Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Горюнов Андрей: " Контакт Первой Степени Тяжести " - читать онлайн

Сохранить .
Контакт первой степени тяжести Андрей Горюнов
        # Преуспевающий художник Борис Тренихин незадолго до своего таинственного исчезновения взялся написать портреты внуков нескольких членов правительства. И теперь раздраженные заказчики давят на следствие, требуя немедленно выяснить судьбу деятеля искусств.
        Последний, кто его видел - Николай Белов, тоже популярный мастер кисти. Дело остается за малым - надо получить от Белова «чистосердечное» признание в убийстве друга. Тем самым он облегчит себе наказание, а прокуратуру и милицию избавит от многих хлопот. Главное - чтобы он понял: сопротивление бесполезно…
        Андрей ГОРЮНОВ
        КОНТАКТ ПЕРВОЙ СТЕПЕНИ ТЯЖЕСТИ
        Все имена героев данного повествования и наименования организаций не совпадают с истинными. Большинство географических названий также отличаются от действительных, но отличаются незначительно. При желании можно вычислить верные координаты.
        Следуя взаимно противоречащим обязательствам и исходя из взаимоисключающих соображений, я старался быть как можно конкретней, уходя тем не менее от тяготящей точности: заинтересованный доплывет, а остальным - по барабану.
        Основные же причины такого не совсем обычного подхода к географическим названиям, а также смысл, вкладываемый в определение жанра - «роман-контакт» - станут, может быть, темой отдельной истории - если это будет угодно судьбе.
* * *
        За кромкой далекого леса что-то вспыхнуло: мощно и ослепительно. Вспышка озарила зловеще-оранжевым светом темные клубы дыма, мгновенно взметнувшиеся там, далеко над лесными макушками, слева и справа от вспышки.
        Вслед за вспышкой и клубами дыма над вечерней тайгой прокатился удар, сменившийся грохотом такой неудержимой силы и ярости, что, казалось, мир рушится, многократно предсказанный конец света настал.
        На фоне оранжевого, клубящегося зарева одна из лесных макушек в середине бушующего огня вдруг начала расти, превращаясь в ровный и могучий ствол без веток, с острой конической вершиной.
        Секунда, другая, и вот уже черная с заточенным верхом колонна отделилась от кромки тайги, повисла в небе, опираясь на лес сияющей, ревущей струей слепящего огня. И замерла так неподвижно - на картине.

* * *
        - Плесецк. Космодром. Старт. - Подслеповато щурясь, посетитель вернисажа прочитал название картины и, повернувшись к ее автору, похвалил: - Удачно момент схватили, Николай Сергеевич! Казалось бы, статика - а движение чувствуется. Вполне! Поздравляю. Гениально!
        - Спасибо, - кивнул в ответ автор, мужчина лет сорока с небольшим, и, улыбнувшись - сдержанно, официально - окинул зал пустым, отрешенным взглядом, но все же, конечно, взглядом, слегка светящимся и торжеством: человека несложно купить, было б желание.
        Хихикая и подталкивая друг друга, к художнику подплыли две девицы лет восемнадцати, попросили автограф. Достав «паркер» с золотым пером, он взял протянутый ему каталог.

«Заслуженный художник Российской Федерации Николай Сергеевич Белов» - было набрано крупными буквами на обложке каталога сверху, а ниже, мельче, название экспозиции -
«Полярное сияние».
        Сколько же сил, средств, нервов, времени, крови и пота было вбито в сегодняшний день! Персональная выставка - это всегда нечто отдельное, но выставка, в которую вложена половина жизни… Не половина, конечно - доля. Лучшая доля.

«Другой не будет никогда-а-а…» - мелькнул в мозгу огрызок известного романса.
        Тьфу!
        Девочки испуганно отшатнулись, как-то очень одинаково, на удивление синхронно, но, тут же сообразив, что плевок адресуется, конечно, не им, а кому-то или чему-то еще, они столь же дружно качнулись назад, едва не столкнувшись при этом лбами. Завидная реакция! - мелькнуло в голове. В тот же момент он невольно представил обеих у себя в постели - такие две зеркальные друг другу, что с ними сделаешь - все или, наоборот - ничего? Он радостно фыркнул от этой мысли, и девочки-зеркалки, переглянувшись мимолетно, фыркнули ему в ответ. «Все! - решил он и размашисто расписался на обложке каталога: - Все с ними сделаешь».
        - Народ надежный.
        - Что вы сказали?
        - Да ничего.
        Плохо дело! Он болезненно сморщился, увидев себя со стороны - чужими глазами. Шиз. Неврастеник. Что его гложет последнее время? Неясно. Ясно одно - именно так и становятся мишенью. Легкой добычей для окружающих.
        Последнее время он просто физически ощущал: его встревоженная физиономия просит у окружающих кирпича. Общеизвестно, что означает подобное настроение. Кто ищет, тот всегда найдет. Рожа просит - она своего добьется. Кирпич не сможет ей отказать. И он где-то здесь уже, на подлете. И часы у него сверены, и гироскопы раскручены. Сделал маневр, зашел на исходную, подключив в развороте твердотопливные ускорители. Метка цели в кресте. Не промахнется.
        Все было гадко, безобразно до ужаса - и на душе, и в мыслях - абсолютно все, несмотря ни на что.
        Откуда появилось это непонятное, злое, тревожное ощущение надвигающейся катастрофы? Еще утром, проснувшись ни свет ни заря, а точнее, как бы очнувшись от сна, он понял, что сегодня - день открытия выставки, его персональной выставки, которую он ждал и к которой старательно готовился - этот день буквально наезжает на него, неотвратимо и безжалостно, словно асфальтовый каток. Нет сил отпрыгнуть!
        Нечто подобное случалось и раньше. Ощущение надвигающихся неприятностей, наваливающегося абзаца никогда его не подводило. Что-то произойдет наверняка и обломится острым по голове. Несмотря на предчувствие, ударит внезапно, влом: хлебалом только щелкнешь. Сгруппироваться не успеешь.
        Единственное, что можно было сделать толкового, так это продолжать жить. Жить, ожидая удара. Рождества Христова. «Наши письма не нужны природе», - прозвучало тут же в ушах - и не как ответ, а как истина. В последней инстанции. Ну, слава богу! Наконец-то.
        Цель достигнута.
        Здесь, в закутке, можно было распустить слегка галстук, расстегнуть верхнюю пуговицу на рубашке, закурить и отрешиться - минут на пять.
        Он сел на подоконник, облегченно вздохнул и расслабился, прикрыв глаза: хорошо!

* * *
        - Николай Сергеевич?
        О боже! И здесь достали.
        Перед ним стоял невысокий мужчина в летах уже, с сединой, лысоватый. Белов мог поклясться, что видит его впервые.
        - Давайте познакомимся, - предложил мужчина.
        - Давайте, - обреченно кивнул Белов. - Если это ни к чему не обязывает.
        - Да как уж выйдет, - уклончиво вздохнул незнакомец. - Власов моя фамилия, Владислав Львович. Но вам это, конечно, ни о чем не говорит.
        - Все равно очень приятно! - Белов протянул руку: - Белов Николай Сергеевич.
        - Я знаю, - улыбнулся Власов.
        - И я вас теперь тоже знаю! - поддел его Белов и, желая отвязаться как можно быстрее, подвел итог: - Ну вот и познакомились.
        - Да нет, пока что не вполне, - неожиданно возразил Власов. - Дело в том, что интерес у меня к вам, увы, служебный. Я - старший следователь по особо важным делам Прокуратуры РФ. - Власов достал из нагрудного кармана удостоверение и предъявил его Белову: - Вот, ознакомьтесь.
        Белов, не знавший за собой никакой вины, равнодушно скользнул глазами по ксиве.
        - Ну? Дальше-то что?
        - А вот что: я хотел бы вас пригласить к себе.
        - Я, знаете, по гостям-то не ходок.
        - Да вы не поняли. Не в гости, в прокуратуру.
        - Ну вот! Тем более. - Белов даже слегка разозлился: - Делать мне больше нечего, - по казенным домам шататься.
        - Повестку пришлем - так придется!
        - Так вот и пришлите. - «Ишь, легкой жизни захотел, псина», - мелькнуло в голове. - Что это вы с такой угрозой-то в голосе? Я не из пугливых. Тоже мне, деятель! Выпили, что ли?
        Однако Власов пропустил замечание Белова мимо ушей.
        - Скажите, вы смогли бы завтра ко мне пожаловать?
        - Это смотря по тому - зачем. И на каком основании.
        - Ну, мы побеседуем с вами немного.
        Белов слез с подоконника и встал прямо напротив Власова, демонстративно засунув руки в карманы брюк по локти и свесив дымящуюся мальборину с нижней губы.
        - О чем же беседовать-то: мне - да с вами?
        - Есть тема, есть.

«Вот оно! - стукнуло где-то внутри у Белова - в мозгу и под сердцем. - Вот оно самое!»
        - Вы абсолютно уверены, что не ошиблись адресом?
        Власов несколько удрученно кивнул головой, подтверждая: нет, не ошибся, уверен.
        - Так завтра? Придете? Вот адресок я вам сейчас нашкрябаю, а повесточку - уж это завтра, у меня в логове прям сразу же и оформим, если она вам нужна. В одиннадцать ноль-ноль?
        - Ну, завтра - едва ли! - отмахнулся Белов с неприязненной улыбкой. - Не так просто. Вам нужно ведь, а не мне. Поэтому надо созваниваться. Загодя. Или официально - повесткой. А то как-то вы не к месту, не ко времени. Во-первых, это мне непонятно, а во-вторых, ничего у вас и не выйдет.
        - То есть завтра - никак?
        - Да вы сами прикиньте: сегодня презентация, а в двадцать два начнется банкет! Во сколько все это кончится?
        - Я вам повестку могу прислать, - настойчиво сообщил Власов с отчетливой угрозой в голосе. - И никуда не денетесь.
        - Ну, так и пришлите! А то вы только обещаете.
        - Хотите так? Мы можем так.
        - Да я вообще никак не хочу, - скривился Белов. - Ни так, ни этак. И давить не надо, совсем этого не люблю!
        - Да я и не давил. Простите.
        - Вот это лучше. У вас все выходит, когда вы захотите. - Белов задумался. Тянуть было бессмысленно. Неопределенность и ожидание не лучшее состояние души. - Сколько же времени потребует эта наша с вами «беседа»?
        Власов пожал плечами:
        - Минут этак двадцать… потребует первая беседа.
        - Ох, мама! Что ж, значит, будет еще и вторая беседа?
        - Не исключаю.
        - Мне это нравится. Вы сразу предполагаете, что одного разговора не хватит!
        - Да. Именно так, к сожалению.
        - Ну, это слишком! - Белов повернулся было, чтобы уйти, но вдруг остановился и вздохнул. - Двадцать минут, говорите, вам требуется? У меня сейчас есть двадцать минут. Давайте-ка, поговорим и покончим на этом.
        - Здесь? - Власов подозрительно скосился на парочку, входящую в закуток.
        - А что такого-то?
        - Да ничего! Боюсь, вы сами потом пожалеете.
        - Я понял вас, - поморщился Белов. - Сейчас сообразим. Так. Устроит вас кабинет директора?
        - Да устроит, думаю. Главное, чтоб вас устраивал.

«Вот гадина-то! - мелькнуло в голове у Белова. Было видно, что тип этот, Власов, из редких сволочей. - Вкрадчивый, гад».
        - Прошу! - Белов отступил на полшага назад, указывая и уступая Власову дорогу.

* * *
        - Лена! - Белов кивнул на ходу миловидной девушке лет двадцати с небольшим, одиноко стоящей посреди выставочного зала. Было сразу заметно, что с экспозицией она хорошо знакома и выполняет здесь роль неприкаянного статиста, которому неожиданно навязали вдруг функции распорядителя.
        - Лен, отлучусь минут на двадцать. Разговор. - Белов кивнул ей на Власова. - Похороводься без меня. Буду у Антона в кабинете. К десяти ровно шли всех наверх, в банкетный. Тут я и подгребу - о'кей?
        - Я не знаю. Коля…
        - Знаешь! Все ты знаешь! А в десять десять, и не позже, я явлюсь как штык. Но вы не ждите меня, сразу начните - ура! - и сразу, без меня.
        Лена хотела что-то еще возразить, но, встретившись взглядом с глазами Белова, вздохнула и промолчала.
        Больше всего ей хотелось исчезнуть сейчас отсюда вместе с ним. Но положение обязывало.
        Сегодня у нее здесь роль.
        Поганая роль - хозяйки. Хозяйки на птичьих правах. Была бы женой - ну пусть, а то ведь так. Только теперь, отстояв на вахте этот бесконечный вечер, она поняла, что согласилась на эту роль совершенно напрасно! Только мука одна.
        Лена ощущала всем телом, всей сущностью особый, патологический интерес к своей персоне. Каждая вторая пара косилась на нее. Указывали на нее друг другу как бы незаметно, с плохо скрываемой усмешкой. Ну вот! И эта стерва не преминула бельмами стрельнуть и цыкнуть что-то на ухо своему ослу. Взгляд дряни, цепляющий за сердце, как заусенец за колготки. А ведь сама - вот фильм-то ужасов! Гротеск. Босх. Гойя. Не баба, а вот именно сон разума, рождающий чудовищ.
        Лена услышала, как двое молодых - студенты, видимо - причмокнули хором, подонки.
        - Вот эти б ножки - да мне на плечи! - заметил один, усилив размашистым жестом свое заявление.
        И оба заржали как кони, запертые в горящей конюшне.

«Странно, - подумала Лена. - Несбыточная мечта, высказанная вслух, рождает скорее печаль, а не радость, не смех. Да и - пускай - окажись даже мои ноги на его плечах не в сексуальном плане - ну, через горную речку он перенес бы меня - так в этом тоже ничего смешного. Чудаковатые парни», - пришла она к выводу.
        А вот уже иное: звук непонятный, но явно злой. Отчетливая аура окружающей ее женской неприязни, казалось, шевелила корни волос, крапивно жгла кожу на спине.
        В глазах оглянувшегося Белова она уловила обреченность. И поняла: случилось что-то! Снова у него неприятности.
        Господи, как же его жалко! Он так всегда переживает!
        Но что могло случиться - сегодня, сейчас?
        И ведь не подойдешь, не спросишь!
        Она кивнула Коле вслед и перекрестила его - мысленно.

* * *
        В кабинете директора два бородатых и, видно, маститых художника допивали третью бутылку шампанского.
        - Мон шер, Николя! Вот неожиданность!
        - Привет!
        - Мы про тебя как раз говорили. Наработал ты много, но… А это кто с тобой? Заказчик, что ли? Покупатель - по глазам вижу. Хитришь, Николай Сергеич. Слыхал, чего Абажур замочил про тебя на Кузнецком сегодня утром?
        Белов заметил пустую бутылку дешевого портвейна, стоящую на подоконнике за полузадернутой бархатной шторой. Уличный фонарь отражался мертвящей, голубой звездой на зеленом боку опустевшей посудины. «Готовый натюрморт, - мелькнуло в голове. - Молдавский крепкий. Тренихин мог бы написать такое влет, а я не попаду, - мелькнуло в голове у Белова. - Чуть цвет, на четверть тона не влистишь - все пропало. Ощущение утратится мгновенно. Визуально чувствую, понимаю, а цвет не передам. Слабо».
        - Ребята, - попросил Белов - Пошли бы вы погуляли.
        - Слушай, а с чего это ты черный-то такой? Угрюм-река. Не обижайся, старичок! Давай-ка, за тебя! Коля…
        - На, вставь стаканчик!
        Чувствовалось, что оба они были уже вполне: еще б пивка им по чуть-чуть и все - стоп, машина, отрыть кингстоны…
        - Братцы! - Белов взял категоричный тон. - Неужто не ясно? Совсем вы, что ль? Надо поговорить нам тут. По делу.
        - С тета на глаз, - сострил один из бородачей.
        - Да говорите, ничего! - разрешил второй маститый, хамя явно сознательно. - Вы нам не помешаете.
        Белов мгновенно раскалился в ответ, но тут же самопотушился: на рожон переть резона не было.
        - Как бы тебе, Миш, объяснить, чтобы ты врубился скоренько и вместе с тем чтоб ты, милый мой, не обиделся?
        - Понял-понял! - Миша успокаивающе вскинул руку и неуклюже попытался встать. - Все, Коля. Улетаем. Полетели.
        - Твой день - твоя воля, - вздохнул второй, вставая и забирая недопитую бутылку. - Или оставить? - он вопросительно качнул бутылкой в воздухе.
        - Нет, нет! - вмешался Власов.
        - А я тебе ничего не предлагаю! - довольно агрессивно заметил бородач. - Я тебя вообще не знаю, откуда ты тут взялся, хрен моржовый…
        - Мы начинаем ровно в десять, - сбивая разговор на более миролюбивые тона, напомнил Белов.
        - В десять - само собой, - подтвердили коллеги, покидая кабинет.

* * *
        - Я слушаю вас. - Белов демонстративно плюхнулся в директорское кресло. Удобно устроившись в нем с видом хозяина, он небрежно указал следователю на стул посетителя: - Прошу!
        Власов пододвинул стул поближе к столу, уселся точно напротив Белова - лицо в лицо и, точно так же, как и Белов, по-хозяйски раздвинул бумаги, захламлявшие стол. Освободив на столе перед собой место, он расположил на нем портативный диктофон.
        - Не возражаете?
        - А как тут возразишь? - удивился Белов.
        - Да, тут не блажь - необходимость: мы протокол-то у себя распечатаем и завтра вам пришлем. Вы - подпишете.
        - Ах, протокол? Так это что же, выходит - допрос, а не беседа?
        - Да нет, пока беседа. Разговор.
        - А протокол при чем здесь? Если это беседа.
        - Как? Протокол беседы. Ну-с, я включаю! Так вот. Поводом для нашего разговора, Николай Сергеевич, является бесследное исчезновение небезызвестного, видимо, вам Тренихина Бориса Федоровича, 1954 года рождения, заслуженного, как и вы, художника Российской Федерации. Вы были хорошо ведь с ним знакомы, Николай Сергеевич?
        - Что, с Борькой? - удивился Белов. - Знаком? Да вы с ума сошли!
        - То есть? - опешил Власов. - Вы хотите сказать, что первый раз о таком человеке слышите?
        - Нет, я хочу сказать нечто обратное. С Борисом мы с семнадцати лет. Огонь, воду, медные трубы. «Знаком»! - язвительным тоном повторил Белов. - Вот глупость-то! Да Борька - друг! Брат, черт возьми! - Белов расхохотался: его совсем было отпустило, но вдруг он спохватился и осекся: - Что это вы плетете? Куда Борька исчез? Никуда он не исчезал. Борька был, Борька есть, Борька будет быть.
        Власов, молча кивнув, усмехнулся:
        - Если бы! Но это не так.
        - С чего вы взяли?
        Власов пожал плечами и язвительно пояснил:
        - Мы это взяли из материалов уголовного дела, Николай Сергеевич. Из дела об его исчезновении. И давайте договоримся - сейчас вопросы задаю я. А вы отвечаете, вам понятно?
        - Нет, непонятно. И больше всего мне непонятен ваш тон. Он мне не нравится. Это я вам уже, заметьте, второй раз говорю. Бросьте «оральные» замашки, или прекратим разговор. Вы не прокурор, а я не подсудимый.
        - Не подсудимый. Согласен. Однако вы и не совсем свидетель. Скорее всего, вы подозреваемый, имеющий все шансы превратиться в обвиняемого. Что вы глазки на меня выпучили? У вас неплохо получается. Искреннее недоумение, вижу. Довольно убедительно. Хорошо. Сейчас я объясню. - Власов поправил диктофон на столе и откашлялся. - Дело состоит в том, что господин Тренихин бесследно исчез.
        - О чем вы? Что означает: «исчез»? И вообще - интонации у вас удивительные. Вы так говорите, будто вы из КГБ, а Борька знал секрет приготовления золота из грязи. И вдруг исчез. Чушь! Да сейчас вообще никто не исчезает. Наоборот, из кожи лезут, чтоб не исчезнуть. Деньги-то крутятся. Попробуй, исчезни сейчас. Тут же скоммуниздят все ваши кормушки. Да многие теперь даже за бугор боятся надолго ехать - там зашибешь на год, на два, а здесь навсегда исчезнешь.
        - Не так, простите, перебью. Народу сейчас исчезает не меньше, чем раньше. Но я имею в виду совсем не то, о чем вы тут… Я имею в виду самое банальное, простое исчезновение, обычное, так сказать, бытовое: «Ушел из дома, не вернулся. Одет был в то-то, ботинки - такие-то…» Знаете, как в газетах печатают, по телевидению сообщают? Вот в этом смысле как раз исчез ваш приятель. Теперь-то поняли?
        - Чего - «поняли»? Ему сорок два. Он холостой. Да просто смешно! Залег где-нибудь. У бабы. А может быть - что более опасно - преферанс, компанию нашел. Или еще более черный вариант: скорешился, квасит вторую неделю где-нибудь в котельной или в детском саду, со сторожами. День-ночь, день-ночь. Исчез… Подумать только! - Белов щелкнул ногтем по пустой бутылке шампанского и привстал, давая понять, что тема исчерпана. - Вот и весь хрен вам. До копейки.
        - Нет, все эти версии отпадают.
        - Да? А вы уверены? - ехидно хмыкнул Белов, вновь садясь. - Вы Борьку не знаете. А я знаю Борьку. - Белов вдруг вспомнил, как Борька Тренихин «исчез» в восьмидесятом году, сразу после начала великой московской Олимпиады. А вспомнив, задумался: стоит ли рассказывать об этом следователю?

* * *
        В восьмидесятом году на подготовке к Олимпиаде можно было заработать золотые горы на оформительских работах. При этом самое главное, что требовалось от тебя, так это выполнять простое, казалось бы, правило - не пить.
        Не так уж и важно было владение техникой, например, или тем более обладание собственным стилем. Во всех оформительских командах был опытный старший, ну, или бригадир, который размечал все поле по квадратам, делал предварительную наметку мелом там, углем. Трое школьников, например, в соседней бригаде сидя на сдельщине, каждый день рисовали огромные портреты Ленина - на глухих торцевых стенах домов площадью сотни квадратных метров. Брали швабры и врубались с утра по разметке - один желтую рожу, другой - черный контур, третий - фон: красное знамя. Ничуть не сложнее, чем красить полы. Трудись, не ленись.
        Главное - не запить от бешеных денег и тоски по жизни, уходящей на это многокилометровое олимпийско-плакатное дерьмо.
        Не запить!
        Пьянство ведь, как известно, профессиональная болезнь русской интеллигенции - как технической, так и тем более - творческой, а тут гнали к сроку, а это обстоятельство творческой интеллигенции всегда было особенно невпротык. Однако начальство платило. Оно же и требовало.
        Те, кто срывался в запой, назад в обойму не возвращались.
        Те, кто держался и отстрелялся до конца, до августа - все заработали, дай боже каждому так - да в те-то годы; некоторые (кто не без связей) сорвали немыслимые, фантастические бабки!
        Они тогда работали командой из пяти человек. В бригаде был железный сухой закон. И он соблюдался неукоснительно.
        Однако бутылки дарились им постоянно; по древней российской традиции, не поставить мастерам по окончании работ во все века считалось западло. Получаемые в дар бутылки не распивались, а оставлялись на потом, до окончания работ. Они складировались на квартире у Тренихина. Борька в те годы был единственный из их команды, кто имел отдельную, причем двухкомнатную, квартиру. Естественно, гужевались всегда у него, баб водили к нему, скрывались от кредиторов у него же. По этой причине квартира Борьки представляла собой помесь постоялого двора с замызганным залом ожидания какой-нибудь мухосранской автостанции райцентра Нижний Трикотаж.
        Широчайший ассортимент бутылок: коньяк, водка, винище самых разных мастей и калибров - набралось за лето штук, поди, за сто. Они занимали пять или шесть ящиков, громоздившихся Вавилоном в самом чистом углу Борькиной маленькой комнаты. Было решено по окончании рабочего сезона замочить из этого запаса как следует, а остатки пожертвовать хозяину квартиры - на ремонт. Квартира Борькина их общими стараниями действительно была «убита», уделана в сардельку и до умопомрачения.
        Однако судьба распорядилась так, что по окончании сезона все разлетелись мигом: кто куда. Лето уже кончалось, денег у всех было как грязи. Надо было успеть захватить конец сезона, оттянуться как следует. Иными словами, немереные запасы вкуснейших напитков были как бы брошены на произвол судьбы, а точнее - завещаны Борьке в качестве щедрой платы за безжалостную эксплуатацию его жилплощади.
        Что из этого вышло, потом рассказал сам Тренихин.
        Побелить потолки и покрыть стены водоэмульсионной краской он никого вызывать не стал, сбацал сам за день: в организме еще жила инерция больших заказов бешеной работы, гигантских площадей. После гектарных портретов, плакатов и панно отделать из пульвера сорокаметровую квартиру по потолкам и стенам - ну просто смешно, неинтересно рассказывать.
        Но вот циклевать полы и покрывать их лаком Борька не стал. Во-первых, ручная циклевка - это не для белого человека, пусть лучше дяди с машиной сделают, а во-вторых, за май-июнь-июль он и так надышался химией всласть, теперь бабки есть, ну, значит, пускай циклевщики нюхают.
        Призванные из какой-то конторы паркетчики приплыли на другой день. С похмелья - ну в жопу - хоть выжми. Оценивая фронт работ, бригадир заглянул и в маленькую комнату, в которой хранились алкогольные запасы. Узрев их, бригадир покачнулся в сладострастном предчувствии.
        - Ребята - на колени! - скомандовал он и, рухнув первым сам перед Борисом, взмолился: - По стопке… Налей! Не дай подохнуть лютой смертью!
        - Друзья мои милые! - ответствовал им Борька. - Я вам не враг. Не погублю однозначно. Но и вы у меня - ни-ни - не забалуете - зарубите на носу. Начинайте работать! Отциклюете метр - вот, до батареи - сразу по полстакана каждому. Кто чего захочет. Кому - коньячку, кому - водочки - без раздумий. И опять арбайтен. Еще метр пройдете - еще по полстакана. И так не спеша пойдем. Иначе - никак. Ясно, соколы?
        - Ясно-то ясно. Но ты авансом на палец-то хоть налей!
        - Хер вам по всей морде, - учтиво возразил Борис. - Авансы раздают в церкви. А здесь царствие небесное, блядь, для вас после батареи парового отопления начнется. И не раньше. Все по выработке. Хотите мазнуть побыстрее - приступайте к работе.
        - А точно нальешь, если до батареи дойдем?
        - «Если»… - передразнил Борька. - Не «если», а «когда» уж сказал бы, мудило. Такими вещами не шутят. Давай, заводи свою шарманку. А я пошел откупоривать. Разолью, поставлю на подоконник. Промежуточный финиш. Дошел - получай. Я и сам заодно приму, - сообщил Борька. - А то уж вкус забыл. Три месяца в рот не брал.
        Скрепя сердце, посетовав, паркетчики подключили машину. Машина взревела, подняв тучу пыли и мелких стружек.

«Боже мой! - поморщился Борис. - Оглохнуть это ж, охереть».
        Разлив, он взял один стакан в руку, взвесил.

«Ну, им- то надо отработать первую, - подумал Борис. - А я свое-то отработал уж. Уж мне-то Бог давно велел расслабиться».
        Не спеша, с чувством глубокого удовлетворения Борька поднес стакан ко рту и медленно, с достоинством, начал переливать в себя содержимое стакана.
        Допить не успел - процесс прервал внезапный дикий скрежет, сменившийся в мгновенье ока леденящим душу коротким взвизгом - с хрустом и треском…
        Циклевщики, разинув варежки, уставившись как зачарованные на пьющего Бориса, тут же потеряли, что называется, контроль над техникой. Истошно ревущая циклевочная машина, предоставленная сама себе, в момент прогрызла паркет до битума, а затем врезалась циклями в бетон, свирепо визжа и неистовствуя. Хрупнул каленый металл, цикля разлетелась вдребезги. Вал двигателя заклинило погнутым обломком крепежного винта, обмотки мотора немедленно раскалились, на щетках вспыхнула вольтова дуга коллекторных огней. Из двигателя, как из лампы Аладдина, повалил вонючий сизый дым со страшной силой и скоростью. Однако вместо старика Хоттабыча из этого получилось только крупное короткое замыкание.
        На лестничной площадке раздались многочисленные стуки дверей, топот. Кто-то заорал - испуганно и истошно. «То ли щиток распределительный полыхнул, то ли лифт с людьми звезданулся», - подумал Борис и, решив ничего не откладывать на потом ввиду тревожности ситуации, тут же допил недопитое.
        - Кормилица… - один из циклевщиков, глядя на погоревшую машину, смахнул слезы - по комнате плавали клубы выедающего глаза дыма - своеобразный коктейль от дымящегося трансформаторного масла, текстолита, догоравших смазки, изоляции и резины.
        - Не справились, блядь, с управлением, - констатировал бригадир.
        - Спасибо скажи - осколки ног не порубили! Вишь, фартук не дал осколкам разлететься. А то бы веером, и все без ног.
        - Да, повезло!
        - Ну что, хозяин? - первый пришел в себя бригадир, отключая машину. - Не дал поправиться? Вишь, как вышло? А я предупреждал. Теперь абзац. Не будет сегодня до батареи. И до окна не будет. Херово сегодня будет. И нам, и тебе. А сам виноват!
        Произнеся этот короткий монолог, бригадир решительно шагнул к подоконнику, отгоняя клубы дыма от лица, взял налитый стакан, как свое, как заслуженное. Не ожидая никого, опрокинул стакан себе в рот, резко, как выплеснул. Нагнулся к полу, поднял стружку. Занюхал стружкой. Утерся рукавом. Скомандовал бригаде:
        - Давай, ребята! С почином, значит.
        Борис усмехнулся: вот наглость-то! А вслух сказал язвительно:
        - Тебе, может быть, лучше коньячку, - с почином-то?
        - Неси, конечно, - согласился бригадир. - Теперь ведь - что? Мы это так оставить не можем…
        Они хватились Бориса Тренихина лишь в середине октября - два с половиной месяца спустя.
        - Слушайте, а Борис где? Он вроде в Крым собирался?
        - Я не знаю. Он хотел в августе хату привести в порядок. Наверное, потом куда-нибудь махнул. На бархатный сезон.
        - Ну, какой уж сезон-то сейчас? Октябрь!
        - Я ему на прошлой неделе раз пять звонил! То занято, то никто не подходит. У меня ведь опять горе, ребята. Невест - три штуки, а парить негде!
        - Надо бы съездить к нему. Вдруг что случилось?

…Белов хорошо помнил ту картину, которую они застали, выломав Борису входную дверь. Кисть Верещагина была бы бессильна. Нет! То был черный квадрат Малевича - чернее не бывает. Выпито и пропито было все - в квартире остался квадрат стен. Черный квадрат.
        Борьку лечили потом месяца три. После лечения в складчину зафиндилили в Ялту. Потом…
        Словом, к лету 1981-го он отошел уже от ремонта. Вполне.
        Разглагольствовал: «Я, братцы, и сам бы тоже выплыл бы. Я почему так уверен? Очнулся я как-то ночью, на руки себе глянул. И вижу вот, блин, в лунном свете: ногти у меня - сантиметра по три: не ногти, а когти! Как у орла, понимаешь? И сине-черные все - от грязи, а сверху все руки ну как в крови - от кетчупа там, от бычков в томате - хер знает от чего, но ужас смертный! Все, думаю: пора завязывать! Попились. Хватит. Стоп! А тут вот и вы подоспели на выручку!»
        Он нарисовал потом эти руки.
        Картинка получилась небольшая - тридцать на сорок, наверно, техника - масло. Ничего в ней особенного не было - руки, просто руки - и все. Но она ужасала, эта картинка, даже не пьющих, никогда не пивших. Действительно, что-то было в этих когтях инфернальное, потустороннее. Словом, ощущение передалось.
        А году в восемьдесят девятом Борис запарил ее, эту картинку, одному австралийцу, баксов где-то за восемьсот, подтвердив еще раз тем самым старую истину о том, что все находки и открытия происходят в России, а результатами их наслаждается Запад: ведь Австралия, как известно, хоть и на юго-восток от нас, но все равно ведь, блядь, на Западе.

* * *
        Подумав, Белов решил, что рассказывать эту историю следователю вовсе не обязательно. Он дал ему понять, намекнул достаточно конкретно - ну и будет. Имеющий уши да слышит, как говорится.
        - Когда вы видели Тренихина в последний раз? - прервал следователь размышления Белова. - Вы, лично вы?
        - Да вот… Когда же? Недавно видел. Мы же шесть недель с ним вместе, вдвоем путешествовали летом. По северам болтались - в июле-августе. Рисовали.
        - «Полярное сияние»? - следователь кивнул головой в сторону выставочных залов.
        - Да. И не только. А еще рыбалка, ягоды, грибы, туда-сюда там, молоко парное…
        - Водочка? - следователь как-то вкрадчиво блеснул глазами, доверительно наклоняясь - чуть-чуть и вперед.
        - А как же без нее? - простодушно ответил Белов, на голубом глазу, словно бы не улавливая многозначительности поставленного вопроса.
        - С какого числа вы были вместе? И по какое число?
        - Шестнадцатого июля мы уехали, а двадцать четвертого августа вернулись.
        - Конкретно: где вы были?
        - Да проще сказать, где не были! Кижи - были, Валаам, Архангельск, потом ряд деревень на Коже, Кожа - это река такая. Далее - по области, по деревням, к югу, к Коноше, к Вологде. Где - на попутке, на лесовозах, где - по узкоколейке. Да и пешком приходилось. Тысячи три верст отмахали.
        - И вернулись двадцать четвертого августа? А на каком вы поезде приехали, не помните?
        - Помню. На пятьдесят девятом поезде. Шарья - Москва.
        - Вы возвращались из Шарьи?
        - Нет. Я же сказал вам: возвращались с севера - Коноша, далее - Вологда. Потом на местных, так называемых пригородных поездах, «кукушках». А на шарьинский сели уже в Буе. И доехали на нем до Москвы. Последние четыреста километров без пересадок.
        - Во сколько ваш поезд пришел в Москву?
        - Пришел без опоздания, помню. Рано утром. В пять с чем-то. В пять тридцать, что ли.
        - Так. И потом?
        - Да что потом? Простились и расстались. На вокзале. - Белов не удержался и съязвил: - На Ярославском, как вы догадались, вокзале.
        - За уточнение спасибо. - Власов сохранял спокойствие. - Так-так. Простите, повторю: вы с ним, с Тренихиным, расстались на Ярославском вокзале в пять тридцать?
        - Нет, я думаю - в пять сорок пять, - съехидничал Белов. - В пять тридцать поезд только еще прибыл. Понимаете? Пока мы вышли, пропустили толпу, покурили. Пока прошли вдоль поезда, да от девятого вагона. Воды утекло порядком, я думаю.
        - О чем вы говорили при расставании - не вспоминаете?
        - Ну господи! Как о чем? Как в анекдоте, знаете: две бабы отсидели десять лет в тюрьме, вдвоем, в камере на двоих. Срок отмотали, выпускают. Вышли они из тюрьмы, встали у проходной: «Ну что - еще минутку позвездим - и по домам?»
        Однако следователь даже не улыбнулся.
        - Раз не хотите отвечать - тогда тем более.
        - А что - «тем более»? - заинтересовался Белов. - Я что-то вас не понял.
        - Тем более, выходит, что вы - последний, кто видел вашего приятеля живым.
        Логика эта показалась Белову абсурдной, дальше ехать некуда: «Не помнишь разговор, так, значит, ты последний, кто его видел». Просто замечательно! До этого и Шерлок Холмс бы не додумался!
        - Вы, Сергей Николаевич, последний, кто видел Тренихина, - повторил Власов уже отчетливо с прокурорской интонацией: - Кто видел живым! Вы!
        - А что же - кто-то позже видел его уже мертвым? - заметил не без иронии Белов.
        - Нет. Его вообще потом никто не видел, я уже сказал. Ни мертвым, ни живым. Он бесследно исчез.
        - Послушайте, - Белову надоела тягомотина. - Ну что вы вешаете мне лапшу на уши? Из-за чего сыр-бор? Исчез? Но что хоть это значит? Я сам, да, лично я, я «исчезал» из этой жизни раз, поди, пятнадцать: на месяц, на неделю, на день, на полгода. Обычное дело: бабы, кредиторы, преферанс, запой у друзей на даче.
        - Вы ему звонили домой после возвращения? Хотя бы раз?
        - Звонил, конечно! Первый раз в тот же день, как приехали - часа через два.
        - Ну? Подошел он?
        - Нет, не подошел.
        - Цель вашего звонка какова была - или опять не помните?
        - Нет, это помню: мы в баню решили по приезде сходить.
        - Вас не смутило, что он не снял трубку?
        - Нет. А что тут такого? Мог задрыхнуть, например: мы ночью в поезде часа два только спали. Он мог с соседом в баню завалиться, меня не дожидаясь. Мы ведь
«железно» с ним не договаривались, а так…
        - Как - «так»?
        - В сослагательном наклонении: хорошо бы да если бы…
        - А последний раз, не помните - когда вы звонили ему? Самый последний раз? Вы звонили? Да или нет?
        - Позавчера звонил. Чтоб пригласить сюда, на вернисаж.
        - И никого? Опять не подошел, верно?
        - Вы просто ясновидящий, господин следователь!
        - Убедились теперь?
        - Ничего не вижу убедительного и удивительного. Дело обычное. Сорвался куда-нибудь, закрутился, в Репино махнул, в Комарове, в Коктебель… И работает там. А может, любовь крутит. Или пьет равномерно. А скорее всего - и то, и другое, и третье. В каком-нибудь доме творчества - пьет с композитором Вертибутылкиным, спит с поэтессой Хрюкиной, философствует - с бомжом Аникудыкиным. Дело житейское, как говорил Карлсон на крыше. Ничего загадочного. В четверг объявится. Это же Тренихин!
        - В четверг объявится, вы сказали? - насторожился следователь.
        - Да это к слову! Может быть, во вторник к ужину - седьмого октября. Не знаю. И не удивлюсь. А то, что вас так это зацепило - вот это, пожалуй, очень странно! Самое странное в этой истории - это вы! Прокуратура? Почему? Старший следователь? Да по особо важным? Просто чудеса!
        - Что ж в этом удивительного? Человек исчез. И я так думаю - убит.
        - Убит?! Ну, это вы не рассказывайте! Уголовное дело об убийстве возбуждается, только когда имеется в наличии труп.
        - Ах, вот вам даже это известно! Как занятно! Это верно, вы точно сказали! Однако откуда вы так информированы-то в этой области, а?
        - Да почему же только в этой? Я еще и таблицу умножения знаю. На глобусе могу все океаны показать. Читать умею. И более того - читаю регулярно. Прессу. Телевизор смотрю вечерами. Что, подозрительное поведение - верно?
        - Подозрительно то, что, узнав о возбуждении уголовного дела, вы встрепенулись, заметно напряглись и удивились. Разве не было?
        - Было. Я удивился вот чему. Общеизвестно, что вы терпеть не можете подобных дел - дел об исчезновении.
        - Да? Вы так уверены?
        - Конечно, уверен. Да это ж как на ладони! «Исчезновения» чаще всего не раскрываются совсем - подчеркиваю - не похищение, когда чего-то требуют, а чистое - «ушел и не вернулся» - как только что сами вы сказали. Второй вариант
«исчезновения» - это когда все оказалось шуткой, нелепостью: искомый не исчез, а загулял или захотел почему бы то ни было скрыться - от дел, от кредиторов, от греха. И третий вариант - редкий - когда сначала исчезновение, а потом всплывает труп. Всплывает поздно: уже не найдешь и концов. Вот. И любой вариант для следствия это только головная боль с геморроем. Никаких успехов, славы, радости. Верно я говорю?
        - Верно! Такие дела - глухие висяки. Вы прекрасно осведомлены о подобных случаях, причем, замечу вам, четко и ясно понимаете, насколько незавидна роль следствия в таких делах. Увы, все это так.
        - Ну, разумеется! А вот тогда вы мне и объясните - с чего вы вдруг вспапашились? Тренихин - бобыль: ни жены, ни детей, ни родственников. И вдруг - прокуратура. Дело завели. С чего бы это, сразу - да с места в карьер? Что-то вы недоговариваете. Кто возбудил-то уголовное дело? По моим представлениям, дело-то возбудить было абсолютно некому!
        - Ага! - удовлетворенно хмыкнул Власов. - Как вы засуетились! Понимаю. Даже волнения скрыть не сумели.
        - Конечно! Скажу вам честно: я всерьез обеспокоен. Мне Борька - не чужой. А раз вас привлекли, то, следовательно, произошло, возможно, нечто действительно серьезное.
        - Будем считать, что пока вы выкрутились!
        - Я, может, и выкрутился, а вот вы - нет. Я вас спросил - на каком основании возбудили дело, а вы мне не ответили!
        - Вообще-то здесь вопросы задаю я. Еще раз вам напомню. На будущее. Тем не менее отвечу вам с целью поддержания доверительности нашей беседы. - Власов помолчал, затем кивнул решительно. - Да! Тут совершенно особый случай. Мне поручили это дело. - Власов многозначительно поднял палец, указывая им в потолок: - Поручили свыше. Сам бы я его… - он кашлянул и осекся. - Едва ли… Ваш друг, Тренихин, должен был начать работать по контрактам с двумя весьма известными на Западе галереями.
        - Да, знаю. Одна в Париже, а вторая… Постойте. - Белов напрягся, вспоминая. - Бостон, Штаты. Он говорил.
        - Так вот. Они в него уже вложили деньги. Он исчез. Они звонят: глухо! Ждут две недели - присылают человека. И этот человек не может Тренихина найти.
        - Понятно. Однако это их проблемы. Но - вы, прокуратура?
        - Но это ж деньги, и немалые.
        - Я знаю, Борькины контракты всех последнее время впечатляют. Но это ж дело частное - отсутствие ответчика. Гражданский иск. Пусть международный. Борис, конечно, мог плюнуть на деньги, завиться-залиться… Но кто-то возбудил ведь уголовное дело - так? Дело о пропаже человека? Вы что-то совершенно определенно мне недосказываете.
        - Да. В конце июня ваш приятель согласился написать портреты внуков… - Власов сделал паузу и выразительно взглянул на потолок.
        - М-м-м? - удивился Белов. - Или еще выше?
        - «М-м-м» такое, что выше «м-м-м» уже и не бывает…
        - Но вы, конечно, не о Боге говорите?
        - Я говорю вам только то, что говорю.
        - Понятно. Это новость. Про это Борис не говорил.
        - Который Борис? Борис Тренихин? - уточнил Власов.
        - С Ельциным я не знаком. Когда он должен был начать писать?
        - Восьмого сентября. Но исчез.
        - Да, очень странно. Вот теперь я согласен. Так не бывает.
        - Нас попросили разыскать его. Разыскать за неделю, максимум за две. Живого или мертвого. И доложить. Все средства, полномочия у нас имеются. Я уверен, что вы можете пролить свет на это дело. Вы ведь знали Тренихина лучше всех.
        - А вам-то самим что-нибудь известно?
        - Известно не много. Известно, в сущности, лишь то, что, попрощавшись с вами на вокзале, Тренихин Борис Федорович в свою квартиру так и не попал.
        - Хм-м… А почему вы в этом так уверены?
        - Ну, как так - почему? - Власов задумался, еще раз мысленно пробегая ряд следственных действий, имевших место в сентябре и приведших расследование к этому однозначному выводу.

* * *
        На лестничной площадке перед внушительной стальной дверью квартиры Тренихина стояло семеро: участковый, фотограф, два человека из экспертизы - техник и медик, двое понятых и сам Власов.
        Осветив фонарем замочные скважины двери, техэксперт обернулся к Власову:
        - Следы взлома отсутствуют.
        - Да разве такую взломаешь! - уважительно хмыкнул один из понятых. - Загранишная, мериканская чай, отмычкой-то не возьмешь - ишь замки-то!
        Техэксперт не спеша натянул на руки перчатки, достал из кармана набор хитроумных блестящих крючков, похожих на инструментарий микрохирургии, и, покопавшись в замках секунд двадцать, нежно и тихо открыл дверь, сказав тем не менее уважительно:
        - Хорошие замки.
        - Стоять всем! - скомандовал Власов, пресекая попытку участкового и понятых войти в квартиру. - Не трогать ничего, не прикасаться ни к чему!
        Спрятав отмычки в карман, техэксперт достал из кенгуровки, висящей у него на боку, мощную лупу и, встав на четвереньки с лупой и фонарем, склонился над порогом квартиры… Затем он перенес свои наблюдения на пол прихожей, на половичок возле двери… Медленно передвигаясь на четырех, он дошел до центра холла и наконец сообщил:
        - Никто не заходил через дверь порядка пары месяцев…
        - Окна! - кивнул ему Власов. - Проверь сразу окна.
        Техэксперт, не суетясь, проплыл скользящей походкой через комнату и подошел к первому окну. Осмотрел оконные закрутки… Окно было заперто. Ловкие пальцы техэксперта пробарабанили по стеклу, пробежали по штапикам.
        Убедившись, что щели между штапиками и стеклом, а также штапиками и рамами залиты намертво старой краской, техэксперт открыл окно, скользнул беглым взглядом по периметру. Закрыл. Молча двинулся к следующему…
        Завершив осмотр, он вынес вердикт уверенным спокойным голосом робота:
        - Все окна были закрыты изнутри. Уход через окна с последующим их закрыванием исключен. Окно в маленькой комнате не открывалось больше года, остальные открывались последний раз более двух месяцев назад.
        На кухне в мойке и на столе валялась немытая посуда с остатками пищи.
        - Больше месяца… - снова сказал техэксперт и капнул чем-то на край тарелки - на сальный отпечаток чьих-то пальцев. - Очень старые «пальчики». Шесть недель, больше - семь или восемь… В лаборатории скажу точнее.
        В углу кухни на полу стояла мышеловка с зажатым трупом мышонка.
        Техэксперт осторожно поднял мышеловку с уловом и протянул ее медэксперту:
        - Во, ссохся как…
        Медэксперт внимательно изучил мышиный труп - визуально и даже органолептически - а именно, шумно обнюхал, вскинув густые брови и шевеля заросшими шерстью ноздрями.
        - Смерть наступила внезапно, - с удовлетворением сообщил он свое заключение.
        Власов кивнул понимающе.
        - Причина смерти - болевой шок.
        - А то! - не сдержался один из понятых, слегка кирной.
        - Впрочем, возможно, смерть наступила в результате травмы позвоночного столба животного, - продолжил медик, строго взглянув на разговорчивого понятого стеклянным холодным взглядом, - травмы тяжелой, одиночной, несовместимой с жизнью, нанесенной чем-то тупым…
        Поддатый понятой расхохотался в голос - весело, как лошадь на вечернем водопое.
        - Ну-ну! - пытаясь подавить усмешку, одернул его участковый.
        - Когда? Когда она наступила - смерть-то?! - почти заскрежетал зубами Власов.
        Медэксперт посмотрел на него удивленно:
        - Откуда я знаю!? Необходимо вскрытие провести.
        - Ну, приблизительно хоть? - Власов едва не застонал.
        Медэкперт причмокнул задумчиво:
        - Ткани мумифицировались. - Свободной рукой он почесал себе подбородок - интеллигентно, одним средним пальцем, отставляя мизинец. - Думается, что с момента летального исхода прошло более десяти недель… Ну, или двух месяцев.
        - Слава тебе господи! - вырвалось у Власова. - Наконец-то!
        - Ну, я же не зоолог! - едва ль не возмущенно заметил медэксперт. - Странные люди…
        Фотограф сменил объектив на фотоаппарате, навел на резкость. Вспыхнула вспышка.
        Медэксперт невозмутимо убрал мышеловку с мышонком в специальный пластиковый пакетик…
        - Автоответчик на телефоне поставлен шестнадцатого июня, - сообщил техэксперт. - И с той поры не прослушивался.
        - Ясно!
        Среди документов, найденных в секретере в комнате, Власов сразу выделил расчетную книжку за электричество.
        - Оплачено по июль включительно. Последнее показание счетчика четыре тысячи шестьсот сорок два киловатт-часа, - сказал Власов техэксперту.
        - Ну, правильно, - подтвердил техэксперт, стоя на лестничной площадке возле электрораспределительного щитка: - Четыре тысячи шестьсот сорок два киловатта…
        Ловким движением он сорвал пломбу, вскрыл счетчик и осмотрел внимательно диск, шестерни.
        - Легкий окислительный налет от естественной влажности воздуха. Механизм стоял больше месяца, - огласил он свой вывод.
        - Это значит, что никто ничего не включал в квартире?
        - Абсолютно!
        - Итог таков, - подбил бабки Власов. - С середины июля никто квартиры этой по сегодняшний день не посещал.
        - На сто процентов, - подтвердили эксперты.

* * *
        - …Так вы мне так и не сказали, - прервал паузу Белов. - С чего вы взяли, что Борис домой так и не попал?
        - Долго рассказывать. У нас есть надежные методики. Поверьте уж мне. Это точно.
        - Куда ж он деться мог? По дороге с вокзала?
        - Вот я хотел у вас узнать как раз.
        - Такси вы можете исключить - ему пешком с вокзала минут десять…
        - А вещи? Вещей тяжелых не было?
        - Рюкзак полупустой, ну, с личными вещами. Тряпки, ерунда. Этюдник, папка для эскизов.
        - Вы помните, во что он был одет?
        - Штормовка, свитер, джинсы. Кроссовки «Пума» на ногах, довольно старые.
        - Иначе говоря, он был объектом не слишком притягательным для грабежа?
        - Смеетесь? Приехали небритые, закопченные… Бомжи бомжами. Причем с этюдниками, а у меня и мольберт был с собой - сразу видно, что не с золотых приисков.
        - Так. А следить за ним, «пасти» его, еще оттуда - не могли? У вас с собою были деньги?
        - Да нет. Какие там деньги! Смеетесь, что ли? Из отпуска мы с ним воз-вра-ща-лись! Неужели непонятно?
        - Совсем так уж и не было денег?
        - Ну, баксов триста у него, быть может, было… Но точно я не знаю. Я по себе сужу.
        - Совсем ничего! - язвительно хмыкнул следователь. - Что, триста долларов - у вас уже не деньги?
        - Ну почему ж? Еще недельку погулять в провинции можно, конечно, было бы. Но это ж в провинции! А по Москве на триста долларов один вечер по нынешним ценам, да и то…

«Ага, - вот, может, что! - мелькнуло в голове у Белова. - Нажраться этих денег хватит выше крыши. Шары налил. Да с поезда, да после бессонной ночи. Если, положим, в баню один, без меня завалил. И точно по пословице: пошли - в баню, пришли - в жопу… А уж потом, возможно, одиссея. Цепь приключений на мытую шею. Седьмое путешествие Синдбада. Он ведь за вечер авантюр таких может наплести, что и за год потом не разгребешь, не раскидаешь. У всех бывает день, который год кормит. А уж у Борьки-то - о-о-о! Ого-го!»
        Белов вспомнил, как Борька Тренихин лет двадцать тому назад погулял всего один вечер с Юраном, с Юркой Арефьевым. И чем это кончилось.

* * *
        Юрка Арефьев, график с их курса, как раз только-только женился. Свадьбу они учинили более чем скромную, только для родственников - с деньгами был крупный напряг.
        Однако скупой, как известно, платит дважды. В силу этого Юрану в порядке культурной программы проведения медового месяца каждый вечер приходилось
«прощаться» с кем-нибудь из друзей.
        Жена терпела, так как считала эти мужские завихрения просто затянувшейся свадьбой. Тем более что, прощаясь каждый божий вечер со своей холостой жизнью, Юран надирался не в дым отечества, по-гусарски, а приглушенно так, до бормотени - как семьянину и положено. Вот так и шло день за днем - все в меру да в меру, пока день так на десятый после свадьбы Юран не схлестнулся с Тренихиным.
        Начали они часов в пять за здравие, а часам к восьми были полностью уже за упокой.
        Совершенно забыв причины данного гулянья, Борис предложил Юрке:
        - Все, стоп, Юрка, пить. Теперь и по бабам пора, как считаешь?
        Юрка согласно кивнул, считая точно так же.
        - Куда двинем - на танцы в ДК, в общагу медучилища или продавщиц из кондитерской попробуем? Они как раз закрываются.
        - Зачем эти сложности? - удивился Юран, вспомнив внезапно, что он женат. - Я ведь женился недавно - забыл, о чем пьем? Пойдем мою жену трахнем. Я угощаю.
        Предложение показалось Борису заманчивым и простым в исполнении.
        - Клево. А она-то как - насчет вообще… ну и характера?
        - Какие проблемы! Золото она у меня. Катька - клад, я же тебе рассказывал.
        - Отвечаешь?
        - Головой! Клянусь, ты, Борь, не пожалеешь!
        - Смотри! Меня обмануть легко. Я сам обманываться рад.
        - Да Катька - прелесть! Что ты! Эталон!
        - Эталон, говоришь? Ну, если эталон - пошли!
        Юран жил довольно далеко, по тем временам на окраине - в глухом переулке на Симоновке недалеко от Алешинских казарм - район барачный, темный, дальше ехать некуда.
        В тот год как раз бараки начали сносить. Причем не столько ломали, сколько жгли - чтобы зараза не расползлась, что ли - бог весть.
        И надо же было беде случиться, что Борька с Юраном поперлись как раз мимо такого догорающего барака. Время было позднее, темень - глаз выколи. Ну и не случайно в полной темноте-то ребята приняли догорающее сооружение за пожар на полном серьезе. Ощущение бедствия добавляла пожарная машина, дежурившая рядом до тех пор, пока все не догорит.
        - Смотри, - сказал Юран. - Пожар, бля!
        - Дела! - согласился Тренихин. - Успел Дубровский кошку с крыши, на хер, снять, ты как считаешь?
        - Не знаю, - пожал плечами Юран. - Я только знаю, что на пожаре собаки из огня кукол выносят. За платье, прям в зубах, бля буду.
        - Кукол? - насторожился Борис. - Если там кукол выносят, значит, там и дети есть.
        - Детей не выносят собаки, - авторитетно заявил Юран. - Только кукол. Сам рисовал иллюстрации Детгизу. Не понаслышке знаю.
        - Вот суки ж сраные! - возмутился Тренихин. - Кукол спасают, видал, а дети - гори на здоровье!
        - Да! Это блядство, конечно, - кивнул головою Юран. - Детей надо сначала спасать. Потом старух. А кукол, стариков и кошек потом.
        - Да кто их спасет, кроме нас? Кому они, дети, нужны? Никому! Забыл, что ль, в какой стране живешь? - рассудил Тренихин, сам выросший, надо сказать, в детдоме. - Кроме нас, Юрка, детей спасти некому!
        - Ну, так давай спасем! - поддержал Юран друга. Решительно покачиваясь, они двинули напрямки к догорающим бревнам барака…
        То, что глаза их были устремлены прямо в огонь, крепко их подвело.
        На подходе к бараку они рухнули в открытую яму бывшего прибарачного отхожего места. Понятно, хилый дощатник сгорел сразу же, днем еще - он был сделан из легковоспламеняющихся досок. А яма со всем содержимым осталась, конечно. Что ей-то огонь?
        Яма, к счастью, оказалась неглубокой: оба спасителя мифических детей окунулись в благоуханную гущу всего лишь по грудь.
        Теперь пришлось оказывать помощь им самим. На дворе был ноябрь, и замерзнуть в яме за ночь было проще пареной репы. Но, слава богу, пожарные, бывшие рядом, наблюдали за всем происходящим с нескрываемым любопытством.
        Им помогли выбраться, подав «с крутого бережка» толстенную косу, сплетенную из ветоши - подать руки никто не пожелал. Спася безымянных героев, пожарные щедро окатили их тут же из брандспойта - прямо в одежде, как были - со всех сторон, едва не сбив струей назад в яму.
        - Домой, быстро домой! - приказал им какой-то фараон, дежуривший тут же, с пожарными.
        Что иного он мог посоветовать? Лишь удалиться лично от него, да побыстрее чтоб. Ведь даже из пожарного брандспойта пальто не отстирать, да из голов, в которых уже сидело бутыли по три дешевого портвейна, тугой струей за пять минут всего говна не вымоешь.

…О дальнейшем ходе событий Белову уже впоследствии поведал Венька, тринадцатилетний брат Юрана, в ту пору семиклассник:
        - Иду, понимаешь, домой вечером, часов так в начале двенадцатого. Ох, думаю, предки сейчас опять будут ныть: по ночам, сука, шляешься, уроки не делаешь, портфель с вечера хер когда соберешь… Словом, иду в предвкушении. Подхожу к своему подъезду - ба! - вся дверь подъездная в говне. Ручка - в говне! Ну, дела-а!.. одобрал какой-то обрывок газетный у лавочки возле подъезда - чтоб только за ручку взяться, дверь открыть, вхожу в подъезд: мать честная! На почтовых ящиках - говно, на перилах - говно, лифт весь в говне, ну как будто его говном покрасили, ей-богу! Ну, ни хера себе, думаю, нафантомасил кто-то. Прямо от души! Насрал всем, постарался…Нажать хотел в лифте кнопку спичкой - да нет, чувствую, не смогу - вот-вот вырвет. Пешком пошел. Взлетаю на шестой… О, мама мия - чуть не упал: следы говенные из лифта появляются и прямиком в мою квартиру топ-топ-топ! Ну, е-мое…
        Да, так и было. Они дошли. Юран отпер своим ключом входную дверь. Не раздеваясь (чтобы не пачкать другую одежду на вешалке), стараясь не задевать стен, оба приятеля прошлендали прямо в комнату, ближайшую к входной двери и именно поэтому отведенную родителями им, молодым.
        Жена Юрана была уже в постели. С книгой. Читала что-то про любовь. Вся в бигудях.
        - Вот, Катя, - сказал ей Юран с порога. - Это мой друг Борька Тренихин, помнишь, рассказывал про него? Таланта - немерено в нем. Великий художник, ей-богу! Потрахать тебя он пришел. А я уж потом. Рекомендую!
        Меньше чем через полчаса обоих увезла спецпсихоперевозка: МЧС тогда еще не было.

…Впаяли бы им, конечно, двести шестую, часть вторая - злостное хулиганство, и сидеть бы им пару лет где-нибудь в исконно барачных районах. Однако один из самых-самых секретарей СХ позвонил куда надо, решительно заступился. Да и то - не то чтоб он добрый такой был, секретарь, а просто как раз тогда на Тренихина западники первый глаз положили.
        Но пару- то недель Борька с Юраном успел все-таки, конечно, отсидеть - в отдельной камере проветриваясь в ожидании суда. Никто не знал, где он, куда с Юраном вдруг исчез, почему курсовые оба не сдают, на семинары по истории КПСС не ходят. Да никому особенно-то, впрочем, и дела-то до них не было.
        Пока вдруг из Сорбонны хрен какой-то там с горы не залетел в СХ: а где ваш этот, молодой - Трэ-ни-хин?…Как - исчез?!
        За пару дней нашли…
        Катька с Юраном развелись, конечно, сразу же. Юран сам после этого, потом уж, через полгода, весной, совсем уже крепко запил, покатился. Работать вообще прекратил. Месяцами карандаш в руки не брал. А года еще через два бросился под маневровый у Северянина.

* * *
        Белов очнулся, стряхивая с себя туман воспоминаний… Господи, жизнь промелькнула как сон. Что я вдруг вспомнил, зачем? Нет-нет! Следователю это рассказывать? Полная чушь! Это ему знать совсем не обязательно. Он не поймет. Или поймет неверно, не так. Что будто я Бориса хочу опорочить… А Борька, несмотря на все истории, человек был, с большой буквы! Был?!
        Да, так! В сознание уже успело внедриться прошедшее время. «Л» - суффикс прошедшего времени. Был…
        Да ну, ерунда! Борис жив, несомненно…
        - Я вас третий раз спрашиваю: деньги какие были у вас? Именно баксы? - донесся до Белова раздраженный голос следователя.
        - Да нет же, баксов было - чуть… Одни рубли. - Очнувшись окончательно, Белов врубился наконец в прерванную «беседу»: - Да, в основном рубли. Когда я сказал
«триста баксов», я вам о сумме говорил. Эквивалент. Какой дурак потащит баксы в глушь? Народишко там и рублей полгода уж не видел - зарплату не платили с мая… Правителям-то нашим все недосуг…
        - Вы не пылили в поезде? Мошною не трясли?
        - Нет. Выпили, после чего почти сразу легли спать.
        - Без посторонних?
        - С посторонними. Мужик к нам привязался какой-то, сразу почти после Буя. Ну, мы с ним крякнули легонько. А через час, ну, максимум, через час тридцать он сошел. А мы завалились спать с Борькой. И до Москвы продрыхли.
        - Что за мужик был? Опишите его.
        - Простейший. Работяга. Сцепщик. Или стрелочник. С работой в провинции плохо же. Ну вот. Он рассказал, что живет в какой-то деревне между Буем и Ярославлем. Работать ездит в Буй. По полтора часа в один конец. Он ехал как раз со смены. Домой к себе. Мы с ним случайно разговорились, зацепились языками, что называется.
        - Так, значит, вы с ним познакомились?
        - Нет-нет! «Познакомились» - это слишком. Он к нам вперся, буквально вломился в купе. А затем уж и в души влез. Пьяноватый слегка, причем, как мне показалось, на старые дрожжи. Принял, видно, после смены - со своими-то, в Буе. Не хватило, как водится. Ну и привязался к нам.
        - Вы ехали в плацкартном?
        - Нет, в СВ мы ехали.
        - А как в СВ привяжешься? У вас что - дверь открыта, что ли, была?
        - Нет, дверь была закрыта. И даже заперта, по-моему.
        - А как же так тогда?
        - Сейчас, минуточку… - Белов напрягся, вспоминая. - Как он возник, вошел? Ага! - он вспомнил наконец. - Ну да, конечно! Мы сели, постелились сразу, как поехали, решили спать залечь; день был тяжелый, автобус, очереди в Буе в кассы - шестнадцать часов круговерти… На ногах. Только постелились, я уже на обоих рукавах штормовки пуговицы расстегнул, как сейчас помню - начал раздеваться. И тут нам в дверь: тук-тук…

* * *
        - Кто там? - спросил Борька Тренихин, уже скинувший кроссовки и вот-вот собравшийся лечь.
        - Это я, Сенька-поп, - не без юмора ответил бас из-за двери.
        - Зачем пришел? - подыгрывая, в тон, спросил неугомонный Борька, и Белову тут же показалось, что Борька в Буе успел перехватить пивка, пока он, Белов, брал билеты до Москвы.
        - За красками! - продолжил старинную детскую присказку басовитый голос из-за двери.
        - Свои! - решил Борис и, закинув этюдник на багажную полку, отпер дверь.
        Однако вместо своего брата живописца в дверном проеме вдруг возник кряжистый мужик лет пятидесяти: косая сажень в плечах, в замасленной спецовке, оранжевая безрукавка путейцев, небрит пару недель, а может быть, и бородат - сказать трудно…
        Но главное, что поразило Белова - это его глаза: голубые, бесконечно добрые лучистые глаза на загорелом, смятом морщинами красном испитом лице. Глаза были добрые, но - как это часто бывает - одновременно еще и страдающие…
        - Налейте полстакана, мужики. Бога ради. Умираю.
        Мужик протянул в купе руку с пустой кружкой. Рука была таких размеров, что эмалированная кружка - армейский стандарт, триста пятьдесят грамм - казалась в его руке кукольной, детской…
        - У вас же есть, я знаю…
        Эта фраза, отдающая вымогательством, несколько разозлила Белова.
        - В этом вагоне, - Белов повторил, подчеркнув еще раз, - в этом вагоне есть выпить в каждом купе, так что ты нам тут не строй экстрасенса.
        - Нет, не в каждом купе есть, - ты что? - удивился мужик. - Только в трех. Но они мне никто не нальют. Только вы мне нальете. Я знаю.
        - Плохо ты знаешь, - ответил Белов. - Вот у меня, например, выпить нет ну ни капли. Вот так!
        - Это так, - согласился мужик. - У тебя, точно, - нет. А у него вот, - он указал на Бориса и, выдохнув, буркнул решительно, как присудил: - У него точно есть!
        - И у него ничего нет! - почти злорадно сообщил Белов, но, заметив боковым зрением странную ухмылку, скользнувшую по лицу Бориса, осекся.
        - У меня есть, - кивнул Борис. - Я утром в Княжепогосте успел взять, пока ты телеграмму своей Ленке давал.
        - Ну, ты друг, называется! - возмутился Белов. - И сидит ведь молчит.
        - Да я на Москву, чтоб с приездом, для бодрости чтоб, - извинился Борис, не чувствуя себя, впрочем, особенно виноватым.
        - Налей полстакана! - напомнил о себе мужик. - Прошу тебя. Христом-богом прошу…
        - Налью, конечно, не вопрос, - успокоил Борис мужика. - Скажи вот только, как ты понял-то, что есть у меня?
        - Имею дар. И по глазам я тоже вижу.
        - А по глазам не видишь - что есть, ну, что конкретно есть у меня выпить?
        - У тебя - коньяк.
        - Пятерка! Ну, хорошо - а где? Тут? Тут? Или тут?
        - Вон, в рюкзаке. Ты как залезешь - справа. В газете он. В «Вечерней Вологде»… За восемнадцатое августа.
        Борька бросился к рюкзаку, извлек бутылку, завернутую в газету. Развернул.
        - Да! Точно! Восемнадцатое августа. А это даже сам я не знал! Вот это да! За это и стакан не грех тебе налить! - откупорив, Борька щедрой рукой налил мужику до краев армейскую кружку. - Мочи, давай!
        Мужик, выпив залпом, вздохнул. На лбу его выступил крупный пот, взгляд приобрел осмысленное выражение: отпустило и полегчало. Глаза его при этом просто засветились в полумраке купе - стали еще добрей, голубей… Страдание вдруг исчезло в них начисто, уступая место задорному плутоватому блеску, обещавшему бесшабашное веселье, раздолье безудержное.

«Вот навязался-то на нашу шею, - мелькнуло в голове у Белова. - Бориса одного мне будто не хватает за глаза».
        - Как же ты это делаешь? - пристал к мужику Борька. - Учился, развивал в себе? Или от природы?
        - Имею дар, - скромно ответил мужик.
        - А дар чего - ну, в смысле только угадывать? Или, может, еще чего-то?
        - Еще чего-то. Тоже. Много. Сам я не знаю. Бездна во мне. До утра не перескажешь.
        - Ну, покажи нам что-нибудь еще, - попросил Борис, наливая в кружку грамм сто. - На. Будь так любезен.
        - Есть носовой платок? - спросил мужик.
        - Отродясь не водилось, - ответил Борька. - А шарфик вот такой - пойдет?
        - Пойдет, - кивнул мужик, взяв кружку с коньяком на изготовку. - Ты шарфик в середине завяжи узлом… Покрепче. Так! Крепко затянул? Теперь возьми его узлом в кулак, как будто узел хочешь спрятать. И держи покрепче узел.
        Борька крепко сжал узел. Снизу и сверху сжатого кулака свисали свободные концы шарфика. Мужик протянул свою ручищу, свободную от кружки, взял двумя пальцами свободный конец шарфика, слегка потянул и безо всякого труда протянул сквозь сжатый Борькин кулак весь шарфик. Узла на шарфике как не бывало.
        - Почувствовал чего? - поинтересовался мужик.
        - Нет. Просто как живой он вылез, - честно признался Борька.
        - Ага, - удовлетворенно кивнув, мужик принял свои честно заработанные сто грамм.
        - А вот давай теперь я тебе фокус покажу! - неожиданно загорелся Белов. - Борьк, достань карты.
        - Точно! - оживился Борис. - Этим ты сейчас его удивишь.
        Достав колоду, Борька протянул ее мужику:
        - Глянь сам - нормальные карты?
        - Нормальные, - согласился мужик, повертев колоду в руках.
        - Можешь всю колоду разом пополам разорвать? Руками просто - взять и - р-раз!
        - Всю колоду? - усомнился мужик и, попробовав, признался: - Нет, робя, не могу.
        - Ага. А руки у тебя - клещи вон!..А теперь ему дай. - Борька кивнул головой на Белова.
        Белов, взяв колоду, внимательно осмотрел ее - для пущего эффекта и без труда разорвал всю колоду пополам - свободно, как одну карту.
        - Ого! - изумился мужик.
        - «Ого» - это сейчас будет… - Белов взял половину колоды и, чуть напрягшись, разорвал и ее - на две четвертинки.
        - Ух, ты, вот силища-то! - восхитился мужик. - А на вид по тебе и не скажешь.
        Довольный донельзя эффектом, произведенным Беловым, Тренихин пояснил:
        - У художников очень сильные руки. Казалось бы, кисточка - ну пушинка, что тут такого? Но если всю жизнь помахаешь пушинкой по десять часов в день. Да с точностью, с филигранной. Вот! Самые сильные пальцы не у кузнецов, доложу тебе, и не у спецназовцев всяких - а у художников!
        - Надо же! Не подумаешь сроду.
        - Мало кто знает об этом, - скромно кивнул Белов.
        - А у художника Белова и ноги вдобавок сильные, как у слона, и быстрые, как у гепарда! - добавил с гордостью Борис.
        - А это почему же? У художника?
        - Не у любого! А у Белова именно. С детства по инстанциям ходил, пробивался. А в зрелые годы все двери ногами стал открывать.
        - Вот гад-то! - возмутился Белов. - Коньяк зажал сначала, а теперь хамить, скотина, начал!
        - Ладно-ладно! - остановил его Борис. - Коньяк, ты это верно вспомнил. Пора, мой друг, пора! Покоя сердце просит. Пора и нам бы причаститься.
        В бутылке оставалось не более пятидесяти граммов.
        - Эх-х-х!
        - Да я достану, были б деньги! - успокоил мужик. - За деньги мне любая проводница…
        - Ну, деньги - это не проблема. - Борис протянул руку к мужику и, сделав классический пас фокусника, достал якобы из-за уха мужика две двадцатидолларовые купюры.
        - На. Два флакона и заесть.

* * *
        - Николай Сергеевич! - в дверь кабинета директора вернисажа заглянула лохматая голова халдея из ресторана. - Уже половина одиннадцатого. Гости ждут тостов. Весьма неудобно выходит.
        - Все! - встал Белов. - Сей секунд! - кивнул он халдею, и тот скрылся. - Что знал, я все поведал вам, - он протянул Власову руку. - Желаю удачи!
        - Взаимно. Я все обдумаю, спасибо. - Власов с удовольствием пожал руку. - И я не считаю, что разговор наш полностью закончен.
        - Да что ж еще-то?
        - Ну, например, у вас рука-то точно сильная? - следователь вдруг крепко сжал руку Белову.
        - Не жалуюсь, - пожал Белов плечами, напрягая кисть.
        Власов, тут же застонав, сел на пол.
        - Если я еще чего-то вспомню, я непременно позвоню вам, - сказал Белов, отпуская руку Власова. - Вы мне оставьте телефон.
        - Хорошо.
        Встав с пола, следователь попытался достать правой рукой визитку, но не смог: рука не действовала, онемела.
        - Пройдет минут через пять. Вы извините - сами же, однако, напросились.
        - Я не в претензии, - исхитрившись, Власов наконец извлек визитку левой рукой, протянул.
        - Спасибо. - Белов убрал визитку. - Контакт надежно установлен. Мы в контакте.
        - Николай Сергеевич! - голос заглянувшего халдея звучал умоляюще.
        - Все! - подвел итог Белов, направляясь к двери.

* * *
        Дверь банкетного зала распахнулась, и гости за столом оживились, привстали с наполненными бокалами.
        - Тысячу извинений, - поклонился Белов, занимая место во главе стола и принимая из рук Лены фужер с шампанским. - Прошу без тостов. На «ура»!
        - Ура-а-а!
        Выпили и сели. Взялись за закуску. Маститый коллега, сидящий по правую руку, склонился к уху Белова и не без яда в голосе спросил:
        - Тренихина, что ли, встречал, да не встретил?
        - Нет. Деловой разговор, - спокойно ответил Белов. - Пристал клиент тут один. Не отвяжешься. Панно ему, видишь ли, надо в коттедж над камином.
        - Врешь, - не поверил коллега. - Борьку ждал, не дождался.
        - Смеешься все, насмехаешься. - Белов прожевал и сказал равнодушно: - Борька исчез еще в августе, ты разве не в курсе деталей? - Внимательно посмотрев в удивленное лицо собеседника, Белов констатировал сочувственно: - Стареешь, Сева. Теряешь контакт с жизнью. Не контачишь…
        - Николай Сергеевич! - встал кто-то в дальнем углу стола с наполненной рюмкой.
        - Без тостов! - напомнил кто-то.
        Но вставшего было уже не унять. Ему просто необходимо было произнести тост, что в их среде было равнозначно понятию «нахамить в лицо».
        - Дорогой Коля! - продолжил тостующий. - Что тебе пожелать? Все у тебя есть, все на месте. Давайте-ка, братцы, вмажем за то, чего не хватает нашему дорогому Коле…
        Все дружно зааплодировали. Все понимали, чего не хватало благополучному художнику Белову.
        Ему не хватало таланта.
        Это была уже вторая подначка, если первой считать замечание соседа «Тренихина ждал, не дождался».
        Белов, в свою очередь, тоже прекрасно знал, что теперь эти гости дорогие, выпивающие и закусывающие за его счет, распояшутся после второго-третьего тоста и начнут, что называется, гадить уж просто в открытую - под предлогом самых что ни на есть благих пожеланий на будущее и дружеских замечаний «для твоей же пользы».
        Впрочем, Белову было на них - с высокой горки, наотмашь, да с прицепом.
        Он был удачлив, работящ и не питал иллюзий.
        Что надо- то, в конце концов, от жизни? Свою профессию он любил. На хлеб хватало. На водку и икру - тем более.
        Далеко не всем из присутствующих на банкете удалось сделать хотя бы четверть того, что сделал он, Белов.

«Да провалитесь все вы, гниды!» - подумал он про себя и решил произнести ответный тост в выдержанном стиле, в интеллигентном духе, что-то вроде: «За нас с Леной и за хер с вами», но передумал и, качнув рюмкой, решил все же выпить за то, что ему на самом деле сейчас не хватало.
        А ему не хватало сейчас, конечно, Бориса.
        О, Борька всегда был душой общества, умел поддержать, повести за собой веселье, раскачать компашку до безудержной цыганской легкости, превратить любое застолье в непрерывный полет к счастью, которое наступит у всех, и наступит сегодня же, прямо сейчас.
        А наутро Борис - как никто другой - умел расхлебать почти любую послебанкетную ситуацию.
        Белов вспомнил, как, будучи еще студентом, Борис спас честь и жизнь студенту Магарадзе.

* * *
        Студент Магарадзе был грузин, учившийся на их курсе по линии нацкадров по профилю
«народные ремесла». Студент Магарадзе был сыном крупного грузинского начальника со всеми вытекающими отсюда последствиями.
        Тем не менее и вопреки, так сказать, он был прост, радушен, щедр душой и работящ.
        Преподаватели, впрочем, его явно побаивались - из-за его отца, конечно же; они были в его присутствии весьма напряжены, обращались к нему исключительно по форме, как в армии, - «студент Магарадзе». Возможно, они подсознательно превентивно напоминали ему этим, что сам он всего лишь пока студент: «Заходите, студент Магарадзе, садитесь, студент Магарадзе, студент Магарадзе скажет сейчас…» - и так далее.
        Почему это слово «студент» приклеилось намертво к его, в общем-то, обычной фамилии - бог весть, однако к третьему курсу его никто и не звал по имени - Гурам - все обращались к нему не иначе как «студент Магарадзе».
        История, о которой вдруг вспомнил Белов, случилась на третьем курсе во время зимней сессии дня за три до экзамена по научному коммунизму. Так как в течение семестра лекции конспектировала всерьез только Шурочка Голованова, то перед экзаменом на один ее конспект пришлось человек пятнадцать, пытающихся хотя бы в общих чертах понять, что же такое - коммунизм и при чем здесь наука.
        Сидя в пустой аудитории, они дискутировали относительно каждого момента конспекта. Дискуссия грозила довести их в равной степени до психушки, до драки и до ГУЛАГа.
        В это время, в самом апогее страстей, в аудитории появился студент Магарадзе. Постояв и внимательно, со все возрастающим удовольствием послушав остервенелый псевдонаучный околокоммунистический вздор в течение минут сорока, студент Магарадзе воспламенился и сам, мгновенно решив перенести такую на редкость жаркую говорильню в более подходящую с его точки зрения обстановку.
        - Отэц дэньги прислал… - заявил он, взяв слово. - Много денег. Кушать пойдем, коммунисты гребаные? Всех угощаю!
        Повторять второй раз не требовалось.
        Всей кодлой - пятнадцать человек плюс студент Магарадзе - они завалились в институтскую столовку, в просторечье именуемую рыгаловкой, в которой студент Магарадзе, конечно, бывал и ранее, но исключительно с целью найти там какого-нибудь нужного ему однокурсника, который, по слухам, в этот момент как раз обедал.
        Изучив меню и посмотрев все то, что выдавали на раздаче, студент Магарадзе брезгливо фыркнул:
        - Нэт. Это пускай свиньи едят. А мы хорошо покушаем, товарищи коммунисты.
        Сорвались, оделись, махнули в центр. Кафе «Маяк», «Московское», «Белый Аист»,
«Садко» также не удовлетворили своей кухней студента Магарадзе.
        - В «Арагви» пойдем. Выпить везде. А там кормят хоть.
        Однако перспектива двигаться и далее - в какое-то «Арагви» никому особо не улыбалась - они находились в этот момент прямо напротив здания КГБ, что на Лубянке, к «Арагви» ж надо было тащиться еще аж к Моссовету. Было уже почти четыре часа дня, начинало смеркаться, январский день катился к концу. Жрать хотелось.
        - А чего это нам ломить в твою «Арагви»? Уж если в ресторан ты нас ведешь, то двинули вот в «Славянский базар». Мы же славяне все - верно, студент Магарадзе? Ты один грузин будешь. А потом он и рядом здесь, вон, еще сто шагов к Красной площади.
        - Харашо, - согласился студент Магарадзе. - Около Красной площади плохо не станут кормить.
        Подплыли. Студент Магарадзе вмиг договорился с цербером, сунув ему что следовало и объяснив ситуацию просто: «день рождений у всех».
        Их посадили в общем зале, сдвинув три стола.
        Молчаливо скользящий по паркетам официант тут же понял, что студент Магарадзе хороший человек, из чего вытекало, что всех его гостей, столь счастливо родившихся одновременно друг с другом и самим студентом Магарадзе, нужно немедленно угостить на славу. Летая и кружась на цырлах, халдей в момент расставил на столах пять бутылок запотевшей «Столичной» вкупе с тремя большими подносами хлеба, после чего понесся стрелой за холодными закусками.
        Когда секунды через три халдей вернулся, катя перед собой сервировочный столик, отягощенный салатами, грибками, семужкой, икоркой и прочей «ассорти», на трех столах уже не было ни водки в бутылках, ни хлеба в подносах.
        - Нам хлеба и водки еще, - обратился студент Магарадзе к халдею.
        - Ас этим что? - изумился халдей, указывая взглядом на холодные закуски: - Ведь вы заказали.
        - Какой ты никуда не понимающий, - с сожалением заметил студент Магарадзе. - Конечно, мы съедим. Обедать пришли. Не поститься. Еще водки нам, понимаешь? Хлеба еще! Но это не значит, что мы вина пить не будем, мясо есть не станем. Как не понять? Не обижайся на меня, прошу!
        Халдей обалдело кивнул. И время понеслось на попутном ветре - крепчавшем, штормовом. Славный был вечер!
        Лишь самый конец его омрачил Алешка Куликов, их институтский клептоман. Алешка обратил внимание на то, что многие столики вокруг них остаются пустыми, когда сидящие за ними посетитетели встают и принимаются танцевать.
        Бокалы, рюмки и фужеры остаются на таких столиках совершенно без присмотра.
        Алеше Куликову стало понятно, что эту посуду следует прибрать: ведь в общаге извечно не хватало ни кружек, ни чашек, ни стаканов. Здесь же, по оказии, этот пробел мог быть ликвидирован без особых хлопот. Пока студент Магарадзе расплачивался с халдеями, Алеша, ничтоже сумняшеся, натаскал с ближайших столиков различного стекла и, за неимением сумки, аккуратно сложил все стекло себе за пазуху, став из-за этого похожим на беременного - месяце на восьмом.
        Естественно, такой порыв разумной запасливости, проявленный практически в открытую, не мог пройти, да и не прошел незамеченным. Разгневанный метрдотель прихватил Алешу за хохолок натурально на выходе из зала, не желая, видно, скандалить в самом зале.
        - Что это тут у вас такое? - спросил метр у Алешки, указывая на его слегка позвякивающее при ходьбе пузо.
        - Пошел ты в жопу, - уклонился от прямого ответа Алешка.
        - Да? - удивился метр. - А если так вот?
        Протянув руку, метр небрежно вытянул край рубашки из брюк Куликова. Пузо опало мгновенно, и Алексей тут же оказался стоящим по щиколотку в битом стекле.
        В воздухе густо запахло ментовкой.
        Метр объявил свою цену - пятьсот.
        Это было немилосердно: Алешка натырил не больше чем на полсотни - с этим впоследствии согласились абсолютно все.
        Однако заказывал музыку метр и только метр, так как те самые «абсолютно все» в этот момент не вязали ни лыка.
        Вязать не вязали, но карманы повыворачивать пришлось.
        Нашкрябали слезы.
        И тогда студент Магарадзе снял свои золотые часы, которые ему подарил дедушка Давид.
        Часы стоили приблизительно как автомобиль. Метр их принял в качестве залога «до завтрашнего вечера». Нацарапал, однако, и расписку, проставив сумму - пятьсот рублей - сумму, по крайней мере впятеро меньшую стоимости часов - во же сволочь какая!
        Оделись, вышли на Никольскую. Где завтра взять денег?
        - Алешка, ты же, сука, все устроил! Ты и доставай!
        С Алеши, впрочем, взятки были гладки. Его немного вырвало - сразу, на улице - и теперь он только тонко улыбался и покачивался.
        Договорились: все займут - где могут, сколько смогут - но побольше, до предела, и завтра в шесть встречаемся на Пушке, возле памятника.
        Все разошлись притихшие и даже протрезвевшие.
        На следующий вечер к Пушке съехались почти что все - четырнадцать персон плюс студент Магарадзе - один Алешка Куликов не прибыл.
        Пересчитали, кто чего принес. Сложили. Шестьсот семьдесят пять!
        И тут студент Магарадзе признался, что завтра утром в Москву прилетают его отец с дедом и братом. Сказал также, что если б не удалось собрать денег, то все - ему, студенту Магарадзе, пришлось бы наложить на себя руки. Другого способа встретить деда, отца и брата без часов, стоящих автомобиль, у студента Магарадзе не было. Только в холодном виде. На столе.
        Забавно то, что все тогда поняли - это без шуток. Уж очень мрачно и спокойно студент Магарадзе все изложил. Закон гор.
        Слава богу, что все обошлось. Оставалось, конечно, еще получить часы - да! Но всех отпустило немного. Развеселились.
        Путь их в «Славянский базар» проходил как раз мимо «Арагви». Деньги были: «лишние» сто семьдесят пять.
        День был позади: тяжелый, но удачный.
        - На полчаса, по сто граммульчиков, поправиться, как? А, ребята? - предложил кто-то.
        Все ощущали себя героями: человека от смерти спасли как-никак! Они были уже коллектив, команда, друзья, а не свора халявщиков. И вся жизнь у всех впереди. Чудная жизнь!
        Зашли, твердо зная - на двадцать минут, всем по стопке, для настроя и - вперед, довести до конца.
        Вышли из «Арагви» через три часа. Пересчитали деньги вновь: осталось только сто семьдесят пять рублей.
        Господи! Как же могло случиться такое?!
        - Слушай! - кто-то из них схватил за рукав студента Магарадзе. - Я же тебе говорил: не заказывай ничего больше, стоп! Точка! А ты ответил: «Все в порядке, не волнуйся, это деньги лишние»! Как так?! Как ты считал? Нет, почему?!
        - Я виноват, я перепутал… - признался студент Магарадзе. - Лишние и необходимые. Необходимые надо было оставить, а лишние можно было и выпить, ничего! А я, дурак такой, я их взял и перепутал.
        - Ну, хорошо, кончай базар, пойдем к «базару», я выну из них часы, - сказал вдруг Тренихин.
        Он был абсолютно трезв. Он ничего не пил в тот вечер.
        Молча они добрели до «Славянского базара». Тренихин разделся на улице, несмотря на январь.
        - Подержите пальто.
        Взяв расписку и оставшиеся деньги, Тренихин обошел очередь, стоявшую в ресторан, и решительно, даже, пожалуй, грозно махнул сквозь стекло швейцару: давай, открывай!
        Вернулся он минут через пять всего, с часами. Молча отдал часы, молча надел пальто.
        О том, как ему удалось «вынуть часы», он рассказал только лет десять спустя, да и то в порядке откровенной беседы с Беловым - с глазу на глаз.
        В те же годы большинство из них решило просто: у Тренихина была еще и своя заначка, сокровенная, которую он пожертвовал, чтобы стать героем в глазах всего курса.
        Однако эта версия была далека от истины.
        В тот вечер у Борьки своих денег не было ни гроша. Направляясь на Пушку, он выгреб все что мог. У него не было и чужих денег. Только те сто семьдесят пять и расписка.
        А научный коммунизм все сдали с ходу. Кроме Алешки Куликова, сдавшего с третьего захода, уже в феврале. Его, видно, Бог наказал.

* * *
        Часы пробили три часа ночи.
        - Не спишь? - тихо спросила Лена лежащего рядом Белова.
        - Нет.
        Оба смотрели в потолок.
        - Все думаешь?
        - Все думаю.
        Слава богу, банкет пролетел на одном дыхании, без возобновления старых закоренелых скандалов и без начала новых подковерных драк.
        - Скажи, Коля, а ты абсолютно все про этого сцепщика следователю рассказал?
        - Все я рассказал только тебе. Тебе. Абсолютно все.
        - А следователю?
        - Нет, конечно. Я следователю и половины не сказал. Я рассказал ему лишь до того момента, как Борька послал его к проводницам за водкой. А самое-то интересное как раз потом началось, дальше.
        - Но ведь это-то и было самое главное! Зачем же ты не рассказал?
        - Чтоб он подумал, что я больной на голову?
        - Что он подумал бы - это не наше с тобой дело. Твое дело было - рассказать.
        - Нет-нет! - Белов помолчал. - Выглядеть идиотом? Брось! Я давно уж отвык от таких ролей.
        - Но ты ведь знаешь, где искать Бориса!
        - Предполагаю, только. Точней, догадываюсь. Если бы я был уверен…
        - То - что бы?
        - Да ничего! Ты спи. Вообще в эту версию едва ли кто поверит. Я и сам сомневаюсь, честно говоря, хоть и являюсь ее автором. Подобное могло возникнуть в голове только у того, кто хорошо знает сумасбродность Борьки, неуемность, импульсивность. Для всех остальных, и для следователя в том числе, эта версия - полная чушь.
        - Я бы, Коля, будь я на твоем месте…
        - Ты, Лена, будь на своем. Мое это дело - и точка. Только мое и ничье больше.
        - Коля…
        Он потянулся к ней.
        В дальнем углу сознания мелькнула скользкая мысль о том, что это, пожалуй, уже и не любовь. И не попытка растаять в родном, теплом, близком: расплыться в своей половине, уйти во второе «я». Это был даже не секс ради секса, как удовольствие и времяпрепровождение. Это больше всего напоминало выполнение некоторого молча подразумеваемого обязательства, или, проще - прием снотворного - последняя попытка уйти хоть ненадолго из жизни - отбарабанить свое и заснуть.

«Ее не следует тянуть в эту историю, - подумал Белов. - Этот внезапно возникший крест - он только мой. Хотя и я его, в сущности, не заказывал. Но он мой, не ее! Ведь если не хочешь потерять все, любовь не следует грузить выше допуска; до выпрямления рессор - не надо».
        Любовь как перекаленная сталь: тверда, но и хрупка. Она может выдержать неимоверное давление, резкий жар, резкий холод и стать только тверже. Но может она и внезапно хрупнуть на самом, казалось бы, бытовом и вполне безобидном изгибе судьбы.
        Так, например, как хрупнула любовь Тренихина той осенью на третьем курсе…

* * *
        На третьем курсе осенью у Тренихина случилась большая любовь. Как и всякая большая любовь, она образовалась из ничего и совершенно внезапно.
        С Анечкой Румянцевой Борька схлестнулся случайно и, что для Тренихина было особенно не характерно - в абсолютно пристойном месте: в Третьяковской галерее.
        Судьба их буквально столкнула возле известной картины Нестерова «Лисичка».
        Борис, не сводя глаз с переднего плана, отступил на пару шагов, чтобы «включить в глаза» всю композицию целиком и, отступая, сильно толкнул спиной стоящую сзади Анечку. Конечно, он тут же вежливо извинился. На ее вопрос, всегда ли он ходит спиной вперед, Борис ответил, что нет, не всегда. Только по выходным.
        В зал Врубеля они пошли уже вместе.
        Потом, выйдя из Третьяковки, оба с удивлением обнаружили, что домой им идти по дороге: Анечка жила в одной из цековских башен среди больших и малых Бронных, а Борька снимал в ту осень комнату в коммуналке на четвертой Тверской-Ямской. Довести до дому милую Анечку, а потом уже двинуть к себе за Маяковку сам Бог велел.
        Проводив Анечку до подъезда, Борис был зазван на чай: день был промозглый, и оба ужасно замерзли, одевшись с утра не по погоде.
        - Согреться?…Чаем?!?
        - А почему бы нет?
        - Ну что ж, я в этом без комплексов. Можно и чаем.
        - Ну, пошли тогда!
        Оба Аничкиных предка были дома по причине воскресного дня, о чем, конечно, милая Анечка не могла не знать.
        Так, совершенно естественным образом, Борис в один день познакомился с самой «что ни на есть на свете, ты и не видел таких, я клянусь тебе, точно, старик», втюрился выше ушей и сразу же был представлен, «не отходя от кассы», предкам. Причем все залпом: в течение четырех-пяти часов.
        Борька произвел на родителей самое неизгладимое впечатление, нарисовав, между делом, за чаем их Пусика - огромного голубого перса, а затем заодно также Чама - тупого и расхлябанного сенбернара.
        С точки зрения отца Анечки, одного из серых кардиналов ГТУ ГКЭСа*, Борис подходил идеально: безупречно русский скромный парень, в выходной ходит в Третьяковку один, без пьяных друзей, ходит изучать также безупречно русского православного художника Нестерова, вырос в детдоме, родственников нет - а это просто замечательно! Далее, парень при галстуке, вежлив-корректен до судорог, на пол не харкает, в солонку руками не лезет, не указывает пальцем в лицо и на вещи, не чешет под столом ногу об ногу, носом не шмыгает, губ рукавом не утирает. Мало того, парнишка при деле: учится в художественном, в который - раз одинок, как перст в унитазе - поступил сам, благодаря напору и усердию. (Про талант Анечкин папа слыхал как-то в детстве, но не особо прислушивался.) Конечно, усердие и напор - что же еще? Именно такой парень будет сидеть в перспективе на мягкой мебели, смотреть с ним футбол, пропускать «по одной и хорош», водить Аню в консерваторию после обязательной прогулки с Чамом и мытья Пусика итальянским кошачьим шампунем. За это он и будет иметь абсолютно все. Все то, за что самому тестю пришлось в свое
время «ох и покувыркаться». А у них-то все будет даром, считай.

* ГТУ ГКЭС - Главное техническое управление Госкомитета по внешним экономическим связям.
        Мать же Анечки тоже сомлела от Борьки Тренихина враз. Она, конечно, не поверила в историю о внезапном знакомстве три часа назад в Третьяковке: любая случайность - это хорошо подготовленная операция, всем же известно! И именно поэтому она с порога чрезвычайно высоко оценила Бориса: ведь именно под его руководством было разыграно это появление его самого в их семье - как милая и совершенно внезапная импровизация. Ах, так и поверила я! Однако отсюда вытекало огромное положительное влияние Бориса на Анечку - взбалмошную и даже истеричную по жизни: как она держалась, как она натурально врала о случайной встрече перед картиной Нестерова
«Лисичка»! Вот наконец появились те самые руки, которые хватко зажали в ежовые эту сумасбродную неуправляемую девчонку! Нашла коса на камень - да как удачно-то нашла! Впрочем, он даже красив, не уродлив ничуть, хоть и не смерть уж как интеллигентен, да, это верно. Пускай! Раз Анна перед ним - по струнке, то это то как раз, что и требовалось. К нему-то самому подобрать ключи - пустяк - запляшет и не дернется.
        Словом, история со знакомством, получив мощный родительский попутный импульс, подкрутку, начала развиваться в бешеном темпе. Через неделю Борька уже дня не мог прожить, не увидев Анечки. Теперь уже если кому нужно было срочно и гарантированно отловить Тренихина., то следовало двигаться в сторону больших и малых Бронных и там сканировать многочисленные скверики и переулки.
        Так как любовь отнимала бездну времени, Борис стал брать с собой на прогулки этюдник или папку для набросков карандашом - иначе было не выкрутиться - даже такой, как он, начал уже из-за этой любви пускать пузыри - и по композиции, и по графике, и по анимационной технике.
        Собственно, именно наличие на прогулке карандаша и бумаги вкупе с талантом и погубило их любовь.
        Это случилось в ясный солнечный октябрьский день в одном из сквериков. Борис присел на лавочку и начал рисовать ворону, отнимавшую хлеб насущный у воробьев. Анечка же, прогуливавшая заодно и Чама, отошла от Бориса подальше, чтобы безумный Чам не разогнал натуру.
        Почти закончив рисунок, Борис обратил вдруг внимание на ребенка лет пяти, девочку, сидевшую поодаль от него, на другом конце той же лавочки.
        Его поразило взрослое, совершенно отрешенное от жизни выражение лица ребенка. «Все в прошлом» - вот как должен был называться портрет этой пятилетней девочки.
        Боясь спугнуть это выражение, Борька быстро лихорадочно начал новый набросок…
        Рисунок пошел сразу - из чистоты листа, как по мановению волшебной палочки, стало возникать на глазах насмерть придавленное взрослой жизнью детское лицо.
        - Как вылитая! - раздался тихий вздох за спиной.
        Это была мама девочки.
        Разговорились.
        Нина - так звали маму - безо всяких наводящих вопросов объяснила причину столь странного выражения лица дочери: та, оказывается, перенесла месяц назад тяжелейшую операцию на щитовидке «и все никак не отойдет».
        По одежде Нины и ее дочери было видно, что принадлежат они к социальным низам, не к самому дну, конечно, но именно к той живущей в коммуналках лишней публике, которая представляет собой балласт, и хоть этот балласт и придает остойчивость государственному кораблю во время бурь-штормов, но он же, одновременно с тем, и тянет государственный корабль на дно в любом реестре международной статистики уровня жизни. Исчезни эта публика - не было бы нищих.
        Нина была одета заметно получше, чем девочка, из чего Борис чисто интуитивно сделал абсолютно правильный вывод о том, что Нина не замужем, а девочка, конечно, без отца.
        Борька решил расшевелить хоть чуточку ребенка: было интересно посмотреть, как же она смеется, эта девочка.
        - Привет! Тебя как зовут?
        - Юля…
        - А вот это кто, Юля? - Борис показал ей ее же портрет.
        - Это я.
        - Да. Видишь, грустная ты какая. Мне надо еще веселой тебя нарисовать. А чтобы нарисовать тебя веселой, тебя надо немного рассмешить. Хочешь, я нарисую тебе вертосла?
        - А кто это - вертосел?
        - А это сын осла и вертолета. Вот такой вот.
        - Боже мой! - сказала Нина пять минут спустя. - Вы не поверите, но я сама первый раз вижу, чтобы она так хохотала! Вы действуете на нее лучше, чем все врачи, включая невропатологов!
        Борька в те годы уже знал за собой это свойство.
        Действительно, и это общеизвестно - рисунки сумасшедших, например, рождают в душах нормальных людей некий сумбур, спонтанную тревогу, будя какую-то мракуху в подсознании. Произведения же обратного свойства - спокойные, умиротворяющие, добрые, умные могут лечить, успокаивая: в том, разумеется, случае, если кистью водила душа, мастерство и талант.
        - Вы не зашли бы к нам? - просительно предложила Нина.
        Нине было на вид тридцать пять. Лицом она напоминала древнерусскую фреску: светящийся нарочно подчеркнутой святостью лик на фоне дранки, торчащей местами из-под осыпающейся штукатурки.
        - О, нет! - извинился Борис. - Я не один вообще-то здесь. Я с девушкой здесь. И с собакой.
        - Ну что ж! Извините тогда и… прощайте!
        На лице пятилетней Юлии в ту же секунду мелькнула такая гамма чувств, что Борису показалось, что рядом с ним в асфальт ударила бесшумная черная молния.
        - Хорошо. Я к вам зайду. На пять минут.
        - И будете приходить, и будете приходить, да? - залепетала Юля, вцепившись маленькой живой ручкой в синтетический рукав куртки Тренихина.
        Через неделю уже love story Бориса дала бездонную трещину: каждая встреча его с Анечкой начиналась с ее вопроса: «Ну что, опять к ним ходил? Вчера или позавчера?» После чего, через несколько фраз, следовало, естественно: «И когда ты теперь снова пойдешь? Завтра? Или сегодня, может быть?»
        Все объяснения относительно милосердия, совести, души не принимались. Рассуждения о существовании некоего неписаного закона, заставляющего каждого большого художника платить духовный налог Богу, принимались как неуклюжие оправдания. Указания на полное несоответствие характеров, взглядов, жизненного опыта у него и у Нины и, наконец, даже подчеркивание объективно существующей разницы в их возрасте - более пятнадцати лет - принималось Анечкой Румянцевой зеркально - как доказательства ее, Анечкиной, правоты и прозорливости.
        Так продолжалось около двух месяцев.
        Тренихин ни за что ни про что с чистой как на духу совестью и ясным сознанием сгорал меж двух беспощадных огней.
        Он абсолютно не был влюблен в Нину, более того, она ему даже активно не нравилась, особенно когда делала «засасывающие» глаза, но он не мог вдруг взять и оставить ребенка, опершегося на него всей душой, ребенка, для которого он, Борис, стал единственным светом в окошке, на котором этот детский узконаправленный свет сошелся клином. Вместе с тем он был не на шутку влюблен в Анечку Румянцеву. В ней ему нравилось все, кроме неосознанно создаваемого ею ощущения тисков, сжимавших Бориса все сильней и сильнее. Он чувствовал себя уже крепко обязанным, хотя между ними с Анечкой ничего такого обязывающего не произошло, ни на словах, ни на деле. Ситуация усугублялась еще и тем, что у Анечки все четче и четче стала проявляться в характере черта истеричности, зародыш этакой фурии, с сумасшедшим блеском в глазах. Человек, готовый смести все и вся ради какой-то, пусть даже очень высокой цели, естественно вызывает в окружающих страх, отторжение. Почему я что-то должен? - все чаще мелькало в сознании. Чувство непрерывной зависимости, необходимости оправдываться, ощущение крепких пут, вериг, которые навешали на
него справа и слева, раздражало Бориса все больше и больше. Наконец, это сильно стало мешать рисованью. Он начал срываться, спуская собак на окружающих.
        Долго тянуться такое, понятное дело, не могло.
        В начале декабря Анечка дала Борису полную отставку.
        Он тоже сказал ей все, что он по этому поводу думает.
        Она ответила тем, что она думает по поводу его дум.
        Разрыв состоялся полный и окончательный, такой, от которого нет дороги назад, и не может быть, и никогда не бывало - даже в советском кино.
        Они расстались на углу с пустыми от безумия обид глазами.
        Оставшись в одиночестве, Борис выкурил одну за другой три беломорины и подумал: пойду-ка я, да и на Нине-то… женюсь! Вот так я теперь поступлю!
        В тот же вечер, рисуя Юле, как обычно, различных крокозябр, тигрогрызов, козлерогов, Борис неожиданно заметил, что Юля вполне отошла от того октябрьского образа «не от мира сего». Она была уже нормальным здоровым ребенком. Ребенком веселым, причем себе на уме.

«Господи, - подумал Тренихин, разглядывая, словно впервые, новое, совершенно ему незнакомое лицо девочки. - Как жизнь бисер мечет, перелицовывая до неузнаваемости! Все вывернула наизнанку, опрокинула: вот уж взаправду - кто был никем, тот станет всем и наоборот. Дичь какая-то! Ведь я запутался вконец», - пришел он к правильному, но совершенно неожиданному для него в тот момент выводу.
        - Дядя Боря, а ты мне вчера обещал нарисовать, как Кузовик и Грузовик придумали новое электромеханическое устройство под названием «Кашедоедатель». Обещал, а не нарисовал!

