Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Подмена Евгений Алексеевич Гришаев
        Берсерк (Гришаев) #1
        Всего лишь один удар кулаком в лицо богатому отморозку, круто меняет жизнь главного героя Александра Тихого, бывшего воспитанника детского дома. Александра обвиняют в умышленных убийствах. Приговор суров и не справедлив, но судьба вновь преподносит очередной поворот, ему предлагают побыть подопытной крысой в секретной научной лаборатории. Учёные уверенные в том что они создали машину времени пытаются отправить человека на несколько сотен лет назад. Александр становится очередным перемещённым, вот только вместо Руси 15 века он переносится в другой мир.
        Евгений Гришаев
        Берсерк
        Подмена
        Глава 1
        - Александр, ты куда, а как же пиво?
        - Не мужики, вы уж как-нибудь снова без меня, я домой, устал, до завтра, - я в очередной раз отказался от посиделок с членами строительной бригады и, помахав им рукой на прощанье, направился домой. День сегодня и в самом деле выдался тяжелый, заказчик подгонял с завершением внутренней отделки его нового, уже восьмого по счёту магазина.
        Думаю, что пора представиться и немного рассказать о себе. Меня зовут Александр Тихий, мне двадцать лет, и я выходец из детского дома. Попал я туда в возрасте приблизительно полутора лет, после того как меня на вокзале бросила нерадивая маманя. Больше я ее не видел никогда, об отце, и говорить нечего, сея личность вообще неизвестна.
        Жизнь в детском доме у меня, надо сказать, была совсем не сахар. Постоянно приходилось отстаивать свои права и оберегать скромное имущество. Пока я был ещё мал, получал люлей от всех, кто был старше и соответственно сильнее. Со сверстниками у меня, разумеется, тоже периодически возникали конфликты, но тут уже всё было с переменным успехом, я стоял до конца и в большинстве случаев, выходил победителем в драке. Чем старше и сильнее я становился, тем меньше было желающих отобрать у меня что-то или же просто обидеть, а потом меня и вовсе стали бояться. Жизнь закалила, научила терпеть боль и самое главное - я научился драться. Друзей у меня в детском доме не было, лишь товарищи, среди которых я мог чувствовать себя своим, так как всегда был за любой кипишь на их стороне. Обидели кого-то из наших - я лез в драку, но, только убедившись, что обидчик стопроцентно не прав, если же он был прав, старался, решить дело мирно, в некоторых случаях это даже получалось.
        Иногда я попадался на мелком хулиганстве (куда же без этого), за что потом получал наказание от директора или от воспитателей. Рос я ребёнком любознательным и непоседливым, из-за чего часто получал травмы. Вот спроси меня сейчас, зачем было надо десятилетнему пацану проверять, что будет, если упасть с третьего этажа спиной в сугроб? Ощутить прелесть свободного полета? Кто знает, чем я тогда руководствовался, но это падение запомнил на всю жизнь. Под снегом, на земле, находилась куча битых бутылок, на которые я и упал, промахнувшись на полметра с точкой предполагаемого приземления. Потом были десять дней в бинтах и зелёнке, и месяц запрета на выход из здания детского дома. На память о том падении остались шрамы, в количестве сорока двух штук, распределившихся равномерно по всей спине. Маленькие и большие, они напоминали о том, чего делать нельзя и что всегда нужно думать не своей пятой точкой, а головой.
        До пятого класса учились мы тут же, в этом детдоме, воспитатели были нашими учителями. Потом начиная с шестого класса, нас строем (дружною толпою) водили в ближайшую школу. После окончания школы нас также дружно выпихнули из детского дома, и мы все вшестером (это все, кто закончил учиться вместе со мной), оправились в свободное плавание по жизни. Директор вместе со всем персоналом детского дома, наверное, перекрестились ногой, после того как выпроводили нас, самых шебутных воспитанников за последний десяток лет.
        Из нашей шестёрки только я поступил в строительный техникум, после чего решил, кардинально изменить свою жизнь и перестал общаться со всеми выпускниками. Учился в техникуме хорошо, в драку старался не лезть, спиртное не употреблял (почти), и вообще, старался изо всех сил не привлекать к себе внимания, особенно правоохранительных органов. А вот они нас из поля зрения как раз и не выпускали, ждали, когда кто-нибудь из нас оступится. Оказавшись предоставленными сами себе, оступились двое из нас и теперь смотрели на мир сквозь тюремную решётку.
        Окончив техникум с красным дипломом, потом долго искал работу по специальности. Новичок даже с красным дипломом был никому не нужен. Пока искал работу, подрабатывал, где и как только мог. Месяц назад мне повезло, мне предложили работу, и я сразу же согласился. В одной строительной бригаде освободилось место, один из работников ушёл на пенсию. Он занимался укладкой кафеля и прочей новой современной отделочной лабуды, появляющейся в магазинах чуть ли не каждый день и в больших количествах. Я вкалывал как проклятый по двенадцать часов в день, стараясь, зарекомендовать себя с лучшей стороны и это у меня в целом не плохо получалось. Взрослые мужики уже через неделю перестали издеваться и приняли меня как равного себе по значению работника. Это льстило, но я не собирался сбавлять обороты, мне были нужны деньги. Изменения в жизни стоили определенной суммы и желательно с шестью нолями.
        Очередной рабочий день был закончен, я спешил домой, по пути зашёл в магазин за продуктами, организм после тяжёлой работы требовал возмещения потраченных калорий. Небо хмурилось, прохожих на улице к восьми часами вечера стало в несколько раз меньше чем днём. Те не многие, кто попадался мне на пути, тоже куда-то спешили, стараясь не влезать в чужие дела.
        Дорогую иномарку, остановившуюся возле автобусной остановки, я заметил издалека. Рядом с ней что-то происходило, там двое мажоров по очереди забегали внутрь остановки, а после каждого выхода оттуда отряхивали руки словно от мусора. Подойдя ближе, мне стало понятно, что эти два отпрыска современной элиты кого-то там делают. Они бьют кого-то и этот кто-то, уже просто не может им ответить. Я был всегда за справедливость, поэтому и влез в это дело, решив, помочь мужику, который уже был в состоянии близком к трупу.
        - Эй, братва! Кончай, он же уже даже не мычит.
        - Пошёл на хер, иначе рядом приляжешь! - один из мажоров повернувшись ко мне, демонстративно показал свой окровавленный кулак.
        - А если вместо меня приляжешь ты? Такой вариант не рассматривал? - его угроза меня разозлила. То, что их двое, меня совсем не волновало, в жизни бывало, что и против троих приходилось выходить. Правда, тогда и мне тоже не слабо досталось, но победил тогда всё-таки я.
        Мажору мои слова видимо не понравились, он отвлёкся от избиения мужика и направился ко мне. Я положил пакет с продуктами на землю и приготовился к драке.
        Не знаю насколько был хорошим бойцом мажор, но наказать его, было просто необходимо. Всю свою сознательную жизнь я дрался, как говориться - опыт есть и не малый. Состроив зверское лицо, мажор быстрым шагом приблизился ко мне и ударил. Метил мне в челюсть, но я ждал этого и, уклонившись, ударил в ответ. Со всех сил постарался ему в нос не бить, несмотря на большое желание, но и удара в пол силы оказалось для него вполне достаточно. Секунду назад надменный и дорого одетый парень, приблизительного моего возраста, сделав несколько шагов назад, упал на спину и перестал подавать признаки жизни. Его товарищ, до этого момента стоявший чуть в стороне, увидев, что его друг находится в глубоком нокауте, почему-то не захотел, прийти ему на помощь. Забыв о том, что рядом стоит их же автомобиль, он убежал, развив за несколько секунд максимально возможную для него скорость. Бежал он настолько быстро, что пускаться за ним вдогонку, не решился, мог ведь и не догнать, я же не спринтер всё-таки. Не успел я проводить этого бегуна взглядом, как сзади послышался противный скрип тормозов. Полицейский «Уазик» лишь
каким-то чудом не врезался в дорогую иномарку, припаркованную у остановки. Хозяин этой иномарки сейчас всё ещё лежал на земле без движения в позе морской звезды. Объяснить, что здесь произошло, мне никто не дал, сразу трое амбалов в бронежилетах повалили меня на землю, надели наручники и в прямом смысле этого слова, забросили в «собачник». Минуты через три приехали ещё сразу две машины, скорая помощь и патруль ДПС.
        Возле автобусной остановки стала собираться толпа зевак. Мне были слышны выдвигаемые ими версии о случившемся. Ни одна из них не была даже близка к настоящей, но из всего услышанного бреда я смог понять, что сейчас в автомобили скорой помощи, а их уже стояло два, грузили трупы. Да, именно трупы, мужик от побоев мажора умер, а сам мажор, оказывается, умер от моего совсем даже не сильного удара в нос. Я был в шоке, узнав об этом, но насладиться новым шокирующим чувством в полной мере, мне не дали. Задняя дверь «Уазика» открылась и со словами - «Ты сука знаешь, кого ты убил?», мне довольно сильно несколько раз дали по рёбрам. Спросить кем же был этот отмороженный мажор, я не смог, боль в рёбрах не позволяла даже нормально вздохнуть.
        Через полчаса меня так же грубо, как и в «Уазик», бросили в КПЗ, правда, сняв с моих рук наручники. Спустя ещё приблизительно час, снова нацепив на мои руки стальные браслеты, меня перевели в комнату для допроса. Там меня ожидал следователь, от которого я и узнал, кем был мажор, склеивший ласты после полученного от меня удара. Этот молодой отморозок оказался сыном владельца крупной строительной компании. Сам папаша на моё счастье сейчас находился где-то за границей, иначе я, скорее всего, не сидел бы сейчас здесь, а лежал в реанимации и это в лучшем случае. Все мои слова о том, что эта тварь вместе со своим другом избивали мужика, уже давно не оказывающего никакого сопротивления, следователь пропустил мимо ушей. С его слов это я избивал того несчастного мужика, а мажоры как раз пытались мне помешать.
        - А как же свидетели? - спросил я. В тот момент неподалёку от остановки находились люди, трусливые тогда, но сейчас могущие оказать помощь в расследовании.
        - Свидетель один, Авель Домаров, друг убитого тобой Алексея Прохорова. Он настаивает на том, что это ты убил и прохожего, и Алексея, - ответил следователь, на этой фразе закончив меня допрашивать. Из всего того что я теперь знал, получалось, что мне - конец. Никакие оправдания мне не помогут, получу по полной программе за два трупа. Я, конечно, с этим был в корне не согласен, но сделать просто ничего не мог.
        Суд состоялся через две недели, меня естественно признали виновным в двух убийствах и вынесли приговор, который меня просто добил.
        - Двадцать лет с отбыванием в колонии общего режима! - выдавил из себя судья и захлопнул папку с моим делом.
        Суд проходил в закрытом режиме, поэтому мои вопли о несправедливости никто кроме судьи и стороны обвинения не услышал. Папаша отморозка не был удовлетворён приговором, поэтому пообещал мне недолгих лет жизни, намекая, что он со мной разберётся на зоне, денег у него для этого достаточно. Я тоже пообещал, что могу выжить, вернуться и отомстить, причём быстрее, чем до меня доберутся его наёмные убийцы. На этом моё общение со всеми закончилось, под конвоем меня перевели в «автозак» и я, отправился отбывать срок.
        Поездка в потрёпанном «автозаке» получилась недолгой. Минут через десять тарантас остановился, дверь открылась, и в него вошли два мужика в строгих чёрных костюмах. Не сказав ни слова, они меня пересадили из «автозака» в минивен с тонированными стёклами.
        - Вы ещё кто?
        В минивене сидели ещё трое хмурых мужиков в таких же чёрных гражданских костюмах. Из этих троих со мной заговорил только один, возрастом приблизительно в районе пятидесяти лет.
        - Я полковник Назаров, - ответил он, ухмыльнувшись. - Тебя решено перевести в более безопасное место. Там тебя Прохоров старший достать не сможет, руки у него коротки, - успокоил меня полковник, после чего человек, сидевший слева от меня, быстрым движением вколол мне в руку какую-то дрянь, причём прямо через ткань рубашки. Дрянь эта подействовала практически мгновенно, погрузив меня в чёрную тишину, я даже не успел возмутиться на этот их подлый поступок.
        Пробуждение было не приятным, по ощущениям мне казалось, что я накануне выпил бочку водки, причём без закуски. Вскоре преодолев круговорот в глазах и тошноту, смог осмотреться. Это явно была не тюрьма, комната, где я лежал на кровати, была скорее похожа на гостиничный номер, здесь даже телевизор был в наличии. Неведомым похмельем страдал около часа, пока не появился уже известный мне полковник со своими молчаливыми друзьями.
        - Проглоти это, легче станет, - один из его помощников положил на журнальный столик две небольшие капсулы ярко красного цвета. - Если бы мы хотели тебя убить, ты уже давно был бы мертв, глотай, не бойся!
        Я дрожащими руками подобрал капсулы и положил в рот, но глотать не спешил, а-то мало ли что, вдруг опять вырублюсь.
        - Глотай, тебе говорят! Нечего тут агента контрразведки из себя корчить! - прикрикнул полковник и подал мне стакан с водой, чтобы я запил лекарство. Пришлось проглотить подозрительные капсулы, а через пару минут моё самочувствие действительно стало намного лучше.
        - Полегчало? Вижу, что да. Значит, сможешь, понять и осмыслить всё то, что я сейчас тебе скажу. Ты не в тюрьме, но свободы перемещения всё же не будет. Мы в одной из научных лабораторий, секретной, разумеется. Предлагаю тебе поработать на благо родины, вместо отбывания срока в гораздо худших условиях, чем эти.
        - Кем поработать? Вам тут кафелем что-ли нужно всё выложить? - полковника я не понял, он говорил какими-то загадками, припудренными сказкой о секретности.
        - Нет, конечно, нам нужен исследователь, а ты как раз просто идеально подходишь для этого дела. Если не согласен, не вопрос, зона никуда не делась, ждёт тебя с распростёртыми руками.
        - И что я должен буду для вас исследовать?
        - А вот это уже не ко мне, исследованиями занимаюсь не я. Моё дело подбор кадров. Ты тут подумай ещё пару часиков, прежде чем соглашаться, дело опасное, но чертовски интересное. Я позже зайду, - полковник встал и быстро вышел, правда, одного из своих провожатых оставил, видимо, чтобы я через него смог сказать ему о своём решении. Попытка поговорить с «другом» полковника, ни к чему не привела, он молчал словно рыба. Слова полковника неизвестного рода войск, вызвали у меня одновременно и чувство тревоги, и жуткий интерес. То, что дело секретное было и так понятно, иначе, зачем устраивать весь этот цирк с похищением меня из «автозака». С другой стороны, опасность меня поджидала и на зоне. Где я протяну дольше тут или там, тоже никому не известно. Если меня здесь не собираются убивать или ставить на мне опасные опыты, шанс выжить и сбежать в процентном соотношении немного выше, чем из мест заключения. Значит, есть смысл соглашаться, жить-то всё равно мне, кажется, недолго осталось и всё из-за моего проклятого чувства справедливости.
        - Эй, манекен с пистолетом подмышкой, - позвал я своего сторожа, - передай шефу, я согласен. Что вам там нужно исследовать?
        Сторож, оставленный в комнате, услышав моё согласие, ушёл, оставив меня в одиночестве, обдумывать, на что я только что почти добровольно подписался. Полковника долго ждать не пришлось, минуты не прошло, как он вновь появился в моём странном гостиничном номере. Его лицо, как и раньше не выражало никаких эмоций, о чём он думал и в каком настроении находился, понять было невозможно.
        - Я рад, что здравый смысл возобладал, - он изобразил намёк на улыбку и предложил, следовать за ним.
        Тем временем в этом же здании на минус третьем этаже, сидя за столом в своём кабинете, профессор Вениамин Генрихович Озёрский внимательно читал личное дело нового исследователя под номером 125. Данные ему предоставил полковник, собрав информацию о парне всего за пару дней.
        - Рост 181 см, вес 72 кг, психических отклонений от нормы не замечено, характер, - здесь профессор увидел вместо пояснения знак вопроса, после чего на некоторое время задумался. - Почему ничего? Всех предыдущих кандидатов, царство им небесное, полковник смог хоть как-то охарактеризовать, а здесь нет. Времени мало было или характер не подходит ни под одно описание? - Воспитанник детского дома, родители неизвестны, а это очень хорошо. А вот и самое главное, - Вениамин Генрихович добрался до графы совершённых Александром преступлений. - Приводов в полицию за время нахождения в детском доме - 9.
        - Драка, драка, мелкое хулиганство, драка, хулиганство, драка, драка, драка, драка. Во всех драках, в которых участвовал Александр Тихий, не он был зачинщиком, но он влезал в них, пытаясь, помочь таким же детдомовцам, как и он сам. Получается, что он прямо какой-то Робин Гуд, а не Александр Тихий, - профессор мысленно усмехнулся.
        - Серьёзных преступлений до последнего времени не совершал, - Вениамин Генрихович встал и прошёлся по кабинету, разминая затёкшие от долгого сидения ноги. - Какая-то не стыковка получается, до этого ничего, а тут бах - сразу два трупа! Полковник в своих записях почему-то не указал, что и как произошло, не счёл нужным? Почему? Мне опять подсунули порченый материал! Кого не возьми - либо псих, либо убийца! Неужели мне не могут найти нормального человека!? Работаю с отбросами! Хотя, для наших целей, такие отбросы как раз отлично подходят, потом совесть не так мучает. - Так, что тут у нас ещё? На правом плече свежая татуировка - голова волка с оскаленной пастью. Детдомовское прозвище - волчонок. Уже не волчонок с двумя трупами-то, а матёрый волк! Количество шрамов на теле - сорок два. Да, всё-таки не самый лучший вариант нам достался, нужно внимательно осмотреть парня на соответствие подходящего для выполнения задачи здоровья.
        - Вениамин Генрихович, - в кабинет вошёл полковник Назаров. Вслед за ним, слегка пошатываясь, после воздействия на организм мощного транквилизатора, вошёл их новый «исследователь» - Александр Иванович Тихий. - Ваш новый матер, - полковник запнулся и сразу же поправился, - ваш новый сотрудник.
        Посмотрев на подопытного, профессору стало его, немного жаль, даже несмотря на то, что он убил двоих. Парень героически пытался, устоять на ногах, после применения к нему экспериментального транквилизатора.
        - Здравствуйте молодой человек, - Вениамин Генрихович широко улыбнулся, сделав шаг навстречу новому «сотруднику».
        - И вам не хворать. Что от меня требуется?
        - Для начала мне потребуется, провести полную диагностику вашего молодого организма, - ответил профессор, посмотрев в глаза новоявленному убийце. Ответный взгляд зелёно-голубых глаз Александра, был чистый как безоблачное голубое небо и не злобный, как взгляды его предшественников. - Что-то не так с этим парнем, - подумал профессор, сопоставив взгляд с информацией, предоставленной полковником. - Не похож он на убийцу. Хотя, если загнать человека в определённую ситуацию, даже агнец божий перегрызёт глотки стае волков.
        - Где тара, в которую мне нужно отлить и отложить? - спросил Александр, до слёз рассмешив этим и профессора, и рядом стоявшего полковника.
        - Вот этого как раз и не нужно, сделаем КТ и возьмём кровь на анализ. Прямо сейчас этим и займёмся, чего понапрасну время терять, его и так не хватает. - Профессор в этом не врал, времени на подготовку нового «исследователя» у него было действительно в обрез. До следующего открытия пространственно-временного портала оставалось чуть больше месяца. За это время требовалось, провести уникальную операцию по вживлению в мозг парня новейшей мини-видео камеры. Почти полностью изготовленная из биоматериала, она отлично работала, используя родные глаза и уши своего носителя вместо объектива и микрофона.
        - Проводите Александра в медицинский блок. Я подойду туда чуть позже, - сказал профессор, посмотрев в сторону двери.
        В кабинете моментально появился помощник полковника Назарова, капитан Воробушкин. Александр повернувшись к нему, как-то хитро улыбнулся и, подойдя ближе, встал на шнурок, развязавшийся на правом ботинке капитана. Капитан, в отличие от профессора, этого не заметил и, разумеется, при первой же попытке шагнуть, изобразил танцевальное па, чтобы не ударить лицом в грязь, а если точнее то, не клюнуть носом в бетонный пол.
        - Воробушкин! Ещё раз увижу развязанный шнурок, до конца жизни будешь в сапогах ходить! - пригрозил полковник, крикнув вслед своему помощнику.
        - Твой уголовник оказывается ещё и мелкий пакостник, - Вениамин Генрихович ухмыльнулся, прекрасно зная, что этот Тихий специально встал на шнурок капитана.
        - Да, какой из него уголовник! - полковник махнул рукой, давая понять, что Александру до соответствия этому званию ещё расти и расти. - Дело было шито белыми нитками. Я, можно сказать, спас парня, на зоне он бы и пары дней не протянул.
        - А как же тогда два трупа появилось? - напомнил профессор.
        - Мужика убили богатые отморозки, с которыми он и вступил в разборки. Врезал одному разок, тот и откинулся. У него какая-то сосудистая патология была, стенки кровеносных сосудов хрупкие были, вот после удара Тихого один и лопнул в его дурной голове. Хотя, надо признать, удар у нашего нового «сотрудника» хорошо поставлен, я бы при других обстоятельствах его к себе забрал, но как говориться - чего нет - того нет, он вам достался.
        Я шёл за Воробушкиным и пытался придумать, чем бы ему ещё нагадить. Именно он вколол мне ту дрянь, от которой меня до сих пор немного штормит. Шнурок под ногами попался случайно, но больше придраться к этому вояке было не к чему, мужик был примером для подражания.
        Здание, по коридорам которого я сейчас шёл, было огромным. О количестве этажей можно было лишь предполагать, а по моим предположениям их должно было быть не меньше пяти и это только вверх. Единственное что меня раздражало в этой современной мегалитической постройке - это отсутствие окон. Их не было совсем, поэтому определить хотя бы приблизительно, где это здание расположено, я не смог. - Ничего, время у меня ещё есть, выясню, а там глядишь, и план побега нарисуется, - подумал я и остановился перед массивной металлической дверью с электронным замком. Мой провожатый приложил ладонь тыльной стороной к замку, после чего что-то тихо звякнуло, и дверь поползла в сторону. - Дело дрянь если все двери так открываются, - подумал я, предположив, что электронный ключ находится у него под кожей. - Можно, конечно, руку ему отрезать, но это уже, в крайнем случае, - промелькнула мысль в моей голове.
        За дверью находилась оснащённая по последнему слову техники медицинская лаборатория. О функционале оборудования я даже думать не стал, не мой профиль, да, и не нужно оно мне в моём предстоящем побеге. То, что я отсюда буду делать ноги - это даже не подлежит обсуждению, буду однозначно. При первой же возможности это сделаю.
        Попав в руки «маньяков» от медицины, я прошёл все круги ада медицинских обследований. Профессор меня обманул, одним КТ и сдачей крови дело не обошлось, доктора залезли своими инструментами во все отверстия моего тела.
        - Спиной ко мне, - скомандовала тётя неопределенного возраста в белом халате. - Спусти трусы, нагнись, раздвинь ягодицы.
        После всего того, что со мной вытворяли, осмотр анального отверстия на наличие у меня геморроя, был невинной процедурой, мне даже пошутить захотелось.
        - Ну и как там, досрочного освобождения не видно?
        Докторша мою шутку не оценила, даже не улыбнулась - дура крашеная. Велела надеть трусы и выгнала из кабинета. В коридоре меня ждал угрюмый Воробушкин, уже уставший водить меня по огромному медицинскому корпусу. За четыре часа обследований мне не удалось ничего выяснить, я по-прежнему не знал, где находится это здание. Никто из медицинского персонала ни на один мой вопрос не ответил, молчали, словно набрали в рот воды.
        - Ну, что, - Синичкин, - спросил я, намеренно изменив фамилию моего гида, - куда теперь? Не знаю, как ты, а я жутко проголодался.
        - Иди туда, - Воробушкин даже бровью не повёл на то, что я поменял ему фамилию, он лишь в очередной раз показал, куда мне теперь топать.
        В конце длинного коридора находилась дверь, за которой я ещё не был и именно туда, мне теперь и следовало войти.
        - Надеюсь у вас тут столовая, - с такими словами я открыл вполне обычную на вид дверь и сразу понял, что это точно не столовая. За дверью меня поджидала очередная группа «маньяков» от медицины, одетых в стерильные костюмы. Я собственными ногами пришёл в операционную и, не успев ничего им сказать, вновь погрузился в чёрную пустоту после ещё одного укола, но уже в шею и не от Воробушкина.
        На этот раз моё пробуждение было вполне обычное, голова не болела словно с похмелья, а во рту был приятный привкус мяты. Несмотря на хорошее самочувствие, встать я не смог, так как был надёжно пристёгнут к кровати широкими кожаными ремнями.
        - Эй! Какого хрена? Что за дела? Почему я в таком положении? - крикнул, в надежде на то что меня услышат и меня действительно услышали. Через пару минут появился профессор в сопровождении нескольких докторов, с которыми я был наглядно уже знаком. Меня быстро осмотрели, после чего освободили от ремней. Как только я получил свободу, у меня тут же зачесался затылок. - Эй, а с волосами-то у меня что? - проведя ладонью по затылку, ощутил короткий ёршик волос и новый шрам. На мой немой вопрос по поводу этого шрама, профессор тут же пояснил.
        - Мы прикрепили небольшое устройство к твоему гипофизу и теперь можем видеть и слышать всё, что видишь и слышишь ты.
        - А мне-то это, чем сможет помочь в дальнейшем? - задал я вопрос, возникший первым моей голове. То, что эти сволочи, вскрыли мне череп, меня почему-то не возмутило, видимо потому, что никаких проблем со здоровьем или неприятных ощущений я у себя не выявил.
        - А кто говорил, что это должно помочь тебе? Это поможет нам! - заявил профессор, после чего я его сразу возненавидел. Во мне начала просыпаться ярость, а это было плохо. В таком состоянии я себя практически не контролировал. Мало того, я переставал чувствовать боль, это было проверено не единожды в драках! Профессор почувствовав, исходящую от меня опасность, быстро вышел, заперев дверь снаружи.
        Через несколько минут, когда в комнате ломать было больше нечего, я успокоился.
        - Ладно, хрен с вами, главное, что, я жив и овощем не стал, с приборчиком в голове тоже можно жить, если не мешает, - подумал я и услышал, как дверной электронный замок тихо щёлкнул. В комнате появился полковник Назаров, вместе со своим неизменным помощником Воробушкиным.
        - Выпустил пар? - полковник обвёл взглядом разгромленное мною помещение. - Пойдём, времени у нас мало, а подготовить тебя надо.
        - Подготовить к чему? Вы мне так и не сказали, что я буду должен сделать.
        - Узнать куда делась библиотека Ивана Грозного, - ответил полковник, поставив меня этим в тупик.
        - Это как?
        - Просто! - он первый раз за всё время улыбнулся. - Мы отправим тебя в 1584 год.
        - Вы шутите, да?
        - Ничуть. Мы уже отправили туда несколько человек, но они не достигли успеха, - полковник покачал головой с сожалением. О том, что за всё время их экспериментов погиб уже не один десяток перемещенцев, он умолчал. Не стоило, пугать подающего определённые надежды кандидата. Погибли на другой стороне не все переместившиеся, львиная доля погибла ещё на этапе прохождения через портал. Всё-таки технология перемещения во времени вещь пока непредсказуемая, всякое случалось. Поначалу люди сгорали заживо прямо в арке портала, потом погибали сразу после перехода. Выяснить, почему погибали и куда они там реально попадали, учёным так и не удалось. Связь терялась через несколько секунд, а за это время никакой информации получить от них не получилось. Все полученные аудио и видео файлы оказались пусты. Начальство требовало прорыва, а его пока так и не удавалось достичь.
        Все несостоявшиеся перемещенцы были преступниками, таких людей было проще вычеркнуть из списка живущих. Полковник отбирал кандидатов лично, учитывая возраст, здоровье, психическое состояние и отсутствие родственников. Живой материал был некачественный, но деваться было некуда, для проведения экспериментов по перемещению во времени, использовать других людей, было запрещено. Учёным приходилось, довольствоваться тем, что имелось в относительно свободном доступе.
        - Идём, время уходит! - поторопил полковник и вышел из разгромленной мною комнаты. Я не спешил выходить, узнав, что меня ожидает, если, конечно полковник не соврал. Мне как-то сразу сильно захотелось остаться здесь, в этой лаборатории. Подопытные мыши ведь тоже могут умереть от старости, а не от неудачного эксперимента. Пусть я проведу остаток жизни в заключении здесь, в этой лаборатории и своём времени, надеясь на возможный побег отсюда.
        - Иди, чего застыл! - Воробушкин довольно грубо вытолкал меня в коридор.
        На этот раз меня отвели в спортзал, чтобы я восстановил физическую форму после двух недельной искусственной медикаментозной комы. Меня держали в ней после сложной операции на мозге. Моим тренером был назначен всё тот же капитан Воробушкин, который на удивление не зверствовал, после моих попыток вывести его из себя, а реально помогал вернуть силы. Он даже показал несколько простых, но очень эффективных ударов как минимум приводящих к длительной нейтрализации противника или его смерти. Воробушкин не боялся того, что используя эти удары, я попытаюсь сбежать, потому что был уверен в том, что я ему не противник, а так, пыль под ногами. Я в принципе и сам это понимал, поэтому никаких попыток не делал, прилежно занимался, с расчётом на то, что тренировка пригодится при побеге. По вечерам ко мне приходил какой-то дед, с козлиной бородкой и в очках с мощными линзами. Он рассказывал мне об истории Руси 15 века, законах и приблизительном нахождении библиотеки. Из всего что он мне говорил, я запомнил только информацию о предполагаемом месте нахождении библиотеки.
        Моим планам на побег сбыться было не суждено, через четыре дня за мной пришли «маньяки», но уже не от медицины, а от физики. Наступил день моего заброса в 1584 год.
        Ноги предательски задрожали, когда я увидел огромное колесо пространственно-временного и пока еще не работающего портала. Перемещаться на почти пятьсот лет назад, совсем не хотелось, даже не так, - я передумал, помогать им в этом деле. В голове настойчиво кружилась мысль о том, что мне нужно как-то помешать перемещению, например - путём поломки этого чуда инженерной мысли. Оглядывая сопутствующее оборудование, заметил четыре мощных электромагнитных катушки, на моё счастье не имеющих защитных корпусов. - Если в них засунуть какую-нибудь железку их работа может быть нарушена. Нарушение приведёт к поломке портала и моё путешествие, будет отложено на не определенный срок. - Так я думал, глядя на трёхметровое портальное кольцо, установленное у дальней стены огромного как футбольное поле зала.
        - Вот, переоденься пока, - полковник вручил мне стопку одежды и сапоги. - Одежда соответствует развитию того времени.
        Я принял одежду и стал медленно переодеваться. Так сказать, тянул время, чтобы лучше осмотреться. Сбежать сейчас, прямо из этого зала, не было никакой возможности, мне просто не дадут этого сделать.
        - Профессор, а с возвращением как? Каким образом вы планируете меня вернуть?
        - Мы будем открывать портал каждые три месяца, тебе будет нужно лишь оказаться в том же месте, где выйдешь. Учти, ровно каждые три месяца, следи за отсчётом времени!
        - Готовность десять минут! - раздалось в громкоговорителях, от чего я вздрогнул, а настроение упало до ноля.
        - Видимо мне сказали правду, они тут, в самом деле, смогли создать машину времени, - промелькнула мысль. - Нужно что-то делать, причём скорее! Вот что-то кажется мне, что это моё путешествие во времени, это - билет в один конец.
        Как я не тянул время, переоделся намного быстрее отведенных мне десяти минут. Переодевшись, посмотрел на часы на стене, показывающие обратный отсчёт. Они показывали, что до перехода осталось семь с половиной минут. Пришлось присесть на стоявший рядом ящик, так как мои ноги не желали меня держать вертикально. Ящик был железный и ещё скреплён болтами для надежности. Один из болтов оказался слабо затянут, и я незаметно скрутил гайку, намереваясь потом бросить её в электромагнитную катушку. К чему это приведёт, я понятия не имел, но сделать это был просто обязан, хотя бы для самоуспокоения.
        - Готовность три минуты! - голос из громкоговорителя заставил моё тело не произвольно вздрогнуть. От этого вздрагивания я выронил гайку, в руке у меня осталась лишь шайба.
        - Вот чёрт! - выругался я мысленно. Поднимать с пола гайку, не решился, это могли заметить, мне оставалось, довольствоваться оставшейся у меня шайбой.
        - Подъём Александр, настало время, занять исходную позицию, - ко мне подошёл профессор.
        - Вениамин Генрихович! Стойте! Я обнаружил ошибку в наших расчётах! - к профессору подбежал один из его многочисленных помощников и можно сказать, сунул ему лист с новыми расчётами прямо в нос. - Вес объекта не должен превышать шестидесяти восьми с половиной килограмм! Это из расчёта затрачиваемой энергии на портал! Поэтому они и погибали! - проговорился он случайно и, поняв это, сразу замолчал. Профессор посмотрел на расчёты, потом на меня и сказал.
        - Бегом на весы!
        Весы находились рядом, метрах в трёх от меня, так что спустя несколько секунд я смог увидеть свой вес.
        - Семьдесят килограмм и шестьсот грамм, - озвучил мой вес профессор. Снимай сапоги, ЖИВО!
        Я быстро избавился, от непривычной для меня обуви вместе с портянками и посмотрел на циферблат весов. Вес уменьшился ровно на килограмм, а этого было явно недостаточно.
        - Рубашку долой! - крикнул профессор, взглянув на часы с обратным отсчётом. Они показывали остаток в минуту и десять секунд. Я снял рубашку, вес уменьшился ещё на четыреста грамм и составил шестьдесят девять двести.
        - Штаны снимай!
        Я снял, оставшись в подобии трусов длиной до колен. Вес снизился ещё на шестьсот грамм.
        - Без трусов никуда не пойду! - заявил я.
        - Ладно, небольшой перевес вполне допустим, - профессор кивнул, - вставай под арку!
        Ноги отказывались подчиняться, но я всё-таки дошёл до указанного мне места. Шайба, оставшаяся как последний шанс на спасение, была зажата между пальцев и ждала от меня точного броска. До катушек было около четырёх метров, совсем недалеко, я просто не мог промахнуться с такого расстояния, шайба должна попасть на обмотку.
        - Десять секунд до перемещения! Девять, восемь, семь, - голос в громкоговорителе отдавался где-то у меня в груди, заставляя сердце биться чаще. Я дождался оставшихся трёх секунд и бросил спасительную шайбу, диаметром два сантиметра, в катушку. На моё удивление мой расчёт оказался точен, катушка выдала сноп искр, но не перегорела - сволочь такая. Через секунду меня засосало в портал, а ещё через секунду я больно ударился коленями о мёрзлую землю.
        Глава 2
        Громкие крики и звон железа удали по ушам словно колокол. От запаха крови и разбросанных по земле внутренностей хотелось блевать. Вместо обещанной мне профессором тихой лесной поляны, я угодил в самый центр средневекового сражения. Кто и с кем сражался, было совершенно неясно, да и некогда мне было в этом разбираться, так как пришлось срочно спасать свою никчёмную жизнь.
        Через несколько секунд после моего появления здесь, какой-то умник ткнул меня мечом в грудь. К счастью расстояние не позволило нанести мне серьезную рану, но было чертовски больно. Сразу после этого по голове что-то сильно ударило, от чего я, сделав пару шагов назад, упал на тело чуть ли не напополам разрубленного воина. От боли и страха я взревел не хуже медведя, подобрал лежащий рядом на земле большой топор и бросился в драку. Бил всех без разбора и вскоре вокруг меня образовалось свободное пространство диаметром не меньше десяти метров. Эта площадка была завалена трупами воинов, которым досталось в основном только от меня. Враги отступили, но не закончились, передо мной остался один. Среднего роста, одетый в простой балахон чёрного цвета, он стоял напротив и ухмылялся. Покрытый кровью своей и чужой с головы до ног, я продолжил бороться за жизнь, кроме неё у меня ничего не осталось. Я набросился на него и ударил. Топор отскочил от этого странного человека словно я бил не по человеку, а кувалдой по автопокрышке. Не оставляя надежды убить врага, я как заведённый продолжил лупить по нему меняя
направление ударов и места. Результат оставался прежним, человек стоял и ухмылялся. Моя ярость в борьбе за жизнь достигла высшей точки, собрав все силы в последний удар (я просто чувствовал, что больше уже не смогу ударить ещё раз), ударил ему в живот. Результат оказался непредсказуемым не только для меня и моего врага, но и для остальных воинов с обеих сторон. Мой топор, преодолев неведомое препятствие, вынес из его живота все внутренности, попутно прихватив несколько рёбер. Человек упал как подкошенный, а его товарищи сразу же обратились в бегство. Силы меня резко покинули, опустив ставший неприподъёмным топор, я упал сначала на колени, а потом ткнулся носом в мёрзлую землю. Спасительная темнота вновь пришла мне на помощь, избавив и от боли после полученных ран, и от холода.
        - Мы победили ваше сиятельство!
        - Да, благодаря нашему берсерку. Почему Берн я не знал о том, что у нас есть берсерк? Почему жирная твоя харя ты мне об этом не сказал? - Генерал армии короля Верланда второго, королевства Дакран, схватил за шиворот своего слугу и притянул ближе к себе. От гневного взгляда генерала армии, графа Катнара, Берн опустил глаза и попытался присесть, чтобы сказаться ещё ниже ростом, чем есть. - Говори вонючий боров! - граф схватил слугу левой рукой за волосы, а правой достал кинжал, давая понять, что сейчас прирежет его как свинью.
        - Я не мог об этом знать ваше сиятельство, мне никто не говорил. Я даже не знаю из чьего отряда этот человек, - проблеял Берн, не отрывая взгляда от лезвия кинжала и покрываясь холодным потом от страха.
        - Бегом! - граф толкнул слугу в сторону выхода из генеральского шатра. - И чтобы всё о нём знал через полчаса!
        Берн вылетел из шатра и остановился, не зная, у кого спрашивать. Берсерк был раздет и его принадлежность к чьему-то отряду, было почти невозможно определить за отведённые ему полчаса. Он решил, немного подождать, ведь тело берсерка должен же был кто-то забрать, чтобы похоронить со всеми причитающимися почестями.
        Тем временем на поле сражения шёл сбор оставшихся в живых воинов. Командиры отрядов выискивали своих бойцов, чтобы определить, сколько погибло и сколько осталось в живых. Чарес тоже искал своих людей среди павших воинов. Из сорока воинов барона Волара он остался один и это его угнетало. Он, старый опытный воин, не смог защитить своего молодого господина, Эрита Волара, единственного сына барона Новара Волара. Сам барон на войну не пошёл, он просто не мог этого сделать. Получив травму позвоночника в прошлой войне, старый барон уже десять лет был прикован к креслу этим недугом. Ноги с тех пор отказывались удерживать вес Новара даже без доспеха. Сил хватало лишь на то, чтобы перебраться из кресла в кровать, да и то при помощи слуг. Помимо этого, барон ещё стал слаб зрением и почти ничего не видел дальше собственного носа. Его сын был его надеждой, ведь после смерти барона больше не кому было оставить родовой замок и земли, принадлежавшие их роду уже больше ста лет.
        Сам Эрит вникать в дела отца по управлению баронством, не горел желанием. Избалованный опекой матери и отца, он всячески старался увильнуть от дел и обучения. С трудом обучив грамоте, Эрита взялись обучать военному делу, назначив Чареса учителем. Чарес к этому моменту из простого солдата дослужился до командира гарнизона замка. Участвуя в многочисленных сражениях и прикрывая спину своему господину, он набирался опыта и в итоге стал не только отличным воином, но и лучшим другом Новара Волара.
        Эрит оказался ленивым в обучении и строптивым юнцом, не желающим ничему учиться. Почти два года потраченных Чаресом на его обучение, были потрачены впустую, сын Новара оказался просто не обучаем. Всё делал по-своему, не прислушивался к советам опытного воина, из-за чего в большинстве случаев терпел поражение. Чтобы не расстраивать Новара, Чарес в поединках выставлял против него самых слабых воинов. Барон понимал это, но молчал, чтобы не расстраивать больную жену. В прошлом году баронесса Элис Волар умерла, а спустя шесть месяцев после её смерти, соседнее королевство Винай, объявило войну королю Верланду второму. Король принял вызов и стал собирать войско. Каждый вассал был обязан прислать своему сюзерену своих солдат по договору вассальной клятвы. Количество войска было для всех разным, зависело от людских ресурсов, но оно не могло быть меньше сорока человек с самого маленького баронства. Баронство Волар как раз таким маленьким и было, поэтому с тяжестью в сердце Новар собрал всё что было и отправил королю.
        Отряд из сорока воинов повёл Эрит, как представитель рода Волар. Напыщенный юнец, не послушав в очередной раз Чареса, оружием выбрал для себя вместо меча отцовский боевой топор. Оружие было тяжёлым для него, ему больше подходил короткий меч, но спорить с молодым господином, Чарес не стал, это было бессмысленно. Всё что ему оставалось, лишь прикрывать ему спину в бою и попытаться сохранить жизнь. Увы, жизнь строптивому юнцу сохранить не получилось. Через несколько минут после начала битвы Эрит пропустил нанесённый ему единственный удар точно в сердце.
        Чарес глядя на лежавшего сейчас у его ног Эрита, думал, что он скажет Новару, когда привезёт в замок тело его сына. От мыслей отвлекли, громкие людские возгласы о том, что в их войске появился берсерк, который и решил исход сражения. Чарес не знал, чей это был воин, но знал, что берсерки встречались очень редко среди воинов и чаще всего погибали от полученных ран.
        - Снимать доспех или не снимать? - думал Чарес, глядя на уже остывший труп баронета.
        - Он жив! Лекаря сюда живо! - закричал кто-то из тех, кто осматривал неподвижные тела лежавших на земле воинов. - Берсерк жив! - повторил тот же голос.
        - Ладно, снимать не буду, не вижу смысла, - решил Чарес. - Полежи пока тут, пойду, гляну на берсерка, больно уж мне интересно.
        Оставив тело Эрита там, где он его и нашёл, Чарес стал протискиваться сквозь собравшуюся толпу, таких же, как он, жаждущих, посмотреть на диковинного воина людей. Залитый кровью воин лежал неподвижно лицом вниз. На нём из одежды были только кальсоны, изодранные в клочья так, что смогли удержаться на нём лишь каким-то чудом. Подоспевший армейский лекарь при помощи своего помощника перевернули воина на спину и Чарес ахнул. Воин был как две капли воды похож на Эрита. Сквозь кровавые потёки, на его плече проступала свежая татуировка - голова волка с оскаленной пастью. Чарес обернулся, посмотрев на тело Эрита, потом вновь взглянул на берсерка, и в его голову пришла сумасшедшая мысль - поменять их местами. Настоящий Эрит - это позор всего рода Волар. Напыщенный, ленивый, ничего не умеющий сопляк, на обучение которого он впустую потратил два года. Другое дело этот молодой воин, который к тому же дрался подобранным с земли топором Новара. Даже сейчас, находясь на грани между жизнью и смертью, он крепко сжимал в руке окованное древко боевого топора. Эрит же, отцовский топор не смог удержать и умереть с
оружием в руках, как подобает настоящему воину.
        - Чей это воин? - выкрикнул лекарь и выдернул этим Чареса из своих мыслей.
        - Мой! - Чарес всё-таки решился на подмену и вышел из толпы. - Это мой командир, барон Волар младший, сын Новара Волара!
        - Лечить сами будете или его в общий лазарет переправить?
        - Пока в общий несите. Нашего лекаря ещё найти надо, если жив, конечно, - ответил Чарес, думая о том, что необходимо сделать в первую очередь. - Искать своих выживших воинов, собирать в одно место погибших или же быстро снять с тела настоящего Эрита доспех? - думал он, выбирая первоочередное дело. Оказать помощь берсерку он сейчас просто не мог, настоящего лекаря в их отряде не было изначально, его заменял один из воинов, немного понимающий в этом деле. - Пусть королевские лекари окажут необходимую помощь, может, и спасут моего берсерка. - Чарес мысленно усмехнулся, уже назвав неизвестного ему человека своим.
        Из всех вариантов первых дел Чарес решил, снять доспехи с Эрита, пока никому не пришло в голову, попытаться выяснить, кто он. Определить принадлежность к воинам барона Волар, было бы не трудно, на его стальном нагруднике был выбит герб барона - вставший на задние лапы медведь. Татуировка на плече берсерка немного не вписывалась в геральдику барона, но это можно было легко объяснить. Парень молод, называть себя медведем, постеснялся, да и телосложением он пошёл не в отца, а в мать. Скажу старому барону, что он сделал эту татуировку незадолго до сражения, с целью поднятия духа.
        Сняв доспехи с настоящего Эрита, Чарес оставил его тело на поле боя. Им займутся штатные могильщики, много кого придётся хоронить в общей могиле, и Эрита похоронят вместе с ними. Пройдясь по полю, он больше никого из своего отряда живым не нашёл, погибли все кроме него, ну и теперь младшего Волара, разумеется. Скрыть подмену будет гораздо проще, если убедить берсерка, занять чужое место. Согласится он или нет, Чарес не знал, но надеялся, что сможет с ним договориться. Стать бароном всё-таки дело заманчивое, если до этого ты был всего лишь простым воином.
        Через час Чарес нашёл своего берсерка в одной из палаток лазарета и решил, позаботиться о нём сам, не полагаясь на королевских лекарей. У лекарей сейчас и без этого берсерка дел было немерено, раненых после сражения было очень много. Из двухтысячной армии под командованием графа Катнара осталась всего треть, но и это было очень хорошо. Здесь, с северо-западного направления, враг как раз и нанёс самый мощный удар. Против двух тысяч солдат короля Верланда выступило больше трёх тысяч винайцев, да ещё и при поддержке десяти магов. Граф Катнар имел в своём распоряжении только шесть магов, король больше не дал, решив, что основной удар винайцы нанесут в другом месте. Всё в итоге оказалось совсем наоборот, винайцы обманули и ударили основными силами с северо-запада. Чарес вспоминая недавние события, задумался о будущем и не заметил, как к нему подошёл графский слуга.
        - Вечер добрый! - сказал он, от чего Чарес вздрогнул.
        - И вам доброго вечера! Чем могу помочь?
        - Да, я вот хотел бы, чуть больше узнать о вашем хозяине, его сиятельство интерес к нему проявил.
        - Что именно интересует?
        - Кто, откуда, когда успел берсерком стать?
        - Его зовут Эрит Волар, он сын барона Новара Волара. А то что касается, когда стал берсерком - так сегодня и стал. Это иногда случается даже с обычными воинами, - попытался пояснить Чарес.
        - Да, видимо так оно и случается, а больше с ним ничего интересного не произошло? Всё-таки он мага убил, причём надо заметить, довольно сильного!
        - Вроде бы ничего больше с ним не происходило, ну, убил и убил, делов-то на один удар. - Чаресу вопросы графского слуги не нравились, уж больно он хотел много знать, а это всегда плохо. Отвечать ему было нужно уклончиво, чтобы он не заподозрил чего-нибудь и не обвинил потом в чём-нибудь.
        - Сам он что-то говорил?
        - Нет, он же даже в сознание не приходил, как только очнётся, я вам сразу дам знать.
        - О, не стоит утруждать себя этим, не думаю, что его сиятельству это будет настолько интересно. Всё что нужно, он уже знает, а это уже, так сказать, дополнительная информация, лично для меня. Всегда хочется, знать немного больше своего господина. Не смею больше досаждать своими вопросами, желаю ему выздороветь, до свидания, - Берн лукаво улыбнулся и, обозначив поклон на прощание, быстро удалился.
        - Вот же хитрая морда, пронюхал что-то. Ну, да, ничего, пока новый Эрит не пришёл в себя, шиш вы что от меня узнаете! - Чарес осмотрел всех присутствующих сейчас в огромной лекарской палатке и, поняв, что ни он, ни лежащий на кровати воин никому не интересны, плюнул вслед слуги графа. Из всех аристократов Чарес уважал только двоих, барона Новара Волара и графа Катнара, остальных он презирал, зная, что они из себя представляют на самом деле. Такие же напыщенные и самолюбивые ублюдки, в какого постепенно превращался Эрит. Разница среди них всех была лишь в том, что некоторые умели и знали больше других. Новый Эрит в сознание приходить не спешил, замотанный в бинты с головы до ног, он лежал на кровати словно труп. Лишь еле заметно поднимающаяся при дыхании грудь, подтверждала, что он жив.
        Я пришёл в себя от запаха дыма, палёной шерсти и жареного мяса. Открыв глаза, сразу же их закрыл, голова закружилась. Одного короткого взгляда хватило, чтобы понять то, что я точно не дома и перемещение во времени было реальным. Вокруг было обещанное профессором средневековье, вот только меня привела в замешательство окружающая обстановка и одежда людей. С Россией 15 -16 века не было никакого сходства, не одевались тогда так люди. Хотя историки могли и ошибаться, что маловероятно, взглянув на картины давно умерших художников. Мне было просто жизненно важно получить больше информации, и я решил, ещё раз открыть глаза. Посмотрю, послушаю, вдруг ошибаюсь. Чуть приоткрыв глаза, стал разглядывать окружающее меня пространство более подробно.
        Да, точно средневековье, но это не Русь однозначно. Воин, сидевший сейчас на краю моей кровати, был одет в доспех подходящий больше для Европы. Осталось послушать, кто и что будет говорить. Тут меня ожидал большой облом, я не слышал ничего, совсем ничего, а должен был. На соседней койке стонал раненый человек, я должен был слышать его стоны, но почему-то не слышал. Мало того, чуть в стороне ещё один человек молотком выпрямлял помятый нагрудник, стук его молотка не услышать мог лишь глухой. Я его не слышал, а это означало, что я и есть тот самый глухой. От этой мысли чуть не закричал, чудом сдержался, поняв, что могу ляпнуть что-то такое, после чего меня посчитают иноземным лазутчиком. Решил, молчать и изображать не только глухого, но ещё и немого. Память постепенно восстановила недавние события и этим лишь подтвердила мою догадку о том, что я не в России конца 15 века.
        Вскоре пришло время, показать, что я пришёл в сознание, притворяться спящим дальше, было чревато, непредсказуемыми для меня последствиями. Первое же движение было прервано сильной болью, не выдержав, я застонал. Воин, сидевший рядом, сразу же очнулся от дрёмы и, наклонившись ко мне, что-то сказал. Увы, я его не услышал и никак не отреагировал, кроме как улыбнуться в ответ. Воин тоже улыбнулся и продолжил говорить. Через пару минут до него наконец-то дошло, что я совсем ничего не слышу и от этого понимания, он помрачнел. Было видно, что для него это был удар ниже пояса. Он видимо хотел от меня получить какую-то информацию, но также как я со слухом, получил полный облом. Минуты три после этого он смотрел мне в глаза, ожидая от меня хоть какого-то действия. Ждал видимо того, что я скажу ему что-то и я сказал. Выдал несвязный набор звуков и улыбнулся. Воин после этого совсем упал духом, поняв, что я не только потерял слух, но и дар связанной речи. Я ещё хотел, показать ему, что у меня и с умом проблемы, но передумал. Это был бы уже перебор, да и не смог бы я долго изображать идиота. Воин надолго
задумался, глядя куда-то в пустоту, а после удовлетворительно кивнул, придя к какому-то одному ему известному решению.
        Несмотря на мои физические изъяны, он не бросил меня беспомощного умирать от ран, а взялся кормить. Первая же ложка каши встала колом в моём горле. Я закашлялся, а потом снова застонал. Любое движение сопровождалось болью, чуть ли не во всём теле сразу. Видя это, моя уже далеко не молодая нянька мужского пола, решил меня, посадить. Я мычал и кричал, во время моего перемещения в положение полусидя. Потом некоторое время восстанавливал дыхание, иначе поесть бы просто не смог, а мне хотелось. В положении полусидя с моим кормлением дело пошло гораздо лучше, я уже не давился жидкой кашей на вкус напоминавшей овсянку. Съев энное количество, меня потянуло в сон, и я быстро заснул.
        Чарес поняв, что Эрит номер два ничего не слышит, да к тому же ещё и говорить не может, вначале расстроился, а потом, подумав, решил, что это только к лучшему. Не услышит того, что он будет говорить Новару и сам ничего не скажет. Сейчас для всех было бы лучшим, чтобы этот парень просто выжил, остальное как-нибудь наладится. Через некоторое время после того, как Эрит-берсерк заснул, в палатке появился граф Катнар, вместе со своей немногочисленной свитой и лекарем-магом. К ним тут же подбежал солдатский лекарь, чтобы ответить на все интересующие графа вопросы.
        - Вот он ваше сиятельство! - слуга графа, несколько часов назад задававший Чаресу вопросы, показал на спящего воина. Чарес в это время стоял, склонив голову перед высоким начальством.
        - Это и есть тот самый берсерк? - спросил граф, обращаясь к Чаресу.
        - Да ваше сиятельство, это он, Эрит Волар, сын барона Новара Волара, - ответил он, не поднимая головы.
        - Как он? - граф спросил уже солдатского лекаря.
        - Семьдесят две полученных раны, ваше сиятельство. Ничего серьезного, но он потерял очень много крови, чудо что ещё жив до сих пор.
        - А старых ран тогда сколько? - удивился граф.
        - Простите, ваше сиятельство, старые шрамы не считал, но думаю, что не меньше.
        Граф кивком приказал своему лекарю-магу, чтобы он осмотрел Эрита. Как только маг подошёл к кровати, Эрит открыл глаза.
        - Как ты себя чувствуешь? - Маг решил, начать осмотр с расспроса о самочувствии. Эрит молчал и внимательно рассматривал посетителей.
        - Он не слышит ничего и не может говорить, - пояснил Чарес без разрешения графа.
        - А раньше слышал и говорил? - Спросил маг.
        - Да.
        - Ну, что же, давайте посмотрим и определимся с тем, чем ему можно помочь.
        Лекарь-маг принялся водить над телом Эрита руками, при этом что-то нашёптывая себе под нос. Определив, где находится самая опасная рана, он достал из-за пазухи маленький, слабо мерцающий камешек и приложил его к самой серьёзной ране. Камешек ярко вспыхнул и потускнел.
        - Очень интересно, очень, - маг, забрав свой камешек, встал. - Ваше сиятельство, серьезных ран нет, но ни слух, ни речь я ему вернуть не смогу, просто не знаю, как. С виду всё в порядке, почему не слышит и не может говорить, мне не понятно. Здесь моих скромных сил на лечение просто не хватит, это какая-то другая проблема, тут менталист нужен, а его у нас нет. Будем надеяться, что молодой и крепкий организм, сам справится с этой проблемой, со временем, конечно.
        Граф ничего не сказал в ответ, он просто долго смотрел в глаза, не понимающего что происходит парня и думал. Думал о том, что будь у него десятка два таких бесстрашных воинов, он выиграл бы любое сражение. Граф ценил и уважал таких людей и никогда не считал зазорным, при случае отдать им честь. Так произошло и сейчас. Положив на край кровати туго набитый золотыми монетами кошель, граф приложил правый кулак к груди и слегка поклонился.
        Через несколько секунд палатка опустела, гости ушли, оставив и Чареса, и Эрита номер два в некотором недоумении. За всю свою жизнь Чарес не мог припомнить такого случая, чтобы граф отдал честь простому солдату, ну, пусть даже не совсем простому, а баронету, но это всё равно не меняло дела.
        - От те на! Расскажу Новару, не поверит. Теперь ты у нас - герой! - сказал Чарес вслух, посмотрев на Эрита, и подумал, - узнать бы ещё, кто ты такой и откуда взялся.
        Я проснулся, почувствовав чьё-то присутствие рядом. Открыв глаза, увидел дорого одетую делегацию, стоявшую возле моей больничной койки. Я по-прежнему ничего не слышал, а жаль, узнать, о чём они говорили, очень хотелось. Сам я говорить ничего не собирался, буду играть в молчанку до последнего. Вскоре какой-то мужик стал водить надо мной руками, потом достал маленький светящийся камешек и приложил его к моему животу. По всему телу прошла теплая волна, беспокоящая меня больше всего рана, сразу перестала болеть, я даже вздохнул с облегчением.
        Вскоре вся делегация быстро свалила, и я решил в подробностях рассмотреть моего няня. На вид около пятидесяти, крепкого телосложения, ростом приблизительно метр семьдесят, коротко остриженные волосы с проседью, такая же борода, глаза серые, умные, взгляд холодный, словно у зверя. Хотя если подумать, у хорошего воина именно такой взгляд и должен быть. Одет просто, сама одежда добротная, поверх одет пластинчатый доспех, помимо него есть стальные щитки, частично защищающие руки и ноги. Голову на данный момент ничего не защищало, шлема поблизости я не увидел. Пока он задумчиво провожал делегацию взглядом, я успел его рассмотреть, но так и не смог понять, кто он и что ему от меня нужно.
        В палатке на кровати, замотанный в бинты словно мумия, я пролежал два дня. Всё это время за мной ухаживал воин, имени которого я так и не узнал. Он меня кормил, поил, помогал сходить в туалет и менял бинты. На моё удивление ни одна из полученных мною ран не воспалилась. Заживали они тоже на удивление довольно быстро, не кровоточили и почти не болели. Вставать мне, правда, пока было запрещено, но я не сильно-то и стремился к этому. Сейчас для меня было лучше задержаться здесь ещё на несколько дней, чтобы собрать как можно больше информации о том, куда я попал. С каждым днём я всё больше убеждался в том, что это не только не древняя Русь, это даже не земля. Вчера увидел, что лун на местном небе две, одна маленькая, меньше земной раза в два, а вторая равна земной, но всё это приблизительно, конечно, я же их не измерял. По истечении этих двух проведённых в полевом средневековом лазарете дней, мой нянь решил, что нам пора отсюда сваливать. Меня перенесли в сани (сейчас здесь была зима), завернули в шкуры и куда-то повезли. Вёз меня он же, причём управлялся один с тремя лошадьми и тремя же санями. В
одних находились мы с ним, в двух других оружие и доспехи.
