею и произнес:
        - Здесь три с половиной тысячи, это все, что я могу выдать, не оформляя для этого бухгалтерские документы.
        - Благодарю вас, господин полковник, мне этого более чем достаточно, к тому же я составлю обязательный отчет о потраченных деньгах, - отозвался Алексей и, приняв деньги, на всякий случай предупредил:
        - Господин полковник, о моем участии во всей этой истории с начальником особого отдела не надо распространяться на официальном уровне, все это побочное моей основной деятельности. Меня лично в первую очередь, да и во вторую и третью интересует, что случилось с моим напарником, его судьба мне далеко не безразлична.
        - Вы, лейтенант, выполняйте свой долг, а я выполняю свой, - несколько жестче проговорил полковник, давая понять, что он не потерпит какого-либо воздействия на себя, особенно он нижнего офицерского чина. Мгновенно сообразив, что аудиенция завершена, Алексей, поднявшись, попрощался с полковником и, покинув кабинет начальника Управления контрразведывательных мероприятий по городу Эльмиор, поспешил на авиабазу, где он оставил на стоянке свой бронеавтомобиль…
        Глава 20
        Оглядев себя в зеркальце, Алексей подправил грим и, огладив отросшую бородку, с удовлетворением выдохнул, нанесение грима ему давалось с каждым разом лучше и лучше. Умение изменять свою внешность становилось жизненной необходимостью. Пока еще днем бы он ни за что не решился выходить в таком виде, опыта ему еще не хватало, из-за чего опытный взгляд непременно заметил бы его грим, но вот вечером и уж тем более ночью вполне себе годился. Большую часть этой ночи ему предстояло провести на ногах и немало находится…
        Сложив зеркальце в карман, Алексей подхватил сумку почтальона и, перевесив ее через плечо, направился в жилые бараки грузового терминал города Эльмиора. Проникнув на территорию терминала через черный ход, он пошел по адресам ранее выявленных молодых парней, имеющих дерзкий и решительный характер. Всего он отобрал тридцать два парня, но не все они согласятся с предложением или воспримут письменное послание серьезно, но кто-то из них точно придет, хотя бы ради любопытства. Он действовал с подстраховкой, ему для начала вполне хватало и десяти адекватных и вменяемых человек…
        Затратив почти четыре часа на разнос запечатанных конвертов с предложением о встрече по поводу интересной и высокооплачиваемой работы, напрямую связанной с немалым риском для жизни, и направился за город, в развалины старой крепости, где он обустроил себе временное лежбище. Обустроил таким образом, чтобы легко можно было в случае чего незаметно эвакуироваться несколькими путями, один из которых проходил через подземные казематы, на удивление хорошо сохранившиеся, хотя им было несколько сотен лет.
        Нашел он это место случайно, вычитав в исторических хрониках о сражении с мятежниками, запершимися непосредственно в крепости. Мятеж был подавлен, а замок разрушен, после чего об этом месте забыли, так как изменились основные транспортные пути, и генеральный план развития самой столицы обошел это место стороной. Вот он и решил посмотреть, подойдет ли это место для сбора потенциальных бойцов, и после осмотра понял, что лучшего места ему не сыскать. Оно было в стороне от всех основных дорог и одновременно недалеко от самого города, как раз самое то, что ему и требовалось, тем более никто в окрестностях развалин давно не появлялся, о них забыли, так как не представляли никакого интереса, поживиться тут было давно уж нечем.
        Прибыв в свое лежбище, Алексей улегся на лежанку и, закинув руки за голову, на какое-то время погрузился в свои размышления. Он сначала хотел собрать одну группу и взяться за ее обучение, но спустя какое-то время пришел к выводу, что так поступать бесперспективно, необходимо было создавать сразу две альтернативные группы, друг о друге ничего не знающие, и соответственно для этого пришлось подобрать две будущие базы для этих групп. Поутру он ожидал появления первой группы…
        Надо было какое-то время поспать, но сон не шел, он ворочался, подчинить своей воле такое количество людей дело далеко нешуточное и уж тем более добиться от них четко поставленного приказа. Самому ему этим заниматься было совершенно бессмысленно, да и хлопотно это, необходимы были лидеры, на которых и следовало делать ставку, но их еще предстояло выявить, а это не так-то просто в обычной обстановке…
        Поворочавшись какое-то время, Алексей, мысленно махнув рукой, поднялся с лежака и, подбросив в печь несколько сухих поленьев в затухающий огонь, поставил эмалированный чайник и, присев на складной стульчик, тяжело вздохнул. Без Ивана ему порою становилось тоскливо на душе, его спасала лишь бурная деятельность, без верного и надежного напарника все усложнилось в разы.
        Со злостью скрипнув зубами, Алексей нервно поднялся и, пройдясь по помещению туда-сюда, подошел к рюкзаку, достал банку мясных консервов, подошел к печи и, когда закипела вода, заварил чай. Вскрыв консервную банку, он взял ложку и неторопливо стал есть, продолжая все так же размышлять, что ему делать дальше. Задерживаться в Эльмиоре не стоило, надо было возвращаться в столицу и придумать способы выйти на штаб-майора, слишком много к нему накопилось вопросов. С одной стороны, он хотел взять все это расследование и бросить, подавшись куда-нибудь подальше, особенно от всякого начальства, но с другой - он не мог, втянулся. Без всей этой суеты терялся хоть какой-то смысл жизни в этом новом для него мире…
        Так и не уснув до самого утра, Алексей, взглянув на часы, глубоко вздохнул и сложил в сумку две винтовки с двумя револьверами и ящиком патронов. Подумав немного, он бросил в сумку и пачку газет, скопившихся за неделю, на которые так у него времени так и не хватило. Также он взял с собой небольшой столик со складным стулом и, покинув убежище, направился на место сбора первой группы. Пройдя несколько километров, на место, где имелась другая группа развалин, где лучше всего было отрабатывать ведение боевых действий в закрытых помещениях, а также отработку штурма и обороны усадьбы, он расположился на месте сбора и стал ждать появления кандидатов. Чтобы скоротать время, Алексей раскрыл раскладной стульчик и, присев на него, достал газеты и стал их внимательно перечитывать.
        Спустя полчаса отложив в сторону последнюю газету, Алексей в глубокой задумчивости поднялся со стульчика и нервно прошелся по площадке, газеты пестрели статьями, описывающими вооруженные нападения с последующим разграблением и что любопытно, их вожак представлялся Скальпелем. Журналисты, как и сотрудники криминальной полиции в это не верили, считая, что некто решил воспользоваться былой славой ушедшего в небытие некогда грозного налетчика. Тут уж или реально штаб-майор помимо его кого-то озадачил налетами, или некто действительно под Скальпеля самостоятельно решил закосить…
        Поразмышляв какое-то время, мысленно ухмыльнулся, как бы оно ни было на самом деле, не столь и важно, главное, что этот информационный шум идет ему только на пользу, по крайней мере, в деле формирования двух вооруженных отрядов. Выйдет какой-то толк из этого или нет, в сущности, не имело особого значения, отличным результатом будет, если удастся со временем подобрать хотя бы пару надежных человек.
        Глубоко вздохнув, Алексей, продолжая размышлять, вернулся к сумке и, достав винтовку, вдумчиво осмотрев ее, вставил в магазин пакет патронов и, поставив на предохранитель, присел и стал ждать. Первые кандидаты должны были появиться буквально с минуты на минуту, и они не заставили себя ждать, на развалинах появились трое. Они шли, не особо скрываясь, но при этом не забывали соблюдать меры безопасности, что в их положении было далеко не лишним. Алексей, наблюдая за ними, из-за своего укрытия выходить не спешил, ему было любопытно, какими будут дальнейшие события.
        Трое, знавшие друг друга, вышли на условленное место и, устроившись на поваленном сухом дереве и озираясь по сторонам, стали ждать. За последующие сорок минут на площадку вышли еще восемь человек и расселись друг напротив друга, при этом образовав неровный круг. Они сидели и настороженно смотрели друг на друга, не вступая в разговоры. Наблюдая за ними, Алексей выждал какое-то время, после чего подхватив сумку с оружием и выбравшись из укрытия, неспешно спустился и, войдя на центр площадки, с немалым любопытством осмотрел всех присутствующих, поставил сумку на ближайший валун и, выдержав короткую паузу, спокойно заговорил:
        - Приветствую, парни. Каждый из вас получил послание с предложением особого рода, так как каждый из вас продемонстрировал страстное желание изменить свою жизнь, и я вам такую возможность предоставлю, но предупреждаю сразу, соблюдение жесткой конспирации является ключевым требованием. Нарушение конспирации будет караться самым жестким образом, вплоть до расстрела на месте, усвойте это раз и навсегда. Если кого-то из вас такое не устраивает, уходите прямо сейчас, я вас задерживать не буду, а вот потом у вас уже обратной дороги не будет.
        - Ты-то кто сам такой будешь? - с вызовом поинтересовался неизвестный, у которого из-за пояса торчала рукоятка массивного офицерского револьвера.
        - Я - Скальпель, если тебе это имя о чем-нибудь говорит, - выдохнул Алексей, готовясь в любой момент открыть огонь, четко ощущая, что это был застрельщик конфликта, и он был здесь не один.
        - Ты врешь, Скальпель был убит, ты самозванец! - взревел неизвестный, хватаясь за револьвер. Будучи готовым к чему-то подобному, он выхватил два револьвера и выстрелил первым, попав в правое плечо и одновременно выискивая его подельника, но их таковых оказалось двое. Пришлось выстрелить в самого дальнего и резко отскочить в сторону, оставшийся подельник успел выстрелить дважды, после чего получив пулю в грудь, замертво свалился на землю. Осторожно осмотрев замерших людей, Алексей подошел к раненому и, подобрав его револьвер, он присел и, вглядевшись в глаза неизвестного, в которых плескался неподдельный ужас и негромко произнес:
        - Ты кто такой болезный?
        - Да пошел ты…
        - Ну, как знаешь, ты свой выбор сделал, - со зловещей усмешкой проговорил Алексей и, повернувшись к молодому парню, спокойно сидевшему в метрах пяти от него, и отдал ему приказ:
        - Обыщи его.
        Удивленно хлопнув глазами, молодой парень поднялся и, пройдясь к раненому, наклонился над ним и попытался его обыскать, но тот стал сопротивляться, за что получил в лицо серию жестких ударов, после чего обмяк, потеряв сознание. Цинично усмехнувшись, парень спокойно начал обыскивать одежду и спустя пару минут достал спрятанный бритвенной остроты стилет, а также какой-то небольшой сверток. Размотав его и взяв в руки какое-то удостоверение и открыв его, непроизвольно воскликнул:
        - Мать твою, да это же легавый из криминальной полиции, в удостоверении его морда на фотографии красуется!
        - Как тебя зовут парень?
        - Марк.
        - Обыщи остальных, Марк, - потребовал Алексей, решая, что делать дальше, добивать сотрудника полиции он не хотел, но с другой стороны и просто так на глазах многих свидетелей оставить его было невозможно. Дилемма оказалась жесткой.
        Понятливо кивнув, молодой парень прошел к двум убитым и, обыскав их, достал деньги с двумя револьверами, больше ничего обнаружить в их карманах не удалось. Внимательно осмотрев находки, Алексей вернул их Марку и, оглядев всех оставшихся, негромко заговорил:
        - Все что здесь произошло, вышло случайно, видит небо, я не хотел никого убивать, я планировал призвать исключительно добровольцев, но произошедшее в корне меняет ситуацию. Она меняет даже не мои планы, она меняет вашу жизнь, хотите вы этого или нет, но обратной дороги у вас теперь точно нет.
        - Да и хрен с ним, ты, Скальпель, скажи, что ты от нас хочешь? - поднявшись, поинтересовался мужчина в возрасте несколько больше тридцати лет.
        - Я хочу справедливого наказания для тех, кто три шкуры снимает с народа. Есть целый ряд аристократов, кто безнаказанно коптит небо, продолжая издеваться над обездоленными людьми. В сущности, это моя единственная цель, - ответил Алексей, задумчиво всматриваясь в лицо неизвестного ему мужчины и задал ему вопрос:
        - Как твое имя?
        - Вако.
        - Так и что, Вако, ты собираешься делать дальше?
        - Неправильно поставлен вопрос, он должен звучать несколько иначе, - нехотя буркнул Вако. - Самое главное теперь, что дальше ты, Скальпель, делать собираешься. Нам теперь после убийства двух легавых на грузовой терминал возвращаться никак нельзя, так что для нас важно понять, что ты от нас хочешь…
        - Мне нужен отряд, состоящий из серьезных людей, для того, чтобы захватывать кое-какие усадьбы и других рисковых дел, на которых можно неплохо поживиться. Все ли согласны вступить в этот отряд?
        Семеро мужчин задумчиво рассматривали Алексея, озвученное предложение было для них неожиданным.
        - Не знаю, кто как, а я лично согласен, уж лучше рискнуть, чем до конца жизни как проклятый на грузовом терминале вкалывать. Ведь загнемся же, как пить дать, с нас все соки хозяева выжимают, а когда постареем, нас просто вышвырнут, оставив без всякого пенсиона, и вы все это прекрасно знаете, - спустя пару минут задумчивого молчания ответил Вако, и спустя несколько мгновений все согласились с ним.
        - Ну а если согласны, забирайте сумку. Там для вас оружие с патронами и некоторое количество денег. Найдите место для вашей будущей базы и прихватите с собой легавого. Денег немного, но на первое время вам точно хватит. Убивать легавого не надо, допрашивайте его и склоните его к сотрудничеству за деньги, думаю, у вас это неплохо получится. Вако, ты назначаешься старшим. Тренируйтесь и обучайтесь владению оружием, а уже следом займемся тренировками штурма и обороны усадеб, а если будет время, займемся обучением захвата железнодорожных эшелонов, - высказался Алексей и жестом показал Вако взять сумку, и когда он подошел вплотную, достал из внутреннего кармана запечатанный конверт и, вручив его, совсем тихо произнес:
        - Вако, тут в конверте подробные инструкции, где, что и как делать, подробно прописано. Имей в виду, времени для раскачки у вас нет вообще, так что поспешите, где сделать временную базу, я в инструкциях прописал. Когда команда сработается, тогда и переедете уже на настоящую базу, где будут нормальные условия. Запомни, ровно через неделю я приеду, и мы серьезно поговорим, дела в империи хреновые, и все те, кто имеет мозги и не лишен рисковой жилки, вполне может серьезно подняться, а если повезет, так и наследуемым дворянским титулом обзавестись может. Никаких шуток, я говорю абсолютно серьезно.
        - Было бы неплохо, - заинтересованно сверкнув глазами, отозвался Вако, неожиданно для себя ощутивший азарт, его пресная жизнь с этой минуты радикально менялась, и на горизонте замаячили немалые перспективы, упускать которые он совершенно точно не желал.
        - Главное - не тупить, и шансы у нас всех непременно подняться на высокий уровень непременно появятся, - ответил Алексей и протянул руку для пожатия. Вако несколько мгновений постоял, после чего с немалым уважением пожал протянутую руку и, попрощавшись, развернулся и стал раздавать команды. В первую очередь требовалось избавиться от двух тел и связать до сих пор пребывающего в отключке легавого. Понаблюдав какое-то время за развернувшим бурную деятельность Вако, Алексей развернулся и, воспользовавшись суетой, скрылся из вида и окружным путем вернулся на свое временное лежбище, а на следующий день отправился на встречу со следующей группой кандидатов. Здесь уже таких сложностей не случилось, но и особо доверять оказалось некому, но как группа прикрытия вполне себе годилась и если выйдут из-под контроля, то и избавиться от них не составляло никаких проблем.
        Закончив все дела с двумя группами, Алексей, не желая сидеть без дела целую неделю и сев за руль своего бронеавтомобиля, выехал в столицу. Подъехав к окраине столицы спустя полтора дня, он вновь поехал к недостроенной крепости, но, как и прежде, все было брошено, ни баронессы с Ольгой, ни напарника на месте не было. Пришлось переехать в другое место, где он, спрятав бронеавтомобиль, направился пешком в город. Он не терял надежды встретить баронессу там, где они и договорились когда-то, без нее выйти на штаб-майора в его положении не представлялось возможным. Благо, сегодня был понедельник, и до оговоренного времени оставалось еще пять часов.
        Пешком добравшись до городского пригорода, Алексей на перекладных добрался в район Площади фонтанов и, сняв номер в небольшой гостинице, направился в магазин, торгующей готовой одеждой, и, прикупив пару вполне приличных костюмов и обувь, вернулся в номер. Приняв душ, он переоделся и, покинув гостиницу, все так же пешком направился на площадь. Спустя полчаса оказавшись на площади, он взглянул на часы, до полудня оставалось еще полчаса. Чтобы скоротать время, Алексей зашел в уличное кафе, заказал кофе со свежей газетой и, когда заказ был исполнен, стал пить кофе и просматривать газету «Имперский вестник», не забывая при этом просматривать людей, проходивших возле второго фонтана.
        Когда до полудня оставалось десять минут, он поднялся и, расплатившись за кофе, надел фетровую шляпу и взяв в руку газету, направился к фонтану, где присел на ближайшую лавку и стал ждать, но баронессы или Ольги не было. Выждав двадцать минут, Алексей, так и не дождавшись, поднялся и направился обратно, понимая, что в ближайшие две недели его в столице не будет точно. Он не мог быть на Площади фонтанов каждый понедельник. Продолжая неспешно идти в сторону гостиницы, он неожиданно услышал за своей спиной знакомый голос баронессы:
        - Шевалье, что вы так спешите, я едва за вами поспеваю.
        Резко обернувшись, Алексей увидел баронессу, она была в мужском костюме и, с немалым удивлением осмотрев ее внешний вид, нейтральным тоном задал вопрос:
        - Простите, что-то я вашего имени никак не припомню, хотя лицо ваше мне, безусловно, знакомо.
        - Мое имя Миллентин, милостивый государь.
        - Что ж, Миллентин, пойдемте, присядем на ближайшую лавку или, быть может, зайдем в какое-нибудь кафе? - поддержав игру, предложил Алексей, осторожно изучая окружающее пространство, пытаясь выявить слежку, но таковой он не заметил.
        - Не стоит, Лексий, лучше сразу в гостиницу, я и так тут в течение месяца каждый понедельник на площади бывал, чем уже у некоторых стал вызывать определенные подозрения, - отрицательно покрутив головой, ответила баронесса, продолжая играть мужскую роль, что в ее положении как лица объявленного в общеимперский розыск было жизненной необходимостью.
        - Пойдемте, Миллентин, тут недалеко.
        Они неторопливым шагом дошли до гостиницы и, поднявшись на второй этаж, Алексей открыл дверь и предложил войти баронессе войти в апартаменты. Когда она вошла, последовал за ней следом. Сняв шляпу и повесив ее на вешалку, он расстегнул пиджак и, присев в кресло, задумчиво посмотрел, как гостья, с облегчением сняв мужской пиджак со шляпой, размяла шею и, устроившись в кресле напротив него, задала Алексею вопрос:
        - Скажите, а где ваш напарник, он что, должен скоро подойти?