«Обещал, - вспомнил Тренихин. - Было такое».
        - А хочешь, дядя Боря я тебе секрет один открою? - предложила Юля.
        - Валяй, - согласился Борис.
        Нина как раз убежала минут на двадцать в молочную, так что было самое время секретничать.
        - Вчера приходили к нам дедушка с бабушкой, после тебя.
        - Ну?
        - Да. И мой дедушка сказал, что если ты женишься на маме, то он тебе подарит автомобиль! Дедушка ветеран, ему бесплатно обязаны дать «Запорожец». А он решил подарить его тебе. С ручным управлением.
        Борька не знал, что сказать. На миг он потерял способность соображать. Чувствовал: все внутри обрывается. «Обязаны дать» и «с ручным управлением» вертелось, сверлило в мозгу.
        Он не помнил, как дождался возвращения Нины и, сославшись на что-то - на головную боль, что ли? - поспешно откланялся.
        Больше он к ним не пришел никогда.

* * *
        - Послушай, Коля… - Лена прервала цепь воспоминаний. - Ты просто… Ты как фаллоимитатор… Нельзя же просто так: туда-сюда… О чем ты думаешь сейчас? О чем ты вспомнил?
        - О несчастной любви Бориса.
        - Вот здорово! Приятно слышать, ты не представляешь как! Ты бы на себя глянул со стороны.
        Он промолчал. Сказать было нечего. Он определенно одурел за последние часы. Это верно.
        - Ты, Коля, не убивайся так особо. Все кончится, я знаю, хорошо. У тебя все хорошо кончается. Есть за тобой такое. У тебя плохо не может кончиться. Сказать, почему?
        - Не надо! - Белов почти с ужасом отрицательно махнул подбородком, очнулся окончательно и, изображая радиста, с иронией произнес: - Вас понял! Связь кончаю.
        Он сконцентрировался, заставил головной мозг отключиться. Включил спинной. И через минуту, точно, кончил связь.
        Но мир в душе и спасительный сон были так же далеки, как и час назад.
        - Не надо, Лена… Не надо больше! Я вымотался в лист.
        - Конечно, я тебе никто!
        - Нет, - тихо сказал Белов. - Ты самый близкий человек мне сейчас. Иначе я б тебе не рассказал про сцепщика.
        С минуту еще они лежали молча, глядя в потолок над собой.
        Наконец она не выдержала, села на кровати, закурила. Затем повернулась к нему:
        - Коля… Не надо в себе носить это. Когда в себе - все это жутким кажется, а если всем расскажешь - пустяки.
        - За психа примут.
        - Да ладно, ты ж художник - разве не так! Воображение у тебя разыгралось, предположим, понятно? Отдай ты им этот кусок. И пусть они в прокуратуре там подавятся. Скинь это с плеч. Ведь я тебя люблю.
        - И я тебя люблю.
        Он повернулся к ней, вынул из ее пальцев сигарету, погасил, раздавив ее в пепельнице до мочального состояния.
        И время снова оборвалось.
        Мысли, время и жизнь вернулись к Белову, когда часы за стеной прохрипели, слегка дребезжа, четыре раза подряд.
        О- о, это уже утро, считай.
        Теперь надо срочно заснуть. Необходимо. Нужно!
        Белов умел делать то, что нужно, а не то, что хотелось, умел даже в большей степени, чем Тренихин.
        А Борис умел в нужный момент взять на себя управление. Он просто так потеряться, пропасть, сгинуть не мог, Белов был уверен. Борис мог держать себя сам в самых что ни на есть ежовых, курс - по трассе, цель - в кресте. В самых, казалось бы, безнадежнейших ситуациях. Как, например, в тот январский вечер, когда он вернул студенту Магарадзе часы.

* * *
        Он потом рассказал, как это у него получилось. Лет десять спустя рассказал.
        Он вошел в ресторан и направился прямиком к метрдотелю. Тронул его за рукав и сказал, достав и предъявив расписку:
        - Я деньги принес. Предъявите часы.
        Метр отвел его в сторонку и, отперев один из ящиков столика-тумбочки, стоящего в дальнем углу общего зала, извлек часы, положил перед ним на столик.
        Метр, видно, хорошо запомнил, что часы снимал грузин.
        - Часы не эти, - сказал Борис, едва глянув.
        - Тогда, наверное, вот эти? - как ни в чем не бывало, метр достал - на сей раз уже из кармана своего смокинга - часы Магарадзе. - Простите. Я, видно, спутал. Теперь правильно?
        - Теперь правильно, - кивнул Тренихин и, взяв в левую руку часы, почти одновременно с этим так врезал метру правой, что у того аж хрустнуло в лице.
        Бросив на грудь отключившегося метра семьдесят пять рублей, Тренихин спокойно, не торопясь покинул зал.
        Его провожали взглядами десяток человек. Но его никто не остановил.
        Возможно, случайно - все просто растерялись от неожиданности. А возможно, что везение было здесь абсолютно ни при чем: Белов хорошо помнил, что в тот вечер во взгляде Бориса было нечто фатальное, светящаяся глазами врубелевщина, лермонтовина такая - мороз по коже.
        И ясно, почему демоническая волна несла Тренихина в тот вечер.
        Потому что в тот же день, часами пятью ранее, он, после месяца молчанья, решился и позвонил наконец Анечке Румянцевой, позвонил первый: в надежде занять у нее денег, чтоб выручить часы студента Магарадзе - предлог и повод был железный. А позвонив, он узнал, что Анечка вот уже месяц как не имеет места в подлунном мире: еще в начале декабря она, разорвав все его рисунки, которые он дарил ей в ноябре пачками, выбросилась из окна своего десятого этажа цековской башни и умерла, ударившись среди больших и малых Бронных об твердый и грязный асфальт.

* * *

«Господи, дай же мне сон!» - взмолился Белов.
        Но Бог не давал ему сна.

«Боже ты мой! - вдруг ужаснулся Белов, вспомнив: - И зачем же я „Кыш, блин!" сказал этой девочке, попросившей автограф у меня перед самым банкетом? Ну за что я обидел ее? Вот же скотина, хуже скота - распустился ни к черту!»
        От боли в душе Белов аж заскрипел зубами.
        И в ту же секунду, как провалившись, заснул.

* * *
        - О, на ловца и зверь бежит! - Власов встал навстречу входящему Белову, поднял в приветствии правую забинтованную руку. - Я как раз хотел повесточку вам послать.
        - А что - разве так сложно позвонить? - удивился Белов. - Я же вам дал свой телефон.
        - В нашем случае не очень удобно звонить. Не те у нас отношения, - многозначительно произнес следователь и, заметив удивление на лице Белова, пояснил: - Звонок-то к делу не пришьешь. Вам позвонишь - а вы потом откреститесь. Или вы, допустим, чего не поняли по телефону, не расслышали. Позвонишь порой, а потом выясняется, что вроде хоть ты и звонил, казалось бы, да не туда, видимо, попадал. А время идет, часики тикают, начальство сначала за холку треплет, а потом и шкурку приспустит… Иное же дело повестка - вещь осязаемая - раз и квас - под расписочку! Хотите, приходите, не хотите, не надо - пожалуйста - а расписка ваша уже в дело подшита, подколота! Дело пухнет, как морда утопленника, и, значит, споро делается поманенечку. Старо как мир, мудро! Ну, садитесь же, гость дорогой. То есть не то чтобы уж прямо садитесь, хе-хе… А присаживайтесь пока вот.
        Белова страшно раздражала эта манера Власова говорить: уклончиво, с отводом глаз в сторону, с намеками, невнятными угрозами и каким-то наивным, открытым хамством, с наглостью на уровне детского сада.
        Белов сел напротив следователя и слегка потянулся, так, что плечевые суставы сочно хрустнули.
        - Как рука? - спросил он участливо, но не без удовольствия. - Сильно болит, поди?
        - Да нет. Прошла. Еще вчера, - безмятежно парировал Владислав Львович, однако, кинув взгляд на свою руку, увидел повязку и болезненно поморщился: - Перевязал вот просто так, формально - чтобы писать меньше. У нас ведь как, у следователей - сплошная писанина. Все думают, что мы как Пуаро, как Шерлок Холмс: расследуем там, вынюхиваем, анализируем, думаем, а мы вроде Агаты Кристи - пиши и пиши, что в голову взбрендит, без всякого вмешательства ума, двадцать пять часов в сутки кряду - в черную голову, чего хочешь пиши, одно чистописание, мать его, прости господи!
        Белов сочувственно кивнул.
        Оба замолчали.
        Власов даже отвернулся в сторону и вперил свои темные, как маслины, глаза куда-то туда, за окно, в серое небо, затянутое сизыми облаками. Там, на пламенеющей багрянцем ветке клена, сидела облезлая ворона и как-то тяжело, по-собачьи натужно гадила.
        - Запор, - констатировал Власов и вновь замолчал, закрыв глаза.
        Пауза затянулась сверх всякой меры и приличия.

«Заснул он, что ли? Специально жилы тянет, псина», - подумал Белов и громко, отрывисто кашлянул.
        Власов вздрогнул и резко открыл глаза.
        В глазах был испуг: видно, он действительно увлекся своей ролью и закимарил хоть и сидя, но вполне.
        - Так по какому поводу вы меня повесткой-то хотели вызвать? - спросил Белов.
        - Нет-нет, лучше вы начните, с чем пришли. У нас-то пустяки: глядишь, и тема отпадет сама собой. Я вас слушаю.
        - Я вам вчера не успел досказать этот эпизод.
        - А, в поезде?
        - Да, в поезде. А как вы догадались?
        - Очень просто: вы же его вчера мне как раз и недосказали. Логика, ничего больше.
        - Ну вот, а сегодня я решил досказать. Мне кажется, что окончание этой истории играет самую существенную роль в деле исчезновения, так сказать. - Белов запнулся слегка. - Вы только выслушайте меня до конца и внимательно, и главное, будьте любезны, не сочтите меня за ненормального.
        - Побойтесь бога! Какой же из вас ненормальный! Хе-хе! На это вы и не рассчитывайте: на психа скосить. У меня, скажу вам более, принцип: лучше психа засадить в качестве нормального, чем нормального - освободить.
        - Простите, не понял вас? - удивился Белов.
        - Да я и сам себя не очень понял, - немного смутился Власов. - А, вот что: я хотел сказать, что ни за что вас за ненормального не сочту. Что бы вы мне тут ни наплели, как бы ни крутились-колотились. Вот! Это будьте спокойны. Наоборот, я искренне считаю, что вы - уникум! - Власов поморщился, пошевелив пальцами забинтованной правой руки.
        - Ну, хорошо. - Белов задумался, не зная, с чего начать.
        Власов полистал бумажки, ища последний лист. Было заметно, что и сам он не очень хорошо помнит, на каком месте вчера остановился Белов.
        - А, вот, нашел! Вы остановились на том, что пропавший Тренихин послал этого волшебного сцепщика к проводницам за новой выпивкой. Ну-с, что же случилось дальше?

* * *
        - Во! - сцепщик вернулся в купе с двумя бутылками водки и газетным кульком, содержащим три помидора, три огурца и шмат сала. Поставив водку на стол и разложив рядом закуску, он извлек из карманов три чайных стакана:
        - Живем!
        - Показал бы еще какой фокус, что ли, - попросил Борис, разливая.
        - М-м-м… - согласно мумукнул сцепщик. - Бона, смотри на закуску. Внимательно смотри, безотрывно. Ша! Теперь, мужики, полная тишина!
        Дождавшись тишины, сцепщик чмокнул и, сосредоточившись, вперился в закусь. Взгляд его остекленел, на лбу вдруг выступили жилы от напряжения…
        Медленно, неохотно, словно с трудом подчиняясь ему, с какой-то заметной на глаз нерасторопностью, помидоры и огурцы начали разваливаться на части - один за другим, по очереди - сами собой, будто нарезанные невидимыми ножами. Забавно, что все развалились на три равные дольки.
        - Во, филиппинская медицина какая, - на троих, а? - восхитился Борька. - Ну, а сальце - смогешь?
        - Сало сложнее, - ответил мужик, оттерев со лба очередную партию крупнозернистого пота. - Сало и ножом резать тоже тяжелей, чем помидоры. Да и форма не та у меня пока - после вчерашнего-то. Сейчас, не спеши. Не спеши. Вдоль или поперек его распустить, как желаешь?
        - Ну, разумеется, желаю поперек, - тут же скомандовал Борис. - Вон мясные прослойки-то какие. Не разжуешь. Поперек волокон и потоньше, будь добр.
        - Сделаем, - согласился сцепщик.

…Все втроем глядели как зачарованные на шмат сала, начавший вдруг отделять от себя аккуратные тончайшие ломтики, отслаивающиеся один за другим и раскладывающиеся веером на мятой газете безо всякого физического вмешательства.
        - Слушай, как ты это делаешь? Чем?
        - Я и сам не знаю, - честно признался мужик. - Чувствую только - могу! Ну, вот он, - сцепщик кивнул на Белова, совершенно ошалевшего, лихорадочно пытающегося понять, что на его глазах происходит. Фокус? Прелюдия к мошенничеству? - Вот как он, друг твой, думает, соображает? Чем?
        - Белов соображает головой, - уверенно отреагировал Тренихин. - И больше ничем.
        - Ага, - согласился мужик. - Вот ты, кстати, сечешь, что не только головой думать можно. Ты это чувствуешь.
        - Да я это просто так ляпнул, не думая, - признался Борис.
        - Не думая головой! - заметил сцепщик многозначительно.
        - Головой не думая! - подхватил Белов, как попугай, лишь бы не молчать только.
        Ему стало вдруг жутко до беспамятства. Непонятно откуда в подсознании всплыло паническое ожидание катастрофы. Что-то грозное быстро прошелестело где-то там, внутри, всколыхнув все слои интуиции и суеверных предчувствий.
        - Ну, будем! - приподнял стакан сцепщик.
        - Я потерял, кстати, мысль, - сказал Белов, изо всех сил стараясь скрыть этот внезапно обуявший его животный страх. - Кто помнит, о чем мы говорили только что?
        - Мы говорили о том, как я это делаю, - незамедлительно отреагировал сцепщик. - А я сказал, что не знаю как, так же как ты не знаешь, как ты сам думаешь или, допустим, чем ты вот сейчас выпить хочешь? А ведь хочешь?
        - Хочу, - согласился Белов, чувствуя, что стакан в его руке просто играет от нервной дрожи, охватившей все тело.
        - А чем хочешь - ты и сам не знаешь! Ну! - он опрокинул стакан так заразительно, что оба художника, как под гипнозом, синхронно сделали то же самое.
        - Ты с детства все это умеешь? - спросил Борис и, взяв со стола кусочек сала, мельком осмотрел срез, невыразительно хмыкнул и закусил.
        - Нет. Это лет двадцать как на меня нашло.
        - Как? Расскажи, если время есть и не жалко.
        - Секрета нет. Я тогда работал в леспромхозе на Севере, на воркутинской ветке, недоезжая одного перегона до Инты. Разъезд 1952-й километр. Там лагерь был еще большой, режима строгого - слышали, может? Кожимлаг?
        Борька иронично фыркнул, отрицательно мотнув головой.
        - Ну и слава богу, что не слышали, - согласился сцепщик. - Это лучше не знать, не слышать, не видеть. Будто нет. Неважно. Ну вот. Там рядом - леспромхоз. Ну, это тоже неважно, - сцепщика явно повело с последнего стопаря.
        - Эй! - тряхнул его Тренихин за плечо. - На хрен! Давай побоку все, что не важно. А то не нальем тебе больше.
        - Ты что? - испугался мужик, сразу очнувшись и словно ища нить. - Ладно. В общем, работал я там в те еще годы, и пошли мы как-то на субботу-воскресенье с мужиками в горы рыбу ловить…
        - Что-что? В горы рыбу ловить? - переспросил Белов, подумав, что сцепщик опять нацелился в отключку.
        - Тунец, кефаль в горах крупная, - подтвердил Тренихин, уловив иронию в голосе Белова и подначивая в том же направлении.
        - Зря насмехаетесь, - хмыкнул сцепщик. - В горы, вот, в уральские все там ходют рыбачить. Подале. В верховья. Там же ручьи. Со снежников-то. Вода чистейшая. Да водопады там, в верховьях самых. Рыба любит, ей под водопадом легко дышится. Играет. И под каждым водосбросом яма есть. Вот в яме-то оно и есть самое - харюс, кумжа. Семужка. Как дашь шашку тола - и собирай - унесешь сколько! Но сначала ее вынуть-то, рыбку, надо. А водичка уй, холодющая - со снежника, ну просто обжигает, смерть.
        Тренихин откупорил вторую и начал разливать.
        - Записки охотника! - кивнул он, разливая. - Тургенев, блин! Иван Сергеич, как живой…
        - Налазились мы всласть по ямам. Замерзли, значит. Потом согрелись… конкретно так, плотно. Передрались все на хрен, я ушел от них. Ну, приплутал чуток. Там лесотундра. К утру на стрелку вышел все же, определился - речка Хамбол где впадает в Лимбек. Ну, точка характерная. Все, вижу я теперь найду дорогу-то назад, к железке.
        - А далеко там было до жилья?
        - Да километров шестьдесят, не меньше. День ходу. Ладно. И тут гляжу опять на стрелку - от те раз! - а там, ну вот как пишут в книге - на ногах стоит тарелка!
        - Чего-чего?
        - Тарелка, ну! Летающая. Сейчас про них в газетах. И везде. Даже по телику этим летом один раз тоже показывали. Что, не читали, не видели? Открыто теперь, можно про это, лет уж восемь, Горбач когда еще позволил: пишите правду. Можно. А Ельцин добавил.
        - Тарелка, значит? - Белов чуть усмехнулся, отвернувшись, чтобы не обидеть.
        - Нет, не тарелка там была, а… Трудно объяснить, что это. Ну, в общем, там дела! Словами не скажешь. Ну, я-то сам замерз. С похмелья. Многого не запомнил, не помню. Я помню что? Там база вроде как у них, ну как бы пост или что-то. Посольство! Не разберешь. Муравейник. Они меня тоже видят, конечно, по-своему мекают меж собой: свист как бы, шорох такой блядский, ну, вроде скрипа лебедки - на самых малых оборотах и под грузом. А я хоть с лютого похмела, бьет меня, как заболел будто, но - понимаю, абсолютно все. Прямо в уме, не в ушах. И безо всякого перевода.
        - Как выглядели-то они?
        - Никак!
        - Как так - никак?
        - Да так - никак. Не объяснишь. Это надо увидеть самому. Сразу поймешь, о чем я.
        - А что - увидеть? Увидеть то, что выглядит «никак»?
        - Ага, никак, вот точно! Я, понимаешь, уже привык к неверию - раз сто уже рассказывал. Вот ты представь, что ты никогда не видал огня. А тебя спрашивают - как выглядит? Да никак! Что ты еще ответишь? Ты можешь объяснить? Языки, скажешь, такие вот, языки? А тебя спросят - говяжьи или свиные?
        - Огонь - это… вьется и светится, - сказал Тренихин. - Вьется как ветер, светится, как стекло на солнце.
        - Ума до хера у тебя, погляжу, - язвительно похвалил сцепщик Бориса, принимая стакан. - А вот объясни ханту, который в жизни ничего окромя спирта и самогона в рот не брал, объясни ему, чем вермут от коньяка отличается? Усрешься от радости. А есть ведь у них вкус? Есть. Отличаются? Ну! - Сцепщик поднял палец и подвел к логическому выводу: - Тут надо ж пробовать! Не объяснишь и не поймешь на словах! Что, не согласен со мной?
        - Согласен, но не совсем, - возразил Тренихин. - Одно дело вкус, другое - вид. Если вид был, его можно описать, ну хоть по точкам. Пусть плохо, но все же можно.
        - Ну, если плохо, то это на полярное сияние похоже. Доволен? Нет? Ага! - вспомнив, видно, сцепщик на секунду поплохел с лица.
        - Ты меня только больше не путай, друг, я и сам, без тебя, запутаюсь… Ну, значит, дальше чего? Они меня туда куда-то тянут, ну к себе, затягивают, приглашают, я не очень их при этом понимаю. Цели их, смысла - не вижу. Резона хватать им меня вроде нет никакого. Однако хватают. Конечно, я упираюсь! В натуре. А я вообще с похмелья злой бываю. Смотрю, они так, походя, смекнули меж собой: не хочет, дескать, ну и хрен с ним. Я «Точно, - говорю им, - хрен со мной…» Они мне: «А чего ты сам-то хочешь?» - «Да похмелиться, что ж еще, как дети, блин!» «Щас сбацаем!» - они мне. Хорошо. Я стою жду, раз обещали. «Ну, а вообще чего ты хочешь?» - они мне. Тут чувствую, я их не понимаю снова. «Как это понимать вас - вообще чего хочу»? - «Ну, что тебе хотелось б навсегда, чтоб было бы с тобой, вообще?» - «Вообще? Вообще, чтобы всегда опохмелиться было. Я, - говорю, - дурной всегда бываю с бодуна. А выпью - справедливый, добрый. Вот пусть так навсегда со мной и будет». Они смеются.
        - Как - смеются-то?
        - Как ты вот: «ха-ха-ха»… Но только враз мороз по коже от скрипа ихнего. Но дело-то не в том! Ты суть смекни. Они мне: «Это у нас без проблем. Так с тобой и будет. Железно, заметано все. Получай что просил и вали на хер отсюда». И тут же мне суют пузырь «Особой» в руки. Не маленький, ноль семьдесят пять флакон, наверно. Не помню точно. Помню только, что меньше литра. Ну, я им тут - дурак-то дураком: «Ребята, я про вас - могила! Ни слова никому, ни полслова. Со мной умрет». Они опять смеются: «Ну, ты даешь! Кому что хочешь, то и говори. Нам это совершенно до звезды!» И я пошел. Пошел и снова плутанул, туман был. К железке не пошел. Но часов через пять случайно набрел на своих. Бутылку сам, конечно, вымахал. Один. Пока искал тракт, ну, зимник. Пришел, у них костер, ушица, малосолка: отошли уже ребята почти. А я прихожу с востока, со стороны Сибири, и - кирной! Во удивились-то они! Я, конечно, сразу спать у костра свалился. Потом уж рассказал, когда назад шли. Они ржут, конечно же, не верят! «Ты просто, - говорят, - с утра хлебнул из ручья, на старые дрожжи-то…» Да, так действительно бывает, верно!
Но я-то знаю, я ж помню все, что было! Не верите - ладно, не надо! Махнул рукой, ничего ж не докажешь. И вот, сколько лет, прикинь, прошло с того случая, а я вот, смех смехом, но проблем с опохмелом не имел еще ни разу! Тут фокус вот какой или просто так, везуха. Как сегодня. Иной раз и счудишь чуток внаглую. Поддержишь разговор иногда. Но ведь что интересно: всегда нальют, или сам нальешь, но! - поправлюсь безо всяких сомнений! Неизменно! Всегда! Как часы! Вот куда меня только жизнь за эти годы не кидала - лучше не вспоминать! Но опохмелялся всюду, из любого положения - Чернобыль там, война, бомбежка - пусть, в пустыне просыпаюсь - хрен с ним, в море, верхом на бревне, без штанов и рубашки - пускай! Да хоть бы небо звезданись на землю - но из любого положения я опохмелюсь в ноль секунд! Ну, братцы, - будем!
        Все трое махнули, причем опять абсолютно синхронно, как по мановению дирижерской палочки.
        - А в цирке ты не пробовал работать? - спросил Тренихин, вытерев уголки рта.
        - Конечно, пробовал. Не вышло ничего. Думаешь, когда захочешь, что захочешь, то и выйдет? Нет, по заказу - шиш. Деньжат на этом даре ни копья не заработаешь. Давно уже я понял: хрена с два, не надейся, браток! На опохмел - это да! Много чудес было со мной с похмела. И когда уже опохмелишься, бывает, сверх программы прет по-прежнему: как бы для радости, что ль? Когда народ хороший в компанию попадется. Милый сердцу, приятный душе. Вот ты такой как раз в точности. - Сцепщик указал пальцем в грудь Борису. - Ведь ты детдомовский, как я? Верно?
        Борис кивнул.
        - Я ж чувствую! Отца и мать не помнишь?
        - Нет.
        - Ну, на меня смотри тогда.
        Лицо сцепщика начало вдруг преображаться на глазах, превратившись в лицо женское, на редкость миловидное, нежное, ласковое, со страданием, застывшим в серых глазах.
        - Вот мать твоя, - произнесло это существо прежним хриплым голосом сцепщика. - А вот отец, - запоминай…
        Женская головка на плечах сцепщика превратилась в лицо мужское, страшное, лицо изувера, убийцы, пышущее глубокой патологией.
        - Они мертвы, - объявил сцепщик, принимая свой исходный вид. - Отец твой мать твою зарезал через неделю, как ты родился, а самого его зашибли ломом в голову… еще через полгода. За дело.
        - Что значит «за дело»? - по лицу Бориса пот тек в три ручья.
        - За дело, значит - не случайно. Подробностей не вижу, врать не буду. А, вот! Еще есть тетка у тебя, сестра матери, родная сестра - лицо сцепщика превратилось на пару секунд в лицо сумасшедшей старухи лет восьмидесяти. - Еще жива, но скоро, этой осенью, умрет.
        - А где она?
        - Да где-то далеко. В Сибири. В сумасшедшем доме, да - в Сибири, точно. Не вижу. Нет, не ищи. Ее нельзя найти.
        - Как так - нельзя найти?
        - Как? Не дано. Ну, не судьба. Она к тому ж ничего и не соображает. Безумная. Гляди, - он снова на мгновенье стал старухой, и стало ясно, да, глаза пустые, как у судака.
        - Болезнь Альцгеймера, - сказал Белов.
        - Да. Точно, - согласился сцепщик. - Я тоже это же хотел сказать, но… Слово трудное.
        - Кто ты? - спросил Тренихин сдавленно. - Скажи: кто ты?
        - Я? Сцепщик! В Буе работаю.
        - А живешь ты где? - спросил Белов.
        - А живу я - вот, через три минуты будет, Секша - моя станция. Зовут Егор. Фамилия Игнатов. Заедешь в Секшу - всегда буду рад. Мой дом желтенький такой, возле водокачки. Меня все в Секше знают. Не найдешь, так спросишь - сразу укажут.
        Он встал, откашлялся, сунул кружку в карман, сгреб со стола чайные стаканы:
        - Обещал вернуть стаканы. Все, мужики! Спасибо за компанию, бывайте! Не кашляйте. Ну, просто вы меня спасли. Простите, если что не так.
        Кивнул и вышел.

* * *
        - Вот так сцепщик! - Власов цыкнул. - Ну и ну!
        - Теперь вот все. - Белов шумно выдохнул - рассказ явно дался ему с трудом.
        - Устали?
        - Снова все пережил как будто. Ужасно гадостный осадок. Не опишешь.
        - Прекрасно вас понимаю! Я сам такой же вонючей мрази, быдла, работяг нагляделся за жизнь предостаточно. Вообще, эта ваша история может быть просто иллюстрацией того, как некоторые небезуспешно и цинично пользуются плодами своего антисанитарного, плачевного состояния - она, безусловно, списана вами из жизни. Да, к сожалению, это так. Почти повсеместно по всей стране. Алкоголизм и его неизбежное следствие: деградация. Деградация всего, что делает человека человеком… Увы! - Власов вздохнул. - Так, значит, вы в поезде три бутылки одолели? За один час? Так ведь теперь получается?
        - Я лично выпил граммов сто. Коньяк, считайте, выпил практически один сцепщик. А водку - они с Борькой пополам почти. Ну, каждый - по бутылке, если не считать граммов сто, которые выпил я. Борька знает мою норму, он мне чисто символически наливал. Для компании.
        - То есть вы-то были почти трезвый?
        - Да не почти, а совершенно трезвый. Ну что там мне - полстакана - смешно!
        - Мне очень не нравится эта ваша история. - Власов был абсолютно серьезен.
        - Конечно. Вы в нее не верите.
        - Нет, не поэтому. Верю там, не верю, - это все можно проверить безо всякого труда. Меня, грешным делом, беспокоит другое. - Власов помолчал, а затем спросил в лоб: - Зачем вы мне это все рассказали?
        - То есть как - зачем? - Белов опешил. - Не знаю, как для вас, а для меня-то очевидно, куда девался Борька. И где его теперь следует искать в первую очередь.
        - У тетки, в сумасшедшем доме, где-то там в Сибири?
        - Да нет, конечно! Это ж «не дано»!
        - Ага! Тогда у сцепщика в гостях: ну, в Буе, в Секше, в желтом доме?
        - Конечно, нет! Сцепщик сказал все уже, что мог.
        - А, ну так, значит, там! Ну, где там? Возле летающей тарелки. О, вижу, угадал с третьего раза! Рад. Рад! Все ясно.
        - Конечно! Я долго думал и сейчас почти уверен: Борька рванул именно туда. Но не надолго, на неделю. - Белов осекся. - Но, видно, там что-то произошло. Какой-то форс-мажор. Стряслось что-то с ним.
        - А что стряслось-то? Как по-вашему?
        - Откуда же мне знать?
        - Я думал, вы и это знаете. Ну, или сцепщик вам про будущее предсказал.
        - Нет. Что стряслось - не знаю. Даже не догадываюсь.
        - Вы не догадываетесь, но что-то предполагаете?
        - Нет. Предположений у меня никаких. В силу полного отсутствия информации.
        - Но если вы ничего не предполагаете, то, может, вы хотите предложить следствию что-то конкретное. А то зачем бы вам было все это рассказывать, а нам - слушать?
        - Да, предлагаю. Я предлагаю в первую очередь искать Тренихина там. Я думаю теперь, практически уверен, что он с вокзала прям - расставшись со мной и не заходя к себе домой, сразу туда и рванул.
        - Как - прямо так? С вокзала?
        - Ну да… - насмешливый тон сбил с толку Белова.
        Теперь он уже не был уверен на сто процентов в том, что говорил.
        Эта заминка не ускользнула от Власова. Он тихо цыкнул зубом, как бы с сожалением - и резко сменил тему…
        - А вот скажите, - спросил он вдруг Белова. - Вот вы из вашего вояжа по Карелии и по Архангельской области много работ привезли?
        - Я? Да около пятидесяти, если считать достойные внимания, и шестьдесят, ну, семьдесят, если считать эскизы и наброски…
        - Так что, вы думаете, что вот Тренихин со всем этим добром, и даже не зайдя домой - назад поехал, куда-то туда, на Северный полюс, в глушь, в тайгу?
        - Не так, нет-нет! Во-первых, это я привез пятьдесят или шестьдесят работ. - Белов сделал ударение на «я», - я работал по пять-шесть-восемь часов в день. Борис же больше так, ну, впечатлений, что ли, набирался. Он восемь акварелей сделал за поездку - и все. Ну, еще чуть-чуть набросков, но это сроду не считалось всерьез. Так только, чтобы рука не расхолаживалась. В итоге у Бориса была вот такая папочка. - Белов показал. - Тонюсенькая. В ней серьезных работ - восемь листов, повторяю. Это количество и по почте можно самому себе послать с дороги. А Борька мог и просто - в окно - если мешает. В его стиле. Мешает? Выкинуть. Запросто!
        - Он - выкинуть, а вы - подобрать?
        - Что вы имеете в виду?
        - Да уж что имею, то и введу! - пошутил Власов. - А на самом деле вот что: вчера, на вашем вернисаже, я случайно услышал мнение, что некоторые акварели ваши «так хороши, будто их написал Тренихин»…
        - Это я тоже слышал вчера один раз, - кивнул Белов.
        - Вот! Вы - один, а я - дважды! Из уст совершенно различных людей! Простите за эту неприятную для вас тему, но меня это насторожило. Я еще вчера обратился к помощи экспертов. Трех разных и независимых. Результат у меня на столе. Прочтя его, я и решил немедленно пригласить вас сюда для беседы.
        Белов протянул было руку к листкам, появившимся на свет из папки, но Власов предусмотрительно закрыл ладонью нижнюю часть заключении, содержащую подписи.
        - Я не хотел бы, чтобы вы на данном этапе ознакомились с этими документами в полном объеме, - там много есть для вас нелестного, к сожалению. Да и «судьи кто» - вам знать пока совсем не обязательно. Важно иное: все трое, не сговариваясь, высказались в том направлении, что восемь акварелей на вашей экспозиции принадлежат кисти Тренихина, хотя подписаны «Белов»… Причем все трое называют - подчеркну! - одни и те же восемь акварелей! Вам перечислить их?
        - Не надо. Я знаю, о каких рисунках идет речь.
        - Вы можете мне это как-то объяснить?
        - Самое простое объяснение состоит, наверно, как раз в том, Владислав Львович… - Белов заметно сбился, заметался в поисках подходящего объяснения, - …в том, что если вы общаетесь с утра до вечера с заикой, то и сами незаметно станете заикаться. Подражательство сидит в нас помимо нашей воли. Хотим мы или не хотим.
        - Это действительно, наверно, самое простое объяснение. А есть еще, я догадываюсь, объяснение и посложнее?
        - Есть. - Белов пришел уже в себя. - Но чтобы объяснить посложнее, мне придется очень долго рассказывать, а вам очень долго слушать.
        - Да я не спешу никуда, что вы! Извольте!
        - Ну, хорошо, пожалуйста. Я расскажу вам сегодня о политических, что ли, веяниях в околохудожественном мире, а также о взаимоотношениях художников-людей. Завтра же мы с вами, если у вас найдется на это время, послушаем и обсудим ряд тезисов о конъюнктуре, рынках сбыта изобразительной продукции, о видении всех проблем с колокольни маркетинга, не с точки зрения высокообразованных критиков или ценителей там, меценатов, а с точки зрения обыденного покупателя: банка, крупной фирмы…
        - Тпр-р-ру! Стоп-стоп-стоп! - пресек его Власов. - Этого вот не надо, баки мне забивать. Давайте мы оставим в поле зрения только лишь взаимоотношения, и больше ничего пока. Взаимоотношения художников-людей, как вы изволили выразиться… Коллеги ваши, знающие вас с Тренихиным обоих, вас называли «Моцарт и Сальери», - это верно?
        - Да, верно. Называли так. И за глаза и даже в глаза. Но эта аналогия глупа, оскорбительна для меня и совершенно не соответствует действительности. Цель этого
«называния» одна: обидеть, столкнуть лбами, если угодно. По жизни же такая аналогия рядом не лежала. Я, например, отродясь не был завистлив - ни в творчестве, ни в жизни! И если уж…
        - Заметьте, - перебил его Власов, - вы без размышлений, сами, с ходу, надели на себя костюм Сальери - не Моцарта, о, нет! И тут же начали открещиваться от этой роли. Ведь я сказал вам только отвлеченно: «Моцарт и Сальери», а кто есть кто - мгновенно объяснили вы сами мне, тут же!
        - Вы зря пытаетесь поймать: то, что Борька был талантливее в тыщу раз меня, секретом ни для кого не является…
        - Простите: Борька «был»?
        - Что - «был»?
        - Да вы сказали: «Борька был»! Он - не существует больше?
        - Оставьте это, прекратите вы меня подлавливать! - сморщился Белов. - Я лишь оговорился.
        - Ясно.
        - Так вот. Возвращаюсь: Моцарт и Сальери. Это не так. Вернее, так, но не совсем. Да, Борька - Моцарт, безусловно. Но я-то - не Сальери! Я тоже Моцарт. Только очень маленький. Во-о-о-т такой! Малюсенький! И слава меня беспокоила ровно настолько, насколько она определяла разумный уровень благополучия. И в молодые годы Глазунов, Шемякин были для меня кумирами, а вовсе не несчастная тень нищего Ван Гога, спившегося Саврасова. Вы понимаете? Вот Айвазовский - дом, китель золотом расшит, седые бакенбарды, двор, слуги, тысячи картин, ученики… Вот это про меня, рабочую лошадку… А Моцарт и Сальери - это просто чушь! Какая зависть, что вы?
        - Ну, кроме зависти есть еще деньги.
        - Да. Немаловажный фактор. Но и тут - увы. Яхоть и с краю по талантам, но в денежном смысле всегда был вполне благополучен. Заметьте, кстати, я, говоря про себя, только что употребил слово «был». Так вот, я был и есть достаточно обеспеченным. Работал и работаю по двенадцать часов в день. Прагматик. Меркантилен. Не Сальери.
        - Ага. О меркантильности мне тоже есть что вам сообщить, - следователь полистал лежащую перед ним пухлую папку с делом. - Вы знаете, например, что в августе, в ваше отсутствие, ваше общее с Тренихиным доверенное лицо, некто Свешников Анатолий Петрович, осуществило по вашим поручениям продажу ряда ваших работ на аукционе в Англии, в Глазго?
        - Конечно, знаю.
        - Погодите! Вот… Ваших работ было продано две - по цене сто пятьдесят фунтов и сто семьдесят фунтов.
        - Я это знаю лучше вас!
        - Опять спешите! А про Тренихина? А-а, вижу по глазам, что вы не в курсе. Ну, понятно: Свешников, ведь бывший адвокат - трепло, да не болтун. Так вот. Было продано там же, с аукциона, двенадцать акварелей Тренихина на общую сумму пятьдесят восемь тысяч фунтов стерлингов. А? Каково?
        - Да. Что и говорить… - Белов был заметно потрясен. - Я знал, что Борька восходящая звезда первой величины, но так чтоб! Круто, круто…
        Они помолчали, думая каждый о своем.
        - Скажите, вы по-прежнему считаете, что он, не заходя домой, мог отлучиться по грибы, точнее, по летающим тарелкам, виноват?
        - Но он-то ведь тогда не знал об этом, о таком успехе!
        - Однако, если поверить вам, выходит, что его это и не шибко интересовало: успех там или нет, и если да - то да насколько? Есть, нет ли у него - около ста тысяч баксов-то - это совершенно неважно; летающие тарелки двадцатилетней давности в тайге - вот что актуально. Так, что ли?
        - Выходит, так.
        - Мне иногда кажется при разговоре с вами: то ли вы слегка абажуром продвинулись, то ли нас за полных дебилов держите.
        - Не то и не это, к сожалению.
        - Но вы же, я так понимаю, предлагаете нам - следственной группе - отправиться на розыски в тайгу, по совершенно неопределенному адресу и поискать там? Поискать следы после того, как прошла масса дождей? А может быть, и снег уже выпал. Верно? Ведь вы именно это предлагаете?
        Белов пожал плечами, но, подумав, все-таки сказал решительно:
        - Да. Я бы тоже мог принять участие. Если позволите. За счет своих средств, разумеется…
        - Ну, то есть повторяю - экспедиция? На землю Санникова, так сказать?
        - Ну, что-то вроде.
        - А вот скажите мне вот что, Николай Сергеевич, дорогой. Вы замечаете, что мы с вами сейчас, в данный момент, находимся в прокуратуре? В следственном отделе?
        - Не понял вас, простите?
        - Я объясню, - охотно улыбнулся следователь. - Мы - в прокуратуре. И наш отдел, учитывая важность и серьезность обстоятельств, может, конечно, привлекать другие ведомства. Допустим, контрразведку, уголовный розыск, запрашивать архивы. Но клуб туристов? Мы не папанинцы, у нас начальник не Руал Амундсен, не Дежнев с Крузенштерном, да вы и сами-то отнюдь, насколько я понимаю, не Хер Туйердал…
        - Тур Хейердал, - поправил Белов.
        - Извините. На языке крутилось.
        - Да, витиевато очень, - кивнул Белов. - Вы попроще.
        - Попроще. Есть! По делу об исчезновении художника Тренихина известны следующие факты. Он путешествовал в компании с вами по глухим районам европейского севера России, после чего, домой не возвращаясь, исчез бесследно. Несмотря на то что в Москве имел весьма серьезные обязательства. Несмотря на то что его ждала чрезвычайно крупная денежная сумма, о точной величине которой он не знал, но мог легко догадываться. Далее. Он исчез вместе со своими последними работами - с восемью картинами, ориентировочная стоимость которых не менее десятка тысяч долларов. И! - Власов поднял палец, подчеркивая важность момента. - И через четыре недели после его исчезновения на вашей выставке, Николай Сергеевич, появляется восемь акварелей, хоть и подписанных фамилией Белов, но по оценке экспертов - единодушной! - принадлежащих кисти Тренихина.
        - Ну, ясно! - едва не рассмеялся Белов. - Я убил Борьку за восемь акварелей! За десять тонн баксов! И в землю закопал, и надпись надписал: «Белов»! Смешно, Владислав Львович, просто смешно! Типичнейшая подтасовка!
        - Восемь пропали, и восемь же всплыли, не так ли?
        - Ну конечно, число совпадает! Однако всего лишь число, то есть количество. Но качество - не-ет! То, что на выставке, и то, что с собой вез Борька, возвращаясь с севера, - это разные, совершенно различные работы!
        - Может быть. Но как я сравнить-то могу? - развел руками Власов. - Ведь те пропали! Я их не видал. И никто не видел.
        - Я их видел!
        - Вот именно!
        - Да бросьте! То, что он вез, были шедевры, скажу вам честно! А что на выставке - то просто так, отлично от хорошего. А что количество совпало - так вы же не ребенок, право же, ей-богу! Я больше вам скажу: я родился восьмого июня, у меня восемь окон в квартире, и в Союз я вступил восьмого. Восьмого февраля семьдесят восьмого года. Но это не имеет никакого отношения к тому, что в детстве я восемь лет болел бронхиальной астмой!
        - Конечно, не имеет. Я согласен. К делу имеет отношение другое - то, что вы, узнав вчера, что дело крутится, возбуждено, вы сразу, уже сегодня утром, оказались здесь с этой историей о чудесах, о сцепщике, гостях из космоса, летающих тарелках. Вот это все имеет отношение.
        - Конечно. Честно вам скажу, я ночь не спал.
        - А я вам верю! Это безусловно! И я даже скажу вам, что именно вас так сильно взволновало. Хотите?
        - Исчезновение Бориса.
        - Нет! Вы сами ж мне вчера сказали: ерунда, объявится, подумаешь. Нет-нет, другое взволновало вас! Вчера вы от меня узнали, что дело свыше ин-спи-ри-ро-ва-но! Что дело на контроле. - Власов взглянул многозначительно в потолок. - Что сил и средств жалеть не будут. Что будут специалистов привлекать, что будут быстро рыть, копать и жать, жать, прессовать.
        В кабинет заглянул кряжистый мужчина лет сорока с присвистом, проседью и умными усталыми глазами:
        - Вы заняты? Ну, я попозже.
        - Нет-нет, прошу вас! Заходите, - пригласил его Власов. - Вот, познакомьтесь, - это и есть Белов Николай Сергеевич, а это, - повернулся Власов к Белову, представляя вошедшего, - это Иван Петрович Калачев, старший инспектор уголовного розыска, приданный нам в нашу сводную группу как раз по этому самому делу. Иван Петрович - гений сыска - прошу любить и жаловать.
        - Ну, ты уж расписал! - Калачев поклонился Белову, внимательно, оценивающим взглядом посмотрел ему прямо в глаза, но руки не подал.
        - Есть что-то новенькое? - спросил Власов.
        - Да. - Калачев присел на соседний стол, быстро черкнул пару слов в своей записной книжке, после чего показал запись Власову, держа записную книжку так, чтобы Белов не видел текста.
        - Да. Интересно! - кивнул Власов, скользнув по записке взглядом. - Даже забавно. Не уходи. Поговорим сейчас об этом. Мы с Николай Сергеевичем уже заканчиваем, так?
        - Как скажете. - Белов уже ощущал себя крепко засевшим в тяжелой, мутной ситуации.
        - А если что забыли - так встретимся еще! Обязательно! - оптимистично изрек Власов. - Вы никуда не собираетесь ведь уезжать?
        - Нет-нет! Ближайший месяц я в Москве, - кивнул Белов, вставая.
        - Это очень кстати! Тогда подпишите мне одну бумажку вот, прошу! Подписку о невыезде. Вы не пугайтесь, не волнуйтесь: это все формальности. На нас ведь сверху давят. Давайте пропуск вам я подпишу. А то не выпустят.
        Его лицо, все время искаженное иезуитской ухмылкой, заставило Белова внутренне похолодеть.

* * *
        - Ну что? - Лена бросилась к Белову, как только он вышел из прокуратуры. - На тебе лица нет.
        - Да видишь вот, один все к одному: как с утра машина поломалась, так все! Это у меня верная примета - пойдет, поедет, только успевай поворачивайся.
        Они перешли дорогу и пошли вдоль сквера.
        - Ты все им рассказал?
        - Все. О сцепщике я им рассказал абсолютно все, - он помолчал. - Но он, следователь, конечно, ничего не понял. Он ничего не понял, потому что по большому счету я ничего ему внятного не сказал. Вырванный клок судьбы? Да ведь нельзя, нельзя оценить поступок человека правильно, если не знать самого человека, не понимать, что для него самого стоит за тем или иным поступком! Да как рассказать-то это? Надо рассказывать про все, Лена. Не какой-то там фрагмент, а историю жизни. От начала и до конца. Но жизнь, как ты понимаешь, следователю не расскажешь. Да он и слушать не станет. Ведь их детали, оттенки совершенно не чешут. Они дела рисуют крупными мазками. Броско. Зримо. Моцарт и Сальери? Ага! Отравил! Тыщща долларов? Убил. Ведь и за рубль убивают. Ясно! Ну и так далее.
        - Но что они тебе сказали? Конкретно? Как отреагировали на твой рассказ?
        - Подписку взяли. О невыезде.
        - Зачем? - от удивления Лена остановилась. - То есть - почему?!
        - Потому что я им рассказал эту чушь, - он сморщился в досаде. - И так некстати!
        - Поэтому не поверили? Потому что некстати?
        - О Господи! Да кто ж поверит-то?! С тем же успехом я мог бы спеть им арию Хозе из оперы Бизе. «Косит под психа», «испугался», «значит - виноват» - вот мой диагноз.
        - И что теперь? - она остановила его, заглянула в глаза.
        - Теперь? Теперь я хотел бы остаться один, Лена. Тебе за все спасибо. Иди-ка ты домой!
        - К тебе? Домой?
        - К себе домой, - он отвернулся. - Так обоим теперь будет лучше.
        - Ты меня прогоняешь? - спросила она ошарашенно.
        - Да, - он посмотрел ей в глаза. - Сейчас все рухнет, Лена. Ты уходи. Опасно оказаться под обломками. Банкеты кончились. А осень - налицо.
        - За что ты меня так обижаешь, Николай? Так обижаешь, - в глазах ее вспыхнули слезы.
        - Не обижаю. Я пытаюсь уберечь. И значит - оттолкнуть. Сил нету, Лена. За ночь вытекли. Так круто повернулось! Ну, просто гром небесный, мрак. Враз, в одночасье.
        - Пойдем домой. К тебе, ко мне… Возьмем пару бутылок шампанского.
        - Нет, Леночка. В том-то и дело, что эпоха шампанского для меня, видно, кончилась. Помнишь, я рассказывал тебе, что еще в детстве цыганка мне нагадала крупный перелом судьбы? Так вот он как раз приходится на эту осень. «Возможным станет все, и все станет невозможным». Я-то, грешным делом, втайне надеялся, ждал чего-то большого: «все станет возможным». Однако высокое положение сопряжено с большими личными ограничениями - и, значит, «все станет невозможным». Это я так себя тешил. А оказывается, все следовало понимать наоборот, как предсказание совершенно апокалиптическое. «Все станет невозможным» - это я в тюрьме, в узилище, на подписке. Ну, в общем, мера пресечения. А «все станет возможным» - это, значит, навешают мне, что только в голову им придет. Ну, как во времена золотые. Я когда уходил, когда, они остались обсуждать какие-то еще «новые» улики. Со старшим инспектором… уголовного розыска! Сон, страшный сон!
        - А давай мы просто молча посидим, музыку послушаем, тебя отпустит, вот увидишь!
        - Да ну какая тут к чертям музыка!
        - Послушай меня, Коля… Ты упал духом, понимаешь? Я просто не узнаю тебя. Ну, подумаешь, тебя кто-то в чем-то обвинил?! Главное, что ты сам себя не считаешь виноватым. Правда все равно всплывет.
        - Ага. Как же! Держи карман шире.
        - Всплывет, уверяю тебя! Надо защищаться. А не сидеть сложа руки. Тебе нужно стать вот как Рембо, понимаешь?
        - Рембо?! - расхохотавшись, он вдруг осекся, отвернулся от нее.
        Пульсирующий перекресток вечно взбаламученного города. Равнодушно-бессмысленное мельтешение прохожих - муравьев гигантского муравейника-мегаполиса.
        Он как бы даже успокоился. Ничего не изменишь. Никого не исправишь. Ни за что не объяснишь. Никому. Ничего. Не нужно. Дела нет. Бежать. Успеть. Сорвать. Сегодня жить, умереть завтра. Детали побоку. Неважно. Жизнь бессмысленна. Все рухнет. Рано или поздно. Всему прощай. Конец внезапен. Даже если ждешь конца всю жизнь. Безвременно. Когда бы ни пришло. Тупик. Тупик!
        Но все равно - надо сопротивляться. Заделывать брешь. Закрывать головой амбразуру. Тут Ленка права. Но то, что предстоит - это не для нее. Она - его слабое звено. Если ситуация сложится круто, его смогут прихватить за это слабое звено - за Лену. Ее надо вывести из игры. Решительно. Резко. Без нее у него не останется ничего, кроме холодного расчета и силы. Не зацепишь. Ни в коем случае сейчас нельзя жалеть никого и ничего. Ни ее, ни тем более себя. Отрезать, отсечь. И вперед. Цыганка, тогда, в детстве, сказала ему: «И будет исход твой от одного тебя зависеть». Ударение тут надо сделать на слове «одного». «Одинокий путник идет дальше других» - это не нами придумано. И тысячу раз проверено.
        Собрав в себе все оставшиеся силы, он, напрягаясь, как бы заморозил себя изнутри. И, зафиксировав душу, лицо и глаза, повернулся к Елене.
        - Ты что, Коля? Ты что окаменел?
        Он промолчал, накапливая силы.
        - Коля, Белов! Да что с тобой стряслось?!
        - Иди ты к черту, - ровным голосом робота сказал он.
        Она закрыла лицо руками, испугавшись не столько сказанных слов, сколько увиденных глаз.

* * *
        - Все это очень интересно. - Власов постучал по записной книжке Калачева.
        - Ты это отработай до конца. Здесь нитка. Здесь потянется. Но и нормальный ход вещей не следует бросать. Нужно держать его за хобот любой ценой.
        - Не понял. - Калачев пожал плечами. - Что значит «любой ценой»?
        - Это значит, что кроме Белова Н. С. у нас нет ни единой другой зацепки.
        - Пока нет, - согласился Иван Петрович. - И что ж с того?
        - То, что под суд подводить кроме него некого, и значит, его и нужно быстро упаковывать - что тебе не ясно-то?
        Калачев покрутил головой, словно ему вдруг стал тесен воротник на шее.
        - Я думал, грешным делом, что цель номер один состоит в том, чтобы найти Тренихина - живым или мертвым.
        - Это цель номер два, - возразил Власов. - И она может оказаться, как ты понимаешь, недостижимой. А дело номер раз в моем понимании - это жопу нашу общую от ударов сверху прикрыть. И представить виновного, с которого пусть и спрашивают. В нашем варианте это Белов Н.С. Или ты сам хочешь за все отвечать?
        - Можно и ответить, - усмехнулся Калачев. - Я не боюсь ответственности. Если исходно были возможности.
        - У нас одна возможность - из органов быстрее собственного визга вылететь, если художника этого не посадим.
        Калачев снова скривился, но от дискуссии предпочел уклониться:
        - Сажать - это по вашей части. А по моей части - докопаться до истины.
        - Вот ты и займись в таком случае расследованием. Тем, что нужно нам сейчас, как воздух.
        - Что именно?
        - А первое вот сразу: надо выяснить - они действительно вдвоем приехали? Или Белов один вернулся? А Тренихин где-то там, в лесах, остался в закопанном виде? Это же пока никем не установлено.
        - Ну, если не считать показаний Белова.
        - Я их учитываю, и не более того. А вот проверим, убедимся - тогда и засчитаем. Пусть это дело остается за тобой: проводники, вокзал и все такое прочее. Тебе, угрозыску, тут карты в руки. Договорились?
        - Ладно. Это не сложно.
        - Договорились, - вставая, Власов указал на записную книжку Калачева: - И это тоже на тебе: раз ты нашел, так ты и доводи сам до конца.
        У Власова был удивительный талант не утруждать себя; его поразительное умение спихивать всю работу на окружающих было притчей во языцех в прокуратуре. Ни один человек, знающий Власова, не взялся бы с ним работать в одной упряжке ни по какому делу. Всем, знающим Власова, было известно заранее: работа, в том числе и умственная, ляжет на тебя, а результаты Владислав Львович равномерно и дочиста подгребет под свой зад. Забавно, что сам Власов при этом искренне считал себя трудягой, удачником, мозговым центром любого расследования.
        Старший инспектор угрозыска Иван Петрович Калачев ничего этого, понятное дело, не знал. Он только понял: хоть они с Власовым и в равном положении в рамках временной сводной следственной группы, но делать дело должен он, Калачев, а спрашивать и указывать - Власов.
        Впрочем, подобный расклад ролей был для Калачева отнюдь не нов.
        Он просто пожал плечами и вышел.

* * *
        Белов шел один, глядя прямо перед собой, не замечая начавшегося дождя.
        Вот он и остался один.
        Как тяжело они расстались!
        И как это расставание оказалось не похожим на забавную и глупую историю их знакомства!
        Тогда, год назад, он приехал в Кожухово, в автомагазин, купить запасной ремень для своего ВМАДГ. Хотя неотложной необходимости в ремне не было, но были «лишние» деньги и желание бездумно поколесить по городу, развеяться.
        Ремень он купил и был даже разочарован простотой, с которой ему удалось это сделать. Домой возвращаться совсем не хотелось.
        - Простите, пожалуйста… - обратилась к нему неожиданно девушка лет двадцати, милая, элегантно, но не броско одетая. - Вы не могли бы мне помочь?
        - Конечно! - обрадовался Белов, сразу почувствовав, что день обещает быть урожайным. - Я вам могу помочь и помогу обязательно!
        - Мне нужно купить одну штуку для машины. Деталь. У моего отца сестра в Кировской области живет, в деревне. Написала, просила купить в Москве какую-то шаровую штуку для «жигулей», для машины Алексея, свояка соседки сестры отца. Шаровую для этой модели. Здесь только цифры одни. Вот, видите? Не знаю: что, правда есть такая модель?
        - Есть.
        - Ну, слава богу! А то отец у меня вечно занят, спихнул на меня это дело, а я и понятия не имею, что за шаровая и как она выглядит. Вы в этом разбираетесь?
        - Ну, разумеется!
        - Она хоть на что похожа?
        Белов хотел было показать ей рукой: нужная шаровая лежала на витрине прямо у нее под носом, и, мало того, на ценнике было написано стометровыми буквами - как это называется и для какой модели. Однако в последний момент Белов спохватился:
        - Вы знаете, здесь нет этой штуки. Ее нужно искать. На Каховку можно было бы съездить. В Чертаново. Там заодно и на Москворецком рынке есть много палаток с запчастями.
        - О-о! Я даже не знаю, где это. Это далеко?
        - Вам повезло: я как раз сейчас туда еду. Совершаю круиз по автолавкам. Могу взять с собой. Объедем все подряд и обязательно найдем вам эту шаровую.
        - Ой, если вы будете столь любезны!
        - Я непременно буду столь любезен, - подтвердил Белов.
        Сели. Поехали. Познакомились. Ее звали Лена. Она окончила школу и два раза неудачно поступала во ВГИК.
        В настоящее время она готовилась, как она сама выразилась, к третьему неудачному поступлению.
        - А вы кто по профессии? - поинтересовалась Лена, устраиваясь в роскошном кресле ВМАДГ семисотой серии.
        - Я гинеколог, - неожиданно для самого себя ляпнул Белов. - Заслуженный гинеколог Российской Федерации…
        - Ну, вас мне просто Бог послал! Я давно хотела показаться. Но как-то я вообще врачей боюсь. Любых врачей. Даже терапевтов, хотя я понимаю, что они самые безобидные. Но все равно: мне и они кажутся ужасно противными! А с вами, я сразу почувствовала, говорить можно свободно. Вы, кстати, совсем не похожи на гинеколога!
        Вот влип- то! - мелькнуло в мозгу у Белова.
        - Не похож? - он пожал плечами. - Действительно: ни рогов, ни копыт! Даже хвоста у меня нет.
        - Вы вот смеетесь, а мне действительно надо бы посоветоваться. Вы в какой больнице работаете?
        - Я не в больнице.
        - Ну, в поликлинике - в какой? Надо было срочно выкручиваться.
        - Видите, в чем дело… - он осторожно начал уклоняться от темы, показавшейся ему теперь опасной. - Я, к сожалению, в настоящий момент в отпуске.
        - Ну, это совсем не страшно! Вы же, наверно, имеете частную практику?
        - О да! - согласился Белов. - Частная практика у меня - хоть куда.
        - За месяц, наверно, записываются на прием?
        - За год, - уточнил он, считая, что этим поставлена точка.
        - А я вам вдвое заплачу! - мгновенно отреагировала Лена.
        - Спасибо большое, но дело еще и в том, что, пока я в отпуске, мой кабинет поставили на ремонт, все зачехлили, красят, штукатурят. Мне и принять-то вас сейчас негде.
        - А дома? Нет? Или у вас жена жутко ревнивая?
        - Я не женат.
        - Ну, так тем более!
        - Чего - «тем более»? - выдавил из себя Белов, а сам в ту же минуту подумал: «Что же это я дурак-то такой стал? Иль старость подступает? Само в рот плывет ведь. Давай, давай, Белов! Осталось „ам“. Глаза страшатся, руки - делают». Он глянул мельком вправо, на Лену. В голове мелькнуло: «Ага!»
        Вслух же, вопреки своим агрессивным намерениям, он тут же залепил очередную глупость:
        - Я за осмотр сто баксов, не меньше, беру.
        Однако это сообщение только раззадорило Лену.
        - Внушает уважение. Вдвое - это двести, верно? Ну, так решили, значит. Без проблем!
        Вот и допрыгался, подумал Белов.
        Лена действительно ему нравилась, причем с каждой минутой все больше и больше.
        Нужную шаровую купили на Чертановской, после чего покатили к нему домой.
        Лена пришла в восхищение от множества картин, висящих всюду, от моря статуэток и прочих художественных безделушек. Картины были в основном свои, а статуэтки и безделушки - даренные по разным поводам.
        - Неплохо гинекологи живут, - вздохнула Лена.
        - Да, пациентки дарят, зная мою слабость к изобразительному искусству.
        Попили кофе. Поговорили о том, о сем.
        - Ну, хорошо… - сказал наконец Белов, чувствуя, что пора кончать тянуть резину. - Самое время приступать, если вы морально готовы. Вот вам душ. Вот полотенце, вот стерильные салфетки. Вот вам, Лена, чистый халат. Все ясно? Действуйте! А я тем временем сосредоточусь на инструментах.
        Пока Лена шумела в душе водой, Белов осмотрел свой нехитрый инструментарий: кисти, шпатели, стамески, четыре набора резцов - для дерева, металла, кости и линолеума. Нужно отобрать только то, что не вызовет большого сомнения, но вызовет страх, а значит, и уважение.
        Так. Долото? Годится. Профильный фуганок? Пойдет. Миниатюрные стамески, зубила, шлифовальные кружки, просто сапожные заточки из высокоуглеродистой стали - в прошлом он много занимался гравюрой и ювелирными поделками… Нормально! Все это должно впечатлять. Ага! Пульверы трех типов, валики, тампоны. Превосходно. Трафареты? Нет, трафареты не нужны. Резак и пломбир - поставить пломбу, что ли? Нет, это спрячем до поры. Достаточно пинцетов с огнеупорными губками! А в этих банках что? - Толченое стекло для изготовления эмалей. Выглядит красиво - искрящиеся разноцветные порошки. Пригодится! Ага! Вот и щипцы для извлечения керамики из муфельной печи, штангель-циркуль - все, теперь достаточно!
        Раскладывая инструменты, он вдруг ощутил небывалый прилив возбуждения. Так. Все разложили рядами! Готово.
        Как же - готово? А свет?
        Торшер, что ли, на бок класть? Или настольную лампу пододвинуть? Нет, не пойдет!
        Он поспешно достал с антресолей фонари: старый сигнальный, который возил раньше с собой в автомобиле, фонарь отличный, марсианских форм, снабженный режимом мигания и звуковым сопровождением - сиреной трех типов - непрерывной, квакающей и завывающей. Второй фонарь для ночной подводной охоты - бьет смертельно - от Москвы до Якутска, и третий, сувенирный, китайский - фонарь-авторучка. Прекрасно. Есть. Да будет свет!
        А это что такое? А-а, перчатки! Это кстати. Резиновые, монтерские - толстые, с раструбом - ни кислотой, ни щелочью их не возьмешь. И цвет хорош: истошно сизый с черными разводами! Цвет просто превосходен! Жалко, конечно, что тонких нет. О господи! А про стерилизацию-то он забыл!
        Конечно, это лабуда все, стерилизация… Но показуха же быть должна!
        Быстро сметя весь инструментарий в кучу, он понесся на кухню. Все это железо войдет только в его самую большую пятилитровую кастрюлю. Где же она? Ага, в холодильнике - он же в ней наварил себе щей до среды. Щи - в раковину. Р-раз! Ох, идиот: капустой забил слив! Руками, быстрей - в помойное ведро капусту! Эх, не успел. Забило, засор. Ничего, мы воду выключим. Потом прочищу!
        Кастрюлю надо бы ополоснуть от щей. На стенках кастрюли - сальный ободок. Можно просто вытереть - сначала половой тряпкой, потом чистым посудным полотенцем. Так. Клево! Чистяк, считай. Воды в нее теперь, аккуратно. И на огонь. Вот будет стерилизация! Все как в аптеке…
        - У меня вода перестала сливаться в ванной! - донесся до ушей Белова голос Лены.
        - Ничего! - крикнул с кухни Белов. - Все по плану. Такое бывает, когда я стерилизатор к системе подключаю!
        - Ой, Николай Сергеевич, а у меня из стока в ванную муть какая-то с капустой пошла!
        - Сейчас! - закричал ей в ответ Белов. - Это специально устроено! Это не капуста, а взвар! Особых морских водорослей! Целебных! Для ног! - он вспомнил, что сифон-прокачка находится, слава богу, в туалете, а не в ванной. - Немного надо потерпеть, даже если неприятно! Скоро кончится!
        К счастью, в тот же момент в трубах булькнуло, протяжно захрипело, и вода с жадностью стала засасываться в слив.
        - Уходит! - в голосе Лены присутствовала смесь страха и глубокого уважения к передовой технике.
        - Теперь ополоснуть ноги только - и все! - скомандовал с кухни Белов.
        - Мне, Николай Сергеевич, не только ноги ополоснуть, а снова мыться надо… - ответила Лена. - Я в этом целебном взваре буквально вся искупалась - даже голову вымыть успела!
        - Молодец! - похвалил Белов вслух и мысленно добавил: «Ну и дура же!»
        Однако задержка была ему на руку, и он внутренне перекрестился: теперь у него было время привести в порядок кухонную раковину и проходящий стерилизацию «инструмент».
        - О, боже мой! - ахнула Лена десятью минутами спустя, выйдя из ванны и узрев весь набор пинцетов-стамесок-отмычек, разложенный на сервировочном столике возле двуспальной кровати и слегка дымящийся после стерилизации. - Вы меня пытать, что ли, собрались?
        - Избави бог! - Белов, стоящий перед ней навытяжку в кислотоупорных высоковольтных сизых перчатках с черными прожилками, с крагами до локтей, сжимавший аварийный фонарь-мигалку, даже обиделся от такого предположения. - Я приготовился к предварительному осмотру. Не более того.
        - А вы… простите, вы не маньяк - ну, случайно? - спросила она почти восторженно.
        - Я?!? - опешил Белов.
        - Вы, вы! - кивнула Лена, расцветая на глазах. - Ишь вы как вырядились-то, разложились! Еще бы вам колпак и петлю в руки! Ну и видок! И обстановочка… Просто кайф!
        - Да это так, для антуража! Что на витрине, то и в магазине. - Белов почувствовал, что он уже как бы и оправдывается. - Следует воспринимать скорей как экспозицию, на всякий случай приготовился.
        - Нет, правда - а клещи вы тоже на всякий случай здесь выложили? Я вас теперь, вы знаете, боюсь. Вот не боялась раньше, а теперь чего-то мне не по себе!
        - Клянусь, ни один из этих инструментов вас даже не коснется! - с чувством заверил Белов.
        - Посмотрим. Поживем - увидим… - Она с достоинством, стараясь держать себя в руках, присела на край кровати. - Я вам доверяю, но, честно говоря, еще не совсем.
        - Ну-с… - откашлялся Белов. - Приступим, пожалуй. На что вы жалуетесь? Вернее, хотели бы пожаловаться?
        - Меня беспокоит по вашей части одно только… Меня иногда охватывает такое чувство…
        - Какое такое чувство?
        - Обыкновенное. Шестое чувство.
        - Предчувствие, что ли?
        - Нет. Скорее тяга, желание. Ну, если хотите, то и похоть.
        - И что же?
        - Ах, доктор! Ну, я не знаю! Как вам еще объяснить? Неужели вам, врачам, и это надо растолковывать?
        - Не надо! С этим-то как раз все просто! С тягой да с желанием. Только при чем здесь врач?
        - Врач? Да как же? Врач обязан помочь, по долгу своей профессии, не может отказать! Или я что-то путаю?
        - Так… Нет… Это верно!
        - Ну.
        - Понятно!
        Давно уже было пора переходить к действиям, но Белов стоял как потерянный.
        - Мне кажется, что у вас все нормально. - Белов переключил в сигнальном фонаре дальний свет на ближний и попытался резиновым сизым раструбом вытереть пот со лба. - Вы абсолютно здоровы, нормальны. А если вдруг возникает желание, скажем, спонтанно… То самое простое - это просто отдаться ему - возникшему стремлению. Сейчас медицина склоняется именно к данной методике облегчения участи.
        - То есть? Вы очень сложно изъясняетесь, доктор.
        - А проще говоря, вам нужен в такие моменты мужчина. Мне кажется.
        - Мне тоже так кажется, доктор, да это и верно отчасти. Я с вами, доктор, вполне согласна!
        Секунд двадцать они помолчали.
        - Тем лучше, если вы во всем со мной согласны. Действуйте, значит, впредь строго по моей рекомендации, и, уверяю вас, мучительное чувство желания ослабнет, а может, оно и вовсе оставит вас. - Белов почувствовал, что зарапортовался. - Покинет вас на некоторое время…
        - На время? Только?! Ах! Николай Сергеевич, милый, так это до конца не излечимо, значит? Тяга к мужчине?
        - Как вам сказать… С возрастом…
        - Нет-нет, не утешайте меня, не смейте вселять пустую надежду! Скажите мне правду, всю, как бы ужасна она ни была! Впрочем, не надо, можете не говорить! Я в ваших глазах уже прочитала приговор. Я обречена! До конца своих дней. Я угадала ведь, доктор?
        - Ну, я бы не стал говорить столь уж безапелляционно, дорогая моя Леночка. Но что греха таить - медицина пока не всесильна, а врачи, к сожалению, не боги! Да, да! И жизнь есть жизнь, куда тут денешься? У вас возможны рецидивы, не скрою. После любого лечения и даже после физической близости, сколь интенсивной она ни случись - буду честен: тяга к мужчине может опять к вам вернуться. Особенно это связано с погодой… Когда погода меняется…
        - В какую сторону?
        - Да в любую.
        - А полнолуние?
        - О, в полнолуние некоторые пациентки… - Белов умолк, не зная, что еще соврать. - Лунатизм, знаете?
        - А как же? Он тоже связан с влечением?
        - Еще бы! Больная как бы спит. - Белов слегка приподнял руки в высоковольтных крагах, изображая лунатичку. - Она не осознает, что с нею происходит. Встает, идет. Глаза закрыты. Ее ведет только подсознание. Влечет куда попало. Порой даже на крышу…
        - А если ее разбудить в самый ответственный момент? - Лена зажмурилась на секунду от страха. - Вот резко толкнуть или заорать прямо в ухо?
        - Она тогда сразу…
        - Сразу? - разочарованно перебила Лена. - Нет, доктор, так не годится. Лунатиков пугать - жестоко!
        - Согласен. Но ведь бывает и так.
        - Ох, доктор! - Лена вдруг взялась за щеку.
        - Зуб? - испуганно спросил Белов, подавшись вперед.
        - Нет. Полнолуние, - ответила Лена, протягивая руки ему навстречу.
        Падая на кровать, Белов нечаянно опрокинул стоящий рядом с кроватью сервировочный столик, и сигнальный фонарь, стукнувшись об пол, включился и засиренил с подвыванием.
        - Чтоб ты лопнул!
        Протянув руку, Лена слегка приподняла фонарь и стукнула им об пол. Внутри фонаря что-то хрупнуло, он истошно квакнул, обиженно мигнул и, замолчав, погас навеки.
        Минут через пятнадцать Лена потянулась, широко раскинув руки.
        - Доктор. - она притронулась к Белову. - У меня рецидив, кажется, начался: я опять хочу. Так быстро, даже самой удивительно.
        - Минутку можешь потерпеть?
        - Могу. А что - случилось: с инструментом что-то?
        - Мне надо немного выпить.
        - Взвар из морских водорослей? - спросила она невинным голосом.

«А она отнюдь не глупа», - подумал Белов, добавляя тоник в бокалы с джином.
        Минут через сорок, конечно, рецидив снова имел место.
        Купировав очередной приступ в половине двенадцатого ночи, Белов решил, что если болезнь и не побеждена окончательно, то кризис, несомненно, уже позади.
        Однако скоро он понял, что до полной поправки еще далеко, так как состояние больной скорее стабилизировалось, нежели улучшилось.
        - Коля, Коля… проснись, - она растолкала его без пятнадцати два. - Ты будешь, конечно, смеяться, но…
        - Послушай. - Белов сел на постели. - Ты не больная. Ты просто рецидивистка.
        - Конечно, у меня тяжелый случай. Поэтому я и плачу вдвое - про двести долларов вы, доктор, не забыли?
        Белов едва не задохнулся от обиды и негодования.
        - Ты что? Совсем? Да как тебе не стыдно! С ума сошла. Двести долларов! Будить среди ночи! Тебя - вот точно теперь я понял, верно - нужно хорошему врачу показать!
        - А ты-то кто, дружок? - спросила она с удивлением.
        - Я? Маляр, - признался честно Николай Сергеевич.
        - А, вот и хорошо. Иди ко мне, маляр… И никакая я не рецидивистка. А просто я тебя люблю!
        Утром же, после завтрака, собираясь домой, Лена неудачно сняла свой пластиковый пакет, висевший на вешалке, рванула нескладно. Ручки остались на крючке, а сам пакет выскользнул из рук. По полу покатились две совершенно одинаковые шаровые…
        - Мы разве их две штуки купили? - удивился Белов, не сразу врубившись.
        - Конечно, нет! Одну, первую, купила я. В Кожухово еще. За две минуты до того, как подошел ты.

«Господи! - подумал тут Белов. - Вот это девочка! Сама собою шаровая… Ну, шаровая! Шаровая молния!»
        Тут- то и выяснилось, что они, оказывается, познакомились еще полгода назад, на Крымском валу, на одном из чьих-то фуршетов или презентаций, что ли? Тогда, полгода назад, Белов, вечно замотанный делами и заботами, совершенно не обратил на нее внимания, пропустил ее «мимо ушей», что называется.
        Того же самого никак нельзя было сказать о Лене. Она его заприметила сразу, запомнила и почему-то запала на него, «старика», в отцы ей годящегося.
        Он даже ей снился, тогда еще, весной.
        А еще ей безумно нравилось, как он рисует. Лучше, талантливее его картин был только он сам - милый, интеллигентный и такой одинокий художник Белов. Понятно, что, совершенно случайно столкнувшись с любимым художником в автомагазине, Лена восприняла это как перст судьбы и не могла ни за что упустить такой случай.
        - Вторая шаровая им тоже пригодится! - успокоила Лена Белова. - Сегодня же отправлю им в Кировскую… Только сначала обед тебе надо, наверное, сварганить - спохватилась вдруг Лена, что-то вспомнив. Она сняла одетый было плащ. - Ты что предпочитаешь на обед?…Щи?
        Оба покатились от безудержного хохота.

«Вот девка! - мелькнуло тогда в голове у Белова. - Все отдать - и мало!»
        Как хорошо им было тогда! Да и потом все у них было не хуже.
        И вдруг все рухнуло? Из-за чего? Зачем, за что?
        Как же это так: все рушится - и безо всякой причины?
        В его голове вновь закрутилась та самая ночь, переломившая гладкое течение жизни, и пятьдесят девятый скорый, бешено стучащий в сторону Москвы во мраке лесов и молоке туманных полей Ярославских окрестностей.

* * *
        Поезд тронулся, и жалкие станционные постройки Секши поплыли назад. Коренастая фигура сошедшего с поезда сцепщика завернула за будку обходчика и скрылась, растаяла во мраке. Поезд убыстрял бег.
        Белов поправил свою постель, молча лег.
        - Пойдем покурим? - предложил Борис.
        Он казался совершенно трезвым, но крепко взвинченным.
        - Кури здесь. Окно не плотное, сифонит, выдует.
        Тренихин закурил, и, глядя на него, Белов не выдержал, сел на постели, тоже закурил.
        - Что скажешь? - Борьке явно не спалось, тянуло на дискуссию.
        - А что здесь скажешь? Сказать нечего!
        - Да ладно! - махнул с досадой Борька. - Меня вот лично, вот что меня потрясает. Нет, не сейчас - вообще, всегда, всю жизнь. Ты можешь взглядом передвигать предметы… Видеть людские судьбы… Лечить… Учить детей… Писать картины… Открывать новые законы… Цена тебе будет одна - бесплатная похмелка. И это в лучшем случае. И чин твой, место в иерархии, что ты ни делай - ты сцепщик! В оранжевом балахоне без рукавов! Со станции Буй! Что за страна такая?
        - А в Штатах, ну, в Европе - иначе, что ли?
        - То же самое! - махнул Борис рукой. - Повсюду козлы наверху сидят. Тупая, но хитрая и жадная сволочь. Но там хоть что-то, что-то! А у нас - полный ноль, зеро. Ни на фиг никому не нужно. Таков менталитет. Да и мы с тобой, Коля, сцепщики со станции Буй. Россия - страна Буев и Буевых сцепщиков.
        - Ну, почему? Не так уж… Почему же?
        - Да потому что вот сейчас в Москву вернемся и пойдет: звонки, контракты, протоколы о намерениях, закупочные комиссии, протеже, друзья, дела, придурки, бляди, комитеты, отпускные цены, прямой канал на замминистра, банкеты, фуршеты, педерасты, отзывы в прессе, херня с утра и до ночи, и этот, блядь, еще какой ни будь там - культурный атташе фигвамского посольства… И все. Все побоку. Попал на колесо - покатился. Дай бог-то к лету вырваться опять на природу, в глаза посмотреть ей.
        - Все так… Это верно!
        - А чудо, таинство - нет, не-ет! Не про нас. Нам же что нужно срочно, сейчас? Белил, блядь, цинковых достать по брежневской цене - вот это дело! Это - да!
        - Да что ты вскипятился?
        - Жизни жалко. Жизнь в дерьмо уходит, в дрянь. Вот вспомни: были мы на первом курсе - денег нету: эх, хоть бы в школу наняться бы, оформить к новогодней елке! Второй там, третий курс, опять нет денег, выше поднимай - какой-нибудь интерьер столовой в детсаду быстрей намазать: все же заработок! Свободы? Да ни вправо, ни влево! Зашибить копейку - одно на уме. А чтобы зашибить, следует подняться. Хоть на ступенечку. В обойму, к должности прилипнуть, втереться в комиссию какую ни-то, в комитет - еще слаще… А в Англию-то, помнишь как? Я первый раз летел в загранку, а ты уж тогда летел раз шестой, поди…
        - Я - третий, - уточнил Белов.
        - Да я тогда сознание чуть не терял. В аэропорту - от собственной значимости. Вспомнить страшно - как это было все давно, глупо! Да и бездарно. Зачем было нужно так переживать: тревоги, выпустят - не выпустят, шекспировские страсти? Ведь этот сцепщик может нашу жизнь прочесть как книгу, пролистать, запить и выйти… Как просто! Да и книги эти, книги судеб, смешные, наверно - уссаться! Я сам, бывает, когда занесет случайно на кладбище…
        - А может быть - нет? Может быть, он не может пролистать нашу жизнь? Или не захочет?
        - Да, именно! Ну, на хрен наша жизнь кому нужна? Мне самому ее листать удовольствия ни малейшего не доставляет. Помнишь, пушкинское: «И с отвращением читаю жизнь мою, Я трепещу и проклинаю…». Я его понимаю: поганейшую жизнь прожил, если в глубь смотреть. Наплодил спиногрызов, долгов наделал, обидел пол-Питера, с царем разругался, декабристам - пламенный привет! - а ведь друзья были…
        - Как так ничто не меняется? - удивился Белов. - Ты о чем, куда тебя несет?
        - Ничего не меняется! Ты открой глаза, оглянись. Нам было восемнадцать - вагоны были те же - что изменилось за полжизни? Мы переползли из плацкартных вагонов в СВ? Ты глянь в окно! Все та же мразь, темнота. Тьма! А у нас с тобой за это время произошли изменения: зубов поменьше, долларов побольше… На что ушел большущий кусок жизни? Лучший кусок - а? Картины, скажешь? Да это не стоит ничего. Интеллигентный способ извлекать деньги из карманов крупных жуликов, включая государство, и перекладывать в свой бумажник. Такой легальный способ перераспределения! А можно было бы и шубы подавать в вестибюле… Другой способ. Тоже - вроде живописи.
        - Куда тебя несет, не понимаю?
        - Мне конъюнктура надоела. Рисуешь, а вот здесь, на заднем плане, уже «сколько стоит» сидит - за собой-то разве не замечал?
        - Уж к сорока-то пора побоку пустить извечные вопросы русской интеллигенции: кто виноват и что делать, если делать нечего. Ты выпил, Борька, ложись спать. Все очень интересно, здорово. И я с тобой согласен. В Москве доскажешь.
        - Иди ты в жопу со своей Москвой! Давай, Коляныч, как сейчас приедем, махнем назад, ну, вот куда сказал он, в Приполярье. А? Это было б дело!
        - С ума сошел! Ты чего - серьезно, что ль? С одной бутыли и уже абажур осыпался?! Борька, Борька! Давай-ка ты спать!
        - Не, я всерьез: ты сам подумай!
        - У меня просто слов, Борис, нет! Мы и так излишне задержались, ты же знаешь! Тебя, поди, уж ждут такие, ну с ручками и чековыми книжками наперевес. У меня вернисаж в сентябре. Со Свешникова бабки надо снять, если в Альбионе продались мы. А я надеюсь, честно говоря, что мы продались. Что ж я тебе, как ребенку, должен все перечислять.
        - Во-во! Все бабки, бабки, бабки!
        - Да что «во-во»? Что «бабки»? Есть-то надо?
        - Да. «Понедельник начинается в субботу» - это так.
        - А ты все хочешь надышаться перед смертью.
        - Вот именно. Ты тоже про это. - Борька указал по ходу поезда. - Там смерть. Ты прав абсолютно.
        - А там что? - Белов кивнул назад, на север. - Там жизнь?
        - Нет. Там надежда на жизнь. И только.
        - Надежда? Надежда - это если вера есть.
        - А вера есть? - спросил Борис.
        В ответ Белов себя похлопал по карманам:
        - Нет, у меня сегодня только мудрость. И моя мудрость говорит мне: быстрей докуривай и ложись спать.
        - А у меня зажат и небольшой кусочек веры. Хочешь, поделюсь с тобой?
        - Спать, спать ложись!
        - Да. Ладно. - Борька лег, накрылся простыней. - А знаешь, что еще?
        - Ну что?
        - Да вот я тут подумал - двадцать лет! Ведь двадцать лет ходит этот сцепщик: по купейным да по СВ. Министры ездят тут туда-сюда, большие боссы, генералы, все начальство наше сраное. А сцепщик похмеляется себе да и похмеляется. А жизнь в стране все хуже, хуже… За двадцать лет никто, ничего. А он ведь за стакан бы объяснил, поди, как коммунизм, ну, или капитализм - что хочешь - чтоб народец перестал стонать-то. Нет! А почему? Это никому не нужно. Это не занятно. Занятно другое: как он взглядом режет ветчину. «А папаша режет ветчину…»
        - Надо спать залечь, в конце концов, - закончил куплет Белов. - А то тебя уже в политику понесло.
        - Ага. Знаешь что? Вот если Бог есть, то с него не спросишь - это все уже давно поняли. «Пути Господни неисповедимы». То есть что он делает, зачем и с какой стати, нам не понять. Не ваше дело, муравьи. Но если предположить, что высшая цивилизация существует, то она для нас, по могуществу я имею в виду, практически то же самое, что и Бог…
        - Ну, ты и сказанул!
        - А что? Я особой разницы не улавливаю. Убить, воскресить, судьба моя для них яснее ясного… Разница одна: если они здесь сидят, то ведь с них и спросить, наверно, можно. Помнишь, как у Высоцкого: «Мне есть кто спеть, представ перед Всевышним, мне есть чем оправдаться перед Ним». А мне, я так прикидываю, оправдываться особо-то и не в чем - ну, если по гамбургскому счету, по-крупному, а вот наоборот - это пожалуй. У меня лично к богам до хера накопилось вопросов. Один острей другого. У тебя, поди, тоже - не так разве?
        - Всю философию эту давай оставим на утро. Спать!
        - Да ладно! С утра завтра похмелимся - и за дела, как прежде: воду решетом носить. И как начальство - мимо, мимо.
        - Начальство все сейчас уж тридцать лет летает.
        - Нет, не скажи! На поезде приятней: не спеша - тут водочка, девочки…
        - Отстал старик, ты что! Я в мае с Поликарповым летал, ну с этим, как его, с зампредом. Они напились в самолете - впополам, в салат мордами! А приземлились - тут же тачки к трапу - и в заповедник, в сауну, к девочкам. Хотя какие уж тут девочки! Одна свинарня и слюни. При демократах жизнь пошла, ты что, не скажи! Какой там поезд - гони быстрей, успеть надо, пока другие все не слопали, не своровали. Наперегонки! Только самолетами!
        - Ну, может, это и так. А тебе, скажу, грех с ними якшаться. Не одобряю. Вон, в окно глянь: мракуха! И все мимо, мимо, мимо…
        Белов, подтверждая, качнул головой и провалился в сон под тихий перестук летящего в ночи поезда.

* * *
        Белов столкнулся боком с пешеходом и открыл глаза.
        - Простите! - он встряхнулся. - Ночь не спал.
        - В метро идите, - посоветовал прохожий. - Там сядете, там и поспите. - Заметив странное выражение глаз Белова, прохожий удивился: - Что-нибудь не так?
        - Да кто бы раньше мог додуматься до такого: пойти в метро поспать.
        - Чего же проще? - пожал плечами прохожий и хмыкнул: - А кто раньше подумать мог, что я, бывший зам генерального на крупной фирме, ракетчик с тридцатилетним стажем, буду, находясь на пенсии, милостыню у метро просить?
        - Неужто настолько не хватает?
        - Насколько - «настолько»? Глупейший вопрос вы мне задали. Меня и сыновья, и внуки уже достали: что ты ходишь каждое утро попрошайничать? Сыт, одет - чего не хватает? Да всего! Хочу многое. До вечера не перескажешь. Всю жизнь по пятнадцать, по двадцать часов в сутки крутился. Нигде не бывал, ничего не видал, ни шиша не имею, кроме хлеба и костюма кримпленового, вот, восемнадцатый год ношу как… А потом - что понимать под этим: «хватает - не хватает»? Дело ведь даже и не в том. Я сейчас себя нужным человеком чувствую. Попрошайничаю - да! Но ведь - добытчик! Да и с людьми постоянно общаюсь в непринужденной для них обстановке - это вы тоже со счетов не сбрасывайте. Сервантеса вспомните: «Самая большая роскошь - это роскошь человеческого общения». В этом смысле мы вообще непонятно в какую дыру заехали. В гости ходить, гостей приглашать бояться стали. Одни стоны кругом! Что - хорошо живем, что ли? А я стою себе вот, общаюсь, да и за два часа на свежем воздухе, не побоюсь сказать, десять-двадцать долларов-то, пересчитать если, домой приношу. Все равно ж гулять надо, в гуще жизни быть! А вход в метро -
чего ж бывает в жизни гуще? Только другой вход в метро…
        - Разве подают таким, как вы - в костюме, свежевыбритым?
        - Как раз таким-то и подают! По мне видно, что я не пропью, не просру. С большим удовольствием подают, доложу вам.
        - Забавно! - Белов даже улыбнулся. - А вот как с вашей, с технической точки зрения - возможна жизнь в других мирах?
        Попутчик даже слегка отшатнулся от удивления.
        - Что так внезапно?!
        - Я совершенно серьезно, - кивнул Белов. - Есть жизнь там?
        - Я думаю - есть. Безо всякого сомнения. Сами посудите, неужели в такой огромной Вселенной - одни мы, а над нами - лишь Ельцин с Клинтоном? - Пенсионер-ракетчик даже сплюнул от отвращения. - Да быть не может того!
        - И вы допускаете, что высшая цивилизация действительно, может, присутствует, наблюдает?
        - Конечно!.. Особенно на нашей территории, в России. Ведь это же такой бардак, такая комедия - все эти наши правители, дума и прочее. А если это со стороны - глаз не оторвешь! Фильм ужасов, комедия, абсурд, гротеск и издевательство сплошное: над разумом, над вековыми устоями, над природой, моралью, здравым смыслом. Не жизнь, а порнография с фантастикой. Для них мы - телесериал: бесплатный, бесконечный. Им наша жизнь как наркотик - сидят, я думаю, как жопами приклеенные, на нас смотрят, следят с придыханием. Россия - просто идеальный объект для вселенского телешоу. Вы гляньте на всю эту дурь со стороны - все сразу станет на места. Актеры. Лицедеи. Поэтому их и не хоронят на кладбище. А у кремлевской, у стены.
        - Но если их все же нет? - вполголоса спросил Белов. - Нет иных миров?
        - Тогда их стоило бы немедленно выдумать, как, помните, Вольтер, покойник, сказал по аналогичному поводу.
        Они подошли к входу в метро.
        - А… - начал было Белов.
        - Простите, я уже на месте, - собеседник улыбнулся, как бы извиняясь.
        Остановившись, он снял с головы аккуратную чистую шляпу и, положив в нее для затравки пяток мелких бумажек, запел сочным, хорошо поставленным тенором:
        - Здравствуй, страна героев! Страна мечтателей, страна ученых!

«Какие у него розовые вымытые щечки», - подумал Белов и, не удержавшись, положил ему в кепку купюру.
        Господи, что происходит? Бред. Херня. Сказочный сон.

* * *
        Сев на свободное место в вагоне метро, Белов откинулся на спинку и с удовольствием расслабился.
        - Кольцевая - это хорошо… - пробормотал он, закрывая глаза. - Это надолго. - «А куда я, собственно еду? - он вдруг вздрогнул. - По кругу ездить неконструктивно».
        Сидящая рядом с ним приличная гражданка ушла с потрохами в какую-то бульварную газетенку…
        Что тогда, утром, приехав в Москву, сделал Борис первым делом? Ну-ка, вспомнить все - как говорилось в одном американском фильме.

* * *
        Приехав в Москву, они остановились на перроне, ожидая, пока схлынет основной поток чемоданов, челноков и мешков.
        Недалеко от них сидела на рюкзаках группа туристов, тоже, видно, никуда не спешащая. На рукаве штормовки одного из них Борис разглядел набор шевронов:
«Алтай-94», «Саяны-95», «Приполярный Урал-96». Последний шеврон заинтересовал Бориса. Борис подошел к ребятам:
        - На Приполярный Урал собрались?
        - Да уж вернулись. Только что, - в глазах мелькнула насмешка.
        - А что такие чистые? - удивился Борис.
        - Помылись в Котласе, на пересадке, - парень скользнул взглядом по грязному, небритому Борису. - Не возвращаться же в Москву вроде тебя - в таком виде.
        - Мы не успели, - извиняющимся голосом пояснил Борис.
        - Закрыли баню перед самым носом? - парень слегка отвернулся от Бориса, чтоб не дышать перегаром, исходившим из тренихинских недр. - Как вас увидели - сейчас же на замок. Со мной так тоже один раз было.
        - А вот скажи, господин зубоскал - у вас случайно нет с собою карты Приполярного Урала?
        - Случайно? - парень даже хохотнул от удовольствия. - Случайно есть.
        - Дай глянуть. Можно на секунду?
        - Конечно! Ты только руки вытри об штаны - о'кей?
        Не вступая в пререкания, Борис старательно вытер об джинсы руки. Нагнувшись, парень вытащил планшет, лежащий на подхвате, в верхнем клапане рюкзака, а вместе с ним и полотенце - из рюкзачного кармана:
        - Теперь слегка еще их полотенцем, ручки - и можешь посмотреть.
        - Испачкаю. - Борис опасливо окинул взглядом полотенце - белоснежное.
        - Не! Все равно стирать. Оно же грязное.
        - Ты грязного, мой друг, не видел… - пробормотал Борис, старательно пачкая полотенце.
        - Нет, это ты не видел чистого, - возразил парень. - Ну вот, теперь годится.
        Борис развернул планшет и аж присвистнул: тот содержал, пожалуй, больше сотни листов подробнейшего двадцатитысячника: в одном сантиметре двести метров.
        - О-о-о! - протянул Борис. - К такой карте еще бы и оглавление, а лучше б - и путеводитель.
        - Путеводитель - это я, - представился парень. - Тебя чего интересует-то?
        - Меня интересует место впадения реки с названием… э-э… Хамбол в реку с названьем… Подожди! Забыл что-то…
        - Лимбек!
        - О! - восхитился Борис. - Твоя правда. Лимбек!
        - Это запретная зона. Тебе нужна запретка. Лист сорок четвертый.
        - А почему эта зона - запретка?
        - Откуда я знаю? Я, что ли, ее закрывал? Заповедник, может быть. А может, камушки, золотодобыча. Вояки, база какая-нибудь военная. Ракетные шахты, система ПРО. На картах это не отмечено - так что если ты шпион, то губы особо не раскатывай.
        - Я спросил от фонаря, извини. Думал, может, знаешь?
        - Я не знаю. И не хочу знать. Я в запретки не суюсь. Вот, видишь, закрыт весь квадрат? И все соседние закрыты - восемь.
        - А кем закрыты? Местными властями? Как это понять?
        - Они закрыты распоряжением ЦС и МКК.
        - ЦС и МКК?
        - Аббревиатура. ЦС - центральный совет по туризму и МКК - маршрутно-квалификационная комиссия.
        - Ну, это невеликое начальство!
        - Для нас - начальство.
        - Для вас-то - да, - ядовито хмыкнул Борис. - А мы - бомжи. Для нас и Бог - не очень-то начальство… А где же здесь железная дорога?
        - Тридцать девятый лист. Вот. Разъезд. Отсюда - зимник: сороковой лист, сорок первый, сорок второй… Все. Далее - по азимуту. Пересеченка. От Яптик-Шора, брод - юго-восток идешь по компасу. Но здесь склонение, учти - семнадцать градусов - на Приполярном Урале…
        - Километров семьдесят-то - от железки?
        - А то!
        - И нет жилья, я вижу.
        - Глухо. Сплошная ненаселенка. А ты, я гляжу, как раз туда и собрался, так, что ли?
        - Да думаю…
        - Ты там сдохнешь.
        - Считаешь? Но ты, я вижу, пока что не сдох?
        - А я там и не был.
        - А что так? Неужели неинтересно?
        Понимая, что карту ему скопировать не дадут, да и времени на это нет, Борис тянул резину, стараясь запомнить трассу и ориентиры, создав в памяти хотя бы абрис, крок.
        - Закрыт район. Не с потолка же он закрыт. Наверняка причина есть.
        - Может быть, есть. А может - и нет. Знаешь песню: «Много у нас херовин, каждый мудак - Бетховен»?
        - Вот я про то-то и толкую: это узнаешь там уже, на своей, на собственной, на шкуре.
        - А что, вот так - молодые, прыткие, вся жизнь впереди. А в запретную зону лезть - неужели неинтересно?
        - Кому что, старик. Каждому свое. Есть ребята - и по крышам ходят. С закрытыми глазами. Ночью.
        - Лунатики?
        - Нет, идиоты. Будешь срисовывать? Пять минут у тебя еще есть. А карандаш и бумажки я дам.
        - Да я запомнил. Спасибо. У меня память зрительная - во! Я же художник с мировым именем! - Борька поковырял грязным ногтем в зубах, а потом не без лихости высморкался перед чистюлей-туристом при помощи двух пальцев и, поклонившись - учтивее некуда - отплыл от стайки молодежи.
        - Забавно, - сказал Борис, подходя к Белову. - Это место существует в природе.
        - Какая тебе разница - существует оно или нет?
        - Огромная! Что сцепщик не совсем гнал пургу. Какая-то доля истины в этой истории есть.
        - А тут какая разница - есть доля истины или нет?
        - Ну, как? Ну, все-таки. Интересно же!
        - Пойдем. Метро открылось. Пока дойдем, как раз публика схлынет.
        Они расстались перед зданием вокзала: Белову нужно было нырнуть вниз, в подземный переход, в метро. Борису же левее, за вокзал, за угол, за памятник Ленину и далее пешком по направлению к Красносельской, к Сокольникам.
        Белов проводил его взглядом.
        Борис завернул за угол и скрылся из вида.
        На углу, за которым скрылся Борис, висел указатель: «Суточные кассы. Поезда дальнего следования».
        Стрелка указывала за угол. Туда, куда завернул Борис.

* * *

«Вот что он не учел, следователь… - подумал Белов. - Он не учел, что у Бориса была еще одна точка, в которую он мог двинуть с вокзала. И скорей всего, туда и двинул».
        Мастерская!
        Конечно, следствие ведь привыкло иметь дело с людьми обычных профессий. Исходя из повседневного опыта, диктующего привычную череду следственных действий, они проверили квартиру, выяснили: не появлялся - ну, опечатали ее - конец. А для художника мастерская - второе место жизни и даже не второе, а первое. Были они там? Едва ли. Ведь Власов об этом и словом не обмолвился.
        Белов понимал, что в его ситуации самый простой, надежный выход - это отыскать Бориса самому и представить его прокуратуре, угрозыску, ментам: «Нате, ешьте!»
        От него тут же отстанут.
        В глубине души Белов, конечно, не верил, что Борис канул в своей мастерской и лег там на дно. Это было очень не похоже на Тренихина: припадки творчества были у него, в общем-то, кратковременны: неделя, десять дней, ну, максимум дней пятнадцать, да и то! Он слишком выкладывался и разом выплескивал все, что копил: ему не нужна была размеренность, усидчивость и упорядоченность. Наоборот. Работая
«на длинную дистанцию», Борис скисал. Так что в мастерской его, скорей всего, нет. Но, может, зашел, вернувшись в Москву, поработал дней пять и смотался? Может, там оставил координаты, записку?
        Мастерские Белова и Тренихина располагались сравнительно недалеко одна от другой, и оба имели ключи от обеих мастерских. Это было не столько знак дружбы, символ доверия, что ли, сколько производственная необходимость: ведь в самый разгар работы может что-то понадобиться, именно то, что у тебя кончилось, а у соседа - горы немереные. В одиннадцать часов вечера, положим, за растворителем или бесцветным лаком в салон же не потащишься? Мало того, чужая мастерская могла служить прекрасным убежищем от назойливых гостей, когда надо было серьезно и интенсивно поработать. К нему в мастерскую припрется кто-нибудь, положим, из зануд, а там - Борис. «Белова нет и не предвидится». - «Почему я работаю здесь?» -
«А у меня в мастерской оконные рамы меняют на стеклопакетные. Вот он меня и приютил - сам-то он свалил… По-моему, в Австрию. Или в Австралию? После двадцать шестого обещал быть». На самом же деле Белов в это же самое время плел нечто аналогичное нежданным гостям Тренихина, трудясь, естественно, в его мастерской.
        Белов взвесил в руке связку ключей. Ключ от мастерской Бориса мгновенно выскочил из компании себе подобных, подчиняясь привычным движениям пальцев.
        Дверь мастерской Бориса не была опечатана. Однако Белов не спешил ее открывать. Он внимательно осмотрел дверь - на предмет взлома. Если суммы, которыми сыпал Власов, соответствовали действительности, то мастерскую Бориса вполне могли уже обчистить сто раз. Ясно, что случись такое событие, оно пришлось бы как нельзя кстати следствию - ведь кражу можно было бы без труда списать на него, Белова. Что называется «заодно».
        Нет, дверь явно не взламывали.
        Белов отпер дверь. Вошел, разделся в «предбаннике».
        Одного беглого взгляда, скользнувшего по мастерской, было вполне достаточно для Белова - нет, Борис не заходил сюда после их возвращения.
        Все здесь было точно так же, как было до их отъезда в отпуск. Даже невымытые стаканы, из которых они пили «Метаксу» на посошок, перед отвалом на вокзал, так и стояли невымытыми.
        Если бы Борис заглянул сюда, он бы перевернул бы все здесь вверх дном: работа у него всегда была сопряжена с лихорадочной нестабильностью души, своеобразным горением. Все передвигалось, переставлялось, кидалось на пол, билось и так далее. За час работы Тренихин устраивал такой пейзаж после битвы, что и старик Верещагин не сумел бы отобразить.
        В мастерской бардак, разумеется, имел место быть, но бардак благочинный, старый, знакомый. Новый творческий взрыв здесь места не имел.
        Белов также знал твердо, что просто прийти сюда и уйти Борис тоже не мог. В мастерскую он приходил с единственной целью - работать. И начинал сразу, порой даже не раздевшись. Заглянуть в мастерскую с какой-либо иной целью было для Бориса не столько даже кощунством или нелепостью, сколько плохим предзнаменованием.
        - Пришел и не делаешь - зачем пришел? Пришел - и не можешь делать - это другое, это бывает, старик. Тогда не приходи. Ходи мимо, думай. В мастерской делать нечего.
        Многие их коллеги, однако, ходили в мастерскую как на службу, на восемь часов в день, изолируясь от семьи и ожидая там вдохновенья наподобие транзитника в зале ожидания, перемежая эту подготовку к встрече с музой многозначительными охами, плетением заумных интриг по телефону, тяжкими размышлениями в благолепных позах перед мольбертом, а также дюжинкой пивка или партией в бридж с такими же
«мастерами». Борис к подобному времяпровождению в мастерской относился крайне отрицательно: «не хочешь срать, не мучай жопу». Выпить в мастерской он, конечно, мог, и часто это делал - да - но лишь окончив что-то, поставив точку, но не перед работой и, уж конечно, не вместо работы. Выпить можно дома, а можно и в пивной.
        Словом, Бориса здесь не было: это сразу стало ясно Белову без всяких экспертиз.
        Но!
        Здесь побывал кто-то другой: не Борис!
        Пустые бутылки в углу не лежали, а стояли!
        По старой, еще студенческой привычке выпитая бутылка клалась на бок. Полежав так, она уже минут через десять могла дать себя выдоить еще на сорок-пятьдесят капель и внести тем самым свою лепту в завершающую вечер «сливянку» (от глагола
«сливать») - традиционный студенческий напиток, состоящий из смеси всего, что только пилось - коньяк, пиво, шампанское - все равно.
        Никто, ни один человек из их компании не поставил бы пустую бутылку. Стоящая бутылка не может быть пустой по определению - это как бы еще «живая» посуда. Опустевший же флакон следовало «похоронить», положив на бок. Оставить пустую бутылку стоять, не удостоив ее погребения, воспринималось как предел цинизма, вершина святотатства. Никто из их компании не был способен на подобный акт вандализма. Традиция. Святое. Это уже въелось в кровь.
        Бутылки из мастерских вывозились обычно не чаще чем раз в пятилетку. Обычно весной, в районе Пасхи тире Красной горки, устраивался радостный праздник
«зеленого золота»: сдавали сразу пару десятков ящиков пустой посуды и весело отмечали, конечно, это «очищение углов». Борис давненько не справлял этот праздник, и вся посуда лежала здесь вот, в дальнем закутке мастерской, сложенная поленницей, как дрова: слой донышками к стенке, слой донышком наружу.
        Теперь же вся посуда стояла, выстроенная в каре, занимавшее полностью закуток, а также и в линию, выстроенную вдоль дальней стенки и вьющуюся под окном эркера - этакая очередь в мавзолей.
        Присмотревшись внимательнее, Белов заметил, что и работы Бориса кто-то передвигал, трогал. Сам Борька сроду бы не поставил холст лицевой стороной к себе, да еще и на свету: все время будешь цепляться глазом и либо возненавидишь картину, либо обязательно начнешь доводить ее «до ума», чуть-чуть «подправлять» и однозначно запорешь ее наконец, запилишь ее наконец в жопу.
        Есть вещи, которые делать нельзя.
        Но тут они были сделаны.
        Здесь был кто-то чужой, и этот чужой похозяйничал. Немного.
        Скользящий взгляд Белова вдруг уперся в этюд, сделанный Борисом еще весной - во время их совместной поездки в Абрамцево к Ганке Оганесян на шашлыки. Картина была маленькая - двадцать на тридцать и очень простая: Лена в ситцевом платье на фоне неба и облаков. Борис тогда еще, в мае, презентовал этот рисунок Белову, но как-то так получилось, что Белов забыл его сразу взять. А почему? А, вспомнил: было некуда положить! Этюдник был только у Тренихина, и он тогда сказал Борису: «Положи в этюдник к себе, я потом заберу, в Москве». Потом в Москве не забрал - все было как-то не с руки.
        Теперь, глядя на рисунок, Белов подумал, что если с Борисом действительно что-то случилось непоправимое, то все это хозяйство будет описано, оприходовано и в конце концов частью полетит в помойку, частью же будет разворовано и продано-пропито за гроши. У Бориса не было абсолютно никого, кто мог бы претендовать на роль наследника.
        Белов взял в руки рисунок и долго смотрел на него.
        Возвращаясь мысленно к тому отлетевшему майскому дню, Белов вторично поймал себя на мысли о том, что он, где-то в глубине самого себя, уже допускает гибель, бесповоротное исчезновение Бориса из жизни в качестве события весьма и весьма возможного.
        Подобрав с пола возле вешалки старый полиэтиленовый пакет, Белов аккуратно положил в него рисунок. После чего повесил пакет на ручку входной двери - чтобы не забыть, уходя, взять с собой.
        Все оборачивалось как-то совсем уж невесело, необратимо.
        Да, братцы, грустно!
        Тихий стон донесся вдруг до уха Белова.
        Стон раздался с дивана в углу мастерской под боковым окном. Диван был повернут к окну. От вешалки Белову была видна только задняя часть его спинки. Так было всегда, и именно с этой самой целью: случайно заглянувший в мастерскую коллега не смог бы узреть вмиг, что происходит на диване.
        А на диване иногда происходило.
        Стараясь двигаться как можно тише, Белов подкрался.
        На диване, накрывшись пледом с головой, спал мужчина - если судить по ботинкам, торчавшим из-под пледа.
        Судя опять же по тем же ботинкам, это был, безусловно, не Тренихин: ботинки были хоть и не очень стоптанные, но из дешевых, почти что казенные. И это не говоря уж о том, что Борис спал исключительно на животе, а этот субъект - на спине, причем сложив на груди руки: в позе покойника в гробу. Да и вообще, если б не легкий стон вперемежку с подхрапывающим свистом, пришельца можно было бы вполне принять за накрытый труп.

