Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Горъ Василий / Граф: " №04 Право Сильного " - читать онлайн

Сохранить .
Право сильного Василий Горъ
        Граф #4 "Право сильного" - четвертая и заключительная книга тетралогии "Граф". Как и в первых трех, главный герой, граф Аурон Утерс, вынужден решать нелегкие задачи, которые ставит перед ним его Судьба. Правда, на этот раз они масштабнее: многотысячные орды степняков, ведомые военными инструкторами из Делирии, уже почувствовали вкус крови и практически неудержимы.
        Василий Горъ
        ПРАВО СИЛЬНОГО
        Глава 1 Алван-берз
        ..Услышав гул барабанов кам-ча, раздавшийся со стороны лоор-ойтэ, Алван скосил взгляд на мерно покачивающегося в седле Касыма-шири и мысленно улыбнулся: как обычно, сын Шакрая скакал впереди табуна и не боялся степных волков. - Понимает, откуда дует ветер… - словно услышав его мысли, удовлетворенно хмыкнул едущий рядом Гогнар, сын Алоя. - Вовремя подсуетился… - Угу… - еле слышно выдохнул вождь вождей и как бы невзначай прикоснулся к рукояти ритуального Ловца Душ, только что оборвавшего нить жизни Хозяина Леса: мысль о том, что он, сын степей, доказал свое право возложить десницу на край лесов и горных долин, до сих пор горячила кровь и пьянила, как молодое вино. Несмотря на полумрак, царящий под кронами деревьев, нависающими над дорогой, лайши каким-то образом заметил это движение, понял его смысл и еле слышно усмехнулся: - Удар был что надо. Жаль, что его видели только мы с Касымом да твои телохранители… - Слова быстрее ветра: не пройдет и дня, как слух о том, что эта земля приняла мою руку, донесется до Эрдэше… - Земля-то, может, и приняла, а люди, ее населяющие - нет… - не согласился сын Алоя.
- Элирея это не Морийор, берз! Поверь мне на слово… В том, что сын Субэдэ-бали знает, о чем говорит, Алван не сомневался, поэтому стиснул пальцами рукоять Гюрзы и злобно оскалился: - Я пришел. Значит, возьму! - Да, возьмешь. Если, конечно, не сделаешь ни одной ошибки… Берз прищурился: таким тоном сын Алоя говорил только тогда, когда собирался предложить что-то, выходящее за рамки традиций: - Я тебя слушаю… - Еще вчера у тебя не было ни одного термена, а ерзиды не отъезжали от своих стойбищ дальше, чем на десять дней пути. Сегодня ты во главе нескольких десятков родов и накрыл своей кошмой землю Морийора. Сделай завтра следующий шаг - и весь Диенн станет твоим… - Какой шаг? - Я тебе сейчас расскажу……Лоор-ойтэ встретило Алвана многоголосым гулом - неисчислимые тысячи воинов его терменов спешили к центральному проезду, чтобы самолично увидеть неподъемную тушу Хозяина Леса, поверженного вождем вождей. Само собой, пробиться в первые ряды желали все до единого, поэтому в людском море, простирающемся от опушки леса и до горизонта, появились течения и водовороты. Впрочем, столкновений не было - каждый воин
знал свое место и позволял себе продвигаться вперед настолько далеко, насколько заслужил. Первыми на телегу с тушей зверя полюбовались Цхатаи. И, оценив ее размеры, громогласно объявили об этом на всю степь. Следом за ними заорали Маалои, затем Эрдары и Вайзары. А вот Надзиры встретили своего вождя тишиной. И взглядами, исполненными твердой уверенностью в том, что он, Алван, просто не мог не победить. 'Привыкли…' - гордо подумал берз, остановил коня, вскинул над головой правую руку и, дождавшись тишины, медленно сжал ее в кулак. Подобающие моменту слова родились сами: - Там, за опушкой - Над-гез, часть Великой Степи, которая пока еще называет себя Элиреей… 'Если хочешь, чтобы твоя армия стала единой и непобедимой, сделай так, чтобы каждый из тысяч твоих воинов видел в тебе родного отца!' - сделав паузу и глядя на бескрайнее море голов, мысленно повторил он. - 'Ты дал им почувствовать вкус славы и поделился конями, золотом и женщинами. Пора делать следующий шаг - заставить каждого отдельного воина увидеть в тебе ОТЦА! И если тебе это удастся, через пару лет никто из них не будет помнить, какого он
рода…' - Сегодня утром я захотел узнать, чего стоят их боги, поэтому отправился в самое сердце этого леса и нашел его Хозяина. Вы видели его тушу, поэтому представляете, насколько он был велик и могуч… - Ойра!!! - Я, Алван, сын Давтала, ваш берз, вызвал его на поединок и победил. А завтра брошу к вашим ногам и землю, которую он защищал… От многоголосого вопля, взлетевшего над Степью, содрогнулось даже небо: - Алла-а-а! Алла-а-а!! Алла-а-а!!!Дождавшись, пока затихнет третий боевой клич, Алван шевельнул рукой и, дождавшись мертвой тишины, вгляделся в лица стоящих вокруг воинов: - Хозяин Леса был настоящим воином - он дрался до последнего и не сделал ни одного шага назад. Поэтому я окажу ему высшую честь, которую можно оказать павшему противнику - съем его сердце. Но сделаю это не один, а разделю мой трофей с теми из вас, кто не раз доказал свою доблесть и мужество!На лицах некоторых воинов появились грустные усмешки.'Чтобы тебе поверили - делай, а не говори…' - мысленно повторил он и оглядев толпу, вперил взгляд в знакомое лицо: - Кто из вас не слышал о Байзаре, сыне Шадрата, третьей сабле Маалоев?Воин
опешил. - Именно он одним из первых смирил гордыню и, пробравшись в Сайка-ойтэ, бросил его к копытам наших коней! Именно он, ворвавшись в длинную-юрту-для-солдат, отправил во Мрак почти две полные руки лайши! Именно он первым забрался на стену каменного стойбища баронов Устейр и уронил подвесной мост……Каждое новое имя, срывающееся с его губ, толпа встречала восторженным ревом - впервые за все время существования Степи берз собирался разделить дар Субэдэ-бали не с вождями, а с обычными воинами, причем как выходцами из сильных, известных всей степи родов, так и тех, кто родился в маленьких и почти никому не известных стойбищах. А те из вождей, которых видел Алван, хоть и хмурились, но молчали. Что радовало: как и предупреждал лайши, вожди слышали слова, но не понимали, что они ведут жеребят в его, Алвана, табуны. Заметнее всего это стало тогда, когда Алван назвал имя Гвешера, сын Харвата, и объяснил, что считает подвигом беспрекословное выполнение приказов своего шири, а вождь Вайзаров не удержался и попробовал ему возразить: - А что такого в простом выполнении приказа, берз? Услышав этот вопрос, Алван
снова подивился изощренности ума Гогнара, сына Алоя, и, с трудом сдержав торжествующую улыбку, сокрушенно вздохнул: - Не понимаешь? Что ж, объясню: каждый из тех, кто стоит вокруг тебя - чей-то сын, брат или отец! Они - воины, но пошли за мной не для того, чтобы я оставил их кости гнить в этой земле, а чтобы дать будущее своим детям! Именно поэтому я делаю все, чтобы сберечь как можно больше их жизней и выделяю тех, кто скачет за мной следом… - Да, но… - Да, любая война - это чьи-то смерти. И уберечь всех просто невозможно… - жестом заткнув вождя Вайзаров, продолжил Алван. - . Но плох тот вождь, который не бережет тех, кто держит его саблю! Я - берегу! И ценю тех, кто делает это вместе со мной… Гвешер, сын Харвата в жесточайшей сече на стене Коме-тии ПРЕДЕЛЬНО ТОЧНО выполнил ВСЕ приказы своего шири и, тем самым, сберег жизни четырех полных рук Цхатаев, воинов, которые завтра бросят под копыта наших коней весь Диенн! Судя по выражениям лиц, тонкости объяснения дошли не до всех. Но это берза не расстроило - он помнил фразу, которую ему сказал сын Алоя: 'Не увидишь понимания - не расстраивайся: тупым
объяснят те, кто поумней, и уже завтра-послезавтра твою речь будут пересказывать даже дети…'…Ждать, пока посыльные соберут всех перечисленных им воинов, Алван не собирался. Поэтому, назвав имя последнего, неторопливо спешился, дождался, пока телохранитель отодвинет в сторону шкуру пардуса, занавешивающую вход в Высокую юрту, и шагнул в пышущий жаром полумрак. Как только шкура упала вниз, со стороны раскаленной жаровни к нему метнулась гибкая тень, а через мгновение, почувствовав прикосновение нежных рук своей адгеш-юли, он скорее ощутил, чем услышал ее встревоженный шепот: - Мой повелитель, медведь тебя, случайно, не задел?! Еще полгода назад, услышав подобный вопрос от любой из своих женщин, берз впал бы в ярость. А тут улыбнулся, прижал лайш-ири к груди и с наслаждением вдохнул в себя ее запах: - Нет, свет моей души, не задел… - Точно? - чуть менее напряженным голосом спросила Дайана и на всякий случай ощупала его руки, грудь и живот. - Точно: я воин, а не… Жаркий, как ласки Кеите-иринэ, поцелуй оборвал его на полуслове. А прикосновение горячего, как песок в летний полдень, тела затуманил мысли и на
несколько мгновений вознес берза в чертоги богини любви. - Знаешь, а я по тебе безумно соскучился… - с трудом оторвавшись от нежных губ северянки, признался Алван. - Я - тоже… - тихонечко ответила девушка и, выскользнув из кольца его рук, испуганно прикрыла рот ладошкой. - Что с тобой? - нахмурился берз. - Мутит… кажется, от запаха мокрой медвежьей шерсти… - Сильно? Лайш-ири шагнула вперед, принюхалась - и опрометью бросилась к ночной вазе……Пару минут, пока девушку выворачивало наизнанку, Алван стоял, как громом пораженный. А когда она вытерла губы, выпрямилась и испуганно посмотрела на него, сорвался с места, в два прыжка преодолел разделяющее их расстояние, подхватил Дайану на руки и закружил ее по юрте. - Осторожно, столб! Кошма!! Айнур!!! - перепуганно восклицала его адгеш-юли, а он, не отрываясь, смотрел в ее глаза и не мог остановиться. Увы, все хорошее когда-нибудь заканчивается - через какое-то время шкуру пардуса отодвинула чья-то рука, и в юрту вошел сын Алоя: - Берз, я за… - - Дайана понесла… - радостно улыбнулся Алван. - Значит, скоро у меня родится сын!Брови лайши тут же сдвинулись к
переносице, а в глазах появилась обеспокоенность: - Лекарю уже показывалась? - Нет… - ответила лайш-ири.Он оглянулся по сторонам, принюхался и нахмурился еще сильнее: - Кто, кроме берза, знает, что тебя тошнит? - П-пока никто… - Поставь ее на землю и начни на нее орать… - тоном, не терпящим возражений, сказал Алвану Гогнар. И, заметив, что тот набычился, подошел вплотную к Дайане и показал пальцем на ее живот: - Тут твой первенец! Но не Шавсат, не Цхатай и не Маалой! Дальше объяснять?!Берз сглотнул подкативший к горлу комок и отрицательно мотнул головой: - Не надо… - Если ты понимаешь, чем грозит эта беременность ЕЙ и твоему будущему ребенку, то делай то, что я говорю! А я пока схожу за Касымом…Адгеш-юли, все это время переводившая взгляд с берза на сына Алоя и обратно, обреченно закрыла глаза и тихонечко застонала. - Он прав: если родственники моих жен узнают, что ты понесла первой, то тебя отравят… - задыхаясь от безысходности и бешенства, прошипел ей на ухо Алван. - Поэтому я отправлю тебя к матери. Но не сегодня, а завтра…Девушка покорно склонила голову и изо всех сил зажмурилась, но удержать
слезы не смогла. - А сегодняшнюю… ночь… ты… еще… раз… подаришь… мне… себя… - покрывая поцелуями ее лицо, прошептал он. - Мы… будем… вдвоем… до… рассвета… А потом… потом… нам… придется… потерпеть… - А вдруг я не беременна? - чуть отстранившись, вдруг выдохнула девушка. - Ведь я могла съесть что-то не то и отравиться?Алван кинул взгляд на ночную вазу и закусил губу - да, могло быть и такое: - Что ж, если мы ошибемся, то ты пошлешь ко мне одного из своих телохранителей, и я за тобой приеду. Правда, тебе все равно придется какое-то время подождать - я смогу оставить армию только после того, как захвачу Над-гез…Девушка опустила голову и обреченно кивнула: - Хорошо, мой повелитель, я сделаю так, как ты сказал… - Теперь я для тебя не повелитель, а Алван… - поддев пальцем мокрый подбородок и осторожно приподняв его вверх, улыбнулся берз. - Потом ласково прикоснулся губами к заплаканным глазам и грустно добавил: - Знаешь, моя душа сейчас разрывается пополам: одна половина безумно счастлива, что в твоем чреве скоро забьется сердце моего ребенка, а другая сходит с ума от горя из-за того, что мне придется тебя
отослать… - Правда? - посмотрев на него полным слез взглядом, спросила Дайана. - И ты на меня совсем-совсем не сердишься?Алван улыбнулся, рванул себя за ворот, нащупал кожаный шнурок с пожелтевшим от времени львиным клыком и протянул его ей: - Ты - моя любимая жена! И будешь таковой, пока дышишь……К помосту, на котором расстелили белый айнур, Алван подъезжал с тяжелым сердцем: не присутствовать на вайраме он не мог, а каждая минута времени, проведенная на нем, укорачивала время, которое он мог бы уделить своей адгеш-юли.'Вкушу сердца Хозяина Леса, объясню причину изменений в завтрашнем сонтэ-лоор и вернусь к ней…'Увы, его намерения так и остались намерениями - как только он поднялся на помост и занял место на алой кошме, Время встало на дыбы и пустилось вскачь: перед тем, как проглотить крошечный кусочек блюда блюд, каждый из двух с лишним десятков приглашенных им воинов произносил речь. Причем не короткую, благодарственную, а длинную, свободную. В которой высказывал все, что думает о будущем Великой Степи. Само собой, говорить о будущем, не затронув прошлого и настоящего, воины не могли, поэтому
начинали чуть ли не с детства Атгиза Сотрясателя Земли, мимоходом приплетали всех известных им вождей, взявших в полон хотя бы полную руку пленных, а заканчивали набившим оскомину сравнением армии ерзидов с песчаной бурей, которое, по их мнению, позволило армии поставить на колени целое королевство. В общем, к моменту, когда закончил последний, кусок сердца, доставшийся Алвану, давно остыл, а над границей степи и леса успела взойти Юлдуз-итирэ.Увидев руку берза, вскинутую над головой, ночной лоор-ойтэ, освещенный светом сотен костров, мгновенно затих, а в глазах тысяч воинов, с самого начала вайрама ожидавших Слова вождя вождей, загорелись искорки радости. - Еще не так давно мы, воины Степи, смотрели на эту землю, как безусый мальчишка на проходящую мимо рабыню: нас манило то, что она может нам дать, но пугало возможное наказание…Воины заулыбались, а некоторые, самые смешливые, начали показывать жестами, чего они хотели от Севера и северянок. - Теперь, когда первое королевство лайши уже пало к копытам наших коней, пришло время делать выводы: мы смогли его взять только потому, что забыли междоусобные
распри и превратились в единый всесокрушающий кулак… - А еще потому, что с нами был Субэдэ-бали! - выкрикнули из толпы. - Боги есть и у нас, и у лайши… - жестом заткнув крикуна, усмехнулся берз. - Поэтому… - Их боги - слабее!!! - заорали сразу несколько воинов. - Хм… Ладно, представьте себе две группы мальчишек. Одна - стоит плотной кучкой, готовая к драке, и внимательно вслушивается как в советы своего предводителя, так и в замечания находящихся рядом воинов. Во второй - разброд: каждый делает, что хочет, считает предводителем себя и больше орет, чем делает. Как вы считаете, кто победит? - Алван-берз мудр… - рыкнул Гогнар, сын Алоя. - Мы услышали волю наших богов только потому, что перестали грызться и видеть врагов друг в друге! - Ойра! - согласно воскликнули воины. - Пришло время показать Субэдэ-бали, что мы поняли его волю и действительно стали одним целым! - Что для этого надо? Взять Над-гез за полную руку дней?! - хохотнул кто-то из Цхатаев. - Нет. Смирить гордыню… - предельно серьезно ответил Алван. И, дождавшись изумленной тишины, добавил: - Я - смирил. Поэтому завтра утром принесу сонтэ-лоор
от имени всех ерзидов…Некоторое время Степь ошалело молчала. Затем скрипнул помост, и слева от вождя вождей возник силуэт Байзара: - Во времена моего отца на Север уходили тысячи, а возвращались сотни. Я счастливее их, ибо, приняв руку Алван-берза, увидел, как высокомерные лайши, прятавшиеся за стенами каменных стойбищ, начали падать перед нами на колени, не успев пролить и капли крови моих братьев! Вождь, ценящий каждого своего воина - Великий Вождь, поэтому я, Байзар, сын Шаграта, поднимаю свою саблю и говорю 'Ойра, берз - делай, что должно, и знай, что я - за твоим плечом'! - Да, но… - начал было Цертой, сын Марзгана, но не договорил: над степью взметнулся лес выхваченных сабель, и ночную тишину разорвал безумный крик: - Алла-а-а!!!
        Глава 2 Аурон Утерс, граф Вэлш
        Рывок за плечо и последующее предупреждение о том, что где-то впереди низкая притолока, слегка запоздали - пригнуться я не успел, поэтому чувствительно шваркнулся о препятствие. Хорошо, лбом, а не носом - от такого удара последний можно было и сломать.
        Мои сопровождающие жизнерадостно заржали, а рыжебородый здоровяк, до этого момента молча толкавший меня в спину, даже изволил пошутить:
        - Береги голову-т, Аглобля, чай, не кузнечный молот!
        Отвечать ему я не собирался, поэтому прошел еще пару шагов вперед, почувствовал, что носок правого сапога уперся в препятствие, и остановился:
        - Куда дальше?
        - Вверх по лестнице… - ухнул второй сопровождающий. - На две ступени. А па-атом направо…
        Поднялся. Свернул направо. Прошел еще четыре шага и, услышав скрип несмазанных петель, мысленно усмехнулся - кажется, пришли.
        Так оно, собственно, и оказалось - втолкнув в дверь, один из Серых придержал меня за пояс и чувствительно кольнул заточкой в поясницу, а второй стянул с головы пыльный мешок и предупредил:
        - Дернешься - порешим…
        Я пропустил его слова мимо ушей и, прищурившись, с интересом оглядел восседающего напротив мужчину, сравнивая его с описанием.

…Невысок - тебе по плечо. Болезненно худ. Лицо костистое, широкоскулое, с выдающимися надбровными дугами. Нос - маленький, клубнем, на левой ноздре - довольно большая родинка… Широкие скулы, впавшие щеки… Подбородок - скошен, кажется обрубленным… Глаза темные, глубоко посаженные, под правым - тоненький шрам…Волосы, борода и усы - черные с проседью, вокруг рта - с легкой желтизной…
        За время, которое прошло с момента встречи Дайта Жернова и Зигги Клеща последний слегка изменился - похудел до состояния скелета и успел обзавестись еще одним шрамом: свежая алая полоса, начинающаяся у уголка левого глаза, перечеркивала скулу и заканчивалась на подбородке. Впрочем, родинка на носу и 'обрубленный' подбородок были на месте, поэтому можно было играть роль дальше:
        - Привет, Клещ! Я - Ур Оглобля. Принес отдарок от Жернова…
        В бескорыстие Дайта Серый почему-то не поверил - недовольно поджал губы, поморщился и хмуро поинтересовался:
        - Лан, говори, че ему от меня надо?
        - Ниче… Сказал, эт-его благодарность! А за че - типа, знаешь сам…
        - И из-за этого ты требовал личной встречи? - разозлился Клещ. - Передал бы отдарок Крабу - и дело с концом…
        - Передать? Это? - вытаращив глаза, спросил я, затем, не делая резких движений, вытянул перед собой руку, перевернул ее тыльной стороной вниз и разжал пальцы, демонстрируя пять довольно крупных изумрудов.
        Стоящие за моей спиной Серые потрясенно охнули и недовольно переглянулись - еще бы, такое богатство только что было в их руках, а они его НЕ НАШЛИ!
        Клещ среагировал по-другому - мельком оценив примерную стоимость лежащих на моей ладони камней, он по-волчьи ощерился и уставился на подчиненных взглядом, не предвещающим ничего хорошего.
        Те напряглись - видимо, понимали, что он в своем праве.
        - Обыскивают и в правду как-то не очень… - 'сделав правильный вывод' о причине этих переглядываний, ухмыльнулся я. - Вместо того, чтобы находить и отбирать оружие, они тырят деньги. Кстати, прикажи им вернуть мое золото…
        - Золото? - одновременно воскликнули все трое. - Какое золото?
        - Кошель с семью золотыми и двумя десятками серебряных, который вы у меня тиснули во время обыска…
        - Не было у него золота, Клещ! - возмущенно воскликнул бородач. - И кошеля не было!
        - Че-эт за гниль, паря?! - развернув меня к себе лицом, прошипел его товарищ, по-волчьи ощерился, подкинул на ладони шило и… не поймал. Вернее, поймал, но глазницей. А через мгновение завертелся юлой, упал сам и сбил с ног бородача.
        - Алиедо-шейр, Зигги! Стой, молчи и не шевелись!!! - рявкнул я, и, мысленно отметив, что глава Серого клана Делирии застыл в шаге от уже распахнутого люка, ведущего в потайной ход, упал на одно колено. После чего, не вставая на ноги, перекатился в сторону.
        Выцеливавшие меня арбалетчики, прячущиеся за стенами, такого маневра не ожидали, поэтому выстрелили туда, где я, по их мнению, должен был вот-вот оказаться. И, само собой, промахнулись - один болт, просвистев в полутора локтях от моей головы, ушел в сундук, окованный железными полосами, а второй перебил ножку стола и воткнулся в пол.
        Времени, потребовавшегося им, чтобы вцепиться в запасные арбалеты, хватило мне за глаза - продолжая движение, я выкатился из переката рядом с бородачом, походя свернул ему шею, затем выхватил из ножен на его поясе очень неплохой нож и вжался в стену рядом с одним из стрелковых отверстий.
        Легкое сотрясение с той стороны - и клинок, по самую рукоять уйдя в потемневшее око, воткнулся в глазницу стрелка, потерявшего меня из вида.
        Будь у второго арбалетчика хоть толика ума, он бы заорал или рванул за подмогой. Но он, обозленный гибелью троих товарищей, решил отомстить лично - ударом ноги распахнул потайную дверь, прикрылся косяком от возможного броска метательного ножа и… промахнулся во второй раз. После чего не успел среагировать на мой рывок и пропустил удар пальцами в горло.
        Убедившись, что в нишах больше никого нет, я вернулся в комнату, тщательно запер дверь, потом взял со стола драгоценности, повернулся к Клещу и, тщательно следуя рекомендациям Илзе, 'убедил' его в том, что нам с ним надо совершить небольшую прогулку…

…На то, что потайной ход, начинающийся в логове Зигги, может тянуться аж до Глиняной слободы я, честно говоря, не рассчитывал. Поэтому, выбравшись на поверхность из подвала какой-то лавки, рванул по ночным улицам чуть ли не бегом. И быстренько довел Клеща, непривычного к таким нагрузкам, до состояния нестояния: последнюю сотню локтей до постоялого двора 'Хромой Висельник', на котором мы остановились, он не шел, а ковылял. Хрипя, как загнанная лошадь и припадая на левую ногу.
        Само собой, тащить его через двери я не собирался - несмотря на то, что постоялый двор располагался в Ремесленной слободе, главу Серого клана могли узнать - поэтому, перебросив его через невысокий забор под окном своей комнаты, дважды щелкнул пальцами, и уже через десяток ударов сердца на пару с Нодром затаскивал его к себе. Даже не подумав оглядеться стараниями Воско Иглы, с момента моего ухода прогуливавшегося по двору 'Висельника', у желающих прогуляться по двору тут же находились важные дела. А досужими зрителями, которые могли бы появиться по ту сторону забора, занимался Бродяга Отт.
        Втащил. Посадил на табурет, пододвинутый к стене, закрыл ставни - и оказался в объятиях Илзе:
        - Ну, как прошло? Нормально?
        - Нет… - честно признался я. - Разбил лоб о притолоку, пока гулял по подвалам с пыльным мешком на голове…
        - Бедненький… - сокрушенно вздохнула моя супруга. - Подставляй лобик - поцелую…
        Подставил. Получил удовольствие от прикосновения ее губ и пошутил:
        - Э-эх, и чего я не подставился под зуботычину?
        - Ваша светлость, если че - могу поспособствовать… - приглушенно хохотнул Молот. И тут же схлопотал от Илзе увесистый подзатыльник:
        - Я тебе поспособствую! Так поспособствую, что начнешь ходить под себя и плакать по ночам…
        - Не надо, милая! - поймав ее за талию и прижав к себе, выдохнул я. - Он просто болеет за меня и душой, и сердцем…
        Поцелуй под правое ушко, последовавший за этими словами, привел супругу в благодушное настроение:
        - Ну ладно, уговорил: пусть радуется, что я сегодня добрая…
        Нодр обрадовался. Даже чуть громче, чем стоило, а потом встревоженно уставился на Клеща:
        - Ваша светлость, а че он как неживой? Вы его, часом, не пришибли?
        - Под Словом… - буркнул я и заставил себя вспомнить о деле: - Все, дуй в коридор. Как закончим - позовем…
        Молот тут же исчез, а я, усевшись на свободный табурет, быстренько загнал себя в медитативный транс, чтобы не упустить ни одного нюанса будущего запечатления…

…То, что творила с разумом Клеща моя супруга, можно было назвать только волшебством. Почему? Да потому, что за какие-то два с половиной часа взрослый, битый жизнью мужчина обзавелся полноценной второй личностью! Да еще какой - стараниями Илзе 'новый' Зигги превратился в преданнейшего вассала рода Утерсов!
        - Как бы ни повернулся разговор, он сделает все, чтобы как можно лучше выполнить возложенное на него задание… - наводя последние штрихи на его крону, сообщила Илзе.
        - А как же старое Слово? - на всякий случай уточнил я. - Не помешает?
        - Мое - глубже… - улыбнулась моя супруга. - Поэтому все, что будет расходиться с нашими распоряжениями, будет проигнорировано…
        - А…
        - Он сделает вид, что выполнит приказ… - поняв, что меня беспокоит, успокоила Илзе. - И, при необходимости, изобразит нужные действия…
        - Отлично… Тогда отпускаем?
        Илзе удивленно изогнула бровь и хихикнула:
        - А как ты собираешься с ним связываться?
        - Мде…
        - Давай, зови Нодра - запечатлеем на него…