        Поджав губы, Алексей, тяжело вздохнув, посмотрел в окно и негромко ответил на поставленный вопрос, хотя на эту тему говорить ему совершенно не хотелось:
        - Мой напарник пропал. Наш разбившийся самолет я нашел, но среди погибших Вина не было. Пока непонятно, но, похоже, наш самолет угнали прямо с авиабазы, что в окрестностях Эльмиора, причем не без содействия начальника особого отдела авиабазы, оказавшегося агентом гальзианской разведки, но не справились с управлением и разбились. Где его искать, я даже не представляю, там, где мы должны встретиться, он не появился. Как бы мне не было тяжело это осознавать, но вероятнее всего, его уже нет в живых.
        - Не отчаивайтесь, он вывернется, такие люди, как он, просто так не погибают, - попыталась хоть как-то приободрить баронесса Алексея, чем вызвала слабую улыбку.
        - Ладно, это все мои личные проблемы, скажите лучше, баронесса, как так получилось, что вас объявили в общеимперский розыск?
        - Как это произошло, я толком не знаю, могу лишь только догадываться, благо еще меня своевременно оповестили, а то бы находилась я вместе с Ольгой в отдельной камере тайной полиции. Обвинения, выдвинутые против меня, шиты белыми нитками и не выдержат никакого судебного разбирательства, но тому, кто это сделал этого и не требуется, он всеми силами стремиться парализовать расследование, и надо признать, во многом у них это получилось. Те, кто это сделал, точно знают, что самолет, пропавший четыре года назад, найден, и прилагают максимальные усилия, чтобы не допустить появления пропавшего донесения. Так что мне похвастаться особо нечем, очень надеюсь, хотя бы вы, шевалье, смогли существенно продвинуться в расследовании, - с надеждой всматриваясь в Алексея, проговорила баронесса, по ее усталым глазам и прорезавшим лицо тонкими морщинками было видно, последний месяц ее жизни выдался крайне непростым.
        - Да, кое-что действительно мне удалось раскопать, причем во многом это произошло случайно, но как бы там ни было, теперь у меня есть определенный план действий и даже запасной сценарий имеется. Грубо говоря, я знаю, куда копать дальше, но прежде я хотел бы знать, что говорил ваш знакомый штаб-майор из тайной полиции. Видите ли, не знаю, в курсе вы или нет, но он нам с напарником дал задание организовать отряд и начать налеты на кое-какие усадьбы аристократов, так вот меня интересует, мне взяться за это дело или нет?
        - Подождите, но разве прокатившиеся налеты банды Скальпеля на усадьбы не ваших рук дело?! - с изумлением воскликнула баронесса и нервно поднявшись, заходила по залу гостиничного номера.
        - Нет, это не моя работа. Да и когда бы я успел толковую команду налетчиков сколотить? Другое дело, что я с этой бандой случайно пересекся и теперь я знаю, кто за ней стоит, но не только… - ответил Алексей и, помолчав какое-то время, в задумчивости заговорил вновь:
        - Поставленную штаб-майором задачу я в меру своих сил выполняю, но пока до налетов далековато будет. Оно бы, конечно, можно было быстрее людей подобрать, да вот незадача, список кандидатов, который был дан штаб-майором, остался у моего напарника. Надеюсь, вы можете его вызвать для разговора, тогда все ускорится…
        - Нет, к сожалению, вызвать его я не могу, слишком это рискованно в моем положении, - вынуждена была признать баронесса и, отведя в сторону свой взгляд, задала встречный вопрос: - Так как все же получилось, что ваш напарник потерялся?
        - Последний раз я его видел на чердаке подсобного комплекса одной любопытной усадьбы, на который был совершен налет тех, кто представлялся как банда Скальпеля. Собственно говоря, мы с напарником отправились на выбранный из целого списка адрес, который нам передал штаб-майор, это был первый адрес, где мы запланировали рекогносцировку и собственно говоря, зависли на чердаке более чем на сутки. В общем, надо признать, усадьба эта является местом для сборищ то ли для секты, то ли для закрытого клуба для избранных, где они предаются разврату, но на мой сугубый взгляд, все оно вперемежку намешано. Мы с напарником на чердаке засели еще до начала сборища, а вот во время его на усадьбу был совершен налет, и налетчики вообще ни с кем не церемонились, они перебили всех и задержались там на довольно продолжительное время. Вот тогда Вин и проскочил, чтобы на самолете прилететь на то место, но с тех самых пор его никто не видел, хотя на авиабазу он проходил. Сейчас Управление контрразведки этим вопросом занимается, так как начальник особого отдела оказался гальзианским агентом. Оставшись один, я дождался, когда
налетчики покинут усадьбу, и проник в дом. Налетчики что-то искали, так как перевернули все верх дном и даже сорвали полы, прокопали там все и, видимо, что-то нашли, вот только то, что они там нашли, является хорошо подготовленной подделкой…
        - Откуда вы это знаете? - с подозрением поинтересовалась баронесса, ощутимо напрягшись всем телом.
        - Все дело в том что, в одной из комнат я обнаружил приколоченную и изуродованную женщину, она умирала. Ее пытали, но выбить информацию не смогли. Видимо, мой голос она с кем-то спутала, и кое-что успела мне перед своей кончиной поведать, кстати говоря, она меня спутала с неким Варнье… - с глубоким вздохом ответил Алексей и хотел было продолжить, но баронесса задала вопрос:
        - Случаем эту женщину звали Адель?
        - Да, именно так ее и звали, насколько я смог понять, Адель была что-то вроде бандерши для высшего сословия, причем она вела свой личный архив. Хотя, конечно, это целая организация, где Адель хоть и играла далеко не последнюю роль, но была не единственным организатором. Кстати да, чуть не забыл, буквально за мгновения до своего последнего вздоха Адель просила Варнье спасти некую Кларисс и даже назвала пароль для нее. Насколько я понял, Кларисс входит в ближний круг наследника императора или является его фавориткой, девочка она основательно подготовленная и мастерски владеет методиками женских манипуляций. Ее целенаправленно внедрили в ближний круг наследника и свели с ним, а может, только собирались это сделать. Помимо вышесказанного, она опознала, кто руководил налетчиками, она его узнала по татуировке в виде тернового венца на правой кисти, так как этот человек регулярно наведывался в столице к девочкам Аделии, - пробарабанив пальцами правой руки по подоконнику, ответил Алексей и, глубоко вздохнув, поднялся и, подойдя ближе к баронессе, негромко произнес:
        - Это был полковник Коррван, второй заместитель начальника тайной полиции князя Тогура.
        - Вот даже как… - опешила от неожиданности баронесса и, помолчав несколько мгновений, с разочарованием произнесла: - Это, конечно, важная информация, но доказать-то мы ничего не можем, свидетелей-то нападавшие не оставили, вот если бы мы получили доступ к архиву той организации, в которой состояла Адель, тогда да, тогда многое что можно было сделать, а так… Ловить при таких раскладах нам тут совершенно нечего.
        - Ну, почему же доступа не имеем? Если я ничего не напутал, то, как раз таки мы сможем завладеть этим архивом, вот только что с ним делать, не знаю толком, ведь там, должно быть, за многие и многие годы накопился убийственный компромат на представителей высшей аристократии. Ключи-то от архива Адель мне отдала и даже назвала место, где хранится архив, сообщив при этом, кто является его хранителем, - с усмешкой проговорил Алексей, неожиданно ощутив прилив воодушевления, что в последнее время с ним не случалось, а уж когда пропал Иван, так тем более, а сейчас он ощутил перспективы, и на горизонте замаячил реальный результат.
        - И где этот архив находится?! - неожиданно подскочив, повышенным тоном спросила баронесса, нервно потирая руки.
        - Архив находится в Музее цветов, а его хранителем является некто барон Иммаргон, - спокойно ответил Алексей и, достав из внутреннего кармана жетон, снятый с груди Аделии и продемонстрировав его баронессе, добавил:
        - А вот это ключ доступа к архиву.
        - Так давай в музей скорее поедем и доберемся в архив, - с горящим взором воскликнула баронесса, готовая прямо с места сорваться и броситься в музей.
        - Баронесса, да бог с вами, я еще не сошел с ума, чтобы без разведки соваться неизвестно куда, и вам это настоятельно не советую, это очень опасно, подчеркиваю, очень опасно, тем более в вашем положении. Тут надо подходить с особой осторожностью, - отрицательно покачав головой, отозвался Алексей и, вздохнув, подошел ближе к баронессе и негромко произнес:
        - Поверьте, я как никто другой вас прекрасно понимаю, но все же не стоит сломя голову рваться, вы ведь не полезете в воду, не проверив, есть ли тут брод, здесь точно такой же принцип. Давайте сначала помозгуем с вами и основательно подготовимся, по-другому, знаете ли, я не работаю, потому и жив до сих пор…
        - Хорошо, шевалье, давайте сначала сходим в Музей цветов и там осмотримся, а уж потом будем думать, что и как нам делать, - выдохнула баронесса, видно было, что ей было тяжело и чтобы хоть как-то приободрить вдову, Алексей слегка приобнял баронессу и неожиданно ощутил, как она тихо разрыдалась, и обжигающе холодные слезы попали на его рубашку, от чего ему сделалось не по себе только от одной мысли, сколько же горя перенесла эта женщина. Непроизвольно прижав ее к себе, он взглянул в окно, да так и замер: по улице шла в дорогом платье Селеста. Первой мыслью его было броситься следом и проследить за ней, но не решился оставить тихо плачущую баронессу, слишком уж беззащитной она ему показалась, и поэтому он мысленно махнул рукой и так и продолжил стоять, обнимая вдову…
        Глава 21
        - Шевалье, давайте я все же с вами пойду в Музей цветов, - в который раз настоятельно потребовала баронесса, хмуро наблюдая, как Алексей проверяет свой арсенал, состоящий из пары револьверов и трех бритвенной заточки ножей.
        - Миледи, мне уже надоело вам говорить, что не стоит вам идти со мной к хранителю архива. Мы не знаем практически ничего, и посему риск должен быть сведен к минимуму, да и вообще, вы в имперском розыске числитесь, мало ли что придет в голову хранителю при виде вас. Уж поверьте моему слову, мужской костюм со шляпой и накладными усами не очень-то прячет вашу женскую сущность. Скорее обыватели вас примут… ну, вы меня понимаете, за кого… - ответил Алексей и, вложив в ножны свою финку со значком НКВД с серпом и молотом, глубоко вздохнув, полушутя погрозил баронессе кулаком и резко развернувшись, направился к центральному входу в Музей цветов. Он шел, и его несколько покачивало, прошедшие двое суток он не спал, исследуя окрестности музея цветов, под названием которого скрывался натуральный зоологический сад. Все его попытки выявить засаду ни к чему не привели. Хранитель архива, как и сам зоосад, под чьим бы то ни было контролем не был, но мало ли… Могло быть всякое, и по этой причине Алексей старался держаться настороже.
        Проверив, не идет ли за ним следом баронесса, Алексей, убедившись, что она осталась на месте, уже более уверенной походкой направился к музею. Особых неожиданностей и уж тем более засады он не ожидал, но и расслабляться совсем не следовало. Подойдя к парадному входу в музей, Алексей поднялся по мраморным ступенькам и, подойдя к кассе, купил входной билет и поинтересовался у пожилой кассирши, где ему найти барона Иммаргона, но она была не в курсе, кто это вообще такой. Пришлось идти в административное здание и поинтересоваться там, и в результате выяснилось, что он с сегодняшнего числа ушел в отпуск. Мысленно чертыхнувшись, он в вежливой форме попросил дать его адрес, и когда ему передали листок с адресом проживания, направился пешком, благо до дома, в котором проживал Иммаргон, было недалеко. Пока он шел, баронесса в мужском костюме следовала за ним, держась несколько в стороне, полностью соблюдая заранее оговоренный порядок передвижения.
        Пройдя семь кварталов, Алексей нашел искомый адрес, он располагался на первом этаже трехэтажного здания. Подойдя к интересующей двери, он трижды дернул веревку колокольчика и, чуть отступив назад, стал ждать. Дверь открылась спустя пару минут, и из-за нее высунулась заспанная мужская физиономия. Мужчина оглядел неожиданного визитера туманным взором и попытался ладонью пригладить всклоченные волосы, что, впрочем, у него не очень-то и получилось, и хрипло задал вопрос:
        - С кем имею честь, сударь?
        - Лексий Тутовин. Позвольте полюбопытствовать, случаем, не вы ли будете бароном Иммаргоном? - поинтересовался Алексей и, получив утвердительный кивок, достал из внутреннего кармана пиджака жетон и продемонстрировал его на раскрытой ладони. Увидев жетон, барон буквально в один миг побелел как лист бумаги и, глубоко вздохнув, очень тихо задал вопрос:
        - Что случилось с Адель?
        - Ее с нами больше нет…
        - Я так и понял… - с сильнейшим разочарованием выдохнул барон, в глубокой задумчивости почесал подбородок и, распахнув пошире дверь, жестом предложил ему войти в квартиру. Благодарно кивнув, Алексей вошел внутрь и остановился в прихожей, не зная, куда дальше ему идти.
        - Пройдемте в мой рабочий кабинет и поговорим, - предложил барон и, поправив махровый халат, неспешной походкой пошел к дальней двери и, открыв ее, вошел в кабинет. Проследовав за ним следом и присев напротив Иммаргона, Алексей стал ждать, когда хозяин заговорит первым. Барон какое-то время задумчиво всматривался в лицо незнакомого ему человека и, придя к каким-то своим заключениям, негромко задал вопрос:
        - Так что произошло с Адель?
        - На усадьбу был соверен налет под видом банды некоего Скальпеля. Усадьбу перевернули вверх дном и под полом на глубине где-то около метра выкопали несколько сундуков. Налетчики не пожалели никого, а Адель жестоко пытали, но не добились от нее ничего, и от злости они приколотили ее к столу, а сами ушли, оставив ее умирать, - ответил Алексей и, достав смартфон и включив запись с усадьбы, передал его барону. Иммаргон с немалым интересом осмотрел смартфон, но ничего не сказав, самым внимательным образом стал смотреть видео, и лицо его стало мрачнеть буквально с каждым мгновением. Видео закончилось, но барон продолжал сидеть и смотреть ничего не видящими глазами в стенку, он не шевелился, даже его дыхания слышно не было. Спустя какое-то время он пришел в себя и, вернув смартфон, хмуро взглянул на собеседника и заговорил:
        - Гибель Адель - большая потеря. Во избежание повторения придется проработать куда более жесткие требования к мерам конспирации, полковник Коррван ради захвата архива готов пойти на любые гнусности, он реально опасный человек. Вот только он сам в своих личных интересах действует или начальника тайной полиции князя Тогура или на кого-то другого, но в любом случае гибель Адель требует мщения.
        - Вот по этой причине мне и требуется любая информация на полковника Коррава, а также на полковника Левантина.
        - Это все? - с деловитым видом уточнил барон.
        - Нет, в моем списке есть еще ряд интересующих меня фамилий, и помимо этого мне требуется план-схема ресторана «Золотой фазан», что на улице принца Фаруза III, а уж если будет информация на некоего криминального авторитета Фуфырика, благодарность моя не будет знать границ, - отозвался Алексей и, достав блокнот, переписал целый ряд имен и вырвав лист, передал его барону. Взяв его и внимательно перечитав список, Иммаргон поднялся и произнес:
        - Так как вы заслужили право беспрепятственного доступа к архиву, да к тому же принесли ценнейшую для нас информацию, вы получите на эти персоны все, что только у нас имеется.
        - Благодарю вас, господин барон.
        - Ожидайте здесь в кабинете. Сколько потребуется времени, не могу точно сказать, примерно от часа до трех, но может случиться и так, что ожидание несколько затянется, имейте это в виду. Сейчас я уйду, так что моя квартира в полном вашем распоряжении, - предупредил Имммаргон и, спрятав во внутренний карман сложенный листок и поднявшись из-за стола, неспешно покинул кабинет. Оставшись в одиночестве, Алексей какое-то время продолжал сидеть в кресле, но просто так сидеть и ничего не делать было не в его характере и он, поднявшись, подошел к книжным стеллажам и взялся за осмотр корешков книг, его интересовали названия. Подбор литературы в кабинете впечатлял, все собранные на стеллажах книги были энциклопедиями и научными трудами по истории, социологии, экономике и финансам, а также физике, химии и много чему еще.
        Интересы барона отличались поразительным разнообразием, тем самым показывая, что он являлся самым настоящим интеллектуалом. Если бы книгами не пользовались или пользовались от случая к случаю, то можно было бы подумать о выставленной на показ бутафории, так нет же, хорошо было видно, хозяин кабинета пользовался книгами с завидной регулярностью. Барон Иммаргон, без всякого сомнения, являлся неординарной личностью, но вот что это был за архив и кто его на самом деле контролировал, оставалось загадкой, разбираться с которой Алексей не хотел, и без того у него дел было выше крыши. Ему вполне хватало допуска к архиву, и на нечто большее он и не помышлял…
        Вернулся барон через три часа и, в глубокой задумчивости усевшись за свой рабочий стол, передал Алексею довольно внушительных размеров картонную папку и, помолчав какое-то время, негромко произнес:
        - Однако, какие у вас интересы, шевалье… Надеюсь, Фуфырику жить осталось недолго?
        - Недолго, - признал Алексей, - но насколько недолго, будет зависеть от целого ряда внешних факторов, мне совершенно неподвластных.
        - Чем я могу быть вам полезным для того чтобы сгладить некоторые внешние факторы? - прищурив левый глаз, задал вопрос барон, с немалым интересом всматриваясь в задумчивое лицо своего неожиданного собеседника.
        - Пожалуй, сможете, - спустя несколько напряженных мгновений отозвался Алексей, - мне нужно армейское вооружение, которым вооружают штурмовые отряды особого назначения, а также гранаты и надлежащее снаряжение. Все это я готов, особо не торгуясь, купить за наличные в любой момент.
        - Это не проблема, правда, оружие не имперского образца, а трофейное, но вполне в хорошем состоянии, думаю, вас такой вариант устроит, - ответил барон и, получив одобрительный кивок, поднялся и подойдя к сейфу, открыл ключом дверцу и, достав из него какой-то клочок бумаги, вернулся к столу и протянул его Алексею.
        - Это визитка, предъявителю которой продадут практически все что угодно. Как говорится: любой каприз за ваши деньги. Вот такой у них девиз и, что самое главное, они четко соблюдают анонимность, чем и заслужили себе непререкаемую репутацию. Подойдите в любое время в пивной бар «Озеро» и покажите бармену визитку, и вас проведут в кабинет для переговоров, там уже вы обо всем договоритесь, так сказать, в приватной обстановке.