        Вскоре госпиталь и поле сражения, где я огрёб, по самое не могу, остались где-то далеко позади. Наш небольшой обоз уходил на север. Как я догадался что на север? Да очень просто - слой выпавшего снега с каждым отмеренным десятком километров, становился всё больше и больше. Клочков земли, не укрытых снегом уже не было видно, но толщина снежного покрова пока ещё не мешала нашему передвижению.
        За день лошади преодолели, по моим приблизительным подсчетам, где-то около пятидесяти километров. Воин нянька не оставлял надежды на то, что я его услышу или же скажу что-то внятное. Он по долгу говорил со мной и периодически проверял, не прикидываюсь ли я глухим. Заходил мне за спину и ударял молотком о какую-нибудь железку. Смотрел, вздрагиваю я от громкого звука или нет. Я не вздрагивал, потому что, в самом деле, ничего не слышал, зато видел боковым зрением, как от стучал. С молчанием было проще, он это проверить просто не знал как, не пытать же меня для этого.
        На ночь нянь развёл большой и жаркий костёр, чтобы я не замёрз до утра. Он вообще меня всячески оберегал, словно бы я был для него родным человеком. Глядя, как он обо мне заботится, я пришёл к выводу, что он явно принимает меня за кого-то другого, но точно не за собственного сына. Каков бы ни был двойник, с родным сыном его не спутаешь, если, конечно, видишь хорошо.
        Расположившись возле костра в полу сидячем положении и глядя на огонь, я думал, что мне делать дальше. Показать, что я не тот за кого он меня принимает или продолжать, делать вид, что всё хорошо и я именно тот, кем он меня считает. В итоге решил, пока оставить всё как есть, а там видно будет.
        Утром мы продолжили движение на север. Местность постепенно стала меняться. Если до этого мы огибали почти лишённые растительности холмы и спускались в овраги, сейчас стало больше попадаться равнин, чаще покрытых густым хвойным лесом. Дорога стала петлять меньше, так как была проложена через этот лес искусственно, кто-то просто вырубил мешающие деревья. Приблизительно в полдень я увидел огромный дуб. На его мощных ветвях висели люди - повешенные! Мой нянь, подъехав ближе, остановил наш маленький обоз и, подойдя к дубу, осмотрел висельников. Придя к какому-то умозаключению, он кивнул, то ли узнав их, то ли согласившись с тем, что повесить их давно было надо. Вернувшись в сани, он как-то странно на меня посмотрел, видимо думая о том, что и меня могли бы повесить вместе с ними. Не знаю, чего он хотел добиться этим взглядом, но я его и здесь обломал, - кивнул, намекая что, если их повесили, значит за дело.
        Часа через три мы добрались до деревни, это было первое поселение, которое я увидел за всё время нахождения в этом мире. Палатки полевого госпиталя не в счёт, как говориться - палатка - она и в Африке палатка, разница только в ткани из которой она сделана.
        Вся деревня представляла собой три десятка убогих лачуг, сбившихся в кучу и обнесённых высоким частоколом. Деревенские жители заметили нас сразу, как только наши сани выползли из леса на поле перед деревней. Мы ещё не доехали, а нас уже вышли встречать. Несколько мужиков с топорами и деревянными вилами в руках вышли дорогу, преграждая нам путь.
        Мой нянь остановил обоз и вышел вперёд, чтобы мужики смогли рассмотреть, кто стоит перед ними. Его узнали и вскоре мы оказались за частоколом и в теплом помещении. На меня убогого смотрели по-разному, открыто и тайком, кто-то с жалостью, а у кого-то во взгляде можно было прочесть - так тебе и надо - ублюдок! Я на всех смотрел одинаково, я же их всех впервые видел и уж тем более, не успел им сделать ничего плохого. Лишь чуть позже до меня дошло, что и здесь меня приняли за кого-то другого и этот другой, судя по всему, им много чего плохого успел сделать. Несмотря на это, жители нас накормили тем, что у них было и оставили на ночь.
        Мои раны к этому моменту немного зажили, и я уже почти без помощи моего заботливого друга мог передвигаться. Далеко, конечно, не ушёл бы, но до туалета вполне мог дойти сам. Где-то в середине ночи меня в этот туалет как раз и приспичило. Я встал с широкой лавки, заменяющей кровать, набросил на плечи тулуп и вышел из крестьянской избы.
        Сделав по направлению к туалету пару десятков шагов, каким-то шестым чувством почувствовал, что вслед за мной из дома ещё кто-то вышел. Обернувшись, увидел молодого парня, наматывающего концы крепкой верёвки на кулаки. Меня, судя по всему, собирались придушить, пользуясь тем, что я не слышу, не смогу позвать на помощь и самое главное, не смогу оказать особого сопротивления. Я, в самом деле, сейчас был не боец, после полученных совсем недавно ран в большом количестве. Конечно же, я мог закричать, и этим выдать своё притворство, но на моё счастье делать этого, не пришлось. Вслед за этим парнем из дома вышел мой заботливый нянь. Увидев его, парень сделал вид, что тоже вышел в туалет по малой нужде. Мой нянь ему не поверил и пригрозил кулаком.
        За остаток ночи больше никаких попыток меня убить, никто не предпринимал, а рано утром мы, позавтракав, покинули деревню. На этот раз с нами отправились ещё двое мужиков, чтобы оказать помощь в дальнейшем пути. Ближе к полудню я стал мёрзнуть, несмотря на то, что погода оставалась достаточно теплой для зимы, по моим ощущениям температура была приблизительно в районе минус пяти градусов. Одежда, которую меня заставил одеть заботливый воин, была мне немного тесновата, а рукава рубашки и штанины были ещё и короткими. Сапоги тоже оказались немного малы, из-за чего зажатые словно в тиски ноги основательно замёрзли. Заметив, что я мёрзну, нянь остановил обоз и приказал мужикам развести костёр. Судя по тому, как они его слушались, я предположил, что он не простой смертный, имеет определенный вес в обществе, но не слишком высокий. В палатке госпиталя он кланялся перед начальством, здесь же мужики кланялись ему, но не слишком-то и низко, лишь из уважения.
        За час, проведённый возле жаркого костра, я хорошо согрелся, даже шкуры с себя сбросил, чтобы не вспотеть. Также я выяснил, что мужики, сопровождающие нас, мне тоже кланяются, как и моему няньке, из чего напрашивался вывод, что человек, за которого они меня принимают, далеко не крестьянин. Вот только смотрели они на меня, если честно сказать, без всякого уважения во взгляде.
        Слух ко мне так и не вернулся, из-за чего я сильно переживал. Оставаться глухим до конца жизни, мне очень не хотелось. Вскоре меня вновь усадили в сани, так как сам я пока этого сделать не мог, бинты с меня ещё не все сняли, приблизительно две трети осталось, и они сковывали движения.
        Часа через два добрались до развилки, где повернули на право. Дальше дорога была хорошо наезженной, лошади пошли быстрее, а мой нянька почему-то стал заметно нервничать. Ещё через час я догадался почему. Впереди появилась конечная точка нашего трёхдневного путешествия. На холме стоял замок, не сказать, что большой и красивый, но точно замок. Это была первая увиденная мною здесь каменная постройка. Никаких башен с остроконечными крышами у замка не было. Он представлял собой простое большое здание высотой приблизительно около двадцати метров. Большие дубовые ворота этого замка для усиления были окованы железом, над ними в стене заметил несколько бойниц. Никакого рва вокруг и уж тем более подъёмного моста и в помине не было.
        Обитатели замка заметили нас почти сразу и к тому моменту, когда мы до него добрались, нам открыли ворота. Пока подъезжали, я во все глаза рассматривал это монументальное строение средневекового зодчества. Оказавшись за воротами, понял, что замок построен в форме квадрата с довольно просторным внутренним двором.
        - Добавить ещё один угол, и получится маленький пентагон, - подумал я, осмотрев замок как с внешней стороны, так и со стороны двора.
        Никакой радости в глазах связанной с нашим прибытием, ни у кого из жителей замка я не заметил. Все мужчины смотрели с грустью, а женщины увидев нас, зарыдали. Минуты через две, меня аккуратно вынули из саней и перенесли в замок, в одну из комнат первого этажа. Мой нянька, бросив на меня короткий настороженный взгляд, вскоре скрылся из вида где-то в недрах замка.
        Глава 3
        В комнате я остался один, по-прежнему находясь в положении полулёжа. Предоставленный самому себе, я осторожно встал, находиться в таком положении уже просто не было сил, организм требовал движений. С этим у меня сейчас были определённые проблемы. Не только бинты стесняли, но и некоторые раны от резких движений вновь начинали болеть. Сделав два осторожных шага, я остановился, потому что увидел женщину. Она вошла в комнату не со двора, а из смежной комнаты, расположенной справа. Пару минут мы рассматривали друг друга. Я пытался понять кто она, а она, судя по всему, пыталась признать во мне того, за кого меня все принимали. На вид ей было приблизительно сорок-сорок пять лет, среднего телосложения, ростом приблизительно 160 см, волосы тёмно-русые, местами в них проявилась седина. Одета была просто, я бы даже сказал бедно, почти так же как были одеты женщины в деревне, но у тех одежда была вообще одни заплатки.
        Спустя пару минут, она видимо всё же признала во мне кого-то и по её щеке пробежала крупная слеза. Я улыбнулся и решил, подойти к ней, но забыл о том, что широко шагать мне ещё противопоказано. В итоге моя левая нога не выдержала резкого движения, от сильной боли я упал на колени. Женщина бросилась мне на помощь и помогла сначала встать, а потом и сесть, обратно на ту же лавку с которой я только что встал. Усадив меня, она присела рядом и что-то говоря, посмотрела мне в глаза. Она смотрела, говорила и её взгляд постепенно менялся. До неё наконец-то дошло, что я её не слышу. От этого понимания у неё ещё сильнее потекли слёзы. Не люблю, когда женщины плачут, поэтому я взял её за руки и, поглаживая их, ещё раз улыбнулся.
        - Я вернулся Новар и привёз твоего сына, - Чарес поднявшись на второй этаж, вошёл в комнату барона. Эта комната сейчас стала для барона и спальней, и рабочим кабинетом, и столовой, он из неё почти не выходил, если только по важному делу, да и то ненадолго.
        Для Чареса сейчас наступил самый ответственный момент - Новар должен был признать в этом чужаке своего сына. Судя по реакции всех подданных барона, подмену пока никто не заметил, все решили, что это настоящий сын барона Эрит. Осталось убедить в этом Новара и жизнь вернётся в прежнее русло, а может быть даже станет лучше, если чужак окажется нормальным парнем.
        - Как он погиб? - барон отложил перо, которым что-то писал и откинулся на спинку кресла.
        - Он жив Новар, но серьёзно пострадал. Сейчас он ничего не слышит, не говорит и, судя по всему, совсем ничего не помнит. В остальном всё поправимо, раны вскоре заживут. - Чарес подошёл к столу, за которым сидел барон и положил на него боевой топор и кошель, туго набитый золотыми монетами. - Нас только двое вернулось, остальные остались на поле боя. Это награда от командующего генерала Катнара, за проявленную твоим сыном доблесть.
        - Ты обманываешь меня Чарес, да? Мой сын и доблесть понятия не совместимые.
        - Напрасно ты о нём так думаешь, он сражался как зверь, получил семьдесят два ранения и смог выжить.
        - Сколько-сколько? Его каждый винайец по разу ударил что-ли или по нему конный отряд прошёл? - барон слушал Чареса и не верил ни одному его слову. Он хорошо знал, что из себя представляет его сын Эрит и винил себя за то, что слишком сильно его баловал в детстве.
        - Каждый, это вряд ли, но желающих было хоть отбавляй. От его рук погибло по моим не очень точным подсчётам, больше сорока винайцев и один маг. Да, Новар, он убил мага, твой сын берсерк. На твоём топоре осталась кровь того мага.
        - Где он? Я хочу на него посмотреть!
        - Внизу, я оставил его пока там, около кухни, чтобы не переносить из одного места в другое слишком часто, раны-то у него некоторые ещё кровоточат.
        - Позови слуг, пусть помогут мне спуститься!
        С незнакомой мне женщиной мы просидели, держась за руки, минут десять, пока она не решила, что меня нужно срочно накормить. Через несколько минут я уже уплетал очень вкусно приготовленное мясо с овощами. Она вначале даже пыталась покормить меня сама, как маленького, но я наотрез отказался, потому что и сам мог ложку удержать. Когда в тарелке оставалось всего пара ложек вкусности, я увидел, как в комнату на кресле вносят мужика. Возрастом он был чуть старше моего няньки, довольно крепкого телосложения, о таких мужиках говорят - как медведь. В волосах давно поселилась седина, но она не портила, а лишь добавляла ему определённой солидности. Он смотрел одновременно и властно и заинтересованно, в этом взгляде сразу чувствовалось что он хозяин этого замка. Мужик оказался инвалидом, ноги его почти не слушались и уж тем более не могли вертикально удержать его не малый вес. Пару минут мы разглядывали друг друга. Он смотрел, чуть прищурившись, видимо потому что ещё и видел не очень хорошо. Я смотрел как обычно в последние несколько дней - офигевая от всего увиденного. Правда, старался, глаза по шесть рублей
не делать, чтобы не выдавать своего офигевания. Пока мы с ним играли в гляделки, комната заполнилась людьми. Сюда пришли, чуть ли не все обитатели замка и, судя по всему для того, чтобы посмотреть на реакцию этого инвалида.
        Мужик, закончив меня разглядывать, что-то сказал, я, разумеется, его не услышал, просто видел, как шевелятся его губы и всё. В ответ я улыбнулся и кивнул головой, поприветствовав таким образом. Убедившись, что я его не слышу и не узнаю, мужик как-то сразу «сдулся», из него словно стержень выдернули. Мне показалось, что он даже меньше стал и ещё старше. В его взгляде появилась грусть и сочувствие по отношению ко мне - убогому. Через минуту, отложив тарелку, я попытался встать, а то кто же его знает, может перед ним сидеть не положено. Мои бинты, которые были видны даже сквозь одежду, помешали быстро встать, на помощь мне пришёл мой неожиданно появившийся в моей жизни нянь. С его помощью я встал, но не для того чтобы поклониться владельцу замка, наоборот, я выпрямился и расправил плечи. Хотел, дать понять, что и я, может и не такой медведь как он, но тоже не слабак. Две раны тут же напомнили мне, что так делать пока слишком рано и я поморщился, получив порцию боли в левом колене и правом плече. С плечом было понятно, в него какой-то умник ткнул мечом, а вот на моей коленке никакой раны не было,
почему колено болело, я понятия не имел. Ударили в него чем-то или может быть, сам как-то его повредил, я не знал. Последнее что помнил о том сражении, в котором пришлось принять непосредственное участие, было то, как поднял топор. Дальше память всё практически подчистую стёрла. Остались только какие-то короткие обрывки, в которых кроме большого количества крови и жуткого запаха от разбросанных вокруг внутренностей, больше не было ничего.
        Теперь стоя перед этим инвалидом, я не понимал, что мне дальше-то делать, садиться обратно на лавку или же продолжать стоять. Стоять мне было тяжело, и я решил изобразить, что ещё немного и упаду. Стал покачиваться, слегка подгибая левую ногу, намекая, что она у меня травмирована и крепче сжал плечо своего няньки. Он подставил его помогая встать, но я после того как встал, руку с его плеча не убирал, словно заранее знал, что пригодится. Сцена - «раненый воин» удалась, меня обратно усадили на лавку, после чего мужик-инвалид приказал, поднести его ко мне ближе. У меня где-то внутри появился страх, я не знал, чего ждать от этого мужика, казалось, что он сейчас сделает что-то такое, после чего уже будет невозможно притворяться немым и потерявшим память.
        Все страхи оказались лишь моими дурными мыслями. Мужик взял меня за руку и посмотрел в глаза. Теперь, находясь близко, он видел меня достаточно хорошо. Его взгляд оказался тяжёлым, но я смотрел в ответ, не отводя глаз. Вскоре его взгляд изменился, теперь он уже не был таким тяжёлым, он стал удивлённым, но лишь на мгновение. Кроме меня этого никто не заметил, все в это время смотрели на меня и чего-то ждали. В итоге дождались, мужик кивнул и что-то сказал, после приказал отнести его обратно, откуда принесли. Судя по реакции всех собравшихся, я был официально узнан, вот только кем, я так и не понял.
        - Ладно, не так важно за кого меня приняли, главное что убить не пытаются, остальное переживём, - подумал я.
        Вскоре мне помогли подняться на второй этаж, где мне выделили комнату. В этой комнате мне предстояло, продолжить «зализывать» раны. Что будет потом, я, разумеется, не знал, но очень надеялся, что после этого не займу место какого-нибудь раба.
        Четыре дня я был предоставлен самому себе, ел, спал, снова ел и снова спал. Мой усатый и бородатый нянь на это время переложил обязанности, взятые на себя по уходу за мной, на ту самую женщину, что накормила меня, когда я только появился в замке. Она теперь заходила ко мне в комнату раз по двадцать в день, приносила еду, заставляла менять одежду и обрабатывала раны. Сейчас я уже почти избавился от бинтов и в тайне от всех, занимался гимнастикой, возвращая былую силу и гибкость своему телу. В полной мере всё восстановить, за несколько часов после снятия битов, разумеется, не получилось, но определённый прогресс уже был заметен. Слух ко мне не вернулся и это, не только угнетало, но и существенно осложняло мне жизнь. Я не слышал, о чём говорят люди и не слышал, как кто-то подходил к двери с другой стороны. За мной могли следить, а заметить этого я не мог. За всё время, я так же не смог определить, на каком языке здесь говорят, попытка хоть что-то понять из сказанного по губам, не принесла никакого результата. Я, правда, был сразу уверен, что эта затея ни к чему не приведёт, но всё равно попытался.
        За эти четыре дня я больше ни разу не видел того мужика инвалида, его не приносили ко мне, а меня не отводили к нему. Я, конечно, не был заперт в комнате, мог бы, наверное, свободно перемещаться по замку, но не делал этого. Я старался вообще не покидать своего жилища, собирал информацию, глядя в окно. Люди трудились от рассвета и до заката, выполняя различную хозяйственную работу. Кто-то кормил коров, свиней и кур, кто-то что-то ремонтировал из хозяйственного инвентаря или мебели. Всё что я видел, соответствовало средневековому развитию, никаких более продвинутых технологий тут не было.
        Утром, на пятый день моего пребывания в замке, выглянув в окно, увидел там своего бородатого няньку. Он пытался нескольких мужиков научить, правильно держать в руках меч. С этим оружием тут проблем не было, мы с собой привезли двое саней битком набитых мечами, топорами, кинжалами и доспехами. Часть из всего этого видимо когда-то принадлежала его друзьям, погибшим в сражении, а часть являлась трофеем, так как и оружие и броня внешне немного отличались от того, что носил мой нянька.
        Я вздрогнул, когда на моё плечо легла ладонь женщины, взявшей на себя заботу обо мне. Не видел, как она вошла, стоял в это время у окна, наблюдая за жизнью людей. Она принесла мне завтрак и новый комплект одежды. Завтракал и переодевался, под присмотром женщины, она наблюдала за мной, чтобы узнать, смогу я переодеться сам или мне ещё помощь нужна. Переоделся сам, правда, в плече пару раз кольнуло, но это мелочь, скоро и оно полностью заживёт. В этот раз одежда была предоставлена точно мне по размеру и совсем новая. До этого мне приходилось носить короткие штаны и рубашки с короткими рукавами. Видимо это была одежда того человека, место которого я сейчас занял и освобождать его, пока не собираюсь. Женщина всё то время пока я ел и переодевался, стояла у окна, наблюдая за тем, как мой нянька мужского пола учит других, махать железом. Как только я надел сапоги, тоже совсем новые, моя новая няня, жестом показала, чтобы я пошёл за ней.
        - Это уже что-то новенькое, - подумал я и, разумеется, пошёл за ней. До этого меня никуда не приглашали, видимо дали время на то, чтобы раны затянулись.
        Через несколько минут она привела меня к одной из дверей. Около двери стоял мужик, вооружённый большим тесаком. Меня из рук в руки передали ему, после чего уже он, постучав в дверь, открыл её и предложил мне войти. Я вошёл и сразу остановился, не решаясь, пройти дальше. В этой комнате за большим письменным столом сидел тот самый мужик инвалид, то есть хозяин этого замка. Перед ним лежал боевой топор, которым я совсем недавно сносил головы врагам. Я, правда, почти не помнил, как это происходило, но это всё-таки было. Махнув рукой, он подозвал меня ближе и после того, как я подошёл, предложил взять в руки топор. Я взял и вопросительно посмотрел на мужика, как бы спрашивая, - а дальше что? А дальше он показал жестом, чтобы я ударил этим топором по бревну, установленному посреди комнаты вертикально. Высотой оно было чуть ниже моего роста и изображало предполагаемого врага. Топор для меня был инструментом привычным, пока я работу искал, много дров переколол и деревьев срубил. Присмотрев место удара, я коротко размахнулся и всадил лезвие боевого топора в бревно на глубину сантиметров в десять. Это был
очень хороший результат по моему мнению. Мужик на этом не успокоился, велел взять топор одной рукой и повторить удар. Для одной руки топор был тяжеловат, но я решил, что от меня больше одного удара не затребуют, согласился ударить. Как только размахнулся, в плече что-то щёлкнуло, острая боль пронзила всю руку до кончиков пальцев и нормального удара у меня не получилось. Топор можно сказать, лишь коснулся бревна и выпал из моей руки. Схватившись за плечо, я застонал, потому что мне было реально больно. Мужик, увидев это, сжалился и больше никаких физических упражнений, делать не заставил. Он предложил присесть на стул возле стола и положил передо мной кожаный мешочек с золотыми монетами. Не понимая, чего он сейчас от меня хочет, я достал одну, посмотрел на неё и положил обратно. Блеска в моих глазах от вида золота, у меня не появилось. Да, я понимал, что цена этих монет велика, но ведь они не мои. Одним словом к золоту я остался равнодушен, ну, есть оно у него и что? Оказалось что ничего, он убрал со стола золото и достал красивый женский кулон с зелёным камнем. Думаю, это был изумруд, но не уверен, в
драгоценных камнях плохо разбираюсь. Я покрутил в руке кулон, оценил его красоту и вернул хозяину. Он хотел мне ещё что-то показать, но нашей молчаливой беседе помешали. В комнату вошёл мой бородатый нянь. В итоге через полминуты он остался, а я ушёл. Ещё через несколько минут я вернулся к себе в комнату, где заботящаяся обо мне женщина, наложила на моё плечо сильно пахнущий полынью компресс. С этим компрессом просидел до вечера и с удивлением обнаружил, что после него моё плечо перестало причинять мне боль. Никаких неприятных ощущений или же ограниченных движений, я тоже не обнаружил.
        - Чудеса средневековой медицины, - подумал я и встал с кровати. В плече боль пропала, а вот в голове появилась, причём резко и очень сильная. В глазах потемнело, ноги подкосились, и я упал лицом вниз. Что происходило после, не знаю, очнулся уже на кровати. Голова ещё немного болела, но в остальном было всё нормально, я даже почувствовал, что во мне что-то изменилось, причём в лучшую сторону. Ощупал и осмотрел себя, никаких изменений не нашёл, после чего решил, встать, вдруг стоя что-то найду. Встал, ничего не нашёл, даже расстроился из-за этого и тут, послышалось конское ржание. Да, я его именно услышал, ко мне вернулся слух, причём он стал даже лучше, чем был до момента его пропажи. Для полной убедительности хлопнул в ладоши, хлопок оказался громче, чем я ожидал. Радости было выше крыши, хотелось кричать и прыгать, но я сдержал порыв. Сейчас мне надо оставаться глухим, хотя бы ещё на некоторое время.
        Выглянув в окно, увидел там вчерашнюю картину, мой бородатый нянь гонял шестерых парней, обучая работе с мечом. Со звуковым сопровождением наблюдать за этим, было намного интереснее и познавательнее. Через несколько минут я узнал, что моего няньку зовут Чарес, именно так к нему обращались все, кто в это время находился во дворе замка. Он увидел, что я наблюдаю за ним из окна и поприветствовал меня, конечно же, не зная о том, какие в моём организме произошли изменения.
        Спустя приблизительно полчаса, я чуть было не выдал себя. В комнату вошла ухаживающая за мной женщина, и я сразу же обернулся. К счастью она не обратила на это внимания, видимо посчитав, что я просто почувствовал сквозняк, когда дверь открылась.
        За те несколько минут что она пробыла у меня в комнате, я понял, что изображать глухого, гораздо труднее, чем немого. Она всё время что-то говорила, мне стоило больших трудов, не реагировать на её слова. Разумеется, я ни слова не понял, из того что она говорила, язык мне был совсем не знаком, но оказался довольно приятен на слух и прост в его произношении.
        Весь день я провёл в комнате, стоя у приоткрытого окна, смотрел, слушал и запоминал. К вечеру даже голова загудела от полученного объёма информации. За день смог запомнить около двухсот слов нового языка, шёпотом повторял их для лучшего запоминания. Все слова были простыми, в основном названия предметов и глаголы типа: дай, положи, встань и так далее. Некоторые слова тяжело давались моему языку, но я из-за этого не переживал, со временем справлюсь с их произношением.
        Как и когда заснул, не помню, проснулся в кровати в одних кальсонах местного образца. В комнате было тепло, кто-то поддерживал огонь в маленьком камине моей комнаты. За окном было темно, но небо с востока уже начинало светлеть. Сбросив с себя шерстяное одеяло, встал и оделся. Новый день планировал провести как же плодотворно, как и вчерашний, то есть выучить ещё как можно больше слов и научиться их выговаривать. Пока во дворе замка никого не было, я повторял те слова, которые выучил вчера. Говорил, разумеется, шёпотом, чтобы меня никто не услышал. После шестого повторения, произношение слов стало более похожим, но я пока не знал, насколько хорошо меня будут понимать, если что-то скажу. Без хорошего собеседника, проверить это, не получится, а собеседник мне на данный момент не нужен, я же глухонемой для всех.
        В комнате на этот раз усидел до обеда, так как после него во дворе мне подслушивать стало просто некого. Чарес куда-то уехал, а он для меня был можно, сказать, главным источником информации. После принесённого мне в комнату заботливой женщиной обеда, решил, совершить небольшую разведку, пройдясь по замку. Начал с кухни, так как мне захотелось пить. Через пару минут моего путешествия, спустившись на первый этаж, встретил там мужика и эта встреча, привела меня в некоторое замешательство. Мужик при встрече со мной снял шапку и поклонился. Я машинально поклонился в ответ, правда, он этого не увидел, так как продолжил стоять, склонив голову. - Я видимо здесь довольно значимая фигура, узнать бы ещё насколько значимая, - подумал я и пока мужик не поднял взгляд, пошёл дальше, до кухни мне оставалось пройти не больше десяти шагов.
        Моё появление там привело к такой же реакции со стороны тех, кто там находился. Две женщины средних лет и пара девчонок возрастом приблизительно лет десяти, также мне поклонились, правда, шапки не снимали, потому что они были в платках. Я не знал, как на это реагировать и что делать, дать разрешение перестать кланяться не мог, говорить нельзя, немой же всё-таки. Стоять и молчать дальше, тоже было как-то глупо, поэтому ничего путного не придумав, начал подходить к каждой из них и поднимать им головы. На меня смотрели как на сумасшедшего, но в ситуацию вмешалась моя заботливая нянька. Она в двух словах объяснила им, что на мои заскоки не стоит обращать внимания. Через несколько секунд я узнал, как зовут мою женщину няньку. Звали её Кельна, в замке она была кем-то вроде завхоза, а не кухаркой, как я думал до этого. В её ведении была и кухня, и домашние животные, и мелкий ремонт всего подряд. Разумеется, не она лично всем этим занималась, её дело заключалось в том, чтобы руководить работами, а работника она могла привлечь практически любого. Не подчинялись ей всего лишь несколько человек: сам хозяин,
Чарес, десять мужиков из охраны замка и я.
        Спустя пару минут я жестами объяснил ей, что хочу пить и тут же получил в руки горшок с парным молоком объёмом литра в три. Даже с учётом того, что я пить уже не хотел, отпил, чуть ли не литр, настолько молоко оказалось вкусным. Из кухни вышел словно пузырь, до отказа наполненный молоком и не зная, куда идти, вышел во двор. К этому моменту во дворе уже стало достаточно многолюдно. Несколько молодых парней учились сражаться на мечах самостоятельно, без наставника Чареса. Меня они не видели, поэтому я некоторое время понаблюдав за ними, решил, подняться на стену замка или на его крышу, так будет точнее. Здание, построенное буквой «О» не имело отдельной защитной стены, стены самого здания выполняли эту функцию. Для того чтобы подняться наверх, у стен со стороны двора, были построены ступени, напоминавшие мне строительные леса, только не временные, а капитальные.
        Вид с высоты крыши на окружающее пространство был завораживающим, покрытые снегом поля и припорошенные им кроны деревьев, вызвали ностальгию о доме. Домой захотелось так сильно, что я чуть было не побежал искать то место, где выпал из портала. Удержало понимание того, что искать его бесполезно, я подопытная мышь, заброшенная неизвестно куда и без возможности возвращения.
        - Пусть здесь, пусть без возможности вернуться, но я жив и не в тюрьме, - подумал я и собрался, спуститься с крыши, но остановился, так как увидел, как из леса выехали знакомые сани. В санях находился Чарес с двумя вооружёнными мужиками и все они были плохом настроении, если судить по выражению их лиц. Я не стал дожидаться, когда они окажутся во дворе, быстро вернулся к себе в комнату, а то мало ли, ещё попаду под горячую руку.
        - Как съездил, что хорошего скажешь? - Новар начал говорить первым, не дожидаясь, когда Чарес определиться с чего начать.
        - Хорошего ничего не могу сказать. Борош передумал отдавать свою дочь за Эрита. Сказал, что твой сын теперь ущербный и потомства хорошего от него не получить. Я пытался доказать, что потеря слуха и речи на продолжение рода не повлияет, но он и слышать ничего не захотел.
        - Отказался, значит, - Новар задумчиво погладил бороду, - ущербный значит, а дочь его что говорит?
        - А что она может сказать? Она и до этого была не очень-то рада вашему соглашению. Сейчас, наверное, даже выдохнула с облегчением. Папаша ей нового мужа найдёт, в нашем королевстве баронов много, в том числе и безземельных. Это конечно, худший вариант для него, но тоже выход.
        - Ущербный, - Новар задумчиво поглаживал бороду, пытаясь найти выход из той ситуации, в которой сейчас оказался. Баронство отставить в наследство кроме как Эриту, было больше некому. Если у его сына не будет детей, род Волар на нём и закончится. К тому же, сплетни о том что его сын не дееспособный, не только как воин, но и просто как мужчина, приведут к нежелательным последствиям. Показывания пальцем и шушуканье за спиной, Новара не волновали, а вот попытки захватить баронство, стоило ожидать в любой момент.
        - Чарес, а не проверить ли нам его на мужскую силу, с женщиной, а не маханием топором или мечом.
        - Можно устроить, только лучше, чтобы об этом никто не знал. Нам это дело нужно Кельне поручить. Подберёт для него кого-нибудь не из болтливых, можно даже немного ей заплатить, так надёжнее будет.
        - Можно, только не деньгами, дам пару кур за молчание, - Новар замолчал, задумавшись о том, как лучше поступить. Он был не жадным человеком, мог бы заплатить девушке, но сейчас баронство переживало не лучшие времена. Война ощутимо опустошила казну, к тому же он лишился сорока воинов, не каких-то там крестьян, а хороших, обученных Чаресом воинов. Ещё год назад он мог бы, просто заставить кого-нибудь, согревать кровать сыну, но сейчас предпочёл, заплатить, так получится почти по доброй воле, чернь не взбунтуется. Бунт сейчас Новару был ох как не нужен, подавить сил не хватит, от его и без того небольшого войска сейчас почти совсем ничего не осталось.
        - Ну, так я пойду? - Чарес напомнил о себе, не дожидаясь, когда барон выйдет из раздумий.
        - Да, займись этим, потом скажешь, что из этого вышло.
        До позднего вечера я снова учил слова услышанные за сегодня и повторял те, что запомнил вчера. Выговаривать те, что выучил вчера, получалось лучше, а вот сегодняшние давались тяжело, так как это уже были короткие предложения. Ближе к полуночи, когда собирался ложиться спать, пришла Кельна, принесла блюдо с яблоками и кувшин с вином. Это было уже что-то новенькое, до этого мне вина не приносили. Я, правда, и сам его не просил, так как оно мне могло сослужить плохую службу - развязать язык. Не то чтобы я мог сказать что-то лишнее, я мог просто что-то сказать. Кельна была подозрительно ласковой, говорила, что верит в то, что всё будет хорошо, жизнь наладится. Я, конечно, понял её не дословно, но общий смысл сказанного был приблизительно таким.
        Есть, и пить, не стал, у меня появилось подозрение, что продукты отравлены, особенно вино. Потом немного подумав о том, какой смысл меня сначала лечить, чтобы потом отравить, всё-таки съел одно яблоко и сделал глоток вина. Кислое вино восторга у меня не вызвало, по моему мнению эту бурду вообще пить нельзя, желудок потом может дать сбой.
        Приблизительно через час после полуночи, когда я лежал в кровати, продолжая нашёптывать новые слова, услышал голоса за дверью. Голоса были женские, один из них я сразу же узнал, это была Кельна. Второго голоса ещё ни разу не слышал, но судя по всему, он принадлежал какой-то молодой женщине или даже девушке. Так как слух ко мне вернулся и стал даже лучше чем был, я хорошо слышал, о чём они говорят, правда, понял не всё, но достаточно, чтобы уловить смысл их разговора.
        - Я передумала, не пойду и не надо мне ничего. Что потом обо мне люди скажут, - говорила незнакомка.
        - Что значит, не пойдешь? Зачем вообще тогда сюда пришла? Зачем соглашалась?
        - Так ведь у меня дитё малое, муж на войне сгинул, а без него ох как тяжко. Иногда голодать приходится, лишний кусок хлеба появится, хоть дитя накормлю.
        - Так в чём тогда дело? Иди, получишь, что тебе обещали, а о людях не думай, никто ничего не узнает, если сама молчать будешь. Сейчас не только тебе тяжело, всем от этой войны досталось. Новар сам ног в прошлой войне почти лишился, а теперь вот сын не совсем здоровый вернулся. Не слышит ничего, и говорить не может, так что он тебя тоже никому не выдаст, не сможет просто. Ты главное потом на глаза ему не попадайся, чтоб не узнал. Иди, давай, а-то ночь скоро закончится!
        - Не пойду, говорят, что он очень груб с девушками, я синяки потом как скрою?
        - О старом Эрите забудь, того мерзавца больше нет, он после того как с того света вернулся, стал совсем другим. Мне руки долго гладил, чего никогда не было и взгляд у него добрый стал, иди, сказала!
        - Я.
        - Трёх куриц дам! - перебила Кельна и, открыв дверь, втолкнула ко мне в комнату незнакомку.
        Я лежал с чуть приоткрытыми глазами и наблюдал за ней. Да, моё предположение было верным, незнакомкой оказалась девушка лет двадцати или чуть старше. Среднего роста, для женщины, разумеется, стройная, я бы даже сказал немного худая, тёмные волосы длиной до лопаток, заплетены в тугую косу. Из одежды на ней было нечто похожее на ночную сорочку, которую она стыдливо сняла, после чего быстро залезла ко мне под одеяло. Понимая, что убивать меня точно никто не собирается, я поддался её соблазну.
        - Всё страньше и страньше, с чего это мне вдруг такие подарки? - подумал я приблизительно через полчаса, когда девушка ушла. Она за эти полчаса не произнесла ни слова, хотя прекрасно знала, что я глухонемой, то есть, не должен её услышать в принципе. Сейчас обдумывая всё случившееся, мозаика общей картины происходящего практически сложилась, не считая некоторых не существенных фрагментов. Меня принимают за сына барона, что в какой-то степени очень даже не плохо. Тот дядька инвалид это мой отец, то есть отец того человека, место которого я занял. Зовут его Новар, имя это или фамилия пока не известно, но это на данный момент не столь важно. С какого перепуга они меня принимают за его сына Эрита, пока не понятно. С отношением ко мне простых людей, некоторые не ясности тоже остались. Чарес и Кельна относятся вполне дружелюбно, но с некоторой осторожностью и всё из-за того, что настоящий Эрит оказывается, был конченным подонком. Незнакомка хорошо знала, о чём говорила, после ночи с тем Эритом девушки оставались в лучшем случае с синяками, о худшем даже думать не хочется. Сейчас Эрит это я, значит,
относиться ко мне будут как к нему, а меня это не устраивает. Нужно будет как можно быстрее изменить отношение ко мне, иначе могу долго не протянуть, занимая чужое место. Пора, наверное, мне выходить из подполья, то есть признаться в том, что теперь слышу, но вот со способностью связно говорить, признаваться пока слишком рано. Потерю памяти придётся изображать до конца своих дней, думаю, это будет не сложно, потому что реально ничего не знаю. - Мысли бегали табуном и в итоге, за несколько минут утомили меня так, что я заснул и проспал до утра, не меняя позы.
        - Ну? - Кельна ожидала девушку возле лестницы, ведущей на второй этаж к комнате Эрита. Девушка, спустившись вниз и словно не услышав её, посмотрела на входную дверь. Взгляд её был задумчивый и довольный как у кошки, только что съевшей безнаказанно хозяйскую сметану. - Эй, ау! - Кельна притормозила девушку, собирающуюся пройти мимо.
        - А? - Девушка наконец-то вернулась в реальный мир из дебрей собственных мыслей.
        - Ну и как? - Кельна прижала её к холодной стене, глядя в глаза.
        - Что? - она посмотрела на Кельну, не совсем понимая, о чём её спрашивают.
        - Щас как дам по башке и кур не получишь! Говори как он, как мужчина?
        - Ну, как тебе сказать, нормально у него с этим всё. Мне бы сейчас поспать где-нибудь немного, а то ноги что-то совсем не держат.
        - До утра можешь на кухне пристроиться, а с рассветом, чтоб я тебя уже здесь не видела! Кур сама поймаешь, я предупредила о том, что придёшь за ними.
        - А проверить только один раз нужно было или? - девушка посмотрела на Кельну полупьяным взглядом и улыбнулась.
        - Ух, как тебя подогрело-то! Пока один, нужно будет, я за тобой пришлю, а сейчас бегом на кухню и не выходи оттуда до рассвета! - Она подтолкнула девушку в сторону кухни и пошла, искать Чареса, нужно было доложить о результате проверки.
        Чареса она нашла минут через десять, он спал в комнате расположенной над воротами. После того как умерли его жена и дочь, он переселился в эту комнату, несмотря на то, что прежняя была в три раза больше и теплее.
        - Чарес, просыпайся!
        - А, это ты! Ну, что?
        - А ничего! Девка до сих пор словно пьяная. Здоров он, так что зря беспокоились.
        - Ну, здоров и здоров, чего кричать-то на весь замок, - вставать Чаресу не хотелось, но он понимал, что вскоре нужно будет идти к Новару с докладом. Сам барон вставал с рассветом, как и большая часть обитателей замка, так что будить его уже не придётся.
        - А кто кричит-то, я что ли? Я вообще всегда тихо говорю, - обиделась Кельна, хоть и знала, что говорила она и в самом деле всегда громко. Если бы она говорила тихо, никто бы её не услышал и работа по хозяйству, оставалась бы не сделанной. Она вскоре ушла, а Чарес принялся надевать сапоги, чтобы отправиться к барону.
        - А, это ты! Проходи, садись, рассказывай, как всё прошло?
        Когда Чарес приоткрыл дверь в комнату барона, тот уже давно не спал, сидел за столом и о чём-то думал.
        - Нормально всё, по всей видимости даже лучше стал в этом плане. Девка ушла довольной, могли бы даже ей и не платить.
        - Да, плюнь ты на этих кур, тоже мне ценность нашел. Пусть порадуется, она же насколько я знаю, мужа потеряла, ей эти куры сейчас хорошее подспорье. Жаль, что дела у нас идут не настолько хорошо, были бы деньги, я бы каждой вдове по корове дал. Чего ты на меня так уставился?
        Чарес смотрел на Новара и не мог понять, он это перед ним сейчас или тоже двойник? Барон хоть и не был никогда жадным человеком, но хозяйство не разбазаривал и таких идей Чарес от него никогда не слышал.
        - Нет, всё нормально, не проснулся ещё до конца.
        - Тогда просыпайся, есть ещё одно дело, более важное, чем девку моему сыну в кровать подкладывать.
        - Какое?
        - Если уж он и в самом деле ничего не помнит, попробуем из него нормального человека сделать.
        - Это как?
        - Раны у него почти зажили, так что можешь его начинать гонять, да и вообще, таскай его всё время за собой, чтобы с нового пути не сбился.
        - Можно попробовать, вот только я не обещаю, что из глухонемого получится сделать нормального воина.
        - Чарес ты меня не так понял, мне не воин нужен, а нормальный сын.
        - Ааааа, ну, если ты в этом смысле, тогда да, сделаю всё что смогу.
        Глава 4
        Утром, выглянув в окно, я увидел такую же картину, какую видел на протяжение нескольких дней до этого. Чарес учил молодых парней пользоваться оружием. С неба сейчас большими редкими хлопьями падал мокрый снег, но Чарес не собирался прерывать обучение, заявляя, что - на войне погода не имеет значения. Драться нужно уметь при любой погоде. Понаблюдав несколько минут за тренировкой, решил, подойти к нему и напроситься в ученики. Если уж меня тут считают бароном, я должен соответствовать этому титулу, то есть должен уметь держать в руках меч и любое другое оружие тоже.
        - Ча-а-рес, я тоэ учить, - изображая, как тяжело, получается, говорить, я подошёл к Чаресу и попросился к нему в ученики.
        - Опля, заговорил! - Чарес услышав от меня эти слова, обернулся и чуть не пропустил удар от одного из учеников. - Может ты еще, и слышать стал?
        Я кивнул, признавшись и, сразу же пояснил жестами, что слышу плохо. Зачем признаваться в этом, изображать почти глухого выгоднее. Иногда можно будет сделать вид, что чего-то не расслышал и соответственно, поэтому не отвечаю. Чарес расплылся в улыбке, узнав, что ко мне вернулся и слух и речь, пусть не полностью, но вернулись. Через секунду его улыбка стала исчезать, видимо он подумал, что и память ко мне тоже вернулась. Не спросив у меня больше ничего, он выдал мне деревянный меч и поставил в пару с одним из парней, приблизительно моего возраста и телосложения.
        Через несколько минут я снова подошёл к Чаресу, но уже не с просьбой, а с возникшей проблемой. Мой напарник не нападал на меня совсем, видимо боялся сделать мне больно, я же барон как-никак. Меня такой расклад не устраивал, так ничему не научишься, это всё равно что по стволу дерева бить, оно тоже сдачи не даёт. Чарес выслушав мою претензию, из которой понял далеко не все слова, потому что я умышленно их коверкал, он поставил мне в пару - себя! Я не ожидал такой замены и сразу же стал получать довольно болезненные удары по разным местам моего организма. Я, конечно, отбивался и даже сам пытался атаковать, насколько мог, но всё равно, раз за разом проигрывал.
        Спустя приблизительно час, заработав несколько десятков синяков, я сдался, бросив меч под ноги наставнику, поднял руки. Моих мизерных познаний о бое на мечах, так же как и умений, было недостаточно не только для того, чтобы одолеть Чареса, но и вообще хоть кого-нибудь одолеть. Разумеется, сам Чарес об этом даже не догадывался, наверное, думал, что я просто всё забыл.
        - Ничего страшного, когда начинаешь с ноля, так даже лучше, переучивать всегда тяжелее. Хватит с тебя на сегодня, иди, отдыхай, - сказал он мне, видя, насколько я измотан около часовой тренировкой, а если точнее то моим избиением.
        - А вот на кулаках я бы тебя сделал, - подумал я и, прихрамывая на правую ногу, поплёлся к себе в комнату. До следующего утра из неё не выходил, но это не означает, что я там лежал просто так, я учился правильно выговаривать слова. Потом вспоминал и заучивал новые, услышанные сегодня за время тренировки с Чаресом.
        На следующее утро пришёл на тренировку самым первым, даже чуть раньше самого Чареса, чем сильно его удивил. Потом удивил ещё несколько раз, попытавшись применить связки ударов, которые придумал ночью, спать не хотелось, вот и придумывал. Мои новшества он оценил как - неплохо, но я всё равно не выиграл у него ни одного поединка.
        На следующее утро всё повторилось, я за вечер придумал ещё пару коварных по моему мнению ударов и один даже достиг цели - правой ноги Чареса. После этого он в корне изменил технику боя, и я вновь заработал новый десяток синяков. Синяки в этот раз получились довольно большие и болели весь день и половину ночи, из-за чего я конкретно не выспался.
        Утром, снова появившись на тренировочной площадке с настроем на победу, обнаружил, что там никого нет. Чарес ещё вечером куда-то уехал и до сих пор не вернулся. Вместо него хотел потренироваться с теми парнями, что занимались вместе со мной, но и их не смог найти, вернее нашёл одного, но его прибрала к рукам Кельна. Так как в её обязанности много чего входило, она заставила его колоть дрова, чтобы пополнить запас для кухни. Оказавшись не удел, решил, тренироваться в одиночестве, хотя бы удары отработаю, не получая синяков от Чареса.
        Приблизительно час махал деревянным мечом, пока мне это не надоело. - Учиться нужно настоящим оружием, пусть тупым, но настоящим, - подумал я и пошёл, искать это самое настоящее оружие. Пошёл, разумеется, к Кельне, почему-то решив, что и арсеналом заведует тоже она, но я ошибся. Кельна отправила меня к барону, имя которого я только что от неё и узнал. Папашу моего, оказывается, зовут Новар. Узнав, что оружием заведует только он, идти к нему мне как-то сразу расхотелось. Я опасался того, что он догадается о том, что я не его родной сын, после чего моя жизнь не то, чтобы изменится, она сразу же и закончится. Как бы мне страшно к нему идти не было, а идти пришлось, Кельна за мной наблюдала.
        Ноги налились свинцом, когда я стал подниматься по лестнице на второй этаж. Мне казалось, что ещё немного и я просто не смогу поднять ногу, чтобы потом поставить на следующую ступеньку.
        Через некоторое время я всё же поднялся по лестнице и, подойдя к двери комнаты барона, остановился. Около двери стоял тот же самый охранник с большим тесаком, прицепленным к поясу. Придя в некоторое замешательство, я посмотрел на мужика, не понимая, как мне поступить, - войти никого не спрашивая и без стука или же, попросить разрешения и постучаться. Проблема решилась сама собой, охранник открыл для меня дверь и я вошёл. Барон, то есть теперь мой отец, сидел в своём инвалидном кресле и задумчиво смотрел в окно. Мне пришлось подойти ближе, чтобы он меня заметил, иначе я мог бы ещё час простоять у двери, пока он не выйдет из своих мыслей.
        - А, это ты! Я рад что ты пришёл, присядь, чего понапрасну ноги напрягать. Нам с тобой есть о чём поговорить, - после этой фразы страх того, что он обо всём догадался, пролез в самые потаённые углы моего сознания. То что Новар уже знает, что ко мне вернулся слух, я был уверен. Чарес каждый вечер приходил к нему и докладывал о моих жалких попытках, научиться держать оружие в руках. Я не стал отказываться от разговора и кивнул, согласившись сесть в кресло.
        - Знаю, что тебе тяжело говорить, поэтому можешь отвечать жестами. Начну с самого главного, - Новар сел в кресле удобнее, подтянувшись на руках. - Не знаю, насколько твоя память пострадала, но вижу, что тебе её не всю отшибло, соображаешь же нормально, значит что-то осталось. Так вот, слушай и постарайся запомнить всё, что сейчас скажу. Шестнадцать лет назад, мы с Натаном Борошом заключили договор. У него тогда родилась дочь, и мы договорились, что в день её совершеннолетия он отдаст её тебе в жёны. Как и положено, невеста идёт с приданым, у всех оно разное. В нашем договоре я, точнее ты, должен был получить две деревни с теми землями, где они находятся. Почти четыре сотни крестьян смогли бы существенно улучшить наше положение. Наше баронство с каждым годом становится слабее, сам видишь, какой из меня сейчас хозяин. Вся надежда была на тебя, но тут в дела вмешалась война и ты, как представитель рода Волар, отправился на неё. Когда ты вернулся, Борош узнал о твоих проблемах со здоровьем и отказался от нашего договора. То что он отказался, меня не так уж сильно и расстроило, демон с ней, с этой его
дочкой, другую жену тебе найдём. В нашем королевстве двадцать восемь баронств, есть из чего выбирать, а сколько безземельных баронов, сам король, наверное, не знает. Тревожит меня сейчас не это. Нас могут попытаться захватить. Король на такие дела смотрит сквозь пальцы, ему лишь бы денег с нас взять. Берёшь в свои руки ещё одно баронство, изволь платить в два раза больше. Сейчас ты уже достаточно окреп, поэтому тебе нужно взять на себя часть дел. Я не могу из замка выходить, а ты можешь. Всё что будет нужно сделать в первую очередь, скажу тебе завтра. Чарес поможет тебе, у него память не пострадала на войне. Вот, кажется и всё, что я хотел тебе сказать, остальное обсудим по мере поступления проблем, а они точно будут, я в этом уверен. Теперь говори, что от меня нужно, ведь по твоему взгляду я сразу понял, что ты чего-то попросить хотел?
        Пока Новар говорил, я не только внимательно его слушал, но и напряженно думал. Думал о том, что быть бароном не так уж и хорошо, на тебе висит масса забот, а рядом ещё лежит огромная куча нерешённых проблем. То что мне придётся когда-нибудь вплотную заняться баронством, я догадывался, только не думал, что этот момент наступит настолько скоро. Слушая отца, которого у меня раньше никогда не было, я понял, что он не настолько уж и плохой человек, несмотря на то что барон. Я всегда считал, что знать - конченые отморозки, оказалось что далеко не все. Правда, это другой мир, о котором я пока вообще почти ничего не знаю, может и ошибаюсь.
        Новар говорил, я кивал, соглашаясь и с его суждениями и мыслями, и с переложенными на меня некоторыми делами. Он пока говорил, всё время смотрел мне в глаза и мне от этого было немного не по себе. Казалось, что его взгляд проникает в мою душу, словно невидимый червь вгрызается в мой мозг, высасывая из него всю информацию. К концу разговора у меня появилось стойкое убеждение в том, что Новар уже знает о том что я не его сын. Он, правда, ничего не сказал по этому поводу, но думаю, скажет, стоит мне только совершить какую-нибудь ошибку.
        - Меч, нужен, учиться, - выговорил я, не забыв, немного исковеркать слова. - Дерево плохо.
        - А, вот оказывается что тебе нужно, а я уж было подумал, - он как-то хитро улыбнулся не договорив. - Керон! - позвал он своего привратника. Тот появился мгновенно, словно в этот момент держался за дверную ручку. - Принеси его меч!
        Керон ушёл, а мой названный отец принялся, вспоминать прошлое. За десять минут я узнал многое и о нём, и о своей матери, точнее о матери настоящего Эрита. Ничего особо интересного в их жизни не происходило, жили скромной жизнью мелко-земельного баронства, растили сына, единственного, так как жена Новара после первых родов больше не смогла забеременеть. Новар сильно переживал из-за этого, даже стал присматриваться к молодым крестьянкам, а потом началась война. В той войне он получил травму позвоночника, обычный армейский лекарь ничем ему помочь не смог. С такой травмой мог справиться только очень хороший лекарь, живущий в столице, а его услуги стоили ох как дорого. Новар узнавал, кто и сколько берёт из них за восстановление поврежденных позвонков, а когда понял, что на услуги даже самого дешёвого столичного лекаря денег всё равно не хватит, успокоился и остался инвалидом. Какова была цена, он не сказал, но мне и так было ясно, что просили много и золотом. Что здесь можно было купить за одну золотую монету, я не знал, мне никто не рассказывал, а сам я как-то и не задумывался об этом, просто не нужно
было.
        Керон вернулся, держа в руках меч, видимо ранее принадлежавший настоящему Эриту. Меч был в ножнах, но даже по его рукояти я смог приблизительно оценить качество оружия, а оно было отличное. Рукоять меча Чареса выглядела намного проще, но я, разумеется, мог ошибаться, как говорится, - внешний вид не так важен как качество стали.
        - Узнаёшь? - Новар внимательно следил за мной, особенно за выражением лица. Я помотал головой. Как я мог его узнать, если никогда не видел? Взяв его в руки, вынул из ножен на половину длины лезвия. Меч был великолепен, в его отполированных до зеркального состояния гранях отразилось моё по-детски радостное лицо. Увидев себя, задвинул меч обратно и вернул на место обычное выражение лица. Новар увидел это и засмеялся, как-то по-доброму, как отец подаривший сыну игрушку, о которой тот и мечтать-то не мог. - Чарес поможет с обучением, главное слушать и делать всё так, как он говорит.
        Я встал и кивнул, подтвердив, таким образом, что буду и слушать, и делать. Ещё бы я его не слушался, от умения владеть мечом или другим оружием, в этом мире зачастую зависела жизнь, причём не только твоя. Спустя несколько минут уже сидя у себя в комнате, я рассматривал своё первое в жизни настоящее оружие. Несколько раз ловил своё отражение в его отполированном до блеска лезвии, и каждый раз смущённо убирал глупую улыбку с лица.
        - Как сопливый мальчишка, честное слово, - сказал сам себе и решил, с этого момента стараться всегда контролировать свои эмоции. Моё любование оружием было нарушено Кельной, она мне обед принесла и сказала, что с завтрашнего дня завтрак, обед и ужин мне будет приносить какая-то Алетта. Я был совсем не против таких перемен, понимал, что у Кельны и так забот хоть отбавляй, а тут еще за мной присматривай. Сейчас, правда, присматривать и ухаживать за мной уже было не нужно, я выздоровел, но чую, что совсем без присмотра меня не оставят. Мне, в общем-то, всё равно, пусть присматривают, меня всё устраивает, лишь бы хуже не стало.
        Плотно пообедав, вышел на тренировку с уже настоящим мечом. Разница между деревянным и настоящим мечом была ощутимой, с тем, что сейчас был в моих руках, хотелось учиться, даже не прерываясь на отдых.
        Мышцы ныли от усталости, но я продолжал отрабатывать удары и блоки, пока на улице совсем не стемнело. Можно было бы зажечь факела и продолжить тренироваться уже при их свете, но решил, что на сегодня достаточно. Вернувшись в комнату, увидел свой ужин, оставленный для меня на столе. Съев всё, что мне принесли, я прилёг на кровать. Заснул мгновенно, сил не осталось даже на то, чтобы снять сапоги.
        Новар до позднего вечера, сидя у окна, наблюдал за тем, как Эрит занимается в полном одиночестве. Его упорству можно было только позавидовать, шесть часов практически без перерыва не каждый выдержит. Глядя на то, как с каждым разом у него получается всё лучше и лучше, Новар задумался о том, что это не его сын, это совсем другой человек. Такая мысль закралась в его сознание сразу, как только он посмотрел в его глаза во время недавнего разговора. Сейчас же эта мысль не выходила из головы ни на минуту, уж слишком была большая разница между Эритом до войны и после. Люди так быстро не меняются, а если и меняются, то точно не в лучшую сторону.
        - Нет, этого просто не может быть, это не мой сын, это совсем другой человек, - проговорил он вслух. От этого вывода он уже не знал, как ему теперь поступить, продолжать считать его сыном или же надавить на Чареса, чтобы он признался и рассказал где взял копию Эрита. - Не может этого быть, - прошептал он ещё раз.
        - Чего не может быть? - в комнату вошёл Чарес. - У тебя опять что-то и где-то не сходится?
        - Да, есть кое-что, как раз у тебя хотел спросить, но вначале о деле. Как съездил?
        - Пока тихо, Борош войско не собирает, видимо ждёт, когда снег растает. Если это так, у нас есть ещё приблизительно месяц для того, чтобы подготовиться к тёплой встрече. Солдат у нас мало, конечно, из крестьян за это время нормальных воинов сделать не успею. Был бы в запасе год, ещё можно было бы чему-то их научить. Что касается деревни, там пока проблем особых нет, все живы, не считая одного старика, умер от старости. Куры чувствуют себя хорошо, как и их новая хозяйка, - Чарес улыбнулся и пригладил усы. - О том за что она их получила, говорит, что ты дал как помощь вдове. Остальные вдовы и матери теперь тоже подарков от тебя ждут. Может мы зря кур этих ей дали? Она и так довольной отсюда ушла бы.
        - Я думаю девку эту надо сюда переселить, чтоб глаза завистникам не мозолила.
        - Да, согласен, здесь ей будет лучше и нам спокойнее. Новар, а ты что хотел спросить-то?
        - Чарес ответь честно, где мой сын?
        - Откуда я знаю, я же только что приехал, в комнате у себя, скорее всего, а что?
        - Я не в этом смысле. Где настоящий Эрит? Тот что сейчас - это не он, это его копия!
        - Новар, ты заболел что-ли? С чего ты взял что это не он? - Чарес заволновался, но решил, продолжать, настаивать на том, что это настоящий Эрит.
        - Тот Эрит что сейчас и тот что был, отличаются как небо и земля! Сегодня он ко мне пришёл с просьбой, как ты думаешь, что он у меня попросил?
        - Не знаю, может опять девку под бок? А, что? Дело и тело молодое, запрос вполне понятен.
        - Я тоже вначале так подумал, но ему не это понадобилось. Он попросил у меня меч, а потом шесть часов занимался в полном одиночестве, причём без перерыва. Ты так смог бы?
        - Сейчас уже нет, стар я стал, а вот когда был молод.
        - Зубы мне не заговаривай! - перебил его Новар.
        - Кто этот парень и где Эрит?