…Вечер следующего дня я встретил в хорошо знакомом образе фонарщика. Правда, на этот раз - один.
        Дворянская слобода не спала - по середине улиц то и дело пролетали кавалькады разодетых всадников или роскошные кареты, а вдоль стен и по переулкам метались чьи-то слуги, писцы, нотариусы, белошвейки и весь тот люд, который обеспечивает нормальное течение жизни дворян.
        На меня внимания не обращали - искусно состаренное лицо да сгорбленная спина не вызывали интереса даже у вездесущих мальчишек. Что меня по-настоящему радовало: этой ночью свидетели мне были не нужны.
        Первыми, как положено, я зажег фонари по всей Коронной, затем дотелепался до начала улицы Первых Ворот и начал трудиться там. Старательно-старательно: прежде, чем поднести тлеющий трут к фитилю светильника, я доливал в емкость масла, затем тщательно протирал закопченные стекла и, при необходимости, заменял прогоревший фитиль.
        Такой темп передвижения позволял подолгу оставаться на одном месте и наблюдать за тем, что происходило по другую сторону кованых оград. А происходило там много чего интересного - на заднем дворе особняка дю Меленаксов стравливали бойцовых собак, рядом с конюшней дю Орри пороли нерадивого кузнеца, в кордегардии родового гнездышка графов Фарбо пара дюжих мечников месили ногами чье-то окровавленное тело.
        А вот городской дом Затиаров сначала показался мне мертвым - в его окнах не горел свет, по его мощеному камнем двору не бегали слуги, а с конюшни не слышался храп лошадей. Но при ближайшем рассмотрении эта тишина оказалась обманчивой - арка проема кордегардии у главных ворот серебрилась инеем, в окнах под крышей изредка шевелились тени, по темному саду неслышно бродили молчаливые, но от этого не менее опасные волкодавы.
        'Раз бдят, значит, есть с чего…' - удовлетворенно подумал я и невольно вспомнил неудачную попытку проникнуть в королевский дворец:
        Войти родовое гнездо династии Рендарров может почти любой. И не просто войти, но и, миновав первый круг часовых, без проблем добраться до хозяйственных пристроек или тренировочных площадок для солдат. А вот дальше начинаются проблемы - чтобы обнаружить недочеты в действиях воинов, охраняющих сам дворец, потребуется довольно много времени и место для наблюдений.
        Найти последнее не так уж и легко, поэтому большинство 'непрошенных гостей', оценив свои силы, предпочтет не рисковать и уберется восвояси. А везучее или хорошо подготовленное меньшинство останется и, скорее всего, найдет себе лежку - заросшую паутиной кладовку, пустующую комнатку для проживания слуг или давно заброшенные покои.
        Изучив маршруты движения патрулей и оценив степень внимательности каждого из стражников, в своих силах засомневаются даже самые самоуверенные: уже через час наблюдений становится ясно, что внутренняя стража ест свой хлеб не зря и способна отловить самого умелого вора. Поэтому дальше пойдут лишь те, кого гонит сумасшедшая глупость, невероятная жажда наживы или чей-то приказ. И через какое-то время обнаружат, что и среди часовых, с неутомимостью хищника рыскающих по коридорам, можно найти одного-двух лентяев.
        Представившаяся возможность сделать еще один шаг к своей цели - соблазн, от которого сложно отказаться. А стоило бы - безалаберность этих воинов далеко не случайна, ибо вызвана не ленью, а логикой тех, кто превратил королевский дворец в одну большую ловушку.
        Впрочем, тем, кто прячется в лежках, этого еще не понять - они видят лишь 'изъяны' в системе охраны и не знают, что каждое место, где может спрятаться злоумышленник, находится под постоянным наблюдением, а вокруг того, кто в него пробрался, сразу же возникает 'кольцо' из безземельных дворян, прогуливающихся по коридорам, несущейся по своим делам прислуги, псарей, выгуливающих притравленных к людям кобелей и даже подростков. Поэтому они делают следующий шаг и оказываются в постоянно движущемся лабиринте, каждый шаг по которому вынуждает их двигаться туда, куда нужно загонщикам. И рано или поздно приводят в кабинет начальника Ночного Двора, из которого, как говорят делирийцы, открывается потрясающий вид на эшафот.
        Само собой, в какой-то момент прозревают даже самые тупые. И сразу же начинают судорожно искать способы вырваться на свободу и покинуть дворец. Увы, это почти нереально - да, по отдельности каждое звено постепенно сжимающегося кольца выглядит хрупким и совсем не опасным, но оказывается, что в любое отдельно взятое мгновение оно находится под наблюдением как минимум двух соседних. Как? Да очень просто - самые обычные зеркала, невесть с чего закрепленные не на стенах, а в углах коридоров, позволяют загонщикам наблюдать не только за видимой частью коридоров и анфилад, но и за тем, что происходит за поворотами. А небольшие колокольчики с очень громким и чистым звоном, висящие чуть ли не через каждые двадцать локтей, дают возможность поднять тревогу и бросить в бой десятки, если не сотни вооруженных до зубов солдат…

…Делать еще одну ошибку и снова совать голову туда, откуда ушел с очень большим трудом, я не собирался. Поэтому, разобравшись с последним светильником, который был обязан зажечь временно нетрудоспособный фонарщик, я нырнул в ближайший переулок, быстренько вывернул одежду темной стороной вверх, натер лицо угольной пылью и, прячась в тенях, двинулся в сторону Травяной. А когда добрался, втиснулся в заранее облюбованную подворотню и, поморщившись от вони мусора, оказавшейся под ногами, превратился в слух.
        Ждать пришлось сравнительно недолго - эдак минут сорок. Потом со стороны улицы Полной Мошны донесся звон разбитого стекла, а за ним - 'испуганные' вскрики нанятых Иглой сорванцов и лай сторожевых псов.
        'Часовых сменили…' - мелькнуло на краю сознания. - 'Все, время пошло…'

…Несмотря на то, что я ждал сигнала к действию, далекий кошачий визг, разорвавший только-только установившуюся тишину, заставил меня вздрогнуть и нервно оглянуться. Случайных прохожих на улице не оказалось. Неслучайных - тоже, поэтому я, сорвавшись с места, в три прыжка добрался до стены, взмыл на самый верх и упал в темный провал между деревьями. Десяток шагов между стеной и кузницей, несколько мгновений настороженного ожидания в тени у кордегардии рядом с черной калиткой - и я, бесшумно выскользнув из-за угла, дотянулся до шеи единственного часового на всей территории, которого не было видно с других постов.
        Среагировать на мое появление он не успел. Закричать - тоже. Поэтому я, аккуратно опустив его обмякшее тело на землю, подошел к калитке, бесшумно сдвинул засов в сторону и, легонечко толкнув створку от себя, отступил в сторону.
        Скользнув во двор, воины Правой Руки на миг замерли, а затем, разобрав мою жестикуляцию, разделились: Нодр, как более похожий по сложению на похищаемого часового, занял его место, а Отт, нырнув в кордегардию, выволок оглушенного беднягу на улицу, с которой уже раздавался приглушенный цокот копыт, и первым запрыгнул на подножку…

…Каждая минута, проведенная Молотом на посту, увеличивала риск его обнаружения начальником караула, поэтому, отъехав от дома Затиаров, карета без гербов, но запряженная породистыми вороными жеребцами, свернула на Травяную и проехав перестрела четыре, остановилась на небольшом пустыре между Дворянской и Купеческой слободами, на который, насколько я знал, частенько заезжали любители ночных романтических свиданий.
        Дышать дымом ушеры, которым моя супруга планировала воспользоваться для ускорения процесса создания второй личности, я не собирался, поэтому выбрался наружу и вместе с Клешней и Бродягой отошел от кареты шагов на пятьдесят. А буквально через пару минут имел возможность в очередной раз убедиться в правоте Кузнечика: появившийся из-за поворота патруль сначала бодренько рванул в нашу сторону, но, разглядев карету и оценив стать запряженных в нее жеребцов, тут же изобразил, что эта пробежка - нечто вроде тренировки, а мы их совсем не интересуем. Еще бы - беспокоить слуг дворян, способных приобрести четверку настолько дорогих коней, показалось им самоубийством.
        Второй патруль, выбравшийся на пустырь эдак через полчаса, повел себя приблизительно так же, разве что десятник, проходя мимо, на всякий случай сочувствующе вздохнул и развел руками, показывая, что понимает, каково нам мерзнуть на холодном ветру, пока наши хозяева развлекаются.
        Бродягу это сочувствие развеселило, а вот меня порядком напрягло - за какие-то пять суток пребывания в Свейрене я упускал уже не первую 'мелочь'.
        - Делайте вид, что вам холодно! - дождавшись, пока последний солдат скроется из виду, шепотом приказал я. - Топчитесь на месте, ежьтесь и стучите зубами!
        Сообразили. Нахмурились. Затанцевали на месте, делая вид, что вот-вот окочурятся. И в который раз за последние дни заставили меня вскинуть глаза к звездному небу - зима неумолимо приближалась, а вместе с нею приближалось и время, когда выпавший снег превратит землю в книгу, на которой все, кому не лень, смогут читать наши следы…

…Когда Илзе закончила работу и приоткрыла обе двери, чтобы дать выветриться запаху ушеры, мы торопливо сорвались с места и побежали к карете. Клайд Клешня, изображавший кучера, взлетел на козлы, вцепился в поводья и щелкнул кнутом, Бродяга Отт вскочил на запятки а я, метнувшись к ним же, 'вдруг услышал' приказ хозяйки и 'послушно' забрался внутрь.
        - Второй шаг сделали… - дождавшись, пока я устроюсь напротив, устало выдохнула моя супруга. - Ну, и когда следующий?
        Глава 3 Алван-берз

…День не задался с самого рассвета: услышав негромкий голос Касыма-шири, сообщающего, что Шакалы завершают свой путь, Алван неловко перевернулся на бок и случайно задел локтем лицо спящей Дайаны. Удар получился хуже некуда - через несколько минут нижнее веко адгеш-юли опухло и почернело, а белок глаза налился дурной кровью.
        - Ну вот, теперь видно, что ты на меня действительно осерчал… - осторожно ощупав обезображенное лицо, грустно пошутила лайш-ири, и сын Давтала, и без того мысленно проклинавший свою неуклюжесть, чуть было не отказался от Слова.
        Следующие пару минут он пытался загладить вину ласками и поцелуями, но не преуспел - как только в глазах лайш-ири появилось желание, кто-то из назир-ашей, услышавший голос своего берза, трижды ударил в било, и за стенами юрты раздался топот десятков ног, а так же приглушенные голоса тех, кто должен был готовить Алвана к сонтэ-лоору.
        - Ну все, тебе пора… - срывающимся голосом прошептала адгеш-юли. И, не удержавшись, дотронулась пальчиками до его щеки.
        В этом прикосновении было столько нежности и ласки, что у сына Давтала вдруг оборвалось сердце, а с губ чуть было не сорвался недовольный рык: она должна была быть рядом!
        - Не надо, твой эрдэгэ прав… - невесть как почувствовав, что берз собирается ее оставить, выдохнула Дайана и, опустив голову, спрятала слезы под водопадом волос. - Если я останусь - умру…
        В это время за шкурой пардуса, отгораживающей ложе от остальной юрты, раздался хриплый голос назир-аши, интересующегося, можно ли вносить бочку для омовений, и Алван, в последний раз припав к нежным губам своей адгеш-юли, еле слышно прошептал:
        - Ты - моя любимая жена… Помни!

…Во время купания и облачения в одежду, достойную общения с богами, неприятности продолжились - сначала один из водоносов уронил ведро с кипятком и чуть было не ошпарил Алвана, а буквально через десяток ударов сердца тот же недоумок, пытаясь разминуться с входящим в юрту Касымом, сбил плечом стойку с Гюрзой.
        Хруст позвоночника назир-аша, быстренько закатанного в ковер, унял ярость берза. Но ненадолго - стоило шири сообщить, что сотня воинов, которая должна отвезти Дайану в стойбище Надзиров, готова выезжать, как сыну Давтала захотелось крови.
        Сдержался. Вышел наружу. Увидел что небо затянуто низкими черными тучами и, не сдержавшись, сплюнул себе под ноги. Тем самым высказав свое неуважение к и без того гневающемуся Удири-бали.
        - Держи себя в узде… - недовольно прошипел невесть откуда взявшийся сын Алоя, но было уже поздно…

…Невысокий холм, выбранный алугом для сонтэ-лоора, оказался окружен бескрайним морем людских голов: воины, жаждущие узреть волю богов, стояли стремя к стремени, оставив для проезда лишь две тропы. Первая, самая широкая, показывала дорогу к родным стойбищам, и по обе стороны от нее выстроились те, кто собирался в свой первый набег, а вторая, чуть поуже, упиралась в опушку леса и охранялась лучшими багатурами степи.
        Выехав на первую, сын Давтала вскинул плеть, чтобы огреть ею коня и поднять его в галоп, но услышал встревоженный шепот Касыма-шири и на миг остановился:
        - Берз, у нас непри-…
        - Потом… После сонтэ-лоора… - прервал его Алван, придал лицу соответствующее моменту выражение, пришпорил коня и вскоре оказался на краю аккуратно размеченного круга, поросшего жухлой травой.
        Выбросить из головы незаконченную фразу сына Шакрая оказалось очень просто - достаточно было оглядеть термены, готовые ринуться туда, куда им укажет он, Алван, как она куда-то пропала. Уступив место гордости и ощущению предопределенности выбранного Пути.
        Пара минут молчания, во время которых над бескрайним морем ЕГО воинов стояла мертвая тишина, и берз едва заметно кивнул. Алуг, сорвавшийся с места, тут же закружился вокруг костра, затем зарокотали барабаны кам-сонтэ, а на самом краю тропы к сердцу Степи, там, где серое небо касалось промерзшей и покрытой инеем земли, появилось крошечное белое пятнышко.
        Как ни странно, приближение Великих Даров - девяти белоснежных кобылиц, которые вот-вот подарят свою кровь богам - вызвало не трепет, а грусть: тропа, по которой они ступали, указывала путь, по которому вот-вот отправится его, Алвана, адгеш-юли.
        'Я приеду! Совсем скоро!' - мысленно пообещал он ей и, поняв, что обманывает сам себя, еле сдержал рвущийся наружу сокрушенный вздох: его путь лежал совсем в другую сторону.
        Отвлечься от мыслей о Дайане удалось только тогда, когда багатуры, ведущие кобылиц в поводу, добрались до подножия холма и дали ему возможность оценить стати скакунов, выбранных для жертвоприношения: оглядев гордую шею, широченную грудь и тонкие ноги первой же, сын Давтала не смог удержаться восхищенного вздоха: 'Она прекрасна, как Юлдуз-итире!'
        Его восхищение не осталось незамеченным - Гогнар, сын Алоя, до этого момента с интересом наблюдавший за перемещениями алуга, внезапно улыбнулся и тихонечко шепнул:
        - Отказаться от таких даров невозможно!
        Услышав его слова, Алван сначала похолодел, а потом, вспомнив, что перед ним не кто-нибудь, а сын Субэдэ-бали, облегченно перевел дух: уж кто-кто, а кровь от крови Первого Меча Степи не мог не знать буйного нрава своего отца. А раз знал, но все равно шутил - значит, будущее Над-гез было предрешено!
        Спокойствие, снизошедшее на берза после этой мысли, словно подстегнуло время - через миг он вдруг понял, что на пару с алугом осматривает первую кобылицу, через два - почувствовал шершавую оплетку протянутого ему ритуального ножа, через три - ощутил, что стоит на стременах, всматриваясь в бескрайнее море голов, и рычит на всю степь:
        - Ерзиды! Я, Алван, сын Давтала, берз, который бросил к копытам ваших коней Лайш-аран, спрашиваю: вы готовы идти дальше?!
        - Алла-а-а! - откликнулись термены, и их слитный крик заставил Алвана улыбнуться - он, выходец из маленького и слабого рода Надзир, шел дорогой Атгиза Сотрясателя Земли!
        Все, что он говорил после этого, шло не от разума, а от сердца:
        - Вы готовы залить Север кровью всех тех, кто недостоин считаться мужчиной, и взять их женщин?!
        - Алла-а-а!!
        - Вы готовы вернуть Великой Степи все, что принадлежит ей по праву?!
        - Алла-а-а!!!
        - Тогда я, как клинок вашей воли, говорю богам: покажите нам Путь, и мы пройдем его до конца!
        Произнося эту фразу, Алван смотрел на ближайших багатуров, и когда они набрали в грудь воздуха, чтобы подтвердить его слова все тем же боевым кличем, поудобнее перехватил рукоять ритуального клинка, начал поворачиваться на месте и, скорее почувствовав, чем увидев движение за спиной, отпрыгнул в сторону.
        Это была не атака - одна из девяти кобылиц, медленно заваливалась на бок. А когда упала и забилась в жутких судорогах, вокруг ее ноздрей и рта запузырилась темная, почти черная кровь!
        - Что с ней?! - забрасывая в ножны невесть когда выхваченную Гюрзу, рявкнул Алван. И, услышав полный боли всхрап животного, которого собирался зарезать первым, вдруг почувствовал, что по его спине потекли капельки холодного пота: в фиолетовом глазу кобылицы один за другим возникали алые пятна. Как две капли воды, похожие на те, которые появились у Дайаны после его удара!
        - Сейчас падет вторая, берз… - словно не веря самому себе, пробормотал алуг. - Нет, еще две!

…Пали все девять. Одна за другой. А когда затихла последняя, со стороны далекого леса послышался насмешливый волчий вой.
        - Мы сбились с пути… - сглотнув подступивший к горлу комок, нехотя признал берз. - Поэтому…
        - Ты не понял: жизни этих кобылиц взял Субэдэ-бали! - не побоявшись его перебить, рыкнул Гогнар. - Поэтому ты двинешь свои термены на Элирею! И не когда-нибудь, а завтра на рассвете!
        - Идти в Над-гез нельзя, берз… - донеслось откуда-то справа, и Алван, повернув голову, встретился с донельзя мрачным взглядом своего шири.
        - Почему?
        - Зандар, сын Таршада, один из воинов, перекрывших дорогу на Соро-ойтэ, видел, как рысь задрала ястреба!
        Глаза эрдэгэ полыхнули яростью:
        - Когда и где?
        - Сегодня… На самой границе с Над-гез…
        - Ястреб был ловчий?
        - Нет. И рысь - тоже… - угрюмо ответил Касым.
        - А кто еще, кроме Зандара, знает о том, что это произошло? - зачем-то поинтересовался сын Алоя.
        - Думаю, все Вайзары: перед тем, как приехать ко мне, он заезжал в родовое стойбище…
        Гогнар нехорошо оскалился, затем закрыл глаза, помолчал несколько мгновений, а затем на его лице появилось сначала выражение почтительного внимания, а затем смирение.
        Алван, никогда не видевший своего эрдэгэ в таком состоянии, затаил дыхание, а Касым-шири и алуг ощутимо побледнели.
        Через некоторое время, когда ожидание стало невыносимым, сын Алоя открыл глаза, непонимающе огляделся по сторонам, а затем, узнав берза, мрачно усмехнулся:
        - Вы правы - на Над-гез идти рановато…
        - Почему? - холодея от понимания, спросил Алван. - Что, не готова армия?
        Взгляд эрдэгэ заледенел:
        - Нет! Субэдэ-бали считает, что не готов ты…
        Глава 4 Король Вильфорд Бервер

…Услышав скрип петель открывающейся двери, король оторвался от бумаг и вопросительно уставился на камерария.
        - Собрались, сир… - доложил граф Тайзер и зачем-то добавил: - Все…
        Поняв, что скрывается за этим уточнением, Вильфорд усмехнулся в усы, привычным движением сгреб в ящик стола лежащие на столешнице документы, затем встал и, кивнув телохранителям, быстрым шагом вышел из кабинета.
        Вопреки обыкновению, в приемной не оказалось ни одного просителя. И в близлежащих коридорах - тоже. Поэтому уже через пару минут Бервер вошел в малый зал для совещаний:
        - Добрый вечер, дамы и господа! Рад представить вам нового члена Королевского Совета - леди Даржину Утерс! Прошу любить и жаловать…
        Старая королева присела в реверансе, а мужчины церемонно поклонились.
        Оглядев серьезные лица своих вассалов и отметив, что введение в состав Совета леди Даржины удивили только Старого Лиса, король добрался до своего кресла, уселся на сидение, дождался, пока усядутся остальные и устало потер лицо:
        - Могу вас обрадовать: воплотились в жизнь очередные безумные идеи Утерса Законника…
        - Это которые, сир? - заинтересованно спросил граф Орассар.
        - Те, в которых он собирался пообщаться с Алван-берзом от имени ерзидских богов… - с трудом сдерживая улыбку, ответил король.
        На лице Старого Лиса появилось недоумение:
        - Простите, сир, но о чем это вы?
        - Ронни предложил выкрасть пару-тройку степняков, разобраться с их верованиями, а затем использовать эти знания для того, чтобы отложить дату начала войны и дать нам еще немного времени на подготовку…
        Де Лемойр нахмурился, непонимающе посмотрел на скалящегося Вальдара и дернул себя за ус:
        - А можно чуть подробнее?
        - Вчера утром вождь вождей степняков пытался выяснить у богов, можно ли армии ерзидов переходить границу…
        - И что?
        - Боги подумали и решили, что он, Алван, еще не готов…
        - Вы надо мной издеваетесь, сир? - набычившись, поинтересовался граф Олаф.
        - Нисколько! - улыбнулся король. - В настоящее время армия уходит от границы: Цхатаи и Эрдары двигаются к Комтину, Шавсаты и Маалои - к Лативе, Вайзары и Надзиры - к Клайму…
        - Все равно не понимаю! - признался де Лемойр. - Как граф Аурон мог говорить от имени ерзидских богов?!
        - Да очень просто! - не выдержал Вальдар. - Две недели тому назад воины шевалье Пайка выкрали пару степняков и доставили их к леди Галиэнне Ней-… Утерс, в настоящее время находящейся в Солоре. Та… хм… убедила пленников сотрудничать с нашей Тайной службой, и у нас появилась возможность получать информацию о планах Алван-берза прямо из стана ерзидов…
        О возможностях матери леди Илзе граф Олаф не знал, однако сдержал свое любопытство и ограничился вопросом 'Ну, а дальше?'
        Подробности произошедшего во время жертвоприношения были известны только графу де Ноару и королю, поэтому пришлось объяснять:
        - Позавчера вечером один из наших 'добровольных помощников' сообщил о том, что Алван-берз собирается приносить великую жертву. Что особенно важно - от имени всех родов Степи. Пайк и его люди выкрали конюха, охранявшего стадо Алвана, а через некоторое время вернули на место. Снабдив весьма интересным ядом, с помощью которого удалось отравить жертвенных кобылиц…
        - И?
        - Кобылицы начали умирать перед самым жертвоприношением…
        - И такая мелочь заставила ерзидов уйти?! - не поверил Лис.
        - Ну, мелочей было две… - ухмыльнулся король. - В то же утро на дороге, соединяющей Солор и Комтин, рысь задрала ястреба…
        - А это-то причем, сир?!
        - Ну, рысь - это символ леса, ястреб - степи… - с трудом сдерживая рвущийся наружу хохот, объяснил Вильфорд. - А то, что оба были ручными, известно только их хозяевам и нам…
        Де Лемойр потрясенно захлопал глазами, затем по-простецки почесал затылок и уставился на Неустрашимого:
        - Граф Логирд, ваш сын… э-э-э… Утерс!
        - Самый настоящий! - гордо заявила Даржина Утерс. - А еще он - Видящий…
        Как ни странно, это заявление выбило Вильфорда из колеи. И для того, чтобы настроиться на рабочий лад, он ушел в недавнее прошлое. В тот день, когда узнал, что Видящие решили служить Элирее…

…- Простите, сир, к вам… э-э-э… гостьи…
        Неуверенность в голосе графа Тайзера появлялась крайне редко, поэтому Бервер вернул в тарелку кусок зайчатины и вопросительно уставился на камерария.
        - Они - в вашем кабинете, сир… - заявил тот.
        Это заявление, означающее, что к гостьям желательно пройти немедленно, заставило короля встать с кресла и повернуться к придворным:
        - Дамы и господа! Я вынужден вас оставить - дела… Приятного аппетита…
        Лица тех, кто надеялся переговорить с сюзереном во время или после ужина, потемнели, но Вильфорду уже было не до них - он развернулся к столу спиной и торопливо вышел из трапезной…

