Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Малыш Игорь Градов
        Он один в этом мире - маленький мальчик, которого все зовут Малыш. На вид ему шесть лет, но мало кто знает, что на самом деле - гораздо больше. Он мутант, и в силу странного стечения обстоятельств стал обладателем редкого дара - возможности оставаться маленьким, а также читать чужие мысли и даже чистить память. И еще он умеет двигать предметы…
        Но за это приходится платить - в данном случае, своим будущим. Малыш не может вырасти, у него нет друзей, нет и никогда не будет своей собственной семьи, жены и детей… Для всех он навсегда останется маленьким мальчиком.
        Но неужели никто не в силах ему помочь? В этом жестоком и опасном мире, в котором он вынужден жить, есть и другие люди, обладающие необычными способностями. Например, травница Мара, которую все считают ведьмой… Или Желтый Глаз, проводник в Старый город, где после войны осталось много интересных и необычных вещей. Туда, кстати, Малыш и отправляется - за книгами, ибо больше всего на свете ценит знания. Но получит он не только старые энциклопедии и справочники, но кое-что гораздо более ценное. То, что изменит всю его жизнь. А также жизнь всех людей, так или иначе с ним связанных…
        Игорь Градов
        Малыш
        Часть первая
        Глава первая Хороший день
        - Малыш, обедать!
        Ну, вот, только начал новую главу… Я тяжело вздохнул и закрыл энциклопедию. Потом залез под кровать, приподнял одну половицу и убрал книгу в тайник. Незачем родным знать, что я читаю, а то будут еще спрашивать. Придется им лишний раз мозги чистить…
        За столом я сидел один: отец, как всегда, работал в мастерской, Ник и Дара были еще в школе, до вечера не вернутся. Хорошее время - никто не мешает, можно спокойно почитать.
        Я люблю энциклопедии - в них много всего, особенно о том, что было до Большой войны. Жаль только, попадаются они крайне редко. Торговцы обычно привозят из города всякую ерунду, какие-то глупые любовные романы да приключенческие повести, а научных книг и учебников очень мало. Вот и приходится по несколько раз перечитывать то, что уже имею…
        Мать налила мне полную тарелку супа. В теплой водичке плавало несколько ломтиков картошки и пара кружочков лука. Негусто, конечно, но мне хватит - я ведь маленький, ем очень мало. Зато хлеба отрезала целый ломоть - только что испеченного, теплого, душистого, пахнущего печью. С поджаристой корочкой, как я люблю…
        - Ну, Малыш, чем ты сегодня занимался? - привычно спросила мама.
        - Да так, ничем, играл в своей комнате, - также привычно ответил я.
        - Правильно, играй, - кивнула матушка, - вот скоро пойдешь в школу, тогда уже будет не до игрушек. Господин Ламес - очень строгий учитель, спуску лентяям да озорникам не дает. Зато и учит хорошо.
        Мама тяжело вздохнула и начала протирать тряпкой и без того чистый стол.
        - Что, учитель опять пожаловался на Ника? - догадался я.
        - Да, - огорченно кивнула мама, - в который уже раз! Не хочет твой брат учиться, и все тут! Вертится на уроках, балуется, а на переменках хулиганит. Никакого сладу с ним нет! Хорошо, что хоть Дара прилежная. Вот скоро окончит учебу, пойдет работать, а ты займешь ее место в школе.
        Я слегка улыбнулся - как же, прилежная! Сестра только и думает, как бы из школы поскорее выскочить да взрослую жизнь начать. И в голове у нее отнюдь не работа… Как и у моего братца, кстати.
        Действительно, его что учи, что не учи - толку никакого. Вот мяч погонять или в расшибалочку поиграть - это он первый, а за партой сидеть - нет уж, увольте. Но Ник, в отличие от моей сестрицы, очень глупый, не понимает, что ему выгоднее поскорее закончить школу. Дара, напротив, быстро сообразила, что, чем скорее выучишься, тем скорее от тебя отстанут, поэтому и старается, налегает на уроки, а братец балуется и ничего не усваивает. Вот и сидит в каждом классе по два раза. Здоровый уже, целых шестнадцать лет, а все в школу ходит, смехота одна!
        - …вот выучишься, - продолжала между тем матушка, - станешь помощником писаря, а может, сам господин Ану тебя на службу возьмет. Будешь младшим сборщиком податей, уважаемым человеком…
        Еще чего - быть подручным у господина Ану! Всю жизнь мечтал налоги собирать - отнимать у нищих последний кусок хлеба! Или еще лучше - у писаря за конторкой день-деньской стоять. Нет уж, пусть этим другие занимаются, а у меня есть дела поинтереснее.
        - Как только соберем урожай, сразу отведу тебя в школу, - продолжала матушка, - надо сегодня же с господином учителем поговорить…
        А вот этого мне не надо. Господин Ламес, конечно, хороший человек, старается, учит наших болванов уму-разуму, и не его беда, что ничего не получается. После войны у многих с мозгами плохо, читают и запоминают с большим трудом.
        Не то, что я. Все помню, могу любую книгу наизусть пересказать, с любого места. А прочитал я их, надо сказать, уже немало…
        Так что делать мне в школе совершенно нечего, да и не хочу я сидеть в одном классе с соседскими мальчишками и девчонками. Первые - в большинстве своем ужасные хулиганы и забияки, чуть что - сразу в драку лезут, это у них считается появлением мужественности и храбрости, а вторые глупы неимоверно, в головах - одни платья да украшенья. К тому же учиться мне у господина Ламеса практически нечему - я уже знаю гораздо больше его. Нет, мне пока и дома хорошо - можно спокойно читать, получать новые знания.
        Я не спеша доел суп и отставил тарелку.
        - Спасибо, мама!
        - Кушай, сыночек, а то ты у нас такой худенький!
        Действительно, богатырем меня не назовешь - тощее тельце, руки и ноги - как спички. Зато голова большая, в нее много чего влезает. В моей худобе есть и свои плюсы: во-первых, не требуется много еды, а во-вторых, соседские мальчишки особенно не пристают - такого дохляка, как я, тронуть боязно. Толкнешь его, а он сразу рассыплется, отвечай потом!
        Я благодарно прижался к маме, а сам незаметно почистил ее память. И с самым невинным видом произнес:
        - Мама, разве ты забыла, что мне всего шесть лет? А в школу берут с семи… Рано мне еще!
        Матушка посмотрела на меня чистыми, прозрачными глазами и сказала:
        - Что это я! Совсем забыла, сколько моему дорогому сыночку лет! Конечно, рано тебе еще, через годик пойдешь.
        Ну вот, так-то лучше. Конечно, надо потом будет и отцу память почистить, а то вдруг тоже вспомнит, сколько мне на самом деле лет. А заодно и братцу с сестрицей - на всякий случай, хотя им обычно не до меня - своих дел хватает.
        - Малыш, отнеси отцу поесть, - попросила матушка и протянула котелок с похлебкой и ломоть хлеба, завернутый в чистую тряпицу. - У него сегодня много работы, обедать не придет.
        - Хорошо, мама, - как послушный сын, ответил я и поспешил покинуть кухню.
        У меня сегодня тоже много дел - торговцу Киру обещали привезти новые книги, надо пойти посмотреть. И сразу выбрать нужные, пока не набежали и не растащили.

* * *
        Я вышел из дома и направился на рынок. Идти было всего десять минут, если не спешить.
        А я и не спешил. Почему бы не прогуляться, когда день хороший? А то задует северный ветер, принесет пыль и песок из тех мест, где была война, сиди тогда дома. На улицу не выйдешь - красная взвесь забивает нос и горло, не вздохнешь. И опасно очень - от этого песка болезни разные у людей случаются. А у нас и так больных и увечных много, нормальных людей, считай, почти нет. Хотя что считать нормой…
        Вот я, например. По виду - шесть лет, по сложению - доходяга, соплей перешибешь, а по уму… Без всякого хвастовства скажу - равных мне в нашем селении нет, да и во всей округе тоже. Пожалуй, и на юге немного найдется таких, кто смог бы так же быстро читать и с первого раза всё запоминать. Кроме того, я могу двузначные числа в уме перемножать и математические задачки решать. Наш учитель Ламес, к примеру, не знает, что такое квадратное уравнение, а я знаю и очень хорошо в этом разбираюсь.
        Впрочем, такие глубокие познания нашим людям ни к чему - большинство с трудом знает счет до ста, а уж о том, чтобы умножение или деление произвести, и речи быть не может. Поэтому и пользуются услугами господина Ану, который ведет ежемесячные расчеты и взимает положенные налоги. Не без некой выгоды для себя, конечно. Я отцу в этих подсчетах помогаю, подсказываю правильную цифру, а то бы он разорился совсем…
        Отец хоть и старательный, день и ночь в мастерской вкалывает, но особенных денег не зарабатывает. Наша семья с трудом сводит концы с концами. Поэтому мои родители ждут не дождутся, когда Ник с Дарой пойдут работать. Может, тогда немного полегче станет.

* * *
        На рыночной площади было, как всегда, шумно: торговцы громко расхваливали свой товар, покупатели ходили между рядами, выбирая и прицениваясь. Если вещь понравилась, начинался торг - каждая сторона старалась для себя.
        Я привычно проскочил между деревянными прилавками и поспешил в тот ряд, где продают всякое старье. Его привозят из города коробейники - на больших машинах, называемых грузовиками. Они откапывают вещи на развалинах Старого города и все более-менее приличное продают оптом. Главным образом это посуда, одежда, какие-то сломанные, неработающие приборы, странные устройства, назначение которых давно позабыто, но встречаются и любопытные штучки. Так, совсем недавно я откопал прекрасно сохранившийся барометр и теперь сам могу предсказывать погоду. Не хуже, чем наш прорицатель Ниду…
        Но главное, коробейники привозят книги. Как правило, это порванные, растрепанные тома, без многих страниц, часто обгоревшие… А что вы хотите - Большая война была, почти все библиотеки пожгли. Но изредка встречаются и почти целые экземпляры. Меня главным образом интересуют учебники по разным наукам и энциклопедии - то, что дает реальные знания. Другие покупатели обычно ищут любовные романы и приключенческие истории, но могут прихватить и энциклопедию, если в ней иллюстрации красочные. Поэтому и следовало торопиться…
        По дороге я встретил старуху Мару. Как всегда, в каких-то пестрых тряпках, с грязным шерстяным платком на голове.
        Этот платок она никогда не снимает, ни зимой, ни летом. Говорят, на голове у нее нет волос, одни страшные язвы - последствия Большой войны…
        В руке Мара держала корзинку с лечебными травами - обменять на еду. Она у нас вроде целительницы, пользует всех своими настоями и отварами, помогает от некоторых болезней. Конечно, в серьезных случаях мы обращаемся к лекарю, но нередко пользуемся и ее услугами. Мара живет близко и берет совсем недорого. В отличие от лекаря…
        Одна только беда - не любит она меня. Точнее, Мара - единственная из всех, кто точно знает, сколько мне лет. Много раз я пытался почистить ее мозги, но бесполезно - не поддается она моему воздействию.
        Мара считает меня чем-то вроде исчадия ада и при каждой встрече ругается. Вот и сейчас она трижды сплюнула и громко произнесла:
        - Сгинь, бесово отродье, не приближайся ко мне!
        Хорошо, что ее считают сумасшедшей и не обращают внимания. А то вдруг кто-нибудь возьмет да и спросит - почему это Петер (так зовут меня официально, но все обычно кличут Малышом) родился раньше Ника и Дары, а до сих пор выглядит, как шестилетний? Что бы я им ответил?
        Я и сам не знаю, почему так вышло. Как достиг своего нынешнего состояния, так и остановился, не взрослею уже много лет. По идее, я должен быть уже взрослым, восемнадцатилетним, иметь жену, детей. У нас рано обзаводятся семьями - чтобы успеть оставить наследников, продолжить род, но и умирают рано - в сорок пять, от силы в пятьдесят лет. Говорят, это следствие мутации, случившейся после войны.
        Одна только Мара по-настоящему старая - по моим прикидкам, ей больше семидесяти лет. У нее лицо в глубоких морщинах, а руки все в мелких коричневых пятнах, как у настоящих стариков. Из наших она одна такая.
        Все привыкли к Маре и внимания на ее внешность уже не обращают. К тому же многие полагают, что она колдунья и должна именно так выглядеть - как старая карга. Да какая она колдунья! Просто немного разбирается в травах и умеет лечить простые болезни, ничего трудного. А так - почти обычная женщина…
        Старуха часто бывает не в себе, заговаривается и размахивает руками, поэтому все делают вид, что не замечают ее. Кому охота иметь дело с сумасшедшей? Что мне только на руку.
        Я привычно попробовал прочистить Маре мозги, но снова ничего не вышло - как будто наткнулся на ежа и укололся. Старуха почувствовала мое прикосновение и громко завопила:
        - Вылезь из моей головы, уродец! Не трогай меня!
        Покупатели сначала обернулись на крик, но потом увидели, что это Мара, и снова занялись своими делами. Я пролез под прилавком и перебрался в другой ряд - чтобы обойти ее. Мне тоже было неприятно с ней видеться, хотя я лично против Мары ничего не имею. Наоборот, считаю ее даже полезной для нашей общины. К тому же нас всего двое таких, особенных, я и она.

* * *
        У Кира толпился народ. Коробейники только что привезли товар, и каждый хотел подобрать себе что-нибудь полезное.
        Кир покупает вещи оптом, а потом продает поштучно, определяя цену по своему усмотрению. Но она у него, как правило, небольшая, поэтому люди охотно идут к нему. Вот и сейчас Кир с кем-то яростно торговался, размахивая короткими, толстыми руками:
        - Ну что вы, господин хороший, эта вещь стоит никак не меньше семи монет! - втолковывал он тощему субъекту.
        Тот недоверчиво вертел в руках какую-то блестящую штуку и с сомнением качал головой.
        - Хорошо, ради вас - пять! - уступил Кир.
        - Три, - холодно бросил субъект.
        Кир закатил глаза:
        - Боже правый, три монеты! Да за такие деньги вы не купите и рваной подметки! Посмотрите, как блестит! Настоящий металл!
        Покупатель все еще раздумывал.
        - Ладно, уговорили, отдам за четыре! - сдался Кир.
        Субъект размышлял. Тут торговец заметил меня и призывно замахал руками.
        - Иди сюда, Малыш!
        Я подошел, поздоровался.
        - Скажи, Малыш, что это такое? - поинтересовался Кир, указывая на блестящую штуковину.
        Я определил - смеситель для горячей и холодной воды. Такие раньше, до Большой войны, были во всех городских домах, я это видел на картинке. Теперь их нет - кому они нужны, если воду приходится таскать ведрами из колодца? Но покупателю сказал:
        - О, это очень важная штука, от настоящего ватерклозета!
        - Вы слышали? - кивнул на меня Кир. - От ва-тер-кло-зе-та!
        Он с удовольствием произнес по слогам незнакомое, заковыристое слово. Покупатель уставился на меня маленькими, колючими глазками:
        - А ты, малец, откуда это знаешь?
        - Папа рассказывал, - пожал я плечами, - такие вещи раньше были у всех приличных людей.
        Потом посмотрел субъекту прямо в глаза:
        - Вы ведь приличный человек, правда? Значит, обязательно должны купить.
        Покупатель пробормотал что-то невнятное и полез за кошельком. Через секунду Кир стал богаче на четыре монеты.
        - Спасибо тебе, Малыш, - поблагодарил торговец, убирая деньги, - а то я думал, что придется отдавать за три монеты. Бесполезная вещь!
        - Бесполезных вещей не бывает, - возразил я, - нужно только каждой найти применение.
        - Умный ты, Малыш, - с уважением произнес Кир, - знаешь много. Вырастешь, приходи ко мне работать, вместе торговать будем.
        - До этого еще далеко, - весело ответил я, - когда еще вырасту!
        - Ты, небось, за книгами пришел? - перешел к деловой части нашего общения Кир.
        - Да, - кивнул я.
        - Вон, посмотри в том мешке, я специально для тебя отложил. Знаю, что ты потолще любишь!
        В мешке оказалось настоящее сокровище - целых два тома «Всемирной энциклопедии», на буквуЗ и букву К. Прекрасно, давненько они мне не попадались. Я бережно положил обе книги к себе в сумку.
        - Почитаю, а потом отдам, - заглянул я в глаза Киру, - ты же мне разрешишь?
        - Конечно, Малыш, - кивнул торговец. - Ты не обманываешь, всегда возвращаешь!
        Это точно - я его никогда не обманывал, всегда отдавал прочитанные книги. Да и вообще стараюсь понапрасну не лгать. Вот как с этим покупателем, например. Разве я был не прав, сказав, что смеситель - это очень важная вещь в любом городском доме?

* * *
        После Кира я поспешил в мастерскую отца - надо доставить обед. Отец выглядел очень расстроенным.
        - Что случилось? - спросил я.
        - Бандиты опять увеличили дань, - грустно ответил отец и кивнул за окно.
        Я выглянул: на противоположной стороне улицы стояла большая легковая машина, возле которой топтались три типа в черных куртках. Так, понятно - сборщики оброка из банды Юродивого.
        У нас каждый платит два налога: один официальный, главе селения, второй - бандитский, который идет в карман Юродивому. А также его подручным…
        Юродивый - страшный человек, жестоко выбивает деньги, все платят ему. А иначе нельзя - подошлет своих головорезов, те спалят мастерскую, а самого покалечат. Сколько раз такое уже было! Начальник стражи, господин Пак, об этом прекрасно знает, но молчит. А если к нему приходят с жалобами, отвечает - ничего не могу поделать, совсем нет людей.
        Ага, как же… Ему Юродивый отстегивает нехилую сумму, вот Пак и закрывает на все глаза. А то, что Юродивый увеличил оброк, вполне понятно - у Пака дочь выходит замуж, надо устроить шикарную свадьбу. Вот Юродивый, очевидно, и решил преподнести своему другу подарок. За наш счет.
        Мне стало противно: и Юродивый, и его бандиты, и Пак со своими стражниками - настоящие паразиты. Отец с утра до ночи в мастерской горбатится, а денег все равно не хватает. Зато эти жируют…
        Но связываться с бандитами опасно - у них оружие. Помимо пистолетов - еще и автоматы, а также гранаты. Стражники при виде подручных Юродивого предпочитают делать вид, что ничего не замечают. Самоубийц нет.
        Можно, конечно же, прочистить сборщикам оброка мозги, но это ничего не даст. У Юродивого на каждого торговца и ремесленника - своя бухгалтерия, записывает поступления. И если чего-то недосчитается - спросит строго. Требуется промыть мозги самому Юродивому, но как это сделать? Он из своей норы носа не высовывает, скрывается. И где она, эта нора? Об его убежище мало что известно, да и охраняется, наверное, отлично.
        К тому же, думаю, Юродивому мозги так просто не прочистишь - он, похоже, такой же мутант, как мы с Марой. Недаром же свою кличку получил… Говорят, Юродивый может чужие мысли читать - к нему уже столько раз убийц подсылали, а он все живой. А тех наемников больше никто никогда не видел…
        Подручные Юродивого о чем-то переговаривались, стоя у машины.
        - Когда деньги платить? - спросил я.
        - На следующей неделе, причем сразу на две сотни больше, - ответил отец. - И если не соберу - отнимут мастерскую. А где взять? Заказов мало, с трудом одну сотню и наскребу…
        Он тяжело вздохнул и стал вытирать руки тряпкой.
        - Ладно, Малыш, не расстраивайся, что-нибудь придумаю. В крайнем случае, займу у Саймана.
        Знаю я этого Саймана - противный тип, ростовщик. Дает ссуду под большие проценты, а не вернешь вовремя - натравит тех же бандитов. Он им деньги отстегивает, а они ему помогают долги выбивать. Нет, это не выход.
        Отец сел за стол, открыл котелок и стал есть, а я все смотрел на улицу. К трем бандитам подошел еще один - худой, вертлявый. Я его знал - это Фил из соседнего селения. У них там своя банда, а Фил - нечто вроде официального представителя, занимается переговорами. Важная шишка в их мире, доверенное лицо самого господина Линя. За плечами Фила маячили двое громил в комуфляже - охранники.
        Бандиты стали о чем-то спорить, размахивая руками, но мне неслышно было - далеко.
        - Пап, пойду, поиграю, - сказал я.
        - Конечно, сынок, - кивнул отец, не отрываясь от еды, - только далеко не ходи.
        - Что ты, я рядом!
        Я вышел из мастерской, пересек улицу и пристроился за спиной у громил. Бандиты, как выяснилось, решали, кто должен собирать дань с торговцев на мосту. Фил доказывал, что это их территория, а главарь «наших» бандитов, толстый, рыжий Ред (кстати, правая рука Юродивого), резко возражал - мол, раньше этот мост был нашим, значит, мы и должны собирать оброк. А что теперь границы изменились, так это ничего не значит…
        Нет, значит, утверждал Фил, раз территория изменилась, то и бабки теперь наши. Толстому Реду это очень не нравилось, он стал размахивать руками все энергичнее и с каждой минутой становился все краснее и краснее.
        Интересно, подумал я, если дело дойдет до перестрелки, они перебьют друг друга? Начнется война, и пока бандиты будут выяснять отношения, о нас забудут. Господин Линь - очень хитрый и опытный главарь, а оружия и людей у него не меньше, чему у Юродивого. Так что разборки продлятся как минимум недели три-четыре, и трогать нас не будут. Вот бы так случилось!
        Но моим мечтам не суждено было сбыться. Покричав еще минут пять, бандиты пришли к какому-то соглашению. Значит, пора что-то делать. Я пригляделся: у одного из громил Фила подозрительно оттопыривался карман куртки. Что там? Так-так, граната. Довольно старая, но исправная. Отличная штука для разборок с конкурентами. А вот мы ее сейчас…
        Я напрягся и мысленно отогнул усики, а потом осторожно попытался выдернуть кольцо. Не получается - тугое. Так, еще разочек. Спешить не надо, постепенно… Я вспотел весь, пока тянул чеку. Боек наконец освободился и сухо щелкнул по капсюлю. Громила услышал звук и сунул руку в карман. Вытащил гранату, секунду недоуменно смотрел на нее, а потом дико завопил: «Ложись!» И попытался отбросить подальше. Но было уже поздно: раздался взрыв, Фила и его охранников разметало в разные стороны.
        Ред, надо отдать ему должное, среагировал мгновенно - упал на землю и прикрыл голову руками, потому и уцелел. А вот его бандитам не повезло - задело осколками.
        Когда паника улеглась и крики немного стихли, люди начали выходить из мастерских - посмотреть, что случилось. Прибежал начальник стражи в сопровождении трех помощников. Ред, весь в пыли и злой, как черт, пытался объяснить, что он тут ни при чем - граната, мол, взорвалась в руках у одного из охранников Фила. Господин Пак вежливо кивал, но лицо его выражало крайнее недоверие. Действительно, как может граната взорваться сама по себе, да еще в руках таких опытных бойцов, как люди господина Линя? Не мальчики уже, умеют обращаться с оружием.
        Ред зло сплюнул под ноги (хочешь - верь, хочешь - нет, но было именно так) и приказал грузить раненых в машину. Потом сам сел за руль и повез к лекарю. Будет у того работа…
        Зеваки, собравшиеся поглазеть на происшествие, стали потихоньку расходиться. Все говорили об одном - теперь Реду достанется. Ответит он за убийство перед Линем и перед Юродивым. Хорошо, если их разборки закончатся несколькими перестрелками, а то могут перерасти и в полноценную бандитскую войну, как это не раз уже бывало. Тогда счет пойдет на десятки тел.
        Реду, разумеется, никто не сочувствовал - тот еще гад, всех замордовал, пусть теперь получает по полной, но и радости особой не было. Убили одного бандита, поставят на его место другого.
        Одно хорошо - все получили небольшую отсрочку от платежей. А там, может быть, и власть переменится - придут другие бандиты, можно будет поторговаться по поводу дани. Говорят, господин Линь не такой жадный, как Юродивый, до последней капли никого не выжимает. В общем, что ни делается, всё к лучшему. Потому что хуже уже быть не может.
        Я покрутился в толпе еще пару минут, потом меня нашел отец и загнал в мастерскую - нечего шляться по улицам, когда людей убивают. Чуть позже я забрал пустой котелок и побежал домой. А по дороге еще раз заглянул на место происшествия - тела уже убрали, один только начальник стражи господин Пак ходил и чесал пятерней в затылке. Ему было о чем подумать - как объяснить это начальству? За такие вещи по головке не погладят, наверху любят, чтобы все было тихо-мирно. А тут назревает целая война!
        Впрочем, это были его проблемы, нас они не касались. А снимут жадного Пака - одним кровососом станет меньше.
        Я шел домой в приподнятом настроении. Во-первых, раздобыл два тома «Всемирной энциклопедии», во-вторых, помог отцу - отсрочил платежи. Через три-четыре недели, может, он наберет достаточно денег. Или я что-нибудь еще придумаю.
        Что ни говори, а хороший сегодня день, удачный. Побольше бы таких.
        Глава вторая Крыс
        У меня есть ручная крыса, точнее - крыс, поскольку это мальчик. Я сам поймал его, когда тот был совсем маленький, и приручил. А теперь Крыс (так я назвал звереныша) живет в деревянной клетке, сделанной отцом, а я за ним ухаживаю.
        Днем, когда дома никого нет (кроме мамы, конечно), я выпускаю его погулять. Крыс очень умный, далеко не убегает (видимо, понимает, что легко может стать чьим-то обедом) и ходит только по моей комнате. Он любит сидеть у меня на столе и смотреть, как я читаю. Иногда Крыс пытается попробовать бумагу на вкус, но я ему не даю: книги - вещи дорогие и редкие. Вы не подумайте, Крыс не голодает, я регулярно его кормлю, но бумага для него - как лакомство. Вот он и лакомится, когда меня нет - уже погрыз углы у нескольких томов. Но я на него не сержусь - он же не понимает, что портит мои книги, для него это лишь еда.
        Брат с сестрой не одобряют моего увлечения. Они считают, что грызуны хороши только в качестве обеда. Да, мы иногда едим крыс, если не удается достать нормального мяса, хотя чаще обходимся хлебом и овощами. А вот некоторые жители нашей деревни специально охотятся на грызунов и даже считают, что их мясо вкуснее и полезнее куриного, поскольку в нем меньше вредных веществ.
        Определенная логика в этом есть: курица - птица глупая и клюет все, что находится на земле, в том числе и всякую дрянь, а крысы - очень умные животные, никогда не станут есть ничего заразного и вредного. Обычно крысы посылают на разведку самого молодого и неопытного из стаи, и тот пробует незнакомую пищу. А остальные смотрят и ждут. Если все прошло нормально и разведчик жив, то все приступают к обеду. А если отравился - потеря невелика… Правильный подход - стая дороже одного члена. Поэтому крысы едят только безопасную пищу, и их, если поймаешь, можно варить и жарить без опасения - никакой заразы нет.
        Но для меня Крыс не пища, а друг. И, если разобраться, то ближе его у меня никого нет. Отец обычно в мастерской - работает, чтобы прокормить нашу семью, а мать вечно хлопочет по хозяйству, ей не до меня. На ней и огород, и сад, и весь дом. Не говоря уже о ежедневных обязанностях - хвороста собрать, печь истопить, обед приготовить, одежду постирать, зашить, погладить…
        Брат Ник и сестра Дара заняты своими делами, они почти взрослые. Меня не понимают, да и не дано им понять. Как и большинству жителей нашей деревни. Вот с Марой я бы мог поговорить по душам, она знает, что я уже взрослый. Но наша травница - сумасшедшая, к тому же ненавидит меня - за то, что я такой же, как и она, мутант. Вот и получается, что Крыс и книги - мои единственные друзья. Но с книгами особо не поговоришь, так что остается один мой питомец.
        Некоторые в нашем селении заводят собак, но мы не можем себе этого позволить. Псам нужно мясо (хотя бы иногда), а где его взять? Что до кошек, то они в наших местах считаются дикими животными. Бродят, где хотят, живут, как заблагорассудится. Приручить их почти невозможно - после Большой войны они почему-то стали бояться людей и предпочитают жить на природе. Благо, зимы у нас очень мягкие, сильных морозов почти не бывает, а еды для усатых вокруг предостаточно - и птиц, и тех же самых крыс с мышами.
        Кстати, врагов у наших кошек нет, вот и плодятся они со страшной силой. Скоро их станет даже больше, чем нас, людей. Есть кошек и собак в деревне не принято - традиция такая, так что они могут жить спокойно. В отличие от крыс.
        Однако я отвлекся, вернемся к моему питомцу.

* * *
        Как я уже сказал, Крыс очень умный. Обычно он сидит у себя в клетке и смотрит на меня черными глазами-бусинками. Если войдет кто чужой - сразу же прячется под кровать. Там у него потайной домик, который я соорудил из старой картонной коробки.
        Еще Крыс любит сидеть у меня на шее. Заберется по рукаву на плечо и устроится со всеми удобствами. Мне он не мешает, и каждый из нас занимается своим делом: я читаю, он следит за обстановкой. Если услышит шаги на лестнице (а слух у него очень хороший), сразу начинает тонко попискивать - внимание, кто-то чужой. Я тогда быстро прячу книгу под кровать и беру в руки какую-нибудь безделушку: деревянную машинку, сделанную отцом, или мяч, связанный матерью из старых ниток. И делаю вид, что играю.
        А чем еще, по-вашему, должен заниматься ребенок в шесть лет? Не энциклопедии же читать! И тем более не школьные учебники по естествознанию. Один раз отец случайно увидел у меня на столе «Общую физику» (забыл спрятать) и очень разволновался - думал, что я украл ее у торговцев. Пришлось соврать, что мне одолжил ее Кир, а я в ней картинки разглядываю. Иллюстрации, к слову, действительно были просто чудесные, очень яркие и красочные. Отец немного успокоился, но мне все равно пришлось память ему основательно почистить, чтобы забыл обо всем увиденном.
        Еще бы! Его сын Петер в шесть лет учит теоретическую физику! Да любой взрослый в нашем селении с трудом прочитает в учебнике пару строк, не говоря уже о том, чтобы понять. Думаю, даже наш учитель, господин Ламес, в этой книге ничего не разберет. Физику у нас в школе не преподают, как и многие другие предметы: химию, биологию, географию, астрономию, всемирную историю, социологию, литературу. Вместо математики - счет до ста, сложение и вычитание, иногда, для самых умных, еще и умножение с делением, а вместо родной речи - буквари и книжки с картинками, как для самых маленьких.
        Писать в деревне умеют немногие, а бегло читать - вообще единицы. Но считается, что если человек отсидел в классе положенные шесть лет, научился разбирать написанное и умеет ставить свою закорючку, то он получил среднее образование. Значит, может работать, получать зарплату и платить налоги. А это для наших властей самое главное…
        Я же хочу знать гораздо больше, чем обычный ученик, и мне все интересно. Я много читаю и кое-что уже понимаю. Правда, есть темы, в которых я не до конца разобрался, но, надеюсь, скоро освою и их. К сожалению, образование мое идет медленно, ведь надо учить предметы последовательно, от простого к сложному, а это не всегда получается. Книги попадают ко мне чаще всего в разодранном виде, половины страниц нет, а те, что имеются, сильно испорчены огнем или погрызены крысами. Вот и приходится восстанавливать знания по крупицам, а это дело трудное и долгое. Но ничего, я упорный и когда-нибудь узнаю все. Насколько это возможно в наших условиях, конечно…
        И тогда получу ответ - почему и как началась Большая война. Кто в этом виноват и кто первый отдал приказ нажать на кнопку. Ведь все, что касается войны, у нас считается запретной темой. О том, что было раньше, люди вспоминать не хотят. Да и некому, собственно, - настоящих стариков, кроме Мары, у нас нет, все родились после Большой войны. А с Мары что взять - она же безумная! Ходит одна, бормочет что-то себе под нос…
        Истории как таковой у нас, считай, нет. Имеются лишь отдельные воспоминания, слухи, легенды, сказания… Но из них ничего не ясно: из-за чего началась война, кто с кем воевал. И главное - почему возникла мутация? Ответы на эти вопросы я и хочу получить из книг. Если, конечно, смогу их достать. А пока что читаю то, что попадется в руки. Иногда я покупаю книги, иногда беру бесплатно у торговца Кира. И листаю у себя в комнате, учусь потихоньку. А Крыс караулит, чтобы никто не вошел и лишнего не увидел.
        Так что, как видите, польза от моего питомца большая - он мне и друг, и сторож. Конечно, я тоже охраняю его - от кошек, которые то и дело мелькают возле наших окон, и от братца Ника, который так и норовит отправить моего крысеныша в кастрюлю. Но это, я считаю, небольшая плата за дружбу и общение. А общаться Крыс умеет очень здорово - сядет возле уха и щекочет своими усиками. Вроде как выражает свое расположение…
        Между прочим, у моего зверька очень необычный цвет - светло-серый, а не черный, как у обычных крыс. Наверное, он потомок тех подопытных грызунов, что некогда жили в лабораториях исследовательского центра, что недалеко от нашего дома.
        Говорят, до войны там был большой научный институт, и в нем ставили опыты над животными, разрабатывали новые медицинские лекарства. Но во время катастрофы в него кинули бомбу, да не одну, и от лабораторий, считай, ничего не осталось - одни руины.
        Ученые погибли, но подопытные крысы уцелели. Грызуны - вообще очень живучие, к тому же те, лабораторные, отличались особым умом - недаром же на них лекарства испытывали!
        Я был на тех руинах, искал книги, думал, хоть что-то осталось. Но ничего не нашел - одни развалины. Голые бетонные стены, поросшие мхом, обрушенные перекрытия, провалившиеся лестницы без ступенек. Хрустящее стекло под ногами, обломки какой-то пластмассовой мебели. Пластик долго сохраняется, практически не гниет, но брать его нельзя - крошится и ломается в руках, к тому же заразный - долго хранит радиацию.
        А ржавое железо в тех краях фонит до сих пор. Я радиацию нутром чую - это у меня способность такая. Потому что я мутант, наверное… Другим для измерения приборы нужны, а я сразу могу определить, сколько там рентген, есть опасность или нет. Поэтому могу свободно лазить по любым развалинам - чувствую зараженные места и обхожу их.
        Но это я так, к слову. Вообще-то я из дома редко выхожу, главным образом к отцу в мастерскую да на рынок, благо, он по дороге. Я ведь мелкий и хилый, любой обидеть может. Теоретически, конечно. На самом деле, если кто ко мне пристанет, получит по полной. Я, например, могу сделать так, что человек мгновенно забудет, кто он такой и зачем здесь находится. Будет стоять столбом и озираться по сторонам, как дурак.
        К таким вещам, к счастью, я прибегаю крайне редко, только в случае крайней опасности. Всего два раза мне пришлось, и вспоминать об этом я не хочу… А соседских мальчишек и девчонок я не трогаю, даже если они обидно дразнятся и обзываются. Что с них взять, неразумных! Кроме того, я действительно выгляжу, как заморыш, - тощий, нескладный, некрасивый. Да Бог с ними, мальчишками, пусть дразнят, они же дети! Взрослому человеку (кем, по сути, я являюсь) обижаться на них не положено.