        - Это и есть Эрит, изменился он видимо после того, как мага убил. Сила мага вышла и ударила по нему, но не убила, а изменила! - Чарес придумывал на ходу, иначе было нельзя, Новара нужно убедить для его же блага. - Новар, перестань, ты же не глупый человек, должен понимать, что двух одинаковых людей не бывает, если не близнецы конечно. Есть похожие люди, но не настолько же! И вообще, чего тебе не нравится? Сын жив, стал лучше, правда, говорить пока толком не умеет, но ничего, со временем научится. То что память потерял, так это даже к лучшему, воспитаем заново, лишь бы она к нему сейчас не вернулась. Одним словом перестань, забивать свою голову дурными мыслями. Тебе как будто больше думать не о чем. Если у тебя всё, я пойду, устал я и есть хочется.
        - Пока всё, иди, отдыхай, завтра у тебя будет тяжёлый день, - Новар слегка улыбнулся, вспомнив как человек, как две капли воды похожий на его сына, тренировался с мечом. Судя по тому, как быстро Чарес вышел, Новар ещё больше стал склоняться к тому, что сына подменили в прямом смысле этого слова. - Хочется надеяться, что я ошибаюсь, - он постучал пальцами по подлокотнику кресла, - хотя, может быть оно и в самом деле только к лучшему. А ведь знает что-то старый лис, но молчит, - он посмотрел на дверь, в которую только что вышел Чарес.
        Сам Чарес сейчас шёл на кухню и думал о том, что его трюк с подменой чуть не провалился. Новар хоть уже и не молод, но далеко не глуп, правда, зрением сейчас стал слаб, иначе заметил бы, что глаза у парня не серые как у настоящего Эрита, а серо-зелёные.
        - Эй, ты спишь что-ли? - его кто-то толкнул в бок.
        - Что? Нет, не сплю, - толкнувшим его человеком оказалась Кельна. Пока он думал, добрался до кухни и остановился там. Стоял, молчал и ничего перед собой не видел, поэтому и получил по рёбрам от перепуганной таким поведением Кельны. - Съесть, дашь что-нибудь?
        - Дам, конечно, случилось что-то?
        - Пока нет, а что?
        - Да, на тебе лица нет, словно ты в лесу демона встретил.
        - Уж лучше бы встретил, - подумал Чарес, - проблем было бы в разы меньше. - Как Эрит? Не болеет?
        - Нет, а что? - Кельна слегка напряглась. Если он спрашивал о чьём-то здоровье, значит, подозревал этого человека в чём-то. Конечный результат такой заинтересованности, как правило, заканчивался одним - виселицей. Сейчас Чарес спрашивал о младшем Воларе, но повесить его Новар точно не позволит, даже за очень плохой поступок.
        - Да, я просто так спросил, нечего такие круглые глаза делать, - успокоил её Чарес и сел за стол. Через полчаса он уже сытый спал в своей маленькой комнате над воротами.
        Проснувшись рано утром, я захотел в туалет и не смог сразу встать. Все мышцы неимоверно болели после вчерашней тренировки, любое движение сопровождалось болью сразу во всём теле. - Кажись, я вчера слегка перестарался в танцах с мечом, - подумал я и стал, растирать ноющие мышцы, так как разминать их было больно. Сначала так разогрел мышцы рук, потом груди, и только после добрался до ног. Когда я через полчаса наконец-то смог встать, в дверь кто-то робко постучал.
        - Входи, открыто!
        Дверь приоткрылась, и я увидел девочку лет десяти. Белобрысая, конопатая и сильно смущающаяся девчушка, стояла, держала в руках небольшую корзинку с едой и кувшин.
        - Ты Алетта? - девочка кивнула и осталась стоять в дверном проёме. - Я так понимаю, это мой завтрак? - она снова кивнула. - Поставь на стол, - попросил я, и до меня дошло, какую ошибку я только что совершил. Я говорил с ней так, словно никогда не был немым, слова прозвучали настолько чётко, что не чувствовалось никакого акцента или же напряжения в их произношении. Девочка быстро подбежала к столу, поставила корзинку с кувшином и со скоростью пули, вылетела из комнаты, даже не закрыв за собой дверь. - Странная какая-то, ни тебе здрасти, ни до свидания, всё молча, может она тоже немая? - одевшись, так как был до этого лишь в кальсонах, сел за стол и съел всё, что она принесла. После вчерашней тренировки на меня напал ужасный «жор», организм требовал возмещения потраченных калорий, причём, в тройном размере. Оставив от обеда лишь пустую посуду, взял меч и вышел во двор. Пока народ собирался и ожидал появления Чареса, я сделал небольшую разминку, чтобы окончательно разогреть мышцы.
        Наш учитель появился минут через сорок, вид у него был уставший, словно он всю ночь не спал, а лес валил. Распределив учеников на пары, он против меня выставил опять себя и около часа гонял меня без перерыва, даже отдышаться не позволял.
        - Какая муха его укусила? - думал я, в очередной раз, оказавшись избитым деревянным мечом. Мой настоящий меч он велел отложить, так как у всех сейчас были только деревянные.
        С большим трудом я добрался до своей комнаты, чтобы пообедать и хотя бы немного отдохнуть, но не тут то было. Только я успел положить в желудок обед, Чарес был тут как тут, лично пришёл, чтобы выгнать меня на тренировку. Спускаясь по лестнице вслед за ним, в мою голову пришла мысль, что до вечера с таким учителем я не доживу, умру от усталости прямо на тренировочной площадке.
        Несколько крестьян, из которых Чарес пытался сделать воинов, посмотрели на меня с жалостью, а ведь раньше их взгляды были слегка презрительными. По привычке направился к стойке с палками, заменяющими собой мечи, но Чарес меня остановил и направил в другую сторону. На телеге под большим куском мешковины лежали настоящие мечи, только специально затупленные, и из них мне предстояло подобрать себе один. Мечей в телеге лежало штук двадцать, разных размеров, форм и, разумеется, разного веса. Я выбрал один более похожий на тот, что дал мне Новар и подошёл с ним к Чаресу. Он одобрительно кивнул и велел взять щит. Дубовый щит, обитый по краю железом, весил килограмм пятнадцать, ощутив его вес, мне захотелось его выбросить, а в место него взять ещё один меч или топор. Но я не стал возмущаться неудобством щита, так как обещал барону, что буду слушаться Чареса во всём. Вслед за мной, железные мечи и щиты, получили и остальные ученики, которых сейчас стало больше на четыре человека. Против меня снова встал сам Чарес, и минут через десять я уже был готов умереть от усталости. Держа в одной руке щит, а в другой
меч, у меня никак не получалось действовать ими слаженно. У меня то щит опаздывал поставляться под удар, то меч пролетал мимо цели. Одним словом я мучился, осознавая, что это точно не мой тип вооружения. Щит довольно сильно меня замедлял и перекрывал обзор, из-за чего я зачастую просто не видел, что делает мой учитель и где он вообще находится.
        После очередной изнурительной тренировки, я добрался до кровати лишь на упрямстве. Ужин есть не стал, присев на кровать даже не понял, когда заснул. Следующее утро стало для меня самым плохим за всю мою жизнь. Когда я открыл глаза, первое что увидел, было радостное лицо Чареса. Я даже попытался отползти от него как от кошмара, но не смог, некуда было отползать, каретка кровати не позволила.
        - Вставай, завтрак уже принесли! - сообщил он, продолжая улыбаться во все зубы.
        - Испытывает меня, гад! - подумал я и с кровати не встал, а сполз, на ноги поднялся только когда добрался до стола. - Врёшь, не возьмёшь, мы ещё посмотрим кто из нас более упёртый!
        Через несколько минут походкой робота, я вышел во двор, где уже собрались все ученики, они ждали только меня. Видя моё состояние, Чарес дал мне несколько минут, чтобы сделать разминку.
        После разминки, поморщившись от всё ещё ноющей боли в мышцах, пошёл за щитом, но Чарес меня остановил, предложив выбрать второе оружие на своё усмотрение. Другим ученикам он такого выбора не предоставил и они с некоторой завистью посмотрели на меня, перебирающего оружие в телеге. Вторым оружием я выбрал себе не меч, а топор, только не такой большой какой был у Новара.
        Довольно длинная, окованная железом рукоять хорошо лежала в руке, а небольшой вес топора позволял наносить быстрые удары. Имея в руках два вида оружия, я почувствовал себя более уверенно и сразу стал для Чареса серьёзным противником. Вечером, до комнаты дошёл, словно включив какой-то внутренний «автопилот». Об ужине даже не вспомнил, конечная цель - кровать, была сейчас для меня в приоритете.
        Чарес сегодня устал как никогда, он даже на войне так не выкладывался как сегодня. Его найдёныш оказался способным учеником, всё схватывал на лету, но не останавливался на этом, а старался, придумать что-то своё, если показанные приёмы не достигали цели или просто не получались. Чарес только за сегодняшний день приобрёл около десятка синяков, некоторые из них даже ещё вечером продолжали болеть.
        - Ему в руки настоящее оружие давать нельзя, его же потом только небольшой армией успокоить можно будет, - подумал Чарес, перед тем как отправиться спать. Он уставал так же сильно, как и Эрит, только свою усталость никому не показывал, вечером на кровать не ложился, а падал, лишившись сил. Утром, правда, у него было небольшое преимущество перед учеником, мышцы были привычные к нагрузкам и не так болели как у молодого парня. Собравшись идти спать, он подумал, что надо бы наведаться к Новару, так как уже пару дней с ним не разговаривал, некогда было.
        - Ну, наконец-то, чего не заходил? Я, между прочим, ждал! - Новар как всегда сидел за столом, что-то подсчитывая и планируя.
        - Некогда было, - Чарес прошёл и не сел, а упал в кресло, стоявшее у окна. - Я его боюсь Новар, честное слово боюсь. Если его разозлить, он звереет и уже не остановится, пока тебя в землю не вобьёт по самую макушку.
        - Как же он тогда останавливается, если ты жив до сих пор?
        - Сам не понимаю, видимо понимает что я не враг, поэтому и не добивает, ох, - Чарес схватился за бок. - На завтра я отменю занятия с ним, нам обоим нужно восстановиться.
        - И всё-таки скажи мне, кто он? - Новар вернулся к главному, волнующему его сейчас вопросу.
        - Ты опять за своё? Эрит это и давай, больше не будем возвращаться к этому вопросу. Да, чуть не забыл, он говорить стал лучше, видимо речь восстанавливается.
        - Ещё что-то заметил?
        - Когда мне замечать-то? Он же меня по всему двору гоняет, того и гляди скоро на крышу загонит. Мужики уже ржут как кони. Надо ему какое-нибудь другое оружие дать, чтобы он не такой резвый стал. Может ему боевой молот дать? Хотя нет, он с ним замок разрушить может. Ладно, придумаю что-нибудь, сейчас пойду, устал я что-то, - не дожидаясь ответа Новара, Чарес встал, охая и ахая, и ушёл, не попрощавшись, чего раньше никогда не было.
        - Эрит просыпайся, я завтрак принесла! - голос Кельны выдернул меня из плена Морфея. - Вставай!
        - Не могу.
        - Почему?
        - Болит всё.
        - А ты чего ожидал после вчерашнего? Я Чареса таким уставшим ещё ни разу не видела, еле ноги переставляет. Велел передать, что на сегодня он тебя освобождает от занятий. Вставай, я мазь принесла, синяки смазать надо, так они быстрее сойдут.
        Я кое-как встал и принялся, раздеваться. Глядя на мои потуги, Кельна решила, помочь и, сняв с меня рубашку, ахнула.
        - За что же он тебя так отделал-то? Ты же весь синий!
        - Надеюсь, он тоже, - я злорадно улыбнулся, вспомнив, сколько раз ему вчера от меня досталось.
        - Вы с ним как дети малые, доказать друг другу пытаетесь кто сильнее. Штаны сам снимешь или помочь?
        - Помочь, - штаны я бы сейчас сам не снял при всём желании, тело вообще не гнулось.
        - Боже мой! Ты и здесь весь синий! А что если бы он нечаянно между ног ударил? Кто потом род Волар продолжит?
        - Не, не попадёт, я это место хорошо оберегаю, - ответил я и улыбнулся. Люди здесь говорили то, что думали, не стесняясь и на любые темы, это меня вначале немного смущало, но я быстро привык. Кельна толстым слоем мази покрыла практически всё моё тело и попросила некоторое время постоять, чтобы она успела впитаться в кожу. Сегодня мои кальсоны обрезали, став на несколько десятков сантиметров короче, они превратились в привычные для меня трусы. По-другому, без обрезания кальсон намазать всего меня мазью не получалось, а снять их совсем, я не разрешил, не настолько болен, чтобы стыд потерять.
        Мазь впиталась и подействовала быстро, боль почти прошла, вернув моему телу гибкость, не в полном объеме, конечно, но достаточном, чтобы я смог самостоятельно одеться.
        - Если уж я на сегодня получил выходной, проведу его с пользой для дела, - подумал я и занялся самообучением. Большое количество новых слов нужно было восстановить в памяти, выучить их и проговорить. Я сейчас уже много слов знал, в основном простых, их и использовал для общения, но этого было явно недостаточно для полноценного разговора. Сейчас я больше слушал, что и как говорят, но ведь мне скоро предстоит заниматься делами баронства, и способность внятно изъясняться, будет просто необходима.
        Выделенный мне на отдых день, не сильно-то мне и помог. К утру синяки после мази частично уменьшились, но всё тело снова болело почти так же, как вчера. Слабость показывать не стоило и я, одевшись, вышел во двор, чтобы снова огрести люлей от Чареса, ну и ему попытаться, настучать, если получится.
        Сегодня меня ожидал неприятный сюрприз, в виде лошади под седлом. Почему сюрприз неприятный? Всё просто, я живую лошадь в своей жизни видел два раза, а о том, чтобы уметь на ней ездить и речи не было. Чарес с несколькими мужиками собирался куда-то ехать и ждал меня. Для поездки верхом мне пришлось, сходить переодеться и взять с собой настоящий меч, - Чарес велел.
        - Помочь? - он заметил, как я поморщился, подойдя к лошади.
        - Сам справлюсь, - отказываться от верховой езды было нельзя и я, просунув в стремя ногу, влез на лошадь. Животина, почувствовав седока, сразу же пошла, пришлось потянуть на себя уздечку, хорошо что не сильно это сделал, иначе мог бы не удержаться и выпасть из седла. Чарес посмотрел с подозрением, видимо думая, что после нашего вчерашнего взаимного избиения, мне больно сидеть. Тело действительно болело, но не пятая точка, она то как раз вчера пострадала меньше всего.
        - Как они на них тут вообще ездят? - подумал я, подпрыгивая в седле как мячик на теннисной ракетке. Кое-как, минут через десять подстроился под ход лошади и ехать верхом, стало намного легче. Чарес подумав, что я наконец-то вспомнил, как держаться в седле, пришпорил своего коня. Мне снова пришлось приспосабливаться к ходу своей лошадки, в этот раз получилось быстрее, практически сразу. Куда мы собрались ехать толпою в семь человек, я не знал, мне об этом не сказали, я просто поехал за Чаресом.
        Ехали долго, часа два, пока я не увидел конечную цель нашей поездки. Это была совсем маленькая деревушка, домов на десять, зато частокол вокруг неё внушал уважение. Толстые брёвна частокола, высотой больше трёх метров вкопанные по периметру, надёжно защищали жителей от визитов диких зверей. Когда для нас открыли ворота, и мы оказались в самой деревне, я ещё несколько минут продолжал сидеть в седле, якобы рассматривая обустройство этой маленькой крепости. Я, разумеется, рассматривал, вот только настоящая причина моей задержки в седле была совсем другая, теперь у меня уже и пятая точка болела. Чарес даже не посочувствовал, лишь улыбнулся, правда, народ отвлёк на себя, чтобы не видели, как я сползаю на землю. Оказавшись на земле, да ещё и стоя на ногах, я стал проклинать местный вид транспорта. Лошадь моё гневное шипение не поняла и попыталась лизнуть, причём сволочь, целилась прямо в лицо.
        Минут через десять я уже сидел за столом в одном из домов. Домов жилых здесь оказалось всего три, а деревня оказалась и не деревней вовсе, а пограничной заставой. Жителей было не много, приблизительно человек тридцать, десять из них воины, остальные члены их семей. Пока Чарес разговаривал с командиром заставы, я незаметно рассматривал, как тут люди живут. На меня смотрели подозрительно, видимо до них ещё не дошла новость о том, что я теперь слышу.
        - Вот, надеюсь, знаешь что это, - Чарес положил передо мной арбалет. Я от неожиданного удара арбалетом по столу вздрогнул, так как смотрел в это время в другую сторону. - Сейчас пообедаем и на охоту отправимся. Здесь неподалёку медведя видели, проснулся немного раньше времени, сюда приходил. Пока никого не убил, но это ненадолго, голод заставит.
        Отправляться на охоту я как то не планировал, тем более на медведя, да ещё и с арбалетом. Сам арбалет, лежащий передо мной, доверия не внушал, слишком уж не подходящее оружие для этого дела. Слышал, что на мишку ходили с рогатиной, но никогда не видел, как она выглядит. Чарес задумчиво смотрел на меня, ожидая хоть какой то реакции. Я кивнул, - на охоту так на охоту, надеюсь не вдвоём пойдём. Чарес удивился моему согласию, но ничего не сказал.
        Спустя час я снова оказался в седле, пострадавшая пятая точка ощущалась одним большим синяком и не позволяла на неё садиться полным весом. На моё счастье ехать пришлось недалеко, один из нескольких воинов поехавших с нами, вскоре нашёл следы медведя, но они вели совсем не туда, куда все предполагали. Следы вели в сторону той деревни, где я уже однажды был. Следопыт сказал что мишка здесь прошёл часов пять назад, а это означало, что он сейчас должен быть уже где-то около деревни. Косолапый мог реально навести там шороху, голодный, он запросто нападёт и на человека. Чарес пришпорил коня и помчался в деревню, мы, разумеется, тоже.
        Через несколько минут, подгоняемый переживанием, за фактически чужих мне людей, я забыл о своих синяках и мчался вслед за своим учителем. Медведь пошёл не напрямую через лес, он пошел по дороге, где мы его и догнали, а если точнее то, нашли - мёртвого. Он всё-таки встретился с людьми, вот только это были не жители деревни принадлежащей барону Волар. Определить это было не сложно, неподалёку наши проводники обнаружили труп человека, которого никто не смог опознать. Мишка его знатно потрепал, но лицо почти не пострадало. Труп чужака навёл на мысль, что деревню решил, посетить не только медведь. Вскоре уже другой следопыт нашёл чуть в стороне от дороги, следы от копыт и их оказалось достаточно много.
        - Чарес, как минимум двадцать всадников, пошли к деревне, следы совсем свежие, думаю, сможем догнать.
        - Нас всего десять, у них перевес вдвое, надеюсь, деревенские мужики окажут хоть какое-то сопротивление, - Чарес вопросительно посмотрел на меня.
        - Надо помочь, - сказал я, так как был официально главным в нашем маленьком отряде.
        - По коням! - громко скомандовал Чарес и, скачка продолжилась уже в бешеном режиме. Минут через пятнадцать над лесом заметили дым от пожара, деревня была уже совсем рядом и она горела. Не снижая скорости, наш маленький отряд влетел в деревню через открытые ворота, и сразу началась драка. У меня без казусов как всегда не обошлось, лошадь не велосипед и уж тем более не автомобиль, педали тормоза у неё нет. Я слишком поздно вспомнил, как её остановить, вследствие чего снёс всё, что попалось на пути. Лошадь при этом серьёзно покалечилась, но двоим напавшим на деревню бандитам, досталось ещё сильнее, им переломало все кости. Я из седла вылетел, к счастью особо не пострадал, так как врезался в другую лошадь, уже без седока. Арбалет, разумеется, во время моего короткого полёта куда-то улетел, да и не помог бы он мне ничем, не заряжен был. Поднявшись с земли, выхватил меч и сразу влез в драку.
        После того как я увидел трупа ребёнка, меня остановить было уже невозможно, я своим бешеным натиском проламывал любую защиту врага. За пару минут боя уменьшил количество бандитов на четыре человека. Одного вообще покрошил в капусту, так как этот гад вспорол живот старику, решившему, дать отпор, вооружившись деревянными вилами. Я не успел спасти деда и выместил всю свою злобу на бандите.
        Бой вскоре закончился, мы победили, правда, заплатив за победу, дорогой ценой. Из нашего отряда в живых осталось пятеро, из семидесяти трёх жителей деревни выжить смогли сорок шесть человек. Из этих сорока шести пятнадцать женщины, двенадцать дети, зрелых мужиков осталось восемь, остальные старики и старухи. Деревенские мужики, конечно, оказали бандитам сопротивление, но что они могли, имея из оружия обычные топоры, ножи и деревянные вилы. Из бандитов живьём удалось взять только одного, да и тот был уже не жилец. Чарес пытался от него получить хоть какую-то информацию, - кто они, откуда, кто подослал? Бандит умер через несколько минут, сказав лишь то, что им заплатили за уничтожение деревни. Кто заплатил, мы от него так и не узнали.
        Деревня горела, тушить пожар было уже бессмысленно, а также некому и нечем. Все кто остался жив, спасали скотину, коров, свиней, баранов, коз и кур. О каких-то личных вещах имеющих хоть какую-то ценность, речи вообще не шло, лезть в огонь за одеждой или чем-то другим было опасно. Я стоял словно столб на меленькой площадке посреди деревни и не хотел, верить своим глазам. Совсем недавно здесь спокойно жили люди, а сейчас всё горело, куда не посмотри везде лежали окровавленные тела.
        - Эрит, ты слышишь меня?! - Чарес тронул меня за плечо. Я от неожиданности чуть не ударил его мечом.
        - Что?
        - С людьми что делать? Ни одного дома не осталось, запас зерна и прочего съестного в огне, его уже не спасти.
        - В замок всех, до тепла там поживут. Пусть в дорогу собираются, с нами пойдут, этих тварей может быть ещё один отряд. С нами хоть какая-то защита будет.
        Пока жители собирали то, что удалось спасти, Чарес пытался, выяснить, как всё произошло и почему эта банда, смогла так быстро попасть в деревню. Высокий частокол вокруг деревни не так-то просто преодолеть, он местами почти четыре метра в высоту.
        - Они появились, когда ворота были открыты, мы привезли дрова, быстро то с ними не получается, пока сани внутрь протянешь, миску каши успеешь съесть, - рассказывал перемазанный сажей и кровью дед. - Закрыть не успели, они ворвались как ветер, сразу стали убивать и поджигать дома. Мы не знали, что делать, драться с ними или с огнём бороться. Мужики, конечно, за топоры взялись, но куда там, их из арбалетов сразу человек шесть положили. Если бы вы не появились, нас бы всех перебили.
        Через час мы покинули догорающую деревню, вместе с оставшимися в живых жителями. Обоз получился довольно большой, крестьяне забрали всё, даже сельхозинвентарь, вилы, грабли, лопаты и прочий инструмент, который чудом уцелел. Погибших жителей похоронили, точнее, кремировали, так как копать могилы было просто некому.
        До замка добрались часов через пять, уже ночью. В замке уже знали о случившемся и ждали нашего появления. Сам Новар сидел в своём кресле около ворот, лично встречая своих крестьян и нас. При свете факелов лицо барона было, похоже, на морду рассерженного медведя. Его пальцы с такой силой сжимали подлокотники кресла, что казалось, ещё немного и крепкое дерево треснет.
        Я въехал в ворота последним и как только оказался во дворе, то есть в безопасности, силы меня покинули. Я ткнулся носом в гриву коня и потом свалился на землю. Что происходило после, в памяти как-то не отложилось. Проснулся я утром уже в своей кровати, совсем голый и уже кем-то отмытый от грязи, сажи и крови. В маленьком камине тихо потрескивали дрова, на столе стояла корзинка с едой и большой кувшин с вином. В комнате кроме меня никого не было, поэтому я без стеснения встал и оделся. Взяв корзину и кувшин, сел в кресло, стоявшее у камина и, стал, есть, глядя на огонь. Мясо и свежий хлеб запивал вином, оказавшимся сейчас совсем не таким, что мне приносили до этого. Это вино было красное и сладкое, словно в него мёда добавили.
        Глава 5
        Хлопнувшая дверь заставила меня, вернуться в реальный мир из воспоминаний вчерашнего дня. Обернувшись, увидел Чареса, он был хмур и немного бледен. За его спиной стоял мужик, держа в руках точно такое же кресло, на каком я сейчас сидел. Сам Чарес держал в руках ещё один кувшин с вином и большой кусок копченой свинины.
        - Не помешаю?
        - Нет, входи, может быть вдвоём сидеть, будет не так грустно.
        Вскоре Чарес уселся в кресло справа от меня. Между нами поставили пустой бочонок, на который он и водрузил мясо с вином.
        - Налить?
        - Нет, мне уже хватит, - я отказался, голова и без вина трещала словно старая крыша под натиском сильного ветра.
        - Хм, а Эрит бы не отказался, - он посмотрел на мою реакцию после этих слов. Я никак не отреагировал, продолжал, молча, смотреть на огонь в камине. - Не бойся, не выдам. Я знаю, что ты не он и с памятью у тебя всё в полном порядке. Это ведь я решил, поменять вас местами, настоящий Эрит погиб, точнее убили его как сопливого мальчишку, он даже, и ударить-то никого не успел.
        Я повернулся, посмотрев на дверь. Она была плотно закрыта и того мужика, что кресло для Чареса принёс, в комнате уже не было.
        - Никто нас сейчас не слышит, так что можем, нормально поговорить.
        - Чего ты хочешь? Зачем тебе эта подмена?
        - Зачем? За тем, что у Новара больше нет никого из семьи, жена умерла, сына убили, род прекратил своё существование, точнее почти прекратил. Новар ещё жив, но наследником обзавестись уже не может. Я когда тебя там, на поле, увидел, даже глазам своим не поверил, ты точная копия Эрита. Я всё время присматривался к тебе, проверял, опасался того, что зря это сделал. Уж извини, без присмотра никак, на кону всё-таки не только род Волар, но и моя жизнь, да и не только моя, а и твоя тоже.
        - Ну и как, выяснил, что хотел?
        - Ну, так скажем, не много, но достаточно, чтобы понять то, что ты оказался в тысячу раз лучше настоящего Эрита. Ты привык драться и умеешь это делать, но ты не привык убивать. Я видел твоё бледное лицо, там, в деревне. Видел, как ты переживал за простых крестьян. Эрит так бы не смог, да и драться он не умел, его убили бы там, - Чарес сделал большой глоток вина и замолчал, посмотрев на огонь. Я тоже молчал, не понимая, к чему в итоге приведёт наш разговор. Признаться и рассказать кто я и откуда, или начать врать, что прибыл откуда-то издалека, но из этого мира. Соврать правдоподобно не смогу, так как не знаю ничего, а признаваться во всём, как-то тоже не хочется, можно получить большую кучу проблем.
        - Знаешь, мне по большому счету всё равно кто ты, но я бы хотел, чтобы ты и дальше был Эритом Воларом, так будет лучше для всех. Если не будет Новара и Эрита, людям придётся ох как не сладко, чужие крестьяне по положению почти что рабы. Можешь мне ничего о себе не рассказывать, меня твоя прошлая жизнь не интересует, просто пообещай мне, не вредить ни Новару, ни его людям.
        - Обещаю, даже могу пообещать, что сделаю всё, что смогу для того, чтобы всем стало жить легче, - на такие условия я был согласен, любые другие были бы для меня равны смерти.
        - Вот и договорились, я со своей стороны могу пообещать, что помогу тебе в этом, да и во всём остальном тоже. Подскажу, если чего-то не знаешь, научу тому, чего не умеешь, а тебе как я понял, есть чему учиться. В седле держишься как мешок с дерьмом, думаю потому, что верхом ты мало ездил. Ладно, если мы договорились, я пойду, дел в замке сейчас заметно прибавилось. Последний вопрос, как тебя зовут-то по-настоящему?
        - Александр.
        - Красиво звучит, это Тэртийское имя что ли? Хотя, не важно, главное сам себя не выдай, с остальным справимся как-нибудь. Да, чуть не забыл, за Эрита должны были отдать дочь барона Бороша, но он передумал и это хорошо.
        - Почему? Я не то чтобы жениться мечтаю, просто интересно.
        - Да, страшная она как моя жизнь. Мне было бы неприятно видеть тебя рядом с ней, особенно сейчас, после того как я узнал тебя лучше. Ты не долго тут ноги у огня грей, у нас дел много, точнее, у тебя. Ты сейчас, можно сказать, правая рука Новара, некоторые проблемы придётся решать тебе. - Чарес встал, поставил кубок с вином на бочонок и ушёл. Я остался сидеть у камина, находясь в некотором ступоре. Он всё знал с самого начала, знал что я не Эрит, знал, что могу чем-то выдать подмену, но надеялся, что я окажусь, не настолько глуп. С его же слов, с подменой он не прогадал, я оказался осторожен и теперь, с его подачи стал бароном. Осталось, оправдать дальнейшие надежды, постараться вытянуть баронство из болота нищеты и слабости. Как это сделать, пока не знаю, но приложу для этого все свои силы и способности, стараясь при этом не сильно привлекать к себе внимания.
        Просидев у огня, ещё минут десять, я встал и отправился, решать проблемы, о которых сказал Чарес. Какие именно проблемы и с чего начать, он или сам мне скажет, или к барону Волар старшему отправит. Новара я, если честно сказать, боялся больше, чем Чареса. Он был и умнее, и хитрее своего слуги и друга. Возможно, он уже догадался о подмене, но молчит. Не настоящий Эрит всё-таки гораздо лучше, чем его полное отсутствие.
        - Чарес, какая из нерешённых проблем, самая важная? - я подошёл к нему сзади. Сказал тихо, чтобы не вызвать ни у кого подозрения в том, что всё время ломал комедию со своим приобретённым уродством.
        - У нас сейчас всё важное, так что с любой проблемой не ошибёшься, но я бы тебе посоветовал начать с самой простой. Нужно по другим деревням проехать, узнать, как там дела и заодно людей предупредить. В седле удержишься, после вчерашнего?
        - Должен удержаться, опыта всё равно набираться надо, оставаться мешком с дерьмом как-то не хочется.
        - Обиделся?
        - За что, если это так и есть!
        - Тогда по коням, нам три деревни надо объехать и пару пограничных застав. Не думаю, что на заставы кто-то нападёт, война закончилась, а ценного там нет ничего.
        Прежде чем влезть в седло, я переоделся, нацепив на себя простёганную куртку с нашитыми на неё стальными пластинами. Не забыл и про защиту ног и рук, тоже с нашитыми железными щитками. Вооружился мечом, топориком, двумя кинжалами, засапожным ножом и зачем-то ещё и арбалетом. Одним словом, собрался как на войну, после чего почувствовал себя маленьким танком. Движения мои стали не такими быстрыми, какими были без брони, её вес и вес оружия давал о себе знать. Чарес посмотрев на меня, хмыкнул и отобрал у меня половину оружия, чтобы оно мне не мешало. С одним мечом, топориком и кинжалом мне стало, передвигаться легче и удобнее.
        - Много, не всегда хорошо, лучше иметь одно оружие, которым владеешь хорошо, чем кучу, которое даже не знаешь, как держать в руках. Шлем не забудь, он в телеге лежит, - подсказал Чарес, тоже серьёзно вооружившийся. Я подошёл к телеге, где было сложено трофейное оружие и взял шлем. Посмотрев на него, мне стало немного смешно, он был похож на небольшое ведёрко с вырезанным окном для лица. Надевать его не хотелось, толку от него мало, только мешать будет. Положил его на место, и не глядя на Чареса, влез в седло. В броне и с оружием это сделать оказалось сложно, но я справился.
        Вскоре наш маленький отряд из пятнадцати воинов выехал из ворот. Чарес ехал рядом, незаметно подсказывая мне куда ехать. Погода сегодня была на удивление тёплой, снег под лучами яркого солнца быстро таял, на дорогах появились лужи и грязь. Лошадей старались в галоп не пускать, чтобы грязь из-под копыт не летела нам в лица. Всю дорогу до ближайшей к замку деревни всматривались вдаль, глядя поверх макушек деревьев. Пытались, увидеть дым от пожара, но его не было. До деревни добрались приблизительно через час. Она была целой, без видимых следов нападения на неё бандитов. Эта деревня оказалась раза в два больше, чем та, что сгорела. Домов тут было штук сорок и жителей проживало около двухсот человек, по моим приблизительным подсчётам конечно. Встретили нас в деревне, не то, чтобы восторженно, но достаточно дружелюбно, баронский сын же приехал. Как только спешились, сразу пошли к местному старосте, предупредить об опасности и заодно узнать, как у них тут обстоит дело с продовольствием. Я как-то до этого даже не задумывался об этом, меня кормили и ладно. Как оказалось, проблема с продовольствием была,
год был не урожайным, люди уже сейчас не доедали, а нового урожая ждать ещё почти пять месяцев.
        - В лесу зверья полно, почему не охотитесь? - задал я вполне логичный вопрос. Ответ меня не то чтобы удивил, но разозлился я после него основательно. Охота запрещена королём, он, оказывается, выдавал разрешение на отстрел строго определённого количества зверей. Сверх этого брать было нельзя и не важно, что люди голодают.
        - Чарес, а охотиться нельзя всем или только крестьянам?
        - Знать может охотиться, сколько пожелает, - он сразу догадался, на что я намекаю и, прищурив глаз, пригладил усы.
        - Ты знаешь, мне что-то так сильно захотелось кабанчика запеченного и я такой голодный сейчас, что боюсь, одним не наемся. Не желаешь, составить компанию? Погоняем кабанчиков или оленей?
        - Погоняем, думаю, если попадутся и те и другие, отказываться не будем. Только нам надо было собак с собой взять, без них долго искать зверя будем.
        - А у нас что, собаки есть? - удивился я, так как не только их не видел, но и их лая даже не слышал.
        - Есть пара, Новар их на мельнице держит, чтобы в замке лаем не донимали.
        - Значит, в следующий раз возьмём и собак, а сейчас как-нибудь без них обойдёмся.
        Через полчаса мы отправились на охоту, взяв с собой в помощь пару деревенских мужиков, как следопытов.
        - Чарес, а с чего такой запрет на охоту? - меня бесило такое положение дел, и я решил, выяснить, почему так.
        - Земля и всё что на ней теоретически принадлежит королю, бароны лишь следят за соблюдением некоторых законов и собирают налоги, точнее платят.
        - Почему некоторые? Все законы разве соблюдать не нужно?
        - Помимо основных королевских законов, есть ещё и чисто баронские. Бароны их сами устанавливают. Король на это смотрит сквозь пальцы, для него главное, чтобы его законы строго соблюдали, все дополнительные только по баронствам, в каждом они свои. В некоторых есть право первой ночи, в других вместо виселицы сажают на кол. Одним словом, каждый пытается быть королём на своей земле, точнее выданной им королём на определённых условиях.
        - А у нас есть что-то подобное?
        - Есть, - Чарес усмехнулся и кашлянул в кулак.
        - Что конкретно?
        - Лошадь нельзя запрягать в телегу зимой и в сани летом, - сказал он и тихо засмеялся.
        - Шутишь?
        - Нисколько, Новар действительно ввёл такой закон. Он тогда только в наследство вступил, вот и решил, тоже чем-то выделиться. Ничего плохого своим людям не желал, поэтому и издал такой закон. Никто не воспротивился и никто из крестьян этот закон ни разу не нарушил.
        - Не мудрено, кто ж в здравом уме нарушит.
        Мы не спеша углублялись в лес по направлению к ещё одной пограничной заставе. Искали следы кабанов или каких-нибудь других крупных зверей. Я ненавязчиво заставлял Чареса, рассказывать о жизни не только в баронстве, но и в королевстве. Мне это было жизненно важно, чтобы быстрее освоиться и не наделать непоправимых ошибок. Пока мне было непонятно только одно, зачем нужны пограничные заставы, если за ними нет территорий, принадлежащих другим королевствам. По словам Чареса дальше только безжизненная пустошь, покрытая снегом восемь месяцев в году. Там почти нет леса, зверь там жить не хочет, а уж человек и подавно. Спрашивать напрямую, было бы слишком подозрительно, так как об этом знали все жители поголовно, даже дети.
        - Есть след! - крикнул один из деревенских следопытов, после чего охота началась. След принадлежал не кабану и не оленю, а крупному лосю, что для нас тоже было не плохо. Мы спешились, так как по лесу верхом преследовать лося, было просто невозможно, он шёл по таким дебрям, где и пешком-то пройти тяжело.
        - К реке идёт, дойдёт раньше, чем мы его догоним, подойти близко не даст! В кольцо надо брать, не пускать к реке! - командовал Чарес. Я лишь смотрел в оба и прислушивался к его советам. Выданный мне арбалет средневековой конструкции, бил недалеко и не очень точно, поэтому для успешного выстрела, к зверю нужно было подойти как можно ближе. Я на свой выстрел не надеялся, сразу положился на умение стрелять других охотников.
        Лося догнали приблизительно через полчаса, только он оказался совсем даже не лосем, а зверем похожим на зубра. Заметив нас, он даже и не подумал убегать, наоборот, пошёл в наступление, словно мы для него были не люди с оружием, а обычные волки. Зверь был большой и на удивление быстрый, за несколько секунд сократил расстояние между нами до минимума, заставив нас прятаться за стволами деревьев. Послышались первые щелчки спускаемых механизмов, зверь, получив в своё тело несколько стрел, взревел и стал гоняться за нами, стараясь насадить на рога. Полуметровые рога ломали толстые ветви и срывали кору со стволов деревьев, за которыми прятались люди. Вскоре послышались ещё арбалетные щелчки, и короткие толстые стрелы снова достигли цели. Зверь после этого просто обезумел и теперь метался по лесу, ломая некоторые деревья своим не маленьким весом. Я тоже разрядил свой арбалет и даже попал в зверя. Вот только после этого, мне пришлось быстро бегать, петляя между деревьев, так как зверь меня заметил и погнался конкретно за мной. Проклиная себя за то, что согласился, пойти на охоту, я метался по лесу, избегая
встречи с рогами разъярённого зверя. У наших охотников с собой были копья, вот только сами охотники в это время как-то подозрительно сильно запаздывали с помощью мне. В какой-то момент, я понял, что уже не могу дальше убегать от зверя и достал меч. Меч неподходящее оружие против зубра, но это всё что у меня было. Прячась за стволом дерева, я ходил вокруг него, выжидая удобный момент, чтобы ударить зверя в его уязвимое место. Какое у него было это место, я понятия не имел, просто бил куда попаду. В какой-то момент я случайно оказался слишком далеко от спасительного ствола. Зубр, почувствовав мою беззащитность, сразу пошёл в атаку. Убежать от него я уже просто не успевал, поэтому сжав в руках меч, с каким-то остервенением стал бить, лишь бы только по нему попасть и постараться избежать встречи с его рогами. Наш бой был коротким, но ожесточённым, встречи с его рогами избежать не удалось, я получил сильный скользящий удар в живот, но и он получил от меня несколько ударов. Через несколько секунд фактически намертво сцепившись вместе, мы с ним упали в кусты, где нас вскоре и нашёл Чарес с охотниками. Зубр
всей своей массой придавил меня к земле так, что без посторонней помощи я бы из-под него вылезти не смог. Дышать было тяжело, приблизительно полторы тонны мяса лежали на мне, медленно истекая кровью.
        - И зачем же ты его так порубил-то? - Чарес смотрел на меня и на зубра. Я не мог понять, кого он сейчас больше жалеет, меня прижатого к земле или зубра, изрубленного мной так, что и разделывать тушу уже почти не нужно.
        - Пока вас дождёшься, пять раз помрёшь! Снимите его с меня! - натужно прохрипел я, понимая, что ещё чуть-чуть и просто задохнусь.
        Спустя несколько минут, меня освободили от навалившейся туши и я смог отдышаться.
        - Ты же говорил, что мы на кабанов охотимся?
        - Так кто же знал, что нам вместо кабана Варнаг встретится! Наше счастье что все живы остались. Этого зверя даже медведь стороной обходит. Правда, он сам не знал, что на него берсерк охотится, иначе бежал бы от тебя со всех ног.
        Местный Зубр, оказывается, назывался Варнаг и при более детальном осмотре отличался от земного собрата. Рога зверя были больше, ноги длиннее, почти как у лося, а кожа настолько толстая, что её и копьём-то не сразу пробьёшь. Я как-то умудрился пробить его кожу мечом, что для меня самого было просто удивительно.
        - Да, по кромсал я его знатно, - проговорил я и тут в мою голову, пришла мысль. Мысль была не приятная, так как вызвала подозрение в том, что на этого зверя меня умышленно навели или его на меня, что уже не столь важно. У охотников были копья, на тот случай если кабана придётся добивать или держаться подальше от его клыков. Почему никто из охотников, не пришёл мне на помощь? Не успели или просто не захотели?
        - Чарес, а как далеко от меня ты находился, когда я тут вокруг дерева бегал?
        Чарес был человеком очень не глупым и сразу понял, к чему этот вопрос. Он обернулся, прикидывая расстояние между собой и нами с Варнагом, потом посмотрел на места нахождения других охотников и, достав меч, направился к ним.
        - Чарес, ты чего?! Мы же далеко были! - двое из охотников имеющих короткие копья, стали медленно отступать, но оружие даже и не думали бросать.
        - Далеко были? - Чарес ускорил шаг, на ходу доставая ещё и кинжал. - А добежать и помочь вы, конечно, забыли! А может не хотели, ждали, чем дело закончится! - До испугавшихся охотников было всего шагов пятьдесят, Чарес стремительно сокращал это расстояние, намереваясь покарать их за умышленное бездействие. Неожиданно раздался громкий щелчок арбалета, после чего один из отступающих охотников получив в грудь стрелу, упал, выронив копьё. Чарес на секунду остановился, увидев это, а потом пошёл дальше.
        - Я не хотел, это он меня подговорил! - завопил оставшийся охотник и выбросил своё копьё. - Говорил, что баронского отпрыска давно надо было убить, чтоб он больше крестьянских девок не обижал. Я не хотел ему помогать, он меня заставил!
        Больше охотник ничего сказать не смог, Чарес мощным ударом вбил меч в его грудь. Не встретив на пути сопротивления, в виде хоть какой-то брони, меч вошёл на всю длину лезвия, проткнув человека насквозь.
        - Извини Эрит, не досмотрел, - Тихо сказал Чарес, подойдя ко мне, - мы потом это обсудим. Со зверем что будем делать?
        - То что и собирались, пусть деревенские мужики забирают, он им нужнее. Кабанчика как-нибудь потом подстрелим, мне сейчас нужно немного отдохнуть, да и кровь смыть не помешало бы.
        - Тут до заставы уже рукой подать, всё равно туда собирались заехать, - Чарес резким движением загнал меч в ножны и подозвал оставшихся охотников. Этим людям можно было доверять, если бы не один из них, вооружённый арбалетом, не известно жив был бы сейчас Чарес или нет. Тот подстреленный им охотник как раз собирался, бросить в него копьё, но не успел. - Ты, ты и ты, - он показал на охотников, - пойдёте с нами, а вы зверя в деревню отвезёте, - приказал он оставшимся.
        Через некоторое время, снова оказавшись в седле, я отправился на пограничную заставу, в наличии которой, по моему мнению, не было никакой надобности. Пока туда добирались, Чарес всё время осматривался по сторонам, пытаясь, что-то увидеть в зимнем лесу кроме деревьев и снега. На следы зверей внимания уже никто не обращал, для нас охота на сегодня закончилась.
        Спустя приблизительно час, лес неожиданно закончился, перед нами теперь лежала пустошь. Пустошью эту территорию считали видимо только местные жители, для меня же это была территория чем-то напоминавшая тундру. Да, деревьев тут не было, лишь невысокие и редкие кустарники торчали из снега словно лапы гигантского паука, перевёрнутого на спину и замёрзшего в таком положении. Километрах в трёх от нас в этой покрытой снегом пустоши, стояла совсем маленькая крепость, которая и являлась пограничной заставой. Чарес вначале обрадовался, посчитав, что теперь нам больше ничто не угрожает, но чем ближе мы подъезжали, тем понятнее становилось то, что застава пуста. Через приоткрытые ворота свободно гулял ветер, загоняя внутрь заставы, поднятые где-то с земли сухой мох, листья и прочий мусор. Подъехав ближе, Чарес остановил всех и приказал одному из сопровождавших нас воинов, осмотреть заставу.
        Через несколько минут воин вернулся, доложив, что в этой маленькой, деревянной крепости живых людей нет, только окоченевшие от холода трупы, количеством десять штук. Ещё через несколько минут мы въехали во двор крепости, чтобы собственными глазами увидеть, погибших людей и попытаться понять, что здесь произошло.
        - Дня четыре уже как мертвы, - Чарес ходил от одного трупа к другому, внимательно осматривая их. - Никаких ран нет, значит, их или отравили, или тут побывал маг.
        При слове маг я вздрогнул, как-то не ожидал узнать о том, что здесь есть магия. Потом моя память подбросила мне фрагмент, где я лежал на кровати в армейском походном лазарете. Там ко мне подходил какой-то мужик со светящим камешком в руке. Это видимо и был один из местных магов, а камешек в его руках, скорее всего какой-то артефакт или же просто накопитель. Потом память подбросила ещё несколько фрагментов связанных с магами, о которых я почему-то благополучно забыл, в том числе и того человека которого я долго бил топором оказавшись в этом мире. Сейчас глядя на застывших в разных позах людей, мне стало как-то даже немного страшно. Если этих несчастных убил маг, то с магом мне встречаться себе дороже, да и не только мне, а любому простому человеку. С другой стороны, я с одним уже встречался и, ему тогда не повезло, правда, я тогда даже и не понял что он маг. Мне тогда на все странности было наплевать, я спасал свою жизнь.
        - Ну, что там? - спросил Чарес у наших воинов, тоже осматривавших крепость и ее окрестности.
        - Чужих следов нет, посторонних тут не было, по крайней мере за последние десять дней. Здесь снег не выпадал, все старые следы хорошо видны.
        - Значит, их отравили, - сделал вывод Чарес, - осталось, понять кто и зачем. А лошади где, свиньи, коза?
        - Лошадей нет, от свиньи одни кости остались, они ее накануне съели. Коза видимо убежала, всё же открытым оставили.
        - Чужак видимо всё-таки был, увёл лошадей, но его следов мы не нашли, - сказал Чарес, задумчиво почесав затылок. - Одну лошадь в сани, «мёрзлых» с собой заберём!
        Грузить в старые сани окоченевшие трупы, мне было неприятно, но я вида не показывал, нельзя, я мало того что барон, так ещё и берсерк - чтоб меня!
        С погрузкой управились за час, попутно собрав всё оружие, какое только смогли найти. Перед уходом закрыли все двери, окна и ворота, чтобы и зверь не вошёл, и ветер внутри не гулял.
        - Что скажешь? - спросил Чарес, кивнув назад на трупы в санях и на саму крепость.
        - Война началась, чего тут ещё сказать. Кто-то решил, начать захват баронства с его окраинных поселений. Деревня же тоже не сама сгорела, за её уничтожение кто-то заплатил. Нам, прежде чем кому-то предъявить за всё, нужно точно узнать, кому именно предъявлять. Следы надо искать, след всегда остаётся. Лошадей увели, нужно узнать куда, не в лесу же их потом оставили, они должны где-то объявиться. Хотя, если бы я был этим напавшим, как раз в лесу их бы и бросил, чтобы с главного следа сбить.
        - Я тоже так думаю, сейчас трупы в замок отвезём, отправлю несколько человек по следу и сам, наверное, тоже с ними пойду, если Новар отпустит.
        - Что значит пойду? Я тоже с тобой! - сказал я и, посмотрев назад, на наших воинов, добавил, - я хоть и не настоящий Эрит, но наш договор в силе, защищать баронство буду, теперь это мой дом! Правда, я знаю мало, но ты же ведь мне поможешь.
        - Само собой, что ж с тебя сейчас взять, с серьёзно пострадавшего на войне и потерявшего память младшего Волара, - Чарес слегка улыбнулся.
        - Меня Новар беспокоит, мне кажется, что он обо всём догадывается. Спасает меня и тебя тоже только то, что я якобы память потерял, если бы не это, мы оба давно бы прокололись.
        - Давно спросить хотел, ты специально так плохо говоришь или, в самом деле, у тебя с этим проблема? - Чарес решил, выяснить это, видимо для того, чтобы заодно узнать обо мне чуточку больше. Он мне как-то говорил, что моя прошлая жизнь его не интересует, но ведь чужие секреты всегда хочется узнать.
        - Нет, не специально, просто это не мой родной язык, я его сейчас учу и у меня не всегда хорошо, получается, выговорить, - рассказывать о себе, мне не хотелось, поэтому я решил, сменить тему. - Я тоже давно хотел спросить, зачем заставы, от кого они защищают, если там дальше никто не живет?
        - Приказ короля, на всякий случай, чтобы враг не подобрался в обход незаметно. Теперь вот не знаю, где воинов для заставы брать, война всё что у нас было, уже взяла, не женщин же туда переселять. И бросить заставы эти нельзя, сам видишь, враг не дремлет, людей же убил кто-то.
        - У меня идея есть, правда, не знаю насколько хорошая.
        - Поделись, вдруг стоящая.
        - Если король приказал, поставить заставы, значит, должен помочь и с людьми. Его только нужно убедить в том, что враги пытаются, прорваться. Мы героически защищаем границу, но нас с каждым днём становиться меньше, без его помощи война вновь придёт на земли его королевства.
        - А если он не поверит, скажет, что это наш сосед Борош решил, свою территорию увеличить?
        - Надо сделать так, чтобы поверил, без его помощи нас Борош точно захватит. Даже я понимаю, что Новар ничем не сможет ответить при нападении, нет у него войска. Борош не потерял на войне столько солдат сколько мы.
        - Это да, вот только как его в этом убедить, я о короле говорю.
        - Чарес, а сколько стоит наёмник?
        - По-разному, начиная от пяти серебряных монет в месяц и заканчивая золотым, но это уже будет лучший из лучших. Хочешь нанять, если король не захочет помочь?
        - Да, но только не для охраны границы. Нашу деревню сожгли наёмники, так почему бы и нам так не поступить? Как говорится - кровь за кровь, глаз за глаз. Простых крестьян, конечно, жаль, но это война, потери неизбежны. К тому же убивать крестьян совсем не обязательно, нужно только сжечь их дома. Пусть они потом в замок к Борошу идут на постой, провиант у него тогда быстро закончится и уже не до войны станет.
        - Он их может не пустить.
        - Так, даже ещё лучше, мы их себе заберём.
        - Нельзя, они не наши, он может обвинить в краже крестьян и законно объявить войну.
        - Пусть докажет сначала, мы же его крестьян не силой возьмём, предложим им еду и ночлег, сами придут, добровольно.
        До замка Волара мы добрались часов через пять, когда уже стемнело. Сани полные замёрзших тел, вызвали шок у всех обитателей замка. Как только мы приехали, Чарес сразу же направился к Новару, рассказать о том, что случилось. Я пошёл с ним, так как вдвоём уговорить барона попросить помощи у короля, было проще. Я, как автор идеи, как раз и должен буду его уговаривать, а Чарес будет меня поддерживать.
        Узнав, что одна застава теперь закрыта, а люди мертвы, Новар впал в состояние апатии. Жизнь по его мнению летела к демону под хвост и выхода из сложившегося положения, он не видел, пока мы его не подсказали. Идею попросить помощи у короля, он сразу отбросил, так как просить стоило не у него, а у графа Катнара. Он мог с этим реально помочь, причём за счёт королевской казны, ведь граница не только принадлежала барону Волар, но и королевству, в состав которого оно входило.
        Чем дольше мы втроём разговаривали, тем лучше становилось настроение Новара. Решение одной, причём самой главной проблемы было найдено, осталось попробовать его осуществить. Приблизительно после двух часов разговора, Новар достал перо, бумагу и мы стали сочинять письмо-прошение графу. Сочинили вполне правдоподобно, причём очень красочно расписали, как мы тут героически защищаем границу. Граф должен был в это поверить, так как даже мне самому в это захотелось поверить.
        - Хорошо получилось, осталось, решить, кто письмо повезёт? - Сказал Чарес, посмотрев на Новара.
        - Вы и повезёте, нужно успеть, всё сделать до того, как крестьяне поля засеют. Я тут как-нибудь без вас управлюсь. Собирайтесь, отправитесь, завтра утром и не отвлекайтесь там не на что, а то знаю я, как в столице можно время потратить, - Новар погрозил пальцем нам обоим.
        - Новар, да ты что?! Ты за кого меня принимаешь? За сына тоже не волнуйся, с пути сбиться не дам.
        - Идите тогда, перед дальней дорогой вам отдохнуть не помешает, - Новар отдал Чаресу письмо и махнул рукой в сторону двери. - Чарес, задержись, спросить хочу кое-что, - остановил он его у двери.
        - Что? - Чарес напрягся, посмотрев на дверь, в которую только что вышел Эрит.
        - Ты знаешь, а мне сейчас как-то уже и неважно что это не мой сын, он лучше него.
        - Опять ты за своё? Считай его, кем хочешь, только больше к этому вопросу не возвращайся, мне надоело тупому барону доказывать очевидное. Это всё?
        - Да.
        - Я тогда ушёл, завтра утром зайду, на ночь брать деньги не хочу, сам их сторожи, - напомнил он о деньгах для найма диверсантов.
        Глава 6
        Я не спал всю ночь, переживал, ведь утром я отправлюсь в столицу. Как называется главный город королевства, забыл у Чареса спросить, но это не страшно, за несколько дней пути узнаю. С первым криком петуха у меня в комнате появился Чарес, видимо хотел, лично меня разбудить. Будить не пришлось, я не спал и был уже одет, потому что на ночь не раздевался.
        - Идем, нужно перед отъездом к Новару зайти.
        Барон уже не спал, когда мы пришли, а судя по тому, как он был одет, спать он тоже не ложился. Вид у него был уставший, а белки глаз красные от недосыпа. На его рабочем столе лежал мешочек с деньгами и два туго скрученных свитка.
        - Если уж вы в столицу едите, то и груз попутно доставите. Обычно мы налоги летом отдаём, но думаю, что сейчас нужно отдать, так больше шансов получить помощь. Кому передать, ты знаешь, - сказал он, обратившись к Чаресу. - Вот список товара на всю сумму налога, - пододвинул он один свиток к краю стола. - Здесь копия письма, на тот случай, если первое потеряется, - он пододвинул второй свиток.
        - Как это потеряется? Почему он должен потеряться? - Удивился Чарес.
        - Ладно, пусть не потеряется, а просто придёт в негодность, промокнет, порвётся или ещё что-то случится. Понимаю, если что, вы сами сможете ещё одно написать, но граф человек умный, может сравнить почерк и неважно, что Эрит будет там представлять род Волар. Насколько я понял, Катнар знает, что Эрит получил серьёзные раны, а о том что уже от них вылечился, ещё не знает. С письмом вам будет не нужно доказывать, что с разумом у Эрита всё в полном порядке.
        - Новар, мне кажется со вторым письмом это уже перебор, - идея с копией Чаресу не понравилась, но он его взял, чтобы не спорить перед отъездом.
        - Пусть лучше оно будет, так спокойнее. Идите, сани уже загрузили, доберётесь до Довака, купите телегу. Там дальше снега уже нет, а по грязи на санях сам понимаешь, только лошадь мучить.
        Попрощавшись с Новаром, мы вышли во двор. Там нас ждали два мужика и загруженные шкурами сани. Мужики были нам выделены в помощь и как дополнительная охрана тоже. Я до этого момента, почему-то думал, что налог королю отдают деньгами, но как оказалось, можно и так, главное набрать товара на определённую сумму. С учётом того, что я уже приблизительно знал, что и сколько стоит, шкур в санях лежало не меньше чем на триста монет серебром. По местным меркам сумма приличная, где-то четверть от общего дохода среднего баронства и почти половина от баронства Волар. Узнав это, меня стала душить «жаба», отдавать какому-то там королю честно заработанное, пусть даже не мной, не хотелось, самим нужно. Особенно жалко было отдавать ценные меха, соболя, писца, медведя и волка. Волчьи шкуры были большие, местные серые оказались почти в два раза больше своих земных братьев. Представив живого волка, встречаться с ним как-то сразу не захотелось, порвёт как Тузик грелку и никакой меч или арбалет мне не поможет.
        Минут через двадцать мы выехали из замка и направились на юг, столица располагалась ближе к южной границе королевства. Мужики ехали сидя в санях, а мы с Чаресом верхом на своих конях, лучших из тех, что были у барона. Два вороных жеребца, всё время пытались самостоятельно перейти в галоп, нам приходилось их сдерживать, чтобы не оторваться от сопровождения груза.
        - Эрит, а ты читать, писать, умеешь?
        - Нет, а что?
        - Плохо, вот что! Вдруг что-то подписывать придётся, кто это будет делать, я?
        - Ну, уж какую-нибудь закорючку смогу поставить, это же не любовное письмо написать.
        - Ха, а ты что пробовал?
        - Нет, не нашлось ещё той дуры, которая стала бы его читать.
        - Это хорошо!
        - Что же тут хорошего?
        - Уязвимого места у тебя нет.
        - А баронство, крестьяне, сам Новар, в конце концов?
        - Это не то, это не семья, даже Новар, который, кстати, догадывается что ты не его сын. Я, конечно, настаиваю на том, что ты настоящий Эрит, но переубедить его тяжело, он упёртый как баран.
        До маленького городка Довак мы добрались через два дня. Снега здесь, в самом деле, почти нигде не было, если только под каким-нибудь кустом или на дне глубокого оврага остался. На дорогах была непролазная грязь, но она как раз и спасла наши сани от разваливания на части. Городок мне, честно сказать, не понравился, очень грязный, с перекосившимися домами и какими-то угрюмыми жителями. Телегу купили практически сразу, стоило лишь предложить серебро и от продавцов отбоя не было. В конечном итоге за три серебряные монеты, нам продали почти новую телегу с высокими бортами и тентом. Перегрузив товар в неё и, пополнив запас продовольствия, в основном копчёностями, мы в этот же день покинули этот городок и направились дальше на юг. По словам Чареса, до Каболара, столицы королевства, на пути у нас будет ещё два таких же городка, как Довак. В одном из них можно будет остановиться на ночь. Чарес несколько раз был в этом городке и знал, где там можно безопасно переночевать.