…У двери кабинета оказалось многолюдно - кроме пары воинов графа Орассара, застывших по обе стороны от нее, в приемной находились шевалье Вельс Рутис, Кузнечик и аж восемь черно-желтых.
        Поздоровавшись с ними и оценив состояние их одежды и обуви, Бервер нахмурился, торопливо переступил через порог и изумленно хмыкнул: вместо ожидаемых Камиллы и Айлинки Утерс в его кабинете оказались Галиэнна и Даржина Нейзер. Причем обе - в дорожных платьях и с неслабым слоем пыли на лицах.
        - Чем могу быть полезен, ваши величества? - учтиво поздоровавшись, спросил он. И тут же получил сногсшибательный ответ:
        - Не 'величества', а леди! Леди Галиэнна и леди Даржина… Утерс!
        Естественно, на лице Вильфорда не дрогнул ни один мускул, но Видящие почувствовали состояние собеседника так, как будто могли слышать его мысли. Поэтому одновременно улыбнулись. Вернее, улыбнулась Галиэнна, а Даржина насмешливо прищурилась:
        - После того, как граф Утерс дал нам клятву Жизни, мы сочли, что…
        - И вам тоже?! - ошарашенно перебил ее Вильфорд.
        Старшая Видящая жизнерадостно расхохоталась:
        - Да, нет, клятву нам дал не Законник, а Неустрашимый. Видимо, пытаясь успеть наложить лапу хоть на кого-то из нас…
        - Ну вот, они, как всегда, подсуетились… А я? - пошутил король.
        Леди Даржина посерьезнела:
        - А вы будете пожинать плоды их трудов…
        - В смысле?
        - Армия ерзидов намного опаснее, чем армия Делирии, и выиграть эту войну вам будет очень тяжело…
        - Мы решили вам помочь… - подала голос леди Галиэнна. - Поэтому взяли и приехали…
        - А Логирд знает? - спросил король, пытаясь представить, как можно использовать способности Видящих.
        - Само собой… - кивнула младшая Видящая. - Без его ведома мы бы из Вэлша ни ногой…
        Несколько долгих мгновений Бервер переводил взгляд с одной на вторую и обратно, а потом решился и все-таки задал беспокоящий его вопрос:
        - Простите, леди, а зачем это вам?
        - Граф Логирд обещал мне десять лет жизни без боли и болезней… - сварливо пробурчала леди Даржина. - Болей я уже не чувствую. Да и от болезней вот-вот избавлюсь…
        - И?
        В глазах старшей Видящей замелькали смешинки:
        - Когда я снова стану молодой и красивой, мне захочется блистать на балах и приемах, а не сидеть с рабским кольцом на шее за грязными юртами степняков…
        - Простите, сир, а сколько времени, по-вашему, может продлится это затишье? - прервал его размышления де Лемойр.
        - В худшем случае - месяц. В лучшем - до весны… - ответил король и заставил себя сосредоточиться на текущих проблемах: - Ладно, повеселились и хватит: граф Ромерс, как дела у ваших подопечных?
        Услышав вопрос, Томас дернулся, чтобы встать, потом вспомнил, что на Совете этого не требуется, и начал доклад:
        - Четыре дня тому назад пара солорских воров, проникнув в конюшню одного из особняков барона Терсата, обнаружила там десяток ерзидов и одного долинника, предположительно, являющегося делирийцем. В результате опроса соседей установлено, что эта группа, вероятнее всего, проникла в город совсем недавно, так как никого из ее членов, включая делирейца, на улицах еще не видели…
        Вильфорд удовлетворенно хмыкнул: стараниями бывшего оруженосца Аурона Утерса Тайная служба и Серый клан превращалась в нечто вроде мелкоячеистой сети - скрытни, попрошайки и воры, еще остающиеся на свободе, брали под пристальное наблюдение город за городом. И в скором времени должны были превратить Элирею в кошмар для чужих лазутчиков и соглядатаев.
        - Такая же группа обнаружена и в Алемме: позавчера днем местные нищие обратили внимание на незнакомых продавцов выпечки, появившихся у городских ворот. Увы, в связи с большим количеством звеньев, задействованных в передаче информации, слежка за ними будет пущена только сегодня…
        То, что в последней фразе графа Ромерса содержалось второе дно, Бервер понял только тогда, услышал ехидный смешок Даржины Утерс:
        - Крас-с-савец!
        Томас 'сокрушенно' вздохнул:
        - Тлетворное влияние моего бывшего сюзерена, леди…
        - И его слабой половины? - ухмыльнулась Видящая.
        - Пожалуй, и ее тоже…
        - Что ж, я оценила… И скажу 'да'!
        - Простите, что прерываю вашу, несомненно, чрезвычайно важную беседу, но не могли бы вы объяснить суть заключенного вами договора? - язвительно поинтересовался король.
        - С превеликим удовольствием… - кивнула королева. - Граф Томас тактично намекнул мне на то, что известной вам леди Галиэнне пора заняться чем-нибудь серьезным…
        Вильфорд прищурился:
        - Уменьшить количество этих самых звеньев?
        - Именно: когда главы Пепельного клана всех приграничных городов начнут напрямую связываться с начальником местной Тайной службы, мы перестанем тратить время на всякую ерунду…
        Отказываться от такой возможности было глупо. Не отказываться - непорядочно. Поэтому у Бервера испортилось настроение:
        - Пусть создаст одну личину. В Солоре. А потом возвращается в Арнорд…
        В глазах леди Даржины полыхнул гнев:
        - Вы не забыли, сир, что у нас на носу война?!
        - Не забыл… - холодно ответил он. - Если тратить на каждый приграничный город всего ОДИН день, то реализация этой идеи займет не менее двух недель. Любые накладки, начиная с разыгравшейся непогоды и заканчивая проблемами с поисками городских глав Пепельного клана, могут удлинить этот срок вдвое-втрое…
        - А ерзиды могут перейти границу в любой момент… - поддержал отца Вальдар.
        Старая королева недовольно поморщилась:
        - Ваше Величество, вы… несколько торопитесь с выводами! Судя по выражению лица графа Томаса, прежде, чем просить о помощи Галиэнны, он о-о-очень хорошо подумал и имеет некоторые основания считать, что в состоянии обеспечить ее безопасность…
        - Так и есть, сир! - кивнул Ромерс. - Я считаю, что личины нам нужны только в пяти городах: в Байсо, Флите, Алемме, Солоре и Греме. Если леди Галиэнна начнет с первого, то с каждым последующим, кроме Грема, будет приближаться к Арнорду. Своевременность отлова и доставки к ней глав местных кланов я обеспечу, поэтому поездка займет от силы двенадцать дней…
        Вильфорд закусил ус и задумчиво уставился в глаза Видящей. Та, словно услышав его мысли, пожала плечами:
        - Во дворцах и замках она уже насиделась. Пусть немного попутешествует. Опять же, позволю себе напомнить вам о том договоре, который мы заключили с вами…
        - Ваше Величество, за восемь лет жизни, проведенных вами в замке Красной Скалы, вы взяли у Утерсов очень многое, но, увы, не все… - убрав за ухо непослушный локон, сказала леди Даржина. - Вы видите в нас женщин, а это неправильно…
        - Как это? - искренне удивился король.
        - Во время одной из бесед Утерс Неустрашимый назвал нас, Видящих, оружием. И был прав: мы действительно оружие, и держать нас в ножнах во время войны неразумно…
        - Хм…
        - Ваше Величество, Ронни любит мою дочь по-настоящему… - подала голос Галиэнна. - Однако взял ее в Свейрен. Как вы думаете, почему?
        - Без Илзе у него ничего не получится… - сглотнув подкативший к горлу комок, выдохнул Бервер.
        - Вот именно, сир! - подтвердила леди Даржина. - А без нас может не получиться у вас…
        - Хорошо… - выдохнул он. - Я отправлю ей письмо сегодня же…
        - Замечательно… - удовлетворенно улыбнулась королева. Потом повернулась к графу Ромерсу и виновато развела руками: - Прошу прощения за то, что прервала! Продолжайте…
        Томас встал, уважительно поклонился, а затем буквально несколькими предложениями завершил свой доклад: рассказал о том, что во Флите его люди вышли на соглядатаев Урбана Красивого и заявил, что в связи с падением Морийора их использование в целях Элиреи кажется крайне маловероятным.
        Не согласиться с его выводом было сложно, поэтому Бервер разрешил их арестовать, а затем перевел взгляд на графа де Ноара…

…Воины Пограничной стражи, отправленные на территорию Морийора для наблюдения за степняками, тоже не сидели сложа руки: десяток, которому было поручено оценить запасы кормов для лошадей, имеющегося на складах Лативы и деревень вокруг нее, умудрился раздобыть не только требуемые сведения, но и информацию о том, что часть армии ерзидов отправлена квартировать в ленах морийорских дворян. Воины, которым приказали выяснить проходимость Верлемского урочища, нашли возможность обрушения одной из стен скальной гряды под названием Гребень и просили выделить несколько толковых горняков, способных расширить трещину и завалить тропу. Соглядатаи, наблюдавшие за крупнейшими трактами Морийора, сообщали о перемещениях крупных подразделений ерзидов, а те, кто разбирался с подробностями захвата того или иного города этого королевства, прислали еще два очень подробных доклада, требующих тщательного изучения. Поэтому первые выводы Вильфорд сформулировал только часа через полтора:
        - Как видите, практически все города Морийора были захвачены не силой, а хитростью: ерзидские лазутчики, пробиравшиеся в них еще до начала войны, тем или иным способом находили потайные ходы, уничтожали самых толковых военачальников, а в ночь перед появлением армии Алван-берза травили часовых или просто захватывали ворота. Перемещение степняков от города к городу тоже осуществлялось не как обычно: вместо того, чтобы двигаться одной большой массой, снося все на своем пути, армия делилась на отдельные подразделения, каждое из которых действовало независимо от других. И появлялось у атакуемого города точно в срок. Как вы понимаете, враг, умеющий так воевать, крайне опасен. Прежде всего, своей непредсказуемостью…
        - Предсказать, где они появятся, не так уж и сложно… - пробурчал де Лемойр. - Ерзиды опасны другим: они передвигаются без обозов и одвуконь. Соответственно, скорость их перемещения раза в три выше, чем у любой армии Диенна. Кроме того, они свободны в выборе целей, а те, кто в обороне - нет!
        - Ну да, я, собственно, и хотел сказать, что воевать с ними так, как мы воевали с тем же Молниеносным, не получится… - помрачнел Бервер. - Поэтому мы должны сделать все, чтобы предельно усложнить им жизнь…
        - Огромная армия без обозов должна питаться с земли, по которой идет… - подала голос леди Даржина. - Значит, если своевременно уничтожить запасы продовольствия, зерна и сена в приграничных городах и деревнях и Морийора, и Элиреи, то степнякам придется несладко…
        - Это понятно даже ребенку! - фыркнул граф Олаф. - Наши лазутчики уже получили соответствующие указания и закупают растительное масло. Кроме того, в наши приграничные деревни разосланы группы воинов, которым поручено выкупить у населения излишки продуктов и фуража, а так же убедить их перемолоть все имеющиеся запасы зерна…
        Уверенность, прозвучавшая в голосе Старого Лиса, не произвела на Видящую никакого впечатления:
        - Боюсь, убеждать придется долго: до весны не так уж и далеко, значит, сев не за горами…
        - Если мы переживем эту зиму, то зерно для посевной я выделю со своих складов… - сказал король. - Народ мне верит, значит, согласится…
        - А еще мы уже начали перегонять стада крупного рогатого скота с запада на восток…
        - Хм, толково… - хмыкнула королева. - А что с людьми? Загоните в города и замки?
        - Большую часть - да…
        - Но это же даст ерзидским лазутчикам дополнительные возможности для проникновения в город!
        - А что делать? - развел руками король. - Королевство - это не города, а люди…
        - Что ж, на первый взгляд, планы выглядят нормально: все население Элиреи прячется в городах и замках, а за их стенами - толпы голодных и злых ерзидов…
        - Вы кое-что упустили… - ухмыльнулся Утерс Неустрашимый. - Кроме ерзидов, там будут слоняться воины Правой Руки. И отдельные сотни Золотой Тысячи Бадинета Нардириена.
        Королева задумчиво посмотрела на своего сюзерена, затем на короля и ехидно поинтересовалась:
        - Разозлить врага может каждый. А вот порадовать…
        Глава 5 Аурон Утерс, граф Вэлш

…- Увернешься - убью! - злобно прошипела фурия в потертом овечьем полушубке, наброшенном поверх потертого крестьянского сарафана, от души размахнулась и метнула в меня снежок размером с хороший кулак.
        Умирать в это морозное утро я был не готов, поэтому покорно склонил голову и развел руки в стороны, показывая, что безропотно выполню приказ и… тут же расстроенно захлопал глазами - несмотря на все мои 'труды', снежок пролетел мимо. И влепился в стену каретного сарая!
        - Так не честно!!! - обиженно выпятила губку супруга и, подскочив ко мне, сначала пнула валенком по ноге, а затем вцепилась в ворот драной нижней рубашки и попыталась им же придушить.
        В этот момент в ее глазах было столько какой-то детской радости, что я, решив ей подыграть, поскользнулся и, неловко взмахнув руками, рухнул в наметенный за ночь сугроб.
        Илзе коршуном упала мне на грудь, вцепилась в горло холодными, как лед, пальчиками, и, что-то грозно прошипев, угрожающе сдвинула брови.
        Состроить испуганный взгляд у меня не получилось: я смотрел на раскрасневшееся личико, на котором все еще играла торжествующая улыбка победительницы, но видел не искрящуюся снежинками челку, ниспадающую на лоб, не пышущие жаром румяные щечки, а расширившиеся зрачки, в которых плескалась Любовь.
        - Не смотри на меня так… - через вечность выдохнула Илзе. - Я тону в твоих чувствах и не могу дурачиться…
        Я послушно закрыл глаза и тут же был наказан - острые зубки моей супруги сомкнулись на мочке уха. Увы, загрызть меня насмерть ей не дали - заскрипели петли двери, ведущей на задний двор, и до нас донесся обрывок недовольного рыка кого-то из поваров:
        - …а перед тем, как ощипывать, ошпарь кипятком, дурень!
        Увидев нас с Илзе, 'дурень' - мальчишка лет семи-восьми, вразвалочку выбравшийся во двор, по-взрослому нахмурил брови и, явно кого-то копируя, хмуро поинтересовался:
        - Вы че, в детстве не наигрались?
        Моя супруга чуть заметно напряглась, и я, почувствовав, что ее настроение вот-вот ухнет в пропасть, отрицательно замотал головой:
        - Неа, не наигрались! А еще не нагулялись и не наелись сахарных леденцов!
        Оценив примерную стоимость наших лохмотьев и решив, что о леденцах я говорю для того, чтобы вызвать в нем зависть, паренек забавно наморщил носик и фыркнул:
        - Сладости - не милостыня, их просто так не раздают…
        Тут Илзе сообразила, что я лежу в снегу в одной тоненькой нижней рубахе и драных штанах, и озаботилась моим здоровьем:
        - Так-с! Вставай немедленно, а то простынешь! И…
        - Встану. Если ты с меня слезешь…
        - Купи мне леденец… А лучше два, чтобы я могла порадовать и вон того карапуза…
        Проигнорировать ее просьбу я, конечно же, не смог, поэтому уже через минуту вышел из ворот 'Хромого Висельника' с супругой на руках. И зашагал в сторону ближайшей лавки, в которой могли бы продаваться сладости.
        Со стороны наша парочка выглядела воплощением счастья: Илзе, обнимающая меня за шею, вертела головой, разглядывая проплывающие мимо дома, улыбалась прохожим и изредка шептала мне что-нибудь приятное, а я, соответственно, улыбался ей в ответ. Но я, сделавший пару-тройку шагов в изучении Видения, чувствовал, что где-то в глубине души моя жена все еще переживает о том, что у нее не было детства.
        Пришлось ее отвлекать:
        - Илзе?
        - Да, милый?
        - Ты смотришь, но не видишь…
        - Не поняла?
        - Если бы в детстве каждый день играла в снежки, то сегодняшнее утро не доставило бы тебе особой радости - ну, снег, ну, мужчина…
        Она поняла. Сразу:
        - Ты прав: вместо того, чтобы радоваться тому, что ты несешь меня на руках по заснеженным улицам покупать леденцы, я упиваюсь одиночеством, которое когда-то ощущала…
        - Вот именно!
        - Хм… Я исправлюсь… Уже исправилась… - после небольшой паузы выдохнула она.
        Я заглянул в ее расширившиеся зрачки и мысленно хмыкнул: с легкостью отодвинув то, что осталось в прошлом, Илзе в считанные мгновения сосредоточилась на настоящем и потянулась ко мне всей душой…
        Упражнения на подстройку, которые обычно получались через пень-колоду, вдруг выполнились сами собой, и я, даже не закрывая глаз, растворился в чувствах жены, при этом умудрившись не потерять своих.
        Взгляд Илзе тут же полыхнул радостью - она поняла, что мне удалось! И улыбнулась:
        - Ну что, смог почувствовать нас обоих?
        - Да…
        - Складка ткани…
        - Между моей левой рукой и сгибом твоего колена…
        - Бусинка…
        - Давит на позвонок…
        - Сердца…
        - Твое колотится чуть быстрее…
        - Ронни?
        - Да?
        - Стой…
        Я замер, полуприкрыл глаза и понял все, что она вложила в это слово…

…Поддерживать состояние прозрения удавалось без особого труда: я не вглядывался ни в прохожих, ни в подворотни, но видел каждое движение, каждый силуэт или подозрительный след. При этом я совершенно точно знал, что нам с Илзе ничего не угрожает: парень с топором, чье лицо несколько раз мелькнуло между досками забора, собирается колоть дрова, тетка, пытающаяся выплеснуть помои из окна, дождется, пока мы пройдем мимо, а пес, с лаем выскочивший на улицу, бросится не на нас, а на хромого мельника, который вот-вот завернет в ближайший переулок.
        Что интересно, это ощущение всезнания почти не требовало внимания: я контролировал окружающее пространство совсем крошечной частью сознания, а всем остальным вслушивался в чувства Илзе. И плавился от вожделения.
        Улыбка на лице Бродяги, с которым мы чуть не столкнулись на лестнице 'Висельника', тоже выглядела не так, как обычно: тем же краешком сознания я увидел, что Отт искренне рад нашему с Илзе счастью. И, кажется, даже гордится тем, что служит нам обоим.
        Впрочем, стоило мне внести жену в комнату и закрыть за собой дверь, как из головы вымело все посторонние мысли: соскользнув на пол, моя супруга вжалась грудью в мой живот и еле слышно попросила:
        - Не выходи из него, ладно?

…От прикосновения ее пальчиков к затылку у меня ослабли колени: я почувствовал не только нежность и ласку, но и безумное, почти невыносимое желание, обуревающее жену. Когда Илзе приподнялась на цыпочки, понял, что ее сводит с ума не только предвкушение поцелуя, но и дрожь, сотрясающая мое тело. А когда она выскользнула из кольца моих рук и распахнула тулуп, ощутил, что она хочет, чтобы я видел, как она раздевается…

…Скользнувшая по краю сознания мысль о том, что занятия любовью превращаются в тренировку, чуть не вышибла меня из состояния прозрения, и для того, чтобы в нем удержаться, мне пришлось подстраиваться еще раз. Как ни странно, после того, как я закончил, ощущения снова изменились - скажем, аромат снега и свежести, который мы принесли с улицы, куда-то пропал; вонь от прогорклого масла и подгоревшего мяса, доносящаяся с кухни - тоже, а вот запахи волос и кожи Илзе усилились в несколько раз. Зрение тоже изменилось: стол, изрезанная ножами лавка, сундук для вещей и стена комнаты, находящиеся в поле моего зрения, словно потускнели и отдалились, а лицо и тело жены стали намного ярче и как будто ближе.
        Про ощущения, которые я испытывал, вообще не говорю: когда из-под медленно задирающей вверх нижней рубашки выскользнула грудь жены, я на миг потерял способность связно мыслить; когда Илзе, отбросив рубашку в сторону, провела пальчиками от ключицы к соску - почувствовал, что не дышу уже целую вечность, а когда она приоткрыла розовые губки и прошептала слово 'хочу…', понял, что уже несу ее к кровати…

…То, что у нас получилось потом, трудно выразить словами: если еще совсем недавно мне приходилось вслушиваться в дыхание Илзе, чтобы понять, чего именно ей хочется в тот или другой момент, то тут я это ЗНАЛ. Поэтому дарил ей те ощущения, которых ей не хватало.
        Она делала то же самое. Первые несколько минут… А потом, почувствовав, что у нас получается, вдруг взяла и перестала чего-то хотеть. Или… или нет: она словно растворилась во мне, а ее и мои желания стали чем-то единым. После чего я изменился в последний раз: научился ощущать, не касаясь, чувствовать НАС и прозревать ближайшее будущее!
        Да, именно будущее - я знал, что и как сделает Илзе еще до того, как она начинала двигаться; я слышал то, что она хотела мне сказать, еще до того, как слова срывались с ее губ; я видел скатывающиеся по ее щекам слезы счастья, не открывая глаз!
        Увы, толком понаслаждаться этим состоянием мне не дали - когда мы с Илзе ощутили очередную вспышку единения и ненадолго замерли, отходя от только что пережитого безумия, за дверью раздался расстроенный голос Молота:
        - Слышь, Игла, а хде Отт?
        - У себя в комнате. Дрыхнет, кажись. А че?
        - Кошелек у меня увели, вот че! С его серебром…

…Выйдя из ворот 'Хромого Висельника' на подгибающихся ногах, мы кое-как добрались до поворота на Стременную, потом собрались с силами и припустили бегом. Добежали до шорной мастерской старого Хвара, свернули в безымянный переулок, перескочили через пару невысоких заборов и практически уперлись в дверцу кареты.
        - Б-р-р! Холодно!!! - пожаловалась Илзе, запрыгивая внутрь.
        - Угу… - кивнул я, влетел следом и, захлопнув дверь, рванул вверх крышку дорожного сундука.
        За спиной зашелестел торопливо стягиваемый сарафан, затем я почувствовал запах жены и мысленно застонал: мне хотелось еще. И, желательно, побольше…
        - Д-давай п-платье… Б-быстрее, а т-то ок-кочурюсь… - ткнув меня кулачком в поясницу, потребовала жена.
        Протянул. Помог надеть. Затем зашнуровал тесьму на корсете и дернулся за шубой: грудь Илзе, почти вываливающаяся из глубокого декольте, покрылась мелкими пупырышками.
        - С-сначала с-сапожки… - дрожа от холода, потребовала она. - А п-потом з-зеркало…
        В шубу я ее все-таки завернул, решив, что создать нужный образ она сможет и в тепле. Затем быстренько переоделся сам, убрал разбросанные вещи и легонечко постучал в стенку:
        - Трогай…
        Клайд Клешня, по обыкновению исполнявший обязанности кучера, тут же щелкнул кнутом, и карета тронулась с места.
        Немного полюбовавшись на супругу, наносящую на щечки румяна, я выглянул в окно и уставился на Иглу, стоящего на запятках:
        - Появились и тут же послали за Клещом?
        - Да, ваша милость. А он, как ни прискорбно, пока не на месте…
        - Ну, как я тебе, милый? - дождавшись, пока я закрою дверцу и задвину занавеску, игриво поинтересовалась Илзе.
        Я повернулся к ней и… ошалело моргнул: передо мной сидела не моя супруга, а совсем другая женщина! Женщина, которая любила плотские удовольствия и не считала нужным это скрывать: над ее губами, вызывающе-влажных и горящих ярко-алым, поблескивала мушка, взгляд подведенных глаз, непонятно как ставших еще больше, раздевал и обещал неземные удовольствия, а краешки ареол, выглядывающих из кружевной оторочки декольте, требовали поторопиться!
        - Она что, действительно ходит в таком виде? - оценив 'смелость' Лусии де Ириен, растеряно спросил я.
        - Угу… - без тени улыбки ответила Илзе. - Правда, чаще всего прикрывает верхнюю часть лица почти прозрачной вуалью…
        - А побрякушки? - взглядом показав на абсолютно не сочетающиеся с платьем серьги и ожерелье, поинтересовался я.
        - Со вкусом у нее не очень… И драгоценности дешевенькие… - хихикнула супруга. - Поэтому вешает на себя то, что попадается под руку…
        - Мрак…
        - Почему это? - притворно удивилась она. - С ней не спал только ленивый. И Коэлин…
        - Травяная… - увидев знакомую вывеску, мелькнувшую за окном, буркнул я. - Скоро доберемся…
        Илзе едва заметно поежилась:
        - Что-то мне страшновато…
        Я сдвинулся на самый край сидения, прикоснулся губами к ее носику и успокаивающе улыбнулся:
        - Все будет хорошо! Вот увидишь!

…Ворота городского дома покойного графа Затиара распахнулись совершенно бесшумно. И, впустив карету во двор, так же бесшумно захлопнулись.
        - Приехали, ваша милость! - настраиваясь на действие, выдохнул я и, дождавшись появления за окном парадного крыльца, выскочил наружу, чуть не сбив с ног одну из личин - невысокого, но довольно крепкого воина с алебардой, пытавшегося открыть дверцу.
        - Добрый день, ваш-мл-сть!!! - стараясь не пялиться на прелести выглянувшей из кареты 'леди Лусии', поздоровался он.
        - Привет, Жмых, а граф Сауро уже тут? - оперевшись на мою руку, спросила Илзе и тут же 'заметила' карету без гербов, стоящую неподалеку.
        - Аха, уже где-т с час как здеся!
        - Замечательно! - плотоядно улыбнулась она. - Что ж, тогда я пошла. А ты проводи моих дармоедов в казарму…
        Воин поклонился, кивнул Игле, Клешне и Бродяге и сорвался с места, а моя супруга, запахнувшись в меха, царственно поплыла к лестнице. Я, как полагается телохранителю, огляделся по сторонам, не нашел ничего опасного и рванул к дверям, чтобы успеть распахнуть их створки до того, как хозяйка до них доберется.
        Успел. И даже заработал благодарный кивок - 'леди Лусия' пребывала в прекрасном расположении духа и щедро делилась настроением с окружающими. Правда, радоваться вместе с ней захотели не все: ночники, охранявшие центральную лестницу, личинами не были, поэтому, увидев ее в доме, выхватили мечи и прикрылись щитами…
        - С каких это пор телохранители моего зайчика боятся женщин? - удивленно спросила у меня Илзе. Естественно, достаточно громко, чтобы воины ее услышали.
        В глазах обоих ночников тут же появилось непонимание. Впрочем, тут же пропало: тот, который стоял слева, нахмурил брови и задал вбитый в подсознание вопрос:
        - Здравствуйте, ваша милость! Скажите пожалуйста, что вы тут делаете?
        - Приехала повидаться с графом Сауро… - недовольно наморщив носик, сообщила Илзе. - Чтобы решить с ним один личный вопрос…
        - С графом Сауро?! Здесь?! - недоуменно спросил 'левый'.
        - Не прямо здесь, а где-нибудь… там… - указав пальчиком в потолок, насмешливо уточнила она.
        Этот, донельзя простой и знакомый жест, получился у нее таким чувственным, что воины ненадолго потеряли нить разговора. И пришли в себя только тогда, когда она сделала еще один шаг к охраняемой ими лестнице:
        - Простите, баронесса, но в настоящее время граф Ульмер очень занят…
        - Занят? - Илзе непонимающе перевела взгляд с одного на второго, потом вспыхнула, раздула ноздри и нехорошо прищурилась: - И с кем же?!
        - Простите, леди, но я не могу назвать имя этого человека… - развел руками 'левый' и тут же нахмурился, увидев, как изменилось выражение лица моей супруги:
        - Человека?! Она не человек, а курица… нет, корова, причем недоенная! Где они сейчас, в Белой спальне?!
        - Это не дама, ваша милость! - попытался успокоить ее ночник. Зря - моя супруга, услышав в его фразе только нужный ей смысл, хищно улыбнулась: - Что, правда?! Он сейчас действительно с мужчиной?!
        - Вы не поня-…
        - Двор умрет от хохота! Сегодня же!! Я вам обещаю!!!
        Воины побледнели - видимо, представили себе реакцию ославленного на всю Делирию графа Сауро - и одновременно всплеснули руками. Тот, кто помоложе, молча. 'Левый' - закрыв глаза и пытаясь не показывать раздражения:
        - Ваш-мл-сть, у его светлости не свидание, а деловая встреча!
        - Можете не объяснять, я уже все поняла! - презрительно скривилась Илзе. - Деловая встреча. В Белой спальне. С мужчиной… Впрочем, почему бы и нет? Ведь Улли такой милый!
        - Ваша милость, я могу проводить вас к кабинету… - внезапно решился 'левый'. - Вы заглянете в щелочку, удостоверитесь, что его светлость ПРОСТО ГОВОРИТ, а затем тихонечко спуститесь к своей карете и уедете. Ладно?
        - Зачем? Мне совершенно все равно, с кем он спит! - воскликнула Илзе и повернулась к ним спиной: - Прикажи подать карету, Лар! Мы едем домой!
        - Ваша милость, не торопитесь! - взмолился тот, который помладше. И умоляюще посмотрел на меня, мол, помоги, мужик, иначе мы пропали! - Давайте, вы все-таки подниметесь, глянете одним глазком, а потом сделаете выводы?
        Моя супруга обиженно топнула ножкой, фыркнула, порывисто шагнула к двери и гневно посмотрела на меня:
        - Ты еще здесь?! Я приказала подать карету!!!
        - Ваша милость, а может, все-таки посмотрите? - глумливо предложил я. - Если его светлость действительно занят, то у вас появится веская причина обидеться.
        Она капризно надула губки, затем нехотя повернулась и посмотрела на лестницу:
        - А если он с мужчиной?
        - Тогда вы увидите этого 'счастливца' и сможете в подробностях описать подругам то, на что граф Сауро вас променял…
        - Хм… Пожалуй, ты прав… - кивнула она, затем решительно подобрала юбки и царственно кивнула ночнику: - К Белой спальне - так к Белой спальне. Веди!