* * *
        Мой брат Ник большой и глупый. Его любимые занятия - поесть и поиграть в расшибалочку. Нет, девушками, конечно, он тоже интересуется (шестнадцать лет все-таки, скоро жениться), но в меньшей степени. Он в этом году заканчивает школу и должен, по идее, найти себе невесту, чтобы уже через год сыграть свадьбу.
        Но Ник этой проблемой не заморачивается. Правильно: за такого, как он, любая пойдет - здоровый, сильный, может руками железные прутья гнуть. Недаром возле него так и вьются девицы - то одна к нам забежит, то другая. Мол, мать послала соли или немного муки одолжить. А сами так и вертятся в кухне, поглядывают, где Ник.
        Сестра Дара усмехается, когда их видит. Но на самом деле она Нику страшно завидует - ей найти себе пару будет гораздо труднее. Во-первых, девиц у нас больше, чем парней, а во-вторых, она красотой особой не обладает. Да, симпатичная, да, стройная, но не более того. Таких, как она, у нас десятки.
        Зато Дара хитрая и, в отличие от моего братца, прекрасно знает, как добиться своего. В этом году она тоже заканчивает школу (Ник два раза оставался на второй год и поэтому сидит с ней в одном классе) и должна подыскать себе пару. Пока на роль супруга она рассматривает кандидатуру Пауля, старшего сына хозяина харчевни Тима.
        Пауль особого желания жениться на Даре не выказывает - гуляет с ней, на танцы ходит, но официального предложения пока не делает. Что называется, не мычит, не телится. Однако, полагаю, Дара его все-таки дожмет, потащит под венец. И потом сможет прибрать к рукам неплохое дело - харчевню старого Тима. Ведь Пауль - главный наследник, будущий владелец. Скорее всего, Дара все уже просчитала и решила, как будет вести дела. И даже распланировала свою жизнь на много лет вперед.
        Ник же у нас - простая душа, живет сегодняшним днем. Далеко не заглядывает и о смысле бытия не задумывается. Братец уверен, что все само собой сложится и образуется.
        Отец хочет летом отдать его в подмастерья к кузнецу, пусть делу учится, раз Бог ума не дал. Ник вроде бы не против, ему такое занятие даже нравится - с железками возиться, сталь ковать. К тому же кузнец у нас профессия очень почетная и уважаемая, да и прибыльная опять же. Люди несут починить то одно, то другое, а уж лошадь подковать или плуг поправить - самое первое дело. Так что без куска хлеба он точно не останется, и сам будет сыт, и семью прокормит.
        Отец надеется, что Ник со временем заведет собственную кузню и будет содержать на старости лет его с матерью. Ну, и меня, конечно. Хотя обо мне можно не заботиться - я сам себя прокормлю. Если что - пойду в счетоводы или переписчики, а это верный заработок.
        Но у Ника есть один существенный недостаток - любит пожрать. Причем не важно что, лишь бы побольше и помясистее. Что, в принципе, понятно - при его росте и весе плотное питание крайне необходимо. Но как его прокормить? В нашей семье работает один отец, денег не хватает. Мать старается экономить на всем, в том числе и на еде. Выращивает на огороде овощи и травы, делает из них супы и салаты. Но Нику они не нравятся - мясо подавай! А оно у нас очень дорогое, особенно говядина…
        Поэтому Ник уже несколько раз покушался на моего Крыса. Последняя попытка была сегодня утром. Я занимался своими делами на кухне, когда услышал шум, доносящийся сверху. Через секунду из моей комнаты послышался громкий вопль Ника: «Вот зараза!»
        Я опрометью бросился наверх. Плохие предчувствия меня не обманули - Ник, воспользовавшись моментом, залез в мою комнату, открыл клетку и схватил Крыса. Тому, естественно, это очень не понравилось, и он больно укусил братца за палец. Ник взвыл, как раненый зверь, и разжал кулак. Крыс мгновенно юркнул под кровать, где и затаился.
        Я вбежал в комнату и увидел такую картину: братец, вооружившись метлой, пытается достать из-под кровати моего звереныша.
        - Что ты делаешь! - закричал я. - Прекрати немедленно!
        - Этот гад укусил меня за палец! - пожаловался Ник. - Вот я его сейчас!
        - Оставь, он мой друг!
        - Крыса - твой друг? - рассмеялся братец. - Да это просто кусок мяса с хвостом, ничего более! Сейчас я его достану и сварю себе суп. Хоть поем нормально, а то эти овощи до смерти надоели.
        - Не трогай его, - снова попросил я.
        - Да? - усмехнулся Ник. - А что ты мне сделаешь? Или маме пожалуешься? Так ее нет. Ну, кто тебе поможет? Отец в мастерской, Дара на рынке, никого нет.
        - Отойди, - еще раз попросил я.
        - А ты попробуй помешать! - заржал братец.
        Нет, вы не думайте, Ник совсем не злой и даже по-своему любит меня, защищает от соседских мальчишек. Только ему очень нравится показывать свою силу и бахвалиться физическим превосходством. Он у нас первый боец в деревне, ни одна драка без него не обходится. Взрослые мужчины - и те его боятся, а уж со мной он может сделать все, что угодно. Плюнет - я в угол отлечу.
        Ник посмотрел на меня, криво усмехнулся и легко, одним пальцем толкнул в угол. Чтобы под ногами не мешался. Вернее, это он подумал, что легко, а на самом деле вышло очень даже сильно. Я отскочил от него, как резиновый мячик от бетонный стены, и сильно приложился спиной об угол шкафа. Больно-то как! А Ник, не обращая на меня никакого внимания, занялся ловлей Крыса - залез почти весь под кровать и стал шуровать метлой, выгоняя его.
        Ну, ладно, сам напросился. Я сосредоточился и проник к Нику в голову, а потом быстро стер из памяти все, что касалось последнего часа. Братец вылез из-под кровати и недоуменно уставился на меня. И еще на метлу, которую все еще держал в руках.
        - Малыш, что я тут делаю? - удивленно спросил он.
        - Тебе мать приказала подмести полы во всем доме, - соврал я, - вот ты и пришел, чтобы убраться. А потом головой о кровать сильно стукнулся, когда пыль выгребал. И, судя по всему, забыл обо всем…
        - Тогда понятно, - кивнул Ник, - а то я никак в толк не возьму - почему сижу на полу и зачем мне метла?
        - Чтобы пол подмести, - еще раз напомнил я, - причем во всем доме. Тебе мать так велела. А не сделаешь, она очень рассердится.
        Надо ж было Ника хоть немного наказать за то, что он со мной сделал!
        - А точно мать велела? - засомневался Ник. - Обычно у нас уборкой Дара занимается.
        - Мама наказала тебя, - терпеливо пояснил я, - за то, что полез в печь и стащил хлеб. До того, как мы все сели обедать. И съел почти весь, в одиночку.
        - Правда? - удивленно спросил Ник. - Что-то не припомню такого… Съел целый каравай, говоришь? А почему тогда в брюхе сытости не чувствуется?
        - Здорово, ты, наверное, головой треснулся, - с сочувствием произнес я, - всю память отшибло. Было это, я тебе говорю. А то, что сытости не ощущаешь, так это понятно - мать тебя без обеда оставила. Мол, слопал весь каравай, вот и хватит тебе на день. В следующий раз будешь знать, как воровать!
        Ник что-то недовольно пробурчал, но, кажется, поверил в мою версию. Он немного поводил метлой в комнате, разогнал по углам пыль, и пошел убираться дальше. А я с облегчением вздохнул.
        Через некоторое время братец вообще ушел из дома - побежал с друзьями в расшибалочку играть. Я залез под кровать и позвал:
        - Крыс, крысеныш, иди ко мне!
        Мой друг, тихо пискнув, вылез из какой-то щели. Он весь дрожал от страха, его усики нервно дергались.
        - Испугался, маленький, - погладил я его. - Ну, ничего, я тебя в обиду не дам! И съесть никому не позволю.
        Потом я задумался. Ник может в любой момент повторить свою попытку, а я не всегда бываю дома. Как мне защитить звереныша? Братец ведь тупой, ему не объяснишь, что это не кусок мяса, а настоящий мой друг. Что же делать?
        Решение пришло само собой. Я взял клетку, вышел из дома и завернул за угол. За двором у нас росли густые кусты терновника. Вот сюда братец точно не полезет! Я протиснулся в самую их гущу, опустился на землю и поставил клетку. Потом открыл дверцу.
        Крыс высунул наружу острую мордочку, осторожно поводил носом, к чему-то принюхиваясь, затем вылез и недоуменно уставился на меня глазами-бусинками: «Что мы здесь делаем, друг?»
        - Теперь ты будешь жить здесь, - сказал я, - так надо. А я каждое утро стану тебя навещать и приносить еду. Конечно, в кустах намного хуже, чем у нас дома, зато гораздо безопасней. Ник тебя здесь ни за что не найдет.
        Я встал и пошел домой. На душе было тяжело и пусто - только что я остался без своего любимца. Мне будет не хватать его.
        Ночью меня разбудил какой-то тихий шорох. Я сплю очень чутко, могу проснуться в любую секунду.
        Я услышал легкое попискивание и открыл глаза. Недалеко от меня сидел Крыс. В ярком лунном свете его силуэт был отлично виден. Ночь была жаркой, душной, и я не стал закрывать окно, вот звереныш и влез.
        Крыс тихо скользнул на мою кровать, пробежал по одеялу и привычно устроился возле головы. Я улыбнулся, погладил его по спинке и пожелал спокойной ночи. А потом уснул.
        Утром Крыса в комнате уже не было - очевидно, он возвратился к себе в домик. И я нисколько не жалею об этом - знаю, что он будет в безопасности. Мне очень хочется верить, что Крыс вскоре снова придет. Если захочет, конечно. Я его жду.
        Глава третья Мара и Желтый Глаз
        Откуда он появился, никто не знает. Скорее всего, пришел с востока, где еще есть крупные селения и даже, по слухам, нетронутые войной города. Занимался он тем, чем занимаются у нас почти все пришлые - мелкой торговлей. Притаскивал из Старого города разные забавные штучки и продавал на рынке. Я тоже у него кое-что брал, правда, приходилось следить, чтобы вещь не сильно фонила. А то принесешь такую штуку домой и облучишь всю семью…
        Свое прозвище он получил за глаза - они у него разные. Правый - нормальный, карий, а левый - желтый и с вертикальным зрачком, как у кошки. Тоже мутант… А так, в целом, он нормальный человек: руки-ноги в порядке, тело не скособоченное, ходит быстро. И даже волосы на голове есть - верный признак, что здоров.
        Сколько Глазу лет, тоже никто не знал, но, на мой взгляд, было гораздо больше, чем он говорил сам - не тридцать пять, а, как минимум, все пятьдесят. Хотя выглядел далеко не старым. До него только Мара могла похвастаться своим возрастом, и вот теперь он…
        Мару Желтый Глаз сразу невзлюбил - видимо, чувствовал в ней что-то такое… А ко мне относился хорошо, всегда приветливо улыбался при встрече. Он, разумеется, догадывался, что мне тоже далеко не столько лет, на сколько я выгляжу, и уж точно не шесть, раз такими штуками, как у него, интересуюсь. Но первое правило торговца гласит - не задавай лишних вопросов. Для чего человек берет тот или иной товар - его дело, тебя не касается. Твоя задача - выгодно его продать, а что там дальше с ним покупатель делать будет, не твоя забота.
        Кстати, товары Желтый Глаз продавал действительно необычные и даже очень редкие. Однажды, например, приволок откуда-то настоящий микроскоп. Это была уникальная находка, учитывая, что во время Большой войны все лаборатории разбомбили. По ним и по научным центрам в первую очередь ударили - чтобы уничтожить ученых. Что было логично: нет науки - некому создавать новое вооружение, а против старого у всех защита давно имелась. Вот и не осталось в Старом городе почти никаких приборов, даже простеньких дозиметров. А они нам так нужны!
        Я, допустим, радиацию носом чую, а вот остальные - нет, им приходится все приборами измерять. А дозиметр у нас один на все селение, и берегут его как величайшую ценность. Только глава стражи, господин Пак, имеет право постоянно им пользоваться - проверяет товары на рынке, не грязные ли. И, если вещи или продукты слишком фонят, приказывает их закапать в землю.
        Разумеется, никто ничего не закапывает - за небольшую мзду начальник стражи пропускает абсолютно все, даже то, что фонит страшно. Такие товары не то что брать в руки, а находиться с ними рядом опасно. Самому-то господину Паку что - он такие вещи не покупает, проверит все дозиметром, а остальные…
        Кстати, если быть точным, начальник стражи на рынке вообще ничего не покупает и деньги не тратит - торговцы сами дают, как некий оброк. И это помимо уплаты налогов в казну и положенной мзды нашим бандитам! Как в таких условиях торговать, уму непостижимо. Вот и приходится продавцам заламывать цены, хотя это очень невыгодно. Люди у нас в основном бедные, каждую копейку считают, и прибыли с них особой не получишь…
        Так мы и живем, а точнее, выживаем. Однако я отвлекся, вернемся к рассказу о Желтом Глазе.
        Он притащил однажды микроскоп, причем не учебный, не школьный, а настоящий, исследовательский. Большой, со сменными линзами и в очень хорошем состоянии. Я как увидел его, так сразу загорелся взять. Попытался сначала на Глаз воздействовать, как привык, но не получилось. Он, как и Мара, чистке мозгов не поддавался.
        Что, в принципе, было понятно - мутанты друг другу в голову залезть не могут, этот фокус срабатывает только с обычными людьми. Но попробовать все же стоило - а вдруг? Желтый Глаз на меня внимательно посмотрел, неодобрительно поцокал языком и произнес:
        - Ты, Малыш, со мной в такие игры не играй. Я тебя уважаю и то, что ты делаешь, понимаю. Но я твоему воздействию не поддаюсь, и эти штучки со мной не пройдут. Так что давай по нормальному, по-человечески торговаться.
        С тех пор я к нему в голову не залезаю, а он со мной дружит. Если есть возможность - всегда дает хорошую скидку. В тот раз, кстати, мы почти уже сторговались, как вдруг подвалил господин Пак со своими подручными. Увидел микроскоп, и сразу загорелся его получить. Зачем он начальнику стражи - непонятно… Хотя, думаю, Пак просто понял, что это вещь редкая, дорогая, значит, можно срубить за нее хорошие денежки. Думал, что Глаз - человек новый, пришлый, испугается и отдаст без разговоров. Нашим он незнаком, кто за него вступится?
        В общем, решил господин Пак свою жадную лапищу на микроскоп наложить. Однако Глаз просто так отдавать не стал - сказал, что заплатит, как положено, налог, но после продажи. Тем более что налог составлял всего четыре монет, а стоил тот микроскоп как минимум тридцать. Это по моим прикидкам, а так, может, и больше.
        Господин Пак очень рассердился, но ничего поделать с Глазом с не смог - не отбирать же силой! Одно дело - малую мзду получить, и совсем другое - заниматься откровенным грабежом. Такого даже люди Юродивого себе не позволяют - прекрасно понимают, что с голого продавца взять нечего, поэтому стараются соблюдать меру. И других заставляют. Порядок, хоть и в таком виде, но у нас есть.
        Господин Пак с Желтым Глазом минут десять препирался, но ничего ему не обломилось. А вокруг народ уже начал собраться, всем же интересно. Понял в конце концов наш начальник, что ничего не выйдет, плюнул и приказал микроскоп в землю закопать - мол, слишком он грязный.
        Ерунда все это, я рядом стоял и то ничего не чувствовал, а господин Пак издалека дозиметром поводил и заявил, что вещь сильно фонит. Да на рынке, по правде говоря, все товары фонят, потому что они из Старого города принесенные! Вопрос лишь в дозе, а она на сей раз была небольшая, я точно знал. Иначе бы за микроскоп не торговался…
        А господин Пак приказал зарыть микроскоп в землю из злости - по принципу «я здесь хозяин». Но поступил он очень нехорошо, и народ это понял. По идее, глава стражи должен прибор двум свидетелям показать, чтобы все убедились, что уровень радиации высокий, а он этого не сделал. Спрятал прибор в карман, и сказал, что стрелка якобы зашкаливает…
        Народ начал шуметь - мол, нечестно это, покажи дозиметр! Стражники бросились народ успокаивать - им буза на рынке ни к чему. Господин Пак стал что-то объясняться, но ему не верили. Сколько раз он под таким видом товар отбирал, а потом потихоньку перепродавал! И не сосчитать!
        В общем, торговцы стали бузить, им господин Пак давно поперек горла встал, всех достал непомерной жадностью. Стражники поняли, что дело плохо, и начали потихоньку отступать, прикрывая начальника. А Желтый Глаз под шумок исчез, причем вместе с микроскопом. Как ему это удалось (на глазах всей толпы!), никто не понял, но факт остается фактом. Испарился, и все тут. А потом больше месяца у нас не появлялся.
        Но как только всё улеглось, снова притащился на рынок и опять с разными интересными штучками. Конечно, не такими уникальными, как тот микроскоп, но тоже ничего. С тех пор Глаз начал появляться у нас регулярно. Правда, до сих пор старается господину Паку на глаза не попадаться, мало ли что…
        Все знают, что начальник стражи - человек злопамятный и мстительный, может какую-нибудь неприятность устроить. Как говорится, не дразни цепную собаку. А с остальными людьми на рынке у Желтого Глаза отношения нормальные - проверяющим в лапу дает, бандитам денежку отстегивает, за место исправно платит. Претензий к нему нет.
        А я после того случая его сильно зауважал - как ловко сумел нашему стражнику нос утереть! Давно пора, а то этот жирный боров совсем обнаглел - берет много, хозяином на рынке себя чувствует. Если бы не Юродивый, то точно бы всех подмял под себя. А это плохо…

* * *
        Однажды я спросил у Желтого Глаза, где он берет свои штучки. Ведь такие вещи на развалинах не найдешь… Глаз помялся немного, потом ответил:
        - Ладно, Малыш, тебе скажу, ты ведь мне не конкурент. Знаешь про подземку? Что раньше все главные учреждения города и исследовательские центры соединяла?
        Я кивнул: про подземку многие знали, хотя редко кому довелось ею пользоваться - очень уж секретная была. До войны по ней катались лишь военные, чиновники да ученые, простых людей туда не пускали. А потом по ней вмазали бомбами…
        - Так вот, - продолжал Глаз, - она, как ни странно, уцелела. Все ходы-выходы, конечно, завалило, но кое-где пробраться можно. Провалы есть и лазы всякие… Подземка ведет к бункерам, а в них много чего найти можно. В них раньше научные лаборатории размещались и склады, имущества много было… Большая часть, конечно, давно пришла в негодность - или сгнило все, или крысы погрызли, но кое-что сохранилось, причем в приличном состоянии. Вроде того микроскопа, что я притаскивал. Знают о бункерах немногие, и еще меньше там побывало. К тому же мало кто понимает, что именно нужно там искать. Наши охотники - люди простые, ищут в первую очередь консервы, лекарства, одежду, обувь, ткани, а также железки, для дела пригодные… То есть то, что можно быстро продать. Но за прошедшие годы все это уже разобрали, почти ничего не осталось. Я же смотрю в основном инструменты и приборы, и кое-что еще можно найти. Конечно, легко их не продашь, но зато, когда встретишь настоящего ценителя, вроде тебя, Малыш, за них хорошие деньги дают.
        - А книги в бункерах есть? - задал я интересующий меня вопрос.
        - Нет, - покачал головой Глаз, - крысы все погрызли. Бумага, кожа, ткани - плохо сохраняются, их крысы в первую очередь едят. Когда с продуктами закончат… Но вот в некоторых бункерах, говорят, стоят нетронутые сейфы, и в них может быть кое-что интересное. Сколько раз их вскрыть пытались, но без толку, ни у кого не получается. Они же стальные и вмурованы в стены, не разломаешь. По идее, взрывать надо, но нельзя - перекрытия рухнут. Балки там насквозь прогнили, вода сочится, и бетон на куски крошится. Рванешь - сразу всех завалит, в том числе и тебя.
        Глаз тяжело вздохнул. Видно, мысли о сокровищах в сейфах давно не давали ему покоя.
        - А вдруг в тех сейфах опасные бактерии или смертельные вирусы хранятся? - предположил я. - Результаты научных экспериментов? Разобьет случайно кто-нибудь колбу, и все, начнется страшная эпидемии….
        - Кто его знает? - пожал плечами Желтый Глаз. - Документов нет, всё потеряно. Но мне лично кажется, что там деньги спрятаны. Говорят, что для них такие стальные ящики делали. Стены толстые, с цифровым кодом. Так просто не откроешь.
        - Да кому они нужны, старые деньги! - усмехнулся я. - Бумажки!
        - Не скажи, - задумчиво произнес Глаз, - некоторые еще в ходу, особенно на юге. Там берут и товары за них хорошие дают. Можно очень выгодный обмен произвести, если добыть. Только как сейфы вскрыть?
        Мы поговорили еще минут десять, потом Глаз ушел. Он никогда не останавливался надолго в нашем поселке. Придет, скинет товар, и снова за добычей. Правильно - не нужно платить налог за проживание и отстегивать мзду главе селения. Некоторые наши парни не раз просили Глаза взять с собой, но он всегда отказывался.
        Желтый Глаз - типичный охотник, ходит один, без напарника. Риска, конечно, больше, но и выгоды тоже - не надо ни с кем делиться. К тому же нет опасности, что получишь нож в спину. А то бывали у нас случаи, когда уходили двое, а возвращался один. И добычу себе забирал…

* * *
        Впрочем, я опять отвлекся, вернемся к Маре. Ее, как я уже говорил, желтый Глаз сразу невзлюбил. Говорит - не верь в ее сумасшествие, старуха, мол, совершенно нормальная, а только прикидывается, чтобы люди к ней не приставали. А сама разными делами занимается… Ее лечение травами - лишь прикрытие, способ в доверие втереться и в дом попасть.
        Ведь Мару никто не боится и в расчет не принимает - она же блаженная! Но пользуются ее услугами многие, почитай, все. Старуху всегда к себе в дом зовут, если кто заболел. Мара придет, свои настои и отвары принесет, тихонько пошепчет над больным какие-то непонятные заклинания, и, глядишь, недуг отступает.
        Конечно, если дело совсем плохо, то приглашают лекаря, господина Горника. Он врач, с дипломом. Но не любят у нас его, ох, не любят… Во-первых, Горник берет много, а во-вторых, ведет себя неправильно. Смотрит на всех, как будто не люди, а не пойми кто, презрительно губу оттопыривает. Разве так можно?
        Мы же не виноваты, что бедные. Почти у всех семьи большие, детей много, а денег, соответственно, мало. Что же теперь, помирать нам? Но жить-то хочется! Вот и кличут доктора только в самых крайних случаях, а так травницу приглашают, надеются на ее отвары и настойки. Мара никому не отказывает и всем помогает - и богатым, и бедным. Как может, конечно. Поэтому у нас ее ценят и уважают.
        Но Глаз ненавидит Мару. Он так сразу мне сразу и сказал:
        - Ты, Малыш, от травницы подальше держись, нехороший она человек.
        - И так стараюсь ей на глаза не попадаться, - кивнул я, - не любит она меня. Бесовым отродьем называет!
        - Это потому, - пояснил Глаз, - что Мара прочесть тебя не может.
        - Как это? - не понял я.
        - А так, - нахмурился Глаз, - вроде того, как ты книги читаешь. Люди для нее - что открытые страницы, взглянет - и сразу чувствует, кто о чем думает, чем озабочен и что скрывает. Ей даже не надо, как тебе, в голову влезать - по одному виду все понимает. Вот какой талант! А тебя она прочесть не может, как и меня тоже.
        - Пусть читает, - пожал я плечами, - мне все равно. Я тоже своим даром часто пользуюсь. Например, родным память чищу или торговцам внушаю что-нибудь…
        - Ты, Малыш, - усмехнулся Глаз, - никакой выгоды от этого не имеешь. Ну, книгу у Кира возьмешь почитать или вещь какую-нибудь дешево купишь. Это мелочь, вреда нет. А Мара, если узнает что-нибудь интересное, сразу бежит к господину Паку и докладывает. Скажем, провернул торговец удачную сделку, завелись у него деньжата, так она об этом узнаёт и начальнику стражи сообщает. И господин Пак на того торговца со своими людьми наезжает, деньги отбирает. Вроде как это добровольный взнос в казну селения… А потом он с Марой делится, часть ей отстегивает. Ты считаешь, что она с одних трав и лечения так хорошо живет? Наивный!
        Я задумался. Действительно, Маре за услуги платят сущие гроши - откуда у бедняков деньги? Тем не менее, старуха явно не голодает и даже, по слухам, в ее доме есть железная пружинная кровать, дорогая вещь… А что она одевается во всякое рванье - так это может быть лишь маскировка, чтобы не лезли. Значит, прав Глаз - старуха Паку доносит, и с этого прибыль имеет. Использует свой дар для нехороших дел…
        - Кстати, а что Юродивый? - спросил я. - Тоже мутант, как мы с тобой и Мара? Умеет людям в голову залезать?
        - У него другие способности, - подумав, ответил Глаз. - Он, говорят, умеет людскую злобу чувствовать. Скажем, кто-нибудь задумал его убить. Ну, чтобы власть захватить или за деньги. Таких людей Юродивый на раз вычисляет, и больше их никто никогда не видит… Возможно, Юродивый много чего умеет, но я точно не знаю. И никто не знает. О Юродивом мало что известно, он очень скрытный человек. Его даже собственные бандиты редко видят. Сидит в своем логове, как паук, и плетет паутину, ловит добычу. Кстати, я совсем не удивлюсь, если окажется, что Мара и на него работает. Она точно знает, кто у нас хозяин…
        Я вспомнил: Мара нередко исчезает на несколько дней, не появляется ни на рынке, ни в селении. Она говорит, что ходит на дальне луга собирать травы. Там, мол, они чистые, войной не затронутые. Может, оно и так, но вполне может оказаться, что старуха в это время тайно посещает Юродивого. Проверить - залезть ей в голову - у меня не получится. И у Глаза, судя по всему, тоже.

* * *
        Рассказ Глаза о подземных бункерах очень меня заинтересовал. А вдруг в них хранятся научные книги? Тогда можно будет многое узнать. Например, чем занимались до войны наши ученые, какое оружие изобретали. И понять, почему началась мутация. Не из-за одной же радиации, в самом деле! Все знают, что излучение скорее убивает, чем изменяет человека. Тем более за такое короткое время.
        По науке, те, кто высокую дозу схватил, долго жить не могут и потомства не оставляют. А у нас с каждым годом все больше и больше мутантов… В нашей селении - уже двое, я и Мара. А если считать Глаза - то трое. И еще Юродивый… У каждого - свой дар и свои способности. Интересно это, даже очень.
        В общем, загорелся я вместе с Желтым Глазом в город идти и стал его упрашивать. Глаз, разумеется, ни в какую - он и взрослых-то не берет, а тут я, заморыш. Ребенок, так сказать. Конечно, если судить по моему внешнему виду, так и есть, а по уму и сообразительности я любого взрослого за пояс заткну. Не говоря уже об умении чистить людям память.
        Однажды, выбрав момент, я сказал Глазу:
        - Слушай, возьми меня с собой, ты ведь ничем не рискуешь. Я тебе не конкурент, сам сказал, значит, опасности не представляю. Убить тебя не смогу - сил не хватит, отнять добычу - тоже. Значит, все, что найдем, достанется тебе. Мне нужны только научные книги и, может быть, некоторые приборы. А деньги и все ценное, что лежит в сейфах, ты себе возьмешь. Золото, платину…
        - Думаешь, там есть? - нервно заерзал на скамейке Глаз.
        - Конечно, - уверенно кивнул я. - Я знаю, что для науки иногда требовались золото и платина. А где их хранить? Только в сейфах. И еще в них могут лежать большие деньги - на зарплату ученым и прочие расходы. Представляешь, какие суммы там спрятаны? Миллионы!
        - Толку-то что, - тяжело вздохнул Глаз, - они заперты, а шифра никто не знает. А взрывать нельзя, все рухнет. Потолки на честном слове держатся, может в любую минуту завалить… По лабораториям столько раз бомбами долбили, просто чудо, что уцелели! И вода просочилась, проржавело все…
        - Значит, надо как можно скорее их открыть и деньги с золотом забрать, - начал настаивать я, - иначе ничего потом не достанешь. А такой куш упускать просто глупо.
        Глаз помолчал, обдумывая мои слова, потом произнес:
        - Ладно, я возьму тебя с собой. Но сможешь ли ты открыть сейфы?
        - Попытаюсь, - ответил я. - А добычу честно поделим - тебе золото и деньги, мне книги и приборы. Идет?
        - Столько охотников эти сейфы открыть пробовали, - недоверчиво хмыкнул Глаз, - ни у кого не вышло. А ты придешь - раз, и готово! Что-то не верится мне!
        - Дело твое, верить или нет, - пожал я плечами, - но в случае успеха ты сможешь стать очень богатым человеком. Будешь жить, где захочешь, в любой стране. С такими деньгами тебя везде примут. А при неудаче ты ничего не теряешь - возьмешь то, что мы по дороге найдем. Ты же все равно идешь за добычей? Так?
        Глаз кивнул. Он продал последнюю вещь и собирался опять идти в Старый город, а пока отдыхал. И я с ним.

* * *
        Мы сидели в небольшой харчевне на краю рынка. Здесь давали почти приличную еду - по крайней мере, не такую зараженную, как в других местах, и цены были умеренными. В харчевне обычно собирались рыночные торговцы, обмывали удачные сделки, отдыхали, делились новостями.
        Перед Глазом стояла глиняная миска с вареными овощами и мясом, а я ел только овощи и хлеб - другая пища плохо усваивается моим организмом. К тому же я подозревал, что местные котлеты делают не из свинины, как указано в меню, а из крысятины. Или, по крайней мере, с большим добавлением крысиного мяса. А я его есть не мог…
        В зале было шумно - народ плотно сидел на длинных скамьях за деревянными, грубо сколоченными столами с темными от времени и пролитого пива столешницами. Люди переговаривались, чокались тяжелыми кружками, смеялись и даже пели. Приятно после тяжелого дня расслабиться в своей компании, где тебя все знают и уважают. Можно хорошо поесть, выпить пива или вина, поболтать, не опасаясь чужих ушей…
        Обстановка была уютная, почти домашняя, поэтому харчевню «Черный баран» так любил рыночный народ. В ней часто обедали и ремесленники из соседних кварталов. Мы с отцом также несколько раз заходили сюда, поэтому меня знали. Отец обычно пропускал кружку пива и ел жареный картофель, а я лакомился запеченными улитками - их отлично умеют тут готовить, да и стоят они совсем недорого. Уж этих-то брюхоногих в наших краях навалом…
        Поэтому никто не удивился, когда я появился в «Черном баране» вместе с Глазом - все привыкли, что я дружу со странными людьми и бываю, где хочу. Только хозяин харчевни, старый Тим, спросил, где мой отец. Я ответил, что у себя в мастерской, и слегка почистил ему мозги. Больше вопросов мне никто не задавал.
        Кстати, Тиму сорок пять лет, а выглядит он, как настоящий старик - весь седой, морщинистый, руки дрожат, голова трясется. Но старается держаться молодцом - сам обслуживает посетителей, подает еду и даже готовит. А что ему остается делать? У него жена больная, с постели не встает, да трое детей. Сыновья, конечно, по хозяйству помогают, но все равно основная работа лежит на нем. Да еще с дочерью проблема…
        Двенадцатилетняя Ирма в харчевне почти не появляется, сидит за домом, во дворе или саду. Она почти не ходит - ноги не слушаются, они у нее очень тонкие и плохо гнутся. Зато Ирма чрезвычайно умная - для своего возраста, конечно. Мне нравится с ней болтать - о том, о сём. Кстати, если я был бы нормальным, здоровым парнем, то наверняка бы на ней женился - очень она мне по душе.
        Ирма меня понимает, никогда не смеется над моей внешностью и внимательно слушает, что я ей рассказываю. Так хочется иногда с кем-нибудь поговорить по-настоящему, не притворяясь маленьким! К сожалению, я почти лишен этой возможности - могу быть самим собой лишь с Глазом да с Ирмой, вот и все. Мало, конечно, но что делать, такая, видно, моя судьба.
        Ирма догадывается, что я давно не маленький, по крайней мере - по уму. Конечно, при всех она общается со мной, как принято - как старшая девочка с шестилетним мальчиком, но наедине - как со взрослым. Мне это приятно. Я рассказываю ей о книгах, что прочитал, о слухах, которые ходят, о событиях в деревне. Ирма почти нигде, кроме дома, не бывает, лишь иногда отец с братьями возят ее на тележке в церковь, поэтому общаться со мной ей интересно.
        Старый Тим нашим беседам не препятствует, понимает, что для дочери это почти единственная радость в жизни. У Ирмы подруг нет, и в школу она никогда не ходила. Но читать умеет - я ее научил. Старый Тим думает, что она сама освоила грамоту, поэтому очень гордится своей умной дочерью.
        Он, кстати, очень хороший человек, трогательно заботится о больной жене, о детях. Тим много работает, чтобы прокормить большую семью. С раннего утра и до поздней ночи - за прилавком в харчевне или на кухне. И жарит сам, и посетителям подает, и убирает - все делает. Сыновья, конечно, тоже без дела не сидят, но они обычные парни, и в головах у них одно - девушки да танцы. Понять их можно - возраст подходит, пора жениться, семью заводить.
        Тим, в общем-то, согласен - ему нужны внуки, чтобы было кому передать дело. Еще лет пять-шесть, и он умрет, нужно, чтобы к этому времени в доме была настоящая хозяйка. Дай Бог, чтобы Дара вышла замуж за Пауля, тогда харчевня точно окажется в надежных руках. А мы с Ирмой будем родственниками и сможем общаться, сколько захотим…
        Харчевня «Черный баран» удобна еще и тем, что в ней почти никогда не бывают стражники. Для них существует свое питейное заведение, в центре селения, недалеко от дома господина Пака. И содержит его, как вы сами догадываетесь, жена нашего главного стражника. Вот такой у них семейный бизнес.

* * *
        …Народ постепенно прибывал, и на лавочках, стоящих вдоль столов, становилось совсем тесно. Сидели плотно, локоть к локтю, и воздух в помещении стал густым и тяжелым - от табачного дыма и разгоряченных пивом посетителей. Гости много ели, пили, курили, причем все это - одновременно.
        Неожиданно в зале появилась старуха Мара. Что она здесь забыла - Бог знает. В такие места наши женщины обычно не ходят, а тем более пожилые, это считается неприличным. «Черный баран» - исключительно мужское заведение, для рыночных торговцев. Но она, тем не менее, пришла. Гости увидели травницу, недоуменно переглянулись и замолчали. Разговоры на мгновенье смолкли, но через некоторое время возобновились. Это же сумасшедшая Мара, целительница, что ее опасаться! Люди повернулись друг к другу и опять занялись едой и сплетнями.
        Мы с Глазом сидели в самом углу. Нас, к счастью, почти не было видно, и справа, и слева плотно прикрывали другие посетители. При появлении Мары Глаз толкнул локтем меня в бок и показал глазами - смотри, кто пришел! Я постарался забиться еще дальше в угол и стать совсем невидимым. Не хватало еще здесь слушать ее брань! Глаз тоже опустил голову пониже и усиленно занялся едой. Ему присутствие травницы также было неприятно.
        Мы оба надеялись, что Мара нас не заметит, но ошиблись. Каким-то шестым чувством она нас учуяла и сразу направилась к нашему столу.
        - А, спрятались, голубчики, - противным голосом начала она, - думали, что старая Мара вас не заметит! А я все вижу, все знаю!
        - Что ты знаешь, старуха? - грубо спросил, не отрываясь от тарелки, Желтый Глаз.
        - То, что про тебя говорят, - бросила ему в лицо Мара. - Например, что ты можешь по-особому видеть.
        - Могу, - пожал плечами Глаз, - тоже мне секрет!
        И он коснулся своего левого, желтого глаза с вертикальным, как у кошки, зрачком.
        - Об этом все знают, и я, собственно, не скрываю. Наоборот, если бы не эта способность, добычей не занимался бы. В Старом городе есть такие места, куда без особого зрения лучше не соваться. Схватишь большую дозу, и все, считай, покойник. Вот глаз и нужен - грязные места видеть.
        - Нет, я о другом говорю, - ехидно улыбнулась Мара, - я слышала, что ты можешь мутантов видеть. Якобы разу понимаешь, кто перед тобой - обычный человек или мутант. Как, например, тот парень, что сейчас рядом с тобой сидит.
        - Ты про Малыша, что ли? - протянул Глаз. - Какой он мутант! Так, обычный мальчишка, хотя и очень хилый. Недокормыш…
        - А что он тут делает? - начала допытываться Мара.
        - Я его угощаю, - ответил Глаз. - Кормлю.
        - С каких это пор ты таким добреньким стал? - усмехнулась травница. - Что-то не припоминаю, чтобы ты раньше кого-нибудь пожалел. А Малыша вот кормишь…
        - Его отец для меня отличную вещь сделал, - пояснил Глаз, - и я решил оплатить добром за добро. Это помимо денег. С хорошим мастером нужно дружить, пригодится.
        Глаз не соврал - мой отец действительно выполнил для него срочный заказ - сделал особые ботинки на толстой подошве, чтобы можно было по битому стеклу и кирпичу ходить. Старый город почти весь в руинах, улицы завалены всяким мусором. В обычной обувке не пройдешь - порвется сразу, ногу себе распорешь. Какая тогда охота!
        Папаша же мой - мастер на все руки, умеет надежные вещи делать - хоть теплую зимнюю куртку, хоть ботинки на особой подошве. Давай кожу, ткань, и будет тебе отличная амуниция. Отец часто берется перешивать вещи, принесенные из Старого города, подгоняет их под фигуру и делает это очень здорово, клиенты всегда довольны. А сапоги и ботинки он просто отлично тачает - точно по ноге, не жмут никогда. Поэтому в деревне его считают настоящим мастером. Мастер Дан…
        Правда, в последнее время заказов стало мало - прошлый год выдался неурожайным, пшеницы и картофеля собрали меньше обычного, и наши селяне с трудом протянули холодную, длинную зиму. А впереди еще целое лето, надо дожить, собрать урожай, продать перекупщикам… Вот и нет пока ни у кого денег, следовательно, и заказов почти нет.
        Платить же за аренду мастерской надо, на лапу стражникам давать надо, подручным Юродивого отстегивать тоже надо… В общем, крутись, как хочешь. Однако я отвлекся. Старуха между тем не отходила от нашего стола, все продолжала допытываться у Глаза:
        - Малыш не простой мальчик, - тянула она, - мутант! Бесово отродье! Смотри сам!
        - Брось, - морщился Глаз, - ну какой он мутант! Так, пацаненок. А то, что тощенький да слабый, так понятно. Семья у него большая, а работает лишь один отец, мастер Дан. Ясно, что денег в доме нет. Вот я и подкармливаю его. Хорошее дело всегда зачтется, это все знают. И вообще - что привязалась к нам, иди своей дорогой! Видишь - мы обедаем.
        - Точно, Мара, - вступил в разговор хозяин харчевни Тим, - что ты людям есть не даешь? Подумаешь, мутант… Вот у меня дочь тоже едва ходит, так она - мутантка?
        - Нет, - покачала головой Мара, - твоя дочь нормальная, а вот он (старуха кивнула на меня) неизвестно кто. С виду человек, а не самом деле…
        Атмосфера стала накаляться, все в зале уже смотрели на нас. Нам с Глазом такое внимание было ни к чему, и я решил уладить ситуацию. Для чего привычно притворился маленьким, испуганным мальчиком - сморщил лицо и противно заныл:
        - Дядя Тим, я боюсь злой тети! Чего она на меня так смотрит?
        - Старуха, отойди, - зашумели соседи за столом, - не пугай мальца! Чего к людям привязалась? Еще непонятно, кто из вас больший мутант - он или ты. Петер маленький, шесть годков всего, а ты давно живешь, почитай, дольше всех в нашей деревне. Почему так? Все умирают, а ты все скрипишь и скрипишь, как будто смерти на тебя нет. Неясно!
        Мара почувствовала, что общественное мнение не на ее стороне, и зло сплюнула:
        - Вы его защищаете, а сами не знаете, что он делать умеет! Прочистит вам мозги, и будете под его дудку плясать!
        - О чем это она, дядя Тим? - еще громче заныл я. - Я ничего не чищу, никаких мозгов… И вообще - я еще маленький, даже в школу не хожу!
        - Не бойся, сынок, - успокоил меня хозяин харчевни, - это старуха со злости говорит. Глупая она, видать, совсем из ума выжила!
        И приказал Маре:
        - Ты, травница, мне посетителей не пугай. Я тебя уважаю, да и другие тоже, но мы здесь отдыхаем и слушать тебя не хотим. Уходи!
        Мара прошептала какие-то ругательства, но спорить не стала - повернулась и пошла к выходу. Желтый Глаз вздохнул с облегчением:
        - Кажется, обошлось. А то я уж думал, что придется ноги уносить. Не люблю с ней встречаться!
        - Значит, это правда, что она про тебя говорила? - тихо спросил я. - Что можешь мутантов чувствовать?
        - Могу, - нехотя кивнул Глаз. - Есть у меня такая способность. Поэтому и тебя с Марой на раз вычислил.
        - И радиацию видишь?
        - Да, - кивнул Глаз, - когда левым глазом смотрю. Улицы по-особому светиться начинают, и чем ярче, тем, значит, сильнее заражение. Это очень полезно в Старом городе, где много грязных мест.
        Мы помолчали, каждый думал о своем. Затем Глаз осторожно спросил:
        - Ты всем мозги можешь чистить, Малыш?
        - Всем, кроме мутантов, - честно признался я, - вроде тебя и Мары.
        - Это хорошо, - кивнул Глаз, - пригодится. Ладно, возьму я тебя с собой, но с двумя условиями. Первое: если вскроем сейфы, все деньги и драгоценности - мои, а приборы и книги - твои. Как сам предложил. Идет?
        Я кивнул. Если мне удастся добыть настоящие научные книги…
        - Второе, - продолжил Глаз, - ты мне поможешь разобраться с одним человеком. Залезешь к нему в голову и сотрешь всю память обо мне.
        - Но она через некоторое время восстановится, не могу удалять воспоминания навсегда, - честно признался я.
        - Неважно, - махнул рукой Глаз, - пусть восстанавливается. Мне надо, чтобы он обо мне забыл хотя бы на два-три месяца. А там пусть вспоминает, я уже буду далеко. Если, конечно, наше дело с тобой выгорит…
        На этом мы и порешили. Договор был заключен и торжественно скреплен рукопожатием, как принято в нашем селении. Мы посидели в харчевне еще минут десять, доели все, и Глаз расплатился.
        - Завтра я иду в город, - объявил он. - Приходи к восьми утра к старой мельнице. Оттуда и двинем.
        Я кивнул - буду.
        - А твои родители шум не поднимут? - занервничал Глаз. - Вдруг решат, что я тебя похитил?
        - Нет, - успокоил я его, - я им мозги почищу, внушу, что на пару дней в гости к маминой сестре, тете Лане, пойду. Они и не заметят.
        - Ну, тогда все нормально, - кивнул Глаз. - Значит, завтра с утра выступаем.
        Мы простились и разошлись. Глаз направился на рынок, чтобы купить кое-какие вещи, нужные для похода, а я отправился домой. Мне надо было собрать с собой вещи и почистить родным мозги. Чтобы в самом деле не забеспокоились и не стали искать. Нам такие вещи ни к чему.
        Глава четвертая Старый город
        Тех, кто идет в Старый город, можно разделить на две категории - «кроты» и «крысы». Первые работают группами по несколько человек и гребут все подряд - что можно продать. Как правило, это молодые, здоровые парни, которые легко способны разобрать многометровый завал и откопать погребенный под грудой битого кирпича и бетона склад.
        Если повезет, «кроты» находят чудом сохранившиеся консервы, одежду, прочие вещи и выносят на себе из города, чтобы толкнуть перекупщикам. А те уже на своих машинах развозят товары по окрестностям, поставляя мелким рыночным торговцам, вроде моего знакомого Кима.
        Люди долго в «кротах» не задерживаются - работа больно вредная. И дозу можно схватить большую, и под обвал попасть, и пулю от конкурентов получить. Три-четыре года - и человек (если умный, конечно) уходит, ищет занятие поспокойнее и поприбыльнее. А на его место приходит другой.
        Смертность среди «кротов» высокая, но недостатка в рабочих руках нет. Дело в том, что каждый новичок верит в свою удачу - мечтает найти большой нетронутый склад. Бомбили ведь город довольно беспорядочно, наспех, лишь бы напугать, тотального разрушения, как позже, не было. Это, говорят, в конце войны ковровые бомбардировки начались, когда все уничтожали под чистую, целые города с землей сравнивали. Так что в этом плане, можно сказать, нам крупно повезло - многое сохранилось. И до сих пор лежит под руинами…
        Старый город раньше был очень богатым, и, говорят, жили в нем преимущественно обеспеченные люди. Были здесь и крупные банки, и дорогие магазины, и роскошные кварталы с шикарными особняками…
        Вот поэтому «кроты» и мечтают об удаче, надеются, что именно им несказанно повезет - раскопают очередной завал, а там - сокровища! В смысле - хорошая еда, дорогое вино, красивая одежда, ювелирные украшения. И тогда они станут богачами. Только вот, по слухам, за все время раскопок удача всего два-три раза «кротам» улыбнулась, а сколько их погибло! Кстати, не факт, что еще свою долю получишь - перестреляют конкуренты или свои же товарищи, решившие таким образом увеличить свою прибыль.
        Вторая категория добытчиков - это «крысы». Вроде моего приятеля Желтого Глаза. Ходят поодиночке, редко парами, берут только определенные вещи. Одни «крысы» ищут продукты, другие - одежду, третьи - редкие, необычные штучки. Такая специализация имеет свое преимущество - не надо заниматься тяжелыми раскопками, перелопачивать горы кирпича, земли, долго резать ржавую арматуру. «Крысы» находят лазы, провалы, проходы и проникают туда, куда и не всякая кошка проберется. Не говоря уже о здоровенных, мускулистых «кротах».
        Себя «крысы», кстати, называют охотниками, но на свое прозвище не обижаются. Как и «кроты» - на свое. Это ведь не унижающая человека кличка, а просто название профессии, вроде как специализация.
        У каждого охотника (все же будем назвать их так) есть своя карта, где отмечены самые «урожайные» места. Такие карты составляются много лет, в результате долгих поисков, ошибок и опыта. Цена их - огромная, ведь, имея карту, можно выйти на весьма «грибные» места. Если, конечно, знаешь, что именно надо искать. Значки на таких картах зашифрованы - каждый охотник ставит только одному ему понятные закорючки. Во избежание конкуренции, разумеется. Но есть и общепринятые обозначения, которые помогают всем в Старом городе.
        У «крыс» и «кротов» считается хорошим тоном обмениваться при встрече информацией. Разумеется, не о том, где что лежит, а об опасных местах. Ведь, по сути, они по одному минному полю ходят. И, вопреки расхожему мнению, «крысы» и «кроты» не конкуренты - у них разная работа. Наоборот, часто бывает, что помогают друг другу. Например, «крыса» может подсказать, где имеется безопасный проход, а «кроты», в свою очередь, защитят ее от «диких».
        «Дикими» у нас называют тех, кто поджидает «крыс» на выходе, убивает и всю добычу забирает себе. Их ненавидят все - и «крысы», и «кроты», и даже «правильные» бандиты, вроде людей Юродивого. Потому что они никаких законов не признают и мочат всех подряд. Правда, их тоже не щадят - если встретят, сразу отправят на тот свет.
        Что, несомненно, справедливо, ибо неважно, кто ты - «крыса», «крот» или бандит, но все равно закон обязан соблюдать. А первое его правило гласит - «не убий». В смысле - нельзя лишать человека жизни из-за товара или денег. Не будет людей - кто станет в казну налоги платить и бандитам дань отстегивать? Наш местный заправила, Ред, любит повторять: «Убитую курицу можно съесть лишь один раз, а живая долго несет яйца. Не золотые, конечно, но тоже ничего».
        Так что и наша власть, и бандиты, и охотники стараются закон блюсти и за просто так никого к праотцам не отправлять. А эти ублюдки готовы ради одного мешка с товаром кучу людей перестрелять. Вот за это их и ненавидят.