        Сейчас путешествуя по незнакомому мне миру, точнее по территории одного из его королевств, я во все глаза смотрел по сторонам. Любовался природой, ещё не испорченной прогрессом, смотрел, как живут люди, и думал, что мне по большому счёту, не так уж и не повезло. Жить тут можно, главное не светиться без повода. Дела надо делать тихо, не привлекая внимания сильных личностей этого мира, например короля или какого-нибудь графа. С другими баронами можно договориться, если получится, ну, а если не получится, можно и повоевать. Король на это смотрит сквозь пальцы, ему главное, чтобы казна пополнялась, а кто пополняет, дело десятое. Я сейчас барон, а это значит, что у меня больше возможностей, нежели чем у простых людей. На своей земле вправе делать всё что угодно, лишь бы не во вред королевству. Что буду строить, я ещё не решил, но то что буду, это сто процентов. Определюсь с тем, что тут пользуется повышенным спросом и вперёд!
        - Эй, ты заснул что ли? - Чарес толкнул меня в плечо.
        - А? Нет, просто задумался.
        - Надеюсь не о том, как с городскими барышнями покутить?
        - Если уж кутить, то только дома, чтоб об этом никто не знал.
        - Хм, молодец, осторожность ещё никому не навредила.
        На третий день путешествия попали под дождь, холодный и моросящий. За час промокли до последней нитки и основательно замёрзли. Чарес предложил устроить привал, чтобы у жаркого костра согреться и хотя бы частично просушить одежду. Съехав с дороги, соорудили большой навес под кроной большого дуба и устроили себе небольшой отдых. Отогрелся я быстро, но вот просушить одежду также быстро не получилось. Шерстяная ткань, из которой она была сшита, спустя час высохла только наполовину, а вот кожаные куртки на меху и сапоги, так и остались мокрыми, какими и были.
        - Ничего, ещё пару дней можно как-нибудь перетерпеть, а там глядишь и без тёплых курток, не замёрзнем, - Чарес потрогал развешанные вокруг костра куртки и поморщился. Даже натёртые жиром, они промокли так, что стали весить раза в три больше, чем весили в сухом виде. Одевать мокрые и бронированные полосками стали куртки, никому не хотелось, у костра и без них было не холодно, оставили их сушиться до самого конца привала. Наклонный навес из еловых веток хорошо защищал нас от падающей с неба воды, а от жаркого костра не хотелось отходить, но Чарес настоял на том, что пора продолжить путь. По его словам, приблизительно к ночи, мы должны будем добраться до следующего маленького городка. Там, если повезёт, можно будет окончательно просушить наши вещи и отдохнуть не под навесом из веток, а в комнате какого-нибудь постоялого двора. В этом городке под странным названием «Бюд» Чарес никогда не был и есть ли в нём постоялый двор или таверна, точно не знал.
        - Должны быть, город же всё-таки, - обнадёжил он нас, но по его взгляду я понял, что в городок этот без необходимой нужды лучше не соваться. Местный градоначальник там очень любит деньги и не даст покоя, если ему не заплатить за спокойный отдых в его городе. С какого-нибудь пешего путешественника денег за посещение городка могут и не взять, но вот с обоза возьмут стопроцентно. Одна телега, по его мнению, тоже считалась обозом и не важно что в ней перевозили, товар есть, значит плати. О местных порядках Чарес хорошо знал, ему об этом торговцы рассказывали, иногда добиравшиеся и до самого северного баронства Волар.
        Расчёт Чареса оказался верным, до Бюда мы добрались, точно с наступлением темноты. Городок оказался ещё более грязным, чем Довак, а жители ещё более угрюмые и не очень доброжелательные. О ночлеге смогли договориться лишь с четвертого раза, да и то, за довольно большую по местным меркам сумму в пять серебряных монет. В эту сумму входил сам ночлег в комнате с камином, ужин на четверых и корм для наших лошадей.
        - Чарес, а что будет, если мы местному градоначальнику не заплатим?
        - Трудно сказать, но думаю, что после этого нам не то, чтобы выспаться, а просто отдохнуть не дадут.
        - Шуметь что ли будут?
        - А кто же их знает, что они тут придумать могут, может и шуметь, а может и ещё что.
        - Давай попробуем не заплатить, а то мне как-то жалко отдавать серебро за такие условия проживания, - я показал на мышиную нору в углу комнаты, где нас разместили вдвоём с Чаресом. Наши охранники спать будут в телеге под навесом и по очереди, так как сохранность нашего товара нам никто не гарантировал.
        - Хочешь, проверить что будет?
        - Да.
        - Хорошо, давай проверим, если уж сильно допекать будут, тогда заплатим.
        Развесив мокрые куртки и поставив сапоги перед камином, мы стали ждать обещанного нам ужина. Приблизительно через полчаса раздался стук в дверь, Чарес открыл, надеясь увидеть человека с нашим ужином в руках, но вместо него за дверью стоял местный страж правопорядка. Среднего роста, довольно упитанный, в панцирном доспехе и с коротким мечом, прикрепленным к поясу справа, видимо стражник был левша.
        - Кто такие, откуда? - спросил он, посмотрев на босоногого Чареса перед собой и на меня, греющего ноги у огня.
        - А ты кто такой чтоб спрашивать? - ответил ему Чарес, не позволяя войти в комнату, а он именно это и собирался сделать.
        - Я? - стражник слегка опешил от того, что непонятно кто пытается ему перечить.
        - Да, ты?
        - Чарес положил руку на рукоять кинжала, так как его меч сейчас лежал в стороне вместе с сумками и прочей мелочью.
        - Меня зовут Нолан, я пришёл, чтобы договориться об оплате за безопасность.
        - Безопасность от кого? - Переспросил Чарес, чем поставил стражника в тупик. Он почти минуту думал, что ответить и в итоге заявил.
        - От разного рода нехороших людей.
        - Спасибо, конечно, за предложение, но мы как-нибудь сами об этом позаботимся, - сказал Чарес и закрыл дверь, оставив стражника за ней в недоумении.
        - Зря вы оказываетесь, теперь если что и случиться, помощи не ждите! - услышали мы его предупреждение, после чего послышались его удаляющиеся шаги.
        - А ты говорил, давай посмотрим! Вот тебе первый визит и думаю, далеко не последний, так что спать тоже будем, по очереди и не раздеваясь. - Чарес потрогал свои сапоги и стал обуваться. Я обуваться не спешил, если к нам ещё кто-то придёт, то не прямо сейчас, а часа через два, когда нормальные люди уже должны будут спать.
        Ужин нам всё-таки принесли, приблизительно через полчаса после визита стражника. Его принесла девушка, о таких девушках в народе говорят - кровь с молоком. Она приветливо улыбалась, строила глазки, выпячивала на наше обозрение шикарную грудь, заранее увеличив декольте своего сарафана и, оттопыривала свою не менее шикарную пятую точку. Чарес даже пригладил усы, поглядывая на девушку, видимо частично поддавшись на соблазн. Оставив нам ужин, девушка ушла, не спеша и показательно покачивая бёдрами.
        - Хороша!
        - Ага, но к ужину нам лучше не притрагиваться, больно уж она всё как-то наигранно делала, не иначе как в сговоре со стражником.
        - Думаешь отравлен?
        - Яда там, конечно, нет, а вот чего-то снотворного там точно много. Ночью надо ждать гостей, так что подкрепимся тем, что у нас осталось, а ещё наших людей предупредить нужно. Не думаю, что весь товар украдут, но несколько шкур с самым ценным мехом, утащат обязательно.
        - Ладно, я пойду, предупрежу, а ты пока в сумках покопайся, у нас там где-то было немного мяса и сухари.
        Набросив на плечи ещё не просохшую куртку, Чарес вышел, а через приблизительно пятнадцать минут дверь открылась и в комнату вместо него вошла девушка, та же, что приносила ужин. Она оставила дверь чуть приоткрытой, сделала пару шагов ко мне, резко разорвала на груди сарафан и завизжала, став звать на помощь.
        - Помогите! Не надо! Помогите!
        Я, не сразу поняв, что происходит. От происходящего и просмотра шикарной груди девушки, замер с куском копчёного мяса в руке. Через несколько секунд послышались торопливые шаги и в комнату ворвались хозяин постоялого двора, и уже известный нам стражник Нолан, с ещё одним стражником, которого я видел впервые.
        - Что здесь происходит? - Нолан вышел вперёд, состроив серьёзное и грозное выражение лица.
        - Этот вот хотел меня насильничать! - Девушка, отойдя в сторону, показала на меня.
        - Это что же получается? Я им выделил самую лучшую комнату, приготовил ужин, но им этого показалось мало, они решили ещё и Имру насильничать? - Стал нагнетать хозяин постоялого двора. - Никакой благодарности. Арестуй его Нолан!
        Стражник достал кожаный ремешок, собираясь, связать мне руки и направился ко мне. В этот момент в комнату вошёл Чарес со словами, - Что здесь происходит?
        - А вот и второй, Апро, свяжи ему руки!
        - А, ну, стоять! Я вам сейчас всем так всё свяжу, на всю жизнь останется! Эрит, что тут произошло? - Чарес на всякий случай обнажил меч и кинжал.
        - Отравить нас не получилось, решили - оболгать, - я показал на девушку, так и стоявшую до сих пор с оголённой грудью, видимо для подтверждения якобы попытки изнасилования.
        - Где ваш начальник? Как его зовут? - Спросил Чарес, делая шаг в сторону Нолана.
        - Там где ему и положено находиться, а как зовут вообще не ваше дело. Вы кто такие чтобы спрашивать? Какие-то там торговцы! Ещё не известно, где вы взяли столько дорогих шкур, может, украли? - Нолан выпрямил спину, показывая, что нисколько не боится Чареса и по-прежнему собирается арестовать меня. Мне ничего не оставалось, как представиться.
        - Меня зовут Эрит Волар, барон Эрит Волар, если ты не сразу понял, - я встал и тоже выпрямил спину. Нолан оказался на пол головы ниже меня ростом и, теперь глядя снизу вверх, изменил свой надменный взгляд. - То что лежит в телеге это - королевский налог, хочешь попробовать его забрать? - Я тоже обнажил меч, давая понять, что готов драться. - Через два дня мы должны быть у графа Катнара. Как ты думаешь, граф будет нас искать, если мы не приедем вовремя? - Я сделал шаг к Нолану. Стоять на грязном полу босыми ногами, мне было неприятно, ноги мёрзли, а твёрдый мусор больно впивался в кожу ступни.
        - Так что же вы сразу господин барон не сказали, кто вы? - Нолан сдал назад и убрал кожаный ремешок. - Извините, недоразумение произошло. Не извольте беспокоиться, больше вас никто не побеспокоит, отдыхайте, - он стал пятиться к двери и, не глядя назад, налетел спиной на Чареса.
        - Пошёл отсюда! - Крикнул Чарес ему в ухо, после чего стражник немного присел и в таком положении, выбежал из комнаты. Вслед за ним покинули комнату, второй стражник и хозяин постоялого двора. Хозяин в последний момент успел прихватить с собой остолбеневшую после всего услышанного девушку.
        - Думаю, не надолго мы от них отбились, если за ними кто-то стоит, а этот кто-то точно есть, нас в покое не оставят, - Чарес вернул меч и кинжал в ножны, и посмотрел на мои босые ноги.
        - Нам надо уходить прямо сейчас, не нравится мне тут, пол у них холодный, - я на цыпочках добрался до стула на котором сидел у камина и подставил ноги теплу.
        - Согласен, нас всего четверо, они могут не поверить что ты Волар, а в телеге налог и напасть, - Чарес взяв стул, поставил его рядом со мной и тоже поставил ноги ближе к огню.
        - Ты чего так долго?
        - Ужин у ребят отнимал, отдавать не хотели, пришлось дать по шее и объяснить, почему его нельзя есть. Вроде бы поняли, но жареная утка так одуряюще пахла, что я сам еле сдержался, чтобы не откусить от неё кусочек.
        - Нам надо было больше охраны взять, может быть тогда нас и не попытались бы ограбить таким изощрённым способом, - предположил я и стал, надевать ещё не просохшие сапоги.
        - Здесь да, не полезли бы, а вот в дороге, чем больше народа в охране, тем больше соблазна отнять груз. Разбойники тоже не дураки, из-за какой-то мелочи жизнью не рискуют, если уж брать, то сразу много. Ну, что, обулся?
        - Да, сапоги ещё влажные, но можно и потерпеть. Как там наши мужики? У них одежда, скорее всего, вообще не просохла.
        - Они привычные, тоже потерпят до утра, а утром солнце высушит прямо на них.
        - Как скажешь, пошли, чего время терять. Слушай! А может у хозяина наши деньги обратно забрать? Ведь мы на ночь не остаёмся.
        - Да, наплюй ты на деньги, сейчас начнёшь отнимать, опять этот Нолан прибежит. Идём, мужики уже, наверное, лошадей обратно впрягли и нас ждут. Как знал, когда приказал на всякий случай это сделать.
        Не прощаясь, мы покинули постоялый двор и уехали в ночь. Небо было затянуто плотными облаками, из-за чего было темно настолько, что дальше десяти метров перед собой совсем ничего видно не было. Наши охранники вели лошадей за собой в поводу, освещая дорогу маленькими факелами, сделанными из подручных средств.
        Я дремал в седле с открытыми глазами, как у меня это получалось, сам не понимал, вроде бы спал, но гриву своего коня и голову коня Чареса слева от себя видел. Чарес в это время молчал, видимо тоже дремал как я или просто старался, мне не мешать спать.
        Дрёму с меня сняло только яркие лучи утреннего солнца, ударившие в глаза из-за горизонта слева. Посмотрев на Чареса, заметил, что и он пытается избавиться от состояния полусна, трёт глаза, щёки и уши. Я по его примеру сделал также и понял, что это хороший способ, чтобы взбодриться.
        - Надо бы устроить привал, от города далеко отъехали, погони за нами уже точно ждать не стоит, - Чарес остановил наш маленький обоз прямо на дороге и приказал нашим охранникам, ложиться спать, это мы дремали на ходу, а они всю ночь вели наших лошадей.
        - Сколько нам ещё до Каболара?
        - Думаю дня два, может чуть меньше, если никто не помешает, - ответил Чарес, чиркая огнивом, чтобы развести костёр. Одежда наша за ночь не высохла, и он решил, ускорить процесс её сушки у костра, пока охранники будут спать. - Письма слегка промокли, как думаешь, сами высохнут или у огня их подержать?
        - Попробуй, только не все сразу, а то мало ли, вдруг сгорят.
        Через пару часов солнце стало припекать и я начал раздеваться. Снял надоевшую броню, пояс с оружием, снова сбросил с ног сапоги и, встав голыми ногами на траву, почувствовал себя в раю. Чарес смотрел на меня с каким-то подозрением, видимо здесь так никто до меня не делал.
        - Хорошо! Всего несколько дней и мы из зимы приехали в лето.
        - Скорее из начала весны в ее конец, - поправил меня Чарес и резко встал, увидев что-то на дороге. - Ты бы оделся, а то кто его знает, кто там нам навстречу едет.
        Я послушался учителя и быстро оделся. Чарес за это время разбудил наших охранников и заставил их убрать телегу с дороги. Минут через двадцать мимо нас постучала колёсами по кочкам карета, в сопровождении шести вооружённых всадников. На нас они даже внимания не обратили, словно бы мы были для них не важнее какого-нибудь придорожного куста.
        - Не иначе как столичная знать куда-то направилась, - сказал Чарес, посмотрев им вслед.
        - Главное, чтобы это был не граф Катнар.
        - Нет, это точно не он. Граф предпочитает в седле, так быстрее.
        - Ты откуда знаешь? Вдруг он от седла устал или ещё что.
        - Сколько его знаю, наглядно, конечно, он никогда в карете не ездил, у него слишком много дел. Я его первый раз увидел лет двадцать назад, он тогда ещё молодой был, чуть старше, чем ты сейчас, да и я был такой же. Он, ещё тогда будучи простым капитаном, словно ураган по всему королевству верхом метался, везде успеть хотел. Сейчас в основном вместо него другие по делам ездят, но если нужно ему, обязательно поедет верхом.
        Ближе к полудню мы продолжили путь. Теперь отдохнув, мы немного ускорились, к тому же погода и подсохшая за ночь дорога, этого сделать позволяли.
        Через приблизительно пять часов, доехали до последнего перед столицей города со смешным названием «Курит». Чарес посмотрев на город, потом на солнце, предложил в городе не останавливаться, а продолжить путь, так как приблизительно через шесть часов мы уже будем в столице. Пусть ночью, но уже там.
        Честно говоря, мне хотелось, посмотреть на этот город изнутри и узнать, кто там курит, но как говориться - в другой раз. Глядя на этот город издалека, я вспомнил о том, что произошло в Бюде. Мир другой, а система та же, есть деньги и титул - можно делать всё что хочешь. За жизнь и здоровье простого жителя тебе почти ничего не будет, максимум - денег потеряешь, да и то немного. От этого понимания настроение испортилось, хотелось кому-нибудь из знати дать в морду. Мне даже быть бароном стало противно, потому что я тоже в какой-то степени теперь принадлежу к этой знати.
        Чарес увидев, что со мной что-то происходит, стал отвлекать меня разговорами. Я слушал, но сам почти ничего не говорил, в основном кивал, соглашаясь, или мотал головой, не соглашаясь с ним. Слушая его, поймал себя на мысли, что я даже думая о чём-то своём, вполне нормально запоминаю всё, о чём он говорит. Раньше такой способности у себя не замечал, если о чём-то думал, другая информация в мою голову просто не влезала.
        Через приблизительно три часа, мы снова остановились на отдых. Это был наш последний привал, перед тем как окажемся в Каболаре. Столица королевства вызывала у меня какой-то трепет в душе, всё-таки главный город королевства, да ещё и в другом мире. Подсознание рисовало красивые замки, чистые и уютные улочки со снующими по ним лоточниками. Люди одетые опрятно и приветливо улыбающиеся тебе при встрече. Королевский дворец с остроконечными крышами башен и большими цветочными клумбами около него. Ещё мне почему-то казалось, что мы с Чаресом одеты для столицы слишком вызывающе, словно тёмная деревенщина. Люди в столице не должны носить броню, ведь там королевская гвардия, городская стража и нет войны.
        Город Каболар появился в поле зрения на закате, точнее не он сам, а его пригород. По моему мнению, пригород был похож на вытянутую вдоль городской защитной стены деревню. Перед этой деревней паслось довольно большое стадо коров, поедающих как прошлогоднюю, так и только что проклюнувшуюся из земли траву. К городу вело несколько дорог, по которым сновали как крестьянские телеги, так и кареты в сопровождении охраны, иногда уж слишком многочисленной. Я смотрел во все глаза, пытаясь увидеть высокие шпили королевского дворца, но, увы, с такого большого расстояния этого было не разглядеть. Вскоре стемнело, в пригород въехали в полутьме и у нас сразу же начались проблемы. Местные преступники пытались, узнать, что мы везём, а особо отчаянные криминальные персоны, даже пытались нас остановить, чтобы ограбить. Чарес с такими личностями не церемонился, бил их плетью, стараясь попасть по лицу, а иногда и меч обнажал, показывая, что пустит и его в дело, если потребуется. Я ему помогал в этом, с левой стороны отгоняя от нашей телеги подозрительных личностей.
        Приблизительно через полчаса миновали это не спокойное место и оказались у городских ворот. Здесь нас встречала городская стража количеством в пятнадцать человек, разумеется, хорошо вооружённых и в броне. Правда, их броня сильно отличалась от нашей, в сторону уменьшения веса и увеличения красоты. Мы, находясь возле них, выглядели словно четыре тяжёлых танка среди лёгких БМП. Чарес переговоры со стражей вёл сам, так как лучше знал, что и как говорить. Объяснив, что мы везём королевский налог, стражники сразу же поменяли своё отношение к нам. Сопроводить нас до места сдачи налога они, конечно, не предложили, но и звонкую монету за въезд в город как со всех не взяли. Мы и так фактически деньги королю везли, и брать с нас ещё и за въезд, было бы неправильно.
        Попав в город, я смог увидеть, насколько он отличался от своего пригорода. Улицы освещались факелами и масляными фонарями, дороги вымощены камнем, дома минимум двухэтажные, а люди одеты заметно чище и опрятнее, хоть и не все, но в основной своей массе. На нас, разумеется, обращали внимание, но кроме как провожать взглядом больше никак не реагировали. Чарес уверенно вёл наш маленький отряд по городским улицам, только ему одному из нас известное место. Ехали довольно долго, где-то примерно полчаса и в итоге доехали до большого трёхэтажного здания.
        - Кто вы и с какой целью прибыли? - спросил охранник, стоявший у входа. Мы представились и рассказали, с какой целью мы сюда к ним припёрлись на ночь глядя. - Я доложу его сиятельству, но не думаю, что он вас сейчас примет, - охранник, бросив на нас ещё один короткий взгляд, исчез за дверью, оставив нас ждать на улице.
        - Как-то не радостно нас тут встречают, им что деньги не нужны? - Проговорил я шёпотом, чтобы меня услышал только Чарес.
        - Графу наши шкуры не нужны точно, он сбором налогов не занимается, он просто должен узнать, что мы привезли налог. Шкуры потом сдадим под расписку казначею, скорее всего или чуть позже сегодня, или вообще завтра. Лучше, конечно, чуть позже сегодня, чтобы они их уже сами охраняли, начиная с этой ночи.
        Минут через десять вернулся охранник и объяснил, что аудиенция нам назначена на завтра, ровно в полдень.
        - И не опаздывайте, иначе его сиятельство позже может вас уже не принять, у него очень много дел.
        - Завтра, так завтра, - согласившись, кивнули мы и поехали к казначею.
        Королевский казначей в столь поздний час ещё работал и вскоре мы по описи сдали весь товар, только не ему самому, а его помощнику, получив от него документ, об оплате налога за прошлый год.
        - Вот и всё, теперь в какую-нибудь таверну, где можно вкусно поесть и спокойно выспаться, - сказал Чарес, выдохнув с облегчением. Налог был доставлен в полном объеме, теперь осталось, выпросить помощь в охране границ и нанять человек двадцать или лучше тридцать, для выполнения диверсионных операций. Последнее, разумеется, нужно сделать тихо, чтобы граф об этом не узнал, иначе помощи тогда от него не жди.
        Налегке передвигаться по довольно узким городским улицам, было проще. Телегу теперь можно было не жалеть, её тащить за собой в баронство никто не собирался. За час, объехав несколько постоялых дворов и пару таверн, мы так и не смогли снять даже одну комнату, чтобы в ней переночевать. Об ужине уже даже и мечтать перестали, тем более, что нам удалось в одной из лавок купить несколько булок хлеба и большой кувшин с каким-то напитком, похожим на квас.
        - Похоже, что спать нам придётся в телеге, - сказал Чарес, выйдя из ещё одной таверны, где для нас снова не нашлось ни одной свободной комнаты.
        - Здесь всегда так с жильём или только сейчас? - проблема найти комнату, меня тоже стала немного раздражать. Было ощущение, что нам умышленно отказывали в комнате всего-то на одну ночь.
        - В прошлом году свободных комнат было хоть отбавляй, за приезжими хозяева дворов и таверн сами бегали, упрашивая, идти к ним. Почему сейчас так, ума не приложу. Может на завтра праздник какой-то объявили, народ на него и понаехал.
        - Чарес, а я, то есть настоящий Эрит, здесь был?
        - Был, последний раз три года назад, его тогда чуть ли не силой домой тащить пришлось. Здесь ему, видите ли, было веселее, чем в замке отца.
        - И как ты решил проблему с его возвращением, неужели, в самом деле, силой увёз?
        - Нет, силу прилагать не пришлось. Он с каким-то парнем на улице схлестнулся, получил по своей глупой голове от него, после чего ему сразу домой захотелось.
        - Когда он получал, ты в это время, где был?
        - Спал я, он же тогда сбежал из комнаты через окно. Приключений ему захотелось, вот и нашёл. Вообще-то не так уж и сильно ему тогда досталось, но было обидно. Сейчас кстати дойдём до той таверны, где мы тогда останавливались, может там с комнатой повезёт.
        Проехав до конца квартала, мы повернули направо и остановились у ворот двухэтажного дома. Чарес спрыгнул с коня и, подойдя к двери, ударил в неё ногой три раза.
        - Это кто там такой наглый, со стражей давно не общался? - мужской голос с другой стороны раздался сразу же после стука.
        - Есть свободные комнаты? - Чарес не поздоровался, он больше просто не мог разговаривать вежливо, надоело ему это.
        - Есть и что? - ответ нас порадовал, но дверь нам открывать, не спешили.
        - Нас здесь четверо, устали мы сильно, а переночевать негде, всё везде занято. Заплатим вдвойне, - предложил Чарес, не собираясь торговаться из-за пары серебряных монет.
        - На ужин не рассчитывайте, уже нет ничего, - дверь приоткрылась, и из-за неё выглянул мужик средних лет, с намечающейся залысиной.
        - Демон с ним, с ужином этим, наших лошадей хотя бы найдётся, чем накормить?
        - Четыре, - мужик посмотрел на наш парнокопытный транспорт и кивнул, - найдём, только в конюшне для них места нет, во дворе постоят. Заводите, сейчас ворота открою.
        Спустя несколько минут, оставив лошадей во дворе, мы вошли в дом. Почти весь первый этаж дома занимал обеденный зал и кухня. Справа от кухни находилась дверь, ведущая в комнаты для хозяина, его семьи и прислуги. Все гостевые комнаты располагались во втором этаже дома, где нам и выделили две небольшие комнаты.
        - А что, вполне даже неплохо, комната, конечно, маленькая, но уютная, - оценил я наше жильё, осмотрев комнату.
        - Если уж ужина нам не видать, предлагаю, сразу завалиться спать, чего время-то терять, - сказал Чарес и, сбросив с ног сапоги, можно сказать, упал на кровать.
        - Хоть бы броню снял, - посоветовал я, но уже не был услышан, Чарес спал. Я не стал с него снимать броню и уж тем более, не пытался отстегнуть от пояса ножны с мечом. Не дай бог у него сработает рефлекс, голову мне снесёт на раз. Сам я броню снял, положил в оружейный сундук меч и кинжал, потом снял сапоги и только после этого, прилёг на жёсткую кровать.
        - То что кровать больше похожа на кушетку в больнице - плевать, главное, что тепло, тихо и дверь запирается изнутри, - с такой мыслью я и провалился в вязкую темноту глубокого сна.
        Глава 7
        Проснулся незадолго до рассвета, на новом месте, да ещё и на жёсткой кровати мне плохо спалось. Пока одевался, за окном начало светлеть, где-то неподалёку проснулся первый петух и сообщил своим кукареку, что наступил новый день. Сквозь мутное оконное стекло почти ничего не было видно и я, стараясь не шуметь, открыл окно. Комната хоть и была расположена на верхнем этаже, из окна мне был виден только двор, где стояли наши лошади. Такой вид быстро наскучил, высунувшись из окна, я посмотрел, можно ли прямо отсюда попасть на крышу. Оказалось, что можно и довольно просто. Приблизительно в метре над окном находилось ещё одно окно, чердачное и на данный момент полностью открытое. Через минуту я уже был на пыльном чердаке, откуда вскоре выбрался на черепичную крышу таверны. С высоты крыши стал, виден почти весь город, оказавшийся на удивление довольно большим, по меркам этого мира. Вдалеке виднелись крыши домов местных богачей, разительно отличающиеся своими формами от крыш домов простых горожан. Где-то далеко за этими крышами, в дымке утреннего тумана поступали очертания крыш королевского дворца, но я мог
и ошибаться, это мог быть и не дворец вовсе. Город мне начинал нравиться, чисто визуально, за его интересную архитектуру и чистоту улиц. С появлением на улице горожан, я решил, покинуть крышу, чтобы не привлекать к себе внимания, а то мало ли что, вдруг кто-нибудь стражников позовёт. Человек просто так стоящий на крыше, всегда вызывает подозрение в том, что стоит он там не просто так, явно замышляет что-то нехорошее. Тем же путём через окно я вернулся в комнату и увидел, сидевшего и смотревшего на меня Чареса.
        - Где был?
        - На город с крыши смотрел, хотел узнать, насколько он большой.
        - Тебе что больше думать не о чем? Нам в полдень к графу, лучше бы подумал о том, что ему говорить.
        - А что там думать? Солдат нужно просить как можно больше, как минимум раза в два, чем реально нужно. Ясное дело столько не даст, но вот на половину уже можно будет надеяться. Новар же не написал, сколько солдат нужно, значит, мы сами цифру назовём. Думаю, нужно просить сотни две? - У Чареса от моего заявления глаза на лоб полезли. - Вот и я о том же, что это много, граф как минимум убавит наполовину, а сотни нам как раз будет вполне достаточно.
        Чарес почесал маковку и признал что я в какой-то степени прав, чтобы получить, сколько нужно, надо обязательно просить больше.
        Спустя приблизительно час мы с ним, прихватив наших охранников, спустились вниз, так как наступило время завтрака. На кухне к этому моменту уже давно гремели посудой и дразнили нас умопомрачительными запахами. У нас обильно текли слюнки, я так вообще уже захлёбывался собственной слюной и героически терпел спазмы пустого желудка. Хозяин, увидев нас, дал команду накрывать на стол, после чего из кухни выпорхнули две девушки с подносами в руках. Через несколько секунд каждому из нас выдали по большой миске варёных бобов со свиными рёбрышками, по одной запечённой рыбке размером с ладонь и по большой кружке медовухи. Плюсом ко всему шёл горячий хлеб и головка чеснока.
        После такого обильного завтрака я далеко от кровати отходить не хотел, а визит к графу было желание перенести на вечер или вообще на завтра. Чарес и охранники находились в таком же состоянии сильного переедания, как и я, и тоже идти никуда не хотели. Правда, спустя час, наши желудки частично переработали полученный завтрак, и у нас всё-таки появилось небольшое желание заняться делами. К графу было решено идти пешком, времени до полудня ещё много, заодно можно на город посмотреть.
        Первый квартал мы все четверо можно сказать, прошли со скоростью черепахи, а вот дальше наши шаги стали уже более уверенными, видимо завтрак полностью усвоился. При солнечном свете столица мне понравилась ещё больше, чем ночью при свете факелов и фонарей. Сейчас можно было всё хорошо рассмотреть и оценить красоту зданий и всего остального уже по-новому.
        - Слишком большая разница между столицей и остальными городами королевства, о деревнях вообще молчу, - поделился я мнением с Чаресом.
        - А чего ты хотел? Король же здесь живёт, вот и заботится о своём жилище. Всё что за городской стеной, должно лишь прибыль приносить, остальное не волнует. Защищать территорию король, разумеется, будет, иначе налоги не с кого будет брать.
        - И как много жителей здесь?
        - А кто же его знает, думаю, около ста тысяч точно есть. Городская стена здесь полукольцом и только с одной стороны, с другой стороны город оберегает вытянутое озеро. Только не думай, что со стороны озера в город проще попасть, там охраны больше, чем у всех городских ворот вместе взятых, а их тут пять. Гуляя по улицам, я старался направить нашу маленькую команду в центр города, чтобы увидеть главную площадь. Чарес вскоре догадался об этом и наотрез отказался туда идти. Площадь на один день отдали под рынок, и идти туда, по его мнению, только душу травить. Товара там много, а денег чтобы что-то купить, у нас нет, мало того, ещё и обокрасть могут. Из-за этого большого торгового дня, в городе как раз и возникла такая проблема со свободными комнатами. В город съехалось огромное количество торговцев и простых жителей, желающих что-то купить.
        Обогнув центр города по большой дуге мы дошли до здания казначейства, а потом и до того здания где находился граф Катнар. До полудня оставался час, мы за это время успели попить кваса в одной из таверн, расположенной поблизости. Есть мы не хотели, только пить и от назойливого хозяина предлагающего пообедать, в итоге пришлось убегать, не понимал он, почему отказываемся, не бить же его за это.
        В назначенное время мы подошли к зданию, где находился граф и напомнили охраннику, что нам назначена встреча. Через несколько минут меня и Чареса пропустили внутрь, а наши охранники остались, ждать нас на улице.
        Честно признаться, у меня коленки дрожали, когда я поднимался на третий этаж по застеленной ковром лестнице. Шли не вдвоём, нас сопровождал другой охранник, чтобы мы не блуждали по этажу, в поисках нужного кабинета. Оружие у нас отобрали сразу, как только мы вошли, да ещё и броню зачем-то заставили снять.
        Через некоторое время, охранник привёл нас к двери кабинета графа и я робко постучался.
        - Входите! - от громкого и уверенного голоса графа, я не произвольно вздрогнул. Было ощущение, что меня вызвали на ковёр как минимум к начальнику ФСБ. Открыв дверь и попросив разрешения войти, мы с Чаресом чуть ли не строевым шагом последовали до центра кабинета, где и остановились.
        - Напомните кто вы? - Граф смотрел на нас и не мог вспомнить, кому он вчера назначил встречу в полдень. Разумеется, он мог бы заглянуть в записи, но ему это делать было просто лень. Выглядел он сильно уставшим человеком. Около пятидесяти лет, довольно высокого роста, среднего телосложения, волосы тёмные с проседью, длинные, стянуты в конский хвост чёрным шнурком. Усы и борода аккуратно подстрижены, глаза серые. Одет он был дорого, но без всяких кружевных воротничков и манжеток.
        - Эрит Волар, сын барона Новара Волара, - представился я, немного заикаясь и с сильным акцентом. Я не специально так сделал, у меня от волнения так получилось.
        - Чарес Кетрон, капитан замковой стражи баронства Волар, - представился Чарес.
        - Да, всё, вспомнил, вы вчера поздно вечером приходили. Извините, мне вчера некогда было с вами поговорить, зато сейчас готов выслушать. Стоп! Эрит Волар это ведь тот берсерк, выживший в том сражении и потерявший слух, речь и память? - граф даже встал с кресла, вспомнив то сражение и меня, лежавшего в битах на больничной койке словно мумия.
        - Да, ваше сиятельство, это я, слух и способность говорить вернулись, а вот память, к сожалению, нет, - пояснил сразу, чтобы потом вопросов не было, почему я чего-то не знаю.
        - Отлично! Я как раз хотел посыльного отправить в баронство. Очень, знаешь ли, хотелось узнать, что с тобой стало, но ты сам пришёл. У меня есть к тебе одно очень, я бы так сказал, заманчивое предложение, но это немного подождёт. Рассказывайте, с чем пожаловали? Не иначе проблема появилась и без моей помощи не решить?
        - Да, ваше сиятельство, есть проблема, серьёзная, поэтому и пришли. Вот письмо от моего отца, там всё подробно изложено, - Чарес достал письмо, передал мне, а уже я передал его графу.
        Граф развернул свиток и, прочитав всё, что мы там понаписали, нахмурился.
        - Как много вы за последнее время потеряли воинов?
        - Если не считать тех, кто погиб на войне, приблизительно восемьдесят, - ответил я, назвав приблизительное число, объединив вместе и воинов с заставы, и крестьян, погибших при нападении на деревню. Сколько точно потеряло баронство, никто не знал, точных подсчётов не вели. - У нас сейчас уже просто некому защищать границу, нам воины нужны, - сказал я прямо.
        - Сколько вам нужно?
        - Сотни две, - заявил я и опустил глаза, чтобы граф по моему взгляду не понял, что я запросил намного больше, чем нам реально нужно.
        - Сколько??? - удивился он.
        - Двести, - я подтвердил, что он не ослышался.
        - Э, Чарес кажется? - обратился он к Чаресу.
        - Да, ваше сиятельство.
        - Чарес, будь добр, подожди в коридоре, - граф вежливо выпроводил его из кабинета, чтобы поговорить со мной наедине. - Сам понимаешь, столько воинов я вам дать не могу, но около сотни попробую набрать, но как говориться услуга за услугу. Тебе придётся послужить на благо нашего королевства. Улавливаешь разницу, короля и королевства?
        Я кивнул, но честно говоря, не понял, в чём эта разница заключается. - Король и без твоей помощи прекрасно обойдётся, а вот простые жители находятся в опасности. Согласен помочь?
        Я снова кивнул, даже не представляя, чем могу помочь.
        - Прежде чем рассказать тебе обо всём, нам с тобой необходимо съездить в одно место, проверить кое-что нужно. Здесь не очень далеко, за день обернёмся. Выезжаем после ужина, постарайся не опаздывать. Надеюсь, конь у тебя есть или тебе другого дать?
        - Есть, а сейчас мне что делать, где ждать?
        - Где хочешь, Чаресу передай, что воинов получите, когда мы вернёмся. Сейчас иди, отдыхай, нам всю ночь предстоит провести в седле.
        Я вышел из кабинета графа, словно пыльным мешком ушибленный, даже Чареса в коридоре не сразу увидел.
        - Ну, что, он даст нам воинов?
        - Даст, не двести, конечно, но около сотни выделит. Думаю, домой ты уже без меня поедешь, мне тут этих воинов ещё отработать предстоит. Граф оказывается, далеко не так прост, выжмет из тебя всё, что сможет, но и поможет за это.
        - Как это - отработать? Что сделать-то для него нужно?
        - Он пока не сказал, но сказал, что вечером нам с ним куда-то нужно съездить, приблизительно на один день. Тебе придётся подождать нашего возвращения, воинов он нам даст после того, как вернёмся.
        Через некоторое время мы вернулись в таверну, пообедали и разошлись по комнатам. До ужина я из комнаты не выходил, напряжённо думал о том, что же такого секретного мне собирается предложить граф. Ужин прошёл в тишине, Чарес и наши охранники молчали, понимая, что мне сейчас и без лишних вопросов немного не по себе от предстоящей поездки неизвестно куда, да ещё и ночью.
        Поужинав, я вывел со двора своего вороного и, попрощавшись до завтрашнего вечера, отправился к графу. У здания, где находился рабочий кабинет графа, находился конный отряд из двадцати вооружённых до зубов воинов. Это была наша охрана на время поездки. Сам граф появился минут через двадцать, после того как я туда прибыл. Убедившись, что я приехал, он дал команду, и мы выдвинулись к юго-восточным городским воротам. Через ворота проехали беспрепятственно, стражники, увидев наш отряд издалека, заранее открыли ворота, чтобы не задерживать. Как только мы оказались за городом, граф пришпорил своего коня и, нам его пришлось догонять. Через несколько минут скачки, охранники взяли нас с ним в кольцо, обеспечив защиту со всех сторон. Дорогу освещали факелами, горящими на удивление ярко.
        Ехали без остановок приблизительно три часа, сколько реально прошло времени, я не знал. Всё время старался, держался рядом с графом, подстраиваясь под ход его коня и, не о чём не думал.
        - Остановимся ненадолго, коней напоить нужно, да и нашим задницам передышка не повредит, - сказал граф, остановив коня и спрыгнув на землю. Для своего возраста граф оказался в очень хорошей физической форме, его движения были быстрыми и уверенными.
        Остановка продлилась не больше пятнадцати минут, после чего мы отправились дальше и почти с той же скоростью. Ехали так ещё часа полтора, пока в дымке утреннего тумана не показался большой замок, обнесённый высокой стеной и окружённый широким рвом, заполненным водой. Нам здесь пришлось ждать, пока для нас опускали подъёмный мост.
        Оказавшись во дворе этого замка, я увидел насколько он был большим по сравнению с замком Волар. Даже приблизительно замок этот был больше раз в десять. Здесь уже были и высокие башни, и остроконечные крыши, и бойницы, не только на защитной стене, но и стенах самого замка, образованного пятью соединёнными вместе зданиями.
        - Нам сюда! - Голос графа заставил оторваться от осмотра замка. Я спешился и, передав коня одному из охранников, пошёл за графом, стараясь не отставать и не забегать вперёд. Граф открывал двери сам, словно был хозяином этого замка. Люди в замке, на данный момент уже проснувшиеся, не успевали за ним и суетились где-то позади нас. Через пару минут граф открыв одну из дверей, выкрикнул имя того, кого искал в замке.
        - Венар, чтоб тебя! Где ты прячешься?
        - Здесь я, чего кричишь на весь замок, случилось что-то? - из боковой двери в комнаты, куда мы пришли, вышел дед, вполне такой обычный дед, седой и с такой же седой бородой до пупка. Борода деда была перевязана по середине алой лентой, из одежды на нём был халат, какой одевают ночью, чтобы сходить в туалет, на босых ногах были кожаные шлёпки.
        - Случилось! Я берсерка привёл, того самого, о котором говорил, проверить бы его надо! Шевелись Венар, времени у нас не так уж и много.
        Дед удивлённо посмотрел на меня, а потом куда-то довольно быстро убежал, теряя свои шлёпки по дороге. Через несколько минут он вернулся, уже успев переодеться. Вернулся не один, с ним пришли ещё два деда, только возрастом чуть младше и не с такими седыми и длинными бородами как у него. Я думал, что проверять меня на что-то, начнут прямо здесь, но ошибался. Мне завязали глаза и куда-то повели. Шли не долго, постоянно поворачивая то налево, то направо. Потом спускались вниз по каменным ступеням и снова шли, пока я не услышал тихий скрип открываемой двери.
        - Всё, повязку с глаз можно снять, - услышал я голос деда по имени Венар. Я снял повязку и осмотрелся. Все мы, а именно: я, граф Катнар и три подозрительных деда, сейчас находились в большом зале, расположенном где-то в подземелье замка.
        - Зачем я вам? - спросил я, так как вся эта секретность стала меня раздражать.
        - Сначала проверка, - сказал граф и присел у стены справа на обычную лавку. Дальнейшие действия дедов были мне непонятны и немного смешны. Они поочередно делали какие-то пассы, словно бросали в меня что-то, потом что-то бормотали себе поднос, после чего заставляли меня подходить к ним. Я подходил, а они удивлялись этому, словно это было великое чудо. Такой спектакль длился не меньше часа, пока проверка не перешла во вторую фазу. Дед, тот что Венар, поставил меня к стене, сам встал в центр зала и через секунду после этого, в меня полетел огненный сгусток. Я инстинктивно увернулся от огня и удивлённо посмотрел на графа. В моём взгляде можно было прочесть простой вопрос, - какого чёрта, меня убить хотят или реакцию проверяют?
        - Не надо уворачиваться Эрит, пусть огонь коснётся тебя. Не бойся, если что здесь сейчас лучшие маги королевства, они вылечат любой ожог.
        Легко сказать не бойся, не в него же огнём бросали, а в меня. С минуту я готовился, поймать грудью огненный сгусток, незаметно наблюдая за дедами и за графом. Они были спокойными, стояли и молча, ждали, когда я переборю свой страх.
        - Всё, я готов, бросайте! - я прижался спиной к стене и приготовился закрыть глаза. Венар не замахивался рукой, он просто вытянул её вперёд и с его ладони сорвался бесформенный сгусток огня. Летел он довольно быстро и точно мне в грудь. Я закрыл глаза и, - и ничего не почувствовал, кроме слабого и чуть тёплого ветерка.
        - Это просто удивительно! - воскликнул Венар. - Нет, даже не так, это просто невероятно!
        - Может вы мне всё-таки, расскажете, что вы тут со мной делаете? - сказал я, выдохнув с облегчением. Огненный сгусток мне никак не навредил, чему я тоже сильно удивился.
        - Венар, думаю, нам лучше будет поговорить в твоём кабинете, - сказал граф, вставая с лавки.
        - Да, там будет лучше, скоро начнутся занятия и ученики, не должны видеть этого молодого человека. Вы ваше сиятельство так и не сказали мне, как его зовут.
        - Это Эрит Волар, сын барона Новара Волара.
        На мой вопрос никто отвечать не спешил или даже, вообще не собирался. Я уже хотел, ещё раз спросить, но три деда и граф направились к выходу, вынуждая меня идти за ними, в кабинет Венара.
        - Ладно, там спрошу, всё равно скажете, что вам от меня нужно, - подумал я и пошёл за ними. Глаза мне уже не завязывали и не водили кругами по комнатам и коридорам огромного замка, чтобы я не смог запомнить дорогу.
        Кабинет Верна, находился на самом верху одной из башен замка, почти под самой крышей. Он оказался достаточно просторным, с большим количеством книжных шкафов расположенных вдоль его стен. Большой письменный стол в форме буквы «Т» стоявший у окна, был завален свитками, книгами разной толщины и ветхости, а также пузырьками и флаконами с неизвестным содержимым.
        - Присаживайтесь! - Верн предложил всем занять кресла, расставленные возле стола.
        - Чего вы от меня хотите? - спросил я ещё раз, уже без всякого уважения в голосе и упоминания титулов, точнее одного титула - Граф. О принадлежности дедов к знати, я ничего не знал. Их кстати осталось только два, третий потерялся где-то по дороге.
        - У вас молодой человек уникальный дар, на вас совсем не действует магия. В связи с этой уникальной особенностью, его сиятельство хочет, чтобы вы помогли нам в решении одной очень опасной проблемы. Я думаю, он сам объяснит всё гораздо лучше меня, так как я просто не владею всей информацией.
        Я перевёл взгляд на графа и вопросительно посмотрел на него. Граф говорить витиевато и намёками не стал, сказал коротко и прямо.
        - Ты берсерк и тебе плевать на магию, а это значит, что с такой же лёгкостью можешь, убивать не только простых людей, но и магов. С магами у нас есть некоторая проблема, и ты нам поможешь её решить.
        Сказано мне это было так, что я понял - это не просьба, это приказ, от которого не откажешься. У меня даже в горле пересохло, когда я это осознал.
        - Я не очень хорошо владею оружием, во время того сражения, я скорее отбивался, нежели нападал, так что убийца из меня никакой, - попытался я, увильнуть от предложения стать - убийцей магов, но из этого ничего не вышло.
        - Это дело поправимое, я дам тебе учителя и через несколько месяцев, он из тебя сделает мастера меча, топора и всего остального оружия тоже. Одним словом - ты в деле. К тому же, мы ведь уже договорились, ты помогаешь нам, а мы помогаем твоему отцу. Сейчас я даже готов помочь не только сотней солдат, но и попрошу короля, временно снизить налоги.
        Я сидел, слушал и думал о том, что остаться незамеченным, у меня всё-таки не получилось. Хорошо что никто не знает, кто я и откуда прибыл, иначе уже давно бы сидел где-нибудь в подземелье и отвечал на интересующие их вопросы.
        - Твоей подготовкой необходимо заняться как можно скорее, нечего время терять попусту, - граф встал с кресла и, подойдя к окну, посмотрел в него. Во дворе замка сейчас уже стало достаточно многолюдно. Десятка четыре молодых девушек и парней как бы просто прогуливаясь, наблюдали за охранниками графа. Я даже со своего места в кресле, слышал, как их многочисленные голоса соединились в монотонный гул из предположений - кто к ним приехал. Граф лишь усмехнулся, увидев заинтересованность молодёжи прибытием столь непривычной для этого места делегации.
        - Вопрос можно задать? - сказал я, сглотнув ставшую вязкой слюну.
        - Можно, - разрешил граф.
        - Где мы, что это за замок, и о каких учениках вы говорили? - его предложение стать убийцей магов, навело меня на мысль, что здесь как раз и готовят таких товарищей с узконаправленной специализацией.
        - Это королевская академия магии, можно сказать, твои будущие противники, не все, конечно, а некоторые и не сейчас, а лет через десять.
        - Почему через десять?
        - Обучение в школе длится пять-шесть лет, зависит от направления магии. Потом ученики получают некоторую свободу, но свобода и приобретённые умения сильно меняют человека. Некоторые маги начинают считать себя выше других, начинают убивать, причем без причины, просто чтобы показать, насколько он стоит выше обычного человека. Вот таких деятелей тебе и придётся ликвидировать. Мой ответ удовлетворил твоё любопытство?
        - Частично, - ответил я, так как вопросов в моей голове сейчас появилось сразу с десяток.
        - Тебе пока только этим придётся обойтись, сам понимаешь, насколько я секретной информацией уже поделился, остальное вообще никому знать не нужно, кроме нескольких человек и тебя, но позже. Пойдём, нам теперь ещё пару дней придётся в седле провести.
        - А, э? - я жестом показал на замок, где мы находились.
        - А ты что, думал, что учиться убивать магов здесь будешь? С ума сошёл? Учиться убивать тех, кто на это будет смотреть? Для твоего обучения есть другое место, куда мы сейчас и отправимся. Верн, сделай так, чтобы во дворе кроме моих людей больше никого не осталось, - попросил граф деда, который оказался ни кем иным, а директором этой магической академии.
        - Сейчас занятия начнутся, сами все уйдут, - сказал Венар и через несколько секунд послышался удар колокола, означающий начало занятий.
        Минут через десять, уже с гарантией что во дворе нет учеников, мы вышли из кабинета, а потом и во двор. Венар нас провожал лично и в одиночестве, его возрастные товарищи в это время уже делились знаниями с молодежью.
        - Я заеду, недели через две, - сказал ему граф и приказал, открыть ворота. Дед в ответ лишь помахал рукой на прощание и как-то странно на меня посмотрел. Видимо подумал, что я когда-нибудь приду и по его душу, хотя если подумать, ему не нужно меня бояться, мы же в одной команде, вроде как.
        Как только мы выехали из замка, я задал графу вопрос о том, как быть с Чаресом, ведь он ждёт моего возвращения.
        - Я уже отправил к нему человека, он объяснит, что ты теперь на службе у короля и дома теперь появишься не скоро, как минимум месяца через три-четыре, - ответил граф и улыбнулся. Что его так развеселило, я так и не понял, а потом об этом просто некогда было думать. Граф пришпорил своего коня и помчался вперёд, мне и охранникам пришлось снова его догонять.
        За несколько дней проведённых в седле, я совсем даже неплохо освоил это дело, великим наездником, конечно же, не стал, но держался в седле уже не хуже других.
        Следующие два дня даже описывать не стоит, это была почти беспрерывная скачка, с остановками на отдых. Я к концу уже первого дня перестал понимать, где мы и запоминать места, в которых останавливались. Были какие-то маленькие города, деревни и даже одиночные дома, стоявшие посреди поля или вообще в лесу. Пейзажи менялись по несколько раз в день, мы то по лесной дороге мчались, то взбирались на практически «лысые» холмы. В середине второго дня пути на горизонте показались горы, и граф заявил, что мы почти доехали. Это его - почти, затянулось часов на пять, пока не добрались до подножия гор, где я увидел ещё один замок, настолько маленький, что его и замком-то назвать язык не поворачивался. Прилепленный к скале замок, имел только три стены и три невысоких башни с дырявыми крышами. Единственное что было новым, так это ворота, сделанные совсем недавно, даже дерево ещё не успело потемнеть.
        Остановившись перед этими новыми воротами, пришлось минут десять ждать, пока их откроют. Граф к моему удивлению аристократической несдержанности не показывал, спокойно ждал, пока их откроют.
        - Добрый вечер Шес, - поздоровался граф с человеком, открывшим ворота. Человек был стар, на первый взгляд намного старше Верна, директора магической академии. Борода у деда была седая настолько, что издалека казалась ослепительно белой.
        - Здравствуй Сатор, давно не виделись, лет так приблизительно десять, если мне память не изменяет, - поздоровался в ответ дед.
        - Да, где-то так, извини, занят очень, - граф спрыгнул с коня и обнял деда.
        - А ты не изменился за эти годы, всё такой же брюзга как раньше.
        - Может быть, может быть, - дед кивал, соглашаясь. - Каким ветром тебя сюда занесло? Случилось что-то или так, мимо проезжал?
        - Ученика тебе привёз, надо бы сделать из него «Неома», он берсерк и не восприимчив к магии.
        - Я больше не беру учеников, ты же знаешь.
        - Последний раз Шес, ну, очень надо.
        - В последний раз Сатор. В самый последний раз и только ради тебя, правда, не могу пообещать, что научу его раньше, чем умру, стар я уже.
        Я стоял чуть в стороне, слушал и ничего не понимал, мало того что дорога вымотала, так они ещё иногда произносили слова, значения которых я просто не знал, в обычных разговорах они не встречались. Кто такой Неом я понятия не имел, но догадывался, что это какой-то супер воин. Настораживало меня слово маг, так как никакой магией я не обладал, иначе сейчас учился бы в академии, под присмотром Венара.
        Дед внимательно посмотрел на меня, потом сделал непонятное движение рукой и кивнул.
        - Очень необычный цвет ауры, я о таком даже не слышал никогда, - сказал дед и подошёл ближе. Несмотря на его преклонный возраст и, казалось бы, хилое телосложение, от деда исходила опасность, которою я чувствовал как-то подсознательно. Дед оказался совсем не прост и совсем не слаб для своих лет, дай ему в руки меч, из нас всех только что прибывших, не уцелел бы сейчас никто. - И сколько у меня для этого времени? - спросил он графа, отойдя от меня.
        - Три месяца.
        - Сколько-сколько? Ты сказал три месяца, я не ослышался?
        - Пусть будет четыре, у нас как всегда - уже горит! - Оправдался граф.
        - Невозможно, хорошо если за это время научится, правильно меч держать!
        - Надо Шес, очень надо, он постарается. Ты ведь постараешься Эрит?
        Что мне оставалось делать в этой ситуации? Конечно же, я кивнул, подтвердив, что постараюсь, куда же я денусь-то.
        - Вот и договорились, я его тебе оставлю, а через три месяца или сам приеду, или пришлю кого-нибудь. Шес, извини, на ужин не останусь, дел по горло, потом как-нибудь посидим, поговорим, может даже с вином и девками! - граф заразительно рассмеялся, а дед в ответ погрозил ему пальцем. - Да, шучу я, шучу, нам пора, до встречи Шес!
        Граф вместе со своей охраной уехал, оставив меня учеником деду по имени Шес. После отъезда графа этот самый Шес ещё несколько минут разглядывал меня со всех сторон. Ходил вокруг меня как вокруг новогодней ёлки, что-то тихо приговаривая.
        - Что ж, задача трудная, но если ты сам этого тоже хочешь, можем попробовать, сделать из тебя «Неома».
        - Простите учитель, вы не могли бы сказать, что означает это слово? Я просто не так давно память потерял, теперь пытаюсь восполнить потерю.
        - «Неом» в переводе с языка народа «Фаро», означает - Палач. И никогда больше не ври мне молодой человек, память ты не терял, просто скрываешь от всех свою прошлую жизнь. Уж поверь, я многих потерявших память встречал за свою жизнь и знаю, как это выглядит. Чужие секреты меня не интересуют, так что спрашивать ничего не стану. Обучение начнём завтра с утра, а сейчас я покажу, где будешь спать, есть, мыться и ходить по нужде. Иди за мной.
        Дед довольно бодрой походкой направился в замок, даже не оборачиваясь, чтобы узнать, иду я за ним или нет. Разумеется, я пошёл, выбора то у меня не было, к тому же мне самому хотелось научиться всему тому, что мне было обещано. Всю радость предстоящего обучения портило лишь одно слово - Палач. Становиться палачом как-то не хотелось, назвали бы как-нибудь по-другому убийцу магов, было бы лучше.
        - Знакомьтесь, - войдя в замок, дед остановился. В комнате, куда мы с ним вошли, находились двое, женщина лет сорока и мужчина, которому на вид было лет шестьдесят или около того. - Дотора, - дед показал на женщину, - Ранор, - представил он мужика. - Это Эрит, мой новый ученик, - представил он меня им. Мужик почему-то не очень обрадовался моему появлению, а женщина покачала головой с каким-то сожалением во взгляде. - Я покажу ему комнату, где будет жить, а вы тут ужин организуйте на четверых, - приказал дед и повёл меня вглубь замка.
        Вообще замком этот дом, можно сказать, назывался из-за его вида, уж больно был похож внешне, стены, башенки, остроконечные крыши, крепкие ворота и так далее. Дом этот осаду бы долго не выдержал, слишком мал, да и защитников тут раз, два и обчёлся. С другой стороны мне здесь уже нравилось, здесь было тихо, а красивый пейзаж вокруг настраивал на определённое умиротворение и занятие медитацией с утра и до вечера. Разумеется, меня сюда не отдыхать привезли, а учиться, причём на строго определённое время, как говориться - хоть кровь из носа, а научиться буду обязан.
        Поселили меня в небольшой комнате на первом этаже, видимо, чтобы вечером после обучения мне было проще доползти до кровати. В комнате находился камин, если судить по паутине в нём, последний раз огонь он видел пару лет назад. Напротив входной двери стояла кровать, застеленная овечьими шкурами, у окна стол и лавка, в углу напротив камина стоял небольшой сундук, куда можно было сложить свои вещи. Дед, приведя меня сюда, ушёл, а я стал обживаться. Подмёл пол, убрал паутину, вытряс шкуры, выйдя для этого во двор. Я не то чтобы боялся того, что в них живность завелась, от неё недолго избавиться, я пыль из них выбил, скопившуюся за несколько месяцев, а может и лет.
        Вскоре меня позвали на ужин, где мы узнали друг друга немного лучше, просто разговаривая на разные темы. На удивление меня о моей прошлой жизни никто не спрашивал, всех интересовало - как жизнь в столице и что нового произошло в королевстве вообще? Я рассказал всё, что знал и о столице, и о том что я из рода Волар. Никто из здешних жильцов никогда о нём не слышал, и это меня даже обрадовало, спрашивать ничего больше не будут.
        Как не удивительно, но я хорошо выспался на новом месте, даже сон приснился хороший. Шес разбудил меня с рассветом, заявив, что нам с ним дали слишком короткий срок для того, чтобы я научился, пусть не всему, но многому. Никакой утренней пробежки мне не назначили. Вместо неё мне дали абсолютно тупой меч, которым должен буду срубить дерево, растущее неподалеку от замка. Ствол этого дерева был около тридцати сантиметров в диаметре и перерубить его я должен успеть до полудня.