…Останавливать и обыскивать человека, которого еле уговорили пойти и посмотреть, воины не решились. А вот меня охлопали с ног до головы. И забрали все, чем можно хотя бы поцарапать. Я, естественно, не возражал: мне надо было оказаться на втором этаже. Желательно - поближе к кабинету. А оружия там хватало и так.
        - Ваша милость, когда мы поднимемся наверх, не торопитесь, ладно? - догнав Илзе, попросил 'левый'. - Если я не подойду к воинам, которые охраняют двери кабинета, они поднимут тревогу. А это не нужно ни вам, ни нам…
        - Хорошо… - кивнула супруга. Потом подумала и холодно добавила: - Но если ты предупредишь Улли - не обижайся…
        Предупреждать 'Улли' ночник не собирался - поднявшись по лестнице, он вытянул перед собой правую руку, быстрыми движениями пальцев изобразил текущий пароль, а затем рванул к парочке, подпиравшей стены рядом с высоченной двустворчатой дверью.
        Несколько сказанных тихим шепотом предложений - и на лицах второй пары подчиненных графа Сауро появилось то же самое выражение обалдения, которое не так давно продемонстрировали нам 'левый' и его напарник.
        - Можете идти, леди… - довольно громко шепнул я Илзе, заметив приглашающий жест одного из ночников. - Только потише…
        Супруга неторопливо поплыла вперед, а я, держась на шаг позади, поплелся следом. И смог добраться почти до самой двери: ночники, все еще переваривающие рассказ 'левого', вспомнили о своих обязанностях чуть позже, чем полагалось по уставу.
        - Ваша милость, подойдите… - шевеля одними губами, попросил самый старший и приоткрыл дверь.
        Илзе тряхнула волосами, царственно сбросила шубу мне на руки так, как было надо, прошла к двери и 'зачем-то' наклонилась.
        Ночников можно было брать голыми руками: вместо того, чтобы смотреть на меня, они пялились на ее прелести!
        Чем я, собственно, и занялся - выдернул иглы из чехла, пришитого под воротником шубы моей супруги, метнулся вперед и ненадолго размазался в воздухе…
        'Левый' потерял сознание первым. И не упал на пол только потому, что был вовремя подхвачен моей супругой. Второму и третьему упасть не дал я сам - убедился, что они отъехали, осторожно, стараясь не громыхнуть их броней и оружием, пристроил обоих рядом со стеной, а затем забрал у Илзе ее 'добычу'.
        Пока я укладывал на пол последнего, 'леди Лусия' еще раз припала к щели, а затем отошла в сторону, чтобы дать мне оценить взаимное положение находящихся в кабинете мужчин.
        Я оценил. Затем ободряюще улыбнулся супруге и взглядом показал ей на дверь:
        'Я готов. Входи…'
        Глава 6 Гогнар, сын Алоя

…- А теперь - вот этот кусочек сыра, и вкус белогорского покажется вам еще более изысканным… - протянув Маруху золотую тарелку, негромко сказала рабыня.
        - Хм, а так действительно вкуснее… - удивленно хмыкнул Марух, после того, как положил на язык кусочек козьего сыра и пригубил вина.
        - Кьяра знает, о чем говорит… - ухмыльнулся Гогнар. - Ее отец был виночерпием графа Мальира то ли двадцать, то ли тридцать лет…
        - А мои - дуры дурами… - вздохнул сын Нардара, затем по-хозяйски взвесил на ладони грудь лежащей рядом с ним белобрысой красавицы и ухмыльнулся: - Впрочем, с такими прелестями ум им ни к чему…
        - С этим трудно не согласиться… - хохотнул эрдэгэ и вскинул кубок на уровень лица: - За красоту женщин, которые принадлежали, принадлежат и будут принадлежать нам, мужчинам!
        - И за те пути, которые нас к ним ведут! - подхватил Марух, в два могучих глотка осушил кубок и, оставив его в сторону, впился в губы рабыни долгим и страстным поцелуем.
        - Я смотрю, ты к ней неравнодушен… - глядя на раскрасневшееся лицо друга, усмехнулся Гогнар.
        - Не к ней, а к ним! - оторвавшись от девушки, ответил сын Нардара. - Они настолько красивы, что каждый день сводят меня с ума…
        - Может, каждую ночь? - хохотнул эрдэгэ.
        - Каждый вечер и каждое утро! А иногда еще и днем…
        - Хм… Что-то у тебя слишком много свободного времени и сил! - притворно нахмурив брови, пошутил сын Алоя и недовольно нахмурился, услышав рык часового:
        - Замри! Кто ты такой и что тебе тут надо?!
        - Варлам из Свейрена, человек эрдэгэ Гогнара! Вот моя узда…
        - Жди… - через пару мгновений приказал часовой, тут же заглянул в юрту и, найдя взглядом сына Алоя, почтительно поклонился: - Тут - человек с деревянной уздой. Говорит, твой…
        - Слышал… - бесстрастно ответил эрдэгэ. - Пусть ждет: освобожусь - выйду…
        Марух, тоже услышавший имя, мгновенно протрезвел и затравленно огляделся. Что здорово развеселило Гогнара: воин, не боявшийся ни клинка, ни пустой сумы, испугался сотника Ночного Двора, правой руки покойного графа Игрена!
        - Надеюсь, в юрту ты его впускать не собираешься? - шевеля одними губами, спросил Марух.
        Эрдэгэ сделал вид, что задумался, потом покрутил в руке кубок, усыпанный драгоценными камнями, щелкнул ногтем по заваленному объедками золотому блюду и улыбнулся:
        - Нет. Не поймет…
        - Тогда иди! А я пока уделю время своей женщине…

…Гогнар вышел из юрты минут через десять, после того, как доел мясо и позволил рабыням ополоснуть себе руки. И, потянувшись, вопросительно уставился на замершего неподалеку дворянина. Тот сразу же изобразил почтительную улыбку и сложился в поясном поклоне:
        - Добрый вечер, эрдэгэ!
        - Коней… Мне и моему человеку… Живо… - не глядя на часовых, приказал Гогнар, а через мгновение, услышав приближающийся цокот копыт, удовлетворенно хмыкнул: его желания начали предвосхищать!
        А вот 'Варлама из Свейрена', явно рассчитывавшего не на ночную прогулку верхом, а беседу с кувшином-другим хорошего вина и достаточным количеством закуски, это совершенно не обрадовало: когда Гогнар взлетел в седло, он стрельнул взглядом в сторону юрты.
        'Угу, сейчас! Спешу и падаю…' - мысленно хмыкнул сын Алоя, поднимая жеребца в галоп. - 'Золото, оружие, женщин и коней я взял своим мечом. Поэтому делиться с кем бы то ни было не собираюсь…'

…Добравшись до вершины холма, отстоящего достаточно далеко от военного лагеря ерзидов, эрдэгэ спешился, дождался, пока начальство последует его примеру, и учтиво поздоровался:
        - Здравствуйте, ваша милость! Надеюсь, дорога вас не утомила?
        - Не ерничай, Подкова! - раздраженно фыркнул шевалье Харвс. - Я искал вашу армию почти неделю!
        - А чего нас искать? - искренне удивился Гогнар. - Для того, чтобы узнать, где мы находимся, достаточно было подъехать к любому разъезду степняков и показать узду!
        - Деревянную?! - побагровел ночник. - Я, правая рука начальника Ночного двора, хожу с обломком палки, а ты, обычный десятник - с золотым прутом толщиной с большой палец?!
        - Чтобы получить медную узду, вы должны победить в Поединке Выбора и войти в один из ерзидских родов… - стараясь, чтобы в его голосе не было слышно и тени насмешки, 'расстроенно' вздохнул десятник. - Чтобы носить серебряную, должны дослужиться до сотника, а золотую…
        - Ты - второй человек после Алвана!
        - Да, ваша милость, так оно и есть. Но даже первый, берз, вынужден чтить традиции…
        Харвс скрипнул зубами и… заставил себя успокоиться:
        - Ладно, Дьявол с ней, с уздой! Давай о деле: скажи, почему вы все еще в Морийоре?
        Десятник набрал в грудь воздуха и криво усмехнулся:
        - Потому, что нас переиграли…
        - Кто?!
        - Тайная служба Элиреи…

…Толком не дослушав рассказ Гогнара о предполагаемых действиях подчиненных Ромерса Удавки, начальство начало брызгать слюной и шипеть чуть ли не на весь Морийор, а затем в ультимативной форме потребовало собирать армию и вести ее на Арнорд:
        - Основная цель этой войны - сломать хребет Элирее, и если ты этого не понимаешь, значит, мы поставим на твое место кого-нибудь другого!
        'Другого? На мое место?' - гневно подумал Подкова, а затем с огромным трудом заставил себя успокоиться: - Ваша милость, я готов отправляться в Свейрен прямо сейчас…
        - Мне! Нужно! Чтобы! Армия!. Степняков! Атаковала! Элирею! - не услышав его согласия, зарычал сотник. - Поэтому ты сейчас же отправишься к Алвану и убедишь его отдать соответствующий приказ!
        - Ни я, ни Алван-берз, ни орс-алуг не сможем заставить ерзидов перейти границу Элиреи раньше, чем через месяц! Они видели волю богов, и ни за что на свете не пойдут ей наперекор!
        Хармса чуть не хватил удар:
        - Месяц?! Да дней через десять-пятнадцать придет зима! Чем вы будете кормить лошадей? Снегом?!
        - То, что не воюющая армия съедает саму себя, я знаю не хуже вас… - вздохнул Гогнар. - Поэтому подумываю захватить Баррейр…
        - Нам нужна Э-ЛИ-РЕ-Я!!! Устрой еще одно жертвоприношение, дай ерзидам услышать рев Десарешо…
        - Дэзири-шо, ваша милость!
        - Да какая разница?! Пусть этот кот рычит хоть целый день, главное, чтобы завтра… в крайнем случае, послезавтра армия двинулась на Свейрен!!!
        'Субэдэ-бали - не флюгер, дважды в день решений менять не может…' - глядя на носки своих сапог, мрачно подумал Подкова. Затем поднял взгляд и, не мигая, уставился на начальство: - Ваша милость, вера в то, что я - сын бога воинского счастья, уже покачнулась. Если я сделаю то, что вы требуете, а кто-нибудь из ерзидов захочет поискать следы Дэзири-шо, то Делирия навсегда лишится возможности влиять на решения Алвана…
        - Ты слышал приказ?! - набычился шевалье Харвс.
        - Да, ваша милость, слышал… Но выполнить его не могу, так как считаю, что спешка повредит интересам Его Величества!
        - Что ж, я тебя услышал… - кивнул ночник, сделал паузу и расплылся в 'многообещающей' улыбке: - Так, езжай-ка ты в лагерь, найди мне кого-нибудь из своих людей и вместе с ним скачи сюда!
        - Зачем, ваша милость?
        - Ты возвращаешься в Свейрен…
        Десятник с хрустом сжал кулаки и ощерился:
        - В Степь меня послали не вы, а Его Величество! Поэтому уеду я отсюда только том случае, если получу приказ, подписанный ЛИЧНО Коэлином Рендарром!
        - Гогнар, ты забываешься!!! - зашипел шевалье Харвс. Но за рукоять меча хвататься не стал.
        Мысленно усмехнувшись благоразумию начальства, десятник вставил ногу в стремя, взялся за седло и добавил масла в огонь:
        - Да, чуть не забыл: помнится, мне обещали двадцать золотых за объединение Степи и по десять - за каждый город, захваченный ерзидами. Ваша милость, вы не знаете, где мои деньги?
        Глава 7 Илзе Утерс, графиня Мэйсс

…За окном бушевала метель. Холодный и до безумия злой ветер, неистовствуя, раз за разом вбивал в карету мириады крошечных ледяных кристалликов и, не сумев ее перевернуть, врывался в щели между створками дверей, чтобы выморозить ее содержимое. Надо сказать, небезуспешно: стенки и потолок моего временного пристанища покрывал иней, тончайшие баррейрские стекла, отделяющие меня от стихии, украшал толстый слой изморози, а шерсть меховых одеял, в которые я куталась, была присыпана снежинками. Мороз, пощипывающий лицо и превращающий дыхание в белый пар, был настолько сильным, что большую часть времени я старалась не шевелиться. И придвигалась к 'глазку' на окне только тогда, когда до смерти уставала от непрекращающегося свиста или пыталась убедиться, что мой двужильный муж и его вассалы не превратились в ледышки и не затерялись в снежной круговерти.
        Размытый силуэт Отта, размеренно шагающего сквозь метель в шаге от правой дверцы, дарил успокоение. Но ненадолго: стоило мне вглядеться в белую мглу, клубящуюся вокруг него, и понять, что Бродяга реально видит лишь снег под своими ногами, стенку кареты и, в лучшем случае, круп правого коренника, как в голову начинала лезть всякая ерунда. Вроде желания выбраться наружу, добраться до правой выносной и удостовериться, что Ронни жив и здоров. Однако покидать карету мне не советовали, поэтому, отлипнув от окна и спрятав под одеялами замерзший нос, я закрывала глаза и, некоторое время послушав завывания ветра и еле слышный цокот копыт, уходила в прошлое…

…В 'Белой спальне' - в той самой комнате, в которой я когда-то накладывала личину на Дайта Жернова - было довольно многолюдно: кроме Коэлина, нетерпеливо мечущегося от стены к стене, в ней находилось четверо телохранителей и граф Ульмер Сауро.
        Запечатлев в памяти их взаимное расположение и порадовавшись тому, что мой сводный брат не стал садиться в кресло, еще помнящее тепло отца, я мысленно вздохнула и бесшумно сдвинулась в сторону. Ронни, успевший опустить на пол последнюю жертву, тут же оказался рядом и, заглянув в щелочку, повернулся ко мне:
        'Я готов. Входи…'
        В улыбке, появившейся на его губах в этот момент, было столько уверенности в том, что наша авантюра удастся, что я прониклась: развернула плечи, вскинула подбородок и, чуть приподняв подол платья, нетерпеливо поморщилась:
        'Двери-то открой!'
        Открыл. Правую створку. И хорошо поставленным голосом объявил о моем появлении:
        - Баронесса Лусия де Ириен!
        Образ, который я на себя нацепила, оказался весьма неплох: при моем появлении все мужчины, находящиеся в комнате, включая телохранителей, уставились в вырез моего платья. И пропали. На несколько долгих-предолгих мгновений, позволивших мне пройти не 'пару-тройку', а целых шесть шагов. Потом на лице Коэлина появилась презрительная гримаса, и я поняла, что он меня не узнал:
        - Леди, что вы тут делаете?!
        - Я требую справедливости! - рявкнула я, старательно подражая голосу леди Лусии. И, придав своему лицу нужное выражение, указала пальцем на нового начальника Ночного Двора: - Эта похотливая скотина обесчестила мою младшую сестру! А ведь ей еще нет и двена-…
        В следующее мгновение стекла за спиной Коэлина разлетелись вдребезги, и через подоконник перемахнула стремительная фигура Отта.
        Реакция телохранителей была мгновенной: один из двух воинов, стоявших около окна, не тратя время на выхватывание оружия, бросился под ноги атакующему, второй, пытаясь закрыть собой охраняемое лицо, метнулся к моему сводному братцу, а пара, изображавшая статуи у двери, бросилась в бой. Зря - как только они сорвались с места, за их спинами возник Ронни. И двумя выверенными движениями отправил бедняг в беспамятство.
        - Сир, это покуше-… - взвыл, было, граф Сауро, но тут же схватился за глаза. Еще бы - щепотка жгучего перца, брошенная мною, лишила весьма посредственного мечника даже призрачных шансов принять хоть какое-нибудь участие в бою. Зато сделала его великолепным щитом для меня-любимой…

…Как и предсказывал Ронни, практически одновременная атака с противоположных сторон выбила Коэлина из колеи. Да, совсем ненадолго. Но к тому времени, как в его руке появился меч, я уже прикрывалась телом начальника Ночного Двора, Отт вбивал кулак в голову второго противника, а Утерс Законник успел преодолеть две трети расстояния от двери до центра комнаты. Но совсем не испугала: когда мой супруг пересек границу досягаемости, брат в стремительном выпаде вбил клинок в то место, где должно было оказаться беззащитное горло.
        Должно было. Но не оказалось - Ронни, проскользнув впритирку с отточенной кромкой фамильного меча Рендарров, вдруг оказался рядом с Коэлином. И, легонечко шлепнув ладонью по его предплечью, негромко поздоровался:
        - Здравствуйте, ваше величество! Искренне рад вас видеть…
        Краем сознания отметив, что Ронни опять не солгал, я проводила взглядом упавший меч и невольно поежилась: такой шлепок, да еще и в исполнении моего мужа, надолго отсушивал руку у любого противника, включая здоровяка Нодра!
        Звук, с которым голова последнего противника Отта соприкоснулась с полом, заставил Коэлина чуть заметно дернуться. И… вынудил смириться с безысходностью ситуации - он отвел в сторону здоровую левую руку, демонстрируя нежелание сопротивляться, и криво усмехнулся:
        - А как же ковры и портьеры?
        Я мысленно хмыкнула и тоже вспомнила наше первое знакомство с графом Ауроном.
        - Все еще чищу…Но только в мирное время…
        - А разве Элирея воюет? - удивился брат.
        - Если отталкиваться от одного из любимейших утверждений вашего покойного отца - то да… - кивнул Ронни и, вытащив откуда-то пару иголок, скользнул к все еще трущему глаза графу Сауро.
        - И с кем же?
        - Как ни грустно это сознавать, но все еще с Делирией…
        - С чего вы это взяли? - 'удивился' Коэлин. - Я с вами не воюю!
        - Даже чужими руками?
        - Что вы имеете в виду?
        Прежде, чем ответить, Ронни отправил графа Ульмера в сон, аккуратно положил его на пол и выпрямился:
        - Скажите, ваше величество, а в окружении Алван-берза есть люди, работающие на Ночной Двор Делирии?
        Брат злобно посмотрел на меня и, набычившись, одними губами произнес: - Мезлина-отс…
        Я насмешливо улыбнулась.
        - Мезлина-отс! - чуть громче повторил брат. И, не увидев результата, рявкнул на весь Свейрен: - Мезлина-отс!!!
        - Зря стараетесь, ваше величество! - буркнул мой супруг. - Слово, позволяющее контролировать Илзе, я убрал довольно давно…
        - Вы или кто-то из Нейзеров? - на всякий случай уточнил Коэлин.
        - Я…
        - Вы предусмотрительны… - ухмыльнулся брат, затем перевел взгляд на меня и неприятно оскалился: - А насколько предусмотрительна ты?
        Поняв, на что он намекает, я скрипнула зубами. От бешенства. Но удержала себя в руках и холодно ответила:
        - Более чем…
        - Уверена?
        - Ваше величество, Илзе сообщила мне все три Слова… - абсолютно бесстрастно сообщил Ронни. - Впрочем, если вы в это не верите, можете сказать то, которое когда-то могло ее убить…
        Коэлина проняло:
        - Ты ему НАСТОЛЬКО доверяешь?!
        От чувств, которые он испытывал ко мне в этот момент, меня аж замутило. Поэтому вместо того, чтобы ответить, я грустно вздохнула. И тут же почувствовала ободряющее прикосновение Ронни.
        - Ваше величество, я спросил, есть ли в окружении Алван-берза люди, работающие на Делирию! - явно ВИДЯ ответ, повторил Аурон.
        Лгать в моем присутствии было глупостью, поэтому Коэлин решил чуть-чуть сместить акценты:
        - А вы, конечно же, прибыли в Свейрен только для того, чтобы услышать мой ответ?
        - Не 'только'. Но от ответа на ЭТОТ вопрос зависит ваше будущее…
        Брат не поверил. А зря: Ронни говорил правду. Более того, он ДЕЙСТВИТЕЛЬНО собирался оставить Коэлина в покое, если бы узнал, что Ночной Двор Делирии не имеет никакого отношения к усилению ерзидов!
        Несколько мгновений Коэлин делал вид, что раздумывает, затем недовольно дернул себя за ус, поскреб за ухом и… качнулся влево:
        - Шаве-…
        Навыки, вбитые в мое подсознание Ронни и Кузнечиком, сработали, как надо: вместо того, чтобы воткнуться в пол головой, я ушла в кувырок и, выкатившись на ноги, успела увидеть последнее движение короткого боя - замысловатое вращение Коэлина, после которого он затрепыхался в удушающем захвате моего мужа. Вся картина произошедшего собралась чуть позже. Когда я сообразила, что одновременно с началом третьего Слова сводный брат бросил в меня метательный нож!
        - Что ж, будем считать, что ответ на свой вопрос я все-таки получил… - заставив Коэлина приподняться на цыпочки и застыть без движения, прошипел Ронни. - Поэтому имею полное право обезопасить Элирею так, как считаю нужным!
        - У ф-фас-с-с нич-чего н-не пх-холучитс-са… - прохрипел Коэлин.
        - Получится… - уверенно ответила я, доставая из рукава палочку ушеры. - Вот увидишь…
        Этот отрывок прошлого я просматривала почти без внутреннего сопротивления. Скорее всего, потому, что в нем Коэлин еще казался мне человеком. А следующий, тот, в котором сломанный мною брат отвечал на вопросы Ронни - рваными отрывками. Ибо сходила с ума, представляя себе некоторые картинки:

…- Этих четверых я довел до плиты, ведущей в покои Игрена, показал, где находится рукоять рычага, и зажег мерную свечу, чтобы они начали действовать одновременно с нами…
        - Зачем вы его убрали?
        - Он был верен моему отцу. Кроме того, я обещал его жизнь Заре де Митарр…

…-…а когда я заглянул в смотровую щель и увидел, что рядом с ним спит моя мать, хотел передумать. Но вовремя вспомнил слова отца: 'Жизнь вносит коррективы в самые лучшие планы. Поэтому надо быть готовым ко всему и идти к цели так, как будто препятствий не существует…'
        - Но это же были твои родители!
        - Отец сломался. А уступать трон мне не захотел…

…- Этой маленькой твари осталось совсем немного: первый же бал - и маленькая царапинка на руке отправит ее вслед за отцом…
        - Кто должен ее поцарапать? И чем?
        - Андивар Фарбо… Или кто-то из его свиты…
        Там, в прошлом, дослушав последний монолог Коэлина, касающийся его планов относительно будущего Элиреи, я настолько вышла из себя, что захотела крови. Однако стоило моей руке дернуться за кинжалом, как ее накрыла ладонь Аурона:
        - Не надо…
        - Но почему?! Он - чудовище!! Такое же, как и все Рендарры!!!
        - Ты тоже Рендарр. Но не чудовище, а чудо…
        Услышав этот аргумент, я расплакалась. А через несколько мгновений вытерла щеки рукавом и невесть в который раз за эти месяцы почувствовала себя счастливой: мужчина, только что узнавший обо всех планах Коэлина и имевший море оснований жаждать его смерти, нашел в себе силы подарить ему жизнь!
        А вот результаты работы с графом Сауро и последующий визит в посольство Элиреи я вспоминала с удовольствием. Еще бы: моими стараниями Нодр Молот, поводырь начальника Ночного Двора и Серого клана Делирии, стал правой рукой барона Гарата де Шалли:

…- Здравствуйте, барон…
        - Добрый вечер, граф! Добрый вечер, леди! Чем могу быть полезен?
        - Позвольте представить вам мою супругу, леди Илзе Утерс… и Нодра де Шалли. Вашего племянника, который весь следующий год будет вашим ближайшим помощником…
        - Э-э-э…
        - Мне напомнить о своих полномочиях? - нахмурился Ронни.
        - Что вы, ваша светлость! - замахал руками посол, потом запоздало сообразил, что проигнорировал мое представление, отвесил мне поясной поклон, а затем развел руками: - Я просто не ожидал…
        - Тогда продолжу: Нодр де Шалли - человек, имеющий вес как в преступном мире Делирии, так и при дворе Коэлина Рендарра…
        - А можно поинтересоваться, насколько большой вес он имеет при дворе? - несколько неуверенно спросил посол. - Чтобы знать, к решению каких проблем его можно привлекать…
        - Больше не бывает… - по-мальчишески ухмыльнулся мой супруг. - Я практически уверен, что он в состоянии решить любые проблемы!
        Барон недоверчиво выгнул бровь, а затем сглотнул:
        - Неожиданное заявление… Впрочем, я почти не удивлен…
        Тут он солгал: два этих коротких предложения были озвучены лишь для того, чтобы потянуть время. Ронни это понял не хуже меня, но сделал вид, что поверил:
        - Увы, по причинам, которые вы потом придумаете без меня, большую часть своей жизни ваш племянник провел в провинции. Соответственно, его манеры и внешний вид далеки от идеала и требуют некоторой правки…
        - Разработать легенду, одеть, как полагается, научить держаться в обществе… - кивнул посол.
        - Именно. И решать ВСЕ текущие проблемы через него…
        - А если кто-то узнает в нем воина Правой Руки? - после коротенькой паузы спросил де Шалли.
        - Об этом можете не беспокоиться… - едва сдерживая рвущуюся наружу улыбку, отмахнулся Ронни. - Мы сейчас в фаворе. Да, кстати, чуть не забыл: послезавтра в полдень вы должны быть во дворце…
        - Зачем, ваша светлость?
        - Будете подписывать договор о вечной дружбе и взаимопомощи между Делирией и Элиреей…
        Маска невозмутимости, которую только-только натянул на себя посол, дала трещину:
        - Что?!
        - Договор. О вечной дружбе и взаимопомощи… - хихикнула я. - Слово в слово повторяющий тот, который заключен между Элиреей и Онгароном…
        - То есть, все спорные пункты уже оговорены? - на всякий случай уточнил де Шалли.
        - Да. Вам требуется только поставить свою подпись, а затем забрать и отправить в Арнорд наш экземпляр…
        Барон зажмурился и несколько раз мотнул головой, затем открыл глаза и ущипнул себя за бедро:
        - Хм… Вы - все еще здесь. Значит, это не сон…
        - Не сон… - рассмеялся Ронни. - Реальность…
        - Просто неожиданная-неожиданная… - добавила я. - Впрочем, если вы закроете глаза еще раз и подождете минут пять, то мы исчезнем…
        - Куда? А ужин в вашу честь?!
        - Нам пора возвращаться… - буркнул Ронни, потом подошел к окну и выглянул наружу: - Вон, и карету уже пригнали…

…Уехать в ночь не получилось: поняв, что наше явление ему не приснилось, граф Гарат заявил, что умрет, но не отпустит нас в дорогу без ужина. Ронни, посмотрев на мое измученное лицо, согласился 'наскоро перекусить и ответить на пару вопросов'. Увы, обильная еда и чуть более крепкое, чем было надо, вино сделали свое дело, и к концу трапезы я начала клевать носом. Настолько явно, что после десерта мой супруг отвел меня не в карету, а в гостевые покои. И, самолично раздев, уложил под одеяло.
        В тот момент я была ему благодарна. А через несколько дней, когда карета, любезно предоставленная мне графом Сауро, добралась до предгорий Ледяного хребта, поняла, что сутки задержки могут вылиться в серьезную проблему: одновременно с нами в горы пришла Зима…