* * *
        Все эти тонкости мне поведал Желтый Глаз, пока мы шли в Старый город. От нас до него - день пути, если не слишком торопиться.
        Мы не спешили, топали себе потихоньку, наслаждались хорошим весенним днем, разговаривали. Многое из жизни охотников я знал и раньше, но кое-что оказалось для меня внове. Глаз умел хорошо рассказывать, излагал доходчиво, интересно. А в качестве примера обычно приводил случаи из собственной жизни. Объяснял, как себя вести, как и с кем надо разговаривать - на тот случай, если мы встретимся с бандитами, «крысами» или «кротами».
        - «Кротов» можно не бояться, - поучал Глаз, - они, как правило, парни нормальные. Кроме того, их издалека видно и слышно, всегда можно избежать встречи. Узнать их очень легко - держатся группой, одеты в защитные комбинезоны, и у них много всякого строительного инструмента: кирки, ломы, лопаты, тачки… Шума много! Работают «кроты» так: найдут подходящий завал и долбят до упора, пока внутрь не попадут. Если есть охота - подойди, поговори. «Кроты» - ребята веселые, компанейские, не против вместе посидеть, покурить, поболтать о том, о сем. А вот если увидишь «крысу»…
        - Это вроде нас с тобой? - уточнил я.
        - Да, одиночку или пару охотников. Тогда точно следует стеречься. Во-первых, конкуренты, а во-вторых - возможно, «дикие». Они в последнее время стали косить под нас - ходят по одному-два и делают вид, что товары ищут, а сами нас поджидают…
        - Но «дикие» ведь сидят в засаде за городом, - проявил я свои знания, - внутрь обычно не суются. Они плохо в развалинах ориентируются, ходов не знают…
        - Верно, - кивнул Глаз, - так есть. Точнее - было, раньше. Сядут «дикие» где-нибудь в засаде и караулят наших. Смотрят, кто с добычей возвращается, выбирают удобный момент и убивают… Но теперь все по-другому - с окраин их, считай, уже выжили. Господин Линь приказал своим ребятам патрулировать пригороды и отстреливать «диких». Ему они как кость поперек горла, весь бизнес рушат. Ведь Линю нужно, чтобы товары регулярно поступали из города на рынок, тогда он получит положенную мзду, а «дикие» цепочку рвут. Падает добыча - падают и доходы господина Линя, а это убытки. Вот он и велел своим парням убивать «диких» - чтобы не мешали людям заниматься нормальным делом. Его ребята при случае могут даже охрану нам обеспечить, проводить до ближайшей деревни. За отдельную плату, конечно. Поэтому «дикие» боятся сидеть в пригороде, забираются теперь поглубже внутрь. И маскируются под нас, «крыс», - чтобы люди Линя не пристрелили.
        - А если столкнемся с ними?
        - Сразу делаем ноги. Лучше всего - затаиться где-нибудь в развалинах и пересидеть, переждать. Ты правильно сказал - «дикие» плохо ориентируются в городе, ходов-выходов не знают. Бегать по камням, охотиться, выслеживать - это не их профиль.
        - А если не выйдет спрятаться? - продолжил допытываться я. - Скажем, столкнемся нос к носу…
        - Тогда - бить первым, - наставительно произнес Глаз. - Запомни, Малыш: лучше ударь ты, чем ударят тебя. Побеждает тот, кто быстрее соображает и ловчее действует, такова жизнь. Но в любом случае, в городе следует держать ухо востро - смотреть на все четыре стороны и не зевать. Если, конечно, хочешь и товар добыть, и живым домой вернуться.
        - Понятно, - кивнул я. - А если мы увидим бандитов, скажем, людей господина Линя?
        - Ничего страшного, - пожал плечами Глаз, - они ребята правильные, берут по закону - одну десятую. Можно или деньгами отдать, или товаром, как хочешь. С ними проблем нет, но вот если напоремся на «дикого»…
        Глаз замолчал, думая о чем-то своем, и я не стал его беспокоить.

* * *
        У входа в город нас встретил патруль - трое крепких парней в черных кожаных куртках, с большими пистолетами на поясе. Ясно, люди Линя. Глаз по-приятельски поздоровался с их главарем:
        - Привет, Лом, как дела?
        - Нормалек, - кивнул здоровенный парень с мрачным выражением лица. - А у тебя?
        - Спасибо, тоже все путем.
        Мы скинули рюкзаки и сели передохнуть. Перед нами лежала река, а за ней начинался уже Старый город. Разбомбленные кварталы, поросшие бурьяном, разбитые улицы, заваленные мусором, прах и пепел. И никаких людей, кроме нас, охотников. Да еще «диких», разумеется.
        Через реку был перекинут полуразрушенный мост, по которому нам надо было перейти на тот берег. По ржавым балкам и качающимся плитам - осторожненько, не спеша. За мостом была ничья территория, где не действовали никакие законы. Где все зависело только от тебя, твоей силы, ловкости, умения, опыта. Или способности быстро стрелять, если иное уже невозможно.
        Я повалился на свежую траву и с радостью снял ботинки - ногам требовался отдых. Я же маленький, быстро устаю… Желтый Глаз присел под деревом, достал трубку и с удовольствием закурил. «Всякое большое дело надо начинать с перекура», - вспомнил я любимую поговорку отца. Глаз, судя по всему, придерживался тех же взглядов.
        Пользуясь моментом, я принялся разглядывать наших новых знакомых. Среди них выделялся высокий, накачанный парень, которого Глаз назвал Ломом. Прозвище, конечно, и оно ему удивительно шло - бандит был сильный и, судя по всему, довольно тупой. За его спиной маячили еще два типа сходной комплекции и наружности. У господина Линя, говорят, все подручные такие - здоровенные, с мрачными мордами. Прекрасное психологическое оружие - на строптивых торговцев действует безотказно, даже пушки вынимать не нужно…
        Лом подошел к нам, присел неподалеку.
        - За товаром? - осведомился он.
        - Как всегда, - улыбнулся Желтый Глаз. - Ты же знаешь: наше дело - пришел, нашел, продал. Лишь бы никто не мешал…
        - Это точно, - согласился Лом, - мешать не нужно. Потому-то мы и здесь - чтобы чужой в наши дела не лез, в наши дела семейные. Ведь мы с тобой одна семья, Глаз, верно?
        - Лом - мой троюродный брат, - шепнул мне напарник, - родственничек, однако…
        И, обращаясь к Лому, громко произнес, чтобы слышали и остальные бандиты:
        - Конечно, брательник, какие вопросы! Семья - это святое, это прежде всего!
        И тут же поинтересовался:
        - Что, опять «дикие» шалят?
        - Есть такое дело, - тяжело вздохнул Лом, - вчера двоих на том берегу видели. Одного завалили, а второй, гад, ушел. Теперь вот караулим, ждем - рано или поздно, но он должен выйти Жрать-то ему нечего, вся еда у второго осталась. У того, которого мы кокнули…
        - Понятно, - кивнул Глаз, - значит, нас в городе ожидает незабываемая встреча - голодный и злой «дикий». А оружие при нем имеется?
        - А как же, - радостно заулыбался Лом, - как же в городе - и без оружия! «Дикие» на охоту без ствола не ходят, сам знаешь. Чем «крысу» завалить, как не из пушки? У этого типа, кстати, я видел обрез. Правда, патронов к нему, думаю, осталось немного - только то, что у него в карманах было. Впрочем, на тебя и одного хватит, верно, Глаз?
        И весело заржал, а за ним - и остальные бандиты.
        - Очень смешно, - скривился мой напарник, - нас, честных охотников, собираются пристрелить, а им весело! Если всех «крыс» прикончат, кто будет вам мзду платить? И господину Линю тоже?
        - Ладно, не суетись, - примирительно протянул Лом, - если надо, мы тебя прикроем. Ты только сюда добеги, а здесь уже никто не тронет. Зуб даю!
        - Спасибо, братан, - кивнул Глаз, - а до того я, стало быть, сам по себе буду?
        - Как обычно, - пожал плечами Лом. - Мы в ваши разборки не лезем, каждый сам за себя. Таков порядок, сам знаешь. Но от «дикого» точно прикроем!
        - Утешил, брательник! - иронически поблагодарил Глаз. - Защитник, ежкин кот!
        Бандиты снова заржали. Разговор с Глазом доставлял им истинное наслаждение - с кем еще можно так от души повеселиться? Сидеть-то в засаде скучно - ни пивка попить, ни в картишки перекинуться…
        - Кстати, кто это с тобой? - обратил на меня внимание Лом. - Я чего-то раньше этого пацаненка с тобой не видел. Ты всегда один ходил…
        - Помощник мой, - просто пояснил Глаз, - нанял, чтобы кое в чем мне пособил.
        - Больно он хилый, - скривился Лом, - много на себе из города не вынесет…
        - Ничего, зато он в любую дыру протиснется, - заступился за меня Глаз, - куда даже кошка не пролезет. А это главное…
        - Верно, может, - оценил мои параметры Лом. - Пожалуй, он и в крысиную нору влезет. Впрочем, о чем это я? Ведь вы крысы и есть!
        И довольно заржал. Глаз скривился от глупой шутки, но промолчал. Я вообще сделал вид, что меня это не касается. Пусть считают, что я маленький и глупый, так лучше. Потом посмотрим, кто умнее…
        Глаз поболтал с Ломом еще минут пять, затем попрощался и медленно пошел через полуразрушенный мост. И я за ним.

* * *
        - А что это Лом к тебе с таким подколами? - поинтересовался я, когда мы перебрались через реку и очутились уже в Старом городе. - Он же тебе брат… Так?
        - Троюродный, - подтвердил Глаз, - паршивая овца в нашем стаде. У нас в семье все всегда охотниками были, в Старый город за добычей ходили. И мой отец, и братья-кузены, и я тоже. Традицию, можно сказать, продолжил. А вот Дик, Лом то есть, не захотел - в бандиты пошел, в услужение к господину Линю. Меня с собой звал - мол, там лучше, и денег больше, и уважения. И все веселее, чем по развалинам бегать да радиацию хватать. Уговаривал, в банду переманивал, только я наотрез отказался. Не по душе мне это дело, не люблю я людей мучить, а тем более убивать. Только в крайнем случае… А Дику это дело всегда нравилось - он еще мелким пацаном в школе верховодить стал, хилых да слабых обижал, себя показывал. Потом подрос и чуть в тюрьму не угодил - за то, что со взрослыми парнями подрался. Они его слегка проучить решили, чтобы не слишком выступал, а тот за нож и одного пырнул. К счастью, неглубоко, ничего серьезного. Дика из школы выперли, работать он не захотел. Отец пробовал брать его с собой за добычей, но ему это не понравилось - возни много, а прибыли - копейки. Тогда у нас трудные времена были, еле-еле
сводили концы с концами. Дик и подался в бандиты, где жизнь казалась легче и веселей. И прижился - вошел в банду, хорошо себя зарекомендовал - и как боец, и как командир. Потом его повысили - назначили смотрящим над южными районами. Отличная должность, солидная, прибыльная, и спокойная - можно особо не напрягаться, только бойцами руководить. Но Дик любит сам во всяких острых делах участвовать - лично ловит «диких» и казнит. Нравится ему в людей стрелять…
        Глаз замолчал и задумался. У каждого, как говорится, свой скелет в шкафу.
        - Дик, в принципе, нормальный парень, и ко мне всегда хорошо относился, - продолжил он через некоторое время, - мы с ним раньше даже дружили - до того, как он в банду ушел. Но он считает меня неудачником - ведь я столько лет в город хожу, а все никак не разбогатею. Нищим меня, конечно, не назовешь, кое-что за душой имеется, но так, чтобы денег навалом… Нет такого, и уже, скорее всего, не будет. Если, конечно, наше дело с тобой, Малыш, не выгорит… А получится - возьму все, что накопил, и рвану отсюда подальше, в теплые края…
        - А почему ты с «кротами» не работаешь? - поинтересовался я. - Там заработок надежнее…
        - Я по жизни одиночка, - пояснил Глаз, - всегда только на себя надеюсь. На себя и на свой дар. Да, «кроты» больше находят, но и расходов у них больше - на снаряжение, людей, пищу. Так что на руки каждому не так уж много выходит. К тому же они, как правило, в грязных местах копаются, где радиация большая. И хватают дозы… А я еще пожить хочу, посмотреть, что будет. Кроме того, не люблю делиться…
        - Деньги очень любишь? - не совсем корректно поинтересовался я.
        - Кто ж их не любит? - ухмыльнулся Глаз. - Люблю, но не в том смысле, как ты подумал. Я не жадный, Малыш, просто хочу своей головой думать. А не так, чтобы другие мне говорили, сколько я заработал, и отстегивать некую сумму. У меня все честно - сколько потопаешь, столько и полопаешь. Нашел хорошую вещь - в прибыли, нет - в пролете. Бывает и густо, и пусто - то прет, то неделями ни одной находки. Зато вольная жизнь мне по нутру - сам себе начальник, сам и подчиненный.
        Я больше не стал мучить Глаза расспросами, тем более что нужно было внимательно смотреть под ноги - мы вошли в город, и с обеих сторон потянулись разрушенные кварталы. По сути, одни сплошные руины…
        Улица, по которой мы двигались, была завалена кусками бетона и кирпича, а вдоль обочин стояли проржавевшие остовы автомобилей, вросшие колесами в землю. Пахло старым, мертвым железом и какой-то плесенью. На бывших тротуарах хорошо сохранились лишь фонарные столбы с обрывками проводов…
        На них сидели и противно каркали вороны, иных птиц не было, даже вездесущих воробьев и голубей. Скорее всего, их давно съели местные кошки - я заметил в развалинах два-три быстро промелькнувшие тени. Кошки, крысы и вороны - вот обитатели этих мест. И еще люди, которые иногда заходят в поисках добычи.
        Здесь, на окраине, ничего интересного не было, все давно выгребли, поэтому мы направлялись к центру. Туда, где нас ждала большая добыча или большая неудача.

* * *
        Здания (точнее то, что от них осталось) становились все выше, улицы - шире, значит, мы приближались к цели. Я с интересом оглядывался по сторонам - никогда прежде не бывал в Старом городе. Вот мы миновали довольно дорогую виллу, окруженную сильно заросшим садом, - сразу видно, что принадлежала она богачу.
        Такие участки в центре города раньше стоили, я знал, немало, значит, ее хозяин был очень богат. Смог купить большой кусок земли, разбить сад и построить дом, который даже сейчас (через столько лет после войны!) выглядел весьма солидно. Конечно, крыша давно обрушилась, вместо окон зияли черные дыры, а стены поросли мхом, но прекрасная лепнина и роскошная парадная лестница неплохо сохранились.
        - Зайдем? - кивнул я на виллу. - Вдруг что-нибудь отыщется?
        - Нет, - покачал головой Глаз, - ничего нет, проверено не раз. Мебель сожгли еще во время войны, топить было нечем, а обстановку потом разграбили. Все вынесли…
        - А сейф? - спросил я. - В таких домах обязательно должен быть сейф. В нем обычно хранились украшения и ценные бумаги. Вдруг он уцелел?
        - Верно, - подтвердил Глаз, - был сейф. Только его уже нашли и вскрыли. «Кроты» не дураки, стены простукали, полы вскрыли, даже землю в саду перекопали. Они целой бригадой действуют и за пару дней дом по дощечкам разбирают. Люстры, шторы, зеркала, деревянные панели, даже паркет - все снимают и выносят, одни голые стены оставляют. А если находят сейф - вскрывают динамитом.
        - Но там же ценные бумаги и деньги, - удивился я, - сгорят!
        - Это раньше они были ценные, - наставительно произнес Глаз, - а сейчас это просто бумаги. Только на растопку и годятся. Ювелирке ничего от небольшого взрыва не будет, это же металл, деньгам тоже - они, как правило, бывают в плотный целлофан запаяны. Если даже обгорят слегка - не страшно, их и так возьмут. В сейфах иногда оружие находят, вот это большая удача. Часы, опять же, кое-какие антикварные вещи. Но на старинные вазы и картины покупателей почти нет - кому нужно это барахло! А вот если удается найти запас спиртного - считай, счастье. За хороший алкоголь торговцы готовы немалые деньги платить, все равно окупится. У старых вин, говорят, особый вкус и аромат… Не знаю, не пробовал - я лично предпочитаю что-нибудь попроще: пиво или самогонку. У старого Тима, кстати, есть весьма приличное бухло, пить можно. Вернемся, надо будет обязательно к нему заглянуть, отметить это дело. Если, конечно, будет что отмечать…
        За разговорами мы не заметили, как стало смеркаться. Скоро ночь, самое опасное время. Значит, пора искать ночлег.
        Глаз, остановился, внимательно осмотрелся, потом сказал:
        - Где-то здесь должен быть вход… Кажется, вон там. Пошли, Малыш, немного осталось. Скоро поужинаем и отдохнем. И поспим, стало быть…
        Мы сделали еще два поворота, миновали несколько кварталов и наконец очутились на площади. Ее окружали высотные здания. Точнее, раньше они были высотные, а теперь от них остались лишь большие груды мусора и торчащие бетонные остовы, страшные, похожие на скелеты огромных, уродливых чудовищ. Жуткое это место - до сих пор от него так и веяло смертью. Я такие вещи хорошо чувствую…
        - Площадь Согласия, - показал Глаз, - одна из главных в городе. Была такой раньше… Здесь находились дорогие офисы, много людей работало. А как кинули бомбу - всех и уничтожило. Никто не уцелел…
        Он зябко передернул плечами - тоже, очевидно, почувствовал боль и страдания, которыми был пропитан буквально каждый камень в этих местах.
        - Сколько людей заживо сгорели! Жуть! А иные с верхних этажей сами прыгали, на чудо надеялись. Да куда там! Говорят, потом еще долго над площадью запах обугленной плоти витал. А по ночам здесь якобы слышатся стоны - это плачут души убитых. Такие вот дела… Я стараюсь здесь ночью не бывать, да и днем пореже заглядывать…
        Глаз замолчал и долго смотрел на руины, словно искал кого-то. Может, здесь погиб кто-то из его близких? Прадед, дед? Я расспрашивать не стал, просто стоял и тоже глядел. В такие минуты человека лучше не беспокоить…
        Наконец Глаз очнулся и произнес:
        - Хоть место и поганое, но нам его никак не миновать. Туда! - кивнул он на одно из разрушенных зданий.
        Мы пошли через площадь. Меня не покидало ощущение, что за нами наблюдают, Глаз тоже нервно оглядывался.
        - Живо, бегом! - приказал он, припускаясь к ближайшим руинам.
        Я постарался не отставать. Мы спрятались среди бетонных развалин и осмотрелись. Вроде бы тихо. Через несколько минут Глаз успокоился и произнес:
        - Наверное, показалось. А может, и нет… Ладно, потом выясним. Пошли!
        Мы двинулись дальше, стараясь держаться вблизи разрушенных стен - чтобы в любой момент юркнуть в щелку и затаиться. Типичная тактика «крыс». Наконец наша цель была достигнута - мы пробрались внутрь одного из бывших небоскребов. В полутемном фойе среди завалов еще сохранились остатки каких-то павильонов и торговых киосков. Разумеется, давным-давно разграбленных.
        - Здесь вход в подземку, - пояснил Глаз. - Раньше в этом здании важное министерство находилось, чиновники из кабинетов сразу на платформу спускались. Очень удобно! Несколько минут - и ты уже в поезде, еще полчаса - и в пригороде, в своем коттедже. Все продумано, отлажено… И защита у этого места хорошая была - смотри, какие перекрытия!
        Я поднял голову - действительно, бетонные балки поражали своей толщиной и прочностью, все было сделано солидно, на века. Потому и уцелело, выдержало взрыв.
        А верхние этажи сложились, словно карточный домик. Их же делали из легких панелей, с большими панорамными окнами, мода была такая. И люди, сидевшие в офисах, сгорели заживо, мгновенно превратившись в пылающие факелы, а потом были погребены под рухнувшими этажами… Где-то до сих пор лежат тысячи скелетов. Останки погибших так никто и не предал земле… Но думать об этом не хотелось.
        Глава пятая Подземка
        Вниз на станцию вела полуразрушенная лестница, по которой приходилось спускаться очень осторожно - чтобы не провалиться. Глаз достал небольшую керосиновую лампу, зажег и стал освещать дорогу.
        - Не опасно? - кивнул я на огонь. - Издалека видно…
        - Нет, - покачал головой Глаз, - в подземке мало кто бывает. «Кротам» здесь делать нечего, а «крыс» я всех знаю. И мало кто из них рискнет спуститься в подземку в этом месте - здесь целая система туннелей, считай, настоящий лабиринт. Основные пути, запасные, технические, аварийные, разные платформы, развилки, пересадочные станции, отстойники, тупики… Если нет хорошей карты, то лучше и не соваться. Зайдешь - и все, пропал…
        - А у тебя есть карта? - поинтересовался я.
        - Конечно, - кивнул Глаз, - самая лучшая! Таких всего две было - у меня и у Стива. Все линии, все станции, все тупички и веточки обозначены.
        - А кто это - Стив?
        - Напарник мой, - тяжело вздохнул Глаз, - бывший. Раньше вместе за добычей ходили, дружили, планы строили… Но три года назад его убили. Случайно напоролись на «диких», попали под обстрел. Я успел укрыться, а вот он… Искал потом долго, но ни вещей, ни тела его - ничего не обнаружил. Даже похоронить было нечего…
        Глаз нахмурился и дальше продолжать не стал. Видно, воспоминания о Стиве до сих пор доставляли ему сильную боль.
        Наконец мы вышли на станцию. С обеих сторон длинной темной платформы тянулись ржавые рельсы - в сторону центра и на окраину. Глаз выбрал правый путь, к центру.
        Мы вошли в мрачный, узкий туннель. Низкие бетонные своды давили на голову, а под ногами противно хлюпала вода. Я чувствовал себя очень неуютно - никогда прежде мне не доводилось бывать в столь неприятном месте. Липкая темнота обступала со всех стоном, казалось, в глубине туннеля скрывается кто-то жуткий и очень опасный…
        Поймите меня правильно: я не трус и не боюсь людей. Но здесь, в этом месте, я почувствовал нечто такое… Словами это передать нельзя.
        Какой-то первобытный страх поднялся у меня из низа живота и залил холодом грудь. Нестерпимо захотелось наружу, к солнцу, к высокому небу и облакам. Или хотя бы к ночному небу и звездам. Все лучше, чем почти физически чувствовать, как давят на голову низкие каменные своды…
        - Туннели специально такими строили, - пояснил Глаз, - чтобы вагоны почти вплотную к стенкам проходили. Система безопасности - если даже кто-то сумел пробраться в туннель, в обход всех постов и охранников на платформах, то его точно размажет несущимся поездом. Быстрая и верная смерть.
        - А как люди в вагонах сидели? - спросил я. - Ведь они, наверное, тоже низкими были? Неудобно…
        - На специальных диванчиках, полулежа. Вполне комфортно. Мягкие кожаные подушки, журнальные столики… Вот дойдем до одной станции, сам увидишь, там несколько вагонов сохранилось. Впрочем, долго париться в них не надо было - поезда скоростные, шли почти без остановок. И только для своих - никакой толчеи, давки, потных, липких тел. Не то, что в городском транспорте! Ездить в подземке считалось особой привилегией, это был как бы знак принадлежности к высшей касте. Можно сидеть, читать книгу или газету. Говорят, что даже большие телевизоры стояли - для чиновников высшего ранга. Кино показывали, новости, рекламу… Весело, в общем. На работу и домой - полчаса времени, все рассчитано до минуты. Чтобы, значит, занятый государственный человек зря своего времени не терял… И еще одна особенность: около каждой подземной станции были особые магазины - тоже только для своих, вход в них - строго по пропускам. По специальным электронным карточкам, пластиковым таким, с электронными чипами, на них все данные были записаны - что за человек, где живет, кем работает, какой состав семьи и прочее. В общем, полное досье на
каждого…
        Я кивнул - читал об этом. Такие карточки имели лишь полицейские, чиновники, военные и ученые. Карточки давали немалые блага - и при покупке товаров, и при получении услуг…
        - Так вот, - продолжил Глаз, - вылезет пассажир из поезда - и сразу в магазин. И за пять минут по своей карточке набирал всего, что нужно. Ему даже деньги носить с собой не приходилось - автомат все сам списывал со счета. Сунет карточку в специальную щель, прижмет к стеклянному окошечку палец - и готово. Зеленый огонек загорится - значит, владелец опознан, операция прошла. Очень удобно! А главное, можно не опасаться за деньги - карточку не имело смысла красть. Ведь надо было еще и палец прикладывать, чтоб опознали… А без этого карточка - кусок пластика, ни на что не годный. Кстати, цены в этих магазинах были ниже тех, чем в обычных точках, а товары - лучше. Так что и в этом выгода была…
        - Слушай, - спросил я, - а откуда ты все это знаешь? Тебя же в это время еще и в планах не было?
        - От деда, - усмехнулся Глаз, - он много чего мне рассказывал. Любил меня, из всех внуков почему-то выделял. Уж не знаю, за что… Дед со мной много говорил - про свою прежнюю жизнь. Он, оказывается, до войны служил в одном из этих особых магазинов, причем не простым продавцом, а помощником управляющего. Наша семья ни в чем и не нуждалась, не то, что сейчас… Служащим разрешалось кое-что для себя покупать, тоже по особой цене. Чтобы, значит, не воровали. Умно! А когда началась война, вся эта халява сразу и накрылась…
        - А из-за чего война началась? - спросил я. - Кто на кого напал? И почему?
        - Понятия не имею, - пожал плечами Глаз, - дед не говорил. Или, может, я не запомнил - слишком маленький был. Знаю только одно: народу поубивали - уйма. Десятки миллионов! И у нас, и с той стороны… А те, кто выжил, разбежались и попрятались. Кому-то удалось схорониться, кому-то нет, но в целом человечество выжило. Слава Богу, до всеобщего истребления дело не дошло. Говорят, за морем даже города нетронутые остались…
        - Мир заключили?
        - Наверное, - протянул Глаз, - не знаю. Официально не объявляли, просто прекратили боевые действия, и все. Думаю, скорее всего, воевать некому стало - все друг друга поубивали. Так им и надо, воякам! Всю жизнь хорошую поломали!
        Глаз зло сплюнул и замысловато выругался. Он вообще прекрасно умел ругаться, длинно и непонятно, даже на иностранных языках. Скажет что-нибудь такое, все сидят, думают - а что это значит? Его за это очень уважали - красиво и заумно говорить, а тем более ругаться, у нас не умели. Большинство пользовалось всего тремя-четырьмя известными выражениями. Желтый Глаз на их фоне выглядел профессором филологии.
        Кстати, это тоже была одна из его загадок - где и когда он научился говорить на иностранных языках? Да так хорошо? Ведь Глаз, судя по собственным словам, нигде не бывал. Он неоднократно повторял, что никуда дальше Старого города не ездил и в чужих краях не бывал. Оказывается, врал. Интересное дело…

* * *
        Мы миновали очередную станцию и остановились.
        - Здесь заночуем, - объявил Глаз. - У меня схрон имеется.
        Глаз прошел в конец платформы и отпер едва приметную дверь. За ней открылась небольшая комната - очевидно, бывшая подсобка.
        - Заходи, - пригласил Глаз, - чувствуй себя, как дома.
        Потом задвинул щеколду и тщательно забил старой ветошью все щели.
        - Ничего не видно, ничего не слышно, - пояснил Глаз, - можно спать спокойно. Нас здесь никто не найдет, не достанет…
        Несмотря на небольшие размеры, комната оказалась довольно уютной и даже с мебелью - старый, облезлый стол, несколько сидений (очевидно, выдранных из вагонов), матрасы с какими-то тряпками. Воздух был сухим и свежим - рядом, судя по всему, находилась вентиляционная шахта.
        - Крыс здесь нет, - пояснил Глаз, - я имею в виду - настоящих. Дверь плотно запирается, а на вентиляции - решетки. Им сюда не попасть. Поэтому можно не беспокоиться за продукты…
        Я скинул рюкзак и снял ботинки - ноги от долгой ходьбы гудели. Пройтись по прохладному бетонному полу было приятно.
        - На, пей, - кинул мне флягу Глаз, - можешь умыться над ведром. А потом и сходить в него, если нужно. Я завтра вылью…
        Я вымыл руки и сполоснул лицо - хорошо освежиться после долгого блуждания по развалинам. И потом пописал.
        - Можно огонь разжечь, - кивнул Глаз на небольшую печку в углу, - вытяжка хорошая, дым сразу наружу выходит. Раньше инженеры умные были, все ловко продумывали. Видишь эти решетки? Вентиляционные трубы. По ним, кстати, если что, и уйти можно.
        Глаз распаковал рюкзак, достал несколько сухих поленьев и развел огонь. Затем поставил небольшой металлический чайничек, обнаружившийся здесь же. Было заметно, что это место им обжито, он бывал здесь не раз. И даже не два…
        Через некоторое время я наслаждался горячим чаем и поджаренными хлебцами. Таков был мой скромный ужин. Глаз добавил себе еще немного вяленого мяса - он большой, ему еды требуется больше…
        После ужина мы немного поболтали и решили спать. Керосин в лампе следовало экономить, да и устали мы очень. Глаз честно разделил тряпки на две кучки, на одной устроился сам, а вторую передал мне. Можно сказать, свою первую ночь в подземке я провел достаточно комфортно - на матрасе, в тепле и сухости. Что, конечно, весьма обнадеживало. Вот бы и дальше нам так везло!

* * *
        Глаз растолкал меня рано утром:
        - Вставай, Малыш, пора!
        Конечно, понятие «утро» тут было условное - в подземке всегда ночь, но Глаз, видно, определял время по своим внутренним часам. Это тоже была одна из его особенностей.
        Я поднялся, наскоро умылся (Глаз плеснул немного воды из фляги) и собрал свои вещи. Много времени сборы не заняли - мы спали одетыми и все необходимое держали под рукой. Через пять минут я был полностью готов.
        Глаз подошел к двери, собираясь ее открыть, но вдруг что-то его насторожило. Он подал мне знак молчать, а сам осторожно приложил к створке ухо. Потом шепотом сообщил:
        - Там засада, нас ждут. Один или двое, судя по всему, «дикие»… Придется уходить через шахту.
        Он осторожно снял решетку с вентиляции, посветил лампой и махнул рукой - за мной. После чего исчез в отверстии. Я последовал за ним. Нам пришлось долго ползти по холодным металлическим трубам, прежде чем впереди показался легкий свет. Это оказалась узкая шахта, ведущая на поверхность. Здесь же имелась небольшая площадка, на которой мы и расположились. Короткий привал.
        - Как ты узнал о засаде? - поинтересовался я. - Ведь не было слышно…
        - Шестое чувство, - улыбнулся Глаз, - очень полезная в подземке вещь. Не знаю, как тебе объяснить, Малыш… В общем, я понял, что за дверью кто-то ждет. Очень злой и опасный…
        - Но как он нас нашел?
        - Очевидно, шел по следам. Для опытного охотника труда не составляет. Не зря мне еще наверху показалось, что за нами кто-то следит… Видимо, этот гад нас засек и решил выяснить, куда мы направляемся. Ну, а дальше все просто - сел в засаде и стал ждать, когда мы высунемся. Хотел взять тепленькими, спросонья… Но не вышло! А теперь пусть сидит, пока не надоест, фи ему, а не добыча!
        Глаз весело рассмеялся, а вот мне было совсем не до смеха. Мы только начали свой поход, а уже напоролись на «диких». По крайней мере, на одного из них. На сей раз нам повезло, но что будет дальше? Может, стоило почистить ему мозги, чтобы отстал?
        - Это не выход, - угадал ход моих мыслей Глаз, - он потом все равно все вспомнит и продолжит охоту. А так мы его оставили в дураках и, самое главное, выиграли время. Он еще как минимум полдня у двери ждать будет, пока не сообразит, что мы сбежали. А мы тем временем все наши дела сделаем и наверх поднимемся. В случае чего, в развалинах спрячемся, там легче укрыться. Ладно, пошли.
        Разумеется, мы не пошли, а полезли - где на полусогнутых, где на карачках, а где и вовсе ползком. Примерно через час Глаз сделал еще один привал и объявил, что придется спуститься на рельсы.
        - По туннелям идти быстрее, - объяснил он, - да и привычнее. Кроме того, дальше вентиляция совсем старая, можем провалиться…
        Через аварийный вход мы спустились на рельсы. Глаз достал карту, сориентировался и уверено показал налево. Мы снова углубились в темный лабиринт туннелей.
        - Правда, что здесь водятся крысы-мутанты? - спросил я. - В смысле, очень большие и злые… И даже на людей кидаются?
        - Нет, - усмехнулся Глаз, - враки все это. Ни разу таких не встречал, сколько здесь ни ходил. Обыкновенных - сколько угодно, но чтобы, как говорят, величиной с собаку, со страшными, горящими глазами… Нет, не видел. Думаю, их вообще не существует - крысы плохо мутации поддаются. По крайней мере, наши, местные. Видимо, кто-то в темноте принял обычную крысу за мутанта и наделал в штаны. У страха, как говорится, глаза велики. Вот и родилась байка про крысу, способную одним взглядом убить человека. Чушь все это! Я по поводу крыс вот что скажу - не тронь ее, и она тебя не тронет. Это, кстати, относится и к нам…
        В этом я был полностью согласен с Глазом - загнанная в угол крыса очень опасна. Чтобы вырваться на свободу, она может напасть на противника намного больше и сильнее себя. Сам видел, как однажды храбрая крыса наскакивала на кошку, оказавшуюся у нее на пути. Прыгала, атаковала… И киска была вынуждена уступить и ретироваться.
        Мы вышли к какой-то пересадочной станции. Лестницы с платформы вели сразу на три уровня - к двум линиям и торговому центру. Бывшему, разумеется. Глаз посветил лампой: «Выход к гипермаркету „Иллюзион“».
        - Туда мы не пойдем, там все давно выгребли подчистую. Нам налево…
        Мы спустились еще на один уровень и попали в длинный, узкий переход. Свет от лампы едва рассеивал густую, липкую темноту.
        - Переход на центральную линию, - пояснил Глаз, - саму главную. Она раньше связывала военное министерство и все научные центры. По ней мы, если все нормально, и попадем в бункер.
        Но далеко мы не ушли. Глаз внезапно остановился и прошептал: «Не шевелись!» Потом резко задул огонь в лампе. Нас окружила полная темнота. В тишине отчетливо было слышно, как где-то далеко капает вода.
        И еще я уловил чье-то дыхание, осторожно и напряженное. Нас явно ждали. Точнее - ждал. Человек был один и прятался в самом конце перехода, за разбитым торговым автоматом. Разумеется, я не мог его видеть, но чувствовал - так же, как и Глаз.
        - Малыш, - еле слышно произнес напарник, - ты можешь обезвредить этого типа? В смысле - стереть ему память?
        - Попробую, - так же тихо ответил я.
        Я сосредоточился и постарался уловить мысли человека, сидевшего в засаде. Черт, не получается - слишком далеко. Я мог воздействовать на человека только вблизи, и желательно, чтобы я видел, а еще лучше - касался. Но в данном случае не было ни того, ни другого.
        - Не получается, - прошептал я, - надо подойти ближе.
        - Хорошо, давай. Я постараюсь его отвлечь…
        Я сделал несколько осторожных шажков и случайно задел какую-то банку. Она предательски загремела. Сидящий в засаде человек напрягся и стал напряженно вглядываться в темноту, стараясь уловить наше движение. И в это время Глаз зажег лампу.
        Я был достаточно далеко, вне круга света, меня не было видно. Зато Глаз оказался как на ладони. Наш противник высунулся из своего укрытия и стал прицеливаться. Этого мне оказалось достаточно - я быстро залез ему в мозги и стер память. Не всю, конечно, только за последние сутки, глубже не успевал. Но и этого хватило.
        Человек замер, сжимая в руках ружье: видимо, соображал, зачем он здесь и в кого собирается стрелять. Пока он размышлял, Глаз быстро преодолел разделявшее их расстояние и выстрелил. Оказывается, у него под курткой был спрятан маленький пистолет. Такие штуки, насколько я знал, называли «дамскими игрушками» - небольшого размера и мелкого калибра, чтобы удобно носить и пользоваться женщине.
        Но в опытных руках и на близком расстоянии это достаточно грозное оружие. Глаз не промахнулся - пуля попала нашему противнику точно между глаз. Тот охнул и тяжело повалился на пол.
        - Готов, - констатировал Глаз, снова пряча пистолет под куртку. - Спасибо, Малыш, выручил. Видишь, что этот урод для нас приготовил?
        И показал на ружье.
        - Хорошее, охотничье, с таким раньше на крупную дичь ходили, - определил Глаз. - И патроны с картечью. Нас с тобой одним выстрелом бы уложил, даже особо целиться не пришлось. И охнуть не успели бы…
        Глаз с ненавистью пнул тело. Я присмотрелся - это был здоровый мужик в изрядно поношенной, грязной униформе со множеством карманов.
        - Случайно, это не тот «дикий», что твой брат у моста караулит? - поинтересовался я.
        - Похоже, - кивнул Глаз, - очень даже. Хм, странное дело. Если этот «дикий» ждал нас здесь, так кто сидит в засаде там, на станции? Еще один? Больно много… «Дикие» толпами не ходят и загоны не устраивают. Значит, кто-то еще… Ладно, разберемся, а теперь давай двигать, пока еще кто-нибудь не появился.
        Глаз обыскал «дикого» и нашел в карманах пять патронов, складной нож и полупустую пачку сигарет. Все это он взял себе - боевые трофеи. Взял и ружье - пригодится.
        Я полностью одобрил его действия - оружие нам не помешает, тем более что добыли мы его в честном бою. На выходе из города его можно продать подручным господина Линя (бандиты охотно покупают найденное в Старом городе оружие) или обменять на еду.
        Через пару минут мы шли по туннелю в восточном направлении. Туда, где нас ждал бункер. Глаз сказал, что до него осталось километра два-три. Значит, скоро будем на месте.
        Глава шестая Бункер
        Если долго идти по темному туннелю, то начинает казаться, будто ничего, кроме него, не существует. Ни света, ни людей, ни шумного рынка с крикливыми торговцами… Есть только эта мрачная, давящая темнота и ватная тишина туннеля. Жуткое место!
        И еще под ногами противно хлюпала какая-то жижа. Как пояснил Глаз, дожди и талые воды постепенно заполняют подземку, подтачивают бетонные стены и разрушают стальные опоры. И не далек тот день, когда перекрытия рухнут и навсегда погребут под собой все станции и туннели. Завалят тоннами земли, кирпича и бетона…
        Глаз освещал путь, и мы потихоньку двигались вперед. На одной из станций пришлось обходить какие-то ржавые остовы.
        - Это вагоны, - пояснил Глаз, - точнее то, что от них осталось.
        Внутри полусгнивших железных скелетов было еще страшнее, чем снаружи. Вырванные с мясом панели, разбитые окна и двери, свисающая проводка… Кое-где еще остались сиденья и даже кресла с ошметками черной обивки. «Это вагоны первого класса, - кивнул на них Глаз, - в них ездили особо важные чиновники и военные». Под одним из кресел я, к своей огромной радости, обнаружил толстый научный журнал. Редкая находка!
        - Наверное, кто-то из ученых забыл, - кивнул Глаз, - тут институты рядом находились, они часто ездили. Когда война началась, паника большая была, все вещи побросали. И не только книги с журналами… Бери, твоя добыча! Как и договаривались.
        Я тут же спрятал журнал в свой рюкзак. Если даже больше ничего мы не найдем, это одно уже окупало все мои старания. Примерно через час мы свернули в один из малоприметных проходов и уперлись в стальную дверь.
        - Пришли, - удовлетворенно произнес Глаз, - дальше будет бункер и исследовательские лаборатории. Но здесь нам не пройти, дверь намертво заварена, придется в обход.
        И он повел меня по какой-то узкой, едва державшейся на ржавых болтах металлической лестнице, которая винтом уходила куда-то вниз, в темноту, в самую Преисподню. По таким старым, истертым ступенькам, представил я себе, люди спускались в ад…
        Путешествие вниз было долгим и крайне неприятным. Казалось, еще шаг - и рухнешь в мрачную бездну. Ступени буквально ходили ходуном под ногами, а за перила было вообще страшно взяться - настолько они проржавели. Наконец мы достигли конца и вышли на меленькую бетонную площадку, своеобразное преддверие ада. Здесь было относительно сухо и прохладно.
        - Уф, самое страшное позади, - с явным облегчением произнес Глаз. - Каждый раз, когда спускаюсь по этой лестнице, просто душа замирает. Так и кажется, что еще мгновение - и сорвусь вниз.
        Я признался, что испытывал похожие чувства.
        - Дальше будет легче, - заверил напарник.
        Как оказалось, мы стояли перед входом в исследовательский центр. Наверху, над нами, располагались административные и лабораторные корпуса, но в них никакие серьезные научные работы не велись - слишком легкая и очевидная мишень. Наиболее важные исследования были глубоко под землей, в бункере. С поверхностью помещения связывали скоростнее лифты и служебные лестницы, по одной из которых мы только что спустились.
        - Будь внимателен и от меня ни на шаг, - предупредил Глаз, - свернешь куда-нибудь не туда и заплутаешь. Здесь, в бункере, целая система научных лабораторий, помещений и жилых модулей. Для ученых, говорят, были даже свои гостиницы, кафе, спортивные залы и бассейны. Теперь все завалено или затоплено. Во время войны на институт сбросили мощные бомбы, здания наверху сравняли с землей, да и здесь многое повредили. Но кое-что уцелело. Держись за мной и на всякий случай запоминай дорогу - мало ли что…
        Мы углубились в темные, запутанные коридоры. То и дело приходилось пробираться сквозь завалы, протискиваться между рухнувшими балками и бетонными плитами. Глаз говорил чистую правду - неподготовленный человек здесь сразу затерялся бы. Хорошо, что у меня отличная память, и я легко запоминал многочисленные повороты, спуски и подъемы.
        Иногда напарник останавливался, сверялся со своей картой, а потом уверено показывал направление. Шли мы, по моим прикидкам, больше часа и уже изрядно устали. Наконец Глаз решил сделать небольшой привал. Он выбрал относительно хорошо сохранившуюся комнату (скорее всего, бывшую лабораторию) и сказал:
        - Отдых, перекур пять минуть.
        Тут же достал свою трубку и закурил, а я с любопытством начал осматривать обстановку. Все-таки это была настоящая научная лаборатория! Я в ней раньше никогда не бывал. На длинных железных столах стояли судом сохранившиеся стеклянные колбы с остатками химических веществ, в шкафах лежали какие-то папки, правда, сильно обкусанные крысами. И многолетний слой пыли вокруг…
        - Уже недалеко до цели, - приободрил меня Глаз, - минут десять ходу. Потом самое главное - хранилище с сейфом. Лишь бы нам не помешали…
        - Да кто помешает? - удивился я. - Мы здесь совершенно одни.
        - Нехорошее у меня предчувствие, Малыш, - вздохнул Глаз. - Все с самого начала как-то неправильно пошло. На площади мне показалось, что за нами следят, потом засада у нашей комнаты и этот «дикий»… Конечно, можно предположить, что это простое совпадение, но что-то мне подсказывает, что это не так. Шестое чувство меня никогда не подводило.
        Он помолчал, пососал трубку, потом продолжил:
        - Сам посуди, Малыш. Почему, спрашивается, «дикий» сидел в засаде именно у нас на пути, а не где-нибудь еще? Как будто знал, что мы по переходу пойдем… В сторону бункера.
        Я пожал плечами - может, случайность. Надо же было ему где-то сидеть, вот он и выбрал подходящее место. В конце концов, если рассуждать логически, место для засады очень неплохое: единственный переход на крупном транспортном узле, любой, кто спускается в подземку, рано или поздно очутился бы в нем…
        - Возможно, - согласился с моими рассуждениями Глаз, - но почему он не стрелял? Свет от лампы видно издалека, у него было достаточно времени, чтобы прицелиться и убить нас. Но он чего-то ждал. У меня такое ощущение, что он вообще не собирался нас убивать, была другая цель - проследить. Узнать, куда и зачем мы идем…
        - Правильно, - кивнул я, - зачем убивать «крыс» пустыми? Разумнее подождать, пока они набьют доверху свои мешки. А потом, на обратном пути, ограбить и пристрелить. Люди после большой удачи часто дуреют, теряют бдительность, на них легче напасть. Вот он и ждал…
        - Ладно, - решил Глаз, - будем считать, что так оно и было. Чтобы не ломать голову. Но мне кажется, что у нас еще будут проблемы… Да еще Лом со своими дружками!
        - А он-то что? - не понял я. - Лом вроде не опасен, наоборот, обещал защитить… К тому ж он твой брат.
        - Троюродный, - напомнил Глаз.
        - Ну и что, - пожал я плечами, - все равно близкий родственник. Лом, кажется, нормальный бандит, законы уважает. Возьмет положенную долю, и дело с концом. Пусть даже чуть больше - не жалко…
        - Ох, Малыш, - вздохнул еще раз Глаз, - дай Бог, чтобы так все и было. А то на душе у меня как-то нехорошо… Ладно, хватить болтать, поднимайся, пошли. Как говорится, будем решать проблемы по мере их поступления. Нам бы до сейфа добраться…