        Поставив задачу, дед ушёл в замок, а я после этого несколько часов колотил по стволу тупым мечом, в надежде что к полудню, либо дерево упадёт, либо меч сломается. Меч не сломался, а ровно в полдень дерево упало, я справился. Присев на ствол упавшего дерева, услышал хлопки. Дед оказывается, уже давно стоял чуть в стороне и наблюдал за мной. Сейчас он хлопал в ладоши, одобряя моё старание и полученный результат.
        - Идём, обед остывает, - Шес забрал у меня меч и пошёл в замок. Это действие меня немного разозлило, - что за манера такая? Сказал - пойдём и пошёл, нет бы, подождать несколько секунд, когда я встану! Ему я, конечно, ничего такого не сказал, я ученик, можно сказать бесправное существо, в разумных пределах, разумеется.
        После обеда Шес занялся уже моим реальным обучением, рубка дерева была проверкой на упорство. Моему упорству даже он сам позавидовал, так и сказал, - я бы давно бросил это занятие и послал такого учителя как я куда подальше.
        Обучение началось с меча, деревянного, чтобы я сам себя случайно не убил. Все удары, стойки, уходы, да и вообще всё остальное в корне отличалось от того, чему меня учил Чарес. Я сначала не понимал, что и зачем делаю, мне казалось, что это очередная проверка или же простое издевательство над учеником, то есть мной.
        День за днём отрабатывал удары, блоки и другие приёмы, по моему мнению ничего особо не значимые. Лишь спустя неделю, Шес показал мне вторую часть из всего того что я упорно заучивал. Оказалось, что каждый удар имеет продолжение и в итоге приводит к неминуемой смерти противника. Некоторые удары просто невозможно было парировать или же уйти от них. Когда я хорошо выучил всё, что он показал, моим противником стал Ранор. Обучение перешло на совсем другой уровень, теперь я не только нападал, но и защищался, что у меня получалось гораздо хуже. Ранор оказался очень хорошим воином, но Шес, когда мы с ним остались наедине, честно сказал, что у каждого человека свой предел развития. Ранор его уже давно достиг, стал хорошим воином, но до «Неома» ему никогда не дорасти, нет у него таланта.
        - А у меня, по-вашему, есть талант? - спросил я, как-то подсознательно рассчитывая услышать, что он у меня есть.
        - А этого никто не знает, у тебя есть большое желание научиться, что из этого получится, время покажет. Научишься, значит, есть талант, ну, а нет - значит, нет.
        Прошёл месяц, как я стал учеником Шеса. За это время я привык к нагрузкам и уже не доползал до кровати, а вполне нормально доходил. Шес был доволен моими успехами, но вида не показывал, видимо боялся сглазить, если скажет это. По утрам я стал помогать по хозяйству, ходил в лес за хворостом, вместе с Ранором выводил девять коз и одного козла на пастбище, где он потом оставался и пас их до обеда. Ходил за водой и подметал двор. Это немного разнообразило мою жизнь, не с утра же и до позднего вечера только железом махать, нужно иногда заниматься и чем-то другим. Деревянное оружие сменилось настоящим и разнообразным. К мечу добавился топор, копьё, кинжал и лук, арбалет Шес не любил, он не видел никакого искусства во владении им.
        - Эрит, сходи в кладовку, принеси оттуда два тупых меча, - попросил Шес. Не подозревая, зачем два меча, я сходил и принёс, а через минуту получил в противники видимо лучшего мечника в королевстве, своего учителя Шеса. Да, он был уже старый дед и не мог выдержать длительного боя, но ему этого и не требовалось, я зарабатывал поражение сразу через несколько секунд после начала поединка. Движения мастера были настолько быстрыми и точными, что у меня просто не получалось отбить или уклониться, я просто не успевал. После каждого раза Шес объяснял, почему я не успеваю и что делаю неправильно, после чего повторял свою атаку в точности, как и до этого.
        Глава 8
        Окунувшись с головой в обучение, я не заметил, как прошли три месяца. От неопытного во владении холодным оружием попаданца, не осталось и следа. Шес всё больше времени проводил на лавке в тени. Моим напарником почти полностью стал Ранор и мне его чисто по-человечески было жалко. За прошлые две недели он не выиграл у меня ни одного поединка.
        - Всё, хватит на сегодня, - Шес остановил избиение Ранора и отправил его отдыхать. - Теперь перейдём к более сложной задаче, поединку с магом.
        Я немного удивился, так как был уверен что он не маг. - Возможно, что мой новый партнёр вот-вот должен был подъехать, поэтому учитель и дал мне небольшую передышку, - подумал я, но как обычно не угадал.
        - Я не маг, но все их хитрые приёмы хорошо знаю, только они для этого магию применяют, а я буду подручные средства. И так, первый приём заключается в ослеплении противника. Для этого хороши любые способы, густой туман, пылевая буря и огненный смерч. Последнее используют крайне редко, так как достаточно сильных магов огня не так уж и много, да и заклинание это очень энергозатратное. Я против тебя буду использовать вместо тумана дым, а пылевую бурю мне Ранор поможет сотворить. Маги других направлений могут использовать ветер, дождь, снег и прочие помехи. Дождь я могу, конечно, устроить, но один раз, иначе ты весь день только за водой будешь ходить.
        С использованием всякого рода помех, поединки я чаще проигрывал, нежели побеждал в них. Дым, пыль и вода сильно мешали, я на некоторое время терял из виду противника, чем он и пользовался.
        Где-то неделю я получал люлей, от ранее проигрывавшего мне Ранора. Я долго не мог решить проблему помех, пока в мою голову не пришла идея, драться с закрытыми глазами. Так как слух ко мне вернулся уже давно и стал намного лучше, я сейчас слышал каждый шаг Ранора, каждый взмах его руки и его дыхание, когда он просто стоял, скрытый от меня либо дымом, либо пылью. Вначале мне такой метод поединка плохо помогал, но потом я освоился и стал доставать своего противника всё чаще и чаще. Шес с каждым днём почему-то становился мрачнее, словно я делал что-то не так и не то. Несмотря на это, он не ругался и вообще не хвалил.
        Через две недели, когда Ранор вновь стал чаще проигрывать поединки, вредный дед усложнил мне задачу до максимума. Теперь под прикрытием дыма и пыли на меня нападали сразу два противника. Проведя с десяток поединков, в которых ни разу не то чтобы выиграть, противника даже задеть не смог, я сдался.
        - В чём дело Эрит? - спросил Шес с некоторым раздражением в голосе.
        - Извините учитель, видимо эту ступень, мне никогда не преодолеть, у меня умений не хватает. Тут нужен большой опыт, которого у меня пока нет.
        - Опыт, конечно же, очень важен, но ты должен найти выход из этого положения. Маг далеко не всегда ходит один, у него есть верные ему слуги. Будь их у него двое, тебе мага не убить.
        - Может, подскажете выход? - взмолился я, уже просто не зная, что делать. Возможно, что я просто устал, ведь мы тренировались в полном доспехе, чтобы не убить друг друга. Мне был необходим отдых, хотя бы на один день, о чём я и попросил. Шес видя моё измотанное состояние бесконечными тренировками с утра и до ночи, а иногда и ночью, сжалился и дал мне на отдых один день.
        С утра я никуда не пошёл, даже на завтрак. Лежал на кровати и, глядя в потолок, думал, как мне одолеть двух противников почти не видя их. На ум ничего не приходило кроме как взять в руки сразу два меча или топора. Этот вариант стоило опробовать, если появится прогресс, комбинацию оружия можно будет поменять, пока не найдётся оптимальная.
        Весь день я провёл у ручья, смотрел на текущую воду и наслаждался теплом последних дней лета. Густой лес, покрывавший склоны гор, ещё оставался зелёным, но его краски скоро изменятся и он станет похож на пёстрый ковёр. Мне сейчас очень не хватало цветов осеннего леса, я, наверное, впервые за всё время подхватил ностальгию по земле. Хотелось вернуться туда, даже с учётом того, что там я преступник, сбежавший из тюрьмы, точнее по дороге туда. Появилось желание, вернуться на поле того знаменательного для меня сражения и подождать там очередного открытия портала. Вдруг меня не обманули, вдруг портал откроется?
        Немного помечтав, я встряхнул головой, отбросив глупые мысли и вернулся в замок. После ужина попросил Шеса провести несколько поединков, хотел опробовать пришедший в голову вариант. Дед, как-то подозрительно посмотрев на меня, согласился, напомнив, что выделенный мне день на отдых ещё не закончился.
        Снова облачившись в броню, я взял в руки два меча и приготовился к поединку. Пока готовились, совсем стемнело и к уже имеющейся темноте, мой учитель добавил и дым, и пыль. Дышать было тяжело, плотная ткань закрывающая лицо, не позволяла вздохнуть полной грудью. После каждого поединка приходилось по несколько минут восстанавливать дыхание.
        С двумя мечами дело сдвинулось с мёртвой точки, я смог условно ранить Ранора и отбить удар Шеса, но только один, вторым он меня также условно убил. Несмотря на поражение, я всё равно был доволен, у меня появился способ противостоять сразу двум противникам. Сразившись ещё несколько раз с тем же результатом, я вскоре вернулся к себе в комнату и со спокойной совестью завалился спать, а утром приехал Катнар и моё обучение закончилось. Сквозь приоткрытое окно я услышал разговор графа с Шесом. Подслушанный разговор меня ничем не порадовал.
        - Как он? - спросил граф.
        - Времени нужно больше, он ещё очень сырой, - ответил Шес.
        - Это как раз то чего у нас всегда не хватает. Через границу лезут чужие маги, несколько дней назад один такой маг упокоил целую деревню. Что самое обидное, мы не знаем, откуда он пришёл и чей он вообще. Специально подосланный убийца или же такой как наши маги, сошедшие с ума после обретения силы. Нам его нужно срочно найти и уничтожить. В столицу он вряд ли сунется, там магов достаточно много, противостояния просто не выдержит, а это значит, что он будет и дальше ходить по окраинам, убивая жителей нашего королевства. Король требует, решить проблему как можно скорее, иначе народ хлынет в Каболар под защиту магов. Эрита нужно уже сейчас пустить по его следу, пока этот гад не натворил ещё чего-нибудь.
        - Опасно, не готов он ещё, можем потерять единственного Неома. Хорошо если тот маг только магией пользуется, что, если он ещё и неплохой мечник? Если не один, а с поддержкой?
        - Поддержка у него может быть, но то что он сам хорошо владеет мечом - это уже маловероятно. Сам знаешь, как маги относятся к этому делу, максимум умений на том уровне чему их научили в академии, а это, можно сказать, вообще ничего.
        - Хорошо, можешь его забрать, надеюсь, он справится. Ты хотя бы иногда присылай весточку, а то опять исчезнешь на несколько лет.
        - Постараюсь. Может как-нибудь, в гости заглянешь? А что? Посидим, поговорим, нам есть что вспомнить.
        - Нет, стар я уже для такого путешествия, да и Каболар я не люблю.
        - Ну, как хочешь, не говори потом, что я в гости не приглашал. Где ученик-то? Спит ещё бездельник?
        - Ага, как же, спит он, уже давно нас подслушивает, думаешь, окно открытым он просто так оставляет? - Шес сдал меня с потрохами, откуда только узнал, что не сплю, а слушаю, ведь я даже с кровати не вставал.
        - Эрит выходи, нас ждут великие дела! - сказал граф, подойдя ближе к окну.
        - Позавтракать успеем или уже не до завтрака? - ехать куда-то на пустой желудок не хотелось, я привык к режиму питания. Понятно, что так будет не всегда, скорее всего, есть буду, когда придётся и что придётся, но это потом, а сейчас мне хотелось, получить завтрак приготовленный заботливой Доторой.
        - Успеем, я тоже ещё не завтракал и сейчас, не откажусь от приглашения Шеса, - граф сам напросился на завтрак, так как я не слышал, чтобы учитель ему предлагал.
        После завтрака мы, попрощавшись с Шесом, Ранором и Доторой, покинули маленький замок и направились в Каболар. Граф сразу после отъезда стал меня расспрашивать о том, как проходило обучение, многому ли я научился и что думаю о предстоящем деле. Я какое-то время рассказывал обо всём, чему меня смог научить старый Шес, попутно расспрашивая о нём самом. Уж больно личность была загадочная, вроде бы не маг, но ауру видит, лет ему много, а меч из рук не выбить и ещё много чего такого не свойственного обычному человеку. Граф меня слушал, но о Шесе почти ничего не рассказал. Сказал, что он был лучшим другом его отца, погибшего во время войны двенадцать лет назад. Сказал, что Шес был капитаном дворцовой стражи во время правления прежнего короля. Почему ушёл со службы, почему поселился у подножия гор вдали от людей, я не узнал, граф мастерски менял тему разговора.
        Обратная дорога в Каболар немного затянулась по времени. Граф почему-то в этот раз не пришпоривал коня и чаще останавливал отряд для отдыха. Мой конь, откормленный Ранором за лето, сам рвался вперёд и мне, стоило больших трудов его сдерживать. Граф глядя на это, лишь улыбался, видимо зная, почему мой конь так себя ведёт.
        - Ваше сиятельство, меня давно интересует один вопрос, на который я сам пока не нахожу ответа, - я подошёл к нему во время очередного привала, чтобы выяснить, как я буду искать проблемных магов.
        - Какой? - спросил он, не отрываясь от подкладывания хвороста в костёр.
        - Я не маг, как я найду того, кого нужно устранить?
        - Ты же не в одиночку за ними бегать будешь, я дам тебе помощника, он будет искать, а ты убивать.
        - Теперь понятно, а то я думал, вы мне портрет на каждого мага будете выдавать.
        - Где же я тебе столько портретов возьму? Магов много, чтобы каждого к художнику отводить, на это не один десяток лет потребуется.
        - А зачем их к нему отводить? Достаточно художника отвести к ним, пока они академию не закончили.
        - Художника в академию, - повторил граф и задумался на пару минут. - А ты знаешь, в этом что-то есть, составим портретный список каждого выпускника. Только нужно будет по два портрета на каждого, один перед выпуском, а второй с учётом взросления, так скажем лет на десять, люди же немного меняются внешне. Молодец, за хорошую идею, как только доберёмся, получишь от меня подарок.
        - Вот так с моей подачи в этом королевстве вскоре появится база данных на каждого мага королевства и возможно, на магов других королевств тоже, - подумал я. - Хорошо что фотографию здесь ещё не изобрели и не знают о том, что у всех разные отпечатки пальцев.
        - Ваше сиятельство, а если они внешность изменят, маги же всё-таки?
        - Ты думаешь, маги настолько сильны, чтобы изменить внешность? Это не так, здоровье улучшить могут, от ран исцелить, но вот лицо поменять - нет. Ладно, привал окончен, по коням! - Скомандовал граф и вставил ногу в стремя. Видя, как это ему тяжело даётся, я понял, что он ранен, причём недавно. Поднявшись в седло, он незаметно потрогал бок, видимо рана находилась там. Я не стал выяснять, что случилось, меня это не касается, да и не думаю, что он мне расскажет. Хотя если подумать, он мне уже много чего рассказал такого, что предназначено не для посторонних ушей. О преступлениях магов старались молчать, иначе народ их возненавидит и начнёт уничтожать, а их и так мало. Магов кстати в королевстве что-то около шестисот, вместе с учениками академии. Достаточно сильных магов вообще единицы и они все на виду, как те деды из академии. Насколько сильны маги и что они могут, я не знал, но надеялся, что мне расскажут хотя бы в общих чертах. Должен же я знать, на кого охочусь, это же не волки, а маги.
        В Каболар въехали под проливным дождём, все промокшие до последней нитки и уставшие. На улицах города в такую погоду почти никого не было и нашему передвижению никто не мешал. Я думал, мы поедем в то здание, где прошлый раз встречались с графом, но оказалось, что финальная точка нашего пути находилась совсем не там, а на другом конце города. Граф привёз меня к себе домой, в скромный по местным меркам для такого человека как он. Дом графа даже близко не был похож ни на замок, ни на дворец. Обычный добротный каменный дом в три этажа, с небольшим садом вокруг, он был обнесён высоким кованым забором. У ворот стояла охрана, на крыше я заметил ещё одного человека, внимательно осматривающего подступы к дому. Как только мы въехали во двор, из дома выбежали слуги, чтобы встретить своего хозяина и помочь, если потребуется. Граф помощи не попросил, самостоятельно покинул седло. Потом приказал всех лошадей отвести в конюшню, а людей из охраны и меня разместить в доме, выдать нам сухую одежду и накормить.
        Дом графа, разумеется, сильно отличался по внутреннему убранству от замка Волар и дома-замка Шеса. На потолках и стенах красивые узоры, повсюду развешены картины, изящная мебель и ковры на полу, всё это вызывало ощущение того, что я нахожусь в музее.
        Получив сухую одежду, не известно кому принадлежавшую, думаю, что самому графу, так как была довольно дорогой, я переоделся и пришёл в столовую. Где она находилась, мне объяснили, поэтому блуждать по дому в её поиске, не пришлось. Здесь уже собрались все ранее сопровождающие нас охранники и несколько слуг, суетящихся возле обеденного стола. Стол был заставлен тарелками с разного рода вкусностями, и я собирался присесть за него, но меня притормозили и отправили к графу. В его рабочем кабинете был приготовлен ужин на двоих, то есть для него и меня. Я немного растерялся такому положению, но потом вспомнил, что я же барон, какая-никакая, а знать, за одним столом с простолюдинами сидеть не должен.
        - Входи, входи, нечего в дверях стоять, есть хочется, а одному скучно, - граф пригласил меня к столу. Сам он тоже переоделся, вот только уже не в то, так как был одет до этого и даже не так, как я сейчас. Граф был в длинном, тёплом халате и тапочках. Когда он стал садиться за стол, я снова заметил, как он потрогал бок и немного скривился от боли.
        - Кто вас так? Неужели охрана не справилась?
        - Никто и охрана тут не причём. Конь ногу сломал, я из седла вылетел и очень неудачно упал. Лекарь сказал, что у меня несколько рёбер сломаны. Он, разумеется, меня подлечил, срастив их, но боль ещё иногда появляется. Ну-с, приступим, - граф отбросив этикет, потёр ладони и оторвал, от целиком зажаренной индейки или птицы похожей на неё, ножку. - Не стесняйся, будь как дома, ешь в своё удовольствие, - посоветовал он и я поступил также как он.
        Минут десять мы ели, молча и только после, когда наши желудки наполнились, граф решил, поговорить, разумеется, о деле, моя личная жизнь его не интересовала.
        - Завтра я познакомлю тебя с твоим помощником, парень смышлёный, правда, немного молод ещё, ему всего двенадцать. Был бы у меня кто-то другой постарше, я бы его дал, но кроме Лемара у нас просто никого нет. Для успешного поиска мага, он подходит как никто другой. Магический дар у него минимальный, кроме как видеть магическую ауру, он ни на что не способен, но это хорошо, его из-за этого другой маг не заметит. Маги присутствие друг друга чувствуют, приблизительно, как мы чувствуем слабое дуновение ветра. Лемар можно сказать не маг, у него даже аура как у простого человека, так что его не увидят и не почувствуют.
        - Мне одного такого помощника будет недостаточно, он же сам себя защитить не сможет, - высказал я своё мнение по поводу такого помощника. Этот парнишка будет в роли собаки ищейки, не более того, в момент стычки с магом его же защищать придётся.
        - Тоже верно, но чем больше людей в этом деле - тем хуже. Мы пробовали по несколько хороших воинов и по паре магов в группу включать, ничего хорошего из этой затеи не вышло. В конечном итоге, за пять лет потеряли шесть магов и около трёх десятков солдат. Потерю солдат ещё как-то можно компенсировать, крепких парней в королевстве достаточно, а вот с магами всё намного сложнее. Их у нас не так уж и много и с каждым годом становится всё меньше и меньше. Так что тебе придётся, обходиться одним Лемаром, научишь его драться, может и не убьют парня, - граф взял со стола колокольчик и позвонил. Через несколько секунд появился слуга, чтобы убрать пустые тарелки и кости, оставшиеся от местной индейки.
        - Вина? - предложил граф, взяв в руки графин.
        - Нет, спасибо, я бы сейчас лучше чаю выпил, - в понятие чай в этом мире входил любой горячий напиток на травах, цветах, туда даже иногда относился и компот. Такой горячий напиток употребляли не часто, в основном во время болезни, считая его лекарством.
        - Заболел? - удивился граф.
        - Нет, мне просто вкус нравится. Вреда от него никакого, так что можно пить хоть по двадцать раз в день, а если в него немного мёда добавить, он ещё вкуснее станет, - намекнул я, так как не сладкий травяной чай был действительно по вкусу похож на микстуру. Граф после моих слов задумчиво посмотрел на графин в руках, потом поставил его и ещё раз позвонил в колокольчик. Снова появился слуга, которому теперь уже я объяснил, что нам с графом захотелось горячего чая и с мёдом.
        - Ваше сиятельство, я же не лекарь, не знаю, какие травы нужны, - слуга пришёл в замешательство от моей просьбы, - мне послать за лекарем?
        - Я сам могу подобрать, если позволите, - предложил я, так как некоторые травы в местном составе были конкретно лишними по моему мнению. Травяной чай я любил, в детском доме одна из воспитательниц часто его пила и меня время от времени угощала. Поэтому я приблизительно знал, какие из трав туда нужно класть, а какие только вкус испортят. На мою просьбу самостоятельно сделать чай, удивился не только слуга, но и сам граф.
        - Тэч, мы идём в кухню, я хочу участвовать в этом деле! - заявил граф, и мы отправились делать чай.
        Графская кухня была большая, там чего только не было из приспособлений и инвентаря. Кастрюли, чугунки, сковородки и прочая посуда была аккуратно развешена и расставлена по полкам. Три больших стола, на которых готовили повара, были выскоблены до состояния только что строганной доски. В кухне на момент нашего появления там, находился только один человек, повар графа и наше появление чуть не довело его до инфаркта. Он подумал, что что-то из того что он приготовил нам на ужин, графу не понравилось и мы пришли, чтобы его наказать. Теребя от волнения идеальной чистоты фартук, повар не знал, что сказать, спрашивать что не так, он не спешил, вдруг не за этим пришли.
        - Кер, покажи нашему гостю свои травы, те, что ты в еду иногда добавляешь, - приказал граф и от этого повар побледнел ещё больше. Не уверенной походкой повар по имени Кер, подошёл к одной из полок и снял с неё четыре горшочка, размером и формой похожие на литровую банку.
        - Вот ваше сиятельство, всё здесь, - он поставил горшки на стол и отошёл в сторону. Открыв крышки, я сунул свой нос в каждый из них. В них находилась травяная смесь и чтобы выбрать то, что мне нужно, пришлось содержимое высыпать на стол. Спустя несколько минут, под пристальными взглядами графа, повара и слуги, я отобрал несколько трав, ориентируясь на запах, так как просто не знал, какая из трав как выглядит, я же никогда лично не занимался их сбором.
        - Вот эти нужно залить кипятком, дать чуть-чуть настояться, потом разлить по чашкам, добавить по ложечке мёда и готово, - с видом знатока распорядился я и, думая, что на этом миссия завершена, отошёл от стола. Граф возвращаться к себе в кабинет, пока не собирался, ему было интересно увидеть сам процесс приготовления до конца. После меня он лично понюхал все отобранные мной травы, запоминая их запахи.
        Минут через пятнадцать чай был готов и слуга, отнёс его в кабинет графа, вместе с горшочком мёда. Чай по чашкам разливал уже я, так как граф слугу выпроводил, чтобы не мешал нашему разговору.
        - Теперь ложечку мёда, если покажется мало, можно добавить ещё, - положив мёд в чай, я поставил чашку перед графом и налил себе с точно таким же количеством мёда. Попробовал, что у меня получилось и мне этот чай, понравился. Глядя на меня, чай осторожно попробовал граф и ему он тоже понравился. Так как импровизированный чайник вмещал в себя литра два, чай мне пришлось наливать ещё несколько раз. Пока пили, граф всё время о чём-то рассказывал, о своём детстве, юности, первом сражении и вообще о жизни. Я не перебивал, внимательно слушал, иногда смеялся, если было смешно. Несколько раз он как бы для сравнения задавал мне вопросы, касающиеся моей жизни, но я не поддавался на его провокации и говорил, что ничего не помню. Моя жизнь после памятного сражения началась с чистого листа и если интересует, что было после, могу рассказать.
        Чаепитие затянулось до середины ночи, последнюю чашку я пил, можно сказать, во сне. На графа травяной чай подействовал почему-то ободряюще, он был готов разговаривать хоть до утра, но увидев, что я его уже практически не слышу, отправил меня спать. Слуга проводил меня до отведённой мне комнаты, где я и упал на кровать прямо в одежде, сил на то, чтобы раздеться, у меня не осталось.
        Проснулся я ближе к полудню, точнее меня разбудили. Слуга графа Тэч долго меня тряс, пока я не проснулся и не посмотрел на него осознанно.
        - Вас зовёт его сиятельство, он у себя в кабинете. Я принёс воду и полотенце, чтобы могли умыться, а ещё принёс вашу одежду. Вам ещё что-то нужно?
        - Нет, спасибо, больше ничего не нужно, если только потом одежду забрать, - я показал на одежду, выданную мне вчера, которую не снимал, когда ложился спать.
        - Оставьте здесь, её заберут. Идёмте, я помогу вам умыться.
        Через несколько минут, уже в своей одежде я пришёл к графу. Стучаться не пришлось, дверь в его кабинет была открыта.
        - Как спалось? - улыбаясь, спросил граф, глядя на меня ещё сонного.
        - Отлично, давно так не спал, Шес сам просыпался с рассветом и сразу будил меня.
        - Знакомься, - это твой помощник Лемар! - Граф кивнул в сторону кресла. Там сидел парнишка, о котором он мне вчера рассказывал. Как он и говорил, Лемару на вид было лет двенадцать, немного худощавый, волосы тёмно-русые, глаза карие, одет скромно, в штаны коричневого цвета и светло-серую рубашку. Поверх рубашки была надета потёртая кожаная куртка явно с чужого плеча, так как была ему немного велика. На ногах старые, но ещё довольно крепкие сапоги, старательно начищенные для похода к его сиятельству графу.
        - Привет, меня зовут Эрит, - я подошёл и протянул руку для рукопожатия. Лемар удивлённо посмотрел сначала на меня, потом на мою руку, а потом снова на меня. - Надо пожать, это жест доверия, - пояснил я, выкрутившись из этой ситуации. Рукопожатие здесь практически нигде не использовалось, если только в северных баронствах, да и то далеко не всех. Лемар робко пожал мою руку, глядя в глаза. Парень смотрел на мою ауру, не типичную для большинства людей. Чем она у меня отличалась, я не знал, у Шеса забыл спросить в начале обучения, а потом мне уже не до этого было.
        - До обеда ещё есть время, не будем его терять, перейдём к делу, - граф предложил мне, занять свободное кресло, а сам достал из шкафа большой свиток. - Это карта нашего королевства, я покажу, куда вы отправитесь и где будете, искать тёмного мага, - он прикрепил один край свитка к стене и, развернул свиток вниз.
        - Вы не говорили что маг тёмный? - насторожился я, услышав, на кого нам придётся охотиться.
        - Убивая без причины, аура мага темнеет, поэтому мы и называем их тёмными. На самом деле он может иметь любое направление в магии, чаще это или маги огня, или воздуха. Истинных тёмных магов сейчас уже не встретишь и слава богам. Появился бы такой в нашем королевстве, сейчас уже и жителей бы не было, одни умертвия по улицам ходили бы. И так, вот деревня, которая подверглась нападению, - он показал на точку возле восточной границы, - а вот здесь три дня назад нашли четыре трупа, их тоже убили магией. Маг должен быть где-то вот в этом районе, - он очертил круг на карте, по размеру не меньше территории пары баронств. - Как он выглядит, мы не знаем и откуда он пришёл, тоже не понятно, возможно что и не наш вовсе. Вот как-то так, вопросы есть?
        - Есть, - сказал я и зачем-то поднял руку, словно в школе, когда собираешься ответить или что-то спросить. - У вас ещё одной такой карты нет? Нам бы не помешала, чтобы не путаться, где искали, а где ещё нет.
        - Второй нет, могу у рисовальщика заказать, часа за два нарисует. Отправляетесь сразу, как только он вам карту нарисует. Лемар иди в кухню, Кер тебя накормит, - граф отправил парня, чтобы сказать мне что-то наедине. Как только он ушёл, граф открыл ящик своего письменного стола и достал оттуда кошель с серебром и кольцо печатку с гербом короля. - Это на расходы, здесь сто монет, а это - он положил передо мной кольцо, - на крайний случай, если стража прицепится или помощь понадобится. Покажешь начальнику стражи или какому-нибудь барону и можешь забрать всё, что тебе потребуется, коня, оружие или людей в помощь. Бывает так, что маг в лесу прячется, вдвоём вы его долго искать будете. Без особой надобности это кольцо не показывай, король всё-таки не знает, с кем я его властью делюсь, бери пока я добрый.
        Разумеется, я взял кольцо, иметь реальную власть, это уже не простым бароном быть. Своему помощнику я это колечко показывать не буду до тех пор, пока оно не понадобится, нечего ему знать об этом раньше времени.
        Пока нам рисовали карту, мы Лемаром сидели на скамейке в саду, разговаривая, можно сказать ни о чём. До рассказов о себе дело не дошло, мы пока оба присматривались друг к другу. Обсуждали как будем действовать, когда найдём мага, что будем делать потом, чтобы доказать его ликвидацию. На слово могут и не поверить, нужно какое-то доказательство, свидетель например, не голову же ему рубить и к графу везти, в конце концов.
        Через два часа, граф выдал нам карту и, попрощавшись, уехал по своим делам. Мы тоже отправились вслед за ним по своим делам, забив седельные сумки продуктами, которыми поделился повар Кер.
        - Лемар, я что-то не вижу у тебя оружия, ты чем сражаться-то будешь? - Выехав со двора дома графа, я не заметил у своего помощника никакого оружия, возможно, оно у него лежало в седельной сумке, но что туда можно положить? Меч слишком длинный чтобы там уместиться, топор тоже, арбалет туда вообще не влезет при всём желании.
        - У меня нож есть, - ответил он и добавил, - а я что тоже должен буду сражаться?
        - А ты планировал в кустах отсидеться?
        - Ну, не в кустах, конечно, но как-то это вроде бы не моя задача, моя - найти мага.
        - А что если он будет не один? Пока я с ним беседую, подойдёт к тебе его помощник и отрубит тебе твою умную голову.
        Лемар после моих слов слегка побледнел и потрогал шею, такого варианта развития событий он видимо не рассматривал. Почему граф ему не рассказал, насколько опасное он нам дело поручил, и чем оно может закончиться, я не знал. Может быть, подумал, что парень сам это понимает и лишний раз объяснять ему не нужно, а может и просто забыл.
        - Где в Каболаре находится хорошая оружейная лавка? Нужно купить тебе что-нибудь, пока не уехали.
        - Одна есть совсем рядом, вот только оружие там дорогое, а у меня денег всего пара монет.
        - Я добавлю, - хотел сказать, что граф денег нам на расходы подбросил, но промолчал, не нужно ему знать об этом. - Показывай дорогу!
        Минут через десять, петляя по узким улицам столицы, Лемар привёл меня к оружейной лавке. На первый взгляд это даже не торговая лавка была в понимании этого слова, а обычный дом, каких в городе была не одна сотня. Отличался он от обычных жилых домов только вывеской над дверью, с изображением перекрещенных мечей. Я бы в жизни не догадался, что так обозначается оружейная лавка, подумал бы, что тут живёт какой-нибудь офицер гвардеец или учитель фехтования как пример.
        Постучав в дверь, я открыл её, так как было не заперто. Торговое помещение размером четыре на шесть метров, было заставлено столами, на которых лежали предметы для отнятия жизни. Мечи, шпаги, кинжалы, топоры, арбалеты и даже на первый взгляд обычные ножи, всё было разложено в строгом порядке по возрастанию цены. Хозяин, увидев потенциальных покупателей, тут же взял нас в оборот, начав рассказывать о каждом представленном образце.
        - Остановитесь любезный, нам нужен недорогой меч и арбалет вот для него, - я показал на Лемара. Сам Лемар сейчас нас даже не слышал, он с мальчишеским огнём во взгляде рассматривал колюще-режущее оружие. Натёртые до зеркального блеска клинки, даже у меня вызывали почти такое же чувство восхищения, какое сейчас испытывал мой помощник.
        - Какую сумму вы готовы потратить? - спросил торгаш, чтобы не расхваливать напрасно слишком дорогой товар.
        - Чтобы уложиться приблизительно в сорок монет серебром, - ограничил я стоимость оружия для Лемара.
        - До сорока, - задумчиво проговорил лавочник и обвёл взглядом весь свой товар. - Меч вот этот предложу, длина парню как раз подойдёт, отличное качество, стоит не много, всего двенадцать монет. С арбалетом немного сложнее, они все довольно большие, хотя есть у меня один по размеру, он правда, женский, его заказывал один состоятельный господин для своей дочери, но так и не пришёл за ним. Предоплату я не брал, так что могу отдать за двадцать монет, к нему дам двадцать болтов.
        - На него посмотреть можно?
        - Разумеется, сейчас принесу, - лавочник скрылся в подсобке и вскоре появился уже с арбалетом в руках. - Вот, прекрасное оружие, весит вдвое меньше, стреляет почти на такое же расстояние, даже плечи при необходимости можно снять.
        Дамский арбалет мне понравился, даже с учётом его недоработанного механизма спуска. Продольная планка вместо спускового крючка была очень не удобна, также мне не нравился приклад, но я отдал лавочнику деньги, даже не торгуясь.
        - Ещё пару десятков болтов к нему найдётся? Можно даже плохого качества, они для тренировки будут нужны, - пояснил я.
        - Найду, такому хорошему покупателю отдам за одну монету, они мне в кладовке уже основательно надоели, - лавочник снова на минуту скрылся в кладовке и вернулся со связкой арбалетных болтов, изрядно запылившихся за время долгого хранения.
        - Лемар, мы уходим, - я оттащил парня от витрины с самыми дорогими в лавке шпагами. Такое оружие носили в основном лишь городские аристократы, чтобы подчеркнуть его видом своё высокое положение в обществе.
        С мечом и арбалетом в руках Лемар сидел на коне, выпрямив спину и выпятив грудь. На его лице можно было увидеть бурю эмоций, начиная с восторга и до какого-то уныния. Восторг мне был хорошо понятен, оружия у парня никогда не было, да ещё и такого дорогого. Причину уныния я узнал чуть позже, оказавшись за городской стеной.
        - Я, наверное, никогда не смогу с тобой, вами, расплатиться, - промямлил он, не зная как теперь ко мне обратиться.
        - А я что, разве требую с тебя денег? Считай это подарком от графа, так скажем, пусть будет - на день рождения. Когда он у тебя?
        - Зимой! - ответил он, удивлённо посмотрев сначала на меня, потом на оружие в своих руках.
        - Значит, подарок к тебе пришёл с некоторым опозданием. Теперь ты будешь просто обязан, научиться пользоваться и мечом, и арбалетом. Я тебя буду учить, когда время позволит.
        Сражаться мечом, топором, кинжалом и даже копьём я умел, спасибо за это Шесу, но вот из арбалета мне стрелять не довелось. Я, конечно, знал, как это делается, дело не сложное - натянуть тетиву, вложить болт и нажать на спуск, предварительно наведя условный прицел на цель. Всё хорошо в теории, но в цель нужно ещё как-то попасть, а этого даже мне сделать будет не просто, что уж тут говорить о Лемаре.
        - До заката ещё часов пять, должны успеть добраться до вот этой деревни, - посмотрев на карту, я ткнул пальцем в точку, не имеющую названия. На карте названия имели только города и баронские замки, все другие населённые пункты были указаны жирными точками. - Там переночуем, а утром снова в путь. Если посчитать приблизительно, до места поиска мага добираться нам три дня, включая этот.
        Лемар на карту даже не взглянул, он пока был под впечатлением от неожиданного подарка. Положив карту в седельную сумку, я слегка пришпорил коня, вынуждая Лемара отложить осмотр оружия на потом.
        Через час мы устроили привал, нужно было пообедать, так как время было уже далеко за полдень и наши желудки просили еды.
        Глава 9
        После короткой остановки на обед, мы продолжили путь, слегка увеличив скорость передвижения. Погода была отличная, дорога ровная и наши кони шли галопом ноздря в ноздрю почти час. Эйфория от полученного оружия у Лемара прошла, он уже не обнимался с ним, но периодически проверял, не потерялось ли. Направляясь на юго-восток, мы постепенно уходили от густых лесов севера и центральной части королевства. Сейчас нам по пути, попадались лишь клочки леса, в основном лиственного. Овраги становились не такими глубокими, а холмы не такими высокими. Вскоре стали попадаться возделанные крестьянские поля. Наши кони шли размеренным шагом, и я успевал рассматривать всё, что попадало в поле моего зрения, дорогу, поля, небольшие сарайчики, где местные жители ночевали, чтобы не тратить время на дорогу домой и обратно. Возле одного такого сарайчика дымил костёр, несколько мужиков закончив работу, готовили себе ужин.
        До указанной на карте деревни доехали приблизительно через час - полтора, хоть и казалось, что она где-то рядом, просто спряталась от нас в каком-нибудь овраге. В принципе так оно и оказалось на самом деле, деревня расположилась в низине, на берегу маленькой реки. По постройке она сильно отличалась от деревень северной и частично центральной части королевства. Здесь не было вокруг высокого частокола и мощных ворот, видимо потому, что в этих местах не водились опасные звери. Дома были в основном каменные из-за дефицита строительной древесины. В остальном всё было, как и в других деревнях, кони, коровы, козы, все они паслись поблизости от деревни. Чуть в стороне находился большой загон для овец. Въехав в деревню, я попросил Лемара поговорить с жителями и узнать, сможем ли мы у них переночевать. Лемар с радостью согласился заняться поиском комнаты и через несколько минут, она была найдена, причём не комната, а целый дом для нас двоих. Хозяин этого дома погиб на войне, а его жена с детьми неделю назад уехала жить к родственникам. Деревенский глава вначале собирался этот дом отдать кому-нибудь, но
потом передумал, сделал из него постоялый двор. Мы стали первыми, кого он решил в нём поселить, за вполне умеренную цену в тридцать медных монет, правда, без питания для нас, но сеном для наших коней.
        Еды у нас с собой было немного, пришлось отправить Лемара пройтись по домам, чтобы купить что-нибудь ещё. Для нас у жителей нашлось около трёх литров молока, краюха чёрного хлеба и десяток яиц. Этого нам должно было хватить и на ужин, и на завтрак, а оставаться в деревне до обеда, мы и не планировали.
        Рано утром я проснулся, услышав странные звуки, доносящиеся со двора. Выглянув в окно, увидел там Лемара, усердно машущего мечом, изображая нападение и защиту. Осмотрев комнату, увидел арбалет, сиротливо лежащий на лавке. Болты к нему находились в одной из седельных сумок и Лемар их оттуда даже не доставал. Сделав несколько глотков молока, я тоже вышел из дома, но не для того чтобы показать своему помощнику, как сражаться мечом, а научить пользоваться арбалетом. Дело не такое уж и сложное, а реальную помощь он с ним сможет мне оказать.
        - Хватит попусту воздух сотрясать, идём учиться стрелять! - Лемар не видел, как я вышел и от моего голоса прозвучавшего неожиданно, он чуть не поранил себя. - Попробуй сам натянуть тетиву, - я протянул ему арбалет. Сам я уже это попробовал, не так уж и сложно оказалось это сделать. Оружие было рассчитано на силу женщины или даже девушки, для зрелого мужика натянуть тетиву вообще не проблема. Лемар приняв арбалет, несколько секунд пыхтел, но натянуть тетиву до фиксатора всё же смог.
        В качестве мишени выбрали большой чурбак, оставшийся во дворе после отъезда хозяев. Поставив его в дальнем углу двора, я выдал арбалетный болт Лемару.
        - Вкладываешь его сюда, чтобы тупой конец встал в зажим, потом наводишь на мишень и резко, но плавно, жмёшь на планку спускного механизма, - объяснил я, что ему нужно сделать.
        - Я не настолько уж и глуп, чтобы не знать, что делать, - ответил Лемар, даже немного обидевшись на меня за пояснение. Спустя минуту раздался характерный для арбалета щелчок, болт, сорвавшись с планки, улетел, но пролетел мимо чурбака. Лемар увидев это, сильно расстроился, теперь ему уже стало стыдно, что он якобы знает, как стрелять из арбалета.
        - Может болты бракованные, а может и сам арбалет, - сказал я, чтобы немного утешить его после промаха, после чего решил, выстрелить сам. Если Лемар стрелял шагов с двадцати, я решил, что мне стоит увеличить расстояние до мишени раза в два, чтобы можно было промах списать на не качественные болты. Позорить арбалет не хотелось, я всё-таки за него серьёзные деньги выложил. Отойдя в противоположный угол двора, прицелился и нажал на спуск. Мой первый выстрел из арбалета, вообще первый, оказался вполне даже не плох, я попал в мишень, правда, не в центр чурбака куда целился, а в самый низ.
        - Причина твоего промаха понятна, нужно брать на ладонь выше, к любому оружию привыкать надо, - успокоил я Лемара, уже чуть не плачущего после промаха. - Вот тебе болты, тренируйся, я пойду, завтрак приготовлю, - выдав ему связку дешёвых болтов, я ушёл, якобы приготовить завтрак, хотя готовить-то там было и нечего, все продукты и так со вчерашнего вечера лежали на столе. Из дома я украдкой почти час наблюдал за Лемаром. К концу этого часа у него стало достаточно хорошо получаться, восемь из десяти выстрелов попадали в мишень, пусть не точно в центр, но попадали. Он даже с того места откуда я стрелял, смог попасть несколько раз и я был этому рад. Шанс что он сможет прикрыть мою спину, на несколько процентов стал выше.
        - Заканчивай с тренировкой, иди завтракать, нам уже пора ехать! - выглянув в окно, я позвал своего помощника.
        - Из лука проще, - сказал он, войдя в дом и положив арбалет на лавку.
        - С чего ты так решил?
        - Я из отцовского лука стрелял, было проще, только руки быстро уставали, лук очень тугой был.
        - Так что же ты мне об этом раньше не сказал? Я бы тебе лук купил! - В нашем деле мне от Лемара была нужна точность выстрела, а не из чего он сделан.
        - А ты меня и не спрашивал, - заявил он и присев за стол, принялся уничтожать завтрак. Я после этого заявления чуть не дал ему подзатыльник, но не стал этого делать, ведь в какой-то степени он был прав, прежде чем покупать арбалет, нужно было спросить. Теперь что-то менять было уже поздно и купить лук негде, и деньги уже потрачены на покупку арбалета. Купил арбалет, значит, будем оттачивать мастерство стрельбы из него, используя оставшиеся двенадцать дешёвых болтов, восемь Лемар уже сломал только за сегодняшнее утро.
        Приблизительно через час мы покинули деревню и её гостеприимных жителей. Добравшись до первой развилки на дороге и сверившись с картой, я уверенно повернул налево, Лемар без возражений повернул за мной. Двигаясь вдоль полей с уже собранным с них урожаем, мы с каждым часом приближались всё ближе и ближе к одному из самых больших баронств королевства. Конечная точка, а если точнее точка отсчёта в поиске враждебного мага, находилась на его дальней от нас границе. Именно там была уничтожена целая деревня и оттуда мы пойдём по его следу.
        Часа через четыре добрались до первой деревни баронства «Маторок». Деревня почти ничем не отличалась от той, где мы останавливались на ночлег, такие же каменные дома, отсутствие защитной стены и большой загон для овец на ее окраине. Разница была только в доброжелательности жителей, здесь нам отказали в ночлеге, правда, немного провианта продали. Я мог бы показать кольцо, подаренное графом и получить то, что нам требуется, но решил, что это не тот случай, чтобы светить им. Обойдёмся как-нибудь и без ночлега в деревне, погода сейчас ещё теплая, переночуем под открытым небом, дождя этой ночью не предвидится.
        За пару часов до заката, мы выбрали подходящее для ночлега место и остановились. На краю небольшого участка леса, каких тут встречалось достаточно много, мы развели костёр, возле которого и сели ужинать.
        - Эрит, а ты из какого королевства родом? - спросил Лемар, хрустя сухарём чёрного хлеба.
        - Из этого, а что? - его вопрос меня насторожил, такие же неожиданные и странные вопросы мне задавал граф Катнар. Сейчас мне показалось, что Лемар действует по его инструкции, пытаясь вытянуть из меня какую-то информацию.
        - Ничего, ты просто так смешно иногда говоришь, словно не знаешь, как правильно говорят слова.
        - А, это! А тебе разве граф обо мне ничего не рассказывал?
        - Нет, я же его в первый раз увидел, когда и тебя, до этого со мной только его человек разговаривал. Сначала запугивал, а потом почему-то неожиданно денег предложил. Мой отец на войне погиб, а я у мамы не один, есть ещё две сестры. Деньги у нас быстро закончились, есть стало нечего, я работу пытался найти, а тут как раз этот тип от графа пришёл. Первый раз, правда, приходил не один, а с каким-то дедом. Дед долго на меня смотрел, потом ушёл и больше я его не видел. За помощь в поиске мага, мне заранее дали двадцать монет серебром. Это огромные деньги для нас, поэтому я сразу согласился, даже не спросил, что точно надо будет делать. Так почему ты так смешно говоришь?
        - На войне я был серьёзно ранен, потерял слух, память и дар речи. Слух вернулся, а с ним и способность говорить, вот только я забыл как, память ко мне так и не вернулась. Сейчас я учусь говорить заново и узнаю мир с чистого листа. Я даже своего имени не вспомнил, когда пришёл в сознание в палатке военного лазарета.
        - Если ты так серьёзно пострадал, почему граф тебя попросил заняться поиском мага, ведь он тебя именно попросил, я могу отличить, когда просят и когда заставляют?
        - Не знаю, видимо потому, что я в королевстве один такой, вот он и не захотел меня заставлять.
        - Такой это - такой?
        - Я берсерк и на меня не действует магия.
        - Да, ладно?! - Лемар от удивления чуть не свалился с коряги, на которой сидел. - Разыгрываешь да? Берсерки они же только в сказках есть!
        - Будем считать, что мы с тобой сейчас как раз в сказке и находимся, мне самому иногда так кажется. Вот только сказка на правду очень похожа, больно бывает по-настоящему и смерть такая же настоящая, не сказочная совсем. Ты вообще радоваться должен, тебя могли заставить пойти со мной бесплатно, ты же простолюдин. Графу со мной немного сложнее, я барон, моё мнение учитывать приходится.
        - Барон??? - Лемар выронил сухарь в костёр, услышав, что я ещё и барон.
        - Да, тебе что не сказали?
        - Нет, - он почесал затылок и потёр виски, пытаясь осмыслить услышанное. - Барон, берсерк, на тебя не действует магия, чего ещё я не знаю?
        - А больше ничего такого и нет, - я развёл руки в стороны, а сам подумал, что есть и много чего, но об этом знать никому не надо. - Если ты уже поел, пришло время тебя немного научить, пользоваться мечом, а то машешь им так, того и гляди, сам себе голову с плеч снесёшь.
        Оставшиеся приблизительно минут сорок до наступления темноты, я учил Лемара правильно держать меч и хоть как-то научить блокировать удары противника. Нападать не учил, лишь показал пару ударов, чтобы он отстал от меня до утра. Я пообещал, что утром продолжим занятия, а сейчас нужно ложиться спать.
        - Сейчас дежуришь ты, потом я, если хочешь, можем поменяться, - предложил я, но он отказался. Расстелив конский потник у костра, я лёг на него, положив одну из седельных сумок под голову. Заснул быстро, но сквозь сон слышал, как где-то рядом пыхтит Лемар, продолжая рассекать воздух коротким клинком пехотного меча. Вскоре он устал и до того момента, как он меня разбудил, я слышал только тихое потрескивание дров в костре. Спал я чутко, видимо сказывалось то, что мы сейчас можем рассчитывать только на свои силы, если на нас нападут.
        Лемар дождавшись, когда я встану, прилёг на моё место, а я занял его, присев на корягу, которую мы частично пустили на дрова. Ближе к рассвету заметно похолодало, воздух стал влажным и от костра отходить, не хотелось, но пришлось. Наши кони, пасущиеся рядом, были чем-то встревожены и пытались сбежать. На всякий случай я зарядил арбалет и пошёл, посмотреть что с ними не так. Лемара будить не стал, так как никакой угрозы не видел, а она оказывается, была. Неподалёку от места нашей стоянки появился зверь, в утренних сумерках я принял его за большую собаку. Он прятался за деревьями, выжидая удобного момента для нападения. На кого именно он собирался напасть, на нас с Лемаром или на наших коней, я не знал. Как только я спрятался за своим конём, зверь вышел из леса и напал. Мне было хорошо видно направление его атаки, он бежал к костру, возле которого сопел мой помощник. Расстояние между мной и этим зверем хоть и было не больше пятнадцати метров, попасть в него из арбалета я, можно сказать, не смог. Болт лишь вскользь задел переднюю лапу зверя, из-за чего его прыжок через костёр не достиг цели.
Приземлившись, он споткнулся и, пролетев кубарем оставшиеся полтора метра до Лемара, врезался в него. Лемар, разумеется, сразу же проснулся и выставил перед собой меч, с которым спал в обнимку, как с дорогой и самой любимой игрушкой. Пёс неизвестной породы вновь напал, но и в этот раз помешал ему я. Пятнадцать метров хоть и небольшое расстояние, но преодолеть его за две-три секунды почти невозможно, по крайней мере мне. Прежде чем побежать, я бросил в зверя арбалет, разумеется, не попал, но этим броском отогнал его на несколько метров от Лемара. Сам Лемар не понимая, что происходит, сидел и, хлопая глазами, смотрел на зверя. Зверь в итоге оказался тоже не дурак, понял, что удачной охоты ему сегодня не видать, отступил и скрылся обратно в лесу.
        - Лемар, ты как там, жив?
        - Да, - прохрипел он сухим горлом.
        - Что за зверь такой?
        - Не знаю, никогда такого не видел, нужно будет у кого-нибудь спросить. У нас вода осталась?
        - Да, фляга в сумке.
        Пока Лемар приходил в себя после такой необычной побудки, я осмотрел арбалет. Мой бросок ничем ему не навредил, он только немного испачкался в грязи, пролетев по влажной от росы земле несколько метров.
        - А ты молодец, реакция у тебя отличная, - похвалил я парня. - Ещё ничего не поняв, выставил перед собой меч и не важно, что он в ножнах, так тоже неплохая защита получилась. Ты есть будешь или сразу начнём тренировку?
        - Буду, мне надо до конца проснуться, - Лемар положил меч, и я увидел, как его немного трясёт после такого резкого пробуждения.
        Приблизительно через два часа мы покинули место ночной стоянки, а в полдень добрались до центра баронства, города с одноимённым названием «Маторок». Город образовался за счет построенных вокруг баронского замка сразу нескольких деревень и вмещал приблизительно около трёх тысяч жителей.
        - К барону поедем? - спросил Лемар, посмотрев на защитную стену замка в центре города.
        - Думаю, нужно заглянуть, его же деревню уничтожили, может и поможет чем. Хотя бы расскажет, что известно и узнаем, что он сам об этом думает. Только пойдём мы к нему завтра, я хочу посмотреть, как здесь люди живут, о чём говорят. Собранная лично информация уже может о многом сказать. Нам нужно снять комнату и пешком походить по городу, в какой-нибудь таверне посидеть, там много чего услышать можно.
        Попав в город, решили проехать ближе к замку барона и там снять комнату. Таверны тоже располагались там, а не на краю города, так что от съёмной комнаты до одной из них идти было недалеко.
        - Лемар, ты меч с собой возьми на всякий случай, только без нужды из ножен не доставай, иначе могут возникнуть проблемы.
        - Какие?
        - Достал оружие - применяй, напугать им кого-то всё равно не получится. Меч ведь не только у тебя и у меня есть. В бузу сам не лезь, на сильно пьяных внимания не обращай, если они, конечно, подраться не захотят.
        - Может мне тогда меч не брать? - спросил Лемар, задумавшись о том, для чего он ему тогда вообще нужен, если драться нельзя.
        - С мечом солиднее выглядишь, бери.
        Оставив коней во дворе, мы не спеша прошли два квартала до ближайшей таверны. Дверь была приоткрыта, из большого зала доносились пьяные мужские голоса и заливистый женский смех.
        - Надеюсь оно того стоит, - подумал я и открыв дверь шире, вошёл. Лемар вошёл вслед за мной и сразу же скривился от тяжёлого запаха немытых тел, кислой браги и пива. В зале находилось десять столов, шесть из них были заняты шумными компаниями в разной степени опьянения. Заняв свободный стол, я подозвал хозяина, который лично принимал заказы и брал деньги.
        - Что будете заказывать? - спросил хозяин, внимательно нас рассматривая.
        - А что у вас есть?
        - Свиные рёбра с бобами, свинина с горохом, запечённая баранина с капустой, курица и утка, тоже запечённые.
        - Лемар ты что будешь?
        - Свинину с горохом.
        - Тогда и я тоже. Нам две порции свинины с горохом и чего-нибудь попить.
        - Брага, пиво, молодое вино?
        - Морс у вас есть? - спросил я, чему хозяин сильно удивился, но кивнул, подтвердив, что морс у него есть. - Значит ещё и морс, две большие кружки.
        Приняв заказ, хозяин ушел, а я стал тайком рассматривать посетителей. С виду обычные горожане, некоторые с оружием, что не запрещалось, но не очень-то и приветствовалось. Оружие лишний раздражитель для стражи и источник проблем, если его применить. Минут пять я разглядывал шумные компании, пока в мою голову не пришла мысль, - почему Лемар сидит молча? Повернувшись, увидел бледного помощника, неотрывно смотревшего куда-то мне за спину.
        - Лемар, ты чего? - я легонько ударил ногой по его ноге, чтобы привлечь внимание.
        - Это он, - прошептал он, не шевеля губами.
        - Кто он? - я не сразу догадался, о ком он говорит.
        - Тёмный. Сидит за столом у стены спиной к нам. У него капюшон на голове и два кинжала сзади за поясом.
        - Уверен?
        - Да, с того момента как мы выехали от графа, я смотрю ауры всех, кто нам попадался по пути сюда. Такой ауры ни у кого не видел, я уверен что это он.
        Я повернулся, бросив короткий взгляд на человека, о котором говорил Лемар и сразу же отвернулся. Несмотря на обычную одежду, в этом человеке было что-то такое, чем он отличался от всех, кто находился в зале. Посмотрев на него, я задумался о том что в нём не так. Лемар в это время старался на него не смотреть, но его глаза периодически сами находили этого человека. После нескольких минут раздумий, я понял что с ним не так, это была поза, в какой он сейчас сидел. Вроде бы расслабленная, но и напряжённая одновременно. Он был в любой момент готов отразить нападение или же напасть сам. Его друзья, уже изрядно подвыпившие, вели себя иначе. Они вальяжно расположились за столом, посадив продажных женщин к себе на колени. Женщины хихикали, не забывая при этом, отхлёбывать брагу и пиво из их кружек и закусывать мясом, которым был просто завален весь их стол.
        - Мы прямо сейчас его? - тихо спросил Лемар.
        - Нет, здесь нельзя, народа много, к тому же мы ещё не узнали, как он убил жителей деревни. Нападём сейчас, он полгорода может успеть убить. Понаблюдаем за ним некоторое время, а как только он из города выйдет, тогда и нападём.
        - Ваш заказ! - хозяин со стуком поставил на стол две кружки морса и две миски гороха со свининой, именно так - гороха со свининой, потому что мяса было в разы меньше чем гороха. Мы не стали возмущаться, так как аппетит у нас к этому моменту пропал, заказ теперь стал лишь причиной нашего нахождения в зале. Просто так сидеть было бы слишком подозрительно, нельзя было позволить этому тёмному, что-то заподозрить и этим его спугнуть. Свой ужин мы не торопясь ели почти час, после чего нам всё-таки пришлось выйти из таверны.
        - Поступим так, я сейчас иду к барону, надеюсь, он ещё не спит, а ты проследи за этим тёмным. Наблюдай за ним издалека, поймёшь, что он тебя заметил, беги со всех ног в замок. Стражникам скажешь, что меня ищешь, дело срочное, я их на всякий случай предупрежу. Всё понял? Запомни! Если что, сразу беги.
        Лемар кивнул и спрятался за углом соседнего дома. Там была стопка старых ящиков, за которыми его увидеть было бы трудно, зато он оттуда хорошо видел дверь в обеденный зал таверны.
        Быстрым шагом я за несколько минут дошёл до ворот замка и постучал в дверь. Через минуту открылось маленькое окошко в двери и стражник, выглянув в него, громко спросил.
        - Чего надо?
        - Я барон Волар, мне необходимо срочно поговорить с бароном Матороком.
        Стражник несколько секунд разглядывал меня, а потом задал ещё пару вопросов, на которые я даже не нашёл что ответить.
        - А ты точно барон? Чем докажешь?
        - Смотри сюда! - мне пришлось надеть кольцо выданное графом. По-другому я просто не знал, как заставить стражника впустить меня и проводить к барону. - Знаешь что это такое? Герб узнаёшь - висельник? - припугнул я стражника и, кажется, слегка перестарался. Он за считанные секунды открыл дверь, расположенную в створке ворот и упал передо мной на колени, взмолившись.
        - Ваше сиятельство, ваше высочество, ваша милость, господин - от страха он забыл, как ко мне обращаться, - не извольте гневаться, не признал сразу, виноват! - Другие стражники, сейчас находившиеся метрах в двадцати от ворот, увидев, что их товарищ чуть ли не упав мне в ноги, выпрашивает прощения, замерли, не понимая, что происходит, и что им сейчас делать. Честно говоря, мне поведение стражника было противно, вроде бы человек служивый, а испугался как мальчишка.
        - Проводи меня к барону, живо! - прикрикнул я, после чего стражник вскочил с земли как ошпаренный постоянно кланяясь, повёл меня в замок.