        - Благодарю вас, барон, - отозвался Алексей и, взяв визитку, повертел ее в руках, после чего, спрятав во внутренний карман, подхватив со стола папку, поднялся и произнес:
        - Я вам премного благодарен, барон, вы мне очень помогли, и я даже не знаю, как вас и благодарить.
        - Не берите в голову, шевалье, это мы вам очень благодарны, а уж если… Гммм… Если устраните занозу, которую зовут Фуфырик, то и вообще благодарность наша будет безмерной, - хмыкнул Иммаргон и, помолчав несколько мгновений, добавил: - Поверьте, если вы грохнете эту тварь, то вам только спасибо все скажут, Фуфырик в последнее время больно много под себя подмял, потому как обзавелся очень влиятельной крышей из числа ближайшего круга императора. Вот только кто это, мы не знаем, надеюсь, вы это у него сможете выяснить лично…
        - Да, уж можете мне поверить, я очень на это рассчитываю, - отозвался Алексей и, пожав на прощание руку, покинул квартиру барона и направился на улицу. Шагая по тротуару, он подал баронессе сигнал наблюдать, есть ли за ним слежка, и, получив ответный сигнал, неспешно пошел окружным путем, обходя гостиницу, в которой снимал номер. Через полтора часа убедившись, что за ним следом не тянется хвост, Алексей, пройдя в парк, нашел уединенную беседку и, присев на лавку, дождался, когда появится баронесса. Войдя в беседку, она присела напротив него и, внимательно посмотрев в его глаза, нейтральным тоном задала вопрос:
        - И как все прошло?
        - Прошло удачно, но насколько, сейчас гляну, - отозвался Алексей и, развязав тесемки, открыл папку и взялся за просмотр ее содержимого. На самом верху лежала подробная план-схема ресторана «Золотой фазан» с прикрепленным к ней довольно подробным досье на Фуфырика. Бегло перелистав досье, Алексей в глубокой задумчивости хмыкнул и, отложив его в сторону, пересмотрел остальные материалы. Как оказалось, барон Иммаргон в полном объеме выполнил его пожелания, что было для него в немалой степени удивительно.
        - Что там? - не выдержав, поинтересовалась баронесса, придвинувшись к нему поближе.
        - Здесь находится та информация, которой мне очень не хватало и даже больше, другой вопрос, что это за организация такая, которая использует девиц пониженной социальной ответственности для сбора информации.
        - Да, в общем-то, ничего тут нового нет, таких контор в столице хватает, это ведь бизнес на продаже и перепродаже данных и сведений для тех, кто готов за это платить. Интриги - любимое занятие аристократии, а для того чтобы этими играми себя развлекать, требуется достоверные данные и сведения, без них ведь победить невозможно в принципе. Эта организация как раз из таких будет. Только в отличие от других свою основную деятельность прикрывает под видом что-то вроде религиозной секты с особым, так сказать, уклоном, - с легкой гримасой отвращения ответила баронесса и, помолчав несколько мгновений, задала вопрос:
        - Что делать дальше будем?
        - Надо где-то найти десятка три лихих и опытных наемников, готовых за хорошее вознаграждение устроить в столице большую бучу.
        - Зачем? - удивленно фыркнув, поинтересовалась баронесса.
        - Нам надо захватить Фуфырика, который безвылазно сидит в своей штаб-квартире. Так что нам надо напасть на ресторан «Золотой фазан» и выбить информацию, кто Фуфырику заказал слежку за вами и почему его люди искали пропавший самолет вашего… Ну, вы поняли о ком идет речь, - пояснил Алексей, обдумывая, как можно захватить ресторан, но что-то в голову ничего путного не приходило, необходима была консультация профессионала.
        - Однако это будет непросто, причем даже не о захвате идет речь, а как потом после такого погрома уйти из центра города и не попасть в руки полиции, - в задумчивости проговорила баронесса и, помолчав несколько мгновений, заговорила вновь: - Пожалуй, я знаю, где найти таких специалистов, но стоить это будет очень дорого.
        - Не важно, цена вопроса меня интересует мало, тысяч десять у меня есть, а если потребуется больше, я недостающие деньги непременно раздобуду, да и вообще, в ресторане трофеи ожидаются ой какие жирные. Фактически Фуфырик работает на агента гальзианской разведки, из-за которого и погиб пилот. Быть может, не напрямую, что скорей всего и есть, а через посредника, но тем не менее знание его фамилии выведет нас на финишную прямую в нашем расследовании, - потирая подбородок, тихо проговорил Алексей и, поднявшись с лавки, прошелся по беседке и, остановившись возле резной колонны, произнес:
        - Конечно, спешка хороша лишь при ловле блох, но нам с вами реально необходимо поторопиться, ситуация в империи замерла в тревожном ожидании кончины престарелого императора, и думается мне, многие к этому готовятся, причем давно, и когда скончается император, все и завертится со страшной силой. Пока время у нас еще есть, но его крайне мало, так что нам надо действовать решительно.
        - Все это я прекрасно понимаю, - выдохнула баронесса и, глубоко вздохнув, поднялась на ноги и, подойдя к ступенькам, произнесла:
        - Пойдемте, шевалье, нас ждут великие дела… Сперва съездим в ресторан «Золотой фазан» и осмотримся на месте, а уж потом направимся в то место, где можно договориться насчет высококвалифицированных наемников.
        Мгновенно сообразив, куда она собралась, Алексей вздохнул и, быстро сложив документы в папку, поспешил за баронессой. Покинув парк, они прошли по улице и, зайдя в ближайший галантерейный магазин, купили портфель, после чего вышли на трамвайную остановку и, дождавшись нужный номер трамвая, вошли в вагон и поехали. Минут через сорок выйдя за две остановки, неторопливо пошли по тротуару, ведя между собой светскую беседу. Уже подходя к ресторану, Алексей неожиданно поймал себя на мысли, что баронесса оказалась невероятно интересной и тонко подмечающей собеседницей, общаться с которой было весьма познавательно. Как оказалось, баронесса Фаина Фихтель отличалась самым широким кругозором и многочисленными интересами, что для Алексея стало самым настоящим открытием. Он как-то не обращал на нее особого внимания, полностью сосредоточившись на выполнении поставленной задачи…
        - Так все же зайдем в ресторан или пойдем дальше? - замедляя шаг, задала вопрос баронесса, когда до входа в «Золотой фазан» оставалось еще пройди каких-то пятнадцать метров.
        - Да, давайте зайдем, ведь скоро полдень, - подыгрывая игре баронессы, отозвался Алексей, и они подошли к входной двери, возле которой находился швейцар в парадной ливрее, с весьма оригинальным головным убором и пышными бакенбардами. Швейцар, с самым серьезным видом поприветствовав их, открыл широко двухстворчатую дверь, и они вошли внутрь.
        - Гммм… однако здесь очень мило, - проронил Алексей, с немалым удивлением рассматривая внутреннее убранство ресторана, оформленное в стиле саванны.
        - Да, действительно, дизайн впечатляет своеобразной оригинальностью, - подтвердила баронесса и провела его к приглянувшемуся ей столику, с которого прекрасно была видна сцена, где играл небольшой оркестр.
        Устроившись за столом, они сделали заказ и продолжили разговаривать на отвлеченные темы, не забывая при этом изучать ресторан, даже несмотря на то, что разговор был интересен для обоих собеседников. Разговор касался новомодного кинематографа и театрального искусства, и назревающего симбиоза между этими направлениями. Баронесса, будучи умной женщиной, в целом признавала, что полученный результат непременно будет использоваться для воздействия на зрителей, но не верила в утверждение Алексея, о том, что по своей силе полученный результат будет превосходить оружие массового поражения.
        - Ладно, спорить не будем, время нас рассудит, кто из нас прав, - выдохнул Алексей, закругляя затянувшийся разговор, к которому уже прислушивались где-то десятка полтора посетителей ресторана, - пора нам идти дальше, хотя надо признать, «Золотой фазан» и вправду хорошего уровня заведение.
        - Пойдемте, шевалье, нас ждут великие дела, - с намеком ответила баронесса.
        Кивнув ей в знак согласия, Алексей поднялся, и они, расплатившись за обед, направились на выход. Покинув ресторан, они прошли в молчании более трех кварталов, и баронесса, не выдержав первой, задала вопрос:
        - Так как, шевалье, что вы скажете насчет «Золотого фазана», легко ли будет его захватить, или возникнут с этим некие проблемы?
        - Какие-нибудь проблемы непредвиденные будут непременно, казалось бы, расслабленная обстановка в ресторане, но все там находится под контролем профессиональной охраны. Ее не видно, но тем не менее она есть, в том числе и среди посетителей. Я, конечно, не налетчик-профессионал, но с уверенностью утверждаю: тихо взять ресторан будет очень и очень сложно. Не знаю, что тут можно придумать, надо с серьезными профи потолковать, глядишь, что и придумаем, одно знаю точно, нахрапом тут действовать никак нельзя, слишком опасно. Да и куда тут внаглую идти, если это практически центр столицы, малейший шум - и полиция тут как тут окажется, и тогда никому не уйти, а при таких раскладах желающих принять участие в акции не найти, - после непродолжительного молчания вдумчиво ответил Алексей и, оглядевшись по сторонам, тихо задал вопрос:
        - Так как, мы идем к тем самым профессионалам, о которых вы говорили?
        - Да, но придется сделать несколько пересадок, потому как прямого рейсового сообщения с тем районом до сих пор не проложено, хотя администрация города обещает приступить к этому делу через пару лет, что займет еще не менее пяти лет.
        - Что делать, мне не привыкать, могу даже пешком туда направиться, главное встретиться с этими людьми и найти с ними общий язык, - выдохнул Алексей, не очень-то веря в то, что кто-то согласится совершить налет на ресторан, который находится буквально в центре города. Деньги деньгами, но в его понимании такой огромный риск никаких денег не стоил.
        - Зачем же пешком, спокойно на городском трамвае доедем без каких-либо проблем. Пойдемте, шевалье, до ближайшей трамвайной остановки осталось пройти всего лишь пару кварталов.
        И они дошли до трамвайной остановки и, сев на трамвай, поехали несколько остановок, после чего пересели на другой, потом на третий и спустя полтора часа они оказались на северно-западной окраине столицы. Покинув вагон, не доезжая до конечной две остановки, баронесса повела Алексея запутанным маршрутом среди домов из серого камня. Дома все эти были доходными и сдавались в аренду за весьма скромные деньги, так как район был далеко не престижным, к тому же находился на отшибе.
        Поплутав по узким улочкам, баронесса вывела Алексея к небольшому двухэтажному зданию, на входе которого висела давно выцветшая вывеска с эмблемой какой-то транспортной компании. Подойдя к входу, они поднялись по потертым ступенькам и вошли внутрь, где их встретили трое дюжих охранников, вооруженных офицерскими револьверами крупного калибра.
        - Предприятие закрыто. Попрошу покинуть помещение, - приблизившись на насколько шагов, потребовал старший охранник, суровым разглядывая всматриваясь в лица нежданных посетителей.
        - Передайте Фоксу, к нему пришли люди от Берга с серьезным деловым предложением, - сделав шаг навстречу, отозвалась баронесса, чем заставила троих охранников задумчиво между собой переглянуться.
        - Если у вас есть оружие, сдайте его, и тогда я вас проведу, в противном случае вход будет для вас воспрещен. Ничего личного, таковы наши правила безопасности.
        Понимающе кивнув, баронесса достала из оперативной кобуры компактный револьвер и молча протянула его охраннику, после чего Алексей, последовав ее примеру, отдал свои два револьвера и нож. Приняв оружие, охранник, сложив все в корзину и передав ее своим подчиненным, жестом предложил следовать за ним. Мимолетно переглянувшись, баронесса и Алексей двинулись следом за старшим охранником. Поднявшись на третий этаж, он потребовал подождать в коридоре, после чего, открыв дверь, вошел в какой-то кабинет. Вернулся он спустя минуты три и, пошире распахнув дверь, предложил войти. Они, переступив порог, оказались в небольшой приемной, где их встретил пожилой мужчина в дорогом костюме-тройке с весьма многозначительным шрамом, пересекающим все его лицо.
        - Проходите, только учтите, без глупостей, в противном случае вы отсюда живыми никогда не выберетесь, - предупредил неизвестный со шрамом и указал рукой, в какую дверь им следует войти. Подойдя к ней первым, Алексей открыл ее и пропустил внутрь баронессу, после чего зашел за ней следом и, оказавшись в довольно просторном офисном кабинете, увидел мужчину сидевшего за массивным письменным столом, его лицо было закрыто черной маской.
        - Добрый день, миледи, - поприветствовал хозяин кабинета, голос которого Алексею неожиданно показался смутно знакомым, хотя и говорил он измененным голосом, но тем не менее его тембр он где-то слышал, но никак не мог припомнить, где именно и при каких обстоятельствах… - Проходите и присаживайтесь.
        - Добрый день, - поприветствовала в ответ баронесса, как только присела напротив Фокса и, помолчав несколько мгновений, негромко заговорила: - Мой хороший знакомый рекомендовал вас как самого лучшего специалиста для работы особого рода. Не думала, что когда-нибудь они мне потребуются, но вышло так, что без этого мне никак не обойтись. Надеюсь, вы возьметесь за одно деликатное дельце, непосредственно связанное с немалым риском для жизни…
        - Это наш профиль, миледи, - с многозначительной усмешкой отозвался Фокс и, внимательно посмотрев на Алексея, задал ему вопрос:
        - Так, собственно говоря, что вы мне предлагаете?
        - Нам требуется захватить Фуфырика, который окопался в ресторане «Золотой фазан». Понимаю, дело сложное, но и поиметь тут вам можно очень неплохо. Трофеи там должны быть знатными, да к тому же мы готовы заплатить за беспокойство десять тысяч, - ответил Алексей, все еще продолжая вспоминать, где он мог пересекаться с человеком сидевшими напротив него, голос, пусть и измененный был ему точно знаком.
        - Вот как… Однако и запросы у вас… - озабоченно протянул Фокс и в глубокой задумчивости провел рукой по лакированной столешнице и заговорил вновь: - В принципе, захват ресторана и его неофициального владельца для нас не являются большой проблемой, но риск нарваться на крупные неприятности очень велик, по моей информации Фуфырик имеет связи с кем-то из центрального аппарата тайной полиции, но насколько далеко они распространяются, мне неизвестно, сами понимаете, риск крайне велик. Хотя бы по одной этой причине вознаграждение за работу вам следует утроить, на иные условия я никак не соглашусь.
        - Хорошо, я согласен утроить гонорар, но для того, чтобы собрать требуемую сумму, необходимо время, - подумав несколько мгновений, согласился Алексей, в общем и целом понимая, как ему действовать дальше, хотя ему это не очень-то нравилось.
        - Вот это уже деловой разговор, на такие условия мы согласимся. Сколько вам на это потребуется времени? - с немалым любопытством поинтересовался Фокс, побарабанив пальцами по столешнице.
        - Через семь суток в это же самое время мы будем здесь с деньгами, а пока в качестве задатка я готов дать пять тысяч, а также подробную план-схему ресторана, чтобы облегчить вам подготовку.
        - Очень хорошо, но мы в любом случае проверим вашу схему на предмет ее актуальности, сами понимаете, налет - дело тонкое, требует особого подхода, я бы даже сказал, деликатного. Хотя, конечно, налет в центре столицы - идея далеко не лучшая на самом деле, хитростью тут надо, хитростью, ведь никому из нас проблемы совершенно не нужны, - с легкой усмешкой проговорил Фокс и взял в руки протянутую папку с план-схемой, на которой лежала пачка купюр, перетянутая банковской лентой.
        - В таком случае позвольте откланяться, мы прибудем сюда ровно в это же самое время с остальными деньгами, - выдохнул Алексей и, поднявшись, кивнул баронессе, и они вместе покинули кабинет Фокса и спустя пару минут вышли из здания и пошли неторопливым шагом направились к трамвайной остановке. Пройдя с полкилометра, баронесса, задумчиво посмотрев на Алексея, задала вопрос:
        - Скажите, шевалье, где вы раздобудете такие деньги, ведь двадцать пять тысяч - огромные деньги?
        - Боюсь, вам это не понравится, - нехотя буркнул Алексей, не горя желанием отвечать на поставленный вопрос.
        - Нет, а все же, как вы за неделю такие деньги соберете?
        - Налеты на усадьбы, другого ничего не остается, или вы можете предложить какой-нибудь иной, более гуманный вариант? - посмотрев прямо в глаза баронессы, задал он встречный вопрос.
        - Нет, вариантов у меня нет, - помолчав несколько мгновений, ответила баронесса. - У меня таких денег нет, и где их достать, понятия не имею. Да и вообще поразительная ситуация сложилась, действуем в интересах империи, но вынуждены буквально на каждом шагу нарушать ее законы, вам не кажется это странным, шевалье?
        - Нет, не кажется, - нехотя выдохнул Алексей и откровенно поделился своим видением происходящего: - В империи давно не все в порядке, вот в чем дело. Конечно, такого никогда не было, чтобы все было в полном порядке, всегда найдутся какие-то проблемы и недостатки, но когда они переходят какую-то относительно допустимую черту, они накручиваются как снежный ком. Как учит нас история, чем дольше этот ком скатывается с горы, тем быстрее он нарастает и увеличивает свою скорость, и в какой-то момент его уже никто не будет в силах остановить. На мой сугубый взгляд, нечто подобное сейчас происходит в империи, и мы с вами невольно стали теми, кто этот ком пытается остановить, получится ли, не знаю, слишком уж неравны силы.
        - Странно, у меня такое ощущение сказывается, глядя на вас, что вы не боитесь, хотя идете буквально по лезвию бритвы. Мне вот страшно… до дрожи в коленках страшно, а вы не боитесь… Почему так? - совсем тихим голосом спросила баронесса, самым внимательным образом подмечая реакции на ее вопрос, но не дождалась, ее собеседник продолжал невозмутимо идти рядом с ней.
        Вопрос Алексея в какой-то степени застал врасплох, но он не подал виду, шагая с баронессой, но в тоже самое время задумался, ведь он действительно не боялся проводить расследование. Умом понимая, что то, чем он занят, действительно смертельно опасно, а вот душой принять это не мог, в его душе все происходившее с ним оставалось какой-то игрой, происходившей в его сне…
        - Да, действительно, я не боюсь хотя бы по той простой причине, что мне, грубо говоря, что жить, что умереть, я уже один раз умер, и убить меня дважды уже навряд ли возможно, по крайней мере, я так думаю. Как хотите, так и понимайте, баронесса, но этот мир не мой и моим никогда не станет, хотя есть у него и свои прелести, но я его никогда не смогу считать своим домом. Насчет своего пропавшего напарника ничего не могу сказать, он сам за себя должен сделать выбор. Что касается меня лично, то по завершении расследования я непременно уйду куда-нибудь в горы или далеко в заповедный лес подальше от людей и стану отшельником, - предельно честно ответил Алексей после нескольких минут напряженного молчания.