«Наверно, бомж, - подумал Белов. - Забрел, залил шары и рухнул в неге».
        Бомжи, действительно, стали при демократии частыми гостями художественных мастерских и студий. Пользуясь периодическим отсутствием хозяев, бомжи практически безнаказанно взламывали помещения, крали дорогие материалы и инструмент, а иногда и просто хулиганили: напившись и разомлев в тепле, устраивали оргии, веселились, крепко любили друг друга, причем иногда очень крепко - испражняясь попутно на палитру или на холст - для юмора.
        Однако обычно бомжи все же старались уйти - уйти по-английски, не прощаясь.
        Этот застрял до полудня.
        Но как же он попал сюда, не взломав двери?
        И следы. Следы его присутствия более чем странны: поставил бутылки, пересмотрел работы. Да и прилег.
        Вызвать ментов?
        Но если бомж - пока суд да дело - слиняет в тумане, то на него, Белова, тут же прицепят репейником сочинительство очередной небывальщины. Кто-кто, а Власов-то не упустит!
        Этого бомжа нужно взять теплым, - решил Белов.
        Но как? Белов не умел брать теплыми спящих бомжей.
        Его этому никогда не учили, да и жизненная практика Белова прошла далеко в стороне от спецназовской кухни.

«Стоп! - подумал Белов. - Рассуждаю холодно И трезво. У кого преимущества? У меня. Первое - преимущество положения. Я нахожусь здесь на законном основании, а этот козел - нет. Раз. Второе - элемент внезапности. Этот козел еще спит, а я уже думаю, как из него сделать пудинг. Третье - у меня руки - дай бог. А он-то едва ли чемпион Антарктиды по армрестлингу и, судя по его конституции и стонам - задохля, а не мужик: бумагу в сортире, небось, отрезает при помощи кровельных ножниц. Грубая сила на моей стороне. Это три».
        Придя к логически безукоризненному выводу о том, что победа совершенно неизбежна, Белов, стараясь не дышать, перегнулся через спинку дивана и быстро, обеими руками впился сквозь плед в глотку спящего. В то же мгновение он почувствовал, как пойманная дичь затрепыхалась в стальной хватке, пытаясь вскинуться.
        Белов сжал горло посильнее…
        - Лежать, гнида!!
        Нельзя никак допускать активности его рук: хоть они и слабее, конечно, но вдруг что - бритва, прием, еще что-нибудь. Еще сильнее за горло его - блокировать, на хрен, дыхание.
        - Лежать! Засучил ножками? Гортань сорву - дернешься!
        Невзирая на предупреждение, жертва дернулась.
        Белов тут же поднажал еще и еще. Ага! Накось! Тело на диване внезапно обмякло, стало каким-то тряпичным, сливаясь с накрывавшим его пледом в нечто единое, однородное и никакими силами уже не делимое.
        Он немедленно ослабил хватку и даже снял с горла левую руку - жертва полностью потеряла не только способность к сопротивлению, но, видно, последнюю возможность бороться за лучшую долю и теплое место под солнцем.

«Неужто я нечаянно придавил его?» - испуганно подумал Белов, откидывая левой рукой плед с лица кандидата в покойники.
        Под пледом, вращая выпученными маслинами глаз, пускала предпоследние пузыри бордовая рожа Власова Владислава Львовича - старшего следователя по особо важным делам Прокуратуры РФ.
        - Вы?!? - Белов потерял дар речи.
        - От…ве…тите!.. - зашипел следователь, проглотив первый шмат воздуха.
        Однако победа над «бомжом» придала силы Белову. Он уже не считал нужным терпеть хамство этого придурка.
        - Как вы здесь оказались, любезный? - Белов снова склонился к Власову и снова взялся за него: на сей раз забрав в пригоршню правой руки следовательский подбородок. - И что ты здесь делаешь, падаль?
        Неожиданно Власов выкрутился мыльным ужом и, проявив немыслимую прыть, отскочил от Белова на метр.
        - …Я…мне… Не подходить ко мне! - Власов выхватил из наплечной кобуры свой штатный
«ПМ» и направил ствол на Белова. - Предупреждаю: я при исполнении!
        - Храпишь ты сильно. При исполнении, - довольно миролюбиво заметил Белов.
        - Не ваше дело, зачем и как я храплю! - отбрил Власов и, не сводя глаз и ствола с Белова, распахнул левой рукой окно. - Ко мне! - крикнул он, адресуясь куда-то во двор. - Быстрее!! Сюда!!! - голос его звучал в мастерской неестественно, дико, до нелепости громко. Даже стекла, не выдержав, возмущенно задребезжали в рамах, а с тополей за окном полетела пожухлая листва.
        Внизу за окном что-то хрустнуло резко - словно костями об дерево, лихорадочно застучало каблуками по асфальту, захлопало дверьми, дробно вознеслось по лестнице…
        Не прошло и пяти секунд, как в мастерской нарисовались двое понятых с участковым. Слегка обалдевшие понятые были взъерошены, а мент, имевший рожу сугубо решительную, сжимал правой клешней неизменный «ПМ», а левой - не менее пятнадцати фишек домино сразу.
        Вбежав, участковый и понятые остановились как вкопанные: мирная, идиллическая картина, представшая перед их взорами, совершенно не соответствовала истерическому накалу, содержащемуся в истошном призыве следователя.
        - Что стряслось-то?
        - Вот, полюбуйтесь, - приосанившись в присутствии подмоги, предложил Власов. - Наша засада не оказалась напрасной. Результат налицо: вор взят с поличным. А действовал он решительно и максимально нагло - обратите внимание - средь бела дня вскрыл дверь. Уверен был в своей безнаказанности.
        - А где же он, вор? - ничего не понимая, спросил участковый у Власова. - Здравствуйте, Николай Сергеевич. - Засунув на секунду «ПМ» под мышку левой руки, участковый протянул освободившуюся правую Белову: - Давненько не виделись, в отпуске, чай, отдыхали?
        - Вы тоже его знаете? - обрадовался Власов. - Личность, гляжу я, известная?
        Понятые, решив, что вопрос следователя адресован к ним, оживились:
        - Нам ли Колю не знать! - сказал один. - Это ж Бориса Тренихина лучший друг! Он тоже, как и Борька, - художник известнейший!
        - И вы его знаете? - повернулся Власов ко второму понятому.
        - Ну так! Сто лет. Я еще в техникуме когда учился, он меня с локтя водку пить научил: ставишь стакан - полный! - на согнутый локоть и, не касаясь руками, до дна запузыриваешь…
        - Уважаемый человек! - подтвердил участковый.
        - А почему этот ваш уважаемый человек воровать сюда ходит? - Власов решительно не желал сдаваться.
        - Действительно, - участковый решил слегка потрафить следователю из прокуратуры, большому, видать, начальнику: - Что же вы, Николай Сергеевич, известный, всеми уважаемый человек - и ходите сюда воровать? Удивительно даже. Других мест у вас, что ли, нету?
        - А что, - сразу подметил Власов. - Он уже попадался и раньше здесь?
        - Нет, - простодушно ответил мент. - Никогда раньше он здесь не попадался.
        - Раньше не попадался, значит, безнаказанно воровал, а тут как раз-то и вляпался!
        - Во что я вляпался? - поинтересовался Белов. - Только в вас, Владислав Львович. Кроме вас здесь больше и вляпаться-то не во что.
        Понятые дружно заржали, уловив намек.
        - Вы смейтесь, смейтесь… - злобно кивнул следователь. - Мы протокол сейчас оформим.
        - Да ты чего?! - утирая слезы, выступившие от смеха, спросил один из понятых. - Ты, следователь, видать, сегодня с утра уху ел, - он подмигнул Белову, давая понять, что и он, Полтавцев Андрей Иванович, тоже мастер каламбурить. - Они ж с Тренихиным не разлей вода. Вносить-выносить - все у них общее. Ну, кроме баб и паспортных данных - это вот у каждого свое. Какое воровство? О чем ты, голубь сизый?
        Власов очень не любил фамильярного обращения со своей персоной.
        - Как образом вы попали в мастерскую? - переключился тут же он на Белова.
        - Вошел через дверь ногами, - ответил спокойно и честно Белов. - А вы?
        - Здесь я задаю вопросы! - заметил Власов.
        - И я, - ответил Белов.
        - Откуда у вас ключ?
        - Из кармана. А у вас?
        - Подделали ключ?
        - Нет, мне Борис его дал. А вам?
        - Предупреждаю вас: мне надоел ваш тон!
        - Сам ты мудозвон, - прикинувшись глухим, грубо ответил Белов.
        - Так. - Власов кивнул. - И это тоже я запомню.
        - А если и забудете, тоже не беда! - успокоил его Андрей Полтавцев, понятой. - Я вам всегда напомню, что вы мудозвон. Вы, главное, не напрягайтесь так!
        - Шея болит, - сказал вдруг Власов совершенно серьезно, с гримасой страдания. - Повернулся, видимо, нескладно.
        - Это скоро пройдет, - многообещающим тоном заверил его Белов. - Главное: шея пока цела.
        - А хомут-то еще найдется, - подхватил Полтавцев.
        - Ну, хорошо, - подвел итог Власов и повернулся к участковому, кивая на Белова: - Давайте-ка его пока что в отделение!
        Однако участковому эта мысль не пришлась по душе. Следователь явно не нравился ему.
        - Не вижу оснований для задержания, простите. Личность установлена. Нарушения места не имели. Зачем же в отделение? С какой, простите, целью?
        - Поговори у меня здесь! - прикрикнул Власов начальственно.
        Но участкового, видно, уже закусило.
        - А где ж мне еще говорить, если не здесь? - удивился он. - Ведь я и сам здесь. Не могу же я быть здесь, а поговорить - это где-то, значит, там? У вас, товарищ следователь, правда шея болит? А еще выше не болит? Нет жалоб на голову?
        - Ай да Прохор! - похвалил Полтавцев участкового. - Может ведь! Может, когда захочет!
        Власов начал осознавать, что потерпел поражение. Его ищущий выхода взгляд заскользил по стенам, полу, избегая лиц. И вдруг он увидел пакет, валяющийся у входной двери.
        - Ага. А это что? - он выхватил из пакета рисунок и потряс им перед глазами Белова. - Уже собрался выносить? Не так, а?
        Сознаваться в создавшейся ситуации или объяснять что-либо было безумно, бессмысленно.
        - Не знаю. В первый раз вижу.
        - Ну? Правда, что ли? Не-ет, это вы его упаковали. Вы! - Власов напирал, вытягивая признание. - Не я же картинку в пакет сунул и - к двери? Не я, - так, стало быть - вы! А, понял! - Власов вдруг издевательски хохотнул. - Наверно, вам этот рисунок пропавший Борис Тренихин подарил, и вы пришли забрать теперь свое? Или здесь изображена ваша жена, может быть?
        - Нет, - с тяжелым чувством Белов отрицательно качнул головой. - Здесь изображена не жена…
        - А кто?
        Что было ответить?
        Белов вдруг возненавидел себя, свою нерешительность, свою приверженность к свободной холостой жизни. Внезапно ему стало жалко Елену - эту, замершую в белом ситцевом платье с васильками на фоне голубого неба и белых, веселых, майских кучевых облаков. Ему стало так обидно за нее и стыдно за себя, что он просто продохнуть не мог: вот накатило-то!
        Он потерял дар речи и только невнятно махнул рукой.
        - Так кто?
        Полтавцев, видя, что Коле Белову не по себе, тут же пришел на выручку. Слегка коснувшись плеча следователя, он привлек его внимание к себе. Власов резко повернулся к Полтавцеву, демонстрируя рисунок.
        - Вы знаете кто? Тогда опознайте! Кто?!?
        - Как кто?! Да конь в пальто!
        Тут уж и участковый Прохор, не удержавшись, захохотал в голос, прижимая «ПМ» и кости домино к голове:
        - О-хо-хо, блин! Опознал!

* * *
        Двадцатью минутами позже Белов уже шагал по набережной Яузы мимо Андрониковского монастыря, пытаясь критически оценить создавшуюся ситуацию.
        Было понятно как день, что его вызывающее, предельно грубое обращение со следователем не облегчило положение. Теперь можно было играть только на выигрыш: мягкая стратегия, состоящая в спускании дела на тормозах, исключалась. Владислав Львович тварь злопамятная: по роже его это было видно невооруженным глазом, без мелкоскопа.
        Власов не отступит, эта мразь не даст слабины. Каждое лыко теперь будет втыкаться в строку, с силой и скрежетом, «по самое не балуйся» - как водится.
        В будущем маячил простой выбор: либо сокрушительное поражение Власова, либо… Победа или смерть, одним словом. Для победы нужно только одно: разыскать Бориса.
        Белов поймал себя на мысли, понял вдруг задним числом, что смех смехом, а он хамил следователю, уже решив подсознательно, приняв и утвердив в качестве единственного плана самое рискованное - сорваться вслед за Борисом на Приполярный. Действительно, в этом случае дым, который уже повалил из ноздрей и ушей Власова, уже не будет его, Белова, касаться. Поди, достань его там, в глуши лесной!
        Обратно вернуться в Москву можно либо с Борисом, либо…
        Лучше не думать!
        Борьке действительно некуда было деться в тот день. Вероятность того, что Борька рванул именно туда, высока - девяносто девять процентов.
        Но что это дает реально для поиска? А ничего! Практически ничего.
        Перед глазами Белова поплыл максимально приближенный к реальной жизни расклад: вот он приехал туда, на этот разъезд, один перегон не доезжая до Инты. Спрыгнул на щебенку, устилающую пути. Перрона, конечно же, нет.
        Дальше? Покосившаяся будка стрелочника. Вдали леспромхоз, рядом с ним лагерь. Далекая ажурная башня ретранслятора, торчащая над лесом. Да, лес. Кругом лес. И не прогулочный, подмосковный, и даже не вологодские чащобы, а чахлая, насыщенная ледяной прозрачной водой, непроходимая, враждебная и человеку и зверю приполярная тайга. Лесотундра. Болота. Голые, застывшие во льду и в фирне сизые горы - хребет за хребтом - сотни тысяч замерзших под ледяными ветрами квадратных километров.
        И никаких следов. Как тут искать? Тем паче он, Белов, не хант, не манси, не чингачгук - не следопыт, одним словом.
        Да и какие, к черту, следы сохранятся столько времени? Как один человек может разыскать другого в безбрежности диких мест, да еще после истечения многих дней?
        Однако история человечества утверждает, что абсолютно безнадежные поиски могут и увенчаться успехом. Например, Стэнли нашел экспедицию Ливингстона в безбрежных просторах Центральной Африки. «Дети капитана Гранта», слонявшиеся по параллели вокруг всего земного шара и нашедшие, в конце-то концов, своего папочку - не такая уж пустая фантазия, как может показаться скептику.
        А потом у него задача попроще, чем у Стэнли, чем у отпрысков капитана Гранта. Есть контрольная точка - устье этого самого Хамбола. Борис должен был выйти туда. Идти туда же, как Скотт шел за Амундсеном. И нашел. Скотт нашел палатку Руала Амундсена на Южном полюсе. Но после этого - погиб. Прошел первый. Второй не вышел назад к людям, к человечеству. Достиг, нашел, но лег. Остался навсегда. Но и его самого, его тело, кстати надо сказать, тоже нашли ведь! Нашли!
        И это тоже нужно взять в расчет. Очень часто именно второй блин - комом. Первопроходцам многое сходит с рук. Безнадежный поиск всегда тяжелее, рискованней.
        Но существуют и мощнейшие факторы, помогающие именно при безнадежных поисках. Они называются вера, надежда и - безусловно - любовь.
        По жизни известно: очень важная штука - уметь упереться рогами вплотную. И сверлить как помешанный. Бить в точку! Переть напролом, в черную голову, не сомневаться! Достать вконец свою злую судьбу и напрячь ее до упора, затрахать ее, безысходную. Бог любит одержимых. Фортуна никогда не повернет свое колесо задом к шизофренику; в отношении психов - упорных, неистовых - она всегда была слаба на передок.
        Вот и получается, что вера двигает горами. Нужно только очень крепко верить и напрочь забыть, что то, что затеял - оно невозможное.
        Есть ли вера в тебе - вот вопрос?
        Белов вспомнил, как лет пять тому назад он, будучи в Риме, разговорился на рауте с самым настоящим кардиналом. В ходе непринужденной светской беседы он признался кардиналу, что хоть и крещен был в детстве, но к верующим себя не относит.
        Он атеист. Хотя и не воинствующий.
        - Вы хотите сказать, что в вас нет веры? - переспросил кардинал, плохо, видно, понимая английский в русском исполнении.
        - Ну да, - подтвердил Белов.
        Кардинал улыбнулся и, четко выговаривая слова, наставительно и дружелюбно произнес:
        - Верующий вы или нет - вам самому этого знать не дано!
        Белов тогда так обалдел от сего сообщения, что даже не нашелся, что сказать кардиналу в ответ на столь далеко идущую залепуху. Да и сказать было нечего! Белов тогда просто проглотил язык. Однако мысль кардинала, поразившая его своей парадоксальностью, впечаталась в сознание намертво.
        Белов прислушался к себе и вдруг почувствовал каким-то седьмым чувством, что вера в нечто такое сверхъестественное жила в нем всегда. Как, впрочем, и в каждом человеке, наверное. Более того, он понял вдруг, что именно эта вера частенько помогала ему жить и выживать.
        Он поднялся к Таганской площади. Огляделся.
        В стародавние времена это было где-то здесь - центральный клуб туристов. Библиотека карт, маршрутов, отчеты за многие годы. Инструктора. Толпы самой разношерстной публики, одержимой одной лишь манией - шляться без особой цели по самым различным местам, как правило, плохо приспособленным для постоянного проживания нормальных людей.
        Миновав Коммерческий клуб, Белов напрягся, вспоминая: да, вот Большая Коммунистическая, все правильно, дальше на левой стороне здоровый храм - Мартина-исповедника.
        Пройдя церковь, Белов завернул в ничем не приметный двор по соседству.
        Борька Тренихин был прав тогда, в поезде: годы идут, десятилетия, но ничего в этом мире всерьез не меняется.
        Табличка у двери одного из дворовых строений гласила: «Центральный совет по туризму. МКК. Архив. Библиотека».

* * *
        - Ваша библиотека не выдает никаких материалов по закрытым районам, - сообщил Белов, садясь напротив дежурного инструктора, а может, и администратора ЦС. - Поэтому-то я и осмелился потревожить вас лично, - он протянул инструктору свою визитку.
        - Присаживайтесь, - любезно предложил инструктор, изучив визитку. - Что вас интересует?
        - Район, закрытый постановлением № 137 от 15.05.82.
        - Так-так. А что за интерес у вас? С чего это вы вдруг заинтересовались столь странным вопросом?
        - Да видите ли, детки собрались туда рвануть. На полной самодеятельности, - соврал Белов, и глазом не моргнув. - Я их вообще, признаться, отговаривал: к чему на Север? Ехали бы в Крым. Тем более что в сентябре. Ну, они, разумеется - молодежь - ни в какую! Тогда я приехал к вам, в библиотеку, посмотреть - куда там они нацелились? Хотел ознакомиться. А мне никаких материалов по району не выдают. Запрещено. Причина? - Район, говорят, закрыт. Все это мне чрезвычайно не нравится. Вот я и решил вас побеспокоить, заглянуть к вам за «аргументами и фактами», так сказать. Просить у вас содействия, ну, в общем, я хочу остановить это безумство.
        - Понятно. Глянем сейчас, - инструктор подошел к архиву, к картотеке. - Как вы сказали? Постановление № 137? Ага, вот, - он вытащил карточку, а затем, по карточке уже, нашел в шкафу папку средней толщины. Сел, полистал. - Да. Конечно. Ну, все понятно. Я тоже, кстати, бывал в этом районе. Когда он еще не был закрыт - в восьмидесятом году. Печальное воспоминание, надо сказать. Все верно: Хамбол, Лимбек. То самое место. И что же конкретно вас интересует?
        - Ну, почему район закрыт? Подробностей не надо, а так: военные, геологи. Национальный парк? Или заповедник?
        - Ни то, ни другое, ни третье. Закрыт, что называется, «на всякий случай». Там осталось много человек. Навсегда. За три года, причем за три неполные года - семь смертей!
        - Неужели? Вот обрадовали! Да, нашли мои подходящее место, куда стоит сунуться. Подумать страшно!
        - Ну, в общем - да, смертей, - инструктор как-то вдруг замялся. - Ну, вот и закрыли этот район, профилактически - от греха подальше.
        - Странно!
        - Что странно?
        - Что значит «закрыть профилактически»? Мне непонятно. Расследовать эти случаи - правильно. Следствие. Или даже создать специальную комиссию. А просто «закрыть», как вы выразились - это, по-моему, полумера.
        - Вы что, недовольны, что это место запретили посещать? Или я вас неправильно понял?
        - Нет-нет, я рад, что закрыли. На мой взгляд, я бы вообще все позакрывал, чтоб молодежь без взрослых, без инструкторов, опытных, словом - ни-ни! Но я же знаю детей. Они как на такой запрет отреагируют? Известным образом: вот, скажут, папа, мы, например, у Парка культуры имени отдыха живем. Сам знаешь, в парке, там же тоже - что ни неделя - труп. И вечером - едва ли не ежедневно - перестрелки. Но до сих пор Парк что-то не закрыли. На автомобилях, скажут, постоянно люди бьются. Давай и автотранспорт запретим?
        - Разные вещи. С парком понятно: криминогеннейшее место. Все знают. Умные туда и не ходят. А тут тайга. Район. И в нем цепочка непонятных происшествий…
        - Непонятных происшествий? Вы же мне только что говорили о смертях? «Непонятное» - это одно, а «смерть» - это совершенно другое. В моем возрасте, - Белов вздохнул, - смерть, к сожалению, явление не только уже вполне понятное, но и почти, страшно сказать, привычное.
        Инструктор внимательно посмотрел на Белова.
        Конечно, он понял почти сразу же, что интерес этого странного посетителя, заслуженного художника, черт возьми, выходит далеко за рамки объявленных им причин.
        Однако у него, инструктора, это было работой - отвечать на вопросы посетителей. За это, собственно, ему здесь и платили. Во всем том, о чем спрашивал его этот странный художник, не было никакого секрета. Можно все ему выложить, что называется, открытым текстом.
        Инструктор поймал себя на мысли, что он уклоняется от ясного, исчерпывающего объяснения ситуации только потому, что ему самому не очень хочется вспоминать про этот район и про все, что с ним связано.
        Однако художник ждал, и было видно: просто так не уйдет, покорно сжевав уклончивые отговорки.
        - Хорошо, - вздохнул инструктор. - Если вам интересно, я могу рассказать поподробней, но это, боюсь, потребует времени.
        - Я не тороплюсь! - поспешно заверил Белов.
        - Прекрасно. Значит, дело в том, что в этом квадрате имела место цепь странных, трудно объяснимых происшествий. Причем все они - с трагическим концом. Теперь понятнее вам стало? Истории, которые случились, совершенно нелепы с точки зрения здравого смысла. Гипотез было много, но все притянутые за уши… Что было делать? Еще и другим, все новым, искушать судьбу в таком вот своеобразном Бермудском треугольнике? Его закрыли просто - и конец. И правильно сделали, я думаю. Разве кроме этого района места мало? Вон, иди на юг - в верховья Хамбола или того же, к примеру, Джагала-Яптик-Шора, и - с перевалом на Косью. Прекраснейший маршрут. А нет - иди восточней - по Кожиму - на Халмерью, через Урал, в Сибирь. Кто не дает? Огромный выбор. Путешествуй!
        - А что же все-таки случилось-то?
        - У вас, я вижу, интерес сугубо личный?
        - Да, личный. Я же уже объяснил вам.
        - Ну, та причина, которую вы озвучили, не требует особых разъяснений. Так ведь? - инструктор вопросительно посмотрел на Белова холодными, не верящими ни во что глазами. - Я бы, безусловно, запретил бы своим детям идти туда - однозначно. А все подробные объяснения в этом случае почти наверняка сыграют противоположную роль: наоборот, им станет интересно до ужаса, понимаете? И они - молодежь же! - непременно туда попрутся после объяснений! Возможно, даже обманут вас, отца, других родителей! Как вы не видите, что подробностями вы добьетесь как раз обратного эффекта?
        - Я это понимаю, - кивнул Белов. Инструктор внушал ему симпатии. Помолчав, Белов решил сыграть открытыми картами. - Боюсь, что друг мой оказался сейчас там, в этом квадрате. В порядке личной инициативы. Вот еще дело в чем.
        - Один? Он оказался там один? - инструктора даже покоробило.
        - Ну, ясно - без прислуги! Рисовать поехал. Маршрут мне его известен. Отсюда, потом сюда и… сюда. Через эту точку. По диагонали через закрытый район.
        - Странный друг у вас.
        - Какой уж есть. Да я и сам такой же. Так вот, мне хотелось бы узнать все гораздо подробней.
        - Это можно, конечно. Но с другом-то вашим что? Почему вы засуетились, ко мне вот пришли? Что-то случилось?
        - Да в том-то и дело, что ничего. Он не вернулся. Должен был еще две недели назад быть в Москве, у него дела здесь - супер… Важнейшие. Его нет. Понимаете?
        - К сожалению, понимаю так, что и не надо лучше. Да и вы, раз такое уже произошло, сразу схватите нить.
        Инструктор встал, прошелся по кабинету. Придется все снова пережить, вспоминая… - подумал он.
        - Давайте так, - инструктор остановился перед Беловым. - Я изложу вам факты. А вы дальше сами. Со всеми остановками, - он перелистнул папку на самое начало. - Первый случай. Семьдесят девятый год. Август. Сергей Лаврентьев. «При попытке зачалиться упал с плота…» Плыли по Хамболу. Упал недалеко от устья. Перед входом реки в последний скальный коридор «Чертовы щеки». Понятно, что произошло? Плот с группой приставал для осмотра перед входом в каньон, а он, Сергей, выпал. Его увлекло стремниной в эти самые «щеки». Длина каньона - три километра. Шестая категория - пороги, водовороты, сливы, камни в русле, на них завалы. Расход воды весной… в межень… ну, это вам неинтересно. Скорость струи в стремнине - до тридцати пяти километров в час, шесть прижимов, четыре в том числе под отрицательную стенку: ну, это значит, что струя бьет в стенку и основной поток ныряет под скалу, под нависающую скалу…
        - Ясно.
        - Вот. Произошло это седьмого августа. Десятого они нашли один лишь спасжилет Сергея. Пустой. Без тела. Надутый, не пробитый. Плавал в улове, крутился, прямо в устье, на выходе из «щек».
        - А как же так: жилет без тела?
        - Ну, как? Он мог его сам и сорвать: в завал, допустим, занесло потоком его, под бревна, под воду. И там он жилетом зацепился. Сорвал, чтоб выйти на поверхность. А в результате, потом-то уж, жилет пустой слетел или водой сорвало, понесло, пронесло и вынесло. Чего не скажешь о хозяине жилета.
        - Что ж - так и не нашли?
        - А как найдешь-то? Река - сплошная пена: сливы, ямы, «бочки».
        - Бочки?
        - «Бочка» - это вал, закрученный в лицо, навстречу. Ширина потока - метров двадцать, все это - в скальном коридоре, сплошной отвес с обоих берегов высотою метров сорок-пятьдесят. Деревья в русле реки - завалы еще с весны, с половодья - такие баррикады, с трехэтажный дом. Сквозь них река и прет темной силой - с шипеньем, слышно, как камни гремят на дне - поток ворочает. А камушки - с телевизор. Ну, как найдешь здесь что-нибудь? Жилет прошел вот как-то. А человек погиб.
        - Да. Это, конечно, несчастный случай.
        - Естественно. Счастливым его трудно назвать, я согласен.
        - К счастью, мой друг едва ли решит сплавляться сквозь эти самые «щеки». Он пешочком, с этюдником да палаткой.
        - Ага, ага, - закивал инструктор, - все понятно. Пешочком, с этюдником да палаткой. Это вы как раз не в бровь, а в глаз.
        - То есть?
        - Пешочком - это у нас так было. Я тоже сам, лично, участвовал в этом походе, так что я - очевидец. Как раз на следующий год это произошло, в восьмидесятом. Мы после тяжелого похода по Саянам решили как бы отдохнуть - ну и мотанули на Приполярный, в качестве прогулки, еще пара недель у нас была, и в нашем профкоме еще деньги были, плескались. По тем временам деньги немалые. Надо было, конечно, добить их. Ну вот и решили добить - так, прогулка вроде. Шли к горе Народной, через Манарагу. Слава богу, не я был руководителем. Группа - десять человек. Чистый пешкодрал шли. Без сплавов и без альпинизма. Встали на дневку здесь, - инструктор показал на карту. - Как раз недалеко от «щек». Погода была! День ясный выдался - что в тех краях редкость. На юг от нас вот, глядите, вот она, вершина. Вершина простая, пологая. Однако стоит в очень выигрышном месте, да и день, как уже сказал, выдался: видимость миллион на миллион. Жалко было упускать такую возможность. Решили все взойти, сфотографироваться. Ну, девять человек пошли, десятый в лагере остался, обед варить. Поднялись мы, поснимались, постояли вдоволь на
ветру. Спускались быстро - жрать-то хочется - некоторые даже вприпрыжку неслись. Прекрасно. В лагере все нормально. Обед готов, котелки уже сняты, но стоят рядом с углями, чтоб не остыло до нашего прихода. В общем, порядок, все отлично. Одно только плохо: Кости Бортникова, который оставался в лагере обед готовить - его-то как раз и нет.
        Инструктор отвернулся к окну, вспоминая.

* * *
        - Костя-а-а! Ты где?
        - В палатках нет его!
        - Костя, Константи-и-ин!
        - Пожрать сготовил… Что за дела?!
        - Да нет же, я ж ему определенно, совершенно четко сказал: не отлучаться!
        - Вот странно. Ни записки не оставил, ничего!
        - Ребята, судя по тому, какие угли, он отошел не более пятнадцати минут как!
        - Да где ж пятнадцать - пять! Вон сук - только начал гореть. Мы ведь в костер ничего не подкидывали?
        - Нет!
        - Ну, так, значит, он пять минут назад был здесь.
        - Пять? А куда он, за пять-то минут, мог деться? Все же как на ладони. Я спускался, смотрел: никого на стоянке не было.
        - За Хамбол он не мог же улететь?
        - Улететь не мог, а в «щеки» свалиться мог.
        - Да что ж он - больной, что ль - шамовку сгонобобить, оставить, разложить и пойти самоубиться?
        - Ну, значит, рядом, спрятался. Хохмит.
        - Чтоб попугать? Едва ли! За такие шутки - массаж зубов.
        - Да нет, он серьезнейший малый!
        - Эй, Ко-о-ости-и-и-ик!
        - А?! Слышали?!..Слыхали?!
        - Да это эхо!
        - Бо-о-ортни-и-ик……Ко-о-о-остя-а-а!!
        - Давай пожрем, подождем минут двадцать. Человек мог и по делу, так сказать, отлучиться…
        - Нет, братцы! Обед отложить придется. Разделимся на пары быстренько. И по секторам, начиная от костра, расходимся. Держа друг друга в прямой видимости.
        - У нас сигнальные ракеты есть. Во! Пять штук.
        - Давай!
        Шипя, одна за другой в небо взлетели пять ракет…
        - Ракеты! В солнечный день! Совсем мы, ребята, из ума что-то выжили.
        - Давай ногами искать! - это верно!

* * *
        - Мы так его и не нашли, - подвел итог инструктор. - Маршрут, естественно, был прерван. Троих послали за спасателями, шестеро оставшихся по тройкам прочесали всю округу - ничего. Спасательная группа через четыре дня пришла на вездеходе, еще три дня искали - ноль.
        - Но выводы какие-то, наверно, все же были?
        - Конечно, были. Но уже в Москве. Оргвыводы. Руководителя нашего дисквалифицировали. А он был уже кандидатом в мастера.
        - За что?
        - Одного оставил в лагере. А по инструкции - не меньше чем двоих следует оставлять.
        - А что произошло, так непонятно и осталось?
        - Три версии. Пошел к каньону, к «щекам». И там сдуру и сорвался. Несчастный случай.
        - Нелепо.
        - Вторая версия: медведь его задрал, а потом утащил.
        - Следы борьбы, кровь?
        - Нет, не было ничего такого.
        - Тогда и это вряд ли.
        - И третья версия. Какой-то беглый его отвлек, сманил в сторонку, да и пришил: за одежду, за документы, деньги. Но не успел ничем воспользоваться: мы слишком быстро пришли и спугнули его. На стоянке ведь все осталось нетронуто. Ну, кроме самого Кости.
        - А где же труп этот беглый спрятал?
        - Успел зарыть!
        - В горах? Камень же под ногами - вы что, под мох труп засунете?
        - Вы абсолютно правы. Меня самого все эти версии еще тогда, в восьмидесятом, не удовлетворяли. Что ж делать-то? Других ведь версий не было!
        - Да. История! И как же вы потом, когда вернулись, какую гипотезу выдали в Москве его родителям - что рассказали, как объяснили? Совершенно не представляю!
        - От этого судьба избавила нас, слава богу - за это хоть. Он, Костя, холост был. А родители его разбились насмерть на автомобиле за год приблизительно до этого. Такая вот волна.
        - Вот тут район и закрыли?
        - Нет. Его закрыли позже, через полтора года. В мае восемьдесят второго. После еще одной, совсем уж дикой истории. Вот, - инструктор показал Белову фото. - Это снимочек был сделан с вертолета. Палатка и разбегающийся веер следов на снегу.
        - Занятно.
        - Вы поняли, что именно вас поразило?
        - То, что следы кончаются ничем. Как будто человек бежал, бежал по снегу и растаял в воздухе.
        - Вот именно. Их было восемь человек. Студенты. Зимний поход. Зимний - это конец марта и весь апрель в Приполярье. Конец полярной ночи. Потепленье. Но снег еще хороший, наст, без подлипов… Ну, то есть еще не липнет к лыжам. Они урвались на недельку с лекций: проветриться, две сотни километров за пять дней было заявлено в маршрутной книжке. Одна палатка - шести-местка - ну, для тепла на восьмерых. И вот - на фото вы видите итог.
        - И все исчезли?
        - Просто все исчезли, именно. А хронология такая: они должны были закончить маршрут во второй половине дня, после обеда, первого апреля. В срок на контрольную точку они не вышли. На КСС, как и полагается, их еще трое суток ждали, до двадцати ноль-ноль четвертого апреля. Потом уж КСС объявила их розыск.
        - КСС?
        - Контрольно-спасательная служба, станция. Есть такие. Точнее, раньше были. Приехали вы из города, допустим, сюда, в эту глушь - сначала, первым делом, в КСС - зарегистрировался, получил рекомендации, прогноз погоды, если таковой имеется, отметился по срокам - все, пошел. В КСС знают, на каком ты маршруте, куда идешь и когда должен выйти. Вот. Когда выходишь с маршрута - снова в КСС обязательно, в ту или уже в другую - зависит от маршрута. Отметился - очень хорошо, это все: значит, ты вышел. А КСС тебе в маршрутной книжке штамп лепит - подтверждая прохождение. Тебе разряд на этом основании потом присвоят в твоем родном городе. КСС еще как бы и контролирует, подтверждая, что ты на самом деле ходил по заявленному маршруту, а не на вокзале в буфете пьянствовал. Такая кухня, словом…
        - Понятно.
        - Так вот. Прошел контрольный срок у них, но сразу, конечно, никто не зачесался. По правилам, впрочем, есть запас, три дня - на случай непредвиденных задержек. Хорошо. Три дня прошли - они не вышли. А это уже худо! Ну, вызвали вертолет, полетели по маршруту. Нашли! Нашли их в этой точке, вот. В нашей же, как вы поняли. Точней не их самих нашли, а то, что вы видите на снимке: палатку и следы.
        - Нет, непонятно, что произошло. - Белов пожал плечами. - Очень это странно.
        - А видите, на этот снимок гляньте - палатка вся изрезана ножами…
        - Снаружи?
        - Изнутри! Их что-то испугало внутри палатки, вот что интересно! Они ее вспороли практически одновременно, разом - тремя, нет, даже четырьмя ножами, и - врассыпную. Все бросились, заметьте, в разные стороны от палатки. По двадцать-тридцать метров пробежали и исчезли.
        - Странно, что не развязали, а вспороли.
        - Так ведь - вы еще не вполне, видно, поняли - зима же! Зимой палатку знаете, как конопатишь! Чтобы тепло не вытекало. Минут пять утром открываешься. - Инструктор помолчал. - Разрезали - это значит, хотели очень быстро. Ни с чем не считаясь. Буквально вылететь наружу. И вылетели. Побежали. И улетели… Вообще. - Инструктор вновь задумался. - Палатку, да единственную, располосовать зимой? На то должны быть основания. И не простые, а очень веские.
        - Ну, например, угроза быть похороненными под лавиной.
        - Здесь? Лавина? На ровном месте? В лесотундре?
        - Но рядом вот возвышенность, ну на которую вы лично забирались?
        - Да это сопка, считайте. Она совсем пологая. Уклон не больше пятнадцати градусов. Если б не курумник - играй в футбол. Какая тут лавина, к черту! С нее и на лыжах-то не очень прокатишься.
        - Землетрясение, может быть, было, нет? Или грохот взрыва, далекой лавины, еще что-то подобное?
        - В палатке землетрясение вы проспите и не заметите. Тем более если верст двадцать отмахал за день на лыжах. Да под тридцатипятикилограммовым рюкзаком.
        - Ну, что-то испугало их в темноте?
        - Что что-то испугало - это точно. Святая правда. А что до темноты, так это вы бросьте. Конец марта, весна. Равноденствие уже было, и солнце не заходит. Густые сумерки в любое время суток. Начало полярного дня.
        - Ну, хорошо. Чего они конкретно испугались, теперь-то уж не спросишь у них. Но куда потом подевались? Фантастика!
        - Вот к этому все и пришли. И кончилось на этом.
        - А следствие?
        - Какое следствие?
        - Погибли люди!
        - Дело о гибели или убийстве, по нашим законам, может быть заведено только лишь при наличии тел, трупа или трупов. Здесь же всего-навсего - загадочное исчезновение. На этом официальные инстанции и успокоились.
        - На чем - «на этом»?
        - Ну, на том, что вроде шутку они такую учудили. Ведь это было первого апреля, - маршрут они уже заканчивали. Ну и, вроде того, сговорились шутники заранее с каким-то вертолетом. Он их и забрал. Палатка старая, не жалко было разрезать шутки ради. Специально и искромсали ее - для эффекта.
        - Нет, в это я, честно говоря, совершенно не верю! А родители? Неужели они этим удовлетворились? Я бы, вот случись с моим ребенком…
        - Вы-то - может быть! А эта группа состояла из воспитанников интерната «Интеграл». Существовало такое учреждение для одаренных в математике, вроде как школа-вуз: со всей страны собирали таланты. Из детдомов, сироты, «отказные», ну и так далее. У двух потом родители нашлись, нарисовались. Алкаши бомжастые. Хотели что-то слупить с интерната. Компенсацию за потерю будущих кормильцев, что ли? Словом, анекдот! Таким, конечно, не до истинных причин пропажи. Так что единственный итог - закрыли район.
        - Все ясно.
        - А вы, я чувствую, туда собрались сами?
        - Не исключаю этот вариант. Друга найти надо же - вы не считаете?
        - Надеюсь, вы туда не в одиночку намереваетесь отправиться?
        - Могу вас взять в компанию. Финансовые вопросы я, разумеется, беру на себя. Хотите?
        - Ну, нет! Я там уже бывал. Достаточно. А вы начали, мне помнится, что ваши дети вроде туда собрались. Надо их отговорить. Да? А вас кто будет отговаривать? Я?
        - Меня некому отговаривать. Я холостой. Детей на самом деле никаких пока нет, хотя пора бы. Даже собак, кошек, попугаев, рыбок не имеется.
        - Ну, а родители?
        - Отец-мать умерли давно.
        - А у него, у вашего друга? Который пропал? О нем что, кроме как вам, и позаботится некому? Или вас его родные на эти поиски ангажируют?
        - Нет. Он был воспитан в детском доме. У него тоже - никого нет.
        - Ну, вам двоим тут и флаг в руки. - Инструктор грустно улыбнулся и развел руками. - А что я вам еще могу сказать? Ведь вы и сами все поняли, я надеюсь?

* * *
        Ключ повернулся в замке, и Белов не спеша вошел в свою квартиру. Скинул плащ. Прошел на кухню, поставил чайник. Открыл в прихожей дверцы антресолей и кладовки. Вот он, рюкзак. Так до сих пор и не разобрал его, с августа. Грязные рубашки, трусы, носки - в полиэтиленовом мешке, все это в ванную, на пол, рядом со стиральной машиной. Так. Это палатка. Котелок. Топорик. Крючья для костра. Штормовка. В чистке не была. Хоть после летнего вояжа, но сойдет. А джинсы чистые. Два свитера. Вот этот лучше. Шерстяной. Кроссовки? Да, в поезд. А в лесу - унтайки. Там снег, наверно, выпадал уж пару раз, небось. Спальный мешок. Так. Пара свечек. Веревка с карабинами. Носки. Две пары шерстяных и пара синтетических. Сойдет. Одна неделя - хватит. Спички. Зажигалка. Теперь пожрать. Тушенки шесть банок. Десяток бульонных кубиков, кофе, сахар, чай…И мыло? Ладно, мыло. Полотенце? Лишнее. Гречки килограмм. Спагетти? Пара упаковок. Нет. А, ладно, в коммерции куплю, прямо на вокзале. Консервы? Рыбы пару банок. О, соль! Чуть не забыл! Смешать соль с перцем для компактности. И это все. Ну, нет, не все. Накидку-пленку. Мокрый
снег вполне возможен. А сапоги? Болотники? Да нет, болотники только затянут. Проще каждый вечер сушить обувь у костра. А ноги мокрые - это не смерть. Главное, чтобы не мерзли, не отморозить. Нож. Фонарь. Иголки-нитки. Бинт. Аптечка. Йод? На месте. Пластырь. Почти все. Еще одно… - Белов задумался. - Это, конечно, риск, но лучше б взять.
        Он прошел в комнату и, запустив руку за картину, висящую на стене, с минуту манипулировал рукой - там, за картиной.
        Рука вернулась с пистолетом Макарова.

* * *
        Самое забавное, что этот пистолет подарил ему Борька. Давным-давно, еще в годы розовой юности.
        В тот год - это было где-то в семьдесят седьмом, кажется - Борька колесил летом в окрестностях Поленова, на Оке. Ездил в Пущино, рисовал в Приокско-Терасском заповеднике. Попутно, разумеется, он зацепил и матрешку лет двадцати пяти, жительницу города Серпухов. Она там где-то подрабатывала летом в доме отдыха. Борька склеил ее так, без дальних прицелов и серьезных намерений, в качестве грелки, запарить перед сном карасика. Мимолетный летний роман.
        Лето, понятное дело, кончилось. Любовь тоже пожелтела, засохла и облетела. Борька упаковал этюдник, сложил кисти-краски, проводил Валю - так ее звали - до дома, до Серпухова, попрощался, обещал не забывать-писать-навещать и скрылся в московском направлении.
        Так как жениться он, конечно, не обещал, а детей вроде бы тоже ждать не приходилось - Борька всегда был предельно аккуратен и корректен в этих ситуациях - история эта, конечно, забылась уже к середине сентября.
        Борис был уверен, что расстался с Валентиной навсегда.
        Но ошибся.
        Зимой, в феврале уже, совершенно внезапно, эта, казалось бы, напрочь отыгранная пластинка вдруг заиграла опять.
        Они сидели в тот вечер - человек шесть - у Сашки Аникина, пили водку. Время было уже позднее, Борис слегка и всхрапнул уже за столом. Он в тот вечер загрузился немного выше ватерлинии. Ну, спит человек - ладно.
        Вдруг он чухнулся, будто его кто толкнул изнутри:
        - Ребят, я сейчас в Серпухов поеду!
        - Опух, что ли? Время ж, глянь, - десять вечера.
        - Ты знаешь, мне сейчас приснилось, что Валька, помнишь, я рассказывал, ну эта, летняя любовь. Приснилось, что она стоит в своем подъезде и целуется с каким-то мужиком…
        Все расхохотались.
        - Ну, ты даешь!
        - И что? Как целуется-то - хорошо?
        - А твое-то какое дело? Тебе-то что?
        - Я, ребята, этого допустить не могу!
        Он встал и начал одеваться, заметно покачиваясь.
        - Слушай, ты на ногах не стоишь. Куда ты?
        - Поеду в Серпухов.
        - На чем?
        - На электричке.
        - Да ведь одиннадцатый час уже! Ночь.
        - Ничего! Последняя электричка в полдвенадцатого отходит. Даже в первом часу еще есть.
        Как они ни пытались его отговорить, Борьку закусило. Ни логика, ни просьбы не помогли. Тренихин начал отмахиваться, потом попер на входную дверь танком-штопором и отвалил в направлении Курского вокзала.
        Что произошло с ним потом, Белов узнал на другое утро, когда Борис вернулся в Москву неузнаваемый - черный, как негр, хуже трубочиста, как будто он искупался в озере черной туши.
        До Серпухова он добрался без проблем. Почти без труда, поблуждав минут сорок, нашел Валин дом. В ее подъезде, на лестнице никто не целовался - было уже два часе ночи. Он позвонил ей в дверь. Дверь открыл отец Вали. После некоторой дискуссии с отцом появилась и сама Валя:
        - Что случилось?
        - Ничего не случилось.
        Борис сразу приступил к допросу, не имея на то ни малейших оснований:
        - Ты чего сегодня вечером делала?
        Однако никакого «криминала» в ее действиях нельзя было усмотреть. Она пришла после ночной смены, поела, постирала и завалилась спать рано - около семи вечера.
        - А кстати, - сказала она, - как странно: ты мне как раз сегодня приснился. Мне приснилось, что ты здесь живешь, на соседней улице. И еще приснилось, что мы стоим здесь, в подъезде, у окна, на лестнице и целуемся, как летом. А за окном снег идет.
        Понятно, что весь следующий час, часов до трех ночи, они целовались уже наяву в этом самом подъезде, у этого самого окна на этой самой лестнице. Пока у отца Валентины не лопнуло терпение. Он вышел и понес. Они расстались, думая, что до завтра.
        Они ошиблись.
        Борька пошел к вокзалу, так как спать в подъезде неудобно, а на улице - холодно. На вокзальной площади в это время приключился пожар - Тренихину вообще в жизни неимоверно везло на огонь и пожары. Загорелся какой-то клуб или еще что-то бесхозное и общественное. Борька остановился, глядя на разгорающееся здание, закурил. Вдруг кто-то сзади схватил его за рукав:
        - Ты поджег?
        Он оглянулся. Его держал мент - в добротном овчинном полушубке, с оголенным стволом. Пистолет?! Борька мгновенно смекнул, что история оборачивается плохо. Документов с собой не было. Что делает он здесь, в ночи, в Серпухове? Он и сам представлял это теперь довольно туманно. Причина и следствие существовали в какой-то странной сцепке, менялись местами, не разделялись. В околотке, дыша перегаром, еще труднее будет объяснить необъяснимое.
        Мент был настроен решительно:
        - Пошли!
        Борьку охватило какое-то чувство глубочайшего отчаяния вперемешку с классовой ненавистью: мент был в таком замечательном светлом овчинном тулупе!

«Эк тебя Родина одела!» - мелькнуло в голове у Бориса, и в тот же миг, рефлекторно, он так впаял менту в чмокало, что кожаные подошвы ментовских валенок только мелькнули в свете пламени все более разгоравшегося клуба.
        На бегу, не останавливаясь, он подобрал вылетевший из руки милиционера «ПМ», - чтоб тот, очухавшись, не саданул ему вслед, между лопаток - от большого ума. Куда? Куда бежать в пустом ночном городе? Понесся к зданию вокзала. Но на вокзале провинциального города разве затеряешься в четыре часа утра? Он миновал перроны и рванул к аккумуляторным путям, в тупики. Слыша свистки, топот и мат погони, еле залез на какой-то товарный вагон, предполагая тут и залечь.
        Вагон, доверху заполненный антрацитом, оказался без крыши. Прекрасно понимая, что ему светит приличный срок, Борис попытался закопаться в ледяной смерзшийся уголь.
        Конечно, его бы нашли наверняка через десять минут.
        Но спас скорый, отрезавший погоню. Спасло и то, что товарняк с углем сразу после прохода скорого тронулся в сторону Москвы. Однако спасение от серпуховской милиции едва не обернулось смертью от холода и ветра. Борис не сдох только потому, что, разодрав в клочья рукава и руки - едва ль не до кости - закопался в антрацит по шею. Так и доехал до стадиона «Торпедо» в Москве: уголь везли на ЗИЛ. Поняв, что поезд уже в Москве, Борис с трудом вытащил свое тело из угля и слез, едва не сломав замерзшие до остекленения ноги. Пешком приперся к Белову. Вымылся, отогрелся, переоделся. Подарил трофейный пистолет - захваченный в честном рукопашном бою.

* * *
        Зная, что пистолет никто не трогал, он все же проверил: заряжен - о'кей!
        Он повернулся с пистолетом в руке и остолбенел: за его спиной, на кровати лежала Лена - раскинув руки, голова с кровати свисала набок…
        - Леночка! - Он бросился к ней.
        Она, проснувшись и увидев его с пистолетом в руке, закричала от ужаса.
        - Ты что здесь делаешь?
        - Ждала тебя. Заснула.
        - Зачем ты с пистолетом?
        - А? Да просто так.
        - Откуда он у тебя?
        - Купил.
        - Сегодня?
        - Да нет! - он опустил ствол. - Пойдем на кухню, чайник кипит…
        - А знаешь, что мне снилось!? - Встав с постели, Лена сразу ожила: - Чудеса!
        - Чудеса?
        - Ты просто не поверишь! Мне снилось, что мы завтра обвенчаемся.
        - Едва ли мы завтра обвенчаемся, - сказал Белов, запихивая пистолет в рюкзак. - Я уезжаю.
        - …А я в детстве, если что случалось, всегда ложилась спать и накрывалась с головой.
        - Мне это не помогает. У меня другая особенность: любой кирпич, который может упасть на голову, обязательно падает именно на мою голову. Как только меня хватятся - сразу объявят в розыск. А хватятся меня, думаю, не позднее чем завтра с утра. Ты это учти. Я не шучу.
        - Возьми меня с собой, Коля!
        - Да брось, пожалуйста!
        - Я, знаешь, тоже по лесу могу. А что? Я не боюсь.
        - А я - боюсь. - Он был вполне серьезен. - Считай, что я умер уже. Так будет проще.
        Они помолчали.
        - Ты, Коля, очень резко изменился, знаешь?
        - Догадываюсь. Да и, если честно признаться, было ведь отчего измениться-то.
        - И оттолкнул сегодня меня. Зачем?
        - Я думал, что я ясно объяснил зачем.
        - Нашел, наверное, другую себе дуру?
        Белов едва не поперхнулся кофе, хотя и понимал, что Ленка просто придуривается по обыкновению.
        - Ты подкинь-ка завтра Власову, ну следователю, эту мысль. Завел себе другую, а Борьку пришил из ревности. Отравил, в мешок и в колодец. Ему как раз не хватает конструктивных идей.
        - А где ты был весь день, пропадал? Ну, вот скажи!
        - Сначала я сходил в мастерскую к Борьке. Там состоялась содержательная беседа со старыми знакомыми, соседями, местными, ты их не знаешь.
        - А зачем ты туда ходил?
        - Проверить. Проверил. Борька туда не заходил. Но зато там теперь живет Власов, следователь.
        - Как живет?
        - Как собака. Сторожит. Дрыхнет. Лает.
        - У тебя не поймешь - когда ты шутишь, а когда всерьез говоришь.
        - С тобой тоже общаться - не сахар. Но я говорю в данном случае чистую правду.
        - А что ты делал потом?
        - Потом я похрюндал в турклуб на Таганку. Приятно побеседовал там с инструктором насчет тех мест золотых.
        - И что он сказал?
        - Места, сказал, отличные. Воздух изумительный. Дорог особых нет, но зато холодной воды под ногами - залейся… Погода в это время года - дрянь порядочная. Одним словом, не скажу, что он меня очень обрадовал.
        - Ты с ним что - четыре часа беседовал?
        - Нет, не больше часа. Потом, ну, по дороге домой, к адвокату заглянул, к нотариусу. На метро по кольцевой часок покатался, подумал, поразмышлял. Вот и все.
        - Вот врешь-то. Ты - и на метро катался!
        - Ну, хорошо. - Белов чуть грустно улыбнулся. - А если я скажу: ходил в кино, в баню, на скачки - ты поверишь?
        - Нет. Я тебе больше совсем не верю. Ты был такой сердитый, когда подкрался ко мне с пистолетом.
        Белов не выдержал и рассмеялся:
        - Я был не сердитый. Я был испуганный, Лена! Ну что тебе еще наврать, чтоб ты поверила?
        - Скажи, что ты меня не любишь.
        - Я тебя люблю.
        - Тогда скажи мне правду.
        - Я кроме правды ничего не говорю.
        - Скажи мне самую главную из правд.
        - Пожалуйста. Мне сорок два, Елена.
        - Да. Это правда.
        - А тебе нет еще и двадцати-то двух. Но это полбеды. Хотя и главная, конечно, половина беды. Вторая половина состоит в том, что я уж слышу четкий лязг зубов моих коллег. Они уже ко всем собакам пришили вешалки.
        - Не понимаю ничего: собакам - вешалки?
        - Чтоб их повесить на меня. Всех собак. И даже если Борька и найдется, в чем, увы, я больше не уверен, то и тогда потянется за мной, что «то ли он украл, то ли у него украли, не помню точно, но помню, что что-то такое было».
        - Я совершенно не понимаю, о чем ты говоришь.
        - Не понимаешь потому, что я тебя вдвое старше. И мы часто говорим с тобой на разных языках. Скажу попроще: через полгода я уже буду торговать матрешками в Измайлово или рисовать портреты в вестибюлях дорогих ресторанов.
        - С чего бы это?
        - С того, что есть очень мощные группировки, которые мгновенно воспользуются случаем, чтобы отодвинуть меня от всех кормушек. Когда был Борис, мы были с ним в паре сильны. А теперь - сама понимаешь. Но это меня не очень страшит. На самом деле я боюсь другого. Того, что к весне я буду сидеть. Сидеть и ждать суда. Не здесь сидеть, а в тюрьме. А потом, посидев годок-другой в ожидании правосудия, ты уже не сможешь не оказаться виноватым. Пока все так и развивается: по самому поганому варианту.
        - Но ты же ни при чем?
        - Конечно. Те все, кто «при чем», не по тюрьмам сидят, а в секретариатах, коллегиях да в президиумах.
        - Ничего не понимаю - что ты несешь?
        - Я просто разнылся, прости! Хватит ныть, Белов! Ничего. Побарахтаюсь еще!
        Он встал.
        - Вернусь, - тогда и поговорим, - одевшись, он взял рюкзак. - Будет звонить, спрашивать - приеду в первых числах октября.
        - Коля! - Она бросилась ему на грудь.
        - Прости, - он ее обнял. - Прощай.
        - Прощай?!
        - Лучше учись. Наука сокращает нам опыты быстротекущей жизни…
        - Коля!
        - Все. Пока!
        Он вышел и закрыл дверь.
        Он подумал, что, может быть, они больше уже не увидятся никогда. Однако ошибся - судьба слишком коварна, чтобы следовать твоим предчувствиям.
        Судьба не любит идти на поводу. Но ей, судьбе, присуще и некое чувство юмора.
        Подслушав разговор и прочтя их мысли, судьба усмехнулась и тут же начертила им линию жизни на ближайшие сутки.
        Она осталась довольна своей работой, потому что уходящему Белову и в голову не могло в этот момент прийти, что завтра, в полном соответствии со сном его дражайшей Елены Синицыной, им предстоит обвенчаться.

* * *
        Иван Петрович Калачев наконец-то нашел бригаду проводников, которые двадцать четвертого августа опекали вагон номер девять поезда пятьдесят девять Шарья - Москва.
        Бригада состояла из двух проводниц - Маши с Наташей.
        Калачев познакомился с ними прямо в вагоне, стоящем в отстойнике станции Москва-третья в ожидании очередного рейса в Шарью.
        - Скажите, пожалуйста, кто-нибудь из этих людей не покажется вам знакомым? Был кто-то из них пассажиром вашего вагона? Не узнаете ли кого-нибудь, словом?
        - Вот и вот, - безошибочно и быстро выбрала Маша фотографии Белова и Тренихина.
        Калачев смешал фотографии, перетасовал, разложил их вновь и пригласил из коридора Наташу.
        - Вот этот с вот этим ездили. Точно! - Уверенно и правильно указала на фотографии Белова и Тренихина Наташа.
        - Отлично!
        Калачев посадил проводниц напротив себя.
        - А вы не помните случайно - куда они ехали - в Москву или в Шарью?
        - В Москву, - ответили проводницы почти хором.
        - От самой Шарьи?
        - Нет. Они сели в Буе, - сказала Маша.
        - Ты что - в Данилове! - возразила Наташа.
        - Так все же? - Калачев взглянул им в лица, прервав запись.
        - Да в Буе, точно! - уверенно сказала Маша. - Ты вспомни, - повернулась она к напарнице. - Они садились, вот когда поймали жулика в седьмом, в купейном, ну, у Светки! Помнишь, выводили? В наручниках? Вот тут они и сели. В Буе.
        - В Буе, в Буе! - согласилась Наташа. - Точно.
        - А вот еще вопрос вам, девочки, на засыпку. К ним, к этим, кто-нибудь входил в купе вот, после Буя? Случайно не видали?
        - Конечно, видели! - сказала Маша и тут же осеклась, почувствовав резкий толчок ноги Наташи.
        - Прекрасно! Что вы видели? - оторвал от записи взгляд Калачев, не заметивший тайного сигнала. - Кто же заходил?
        - Да бригадир наш заходил, начальник поезда, - довольно неумело соврала Маша. - Ефим Михайлович…
        - Они с ним пили? С Ефим Михайловичем?
        - Только не хватало!
        - Что вы!
        - Ой ли? - усомнился Калачев.
        - Да наш начальник поезда не пьет!
        - Да быть не может, девочки! - еще больше усомнился Иван Петрович. - Чтобы начальник поезда, да и не пил!
        - Не может. Нечем. У него желудок вырезан.
        - Язва была. От пьянства, кстати.
        - Теперь не пьет совсем! Только на праздники.
        - А что ж тогда он заходил?
        - Он просто проверял, он ко всем заглядывал.
        - Он часто ночью ходит. Все бригадиры сейчас проверяют.
        - Он начальник поезда или все же бригадир?
        - И то и то.
        - Он совмещает. А ночью ходит - «леваков» ловит.
        - Билеты дорогие сейчас стали, плацкарт, общий забит, а СВ почти всегда идет полупустой.
        - Ну и есть соблазн у нас такой…
        - У вас?
        - Да нет, вообще - у всех проводников.
        - Да ты за всех не говори! Есть и шибко честные товарищи… Встречаются.
        - В общем, он прошел, глянул по купе по всем проверить, товарищ следователь, - не решили ли мы с Наташкой прокатить кого-нибудь зайцем, от Буя до Секши…
        - До Секши? - заинтересовался Калачев и стал листать свою записную книжку. - До Секши, говорите?…
        Воспользовавшись тем, что следователь отвлекся, Наташа еще раз толкнула напарницу - вдвое сильнее на сей раз.
        - До Секши, да… - нашел соответствующую запись Калачев. - Так что - до Секши-то?
        - Да это просто я к примеру. После Буя будет Секша. А так какая разница: от Галича до Лопарева, от Ней до Поломы - пустил, подвез и заработал. Вот. А Ефим Михалыч смотрит. Проверяет.
        - Особенно ночами.
        - Ну, ясно. - Калачев кивнул. - А вы не помните случайно: какого числа они ехали в Москву?
        - Ну… Давно уж. Это, по-моему, было в августе. В конце.
        - А поточнее вспомнить не сможете?
        - Сейчас попробую, - кивнула Наташа, доставая тетрадку. - Вот август. Расписание. В Москву мы ехали двадцать второго, двадцать четвертого, двадцать шестого, двадцать восьмого и тридцатого. В один из этих дней.
        - Ну, а еще точнее?
        - Точнее едва ли сейчас получится. Понимаете, конец августа, пассажиропоток большой, все едут к первому сентября, с детьми. Конец августа, да еще зимние каникулы тоже вот, голова идет кругом.
        - А вы же вот что можете… - Наташа оживилась. - Вам их фамилии известны?
        - Да.
        - Ну, прекрасно! Сейчас билеты в кассах продают ведь по паспорту… Вы обратитесь на вокзал. Они запросят Буй, и по фамилиям вам скажут - когда билеты они покупали и на какое число. И это будет точно.
        - Дельно, - кивнул им Калачев и встал. - Я так и сделаю. Ну ладно, девочки, простите, что отвлек, спасибо за беседу. Сухой остаток - эти двое ехали от Буя до Москвы и до Москвы доехали оба?
        - Да, да! - кивнули обе.
        - Из посторонних к ним никто не заходил?
        - Нет, нет!
        - И распивать - ни с кем не распивали?
        - Что вы, что вы!
        - Все. Это все. Удачи вам. Счастливого пути!

* * *
        Наблюдая сквозь окно вагона, как Калачев, минуя стрелки, удаляется вдоль тупикового пути к вокзалу, Наташа процедила напарнице:
        - Ты б ему еще сказала, что мы им две бутылки водки за сорок баксов втюрили.
        - С закуской же! - напомнила ей Маша. - Это же, считай, комплексный ужин!
        - Ты все же дура, Машка, набитая!
        - Да просто не спала всю ночь! Устала как собака.
        - Вот я и говорю - собачье помело у тебя, а не язык.
        - Тогда ты с ревизорами разными сама и разговаривай! А то меня сначала к ним сунешь, а потом все поправляешь - из-за моей спины - легко это, я понимаю!
        - Ага! Не будь меня, так ты б, Машка, давно б уже сидела!

* * *
        По дороге на вокзал Белов зашел на почту.
        - Два письма. Заказное и ценное.
        Первое, заказное, было адресовано Власову В. А. в прокуратуру, второе - ценное он отправил на свой же адрес и почти самому себе: «Белову Н. С. для передачи Елене Анатольевне Синицыной». И это письмо было внушительных размеров - формат А4.
        - Раз ценное письмо, нужна опись. Вскройте, предъявите. Что в нем?
        Белов вытащил из незаклеенного конверта документы, которые он оформил еще вчера по дороге из клуба домой.
        - Пожалуйста, вот посмотрите: это генеральная доверенность, тут просто - письмишко небольшое…

«Сейчас заклеят конверт, и письмо уйдет, отслоится от него, заживет своей жизнью, - подумал Белов. - Ушедшее письмо уже не вернешь. Отправление письма - это всегда поворотный пункт, пройденная развилка кусочка жизни…»
        - А это что еще у вас? - спросила сотрудница почты, заполнявшая опись.
        - А это мое завещание, - ответил Белов.

* * *
        Выйдя из метро, Белов повернул направо, прошел сквозь строй торгующих всякой всячиной пенсионерок, двинул к суточным кассам поездов дальнего следования.
        Внезапно дорогу ему преградила цыганка:
        - Остановись на секунду. Сказать тебе надо одно…
        Обычно Белов начисто игнорировал цыганские выпады в свой адрес в общественных местах - просто отмахивался молча, продолжая движение. Он знал как дважды два, что остановиться и вступить в беседу с золотозубыми - это мгновенный абзац, смерти подобно.
        Но тут, видно, нервы не выдержали напряжения последних дней. Он сбавил ход.
        - Что тебе? Ну? - бросил он на ходу.
        - Важную вещь хочу рассказать тебе… У тебя, я вижу, любовь была. Большая любовь… Светлая. Сам ты хороший человек, вижу. Друзья твои тебя подвели…
        Еще два дня назад Белов не стал бы и слушать дальше весь этот бред: очевидно, что у сорокалетнего хорошо одетого, высокого, представительного мужика определенно была любовь. Любовь бывает только большая. И обязательно светлая. В наличии маленькой и темной любви не признается ни одна собака. Все люди считают самих себя хорошими. У всех есть друзья, которые неизменно подводят - разносят сплетни, из зависти гадят за спиной, совращают жен, отбивают любовниц, не возвращают вовремя долги.
        Прекрасно понимая, что цыганка примеряет на него платье голого короля, годное абсолютно для любого, Белов тем не менее остановился как вкопанный.
        - Скажу, что будет, тебе… Сейчас скажу… - Цыганка пристально впилась своим взглядом в глаза Белову. - Дорога тебя ждет. Дальний путь.
        - Действительно, - Белов, соответствующе экипированный, стоял с рюкзаком за плечами. Кассы пригородных поездов он уже миновал. Дальнюю дорогу в этом случае мог бы предсказать ему даже первоклассник школы для дебилов.
        Однако Белов тем не менее, зачарованный цыганской прозорливостью, даже открыл рот.
        - Я тебе дальше скажу, что будет… - цыганка протянула руку к его голове и выдернула волосок. - Вот, седой волос твой, не жалей. Сейчас скажу по нему, что будет с тобой и как быть тебе. Возьми волос в руку, в свою…
        Белов протянул руку, внутренне удивляясь, как в такой темноте, при паршивом вокзальном освещении - когда и волоса-то самого не видно - можно еще что-то по этому самому волосу предсказать.

«Впрочем, - подумал он, протягивая руку, - цыганок этому с младых ногтей учат».
        - Нет! - оттолкнула цыганка его руку. - Голой рукой нельзя волос брать! Беда тебе будет. Накличешь! Смотри! Деньгами волос берешь. Не бойся. Рубль достань. Волос возьми. Я не отниму твои деньги! Не бойся. Мне и доллары доверяют. Люди знают меня. Не обманываю. Любые деньги достань сюда, сам их в руке держать будешь. Чтобы волос свой взять у меня. Все тебе я скажу сейчас. Заговор тоже я дам тебе. Будешь ты цел, невредим. Дорога удачей ляжет. Успех будет под ноги тебе. Сам счастлив будешь. Рубль достань. Волос возьми.

«Остаться целым - это было бы очень кстати, - подумал Белов. - Да и успех под ноги отнюдь не помешал бы. Обычно такая вещь, как успех, под ногами в грязи не валяется. А если и счастье к тому же - помимо успеха. Чего же еще? Большего и желать не приходится! И для этого нужен рубль - всего-то! Рубль - это настолько мало, что даже если десять, двадцать тысяч рублей сорвет с него в комплекте с этим седым волосом цыганка - да это просто пустяки, думать нечего. Но вот беда - где взять этот самый рубль?»
        Белов напрягся, вспоминая. Самые мелкие купюры - на билет - лежали у него не в бумажнике, а просто в кармане, вповалку, что называется. Самая мелкая купюра была рублей пятьдесят, вроде бы. Там же еще немного долларов. Тут самая мелкая - десять баксов.
        Покопавшись в кармане, как гоголевский Плюшкин - то есть пытаясь на ощупь определить достоинство бумажки, не вынимая ее из кармана - Белов наконец-то вытащил одну под мертвящее сияние криптоновых вокзальных фонарей.
        Взглянув на нее, мысленно плюнул: пятьдесят баксов.
        - Не бойся. Давай! Не возьму, не дрожи. Покажу только, как волос завернуть. Чтоб счастье было у тебя. Смотри!
        Полтинник неуловимо и плавно переплыл в пальцы цыганки и был тут же сложен в четыре раза, превратившись в зеленый конвертик-комок.
        Белов протянул руку, чтоб взять его.
        - Нет! Нет! - оттолкнула его руку цыганка. - Выкупить надо тебе волос свой. Дай, что не жалко. Рубль хотя бы дай мне. Не бойся. Вот, я держу твой завернутый волос. Выкупить нужно его. Даром нельзя. Будет несчастье тебе.
        Белов снова полез в карман. Предыдущая неудача научила его. Пытаясь достать купюру помельче, он достал крупную. Теперь он решил сделать наоборот: постараться найти крупную, чтобы извлечь на самом деле мелкую. На этот раз удалось: пытаясь обмануть самого себя, он самого себя и обманул. Бенджамин Франклин! Тьфу, мать! Сто долларов!
        Выкупить пятьдесят баксов за сто означало подарить цыганке пятьдесят долларов. Многовато, конечно. Но это же не просто выкуп, а плата за счастье, удачу, успех. Жизнь выше денег. Любовь не измеряется ни баксами, ни рублями…
        Он протянул цыганке сто долларов.
        Цыганка сто баксов взяла, но пятидесятидолларовый конвертик с волосом не отдала.
        - Смотри вот на меня, хороший господин. Ты денег не жалеешь, это правильно! - завела она очередной этап своей шарманки.
        - Отдай мой волос немедленно! - очнулся вдруг Белов и встряхнул головой, словно пытаясь сбросить с себя наваждение.
        - Не спеши! - цыганка тут же смяла сто баксов вместе с полтинником, сжала в кулаке, отступила на пару шагов, явно намыливаясь отвалить на крыло в сторону своих многочисленных товарок, кучковавшихся возле выхода на платформы и наблюдавших за происходящим издалека.
        - Ну-ка, отдай! - Белов схватил ее за руку, сжал.
        - Убивают! - взвизгнула цыганка. - Руку сломаешь! Не смей! Отпусти! За увечье квартиру продашь - не расплатишься!
        Товарки тут же устремились ей на выручку.

«Плохо дело!» - только и успел подумать Белов, как вдруг слева от него мелькнула черная молния и разразилась хриплым лаем… Огромная собака непонятной породы рвалась с поводка. Седой кряжистый мужчина еле удерживал пса.
        - Убери собаку!
        - Деньги брось, брось деньги: спущу - разорвет! - свирепо выдал мужик и тут же ослабил поводок. Собачья пасть почти коснулась лица цыганки. - Бросай или спускаю!
        - Ай, сволочь! На!! - Цыганка швырнула деньги под ноги Белова.
        - Что ты связался, дурак? С кем ты связался? - мужик, подхватив деньги в полете, протянул их Белову: - Держи! Это ж цыгане! Это ж не люди! Стрелять, поголовно! К стенке всех! Резаком, весь рожок, в три ствола - по коленям, животу и по мордам! В брызги! Без комментариев! К херам собачьим!

«Фашист, - подумал Белов, расправляя баксы. - Фашист, а как вовремя!»
        - Спасибо.
        - Это ему спасибо скажи! - мужик кивнул на пса. - Без него мы - ноль! Он цыган, бомжей у меня… На тварь двуногую натаскан. Зверь! Золото! Четверых черных загрыз, - он потрепал пса за холку. - Умница!
        - Несчастье тебе! - крикнула цыганка из клубка своих сородичей, боясь отделяться от них. - Казенный дом, тюрьма тебе будет. Гад сраный!
        - Только стрелять, - резюмировал спаситель, гладя собаку по голове. - Голова, корпус, ноги.

* * *
        Во все кассы стояли значительные очереди - человек по десять-пятнадцать.
        Поезд на Воркуту отходил через сорок восемь минут.
        - Товарищи, вы меня не пропустите без очереди? У меня уже сейчас посадку объявят: опаздываю!
        - Да все опаздывают!
        - Вон, встань в конец, как все!
        - Он думает, мы здесь для удовольствия стоим.
        - Просто нахал, вот и все!
        Белов быстрым шагом двинулся вдоль касс, примериваясь - где людей поменьше.
        Конечно, наименьшая очередь тоже ничего не гарантировала по сути: народа, может быть, мало как раз из-за того, что кассирша работает медленно, в темпе утопленницы. Люди это сразу замечают и становятся туда, где хоть и больше народа, но дело идет быстрее.
        Он вдруг заметил окошко, за которым сидела кассирша, но народа перед которым не было ни души.
        - Один купейный. Или СВ. Любой. Можно плацкартный. До Инты. На Воркутинский. На сегодня. На сейчас.
        Кассирша внимательно и с интересом выслушала его тираду целиком, довольно хмыкнула и наклонилась чуть вперед - к окошку, к лицу Белова. Наклонившись, она слегка постучала длинным лакированным ногтем по стеклу, отделявшему ее от Белова, и спросила:
        - Читать умеешь? Почитай!
        На стекле перед самым лицом Белова висела бумажка с каракулями. Он с напряжением сумел их разобрать.
        Там было нашкрябаны два слова: «Техническая пауза».

* * *
        В воинских кассах кассирша сидела без дела, слушала музыку, покачивая в такт неимоверной прической: с ушей свисала пара черных проводков, соединявшихся на ее бюсте в один, сбегающий вниз и где-то там, под столом, оканчивавшийся, наверно, штекером, воткнутым в соответствующее гнездо ее скрытой от постороннего взгляда
«мыльницы».
        - Девушка, милая! Я не военный, но военнообязанный, я сержант! Сержант запаса! Мне б до Инты, а? Битте! Ну, пожалуйста!
        Кассирша, не снимая наушников, мимически показала ему: «Погоны-то где?»
        - Да я в гражданском, не видите разве - я в отпуске! Все так же безучастно, отдаваясь волнам музыки, кассирша сделала руками жест, показывая: «Документ?»
        - Да черт вас взял бы, формалистов! - вскипел Белов и стукнул кулаком слегка, в досаде, около окошка.
        Милиционер, дежуривший в зале, мгновенно обратил свое внимание на нарушителя спокойствия.
        А девушка-кассирша только покачала головой - насмешливо и озорно: в такт музыке.

* * *
        У этого окошка надпись гласила: ветераны, инвалиды, кавалеры трех степеней, лауреаты, депутаты, герои соцтруда, президенты, резиденты и все такие прочие - без очереди.
        Но и к этому окошку очередь была не меньше, чем везде.

«Надо дать кому-нибудь взятку», - подумал Белов и оглянулся в поисках деловых.
        Явных жучков, как на грех, в поле зрения не было.
        Один только мент торчал посреди зала, уперевшись в Белова сосредоточенным взглядом слившихся воедино у переносицы глаз - как Полифем, циклоп - на Одиссея.
        Белов отчего-то интерпретировал этот взгляд как предлагающий услуги. Конечно, мент же должен знать бандитов, спекулянтов, проституток: он с них кормится.
        - Простите, - подошел Белов к фараону. - Вы мне не скажете, кто здесь обилечивает? За бабки, разумеется?
        - Билеты в кассах продают кассиры, - ответил мент, чеканя каждое слово.
        Подумав чуть, Белов решил, что мент обкуренный или торчит с колес: алкоголем от него не пахло.
        - Спасибо! - поблагодарил он милиционера за полученную справку и направился к началу очереди в окошко депутатов-ветеранов-героев.
        Время до поезда оставалось в обрез, и Белов решил действовать круто, уже не миндальничая с толпой.
        Перегородив рукой подход к окошку кассы и отсекая тем самым уже получающего билет от всех остальных в очереди, Белов спросил первого:
        - Так. Вы депутат?
        - Я?! - слегка опешил тот.
        - Вы!
        - Да! - сообразил наконец первый. - Я депутат.
        - Документ предъявите! - потребовал Белов, беря на слабо.
        - Нет, я не депутат.
        - Герой? Тогда, пожалуйста, удостоверенье.
        - Не понял…
        - Что вы не поняли? Ксиву предъявите.
        - А по какому, собственно, праву вы можете требовать?
        - А по такому, что я-то с документом, ясно вам? Ну вот. Тогда вы и подвиньтесь.
        Встряв, таким образом, к самому окну, Белов тут же сунул кассирше сразу две корки:
«Союз художников РФ» и «Заслуженный художник».
        Кассирша их взяла - брезгливо, двумя пальцами и, осмотрев, вернула, с презрением продавив сквозь зубы:
        - Это все не то.
        - Нет, это то! - Белов решил идти ва-банк. «Ч-черт! - мелькнуло в голове. - Я ж бабки-то забыл вложить вовнутрь».
        Теперь это делать было уже поздно: несколько парь глаз впивались в то же окошко из-за его правого плеча. Оставалось одно: врать внаглую, напропалую.
        - Вне очереди мне полагается - смотри приказ по МПС от девятнадцатого сентября - достаньте-ка и посмотрите, если вы читать умеете.
        - Ах, очень надо мне читать! - кассирша усмехнулась. - Такие страсти, да прямо на ночь! Я лучше вас послушаю. Художник… - добавила она весьма насмешливо. - Что надо-то, болезный?
        - Один билет мне надо - всего-то. В СВ или купейный. На воркутинский. До Инты.
        - Когда вы едете?
        - Сегодня. Сейчас прямо еду.
        Она защелкала по клавишам компьютера.
        - Нет. Нету ничего. Не поедете.
        - Плацкартный? Общий?
        - Ничего!
        - А на сегодня - пассажирский? В Лобытнанги?
        - Нет, тоже нет.
        Тут очередь, все осознав, заволновалась.
        - Влез - сам не знает, что в хочет!
        - Гоните этого «героя» с рюкзаком!
        Стоявший за Беловым, им отодвинутый «не депутат» и «не герой» вдруг оттеснил его рывком от кассы и добрым голосом сказал:
        - Тебе б до Вологды доехать, а там и до Инты можно. Пересел на Ленинградский, например. Еще быстрей, чем на прямом. Тот ведь экспресс.
        - Действительно! - Белов сделал движение назад, к окошку, но «не герой», закрыв ему рукой подход, добавил с явной издевкой в голосе:
        - Ну, нет уж, чурики сгорели! Одна попытка на лицо. Я тоже композитор - он махнул в воздухе книжкой. - Теперь давай в конец, встань в очередь, как все!

* * *
        Зайдя через служебный ход к администратору билетных касс, Калачев предъявил свое удостоверение.
        - Я вас слушаю, - кивнула женщина-администратор.
        - Меня интересуют люди, точнее фамилии людей, купивших двадцать четвертого августа билеты на Москву на пятьдесят девятый поезд в Буе.
        - В Буе? Это сложно, - вздохнула женщина.
        - Я понимаю вас, - пожал плечами Калачев.
        - Вы понимаете! - эхом откликнулась администраторша. - Тут надо Буй запрашивать.
        - Я вам сочувствую, - кивнул Иван Петрович.
        - У меня в компьютере есть информация только по Москве.
        - А у меня и вовсе компьютера нет, - признался Калачев. - Все время самому приходится все делать. Даже думать, верите?
        - Присядьте, - предложила она, поняв, что от этого посетителя можно отвязаться только одним-единственным способом - сделать то, что он просит.
        Иван Петрович, собираясь присесть согласно приглашению, оглянулся в поисках стула, но, не найдя оного, аккуратно присел на край стола кзастенчиво констатировал:
        - Присел…
        - Я сначала только отобью всю текучку, а потом будем выходить с вами на Буй.
        Несколько минут спустя администраторша повернулась к Калачеву и указала на оживший и зазвеневший вдруг в бешеном темпе принтер:
        - Из Буя распечатка для вас, боюсь, пришла.
        - Спасибо.
        - Вы подождите-ка благодарить, вы сразу начинайте сматывать ее, а то здесь сейчас будет тесно.
        - Простите?
        - Ну, много бумаги. Не повернуться, все завалит. Не понимаете, что ли? Вон он как разошелся! Хватайте быстрей!
        - Не понимаю? Что хватать?
        - Ловите быстрей ее, говорю, свою распечатку, и комкайте, комкайте! Тоже мне, угрозыск!
        Принтер в бешеном режиме изрыгал, печатая, погонные метры рулонной бумаги, заполняя все пространство вокруг себя.
        - Они прислали информацию обо всех проданных билетах, на все направления, на все поезда, в августе месяце на всех-всех станциях Буйского участка Северной железной дороги.
        - Но мне-то нужен один поезд из Буя, и то за двадцать четвертое только!
        - Ох, вы какой шустрый! Вот сразу видно - не железнодорожник! Мы иначе не умеем. Здесь не Америка, не Япония. Сминайте, сминайте быстрее ее - враз завалит!
        Калачев бросился в борьбу с распечаткой.
        - А вы… вы… Предупреждать же надо.
        - И так понятно. Вы же просили? Ну вот, получайте!
        - Да, программисты, видно, в Буе буевые, - предположил Калачев.
        - Там их вообще нет. Это мы систему ставили, Москва. На всю Россию сразу, повсеместно. Вот! Да не топчите, отрывайте поперек - как раз вон лезет, что просили: двадцать четвертое, пятьдесят девятый. Ох, прет, как немец в сорок первом! Ну, и нагнали пурги-то вы мне здесь! Где-где? Под ногой у вас уж давно. Сами же топчете! Вот он, кусок ваш. Держите! Остальное я сама потом в угол домну.
        - Спасибо! - Калачев взял оторванный клок распечатки и углубился в ее изучение.

* * *
        - Красавица! Послушайте! - В окно администраторши билетных касс постучал Белов, доведенный уже до белого каления путешествием по окошкам суточных касс Ярославского вокзала. - Мне срочно! Девушка! Царица! Помогите! Хелп ми!
        - Что вам?
        - Один! Всего один! До Вологды! Любое место, поезд - хоть под лавкой! Но на ближайший! Срочно! - Белов просунул в окошко администраторши свое удостоверение
«заслуженного» с двадцатью баксами внутри. - Смерть как надо быстро!

* * *
        Калачев наконец-то нашел. Вот они: Тренихин и Белов: вагон девятый, СВ, места седьмое и восьмое, точно!
        Он поднял глаза и вдруг увидел сквозь стекло лицо Белова - просящее, издерганное, взвинченное, капли пота на лбу.
        Калачев быстро сложил обрывок распечатки и, сунув ее в карман, быстро покинул отсек администратора - так же, как и попал в него: через служебный ход.
        Ему надо было мгновенно найти кого-нибудь - муниципалов или патрулей - кого угодно, кто бы проверил и взял в разработку пытающегося уехать Белова. Еще одна распечатка с его «редкостной» фамилией - совсем уж тут не документ, фуфло. В суде адвокат так умоет этой распечаткой - утрешься.

* * *
        - Вагон номер три, купейный, место пятнадцатое, нижнее, до Вологды, отправление через двадцать минут, уже объявлена посадка на шестом пути - администраторша протянула билет Белову и улыбнулась ласково: - Счастливого пути, и не волнуйтесь вы так!
        - Спасибо вам, спасибо!
        - Да не за что: за полчаса всегда мы бронь снимаем. Поезда сейчас ведь, бывает, целиком бронируются. Идут пустые, воздух возят…
        Белов не удержался, чтобы еще раз не рассыпать комплименты: ведь кашу маслом не испортишь.
        - Без вас бы мне ни за что не повезло бы!

* * *
        Направлявшийся быстрым шагом к выходу на перроны, Белов был возле самых дверей остановлен тем самым ментом-циклопом со слившимися у переносицы буркалами.
        - Ваши документы попрошу!
        - Простите…Только быстро. - Белов сунул милиционеру паспорт. - Я ведь опаздываю уж почти.
        - Не опоздаете, - милиционер раскрыл без спешки паспорт. - Белов, так… Николай Сергеевич?
        - Так точно! Я и есть.
        - А вы, случайно, не художник?
        - Я? Художник, да! - обрадовался Белов: во-первых, знает рядовой милиционер - так, значит, знаменит, а во-вторых, сейчас отпустит без дальнейшей волокиты, с улыбкой, под козырек и - свободен!
        - Ху-дож-ник… - то ли с сомнением, то ли с иронией протянул мент.
        - Пожалуйста! - Белов предъявил милиционеру членскую ксиву Союза художников.
        - Все правильно, - кивнул милиционер. - Пожалуйте сюда!
        - Куда?!
        - Сюда! Тут все вам объяснят.
        Белов слегка метнулся, порываясь на пробежку, но…
        Милиционер ел его двуединым глазом - не мигающим, желтым с вертикальной прорезью зрачка. Глаза змеи, и взгляд змеиный.
        В дверях же, выводящих на перрон, маячили пятнистые зеленые фигуры с черными дубинами.
        Идти на рывок было глупостью.
        Да и с чего, собственно?
        Сейчас разберутся - побыстрей бы - и бегом. Еще пятнадцать минут до отправления.
        Его вывели на воздух и повели, к счастью, как раз в сторону нужного поезда, ко второму пути.
        К дежурному отделению милиции Ярославского вокзала.

* * *
        В дежурке к нему тут же подошел кто-то в штатском, шляпе, опущенной на лицо, протянул руку:
        - Билет ваш, пожалуйста!
        - Вот билет! - Белов достал и предъявил билет. - Издевательство просто какое-то! Пожалуйста, все, что желаете - документы, паспорт, билет! Я еду в Вологду, а не в Монако! Чего вам надо, понять не могу!
        - Ваш билет нужен нам, - ответил Калачев, поднимая лицо и сдвигая слегка назад шляпу. - И не просто билет, а вот при понятых, при свидетелях, - повернувшись, Калачев указал на стоящих тут же приглашенных, видимо, с перрона свидетелей.
        - Вы… вы… - начал узнавать Белов. - Мы с вами где-то виделись.
        - Ха-ха, - промолвил сухо Иван Петрович. - Вы, думаю, не портретист… а?
        - Я пейзажист. Немного скульптор, график…
        - Вот то-то и оно! Мы сегодня с вами виделись. Утром. В прокуратуре.
        - Точно! Вы Калачев Иван Петрович из угрозыска!
        - Ну! Именно! - С улыбкой кивнул Иван Петрович и, обращаясь к милиционеру, приказал: - Свидетелей оформишь - все, как полагается. А вы, - он посмотрел на двух пятнистых с дубинами: - Художника ко мне в машину. - Он снова глянул на Белова: - Просто анекдот!

* * *
        Его повели в сторону универмага «Московский», к стоянке.
        Возле памятника Ленину, несмотря на все перемены в стране, по-прежнему торчавшего посередине небольшого газончика, весело гужевался табор.
        В середине людского круга лихо отплясывала та самая цыганка, что напророчила Белову сорок минут назад казенный дом вместо дальней дороги, личного счастья и большого успеха под ноги.
        Трясясь как заводная, звеня серьгами, бусами, монистами, браслетами и даже золотыми коронками во рту, цыганка еще успевала к тому же и петь, развевая свои многочисленные юбки по всей площади, сметая напрочь с рож остолбенелых москвичей и гостей столицы выражение последней надежды на улучшение экономической ситуации в стране. Рядом с ней, в качестве партнера, неуклюже топтался на месте лох - громадный, как металлургический комбинат, и пьяный, как таксист на поминках у напарника.
        Пыль стояла вокруг них столбом, маскируя наподобие дымовой завесы серебристый силуэт дедушки Ленина, тускло поблескивающий на фоне звездного неба.

«Боже, вот картина! - мелькнуло вдруг в голове у Белова. - Какой страшноватый металлизированный блеск на Ленине! Он так и просит бортовой номер. Бортовой - на пиджак, башенный - на лоб. Внизу - цыгане, пьяные, народ… Почище Комара и Маломеда. Те не застали демократию. Когда все кончится, попробовать бы это написать…»
        - Смотри! - сказал один зеленый с дубиной, сопровождавший Белова, своему коллеге. - Цыгане пляшут!
        - Да, вижу, - ответил тот.
        - А знаешь - почему?
        - Весело им.
        - Нет. Толпу собирают, зевак, привлекают внимание… А в это время другие работают. Одни карманы чистят, другие - углы крутят.
        - Углы?
        - Ну. Чемоданы воруют. Вон, вон - смотри: видишь, тот, в кепке? Правой рукой лицо чешет, а левой бабе в сумку полез - примечаешь?
        - Да вижу я, вижу!
        Оба сопровождавших Белова охранника остановились как вкопанные, следя за интересной, развивающейся на их глазах ситуацией и совершенно забыв про Белова.
        - Взял, взял! Во, ловкач-то! Мастер! Бумажник добыл, ты заметил?
        - А то! Да и толстый какой!
        - Ну - с деньгами - прикинь!
        - Дальше пошел. Глянь, наплечную сумку у мужика подрезал.
        Белов осторожно дал малый задний, пытаясь замешаться в толпе.
        - Тянет, тянет…
        - Годится, вытянул!
        - Ну, это ерунда. В ней денег нет. Это такая штука специальная, для визитных карточек…
        - Ну, тоже дело. Адреса. Да и саму ее задвинуть можно: кожаная, дорогая…
        Белов уже отдалился от охранников метров на десять-пятнадцать. Теперь отвернуться, пять шагов вправо - и ищи его свищи!
        Внезапно справа раздалось глухое рычание…
        Ох, ты!
        Та же собака, что спасла его от цыганки!
        - Вы бы вернулись к своим сопровождающим… - сухо заметил владелец собаки, немного прибирая поводок.
        - А… - Белов даже растерялся. - Вы… Вам… Вы что, работаете здесь? - задал он глупейший вопрос.
        - Нет, отдыхаю, - совершенно серьезно ответил седой. - Работать я начну, когда стрелять прикажут.
        - Понятно, - кивнул Белов. - Все предельно ясно.
        - Вон он где! - спохватились зеленые с дубинами, внезапно обнаружив Белова далеко сзади. - Чуть не потерялись!
        - Да, засмотрелись.
        - Ну, пошли!
        По дороге к машине они уже больше не щелкали варежками по сторонам, а только сосредоточенно обсуждали друг с другом тонкости ловкой работы различных признанных мастеров карманной тяги.

«Ну, точно болельщики после интересного матча», - подумал Белов, садясь в машину.

* * *
        - На каком основании вы меня задержали и привезли сюда? - Белов молчал всю дорогу для того, видно, чтобы накопить сил к решительному бою здесь, в прокуратуре.
        - Имеем право, - пояснил Власов спокойно. - Держать вас тридцать суток - просто по подозрению. Да что там говорить: у вас же мера пресечения. Подписочку давали о невыезде?
        - Допустим, что давал.
        - Так что ж тогда? Подписочку нам дали, а сами через десяточек часов - попыточку предприняли. От следствия сокрыться. В Вологде.
        - Нет. Я ехал в Инту. Через Вологду. На тот разъезд - 1952-й километр. Искать Бориса.
        - Так надо было с нами согласовать этот шаг? Мы, если вы еще не забыли, тоже его ищем.
        - Вы ищете не там. Да и не так.
        - Ага, вы все еще продолжаете ту самую линию? От сцепщика идущую? Понятно.
        - Простите, перебью, - вмешался Калачев. - Вот тут показания обеих проводниц. Белова и Тренихина они, ни секунды не сомневаясь, опознали. Причем опознали уверенно, без малейших колебаний. А вот что кто-то посторонний заходил в купе к ним, обе отрицают. Категорически. Не то чтоб «не видали», а «нет, никто не заходил». Кроме начальника поезда и бригадира в одном лице: этот обходил состав с плановой проверкой. То есть никакой речи о выпивке в компании с пассажирами. - Калачев извлек бумагу у себя из папки: - Их показания, координаты, подписи.
        - Так, значит, сцепщик - миф? - поинтересовался Власов у Белова.
        - Нет! Проводницы врут!
        - А что за смысл им врать?
        - Они же сцепщику две бутылки водки продали за сорок долларов! Вот и молчат поэтому, небось!
        - Ага. Слышали, Иван Петрович? - с издевкой, адресованной Белову, заметил Власов Калачеву. - Ваша недоработочка, выходит?
        - И никакой начальник или бригадир, кстати, не заходил! - ввернул Белов. - Никто не заходил, кроме сцепщика.
        - И это тоже намотай на ус, Иван Петрович! - насмешливо добавил Власов.
        - Да. Я учту, - вполне серьезно, без иронии, отметил Калачев. - Несложно отработать эту версию, Владислав Львович. Проверим все!
        - Нет-нет, Иван Петрович! «Все» не надо проверять. Они ведь часто именно к этому и стремятся. Проверить можно все, но время, нужное для вот такой проверки - это вечность. А вас адвокат Белова за это время затрахает вусмерть.
        - Да. Адвоката, чувствую, пора мне привлекать вовсю, - кивнул Белов.
        - Пока-то не с чего, - пожал плечами Власов. - Когда предъявим официально обвинение вам - вот тогда, пожалуйста, будьте любезны!
        - Сейчас вас задержали лишь для выяснений обстоятельств, при попытке к бегству, так сказать, - добавил Калачев.
        - Хотите, - можем проще! - Власов подсел к столу. - Вы хряпнули там кулаком у кассы? Вас сержант дежурный сразу заприметил и даже вот Иван Петровичу об этом доложил. Что это - кулаком стучать? Конечно, хулиганка! Оформим вам сейчас пятнадцать суток. Это лучше? Как вам-то самому? У нас тут как в китайском ресторане - широкий выбор.
        - Почему в китайском? - удивился Калачев. - Китай-то тут при чем?
        - Чтобы ему понятней стало! Вы ведь, наверно, ходите в китайский?
        - Да вы не петушитесь. Успокойтесь, - рассудительно заметил Калачев Белову. - У каждого из следователей свой стиль. Конкретный стиль дознания может и не нравиться. У вас, конечно, будет адвокат. Но только чуть попозже.
        - И зарубите на носу: мы ваших прав не нарушаем! - добавил Власов. - И нарушать не станем. Так что вот! Вернемся лучше к основному: вы ехали, как вы сказали, на Урал, на Приполярный Урал?
        - Да. Разъезд одна тысяча девятьсот пятьдесят второй километр, недоезжая до Инты четыре километра. Поэтому я собирался сначала доехать до Инты, а потом уж на местном - на разъездах скорые не останавливаются.
        - Как славно! А почему же билет вы в этом случае взяли до Вологды?
        - А потому что побыстрей чтоб, с пересадкой!
        - Побыстрее с пересадкой? Я не ослышался?
        - На поезд, на прямой, билетов не было!
        - Во как! - обрадовался Власов. - Нет билетов в сентябре, в конце месяца - да на Воркуту?! Конечно, люди едут за фруктами, наверно, в Воркуту, за арбузами - вот все билеты и разобрали!
        - Почти угадали, - кивнул Белов. - На самом деле-то, шахтеры возвращаются с югов. С арбузами, с фруктами. Бархатный сезон кончается!
        - Ой-йой-йой-йой-йой! - Власов даже покачнулся. - Да что вы говорите? Шахтеры летают самолетами, мой дорогой! Им время во как дорого! - Власов провел ребром ладони себе по горлу и тут же болезненно поморщился. - Терять неделю отпуска! При этом денег море, пропасть у них!
        - Ну, если государство расплатилось, конечно, - деликатно вставил Калачев.
        - Оно расплатится, держите ложку крепче! - съязвил Белов.
        - Да что вы оба как торговки на базаре! - развел руками Иван Петрович. - Тоже мне, бином Ньютона! Позвоним сейчас, да и выясним. - Он сел к столу, подвинул телефон поближе.

* * *
        - Да? - Администраторша суточных касс на Ярославском прижала трубку к уху. - Кассы. Администратор. Да. Какой Иван Петрович? Да, да, я уже вспомнила, конечно! Вы так внезапно, не попрощавшись, ушли. Нет, просто была удивлена. Вопрос понятен. А куда билеты? До Инты? Число какое? На сегодня? Есть. Вас какие интересуют - в СВ, в купейный? Не интересуют - просто для справки? Ну, все равно, конечно, есть! Он, правда, ушел уже, интересующий вас поезд, но билеты на него все равно еще имеются, продаются свободно, пожалуйста. Для всех! Любой приходит и мгновенно покупает. И час, и два назад мог купить. Разумеется! У нас же компьютерная сеть. А то! Двенадцать мест осталось в СВ, сорок четыре в купейных, восемьдесят три в плацкартном. Короче, уехать в Инту, в Воркуту сейчас проще, чем водой из-под крана напиться, что вы, что вы! Ну, пожалуйста!

* * *
        - Ну, все слыхали? - спросил Калачев, кладя телефонную трубку на аппарат.
        - Уж даже и поезд уже ушел, а билеты все равно еще есть! - торжествующе поднял палец Власов.
        - Россия - чудная страна… - сказал Белов.
        - А граждане ее еще чудесней, - согласился Власов. - А что вы думаете, Иван Петрович, по поводу того, что вот Белов, присутствующий тут, наш дражайший Николай Сергеевич, стремился в Вологду лишь потому, что Вологда была конечным пунктом их путешествия с исчезнувшим Тренихиным? Вдруг Николай Сергеевич там малость чем-то наследил, а тут, в Москве, уже убив Тренихина и осознав затем, что дело, вопреки всем ожиданиям, вдруг очень шибко раскрутилось, решил махнуть куда-то в Вологодский край и там немного замести следы? Вы как считаете?
        - И это может быть.
        - Какая Вологда?! - вскипел Белов. - Да я рюкзак, вон, для севера собрал!
        - А Вологда что, от Москвы на юге? - съязвил немного Власов.
        - Я еще, кроме того, письмо отправил вам заказное. Сегодня вечером. Перед отъездом. Написал в нем, куда и на какой срок я выбываю. Вот квитанция. Можете убедиться!
        - Я верю, что вы! - отмахнулся Власов. - Раз вы отправили, так мы получим! И письмо это, наверно, еще и с признанием - а, не скажете? А то ведь долго ждать - нам с Иван Петровичем не терпится.
        - С признанием, - согласился Белов. - Что я уехал на неделю на Урал. И что вернусь. Ну, если не случится ничего из форс-мажорного ряда.
        - Ну, ясно! Чтобы вас мы не искали, пока вы в Вологодском крае себе «зачистите хвосты». Мне ваша логика предельно ясна. Как вы оцениваете создавшуюся ситуацию, Иван Петрович?
        - Ну да. Подписку дал, но вынужден был уехать. Уехал, но предупредил нас. Все как бы честно. Вроде.
        - Причем предупредил по почте, вы учтите! Вот на что следует обратить самое пристальное внимание! Сколько дней письма по Москве идут?
        - Ну, пять дней. Может, и неделю…
        - Ага. Так скоро мы получим - сейчас сентябрь? В октябре! Как, помните, сказала дева старая: «Вот лучше поздно, чем никому». Давайте-ка мы вот что сделаем сейчас, милейший Николай Сергеевич. Давайте мы теперь посмотрим, что у вас с собой, в мешке!
        - Что - обыск? Только с санкцией! - Белов, вдруг вспомнив про пистолет, перепугался не на шутку.
        - Да вы же сами предлагали только что убедиться, что вы укомплектованы для северных вояжей по непроходимым таежным дебрям, а? И вдруг про санкцию какую-то начали рассуждать? Да вы, мне кажется, взволнованы вдобавок? Как вам кажется, Иван Петрович?
        - Мне тоже показалось.
        - Тогда вот так вот, Николай Сергеевич. Не обыск, нет! Всего лишь навсего мы осмелимся предложить вам досмотр. На досмотр мы имеем право. При понятых, разумеется. У нас здесь банк коммерческий неподалеку, в соседнем доме. - Власов взялся за телефон. - У них народа много по ночам работает. Охрана, операционисты. Они отвлечься от ночного бдения будут рады-радешеньки!
        - Я сам вам покажу! - Белов решился.
        - Сам - не надо! - решительно вмешался Калачев и встал. - Я вижу, что что-то есть у вас интересное - поэтому давайте при свидетелях, и никак иначе.
        - Это ж мы мигом! - кивнул с улыбкой Власов.