…В тот момент, когда карету повело вправо, я пялилась в 'глазок', поэтому когда стекло вдруг отодвинулось от меня где-то на ладонь, а потом стремительно рванулось в лицо, среагировала не сразу. И основательно раскровенила нос. А вот через пару мгновений, когда его вдруг кинуло назад, я была готова, поэтому уперлась руками в дверной косяк и отодвинулась в противоположную сторону, чтобы погасить крен.
        Помогло. Но лишь на миг: через пяток ударов сердца карета снова качнулась и поехала как-то боком, а затем до меня донесся приглушенный ветром голос Ронни:
        - Отт, держи!!!
        Его крик меня не испугал. А вот испуганное ржание лошадей, раздавшееся следом, заставило задергаться: с каретой что-то происходило, но толстый слой изморози на окнах не позволял понять, что именно!
        'Если ее повело вправо, значит, нормальная дорога остается слева…' - подумала я, выпростала руку из-под одеяла, вцепилась в левый подлокотник и, подтянувшись, выбила дверцу. Слава богам, не телом, а ладонью: вместо земли или заснеженной дороги под вычурной резной подножкой клубилась бездонная снежная мгла. Такая же жуткая, как та, которую мне когда-то показывал Ронни.
        Почувствовав, что рука сама собой тянется к ручке, чтобы закрыть дверцу, я мысленно обозвала себя дурой, качнулась вправо и… услышала жуткий треск трескающегося дерева.
        'Надо было ехать через Церст…' - мелькнуло на краю сознания. - 'Но уже поздно…'
        Несмотря на панические мысли, мечущиеся в голове, сдаваться я не собиралась: уперлась ногами в левый подлокотник, плавно, но достаточно быстро разогнула колени и, оказавшись рядом с правой дверью, потянулась к ручке.
        Ручка дернулась и исчезла. А через мгновение вокруг моего запястья сомкнулись железные пальцы мужа:
        - Напряги руку!!!
        Напрягла. Изо всех сил. Но недостаточно хорошо - чудовищный рывок, выдернувший меня из кареты, отозвался острой болью под мышкой и в локтевом сгибе. Впрочем, я на нее не среагировала, ибо остановившимся взглядом смотрела, как карета, медленно переворачивающаяся вверх тормашками, исчезает за краем пропасти. Утягивая за собой четверик истошно ржущих лошадей…
        - Успел… - глядя на меня круглыми, как блюдца, глазами, выдохнул Ронни. - Успел…
        Потом сжал меня в объятиях, чуть не переломав все кости, подняв на руки, вынес на дорогу, а затем повернулся вполоборота и бросил куда-то за мою спину:
        - Спасибо, Отт! Я твой должник…
        Глава 8 Аурон Утерс, граф Вэлш

…Услышав скрип барабана, донесшийся сквозь завывания ветра, Илзе, до этого момента напряженно вглядывавшаяся в снежную круговерть, вымученно улыбнулась, выдохнула 'Залез все-таки…' и попыталась выскользнуть из моих объятий.
        - Рано, замерзнешь… - склонившись к ее ушку, чтобы не перекрикивать завывания ветра, буркнул я. - Герсу поднимут только тогда, когда убедятся, что Отт не солгал…
        Не знаю, дошел ли до нее смысл моих слов, но вырываться она перестала. И повторила попытку только тогда, когда сквозь белую пелену протаял край опускающегося подъемного моста.
        Объятья я, конечно же, разжал. Но взял ее за руку и, краем сознания ужаснувшись безволию ее тоненьких пальчиков, первым шагнул на стремительно покрывающиеся снегом черные доски.
        Первые несколько шагов смертельно уставшая Илзе не прошла, а проковыляла, но потом собралась с силами, величественно вскинула голову и к моменту, когда перед нами возник темный провал захаба, разделенный на квадраты матово поблескивающей решеткой герсы, превратилась в пусть заснеженную, но Королеву.
        Пока я обменивался паролями с начальником караула, она ни разу не дрогнула, а когда решетка, наконец, дрогнула и бесшумно поднялась вверх, двинулась вперед с таким видом, будто шла не по захабу пограничной крепости, а по залу для приемов королевского дворца. И выглядела настолько величественно, что сотник невольно отступил в сторону и склонил голову, а трое солдат, забыв про требования устава, сложились в поясных поклонах.
        Сил, оставшихся у нее после тяжелейшего пятичасового подъема по ущелью, хватило ненадолго: на сотню шагов по захабу, три десятка от внутренней герсы до двери донжона и на один пролет лестницы, ведущей к гостевым покоям. А на втором они вдруг взяли и закончились: вместо того, чтобы поставить ножку на первую ступеньку, Илзе покачнулась, схватила меня за руку и виновато улыбнулась:
        - Сейчас… Немножечко отдохну и пойду дальше…
        Конечно же, ждать я не стал: подхватил ее на руки, стремительно взлетел на третий этаж и, увидев, что все щели под дверями, выходящими в коридор, темные, резко мотнул головой.
        Отт, двигавшийся следом за мной, сорвался с места, вломился в те самые покои, в которых мы с Илзе останавливались по пути в Свейрен, и сразу же метнулся вправо, к камину.
        - Поставь меня - надо снять шубу и разуться… - еле слышно попросила Илзе, когда я перешагнул через порог.
        Поставил. Опустился на одно колено, снял с нее один сапог и, дотронувшись до ГОРЯЧИХ пальчиков, изумленно вскинул голову:
        - Ты что, не замерзла?
        - Неа… - все медленнее и медленнее ворочая языком, ответила супруга. - Если идти в мидида-… медитативном трансе и преста-… представлять, что вак-… вокруг - жаркое лето, то совсем не холодно…
        - Значит, огонь можно было не разводить? - стянув второй сапог, пошутил я.
        - Задушу… Два раза… Когда проснусь… - пообещала Илзе, сбросила с плеч шубу и, сделав два шага, рухнула на кровать.
        - Пусть принесут бочку для омовений, воду, подогретое вино и что-нибудь поесть… - перечислил я и, закрыв дверь за Бродягой, отправившимся выполнять мой приказ, повернулся к жене: - А если я сделаю тебе массаж?
        - Что значит 'если'? - уже пребывая за гранью между сном и явью, возмущенно буркнула она и затихла…

…Добудиться до нее мне удалось только на следующее утро. Вернее, не так - на следующее утро, услышав шелест вылетающих из ножен клинков, Илзе шлепнула ладошкой по изголовью и, не почувствовав своего кинжала, испуганно подскочила.
        - Он на табурете… Положить тебе под руку я забыл… - прервавшись после первого же движения 'Эха в теснине', виновато улыбнулся я. - Прости…
        - Не прощу… Ни за что… - услышав мой голос и успокоившись, сонно пробормотала моя супруга, затем кинула взгляд на мерную свечу и обреченно посмотрела на меня:
        - А что, уже утро?
        - Вот-вот рассветет… - кивнул я.
        Ее глаза на миг потемнели, а затем с губ сорвался вымученный вздох:
        - Поняла. Уже встаю…
        - Можешь поваляться еще как минимум полчаса: тропильщики только-только вышли за ворота…
        Илзе непонимающе нахмурилась, а через несколько мгновений, подумав, поинтересовалась:
        - А, это те кто пробивают тропу?
        - Угу: хотя бы полпути к перевалу пройдем не по целине…
        Илзе закусила губу - видимо, вспоминая вчерашний переход - затем заметила, что над бочкой для омовений поднимается легкий парок, и недоверчиво уставилась на меня:
        - Теплая?
        - Горячая!
        Одеяло тут же улетело в сторону, а моя супруга, оказавшись на ногах и сделав первый шаг к вожделенной бочке, вдруг остановилась и… тряхнула волосами:
        - Выкупаюсь, но после десяти повторений 'Глины'…

…Первый проход тренировочного комплекса она сделала через пень-колоду, так как боль в натруженных мышцах была слишком сильной. Второй и третий - чуть лучше. А начиная с четвертого дело пошло на лад: каждое движение выполнялось с максимальной концентрацией, предельно добросовестно и точно. Само собой, такое самопожертвование требовало награды, поэтому после завершения десятого я подхватил ее на руки и закружил по комнате.
        Как ни странно, особой радости это кружение ей не принесло: уже через пару оборотов она прикоснулась пальчиком к моей груди и задумчиво уставилась мне в глаза:
        - Знаешь, я никак не могу отделаться от мысли, что мы наивны, как дети…
        - В смысле?
        Илзе взглядом показала мне на кровать, а когда я сел, она поудобнее устроилась у меня на коленях, обняла за шею и тихонечко вздохнула:
        - Ерзиды захватили целое королевство. Причем сходу и очень малой кровью. Скажи, неужели ты думаешь, что они послушаются этого, как его, Гогнара Подкову и вернутся в свои степи?
        Я отрицательно помотал головой:
        - НЕ послушаются и НЕ вернутся…
        - Тогда зачем мы тратили время на поездку в Свейрен?
        - Алван-берз - самый обычный степняк. Он умеет скакать на коне, махать саблей, орать 'Алла' и пить кумыс. Все остальное делает Гогнар…
        - Степь УЖЕ объединилась и УЖЕ научилась воевать!
        - С тем, что объединилась, спорить не буду. А насчет 'воевать'… Та тактика, которую степняки использовали в Морийоре, у нас не пройдет. Хотя бы потому, что мы знаем, как ерзиды берут города, и знаем, как этому помешать. Значит, после первой же неудачи им придется придумывать новую…
        Поняв, к чему я веду, Илзе расслабилась и заулыбалась:
        - 'Им' - это Алвану?
        - Теперь - да…
        Искорки радости, засиявшие было в глазах моей супруги, вдруг пропали:
        - Так, значит, война все-таки будет?
        Я пожал плечами:
        - Вероятнее всего, да…
        Она помрачнела, ткнулась носом в мое плечо, а через несколько мгновений глухо пробормотала:
        - А я ломала голову, пытаясь понять, почему мы так спешим и едем через Запруду, а не через Церст…
        - Могла бы просто спросить…
        Плечики Илзе едва заметно дрогнули:
        - Мне надоело быть Видящей…
        - В каком смысле?! - чуть откинувшись назад, чтобы увидеть ее лицо, спросил я.
        - Хочу стать Думающей… - грустно пошутила супруга…

…Отряд тропильщиков мы догнали часа через четыре после выхода из крепости. И, поблагодарив порядком вымотанных воинов, поперли по снежной целине, местами доходящей мне до середине груди. Шли сравнительно неторопливо и каждые полчаса устраивали коротенькие привалы. Увы, даже такой темп быстро вымотал Илзе до предела: несмотря на две инициации и постоянные тренировки, движение на подъем, в теплой и поэтому тяжелой одежде, да еще и по глубокому снегу оказалось для нее почти непосильным испытанием.
        Через два часа после полудня, когда мы поднялись выше облаков и оказались в царстве слепящего света, она настолько устала, что почти без уговоров согласилась не идти, а ехать. На моей спине.
        После короткой остановки, во время которой мы натянули на головы глубокие капюшоны и вставили в прорези закопченные кусочки стекол, позаимствованные в Запруде, мы двинулись дальше и уже в вечерних сумерках выбрались на перевал.
        Оказавшись на ногах, Илзе, которую все время путешествия у меня на закорках грызла совесть, тихонечко сказала спасибо, а потом, увидев, что воины разбирают лыжи, встревоженно посмотрела на меня:
        - Мы что, пойдем дальше?
        - Не пойдем, а полетим, ваша светлость… - хохотнул Бродяга. - Почти как птицы…
        - В темноте?! - ужаснулась моя супруга.
        - А что тут такого?! - притворно удивился он, затянул ремешки на правом сапоге и, выпрямившись, поймал факел, брошенный ему Гореном.
        - А-а-а, значит со светом!!! - облегченно улыбнулась Илзе, быстренько отошла до ветру за ближайшую скалу, а когда вернулась, задумчиво посмотрела на меня: - Хм, а палки тебе не понадобятся?
        - Зачем его милости палки? - хохотнул неунывающий Горен. - Все равно он рук давно уже не чувствует…
        - Я тяжелая, да? - ужаснулась Илзе, услышала наш дружный хохот и врезала меня кулачком по груди: - Вы у меня дошутитесь! Поубиваю!! Всех!!!
        - Если устанут руки - не вздумай терпеть, ладно? - отсмеявшись, негромко попросил я. - А то если грохнешься, да еще и на полной скорости - мне будет лень за тобой подниматься…
        - Если устанут руки - не вздумай терпеть… - в унисон мне ответила она. - Я пересяду за спину кому-нибудь е-…
        - Илзе?! - возмущенно воскликнул я. - Ты чего?!
        - Ну… вдруг, они не такие ленивые, как ты?

…Первые несколько минут спуска, пока я привыкал к отсутствию палок и лишнему весу за спиной, Илзе сидела тихо, как мышка. А потом, когда я чуть прибавил скорость и понесся вниз по ущелью, она начала повизгивать. Сначала - тихо. Потом - чуть громче. А когда я намеренно разогнался до свиста в ушах, взвизгнула на весь Ледяной хребет и… расхохоталась. В ее смехе было столько детской радости и счастья, что я не удержался и начал валять дурака - выписывал совершенно ненужные дуги, подпрыгивал на пригорках и иногда вырывался вперед, обгоняя воинов с факелами.
        Кстати, они, почувствовав мое настроение, тоже вели себя соответственно: Горен, скользивший первым, расставил в сторону руки и начал изображать птицу, Колченогий Дик поджал левую ногу и ехал на одной лыже, а Клайд, забыв о том, что он десятник, размахивал факелом так, как будто пытался его потушить.
        - И… часто… вы… так… катаетесь?! - в какой-то момент, почти прижавшись губами к моему уху, прокричала Илзе.
        - Каждую зиму… - ответил я. Потом подумал и добавил: - Если, конечно, проводим ее в Вэлше…

…Веселье продолжалось почти до полуночи. Точнее, до момента, когда факел в руке Горена вырвал из темноты покосившийся тын и я понял, что мы проезжаем Волчье подворье.
        Не знаю, почему, но увидев темные окна ближайшей избы и снежный холмик, выросший на видавшей виды телеге, я вдруг вспомнил мальчишку по имени Суор, когда-то сообщившего мне о захвате Запруды Иарусом Молниеносным, и решил выяснить его судьбу.
        Замедлил ход, подкатился к околице, ссадил со спины Илзе и, отвязав от сапога правую лыжу, провалился в сугроб до середины бедра.
        - Ты куда, Ронни? - как обычно, почувствовав мое состояние, тихонечко спросила супруга.
        - В прошлое… - неожиданно для самого себя ответил я, затем увидел, что она зябко поежилась, и коротко пересказал ту историю.
        Илзе понимающе кивнула:
        - Правильно. Я иду вместе с тобой…
        Возражать я не стал - перемахнул через ограду, затем помог перебраться жене, добрался до расчищенной дорожки, ведущей от ворот к крыльцу и, поднявшись по рассохшимся ступенькам, постучал в дверь:
        - Эй, хозяева, есть кто дома?
        Через несколько мгновений в избе что-то громыхнуло, а потом до меня донесся чей-то надсадный кашель и недовольное ворчание:
        - Ну, есть… А шо?
        - Это граф Аурон Утерс. Хочу задать пару вопро-…
        - Гра-… Хто?! Утерс?! - ошарашенно воскликнули в избе, а через миг там громыхнуло еще раз. На этот раз - погромче. Затем заскрипели петли двери, отгораживающей сени от комнаты, во входную дверь что-то с размаху влетело, и я, отшатнувшись в сторону, еле уклонился от распахивающейся створки.
        - Доброй ночи, ваша светлость!!! - склонившись в три погибели, протараторила сухонькая старушка, одетая в видавшие виды нижнюю рубашку и огромные, не по ноге, валенки. - Милости прошу, проходите…
        Отказываться я не стал: на улице было весьма морозно, а старушка была не одета. Поэтому прошел внутрь, дождался, пока зайдет Илзе, и плотно прикрыл за собой дверь.
        Тем временем хозяйка избы добралась до печи, сдвинула в сторону заслонку и, ткнув в подернутую пеплом алую россыпь углей лучинкой, развернулась ко мне:
        - С ума сойти, и вправду Утерс! Ой!!! А чего-эт я стою?! Ща…
        Увидев, что старушка, упав на колени, принялась протирать рукавом единственный табурет, я скользнул к ней, подхватил под тоненькие локотки и аккуратно поставил на ноги:
        - Скажи, матушка, могу я увидеть мальчика по имени Суор, сына дровосека, погибшего около Запруды?
        - А чо-ж нет-то? - удивилась хозяйка избы. - Вона-он, у Марыськи-голоштанной в сенях-эт ночует…
        - В сенях? Зимой?! - не поверила Илзе.
        - А чо, тама-эт, тепло, да-й тулуп у него… ниче еще… справный…
        - Как мне найти избу этой вашей Марыськи? - перебив старушку, рявкнул я.
        Поняв, что я гневаюсь, хозяйка избы сорвалась с места и, как была, в одной нижней рубашке, бросилась к выходу:
        - Пойдемте со мной, ваш-светлость! Я покажу!!!
        Пошел. После того, как заставил одеться. А через пару минут стучался в дверь избы побольше и позажиточнее.
        Тут откликнулся не один голос, а сразу три: мальчишеский, из сеней, визгливый женский, явно принадлежащий той самой Голоштанной, и мужской, низкий. Тембром чем-то похожий на голос Воско Иглы.
        Не без труда задвинув куда подальше грустные воспоминания, я представился, дождался, пока хозяева откроют дверь, а затем вгляделся в осунувшееся лицо Суора.
        За время, прошедшее с нашей первой встречи, он чуточку подрос, раздался в плечах, но при этом похудел. Хотя и тогда не отличался особо плотным сложением. Нос заострился, щеки впали, а шейка стала напоминать цыплячью.
        - Кем. Вы. Ему. Приходитесь? - жестом заткнув попытавшихся поздороваться селян и с трудом сдерживая злость на самого себя, спросил я.
        - Эта-а… стрыечка я евойная… А Орша, знач-ть, никто…
        Я огляделся, увидел потертую дерюгу, постеленную вдоль стены сеней, чем-то набитый мешок, который, скорее всего, должен был изображать подушку, и с хрустом сжал кулаки:
        - Собирайся: ты едешь со мной…
        Глава 9 Гогнар, сын Алоя

…Прелести Шании дю Клайд, младшей дочери графа Найтира и одной из немногих девственниц, оставшихся в городе, Алвана не впечатлили: равнодушно оглядев ее обнаженное тело, он приподнялся на локте, поковырялся в блюде, выбирая кусок оленины понежнее, а затем нехотя мотнул головой - мол, давай, танцуй, я смотрю.
        Столь явное игнорирование полученных инструкций заставило Гогнара поморщиться: знание о слабостях вождя вождей было оружием. И давать его в руки кого бы то ни было явно не стоило!
        Конечно же, берза не осталась незамеченной. Однако, слава богам, однобоко: добрая треть шири, приглашенных на ужин, развернула плечи и подобралась, а Ирек, сын Корги, явно решивший взять обещанную награду натурой, расплылся в довольной улыбке.
        Последовательно вглядевшись лица всех присутствующих и не найдя ни единого признака задумчивости или нездорового оживления, Подкова слегка расслабился и, пригубив вина, повернулся к девушке и удивленно хмыкнул: пунцовая от стыда, дю Клайд не только затравленно смотрела по сторонам, но и думала!!!
        . 'Умничка…' - мысленно усмехнулся он, заметив, что Шания расправила плечи и вскинула подбородок. - 'Если ты понравишься Алвану, то будешь согревать одну кошму. Нет - пойдешь по рукам…'
        Словно услышав его мысли, девушка тряхнула роскошной рыжей гривой и, дождавшись, пока заиграет музыкам, развела в сторону руки и плавно закружилась перед айнуром.
        Двигалась девушка великолепно. А ее чувство ритма, пластика, молодость и красота распаляли воображение и вызывали желание. У всех, кроме Алван-берза: вождь вождей смотрел на танец Горящей Свечи с таким равнодушием, как будто перед ним кружилась не юная красавица, а безобразная старуха!
        'Ну же, вспомни, о чем я тебе говорил!!!' - в какой-то момент мысленно взвыл Гогнар и, как бы невзначай передвинувшись на локоть влево, замер: дю Клайд, почувствовавшая, что танец Свечи на Ветру Алвана не цепляет, вдруг вскинула над головой руки и, щелкнув пальцами, прогнулась в спине. И, задержавшись в этом положении пару ударов сердца, выпрямилась. Но не плавно, а резко. Так, что ее груди, увенчанные темно-коричневыми сосками, тяжело качнулись, а по животу, бедрам и ногам прокатилась первая волна танца Низменной Страсти…
        Где графиня дю Клайд могла увидеть, а тем более, научиться этому танцу, Гогнар не представлял. Поэтому смотрел на нее, вытаращив глаза. Еще бы - девушка, словно забыв о том, что еще совсем недавно умирала от стыда, раздеваясь перед одним Гогнаром, теперь рисовала перед десятком мужчин канонические картины, от которых захватывало дух, а чреслах разгоралось пламя. Хотя нет, не перед десятком - она видела только Алвана, и ласкала себя исключительно для него.
        Увы, Пугливая Лань, пытавшаяся быстрее ветра унестись к горизонту, но павшая под тяжестью догнавшего ее гепарда, Алвана не взволновала. Плачущая Ива, полощущая ветви в тихом ручье - тоже. А очень неплохо показанное Утро Девичьих Грез вызвало кривую усмешку:
        - Неплохо… Даже, можно сказать, хорошо… Но…
        Чем берз закончит эту фразу, Гогнар знал, как никто другой. Поэтому поднял руку и негромко сказал:
        - Возьму. Я. В счет своей доли в добыче…
        - Забирай… - согласно кивнул вождь вождей, после чего мотнул головой, приказывая девушке занять место у ног Подковы.
        Та, само собой, повиновалась. По ощущениям Гогнара, не особо расстроившись - в ее последнем взгляде на Алвана промелькнуло что-то вроде благодарности…
        'Не дура…' - подумал сын Алоя, затем холодно оглядел остальных мужчин и мысленно ухмыльнулся: зависть, полыхавшая в их взглядах, тут же куда-то пропала…
        - Что там у нас дальше? - без особого интереса поинтересовался вождь вождей, поднял чашу с кумысом и, услышав слишком быстро приближающийся топот, потянулся к Гюрзе.
        Как оказалось, зря: телохранитель, отодвинувший в сторону шкуру пардуса, закрывающую вход, уставился на Гогнара:
        - Эрдэгэ, к тебе Варлам из Свейрена. Говорит, что дело не терпит отлагательств…
        'Дьявол!!!' - мысленно выругался Подкова, взглядом попросил у Алвана разрешения отлучиться и, получив разрешение, неторопливо встал.
        - А мне что делать, господин? - робко прикоснувшись к его сапогу, еле слышно прошептала дю Клайд. - Ждать вас тут?
        - Жди тут. Ты - моя. Не тронут… - рублеными фразами ответил он, а затем прищурился: - Хотя… нет, я передумал: иди за мной!
        Девушка вскочила на ноги и, поправив распущенные волосы так, чтобы они хоть немного прикрывали грудь, засеменила следом…

…Увидев Гогнара, Варлам радостно вскинул голову, но шевелиться, а тем более, сходить с места поостерегся. Такое благоразумие Подкову здорово рассмешило: здесь, в сердце стойбища ерзидов, жизнь сотника Ночного Двора Делирии не стоила ничего. Еще веселее ему стало, когда Большое Начальство увидело обнаженную Шанию дю Клайд, тенью следующую за своим новым хозяином: Варлам, сглотнув слюну, масленым взглядом уставился на девушку и, кажется, даже забыл, зачем явился.
        - Что у тебя за дело? - гневно сдвинув брови, дабы не выбиваться из образа в присутствии телохранителей, спросил Гогнар.
        Намек был понят. Хотя и не сразу - прежде, чем оторвать взгляд от прелестей девушки, шевалье Харвс дважды дернул себя за ус и что-то возмущенно пробурчал себе под нос.
        Телохранители подались вперед - по их мнению, такое неуважение ко второму человеку в армии требовалось лечить. Закатыванием в ковер или чем-нибудь в том же духе.
        На их движение сотник среагировал мгновенно: упал на колени и, уткнув голову в землю, выставил перед собой деревянную узду:
        - Прошу прощения, эрдэгэ! Я принес новости, касающиеся Элиреи!
        Не воспользоваться возможностью порадоваться виду начальства, стоящего на коленях, Подкова не мог. Не поиздеваться - тоже. Поэтому прежде, чем среагировать на сообщение, жестом подозвал к себе дю Клайд и взглядом указал ей на юрту:
        - Иди. Воду сейчас принесут. Приведешь себя в порядок, перестелешь ложе и будешь ждать моего возвращения…
        - Как прикажешь, господин… - покорно отозвалась девушка и, покачивая бедрами чуть сильнее, чем обычно, двинулась ко входу.
        'Решилась…' - мысленно отметил эрдэгэ, а затем повернулся к ближайшему телохранителю и приказал привести коней…