        - Надеюсь, это в вас говорит плохое настроение, - покачав головой, хмуро проговорила баронесса и, чтобы избежать продолжения разговора в этом направлении, перевела разговор в иное русло, задав своему спутнику интересующий ее вопрос:
        - Насчет того, где и как раздобыть недостающие деньги, более или менее разобрались. Остается только уточнить, какие вы планируете дальнейшие наши шаги?
        - Мне тут один адресок дали, где мы сможем прикупить, нелегально, разумеется, армейское оружие, боеприпасы к нему и надлежащее снаряжение на пятьдесят человек, но прежде чем туда ехать, надо сначала купить грузовик… Кстати, а где тот автобус, который я покупал и переоборудовал для дальних путешествий, надеюсь, он сохранился?
        - Автобус стоит за городом на парковочной станции, он находится в отличном техническом состоянии, так что на грузовик тратиться не придется, да и с чего бы ему быть в плохом состоянии, если на нем после ремонта и модернизации практически не ездили, - пожав плечами, ответила баронесса и задала уточняющий вопрос:
        - Когда вам требуется этот автобус?
        - Прямо сейчас и поедем, нельзя ничего откладывать, времени у нас, что называется, в обрез, сегодня надо автобус забрать, купить вооружение, самим подготовиться к дороге и на максимально возможной скорости выехать в Эльмиор. Если вычесть на дорогу туда и обратно, то у нас есть всего лишь два-три дня, чтобы добыть недостающие деньги. Вот же зараза такая, все приходиться делать в страшной спешке, буквально с колес, а это огромный риск нарваться на крупные неприятности, даже, несмотря на то что я изменяю свою внешность, общаясь с теми людьми, которые согласились пойти за Скальпелем. Да и вот еще что, по приезду в Эльмиор вы, баронесса, со мной ни за что к тем людям не пойдете, слишком велик риск попасть в засаду тайной полиции, так как толком о них ничего неизвестно, их еще только предстоит опробовать в деле, - пояснил Алексей, практически прямым текстом дав понять баронессе, что в этом вопросе с ним ей лучше даже не стоит пытаться спорить.
        - Раз такая спешка, то действительно давайте поторопимся, - понимающе кивнув, проговорила баронесса и ускорила свой шаг, до трамвайной остановки оставалось пройти каких-то три сотни метров…
        Глава 22
        - Шевалье, ну зачем надо было идти на такой риск, как угон двух грузовых автомобилей с кунгом, если их можно было легко купить в любом магазине специализирующихся на транспортных средствах? - в расстроенных чувствах спросила баронесса, наблюдая как Алексей перекладывает оружие в кузов-фургоны, все происходящее на ее глазах ей совсем не нравилось.
        - Извините, баронесса, но если бы я этого не сделал, то меня в самое ближайшее время вычислили как участника и организатора предстоящих налетов на усадьбы некоторых аристократов. Вам все равно, вы и так находитесь в общеимперском розыскном списке, а вот мне туда попадать ну никак нельзя, это сильно ограничит мои возможности и, по сути, застопорит расследование, так что не берите в голову, миледи, это все мелочи, о которых вам беспокоиться не след. Вам главное сейчас перегнать грузовик в указанное на карте место и окружным путем прийти пешком в убежище, где мы сегодня с утра были. Оставайтесь там до моего возвращения, ну а если через четверо суток меня не будет, поступайте, так как считаете нужным, скорее всего, либо меня схватила полиция, либо меня уже нет в живых. Повторяю, все эти четверо суток убежища не покидайте, для жизни там есть все необходимое, разве что горячую воду, для того чтобы помыться, вам придется самостоятельно разогревать на печи.
        Умолкнув, Алексей перегрузил оставшееся оружие с боеприпасами в кабину на пассажирское место и, захлопнув дверь, подошел к баронессе и, глубоко вздохнув, ненавязчиво распорядился:
        - Фаина, садитесь за руль и выезжайте. Понимаю, вы никогда не водили тяжелый грузовик, но вам не придется ехать через город, за три часа без особой спешки вы доедете. Там есть небольшой лесок, вот туда грузовик и загоняйте. Места там безлюдные и кого-то встретить нереально, так что опасаться нечего, риск нарваться на неприятности абсолютно минимальный.
        - Хорошо, Лексий, я все сделаю, только, ради всех святых, возвращайтесь живым и здоровым, - с грустью выдохнула баронесса и резко развернувшись, подошла к грузовику и открыв дверь, поднялась в кабину и, включив двигатель, повела тяжелую машину по направлению к старой заброшенной дороге. Постояв пару минут наблюдая, как справляется баронесса с управлением, Алексей с облегчением выдохнул и, взобравшись в кабину, повернул ключ и повел грузовик в другую сторону.
        Часа через полтора, не доезжая до того места, где располагалась первая группа три километра, он остановил машину, прикрыв ее высоченными кустарниками и наложив на свое лицо грим, вышел из кабины и направился пешком на временную базу бывших рабочих с грузового терминала. Несмотря на внешнюю невозмутимость, Алексею было тревожно на душе, там, на месте, могло быть все что угодно, начиная от пустоты брошенного места до полицейской засады, но на этот случай у него имелась вполне убедительная легенда сотрудника тайной полиции. Вот только ему позарез требовался хотя бы небольшой боевой отряд, без которого задуманное воплотить в жизнь никак не удастся…
        Соблюдая предельную осторожность, Алексей, прикрываясь складками местности, добрался до входа в развалины и огляделся, но никаких звуков не услышал и не заметил какого-либо движения. Насторожившись до максимума, он обошел вход стороной и пробравшись через кучи битого кирпича и камня, замер и вновь внимательно прислушался, но так ничего и не услышал. Продолжив движение, он подошел к входу к подвалу, где должны были находиться изъявившие желание присоединиться к Скальпелю и увидел приоткрытую дверь. Оглядевшись по сторонам, он вошел внутрь и увидел свет горевшего фонаря, исходивший из-за занавеси, сделанной из старого войлочного одеяла. За занавесью тихо разговаривали два человека.
        - А я тебе говорю, Скальпель вернется. Это он такое испытание нам устроил, кто его пройдет и выдержит, займет свое место в отряде, и ради этого я готов пожертвовать куда большим, - нервно ответил хрипловатый голос, на который отозвался другой:
        - Может ты и прав, но у меня есть сомнения на этот счет, мы и так послушавшись этого так называемого Скальпеля, за ним пошли и уже потеряли работу Деньги закончились, еще пара дней, и еда закончится, а дальше что мы будем делать и как жить дальше?
        - Не знаю, идти мне особо некуда…
        - Вот потому остальные и ушли, перспектив для себя не увидели, вполне справедливо посчитав, что их подло развели. Револьвер забрали, хорошо хоть винтовку оставили, можно будет попытаться какую-нибудь дичь подстрелить. Мне, как и тебе, идти также некуда, так что мы с тобой в одной лодке. В общем, еще пару дней и надо отсюда сваливать, а вот куда податься, надо хорошенько мозгами пораскинуть…
        Про себя усмехнувшись, Алексей подобрался и, громко кашлянув в кулак, с усмешкой произнес:
        - Не надо мозгами раскидываться, жить без мозгов, говорят, можно, вот только полноценной ли она будет, что-то я сильно сомневаюсь.
        - Скальпель, это вы?! - воскликнул тот, у кого был охрипший голос.
        - Да, я вернулся за вами, Кит. - отозвался Алексей и аккуратно отодвинув в сторону импровизированную занавеску, вошел внутрь и увидел двоих парней, недоверчиво взиравших на него, причем один из них держал в руках винтовку, но увидев, кто вошел в помещение, ствол опустил и, с облегчением выдохнув, заговорил:
        - Остальные, не выдержав, собрались и ушли кто куда, остались только мы вдвоем с Дирком.
        - Это было испытание, которое вы с успехом прошли. Собирайтесь, забирайте все свои вещи, мы отсюда уезжаем, перебазируемся совсем в другое место, - распорядился Алексей и, развернувшись, вышел из полуподвального помещения, которое он больше использовать не собирался, хотя его было и жаль, так как на его обустройство в этих развалинах пришлось приложить немало сил.
        Ждать долго не пришлось, парни появились минут через пять с полупустыми рюкзаками, и Алексей закрыл дверь на висячий замок, жестом распорядился следовать за ним. Понимающе кивнув, парни пошли следом за ним и, спустя полчаса подойдя к грузовику, переложили оружие со снаряжением и боеприпасами в кунг, после чего погрузились в кабину, и Алексей, посматривая на стрелки часов, повел машину к другой базе, где находилась вторая группа. Часа через два Алексей, уже будучи не в одиночестве, не стал перестраховываться и сразу подкатил к развалинам и, оставив в машине одного из парней, направился на временную базу.
        - А они стрелять в нас случаем не будут? - с беспокойством поинтересовался Кит, поглаживая рукоятку револьвера.
        - Оружие не трогай, не нервируй людей, мало ли что они, глядя на твое нервное поведение, подумают, нечего их лишний раз тревожить, и так они должны быть на взводе, - предупредил Алексей, внимательно осматривая прилегающую территорию возле замаскированного входа в сохранившуюся часть казематов давно разрушенной крепости, но, как и в первом случае никакого охранения не имелось, что было крайне неразумным.
        Обогнув очередную кучу битого кирпича, бетона и полусгнивших бревен, Алексей подошел к рассохшейся воротине и, оставив Кита сторожить вход, нырнул под нее и оказался возле входа в каземат, некогда служивший продовольственным складом, где должна была базироваться вторая группа. Пройдя вглубь, он пробрался к жилому закутку и осмотрелся, на койках спали трое и судя по количеству вещей, остальные ушли, не пожелав дожидаться пресловутого Скальпеля. Присев на пенек, Алексей посидел какое-то время, рассматривая спящих, после чего набрав в легкие побольше воздуха, громко рявкнул:
        - А ну подъем парни, вас ждут великие дела!
        Трое парней резко подорвались и попытались понять, кто их разбудил. При тусклом свете исходившего от небольшого окошка, это было сложно, оттого они и увидели Алексея далеко не сразу.
        - Ба, это же Скальпель вернулся! - воскликнул совсем молодой парнишка, вскакивая с лежака.
        - Где остальные?
        - Нет больше никого, ушли они, а мы остались, - нехотя буркнул самый молодой из троицы, и когда его лицо осветил оконный свет, Алексей увидел под правым глазом большой синяк, причем он был явно свежим.
        - Фонарь под глаз кто-то из ушедших тебе поставил? - как бы невзначай поинтересовался он и помолчав несколько мгновений, задал следующий вопрос: - Ушедшие оружие все забрали?
        - Да… - опустив голову, нехотя отозвался парнишка и глубоко выдохнув, стал рассказывать: - Клещ остальных подбил самостоятельно на усадьбы пойти, мы были против, но они оказались сильнее… Вчера вечером это дело было.
        - Я вас здесь оставил, чтобы проверить на терпение, и вы это испытание прошли, так что давайте в темпе собирайтесь, мы отсюда уходим. Запомните, сюда больше ни ногой, очень вероятно, если кто сюда по глупости своей сунется, скорей всего попадет в засаду, учтите это на будущее.
        Парни понимающе переглянулись и без особой суеты собрали вещи в походные рюкзаки. Когда все было готово, Алексей распорядился следовать за ним. Выбравшись из полуразрушенного каземата, он представил Кита остальным, и они все, вместе погрузившись в кунг, поехали. Алексей, объехав развалины, вывел грузовик на второстепенную дорогу и повел его подальше от города Эльмиора, необходимо было запутать следы по максимуму.
        За четыре часа заехав в глушь, он остановил машину и, открыв кунг, распорядился сделать из подручных средств импровизированное стрельбище. На скорую руку устроив мишени на разных дистанциях, Алексей в индивидуальном порядке проверил уровень владения оружием, и все оказалось не так уж и плохо, по крайней мере, на первое время сгодится, но в любом случае требовались серьезные тренировки. Без надлежащей стрелковой и тактической подготовки на серьезные объекты покушаться было нельзя, перебьют без вариантов.
        - Значит так, парни, как бойцы вы пока никакие, тут в пяти километрах есть давно заброшенная усадьба, мы сейчас туда поедем, и будем проводить тренировки до самого позднего вечера, после чего передохнем и едем на усадьбу, намеченную для первой нашей экспроприации. Так как кое-какая часть людей решили податься на вольные хлеба, то нам придется резко ускориться, из-за чего резко возрастают риски. За трое суток нам предстоит отработать пять, а если удастся, то шесть усадеб. На первой и на второй особого риска не предвидится, но это не значит, что можно расслабиться, риск нарваться на вооруженное сопротивление не мал, и всегда надо помнить, это в ваших собственных интересах. Сделаем дело и сразу заляжем на дно, так как будет большая шумиха. Если у вас есть вопросы, задавайте прямо сейчас.
        - У меня есть вопрос. Кто будет старшим в нашей группе? - сделав несколько шагов навстречу Алексею, задал вопрос парень с синяком под глазом.
        - Ты, Кит, будешь старшим, а там дальше видно будет, как говорится, бой покажет, - ответил на поставленный вопрос Алексей и, обведя всех пристальным взглядом, задал вопрос:
        - Еще вопросы есть?
        Вопросов не последовало, он распорядился погрузиться в машину, и они вновь поехали. Прибыв к заброшенной усадьбе, он повел людей в строение, зиявшее пустыми оконными глазницами и давно отсутствующими дверями. Архитектура была стандартной, большинство усадеб строились друг на друга похожими, отличались они лишь отдельными незначительными деталями, хотя хватало и оригинальных усадеб, возведенных по индивидуальным проектам, но Алексей их в расчет не брал. У владельцев таких усадеб водились немалые деньги и, соответственно, имелась и хорошо вооруженная профессиональная охрана.
        Обойдя всю усадьбу и объяснив парням особенности таких строений, Алексей разбил людей на три двойки и вместе со всеми взялся отрабатывать приемы захвата усадьбы. Первое время слаженности не было никакой, да и бесшумно подбираться к зданию и передвигаться в нем никак не удавалось, но постепенно с каждым разом у них стало получаться лучше и лучше. И уже когда солнце заходило за горизонт, Алексей понял, что они сделали все возможное, и большего достигнуть при всем желании не получится, по крайней мере, пока.
        - Все, парни, отбой. Идите, поспите, а через два часа выезжаем на первую усадьбу. Ехать придется в ночи где-то три часа, к этому времени все должны быть отдохнувшими, налет - дело нешуточное, - предупредил Алексей и хотел было пойти к речке и смыть с себя пот, но Кит, закинув винтовку на плечо, задал вопрос:
        - Подскажи, Скальпель, чья это усадьба?
        - А что, есть какая-то разница? - с любопытством рассматривая Кита, поинтересовался Алексей, продумывая с какой целью, он задал такой вопрос.
        - Вообще-то есть, не хотелось бы грабить хороших людей.
        - Все усадьбы принадлежат вороватым имперским чиновникам, у каждого из них рыльце не просто в пушку, оно у них оно прямо-таки в колючих перьях, можешь даже не сомневаться, - с ухмылкой ответил Алексей на поставленный вопрос, после чего уточнил есть ли еще вопросы, но вопросов не было. - Поверьте, все эти люди за свои злодеяния даже по имперским законам не раз заслужили виселицу, но у всех у них высокие покровители, до которых, мы рано или поздно доберемся, сегодня мы делаем лишь первый шаг…
        Умолкнув, Алексей резко развернулся, ощущая в глубине души, как поднимается дикая волна злости и, чтобы поскорее снять возникшее психическое напряжение, поспешил к реке. Скинув с себя пропитанную потом и пылью одежду, он с разбегу бросился в холодную воду. Поплавав минут десять, он вышел из воды и, обтершись майкой, подхватил свои вещи и оружие и направился к грузовику. Переодевшись в кунге в чистую сменную одежду, Алексей взобрался в кабину и, поставив будильник, сложил одеяло, подложил его под голову и уснул.
        Проснувшись через два часа, он потянулся и, выбравшись из кабины, увидел парня, сидевшего на раскладном стульчике с винтовкой в руках и охранявшего спящих. В глубине души Алексей порадовался тому, что парни, наконец, задумались о своей безопасности, это не могло не радовать. Быстро умывшись, он, на скорую руку перекусив бутербродом и выпив кружку остывшего чая из термоса, дал сигнал часовому подняться в кабину, и когда тот выполнил распоряжение, включил двигатель и, сверившись с компасом, повел грузовик по направлению к уединенной родовой усадьбе одного высокопоставленного столичного чиновника.
        Дорога заняла по времени более трех часов, так как ехать приходилось по пересеченной местности, да к тому же когда практически наступала ночь. Когда до усадьбы оставалось четыре километра, Алексей остановил машину и отдал команду дальнейший путь пешком, он опасался выдать себя светом фонарей автомобиля. Добрались до усадьбы они примерно к полуночи и, устроившись в метрах трехстах, стали изучать здание и прилегающую территорию.
        Рассматривая усадьбу, Алексей сразу понял: информация предоставленная офицером тайной полиции была верной, хотя и не полной. За усадьбой следили и поддерживали на должном уровне, без всяких аляповатых излишеств. Само здание было небольшим, а вот хозяйственные постройки своими немалыми размерами внушали опасения. Понаблюдав за усадьбой чуть более часа, Алексей подумал какое-то время и решил идти и захватить усадьбу прямо сейчас, охраны так таковой не имелось, да и обслуживающего персонала, судя по нескольким окнам, где горел свет, было всего нечего.
        - Слушайте сюда, парни, действуем так, как тренировались, разбившись на три группы, одна группа берет на себя жилое здание, вторая группа берет на себя хозяйственные постройки, третья же занимается прикрытием и подстраховкой. Предупреждаю сразу, необоснованной жестокости категорически не потерплю, да и поменьше там со стрельбой, только в крайнем случае. Все подряд не тащите, только самое ценное и компактное, помните, это только первая усадьба, причем самая легкая, дальше будет все только усложняться, но и выгода также будет куда как богаче, но и риск нарваться на пулю соответственно возрастет. Надеюсь, вам это хорошо понятно? - тихо проговорил Алексей, внимательно всматриваясь в напряженные лица парней и ощутив, что они действительно решительно настроены на захват усадьбы.
        - Надеваем маски и начинаем, - выдохнул он и, натянув на лицо маску, подхватил свой штуцер со оптическим прицелом и, пригнувшись, решительно направился к невысокому забору. Парни, постояв несколько мгновений, быстро спрятали свои лица под масками и, разбившись на группы, поспешили следом за Скальпелем.