* * *
        Стрелки часов приближались к двенадцати.
        Лена стояла в квартире Белова и смотрела в ночное окно.
        Она не понимала, что с ней происходит.
        Она вообще плохо понимала эту абсурдную жизнь, странные правила, чудные, совершенно нелепые законы какой-то сложной игры, в которую все окружающие так старательно играли от рождения до смерти.
        С самого раннего детства ее мучила полная непонятность и неприятие логики обыденной жизни.
        Когда ей было еще лет пять, она, помнится, как-то обратила внимание на постового, регулировщика, стоящего на перекрестке и размахивающего полосатым жезлом.
        Когда он указывал машинам налево, те ехали налево.
        Он давал отмашку вправо - все ехали направо.
        В этом таилась какая-то непостижимая загадка, фокус: откуда этот милиционер мог знать, кому надо направо, кому - налево, а кому необходимо и дальше ехать прямо?
        Водители транспортных средств не подавали никаких таинственных знаков милиционеру, не высовывались в окна, не кричали ему: «Эй, мне налево нужно!»
        Милиционер сам безошибочно угадывал все и никогда не ошибался - ну ни разу!
        Маленькая Леночка наблюдала за перекрестком много дней, может быть пять или даже десять, но, не в силах самостоятельно разгадать это непрерывно повторяющееся у всех на глазах волшебство, обратилась наконец к папе: уж он-то, наверное, сумеет разгадать секрет колдуна-регулировщика!
        Ответ отца ошеломил ее своей грубой жестокостью: милиционер не знает, оказывается, кому куда нужно ехать! И более того - он и не считает нужным это знать! Он просто указывает - туда! А надо ли им туда - это его и не чешет!
        То есть он просто, нахал, берет и приказывает - машинам, грузовикам, автобусам. И все боятся его, слушают, не смея капризничать и баловаться! Как это ужасно! И страшно, вдобавок. Вот едет «скорая помощь» или пожарные - спасать людей. Им надо быстрее - вперед, вперед! Но регулировщик машет - направо! Приходится направо, что ж делать? Спасения нет! Даже трамваи, которые не могут ехать куда угодно, а только по рельсам - даже они подчинялись движениям полосатой толстой палки!
        Господи! Прошло столько лет уже! Конечно, она давно поняла, как организуется уличное движение в городе, да. Но вместо тех детских загадок возникли другие - еще более сложные, страшные! Вот, например, все это, что с Колей сейчас происходит. И Коля, и Борис - что? Жили б и жили. Как они жили? Работали честно, работали много и хорошо. Отдыхали шумно, радостно, беспечно. Какой регулировщик вдруг указал им туда, в какую-то невнятицу, да просто в мясорубку? Почему Коля поехал, подчинился регулировщику?
        Она вспомнила, как Коля, закончив два часа назад сборы рюкзака, заметил ей мельком, через плечо:
        - Если я до полуночи не вернусь, то все - это значит - уехал.
        Часы пробили полночь, замолчали.
        - Все. Значит, уехал, - прошептала Лена и тихо заплакала.

* * *
        - А здесь что - разверните! - попросил Власов Белова. - Нет-нет, вот это, свитер где, рубашки. Там что-то есть тяжелое.
        - Да это пистолет. - Белов ответил хриплым голосом.
        Понятые, приглашенные из соседнего банка, шагнули, любопытствуя, вперед, но тут же, как только Белов извлек на свет «Макарова», попятились.
        - Давайте! - быстро, ловко отобрал ствол Калачев. - Ага. Заряжен он? О да, заряжен! - Он выщелкал один за другим патроны. - Вот, видите? Шесть штук!
        - Прекрасно! - Власов тяжело вздохнул. - А не могли бы вы, Николай Сергеевич, бумажку нам показать?
        - Какую вам бумажку? - Белов совсем охрип.
        - Ну, эту - разрешение на ношение…
        - Нет у меня. Я его в Туле шесть лет назад из-под полы купил.
        - С патронами?
        - С патронами. А у кого - не помню.
        - Ясно. - Власов снял телефонную трубку. - Номер сообщите мне, Иван Петрович, - обратился он к Калачеву. - Посмотрим сейчас его происхожденьице. Не сбит номерок-то?
        - На месте. Сорок восемь двенадцать пятьдесят три семьдесят один…
        - Ну, прекрасно! - Власов дунул в трубку. - Справься там по системе - пистолет Макарова, номер 47125371 - откуда и что на нем висит? Ага! - Власов положил трубку. - А где еще два патрона? В рюкзаке? В карманах?
        - Какие два патрона?
        - Ну, как же? Боекомплект пистолета Макарова - восемь маслят. А у вас - только шесть. Где еще два-то?
        - Я и не знал, что их должно быть восемь.
        - Конечно! Это школьники даже знают. Да вот и глазами видно - пожалуйста! - Власов зарядил назад шесть патронов, после чего продемонстрировал: - Еще два - видно вам? - уместятся! Согласны? Дважды два - четыре. Девятый можно в ствол загнать, но это уже сверх программы, так сказать. - Он вновь разрядил пистолет и подмигнул: - Что, будете настаивать, что шесть патронов и было изначально?
        - Да как бы вам сказать… - Белов задумался, вспоминая.

* * *
        Он помнил, конечно - были еще два патрона, утраченные при известных обстоятельствах лет пятнадцать назад.
        В те годы в их компании - вокруг и около нее - все время ошивался некто Аркадий Максимович Шапиро, работавший художником в каком-то техническом издательстве и время от времени подбрасывавший им - то одному, то другому какую-нибудь не пыльную халтурку. Таким образом, Аркадий Максимович стал постепенно человеком весьма нужным и даже местами желанным в их кругу. Был он постарше всех лет на восемь, все его звали по имени-отчеству.
        Однако Аркадий Максимович обладал одной странной особенностью: привычкой неизменно развязывать острые разговоры на всех вечеринках и пьянках. Говорил он, впрочем, то, что все и без него знали: КПСС - говно, коммунизм - бред собачий, Брежнев - просто позор для страны, и т. д., и т. п.
        Но что особенно удивляло - у Аркаши Шапиро во всех грехах и неудачах виноваты были представители иудейства и мировой сионизм. В то же время самым хорошим, светлым пятном в темном царстве советской действительности для Аркадия Максимовича была Русь святая, Россия-матушка и все при ней присное - родное да посконное.
        Так как в их компании до Шапиро и после него национальным проблемам никто особого внимания не уделял, деля людей по другим признакам - хороший-плохой, умный-глупый, добрый-злой и т. д. - в отношении Аркадия Максимовича все дружно и не сговариваясь пришли к выводу, что казачок-то, конечно, засланный. Однако терпели: ничего кроме выгоды каждому он не приносил, а шовинистический бред и навязшую у всех в зубах антисоветчину можно было и пропускать мимо ушей: за это ничего уже не было.

«Выходное пособие» из их компании выписал Аркадию Максимовичу Борька Тренихин. Ценой изгнания Шапиро и оказались как раз эти два злополучных патрона от пистолета
«ПМ».
        Произошло это просто, внезапно, на импровизационной волне очередной пьянки. Собрались и керосинили дома у Белова. Когда все уже были достаточно хороши, Аркадий Максимович Шапиро завел свою шарманку: насколько же все русское хорошо, лихо, вкусно, натурально и полезно для человечества.
        - Да взять хотя бы эту игру - русскую рулетку! - восхитился Аркадий Максимович, наливая очередную. - Это же надо придумать было - в барабане один патрон, крутанул - к виску! Р-раз на курок! Если нет - следующий берет и крутит. Эх-х-х! Только русская душа, отчаянная натура, широкая…
        - Да при чем здесь русская душа? - подал голос Тренихин. - Ты, Аркадий Максимович, спутал. Эта игра, которая с одним патроном - американская рулетка называется!
        - Да нет, русская! Во всем мире ее так и называют.
        - Ты слышал звон, да не знаешь, где он, - возразил Борис. - Сюда слушай, меня. Русская рулетка - это не когда один патрон есть в барабане, а когда одного патрона в барабане нет! При этом остальные патроны, дорогой мой, есть. А дальше правильно ты говоришь - крутишь, приставляешь к виску, спускаешь курок. Или «ба-бах», или передай товарищу.
        - Да ну, быть не может! - завозмущались все.
        - Зверская затея!
        - Это и есть русская рулетка, - повторил Тренихин невозмутимо и настойчиво. - Американская рулетка с одним патроном выявляет невезунчика: кому патрон достался - тому не очень повезло. В ней есть или может быть проигравший. А исконно русская игра, - Тренихин подмигнул Аркадию, - она выявляет человека везучего, у кого не
«ба-бах», а всего-то «щелк». Русский вариант направлен на выявление удачливых, судьбой осененных людей. В истинно русской рулетке есть или может быть выигравший. И сама эта игра - на выигрыш. Кто из нас выиграет? Оптимизм, не слышите, звучит в основе исконно русской игры? А американка, понятно, не то: там решается вопрос - кто из нас проиграет. Упадничество.
        - Но ведь это же просто коллективное самоубийство какое-то! - наперебой загалдели все.
        - Нет, - возразил Борис. - Это просто надежда на Бога и вера в судьбу, в предначертание!
        - Ни один дурак на таких условиях не стал бы рисковать!
        - Да бросьте! - Тренихин встал и, прежде чем Белов успел что-либо сообразить-предпринять, Борис, знающий, где у Белова хранился «ПМ», извлек его на свет божий. - Вот вам, прошу любить и жаловать, наглядный пример! Пожалуйста! Пистолет Макарова. Заряжен. Вынимаю из него один патрон.
        Борька не спеша извлек из пистолета один патрон и с размаху вышвырнул его в открытую форточку.
        - Прошу убедиться, что патроны еще остались. Видите?
        - Слушай, ты чего - совсем того?
        - Не имеет значения, - ответил Борис. - Судьба не требует от нас справок из психдиспансера.
        - Но это же не револьвер! Это пистолет Макарова!
        - Ну и что? - пожал плечами Тренихин.
        - Как - что?! Он же без барабана - не понял, что ли?
        - Какое это имеет значение - с барабаном он или без барабана? - Тренихин смотрел на оппонента явно насмешливо. - В русской рулетке эти пустяки абсолютно ничего не значат.
        - Побойся Бога, ты выкинул один патрон! Но там же следующий подпирается пружиной. Не так, как в барабане - пустое место здесь не образуется. Тут хоть один-единственный патрон останется - затвор передернешь - он в стволе!
        Борька передернул затвор, засылая патрон в патронник.
        - Так, что ли?
        - Все! - крикнул кто-то. - Шутки кончились!
        - Борис, отдай пистолет! - Белов, до этого наблюдавший развитие событий, вдруг вскочил, как подброшенный.
        Он понял вдруг, что сейчас произойдет. Борька выпил немало за вечер. Глаза горят каким-то слепым упорством. Он может попробовать.
        - Сейчас же отдай пистолет!!! - Белов бросился к нему, но не успел.
        Борис быстро отскочил назад метра на два, и Белов, тоже принявший за вечер на грудь изрядную дозу, промахнулся.
        Второй бросок он уже не успел совершить: Борис быстро приставил пистолет к виску и нажал курок.
        В мгновенно наступившей тишине все услыхали сухой стук бойка.
        Выстрела не последовало.
        Белов поймал себя на том, что стоит, скрючившись, сжавшись, с неописуемым протестом в сознании. Застыв, он чувствовал, что все еще ждет, ждет всей своей закаменелой от ужаса душой грохот выстрела, несмотря на то что спасительный щелчок уже давно был, имел место, благополучно миновал, отлетев в прошедшее время безо всяких последствий.
        - Я же говорил вам, что в русской рулетке технические детали не имеют значения. - Борька положил пистолет перед Аркадием Максимовичем: - Не желаете судьбу испытать? По истинно русским рецептам?
        - Но это ж даже не рулетка, - сказал кто-то, приходя в себя. - Тут из ста сто. Верняк.
        - Казалось бы, - то ли возразил, та ли согласился Борька.
        - Если из ста сто, - хитро улыбнулся Аркадий, - то я испытаю судьбу… со стопроцентной гарантией… для своей жизни!
        Он взял пистолет, направил его в форточку, в черное небо.
        Раздался оглушительный выстрел, горячая гильза стукнулась в стену.
        Все просто окаменели.
        - Сейчас придут же! Вы что?!
        - Черт возьми…
        Однако никто не пришел.
        Ни сразу после выстрела, ни потом, на другой день, ни через неделю.
        По- видимому, эта история не стала известна в компетентных органах и, что более интересно, после нее Аркадий Максимович Шапиро как-то испарился из их компании, словно растаял, слинял, потерял интерес…
        Потом уже, через какое-то время Борька признался Белову, что в тот вечер у него и в мыслях не было искушать судьбу, вопрошать рок. Это была шутка, подначка Аркадия: Борис заранее рассчитал, что в угаре происходящего никто не обратит внимания на предохранитель, на который Борис поставил пистолет, а после «осечки» снова перевел в боевое положение. Все слишком сосредоточились на неминуемом. Да и он, Белов, бросившийся наперехват и отвлекший общее внимание, очень поспособствовал удачному исполнению этого простого - как молоток - фокуса.
        - Но господи, Борька, - спросил тогда Белов, - а если б Аркадий Максимыч решился бы! Тогда что?
        В ответ Борька расплылся улыбкой до ушей.
        - Так в этом и была игра, - ответил он. - А что? Так тоже, наверно, бывает. Проигрывают.
        Возможно, самое интересное в этой истории оказалось то, что Аркадий Максимович Шапиро в тот вечер действительно получил от судьбы некий намек в максимально безопасном для жизни виде.
        Потому что, фантастически быстро разбогатев в начале девяностых годов, Аркадий Максимович тут же свалил в Германию и даже открыл там антикварный магазин и галерею, в которой и был найден в сентябре девяносто четвертого с огнестрельной дырой в голове. Те, кто убил его, вынесли у него приличное количество икон - миллиона на полтора ДМ. Это была, видно, чисто мафийная разборка. Все иконы, продаваемые Аркадием, попадали в Мюнхен хорошо известным путем: ограбление церквей в глухомани одними, подпольная реставрация другими, и, наконец, контрабанда - литовский транзит.
        Имел он, понятно, неплохо.
        У него был даже пятнадцатый век.
        Иконы редкие, старинные.
        Русские иконы.
        Русская рулетка.

* * *
        Белов подумал, что нет никакого смысла рассказывать следствию всю эту историю, да вдобавок и при понятых - даже непонятно, как они на нее среагируют.
        - Так, где же еще два патрона? - повторил Власов свой вопрос.
        - Да я их еще тогда, ну, сразу, как купил, пару раз попробовал, как он стреляет. Словом, мы их на даче расстреляли. Шашлыки. На майские. И много там ворон летало.
        - И есть тому свидетели? Что расстреляли два патрона по воронам?
        - Есть, конечно.
        - И вы их назовете, перечислите?
        - Могу.
        - Они все будут тоже отвечать, по-видимому, как сообщники. Вы это понимаете?
        - Сообщники? Почему?
        - Как почему? У вас же незаконное оружие на руках. А ваши друзья - укрыватели.
        - Тогда я их в этом случае не назову.
        - Тогда их нет - свидетелей?
        - Тогда их, значит, нет.
        На столе зазвонил телефон, и Власов взял трубку:
        - Да?
        - По поводу пистолета, Владислав Львович… Пистолет Макарова, номер 47125371…
        - А-а, понятно! - Власов прижал трубку к уху как можно плотнее, чтобы никто кроме него не смог ничего расслышать. - Вы говорите потише, пожалуйста, не так громко… А то прям в ухо кричите.
        - Слушаюсь, - голос в трубке снизил тон до уровня доверительного шепота. - Значит, порадовать вас, Владислав Львович, мне нечем. Это очень старый номер. В семьдесят первом он сделан был, этот пистолет. С завода ушел в МВД. Там был и списан, в законном порядке. Списан и уничтожен, все как положено. То есть его как бы нет в природе. В данный момент. И ничего на нем не висит.
        - Ну, слава Богу, что вы так быстро раскопали такие тонкие обстоятельства! - Власов выдал в трубку эту полную тюлю, адресуя ее, конечно, сидящему напротив Белову, а вовсе не собеседнику на том конце провода.
        Однако тот далекий собеседник, не врубившись, принял на свой счет.
        - Да ничего мы не нашли! Откуда знать, как он на самом деле ушел на руки? Это ж годы! Выводили войска из Германии, с Польши. Воровали ж повально, начиная с ефрейторов, и чем выше, тем больше. И все заметали следы, каждый по-своему. Никаких концов - можно и не думать.
        - Спасибо большое! - оборвал телефонные излияния Власов. - Вы очень нам помогли! - прочувственным голосом добавил он и положил трубку.
        - Ну что - неужели нашли? - искренне удивился Калачев.
        Власов с необыкновенно самодовольной рожей утвердительно кивнул Калачеву и повернулся к Белову:
        - А из вашего оружия, милейший, оказывается, совершено пять убийств в четырех разбойных налетах. Каково?
        - Да не может быть! - отмахнулся Белов. - Гарантирую - это просто ошибка!
        - Уверены? - Власов склонился вперед, к Белову. - Совершенно уверены? Вот, при свидетелях я вас спрашиваю.
        - Абсолютно. На все сто процентов. Этого не могло быть.
        - Ясно, - удовлетворенный Власов откинулся на спинку стула. - Однако если вы, как только что утверждали, купили этот ствол с рук - откуда же у вас могла появиться такая уверенность, а? Все еще не поняли? Ага. Объясняю. Допустим, убийца вам этот пистолет и продал. Могло такое случиться? Вы утверждаете - нет! Отсюда вытекает немедленно, что уж в одном-то из двух случаев вы были неискренни. Либо когда утверждали, что купили его у незнакомого вам, постороннего лица, либо когда клялись, что стволик этот чист, как душа младенца. Верно я рассудил, Иван Петрович?
        - Да. Похоже на то, что Николай Сергеевич хорошо знает историю этого пистолета, мне так показалось.
        Белов ощутил, что влипает все глубже и глубже.
        - И ведь глупость-то какая, Иван Петрович, - при свидетелях-то такое ляпнуть. Да и с двумя патронами сознаться: на даче, по воронам… Эх-х-х… Не было, надо было сказать, этих двух патронов нет - и все тут! Хоть на куски режьте - не было! А что касается предыстории пистолетика - так тут правильный ответ тоже очевиден - не знаю ничего, вам виднее.
        Белов, давно уже понявший свою промашку, лихорадочно соображал. Было страшно обидно вляпаться столь просто. Уж ему-то, профессиональному художнику, лучшую половину жизни прокрутившемуся среди худсоветов, закупочных комиссий, комитетов, фондов, руководящей сволочи… А тут всего-то - какой-то паршивый старший следователь прокуратуры… По особо важным делам? Щенок по сравнению с любым презервативом из секретариата Московского отделения Союза художников! Обидно до слез!
        Внезапно в голову Белову пришла мысль о том, что Власов и словом не обмолвился об их дневной стычке в мастерской Тренихина. Почему? Объяснение может быть только одно - он не хочет это вспоминать при Калачеве. Они оба ведут это дело. И скорее всего, у них есть какие-то игры, трения между собой. На этом можно попробовать сыграть. Вбить клин в эту брешь. Как человек Калачев в сто раз симпатичней, корректней козла Власова. Неужели между ними действительно трещинка? Проверить. Проверить!
        - Я вам объясню без труда, почему я был уверен относительно чистоты пистолета, - спокойно сказал Белов. - Я - экстрасенс. Такие вещи я просто чувствую.
        - Как сцепщик, которого не было? - съязвил Власов.
        - Да. Именно так, - невозмутимо согласился Белов. - Как сцепщик, который был. Наличие своих экстрасенсорных способностей я легко могу доказать вам не сходя с места, здесь, сейчас, при свидетелях!
        - О-о, мы были бы вам весьма признательны. - Власов повернулся к понятым: - Как, товарищи, мы вас не очень задерживаем?
        - Да что вы, что вы! - заквакали наперебой понятые. - Нам жутко интересно.
        - Тогда прошу! - кивнул Власов Белову. - Сэкстрасенсируйте нам тут что-нибудь такое этакое…
        Белов напрягся, сконцентрировав свой взгляд у Владислава Львовича на переносице.
        - Ага… Есть… - произнес он секунд через двадцать. - У вас есть дискомфортные ощущения… в правой руке!
        - Еще бы нет! - обрадовался Власов. - Вы же сами мне вчера ее чуть-чуть не сломали! Болит до сих пор! Ничего себе телепатия: сам же, понимаешь, применил рукопожатие…
        - А еще… - невозмутимо продолжил Белов. - У вас жутко болит шея. Тут вот - самое горло.
        - Что? - по лицу Власова пронеслась искра замешательства, безусловно, замеченная всеми.
        - Шея, - повторил Белов. - Горло. Или это тоже результат вчерашнего рукопожатия?
        - Нет! - быстро ответил Власов. - Шея и горло у меня не болят вовсе. Вы не угадали!
        - Тогда покрутите как следует головою, вот так, - предложил Белов, вращая своим подбородком во все стороны. - Ну, попробуйте!
        - Это… Вы никакого права не имеете что-либо требовать здесь… - начал было Власов, но, почувствовав пристальное внимание окружающих, их недоверие и даже неприятие его, Власова, решил уступить: - Да, пожалуйста!..Уй… - тут же схватился он за шею, едва лишь попробовал крутануть головой. - О, как вступило вдруг только что! Из-за вас! - он зло сверкнул глазами на Белова.
        - Да как из-за меня-то? - парировал Белов. - Я вас и пальцем не коснулся!
        - Внушили, значит. Вы, вы!
        - Ну, я ж и говорил вам, что я - экстрасенс!
        Власов с громким стоном взялся за горло: потревоженная шея разболелась у него, видимо, всерьез.
        Зрители стояли как статуи: потрясенные до основания. Только Иван Петрович Калачев казался скорее озадаченным, чем потрясенным.
        - Ну, надо же мне было согласиться, - продолжал Власов, потирая шею. - Вот глупость!
        - Нет, может, и не глупость, - тихо сказал Калачев, кинув быстрый, уважительный взгляд на Белова. - Во всем этом проглядывается некий смысл.
        - Игра, - вставил Белов.
        - А-а-а. - Власов хмыкнул. - Красивая и сложная игра. Прекрасно понимаю вас, Белов! Я, дескать, честен, простачок. Понятно. Наверное. Я вас недооценил. Вы фрукт, Белов! Вы еще тот финик! Мы сделаем по-другому. Иначе. Вот что, Николай Сергеевич. Прислушайтесь ко мне. Мы вам предъявим обвинение по двести восемнадцатой статье УК: незаконное хранение и ношение огнестрельного оружия. Бумажки все оформим. Понятые - подпишут их. Так, что еще? Ага. Понятые - свободны! - раздраженным жестом Власов отмахнулся от понятых и, дождавшись, когда те покинут помещение, заключил: - Конечно, меру пресечения вам несколько придется изменить. Мы поместим вас под стражу.
        - В тюрьму?
        - Не совсем, конечно. Уж мы для вас тут что получше подберем, чтоб вы быстрей во всем сознались, дорогой. У нас-то тут, бывает, по двадцать-тридцать человек сидят. А камеры рассчитаны на восемь человек. - Власов снял трубку телефона: - Миша… Поищи там номер мне. На одного. Да. Человек хороший, Миш - художник. Ему подумать ночью надо. На ночь всего. Мы утром заберем. Ага. Звони, когда найдешь. Спасибо. - Власов положил трубку. - Вот о чем вам надлежит подумать, Николай Сергеевич. Поведай-ка ему, Иван Петрович, что ты обнаружил. Показывал мне, ну в записной-то книжке.
        - Ага. Вот, Николай Сергеевич, - Калачев извлек записную книжку из кармана. - Я был на вашем вернисаже. Но вас я не беспокоил, ходил так, наблюдал, смотрел, в общем. И обратил внимание на то, что ваша подпись на картинах вот такая: «Н. Белов». А на восьми, тем самых, ну, сомнительных, что ль, акварелях, подписано иначе: «Николай Белов»… Сам я рисую плохо, но срисовал - видите? А днем сегодня вернисаж посетил наш эксперт, графолог, специалист. И он пришел к заключению, что все сомнительные акварели хоть и подписаны «Николай Белов», но подпись сделана не вами, а Тренихиным, - вот так! Поразительный, надо сказать, результат! Но вывод эксперта сомнению не подлежит, он убежден на сто процентов, совершенно точно. Мы образцы обоих почерков - и вашего, и почерка Тренихина - раздобыли, имеем на руках, тут уж вы не сомневайтесь. Так вот. Нам совершенно непонятно: почему Тренихин восемь своих рисунков вдруг взял и подписал: «Николай Белов». Похоже, ну, допустим, если вы его немного принудили, то он специально подписал не «Н. Белов», а «Николай Белов», - чтоб обратить внимание почитателей вашего таланта на
этот факт. Впрочем, мне неясно также зачем, ради чего вам-то надо было принуждать Тренихина расписаться вашей фамилией? Почему вы сами не могли это сделать, когда решились на подлог?
        - Это не совсем подлог, - Белов едва не покачнулся от последнего вопроса.
        - О том, как это называть, мы с вами потом уж договоримся, я надеюсь, - заметил Калачев. - Однако лично мне совершенно непонятно - как работы, написанные Тренихиным и подписанные его же рукой, но вашей фамилией - подчеркну! - могли оказаться выставленными на вашем персональном вернисаже в качестве ваших работ? Об этом я хотел бы услышать. Ну и, конечно, то, с чего мы начали - куда исчез Тренихин? Жив ли? Где он сейчас?
        - Отвечу сразу. - Белов еле стоял. По телу от волнения шли волны нервной дрожи. - Куда исчез и жив ли он? Мне неизвестно. Где он сейчас? Этого я тоже не знаю. А вот про подпись и про эти восемь работ - да, знаю. И могу ответить. Но это трудно, тяжело объяснить с ходу.
        - А мы вас не торопим, - кивнул Калачев. Зазвонил телефон, и Власов тут же рявкнул в трубку:
        - Власов! Миша? Ладно. Есть. Спасибо. - Он положил трубку и сообщил Белову: - Вам выделили отдельную камеру. В соседнем отделении милиции. Но вот такой комфорт - на одну только ночь. Там вам дадут бумагу, ручку. Поспите немного, а потом попишите, хорошо? Завтра мы продолжим - либо я, либо Иван Петрович. Пишите все честно и обстоятельно. Только в этом случае все будет у нас хорошо.
        - И завтра, сразу же, вы пригласите адвоката, - вмешался Калачев, указывая на пистолет. - Вам будет предъявлено обвинение. А теперь пора.
        - Пора, давно пора! - согласился Власов и, нажимая кнопку, вызвал конвоиров.

* * *
        Мрак, слякоть ночной улицы, моросящий дождь в лицо - все это было так муторно, так тяжело, что Белов, выходя из здания прокуратуры в сопровождении двух милиционеров, не выдержал, заскрежетал зубами.
        - Да что уж тут, - сказал один из конвоиров. - Попался, так попался. Других отсюда-то в наручниках выводят, под руки. Скажи спасибо, что с тобой как с человеком.
        Второй конвоир, молча и вежливо распахнул перед Беловым заднюю дверь милицейских
«жигулей» и, приглашая Белова садиться, сказал напарнику:
        - А он и есть пока что человек. Ну, до суда…Прошу! Усадили они, правда, Белова на заднем сиденье между собой - как положено.
        Машина тронулась и покатилась по ночному городу - среди огней.

* * *
        Огни ночного поезда мелькали как шальные. Праздничной бешеной гирляндой проносились они мимо хиленького полустанка под названием Секша.
        Сверкая, пролетели, светясь в ночи отраженным лунным светом, короткие белесые таблички: «Москва-Воркута», «Москва-Воркута», «Москва-Воркута». И надпись фирменная, на вагоне сверху: «Полярное сияние»…
        Поезд прошел; растаяли в ночной тьме четыре красных фонарика на хвостовом вагоне.
        Остался только малиновый неподвижный глаз семафора, висящий в темноте.
        Егор Игнатов, сцепщик, проводив глазами поезд, тяжело вздохнул и, закинув голову назад, подставил звездам лицо.
        Обратив глаза к небу, он попутно и заодно выпил половину бутылки «Анапы». Лучшую половину - первую.
        Он снова тяжело вздохнул.

«Быть или не быть?» - пришла ему в голову странная, дичайшая для любого непросвещенного сознания дилемма. Ее нужно решить - так или иначе - третьего не дано.
        Можно, допустим, допить эту «Анапу» в четыре глотка, еще взять чего-то -
«Молдавского» взять, к примеру, а потом положить голову на холодный рельс под соликамский скорый.
        Быть или не быть? Вопрос только в этом. Время подумать есть. Ночью проходит много поездов, и положить башку можно под любой: ассортимент огромен.
        Последнее время ему было как-то тягостно, тревожно жить. Волшебное наитие, ощущение причастности к Вселенной, Космосу, к единому и неделимому Мирозданию, и вместе с тем чувство собственной исключительности, уникальности, божественности снисходило на него лишь вместе с состоянием похмелья, только после хорошего бодуна.
        Егору хотелось постоянно ощущать это ни с чем не сравнимое чувство контакта - контакта с Природой, с высшими силами, высшим добром, высшим разумом.
        Внизу темно, мрак непроглядный - как в жопе у негра.
        И только одноглазый красный дьявол-семафор.
        Над головою звезды, Млечный Путь. Какая бездна!
        Чтобы быть постоянно в контакте, надо больше пить, принимать, не жалея ни себя, ни своего здоровья! - пришел к логически строгому выводу сцепщик.
        - Нажраться вот сейчас - и все! И завтра я в контакте.
        А завтра, если похмеляться долго, растягивая абстинентный синдром до самого вечера, то весь день - целый день! - будешь, поправляясь полегонечку, пребывать в контакте. Вечером можно нажраться опять.
        Вот и ответ! Конечно ж - быть! Да! Быть, блин, быть! Бороться! Быть в контакте. Ощущать мир вокруг себя - бездонный, как бочка, мир. Жить. Надо жить! А значит, контачить. Когда ты всегда на мази, тогда будет небо в алмазах. Только так!
        Очень все это грустно, кстати. Но и торжественно. И чудно. Мы поживем!
        Сцепщик ощутил вдруг, что волосы у него на голове встают помимо его воли дыбом - от странного какого-то предчувствия, что ль? От жалости к себе, к своей загубленной непосильным трудом юности?
        Но жалеть не надо!
        А он и не жалеет! Он разгадал загадку человеческого бытия.
        Быть, только быть! Желательно - поддатым.
        Вот, прочеркнув ярчайший след, звезда упала, умерла. Конечно, осень! Так всегда бывает. Почему? Зачем; они падают осенью? Куда? Кто знает!
        А там, на Севере, еще бывают игры в небе! Чарующие игры! Огромные бесшумные сполохи. Полярное сияние. Ужасно, как красиво! Загадочные игры ярких спиц на фоне звезд. В кромешном холоде и дикой, мертвой тишине.

* * *
        Телефонный звонок, резко прозвучавший в ночи, подкинул Лену на постели:
        - Коля?!
        - Лена, дочка, это ты?
        - Фу, напугал! - Лена была разочарована, разозлена. - …Ведь я же, пап, просила тебя, тысячу раз, наверное: не звони ты сюда! Нет, ты все равно звонишь! Полвторого ночи! Ты на часы глянь.
        - Вот именно, ты сама на часы посмотри. Ты же не позвонила нам сегодня вечером? Не позвонила. Мы с матерью не спим - ждем. Вот я и решил уточнить.
        - Я же сказала вам, еще вчера - я здесь теперь живу!
        - Лена! Я тут решил. Ну, то есть… я хочу… Поговорить с твоим,…с Николаем.
        - Сейчас для этого момент самый неподходящий. Сейчас, папа, ночь.
        - Не знаю, Лена…
        - Да точно ночь - клянусь! - съязвила Лена.
        - Нет, ты не бойся: я кричать не буду. Ты же знаешь. Я просто так: как мужчина с мужиком.
        - Ах, папа, брось! Началось! «Мужчина» - это ты, я поняла, а он - «мужик»? Прорезались интонации знакомые. Опять! Да хватит! Мне уже не восемнадцать!
        - Ну, а ему еще не пятьдесят - я понимаю.
        - Твоя шпилька, папа, неудачна.
        - Позови его! Почему ты не хочешь? Боишься?
        - Я не могу его позвать. Его дома нет!
        - А где ж он?
        - Уехал. В командировку.
        - Ты одна?!?
        - Одна.
        - Я завтра к вам приеду и все объясню.
        Кинув трубку на аппарат, Лена отключила телефон и вдруг, заплакав, кинулась лицом в подушки…

* * *
        Белов сел в одиночной камере на нары, блокнот привычно положил и словно прикрепил его к колену, взял карандаш.
        Подумал, написал заглавие: «Тренихин. Восемь акварелей и подпись „Николай Белов"„. Он отчеркнул заглавие и написал подзаголовок: «Как было дело“.
        Вздохнул, зажмурился, вспоминая все по порядку…

* * *
        Начало августа. Они с Борисом снимали пол-избы в деревне Шорохше Вологодской области. Река, лес, озеро, отличные места! Рисуй себе и рисуй!
        Он рисовал, но нехотя, с трудом. Слишком хорошо было кругом, спокойно на душе, без напряга, погода - на атас, в природе - безбрежный безмятег налившегося до краев лета…
        Борис же вовсе ничего не рисовал. Он только шлялся по окрестностям, пил водку на пилораме и в мехколонне с работягами, часами в кузнице о чем-то до остервенения спорил с кузнецом. Обхаживал одну вдову, Аглаю - и небезуспешно, надо заметить.
        И как- то утром, день на пятый или на шестой их жизни в Шорохше, Борис его, Белова, достал, что называется, за завтраком:
        - Сегодня в три мы идем с тобой на свадьбу. К Морозовым.
        - Ну вот, приехали! - Белов аж поперхнулся. - Ты чего? Головой со стога упал?
        - Не, точно. Нас вчера старик сам, Морозов, пригласил. Он женит старшего сына сегодня. В три венчанье, и сразу после этого - за стол.
        - Меня никто и никуда не приглашал! - решительно отмел Белов.
        - А вот и врешь! Старик мне еще вчера, встретились, сказал: оба приходите.
        - Тебе сказал? Вот ты и иди.
        - Вместе с тобой!
        - Я не пойду. Мне надо работать.
        - Всех денег все равно не заработаешь.
        - А ты всех вдов не потребишь.
        - Ну вот, на том и порешили. - Тренихин вытер губы рукавом и встал.
        - Не знаю, что ты порешил, а я-то точно не иду.
        - Да почему, Коляныч?
        - Да потому что свадьба на деревне - это смерть. Сам знаешь лучше меня. Сегодня водка, завтра водка кончится, в дело пойдет самогон, на третий день - похмелка, - это уже на свои, из магазина, а на четвертый день - приход назад, в товарный вид - ну, отмоканье. Иными словами деревенская свадьба - это четыре дня. Четверо суток в трубу под хвост вылетят.
        - Да ну и пес бы с ними! Мы же отдыхаем. Вот, видишь, воздух, елочки! А свадьба - это тоже ведь природа, естество, самобыт! И материал, какой, Коляныч, а? Фактура же!
        - Ты, Борька, знаешь - у меня ведь вернисаж висит, подвешен: в сентябре. И я обязан по контракту не меньше ста шестидесяти работ вывесить. Иначе меня враз накажут - неустойка дикая.
        - Да это ерунда! Еще начало августа. Успеешь тысячу раз!
        - Если буду делать по две работы в день. Каждый день. И без поблажек.
        - Понятно. - Борька хмыкнул. - А времени сколько сейчас? Не скажешь? Я свои часы вчера где-то оставил.
        - Восемь ровно. Обедать будем в два.

* * *
        Громкий щелчок отвлек Белова, испугал.
        О господи! Да это же глазок в двери щелкнул.
        Да. Он сидит в тюрьме!
        Неожиданно ему пришло в голову, что если бы он отстегнул той самой цыганке на вокзале, то мог бы за сто пятьдесят баксов - всего-то! - иметь сейчас дальнюю дорогу и кучу счастья в личной жизни.
        Дежурный, оглядев узилище, снова щелкнул шторкой, закрывая.
        Нет, это пустое! И думать не следует. Время не поворачивается вспять.
        История - наука, абсолютно чуждая эксперименту: никто не в состоянии сказать, что было бы с человечеством, если Бисмарка, например, еще в детстве убил бы пьяный извозчик. Версий построить можно море; проверить же их нет никакой возможности.
        Это забавно: будущее, может быть, каждый из нас и может каким-то образом изменить, поправить, перетянуть на свою сторону, как одеяло. Может быть. Но, превращаясь в настоящее, это самое будущее становится вдруг совершенно определенным и, застывая в текущем моменте, отходит окостеневшей трагедией назад, в прошлое. Окаменевшее прошлое отодвигается все дальше и дальше от настоящего, подергивается дымкой забвения и где-то там, вдали уже, рассыпается в пыль, превращаясь в ничто…
        Действительно, - кто жил здесь, на этих просторах Земли, сто тысяч лет назад, например? Все они напрочь забыты вместе со своими именами, датами, заботами, надеждами, верами, любовями, войнами и делами. Даже если дела эти были отменные: кто-то ведь придумал первым колесо…
        Колесо - да, осталось… Люди же, даже память о них - пшик. Хорошо сбалансированное колесо истории изжевало их как резину.
        Остается только смириться с этим - что ж теперь сделаешь? От сумы да от тюрьмы, как говорят, не зарекайся.
        Один раз в своей жизни Белов уже сидел за решеткой, причем приблизительно с таким же предвкушением дальнейшего расклада: посадили всерьез и надолго - на годы и годы - плотненько. К счастью, сидел он тогда не один, а в компании с Борькой Тренихиным.
        Это было в восемьдесят втором году, в Пемзе.
        Белов вспомнил и улыбнулся…

* * *
        В Пемзе, областном крупном городе, им обломилась приличная халтура. К Седьмому ноября нарисовать портреты всех членов Политбюро ЦК КПСС - два на полтора метра.
        Портреты членов предназначались для повешения на фасаде пемзенского обкома.
        К их приезду в Пемзе все было заготовлено на высшем уровне: двухместный «люкс» в обкомовской гостинице, бесплатная шамовка там же, в ресторане, под мастерскую зал отвели в самом обкоме.
        Инструмент, расходные, вентиляция и даже холсты были уже натянуты на подрамники и загрунтованы.
        Ну и работали они как звери, конечно.
        Даже сам обкомыч, заглянув к ним, как-то не счел нужным скрыть восхищение:
        - Мастера, сразу видно! Любо-дорого посмотреть!..А вот скажите, ребята, вы мой портрет нарисовать - это как? По отдельной ведомости, конечно?
        - Рады стараться!
        - А справитесь? Здесь-то у вас работа привычная, рука, вижу, набитая.
        - Напротив! - возразил Борис. - Ваш портрет писать мне, лично мне, гораздо приятней. Свежий материал, фактура у вас самобытная, выразительная. Одно удовольствие! Без всякой лести!
        Обкомыч был, в самом деле, такой: помесь слона с медведем и что-то неуловимое от мохнатой дворняги: умной, искренне преданной - «чего изволите?» - и вместе с тем готовой уклониться в ноль секунд от любого камня с любой стороны - натура яркая.
        - Что это будет стоить?
        - Для вас - ничего. Сочтем за удовольствие.
        - Так тоже нельзя, товарищи. Вы меня в неудобное положение не ставьте. Не нужно.
        - Ну… - они переглянулись. - На ваше усмотрение.
        - Вот это разговор. Вы сделайте, а я не обижу. На том и сговорились.
        В канун ноябрьских позировать обкомычу было некогда, поэтому к вечеру он прислал с курьером десяток своих фотографий, разных лет. Просмотрев их, Борька удовлетворенно хмыкнул. Зная, что это хмыканье означает появление зуда в руках, Белов сказал:
        - Ты приступай, а я Андропова с Черненкой сам доведу за вечер.
        Борька взял один из загрунтованных холстов (а их было заготовлено с запасом) и приступил, помолясь Богу.
        К ночи вся работа была завершена: Политбюро стояло выстроенное по положенному ранжиру вдоль левой стенки зала, а одинокий обкомыч, блестяще выполненный Борисом в том же политбюровом строго-пристойном стиле, был сиротливо прислонен к правой стенке.
        Когда они, заперев зал, двинулись к себе в гостиницу, было около половины двенадцатого ночи пятого ноября - до начала праздника оставалось еще больше суток.
        Впереди их ждало, казалось, только одно приятное: сумма прописью в ведомости, персональная благодарность обкомыча, место на гостевых трибунах, неизбежное приглашение на праздничный концерт в Облтеатр с последующим банкетом в Горисполкоме, и далее - тачка к подъезду поутру, депутатский зал на вокзале, а в нем - на посошок, - ну и в СВ, наконец, до самой Москвы, с обкомовской-то брони и с пемзенскими сувенирами…
        Жизнь распорядилась иначе.
        Их разбудили по тревоге около четырех часов утра. На сборы дали двадцать минут, после чего повезли к железной дороге. Но не на вокзал, а в Пемзу-2, товарную. По дороге объяснили: к празднику было приурочено еще одно важнейшее мероприятие - установка памятника Ленину на центральной площади напротив обкома. Скульптуру заказали в Москве и привезли ее, уже готовую, пять часов тому назад. Однако при разгрузке этой махины на Пемзе-2 товарной Ленин зацепил пакгауз головой и отшиб ее себе вдребезги, на куски.
        Открытие памятника, приуроченное к славной дате и т. д., было широко освещено в прессе. На площади напротив обкома давно уже стояла задрапированная огромная пустая коробка, якобы содержащая внутри создаваемый к празднику монументальный шедевр. Теперь вся эта затея грозило обернуться мыльным пузырем, скандалом. От них с Борькой в связи с этим требовалось в суточный срок слепить Ленину новую голову.
        Учитывая срок - двадцать четыре часа - это была, признаться, задача.
        - Справитесь - назовете цену, - сказали им. - Здесь, в Пемзе, сейчас, кроме вас, некому - вы это тоже учтите, - добавили им для придания тонуса. - А что нужно - мы все обеспечим.
        Задача была - о-го-го: даже при их квалификации работать приходилось бегом и вприпрыжку.
        Бегом и работали: кофе, теплый - жадным глотком - да еще в туалет - на минуту. На остальное времени не было.
        Конечно, они не знали, да и не могли знать, что в шесть часов утра в их мастерскую-зал, что в обкоме, пришли мастеровые и, забрав все портреты, которые там находились, вывесили их на фасаде обкома.
        Никто из обычных людей не заметил, конечно, что членов Политбюро ЦК КПСС стало больше на единицу. Люди же, хорошо знавшие в лицо обкомыча, были накануне праздника в замоте, и на наглядную агитацию у них не оставалось ни сил, ни внимания.

«Прибавление в семействе» заметил только сам обкомыч, сразу же, с утра, подъезжая к обкому. И все внутри у него оборвалось. Что делать? Распорядиться снять себя немедленно означало дать этой истории неизбежную огласку. Сам факт, что его портрет был заготовлен заранее в том же формате и стиле, что и портреты членов Политбюро, мог послужить основанием для самых крутых оргвыводов. Недоброжелателей у него, как и у любого обкомыча, было не счесть.
        Не заметить, оставить без последствий? Но, черт возьми, вдруг заметит еще кто-нибудь? Сфотографируют - и в конвертик, в ЦК? От этих мыслей обкомыча пробил сначала холодный, а потом уже горячий пот.
        Весь день он провел как на иголках, думая только о портретах: заметят - не заметят? Что делать? Что не делать?
        К его счастью, за весь день никто ничего не заметил.
        А они с Борькой тем временем пахали как карлы и справились с головой Ильича точно к сроку. Седьмого ноября в три часа ночи статуя была уже целехонькая, лучше новой. Комиссия, нетерпеливо топтавшаяся в коридоре еще с полуночи, придирчиво осмотрела голову и оценила работу как отличную.
        Статую тут же повезли на площадь, ставить под покрывало, а их с Борисом отвезли в гостиницу отсыпаться.
        Войдя в номер, они рухнули на свои кровати, не раздеваясь, как подрезанные. Только теперь их отпустило суточное напряжение и бремя тяжелой ответственности.
        Оба провалились в бездонную пропасть сна.
        Конечно, они не знали, что в сей глухой час, в темени кромешной, обкомыч лично, никого не ставя в известность, собственной грузной персоной полез на обкомовский чердак снимать лишний портрет.
        Замученный за день ужасными предчувствиями и ожиданием недоброго, обкомыч не учел, что в ночь на седьмое, еще с вечера, на крышах и чердаках всех домов вокруг центральной площади местная «девятка» неизменно размещает своих плечистых и крепких «ребят».
        Здание обкома, разумеется, не было исключением, наоборот: трибуны руководства располагались точно напротив обкома. Ясно, что появление грядущим праздничным утром на обкомовском чердаке какого-нибудь шалого снайпера или арбалетчика было бы явлением для властей нежелательным.
        В темноте никто из «ребят» не опознал в крадущейся фигуре «самого». Это и в голову взбрендить не могло им, что «хозяин» полезет в ночи на чердак. «Ребята» пропустили неизвестного, дали ему даже поколобродить по чердаку - с целью выявления его неблаговидных намерений. По тому, как неизвестный бился сослепу башкой о стропила и нескладно вышагивал, спотыкаясь на ровном месте, «ребята» определили, что этот тать в ночи просто какой-то чайник, ветеран, может быть пьяный, и, уж наверное, как и все ветераны, обиженный советской властью. Еще чуть позже стало очевидно, что этот чайник задумал устроить советской власти мелкую пакость путем снимания портрета одного из членов Политбюро, лично виновного, видимо, во всех бедах его, этого чайника.
        Почуяв запах легкой добычи, сопряженный с благодарностью в приказе, денежной премией, а то, глядишь, и повышением, «ребята» слепили чайника теплым, с поличным, крепко намяв ему бока. В порядке же пресечения попыток оказать сопротивление
«ребята» заодно угостили обкомыча от души и ногами по обеим почкам, по единственной больной печени, а также по многочисленным мягким тканям лица и мошонки.
        Потом, конечно, разобрались - сразу же!
        Извинениям и пресмыканиям, понятно, конца не было.
        Лишний портрет был снят.
        История хоть и получила некоторую огласку, но весьма кулуарную: на чердаке находился узкий круг лиц, и всем было однозначно, особо, указано.
        Однако в десять утра тем не менее обкомыч двигать с трибуны речугу не мог: очень болели ребра, грудь и поясница.
        Текст толкал в публику первый зам по идеологии.
        Обкомыч ограничился лишь срывом под бурные овации покрывала с памятника.
        Ткань спала, и бурные овации довольно плавно превратились в гомерический хохот многотысячной толпы.
        Обкомыч оглянулся на статую - все было путем. И что смеются? Ничего не понимая, он обалдевал, теряя, казалось, последний рассудок и связь с народом - заодно.
        Первый зам по идеологии выручил - склонился подобострастно к уху, объяснил: Владимир Ильич Ленин был при двух кепках: одна - в руке, вторая - на голове.
        Белова с Тренихиным подняли с постелей в половине одиннадцатого утра, дали на сборы минуту, и по одному, на двух черных «Волгах» - на задних сиденьях промеж двух «ребят» - перевезли в уютные компактные помещения при областном Управлении КГБ.
        После четырех или пяти допросов, следовавших один за другим, им посулили пятерик и, запихнув их вместе в одну камеру, надолго забыли о них.
        Что их спасло тогда - непонятно.
        Но через несколько дней, внезапно, их вызвали к старому, умудренному полковнику. Полковник, абсолютно не перебивая, выслушал всю их пемзенскую одиссею от начала до конца со всеми подробностями и лирическими отступлениями.
        Выслушав, он, не задав ни единого вопроса, только чуть брезгливо поморщившись, с ленцой и томностью в движении махнул на них ручкой - кыш, дескать!
        Их отвезли на вокзал, сунули в зубы две боковые плацкарты до Москвы и проследили за тем, что они оба отбыли из города именно с этим поездом и именно на тех самых плацкартах.
        Платками им вслед не махали.
        Обошлись и без духового оркестра.
        Денег за проделанную работу им, разумеется, не заплатили ни копья. Не сочли нужным.
        Ладно. И то хлеб!
        Ведь мастерам Барме и Постнику, построившим собор Василия Блаженного на Красной площади в Москве, в награду за эту работу их современник - тогдашний московский обкомыч - приказал выколоть глаза.
        Чтоб служба медом не казалась. Чтоб не смогли такой же сбацать еще раз - для другого какого обкомыча.
        Да, были времена!
        Но что это? Ночь на исходе, а сна - ни в одном глазу.
        Белов вновь перечитал заглавие своих чистосердечных признаний - «Тренихин. Восемь акварелей и подпись „Николай Белов"».
        Вздохнув, он перелистал исписанные страницы блокнота и принялся за очередную - чистую.

* * *
        - Слышал новость? - Борис ввалился в избу ровно в два, к обеду.
        - Нет. Что случилось?
        - Обедать мы не будем, друг Коляныч! Идем на свадьбу. На, глянь-ка!
        Борис с размаху, веером пустил из папки по столу перед Беловым восемь чудных акварелей: вдова Аглая у колодца, излучина реки Шорохши, разбитый старый мост, стадо на лугу, колодец с журавлем, кузнец на мотоцикле.
        - Ровно восемь! Восемь - это два умножить на четыре! Четыре это вот как ты сказал: водка, самогон, похмелка, отмоканье. И подпись, видишь - «Николай Белов»!
        - Я «Н. Белов» подписываюсь, не похоже. Все это просто глупое ребячество, Борька!
        - Почему? Ведь я тебе обязан, по гроб жизни, вспомни! Я проваливал панно в горкоме, в Переславле в восемьдесят четвертом? Ты половину, больше половины мне тогда слепил, чтоб я не рухнул в сроках! Долг платежом красен!
        - Чего ты вспоминаешь, Борис! Ведь то была халтура - к партконференции. А это персоналка. Моя, понимаешь? Не наша с тобой, а только моя!
        - Без разницы, бросай воду мутить! Пойдем, пойдем на свадьбу!
        - Нет, не пойду!
        - Да вот же, вот они лежат: четыре дня работы! Все сделано в стиле художника Белова. Я специально - видишь? - под тебя же лепил, Колька! Старался.
        - Ты не умеешь лепить под других. В любой твоей работе виден ты. И только ты, поверь уж на слово.
        - Да ладно, ты мне льстишь! И ты кожей чувствуешь стиль. А критики - козлы как на подбор - им что Пикассо, что Врубель. Они только морды ученые кирпичом делают. А как ты - из них никто в колбасных обрезках не рюхает.
        - Ну, не надо! Тотчас же раскусят. Да мне и жаль-то было б - это, например. - Белов залюбовался акварелью. - Ведь это высоко, Борис. Ты не понимаешь, что сам рисуешь, остолоп.
        - Ну! - согласился Борька. - В этом не рублю, это так. Я мастер по вдовам.
        - Я не пойду! Не смотри на меня так. Сказал: не пойду!
        - И не стыдно тебе, гад? Я полдня старался. Сначала я пошел на речку. Ну, сел под куст, достал бумажку, стал музу призывать. Нет, не идет, сволочь - испугалась, может, чего-то - не знаю, но тужусь-тужусь: нету вдохновенья! Постой, блин, думаю! Сегодня с Колянычем мы все равно нажремся! Безотносительно к привходящим, так сказать. - Борис осекся, посмотрев в глаза Белову, и тихим, виноватым голосом сказал: - Я не хотел тебя, Коля, обидеть…
        - Ладно. Пойдем на свадьбу, - так же тихо сказал Белов. - Но это… - он указал на акварели, - это ты забери.
        - Коляныч, друг! - Борис обнял его. - Гуляем!

* * *
        Следующий раз эта тема всплыла уже только в Москве, в сентябре, буквально за десять часов до открытия вернисажа.
        Лена, помогавшая ему, пробежала кончиком карандаша по списку экспозиции.
        - Сто пятьдесят две. Еще осталось восемь.
        - Да где ж я их возьму? Я выгреб все подчистую: в мастерской одни подрамники остались, даже рам нет.
        - А у тебя еще есть, там же, в розовой папке.
        - Там нету ничего.
        - Да вот же! - Лена открыла папку, которую Белов хоть и таскал везде с собой, но только для представительности - никогда ей не пользовался. - И ровно восемь - точь-в-точь. Прямо как по заказу!
        - Вот гад! Он все-таки подсунул!
        - Кто?
        - Да Борька же! Тренихина работа.
        - Которая из них?
        - Абсолютно все.
        - А подписи - смотри вот - «Николай Белов»!
        - Да Борька их и подписал. Я «Н. Белов» подписываюсь…А, ладно, вешай их! - решился вдруг Белов, махнув рукой.
        - Как? Коля, ты что?
        - Что - «что»? Ну не платить же неустойку восемь сотен баксов этим кровопийцам, в самом деле? Тем более что Борька именно для того-то их и подсунул.
        - Но это же… - Лена не смогла подобрать слово.
        - Подлог, я понимаю, подлость! - помог закончить ей Белов. - Но делать мне уже ничего не остается. Своим я объясню, искусствоведы хрен чего заметят, а неустойку я платить не буду - бери, Лен, и вешай! Повесь - и забудь!

* * *
        В камеру к Белову вошли конвоиры - те же, что привезли его сюда ночью, двое, - сержант и лейтенант.
        - Пожалуйста, вас ждут. Готовы на допрос?
        - Вот, я написал. - Белов вручил блокнот лейтенанту.
        - Почитаем, - лейтенант явно чувствовал себя непосредственным участником раскрутки этого тонкого, интеллигентного дела, большой и хитроумной игры, в которую оказались вовлечены даже очень высокие лица - не считая, конечно, западных воротил…
        - Проходите, пожалуйста!
        Едва не поддерживая Белова под локти, они не спеша проследовали по коридору вдоль длинного ряда камер - слишком длинного для рядового отделения милиции - как показалось Белову, затем спустились вниз по лестнице, налево, направо, снова коридор, идущий, видно, под землей, и снова лестница, но уже вверх теперь, и, наконец, вот и дежурка. Дежурка рядового отделения милиции.
        - Стоп! - лейтененат остановился вдруг как вкопанный. Подумав, он обратился к сержанту: - Ты не запомнил, куда мы сначала везем его - в прокуратуру к Власову или на Петровку - к Калачеву?
        - Ну, вы же разговаривали, приказ-то получали? - удивился сержант. - И сами ж с меня спрашиваете?
        - Да я как раз на вахте проверял журнал ночных дежурств, а тут звонок: «Давай быстрей!» - как обычно у нас. И помню только, что звонил один, а доставлять задержанного следует к другому. Потому что того, кто звонил, куда-то наверх вызывают срочно, и поэтому задержанного надо доставить к другому как раз…

«Вот это оно и есть, - подумал Белов. - Внутренние трения и подковерная грызня внутри самой следственной группы. Власов, паскуда, так вчера и не раскрылся перед Калачевым относительно своей засады в мастерской Тренихина. Что ж? Он хотел сыграть свою игру без Иван Петровича. И, соответственно, сожрать в одиночку урожай: пироги и пышки от командования».
        - А кто звонил-то? - спросил сержант лейтенанта. - Если звонил Власов, то, значит, мы едем к Калачеву в МУР…
        - А может, Калачев-то и звонил, - задумчиво пожевал губами лейтенант.
        - А тогда что ж - едем к Власову тогда! - мгновенно сориентировался сержант.
        - Да понимаешь, дело-то как раз в том и состоит, что я ни хрена не помню, кто мне звонил. Вот ситуация-то! Сами себе проблемы создаем… - лейтенант вновь напрягся, пытаясь вспомнить.

«Из этой ситуации, а также из вчерашних событий мне следует извлечь два урока, - подумал Белов. - Урок первый - это наличие трещины, скрытого раздора между Калачевым и Власовым. В эту брешь надо настойчиво вбивать клин, увеличивая противоречия и внося в их отношения как можно больше подозрительности и бардака. Урок второй - ничего не следует признавать с порога. От всего открещиваться, пока не припрут к стенке спиной. Выкручиваться до последнего. Не знаю. Не помню. Не видел. Не знал».
        Белов вспомнил, как Власов вчера его ловко подловил с пистолетом - по поводу пяти убийств… «Черт побери, - мелькнуло в голове, - ведь вляпался как маленький. Ловушка-то была простецкая, на дурака. Но я поймался, расписался, дурак, в этой луже всеми копытами».
        - А вы, товарищ лейтенант, вот что сделайте… - сообразил сержант. - Вы позвоните Калачеву, например - скажите, что машина неисправна - починимся и будем полдесятого. Ответит он «ну-ну» - так, значит, нам к нему. А если нет его на месте - мы молча едем к Власову, а? Верно?
        - И что? Почему? А-а, понял!..А ты сержант, того - соображаешь!
        - Слушаюсь!
        Лейтенант сунул голову в окошко к дежурному:
        - Дай в МУР я позвоню! - не оглядываясь, вполоборота он протянул блокнот, исписанный Беловым, сержанту в руки: - Подержи! - И снова повернувшись, через другое на сей раз плечо, к Белову, скомандовал: - Стойте на месте!
        Белов и так стоял, без лейтенантского указания. Сесть было просто и негде. Единственная скамья в дежурке - за низкой деревянной решеткой - была занята, а точнее, забита четырьмя угрюмыми бомжами и одной бомжихой, задержанными, видать, уже несколько часов назад: они сидели молча, склонив головы, не вопрошая и не протестуя.
        Внезапно крайний бомж поднял взгляд и что-то молча показал Белову.
        Чего он хочет? А! Он предлагает поменяться с ним местами.
        Чушь какая!
        Однако, вместе с мыслью-отторжением, вдруг какая-то сумасшедшинка пронзила мозг Белова.
        Время застыло.
        Всем известно, что сложные, тщательно планируемые операции проваливаются часто именно из-за нелепейших накладок, грубой лажи - типа потери грабителем паспорта на месте преступления.
        Вместе с тем, что тоже известно, бывают и чудеса, спасающие из безнадежных, бездонно глухих ситуаций. Бог, как известно, благоволит дуракам, пьяницам и наивным душам.
        Микроб авантюризма ударил в мозги Белову.
        Такое часто случалось с ним в молодости - в компании с Тренихиным - известным авантюристом.
        По сути, он ведь, Белов, ничем и не рискует! Попытка к бегству, стремление уехать вопреки подписке, и так уже на нем висит. Еще одна неудавшаяся попытка ничего к имеющейся картине не добавляет.
        А, будь что будет!
        Не двигаясь, Белов скосил глаза в сторону дежурного и своего конвоя. Лейтенант, просунув руку едва ль не по плечо в окно дежурного, с мучением набирал на телефоне номер МУРа… Сержант, тоже стоя спиной к Белову, уже читал блокнот - ночную его исповедь. Читал старательно, временами округляя глаза и слюнявя указательный палец при перелистывании страниц… Дежурный, старший лейтенант, записывал что-то в журнал: усердно, кропотливо - от души стараясь, едва не высовывая язык от усердия…
        Искра авантюризма вдруг превратилась в мозгу Белова в молнию решимости и вмиг затмила разум. Едва заметно он кивнул бомжу: давай! Бомж показал ему в ответ: тихо, плавно…
        Оба одновременно стали двигаться, как в замедленной съемке, опасаясь привлечь внимание резким движением, заметным даже периферийным боковым зрением.

«Только бы не стукнуться, не зацепиться, не прозвучать!» - стучало в висках у Белова.
        Опасный момент создался, когда они уже поменялись почти что с бомжом: до финишных позиций им оставалось не более полуметра - Белову - чтоб сесть и впериться в пол, бомжу-контрагенту - чтоб встать как ни в чем не бывало на место Белова. Сержант, читавший исповедь Белова, внезапно удивленно хмыкнул, и дежурный, оторвавшись от писанины, кинул на него недовольный взгляд. От провала их спас случай: внезапно раздавшийся зуммер вызова на табло. Дежурный резко повернулся к тревожно вспыхнувшему сбоку на панели красному огоньку и, щелкнув тумблером, раздраженно сказал в микрофон:
        - Седьмой ПГМ, сигнализация, - не спать на ходу! Не видишь, что ли?
        После чего вновь уткнулся в журнал.
        Этого мига хватило.
        В ту же секунду Белов уже сел на скамейку - в кепчонке бомжа и вонючем длиннющем драповом пальто - шестидесятого, поди, размера. Сев, Белов тут же склонился точно так же, как и остальной бомжатник - в поясном поклоне: глазами в пол. Бомж, совершивший с ним обмен, остался в свитере - грязном, но не грязнущем - в большом и длинном свитере - почти что до колен. Седые сивые пряди его волос, не сдерживаемые больше кепочкой, образовали гривищу до плеч: Тарзан Тарзаныч Кингконгов. Штормовку, взятую им у Белова - отличную штормовку - с меховой подстегиваемой подкладкой - бомж не спеша перекинул через руку, затем достал из своего кармана брюк комочек - сложенный полистироловый пакет цветастый, с ручками.
        Аккуратно, спокойно, словно никаких мусоров перед ним и не было, а сам он находился не в ментовке, а на пляже Майами, бомж не спеша, без резких движений сложил штормовку Белова вчетверо и спрятал ее в пакет. После чего, повернувшись к дежурке спиной, стал изучать висящий на стене стенд «Их разыскивает милиция».
        - В прокуратуру! - повернулся лейтенант к сержанту и в ту же секунду обалдел: там, где должен стоять был конвоируемый ими художник, стояло кинг-конгистое существо, с пакетом, сивой гривой, в дурацком длинном свитере…
        Некоторое время лейтенант стоял неподвижно, как вкопанный, глядя на фотографию грудастой шлюхи на пакете в руках бомжа и тяжело, с трудом соображая.
        - Где!? - врубившись наконец, лейтенант стремительно бросился к бомжу.
        Бомж повернулся к нему и снисходительно, однако не без учтивости в голосе, ответил вопросом на вопрос:
        - Кто?
        - Да тут стоял!
        - Никто здесь не стоял! - бомж даже отступил на полшага, смерив лейтенанта неприязненным, почти брезгливым взглядом.
        - Стоял здесь, в куртке!
        - А, в куртке! - вспомнил бомж. - Ты так бы и сказал. Так он же вышел. - Бомж указал на дверь, ведущую на улицу. - Там ждет тебя, наверно. - Бомж пожал плечами. - Я не знаю.
        Почувствовав недоброе, лейтенант махнул сержанту:
        - Быстро!
        Сорвавшись, конвоиры бросились на улицу. Дежурный за стеклом встал и, окинув равнодушным взглядом всю дежурку, спросил бомжа:
        - Вы что хотели?
        - Я паспорт потерял, товарищ старший лейтенант. А может быть, его и украли у меня - дело темное. Пришел заявить вам об этой утрате.
        - После десяти, в двадцать вторую комнату придите. К майору Садыкову.
        - После десяти? - Бомж чуть задумался, прикидывая. - Ну, хорошо, спасибо.
        И, поклонившись, вышел.

* * *
        Яркое утреннее солнце ослепило вышедшего из милиции бомжа.
        Лейтенант и сержант уже успели вытащить из машины дремавшего после бессонной ночи дежурства водителя и, вернув его к жизни интенсивными пинками, теперь уже втроем лихорадочно обсуждали создавшуюся ситуацию.
        Глянув на них снисходительно, бомж потянулся и произнес не без иронии в голосе:
        - Что, - упустили голубя? - Бомж укоризненно качнул головой. - Теперь идите в ГУМ, встречайтесь у фонтана…
        Бомж вынул из кармана брюк спичечный коробок, из коробка - окурок, спичку…
        Прикурив и затянувшись с наслаждением, он заметил, не обращаясь ни к кому персонально, а как бы адресуясь в пространство:
        - За пачку сигарет я мог бы дать наколку… Верняк, гарантия от Центробанка…
        Три полупустые, мятые пачки сигарет немедленно протянулись к нему.
        Переложив не спеша все сигареты в одну пачку, бомж пересчитал их:
        - Шестнадцать штук всего. Не густо. Не обрадовали.
        - Ну, ты! Резину не тяни!
        - Добавь на пиво. А то «Пегас», блядь - кашляю я от него.
        - У меня «Ява» была, - обиделся водило.
        - Тоже говно еще то, - размял плечи бомж. - Ну что, начальники - мне некогда.
        Лейтенант, как старший, принял наконец решение:
        - На, подавись! Куда пошел он?
        Бомж сощурился и, внимательно исследовав на просвет купюру, полученную от мента, на предмет наличия водяных знаков на оной, шумно шмыгнул носом, почесал себе за ухом и наконец разжал губы:
        - Что думать-то, напрасно голову ломать - вон, на троллейбусе уехал он, удрал. - Бомж уверенно указал на остановку в двадцати шагах от отделения.
        - Считаешь - на троллейбусе?! - азартно воскликнул водитель и распахнул дверь своих «жигулей».
        - Конечно, на троллейбусе! - кивнул бомж, выпуская дым сквозь ряд гнилых зубов.
        Рванув с места, «жигули» понеслись, будто бешеные, мигая проблесковым маяком и воя сиреной…
        - А может, на автобусе… - предположил бомж, глядя вслед удаляющимся «жигулям». - Одно ясно, что не на трамвае: они здесь не ходят. Рельс даже нету… - Бомж покачнулся слегка: похмелье не сахар… Плюнув бычком на ступени милиции, он не спеша побрел к ближайшему коммерческому киоску и протянул в окошко ментовскую купюру:
        - Пивка открой-ка!
        Засосав в страждущее ротовое отверстие хороший объем пенного, бомж задумчиво глянул на тающие у горизонта милицейские «жигули».
        - О-о-о! Мудаков найдет работа!

* * *
        - А им вот всем впаяй пятнадцать суток! - скомандовал майор, указывая дежурному на бомжей, покорно ожидавших своей участи.
        - И будут две недели здесь вонять, - вполголоса ответил старший лейтенант.
        - Отправь их к Прохорову тогда, на Стромынку. Он их обязан принимать.
        - Он-то обязан. Да у нас бензина нет. Только на срочные вызовы, да и то! Исчерпали лимит.
        - А куда ты предлагаешь? Когда привели, ты оформлял - о чем думал?
        - Я вообще ни о чем не думал. Я заступил час назад. Пришел - они уже сидели.
        - Ага, - майор подумал с минуту-другую. - Ну, «Отче наш» прочти им и - взашей!

* * *
        Наконец- то конвойные на «жигулях» догнали троллейбус.
        Миг - и они ему срезали нос, прижали к бордюру.
        Три двери «жигулей» распахнулись одновременно.
        Лейтенант с сержантом натренированным рывком бросились к дверям троллейбуса. Водила, обежав троллейбус со стороны проезжей части и распугивая пролетавший мимо транспорт, забежал в тыл и, подпрыгнув, ловко ухватил веревки, оттягивая штанги троллейбуса от проводов. Обесточив троллейбус, он так и застыл в позе атлета, удерживающего за узду дикого скакуна.
        - Стой! Стой, говорю!!
        - Двери открой!
        Ворвались с двух концов, сразу в обе двери.
        - Всем оставаться на местах!
        - О, боже мой! - шепнула одна из пассажирок своей соседке. - Сейчас всем проездные будут проверять: фальшивые или нет? Сестра моя вчера попалась точно так же. Ох, натерпелась - штраф, а потом оплевали в милиции, ограбили!
        Мгновенно осмотрев троллейбус и убедившись, что Белов отсутствует, лейтенант вдруг бросился плашмя на грязный пол - в упор, лежа - как на стрельбище.
        - Товарищ лейтенант! - вскрикнул в испуге сержант. - Что с вами?!
        - Нет! Под сиденьями чисто! - Лейтенант вскочил на ноги еще быстрее, чем перед этим падал. - Вперед, за следующим!
        Одна из пассажирок, мама, наклонилась к своей пятилетней дочери:
        - Вот видишь, Ниночка, я же тебе говорила: милиция все время проверяет - кто в троллейбусе жвачки ест, а фантики прямо на пол бросает.
        - Фу, пронесло! - вздохнула от души гражданку сзади, та, что с фальшивым проездным.

* * *
        Дежурный старший лейтенант построил вдоль стены дежурки всех бомжей.
        - Р-р-равняйсь! Смирна-а! Ну, хорошо. Вольно, господа бомжи. Так… Начальник отделения велел мне вам для начала «Отче наш» зачесть. Смирно стоять! Не напрягаться! - Он чуть откашлялся смущенно и начал - не совсем уверенно: - Отче наш! Иже еси на небеси да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя… - он запнулся, видимо подзабыв.
        - Хлеб наш насущный даруй нам днесь… - подсказала ему робко бомжиха и беззвучно заплакала.
        - Точно! - обрадовался подсказке старлей и, торопясь, закруглил: - И отпусти нам грехи наши, яко и мы всем подряд их грехи отпускаем… - Он на секунду смутился таким довольно нелепым для милиционера признанием, но тут же поправился: - На носу себе зарубите, что не всегда я вам грехи и прочие художества намерен отпускать. И более того: еще раз, плесень вонючая, в моем районе заночуете - так отпущу вам, до бровей - мало не покажется! Аминь! Кыш все вонять на улицу отсюда!

* * *
        Перед пролетевшими перекресток на красный милицейскими «жигулями» открылся вид вперед на километр: проспект прямой, как стрела, идущий в гору, в небо - как на взлет. Там, впереди, уже вползли на самую верхотуру два троллейбуса…
        - Жми!
        Один троллейбус на горе свернул направо, второй, будто задумавшись, замер секунды на две. Затем свернул налево.
        Лейтенант с каким-то глухим отчаянием, поднимавшимся из глубин его подсознания, ощутил внезапно необходимость принятия ответственного решения.
        - Дай закурить! - Он повернулся к шоферу.
        - Нет ни хера! Бомжу отдали.
        - Ч-ч-черт! - Лейтенант в сердцах сунул ни в чем не виноватому водителю в ухо: - Давай в прокуратуру, идиот! Не видишь, что ли, - упустили его! Упустили!

* * *
        Покинув отделение милиции и отойдя не больше ста шагов, Белов первым делом сорвал с себя пальто и кепку, направив их в ближайший мусорный бак.
        Так. Первым делом - деньги. В карманах ни гроша.
        Ах да! Деньги остались в милиции, в сейфе. Лежат себе там, в конверте вместе с протоколом о временном изъятии. Вчера выгребли, перед тем как в камеру запихнуть.
        А холодно чертовски, несмотря на солнце. Рубашка, даже байковая, не очень подходящая одежда для двадцать второго сентября. Свернув в проулок, он побежал трусцой, чтобы согреться и чтоб выглядеть естественней в одной рубашке. О, слава богу, на ногах кроссовки! И, слава богу, что кроссовки «на липучках» - а то шнурки бы отобрали тоже.
        Бежать следовало по направлению к дому.
        К дому?! Туда-то и приедут за ним - первым делом.
        Вопрос в том лишь - когда?
        Пока суд да дело, можно и успеть.
        Там уже сориентируюсь. К соседям стукнусь. Или кого знакомых - из дома - на улице подловлю.
        Словом, направление - к дому. Но - дворами, дворами. Они, хватившись, могут подключить подвижные патрули. Колесят по району. Так что вдоль проезжих улиц лучше не бежать. Пересекать - да. Но после предварительного осмотра: справа, слева. Бежать легко, не вызывая подозрений у дворовых старух, собачников. Соблюдать ритм, дыхание. Не думать о беге. Думать о чем угодно. Так легче бежать. Не концентрируясь. Свободно. Легко. Расслабить рожу. Создать впечатление безмятежности. Бутафорить. Создать образ. Борька это умел - напустить на себя. Скосить под любого. О-о, он даже без слов, простейшими звуками создал себе, помнится, образ Ильи Муромца. Журчанье, плеск камня - и все - и он былинный герой.

* * *
        Это было в семидесятых. Их, первокурсников, послали на картошку. Куда? Можайск? Нет, в Ужопинск какой-то…
        Жили в доме колхозника, кормили их две поварихи: сочные бабы - под два метра ростом и килограммов по сто каждая. Борька сразу положил на них глаз. Это было смешно: Тренихин тогда после детдома и оформительского ПТУ был тощ, тщедушен и жалок - ну точно пионер из Освенцима. Может быть, именно это и сыграло решающую роль в его влечении - его невыразимая словами худоба и небывало рубенсовские формы поварих.
        Поварихи, конечно, Бориса в упор не видели, смеялись в лицо. В ответ на его недвусмысленные поползновения только ржали как две слонихи: «апчхи» на тебя, малявка!
        - А все равно я их трахну! - петушился в мужской компании Тренихин.
        - Которую?
        - Обеих!
        Эта уверенность вызывала неизменный взрыв веселья - не приедающаяся дежурная шутка: слишком уж несоответствующей казалась поставленная Борькой цель имевшимся в его распоряжении дохлячьим средствам.
        - Куда тебе поварих! - смеялись над Борькой все мужики и студенты. - Хезнет разок - ты на Луну улетишь.
        И именно этой вульгарной шуткой общество подкинуло Борьке мысль, подарило ему то самое ленинское решающее звено, ухватившись за которое он разрешил коллизию в свою пользу.
        В доме колхозника туалета внутри помещения не было - удобства располагались во дворе - двойной домик: «Ж» и «М».
        Борис заприметил, что поварихи любят туда ходить вдвоем, не прерывая своей бесконечно длинной и увлекательнейшей беседы. Однажды, как только поварихи двинули в очередной раз на посиделки, Тренихин взял заготовленные им заранее ведро с водой и два кирпича. С этим реквизитом Борька быстро рванул в «М» - по соседству.
        Женщины, разумеется, как только услышали, что рядом зашел кто-то, сейчас тары-бары долой, будто бы обе заснули или умерли.
        Борька тихо положил кирпичи на пол, взял в обе руки ведро и начал лить воду в очко. Долго лил - с полминуты. Вылил полведра.
        Поварихи за стеной, естественно - ша!
        Тогда Борька взял первый кирпич, закряхтел, заквакал и, бесшумно размахнувшись, шмякнул кирпичом со всего маху в отверстие!
        Буль!!!
        За стеной в «Ж» обычная тишина превратилась в тишину гробовую.
        Подождав и отдышавшись после броска, Борька шумно вздохнул, взялся опять за ведро и снова секунд сорок лил воду. Когда вода закончилась, он вдруг заухал филином, закричал ночной выпью и с силой жваркнул в очко второй кирпич.
        После чего спокойно начал шуршать газетой.
        Девочки, не вынеся этой «радиопостановки», выпорхнули из «Ж». Но далеко не отбежали, отошли к рукомойнику: руки помыть… Конечно, интересно - кто таков?
        Секунд через двадцать из туалета вышел и Борис. Тоже пошел к рукомойнику - тоже руки ополоснуть…
        Ведро он предусмотрительно оставил в нужнике.
        Дальше все было уже совсем просто. Отношение поварих к Тренихину изменилось в корне, на сто восемьдесят градусов. Кормить они стали Бориса эксклюзивно - то есть отборнейшие порции - шесть котлет и одна картошка - на убой. И все остальное тоже, конечно, произошло: имидж есть имидж. В точности по известным пословицам: любовь мужчины начинается с желудка, а женщина любит ушами.
        И более того - что касается ушей, то дамский телеграф сделал свое дело.
        На картошке тогда первокурсников продержали больше месяца, до десятого октября. Ну, а Борька, «дохлятина из художественного», охотник бойкий, «объехал» за эти сорок суток буквально всех неваляшек - девиц ли, баб - всех в зоне прямой видимости.
        Даже из ближайшего совхоза зверотехника Полину Алексеевну, женщину лет пятидесяти с большим прицепом, дважды бабушку - и ту достал.

* * *
        Уверенность в себе, смекалка и мастерство, талант и настырность - все это есть, по сути, простой и известный всем секрет успеха, твоя счастливая звезда.
        Белов снизил темп; дыхалка резко засбоила.
        Еще немного.
        Нет на свете непреодолимых барьеров, нерешаемых задач.
        Мимо Белова мелькали телефоны-автоматы.
        Остановиться? Позвонить Лене?
        Нет, не удастся: нет жетонов, мобильник - у ментов.
        Вот впереди сверкающий стеклом какой-то Пром-бам-трам-банк. Акционерный, мать. Коммерческий.
        Бодрым аллюром Белов вбежал в стеклянный вестибюль.
        Вон телефон - стоит слева, на стойке. И рядом никого.
        Но это ошибка - охрана скрыта легкой перегородкой - стражи от скуки смотрели вполглаза телевизор - пресную утреннюю жвачку.
        Их было трое, перегородивших ему путь к телефону: двое в пятнистом, с кобурами, и один мент - в бронежилете, с АКСУ под мышкой.

* * *
        - Ребята, позвонить от вас по телефону… Еле убежал!
        - Откуда убежал?
        - Да был здесь в гостях неподалеку, муж вернулся, понимаешь, внезапно. Куртку там оставил. Бумажник в куртке.
        - Ваши документы? - попросил милиционер.
        - И документы в куртке! - объяснил Белов. - Там паспорт, служебный пропуск, права! А главное, вся получка осталась. Видал, в натуре - во анекдот-то!
        - Так, - задумался милиционер. - Так вы без документов?
        - Да что ты, Петь, к нему пристал? - вступились за Белова сразу оба пятнистые. - Он же не в банк рвется, ему ведь только позвонить. Чего ты сердитый такой? Иди, звони, земляк, не слушай ты его, не обижайся. Он милиционер…
        Белов пододвинул к себе аппарат и набрал свой номер.

* * *
        Лена сидела на кухне в квартире Белова, пила кофе.
        Мысленно она считала время. Если Коля уехал вчера вечером, то на месте он будет через тридцать шесть - сорок часов, то есть завтра утром. Так он, по крайней мере, планировал. День он потратит на поиски Бориса и, конечно, сразу его найдет. Наверное, в тот же день. Коля уверен, что Борька поехал в эту тайгу. Значит, ему больше и быть негде. Коля никогда не ошибается. При встрече они с Борькой, конечно, на радостях поддадут. В тайге, правда, взять негде, но Борька ради такого случая найдет обязательно. Это еще один день. И полтора дня надо прибавить на обратную дорогу. Всего, получается - пять дней. Коля вернется с Борисом через пять дней. А прошло… Прошла всего только ночь. Точнее, десять часов. Но ждать все равно еще, значит, те же пять дней…
        Тоскливо до ужаса.
        Лена вздохнула: хоть бы кто-нибудь позвонил.
        Но телефон в квартире молчал, как голос пращуров.
        Потому что Лена отключила его ночью, после беседы с отцом.
        А утром забыла включить.

* * *
        - Никто не подходит. Видно, ушла уже.
        - Жена? - спросил с оттенком ненависти милиционер.
        - Нет, не жена, - ответил Белов простодушно.
        - Ты что ж, - удивился один из «пятнистых», - удрал от одной и звонишь другой, чтоб спасла?
        - Приблизительно так, - он повторил попытку дозвониться. - Нет!
        - А ты жене теперь попробуй, - ввернул милиционер.
        - Жена за океан умылась, - соврал Белов, сроду в браке не состоявший.
        - Надолго?
        - Навсегда.
        - Давно?
        - Да лет двенадцать как.
        - Ну, там живет, небось!
        - Я полагаю.
        - Они там все живут неплохо. Знаю!
        - Доллары, конечно. С зелеными не загрустишь!
        - А ты вот здесь, в рубашке…
        - Я в рубашке родился, - кивнул Белов, слушая вполуха, пытаясь дозвониться.
        - И ведь, поди, тебе не помогает?
        - Мы разведены.
        - А ну и что ж с того? И все равно могла помочь бы!
        - А хрен-то! - встрял милиционер. - С Америкой вообще, моя бы воля… - он выразительно повел стволом автомата.
        - Ты посиди, попозже позвонишь. Раз дома нет, значит, ускакала на работу.
        Белов качнул отрицательно головой.
        - Тогда, наверно, в ванной.
        - Или в туалете, - снова встрял милиционер.
        - Пошла за хлебом, в магазин.
        - Стирает, может быть - и поэтому не слышит.
        Очевидно, что охране банка было скучно.
        - Садись-ка, лучше расскажи нам: как ты от мужа-то удирал…
        - Сейчас, чуть отдышусь.

* * *
        Конвойные - сержант и лейтенант, упустившие Белова - подъехали к прокуратуре. Хоть машина и остановилась у самого подъезда, они не спешили покидать ее.
        На лейтенанта лучше было б не смотреть - лицо приговоренного к повешению. Лейтенант понимал, что его может в данной ситуации спасти только чудо, нечто из ряда вон выходящее. Объяснение с начальством нужно было сделать каким-то таким… Внезапным и резким, каким был и сам этот побег.
        Сержант был поспокойней: над ним был старший, офицер. Ему-то дыня и полагалась, по уставу. Однако все ж и у сержанта лицо дергалось.
        - Ну что, пошли, что ли? - решился наконец лейтенант, открывая дверь «жигулей». - Прошу, сержант!
        - Да нет уж, вы первым идите!
        - Мы тут не на параде. На службе старший - замыкающий.
        - Это почему же?
        - Потому. Волки - знаешь, как ходят? Вожак всегда сзади идет, прикрывает.
        - Неправда ваша! Вожак впереди - ведет!
        - Вот и неверно! Вожак от преследователей огрызается!
        - Боитесь идти впереди - так и скажите!

…Они вошли к Власову в кабинет вдвоем, плечом к плечу, одновременно.
        Вошли и встали. Тишина.
        - Владислав Львович! - взяв под козырек, нарушил паузу лейтенант. - Вот вам блокнот с чистосердечными признаниями художника Белова. Писал он всю ночь и написал честно, как он нам сам доложил. Откровенно. Ничего не утаил.
        - Понятно, хорошо! Давай сюда его, Белова.
        - А это просто невозможно, - отрицательно мотнул башкой сержант.
        - Как невозможно? Почему?
        - Да потому что - вышло как? - Сержант склонился к самому лицу Власова, втолковывая ему ясно, просто, как малому ребенку: - Он письменно, художник ваш, Белов, все объяснил вам, письменно, не устно, так? Видите - вот исписал полблокнота. Это понятно, надеюсь? Ну вот. А сам он взял - да и сбежал!
        - Вот сука же, ага? - добавил лейтенант.

* * *
        - Что, снова не подходит? - спросил милиционер Белова. - А ты соседу позвони. Соседа телефон знаешь?
        - О, Петя, ты - Аристотель! - обрадовался Белов и быстро набрал номер соседа: - Алло, Сашка? Привет! Тебе Ленка ключи не оставляла от квартиры? Нет? Ну, значит, дрыхнет. Будни ее! В стену стукнись кулаком. И позови ее к себе: мой телефон, его… - Белов чуть не сказал «могут прослушивать», но спохватился: - Ужасно плохо работает, мой телефон, совсем погано слышно. Да!..Лена?! Слава богу!
        Белов обрадовался так, что у него чуть не лопнуло сердце. Не в состоянии сдерживаться, он уже почти кричал в трубку:
        - Послушай, Лен, я не уехал, я в Москве. При встрече расскажу. Внимательно меня послушай, слышишь? Что надо сделать? Во-первых, собрать мои вещи, теплые. Какие найдешь, все равно.
        - И сухарей насушить, - не смог не встрять, подначивая, милиционер.
        - Там свитер новый, да ладно, его надо искать. Бери, что найдешь, понятно? Я сейчас в одной рубашке. После расскажу… Потом еще деньги ты достань. А то я и без копья вдобавок. Деньги, ИЗ, на книжной полке у меня, за Львом Толстым. Все забираешь деньги, абсолютно все! Да, вот еще: и документ какой-нибудь, любой, найди, прихвати. Любую ксиву - чтобы только с фотографией! Все это ты хватаешь быстро и - к соседу, к Сашке - ну откуда говоришь, почему - сейчас нет времени это объяснять, при встрече. В моей квартире не оставайся, ясно? Ни в коем случае. Запрешь квартиру и у Сашки меня ждешь! У Сашки, поняла?! Отлично. Пять минут тебе на все про все! Я тоже к Сашке подскочу, быстро, в течение ближайшего часа. Все поняла? Удач тебе! До встречи! У-х-х! - выдохнул Белов, кладя трубку.
        - А я не понял, - вдруг сказал милиционер, - зачем же ты ее ну, со своей квартиры - к Сашке? Странно.
        - Боюсь, ко мне нагрянут на квартиру.
        - Кто?
        - Жена!
        - Она же, ты сказал, за океаном у тебя?
        - Вот то-то и страшно. Разгонится над океаном и налетит с разгона…
        - С чего бы? Вы ж разведены?
        - А разведенному, ты думаешь, не больно? - молол Белов что лезло в голову, лишь бы не замолкать, не останавливаться. - Ну, если, скажем, мясорубкой по лицу? Разведенному? А? Так же хреново, как и женатому. Верно я рассудил? Ладно, бывайте, братцы. Хотел у вас еще и на метро занять, да ладно уж - раз без денег, то уж такси поймаю, пожалуй.
        - Ты бы оделся б. Не в рубашке ж ехать. В таком виде тебя никто и не посадит. Решат, что того… - один из охранников покрутил пальцем себе у виска. - Я комбинезон тебе дам - во - запасной.
        - Давай. Спасибо. Я сегодня же верну.
        - Да не спеши. Ты, главное, верни его постиранным!

* * *
        Лена лихорадочно искала, собирала вещи. Нервозность, сквозившая в голосе Белова, передалась и ей. Она плохо ориентировалась в вещах Белова - копаться у него в шкафах ей до того не приходилось. Она спешила, все перерывая, откидывая барахло на стулья, кресла, на тахту.
        Надо быстро, за пять минут - он ей ведь так сказал!

* * *
        Белов, уже одетый в пятнистый комбинезон, протянул руку, останавливая первую попавшуюся машину - старенький «москвич», времени в обрез.
        На его удивление, «москвич» мгновенно и резко вильнул к нему, тормознув с визгом.

«Во, до чего ж денег ему хочется!» - подумал Белов, наклоняясь к окну «москвича».
        Однако водитель, вместо того чтобы склониться навстречу с вопросом «Куда?» и
«Сколько дашь?», стремительно выскочил из автомобиля на проезжую часть.
        - Николай Сергеевич?! Вот те раз! Вы как здесь?
        Обходя быстрым шагом капот, прямо на Белова надвигался старший инспектор уголовного розыска Иван Петрович Калачев.

«О господи! - мелькнуло в голове у Белова. - Вот повезло как утопленнику».
        В сознании немедленно всплыла картина: кирпич, летящий в очко сельского сортира.
        Люди реагируют на звук!
        - Здравствуйте, Иван Петрович! - шагнув вперед, Белов протянул руку инспектору. - Мне Владислав Львович сказал, что вас срочно начальство зачем-то вызвало и вы поэтому задержитесь… - Белов говорил искренне, чувствуя с удивлением, что он как-то совершенно неожиданно взял верный тон. Нахлынувшее вдохновение самозабвенного, наглого вранья настолько охватило его, что он осознал каким-то седьмым чувством, что эта встреча даже к лучшему. Да и в самом деле он был рад встрече с Калачевым. - Рад видеть вас в добром здравии! Хотя, честно говоря, никак не надеялся с вами сегодня увидеться.
        - Я ничего не понимаю: почему вы здесь?
        - В двух словах объясню. Вы не очень торопитесь? Власов отпустил меня на все четыре стороны.
        - Как так?
        - Так. Даже подписку о невыезде аннулировал. Вот. - Белов выдержал небольшую паузу и продолжил: - Я уже дома успел побывать, переоделся, решил на дачу, на недельку… Больно вы мне нервы-то все же потрепали. Ну, да я не в обиде: работа у вас такая, все понятно!
        - Мне ничего пока не понятно.
        - Я объясню вам, Иван Петрович, но только в той мере, в какой сам понимаю ситуацию. Владислав Львович - только прошу: пусть это останется между нами - вел с вами не совсем чистую игру.
        - То есть?
        - Ну, например, вы ведь, наверное, не в курсе, что вчера мы с Власовым были в засаде в мастерской Тренихина?
        - Что? Первый раз слышу об этом.
        - Вот то-то и оно. Я так и понял. Моя гипотеза состоит в том, что Власов напал на след настоящего преступника, а меня разрабатывал для вас, для отвода глаз, чтобы самому взять виновного и присвоить все лавры себе. Очень просто - как и везде - конкуренция!
        - Но… Но простите меня… А пистолет? Вы же тоже, вне зависимости от дела Тренихина, подлежите уголовной ответственности! Я же сам вас вчера задержал с пистолетом на Ярославском вокзале!
        - Да. Так. С пистолетом, который мне одолжил Власов. И вообще - мое, так сказать, вчерашнее «задержание» было тщательно спланировано Владиславом Львовичем. Когда мы с ним сидели в засаде в мастерской Бориса, он меня попросил и проинструктировал. Весьма настойчиво и бесцеремонно. Каюсь, мне не хватило сил ему отказать. Цель этого представления - отвлечь ваше внимание от горячего следа.
        Остановив на секунду поток вранья, Белов, переводя дух, заметил, что посеянные им зерна упали на благодатную почву: Калачев явно перерабатывал полученную информацию, и по коротким вспышкам озарения на его челе Белов понял, что его басни на удивление легко легли в масть - как рука в перчатку.
        - То есть это Власов подставил вас для меня на вокзале?
        - Конечно. Не знаю только, откуда Власов знал, что вы, Иван Петрович, на Ярославском вокзале окажетесь?
        - Так он же сам меня и попросил туда съездить!
        - А, вот оно что! - Белов даже расхохотался. - Но время? В какое время вы там будете?
        - Меня вели. Наружка. Чего же проще!
        - Неужели вы ничего не замечали?
        - И в голову не приходило. Я и не смотрел… Чего ради-то?
        - Н-да! - Белов покачал головой. - Вы уж простите меня… Моя роль здесь не очень благовидна по отношению к вам. Но, сами понимаете - особо выбирать не приходилось.
        - Да. Это понятно. - Калачев вдруг встряхнул головой. - А все-таки - как вы здесь оказались? Да и в такой одежде?
        - Заскочил к приятелю: вон, в банке здесь работает, денег перехватить. - Белов махнул рукой в сторону банка, и охранники, еще наблюдавшие за ним, дружелюбно махнули в ответ. - А в одежде - я на дачу решил, говорил вам уже. И машина моя, как на грех, сломалась. Буду на даче с недельку. Если понадоблюсь - милости прошу. Адреса-телефоны у вас есть. Можно и просто так ко мне, Иван Петрович, без уголовщины. Посидим, водки попьем всласть. Ей-богу, рад буду, если заглянете. Как?
        - Не знаю. - Калачев выглядел абсолютно потерянным. - Работы пока очень много.
        - А потом уж, позже, в октябре-ноябре, погода, боюсь… Все равно всех денег не заработаешь, всех воров не переловишь… в этой стране. Вы, кстати, в какую сторону сейчас путь держите? - вконец обнаглел Белов.
        - Так к Власову как раз, в прокуратуру, - сварливо процедил Калачев. - С художником Беловым разбираться. Что там, кстати, с акварелями - «Н. Белов» и
«Николай Белов»?
        - Я все написал. У Власова моя исповедь - на столе. Но ничего в ней нет сногсшибающего. Не ждите.
        - Да? - Калачев склонил голову набок и тут же почти наглухо отключился: глаза его заволокла поволока задумчивости. Он явно не тянул: мозг не успевал структурировать, упорядочивать и анализировать непрерывно поступающую сенсационную информацию.
        - Иван Петрович… - тряхнул его за плечо Белов. - А может, ну его, Власова, к херам херовичам? Махнем, прям сейчас, ко мне на дачу? Возьмем мясца на рынке, лимонадика. Я все вам расскажу - подробно, обстоятельно. В непринужденной обстановке, на свежем воздухе.
        По лицу Ивана Петровича вдруг пробежала настолько яркая искра соблазна, что Белов на мгновение обомлел: вдруг согласится? «Надо надавить, принуждать как бы его - тогда соскочит враз, откажется», - мелькнуло в голове.
        - Отлично, едем! Я вижу, вы решились. Сейчас костерчик сбацаем. Истопим баньку, матрешек выпишем. У меня есть шкурки три на примете - песец, норка-ласочка! Нажремся водочки… Всем трем карасика запарим - групповушечка…
        - О, нет! - отшатнулся Калачев.
        - А что, живем-то раз?…Вы ж не голубой, полагаю?
        - Мне нужно с Власовым поговорить, - в глазах Калачева уже светился ровный, спокойный огонь разума и справедливого гнева. - Мне есть что ему сказать… Поэтому я - в прокуратуру. Нам с вами пока не по пути, - он неожиданно улыбнулся. - Пока не по пути. Желаю отдохнуть! Присоединюсь с радостью, но другой раз.
        - Спасибо!
        Проводив взглядом удаляющийся «москвич», Белое снова вытянул руку, голосуя.
        Тут же, с визгом около него тормознула таксистская «Волга» с рекламой
«Кремлевской» на крыше.
        - Гони к парку Горького! Быстро!
        Таксист врубил первую и рванул как на пожар. Неожиданно в голове Белова мелькнула шальная мысль.
        - Стой! Стой!!!
        Таксист тормознул так, что Белов поцеловал лобовое стекло.
        - Теперь куда? - спросил таксист, почесывая ушибленную грудь.
        - Теперь назад. Сдай снова к банку. Позвонить забыл. Прости.
        Через секунду он уже влетел назад, в вестибюль банка:
        - Ребята, ребята! Забыл, черт, забыл… - он бросился к телефону.

«Пятнистые» с ментом уже смотрели на него, как чукчи на Майкла Джексона: явление природы, однако. Быстро, по памяти, Белов набрал номер прокуратуры.
        - Владислав Львович? Здравствуй, дорогой! Не могу долго беседовать, я тут в бегах… Что хотел сказать? Мы здесь с Калачевым Иван Петровичем возле Пром-бам-трам-банка встретились случайно как бы, поговорили… Он сейчас как раз к тебе, козлу, поехал - для серьезного разговора. Злой, как сантехник с похмелья - только держись! Уж ты не отлучайся, братец мой, дождись его. Ладушки? Ну, бывай, пинкертон! Кланяйся президенту с внучатами! Чао!
        - Теперь вот гони! - кивнул Белов, вваливаясь в такси. - Гони, что было сил, о'кей? Не пожалеешь.
        За окном такси тут же поплыли дома, слившись, секунд через пять, в непрерывную серую ленту - сто пятьдесят километров в час.
        - Ты кем по профессии будешь? - спросил водило, сбрасывая скорость до ста тридцати на резком, крутом повороте.
        - Художник я.
        - Я так и понял сразу! - таксист поддал газку, переходя снова на сто пятьдесят, и, миновав на красный два светофора подряд, сообщил с удовольствием: - Я тоже художник… Коллеги!

* * *
        Наконец- то Лене удалось собрать комплект одежды Николаю. Роскошный свитер - от Ле-Монти - демисезонное пальто - чуть розоватый кашемир, перчатки, белоснежный шарф - чей? А, Карден.
        Да! На голову что-то. А вот и шляпа - Стокман… Шляпа просто чудо!

* * *
        Владислав Львович Власов пребывал в глубоком раздумье после звонка Белова. Звонок был ему на руку - как нельзя более кстати.
        Весь последний час перед этим звонком Власов ломал себе голову над тем, на кого бы поскладнее переложить ответственность за рывок Белова.
        Как ни крути-верти, но эта вина ни на кого не хотела сама собой сваливаться.
        Он, Власов, именно он, и никто другой, послал за хитрым, опасным государственным преступником зеленый, совершенно неподготовленный к подобной задаче конвой. Лейтенант и сержант - что с них спросишь?
        Это в Штатах лейтенант - о-го-го!
        У нас же лейтенант… Нет, только совершенно, крайне нецензурные слова крутились на языке у Власова.
        Безусловно, окажись он, Власов, на месте Калачева, уж он-то, Власов-Калачев, воспарил бы! Срезал бы намертво.
        Ситуация была безысходной, матовой, тупиковой.
        И вдруг - спасительный звонок.
        В данный момент абсолютно неважно было, почему Белов позвонил ему, каким образом оказался в этом самом Промпродмозгбанке, или где там еще, куда направляется, с какой целью!
        Главное - он встретился там с Калачевым!
        Теперь можно было сыграть практически на равных. Свалить, свалить на крыло и с больной головы на здоровую!
        Калачев вошел в кабинет Власова довольно резко, без стука, - как к себе домой.
        - Я пришел, чтоб получить от вас объяснения, Владислав Львович!
        - Я вас жду, Иван Петрович, с той же самой целью!
        - Почему вы отпустили Белова? На каком основании?
        - А вы? А вы - на каком основании его отпустили?
        - Я Белова не отпускал, замечу вам. Его отпустили - вы!
        - Как же? Вы разве не встречались с ним - случайно как бы - только что возле здания Пром-бам-трам-банка? Не беседовали?
        - Это он вам об этом сообщил?
        - Да. Позвонил вот только что.
        - Понятно - вы с ним заодно решили дурачить меня, он мне именно так и поведал.
        - Побойтесь бога! Я с ним - заодно?
        - Ну не я же!
        - А кто с ним у банка встречался? Кстати, почему у банка?
        - Вы сначала объясните, зачем вы все это инсценировали?
        - Что я инсценировал?
        - Все! Начиная с засады в мастерской Тренихина.
        - Ах, он и это вам успел рассказать?
        - Так это, стало быть, все правда? Я так и думал.
        - Что?
        - Что - «что»?
        Оба, потеряв нить, посмотрели друг на друга с неприязнью. Первый пришел в себя Калачев.
        - Конец. Отбросим все личное, Владислав Львович. Нам предстоит, я чувствую, долгая и содержательная беседа.
        - Начистоту? - предложил Власов.
        - Начистоту, - согласился Калачев.

* * *
        - Ух, мать твою, - вот влипли-то! - таксист, выкинув передачу в нейтраль, аж заскрипел зубами от негодования.
        Впереди на сотни метров перед ними простиралась гигантская пробка.
        - Напокупали дряни, ржавчины, развалин - со всего мира, - неистовствовал таксист. - Вон, ты смотри, - он кивнул вперед, указывая Белову на ржавую иномарку. - Кружева! Дыхни - развалится! А ведь от них уже не продохнешь. Пешком быстрее!

«А может быть, действительно - пешком?» - подумал было Белов, но, вспомнив, что у него в кармане ни гроша, сказал лишь примирительно:
        - Да ладно. Ну, пускай!
        - Да час здесь простоим!
        - Считаешь? Я думаю, минут десять.
        - Какой там - десять! Шутишь.
        Проехав метров сто пятьдесят за двадцать три минуты, они выехали наконец на Садовое. И там уже застряли капитально.

* * *
        - И что теперь? - старший следователь Власов вопросительно поднял глаза на старшего инспектора Калачева.
        Основное выяснение отношений было уже позади.
        - Теперь? - Калачев на секунду задумался. - Раз он сказал, что едет на дачу, туда-то он, вероятнее всего, и не поедет. Я бы засаду на квартире ему устроил.
        - Он не настолько глуп, чтобы заявиться домой.
        - Верно. Но, во-первых, он мне сказал, что он успел уже побывать дома, а по времени это никак не стыкуется, а во-вторых, знаешь, часто валятся как раз на глупости, на очевидной залепухе.
        - Денег у него тоже нет. Если считать его речи враньем - стопроцентным враньем.
        - Тогда все надо делать очень быстро, - согласился Калачев. - Возможно, он сейчас как раз дома уже. Ведь он себе этим звонком обеспечил приличную фору, преимущество темпа. Если не дурак, а он не дурак, то его ставка, конечно, на скорость. И я боюсь, что он успел. А мы упустили.
        - А может быть, и нет! - возразил Власов. - Здесь раз на раз не приходится. Наглость может и погубить.
        - Срочно группу мне по тревоге! - скомандовал в селектор Калачев.

* * *
        Теперь остались деньги! - Лена напряглась, вспоминая: где, Коля сказал, лежат деньги? Ах, да! Лев Толстой. Собрание сочинений. Так. Пушкин. Тютчев. Некрасов… Стейнбек, Шекли, Бальзак, Толстой! Толстой, да не тот! Так! Опять Толстой. И снова не тот. А может быть, он во втором ряду? Классики, многокрыло шурша страницами, стремительно полетели на пол - словно им задали от пуза пшена.
        Искусствоведение… Не то, не то! Альбомы. Это что за ерунда?! А, слава богу! Вот Лев Толстой! В нем, в нем! Или за ним? В котором томе? За которым? Подряд - все!
        Боже мой! Ох, столько накатал! Сто томов, наверно. Вот делать было нечего, бородатому.
        Тома Толстого полетели на пол…

* * *
        - Куда? - спросил старший сержант, водитель, обернувшись к Калачеву.
        - Жми к парку Горького. И побыстрей.
        Врубив мигалку и сирену, два белоснежных милицейских «форда» рванули с места в карьер - одновременно.