* * *
        Все когда-нибудь заканчивается, закончилось и наше блуждание по подземным лабиринтам. Мы с Глазом стояли перед сейфом. Здоровый металлический ящик был намертво вделан в стенку, а сверху на него еще обрушились бетонные плиты - следствие взрыва бомбы.
        - Вот видишь - трогать нельзя, - пояснял Глаз, - чуть сдвинешь - сразу все обрушится. Многие пытались сейф так, вручную открыть, да ничего не вышло. Если бы знать комбинацию …
        На двери я заметил пять маленьких окошечек, а под ними - колесики с цифрами. Если выставить правильную последовательность, дверь сразу откроется.
        - Много раз пробовали наудачу подобрать, - продолжил свои пояснения Глаз, - да куда там! Здесь же миллион комбинаций! Можно до окончания века сидеть и колесики крутить!
        Я кивнул - действительно, открыть замок простым подбором не получится - слишком много комбинаций.
        - Ну вот, я свою задачу выполнил, - кивнул на сейф Глаз, - теперь, Малыш, твоя очередь. Раз обещал - давай, действуй.
        Я подошел к сейфу и положил на него руки. Потом закрыл глаза и мысленно представил себе, будто я важный ученый и подхожу, чтобы достать из него…
        Что, интересно, в нем может лежать? Допустим, бумаги с результатами последних исследований. Наверняка они были строго засекречены и хранились только в сейфе. Несгораемом, неразрушаемом - даже удар бомбы выдержал.
        Итак, я - ученый и пришел за документами… И тут в голове у меня что-то щелкнуло, и я четко представил себе человека в белом халате, немолодого, солидного, в очках. Он протягивает руку к колесикам и уверено набирает комбинацию из пяти цифр - 41236. Я настолько ярко увидел все это, что даже отшатнулся от ящика.
        - Ты чего, Малыш? - с тревогой спросил Глаз, до этого молча наблюдавший за моими действиями.
        - Ничего, так…
        Я не стал объяснять, что у меня иногда бывают странные озарения - я как будто вижу прошлое. Стоит, например, мне взять в руки какую-нибудь вещь, и я могу почувствовать того, кто владел ею раньше, узнать, сколько ему было лет, как он выглядел и даже о чем думал. Правда, такие озарения случаются у меня крайне редко…
        В данном случае мне повезло - я заглянул на много лет назад и увидел нужную комбинацию. Что и требовалось доказать.
        - Глаз, - уверено произнес я, - набери 41236. Это код замка.
        Напарник удивленно посмотрел на меня, но спорить не стал. Просто подошел к сейфу и выставил нужную комбинацию. А потом потянул дверь на себя.
        Я ждал чего угодно - взрыва, ядовитых газов (ну не может же все быть так просто!) и даже немного отошел в сторону, на всякий случай. Однако ничего не произошло. Дверь медленно, с трудом, но стала открываться. Сначала чуть сдвинулась с места, потом появился маленькая щель, затем уже просвет… Глаз поднатужился, уцепился обеими руками и потянул изо всех сил. Нехотя сейф открылся.
        Напарник поднял повыше лампу и с любопытством заглянул внутрь. Через несколько секунд он произнес:
        - Да, Малыш, я всегда знал, что ты фартовый. Но чтобы до такой степени… Смотри!
        Я подошел поближе и заглянул. Внутри лежали толстые папки с документами, но главное - у задней стенки в прозрачных пластиковых коробочках тускло поблескивали небольшие металлические слитки. Глаз достал один.
        - Золото, - уверенно сказал он, едва веря в свою удачу, - как ты и предполагал, Малыш… Я богат, я очень богат!
        Он на радостях стал исполнять какой-то замысловатый танец, напевая при этом на непонятном языке. Я тем временем вытащил из сейфа несколько папок и стал их изучать. Так, научные отчеты, графики, цифры, таблицы, фотографии подопытных животных, главным образом, крыс… Все, как и положено в исследовательской лаборатории.
        Я сел поближе к лампе и начал читать. Мне очень хотелось узнать, над чем работали ученые. Из документов видно, что они разрабатывали новые медицинские препараты. Но какие? От чего или для кого, как далеко им удалось продвинуться, был ли заметный эффект?
        Глаз между тем выгреб из сейфа все, что в нем находилось. Собственно, кроме девяти маленьких золотых слитков, ничего ценного не оказалось. Папки с документами не в счет - они интересовали только меня. Но и того, что мы нашли, было достаточно, чтобы обеспечить сытую жизнь. Девять небольших золотых слитков, граммов по двести каждый. Глаз склонился над одним и стал разобрать надпись на прозрачной упаковке. Долго шевелил губами, потом тряхнул головой:
        - Не могу понять, незнакомый язык… Впрочем, не важно. Есть проба и вес, а этого достаточно. Торговцы за это золото кучу денег отвалят, а еще лучше взять товаром. Мне на всю жизнь хватит!
        - Ты что, собираешься забрать все слитки с собой? - поинтересовался я.
        - Конечно, не здесь же их оставлять! - удивленно посмотрел на меня Глаз.
        Нет, все-таки правильно говорят - неожиданное богатство делает человека ужасно глупым и беспечным. Именно это, судя по всему, и произошло только что с обычно осторожным и весьма предусмотрительным Глазом.
        - Ничего, - пожал я плечами я, - только нас на выходе ожидает твой родственничек. И пара дружков-громил. Я совсем не уверен, что они позволят унести все найденное нами…
        - Не проблема, - пожал плечами Глаз. - Отдам десятую часть, как положено, и все…
        Я тяжело вздохнул, а потом медленно, чтобы было понятно, начал объяснять.
        - Глаз, скажи, что лучше: один золотой слиток или девять?
        - К чему ты клонишь? - недоверчиво покосился на меня напарник.
        - К тому, что твой брат нас пристрелит, а всю добычу возьмет себе.
        - Нет, - покачал годовой Глаз, - Лом не такой, он законы уважает.
        - Богатство кому хочешь голову снесет, - продолжал я. - Сам посуди: что твоя жизнь против золота? Ничто, меньше даже, чем ничто. Плюнуть и растереть. Я абсолютно уверен, что Лом тебя пристрелит, а золото заберет. Потом и меня прикончит, чтобы свидетелей не осталось. Может - и напарников своих, чтобы уж ни с кем не делиться. Тела сбросит в воду и все, никаких улик. Скорее всего, Лом свалит все на «диких» - мол, напали, поубивали всех, а он один чудом спасся. Нами никто интересоваться не будет. «Крысы» часто в городе пропадают, дело обычное. Если Лом умный, то скоро по-тихому свалит из наших краев - с таким богатством его везде примут, причем с распростертыми объятьями. Отправится на юг, там жизнь сытая, да и затеряться легко. Отроет свою лавку, построит дом, женится, детей заведет. Будет здоров и счастлив. А ты в это время будешь медленно догнивать в земле, и я где-нибудь рядышком. Ну как тебе такая перспектива?
        Глаз зябко поежился - видимо, представил картинку. Потом медленно кивнул:
        - Хорошо, Малыш, ты меня убедил. Похоже, от шального богатства я совсем разум потерял. Спасибо, мозги на место вправил! Но как нам быть? Оставить все здесь?
        - Возьми с собой три слитка, - посоветовал я, - и скажи Лому, что нашел такое, что никогда раньше не находил. Причем столь важное, что сообщить можешь только лично господину Линю. Лом станет допытываться, спрашивать, но ты держись - не могу сказать, страшная тайна. Он нас не убьет - самому интересно, что мы такое нашли, и отведет к Линю. А вот там все и расскажешь. И про сейф, и про золото. И слитки покажешь. Господин Линь закон блюдет, правила знает. Одну треть возьмет себе, две трети - тебе. Зато обеспечит охрану и гарантирует безопасность. Конечно, ты часть потеряешь, но того, что останется, хватит. Если правильно распорядиться, будешь по-настоящему богатым человеком… А если пожадничаешь, вообще без всего останешься. И жизни лишишься.
        - Черт! - выругался Глаз. - Отдать этим уродам треть… Да это же просто грабеж. Одной десятой - достаточно!
        - Не думаю, - покачал я головой. - Это особый случай, значит, и такса особая.
        - А вдруг господин Линь прикажет меня убить? - засомневался Глаз. - Чтобы все себе захапать? Чем он лучше Лома?
        - Лом - обычный бандит, - парировал я, - а господин Линь - деловой человек. Ему выгоднее постоянный доход иметь, чем хватануть один раз. Думаю, он не только тебя охрану даст, но еще постарается сделать тебе рекламу. Вот, мол, берите пример с Желтого Глаза - такое богатство нашел! После этого все рванут в Старый город, и прибыль потечет к господину Линю полноводной рекой.
        Глаз задумался. Было заметно, что мои слова заставили его серьезно пересмотреть первоначальные планы. Я выложил последний аргумент:
        - Подумай сам: деньги мертвому ни к чему. И вот еще что: если не последуешь моему совету, я с тобой не пойду. Не хочу погибнуть по-глупому. Лучше пережду, а потом спокойно вернусь к своим…
        - Ладно, - кивнул Глаз, - сделаем так, как ты сказал. Три слитка возьму с собой, а остальные спрячу. Вот только куда?
        - В сейф, - тут же предложил я, - это самое надежное место. Закроешь на замок, и никто, кроме тебя, не достанет. Шифр один ты знаешь…
        - Ты тоже, - сказал Глаз.
        - Мне золото ни к чему, - пожал я плечами, - от него одни хлопоты да неприятности. У меня другие интересы…
        Глаз внимательно посмотрел на меня и кивнул:
        - Знаешь, Малыш, а я тебе верю. Не знаю почему, но мне кажется, что ты меня не предашь.
        С этими словами он запихнул в рюкзак три золотых слитка, а остальные положил в сейф. Не забыв, разумеется, тщательно перекрутить цифры. Я убрал в рюкзак папки - дома внимательно посмотрю, может, и пойму что, и вскоре мы тронулись в обратный путь. Через темный, запутанный лабиринт лабораторий и мрачную подземку - наверх, к свету. Туда, где нас ждет Лом со своими дружками. А, может, и не только он один…
        Глава седьмая Юродивый
        Дорога назад всегда кажется короче. Особенно тогда, когда точно знаешь, что тебя наверху ждут яркое солнце и чистое небо. Так и хочется поскорее подставить свое лицо под его ласковые лучи после темноты и холода подземки! И пусть солнце скоро сядет, но увидеть хоть на минуточку очень приятно.
        Мы стояли с Глазом на площади Согласия и решали - стоит ли выбираться из города сегодня или разумнее разбить лагерь и заночевать в развалинах, а выходить уже утром. С одной стороны, ни Глаз, ни я не хотели оставаться в городе еще на одну ночь (учитывая возможную встречу с очередным «диким»), но с другой стороны - солнце скоро сядет, а идти по темным ночным улицам чрезвычайно опасно. Да и просто страшно…
        Наши размышления прервали самым неожиданным образом - от стены отделилась тень, и перед нами возник здоровый молодой парень в черной кожаной куртке. В руке он держал пистолет, ствол которого был направлен прямо на нас. Я узнал одного из подручных Лома. Кажется, его зовут Марк.
        Глаз неодобрительно посмотрел на пистолет и сказал:
        - Помнится, Лом обещал мне защиту, а не наоборот…
        - Я вас и защищаю, - усмехнулся парень, - от самих же. Вдруг вы из-за добычи передеретесь и поубиваете друг друга? А Лом мне четко приказал - доставь их живыми. И по возможности - в целости и сохранности. Хотя последнее не обязательно.
        - С чего бы такое к нам внимание? - скривился Глаз. - Или Лом уже так соскучился? Всего-то два дня прошло! Даже меньше…
        - Не знаю, - пожал плечами парень, - но он здесь и ждет вас. Так что…
        - А это не ты случайно за нами следил на станции? - прищурился Глаз. - И в засаде сидел?
        - Верно, я, - кивнул парень, - только вы хитрее меня оказались, смылись по-тихому. А я, как последний идиот, потом полдня караулил! Лом, как узнал, что упустил вас, очень расстроился и приказал ждать здесь, на площади. Знал, что мимо не пройдете. И как встречу - сразу к себе.
        - К чему такая спешка? - удивился Глаз. - Не мог подождать, пока мы сами к мосту выйдем?
        - Не знаю, - равнодушно протянул Марк. - Но мне кажется, что Лом тебе, Глаз, не доверяет. Вдруг ты опять с добычей смоешься и не заплатишь, как положено?
        - Разве я когда-нибудь кидал Лома? - с негодованием произнес Глаз. - Всегда ему честно отстегивал!
        - Всякое в жизни бывает, - философски заметил Марк, - Вдруг вы что-нибудь особо ценное нашли и захотите тихо слинять, чтоб ни с кем не делиться? Вот Лом и придумал здесь ваши мешки проверить, чтобы все было по-честному. Короче, топайте по улице, а я за вами. Чтоб не сбежали. И прикрою заодно, как Лом обещал. Кстати, Глаз, отдай-ка ружьишко - тебе оно уже ни к чему.
        Глаз пожал плечами и протянул трофейный обрез. Потом поправил рюкзак и зашагал в указанном направлении. Я, естественно, за ним. Завершал нашу маленькую процессию Марк, который, с одной стороны, стерег нас, чтобы не сбежали, а с другой - охранял. Он нервно крутил головой по сторонам и часто оглядывался назад - видно, на самом деле опасался, что на нас могут напасть.
        Через десять минут мы очутились внутри маленького, хорошо сохранившегося домика. В его гостиной нас ждал Лом. С ним был и второй бандит из группы. Значит, все в сборе.
        - Слушай, Дик, что за дела? - изобразил негодование Глаз, как только увидел своего родственника. - С каких это пор ты мне не доверяешь? Разве я тебя хоть раз обманывал?
        - Береженого бог бережет, - веско ответил Лом, - а в нашем деле, сам знаешь, нельзя быть уверенным ни в ком. Большая добыча способна кому угодно башку вскружить, и люди начинают глупости делать. Вот я и решил перестраховать тебя, а заодно предостеречь от неприятностей. Чтобы ничего плохого не случилось… Брат ты мне все-таки, хоть и троюродный!
        - Да я как-нибудь сам по себе… - начал Глаз, но Лом его резко прервал:
        - Никаких сам по себе! Знаю я тебя! Вдруг смыться захочешь? Ищи тебя потом, долги выколачивай… Муторное это дело, и для здоровья вредное. Для твоего, разумеется.
        Лом расхохотался, остальные бандиты тоже заулыбались. Зато Глаз скривился, как от зубной боли - видно, вспомнил что-то не очень приятное. Лом между тем продолжал:
        - Короче, чтобы не было глупостей, я тебя здесь досмотрю. Давай-ка, открывай мешки!
        Лом кивнул подручным, и те ловко вытряхнули из наших рюкзаков все содержимое. Главарь бандитов брезгливо поворошил палкой наши вещи, мои папки с документами и с интересом уставился на три пластиковые коробочки, выпавшие из рюкзака Глаза.
        - Это что?
        - Золото, - просто ответил Глаз, - довольно высокой пробы. Из институтского сейфа.
        - Врешь! - не поверил Лом. - Его же никто открыть не может!
        - Верно, никто, - кивнул Глаз, - а Малыш смог. Для того, собственно, и нанимал я его. Он большой специалист по сейфам…
        Лом пристально посмотрел на меня, и я кивнул - да, так оно все и было.
        - Рассказывай! - приказал Лом.
        Глаз не спеша, с подробностями, изложил наши приключения. Не забыв, разумеется, упомянуть, как ловко оставил в дураках Марка. Но особое впечатление на бандитов произвел эпизод, когда мы расправились с «диким». На их лицах читалось явное недоверие, однако трофейный обрез и патроны говорили сами за себя. А когда мой напарник упомянул о том, что б?льшая часть золота осталась в сейфе, глаза Лома загорелись жадным огнем.
        - Значит, там еще много рыжухи? - не скрывая своей радости, переспросил он.
        - Имеется, - кивнул Глаз, - и довольно порядочно. Только тебе, Лом, до него в жизнь не добраться. Шифр знаю только я, и как его найти - тоже. Без меня ты не сможешь ничего добыть. Там же настоящий лабиринт, заплутаешь, попадешь под обвал - и все, каюк, никто никогда не найдет. Так что не дергайся, не суетись, не делай глупостей, а веди нас прямо к своему боссу - господину Линю. Я лично ему обо всем расскажу и помогу то золото достать. Так лучше для всех будет - и для тебя, и для нас.
        - Как будет лучше, я сам решаю, - зло скривился Лом, - не тебе, лоху, меня жизни учить!
        С этими словами он выхватил пистолет и выстрелил… Нет, не в Глаза и даже не в меня. А в своих подручных. Оба упали, как подкошенные. У Глаза от удивления вытянулось лицо, я вообще не знал, как на это реагировать. Сидел ни жив ни мертв.
        - Ну вот и все, дело сделано, - удовлетворенно произнес Лом, убедившись, что оба его подручные мертвы. - Лишние свидетели убраны, остались лишь мы с тобой. Да еще Малыш…
        - И что же ты дальше делать будешь? - нервно спросил Глаз. - Убьешь нас?
        - Нет, конечно, - усмехнулся Лом, - вы очень ценные, в этом ты, брательник, прав. Отведу вас к боссу, и пусть он сам решает, как с вами поступить. Но я без своего куска хлеба с маслом не останусь, это точно! При любом раскладе…
        - Интересно, как господин Линь посмотрит на то, что ты убил двух его людей? - иронически спросил Глаз. - Думаешь, это ему понравится?
        - Причем здесь Линь? - рассмеялся Лом. - Под словом «босс» я имел в виду совсем другого человека…
        - Кого же? - удивился Глаз.
        Он все еще не понимал, а вот я уже давно сообразил…
        - Юродивого! - широко улыбнулся Лом. - Давно хотел к нему перейти, да все никак случай подходящий не подворачивался. А теперь, с такой добычей, он не только с радостью меня примет, но и сделает своим главным помощником, вместо этого идиота Реда. Как пить дать!
        - Неужели тебе было плохо у господина Линя? - спросил Глаз. - Вроде ты там шикарно устроился…
        - Верно, - согласился Лом, - и должность была, и деньги… Но, знаешь, братец, всегда хочется лучшего. У Юродивого возможностей больше, да и подняться легче. К тому же рынки под ним богатые, доходы немалые, есть где развернуться. Короче, и водка пьяней, и бабы веселей!
        Лом громко расхохотался. А вот нам с Глазом было не до смеха. Одно дело - господин Линь, человек солидный, правильный, почти бизнесмен, соблюдавший (по крайней мере, формально) все законы, и совсем другое - отморозок Юродивый, про которого ходили слухи один страшнее другого. Но выбора, судя по всему, у нас не было.
        - Ладно, хватить болтать! - скомандовал Лом. - Берите свое барахло - и на выход! Нам еще до заката на тот берег успеть надо!
        Спорить смысла не имело, поэтому мы быстро покидали свои вещи обратно в рюкзаки и двинулись в путь. Лом, кстати, золото и обрез забрал себе - не доверял Глазу. А своих товарищей кинул прямо в доме, только пистолеты захватил. Расчет был простой - все должно выглядеть, как внезапное нападение «диких». Налетели, перестреляли бандитов, забрали стволы и смылись. Обычное дело в городе…
        Мы молча шли к реке, разговаривать не хотелось. Да и опасно было. Глаз сосредоточено думал о чем-то своем, я просто смотрел по сторонам. Один Лом был всем доволен и весело насвистывал какую-то простенькую мелодию. Для него, судя по всему, этот день оказался весьма удачным.
        Над мостом я увидел заходящее солнце. Его красный круг повис над рекой, почти касаясь воды. Значит, скоро ночь. А за ней - новый день. Что, интересно, он нам принесет?

* * *
        Я думал, дорога до логова Юродивого займет по крайней мере день, но все оказалось гораздо быстрее. Мы провели ночь на берегу реки, а утром пришли в небольшое селение на границе владений господина Линя. Это была нейтральная территория - ни одна из банд не претендовала на нее. Лом быстро нашел двоих ребят, подручных Юродивого, и поговорил с ними. После чего нас погрузили в небольшой грузовик и повезли куда-то в восточном направлении.
        Мы с Глазом сидели в кузове под присмотром Лома. Ехать было довольно тряско - машина то и дело проваливалась в ямы и попрыгивала на ухабах. Но все лучше, чем тащиться пешком. Чрез два часа, когда, казалось, из нас уже вытрясли все внутренности, мы достигли цели - небольшого военного городка. Вот, где, оказывается, логово Юродивого…
        Хорошее место - со всех сторон защищено высоким бетонным забором (чудо, что уцелел), а казармы дают надежную крышу над головой. Кроме того, по слухам, под городком располагаются бункеры, в которых раньше были узлы связи. Там, судя по всему, и находится основная резиденция Юродивого.
        На въезде в лагерь нас тщательно обыскали, отобрали у Глаза пистолет, его «дамскую пукалку», также полностью разоружили Лома. Ему эта процедура не понравилась, но он благоразумно промолчал. Правильно, еще не время качать права, надо сначала заручиться поддержкой Юродивого. А у него, говорят, нрав крутой и непредсказуемый - может приласкать, а может и сразу убить. Абсолютно неуправляемый человек…
        После обыска мы оставили вещи наверху, в одной из казарм, и нас всех троих повели куда-то вниз. Опять спускаться в подземелье! Не нравится мне это дело… Но в отличие от бункера в городе, здесь все лестницы были в полном порядке, даже электричество имелось, что вообще было большой редкостью. Значит, где-то в глубине работает дизель-генератор, и имеется запас горючего…
        Впрочем, если разобраться, в этом не было ничего странного; военные - люди запасливые, и они заранее готовились к войне, набили свои подземные хранилища до краев. Вот только не все пригодилось, точнее, не всем успели воспользоваться - раньше уничтожили. А уцелевшие склады и казармы и достались тем, кто первым успел их захватить. В данном случае - людям Юродивого.
        Мы долго спускались по узким лестницам, миновали несколько тамбуров с толстыми металлическими дверями и, наконец, достигли своей цели. В небольшой комнате (очевидно, приемной) нас ждал Ред.
        Он кивнул Лому и пожал руку, на нас же взглянул мимоходом. Понятно - мы же «крысы», люди маленькие. После чего скрылся за дверями, но уже через секунду позвал Лома в кабинет Юродивого. Лом заметно нервничал - видно, встреча с главарем бандитов сильно его напрягала. Мы с Глазом остались ждать в приемной.
        Ред указал на узкие диванчики, стоящие у стены, и мы сели. Сам он расположился в кресле за столом. И сразу же положил на него ноги. Потом внимательно посмотрел на нас и сказал:
        - Слушай, пацан, я тебя, кажется, знаю. Ты ведь сын мастера Дана?
        Я кивнул - так и есть.
        - А чего ты с этим связался? - он показал на моего напарника.
        Видно, Ред относился к Глазу с неодобрением. Может, чего в прошлом не поделили…
        - Это я Малыша нанял, чтобы он помогал в городе, - озвучил Глаз нашу официальную версию.
        И, что удивительно, ничуть не соврал.
        - Зря ты мальчонку в свои дела впутываешь, Глаз, - недовольно покачал головой Ред, - прикончат мальца, а кто за него отвечать будет? Уж не ты точно! А Дан - человек хороший, всегда налоги платит исправно, да и мастер отличный. Жаль будет его!
        Глаз промолчал, давая понять, что у нас свои дела, в которые Реду совать нос не следует. Тот спорить не стал, а отвернулся и начал чистить пистолет. Делал он это, как я понял, больше по привычке, чем по необходимости - оружие и так находилось в идеальном состоянии. Что ни говори, а с дисциплиной у Юродивого было все в полном порядке - бойцы были хорошо экипированы и тщательно следили за оружием. Почти идеальная армия. Жалко только, что бандитская…
        Через несколько минут дверь снова открылась, и в приемной вернулся Лом. Вид у него был очень довольный - судя по всему, он сумел произвести на Юродивого хорошее впечатление. Он подмигнул Реду (мол, все путем) и кивнул нам - теперь ваша очередь, ребята. Мы поднялись и вошли в комнату. Ред встал за нашими спинами - как конвоир.
        Я огляделся. Что ни говори, а Юродивый умел устраиваться с комфортом, даже, пожалуй, с роскошью. Стены кабинета украшали настоящие старинные картины, на полу лежали дорогие ковры, а по углам стояли изящные фарфоровые вазы из бывших наших восточных провинций.
        Юродивый сидел за огромным письменным столом из черного дерева, тоже старом и очень дорогом. Кожаные диваны и кресла дополняли обстановку, придавая комнате вид престижного офиса. Я подобные видел только на картинках в глянцевых журналах…
        Юродивый молча нас разглядывал, мы пока безмолвствовали. Но стояли навытяжку - руки по швам, и даже толстый Ред подобрался и вытянулся в струнку - насколько позволяла его жирная фигура.
        От Юродивого исходила такая мощная энергетика, что и я, и Глаз ее сразу почувствовали. Внешне главарь бандитов впечатления не производил - небольшого роста, почти лысый, с длинными, тонкими руками и старым, морщинистым лицом. Но глаза… Проницательные, черные, напоминающие бездонные колодцы. Взгляд Юродивого проникал прямо в душу, от него невозможно было спрятаться. Юродивый, казалось, видел все, что у тебя внутри. И даже то, то ты хочешь скрыть…
        Через минуту Юродивый махнул рукой:
        - Иди, Ред, ты мне не нужен.
        Наш охранник тут же исчез за дверями, причем сделал это с явным облегчением. Юродивый откинулся в кресле и пристально посмотрел на меня:
        - Здравствуй, Малыш, давно хотел с тобой познакомиться. Мне Мара много про тебя рассказывала. И про твои способности, и про твой возраст…
        Значит, Глаз прав - Мара действительно работала на Юродивого. Я слегка улыбнулся и кивнул - мол, весьма польщен, это для меня такая честь… Юродивый между тем продолжал:
        - Если даже половина того, что она говорила, правда, то ты человек весьма необычный. Не то, что это быдло, - он презрительно кивнул на дверь, за которой был его помощник. - Скажи, Малыш, сколько тебе лет? Я имею в виду - настоящих лет.
        Я честно ответил. Юродивый одобрительно кивнул:
        - Правильно, врать мне не надо, я любого насквозь вижу. Кстати, посоветовал бы тебе, Глаз, - Юродивый взглянул на моего напарника, - поглубже прятать свои мысли. А то весь как ладони…
        Глаз скривился и заметно сник - он явно пасовал перед главарем бандитов.
        - Лом мне сказал, что вы нашли в городе золото, - продолжил Юродивый, - это хорошо, золото всегда нужно. Я даже, пожалуй, не стану отнимать его все - берите свою треть, заслужили.
        Юродивый слегка подтолкнул к нам три пластиковые коробочки, лежавшие на столе. Глаз осторожно подошел и взял их.
        - А как остальное? - спросил он. - Те, что в сейфе осталось?
        - Ребята принесут. Не беспокойся, Глаз, ты мне не нужен, шифр я знаю - 41236, дорогу тоже.
        Глаз ошарашено посмотрел на Юродивого, а тот явно наслаждался произведенным эффектом. Видимо, ему доставляло большое удовольствие так вот поражать людей.
        - Я же говорил, - усмехнулся Юродивый, - прячь свои мысли поглубже. Вот Малыш может это делать, а ты нет. Слаб ты против меня, слаб… Хотя кое-какие способности у тебя, не спорю, имеются, а потому отпущу тебя с миром. Хотя Ред и советовал тебя прикончить - мол, слишком много себе позволять стал, совсем страх потерял. А это плохо - если люди перестанут нас бояться, что будет? Скорее всего, наступит хаос. Не так ли?
        Глаз кивнул - а что ему еще оставалось делать? К тому же Юродивый, как ни крути, а был прав - лучше уж такая власть, чем вообще никакой.
        - Вот видишь, Малыш со мной полностью согласен, - снова улыбнулся главарь бандитов, - он явно умнее тебя. И намного талантливей… Только сам еще не знает всех своих способностей. Ну, ничего, это дело наживное. Еще пара-тройка лет, и можно будет с ним серьезно поговорить.
        Юродивый пристально посмотрел на меня:
        - Подрасти еще немного, Петер, наберись опыта, тогда мы снова встретимся и потолкуем. Обсудим и настоящее, и будущее… А пока рано еще, я вижу, ты не готов. Хорошо?
        Я, разумеется, кивнул, хотя перспектива встречи с Юродивым меня откровенно пугала. А уж разговаривать с ним… Мне вообще хотелось как можно скорее покинуть кабинет и очутиться как можно дальше от этого места. Я не сомневался, что Юродивый может одним движением мизинца отправить нас с Глазом на тот свет, не почувствовав при этом ни малейшего угрызения совести. И даже легкого укора. Для него люди - что пешки в игре, разменные фигуры. Или вообще ничто, пыль под ногами…
        - Ты прав, Малыш, - кивнул Юродивый, - большинство людей - именно пыль. Ее начинаешь замечать, когда скапливается слишком много. Поэтому полезно время от времени делать влажную уборку. Желательно кровавую…
        Юродивый весело засмеялся, а у меня от его смеха мурашки по коже побежали. Глаз чувствовал себя не намного лучше - весь скривился, как от жуткой боли, и старался смотреть только в пол.
        - Но люди мне все же необходимы, - продолжил свои рассуждения Юродивый, - как источник дохода. Кто, если не они, будет приносить деньги и обеспечивать мне комфорт? А я люблю удобства… И ты, Малыш, полюбишь, когда придет время. Так что, как видишь, приходится терпеть людишек, в том числе и таких полных идиотов, как мои подчиненные. А что делать? Других-то нет и не предвидится… Настоящих мутантов, как мы с тобой, очень мало, это большая редкость. На всю нашу округу, например, всего три с половиной…
        Юродивый вылез из-за стола и прошелся по кабинету. Я заметил, что он передвигался с большим трудом, заметно приволакивая правую ногу.
        - Это я тебя за половинку посчитал, - уточнил Юродивый, останавливаясь перед Глазом. - Хоть ты и слабый, но все-таки мутант, а потому придется тебя оберегать. Зато Малыш оправдал все мои ожидания, даже больше…
        Юродивый подошел ко мне и заглянул прямо в глаза. На минуту мне показалось, что я падаю в бездонную, черную бездну. Голова сразу резко заболела, внутри нее образовалась противная пустота. Как будто кто-то вмиг выкачал все мысли…
        - Да, так оно и есть, - кивнул Юродивый, - очень талантливый парень! Мы с тобой еще многое сделаем, Малыш, но чуть погодя, через год-другой. Тогда посидим, поговорим спокойно без суеты…
        Мне, честно говоря, этого не хотелось, но возражать я не посмел. Я старался вообще ни о чем не думать, чтобы Юродивый не прочитал мои мысли.
        - Значит, так, - подвел итог наш хозяин, - возвращайтесь к себе домой и живите, как прежде. Тебе, Глаз, дозволяется беспрепятственно ходить в город и добывать товар. Можешь даже оброк мне не платить - считай, что все уже отработал. А ты, Малыш, передай своему отцу, мастеру Дану, чтобы не беспокоился насчет долга, брать с него деньги мы больше не будем. Ред решит все вопросы с владельцем рынка, он вам аренду снизит. Это мой тебе подарок на день рождения.
        Я вспомнил - действительно, через неделю мне исполняется восемнадцать лет. Взрослый совсем…
        - Не поймите меня неправильно, - вежливо начал я, - но я не привык принимать подарки от незнакомых людей. Даже на день рождения. Всему есть своя цена…
        - Ты мне помог, - улыбнулся Юродивый, - разобрался с людьми Линя. Помнишь, как ты их гранатой? Я очень смеялся, когда узнал об этом. Ловко ты все провернул! И главное, никто на тебя даже не подумал! А мне от этого большая выгода - Линь лишился трех отличных бойцов… Спасибо тебе, Малыш! Кстати, все посчитали, что это несчастный случай, ведь мои люди тоже пострадали… Ты гениально все сделал, даже я не смог бы лучше. Великолепный экспромт!
        Я молчал, не зная, что ответить. Вот уж не думал…
        - А это тебе лично от меня, - продолжил Юродивый, протягивая какую-то большую, тяжелую книгу. - Знаю, что ты любишь такие. Отличная вещь, у тебя наверняка подобной еще не было.
        Я посмотрел - действительно, такая книга мне еще никогда в руки не попадалась. Толстенная энциклопедия в солидном кожаном переплете, со множеством великолепных цветных иллюстраций… Очень дорогая вещь и чрезвычайно ценная для меня.
        Я благодарно взглянул на Юродивого - что ни говори, а он умел найти подход к людям. И даже к мутантам. Конечно, я понимал, что это не простой подарок и что за него мне еще придется отрабатывать… Бесплатный сыр, как известно, бывает только в мышеловке. Но думать об этом, честно говоря, не хотелось. Я с наслаждением рассматривал глянцевые иллюстрации и откровенно любовался ими. Такая красота! Не говоря уже о полезных знаниях, которые я, несомненно, почерпну из нее.
        Юродивый остался доволен произведенным эффектом. Он не спеша вернулся на свое место и царственно махнул рукой - можете идти. Глаз немедленно начал пятиться к двери, а я немного задержался.
        - Что, Малыш, хочешь о чем-нибудь спросить? - улыбнулся главарь. - Давай, не стесняйся! Я сегодня добрый.
        - Скажи, откуда у тебя такая странная кличка? Необычная для…
        Я замялся, не зная, как продолжить.
        - Для бандита? - закончил Юродивый. - Верно, необычная. Только она по делу - я раньше, до Большой войны, калекой был, почти сумасшедшим. Милостыню на паперти просил… Как настоящий юродивый! Знаешь, кто такие юродивые?
        Я кивнул - читал.
        - Вот с тех пор кличка ко мне и приклеилась.
        Я вежливо поблагодарил и начал пятиться к двери, но потом вдруг до меня дошло: до войны? Это сколько же Юродивому лет? И почему он сказал, что раньше был сумасшедшим? А теперь что, вылечился? Так не бывает!
        Главарь бандитов взглядом подтолкнул меня к двери:
        - Иди, Малыш, тебя ждут. И мой тебе совет - не забивай голову ненужными вопросами. Меньше знаешь - крепче спишь!
        Через секунду я очутился в приемной, где меня уже нетерпеливо ждал Глаз. Он переминался с ноги на ногу - так хотелось поскорее уехать, и я полностью разделял его чувства.
        Наше желание исполнилось - Ред проводил нас до выхода и приказал подручным отвезти нас в деревню. Мы с Глазом забрались в кузов знакомого грузовика и попылили по дороге. Ехать было намного приятнее, чем раньше, - мы же возвращались домой!
        Глава восьмая Домой!
        Самое приятное в путешествии - возвращение домой. Любой это знает. Сколько бы ты ни бродил по свету, ни скитался по дальним странам и городам, но дом, милый дом - это святое. Это место, где тебя любят и ждут, где тебе всегда рады, в любое время дня и ночи.
        Хотя мы с Глазом отсутствовали всего два с половиной дня, но у меня было ощущение, будто я не видел родные места как минимум год. А может, и два. Поэтому возвращение было особенно приятным.
        Глаз, видимо, испытывал те же чувства, потому что, как только грузовик остановился, ловко выпрыгнул из кузова и зашагал по направлению к деревне. Я еле поспевал за ним. От избытка чувств Глаз даже стал напевать какую-то веселую песенку, что раньше за ним никогда не водилось.
        - Малыш, - сказал он, когда мы вышли на окраину деревни, - пожалуй, не стоит никому рассказывать, где мы были и что видели. И особенно - что нашли…
        - Но люди будут спрашивать, - возразил я. - Они любопытные и знают, что мы были в Старом городе. Что говорить?
        - Отвечай, что ничего не нашли, - подумав, предложил Глаз, - тем более что это почти правда. Говори, что нас постигла неудача, не повезло…
        Я кивнул - действительно, не стоит никого посвящать в наши тайны, даже близких родственников. Так спокойнее. Правильно Юродивый сказал - меньше знаешь, крепче спишь. И уж тем более не стоит рассказывать о сейфе и спрятанном в нем золоте. Ни к чему будоражить людей…
        - А твои слитки? - поинтересовался я. - Что ты с ними будешь делать?
        - Пока не придумал, - пожал плечами Глаз, - надо все как следует обмозговать. Хотя… Были бы деньги, а уж на что их потратить, найдется. Скорее всего, продам золотишко потихоньку, по частям, не привлекая внимания, а выручку пущу на товары. И двину с ними на юг. Может, удастся открыть свою лавку и заняться торговлей. Кстати, о золоте…
        Глаз остановился и полез в рюкзак:
        - На, - протянул он один из слитков, - бери!
        Я недоуменно уставился на него. С чего бы ему со мной делиться? Мы вроде бы все обговорили. Глаз мне ничего не должен, я ему тоже.
        - Бери, - подтвердил Глаз, - это твое. За то, что спас меня от Юродивого. Он бы меня точно живым не выпустил, зуб на меня имеется… А ты ему чем-то понравился, вот он и проявил благородство.
        - А как же его рассуждения о мутантах? - напомнил я. - Что нас мало, что нас надо беречь…
        - Разговоры, больше ничего, - усмехнулся Глаз, - поверь мне, Малыш: Юродивому никто не нужен, в том числе и другие мутанты. Он сам по себе, вполне самодостаточен. По крайней мере, я ему точно ни к чему. А вот ты оказался нужен, у него на тебя особые виды. И далеко идущие планы…
        - Скажи, Глаз, = решил уточнить я, - то, что Юродивый говорил про мои способности, правда? Что у меня талант?
        - Да, - кивнул мой напарник, - все точно. Ты, Малыш, действительно особенный, выделяешься даже среди нас, мутантов. Не такой, как все, из другого теста.
        Я промолчал, обдумывая эти слова. Никогда не думал, что у меня какие-то особые таланты, но вдруг выяснилось, что имеются…
        - Лом очень здорово Юродивому угодил, - продолжил Глаз, - доставил нас с тобой прямо в его логово, что называется, тепленькими. Для него это оказался даже больший подарок, чем наше золото. Ну, ничего, он еще свое получит, я с Ломом поквитаюсь! За все ответит…
        Глаз зло сплюнул на землю - видно, у него имелись свои счеты с братом, причем очень давние.
        - И вот еще что, - продолжил напарник, - ты свое золото подальше убери и никому не показывай. Оно тебе может пригодиться. Жизнь - штука сложная, в ней всякое случается, в том числе и не слишком приятное. А золото есть золото, оно всегда выручит.
        В этом Глаз, был прав - не стоит светить добычу. Спрячу-ка я свое золотишко подальше, потом решу, как с ним поступить. Может, продам и накуплю книг, а может, пущу на что-то иное… Жаль, что я маленький, не могу жениться, а то бы точно приобрел хорошее приданое для Ирмы. Длинное белое платье, шелковое белье, обручальные кольца… И много красивых вещей. Ирма любит наряжаться, обрадовалась бы…
        За этими размышлениями я и не заметил, как показались наши дома. Глаз остановился и произнес:
        - Думаю, здесь мы расстанемся. Пойдем поодиночке, так спокойней. Нам лишнее внимание ни к чему.
        Я кивнул - в его словах был резон. У нас народ любопытный, увидит меня с Глазом и станет допытываться - где были да что добыли. Пристанут, как репьи, не отвяжутся! Чисть потом мозги каждому, чтобы забыли о нашей встрече…
        - Ты куда сейчас? - спросил я у Глаза.
        - А так, в одно место, - неопределенно ответил он.
        Я понял, что он хочет по-тихому спрятать золото. Правильно - подальше зароешь, поближе возьмешь.
        - А ты? - поинтересовался в свою очередь Глаз.
        - Зайду к Ирме, покажу журнал, - ответил я. - Надо же похвастаться добычей! И рассказать, что видел в Старом городе. Ей будет интересно.
        - Ладно, расскажи, - кивнул напарник, - только лишнего не болтай.
        - Что ты, Глаз, - заверил я его, - рот на замок! Как мы и договорились. А если кто допытываться будет - почищу мозги, и порядок.
        Глаза кивнул - мой ответ, видимо, его успокоил. Потом крепко пожал мне руку и исчез в кустах. А я не спеша направился к таверне. Мне очень хотелось увидеть Ирму, поболтать с ней, поделиться новыми впечатлениями. А заодно и поесть - за два дня, по сути, я так ни разу толком и не пообедал. Все больше перекусывал всухомятку. А старый Тим готовит отличную похлебку, ложку проглотишь. Да и тушеные овощи у него очень ничего, аппетитные.
        Я поправил рюкзак и бодро зашагал к знакомому дому. Вот навещу Ирму, поговорю с ней, пообедаю, а потом домой. Проверю, как там наши. А то я по ним уже соскучился.