…Всю дорогу от стойбища и до опушки ближайшего леса сотник гневно кусал губы и тискал рукоять своего меча, а когда Гогнар остановил коня, вполголоса зарычал:
        - Ты что себе позволяешь, падаль?! Я стоял на коленях, а ты ТЯНУЛ ВРЕ-…
        - Я спасал вам жизнь, ваша милость: за попытку возжелать женщину эрдэгэ положено закатывать в ковер, а затем соединять пятки с затылком…
        - Во-первых, никого я не желал, а во-вторых, твоя женщина шла по стойбищу голой!!!
        - Вы - лайши, а вокруг было достаточно свидетелей. И если бы вы не упали на колени, то новости касательно Элиреи мне бы принес кто-нибудь другой… - предельно спокойно сообщил Гогнар. - Что касается внешнего вида графини Шании дю Клайд - у меня не было возможности ее одеть, так как я получил ее в подарок сразу после того, как она станцевала танец Низменной Страсти Алван-берзу и его тысячникам…
        - А что, в юрту к Алвану она пришла тоже голой? - язвительно поинтересовался шевалье Хармс.
        - Нет, одетой. Но даже я, эрдэгэ, не имею права игнорировать традиции ерзидов. А они, ваша милость, требуют сначала показать дар вождя вождей всем, кто хочет на него посмотреть, а потом воспользоваться им по назначению…
        - То есть, ты…
        - Да, ваша милость… - пряча ехидную улыбку, кивнул Подкова. - Если я не возьму ее сегодня же ночью, то Алван-берз сочтет это оскорблением и закатает в ковер меня!
        - Тяжелая у тебя служба, я посмотрю… - фыркнул сотник. Потом вспомнил о полученном приказе и посерьезнел: - Значит, так: планы его величества Коэлина Рендарра поменялись. Поэтому тебе приказано в кратчайшие сроки заставить ерзидов вернуться в свои стойбища. И не просто вернуться: ты должен ликвидировать Алван-берза, затем стравить между собой ерзидские рода и сделать все, чтобы к следующей весне Степь заполыхала…
        - То есть, я должен ее поджечь? - пошутил Гогнар.
        - Устроить междоусобицу, придурок! - взбеленился шевалье Хармс, затем вспомнил, что ерзидское стойбище сравнительно недалеко и заставил себя понизить голос: - Задача понятна или объяснить подробнее?
        Задача была понятна. Более чем. Поэтому Подкова пожал плечами и криво усмехнулся:
        - Куда уж понятнее… Сделаю…
        - Вот и замечательно… Тогда увидимся эдак через неделю…
        - Не спешите, ваша милость! - воскликнул Гогнар, увидев, что сотник разворачивает коня и собирается уезжать. - А что там с моим вознаграждением?
        По губам шевалье Хармса скользнула злая улыбка:
        - Об этом мы с тобой поговорим в Свейрене…
        - Вы со мной?! - нахмурился Подкова. - А какое ВЫ имеете отношение к деньгам, обещанным мне королем Иарусом?!
        - Самое прямое: я - твой непосредственный начальник. Поэтому Я решаю, как и кого награждать…
        - Да, но…
        - Если ты думаешь, что я прощу тебе сегодняшнее оскорбление, то очень сильно ошибаешься!
        - Какое оскорбление, ваша милость, я спаса-…
        - Я тоже спасу твою жизнь! - осклабился сотник. - Удара, эдак, после пятидесятого… Если, конечно, решу, что твои мольбы о прощении звучат достаточно искреннее и… громко…

…Спешившись около своей юрты и бросив поводья подскочившему воину, Гогнар сказал телохранителям, что его желательно не беспокоить, отодвинул в сторону шкуру, закрывающую вход, и, перешагнув через порог, в сердцах швырнул на ложе сорванные с себя пояс и ножны с мечом.
        Под шкурами ойкнуло, затем их краешек пополз вниз и открыл взглядам Подковы испуганное личико леди Шании:
        - Мой господин, тебя кто-то расстроил?
        С хрустом сжав кулаки, он сделал еще один шаг вперед, затем заметил, что на айнуре стоит кувшин с вином и пара тарелок с едой, а в юрте стало значительно уютнее, и молча кивнул.
        Девушка не стала выяснять, кто и чем, а выскользнула из-под шкур и, подхватив с айнура золотую чашу, наполнила ее вином.
        - Белогорское… И козий сыр… - протягивая чашу и тарелку с аккуратно нарезанными ломтиками, сказала она. - Все, как вы любите…
        'Откуда она знает, что я люблю?' - подумал Гогнар, затем сообразил, что все это она могла узнать у Кьяры и, упав на шкуры, уперся носком левого сапога в пятку правого.
        Носок соскользнул. А через мгновение сапог, стянутый двумя не особо сильными девичьими ручками, оказался на полу, затем рядом с ним возник второй, а леди Шания, робко улыбнувшись, тихонечко поинтересовалась:
        - Не будет ли угодно моему господину, чтобы я размяла его плечи?
        Господин подумал и решил, что ему угодно. Поэтому позволил себя раздеть, уложить лицом вниз и, повернув голову направо, сделал вид, что прикрыл глаза.
        Тянуться к ножу, лежащему на айнуре, девушка не стала - подползла к нему поближе и, оказавшись сбоку, осторожно сжала тоненькими пальчиками его плечи…

…Делать массаж девушку не учили. Однако отсутствие знаний и навыков она возмещала старательностью и чуткостью: почувствовав, что прикосновения к затылку и шее доставляют Гогнару удовольствие, минут пятнадцать экспериментировала с силой надавливаний и поглаживаний, пока не пришла к варианту, который ему нравился больше всего. Поняв, что прикосновения к давно зажившей ране на левом плече ему неприятны, разминала все, кроме этого места. А случайно прикоснувшись голым бедром к его боку и как-то догадавшись, что он прислушался к своим ощущениям, попробовала добавить к ним новые грани: сначала осторожно прижалась к его боку бедром, потом коснулась грудью спины, а когда уверилась, что эти вольности принимаются благосклонно, перебросила ногу через поясницу Подковы и села на него сверху.
        Жар девичьих бедер и лона мигом вышиб из головы Гогнара все мысли до единой и пробудил в нем зверя: вывернувшись из-под Шании, он вбил ее податливое тело в шкуры, развел в стороны колени и, нависнув над ней, вдруг почувствовал, что она подается навстречу!
        Замер. Недоверчиво оглядел обе ладошки, в ожидании вспышки боли вцепившиеся в шкуры, затем покосился на нож, все еще лежащий на айнуре и криво усмехнулся:
        - Ты что, не будешь стараться меня убить?
        Девушка непонимающе захлопала ресницами:
        - Зачем?
        - Ну как же: я - грязный степняк, а ты - чистая и непорочная дворянка, честь которой тре-…
        Губы дю Клайд изогнулись в горькой улыбке:
        - Пара недель, проведенных в юрте для пленниц, здорово меняют и взгляды на жизнь, и планы на будущее…
        Словосочетание 'планы на будущее' заставило его еще на некоторое время сдержать свои желания:
        - А чуть поподробнее можно?
        - Графиня Орфания Эйсс, подаренная какому-то шири из Эртаров…
        - …Эрдаров…
        - …сказала, что скорее умрет, чем позволит над собой надругаться. Она умерла. Но не в юрте хозяина, а… э-э-э… среди солдатских костров! Причем не сразу, а дня через три или четыре… Баронесса Карина Логвурд, тоже кому-то подаренная и поэтому решившая вскрыть себе вены, все еще жива. Правда, лишилась обеих рук и до сих пор проводит дни и ночи с солдатами… Меня такое будущее не устраивает!
        - А как же дворянская честь?
        - Глупо биться головой, уперевшись в стену… - усмехнулась девушка. - Возможно, в паре шагов справа или слева есть калитка… Или даже целые ворота…
        Ее мысли настолько точно повторяли то, к чему пришел он сам, что Подкова приподнялся, вытянул левую ногу дю Клайд вниз и улегся на бок:
        - А разве ты уперлась в стену?
        Девушка, удивленная тем, что он не стал ее насиловать, ответила не сразу:
        - Говорят, что ты - лучший мечник во всей армии ерзидов и при этом хитроумнее, чем десяток их алугов. Значит, бросаться на тебя что с ножом, что с мечом - глупо…
        - Меня не было больше двух часов… - напомнил Гогнар. - А в моей юрте хватает оружия, чтобы вскрыть себе вены сотне таких пленниц, как ты…
        - Ага, оружия тут достаточно. Но во-он за той шкурой дежурят твои телохранители. Значит, как только я потянусь к ножу, мои планы на будущее треснут, как глиняная тарелка под молотом кузнеца!
        - И что у тебя за планы? - развеселившись, поинтересовался он.
        - Понравиться… Тебе… - взяв его руку и положив ее себе на грудь, сказала дю Клайд. - Потом стать нужной. И жить, как за каменной стеной…
        - А если не получится? Ну, понравиться, там, или стать нужной…
        - Я хочу жить… - сжимая его пальцы, твердо сказала она. - И жить хорошо…
        'Я тоже хочу жить ХОРОШО…' - удовлетворенно подумал Гогнар. Затем подтянул Шанию поближе, провел пальцем по ее по-девичьи плоскому животу, коснулся полоски рыжих волос и неожиданно для самого себя пообещал: - Будешь! Если, конечно, понравишься…
        Глава 10 Алван-берз

…Марух, сын Нардара, стоял в центре Круга, расслабленно опустив руку с мечом, и, полуприкрыв глаза, спокойно ждал следующего противника: предыдущий, пропустив девять смертельных касаний менее, чем за пятьдесят ударов сердца, признал свое поражение и уже затерялся среди зрителей.
        'А он хорош…' - невесть в который раз за последние месяцы подумал Алван, оглядывая широченные плечи, сильные руки и длинные, но мощные ноги лайши. - 'Быстр, как веретенка, хитер, как лис, и опасен, как степной пожар…'.
        Потом увидел шевеление среди Вайзаров и приподнялся на цыпочки, чтобы пораньше увидеть нового поединщика.
        Воин, выбравшийся к границе Круга, был незнаком, поэтому Алван с интересом оглядел его с ног до головы и мысленно хмыкнул, почувствовав, что ощущает излишнее напряжение в руке, сжимающей саблю, в мышцах плеч и шеи.
        'Не напрягайся!' - вспомнилось в то же мгновение. - 'Пока ты расслаблен - ты быстр, как ветер; напрягся зря - бревно, а, точнее, труп…'
        Увы, этих слов Гогнара, сына Алоя Вайзар явно не слышал. Поэтому в первой атаке понадеялся на свою силу, немалый рост и длину рук. Пара обманных движений, стремительный прыжок вперед, мощнейший удар наискосок - и сабля, свистнув, разорвала воздух в том месте, где мгновение назад была шея Маруха. Сделать что-либо еще воин уже не успел - багатур-лайши, с грацией прирожденной танцовщицы сместившийся чуть в сторону, легким и каким-то несерьезным движением ткнул кончиком своего меча в ничем не защищенную правую подмышку!
        - Алла-а-а!!! - восторженно заревели Надзиры, а большая часть Вайзаров мрачно нахмурилась.
        Следующая атака здоровяка отличалась от предыдущей только количеством обманных движений и точкой приложения удара: несколько раз начав, но не закончив удар, он 'поймал' сына Нардара на встречном движении и попытался рубануть по предплечью. Увы, предплечье ушло в сторону и заставило его провалиться, а через мгновение клинок Маруха обозначил удар в левую глазницу 'бревна', сразу сделав его 'трупом'.
        Третью атаку Вайзар готовил аж три с лишним десятка сердца. И, кажется, собирался устроить что-то уж очень хитрое, но в момент, когда он только-только начал плести кружева своей саблей, Марух вдруг сократил дистанцию и, оказавшись вплотную к противнику, без особых изысков ударил его лбом в нос.
        Сила удара руками, ногами или другими частями тела правилами поединков в Круге не оговаривалась, поэтому, увидев, что соперник лайши начинает оседать на землю, Надзиры разразились восторженными криками. И практически сразу же начали подзуживать Вайзаров, предлагая тем испытать свои силы в бою с таким достойным противником.
        К искреннему возмущению Деррана, сына Идриза, его сородичи в Круг не рвались. Еще бы - даже Тенгер, сын Шаффата, лучший поединщик Вайзаров, не продержался против Маруха и трех сотен ударов сердца, а худший из желающих, Атвар, сын Калама, потерял сознание от удара локтем в голову в первой же атаке!
        - Ну чего, девятый противник будет? - устав ждать соперника, насмешливо поинтересовался сын Нардара, и Дерран, скрипнув зубами, вышел в круг сам…

…Смотреть, как дерется лайши, было не менее интересно, чем тренироваться под его руководством: атаки северянина были стремительны и непредсказуемы, а его чувство дистанции - воистину невероятным. Правда, увидеть это было дано далеко не каждому: даже с Тенгером Марух работал не в полную силу. Используя сравнительно небольшое количество боевых связок и побеждая противников исключительно за счет скорости.
        'А со мной он рубится иначе: показывает все, что умеет, и учит от этого защищаться…' - не без самодовольства отметил Алван после первого проигрыша вождя Вайзаров. - 'Потому, что я - вождь вождей и очень неплохой боец…'
        'Потому, что Гогнар и его побратимы делают все, чтобы твои мечты о Великой Степи не остались мечтами…' - едко напомнила память. И заставила задуматься о будущем. Впрочем, ненадолго: не успел Алван представить себе карту Диенна, виденную в юрте эрдэгэ, и представить, сколько времени и сил потребуется его терменам, чтобы захватить все эти земли, как со стороны леса раздался хорошо знакомый рык Дэзири-шо!
        В первое мгновение Алван не поверил собственным ушам, так как прекрасно знал, что боевой кот Субэдэ-бали предпочитает охотиться в степи. Но когда рык повторился еще дважды, скользнул к ближайшему телохранителю, жестом приказал сцепить пальцы и, наступив в получившееся стремя правым сапогом, оказался на полкорпуса выше моря человеческих голов.
        Увы, даже с такой высоты увидеть что-либо, кроме крыш юрт и самых верхушек небольшой рощицы, расположенной на полпути к лесу, было невозможно. Поэтому он спрыгнул на землю, повернулся ко второму телохранителю, чтобы потребовать привести лошадь, но вдруг увидел окаменевшее лицо сына Алоя и застыл…

…Слух о том, что эрдэгэ говорит с Субэдэ-бали, разлетелся по стойбищу в считанные мгновения: сердце Алвана ударило в грудную клетку от силы раз сто, а вокруг уже стояла мертвая тишина, а на лицах ближайших воинов застыло выражение благоговения.
        'Иди и возьми…' - мысленно повторил берз слова, некогда сказанные ему Гогнаром, затем вспомнил о необходимости держать лицо и, приосанившись, превратился в статую…

…То, что сын Алоя именно беседует, а не просто внимает, было понятно без всяких слов: первые несколько минут 'разговора' его брови то и дело сдвигались к переносице, а ноздри гневно раздувались. Чуть позже на скулах эрдэгэ заиграли желваки, в уголках глаз появились морщинки, а пальцы с силой сжали рукоять меча. Ну, а когда на лбу Гогнара выступили капельки пота, а кадык несколько раз дернулся вверх-вниз, Алвана, доселе не представлявшего, что Субэдэ-бали можно возражать, ощутимо затрясло. И как раз в этот момент эрдэгэ покорно склонил голову, затем стукнул себя в грудь кулаком и открыл глаза.
        Несколько долгих-предолгих мгновений, пока лайши пытался понять, где находится, Алван с трудом, но сдерживал бьющую его нервную дрожь, а когда беловолосый нашел его взгляд и криво усмехнулся, понял, что Первый Меч Степи чем-то сильно разгневан.
        Так оно, собственно, и оказалось - вытерев со лба капельки пота, Гогнар с хрустом сжал кулаки и негромко сообщил:
        - Субэдэ-бали недоволен…
        - Чем?! - вырвалось у кого-то из молодых Вайзаров.
        - На все наши стойбища - всего пара Кругов. Тренируются и оттачивают свои навыки десятки, если не единицы. Зато добрая треть воинов ночует не в юртах, а в теплых каменных домах, спит не на кошме, а на перинах из лебяжьего пуха, достает сабли из ножен не для того, чтобы поразить врага или чему-то научиться, а чтобы покрасоваться перед своими рабынями…
        После этих слов эрдэгэ сделал небольшую паузу и, на миг вскинув взгляд к небесам, продолжил говорить. Но Алван, увидевший ту вереницу чувств, которые в этот момент промелькнули в глазах лайши, вдруг понял, что слова о недовольстве Субэдэ-бали были преуменьшением: на самом деле Первый Меч Степи пребывал в бешенстве! И лишь стараниями Гогнара сорвал свою злость не на Алване и его терменах, а на своем сыне!
        - …и я говорю ЕГО словами: 'Если вы, только-только выбравшиеся за пределы Степи и почувствовавшие вкус побед, уже уподобились изнеженным лайши, то что с вами станет потом, когда под ноги ваших коней ляжет не одно королевство, а весь Диенн?!'
        Представлять описанную картину не хотелось, поэтому Алван склонил голову в жесте признания вины и глухо спросил:
        - Чего хочет Субэдэ-бали?
        Гогнар, мазнув по нему взглядом, неторопливо оглядел ближайших воинов, а затем состроил такое лицо, как будто никак не мог смириться с тем, что собирался сказать:
        - Он хотел забыть. О нас. Надолго. Но… все-таки решил дать нам еще одну возможность доказать, что в жилах ерзидов течет не болотная жижа, а кровь Первого Меча Степи!
        'Он хотел забыть. Но ты его уговорил. Не испугавшись отцовского гнева…' - мысленно уточнил берз. И в знак благодарности прижал к груди правый кулак.
        Гогнар понял. А воины - нет: решив, что этот жест - подтверждение клятвы, данной берзом самому себе, они тоже закрыли глаза и, что-то там пообещав, тоже громыхнули кулаками по нагрудникам.
        - Что мы должны сделать? - дождавшись, пока отзвучат последние удары, негромко поинтересовался Алван.
        - Саблю, не покидающую ножны, съедает ржа. Воинов, не встающих из-за айнура - лень. Поэтому завтра ты поведешь свои термены на восход…
        - А…
        - Устрой сонтэ-лоор. Прямо сейчас… - как обычно, отвечая на еще не заданный вопрос, сказал Гогнар. И, словно к чему-то прислушиваясь, уверенно добавил: - Жертвы будут приняты благосклонно…
        Глава 11 Аурон Утерс, граф Вэлш

…Если восточная часть Элиреи жила сравнительно спокойно, то уже на подъезде к Оршу стало заметно, что королевство готовится к войне. Нет, черных вымпелов на надвратных башнях еще не было, зато все остальные признаки готовности к появлению врага были налицо: растительность, успевшая вырасти поблизости от городских стен, была нещадно вырублена, сами стены приведены в порядок, а стража, бодрая, злая и вооруженная до зубов, встречала гостей города не перед воротами, а в сотне шагов перед ними. Дабы, в случае чего, воины, дежурящие на барбаканах, успели уронить герсу и захлопнуть тяжеленные створки.
        Процесс досмотра желающих попасть в город тоже претерпел существенные изменения: теперь досматривались не только телеги и подозрительные лица, но и кареты дворян, их возки с вещами, а так же все совершеннолетние мужчины без исключения. Причем досматривались не абы как, а крайне добросовестно: стража, получившая подробные инструкции, обращала внимание на каждый мозоль на ладонях, на все колюще-режущее и даже на стать. Не остались без дел и мытари - теперь они записывали не только имена, клички и суммы, заплаченные за проход или проезд, но и особые приметы, а так же названия постоялых дворов, где гости города собирались остановиться.
        Естественно, с таким подходом к досмотру пропускная способность постов значительно упала, и на специально огороженных площадках в полутора-двух перестрелах от стен постепенно возникли чуть ли не целые полевые лагеря. Что творилось в них, не скажу - не видел. Но с большой долей уверенности могу сказать, что и они не остались без присмотра.
        Тратить время на въезд и выезд в города, тем более, с такими порядками, мы, конечно же, не стали. Однако не поинтересоваться тем, что творится внутри их стен, я не смог. И расспросил первого попавшегося стражника. Оказалось, что и там поддерживался порядок: по улицам и подворотням днем и ночью ходили патрули, площади перед воротами, боевые ходы, ведущие на стены, казармы, склады и колодцы тщательно охранялись, а любой подозрительный шум вызывал незамедлительную реакцию.
        Кстати, стражник, рассказывавший о введенных мерах безопасности, коснулся не только положительных, но и отрицательных последствий. По его словам, на городских рынках и в лавках значительно выросли цены на продукты, одежду и оружие, мест на постоялых дворах нельзя было найти даже при очень большом желании, а от круглосуточного звона кузнечных молотов, визга пил и тюканья топоров народ стал нервным и злым.
        О том, что дорожает все и вся, а на постоялых дворах забиты даже сеновалы, я знал и без него, так как уже имел грустный опыт выбивания места для ночевки для себя и своих людей и регулярно платил за ужины и завтраки. А вот понять, почему народ бесится от шума больше, чем от повышения цен, так и не смог. Впрочем, в тот момент мне было не до таких мелочей, поэтому отряд сразу же двинулся дальше.
        Дорога от Орша до Китца оказалась забита стадами, перегоняемыми на восток: раз пять-шесть за световой день мы упирались в бескрайние моря из мычащих, блеющих или ржущих животных и тратили по часу-полтора, чтобы пробиться к противоположному берегу. Кроме этого, наше движение замедляли конные разъезды, попадавшиеся чуть ли не каждые час-полтора, и купеческие обозы. Первые, даже заметив, что группа воинов, передвигающаяся 'пешим по конному', одета в цвета Утерсов, ощетинивались копьями и требовали остановиться. И разрешали нам продолжать движение, только удостоверившись в том, что я - действительно граф Аурон. А вторые, как правило, занимающие всю ширину дороги, принимались бестолково суетиться, и вместо того, чтобы пропустить нас мимо, вынуждали съезжать или сбегать на обочину.
        Двигаться с нормальной скоростью получилось только после Китца, когда от стад остались лишь подмерзшие лепешки, обозы куда-то пропали, а ночные заморозки, высушившие лужи и превратившие в камень непролазную грязь, позволили не объезжать каждую яму, а мчать напрямик.
        Пытаясь возместить потерянное время, я гнал отряд на предельной скорости. То есть, 'пешим по конному' и практически без остановок: даже Илзе и Суор, передвигающиеся верхом, пересаживались на заводных лошадей чуть ли не на ходу. Поэтому стены Арнорда и раскинувшийся перед ними огромный табор мы увидели не в полдень следующего дня, а поздно вечером.
        К моему удивлению, пробиваться через толпу желающих укрыться от войны за стенами столицы не было необходимости, так как стараниями стражников через табор вело несколько проездов, передвигаться по которым просто так было запрещено. Въехать в Восточные ворота тоже оказалось несложно - стоило мытарю увидеть цвета моего сюрко, как козлы, перегораживающие дорогу, сдвинулись в сторону, десяток вооруженных до зубов солдат споро растолкал собравшуюся толпу, а начальник караула, шустренько подбежав к моему коню, с поклоном передал мне запечатанный пакет с приказом немедленно явиться во дворец…

…Въехав в распахнутые настежь городские ворота, я очень быстро понял, почему стражник из Орша упомянул о шуме: несмотря на поздний час, со стороны Стрелецких казарм доносились отрывистые команды десятников, слитно хеканье тренирующихся солдат и лязг стали; чуть левее, над городскими трущобами, стоял непрекращающийся перестук плотницких молотков, а справа, со стороны Торговой Слободы, слышалось громыхание ворот, ржание лошадей и приглушенная расстоянием ругань. Что вместе с непрекращающимся брехом собак и скрипом несмазанных осей здорово давило на уши и… мешало ЧУВСТВОВАТЬ окружающий мир.
        Кстати, Илзе пришла к этому же выводу одновременно со мной. Поэтому когда я на всякий случай проверил, как вынимаются из ножен мечи, подъехала поближе и понимающе поинтересовалась:
        - Что, слушаешь, но не слышишь?
        Я утвердительно кивнул. И тут же понял, что почти всю дорогу из Свейрена пребывал в состоянии прозрения, а теперь, выпав из него, ощутил себя слепым.
        - Знаешь, видеть, слышать и чувствовать так, как Видящие, должен уметь любой воин… - буркнул я, затем наткнулся на ее встревоженный взгляд и выставил перед собой ладони: - Ты не поняла! Я хотел сказать, что состояние прозрения здорово помогает выживать!
        - Вот сына и научишь… - тут же ответила она и, почувствовав, что я чуть-чуть напрягся, как бы невзначай потянулась рукой к животу.
        Улыбка, прячущаяся в уголках глаз, направление взгляда да совершенно спокойное дыхание свидетельствовали о том, что она шутит. Но я все-таки подъехал к ней вплотную и, округлив глаза, 'испуганно' поинтересовался:
        - Ты что, в положении?
        Не знаю, что Илзе услышала в моем вопросе, но улыбка из ее глаз тут же куда-то пропала:
        - Нет. И не забеременею до конца войны…
        '…так как не хочу быть отправленной в Вэлш и, сидя там, сходить с ума от страха за тебя и одиночества…' - поняв недосказанное, мысленно закончил я.
        Обсуждать эту тему на улице как-то не хотелось, поэтому, кивнув, я чуть пришпорил коня и продолжил смотреть по сторонам…

…Чем дальше мы отъезжали от ворот, тем большим уважением я проникался к тем, кто готовил Арнорд к войне: улицы, способные пропустить через себя ерзидскую конную лаву, перегораживали мощные укрепления. А на подступах к каждому из них проезжая часть оказалась испещрена 'следами копыт' - причудливо разбросанными круглыми ямками глубиной до локтя, которые должны были служить естественным препятствием для скачущих во весь опор лошадей. На крышах домов, расположенных рядом с крупными перекрестками, появились стрелковые позиции для арбалетчиков и лучников, большая часть окон, выходящих на проезжую часть, обзавелась мощными ставнями с прорезями для стрельбы, часть дверных проемов оказалась наглухо замурована, а во дворах появились здоровенные ящики с песком и бочки с водой. Кроме всего этого, у каждого стражника, попадающегося на пути, на поясе или за седлом болтались увесистые мешочки с чесноком, а у их командиров - сигнальные рожки.
        Однако, несмотря на то, что все это создавало нешуточные трудности для передвижения, ни стражники, ни горожане, ни гости столицы не роптали. Пришлось смириться и нам. Благо времени, потребовавшихся на то, чтобы, поплутав по кривым улочкам, переулкам и подворотням, добраться до дворца, хватило за глаза…