        Подойдя к ограждению, Алексей, прислушавшись, осмотрел слабо освещенный внутренний двор и, не заметив никого, одним махом перескочил через забор и поспешил к приоткрытому окну, где горел свет, ощущая как за его спиной парни перелезли через забор и, разделившись, направились каждый к своей цели. Осторожно подойдя к окну, Алексей взглянул внутрь и увидел двух мужчин в полувоенной униформе, они сидели за столом и, попивая вино из высоких бокалов, негромко о чем-то между собой вели разговор, скорей всего, это были охранники, так как на спинках стульев висели пояса с револьверными кобурами.
        В задумчивости почесав затылок, Алексей выбрал приоткрытое окно, где свет не горел и внимательно прислушавшись, услышал тихое похрапывание спящего человека. Медленно открыв створку, он поставил штуцер у стенки и, бесшумно взобравшись на подоконник, проник в комнату и, осветив тусклым фонариком комнату, увидел кровать, на которой спал мужчина, из-под подушки которого торчала рукоятка массивного офицерского револьвера. Наличие оружия в столь глухом месте, где была усадьба, вполне было объяснимо, но все равно Алексея это начало в немалой степени настораживало…
        Стараясь ступать бесшумно, он подошел к спящему и, достав свой револьвер, примерился и ударил рукояткой за ухом, после чего убедившись, что удар сработал как надо, выглянул в окно и, втащив штуцер, нарезал из простыни полосы и, связав руки и ноги, сделал импровизированный кляп. Достав из-под подушки револьвер, Алексей, подойдя к внутренней двери, приложил ухо к замочной скважине и прислушался, но в коридоре царила тишина.
        Приоткрыл дверь, Алексей огляделся, но даже при тусклом свете трех керосиновых ламп было видно, в коридоре не было никого. Посмотрев вправо-влево и рассчитав, в какой из комнат находились двое вооруженных мужчин в полувоенных френчах, вышел в коридор и, подойдя к двери, прислушался. Он не ошибся, эти двое продолжали неспешно между собой разговаривать.
        - Послушай Карл, нет, я, конечно, понимаю, в столице спрос на дурь огромная, но мы не в состоянии быстро увеличить объемы, хотя бы по той причине, что необходимо возвести еще, по крайней мере, три оранжереи замаскированные под ангары, и это не считая острой нехватки людей.
        - Ты это шевалье Брокку объясни, он требует в максимально короткие сроки увеличить объемы выпускаемой продукции. Ему, видите ли, деньги нужны для подкупа нужных людей, так он объясняет, а по мне так он пустился во все тяжкие, артисточек да балерин из императорского театра подавай, совсем уже зажрался. Такое поведение ничем хорошим не закончится, так как Брокк с катушек съезжает. Думается мне, настала пора нам о себе побеспокоиться, обеспечив тылы, но для этого следует немного поднять свой процент…
        - Согласен. Сейчас схожу Берка разбужу, и мы с ним обсудим, что нам делать.
        Услышав, как отодвигается стул, Алексей рванул обратно в комнату и стал прислушиваться. Послышались глухие шаги по коридору, которые неожиданно прекратились буквально перед дверью, резко отойдя от двери в сторону, он замер, забыв, как дышать. Неизвестный настойчиво постучал в дверь, но, не услышав ответа, решительно толкнул ее и вошел внутрь. Недолго думая, Алексей прыгнул на вошедшего и со всего маха ударил в основание черепа рукояткой револьвера. Подхватив падающее тело, он бережно уложил потерявшего сознание человека и, быстро его обезоружив и связав, вернулся в коридор и увидел, как парни бесшумно передвигаются из комнаты в комнату. Приветствовав своих бойцов, Алексей открыл дверь и, увидев сидевшего к нему спиной мужчину, сходу вырубил его. Привязав его к стулу, он вернулся в коридор и увидел парней, выходивших из соседней комнаты.
        - Все чисто, Скальпель, всех спеленали без шума и пыли. Интересно, что там, в ангарах, надеюсь, прошло без особых проблем, - с ухмылкой проворчал Кит, продолжая внимательно контролировать окружающее пространство.
        - Значит так, всех связанных стащите в общий зал и начинайте обыск дома, а я сейчас схожу и посмотрю, что в ангарах происходит. Да, смотрите там, чтобы никто невзначай так не развязался, проверьте, как их всех спеленали, - сделал распоряжение Алексей и, развернувшись, бросился к ангарам, ему не давал покоя подслушанный разговор. Оказавшись во дворе, он добежал до ближайшего ангара и, заглянув внутрь оторопел, в ангаре была целая плантация растения очень похожего на коноплю.
        - Это что? - с любопытством поинтересовался Алексей у появившегося парня, стоявшего на охране входа в ангар.
        - Барберис, за выращивание которого в промышленных объемах в империи предусмотрена смертная казнь, но это еще не все… Хозяева сей плантации использовали рабов, сходите в подвал, там рабские бараки, сейчас парни их освобождают от рабских ошейников.
        Понимающе кивнув, Алексей поинтересовался, где вход в подвал и, получив ответ и включив камеру смартфона, спустился в подвал и стал снимать. Зрелище было гнетущее, люди, находившиеся за решеткой, были истощены и измучены. Чего-чего, но такого Алексей не ожидал.
        - Парни, слушайте сюда. Не спешите освобождать рабов, лучше обеспечьте едой и водой, а уже утром будем с ними разбираться. Обыщите тут все и ценное в дом снесите, будем разбираться, какой улов нам сегодня достался. Думается мне, тут есть чем поживиться.
        Отдав распоряжение, Алексей вернулся в здание и увидел в большом зале семерых мужчин в одинаковых полувоенных френчах оливкового цвета, лежавших на ковре, все они до сих пор пребывали в глубокой отключке. Проверив путы и убедившись, что связаны они крепко, присел в кресло и задумался. Наркоплантация и рабы, принадлежавшие высокопоставленному имперскому чиновнику, было делом в высшей степени серьезным, видимо, штаб-майор, предоставляя адрес этой усадьбы, многого не знал, но что-то подозревал или каким-то образом догадывался. То, что удалось с такой легкостью захватить усадьбу при таких-то раскладах фактически с бухты-барахты, по сути, со случайными и толком необученными людьми, можно смело считать огромной удачей. Расслабились они, имея такого высокопоставленного покровителя, вот и повезло…
        - Скальпель, мы тут сейф нашли, он большой и массивный, но ключа от него нет, - послышался возглас Кита, входящего в большой каминный зал.
        - Давай обыщем наших пленников, у кого-то из них точно ключи найдутся, да и вообще пока они пребывают вынужденно в нирване, давай осмотрим их, а то мало ли, у них и оружие может оказаться, нам с тобой неожиданности точно не нужны, - указав на пленников, распорядился Алексей и, подавая пример, первым взялся за обыск и у первого же пленника в голенище сапога обнаружил острый нож. За пять минут обыскав всех, он осмотрел находки и с немалым облегчением выдохнул, в результате осмотра они обнаружили восемь ножей и три компактных револьвера скрытого ношения, а также искомую связку ключей, и это не считая более чем тысячи ассигнаций.
        - Кит, пойдем к сейфу и посмотрим, подходят ли к нему найденная связка ключей.
        Понимающе кивнув, Кит провел Алексея в одну из комнат, оказавшуюся рабочим кабинетом, где стоял сейф. Оглядев его, он взялся подбирать ключ. Повозившись какое-то время, они открыли массивную дверь и, взглянув внутрь, увидели полтора десятка картонных папок, а также десятка три упаковок с деньгами номиналом в десять гульденов и какую-то картонную коробку. Задумчиво сложив все содержимое сейфа в холщевый мешок, Алексей хотел было возвращаться к пленникам, но его остановил Кит и, смотря прямо в глаза, негромко задал вопрос:
        - Мы что, только заберем хабар и уйдем?
        - Ну, почему же, нет, конечно, но убивать мы никого не будем, а вот допрос с пристрастием учиним и заодно опросим рабов. Такой себе материальчик, кое-кого компрометирующий, соберем, а в столице я найду способ этому шевалье жизнь испортить. Давай начинай подготовку допроса с пристрастием, будем с каждым по отдельности разбираться, а потом уже за рабов возьмемся. Главное, чтобы со всем этим к полудню разобраться и свалить подальше, - с усмешкой ответил Алексей, и подумав несколько мгновений, добавил: - Сходи-ка ты в ангар и выведи из рабских клеток четырех человек, тех, кто на вид пострадал сильнее других, пусть отработают свое освобождение, им предстоит поработать со своими мучителями, заодно, глядишь, и нам что интересное подскажут.
        - Сейчас все сделаю, Скальпель! - с чувством выпалил Кит и, подхватив винтовку, выбежал из кабинета. Проводив его взглядом, Алексей внимательным взглядом еще раз оглядел содержимое сейфа и, ничего в нем не заприметив, закрыл дверь на ключ и подхватив штуцер с мешком, покинул кабинет и, пройдя в общий зал, выложил на стол папки. Присев на стул, он взял в руки первую папку и, развязав тесемки, стал рассматривать, что же там содержится. Это оказалась книга учета произведенной и отгруженной продукции за прошлый год. Ознакомившись с общим количеством, Алексей оторопел, масштабы деятельности внушали, более пяти тонн за год - это было очень и очень много. Отложив просмотренную папку, он взялся за остальные и за десять минут на скорую руку их, пересмотрев, сделал вывод, что это предприятие действует пятый год, и с каждым годом объемы выпускаемой продукции только возрастали. Все шло главным образом в столицу на два адреса, которые были указаны в одном из журналов.
        - Скальпель, мы готовы к допросу! - войдя в зал в сопровождении пятерых освобожденных рабов, воскликнул Кит и, увидев одобрительный кивок, осмотрел пленников, некоторые из которых уже пришли в себя, но не подавали виду, пытаясь разобраться в непонятной для них окружающей обстановке, - Приступайте, парни, начинайте с того, кто больше всего вашей кровушки попил.
        Включив запись видеокамеры, Алексей сидел и молчаливо наблюдал за всем происходящим, вмешиваться он не хотел принципиально, он уже свою задачу выполнил, но вот так взять и бросить парней при этом, забрав все, не мог, так как это уже была подлость. Необходимо было отработать легенду в полном объеме, и парни могли не раз ему пригодиться, да и искать новых - целая проблема.
        Допрос продлился до самого утра, во время которого Алексей узнал для себя много чего нового, в особенности того, как развлекалась аристократия, но не только. Он многое узнал о теневых структурах, об элите, контрэлите, а также антиэлите и тех, кто лавировал между этими силами, шевалье Брокк как раз из таких и был… Он был хитрым, циничным и изворотливым типом, как раз таким, которые, как правило, выплывали наверх.
        - Что делаем дальше? - после завершения допросов поинтересовался Кит, отозвав Скальпеля в сторону.
        - Значит, так, пусть те самые бывшие рабы, кто занимался надзирателями и управляющим плантацией, сторожат пленников, но предупреди, убивать нельзя никого из них, не стоит нам еще и это себе на шею вешать. Потом мы идем в подвал, где находятся рабские клетки, и проводим опрос всех поголовно, после чего собираемся и сматываем отсюда, у нас впереди еще четыре похожие усадьбы ждут не дождутся. Выехать мы должны не позднее полудня, а рабы пусть сами решают, как им быть. Единственное, что могу сказать, к властям обращаться им не стоит, хотя подобное по законам и карается сурово, но слишком уж у Брокка влиятельные покровители. Их самих во всем виновными сделают, даже не сомневайся, навешают на них всех дохлых собак и скажут, что так и было.
        - Да понимают они все, - с злостью выдохнул Кит, - но ведь справедливости хочется.
        - Справедливость - дело хорошее, но по факту, ее-то как раз практически нигде и нет, так что не напрягайся, мы как раз те, кто этой самой пресловутой справедливости и добиваемся. - хохотнул Алексей и, ободряюще похлопав по плечу Кита, направился к ангару, показания освобожденных рабов следовало зафиксировать на видеокамеру.
        Кит, постояв в задумчивости несколько мгновений, ухмыльнулся и поспешил следом за Скальпелем, он только что в полной мере осознал, как ему повезло, и этот выпавший ему шанс он вознамерился использовать по максимуму…
        Глава 23
        - Фаина, мы не успеем к намеченному сроку, даже если не будем останавливаться на ночлег, сменяя друг друга за рулем. Надо где-то арендовать самолет и на нем прилететь в столицу или ее окрестности, других вариантов я не вижу, благо денег у нас хватает, - побарабанив пальцами по столу, произнес Алексей, понимая, что во многом был виноват сам, задержавшись на более чем двенадцать часов, но и поступить по другому не мог, слишком тяжело было за четверо суток захватить пять усадеб, особенно последнюю. На последней усадьбе пришлось всерьез пострелять, охрана оказалась бдительной и неплохо подготовленной, все пятеро его парней получили ранения и сейчас проходили в лечение в разных частных клиниках, но оно того стоило. Обнаруженная там типография производила поддельные документы, не гнушаясь печатать высочайшего уровня поддельные бумажные купюры.
        - Примерно в пятидесяти километрах отсюда в городке Пстор есть учебный центр гражданской авиации, где обучаются летному делу будущие пилоты и навигаторы. Если сможем договориться, то сегодня к вечеру будем в столице, - подумав какое-то время, проговорила баронесса и, в задумчивости посмотрев на своего собеседника, тихо задала вопрос: - Неужели вы действительно восемьдесят тысяч собрали?
        - Больше, восемьдесят тысяч - это лишь моя доля, к которой прилагается полтора килограмма ювелирных украшений, сто тысяч отошли тем пятерым, кто участвовал со мной в захвате усадеб. Рейд был неожиданно опасным, хотя ваш знакомый старший офицер тайной полиции, давший эти адреса, уверял, что это будет легкой прогулкой. Вот только все они ранены, а двое, неизвестно, выживут ли вообще, что касается меня лично, то я буквально за малым не лишился жизни, отделавшись отбитыми ребрами и резкими болями в спине. Все оказалось совсем не так, как уверял штаб-майор, особенно последняя усадьба, там же было логово фальшивомонетчиков. Кстати говоря, они еще и документы качественные подделывали, так что я для нас прихватил не только клише для документов, но и уже отпечатанные бланки с паспортами. Комплекты документов не только имперского образца, но и Республики Гальза, они нам точно пригодятся, - сварливо ответил Алексей, ощущая в глубине души сильное раздражение, которое сдерживать удавалось с большим трудом, болело буквально все тело, рейд по усадьбам основательно вымотал его.
        - Хорошо, я сяду за руль и поведу автобус, но его придется бросить там, ведь за ним вернуться не получится, а он стоит немалых денег. Не жалко ли будет бросить такую хорошую машину? - произнесла баронесса, с сочувствием взирая на сильно уставшего Алексея, на лице которого имелись многочисленные кровоподтеки и царапины от битого стекла.
        - Да и Бог с ним, обменяем автобус на перелет до столицы и дело с концом, но если честно, мне уже порядком надоело на подножном корме заниматься расследованием в интересах империи. Если и дальше так будет продолжаться, боюсь, долго не проживу, мне банально голову отстрелят, а желающих, как я погляжу, становится с каждым днем все больше и больше. - нехотя пробурчал Алексей и, глубоко вздохнув, предложил баронессе идти за руль и самой вести автобус в город Пстор.
        Понимающе кивнув, Фаина поднялась в автобус и, сев за руль, завела мотор. Алексей, глубоко вздохнув, зашел в салон и, устроившись в кресле, стал смотреть в окно, как тяжелая машина, стронувшись с места, выехала с парковки на дорогу и поехала куда-то в юго-западном направлении. Прикрыв глаза, он непроизвольно вернулся мыслями к налету последней усадьбы, которую удалось захватить лишь чудом, столкнуться с такой сильной, многочисленной и хорошо организованной охраной стало самым неприятным сюрпризом. Да и он сам выжил только чудом, им страшно повезло в том, что часть охранников были отпущены в ближайший поселок отдохнуть и поразвлечься, до которого было более пятидесяти километров. Если бы не это обстоятельство, их бы там точно перебили всех до одного, но пронесло. Больше без серьезной подготовки и надлежащей организации он в такие дела вписываться категорически не хотел, только с пулеметом и тщательно продуманными путями отступления, и никак иначе…
        Усталость брала свое, Алексей, прикрыв ладонью зевоту и поудобнее устроившись, быстро уснул. Проснулся он спустя час, когда автобус, объехав по окружной дороге небольшой городок, приближался к небольшому аэродрому, возле которого был небольшой поселок с трехэтажным административным зданием. Подъехав к аэродрому и выяснив на КПП, где располагается администрация, они проехали туда и без особых проблем договорились арендовать самолет, вот только принять автобус в качестве оплаты отказались, пришлось перед вылетом озаботиться и этим вопросом. Кое-как найдя один единственный салон, занимающийся продажей автомобилей, они продали его за половину реальной цены и, оформив надлежащим образом документы на транспортное средство, поспешили на аэродром. По дороге прикупив свежей прессы, они пешком добрались до центра управления полетами и, предоставив документы, стали ждать, когда им выделят дежурного пилота. Появился он минут через сорок и они, погрузившись довольно большой биплан, вылетели в столицу, до которой лететь предстояло почти пять часов.
        Баронесса, основательно подустав, управляя тяжелым автобусом, быстро уснула, но Алексей спать не хотел. Какое-то время он бездумно смотрел в иллюминатор, рассматривая пейзажи. Когда ему это надоело, Алексей взялся за чтение свежих газет. От корки до корки внимательно перечитав все газеты, он задумался, в прессе бушевал самый настоящий скандал, журналисты всех мастей критиковали и обливали помоями полицию, обвиняя руководство в небрежении служебным долгом и нежелании поймать неуловимого Скальпеля, неожиданно для всех воскреснувшего из ада. Вот только ко всем перечисленным усадьбам, которые подверглись разорению, Алексей не имел ровным счетом никакого отношения, о тех усадьбах, которые они обработали с парнями, в прессе ничего не сообщалось вообще. Да оно было и понятно, владельцы этих усадеб имели откровенно криминальный бизнес, давно поставленный на широкую ногу. Решать свои проблемы они точно не побегут в полицию, они попытаются найти, кто это сделал, через криминальные круги. С криминалом он связан не был, как и с властями, что в значительной мере облегчало задачу оставаться вне поля зрения и
тех, и других, но в любом случае осторожность требовалось усилить по максимуму, риски возрастали неимоверно…
        Все те несколько часов, пока самолет летел в столицу, Алексей напряженно размышлял, обдумывая предстоящую операцию по захвату Фуфырика и к тому моменту, когда биплан стал заходить на посадку гражданского аэропорта, он в общих чертах придумал несколько вариантов, как себя и баронессу подстраховать на случай непредвиденных обстоятельств.
        - Фаина, просыпайтесь, самолет идет на посадку, - прикоснувшись к плечу, разбудил он крепко спящую баронессу. Потянувшись всем телом, Фаина зевнула и, открыв глаза, посмотрела в иллюминатор и задала вопрос:
        - До встречи с Фоксом еще более полутора суток. Что мы все это время делать-то будем?