        Замок барона Маторока был действительно не маленький, как минимум раза в три больше замка Волара. Слуги в замке на некоторое время зависали, не понимая, кого к ним занесло на ночь, глядя, так как стражник не переставал извиняться и кланяться. В какой-то момент мне надоело слушать всё время извиняющегося стражника, и я его прогнал, заменив слугой барона, попавшимся по пути. Слуга, приблизительно моего возраста, отнёсся ко мне настороженно, но не лебезил передо мной как стражник. Мы с ним не торопясь поднялись по скрипучей лестнице на второй этаж замка, и подошли к одной из дверей. Слуга постучался и с разрешения вошёл, оставив меня за спиной. Я в принципе вперёд и не рвался, мне было достаточно того, что меня провели к барону, а задержка в несколько секунд роли уже никакой не играла.
        - Господин барон, к вам барон Волар по важному делу, - доложил слуга и, посторонившись, пропустил меня вперёд. Пока мы шли по замку, я успел узнать, как зовут барона Маторока, чтобы обращаться к нему не господин барон, а по имени, мы же с ним всё-таки стоим на одной ступени в местной иерархии.
        - Добрый вечер Логран, - поздоровался я, войдя в комнату и увидев хозяина. Барон Маторок сидел в кресле напротив камина с кубком вина. На вид ему было далеко за шестьдесят, по местным меркам он был очень стар, хоть и не выглядел старой развалиной в моём понимании этого слова. Среднего роста, здесь это было равно приблизительно 165 -170 см, среднего телосложения, волосы полностью седые, слегка вьющиеся. Одет он был просто, в обычные штаны, рубашку, поверх которой была надета меховая безрукавка, на ногах лёгкие сапоги начищенные слугами до блеска.
        - Меня зовут Эрит Волар, я сын барона Новара Волара, - представился я, рассматривая самого барона и обстановку в комнате. Барон в ответ рассматривал меня, но пока молчал, даже не поздоровался.
        - Самое северное баронство, - выдавил он из себя наконец-то, видимо до этого вспоминая, кто такой Волар и есть ли у него земля. - Рад видеть вас молодой человек у себя в замке. Что вас сюда привело, путь проделан далеко не маленький?
        - Дело государственной важности, - я показал ему кулак, где на безымянном пальце было кольцо с гербом короля. Барон моментально стал серьёзным и выпроводил слугу, который стоял и ждал указаний от хозяина.
        - Видимо, действительно важное. Рассказывай, - он оставил кубок с вином и предложил мне, присесть в кресло.
        - Дело касается вашей деревни, где жителей убил маг. Расскажите мне всё, что знаете, любая мелочь может быть очень важной в дальнейшем.
        - А что тут рассказывать? Ко мне приехал крестьянин и сказал что там все мёртвые. У мужика брат там жил, он поехал к нему, чтобы на свадьбу пригласить, сын жениться решил. Приехал, а в деревне тихо, даже куры не кудахтают и коровы не мычат. Как только до первого дома дошёл, сразу остановился, мёртвых увидел. Потом побежал в дом к брату, там тоже все мертвы, даже дети. Он из деревни бегом ко мне, вот и всё.
        - Как их убили и почему вы решили, что их именно убили? Может они, болезнь какую-то подхватили?
        - И умерли все сразу в один день? Так не бывает! Ран у них никаких не нашли, но некоторые даже после смерти держались за горло. Поиск того, кто мог их убить, ни к чему не привели, след терялся на берегу реки, думаю, что маг ушёл по воде, на лодке или на плоту.
        - Сколько человек было в деревне?
        - Сорок два, деревня совсем маленькая была, семь дворов всего.
        - Ещё что-то необычное происходило, например - к вам приходил кто-то чужой?
        - Чужие люди каждый день приходят и каждому что-то надо. Один вообще попросился в охрану замка, чудак, я незнакомых людей в охрану не беру.
        - Как выглядел?
        - А кто же его знает, я с ним не разговаривал, приказал гнать в шею.
        - Может ещё что-то, не особо значимое, скотина не умирала? - К счастью нет, с этим всё хорошо, хотя есть одна странность. Собака у меня с ума сошла, на стражников стала нападать, а потом вообще убежала. Жаль, хороший был пёс, я его щенком из соседнего королевства привёз, дорого тогда за него заплатил.
        - Пёс чёрный, большой, с короткой шерстью?
        - Да, а откуда ты знаешь?
        - Видел прошлой ночью, на моего помощника напал, к счастью для нас неудачно. Мы все живы и даже не ранены, в том числе и пёс. Умный он оказался, отступил вовремя.
        - Где ты его видел?
        - Полдня пути на север, на окраине небольшого леса. Если больше нечего вспомнить, я, пожалуй, пойду, меня помощник ждёт.
        - Зачем куда-то идти? Зови своего помощника, в замке много комнат, одна ваша. Ужин и отличное вино гарантирую, посидим, поговорим.
        - Спасибо за приглашение, но не могу, дел ещё много, вот поймаем убийцу, тогда и посидим.
        - Если помощь какая-то нужна, скажи, дам всё, что попросишь.
        - Хорошо, буду знать, но пока ничего не нужно, - я встал и кивнул, изобразив поклон. Логран слегка крякнув, встал с кресла и тоже кивнул в ответ, после чего я не пошёл, а побежал искать Лемара. Парень находился в опасности, маг лишает людей воздуха, они умирают, задыхаясь и без возможности позвать на помощь.
        Оказавшись за воротами замка, я побежал по улице, пугая редких прохожих, попадавшихся мне на пути. До того места где мы с Лемаром расстались, добежал минут за десять, но моего помощника там не было.
        - Где ты Лемар? Куда ты мог пойти? - спрашивал я себя. - Если наш тёмный вышел и куда-то пошёл, Лемар пошёл за ним, потому что я ему велел за ним проследить. Оставалось понять, в какую сторону они пошли и пошли ли они куда-то вообще.
        В голову закралась мысль, что маг мог убить парня, заметив за собой слежку. Обежав близлежащие закутки, где можно было бы спрятать труп, ничего не нашёл, даже намёка на кратковременное нахождение там Лемара. Он когда нервничал в ожидании чего-то, ковырял носком сапога землю, оставляя на ней характерные следы. На всякий случай я заглянул в таверну, вдруг он решил, меня там дожидаться, но и там его не было, и тёмного мага со своими друзьями там, разумеется, тоже не было. Вспомнив, где в городе мы видели постоялые дворы и таверны, я пошёл, искать своего помощника. Маг ведь тоже где-то должен спать, где-то же он снял комнату для себя и своих товарищей. Добравшись до третьего по счёту постоялого двора, с моего сердца свалился тяжёлый груз, я увидел Лемара. Он стоял, прислонившись к забору и из-за угла, наблюдал за окнами второго этажа таверны.
        - Как дела?
        - Он там сейчас с одной из тех девок что с ними гуляли. Его друзья кто, где, один в другой комнате с другой девкой, ещё двое спят. Может нам на него прямо сейчас напасть?
        - Фактор неожиданности вещь, конечно, хорошая, но не сейчас и не здесь. Мага надо выманить из города, чтобы простые горожане не пострадали. Как он убивает, я понял, но не знаю, насколько человек сразу может подействовать его магия. Если только на одного человека, у нас хорошие шансы на победу. Ещё не помешало бы от его друзей избавиться, нам лишние противники не нужны.
        - Их всех вообще-то семь человек, четверо сейчас здесь, вместе с магом, ещё трое куда-то уехали. Вооружены, как ты говоришь, до зубов, я видел два арбалета. Может нам стражников на них натравить? Пусть всех арестуют, пока будут разбираться что к чему, мы этого тёмного и уложим.
        - Пока их арестовывают, маг сам всех стражников к праотцам отправит. Их выманить надо, а не спугнуть. Нужно придумать что-то такое, ради чего они захотят покинуть город. Как думаешь, если пустить слух что барон Маторок, так скажем, послезавтра отправляет в Каболар годовой налог, они захотят его присвоить?
        - Смотря сколько, денег и охраны будет, если им деньги нужны, могут и напасть, - сказал Лемар, поняв, что я задумал.
        - Ты видел когда-нибудь человека, которому не нужны деньги? Вот и я не видел. Утром пойду обратно к барону, он мне помощь обещал, вот пусть и выкручивается. Пошли спать, не думаю, что тёмный завтра из города куда-то уедет, он же не просто погулять сюда прибыл, у него план какой-то относительно либо самого барона, либо его баронства.
        Глава 10
        Вернувшись на постоялый двор, мы попытались заснуть, но ни ко мне, ни к Лемару крепкий, хороший сон в эту ночь так и не пришёл. Всю ночь мы оба ворочались с боку на бок, стараясь делать это тихо, чтобы не мешать друг другу попытаться заснуть.
        На рассвете надев сапоги, я решил сходить, проверить, не уехал ли маг со своими друзьями.
        - Ты куда? - спросил Лемар, как только я сделал первый шаг в сторону двери.
        - Мага проверить хотел, вдруг он утром уехать захотел, а мы об этом и знать не будем. Уехать вообще-то не должен, но кто ж его знает, что у него в уме.
        - Это вряд ли, два его товарища вчера были настолько пьяными, что проснутся в лучшем случае только к полудню. Я бы сейчас съел что-нибудь, ужин то мы вчера пропустили.
        - Ладно, если уж никуда идти не нужно, тогда пойду, попрошу хозяина нам завтрак приготовить, думаю, он уже не спит.
        Хозяин постоялого двора действительно уже не спал, суетился на кухне вместе с женой, готовили завтрак для постояльцев, не только для нас двоих, но и ещё для шестерых. Я не стал ждать, когда он нас позовёт, взял две миски пшённой каши, увиденной в этом мире впервые и, вернулся в комнату. Лемар уже сидел за столом и ждал, когда хозяин на завтрак позовёт.
        - Я тут нам каши взял, надеюсь, будешь.
        - Ещё бы, это моя любимая! - он сразу же принялся, есть, не дождавшись, когда я тоже сяду за стол.
        После завтрака идти вообще никуда не хотелось, но собрав все силы в кулак и стараясь не смотреть на манящую прилечь на неё кровать, я пошёл к Матороку. Обещал помочь, вот пусть и помогает, это же и в его интересах тоже. Несмотря на раннее утро, людей на улице было уже достаточно много, рабочий день у жителей Маторока начинался с рассвета.
        Минут через пятнадцать я добрался до ворот замка и постучал в калитку. После моего стука прошло минуты две, но всё оставалось, как и было, проснувшийся позади меня город, замок, я и закрытая калитка ворот. Я постучал ещё раз, только теперь уже ногой, чтобы меня услышали не только во дворе, но и в самом замке тоже.
        - Это кто там такой буйный? Плетей получить захотел? - послышался голос с другой стороны.
        - Барон Волар, - представился я, после чего маленькое окошко в калитке быстро открылось, а потом также быстро закрылось. Через секунду лязгнул металлический засов и дверь распахнулась.
        - Доброго здравия господин барон, - за воротами стоял вчерашний стражник и низко кланялся.
        - И тебе не хворать, я к Лограну, провожать не обязательно, дорогу помню, - оказавшись во дворе, я отодвинул с дороги стражника и направился в замок.
        - Э, господин Волар, может мне сначала доложить о вас? Господин Маторок в комнате может быть не один, - притормозил меня стражник, намекая, что сейчас ещё раннее утро и его господин спит, причём не в одиночестве.
        - Ладно, подожду немного хоть и дело срочное, где у вас тут кухня, мне пить хочется?
        Пить мне действительно хотелось, кашу на завтрак у хозяина постоялого двора взял, а вот чем её запить, забыл. Так как порция была достаточно большой, каша до сих пор ощущалась где-то в районе груди и её было необходимо протолкнуть в желудок.
        - Я покажу ваша милсть, - стражник забежал вперёд, предлагая идти за ним. В это время к воротам подошли ещё два стражника, поклонились мне и закрыли калитку. Через пару минут я уже пил парное молоко на баронской кухне, а вчерашний слуга, тот что меня провожал к Лограну, убежал докладывать своему господину о том, что я снова хочу с ним встретиться.
        Пока я ждал его возвращения, рассматривал сам замок изнутри, вчера не до этого было. Замок был очень хорош, как на внешний вид, так и по состоянию. Ничего такого чему бы требовался ремонт, я не увидел, всё в полном порядке и достаточной для средневекового замка чистоте. Из всего что мне не нравилось в замке, это был лишь большой зал первого этажа, куда можно было заехать на лошади. Пол в нём был засыпан соломой и опилками, чтобы они впитывали конскую мочу. Сейчас в зале лошадей не было, но если барон решит куда-то ехать, в седло он будет забираться здесь, под крышей и в любую погоду. С одной стороны это хорошо, тебе дождь не помешает, но с другой стороны для этого дела можно было бы какой-то навес во дворе соорудить. Почему здесь так не сделали, мне было не понятно, но как говориться это их замок, не мне указывать, что и как делать.
        - Господин барон Маторок вас ждёт, я провожу, - слуга барона появился возле меня неожиданно, проявился словно из воздуха как призрак. Вздрогнув, я чуть не выронил из рук горшок с оставшимся в нём молоком.
        Через несколько минут, он привёл меня в спальную комнату Лограна, откуда на данный момент выходила довольно молодая и пышнотелая женщина. Барон Маторок сидел в кресле уже одетый, но пока ещё не обутый, он ждал, когда слуга поможет ему надеть сапоги.
        - Доброе утро Логран, - войдя, я поздоровался и беглым взглядом осмотрел его спальную комнату. Честно говоря, мне она понравилась, не очень большая, с красивой мебелью, камином и толстым ковром на полу, одним словом уютная.
        - Здравствуй Эрит, забыл вчера что-то или просто в гости решил заглянуть?
        - Не забыл и не просто в гости, - я замолчал, посмотрев на слугу, помогающего надеть Лограну сапоги. Барон это заметил и не стал дальше расспрашивать меня в присутствии слуги, видимо не настолько ему доверял, чтобы посвящать в свои дела. Как только слуга вышел, Логран предложил мне, сесть в кресло и рассказать, что случилось.
        - Маг, убивший ваших крестьян сейчас здесь, в городе. Его нужно выманить на простор, и я придумал как, только без вашей помощи мне не обойтись. Вот что я придумал.
        Логран внимательно меня выслушал и признал, что идея с большим количеством денег это отличная приманка.
        - Я готов помочь, даже дополнительный отряд дам, чтобы этот сволочь никуда убежать не смог. Вот только я не знаю, насколько он поверит в новый налог, я же уже два месяца назад его отправил?
        - Я не думаю, что он об этом знает, к тому же мы можем сказать, что это вторая часть. Есть у вас человек, много пьющий и много болтающий за каждым углом?
        - К сожалению, есть и не один, люди верные, но такая проблема у них есть, не головы же им рубить за это. В дела главное не посвящать, в остальном они нормальные мужики. Один из них как раз у ворот стоит, ты его, наверное, уже видел, такой не высокий, с маленькими усиками и всё время за всё просит прощения.
        - Договоримся на завтра с утра начать действовать, охраны слишком много не нужно, человек шесть-семь будет достаточно, чтобы соблазнить с гарантией. А сейчас вам меня лично нужно проводить до ворот, чтобы ваш «болтун» услышал наш разговор. Не забудьте потом этому стражнику дать выходной, он же должен успеть по городу слух пустить.
        - Эрит, можно тебе задать вопрос не по делу? - Логран как-то хитро посмотрев при этом.
        - Можно, конечно, я же не король, зачем разрешения спрашивать?
        - Ты женат?
        - Пока нет, а что?
        - Может, ты помолвлен с кем-то?
        - Была такая проблема, к счастью сейчас её уже нет, отец возможной жены передумал отдавать свою дочь за меня, - я сразу догадался, к чему такие вопросы задаёт Логран и приготовился, отмазаться от предложения, которое обязательно поступит.
        - У меня внучка подрастает, может, договоримся?
        - Давайте отложим этот разговор на пару лет, к тому же ваша внучка, я думаю, ещё слишком молода, чтобы мечтать о замужестве. Сколько ей сейчас?
        - Тринадцатый уже пошёл, так что ты не сильно затягивай с ответом-то, время быстро идёт, не успеешь оглянуться, как вырастет. Она, конечно же, уже с рождения заочно помолвлена, но мне её будущий муж не нравится, хочу ему отказать.
        Я в ответ улыбнулся и ничего больше не сказал. Старому барону я однозначно понравился, и он вцепился в меня как клещ. Мне же на данный момент, никакая жена вообще была не нужна, нужно сначала освоиться в этом мире и гарантированно заручиться поддержкой местной власти, если уж не получилось остаться незамеченным. Ещё нужно вытянуть баронство Волар из нищеты, куда оно стремительно погружается всё глубже и глубже с каждым годом.
        Барон Маторок как мы и договорились, вышел лично проводить меня до ворот. Перед воротами мы остановились и поговорили о предстоящем деле ещё немного, с серьёзным видом обсуждая увеличение налогов и отправку второй его части. Стражник, о котором говорил Логран, внимательно нас слушал, мне даже показалось, что у него даже уши в это время больше стали, чтобы не упустить из услышанного что-то важное. Через несколько минут мы попрощались, и я покинул замок барона Маторока.
        - Лемар, хватит спать! - Вернувшись на постоялый двор, я обнаружил там своего спящего помощника. - Вместо того чтобы проследить за магом, ты спишь!
        - А как за ним следить, если он сам до сих пор спит и его дружки тоже спят, я уже ходил, проверял. К тому же если и проснутся, мне сообщат, я одному мальцу обещал пару медяков за это. Что барон сказал?
        - С этим всё хорошо, завтра утром выезжаем, по крайней мере должны выехать. Честно говоря, я что-то немного побаиваюсь вступать с этим магом в бой, слишком уж у него силы много, целую деревню убил.
        - Ты же берсерк! Магия на тебя не действует, в сражении на мечах с тобой мало кто сможет сравниться.
        - Здесь ты немного преувеличиваешь, всегда найдётся кто-то лучше. И вообще, вставай уже, сколько спать можно? На мальца твоего я бы не надеялся, мало ли что, мамка позовёт домой или папка к делу пристроить может. Мальчишка проследить не сможет, а это значит, что нужно тебе это дело проконтролировать.
        - Да, кажется, всё может быть как ты и сказал, - Лемар сел на кровати и, задумавшись, почесал щеку.
        - Если так, бегом в таверну и сиди там, пока маг не услышит о налоге, который завтра отправят в Каболар. Эту сплетню ему должны донести, - я приблизительно прикинул время на дорогу до таверны и скорость передвижения стражника. - Короче, узнать он об этом, должен где-то приблизительно через час - полтора, так что подъём и марш в таверну!
        Лемар нехотя надел сапоги, посмотрел на свой меч и, решив, что он ему сейчас не понадобится, отправился в таверну, караулить тёмного мага. Как только он ушёл, я снял сапоги, броню, пояс с оружием и упал на свою кровать. Через пару минут уже крепко спал, последние пару дней были бессонными и мой организм настойчиво требовал отдыха.
        - Эрит просыпайся, да проснись же ты, наконец! - Лемар усердно тряс меня за плечо, чтобы вырвать из цепких объятий Морфея.
        - Всё, всё, не сплю уже! Что случилось?
        - Всё получилось, маг быстро собрал своих друзей и сейчас выезжает из города!
        - Быстро он, - теперь уже я сидя на кровати растирал лицо, чтобы окончательно проснуться.
        - Ничего себе быстро! Скоро вечер, я следил за ним всё это время, а ты спал!
        - У тебя работа такая, ты же помощник.
        - Одевайся, иначе нам его не догнать!
        - Кого? Мага что ли? Мы и не будем за ним гоняться, мы завтра вместе с мнимым налогом и солдатами поедем. Думаешь, он такой дурак, чтобы всё не проверить? Обязательно своего человека в городе оставил, чтобы ему сообщили, сколько охраны будет и, какой дорогой поедут. Был бы он один, я бы за ним погнался, но их семеро, у них два арбалета, близко можем и не подойти. Если болт грудью остановишь, кто мне потом помогать будет?
        - Так ведь и у нас арбалет есть, - привёл аргумент Лемар.
        - Ты из него стрелять-то толком не умеешь, а всё туда же. Будешь делать только то, что скажу и никакой отсебятины, понял?
        - Понял, - Лемар немного обиделся на меня, но потом, подумав немного, признал что я прав, действовать нужно по плану и прикрывая друг друга.
        Остаток дня и вечер прошёл как-то сумбурно, занимались, не пойми чем, в подготовке к завтрашнему дню. Лемар чистил арбалет и протирал болты к нему, а я осмотрел каждый сантиметр своего доспеха. Всё вроде бы было в порядке, нигде и ничего не отвалилось, но он мне всё равно не нравился, хотелось его основательно переделать, так как не защищённых участков тела было достаточно много. У Лемара, можно сказать, доспеха как такового и не было, куртка с нашитыми на неё стальными пластинками на груди и спине, и наручи, защищавшие руки почему-то только сверху, вот и вся броня. С такой защитой он не долго протянет, если придётся вступить в бой.
        - Эрит, а у тебя замок такой же большой как у Маторока?
        - Не у меня, а у моего отца и не такой, а раза в три меньше и земли меньше, только у нас там почти сплошной лес, распаханных полей очень мало. Это здесь, куда не посмотри распаханные поля, а у нас, чтобы поле засеять, надо вначале лес вырубить.
        - Я бы хотел к тебе в гости заглянуть, после того как всё закончится.
        - Заглянешь, вот только ничего не закончится, это лишь наше первое задание от графа, такие маги как этот тёмный, ещё есть. Так что работой мы с тобой лет на двадцать вперёд уже обеспечены. И вообще нам пора ложиться спать, с рассветом нужно уже в замке быть, мы же в нашем общем с Матороком плане вроде как королевские сборщики налогов. За второй частью налога приехали, грубо говоря, нам теперь и командовать по пути в Каболар.
        Вскоре я задул свечу и, прервав словесный поток Лемара, попытался заснуть. Ворочался с боку на бок приблизительно час, пока основательно не заснул. Лемар разбудил меня ещё до рассвета, ему не спалось в эту ночь перед важным делом.
        - Темно же ещё или что-то случилось?
        - Рассвет скоро, пока оденемся, пока коней выведем, уже солнце встанет, - пояснил он такую раннюю побудку. Сам он был почти одет, не хватало лишь его лёгкого доспеха. Понимая, что поспать он мне больше не даст, я тоже встал со своей кровати и не спеша оделся. Минут через пятнадцать мы с ним вывели со двора коней и отправились в замок Маторока. Прибыли туда вовремя, во дворе замка солдаты заканчивали подготовку к отправке налога. Разумеется, все солдаты из охраны налога знали, что повезут камни, а не деньги и знали, ради чего всё это делается. Барон Логран Маторок тоже был здесь, во дворе, лично проверял всё ли в порядке.
        - А, господин Волар, вы без опоздания, мы как раз только что закончили подготовку.
        - В таком случае пора отправляться, чего понапрасну двор копытами рыхлить, - ответил я, стараясь делать вид, что я, в самом деле, являюсь сборщиком налогов и прибыл сюда лишь за этим.
        - Второй отряд вышлю следом, пойдут параллельной дорогой, вас они будут видеть, вы их нет, - шёпотом сказал Логран, подойдя ближе, чтобы потрепать гриву моему коню. Я не стал ему ничего отвечать, лишь кивнул, подтвердив, что услышал.
        Вскоре наш маленький отряд сопровождающий телегу, в которой стоял один лишь сундук, выехал из ворот замка. Я как королевский собиратель налогов ехал впереди, Лемар чуть позади меня с уже заряженным арбалетом. Находясь можно сказать под прицелом у Лемара, я стал чувствовать себя не уютно и немного притормозил, чтобы он поравнялся со мной.
        - Как думаешь, где на нас нападут? - спросил он не переставая крутить головой в поиске засады.
        - Где-то в лесу или на краю леса, им же нужно где-то прятаться. Ты главное сразу не стреляй, сначала убедись, что на нас действительно напали, а то пристрелишь какого-нибудь крестьянина, решившего не вовремя отдохнуть у дороги.
        Проехав по городским улицам под пристальными взглядами горожан, мы вскоре вышли на простор и по хорошо накатанной грунтовке, направились на север. Погода с каждой минутой становилась всё хуже и хуже, а часа через два пошёл дождь. Хорошая дорога стала быстро превращаться в грязное месиво из воды, глины, мелких камешков, сухой травы и прочего мусора. Обычный осенний дождь вскоре усилился, превратившись в ливень, сопровождаемый сильным ветром. Колёса телеги с грузом камней в сундуке, стали увязать в грязи, проваливаясь в неё до оси. Через каждые сто метров телегу приходилось вытаскивать из грязи вручную, так как запряжённая в неё лошадь не могла осилить это самостоятельно. Промокший, грязный и злой, я был готов бросить эту телегу на дороге и идти искать мага, а не ждать, когда он на нас нападёт.
        Промучившись с постоянным вытаскиванием телеги из грязи около часа, мы наконец-то добрались до первого лесного участка, где дорога была не такой сильно размытой. Через несколько минут я объявил привал, пусть под дождём, без костра и обеда, но организм требовал отдыха, причём не только наш организм, но и наших коней. Бедным лошадкам тоже было совсем не легко несколько часов подряд вытаскивать копыта из чавкающей грязи.
        - Эрит, я что-то слышал, только не понял что. Звук похож на удар топором по дереву, хотя может и показалось, - сказал Лемар, отмывая руки от липкой глины. Я никакого даже похожего звука не слышал, но на всякий случай осмотрелся. Вокруг нас был только лес, дождь и грязь под ногами, людей поджидающих нас, не увидел.
        - Это, наверное, деревья друг об друга толстыми ветвями ударяются, при такой погоде вполне так может быть, - сказал я и ещё раз смахнул воду с лица, а когда открыл глаза, увидел человека, не спеша идущего к нам по дороге.
        - Лемар, кто это?
        - Что? Где? - Он в это время очищал сапоги от грязи и не видел, куда я смотрел.
        - На дороге впереди, там! - я показал, где и ещё раз смахнул с лица потоки воды.
        - Это он! - крикнул Лемар и всё вокруг, резко пришло в движение. В лесу появились люди, спешащие к нам, а маг, подойдя ближе, выставил перед собой руки, собираясь что-то магическое сотворить. Увидев всё это, мы выхватили мечи.
        - Лемар не подставляйся! - крикнул я и всё, завертелось со скоростью бешеной карусели. Из леса полетели арбалетные болты, кони, почувствовав магию, взбесились и начали вставать на дыбы, грозя покалечить своих всадников, успевших покинуть сёдла. Послышались первые крики раненых, через секунду защёлкали спускные механизмы арбалетов и уже с нашей стороны, в лес полетели смертоносные короткие стрелы. Моей задачей была нейтрализация мага, чем я и занялся, не обращая внимания на всё, что творилось вокруг. С максимально возможной скоростью я побежал навстречу магу. Маг до этого момента, уверенный в том, что лишил охрану воздуха, догадался, что на меня его магия не действует и запаниковал. Отбросив такое ненадёжное оружие как магия, он тоже выхватил меч. Не знаю почему, но через секунду он резко передумал сражаться со мной и со всех ног побежал в лес, резво перепрыгивая через стволы давно упавших деревьев. Я, разумеется, побежал за ним, правда, так же легко перепрыгивать через лежащие стволы у меня не получалось, мокрая одежда и совсем не маленький вес брони не позволяли мне этого. Несмотря на меньшую
скорость, я вскоре стал догонять мага, уже задыхающегося от быстрого бега с препятствиями. Минут через пять я его всё-таки догнал. Мы оба остановились в лесном овраге, заполненном дождевой водой почти по колено.
        - АААААА! - закричав, я набросился на него, нанося быстрые и сильные удары мечом, стараясь сломить его сопротивление своим натиском. Как всегда я перестарался, мог бы режим берсерка и не включать, маг оказался плохим мечником, он отбил только один мой удар, остальные достигли цели. Получив с десяток серьёзных ран, он выронил меч и упал на спину, истекая кровью.
        - Развели как лоха, - проговорил маг, захлёбываясь собственной кровью. Услышав эти слова, я остановился и опустил меч, потому что сказано это было по-русски. Не поверив своим ушам, подошёл к нему ближе и внимательно посмотрел на его лицо. Этого человека я, конечно же, не знал, просто мне казалось что, если он такой же попаданец как я, мы должны быть с ним хоть чем-то похожи. Сходства разумеется не было никакого, человек был старше лет на пятнадцать и ниже ростом сантиметров на десять. Посмотрев на лицо, я взглянул на его руки, точнее на одну - правую. Рукав был разорван и сквозь дыру мне была отчётливо видна цветная татуировка с изображением дракона на его плече.
        - Ты оказывается такой же, как я, заброшенный сюда с земли, - сказал я и услышал плеск воды, доносившийся откуда-то справа. Ко мне на помощь спешил Лемар, вслед за ним бежали ещё несколько воинов из второго отряда барона Маторока. Лемар спотыкался, падал в грязную воду, вставал, снова бежал и снова падал.
        - Жив? Не ранен? - добежав, он осмотрел меня и, не увидев у меня никаких ран, посмотрел на убитого мною мага. - Сволочь! - Крикнул он и попытался ударить мага ногой, но стоя в воде по колено, сделать это было сложно и мой помощник промахнулся, после чего снова упал.
        Вскоре до нас добрались остальные солдаты барона и принялись вытаскивать из воды и тело мага, и Лемара. Лишившись сил, после преодоления природной полосы препятствий, мой помощник уже просто не смог самостоятельно вылезти из оврага. Пока выбирались, я всё время думал о том, что оказывается, далеко не все попытки перемещения были не удачными. Перемещение во времени да, вряд ли у команды профессора получилось, а вот перенос в другой мир, оказался вполне возможным. Знает он об этом или нет, не знаю, и узнать не смогу, но теперь буду знать, что я тут не один такой перемещенец.
        - Эрит, ты чего? Тебе этого мага жалко что ли? - Как только мы выбрались из оврага, у Лемара открылось второе дыхание и он, стал засыпать меня вопросами. Я далеко не все его вопросы слышал, лишь некоторые, большую часть воспринимал просто как фон, сопутствующий продолжающемуся ливню.
        - С чего ты взял, что мне его жаль?
        - Так у тебя выражение лица такое, словно ты близкого родственника только что потерял.
        - Тебе кажется, я просто устал, хочется залезть в кадку с горячей водой, а потом в кровать под толстое одеяло и чтоб никто не будил, пока сам не проснусь.
        - Это скоро сбудется, сейчас погрузим тело мага и его банды в телегу, и поедем назад. От Маторока мы не так уж далеко и отъехали, - успокоил меня Лемар, а самого до сих пор подтрясывало, то ли от дождя, то ли от адреналина, ещё бурлящего в крови после боя.
        - Ты можешь немного помолчать? Голова и так сейчас туго соображает, а тут ещё ты со своими вопросами.
        - Ну и ладно, не хочешь говорить и не надо, сам потом захочешь рассказать, а я слушать не буду, - пробубнил Лемар, обидевшись.
        В моей голове сейчас своих вопросов было гораздо больше, чем ответов на них. Почему этот перемещённый человек маг? Как он им стал? Получил способность при перемещении? Оно как то повлияло на организм, сделав из него мага? Почему тогда я такой способности не получил? Хотя если подумать, я тоже получил «плюшку» - невосприимчивость к магии, но тут сразу возникает другой вопрос - светящийся камешек лекаря в армейском лазарете? Он же вспыхнул и сразу погас, коснувшись моего тела, а это значит, что магию я как-то воспринимаю, но совсем не так, как другие люди. Я впитываю её и перерабатываю каким-то образом на благо своего организма, ведь мне тогда стало лучше. Если на эти вопросы я ещё мог как-то ответить, поговорив с магами академии, то с вопросом перемещенцев мне обращаться вообще ни к кому не стоит. Посадят потом в банку как жука и будут опыты проводить. Опять же, проблема с перемещенцами остаётся открытой - они тут ещё есть, а если есть, сколько и где?
        Когда я вернулся из мыслительных дебрей, увидел, что лес, в котором всё произошло, остался где-то далеко позади и с неба на голову теперь, уже больше не льётся вода как из ведра. Дорога, разумеется, ещё не успела подсохнуть, и наши лошади снова месили копытами грязь, проваливаясь иногда до колена в глинистую жижу. Лемар успокоился и теперь выглядел слегка подавленным, словно сейчас ехал не отдыхать в замок Маторока, а работать в третью смену после уже отработанной первой и второй. Мы во время нападения потеряли двух человек, ещё двое были легко ранены, но в целом все были довольны решением проблемы.
        До Маторока мы добрались только с наступлением темноты. Улицы после дождя были грязными и безлюдными, жители без надобности старались не выходить из дома в такую погоду. Замок Маторока в вечерних сумерках выглядел каким-то серым и мрачным, даже масляные светильники и факела никак не влияли своим слабым светом на его вид. В нескольких окнах, в основном верхнего этажа замка, был виден тусклый свет от свечей, обитатели замка ещё не спали, поэтому при нашем появлении они чуть ли не все вышли во двор, чтобы нас встретить. Барон Логран Маторок тоже вышел, чтобы встретить и лично убедиться, что маг убийца больше не причинит никакого вреда жителям не только его баронства, но и всех остальных баронств и центральной части королевства.
        - Который из них маг? - спросил Логран, посмотрев на тела убитых бандитов.
        - У левого борта, с оторванным от куртки рукавом, - пояснил я, не покидая седла. Честно говоря, у меня уже сил не осталось, чтобы слезть, было желание, чтобы меня сняли и перенесли куда-нибудь в тёплое и сухое помещение и там уложили спать. Логран всмотрелся в лицо мага, но так и не признал в нём никого из знакомых ему людей.
        - Сарок, ну-ка глянь, этот приходил в охрану проситься? - барон подозвал к телеге одного из стражников. В прошлый раз именно он разговаривал с наглым человеком, возомнившим, что может претендовать на место в охране замка.
        - Да ваша милсть, это он, - стражник узнал приходившего тогда человека, после чего вернулся обратно к воротам, откуда и пришёл по требованию своего хозяина.
        - Хорошо что я его не взял, как чувствовал что человек подлый. И ведь не сказал что маг, видимо знал о том, что я магам вообще не доверяю, все они поголовно сволочи, - Логран даже плюнул в тело убитого мага, показав этим, настолько он их ненавидит. Почему ненавидел, по какой такой причине, он не сказал. - Думаю, это дело нужно отметить, приглашаю, погостить несколько дней у меня. Нам есть о чём поговорить и что обсудить, тем более с «Наказующим» его величества.
        Я слегка удивился, услышав, кем меня считает барон Маторок. Он в этот момент увидел моё удивлённое выражение лица.
        - А ты что, думал, колечко с фамильным гербом короля всем подряд выдают? Я вообще первый раз в жизни это кольцо на твоём пальце увидел, до этого только слышал о существовании таких колец, - пояснил Логран и приказал слугам, снять меня с коня, видимо догадался, что у меня на это уже сил не осталось.
        Через приблизительно полчаса моя мечта сбылась, я залез в большую бочку с горячей водой. Рядом в такой же бочке, только размером чуть меньше, отмокал Лемар, продолжающий обижаться на меня из-за того, что я не стал отвечать на его бесконечные вопросы. Вытянуть ноги, мне размер бочки не позволял, но я и в таком положении согнув их в коленях, получал неописуемое удовольствие от нахождения в горячей воде, после целого дня проведённого под проливным дождём. Я даже в какой-то степени опьянел от этого, взгляд у меня стал каким-то затуманенным, о чём мне сообщил Лемар, посматривая на меня исподлобья. Вскоре он всё-таки не выдержал долгого молчания и снова стал задавать вопросы. Я в этот раз отвечал, только коротко, без подробных объяснений. О чём он меня спрашивал и что я ему отвечал, я не запомнил, моя память словно специально не загружала эту, не имеющую ценности информацию. Как и когда я вылез из бочки и как добрался до кровати, в моей памяти тоже не отложилось, видимо слуги Лограна меня уже спящего вынули и перенесли на кровать.
        - Эрит просыпайся!
        - Да чтоб тебя! - от громкого возгласа Лемара я чуть не свалился с кровати. - Ещё раз так заорёшь, дам по шее! - пригрозил я, на самом деле не собираясь этого делать, просто надо же было как-то остановить поток слов от отдохнувшего за ночь помощника. Он мою угрозу пропустил мимо ушей, продолжая делиться впечатлением, от пребывания в замке Маторока. Он, как оказалось, ещё никогда не был ни в одном из замков и сейчас его переполняли эмоции.
        Около кровати на стуле лежала моя одежда, приведённая слугами в нормальное состояние, то есть чистая, даже сапоги были начищены чуть ли не до зеркального блеска. Под непрекращающийся поток льющихся из Лемара слов, я не спеша оделся, а пока одевался, думал, как доказать графу, что проблемный маг точно убит. Я по идее должен, предоставить хоть какое-то доказательство, хоть он меня и не просил об этом. В голову пришла только одна мысль, как это сделать. Нужен художник, пусть нарисует портрет мага, а лучше два, для будущей картотеки графа. Он после подброшенной ему идеи с составлением картотеки, наверное, уже занялся сбором портретов магов, вот и добавит к ним этого, уже ликвидированного мага.
        - Эрит, а о каком кольце вчера говорил барон? - Лемар дошёл в своей болтовне до вчерашних слов Лограна.
        - Кольцо мне дал граф, на всякий случай, если нужно будет воспользоваться королевской властью. Я бы его и дальше никому не показывал, но время поджимало, нужно было срочно поговорить с Матороком, а стражник слишком въедливый попался, много вопросов задавал.
        Лемар при упоминании о большом количестве вопросов, принял это и на свой счёт, он тоже их много задавал и теперь, резко сбавил обороты. Вопросы, разумеется, продолжали сыпаться из него, но уже не как из «рога изобилия».
        - Господин Волар, - в комнате появился слуга, - господин Маторок приглашает вас отобедать с ним. - Господин Лемар, вы тоже приглашены, - сказал слуга, повернувшись к Лемару. Сам Лемар услышав это, пришёл в некоторое замешательство, к нему в первый раз так обратились и он не знал, как дальше себя вести при общении со слугами барона.
        - Обед - это хорошо, да Лемар?
        - Да.
        - Где нас ожидает Логран?
        - Я вас к нему провожу, идите за мной, - слуга, повернувшись вполоборота таким способом, пригласил следовать за ним.
        Через пять минут он привёл нас в довольно просторную комнату, где был накрыт стол на шесть персон.
        - А вот и наш герой! - навстречу мне шагнул Логран и, подойдя, положил руку мне на плечо. - Хочу познакомить тебя с моей семьёй, - слегка подтолкнув меня вперёд, он показал сначала на мужика лет сорока на вид. - Мой сын Тарон! Только что вернулся из соседнего королевства, вёл там торговые переговоры.
        Тарон кивнул, изобразив поклон, продолжая рассматривать меня. Я кивнул в ответ, в свою очередь, рассматривая его.
        - Моя старшая дочь Фиола, - Логран представил женщину внешне чем-то неуловимо похожую на него и лет на десять младше Тарона. Она, также изобразив поклон, внимательно меня рассматривала, я бы даже сказал, оценивая по какой-то только ей известной шкале хорошего и плохого.
        - А этот молодой человек тот самый Лемар, о котором я вам рассказывал. Молод и смел, почти как Эрит, - представил он своей семье моего помощника. Лицо Лемара покраснело от смущения, но он не забыл поклониться хозяевам замка. - Присаживайтесь, - Логран пригласил всех к столу. Сам он, как и положено, занял место во главе стола, по правую руку от него сел Тарон, по левую Фиола. Стол был круглый и получилось так, что моё место оказалось прямо напротив Лограна и через один пустующий стул от Фиолы. Лемар оказался между мной и Тароном. Я машинально посмотрел на никем не занятый стул и барон это заметил.
        - Внучка плохо себя чувствует, поэтому и не пришла, - пояснил Логран.
        Дальше разговор за столом во время обеда шёл, можно сказать, не о чём. Сначала сам Логран рассказывал, каким он в молодости был крутым парнем, потом к его рассказу подключился Тарон. Он тоже принялся, рассказывать о своих приключениях, связанных с дальними поездками по торговым делам. Фиола почти ничего не говорила, иногда смеялась, а иногда у неё подрагивала нижняя губа, когда в рассказе упоминалось что-то трагичное. Через некоторое время мне было предложено, рассказать что-нибудь о себе и о жизни в самом северном баронстве.
        - Мне рассказать вам почти нечего. На войне, это было около года назад, я был ранен, потерял слух, дар речи и что самое главное, я потерял память. Слух и способность говорить ко мне вернулись, а вот память нет. Так что я, как говориться, начал жить с чистого листа.
        - Ты успел побывать на войне!? - удивился Логран. Где, в каком сражении участвовал, кто был командующим? Голрад или Катнар?
        - Катнар, там мы с ним и познакомились, в лазарете, уже после сражения. Я тогда был похож на замотанную в ленты куклу, ничего не слышал и не мог говорить.
        - Это кажется было у западной границы, по слухам которые до нас дошли, то сражение войдёт в историю. Совсем небольшое войско под командованием графа Катнара, одержало победу над врагом, имеющим перевес вдвое больший, как в численности солдат, так и в магах. Моё войско отправленное королю, к сожалению, а может и к счастью, в том сражении не участвовало, оно оказалось под командованием Голрада.
        Чуть позже ещё немного поговорив о войне, барон попросил, рассказать о жизни на севере. Тут я уже мог хоть что-то рассказать, климатическое расположение баронства Волар было приблизительно равно расположению Санкт-Петербурга, только без Балтийского моря. Поэтому мне было можно даже немного приврать в рассказе, сопоставляя зиму там и здесь в этом мире. Условия жизни на севере семейству Маторок не понравились, им показалось, что там уж как-то слишком холодно. Здесь, в этом баронстве на юге королевства, было гораздо теплее, здесь даже снег зимой выпадал не каждый год.
        - Логран у меня к вам просьба, - закончив свой рассказ о севере, я перешёл к делу.
        - Всё что в моих силах. Чем я могу помочь?
        - У вас есть художник?
        - А зачем он тебе? - он сильно удивился вопросу.
        - Хочу заказать портрет.
        - Если не секрет, чей? - Маторок старший улыбнулся, бросив мимолётный взгляд на Фиолу.
        - Не секрет, мне необходим портрет убитого мага, - ответил я и увидел, как лица Лограна, Тарона и Фиолы вытянулись от удивления. Они видимо ожидали, что я попрошу портрет внучки барона, но никак не убитого мага. - И чем быстрее, тем лучше. Сами понимаете, труп ведь с каждым часом свежее не становится.
        При упоминании мёртвого мага, Фиолу начало тошнить и она, закрыв рот платком, быстро вышла из комнаты.
        - Извините, если я был слишком прямолинеен, не подумал, что ваша дочь так отреагирует.
        - Ничего страшного, бывает. Я пошлю кого-нибудь за художником, к вечеру получишь портрет, только я не понимаю, зачем он тебе?
        - Для отчёта, - пояснил я коротко. Для какого отчёта и перед кем, уточнять не стал, посчитав это не обязательным. Разговор за столом вскоре как-то затих сам собой, желание говорить у Лограна пропало, ну, а у меня его и до этого не было. Я вообще предпочитал молчать, но приходилось хоть что-то говорить, для поддержания разговора.
        Через некоторое время обед подошёл к завершению и все разошлись кто куда. Мы с Лемаром вышли во двор, подышать свежим воздухом, а если точнее, то просто ушли ото всех на некоторое время, чтобы поговорить без лишних ушей.
        - Эрит, ты как хочешь, а мне этот Маторок не нравится. Если ты делаешь не то, чего он от тебя ожидает, можешь стать врагом, - высказал своё мнение о бароне мой помощник.
        - Ничего удивительного, он привык получать то, что хочет и злится, когда этого не получает. Барон ещё тот лис, с ним нужно быть осторожнее, лишнего не говорить и ничего конкретного ему не обещать.
        - Так ведь я не обещал, я вообще за столом не сказал ни слова, - удивлённо сказал Лемар.
        - Вот и молодец, больше молчишь - дольше живёшь. Как только получим портрет, сразу домой, точнее, к графу. Нужно перед ним отчитаться о проделанной нами работе.
        Глава 11
        Художник нарисовал мне портрет мага обычным угольком, так было быстрее, в цвете он мне был совсем и не нужен, главное чтобы было узнаваемо. Сразу после этого барон приказал, сжечь трупы мага и его команды.
        - Господин Маторок, к сожалению, мы не можем остаться у вас ещё на пару дней, как вы предложили, - получив портрет, я подошёл к Лограну, чтобы попрощаться и покинуть его замок, а потом и город.
        - Может всё-таки, задержитесь? Куда так спешить, тем более уже вечер, скоро совсем стемнеет, - барон стал, уговаривать меня остаться.
        - Нет, нас ждёт его сиятельство граф Катнар и нам не стоит просто так прохлаждаться, ему это может не понравиться, - на уговор я не поддался.
        Через несколько минут мы с Лемаром покинули замок гостеприимного барона и, закупив продуктов на два дня в первой же попавшейся нам лавке, отправились в Каболар. Граф нас, разумеется, ждал, но это не означало, что у нас было какое-то ограничение по времени, мы могли спокойно отдохнуть ещё несколько дней, вот только не у барона в гостях.
        - Надеюсь, граф не заставит нас сразу же отправиться в погоню за другим тёмным магом, - сказал я, посмотрев на оставшийся позади город.
        - А мне всё равно, отправит или нет, я не устал, да и попутешествовать ещё пока хочется, - Лемар тоже обернулся, посмотрев на город, постепенно исчезающий в вечерних сумерках. - Что я видел за свою жизнь, до того как меня нашёл граф? Каболар, пару деревень около него и всё! Хочу увидеть как можно больше и в других королевствах, я тоже хочу побывать.
        - У тебя слишком много - хочу.
        - А это что, плохо? Ты сам что, совсем ничего не хочешь?
        - Я пока об этом не думал, я просто живу, а куда меня кривая дорога выведет, никто не знает.
        - Но ведь ты всё равно чего-то хочешь, строишь ведь какие-то планы на ближайшее будущее?
        - Да, есть некоторые планы, но не уверен, что даже их удастся осуществить. Темнеет быстро, нам нужно найти место для остановки на ночь, - я сменил тему и пришпорил коня.
        Минут через двадцать мы нашли подходящее для ночлега место. Небольшая поляна, зажатая между двух невысоких холмов, отлично подходила для остановки на ночь. Свет от костра будет виден только с двух сторон, а холмы ещё и от ветра нас защитят. Странное поведение барона Маторока сделало из меня параноика, мне стало казаться, что за нами следят и ночью на нас обязательно нападут. Первым ночью заставил дежурить Лемара, он, правда, этому немного сопротивлялся, уверяя, что теперь опасаться нечего, мага мы убили. Мои доводы о том что опасаться стоит не только людей, но и диких зверей, были убедительными и заставили его насторожиться.
        - Собачку барона помнишь? А ведь она где-то в этих краях бегает, - напомнил я о нападении этого пса на него. После такого напоминания, он зарядил арбалет и положил его рядом, а чуть позже с другой стороны от себя положил и свой меч.
        Несмотря на все мои опасения, ночь прошла спокойно, правда, мы оба не выспалась, но это уже мелочь. Лемар всё утро ворчал как старый дед, заявляя, что зря боялись, собака, скорее всего, уже сдохла или её кто-то съел из тех, кто оказался сильнее.
        - Если здесь водится кто-то сильнее собаки, тогда тем более на ночь охрану выставлять надо! - сказал я и всё-таки, выдал ему подзатыльник, чтобы старших слушался и не ворчал.
        Следующие два дня никаких значимых событий не принесли, мы ехали, останавливались на привал, потом снова ехали и снова останавливались. Ночевали под открытым небом, я не хотел заезжать в какую-нибудь деревню, чтобы снять там комнату, мания преследования ещё не прошла.
        - У нас еда закончилась, - сказал Лемар, достав из сумки последние четыре сухаря и небольшой кусок солёного сала.
        - Не страшно, до Каболара осталось полдня пути, перетерпим как-нибудь. Доедем и нормально поедим в первой же таверне, или в какой скажешь, ты город всё-таки лучше меня знаешь.
        - Тогда сразу поедем в таверну «Уставший путник», там делают такие вкусные колбаски, что только от одного запаха слюной захлебнёшься.
        - Пробовал?
        - Что?
        - Слюной захлебнуться?
        - Да, ну тебя, я серьёзно, а ты издеваешься. О, впереди навстречу кто-то скачет, быстро, словно за ним гонятся! - Лемар показал на дорогу и даже привстал в стременах, чтобы лучше рассмотреть. Я не вставал, мне и так было хорошо видно, что за этим всадником никто не гонится, скорее всего, это просто чей-то посыльный, спешащий по поручению своего хозяина. В итоге мы оба не угадали, всадником вообще оказалась девушка, одетая в мужской костюм.
        - Ничего себе! - удивился Лемар, когда девушка «пролетела» между нами на большой скорости.
        - Может, случилось что? - предположил я, увидев не вполне обычное для девушек этого мира поведение. - Рот закрой, - посоветовал я Лемару, - ты что девушек в седле никогда не видел? До города осталось всего ничего, поехали или ты уже есть не хочешь?
        - Хочу, и не только есть, а ещё пить и спать, а девушку верхом, да ещё и в мужском костюме, я действительно увидел впервые. Они же всегда в платьях, а в платье нормально верхом не сядешь, только боком. Правда, я сам этого не видел, мне рассказывали.
        Приблизительно через час мы наконец-то добрались до столицы и Лемар, сразу повёл меня в таверну «Уставший путник», чтобы попробовать их фирменные колбаски. Таверна находилась почти в центре города и цены там, мягко говоря, сильно кусались. За две порции жареных колбасок, я заплатил серебряную монету, а это было дорого даже по столичным меркам.
        - Лемар, я вот не могу понять, если эти колбаски, надо признать очень вкусные, стоят так дорого, как ты их мог здесь попробовать?
        - А я их никогда и не пробовал, я просто один раз проходя мимо, запахи нюхал, - пояснил мой помощник, закидывая в рот последнюю колбаску. Я мысленно посмеялся над собой, Лемар можно сказать, «развёл» меня на эти колбаски. Зная, что кухня в этой таверне очень дорогая и у него не хватит денег (а их у него уже вообще не осталось ни монеты), чтобы купить желанные колбаски, он привёл сюда меня, ведь я обещал, что накормлю. Все свои деньги парень потратил всего за один раз, заплатив за комнату с обедом и ужином. Я на него за такой наглый развод даже не обиделся, каждый выживает, как может, ему сложнее, он не барон.
        - Ну, что, наелся? - спросил я, когда он проглотил последний кусочек и с осоловевшими глазами от переедания, отодвинулся от стола.
        - Мне кажется, последняя колбаса уже была лишней, я основательно объелся, даже встать не смогу.
        - Придётся постараться, время близится к вечеру, а ночью его сиятельство лучше не беспокоить. Вставай - Обжора! - Я слегка подтолкнул его, заставляя, выбраться из-за стола. Как только мы оба встали, сзади послышался возглас.
        - Кого я вижу! Это же сын самого бедного барона во всём королевстве! - за столом расположенном у стены сидела компания местных мажоров, один из них своим возгласом привлёк внимание своих друзей ко мне. - Я же тебе ещё в прошлый раз сказал, чтобы ты больше никогда в Каболар не приезжал. Видимо до тебя плохо доходит, ну, ничего, сейчас объясню ещё раз, - говоривший выбрался из-за стола и направился к нам. Его друзья тоже встали вслед за ним, но остались стоять, за ним не пошли, видимо решили, посмотреть со стороны, что будет. - Ты как предпочитаешь, чтобы я тебе прямо здесь объяснил или - договорить он не успел, я правой заехал ему под-дых, а левой пробил в челюсть. Бил сильно, так как таких в конец оборзевших людей никогда не любил, к тому же сразу вспомнил, что из-за одного такого, я как раз сюда и попал. После моего дуплета, он отлетел назад и упал под ноги своих друзей.
        - Ещё болтуны есть? - спросил я, резко выдёргивая меч из ножен. Лемар через секунду достал свой меч. Друзья наглого человека, приблизительно моего возраста, посмотрев на своего товарища, продолжающего лежать без движения, промолчали. - Ну, если нет, мы тогда пошли, некогда нам! - вложив меч обратно в ножны, я подтолкнул Лемара к выходу, и мы вышли.
        - Это кто?
        - Откуда я знаю, они видимо меня с кем-то спутали, идём, нечего здесь стоять. Их товарищ сейчас очнётся, позовёт стражу и мне снова придётся светить кольцо, а я этого не хочу, - я, конечно же, сразу догадался кто это, мне Чарес рассказывал, как настоящий Эрит однажды с кем-то здесь подрался. Сейчас мы как раз с ним и встретились. Этот тип, решил, избить Эрита ещё раз, но круто просчитался, того Эрита больше нет, а со мной драться опасно, я - Берсерк!
        Минут через пятнадцать мы с Лемаром доехали до уже известного нам здания, где находился рабочий кабинет Катнара. У входа сейчас стояли два охранника, а не один как в прошлый раз. Привязав коней у расположенной рядом коновязи, мы подошли к охранникам.
        - Его сиятельство сейчас здесь?
        - Да, только приказано его не беспокоить, завтра приходите.
        - Дело важное, до завтра не подождёт. Передайте его сиятельству, что к нему Эрит Волар. Если и после этого он перенесёт встречу на завтра, так тому и быть.
        Ни один из охранников в ответ даже не пошевелился, они продолжали выполнять приказ графа - не беспокоить его. Пришлось показать им кольцо, так как дело хотелось, завершить сегодня, чтобы потом, со спокойной совестью идти спать. Колечко произвело ожидаемый эффект, нас даже пригласили зайти в здание, чтобы мы не стояли у входа, изображая просящих.
        Не успели мы присесть в шикарные кресла, стоявшие в коридоре, как появился слуга графа и пригласил следовать за ним. Вскоре он привёл нас в совсем другой кабинет, не тот, где мы разговаривали с графом в прошлый раз. Этот кабинет был заметно меньше и как-то уютнее.
        - Добрый вечер ваше сиятельство, - войдя, я поздоровался.
        - Это как посмотреть, - граф находился в плохом настроении и что-то читал, когда мы с Лемаром вошли. - Как успехи? Решили проблему?
        - Да ваше сиятельство, вот портрет того мага, - я протянул ему скатанный в трубочку лист. Граф удивился такому подходу к делу и, развернув лист, посмотрел на портрет ликвидированного нами мага.
        - Молодец что догадался сделать портрет, надо будет показать нашим магам в академии, может, признают в нём кого-то. Как там Маторок? Не помер ещё старый интриган?
        - Вполне себе здоров, как и его немногочисленное семейство.
        - Это сейчас немногочисленное. Если мне память не изменяет, у него было два сына и две дочери, старший сын и младшая дочь погибли при пожаре. Ходили слухи, что это был поджог, но доказательств тогда не нашли. В прошлом году умер его зять, так что семья у него уменьшается с каждым годом, - граф свернул портрет и бросил его на стол.
        - Что-то случилось?
        Небольшая семейная проблема, зовётся она - Амелия. Это дочь моей сестры, то есть моя племянница. Из дома сбежала, сестра, разумеется, умоляет меня найти её и вернуть домой, а где искать, я даже понятия не имею. Всех её друзей и знакомых уже спрашивали, никто не знает, где она.
        - Если вам будет интересно, мы неподалёку от города встретили девушку, поскакала мимо нас на коне в сторону Маторока.
        - Как выглядела, во что была одета? - Граф даже привстал с кресла, услышав это.
        - Волосы темные длиной до лопаток, на ней был чёрный мужской костюм из кожи, на поясе кинжал, к седлу привязана сумка. Больше ничего толком рассмотреть не успели.
        - Это она! Когда вы её видели?
        - Приблизительно немного после полудня, мы только к городу подъезжали в этот момент.
        Граф встал и быстро вышел, оставив нас в кабинете одних. Через пару минут мы услышали топот солдатских сапог, лошадиное ржание и стук копыт по брусчатке.
        - Найдут, потом лично высеку! - с этими словами граф вернулся в кабинет и занял прежнее место в кресле. - Спасибо за помощь, в долгу не останусь. Вот вам от его величества награда за мага, - он достал из ящика стола туго набитый монетами кожаный мешочек и положил передо мной, - бери, пока я не передумал и себе не оставил!
        Я взял, зачем же от денег отказываться, тем более, если они честно заработанные.
        - У меня есть смесь трав, тех, что ты в прошлый раз заваривал, приказать, чтобы заварили? - Спросил граф заметно повеселев, после того как узнал, где теперь искать свою племянницу.
        - Не откажусь, ужин запить не помешает, - я согласился, подмигнув Лемару. Мой помощник вёл себя сейчас немного странно, ничего не говорил и не улыбался. Когда вставал граф, он тоже вставал в отличие от меня. Мне по этому поводу граф замечаний не делал, а это означало, что он мне это позволял или ему вообще было, на это плевать с высокой башни. В другой обстановке, допустим, если бы мы с ним встретились в каком-нибудь другом месте, где было бы много людей я, разумеется, проявил бы максимум уважения. Одним словом я повторял бы все действия других людей, при их встрече с ним. Граф позвонил в колокольчик, вызывая слугу и, когда он появился, приказал, заварить полюбившийся ему травяной чай, с учётом на троих.
        - Ваше сиятельство, мага мы нашли, ликвидировали, теперь нам что делать?
        - Пока ничего, можете отдыхать, мне необходимо собрать некоторую информацию о другом тёмном маге. На это потребуется дней десять, мои гонцы летать, к сожалению, не умеют, а жаль, могли бы сэкономить нам много времени. Если не ошибаюсь, до Волара не так уж и далеко, дня два пути. Пришлю за тобой гонца, когда ты мне вновь понадобишься. Я оставлю вас ненадолго, - о чём-то вспомнив, граф встал и быстро вышел из кабинета.