…Подготовка к войне не обошла стороной и дворец Берверов. Правда, в отличие от города, здесь ее следы мог увидеть лишь тот, кто знал, куда и как смотреть. Я - знал. Поэтому всю дорогу от Золотых ворот до приемной камерария его величества выискивал изъяны. И, как ни странно, находил. Поэтому, переступая порог кабинета графа Тайзера, я готовился объяснять, каким образом подготовленный одиночка, ХОРОШО ЗНАЮЩИЙ систему охраны дворца и прилегающей к нему территории, может добраться до Западного крыла. Однако, оказавшись внутри и увидев, с какой скоростью камерарий вылетает из-за своего стола нам навстречу, на всякий случай загнал себя в состояние прозрения. И почти сразу же почувствовал, что слова приветствия, срывающиеся с губ графа, совершенно пусты.
        Так, собственно, и оказалось: покончив с церемониями с невероятной поспешностью, камерарий чуть ли не пинками вытолкал нас в коридор и крайне несолидно для своего возраста, титула и положения понесся по направлению к покоям королевы Майры.
        Вламываться в покои ее величества, да еще и на ночь глядя, мне показалось неправильным, поэтому я чуть ускорил шаг, поравнялся с камерарием и поинтересовался, не лучше ли нам с Илзе подождать короля в кабинете.
        Тайзер посмотрел на меня, как на юродивого:
        - Я получил прямой и недвусмысленный приказ доставить вас к королю сразу же, как вы появитесь!
        Интонация, с которой граф выговорил слова 'приказ' и 'сразу', заставила меня заткнуться и приготовиться к неприятностям: что-то, связанное с причиной этой спешки, вызывало у камерария хорошо скрываемое недовольство.
        Кстати, это недовольство чувствовали не только мы с Илзе - увидев графа, немногочисленные слуги, попадающиеся на пути, ощутимо бледнели и складывались в поясных поклонах, а стражники, недвижными статуями застывшие на постах, кажется, переставали даже дышать.
        Единственными людьми, не испугавшимися гнева камерария, оказались воины Ноэла Пайка, охранявшие двери, ведущие в покои королевы: увидев меня, они радостно заулыбались, гулко стукнули кулаками по нагрудникам и одновременно поздоровались. Что не помешало одному из них дважды стукнуть по косяку костяшкой пальца.
        Увы, узнать, есть ли новости из Вэлша, я не успел: как только я договорил слова приветствия, правая створка приоткрылась, и из-за нее выглянуло недовольное личико одной из фрейлин королевы:
        - Что случи-…
        Граф Тайзер нахмурился, но промолчал - видимо, считал ниже своего достоинства что-либо ей объяснять. И правильно сделал - уже через пару ударов в глазах девушки появилось узнавание:
        - Ой, граф Аурон, это вы?! Здравствуйте! Подождите, пожалуйста: я о вас сейчас доложу!!!
        Судя по всему, по покоям ее величества фрейлина передвигалась исключительно бегом, так как уже через пару минут обе створки одновременно распахнулись, и мы с Илзе, перешагнув через порог, оказались в роскошно обставленной гостиной.
        - Их величества сейчас будут… - сияя ослепительной улыбкой, сообщила та же фрейлина. Затем плавно повела ручкой в сторону дивана, затянутого белоснежной кожей, и, в упор не заметив нашей пропыленной одежды, предложила располагаться.
        Я остался стоять. А Илзе, величественно сбросив дорожный плащ на руки подоспевшей служанке, аккуратно присела на краешек. И с интересом оглядевшись, уставилась на здоровенную картину, изображающую небольшое озерцо, окруженное вековыми соснами. В это время скрипнула еще одна дверь, и в комнату практически влетела королева Майра, непонятно с чего одетая в один лишь тоненький и облегающий домашний халатик, обрисовывающий все округлости ее фигуры!
        Я тут же опустил взгляд на носки своих сапог, но состояние прозрения, в котором я пребывал, сыграло со мной злую шутку: за один лишь миг мне удалось увидеть и растрепанные волосы, и слишком румяную кожу щек, шеи и видимой части груди, и острые точки в том месте, где соски пытались пробиться сквозь тонкую ткань, и чуть припухшие губы…
        - Простите, ваше величество, мы нево-… - мысленно кляня себя за спешку, заставившую приехать в Арнорд вечером, а не утром следующего дня, начал было я. И тут же заткнулся, так как в поле моего зрения возникли босые ступни с крошечными пальчиками, алеющими точками подкрашенных ногтей, отделанные кружевами полы чуть распахнувшегося халатика и выглядывающее между ними бедро. Потом мне в лицо пахнуло запахом разгоряченного женского тела, а шею обожгло прикосновение горячих ладошек:
        - Наклонись…
        Тон, которым королева произнесла это слово, не подразумевал неповиновения, поэтому я сначала начал складываться в три погибели, а уже потом остановился, сообразив, что вот-вот уткнусь носом в грудь ее величества. В это время грудь метнулась мне навстречу, а правая щека ощутила прикосновение жарких и влажных губ:
        - Спасибо! Я этого никогда не забуду…
        Пока я пытался понять, за что меня можно ТАК благодарить, Майра Бервер поцеловала еще и в левую, а затем, коснувшись губами уха, негромко, но предельно четко произнесла:
        - Что угодно, когда угодно, где угодно…
        Я непонимающе хмыкнул. Мысленно, конечно: крайне редко используемое Слово Неоплатного Долга не требовало моего согласия и привязывало королеву ничуть не слабее Клятвы Жизни. То есть, давать его нам с Илзе за наложение личины на Коэлина Рендарра было как-то не логично.
        - И только попробуй не воспользоваться… - ласково проведя ладонью по моей небритой щеке, с угрозой добавила она, затем отпрянула и, снова продемонстрировав обнаженное бедро, скользнула к Илзе.
        Моя жена, попав в объятия королевы, вела себя не в пример спокойнее и рассудительнее меня - сама подставила щеки под поцелуи, с благодарностью приняла то же Слово, а затем мило улыбнулась и задала вопрос, который мучил меня:
        - Простите, Ваше Величество, а можно спросить, за что именно вы нас благодарите?
        Майра Бервер, нахмурила брови, недоуменно посмотрела сначала на Илзе, а затем на меня, и… промолчала. Только вот это молчание ударило по нашим нервам сильнее любого ответа: глаза королевы в мгновение ока наполнились слезами, а во взгляде промелькнул самый настоящий ужас.
        - Мы благодарим вас за спасение жизни Вальдара… - ухнуло справа-сзади, и я, развернувшись лицом к королю, шагнувшему в комнату, торопливо склонил голову. Не столько в знак приветствия, сколько пытаясь спрятать взгляд:
        - Доброй ночи, Ваше Величество! Прошу прощения за то, что так поздно, но…
        - Ты выполнял мой приказ… - напомнил Бервер, подчеркнув интонацией слово 'мой', а затем насмешливо добавил: - Так что можешь не краснеть и не терзаться!
        Обсуждать причины, заставляющие меня краснеть, очень не хотелось, поэтому я вернулся к теме, которая только что обсуждалась:
        - Спасение жизни его высочества? А вы ничего не путаете, сир?
        - Нет, не путаю… - предельно серьезно ответил король. - Если бы письмо, в котором ты сообщал о том, что барону Андивару Фарбо приказано отравить твою супругу, пришло хотя бы на два дня позже, Вальдара бы не стало…
        Я нахмурился:
        - Не понял?
        - Сразу после получения этого письма я вызвал посла во дворец. В процессе долгой и очень познавательной беседы, на которой присутствовала леди Даржина, выяснилось, что многоуважаемый барон - человек весьма инициативный. И способен не только выполнять полученные приказы, но и предвосхищать их…
        - Его люди выкрали единственную дочь Гармака, постельничего Вальдара… - устав слушать словесные кружева мужа, мрачно буркнула королева. - Страх за жизнь единственной дочери оказался сильнее чувства долга, и этот… э-э-э… Г…армак пронес во дворец простыни, пропитанные выжимкой карениссы…
        - Караниссы… - поправил ее Бервер.
        - Да какая разница, дьявол ее подери?! - взбеленилась Майра Бервер. - Если бы Вальдар полежал на них хотя бы полчаса, его бы… не спасли!!!
        У меня оборвалось сердце. Нет, не из-за Вальдара, а потому, что в коротенькой паузе после слова 'бы' прозвучала тоска по остальным сыновьям - Корбену, убитому 'доезжачим', и Ротизу, павшему от моей руки.
        Видимо, чувства, которые я испытал, вспомнив о своем участии в судьбе последнего, все-таки как-то отразились на лице, так как Майра Бервер тут же оказалась на ногах, в два быстрых шага подскочила ко мне, вцепилась в правую руку и требовательно заглянула в глаза:
        - Говорят, ты начал Видеть?
        'Ну да, начал…' - мысленно вздохнул я, за одно-единственное мгновение умудрившись увидеть не только жилку, пульсирующую на виске королевы, тоненький шрам чуть выше правой брови и сеточку морщин вокруг прищуренных глаз, но и крошечную родинку под ее левой ключицей, почти всю левую грудь и часть живота, 'продемонстрированные' во время слишком резкого рывка вперед.
        Вслух я сказал, конечно же, совсем другое:
        - Я пока только учусь…
        - Тогда смотри и делай выводы! - приказала королева и, облизнув губы, медленно и с расстановкой произнесла: - Я не виню тебя в смерти Ротиза! Мало того, я до безумия благодарна тебе за то, что ты избавил Вильфорда от необходимости приговаривать сына к позорной смерти на виселице, а меня - от необходимости присутствовать на казни!
        Она не лгала и не кривила душой. Совершенно точно. Поэтому я, толком не соображая, что творю, неожиданно для самого себя вдруг опустился на одно колено и припал губами к узенькой ладони, исчерченной синей сеточкой чуть вздувшихся жил.
        - Спасибо… - еле слышно выдохнула королева, а затем ойкнула, вырвала руку из моих пальцев и торопливо запахнула халат. После чего извинилась за то, что вынуждена на некоторое время удалиться, и величественно поплыла к дверям в свою спальню…
        Глава 12 Илзе Утерс, графиня Мэйсс

…Открыв глаза и увидев над собой не закопченный потолок комнаты какого-нибудь занюханного постоялого двора, а фреску, изображающую псовую охоту, я сообразила, что нахожусь во дворце, а затем вспомнила и предыдущий вечер. В следующее мгновение я торопливо перевернулась на правый бок и, увидев, что Ронни сладко спит, почувствовала, что страшно горжусь своим мужем и до безумия счастлива, что когда-то оказалась у него на пути.
        Само собой, уже через мгновение я передвинулась поближе и… остановилась, так как увидела черные круги под его глазами и вспомнила, что две трети дороги из Свейрена в Арнорд он проделал 'пешим по конному', а по ночам дежурил наравне с воинами Правой Руки.
        'Пусть хоть раз выспится нормально…' - задавив в себе появившееся желание, подумала я, легла на спину, представила себе луковицу, быстренько загнала себя в состояние небытия и, отщипнув несколько тоненьких фиолетовых пленочек, поняла, что взяла слишком много.
        Мысленно потянувшись к уже отложенным, чтобы вернуть на место пару лишних, я увидела, как два дюжих воина внутренней стражи распахивают тяжеленные резные двери, и заколебалась: этот промежуток времени тоже стоило пережить еще раз:
        - А вот и ваши покои! Правда, привести в порядок их еще не успели, но за этим дело не станет: как только ты будешь готова озвучить свои требования к их оформлению, я приглашу мастеров. Работают они быстро: как правило, портьеры, скатерти, покрывала и белье в нужных цветах, с родовыми гербами и вензелями вышивают дней за пять-шесть. А все остальное, начиная от гобеленов и заканчивая мебелью, подбирают в течение месяца…
        Там, в прошлом, я услышала в ее голосе не только радость, ожидание и надежду, но и тщательно скрываемые горечь и грусть. Поэтому попыталась отказаться от подарка:
        - Ваше величество, ну зачем нам с Ронни собственные покои, да еще и с охраной? До Серебряной улицы совсем недалеко, особняк, подаренный мне его величеством, еще ближе, а здесь, во дворце, есть гостевое крыло, в котором всегда есть свободные комнаты…
        - Скажешь тоже, 'гостевое крыло'! - возмутилась королева. - Может, еще на сеновал попросишься?
        - Ну, с Ронни я бы переночевала и на сеновале… - не удержавшись, хихикнула я.
        - Не сомневаюсь! А обо мне ты подумала?
        - В каком смысле, ваше величество? - растерялась я.
        - Как это 'в каком'? Вдруг я тоже захочу на сеновал?! - притворно обиделась королева, а затем расхохоталась. Практически до слез.
        Почувствовав, что она на время забыла о горечи и грусти, я попробовала продолжить в том же духе:
        - И кто вам мешает?
        - Не 'кто', а 'что'… - уже вполне серьезно вздохнула она. - Статус! Вам хорошо: захотели съездить в гости - приказали заложить карету или подать коней и поехали. Что на соседнюю улицу, что на другой конец Элиреи. А мне, чтобы выбраться из дворца хоть куда-нибудь, требуется убедить мужа в необходимости и своевременности этой поездки, в случае его согласия уведомить графа Орассара о ее дате и целях, а затем мириться с присутствием свиты и многочисленной охраны…
        - Безопасность первых лиц - это не шутки… - пожала плечами я. - Поэтому от охраны вам никуда не деться…
        - Ну почему же? Иногда можно и деться… - ехидно улыбнулась королева и, слегка приподняв платье, поплыла к одной из ниш, в которой стояла статуя всадника, пытающегося удержаться на вздыбленной лошади.
        Я кинула взгляд на творение неизвестного мастера, отметила, что в чертах мужчины, вцепившегося в поводья, есть какое-то сходство с Берверами, а его конь слишком могуч даже для тяжеловоза, а затем мысленно хмыкнула: стоило Майре Бервер потянуть за развевающийся хвост, как гобелен, украшавший соседнюю стену, вдруг отъехал в сторону. И открыл моему взору не поворотную плиту, которая, по логике, должна была бы закрывать доступ в потайной коридор, а самую обычную деревянную дверь. Правда, узенькую и сравнительно невысокую.
        - За ней - коридор, соединяющий покои Вильфорда и мои. Справа - кабинет мужа. Слева - моя малая гостиная… - сообщила Майра Бервер. - Когда появится желание увидеть кого-нибудь из нас… - заметь, я говорю не 'если', а 'когда', - заходите. И я буду делать то же самое. Да, кстати, тебя это предложение касается в большей степени, чем Ронни…
        - Почему, ваше величество? - поинтересовалась я. А сама попыталась понять, случайно ли королева построила фразу именно так, а не иначе. Ведь дверь, ведущая в ТАКОЙ коридор, должна была охраняться. Или, хотя бы, запираться изнутри.
        - Ронни - мужчина, поэтому, как и мой муж, вечно чем-то занят. А у тебя свободного времени гораздо больше…
        - Ваше величество, а наше появление у вас не вызовет никаких вопросов? Скажем, у того же начальника Внутренней стражи?
        - Не вызовет: покои, которые мы вам подарили, принадлежали моему второму сыну, Корбену. И граф Орассар прекрасно знает о существовании этой двери. Кстати, воины, стоящие у дверей ваших покоев, охраняют не столько вас, сколько ее…
        'Она говорит со мной, а вспоминает погибшего сына…' - мелькнуло на краю сознания, а в спину явственно дохнуло холодком:
        - Простите, Ваше Величество, но зачем отдавать нам именно ЭТИ покои?!
        Майра Бервер улыбнулась. Тепло, радостно и совершенно уверенно:
        - Это демонстрация нашего отношения к тебе и твоему мужу…
        - Простите?
        - Скажи, чем, по-твоему, мы с Вильфордом можем отблагодарить… ну, для начала, твоего Ронни… за все то, что он сделал для короны и Элиреи?
        - Ваше Величество, Утерсы служат короне и народу Элиреи не ради выгоды, а так, как того требует честь рода и их совесть!
        - Отличный ответ. А теперь представь себя на месте моего мужа и попробуй снова. Кстати, имей в виду, что менять прозвище 'Скромный' на 'Неблагодарный' в планы Вильфорда в ближайшее время не входит…
        - Хм…
        - Вот именно! Поэтому давай-ка предложи что-нибудь еще. Только учти, что благодарность должна идти от души и хоть как-то соответствовать масштабам содеянного…
        Я попыталась представить себя на месте Вильфорда Бервера, перебрала десяток вариантов с титулами-землями-привилегиями, поняла, что все, приходящее мне в голову, как-то мелковато, и растерянно развела руками:
        - Вот так, навскидку, не скажу…
        - Не скажешь и не навскидку! - уверенно заявила Майра Бервер. - Ибо на чаше весов, которую требуется уравновесить, три выигранные войны, договор о вечном мире с Делирией и спасение жизни единственного наследника престола…
        - Ничего ценнее того, что у Ронни уже есть, я представить не могу…
        - Это ты о себе, что ли?! - ехидно поинтересовалась королева.
        - Ну да! - с предельно серьезным лицом кивнула я, из вредности выждала несколько мгновений, а затем озвучила то, о чем подумала на самом деле: - А если серьезно, то о статусе личного друга короля!
        - Во-первых, 'личный друг' это не статус, а настоящая дружба, во-вторых, не 'короля', а 'короля, королевы и наследника престола', в-третьих, у тебя, кажется, серьезные проблемы с фантазией!
        Последнюю фразу Майры Бервер сопровождало настолько детское ожидание последующего вопроса, что я просто не смогла не пойти ей навстречу:
        - В каком смысле 'проблемы'?!
        - В самом прямом: ты сказала, что не можешь представить ничего более ценного, чем дружба…
        - Ну да, не могу… - начала было я, затем сообразила, почему королева до сих пор стоит у этой двери, и прозрела: - Хотя… нет, могу: это безграничное доверие…
        Дослушав эту фразу, я сглотнула подступивший к горлу комок, вернула часть пленочек на место и снова промахнулась: там, в новом промежутке прошлого, на мое плечо легла тяжеленная ручища мужа, а над ухом раздался его задумчивый голос:
        - Мда… Никогда не думал, что у меня будут собственные покои в Западном крыле…
        - Не у 'меня', а у 'нас'… - притворно обиделась я, а через миг, оказавшись у Ронни на руках, запрокинула голову и с восторгом уставилась на вращающийся потолок.
        Увы, вращался он недолго - оборотов через десять-двенадцать свора, окружившая здоровенного вепря, замерла вверх ногами, а руки Ронни прижали меня к его широченной груди:
        - Илзе?
        - Ау?
        - Я по тебе соскучился…
        - Врешь, небось… - недовольно фыркнула я и зажмурилась, так как ощутила, что желание, охватившее мужа, начинает кружить голову и мне.
        К моей безумной радости, он не слушал, а слышал. А еще чувствовал. Поэтому, не обратив внимания на мое 'недовольство', он прижал меня к себе чуть сильнее и качнулся в сторону кровати:
        - Сейчас докажу…
        Два этих слова вызвали во мне такую бурю эмоций, что я торопливо вынырнула в настоящее, кое-как успокоила дыхание, опять удавила желание и, потянувшись к пленочкам, наконец, увидела хмурый взгляд Ронни, устремленный на принца Вальдара:
        - Могу я услышать истинные мотивы этой просьбы?!
        Взгляд Бервера-младшего потух:
        - А чем вас не устраивают те, которые я уже озвучил?
        Мой супруг пожал плечами и промолчал.
        - Ваше Высочество, я несколько неважно себя чувствую. Вы не будете против, если я вас покину? - спросила я, почувствовав, что мешаю.
        В первый миг в глазах принца мелькнуло облегчение. А потом пропало. Уступив место жгучему стыду и, как ни странно, какой-то обреченной решимости:
        - Леди Илзе, в вашем уходе нет никакой необходимости. Наоборот, я бы хотел, чтобы то, что я скажу Ронни, услышали и вы…
        Само собой, я не ушла - склонила голову в знак согласия, разгладила складку на платье и вернула руку на подлокотник кресла.
        Бервер-младший начал говорить минуты через две, когда собрался с духом и подобрал подходящие аргументы:
        - Первые восемь лет своей жизни я считал себя Утерсом и страшно этим гордился. Поэтому возвращение в Арнорд, знакомство с настоящим отцом и известие о том, что я - Бервер, выбило меня из колеи года на два. Потом - привык. Скорее всего, потому, что с утра и до поздней ночи занимался с многочисленными наставниками, уставая так, что проваливался в сон, толком не успев добраться до кровати. Увы, знания, которые требовалось усвоить будущему королю, отнюдь не бесконечны, и в какой-то момент у меня появилось свободное время…
        Тут принц ушел в себя. Судя по выражению лица, вспоминал что-то неприятное. А когда закончил, зачем-то скользнул взглядом по вырезу на моем платье и горько усмехнулся:
        - Первые несколько месяцев я строил планы побега. Почти каждую ночь. Ведь в замке Красной Скалы меня ЛЮБИЛИ, а тут, во дворце, только пытались использовать… Отец… отец был занят. Почти постоянно. А считать мамой не Камиллу, а какую-то там леди Майру мне казалось кощунственным. Увы, с течением времени воспоминания о Вэлше стали притупляться, а на смену им пришли соблазны… Знаешь, Ронни, этот дворец - самый настоящий гадюшник, и любой, кто в него попадает, рано или поздно меняется. Причем далеко не в лучшую сторону. Почему? Да потому, что в нем идет непрерывная война за место у трона…
        - И пускай себе идет… - пожал плечами мой муж.
        - Я - наследник престола… - вздохнул Бервер-младший. - То есть, человек, близость к которому сулит светлое будущее, а значит, самый желанный приз для любого из воюющих. Поэтому мне стараются понравиться. ОЧЕНЬ СТАРАЮТСЯ! В результате, любая слабость, которую я проявляю, замечается в то же мгновение…
        - И ей начинают потакать… - понимающе поддакнула я.
        - Если бы просто потакали, я бы не расстраивался. Но ее холят и лелеют до тех пор, пока она не превращается в изъян!
        'А что тут странного?' - подумала я. - 'Каждая слабость сюзерена - это ступенька к власти…'
        - На первый взгляд, проблема не стоит и гнутого медяка… - продолжил принц. - Ведь я могу общаться с родителями, Пайком и воинами Правой Руки. Но это - только на первый: родители обычно заняты, общаться только с воинами мне не позволяет положение, так как немотивированное охлаждение будущего короля даже к одному-единственному дворянскому роду ОБЯЗАТЕЛЬНО послужит причиной для интриг, а ко всем сразу вызовет очень серьезные проблемы…
        Ронни, вдумывавшийся в каждое слово принца, понимающе кивнул:
        - Ну да…
        По губам Вальдара Бервера скользнула грустная улыбка:
        - В общем, мне приходится общаться со всеми. А это меня меняет. И довольно сильно, благо, 'помощников' и соблазнов хватает…
        - Вы провели в Вэлше все детство… - не выдержал мой супруг. - Что для вас какие-то там соблазны?
        Принц покосился на меня и покраснел:
        - Силе воли любого истинного Утерса можно позавидовать. А я… слабее. Намного. Поэтому иногда позволяю себе… многое…
        - Например?
        - Все женщины во дворце, за исключением моей матери, мечтают оказаться в моей постели… - еле слышно признался принц. - И не только мечтают: они делают ВСЕ, чтобы я их в нее затащил…
        - Затаскиваете?
        - Да… И чем дальше - тем чаще… А еще я очень люблю хорошее оружие, острые приправы и тонкую лесть…
        - Желудок у вас пока в порядке… - подавшись вперед и внимательно вглядевшись в лицо принца, сказал Ронни.
        - Да. В порядке. Пока. Но есть то, что ем я, не может ни один из моих гостей, клинками, подаренными мне по случаю и без, можно забить целую комнату, а от постоянных похвал окружающих я иногда чувствую себя равным богам…
        Он открывал душу. До самого донышка. И Ронни, почувствовавший это так же четко, как я, вдруг ощутимо напрягся.
        - Я тоже этого боюсь… - отвечая на незаданный вопрос, мрачно буркнул принц. - Поэтому я и прошу у тебя помощи сейчас, а не тогда, когда окончательно потеряю твое уважение…
        От силы чувств, вложенных Вальдаром в словосочетание 'прошу у тебя помощи', у меня на миг перехватило дух: он действительно не видел другого выхода из положения, отчаялся бороться со своими слабостями и до безумия боялся отказа!
        Ронни не мог этого не видеть. Но молчал. И, кажется, понемногу склонялся к отрицательному ответу. Что самое грустное, это чувствовала не только я: с каждым мгновением тишины лицо Бервера-младшего все больше и больше бледнело, а надежда, горевшая во взгляде, уступала место безысходности.
        Наконец, когда молчание моего супруга стало физически болезненным даже для меня, принц не выдержал и в сердцах шлепнул ладонями по подлокотникам кресла:
        - Ладно, считай, что этого разговора не было. Еще раз спасибо за спасение моей жизни и…
        - Ваше Высочество, я не буду смешивать с вами кровь… - пропустив мимо ушей его тираду, твердо сказал Ронни. - Прежде всего, потому, что вы нравитесь моей сестре, а эта клятва сделает ваш брак невозможным… Превращаться в вашу тень я тоже не буду: позволю себе напомнить, что у Клинка его величества есть определенные обязанности, требующие свободы передвижения по всему королевству…
        - Отца я бы мог уговорить… - одними губами произнес принц, затем сглотнул, порывисто вскочил на ноги и, не оглядываясь, пошел к двери. - Но есть и другой выход из положения…
        Рука Бервера-младшего, уже вцепившаяся в ручку двери, застыла в воздухе:
        - Какой?!
        - Плох тот король, который не знает ни своего королевства, ни чаяний своих подданных… - предельно серьезно глядя на принца, сказал Ронни. - Поэтому, если вы приложите определенные усилия и уговорите вашего отца, то ближайшие пару лет сможете провести вдали от дворца, помогая мне выполнять свои обязанности…
        - Вспоминаешь вчерашний вечер? - тихий голос мужа, раздавшийся над ухом, заставил меня выскользнуть из прошлого и сосредоточиться на настоящем.
        - Да… - возвращаясь в настоящее, радостно улыбнулась я.
        - И как?
        - Ты - Утерс…
        - А что, были сомнения? - хихикнул Ронни и, подтащив меня поближе, легонечко укусил за мочку уха.
        У меня помутилось в глазах и пересохло во рту:
        - Нет…
        - 'Нет' - это, в смысле, 'не надо, не кусай'? - ехидно поинтересовался он и, не дожидаясь моего ответа, убрал руку с моей талии.
        - Верни ладонь на место!!! - потребовала я, потом подумала и добавила: - И сдвинь ее чуть-чуть ниже…
        Ронни задумчиво поскреб щетину на подбородке, потом одним пальцем ме-е-едленно сдвинул одеяло с моей груди и… вдруг уставился на входную дверь.
        Я чуть не взвыла от возмущения и страшно возненавидела хозяйку тоненького голоска, послышавшегося из гостиной:
        - Ваша светлость, проснитесь! К вам тут рвется посыльный от его величества!
        'Его светлость' тут же оказался на ногах и, как был, голым, пошел к двери. От одной мысли, что его таким увидит служанка, меня бросило в жар:
        - Ронни!!!
        - Ха, а говоришь, что не ревнивая… - хихикнул он и, метнувшись к креслу с одеждой, натянул на себя штаны.
        - Я ошибалась… - честно призналась я, полюбовалась на пластины грудных мышц и взмолилась: - Надень еще и нижнюю рубашку… Пожалуйста!
        Надел. Но после еще одной шутки по поводу моей ревности. Затем выглянул в гостиную и что-то спросил. Я, решившая ему отомстить, сдвинула одеяло так, чтобы оно закрывало только грудь и лоно, разбросала волосы чуть покрасивее, облизала губы и вдруг почувствовала, что спина Ронни напряглась.
        Желание как ветром сдуло. Одеяло - тоже. Поэтому к моменту, когда он закрыл дверь и начал поворачиваться, я была почти одета.
        - Через полчаса мы должны быть в зале Совета…
        - Мы? - на всякий случай уточнила я.
        - Да…
        - А что случилось?
        - Ерзиды перешли границу…