* * *
        Таксист вышел из машины, глянул вдаль. Затор огромный, сразу видно, что надолго. Вздохнув и плюнув, он полез назад, на место. Садясь, увидел вдруг: там, далеко сзади, с ревом и звоном, под мигалкой, с проблесковыми, несутся два ментовских белоснежных «форда». Лепят внаглую, по осевой, по встречной полосе.
        - Ага! - обрадовался таксист и, сев за руль, стал выворачивать из левого ряда - налево же. Поспешно маневрируя, он наконец поставил тачку носом к встречной полосе и замер наизготове. Как только оба «форда» просвистели мимо, он тут же газанул и, переехав сплошняк, пошел по встречной, сев на хвост ментам.
        - Во! - довольный донельзя, он подмигнул Белову: - Видишь, каких рассекающих господь нам послал за долготерпение наше? Лебедь белый, блядь!
        - Накажут! - предостерег Белов.
        - Не-а! - хохотнул таксист. - Менты в скоречнике подумают - мы с ними. А им самим наш брат до фени: оперативники, вон номера какие, группа захвата, бандитов едут брать. Гляди глазами - с автоматами сидят, в брониках.
        Два белых «форда» и такси за ними неслись как сумасшедшие мимо затора, проходя на красный, свистя, гудя, едва не опрокидываясь на виражах…

* * *
        Лена наконец-то нашла, что искала - конверт с деньгами.
        Быстро, быстро!
        Теперь - куда бы все сложить?
        На кухне где-то был пакет - на антресолях?
        Она все покидала вперемешку - деньги, свитер, шляпу в один большой пакет.

* * *
        - Вот. Хорошо! - сказал таксист, сворачивая. Здесь мы распрощаемся с ментами. Здесь угол можно срезать. Через стройку.
        Разбрызгивая лужи, распугивая работяг, таксист пронесся вихрем по стройплощадке, лихо повернул, юзя по грязи.
        Он первым финишировал перед подъездом, в котором жил Белов.
        - Стой здесь, - сказал Белов. - Я сейчас деньги вынесу.
        - О, это новость! - подозрительно цыкнул таксист. - Что ж сразу не сказал-то?
        - Да ты не спрашивал. Да не бойся, милый, не обижу.
        - А на каком ты этаже? - несколько успокоившись, поинтересовался таксист.
        - На одиннадцатом. Квартира триста тридцать три.
        - Ага! Это ты не меньше десяти минут туда-сюда проездишь! Знал бы я, что ты без денег…
        - Не плачь. Я не огорчу, сказал же, - утешил его Белов.
        В тот самый момент, когда Белов входил в подъезд, рядом с ожидающим его такси, присев, затормозили оба «форда»…

* * *
        Квартиру Лена заперла, но ключ застрял в замке.
        - Черт бы подрал эти поганые замки!

* * *
        Когда лифт, вызванный Беловым, подкатил и распахнулся, Белов, входя в него, увидел в зеркале на задней стенке лифта входящих следом за ним Власова и Калачева - о чем-то оживленно беседующих. За их спинами в лифт вваливалась группа - все в пятнистом, как и он сам, Белов.
        Белов уткнулся носом в угол. Только не думать теперь, не бояться. Уж он-то знал, что страх, пронизывающий человека, неизбежно отпечатывается в глазах, в застывшей мимике, в самой позе. Сейчас же начать не бояться! Думать о другом! О чем угодно.

«Буря мглою небо кроет… Тут уж, действительно: или - гой-еси, добрый молодец, или - хрен соси, красна девица! Вихри снежные крутя…»

* * *
        Нет, ключ никак не поддавался!
        Лена снова отперла и заперла - нет!
        И ведь никогда раньше такого не было - никаких проблем с замком! И тут на тебе! Как назло!
        Она, потеряв прорву времени с Львом Толстым, ощущала всем телом уже атмосферу опоздания, дикой спешки.
        Лена дернула ключ с такой силой, что чуть не упала, откинувшись навзничь: рука соскользнула с ключа.
        И еще этот чертов пакет с барахлом!
        Поставив пакет на пол, она заколошматила в дверь к соседу:
        - Саш, ключ не вынимается из двери! Помоги быстро!
        - Сейчас посмотрим, - ответил голос из-за двери. - Сейчас… Ты зайди ко мне-то, а то я в сортире сижу… Не заперто. Не люблю, когда под дверьми ждут.
        Лена взяла пакет и вошла в Сашкину прихожую.
        - Давай быстрее! Ты где, Саш?
        - Уже в ванной. Руки сполосну вот после туалета…

* * *
        - Вот он! - Власов ткнул пальцем в спину Белову и повернулся к Калачеву: - Видал? Влетает впереди старших в лифт, невежа!

«А ведь Белов был одет как раз так же, в трехцветку, - подумал вдруг Калачев, глядя в спину Белова. - Рост, цвет волос, фигура - все совпадает. Да это и есть Белов!»
        - Ну-к, повернись, когда начальство говорит с тобой! - Власов хлопнул по спине Белова.

«Ну, нет, так не пойдет! - внутренне сморщился Калачев от бесцеремонности Власова. - Да и я тоже хорош! Везде уже этот Белов мерещится. Так можно и до ручки дойти. Предвзятость, мнительность - смерть для следователя, профессиональная гибель. Только логика. Не сметь ходить на поводу у впечатлений!»
        - Повернись немедленно! - еще раз пнул Власов Белова между лопаток. - Слышишь?
        - Оставь ты, ладно! - поморщился Калачев. - Не трепи себе нервы. - Взяв Власова под локоть, он почти нежно повернул его спиной к Белову, лицом к двери. - Мы так с тобой сорвемся с резьбы. А нам еще Белова ловить и ловить. Скажи мне вот лучше: мы едем, да? А на обыск ордер у тебя есть? Ведь ты же не успел его у прокурора подписать? А это плохо.
        - Еще вчера! - цыкнул Власов через плечо.
        От вежливого, учтивого обращения Калачева Власов сразу как-то обмяк, успокоился. Действительно, подумаешь, влетел кто-то там первый в лифт. Да это даже хорошо. Такой и под пулю первый влетит. А свои нервы в аптеке потом не купишь. Себя надо беречь. Ему еще работать и работать.
        - Вчера? Ты подписал ордер еще вчера?
        - Ну да! На всякий случай. - Власов был горд своей предусмотрительностью.
        - Н-да… - только и сказал Калачев. - Твоя прозорливость, признаться, впечатляет.
        - Как будем действовать при обыске? - Власов сделал вид, что пропустил комплимент мимо ушей, однако внутренне расплылся в улыбке.
        - Ты в комнате осмотришь все, а я возьму на себя прихожую и кухню, ванную, наверно, и санузел, конечно.
        - Годится, - согласился Власов.
        Он не любил санузлов и предоставлял копаться в них другим.

* * *
        - Ключ, говоришь, не вынимается? - Сашка выглянул из ванной с полотенцем, продолжая вытирать руки.
        На лестничной площадке вдруг раздался топот многих ног: лифт подошел. Чей-то голос скомандовал:
        - Стоять на месте! Ключ в двери!
        - Товарищ Калачев, тут ключ в двери торчит! Лена, стоя в Сашкиной прихожей с пакетом, набитым вещами Белова, бессильно оперлась спиною о входную дверь.
        - Милиция, по-моему, - едва прошептала она. Сашка отстранил ее, припал к глазку в двери:
        - Да. Хомуты! Тс-с-с!

* * *
        - Он убежал, по-видимому: раз ключи не успел вынуть.
        - Мы спугнули его.
        - Быстро! - отдал «пятнистым» приказание Калачев. - По лестнице, за ним, вниз, в лифтах, возле дома!

«Пятнистые», стуча казенными ботинками, кинулись назад - четверо по лестнице вниз, двое вызвали сразу оба лифта: грузовой и пассажирский.
        - Давай зайдем пока, посмотрим. - Власов отпер дверь и, без труда вынув ключ из замка, аккуратно толкнул дверь, посторонившись к косяку - чтоб не попасть, наверно, под пулю - если кто-то ждет его в квартире с угощением.
        - Давайте-ка, братцы! - кивнул Власов пятнистым. - Не мне ж туда первым лезть?
        Оперативники рванули вперед с автоматами наперевес.
        - Чисто.
        - Пошли!
        Ступая тихо, Власов с Калачевым вошли в квартиру.
        - Н-да… Здесь уже до нас порылись…

* * *
        Вид разгрома, царящего в квартире, настолько их поразил, что они, конечно, не услыхали, как один из «пятнистых», из тех, побежавших по лестнице вниз, вернулся назад, на площадку.
        Впрочем, услышать шаги его было довольно-таки затруднительно: этот «пятнистый» был обут не в казенные башмаки, а в кроссовки.
        Странно обутый «пятнистый» поскребся в соседскую дверь.
        - Кто? - донеслось из соседской квартиры - сдавленный шепот.
        - Я это, Лена, - ответил Белов.
        В тот же миг дверь отворилась и, впустив его, бесшумно закрылась. Закрылась, но не заперлась…

* * *
        - Ты понимаешь что-нибудь? - спросил коллегу Власов.
        - А что здесь понимать? - ответил Калачев. - Тут кто-то побывал до нас. Что-то он искал усердно, этот кто-то.
        - Очевидно - что: деньги.
        - С чего ты так решил?
        - А их всегда ищут, - сообщил Власов уверенно. - Разве не так?
        - Не очевидно, нет, - покачал головой Калачев. - В данном случае совсем не факт. Мне очевидно только то, что этот, искавший, был не Белов. Белов, я думаю, свою квартиру знает, и скидывать собрание Толстого на пол ему ни к чему.

* * *

«Пятнистые» вылетели из подъезда, озираясь, рассыпаясь взорами по всем азимутам и принимая голливудские позы: направо-налево…
        - Я тут! Сюда! - махнул им таксист из машины. - Меня искать не надо!
        Он открыл правую дверь, думая, что «пятнистые» вынесли деньги, которые задолжал ему их друг - такой же «пятнистый», как и они - из той же стаи.
        Оперативники мгновенно бросились к машине.
        - Не он, нет!
        - Да как же я - «не он», когда я - это он как раз самый?! - возмутился таксист.
        - Ты?!
        - Я, я! Других вообще нет, не видишь? Деньги давай!
        - Какие деньги тебе?
        - Да вашего я вез, он за бабками пошел, ну в триста тридцать третью - верно? За вами гнался, опаздывал, - таксист даже вылез из автомобиля. - Такой же пятнистый, но без… - он указал на автомат, - без этого, без перфоратора.
        - Да мы, отец, совсем другого ищем!
        - Скажи-ка, ты, когда сидел в машине - не видел здесь человека? Мужик не пробегал?
        - Я уж полсотни с гаком живу на белом свете, сынок, - сказал таксист прочувственно и печально. - Но человека я ни разу не видел в этой стране. А мужика - тем более! Сам посмотри: кругом одни козлы и суки.
        - Ладно, - махнули «пятнистые». - Ушел, видать.
        - Пошли назад.
        - Вы напомните-то там, в триста тридцать третьей, что время - деньги. А то я сам не поленюсь и поднимусь, - таксист им крикнул вслед. - Хуже выйдет, дороже!

* * *
        - И этот «кто-то», кто не Белов, кто вверх ногами все здесь поднял, имел свой ключ!
        - И зачем-то оставил его в двери?
        - Ну, это я, пожалуй, объяснить смогу. Представь: квартира, а в двери ключи торчат. Какой соблазн для проходящего! Так? И подозренье, след сейчас же в сторону. Ключи оставлены в дверях были в качестве уловки, своеобразная ловушка, призванная направить нас в сторону, по ложному следу - вот, например, к соседу. Но мы приехали оперативно - только поэтому приемчик не сработал!
        - Постой-ка! Дельную ты мысль сказал: соседи… - поднялся с кресла Калачев. - Ведь так разворошить квартиру - это ж шум страшенный, грохот, возня на худой конец!
        - Давай-ка, стукнемся к соседу, - может, он дома? Может, слышал чего-нибудь?

* * *
        - Смотри-ка: а дверь-то и не заперта соседская! Тук-тук! К вам милиция пришла!
        - Да! - Сашка приоткрыл дверь, преграждая вход в квартиру.
        Власов сунул ему под нос свое удостоверение:
        - Скажите: за последние сутки вы слышали подозрительный шум из соседней квартиры?
        - Нет, - ответил Сашка. - Никакого шума не слышал. Ни подозрительного, ни другого какого.
        - А ночью?
        - Тоже нет. Вообще я ночью сплю. Да и глуховат вдобавок. Но это - по секрету.
        - С соседом вы знакомы?
        - С Беловым Колькой? Да лет уж двадцать пять.
        - В каких вы отношениях с ним?
        - Друзья. Коллеги. Собутыльники.
        - Когда его последний раз видели?
        - А вечером. Вчера.
        - Не видели случайно: посторонний кто-то из квартиры от Белова не выходил?
        - Нет. Посторонних я вообще тут никого не видел никогда. Ну, разве кроме вас. Вот сейчас прямо.
        - Вы сами в триста тридцать третью-то квартиру когда-нибудь заходили?
        - Я? Да сорок три тыщщи триста тридцать два раза.
        - Когда в последний раз вы были в ней?
        - Позавчера. Мы с вернисажа, ну, с его, с Колькиного, приехали после банкета. Зашли к нему и хлопнули еще три раза - по последней, по самой последней и чтоб не в последний. А что стряслось-то?
        Во взгляде Калачева мелькнула вдруг догадка.
        - А можно осмотреть вашу квартиру?
        - Мою? - в голосе Сашки вспыхнуло сомнение. - Да у меня неубрано. Да и вообще.
        - А что - вообще?
        - Вообще! - Сашка хотел было сказать что-то, но решил сдержаться. - Ладно. - Он кивнул. - Уж если хочется вам так, невмоготу - заходите! - Он отступил, освобождая проход.
        - Прихожая. Там у меня - кухня. Ну, ванная, это, наверное, вам понятно. Тут туалет. Он же сортир, он же…
        - А та дверь?
        - А та дверь - в комнату.
        - В вашей квартире есть кто-нибудь кроме вас? Чужой?
        - Есть.
        - Кто? - спросил Власов.
        - Вы. И он вот. - Сашка указал на Калачева.
        - Паясничаете?
        - Отнюдь, - терпенье Сашки лопнуло, он не смог сдержаться: - Вы ж спросили про чужих? Я, господа - художник. А вы, господа - менты! Вы не родня мне. Вы чужие!
        - Да? Что ж так? - накаляясь, спросил Власов.
        - А так: я взяток не беру. В отличие от ментов. В квартиры к людям не вторгаюсь. И
«Шипром» я, признаться, не душусь.
        - Позволите квартиру осмотреть? - вмешался Калачев, кивая Власову - ша, дескать, избегай дискуссий.
        - А почему бы нет? Приперлись - валяйте!

* * *
        Кухня. Свинарник. Воз посуды в мойке. Ведро помойное набитое - гора. А это выход на балкон - из кухни.
        Балкон. О боже! Тысяча пустых бутылок. Банки, тюбики. Доска какая-то. Клеенка. Две старые покрышки. Скворечник. Мусор - не поймешь чего. Железная коробка, набитая окурками. Никого. Так… Справа, слева, наверху, внизу… Нет ни карнизов, ни пожарных лестниц. С такого балкона можно только улететь. Ладно. Дальше.
        Туалет. Свободен. Пуст. Чист. Прекрасно.
        Ванная. О господи! Замочено белья три тонны. И кисти, краски, краски, растворители, зубная щетка, лак, олифа. Это что? Неясно. Господи - лак, что ли, так пахнет? Удивительно едкая химия. Под ванной? И собака не уместится. Странные какие инструменты. Даже неясно, для чего такие. Одно лишь ясно: здесь - никого!
        Так. Комната. Свят-свят! Как можно жить в такой квартире?! Картины, книги, тряпки! Неубрана кровать! Двухспальная свинарня. На ней гора - подушки, одеяла.
        - Здорово живете…
        - Не жалуюсь!
        - Скажите, все художники такие?
        - Свиньи? - подсказал Сашка.
        - Неряхи, я хотел сказать.
        - Нет, не все. Пожалуй, только я, ну и еще Тренихин Борька. Тот тоже… Мастер.
        - Вы знаете Тренихина?
        - Кто ж его не знает?
        - О господи! - Власов зацепил ногой за телевизор, стоящий на полу и еле-еле успел подхватить на лету сковородку с недоеденной картошкой, увенчивающую метровую стопку книг и журналов, громоздящуюся на телевизоре. - Ох, черт возьми!
        - Так я же вам намекнул ненавязчиво, что у меня неубрано. Что чертыхаться теперь? - Сами вперлись! Как раз сегодня собрался разбираться: что в прачечную, что в чистку, что на выкинштейн нах мусорный бокс. - Сашка приподнял засаленную подушку, завершавшую собой пирамиду грязного постельного белья, сваленного грандиозной кучей на постели: - Подушка, вот… В белье копаться будем, господа милиционеры? Нет? - он радушно распахнул шкафы - как платяной, так и стенные. - В одежде тоже можно поискать. Хотите? Или нет желания?
        - Да нет, спасибо… - Власов зыркнул все же глазом по внутренностям шкафов.
        - Вы извините… - виновато улыбнулся Калачев, однако при этом он не поленился присесть на корточки и глянуть под кровать. Нет, ничего - только россыпь грязных носков, пяток окурков, старый и черный огрызок яблока, сломанный карандаш, грязный пластмассовый стаканчик, облитый чем-то сборник анекдотов, пустой пакет из-под фисташек, расписание электричек Павелецкого вокзала за восемьдесят шестой год, трефовый валет с оборванным углом, ссохшаяся просвирка, три рваных тапочка, обертка жвачки, две кольеретки от шампанского, початый блок презервативов и три уже, очевидно, использованных, надкусанный засохший бутерброд с вареньем, розовый бюстгальтер, сломанный облупленный будильник, десяток плоских, рыжих, до невесомости засохших тараканов: дунь - полетят…
        Вздохнув, Калачев встал, распрямился.
        Сашка проводил гостей до двери.
        - Еще вопросы будут - не стесняйтесь… - он подчеркнул язвительно последние два слова.
        И дверь захлопнул. На замок.

* * *
        - Все. - Сашка вернулся в комнату. - Ушли. Груда подушек, одеял, постельного белья, что на кровати, шевельнулась.
        - Ух, душно там! - сказала Лена, вылезая из-под груды. - Сдохнуть можно.
        - Да уж - в постели с Николай Сергеевичем не замерзнешь. - Сашка подмигнул ей, указывая на появившегося вслед за ней Белова - тоже из-под вороха одеял, но с совершенно другого края необъятной кровати. - Чего они тебя, Белов, так злободневно ищут?
        - Убийство клеят.
        - Убийство?! Круто! И кого же ты «убил»?
        - А Борьку я «убил». Тренихина.
        - За что же ты его?
        - Во-первых, зависть. Моцарт и Сальери. Да еще и корысть. Убил и восемь акварелей на вернисаже вывесил - его работы, но как свои.
        - А, те-то? Ну, позавчера которые мне показал? И что они - всерьез, что ль?
        - Серьезней не бывает.
        - Врешь!
        - Да если бы…
        - Ну, козлы-ы-ы… - Сашка вдруг осекся. - А Борька что - убит? - лицо у Сашки даже изменилось от испуга.
        - Да нет. Неясно. Он просто исчез.
        - А-а-а… Фу, я даже было испугался! Исчез… Дурдом сплошной: они воров бы лучше ловили бы. Ну, братцы, что? По маленькой? Есть водочка, а есть и коньячок!
        - Нет, Саш. Смываться надо. Времени нет.

* * *
        Таксист кинул нетерпеливый взгляд на часы, достал зубочистку и вставил ее между передними нижними резцами - как еще скоротаешь время ожидания платы за предоставленные транспортные услуги?
        - Все понимаю: туда-сюда, одиннадцатый этаж - ладно! Деньги надо найти. Тоже требует времени. Особенно если их нет в помине. Тут только занять. А у кого? А у своих же, у пятнистых. Чужие там, поди, отстреливаются: вряд ли у них перехватишь. У них другая забота: уйти без потерь. Не дадут, хоть на коленях стой. Не до тебя им. Некогда. Свои, пятнистые, там тоже, прикинь, не на блинах - выламывают дверь, стреляют, вяжут. Взаймы не дают. Их тоже можно понять по-человечески. Меня б, допустим, попытались, бы обуть, ну до аванса там, в подобной ситуации - я б тоже ответил бы: не слышу, оглох от стрельбы, прости, друг, но - не слышу я тебя. Пусть. Я это готов понять. Я даже все на самом деле понимаю. Но что не пойму, и не готов понять, - таксист все больше распалялся в монологе, - так это то, почему он решил, что мне можно уже двадцать минут ожиданием яйца крутить и ничего ему, козлу дребанному, за это не будет? Как же тебе не будет? Очень даже будет! Стыдно, может, и не будет, а больно будет обязательно. Прогарантирую моментально! А то вон - выставил ребят - на дурака-то: «мужик не пробегал»? Обосрался я,
как же - о-хо-хо - раскрой рот пошире! Щас за базар-то ответишь!
        Таксист плюнул, грубо выругался в адрес Белова и вышел из машины.
        - Ну, все, держись, одиннадцатый этаж! Терпенье лопнуло!

* * *
        - Иван Петрович! - один из оперативников принес из ванной скомканную рубашку и протянул ее Калачеву: - Гляньте-ка!
        Инспектор взял рубашку, развернул…
        Рукав и весь перед рубашки был в засохшей крови.
        Рубашка была буквально залита: густо, обильно. Очевидно, что кровь текла ручьем. Кровь старая, бурая, ссохшаяся. Пятнами. Да! Поверхностные потеки, ложившиеся на уже свернувшуюся в пропитке - кровь на кровь. Значит, долго текла - более десяти, пятнадцати минут. А то и с полчаса. Комки легко крошатся в пальцах… Ломкие осколки, рыжий порошок…
        - Где взял?
        - В пакете. В ванной, у двери. Среди грязного белья. Возле стиральной машины.
        - Видал? - Калачев протянул рубашку Власову.
        - Ну, наконец-то! - ахнул Власов. - Слава богу! Черт возьми! Я так и думал! Я предполагал! Кровь Тренихина!
        - Ты так уверен? - удивился Калачев.
        - Убежден! Чья же еще кровь может оказаться на рубашке Белова, подумай?
        - Кровь самого Белова, - ответил Калачев, не задумываясь. - Да и мало ли еще чья?
        - Ага, понятно: вы предполагаете, что Николай Сергеевич Белов не только Тренихина того - а? Скажи честно, Иван Петрович! Я ведь тоже так думаю!
        - О, боже мой! - заскрежетал зубами Калачев. Он сам готов был убить в этот момент Власова.
        И не то чтобы Власов раздражал его своей глупостью - отнюдь! Власов был совсем не глуп. Раздражало иное: как из этого человека начинало внезапно переть наружу такое, что иные предпочитали давить в себе или, на худой конец, глубоко прятать внутрь, не демонстрируя на всю округу. Калачев не знал, что многим сотрудникам прокуратуры часто приходила в голову такая же мысль - убить Владислава Львовича, причем по той же самой причине - из жалости.
        - Нам бы еще с пяток бы таких рубашек найти бы! - Калачев подмигнул Власову, явно его подъелдыкивая.
        - И нож - вот отлично было б! - подхватил Власов на голубом глазу, не заметив иронии.
        - И самого Белова заодно - с ножом! - Калачев дружелюбно потрепал Власова за плечо. - Найти бы, ах - найти бы! Вот бы здорово! Вот бы радостно!
        - А вы жестокий… - пришел в себя Власов, поняв, видно, насмешку. - Вы тоже, как Белов, - жестокий…
        - На экспертизу! - распорядился Калачев, отворачиваясь от Власова и протягивая рубашку подошедшему прапорщику.

* * *
        - Нет, так я не отпущу! - Сашка уже стоял с тремя наполненными стопками, преграждая путь. - Коля! Леночка, держи!
        - Ты с ума сошел… Нам же…
        - И слышать не желаю! Это ведь просто виски с содовой. Так. Безалкогольное, считай. Вот здесь с угла смахнем ненужное. Я потом подмету. За что мы примем первую? Чтобы Борька нашелся быстрее - ага?
        Выпили.
        - Слушай, Саш, - Белов качнул опустевшим стаканом. - А ты, мне кажется, после банкета-то так и не останавливался?
        - Ну, как сказать, старик? Тормозить нужно плавно. Все верно! А почему ты, кстати, так решил?
        - Ну, кто же виски-то с содовой с утра - залпом, стаканом?
        - Верно. Согласен. А ты наблюдательный, черт! Давай по второй хлопнем уже без содовой. От нее только желудок пучит.
        - Не-не-не! Стоп!
        - Ладно! Тогда мы вдвоем только - с Леночкой.
        - Я, Саша, первый еще не допила.
        - Ну, ты допивай быстрей, а я сейчас гитарку найду. Куда я ее засунул, шестиструночку?
        - Сашк, стой. Он еще петь собрался!
        - «Укатали Сивку кучера из МУРа». Всего лишь одну!
        - Так за стеной же… - застонал Белов. - Кучера из МУРа.
        - Так я и хочу, поэтому именно! Пусть они поймут наконец, что они не могут безнаказанно вламываться в чужие квартиры! Вломилися - ага! Тогда придется песенку послушать! Пусть через стенку, пусть!
        - Все! Слышишь - все! Мы уходим!
        - Ну ладно - все, так все! За Борьку приняли, теперь на дорожку! Чтоб все удачно вам! Люблю вас всех чертей, соседей!

* * *
        Таксист ворвался в триста тридцать третью квартиру, как пуля мстителя.
        Бедлам, царящий в квартире, он принял за должное: захват ли, заложники, перестрелка там, убитые, раненые - все это не есть причина уходить, мать твою, не заплатив.
        - Ну, что, ребята, так можно и до старости тянуть - нашли вы денежки-то наконец-то?
        - Нет. Денег пока не обнаружилось, - серьезно ответил Калачев из кухни, думая, что вопрос задал кто-то из оперативников.
        - Я так и думал! - злобно мотнул подбородком таксист и, заглянув на кухню, склонился над Калачевым, осматривающим помойное ведро. - И здесь денег нет? Странно, да? Ах ты, умница! А в духовке? А в унитазе? Где деньги, сука?! - таксист от справедливого гнева вдруг стал пунцовым в крапинку. Рожа его раздулась так, что казалось, еще чуть-чуть, и она лопнет, обрызгав лиловым соком всех окружающих: - Деньги давай!!! - заорал он, топая и негодуя.
        - Какие деньги? - Калачев встал и, заботливо подхватив таксиста под локоток, повел в комнату. - Вам плохо? Кто вы? Какие деньги вы рассчитывали здесь получить?
        - Которые со мною расплатиться!
        - Вы кто такой? - Власов оторвал взгляд от окровавленной рубашки.
        - Я кто? Ты на себя-то лучше посмотри! Сколько ждать-то? Не надо мне «ля-ля», пускай твой бабки платит, а то я тоже вам устрою здесь, - как Содом Гоморре своей - таксист скосил глаз на окровавленную рубашку и немного сбавил напор.
        - Представьтесь для начала - кто вы? - корректно улыбнулся таксисту Калачев.
        - А ты слепой, не так ли? Я же таксист - не видишь? Глаза разуй. Я вашего привез - вот, в комбезе защитном, в таком же камуфляже, мать вашу за ногу… Опаздывал он сюда - это понимаешь? Сказал мне: деньги вынесу! Через минуту. А?! И хрен мне - по всему лицу - вот так и так - размазал. Ну, ясно - нет? Теперь врубились, шерлоки?
        - «Укатали Сивку кучера из МУРа», - раздалось из-за стены громкое пение и тут же оборвалось с резким гитарным взвизгом - словно у исполнителя вдруг вырвали рывком гитару, прямо во время взятия аккорда.
        - Это он про меня! - кивнул в сторону соседской квартиры таксист. - Про меня и про вас, - он помолчал. - Деньги-то будем платить, господа Менты Мусоровичи? Или вконец обнаглеем, язык в жопу спрячем?
        - Вы так, пожалуйста, не разговаривайте, - обиделся Калачев. - Я сам ругаться не мастак, но тоже ведь могу.
        - Не надо, я знаю - вы-то можете! Но разговорчики вы себе лучше оставьте. А мне нужны деньги! Пускай этот Гаш, который поездил на мне, как Тема на Жучке, как Слон на Моське, пускай он бабки, сука сраная, гонит немедленно, гондон зверобоистый. Весь сказ!
        - Всем ко мне! - скомандовал Власов. - Пожалуйста - вот наши все. Все шестеро. Которого из них вы везли?
        - Одет вот точно так же. А на лицо - как этот, но темнее и повыше. Да нет, совсем другой, вообще!
        - Других здесь нету, - улыбнулся Калачев: таксист его развеселил, снял напряг, опять возникший в их отношениях с Власовым.
        - Ну, спрятали его, понятно!
        - Да где? Смотрите, вы видите?
        Таксист бодро обежал квартиру и даже наклонился, заглядывая под кровать.
        - В белье копаться будем? - с иронией спросил таксиста Власов, тоже почувствовавший облегчение от появления этого клоуна в таксистской кепке.
        - Вот, в шкафу еще можно пощупать, в одежде, - подхватил Калачев.
        - В туалет загляни: за унитаз, может, спрятался? - посоветовал прапорщик, убиравший в специальный пакет найденную окровавленную рубашку.
        - Гады, вот гады-то! Да я на вас сейчас - в милицию! - вскипел таксист. - Умоетесь, жлобы!
        - Да мы и есть милиция! - захохотала хором опергруппа.
        - Какая вы милиция! Бандиты вы все, плесень! Вас много, я один. Конечно, можно не платить! - он сплюнул.
        - В соседнюю квартиру загляните, - кинул Власов вслед. - Может, он-то и пел под гитару как раз?
        - Сам пидорас, - ответил таксист и вышел, хлопнул дверью.

* * *
        - Бред какой-то! - провел руками по лицу старший инспектор Калачев. - Бред густопсовый.
        - О чем ты, Иван Петрович?
        - Да обо всем! В крови рубашка, брошенная в ванной. Просто так. Зачем? Наверно, в качестве приманки? Ложный след? И телефон, заметь - последний, кто здесь был, зачем-то отключил! Зачем? И кто он, тот, кто был? Нет, я в упор не понимаю ни шиша!

* * *
        - Кого там черт еще несет! - Сашка резко распахнул входную дверь и чуть не упал, откинутый стремительно врывающимся в квартиру таксистом.
        Гитара в Сашкиных руках жалобно заныла.
        - У тебя, поди, клиент прячется?
        - С хера все вы, что ли, сорвались сегодня? - ответил Сашка на вопрос вопросом. - Один раз смотрели - вдвоем - мало! Еще давай посмотри - может, кто родился тут за это время?
        Таксист стремительно осмотрел кухню, туалет, ванную.
        - Вот есть такие твари - менты. А также еще коммунисты и демократы, - задумчиво проговорил Сашка. - Существа, абсолютно лишенные стыда, а заодно и совести.
        - Про ментов и демократов - согласен, а коммунистам сочувствую!
        - А-а-а… - Сашка допил виски подряд из трех стаканов, стоящих на телефонном столике в прихожей, и, перебирая струны, двинулся вслед за таксистом в комнату.
        - Прошла зима, настало лето, - Спасибо партии за это…
        Оглядев бегло комнату, таксист решительно двинулся к двуспальной кровати…
        - На месте речки вырос лес, - Да здравствует ка-пе-эс-эс!
        Решительным движением таксист содрал с кровати одеяла, раскидал ворох постельного белья. Ничего. Никого.
        - Клопа найдешь, - поделишься? - спросил его Сашка, лениво перебирая струны.
        Таксист распахнул платяной шкаф и, убедившись в отсутствии в нем искомого, остановился в задумчивости.
        - Спасибо партии с народом За то, что дышим кислородом!
        - Идиот пьяный! - подвел итог таксист и, грязно, цинично выругавшись с умелым использованием широкого спектра терминов ненормативной лексики, харкнул прямо Сашке под ноги на пол, после чего двинул вон почти строевым шагом, отчаявшись, видно, добиться хоть малой рентабельности последней пассажироперевозки.

* * *
        - Пойду на лоджию покурю, - сообщил Калачев Власову.
        Он вышел, прикрыл за собой дверь, закурил и задумался.
        Чем дальше, тем больше ему не нравилось это дело. Все казалось в нем шатким и валким, ни на что нельзя было опереться всерьез.
        За что тут ухватишься?
        Восемь акварелей этих - «Н. Белов» - «Николай Белов»? Ерунда!
        Белов письменно объяснил их происхождение, и, хоть Власов и пыжится, объяснение, на взгляд Калачева, было достаточно убедительным. А главное, легко проверяемым, что делало его особо убедительным и до проверки. Пистолет Макарова? Тоже ерунда, конечно. В стране гуляет море неучтенного, незаконного оружия, и этот жалкий табельный «ПМ», отнятый когда-то в незапамятные семидесятые у какого-нибудь пьяного офицера или незадачливого сержанта, никак не может быть основанием для чего-то серьезного. Конечно, за него можно и срок сунуть, но ведь цель-то у них, у следственной группы, совершенно иная!
        Наконец, окровавленная рубашка. Да! Это уже что-то. Особенно если экспертиза установит, что кровь эта - кровь Тренихина. Кстати, не факт. Во-первых. А во-вторых, еще надо где-то найти настоящую кровь Тренихина - иначе как сопоставишь? Дело может оказаться не простым, а то и невыполнимым вовсе. Пока не найдем самого Тренихина.
        Но даже если это и кровь Тренихина? То что же с того?
        Версия убийства Тренихина Беловым не выдерживала, с точки зрения Калачева, ни малейшей критики. Этой ерундой мог тешить себя Власов - да! Чтобы иметь хоть что-то, чем можно прикрыться от гневных разносов начальства. Но ведь начальники тоже не дураки, к сожалению. Под фиговым листом от них надолго не укроешься. Тем более сейчас: ага, отлично, скажут - кровь Тренихина на сорочке Белова? Ну, так подать сюда быстро Белова!
        А где взять?
        Вместе с тем во всей этой истории было слишком много наносного, лишнего, привнесенного как бы извне - со стороны.
        Конечно, жизнь всегда бывает гораздо богаче любого детективного романа: слишком много нюансов, тонкостей, неуловимых, но крайне существенных обстоятельств. Всегда.
        Но здесь их просто через край!
        Причем самостоятельно в них крайне трудно разобраться еще потому, что они касаются другого мира с другими правилами: вспомнить опять же эти восемь акварелей. Что это с юридической точки зрения? Подлог? Да нет! Все сразу поняли, что рисунки сделал Тренихин; выдать их за свои было безнадежным делом. То есть цель Белова была лишь та, которую он и задекларировал: уклониться от уплаты неустойки. Тогда это мошенничество? Да тоже нет! Скорее уж составление контрактов, подразумевающих такие неустойки за столь незначительные накладки - вот это, скорее, мошенничество.
        Нет- нет! Тут просто так, влет, не разберешься. Вот если бы с Беловым поговорить бы по-человечески! Власов сразу все испортил, с порога. Уничтожил нить взаимного доверия. Вот если бы первым на Белова вышел бы он, Калачев…
        Возможно, Тренихин был бы уже обнаружен.
        Вот именно - если бы! Если бы да кабы.
        Боже мой, сколько ж тумана! Очень невнятно, запутанно.
        Ясно одно - нужно, совершенно необходимо срочно найти и взять Белова. Без него - никуда. Белов нужен в качестве консультанта - уж это во всяком случае!
        А в качестве подозреваемого - это еще надо глядеть! Но Белова слепить надо - во что бы ни стало! Отловить срочно! Лучше сегодня же!
        Взять! Взять его!

* * *
        Таксист сел за руль своей машины грузно и зло, с остервенением. Хлопнул дверью с хрустом. Тронулся. Тут же за его спиной возникли двое - Лена и Белов.
        - Эй…
        - А?! - от неожиданности таксист вильнул, как сумасшедший.
        - На бабки. - Белов, отсчитав, протянул через плечо таксиста купюры. - Принес, как обещал. Теперь гони до Пушкина, по Ярославке.
        - Фу, испугал! - таксист одной рукою принял деньги и, оценив щедрость Белова, цыкнул, хохотнул, перекрестился всей пятерней с деньгами. - Ну, ты - вообще! Зачем так пугаешь?
        - Да от ментов мы спрятались, не понял, что ли? Легли, чтобы не было видно, если из подъезда выскочат.
        - Да это все ясно! Я не про то! Не то испугало меня, что ты из-за спины вдруг выскочил. Не-е-ет! Я испугался до смерти другого совсем - что ты ушел от меня, с концами ушел! И тут уж не деньги! Что деньги? Навоз, не более! А что обидел ты душу мою, наказал доброту мою светлую, доверчивость детскую. Вот что ведь страшно-то! Ай, страшно как! Сам посуди! Подумай! Ужас ведь! Фобос и Демос! Кошмар гребаный! Просто кошмар!

* * *
        К докуривавшему на лоджии Калачеву присоединился и Власов.
        - Таксист, что приходил сюда, отъезжая, вильнул как-то странно, не обратил внимания? - спросил Калачев.
        - Нет, не видел. - Власов отрицательно качнул головой.
        - Я видел! - доложил прапорщик, куривший тоже, несколько поодаль - соблюдая субординацию. - Наверно, там, в машине, он и есть - тот, кого мы ищем - Белов!
        - С чего ж ты взял? - насмешливо поинтересовался Власов.
        - Ну, как же? - прапорщик на мгновенье растерялся. - Мы ж Белова ищем? Ну, значит, вот Белов-то и удрал!
        - А если б мы искали б Вильяма Шекспира? Шекспир оказался бы тогда в такси?
        - Нет, точно! - прапорщик поражал своей уверенностью. - Я думаю, что там, в такси, Белов. В пятнистой форме. Ведь не случайно же таксист сюда, ну точно в триста тридцать третью-то квартиру завалился? Нет! Он шел к Белову. Он искал Белова. И он нашел Белова. От радости он нам хвостом вильнул и вместе с ним уехал! - прапорщик был весьма доволен своим рассуждением.

«А что- то ведь в этом есть… - мелькнуло в голове у Калачева. - Нечто неуловимое. Загадка какая-то. Зря мы так лихо отпустили таксиста. Надо было его слегка помять на предмет наших собственных интересов! Да-да-да! И в лифте? Ведь в лифте мне Белов определенно померещился? Ведь точно - он же возле банка - точно! Он же был в трехцветке, в камуфляже! Ч-ч-черт, быть не может - да! Но совпадает, совпадает же!
        - Так-так… Господин прапорщик сам все выводы уже сделал и даже ответ получил! - Власов хотя и сдерживался, но тем не менее пропитывался на глазах справедливым гневом, смешанным с негодованием. - Так. Очень хорошо! А вы тогда мне заодно скажите, господин прапорщик, осчастливьте - где он, Белов, удрав от конвоиров два часа назад, разжился камуфляжной формой? Зачем он оделся в форму? Чтоб привлекать к себе особое внимание? Зачем он приезжал сюда? В квартиру он в свою не заходил, верно ведь? Может, он к соседу водки выпить заезжал или под гитару попеть? И - заодно: не скажете ли, любезный - кто здесь перед нами устроил обыск? Ау, господин прапорщик! Мы слушаем! Кто знал, что Белова нет дома? Или сам он здесь все раскидал? Чтоб сбить со следа? И, растаяв в воздухе здесь, возник там, внизу, в такси? Что он искал здесь? Как вы считаете?
        - Рубашку, может, окровавленную? - предположил, слегка смутясь, прапорщик.
        - Ага! Но - не нашел?! Конечно, он искал на книжных полках! Среди томов Толстого Льва Николаевича. Где же еще окровавленную рубашку искать? Только в книжном шкафу! Больше негде! В пакет же, с грязным, в ванной, он залезть не догадался. Он - не нашел, а мы же нашли! А?! Так?
        - Не совсем так, - возразил прапорщик. - Не «мы» нашли, а я нашел.
        - Ты. - Власов даже поперхнулся от подобной наглости. - Ты, если у тебя не очень с головою, прапорщик…
        - Прапорщик Капустин! - напомнил прапорщик.
        - Тогда ты свой кочан не очень напрягай, а лучше помолчи, - закончил Власов. - Когда молчишь - глядишь, и за умного сойдешь. Так что, пожалуйста, Капустин, в моем присутствии изволь помалкивать.
        - Да это интуиция моя, простите, - пролепетал Капустин.
        - Ты лучше уповай на менструацию, - остроумно пошутил Власов.

* * *
        Москва давно уже растаяла там, за спиной: скрылся памятник ракете возле бывшей выставки бывших достижений бывшего народного хозяйства, скрылась и шпилька Останкинской башни - памятник отечественному телевидению.
        Такси со свистом неслось по Ярославскому шоссе, жадно пожирая семьдесят шестой бензин и щедро изрыгая пассажирокилометры. На душе было свободно и легко.
        Белов и Лена сидели молча, прислонясь друг к другу.
        За окном мелькал осенний желто-красный лес.
        - А знаешь, что мне пришло на ум? - спросил Белов и, в ответ на вопросительный взгляд Лены, высказал осенившую его мысль: - Давай сегодня обвенчаемся с тобой? Чтоб сон - и в руку?
        Так как Лена потеряла дар речи на некоторое время, Белов хлопнул таксиста по плечу:
        - Ты как считаешь - надо обвенчаться?
        - Конечно. Самая пора, - кивнул таксист: - Полпервого уже. Во-первых. А во-вторых: они уже нашли рубашку твою…
        - Рубашку?! - Белов не понял, что имеет в виду таксист. - Какую рубашку?
        - Да окровавленную! В твоей квартире. Куда же тебе теперь дальше-то: ну, или в петлю, или под венец!
        - Ах, да! - Белов расхохотался, поняв. - В ванной! Это хорошая улика! Будет, будет над чем поработать им, подумать!
        - Хотел тебя предупредить…
        - Ага! Спасибо. Я учту это обстоятельство. Ну хорошо, жми, знаешь, давай, в Сергиев Посад, прямо к Лавре! Сначала - под венец, а после уж - и в петлю!
        Молча кивнув, таксист прибавил газу. Табличка «Пушкино» мелькнула мимо.

* * *
        - Так. Что будем делать? - Власов, качаясь рядом с Калачевым на заднем сиденье
«форда», плеснул чая себе из термоса в маленький пластмассовый стаканчик и отхлебнул: - Чайку не хочешь - как, Иван Петрович?
        - Да нет, спасибо. План, по-моему, кристально прост. Вы «домосед», Владислав Львович, как я уж догадался. Ну вот вы и сидите здесь, рубашкой занимайтесь.
        - Да, надо поискать - возможно, в медицинской карточке Тренихина есть данные по крови. И то же самое касательно Белова. Чьей кровью залита рубашка? Если остались документы, то за пять-восемь часов мы это, я надеюсь, установим.
        - Да, было б здорово. А я тем временем возьму Белова.
        - Возьмешь?
        - Думаю, возьму.
        - «Тем временем»?
        - Ну, я очень надеюсь взять его к вечеру, максимум - этой ночью.
        - И даже так? Но он мог ведь лечь на дно - затаиться на даче где-нибудь у друга. Как вы его искать-то собираетесь?
        - Если так, как вы сказали - если он залег, тогда все будет сложнее. Но я-то, грешным делом, рассчитываю на другой, более простой и прямолинейный расклад.
        - Я не вполне понимаю ход ваших мыслей. Что вы имеете в виду?
        - Ну, как же! У нас в руках нитка. Он срочно ехал в Вологду - разве не так?

* * *
        Выйдя из такси подрулившего к главному входу Троице-Сергиевой лавры - такси с рекламной сияющей надписью «Кремлевская водка» на крыше - Белов направился на
«проходную» - к монахам, дежурившим у ворот в качестве распорядителей прибывающих богомольцев, а также в качестве справочной службы монастыря.
        Белов уже, разумеется, переоделся в одежду, взятую Леной из его квартиры, так что выглядел исключительно респектабельно, если не смотреть особо вверх - на слегка небритые щеки и если не смотреть совсем уж вниз - туда, где из-под сверкающих строгих брюк, отутюженных как на прием в Президент-отеле, торчали запыленные кроссовки.
        - Братья, - обратился Белов к монахам. - У меня дело важное, срочное, неотложное.
        Монахи смиренно склонили головы, изготовившись внимать.

* * *
        - Так ты полагаешь, Иван Петрович - он в Вологду двинет? И что ж тогда - Ярославский вокзал заблокируешь?
        - Нет, конечно. Он не дурак, Белов, снова идти на вокзал, где попался вчера. Полный осел только снова сунет туда башку. Я думаю, самое простое для него - уехать с пересадками. Я рассуждаю так: что бы я сам на его месте делал? Сначала я покинул бы Москву: на городском любом транспорте или на такси. Доехал бы я до Мытищ или до Пушкина, а может быть, и до Сергиева Посада. Там бы я пересел на первую попавшуюся электричку. Верно? Электрички не обшаришь, не проверишь. В часы пик вообще по электричке не пройдешь, не протолкнешься. Так вот, на электричке следуем до первой станции, на которой останавливаются поезда дальнего следования.
        - Это Александров.
        - Да. И в крайнем случае - Ярославль.
        - Похоже, так! Расчет на то, что это уже не Москва и наши руки там коротки, в том смысле, что гораздо короче, чем здесь. Область быстро не мобилизуешь - это и на самом деле так, это верно. Пока дозвонишься, пока все санкции получишь. Пока согласуешь…
        - Он уж будет в Вологде! Давай-ка так, Владислав Львович - в Центральное ГАИ позвоним - прямо сейчас, не откладывая ни секунды, и слезно попросим у них патрульный вертолет, вдоль Ярославки патрулирующий. Три места нам надо бы в нем попытаться забронировать: для меня и для двух людей со мной. Ну и надо просить подбросить нас в Александров, срочно, на перехват. А если в Александров к вечеру Белов не выйдет, я с помощью регионалов, и тоже, разумеется, воздухом, перелечу за пару часов до Вологды. И там его тогда уж возьму почти наверняка: по мере его прибытия, так сказать. Думаю, что это будет завтра же - с утра.
        - Добро! - Власов взял телефонную трубку. - Центральное ГАИ… Привет, Семенов! Это Власов. Рад слышать твой голос. Хотел тебя поздравить с новыми погонами. Ну, слухами земля-то полнится. Известный человек в истеблишменте. Да! А как же! И вот еще что я звоню - тут одному коллеге моему, из МУРа, ну до зарезу нужен вертолет!

* * *
        - Но это исключительно, беспрецедентно, только ради вас, - монах весьма солидного, представительного вида - едва ль не настоятель Лавры, - взял Белова под локоть и, повернувшись к Лене, пояснил: - Жених ваш, Николай Сергеевич, о прошлом годе восстановил лепнину всю восточного придела. - Монах отвел Елену в сторону: - Вот это все он сделал один.
        - Один? Все это?
        - Трудился сорок ден, - кивнул монах и прошептал на ухо Лене: - Не только что не взял за труд свой ни гроша медного, так ведь еще трапезовать ходил в город. Гостиницу снимал. Жить в кельях для гостей - для почетных гостей! - отказался. Цени его глубоко, дщерь моя. Трудами славен, душою чист, нескуден сердцем, незамутнен умом.
        - Спасибо вам, - застеснялась Лена.
        - Господь с тобой! - благословил ее монах. Белов их ждал у выхода, на солнышке.
        - Значит, в семь ноль-ноль?
        - В семь ровно, пополудни.

* * *
        Развернувшись на площади перед Лаврой, такси на минуту замерло как бы в нерешительности.
        - Теперь-то куда? - таксист повернулся к Белову.
        - Теперь давай в Александров, на вокзал. - Там я возьму билет на поезд до Инты. Это самое важное. Далее! Билет возьму - и к семи вечера сюда, обратно - на венчанье. Потом поедем снова в Александров - к поезду. Поезд поздно вечером: Александров он проходит приблизительно на два часа позже, чем выходит из Москвы - так?
        - Так.
        - Я сяду и уеду - это уже будет где-то ночью. А ты ее, Елену, отвезешь назад, в столицу.
        - А когда ж я спать-то сегодня лягу? Еще ведь мне, после того как ее отвезти, - таксист кивнул на Лену, - машину в парк отогнать, заправить. То, се, - хозяину отстегнуть, слесарям на яме оброк раздать, диспетчеру - подарки богатые, плановику - дани-подати несметные, профкому - отрежь от куса десятину, мойщикам - мытные, заправщикам - горючные, охранникам - в парк заворотные… О-о! Выходит, я лягу сегодня, точнее уж завтра - с утра, что ль?
        - Да около того.
        - Ну, это стоить мне будет… Большой ведь ущерб для здоровья. Уж и не знаю: за что и стараться-то так?
        - Сто долларов к тому, что получил уже - годится?
        - Смешно! Просто смешно! Вон, смотри, - на колокольне голуби: хорошо, хоть не слышали, а то бы попадали!
        - Ну, двести?
        - Не устаю удивляться!
        - Триста?
        - А риск? Где же цена за риск? Что скупиться-то? Я ж еду с тобой, можно сказать, с беглым! Да и куда везу-то?! На свадьбу, везу, на венчанье. А ты мне цену, жених, не даешь! А ты цену-то дай мне свою, жениховскую!
        В монастыре зазвонили к обедне.
        От колокольного перезвона, мешавшегося с таксистскими причитаниями, у Белова закружилась голова, зашумело в ушах.
        - Четыреста!
        - Это лучше уже! Но в этой сумме я не чувствую пока ни благодарности, ни душевности, ни признательности! Обычной. Человеческой. Тепла твоего не вижу я тут ни хера!..Ой, простите, барышня, пардон вашу мать! Понимаешь?
        Они уже мчались к трассе, оставив Сергиев Посад далеко позади.
        - Давай мы так договоримся: пока четыреста, а благодарность ты увидишь через десять дней, когда я с севера вернусь… Тепла я тебе тоже привезу. Оттуда. С севера. Идет?
        - Подумаем… - таксист внимательно посмотрел в глаза Белову сквозь зеркало заднего обзора и, поразмыслив, произнес: - Доверчив я, как дитя малое… Многие видят, пользуются… Нажигают меня… Тешат корысть свою.
        Вывернув на основное шоссе Москва-Ярославль, таксист тут же выжал свои обычные сто пятьдесят.
        - Вот корысть-то мне, - заметил Белов, - наколоть-то тебя!
        - Да ладно, договорились. Ладно!
        Продолжая смотреть в зеркало заднего обзора, он начал вдруг поспешно тормозить.
        - В чем дело?!
        - Сейчас поймешь…
        Над самой трассой, по направлению к Александрову, над ними пронесся вертолет, свистя турбинами, гремя винтами.
        - Гаишный, - пояснил таксист, пригнувшись к рулю и аж втянув голову в плечи. - На бреющем, видал? Летает, бреет наши кошельки.

* * *
        В отделение милиции железнодорожного вокзала в Александрове Калачев зашел вместе с двумя оперативниками, прихваченными им с собой из Москвы.
        Все трое были одеты в строгие темные штатские костюмы.
        - Приветствую! - с порога начал Калачев. - Мы к вам в гости.
        - Да-да, - кивнул дежурный. - Мне позвонили, я в курсе.
        - Я - Калачев, - он предъявил свое удостоверение. - Иван Петрович Калачев.
        - Что вы хотели бы конкретно получить от нас?
        - Давайте сначала согласуем действия. У вас есть план вокзала и привокзальной площади?
        - Нет. Да он и не нужен, мы здесь все наизусть знаем.
        - Вы-то - да.
        - А вам я сейчас все узловые точки нарисую.
        - Прекрасно! - улыбнулся Калачев, который раз подумав, что чем дальше отъезжаешь от Москвы, тем люди и толковее и доброжелательней.

* * *
        - У нас-то поезда все проходные. Билеты начинают продавать за час до поезда. Да не волнуйтесь вы, отсюда вы уедете наверняка. За час, еще раз повторяю вам, за час подходите. Сейчас я вам не могу билет продать: мне номера свободных мест Москва сообщает лишь за час до прихода, когда состав уже в пути. Но будет их, мест, не менее десятка. Так что не волнуйтесь, пожалуйста. Я вас запомнила. И не забуду. Вы, подойдете когда, будете первый. Вам один билет до Инты. Все я запомнила. Все будет в порядке. Не сомневайтесь!
        - Прекрасно! - улыбнулся кассирше Белов, отходя от окошка кассы.
        Хоть и выходило, что они сгоняли в Александров абсолютно напрасно, тем не менее от разговора с кассиршей в душе Белова остался теплый, хороший осадок.
        В тот же момент, второй раз за последние полчаса, ему опять пришло в голову, что чем дальше отъезжаешь от Москвы, тем люди чище и светлее.

* * *
        - Давай мы пока перекусим, что ли? - предложил Белов, указывая Лене на надпись
«Ресторан».
        - Ах, нет, пойдем, поедим в буфете - попроще.

* * *
        От буфетной стойки до столика всего-то шагов десять.
        Но это расстояние предстояло Белову пройти, держа в двух руках четыре хлипкие тарелочки - две с салатом, две с шашлыками и, мало того, - еще пару пластмассовых стаканов с кофе. Картонные тарелки гнулись от стыда за качество того, что было положено на них, пытаясь сбросить с себя этот позор, а стаканы стремились от того же чувства сплющиться и выплеснуть из недр своих на пол коричневую, едва теплую бурду.
        - Ох, грохну! - прошептал Белов, шагая к Лене - еле-еле…
        - Ты сейчас уронишь! - Елена бросилась навстречу, протянула руки: - Стой! Кофе я возьму!
        Одновременно с ее руками, берущими стаканы с кофе - спереди, к рукам Белова протянулась еще одна пара рук - сзади.
        Щелкнули наручники на запястьях.
        - Я тоже помогу! - из-за спины Белова появился Калачев, принимая тарелки с салатом и ставя их на стол: - Покушайте, Николай Сергеевич. Да и поедем.
        Один из помощников Калачева быстро «охлопал» Белова, на предмет оружия:
        - Чистый.
        Милиционер, дежурный по вокзалу, возник со стороны привокзальной площади:
        - Пришла машина. Ждет, Иван Петрович.
        - Спасибо, - кивнул ему Калачев. - Вы ешьте, ешьте! Вы не торопитесь.
        - В браслетах не разъешься, - пожаловался Белов.
        - Да. И не разбежишься, - согласился Калачев.

* * *
        Таксисту, ожидавшему Белова с Леной на вокзальной площади, чрезвычайно не понравился этот внезапно подруливший «воронок».
        Он вышел и, будто гуляя, пошел к нему - «обнюхивать».
        Номер на «воронке» был не московский, областной.
        Одному из сопровождавших Белова, дежурившему возле выхода из вокзала на привокзальную площадь, попалось на глаза такси с московским номером, ждущее. Оперативник, а это был тот самый прапорщик Капустин, который утром, стоя на лоджии в квартире Белова, предположил нелепейшую с точки зрения начальства мысль о том, что Белов улизнул из-под самого их носа на такси, насторожился.
        Не спуская глаз с выхода из вокзала, он осторожно, боком, начал перемещаться к такси.
        Осмотрев машину и увидев на заднем сиденье пакет, из которого торчал рукав камуфляжной формы, он еще более убедился в глубине и основательности своих подозрений и, хмыкнув, решил возвратиться на пост.
        По дороге назад, к входу в вокзальное здание, он нос к носу столкнулся с таксистом, возвращавшимся к своей машине после «обнюхивания» областного «воронка».
        Теперь им обоим предоставилась возможность осмотреть не только машины, но и друг друга.
        Конечно, каждый из них узнал другого: прапорщик Капустин - приходившего в квартиру таксиста, а таксист - одного из «пятнистых», представленных ему утром для опознания.
        - Угу, - мрачно произнес таксист и, почесавши щеку, изрек: - Пора уж познакомиться… Трофимов!
        - Прапорщик Капустин.
        Они пожали руки.
        - Очень приятно, - сказал таксист Трофимов.
        - Взаимно, - кивнул прапорщик Капустин. - Гляжу, погодка совсем разгуляется к вечеру?
        - Да, - согласился с ним таксист Трофимов. - С утра-то подмораживало.
        - К полдню солнышко пробилось, слава богу!
        - Вот лед-то и растаял!
        - Ждешь его? - спросил прапорщик Капустин и даже сам почувствовал мгновенно, сколь глупо прозвучал его вопрос: ответ был очевиден.
        - Жду. Вот так же, как и ты.
        - Ну, значит, мы оба ждем.
        - Да. Только вот дождемся ли?
        - А поживем - увидим. Ты далеко не уезжай.
        - Да я совсем стою. Вот видишь - даже вышел из машины.
        - И никуда не убегай. Ты еще пригодишься.
        - Знаю. Я людям нужный…Люди-то - в вокзале? Прапорщик подумал не более пяти минут, поколебался. Решил не врать, ответить прямо:
        - Да.
        - Я так и думал почему-то, - сообщил таксист. - А воздух здесь свежее, чем в Москве, а?
        - Значительно. - Капустин согласился. - Да здесь вообще почище.

* * *
        В вокзальных буфетах есть неудобно, столики не бывают как раз - либо они слишком высоки, либо слишком низки, а если учесть, что Белову пришлось к тому же обедать в наручниках, то несложно понять, отчего он испачкался.
        - Хватит! - он отложил вилку.
        Разжевать «долгоиграющий» шашлык не удалось, а изображать удава, глотающего куски целиком, Белову показалось унизительным.
        Лена, у которой руки оставались свободными, заботливо, как ребенку, вытерла рот Белову салфеткой.
        - Едем? - спросил Калачев.
        - Почти, - поднял палец Белов. - Остались только мелочи: с таксистом, что на площади, рассчитаться.
        - С таксистом? - перебил его Калачев, явно насторожившись.
        - А почему вы с ним еще не рассчитались? До сих пор?
        - А чтоб он не смылся, господин инспектор, - улыбнулся Белов. - Какой вы простодушный, право!
        - А вы отсюда разве не на поезде собрались? - с тревогой в голосе поинтересовался Калачев. Вся его логически выстроенная версия внезапно пошатнулась.
        - Нет. Мы должны были отсюда уехать на такси. В Сергиев Посад.
        - Как так?
        - Да так!
        - А как же в Вологду?
        - В Вологду я и не собирался. Совершенно серьезно.
        Калачев побледнел. Похоже, он шел по ложному следу, и если бы не повезло ему здесь, в Александрове, то перехват в Вологде мог бы оказаться полным позорным провалом.
        - Да вы, если не верите, можете у таксиста справиться. А также у кассирши касс дальнего следования. Я там до Инты один билет себе на воркутинский забронировал.
        - Я так и сделаю, - кивнул Калачев. - Я обязательно проверю каждое ваше слово. Утром вы меня ловко провели, но второй раз я уже не поймаюсь на басни. Одну минутку!
        Калачев, препоручив Белова с Леной прибывшему с ним из Москвы оперативнику и местному милиционеру, быстрой походкой направился на выход, к такси.

* * *
        - С упорством урагана нам не везет, - сказала Лена, грустно наблюдая сквозь вокзальное окно, как Калачев донимает вопросами таксиста Трофимова.
        - Напротив, нам везет, как никому, - улыбнулся Белов.
        - Да уж, скажешь! Ты как считаешь, - спросила она, помолчав, - тебе сколько лет дадут?
        - Не больше десяти, - с безмятежной улыбкой ответил Белов. - Но и не меньше двух.
        - Думаешь, дадут по минимуму?
        - Я думаю, что я убегу, - ответил Белов, внимательно рассматривая наручники на запястьях.
        - И я с тобой убегу!
        - А ты-то откуда? - спросил Белов с таким забавным выражением, что оба рассмеялись.
        У охраняющих брови подскочили вверх от удивления. Они не знали, что очень часто тягостная, давящая ситуация, придя к концу, пускай даже плохому, приносит облегчение и, освобождая от психической нагрузки, приводит к безотчетному веселью.
        - Да не «откуда» я убегу, а «куда» и «с кем». Я убегу с тобой, куда угодно!
        - Ну, этот случай точно войдет в историю. Княгиня Волконская, помнишь, рванула за мужем в Сибирь, но то ведь всего лишь на каторгу, не в бега!
        - А разница какая?
        - О, разница огромная! Ведь женщина в бегах, без дома, без семьи… Даже баба русская… Коня на скаку остановит, в горящую избу войдет, но вот в бегах… Не знаю! На каторге - это гораздо проще для вас, совсем иное дело - почти все женщины в России и так живут в условиях извечной-бесконечной каторги - с рождения и до смерти.
        - Разговорчики! - заметил слушавший их разговор местный милиционер и уловивший в речах неслыханную для города Александрова крамолу.
        - Не свисти! - кинул ему Белов через плечо и, повернувшись к Лене, подмигнул ей: -
«Ей жить бы хотелось иначе, носить драгоценный наряд. Но кони все скачут и скачут, а избы горят и горят…»
        Настроение его повышалось, он ощущал прилив сил и наступление светлой полосы жизни. Он знал по опыту, что когда его охватывало это чувство, оно всегда заполняло его целиком, давая возможности непомерные, волю и мощь: лбом можно гору свернуть.

* * *
        Удивленное выражение лица возвращающегося к ним Калачева было заметно издалека.
        - Ну, вижу, вы теперь осведомлены о наших планах лучше нас самих, - встретил его Белов. - Теперь давайте как американцы - поторгуемся. Заезжаем в Сергиев Посад ровно в семь и венчаемся - вы получите мое чистосердечное признание, а если будете себя во время обряда еще и галантно вести - то будут не просто признания, а и с раскаянием. Это один вариант. Второй: - едем мимо Лавры, транзитом, но все ваши вопросы-допросы - мимо ушей. Тоже транзитом.
        - В российском УПК торговля не упоминается.
        - Но в том же вашем УПК есть много другого чего. И я найму, конечно, адвоката. Хорошего. Очень хорошего. Вы сами взвоете от вашего же УПК. Адвокат вас затрахает вусмерть. Вы будете только тем и заниматься, что объясняться с адвокатом и оправдываться перед своим начальством: почему того не учли, отчего это не по закону оформили. Дело зависнет. Следствие практически остановится. А самое главное: Тренихина вы без меня никогда не найдете. И вас, вас самих, рукой, что сверху, возьмут за горло - верно я рассуждаю?
        - Да, нас нетрудно выть заставить, - признался Калачев. - Я, признаться, никогда не иду на поводу у задержанных, но в вашем случае…
        - В нашем случае, - поправил Белов. - В нашем с вами.
        - Тут я, пожалуй, не был бы столь категоричным.
        - Ну, значит, - едем в Лавру! - решительно изрек Белов.
        В ответ на это Калачев кивнул, но - молча.

* * *
        Подойдя к такси, Белов склонился к водительскому окну:
        - Вынь у меня из внутреннего кармана деньги. Я не могу. - Белов тряхнул наручниками. - Четыреста возьми себе. На остальные купишь кольца и цветы. Заедем по дороге.
        - А как же кольца я куплю - не зная размер? - удивился таксист Трофимов, отсчитывая деньги.
        - Я помогу, - возникший из-за спины Белова Калачев достал из кармана плоскую коробочку. Раскрыв коробку, как блокнот, Калачев положил ее на капот такси.
        - Правую руку, - попросил он Белова и, сняв у него отпечатки пальцев, бегло кинул взгляд на полученные дактилоскопические оттиски: - Девятнадцать - мужское кольцо. - Затем, одобрительно поглядев на стройные ноги Елены, доброжелательно добавил: - И пятнадцать - женское.
        - Прошу жениха! - распахнул перед Беловым дверцу «воронка» Калачев. - Теперь сопровождающий… А вы, невеста со «свидетелями» - пожалуйте в такси!
        Сам Калачев сел в «воронок» рядом с водителем.
        - В Москву? В Бутырку? На Петровку? - спросил его шофер, поворачивая ключ зажигания.
        - Нет, - ответил Калачев. - Ищем местный салон для новобрачных.

* * *
        Таксист Трофимов вышел из торгового центра, нагруженный покупками: с большой пластиковой фирменной сумкой в руках и огромной куклой под мышкой.
        Он подошел к «воронку» и обратился к Калачеву:
        - Товарищ начальник! Мне задержанный денег дал с избытком, ну вот я и решил, - он показал Калачеву куклу, а затем предъявил и содержимое сумки.
        В сумке были разноцветные шелковые ленты, воздушные шарики и прочие неизбежные аксессуары: шоколадный набор, шесть бутылок шампанского и даже ленты б надписями
«свидетель», «шафер», «посаженый отец»…
        - Ну, а пшена - зачем ты килограмм купил?
        - Дорогу молодым посыплем! - от удивления таксист даже присел: - Инспектор МУРа, а не знает пустяков!
        - Что ж удивительного - ни разу в жизни я не женился.
        - Не может быть! - Трофимов отшатнулся, пораженный.
        - А что ж? Сначала было рано, а сейчас уж и поздно.
        - Да ничего не поздно, Иван Петрович! Вы хоть попробуйте-то раз, чтоб знать, вас же потом за уши не оттянешь! Я, например, раз четыреста женился - да все на разных! Первый раз, помню, в классе шестом учился еще, затащил летом в деревне в сарай одну местную… Катей звали, как сейчас помню. Давай, говорю ей, Катюша, поженимся мы с тобой! Прямо здесь вон, в темном углу… Никто не увидит, ага!
        - Уйди, уберись! - не выдержав, Калачев обернулся к оперативникам: - Уймите таксиста! Он меня доведет сейчас до преднамеренного… С облегчающими… С обстоятельствами…
        - Эй, Трофимов, не мучь старшего инспектора, иди, подержи, ленты натянем давай на
«воронок», - крикнул таксисту Капустин.
        - На «воронок» не надо ленты прикреплять! - замахал руками Калачев, увидя, что оперативники, украсив такси, уже начали опутывать лентами местный милицейский УАЗ. - Здесь и так есть полосы… - Калачев постучал по синей полосе на боку «воронка» с надписью «милиция».
        - Ну, это - синяя, а надо красной, белой, розовой! - отмел таксист Трофимов возражение инспектора. - Вот когда вы сами будете жениться, тогда вы сами и…
        - Все! Все! Все! - поднимая руки, сдался Калачев.

* * *
        Тем временем Белов, сидя за решеткой в «воронке», надувал воздушные шарики - работа, выполнению которой наручники совсем не мешали.
        - Каждому - по способностям! - удовлетворенно заметил ему прапорщик Капустин и, полюбовавшись работой Белова, настежь распахнул дверь «воронка».
        Белов привстал, намереваясь выйти.
        - Нет-нет! - остановил его Капустин. - Пока только шарики.
        Он выкатил надутые пузыри и снова запер дверь «воронка».

* * *
        Сверху, с борта гаишного вертолета, патрулирующего Ярославское шоссе, отлично был виден этот странный свадебный кортеж, несущийся от Александрова к Сергиеву Посаду: украшенный цветами, лентами, воздушными шарами «воронок», а вслед за ним не менее расфуфыренное такси.
        На радиаторной решетке «воронка» висела кукла в белом подвенечном платье.
        - Смотри, совсем дошли, - кивнул ведущий вертолет гаишник напарнику, делая вираж, чтоб лучше осмотреть кортеж.
        - Начальство себе позволяет все, ничего не стесняются! - ответил летчику напарник.
        - Нет, ты подумай: вот крохоборство-то! Машину лишнюю жалко нанять на свадьбу! На УАЗе, на котором пьянь по вытрезвителям развозят, дебоширов… - Летчик открыл форточку вертолета и с чувством плюнул - против ветра.
        - Им можно, а нам - не смей! - летчик, резко толкнув сектор газа вперед, сплюнул в сердцах вновь, на сей раз более удачно - попав прямо в лицо напарнику по хитрой кривой - из-за бушующих внутри кабины воздушных вихрей.
        Вертолет, подгазованный летчиком, засосал двигателем обогатившуюся смесь, завыл, оглушающе загрохотал лопастями и понесся прочь - к Загорску и к Москве.

* * *
        Подрулив к Лавре, разукрашенный кортеж остановился.
        Первым выскочил из «воронка» сержант Капустин и, отперев дверь изолятора, выпустил на свободу Белова. Сразу после этого таксист Трофимов открыл заднюю дверь такси, выпуская невесту.
        - Браслеты сняли бы, - сквозь зубы процедил Белов.
        - Нет-нет, - ответил Калачев. - Имеем опыт, вы простите.
        - Вы не галантны, - заметил Белов. - Признания будут, а уж раскаяние - извините-подвиньтесь.
        - Что ж? - Калачев пожал плечами. - Я думаю, мы обойдемся одними признаниями.
        - Смотри-смотри! - оживилась толпа посетителей Лавры. - Во нынче-то женихов как к венцу-то привозят!

* * *
        Богослужение шло торжественно и степенно - как по маслу.
        Оперативники - Капустин и его напарник - стояли с лентами через плечо: «свидетель жениха», «свидетель невесты»… Старший инспектор Калачев накинул на себя ленту с надписью «посаженый отец», ну а водитель «воронка» взял себе ленту «шафер», объяснив свой выбор так:
        - Ну, «шафер» и «шофер» почти одно и то же.
        Таксист Трофимов, закупивший все это великолепие, не устоял перед соблазном надеть на себя все остальные ленты, и, таким образом, он выступал сразу как «дружка»,
«тамада», «распорядитель» и даже как «посаженая мать».

«В российской жизни так мало, в сущности, искрящегося, пестрого веселья, почти не осталось, нет карнавалов, и Масленицы нет как таковой. Пасха? Нет-нет! Нет больше настоящих праздников», - подумал Калачев и, вздохнув, поправил на себе ленту.
        Легкая заминка, впрочем, наступила при выполнении обряда обручения - непосредственно. Однако все обошлось, так как наручники вполне позволили жениху, поддерживая одной рукой руку невесты, другой рукой надеть кольцо.
        Ну и, пожалуй, поцелуй гляделся отчасти странно: Белову пришлось, подняв сцепленные руки, опустить их на невесту - как бы заключив ее в своеобразный обруч - кольцо своих скованных рук.
        - «Ненадежнее было бы рук твоих кольцо…» - прошептала Лена на ухо Белову.
        - «Покороче дорога бы, может, мне легла», - так же тихо ответил Белов.

* * *
        - К церкви жених и невеста подъезжают в разных экипажах, а уж из храма, муж и жена, в одном! - изрек таксист Трофимов.
        Прапорщик Капустин предусмотрительно распахнул дверь «воронка» перед молодыми.
        - Ах, прекрасно! - восторженно закрякали дамы в толпе. - Высший стиль! Придумать же такое! Невероятно!
        - Позеленею щас от зависти! - одна из дам обернулась к своему мужу, стоявшему с бутылкой пива в одной руке и видеокамерой в другой. - Ты смотри, смотри, пень, учись, как люди живут!
        - Да, - согласился муж и отхлебнул пивка вволю. - Богатые тоже плачут.

* * *
        Усевшись поудобней на скамейку в «воронке», Белов двумя руками принял из рук Лены откупоренную бутылку с пенистым шампанским. Отпив, он сквозь решетку обратился к Калачеву:
        - Смешно это на вас гляделось: «посаженый отец». «Сажающий отец» - было бы более кстати. А посаженым отцом буду я. Вот сейчас посадите. Осталось еще, правда, отцом только стать.
        - Да. Свое-то вы теперь получили, - ответил Калачев, - как бы мне теперь в лужу с этим спектаклем в Москве-то не сесть. А то выйдет сон в руку: «посаженный в лужу отец всем подследственным». У нас-то есть любители любое хорошее дело сделать образцово-показательным процессом. - Повернувшись к «шаферу», Калачев распорядился: - Теперь в Москву. Петровка, тридцать восемь.
        - А почему вы меня везете не к Власову, в прокуратуру? - спросил Белов.
        - Там нет двухместных камер.
        Машина тронулась и запетляла по Сергиеву Посаду, стремясь на Ярославское шоссе.
        - Не понял я вас что-то, - забеспокоился Белов. - Вы Лену тоже, что ль, посадите?
        - Да нет, конечно, - ответил Калачев и замолчал.

* * *
        Машина выехала на шоссе. Мелькнул голубой щит: «Москва - 62 км».
        - Я свадьбу, круиз, а также медовый месяц обеспечить, ясно, не смогу вам, - прервал молчанье Калачев. - А ночь - одну… Считайте - мой подарок к свадьбе.
        Белов обменялся взглядом с Леной, улыбнулся. Затем он постучался к Калачеву:
        - Пожалуй, я раскаюсь, Иван Петрович!
        - Да это ладно! - отмахнулся Калачев. - Меня другое беспокоит: я сейчас уж боюсь того, что вам и раскаиваться-то не в чем, а значит, нам-то с Власовым - придется… Даже не знаю что.

* * *
        Мелькнул придорожный щит «Добро пожаловать в Москву!», замелькали башни многоэтажек, кварталы, микрорайоны, месиво снующих и мигающих автомобилей, дрожащий раскаленный воздух, какие-то потерянные, мечущиеся люди, лотки с бананами, банки «пепси», мусор, деньги, грязь, газеты, хлеб в руках пенсионерки, торгующей укропом, нищие, газетчики, уроды, ящики, тележки, цыгане, офисы, ларьки, слепые музыканты, пиво, ветер, выхлоп, пыль, часы под крышей, светофор на перекрестке…
        - Ты спишь? - его толкнула Лена.
        Белов промолчал. Он и не спал. Он снова вспомнил вдруг, как тогда, двадцать четвертого августа, они с Борькой Тренихиным подъезжали к Москве.

* * *
        Они стояли в тамбуре, курили. Было уже совершенно светло, но солнце само еще не успело всплыть над коробками, уже закрывшими горизонт на подступах к Москве.
        - Ну вот, проехали Мытищи, - сказал Белов. - Еще четыре километра: Тайнинка, Перловка и - Москва.
        - Я не хочу в Москву.
        - Куда ж ты денешься? Любишь кататься - люби и…
        - Люби и катайся! - перебил его Борька. - Слушай, смех смехом - давай сейчас, ну как приедем - рванем назад, в леса, где сцепщик?
        - Ты что - совсем того? Не нагулялся, что ли?
        - Нет. Да я и не мог нагуляться. Я там живу, - он указал назад. - А там, - он указал по ходу поезда, в Москву, - там только проживаю. И пора кончать, на мой взгляд, - «проживать». Пора пожить. Тем более что жить осталось совсем уже немного. Какого-никакого места под солнцем мы добились, - пора и для души пожить. Делать только то, к чему душа тяготеет, а остальное - в сторону!
        - Я вижу только одно - видно, дел особых у тебя в Москве на данный момент нет.
        - Дела, неправда, есть! Но в сентябре. А неделю, десять дней - вполне. Это я имею.
        - А мне, к сожалению, пора начать готовить вернисаж, - вздохнул Белов.
        - К концу-то сентября? Пятьсот раз успеваешь!
        - Конечно, тыщу раз! - в голосе Белова мелькнуло раздражение. - Я не такой, как ты! Я не умею так: хватай мешки, вокзал отходит! Тебя смешно слушать, когда ты так вот, утром, дыша перегаром - это просто жутко! Ты уж прости! Куда?!? Зачем?! Не понимаю.
        - И понимать тут нечего. Все просто: ты проехал. Мимо.
        - Что - «мимо»?
        - Да мимо сцепщика. Как все. Как все всегда. Ты не воспринял этот зов.
        - «Зов»! - Белов стал накаляться. - Зов откуда?! Куда зовет твой «зов»?
        - Откуда же я знаю?! - возмутился Борька. - Но это же был зов! Ну, или скажем так - призыв.
        - Борька, ты поехал чердаком.
        - Согласен. Но ведь и ты вчера немного тоже поехал. Ты же видал? Ты ведь не станешь говорить, что этот сцепщик мне приснился?
        - Нет, не стану.
        - Ну, слава богу! Тебя ведь тоже, я вчера заметил, не то чтоб потрясло, а затрясло буквально - помнишь ведь? Нас обоих нечто такое охватило. Потустороннее. Аж зубы застучали. Было? Да было, было! Так?
        - Ну, так. - Белов с мучением, но согласился. - Но я, Борис, скажу тебе поболее: я больше абсолютно, совершенно не хочу испытывать такое. Благодарю, как говорят, я уже наелся. По мне все это лучше бы забыть, ну, или призабыть. И спать спокойно.
        - И…
        - И соседям не рассказывать! - перебил Белов. - Меня вполне удовлетворяет то, что есть. Рациональный мир. Без привидений. Без выходцев. И без пришельцев. Я не хочу даже верить в реальность этих новых, дополнительных проблем. И так всего хватает выше головы! А ты мне предлагаешь не поверить, а убедиться в реальности этой всей жути - да, жути, если чуть подумать! Взять, опрокинуть все устоявшееся. Мировоззрение поменять на пятом десятке. С твоей точки зрения, как я понимаю, мало знать, что гильотина существует, так надо еще ее и осмотреть, и голову попробовать в нее сунуть! Нет-нет! Мне и вот такусенького кусочка веры в это все - и то уже за глаза хватает!
        - Верно. Вопрос сцепщика и вопрос о Боге - это очень близкие вопросы.
        - Можно и о Боге. Вольтер сказал когда-то: «Если бы Бога не было бы, то его стоило бы выдумать». А в нашей ситуации я скажу тебе наоборот: «Если Бог есть, то его стоит забыть, не замечать».
        - Убить?
        - Я этого не говорил, не ври.
        - Ты это всего лишь подумал. Но это логическое завершение твоих рассуждений. Убить в себе Бога.
        - Не говорил я этого!
        - Нет, сказал: забытый Бог - убитый Бог. Не так, что ли?
        - Отчасти - да. Отчасти ты прав. Бог меня убивает, почему бы и мне, в свою очередь, не ответить ему тем же?
        - Богохульствуешь? Напрасно. Взгляни на это пошире: да это же все и делают каждый день: оглянись по сторонам. Убить в себе Бога не сложно. Не оригинально. Все окружающие и мы, кстати, с тобой, с детства начинаем выдавливать из себя по капле раба. Раба своей совести, раба своего сердца, души. Чтобы не было никакой веры.
        - Эх, Борька! Молодым был - я верил во многое. Верил. А седые волосы вот появились - все, хватит! Хватит с меня всякой веры!
        - А мне, напротив, веры - как раз ее и не хватает. Вот силы много - океан - а веры - чуть, кусочек, кот наплакал. Неужто ты, Коляныч, не чуешь, как ты с возрастом теряешь это - детство, непосредственность, простосердечие и тягу, тягу к тайне, основанной, может быть, на смутной вере, а может быть - и на душе? Мы к сорока почти совсем теряем контакт со своей душой. Все! Все! Где чувства? Где порывы? Где чудо самой жизни, точнее - многие чудеса? Жует нас прагматизм - холодный, как ящерица: хрум-хрум-хрум - квартира, дача, тачка, мастерская, баксы. Хрум-хрум-хрум… Вот только этот «хрум» и слышен всюду - тут и там, - по всей Москве хрустит!
        - И по всему миру, - кивнул Белов. - А кстати: мы уже в Москве. - Белов решил скруглить концовку. - Я знаешь, что тебе скажу об этом всем, Борис?
        - Ну?
        - Ты, Борька, ты - большой талант. И может быть, ты даже просто гений. И ты имеешь право на причуды. Понял? Вот. Я - нет! Я имею право лишь на пиво. Бутылку выпить на вокзале. И похмелить тебя. Имею право. А это - то, о чем ты глаголешь тут - это нет! Не для меня. Не вышел я рылом. Мимо! С этим - мимо, пожалуйста! Мимо!

* * *
        - Вы подождите здесь. - Калачев указал Лене на диван в коридоре. - А нам с вами - сюда. - Он распахнул перед Беловым дверь. - Прошу! Ого! - Калачев был, пожалуй, несколько ошарашен, увидев ожидавшего их в его, калачевском, кабинете Власова. Однако он быстро пришел в себя. - Владислав Львович, я вижу, тут как тут! Садитесь, Николай Сергеевич. Вот, снова мы собрались тесным кругом.
        - Да! - Власов встал, прошелся по кабинету, остановился перед Беловым: - Что ж вы, Николай Сергеевич? Обещали быть со мной в контакте? А сами вот - вчера вечером подписку о невыезде едва-едва с собой в Вологду не увезли, сегодня же еще чудесней - постановление о вашем задержании оставили мне, а сами - марш-марш - и… - Власов вопросительно посмотрел на Калачева. - В Александров?
        Калачев кивнул.
        - Ну, значит, как мы и предполагали… - Тон Власова был таков, что можно было решить, что идея перехвата Белова в Александрове принадлежала ему, Власову. - Как же нам понимать ваши действия, Николай Сергеевич?
        - Ладно уж! Что ты к нему привязался, ну право! - вступился за Белова Калачев. - Повинную голову меч не сечет. Ведь Николай Сергеевич решил во всем сознаться!
        - Ну-у-у? - удивленно обрадовался Власов. - Да неужели?
        - Точно! - кивнул Белов.
        - Прекрасно!
        Воцарилась пауза.
        - Не понял: что мы ждем? - нарушил Власов тишину. - Вы же решили во всем сознаться, Николай Сергеевич?
        - Решил.
        - Так действуйте!
        - Пожалуйста. Я сознаюсь во всем.
        - Во всем ли?
        - Да-да! Ну, я сказал же уже вам: во всем.
        - А именно? Конкретно? В чем вы сознаетесь?
        - Да в чем хотите. Сознаюсь!
        - Вы знаете, вы дурака тут с нами не валяйте! - Власов налился краской. - Вы лучше нам скажите: где Тренихин Борис Федорович 1954 года рождения?
        - Где Борис, я сам не знаю, честно говоря. Подозреваю, правда, хоть и стиснув зубы, что Борька уже на небесах.
        - А тело где? Где его останки?
        - Вот это не скажу. Сам не знаю.
        - Вы же обещали говорить правду?
        - Я и говорю вам правду.
        - И во всем признаться вы обещали!
        - Да я, минуты не прошло, - во всем сознался. Мало вам? Еще могу! Для тех, кто плохо слышит: со-зна-юсь!
        - В чем, в чем вы сознаетесь? Это же самое главное! И именно этого вы и не говорите!
        - Послушайте, скажите ради бога - что вы хотите слышать от меня - конкретно?
        - Конкретно? Ладно! - Власов вытер лоб. - Я вам тогда напрямую вопрос поставлю. - Власов повернулся к сейфу, отпер, извлек запечатанный пакет с окровавленной рубашкой и лист бумаги - заключение экспертизы.
        - Как это оказалось в вашей ванной?
        - Как? Я положил это туда стирать. Давно бы надо бы, конечно, но как вернулся я в Москву, так сразу закрутился. Вот руки и не дошли.
        - Ага! Так, значит, эта рубашонка ваша?
        - Моя.
        - Вы помните, куда вы спрятали ее?
        - Да я ее не прятал! Лежала в грязном, в ванной, дома.
        - Вы именно в ней путешествовали в июле-августе?
        - Ну, не только в ней, конечно. Но - с ней. Я же только что сказал.
        - А это что? Вот, вот и вот - все эти бурые, огромные пятна?
        - Да вы же сами видите, что это засохшая кровь.
        - Так вот, любезный Николай Сергеевич, нам повезло. Нам удалось сличить вот эту кровь с больничным скринингом. На наше счастье, документы сохранились, и экспертизой теперь стопроцентно установлено, что эта кровь…
        - Тренихина Бориса Федоровича, - сообщил Белов. - 1954 года рождения. Если именно это вы хотели установить с помощью экспертизы, то вы установили совершенно верно. Моя рубашка залита кровью Бориса.
        - Ага! Сознались?
        - О господи! Да я уж третий раз вам говорю: я сознаюсь во всем - во всем, что было. Да! Это кровь Тренихина! Но…
        - …Но рубашки не было на вас, когда Тренихин залил ее кровью, так? - забежал вперед Власов, предугадывая следующий ход подозреваемого. - У вас ее стащили, залили кровью и назад подбросили, верно?
        - Вовсе нет! Когда Борис залил мою рубашку кровью, я сам, я лично был в этой рубашке собственной персоной.
        Калачев, молча наблюдавший за Беловым в продолжение всей беседы, вдруг прервал молчание:
        - Вы расскажите по порядку. Откуда эта кровь?
        - Пожалуйста. Это случилось в деревне Шорохше. Я вам уже рассказывал о некоторых событиях в ней в письменном виде. Когда Борис подсунул мне те злополучные акварели, восемь штук. Уговорил меня. Мы с ним пошли на свадьбу.

* * *
        Свадьба в Шорохше шла с треском, размахом и мощью - как ледоход по Северной Двине: Морозовы, самое крепкое, зажиточное семейство в Шорохше, женили старшего сына. На свадьбу пригласили все село от мала до велика, созвали гостей и со всей округи, - верст на двадцать, наверно, не менее.
        Улица, над которой высилась усадьба Морозовых, была уставлена самосвалами, кранами, тракторами, скреперами, лесовозами - транспортными средствами, на которых съехались краев именитые гости. Между этими мастодонтистыми грудами самоходного металла «жигули», «москвичи», а кое-где и «опели» казались хрупкими, нежными игрушками.
        Буйство веселья - широкого, почти неуправляемого, захватило всех: уже часа через полтора Белов прекратил воспринимать отдельных людей; он ощущал себя частичкой роя, муравейника, огромного тысячеглазого, тысяченогого и тысячерукого существа, имя которому - деревенская свадьба.
        Борис же, начав этот день с восьми акварелей, выплеснутых им в порыве, на едином духу, видно, не смог подавить в себе этот всплеск созидательных сил: он и на свадьбу взял с собой папку и угли, пастель, карандаши.
        Борька был всюду, одновременно в двух, трех, четырех местах и шести измерениях. И все рисовал. Рисовал и дарил. Рисовал и дарил.
        Белову казалось в тот вечер, что в Борьку вселился вдруг бес - бес графики, демон мгновенного портрета.
        Время от времени Борька отвлекался на пару секунд - чтоб опрокинуть стопку - маленькую - грамм на сто пятьдесят - двести, и закусить каким-нибудь пустяком: рыжиком, огрызком огурца, шматом холодца или пирожком, и тут же снова, откинув вилку, Борька хватался за карандаш. Странно, что, выпивая, но фактически не закусывая, Борька совсем не пьянел, а только как-то еще в большей степени ожесточался графикой.
        Этот безумный порыв не мог довести до добра.
        Уже часам к девяти, когда гигантское существо по имени «свадьба» было налито спиртным до ушей и бровей и вот-вот должно было частично упасть под столы и забыться под ними на время, а частично заплясать, загулять, запеть и выкатиться - покатиться к вечерней реке - пешком, босиком, на руках, на закорках, на тракторе - Борис совершил непростительную ошибку: нарисовал жениха и невесту.
        Алкоголь, видно, достал его все же - в прекрасном рисунке, прекрасном технически, была допущена грубейшая ошибка, свойственная всем молодым и зеленым: смешение жанров.
        А именно - невеста была выполнена как легкий, узнаваемый прекрасный этюд, под которым так и хотелось начертать пушкинское «Я помню чудное мгновенье», в то время как жених, изображенный Борькой на том же листе, практически рядом, «исключительно ради экономии хорошей финской бумаги», - как Борька потом объяснил, - жених был изображен в стиле «дружеский шарж». Шарж тоже удался Борису блестяще; он был гениален.
        На юбилее бы, положим - выставленный отдельно и особо, этот дружеский шарж, безусловно, вызвал бы и восхищенье, и восторг и добрый теплый смех.
        Но здесь, на свадьбе! Да в деревне!
        Нет! Два этих рисунка рядом, на одном листе… Это было убийственное сочетание!
        - Стоп! Их надо разрезать! - крикнул Борька. Едва выпустив лист из рук, он моментально понял всю нелепость, оскорбительность сочетания сделанных им только что этюдов.
        Но опоздал.
        Листок поплыл по рукам гостей и, естественно, со скоростью корабля на подводных крыльях доплыл до стола жениха и невесты.
        Жених подошел к Борису.
        Свадьба стихла, как умерла.
        - Так, - сказал жених Борису. - Ведь это ты нарисовал?
        Жених слегка качался, стоя с рисунком в руках.
        - Ведь я, - ответил Борька, понимая ужас ситуации и, что самое главное, ощущая полное отсутствие возможности что-либо объяснить.
        Да что там!
        Даже извиниться, сказать что бы то ни было, было уже невозможно.
        Рисунок убивал на месте и наповал - и Борька, и Белов это осознали в тот же миг - профессионалы.
        - Так, - сказал жених, слегка покачиваясь. - Вот это Катя, да? Жена моя?
        - Да, - только и ответил Борька.
        - А это - я? Виктор Морозов?
        - Точно.
        Жених, не спеша и плавно, как будто в полусне, занес кулак - за километр, за плечо, за спину - как былинный богатырь в сталинском кино.
        Борька ни на миллиметр не уклонился от удара.
        Белов, глядящий лишь на жениха и находящийся сам в каком-то дико-пьяном оцепенении, тоже застыл как пень; все было как-то неимоверно плавно, чарующе, как во сне.
        Внезапно обрушилась тишина; вся свадьба, как загипнотизированная, замерла в блаженном ожидании.
        Кто же мог подумать, что Борис не уклонится!
        Морозов Виктор бил с размаху, по-деревенски неумело, но вкладывая мощь; Борис с его опытом детдомовских драк мог бы успеть сходить в туалет, помыть ноги, постирать носки, раздеться, разобрать постель, лечь спать и выспаться, пока Виктор Морозов приближал к нему свой кулак.
        Но Борька, чувствуя себя безмерно виноватым, не счел нужным даже шевельнуться, безропотно подставив лицо под ужасающей силы удар.
        Удар, слава Богу, пришелся все ж таки мимо: жених, видно, опомнившись, в самый последний момент принял слегка на себя: летящий кулак просвистел перед самым лицом у Бориса, задев лишь кончик носа - но хлестко, однако - с отчетливо слышным щелчком.
        Слава богу, что так: ударил бы жених по замаху, да всласть - убил бы.
        Шесть человек, опомнившись, разом повисли на Викторе.
        Борис, весь бледный словно смерть, вполоборота повернул лицо к Белову:
        - Ах, Колька! Как я виноват…
        И кровь хлынула у него из носа в три ручья.
        Белов обнял его с каким-то странным, невыразимо щемящим чувством. Обнял за голову, прижал ее к груди. Не выдержал вдруг и - заплакал.
        Груди мгновенно стало горячо - кровь у Бориса все текла, обильно, безудержно.

* * *
        - О Господи! - Власов подпер голову, закрывая одновременно лицо ладонями. - До чего же это трогательно!
        Калачев сидел молча и спокойно смотрел на Белова взглядом если и не сочувствующим, то, несомненно, понимающим.
        - Что будем делать-то? - нарушил молчание Власов.
        - Я думаю, в Вологду надо слетать, - ответил Калачев. - В эту самую Шорохшу. Свидетелей найти. А что ж еще делать? Дело серьезное. Звоните в кассы - я готов сию минуту вылететь.
        - Не надо, Иван Петрович. Брось! Я сам слетаю. Ты Николай Сергеича поймал-повязал - честь и слава тебе. Иди и спи-отдыхай после трудов праведных!
        - Да ладно, что там! Я не устал.
        - Ну, очень хочется - лети! Мне ж проще. Командировок с детства не люблю.
        - Я полечу. - Калачев помолчал. - Но я хочу вот что еще сказать… Там, в коридоре, девушка сидит. Я им, двоим… - он кивнул на Белова и по направлению к коридору, где ожидала Лена. - Я обещал им… Они обвенчались, успели, понимаешь, сегодня. Двухместные камеры у нас есть - причем пустующие. Ты уж, пожалуйста, войди в положение.
        Власов, подумав, постучал карандашом по пепельнице.
        - Ладно! - он легонько хлопнул ладонью по столу. - Раз обещал, так обещал. Обещанное надо выполнять. Так сам и делай, да. И под свою ответственность. Конечно. Организуй медовый месяц. Я не против. Я против быть и не могу: я ничего не знаю - я в Вологду тогда и полетел. Вот так. На том договорились. Справедливо?
        - Да.
        - Тогда до завтра, господа! - Власов поспешно встал и вышел.

* * *
        Дверь кабинета Калачева открылась, и бывшая Лена Синицына, а ныне Белова быстро вскочила навстречу. Однако вместо Коли из кабинета Калачева вышел низенький плотненький человечек, седоватый, с пространной лысинкой и темными, выпученными оливковыми хитрыми глазами.
        Где- то она его уже видела! Где?!
        - Здравствуйте! - сказал человечек, внимательно, хищно, оценивающе и бесцеремонно оглядев ее с ног до головы.
        - Здравствуйте…
        - Давайте познакомимся. Я - Власов Владислав Львович, старший следователь по особо важным делам прокуратуры Российской Федерации.
        - Очень приятно.
        - Я вот как раз и веду дело… вашего… так сказать…
        - Мужа.
        - Ага. - Власов подумал и цыкнул зубом, еще раз оглядев Лену, заметил: - А я ведь узнал вас…
        - И я вас узнала теперь! Вы были на вернисаже у Коли - верно ведь?
        - Да, - согласился Владислав Львович. - Но и не только! Я был еще и в мастерской Тренихина. Знаете, ну это… - Власов неопределенно помахал в воздухе рукой перед своим носом, будто отгоняя комара. - Голубое небо, на нем облака. Беленькое платьице такое на вас - ситцевое, дешевенькое. С пятнами. То есть, пардон, с синенькими цветочками-василечками…
        - А, ну конечно - Абрамцево! - догадалась Лена. Теплые, светлые воспоминания разом нахлынули на нее. Лицо ее расцвело, глаза засветились отражением того счастливого, давно отлетевшего майского дня.
        - Поэтому я знаю, кто вы!
        - Кто? - удивилась Лена.
        Власов лишь хмыкнул в ответ и, холодно кивнув ей, скрылся за поворотом коридора.

* * *
        - Ну вот, - сказал Белов. - Оставили нас наконец одних. - Он огляделся. - Здесь не сказать, чтобы уютно.
        - Ну, видишь ли, - с чего-то надо начинать новую жизнь. Какое ни есть, а это - начало.
        - Тебе здесь нравится?
        - Не нравится, что мы здесь только до утра.
        - А то бы?
        - А то бы - занавеску на глазок, цветастенькие шторки - на решетку, на эти нары покрывальчики, паласик маленький от двери до окна, чехольчик аккуратный на парашу… - она была искренна в своих мечтах,
        Белов закрыл лицо руками.
        - Коля! Коля!..Ты что?!
        - Я? Ничего!
        - Я вижу, ты не рад, что мы поженились?
        - Я рад. - Белов ей подмигнул и грустно улыбнулся: - Я страшно рад. Беспокоит другое - как это все произошло.
        Черный цвет неба в окне начал светлеть, проявляя толстые прутья железной решетки.

* * *
        В предрассветных сумерках маленький юркий ЯК-42 бодро выставился на взлетную полосу, на исходную, замер там на секунду.
        В клубящемся холодном тумане осеннего утра по краям летного поля едва проступали нежно-лиловые макушки елей и пастельно-мягкие желтые прически печальных, вечно тоскующих о чем-то берез.
        Экипаж запросил взлет.
        Разбуженные внезапным запросом, диспетчеры засуетились, пяля испуганные глаза в мониторы:
        - Чего?! Кто?! Где?
        - Опять столкнулись, что ли?!?
        - Типун тебе на язык, дурак чертов!
        - Он все время пугает, зараза!
        Раздался опять зуммер вызова.
        - Вологодский борт просит взлета.
        - Дай, если просит. Не жаль.
        - Взлет разрешаю!
        По причине раннего часа пассажиры в салоне дремали. Диктор в диспетчерской взял в руки микрофон.
        - Закончилась посадка на рейс 642-СУ авиакомпании «Спейс Интернэйшнл Вологда Эйрлайнс», выполняющий беспосадочный перелет по маршруту Москва-Вологда, - громогласно объявило радио в здании аэропорта, разбудив добрую половину пассажиров, прикорнувших в зале ожидания на своих цветастых огромных мешках и пирамидах картонных коробок.

* * *
        ЯК- 42 плавно тронулся и, разгоняясь, побежал по полосе. В момент его отрыва от земли громкоговорящие динамики в салоне внезапно дружно щелкнули, громко, как выстрелили, и тут же взорвались неизбежной, как сама смерть, «фирменной» песней:
        Где же ты, где,
        Ненаглядная, где?
        В Вологде, в Вологде,
        В Волог- де-де!
        В до- о-оме,
        Где резной палисад!
        Самолет закинул нос и взмыл в небо, мгновенно ТАЯсреди уже почти погасших утренних звезд.

* * *
        - Ты думаешь, что весь этот кошмар рассосется сам собой? - Лена прижалась к Белову.
        - Не так, чтоб сам. Я все-таки верю в перелом в их сознании. Вот этот Калачев, из МУРа, по-моему, стал понимать, врубаться в ситуацию. А может, стал мне верить. Весь ужас в том, что я ничегошеньки им объяснить-то не могу! У них совсем другой строй мыслей - они прагматики, до мозга костей! А здесь все зиждется на нюансах. Они ж привыкли к шаблонам, жизнь их обучила стальной, прямолинейной логике - как в преферансе: снес короля? Сиди без двух! О-о, многого они совсем понять не могут! А я не в силах объяснить. Как объяснить слепому, какого цвета на закате облака? Чем пахнет роза? Как рассказать о розе эскимосу: приятно пахнет, приятнее, чем рыбий жир? Безнадега это. Поэтому и безысходка. - Белов помолчал. - Но Калачев, мне кажется, если и не со мной, то уж точно не с Власовым.
        - На это ты надеешься?
        - Нет, я надеюсь на поездку в Вологду. Пусть этот Власов съездит, убедится. Хоть будет первый факт на языке, понятном им, привычном. Факт четкий, непреложный. Он удостоверится, что я не вру. Серьезная улика отпадает. Настанет сдвиг, ну, пусть не перелом - затишье, остановка, плотина встанет перед этим потоком чудовищного какого-то бреда. И тогда все станет выглядеть иначе. Наступит смысловой переворот - вот ведь самое главное что - а? Я надеюсь только на это!
        - Какой ты умный! А сидишь в тюрьме. Обидно, правда? Аж плакать, Коля, хочется!

* * *
        ЯК- 42 внезапно клюнул носом и перешел в пике.
        В салоне кто-то вскрикнул: сдавленно, истошно, коротко.
        И тут же тишина. Безмолвие кошмара ожидания - мертвящего.
        Лишь тихий шелест двигателей за окном.
        Пике сменилось на отвесное падение.
        Двигатели, взвыв, со всей силой погнали самолет к земле.
        Салон молчал.
        Глаза людей расширились от ужаса.
        Ви- и-и-ижу…
        Вижу алые гроздья рябин…
        Ви- и-и-ижу…
        Вижу дом ее номер один… -
        оглушающе врубились динамики салона.
        И тут же всех вдавило в кресла - перегрузка.
        Взвыв, самолет перед самой землею выровнялся - с немыслимым напряжением: потрескивание прошло волной по корпусу, по полу, потолку.
        От перегрузки щеки словно прилепились к зубам и скулам. Глаза начали уходить внутрь, тонуть в глазницах.
        Мгновение… Еще…
        Все! Сила давящая, вминающая в кресло, вдруг исчезла.
        Невесомость!
        Ах, не ремни бы - все поплыли бы по салону бесплотными духами, повисли бы в объеме - как рыбки в аквариуме.
        Что б не случилось, Я к милой приду, В Вологду, Вологду, В Вологду-гду!
        Самолет вдруг дробно и мелко затрясся с сухим стуком - как телега на булыжной мостовой.
        Истошно завизжали тормоза, визг сменился дьявольским скрипом и скрежетом.
        Всех бросило с такой звериной силой вперед, что на мгновение показалось, что в подголовник кресла впереди сидящего - еще момент - и от души вопьешься носом и зубами.
        Са- а-а-ам я-а-а… За ответом приду!

* * *
        Ранним утром, едва рассвело, Лена покинула здание МУРа.
        На пустынной Петровке возле дома тридцать восемь ее ждали отец и мать.
        - Ага! - сказал отец.
        - Это ты вместо «доброго утра»?
        - Дрянь, просто дрянь! - сказала мать. - Мы за ночь совсем с ума сошли.
        - Так надо было спать.
        - Ты будешь еще нас учить!
        - Она еще нас учить будет!
        - Мы оборвали телефоны половины Москвы!
        - Кому мы только не звонили!
        - Ночуешь где-то в новом месте - так надо ж позвонить, предупредить!
        - Мы же волнуемся за тебя, Лена!
        - Да как вообще ты в МУР попала?
        - Знакомый здесь работает. Ну, пригласил.
        - Я просто голову сломала: что случилось?
        - Да ничего. Я просто вышла замуж. Родители, опешив, отшатнулись на полшага.
        - А… за кого…
        - За Николая, за кого же?
        - А… паспорт покажи.
        - Там нету ничего. Мы только обвенчались.
        - В церкви?
        - Ну не в бане же!
        - Ах, вот как!
        - «Вышла замуж…»
        - Как наша Мурка, летом. Теперь корми ее котят.
        - Не издевайся! Это правда, мама!
        - А где он? Мы звонили Николаю: никто не подходил.
        - Он здесь. Он в камере остался.
        - Что значит - «в камере»?
        - Его в убийстве друга обвиняют.
        - А-а, вот почему он решил жениться! - осененно хлопнул себя по лбу отец. - А я-то было удивился!
        - А что здесь удивляться? - сказала горько мать. - Я это сразу все, еще в апреле, поняла!
        - Что ты могла понять еще в апреле? - удивился папа.
        - Что ты болван, - сказала мать. - Что ты - мерзавка. Что я от вас умру без покаянья.