        - Лемар, у тебя что живот после колбасок прихватило? - я решил, выяснить, что сейчас происходит с моим помощником.
        - А ты ничего не слышишь? - он заставил меня прислушаться к звукам, доносящимся с улицы сквозь приоткрытое окно. На улице кто-то ругался с охранниками графа, настаивая на том, чтобы его немедленно пропустили к нему.
        - Ругается там кто-то и что?
        - Дело касается недавней драки в таверне «Уставший путник», судя по крикам, это отец того кому ты дал в морду. Пришёл жаловаться не к начальнику городской стражи, а сразу к графу, да ещё и настаивает, чтобы его пропустили. Если у него хватает на это наглости, значит он не простолюдин, - Лемар хотел ещё что-то сказать, но не успел, вернулся граф.
        - Эрит, ты, где в Каболаре остановился?
        - Нигде, не успел ещё комнату снять, а что?
        - Может ко мне? Посидим, поговорим.
        Только я открыл рот, чтобы попытаться, вежливо отказаться от его предложения, появился слуга.
        - Ваше сиятельство, внизу казначей, требует, чтобы его пропустили к вам.
        - Что ему от меня нужно?
        - Точно сказать, не могу, дело касается его сына, его кто-то избил.
        - Так пусть к начальнику стражи идёт, я-то тут причём?
        - Начальника сейчас нет в городе, поэтому он пришёл к вам. Пропустить или как?
        - Ладно, веди этого крикуна сюда.
        Слуга вышел, оставив нам чайник, три чашки и горшочек с мёдом.
        - Разливай, чего сидишь? - Граф заставил меня, разливать травяной чай по чашкам. Как только мы успели сделать по глотку, вернулся слуга.
        - Ваше сиятельство, к вам королевский казначей Шернон, - доложил слуга и сделал шаг в сторону, чтобы пропустить казначея. Казначеем оказался невысокого роста толстяк лет пятидесяти. Его лицо было красным от возмущения и долгих споров с охраной.
        - Ролан, только без крика, что произошло в этот раз? - спросил граф, не выпуская чашку с ароматным чаем из рук.
        - Ваше сиятельство, это просто неслыханно, моему сыну сломали челюсть прямо в таверне, куда смотрит стража? Хозяин делает вид, что не видел как это произошло и якобы не знает того бандита, который ударил моего сына! - в конце гневной речи казначей всё-таки перешёл на крик.
        - От меня то ты чего хочешь?
        - Я прошу, нет, я требую, чтобы сменили начальника стражи, а хозяина таверны посадили в тюрьму!
        - Это всё?
        - Да!
        - Хорошо, как только вернётся Бротар, попрошу, чтобы разобрался в этом деле.
        - Начальник стражи Бротар не способен в этом разобраться, он ничего не делает, только денег постоянно просит. Хочется, спросить, за что ему платить? На улицах полный бардак, людей начали избивать прямо в тавернах, да ещё и находящихся в центре города, а там недалеко и до королевского дворца. Вы совсем не беспокоитесь о безопасности его величества.
        - Шернон, ты понимаешь, с кем ты сейчас разговариваешь? - граф отставил пустую чашку и встал. - Я тебя сейчас заменю на другого казначея, а не начальника стражи! Мне вообще нет никакого дела до твоего сына, который задирается на каждом углу. Сколько он уже горожан за последний год покалечил? Подсказать? Я сказал Бротар приедет и разберётся, всё! А сейчас иди отсюда, пока я действительно не поменял казначея!
        Казначей даже присел, после того как граф на него прикрикнул. О том чтобы продолжить, что-то от него требовать, уже и речи не было. Отступая назад от рассерженного графа, Шернон добрался до двери и вышел, быстро закрыв её за собой.
        - Как он мне уже надоел со своим сыном, - проговорил граф и, повернувшись ко мне, спросил, - о чём мы говорили?
        - О том что уже ночь, - я постарался не напоминать о приглашении к нему в гости. Желания провести ночь, находясь фактически у него под допросом, у меня не было, а продолжительный разговор с графом, именно так и выглядел. Граф хотел мне, что-то сказать, но тут вновь появился слуга и, подойдя к нему, что-то шепнул на ухо.
        - Точно?
        - Да ваше сиятельство, - подтвердил слуга.
        - Кажется, наш разговор откладывается на некоторое время. Я пришлю за вами человека, когда вы оба мне снова будете нужны.
        Я с облегчением выдохнул, допроса сегодня не будет. Поднявшись с кресла, посмотрел на Лемара, тот после крика казначея и потом уже графа, сидел, ни жив, ни мёртв.
        - Лемар, не спать! Нам пора, - отобрав у него, пустую чашку, помог ему встать и аккуратно вытолкал в коридор. - До свидания ваше сиятельство, - я попрощался и тоже вышел из кабинета. - Лемар очнись, ты чего?
        - Мы избили сына казначея, что теперь с нами будет?
        - Не мы, а я и не думаю, что что-то с нами сделают. Насколько я понял, Шернон тоже барон, всё чего он сможет добиться, это - вызвать меня на дуэль. Я же никого не убил, дать по роже считается оскорблением.
        - Откуда ты знаешь?
        - Ты забыл, кто я? Идём, я тебя до дома провожу.
        За то время что мы находились у графа, наши кони никуда не делись, мало того, какой-то заботливый слуга графа успел их накормить и напоить. Об этом свидетельствовали пустые ведра, оставленные у коновязи и остатки овса под ногами коней.
        Ночные улицы Каболара не были пустыми, даже ночью тут продолжала бурлить жизнь. Работали дворники, подметая брусчатку, золотари вывозили собранный ими с улиц конский навоз, по улицам прогуливались горожане, наслаждаясь вечерней прохладой. Лемар немного воспрянул духом, ведь всю ответственность за драку я взял на себя, а не переложил на плечи простолюдина.
        Через некоторое время мы доехали до его дома, и он стал извиняться, что не может, предложить мне остаться на ночь у него в гостях. В той маленькой комнате, которую снимала его семья, даже двоим было бы тесно. Понимая это, я и не напрашивался.
        - Я предпочитаю просторное помещение, с широкой кроватью, камином и большим столом, заставленным всякими вкусностями, так что переночую в таверне, но поздороваться с твоими родственниками всё же зайду.
        - Мам, открой, это я, Лемар! - он постучал в дверь. Через несколько секунд послышались торопливые шаги, стукнул засов и дверь открылась. На пороге появилась женщина средних лет и с возгласом - Лем, мой мальчик! - прижала его к себе. - Ма, ну, хватит, - он ловко вывернулся из её объятий. - Мам, познакомься, это барон Эрит Волар, - представил он меня. Женщина удивлёно посмотрела на меня, потом на Лемара, а потом снова на меня.
        - Добрый вечер! Рад нашему знакомству, - я подошёл ближе, чтобы меня было лучше видно в темноте. - Лемар, а как зовут твою маму?
        - Лирита, - ответила она, опередив сына. - Проходите, незачем на улице стоять, - она отошла от двери и принялась чиркать огнивом, чтобы зажечь свечу.
        - Не стоит беспокоиться, я просто вашего сына до дома проводил, в гости к вам завтра загляну, если, конечно, Лемар не передумал, погостить у меня некоторое время.
        Поднявшись в седло, я помахал рукой на прощанье и поехал, искать себе комнату. Объехал шесть постоялых дворов, но ни в одном свободной комнаты для меня не нашлось. Решил, попытать счастья в центре города, там были только таверны, где на вторых этажах зданий хозяева сдавали комнаты, правда, цены там, мягко говоря, были совсем не скромные. Я сейчас был уставшим и хотел спать, поэтому был согласен на любую цену, тем более что деньги у меня оставались, а граф ещё дал.
        Как по закону подлости, комната нашлась именно в той таверне, где несколько часов назад я дал в морду одному зарвавшемуся аристократу. Хозяин заведения меня, разумеется, сразу узнал и даже сделал небольшую скидку, шепнув что, я правильно поступил. Эта компания во главе с сыном казначея ему уже изрядно подпортила репутацию, постоянными нападками на посетителей. Цена за комнату с учётом скидки, составила четыре серебряных монеты, это было очень дорого, но комната того стоила. Чистая, с хорошей мебелью, в окне витраж, в углу небольшой камин, пол застелен толстым ковром, на столе корзина с грушами, они уже входили в стоимость. Широкая кровать была застелена новым постельным бельём, а подушки набиты гусиным пухом. Одним словом не комната, а сказка, если сравнить с теми, в которых нам с Лемаром приходилось ночевать.
        Время близилось к полуночи, несмотря на это, мне принесли ужин, всё те же жареные колбаски, что мы уже ели на обед. Я не стал отказываться, так как ужин и завтрак тоже входили в стоимость. Вместе с ужином принесли большой кувшин с тёплой водой, тазик, мыло - твёрдое (до этого мне встречалось только жидкое) и большое полотенце.
        Сбросив с себя всю одежду, я помылся стоя в тазике, немного не удобно, но тоже сойдёт. Завернувшись в полотенце сел ужинать, но все шесть колбасок не осилил, оставил пару. Взяв грушу на десерт, с наслаждением прилёг на кровать и почти мгновенно провалился в сон, продолжая держать в руке сочный фрукт.
        Разбудил меня стук в дверь, одна из служанок принесла завтрак.
        - Входи, открыто! - сказал я, и сев на кровати, с удивлением посмотрел на частично раздавленную грушу в руке.
        - Доброе утро, - служанка прошла к столу, поставила поднос с завтраком и, забрав вчерашние колбаски, ушла, пожелав мне приятного аппетита.
        - А не такое уж здесь средневековье и тёмное, гостиничный сервис присутствует, - подумал я и стал, одеваться.
        На завтрак была яичница с беконом, ещё горячий хлеб и бутылка столового вина. Яичница с беконом пошла на ура, а вино оказалось разбавленным, я даже не опьянел, выпив полбутылки. После такого завтрака мне вновь захотелось прилечь на кровать. Понимая, что если сейчас прилягу, я снова засну, решил, прогуляться по городу, возвращаться в Волар хотелось с подарками, а не с пустыми руками. Перед выходом решил, посчитать, на что могу рассчитывать в плане денег. Высыпал на стол всё оставшееся серебро, пересчитал, осталось тридцать одна монета.
        - Не разгуляешься, - подумал я и высыпал монеты из того мешочка что вчера дал мне граф. - Ух, ты! Золото! - Я пересчитал золотые монеты. Их было ровно пятьдесят. - Король, оказывается, хорошо оплачивает такие специфические услуги! Интересно, это всё только мне или на двоих? С учётом того, что я барон, правда, если разобраться то - баронет, но все считают и называют бароном, и то, что основную часть работы выполнил я, оплата идёт мне. Лемар лишь помощник, стало быть, по идее тоже должен получить несколько, вопрос - сколько? Он простолюдин, много давать нельзя, узнают, меня потом аристократы уважать не будут или же посчитают идиотом, транжиром и другими персонажами недалёкого ума. Не поделиться, я не могу, совесть не позволяет. Думаю, десять монет ему будет достаточно, это по местным меркам просто немыслимая сумма для простолюдина, за не такую уж и сложную работу как осмотр аур. И так, остановимся на десяти золотых, - я наконец-то определился с долей Лемара и, отложив его деньги в один мешочек, в другой ссыпал свои.
        Через несколько минут я уже шёл по улице и разглядывал вывески местных торговых лавок. Оружейные и ювелирные меня не интересовали, оружия у отца и так полно, а кольца, серьги и всякие там другие украшения мне сейчас просто некому дарить, не Кельне же, меня не правильно поймут, если что-то подобное подарю. Я ей лучше красивый платок подарю, меньше вопросов потом будет. Отцу нужно подарить что-то такое, чего у него точно нет, но что? - Рассматривая вывески, я не мог определиться, пока не увидел вывеску стекольщика. На ней были изображены бутылка, маленький флакончик и окно. Новар страдал слабым зрением и если подарить ему очки, он будет этому рад. Определившись с подарком для Новара, я зашёл в лавку.
        - Что угодно молодому господину? - навстречу мне из подсобки вышел видимо хозяин, так как одет он был достаточно хорошо для обычного горожанина. Минут десять я объяснял этому продавцу мелкой стеклянной посуды, что мне конкретно он него нужно и он в итоге понял. - У меня есть нечто подобное, продать не могу, но покажу, если вам понравится, сделаю точно такую же штуку.
        Через несколько минут он принёс мне обычную лупу, прикреплённую к обручу, который надевался на голову.
        - Такую конструкцию не нужно, а вот пару таких стёкол я бы купил, только вы их сточите так, чтобы не совсем круглыми стали, - увеличительное стекло было не сильное, для очков должно было подойти. О каких-то там диоптриях и речи не шло, всё делалось на глаз, причём в данном случае на один - ювелира. Есть в Каболаре один старый ювелир, которому это увеличительное стекло ощутимо упрощало работу, так как он без него уже не видел, что делает.
        - Когда мне зайти за стёклами? - мне не хотелось бы из-за этих стёкол, застрять в городе на несколько дней и я был готов, заплатить вдвойне за срочность.
        - К полудню, думаю, успею сточить, - обрадовал меня стекольщик.
        - Отлично, тогда не буду тратить ваше время, в полдень мы снова встретимся.
        Сделав заказ, я направился в гости к Лемару, так как обещал, что приду. Подарки для Чареса и Кельты подберём с ним, может быть, он подскажет что-то дельное. По пути к нему, заглянул к булочнику и купил десять небольших булочек политых мёдом, я же в гости шёл, не с пустыми же руками идти. От лавки булочника до дома моего помощника было не далеко и через несколько минут, я уже постучал в дверь их дома. Открыл мне её сам Лемар и пригласил войти.
        Комната, в которой проживала его семья, в самом деле, была очень маленькой, приблизительно квадратов пятнадцать не больше. Основную часть этой комнаты занимали четыре кровати, ещё был небольшой стол у окна, выходящего во двор и две табуретки около него, почему только две не понятно, видимо обедали они по очереди.
        - Привет соня! Как спалось дома?
        - Плохо, всю ночь ждал появления той компании во главе с сыном казначея. Мать тоже не спала, после того как я рассказал ей о драке в таверне.
        - Да наплюй ты на них, ты то тут причём?
        - Тебе хорошо говорить наплюй, ты барон, а я из черни, меня стражники защищать, так как тебя, не будут.
        - Если уж ты настолько опасаешься их мести, переезжайте в другое место, может быть и комната размером больше найдётся.
        - Для этого деньги нужны, а у нас их осталось всего ничего, хорошо, если на еду ещё на месяц хватит. Сестрёнки подрастают, им одежда нужна, а у меня теперь ещё конь есть, графский, его тоже кормить надо. Мать пошла на рынок, купить чего-нибудь из еды, скоро должна вернуться, так что мне угостить тебя пока нечем.
        - Какое ещё угощение, это я вас угостить хочу, вот, держи, - я поставил на рядом стоящий табурет корзинку с булочками, - это вам! Сам я с утра настолько плотно позавтракал, что, наверное, до ужина проголодаться не должен, - сделав шаг к столу, я присел на второй табурет, после трёх часового гулянья по городу, мои ноги просили передышки. - А сёстры у тебя где?
        - Во дворе коня караулят, чтоб не убежал, он правда и так никуда не денется, но для них хоть какое-то занятие, пока мать не пришла, - Лемар выглянул в окно, убедиться, что они сейчас там и ничего с ними не случилось. Только он отошёл от окна, вернулась его мать, в её в корзинке лежали такие же медовые булочки, какие принёс я.
        - Здравствуйте ваша милость, я вам тут бу, - она запнулась, увидев мою корзинку.
        - Ничего страшного, побалуете ваших девочек. Лемар здесь твоя доля, - я положил рядом с корзинкой мешочек с монетами.
        - Мне же уже заранее заплатили? - удивился он, как-то недоверчиво посмотрев на мешочек.
        - То был аванс, а это основная часть.
        Лемар развязал стягивающий горловину мешочка шнурок и высыпал монеты на ладонь. Его глаза резко приобрели опасную выпученность, и он хриплым голосом прошептал, - золото!
        - Ну, да, золото, его величество хорошо оплатил наши услуги. Мы с тобой очень ценные личности, но это не означает, что теперь можно задирать нос. Чем меньше людей знает о том, чем мы занимаемся, тем лучше для всех, в том числе и для твоей семьи. Я бы вообще посоветовал вам, куда-нибудь переехать, подальше от Каболара. Могу предложить, переехать в Волар, - мысль перевести семью Лемара к себе, то есть в замок барона Волара, пришла мне в голову только что. Там им реально будет безопаснее, они будут находиться под круглосуточной защитой, да и лишние рабочие руки в баронстве совсем не помешают.
        - А это где? - спросила мать Лемара, сразу же уцепившаяся за предложение, сменить место жительства.
        - А Лемар, что разве обо мне ничего не рассказывал?
        - Нет, он вчера, как только пришёл, сразу спать завалился, - попыталась она скрыть то, что всю ночь не спали.
        - Это баронство находится у северной границы королевства, там немного холоднее, чем здесь в Каболаре, но жить вполне даже можно. Подумайте над моим предложением, времени у вас на это не очень много, вечером я планирую, выехать домой. Уехал бы раньше, но я тут один заказ ожидаю, как только он будет готов, так сразу и поеду. Лемар ты если сейчас не сильно занят, я бы хотел, чтобы ты мне помог в одном деле. Поможешь?
        - Всё что попросишь, попросите, ваша милость, - он расплылся в улыбке. Жизнь семьи моего помощника после получения им десяти золотых монет, резко изменилась в лучшую сторону.
        Через некоторое время мы шли по городу, и он показывал мне, где я могу купить подарки для Чареса и Кельны. Красивый платок для Кельны я купил в первой же лавке, а вот с подарком для Чареса вышла заминка, мы с Лемаром даже вдвоём не могли определить, что купить. Чарес человек непритязательный, ему почти ничего не нужно, была бы крыша над головой, хороший меч и надёжный доспех, остальное не так уж и важно. Через час блуждания, я наконец-то определился с подарком и купил для него новый доспех, а потом такой же купил и себе. Доспех представлял собой кожаную безрукавку, где между двух слоёв кожи были вшиты пластины из оружейной стали. За счёт жёсткости металла пластины сделали тоньше, соответственно уменьшился вес доспеха приблизительно вдвое, по сравнению с доспехом из обычного железа. А ещё мне понравился внешний вид и возможность присоединить к безрукавке другие бронированные детали, такие как наплечники, кольчужные рукава, налокотники, наручи и перчатки. Всё это я покупать сейчас не стал, купил только перчатки, не на войну же идти собираюсь, мне для дела скорость важна, а не танковая броня.
        Завершив с этим делом, отправил Лемара домой, вместе с подарками, а сам пошёл, забирать линзы для будущих очков. Саму оправу планировал заказать у ювелира, которому стекольщик изготовил лупу.
        Процесс изготовления очков для Новара затянулся часа на четыре, но конечный результат меня порадовал. Ювелир сделал именно то, что мне было нужно. С виду вполне обычные очки в золотой оправе, но с учётом развития этого мира, это уже технологический прорыв, ювелир даже себе такие очки захотел сделать.
        Вскоре я добрался до дома Лемара и увидел там занимательную картину, попытку переехать жить в другое место со всеми вещами и мебелью, которая имелась в их доме. Всё добро они уложили в обычную телегу, в которую впрягли коня, выданного Лемару графом.
        - Мы так и за месяц до Волара не доберёмся. Возьмите только одежду и еды на два дня, а вместо телеги, ещё одного коня под седлом. Поедем верхом, так быстрее.
        Мать Лемара колебалась, глядя на телегу, где лежали детские кровати, стол и два табурета, но потом, признав, что это совсем не ценность, велела сыну выбросить всё. Телегу вернуть соседу и купить лошадь с седлом.
        - Ну, вы тут готовьтесь пока, я в таверну схожу, своего коня возьму и старую броню, не выбрасывать же хорошую вещь.
        Минут через сорок я вернулся к дому Лемара, купив по пути продуктов на всех с учётом на три дня. Было у меня подозрение, что мать Лемара сэкономит и купит минимум, потому что они привыкли, есть мало, из-за отсутствия денег в доме.
        - Вот теперь другое дело! - сказал я, увидев, что мать Лемара для поездки верхом переоделась в мужскую одежду, видимо ранее принадлежавшую её мужу. - Отряд, по коням!
        Через пару минут мы смогли наконец-то выехать в Волар. Лемар ехал, посадив перед собой старшую сестру, младшая сидела перед мамой и смотрела по сторонам широко открытыми глазами.
        Приблизительно через полчаса мы миновали городские ворота и, добравшись до первой развилки, повернули на север.
        Глава 12
        Ехать быстрее у нас никак не получалось, мать Лемара в седле держалась почти как я в первый раз, то есть как мешок, с известно чем. Плюсом к этому с нами ехали дети, на удивление оказавшиеся очень терпеливыми и совсем не капризными. Несмотря на все сложности, за приблизительно четыре часа до наступления темноты, мы достаточно далеко отъехали от Каболара. На ночлег остановились на берегу ручья, петляющего между холмов и терявшегося на дне поросших кустарником оврагов. Пока мы располагались, костёр разводили, сёдла снимали с коней, стреножили их, девочки успели заснуть, мама их даже покормить не успела. Сама мать Лемара с учетом того, что верхом никогда не ездила, выдержала несколько часов поездки вполне достойно и не сползла с коня, как я после своего первого раза. Она вообще оказалась женщиной смелой, чтобы вот так, с наскока решиться на переезд неизвестно куда.
        - Ну, что как в прошлый раз, полночи ты, полночи я? Ты первый, - предложил я Лемару, распределив ночное дежурство. - Только не спать, а то вдруг ещё какая-нибудь собачка неподалёку бегает, - напомнил я о собаке барона Маторока, напавшей на нас.
        - С одной собакой уж как-нибудь справимся, - отмахнулся Лемар.
        - С одной да, а если их будет несколько и не собак, а волков? Ты волка видел когда-нибудь? - мой помощник отрицательно покачал головой и посмотрел на мать, обеспокоенную возможным появлением волков. - Он точно больше той собачки будет и не отступит если голодный.
        Не знаю, водились ли в этих местах волки, но немного припугнуть Лемара было нужно, чтобы он уже точно не заснул за время своего дежурства. Видимо я как всегда перестарался, так как, посмотрев на его мать, понял, что она теперь ночью вообще спать не будет.
        В итоге так оно и вышло, я пристроился спать ближе к костру, а мать с сыном до середины ночи о чём-то шёпотом разговаривали. Я не прислушивался к их разговорам, просто сквозь сон слышал, шепчутся, а это значит - не спят.
        Разбудили они меня несколько позже, чем мы договорились, уже перед рассветом, объяснив это тем, что просто заговорились и потеряли счёт времени. Честно говоря, мне до сих пор было не понятно, как они тут это время вообще отсчитывают, часов ни у кого не видел, кроме графа, а они у него были песочные. Часов нет, а временной промежуток в час или несколько, всем понятен. Правда, эта временная единица была очень условна, могла быть равна и сорока минутам и полутора часам, зависит от того, кто и как ощущает течение времени.
        Подбросив хвороста в костер, я заступил на дежурство, а мать с сыном пошли спать, вот только они так и не смогли заснуть, сначала подул холодный ветер, а через полчаса начался дождь. К тому моменту, когда рассвело, мы уже собрали все свои вещи, оседлали коней и отправились дальше, по дороге ведущей на север.
        Спустя три часа дорога размокла, превратившись в реку из густого грязного киселя, а дождь всё ещё продолжал идти, добавляя воды.
        - Впереди какой-то посёлок, остановимся там, переждём дождь и высушим одежду, - предложил я, так как у меня не было большого желания, дальше месить грязь дороги, пусть даже и ногами наших коней.
        - А что если там свободной комнаты для нас не найдётся? - Лемар посмотрел вперёд, где сквозь туман из дождя виднелись крыши домов.
        - Что-нибудь, да найдётся, я даже согласен на сарай, лишь бы под крышей оказаться, но надеюсь, что нам повезёт с комнатой.
        Посёлок оказался маленьким городком под названием «Курит». Когда мы с Чаресом везли налог, сюда не заезжали, некогда было. Теперь я сюда попал, но совсем этому не обрадовался. Как только мы въехали в город, мой конь угодил ногой в глубокую яму, заполненную водой. К счастью его нога осталась цела, но я не удержался, вылетел из седла и упал в лужу.
        Через несколько минут в промокшей одежде, в грязи с головы до ног и очень злой, потому что в луже оказалось много конского навоза и от меня теперь пахло совсем не духами, я вошёл в таверну.
        - Хозяин! Две комнаты, горячий обед на пять человек, горячей воды, чтобы помыться и прачку!
        Хозяин появился секунд через десять и, увидев, в каком добром расположении духа я нахожусь, не рискнул, запросить заведомо завышенную цену и даже не пытался сказать, что комнат свободных у него нет. Моя одежда даже в таком грязном виде и совокупности с достаточно дорогим оружием, подсказали ему, что перед ним стоит аристократ, а с этим сословием лучше вести себя как можно уважительнее, иначе потом пожалеешь.
        - Будет сделано ваша милсть, не извольте беспокоиться. Пойдёмте, я покажу ваши комнаты.
        К моему большому удивлению, он повёл нас не на второй этаж таверны, как мы все думали, а во двор. Во дворе находился небольшой гостевой домик, его он нам и отдал в распоряжение всего за одну серебряную монету в день. Такая низкая цена вызвала подозрение, что либо с этим домом было что-то не так, либо с самим хозяином. Спрашивать не стал, время покажет что не так, сейчас хотелось быстрее оказаться в тёплом и сухом помещении. Коней мы сами пристроили в отдельной конюшне, которая к тому же запиралась на замок. Ключ от конюшни хозяин оставил нам, чтобы мы не переживали за свой транспорт.
        - Эрит, тебе не кажется, что хозяин как-то странно себя ведёт? - Лемару поведение хозяина таверны тоже не понравилось, к нам так уважительно ещё нигде не относились, тем более что он даже не спросил кто мы такие.
        - Кажется, думаю, что и здесь нормально выспаться не получится, опять ночью дежурить придётся. Пока время ещё есть, нужно отмыться, - я обнюхал себя и поморщился, - одежду почистить, от меня воняет как от, - я замолчал. Не смог подобрать подходящее сравнение, но Лемару и так было понятно, что пахло от меня сейчас плохо.
        - Ваша милость, вы для нас столько всего уже сделали, давайте, я хотя бы вашу одежду отстираю, - к разговору подключилась мать Лемара и предложила услуги прачки.
        - Зачем? У нас уже за это заплачено, серебряную монету хозяин получил, вот пусть и отрабатывает. Да, кстати, а на счёт съесть чего-нибудь, мы с ним договорились или нет? Я что-то не помню.
        - Договорились, - подтвердил Лемар, - скорей бы принёс, я уже давно есть хочу.
        Вскоре нам принесли четыре ведра тёплой воды, полотенца и мыло, снова жидкое, твёрдое стоило дорого и найти его, можно было только в столице.
        - Девочки в комнату слева, мальчики в комнату справа, - я поделил комнаты, в которых нам придётся провести остаток дня, вечер и ночь.
        Через полчаса, отмывшись от грязи и конского навоза, я вновь почувствовал себя человеком. Грязную одежду мы отдали в чистку, взамен ничего не попросили, на смену у нас была своя. К сожалению, даже находясь в сумках, она тоже промокла под дождем. Одевать я её не стал, завернулся в полотенце и сел у печки. Камина в доме не было, здесь стояла небольшая печь, отапливающая сразу две комнаты. Печь была горячей, хозяин в дождливую погоду её протапливал, чтобы дом оставался сухим. Лемар глядя на меня, тоже завернулся в полотенце, а нашу мокрую сменную одежду развесил у печки.
        - Что-то я устал сегодня, боюсь что после ужина, время то уже вечер, со сном бороться долго не смогу, - намекнул он мне о том, что первым в ночное дежурство заступать не хочет.
        - Сказал бы прямо, что хочешь, вторую половину ночи бодрствовать, зачем к этому подходить так издалека. Я первым подежурю, оружие надо почистить и жиром смазать, ты, кстати, тоже этим займись и про арбалет не забудь!
        - Он в другой комнате лежит.
        - Так сходи и принеси, а то скажешь потом, что сестёр и мать разбудить боялся.
        - Прямо так? - он показал на полотенце, кроме которого на нём сейчас больше ничего не было.
        - Я же не сказал, чтобы прямо сейчас сходил, одежда высохнет, тогда и сходишь.
        Приблизительно через час нам принесли ужин, кашу с мясом и тушёными овощами. Что это были за овощи, я так и не разобрался, но было вкусно. Лемар после ужина стал засыпать на ходу, правда, за своим оружием сходить не забыл, вот только чистить его не стал, сказал, что ночью это будет делать, чтобы не заснуть. Так как в комнате было тепло, я надел только штаны, ещё немного влажные и принялся чистить свой меч. Маленькой палочкой отломанной от веника, выковырял всю грязь с рукояти, потом протёр мокрой тряпочкой весь меч и смазал его клинок жиром, чтобы не ржавел.
        Пока чистил, в комнате стало темно и мне пришлось зажечь свечу. Свеча была небольшой, но пока она горела, я успел не только сам меч дочистить, но и его ножны, и кинжал. Лемар тихо сопел на кровати, посмотрев на него, мне стало жаль парня, он выкладывался на все сто процентов, чтобы в моих глазах выглядеть взрослым мужчиной. Сейчас ему пришлось, взвалить на свои плечи заботу о матери и сёстрах, помочь им добраться до Волара и обустроиться там. Посмотрев на него, я потом посмотрел на арбалет и решил, помочь ему с чисткой, пока свеча ещё не прогорела. Полностью почистить не успел, свеча сгорела раньше, чем я рассчитывал. В комнате была ещё одна свеча, но я не стал её зажигать, оставил Лемару, не в темноте же ему потом оружие чистить.
        Положив меч, кинжал и арбалет на стол, я прилёг на кровать, спать не хотел, просто спина немного устала. Приблизительно через час мимо окна промелькнул силуэт человека, а через несколько секунд скрипнула входная дверь.
        - Дождались, Лемар вставай, у нас гости, - я толкнул его в плечо, но он от этого не проснулся. Я толкнул сильнее, эффект остался тем же, мой помощник не просыпался. - Вот чёрт! Видимо ужин был с сюрпризом, - подумал я и, взяв меч с кинжалом, чуть приоткрыл дверь, ведущую в коридор. Комната, где сейчас спали мать Лемара и его сёстры, находилась дальше от входной двери, чем наша и неизвестный должен был пройти по коридору мимо меня, чтобы до неё дойти. Выбегать из комнаты в коридор, я пока не стал, решил, понаблюдать за гостем и узнать, что он собирается делать. Прислушиваясь к тихим шагам, вскоре понял, что гость к нам пожаловал не один, их было минимум двое.
        Через несколько секунд мимо нашей двери прошёл один человек, а второй решил, заглянуть к нам. В руках у него был нож и как только он открыл дверь шире, я ударил его кинжалом в живот. Вытолкнув человека в коридор, я вышел вслед за ним. Второй ночной гость поняв, что остаться незамеченными, у них не получилось, решил, взять в заложники мать Лемара и его сестёр. С этим у него ничего не получилось, Лирита оказалась женщиной разумной и на ночь заперла дверь. Подёргав за дверную ручку, налётчик сжал покрепче в руке свой нож и решил, прорваться к выходу. Против меча и кинжала в моих руках, этого сделать было просто не возможно. Через несколько секунд подставив меч под удар, я и второму человеку продырявил живот кинжалом, хоть и не сразу. Человек был одет в кожаный доспех и мне пришлось, немного побороться с ним, прежде чем лезвие проткнуло толстую и твёрдую кожу. Как только покончил со вторым налётчиком, неожиданно появился третий, вот только войти в дом, он не решился. Открыв дверь ударом ноги, он выстрелил из арбалета. В коридоре было темно, стрелял он наугад, по принципу - вдруг попаду. Он
действительно попал, только не в меня, а в голову своего товарища, избавив его от долгой и мучительной смерти. После выстрела стрелок бросив арбалет, пустился в бега, так как понял, что всё задуманное пошло не по плану. Я побежал за ним, только догнать его не смог, босиком по скользкой грязи быстро бегать сложно, падаешь часто. Через несколько минут и двести метров бега по скользкой земле, мне пришлось, прекратить погоню из-за бесперспективности этого дела.
        На ночных улицах Курита было тихо и темно, люди спали или делали вид, что спят. Мои босые ноги стали мёрзнуть, я решил, вернуться в дом и когда повернулся к нему, увидел, что дом горит. Кто-то поджог его, чтобы скрыть последствия ночного налёта. Мне снова пришлось бежать по скользкой грязи, чтобы успеть, вытащить из горящего дома спящего Лемара и вывести его мать и сестёр.
        - Лирита! Выходи! Дом горит! - добравшись до двери в их комнату, я со всей силы ударил в неё эфесом кинжала. Ответом мне была тишина, словно в комнате никого сейчас не было. Крикнув ещё раз и, вновь не дождавшись ответа, я стал выбивать дверь. Она оказалась крепкой, выбить её получилось только раза с пятого или шестого. Попав в комнату, увидел, что и Лирита, и девочки крепко спят, будить их, чтобы вывести, бесполезно. Бросив оружие, стал выносить их из дома. Когда после девочек вынес Лириту, дом уже основательно разгорелся. Чтобы попасть в комнату, где продолжал спать Лемар, пришлось выбить окно и влезть через него. Выбросив своего спящего помощника в тоже окно, вслед за ним выбросил все наши вещи и его оружие, о том, чтобы добраться до своего оружия и речи не шло, комната, где я его оставил, уже полностью была объята пламенем.
        Дом горел, освещая огнём таверну и расположенные рядом дома, но к нам на помощь никто не спешил. Из-за такого наплевательства местных жителей во мне проснулась такая дикая злость, какой я ещё не испытывал никогда. Зарядив арбалет и подобрав меч Лемара, я направился в гости к хозяину таверны. Я был уверен, что он точно причастен к нападению, пусть не участвуя лично, а как организатор налёта или наводчик. Когда я подошёл к входной двери, ведущей в обеденный зал, из неё как чёрт из табакерки выскочил человек с мечом в руке. Что он собирался делать и собирался ли вообще, я не знал и спрашивать не собирался, я выстрелил в него из арбалета. Болт вошёл под левую ключицу и приколол человека к двери как жука. Отбросив в сторону арбалет, так как болтов к нему у меня не было, я подобрал меч, выпавший из руки человека и, вошёл в таверну.
        - Убей его! - послышался голос хозяина таверны откуда-то с верхнего этажа. Посмотрев на лестницу, ведущую наверх, увидел там человека. С мечом и со щитом он не спеша спускался вниз по ступеням, собираясь, выполнить приказ хозяина. Зал был плохо освещён, горел лишь один масляный фонарь возле входа на кухню, лица человека я не рассмотрел, но его движения и походка показались мне знакомыми.
        - Ну, что, вот мы и снова встретились, - человек приблизился, выйдя на свет и, я его сразу же узнал. Это был стражник Нолан из Бюда, только сейчас он выглядел иначе, не таким идиотом, когда извинялся перед нами.
        - Что, быть стражником уже надоело или не так выгодно, как быть грабителем? - я отступил в центр зала, там было меньше шансов налететь на стол или лавку во время драки.
        - А кто тебе сказал, что я больше не стражник? Это слишком хорошая и прибыльная работа, но ведь человеку всегда чего-то не хватает, - сказав это, он напал. Действовал предсказуемо, но его атака принесла ему совсем не тот результат, на какой он рассчитывал. У меня было два меча и бить я мог с двух рук одновременно, а не поочерёдно, в итоге один меч я подставил под удар, а вторым подрубил ему ногу. Он почему-то думал, что я буду, бить сверху, и закрылся от меня щитом, тем самым подставив свои ноги под удар.
        - Неожиданно да? - после удара я отпрыгнул назад и в сторону, чтобы он не смог достать до меня в ответ. Нолан стерпел боль и, приволакивая ногу, снова двинулся на меня, оставляя за собой на полу таверны кровавый след. - Всё, я могу с тобой больше не драться, буду бегать вокруг стола и ждать, когда ты истечёшь кровью, - я отступил ещё на несколько шагов, - но ты же не хочешь этого, правда? Я сейчас только одного не могу понять, куда смотрит местный градоначальник?
        - Наивный ты, он же в доле, только доказать ты это не сможешь, - сказал он и чуть сместился в сторону. Я увидел, как перед этим он на мгновение отвёл взгляд, посмотрев наверх на лестницу. Даже не взглянув туда, я резко наклонился влево и в этот момент, пролетевший мимо арбалетный болт, ударил в стену за моей спиной. Стрелял в меня хозяин таверны, решив, помочь своему подельнику разделаться со мной. Медлить мне теперь было нельзя, от второго болта я уже мог не уклониться. Подбросив лавку ногой, швырнул её в Нолана, отвлекая этим, потом прыгнул вслед за ней и со всей силы вбил меч в его грудь. Меч вошёл с хрустом, проломив и кожаный доспех, и грудину. Покончив с ним, побежал наверх, там сейчас хозяин таверны дрожащими руками заряжал арбалет. Я успел вовремя, поднявшись в тот момент, когда он уже укладывал на него болт. Завершить заряжание я ему не дал, ударив мечом по арбалету, перерубил и болт, и тетиву. Хозяин оказался довольно шустрым человеком, для своих лет пятидесяти на вид. Он бросил в меня испорченный арбалет и с разбегу выпрыгнул в окно. Я побежал за ним, но остановился у окна, второй этаж,
а я всё-таки босиком. Хозяин, приземлившись в лужу, быстро встал, собираясь убежать, но чей-то арбалетный болт остановил его навсегда, пробив шею насквозь. Я не видел стрелка, он стоял за углом, но был благодарен ему за этот точный выстрел.
        Возле горящего дома наконец-то стали появляться люди, бороться с огнём никто из них не собирался, они просто смотрели, как он горит. Никого больше не обнаружив в таверне, я вышел на улицу, чтобы найти Лемара, его мать и сестёр.
        - Вот он, это он дом спалил, держите его! - крикнул кто-то и вокруг меня, стала собираться толпа. Я остановился и посмотрел на этих трусливых людей, которые обвинили в поджоге первого встречного.
        - Где ваш начальник стражи? Где градоначальник? Почему их здесь сейчас нет? - громко сказал я и шагнул вперёд на толпу. - В вашем городе орудует банда, они грабят и убивают людей, вы что об этом не знали? Знали и молчали! А это значит что вы с ними заодно!
        - Ты кто такой чтобы так говорить? - из толпы вышел человек, одетый достаточно дорого для простого горожанина. Как только он появился, толпа сразу притихла.
        - А кто ты, чтобы спрашивать? - Наглость и надменность этого человека стала пробуждать во мне опасного зверя, я сдерживал себя, как только мог.
        - Я градоначальник, эт-барон Лоратон (приставка «эт» говорила о том, что барон не имеет земель), теперь назови себя.
        - Я барон Волар, наказующий его величества Верланда второго (фактически и судья, и палач в одном флаконе), властью данной мне королём, обвиняю эт-барона Лоратона в пособничестве преступникам и присвоении чужого имущества. - Честно говоря, я не знал, что и как здесь говорят в таких случаях, пришлось импровизировать, но в целом я угадал.
        Градоначальник после такого обвинения как-то сразу задёргался и стал искать в толпе кого-то. Не увидев искомого им человека, он пустился наутёк, так как обвинение было очень серьёзным, за эти деяния ему грозила виселица - позорная казнь для аристократа. Убежать далеко он не смог, упал через два десятка метров с арбалетным болтом в ноге. Я поискал взглядом стрелка, уже дважды мне пришедшего на помощь и с удивлением обнаружил что это Лемар.
        - Извини, промазал, долго арбалет держал, прицелившись, руки стали дрожать, - объяснил он свой промах, подойдя ко мне. Одет он был также как я, в одних штанах и босиком.
        - То что промазал, это только к лучшему, этот гад должен понести заслуженное наказание, - попасть на виселицу! Как мать и сестры?
        - Нормально, уже проснулись, только теперь снова мокрые и в грязи по самые уши.
        Толпа зевак, глядя на нас, молчала. Известие о том что их градоначальник бандит, стало для них ужасной новостью, а присутствие в их маленьком городке наказующего, повергло в шок. Я сейчас для них был по рангу даже выше какого-нибудь графа, пользуясь доверием самого короля, мог казнить и миловать.
        К рассвету дом догорел, от него осталась лишь печь, возвышающаяся над пепелищем. Конюшня, где находились наши кони, не пострадала. Одежду и доспехи, отданные в чистку хозяину, мы с Лемаром нашли у него в комнате. Наши уже почищенные вещи он аккуратно сложил в свой сундук, видимо решив, что они нам больше не понадобятся.
        Эт-барон Лоратон ожидал казни, будучи привязанным к столбу на городской площади. Чтобы он не сбежал, я выставил охрану, точнее наблюдателя, в лице матери Лемара, в этом городе больше доверять было некому. Пока мы с Лемаром переодевались, она присматривала за ним, держа в руках заряженный арбалет. Стрелять из него она не умела, но вид у неё был грозный и подойти никто не решился. К полудню по моему распоряжению несколько местных мужиков собрали виселицу, после чего эт-барон Лоратон был казнён. Лавку из под его ног выбил я, как наказующий короля от меня требовалось соблюсти все формальности казни, включая и это, так как обычного палача под рукой не нашлось.
        Город мы покинули ближе к вечеру, потому что после казни пришлось, писать письмо графу, с кратким пояснением случившегося и просьбой, прислать в городок Курит нового градоначальника. Писал письмо не я, потому что не умел, Лемар подсуетился и нашёл мне писаря. Потом я выбрал из местных жителей человека люто ненавидящего бывшего барона, и отправил его с письмом к Катнару. Перед самым отъездом устроил обыск в доме Лоратона, семьи у него не было, поэтому мне никто не помешал это сделать. Нашёл деньги, сто десять монет золотом и двести сорок шесть серебром. Забрал всё себе, их всё равно бы украли, а так они вместо оплаты за работу пойдут, всё-таки мы целую банду уничтожили.
        - Лемар, как думаешь, нам в Бюд заехать или ну его?
        - А это что и где?
        - Это ещё один почти такой же городок, он по пути, как раз к ночи там будем. Комнату снимем, выспимся, может быть, - предположил я, так как в прошлый раз у нас с Чаресом этого сделать не получилось. Нолана сейчас там нет, но вместо него может появиться кто-то другой. Мне снова придётся наводить порядок, а я этого сейчас не хотел, после вчерашней ночи ещё до сих пор руки дрожат, и виселица перед глазами стоит. Я сейчас чувствовал себя конкретным палачом. Одно дело, когда ты даёшь человеку, в моём случае магу, приговорённому к смерти, шанс победить, другое, когда выбиваешь опору из-под ног человека и на его шее, затягивается петля. Да, я палач в обоих случаях, но в обоих случаях чувствуешь себя сильно по-разному.
        - Может мы лучше под небом? У нас так и спокойнее, и безопаснее, получается, - предложил Лемар и я с ним согласился.
        На ночлег мы остановились, проехав мимо Бюда, обогнув его по дуге, чтобы не было соблазна, заехать и снять там комнату на ночь. Для остановки выбрали лесную поляну, так как дорога в основном уже была проложена сквозь лес. По моим подсчётам завтра к вечеру мы должны добраться до Волара, где уже сможем нормально отдохнуть в полной безопасности. Лемар сам вызвался дежурить первым, он ещё был перевозбуждён, после ночного боя и последующей казни эт-барона.
        Первую половину ночи он просидел в одиночестве, мать не могла составить ему компанию, она устала даже больше чем мы, на ней ведь ещё была забота о дочерях. Проснулся я сам, меня никто не будил, так как время моего дежурства ещё не пришло.
        - Спи, рано ещё, - Лемар попытался уложить меня обратно, но сон меня покинул безвозвратно и заснуть снова, у меня бы не получилось.
        - Нет, всё, выспался я уже, - я встал и подсел ближе к костру. У меня было ощущение, что за нами сейчас кто-то наблюдает. Я не подавая вида, осмотрелся, но никого не заметил, в лесу было тихо, только ветер слегка покачивал верхушки деревьев, срывая с них, начинающую желтеть листву.
        Приблизительно около часа мы просидели с Лемаром у костра, молча, глядя на огонь и думая каждый о своём. Вскоре я отправил его спать, а сам занялся подбрасыванием дров в костёр, ближе к утру заметно похолодало, хотелось больше тепла.
        Когда костёр разгорелся, я увидел причину моего странного и необъяснимого беспокойства. На краю поляны стоял волк, он не нападал и не уходил, просто стоял и смотрел на меня. Я тоже сидя у костра, смотрел на него, при этом держа в руках заряженный на всякий случай арбалет. Мы смотрели друг на друга минут десять, после чего он ушёл. Волк был один и видимо всё это время прикидывал шансы на удачную охоту, без стаи шансов у него не было, видимо, поэтому он и ушёл.
        - Умный и осторожный, - подумал я и стал, будить Лемара. Утренние сумерки таяли с каждой минутой, оставляя после себя лёгкий туман.
        - Что, уже? Я же только что заснул! - Лемар тёр глаза и зевал, но обратно спать не прилёг. Проснувшись сам, он разбудил мать, а она потом разбудила дочерей. Не торопясь мы позавтракали, собрали вещи, оседлали коней и так же не торопясь поехали дальше.
        В полдень добрались до развилки, где дорога направо вела к той деревне, на которую приблизительно полгода назад напали наёмники, после чего она сгорела дотла. Я решил, завернуть и посмотреть, что от неё осталось.
        К моему удивлению сейчас деревня уже почти полностью была восстановлена и стала даже немного больше, чем была. Жители нас встретили как дорогих гостей, мне даже показалось подозрительной их доброта, так меня не встречали нигде, наоборот, люди были не рады моему появлению, даже вместе с Чаресом. Здесь мы немного отдохнули и нормально поели. Накормили нас очень вкусно приготовленной кашей с мясом. На мой вопрос что это за мясо и откуда, мне ответили, что Новар присылает каждый месяц по паре оленей или кабанов. За это они ему безгранично благодарны, так как смогли нормально пережить голодную весну и начало лета. Я мысленно улыбался, ведь мясо это они получали с моей подачи, предложив его выдавать, как говориться - «как шубу с царского плеча», только не шубу, а тушу. В словах всего-то первые буквы разные, а отличие на деле получается огромное.
        - Эрит, а тебя тут уважают, - высказал своё мнение Лемар об отношении ко мне крестьян после того, как мы покинули деревню. - Правда, не все, несколько человек косо смотрят.
        - А всеобщей любви и не бывает, для кого-то ты очень хороший, а для кого-то - враг. Это сейчас они ещё не знают, что я королевский наказующий, иначе такого тёплого приёма могло и не быть. Если разобраться, наказующий это - палач, а палачей народ не любит.
        - И я тогда тоже палач, ведь я помогаю тебе, не только просматривая ауры людей. Вчера человека убил и ещё одного ранил в ногу, - Лемар сопоставил свои действия с моими словами. От понимания, что он пусть и не палач в чистом виде, а просто помощник, ему стало грустно. Он даже с какой-то жалостью посмотрел на мать и сестёр. Хотел для них лучшей жизни, а получилось, что она возможно и в Воларе будет не сильно отличаться от прошлой в столице. Сама Лирита сейчас была можно сказать, счастлива, после тёплого приёма оказанного нам в деревне, ей теперь снова захотелось жить. До этого момента радости и блеска в её глазах я не замечал, это была уставшая женщина, воспитывающая троих детей, сейчас правда уже двоих, Лемар вырос.
        Через приблизительно три часа дорога вывела нас к замку Волар, у меня от его вида даже настроение улучшилось, ведь я домой приехал. Это было очень странное чувство, в другом мире у меня тоже был дом, комнату в общежитии тоже можно назвать домом, но чувства такого у меня никогда не возникало, видимо потому, что там меня никто не ждал.
        - Это Волар? - Лемар остановил коня, увидев замок на вершине невысокого холма.
        - Да, это он, мы наконец-то приехали.
        За время моего отсутствия около замка появилось несколько домов, построенных вдоль дороги. На крыше замка, по его углам развивались сине-красные флаги с гербом Волара посередине. Вид старого замка лишь только от этих двух изменений улучшился, теперь он стал больше похож на замок, а не на обычный большой и каменный дом. Нас заметили и через несколько минут, навстречу нам из ворот замка выехал отряд из пяти воинов. Во главе отряда был Чарес, я узнал его сразу, он ничуть не изменился за это время. Лишь подъехав ближе, он с удивлением признал в неизвестном человеке меня.
        - Эрит, ты вернулся! - Чарес был искренне рад моему возвращению.
        - А ты что надеялся от меня так быстро избавиться? Не дождёшься? - мы оба спешились и обнялись как старые друзья.
        - Кто это с тобой?
        - Знакомьтесь, это Лемар, мой помощник, его мать Лирита и его сёстры, - называть их имена не стал, потому что не запомнил, слышал несколько раз, как их называла Лирита, но в те моменты я был сильно занят. Сейчас мог запросто либо перепутать, кого как зовут, либо вообще исковеркать их имена до не узнаваемости.
        - Очень приятно познакомиться, меня зовут Чарес, - он пригладил усы, глядя в это время только на мать Лемара.
        - Ещё не безнадёжен, - подумал я, увидев, как Лирита смущённо опустила глаза.
        - Они решили поменять место жительства и переехать к нам, надеюсь, для них у нас найдётся место.
        - Найдётся, - Чарес запрыгнул в седло, намекая, что не стоит разговаривать на дороге, для разговора есть другое место, в замке же гораздо удобнее. Он, правда, до замка не дотерпел, расспрашивать стал сразу, как только мы выдвинулись. - Ты изменился, заметно возмужал, теперь не похож на того юнца, каким был ещё год назад, но разговариваешь до сих пор смешно.
        - Это не столь важно, ты же меня понимаешь. Как у вас тут, Борош не донимает?
        - Ничего пока не скажу, сейчас к Новару придём, он тебе обо всём и расскажет.
        - Что, настолько всё плохо?
        - Наоборот, всё очень хорошо.
        Мы въехали во двор замка, здесь бурлила жизнь, мужики перетаскивали брёвна, занимаясь ремонтом лестниц ведущих на стену. Дети собирали щепу и прочий мусор, оставшийся после обработки древесины, несколько женщин что-то стирали в больших деревянных корытах.
        - Я что-то Кельны не вижу? - самой главной женщины замка на данный момент во дворе не было, а ведь без её присмотра ни одно дело не делалось.
        - Ушла на мельницу, мельника, наверное, распекает, скоро вернётся, - пояснил Чарес. - Дорш, Мавот, проводите Лириту в мою бывшую комнату и помогите обустроиться, - приказал он двум сопровождавшим нас воинам. - Идём, Новар уже давно у окна стоит, ждет, когда ты к нему поднимешься.
        Я поднял голову и увидел в окне верхнего этажа Новара, он улыбался, чего раньше я никогда не видел. Помахал ему рукой, от чего его улыбка стала ещё шире.
        - Чарес, это тебе, подарок, надеюсь, угадал с размером, - отвязав от седла сумку с новым доспехом, передал ему.
        - Мне!? - Удивился он, - а что это? - Не дожидаясь ответа, он развязал горловину мешка (сумка именно так и выглядела, как обычный мешок), вынул из него доспех и на несколько долгих секунд завис как старый компьютер. - А, э, - это всё что он смог сказать, увидев подарок, после чего посмотрев на свой старый доспех, быстро его снял и надел новый. - Как по мне шит, спасибо! О таком доспехе можно только мечтать, больших денег, наверное, стоит?
        - Не за что, для тебя никаких денег не жалко, ну, так мы идём к Новару или нет? Для него тоже подарок есть, мне самому не терпится узнать, подойдёт или нет, - я достал из другой сумки шкатулку с очками.
        - Да, идём, - Чарес прицепил к поясу ножны с мечом, и мы вошли в замок.
        - Здравствуй отец, - я вошёл в комнату и поздоровался с бароном.
        - Здравствуй сын, - Новар стоял у окна, опираясь на костыли местного производства, а костылей я здесь ещё ни у кого не видел. - Я рад что ты вернулся, надеюсь надолго.
        - Скорее всего, нет, Катнар не позволит долго сидеть без дела, но думаю, недели две или три побуду. Это подарок, примерь, - подойдя к нему, протянул шкатулку, заранее открытую.
        - Что это? - взяв очки в руки, Новар крутил их рассматривая.
        - Позволь, помогу, - отобрав из его цепких рук очки в золотой оправе, я надел их на него. От неожиданного прозрения он чуть было не выронил костыли.
        - Ха, я вижу! Чарес, хитрая твоя морда, я теперь вижу тебя! - Новар осматривая комнату, остановился взглядом на Чаресе. - Ты, где взял доспех за двадцать золотых? - спросил он, увидев его новый доспех и назвав почти точную его стоимость. Чарес услышав цену, посмотрел на меня так, словно я его разорил, отобрав последние деньги.
        - Эрит подарил, - сдал он меня тут же.
        - Король щедро оплачивает некоторые услуги, - пояснил я и достал несколько мешочков с монетами. О том, как мне достались эти золотые и серебряные монеты, я решил, умолчать.
        - Это должны быть очень и очень важные услуги, чтобы за них столько платить. Что же ты такого для него сделал? - Новар увидев несколько мешочков, которые здесь именовались кошельками, сильно удивился. Об удивлении Чареса и говорить было нечего, он стоял, открыв рот.
        - Сказать не могу, графу слово дал, что молчать буду, вместо этого покажу вот это, чтобы стало понятно, - я достал из единственного кармана кольцо с фамильным гербом короля.
        - Ох, ты ж! - Новар, оказывается, хорошо знал, что означало, когда король давал кольцо человеку не принадлежавшему к его семье.
        - И что это? - Чарес в отличие от Новара этого не знал и с любопытством разглядывал королевский герб.
        - Тебе этого лучше не знать, - ответил Новар, удивив его даже больше, чем он был удивлён, увидев много денег.
        - Настолько секрет что даже старому другу не расскажешь? - Чарес даже обиделся, услышав, что об этом ему лучше не знать.
        - Вообще-то не такой уж и секрет, просто мне самому бы не хотелось, чтобы Эрит стал тем, кого ненавидят все. Мой сын, - Новар сделал паузу и потом выдавил из себя слово, которое его сильно расстроило, - королевский наказующий и не просто наказующий, а с правом убивать магов. Колечко это немного отличается от других, я видел однажды несколько человек с такими кольцами. На их кольцах не было вот этих букв, - Новар повернул кольцо так, чтобы солнечный свет попадал точно на герб. - Смотри и читай, нео - омо, в переводе, с какого там древнего языка, означает убийца магов. Сейчас таких убийц называют просто - «Неом», вот так-то.
        - Ты-то откуда об этом знаешь? - удивился Чарес такой специфической информированностью старого друга.
        - В одной старой книге вычитал, когда мои глаза ещё хорошо видели. Это было лет так тридцать назад, когда я был во дворце, давал там вассальную клятву Верланду. В комнате, где я ожидал, был шкаф с книгами, вот в одной из них и было написано об этом.
        Я стоял и слушал, не перебивая, информация лишней никогда не бывает, тем более, если она теперь касается меня.
        - А нам это, чем грозит? - Чарес сейчас и верил, и не верил словам Новара, для него это было, похоже, на старую вымышленную легенду.
        - Ничем, кроме страха других баронов и магов, ну и простых людей, конечно же, тоже. Представь, как ты себя будешь чувствовать, когда к тебе придёт человек с таким вот кольцом? Вот то-то и оно, сразу появится желание бежать. Мне кажется, что нам не помешало бы чего-нибудь съесть, как вы на это смотрите? - Новар сменил тему разговора, было видно что она не доставляет ему ни интереса, ни особой радости от полученного его сыном такого звания.
        Глава 13
        Новар распорядился, чтобы нам принесли обед в его комнату. Я попросил, чтобы принесли на четыре персоны, так как хотел, познакомить отца с Лемаром. Он слегка удивился, узнав, что этот парень является моим помощником. Мне пришлось объяснить, почему именно он, чтобы потом вопросов было меньше.
        Лемар стеснялся, есть, сидя за одним столом с двумя баронами сразу, причём баронами в полном смысле этого слова, то есть имеющими и замок, и территорию. К эт-баронам у него было отношение не такое уважительное, он считал, что большинство из них этот титул получили незаслуженно.
        - Откуда столько людей? У нас же был в них сильный недостаток? - спросил я, услышав, как во дворе снова застучали топоры.
        - Твоя идея сработала на все сто, Чарес привёл с собой отряд наёмников из двадцати человек. Они сожгли пару деревень, принадлежащих нашему «драгоценному» соседу Борошу. Крестьяне, разумеется, лишившись всего, пошли к нему, а потом сразу ко мне, как я и говорил, он их к себе в замок не пустил. Пришло двести шесть человек, к сожалению, без домашней живности. Борош отнял у них всё, даже кур не оставил, - пояснил Новар.
        - Он мстить не пытался, за деревни, крестьян?
        - Сделал одну попытку, но неудачную. Граф выполнил обещание и прислал королевских гвардейцев. Они, правда, были не настоящие, Катнар обычных солдат в форму гвардейцев переодел, для надёжности. Так вот они через несколько дней встретились с Борошом, после чего он быстро вернулся к себе в замок, кто же в здравом уме против короля пойдёт. Ему дали понять, что Волар теперь под присмотром самого Верланда и сюда лучше не лезть, иначе потом будет сильно больно, - теперь мне ответил Чарес, всё время посматривающий на свой новый доспех, не запачкал ли он его нечаянно каким-нибудь соусом.
        - Чарес, честное слово, сними доспех и ешь нормально, а то ведёшь себя как девица на выданье, - не выдержал Новар. Он сейчас видел всё очень хорошо, так как очки не снимал, линзы подошли настолько хорошо, словно их ему подбирал опытный офтальмолог.
        - Ты сказал, что солдаты были, а сейчас их что уже нет?