        - Разумеется, подготавливать пути отступления, не думаете же вы, в самом деле, что захват криминального авторитета, за которым маячит тень резидента гальзианской разведки, будет легкой прогулкой?
        - Нет, не думаю, но ведь будут работать профессионалы, за надежность которых ручался штаб-майор, а он с ними давно знаком и гарантировал, что с ними проблем не будет никаких, хотя, конечно, подстраховка жизненно необходима, мало ли как сложатся в дальнейшем обстоятельства. К моему глубокому сожалению, мы сейчас находимся в таком положении, когда многое от нас самих не зависит, а это далеко не самая хорошая позиция в жизни, - покачав головой, тихо проговорила баронесса и, вновь взглянув в иллюминатор, задала уточняющий вопрос: - Лексий, что вы предлагаете?
        - Для начала в разных местах города машины арендованные расставить. Куда привезти Фуфырика, я знаю, у меня есть пара для этого подходящих мест, но так как меня там довольно давно не было, надо съездить туда и на месте осмотреться, не изменилось ли там чего. В принципе, есть и третье, но оно довольно далеко за городом, а на крайний случай можно в окрестности вашей родовой усадьбы прокатиться, там есть весьма интересные лесополосы. Все это нам с вами, миледи, предстоит объехать, надлежащим образом осмотреть и подготовить пути отхода. На все про все у нас будет ровно сутки, потом несколько часов на отдых, и выдвигаемся на встречу с Фоксом. Примерно где-то так в общих чертах, главное, чтобы не случилась в центре столицы массовая перестрелка, иначе вырваться из города будет практически нереально.
        - Пожалуй, лучшего в предложенных обстоятельствах и не придумаешь, так как задачка тут стоит со многими неизвестными. В общем, будем делать и по ходу дела вносить какие-нибудь изменения, - спустя пару минут напряженного молчания ответила баронесса, наблюдая в иллюминатор, как самолет бежит по взлетно-посадочной полосе в сторону центра управления полетами гражданского аэродрома.
        Когда биплан остановился, и его винты перестали вертеться, они, подхватив свой багаж, покинули салон и пешком добравшись до КПП, предъявили свои документы и, покинув аэродром, направились на место стоянки такси. Взяв машину, они поехали в другой конец города. Там пересев на общественный транспорт, перебрались в район ремесленных мастерских, где сняли двухкомнатную квартиру. Немного передохнув, они, согласовав свои действия, покинули квартиру и разошлись в разные стороны, баронесса отправилась за легковыми автомобилями, а Алексей взял на себя поиск безопасного места, куда они могли бы доставить и какое-то время скрытно содержать криминального авторитета.
        За день, он объехал практически все окраины столицы, где подобрал несколько доходных домов и арендовал их сроком на один календарный месяц. Он хотел было уже возвращаться обратно, но поразмыслив, решил все же снять еще один дом. Проезжая по узкой улочке в поисках подходящего дома, он увидел трехэтажный таунхаус, тянувшийся более чем на три сотни метров. Весь этот жилой комплекс был единым доходным домом, принадлежавшим одному хозяину, многие дома в нем сдавались. Обнаружив место, где располагалась управляющая контора, Алексей попросил показать несколько номеров из списка предлагаемых для аренды.
        Осмотрев пять трехэтажных квартир с цокольным этажом, где был гараж, он на какое-то время задумался. Больно уж место было удобным, рядом были основные магистральные пути, да и выехать из города не составляло никакого труда, к тому же здесь был хорошо защищенный гараж и высокие глухие заборы между номерами.
        - Скажите, а что находится там за стеной, ведь как я смотрю, окна номера выходят только в одну сторону? - поинтересовался Алексей у сопровождающего его клерка.
        - Там другая сторона нашего таунхауса, только хозяин там совсем другой человек, - деловито ответил клерк, державший папку под мышкой.
        - Хорошо, я вас понял. Сейчас съезжу и посмотрю, как там, и если мне там не понравится, вернусь, и мы с вами заключим договор, пожалуй, месяца так на три для начала, - в задумчивости проговорил Алексей и, поблагодарив клерка, прошел к машине и объехав жилой комплекс, нашел администрацию и поинтересовался наличием свободных номеров, таковых оказалось двенадцать. Осмотрев пять номеров, Алексей подписал договор на один из них после чего, вернувшись в другой офис, заключил договор на аренду жилья на оговоренный срок в три месяца.
        Сложив документы в папку, он немедленно выехал и, по пути найдя магазин хозяйственных и строительных инструментов, купил лом, пилу, кувалду, два молотка и зубило. Помимо этого он взял ведро, обойный клей и пару рулонов обоев, как раз таких, которые были в арендованной квартире. Погрузив все приобретенное в машину, Алексей вернулся в жилой комплекс и, загнав во внутренний дворик машину, взялся осматривать стены и потолок третьего этажа, он искал наилучшее место, где можно было бы пробить проход в другой номер, который он арендовал во втором офисе.
        Проще всего было разобрать деревянные потолочные перекрытия третьего этажа и перебраться на другую сторону, но перетащить связанного Фуфырика через этот лаз вдвоем было нереально, надо было пробивать стену. Стена в гараже отпала сразу, да и первый этаж для таких работ никак не подходил, оставался второй и третий этажи. Обстучав стены, Алексей остановил свой выбор на третьем, так как она оказалась возведенной из древесины.
        Переодевшись в промасленный комбинезон, он, стараясь громко не стучать, взялся за разборку стены. За пару часов он проделал аккуратный проход и оказался в соседнем апартаменте. Все внимательно осмотрев, Алексей прибрал за собой и, вернувшись в первый номер, развел в ведре обойный клей и, на скорую руку подготовив поверхность, заклеил проход обоями.
        Помывшись, Алексей покинул номер и объехав жилой комплекс, въехал во внутренний дворик и быстро заклеил и с этой стороны проход. Завершив дело, он выехал и направился на поиски ближайшего арендного бюро, таковое оказалось в каких-то шести кварталах. Подойдя к бюро, он остановился возле большого стенда с объявлениями и увидел объявление, где за умеренные деньги продавали старенький фургон. Переписав телефон, Алексей подошел к уличной телефонной будке и, набрав номер, договорился с продавцом о месте и времени встречи и поспешил туда.
        Встретившись с продавцом и договорившись о цене, Алексей оформил купчую в ближайшей нотариальной конторе и поехал в жилой комплекс. По пути заехал в магазин, где прикупил несколько бутылей с питьевой водой и продуктов на трое суток. Вернувшись в жилой комплекс, он загнал фургон во внутренний дворик, после чего обошел комплекс и, забрав арендованную машину, поехал в квартиру.
        Припарковав легковой автомобиль в паре кварталов от снятой квартиры, Алексей зашел в ближайшее кафе и, взяв ужин на две персоны, поднялся на третий этаж. Открыв дверь ключом и осмотревшись, он не увидел баронессы и, глубоко вздохнув, вошел внутрь. Быстро скинув с себя пропотевшую одежду, залез в большую чугунную ванну и, с наслаждением прикрыв глаза, задремал. Разбудил его скрип открываемого дверного замка. Накинув на себя махровый халат, Алексей схватил револьвер и прислушался, кто-то вошел в квартиру и направился на кухню. Осторожно приоткрыв дверь, он огляделся и не увидев вошедшего, мягко ступая вышел из ванной комнаты и подошел к кухне, где увидел баронессу устало сидевшую на стуле с закрытыми глазами.
        - Как все прошло, Фаина? - присаживаясь на стул, негромко поинтересовался Алексей, видно было, что баронесса основательно вымоталась, ей требовался отдых.
        - Все сделала, восемь машин оформила в аренду на поддельные документы и даже один дом подходящий успела снять на всякий случай, вот только когда возвращалась, в трамвае у меня деньги карманники украли, там, в кошельке оставалось что-то около пятисот гульденов, - приоткрыв глаза, устало ответила баронесса и глубоко вздохнув, добавила:
        - Есть хочется, прямо желудок уже сводит.
        - Я купил нам два ужина с бутылкой сухого красного вина. Оно, конечно, вредно перед сном есть, но проснувшись, мы сразу выезжаем к Фоксу и передадим ему деньги. Очень надеюсь, его люди уже все разузнали и подготовились к захвату Фуфырика. Честно скажу, это расследование меня основательно утомило, скорее бы уж его завершить и отправиться куда-нибудь на экваториальные морские курорты, желательно на тропические острова, - высказался Алексей и, достав из шкафчика большой бумажный пакет, поставил его на стол, сноровисто разложил готовые блюда по тарелкам и, откупорив бутылку, разлил вино.
        Присев, он поднял бокал и сделав несколько глотков, взялся за вилку и нож. Последовав его примеру, баронесса, улыбнувшись одними губам, сделала пару глотков и также взялась за мясное блюдо с салатом. Управившись с едой, они разошлись в разные комнаты. Расстелив кровать, Алексей улегся и укрывшись одеялом, практически мгновенно уснул.
        Разбудил его настойчивый звонок заведенного будильника. Взглянув на время, он поднялся и потянувшись всем телом, оделся и, сложив все свои вещи в сумку с ремнем через плечо, вышел из комнаты и нос к носу столкнулся с уже одетой баронессой, хотевшей его разбудить.
        - Лексий, вы готовы?
        - Всегда готов! - с усмешкой отрапортовал Алексей и, подмигнув баронессе, жестом предложил идти к входной двери.
        Усмехнувшись в ответ, Фаина, кокетливо прошествовав к двери, открыла ее и вышла на лестничную площадку. Выйдя за ней следом, Алексей закрыл ключом замок и, спустившись с лестницы, вышел на улицу и вместе с баронессой сел в ее автомобиль, и они поехали на другой конец города, где располагался офис Фокса, специализирующийся на делах особого рода.
        Они доехали на место за десять минут до назначенного времени и, еще раз обговорив все условные сигналы, покинули машину и направились в офис. Их встретили все те же самые охранники, и один из них, поприветствовав гостей, сопроводил их в кабинет своего шефа и попросил немного его подождать, Фокс из-за нечаянно возникших непредвиденных обстоятельств вынужден немного задержаться. Появился он минут через сорок и, извинившись за вынужденное опоздание, присел за свой рабочий сто и осмотрев гостей, задал вопрос:
        - Наш предварительный договор остается в силе или уже нет?
        - Разумеется, в силе, - усмехнулся Алексей и протянул Фоксу сверток с деньгами. - Мало того, мы готовы его даже несколько расширить. Если удастся захватить еще и прихватить с собой не только самого Фуфырика, но и его личный архив, то мы готовы сверху добавить еще двадцать тысяч гульденов сразу после его передачи нам.
        - С вами приятно иметь дело, - широко улыбнувшись, отозвался Фокс и, взвесив в руке упаковку, еще шире усмехнулся и добавил:
        - Моим людям потребуется примерно сутки, быть может, несколько больше, и Фуфырик окажется в наших руках, хотя скажу вам прямо, если бы он не достал бы своей неуемной жадностью многих серьезных людей, я бы за это дело ни за что не взялся. Как оказалось, в ликвидации Фуфырика заинтересованы многие серьезные персоны, но вы за его голову заплатили первыми и он будет по праву ваш, скажите только, куда его доставить.
        - На улицу принцессы Анны 27, мы будем ждать там, - ответила баронесса и внимательно взглянув в глаза Фокса, добавила: - Если у Фуфырика окажутся какие-нибудь пленники, везите их к нам, мы и за них готовы произвести доплату.
        - Повторюсь, с вами приятно иметь дело. Если вам когда-нибудь потребуются мои услуги, обращайтесь, всегда готов отложить все дела и вас выслушать самым внимательным образом.
        - На этом позвольте откланяться, - проговорил Алексей и, попрощавшись с Фоксом, покинул с задумчивой баронессой его кабинет, и они, вместе сев в машину, поехали обратно.
        Первое время они молчали, каждый размышляя о своем, но потом баронесса, продолжая смотреть в окно, произнесла:
        - Скажите, Лексий, а вас не смущает, что наша проблема разрешается так легко?
        - Может, для вас лично и легко, то уж поверьте, мне все это далось непросто, но да, есть у меня предчувствие, что история наша еще далеко не закончена. Смущает то, что по доброте душевной поведал нам Фокс о том, что многие смерти Фуфырику хотят, и он к тому же по каким-то нам неведомым причинам выпал из числа неприкасаемых, хотя до недавнего времени таковым являлся. Выглядит это все слишком просто, хотя, как показало наше с вами расследование, все в этом деле сложно, запутанно и непредсказуемо. Складывается такое ощущение, как будто до того иностранного агента, внедренного в Генеральный штаб гальзианской разведкой, вообще никому нет никакого дела. Быть может, я несколько утрирую, но именно так со стороны вся эта история и выглядит, - хмуро высказал свои мысли Алексей, пребывая в глубокой задумчивости. - Тот, кто заказывал поиск пропавшего самолета, скорей всего, резидентом гальзианцев не будет, скорее, это очередная прокладка, но вот если этим человеком окажется полковник Генерального штаба Левантин… Тогда у нас однозначно появится подозреваемый, а вот если нет, то даже и не знаю, как тогда быть,
но в любом случае, после того как установим личность того или той, кто заказал поиск, надо будет всерьез с этим полковником Левантином поговорить. Что хотите со мной делайте, но утечка прошла по его линии, тут спорить бессмысленно.
        - Соглашусь с вами, только как на этого полковника выйти, если в Генеральный штаб посторонних никогда не пускают, организация эта закрытая, строго блюдущая свои военные и военно-политические секреты. Просто так какому-то лейтенанту, пусть и из Управления контрразведки, они свои двери точно не откроют, тут ранг требуется на два порядка выше, да и то должно быть обставлено определенными договоренностями между двумя главами ведомств, таковы уж негласные правила. Правда, тут есть и еще один момент, который непринято публично говорить. В Генеральном штабе все больше представителей старой родовитой аристократии, а в Управлении контрразведывательных операций основную массу составляют простолюдины и мелкая аристократия, понятно, что старая аристократия от такого личного состава нос воротит…
        - Это, конечно, проблема, но уж как-нибудь выкрутимся, найдем способ с этим Левантином поговорить в приватной обстановке, даже не сомневайтесь, Фаина. Есть у меня кое-какие мыслишки на этот счет, но сейчас на эту тему пока говорить преждевременно. Сейчас я думаю, куда отвезти Фуфырика и где его содержать, столица для этого дела далеко не самое подходящее место. Видимо, придется уезжать обратно в Эльмиор, в то убежище, где вы провели несколько дней. Одна проблема, кто за ним следить-то будет, Фуфырик нам живым нужен, и когда конкретно он нам может понадобиться, неизвестно, он может в клетке просидеть и месяц, и два, а то и больше.
        - А что если привлечь людей, с которыми вы усадьбы захватывали? - в глубокой задумчивости предложила свой вариант баронесса, всматриваясь в хмурое лицо Алексея.
        - Нельзя, эти люди имеют ранения различной степени тяжести, но даже не в этом дело, а в том, что погружать их в наши дела крайне неразумно, у них своя задача. Сами понимаете, негоже яйца складывать в одну корзину, это слишком опасно, мы и так целую кучу имперских законов нарушили, за что при определенных обстоятельствах нас с вами вполне могут отправить на плаху, - нехотя буркнул Алексей и, глубоко повздыхав, повернулся в сторону баронессы и вглядевшись в ее глаза, негромко задал вопрос:
        - Фаина, так как у нас в запасе более суток свободного времени, предлагаю куда-нибудь сходить и развеяться, в ресторан или в театр, а может быть, сходим на какую-нибудь кинематографическую новинку? Не хочется все это время на диване проваляться в ожидании, когда нам на блюдечке в подарочной упаковке люди Фокса нам доставят Фуфырика.
        - Почему бы и нет, давайте сходим и в театр и ресторан, а потом и на вечерний киносеанс. Давненько мне не доводилось так насыщенно провести свой день, уже более четырех лет с того времени прошло… - с затаенной грустью тихим голосом ответила на предложение Алексея баронесса и спустя несколько мгновений со скрываемым разочарованием добавила: - Вот только у меня нет подходящего платья для выхода, да и у вас также костюм отсутствует.
        - Не беда, сейчас поедем в один известный мне магазин готовой одежды отличного качества и надлежащим образом решим неожиданно возникшее препятствие, - усмехнувшись, проговорил Алексей и, включив двигатель, повел автомобиль в центральную часть города, где располагался довольно внушительный по местным меркам торговый комплекс. Сегодняшним вечером он планировал позволить себе многое, чтобы снять давно накопившееся психическое напряжение.
        Глава 24
        - Что-то людей Фокса долго нет, - нервно проговорила баронесса, всматриваясь в окно, из которого хорошо просматривался перекресток трех дорог.
        - Ничего удивительного, это же ведь не работа по расписанию, а творчество, пусть и криминального характера, так что какие-то отклонения по времени неизбежны. Будем ждать, другого ведь нам не остается, - буркнул Алексей и, поднявшись, взял в руки бинокль и, отодвинув занавеску в сторону, стал внимательно просматривать пересечение улиц. Минут через двадцать он увидел, как недалеко от перекрестка остановился небольшой грузовичок с кунгом, на котором красовалась реклама какого-то цветочного магазина, и на этой рекламе был нарисован условный знак.
        - Все, Фаина, они приехали, берем сумки и уходим, - распорядился Алексей и, уложив бинокль в сумку, подхватил ее и, ободряюще подмигнув баронессе, направился на выход. Соблюдая осторожность, он первым покинул квартиру и, спустившись вниз, направился к грузовичку. Подойдя к кабине, он увидел сидевшего за рулем Фокса, который жестом предложил взобраться в кабину на пассажирское место, что он и сделал.
        - Ваш заказ исполнен, в кунге находится Фуфырик, он в беспамятстве, очнется через сутки, но он там не один, там у него в подвале ресторана в каземате был какой-то пленник, также пребывающий в состоянии сна, очнется он через пару часов. Помимо этого в сейфе оказался какой-то архив, за который вы обещались сделать дополнительную бонусную выплату, так что за пленника и архив с вас еще двадцать пять кусков, и мы с вами будем в полном расчете. Архив сложен в брезентовую сумку, она также находится в кунге. Посмотрите за занавеску, и все сами увидите, - деловито произнес Фокс и с ожиданием посмотрел на Алексея.
        Тонко усмехнувшись, он извлек деньги и, отсчитав озвученную сумму, передал их исполнителю.