* * *
        Автобус, идущий раз в сутки от вологодского автовокзала до села Шорохши, он мог, конечно, вместить и более пятидесяти шести положенных ему по техдокументации пассажиров: ну, семьдесят, ну, сто, ну, даже сто пятнадцать.
        Но не сто семьдесят же!
        Да и каких пассажиров!
        С коробками, ведрами, детьми, бензопилой, матрасом, горячими чебуреками, зеркалом, щенком, аккордеоном, тачкой, плугом, бочкой, коляской и мотоциклетным прицепом, холодильником, бороной, погружным насосом, покрышками для трактора, одиннадцатью рулонами обоев и тремя рулонами стекловаты, живыми поросятами, кладбищенской оградой, синим унитазом, мешком битой птицы, рейсмусовым станком, шестью упаковками двухлитровых бутылок «Пепси», большим «капуцином» с китайской поддельной кожей, ящиком газовых баллонов, насадками для буров, пустой посудой в шести авоськах, электродами для электросварки, труборезом, четырьмя тортами
«Птичье молоко», подпятником для бетономешалки, ананасом, переходниками, обсадной колонной, телевизором «Sony» в комплекте с наружной антенной, флягой с модификатором ржавчины, велосипедом, свадебным платьем и обычными навозными вилами - не очень чистыми…
        Власов понял сразу, что если он не применит в ближайшие десять секунд все навыки рукопашного боя, приобретенные им в спортзале в течение последних двух десятков лет в процессе изнурительных еженедельных тренировок - то все, то он пропал: из Вологды сегодня он не уедет.
        Оттолкнувшись спиной от толпы, давившейся плотной кучей на посадку в соседний автобус на Момжу, Власов ввернулся буравом в кучу, стремящуюся в ПАЗ, отбывающий через три минуты в Шорохшу.
        Ступни плотно стоят на грунте - полной плоскостью - толчковой может стать любая нога - хоть правая, хоть левая. Глаза фиксируют взгляд противника. Взгляд рассредоточенный - сквозь соперника, вдаль. Взгляд отупить, обессмыслить - разумный взгляд выдает намерения. Руки вне связи друг с другом: правая и левая - каждая сама по себе. Потянул руку? Тут верхний блок. Ага! Ты так? Уход под локоть, плавно выныриваем. Голова уперлась в чей-то мешок. Толкают в лицо пятерней, пахнущей солеными огурцами. Захват за кисть и тут же - вокруг оси ее - возврат предплечья. Болевой в стойке. Не идет болевой в стойке! Кисть оказалась сильней болевого. Тогда назад - обман, - ага, уперся - ну, попался! Так! Тут же, с поворотом, снова вперед и вверх. Обманный взмах левой рукой: думаешь, в морду дам тебе? Нет, я правой рукой - да за галстук тебя! Хреново дышать стало, скажи? Не можешь сказать, захрипел? Это правильно! Теперь между рыжим в сапогах и мешком с поросятами, прижавшись боком к сенокосилке. Есть! Проход вперед с подныривающим полупируэтом. Нечаянно будто выбить ей сумку из рук! Как только нагнется за ней -
коленом в лицо - такой удар очумляет наклонившихся женщин - и тут же прыгать через ее спину. Перекатом! Отлично! Блеск! Заодно левой в глаз старику… Не лезь вперед батьки, дедушка… Вот же засранец! Встречный удар! Не уклоняться - все равно некуда! Наоборот - вперед лицом, на» встречу летящему кулаку и чуть-чуть в сторону - в последнюю долю секунды! Ага! Есть! Удар, предназначавшийся тебе, достался этой квашне с грудничком: заквакал за спиной - ну, ясно! Лихо! Присесть! Присесть! Подставить свой лоб под кулак - об кость - скользнуло - жаль! Он размозжил себе всего один сустав указательного. Пригнись, пригнись: вот дура - каблуком бьет, в глаз шпилькой норовит. Используй это: она на одном каблуке - хромая, считай. Подбить, подножку-под ту ногу, что пока обутая, на шпильке, она длиннее, эта нога, она опорная - мадам не устоит… Упала. Хорошо! Быстро наступи ей на лицо, пока ее затылок прижат к земле - лицо хороший упор для толчковой ноги, только если затылок вжат в землю - устойчиво голова лежит! Нет-нет, тебе уже не встать - тебя теперь затопчут земляки. Согнись, на корточки почти. Годится! Распрямиться
пружиной - уже на полшага ближе к дверям автобуса! Прыгать, прыгать на носках - ему будет тогда не ясно, какая нога при ударе окажется толчковой. Взмах правой. Нет, это снова обман… Удар-то на самом деле коленом в пах! Согнуться бы тебе, конечно - жаль, что сдавили тебя - не согнешься. На еще! И тебе немножко… Чуть-чуть. Что встала - загораживать?! А если ущипнуть за жопу? Не нравится? Ну не визжи. Отваливай направо. А этому целить в центр. В самое хрюкало. Есть!..Ах, ты буркалы выдавливать?! А за губу тебя если, за верхнюю? Знаю, что очень больно! Уздечку порвать. Будешь помнить. Назад, быстро! Откинуться на застрявшего, на упавшего - встать! Справа, слева сейчас поднапрут - тут же в клинч. Середина заскользит, как между стенок, а мы тут в двери, в самый центр! Только бы правильно упреждение рассчитать. Три - нет-нет - два с половиной корпуса… Пусть сама толпа несет. На полсекунды можно ноги подогнуть, так сжали, что зависнешь, отдохнешь… Все, хватит! Грунт, упор. Всей плоскостью обеих ступней. На старт, толчок! Время как будто остановилось. Вон он, впереди - моргает… Глаз полузакрыт. Старуха
поднесла уголок платка к разбитой губе, да так и замерла, застыла… Памятник - и только! Вот и она - брешь! Раскрылся на миллисекунду тончайший лаз - вот, прямо - между телогрейкой и ватником. Ну-ка: теперь - с силой туда! Не думать о теле. Ты - штопор! Ты - сталь! Ты пройдешь легко: как холодное шило в кусок раскаленного маргарина. То есть наоборот. Играть всеми мышцами. Расслабиться. Обманку… Затяжку на колготки ей - а ну-ка! - ага - «ах!» - все, наклонилась, сука, к чулкам, деблокировала директрису, открыла направление. С визгом! Еще! А ну! Ну, еще чуть-чуть!
        Ему почти удалось раскаленным шнуром пробуравить толпу с налета, но тут он, налетев на массивного пассажира, везущего дверной проем и два оконных блока, затормозил на полсекунды, скинул темп.
        Эта задержка его погубила.
        - Что ж ты прешь-то как танк, людей давишь? - спросил Власова милиционер, выволакивая его из толпы - позорней некуда - за шиворот.
        Милиционер обладал совсем не высоким званием - рядовой.
        - Вот наглый-то! - рядовой мотнул Власова за шкирку, прочь - столь грубо и размашисто, что Власов еле устоял.
        - Еще полезешь, - упадешь! - пригрозил милиционер. - По роже вижу, что не наш, не вологодский…Хам!
        Власов молча, решительно выхватил из нагрудного кармана служебное удостоверение, ткнул рядовому под нос:
        - На!
        Милиционер взял аккуратно документ:
        - Ого! Российская прокуратура! Старший следователь по особо важным делам, - он читал старательно, шевеля от усердия губами и бровями: - Птица-а-а…
        - Сейчас же обеспечь мою посадку!
        - Сейчас обеспечу! Посадку… - милиционер махнул куда-то вбок - призывно - и тут же на полшага отступил от Власова.
        В ту же секунду два амбала в гражданском с красными повязками на рукавах скрутили Власова так, что он заорал благим матом на весь автовокзал.
        - Тпр-р-ру!! - скомандовал им рядовой, а Власову, качая перед его носом его же удостовереньем, пояснил: - Такие вот, особо важные, прокуроры-триколоры, они, знаешь, обычно ведь на черных «Волгах» ездят.
        - Естественно! - ответил Власов. - Когда охотиться и отдыхать.
        - А ты куда намылился? - равнодушно поинтересовался рядовой и зевнул прямо в лицо Власову, даже не прикрывая рукой рта. - Тоже ж, нябось-ить, на охоту? Вчерась за рекой магазин-то ограбили - охотнички, как ты, гляжу.
        - Я еду по делу! Не на охоту, а по делу!
        - Что ж ты, раз по делу, да и с самой Москвы, машинку-то себе не заказал? А, деловой?
        - Да потому что когда по делу, так сроду нет у вас бензина, шоферов, желанья, то да се… Только на пьянки горазды!
        - А, говоришь - на пьянки мы только горазды? Лады! Давай его, братцы, в дежурку! Посмотришь сейчас, как у нас работают! Может, и сам работать научишься. Проверим сейчас твой фальшивый документ: у нас узнаешь «то да се»!
        - Я точно старший следователь!
        - Так что волнуешься?! Сам порядок, значит, знаешь! Начальству будешь качать права, понял?! Ефрейтор Елкин вот придет после обеда - по-свойски с тобою и разберется… Что говоришь? Телефон тебе? Сейчас получишь «телефон» - дождешься!

* * *
        Иван Петрович Калачев сам пришел в камеру к Белову.
        - Доброе утро!
        - Здравствуйте.
        - Вот, проходил здесь мимо и зашел спросить: вот эта вещь - не ваша ли? - Калачев взял висевшую у него через локоть штормовку Белова и показал ее со всех сторон…
        Это была та самая штормовка, которую Белов отдал бомжу в милиции в обмен на длинное бомжовское пальто.
        - Моя.
        - Ну, разумеется! Мои ребята случайно, можно сказать, выловили ее на Москворецком рынке, как раз когда новый хозяин втюхивал ее за три бутылки.
        - Так… Но я оценил бы ее дороже.
        - И не ее одну, кстати.
        - Простите? Я что-то не улавливаю…
        - Так она же еще и с часами!
        - Что - «с часами»? Я вас не понимаю.
        - Да вот - часы. В нелепом месте: в кармане, на груди, в наружном. Бомж утверждает, что они, часы-то эти, не его. А были здесь, в штормовке. Я ему поверил. Действительно, на них есть надпись: «Тренихину Б. Ф. за подготовку XIX городской партконференции. - Переславль-Залесский. 1986»
        - А, да, помню! Он им панно отгрохал огромное в восемьдесят шестом. А я слегка помогал ему. Памятная история.
        - Взял Борька мою куртку там, надел ее, пошел гулять. Погулял в ней, вернулся. Смотрит - обед на столе. Пошел к речке, решил перед обедом руки вымыть, снял свои часы, чтобы не залить, сунул в нагрудный карман - совершенно машинально. Руки вымыл, пошел обедать. Ну, или кто-то разговором его отвлек. Словом, засунул и забыл. Потом уж хвать - а где часы? Поискали, поискали - нет нигде! В моей куртке, в кармане вот посмотреть он, видимо, не догадался. Решил, что потерял. Очень, кстати, жалел о часах. Хоть и старался вида не показывать. К счастью, видите, часы нашлись. Но, к сожалению, нашлись уже тогда, когда потерялся их хозяин. Однако будем надеется, что все образуется: найдет горшочек крышечку, как в детской сказке.
        - А куртку вашу надевал-то он зачем?
        - Ну, он любую вещь мог надеть и, более того - любил носить чужое. Это, кстати, довольно распространенная черта - по жизни. Странно, что вы, как следователь, с этим не сталкивались на практике. Девицы часто платьями меняются - неужели не знаете? Нищета, зависть, ну и «коммунистический подход», вбиваемый десятилетиями. Словом, это норма была: Борис мог воспользоваться чужим предметом одежды, инструментом, посудой, содержимым холодильника - всем абсолютно, кроме зубной щетки. Единственное исключение, пожалуй что.
        - А что ж такое исключение?
        - Да тоже просто. Он никогда не чистил зубы. Он их на ночь клал в кружку. Частенько в кружку с водкой - чтобы не допили ночью. Друзья-товарищи. А утром встанет, вставит - и залпом похмелится. Ну, не всегда так - после крепких сабантуев, конечно же. А то, я смотрю, вы подумали уж…
        - Вы можете, наверно, мемуары о Тренихине писать…
        - Да. Оттого я здесь и сижу.
        Калачев долго молчал, а потом неожиданно сел напротив Белова.
        - Вот что я скажу вам, Николай Сергеевич… Я долго думал… И я боюсь, что здесь тот самый - очень редкий на практике случай - когда вы, небезосновательно, в общем-то, подозреваемый, причем на основании многих улик, хоть и косвенных, вы тем не менее совершенно, ну абсолютно ни при чем!
        - Благодарю! Я всецело разделяю ваше мнение.
        - Однако, Николай Сергеевич…
        - Однако я буду осужден?
        - Да, - с прискорбием вздохнул Иван Петрович. - И если даже нет, то нервы вам крепко испортят. Очень крепко!
        - Да уж куда еще больше?
        - О-о, это что еще! Цветочки. Вы здесь сейчас прям как член правительства. Цветов только нет. А вот если в общую камеру переведет вас Власов - тогда вы хлебнете.
        - Что же делать? Хлебать мне не хочется. Да и не с чего. Почему я должен хлебать?
        Иван Петрович доверительно склонился к Белову:
        - Могу предложить вам заведомо кощунственный вариант. Боюсь только, что он вам покажется неприемлемым.
        - Если уверены, то и не предлагайте.
        - Я все же рискну, потому что уверен в том, что если вы последуете этому варианту, то открутитесь наверняка и в конечном итоге - спасетесь.
        - Я понимаю, к чему вы клоните. - Белов поморщился. - Вы предлагаете мне сознаться в том, чего я не совершал?
        - Вот именно! Я клоню к тому, что вам следует немедленно оговорить себя.
        - А дальше, дальше что? - вскипел Белов. - Под суд? По обвинению в убийстве?
        - Конечно нет! Зачем же? Как уляжется, дадите задний ход: я, дескать, сам себя оговорил.
        - С чего это я себя вдруг оговорил - ни с того, ни с сего?
        - Да просто от страха. Калачев и Власов страшные такие - боюсь их, да и точка. Вам следователей сменят: нас с Власовым - долой, а нового дадут. И дело направят на доследование. Паники, пожара уже никакого не будет. Тот, новый следователь, уже вполне спокойно поговорит с вами - и сто вторая распадется вдрызг через неделю, а то и вообще через день.
        - Но пистолет-то все же останется?
        - А как же? Останется! Но что останется-то? Двести восемнадцатая, голая - незаконное хранение, ношение. Ерунда.
        - Но посидеть-то придется тем не менее.
        - Отнюдь! Вы подключите адвоката: то да се, повышенная криминогенность общества, милиция защитить не способна, все боятся даже по своей квартире без оружия ходить, вы человек не бедный, заслуженный художник, черт возьми.
        - Это верно, - кивнул Белов. - Все вооружаются сейчас.
        - Конечно! В каждой второй квартире хранится ствол, а в престижных, что называется, и два, и три - такие арсеналы попадаются, прости Господи! Адвокат все это прожужжит, заплатит кому следует, позвонит куда надо, подаст петицию, прошение, протест. Ну и так далее. Отпустят вас под залог. Потом получите свои два года.
        - Два года?! - ужаснулся Белов.
        - Да не пугайтесь вы, - условно!

* * *
        - Простите, Христа ради! Явите милость Божию… Вот ведь накладочка! - ефрейтор Елкин суетился вокруг Власова, едва ли не сдувая пыль с его ботинок. - Помяли вас немного, поколотили. Вот идиоты же! Ну да до свадьбы заживет, вы не отчаивайтесь!
        - До свадьбы? - иронично хмыкнул Власов. - Вообще-то я женат, дочь взрослая. Девушка.
        - Мы и это мигом исправим! Нам только доверь - нам больше ничего и не требуется.
        - Что - «доверь»? Что вы исправите?
        - Да все! Да ситуацию… Что-что, а уж исправлять - это у нас мастера великие. Что не дай - у нас исправят в одночасье. Специалисты! Вы не сомневайтесь совсем! Вот Скворцов сам, подполковник он, он уж приедет… О-го-го! Будьте в полной уверенности! И продолжайте в ней же пребывать! Он-то, Скворцов, уже мы звонили, выехал он. Мы вас прямичком по дорожке-то в Шорохшу на «Волжанке» за миг и прокатим-с! - Ефрейтор Елкин доверительно склонился к уху Власова и затараторил далее уже вполголоса: - Даже бензинчик у нас есть для нее, полный бак! Припасе-е-ен!

* * *
        Набитый выше всякой меры ПАЗик съехал с грунтовки, уступая дорогу милицейском кортежу, прыгающему и виляющему по щебенке, окутанному клубами пыли и воем сирен.
        Кортеж состоял из трех машин: двух милицейских «жигулей» под мигалками и черной
«Волги» между ними, строгой, с тонированными стеклами, кремовыми занавесками на заднем окне, четырьмя противотуманными бейбихами впереди, двумя фаркопами - с обеих сторон, тремя антеннами, «пионерской» родной квадрой, тормозными допфонарями на спинке заднего сиденья и прочими совершенно необходимыми родному русскому начальству прибамбасами.
        Видимо, на этой дороге Вологда-Шорохша, дороге с так называемом «твердым покрытием», подобные кортежи были большой редкостью: коровы, пасущиеся справа и слева, увидев кортеж, мгновенно переставали жевать пыльный придорожный чертополох и, кратко-истошно мумукнув, роняли в страхе внеочередную лепешку, а уступивший дорогу кортежу ПАЗик едва не завалился в кювет - водитель от удивления забыл, что называется, справиться с управлением.
        Внутри же «Волги» Власов болезненно морщился от каждого качка машины.
        - Ну, ничего, пройдет! - пытался успокоить Власова подполковник Скворцов.
        - Да все суставы вывернули напрочь! Два дня назад подозреваемый чуть кисть всю не сломал, потом преступник при силовом захвате чуть горло мне, гортань, не раздавил. А тут вот на тебе еще! Все бока, буквально все! Вздохнуть нет сил!
        - А вы, когда вздыхаете, глаза прикрывайте - так йоги рекомендуют, легче.
        - Да на кой черт их прикрывать: я как пытаюсь вздохнуть, так в глазах - от ребер-то вверх - и сразу темнеет в глазах - закрывай не закрывай!
        - Ну, потерпите, дорогой Владислав Львович - осталось километра два, не больше, почти приехали. А в Шорохше-то мигом водочкой…
        - Да что она - поможет, что ль! Водка? Натирать суставы плечевые?
        - А можно и совсем не натирать! По-другому тоже можно испробовать.
        - Что ж тогда - примачивать, что ли?
        - Конечно! Примочим обязательно. В Шорохше. Примочим в меру, не усердствуя. Грамм по семьсот - семьсот так пятьдесят.

* * *
        В кабинете начальника сельской администрации Шорохши подполковник Скворцов немедля подошел к окну и стукнул кулаком по подоконнику:
        - Ну, говори, Сергей, рассказывай, как тут московского художника избили на свадьбе у Морозовых? Избили его, или мы что-то путаем? Что там была за драка? Я слышал - общий мордобой? Чуть дело до топоров не дошло, а? Давай, выкладывай про драку. Все рассказывай - как на духу!
        Бывший председатель сельсовета, шестидесятипятилетний, поди, «Сергей» мгновенно сориентировался:
        - Какая драка, Михаил? Ты что?! Побойся бога! Я был на свадьбе! Никаких драк у Морозовых не было!
        - Товарищ вот, из Генпрокуратуры, - кивнул Скворцов на Власова. - Специально из первопрестольной прилетел. Что там за драка приключилась - им ведь известно!
        - Еще раз тебе повторяю, Михайло Иваныч - драк у нас с пятьдесят третьего года не было. Да ты и сам это знаешь. Мы народ смирный. Вон тогда, в пятьдесят третьем - тут да. - «Сергей» повернулся к Власову и пояснил: - Амнистия-то, Сталин умер. Тогда была драка. Тут я не спорю. Серьезная драка тогда приключилась. Девять человек Шорохша схоронила - что было, то было. Потом в восемьдесят пятом, правда, когда Горбач-Лигач сухой закон-то учудили, ну, мужики нанюхались сульфадифокля - прям на сенокосе забили Клавку Жукову - обед им принесла туда. Они обед-то съели с аппетитом, а потом и забили, мать ее, Клавку-то. Случайно. От сульфадифокля каша им, видишь ли, недосоленной показалась. Ногами Клавку! Часа два впятером метелили. Не пережила старушка-то… Было ей-то уж восемьдесят четыре, слабая была, кашляла все. Преставилась! Не вынесла побоев. Тоже было такое - я врать разве стану? Но вот на свадьбе, у Морозовых? Какая драка? Никакой! Никто даже с утра, с похмелья-то - и то не дрался!
        - Давай-ка «жениха» сюда, к ногтю!
        - Пришлите быстро Витю мне, Морозова! - скомандовал Сережа, бывший председатель сельсовета.

* * *
        - Ну, признавайся как на духу - ты избил художника на свадьбе?!
        - Я?! - удивился Виктор. - Я - его?! Смеетесь вы что ли, Михаил Степанович! Да это же он меня ударил1 Сюда вот - сердце самое… Его на свадьбу с другом пригласили, как уважаемого человека: приходи… А он, скотина…
        - Ты не отвлекайся! - одернул его бывший предсе» датель. - Начальству некогда. Ты только дело говори.
        - Скажите прямо - вы его ударили или нет? - спросил спокойно Власов.
        - Нет! - поспешно вставил бывший председатель.
        - Я спросил не вас! - одернул его Власов. - Ну?
        - Нет, - спокойно ответил Виктор. - Я его всего лишь… - он слегка замялся. - Предупредил! - нашел он точный термин.
        - И только?
        - Ну, - кивнул Морозов. - Ежели б я его ударил бы… - Морозов прикрыл глаза и замолчал, задумавшись.
        - То - что? - быстро спросил Власов. - Что было бы?
        - Убил бы, - удивляясь непонятливости московского гостя, искренне ответил Виктор.
        - Вчера он тут быка остановил, - вмешался бывший председатель. - Сорвался бык, понесся по селу. Крик, вой! Детишки-то идут из школы. Ну, врассыпную! Один парнишка в колодец даже от страха головою вниз сиганул. Слава богу, голова крепкая, а вода глыбкая… Однако ужас, что говорить! А тут вот он, Морозов Виктор, шел, тащил поломатый прицеп от «Белоруся»…
        - Да, - оживился Виктор. - Я быка ударил! Вчера. Это было. Так за дело ж! Не бодай пацанят!
        - И все. И нет быка! - закончил бывший председатель. - Убил. Один раз всего вмазал кулаком по лбу.
        - Промеж рогов, - уточнил Виктор.
        - Убил производителя!
        - Быка - ударил! - повторил Морозов снова, видно, вспомнив, и заново все пережив. - Художника - предупредил.
        Действительно, - тут было ясно без вопросов: Морозов Виктор если бы ударил, голова бы отлетела.
        Представив мысленно, как этот В. Морозов может вмазать, Власов даже откачнулся. И тут же охнул - суставы напомнили ему сейчас же о попытке влезть в автобус.
        - Все ясно! - отпуская взглядом Виктора Морозова, Власов встал.
        - Беги давай! - тут же скомандовал бывший председатель Морозову. - А то прохлопаешь. Солярка-то не бык, ждать не будет - утечет к соседям… А вас я, гости дорогие, прошу сюда, отведать молочка!

* * *
        Пропустив вперед Власова, подполковник Скворцов на полсекунды задержался в кабинете:
        - Все правильно! - шепнул он бывшему председателю.
        - Я понял сразу: ты же тоже был на свадьбе! - ответил бывший председатель. - Я снова твой должник.
        - А, брось! Они-то прилетят, да улетят. А нам-то жить! - И, выйдя на крыльцо, Скворцов добавил, глядя в спину удаляющегося Виктора Морозова: - Неужто он-то, Витька твой, действительно быка убил вчера?
        - Факт! С этим зятем мне повезло.
        - А пьет?
        - Не-е-ет! После бани, по субботам - тут уж конечно! Бывает, что и вдрызг. Ну, после бани-то шары налить - это разве ж грех?
        - Завидую тебе, Сергей Иваныч! - Скворцов вздохнул и, поискав глазами Власова, крикнул: - Владислав Львович! Вы не туда пошли! Нам сквозь дворы, налево!

* * *
        - Но мне неясно - если я убил, так вы же сами тут же спросите: где труп? И что я вам скажу?
        - Где труп? А в речке утопили.
        - Как это - утопил?
        - Пошли и сбросили с моста.
        - В какую же реку?
        - Да хоть в Москву-реку. С Новоспасского моста, например.
        - И что - прямо на плече его принес и перевалил через перила, что ли?
        - Ну, разумеется, в мешке! Не знаете, что ли, как трупы обычно в воду сбрасывают?
        - Признаться, не знаю. Не видел. И сам не сбрасывал.
        - В полиэтиленовом пакете вы сбросили труп.
        - Чушь какая! Они ж, пакеты полиэтиленовые, маленькие. Как туда труп-то войдет?
        - В большом пакете, в огромном. Ну, знаете, для защиты пальто в шкафу от моли.
        - А-а, эти я знаю! Только они не пакеты, а мешки с молнией, и не полиэтиленовые, а поливинилхлоридные.
        - Ваша правда, оговорился. Вот в нем вы и сбросили.
        - А груз? Кирпичи ему в ноги, в мешок - добавлять, как считаете?
        - Кирпича три, думаю, добавить можно.
        - А пять или десять - нельзя, что ли?
        - В принципе можно - кто запретит? Но нужно знать меру, чтобы оставалось неясно: утонул труп или поплыл себе.
        - Зачем же создавать дополнительные неясности в таком простом, казалось бы, вопросе?
        - Ну, как же? Чтобы затруднить поиск тела в реке.
        - Затруднить - это понятно. Но вы посудите сами - нелепость выходит: если я его лично топил - то что ж, я разве не в курсе: утонул он или уплыл?
        - Можете позволить себе быть не в курсе при данных обстоятельствах. Вы ж его с высокого моста сбросили. Темно было. Вы сверху ничего толком разглядеть не смогли. Вы слышали «буль». И все.
        - Понятно, понятно!
        - Ну, что тут нам, следствию, делать? Водолазы, кошки, тралы… Неделю повозимся. А наверх доложим: убийца пойман и сознался. Труп пока в реке. В известном месте.
        - Так вам же тут же прикажут труп достать и предъявить.
        - А мы достать не можем. Нам на это денег не хватает. И техника у нас старая. И кроме того, отнюдь не японская. Бюджет скуден. Поиск тела затруднен. Дайте денег - мы мгновенно найдем.
        - Ну, тут уж ответ очевиден: фиг вам. Денег нет.
        - Ну, вот и все! Что и требовалось доказать. Общий привет!
        Улики данной, хоть и главной, - трупа - нет и, может быть, не будет, хоть мы и ищем его, изо всех сил стараемся. Нет! Ну, нет и нет. Никто не виноват. Раскрыто дело? Да! А вот это-то и есть самое важное! Хоть и нет денег, но люди зато золотые. Три дня не прошло - а дело раскрыто. С недоработочкой, согласен: без трупа. Но делать нечего - остается смириться с данным обстоятельством. На сем ваша одиссея заглохла. Что непонятно?
        - Мне непонятно то, на что вы тут толкаете меня. Я не хочу. Не буду! Вы не правы!
        - Я абсолютно прав.
        - Может, вы и правы. Но… Нет! Я сроду никого не убивал и даже просто признаваться из тактических соображений - не желаю! Это, в сущности, тоже грех: мысленно все прокрутить, сочинить, на допросе рассказывать. А в голове-то это прокручивается, верно? Как возможный вариант. Как будто было, верно? По-моему, это тоже преступление: допускать мысль, представлять в воображении.
        - Нет, это по закону не преследуется.
        - Может быть, может быть… Глупо… Не знаю! Сердце не лежит! Не стану!
        - Вы все-таки художник, я гляжу! Хотите, я скажу вам, отчего вы такой смелый?
        - Я смелый? Сомнительно.
        - Смелый, упорный. Вы в душе глубоко верующий человек, хотя и сами этого не подозреваете.

«Боже мой! - подумал Белов. - То же самое, что мне кардинал тогда говорил… Слово в слово почти!»
        Он почувствовал, как корни волос на голове слегка зашевелились от смутной мистической дрожи, пробежавшей легкой волной по всему телу.
        - Вы верите - Бог есть на свете! - продолжал Калачев тем временем. - Он не даст мне пропасть. Что ж, верьте, если вера есть. Вот у меня - я двадцать лет в угрозыске - осталась только мудрость. Да и той уже немного.
        - Я недавно так же рассуждал. А теперь я, пожалуй, соглашусь: вы правы - я верю! Вот вы меня немножко поняли, поверили мне - ведь так? Вот и отлично! Ведь вера города берет! А Власова, я надеюсь, поездка в Шорохшу на истинный путь наставит.
        - Эх! - Калачев махнул рукой. - Блажен, кто верует, тепло ему на свете! Вам, так же как и нам - не объяснишь и не докажешь!

* * *
        - Стой! - внезапно Власов хлопнул по плечу шофера, - на выезде из Шорохши, перед околицей.
        Кортеж из трех машин остановился.
        - Что такое? - Скворцов едва не рассадил себе лоб от резкой остановки. - Проблема возникла?
        - Для чистоты эксперимента, - ответил Власов и, выйдя из машины, направился к крайней избе. Там, в палисаднике, старушка набирала воду из колодца.
        - Куда пошел? Ссы прямо здесь, на колесо! Можно! - крикнул Скворцов вслед Власову, но Власов даже не обернулся.
        Хотя они и здорово напились «молока» с бывшим председателем Сережей, но тем не менее Владислав Львович Власов, знавший свое дело туго, мог еще выкинуть номер, не входивший в программу Скворцова.
        Он не был пьян в обычном человеческом понимании этого слова. И надо сказать, что он, Власов, сколько бы ни выпил, никогда не бывал по-настоящему, кристально честно пьяным. Всегда он ощущал в себе присутствие какого-то трезвого дьявола, критически и рассудочно наблюдавшего как бы изнутри за поведением своего нажравшегося хозяина. Этот внутренний трезвый демон был существом очень наблюдательным, хитрым и злопамятным. В прокуратуре многие познали на собственной шкуре, сколь опасно надираться в компании с Владиславом Львовичем, к каким немыслимо тяжелым последствиям может такая расслабуха привести.
        В данный момент внутренний трезвый дьявол боднул Власова изнутри: «Проверь еще раз относительно драки на свадьбе. Тебе здесь, Владислав, морочат голову. Нагнали пурги в ноздри. Быка, блин, убил кулаком. Ты проверь, поспрошай посторонних. Не будь лохом. Будь москвичом».
        Конечно, вылезать из машины не хотелось. Болели ребра, болели руки, болела шея. Он видел самого себя как бы со стороны - пьяненького, жалкого, внешне несимпатичного, да и к тому ж давно не молодого. Это чувство отвращения и ненависти к самому себе вдруг охватило его с такой непреодолимой силой, что он не то что пошел, а даже побежал дряблой рысцой к крайней избе.

«Молодец! - одобрил его прыть внутренний трезвый демон. - Я просто горжусь тобою, Владислав!»
        - Простите, - обратился Власов к бабуле. - Здравствуйте!
        - День добрый! - ответила старушка чуть испуганно.
        - Я выяснить хотел, точнее - уточнить с предельной точностью… - Власов почувствовал, что язык его творит чудеса, и попытался взять себя в руки. - Вот вы, наверное, мне как кажется, на свадьбе были, были здесь в деревне Шорохша, в августе были. На свадьбе были.
        - Где? У Морозовых, што ль? Да вся Шорохша там была!
        Власов собрал всю свою волю в кулак и совершение перестал качаться.
        - Скажите-ка честно, это чрезвычайно важно, - были ли на свадьбе инциденты?
        - Чего? - не поняла старушка.
        - Инциденты!
        - Не видела я их.
        - Ну, а один-то, может быть, маленький - был? - хитро подмигнул ей Власов. - Ну, хоть такой вот - совсем крошечный?
        - Ни одного не видела! - решительно ответила старушка и поспешила в избу - от греха.
        - Теперь поехали! - махнул рукою Власов и застонал, схватившись за плечо.
        Скворцов услужливо впихнул его в машину.

* * *
        - Довольно! Хватит с вами цацкаться! - Власов хлопнул по столу ладонью. - Все это ложь, господин Белов!
        - Но… - Белов попытался возразить.
        - Безо всяких «но»! Проверочки дают другое. Эпизод первый: поезд, сцепщик, пили, беседовали, фокусы показывали. Нет, спали! И никакого сцепщика! Эпизод второй: на свадьбе драка.
        - Да не драка ж, нет!
        - Нет, верно: нет! «Нет» полный, абсолютный: ничего там не было! А кровь осталась. На теле, на рубашке. Теперь - часы. Часы Тренихина. У вас в кармане. Иван Петрович вам поверил, но он слегка наивный, может быть, излишне, человек… - Власов сильно нервничал: болели плечи.
        - Однако я все же хотел бы при этом заметить… - попытался вставить Калачев.
        - Иван Петрович, милый! Вы заметьте себе. Себе!..А кстати, - не совсем приятное известие для вас: там, наверху, на расширенной коллегии, ваш вчерашний балаган стал известен, ну это, скоморошество, с лентами, со свадьбой… ГАИшники на вертолете постарались. Меня замгенпрокурора в лоб вот полчаса назад спросил.
        - Что именно он спросил? - поинтересовался Калачев.
        - А вот то и спросил, - кивнул Власов, - что пришлось мне ответить ему прямо и без уверток… Да, было! Имела место эта прискорбная разухабица. А что мне оставалось? Только указать на вас. Как было, так и говорить. И что вы Белову вместе с мадам отдельную камеру предоставили на ночь - тоже пришлось мне, не смог утаить. Мне было, право, неприятно до чрезвычайности.
        - Он что - нажал, а вы и испугались?
        - Я не испугался. Я ничего не боюсь. Я только одного боюсь, Иван Петрович, что вас от дела, может быть, отстранят - хоть вы и молодец, конечно!
        - И на том спасибо.
        - Примите, в случае чего, мои глубокие, ну и так далее… Так вот итог. - Власов снова обратился к Белову: - Вы лучше говорите то, что было!
        - Я только это и говорю.
        - Ну, здравствуйте - поехали опять! Все, что вы говорите, это сказки! Летающие блюдца и прочее! Детский сад.
        - И тем не менее - все это правда.
        - У вас был найден пистолет. Заряженный. При понятых. Вот это правда. И две попытки к бегству. Тоже правда. Вот так. И все! Для суда, думается, и этого вполне достаточно!
        - Ну, так и передавайте дело в суд, раз достаточно!
        - Вы меня еще и учить будете! Как бы не так! Рано ваше дело в суд передавать, ой, рано! Еще надо от вас признаньице получить! Да уж и труп Тренихина - вы уж нам, милый мой, теперь и тельце, извольте - представьте!
        - Где ж я его возьму вам?
        - А нарисуйте! Вы ж художник!
        - Мразь… - сказал Белов вполголоса.
        Но Владислав Львович, конечно же, услышал: его называли так не впервой в его долгой жизни.
        - Значит, вот как мы с вами тогда поступим! Вы подумайте, недельку-другую, может быть, чего и придумаете. Но только думать теперь вы будете не в Хилтоне и не в Савойе-Шератоне, а в общей камере на Бутырском валу. Там быстро вспомните, надеюсь. Это вам не Петровка, тридцать восемь, пять звездочек с девочками-ленточками.
        - Да как же вам не стыдно! - сморщился Белов.
        - Ну, нет! Тут вам, не мне, стыдно быть должно: венчаться в кашемировом пальто, стоять пред алтарем в наручниках!
        - Эх, Владислав Львович… - вздохнул Белов. - До седых волос дожили, а все не знаете: Бог не в алтаре, не в церкви, не в наручниках и даже не на небе. Бог в душе. Там! Если он есть, конечно, там.
        - Конечно! - кивнул, соглашаясь, Власов. - Если денег полные карманы - так и Бог в душе будет. Это понятно! Как же в состоятельной душе - да не поселиться-то! - Он встал и, выйдя в коридор, позвал: - Конвойных - увести!
        - Считайте, что я от дела отстранен, - успел шепнуть Калачев. - Настучал, гнида, на коллегии.
        Белов в ответ только вздохнул: сожалею, дескать, Иван Петрович…
        - В Бутырку, в общую! На самых общих основаниях!

* * *
        Круги ада, на которые ступил Белов с легкой руки Власова, начинались вовсе не с общей камеры, как думалось Белову, а с нескончаемого ожидания «места» - с сидения в зарешеченных «отстойниках», «накопителях», «аккумуляторах», «предбанниках».
        - Послушайте, капитан! - не выдержал, взорвался Белов, переменив за день восемь или девять промежуточных временных клеток и, естественно, ни разу не получив никакой ни еды, ни питья. - Сколько можно вас ждать?
        - Сидишь - и сиди!
        - Так и я про это: давай сажай куда-нибудь! Сколько можно здесь лавку-то протирать?!
        - Цыц! - ответил капитан. - Найдем куда - воткнешься сразу!
        - Да я со вчера не ел!
        - Определим - там и покормят. - Подумав, капитан добавил: - Может быть.
        - Да это просто издевательство!
        - Нет, ошибаешься. Это всего-то навсего «на самых общих основаниях». Во! А то привыкли всюду, безо всякого.
        - То есть?
        - То есть - сиди и жди. Вот так. И привыкай помалкивать в тряпочку. Здесь не балет тебе!

«Почему балет? - подумал Белов. - Психи. Кругом одни психи».

* * *
        В общую камеру его определили уже после одиннадцати.
        Отпирая дверь камеры площадью метров двадцать и содержащей не менее сорока человек, плотнейшим образом лежащих на общем деревянном подиуме, надзиратель отступил на полшага назад в коридор и, воротя морду вбок, чтоб не дышать испарениями десятков немытых тел, процитировал:
        Вот твоя деревня, вот твой дом родной, Щас поедешь в санках по горе крутой…

* * *
        Свет в камере ночной, тусклый. Народ храпел, стонал во сне, причмокивал, скрипел зубами… При появлении Белова никто и ухом не повел.
        Хотелось лишь одного: прилечь, уткнуться лицом - хоть в плинтус, и до утра забыться.
        Но как тут ляжешь? Между людьми и ладонь не всунешь. Чуть, может, посвободней было у параши. Не то чтобы там было место, а так - скорей надежда на него.
        Белов толкнул слегка, будя, приличного на вид мужчину - в очках, похожего на интеллигента:
        - Вы чуть-чуть не подвинетесь? Совсем немного. Мне бы хотелось прилечь.
        - Куда? - мужчина, одурев от сна, от духоты и смрада, чуть приподнялся на локте: - Ты что, не видишь, что ли? И так-то лежат все на боку.
        - А мне куда тогда деваться?
        - У них спроси, - мужик кивнул на дверь.
        - Так они меня сюда и запихнули. Не сам же я себе здесь заказал место.
        - Ты в госпиталь тогда, скажи, попросись в больницу. Вон, постучи, скажи, заболел. В больнице на кровать положат.
        - Да я здоров, не поверят.
        - А ты попроси Стаса, вон он, четвертым от меня лежит. Он всех знает. Он все объяснит и поможет - в больницу-то, на кровать. Он троим уже тут помог, перед тобой.

* * *
        - Тряси его сильней! Он спит как мертвый, - вполголоса сказал интеллигент.
        - А?!? - Стае вдруг вскочил, встал на ноги, как чертик из коробочки. - Чего?!?
        - Простите, что разбудил. Вон тот мужчина посоветовал мне к вам обратиться. Вы можете помочь попасть в больницу?
        - А?! - Стае спросонья только хлопал глазами. Через секунду до него дошло. - В больницу тебе? Или в лазарет?
        - В больницу. На кровать.
        - Да. Это я могу! - кивнул мужик и в тот же мир обеими руками вцепился в горло Белова.
        Белов захрипел и, пытаясь вырваться, скосил глаза в сторону интеллигента у параши
        Тот, лежа на боку, опираясь на локоть, заметил с радостью, почти со сладострастием:
        - В больничку разом щас! Потерпи. Он те горло сломает, хрипело смятое когда - они без звука кладут! Кого - на кровать, кого - на стол.
        Сознанье уплывало. В глазах остался только черный круг с ярко светящейся каймой… Тело, живущее как бы отдельно от сознания, своим собственным разумом мгновенно вдруг ощутило конец и какой-то панической судорогой сообщило об этом главному, большому сознанию.
        Белов, хрипя, с неимоверным трудом все же вскинул руки и понял, что они уже не вполне подчиняются мозгу, просто висят, едва удерживаемые у лица. Ноги внезапно подломились, словно кто-то сзади шарахнул палкой под колено.
        Падая на спину, он все же заставил себя сконцентрироваться на цели, схватить душителя за кисти рук, за пальцы.
        - А-а-а! - камера огласилась истошным воплем душителя.
        Но даже его истошный крик не заглушил хруст ломаемых костей обеих рук.
        В ту же секунду дверь с громким лязгом распахнулась, влетели надзиратели - не менее пяти человек - с дубинками, стремглав: как будто бы только того и ждали…
        - Он руки, руки мне! - душитель протянул милиционерам свои кисти, висевшие безвольно вниз и замершие - как у пианиста на стоп-кадре.
        - В больницу! - распорядился старший надзиратель. - А этого - в холодную! - он указал дубинкой на Белова.

* * *
        - В больницу Стаса! - Белов, влекомый коридором, услышал за спиной донесшийся вслед комментарий интеллигента от параши. - Руки поломать - кладут без звука!
        И камера захохотала, застучала, завизжала, взорвалась, - в десятки глоток.

* * *
        Как холодно! Не сядешь и не ляжешь - ледяная сырость.
        Стоять, стучать зубами.
        Провал в мозгах. Но есть и мысль. Мысль о том, как там, в самом низу, немеют пальцы ног. Да нет, какие пальцы! Нет уже и ног! Деревяшки. Боли нет. Пропала чувствительность.
        - Эй! Откройте!..Я расскажу все! Я во всем сознаюсь!

* * *
        - Во всем, кричит, сознаюсь, - доложил капитан Власову.
        - Ну, вот и все! - Власов потер руки: в его кабинете с утра было довольно прохладно.
        - Очень вовремя вы, Владислав Львович, от Калачева избавились, - ну, этак, вежливенько, под жопу: кыш его…
        - Не «кыш его», а он сам себя, лично, подставил, - едва заметно улыбнулся Власов.
        - Владислав Львович, что же вы так-то… - расплылся, улыбаясь, капитан. - Не скромничайте, не к лицу вам! Вы умеете, уж не спорьте! Всегда: блистательный финал вы в полном одиночестве встречаете. И как у вас эти выходит: лишненьких - «того» - вы б научили, право!
        - Такому не научишь. Это - дар.

* * *
        - Ваша взяла, - кивнул Белов, упав почти на табуретку напротив Власова. - Я… Я убил Тренихина!
        - Давно бы так… Мотивы? Белов пожал плечами:
        - Мотивы вам известны еще лучше, чем мне: тайная зависть, явная корысть.
        - Вы его… постойте! - угадаю… Вы его зарезали?
        - Да. Я его ножом ударил. В спину.
        - Хорошо! - Власов потер руки от удовольствия. - Он умер сразу? Вы не помните? Один раз вы его саданули или несколько раз?
        - О нет, увы! Без опыта тут, понимаете… Я до этого случая никого не убивал, практика убогая. С одного раза у меня, признаться, не получилось. Такая вот досада.
        - Да что ж - разве я не понимаю? Это очень понятно чисто по-человечески: сначала ударил раз, а потом добил.
        - Ну. Верно. Раз десять я его еще ударил. Все не по» падал, ошибался, промахивался.
        - Работа над ошибками, все предельно ясно.
        - И только после уж… Потом.
        - Он отошел?
        - Да. После того, как я ему горло перерезал. Вот тут-то он - туту! Захрипел так страшно, засипел…
        - Прекрасненько! Тогда-то вы рубашку и забрызгали?
        - Нет. Рубашку я испачкал лишь потом, когда тащил его.
        - Куда вы труп-то дели? Небось, конечно, в речку сбросили, а? - Власов подмигнул.
        - В мешке?
        - Ага! - Власов опять хитро подмигнул. - Ночью?
        - Буль?
        - Буль. И то ли поплыл, а то ли утонул.
        - Нет. - Белов едва заметно горько улыбнулся. - Я закопал его в землю, зарыл. В лесу.
        - Но только место вот забыли: были взволнованы, плохо соображали, так?
        - Нет, не так. Место я запомнил отлично. Под Сергиевым Посадом. Двенадцать километров вбок. Возле Мишутино-2. Там справа от шоссе непроходимая чащоба. Так вот в этой чащобе…
        - И сможете найти это самое место?
        - Конечно. Ради вас найду без труда.
        - Прекрасно!
        Внезапно Власов осекся и задумался.
        - Не понимаю, какую еще игру вы затеяли, Белов?
        - Игру в чистосердечное признание.
        - С предоставлением трупа? Ничего себе - игра!
        - Русская рулетка называется.
        - Русская рулетка? Разве есть такая игра? Я думал, что это название водки.
        - Верно! Но водку назвали как раз в честь игры.
        - А в чем же ее суть?
        - Очень простая суть. Берешь пистолет, заряжаешь его…
        - Так?
        - И стреляешь себе в висок.
        - Все?
        - Все!
        - Какая же это игра? Это самоубийство называется.
        - Нет. Самоубийство - это когда хочешь умереть. А когда играешь в русскую рулетку, стремишься выжить, одолеть.
        - Что одолеть?
        - Неблагоприятные обстоятельства.
        - Вот что, дорогой мой! Давайте мы ко всей этой философии вернемся в другой раз. А сейчас поедем на место, к Сергиеву Посаду. Лопату нужно взять с собою, так я понимаю?
        - Лучше две лопаты. Я Тренихина зарыл очень глубоко.
        - Да? - Власов чуть подумал и, кинув быстрый взгляд на Белова, решил:
        - Нет, хватит и одной!

* * *
        Шофер, в звании сержант, остался при РАФике, а в лес они пошли вшестером: судмедэксперт, рядовой с лопатой и носилками на плече, фотограф, Власов и Белов с конвоирующим офицером - лейтенантом.
        Правая рука Белова была сцеплена наручниками с левой рукой конвоирующего лейтенанта: Власов действовал четко по инструкции.
        - Ну, где же оно, это ваше место? - спросил Власов Белова. - Уж полчаса почти идем.
        - Так я вам говорил: два километра с лишком. Да мы уже почти пришли. Вон там, за елками, поляна - видите? Так вот на ней это место и есть.
        Свернули на поляну. На ее краю была изрытая, ископанная площадка, почти квадрат: десять на десять метров. Площадка была ископана так, будто здесь что-то искали в земле у поверхности: ямки, ямки, между ними холмики.
        Процессия остановилась, не доходя двух метров до вскопанной площадки.
        - И что - и тут?
        - Ну, - кивнул Белов.
        - Сфотографируй! - приказал Власов фотографу. - А что так перекопано, как будто что-то искали?
        - Вот для того-то именно я и перекопал. Уж если здесь чего искали, то уж нашли, наверно. Второй раз рыть не будешь.
        - То есть для маскировки?
        - Ну.
        - Как будто червяков копали для рыбалки. Хотя нет - здесь песок да глина. Какие ж тут червяки! А что ты просто, дерном-то, могилу не заложил? Поленился? Я на твоем месте бы укрыл бы все дерном.
        - Ну да, - кивнул Белов. - А дерн откуда ты возьмешь? Только здесь же, рядом. Пройдет лесник - ага! Вот кто-то дерн срезал… А-а-а! А вот здесь срезанный дерн клали. С чего бы? Что тут прикрывали?
        - А ты неглуп. - Власов окончательно уже перешел на «ты» с Беловым, хотя на брудершафт они, конечно, за прошедшие сутки выпить не успели. - Ты это сам придумал все - вот так вот - перерыть-перекопать?
        - Сам.
        - И сам копал все это?
        - А кто ж еще? - обиделся Белов. - Не землекопов же мне было нанимать, в самом деле!
        Белов сощурился, глядя на середину перерытой площадки:
        - Вон, кстати, и следы мои остались.
        - Где?
        - Вон! На середине.
        - А, вижу, вижу! Ты в этих же кроссовках был, когда труп закапывал?
        - Да, в этих.
        - Покажи подошву. Так. Молодец! На сто процентов отпечаток совпадает! Фотограф - снимки: след, нога! А ты не стой, медэксперт - сними-ка слепки со следов, раз делать нечего пока. А ты когда его зарыл?
        - Седьмого сентября. До этого он в гараже моем лежал.
        - Что - просто так лежал, открытый?
        - Нет конечно! Открытый - он же вонять начнет, унюхают сторожа-то гаражные. Не-е-ет! Я его в гараже в мешке хранил. В поливинилхлоридном. Знаете, в которые обычно одежду прячут, чтоб от моли защитить?
        - Знаю, конечно знаю! - кивнул Власов. - Мне ли мешков-то поливинилхлоридных не знать!
        - Вот. Сначала я его думал - в Москва-реку, ночью, с Новоспасского моста…
        - Почему именно - с Новоспасского? - удивился, Власов.
        - Да как-то вот… - замялся, сбившись, Белов.
        - Нет-нет, это крайне занятно! - оживился Власов. - Вы просто не представляете себе, насколько интересную вещь сказали! Почему-то по статистике больше всего трупов в Москве топят именно с Новоспасского моста. Но почему?!
        - По-видимому, модно просто. Мода! Не объяснить, Глупо? Ага! Вот и я тоже решил: зачем моде следовать? Нужно иметь индивидуальный стиль, подчеркивающий твою личность. Поехал в лес, закопал! И даже вон оставил свой след!
        - Да, след хороший, четкий! Три недели уж как ни было дождей здесь, я смотрю. А в глине след вообще отлично сохраняется. А что ж ты наследил так?
        - А что ж не наследить-то? - сварливо возразил Белов. - Я паспорт, что ли, оставил? Да ты еще попробуй раскопай, найди сначала, труп-то! Потом уж будешь думать о следах.
        - А если б чудом - раскопал бы кто - ну просто так, из праздного любопытства, для интереса?
        - Для интереса - два с полтиной метра? Так начни только копать, сразу след сроешь! Еще задолго до того, как труп обнаружишь! - Белов даже удивился слегка тупости Власова. - Вы что-то, Владислав Львович, сегодня не в ударе. Голова болит?
        - Болит! - вздохнул Власов. - Напоили меня мои старые друзья в твоей Вологде. Наплясался, песен напелся с ними - до сих пор ребра болят. И плечи болят: плясал, руками размахивал. Горло болит, руки болят - это уж по твоей части. Ну, где копаем? Показывай точно!
        - Вот. Здесь. Отсюда и досюда. Рядовой, поплевав, взялся за лопату.
        - Предупреждаю сразу, - подчеркнул Белов. - Я зарывал когда, песочек бабой трамбовал так - плотненько, на совесть, понял?
        - А что же не понять-то, - буркнул рядовой, - чтоб от дождя могилка б не просела… Глубоко-то копать? Два с лишним, ты сказал?
        - Я твоему начальнику сказал: быстрее будет в две лопаты.

* * *
        Солнце уже перевалило зенит, а глубина вырытой ямы - два метра.
        - Сколько еще рыть-то? - взмолился со дна рядовой. По краям выкопанной могилы громоздились кучи вынутого песка, отчего яма казалась в полтора раза глубже.
        - Копай-копай! - подбодрил рядового Белов.
        - Сто лет колодцев не копал! - с остервененьем сплюнул рядовой. - И не надеялся уже до смерти. Два года в армии - окопы, блиндажи! Затрахали по темя. Ну, думаю, в милиции - лопаты никакой! Нет, на тебе! Вот сдохну, блин - и самому себе ж копать заставят: все-все-все, ты только выкопай - в последний раз! Тьфу, мать ее!
        - Владислав Львович, уж дело за обед перевалило, - напомнил лейтенант, прикованный к Белову. - Пора б и к машине, за пайком, перекусить. Жрать хочется, сил нет!
        - Да. - Власов отошел от костерка, около которого он грелся в компании с фотографом и судмедэкспертом. - Ух, ямища! - ахнул он. - Да тут уже будет, наверное, метра три!
        - Нет, трех метров еще не будет, - ответил рядовой, сверкая с глубины белками глаз, шахтерскими белками.
        - Что, глубоко еще? - спросил Белова Власов.
        - Нет. Сантиметров двадцать-тридцать, думаю. Не больше.
        - Ксенофонтыч! - Власов позвал медэксперта. - Давай, сгоняй к машине за водителем. Пусть возьмет наши сумки со жратвой - машину запер, и - сюда, бегом. Вместе у них пойдет быстрее. И труп, как выроем, вдвоем потащат.

* * *
        - Ну, когда же наконец-то смена мне будет?! - взмолился землекоп.
        Конвойный лейтенант поднял свою левую руку вместе с прикованной к ней правой рукой Белова и посмотрел на часы:
        - Он на полпути к машине. Мы сюда шли полчаса.
        - Вон! - закричал вдруг Белов, указывая в яму. - Вон он - показался!
        Фотограф с Власовым метнулись от костра к яме:
        - Что - труп?
        - Где, где?
        - Вон! Вон он! - показал Белов.
        - Здесь, что ль? - рядовой там, в яме, ткнул с размаху штыком лопаты в то место, куда указал Белов.
        - Ты что?! Ты что?! - заорал на него сверху Власов. - Идиот! Давай руками!
        - Да нет здесь ничего, - ответил снизу рядовой. - Я ж вижу: полный шиш!
        - Да как же нет?! Слепой, что ль?! - возмутился Белов. - Вон, видишь, лейтенант? - он слегка дернул правой рукой. - Туда смотри, куда я указываю!
        - Песок светлее только вижу, - признался лейтенант. - А больше ничего не вижу.
        - Так это он и есть - раз песок светлый пошел! - уверенно сказал Белов.
        - Где? Здесь или здесь? - На дне могилы рядовой еще два раза воткнул с силой штык в песок - с явной издевкой: вгоняя его почти по заступ.
        - Скотина! Стой! Улику, труп порубишь! Чего делаешь-то?! Вредитель! Рукою копай, осторожно. Я тебя разжалую! - взорвался негодованием Власов.
        - Ох-ох, разжалует он! - сплюнул рядовой. - Вы, кто б из вас бы, сами слезли бы сюда - на, посмотрите: до крови я руки стер уже. Начальнички, мать вашу! - он снова с остервенением воткнул лопату в дно ямы.
        - Дай лопату сюда! - брызжа слюной, заорал на него сверху Власов. - Сейчас же лопату выбрось из ямы к херам собачьим!
        - Да с удовольствием!
        Лопата, вылетевшая из ямы метров на восемь вверх, описала в воздухе широкую параболу и, упав, воткнулась в землю метрах в десяти от раскопки.
        - Ну-к, придержи меня! - Власов схватил фотографа за руку. - Так. Держи… Ох, Боже мой, плечо! Все, отпускай! Гоп! - Власов спрыгнул в яму. - Ну? Где копать? - он вопросительно кивнул Белову.
        - Да вон же, вон! - Белов чуть дернул лейтенанта, чтоб тот присел. - Вон! - Левой рукой Белов указывал в дальнюю от себя точку на дне ямы. - Не видите? Сейчас. Я туда камешком брошу.
        Белов встал на карачки на кучу вынутого грунта. Прикованный к нему конвоир опустился рядом с ним на четвереньки.
        - Вон, гляди! - Белов метнул камушек. - Вон, видел, где упал? Там рой, но очень осторожно.
        - Понял! - Власов начал тихо раздвигать песок руками в указанном Беловым месте.
        Все напряженно ждали результат - появление на свет зеленого поливинилхлоридного мешка с телом.
        Один только Белов ничего не ожидал: трудно рассчитывать на появление трупа там, где его никто никогда не закапывал.
        Белов преследовал в данный момент совершенно иную цель.
        И он уже достиг этой цели: его правая рука, схваченная наручником, была теперь в упоре: от кисти и до локтя она лежала на земле, надежно облокачиваясь о грунт.
        Стараясь не шевелить плечами, Белов направил свободную левую руку к правой.
        Кончики пальцев его левой руки вошли под сталь кольца наручника.
        - И что? - Власов распрямился там, внизу, на дне могилы. - Не вижу ничего. Ну, где же труп-то, а, Белов?
        Глянув снизу вверх, Власов вдруг струхнул не на шутку: лицо Белова было красное, как свекла, оба глаза выпучены.
        Казалось, еще одна секунда - и лицо Белова разорвется в клочья, лопнет от натуги. Видеть это лицо рядом со спокойной, в меру загорелой рожей конвоира-лейтенанта было дико, до ужаса страшно.
        - Белов, вы что?! - вскричал в испуге Власов. - Что с вами?! Вам плохо?!
        Конвоир- лейтенант повернул голову в сторону Белова и тут же услыхал отчетливый щелчок, похожий на стук курка пистолета, дающего осечку.
        - Мне хорошо! - сказал Белов конвойному. - Подтяжка только лопнула на брюках, слышал? Левее! - крикнул он вниз, Власову.
        - Левее - куда - от вас? От нас?
        - Левее от него! - сказал Белов, спуская головой вниз, в яму, лейтенанта-конвоира.

«Ну, надо же, - мелькнуло у Белова в голове. - Легко как пошел: на брюхе, как на санках, съехал по сыпухе».
        - Ой! - удивился Власов, получая в яму пополнение, и тут же вскрикнул: лейтенант, пытаясь встать на ноги, перевернуться в яме, схватил его за руку.
        - Мать-перемать!! Плечо! Плечо! За руку не хватай! Разжалую!
        Первым врубился в ход событий рядовой.
        - Хватай его, хватай, фотограф! - заорал он из ямы. - Не видишь - он же отстегнулся! Держи его быстрее!
        - Я?!? - изумился фотограф.
        - Ты, ты! - кивнул ему Белов, протягивая руки. - На, за руки меня быстрее хватай! Слышишь, что тебе господин землекоп приказывает?
        - Хватай! Держи! - неслось из ямы уже в три голоса.
        - Ну, хорошо, - довольно робко выразил согласие фотограф, решившись взять Белова за руки, которые тот сам протягивал.
        - Вот так, вот так меня держи! - Белов взял фотографа за оба запястья, сжал…
        Фотограф пискнул, как кролик, и дернулся в стальных руках Белова, как трепетная лань, пытаясь вырваться.
        Белов не стал долго удерживать его. Дождавшись очередного сильнейшего рывка назад, Белов резко разжал руки и отпустил фотографа:
        - Гуляй!
        Не ожидав столь быстрого и легкого освобождения, фотограф полетел назад, спиной вперед.
        - Лови фотографа! - Белов едва успел предупредить сидящих в яме его коллег.
        Но это было, впрочем, несколько излишне: в «могиле» уже было довольно тесно. Падая, фотограф вклинился спиной между землекопом и конвоирующим лейтенантом, одновременно схватив с испуга Власова за голову, точнее вцепившись ему всей пятерней в последний клок жидких волос.
        - А-а-а!!! - истошно заорал Власов, мгновенно приседая, чтобы спасти волосы от безжалостного выдирания.
        - Руку разожми! - повернулся вокруг своей оси лейтенант, пытаясь оказать помощь Власову. - Брось! Разожми руку! - крикнул он прямо в ухо фотографу. - Не бзди, я держу тебя!
        - Псих, идиот! - зашипел-застонал Власов. - Чуть скальп с меня не снял! Вцепился блин, мудак - как на прополке!
        В «могиле» было уже четверо - яблоку некуда упасть.
        - До чего ж хорошо вы выглядите, ребята! - сказал Белов. - Так копошитесь: ну прямо как опарыши!
        Увидев, что лейтенант скользнул рукою к кобуре, Белов шатнулся прочь от ямы.
        - Эй, Власов! - крикнул он. - Может, я Сальери, верно. Но ведь и ты - не Моцарт сыска, братец.
        - Сейчас, сейчас! - Власов попытался встать рядовому на плечи. - Нет! Все равно не выходит. С плеч тоже не вылезти - песок. Очень трудно, не зацепишься за край - нет бруствера.
        Стараясь схватиться хоть за что-нибудь, Власов, балансируя на плечах рядового, лихорадочно загребал песок обеими руками - быстро и жадно - как Али-Баба, наверно, выгребал сокровища из сундуков у сорока разбойников. Песчаные крутые края дружно и обильно посыпались в яму. Казалось, что Власов плывет по песку, плывет, оставаясь на месте, извиваясь всем корпусом в отчаянном стремлении покинуть могилу.
        На секунду ему померещилось, что он зацепился за что-то и вот-вот вылезет. Поддавшись этому ложному ощущению, Власов закинул уже было правую ногу на сыпуху, но, рванув слишком резко, не устоял на плече рядового…
        Рядовой слегка посторонился, уступая Власову пространство - щель между собой и стенкой «могилы», в которую Власов и бухнулся, прочертя носом след вдоль геологического разреза песчано-суглинистых почв.
        - Лопату! - сообразил лейтенант-конвоир. - Надо лопату поперек ямы! И как на турнике - подъем с переворотом!
        - Лопата!! - все находившиеся в яме засуетились. - У кого лопата?
        Белов, сделав молча полукруг вокруг могилы, взглянул еще раз в яму - с той стороны, с какой его не ждали:
        - Лопата здесь, у меня, наверху. Лопату в яме не ищите.
        - Сейчас же подайте сюда лопату, Белов! - приказал Власов, в пылу не ощущая всей нелепости своего приказа.
        Белов расхохотался в ответ:
        - Ума до хера у тебя, я гляжу! Говорили же козлу: бери две лопаты. Не-е-е-ет! Наш Владислав Львович всех умнее! Не ему ж копать! Назло одну взял! А мне того и надо было! Понял? Вишь оно, как теперь вышло?!
        - Сгною! Вылезу - сгною!!
        - Хе-хе! Ты сперва вылези, вот что!
        Белов быстро метнулся к оставленному без призора костру и, аккуратно вынув из него пару увесистых сучьев - толщиной в руку и хорошо разгоревшихся, поспешил с ними назад к яме:
        - На-ка, ребята, погрейтесь!
        Горящие кряжистые ветви полетели в яму - в разные концы.
        - Уй, блядь! - тут же донесся из ямы искаженный ужасом голос Власова.
        - Брось!
        - Не прижимай!
        - Топчи его! С-с-с-сука!
        - Стой, я подниму, выкину!
        - Да что ж ты, мудак, меня огнем по морде хлещешь?!
        Белов заглянул в яму, не желая упускать столь яркого зрелища.
        - Ку-ку! - он помахал Власову. - Ищи-свищи меня теперь, мой друг!
        Из ямы грохнул выстрел.
        Но Белов уже бежал.
        Он не видел уже, как там, далеко за его спиной, из ямы вверх полетели дымящиеся головешки и искры - салют.
        Он не услышал также нового взрыва мата, вылетевшего из ямы: одна из головешек, подкинутая вертикально вверх, упала назад, точно вниз, прямо на головы.
        Он бежал быстро, легко, натренированным, скользящим бегом.
        Белов бежал к шоссе - вдогонку судмедэксперту.

* * *
        Евгений Ксенофонтович, судмедэксперт, к машине шел не спеша, прогуливаясь, можно сказать. Не каждый день выпадает такая удача: пройтись по осеннему лесу!
        Услышав выстрел - где-то далеко, там, за спиной, в лесу - он ожил, встрепенулся:
        - Хм! На уток? Поздно. Зайца? Рано зайца бить! Еще не отлинял заяц к зиме. Эх, молодость! - Он приложил к плечу воображаемое ружье, прицелился: - Бабах!!
        - Евгений Ксенофонтович! - Белов, догнавший его, схватил его сзади за локоть.
        - Что случилось?! - Евгений Ксенофонтович даже вздрогнул от неожиданности, а оглянувшись и поняв, что перед ним Белов, подозреваемый, он испугался просто до смерти: - Вы?!?
        - Я, я! Меня, как видите, освободили. Послали за вами, вдогонку. Давайте-ка к машине, быстро - подмогу вызывать!
        - Подмогу?
        - Именно! Убийцей оказался Власов, представляете? Во всем сознался. Давайте побыстрей к машине! Все расскажу вам на бегу. Вперед, вперед!
        Перед глазами Белова стояла, как символ победы, все та же картина: деревенский нужник, ведро с водой, два кирпича…
        - Поторапливаемся! Там дело плохо.
        Они побежали быстрее, обмениваясь короткими фразами:
        - Не понимаю… Как же Власов?
        - Увидел труп… Не выдержал… Сознался…
        - Но труп же… закопали вы, а не он - нет разве?
        - Я… Это верно… Я труп закопал, потому что… он, Власов, меня закопать-то… и заставил… Скотина… Хотел свалить убийство… и все остальное навесить… На меня…
        - Но как возможно?
        - Угрожал… Обещал с детьми расправиться…
        - С вашими?
        - У меня нет детей! - ляпнул Белов, потеряв контроль, но тут же спохватился: - Конечно же, с моими… грозился…
        - Ничего не понимаю! Сумбур! - Судмедэксперт начал сбиваться с дыхания от быстрого бега.
        - А что понимать-то? Власов убил, и в землю… Моими руками… Невинными…
        - А цель? Мотив? Что за мотив был у Власова?
        - Контрабандист он, Власов ваш… Переправлял иконы в Мюнхен… Подделывали. А Тренихин им помешал. Подделку опознал. И жизнью поплатился! Давайте побыстрей. Нам срочно нужно… Подкрепление!
        - А вы - того? Вы это все - серьезно?
        - Какие шутки? Он там в окопе… Отстреливается!
        - Я слышал выстрел, да!
        - Вот!
        - Но… Вы ж сказали - он сознался?
        - Сознался! А потом одумался. Нет, сказал, живым не дамся! Прыг в яму, к трупу: на-ка - не возьмешь!
        - К трупу?
        - Конечно, к трупу! Да! Потом на дерево залез.
        - Не понимаю!
        - Фантастика сплошная! Не видел сам бы - тоже не поверил бы!
        - Наверно, он сошел с ума?
        - Наверно!
        - Послушайте, - вдруг что-то заподозрил Ксено-фонтыч. - А вы-то сами, грешным делом… не сбежали?
        - От четверых-то? Вооруженных? А где наручники тогда?
        - Да, это правильно.
        - Да если я сбежал бы… Как вы сказали… Наверно б я за вами, за подмогой, не бежал бы, а?
        - Действительно, было бы глупо. Извините.
        - Ничего. Бывает!
        Лес кончился. Вот и шоссе. И РАФик.
        - Евгений Ксенофонтович… Вы уж водителя-то… На подмогу, к ним! Он в форме… С пистолетом… А мы-то с вами… безоружны… Подмогу вызовем…
        - Согласен!

* * *
        Подбежав к РАФу, они секунд пятнадцать не могли сказать ни слова - оба совершенно сбили дыхание. Белов специально гнал что было мочи - чтоб оторваться от возможного преследования, с одной стороны, и чтобы подавить начисто способность фельдшера хоть сколько-нибудь соображать. Эта цель была достигнута: у обоих в глазах летали светлые мухи, от перенапряжения к горлу подкатывали приступы тошноты.
        Водитель, выскочив из РАФа, смотрел на обоих с тупым ужасом…
        - Юрка… - Ксенофонтыч, не в силах отдышаться, махал руками, словно отгоняя комаров. - Там все переменилось… Давай к ним, дуй… Убийца - Власов!..
        - Власов?! - водитель Юрка улыбнулся вдруг, недобро, озаренно. - Мог. Власов - мог! Я чувствовал давно - гнилой мужик-то. С дерьмецом…
        - Он там окопался… - ввернул Белов. - Такая гнида… Евгений Ксенофонтович… К рации давайте! Просите опергруппу, сюда. Скорее, срочно!
        - Власов - эх! - Водитель покрутил башкой, довольный. - Во всей прокуратуре сука первая! - Он вдруг сказал типичным тоном Власова: - «Разжалую»… Козел и есть козел!
        - Не стой! Не рассуждай! - махнул водителю Евгений Ксенофонтович. - Они в лесу там… Прямо… Беги по тропинке, не сворачивая…
        - Километра два… - уточнил Белов.
        - Вынь пистолет-то, вынь! Не шутки!
        - Но сразу, как увидишь - не приближайся сразу! Может, гад, пальнуть! Сначала
«стой» кричи!
        - Ну, это уж - будь спокоен! - Водитель Юрка передернул затвор. - Уж от меня-то Власов не уйдет!

* * *
        - Так. Теперь рация! - Белов влез в кабину РАФа первый и, быстро взяв двумя руками телефонный шнур, сильно растянул. Почувствовав, как там, внутри оплетки, оборвались провода, Белов протянул трубку Евгению Ксенофонтовичу:
        - Давай, звони, я ведь не знаю как…
        - Ч-черт, не работает!
        - Тогда звони на ближайший пост ГАИ!
        Пока Евгений Ксенофонтович дул в трубку, Белов открыто, не таясь, оторвал проводку зажигания. Замкнул. Мотор завелся, запыхтел.
        - Нет, не работает! - в сердцах дал трубкой Ксенофонтыч по рации.
        - Поедем, ничего! К ближайшему посту!
        - Да! Больше делать нечего!
        Белов сдал РАФ назад, осторожно въезжая правым задним колесом в канаву.
        - Ну вот! Застряли, ч-черт! И рация не пашет! Все один к одному!
        РАФ раскачивался туда-сюда, буксуя.
        - Ты выйди, подпихни чуток, Евгений Ксенофонтыч!
        Судмедэксперт вышел.
        - Так! Двинь еще! Ну, раз, навалился! Так-так-так… Пошел, ура-а!
        Белов нажал на газ и газанул.
        Евгений Ксенофонтович остался на обочине, разинув рот.

* * *
        С трудами и великим напряжением организовав в яме трехэтажную пирамиду, Власов вылез наконец, выполз по осыпающейся куче песка, окружавшей раскопку со всех сторон.
        - Как мамонта… Как мамонта поймали! - заскрипел он зубами в бессильной злобе, встал и распрямился.
        - Стоять! Не двигаться! - услышал вдруг Власов из-за спины. - Руки!
        Подняв руки, Власов осторожно, скосив глазом через плечо, увидел до боли знакомое лицо - сержанта Юрку - водителя РАФика.
        - Ты что, совсем, что ль сбрендил, Юрка? - Власов начал было опускать руки…
        - Стоять! - водитель, не сдержавшись, с силой и чувством ударил Власова ногой по заду. - На! Я тебе теперь не Юрка! Клещ!! Допрыгался, подонок? Стоять, падла вонючая, стоять! Еще, наверно, по жопе хочешь? Ну, на! Не жаль! Еще? И еще можно! С-с-сука!

* * *
        Как же хорошо быть свободным! Асфальт послушной лентой скользит под колеса; далекий лес, стоящий, казалось бы, беспросветной стеной, вдруг, надвигаясь, расступается, давая дорогу.
        Как весело бегут навстречу редкие машины, готовые предупредительно мигнуть тебе фарами, если там, впереди, что-то плохо - менты.
        Белов вспомнил, что сам-то он едет на милицейском РАФике, канареечного цвета, - приметном, как шпанская муха на свежевыбеленном потолке.
        Он отъехал уже километров тридцать пять от Мишутино-2 и, миновав Сергиев Посад, шел уже минут десять как по трассе Москва-Ярославль.
        Самая пора этот РАФ бросить.
        Справа, в тот же момент, как по волшебству, показалась заасфальтированная площадка для отдыха с одиноко стоящим КАМАЗом - рефрижератором. КАМАЗ стоял, ориентированный носом на север, - то, что надо.
        Белов заехал на площадку, остановил свой РАФ.
        - Эй, хозяин! - Он постучал легонько в дверь КАМАЗа.
        - Что хотелось бы? - раздался сзади мелодичный голос.
        Оглянувшись, Белов увидел невысокого человека с черными и умными глазами, направлявшего на него десантный автомат.
        - Чего стучишь? Хозяин тут!
        - Где? - Белов не понял, оглянулся.
        - Тут, тут! Я и есть хозяин.
        - На север едешь? - спросил Белов.
        - Да-а, - протяжно, с сожалением ответил водитель.
        - Возьмешь с собой?
        - Ты же сам на колесах!
        - Он не годится.
        - Плохо едет?
        - Очень желтый.
        - С тюрьмы бежал? - печально спросил водитель.
        - Да. Плохо там, - ответил Белов.
        - Кормят говном, денег не платят… - вздохнул водитель, - знаю. - Он помолчал. - Воровал? Убивал?
        - Нет. Ошибка. Перепутали меня, - сам не заметив как, Белов стал говорить точно как водитель КАМАЗа - с легким печальным акцентом.
        - Бывает. Сам кто будешь?
        - Художник.
        - О-о… И я художник. Вчера, перед самой Москвой, троих разрисовать пришлось. Не знаю - вылечат ли?
        Белов улыбнулся:
        - Я тоже только что умыл шесть человек. Но я не банщик.
        - Варуж, - протянул руку водитель, опуская автомат.
        - Николай.
        Они обменялись рукопожатием.
        - С тобой подружимся, - сказал Варуж. - Я сразу вижу.

* * *
        Подойдя к огромной мусорной яме - десять на десять метров - скрытой в кустах возле площадки для отдыха, Варуж кивнул:
        - Сюда машину твою бросим, да? Здесь долго искать будут.
        - Как - бросим? - не понял Белов.
        - Бросить просто, - печально констатировал Варуж. - Найти трудно. Сейчас нарисуем, художник.

* * *

…Резиновая черная милицейская дубинка, так называемый «рычаг демократизации», найденная в РАФе, уперлась одним концом в сиденье водителя, другим - в педаль газа…
        Варуж выскочил из РАФа на ходу.
        РАФ, разогнавшись, птицей влетел в помойную яму и, упав с высоты двух метров, старательно забуксовал там, среди консервных банок, пустых бутылок, гнилых бананов…
        - Мусор к мусору. - Варуж распрямился, взвесил в руке канистру с бензином, слитым им только что из РАФа.
        - Плохо у них с бензином. Литров пятнадцать всего. Как тебя ловить будут? - Варуж сплюнул. - Велосипедом, наверно?

* * *
        Группа, вывозившая Белова на следственный эксперимент, возвращалась из леса понурая: на разбушевавшегося Юрку, водителя, пришлось даже надеть наручники.
        В конце их путешествия по лесу Юрка взмолился:
        - Да как же я в браслетах машину поведу?
        Они вышли из леса и сразу узрели одинокого судмедэксперта Ксенофонтыча, сидящего на склоне кювета возле того места, где они оставили РАФ, уходя в лес. РАФа, естественно, не было. Ксенофонтыч задумчиво жевал длинный стебель пыльного придорожного пырея.
        - Ты спросил, как поведешь машину? - переспросил шофера Власов с нескрываемой злобой.

* * *
        КАМАЗ со спокойным шелестом пожирал трассу со скоростью восемьдесят километров в час.
        - Все понял, - рассуждал Варуж, крутя баранку, - одного не понял совсем: как следы твои там, на пустом месте, в лесу, заранее оказались?
        - Да очень просто. Я действительно был в этом месте две недели назад, седьмого сентября. Потому и оставил следы, совершенно не зная, что сегодня они пригодятся.
        - Но зачем ты был? Зачем ходил туда, в лес?
        - Глину копал. Мы все там копаем: и Борька, и я. И Сашка, сосед мой.
        - Глину - зачем?
        - Керамику делать.
        - Что?
        - Скульптурки. Посуду. Кувшины, тарелки, вазочки. Малый гончарный промысел.
        - А, вот почему и перекопано там все было! Это вы перекопали - глину добывали. Теперь я понял.
        - Там глина отличная, но поискать - запотеешь: песок в основном. А в нем - комки глины.
        - Ясно теперь: ты их специально туда именно привез! Показать, гляди: копано-перекопано? И следы твой есть. Дурить их ты туда привез, да?
        - Именно! - подтвердил Белов. - Повез их - вот именно - чтобы дурить. И задурил.

* * *
        На оставшейся далеко позади площадке для отдыха остановился караван сразу из трех трейлеров.
        Время было обеденное.
        Водители трейлеров уже закончили короткую И скромную трапезу: яйца вкрутую, сало, лук, хлеб, помидоры.
        Один из водителей, самый младший, собрал шелуху от яиц, огрызки, бумагу. Скомкал, двинулся к мусорной яме.
        - Мыкола, тю! Дывитесь, хлопци! - закричал он вдруг. - В погану яму РАФык кинули менты!
        - Че брэшешь, дурэнь?
        - Та щобы очи лопнулы мои, колы брэшу! Сюр сюда уси!
        Старший водитель, видно, начальник каравана, подковылял к помойной яме, отряхивая крошки с губ и со штанов.
        - Ох, бачьте! Цеж у натурэ! Нэси, Микола, лэстницу, струменти!
        Старший спрыгнул в яму, осмотрел протекторы покрышек:
        - Та и резина гарна! От москалы! От дурни!

* * *
        В Загорске, в Сергиевом Посаде, в милиции, прямо напротив Лавры, Власов кричал свирепо в телефон:
        - Немедленно, слышишь - немедленно! Дело государственной важности! На цырлах чтоб у меня, блин, все прыгали! Установить контроль на всех дорогах! Включая проселочные, грунтовые! Огонь открывать - приказываю - сразу! На поражение! В лоб, по ногам! Остановить! Остановить! Всеми силами! Любыми средствами! Упустите - спрошу, блин! Шкуру спущу, разжалую! Что?! Нет, он без оружия! В РАФе была только резина дубиновая. Не понял? Дубинка резиновая, мудак ты глухой! Но он особо опасен! Как кто?!? Художник, да, вот именно - заслуженный художник, сволочь!

* * *
        - Смотри! - Белов вдруг впился взором в даль.
        - Я вижу: трассу перегородили. - Варуж скинул скорость.
        Дорога там, далеко впереди - километрах в двух - была перегорожена милицейскими
«жигулями». Около машины стояла группа - человек шесть - в форме, с автоматами.
        - Меня ждут, - заскрипел Белов зубами.
        - Баранку подержи… - отпустив руль, Варуж извлек из-за своей спины огромный бинокль, морской, призматический - тридцатидвухкратный. Вгляделся в даль.
        - Нет, Коля, увы! - Он тяжело вздохнул. - Они меня ждут. Не тебя. - Он снова сбросил скорость, перейдя на первую передачу. - Это бандиты.
        - С чего решил?
        - На, сам смотри! - Он протянул Белову бинокль.

* * *
        Действительно, приближенная оптикой группа представляла собой странную компанию: хоть все и были в милицейской форме, но форма была различная - и летняя, и зимняя, и полевая, и даже парадно-выходной мундир. Особо нелепо гляделся рослый и рыжий - в папахе полковника.
        - Одеты - видишь? Кто во что. Маски-шоу, - заметил Варуж. - Плохо дело, Коля. Совсем дело плохо.
        Автомобиль, преграждавший дорогу, тоже показался Белову весьма и весьма сомнительным.
        На автомобиле был бортовой номер - 137 и ниже надпись «Дорожный патруль», выполненная безукоризненно - через трафарет - отметил про себя Белов, однако надпись выше, на узкой синей полосе, идущей по всему борту, под самым стеклом, чем-то насторожила его.
        Чем? Что в ней не так?
        Непонятно!
        Он снова прошелся взглядом по полосе. Постой-постой… Ах, ну конечно!

* * *
        - Мелиция, - прочел Белов вслух, сделав ударение на «е»…
        - Бандиты, нет! Какая тут тебе мелиция! - отмахнулся Варуж, не уловив смысла сказанного.
        - Она через «и» пишется, - пояснил Белов.
        - Ах, слушай, ерунда! - вздохнул Варуж. - У них же автоматы вон, армейские, не видишь разве? Это раз. Потом: где они стоят? Здесь восемь-десять километров в обе стороны нет ни деревни. Я трассу-то знаю! И это два. Мелиция твоя, хоть трижды через «и» - будет стоять влесу? Наверно, нет!
        Заслон приближался - медленно, но верно… Варуж сбросил скорость до пятнадцати километров в час и теперь просто еле-еле полз по шоссе…
        - И ни одной машины, ты заметь - уже минут десять? Ни туда, ни - навстречу.
        - Что это значит? - не врубился Белов.
        - Это значит, что они меня пропустили в этот перегон и знаки вывесили: «объезд», да? Понял?
        - Зачем?
        - Затем! Теперь здесь, на этом участке, двадцать километров, только мы и только они. Нужны им лишние? Нет, совсем не нужны! Они же грабить будут, ясно.
        - Грабить? - удивился Белов. - У них же только «жигули». Куда они весь твой товар-то перегрузят?
        - А никуда. Прямо на моем КАМАЗе и уедут с товаром.
        - Нас выкинут, что ль?
        - Нет. Зачем выкинут?
        - А что же тогда?
        - Они нас убьют.
        - Убьют? - еще больше поразился Белов.
        - Конечно, почему нет? - Варуж хмыкнул. - Убил - голова не болит.
        - А трупы? У дороги бросят? - Белов ощущал себя действующим лицом какой-то фантасмагории, страшного сна, дурной мороки. Он чувствовал, что голова кружится и ничего не варит, отупев.
        - Зачем наши трупы бросать? Это улика. Тоже головная боль. Сюда же, в КАМАЗ мой, наши с тобой, Коля, трупы закинут, внутрь, на холодок, с собою их увезут.
        - И закопают. - Белов закончил мысль, тупо глядя на наплывающий на них заслон.
        - Ха-ха-ха! - сказал Варуж довольно сухо. - Закапывать - еще чего! Трудиться, во-первых, во-вторых - сколько мяса на наших с тобой костях наросло, килограмм по шестьдесят. Ты прикинь. Двое. Килограммов сто двадцать - не меньше. На колбасу нас, Коля, сегодня же ночью пустят. «Салями» - знаешь? Почем килограмм, знаешь?
        - Знаю.
        - Умножь на сто двадцать. Здесь ее и делают, колбасу, недалеко.
        - Что - из людей?
        - Нет, конечно. Из чего придется. Из мяса, какое есть. Из крыс, из кошек, собак… из овец саповых. Все в дело идет, Коля. Все это деньги… Люди тоже, конечно. Бомжи, что почище… Докторская колбаса. Сосиски молочные… А бродячих собак из Москвы сюда фурами возят, не знал?
        - Откуда ж мне знать?
        - Вот знай теперь. А самая вкусная колбаса, она из нас, из дальнобойщиков. Вместо конины нашего брата добавляют. Мясо твердое, шоферское, красное такое, от трудов жестковатым немного кажется - он выключил мотор, пошел накатом. - А ты - эх… Мясо закапывать? Зарывать товар? Шутник ты, Коля. Молодой еще.

* * *
        К Калачеву в кабинет заглянул майор:
        - Слыхал, Иван Петрович, новость? Власов твоего Белова снова упустил!
        - Да ладно, не смеши!
        - Точно. Белов, как ты знаешь, сознался в убийстве. Отлично! Поехали они на следственный эксперимент. Под Сергиев Посад. В лес. Труп Тренихина выкапывать.
        - Ага! - улыбнулся Калачев своим мыслям.
        - Ну вот. Белов был в наручниках - ну как обычно-то на следственный эксперимент возят.
        - Понятно-понятно!
        - Всего их было шесть человек - я Власова тоже вданном случае считаю за человека…
        - И это понятно, - усмехнулся Калачев.
        - Так вот, часов через пять они пешком вернулись в Сергиев Посад - без Белова, естественно, и без РАФа… Мало того, что Белов удрал, так он еще и РАФ у них угнал. Причем обстоятельства сложились так, что Власов, в дополнение ко всему вышеизложенному, еще и ногой по жопе от своего шофера получил отменно… Послушаешь подробности, или ты занят сейчас?
        - Знаешь, Вась, меня отстранили ведь от этого дела. Спасибо за веселый рассказ, но не надо сплетен: кто кому по жопе - пусть это там, в прокуратуре, остается.
        - Прости. Не думал, что ты так близко к сердцу…
        - Да нет. - Калачев усмехнулся опять, однако тут же подавил усмешку. - Тут ведь Власову при таком раскладе не позавидуешь. Глядишь ведь - могут посадить его.
        - Его? Ну нет, его посадить не смогут!
        - Считаешь, выкрутится?
        - Да не поэтому! Он просто сидеть пока не может!

* * *
        КАМАЗ катился совершенно бесшумно со скоростью быстро идущего пешехода.
        - Я тихо еду, ты не бойся… Чтоб тормозных следов не оставлять. «Мелиция»… Дорогу загораживать - зачем? Ты у поста ГАИ встань, честно мне, при людях! - стоп - я что, проеду, да? Остановлюсь, конечно - взятку дам. Ты - человек, я - человек. - Варуж достал из-под сиденья перчатки, надел их. - Мелиция… Ты, Коля, не шевелись, стрелять они начнут, сразу падай на пол. Тут лист стальной ниже стекла наварен, не пробьет. Понятно?
        До заслона оставалось не больше метров сорока.

* * *
        Власов стоял у стола, приложив сразу две телефонные трубки к ушам. Но, плохо слыша, видно, он, кроме того, включил и селектор - громкоговорящий.
        - Мы делаем все, что возможно, Владислав Львович, - доложил селектор. - Железная дорога уже взята под полный контроль по схеме «ноль».
        Власов переключил селектор на второго абонента.
        - Мы все шоссе, ведущие на север, сейчас начнем перекрывать и к двадцати ноль-ноль закроем.
        - Давно пора бы! Вы… Вы там шевелитесь, черт возьми - уйдет!

* * *
        Белов не отрываясь глядел на приближающийся заслон, видя вместе с тем - боковым зрением - как Варуж напрягся весь, сосредоточился, сел прямо, глядя на заслон как-то даже свысока, несколько надменно.
        В тот самый момент, когда КАМАЗ остановился, Варуж левой рукой отпер свою дверь, отпер, но не открыл - левой рукой…
        Правой рукой Варуж нажал малозаметную кнопку - самодельную - от концевого выключателя, врезанного возле рулевой колонки в «торпеду».
        Что- то мгновенно сверкнуло над головой у Белова - на крыше кабины КАМАЗа.
        Черный светящийся блик неуловимо быстро метнулся к заслону, и в тот же момент там полыхнуло. Ослепительно белая точка расцвела желтой кляксой с черными штрихами на концах щупалец. Грохот сильнейшего взрыва хлестнул по ушам. Там, где секунду назад был заслон, над шоссе вспух оранжевый огненный шар, испещренный медленно летящими в воздухе обломками машины и силуэтами людей.
        Двоих, стоявших далеко от «жигулей», метрах в пятнадцати, кинуло через кювет, в сторону опушки.
        Упав, они оба немедленно поднялись - один на колени, второй вскочил на ноги, вскидывая автомат…
        Но он опоздал.
        Варуж уже стоял на шоссе, возле КАМАЗа, и автомат в его руках бешено бился, выплевывая быстрые мелкие остренькие огоньки.
        - Бесшумно… Как тихо… - мелькнуло в мозгу ошалевшего Белова…
        Только когда фигурки на опушке упали, срезанные очередью, и Варуж, оглянувшись к Белову, сказал ему что-то, только тут Белов понял, что он оглох после первого взрыва, убившего четверых и разметавшего «жигули».

* * *
        Он вылез из кабины и прислонился к колесу спиной; его мутило - в жизни это выглядело совсем не так, как в американских боевиках.
        - Ты испугался, нет? - деловито спросил его Варуж. Белов не ответил. Он только успел осознать - слух вернулся.
        - Совсем бледный стоишь!
        - Что… это было? - Белов еле поднял руку, указывая на развороченный асфальт в том месте, где стояли «жигули».
        - Авиационный миномет, - сказал Варуж. - Там, на кабине у меня. Совсем замаскирован. Под обтекателем. Под «шляпой» на кабине. Ты что, совсем не понял ничего? Хорошо! Не стой, чудак! Патроны-автоматы собирай. Деньги!
        Белов только покачал головой - отрицательно.
        - Ты что, друг - заболел? - в глазах Варужа вспыхнуло теплое участие. - В обед что ел, а? В тюрьме кушал?
        - Нет.
        - Правильно! Чего стоишь тогда?
        Белов молча обвел рукой пейзаж после битвы.
        - Что? Что такое?! - Варуж тревожно обернулся, озираясь. - Убил я. Всех. Зачем пугаешь?
        Белов в ответ промычал нечто невразумительное.
        - А-а-а! - наконец понял Варуж. - Смех! Девушка как будто. Я мусульман четыре года бил - такого не видал! Слушай! - Тебя в убийстве подозревали - гордиться должен! Носить подозрение с честью! - Варуж сорвался на героический пафос: - Чтоб в тебя друзья верили! Чтобы люди здоровались! Чтоб сын твой в школе мог хвалиться: моего папу убийцей зовут!!..По ошибке, конечно, - опомнился он наконец.
        - Я никого не убивал… - устало отмахнулся Белов.
        - И не убьешь! - Варуж ткнул ему пальцем под нос: - Бледный будешь, «ах-ох» будешь - как убьешь?! На! - Варуж с маху повесил на шею Белова свой автомат. - Стой здесь, я оружие сам соберу.
        - Нет-нет… - Белов начал снимать автомат.
        - Ну что?! Что?! - вскипел Варуж. - Он не заряжен! Все я рассадил. Пустой рожок. На, видишь? Смотри! Все тридцать пуль в мелицию пошли: пожаловаться на бандитов… Стой смирно, будто охраняешь. Смех! Просто смех! - Варуж уже вынимал автомат из-под первого трупа. - Жизнь такая пошла… Демократия, воля. Свобода слова! Первый выстрелил - говори, мы тебя слушаем; не успел - все, молчи. Равенство! У тебя - автомат, у меня - автомат. Братство! Все люди братья - хочу с них брать я - он уже был увешен оружием, как новогодняя елка игрушками. - Такая жизнь пошла, друг Коля, что либо мы - их, либо они… - Нас и детей наших.
        Ни Варуж, собиравший трофеи, ни Белов не заметили, как из леса появилась фигура, застегивающая на ходу штаны трясущимися руками… Короткими перебежками фигура переместилась к шоссе… Фигура была с автоматом.
        Это был седьмой, случайно уцелевший.

* * *
        Седьмой уже стоял в десяти метрах за их спинами, когда Белов, вдруг заметивший боковым зрением тень на асфальте, стремительно обернулся.
        Пейзаж после битвы, представившийся в полной красе только здесь, на шоссе, произвел неизгладимое впечатление на седьмого. Именно это, наверно, заставило его на мгновенье замешкаться.
        Не помня как, совершенно рефлекторно Белов нажал на спусковой крючок… Боек сухо щелкнул в полной тишине.
        В рожке патронов не было.
        Белов опустил автомат.
        Варуж мгновенно повернулся на щелчок и, увидав седьмого, лишился дара речи.
        На нем висели шесть автоматов с полными боекомплектами, в каждой руке - по гранате.
        Но он никак не успевал.
        Седьмой медленно поднял ствол.

* * *
        - Докладываю, Владислав Львович! - сообщил Власову громкоговорящий селектор. - Шоссейные дороги от Москвы на север уже перекрываются. У нас сил не хватило, пришлось снимать охрану с некоторых режимных предприятий - частично. Вот и задержка. Но в двадцать тридцать все закроем.
        - Главное - закройте Ярославское шоссе!
        - Да, Ярославку перекроем в ближайшие минут пятнадцать!
        - Не надо мне посулов больше, понял? Ты сделай, а потом доложь! - Власов с силой и остервенением хряпнул трубкой по аппарату.

* * *
        Как это бывает только во сне и при рапидной съемке, Белов видел все в деталях, по фазам.
        Ствол медленно поднялся - направляясь ему точно вгрудь… Глаза седьмого зафиксировались на цели…
        Палец медленно поплыл, топя спусковой крючок в рукоятке.
        Белов даже почувствовал - шестым чувством - вот, все - и выстрел. И - конец.
        Он знал, что пуля движется быстрее звука, что убиваемый не слышит, не успевает услыхать звук рокового выстрела.
        Но Белов услышал.
        Не выстрел - оглушительный трескучий раскат грома прямо перед собой одновременно с ослепляющим блеском вспышки. По лицу хлестнул сгусток ударной волны. В голове мгновенно поплыло все. Заложило уши.
        Несколько секунд Белов стоял оглушенный, ослепший от вспышки.
        Сильно пахло озоном.
        Первым вернулось зрение.
        Седьмой лежал на асфальте черный, страшно обугленный, убитый наповал.
        Варуж, уронив гранаты, протер глаза.
        - Ты видел, а? Его убила молния!
        - Я видел.
        - Гром небесный! - Варуж потряс руками голову, силясь как бы проснуться. - А небо, небо - посмотри!
        На небе не было ни облачка.
        - Ты веришь в Бога? - спросил Варуж.
        - Скорее нет, чем да. - Белов ответил, не будучи уже уверенным в ответе.
        - И я! - признался Варуж. Подумав, он мгновенно снова оживился:
        - Значит, Бог в нас верит! Понял?
        - Нет.
        - Я сам не понял, - сказал Варуж, подбирая седьмой автомат. - Ладно. Дай автомат сюда, - он бросил разряженный автомат на грудь седьмого. - Вот он: всех убил, его за это - гром небесный! Поделом! - Варуж кивнул Белову на КАМАЗ. - Давай! Теперь давай, Бог, ноги!

* * *
        - Докладываю… - Власов говорил по телефону стоя навытяжку. - Все северные направления законопачены - мышь не проскочит! Машины проверять - отдал распоряжение - поголовно все! И поезда - все! Вплоть до местных электричек, товарищ замгенпрокурора! Таким образом, полукольцо, закрывающее путь на север, замкнулось!
        - Как полукольцо может замкнуться? - язвительно спросила Власова телефонная трубка.
        - Как? - Власов мгновенно растерялся от неожиданного вопроса.
        - Мудак, - резюмировал замгенпрокурора.

* * *
        - Эх, Коля, что за жизнь: сюда вино, туда - оружие! Когда все это кончится, а? Когда жизнь не собачая начнется?
        - Никогда, - ответил устало Белов.
        - Никогда, да! Я тоже так думаю. Мне очень жаль, что все начальство - наше, ваше - так трудно убивать его, скажи?
        - Не знаю. Не пробовал. Но думаю - да, трудно, конечно…
        - Очень трудно! - с радостью согласился Варуж. - Президента - совсем, видно, трудно убить? А то б давно уже убили бы, сволочь эту, правда? Их нужно убивать почаще, чтоб новые, когда придут, знали бы: воевать опасно, воровать опасно, врать опасно, да? Плохой начальник ты, говенный президент - на, милый - получай пулю в лоб и не кашляй! Эх, жизнь: мечты одни пустые… Вот при царе, скажи, царей ведь минами взрывали, да? И во всей стране был порядок.
        КАМАЗ свернул с шоссе и закачался на кочках проселка…
        - Все, Коля-друг, отъездились с тобой мы по шоссе.
        - А что так?
        - Опасно! Милиция сейчас будет останавливать, хватать… Как же иначе? Бандитов убили. Кто? Остановят меня. Бандитов, спросят, убивал? Я врать не умею. Да, скажу, убивал! Тогда плати по тысяче долларов за штуку. Семь тысяч долларов, где я возьму?
        - А почему же семь?
        - Семь, семь штук сдерут! Если не восемь: за то, что молнией убило - сдерут особо - с кого же брать-то? Не с Ильи ж Пророка? Товар отнимут, автоматы… Пешком домой пойдешь - им только попадись! Не-е-ет! Я теперь на север не поеду! На запад, в Псков!
        - А мне на север, - сказал Белов.
        КАМАЗ, покачиваясь, въехал в крупный населенный пункт.
        - Ничего: на поезде поедешь. Вон север. Вон вокзал.
        - Что за город-то, в котором мы едем?
        - А это город Буй.

* * *
        - Вот что, Иван Петрович, - сказал Калачеву вызвавший его генерал-майор милиции. - Так как прокуратуре ваша помощь в деле Тренихина-Белова не очень-то нужна, мы вас используем по другому, только что вот имевшему место событию. Вы ведь сейчас относительно свободны?
        - Как вольный ветер.
        - Очень хорошо. Коротко суть. Часа два назад в результате бандитской разборки уничтожена полностью небезызвестная нам с вами банда Сергея Рыжего…
        - Он же Рыжий Серый, - кивнул Калачев.
        - Да. Случилось это на глухом участке шоссе Москва-Архангельск, километрах в двадцати пяти недоезжая Буя.
        - Простите, что перебиваю. Хочу сразу уяснить. Буй - это Костромская область, если мне память не изменяет… Что бы там ни произошло, дело-то это не наше, не московское. Опасаюсь, как бы с местным Управлением конфликта на этой почве не вышло.
        - Никаких скандалов не будет! Хоть дело это, совершенно верно, не московское, но регионалы сами просили прислать специалистов, помочь.
        - Сами?! Просто поразительно.
        - Неспроста, неспроста, Иван Петрович. Там чертовщина некоторая присутствует. Совершенно не понятные с рациональной точки зрения моменты. Так что я, зная ваш опыт и ваши пристрастия, так сказать, к сложным делам, предложил бы вам? Как?
        - Приказы обсуждать не привык.
        - Ну, очень хорошо. Так сразу приступайте.
        - В одиночку прикажете?
        - Нет, конечно! Возьмите себе одного человека из ваших - для связи, для помощи.
        - Когда приступать?
        - Немедленно, Иван Петрович. Машина уже внизу, - довезет вас до Балашихи, а из дивизии Дзержинского, я уже договорился, вас вертолет доставит - до Буя, прямо до места происшествия.

* * *
        Остановившись недалеко от вокзала, Варуж открыл свою фуру. Рефрижератор был набит ящиками с коньяком.
        - На! - он сунул Белову в карманы пальто две бутылки.
        - Да что ты, не надо!
        - Держи-держи! Тебе еще ехать - надо пить. - Покопавшись в карманах, он извлек зеленую сотенную: - А это чтоб закусывать! Больше, прости, не могу. Один автомат будешь брать - пострелять вдруг кого?
        - Нет-нет!
        - Ну, сигарет возьми, четыре пачки. И зажигалку на - совсем новая. Система фирмы
«Крикет», она безотказная.
        - Спасибо. Я отдам.
        - Отдашь! - кивнул Варуж. - Мир тесен, встретимся!
        Они обнялись.