* * *
        Ирму я нашел на ее обычном месте - в саду. Она сидела на лавочке и перебирал зелень - готовила приправу для мяса. Я в очередной раз удивился, какая она красивая - тонкое, одухотворенное лицо, длинные белокурые волосы, стройная фигура. Вот только почти не ходит… А то от женихов отбоя бы не было. В свои двенадцать лет Ирма выглядела почти как взрослая девушка, по крайней мере, на мой взгляд, она уже была готова для того, чтобы выбрать себе спутника жизни. Но ее болезнь делала замужество почти невозможным - кто возьмет калеку? Жена нужна здоровая, чтобы работала - и в огороде, и в поле, и по дому, и вообще по хозяйству. Чтобы рожала детей и ухаживала за скотиной. Таковы реалии нашего мира, и ничего с этим не поделаешь.
        - Привет, Ирма! - поздоровался я.
        Она мне обрадовалась: улыбнулась и подвинулась на скамейке - садись рядышком.
        - К обеду готовишь? - кивнул я на зелень.
        - Да, отец велел отобрать, что посвежее. Сегодня у нас будет много гостей, вот он и хочет побольше всего наготовить - чтобы всем хватило. С запасом…
        - А что случилось-то? - удивился я. - В честь чего праздник?
        - Ты разве не знаешь? - хитро посмотрела на меня Ирма. - Пауль женится! На вашей Даре!
        Я кивнул - хорошая новость! Теперь мы сможем видеться с Ирмой еще чаще. Раз ее старший брат женится на моей сестре, значит, мы с ней становимся как бы родственниками. И никто не сможет запретить нам общаться. Мы же будем шурином со свояченицей… Или как там это правильно называется? Надо будет выяснить.
        Ирма вздохнула и опустила голову.
        - Ты чего? - удивился я. - Разве не рада? Ведь мы сможем видеться каждый день!
        - Знаешь, - тихо ответила Ирма, - Дара такая красивая в подвенечном платье… Я вчера видела, как она мерила перед зеркалом. У меня такого никогда не будет. Да и свадьбы, наверное, тоже…
        Из глаз Ирмы потекли слезы, и я осторожно взял ее за руку.
        - Никогда не говори никогда, - вспомнил я любимую поговорку Глаза, - я жизни все может случиться, даже невозможное.
        - Что может случиться? - в отчаянье вскрикнула Ирма. - Мои ноги вдруг оживут? И я смогу ходить, как все?
        - Нет, наверное, - вздохнул я, - не оживут. Но ты все равно можешь выйти замуж. Почему нет? Ты красивая, а все остальное у тебя наверняка в порядке…
        - Да кто меня возьмет? - заломила руки Ирма. - Калеку!
        - Ну, если у тебя будет хорошее приданое, например, дом, это поможет найти мужа…
        - На какие деньги? - всхлипнула Ирма. - У меня же ничего нет! Харчевня достанется Паулю, он старший сын, а средний, Редрик, будет ему помогать - закупать продукты, обслуживать посетителей. Неплохое занятие, по крайней мере, без куска хлеба не останется. И для его будущей жены тоже дело найдется - еду готовить, посуду мыть. А зачем нужна я, калека? После смерти отца мне придется жить, как приживалке, из братской милости. Если, конечно, их жены меня на улицу не выгонят…
        Ирма горько зарыдала, уронив голову на руки. Я тихо погладил ее по волосам, потом достал из рюкзака коробочку с золотом.
        - Посмотри, что я нашел в городе, - открыл я крышку.
        Ирма недоуменно уставилась на слиток.
        - Что это?
        - Золото, настоящее. Немного, конечно, но все же. Бери, это тебе. Подарок от меня. Ты сможешь купить небольшой домик и участок земли. Разобьешь огород, будешь выращивать зелень. Это у тебя хорошо получается, - кивнул я на пучки в ее руках, - к тому же ходить много не надо. Потихоньку, полегоньку… А я стану продавать зелень на рынке. Поверь - это я отлично умею делать! Гарантирую - от покупателей отбоя не будет!
        Ирма недоверчиво повертела в руках слиток.
        - Малыш, ты меня, наверное, разыгрываешь? Ты правда хочешь подарить мне золото?
        - Да, - совершенно серьезно ответил я, - оно твое. Если позволишь, я отнесу его завтра к скупщику Рину и постараюсь получить за него хорошую цену. Думаю, мне это удастся.
        Я слегка улыбнулся - скупщик был человеком очень жадным, но зато легко поддавался моему воздействию. Я уже продал ему кое-какие вещи, приобретенные по случаю у Кира. С немалой выгодой для себя, конечно…
        А откуда, спрашивается, мне брать деньги на книги? Не у отца же просить, у него и так расходов куча. И аренду плати, и материалы закупай, и бандитам отстегивай. Хорошо, что хоть с последним будет полегче - если Юродивый не обманет. А скупщик Рин от этой сделки (предполагаю, не слишком для него выгодной) точно не обеднеет - и так накопил уже достаточно, до конца жизни хватит. Все равно с собой в могилу ничего не возьмешь…
        Ирма кивнула и вернула мне слиток. Она успокоилась и заметно повеселела. А я решил уже завтра с утра заняться продажей золота. Чего тянуть-то?
        Но сейчас надо было возвращаться домой - пока мое отсутствие не заметили. На помолвку наверняка соберется куча народу, и кто-нибудь обязательно спросит - а где ваш Малыш? Что родители ответят? Что не знают?
        Нет, так нельзя, можно нарваться на неприятные вопросы. Замучаешься потом мозги соседям и знакомым чистить! Уж лучше все сделать, как положено, чтобы никто ничего не заподозрил. Да и мне интересно на помолвке побывать. Все Дара - моя сестра…
        Я попрощался с Ирмой, убрал в рюкзак слиток и поспешил домой. Погода неожиданно испортилась - подул северный ветер, налетела мелкая пыль, небо затянулось серыми облаками. Нехорошая вещь, этот ветер - сразу становится холодно и противно. Совсем как зимой…
        Но я твердо знал, что где-то там, наверху, прячется солнце. Оно всегда есть, даже когда небо покрыто свинцовыми тучами. Надо только верить, что оно когда-нибудь выглянет, и снова станет тепло и уютно.
        Я улыбнулся своим мыслям, поправил рюкзак и быстро зашагал к дому. Стал даже насвистывать какую-то песенку. Совсем как Глаз. Вот что значит - удача…
        Часть вторая
        Глава девятая Снова в путь
        Жизнь полна неожиданностей, причем чаще всего - не слишком приятных. Только мы сыграли свадьбу Пауля и Дары, только моя жизнь стала входить в привычную колею, как о себе напомнил тот, кого я меньше всего хотел видеть, - Юродивый.
        Я, как обычно, сидел у себя наверху и читал. Да, что ни говори, а Юродивый знал, что подарить. Энциклопедия была не просто хороша, она была великолепна! Я никогда прежде не видел столь прекрасных иллюстраций, таких интересных статей и отличных научных комментариев. Каждый раз я испытывал настоящий восторг, начиная новые главы. Даже просто подержать в руках эту толстую, солидную, тяжелую книгу было одним удовольствием. Сразу видно - настоящий научный труд.
        К тому же у меня стало больше времени для чтения. Дара вышла замуж и переехала к Паулю в харчевню, и теперь матушка каждый день бывает у нее - помочь по хозяйству и научить житейским премудростям. Старый Тим не против этого - все подмога. Его жена, как я уже говорил, почти не встает, и забота о харчевне целиком легла на его плечах. А вот он неожиданно получил в помощь сразу двух (причем почти дармовых!) женщин.
        Правда, от Дары толку пока мало, она только учится хозяйству, зато моя мать взялась за дело рьяно, буквально засучив рукава. Надо же помочь единственной, любимой дочке! Подумаешь, взяли почти бесприданницей! Зато она умница и красавица. И вообще - Дара себя еще покажет, проявит свои способности рачительной, трудолюбивой хозяйки. Надо только подождать, дать ей время.
        Благодаря усилиям моих близких харчевня заметно преобразилась - стала намного чище и уютней. Они оттерли многолетнюю грязь и копоть, завели на столах скатерти и даже раздобыли по случаю настоящие фаянсовые тарелки.
        Так что теперь посетители едят на хорошей посуде и употребляют пиво не из глиняных кружек, как прежде, а из больших стеклянных бокалов. Которые тоже непросто было отыскать. Соответственно, и статус заведения изменился - теперь оно считается приличным даже для дам. Конечно, женщины еще не часто заходят в харчевню, но матушка надеется, что со временем ей удастся превратить рыночную забегаловку в респектабельное заведение, где не стыдно принять самого бургомистра. И тогда Дара станет хозяйкой весьма доходного дела. И никто уже не посмеет сказать, что она почти нищая…
        Но самое главное, что от всех этих перемен выиграл больше всего я. Матушка теперь целыми днями пропадает в харчевне, отец, как обычно, работает в мастерской, а Ник, наконец-то кончив школу, осваивает кузнечное дело. Поэтому днем в доме практически никого нет. И я могу спокойно читать, не опасаясь, что кто-нибудь неожиданно войдет в комнату, застанет меня врасплох. Не надо вздрагивать при каждом шорохе и прятать книгу под кровать. Благодать! Я могу предаваться любимому делу целыми днями…
        Я планировал за неделю прочитать энциклопедию по первому разу, а потом примяться по второму, чтобы запомнить уже на всю жизнь. Однако насмешница-судьба внесла коррективы в мои планы.

* * *
        - Эй, есть кто дома? - услышал я за окном.
        Я осторожно выглянул: у дверей стоял мой старый знакомый - Ред.
        - Родителей нет, - крикнул я, - мать в харчевне, а отец в мастерской. Ищи его там.
        - Привет, Малыш! - ухмыльнулся Ред. - Твои предки мне не нужны, я за тобой пришел. Юродивый тебя требует…
        - Что ему надо? - неприятно удивился я.
        - Не знаю, - пожал плечами Ред, - велел привести и все. Сам узнаешь, когда встретишься. Так что давай, собирайся.
        Спорить с Редом было бесполезно. Конечно, я мог прочистить ему мозги, но Юродивый все равно прислал бы другого бандита, а потом еще и еще… И что, всю жизнь от него бегать и прятаться? Нет, уж лучше сразу решить этот вопрос. К тому же я был уверен, что Юродивый мне ничего плохого не сделает - он говорил, что у него на меня есть определенные виды. Что же, проверим…
        Я кивнул Реду и пошел одеваться. Через пять минут был уже готов - куртка, штаны, старый рюкзак за плечами…
        - Нужно предупредить отца, - сказал я, выходя из дома, - чтобы не беспокоился.
        - Конечно, - согласился Ред, - заскочим к нему в мастерскую. И лучше, чтобы он не знал, что ты едешь к Юродивому…
        Я подумал и решил, что Ред прав. Действительно, к чему беспокоить родителей? Пусть, как и в прошлый раз, думают, что поехал к своей тетке. Внушу отцу, что отправился к ней в гости, а он потом передаст матери. Мол, отпустил меня на пару дней, волноваться не стоит. Так будет лучше и для меня, и для них.
        У дома нас ждала большая, черная машина. На таких ездят только самые уважаемые бандиты. Значит, статус Реда резко повысился, раз ему выделили столь шикарный автомобиль.
        - Юродивый за тобой прислал, - кивнул Ред на лимузин, - в знак особого уважения. Ценит он тебя Малыш, уж и не знаю почему.
        За рулем сидел другой бандит, из обслуги, мы с Редом расположились на заднем сиденье. Я с интересом осмотрел салон. Шикарно, что ни говори - мягкие кожаные кресла, откидные столики, даже кондиционер. С таким комфортом я никогда не ездил. Да и большинство жителей нашего района тоже. Бензин у нас дорогой, и содержать такую большую машину может позволить себе только очень богатый человек.
        - Что, нравится? - усмехнулся Ред. - Реальный лимузин! На них, говорят, прежде только самые главные чиновники да генералы ездили. Во всей округе только два таких сохранилось - у Юродивого да у господина Линя. Стоят целое состояние! А во что обходится их содержание, лучше и не спрашивай. На одном бензине разориться можно!
        - Кстати, как обстоят дела у господина Линя? - поинтересовался я.
        - Паршиво! - довольно улыбнулся Ред. - Громим его по всем фронтам. Как говорится, противник несет большие потери. Прикинь: троих его людей ты гранатой уничтожил, двоих Лом уложил, и еще двое неизвестно куда делись… Пусть поищут!
        Ред громко заржал. Видимо, он был счастлив, что дела у господина Линя идут плохо. Все правильно - конкуренция! Банда Юродивого получила преимущество и перешла в наступление. И теперь теснит господина Линя.
        - Кстати, я на тебя не в претензии, что ты меня тогда чуть гранатой не угрохал, - произнес Ред, - хотя вначале порвать хотел. Но Юродивый мне объяснил, что иначе нельзя было, запалили бы нас… В общем, молоток ты, Малыш! Клёвый пацан! Наш!
        Я промолчал, не зная, что сказать. Вот уж не думал, что дождусь похвалы от жирного Реда…
        - Значит, вы потихоньку отбираете у Линя сферы влияния? - решил сменить я тему.
        - Вроде того, - кивнул бандит. - Но лучше сказать - делим по понятиям. У нас, Малыш, правила простые: кто сильней, тот и прав! Слабакам в нашем бизнесе не место…
        Я кивнул: законы бандитского мира разрешали такой передел. Здесь как в волчьей стае: слабого надо загрызть. Сейчас ослаб Линь, значит, его будут методично добивать. Пока не добьют окончательно и не отберут всю его собственность. Вместе с жизнью…
        - Время Линя прошло, только он сам этого пока еще не понял, - продолжал разглагольствовать Ред. - И люди, и оружие у него пока есть, вот он и сопротивляется, гад. Боюсь, не скоро у нас с ним утрясется…
        За этими разговорами я не заметил, как мы подъехали к рынку. Ред приказал притормозить у мастерской отца. Посмотреть на диковинный автомобиль сбежалось пол-улицы. Ред не спеша вылез из лимузина и встал возле капота. Он с явным удовольствием изображал из себя крутого. Позер дешевый!
        - Иди, Малыш, - слегка подтолкнул он меня, - поговори с папашей.
        Много времени разговор не занял - я внушил отцу, что иду в гости к тете Лане. Он кивнул, обещая передать матери. О Нике и Даре я не беспокоился - у них свои дела, и им, по сути, все равно, где я и что со мной.
        Когда я вышел из мастерской, у машины собралась уже целая толпа - все хотели поближе рассмотреть механическое чудо. И даже потрогать. Ред с хозяйственным видом прохаживался возле лимузина и покрикивал:
        - Эй, куда руки тянешь? Не замай, не телега! И нечего стекла лапать, протирай их потом! А ну, отвали!
        Увидев меня, Ред спросил, все ли в порядке. Я кивнул - нормально.
        - Поехали, - приказал Ред, - а то Юродивый нас, поди, уже заждался.
        Я покорно забрался на заднее сиденье и развалился на мягких подушках - от меня уже ничего не зависело, можно было немного расслабиться и насладиться приятным путешествием в настоящем лимузине.

* * *
        Мы пронеслись мимо харчевни Тима. Я печально вздохнул - где теперь моя Ирма? Месяц назад ее отдали в услужение Маре. Старая травница обещала обучить ее лекарскому ремеслу, а заодно - помочь с больными ногами.
        Чем уж Ирма привлекла внимание Мары, мне неизвестно, но факт остается фактом: целительница сама заявилась к Тиму и попросила Ирму в услужение. Долго говорила с ним и в конце концов убедила отдать дочь на два года. Мол, открою твоей бедняжке секреты лекарского мастерства, а то, если ты умрешь, как она жить станет? А так хоть прокормит себя… От Ирмы требовалось всего лишь помогать по хозяйству и делать мази, настои, отвары и прочее. Ну и, конечно, составлять Маре компанию долгими зимними вечерами.
        Думаю, Мара устала от своего одиночества, ей, как и всякой старой женщине, захотелось видеть кого-то рядом, с кем можно было бы поговорить по душам, кто выслушает и посочувствует. Все мы нуждаемся в людском обществе, даже самые сильные из нас.
        Что-что, а уж слушать Ирма умеет. Она добрая девушка и большой души человек - и пожалеет, и поплачет вместе, когда надо, и согласно покивает. Ирма чувствует понимает людей, а те благодарны ей за доброту. Отъезд Ирмы, к сожалению, прошел так быстро, что я даже не успел с ней как следует попрощаться. Только чмокнул в щечку да пожелал доброго пути… Конечно, мне было жаль, что Ирма уезжает, но поделать с этим я ничего не мог - решение принял ее отец, и ослушаться она не могла. Я долго грустил, хотя прекрасно понимал, что обучение у Мары пойдет ей только на пользу.
        Старая травница действительно знала толк в травах и умела лечить. И она сможет поставить мою подругу на ноги. В буквальном смысле этого слова. Это было бы очень здорово! А если нет… В любом случае Ирма ничего не потеряет - обучится ремеслу целительницы и со временем сможет сама лечить людей. Не такое уж плохое для нее занятие…
        Кстати, я не стал продавать ее золотой слиток - пока деньги Ирме без надобности. Вот закончит свое обучение, тогда деньги ей и пригодятся. Купит небольшой домик с огородом, где можно выращивать целебные травы, заведет хозяйство… Пусть пока ее золото лежит в укромном месте, так надежней. А то деньги имеют свойство очень быстро испаряться, утекают, словно песок сквозь пальцы. Особенно у молодых девушек.
        Рей заметил мое настроение и решил немного приободрить:
        - Не кисни, Малыш, все путем. Поучится твоя подруга немного у Мары, наберется знаний, а потом сама станет бабки заколачивать. И не малые! Хворых да хилых у нас много, только успевай поворачиваться.
        Я грустно вздохнул - дай-то Бог!
        - Я тебе больше скажу, - продолжил Рей, - Юродивому пришлось на Мару давить, чтобы заставить ее взять Ирму.
        - Травница, значит, не хотела? - удивился я. - И Ирма ей, по сути, не нужна? А я-то подумал, что старуха решила себе помощницу завести…
        - Что ты! - рассмеялся Рей. - Какую, нафиг, помощницу! Маре никто не нужен, ни помощница, ни прислуга. Она никого в свои дела не пускает, не хочет свои секреты раскрывать. Так их в могилу и унесла ба, никому бы не открыв, да не учла, что у Юродивого свои планы. Ему нужно, чтобы в селении был свой лекарь. Не все же доктору Горнику деньги грести! Да он ни фига и не знает, ваш доктор. Кичится своим дипломом, якобы в университете полученным, а если разобраться, не смыслит в болезнях ни черта. Индюк надутый, вот он кто!
        Я улыбнулся - характеристика Рея была довольно-таки точной. Конечно, наш доктор - человек ученый и, возможно, получил свой диплом в университете, но в лекарском деле ему против Мары не потянуть. Старая целительница даст сто очков вперед! Мара знает все болезни и умеет их лечить. Причем берет за это сущие копейки…
        Услугами господина Горника у нас в основном пользуются богатые люди - бургомистр, глава стражников, нотариус, владелец рынка… Простые селяне зовут доктора лишь в самых крайних случаях. Дорого очень, да и помогает он далеко не всем. Состоятельные люди приглашают господина Горника «для престижу» (как выражаются наши бандиты) - можем себе это позволить! Придет доктор, с умным видом осмотрит больного и выпишет дорогое лекарство. А ему за это - немалый гонорар…
        Но после него люди по-тихому зовут Мару - чтобы на самом деле помогла. И ведь помогает же! Ее травы ставят человеку на ноги. Разумеется, господину Горнику об этом не говорят, ни к чему трогать его больное самолюбие, но все знают, что без Мары никто не поправился бы.
        Мара, кстати, одинаково хорошо лечит всех, и богатых, и бедных, не делая разницы. И, что самое важно, никогда не кичится своими знаниями и нос ни перед кем не задирает - в отличие от господина Горника. Но и не склоняется ни перед кем в поклоне, не лебезит и не заискивает. За это ее у нас очень уважают. А надменный, кичливый Горник популярностью у сельчан не пользуется… Ред между тем продолжал:
        - Я сам видел, как дело было. Юродивый Мару долго уговаривал, уламывал. Та в упор отказывалась - не хочу никого учить, не нужна мне никакая помощница, а тем более ваша калека! Слышал бы ты, как она визжала! Но Юродивый на нее как-то по-особенному посмотрел, и она сразу заткнулась. Сникла, скукожилась и головой покорно кивает - согласная я, буду учить вашу девку. Я позади Мары стоял, и ясно почуял, как Юродивый ее ломает. Силища! Юродивый может вообще любого сломать, заставить делать то, что ему нужно. Никто противиться не сможет…
        - Так что же он сам с господином Линем не разберется? - удивился я. - Зачем ему вас, простых людей, в бой посылать? Сломал бы его, как Мару…
        - Чтобы с Линем расправиться, надо сначала к нему приблизиться, - поучительно произнес Ред. - А у Линя в подчинении целая армия - и людей, и оружия полно. Попробуй-ка подобраться! Да тебя пять раз спросят и десять раз пристрелят. Верняк!
        - Значит, господин Линь и Юродивый лично никогда не встречались? - уточнил я. - А как же они ведут дела, как все вопросы решают?
        - Через переговорщиков, - пояснил Ред, - через особо доверенных людей. Вот таких, как я, например. Если нужно какой-то вопрос перетереть, Юродивый меня посылает. У Линя тоже свои люди имеются. Фил был, но ты его на тот свет отправил…
        Ред довольно усмехнулся, вспомнив недавние события.
        - Теперь на это место, - продолжил бандит, - якобы другого взяли, но я его пока не видел. Придет время - встретимся, потолкуем, перетрем. Посмотрим тогда, что за овощ и с чем его едят. Ты тоже его увидишь, да и господина Линя…
        - Да ну? - удивился я. - Что я забыл в банде Линя?
        - Тебе Юродивый все объяснит, - загадочно произнес Ред.
        И замолчал, не желая говорить больше. Я пытать Реда не стал. Да и какой смысл? Все равно все скоро узнаю. Понятно, что Юродивый вызвал меня не просто так. Уж точно не для того, чтобы напоить мятным чаем и накормить вкусными ватрушками…
        За все хорошее, как я уже говорил, приходиться приходится платить. Видно, пришел мой черед.

* * *
        По поводу ватрушек я ошибся - они присутствовали. Как и мятный чай с настоящим фруктовым сахаром. Редкое лакомство в наших краях! Его делают далеко на юге и привозят к нам в виде больших головок, которые затем пилят и продают по частям, на вес. Дома их колют специальными щипчиками и кладут в чай. Обожаю грызть эти сладкие, ароматные кусочки! Такое наслаждение!
        Как и мягкие ватрушки - вроде тех, что гостеприимно выставил на стол Юродивый. Он с интересом наблюдал, как я поглощаю одну плюшку за другой, запивая их горячим чаем из пузатой чашки, и одобрительно кивал - кушай, Малыш, поправляйся. А то худенький больно, ребра торчат…
        Наконец я насытился и в изнеможении откинулся на спинку кресла. Я даже расстегнул ремень - так плотно набил желудок.
        - Ну вот, - удовлетворено произнес Юродивый, - ты, вижу, наелся. Теперь можно переходить к делу.
        Я кивнул - конечно, чего тянуть-то. Все равно этого разговора не избежать…
        …Юродивый встретил нас с Редом на пороге кабинета. Он широко улыбнулся:
        - Здравствуй, Малыш, рад тебя видеть!
        Я попытался изобразить улыбку - чисто из вежливости.
        - Ладно, можешь не притворяться, - махнул главарь рукой, - знаю, что ты не особо рад быть здесь. Чай будешь?
        Я кивнул - почему бы и нет? Всегда приятно вести разговор на сытый желудок. Да и обеденное время уже подошло. Юродивый кивнул Реду, и тот вышел за чаем. Скоро в кабинет внесли большой поднос, на котором стояла тарелка со свежими плюшками и дымящаяся чашка.
        - Угощайся, - сделал широкий жест Юродивый, - а потом поговорим.
        - А вы? - спросил я. - Разве не будете?
        - Я уже пообедал, - ответил Юродивый, - кушай, не обращай на меня внимания.
        И я немедленно приступил к трапезе…
        И вот я насытился. Юродивый наконец перешел к делу:
        - Ну, что ж, поговорим. Ты, наверное, знаешь, что у меня есть кое-какие разногласия с господином Линем… Скажем так - территориальные споры. Речь, в частности, идет о мосте через реку у Старого города. Сейчас его контролирует Линь, что меня категорически не устраивает. Полагаю, ты догадываешься, почему…
        Еще бы! Мост - самый удобный путь в Старый город, все «кроты» и «крысы» пользуются им. Да мы сами с Глазом только что шли через него. И его действительно сейчас контролируют люди Линя. Значит, и забирают десятую часть всех товаров и денег. Неплохой доход!
        Юродивому, естественно, это очень не по вкусу, он хочет наложить лапу на этот выгодный бизнес. Юродивый получает основную прибыль с рынков, а если будет контролировать еще и мост, то получит все - и добычу товаров, и их продажу… А это уже совсем иные деньги и иное влияние.
        Планы Юродивого были ясны - выдавить Линя из южного пригорода и самому заняться сбором дани с «кротов» и «крыс». Вот только как это сделать? Господин Линь своего не уступит, будет драться до последнего. Мост - его главный источник доходов, и, лишившись его, он потеряет все. Рынков на его территории мало, доходы от торговли незначительные. Без моста его банда останется без финансирования, а это скорый и верный конец.
        - Что от меня требуется? - спросил я. - Убить господина Линя?
        К чему ходить вокруг да около… Ох, чувствую, дорого мне обойдется знакомство с Юродивым и его доброта. Это еще одно свидетельство того, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке. И то достается только второй мышке…
        - За что я тебя и уважаю, - улыбнулся Юродивый, - так это за понятливость. На лету все ловишь… Моим бы идиотам хоть капельку твоей сообразительности! Да куда там! Приходится сто раз одно и то же повторять. Тупицы, дуболомы! Правильно говорят - сила есть, ума не надо.
        Я пожал плечами - такова наша жизнь, мы не в силах ее изменить.
        - Ладно, не будем о грустном, - продолжил Юродивый, - поговорим о приятном. Конечно, в идеале было бы здорово, чтобы бы ты убил Линя, но я реалист. К Линю так просто не подобраться - он умен и очень осторожен. К тому же его охраняют надежные люди… Нет, у тебя другая задача.
        Юродивый вышел из-за стола и начал прохаживаться по кабинету. Очевидно, ему так лучше думалось. Я понаблюдал немного, потом спросил:
        - А если поподробнее? Что конкретно от меня нужно? И кстати - как я попаду к Линю? Приду и скажу: «Здравствуйте, господин хороший, позвольте у вас водички попить, а то так есть хочется, что переночевать негде…»
        Юродивый рассмеялся:
        - Отличное у тебя чувство юмора, Малыш, замечательное! Конечно, было бы просто здорово - просто так подойти к Линю и прикончить его. Но не выйдет - чужого к нему на сто километров не подпустят. Охранники у него отличные, не хуже, чем у меня, да и мутанты свои имеются…
        - А кто? - поинтересовался я. - Может, я знаю?
        - Нет, - вздохнул Юродивый, - я и сам пока не в курсе. Знаю, что есть, а кто именно… Придется тебе все это выяснить на месте.
        - А если этот мутант захочет убить меня? - спросил я. - В качестве превентивной меры? Или еще почему…
        - Вряд ли, - ухмыльнулся Юродивый, - по крайней мере, не сразу. Ты будешь обладать… Как бы это лучше сказать? В общем, некой защитой, неприкосновенностью.
        - Парламентер? - уточнил я. - Как во время Большой войны?
        Я читал о войне и знал, что парламентеры часто гибли…
        - Вроде того, - кивнул Юродивый. - Я пошлю к Линю своего переговорщика - Реда, чтобы перетереть кое-что. Не пора ли нам завязывать с разборками, давайте, ребята, жить по понятиям… Короче, Ред будет официальным представителем, а ты при нем вроде как помощник. Твоя задача - выяснить, кто входит в ближайшее окружение Линя, сколько человек, есть ли среди них мутанты, какой силой обладают… Понятно?
        Я кивнул, но решил уточнить:
        - А в каком качестве я буду при Реде? Просто как помощник?
        - Ты будешь толмачом, - пояснил Юродивый. - Линь - уроженец юга, и ему будет приятно, если переговоры станут вестись на его родном языке. У тебя же мать - южанка, значит, ты должен знать этот диалект. Так ведь?
        Я кивнул:
        - Матушка учила нас в детстве. Болтаю по-южному немного, только не очень быстро и не очень чисто. У южан особое произношение, боюсь, не смогу как следует воспроизвести - практики давно не было.
        - Не важно, - махнул рукой Юродивый, - главное, чтобы ты понял и сумел перевести. Тонкости нам ни к чему - не надо с Линем долго базарить. Твоя миссия - нечто вроде разведки…
        - А если Линь не захочет с нами общаться, что тогда? - засомневался я. - Пришлет, например, своего переговорщика…
        - Захочет, - загадочно улыбнулся Юродивый, - он о тебе достаточно наслышан, я уж постарался. Ему будет интересно с тобой лично пообщаться, посмотреть, что ты за человек. Точнее - что за мутант. Линь очень любопытный, и этим надо воспользоваться.
        Юродивый улыбнулся, и я понял, что план он готовил долго и моя роль в нем четко прописана. От моего желания уже ничего не зависело. Но я имел возможность кое-что выторговать для себя и своей семьи. В качестве компенсации за риск, что ли… Или за страх.
        - Понимаю, - кивнул Юродивый, - что тебе очень не хочется лезть в логово Линя, но что делать - надо. Не думал я тебя так рано использовать, хотел подождать пару лет, пока ты подрастешь, силы наберешься, но так уж сложились обстоятельства… В общем, теперь или никогда! Или я сегодня уничтожу Линя, или он завтра убьет меня. Что, естественно, меня никак не устраивает…
        Юродивый походил еще немного по кабинету, затем остановился прямо напротив меня:
        - И запомни: твоя роль в этом спектакле - главная. Ред - просто ширма, его задача - отвлекать внимание, ты же должен смотреть во все глаза и все запоминать. Постарайся прощупать Линя и по возможности залезть к нему в голову. Но очень осторожно, чтобы он ничего не почувствовал. Узнай, о чем он думает, чего боится. И главное - когда собирается напасть на меня и с какими силами. Проверь его людей - нет ли среди них мутантов? Если обнаружишь, постарайся себя не выдать. Я прикажу Реду, чтобы он тебя во всем слушался. Формально, конечно, он будет главным, но на самом деле решать все будешь ты. И в случае чего - сразу сворачивайте визит и сматывайтесь. Собой особо не рискуй, ты мне еще пригодишься…
        Я кивнул головой - конечно, рисковать я не собирался. Я же не герой какой-нибудь. Юродивый еще немного походил по кабинету, потом со вздохом опустился в любимое кресло.
        - Кстати, - улыбнулся он, - если что пойдет не так, можешь спокойно пожертвовать Редом, не велика фигура. Он, в конце концов, обыкновенный человек, таких много. Не то, что мы с тобой…
        Юродивый заглянул мне в глаза, и я, как в прошлый раз, почувствовал их бездонную глубину. Как будто очутился в черном, мрачном колодце… Очень неприятное ощущение, скажу я вам.
        - Ну, вот, ты все понял, - удовлетворенно кивнул главарь, - можешь теперь идти. Отправляйтесь с Редом немедленно, к вечеру будете уже на месте. Чего время тянуть? Как говорится, сделал дело, гуляй смело!
        Юродивый хмыкнул, а у меня мурашки по коже побежали. Страшный он все-таки человек, может спокойно, без колебания пожертвовать своим преданным человеком…
        Я открыл рот, чтобы кое о чем попросить, но он меня опередил.
        - Понимаю, - улыбнулся Юродивый, - всякая услуга требует платы, тем более такая. Ты получишь все, не сомневайся, и в полной мере. Но только после того, как завершишь свою миссию. Так что не задерживайся и не тяни, возвращайся как можно скорее. И запомни: здесь остались твои родные. Это на тот случай, если ты захочешь меня предать. Все понятно?
        Я кивнул - еще бы: мои родные до возвращения будут у Юродивого в заложниках. Их жизнь зависит от моей миссии - насколько успешно я ее выполню. Безжалостный он все-таки человек, Юродивый…
        - Вот и ладненько, - кивнул главарь, - ты готов. А теперь вам с Редом действительно пора.
        Он позвал своего помощника и отдал последние приказания. Через несколько минут мы с Редом уже сидели в лимузине и катились в сторону Старого города. За рулем, кстати, был сам Ред - Юродивый не дал нам охранников. Сказал - чем меньше народу знает о нашей миссии, тем лучше… И еще он таким образом уменьшил потери на случай неудачи. Все предусмотрел, все продумал, на десять ходов вперед… Ну-ну.
        Глава десятая У Линя
        Ред держался со мной по-приятельски, даже по-свойски, всячески подчеркивал особое ко мне расположение - например, посадил рядом с собой на пассажирское сиденье, чтобы можно было болтать в пути.
        - Ты, Малыш, не боись, - успокаивал он меня, - мы с тобой не на разборку едем, а так, побазарить немного, перетереть кой-чего… Я тебя, если что, прикрою. Ты главное позади меня держись и ни во что не вмешивайся. Мне Юродивый про задание твое рассказал, объяснил все, вот ты им и занимайся. А с людьми Линя я уж как-нибудь сам разберусь. Навещаю им лапши на уши!
        - А Юродивый тебе сказал, что в случае опасности надо немедленно сваливать? - решил на всякий случай уточнить я.
        - Ясен пень, - кивнул Ред, - я в курсах. Чуть что - сразу в бок меня толкни, тогда и отвалим. Я скажу: «У вас, господа, хорошо, но у нас дома лучше. А посему покедова, а то жены, поди, нас уже заждались, да и дети малые тоже».
        Ред заражал, а мне вот было совсем не до смеха. Кто знает, что нас ждет, какие сюрпризы приготовил для нас господин Линь. Не может же быть, чтобы он не придумал для нас какую-нибудь особую гадость. Так сказать, от нашего стола вашему столу…
        Занятый этими мыслями, я и не заметил, как мы миновали южные окраины города и повернули на запад. Через полчаса мы были на месте - в небольшом поселке, служащим границей для двух территорий - владений господина Линя и Юродивого. Ред остановился, вылез из машины и резво куда-то порысил.
        Вскоре он вернулся с двумя мрачными типами - людьми Линя. Они внимательно осмотрели нашу машину, обыскали меня и Реда и отобрали все оружие (у меня его вовсе не было, а вот у Реда нашелся целый арсенал), затем сели на заднее сиденье и стали показывать дорогу. Очень неприятно было ощущать их за своей спиной… Казалось, мне в затылок нацелены два пистолета.
        Мы долго ехали по каким-то проселкам, пустырям, миновали две заброшенные фермы, разрушенный завод и, наконец, затормозили возле неприметного каменного здания, стоявшего поодаль.
        - Вылезайте! - скомандовал старший из людей Линя. - Приехали.
        Мы выбрались наружу. Сопровождающие завязали нам глаза и куда-то повели. Как я понял, неприметное здание служило входом на подземные военные склады. Все правильно: лучше место для базы - бывшие армейские объекты. Юродивый, к примеру, захватил военный городок возле нашей деревни, а Линь оккупировал хранилище, оставшееся от какого-то гарнизона. Там наверняка имелись значительные запасы оружия, продовольствия, горючего, лекарств и прочих вещей. С этим запасом можно было протянуть годы и даже десятилетия…
        Нас завели в допотопный железный лифт, и мы поехали куда-то вниз. Значит, у Линя с электричеством тоже все в порядке, решил я. Спускались мы минут пять, пока не достигли самого нижнего уровня. Логично - чем дальше от поверхности, тем безопаснее. Не снимая повязок, нас потащили по бесконечным коридорам. Единственное отличие от базы Юродивого заключалось в том, что воздух здесь был немного чище - видимо, лучше работала вентиляция. Наконец нас привели в какое-то помещение и разрешили снять повязки. Я осмотрелся - это была маленькая комнатка с голыми стенами и стальной дверью. Посередине стояли металлические стол и стулья. И все - никакой мебели или картин. Аскетично… Охранники вышли, и мы остались одни. Ред протер глаза и тоже огляделся:
        - Ну вот, тут мы и будем ждать наших переговорщиков. А может, и самого господина Линя. Если он придет… Жаль, я картишек с собой не захватил, перекинулись бы. В три листка, например… А впрочем, я с тобой, Малыш, играть бы все равно не стал - ты людей насквозь, видишь, все ходы заранее знаешь…
        Я пожал плечами - может быть, так оно и есть, хотя я никогда не проверял. У нас дома играть в карты не принято, отец считает, что это пустое и даже вредное для детей занятие.
        - Эх, ну и занесло же нас, - вздохнул Ред, - в самое вражье логово. Не известно, выберемся ли… Но если все пройдет путем, ей-богу, схожу в церковь, всем святым по свечке поставлю.
        Я показал глазами на стены и приложил палец к губам - нас могут подслушивать. Ред понимающе кивнул и опустился на стул. Затем достал из кармана куртки сигареты и закурил. В комнату тут же вбежал охранник:
        - Здесь курить нельзя, господин Линь запрещает!
        - Ладно, - примирительно протянул Ред и затушил сигарету прямо о стол. - Могли бы сразу предупредить.
        А сам незаметно кивнул мне - ты был прав, за нами наблюдают. Я слегка улыбнулся - кто бы сомневался!
        Потянулись томительные минуты ожидания. Чтобы как-то отвлечься, я спросил у Реда:
        - Кстати, ты верующий?
        - С чего ты взял? - удивился тот.
        - Ну, ты же сам только что сказал, что пойдешь в церковь и поставишь по свечке…
        - Ну, это я так, - махнул рукой Ред, - к слову пришлось. Знаю, что некоторые из наших ходят в церковь, молятся и даже, говорят, исповедуются. Но Юродивый этого не одобряет - мало ли что они скажут священнику на исповеди! Некоторые секреты дорого стоят. Но и запретить он не может - это дело личное. Традиция и все такое прочее… Я сам в церкви редко бываю - только свечку иногда поставлю, если особо удачное дело проверну. Ну, типа спасибо Богу за подмогу. А так, чтобы каждый день молиться, да еще исповедоваться… Нет, это не по мне.
        - А правда, что до войны Юродивый на церковной паперти побирался, как настоящий нищий? - поинтересовался я.
        - Это ты у него сам спроси, - мрачно усмехнулся Ред, - если захочешь, конечно. Только не советую тебе этого делать - Юродивый очень не любит, когда в его личную жизнь лезут или о прошлом расспрашивают. К тому же слишком любопытные у нас долго не задерживаются. И вообще не живут…
        Ред замолчал, давая понять, что не хочет распространяться на эту тему. Я задумался: насколько Юродивый был откровенен со мной, когда говорил о своем прошлом? Сколько, например, ему на самом деле лет? И что он делал во время войны? Как уцелел, как смог собрать свою банду? На эти вопросы у меня не было ответа.
        Размышления прервал звук поворачивающего в скважине ключа.
        - Ну вот и наш переговорщик пожаловал, - подмигнул мне Ред, - посмотрим кто это…
        Железная дверь распахнулась, и на пороге появился… Желтый Глаз.
        - Ты? - выдохнул Ред. - Что ты здесь делаешь?
        - Догадайся с трех раз, - криво усмехнулся Глаз.
        Мой бывший приятель вошел в комнату и уселся прямо напротив Реда.
        - А… - начал догадываться тот.
        - Вот именно, - кивнул Глаз, - я теперь служу переговорщиком у господина Линя. Так что, братан, базарить будешь со мной.
        Ред скривился, но промолчал.
        - Кстати, рад тебя видеть, Малыш, - добавил Глаз, обратившись ко мне.
        Я кивнул - взаимно.
        - Ну что, начнем? - продолжил Глаз. - Что твой Юродивый хотел нам передать?
        - В общем, как бы это сказать… - начал Ред.
        Я видел, что он основательно сбит с толку. Что же, надо дать ему время прийти в себя.
        - Ты вроде на юг собирался, - поинтересовался я у Глаза, - хотел свое дело открыть. Что, передумал?
        - Жизнь, Малыш, штука сложная, - туманно ответил бывший приятель, - не всегда получается то, что задумал.
        - Ага, - поддакнул я, - человек предполагает, а судьба располагает.
        - Вроде того, - согласился Глаз, - считай, мое появление здесь - ее очередная ухмылка, причем кривая. В общем, фишка так легла, что мне пришлось поступить на службу к господину Линю. И неплохое, скажу я тебе, место. По крайней мере, денег больше, да и безопаснее, чем лазить по развалинам. Ни «диких», ни радиации. Кроме того, господин Линь обещал мне помочь, если я все же решу открыть свою лавку на юге. Но сначала я должен помочь ему.
        - Переговорщик - хорошая должность, - согласился я, - тебе по силам.
        - Конечно, - улыбнулся Глаз, - с людьми я базарить умею. Сам знаешь!
        - Да, - кивнул я, - умеешь. Но думаю, господин Линь нанял тебя не за твое красноречие, а потому, что ты знаешь всех людей Юродивого. И еще ты мутант и можешь противостоять таким, как я. Линю надо, чтобы ты нейтрализовал того, кого пойдет на переговоры от Юродивого. Значит, господин Линь заранее знал, кто это будет…
        - Ты о чем, Малыш? - не понял Ред. - Как мог Линь заранее знать? Ведь мы никому ничего не говорили…
        - Это просто, - пояснил я, - у вас в банде, Ред, завелась крыса, причем очень вредная. Она и шепнула тихонько господину Линю, кто будет на переговорах. Сечешь?
        - И кто же это? - тупо уставился на меня Ред. - Кто предатель?
        - А ты подумай, - усмехнулся я, - кто у вас недавно появился и сразу стал близок к Юродивому?
        - Лом! - воскликнул Ред. - Вот ведь гад! Точно, это он. Я как чувствовал, что нельзя ему доверять, предупреждал Юродивого. Да только он меня не послушал.
        - Все верно, - согласился Глаз, - Лом - тот еще гад. Даже среди вас, бандитов.
        - Но он же своих двух людей положил, - размышлял вслух Ред, пропустив мимо ушей замечание Глаза, - и тебя, Малыш, с Глазом привел в качестве трофея… Своего господина, Линя, можно сказать, предал…
        - Это для того, - терпеливо объяснил я, - чтобы ему поверили. Лом хотел попасть в вашу банду и поближе подобраться к Юродивому. Что у него и получилось. Даже небольшой ценой…
        - Как только Юродивый его не почувствовал? - продолжал удивляться Ред. - Он же этих гадов за километр чует…
        - Не знаю, - пожал я плечами, - хотя, думаю, Юродивый все прекрасно понимает. Но у него, судя по всему, есть свои виды на Лома, вот он и не стал его трогать. Юродивый ведет с господином Линем свою игру, и ему выгодно, чтобы Лом пока был в его банде.
        - Ладно, - подвел итог нашей беседы Глаз, - раз всем все понятно, нет смысла ломать комедию дальше. Ты, Ред, подожди пока здесь, а мы с Малышом пойдем прогуляемся.
        - А что будет со мной? - поинтересовался бандит.
        - Господин Линь решит, - серьезно ответил Глаз. - И во многом это зависит от Малыша.
        С этими словами Глаз поднялся и кивнул мне - пошли. Мы покинули комнату и оказались в коридоре. Ред остался ждать за железной дверью под присмотром дюжего охранника.