        - Вам следует поскорее из города свалить, люди Фуфырика через пару часов придут в себя и организуют масштабные розыски своего шефа, и поверьте, они умеют работать не хуже полицейских сыскарей. На меня и моих людей они выйти не смогут, но вас как заинтересованных лиц могут вычислить, так что давайте, пока город не перекрыли с помощью продажных полицейских, а таковых у Фуфырика и его людей наберется немало. У вас есть где-то три-четыре часа максимум, имейте это в виду, по истечении этого времени настоятельно рекомендую столицу не покидать, а где-то схорониться недели на две, а то и три, - предупредил Фокс Алексея и, спрятав деньги в наплечную сумку и взглянув на заказчика, вручил ключи от грузовичка и произнес:
        - Машина вам в качестве сувенира от фирмы, только постарайтесь от нее как можно быстрее избавиться. Желаю вам успешно срубить бабла.
        Благодарно кивнув, Алексей оттянул шторку и взглянул внутрь кунга и увидел связанного Фуфырика и рядом с ним еще одного мужчину, лицо которого было плохо видно. Также там лежала и большая брезентовая сумка, доверху набитая какими-то картонными папками.
        - Заказ исполнен, - произнес Алексей, тем самым завершая сделку, и только тогда Фокс открыл дверь и, выйдя из салона неспешным шагом, прошел пару десятков метров, свернул в переулок и исчез из поля зрения. Усмехнувшись про себя, Алексей оттянул шторку за спинками сидений и, войдя внутрь, осмотрел, крепко ли связан криминальный авторитет, и взялся за второго пленника. Перевернув его на спину и увидев его лицо, он чуть на пятую точку не свалился от неожиданности. Это был его пропавший напарник. За его спиной неожиданно хлопнула дверца, и Алексей, выхватив револьвер, выставил его вперед и негромко задал вопрос:
        - Фаина, это вы?
        - Да это я, Лексий. Что там, нас этот самый Фокс случаем не обманул?
        - Нет, заказ исполнен в точности, Фуфырик у нас, но что поражает, так это то, что в его плену находился мой напарник Вин Дулиттл, ума не приложу, как такое вообще стало возможно, - пребывая в глубокой задумчивости, ответил Алексей, не зная что и думать, ситуация складывалась более чем странной.
        - Лексий, дайте ключи от машины, я ее поведу, нам надо отсюда поскорее уехать, - потребовала баронесса, нервно оглядываясь по сторонам, устроившись за рулем грузовика.
        - Нам надо не просто отсюда как можно скорее убраться, нам надо покинуть Астариум в течение двух часов, в противном случае у нас могут возникнуть серьезные неприятности. - отозвался Алексей и, передав баронессе ключ от машины, перебрался на переднее сиденье, готовый в любой момент схватиться за оружие и отражать возможное нападение.
        Взяв ключ, баронесса завела двигатель и медленно тронулась с места. Проехав несколько километров, Фаина заехала в глухой проулок в промышленной зоне и указала, где спрятана машина. Выйдя из кабины, он подошел к фанерному забору и, взявшись за него, отодвинул в сторону и увидел легковой автомобиль. Подойдя к нему, нашел спрятанный ключ и, открыв дверь, сел за руль и вывел машину на дорогу. На освободившееся место баронесса загнала грузовичок, и Алексей взялся за работу. Перетащив напарника, сумку и Фуфырика на заднее сиденье, они выехали из проулка, и он обратил внимание, как за ними следом тронулись сразу две легковые машины. Сердце екнуло, возможно, это была слежка, но прежде чем сообщить это Фаине, Алексей должен был в этом удостовериться.
        За час, сменив еще две машины, Алексей ощутил озноб, за ними точно вели наблюдение три машины и это только те, которые он сумел вычислить, но скорей всего, этих машин было больше, что однозначно указывало работу Фокса. Он срубил с них бабло и воспользовавшись этим, срубил с других. Хитрый, не зря Фоксом его зовут, хитрый лис.
        - А ну-ка, Фаина, пересядьте-ка, я сяду за руль. Там впереди довольно сложный лабиринт, если не знаешь дороги, заблудишься, - настойчиво потребовал Алексей, предчувствуя, что их при удобном случае будут брать живьем.
        - Что такое? - с беспокойством поинтересовалась баронесса, останавливая машину.
        - Фаина, за нами следят. Сейчас я заведу машину в одно место, где мы перетащим Фуфырика с Вином в другой фургон, и ты поедешь сама в пригород Эльмиора. Вместе с Вином будете держать в клетке нашего пленника в тайном убежище, - ответил на поставленный вопрос Алексей и прибавил скорости, ему необходимо было на некоторое время оторваться от преследования, спровоцировав их на более активные действия.
        - А ты что делать будешь? - с тревогой в голосе поинтересовалась баронесса, посматривая по сторонам.
        - Не бойся, я тебя с Вином и пленником прикрою где-то на час, после чего скроюсь. Вы меня будете ждать в убежище, и после моего возвращения будем решать, что нам делать дальше. Вы, главное, за время моего отсутствия не дергайтесь, похоже, захват Фуфырика кое-кого всерьез обеспокоил, а это уже серьезно. Если до этого момента мы действовали в тени, то теперь будут нас активно искать, для нас теперь обратной дороги нет, - скороговоркой проговорил Алексей и, свернув в переулок, понесся как сумасшедший, ловко петляя по лабиринту узких улиц и проулков.
        Через полчаса сумасшедшей гонки он вывел машину на нужную улицу и уже спокойно проехал до жилого комплекса и загнал ее во внутренний дворик. Закрыв на засов ворота, он оглядел улицу и с облегчением выдохнул, преследователи отстали от него на некоторое время.
        - Что там, удалось оторваться от погони? - сдерживая волнение, поинтересовалась баронесса, с тревогой посматривая на Алексея, деловито открывшего заднюю дверь автомобиля.
        - Да, но в лучшем случае минут на десять и только, так что надо спешить. Хватайте сумки с архивом и давайте за мной следом идите, - проговорил он и, взвалив на плечо довольно тяжелого криминального авторитета и с трудом шагая, поднялся на третий этаж и указал баронессе, где сорвать обои. Пройдя через прорубленный проход, Алексей спустился и выйдя во внутренний дворик, погрузил в фургон пребывающего в блаженной нирване Фуфырика и распорядился:
        - Фаина, оставайтесь здесь и садитесь за руль, ключ от машины в замке, а я сейчас принесу Вина, и вы немедленно выезжайте за город, только не здесь, а дальше в километрах восьми есть второстепенная дорога на выезд из города. Там в фургоне есть деньги, вода и продукты на несколько дней, а также оружие и боеприпасы. Настоятельно рекомендую в ближайших населенных пунктах купить еды и ехать в Эльмиор самыми глухими дорогами, лучше лишний раз перестраховаться, чем потом себе из-за своей непредусмотрительности локти кусать.
        - Я все понимаю… - опустив глаза, тихо проговорила Фаина и еще тише добавила:
        - Ты только вернись, пожалуйста…
        - Куда ж я денусь с подводной лодки… - выдохнул Алексей и, резко развернувшись, бегом бросился в дом. Пробежав по лестнице, он подскочил к воротам, осмотрел в щель ворот улицу и увидел, как из двух проулков выехали два автомобиля, которые их преследовали, с таким трудом выигранное время подходило к концу.
        Подойдя к машине, он достал из салона все еще пребывающего в отключке напарника и, взвалив на плечо, понес его наверх. Нести Ивана было тяжело, он весил куда больше Фуфырика. Кое-как дойдя к фургону и погрузив напарника, он открыл ворота и махнул рукой, требуя, чтобы баронесса немедленно выезжала. Неожиданно она выскочила из кабины и, подбежав к Алексею и поцеловав его в правую щеку, спешно села за руль и выехала из внутреннего дворика.
        Закрыв ворота, он вернулся в соседний таунхаус и, подойдя к окну, осмотрелся, человек пятнадцать взяли под контроль всю улицу, некоторые из них обходили дома и заглядывали во внутренние дворики, высматривая какие там стоят автомобили. До его квартирки оставалось пройти несколько номеров. Тяжело вздохнув, Алексей выпил воды и достав из-за шкафа спрятанный там ручной пулемет с запасными дисками и штуцер с оптическим прицелом.
        Снарядив оружие, он спустился на второй этаж и стал ждать, когда появятся по его душу. Появились они через три минуты и, наконец, увидели искомую машину и, дав сигнал всем остальным, принялись вскрывать замок. Поразмыслив несколько мгновений, он отложил в сторону штуцер и, взяв пулемет, передернул затвор и прицелился. Вскрыв замок, трое вошли во внутренний дворик, и Алексей без всяких сожалений выпустил короткую очередь. Все трое, обливаясь кровью, рухнули как подкошенные, что не осталось незамеченным остальными.
        Быстро перестроившись, нападающие, прикрываясь заборами, стали подходить все ближе и ближе, Алексей стрелять не спешил, ведь ему необходимо было продержаться здесь еще где-то около получаса. Отложив пулемет, он взялся за штуцер и, выискав в прицел одного из нападавших, выстрелил, затем подстрелил второго. Остальные, увидев, что происходит, остановились, не делая попыток продолжить движение.
        Минут пять Алексей ожидал повторения атаки, но ее не последовало. В задумчивости постояв некоторое время, он подхватил оружие и поднявшись на третий этаж, внимательно прислушался, откуда-то с потолка едва раздавался шорох, похожий на мышиный. Первой пришедшей в голову мыслью было пройтись длинной очередью по потолку, но он быстро взял себя в руки и решил подождать, когда нападающие попытаются проникнуть через чердак в квартиру. Блокирующие с улицы таунхаус боевики продолжали находиться на своих местах, выжидая, когда посланная группа проникнет в дом через чердак.
        Прошло минут десять, и Алексей увидел в окно, как из ближайшего переулка выезжают сразу три пулеметных бронеавтомобиля с опознавательными знаками военной жандармерии, а значит, нападающие к местным бандитам и криминалу не имели никакого отношения. Дело приобретало совершенно неожиданный поворот. При таких раскладах необходимо было срочно сваливать, пока была такая возможность, но и уходить без получения подтверждения не хотелось, надо было понять, кто за ними устроил преследование. Прикинул в уме, что в самое ближайшее время под прикрытием пулеметных очередей те, кто находился на улице, предпримут попытку штурма, и под их прикрытием на него попытаются напасть с чердака и тогда все, он окажется в смертельной ловушке…
        - Вот же зараза… - со злостью проворчал Алексей и, подняв ручной пулемет, открыл беспрерывный огонь по потолку, и сразу послышались вопли и стоны раненых. Выпустив весь диск, он быстро его сменил на полный и, свалив шкаф, взобрался на него и прикладом ударил точно в то место, откуда доносился шорох, в результате на пол рухнула целая древесностружечная потолочная плита и вместе с ней полетели вниз сразу несколько раненых человек. Быстро взглянув в образовавшуюся дыру и не увидев на чердаке никого, взялся за раненых. Ловко смотав проволокой руки и ноги, Алексей проверил карманы и достал четыре служебных удостоверения и несколько отпечатанных розыскных листков с указанием тиража в двадцать экземпляров. Раскрыв удостоверения, он обомлел, все четверо являлись кадровыми сотрудниками Четвертого департамента тайной полиции и проходили службу в отделе внутренней охраны короны.
        Не забывая поглядывать в окно, Алексей, пребывая в глубокой задумчивости развернул розыскные листы и вглядевшись в изображение мужчины, разыскиваемого как беглого агента гальзианской разведки, и от всей души выругался, на него смотрел он сам в том образе, который был им наложен для общения с Фоксом. Сложив розыскные листы во внутренний карман, Алексей сфотографировал на смартфон удостоверения и бросив их на пол, подошел к наименее пострадавшему и присев возле него на корточки, нейтральный тоном задал ему вопрос:
        - Кто вас послал по мою душу?
        - Я ничего тебе не скажу, предатель, хоть на ремни меня распускай. Ты продался гальзианцам, и за это тебя ждет позорная виселица, - с чувством выпалил штаб-капитан тайной полиции, с презрением взирая на сидевшего возле него человека на корточках.
        - Эээ… нет, капитан Розов, я изменником никогда не был, но вот тот, кто меня в таковые записал, и есть настоящий резидент гальзианской разведки. Придет время, и мы с тобой аргументировано поговорим на эту тему, даю слово офицера. Запомни это, штаб-капитан, но предупреждаю, если об этом сообщишь своему начальству, наживешь на свою задницу большие проблемы, - с грустной усмешкой проговорил Алексей и, подмигнув Розову, добавил: - Не держи на меня зла, капитан, ничего личного, у каждого своя служба.
        Резко поднявшись, Алексей подхватил ручной пулемет со штуцером, быстро нырнул в пролом, пробежал вниз по лестнице, на скорую руку протерев оружие от своих отпечатков пальцев, сбросил его в сточную канаву и, быстро сняв с себя грим, спокойно вышел из таунхауса и неспешной походкой направился вдоль улицы. Пройдя метров пятьдесят, он перешел на другую сторону улицы и пошел дальше, но, не доходя до угла пары метров, неожиданно ощутил на себе чей-то злобный взгляд. Медленно развернувшись, Алексей на мгновение замер. Возле покинутого им таунхауса пошатываясь стоял и прицеливался в него штаб-капитан Розов из его же собственного штуцера.
        Словно в замедленном кино он видел, как указательный палец штаб-капитана тянет спусковой крючок и в этот момент, Алексей, действуя исключительно на подсознательном уровне, отпрыгнул в сторону и, пуля пролетела в стороне и, попав в стену, отбила довольно большой кусок штукатурки и кирпича. Сделав следующий прыжок, Алексей уже почти скрылся за углом, но вторая пуля по касательной чиркнула его по затылку, и его развернуло вокруг своей оси. Он упал на тротуар и увидел, как штаб-капитан зловеще ухмыляется, направляясь в его сторону и, в этот момент появившийся бронеавтомобиль выпустил короткую очередь, и голова штаб-майора Розова разлетелась как гнилой арбуз.
        Понимая, что офицера тайной полиции в штатском бойцы военной жандармерии приняли за преследуемое лицо и выпустили в него пулеметную очередь, так как он был вооружен, Алексей с трудом поднялся и поспешил скрыться ближайшем проулке. Ощупав голову и посмотрев на себя в стеклянной витрине, он облегчением выдохнул, несмотря на то, что пуля прошла по касательной и счесала небольшой кусок кожи вместе с волосами, крови почти не было, вот только голова начинала болеть все сильнее и сильнее.
        Алексей углублялся все дальше и дальше в лабиринты узких улиц столичной окраины, он с трудом вырвался, буквально пройдя по лезвию бритвы, и в его крови все еще бушевал адреналин и жажда действий, но он в глубине души ощущал, что как только эта волна спадет, ему станет очень плохо. Отголоски этой боли он уже начинал ощущать, необходимо было найти где-то убежище, где он мог бы хотя бы отлежаться какое-то время, что в сложившейся обстановке было практически нереально.
        Спустя час ходьбы Алексей ощутил, как у него начинает кружиться голова и подкашиваться ноги, а в глазах появился белесый туман, идти с каждым пройденным шагом становилось все тяжелее и тяжелее. Пройдя еще пару сотен метров, он с трудом поднял голову и прочитал расплывающиеся буквы названия улицы и неожиданно для себя понял, что где-то он уже название этой улицы слышал, вот только никак не мог припомнить, где именно.
        - Где я мог слышать название улицы Тюльпанов? - проворчал себе под нос Алексей, привалившись плечом к стене, стоять на ногах уже было сложно, он ощущал себя словно на палубе корабля во время бушующего шторма. Постояв пару минут, он оттолкнулся от стены и сделав пять шагов, вдруг остановился как вкопанный, из приоткрытой двери вышла Селеста, и тут он вспомнил как она называла свой новый адрес местожительства, улица Тюльпанов, 23.
        Выйдя на тротуар и увидев Алексея, Селеста на какое-то мгновение замерла от неожиданности, но быстро взяв себя в руки, подошла к нему и, внимательно всмотревшись в его затуманенные глаза, осторожно задала вопрос:
        - Скальпель, я глазам своим не верю, неужели ты ко мне пришел за помощью?
        - Здравствуй, Селеста. Видит Бог, я не специально, случайно на эту улицу забрел, но да, мне требуется на какое-то время надежное убежище и квалифицированная помощь врача. Нет, если ты не можешь по каким-то своим причинам, не надо, я ее найду где-нибудь в другом месте, - слегка запинаясь ответил Алексей, ощущая ком в горле, его начинало подташнивать, так как головокружение стало усиливаться.
        - Ты бабушке своей расскажи насчет помощи… Никто тут тебя даже на порог не пустит, район не очень-то тут благополучный, - нахмурившись, проговорила Селеста и, помолчав несколько мгновений, заговорила вновь: - Я вижу, ты вновь попал в серьезную передрягу, на тебе лица нет, и на левом плече капли засохшей крови. Пойдем ко мне посмотрим, что с тобой приключилось и как я смогу тебе помочь.
        - Пойдем, мне действительно становится все хуже и хуже… - глухо отозвался Алексей, облокотившись правой рукой о стену, его качало.
        - Давай я тебе помогу, Скальпель.
        Подхватив его под левую руку, Селеста осторожно подвела Алексея к двери и, открыв ее ключом, помогла ему войти в трехэтажный дом и подняться по лестнице на второй этаж. Усадив его на диван, осмотрела, хмуро покачав головой, и произнесла:
        - Где же это тебя так угораздило, неужели во время очередного налета на чей-то дом или усадьбу подстрелили?
        - Не поверишь, шел себе по улице, никого не трогал, это там, где длиннющий жилой комплекс из таунхаусов, и тут вдруг какой-то тип с винтовкой вышел и стал в меня стрелять. От первой пули я уклонился и даже почти что скрылся за ближайшим углом, но вторая пуля по голове черканула, и меня развернуло, и я увидел, как непонятно откуда выехал бронеавтомобиль и этого чокнутого короткой очередью свалил, - заплетающимся языком проговорил Алексей и, глубоко вздохнув, достал из кармана все свои наличные и положив на диван, попросил: - Селеста, мне срочно нужен врач, мне с каждой минутой становится все хуже и хуже. Не знаю, но, похоже, это сильное сотрясение мозга или что-то типа того.
        Медленно поднявшись, Алексей, сделав пару шагов по направлению к окну и, тут в его голове как будто что-то взорвалось и он, с тихим стоном потеряв сознание, рухнул на ковер и больше не шевелился. Селеста в страшном испуге подбежала к Алексею и, склонившись над ним, пощупала пульс, он был. Выдохнув с облегчением, она громко воскликнула:
        - Кира, а ну бегом сюда, мне нужна твоя помощь!
        Дверь шкафа открылась, за которой скрывалась входная дверь в потайную комнату, и оттуда вышла женщина лет сорока и, увидев лежавшего без сознания мужчину, возмущенно воскликнула:
        - Миледи, откуда взялся этот оборванец, неужели вы его сами сюда привели?! Если это так, я вынуждена буду все доложить вашему отцу, негоже даме столько благородных кровей якшаться со всяким отрепьем.