        - Почему нет? Есть! Только они форму сменили, если король узнает, что они её носят без разрешения, головы всем оторвёт. Катнар это понимает, поэтому весь этот маскарад ему был нужен всего на один раз, чтобы Бороша припугнуть. Борош, конечно, за нами посматривает издалека, видит, что солдаты никуда не делись и не важно, что это уже не гвардейцы.
        Обед затянулся часа на два, первый час рассказывали Новар с Чаресом, второй час мы с Лемаром. Я поведал о том, что побывал в гостях у барона Маторока, но, разумеется, не сказал, что я там делал. Лемар мне помогал в рассказе, добавляя всяких не существенных мелочей, но много, из-за чего рассказ стал намного интереснее. Об обучении у Шеса не рассказал ничего, словно там и не был. Потом был рассказ о драке в таверне, в Каболаре, а не в Курите несколько дней назад. Чарес сразу же вспомнил о том, как якобы я огрёб от того мажора несколько лет назад и что теперь, ему от меня прилетел ответ. О том, что это был сын казначея, я тоже умолчал, чтобы они не переживали из-за этого.
        После двух часов общих рассказов, Новар всё-таки сжалился и отпустил нас с Лемаром отдыхать. Я поднялся к себе в комнату и с наслаждением сбросил броню и сапоги. Вскоре слуги принесли горячей воды и корыто, в которое я и залез как в ванну. От неописуемого наслаждения чуть не заснул прямо в этом корыте. Сделать мне это помешал стук в дверь.
        - Входите, открыто! - сказал я, выбравшись из уже остывшей воды и завернувшись в просто огромное как одеяло полотенце.
        - Здравствуй Эрит, я тебе молока принесла, - в комнату вошла Кельна.
        - Спасибо, ты как знала, что мне пить захочется, - пока она ставила кувшин с молоком на стол, я залез в свою сумку и достал оттуда платок, купленный для неё в подарок. - Вот, это тебе, из Каболара привёз.
        Кельна с каким-то недоверием приняла из моих рук платок и, развернув его, пустила слезу, а потом обняла, продолжая лить слёзы и вытирая их об мою грудь. Почему она плакала, мне было не совсем понятно, может от радости, а может и ещё от чего-то, но я стал успокаивать. Когда успокоил, заставил, примерить подарок, после чего увидел самую счастливую женщину Волара.
        - Как мало оказывается надо для того, чтобы эту женщину сделать счастливой хотя бы на некоторое время, - подумал я.
        - Ой, я же вообще-то тебе одежду принесла, переодеться тебе надо. А эту, - она показала на ту, что была разбросана по всей комнате, - я велю постирать, и броню твою тоже заставлю почистить.
        Она повязала платок на шею, собрала мою грязную одежду и ещё раз, поблагодарив за подарок, ушла. Так как в комнате было достаточно тепло из всей одежды что она мне принесла взамен, я надел только кальсоны и прилёг на кровать.
        - Как же всё-таки хорошо быть дома, - подумал я и провалился в сон.
        Разбудил меня громогласный петух, настойчиво кукарекающий где-то неподалёку от окна. Открыв глаза, несколько минут лежал, глядя в потолок, обдумывая план действий на ближайшие дни. Никаких особо важных дел мне Новар не поручал, всё, о чём мы с ним договорились это то, что нам нужно будет поговорить наедине. Он собирался мне сказать что-то важное, касающееся баронства. Так как разговор не требовал срочности, я решил, что приду к нему вечером, а весь день потрачу на осмотр территории. А-то как-то неправильно получается, я даже не знаю, сколько у нас земли. Мало того я даже не знаю, кто наш сосед с другой стороны, мне никто о нём не рассказывал.
        Одевшись, решил, сходить на кухню, для завтрака ещё время не пришло, а на меня уже с утра напал «жор» есть хотелось так, словно пару дней голодал. На кухне трудились всё те же женщины и их подрастающее помощницы. Пока ел, сидя за кухонным столом, думал что не так, в замке что-то изменилось за то время, пока я отсутствовал. Осмотр кухни ничего не дал, всё как было, так и осталось, а чуть позже до меня всё же дошло, - это были улыбки женщин и заметно подросших девочек. Они улыбались, несмотря на довольно тяжёлый труд. Баронство, получив от графа защиту, стало понемногу развиваться и принимать к себе людей из соседних баронств. Увеличение количества рабочих рук, означало увеличение дохода, а с учётом того что Новар не сдирал со своих крестьян три шкуры, люди стали жить чуточку лучше. Незадолго до моего появления, с полей был собран урожай, в этом году очень не плохой, теперь до следующего урожая продуктов должно было хватить с лихвой. Правда, только на то количество крестьян и прочих жителей баронства что есть на данный момент.
        Основательно подкрепившись, вышел во двор и увидел Чареса.
        - А вот и мой гид в осмотре территории, - подумал я.
        - Чарес, составишь компанию?
        - С удовольствием, а в чём?
        - Хочу на мельницу посмотреть, да и вообще проехаться по нашим землям, увидеть, на что можно рассчитывать.
        - В каком плане, на что? Ещё пару деревень отстроить?
        - Об этом пока слишком рано думать, у нас столько крестьян пока нет, чтобы ещё на две деревни набралось. Хотя есть одна идея, где их взять, но это чуть позже обсудим. Ты сейчас завтракать идёшь?
        - Да.
        - Значит сразу после, и поедем, думаю, Лемара тоже нужно с собой взять, пусть посмотрит, как мы живём, он этого очень хотел.
        Запланированный выезд сразу после завтрака был отложен часа на два, сборы заняли слишком много времени. Моя одежда не полностью высохла после стирки и чистки, пришлось, досушивать у камина. Без своей брони я выезжать из замка не хотел, да и Чарес бы не выпустил, ему было приказано меня охранять. Борош на данный момент хоть и притих, но мог, решиться на отчаянный шаг, то есть попытаться, убить меня. Если это удастся, ему останется дождаться, когда умрёт Новар, после чего он без особых проблем сможет забрать баронство Волар себе.
        Я хотел просто прогуляться по баронству, а получилась какая-то инспектирующая поездка. Отряд из пятнадцати человек вооружённых как на войну, пугал своим видом всех, кому попадался на пути. Мельник, увидев нас, заперся на мельнице, но вскоре поняв что это свои, долго кланялся, предлагая нам отведать только что испечённого его женой хлеба. Есть никто из нас не хотел, мы в замке все хорошо позавтракали, некоторые даже слишком хорошо. Лемар попав в руки Кельны, из кухни потом чуть ли не выполз.
        Честно говоря, мельница мне понравилась, жернова приводились в движение потоком воды. Для этого была построена маленькая плотина. Да, вся конструкция простого механизма была изготовлена из дерева, но она прекрасно работала уже не первый год. Посмотрев на плотину, предложил Чаресу сделать ещё одну где-нибудь в другом месте. Сделав пруд, в нём можно будет выращивать рыбу. Чарес лишь улыбнулся на это, видимо подумав что это пустая затея. По его мнению, проще рыбу выловить в реке, правда, он не знал в какой, на территории Волара больших рек не было, лишь ручьи и маленькие пруды, образовавшиеся сами собой и сейчас заросшие камышом.
        Ближе к вечеру мы вернулись в замок, я был доволен увиденным и стал строить планы по развитию баронства, но им не суждено было сбыться в ближайшем будущем. В то время, когда мы ужинали, прибыл гонец из Каболара с тревожной новостью - король Верланд второй умер.
        - И что теперь? - спросил я, посмотрев на Новара.
        - Ничего, на престол взойдёт его старший сын Теорон первый, а мне, то есть теперь тебе, придется ехать в Каболар, давать клятву новому королю.
        - Почему мне? - Удивился я, зная о том, что клятву даёт глава рода, в данном случае это Новар.
        - Вот об этом я и хотел с тобой поговорить сегодня, после ужина жду тебя у себя комнате. Пока не забыл, - Новар сменил тему, - хотел спросить, куда ты дел свой меч?
        - Меч? - я посмотрел на меч и вспомнил, что у меня на поясе сейчас другой меч, его я подобрал в Курите, а мой сгорел вместе с домом. Железо, конечно, не горит, но я посчитал, что побывав в огне, он теперь будет стоить не больше обычной полоски стали, и искать его на пепелище даже не стал. - Он сгорел, - коротко ответил я, без пояснения как это произошло.
        - Сгорел!? - удивился Новар, - хотелось бы услышать, как это произошло, но думаю, ты мне и об этом не расскажешь. Для поездки к королю тебе потребуется новое оружие, есть у меня кое-что подходящее, чуть позже отдам. Чарес, тебе тоже нужно будет присутствовать при нашем разговоре, - он посмотрел на него, застывшего с утиной ножкой в руке.
        Через час после ужина я шёл в комнату Новара, думая о том, чем мне грозит разговор с ним. Новар, когда говорил о необходимости поговорить, выглядел слишком серьёзным. Когда я пришёл к нему, Чарес уже был там и пытался узнать, о чём пойдёт разговор. Новар молчал, делая вид, что о чём-то напряжённо думает.
        - А вот и Эрит, проходи, садись, - Новар показал на свободное кресло. - Читай! - он протянул мне свиток из очень дорогой бумаги.
        - Не умею, забыл, как это делается, - напомнил я. На самом деле я никогда и не умел, а обучаться грамоте мне было просто некогда.
        - Извини, забыл, тебе придётся научиться заново и как можно скорее. Тогда читай ты, - свиток перешёл в руки Чареса. Он недоверчиво развернул его и замер, успев прочитать первые несколько слов, - «Я, барон Новар Даврок Волар».
        - Дальше, - поторопил Новар. Чарес удивлённо посмотрел на него и стал читать дальше.
        « - Третьего числа первого месяца осени года 1462, передаю баронство Волар со всеми его землями и крестьянами в распоряжение моему сыну Эриту Новару Волару. С этого дня и до конца его дней он будет представлять род Волар, и отвечать перед королём за соблюдение законов, оплату налога и предоставление войска по первому требованию».
        Прочитав всё, что было написано в этом свитке, Чарес ещё раз посмотрел на Новара, а потом перевёл взгляд на меня. Вид у меня был не менее удивленный, чем у самого Чареса, такого поворота мы с ним оба не ожидали.
        - А не рано ли? - спросил он, зная правду о том, кто я на самом деле и сомнениях самого Новара относительно меня, как настоящего сына.
        - Нет, не рано, я болен и стар, а баронству нужен здоровый и молодой хозяин, к тому же через месяц коронация, как я буду вставать на одно колено, если я даже на два встать не могу? Одним словом, у нас есть три недели, чтобы научить Эрита всему, начиная с грамоты, клятву нужно же будет подписать, а королевское обязательство прочесть и тоже подписать.
        - Ну, так скажем, из меня учитель грамоты как из коровы конь, - сразу предупредил Чарес.
        - Учить грамоте его буду я, так как ничему другому научить просто не смогу. Пошив одежды для участия в коронации, возьмёт на себя Кельна, от тебя потребуется подтянуть навык верховой езды и обеспечить охрану по пути в столицу. Да, ты тоже поедешь и возьмёшь ещё десяток воинов, у Эрита должна быть хоть какая-то свита, не одному же ему туда ехать.
        Начиная со следующего утра, моя жизнь превратилась в кошмар. Утром и вечером занятия с Новаром, днём верховая езда с Чаресом, перед сном долгие споры с портным. Всё то, что мне предлагал портной, я отвергал, не одежда, а сплошные кружева. Я не клоун, в конце концов, чтобы в такое наряжаться! После нескольких часов споров портной сдался и согласился, пошить то, что я захотел. Цвет костюма выбрали чёрный, он выглядел всегда более выигрышно. В костюме никаких кружевных воротников и манжет, серебряные пуговицы допустимы, но их не должно быть слишком много, это всё касалось только верхней части костюма. К штанам таких жёстких требований у меня не было, они и так будут вполне обычные, там рюшечки не нужны. Сапоги тоже пришлось немного видоизменить, я заказал с более высоким голенищем до колена и шнуровкой по бокам, чтобы можно было плотнее прижать к ноге. В шнуровку потом можно будет вплести ножны кинжала, если это потребуется в дальнейшем. Своего так сказать фамильного меча я лишился, заказать новый или купить уже готовый, можно было только в столице, а на это потребуется время, поэтому Новар выдал мне
шпагу. Особой красоты в этом оружии не было, но городская знать носила именно шпаги, с ней я не буду выделяться среди них как белая ворона. Вообще-то ворона я буду как раз чёрная, цвет костюма будет таким, но надеюсь, что в чёрном костюме буду не только я.
        Неделя пролетела как один день, а потом произошло то, чего вообще никто не ожидал, в гости приехал Борош. Приехал мириться, видимо поняв, что Волара ему не видать как своих ушей, а дальше жить как-то надо. Новар для разговора с соседом приказал, подготовить большой зал, чтобы он не ходил по замку, с целью узнать, стали мы жить лучше или же хуже. В тот момент, когда он приехал со своей немногочисленной свитой, я примерял уже готовый для коронации костюм. После долгих споров и поправок портной всё-таки сделал именно то, чего я хотел. Он, правда, был не доволен своей работой, заявив, что костюм получился не парадный, но мне на его недовольство было плевать, меня всё устраивало. Лемару костюм тоже понравился и он тоже не видел никакого смысла в кружевах и рюшечках. Мой помощник всегда и везде был рядом, Новар обучал меня грамоте, Лемар сидел в соседнем кресле, тоже пытаясь научиться. Целенаправленно учили грамоте только меня, но он тоже получил часть знаний и к концу недели, уже мог прочитать какой-нибудь не сложный текст. Барон оказался хорошим учителем, не кричал, не ругался, объяснял понятно и
всего за неделю вбил в мою голову алфавит, основные правила написания и умение читать, пусть пока по слогам, но я теперь мог осилить любой текст. Такой скорости собственного обучения я был удивлён, а вот Новар нет, посчитав, что я просто вспоминаю, то что уже знал.
        - Чарес, что этому борову от меня надо? Просто так он в гости никогда не приезжал, - Новар посматривая во двор через приоткрытое окно, наблюдал за незваными гостями.
        - Ты меня об этом спрашиваешь? - удивился Чарес. - Я что должен знать, какие мысли кружат в его голове?
        - Найди Эрита, скажи, что он срочно нужен.
        - Чего его искать-то, он у себя, с портным до сих пор ругается. Честно говоря, его костюм мне нравится, ничего лишнего и выглядит солидно, вот только портной почему-то не доволен - сказал он и пошёл в комнату Эрита, объяснить, что от него требуется сделать и как он должен себя вести по отношению к Борошу.
        Чарес появился у меня в комнате, когда я надевал новые сапоги и с ходу заявил, что я лично должен встречать гостей, так как я теперь являюсь владельцем баронства.
        - И что я буду должен сделать?
        - Ничего особенного, встретишь, выслушаешь, желательно без применения острого железа независимо от его слов. Убить гостя считается очень плохим поступком, ты потом можешь стать изгоем, а это сильно навредит баронству в дальнейшем. С нами потом никто не захочет торговать. Он уже во дворе, так что цепляй шпагу и бегом вниз, Новар, наверное, уже там.
        Перед встречей с соседом у меня начался мандраж, с одной стороны мы с ним вроде как в состоянии войны находимся, а с другой стороны и на войне с врагом иногда ведут переговоры.
        Новые сапоги немного жали, из-за чего первые два десятка метров я шёл походкой хромой утки.
        - Может немного воды в сапоги налить, они так быстрее растоптаться могут? - предложил Лемар.
        - Это мысль, сбегай за ней на кухню, я тебя здесь подожду, - я отправил Лемара за водой.
        Через пять минут он вернулся с кувшином и в мои сапоги, потекла прохладная вода. Ноги практически сразу почувствовали облегчение, а ещё через пару минут сапоги перестали их сжимать и моя походка, стала почти нормальной. Когда я вошёл в зал, Борош со своей свитой был уже там, правда, сказать Новару ещё ничего не успел.
        - Боров, а не Борош, - подумал я, увидев соседа. Если о Новаре можно было сказать - шкаф среднего роста, потому что был мужиком не толстым, а мощным как медведь, то Борош был как раз толстым. Двойной подбородок и толстые щёки с маленькими глазками, делали лицо Бороша отталкивающим, а объёмный живот превратил его фигуру в бочонок на ножках. Рядом с ним стояла почти такого же вида молодая особа, посматривающая на всех с какой-то брезгливостью во взгляде.
        - Приветствую хозяина Волара, - Борош подойдя ближе к Новару, попытался изобразить поклон, но имея второй подбородок и огромный живот, это у него не очень-то и получилось.
        - Я тоже приветствую тебя Рамос, только я уже не хозяин Волара, с недавнего времени им стал мой сын Эрит, так что со всеми вопросами теперь к нему.
        Я подошёл к Новару, встав от него справа. Обозначив поклон, слегка кивнув головой, поприветствовал гостя. Говорить, что рад его видеть, не стал, это было бы не правдой, решил, сказать что-нибудь нейтральное.
        - Доброго дня господин барон, присаживайтесь, после долгой дороги не помешает отдохнуть и подкрепиться, - я предложил присесть за стол. Стол был завален едой, Кельна видимо принесла сюда всё, что смогла найти на кухне. Здесь был молочный поросёнок, запеченные куры, гусь, яблоки, груши, капуста в сочетании с зеленью, несколько кувшинов с вином и пироги политые мёдом. От вида такого изобилия у меня началось обильное слюноотделение, так как я сегодня ещё не обедал, а время было уже далеко за полдень.
        - Это, верно, отдохнуть и подкрепиться никогда не помешает, - Борош сел за стол, достаточно крепкое кресло под его весом тихо скрипнуло. - А ты изменился Эрит, мне, конечно, говорили, что ты подрос и возмужал, но я не ожидал что настолько. Слышали новость?
        - Разумеется, о смерти короля сообщают сразу, а через три недели у нас будет новый король, - я тоже сел за стол, только теперь на место Новара во главе стола. Сам Новар сел, справа от меня, слева сел Чарес, слева от него сел Лемар, я тоже его сюда позвал, осмотр аур гостей лишним не будет. Новар был такого же мнения, поэтому не возражал его присутствию.
        Около часа разговор за столом шёл на темы, никак не связанные с приездом Бороша в гости. Его дочка (почти такой же бочонок на тонких ножках, как и папа), всё это время неотрывно смотрела на меня, улыбалась и строила глазки. Из всего этого я сделал вывод, что приехали они, чтобы не только помириться, но и восстановить давний договор, от которого Борош отказался год назад. В тот момент, когда он решился перейти к главной цели его появления в замке Волар, в зале появился гонец.
        - Письмо от графа Катнара лично в руки барону Эриту Волару, - доложил он, глядя на всех сидящих за столом. Взглядом он останавливался на Новаре, Чаресе и Бороше, видимо думая, что я должен выглядеть так, как они.
        - Я Эрит Волар, - выйдя из-за стола, я подошёл к нему и взял из его рук конверт, запечатанный сургучной печатью с гербом короля. За столом стало тихо, все смотрели на меня и ждали. Чего ждали, не понятно, о содержимом письма я никому рассказывать не собирался, ни сейчас, ни потом.
        - Человека накормить, выделить комнату для отдыха и дать подменного коня, если потребуется, - распорядился я под удивлённые взгляды всех без исключения. Удивился даже сам гонец, видимо к нему так ещё не относились нигде. - Извините, я оставлю вас ненадолго, - вскрывать и читать письмо, решил у себя в комнате, чтобы по выражению моего лица было невозможно догадаться о его содержимом, какое оно бы ни было, хорошее или плохое. К тому же, читал я медленно, иногда проговаривая слова вслух, чтобы лучше понять.
        «Эрит, его величество Верланд второй скончался, на престол готовится взойти его сын. Очень многие этому недовольны, готовиться заговор. Тебе необходимо прибыть в Каболар как можно скорее, чтобы до момента коронации встать на защиту нашего нового короля, от возможных нападений на него, включая с применением магии. Лемар должен прибыть с тобой, его способности нам тоже понадобятся» - Ни подписи в конце письма, ни какой либо гербовой печати не было и понять, писал ли его сам граф или кто-то другой было не возможно. Где гарантия того что письмо не поддельное, прислано с одной лишь целью выманить меня из Волара, чтобы потом убить. Печать могли подделать, это не так уж и сложно. В любом случае мне нужно ехать в Каболар и разбираться на месте. Если письмо действительно писал граф и всё, так как есть, охрана королю точно не помешает. Правда, я пока не совсем понял, причём тут я, как будто его больше некому охранять.
        Прочитав письмо, я его сжёг в камине, чтобы быть уверенным, что оно не будет ещё кем-то прочитано. Через несколько минут вернулся к гостям, стараясь делать вид, что ничего не произошло, а содержимое письма, это не особо значимая информация личного характера.
        - На чём мы остановились? - спросил я, заняв прежнее место во главе стола. - Думаю, вы господин барон что-то хотели предложить?
        - Да, хотел, то есть хочу, - Борош положил вилку и, достав платочек, вытер лоб и подбородок. - Давайте забудем о наших взаимных претензиях, к чему эта вражда? Я хочу, чтобы Эрит взял в жёны мою дочь, разумеется, с теми же обещанными деревнями и территорией, о которых мы договаривались ранее.
        Я знал, что Борош именно это хотел предложить, этот хитрый «боров» откуда-то узнал, что я сейчас нахожусь в хороших отношениях с графом Катнаром, а он в свою очередь являлся доверенным лицом короля. На данный момент умершего, только это ничего не меняло. Насколько я понял, он и с будущим королём находится в хороших отношениях, если приказал немедленно прибыть для усиления его охраны.
        - Надеюсь, вы понимаете, что я теперь имею право на своё мнение. Так вот, чтобы больше не возникало вопросов, хочу сразу сказать. Я не хотел, не хочу и не собираюсь брать в жёны вашу дочь, так что вы напрасно потратили время, приехав с этим предложением.
        Борош побагровел, услышав категорический отказ, а его дочь, видимо уже строящая какие-то планы, закатила истерику.
        - Папа, нас оскорбили, мы едем домой! Я хочу, чтобы ты объявил войну Волару! - Довольно резво вскочив с кресла, она топнула ногой и посмотрела на меня с таким презрением, словно я сейчас отнял у неё все, чем владел род Борош.
        - Я тебя услышал, - барон встал и не прощаясь, вышел вслед за капризной дочерью. Через несколько минут семейство Борош, папа с дочкой, покинули замок Волар, а потом и территорию, принадлежавшую нашему баронству.
        - Я бы тоже так поступил, только сказал бы не так вежливо как ты, - сказал Новар после ухода гостей. - Не поделишься тем, что было в письме?
        - Граф потребовал прибыть в Каболар как можно скорее, так что мы выезжаем завтра. Отзывать солдат он не планирует, они останутся, чтобы у Бороша не возникло желание пойти войной.
        - Он и так не пойдёт, Рамос не дурак, несмотря на всю свою кажущуюся вспыльчивость. К тому же, ему тоже нужно ехать на коронацию, как и всем остальным баронам. Эрит, зайди потом ко мне, разговор есть. - Новар встал при помощи слуг и, опираясь на костыли, направился в свою комнату.
        - Хорошо, зайду и не только сегодня, утром тоже зайду, не хочу уезжать не попрощавшись.
        Глава 14
        Вечером после ужина я, как и обещал, пришёл в комнату к Новару. Барон в этот момент читал книгу. С того дня как я подарил ему очки, он постоянно что-то читал.
        - Я пришёл, - войдя, я подошёл к его столу и сел в кресло. Настроение к вечеру испортилось, потому что уезжать мне из Волара не хотелось.
        - Пока ты не уехал, хочу предупредить о том, чего ты не должен делать во дворце короля. Это всё-таки его дом, а не наш замок, - начал говорить Новар, собираясь, читать мне наставления о правилах поведения и этикете. Мне эти наставления казались смешными, но я его не перебивал (почти) и не ржал как конь в некоторых случаях (тоже почти). - Мне не хочется, чтобы ты уезжал, понимаю, что нужно, но всё равно не хочется, - признался Новар после всех своих наставлений мне.
        - Мне тоже не хочется, но коронацию и вассальную присягу новому королю нельзя пропускать, а тут ещё граф приказал, приехать раньше. Не приехать раньше, тоже нельзя, он мне доверяет и помогает, а его помощь нам сейчас просто необходима. Да и в дальнейшем не помешает.
        - Ты там с новым королём попробуй как-нибудь хорошие отношения наладить, - Новар улыбнулся, понимая, что этого сделать почти не реально ни до коронации, ни за короткий срок после неё. Хорошие отношения выстраиваются годами, постоянно доказывая свою лояльность короне и королю лично.
        К себе в комнату я вернулся только в полночь, после долгого разговора с отцом. Выпив молока, разделся и залез под одеяло, но заснуть получилось далеко не сразу, мысли долго не давали расслабиться.
        Рано утром меня разбудил Чарес, доложил, что к отъезду уже все готовы и ждут только меня. Чтобы не заставлять людей ждать, позавтракал на ходу, потом забежал к Новару попрощаться, потом заглянул на кухню, попрощался с Кельной и Лирит, матерью Лемара, которую Кельна взяла под свою опеку.
        Через несколько минут в сопровождении Чареса, Лемара и десяти воинов я отправился в Каболар. Сейчас с нами не было ни задерживающего нас груза, ни матери Лемара с его сёстрами, поэтому мы ехали в несколько раз быстрее.
        До Каболара добрались за полтора дня и как только миновали городские ворота, сразу же направились к Катнару. Несмотря на уже поздний вечер, граф находился в своём рабочем кабинете и моему появлению был очень рад.
        - Здравствуй Эрит, привет Лемар! Как там твой Волар, не разорился ещё? - граф выглядел сильно уставшим, под его глазами появились тёмные круги.
        - Нет, спасибо, с вашей помощью ему это теперь не грозит.
        - Что ж, я рад что моя небольшая помощь вам помогла. Приехали вдвоём?
        - Нет, с нами Чарес и десять воинов, они сейчас на улице, перед входом в это здание, нервируют вашу охрану.
        - Сейчас все нервные, не обращай внимания. То что не вдвоём, это хорошо, надёжные люди не помешают. Отдыхать нам некогда, выезжаем во дворец прямо сейчас, вас нужно познакомить с будущим королём. Я уже предупредил о том, что вы будете его охранять. Теорон хочет с вами познакомиться и поговорить в спокойной обстановке. Переодеться есть во что?
        - Есть.
        Сейчас на мне был доспех, на поясе меч, а за пояс сзади был просунут небольшой топорик. Новый костюм лежал в сумке, до коронации я не хотел его надевать, но теперь придётся, не в доспехе же во дворец к королю идти.
        - А у меня нет, мне никто не сказал, что с королём знакомиться пойду, - напомнил о себе Лемар.
        - Не страшно, сейчас заедем в одну лавку и подберём что-нибудь, там заодно и переоденетесь.
        Через полчаса граф привёл нас в лавку, расположенную в самом центре города. Она к этому моменту уже была закрыта, но это графа не остановило. Лавочник, узнав, кому ночью потребовалась одежда, открыл её только для нас. Мне одежда была не нужна, поэтому передав Лемара в руки лавочника, я ушёл переодеваться. Через десять минут, когда я вышел из примерочной комнаты (была в этой лавке такая) и увидел, во что моего помощника переодели, мне стало смешно. В одежде ярких цветов Лемар стал похож на попугая. Граф тоже тихо заржал, увидев это чудо, велел, одеть его приблизительно так, как был одет сейчас я.
        - Надо себе такой костюм заказать, - сказал граф, осмотрев меня со всех сторон. - Ничего лишнего, а выглядит вполне достойно.
        Лемара удалось переодеть минут через двадцать, лавочник слишком долго искал чёрного цвета и нужного размера штаны. Новых сапог для него не нашлось, оставили старые, они тоже не плохо подошли к его новому костюму. Когда мы втроём вышли из лавки, увидели два десятка любопытных жителей, стоявших чуть в стороне от отряда нашего сопровождения. Люди пришли сюда из-за любопытства, решив, что лавочника приехали арестовывать и всех их сейчас, интересовало только одно - за что? Поняв, что лавочника арестовывать никто не собирается, они сразу разошлись кто куда, интерес к этому моментально исчез.
        Королевский дворец находился километрах в десяти от города и ночью выглядел не менее красивым, чем днём. Я, правда, его днём не видел, а если разобраться то вообще ещё никогда не видел, но подумал, что он просто обязан быть красивым, дворец же всё-таки. На подъезде к дворцу нас остановила стража, состоящая из двух десятков гвардейцев. После короткого разговора с графом, нас пропустили, но не всех. Наших воинов пока не пропустили, они остались нас ждать перед закрытым шлагбаумом, ожидая разрешения от самого будущего короля.
        Вблизи королевский дворец оказался, ещё больше, чем я представлял, рассматривая его с холма и довольно большого расстояния. Оставив коней появившимся словно из-под земли слугам, в сопровождении графа мы вошли во дворец. Вошли не через парадное крыльцо, а через неприметную дверь используемую слугами.
        - Ждите меня здесь, я за вами пришлю, - сказал граф и ушёл, оставив нас стоять в полутёмном и узком коридоре. Коридор этот вёл в подсобные помещения, так как мимо нас проходили слуги, переносившие всё подряд, начиная от овощей и заканчивая скатанными в рулон коврами.
        - Эрит, а я-то тут что делаю? - спросил Чарес, не понимая, для чего Граф решил и его привести во дворец.
        - Вдруг принц и с тобой захочет поговорить, а тебя тут нет! Не искать же тебя потом, - предположил я и посмотрел на Лемара. Он с того момента как нас пропустили гвардейцы, не сказал ни слова. Вид у него сейчас был испуганный, словно он готовился войти в клетку со львом.
        Минут через пятнадцать к нам подошли два гвардейца из внутренней охраны дворца. Их форма немного отличалась от формы гвардейцев внешней охраны и выглядела немного иначе. Цвет вставок в их форме был синим, а не красным как у охраны территории прилегающей к дворцу.
        - Кто из вас Чарес? - спросил один из них.
        - Я, - ответил Чарес, с удивлением взглянув на меня, как будто бы я знал, в чём дело.
        - Иди за мной.
        Ещё раз также с удивлением на меня, взглянув, он ушёл вместе с одним из гвардейцев, второй гвардеец остался с нами.
        Прошло ещё минут десять после ухода Чареса, нервозность Лемара передалась и мне. Я стал ходить по коридору поперёк, от стены к стене. Ходил минут пять, пока гвардеец меня не остановил, поймав за рукав.
        - Да, не нервничайте вы так, принц Теорон вполне нормальный человек, но всегда думайте, что говорите, он всё-таки наш будущий король, - попытался он меня успокоить. После его слов я действительно немного успокоился, а вот Лемар наоборот. Теперь уже он стал ходить от стены до стены. Гвардеец, посмотрев на него, ничего не сказал, по его взгляду можно было понять, что он на нервозность моего помощника просто махнул рукой, - пусть ходит, может это ему поможет успокоиться.
        Стоя в коридоре и мешая слугам, мы простояли около часа, пока за нами граф наконец-то не прислал слугу. Этот слуга отвёл нас в одну из комнат дворца, расположенную на третьем этаже. Шагая по широким коридорам и проходя сквозь залы разного размера, я успевал рассматривать внутреннее убранство дворца. Сделано всё было красиво, местами встречалась позолота, вся мебель была подобрана под отделку конкретного зала как по цвету, так и форме.
        - Красиво здесь, - Лемар наконец-то подал голос.
        - Да, домой приеду, прикажу сделать также, ну или не совсем так, а что-то похожее. Мне как-то поднадоели серые стены, с наступлением вечера в замке становится темно как в старом склепе.
        - Ты что и там успел побывать? - удивился Лемар.
        - Нет, просто догадываюсь, как там темно.
        - Можно съесть по одному? - спросил я у слуги, показав на вазу с красными яблоками в ней.
        - Разумеется, стоять тоже не обязательно, можете, присесть, - он показал на два шикарных дивана, стоявших по разные стороны от столика. На этом столике, как раз и находилась ваза с аппетитно выглядящими яблоками.
        - Жуй! - взяв яблоко, я сунул его в руки Лемару, понимая, что он сейчас такой же проголодавшийся, как и я. Себе я тоже одно взял, присев на диван, откусил от яблока большой кусок и стал жевать. Жевал быстро, так как к принцу нас могли отвести в любой момент. Идти к будущему королю дожёвывая яблоко, не стоило, это неуважение, а выплёвывать его было тоже нельзя, это считалось дурным тоном. К счастью мы оба с Лемаром успели съесть по яблоку. Как только я проглотил последний кусочек, в комнату вошёл граф Катнар.
        - Идёмте, его высочество ждёт, - граф сказал это с такой официальностью в голосе, что я невольно встал по стойке смирно и пошёл за ним чуть ли не строевым шагом. Далеко идти не пришлось, принц оказывается, в то время пока мы трескали его яблоки, находился в соседней комнате.
        - Ваше высочество, - начал было я говорить свою приветственную речь, но был тут же остановлен принцем.
        - Брось ты эти расшаркивания, это не официальный приём, от них меня уже тошнит. Поговорим нормально, как старые, добрые друзья, - сказал он и жестом, предложил нам с Лемаром сесть в кресла, видимо принесённые сюда слугами из другой комнаты, так как их обивка отличалась от других кресел, находящихся в этой комнате.
        - Значит, ты и есть тот самый Эрит Волар, берсерк и Неом, - принц Теорон сел в кресло, стоявшее напротив, и потёр глаза. Выглядел он, лет на тридцать с хвостиком, среднего роста, среднего телосложения, волосы тёмные, слегка вьющиеся, глаза серо-зелёные, нос прямой. Одет сейчас был просто, я бы сказал по-домашнему, в обычных штанах и широкой рубашке на выпуск. На ногах короткие сапоги, которые можно быстро снять и также быстро надеть, если понадобиться.
        Пару минут он, молча, разглядывал нас с Лемаром, видимо пытаясь, понять, что мы за люди, хорошие или плохие, можно нам доверять или лучше сразу повесить.
        - Сатор, налей и им тоже того горячего отвара, которым ты меня угощаешь весь вечер, - завершив наш оценивающий осмотр, он попросил графа, налить нам травяного чая, так ему полюбившегося с моей подачи.
        - Будете? - спросил граф, прежде чем налить.
        - Не откажусь, а то яблоко в горле застряло, - попытался я пошутить.
        - Кто же вас заставлял глотать их кусками, я мог бы и ещё пару минут подождать, мы же сейчас никуда не спешим, - ответил принц, и они оба с графом засмеялись. Оказывается, он за нами наблюдал, когда мы эти яблоки пытались быстро уложить в свои пустые желудки. - Ладно, на то чтобы посмеяться, у нас ещё будет время, надеюсь. Сейчас перейдём к делу.
        Первая встреча с принцем продлилась часа полтора, за это время он задал мне столько всяких разных вопросов, что к концу я уже стал плохо соображать. В моей голове образовалась густая каша из той информации, которую я ему выдал. Утаить прошлое оказалось не просто, но я, кажется, смог, потому что обдумывал каждое своё слово, прежде чем сказать что-то. Гвардеец не зря предупредил, чтобы я всегда следил за языком, принц человек умный и въедливый в плане докопаться до истины, да и не только в этом, а и вообще.
        После разговора с ним, мы собирались ехать обратно в город, чтобы снять там комнату, но из дворца нас не выпустили. Принц приказал выделить нам каждому по комнате. Оставшееся время до его коронации мы проведём во дворце, занимаясь подготовкой. Чтобы стать личной охраной короля, пусть даже временно, нам нужно знать дворец как свои пять пальцев. Знать все закутки, где может спрятаться наёмный убийца, и все входы и выходы на случай отступления, если придётся покинуть дворец, спасая короля. Охранять его, разумеется, будем не только мы с Лемаром, охранников будет и без нас много, просто нам было отведено место в первом ряду. Так сказать именно я, ну, и Лемар тоже, должны будем принять на себя первый удар. Он видимо будет и скорее всего с применением магии, не просто же так граф ввёл в охрану Неома.
        Комната, выделенная мне, была шикарной, на кровать под балдахином даже ложиться не хотелось, постельное бельё было чистым настолько, что я опасался его испачкать, просто проведя по нему рукой. Спустя несколько минут после того как меня сопроводили в эту комнату, слуги принесли горячей воды, мыло, полотенца (сразу три) и предложили услугу мойщицы. Предложение было заманчивым, понимая, что только помывкой дело может не закончится, я отказался, не стоило злоупотреблять доверием ко мне принца Теорона. В комнате за ширмой стояла ванна, в которую я лично налил воды и потом быстро помылся, пока ко мне без моего желания не привели какую-нибудь молоденькую мойщицу. Пока я мылся, слуги забрали мою одежду, оставив мне вместо неё халат. Я, конечно, возмутился, обнаружив пропажу, но толку от этого не было никакого, её мне не вернули, сказав, что получу я её только утром.
        - Ну и ладно, главное оружие осталось при мне, а в одних кальсонах я уже сражался, - подумал я и всё-таки прилёг на шикарную кровать. Не успел прилечь, как ко мне пришёл какой-то старикан, с закрученными усами как у бравого казака.
        - Эрит Волар? - спросил он, посмотрев на меня взглядом гробовщика, прикидывающего, какого размера ему предстоит сделать гроб.
        - Да, а в чём собственно дело?
        - Меня зовут Бьер, я королевский портной. Его высочество распорядился пошить вам костюм для церемонии его коронации.
        - Так ведь у меня уже есть, его слуги забрали, чтобы почистить.
        - Он не подойдёт, вы всё-таки будете стоять возле короля, на вас тоже будут смотреть гости и выглядеть вы должны соответственно.
        - Как хотите, только никаких кружев и всяких там финтифлюшек, костюм должен быть удобен для боя! - предупредил я сразу.
        - Зачем же так кричать молодой человек, разумеется, мы это учтём, вам точно понравится, - успокоил меня Бьер и принялся, снимать с меня мерки. Кружился он вокруг меня как вокруг новогодней ёлки, минут пятнадцать, всё время что-то бормоча себе поднос и что-то записывая на маленьком клочке бумаги.
        После того как мерки были сняты и а я снова прилёг на кровать, прибежал Лемар. На нём был почти такой же халат, как и на мне.
        - Эрит, ты не представляешь что со мной было!
        - Ну, почему не представляю, очень даже представляю, мойщица к тебе приходила, - предположил я.
        - Точно, а откуда ты знаешь?
        - Мне тоже предлагали, я отказался.
        - Вот и я отказался, пришла какая-то бабка, - сынок, давай я тебе помыться помогу, - изобразил Лемар эту бабку, изменив голос. - Я и сам помыться в состоянии, кое-как выпроводил, уходить не хотела.
        - Интересно, ко мне тоже бабку эту привели бы или кого-то гораздо моложе? - подумал я. - Лемар ты спать хочешь?
        - Нет, какой уж тут теперь сон, вдруг опять эта бабка придёт зачем-то, а я спать буду!
        - А я хочу! Иди к себе в комнату, запри дверь и ничего не бойся. Всё! Спокойной ночи, - я выпроводил своего помощника и вскоре заснул, зарывшись в подушки и ещё накрывшись одеялом с головой.
        Так как дверь я не запирал, утром меня разбудил слуга, он принёс мне мой чёрный костюм. Минут через пятнадцать, другой слуга принёс завтрак, от которого я не смог оторваться, пока не съел всё.
        - Вкусно, но мало, - подумал я, положив вилку, имеющую всего два зуба. Завтрак во дворце оказался уж слишком лёгким, я к такой маленькой порции не привык. Как только позавтракал, снова появился слуга и унёс пустые тарелки. - Следил что-ли? - пришла мне в голову мысль.
        Приблизительно через полчаса появился Лемар.
        - Как спалось? Бабка во сне к тебе не приходила?
        - Во сне к счастью нет, но утром припёрлась, только уже другая, - господин Лемар, позвольте я помогу вам одеться? - он снова изменил голос, изобразив бабку. - Они что, издеваются?
        - Расслабься, просто хотят угодить гостям будущего короля, если нам всё понравится, им это потом зачтётся.
        Вскоре к нам пришёл ещё один слуга, уже далеко не молодой, на вскидку я бы дал ему лет шестьдесят пять не меньше.
        - Господин Эрит Волар, уважаемый Лемар, мне приказано, показать вам дворец и те места в нём, о которых вы вчера говорили с его высочеством.
        - Мы готовы, веди!
        Слуга водил нас по дворцу два дня, мы за это время, куда только не заглянули и что только не проверили. К концу второго дня я уже знал, где во дворце можно спрятаться и как из него сбежать незамеченным. Принц это тоже знал, в крайнем случае, он смог бы сбежать без нас, с другими охранниками, говоря по-другому - телохранителями, но видимо им он доверял меньше, если выбрал нас. Я не был уверен в том, что он нам доверяет настолько, ведь он только два дня назад увидел нас впервые. Лемару я об этом говорить не стал, пусть он останется в неведении того, что мы с ним всего лишь должны принять на себя первый удар. Честно говоря, чем ближе был день коронации, тем меньше мне хотелось охранять Теорона. Он может быть человек, в общем, и не плохой, но погибать ради него, я как-то не планировал.
        - Эрит, а где сама коронация будет проходить? - Лемар сидел в кресле, вытянув ноги, предварительно сняв сапоги. Блуждая по дворцу, мы с ним отмерили собственными ногами не один километр. У меня самого ноги сейчас гудели, но сапоги я пока снимать не стал, вдруг принц придёт, а я босиком!
        - В том большом и красивом зале, с которого мы и начали осматривать дворец.
        - Жаль будет этот зал, если там бой начнётся, переломают же там всё.
        - Поверь, это не самое плохое что может произойти.
        - Я знаю, мы можем погибнуть, ведь мы первые влезем в драку, вернее ты влезешь, но я тебя одного не оставлю, буду помогать, ведь я твой помощник, - проговорил Лемар с грустью в голосе. Я его жалел, не рассказывая о том, что нас ожидает, а он оказывается, давно сам обо всём догадался.
        - Попробуем выжить и спасти Теорона, получиться - хорошо, ну, а не получиться, сам понимаешь, - отстегнув ножны со шпагой, я хотел положить её на стол, но в этот момент в комнату вошёл слуга.
        - Его сиятельство граф Катнар велел передать вам это, - он показал на две шпаги и два кинжала у себя в руках, - на коронации у вас должно быть это оружие.
        Шпаги и кинжалы были разного размера, обычного предназначались для меня, слегка укороченные для Лемара. Всё принесённое слугой оружие было великолепного качества и украшено золотом.
        - То что сейчас у вас, я отнесу в оружейную комнату, забрать сможете, когда захотите.
        - То есть сразу после коронации? - решил я уточнить.
        - Зачем же, это оружие теперь ваше, это подарок от короля, простите, пока ещё принца Теорона, - поправил он сам себя, назвав его королём преждевременно.
        После ухода слуги, Лемар вцепился в шпагу и кинжал предназначенные ему как клещ. Право носить шпагу, имели только аристократы, а этим подарком Теорон давал понять, что Лемара повысили, пусть даже и без получения им какого-то титула. В комнату к себе он ушел, продолжая обниматься со шпагой, кинжал был не так важен. Я тоже сидя в кресле, несколько минут рассматривал подаренное оружие и думал. Думал я о том, что нас всё-таки подслушивают и вовремя одаривают, а это значит, что нам с Лемаром нужно держать свои языки за зубами.
        Несколько дней мы ничего не делали, сидели в комнате и разговаривали на темы, никак не связанные с принцем и его предстоящей коронацией. Выходили погулять в сад, где встретили Чареса переодетого в форму гвардейца. Граф весь наш отряд поставил на охрану дворца снаружи. Чаресу и нашим воинам было приказано присматривать за садом, чтобы через него к дворцу даже мышь не прошмыгнула.
        За день до коронации ко мне в комнату пришёл Бьер, принёс мне новый костюм. Верхняя часть (нечто среднее между кителем и камзолом), была тёмно-синего цвета, без кружевной отделки, но с мелким рисунком трилистника симметрично разбросанного по ткани из которой он был сшит. Штаны, как и сапоги, остались чисто чёрными. Надев костюм, прицепив к поясу ножны со шпагой и кинжал, я посмотрел на себя в зеркало, принесённое в комнату слугами специально для меня. В сочетании с оружием, украшенным золотом, костюм выглядел по-королевски дорого. Одним словом, я остался доволен, как в прочем и сам королевский портной тоже, удовлетворённый получившемся результатом.
        Утром на следующий день, во дворец стали съезжаться гости, приглашённые на коронацию. Стоя у окна, я с высоты третьего этажа наблюдал за людьми, принадлежащими к высшему обществу. Из нескольких десятков приехавших я узнал всего несколько человек, баронов Маторока и Бороша, трёх дедов магов из академии и королевского казначея. Все они, кроме магов, приехали семьями, так сказать прихватили с собой ближайшую родню, чтобы по возможности представить их королю. После коронации новый король будет принимать вассальную клятву, ну а после, уже вечером, будет бал, где с королём можно попытаться поговорить, если охрана разрешит, то есть мы с Лемаром. Мой помощник по ауре будет пытаться определить, задумал что-то плохое человек или нет. Сам Лемар в точности своих определений не был уверен на сто процентов, так как такого опыта у него было очень и очень мало, он сам мне в этом признался, по секрету конечно. Граф Катнар из дворца никуда и не уезжал, но когда приехала его семья, вышел их встретить. Его я не сразу узнал, так как он был одет в белый костюм, расшитый золотой нитью.
        Вскоре за нами пришёл слуга, и мы направились в комнату принца. С этого момента мы уже не будем отходить от него ни на шаг и при нападении, должны встать между ним и нападающим на него человеком, кем бы он не оказался. О том, как мы все будем действовать, было уже оговорено, как с графом, так и с самим принцем Теороном.
        - С добрым утром ваше высочество, - войдя в комнату принца, я поздоровался и изобразил поклон, кивнув головой. Сейчас возле Теорона находилось несколько слуг, помогавших ему одеться и парочка каких-то дам, среднего возраста одетых дорого, но как-то безвкусно.
        - А, это ты Эрит, уже готов. Я как видишь, ещё нет, они с самого раннего утра пытаются одеть меня как короля, правда, я не могу понять, как это можно сделать, если я даже в голом виде уже фактически королем и являюсь. Одежда не настолько важна, - на Теороне сейчас были белые короткие штаны в синюю полоску, белые гольфы без всяких полосок, белые туфли с золотыми пряжками и рубашка, разумеется, тоже белая. Верхняя часть костюма была сейчас надета на своеобразный манекен, слуги проверяли, не прилипла ли какая-нибудь нитка или соринка к ослепительно белой ткани обильно расшитой золотом с добавлением драгоценных камней. Этот непонятный китель видимо весил не мало из-за этих украшений, поэтому принц и не спешил его надевать. - Что скажешь?
        - По поводу чего? - не понял я вопроса.
        - Может, мне наплевать на всё это и одеться как ты или, например, как Сатор, просто и со вкусом?
        - Ваше высочество, я в этом деле ничего не понимаю, поэтому посоветовать вам что-то не могу.
        - Да, я не совета прошу, просто жалуюсь. Долго вы ещё тут вокруг меня бегать будете? - прикрикнул он на слуг.
        - Ваше высочество, коронация начнётся через час, надевать всё, ещё слишком рано, - ответил портной Бьер, которого я сразу не заметил. Он стоял у окна, присматривая оттуда за процессом одевания принца.
        - Ничего страшного, я потерплю, - Теорон был готов одеться полностью, лишь бы весь этот балаган с его одеванием быстрее завершился.
        - Что вы готовы потерпеть ваше высочество? - в комнату вошёл граф Катнар.
        - Немалый вес моего костюма я готов потерпеть. Узнал, о чём я просил? - спросил принц, не поясняя, о чём вопрос.
        - Можно сказать, нет, всё приблизительно.
        Мы знали, о чём спрашивал Теорон. Накануне мы обсуждали кандидатуры предполагаемых убийц, так как графу удалось узнать, что на Теорона стопроцентно запланировано покушение. Напасть должны либо в промежутке между коронацией и принятием вассальной клятвы, либо во время бала. Мы все были уверены, что нападут во время бала, так как к королю в это время подойти будет намного проще. Катнар пытался выявить заговорщиков, но получил лишь снова одни подозрения.
        - Все свободны! - Теорон, как только его полностью одели, выпроводил всех из комнаты, разумеется, кроме Катнара и нас. - А что если, изменить время присяги и бала? Так скажем - на пару часов, получим небольшой запас времени, - предложил принц.
        - Эти пара часов нам ничем не помогут, а вот если начать чуть раньше, можем нарушить план заговорщиков. Мне удалось выяснить, что они ещё не все прибыли, недостаток людей заставит, проявить себя раньше времени и мы сможем их схватить.
        - Хорошо бы так, я уже подумывал о переносе коронации на другой день. Нечего на меня так смотреть, - принц посмотрел на графа, - сам понимаю, что нельзя.
        Мы с Лемаром в разговор не влезали, нам разрешения никто не давал и вообще, это не наше дело, когда и что им проводить. Наше дело охранять и не позволить, убить Теорона.
        - Ладно, нам пора, идём в зал, - Теорон поправил шпагу и направился к выходу из комнаты. Мы с Лемаром рванули за ним, чтобы успеть выйти раньше его.
        Коронный зал был забит людьми, выстроившимися в три ряда вдоль его стен кроме одной, той, где находился трон. Перед нашим появлением заиграла торжественная музыка, а гости с замиранием сердца приготовились к появлению в зале их будущего короля. Первым, разумеется, в зал вошёл Теорон, а вот сразу за ним вошёл не Катнар, а я, чтобы в случае внезапного нападения встать перед ним. Граф шел за мной, Лемар замыкал нашу процессию. Музыка стихла, Теорон прошёл к трону, но не сел на него, а встал перед ним, не король же ещё. Я встал, справа и чуть позади него, Лемар за моей спиной, чтобы подсказывать мне, кто, что и где. Катнар занял место слева от принца и тоже чуть позади. Собравшееся в зале аристократическое общество замерло, увидев, кто встал рядом с принцем, никто из них не ожидал, что одно из почётных мест займёт какой-то никому не известный барон.
        Я смотрел на собравшихся гостей, пытаясь вычислить убийцу, но у меня, конечно же, ничего из этого не получилось, я увидел лишь пёстро одетую толпу и несколько знакомых лиц в этой толпе. Из всех знакомых мне людей удивлённо-доброжелательный взгляд был только у одного человека, им оказался директор магической академии Венар. Именно ему выпала честь, водрузить на голову Теорона корону. Остальные взгляды знакомых мне людей тоже были удивлёнными, но вот ни капли доброты в этих взглядах я не заметил. Барон Маторок смотрел как-то нейтрально, но он опытный интриган и умел хорошо скрывать свои эмоции. Борош и его дочка смотрели с ненавистью, уж кто-кто, а они точно не ожидали увидеть меня возле принца. Были ещё пара взглядов, но не настолько озлобленных как у семейства Борош, их владельцами были казначей и его сын.
        Через минуту, дав гостям успокоиться, в центр зала вышел церемониймейстер, и церемония коронации Теорона первого началась.
        - У меня в глазах рябит от обилия ярких аур, - прошептал Лемар, осматривая ауры всех без исключения собравшихся в зале людей.
        - Убийц ищи, - прошипел я сквозь зубы, так как говорить сейчас было нельзя.
        - Есть несколько подозрительных, но это в основном женщины, точнее молодые девушки. Их ауры вспыхивают, как пламя костра, если в него соль бросить, - прошептал он в ответ и на некоторое время замолчал. Вскоре мои глаза адаптировались к ярким нарядам знати, и я ещё раз осмотрел собравшихся гостей. Через несколько минут, пришёл к выводу, что Теорона желают увидеть в королевском троне не все собравшиеся, как минимум треть из гостей была либо недовольна этой коронацией, либо смотрели как-то нейтрально. Как говорится, по принципу - пусть сейчас станет королём, а там посмотрим. Что и кто в зале на данный момент говорил, я даже не видел. К словам не прислушивался, всё моё внимание было сосредоточено на охране Теорона. Я был готов наброситься на любого, кто решит, подойти к нему без разрешения. Мой взгляд видимо был, настолько читаем, что люди, с которыми я взглядами встречался, отводили глаза, чтобы меня случайно не спровоцировать.
        Так продолжалось минут двадцать, пока я не встретился взглядом с одной девушкой. Она взгляд не отвела, наоборот, смотрела с вызовом, но без злобы, я бы даже сказал, с каким-то интересом. Мы смотрели друг другу в глаза, целую минуту, а потом мне пришлось отвернуться, так как церемония перешла к главному действу, надеванию короны на голову Теорону. Венар широко улыбаясь, прошмыгал ногами по полу из центра зала к трону, неся корону на ярко красной подушке. Сама корона меня не впечатлила, она по своей красоте была далека от короны Екатерины второй, её я, правда, видел только на фото, но это не столь важно. К Венару подошёл слуга, чтобы подержать подушку, пока он будет пристраивать корону на голову принца. В этот момент я что-то почувствовал, а потом услышал Лемара.
        - Справа!
        Резко повернувшись, увидел быстро приближающегося к нам человека. Оружия у него в руках не было, но я на всякий случай решил, его притормозить. Как только сделал шаг в его сторону, человек резко выставил перед собой руки и с них сорвался ослепительно яркий огненный шар, размером с футбольный мяч. Так как магия на меня не действовала, я спокойно встал на пути этого солнышка. Долетев до меня и коснувшись моей груди, он просто растворился в воздухе, причём даже быстрее чем его сотворил маг.
        - Это Неом!!! Убейте его! - успел крикнуть напавший маг, перед тем как моя шпага проткнула его сердце. Через секунду в тронном зале начался апокалипсис. Люди кричали, метались по залу, пытаясь из него выйти, но это у них не получалось, охрана заперла парадный вход. Над головами летали огненные шары, разных размеров и яркости. Слышался звон стали, кто-то из гостей уже успел скрестить шпаги.
        - Уходим! - Крикнул я и схватив Теорона за рукав, потянул в сторону двери, через которую мы недавно и вошли в этот зал. Оказавшись в коридоре, я сразу повернул направо, так как ближайший выход находился в той стороне. Теорон побежал за мной, но через несколько метров мы оба резко остановились, навстречу нам из-за угла вышли несколько человек и они были явно не из охраны дворца. - Назад! - повернувшись, мы рванули в другую сторону. В этот момент из зала выбежали, Лемар, граф Катнар, какая-то женщина, парень возрастом приблизительно как Лемар и девушка, та самая, с которой мы надолго зацепились взглядами. Увидев нас, Лемар и граф толкнули женщину, парня и девушку вперёд, а сами отошли в сторону, чтобы не помешать спасению короля. Мы с Теороном пробежали мимо них, а они, обнажив шпаги, решили, задержать преследующих нас людей.
        Женщины бежали гораздо медленнее нас, в длинных платьях быстро не побегаешь, поэтому Теорон как истинный аристократ, не оставил их в беде. Схватив их за руки, потащил за собой. Парень, имя которого я не знал, бежал сам, помогать ему было не нужно. Вскоре коридор повернул налево, потом через два десятка метров направо и упёрся в лестницу, ведущую на верхние этажи дворца.
        - Наверх, в другое крыло, там ещё один выход, он ведёт в сад, а там Чарес, - направил я, всех бежавших впереди меня и решил, помочь Теорону. Отнял у него руку девушки, после чего уже с ней, мы не просто забежали, а влетели по лестнице на второй этаж. Коридор второго этажа был шире, чем первого, вдоль его стен стояло много разных предметов мебели и несколько статуй. В коридоре не было никого, даже слуг, а это было подозрительно. Несмотря на это, мы побежали по нему к другой лестнице, чтобы по ней спуститься обратно на первый этаж и потом через служебный вход выйти в сад. До лестницы не добежали всего несколько метров, парень, бежавший рядом, с криком упал, его ногу пробил арбалетный болт. Увидев это, я остановился и посмотрел на того, кто стрелял. В конце коридора стоял человек с арбалетом в руках, пытаясь снова его зарядить.
        - Теорон, хватай парня и бегом вниз, я с этим разберусь, потом догоню! - как не удивительно, новоиспечённый король меня послушался и, подняв продолжающего кричать от боли парня, побежал дальше. Женщина и девушка побежали за ним сами.
        Чтобы стрелок не успел зарядить арбалет, я побежал к нему. Понимая, что зарядить не успевает, он бросил арбалет и достал короткий меч. Человек не понимал, что я на дуэль его вызывать не собирался, приблизившись, я с разбега ударил ногой в красивую тумбочку, стоявшую у стены. Получив резкое ускорение, этот изящный предмет мебели полетел в него. Через какую-то долю секунды не успев увернуться, человек поймав тумбочку, улетел вместе с ней к лестнице, а потом и скатился по ней.
        Теорона нужно было догонять, но мне снова помешали. На том месте, где только что стоял человек с арбалетом, появился маг. Я сначала даже обрадовался, увидев, что оружия у него нет, но через секунду он смог меня неприятно удивить. Уже зная, что я Неом, то есть магией меня бить бесполезно, он изменил подход к процессу моего убийства. В меня полетело всё, что находилось в коридоре, стулья, вазы с цветами, картины срывались со стен, даже витражи из окон и те сыпались мне на голову. Я уворачивался, отбивал, что мог и терпел боль, когда ни того, ни другого сделать, не получалось. Несмотря на это, я надолго задержал мага в этом коридоре, медленно отступая к лестнице, по которой убежал Теорон и две особы разного возраста. От устроенного в коридоре хаоса, маг выдохся, но не до конца, немного своей магической силы всё-таки сохранил для последнего удара. Мне было хорошо видно, как он напрягся, пытаясь бросить в меня последнее из того, что осталось в коридоре. Обернувшись, я увидел статую, которая сначала качнулась, а через секунду полетела в меня. Избежать столкновения я не смог, а на то, чтобы отбить её в
сторону, у меня уже просто не было сил. Я поймал ее, после чего мы в обнимку вылетели в окно, где спустя мгновенье приземлились на клумбу с белыми розами. Последнее что я увидел, перед тем как потерял сознание, было удивлённое лицо Чареса.
        Конец первой книги.
        Продолжение следует.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к