* * *
        - Мы идем к господину Линю? - спросил я. - Ведь это он велел меня привести, так?
        - Умный ты, Малыш, - улыбнулся Глаз, - сообразительный. Не то, что твой дуболом Ред.
        - Он не мой, - на всякий случай уточнил я, - а Юродивого.
        Глаз махнул рукой - не важно, и продолжал:
        - Вообще-то Ред тупой: до сих пор не понял, что Юродивый скинул его со счетов, не просек, что его давно списали. Ред ведь только прикрытие для тебя, маскировка, верно?
        - Ширма, - улыбнулся я.
        - Что? - не понял Глаз.
        - Юродивый назвал его ширмой.
        - Точно, - кивнул Глаз, - ширма и есть. Занавеска, пыльная тряпка на сцене. А главный актер в этом спектакле - ты, и ведущая роль - твоя же. Правильно говорю?
        Я промолчал - зачем обсуждать то, что и так понятно.
        - И как долго ты уже служишь господину Линю? - спросил я, чтобы переменить тему.
        - Почти два месяца. Как только мы с тобой расстались, так я сразу к нему и подался. Знающие люди мне шепнули: если хочешь начать свое дело на юге, заручись поддержкой господина Линя. Без него ничего не выйдет. В лучшем случае будешь всю жизнь мелочевкой заниматься, подняться тебе не дадут, а в худшем - вообще всего лишишься. Даже штанов. А может - и самой жизни…
        - У тебя же золото было, - напомнил я, - мог купить товара, открыть свою лавку. Кто запретит? Закон на твоей стороне, ты в своем праве…
        - На юге не все решают деньги и закон, - вздохнул Глаз, - нужны еще родственные связи. Даже золото не помогло бы… У южан все контролируют друзья и родичи господина Линя, и без его слова ни один серьезный вопрос не решается. Так что, если хочешь по-настоящему развернуться, иди к нему, кланяйся и заручайся его поддержкой. Так мне намекнули… А лучше - сразу проси о покровительстве, чтобы уж точно. Деваться мне, Малыш, было некуда, и я пошел к Линю. Или я с ним, или вообще никак.
        Я ничего не сказал - каждый сам решает, кому и как служить. В конце концов, судьбу выбирает сам человек, что бы ни говорили по этому поводу древние философы. Предначертание, рок, фатум… Я уверен: не все в жизни заранее предрешено, многое зависит и от самого человека.
        - Когда ты понял, что Лом - наш шпион? - поинтересовался Глаз.
        - Как только тебя увидел, - честно признался я.
        Врать смысла не имело - Глаз сразу почувствовал бы. Мутант он, что ни говори… Господин Линь потому его и взял - из-за способностей. Хотя, если подумать, против меня Глаз не потянет, в этом Юродивый был прав. Да и против Мары, пожалуй, тоже. Но кое-что Глаз все-таки умел, и скидывать его со счетов не стоило. Он, например, мог почувствовать, когда человек врет. Ценное качество!
        Мы шли по гулким подземным коридорам. Они были намного просторнее, чем в бункере у Юродивого, а потолки - гораздо выше. Очевидно, по этим тоннели завозили на склады запасы оружия и продовольствия. Здесь мог свободно проехать армейский грузовик…
        Мы миновали несколько шлюзов, поднялись и опустились по узкой железной лестнице и, наконец, очутились перед тяжелой бронированной дверью. За ней и находились апартаменты господина Линя. Охранник еще раз обыскал меня и кивнул - можешь проходить. Мы вошли в кабинет.

* * *
        Первое, что я увидел, - лицо господина Линя. Оно невольно притягивало к себе внимание - очень умное, тонкое, я бы даже сказал, одухотворенное. Правильные черты лица, чуть раскосые глаза, характерные для уроженцев юга, темные, с ранней проседью волосы. Внешне господин Линь напоминал нашего учителя Ламеса - недорогой темный костюм, скромный вид, сдержанные манеры.
        Линь стоял посреди кабинета и приветливо смотрел на нас. Потом чуть улыбнулся и показа рукой на стулья - садись. Я опустился на жесткое пластиковое сиденье.
        Обстановка в комнате резко отличалась от той, что была у Юродивого. Если там на стенах висели подлинные картины, а на полу лежали старинных ковры (не говоря уже об антикварной мебели и дорогих книгах), то здесь все было предельно просто и аскетично. Обычный письменный стол, несколько пластиковых стульев, небольшой секретер для бумаг. И все. Да и сама комната по своим размерам была намного меньше кабинета Юродивого. Раза в два или в три.
        Господин Линь терпеливо ждал, пока я осмотрюсь. Потом кивнул Глазу:
        - Спасибо, можешь идти.
        - Но как же… Он же…
        - Да, я знаю, что Малыш - мутант и много что умеет, - улыбнулся господин Линь, - но как-нибудь сам с этим справлюсь. Ты посиди пока в приемной.
        Глаз нехотя вышел - очевидно, ему очень хотелось узнать, о чем мы с господином Линем будем беседовать.
        - Чай, апельсиновый сок? - предложил хозяин кабинета.
        Я удивился - откуда здесь апельсиновый сок? За столько километров от юга?
        - Мне знакомые привозят, - угадал мои мысли господин Линь, - у меня, Петер, много друзей и родственников на юге. Как и у тебя.
        Я уставился на Линя - что означают его слова? Какие у меня родственники на юге? Ни мать, ни отец никогда не говорили, что у нас имеется какая-то южная родня. Этот вопрос так взволновал меня, что я даже не обратил внимания на то, что господин Линь назвал меня по имени. А не Малышом, как почти все.
        - Значит, сок, - решил хозяин кабинета и отдал распоряжение.
        Охранник внес поднос с кувшином и двумя стаканами. Линь разлил по ним апельсиновый сок, и я с удовольствием выпил оранжевую, чуть кисловатую жидкость. Люблю я его, хотя пробовать апельсиновый сок приходится довольно редко - дорого, отец лишь изредка имеет возможность купить нам.
        - Итак, о чем ты хочешь меня спросить? - поинтересовался Линь, когда я допил свой стакан.
        Я задумался. Слишком много было вопросов, обо всем сразу и не спросишь. Я решил начать с главного:
        - Вы сказали, что у меня родственники на юге…
        - Верно, - подтвердил Линь, - двоюродные браться и сестры, а еще троюродные. И еще дядюшки, тетушки, бабушки, дедушки… Всех и не перечислишь - целый род.
        - Моя мать с юга, - понимающе кивнул я, - и это, очевидно, ее дальняя родня. Но она мне никогда…
        - Не говорила? - улыбнулся Линь. - Правильно, и не скажет. Незачем никому знать о твоей родне на юге. Ради твоей безопасности.
        - Но почему? - не понял я. - Иметь родственников на юге очень хорошо, тем более таких. Судя по тому, что торгуют апельсинами, они люди не бедные. Это же выгодный бизнес!
        Линь подошел к зеркалу и кивнул мне:
        - Петер, подойди, пожалуйста, сюда!
        Я приблизился.
        - Что ты видишь?
        - Себя и вас, господин Линь.
        - Ничего не замечаешь?
        - Ну, мы немного похожи - овал лица, скулы, глаза, цвет волос…
        - А почему?
        - Вы с юга, и моя мать тоже. Естественно, я унаследовал некоторые ее черты. А они, судя по всему, являются общими для всех уроженцев тех мест. Генетика!
        - Правильно, - одобрительно произнес Линь, - ты знаешь биологию. Но что ты скажешь об этом?
        Он снял пиджак и закатал левый рукав рубашки. На сгибе локтя я увидел родимое пятно в форме бабочки. Меня сразу бросило в жар - у меня было точно такое же. И на том же самом месте.
        - Посмотри на своей руке, - приказал господин Линь.
        Я снял куртку и также обнажил левую руку. Хотя я и так знал, что увижу. Моя «бабочка» в точности повторяла форму родимого пятна Линя.
        - Это наследственный знак нашего рода, - пояснил Линь, - он есть у всех мужчин. А вот у женщин его, как правило, нет - такая причуда природы. Понимаешь, что это значит?
        - Что я ваш родственник, - кивнул я. - Какой-нибудь троюродный племянник или что-нибудь в этом роде. По линии матери, разумеется.
        Ничего необычного в этом не было - у южан большие семьи, и вполне могло быть, что род моей матери где-то пересекся с родом Линя. Но почему мама мне ничего не говорила об этом? В чем опасность для меня?
        - Ты мне гораздо ближе, чем племянник, - грустно улыбнулся Линь, - ты мой сын. Убедись в этом сам…
        Линь протянул мне ладонь, и я машинально взял ее. Потом заглянул ему в глаза. И понял, что все это правда. А затем неожиданно потерял сознание - впервые в своей жизни.

* * *
        Когда я очнулся, то обнаружил, что лежу на кушетке в крошечной комнатке, можно сказать, в чуланчике, расположенном за кабинетом Линя. Что-то вроде небольшой комнаты отдыха. Я отчетливо слышал разговор, происходивший в кабинете.
        - Ты не имел права ему рассказывать! - звучал резкий женский голос. - И зря ты приказал меня привезти - ни к чему было начинать этот разговор. Малыш не должен ничего знать…
        Я тут же узнал этот голос - моей матушки. Она тоже здесь? Но зачем, почему? И что у нее общего с господином Линем? Кроме, возможно, общих родственников, конечно…
        Я решил встать с кушетки и объявить о себе (подслушивать ведь нехорошо), но ответ господина Линя заставил меня замереть на месте:
        - Юка, я так долго ждал этого. Целых девятнадцать лет! Я мечтаю наконец обрести сына. И имею на это право…
        - Все равно ты поступил неосторожно, - возражала матушка. - Ты подумал, что теперь начнется? Девятнадцать лет никто ничего не знал и ни о чем не догадывался, а теперь? Ни к чему было ворошить старые тайн, пусть бы все так и оставалось…
        - Кое-что изменилось, - тихо сказал господин Линь, - Юродивый знает или, по крайней мере, догадывается, что Петер - мой сын. Он ведь не случайно прислал его сюда, решил проверить меня. Но Юродивый сильно ошибся - Петера я ему никогда не отдам. И от себя больше не отпущу. Как бы ты ни просила…
        Я не мог больше сидеть в комнате и выскочил. Матушка и Линь стояли посреди кабинета и спорили.
        - Мама! - прижался я к платью матушки.
        - Малыш! - привычно погладила она меня по волосам.
        Линь грустно посмотрел на нас.
        - Юка, пора рассказать Петеру всю правду.
        Мать тяжело вздохнула и кивнула, Линь сказал мне:
        - Слушай внимательно, Петер. То, что я тебе расскажу, было тайной. Девятнадцать лет, почти с самого момента твоего рождения…
        Я показал глазами на мать - может, лучше нам поговорить с глазу на глаз? Чтобы потом не пришлось чистить матушке память…
        Линь понимающе кивнул:
        - Глаз снял с Юки блокировку, она все вспомнила. И кем ты являешься на самом деле, и сколько тебе лет. Позже мы опять сотрем ее память - ради ее и твоей безопасности. А теперь слушай меня.
        …Твою мать звали Тая. Я имею в виду - настоящую, биологическую мать. Ту, что тебя родила. Когда мы встретились, ей было восемнадцать, мне - двадцать… Мы полюбили друг друга и вскоре поженились. Я занимался мелкой торговлей - ездил по южным поселкам, продавал разные вещи… И мы были очень счастливы - Тая, я и ты, наш любимый сынок. Маленькая, дружная семья, у которой, конечно, были свои заботы и свои трудности, как у всех… Но ничего, что могло бы затмить наше счастье.
        …Тебе исполнилось два месяца, когда пришла беда. На нас напала банда Юродивого - он промышлял налетами на поселки, отбирал у людей добро и угонял их на свою территорию. Налет произошел внезапно, ночью, мы были к нему не готовы. Бандиты жгли дома, убивали мужчин… Многие из нас погибли, я сам был тяжело ранен, оглушен взрывом. Бандиты не стали меня добивать, посчитали, что мертвый. В перестрелке погибла твоя мать - бросилась ко мне, когда заметила, что я упал, и получила шальную пулю в голову…
        Тебя спасла моя двоюродная сестра, Юка. Она приехала накануне к нам в гости и во время налета укрылась во дворе. Она вынесла тебя из горящего дома, когда Тая погибла… Потом бандиты погнали уцелевших жителей за собой - им требовались работники на новых территориях, прежде всего - женщины. Юка сказала, что ты ее сын, и вас не тронули.
        Когда я очнулся, то увидел, что в поселке никого не осталось - одни трупы на улицах да дымящиеся развалины… И мерзкий горелый запах плоти, я иногда до сих пор его чувствую. Я нашел тело Таи и горько заплакал - так мне было тяжело. Сначала я тоже хотел умереть, чтобы быть с ней, но меня удержало от этого страстное желание отомстить Юродивому, убить его. Я поклялся уничтожить его во что бы то ни стало, чего бы мне это ни стоило.
        Несколько недель я был между жизнью и смертью, но, спасибо добрым людям, - выжил. Они выходили меня и дали знать родным. А те уж поставили меня на ноги.
        Когда я поправился, то решил разобрать развалины дома - найти и похоронить тебя и мою сестру Юки. Я думал, что вы погибли в огне… Но ничего не обнаружил. Тогда я начал осторожно расспрашивать и через некоторое время узнал, что вас угнали на территорию Юродивого. А потом до меня дошли слухи, что Юку полюбил мастер Дан и взял себе в жены. Так ты обрел новых родителей.
        Через полгода я разыскал их, и мы поговорили. И решили, что ради твоей безопасности лучше пока никому не знать, кто твой настоящий отец. Затем у Юки и Дана родились свои дети, Ник и Дара, твои брат и сестра, жизнь пошла своим чередом… Я дал Дану немного денег, и он арендовал мастерскую. Я жил поблизости от вас, чтобы иметь возможность хотя бы изредка видеть тебя. Купил домик на южных окраинах Старого города, занялся продажей товаров… Тогда этот бизнес только начинался, и я успел взять его под контроль. Потом сколотил банду, разыскал эти армейские склады, оборудовал базу. И стал контролировать почти всю добычу товара в Старом городе.
        Но я помнил о своем обещании и искал возможность отомстить Юродивому. Но подобраться к нему оказалось не так просто - он плотно засел в своем бункере и носа оттуда не высовывал. Чуял, подлец, что смерь его близко ходит…
        Так я и жил. Иногда наблюдал, как ты играешь возле своего дома - издалека, конечно, чтобы никто не заметил. Затем выяснилось, что у тебя обнаружились особые способности. Мне об этом, кстати, сообщила травница Мара…
        - Да? - удивился я. - Ты говорил с ней? А не опасно ли? Она же за Юродивого!
        Я и не заметил, как перешел с Линем на «ты»… Впрочем, как иначе обращаться к своему родному отцу?
        - Мара только за себя, - усмехнулся Линь, - и ни за кого больше. Она сама разыскала меня и шепнула, что может сообщить интересное кое-что о моем сыне. За некую сумму. С тех пор я с ней и сотрудничаю. Мара много мне чего рассказывает - о Юродивом, его банде, о вас, о жителях поселка…
        - А вдруг она продаст тебя Юродивому? - засомневался я. - Или он сам все узнает, когда залезет к ней в голову…
        - Нет, - улыбнулся Линь, - Мара умеет хранить свои тайны. Да и чужие тоже. Главное - хорошо платить ей. А в голову к ней никто не залезет, не сомневайся. Даже Юродивому это не по силам… Мара посильнее его будет!
        Я обдумывал услышанное. Сказать, что я был удивлен, значит, ничего не сказать. Я был ошарашен, оглушен, раздавлен свалившейся на меня информацией. И пытался как-то упорядочить ее.
        Так, значит, господин Линь - это мой настоящий отец, а мать - не моя мать, а двоюродная тетка. Мастер Дан, получается, не мой отец, а… Двоюродный дядюшка по линии матери? А кто же тогда Ник и Дара? Троюродные брат и сестра?
        Впрочем, не важно. Я решил, что Буду по-прежнему считать своими родителями Дана и Юку, а Ника и Дару - братом и сестрой. Ведь мать и отец - это не те, кто тебя родил, но те, кто тебя вырастил. По крайней мере, так у нас считают.

* * *
        Мы проговорили с господином Линем еще час. Он рассказал мне о юге, о том, где похоронена моя мать. И обещал свозить на ее могилу, как только будет покончено с Юродивым.
        Собственно, ради этого он и открыл мне свою тайну - чтобы я помог ему. В принципе, я был согласен - Юродивый мне никогда не нравился, и без него, я уверен, наша жизнь станет намного спокойней. Лучше, чтобы у нас правил господин Линь - при нем и порядка, и законности будет больше. Я сказал, что помогу Линю подобраться к Юродивому, но сам убивать его не стану. Тот понимающе кивнул.
        Честно говоря, я не испытывал к Юродивому особой ненависти. И даже не винил его в гибели своей матери, Таи. Наверное, потому, что никогда ее не видел. У меня уже была матушка - Юка, и я искренне любил ее. Было еще одно соображение - Юродивый мутант, значит, одним из нас, один из очень и очень немногих.
        Линь, кстати, оказался обычным человеком, не мутантом, я понял это, когда взял его за руку. Когда мы решили все вопросы, Линь сказал:
        - Время позднее, возвращаться опасно, оставайся-ка ты, Петер, у меня на ночь. Я прикажу постелить тебе в комнате отдыха.
        - А Ред? - напомнил я. - Что с ним будет?
        - Отпустим его, - пожал плечами Линь, - убивать переговорщиков у нас не принято. Отвезем поближе к лагерю Юродивого, и пусть катится на все четыре стороны.
        - А матушка? Я имею в виду Юку… - смутился я.
        - Утром ее доставят домой, - сказал Линь, - конечно, перед этим придется почистить ее память, сам понимаешь…
        Я кивнул: так безопаснее для всех, и прежде всего - для нее самой.
        - А кто сделает это?
        - Глаз, - ответил Линь. - Он отлично умеет стирать память.
        Я благодарно кивнул. Мне постелили в чуланчике за кабинетом Линя. И я долго еще сквозь неплотно прикрытую дверь видел, как он ходит по кабинету и о чем-то думает. Может быть, он вспоминал мою мать - Таю. Или свою прошлую жизнь на юге, такую счастливую и беззаботную…
        Глава одиннадцатая Письмо
        На следующее утро меня отвезли домой. Я ехал в черном лимузине, принадлежащем господину Линю, не менее шикарном и удобном, чем у Юродивого, и таком же дорогом. Рядом со мной небрежно развалился Желтый Глаз. По ходу дела он поучал:
        - Ты, Малыш, талантливый мутант, но неопытный. А в нашем деле опыт бывает иногда важнее силы и таланта. Вот возьмем, к примеру, старуху Мару. Не сказал бы, что она самая сильная из нас, найдутся и посильнее, но ведь умеет постоять за себя! Да еще как! Правильно господин Линь тебе сказал - к ней в голову никто не залезет: ни я, ни ты, ни даже сам Юродивый.
        - Почему так?
        - Закрываться хорошо умеет, свои мысли прятать.
        - А ты так можешь?
        - Не настолько, конечно, хорошо, но все же…
        - Научи меня! Мы же теперь снова в одной команде, коллеги, так сказать…
        Глаз глубоко вздохнул:
        - Ладно уж, по старой дружбе.
        Следующие полчаса пути он посвятил моему обучению, а потом еще час я тренировался - прятал свои мысли, а Глаз пытался их прочитать. Наконец он удовлетворенно кивнул:
        - Ну что же, неплохо у тебя получается… Значит, так: кое-чему я тебя обучил, ну, а дальше ты уж сам. И помни - обмануть Юродивого сложно, но можно. Главное, ни в коем случае не давай ему запугать себя! Страх - очень сильное оружие, когда человек боится, сразу открывается, и все его мысли видны, как на ладони. Юродивый этим и пользуется - зашугает клиента до полусмерти, а потом выворачивает его мозги наизнанку… И подчиняет себе - приказывает делать, что надо. Юродивый так свою власть в банде и получил - застращал, подмял под себе. А потом он добрался и до чиновников - до господина бургомистра, нотариуса, главы стражников… Они все ему служат. Кого он запугал, кого подкупил - куда ж без этого! Страх и деньги - хорошие орудия власти, поверь уж. И Юродивый умеет отлично ими пользоваться. Впрочем, ты-то к деньгам равнодушен…
        Я кивнул - деньги мне действительно особенно ни к чему. Они требуются лишь для того, чтобы осуществлять мои маленькие желания. Например, на них я могу купить книги или немного жареных орешков, которые так люблю…
        - Запомни, - продолжал Глаз, - поборешь свой страх - победишь и Юродивого. Не зря же в народе говорят: не так страшен черт, как его малюют. Но никогда, ни при каких обстоятельствах не позволяй Юродивому залезать тебе в мозги, иначе он получит власть над тобой и будет потом дергать за ниточки, как куклу.
        - Но ты-то ведь ему подчинился! - возразил я. - Юродивый сказал, что легко читает тебя, значит, и управляет тобой…
        - Это он так думает, - хитро прищурился Глаз, - я ему открыл лишь то, что никакой ценности не представляет. А самое главное спрятал поглубже. И закрыл его намертво… Да, я прикинулся испуганным - но лишь для вида, пусть Юродивый думает, что управляет мною! Как говорится, чем бы дитя ни тешилось… Лишь бы в мозги ко мне по-настоящему не влезал.
        Глаз довольно засмеялся и откинулся на спинку сиденья. А я подумал: мой бывший приятель не так прост, как кажется. Поддался для вида Юродивому, прикинулся дурачком, а сам обманул его. Если разобраться, Глаз похож на головку репчатого лука - одна шелуха под другим, пока до сердцевины доберешься - наплачешься…
        - Ты только меня не подводи, - попросил Глаз, - не говори Юродивому, что я обманул его. А то плохо будет - и тебе, и мне. Юродивый - очень жестокий и мстительный человек, и в случае чего…
        Я пообещал, что буду очень осторожен. Я на самом деле не хотел подводить Глаза, даже случайно: во-первых, он мой приятель, хоть и бывший, а во-вторых, мы теперь были в одной компании. Значит, снова являлись партнерами. Поэтому наш долг - действовать сообща…
        На пороге дома меня встретила матушка:
        - Вернулся, сынок, - обрадовалась она. - Правильно - погостил у тетушки, и сразу назад, домой. Как там Лана и ее муж?
        Пришлось на ходу сочинять:
        - Тетушка немного приболела, спину сильно ломит. Говорит, на огороде потянула, когда картошку сажала, и теперь разогнуться не может. А дядя Ютос ничего - пыхтит себе помаленьку…
        - Надо бы травнице Маре сказать, чтоб зашла к Лане, - забеспокоилась матушка, - дала бы какой-нибудь мази или, скажем, натирки от спины… Как Лана одна с огородом управляться-то будет? На дядю Ютоса надежды никакой - запьет опять или смоется из дома на неделю. А время-то сейчас горячее, один день год кормит.
        Я кивнул. Муж тети Ланы, к сожалению, сильно любил выпить, а, поскольку денег на вино и пиво у него никогда на было, то гнал самогонку. Которую потом продавал или выпивает сам, с друзьями. После этого он уходил на несколько дней или даже неделю в запой - дома не ночевал, шлялся бог знает где. Через неделю, изрядно потрепанный и помятый, он приползал обратно и вновь принимался за хозяйство. Помогал Лане на огороде, возил овощи на базар, делал что-нибудь по дому… Пока не подоспеет очередная порция браги. И тогда все по новой.
        Тетка его ругала нещадно, обзывала бездельником, дармоедом, нахлебником, но не выгоняла насовсем. Наоборот - после загулов принимала его обратно. Бывало, поругается, поворчит, повздыхает несколько дней, а потом в семье снова тишь и гладь. Можно сказать, что они живет душа в душу. До очередного запоя Ютоса. А что ей делать? Детей нет, и муж - самый близкий для Ланы человек.
        Тетка очень любит меня - гораздо больше, чем Ника и Дару. Наверное, жалеет, как «убогонького» и «несчастненького». Конечно, она рада принять Ника с Дарой, угощает их, но по-настоящему любит только меня. Я это чувствую. Я также ее люблю - за простоту, доброту и искренность.
        Иногда мне приходится прочищать мозги дяде Ютосу - чтобы вывести из запоя, но навсегда избавить от пагубной привычки я, увы, не могу. Это выше моих сил. Может, Мара поможет? Даст какие-нибудь свои травки, настои… Хотя надежды тоже мало. Но попросить-то можно…
        Тетка Лана, к слову, приходится моему отцу (я имею в виду мастера Дана) сводной сестрой. Я могу всегда навестить ее. Мать меня легко отпускает - все развлечение, а то один да один дома. Ни друзей, ни приятелей… Отец также не возражает - близкая родственница. А я получаю отличную возможность смыться из дома и спокойно делать свои дела. Не посвящая в свои планы никого…

* * *
        Ред появился, как я и рассчитал, через два дня. На сей раз - в своей обычной машине, в сопровождении парочки громил. Он немного потоптался возле нашего дома, словно ему было очень неловко, потом вошел. Его громилы остались ждать снаружи.
        Мы в это время завтракали - я и мама. Отец утром рано ушел к себе в мастерскую, Ник, как всегда, ночевал у кузнеца. Он все больше времени проводил в кузне, что весьма радовало отца - наконец-то сын научится настоящему делу! Хватит дурака валять, пора за ум браться, ремесло осваивать и родной семье помогать…
        Я сильно подозреваю, что Ник остается в кузне потому, что просто не хочет возвращаться домой, под бдительный надзор матушки. Где-то я его даже понимаю. Бывало, придет Ник домой, а матушка сразу на него налетает, начинает расспрашивать: что делал, сынок, чем занимался, не встретил ли подходящую девушку? Может, нам пора сватов засылать?
        После замужества Дары мать только о том и думает, как бы поскорее женить брата. Очень уж ей хочется с внуками повозиться, пока силы еще есть. Но Ник с женитьбой не торопится. К чему? И так хорошо! Работа у него много времени не занимает, остается время и с парнями в расшибалочку поиграть, и пиво в таверне попить, и на танцы сходить, если возникнет такое желание. А по поводу девиц Ник не заморачивается - сами найдутся!
        Это чистая правда - Ник нравится многим девушкам, женским вниманием он никогда обделен не был. Что весьма беспокоит нашу матушку: а ну как сына захомутает какая-нибудь не слишком порядочная? Ник-то еще неопытный мальчик, в женщинах, поди, не разбирается…
        Вот тут я бы возразил: Ник лет с двенадцати начал интересоваться противоположным полом и, я думаю, уже имеет немалый любовный опыт. Ему есть, чем похвастаться. В отличие от меня… Впрочем, мне думать о девушках не положено - я же мальчик, почти ребенок. По крайней мере, так выгляжу внешне. К тому же, кроме Ирмы мне, если разобраться, мне никто не нужен. А она сейчас далеко, у Мары…
        Ред вошел на кухню и громко поздоровался с матушкой:
        - Доброе утро, хозяйка.
        Матушка с тревогой посмотрела на него - визит главного помощника Юродивого не сулил ничего хорошего. Но все-таки вежливо кивнула:
        - И тебе привет, уважаемый. С чем пожаловал?
        - Да вот, хотел с Малышом потолковать.
        - К чему тебе это? - нахмурилась матушка. - Ребенок он еще, какие с ним могут быть разговоры? И вообще - зачем ты явился? Налоги мы платим исправно, вам положенную мзду отстегиваем…
        - Малыш, помоги, - попросил Ред, - а то мне долго объяснять придется.
        Я привычно коснулся руки матушки:
        - Все нормально, мама, я только немного потолкую с ним, и все.
        Лицо матушки разгладилось, тревога исчезла из ее глаз.
        - Ну ладно, иди, - кивнула она. - Только далеко не уходи. А то скоро отцу надо обед нести, он сегодня в мастерской допоздна будет…
        Я поднялся из-за стола.
        - Что ты ей сказал? - с интересом спросил Ред, когда мы вышли на крыльцо.
        - Что ко мне пришел мой приятель, соседский мальчишка. И что пойду с ним поиграть на полянку за домом…
        - Понятно, - кивнул Ред, - ловко ты, однако…
        - Я так с любым могу, - самодовольно улыбнулся я, - ну, почти с любым…
        Ред опасливо на меня покосился, но ничего не сказал. Мы отошли за дом, где действительно можно было спокойно поговорить, не опасаясь чужих ушей и глаз.
        - Что Юродивый приказал мне передать? - спросил я. - Тебя же за этим послали, верно?
        - Точно, - замялся Ред, - есть такой приказ. Но сначала я перед тобой извиниться хочу…
        Я недоуменно уставился на Реда: чтобы он - да перед кем-то и извился? Такого раньше еще никогда не было.
        - Это мне тоже Юродивый приказал, - пояснил бандит. - В общем, ты прости меня за то, что я тебя там, у Линя одного бросил. Юродивый очень рассердился, когда узнал, что я один вернулся. Велел обратно ехать и тебя выручать. Во что бы то ни стало. Без Малыша, говорит, лучше не возвращайся, а то… Оставил у Линя - выдергивай сам, как знаешь. Я сунулся было к Линю, хотел тебя отбивать, а оказалось, что ты уже дома. У меня от сердца сразу отлегло - слава Богу, живой! Юродивый с меня бы три шкуры спустил, если бы с тобой что… Он такой, ты знаешь.
        - Да уж, - с напускной суровостью покачал я головой, - нехорошо ты поступил, Ред, бросил меня, своего боевого товарища, в беде. В логове, можно сказать, врага…
        Ред моей иронии, разумеется, не понял и начал оправдываться:
        - Да я, да никогда б… Но меня обработали, ты, наверное, в курсе. Пришел Глаз, посмотрел на меня так, а потом хлоп - и я в своем лимузине сижу, а тебя нет. И ничего не помню.
        - Совсем ничего? - удивился я.
        Хорошо его, видать, Глаз обработал, постарался на славу…
        - Только то, что мы с тобой к Линю приехали, - наморщил лоб Ред, - и нас в какой-то комнате держали, под охраной. А потом провал… Очнулся - один, тебя нет. Что делать? Решил ехать к Юродивому, каяться, пусть он решает. Скрывать-то мне нечего, я вроде не виноват… Да и не получилось бы ничего скрыть - Юродивый все равно узнает. И строго накажет за обман… У него это быстро - раз-два и готово, был человек - и нет его.
        Ред поежился - видимо, вспомнил что-то не слишком приятное. Скажем, то, как Юродивый обходится с теми, кто пытается его обмануть…
        - Ну, а дальше что было? - поторопил я Реда.
        - Юродивый на меня зыркнул, - продолжил бандит, - и сразу же велел обратно ехать, тебя выручать. Я и поехал. Слава Богу, с тобой все нормально оказалось, а то бы мне…
        Ред в отчаянье махнул рукой. Да, видно здорово его Юродивый напугал, раз он так разволновался. Надо это использовать.
        - Ладно, Ред, - снисходительно произнес я, - проехали. Прощаю тебя, так и быть, но за тобой должок…
        - Конечно, - расплылся в улыбке бандит, - как скажешь, Малыш. Если что, я за тебя горой. Или родичам твоим помогу. Ты только свистни… А теперь давай, поехали к Юродивому, а то он, небось, уже ждет.
        - Подождет, - улыбнулся я. - Мне пока некогда, потом как-нибудь к вам загляну. Если настроение, конечно, будет…
        - Ты чего? - начал было Ред, но тут же осекся.
        Я залез к нему в голову и стер всю память за последние сутки. И вместо этого приказал отправиться в дальние поселки дань собирать. Пара дней туда, пара обратно, да там несколько суток на все про все. Неделя спокойной жизни мне обеспечена, а потом посмотрим.
        На всякий случай я повторил этот же приказ и его бандитам - когда мы подошли к машине. Громилы особого удивления не выказали: собирать дань - их привычное дело. Знакомое и даже любимое. Надо так надо, кивнули они. Только удивились, зачем такой крюк сделали - через деревню, чего сразу не поехали? Ред объяснил, что таков был приказ Юродивого - со мной поговорить, а приказы, как известно не обсуждается, а выполняется. Причем быстро.
        Ред привычно занял место сзади, и машина тронулась. Шофер прибавил газу, автомобиль быстро скрылся за поворотом. Только пыль столбом… А я стоял и довольно улыбаясь. Первый ход был сделан, осталось подождать ответа Юродивого. Посмотрим, что он скажет…

* * *
        И Юродивый ответил - да так, что мало не показалось. Конечно, я знал, что он способен на любую гадость, но чтобы на такое…
        Юродивый понял, что гостить у него я больше не собираюсь, и решил сделать предложение, от которого я не смогу отказаться. Посылать бандитов с приказом он больше не стал - пустое занятие, поэтому решил повернуть дело так, чтобы я сам к нему пришел, по свое доброй воле.
        Неделю спустя после разговора с Редом я, как обычно, сидел на крыльце и чистил картошку. Дары с нами уже не было, и помогать матери стало моей обязанностью. Я не возражал - в конце концов, почистить картошку или порезать салат - не такая уж трудная работа, а матери все помощь. И так она целый день вертится, как заводная, - и за курами смотрит, и в огороде капается, и по дому все дела делает. Готовка, стирка, уборка…
        Отец приходит поздно, сильно уставший, Ник домашними делами принципиально не занимается (не мужское это дело!), а Дара живет в доме мужа, у нее свои хлопоты. Кто матушке поможет? Вот и взял я на себя часть ее обязанностей. В конце концов, я же ее сын… Пусть и не родной.
        Картошки было немного, и я уже заканчивал, когда на дороге показалась машина Реда. Я сразу ее узнал - приметная очень: большая, черная, страшная. Настоящая бандитская машина.
        Я отложил нож и стал смотреть на дорогу. Я думал, что Ред опять начнет меня уговаривать и придется вновь почистить ему мозги, но ошибся. Автомобиль резко притормозил у дома, и из бокового окна вылетел на землю белый конверт.
        В таких раньше посылали письма. Мы теперь почтой не пользуемся - ее у нас просто нет. Бумага дорога, да и писать не все умеют. Если надо кому-то что-то передать, то делаем это через знакомых или торговцев. За небольшую плату, конечно. По цепочке, от одного к другому, сообщение доходит до адресата, а потом поступает ответ. Медленно, зато надежно.
        В окне авто я увидел злую морду Реда. Он выбросил письмо и, заметив меня, скривился, как от зубной боли. Видимо, здорово ему от Юродивого досталось за то, что не смог меня привезти. Конечно, это была не его вина, но Юродивый разбираться не любит - наказывает всех.
        Выбросив письмо, Ред толкнул водителя - гони, мол. Машина резко набрала скорость и понеслась по дороге. Я стоял и думал - что бы это могло значить? На крыльцо вышла матушка и с удивлением посмотрела на автомобиль. В руках она держала половник - готовила к обеду суп. Мой любимый, овощной…
        - Кто это был? - спросила матушка. - Никак, бандиты опять к нам пожаловали. Что им теперь нужно-то?
        - Не знаю, - пожал я плечами. - Да они уехали уже, не переживай.
        И слегка прикоснулся к ее руке. Матушка вздохнула и пошла обратно - доваривать обед. Незачем ее беспокоить, это мое дело и только мое.
        Я не спеша подошел к письму. Хороший, плотный конверт с печатью Юродивого посередине. Ее у нас все отлично знают - синий круг с тремя церковными куполами. Память о прошлом?
        Я разорвал конверт. Там, как и ожидалось, оказалось послание. Я развернул, начал читать. Написано аккуратным мелким почерком…
        «Дорогой Малыш! - говорилось в письме. - Я знаю, что ты не горишь желанием видеть меня, но, тем не менее, тебе все же придется приехать. Жду тебя завтра в своем бункере. А чтобы ты поторопился, приготовил для тебя сюрприз. Ты ведь любишь сюрпризы, не так ли? В общем, у меня гостит одна твоя хорошая знакомая, дочь старого Тима - Ирма. Она ждет тебя, и будет очень жаль, если ты обманешь ее ожидания.
        Как ты понимаешь, благополучие молодой девушки полностью зависит от твоей расторопности. Конечно, я не против ее общества, но у нас в бункере так много молодых мужчин, а они подчас бывают такими грубыми и нетерпеливыми… В общем, не тяни, для всех будет лучше, если ты поскорее приедешь. Твой хороший друг, Юродивый».
        Я скомкал лист бумаги и с отвращением бросил на землю. Вот ведь гад, придумал, как меня достать. Знает, что ради Ирмы я полезу в пасть голодному льву. А не то что к нему в бункер… Вот и похитил мою подругу.
        Ладно, придется, видимо, нанести визит «хорошему другу». Только сначала нужно, кое-что сделать, подготовиться… Я поднял смятый лист бумаги (незачем никому знать, что у меня за дела с Юродивым) и пошел в дом.
        - Сынок, иди обедать, - позвала меня матушка, - суп уже готов!
        Но после письма Юродивого кусок не лез мне в горло.
        - Спасибо, мама, - поблагодарил я, - поем потом, вечером.
        - Ладно, я оставлю тебе немного, - кивнула матушка и занялась своими обычными делами.
        Несколько минут я потратил на то, чтобы внушить ей, что опять иду к тете Лане («Ты же был у нее недавно? Но раз надо…»), еще пять - на то, чтобы собрать старый рюкзак. И я покинул дом. Путь мой лежал прямиком к травнице Маре.