        - Он не отрепье. Помнишь, я тебе говорила, с кем мне довелось встретиться, так вот часть архива, который мне удалось выкрасть, находится в его руках, так что давай скорее за врачом поезжай, не хватало, если он умрет, тогда все ниточки оборвутся окончательно, - отрицательно покачав головой, ответила Селеста, ощупывая карманы потерявшего сознание офицера.
        - Он в первую очередь висельник, поэтому будьте с ним предельно осторожны, миледи, этот человек опасен, - уже несколько мягче отозвалась и предупредив, что с врачом придет не ранее чем через двадцать минут и хотела было уйти, но ее остановила Селеста и потребовала помочь ей перенести Алексея на диван. С трудом его приподняв, они кое-как перенесли его, и только тогда Кира, тяжело вздыхая, удалилась.
        Посидев в задумчивости некоторое время, Селеста вновь взялась за досмотр карманов, и в результате образовалась небольшая кучка из двух револьверов с патронами, трех тысяч гульденов, ключа от автомобиля и жестяной коробки, обмотанной какой-то прозрачной пленкой. Сорвав пленку, она осторожно открыла коробку и увидела обложку какого-то удостоверения. Взяв его в руки, Селеста медленно раскрыла удостоверение и увидела фотографию, заверенную гербовой печатью, с которой на нее смотрел человек, сейчас лежавший рядом с ней в бессознательном состоянии. Перечитав звание, занимаемую должность и отдел тайной полиции, девушка от неожиданности выронила удостоверение и округлившимися глазами всмотрелась в бледное лицо Алексея и не верила своим глазам, такого она ожидать никак не могла. Оставалось только понять, как ей быть в этих обстоятельствах. По каким-то непонятным причинам ей в голову ничего осмысленного не приходило, произошедшее основательно выбило ее из колеи…
        Минут через двадцать в комнату вошла Кира с врачом, мужчиной пожилого возраста, ведущим частную медицинскую практику. Предупредительно поздоровавшись с Селестой, врач подошел к дивану и, поставив свой чемодан на стул, раскрыл его и достал флакон с обеззараживающей жидкостью. Тщательно протерев руки, он взялся за осмотр пациента, пребывающего в бессознательном состоянии. Осмотрев засохшую рану, врач прощупал череп, после чего снял полувоенный френч с рубашкой и, достав медицинский стетоскоп, стал прослушивать дыхание и сердцебиение.
        Спустя минут пять сняв стетоскоп, врач, глубоко вздохнув, обработал засохшую рану и, наложив марлевую повязку, поднялся и собрав свой чемодан, внимательно посмотрел на Селесту и негромко заговорил:
        - Миледи, не знаю, кем вам приходится этот молодой человек, это не мое дело, но должен сказать, хотя о таких пациентах я обязан незамедлительно докладывать в ближайший департамент криминальной полиции, но хорошо зная вас, миледи, и вашу семью, я этого не сделаю. Что касается пациента, то я диагностирую у него сильное сотрясение мозга, вызванное касательным пулевым ранением, произведенным из винтовки или штуцера. Ему крупно повезло, попади пуля на два сантиметра ближе, и он бы умер мгновенно, в общем, все могло быть во много раз хуже. Вашему…. гммм… знакомому я прописываю строгий постельный режим сроком на пять дней, который может быть продлен еще на два-три дня в зависимости от состояния пациента. Помимо этого я сейчас выпишу вам необходимые лекарства, купить их можно в ближайшей аптеке. В следующий раз я приду через два дня в это же самое время и проведу осмотр, мало ли, вдруг потребуется вносить некоторые коррективы в лечение пациента.
        - Благодарю вас, Казимир Карлович, вы нам очень помогли, - проговорила Кира и, подхватив медика, поспешила увести его вниз и провести оплату за предоставленную медицинскую услугу. Вернувшись через несколько минут, Кира подошла к Селесте, задумчиво смотревшей куда-то в окно и внимательно ее, рассмотрев, осторожно задала вопрос:
        - Что-то на вас лица нет, давайте выкладывайте, что за время моего отсутствие произошло?
        Медленно обернувшись, Селеста посмотрела в глаза Киры и, помолчав несколько мгновений, протянула служебное удостоверение, найденное во внутреннем кармане Алексея. Осторожно взяв его в руки, Кира открыла его и, самым внимательным образом его рассмотрев, нахмурилась и тихим голосом поинтересовалась:
        - Быть может, это подделка?
        - Оно настоящее, поверь, я знаю, о чем говорю. Так называемый Скальпель и лейтенант Управления контрразведывательных операций четвертого департамента имперской тайной полиции, состоящий в должности охранителя, - одно и то же лицо, но если вдуматься, лейтенант Лексий Тутовин никакой не бандит, а реальный контрразведчик, выполняющий поставленное свыше задание. Он и его напарник не налетчики, я это видела собственными глазами, находясь на чердаке, во время нападения на усадьбу неизвестных злоумышленников, которые после обыска и допросов убили всех там находившихся без всякой жалости. Это и была банда пресловутого Скальпеля… - в глубокой задумчивости ответила Селеста и, помолчав какое-то время, продолжила говорить:
        - Контрразведка не занимается криминалом, это епархия криминальной полиции, а значит, лейтенант Тутовин расследует какой-то заговор, причем… Кира, давай выйдем в другую сторону и поговорим, в его присутствии, даже если оно условно, говорить как-то неудобно.
        Понимающе кивнув, женщины вышли и пройдя на третий этаж, зашли в кабинет и закрыв за собой входную дверь на ключ, расположились в креслах и Селеста продолжила начатый разговор:
        - Так вот, на мой взгляд, лейтенант Тутовин ведет расследование в автономном режиме, но кто является его бенефициантом, вопрос интересный. Мне так думается, за ним стоят те, кто заинтересован в срыве заговора против короны, в котором замешаны некоторые представители старой аристократии и высших чинов государственного аппарата империи.
        - В таком случае мы сможем его использовать в наших интересах, ведь наши враги, как я понимаю, в заговоре участвуют, а если даже и нет, то ежели к делу подойти с умом, можно в глазах лейтенанта их таковыми сделать, - с циничной усмешкой, отозвалась Кира и подумав несколько мгновений, добавила:
        - Напрямую действовать тут не годится, тут надо подходить с особой женской хитростью и коварством, все же Тутовин кадровый контрразведчик, даже пусть и в чине лейтенанта, а простаков и наивных людей в этой организации, на сколько я знаю, не держат.
        - Ничего мы не будем делать, нашей политикой будет женская кротость и покорность судьбе, благодаря чему мы добьемся во много раз больше, чем изощренными и тщательно спланированными интригами. Лейтенант Тутовин и уж тем более тот, кто за ним стоит, люди далеко не простые и крайне опасные. Наше с тобой оружие - кротость и покорность в глазах этих людей, что позволит нам со временем войти в этот круг и решить все наши с тобой проблемы, - помолчав некоторое время, ответила Селеста и, взглянув на настенные часы, глубоко вздохнула и предложила: - Кира, все же стоит вернуться и позаботится о лейтенанте, его надо обмыть и переодеть, да и за выписанным лекарством сходить.
        - Пойдемте, оно действительно того стоит, да и вообще, лейтенант этот весьма интересный сам по себе мужчина.
        Ничего не ответив, Селеста с некоторым раздражением пошла обратно, размышляя, правильно ли она выбрала стратегию, но потом выкинула это из головы, человеку действительно требовалась ее помощь, и она не могла отказать…
        Эпилог
        Верховный жрец, не перебивая и не задавая уточняющих вопросов, внимательно выслушал повествование графа Мильке и, медленно поднявшись, подошел к перилам и, облокотившись на них, задумчиво всмотрелся в красивый океанский закат. Он даже представить себе не мог, насколько глубоко пустил корни заговор против короны, в котором оказались замешаны некоторые высшие сановники, а также представители старой аристократии, причем некоторые из них были неприкасаемыми. Самое поразительное, что об его существовании они даже не подозревали, если бы не одна единственная ошибка, случайно допущенная более четырех лет назад…
        - Значит, вы утверждаете, что координатором заговора является полковник Коррван, занимающий должность второго заместителя начальника, тайной полиции князя Тогура? - развернувшись в сторону графа Мильке, напрямик поинтересовался Верховный жрец, внимательно изучая его спокойное лицо, на котором не отражались никакие эмоции, владел он собой мастерски.
        - Я этого однозначно не утверждал, но по косвенным разведывательным признакам, многие нити ведут именно к нему. Для того чтобы однозначно это утверждать, необходимо выяснить, каким образом информация от полковника Генерального штаба Левантина ушла на сторону, но тут есть целый ряд сложностей… Именно из-за них мы не можем открыть официальное расследование, оно проводится в неофициальном порядке, благодаря чему удалось так далеко продвинуться, так как нет никакого противодействия той стороны. Если сразу взяться за Левантина, заговорщики насторожатся и спустя совсем короткое время разберутся, в чем дело, и тогда начнется сопротивление и активное противодействие. К сожалению, последние результаты расследования, проводимого лейтенантом Тутовиным и его напарником прапорщиком Вином Дулиттлом, на данный момент мне неизвестны. Как я ранее говорил, они действуют в полной автономии, но именно благодаря ним удалось установить весьма любопытные факты, с помощью которых в главных подозреваемых оказался полковник Коррван, - ответил начальник третьего департамента тайной полиции и помолчав несколько мгновений,
продолжил: - Из Эльмиора недавно пришла любопытная информация, лейтенант Тутовин разоблачил начальника особого отдела военной авиабазы, он оказался гальзианским шпионом, попавшим на занимаемую должность благодаря протекции полковника Коррвана. Сейчас с ним активно работают и, как сообщает ведущий медик, специализирующийся на человеческой психике, это должно произойти в самое ближайшее время, имеются большие подвижки в этом вопросе, несмотря на то, что кто-то ему установил сильный психологический блок. Надо сказать прямо, такой умелец, кто в совершенстве владеет искусством проделывать такое с человеческой психикой, крайне опасен, и нам всем необходимо быть крайне осторожными. Так вот, мне думается, полковник Коррван был подвергнут скрытой обработке, как и тот особист с эльминорской авиабазы. Как и при каких обстоятельствах и, самое главное, кто это сделал, нам предстоит еще выяснять, по крайней мере, зацепки в наших руках уже появились…
        - Я вас понял, граф, теперь перейдем непосредственно к вопросу, что нам, по вашему мнению, делать дальше, я имею в виду, к чему готовиться и подготавливаться? В условиях, когда в верхах царит раздрай и непонятно кто на чьей стороне, необходимо выработать какую-то стратегию, в противном случае нам не выжить, - присаживаясь напротив Мильке, задал вопрос Верховный жрец, устремив на него свой пристальный взгляд.
        - Прежде чем ответить на этот вопрос, с начала необходимо ответить самому себе, на чьей вы стороне, на стороне официального наследника короны или на стороне заговорщиков, которые поддерживают незаконнорожденного сына пока еще действующего монарха. Только ответив на этот вопрос, можно уже и о стратегии подумать. Лично я на стороне официального наследника, и обсуждать тут мне вообще нечего, и точка, - четко, по-военному ответил граф Мильке и внимательно посмотрел на Верховного жреца, давая ему понять, что ответ требуется здесь и сейчас.
        - Церковь на стороне императора и его официального наследника, это однозначно. Пока я являюсь Верховным жрецом, Главный храм Логоса ни за что не признает кого-то другого, кроме кронпринца Михаила, - жестко ответил Верховный и, помолчав несколько мгновений, повторил свой вопрос: - Вы как человек военный какие предлагаете варианты наших действий, в случае если заговорщики попытаются заменить официального наследника Казимира VII?
        - Даже и не знаю, что вам ответить, ведь мы практически ничего не знаем об истинных целях злоумышленников, но в любом случае необходимо продумать механизм создания отрядов народной милиции из числа наиболее активных прихожан. Чтобы прикрыть создание таких отрядов, на каждые субботу и выходные необходимо вывозить активную паству в летние лагеря под видом семейного отдыха, где и организовывать отряды. Причем особый упор необходимо делать даже не на вооруженные отряды мужчин, а на способы блокировки женщинами и детьми воинских частей, которые потенциально могут перейти на сторону заговорщиков. Грубо говоря, важно отработать методики ненасильственного противодействия военной силе и здесь руководящую роль главного храма Логоса переоценить невозможно в принципе. Инструкторов и оружие в необходимых количествах я вам найду в самое ближайшее время, да и кое-какое продовольствие тоже, - в глубокой задумчивости потирая подбородок, ответил начальник третьего департамента тайной полиции, с некоторым сомнением всматриваясь в океанскую даль.
        - А что, это действительно весьма оригинальная идея. Массовый активный семейный отдых на природе, тренировки под видом спортивных конкурсов и соревнований на свежем воздухе позволит реально скрытно создать организационные структуры народной милиции и сплотить ее. Да и блокировка военных частей женщинами и детьми - ход сильный, армия с гражданскими людьми и уж тем более безоружными не воюет, это вообще военное преступление, которое сурово карается с безвозвратной потерей чести, - с легкой усмешкой проговорил Верховный жрец и, глубоко вздохнув, добавил: - Вот только времени крайне мало, но уж что есть, то есть… Медики делают все возможное, чтобы продлить жизнь императора и более или менее успешно с этим справляются. По моим данным, месяц, а то и полтора у нас в запасе точно есть, а уж как там дальше, только стихиям и ведомо. В общем, не будем откладывать дела в долгий ящик, присылайте завтра в Главный храм ваших инструкторов, обсудим, как нам за трое суток организовать первый учебный лагерь, - с воодушевлением потирая руки, проговорил Верховный жрец и задал уточняющий вопрос: - Какое количество
квалифицированных инструкторов вы сможете прислать?
        - Три десятка, это максимум, но все они лучшие в своем деле, - ответил граф Мильке и, поднявшись, заговорил вновь:
        - К сожалению, больше задержаться не могу, необходимо вылететь в столицу на совещание у начальника тайной полиции. Должен сказать, инструкторы прибудут в Главный храм завтра где-то к полудню. Мне еще предстоит выяснить, какие настроения царят в столичном военном округе не только среди командного состава, но и каковы они на низовом уровне среди солдат и младших офицеров, что, на мой взгляд, важнее. Сами понимаете, командование и рядовые солдаты и унтер-офицеры далеко не одно и тоже. Порою взгляды на одни и те же события у них диаметрально отличаются, и для того чтобы сгладить эти противоречия, существует целенаправленная пропаганда и технологии манипулирования общественным сознанием.
        - Это ваша епархия, вам и карты в руки, - глубоко вздохнув, проговорил Верховный жрец и после короткой паузы задал интересующий его вопрос: - Граф, когда состоится наша следующая встреча?
        - Давайте поступим так, ровно через десять дней в это же самое время мы здесь с вами встретимся на этом самом месте и синхронизируем наши с вами действия и подкорректируем планы. В дальнейшем лично нам с вами встречаться никак нельзя, будем вести дела через особо доверенных лиц, так как риски возрастают в геометрической прогрессии, а риски необходимо минимизировать, права на ошибку у нас нет. Кстати говоря, если все получится, то к этому времени на нашу сторону встанет целый ряд старших офицеров и генералов из Генерального штаба, и вот тогда вам как Верховному жрецу необходимо будет провести тайную встречу и поговорить с ними, внушив надежду и уверенность в своих силах. При этом как бы невзначай намекнув им, кто на самом деле стоит за заговором, направленным против короны, - взглянув на часы, ответил граф Мильке и, попрощавшись с Верховным жрецом, покинул беседку на одиноко стоящей скале и, сбежав по каменным ступенькам, взошел по трапу в салон скоростного самолета, и спустя пару минут винтокрылая машина поднялась в воздух и взяла курс на Астариум.
        В глубокой задумчивости поднявшись с плетенного кресла, Верховный магистр подошел к перилам и облокотившись на них локтями, всмотрелся в океанскую даль и не разворачиваясь, негромко задал вопрос:
        - Николай, что ты думаешь обо всем услышанном?
        - Граф настроен решительно противодействовать заговорщикам, что само по себе достойно уважения, но он лишь возглавляет один из департаментов тайной полиции, а этого, без всякого сомнения, мало. Хорошо, что Мильке озаботился поиском единомышленников в Генеральном штабе, а также солдат и офицеров столичного гарнизона, но этого опять же мало, эту работу надо провести на территории всей империи. Самое интересное, это какую тактику предложил использовать граф Мильке. Ненасильственное сопротивление военной силе с помощью мирного населения и блокада воинских частей требует самого пристального внимания. Это, знаете ли, весьма любопытный механизм предотвращения гражданской войны, а ведь именно этого добивается гальзианская элита - чтобы мы сами себя истребили, - став рядом с Верховным жрецом, ответил на поставленный вопрос главный охранитель храма.
        - Займись этим, Николай, сам понимаешь, дело крайне серьезное, да и вот еще что… Попытайтесь найти лейтенанта Лексия Тутовина и его напарника прапорщика Вина Дулиттла.
        - Найдем, если, конечно, они все еще живы. Сами понимаете, проведение расследования в таких архис-ложных условиях сопряжено со смертельными рисками буквально со всех сторон, как со стороны заговорщиков, так и со стороны официальной криминальной полиции. Честно скажу, меня в немалой степени беспокоит, почему они в последнее время не дают о себе знать, весьма вероятно, у них возникли какие-то проблемы…
        Внимательно выслушав главного охранителя, Верховный жрец, в задумчивости пожевал губами и негромко сделал распоряжение:
        - Не думаю, что лейтенант Тутовин и его напарник мертвы, скорее продолжают активно работать, только по максимуму усилив конспирацию, что в их условиях мера вынужденная. Найдите их и окажите им любую посильную помощь и заодно выясните, на какой стадии находится производимое ими расследование и какие новые сведения они смогли раскопать в последнее время. Да и вообще, приведите их скрытно в Главный храм для приватной беседы, мне будет интересно и ними поговорить и внимательно выслушать всю историю от начала и до самого конца.
        - Будет исполнено, мессир.
        Чуть кивнув головой, Верховный жрец жестом велел охранителю удалиться, и когда он ушел, продолжил наблюдать за заходом солнца и вслушиваться в накаты переливов океанских волн. Он был спокоен, хотя где-то в глубине души затаился огонек тревоги, Империя, которую он знал и любил буквально с пеленок, уходила в небытие. Что должно было прийти ей на смену, вопрос оставался открытым, но, как и в любые переломные моменты, сакральность власти и сакральность элитных кругов напрямую зависела от того, как ее примет народ. Нужен был герой, способный своей силой и энергией всколыхнуть людское море и повести его за собой. Только так творится история и только так приобретается сакральность новой власти, а то, что это жизненно необходимо, Верховный жрец даже не сомневался. Старая имперская система управления и разжиревшая аристократия в глазах народа право управлять собою потеряла, и с этим надо было срочно что-то делать…

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к