* * *
        КАМАЗ взревел и, развернувшись на вокзальной площади, взял курс на запад, на Псков.
        Путь же Белова лежал по железной дороге на север.
        Однако даже слепому было видно, что этому пути не быть простым.
        Вокзал и его окрестности были запружены патрулями, милицией.
        Найдя себе укромное, удобное для наблюдения место - очередь за селедкой и творогом, продававшимися на ступенях закрытого магазина «Книги», Белов беспрепятственно мог наблюдать за действиями ментов и патрулей.
        Менты не просто слонялись без дела, штрафанув кой кого, да и выпив слегка - как обычно. Они осуществляли, как это ни странно, определенные, совершенно осмысленные действия.
        Останавливали мужчин. Проверяли у них документы. Только мужчин. Причем во всех останавливаемых и проверяемых было нечто общее…
        Но что?!
        Неожиданно - не по логике, а по профессиональной привычке зрительно воспринимать и образно оценивать - его ударило: проверяют тех, кто смахивает, хоть отдаленно, на него самого, на Белова…

* * *
        Калачев и прапорщик Капустин, которого он прихватил с собой, ценя за «интуицию», стояли на шоссе среди последствий разгрома, учиненного Варужем над бандой Рыжего-Серого.
        Лишних не было, шоссе было перекрыто: транспорт гнали в объезд за пять километров.
        Майор, сотрудник местного угрозыска, давал разъяснения Калачеву:
        - Четверо… - погибли при взрыве автомобиля…
        - Автомобиль?
        - Был поражен одним выстрелом в упор…
        - Из какого оружия? Подствольник?
        - Нет. Предположительно это был выстрел из авиационного реактивного миномета.
        - С воздуха?
        - Трассологи, баллистики сошлись на том, что пуск реактивной мины был произведен вот возле этой точки, почти горизонтально, но все же с некоторым уклоном вниз. То есть стреляли с высоты трех-четырех метров…
        - Следы автомобиля?
        - Нет, никаких автомобильных следов: ни тормозных на асфальте, ни на грунте - грязь в кюветах абсолютно не тронута - видите? Фиолетовая пленочка на поверхности воды - вот, вот, там и у камышей совершенно не тронута.
        - А это что за следы на асфальте? Явный тормозной…
        - Это следы погибших «жигулей». И вот тут они стояли, развернувшись поперек, блокируя дорогу на север.
        - Занятно. - задумался Калачев. - А сами-то вы что предполагаете?
        - Предполагаем, что били с вертолета…
        - Нужно связаться с ПВО и выяснить, кто занимал воздушное пространство в указанное время.
        - Да в том-то и дело, что никто! Мы сразу же запросили ПВО. Я сам звонил в воздушный регистр. Полетов не было. И даже не было подлетов в радиусе пятидесяти километров.
        - В какое время?
        - Плюс-минус три часа от момента происшествия.
        - Так, ясненько!
        - Далее. Эти двое вон, что лежат на травке, возле опушки - ближний к нам, кстати, главарь банды Рыжий-Серый.
        - Он же Моченый, он же Бутилов, он же Верховин, - кивнул Калачев.
        - Оба контужены взрывом, но смерть наступила позднее от многочисленных огнестрельных ран…
        - Через какое время после ранений?
        - Да тут же, на месте, в момент. Дальний от нас получил восемь пуль, три из которых - в голову… Главарь - двенадцать попаданий, все в область живота, груди - вы ближе подойдете и увидите: вся середина тела - просто фарш.
        - Из чего стреляли, удалось выяснить?
        - Конечно! Стреляли из того вон пистолета-пулемета - десантный вариант. Был выпущен весь боекомплект. Боекомплект был полный - гильзы мы нашли.
        - А скажите: судя по разбросу гильз - стреляли короткими?
        - Нет! Похоже, что весь боекомплект был выпущен разом, с одной практически точки. Стрелявший не перемещался во время огневого контакта… или почти не перемещался.
        - Так, так…
        - Но самое интересное - вот! Седьмой.
        - Который как бы «убийца»?
        - Да. Автомат был брошен ему на грудь… Его следы, этого «как бы убийцы», приходят сюда, на место его гибели, вон оттуда - словом, идут из леса.
        - Предполагаете - засада?
        - Нет. Он явно тоже принадлежал банде, один из них.
        - Следы в лесу? Опушку осмотрели?
        - А как же! Он отлучался в лес по нужде.
        - Я думаю, что он отошел, возможно, именно во время боя, - заметил Калачев. - Либо струсил, либо хотел уклониться от участия. А может, и просто - живот вспучило.
        - Вот именно. Следы на опушке подтверждают ваше последнее предположение. Убитый страдал желудочным расстройством, сильным, не совместимым с боем. Трусость здесь исключается, как и желание уклониться: он, облегчившись, вышел на шоссе.
        - И был убит…
        - Но чем убит - вот ведь загадка!
        - Действительно, труп странно выглядит.
        - Медики утверждают, что смерть наступила от сильнейшего электрического разряда.
        - Разряд пришелся в голову?
        - Да, видите? Обуглена щека, пол-лица сгорело до зубов.
        - Какое-то устройство вроде электрошокера, может быть - с вертолета?
        - Нет, что вы! Здесь совершенно иные мощности: миллионы вольт и токи - сотни, тысячи ампер. Картина смерти приблизительно такая же, как от удара молнии.
        - А погода здесь, какая была?
        - Такая же, как сейчас. Ясная. Безоблачная.
        - Весь день?
        - Ну, разумеется! И всю последнюю неделю тоже, кстати. Как вам все это?
        - Высокий класс. Что скажешь? Семерых зажмурить за минуту. Профессионалы работали.
        - Казалось бы, ага! Профессионалы? Группа? Но ведь на карабине «пальчики» нашлись. Совсем не профессионально. На рукояти, на спусковом крючке - майор достал из папки и протянул Калачеву листок - с готовыми уже проекциями отпечатков. - И «пальчики» всего лишь одного-единственного исполнителя - не группа, стало быть? А? Странно?
        - Так-так. А «пальчики» кого-либо из убитых?
        - Нет! «Пальчики» не их, не убитых, пальчики принадлежат тому, кто еще здесь был, восьмому. Одному из убийц, словом. Или единственному убийце. Стрелявший был, безусловно, профессионал, причем, заметьте, классный. Возможно, прошел горячие точки. Или служил в спецчастях. Причем в особых спецчастях! Семь человек за минуту положить! Это дорогого стоит! И тем не менее он оставил отпечатки! Уму непостижимо!
        Калачев вдруг достал из кармана свою записную книжку и извлек из нее еще один дактилоскопический отпечаток, заложенный за обложку.
        - Профессионал, говорите?
        - Побойтесь бога, Иван Петрович! Скоротечный бой - и двадцать попаданий - с одной очереди! В кино такое - сколько хочешь, согласен. А в жизни - нет! В жизни такое сможет изобразить один, может, из десяти тысяч. Да и то…
        - А? - Калачев предъявил майору оба отпечатка рядом, предлагая сопоставить.
        Майор как глянул, даже отшатнулся, испугавшись.
        - Бесспорно. Он! - И взглянул на Калачева с безмерным уважением: - Вы… Иван Петрович… Прости слов не нахожу!
        - Для этого сюда и послан, - скромно ответил Калачев. - Похоже, что здесь побывал и принял живейшее участие в происходившем художник наш, заслуженный художник - Белов Николай Сергеевич, бежавший всего несколько часов назад.
        - Откуда бежавший? У нас по области побегов год уж как не было.
        - Он убежал со следственного эксперимента. В районе Сергиева Посада, днем. Шесть человек обвел вокруг пальца, прокуратуру… И скрылся.
        - И что - он успел за это время переместиться почти на триста километров, разжиться автоматическим оружием, вертолетом?
        - Да ведь и молнией еще - не так ли? - с сарказмом хмыкнул Калачев.
        - А кто он, вы сказали, я прослушал - что за птица?
        - Да, птица, вот именно. Прилетел и улетел. И никаких следов. Художник он, заслуженный художник… На все руки мастер, но основное его направление - пейзаж. - Калачев обвел взглядом мизансцену.
        - Да, - согласился майор. - Пейзаж - того… Пейзаж впечатляет.

* * *
        Выход у Белова был только один: подобраться к вокзалу со стороны запасных путей и попробовать уехать из Буя «нелегально», так сказать - на товарном. Конечно, перспектива ехать в вагоне с углем, на манер Тренихина, не улыбалась Белову. От холода можно и сдохнуть за ночь. А если и останешься жив, то после поездки в вагоне даже с относительно чистым грузом - например, с кирпичами - неизбежно примешь вид совершенно ужасный. В товарном вагоне обязательно примешь нетоварный вид. Километров через двести станешь грязнее грязи. На сильном ветру щеки мгновенно вваливаются внутрь и тут же, буквально на глазах, зарастают щетиной. В тайге твой вид, конечно, никого не заинтересует, но, плохо выглядя, до станции назначения можно и не добраться: ведь пересадки в пути неизбежны.
        Поэтому надо найти хороший вагон.
        Буй, слава богу, огромный узел: здесь-то как раз пути железнодорожные расходятся: на север - Архангельск, Воркута и на восток - Урал, Сибирь. Рельсы, рельсы кругом. Сотни путей, аккумуляторов, разъездов, тупиков. Тысячи вагонов: лес, уголь, нефть, контейнеры, автомобили, химия, пшеница, кирпичи, асбест.
        Какой же ему нужен теплушник?
        Белов блуждал в этом железнодорожном царстве уже часа полтора, в полном мраке, едва лишь освещаемом путевыми огнями - голубыми и желтыми.
        Под яркие лампы, ослепительно сияющие около депо, вдоль блестящих путей основного хода он выходить опасался.
        При свете звезд Белов пытался разобраться в меловых надписях на товарных вагонах: кому принадлежит, куда, когда пойдет.
        Скоро он осознал, что тактика его порочна: это застывшее в темноте безмолвное скопище вагонов было мертвой частью железнодорожного узла; жизнь же кипела там, откуда раздавался грохот, лязг, скрежет металла, где громким гнусавым голосом коротко материлась громкоговорящая связь, где время от времени вдоль черных силуэтов строений проползало веселое желтое зарево маневрового тепловоза.
        Прячась в тени мазутных цистерн и привыкая к свету, заливавшему всю маневровую горку, Белов постоял так с минуту, приглядываясь.

«Не надо врать, - сказал он самому себе: - Тебе, Белов, нужен пассажирский вагон, причем не хуже плацкартного, чтобы как следует выспаться».
        Действительно, он уже плохо стоял на ногах от усталости.
        Прошедший день выдался на редкость насыщенным, если не сказать большего.

«А еще лучше - купейный вагон… Не кайфа для, а не отвыкнуть дабы. Для самоутверждения. Обмануть и уехать, да не на сцепке, не на спице колеса, а как человек - в купе, с подушкой, с простынею. Думай, Белов, думай».
        Белов ощущал всем телом, насколько же он измотался за эти последние дни.
        Но все равно стоять, стоять! Не падать.
        Любая ситуация всегда разрешается: так ли, иначе ли. Время бежит. Оно неумолимо. Рано или поздно придумается, придет идея в голову, и ты что-то остроумное, безусловно, выдавишь из себя, вымучаешь, родишь - беременным не останешься.
        Он огляделся еще раз.
        Патрулей, сторожей и милиции не было видно.
        Наконец он решился.
        Придав своему лицу безмятежное выражение заблудившегося, слегка подгулявшего прохожего, Белов вышел на свет.
        В ту же секунду он ощутил, как сзади его схватили сильные руки и голос - знакомый до боли - скомандовал прямо в ухо:
        - Все, стоп! Попался…

* * *
        Вокзальная громкоговорящая трансляция откашлялась столь оглушающе, что даже освещение над путями замигало: львиная доля электроэнергии, видно, уходила в звук.
        - Скорый поезд номер двадцать два сообщения Москва-Воркута задерживается прибытием на двадцать минут… Пав-та-ряю… Скорый поезд номер…

* * *
        Белов рванулся, выкручиваясь из схвативших его рук: здесь-то можно пытаться уйти - под вагоны, направо, налево и - в лес. Уйду, сто процентов - уйду! Если не будут стрелять в спину.
        Он вырвался, отскочил, оглянулся, чтоб быть готовым резко уклониться с огневой директрисы, обмануть, если те, кто схватил его, обладают оружием и намерены положить его при попытке к бегству.
        Да кто же это?! Боже мой!
        - Ты че? - расплылся в улыбке сцепщик Егор Игнатов. - Не признал, что ль, по голосу?
        - Ты… - Белов еле дышал.
        - Я, Коля, - кивнул сцепщик. - Опять ведь беда-то со мной…
        - С тобой? - изумился Белов.
        - Ну, не с тобой же! Ты, вон, здоров, да и с двумя подружками! - сцепщик кивнул на бутылки, подаренные Варужем и торчащие у Белова из карманов пальто. - А я, вишь - насквозь больной весь, ушиблен водкою, да без надежд, без всяких! Ты похмелишь меня, а? Старый друг?
        Белов молча достал из кармана бутылку и протянул.
        - А я те фокус - ты не сомневайся, - сцепщик откупорил бутылку и разом влил в себя половину.
        - Во где мне фокусы твои! - провел Белов себе по горлу. - Вот где они у меня!
        - Ох, хорошо! - глубоко вздохнул сцепщик и, глядя на Белова мгновенно повеселевшими, добрыми глазами, констатировал: - Все познается в сравнении. Все знаю. Вижу, Коля, насквозь. Проблемы твои - как на ладони. Я тебя понимаю, Коля! И я тебя уважаю! - он поболтал в бутылке остатками коньяка и запустил окончание вослед первой серии. - И больше скажу - я тебе, Коля, крепко пособлю. Чувствую, чувствую - силы во мне нарождаются! Не подведу, Коля, нет! Если Егор Игнатов сказал, он и сделает. Ох, до чего ж хорош коньяк! Армянского разлива, не московский! Ух! - он громогласно рыгнул. - Вся беда твоя в том, что ты сквозь жизнь не легким перышком летишь, а лесорубом ломишься.
        Белов открыл было рот, порываясь что-то сказать, но сцепщик остановил его жестом:
        - Без философий! Хочешь ща сесть прямком на воркутинский? Так сядешь! Вторую бутылку давай - и пошли!

* * *
        В привокзальном околотке Калачев инструктировал сводную группу: местная транспортная милиция, ОМОН, военные патрули, приданная группа наружников управления ФБС по Костромской области, выбитая через Москву благодаря только личным связям и поднятая по тревоге три часа тому назад.
        За четыре часа интенсивнейшей работы Калачеву удалось сконцентрировать здесь, на вокзале, пятьдесят семь человек. И надо сказать, ребят на редкость серьезных, толковых, привыкших «играть с листа», действуя по обстоятельствам и здравому смыслу, не перекидывая проблемы на крайних, на стрелочников.
        За час до прихода в Буй воркутинского Калачев успел уже поставить сводной группе задачу, обрисовав ситуацию фактологически, но в самых общих чертах, не утопив ее в деталях, провести общую ориентировку, сверить часы, согласовать временную иерархию подчинения, определиться со связью и взаимодействием отдельных оперативных подгрупп, задать каждой подгруппе конкретную установку.
        Вроде бы он успел все.
        Оставалось лишь закруглить инструктаж и немедленно задействовать все силы: оркестр в сборе, партитура у всех перед носом, дать теперь паузу и - взмах, и - пошел!
        - А теперь, товарищи, вы все переоденетесь немедленно в гражданское. Одежда тут, в соседней комнате - на все размеры. Внимание, внимание! Все имеют на руках фотографию, переданную по факсу из Москвы? Все! Рост, цвет глаз, предполагаемая одежда, - известны всем? - Всем! По существующей оперативной информации из всех поездов, следующих на север… Тише, товарищи! Наиболее перспективным является этот: Москва-Воркута. Обращаю ваше внимание, что разыскиваемый Белов Николай Сергеевич, обладая высокой степенью изобретательности, осуществил за последние четверо суток два побега из-под стражи. Не исключаю, что разыскиваемый предпримет попытку уехать в последний момент, организовав неразбериху, панику, ЧП, направив нашу группу по ложному следу. Не стоит также сбрасывать со счетов и возможную попытку уехать нестандартным, так сказать, образом: на крыше, на сцепке.
        - Да ясно все! Уже вы говорили все это, - сказал кто-то. - Мы же не дети.
        - Последнее, - не обращая внимания, продолжал Калачев. - Разыскиваемый обладает феноменальной физической силой.
        - Я тоже, - заметил кто-то из группы.
        - Известно достоверно, что разыскиваемый в состоянии пальцами рук разорвать замок наручников.
        - Ого!
        - Возможно, вооружен: как огнестрельным оружием, так и электрошоковым устройством чрезвычайной силы.
        - Так… - кто-то печально выдохнул.
        - Вот. Это все. Все знают свои места расположения вдоль состава? Все! Тогда - спасибо, по местам!

* * *
        - Вот он, твой воркутинский подходит, - сцепщик указал Белову на приближающиеся в ночи огни. - Пошли.
        Белов хотел было напомнить сцепщику про билет, но, подумав, махнул где-то там, в мыслях, рукой: будь что будет!
        Оглушающе щелкнуло радио, захрипело…
        - …Скорый поезд номер двадцать два сообщения Москва-Воркута прибывает на первый путь… Пав-та-ряю…» Скорый поезд номер…
        - Сюда иди, мы здесь залезем, - поманил сцепщик Белова. - Вот плита, наступай! И за эту железку хватайся!
        Они влезли на перрон первого пути с торца, с земли от рельсов, пользуясь народным методом - спрямлением и сокращением любого пути - даже если этот путь жизненный.
        - Стой! Подожди, - сцепщик поймал за рукав Белова.
        Действительно, даже ребенок понял бы, что перрон просто кишит спецслужбами, хотя
«официоз» исчерпывался всего лишь одним ментом в форме и армейским патрулем, состоящим из молодого лейтенанта, усиленного рядовым.
        Нет- нет! Этим, конечно, все не исчерпывалось. Глаз Белова сразу заметил и четырех друзей, провожающих друг друга, и мужчину, читающего «МК» в самом темном углу возле входа на платформу, и двух молодых парней с одинаковыми спортивными сумками, стоящих затылками друг к другу, но тем не менее разговаривающих вполголоса.

«Как странно они держат сумки через плечо, - мелькнуло в мозгу у Белова. - А-а-а! - понял он вдруг. - У них автоматы там, видно, в сумках - конечно!»
        - Не спеши! - услышал он за спиной голос сцепщика.

«Куда уж спешить! - подумал Белов. - Прям к черту в зубы».
        Вдруг, догадавшись, что сцепщик тоже заметил всю эту напряженку и сдрейфил, Белов повернулся к нему:
        - Давай-ка быстрее отсюда линять - не понял ты, что ли?
        Сцепщик в ответ лишь промычал нечто не вполне вразумительное: рот его был занят горлышком второй бутылки…
        - Ух! - он кинул опустошенную бутылку прямо на пути, уже звеневшие под тяжестью надвигающегося состава…
        Пустая бутылка ослепительно ярко блеснула в серебристо-желтом луче прожектора электровоза и сочно хрупнула там где-то внизу, ударившись о гравий между рельсами.
        - Отличный коньяк у тебя! - утер губы сцепщик. - Пьешь, напиться не можешь. Тот раз говно был, у друга-то у твоего, у Борьки, да? Тот был молдавский, причем московского завода - чистая мразь! А этот - не-ет! Вещь! Родной. Того разлива, сразу чувствую! Он даже как-то грушами, что ль, отдает? Ну просто прелесть: пьешь и молодеешь!
        - Ты что, того?! Совсем, что ль, охерел?! - не помня себя, Белов схватил сцепщика за грудки. - Напился, гад, отпал?!
        Он глянул в глаза сцепщика, ожидая и вместе с тем страшась увидеть тупые самодовольно-пьяные пустые рыбьи глаза.
        Но вместо этого увидел глаза добрые, умные, ироничные.
        - Все-все-все! - успокоил его сцепщик. - Идем-идем. Мы - идем. Вместе. В натуре. Без «бэ». Так, легко.
        - Ты что, не видишь?! Там сплошные менты! Хомут на хомуте, и все в гражданке.
        - Все я вижу, друг Коля! Мы идем. Ты идешь, я иду. Вместе идем. Рядом, - сцепщик потянул его за рукав, и они двинулись вдоль тормозящего поезда. - Ничего! Я - рядом. Все, что кругом - это так. Пустяки. Мысленно чувствуй меня. Я - с тобой. Это главное. Вместе идем. Ты и я. Чувствуй меня. Повторяй - «я не один, я - в контакте»… Тебе станет легче. Крути в голове. Повторяй.
        Со стороны казалось, что двое - довольно странная парочка, непринужденно шагают вдоль останавливающегося поезда.
        - Нам - к седьмому. К СВ, - кинул сцепщик на ходу.
        Не вызывая никакого интереса у обитателей перрона, они подошли к седьмому вагону.
        - Я с проводницей сам поговорю, - сказал сцепщик Белову. - А ты вот стой тут, в двух шагах. Стой просто. Покури. И повторяй: «в контакте», помнишь?
        - Мы - в контакте, - кивнул Белов и закурил, наблюдая, как сцепщик, по-свойски и вместе с тем с какой-то неуловимой обаятельностью, взял проводницу за локоть и тут же стал что-то нашептывать ей, периодически кивая на Белова.
        Боясь сглазить удачу, которая до сей поры сопутствовала им, Белов решил отвернуться от состава.
        Повернувшись к вокзальному зданию лицом, Белов сразу увидел человека в строгом сером плаще, стоящего в трех шагах от него. За спиной этого человека в плаще прогуливался единственный на перроне «официальный» местный мент.
        Белов не успел отвернуться снова назад, лицом к поезду…

…Человек в сером плаще скользнул взглядом по лицу Белова и тут же остановил взгляд, фиксируя его лицо…
        Взгляды их встретились.
        Человек в сером плаще был Калачев.
        И он, конечно, сразу же узнал Белова.

* * *
        В ту же секунду Белову вдруг померещилось, что ослепительные лампы, освещающие перрон, мигнули, лопнули со страшным хрустом! Но лампы были ни при чем, - это откашлялось радио.
        - Скорый поезд номер двадцать два сообщения Москва-Воркута прибыл к первой платформе первого пути, - сообщил мелодичный и нежный женский голосок.

«Но я в контакте. - подумал Белов, впиваясь в эту соломинку, как утопающий. - Я - в контакте!» - повторил он еще более уверенно, прячась, как в детстве, за глупое
«чурики», за слово, за звук.
        Он на мгновение вдруг ощутил некий поток теплого излучения из-за спины - чувство, которое, впрочем, он ощущал в жизни часто и ранее - чувство участия, дружбы, любви, бескорыстной поддержки извне.

«Я в мире не один, со мной другие, я - в контакте!»
        - Стоянка поезда - семь минут, - неожиданно сказало радио, словно опомнилось.
        Калачев сделал шаг по направлению к Белову…

* * *
        Врать было абсолютно безнадежно: кирпич здесь не влетал в очко - ни под каким углом.
        - Здравствуйте, Иван Петрович, - решил прервать идиотскую паузу Белов.
        - Здравствуйте, Николай Сергеевич. Они пожали друг другу руки.
        - Вы разрешите прикурить? - достал сигарету Калачев. - В милиции оставил зажигалку.
        - Пожалуйста.
        - Спасибо. Вот «Крикет» у вас - отличная зажигалка! А я тут «Токай» купил, какой-то странный, подпольного, что ль, производства - помучился неделю с ним и выкинул.
        Завязавшуюся было беседу внезапно прервал подбежавший прапорщик Капустин, одетый, конечно, в гражданское.
        - Иван Петрович, - обратился он к Калачеву, не глядя в сторону Белова, - мне не досталось карточки, вы знаете? Вы всем раздали фотографии Белова, даже уборщицам вокзальным, а мне-то как раз и не хватило!
        - Зачем тебе? - удивился Калачев. - Ты ж даже свидетелем был у него на свадьбе позавчера! Сто раз Белова видел.
        - У меня плохая память на лица. Час-два помню, а потом забываю начисто.
        - Ну, - улыбнулся Калачев, - тогда посмотри еще раз и запомни. - Калачев указал на Белова. - Вот он, Белов - перед тобой!
        - Спасибо. - Капустин повернулся к Белову и чуть-чуть шевельнул рукой - встань, дескать, к свету, полшага правее. - Так. Вспоминаю… Брови… Нос… Волосы… Ага.
        Сзади к ним подошел местный милиционер, внимательно прислушивавшийся к разговору. Подойдя, он вежливо отдал честь и обратился к Калачеву:
        - Разрешите и мне, товарищ старший инспектор. Я фотографию разыскиваемого получил, однако это факс, ну тот же ксерокс, так сказать. А в цвете лучше-то!
        - Конечно, - согласился Калачев. - Вот - в профиль, в фас - рассмотрите как следует. Белов Николай Сергеевич подозревается в восьми убийствах…
        - Как так - восьми?! - не выдержал Белов. - Откуда ж это? Вот так новость!
        - Так, так, - кивнул печально Калачев. - Тренихин - раз. И семеро убитых на шоссе. На автомате отпечатки ваших пальцев. И на курке, и на стволе, и на рукояти. Следовательно, вы причастны - так ведь?
        - О-о-о! - взялся за голову Белов. - Обрадовали!
        - Спасибо! - закончив осмотр, козырнул милиционер. - С факсом оно не сравнить - смущенно кашлянув, он скромно отошел, тут же, впрочем, начав строго озирать окрестности орлиным цепким взором.
        - И я закончил, - сообщил Капустин.
        - Ну, все тогда - двигай к пятому вагону, к своему.
        - Я только хотел вам доложить, Иван Петрович, конфиденциально… - Капустин опасливо скосил глаз на Белова и продолжил вполголоса: -…что я уверенность имею внутри себя, убежденность прямо сказать, что этот вот Белов, вот именно на этом самом поезде из Буя смыться попытается. Именно на этом! И скоро уж. С минуты на минуту он будет садиться. Вот прямо сейчас!
        - С чего ж ты так решил? - несколько насмешливо поинтересовался Калачев.
        - А интуиция, Иван Петрович!
        - Что ж! Может быть, и так. Тебе, Капустин, тут и карты в руки…
        - Иди-ка, Коль! - призывно помахал Белову сцепщик. - Я с Машенькой договорился. Все о'кей!
        - Меня зовут Иван Петрович. До свиданья!
        - Ну, до свидания!
        Они пожали руки на прощанье.
        - Счастливого пути! - ввернул Капустин.
        - Кыш к пятому вагону! - рассердился Калачев. - Упустишь!
        - Бегу! - Капустин рванул к пятому.
        Белов, проводив его взглядом, пошел не спеша к своему, к седьмому.
        Медленно, не оглядываясь…

«В контакте… Я - в контакте…» - вертелось в голове без остановки.

* * *
        Медленно- медленно тронувшийся поезд поплыл, отходя от перрона, и сразу же начал с мелодичным звонким стуком перещупывать стыки и стрелки…
        Все стрелки единодушно отклоняли его бег на север - восток для воркутинского закрыт.
        Поезд шел в Воркуту.
        Стоя между небом и землей, среди множества путей плоского и бесконечно черного пространства, заштрихованного тускло поблескивающими под луной рельсами, сцепщик Егор Игнатов проводил уходящий на север поезд долгим и, может быть, даже тоскующим взглядом.
        Красные хвостовые глазки последнего вагона растаяли в ночи.
        Сцепщик вздохнул.
        Потом достал из кармана телогрейки ноль семь и откупорил.
        Конечно, он уже успел раздобыть!
        А как же!

«Ахашени» - прочел он на этикетке и решил тут же и попробовать это самое
«Ахашени», прямо здесь, под луной, не откладывая это занятное дело на потом.

* * *
        Уже светало, когда скорый поезд номер двадцать два сообщения Москва-Воркута загрохотал по ажурным мостам, переброшенным через притоки Северной Двины.
        Белов безмятежно дрых в купе проводников.
        Проводница Маша шваброй драила рабочий тамбур.
        На пролетающих мимо поезда столбах матово серебрилась нежная изморозь.
        Поезд безудержно мчался на север.

* * *
        На рассвете к Власову в кабинет зашел капитан:
        - Есть информация, Владислав Львович!
        - Да. Слушаю.
        - Наш человек из МВД звякнул, что Калачев ночью устанавливал в Буе масштабную гребенку. На жэ дэ вокзале.
        - А мне-то что?
        - Но цель гребенки - задержать Белова!
        - Но… Как же так? Стоп! Не понимаю! Ведь Калачев отстранен совершенно официально, приказом?
        - Естественно! Но в МВД ему подкинули новое дело - бандитская разборка на шоссе, недалеко от Буя. Уничтожена банда Серого-Рыжего. При очень странных обстоятельствах.
        - Это на здоровье. При чем здесь Белов?
        - Белов проходит под номером один по этому делу.
        - О-о-о! О-о! Это просто ход! Великолепная интрига! Верхи угрозыска не дремлют! Да как они это все по-детски лепят!
        - Что именно?
        - Их цель очевидна: подставить нас с тобой! Я упустил Белова - МУР поймал. Еще раз мы его упустили - и снова его МУР поймал! И мордой нас: в говно, в говно! Как это знакомо! Как привычно! Мы проходили это. Не раз!
        - И не два! Впрочем, не так все, Владислав Львович, однозначно, как вы представляете. Банда Рыжего-Серого…
        - Да это все придумано! Просто предлог!
        - Нет-нет! Семь трупов на шоссе - это реальность! Сам, лично видел снимки.
        - И что - Белов убил этих семерых? Чушь! Сами же МУРовцы их положили! Или подставили под разборку, под регионалов. Белыми нитками шито.
        - Но ведь на автомате, из которого убили всех семерых, на спусковом крючке, на рукояти обнаружились «пальчики» Белова!
        - У Калачева были отпечатки пальцев Белова, он мне их показывал. Инсценировка это все, интрига! А ты, дурак, попался!
        - Я думал, что следует вам об этом немедленно доложить! - обиделся капитан.
        - Да. Спасибо. Верно. Ага! - Власова вдруг осенило: - Но ведь гребенка в Буе, видимо, результатов не дала, ведь так? Иначе б ты с другого начал, с того, что Калачев поймал Белова, верно?
        - Конечно же: Белов по-прежнему в бегах. К концу ночи, к утру, около половины четвертого, гребенку сняли, сочли ее бессмысленной. Я думаю, что сам Калачев уже в Москве.
        - Прекрасно. Ладно. Давай прикинем ситуацию. У Калачева, видно, были основания гребенку ставить там, а? Он не дурак ведь, Калачев…
        - Нет, он умен. Прозорлив, тонок. Не чета… Кхе! Простите! Я не хотел вас обидеть!
        - Ты кашляешь когда - не брызгайся… Ладно. Проехали. Предположим на секунду, что его гребенка дала течь? Белов ведь тоже, как мы знаем, далеко не идиот?
        - О да, мы знаем… - отвернувшись, капитан снова кашлянул. - Извините.
        - Белов мог ведь запросто обвести вокруг пальца какого-нибудь там прапорщика Капустина - верно?
        - Ну, разумеется!
        - Отсюда вывод: сядем Калачеву на хвост. Попытаемся добить его - его же собственной логикой. В Шорохшу - группу захвата, в Вологду - группу захвата и - чем черт не шутит - проверка поездов, всех, поголовно всех поездов, находящихся в данный момент на пути в Воркуту, Салехард, Лабытнанги!
        - Но это ж… Это же какое дело колоссальное! Вы представляете масштаб того, что затеваете, Владислав Львович?
        - Конечно, представляю! Но дело здесь - серьезнейшее! Здесь МВД вот так нас вот, за горло! Здесь - кто кого - уже пошло! Вопрос ведь просто ставится: кто Белова задержит, тот и будет жить.
        - Но ведь поголовная проверка поездов! Владислав Львович! Такое и в войну-то не устраивали! Вы посудите сами!
        - Я посужу, за меня не беспокойся! А ты давай в темпе, готовь приказ под шапкой
«молния». Конечно, в совокупности с оправданием необходимости поголовной, подчеркиваю - проверки! Приказ за подписями и. о. замгенпрокурора и зам. начальника личной охраны Дедушки! Давай! Чтоб галопом!

* * *
        Калачев не спал всю ночь, но тем не менее, вернувшись из Буя, поехал на работу. Он знал, что лучшее лекарство от неудач - это привести все свои дела в полный порядок.
        Составить хронологию событий.
        Все версии перекомпоновать сначала, снова - от нуля.
        Пусть голова уже не варит, но это, в некотором смысле, даже лучше: в плохой, уставшей голове может «щелкнуть» интуиция.
        Он знал по опыту прошлых лет, что новый штрих в уже пройденном, в старом, новая зацепка обязательно всплывет, появится. Несомненно.
        Надо все начать сначала. Всего лишь…

* * *
        В кабинет к Калачеву, уже погрузившемуся в бумаги, осторожно заглянул Капустин.
        - Иван Петрович, разрешите кипятильник позаимствовать? Мы кофе там задумали - вы с нами?
        - Бери, вот кипятильник. Я присоединюсь, конечно.
        - Слышали новость? Кореш мне звонил вот только что из прокуратуры. Они затеяли проверять все поезда. Все, поголовно. Которые в пути. На Воркуту. Как вам вот это?
        - Ох! - поморщился Калачев.
        - Ну, - кивнул понимающе Капустин. - Сила есть, ума не надо. А вы представьте: вдруг Власов так-таки Белова - цоп!
        - Что ж? Поймает - по труду и слава.
        - Ну, как же? А наш с вами престиж?!
        Калачев только махнул рукой - а, ерунда!
        - А что, кстати, твой собачий нюх говорит по поводу Белова?
        - Он говорит, что мы его с вами упустили. Он уехал, и именно на том самом поезде
«Москва-Воркута».
        - И я так думаю, - кивнул Калачев. - А Власова потуги, ну - вот насчет поголовной проверки? Что тут твое чутье нам поведает? Нашел он что-то стоящее, как считаешь?
        - Пустые хлопоты! На картах я метнул - вот только что, в дежурке - и что вы думаете? Карты точно то же самое показывают! Белову - дальняя дорога, а Власову карты показали - конец - в казенный дом!
        - Да он и так в «казенном доме». Он в нем работает!
        - Нет. Картинки говорят не то, где он работает, а то, чем у него дело кончится - так-то!
        - Ну, круто! А про меня что говорят твои «картинки»?
        - Про вас? - Капустин поперхнулся. - Ладно. Я скажу. Только вы близко к сердцу не принимайте, Иван Петрович… Вам - дальняя дорога суждена.
        - Понятно, «дальняя дорога». Ну, этим ты меня не удивишь.
        - Не просто «дальняя дорога», Иван Петрович, не просто.
        - Что ты имеешь в виду?
        - То, что дальняя дорога у вас такая же, как и у Белова.
        - Какая - такая же?
        - Про то карты не могут ответить. Они только указывают, что такая же. В точности!
        - Как это понимать? Я этого не понимаю.
        - Я тоже. - Капустин пожал плечами. - Не знаю. Карты говорят. А вы уж понимайте как хотите.

* * *
        К проводнице Машеньке, спокойно убиравшей рабочий тамбур, влетела Соня, проводница из соседнего вагона.
        - Машк, стой! Тут ужасы творятся! Проверка страшная идет по поезду! Все перетряхивают! У Светки сейчас они. Идут ко мне. У тебя подсадные-то есть?
        - Один всего.
        - Ну, все! Тебе конец!
        - Да он в моем купе. Дрыхнет без задних ног. Не найдут.
        - Все перетряхивают! Вплоть до туалетов! Я такого не помню! Жуть! Просто жуть сплошная! Цунами, а не ревизия!
        - Кого-то ищут, значит.
        - «Кого-то!» - передразнила Соня. - А гореть-то нам! Четверо, с автоматами. И с ними капитан. С нашего конца. А с того конца, навстречу - тоже четверо. Так те с майором.
        - А…
        - Все! Побегу в шестой. Минут через пять к тебе придут.

* * *
        Проводница Маша влетела в свое купе.
        - Очнись! Проснись!!
        - А?! Где?! - Белов обалдел спросонья.
        - Проверка в поезде! Все с автоматами. И в шесть утра! Ищут кого-то! Скажи-ка: не тебя?
        - Возможно, меня.
        - Тебя, - она то ли спросила, то ли сказала утвердительно, глядя Белову прямо в глаза, словно пытаясь в душу заглянуть.
        - Меня! - ответил ей Белов - уже спокойно и уверенно.
        Посмотрев ему в глаза еще секунды две, Маша перевела свой взгляд на стену купе, рядом с головой Белова.
        Взгляд ее остекленел, будто она к чему-то прислушивалась, что-то лихорадочно соображала. Холодный взгляд, непроницаемый. Да и лицо ее окаменело, стало словно из светлого мрамора.
        - Ты вот что, - резко сказала она. - Давай повернись лицом к стенке и накрывайся одеялом с головой. И что бы ты ни услышал - ты только молчи, в разговор не встревай. Ни звука чтоб! Молчи как рыба. Понял?
        - Понял.
        - Все!
        Решительным шагом Маша вышла из купе, заперев за собою дверь.

* * *
        В квартире Белова раздался звонок, и Лена, спящая в халате на неразобранной тахте, вскочила, как подброшенная.
        Звонили в дверь.
        Часы? Ага, шесть десять. Утро.
        Конечно, это Николай!
        Она бросилась со всех ног, отперла дверь, распахнула…
        Безумную радость в глазах Лены в мгновение ока сменило разочарование.
        Даже дыхание перехватило.
        Сашку, соседа, стоявшего в дверях и открывшего было рот, так потряс этот разочарованный взгляд, что он закрыл рот.
        Взгляд Лены, разочарованный, внезапно изменился, став испуганным. Ударила пронзительная догадка - зачем он так рано пришел? Он хочет что-то сказать. Не решается.
        Она молчала, глядя на Сашку.
        Сейчас он скажет, что с Колей случилось самое страшное, что только может быть.

* * *
        Взгляд Лены принял наконец осмысленное выражение.
        - Что, Саша? - тихо спросила она. - Что случилось?
        - Я, знаешь… Мне что-то не спалось. У меня так всегда после крупной пьянки. Сходил я в гараж. Машину Николая починил. Он меня просил, давно уже, глянуть. Там ерунда оказалась. Вот. Теперь тачка в порядке. На ключи. От гаража и от машины.
        - Спасибо.
        - Это не все.
        Лена опять обмерла, почувствовав, что все внутри обрывается.
        - Внизу там…
        - Что?!
        - Я хочу сказать, в подъезде… - Сашка сглотнул.
        - Что, Саша? Что в подъезде?!
        - В почтовом ящике письмо.
        - О господи! Как же ты меня напугал! Письмо…
        - Сквозь дырки видел адрес, написанный рукою Николая.
        Лена рванулась вперед.
        - Ключи?! - напомнил ей Сашка, едва успев посторониться.
        - Да вот же ключи!
        - Да это же от гаража!
        - Ах, да!

* * *
        Проводница Маша влетела в соседний вагон. Там уже шла проверка.
        Проверка поражала своей бесцеремонностью.
        - Откройте! Быстренько! Проверка документов! Встаньте. Сверху все спускайтесь… Ваш паспорт?…Смотрите на меня! Пожалте на секунду в коридор!..Все, все! Вас что - особо приглашать? Купе освободите мне, понятно? Все вещи ваши? Откройте вот этот большой чемодан! Достаточно, можете закрыть…Так, все!..Спасибо, заходите… Счастливого пути! Откройте! С добрым утром! Паспорта всех попрошу. Вы встаньте. Поднимайтесь! Смотрите мне в лицо! Ну-ну, быстрее! Вы тоже спускайтесь. Проверка документов…
        Маша опрометью бросилась к старшему по группе - капитану, буквально вцепляясь в него:
        - Товарищ капитан! Ко мне, ко мне, зайдите в купе! В соседний вагон! Он у меня! Зайдите, заберите!
        - Кого забрать?
        - Да он у меня, в купе он! Спит, слава богу, пока! Возьмите его! Только быстрее!
        - Ефимов, Конюшкин, Салынов - проверку продолжать! Салынов - старший! - распорядился капитан. - А Савочкин - за мной! Ну, где он? - спросил капитан Машу.
        - Да у меня, в седьмом! Залег, понимаете, у меня… Дрыхнет, скотина, в моем купе… Его во сне лучше, сонным брать… Он спросонья-то не успеет врубиться…
        - Вперед! - кивнул капитан Савочкину, расстегивая на ходу кобуру…

* * *
        Адрес на конверте был действительно написан рукой Белова.
        Конверт был здоровый - формата А4.
        - Я боюсь его открывать, - призналась Лена, передавая конверт Сашке.
        - А я - не боюсь? Вот странно-то, смотри: письмо ценное, а просто бросили в ящик - и все! Во всем бардак.
        Из конверта выпала короткая записка:

«Леночка! Я скоро вернусь. Все остальное, что в конверте, это лишь на всякий случай. Коля». И приписка: «До скорого!»
        В конверте была еще пара листов, которые, будучи большого формата, сами собой из конверта не вытряхнулись.
        Сашка вытянул их осторожно, протянул Лене.
        - «Генеральная доверенность», - прочитала она.
        - Так… - с удовлетворением хмыкнул Сашка.
        - «Завещание»… - прочитала Лена заглавие второй бумаги…
        - Что?! - спросил Сашка.
        Лена не смогла ответить: губы ее затряслись, по щекам покатились слезы…

* * *
        Дверь купе за спиною Белова с хрустом распахнулась.
        - Вот он! Хватайте его!
        Капитан приложил было палец к губам: тихо, дескать, спящим возьмем, но проводница, словно не поняв жеста, заголосила на все купе и весь коридор, абсолютно не стесняясь, видно, остальных обитателей спального вагона:
        - Спишь, черт, муж называется?! Встань, плесень пьяная, вот - за тобою пришли! Чтобы ты сдох бы от водки своей бы, избавил меня-то! Хватайте его, забирайте, что вы стоите-то?
        - Это ваш муж? - удивленно спросил капитан.
        - Хуже бандита любого! Напарница заболела моя, он, тунеядец, сволочь такая, со мной напросился: «Я помогать тебе буду, вагон убирать, сортир буду мыть!»
        - Не понимаю! - перебил капитан. - Очень быстро вы тараторите.
        - Да чтоб в Москве одному ему не болтаться, скотине, не сдохнуть от водки, от голода, взяла его, дура же дура, в эту вот ездку…
        - Так это, значит, все-таки ваш муж? - опять спросил капитан, до которого стало наконец что-то доходить.
        - А то кто же еще-то у нас здесь лежит, развалимшись?! Мы и лежим, больше некому - звездючий выгребок, мудоблядская звездопроушина херова, козел вонючий! Слушай, пес, сволочь, срань такая на голову мне, ты не отворачивай хлебло свое пьяное, ты, сука, слушай! Стыда-то нет, напился опять этой ночью, сволочь? Я сразу в купе вошла - поняла. Поняла! Я не дура! - она повернулась к капитану. - Я возвращаюсь когда, если ой один остается - в Москве-то - ну не поверите, до чего себя доведет! Всю квартиру пропил ирод, все вещи вынес уже, засранец гребаный! Не успела купить телевизор в этом вот, в летнем сезоне, так тут же и пропил его весь, японский, да вместе с антенной, шнуром этим, кабелем черным, штекером - пропил к херам! «Я, - говорит, - настраивать его отнес!» Вот скотина, скотина-то! И не стыдно ему! Японский - настраивать! Нормальный человек такого и придумать не смог бы! И ведь не спит, окаянный, все слышит! Чтобы ты подох!! Слышишь, что я тебе пожелала? Вот до чего довел ты меня, мразь, чисто мразь! Гадина пьяная!
        Она подскочила к Белову, лежащему неподвижно и молча, как труп, бесцеремонно схватила его за плечо и затрясла изо всех сил, не поворачивая его тем не менее лицом к патрулю.
        - Вставай, гад - за тобою пришли, за тобою! - Она оглянулась на капитана: - Берите его, что вы встали-та там, как просватанные?!
        - Постойте, постойте! - капитану не нравился оборот дела.
        - Не надо стоять тут, не надо! Я ему еще в Ярославле сказала: напьешься опять - все! Ссажу, блядь - и подыхай! Возьмите его! Товарищи! Дорогие! Христом-богом молю, заберите засранца!
        - У нас, извините, имеется иная задача. Вы его в Котласе сдайте в милицию.
        - Да не берет его милиция, на хер он нужен кому! Никто его не берет! Только водка одна! Уж она забрала-то! Видали - как умер! Из пушек пали - не проснется! Вы его волоком, волоком по вагону, да мордой вперед, а я дверь вам подержу.
        - Простите, хм… - откашлялся капитан. - У нас свое и очень важное задание…
        - О-о-о!..О-о! - заголосила Маша. - У всех задание! У всех!
        - Он спит ведь, не тревожит… - уже почти оправдывался капитан. - Разделся, я вижу, лег как человек…
        - А встанет, а? Ну, водку заберите хоть его!
        Маша почти без напряжения приподняла Белова вместе с постелью, приоткрыв рундук.
        - Помог бы, капитан!
        Капитан, уже убрав пистолет, бросился помогать.
        - Держи его, скотину, на весу…
        Она быстрым движением извлекла из рундука пять бутылок водки: - Во, - видишь - накопил запасец, гад!
        Она обшарила рундук, запуская в него руки по плечи, будто ища: не завалялась ли еще бутылка, и вместе с тем ненароком демонстрируя капитану: рундук пуст, все выгребла.
        - Ну, водку хоть, капитан, водку можете забрать-то вот эту?
        - Ну… как я ее могу забрать? Вы ее сами разбейте в тамбуре… - в голосе капитана прозвучала нотка сомнения пополам с сожалением.
        - «Разбейте»! - передразнила Маша. - Осколки здесь, в вагоне, убирать - кому?! Тебе, что ль? Ему?
        - Ну, вылить в туалет… - оттенок сожаления в интонации капитана удвоился.
        - Я лучше вам отдам!
        - Да мы не пьем! - почти испугался капитан.
        - Товарищ капитан! - вмешался Савочкин, стоящий в дверях с автоматом. - Я взять могу! Я вылью! Поможем - можем же помочь? Вот у меня и сумка есть с собой! - он вытащил из кармана капроновый комок. - Во, прочная! - Он шагнул в купе и взял за горлышко бутылку: - Вы разрешите? Женщине помочь?
        - Ну, забирай! - решился капитан.
        - Кого - его? - толкаясь, в купе ввалились остальные - Ефимов, Конюшкин, Салынов, закончившие проверку предыдущего вагона. - Хватать его, товарищ капитан?
        - Ни боже мой!! Мы только водку забираем! Только водку.
        - Нам водку - пять бутылок подарили! - простодушно объяснил Савочкин сослуживцам.
        - Потише! Весь вагон разбудишь! - свирепо цыкнул капитан на Савочкина. - Проверили восьмой? - спросил он вновь прибывших.
        - Проверили!
        - Все чисто.
        - Так! Это купе освобождаем. Дальше! - махнул рукой капитан. - А водку, Савочкин, тебе придется вылить!
        - Мы ее вместе с вами выльем! Вечером - да, товарищ капитан? - ответил с наглым взглядом Савочкин.

* * *
        Власов вошел в кабинет к Калачеву запросто, будто никакая кошка между ними и не пробегала.
        - Давай мириться, Иван Петрович!
        - А я с тобой не ссорился.
        - Ну-ну-ну-ну! Я, понимаешь, знаю все. Ты, понимаешь, знаешь все…
        - Скорей наоборот: я ничего не знаю и ничего не понимаю.
        - Вот я и пришел к тебе, все личное отодвигая на второй план. Мы с тобой ведем два дела, а дело-то у нас одно. Сливать мы их не будем, разумеется, но обменяться информацией считаю необходимым. Я знаю, ты гребенку ставил в Буе. Безуспешно. Я прочесал все поезда на Воркуту, и результат такой же. Письмо получил я по почте от Белова только что… - Власов достал из кармана конверт: - «Вынужден уехать дней на десять. Как вернусь - сейчас же позвоню вам. - Н. Белов». На, посмотри сам.
        - Да он же говорил, что письмо тебе отослал?
        - Что думаешь, Иван Петрович?
        - Письмо как письмо, - пожал плечами Калачев. - А что в нем особенного?
        - Да я не о письме! Я вообще. Какие мысли на уме? Какие версии?
        Калачев помолчал с минуту, а затем вздохнул:
        - Я думаю, что Белов не врал - пока ты его не стал «выжимать». Все, что он рассказывал нам обоим - правда.
        - Да? Но факты? Ты же сам их тоже проверял.
        - Теперь я их, наверное, перепроверю. Все - по нулям, все опять, заново. Где-то была у меня серьезная накладка. Что-то, видно, пропустил я мимо.
        - Не понимаю, что именно тебя это вдруг на сей труд подвигло?
        - Да многое что. Нестыковок полно. Да и сам Белов, его глаза…
        - Я тоже наблюдал за ним внимательно.
        - Ну, а раз наблюдал, то, наверное, заметил, что расхождения слов и выражения лица у него места не имело. Обмануть с каменным лицом можно раз, два, но не двадцать два. Особенно трудно обмануть того, кто наблюдает со стороны. А я именно со стороны его в основном и наблюдал, когда ты с ним беседовал. Теперь второе - это факты. Но не те, которые мы только что с тобой имели в виду, а другие. В деле Белова очень много мистики, точней - необъяснимого. - Калачев выложил на стол фотоснимки пейзажа после битвы на шоссе: - «Жигуль» разбит авиационным реактивным минометом?! А этот вот - его убила молния. Причем погода «на атас» была… Гром среди ясного неба. Загадка на загадке…
        - И что? Все думаешь о том же: пришельцы, НЛО? Тарелочка летающая, изрыгающая молнии, причем снабженная стандартным армейским минометом?
        - Я ничего не думаю. Я только ставлю вопросы. Сам себе. И только!
        - Понятно. Я тоже покажу тебе кое-что… Мои ребята отыскали микроавтобус, угнанный Беловым… - Власов достал пакетик из кармана. - Смотри: вот что от него осталось.
        Он высыпал перед Калачевым содержимое пакета: горсть гаек, шайбочек, винтов…
        - По-твоему, так поступают марсиане?
        - Нет, - хмыкнул Калачев. - Марсиане так не поступают.
        Не выдержав, он от души расхохотался.

* * *
        За окном вагона плыла заболоченная лесотундра, а вдали, у горизонта, синели уральские хребты - Восточные Саледы, Малды-Нырд.
        - Следующая остановка - твоя, - сказала проводница Маша Белову. - И что тебя сюда несет?
        - Я сам не знаю. Именно - несет.
        - Лагеря, леспромхозы, шахты… Больше здесь и нету ничего.
        - Понимаю, - он вынул стодолларовую бумажку, данную ему Варужем, положил на стол: - Спасибо тебе, Маша, за все.
        - Не надо денег, что ты!
        - Надо. Ты ж водку-то свою скормила солдатикам.
        - Да бог с ней, с водкой! Возьми, пожалуйста, - она протянула ему деньги.

…Далекие горы со снежными пятнами, казалось, стояли на месте; березки, растущие прямо из черной воды сфагновых болот, мелькали, мельтешили за окном, запутывая, завораживая взгляд. Березки были давно уже голые, редкие желтые листья их, безнадежно опавшие, замерли неподвижно на черной глади стоячей болотной воды.
        Поезд замедлил ход.
        - Оставь, Маша. Мне в любом случае, что ни случись, а деньги уже не понадобятся.
        Поезд остановился.
        - Счастливо.
        Белов сошел, и поезд тут же тронулся.
        За спиной был разъезд, лагерь и леспромхоз.
        Сбоку на старом тупиковом пути стоял полувросший колесами в землю и слегка подернувшийся ржавчиной, старинный черный паровоз.
        Впереди лежал тракт, уходящий по лесотундре - Уральские горы.

* * *
        Раздался звонок, Лена бросилась открывать. На пороге стоял отец.
        - Я шел мимо, решил заглянуть… Разреши? Мне нужно кое-что сказать тебе. Серьезное весьма.
        Он тщательно вытер ноги и, не раздеваясь, прошел в комнату, сел без приглашения.
        - Лена, - начал он. - Ты моя дочь. И мне так кажется, что я имею право узнать - чего ты ждешь? Я навел справки. Твой Николай - преступник.
        - Преступник или нет - мы с тобой этот вопрос обсуждать не будем. Тем более что я-то как раз уверена, что Колю обвинили по ошибке! Ты его совершенно не знаешь! Не знаешь, не спорь, не делай вид! Не знаешь!
        - Я знаю другое, Леночка. Я знаю, что он вчера убил шесть человек. Шесть или семь.
        - Чего-чего?!?
        - Да, дочка, так… У Буя. На шоссе. Перестрелял из автомата. Я лично, своими глазами видел фотографии. Мне Пал Федотыч показал. Под большим секретом. Шесть милиционеров. Твой Николай убил их и убежал.
        - Вот почему… - Лену осенило. - Ведь мне сказали в прокуратуре… Я ему утром хотела, собрала передачу, понесла ему сегодня. Не взяли…Значит - убежал?
        - Да. И я не знаю, что ты ждешь. Ему теперь одна дорога - под расстрел.
        - Расстрелы отменили, слава богу.
        - Ну, так пожизненно. Это разве лучше для тебя? Или ты его, как верная, - он несколько замялся, подыскивая слово, - супруга, н-да… Ты будешь ждать? Ждать освобождения от пожизненного срока? Не долговато ли? Это даже уже и не смешно, понимаешь ли! Потому что - ты осознай факт - сюда, - отец обвел рукой комнату, - он больше не вернется. Он не вернется сюда, Лена! Никогда!
        Лена сидела в отупении, насмерть оглушенная вестью.
        - Он знает, что его здесь ждет, - сказал отец. - А это что? - он взял со столика доверенность и завещание. - Х-м… Фантастика!..Вот это - поворот!! Так-так… - Отец, взволнованный, едва не рассмеялся. - Ты разрешишь мне это с собой взять?
        - Ага. - Лена качалась, впав в сомнамбулическое состояние, ничего не слыша, не видя, не соображая.
        - Я проверю подлинность. И покажу маме.
        - Ага.
        - Да ты не унывай, дочара!
        - Ага.
        - Все будет хорошо, - он встал, свернул бумаги в трубочку.
        - Все будет хорошо, - как эхо повторила Лена.

* * *

…По полусухому, вдоль тракта, по кромке травы в половине седьмого утра последнего воскресенья сентября он бежал сначала, а потом пошел, увеличивая расстояние от железной дороги до себя, ставящего ногу со сломанной ветви на ветвь.
        На эти ветки, примятые, вбитые в черную кашу тропы, уже наступали и до него.
        Перед особо глубокой лужей тракт ветвится - колеи размножаются парами. Одна пара ныряет прямо в лужу и далее - десять, двадцать, сорок, сто метров - вдали - благополучно выныривает, другая колея пробивает ивовый заслон, что справа или слева, отходит немного в болото, подергивается там сначала нежным сереньким кружевом льда, а затем черной водой и быстро возвращается; остальные колеи мнут и ломают иву, идя по кустами и в кустах.
        - Осторожней! - твердил сам себе Белов: среди тропинок есть новая - лучшая, есть и худшая - бывшая лучшая.

* * *
        В семь минут восьмого он увидел человека, лежащего в старом плаще, надетом поверх телогрейки, с мешком на голове. Вокруг того места, под которым угадывался рот, на мешке белел кружок инея.
        - Сколько времени? - спросил мешок проходящего Белова.
        - Семь девять, - ответил Белов сквозь треск ив. Из-под мешка появилось лицо - красное, одутловатое с похмелья, с потными глазами.
        - Есть грибы-то? - спросил Белов, чтоб хоть что-нибудь спросить.
        - Нету. Ничего нету, - одеревенелое лицо ожило, слиплось и одеревенело опять. - Холод какой, черт! Сдохнуть можно…Грибы! Шутишь.
        - В кроссовках пройду дальше?
        - Нет, что ты! Там дальше - вообще… - Мужик помолчал, а затем вынес вердикт: - Да нет, пройти можно, конечно.
        Тракт иногда вырывается на необъятные плоские места; ивняк справа и слева исчезает. Гладь сфагнового болота относительна: две засохшие елки справа - сто метров и восемь, десять - не разберешь, единым взрывом слева - триста метров и более. Далее, почти до самых лесов, поразительно желтые кочки. На поразительно желтых кочках растут поразительно желтые цветы, светящиеся яркой желтизною из-под инея.
        Тракт здесь идет напролом, проваливаясь в сотни продольных ниток, сшивающих далекий кустарник. Тропинок нет - следы людей не остаются, каждый идущий - по-своему первый.
        В семь тридцать он встретился с группой подростков, растянувшихся метров на триста. Двое первых - девочки в серых косынках, падая будто, прыгали с кочки на кочку, передвигаясь быстро, как механизмы. Первая прижала к груди молодого зайца, а вторая заранее крикнула радостно Белову:
        - А у нас зайчонок!
        После чего сделала испуганные глаза: Белов, в пальто, шляпе, выглядел здесь, на тропе, нелепо.
        Последним скакал заросший инструктор, на самодельных костылях. Поравнявшись с Беловым, инструктор громко приказал вперед не останавливаться, поздоровался, задал пару вопросов и, не дожидаясь ответов, сказал:
        - Экскурсия, ч-черт, понимаешь. Вывожу. На той неделе четверо пропало, знаешь? Из восьми. Ищут-ищут. Денег нет. Найти не могут. Беглого выловили только. Одного. Мобилизовали всех. Смотри, если один ты!
        Белов промолчал, обалделый от этого монолога.
        Инструктор ударил костылями в болото и, продолжая ударять, погнался за группой. Не оборачиваясь, крикнул:
        - Во дела!
        И вдруг оглянулся.
        Глаза инструктора светились странно, как катафоты, и даже почти отражались в воде, не глядя на солнечный день.
        В сильных низинах настелены гати. Редко - бревна, часто стволы толщиной в руку.
        Гати разбиты гусеницами, местами в крошево, лежащее на мертвой воде. Вода неглубока - четверть метра. Дно видно прекрасно - это кофейная гуща.
        Низины похожи на озера чернил, налитых в осоку. Стволы гати, уходящие под воду, имеют цвет чая, кажется, они слегка светятся на фоне дна.
        Светятся и пошевеливаются - сами собой.
        Неверный шаг здесь стоит купанья по пояс и сразу по грудь.

* * *
        Справа и слева от гати, по пояс в воде и по грудь, медленно двигались двое мужчин, привязанные к крупной стальной шестерне. Шестерня ехала между ними по бревнам. Пару раз она сваливалась, и тогда мужчины долго мучились.
        Часы показывали семь пятьдесят.
        - Что за колесо?
        - Каток ведущий. Тягач застрял наш. На Сывью. Каток, зубчатку срезало.
        - Новый тащим. Помоги вылезти.
        Временно не чуя постромок, геологи вылезли на гать и тут же, мгновенно, согнулись, упираясь руками в колени, глядя, как черное отражение неба шатается от их ног до самой осоки.
        - Со станции, тащите?
        - С партии. Со сто седьмой.
        - Отстегнули б - постромки-то!
        - А-а - потом опять надевать!
        Один из геологов оторвал глаза от воды и, глянув тупо, махнул рукой, снова согнулся.
        - Лошадей, - сказал он.
        - У нас в партии лошади есть, - подтвердил второй. - Он вот и я.
        В лесу тракт плавно ползет вверх, лужи на нем обретают основу. Обсохнув, тракт падает вниз. Лес уступает место разливу высохших берез, стоящих в рост, лежащих каменистых осыпей. Каждый камень, словно откинув на затылок земельную шапку дерна со мхом, смотрит удивленно на такую же белую, как и он, бересту. Ослепнув от белизны, от солнца, камень засыпает. Ему снится тракт, сошедший с ума.
        А тракт все падает. Ручей.
        Он увидел свое отражение в ручье, наклонившись попить, и - ужаснулся. В ручье играло и кривлялось, извиваясь на поверхности холодных завихрений хрустального ручья, перекошенное лицо. Его лицо. Выделывая фантастические гримасы, лицо в ручье тем не менее смотрело ему все время в глаза, не отрывая взгляда…
        Переглядеть свое отражение оказалось не по силам. Из ручья смотрел ему в лицо дурак какой-то дураком. Дурак в шляпе.

* * *
        - Открой, Наташенька, это я!
        - Кто? - Наташа, проводница, не узнала голос, удивилась, но интонация стоявшего за дверью незнакомца была настолько теплой, дружественной, располагавшей к себе, что она сразу, ни секунды не колеблясь, открыла.
        На пороге ее квартиры стоял Калачев. Наташа хмыкнула несколько разочарованно. В лицо-то она его узнала мгновенно - тот самый, из угрозыска.
        - Что случилось? - поздоровавшись, спросила она.
        - Ничего. Я знаю, Наташа, что вы слегка приболели. Но дело у меня, к сожалению, срочное.
        - Ну, заходите.
        - Спасибо, но я никогда не захожу, я всегда на бегу. И только два вопроса. От вашего ответа на эти два вопроса зависит судьба человека. И может даже - что и не одна. А много судеб. Скажите, прошу вас, честно ответьте мне - договорились? Вы согласны ответить мне честно, Наташа?
        - Да, согласна.
        - Вот эти двое… - Калачев полез за фотографиями.
        - Да помню я, о ком вы говорите, помню!
        - В ту ночь, двадцать четвертого, они спиртное пили? Бутылку коньяка, две водки, а?
        - Две водки - да. А про коньяк не знаю.
        - Вопрос второй. Сцепщик из Буя, Егор Игнатов, с ними в купе выпивал?
        - Да.
        - Тогда скажите…
        - Только два вопроса. - Наташа показала на пальцах. - Два. Ведь только от них зависят судьба человечества, - ее голос звучал с откровенной присадкой горького сарказмом.
        - Ну… - Калачев усмехнулся в ответ: - Два - так два.

* * *
        Дорога превращается в корыто, и колеи исчезают. Кажется, будто с земли полосой сняли дерн, сняли кожу, и черная рана не сохнет, а лишь замерзает.
        Через пять километров колеи возвращаются вновь, словно хлестнув пару раз по грязи. Грязь костенеет здесь, звонко хрустит, подмороженная. Мерзлая грязь костенеет. Гусеничные колеи устраиваются в ней поудобней и - вверх.
        Вверх, вверх, вверх…

* * *
        Сколько же в гору по этой грязи! Подъем, расхлюстанный ручьями с ледяной каймой. Обходы меж деревьев.
        Мокрые ноги еле идут, еле толкают вперед.
        Странно: течет со лба, хотя устают вроде ноги.
        Снова трясина. Скала слева. Поворот направо. Прямая. Немного вверх. Триста метров вперед. Крутой рывок. Прямая. Опять рывок. Перед каждым подъемом - полузамерзшая лужа. Колеи слегка ополаскиваются в ней и бросаются вверх, словно на стену. Путь будто лежит на ступенях огромной лестницы, поросшей лесом. Дорога заранее знает, где чуть осыплется ступень к ее приходу.
        Дорога стремится туда.
        Пробег. Подъем. Снова пробег.
        Тракт словно вылезает из подъемов на какую-то поверхность и покрывается удивительно выпуклым - странным - зеленовато-светящимся льдом…
        Мохнатые стволы елей справа и слева закручены штопором…
        Сухие их сучья запутались сами в себе.
        Безлюдье и полная глушь. Уже пятьдесят километров, наверно, за спиной. Вечереет. Но полной, идеальной темноты не будет. Полярный круг вот он - рядом.
        Тишина. Тишина абсолютная, ватная. Мертвая тишина. Как ее много тут - умершей в лесу тишины!
        - Скажите, где живет вдова Аглая?
        - А вон, зеленый домик третий слева…

…Аглаю Калачев увидел издали. Он точно так ее себе и представлял по акварели, подписанной «Николай Белов»…
        - День добрый!
        - Здравствуйте.
        - А вам привет передавали!
        - Ну? От кого же?
        - От Бори. От Тренихина.
        - Вот радость-то! - Аглая едва не сплюнула. - А вы-то кто такой сами?
        - Я - знакомый Борькин. В командировке здесь, в Вологде. Да вот решил заехать в Шорохшу - думаю дом на лето снять. С семьей.
        - Дом вы едва ли снимете целиком. А пол-избы - всегда.
        - А где почище здесь?
        - Вот выдумали! Где хочешь. Всюду чисто.
        - Народ спокойный-то у вас? Я ведь с детьми.
        - А что ж? Вон, дети, не видишь - полно детей бегает!
        - Не очень пьют-то мужики у вас в Шорохше?
        - Да как везде!
        - А то Борька говорил, что ему на свадьбе глаз подбили…
        - А, пусть не врет! По носу дали чуть - так ведь за дело!
        - Умылся кровью, сказал…
        - Да ладно, с носу! Это ж кровь разве?
        - А как насчет молока здесь? Яиц? Сметаны?
        - Коров здесь держат. Много у тебя детей?
        - Да трое… - задумавшись, ответил Калачев.
        - Сколько лет?
        - Да восемь.
        - Всем?
        - Всем.
        - Что ж - близнецы, поди?
        - Да нет, не близнецы. Какой там! Все разные.
        Аглая фыркнула.
        - Чего смеешься? - очнулся Калачев.
        - Ты холостой, бездетный. Ты - как перст.
        - Ну, так, положим. А как ты догадалась?
        - Да это за километр видно!
        - А как видно-то?
        - Да просто, глазами.

* * *
        После форсирования Джагал-Яптик-Шора - широкого, но мелкого ручья, бегущего у восточного подножия Западных Салед, Белов сошел с тракта. Далее их пути расходились. Тракт шел здесь точно на восток, а Белову следовало взять резко к югу и преодолеть еще километров десять-двенадцать по азимуту, теперь уже без всяких троп, ориентируясь только по горным распадкам.
        Сориентироваться несложно - реки текут в горных долинах, а хребет трудно миновать, не заметив.
        Он быстро поднялся на невысокое, но обширное плато.
        Отсюда открывался вид на десятки километров: сизые хребты Малды-Нырда на востоке, Хамбол-Нырд - к югу и Западные Саледы, что за спиной - на западе.
        Затерянный мир, в котором безумно много места и в котором никто не живет. Не жил. Да и не будет, наверное, жить никогда.
        Человек - пылинка в пространстве, ничто, ноль микросекунд жизнь его на фоне бытия этих гор, - подумалось вдруг. - Но что, если во всей Вселенной, бездонном Космосе никого все же нет - никого, кроме нас? Какой же огромный аквариум кто-то нам выдал!
        Какие пространства, какие безумные сроки! Если нет иной жизни - то все это, все - трава, моря, пески, отроги, пади, урочища, вода, облака, суша, цветы, леса, пчелы, медведи, гольцы, Луна, острова, Солнце, деревья, черемуха, семга, рябина, дороги, мечты, Млечный Путь, молодость, скорость, дюны, собаки, ставриды, страх, колбаса, море, закат, облака, водопады, туманности, квазары, килька в томате, пульсары - все это наша система жизнеобеспечения…
        И миллиарды лет - эпохи!
        Он уже шел по чахлым еловым перелескам, миновав водораздел Джагала и Хамбола. Теперь его направление - на юго-восток, туда, откуда, разделяя Малды-Нырд и Хамбол-Нырд, выходит Лимбек и сливается с Хамболом. Где-то там. И пяти километров, наверно, не будет.

«А я уже, пожалуй, вошел в запретку», - подумал Белов и в тот же момент пополз вниз, куда-то проваливаясь… Почти как сквозь землю. Яма?!

* * *
        Лена вдруг вздрогнула, как подброшенная. Что это было?!
        Она сидела, задумавшись, и вдруг ее словно током ударило.
        А - это стукнула дверь!
        - Что же ты не запираешься?
        Отец с матерью уже вытирали ноги в прихожей - обстоятельно, как-то совсем по-домашнему тщательно.
        У обоих вид был на редкость здоровый, торжественный, праздничный.
        Лена поежилась: от них, розовощеких, пахнуло морозцем осеннего дня - ледяным днем, но все-таки солнечным, ясным.
        - Значит, Лена, - начал отец, доставая из кейса доверенность и завещание. - Бумаги эти оказались подлинными.
        - И что же?
        - Ты подожди секундочку… Нотариус, тот, что заверил все эти бумаги, оказался вполне реальным лицом. Понимаешь, Лена?
        На лице отца торжественная мина мешалась с потаенным, тщетно скрываемым изумлением, словно он только что обнаружил средство от рака вместе с александрийской библиотекой и доказательством большой теоремы Ферма.
        - Я тебя слушаю, - ответила Лена.
        - Более того, - продолжал он, - что совсем удивительно - нотариус оказался действительно нотариусом. Даже лицензия настоящая у него есть. И сам он в перечне нотариусов Москвы - имеется. Так что - вполне все законно. Все эти бумаги - тип-топ и о'кей…

* * *
        Ничего страшного. Он даже не ушибся.
        Миллионы лет тому назад великий ледник, спускаясь к южным широтам, притащил с собой и в себе, в ледяной своей толще, несметные полчища валунов, обтесав, обкатав их. Потом он растаял, этот ледник. Валуны осели на землю - отдельными глыбами, одиночными каменищами, группами. Со временем они всосались в грунт, обросли мхом, карликовой березой, чахлыми елками.
        Он провалился в щель между такими валунами, попал в ловушку, в каменный колодец, неглубокий - метра два с небольшим.
        Если бы там, наверху, был бы хотя бы один кто-то, попутчик, то вылезти не представляло бы никакого труда. Тот, верхний, мог бы протянуть ему сук или веревку. На худой конец связать узлом рукав штормовки с одной из штанин брюк, соорудив, таким образом, простейшее спасательное средство. Но наверху никого не было. Он был один.
        Каменные стены были скользкие - ни упереться за них, ни уцепиться; с правого камня даже текло, точней быстро капало. «Это уже хорошо, - подумал Белов. - Без воды человек живет пять дней, от силы - неделю, а без еды - больше месяца можно вполне протянуть. У меня есть еще время».
        Он попытался снова вылезти, но тут же соскользнул.
        Нет, эту затею следует оставить. Только кожу сдерешь.
        Что же предпринять? Если бы было зубило и молоток - вот тут, поправее, всего бы лишь один уступчик. И тогда можно вылезти - выше вон трещина, в нее влезут, по крайней мере, два пальца. И это было бы спасением.

«В контакте… Я в контакте…»
        Нет. Ни молотка, ни зубила!
        Да чушь, конечно же! Одна надежда - на себя. Только на себя. В карманах что имеется? Сигареты. Это все. И еще зажигалка. Системы «Крикет». Безотказная.
        Ага! Пронзившая мгновенно мысль заставила Белова посмотреть себе под ноги… Слава богу! Под ногами хрустело достаточное количество сушняка - веток, упавших сюда раньше Белова, и мелких палочек белого топляка, заносимого сюда каждый год вешними водами.
        Поджигая от палочки палочку, он внимательно следил за тем, чтобы дрожащий язык желтого пламени неизменно и упорно лизал камень в одном только месте - локально.
        Самая жаркая часть язычка пламени - верхняя, слабо-голубенькая, почти синяя каемка. Как хорошо, что здесь, в ловушке, абсолютно нет ветра. Ни дуновения… Это хорошо!
        Решив, что камень уже достаточно накален, Белов бросил очередной, догоревший почти до самых пальцев сучок и, не теряя ни мгновения, схватил двумя руками за поля свою шляпу, предусмотрительно поставленную им загодя под капель - тульею вниз.
        Ледяная вода фукнула паром, ударившись об раскаленный камень. Раздался резкий, короткий треск.
        Увы, уступа на камне не образовалось.
        Но появилась малозаметная трещина, миллиметра в три шириной, с острыми режущими краями.
        Через пятнадцать секунд Белов уже легко скользил в беге, удаляясь от смертельно опасной ловушки, дуя на ходу на незначительный порез левой ладони.

* * *
        Выйдя на Хамбол, к Чертовым щекам, Белов пошел было сначала параллельно каньону, метрах в двухстах от реки.
        Карликовая береза, густо растущая тут меж камней, быстро достала его: идти было совершенно невозможно. Переплетенные стебли березы образовывали как бы многослойную пружинистую сеть, в которой нога мгновенно запутывалась. Здесь, на этой поросли, можно было прекрасно лежать - как на матрасе, лишенном обивки - но не идти: ноги тут же застревали в сплетениях тонких, но дьявольски крепких ветвей и стволов.
        - Ч-черт! Ровное место, а не пройдешь!
        Он взял правее, к реке, поближе к обрыву в каньон.
        Тут, на краю, над бушующей в узком ущелье рекой, идти было легче в сто раз - камни и мох.
        Но ветрило! Здесь, наверху, над обрывом, свистел ужасающий ветер. Горные распадки узкие - километр, максимум два. При этом распадки длинные - десятки километров. Ветер разгоняется как в аэродинамической трубе, концентрируется в мощную воздушную струю. Сильный внезапный порыв может элементарно сбить с ног. Ветрило упругий, ледяной, обжигающий щеки.
        Щеки горели, слезились глаза. Ветер тут же охлаждал слезы, и они текли по щекам жидким льдом. Временами порывы ветра достигали такой силы, что на ветер, казалось, можно было лечь. Однако ложиться на ветер здесь, на самом краю каньона - отвеса с пятнадцатиэтажный дом - пожалуй, не стоило. Пережидая порыв, приходилось садиться на корточки, даже ложиться.
        Ему оставалось не более двух километров до цели, до устья.
        Решив перед последним рывком посидеть с полчаса, Белов укрылся от ветра за камнем.
        Камень был очень удобен: велик, закрывал с головой, целиком и, кроме того - с углублением, словно специально сделанным для спины. Кресло и только. Камень утопал в поросли мха - чем не сиденье? Но был один недостаток: камень воцарился на самом краю, над обрывом.
        Белов решил сесть так, чтобы не смотреть туда, вниз, в бездну каньона, а глядя, напротив, на пройденный путь: через последний перевал и далее сюда, по каменистому плато гористой лесотундры. Но именно это стремление и оказалось роковым.
        Заранее отвернувшись от края каньона, глядя почти что назад, он косо поставил ступню. Моховой слой разорвался, скользнул снятым скальпом по скальной, отполированной ветром за миллионы лет каменной лысине.
        Уже летя вниз, Белов ухватился рукой за жалкую метровую лиственницу и, содрав с нее судорожно сжатой рукой все ветки, повис над пропастью. Рвануло ветрило, его сильно качнуло, но он умудрился схватиться за тонкий ствол второй рукой. Со стороны казалось, что он висит, держась двумя руками за крысиный хвост - за хвост огромной крысы, спрятавшейся в скальной стенке. Минуту спустя хвост оборвался - и он полетел вниз…

* * *
        - Не понимаю, зачем ты проверял нотариуса… - Лена пожала плечами. - Ну ладно - хотелось тебе, ты проверил. Проверил - убедился. Ну, значит, тебе теперь хорошо. А мне зачем все это слушать? - Лена посмотрела на отца почти с откровенной неприязнью. - Обрадовать решил?
        - Да, Лена, да! Мы здесь ход блестящий с матерью придумали. Мы быстро оформляемся теперь к дяде Сержу, в Австралию. Ведь если мы все продадим здесь - нашу квартиру, твою…
        - Мою? Какую - мою?
        - Ну, вот эту, - отец обвел взглядом комнату. - Мастерскую художника твоего продаем. Машину, дачу, гараж. Это ведь все на полмиллиона, не меньше, поди, потянет…
        - Я ничего не понимаю!
        - Да что здесь понимать? Мы бы к Сергею бы давно б уехали, да вот на что там жить? Да и, конечно, где? А тут этот вопрос решился сам собой: сто, двести тысяч - не больше - дом, прекрасный дом на берегу какой-нибудь лагуны под Сиднеем… А двести-триста тысяч - остальное - этого хватит нам прожить.
        - Ты тоже, года через два, найдешь работку там себе какую-нибудь… - вмешалась мать. - Не пыльную, конечно…
        - Ну, как тебе идея? Я, понимаешь, как бумаги-то увидел - сразу сообразил!
        - Дурак, казалось бы, - сказала мать, - но там, где надо - это мигом.
        Лена молчала, потеряв дар речи.
        - Ну, что скажешь, дочка?
        - Скажу, что у меня больше нет ни отца, ни матери!
        - Да что ж ты говоришь такое, Лена?!
        - Ты… Я просто не нахожу слов… сказать родителям такое!
        - Видеть вас больше не хочу! Никогда!

* * *
        Сильнейший ветер, что сифонил со свирепым свистом вдоль каньона, турбинисто гудя, бил в скальную стенку на повороте. Ударившись в стенку, он искривлял свой поток, закручиваясь сотнями сталкивающихся вихрей. Бешеный поток воздуха отжал летящего Белова от стены, отдул его отбойными потоками почти на центр каньона.
        Белов упал метрах в шести от берега, где на стремнине водный поток вырыл себе в донных базальтах удобное ложе вдоль русла - метров восемь глубиной.
        Ледяная вода схватила Белова, закрутила по бочкам, штопором протащила поперек течения, ударила об подводный гладкий «бегемот», невидимый с наплыва, и потащила, поволокла назад, засасывая в центр струи, в стремнину.
        Продернув с бешеной скоростью сквозь узость - зубастые скальные выходы, поток сбросил Белова через четыре водопадных слива, подряд, без всякой передышки, притопил в огромной пенной яме-»котле», кипящем после сливов.
        Из котла он не вынырнул: его прихватило донное течение и поволокло метрах в двух от дна.
        Здесь вода неиствовала, биясь между отбойниками, выступавшими из скальных стен поочередно - то справа, то слева. Казалось, бешеные струи пытаются разорвать тело, таща и крутя его в разные стороны, испытывая на изгиб, на кручение, сжатие - во всех плоскостях и направлениях… Вода потеряла обычные свойства, превратилась во что-то другое, предстала совсем незнакомой субстанцией - жесткой и быстрой, жестокой, живой, дьявольски сильной.
        Он заставлял себя не закрывать глаз, лететь над каменным дном, по возможности контролируя ситуацию; воздуха не хватало уже давно - уже секунд двадцать. Терпеть, не вдохнуть! В глазах меркло: черные пятна заполонили зрительное поле, на черном фоне замелькали ярчайшие запятые, замелькали пургой.
        Последнее, что он успел увидеть, уже теряя сознание от недостатка кислорода - это огромный камень под собой, здоровый, больше самого большого чемодана, катящийся под ним метрах в полутора по дну, в коричнево-сером полумраке, глухо стуча по каменному дну - дум-дум-дум… Его несло быстрее, чем катился камень. «Дум-дум-дум» прошел под ним и, бормоча вдогонку, растворился сзади во мраке.
        Стремнина внезапно ударилась о метровый подводный порог, вулканический пласт, и тут же всей своей неимоверной силой рванула вверх, к поверхности - в небо.
        Ледяная струя подкинула Белова в воздух на гривастом белом сбойнике очередного сужения скального коридора.
        Он попытался вдохнуть, но чуть не захлебнулся - над гривой сбойника висела белоснежная взвесь - коктейль из ледяной воды и ледяного же воздуха. Дышать, летя над гривой, было так же невозможно, как дышать газировкой.
        Сразу за гривой поток кинул его вниз, окунул, слава богу, не глубоко, притопил, после чего жестко приложил об скалу в прижиме - сначала головой, а через миг еще раз - боком и всем телом.
        Отбойный вал схватил его, откинул от стены, вытащил на центровой сбойник. Стремнина, сразу подхватившая, протащила в хорошем темпе его уже бесчувственное тело сквозь десяток жестких стоячих валов, сменившихся сначала валами мягкими - качавшими, а не бившими, а затем валами шиверными, ласкающими, убаюкивающими.
        Так Хамбол наконец выпустил его. Галечная отмель, коса, мимо которой нес свои голубые струи Лимбек, горный поток шириной метров сорок, в десять раз, видно, мощней изумрудного Хамбола.
        Все. Это все. Это - устье.

* * *
        Иван Петрович Калачев зашел в отдел технической экспертизы.
        - Ну как - есть что-нибудь для меня?
        - Конечно же, Иван Петрович - что заказывали, то и есть.
        Калачев взял заключение на официальном бланке и прочел:

«В ответ на Ваш запрос сообщаем, что статическое усилие, необходимое для разрыва наручников НР-18 ГОСТ 1542-88, составляет двенадцать тонн. Возможная погрешность, вызванная естественным разбросом технологических условий производства данного изделия, как и скрытым браком, может быть причиной отклонений плюс-минус десять процентов от среднестатистического значения и не может превышать двух тонн».
        - Ага… - В задумчивости Калачев обхватил своей левой рукой запястье правой и пробормотал: - От десяти тонн до четырнадцати… Тонн?

* * *
        Белов выполз на косу, буквально впиваясь пальцами в гальку, вбивая пальцы меж обкатанных плоских гранитных блинов.
        Он встал: сначала на карачки, потом, с трудом, и на ноги.
        Намокшее пальто тянуло килограмм на пятьдесят, не меньше.
        Да, это устье!
        Никаких сомнений!
        Хамбол буквально врезался в Лимбек: разноцветные потоки сталкивались, рождая сотни водоворотов у берега, образуя сильнейший косой сбойный вал на схлестке стремнин - косой общий сбойник, после которого весь поток голубел, принимал цвет сильнейшего - Лимбека.
        - Х-ах! - услышал Белов, сдавленный вскрик у себя за спиной, на выходе из Чертовых щек.
        Он повернулся и увидал - там, на последнем сливе, мелькнула надувная лодка, встала на дыбы…

«Простая двойка, совершенно непригодная здесь, - рыбу в пруду бы на ней ловить…» - мелькнуло в мозгу.
        Белову показалось, что, встав на дыбы, серый овал лодки даже подпрыгнул там, вдали, над пенистым гребнем.
        Переворот через корму - самый противный из оверкилей.
        Две черные точки - головы - мелькнули на секунду в пенной яме ниже слива и тут же в ней исчезли.
        Опустевшая лодка пару раз вертанулась на бочке, но вынеслась боком: вал опрокинул ее вновь: пустую и легкую.
        На секунду лодка замерла, как вкопанная, в пенной яме, подрагивая под ударами кипящих, мечущихся там струй - темно-зеленых, пузырящихся.
        Постояв, лодка медленно стала засасываться на центральный поток, увлекаясь стремниной.
        Белов не спускал с нее глаз, ожидая увидеть руки, хватающие из воды ее скользкие бока, вцепляющиеся в обвязку.
        Нет! Рук из воды не показалось.
        Он резко перевел взгляд ниже по течению Хамбола - ведь человек - не лодка, он целиком в воде: его поток хватает жестче и несет быстрее.
        Да, так и есть!
        Мелькнула и скрылась голова, как поплавок.
        Метрах в двух - вторая. Тоже скрылась.
        Не раздумывая, Белов кинулся наперерез, прикидывая снос, скорость, расстояние. Плыть он не мог уже. Он мог только идти, идти по дну, борясь с течением.
        Он вошел в реку и пошел - пошел к расчетной точке встречи с тонущими - торопясь, падая.
        Он шел наперерез, борясь с безудержным потоком, шел до тех пор, пока воды безумного Хамбола не скрыли с головой, оторвали от дна и понесли как перышко, кружа в подводных струях.

* * *
        - Союз художников? - спросил Калачев, набрав номер по справочнику. - Это говорят с вами из уголовного розыска. Старший инспектор по особо важным делам Калачев. Могу я с кем-нибудь поговорить по телефону, буквально пять секунд, с кем либо из тех, кто неплохо знает Николая Сергеевича Белова… Хорошо. Я подожду.

* * *
        Их, видно, здорово проволокло по дну, так как голова Белова показалась первый раз над водой уже в Лимбеке.
        Высунув лицо, он жадно хватал воздух, а его тем временем уже несло мимо косы, мимо стрелки.
        Наконец его ноги надежно зацепились за камни дна, и сразу же вокруг него вскипел водяной бурун: он начал тормозиться ногами о дно, останавливаться. Бурун стал еще больше - он встал, остановился в потоке. Начал выходить: по грудь, по пояс. Откидываясь назад, едва не падая на спину, обеими руками он тянул за собой два безвольных бессильных тела. Он вытащил их на косу и сам упал рядом. Потом, превознемогая тяжесть и бессилие, Белов поднялся. Боже мой!
        На берегу лежали Калачев и Власов.
        Белов почувствовал: сознанье уплывает…
        Последнее, что он увидел: Калачев зашевелился, подтянул руки-ноги, встал было на колени, но устоять не смог, сел и, словно мусульманин на молитве, ткнулся в гальку лбом. Власов задвигался тоже, вздохнул, и его тут же бурно начало рвать прозрачной водой.
        Теперь Белов мог позволить себе снова упасть, отползти, положить лицо всей щекой на гальку. Все! Отмотался.

* * *
        - Один вопрос: Белов по почерку - правша. - Калачев прижал трубку к уху. - А как по жизни? Тоже? Ну, спасибо.

* * *
        Сердце Белова стучало так, что стало страшно: разорвется.
        Оно стучало так с минуту.
        - Ты… кто? - услышал он из-за спины какой-то странный, будто синтезированный голос.
        - Я тот… кого вы ищете, - ответил Белов, не оборачиваясь.
        - Ошибка! - хорошо знакомый голос прозвучал как-то чуть-чуть насмешливо. - Все наоборот, я - тот, кого ты ищешь.
        Белов перевернулся на спину. Ни Власова, ни Калачева не было и в помине. Над ним стоял Борька Тренихин. Живой, здоровый и совершенно сухой.
        - А эти где? Ну, двое - Власов, Калачев?
        - Да это ж я и был. - Тренихин усмехнулся. - Ты ж знаешь, я же страсть люблю - с эффектом. Ну-к, оглянись!
        Белов оглянулся. Там, за его спиной, горел костер. Дожаривались шашлыки на мангале. Около костра лежали бревна - для сидения. Он вдруг заметил, что и сам он, сам, - непостижимым образом одет в сухой, теплый комбинезон… И на ногах? И на ногах - унтайки.
        - А хочешь, настоящее чудо покажу? - Борис оскалился и постучал себя по зубам: - Тридцать два. Родные. Сами взяли - и выросли! А?! Так-то вот!
        Он жестом пригласил к костру.
        - Так… Ох, извини, забыл… Что будем пить? - и, насладившись замешательством Белова, щелкнул пальцами.
        В тот же миг возле костра явилась выпивка - без меры и без счета, как говорят - «в ассортименте»…
        - Сам выбирай себе.
        - Ты - старик Хоттабыч?
        - Да. Есть немного.
        - Ну, давай!
        Тренихин снова щелкнул пальцами - в руках обоих возникли кружки, армейский стандарт - триста пятьдесят грамм.
        - Люблю эту посуду, - сказал Борис. - Но, впрочем, тебе, может быть, лучше хрусталь или чего там еще?
        - Нет, - Белов качнул кружкой в руке. - Давай вспомним молодость.
        - Ты наливай себе что хочешь, не стесняйся: у меня-то ведь уже налито. - Тренихин качнул кружкой, показывая. - Налил? Ну - за встречу! Будем!
        Они чокнулись и выпили.
        - Так ты толком-то скажи - что все это означает?
        - А ничего нового для тебя, Коляныч, это не означает. Как сцепщик все рассказывал, все так и есть в точности… Попроще если - иноземная, высокоразвитая цивилизация. Чудес-то не бывает - техника, наука… Вот и весь сказ до копейки.
        - А где ж тарелки-то?
        - Ой, извини! - В руках Белова из ничего возникла в тот же миг тарелка. - Я думал, ты шашлык с шампура жрать будешь.
        - Нет-нет… - Белов отложил тарелку. - Я про летающие тарелки говорю.
        - О господи! Каких тебе летающих еще? Я, я и есть оно - тарелка, если хочешь. А всей этой конкретики, иллюстраций к фантастическим романам, ее же в природе нет - как таковой.
        - То есть?
        - Говорю конкретно. В данном случае все от тебя зависит, от тебя самого. Что ты стремишься видеть - то ты и увидишь. Увидишь причем именно так, как самому себе ты этопредставляешь. Вот ты хотел меня найти - и ты нашел. А если б искал, допустим, ну, зеленых человечков, то нашел бы именно их. Вот, пожалуйста…
        Борис распался на глазах, превратившись в шесть зеленых четырехглазых человечков с рожками, сидящих на бревне. Причем каждый из них держал в руках свою стандартную армейскую кружку.
        - Тут от тебя, от твоей фантазии зависит, что увидишь, - пояснил Борька, сливаясь из зеленых человечков вновь в себя. - Ну? Давай: между первой и второй промежуток небольшой!
        Выпили.
        - Я, честно говоря, думал, что представительство иной цивилизации ну, как-то выглядит…
        - Да? Вот это интересно. И как же оно выглядит?
        - Ну, так… Архитектура…
        - Вон. Посмотри туда. Годится?
        Белов посмотрел туда, куда указывал Борис.
        На плато, среди карликовых березок, возвышались циклопические постройки, странных причудливых форм, скрученные, фосфоресцирующие, издающие невнятные, но тревожащие душу звуки.
        - Похоже, правда?
        - Похоже на хорошие, дорогие декорации к фантастическому фильму.
        - Нравится?
        - Ну, как сказать… Неплохо.
        - А мне не нравится, - сказал Борис, и постройки растаяли в воздухе. - Голливудщина дерьмовая. Дешевка. Еще по коньячку?
        - Давай. - Белов протянул было руку к бутылке, но в тот же момент заметил, что кружка его налита.
        - Не утруждай себя, Белов!..Поехали! Ух! Ну, теперь закусывай давай!
        - Ага! - Белов навалился на шашлык. - А почему вдруг это здесь все? А?
        - Да очень просто. Место здесь глухое, местных нет, лишние не ходят… И вместе с тем оно довольно просто достижимо. Это место. Достижимо для желающих.
        - И это что - единственно подходящая точка на земле?
        - Ну что ты! Нет, конечно. Просто такие точки создаются всегда в подобных местах - а на Земле их больше сотни - таких же точек, как вот эта. Точки перехода.
        - Что значит «точка перехода»?
        - Здесь ты в контакте с ними. С нами. С иноземной цивилизацией. Которая старше земной почти на тридцать миллионов лет. И мало того - здесь точка перехода, здесь ты можешь уйти к ним - если хочешь и если ты билет имеешь, как бы. Пригласительный билет.
        - Кто ж получает такой пригласительный билет?
        - Да кто захочет. Любой. Вот взять тебя - ты сюда стремился. Пришел. Прошел, можно сказать, все испытания, почти. Сам прошел. Вот, получай. - Борис достал из кармана небольшой абсолютно чистый кусочек картона, размером с визитную карточку. - Вот твой билет. Раз - и квас.
        Белов взял карточку и покрутил ее в руках.
        - И что теперь? Не понимаю.
        - Теперь ты можешь перейти в иное состояние. Как я. Они дают тебе гражданство. Вид на жительство - ну, если хочешь.
        - А что взамен?
        - Да ничего. - Борис пожал плечами. - Что им с нас взять-то, кроме чести?
        - Но это как бы смерть?
        - Смерть? - Борька удивился. - Я похож на мертвого?
        - Нет, не похож.
        - Тогда закусывай давай.
        - Я правильно понимаю, что можно быть и там и тут - и с ними, и тут - человеком?
        - Да. Конечно. Но вряд ли ты останешься, - в Москве там, то да се. Пойми, старик, возможности другие, другие интересы, все другое. Вот ты представь: ты был муравьем, а стал человеком. Ты превратишься снова в муравья, хотя и можешь - запросто - допустим? Полезешь назад - в свой родной и любимый муравейник?
        - Нет, конечно…А ты? А ты сам - вот сейчас? Сидишь со мной, беседуешь. Это же и значит, что ты назад, в муравейник, полез - разве не так?
        - А я сейчас - не я. Я - это лишь визуальное выражение контакта. В удобоваримой для тебя форме. Тренихина же нет как такового, уже месяц с лишним. Тренихин есть, конечно, но он теперь как бы везде - с одной стороны и нигде конкретно - с другой.
        - Тебя разлили? - улыбнулся Белов. - Как бы по стаканам?
        - Мне очень это сложно тебе объяснить. У вас, людей, нет аналогичных понятий… Нет, стоп! Вот знаешь, все же - похожее понятие у вас есть - Бог? Вот это наиболее близкая аналогия. Бог есть? Есть! А где он? Везде. Нигде. Но есть - совершенно точно. Есть Бог на свете! Давай еще по чуть-чуть. За полное взаимопонимание!
        Они выпили.
        - А на что ж это похоже на самом деле?
        - Закусывай! На что похоже? Не объяснишь. Ты сможешь все. Ты - Бог. И ты - практически, считай, бессмертен, старик. Я, например, сначала, дня четыре, все смотрел историю. Все ж сохраняется - ты знаешь? Можно увидеть, как строили пирамиды, как Цезаря пришили, как Сталина замочили - а его ведь замочили - на самом-то деле!
        - Да есть такое мнение. Знаю.
        - «Мнение», - фыркнул Тренихин. - Да ведь я же его и замочил. Еще в начале сентября, старик.
        - Как так - в начале сентября?
        - Ну, так, для удовольствия. Не нарушая хода истории, конечно. Посмотрел я историю нашу - двадцатый век, до конца, как в кино, только все в натуре. Очень уж гад он большой был, Иосиф Виссарионыч. Такая падла. Хуже твоего Власова. Ну, руки и зачесались у меня. Ты не волнуйся. Что ты побледнел? Ты тоже сможешь, когда станешь.
        - Чего я смогу?
        - Ну, Сталина замочить, например - если, конечно, захочешь. Да и вообще… То да се… Ужасно интересно! И… смешно. Смешно, старик, смешно. Потом я много летал: на Марс, к Плутону, в центр Галактики. И здесь, конечно, на Земле… Почти целый день летал над Амазонкой. Знаешь, старик, оказывается, на Земле живет довольно много зверей, еще не известных людям. Поразительно. И большие есть, крупные… А на дне океана, старик… Ты закусывай!
        - Но…
        - И не смотри на меня так. Я - это только оболочка. Как, впрочем, и ты сам. Ты сам ведь тоже - тлен… И лишь душа твоя - вот это-то и есть ты сам. Практически бессмертный.
        - Ну, хорошо. А как ты выглядишь-то без «грима», что ли?
        - Никак. Вот так, точнее.
        Тренихин растворился в воздухе, превратившись в пляшущие над бревном иглы света.
        - Вот, полюбуйся: это я без «грима», без наворотов, без всех лишних прибамбасов. Как говорят французы, полный натюрэль.
        - Похоже на полярное сияние.
        - Ну, - оживился Борька, проявляясь снова на бревне. - Полярное сияние - так это мы и есть, чудак-человек!
        - Не понимаю! Объясни мне все же: если вы - вокруг, то почему же на Земле творится непрерывный кошмар?
        - Еще спроси: «чего ж тогда инфляция?» Старик, тут ничего нет странного и нет никакого парадокса: это просто жизнь. В твоем вот, в личном теле бактерии воюют: друг с другом, с лейкоцитами. Микрофлора против микрофауны. А мозг, твой собственный мозг, уже сорок два года молча царит над этим всем - над войнами. Над мирами миров. Миров, в которых свои трагедии, радости, традиции, законы. Причем царит твой мозг, заметь себе - практически ни во что не вмешивается. Так, иногда - попьешь лекарство… Хлоп аспиринчика с похмелья. Антибиотик - скажи? А там же от него - как чума легочная в средневековой Европе, эпидемия, мор: народы, расы вымирают. И вновь потом рождаются, само собой. Всех не убьешь поголовно! Вот и цивилизации точно так же - как отдельная особь, как отдельно взятый человек, как инфузории - рождаются, взрослеют, размножаются, стареют и умирают.
        - Так ты скажи мне толком-то, - Белов крутил в руках билет. - Что мне это приглашение дает?
        - Что? Ну, если предельно просто - это приглашение стать Богом. И кстати, если хочется, то вмешиваться здесь - в историю, в политику - пожалуйста. Когда узнаешь, правда, больше - тебе это почти расхочется. Но это к слову. Не иметь забот, ограничений. Делать только то, что хочешь. К чему душа лежит. Твой новый статус - от тебя - лишь по способностям, зато тебе - все, что ты хочешь, - по потребностям. Такой вот внезапный коммунизм, что ли?
        - Какой же смысл в этом приглашении для них?
        - А как же? Они в себя как бы кровь вливают. Молодую, свежую. Но лишь здоровую, конечно. Ты сдал все экзамены - почти! Сам сдал, без подсказок. Опять же - почти. И можешь, в общем, влиться. Стать Богом. И жить себе, поживать. Десятки тысяч лет жить, мимоходом замечу…
        - Но все-таки не вечно?
        - Нет, мой друг! И Боги, знаешь, умирают.
        - Да. Об этом я и сам догадывался.
        - Прекрасно! Ты пей давай - что ты держишь ее на весу? Тебе, я понимаю, нечего терять здесь, в человеческой шкуре. Они, кстати, то есть мы, мы берем ведь только одиноких. Чтобы родных не огорчать. Обидно ж, если папа или мама исчезает. Тебя в Москве ничего не держит, по сути. Ничего и ничто! Взамен же этого «ничто» ты получаешь все. Почти, опять же, все.
        - И любовь?!
        - Конечно! Разумеется, старик.
        - И полную свободу - быть кем хочешь?
        - И даже чем ты хочешь. Хочешь, можешь стать камнем, ложкой, горой, ручейком, островом…
        - Но - в том числе - и просто человеком?
        - Да! Вот, например, как я сейчас - я ж говорил уже.
        - И говорил еще - что едва ли я этого захочу.
        - И это говорил. Все верно. Да ты уже был ведь человеком сорок два года, старик, - сколько же можно: одно и то же почти изо дня в день!
        - Ты очень часто стал повторять «почти». Почти я сдал экзамен, почти без подсказки, почти все получишь. Почти, почти, почти…
        - Да, друг Коляныч. Почти - это важно, старик. Важно потому, что ничего абсолютного в мире не бывает.
        - Почти? - спросил Белов улыбаясь.
        - Я гляжу, что ты, Коляныч, уже все почти понял и уже почти согласился.
        - Да… Это правда: терять-то нечего. А пожить несколько тысяч лет, побывать, посмотреть, понять. Занятно, что говорить! Одна только загвоздка у меня, да и то небольшая. Мне ведь нужно два билета, Борис. Я же теперь женат.
        Борис расхохотался.
        - Старик, послушай, ты - один. Ты здесь. И только ты. Лишь ты в контакте. Один. Здесь нет никого, кроме нас.
        - Ты можешь Ленку высвистать сюда?
        - Могу, но это… Тут запрет, старик. Тут - глухо.
        - Но мы ж друзья. А ты - Бог, как-никак?
        - Я - Бог. Все верно…Но это не проходит. Ты должен сам, понятно, сам сюда явиться. Как я сюда пришел, как ты… Ведь ты же сам пришел, да?
        - Но ты ж мне помогал? Ну, молния там, падение со скалы…
        - Да. Но тоже почти! В падении со скалы - тут тебе натурально повезло. А с молнией - согласен, я козла прижег по маковке - это моих рук дело. Да и наручники ты без меня бы тоже - хер порвал бы. Но дело-то не в этом! Одно дело - помочь. Тому - кто очень хочет! И изо всех сил старается - ты это тоже себе заметь! И совершенно другое дело - притащить по блату. Как говорят в Одессе - две большие разницы. На Бога надейся, а сам не плошай. Бог за тебя стирать, ботинки чистить, в муфельной печи керамику обжигать не будет. Потому что не Боги горшки обжигают.
        - Тогда вернемся на исходные.
        - С удовольствием! Билет имеешь ты. И только ты. Ты можешь его взять, а можешь и отказаться. Однако ты учти и то, что отказываешься ты только раз. И навсегда. Потом, отказавшись, если вдруг передумаешь, то уже все, уже не переиграешь - второго приглашения не будет.
        - А если я вернусь в Москву, и снова - с ней - сюда?
        - Смешной ты человек! Ты думаешь, они к себе любого берут? Кровь свежая нужна, это верно. Но не любая группа. А только А1, старик, ты ж понимаешь…
        - А вдруг у Ленки именно А1 и есть?
        - Тогда, наверно, я сказал бы тебе нечто иное, не находишь? Таланты им нужны, старик, таланты.
        - А у меня какой талант? - Белов почти что испугался.
        - Скажу! Но ты не обижайся. В тебе талант порядочности. Верность, знаешь, есть такое понятие? Обязательность? В тебе этого добра почти на сто процентов. А это редкость страшная - во всей известной части нашей Вселенной. Скажу по секрету, не только в России бардак, а и во всей Галактике - тоже. Обещают, не делают. Накалывают, напаривают, обувают - это повсеместно. Порядочность, Коляныч, очень ценится. Именно потому, что ее мало.
        - Ты что-то крутишь, Борька. Я вижу, ты врешь ведь, скотина. Что-то недоговариваешь, хитришь, крутишь мне мозги!
        - Ничуть. Я прямо говорю: у вас двоих нет шансов. И если ты уйдешь, то ты уйдешь.
        - Ой, врешь ты, Борька! Брешешь: я же по глазам вижу. Шанс есть всегда - не ты ли в бытность любил повторять: «шанс есть всегда», «шанс есть у всех»?! Не может быть, не верю, чтоб шанса не было! Один шанс есть? Из тысячи? Из миллионов миллиардов?
        - Еще раз повторяю я тебе: если ты уйдешь - получишь скромный дар- за беспокойство, ну, вот как сцепщик. И все. Назад дороги нет.
        - Да почему назад? Ведь это не назад дорога, а вперед! Я говорю: да, я согласен. Но я в Москву сгоняю - за женой… Что здесь такого?
        - Ох, Коляныч, ты все-таки - как и все люди - питекантроп тот еще! По слогам, специально для слабоумных и неинформированных: мы все живем отдельно - каждый живет сам. Может быть, ты сроду не обращал на это внимание, но это именно так, ты поверь мне уж на слово. Рожденье взять - каждый рождается в одиночку, смерть - тоже каждый лично подыхает - ни за Родину, ни за Сталина - а только за себя за самого. И больше ни за кого. Перед Богом - аналогично - ответственность сугубо персональная. Что я тебе элементарные вещи объясняю? Известно уже тысячелетия. Любому же козлу ясно.
        - Я все-таки попробую.
        - Ты можешь даже не пытаться. Это неудача. И не простая там осечка. Это смерть.
        - А что мне иначе, скажи - тюрьма? За то, что я тебя «убил»? Да уж, конечно, лучше подохнуть, чем такая перспектива замечательная реализуется!
        - Решайся, Коляныч, решайся, - сухо произнес Тренихин.
        - Решился! - Белов бросил картонку в костер. - Нужно два билета.
        Билет мгновенно вспыхнул ярчайшей вспышкой, брызнув во все стороны голубыми нежными искорками, и исчез, как растаял, не оставив в воздухе ни малейших следов.
        Тренихин долго молчал, глядя в огонь.
        Наконец он, старательно отводя глаза в сторону, тихо спросил:
        - Что хочешь получить в дар? Навек и на прощанье? Проси и - сбудется!
        - Чтобы менты от меня отстали. Мне кажется, это справедливо.
        Тренихин чуть заметно улыбнулся, потеплел лицом.
        - Да, справедливо. - Зажав пальцем одну ноздрю, он высморкался в костер и закончил мысль: - Справедливо, но неисполнимо.
        - Как так - неисполнимо? Во дела! Старик, ты что: мы так не договаривались!
        - В лоб, прямо - ну, напрямую - неисполнимо. Тут карма… Ты не поймешь. Это трудно, долго тебе объяснять…
        - А не хера мне объяснять! Ивану Грозному объяснять будешь: карма-хуярма! - Белов почувствовал, что он не на шутку рассвирепел. - Звездопроушина космическая. Дурака-то валять! Совсем, смотрю, ты с этими, высокоразвитыми, гнойником стал - ну, не подъедешь! Делай давай! Ломаться мне будешь тут!
        - Мы сделаем… сделаем тебе то, что ты просишь, но похитрей, иначе, не «буквально», что ли… Тот, кто давил на следователей сверху - тот забудет, выпадет из мозга это у него. Смотри в огонь, поймешь…
        Белов посмотрел в огонь костра и увидел вдруг поле - бетонное серое поле…

* * *
        По бетонному серому полю пробежал, коснувшись колесами полосы, большой самолет с надписью «Россия» на борту. Затормозив, самолет сошел с полосы и, прокатившись по рулежкам, выполз на площадку, прямо к ковровой дорожке, постеленной на бетон.
        Почетный караул вытянулся по стойке «смирно».
        Подали трап.
        Дирижер духового военного оркестра воздел руки, готовясь урезать гимн…
        И тишина. И пауза.
        Ни малейших движений.
        Старший из группы встречающих, видный мужчина лет пятидесяти, наклонился к уху стоящего рядом с ним - то ли начальника охраны, то ли переводчика… Что-то прошептал… Тот, согласно кивнув, достал из кармана складную трубку радиотелефона, выдвинул антенну…
        - Хай! Ну что там, Дед ваш - опять нажрался, как свинья?
        Выслушав ответ, переводчик наклонился к старшему:
        - Какая-то проблема с головой… С мозгами… Память… Временное помутнение… Астенический синдром - во!
        Старший молча махнул: пусть, дескать, проваливает…
        - Хай! - снова сказал переводчик в трубку. - Вам открывают эшелон. Счастливого пути!
        От самолета откатили трап. Через минуту самолет взлетел.