* * *
        Травница жила довольно далеко от нашего селения, за лесом, но я знал короткий путь - через развалины бывшего научного центра. Этой дорогой мало кто пользовался - боялись радиации. На самом деле опасность была не так велика - кроме пары по-настоящему «грязных» участков с восточной стороны, внутри центра было довольно чисто. Я знал, где и как можно обойти зараженные места, и спокойно шел через руины.
        Радиация есть у нас почти везде (все-таки рядом Старый город), вопрос лишь в ее уровне. Если подует северный ветер и поднимет вредную, красную пыль, то тогда действительно можно подцепить приличную дозу, а так, в принципе, у нас почти безопасно…
        Сегодня было безветренно - конец сентября, самое «бабье лето», лучшее время в наших местах, и я решил идти напрямую через руины - время было дорого. По пути следовало кое-что захватить - спрятал я там одну полезную вещицу…
        На тропинке в лесу меня ждал Желтый Глаз. Вот уж кого я никак не ожидал увидеть! Он вроде бы должен сейчас быть в лагере у господина Линя… Глаз сидел на обочине и с удовольствием курил трубку. Увидев меня, пустил кольцо дыма и радостно улыбнулся.
        - Здравствуй, Малыш! Ты почти не опоздал.
        - И тебе добрый день, - кивнул я. - Позволь узнать: куда это я должен был не опоздать?
        - Сюда, конечно. Я тебя с утра здесь жду.
        - Да? А зачем? И разве у тебя нет дел у господина Линя? Или он тебе дал отпуск? И вообще - что-то много сегодня желающих видеть меня…
        - Не ершись, Малыш, - примирительно произнес Глаз, - у нас с тобой одно дело. Мне тоже надо к Маре.
        - А как ты узнал, что я пойду по этой дороге?
        - К травнице две дороги, - затянувшись, ответил Глаз, - но я был уверен, что ты выберешь самый короткий путь. Ведь тебе нужно спешить…
        - Ты уже знаешь, что произошло? - поинтересовался я.
        - Я за твоим домом с утра слежу, - вздохнул Глаз, - господин Линь приказал. И, как только увидел машину Реда, так сразу понял, что игра началась. Вот и поспешил сюда. А тут и ты сам, собственной персоной…
        - Что с Ирмой? - спросил я. - Расскажи подробнее, я хочу все знать.
        - Отчасти это и моя вина, - сокрушенно произнес Глаз, - недооценил я Юродивого. Думал, он к тебе еще пару раз бандитов пришлет, чтобы привезли. Считал, время еще есть… А он решил сделать по-другому: мышку из норки на кусочек сыра выманить. На очень аппетитный такой кусочек…
        Глаз засмеялся, а я покраснел. Потом кивнул:
        - Я тоже ждал Реда и не дергался - справился бы. Но Юродивый, выходит, оказался хитрее нас…
        - И проворнее, - согласился Глаз, - не успели мы с тобой Мару и Ирму предупредить. Соседи рассказывают: вчера старуха, как обычно, пошла за рынок, а Ирма дома осталась. А когда она вернулась, то ее уже не было. Люди видели неподалеку от их дома машину Реда и его людей. Значит, они Ирму и похитили… Травница сразу все поняла и побежала к господину Линю, чтобы рассказать. Тот ее выслушал и приказал мне караулить у твоего дома, ждать гонцов от Юродивого. И вот дождался…
        - Понятно, - кивнул я, - похоже, Юродивый переиграл нас. Он не только умнее, но и…
        - …беспощаднее нас, - закончил за меня Глаз, - всегда помни об этом.
        - Думаешь, Юродивый что-то сделает с Ирмой? - забеспокоился я. - Промоет ей мозги?
        - Вряд ли, - подумав, ответил мой приятель, - ему надо, чтобы ты был на его стороне, помогал добровольно, а для этого Ирма должна быть в полном порядке. По крайней мере, внешне. Хотя чуток подправить ей мозги он может - для профилактики. Чтобы покорная была, не рыпалась…
        Я кивнул - все правильно. Юродивый рассчитывает, что ради Ирмы я буду преданно служить ему. Придется его разубедить…
        - Так мы идем к Маре или как? - вывел меня из размышлений Желтый Глаз. - Или, может, сразу к Юродивому?
        - Нет, сначала к травнице, - покачал я головой, - мне надо с ней потолковать. Слишком долго мы не доверяли друг другу, пришло время открыть нам карты.
        - Хорошо, - согласился Глаз, - к Маре так к Маре. А потом - к Юродивому…
        - Тебе-то это зачем? - удивился я. - Разве это твоя война?
        - Эх, Малыш, - вздохнул Глаз, - плохо ты меня знаешь. Я ведь действительно твой друг, не могу оставаться в стороне, когда у тебя беда. Да и господин Линь, сам понимаешь, голову мне оторвет, если с тобой что-нибудь случится. Ведь ты же его сын! Единственный, любимый! Наследник и продолжатель рода, так сказать… Такие вот дела, Малыш. Хочешь - не хочешь, а придется мне тебе помогать, да я и не против. Хотя, как ты правильно заметил, это не моя война. И у меня к Юродивому свои счеты. Без меня ты его не одолеешь.
        У меня на этот счет было другое мнение, но я высказывать его не стал. Я был действительно удивлен и растроган искренней помощью Глаза. Вот уж не ожидал! Хотя, конечно, у него свой расчет…
        - Если ты мне поможешь, - сказал я, - буду тебе очень благодарен. И мой отец, господин Линь, тоже. И он сделает для тебя все, что захочешь. Даст денег на лавку, поможет открыть свое дело. Само собой, сведет с нужными людьми, обеспечит защиту и покровительство. Так что игра для тебя стоит свеч. И вообще - кто не рискует, тот не пьет шампанского.
        - Я, Малыш, с тобой, - кивнул Глаз, убирая трубку, - решил так решил… И давай уже двигаться, а то скоро полдень, начнет припекать.
        Мы дружно зашагали по тропинке. Путь наш лежал к научному центру.
        Глава двенадцатая Ред
        Дорога всегда веселее и короче, когда идешь вдвоем, особенно если твой попутчик - хороший рассказчик. А Глаз знал много историй и охотно ими делился. Вот и сейчас, по дороге к Маре, он травил очередную байку.
        - Давно это было, еще до войны. Люди тогда в Старом городе богато жили, много чего имели. Но и зависти было много: почему, мол, у одних густо, а у других пусто? Вернее, не совсем пусто, есть, конечно, кое-что про запас, но гораздо меньше, чем хочется. А хочется-то побольше и всего сразу! Понятное дело, жить богато нравится всем, но не у всех получается. Так вот, был тогда в городе один сумасшедший ученый. Точнее, это потом выяснилось, что он сумасшедший, а сначала все думали, что он просто гений. Так бывает с учеными…
        - Погоди, - перебил я Глаза, - ты что, мне какую-то легенду рассказываешь?
        - Ну, не совсем легенду, - усмехнулся мой попутчик, - но близко к тому. Скорее байку. Я ее от деда слышал, когда совсем маленьким был. И почему-то сейчас вспомнил. А что, разве неинтересно?
        - Нет, почему, - пожал я плечами, - трави дальше.
        - Так вот, - продолжил Глаз, - тот ученый изобрел некое оружие, да такое, что раньше ни у кого никогда не было. Очень мощное и страшное. Ясное дело, военные сразу же захотели его к себе заполучить, но ученый не отдал. Сказал, что оно еще до конца не испытано, а последствия его применения могут быть страшными. Не дай бог, случится непоправимое… «Ну и что? - удивились военные. - Людей убивать оно может?» - «В общем, да, - согласился ученый, однако…» - «Значит, готово!» - нетерпеливо перебили генералы. Короче, военные отобрали у ученого его изобретение и решили испытать сами. А ученого, чтобы под ногами не путался, объявили психом и упекли в сумасшедший дом. Где он и сгинул без следа…
        Итак, решили генералы испытывать новое оружие, но на ком? Ясное дело, не на своих же солдатах! Кто же разрешит! Долго думали они, головы ломали, наконец придумали - испытаем-ка мы его на преступниках, отъявленных негодяях, которые в наших тюрьмах сидят и к долгим срокам заключения приговорены. Их защищать никто не станет - все они жестокие убийцы и гнусные насильники.
        Закоренелых преступников и опасных бандитов нашлось человек двадцать-тридцать, все они сидели в самой охраняемой и строгой тюрьме города. Генералы собрали их и говорят: «Вы все - отбросы общества, мерзкие негодяи и подонки. Ни на что не годны, кроме как на корм кладбищенским червям. Но мы хотим дать вам шанс искупить свою вину перед обществом. Есть у нас такое оружие - мощное, но до конца не изученное, мы хотим его испытать. На вас, конечно. Кто выживет, того помилуют и все грехи спишут. Простят и даже на свободу выпустят. Тайно, разумеется, чтобы никто ничего не знал - незачем общество волновать. Документы выдадут новые, денег немного, и катитесь на все четыре стороны. Желательно куда подальше - за границу. Пусть там с вами разбираются. А кто не зачет с нами сотрудничать, того в этой тюрьме сгноят заживо…»
        Почти все отказались - лучше быть живым в тюрьме, чем мертвым на свободе. Согласился только один человек - самый жестокий и беспощадный преступник. Он решил: «Рискну-ка я! Лучше помереть, чем гнить всю жизнь в этой проклятой тюрьме. Может, шанс мне и выпадет…»
        Ладно, привели его под охраной на полигон и стали на нем оружие испытывать. Но что-то у генералов пошло не так. Не знаю, что конкретно там случилось, врать не буду, но этот преступник каким-то образом ухитрился освободиться и всех охранников перебить. И главное - захватил тайное оружие. Вот тут генералы не на шутку испугались - а ну как он за границу с ним смотается и врагам продаст? Ведь он же уголовник, негодяй, поддонок, никаких моральных принципов! А соседи этим оружием по нам же и вдарят…
        В общем, подумали генералы, почесали в затылках и наши самое надежное и простое, как им тогда казалось, решении: врезали по месту, где укрылся преступник, ядерной бомбой. Хотели в пыль его стереть, вместе с оружием. Ну и что, что жертв среди гражданских будет много? Главное, чтобы грозное оружие к потенциальному противнику не попало…
        Короче, сбросили на него бомбу. Взрыв был страшный! Выжгли половину провинции. А соседи испугались и подумали, что это на них напали. И тоже бомбу в ответ кинули. И пошла потеха, поехала… Когда генералы разобрались, то оказалось уже поздно - целые страны были уже вовлечены в эти действия. Вот так Большая война и началась. С генеральской глупости и чужого страха. Так-то!
        - Хорошая байка, - оценил я рассказ, - жаль, что всё это выдумка - про страшное оружие. Будь оно у меня сейчас…
        - И что бы ты сделал? - усмехнулся Глаз, - С кем воевать-то бы стал? Армий давно нет, генералов-идиотов - тоже…
        - Ну, для начала порядок бы у нас навел, - ответил я, - разобрался бы кое с кем. Например, с бандитами, чтобы простым людям жить не мешали, а потом с хапугами-чиновниками. Прижучил бы кое-кого. Например, господина Пака с его стражниками…
        - …и начал бы вершить справедливость направо и налево, - кивнул Глаз, - да так, что только куски полетели бы… Знаю, было уже. Всегда так начинается, а заканчивается большой кровью. Результат один - миллионы погибших, десятки миллионов искалеченных. И вдовы, сироты… Нельзя сделать людей насильно счастливыми против их воли, не получится. Проверено уже, причем не один раз.
        - А откуда ты это знаешь? - прищурился я.
        - Историю учил, - спокойно ответил Глаз, - в одном университете. Правда, давно это было, сейчас уже и не помню ничего.
        Я промолчал. С Глазом становилось все интереснее и интереснее - оказывается, он чужие языки знал, и в университете учился. Что еще? Какие еще таланты в нем обнаружатся? Я решил оставить этот вопрос на потом - мы уже подходили к развалинам научного центра. Где я припрятал одну нужную вещицу…
        - Надо бы передохнуть, - сказал я, - а то дальше трудно будет.
        - Хорошо, - легко согласился Глаз, - отдохнем. Заодно и перекурим.
        Он скинул мешок и уселся на землю. Достал трубку, кисет с табаком и с явным удовольствием задымил.
        - Пойду-ка отойду, - как можно небрежнее произнес я, - что-то живот у меня схватило…
        Глаз кивнул.
        Я отошел подальше и, пригнувшись, перебежал к главному корпусу института. Там, в развалинах, у меня был оборудован тайник. Место хорошее - если даже если близко пройдешь, ничего не заметишь. Да и не ходит здесь никто…
        Я отыскал тайник и вытащил из стенки пару кирпичей. Под ними, в глубине, находилась схороненная граната. Маленькая, округлой формы. Она была почти как новенькая, ни капельки ржавчины. Я нашел ее среди развалин (не знаю, как уж там она очутилась) и припрятал в тайнике - на всякий случай. Теперь она может мне пригодиться …
        - Эй, Малыш, скоро ты? - услышал я голос Глаза. - Пора уже.
        - Сейчас, еще минутку.
        Я быстро сунул гранату сзади под брючный ремень и закрыл сверху рубашкой. Хорошо, что она небольшая - ничего не видно. Потом поспешил на выход.
        - Что, с животом проблемы? - сочувственно произнес Глаз.
        Я поморщился - есть немного.
        - Так ты у Мары горькой настойки попроси, - посоветовал мой приятель, - от живота - самое оно. Вот мне в свое время…
        И он пустился в долгие воспоминания - как три года тому назад Мара спасла его от язвы. Глаз долго болел, мучился и, наконец, обратился к ней за помощью. Хотя и не любил травницу - впрочем, как и она его. Но нужда вот заставила. Мара ему не отказалась - она всем помогает, даже тем, кого не любит. Старуха сделала для Глаза травяной отвар, тот попил его, и все как рукой сняло. Теперь Глаз дважды в год пользуется услугами Мары и забот не знает. Хотя по-прежнему не слишком жалует ее.
        Я слушал его рассказ вполуха, а сам думал - как бы сделать так, чтобы себя не выдать. Юродивый не должен узнать, что у меня граната. Пусть это станет для него сюрпризом. Так сказать, он нашего стола - вашему столу…
        Вот Глаз гранату, кажется, не заметил. Значит, у меня был шанс, что и Юродивый не увидит… Надо только вести себя естественно и хорошо закрываться. Как учил меня Желтый Глаз.

* * *
        Вскоре мы были у Мары, но ее самой дома не оказалось.
        - Где эта карга? - выругался Глаз, когда убедился, что хижина пустая. - Небось, травки свои пошла собирать. Нашла время! Когда она больше всех нужна…
        Я осмотрелся жилище Мары. Оно выглядело довольно убого - покосившийся домик с соломенной крышей и скрипучим крыльцом. Внутри тоже все оказалось весьма бедно - маленькая кухонька с деревянной посудой, спаленка с двумя старыми кроватями, покрытыми лоскутными одеялами. Посередине гостиной - облезлый стол и пара шатающихся стульев, у стены - допотопный комод с какими-то щербатыми чашками и тарелками. И везде - травы, травы: пучки на стенах, на столе, на буфете…
        В печи обнаружилось несколько горшков с варевом - видимо, травница недавно готовила свои отвары. Но никаких следов моей Ирмы. Такое впечатление, что она вообще здесь не жила. Единственно, что напоминало о ней, - книга, которую я нашел на кровати. Любовный роман, который я подарил ей на день рождения.
        Это дешевое издание в яркой обложке досталось мне вкупе с другими книгами. Хозяин отдавал все оптом, пришлось брать и это тоже. Учебники и энциклопедии я, естественно, оставил себе, а роман подарил Ирме. Она обожает подобные истории и перечитывает их по много раз. Буквально до дыр… Я этого, честно говоря, не понимаю: как может умная, рассудительная девушка увлекаться такой ерундой? В этих же книгах сплошное вранье, ни единого слова правды! И ни грамма полезной информации или научного факта, одни только сладкие сопли. Впрочем, как говорится, на вкус и на цвет…
        Оправдывало, впрочем, Ирму то, что она была далеко не одинока в своем увлечении: многие девушки ее возраста любили подобные дешевые издания - про томных героинь и страстных героев. Может, таким образом они хотели на время забыть о реалиях нашего мира? Погружались в сладкие, чувственные фантазии, волшебные грезы… Мне такие сопли, честно скажу, противны, но, опять же, дело вкуса. Раз Ирме нравится… И для нее я готов был покупать их пачками, благо, стоили они относительно дешево…
        И вот подобное издание лежало прямо передо мной. Я подошел, машинально раскрыл. Из книги выпал тонкий лист бумаги. Я тут же узнал почерк Ирмы. «Малыш, - писала она, - за нашим домом следят. Думаю, это люди Юродивого. Если меня возьмут, не пытайся меня спасти, это очень опасно. Мара сказала, что в случае чего меня в беде не оставит, и я ей верю. Верь и ты ей. Жди и надейся. Твоя Ирма».
        Так, значит Мара, скорее всего, тоже у Юродивого, отправилась вслед за Ирмой… Что же, это сильно упрощает задачу. Или наоборот - усложняет? Трудно было решить сразу.
        Я показал письмо Глазу. Тот прочитал, хмыкнул:
        - В принципе, я так и предполагал. Ладно, делать нечего. Придется нам идти к Юродивому. Нанести, так сказать, визит вежливости…
        Я подумал и сказал:
        - Знаешь, ты лучше оставайся здесь. На всякий случай. Если что, сообщишь Линю. Он знает, что надо делать…
        - Хорошо, - легко согласился Глаз, - раз так считаешь… Но если тебе надо…
        - Нет, - твердо ответил я, - уж лучше я один.
        - Ты только собой особо не рискуй, - сказал Глаз, - не лезь на рожон-то. И помни мой совет - закрывайся. Если сможешь обмануть Юродивого, не пустить к себе в голову, считай, уже победил. Главное - осторожность, смотри и жди подходящего момента. И сразу действуй!
        Я поблагодарил Глаза за совет, вскинул рюкзак на плечи и отправился в путь. Мне нужно было зайти на рынок - там я надеялся найти Реда или его людей. Пусть они меня и везут к своему хозяину. Не топать же пешком! Раз уж Юродивый пригласил меня к себе в гости, то пусть и обеспечивает комфорт. По-моему, это справедливо.
        Я вышел на дорогу и оглянулся. Глаз сидел на крыльце и курил. Спешить ему явно было некуда. В отличие от меня.

* * *
        На рыночной площади я быстро нашел Реда. Тот, уставив руки в боки, распекал какого-то тощего торговца. Мужичонка мялся, тяжело вздыхал и покорно кивал головой:
        - Мне, знаешь, по фигу, где ты деньги достанешь, - разорялся Ред, - сказано - в конце месяца, значит, в конце. Обязан, и все тут!
        - Я бы с радостью, - мямлил торговец, - но покупателей сейчас мало, сам знаешь, товар продается плохо. Вот через неделю будет большая ярмарка, тогда и заработаю. Верну и долг, и проценты, как скажешь…
        - Юродивый велел, чтобы я отсрочек никому не давал, - сурово сдвинул брови Ред, - почему я должен делать для тебя исключение? Ты что, мне брат или сват?
        - Ну, может, ты подождешь немного? - заблеял мужичонка. - Ты же знаешь, я всегда отдаю, и с процентами. Но время сейчас такое… А на ярмарке будет много народа, вот и деньги будут.
        - Почему я должен ждать? - прищурился Ред. - Просить Юродивого за тебя мне выгоды нет - ты мне никто, не родственник, не друг…
        Мужичонка снова тяжело вздохнул и полез в карман. Через минуту несколько монет перекачивало из его руки в руку Реда. Тот ловко их спрятал, хмыкнул и уже другим голосом сказал:
        - Ладно, так уж и быть, даю тебе отсрочку до конца ярмарки. Но в последний раз, так и знай! И чтоб потом полностью рассчитался. До копеечки!
        Мужичонка униженно поблагодарил и поплелся на свое место. Я усмехнулся - Ред, похоже, был занят своим любимым делом - мелким вымогательством. Интересно, знает ли об этом Юродивый? О его «левом» заработке? Скорее всего, да, но значения не придает - для него главное, чтобы дань вовремя собрали, и в полном объеме. А что там сверху имеет Ред - не его дело. Небольшой гешефт, свой маленький бизнес… Почему бы и нет? Каждому жить хочется, и желательно сытно.
        Я подошел к бандиту:
        - Что, Ред, маленьких обижаешь? И не стыдно тебе?
        - Привет, Малыш, - кивнул Ред, - наконец-то! Я тебя давно жду. Юродивый сказал, что ты обязательно придешь, так оно и вышло. Только со временем не угадал - говорил, что ты утром будешь…
        - Дела, - пожал я плечами, - заботы всякие… Юродивый не барин, может и подождать.
        Ред посмотрел на меня удивленно, но ничего не сказал.
        - Ну что, поехали? - сказал я. - Или у тебя еще что-нибудь? Не всех обобрал?
        - Да нет, мои дела закончились, - кивнул бандит, - а что касается обобрал… Знаешь, Малыш, я ведь не самый плохой парень, поверь. Если нужно, всегда войду в положение, дам небольшую отсрочку. И, заметь, я сильно рискую: ну как Юродивый захочет немедленно все деньги получить? Где я возьму? Поэтому и беру небольшое вознаграждение - типа за услуги. За риск, так сказать. По-моему, это справедливо.
        Я пожал плечами - у каждого свои представления о справедливости.
        - Ладно, хорош болтать, - прервал я разглагольствования Реда, - двинули!
        - Только ты это… - тихо попросил бандит, - не чисть мне больше мозги. А то в прошлый раз угнал нас черт знает куда, только через неделю мы и вернулись. Юродивый, правда, не рассердился, а наоборот, очень долго смеялся. Сказал, что ты, Малыш, типа большой шутник - приколол нас так. Только мне вот не до смеха было…
        - Ладно, - кивнул я, - не буду. Живи пока…
        - Вот и славненько! - обрадовался Ред. - А то мотаться по дырам ужас как надоело. Хочется спокойно пожить, отдохнуть…
        Мы подошли к машине Реда.
        - А где твои громилы? - удивился я. - Ты что, за мной один приехал?
        - Да зачем они! - ухмыльнулся Ред. - Что один человек, что три - какая разница? Юродивый сказал, что ты, если захочешь, можешь всех нас уделать. Так чего зря людей мурыжить? Пусть другими делами занимаются. А я один тебя подвезу. И не сомневайся, Малыш, мигом доставлю, с ветерком. И со всеми удобствами!
        Я кивнул - ладно, коли так. Я сел в автомобиль, Ред завел мотор, и машина рванулась с места. Рыночные торговцы смотрели на нас с большим уважением и даже испугом.
        А я сидел и думал: пришла пора разобраться с Юродивым, выяснить до конца наши отношения. Надо также вызволить Ирму и старуху Мару… Не думаю, что травница рада гостить у Юродивого. И хоть она мне никогда не нравилась (как и я ей), но помочь ей - моя святая обязанность. Я должен сделать это ради Ирмы. Вдруг Мара действительно ей поможет, поставит на ноги? Вот было бы отлично!

* * *
        По дороге я поинтересовался у Реда:
        - Ты давно на Юродивого работаешь?
        - Да, считай, всю свою жизнь, - вздохнул бандит, - он меня к себе пацаненком взял, когда мне десять лет всего было. Я-то рос без родителей, тетка одна воспитывала, ну и, понятное дело, хулиганом был еще тем. В школе не учился, а все на рынке пропадал - где сворую чего, а где и просто отниму. Били меня торговцы и другие ребята нещадно, но и я спуску никому не давал. И вот однажды Юродивый меня заметил и говорит: «Хватит тебе дурака валять да на нож нарываться, иди ко мне служить». Так, считай, без малого двадцать лет я у него на службе состою… Спасибо Юродивому - пригрел, накормил, на путь истинный наставил. А то меня давно бы прибили торговцы или свои же пырнули ножом из-за добычи… Я, благодаря ему, уважаемым человеком стал, при деле, и деньги хорошие имею. В авторитете немалом - как-никак, а второй человек после Юродивого.
        - За что же тебе такая честь?
        - Как за что? За верную службу. Я для него много чего сделал. Если все тебе рассказать - слов никаких не хватит. Но хлеб я свой жую не зря, это тебе любой скажет.
        - А что случилось с твоими родителями?
        - Убили их, - вздохнул Ред, - когда я совсем мальцом был. Грабители к нам ночью залезли в дом, всех прикончили. Но меня почему-то пожалели…
        - Да, несладко тебе пришлось, - кивнул я, - хлебнул ты горюшка горького. Сирота убогая… Да только не совсем так все было, Ред. С твоими родителями, я имею в виду. Точнее - совсем не так.
        - Ты о чем? - удивился бандит. - Как это - не так?
        - Видишь ли, - осторожно сказал я, - тебе не все известно. Не вся правда. Например, знаешь ли ты, что грабители к вам непростые залезли и что убили твоих родителей совсем неслучайно…
        - А ну-ка, колись, - нахмурился Ред, - говори, что знаешь.
        - Скажу, - кивнул я, - только хочу сразу предупредить - доказательств никаких нет. Так, одни слухи… Хочешь - верь, хочешь - нет.
        - Давай, не тяни, - засопел Ред, - раз уж начал…
        - Ну, смотри, я предупреждал, - кивнул я. - Ответь мне сначала на один вопрос: что ты сам знаешь о своих родителях?
        - Да почти ничего, - пожал плечами Ред, - тетка о них почему-то не любила рассказывать. Как я ее ни просил, ни умолял - все одними общими словами отделывалась. Мол, отец твой служил бухгалтером у одного богатого человека, дела его вел, деньгами распоряжался, а мать дома сидела, тебя, мальца, воспитывала. Жили вы очень хорошо, дом - полная чаша, ни в еде, ни в шмотках нужды не знали. Поэтому грабители к вам и залезли - думали, что можно хорошо поживиться. А отец твой шум услышал и поднял крик, его за это и убили. И мать заодно, чтоб без свидетелей… А на тебя, мальца, у них рука не поднялась - грабители с понятиями оказались. Вот и все…
        - В общем, почти так и было, - кивнул я, - только имеется несколько существенных уточнений. Во-первых, твой отец работал на Юродивого и вел его денежные дела…
        - Врешь! - выпучил глаза Ред. - Такого быть не может - мне бы сразу сказали.
        - Было, - усмехнулся я, - а почему не сказали - ты потом поймешь, когда до конца дослушаешь. Итак, твой папаша, Юрген Фрост, был у Юродивого вроде бухгалтера - деньгами распоряжался, счета вел. В разборках и налетах, естественно, не участвовал - не его это дело. Бухгалтер своей головой ценен, а не умением стрелять. Зато твой отец был в курсе всех дел Юродивого - где, что и как. Через его руки такие суммы проходили, что закачаешься! Юродивый щедро оплачивал работу бухгалтера, вот вы и жили сытно, нужды не знали. Но однажды произошло непредвиденное: парни устроили разборку на рынке и случайно застрелили несколько человек, в том числе и мать Юргена Фроста. Твою родную бабку, Ред. Она пришла на рынок купить кое-что к обеду и в суматохе попала под шальную пулю. Юродивый тех недоумков, конечно, наказал, но не очень сильно - больше для вида. Времена тогда трудные были, Юродивый воевал с бандой Линя, и каждый человек был у него на счету. И он не захотел наказывать хороших бойцов из-за какой-то бабки… Юродивый, конечно, оплатил все расходы на похороны и дал твоему отцу хорошую сумму в качестве компенсации,
но он не смог смириться с потерей. И не смог простить Юродивому, что тот не покарал убийц. Для него мать была самым дорогим человеком на свете, дороже всех и вся. И твой отец поклялся отомстить Юродивому. Внешне, конечно, он своих чувств не выказывал, работал, как прежде, но внутри… В общем, твой отец сумел выйти на людей Линя и договориться с ними: он передает им денежные счета своего босса, а те дают ему и его семье гарантию безопасности. Линь согласился на все условия. Еще бы, Юродивый остался бы без денег! Что стало бы для него смертельным ударом… Однако Юродивый почуял измену и приказал убить своего бухгалтера, но тайно - чтобы не привлекать излишнего внимания и не прождать ненужных слухов. Решили обставить все как обычный грабеж - залезли ночью, прикончили хозяев, взяли деньги и смылись. Так и вышло. Убили твоего отца, твою мать… Но тебя Юродивый приказал не трогать. Уж не знаю и почему… Более того - он за тобой присматривал, тайно опекал. А потом решил взять в свою банду. Чтобы под присмотром был и служил ему… Вот и вся история.
        Я замолчал, Ред тоже молчал. Через несколько минут он с трудом выговорил:
        - Откуда ты все это знаешь?
        - А ты вспомни, где я недавно был, с кем разговаривал…
        - Линь, - понимающе кивнул Ред.
        - Конечно, - пожал я плечами, - кто же еще.
        - А вдруг это вранье? - вспылил Ред. - Линь мог и сочинить. Ему выгодно столкнуть меня с Юродивым…
        - Ты сказал, что пытался узнать о своих родителях, - сказал я. - Наверное, расспрашивал, интересовался… И что?
        - Да ничего! - признался Ред. - Все почему-то отказывались говорить на эту тему. Совсем как моя тетка. Уходили от ответа, намекали на что-то… Но я не понял, на что именно.
        - Правильно, - кивнул я, - все знают, но боятся Юродивого. И я бы боялся на их месте. Чужие тайны могут быть очень опасными…
        - А почему ты мне рассказал? - покосился на меня Ред. - Именно сейчас? К чему весь этот разговор завел? Неужели ты не боишься Юродивого?
        - Боюсь, - признался я, - но не так сильно, как все. К тому же мне правда дорога. Неизвестно, что у Юродивого со мной случится, вдруг я не вернусь… Как бы ты тогда правду узнал?
        - Почему не вернешься? - удивился Ред. - Юродивый к тебе очень хорошо относится, почти как к родному сыну…
        - Есть у меня кое-какие мысли на этот счет, - пожал я плечами, - и некие нехорошие предчувствия… Кроме того, я знаю слишком много, а Юродивый этого не любит. Значит, я опасен для него. К тому же я мутант, считай, конкурент…
        - Ты - конкурент? - рассмеялся Ред. - Ну, брат, ты загнул! Конечно, я в курсе, что ты кое-что можешь, но чтоб с самим Юродивым тягаться… Слабо тебе против него, кишка тонка!
        - Посмотрим, - спокойно возразил я, - как говорится, все познается в сравнении. Может быть, мне скоро придется померяться силой с Юродивым, тогда и посмотрим. Кстати, неизвестно, кто из нас победителем выйдет, зря ты так уверен в своем Юродивом… Подумай об этом, Ред. И еще о том, что твои родители до сих пор лежат не отомщенные, а их настоящий убийца не понес никакого наказания.
        Ред нахмурился и замолчал. Он сосредоточенно смотрел вперед и до самого бункера не проронил ни слова. Но я чувствовал, что он напряженно думает, переваривает информацию. Что было для него сложно.
        Хорошо бы, чтобы Ред сделал правильные выводы, подумал я. Залезать к нему в голову я не стал - он должен сам все решить. И выбрать правильную сторону… Я надеялся, что Ред окажется на моей стороне. Или, по крайней мере, не будет мешать. Что очень важно.
        Глава тринадцатая Поединок
        Юродивый ждал нас у входа в бункер. Главарь пристально посмотрел на меня, и я опять начал проваливаться в бездонный колодец. Но потом вспомнил советы Глаза и закрылся. И сразу же стало легче - исчезла пугающая черная пустота, прошел липкий, противный страх. Я как будто вынырнул из глубины…
        - Вижу, что ты кое-чему научился, - с неудовольствием заметил Юродивый, - или тебя научили. Ладно, пойдем.
        Он повернулся и пошел в бункер, мы с Редом направились за ним. Снова долгий, утомительный спуск по узким металлическим лестницам, проходы через толстые бронированные двери, длинные бетонные коридоры… Наконец мы достигли самого нижнего уровня - логова Юродивого.
        В кабинете главарь приказал Реду:
        - Обыщи Малыша.
        Тот повиновался - ловко ощупал меня и обнаружил за поясом гранату. Ред с удивлением посмотрел на меня:
        - Малыш, зачем тебе? Боевая, хотя и старая…
        - Действительно, зачем? - с любопытством поинтересовался Юродивый.
        Я неопределенно пожал плечами - так, на всякий случай. Юродивый повертел гранату в руках и положил на свой стол.
        - Итак, - начал он, - ситуация такова: мне нужна от тебя, Малыш, помощь. Дело непростое, прямо скажу. Но и цена за него немалая - жизнь твоей подружки.
        - Ирма мне не подружка, - решил уточнить я, - просто хорошая знакомая.
        - Неважно, - отмахнулся Юродивый, - главное, что она тебе нравится. Это я точно почувствовал…
        И он противно улыбнулся. Я пожалел, что не научился закрываться гораздо раньше. Но теперь ничего изменить было нельзя.
        - Что надо сделать? - обреченно вздохнул я.
        - Да так, - хмыкнул Юродивый, - всего лишь убить Линя.
        Я побледнел, а главарь довольно ухмыльнулся - наслаждался произведенным эффектом.
        - Я знаю, что Линь - твой отец, - продолжил Юродивый, - но тут уж придется выбирать - либо он, либо Ирма. Кто тебе дороже?
        Я молчал. И что я мог сказать? Бывают такие ситуации, когда выбор невозможен. Но я решил еще потянуть время.
        - А где гарантия, что ты отпустишь Ирму? - спросил я. - И не станешь меня шантажировать в дальнейшем?
        - Хороший вопрос, - кивнул Юродивый, - гарантии всегда нужны, особенно в таком деле. Но вот беда - нет у меня никаких гарантий. Убьешь Линя - отпущу Ирму, слово даю! Да и старуху Мару, пожалуй, тоже… Пусть катится, больше мне не нужна! Но не могу гарантировать, что твои услуги не понадобятся мне в будущем. Вдруг придется еще кого-нибудь убить? Но ты не переживай - за каждое выполненное задание я буду тебе платить. И очень щедро. Хватит и на жизнь, и на развлечения… Да и на Ирму тоже.
        Меня всего передернуло. От одной мысли, что я стану наемным убийцей мне поплохело. И первой моей жертвой будет Линь. Мой родной отец! Но надо было на что-то решаться.
        Я сделал вид, что думаю. Главарь банды нетерпеливо заходил по комнате.
        - Ну, что время тянуть? - нервно сказал он. - Чего ждешь? Соглашайся! Все равно у тебя нет выхода. Либо Линь, либо Ирма. Кто из них?
        Я сокрушенно покивал головой - да, вариантов немного. Юродивому такая покорность явно понравилась - он немного успокоился и остановился передо мной.
        - Но как же я убью Линя? - задумчиво спросил я. - Я же маленький, хилый… Что, просто приду к нему в гости и прикончу? Голыми руками?
        - Нет, конечно, - хмыкнул Юродивый. - У меня есть некий план, достаточно эффективный. Главное, чтобы ты в принципе согласился, а остальное, как говорится, дело техники. Обсудим, решим!
        Юродивый улыбнулся - он, кажется, не верил, что меня удастся уговорить так легко. Тем приятнее было для него мое согласие. Главарь подошел к столу, взял в руки гранату и стал жонглировать ею как мячиком.
        - Все просто, - пояснил он, - тебе надо выманить Линя из убежища и сообщить, когда и куда он направляется. А мы организуем засаду. Тебе даже не придется пачкать руки - мои ребята сами все сделают. Прикончат ублюдка!
        - Господин Линь - очень осторожный человек, - возразил я, - все знают. Он свое убежище редко покидает… Каким образом я его выманю?
        - Ты внушишь ему, что надо срочно куда-то ехать. Просто крайне необходимо! Придумаешь подходящий случай…
        - А охрана? - напомнил я. - Линь без нее не ездит, а она у него немаленькая. Как с ней? Мне что, всем его бойцам мозги чистить? Боюсь, сил не хватит. Я не такой талантливый и опытный, как вы…
        Юродивому моя лесть понравилась, и он довольно хмыкнул. Потом махнул рукой:
        - Не твоя забота, у меня бойцов хватит. На всю его охрану…
        - Но твои люди наверняка погибнут, - сказал я, - в этой бойне.
        - Ну и что? - пожал плечами Юродивый. - Одними больше, одними меньше. Главное - уничтожить Линя, а сколько идиотов при этом поймает пулю - не важно. Это же пушечное мясо! Кстати, операцию возглавишь ты, - обратился он к Реду.
        - И тоже на тот свет, - вставил я, - Вместе с ребятами…
        Ред слегка побледнел - перспектива пасть смертью храбрых о время покушения на Линя, его явно не устраивала. Одно дело - брать дань с покорных селян и мирных торговцев, и совсем другое - драться с вооруженными до зубов бойцами. Ред прекрасно знал, что покушение на Линя - дело очень опасное, его и его людей щадить никто не будет. Отсидеться в кустах тоже не получится - придется самому лезть вперед и рисковать…
        Ред не был трусом, всегда четко выполнял задания Юродивого, даже опасные, нередко рисковал, но разумная осторожность в его характере всегда присутствовала. А как иначе? По-другому в этом мире не выживешь. Побеждает у нас не самый смелый, а самый осторожный…
        Ред лихорадочно прикидывал - сколько у него шансов, чтобы остаться в живых. Выходило, что не слишком много. Я четко заметил страх в его глазах. Но и отказаться он не мог - Юродивый убил бы его на месте, в назидание другим. Получается, куда ни кинь - всюду клин. Точнее, всюду смерть.
        Юродивый между тем расхаживал по кабинету и громко говорил. О том, как приберет к рукам бизнес Линя и станет единственным хозяином в округе. И тогда он будет контролировать всю добычу товара, а также его продажу. Это уже не только большие деньги, но и огромная власть. Причем более реальная, чем у господина бургомистра или даже у главы округа. Интересно, что о господине Паке он даже не упомянул - тот и так уже был у него в кармане.
        Юродивый все говорил и говорил, а я смотрел на гранату в его руках. И потихоньку разгибал усики запала. Старый фокус, но должен сработать… Вышло однажды, получится и теперь. Главное, не спешить, делать все тихо и незаметно. Чуть-чуть, вот еще немного… Юродивый настолько увлекся своими мечтами, что совершенно не обращал внимания на меня и Реда. Что мне было только на руку…
        Наконец я распрямил усики. Теперь осталось только выдернуть чеку. Я напрягся, сосредоточил на гранате все мои силы. Кольцо вылетело, сухо щелкнул боек. На лице Реда отразилось мгновенное понимание - он уже слышал этот звук. Причем недавно… Я кивнул - правильно, сейчас рванет. И тут же крикнул: «Беги!» Реду повторять два раза не надо было - когда требуется, он соображает довольно шустро.
        Я вылетел в коридор, на меня сверху навалился Ред. Прижал к полу, закрыл собой. Тут же в кабинете грохнул взрыв. Нас оглушило, мы с Редом наглотались дыму, но, кажется, остались живы. И даже невредимы.
        - Ред, слезь с меня, - попросил я. - Тяжело…
        - Извини, Малыш, - прошептал Ред, - я боялся, что тебя зацепит осколками.
        Надо же, Ред проявил обо мне заботу. Вот уж не ожидал. Как говорится, век живи, век учись. На взрыв примчались все бандиты из охраны. Они с удивлением уставились на нас с Редом.
        - Что это? - недоуменно спросил один из них.
        - Граната взорвалась, - приподнялся с пола Ред, - в руках Юродивого. Он ее рассматривал, а чека, видно, слабая была, вот и вылетела. Мы с Малышом успели выскочить, а вот он сам…
        - Может, его только слегка зацепило? - предположил один бандит.
        «Ага, как же, - ехидно подумал я. - Взрыв в таком маленьком помещении…» Но вслух, разумеется, ничего не сказал.
        Охранники вошли в кабинет, за ними - мы с Редом. Юродивый лежал на полу - граната сделала свое дело. Ему оторвало правую кисть, а на теле зияли многочисленные раны - от осколков. Лицо главаря было обожжено, голова залита кровью… Но Юродивый, как ни странно, был еще жив.
        Мы приблизились к нему. Главарь тяжело дышал, глаза его были полны боли. На полу быстро расползалось ярко-красное пятно - видимо, была задета артерия. Юродивый меня увидел, захрипел и судорожно потянул руку. Ред тихонько толкнул меня в спину - подойди.
        Я наклонился к главарю. Тот что-то шептал, но я что именно - я не разобрал.
        - Что он говорит? - взволнованно спросил Ред.
        - Не понимаю, - пожал я плечами. - Слишком тихо…
        - А ты наклонись, Малыш, - попросил Ред, - и загляни к нему в голову. Узнай, что он говорит. Может, кому оставить дело?
        Бандиты вокруг закивали - это вопрос волновал всех.
        Я напрягся и постарался проникнуть в голову Юродивому. Не сразу, но получилось. «Малыш, негодяй, - отчетливо услышал я, - ты убил меня. Будь ты проклят!»
        «Я всего лишь отомстил тебе за мать», - так же мысленно ответил я ему. Глаза Юродивого налились кровью, он ухватился за край моей куртки, с силой притянул к себе. Его губы оказались возле самого моего уха.
        - Ты… тебя… - прохрипел он. - Все должны знать…
        Но договорить он не успел - по телу прошли последние судороги, и он затих. Бандиты стояли вокруг молча, еще, очевидно, не веря в его смерть. Наконец Ред спросил:
        - Малыш, что сказал Юродивый? Что мы должны знать?
        - Что наследником буду я. Юродивый был мутантом и хотел, чтобы после его смерти вами также управлял мутант. И вел все дела. Я буду во главе банды, а Ред станет моим советником и помощником. Такова его последняя воля. Вы должны ее исполнить.
        Бандиты, в том числе Ред, с сомнением уставились на меня. «Как это так? - читалось в их глазах. - Чтобы нами руководил ребенок…»
        - Такова воля Юродивого, - еще раз громко объявил я. - Он не раз говорил, что в случае смерти хочет сделать наследником именно меня. Для официального вступления в должность он и пригласил меня сегодня в бункер. Ред, скажи!
        Ред подумал секунду, потом уверенно кивнул - так и есть. Как я уже говорил, в некоторых случаях он соображает довольно быстро.
        - Кроме того, Юродивый поручил мне выдать вам деньги. Как премиальные - чтобы вы могли как следует помянуть его. Это я сделаю сегодня же. Кто хочет уйти из банды - пусть уходит, пожалуйста, никого насильно держать не будем, а кто останется - получит прибавку к окладу. За верность. И еще: Юродивый приказал, чтобы вы хорошо служили мне.
        - Служить тебе? - удивился один из бандитов, весьма рослый и накачанный. - Да ты же еще пацан, ребенок!
        - Только по виду, - спокойно возразил я. - На самом же деле мне уже девятнадцать лет, я давно взрослый. Ред это знает.
        Бандит снова кивнул. Он принял решение, и теперь был на моей стороне. Что не могло не радовать.
        - Точно, Юродивый говорил, что Малыш - сильный мутант, - вышел вперед Ред, - и если что случится, мы должны за него держаться.
        - А Малыш сможет защитить нас от Линя? - поинтересовался еще один бандит.
        - Может, - уверенно кивнул Ред, - он многое умеет. Защитит не только от людей, но и от мутантов. Малыш к любому в мозги залезет и такое там устроит… Мама не горюй! Я сам видел. Да и ты, Бита, тоже. Ты же был с нами, когда Малыш нам головы задурил… Помнишь, когда поехали в ту деревню, за болотом…
        Бита неохотно кивнул - было такое дело.
        - Да, есть что вспомнить, - продолжил Ред. - Поехали мы черте куда. Две недели по лесам да болотам мотались…
        Бита кивнул, и его дружки усмехнулись - как же, знаем об этой истории.
        - Малыш еще и не то умеет, - продолжил Ред, - ни один мутант с ним не справится. Зуб даю! Да и выбора у нас, ребята, нет. Кто теперь прикроет? Юродивый-то мертв… И вот еще что: если сейчас передеремся, начнем власть делить, то это будет только на руку Линю. Он нас легко уничтожит, поодиночке. А Малыш - это сила, он сможет противостоять Линю. Кто не верит - пусть на себе испытает. Малыш, покажи!
        Я обвел взглядом бандитов и сосредоточился на Бите. Пожалуй, он подойдет для небольшой демонстрации. Залез к нему в голову и быстро стер память за последние сутки. Бита замер, потом очнулся и замотал головой - как будто после долгого, тяжелого сна. Бандит удивленно уставился на нас:
        - Парни, а что вы здесь делаете? И где Юродивый?
        Бита перевел глаза вниз и замер в ступоре. Смотрел, и никак не мог понять, почему Юродивый лежит на полу в крови…
        - Ну что, убедились? - довольно хмыкнул Ред. - Малыш всем покажет! И Линю тоже.
        Все с уважением посмотрели на меня. Вот это другое дело! Я гордо поднял голову и расправил плечи. Кажется, даже стал на пару сантиметров выше…
        - В общем, так, ребята, - взял инициативу в свои руки Ред, - нечего вам здесь стоять. Мы с Малышом займемся делом - будем разбираться с делами Юродивого… А вы заверните его тело в ковер и несите наверх. Через час встречаемся у ворот, поедем на кладбище. Нечего время тянуть - похороним Юродивого сегодня же, как требует наш обычай. Где всех ребят хороним… Там ему будет хорошо - все свои лежат… Ладно, пацаны, свободны, идите отсюда. И кто-нибудь - объясните Бите, что случилось. А то он так и будет стоять, разинув рот…
        Бандиты, тихо переговариваясь, начали расходиться. Двое закатали в ковер то, что осталось от Юродивого, и унесли наверх - готовиться к похоронам. Кто-то увел все еще недоумевающего Биту. Мы с Редом остались вдвоем. Он спросил:
        - Ну и что, Малыш, дальше делать будем, как жить?
        - Сначала разберемся с деньгами, - предложил я. - Потом займемся бумагами Юродивого, надо войти в курс дела. Как говорится, давай решать проблемы по мере их возникновения. Кстати, здесь должен быть сейф. Ты не знаешь где?
        Ред пожал плечами:
        - Он свои тайны хорошо хранил.
        - Ладно, - кивнул я, - найдем. Не такая большая комната…
        - А как ты откроешь сейф? - недоверчиво спросил Ред. - Неужели шифр знаешь?
        - Разберемся, - уверенно кивнул я, - беру на себя. А ты проследи, чтобы нам не мешали. Мало ли что мы найдем в сейфе. Незачем всем знать…
        Ред согласно кивнул и занял пост у дверей. Я обогнул лужу крови на полу, оставшуюся от Юродивого, и сел за его стол. В его любимое кожаное кресло. Удобно, мягко, жаль только, что ноги до пола не достают. Но ничего, что-нибудь придумаем…
        Пора приниматься за дело. Что, интересно, Юродивый хранил в ящиках своего стола?