* * *
        - Ну вот. Основное давление сняли. Портреты внуков из головы теперь вон. Что называется, «заспал», харя пьяная, - сказал Борис Белову. - А остальное - тебя поищут, но схватить не схватят. В тюрьму ты уже никогда не попадешь. Не суждено.
        - Точно?
        - Точнее не бывает. Точно! Ведь матрица судьбы твоей кончается на… - Тренихин осекся и вздрогнул, услышав нечто неслышимое для Белова. - Все! Больше - ни слова! Так… Ладно. Что же, Коляныч? Расстаемся!..Вот и прощай!
        - А почему «прощай»? Да еще так печально, слушай… Я сейчас расплачусь.
        - Не плачь, не надо. Ты сам ведь так решил. - Борька пожал плечами. - Конечно, грустно, что и говорить. Я мог бы, я могу сказать и «до свиданья», но что это меняет? Два слова ничего не меняют, - он улыбнулся. - Почти ничего. Ты прости уж, Коляныч, если что не так вышло…
        - Я все равно тебе не верю, гнида хитрая, - сказал Белов. - Шанс есть всегда. Шанс есть у всех. Даже в русской рулетке есть шанс. Мир так устроен!
        - Никто не знает, как устроен мир!

* * *
        Эта последняя фраза еще стояла в ушах Белова, когда он понял вдруг, что снова стоит на полустанке, на разъезде «1952 км», - в дурацком кашемировом пальто, весь мокрый вдрызг, без денег, без надежд, без перспектив…

* * *
        Калачев постучал в дверь с надписью «Судмедэкспертиза».
        - Позвольте?
        - Здравствуйте. Мы выполнили вашу просьбу. Человеческая рука по линии запястья отрывается усилием пять-шесть тонн. Максимум.
        - То есть если я попытался бы с руки сорвать наручник, - уточнил Калачев, - который разрывается усилием десять тире четырнадцать тонн…
        - Вы оторвете себе кисть руки наручником - и только, - закончил эксперт.

* * *
        Думать было нечего, надо было продолжать жить.
        Не ново, впрочем, не свежо - ведь именно этим он и занимался последние десятилетия.
        Белов зашел в осевшее на один бок, перекосившееся здание полустанка.
        Сто лет назад крашенные стены - в застывших потеках краски. Сто лет назад краски было, видать, выше крыши.
        Скамейки. Две. Облупленные, выщербленные.
        Бачок с водой и кружка на цепи.
        Закрытое окошко кассы. Решетка на окошке. Занавеска за стеклом.
        Вот, рядом с кассой - расписание. «В Москву» и «Из Москвы». Написанное от руки, дешевой шариковой ручкой… Она, эта ручка, то писала, а то и нет…
        Стоять перед окошком или сидеть на лавочке можно было сколько угодно: но ничего не высидишь…
        Белов постучался в дверь с надписью «Служебный вход».
        - Да-да!
        Он приоткрыл дверь. Две женщины средних лет сидели возле пульта связи и пили чай.
        - Что вы хотите? - спросила женщина, не поднимая глаз от чая.
        - Хочу уехать в Москву.
        - Идите в зал, к окошку. Билеты за час до поезда… - она подняла взгляд на Белова и даже вскрикнула - от ужаса…
        - Что?! Что такое?! - еще больше испугался сам Белов.
        Метнулся к зеркалу: фу-у-у, слава тебе, господи: клыки не выросли…
        - В каком вы виде?! Боже мой!
        - Ну… Провалился в болото…
        - В таком виде вас в поезд могут и не пустить!
        - Да у меня и денег нет - к тому же, - почти что с похвальбой в голосе сообщил Белов.
        - Ох, удивил чем! У нас их тоже нет.
        - Зато у вас есть телефон… Вы разрешите - может быть, мне вышлют.
        - Что, обокрали вас, что ль?
        - Не то слово… - уклонился Белов от прямого ответа.
        - Сними пальто-то… К печке сядь вон, погрейся!
        - Хотите чая?
        - С удовольствием!
        - Да как ты вешаешь пальто-то? Да за неделю так не высохнет. Сначала наизнанку. Перевесь сюда, там же от окна тянет… Вот, хорошо. И карманы выверни.
        Как только Белов начал выворачивать первый карман, из него выпала стодолларовая купюра…
        Белов поднял ее - она была практически сухая…
        - Что сей сон означает?
        - Ого! А говорил, что нет денег!
        - Здесь есть где поменяться?
        - А как же, конечно - рядом. Видели паровоз?
        - Это который в землю-то врос?
        - Ну! Это и есть обменный пункт.

* * *
        Мертвый паровоз был действительно переоборудован в обменный пункт: на тендере мелом был начертан курс покупки, курс продажи.
        Не успел Белов залезть в кабину машиниста, как дверца топки распахнулась.
        Белов сунул туда, в топку, свои сто долларов.
        Топка захлопнулась.
        Не прошло и тридцати секунд, как распахнулось поддувало и из него высыпалась куча рублей.

* * *
        Засовывая пачку российских купюр в карман брюк, Белов вдруг почувствовал, что там, в кармане, опять лежит какая-то бумажка…
        Он вытащил ее - сто долларов!
        Снова засунул руку в карман. Опять сто.
        В другой карман. И там сто.
        Еще раз! Сто.
        А в этом? Сто.
        А ну- ка, снова? Сто!
        Все были новенькие, сухие, с различными номерами. Да сразу было видно, без телескопа, даже без детектора, что доллары самые настоящие.
        Белов подумал и зло цыкнул зубом.

«Таким вот даром наградить того, кто себя считает художником… - мелькнула у него в мозгу невеселая мысль. - Подсунуть бесконечное благосостояние художнику - такое только этот козел мог придумать. Вот сука же, иезуит поганый! Плесень! Поддел, нечего сказать, поддел! Из-за угла! По сучьи так, исподволь… Мерзавец».
        - Постой же гад, дай срок - достану я тебя еще, Борис Тренихин! - сказал он вслух, слезая с паровоза назад, на грешную землю. - Ну, падаль, погоди!

* * *
        Перед Иваном Петровичем Калачевым лежал лист бумаги, на котором были написаны только два пункта:

1. Наручники

2. Молния
        Правее обоих пунктов стояла объединяющая их фигурная скобка и вынесен общий вердикт: «Не может быть, потому что не может быть никогда».
        Калачев думал и курил, думал и курил…
        Наконец он затушил сигарету, докуренную им, что называется, «до ногтей», и подписал пункт третий и четвертый:

3. Уничтожение банды Рыжего-Серого - как? Зачем?

4. Исчезновение из Буя.
        - Ага! Из Буя! - вдруг осенило его. - Вот ведь что, из Буя же!
        На бумаге тут же возник вывод:

5. Сцепщик -?!
        Он встал, снял пиджак со спинки стула:
        - Ну, сцепщик, погоди!

* * *
        На выходе из здания, кивая машинально охране, Калачев получил в ответ:
        - Доброе утро!
        После бессонной ночи это абсолютно обычное приветствие прозвучало в ушах Калачева настолько нелепо, что он даже как-то опешил…
        - О, это ты, Капустин?
        - Так точно! А вы все над Беловым размышляете?
        - Ну.
        - Есть информация оттуда. - Капустин кинул взгляд на потолок. - Дело не то чтобы закрыто, а уже не актуально.
        - Откуда вам-то все известно раньше нас?
        - Земля слухом полнится… - сказал Капустин. - Да и опять же - интуиция.
        - А вот скажи-ка, интуиция - земля не полнится ли слухом, что начатое дело надо доводить до конца в любом случае? Что бы там, в Кремлях разных, ни происходило, а начатое нужно добивать до упора. До ручки. Всегда.
        - Нет. Такого слуха нет. А что касается интуиции, так я доложу вам, что дело Белова вы сегодня к вечеру раскрутите вчистую и полностью - это я вам обещаю, это совершенно точно!
        Иван Петрович усмехнулся:
        - А интуиция тебе не говорит, откуда озарение ко мне придет?
        - Говорит! Вам озарение собака принесет.
        - Собака? - удивился Калачев. - В деле нет собаки. Не фигурирует.
        - Ну, значит, сфигурирует еще. Объявится. Еще не вечер.
        - Хм-м! Будем надеется. Ты верно говоришь: еще не вечер!

* * *
        Пророчество Капустина, надо сказать, запало Калачеву в душу.
        За эти дни он устал до предела. Что называется, вымотался в сардельку.
        Детали дела были непонятны и мистически темны.
        Детали поражали.
        Тут впору к колдунам обращаться.
        Шагая по утреннему городу, Иван Петрович автоматически концентрировал свое внимание на собаках. А было их довольно много на пути - Москва в столь ранний час наполнена гуляющими псами.
        Немало псов было и на Ярославском вокзале: кто-то возвращался с дачи, кто-то ехал, напротив, на дачу…
        Именно из-за того, что взгляд Калачева рыскал по низам, переходя с одной лохматой морды на другую, он не заметил важного…
        А именно того, что он буквально в трех шагах разминулся с Беловым.
        Белов, вернувшийся в Москву на воркутинском, спешил к метро.
        Калачев же шагал ему навстречу - к Соликамскому, на который он взял билет до Буя.
        Проходя мимо Калачева, Белов отвернулся и даже закрылся рукой: сделав вид, что поправляет волосы…
        Они разошлись.
        Через пять минут Калачев уже спал, сидя и покачиваясь на нижнем боковом плацкартном, а Белов дремал в метро, на кольцевой, приближаясь к Парку культуры и - к дому.

* * *
        Во сне Калачеву приснилась собака. Но не та собака, которая, по словам Капустина, обязана была принести разгадку этого странного дела, а собака совершенно другая, из далекого прошлого.
        Этот «собачий» сон часто мучил Калачева и раньше. Основной Ужас этого сна состоял в том, что он один в один повторял историю, имевшую место в действительности лет двадцать с лишним назад, заставляя Ивана Петровича переживать давно пережитое снова и снова.
        В том уже бесконечно далеком семьдесят втором году его в составе группы из трех человек послали в захолустный провинциальный Заколдобинск в засаду - ждать возможного появления там опасного рецидивиста, бежавшего из лагеря под Норильском и убившего при побеге четырех охранников вместе с замначальника лагеря по режиму. Предполагалось, что он может явиться в Заколдобинск к своей матери, чтобы залечь у нее на время.
        Учитывая «серьезность» и большой опыт разыскиваемого, группа, в состав которой входил Калачев, была глубоко законспирирована и обладала легендой-прикрытием.
        Согласно легенде, они представляли собой инженера, техника и слесаря, командированных в Заколдобинск ремонтировать турбину небольшой местной ГЭС. Эта прикрывающая их версия была настолько хорошо задействована, что кроме того, что они имели безукоризненные документы, включая командировочные предписания, они и в самом деле ходили на плотину и возились там по шесть-восемь часов в день с неисправной турбиной.
        Недели через две они уже настолько вошли в роль, что стали совершенно неотличимы от настоящих ремонтников: думали как ремонтники разговаривали как ремонтники, пили как ремонтники: каждый божий день. Не удивительно, что к концу третьей недели своего пребывания в Заколдобинске они и пропились как ремонтники - до копейки, до нитки, до последней возможности.
        Командировка истекала через две недели, а жрать было не на что; не было денег даже на обратный билет до Москвы.
        Наступил полный абзац.
        Оставалось только воровать, что, впрочем, было бы довольно странно для них, бескорыстных стражей закона.
        После трех дней вынужденного голодания, перемежаемого совершенно неперспективными попытками просить милостыню в нищей провинции, одному из них пришла в голову спасительная мысль: отловить и сожрать собаку.
        Собак в Заколдобинске была, действительно, прорва.
        Однако потому, видно, и было их много, бродячих собак, что отловить и сожрать их было совсем не просто.
        Пойдя по пути наименьшего сопротивления, они сумели в одном из дворов на окраине схватить довольно упитанного болонкопуделя неясной расцветки, но явственно имевшего владельца. Последнее было тем более очевидно, ибо за ними, уносившими в рюкзаке скулящего, барахтающегося пса, долго бежала девочка лет десяти и все повторяла, плача:
        - Отдайте нашего Шарика!
        Сжалившись, старший их «ремонтной» группы остановился и, повернувшись к девочке, сказал ей поучающим, наставительным тоном:
        - Тебе, милая, Шарик этот - игрушка, а нам, если хочешь знать, жрать нечего!

…Калачев не помнил точно, что стало с девочкой после этого разъяснения. Запомнилось только, что девочка прекратила досаждать им своим преследованием. Шарика решено было сварить за городом на опушке, недалеко от плотины. Суп из собачины представлялся блюдом оптимальным, так как жарить пса было все равно не на чем. Для варки супа им удалось разжиться четырехведерным баком в общаге при ГЭС, в которой они обитали - баком, предназначенным в обыденной жизни для кипячения постельного белья.
        Придя на опушку с этим баком, с барахтающимся в рюкзаке Шариком, с поистине волчьим аппетитом, они неожиданно обнаружили, что ни у кого из них не поднимется рука убить собаку.
        Обмозговав ситуацию, они пришли к гуманному решению, а именно, налив полбака воды, засунули в него Шарика, закрыли бак крышкой и, навалив на крышку камней - чтобы Шарик не убежал из супа - развели вокруг бака костер…
        Так как никто из них не хотел напрягать свою совесть, слушая дикие вопли умирающего животного, они отошли от разведенного костра метров на двести. Конечно, только многодневным беспробудным пьянством можно было объяснить помутнение мозгов, приведшее к такому способу приготовления супа.
        Из своей засады им было отчетливо видно, как Шарик, не дожидаясь, когда костер как следует разгорится, вырвался из бака для белья, опрокинув все камни вместе с крышкой и, мокрый насквозь, опрометью бросился прочь, даже не обсушившись у разгоравшегося огня. Видно, ему в гораздо большей степени улыбалось остаться и впредь игрушкой у девочки, чем насытить собой оголодалую алкашню.
        Помнится, Калачева тогда поразило, как много в баке оказалось собачьего дерьма, произведенного Шариком от смертного страха. Как могло такое поистине невообразимое количество уместиться в небольшой собаке, на всю жизнь осталось для Калачева загадкой загадок.
        Так ли, иначе ли, но вместо сытного ужина на природе им пришлось, кое-как ополоснув бак в ближайшей луже, вернуть его в общагу для дальнейшего кипячения в нем постельного белья.
        В тот же вечер Калачеву пришел денежный перевод из Москвы от отца, и они втроем нажрались с него так, что уже через два дня начальник ГЭС, действуя строго в соответствии с легендой-прикрытием, вытребовал из Москвы специалиста по вывозу ремонтников, который и вывез их всех в Москву.
        Ясно, что вся эта история могла бы дорого стоить им, но беглого, слава богу, успели схватить к тому времени у его седьмой, самой любимой жены. Дело поэтому было спущено на тормозах: как говорится, дали по жопе ногой и простили.
        Однако рубец на душе остался у Калачева на всю жизнь. И не только в душе: может быть, именно из-за «хвостов» этой «собачьей истории» в досье он до сих пор не получил свой отдел и полковника. Мучило, впрочем, не это, другое: он так и не смог простить себе своего молчаливого участия в казни ни в чем не повинного пса, казни хоть и не состоявшейся, но все же - ополоснул в луже бак от собачьего дерьма, умыл руки - всего лишь? О, нет - умыл руки! - Пилатов грех! Это было проклятие, как больной зуб - чем больше качаешь его, тем больше болит.
        Саднящее воспоминание приобрело впоследствии даже философскую основу, когда Калачев вычитал где-то бессмертную сентенцию Ежи Леца о том, что не так уж страшны друзья, которые могут всего лишь предать, не так уж страшны и враги, которые могут всего лишь убить, а страшны равнодушные, с молчаливого согласия которых творятся на земле убийства и предательства. Как он мог молчать тогда, присутствуя при всех приготовлениях к варке супа? Как он мог молчаливо потворствовать?
        Слава Богу, что Шарик смог вырваться, опрокинув крышку, придавленную камнями! Слава Богу!
        Многократно вспоминая этот миг, Калачев клал мысленно все меньше и меньше камней на крышку. О да - бесконечно прав был Экклесиаст! Есть время собирать камни, а есть время разбрасывать их!
        Из- за этой, собственно, истории у Калачева и не сложилась личная жизнь.
        Претенденткам на должность хранительницы его семейного очага Калачев непременно рассказывал про это происшествие, грех бурной молодости (будто демон какой-то тянул его за язык), сожалея и каясь, чем, конечно, пугал бедных девушек и дам, отталкивая их от себя.
        Перспектива выскочить замуж за мужика с замутившимся абажуром не казалась им замечательной: ни одна женщина не была в состоянии понять: как можно мучиться угрызениями совести относительно поступка, которого сам, во-первых, не совершал и который даже другими - во-вторых - не был совершен?
        Подсознательно Калачев понимал, что в деле Белова-Тренихина он, Калачев, допустил много лажи, многое прохлопав - местами из-за Власова, сбивавшего с толку, да и просто раздражавшего, а местами из-за самого себя - работал-то полуспустя рукава - что греха-то таить?
        Чувство вины, профессиональной ответственности, приняло сразу там где-то, в подкорке, образ привычного кошмара - собачьего сна…
        Калачев стонал во сне, видя, как Шарика вновь и вновь извлекают из рюкзака и суют в бак, налитый до половины водой…
        Прервать сон Калачев не был в силах, и, осознав во сне, что у этого Шарика фамилия Белов, инспектор угрозыска только заскрипел зубами, не пробуждаясь.
        Слава Богу, что Шарик Сергеич Белов все же освободился и убежал невредимым к своей девочке, нагадив с полбака!
        Слава тебе, Господи!

* * *
        Подходя к своей двери на лестничной площадке, Белов не обратил внимания на металлическую коробочку, появившуюся в самом темном углу, под потолком, на самом верху…
        Эта коробочка, размерами чуть более сигаретной пачки, была грязно-сиреневого цвета, сильно запылена, погнута по бокам и даже, по всей примыкающей к стене грани, затянута паутиной…
        От нее не шло никаких проводов, она была как бы просто приклеена к стене. В середине коробочки располагалось небольшое застекленное отверстие, отливавшее желтовато-голубым тусклым светом - рыбий глаз сильного широкоугольника. Чуть выше него из коробочки торчала черная блестящая кнопка инфракрасной подсветки - совсем небольшая, в спичечную головку…

* * *
        Власов вскочил, как подброшенный - внезапно затрещавший зуммер оглушил его.
        - Белов вошел в свою квартиру! - сообщил дежурный по селекторной связи.
        - Дай! Покажи сюда!
        На мониторе в углу кабинета Власова возникла фигура Белова, выходящая из лифта, подходящая к двери квартиры, достающая ключ…
        - Срочно две группы! Берем!
        - Две группы? Владислав Львович! Дело-то, слыхали, говорят, уже не актуально?
        - Порассуждай мне! Мигом!
        - Да ведь накажут!
        - Ну ладно, одну группу! И машину!

* * *
        - О господи! Я так боялась, что ты уж не вернешься!
        - Я тоже.
        Краем глаза он увидел сквозь окно подъезжающую там, внизу, машину.
        - Бежим быстрей отсюда! Вон они, уже подъехали за мной!
        - Сашка твою машину, кстати, починил!
        - Отлично!
        Задержавшись на секунду в прихожей, Белов схватил с телефонного столика толстую пачку газет и журналов.
        - Зачем тебе?
        - На всякий случай. Поймешь через минуту. Едва они вошли в лифт и поехали, как из соседнего лифта выскочил Власов с двумя операми. Метнулись к двери.
        - Откройте!
        - Сдавайтесь, Белов! Выходите с поднятыми руками!
        - Мы знаем - вы здесь!

* * *
        Остановив лифт на третьем этаже, они вышли на площадку. Нагнувшись над перилами, он осторожно глянул в щель между маршами лестницы вниз, в подъезд. Да, так и есть. Выход из дома был заблокирован: в подъезде, контролируя оба лифта и лестницу, его уже ждали фигуры в камуфляже.
        Он сунул Лене в руки половину пачки старых газет и журналов.
        Махнул рукой: «Пошли!»

* * *
        - Марина, ты положила «Комсомолку» в двадцать третью? - громко спросил Белов Лену, рассовывая старые газеты и журналы по почтовым ящикам соседей. - А то ты им все время забываешь положить. Приходят на почту, матерятся потом.
        - Да, сунула я им! - ответила Лена. - Не забыла.
        - А из сорок пятой, седой-то, просил тебя не класть ему рекламу? А ты кладешь вон!
        - За собой следи. Надоел!
        Они прошли, едва локтями не растолкав оперативников.
        Выйдя из подъезда, они свернули за угол и, запихнув оставшиеся газеты в урну, рванули к гаражам.

* * *

…Наконец- то команда под предводительством Власова сломала железную дверь квартиры Белова и ворвалась внутрь…
        Однако, как писал классик, «когда дым развеялся, Грушницкого на скале уже не было».
        Заверещал зуммер вызова, и Власов тут же приложил к уху трубку радиотелефона.
        - Сторож гаражного кооператива сообщил, что Белов только что уехал. Со своей… Вперед!

* * *
        - Кто из жильцов за это время выходил?
        - Никто! - честно ответили камуфляжные, дежурившие в подъезде. - Никто абсолютно из жильцов не выходил!
        - Ну, как?!? Не понимаю! Как такое может быть?! - воскликнул Власов.
        - Никак, - подтвердили оба опера. - Через подъезд мимо нас и мышь не проскользнула бы.
        - Вперед! - скомандовал Власов.
        Вылетев из подъезда, опергруппа, не теряя ни секунды, понеслась к черной «Волге», которая тут же выплыла им навстречу из-за помойного контейнера - укромного укрытия в глубине двора, загодя припасенного Власовым еще в подготовительный период организации засады именно для этой цели.
        - Да это же - Белов! - заметил Власову один из оперативников на бегу. - Он же, Белов, говорят, сквозь стены ходить умеет.
        - Наручники рвет…
        - Семерых одной очередью положил на Ярославне!
        - Рельс может узлом завязать!
        - Пули зубами в полете ловит! - саркастически хмыкнул Власов.
        - Да что там! - на полном серьезе кивнул первый оперативник. - Человек-легенда!

* * *
        Черная «Волга» без каких-либо опознавательных знаков, завывая форсированным движком, вылетела на Садовое и понеслась по осевой.
        - Быстрей, быстрей гони! Нарушай, нарушай! Едем!
        - Куда? - удивился водитель. - За кем гонимся-то, скажите? Что рожи постные? Очумели все, без резьбы совершенно… Хоть бы кто объяснил. А то кручу, кручу…
        - Крути! Знай свое дело… Сейчас.
        Власов оглянулся на сидевшего на заднем сиденье оперативника с аппаратурой. Тот, будучи в наушниках, уже включил прибор, лежащий у него на коленях.
        На экране прибора высветилась схема Москвы и красная точка на ней…
        - На север!..Сухаревка, Склиф, Цветной - туда!
        Машина сразу понеслась вдвое быстрее, словно охотничья собака, взявшая след.
        - Мы радиомаяк ему впендюрили под бампер… - объяснил Власов водителю. - Уж не уйдет, гад!

* * *
        Яркое осеннее солнце заливало весь город.
        - Давно машину не вел… - сказал Белов с удовольствием.
        - Господи, как хорошо!
        - Да, все хорошо! Только одно не совсем: солнце в спину.
        - Что ж здесь плохого?
        - Сзади «Волга» села на хвост. Смотрю на нее назад, в зеркало - слепит.
        Впереди уже выплывала серебряная ракета, которая вот уже которое десятилетие все не может взлететь, оторваться от достижений народного хозяйства, слева маячила в небе телевизионная шпилька - Останкино.
        - Еще семь минут - и мы на Ярославке… - сказал Белов вслух, добавляя мысленно:
«если доедем».

* * *
        Белов остановился перед самым светофором: красный.
        Он попытался снова разглядеть преследовавшую их «Волгу», но снова было плохо видно: та стояла третьей сзади, отделенная от них двумя машинами.
        - Эй! - Белов услышал свист вдруг, слева, сбоку. Он посмотрел налево. Рядом с ним стояло такси.
        Багажник настежь - шкаф везет, что ль, или холодильник…
        - Хе-хе! Художник! - помахал ему таксист Трофимов.
        Белов мгновенно опустил стекло, высовываясь.
        - Привет!
        - Привет…Опять ментов на хвосте катаешь? - Трофимов кивнул назад.
        - Да. Мне тоже показалось.
        - Не сомневайся. Точно!
        - Охо-хох!
        - Не плачь! Ща дадут зеленый - ты жми вперед. И побыстрей. Я тебя прикрою.
        - Да все равно догонят!
        - Это вряд ли.
        - Хорошо, если уверен.
        - Главное, рви когти. Уяснил тактику?
        - Вполне. Попробуем.
        Красный потух. Зеленый вспыхнул.
        Белов с Трофимовым одновременно газанули и понеслись вперед, как в гонках
«Формула-один».

* * *
        - Вот сволочь… Сволочь… - водитель Власова заерзал нервно.
        - Что такое? - спросил его Владислав Львович, но тут же понял. Между Беловым, мчавшимся за сотню километров в час, и ими вклинилось такси.
        Такси шло, разухабисто виляя задом…
        Багажник у такси был распахнут - как пасть у крокодила.
        В багажнике стояло, прихваченное веревками, огромное трюмо. Ему под стать, огромный солнечный зайчик - метр на метр - бил прямо в рожу, ослеплял.
        Казалось, что в глаза бьет ярчайший солнечный прожектор, хаотически, подло мигая.
        - Я ничего не вижу! - закричал водитель.
        - Куда?! Куда черт тебя вынес?!
        Их занесло на встречную полосу.
        - Убьешь - разжалую!..
        В лоб им уже летел автобус Интуриста…
        - Куда ты, гад! Выкручивай! Выкручивай! Слепой!
        - Слепой, - согласился водитель. - Не вижу ни хера. Все правильно.
        - Все!!! Убил нас, отъездился! Конец…
        Все- таки шофер Власова что-то успел усечь в самый последний миг.

«Волга» с визгом ушла от лобового столкновения, ее перенесло через бордюрный камень на тротуар, затем внесло прямо в скверик и понесло по аллейке мимо лавочек.
        Вспорхнули с дорожки воробьи, голуби…
        Шарахнулись кормившие их пенсионерки. Из-под самых колес брызнули малыши-несмышленыши.
        Водитель тормозил, но их влекла, влекла инерция…

* * *

…В центральном офисе «Подхвоствесьэкспортбанка» только что кончилась очередная презентация по поводу очередного умыкания очередного бюджетного куса из очередного транша МВФ.
        Представительный мужчина, заканчивая, видно, интервью, сказал весомо, со значением, репортерам:
        - Да, - он слегка кивнул при этом. - Это мой банк… Обведя рукой роскошный интерьер, он помахал обществу - лениво, едва шевеля рукой.
        После чего, сопровождаемый тремя охранниками, направился к выходу.
        Выйдя из банка на улицу, он сделал только шаг к ожидавшему его двадцатичетырехдверному золотому «кадиллаку» последней модели - с плавательным бассейном внутри, конюшней для любимых рысаков и крематорием для недругов - как вдруг остановился словно вкопанный…
        Прямо на него неслась сумасшедшая черная «Волга» - дешевка, машина для бомжей, дерьмо!
        Но это дерьмо, которого и нищему не жалко - неслась, визжа, вихляя, через сквер - пути не разбирая - прямо на него! Миг замешательства, секунда, мгновение…
        Ближайший охранник тут же завалил босса на тротуар, закрывая собою от неизвестной налетающей «Волги». Двое остальных телохранителей уже сидели на одном колене с разных сторон бронированного «кадиллака» с сияющими «береттами» в руках, ведя огонь на поражение.
        Налетающая «Волга» с передними скатами, измочаленными разрывными отравленными пулями «беретт», с кассетными самонаводящимися кумулятивными головками, тут же прочистила передним мостом бордюрный камень, высекая снопы и стога искр. Вывалившиеся из нее на ходу опера, повиснув на задних распахнутых дверях, открыли с движения ответный прицельный огонь из табельных «ПМ» серебряными пулями - специально заказанными Власовым во время подготовительного периода организации засады.
        Серебряные пули звонкой капелью бодро зацокали по золотому покрытию бронированного
«кадиллака», по асфальту, по другим автомобилям, стоявшим невдалеке, по деревьям сквериков, по стенам и окнам ближайших домов, по бронежилетам…
        Голуби с воробьями, севшие было в скверике клевать старушечьи зерно, снова ошалело брызнули вперемешку с пенсионерками во все стороны, по ходу умело увертываясь от пуль - как и положено московским птицам и пенсионерам. Дети же малые, как ни в чем не бывало, продолжали играть в своей песочнице. Они не обращали на стрельбу ни малейшего внимания, хотя и начали перемещаться между куличиками и норками в песке либо перекатом - прикрывая свои детские головки ручками, согнутыми в локтях, либо по-пластунски - вжимаясь в песок и каждый метр-другой замирая и слегка окапываясь.
        Меняя рассаженную обойму, водитель оперативной «Волги» вдруг заметил с ужасом, что на втором этаже «Подхвоствесьэкспортбанка» клерки, распахнув окно, устанавливают на подоконнике скорострельную морскую пушку системы «Вулкан».
        - Прекратить огонь! - крикнул Власов, выхватывая припасенный для Белова мегафон. - Мы - спецгруппа! Следственный отдел! Прокуратуры! Сейчас же прекратить огонь! Всем! Всем! Всем!

* * *
        - Да, - сказали Калачеву в Буе, в отделе кадров «Буй товарный», - Егор Игнатов есть такой у нас… Егор Игнатов работает, верно. Да, сцепщиком. Сейчас хотите его увидеть? Нет, это нельзя. Никак не выйдет. Работает он сутки через трое. Сегодня утром он отдежурил и уехал домой, в Секшу. Сегодня, завтра, послезавтра - он будет дома. Вот там и ищите его, если он нужен вам срочно. Конечно, адрес есть. Сейчас найдем, минутку. Вот. Поселок Секша, Советская, двадцать четыре. Пожалуйста, пожалуйста! Не за что.

* * *
        Пройдя транзитом Ярославль, Белов успокоился. Асфальт катился под колеса стремительно и ровно.
        - Теперь ты, Лена, знаешь все.
        - Не верится, Коля, - это какая-то сказка, если честно…
        - И даже доллары - вот так вот - из карманов - без конца - тебя не убеждают?
        - Тут, может быть, какой-то фокус? - Лена любила подтрунивать над Беловым.
        - Тут фокус. - Белов согласно хмыкнул. - Простой, как пряник. Называется «победа или смерть»… - Он вдруг заметил черную «Волгу», нагонявшую их: - От ч-черт, прорезались!
        Белов двинул по газам, хотя и так уж шел за сто.
        Не отстает! Ну, а сто сорок?
        Нет.
        А на тебе - сто семьдесят?
        Идет, идет! И более того, догоняет ведь! Ну, значит, точно: двигатель форсированный. Оперативная. Простая «Волга» так не потянула бы.
        - Ты что так гонишь, Николай?
        - А ты оглянись назад - посмотри!
        - О, боже мой! Опять, опять!
        - И мне здесь некуда деваться - трасса!
        - А ты еще быстрей!
        - Нельзя. Опасно. Улетим.

* * *
        Варуж, ехавший домой из Пскова, сразу заметил две машины, летящие далеко еще, в трех километрах впереди, навстречу ему.
        - Эх! - цыкнул он. - Вот сумасшедшие! Жизнь не дорога!
        Он сбавил скорость, взял бинокль.
        - Ай, плохо, Коля, плохо… - сказал он, приглядевшись. - Совсем достали тебя менты - что за жизнь!
        Машины приближались.
        - Бешеные. - Варуж опустил стекло левого окна. Затем пододвинул к себе правой рукой сумку, лежащую на пустом пассажирском месте. Не глядя, покопался в ней, извлек пакет с кефиром. Переложил пакет в левую руку…
        В этот момент мимо него просвистела машина Белова.
        - Эх, Коля-друг…
        Варуж высунул левую руку с пакетом кефира за окно и отпустил пакет…

* * *

…Они уже догнали ВМЛУ Белова - почти-почти… Осталось обойти теперь, прижать и начать останавливать…
        - Пропустишь сейчас встречный рефрижератор КАМАЗовский и сразу начинай обходить… - сказал шоферу Власов.
        - По… - водитель не договорил: одновременно с проносящимся мимо КАМАЗом звонкий удар обрушился на лобовое бронированное стекло… Раздался оглушающий хлопок, и все впереди стало вдруг непроницаемо белым, туманным…
        - Что это?! - Власов в ужасе впился правой рукой в ручку двери, оперся левой рукой в бардачок. - Все белое, все!
        - Как в туалете… Как в женском туалете окно… - согласился водитель как-то равнодушно даже, внутренне, видимо, оцепенев… - Хер разглядишь чего.
        - Эй, мы летим!! - ахнул сзади опер, срывая наушники с головы.

* * *
        Грустным взглядом Варуж проследил через зеркало заднего обзора долгий полет черной
«Волги» через кювет - в заболоченный пруд…
        - Вернуться, может? - спросил он сам себя. - Собрать глушеный рыба? Нет! - сам себе же ответил он. - Весь мокрый, холодно… Поем в столовой, в Ярославле - он добавил газу.

* * *
        - Они отстали, кажется, - сказала Лена.
        - Да, я видел. Они решили искупаться.
        - В такую холодрыгу? - наивно удивилась Лена.
        - Моржи!

* * *

«Моржи» с кряхтением и стонами покинули машину, погрузившуюся в воду почти до окон.
        - Что ж… - промолвил Власов, оглянувшись с тоской. - Теперь придется просить помощи. Оповещай всех. Вдоль по трассе, - он вздохнул. - Да. Делать нечего - теперь придется!
        Он заглянул в салон машины. Из рации, что находилась в сантиметрах восьми под водой, шла длинная цепочка пузырьков.
        - Буль-буль она, наша рация, - констатировал водила и распрямился, стоя по бедра в воде у машины. Постояв, он взял на палец остатки белых потеков на лобовом стекле. Понюхал осторожно. Затем лизнул.
        - Кефир…
        - Кефир? - переспросил шофера Власов.
        - Причем довольно жирный. Трехпроцентный.
        Лягушка, сидевшая на кочке и нагло смотревшая прямо в глаза Власову, разинула вдруг рот до ушей - больших, развесистых ушей, темно-зеленых - вот дела-то! - и издала громкий, странный звук, не квакнув по-лягушачьи, а вроде как заржав по-лошадиному…
        Сказав буквально «иго-го» - протяжно и громко - она вдруг прыгнула и, звонко хлопнув на прощание ушами над самой водой, тут же скрылась в густой осоке.

* * *
        - Да. Здесь… Егор Игнатов здесь живет. Жил, если вернее сказать. Я его сегодня утром выгнала: пришел с работы вчера опять вдребезги: перегар на всю веранду, ни одна баба рядом не ляжет, уж о себе не говорю, привыкла! И начал снова продолжать тут, с утра пораньше-то. Мне-то это смерть надоело как - почитай, месяц уж не просыхает. Ну, вы вот сами посудите: приходит со смены - качается, три дня дома пьет потом - беспробудно, даже детям страшно! И на работу опять, конечно, пьяным уезжает. А сцепщик - это знаете как? Не уследил, вагон с горки идет, он между вагонами чуть зазевался, - тут же в лепешку! И тогда что? У меня ж первый муж тоже сцепщик был… Сил никаких уж не осталось. Ждать сидеть - придет, не придет? А если придет, то каков - в стельку - боле-мене нормальный значит, или так вот - в конец, в беспредел, в чашу смертную. Живешь как на вулкане! Сегодня утром встал, опять за свое… Я ему: Егор, хватит! Или семья, или водка! Выгнала - мочи никакой. Пускай где хочет спит, живет, гуляет! Хоть сдохни. Но чтобы дети не видели. Ищите на работе его теперь. В среду. Может, выйдет. Сюда я больше не пущу
его. Вот где его фокусы сидят уже!
        Калачев вздохнул и поплелся назад - к полустанку по имени Секша…

* * *
        Вертолет ГАИ шел метрах в двухстах над землей параллельно Ярославскому шоссе, в километре-двух от него.
        Пилот вел винтокрылую машину, а напарник внимательно высматривал там, в скользящих под брюхом вертолета российских просторах, какую ни то халтуру, левый заработок. Прямой же источник дохода - штрафы за нарушения ПДД стал слишком опасным в последнее время. Ряд крупных фирм и солидные банки, устав от произвола ГАИ и сколотившись в солидный пул, стали гонять по трассам машины-подставки. В машинах-ловушках сидели, казалось, обычные люди - готовые отстегивать и кланяться, кланяться и отстегивать - не отличишь. Будучи остановленными, они без разговору совали инспектору крупный отмазняк и, если тот брал без запинки, тут же и пришивали его к асфальту, не утруждая себя даже напутственной молитвой, не говоря уж об исповедовании работника ГАИ перед казнью. Словом, крупный капитал начал устанавливать порядок - кое-где и кое в чем пока только - однако сытая и безмятежная работа в ГАИ, приносившая любому сержанту во времена оные доходы, сравнимые с жалованьем председателей совета директоров компаний Sony, Columbia Pictures, БЪапйагс! ОН и European Air Bus 1пйиз1;гу вместе взятых, подошла к своему концу; теперь
приходилось держать ухо востро и класть вместе со всей страной зубы на полку. Кто рисковал продолжать, кончал плохо.
        На Ленинградском и Симферопольском шоссе все гаишники были отстрелены за одно лето, причем поголовно. Расстрела избежали лишь те, кто безвыходно просидели на больничном, а также и те, кто были убиты еще раньше, весной, до начала расстрельной эпохи - крутыми частниками и дальнобойщиками.
        Зубы на полку, зубы на полку…
        Неделю назад им повезло подработать в качестве крана плюс грузовика, перенеся по бревнышку свежий сруб для бани «нового русского» - от пилорамы, возле которой баня была срублена, и до фазенды, возле которой бане предстояло стоять. Баня была затеяна циклопическая - из пятнадцатиметровых бревен, перевозить которые можно было либо на лесовозе с фискаром либо по воздуху. Они запросили вдвое меньше лесовоза и выиграли тендер.
        Работа оказалась, правда, тяжелой, опасной: пятнадцатиметровое бревно, подцепленное на трос, мотало в воздухе как маятник. Эти жуткие энергичные качки передавались, естественно, и вертолету. Два раза они чуть-чуть было сами не грохнулись, - вместе с бревном.
        Иное дело вчера: возле Выселок, посреди поля на проселочной дороге, ведущей от села к кладбищу и разбитой вдрызг тракторами, застряла в грязи, засела по уши в хлябь похоронная процессия.
        Они подоспели как раз вовремя! Работа оказалась на редкость удачной. В траурной процессии, месившей грязь по колено и выше, оказались на счастье большие спецы: профессиональный чикеровщик, пара стропальщиков и один помощник крановщика, причем настоящий, природный, а не какой-нибудь безработный профессор. Под гроб завели концы и вывесили его в воздухе ровно, ну как в кино, за три минуты - картинка для учебника и только! Посмотреть на работу - спорую, ловкую - загляденье!
        До кладбища - тоже повезло - было рукой подать - всего километр с хвостиком. Гроб на тросе, конечно, немного отвис от встречного набегающего воздушного потока, но вполне в пределах разумных приличий, без развихляистых болтаний из стороны в сторону и легкомысленных кручений в плоскости, параллельной земле. Они тоже не ударили в грязь лицом - поднялись метров на двадцать пять над развесистыми кронами кладбищенских вязов и, подтянув покойника на лебедке под самое брюхо, зависли на некоторое время, замерли…
        Конечно, траурную паузу несколько портил грохот винта, оглушающий гомон насмерть перепуганных кладбищенских ворон. Также, конечно же, торжественность и строгость прощания несколько развеяла метель из обрывков старых венков, лент, искусственных цветов и прочей кладбищенской утвари, поднятая воздушным вихрем. Но здесь был и некоторый несомненный плюс: - вьюга, прижимавшая провожающих к земле, заставляла их склоняться в глубоком земном поклоне и жмуриться, придерживая обеими руками головы, а также головные уборы… Боль утраты, таким образом, являлась не то чтоб налицо, а просто резала глаза.
        Они медленно опустили гроб, точно попав в прямоугольник могильной пасти.
        С глухим щелчком открылся - не заел! - дистанционный карабин, сбрасывая непарные серьги строп… Винт вертолета форсажно взвыл - они газанули, чтобы вытянуть из-под гроба стропы. С громким коротким треском стальные хомутки, серьги были успешно выдернуты из-под гроба и тут же ушли вверх, не успев даже хлестануть никого из провожавших освободившимися концами по скорбящей физии.
        Вызволение строп было выполнено ювелирно - проведение этой операции совсем почти не перекосило в могиле гроб, практически ничуть не завалив его на бок.
        Большая удача, виртуозное мастерство!
        В целом ритуал удался вполне и прошел на высочайшем уровне, если не считать той мелочи, что свежевыкопанная рыхлая земля вокруг могилы была равномерно рассеяна винтом по окрестностям, и чтобы хоть чуть-чуть присыпать гроб, пришлось носить песок метров за триста - от оврага за кладбищем - носить пожарным ведром и проржавевшим тазом, найденными в полуразрушенном кладбищенском храме, традиционно используемом совхозом с незапамятных времен в качестве свалки негабаритного утиля.
        Да, вчера к ним заплыла в рот крупная пруха! Похороны - это вещь! Чистое дело, приятное дело! И отстегнули им, надо сказать, будь здоров: щедрой хоронящей рукой - покойный был большим, известным в округе человеком - сторожем дровяного склада, оставившим детям, понятно, значительное состояние.
        Вот и сегодня бы так повезло! Надеяться можно. Основания есть. С приходом демократии свердловского разлива народ мгновенно раскрепостился, воспрянул, стал тут же использовать свободу по ее прямому назначению, на всю катушку, на все сто - уходя под взмахи дирижерской палочки вечно пьяного дирижера в мир иной. Подальше - от российской действительности и родного начальства, умирая не штучно и равномерно прижимисто - как раньше: «умри ты сегодня, я - завтра», а скопом уже, как в войну - обильно, соборно - областями-районами, городами и весями, средами обитания, землями и народами. Так что надеется можно и нужно.
        Боковым зрением пилот вдруг автоматически засек на трассе, что слева внизу, одинокую иномарку, несущуюся так, что казалось, стремится она прямиком на тот свет.
        - Смотри! - пилот слегка наклонил голову, указывая напарнику в сторону трассы Москва-Ярославль…
        Да, это был жирный кус!
        Но опасно, очень опасно…
        - Как, Федор? Рискнем?
        - Ох, страшно, Вовка… Так похоже на подставу… Ведь просто просится - ты посмотри - сама манит, играет…
        - Ссышь?
        - Да нет, детей жалко. Тещу жалко… Соседку жалко…
        - Жену? - хмыкнул пилот.
        - А хер с ней, рискнем! - решил напарник, вспомнив жену. - Убьют, так убьют!
        Пилот резко отклонил ручку влево, идя на сближение с трассой на Ярославль…
        Противоречивые чувства боролись в его душе: он ощущал себя то смелым охотником, то легкой жертвой. Однако охотник ты или добыча, но ты - профессионал, а дело есть дело! Он сконцентрировал взгляд на полоумно несущейся иномарке, и инстинкт охотника восторжествовал в нем.
        Врешь… Не уйдешь… Не уйдешь!

* * *
        - Машина 38-43 - немедленно остановитесь! - вушах у Белова раздался громогласный глас неба.
        Над ними шел патрульный вертолет ГАИ. Белов добавил газу…
        - Немедленно остановитесь!

* * *
        Увидев возле полустанка Секши коммерческую палатку, Калачев остановился.

«Не надо, может быть?» - подумал было он, но тут же передумал.
        - Пиво и соленых орешков.
        Получив желаемое, он сделал шаг в сторонку от палатки.

«Не стоит, ох, не стоит!» - мелькнуло вголове.
        - Ат, ч-черт! - сказал он вслух и, не откупоривая, отправил банку с пивом Вурну у палатки.
        Вернулся.
        - Водочки бутылку!

* * *
        - Ат, ч-черт! - махнул рукой Белов. - Достанут все равно ведь! - он сбросил газ.
        - Но Коля! Они ведь тебя снова посадят!
        - Нет. Борька сказал: не суждено. Такая матрица судьбы уж у меня, понимаешь ли…
        Он завернул, въезжая на площадку для отдыха.
        - Но это все ж тебе приснилось - твой Тренихин, встреча с ним!
        - Думаешь? - спросил он саркастически, поспешно вынимая из кармана одну за другой стодолларовые купюры… - А вот сейчас мы это как раз и проверим!
        Напротив них уже завис над площадкой для отдыха вертолет и начал медленно опускаться.

* * *
        Калачев устроился очень удобно - на груде старых шпал - метрах в ста от здания вокзала, если это станционное строение можно назвать зданием.
        Открыл.
        Отпил, наверно, сразу треть бутылки. Водка, приятно обжигая пищевод, бодро влилась, ворвалась в пустой, голодный желудок.
        Что ж? Полегчало сразу, мгновенно.
        Он вскрыл пакет с солеными орешками.
        Взял штуки три.
        - Ну, вот и закусил…
        Внезапно что-то твердое ткнулось ему в спину.
        Устало, равнодушно, рефлекторно, он начал лениво поднимать руки, не дожидаясь даже неизменного «руки вверх».
        Но, поднимая руки, скосил глаза назад.
        Фу, черт возьми! Вот нервы…
        Его слегка ткнул носом в спину какой-то бродячий пес.
        Обычный пес. Большой. Бездомная дворняга, сразу видно. Худой, как смерть.
        Пес обошел его, встал перед ним.
        Кивнул ему, будто здороваясь. Кивнул достойно, скромно.
        - Ну, здравствуй, пес!
        Пес вильнул хвостом…
        - Да ты не будешь это! Собаки орехов не едят.
        Пес отступил на полшага и вопросительно взглянул ему в глаза…
        - Ну, на тогда, попробуй!..Э-э-э… - вздохнул спустя секунду Калачев. - Да ты готов сожрать буквально все - кроме земли и неба… На! - Он высыпал остатки арахиса на землю и взялся за бутылку.
        Через пять секунд орехам, как и водке, наступил конец.
        - Ага! - Иван Петрович поднял палец. - Ну, сейчас-то мы устроим праздник с тобой!

* * *
        - Еще бутылку водки! - протянул он деньги.
        - Что закусить?
        - А дай мне - вот - собачий корм, «Педигрипал»… пакетов пять… Килограммовых.

* * *
        Белов медленно шел к гаишнику, вылезшему ему навстречу из вертолета.

«Опасно, ох как же опасно… - стучало в висках у Белова. - Могли давно дать по радио ориентировку, и сейчас его напарник - пилот, оставшийся в вертолете, может в любую минуту… Этот отвлечет, а тот просто врежет очередью по ногам… И хорошо еще, если по ногам…»
        - Здравствуйте! - сказал Белов вслух, подойдя к вертолету и как можно более непринужденно и доброжелательно кивнув…

«Расслабить мускулатуру лица, не напрягаться… Плечи опустить. Не держать их вешалкой для пиджака… Казаться озабоченным, рассеянным, удрученным невзгодами. Специально глаз не отводить, но и не фиксировать взглядом, не тревожить… Все так… Все нормально…»
        Гаишник молча козырнул в ответ.

«Опасно, ох, черт, опасно… - мелькнуло в мозгу у гаишника. - Сейчас он мне будет впендюривать бабки… в машине вон баба осталась, напарница, может быть… Бабы, бывает, тоже отменно палят. Лучше мне встать по-правее, повернув его спиною к тачке, и заодно загородится им от бабы… Сигнал он спиной едва ли подаст - скорей или ногу отставит, или головой качнет - что-нибудь в этом роде… Внимательно следить за его динамикой. Вот он явно расслабил плечи! Для чего? Расслабленная рука быстрее двигается - это известно… Увеличить дистанцию, чтоб кулаком не достал. Вот так. И спокойно, спокойно… Пока ему в меня стрелять не с чего».
        - Документики ваши прошу, - сказал он вслух.
        - Пожалуйста: техпаспорт на машину, техталон. - Белов протянул гаишнику пять сотенных бумажек.
        Гаишник взял их, строго рассмотрел портрет:
        - Так… Это кто ж у нас? Франклин…
        - Теперь права мои… - Белов прибавил еще триста. Гашник принял триста, снова рассмотрел портрет:
        - Водительское удостоверение… Так-так… И там Франклин, и тут Франклин… Совпадает…
        - А это - превышение скорости на трассе… - Белов добавил еще сто.
        - Прекрасно. А вот мы глянем - кто превысил скорость-то у нас? Опять же он - Франклин. Ну, хорошо. - гаишник усмехнулся - по-доброму, с иронией: - Что ж вы так? Гражданин Франклин!

«Пусть думает, что я того, с большим приветом… А впрочем, - решил вдруг гаишник, - За девятьсот-то баксов в наше время можно, в конце-то концов, и смерть принять. Так лучше, чем от водки и от простуд…»
        - Вы же известнейший человек, гражданин Бенджамин Франклин, - продолжил он вслух. - Вся страна вас знает, без всякого преувеличения, не сочтите за лесть. Видный мужик, степенный, солидный! На фото вот здесь вы, кстати, постарше немного, мне кажется, выглядите…
        - Да, я после болезни фотографировался тут, тут и тут, - согласился Белов и подумал: «Неужели проносит, да вроде бы, - тьфу-тьфу-тьфу!»
        - Да, - кивнул гаишник. - А вот на этом фото лицо у вас как бы и помоложе, но здесь лицо ваше немножечко одутловатое, больное как бы… Так вот, дорогой вы мой… Я вам сейчас выпишу квитанцию: заплатите небольшой на первый раз штрафик…
        - Сколько угодно!
        - Нет-нет, не мне, а в банк. И принесете квитанцию в Ярославское городское ГАИ- вот адресок его. Поняли? А документики ваши… - гаишник помахал в воздухе девятью стодолларовыми бумажками, - останутся пока у меня… Договорились, гражданин Франклин?
        - Конечно, конечно! Спасибо большое, товарищ инспектор! - Белов кивнул, подумав:
«Фу, пронесло… тьфу-тьфу-тьфу!»

«Фу, пронесло, кажется! - подумал инспектор. - У него неплохое лицо… тьфу-тьфу-тьфу! Подыграл мне - вот чокнутый… Свят-свят-свят!» Он улыбнулся Белову приветливо, облегченно и сказал вслух уже, совершенно добродушно, по-свойски - как мужик мужику:
        - Что ж вы, основоположник, так сказать, отец-основатель… Ученый! Молнию там что-то…по проводам, не так ли?

«Что он имеет в виду? - мелькнуло в мозгу у Белова. - Опыты Франклина с атмосферным электричеством во время грозы - с воздушным змеем, проводом, лейденской банкой? Или он имеет в виду того мудака, которого Борька охерачил молнией у Буя?»
        - Знаменитость! - продолжал тем временем мент. - Мировое светило! Во всем мире вас знают, любят, чтут-почитают… А вы вот гоните тут, на опаснейшем участке, как пьяный переславльский рэкетир!
        - Моя бы воля - просто полетел бы! - признался Белов вслух.
        - А кто же вам не дает-то? - гаишник даже оторопел от удивления. Затем он кинул взгляд через плечо, на вертолет, и улыбнулся Белову уже как родному: - Платите и летите!
        - Нам далеко лететь!
        - Платите больше и летите дальше, - пожал плечами гаишник.
        Белов кивнул и стукнул Лене по стеклу:
        - Елена, вылезай! Мы дальше полетим.

* * *
        Пес доедал четвертый пакет «Чаппи»… Восемь пустых пакетов «Педигрипал» лежали рядом с грудой шпал…
        Калачев нагнулся, взял пару комочков «Чашш», закусил…
        - Неплохо, нет!..Совсем неплохо…
        Пес, доев «Чаппи», вопросительно глянул снизу вверх на Калачева…

* * *
        - Еще закусить! - Калачев сунул деньги в окошко.
        - Осталась только кошачья еда: «Китти-кет».
        - Кошачью - как? Попробуем? - повернулся Калачев к псу.
        Пес склонил голову, как бы желая сказать: «Почему бы нет?»
        - Никто не осудит! - согласился с ним Калачев и, глянув в окошко, сказал: - Сразу давай упаковку!
        - Двадцать четыре банки?!
        - Ну. Чтобы зря тебя не тревожить.

* * *

…Первая банка кошачьей еды исчезла единым глотком.
        Пес даже издал уважительный звук, давая понять Калачеву: «Да - вещь!»
        В небе над ними прогрохотал гаишный вертолет…
        - На север понесся. Эх, нет тут прапорщика Капустина! - провожая вертолет взглядом, вздохнул Калачев. - А то бы он сказал: вот в нем летит, я думаю, Белов… Сказал бы непременно! Охо-хох…
        Он вскрыл вторую банку из упаковки, вывалил ее содержимое перед псом и, потрепав его по спине, изрек наставительно, словно внушая урок:
        - Желудок котенка - чуть меньше наперстка… Желудок собаки - чуть больше ведра…
        Он отхлебнул из бутылки и закусил, проведя пальцам по стенке пустой банки:
        - Нормально. Жрать можно.
        Пес ел кошачью еду, заглатывая со свистом, словно боялся, что Калачев сейчас отнимет…
        - Мы еще будем в форме… - сказал Калачев псу, выбирая очередной репей из его хвоста. - Нам только отожраться бы и отдохнуть… Они еще посмотрят, в какой мы будем форме! - он отхлебнул. - Как мы с тобою будем выглядеть… На нашу шерсть с тобой они посмотрят… Увидят, погоди!

* * *
        - Так как летим? - летчик обернулся к Белову.
        - Летим все прямо, вдоль железки. На север жмешь, на север. От Котласа возьмешь чуть-чуть восточней - на Воркуту. И жмешь вдоль колеи - почти что до Инты. А дальше нам направо, в горы, я покажу.

* * *
        - Что - наконец-то не лезет уже в тебя больше? Ну, я тогда сам доем!
        В бутылке оставалась половина. Выливать водку было, конечно, жалко, а допивать - явно лишнее…
        - Н-да… - Калачев встал, отряхнул брюки…
        Пес тихо гавкнул и, привлекая к себе внимание Калачева, резко махнул хвостом…
        - Что?
        Пес подбежал к мусорным бакам, железным кубам, стоящим поодаль, метрах в десяти, гавкнул опять…
        - А!..Да, это верно! Нужно убрать за собой… Не быть свиньей, не быть… - Калачев нагнулся, собирая банки и рваные пакеты. - Ты просто уникум… Из ряда вон собака… Собачий профессор какой-то… Академик общественных наук, а не пес…
        Он подошел к ближайшему помойному баку с ворохом мусора в руках, открыл бак и даже вскрикнул от неожиданности…
        В баке, на груде помойки и мусора, полузарытый во все это, лежал человек.
        - Труп! - сморщился Калачев, выкидывая тем не менее мусор - сбоку, однако, от трупа, чтоб не держать мусор в руках. - Опять труп… Нигде мне уж нет покоя от трупов…
        Неожиданно «труп» повернулся, вздохнул, приоткрыл один глаз…
        - Живой, - сообщил Калачев новость псу. - Он еще живой… Но ты не удивляйся, собака! Это ж Россия, дружок… Русь, мать, святая… Живого человека… Р-р-раз - и на помойку! Не нужен, значит… Никому не нужен! Ну - в бак, понятно… Это у нас бывает. Сплошь и рядом…
        - Ка-ла-чев! - произнес «труп» отчетливо.
        - Калачев! - согласился Калачев, облокачиваясь на край мусорного бака, как на стойку в баре - с явным намерением пообщаться.
        - Инспектор из угро… - констатировал «труп».
        - Инспектор Калачев, да… Все правильно. А с вами - чести не имел… Мы с вами не встречались в… А впрочем, нет… Не то! Даже не догадываюсь. Ты кто? А? - он постучал по стенке бака, пытаясь вновь вернуть «труп» к жизни: - Кто-кто в теремочке живет? Кто-кто в невысоком живет?

«Труп» с трудом зашевелился, закряхтел… Вылез из мусора наконец, сел на груде помойки…
        - Да сцепщик я… Егор Игнатов.
        - А-а-а… Сцепщик!..Ща! - взяв недопитую бутылку водки за кончик горлышка, Калачев опустил ее в бак: - Майна-майна-майна… На! Принимай помалу…

* * *

…Пес, сидящий рядом с баком, склонил голову, прислушиваясь… В мусорном баке что-то жадно забулькало.

* * *
        - Где будем заправляться? - спросил гаишника пилот.
        - В Ухте, я думаю. Ну, как обычно…
        - Как на рыбалку, на Печору когда? - кивнул летчик, глядя на приборы: - По километрам почти то же самое, верно…
        Тайга мелькала, проносясь под вертолетом.

* * *
        - О, Господи! - сцепщик встал в баке, облокотился о край. - От смерти спас ты меня, от лютой…Как холодно мне было в этой хижине железной! И гадость снилась разная. Ты открываешь, крышку-то - все, я подумал - смерть пришла… А это ты, спаситель мой чудесный…
        - Теперь рассказывай, давай…
        - Все знаю! До деталей. Вижу, вижу… Расскажу! Но… Но!

* * *
        - Еще бутылку и пожрать. Побольше.
        - Упаковку? «Китти-кет»?
        - Валяй!

* * *
        - Вкуснятина! - Егор Игнатов закусил. - А кошка что на банке? Кошатина, что ль?
        Калачев в ответ кивнул на пса.
        - Он ел вот и нахваливал… Наверное, кошатина, ты прав.
        - Ну, слушай повесть… - сцепщик проводил взглядом пошедшего вокруг бака Калачева. - Ты куда?
        - Я - никуда. Я слушаю. Я просто - встать с наветренной стороны… Ведь я этого достоин?
        - Безусловно… Ну вот… Так слушай… Начну тебе издалека… Дела давно минувших дней, преданья старины глубокой… Как Пушкин говорил: песнь первая… Работал я в Инте, давно, хрен знает когда это было… Пошли мы на рыбалку в горы…

* * *
        - Ну вот: почти и долетели! - летчик повернулся к Белову.
        - Здесь можно угол срезать: жми на северо-восток.
        Карта стояла перед глазами Белова как живая - профессиональная память на изображение. Он боялся, что на тот путь, который он трое суток назад измерил своими ногами, у них не хватит горючки. После Ухты они заправиться не могли - на более северных базах у летунов не было блата, а садится на авось весьма и весьма рискованно - в глухомани, в глубинке бабки еще не всегда решают все.
        Белов помнил - наиболее короткий путь от железки до точки идет вдоль Косью - довольно крупного притока Усы.
        Беда состояла лишь в том, что Косью в своих низовьях представляет собою не столько реку, сколько болотный край: сотни тысяч проток, островов, заводей, зарослей: своеобразные мангровые джунгли из непроходимых ивовых чащоб, растущих прямо из воды.
        Но есть и ориентир: железнодорожный мост. Весной - в весеннем для этих мест июне месяце - Косью разливается, превращаясь даже в низовьях в солидную полноводную реку. Поэтому - мост. Должен быть. Мост прорезался, нарисовался далеко влево внизу, на северо-западе. Есть. Да, это он и есть! Вот он.
        - Давай правее. Курс двадцать пять…
        Десять минут - и под брюхом уже мелькнуло зимовье Мезенцева. Теперь не прозевать бы поворота налево, повернуть на север, в распадок, принадлежащий реке, точнее бурному, десятиметровому в ширину потоку Недысей.
        Чтобы не прозевать, надо смотреть на горы. Под ноги себе можно не смотреть. Вот впереди замаячила, приближаясь, огромная серая глыба Манараги - Медвежьей Лапы, если перевести с языка коми. Ее-то не спутаешь - полуторокилометровую почти - грозно поднятую, торчащую в небе каменными когтями…
        - Теперь на север - прямо по распадку… И потом чуть-чуть на восток, через перевал…
        - Вот этот?
        - Да. Теперь мы двигаемся прямо над истоком Хамбола. Здесь тоже угол можно срезать… Повыше подняться и прямо, поперек плато Хамбол-Нырда - точно к устью Хамбола… Хамбол огибает хребет, а мы срежем.
        - А что там есть-то такое, - спросил пилот. - Бриллианты? Золотишко? Или просто рыба?
        - Там «или просто рыба», - уклончиво ответил летчику Белов. - Там рыба, и еще за горой свистят раки…
        - После дождичка в четверг? - усмехнулся пилот.

* * *
        - Теперь все кристально ясно, - кивнул Калачев сцепщику.
        - А вон, кстати, и поезд твой как раз подходит, на нем - до Ярославля, а там уже на любом - в Москву.
        - Ну, - будь здоров. Ты меня крепко выручил, Егор.
        - Прощай, мой друг… Не поминай лихом.
        Кивнув, Калачев двинулся в сторону подходящего местного поезда", в три вагона - рабочей «кукушки» на Ярославль…
        Внезапно он остановился. Мысль молнией пронзила его мозг.
        Он оглянулся.
        Взгляд его встретился с собачьими глазами.
        Он свистнул, подзывая пса.
        Тот подбежал и с радостью пошел с ним рядом.
        - Вместе или никому!

* * *
        - О, господи! Как здесь красиво!
        Они летели между горами в заснеженных ущельях - здесь уж давно все было бело - естественно - конец сентября.
        - Да… Да! Природа. Ни домика, ни тропки, ни души.
        - Природа - это сказка здесь! - согласился летчик.

* * *
        Сцепщик вылез наконец из бака. Поплелся к дому.
        Проходя мимо коммерческой палатки, он вдруг заметил: в урне, рядом - нетронутая банка пива.
        Сцепщик вынул ее, осмотрел… Вскрыл. Пиво запенилось…
        - Вот чудеса-то, чудеса! - сцепщик запрокинул голову, и пиво устремилось в рот. - А главное: расскажешь - никто ж не поверит!

* * *
        - Здесь!
        - Здесь я боюсь садиться, - заметил пилот.
        - Но нам нужно именно здесь.
        - Слишком уж много снега. А что под ним - никто не знает, понимаете?
        - Я знаю. Под ним галечная отмель.
        - Хе-е-е… - протянул пилот недоверчиво. - Это ты сейчас так уверен… А завалимся или завязнем, - что ты споешь? «Ох, извини, ошибся»?
        - Да точно же!
        - Да как я могу тебе доверять, ты сам посуди - ты сюда в глушь попер без всего - без вещей, без жратвы, без одежды… На гибель, на смерть… И ничего не объясняешь.
«Садись!» - передразнил он Белова. - Нет уж, я еще поживу!
        - Но нам-то нужно - здесь!
        - Если очень нужно, то давайте-ка вы спускайтесь по лестнице, по веревочной…
        Белов собрался было вылезать из вертолета, как гаишник, встрепенувшись, будто до него только что дошло, спросил с ужасом:
        - И вы вот так - на самом деле туда? Без всего?
        - Да это ж - смерть! Я ж говорю, - кивнул пилот. - Возьмите вы хоть палатку-то нашу!
        - Да нет, спасибо, - ни к чему…Когда еще вернем ее вам? Да и вернем ли?
        - Ну уж, ребята, за эти деньги-то… Она хоть и не новая, но целая, - вполне, - гаишник достал палатку, протянул ее Белову. - Мы на рыбалку с ней летаем. Считай: это вам подарок от нашей фирмы.
        - Ну, хорошо, спасибо большое, давай! От ветра, может быть, укроемся.
        Разматываясь, пошла вниз веревочная лестница.
        Первый по ней спустился Белов, держа к тому же и палатку.
        Спустился.
        Но не успел поймать конец лестницы, придержать его: вертолет, постоянно барражирующий из-за сильного, не утихающего в горах ветра, был отнесен уже метров на сорок в сторону.
        Лена спускалась самостоятельно.

…Следы, оставленные ими в глубоком снегу, сошлись. И в том месте, где их следы встретились, Белов, обняв Лену за плечи, стал немедленно начал утаптывать площадку.
        - Ты тоже топчи. Помогай!

* * *
        - Чудны дела твои, Господи! - сказал гаишник, поднимая лестницу. - Сумасшедшие, точно!
        - Сейчас много таких развелось, - ответил летчик: - Денег - куча, крыша - набок!

* * *
        Когда Калачев вошел в свое управление на Петровке, сопровождаемый дворнягой весьма внушительных размеров, Капустин даже как-то помолодел от радости.
        - А?! Ага! Ну, что я говорил?
        - Билеты закажи мне, друг Капустин. На самолет. В Воркуту. На самый на ближайший рейс. Два билета. Один - собачий. - Калачев кивнул на пса. - А я тем временем пойду-ка и немного вздремну.
        - Ого, - я вижу, вы и выпивши! - еще больше обрадовался Капустин.
        - Да. Было дело под Полтавой…И вот еще, последнее, Капустин. Сгоняй-ка ты прямо сейчас в Клуб туристов, что ли? Мне нужна карта Приполярного Урала. Не весь Урал, конечно, а только реки - Лимбек, Хамбол. Мне вот туда надо.
        - Зачем бы это, Иван Петрович?
        - В Центральном клубе, я знаю точно, такие карты есть.
        - Зачем нам Клуб туристов, Иван Петрович! У меня ж братан двоюродный работает сантехником в Генштабе. Любую карту, схему, планы, чертежи - мне свистнуть только!
        - Свистни.
        Капустин свистнул.
        Собака строго посмотрела на него.
        - Все сделаем! - сказал Капустин. - Отдыхайте!

* * *
        Они стояли среди заснеженной равнины.
        - Смеркается, - вздохнула Лена.
        - Да, дело к вечеру, - ответил Белов.
        - Сколько мы уже ждем? Ты не заметил по часам?
        - Да больше часа.
        - И - ничего…
        - Стой! - встрепенулся он. - Слышишь?
        - Что?
        - Да вот… Вот…
        - Это ветер, Коля.
        - Ветер…
        Оба напряженно прислушались.
        - Успокойся. Это всего лишь ветер. Уже сто раз так было.
        - Ох, как не нравится мне это! - вздохнул Белов. - Давай, Лена, хоть палатку мы поставим, что ли… Чтоб как-то время убить. Да и укрыться в ней можно при случае.

* * *

…Осторожно обойдя лежащего посреди кабинета огромного пса совершенно непонятного происхождения, Власов подошел к Калачеву, прикорнувшему на диванчике…
        Пес зарычал…
        Власов мгновенно отшатнулся…
        - А?! Что?! - проснулся Калачев.
        - Ты заказал билеты в Воркуту, я слышал?
        - Ну.
        - Два билета? На себя и на меня?
        - Нет. На себя и на собаку.
        - А что же так-то? Ты летишь ведь за Беловым?
        - Да. За Беловым. Именно. Это ты точно сказал. Лечу вослед.
        - Меня при этом - побоку? Так получается?
        - Я думаю, тебе не стоит, Владислав Львович… Ты не обижайся, дорогой, но это совсем не твоя дорога.
        - Я понимаю: на след напал ты. Значит, это твоя дорога теперь, а не моя. Что ж, согласен. Мне все предельно ясно. Чистая логика. Теперь меня и отодвинуть не грех. Знакомо. Что ж? Я понимаю!
        - Ты ничего не понимаешь.
        - Возьми меня с собой - вот тогда я и пойму!
        - Взять я тебя могу, не жалко, но это не доведет тебя до добра. Боюсь даже, что заведет - причем дальше, чем тебе хотелось бы.
        - Ну, например?
        - Да как тебе сказать? - Калачев пожал плечами.
        - Угрожаешь, что ли?
        - Да нет, зачем?
        - А что ж тогда ты имел в виду, говоря, что я залечу дальше, чем мне хотелось бы?
        - Имел в виду, что ты рискуешь загреметь в казенный дом.
        - Да я и так в казенном доме!
        - Нет, тут нечто абсолютно другое. Я подразумевал психушку, в общем-то. Дурдом.
        - Вся наша жизнь - сплошной дурдом. А уж Прокуратура Российской Федерации…
        - Это ты прав!
        Калачев отвернулся к окну и вздохнул, показывая как бы, что разговор окончен.
        - Не хочешь брать: вижу по глазам. Себе все, все себе…
        - Да брось! Вот уж совсем я этого в голове не держал! Возьму - в чем дело? Пожалуйста!
        - Давно бы так!
        - Я тебя, главное, предупредил о неминуемых последствиях. А там как знаешь. У человека, говорят, не следует пытаться отнять его судьбу.
        - Понятно, понятно… - в голосе Власова отчетливо сквозило чувство глубокого недоверия.
        - Да что тебе «понятно»? Вот странный же ты, Владислав, человек. Ей-богу же, я совершенно не против твоей компании. Я же тебе уже сказал - годится! А ты все равно свое гнешь. Да на здоровье! Знаешь, как говорится: любишь кататься.
        - Люби и саночки возить?
        - Да нет, совсем не так. Любишь кататься - люби и катайся!

* * *
        Над Хамболом, над Лимбеком уже совсем стемнело.
        - Нет-нет! Я не хочу назад в палатку - там еще холоднее. - Лену даже передернуло от воспоминания о ледяной полости дешевой бесхитростной брезентовой палатки.
        - Ночь перетерпим. А завтра - рассвет.
        - А может, прямо сейчас, Коля, попробуем отсюда выйти к людям? Луна ведь, полная луна… Дорогу же ты знаешь?
        - Дорогу я прекрасно знаю. Но мы не выйдем. - Белов был как никогда серьезен. - В низинах сейчас уже снег по грудь. Мы завязнем. Не сможем выйти без широких охотничьих лыж. Одна надежда: нас спасут. Случайно.
        - А вдруг действительно спасут?
        - Очень возможно. Одно только меня немного беспокоит: никто не знает, что мы - здесь…
        - Ну, как же так? А вертолетчики?
        - Они свое получили. И улетели. Ты же видела.
        - А вдруг?
        - Да, вдруг, - кивнул Белов. - И только вдруг, - он помолчал. - Да… Вот попались - так попались… В душе меня, небось, проклинаешь?
        - Ох уж, прямо! Да ладно, Коля! Все равно. Когда-нибудь пришлось бы умирать. Я часто думала, признаюсь - ты же старше - вдруг ты уже умрешь, а я - еще жива? Вот ужас-то! А тут-то что: вдвоем, одновременно…
        - Я вижу, ты совсем замерзла!
        - Только руки, - она вдруг встрепенулась испуганно. - Ты слышал?!
        В ответ Белов только моргнул, немного растерянно.
        - Нет. Ничего не слышал, Лена.
        - Послушай! Вот… Опять…
        - Да это ветер! - успокаивающе обнял ее за плечи Белов. - Теперь тебе, как и мне, чудиться началось…
        - Вот… Снова. Неужели ты не слышишь?
        О- о, конечно же, он слышал! Он уже давно услышал, различил этот звук еще с полчаса тому назад, но все боялся даже самому себе признаться. Теперь он уже был уверен вполне в происхождении этого звука. Он встречался с этим звуком не первый раз в своей жизни. Впрочем, даже те, кто слышал его всего один раз, запоминали этот звук потом надолго.
        - Это ветер воет, Лена.
        - Нет, Коля. Это волки воют.
        - Да, Лена, это волки, - он сразу согласился, поняв по ее взгляду, что обманывать ее далее уже не удастся.
        - Они нас сожрут!
        - Нет, конечно. Как так - сожрут? Вот глупости!
        - Ты хочешь сказать, что волки людей не едят?
        - Нет, конечно. Именно это я и хочу сказать. Волки только на зайцев охотятся.
        Он старался быть как можно более убедительным и спокойным.
        - Ты что, за дуру меня принимаешь?
        - Почему же? Ничуть не бывало. Я все тебе верно говорю. Кровожадность волков, да и акул тоже, кстати - просто выдумка, сказки… Волки жрут только мелких зверюшек. Это давно установлено.
        Жуткий вой раздался вновь, причем на сей раз заметно ближе к ним.
        - Мелких зверюшек? Овец? Коров? Да даже и лошадей!
        - Ты видала хоть одну корову, съеденную волками, а?
        - Нет, не видела, конечно, но…
        - Не видела - так и не говори тогда! Зачем самой себя запугивать? Как волк может корову съесть - подумай сама хоть немного! У нее же рога!
        - Отбодается, хочешь сказать?
        - Отмажется, - усмехнулся Белов. - Да! Да рога же не только оружие, ты попробуй корову сожри - тут же рогами подавишься.
        - Ты, Коля, все шутишь, а это совсем не смешно…
        - Но и не страшно. Сейчас еще сентябрь, а не февраль, не март. Они сыты. Волки. Слышишь, как радостно, протяжно они завывают? Это вроде как у них молебен такой благодарственный. Точно! Я, помню, читал. Протяжно воют - значит, от пуза нажрались, до отвала, сыты…
        - Сыты воспоминаниями о последнем обеде?
        - Да нет. Просто еще недостаточно голодны, чтобы решиться напасть на людей. Я вот смотрю, ты замерзла совершенно. Вот это действительно страшно - без дураков.
        - Ты можешь развести костер?
        - Могу. Но только из чего же? Тут дров никаких. Березка карликовая под снегом? Так ее и летом-то не разожжешь.
        - Мне только руки чтобы согрелись, - сказала Лена. - И все. И я живу.
        - Руки можно чуть отогреть на зажигалке. «Крикет», вот. Безотказный, между прочим, агрегат.
        Он достал зажигалку, зажег.
        Остренький язычок пламени казался бессильной звездочкой на фоне залитых лунным светом заснеженных гор с черными пятнами гольцов и темно-синих теней.
        - Ах, если бы нам удалось бы костер развести, это ведь и от волков помогает.
        Белов не выдержал и расхохотался во весь голос:
        - «От волков помогает»! Ох, Ленка, как же ты умеешь придуриваться классно! - он прижал ее к себе. - «От волков помогает»! От волков помогает тротил, динамит и быстрорастворимый стрихнин. Быстро растворимый в волках. И карабин, конечно, он тоже вот… Он здорово помогает от волков! А огонь - он защищает, Лена. Господи, до чего же ты хороша, Леночка! Я в тебе силы ну просто вагонами черпаю!
        - Ты не шутишь?
        - Шучу? - Белов рассмеялся. - Какие шутки в нашем положении, а? У нас все всерьез. Ну? - схватив, он закружил ее. - Говори - что хочешь? Все могу! Все для тебя сразу сделаю!
        - Костер разведи, - робко попросила она, тем не менее хитровато улыбаясь.
        - А что?! Почему бы и нет?! Кто не дает? Зажжем, разведем сейчас вмиг - и никто не осудит. Но что - вот проблема! Что бы сжечь нам, если жечь кругом нечего? - Белов как бы очнулся от приступа счастья и хищно оглянулся по сторонам. - Что здесь у нас горит? Снег не горит. Лед не горит. Луна в небе? Нет, не горит - только светит - он словно заколдовывал окружающий мир и себя самого, озираясь по сторонам.
        - О! - вдруг осененно рассмеялся он. - Живем! Сейчас тебе будет кострище, Ленка! До неба, до звезд!

* * *

…Десять стодолларовых бумажек вспыхнули дружно и ярко.
        Лена поднесла к ним руки:
        - Как хорошо!
        - Сейчас… - Белов наклонился, поднес горящие десять купюр к огромной куче долларов, сложенных на снегу: - Сейчас!
        Бумага вспыхнула и озарила лица.
        - Какой ты умный, Коля! Я сроду бы не догадалась!
        Белов вздохнул невесело.
        - Мне деньги с детства душу греют. Что делать? Меркантилен, - он пошевелил ногой кучу долларов, и костер стал гореть веселее. Не прошло и десяти минут, как вокруг них уже полыхало кольцо из зеленых бумажек.
        Стоять в центре кольца было даже жарковато: сделанные, видимо, из высококачественного сырья, американские доллары выделяли на удивление много света и тепла.
        Лена встрепенулась вдруг:
        - Ты слышишь?! Они прислушались. Действительно, какой-то гул… Гул становился громче.
        - И это уже не волки!
        - Э-э-э, да это просто самолет, - махнул Белов рукой. Да - в вышине, на фоне звезд, искрились красненькие блестки, ползли по небу…
        - Они нас видят? Как ты думаешь? Летчики заметили наш костер?
        - Что? - Белов очнулся от мыслей. - Да, - он усмехнулся. - Что ты, Лен! Смешно. Это магистральный рейс какой-нибудь. Москва там, Воркута… Или что-то вроде… Что им до нас? Что нам до них? Что им Гекуба? Что они Гекубе?

* * *
        В салоне ТУ-154, выполнявшего рейс Москва-Воркута, сидели, кроме прочих, трое: Власов, Калачев, дворняга.
        Пес, как и все в салоне, сидел на кресле, сидел между Калачевым и Власовым. Он сидел, опять же, как и все в салоне, пристегнутый к креслу ремнем; табло «не курить, пристегните ремни» уже светилось под потолком. Естественно, он, как и все, не курил.
        Двигуны взвыли, чтобы скомпенсировать грядущее увеличение лобового сопротивления, тут же после этого под полом глухо стукнуло: шасси вышли из пилонов и жестко встали на стопора. В кабине пилотов дробно заквакали звонки ближнего привода.
        - Полоса перед вами.
        - Полосу вижу.
        - Счастливой посадки!
        Секунда, еще… Десять скатов шасси коснулись полосы одновременно и даже взвизгнули от усердия и удовольствия.
        Реверс. Заслонки. По тормозам!

* * *
        - Да! А все ведь от жадности! - Белов с остервенением швырнул в огонь очередную порцию банкнот. - Казалось бы - живи! Чем не жизнь? Но вечно хочешь большего! Вечно недоволен! А если хочешь еще - вот и получай!
        - Не кори ты так себя! Я, например, ни о чем не жалею! Смотри, ночь какая чудесная! Луна! Ни ветерка! Волки воют. Природа. Смотри, смотри! - вдруг вскрикнула она.
        - Что?! - встрепенулся он.
        - Полярное сияние! Я его впервые в жизни вижу! О господи, красиво как! И жутковато даже…О-о-о-о!..Ну, разве ты увидел бы это где-нибудь в Москве или под Москвой?
        - Да, - кивнул Белов, таская подряд из всех карманов деньги - поставленными движениями, автоматически, не глядя… - В Москве такого не увидишь.
        И кинул пачку в пламя.

* * *
        - На вертолет теперь давай! - махнул рукой Власов, стоя возле трапа ТУ-154. - Я из Москвы звонил сюда, обо всем договорился. Вертолет должен нас прямо ждать, тут, на аэродроме. Бортовой 137! Вон он, смотри! Действительно стоит и ждет. Отлично!
        Два человека и собака побежали к вертолету. Светало.

* * *
        Полярное сияние погасло. Густые, темные сумерки сменились рассеянным молочным светом.
        - Ну, вот совсем рассвело, - грустно сказала Лена Белову, стоящему напротив нее и глядящему в костер.
        Она хотела что-то еще сказать ему, утешить, но осеклась, почувствовав, что кто-то сзади положил ей руку на плечо…
        Она оглянулась и завизжала от ужаса - дико, истошно. Сзади ее стояла страшная тварь: слюнявые, кровавые клыки, изъеденная язвами морда с копошащимися в них белыми и желтыми червями, надутые жестокие глаза с вертикальными, как у змеи, прорезями зрачков, отливающими в кроваво-сиреневый оттенок белками. Зверюга смотрела абсолютно холодно, словно на секунду замешкавшись, решая, в какую часть тела воткнуть в следующее мгновение свои кровавые клыки. Тварь источала отвратную вонь - помесь трупного запаха с резким смрадом защитных газовых змеиных испражнений, - как пахнет внезапно схваченный, испуганный уж. Острое обоняние, конечно, различило бы в этом богатом букете запахов и что-то от нечищеной свинарни, гниющих отходов птицефабрики, вокзального общественного туалета, от павильона хищников в московском зоопарке.
        Тварь резко выдохнула и, неуловимо быстро встряхнув головой - как лошадь гривой - выкинула из пасти язык, похожий на щупальце осьминога - беловато-матовый, шершавый, как изнанка коровьего желудка, усеянный, как прыщами, желтоватыми вкусовыми сосочками.
        Язык устремился точно Лене в лицо и прилип к нему плоскостью своего кончика…
        В ту же секунду, как только язык присосался, в глубине и уголках пасти твари обильно выступила сероватая пена-слюна, похожая на гной.
        - А-а-а-а!!!

* * *
        - Да, Ленок, ты не храброго десятка! - сказало чудовище голосом Тренихина, принимая соответствующий вид. - Жидка на расправу… Привет, ребята!
        - Привет. - Белов кивнул Тренихину, однако довольно сухо, не отвлекаясь, все продолжая непрерывно доставать зеленые, демонстративно игнорируя его эффектное появление.
        Воцарилась тягостная пауза.
        - Я вижу, мне не рады… - протяжно протянул Тренихин - Раньше я был милее, наверно, - он начал на глазах снова превращаться в отвратную хищную тварь.
        - Не надо!! - с ужасом закричала Лена. - Только не это!
        - Да я и не очень настаивал. - Борис снова вернулся в свой обычный человеческий образ. - Белов, - сказал он, несколько смущенно отряхивая с куртки оставшуюся чешую чудовища, которая, слетая, тут же растворялась с голубоватым мерцанием в морозном воздухе. - Ты какой-то задумчивый, Коляныч…
        - Я не в восторге. - Белов мрачно кивнул головой.
        - О! О! Погляди на мужа, - сказал Тренихин Лене. - Как он надулся, сыч… Обиделся на что-то…
        Он подошел к Белову, обнял:
        - Ну, хватит! Не сердись, Коляныч! Ты ж знаешь, у меня такой характер, - он полсекунды подыскивал нужное слово и наконец нашел: - Легкий. Ну, или - вот такое я говно, согласен…И кстати - хочу тебе заметить - ты денег больше в огонь не кидай. Не то что прокидаешься, ты не думай, а просто теперь он сам собою станет гореть. Н-да… Ну, что притихли-то? Давайте по шампанскому, как водится, с утра - за встречу!
        В руках у всех троих возникли наполненные хрустальные фужеры.
        - Я пью за то, - сказал Борис, подняв бокал, - что мы все снова вместе! И мы - в контакте!
        - Все это очень хорошо, конечно, - перебил его Белов. - Но я хочу сказать, что ни твой пафос, ни шампанское никак не заменяют совесть. Воистину, чего Бог не дал, того и за деньги не купишь. Где ты был, скотина, всю ночь? Нас чуть волки не съели.
        - Не съели бы, не волнуйся. Это были не волки. Это я выл.
        - Спасибо.
        - Да не за что! Пустяки, старик. Мне было не трудно. Считай, что это тоже было небольшое испытание. Не каждому в этом мире, поверь, придет в голову жечь деньги. Большинство-то, к сожалению, за деньги готовы на смерть. В основном, конечно, на чужую. Но это лирика, прости. Давай махнем все же, а то долго держим, боюсь, передержим. Итак, за вас! Вы сдали все экзамены. Вы не А1, вы АО - высшей лиги! Ты правильно все выполнил, Белов. Безукоризненно, я бы сказал. Да - верно: шанс есть всегда! - Он повернулся к Лене: - Шанс есть у всех! И каждому - по его вере воздастся! За вас, ребята! Пью за вас!
        Он выпил и грохнул бокал о сухую гальку возле костра.
        - Такой бокал… - ахнула Лена.
        - Тю-ю! Мы на это денег не жалеем! - сострил Тре-нихин. - Бейте!
        - Пораньше ты не мог явиться? - Белов, разбив бокал, посмотрел на Тренихина испытывающим взглядом.
        - Да видишь ли, - Тренихин слегка заюлил под колючим взглядом Белова. - Контакт всегда возможен - это да. Но видишь, дело в чем еще: переход возможен только после ночи. Мы наигрались там, вверху, мы накопили сил - вы ж видели?
        - Полярное сияние - ты имеешь в виду?
        - Конечно же. Но вот - пожалте бриться - наступило утро. Рассвет? Рассвет. И я тут же здесь!
        - Ты мог бы рассказать нам это все вчера еще.
        - Зачем? Ведь так куда эффектней! Вы ночью не мерзли? Да нет, особенно не мерзли! Сожгли миллионов триста долларов - чем не занятие? Вдвоем! Одни! Луна! Замечательная погода! Ясная ночь, колючие звезды… Да что я, черт возьми, все это вам рассказываю, в конце-то концов! Вы же сами мне это должны были бы рассказать, задыхаясь от счастья! Да теперь вы десять, двадцать тысяч лет об этом будете, наверно, вспоминать. Ночь у костра. Вот это ночь! Да разве такое забудется?! Навек останется, отпечатается в памяти. А ведь это-то и есть самое-самое для вас, для людей - воспоминания, верно ведь? Уж их-то у вас, у людей - особенно у русских - не отнимешь никаким колдовством!
        - Треплом ты был, треплом ты и остался.
        - Грешен, Белов. Прости. Прости, что ночью не явился. Но ночью третий - лишний, знаешь?…Чу?!
        Борис поднял палец, прислушался…
        - Все. Вертолет. Нам пора закругляться. Тренихин поднял снова появившийся в руках наполненный бокал, еще чудесней и прекрасней предыдущих.
        - А что, скажи, значит группа крови АО? - спросил вдруг Белов. - Ты сказал, что у нас не А1, а АО. Почему? Что это значит?
        - Да как же, старик? Неужели не ясно еще? Группа АО означает, что есть в крови такой фактор - верность. Очень редкая кровь и очень редкий фактор во Вселенной. Ну, вздрогнули: мы пьем за верность! Ценнее ее ничего в мире нет!

…Ударившись о гальку, бокалы раскололись в брызги. Гул вертолета нарастал…
        - Теперь эффектная концовка, - сказал Борис. - Смотрите на свою палатку…

* * *
        Палатка, стоящая в отдалении, на снегу, сама собою распоролась вдруг - будто разрезанная изнутри невидимыми ножами…
        И в тот же миг от нее побежали в разные стороны две цепочки следов, словно от палатки удирали невидимки…
        Разбежавшись от палатки метров на тридцать, цепочки следов прекратили свой бег, остановились и замерли - словно невидимки улетели…
        - Вот пусть господин Власов Владислав Львович поломает себе башку, поразмыслит над тем, что здесь произошло. Как ты, Белов, считаешь, есть у тебя разумная гипотеза: что это было, почему оно, зачем и каким образом?
        - Ну, у меня-то есть, - кивнул Белов и обнял Лену за плечи. - Это убежали из палатки ее неверие и мое отчаяние.
        - А что? Неплохо! Ответ принимается - недурно пущено, как говаривал Илья Ефимович Репин…Ну-с, и по третьей - просто так - на посошок: ведь боги любят троицу! - Борис поднял бокал…

* * *

…С появившегося над Западными Саледами вертолета - черной точки - конечно же, не было видно, как они трое начали вдруг таять в воздухе, исчезать, превращаясь в тонкие лучи пляшущего света…
        Секунда - и исчезло все.
        Только в костре догорали зеленые доллары…

* * *
        - Смотри, смотри! - Власов припал к иллюминатору. - Разрезали палатку, разбежались и исчезли! О-о-о!..О-о-о! Как это мне знакомо!..Такое ж дело - в точности, - было у меня… В самом начале восьмидесятых… Восемь человек… И даже где-то здесь, в этих местах же… И ничего! И разумеется, с концами… Конечно, дело я закрыл… Ты видишь? А? На что же это похоже?
        Калачев задумчиво покачал головой.
        - На нашу жизнь похоже. На земную, - ответил он, помолчав. - Явились двое - непонятно откуда, просто появились. Потом сошлись, утоптали площадку, поставили палатку, развели костер… О чем-то говорили. О важном для них. А потом исчезли - ушли по отдельности. Ушли! Исчезли. Куда?…Туда же, может быть, откуда до того пришли? А?
        - Ты снова философствуешь! - Власов повернулся к летчику. - Вы можете сесть в сторонке? Чтобы улик винтом не разметать? А то заметете следы нам все к едрене фене.
        Летчик с сомнением хмыкнул:
        - Глубокий снег…
        - Да ты же местный, постарайся!
        - Я стараюсь, - кивнул летчик, сажая вертолет метрах в ста пятидесяти от костра и палатки. - Я всю жизнь только то и делаю, что изо всех сил стараюсь… Толку-то только… Вот тут вроде бы наст потоньше…

* * *
        - Смотри, смотри, - здесь доллары жгли, валюту! О, Боже мой, Иван Петрович, да здесь же десятки миллионов долларов сожгли!..Зачем?!..Кто?!..Почему?! Ты понимаешь что-нибудь хоть?
        - Понимаю, - вздохнув, ответил Калачев. - К сожалению, я все понимаю, пожалуй.
        - К сожалению?
        - Да. Как в Писании сказано: «От многих знаний много и скорби, и умножающий мудрость умножает печаль… »
        - Рад за тебя, - язвительно, с недоверием в голосе, хмыкнул Власов. - Такой ты начитанный! И все понимаешь! Так… Так… Мы тоже не щи лаптями хлебаем… А это что? Осколки! Осколки хрусталя… Бокалов…
        - Шампанское, наверно, пили, а бокалы - били, - довольно равнодушно, невыразительным тоном откомментировал находку Калачев.
        - Да, - с издевкой в голосе согласился Власов. - Сюда вот прилетел Белов, хватил шампанского - ну, со своей-то кралей - с хером в манто - сжег пару сотен миллионов долларов - погреться им, видишь ли, захотелось - и отвалил, отклеился от следов и - в воздух - полетел себе куда-то - восвояси…
        - Я думаю, ты прав, Владислав Львович, - кивнул Калачев, гладя собаку. - Похоже, именно так и было на самом деле.
        - Понятно, как же! Дураком меня желаешь выставить? И в результате подставить? Ага! Не попадусь я, ты на это не рассчитывай. Не так-то я прост, как снаружи, может быть, выгляжу. Я наблюдательный черт, глаз наметан: вон, посмотри, осколки - бокалов, сейчас скажу тебе, постой секундочку… восемь-девять штук бокалов здесь было…
        - Я думаю, что девять. Или шесть. Или двенадцать. Но кратно трем, - заметил Калачев.
        - Надо собрать осколки, остатки обгорелых долларов… На экспертизу…
        - Зачем? - пожал плечами Калачев.
        Ему было скучно. Он понимал все и без экспертизы.
        - Ну, как же так? По обрывку можно восстановить серию купюр, номера. - Власов нагнулся, осторожно раскладывая по пакетикам не догоревшие доллары, осколки хрусталя. - По номерам можно отследить путь денег - непонятно? Когда ввезены были, кем, кому и за что выплачены… Это многое прояснит, многое! Эти же деньги Белов, возможно, получил за проданные на Запад картины Тренихина, а потом, опасаясь преследования или мучаясь угрызениями совести, решил от них таким вот образом избавиться… Ты этим не шути.
        - Приехать сюда, чтобы сжечь? - ухмыльнулся Иван Петрович, грея нос в воротнике своей синтетической, на рыбьем пуху, куртке.
        - А что такого? Они ему руки жгли, - он и решил сжечь их - как бы в отместку: вы мне руки жжете, а я вас сожгу!
        - Правдоподобно… Жизненно, - кивнул Калачев и чихнул.
        - Будь здоров!
        - Спасибо…Слушай, Владислав Львович, пошли назад к вертолету. Совсем я придубел.
        - Ага! Все. Я собрал образцы. А сфотографировать лучше с воздуха: захватим всю картину разом…
        Они повернулись, пошли назад к вертолету.
        - А интересно - кто ж палаточку разрезал, а? - глядя на вертолет, спросил Власов. - Ее бы тоже следовало прихватить, но что-то и я подзамерз… Людей пришлем за ней потом. А то совсем руки окоченели… Ну, надо ж вот: полосанули изнутри! Опять, блин, изнутри - ну точно, как тогда!
        Власов шел к вертолету, стараясь попадать в их же собственные следы - оставленные ими полчаса назад, и снова - как и по дороге туда, от вертолета к кострищу, - Власов вроде бы невзначай вынудил Калачева идти не впереди него, Власова, возглавлявшего шествие, а следуя за ним, за Власовым, идти вторым, причем точно по его следам - след в след. Подобных фокусов у Владислава Львовича была полна копилка, и они выскакивали из него совершенно автоматически, срабатывая бессознательно и надежно, как сокращения прямой кишки у обжористого младенца.
        Калачеву оставалось либо идти за ним, глядя себе под ноги и Власову в спину, либо ломиться самостоятельно, рядом, параллельным курсом по целине. Он выбрал второе, исходя более всего из того, что разговаривать, глядя в затылок собеседнику, неудобно, да и не совсем прилично.
        Калачев сошел с протоптанной тропы, стараясь идти рядом с Власовым. Пес, как сама солидарность, тут же тоже сошел с тропы и забарахтался рядом с хозяином, проваливаясь по брюхо в пушистый свежий снег. Конечно, завязнув, они стали отставать от Владислава Львовича.
        - Палаточку разрезали - их что-то испугало там, внутри! - продолжал строить цепь заключений Власов, не обращая внимания на своих спутников. - Но что их спугнуло? Что?
        Калачев ничего не ответил ему.
        - Слышишь, Иван Петрович? Вопрос ведь весь в этом: что их испугало? Конкретно?
        Калачев опять промолчал.
        - Оглох, что ль, ты? Иван Петрович?!
        Власов обернулся к Калачеву и так и застыл, разинув рот…
        Следы Калачева и следы собаки, шедшей рядом с ним, внезапно обрывались…
        Их не было нигде - собаки с Калачевым. Только снег, розовеющий в лучах туманного полярного солнца на сотни, сотни метров…
        Власов охнул и выронил в снег пакетики с обгорелыми долларами и осколками хрусталя…

* * *
        - Ты видел?! Видел?!
        - Нет, - ответил летчик, складывая «Вечернюю Воркуту», - Я ничего не видел. - Почувствовав нечто странное в голосе Власова, он глянул на него: - А что случилось-то?
        - А то! Давай, быстрее! Заводись! Давай! Давай!! Давай!!!
        - Чего - «давай»-то?
        - Давай, Бог, ноги!!

* * *
        Охранник «Пром-бам-трам-банка», сидя на посту, закурил и обернулся в поисках пепельницы.
        - О! - сказал он, обнаружив на кресле рядом с собой аккуратный сверток. - Мой комбинезончик! Чего, ребята, этот заходил ко мне, ну, тот?
        - Кто- «этот», «тот»?
        - Ну, помнишь, тот, хохмач, ну, в байковой рубашке? От одной любовницы - к другой?
        - Никто не заходил.
        - Спишь ты, дядя, я гляжу. Смотри: в соседнем доме сразу восемь банков обокрали.
        - Не надо «ля-ля» в глаза-то - молод еще! Я на посту не сплю. Даже глаз не прикрываю. Вот выпить, закурить на посту - я могу. Молодость вспомнить могу. И газетку почитать - это я тоже могу. Но глазом-то я кошу при этом! Всегда. Мышь не проскочит - во как я глазом кошу! Никто не заходил.
        - А комбинезончик выстирал, прогладил - не сам, конечно - баб, заставил, поди.
        - А то уж! Вот я, например - бабу могу на посту. Хоть на седьмом десятке, а только дай. На посту-то. А вот заснуть - никогда! Иной раз самому покажется - ну все, заснул, храплю! Нет, вздернусь только - и кошу, кошу как нанятый!

* * *
        На Птичьем рынке в специально сделанных загонах лаяли предлагаемые на продажу собаки, разные - бульдоги, лайки, доги, шнауцеры, ротвейлеры, овчарки, сенбернары…
        Только в загоне № 117 никто не лаял. В загоне № 117 лишь храпели. В загоне № 117 спали бомжи.
        Один бомж вдруг вздрогнул, проснулся, ощупал себя.
        На нем была отличная штормовка - фирменная, клевая, с меховой отстегивающейся подкладкой.
        Бомж явно потрясен был появлением на себе этой роскошной одежды. Он сунул дрожащую руку в нагрудный карман…
        - Часы! Так и есть - часы, сука! Вот. Вот… «Тре-ни-хи-ну… Переславль… Партконференция…» Точно! Во, дела! - бомж растолкал лежащего рядом соседа: - Слушай, Бублик, память отшибло мне. Что мы вчера пили? Не помню!
        - То же, что и всегда, - ответил Бублик, не открывая глаз.

* * *
        - А я вам случай расскажу, - вы ахнете! - сообщил таксист Трофимов своим коллегам на стоянке во Внуково.
        Коллег было много, - все ждали прилета прямого рейса Брайтон-Бич-Переделкино.
        Этот рейс, как всем было известно, неизменно заправлялся керосином в обрез, тютелька в тютельку, и посему, при наличии малейших атмосферных бифуркаций над Атлантикой, будучи не в силах дотянуть до Переделкина, садился во Внуково - по этой вот национально-технической причине.
        Такси от Внуково до Переделкино тянуло долларов на триста - с рыла, конечно - так что «экономия» была налицо.
        - Ну, что за случай? - поинтересовался один из леваков, чтобы хоть как-то скрасить скуку ожидания.
        - Случай интересный. Со мной случился. А случай такой, понимаешь, что я на этой тачке, на своей, уже поболее пяти тыщ отмотал, ни разу не заправляясь, - похвастался таксист Трофимов. - Такой вот случай занимательный.
        - Да ладно. Не свисти. Как это - не заправляясь? - коллега выразительно щелкнул себя ногтем по горлу: - Так, что ли?
        - Да нет, не так. Я про бензин толкую. Про семьдесят шестой. На этой моей тачке, сколько вот ты ни проедешь - всегда полон бак! Под горловину!
        - Ага. Конечно! Грузишь нас, мудаков, до беспамятства… - иронично хмыкнул кто-то.
        - А вот давай на спор: с тобой садимся, замеряем уровень и сотню километров едем. И будет полон. Ни капли не уйдет!
        - Да ладно врать-то!
        - На пару тысяч баксов - спорим? Вот, все - свидетели!
        - Давай!
        - Ты сначала бак осмотри повнимательней - там хитрость, небось, есть у него.
        - На, убедись - все стандарт!
        - А снизу?
        - И снизу можешь посмотреть. Не возражаю. Мне - что? Ты сам вызвался. Проспоришь, друг. Ну, замеряй! Теперь садись. А вы все - свидетели…Я так же вот вчера у бритых четыре тонны баксов срезал - катал их по кругу, вокруг казино. Весь вечер катал! Умылись!

* * *
        Гаишный инспектор открыл дверь вертолета и тут же отшатнулся: из вертолета выпал на него увесистый цилиндрический мешок.
        - Ох, что это?! Никак, палатка новая? Ты, что ли, купил? - повернулся гаишник к пилоту.
        - Я ничего не покупал, - ответил удивленно летчик.

* * *
        Во дворе, под окнами мастерской заслуженного художника РФ Бориса Федоровича Тренихина, шла, как обычно, неистовая и нескончаемая рубка в домино.
        - Эх, остограммиться бы сейчас по чекушечке… - почесал затылок Андрей Иваныч Полтавцев: ему с напарником сегодня явно не везло.
        - Согласен, - кивнул напарник. - Но я совсем пустой по этой части.
        - Может, к метро мне сходить, ларьки причесать? - предложил участковый.
        - Ты их вчера причесал уж - запамятовал?
        - Повторенье - мать ученья, - заметил участковый.
        - Нет, не годится. Ты им при мне вчера: «До конца месяца теперь - ни под каким видом. Сам не „ам" и другим не дам». Обещал ведь, слово дал.
        - Я слову своему хозяин! - кивнул участковый. - Захочу - дам, расхочу - назад возьму.
        - Не одобряю, зря так. Ведь и убить, гляди, могут.
        - Это правильно. Это верно.
        - Ох, что это такое? - удивился вдруг Андрей Иванови