* * *
        В столе у Юродивого ничего интересного не нашлось. А вот в сейфе…
        Его я обнаружил за картиной на стене, когда осматривал кабинет. Внутри небольшого стального ящика оказалось много чего интересного: деньги (старые и новые), золотые слитки (наши с Глазом), оружие (пара пистолетов, автомат), какие-то документы (с ними еще предстояло разобраться) и небольшая деревянная коробочка.
        Внутри оказались фотографии - блеклые, пожелтевшие, местами обгоревшие и сильно попорченные водой. Но на них еще можно было разобрать лица и фигуры. Очевидно, это была одна семья: молодая, красивая женщина с девочкой на руках, старомодно одетый мужчина в шляпе и с тростью и мальчик лет десяти-одиннадцати в матросском костюмчике. Очень напоминающий нашего Юродивого…
        Скорее всего, это и был он - в детстве, конечно, много лет тому назад. Остальные - это, судя по всему, его мать, отец и сестренка… Когда же был сделан этот снимок? Наверняка очень давно. Такие фото, насколько я знаю, были популярны задолго до Большой войны. Значит…
        Даже страшно себе представить, сколько лет было Юродивому. Люди столько не живут. Интересно, как ему удалось так сохраниться, да еще в здравом уме и твердой памяти? И что стало с его родными? Где они? Погибли во время войны или умерли своей смертью? Боюсь, на эти вопросы мы уж никогда не получим ответов.
        В комнату заглянул один из бандитов.
        - Это… - замялся он, не зная как ко мне обратиться.
        - Зови меня Петер, - подсказал я.
        - Господин Петер, всё готово. В смысле - для похорон Юродивого.
        - Ладно, иду.
        Я покинули кабинет, но перед тем, разумеется, убрал все самое ценное в сейф и тщательно закрыл его. Юродивый, как выяснилось, свой тайник запирал на очень простой шифр - я легко его вычислил. Очевидно, главарь банды считал, что его подопечные не осмелятся заглянуть в кабинет без спроса. А уже залезть в сейф…
        У меня такой уверенности не было, поэтому я закрыл железный ящик на сложный шифр, который сам же и придумал. Незачем вводить бандитов в искушение…
        После этого мы с Редом поднялись наверх. Возле входа в бункер выстроились в подобие шеренги бандиты - чуть более двадцати человек. Немного, однако… Мне почему-то казалось, что у Юродивого больше людей. Видно, во время войны банда понесла существенные потери. Ну, что же, что есть, то есть. Как говорится, радуйся тому, что досталось…
        Ред еще раз объявил о последней воле Юродивого и официально представил меня как преемника и наследника. Бандиты напряженно молчали. Но, по крайней мере, никто открыто не выразил своего недовольства. И не попытался оспаривать мои права. Уже хорошо.
        Ред по очереди представил мне бандитов. Кого-то я уже знал, кого-то видел впервые. Каждому я пожал руку - по заведенному ритуалу. Лом при этом нагло посмотрел на меня и нехорошо улыбнулся - мол, ты дури головы другим, а я-то тебя хорошо знаю! Я подумал, что придется при первой же возможности избавиться от него - он был явно опасен. К тому же я не люблю предателей…
        Я чувствовал, что бандиты находятся в растерянности и не могут до конца осознать, что происходит. На их лицах читалось недоумение: как получилось, что на месте Юродивого оказался никому не известный пацан? И почему они должны ему подчиняться? Пришлось мне еще раз изложить последние события и напомнить, что воля Юродивого должна быть исполнена. И вообще, мутант во главе банды - это суровая необходимость, иначе против Линя нам не выстоять.
        - Малыш… То есть господин Петер станет заниматься общими делами, - заявил после окончания знакомства Ред, - управлением, деньгами, операциями, а главное - защитой от других мутантов. Он в этом деле большой мастер, все знают. А кто не знает, пусть спросит у Биты.
        Бита смущенно улыбнулся - он все еще не мог прийти в себя. Последние сутки полностью выпали из его жизни.
        - Я же, со своей стороны, - продолжил Рей, - по мере сил своих стану ему помогать. В текущих делах, в разборках и непонятках разных… Вопросы у кого есть?
        - А с Линем мы как - воевать будем? - спросил кто-то из банды. - Боюсь, нам достанется… Без Юродивого-то.
        - Ничего, господин Петер с Линем разберется, - уверенно заявил Ред, - у него есть на это счет кое-какие мысли.
        - Я слышал, - засомневался все тот же бандит, - у Линя недавно появился новый мутант, говорят, очень сильный. Желтый Глаз…
        - Не проблема, - улыбнулся я, - решу вопрос. Глаз против меня не выстоит - я сильнее. К тому же мы с ним давние друзья, дела вместе делали. Так что он не станет со мной конфликтовать, Лом может это подтвердить.
        Все посмотрели на Лома, тот нехотя кивнул.
        - А что касается Линя, - сказал я, - то я с ним договорюсь, уж поверьте. Война между нами слишком затянулась и слишком дорого нам стала обходиться, пора с нею кончать. Лучше жить мирно и спокойно заниматься бизнесом. Правильно я говорю?
        Бандиты одобрительно зашумели - война им тоже порядком надоела, все хотели жить спокойно. Делать деньги лучше в тишине, а не под треск автоматов. К тому же мертвым бабки вообще ни к чему… Один только Лом недовольно хмыкнул:
        - Ага, ляжем все под Линя. И он нас поимеет. Оптом и в розницу.
        Я понял, что с Ломом надо срочно решать, иначе он настроит против меня всю банду.
        - А вот ты, Лом, помолчал бы, - громко заявил я, - крысам не положено говорить, когда правильные ребята дела обсуждают. А ты крыса, причем сама мерзкая!
        Лом зло сверкнул на меня глазами и схватился за пистолет. Я ждал этого и отреагировал мгновенно - мысленно сдавил его голову. Как в тиски взял… Лом вскрикнул от боли и упал на колени. Ладонями он сжал голову, пытаясь унять дикий приступ мигрени.
        - Что, Лом, головушка бо-бо? - сочувственно произнес Ред. - Правильно Малы… то есть господин Петер сказал - крыса ты, да еще предатель. Ненавижу такую мразь!
        Ред зло сплюнул на землю. Все бандиты посмотрели на Лома - кто со страхом, кто с тайным сочувствием. Лом, громко завывая, стал кататься по земле. Но никто не пытался ему помочь.
        - Лом не просто крыса, а крыса двойная, - объявил я. - Я знаю, что господин Линь специально подослал его к нам. Чтобы наши тайны вынюхать и ему доложить. Для этого Линь разрешил Лому убить двух своих людей. Что тот и сделал с превеликим удовольствием. Было такое, Лом? Ну, говори!
        Бандит с ненавистью посмотрел на меня. Я еще слегка сжал его голову.
        - Было, - сквозь зубы процедил он, - хорошо, все расскажу, только перестань!
        - Ну!
        - Линь послал меня, - сквозь зубы процедил Лом, - чтобы посмотреть, как устроить покушение на Юродивого. И убить его. А чтобы вы мне поверили, приказал застрелить двух ребят, что в патруле были. Все равно, говорит, они необстрелянные, толку мало…
        - А нас с Глазом он тоже тебе приказал к Юродивому доставить? - поинтересовался я.
        - Нет, вы случайно попались. Ну, я и решил - заодно уж. И еще хотел ваше золото получить - как награду…
        - Вот видите, - удовлетворено произнес я, - Лом сам во всем признался.
        - Ах ты, гад, - воскликнул Ред, - правильно, что я тебе не доверял, считал, что ты все лжешь. Люди говорят: кто предал один раз, предаст и второй. Кстати, а не ты ли это случайно Юродивому гранату подсунул? Со слабой чекой? А, Лом? Чего молчишь?
        И, не дожидаясь ответа, приказал:
        - Кончайте его, ребята! Нечего с ним разговаривать!
        Я усмехнулся - ясно, почему Ред ненавидит Лома. Вовсе не потому, что тот предатель и негодяй, а потому, что Лои мог составить ему конкуренцию. Вот и воспользовался случаем, чтобы убрать соперника. А заодно скрыть трагедию с гранатой - Ред в произошедшем тоже был отчасти виноват. Ну, и власть свою показать, свои новые возможности…
        Двое по приказу Реда подхватили под руки слабо сопротивляющегося Лома и потащили за бункер. Вскоре оттуда раздались выстрелы.
        - Прикончили крысу, - довольно кивнул Ред, - теперь можно и нашими делами заняться. Садитесь все, пора ехать на кладбище.
        Тело Юродивого, завернутое в ковер, положили в кузов грузовика, и все расселись по машинам. Я занял почетное место в лимузине - бывшем автомобиле Юродивого. Теперь это будет моя машина. Процессия медленно тронулась и покатила в сторону леса. Лома, кстати, тоже кинули в кузов - в ноги Юродивому. Хоронить - так всех сразу.
        Кладбище располагалось на окраине леса, в десяти километрах от военного городка. Оно осталось еще с прежних времен, с мирной жизни. Теперь на нем хоронили только бандитов. Местные на нем своих покойников не закапывали - считали зазорным лежать рядом с отморозками.
        Место, кстати, оказалось очень хорошим - тихим и, главное, сухим. Песчаная почва, высокие сосны, аромат нагретой смолы в жаркий летний день… Здесь я и сам не прочь был бы лежать. Разумеется, лет этак через пятьдесят-шестьдесят, а, может быть, и больше.
        На центральной аллее виднелся ряд относительно свежих могил - результат войны с Линем. Бандиты разбились на две группы и принялись за работу. Одну могилу, на самой окраине кладбища, выкопали для предателя Лома, другую, в самом центре, - для Юродивого.
        Ред присматривал за бандитами, и дело шло споро, через полчаса обе могилы были готовы. Парни отволокли тело Лома к дальней яме, бросили вниз и быстро закидали землей - без прощания и последнего салюта. «Много чести», - пояснил Ред. Затем все собрались на центральной аллее.
        - Малыш, - тихо обратился ко мне Ред, - скажи что-нибудь про Юродивого. Ты же знаешь, я говорить не мастак.
        Да уж, оратором он был неважным, это точно. Я вздохнул и вышел вперед. Что я мог сказать о Юродивом? По сути, ничего. Я о нем почти ничего не знал. Точнее, знал кое-что, но стоило ли об этом говорить сейчас, стоя над его телом?
        Для меня Юродивый был и навсегда останется безжалостным бандитом, убившим мою мать. Но почему он стал таким, что привело его в банду? Не родился же он отморозком! Как мальчик с фотографии превратился в мутанта, главаря банды, беспощадного и хладнокровного убийцу? Нет ответа на эти вопросы. И, честное слово, я не хочу их знать. Пусть все останется так, как есть. Некоторые тайны лучше не раскапывать…
        Но для тех, кто сейчас вздыхал у края могилы, Юродивый был другим человеком - мудрым, хотя и суровым руководителем, наставником, даже товарищем. И бандиты ждали от меня соответствующих слов. Не стоило их разочаровывать…
        Я еще раз обвел взглядом своих новых подчиненных и стал говорить. Я рассказал, каким сильным и волевым человеком являлся Юродивый (чистая правда), каким выдающимся мутантом он был (что еще более верно). Вдохновение, к счастью, снизошло на меня, и я вещал, как пел. Бандиты зачарованно слушали. Когда я закончил, Ред с благодарностью похлопал меня по плечу:
        - Спасибо, Петер, отлично сказано! Так хорошо о Юродивом еще никто никогда не говорил. Уважил!
        Затем тело Юродивого осторожно опустили в могилу и закидали землей. Сверху сделали аккуратный холмик.
        - Через неделю крест поставим, - пообещал Ред, - или даже памятник. Как положено…
        Затем бандиты достали оружие и дали прощальный салют - три громких, хотя и нестройных залпа. На этом похороны Юродивого закончилась. Мы погрузились обратно в машины и поехали на базу, где нас ждали дела. Мне, в частности, предстояло разобраться с бумагами Юродивого и решить вопрос с деньгами. А еще встретиться со старухой Марой и с Ирмой. Со своей любимой, обожаемой Ирмой…
        Ред собрался вместе с бандитами помянуть Юродивого. Скромно, но с глубоким чувством и должным уважением. Я принимать участия в поминках не стал - во-первых, совсем не употребляю алкоголь (мне даже от пива делается плохо), а во-вторых, поминать его мне совершенно не хотелось. Сами догадываетесь почему…
        Глава четырнадцатая Новые заботы
        По моему приказу Ред привел Мару. Я в это время сидел за столом и просматривал бумаги Юродивого. Нашлось там кое-что интересное… Старуха посмотрела на меня внимательным взглядом, хмыкнула и без приглашения уселась в кресло.
        - Иди, Ред, - приказал я, - у нас с травницей долгий разговор будет.
        - Может, помочь чем? - Ред выразительно покрутил в руках резиновую дубинку.
        - Нет, справлюсь.
        - Как знаешь, - пожал плечами Ред, - но если что, я за дверью.
        Я еще некоторое время просматривал бумаги, делая вид, что очень занят. На самом деле хотел, чтобы Мара заговорила первой. И дождался.
        - Я так и знала, - кивнула старуха, - ты прикончил Юродивого. Хотя не думала, что это будет так скоро. Ну ладно… Набрался ты силушки, Малыш, ой, набрался…
        Я пожал плечами - все верно, и продолжал изучать документы.
        - Зачем я тебе? - поинтересовалась старуха. - Я старая, слабая, никому не нужная…
        - Хватит причитать, - оборвал ее Мару, - я знаю, что ты умеешь. Поэтому у меня к тебе будет просьба, личная…
        - Насчет Ирмы? - хмыкнула Мара. - Не волнуйся, присмотрю за твоей девчонкой, у меня как у Христа за пазухой будет. Научу своему ремеслу, раз уж взялась…
        - Одного учения мало, - начал я.
        - Конечно, и подлечу ее, - кивнула Мара, - по крайней мере - попытаюсь. Ноги у нее очень плохие, слабые…
        - Надежда есть? - я пристально посмотрел на старуху.
        - Все в руках Божьих, - снова запричитала Мара.
        - Не думал, что такая набожная, - усмехнулся я и откинулся в кресле, - может, ты и в церковь по воскресеньям ходишь?
        - Не кощунствуй! - злобно блеснула глазами старуха. - Вера - это святое, нечего тут зубоскалить. Не твое дело!
        - Прости, - я примирительно поднял вверх руки, - глупость сказал. Конечно, это твое дело - ходить в церковь или нет. Но все-таки, ответь мне: сможешь помочь Ирме?
        Старуха поджала бледные губы.
        - А что ты мне дашь? С девчонки, конечно, взять нечего, но ты теперь богатый, - старуха выразительно кивнула на чуть приоткрытый сейф. - У Юродивого, небось, нашлась кое-какая заначка…
        - Не обижу, - серьезно ответил я, - получишь все, что захочешь: деньги, дом, новую одежду, еду. Только вылечи Ирму!
        - Дом у меня уже есть, - принялась рассуждать старуха, - еду и одежду мне люди добрые дают, за помощь и лечение. А деньги… Сколько ты можешь мне заплатить?
        - Все, что найду у Юродивого.
        - Это сколько? - в глазах старухи мелькнул жадный огонек.
        - Пока не знаю, - честно ответил я, - до конца не посчитал, сколько у него денег. Но, думаю, тебе хватит. А если мало будет, еще дам, позже, когда заработаю.
        - Ладно, - согласилась старуха. - Ирма - девочка хорошая, умная, работящая, все на лету схватывает. Хорошей травницей будет! Ради нее я у тебя много просить не стану, а решим мы так. Будешь платить по частям, как будто пенсия. Но до самого конца моей жизни!
        - Договорились, - кивнул я и протянул старухе руку.
        Та ее пожала и довольно улыбнулась - договор заключен.
        - Вот и славно, - протянула Мара. - Хотя бы на старости лет поживу в сытости и достатке. Научу ремеслу Ирму и уйду на покой. Хватит мне по людям бегать, пора отдохнуть. Тем более что немного осталось…
        Старуха внимательно посмотрела на меня:
        - Кстати, Малыш… То есть господин Петер… Тебе самому-то помощь не нужна? Что, так и будешь до конца жизни как маленький?
        - Мне уже ничем не поможешь, - горько усмехнулся я, - мутация!
        - Ну и что? - пожала плечами старуха. - Трудно, конечно, но кое-что подправить можно.
        - Ты это серьезно? - не понял я.
        - Чуда, конечно, не обещаю, - ворчливо произнесла старуха, - я не Господь Бог, но кое-что сделать могу. Если все пойдет гладко, со временем станешь нормальным человеком. Или почти нормальным. По крайней мере, будешь выглядеть, как взрослый.
        От неожиданности я потерял дар речи. Неужели смогу стать, как все? Смогу жениться, завести детей?
        - Не все так быстро, - угадала мои мысли старуха, - потихоньку, полегоньку. Сначала поможем тебе подрасти, потом и остальное. Дай Бог, и организм твой заработает…
        - А что с моими способностями, - поинтересовался я, - они останутся или пропадут? Ведь это тоже мутация…
        - Да куда они денутся! - махнула рукой старуха. - Таланты не от тела зависят, а от мозга. А он у тебя в полном порядке.
        Я облегчено вздохнул - не хотелось бы лишиться своих возможностей. Ведь без них я никто…
        - Конечно, лечение - дело долгое, - продолжила старуха, - лет пять-шесть займет, но зато потом…
        - Я буду совсем здоровым? - вцепился я в старуху. - Во всех смыслах, даже в том?
        И кивнул на свои штаны.
        - Да, - хмыкнула Мара, - будешь. Сможешь и жениться, и ребеночка своей Ирме заделать. Как обычный мужчина. Но и стареть ты станешь, как обычный человек…
        Да, за все приходится платить, подумал я. За счастье жить с Ирмой - тоже. Но она того стоит.
        Если я не захочу ничего менять, то смогу прожить еще лет сорок-пятьдесят. Очень долго по нашим меркам. Вот только зачем мне такая жизнь, без Ирмы? Раньше, когда у меня не было шансов, я не дергался. Смирился со своей судьбой, приспособился к жизни… Но теперь все по-другому - старуха предоставила мне шанс. И я не имею права его упускать. Пусть я проживу гораздо меньше, чем раньше, лет двадцать-тридцать всего, но зато со своей дорогой Ирмой. А там пусть будет, что будет. Но дождется ли она меня, ведь еще пять-шесть лет…
        - Дождется, - кивнула старуха, угадав мои мысли, - никуда не денется. Она к тебе очень привязалась, как собачонка. Поживет пока у меня, поучится ремеслу, а потом я ей передам дело. И стану цветы выращивать, как всегда мечтала. Кстати, за твое лечение - плата отдельная…
        Я кивнул - вопросов нет.
        - Вот и хорошо, - поговорила Мара, - а теперь, милок, прикажи своим архаровцам меня до дому довезти. Утомилась я здесь… Место больно плохое, тяжкое. Сам, наверное, чувствуешь.
        Я кивнул - действительно, бункер Юродивого давил на меня, делал каким-то нервным, злым. Надо бы чаще бывать на свежем воздухе, особенно в лесу. Вот там энергетика хорошая, светлая.
        - Подожди пока в приемной, - приказал я Маре, - я поговорю с Ирмой, а потом вас отвезут домой. На моем личном лимузине, со всеми удобствами.
        Старуха поднялась и тяжело поковыляла к дверям.
        - Кстати, - попросил я ее, - не говори пока Ирме, что будешь лечить меня. Пусть это станет для нее сюрпризом. Да еще вдруг не получится…
        - Получится, - усмехнулась старуха, - все получится. Главное - верить в себя и дело знать. Но твою просьбу, Малыш, исполню, так и быть. Пусть действительно будет для нее сюрпризом!
        Мара тонко захихикала и скрылась за дверью. А я все сидел и думал - что это было? Правда ли Мара сможет излечить меня или только посмеялась? Это она умеет… И если я излечусь, то как изменится моя судьба и судьба моих родных? И Ирмы?..
        …Неужели я стану взрослым?

* * *
        Если ты хочешь произвести на девушку хорошее впечатление, должен выглядеть солидно. Так моя матушка говорит брату Нику. «Девушки любят серьезных ребят, - поучает она, - чтобы были солидные и вели себя соответствующе. А ты? Уже шестнадцать лет, а все одни глупости в голове! Стыдно! Когда ты за ум возьмешься, взрослым станешь? Чтобы с девушками встречаться, жениться, дети… Когда я, наконец, внуков от тебя получу?»
        Ник на эти замечания отмахивался - чего ко мне привязалась? Я еще молодой, погулять хочу. Девок на мой век хватит, сама знаешь, а жениться и заводить детей не желаю - крики, сопли, пеленки-распашонки… Не по мне это! Пусть Дара тебе внуков рожает, ей самое то…
        Матушка тихо вздыхала и шла к Даре - узнавать, не забеременела ли она. Но у сестры пока ничего не получалось: то ли еще слишком молодая, то ли у ее мужа что-то не так…
        А я вот люблю детей. Правда, понянчиться с ними у меня возможности не было. С Ником и Дарой возилась сама матушка, мне не доверяла - считала, что слишком маленький. А собственных детей у меня быть не может, сами понимаете. Пока… Но вот если вырасту, женюсь… Сразу же сделаю Ирме предложение. Надеюсь, не откажет. А потом вместе подумаем о продолжении рода…
        Я прибрался в своем кабинете. На кресло положил толстую пачку книг - чтобы сидеть повыше, на письменный стол бросил несколько крупных купюр. Как будто пересчитываю… Это, по идее, должно создать деловую атмосферу. И придать мне соответствующий солидный образ - начальника, босса, шефа. В общем, крутого мужика. Ведь большие деньги бывают только у крутых мужиков, это все знают…
        Закончив приготовления, я уселся на книги (черт, ноги до пола не достают!) и принялся читать бумаги. Ред, заглянув в кабинет, понимающе усмехнулся и доложил:
        - Господин Петер, к вам Ирма. Прикажите впустить?
        Я кивнул. Ирма осторожно вошла в комнату и боязливо приблизилась к столу. Потом села на самый краешек кресла. Я оторвался от бумаг и улыбнулся:
        - Ну, здравствуй, Ирма, очень рад тебя видеть. Извини, что не мог принять тебя раньше, дела были…
        И обвел руками комнату - сама видишь, что досталось. Ирма еле слышно произнесла:
        - Здравствуй, Малыш… То есть Петер… Господи, я даже не знаю, как к тебе обращаться!
        - При бандитах зови «господин Петер», - подсказал я, - так будет лучше, а вдвоем, как обычно - Малыш. Хорошо?
        Ирма кивнула.
        - Малыш… - начала она и вдруг закрыла лицо руками лицо, - нет, не могу. Ты уже не Малыш, ты другой - злой, жестокий. Скажите, господин Петер, где мой прежний Малыш, где тот, кого я любила?
        Я растерялся, не зная, что ответить. Затем подошел к Ирме и осторожно погладил ее по голове:
        - Ирма, дорогая… Да, конечно, я изменился. Но так было надо, иначе не выжить было и не победить Юродивого. Но теперь все будет хорошо: Юродивого больше нет, и нам ничто не угрожает. Ни тебе, ни мне, ни нашим родным. Сегодня же ты вернешься к Маре, поживешь пока у нее, поучишься ремеслу. И со временем станешь целительницей… Ведь ты этого хочешь?
        Ирма вытерла ладошкой слезы и едва заметно улыбнулась:
        - Мне у Мары нравится, хоть она и ворчит все время… Но без тебя, Малыш, там скучно. Не хватает наших бесед, наших прогулок по лесу… Ты будешь навещать меня?
        - Разумеется, - пообещал я, - приеду при первой же возможности.
        - Я буду ждать тебя, - кивнула Ирма. - Столько, сколько потребуется…
        И тут же внезапно залилась слезами:
        - Малыш, зачем ты меня обманываешь? Я знаю, что это ты убил Юродивого, Мара сказала. Ред и бандиты тебе подчиняются и очень тебя боятся. И даже Мара… У тебя есть все - сила, власть, деньги. Зачем тебе я - бедная, несчастная калека? Кто я для тебя - игрушка, развлечение, просто забава?
        - Ты для меня всего друг, - твердо ответил я, - самый верный друг. И даже намного больше…
        Ирма подняла заплаканные глаза.
        - Это раньше я была тебе другом, Малыш, - произнесла она, - а теперь ты - господин Петер, главарь бандитов. Взрослый, жесткий человек. Мы стали слишком разными, между нами не может быть прежней дружбы.
        - Не говори ерунды! - возмутился я. - Мы навсегда останемся друзьями - ты и я.
        Ирма отрицательно покачала головой:
        - Нет, Питер, нет… Прости.
        Я ласково прикоснулся к ее волосам:
        - Между нами все будет по-прежнему, - постарался внушить я ей, - все, как и раньше. Помнишь, как мы прошлой осенью собирали в саду гербарий, и я рассказывал тебе о разных растениях? А потом варили грибы, которые ты нашла за домом? Они оказались ядовитыми и их пришлось выкинуть… Все будет так, как прежде…
        Ирма тихо улыбнулась - да, Малыш, конечно.
        Хорошая вещь - внушение, подумал я, с его помощью можно многое сделать.
        - Вот видишь, - удовлетворенно сказал я, - мы и снова друзья. А на мое теперешнее положение просто не обращай внимания. Представь себе, что я играю некую роль. Как в театре… Скажем, роль главаря банды.
        - Но эту роль может сыграть и Ред, - возразила Ирма, - ему даже притворяться не нужно - он натуральный бандит…
        - Ред не удержит людей в подчинении, - покачал я головой, - ему не хватит ни силы, ни авторитета. А это приведет к большой крови…
        Я задумчиво походил по кабинету.
        - Мне придется играть роль главаря банды, - сказал я, - хочу я этого или нет. Нельзя все бросить и сбежать! Если я уйду, банду сразу же возглавит какой-нибудь отморозок вроде Лома. Это очень плохо. Начнется грызня, дележка, разборки, хаос… Я же могу удержать бандитов в подчинении, контролировать их. Нет, Ирма, нам нужен мир, порядок, пусть даже и такой. Позже, со временем, я смогу отойти в сторону и передать все Реду или кому другому…
        Ирма недоверчиво посмотрела на меня - правда? Я кивнул - да, так и будет.
        - Я честный, справедливый, - продолжал убеждать я ее, - буду все решать по совести, по справедливости…
        - А хорошим ты тоже будешь? - неожиданно спросила Ирма.
        - Не знаю, - пожал я плечами, - быть хорошим очень трудно, а для всех - почти невозможно. Но я хотя бы попробую…
        Мы проговорили еще с полчаса. Кажется, мне удалось успокоить Ирму. По крайней мере, она уже не плакала. И то хорошо… Но меня не покидало чувство, что я потерял ее. Навсегда…
        Потом я приказал Реду отвезти Ирму и старуху домой. И еще дал травнице денег - за будущие услуги. Пусть начинает лечение Ирмы немедленно.
        Мара пообещала присмотреть за Ирмой, я был за нее спокоен. У Ирмы - ясное, понятное будущее… Что не скажешь обо мне. Мое будущее казалось крайне неопределенным…
        Ирма была права: я изменился - вот только в какую сторону? В лучшую или худшую? Я сам не мог ответить на этот вопрос.

* * *
        Мы сидели на кухне - мать, отец (имею в виду мастера Дана), господин Линь и я. Ника и Дару звать не стали - незачем им знать про наши дела…
        Матушка заварила вкусный травяной чай и поставила тарелку с лепешками. Мы ели, пили и разговаривали. Желтый Глаз снял блокировку с родителей, и они могли вспомнить, кто на самом деле господин Линь, как оказался здесь и почему нам надо поговорить. И главное - кто такой я и сколько мне лет.
        Глаз в это время был во дворе - следил, чтобы нам никто не помешал. Хотя, в принципе, никто и не мог помешать. Ред доставил меня домой и отправился в харчевню - принять пару кружек пива и хорошо закусить. Господин Линь и Желтый Глаз приехали вдвоем, больше из бандитов никого не было. Соседи у нас не бывают - как-то не принято у нас ходить друг к другу в гости. За редким исключением…
        На кухне было уютно: весело потрескивали дрова в печи, свистел закипающий чайник, за окном медленно опускались сумерки. Почти идиллия - семья за вечерней трапезой, покой и благодать. Вот только нашу встречу нельзя было назвать обычными посиделками, скорее это был военный совет. Мы решали, как быть дальше и что делать с наследием Юродивого.
        - Наверное, - сказал господин Линь, - Малыш должен остаться во главе банды Юродивого. У него хорошо получается управлять бандитами. Я же, со своей стороны, прикажу своим ребятам, чтобы они не задирали его людей и ненужных разборок не устраивали. Хватит воевать, пора все решить дела миром. Я отдам Малышу… то есть господину Петеру половину своих переправ в Старый город, а взамен прошу пустить моих людей на его рынки. Чтобы все по-честному, по справедливости…
        - А южные пригороды? - поинтересовался я, прихлебывая из блюдца. Чай был горячим, приходится пить очень осторожно.
        - Поделим, - уверенно произнес Линь, - по-родственному. Юродивому я не хотел ничего отдавать, а вот своему сыну… Разделим поровну.
        Я улыбнулся и взял кусочек фруктового сахара. Его принес господин Линь, как и апельсины, которые я очень люблю. Матушка, со своей стороны, напекла мятных лепешек - ароматных, вкусных, еще пахнущих дымом. Отличное лакомство!
        В разговор она не вступала - лишь время от времени тревожно поглядывала на меня и Линя: что они еще учудят? Отец (я имею в виду мастера Дана) вообще отмалчивался. За последний час он узнал для себя много нового. Например, что в семье он уже не главный. И даже не главная наша матушка …
        - Ты не очень-то на Малыша дел наваливай, - сказала матушка, - он еще маленький…
        Линь иронически хмыкнул, а я сделал вид, что с упоением грызу сахар. Вкуснотища!
        - Да-да, - кивнула матушка, - то, что Малыш убил Юродивого, еще ничего не значит. Он слабенький, ему вредно напрягаться.
        - Матушка, - погладил я ее по руке, - не волнуйся, все будет хорошо. Мы как-нибудь договоримся.
        - Конечно, - согласился Линь, - вопросов нет. Юродивый мертв, конфликт исчерпан. Думаю, что со временем наши… организации должны объединиться. Мы будем контролировать весь Старый город…
        - А кто встанет во главе их? - поинтересовался я.
        - Конечно, я - пожал плечами господин Линь, - как более старший и опытный.
        Теперь иронически хмыкнул уже я, и господин Линь, бросив на меня быстрый взгляд, тут же исправился:
        - То есть мы с тобой встанем вместе, вдвоем. Будем управлять на равных, как партнеры.
        Я кивнул.
        - Еще вопрос, - произнес Линь, обращаясь ко мне, - как быть с твоей семьей. Я могу отправить их (он показал глазами на отца с матушкой) на юг, к своим дальним родичам. Там и климат получше, и житье побогаче. И главное - нет радиации! Желтый Глаз скоро открывает свое дело, я даю ему денег, они могли бы присоединиться к нему. Будут работать, получать хорошие деньги. Все легче, чем жить здесь, и спокойней. А мои родичи, если что, присмотрят за ними и помогут. Денег на новый дом и обустройство я одолжу, отдадут, когда смогут.
        - Пусть решают сами, - ответил я, - как хотят.
        Матушка посмотрела на отца, тот еще ниже наклонился над чашкой.
        - Спасибо, конечно, - произнесла она, - но мы здесь останемся, как-нибудь проживем. Дочка, дай Бог, подарит мне внуков, я стану с ними нянчиться, а там и Ник, глядишь, женится. Опять же к Малышу поближе… А еды нам хватает - отец теперь хорошо зарабатывает. Мзду с него бандиты не берут, спасибо Малышу, заказы есть, так что…. А дом наш… - матушка обвела глазами кухню, - еще хороший, крепкий, простоит лет десять-пятнадцать. Малыш, если захочет, потом нам новый построит…
        Дан, не отрываясь от чашки, кивнул - согласен. Господин Линь молча пожал плечами - как хотите. Вопрос был решен.
        - Только у меня одна просьба, - неожиданно произнес Дан, - Ника к себе в банду не берите. Незачем ему!
        Линь усмехнулся:
        - Да никто и не собирается его брать, дело добровольное.
        - Даже если будет очень проситься… - Дан пристально посмотрел на господина Линя.
        - Хорошо, - ответил тот, - договорились.
        Мы допили чай и стали прощаться. Мне надо было заняться неотложными делами, господину Линю - вернуться в свой бункер.
        - Петер, позови, пожалуйста, Глаза, - попросил Линь.
        Я кивнул - родителям следовало стереть воспоминания, чтобы не подвергать их лишней опасности. Как говорится, меньше знаешь, крепче спишь. И дольше живешь.
        Я вышел на крыльцо и окликнул Глаза. Тот вышел из-за кустов - как всегда, сидел в тенечке и курил трубку.
        - Заходи, - показал я на дверь, - тебя Линь зовет.
        Глаз понимающе кивнул и убрал трубку.
        - Извини, Малыш, - сказал он, - так надо.
        Я махнул рукой - иди уж.
        Глаз пошел в дом, а я направился на задний двор. Там, в кустах, я спрятал клетку Крыса. Давненько я его не навещал…
        Я нашел клетку и тихо позвал:
        - Крыс, Крысеньчик, иди сюда…
        Из дверцы высунулась остренькая мордочка, а потом появился и сам зверек. Я взял его на руки и погладил:
        - Соскучился, наверное? Ну, ничего, я беру тебя с собой. Будешь жить у меня, в безопасности. И еды навалом.
        Крыс тонко пискнул и юркнул обратно в клетку.
        - Эй, ты куда?
        Я наклонился и заглянул внутрь. Там, на травяной подстилке, сидела незнакомая серая крыска, а рядом с ней - трое маленьких крысят.
        - Так, понятно, - улыбнулся я, - ты обзавелся семьей. Что ж, дело хорошее. Никто не должен быть один, ни человек, ни крыса. Очень рад за тебя. Будь счастлив!
        Я поднялся и пошел в дом. На душе у меня, честно говоря, было очень грустно. Но и хорошо тоже. С одной стороны, было жаль, что я расстался со своим старым другом, но с другой - я испытывал радость от того, что Крыс обрел свое счастье.
        Дай Бог, и у меня когда-нибудь будет своя семья. Очень этого хочу…

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к