…В зал Совета мы вошли минут за десять до назначенного срока. И не без удивления огляделись по сторонам: все члены совета, включая короля, восседали на своих местах. Поприветствовав присутствующих, мы торопливо прошли к свободным креслам и почти сразу же услышали полный горечи голос Вильфорда Бервера:
        - Да уж, определенно, намерения смертных - забава для богов…
        Смысла этой фразы я не поняла, а вот Ронни ощутимо напрягся:
        - Вы хотите сказать…
        - …что армию ведет Алван-берз…
        Взгляд моего мужа потемнел:
        - Значит, убрать его Гогнару не удалось…
        - Ничего страшного: в любом случае, сотник либо погиб, либо бежал. А без советов Подковы Алван-берз - обыкновенный тупой степняк…
        Это утверждение короля Ронни пропустил мимо ушей, так как о чем-то задумался. А через пару мгновений угрюмо кивнул:
        - Вероятнее всего, да…
        - Что ж, тогда займемся текущими проблемами. Для начала кратко опишу то, что мы знаем более-менее достоверно… - начал король. - Сегодня на рассвете армия ерзидов перешла границу Элиреи. Первая часть, предположительно состоящая из Вайзаров и Надзиров, вторглась в графство Байсо, вторая - Маалои и Шавсаты - переправилась через Алдон и двинулась к Алемму, третья - Эрдары и Цхатаи - пошла на Солор…
        - Простите, что перебиваю, сир, но почему мы узнаем об этом только сейчас? - дождавшись коротенькой паузы, мрачно спросила леди Даржина. - Ведь если ерзиды уже в Элирее, значит, они покинули свои стойбища как минимум вчера утром!
        - Ни одного письма от лазутчиков, отправленных наблюдать за ерзидскими военными лагерями, мы не получили… - хмуро ответил граф де Ноар. - Ерзиды либо нашли и вырезали их всех, либо перехватили почтовых голубей с помощью ловчих соколов…
        - Ладно, допустим, голубей, посланных лазутчиками, они перехватили. А что с теми, которые розданы дозорам пограничных застав? - спросил граф Орассар.
        - Эти прилетели. Все до единого. Поэтому ни одна застава не была взята на меч…
        - Наши воины ушли в леса? - явно обрадовавшись, спросила леди Даржина. Совершенно естественно сказав 'наши', а не 'ваши'.
        - Именно. И сейчас должны двигаться к местам сбора…
        - Мало того, только благодаря им люди графа де Ноара успели сжечь все склады с продовольствием и фуражом… - добавил король.
        - А что, армия Алвана разделилась только на три части? - неожиданно подал голос Ронни.
        - На четыре… - усмехнулся Бервер. - Ошты и пара мелких родов, сунулись в Верлемское урочище. Где попали под обвал и потеряли около восьми сотен человек…
        - Сколько-сколько, сир?! - недоверчиво прищурилась леди Даржина.
        - Восемьсот семнадцать человек убитыми и более пяти сотен ранеными… - качнувшись вперед и навалившись грудью на стол, буркнул Олаф де Лемойр. - Кстати, цифра занижена, так как тела, погребенные под толщей камня, никто откапывать не стал…
        - Не многовато ли для обычного обвала?
        - Там буйствовал не только обвал… - оскалился Старый Лис. - Но и три десятка воинов Правой Руки, две сотни лучников и сотня егерей…
        - Трупы пересчитали, а вот количество раненых определили приблизительно: выжившие забрали их с собой… - прервал их беседу король. - В общем, можно сказать, что первый шаг к реализации этой части плана графа Аурона мы сделали…
        Услышав эти слова, я насторожилась. А почувствовав одинаково-мрачное напряжение и в короле, и в своем муже, ощутила легкий озноб: вместо того, чтобы радоваться этому самому 'первому шагу', они будто ждали о-о-очень неприятных последствий.
        - Простите, сир, а можно о плане чуть-чуть подробнее? - кинув недоумевающий взгляд на Ронни, спросила леди Даржина.
        - Во время войны между ерзидами и Морийором присутствующий здесь граф Олаф заманил в ловушку и уничтожил отряд из девяти сотен ерзидов. Через два дня Алван-берз взял Хонай и сложил у его околицы холм из двух тысяч семисот голов его жителей. После чего послал к Урбану Рединсгейру письмо, в котором сообщил, что в дальнейшем будет брать за каждого убитого ерзида не по три, а по десять жизней морийорцев…
        В глазах леди Даржины появилось непонимание:
        - Тогда зачем мы его разозлили?
        - Вождь должен держать свое слово… - глухо буркнул Ронни. - Значит, теперь первой целью ерзидов, вероятнее всего, станет город с населением от двух тысяч четырехсот до восьми тысяч человек…
        - Хм, то есть, обвал в этом самом урочище - это попытка заставить ерзидов нападать не на деревни, а на крупные города?
        - Да…
        - Хитро… Умно… И крайне расчетливо… - уважительно склонив голову, сказала она, затем повернулась к королю и виновато улыбнулась: - Простите, сир, я постараюсь больше не перебивать…
        Бервер нисколько не разозлился. Наоборот, он отрицательно помотал головой и сказал, что задавать вопросы надо сразу. Ибо советовать, не зная сути вопроса, может либо предатель, либо дурак. Я с ним согласилась. Молча. А затем вслушалась в следующее предложение…

…Минут через двадцать я почувствовала себя лишней. Почему? Да потому, что все вокруг занимались каким-то делом, а я только слушала и молчала. Почему молчала? А о чем мне было говорить? Демонстрировать несуществующие знания о средней скорости передвижения терменов ерзидов? Высказывать мнение о том, какой город Алван-берз может попытаться взять в ближайшие дни? Советовать, какое количество еды требуется довезти в тот или иной еще не осажденный населенный пункт, чтобы его жители гарантированно пережили двухмесячную осаду? Увы, во всем этом я разбиралась, как свинья в способах заточки мечей или курица в поэзии.
        Надежда на то, что моя помощь потребуется хотя бы во время обсуждения способов противодействия проникновению ерзидов в Арнорд, тоже умерла, толком не родившись: как только король поднял этот вопрос, я поняла, что все необходимое УЖЕ СДЕЛАНО. А все проблемы, требующие помощи Видящих, давно взяла на себя леди Даржина.
        Осознание своей абсолютной ненужности сразу же сказалось на настроении - когда Вильфорд Бервер перешел к обсуждению взаимодействия армии Элиреи с отрядами Золотой Тысячи, которые вот-вот перейдут границу с Онгароном, и я поняла, что приглашена на совет только из уважения к Ронни, оно просто исчезло. Уступив место черной меланхолии.
        Как ни странно, первым это заметила не Даржина, не Ронни, а король Бервер. И, на миг прервав свои объяснения, виновато посмотрел на меня.
        Этот взгляд почему-то показался мне знакомым. Задумчиво покусав нижнюю губу, я торопливо ушла в состояние небытия и, быстренько просмотрев отдельные моменты совета, похолодела: он смотрел на меня таким образом раз пять или шесть. Как правило, тогда, когда речь шла о чем-то, прямо или косвенно связанном с Алеммом. Причем дважды в его взгляде, кроме чувства вины, проглядывало еще и что-то вроде отчаяния.
        Поломав голову, какая взаимосвязь между мной, его эмоциями и этим городом, но так ничего и не придумав, я почувствовала, что уперлась в стену. И, подумав, решила тихонечко расспросить мужа. Но в это время в зал Совета влетел очередной, невесть какой по счету, посыльный, с поклоном вручил королю кожаный мешочек с письмом и тут же удалился.
        Вытащив из мешочка крошечный кусочек пергамента и пробежав глазами несколько строчек текста, Бервер слегка расслабился, затем хрустнул костяшками пальцев и жестом потребовал тишины:
        - Еще две новости. На этот раз - из Алемма. Первая - плохая: город осажден, а все окрестные дороги перерезаны воинами рода Цхатаев. Вторая - относительно хорошая: леди Галиэнна Утерс все-таки успела въехать город до того, как его осадили…
        - Фу-у-у… - облегченно выдохнул Томас Ромерс и вытер вспотевший лоб обшлагом рукава.
        - А что она там забыла, сир? - преувеличенно спокойно спросила я.
        - Собиралась наложить личину на главу местного Серого клана…
        - Дело нужное… - кивнула я и шевельнула ресницами, намекая на то, что услышанного - достаточно.
        Как ни странно, Бервер моего намека не понял и попытался взвалить на себя всю ответственность за поступок моей матери. Пришлось на время забыть об этикете и высказать все, что я думаю по этому поводу:
        - Зная ваше отношение к использованию Видящих в интересах Элиреи, я с достаточно большой долей уверенности могу утверждать, что идея отправить маму накладывать личины принадлежала не вам. Значит, вы ни в чем не виноваты!
        - Да, не мне… - вынужден был согласиться король. - Но разрешил-то ей я!
        - А что, ее можно было удержать? - фыркнула я. - Сир, насколько я знаю, моя мать и леди Даржина приехали сюда из замка Красной Скалы по своей воле. И помощь предложили тоже сами…
        - Но…
        - Сир, какой смысл тратить время на поиск виноватого? - не побоявшись перебить короля, поинтересовался Ронни. - Алван-берз города НЕ ОСАЖДАЕТ! Все города, взятые им в Морийоре, брались хитростью, хотя особых причин бояться армии Урбана Рединсгейра у Алван-берза не было. Наша армия в разы сильнее, значит, вероятнее всего, охват города - либо подготовка к завтрашнему штурму, либо акция устрашения…
        - Внезапного штурма не получится… - подал голос Томас Ромерс. - Группа ерзидских лазутчиков, пробравшаяся в город, под плотным контролем. И подземный ход, который им позволили найти, тоже…
        - Город Алван не возьмет… - поддакнул ему Олаф де Лемойр. - Ход довольно узкий, а в домах вокруг выхода из него сосредоточено более сотни отборных мечников и стрелков! Поэтому особых причин беспокоиться за судьбу леди Галиэнны у нет…
        - И тем не менее я пошлю за ней шевалье Пайка и пять десятков воинов Правой Руки… - буркнул король. - Если ерзиды уйдут - они ее вывезут. Если нет… - он с хрустом сжал кулаки, - …вывезут все равно!
        Ронни отрицательно помотал головой:
        - Пять десятков - слишком много. Пойдут двадцать. И я…
        Глава 13 Аурон Утерс, граф Вэлш
        Лес был тих и прозрачен. Толстый ковер из опавшей листвы, устилавший промерзшую землю, скрадывал звуки шагов, а просветы между голыми и словно съежившимися от стыда деревьями казались заметно шире. Притихли даже птицы: за первый час передвижения волчьим бегом мы лишь несколько раз слышали высокое 'кувит-т-т' неясыти, 'тиканье' зарянки да торопливый перестук дятлов.
        Ближе к ночи, когда тени деревьев начали наливаться тьмой, а на низком сером небе появились первые звезды, вокруг стало еще тише: я слышал лишь тихий шелест наших шагов, редкие потрескивания сучьев, переламывающихся под ногами, да ритмичное дыхание воинов, неутомимо несущихся сквозь лес следом за мной.
        Несмотря на такую 'благодать', двигались мы как положено: сначала головной дозор, затем - основная группа и два боковых, а в аръегарде - тыловой. И в любое мгновение были готовы вступить в бой.
        Нет, не из-за степняков - в то, что ерзиды, выросшие в седле, решат передвигаться не по дорогам, а по лесу, да еще и пешком, я верил слабо. Вернее, не верил совсем. И в то, что советники Алван-берза захотят лично прогуляться по окрестностям столицы, не успев взять ни одного города - тоже. Поэтому если и ждал каких-то 'встреч', то только с беженцами да с шайками грабителей, жаждущих погреть руки на горе тех, кто пострадал от пожара войны. Хотя нет, на встречу с последними я тоже особо не надеялся: во-первых, война еще только-только началась, а во-вторых, стараниями моего бывшего оруженосца большая часть представителей Серого клана Элиреи либо лишилась голов, либо спешно переселилась в соседние, более 'гостеприимные' королевства.
        Мои воины считали так же. Что не мешало им предельно добросовестно читать попадающиеся на пути следы, вглядываться в сгущающиеся тени и реагировать на каждый шорох.
        Я тоже читал, вглядывался и слушал. Причем не только лес, но и своих воинов. Пытаясь как можно быстрее освоиться с возможностями, которые давало постоянно поддерживаемое состояние прозрения.
        Получалось, и довольно неплохо: я замечал не только оранжевые головки и грудки зарянок, посверкивающие бусинки глаз стремительных куниц да любопытные мордочки вездесущих белок, но и отголоски мыслей, занимающих моих спутников. Некоторые даже 'читал': скажем, увидев, что во время переправы через небольшую речушку взгляд Колченогого Дика слегка потемнел, а пальцы правой руки нервно прикоснулись к бедру, я догадался, что он вспоминает бой на берегу Калатши, во время которого его ранили. А редкие и почти неслышные вздохи Клайда Клешни явно относились к содержанию полученного им письма. Того самого, которое он прятал под левым наручем: десятник до безумия жаждал увидеть и своего первенца, и молодую жену, только-только разрешившуюся от бремени.
        'Увидишь. Обязательно. Как только закончится эта война, я отпущу тебя домой. Как минимум, до весны…' - мысленно повторял я каждый раз, когда он прикасался к тому самому наручу. И старательно отгонял от себя мысли о том, что какая-нибудь ерзидская сабля может внести в мои планы свои коррективы…

…Услышав уханье филина - знак 'внимание', поданный головным дозором - я перешел с бега на шаг, проверил, не сдвинулись ли в сторону рукояти мечей, и сдвинул лямки заплечного мешка так, чтобы, при необходимости, его можно было скинуть в одно мгновение. Мои воины сделали то же самое. А затем, не дожидаясь команды, скользнули в разные стороны и растворились между деревьев.
        Проводив взглядом последнего, я перетек к ближайшему стволу и медленно 'поплыл' дальше. Стараясь двигаться предельно неторопливо и плавно.
        В это время 'филин' ухнул еще раз. А затем чуть в стороне послышалась долгая, раскатистая басовая трель самки серой неясыти.
        'Опасности нет. Можно двигаться дальше…' - мысленно 'перевел' я, а через два особых 'коленца' заинтересованно вгляделся во тьму: где-то там, впереди, дозор обнаружил беженцев.
        'Проверю сам. Вы - прикрываете…' - жестами показал я 'лесу' и, не проверяя, увидели воины эту команду или нет, заскользил вперед. А уже через пару минут увидел далеко впереди едва заметные отблески. И поморщился: судя по тому, что костер не скрывали, среди беженцев не было ни охотников, ни бывших солдат.
        Так оно, собственно, и оказалось: в небольшой низинке, расположенной в десятке перестрелов от дороги, пряталось три с лишним десятка женщин, пяток донельзя измученных подростков от восьми и до двенадцати лет и уйма детей. Увидев меня, вся эта толпа сложилась в поясном поклоне, а дебелая тетка с разодранным в кровь лицом и драном тулупе на голое тело бухнулась на колени, ткнулась лбом в промерзшую землю и затряслась в беззвучных рыданиях.
        'Муж, двое сыновей и дочка…' - одними губами произнесла мрачная, как грозовая туча, молоденькая девица в вымазанном грязью сарафане, видавшей виды душегрейке и стоптанных войлочных постолах и закусила губу - видимо, вспомнила о своих потерях.
        'Вот и первые смерти…' - угрюмо подумал я, затем сбросил на землю заплечный мешок и негромко поинтересовался:
        - Детей кормили?
        - Только грудничков… - отозвалось сразу несколько человек. - Остальных нечем, ваш-мл-сть: бежали в том, чем были…
        - Ваша светлость… - ухнул Бродяга из-за моего плеча.
        У девицы в грязном сарафане отвалилась челюсть, а глаза чуть не вывалились из орбит:
        - Г-граф А-аурон Утерс?!
        - А почему именно Утерс? - удивленно спросил я.
        - Граф. В лесу. С солдатами. Двигается не ОТ, а К ерзидам… - грустно усмехнулась она. - Опять же, молод, красив и с двумя мечами…
        Логика была железной. Особенно в той части, где говорилось про парное оружие. Поэтому пришлось признаваться:
        - Да, это я…
        - Простите, ваша светлость, обозналась! - затараторила девица и, покраснев до корней волос, принялась приводить в порядок свою одежду.
        - За что? Как видите, я не в сюрко родовых цветов и не в карете… - буркнул я и, чтобы не смущать ни ее, ни остальных женщин, присел на корточки, развязал горловину мешка и вытащил из него сверток с продуктами: - Держите…

…Минут через сорок в лагере воцарилась мертвая тишина: сытая малышня, укутанная во что попало и устроенная на подстилках из лапника, спала или боролась со сном, дети постарше, явно не желающие отправляться на боковую, прятались кто где, а взрослые собрались вокруг ямы с костром и угрюмо слушали срывающийся голос одной из беженок:
        - Га-анец… пра-анесся через ди-иревню… де-т в полдень… Ска-азал, что началась ва-айна… и что сти-ипняки пи-иешли гра-аницу… Горван начал была-а са-абираться, но Ма-аршад поднял его на смех, мол-а, хде гра-аница, а хде мы…
        Слушать ее, да еще находясь в состоянии прозрения, было жутковато: женщина видела все, что рассказывала. И заново переживала все, через что ей пришлось пройти.
        - Ка-агда за а-аколицей ра-аздался топот ка-апыт, я была у Анфишкиного ка-алодца. Б-алтала с На-астой и Ла-адой… Мы па-адумали, что это-ть - а-ачередной а-абоз… Но па-атом щелкнули ти-итивы, кто-то стра-ашно за-аорал…

…Предупреждение проигнорировали не все - то ли три, то ли четыре десятка семей, погрузив добро на телеги, уехало к Мэйссу чуть ли не через два часа после отъезда гонца, а остальные решили, что день-два у них еще есть. Большая часть продолжила заниматься своими делами, меньшая начала собираться, а деревенский голова, взяв с собой несколько мужчин, отправился выполнять королевский приказ - уничтожать все, что может служить едой для ерзидов и кормом для их лошадей. Кстати, тоже не сразу, а только после того, как выдержал самый настоящий бой с теми, кто не желал терять нажитое тяжким трудом добро.
        Скирды сена просто сожгли. Остатки невывезенной муки, хранившиеся в амбаре мельника, тоже. Но только после того, как вывезли за околицу. А когда дело дошло до мелкой живности, жители деревни заартачились: деньги, обещанные королем, были где-то там, в будущем, а свиньи, козы и курицы с утками - вон, перед глазами. Голова попробовал убедить соседей личным примером и забил корову, десяток поросят и что-то там еще, но не преуспел: стоило ему выйти на улицу с окровавленным ножом, как мигом собравшаяся вокруг толпа подняла страшный шум.
        Шумели долго, до полудня. И не просто шумели, но и хватали друг друга за грудки, били морды и даже брались за оглобли, колья и лопаты.
        Мужской ор и женский визг длился бы до самого вечера, но через несколько часов в деревню влетели ерзиды и поставили в споре кровавую точку.
        - Сена им-а, не да-асталось, ваша светлость… - пряча взгляд, вздохнула женщина в самом конце рассказа. - И зерна - тоже. А вот мя-аса они взяли да-авольно много…
        Думала она не о сене и о мясе, а о тех, кто, пытаясь дать им уйти, полег под ерзидскими саблями и стрелами. А еще сгорала от ненависти к степнякам, злилась на себя за то, что не послушалась гонца и… бесилась от злости на армию, которая должна их НЕ ЗАЩИТИЛА!
        Как ни странно, нас к армии она не относила - когда ее взгляд останавливался на моем лице, на куске полотна с остатками еды или на ком-то из моих людей, она ощущала облегчение…
        - Бог с ним, с мясом… - поняв, что рассказ закончен, вздохнул я. - Плохо, что вы не ушли в леса…
        - Плохо… - эхом отозвалась она, вытерла заплаканные щеки тыльной стороной ладони платья, а затем уставилась на меня со злой надеждой во взгляде: - Ва-аша светлость, вы ведь ата-амстите за наших мужчин?
        Я молча кивнул.
        - А что будет с нами? - подавшись вперед, спросила ее соседка, трясущаяся, как от озноба молоденькая девушка в тулупе с одним рукавом.
        - Завтра утром Варлам проводит вас до Арнорда… - взглядом показав на Колуна, сказал я. - Пока идет война, вы поживете в столице, а после ее окончания вернетесь в свою деревню…
        - Нам некуда возвращаться, ваша светлость… - подал голос мальчишка лет десяти-одиннадцати, прилепившийся то ли к матери, то ли к старшей сестре. - Ерзиды ее сожгли…
        - Без крова не останетесь… - твердо пообещал я. - Сожженное - отстроим, скотину - купим, за нуждающимися - присмотрим…
        Лицо недавней рассказчицы перекосилось в горькой усмешке:
        - Вы бы присмотрели. А все остальные…
        - Присмотром землю не вспашешь и детей на ноги не поднимешь… - поддакнула ей заплаканная тетка лет сорока, до этого момента не отводившая взгляда от пылающего костра.
        Я пожал плечами и потрепал по волосам сидящую рядом девчушку:
        - С недавних пор графство Мэйсс принадлежит моей супруге. А значит, в какой-то степени, и мне…

…Спящий лагерь беженцев мы покинули часа за два до рассвета и, выбравшись на дорогу, понеслись в сторону Алемма. Бегом. Стараясь затемно пройти как можно больше.
        Бежать было легко - непролазная грязь, весной и осенью превращающая проезжую часть в непроходимое болото, замерзла и превратилась в камень, а лужи, порядком уменьшившиеся в размерах, затянулись ледком. Бежали, естественно, не по, а вдоль дороги, ибо ломать ноги в колее или ямках, взрытых лошадиными копытами, желающих не было.
        К рассвету миновали пепелище, оставшееся на месте Заболотья, некоторое время бежали вдоль следов нескольких груженых телег, истоптанных десятками неподкованных копыт, а затем снова ушли в лес.
        Как оказалось, вовремя - буквально через десять минут после того, как мы ушли с дороги, со стороны Алемма послышался перестук копыт, а затем из-за поворота вылетело пятеро конных ерзидов.
        'Головной дозор'… - подумал я, вгляделся в воинов Степи и изумленно вытаращил глаза: вопреки расхожему мнению, они выглядели кем угодно, но не дикарями! Единообразные шлемы с бармицами, кольчуги с ярко выраженным зерцалом, небольшие круглые щиты. Одинаковые кожаные наручи и поножи, похожие друг на друга колчаны, плащи, явно пошитые ОДНИМ мастером!
        Еще через миг, углядев разницу в оружии, я облегченно перевел дух, сообразив, что ерзиды просто прибарахлились в Морийоре…
        - А что это они одеты одинаково? - дождавшись, пока дозор скроется за поворотом, еле слышным шепотом спросил меня Клешня.
        Я объяснил. Затем увидел основную группу степняков, появившуюся на дороге, и нехорошо оскалился: эти ТОЖЕ были одеты одинаково. И… двигались не лавой, а в каком-то подобии строя!
        - Из них старательно делают армию… - подчеркнув интонацией слово 'старательно', буркнул Клайд. - Мне это не нравится…
        Мне тоже не нравилось. Даже очень: между пусть огромной, но недисциплинированной ордой и такой же огромной, но уже обученной армией была существенная разница! Приблизительно такая же, как между жизнь и смертью…
        'Берем тыловой дозор. Двух воинов - живыми…' - стряхнув с себя оцепенение, жестами приказал я, выпутался из лямок наплечного мешка, опустил его между корней дерева, за которым прятался, огляделся по сторонам и, с облегчением увидев поблизости подходящий голыш, шустренько вывернул его из земли.
        Клайд сделал то же самое, а Фланк Узел, Инарт Дрын и Дитан Тощий торопливо набросили тетиву на луки.
        Смотреть, как они распределяют между собой будущие цели, не было необходимости, поэтому я плавно перетек на несколько шагов вперед и, спрятавшись за деревцем, стоящим всего в десятке локтей от дороги, принялся старательно обматывать камень прихваченной из мешка чистой нижней рубашкой.
        В отличие от головного, тыловой дозор ехал рысью. И в лес вглядывался не так усердно. Точнее, почти не вглядывался: воин, двигавшийся первым, смотрел в небо, любуясь полетом ястреба, пара, следующая за ним, что-то жевала, а последние двое раз за разом демонстрировали друг другу какие-то хитрые комбинации из пальцев - судя по постоянно меняющимся выражениям лиц, во что-то играли.
        'Первый - мой…' - жестом показал я Клайду, поудобнее перехватил голыш и, дождавшись, пока будущий подъедет поближе, от души размахнулся.
        Удар камнем в шлем получился что надо - ерзида, наблюдавшего за вольной птицей открыв рот, вырвало из седла и отправило в короткий, но весьма красивый полет к земле. А у Клешни бросок не получился: один из оголодавших степняков, схлопотав удар в нижнюю челюсть, всплеснул руками и рухнул с коня на собственный затылок. Да так неудачно, что свернул себе шею!
        'Будет больше тренироваться. Намного больше…' - мысленно пообещал себе я, вылетел из-за дерева и, в несколько огромных прыжков добежав до коня своей жертвы, успел схватить его за уздечку до того, как он сорвался в галоп.
        Удержал, убедился, что и остальные кони под контролем, затем бросил повод подоспевшему Горену и метнулся к поверженному степняку.
        Тот дышал. И, как ни странно, был в сознании. Хотя и смотрел на мир мутным и ничего не понимающим взглядом.
        Нижняя рубашка, использованная в качестве средства, заглушающего звук удара камня о железо, пригодилась и тут - сорвав ее с камня, я скрутил ее в кляп и засунул его в пасть ерзиду. После чего отодвинулся в сторону, дал Клайду его связать и, вскинув над собой правую руку, подал знак 'уходим'…

…Если бы не необходимость как можно быстрее вытащить из Алемма леди Галиэнну, мы бы вырезали всех преследователей до единого: страшные противники в степи, в лесу они двигались, как коровы по льду. И приблизительно так же ориентировались. Увы, времени на развлечения у нас не было, поэтому, дважды сдвоив следы и крайне жестоко обрубив 'хвост', мы пробежались по воде вверх по течению небольшой речушки и, 'мостом' взобрались на нависающую скалу и, не оставив ни одного следа, растворились в чаще.
        Ловушка, оставленная около места подъема, не сработала - видимо, степнякам и в голову не пришло, что на эту скальную стенку в принципе можно взобраться. Или они не смогли догадаться, что для того, чтобы не оставить на скале влажных следов, все время, пока мы двигались по воде, двое моих воинов ехали на плечах своих товарищей. Вторая, которую Бродяга поставил в буреломе, в котором мы запутали следы чуть позже - тоже. И я, уверившись, что преследователи отстали, устроил небольшой привал…

…Не успел я Клайд опустить ерзида на землю и выдернуть кляп из его рта, как степняк, до этого момента изображавший беспамятство, попытался откусить себе язык. И не успел совсем чуть-чуть: как только моя многострадальная рубашка отправилась в полет к земле, ее место занял черенок прочной дубовой ложки. А затылок несостоявшегося самоубийцы сотряс тяжеленный подзатыльник:
        - Не балуй, а то разозлимся…
        Трусом воин не был, поэтому, придя в себя после удара, злобно сверкнул глазами и насмешливо скривился.
        Презрение к боли, старательно демонстрируемое им, мы проигнорировали. Я - потому что ковырялся в своем мешке в поисках футляра с иглами, а остальные - так как нисколько не сомневались в том, что мне удастся его разговорить.
        - Я - Аурон Утерс, граф Вэлш. Или Клинок его величества Вильфорда Бервера… - добравшись до искомого, негромко сообщил я. - Человек, которому дано право карать от имени короля. Ты и твои сородичи УЖЕ принесли на землю Элиреи смерть, поэтому я вправе отплатить вам тем же…
        Степняк равнодушно пожал плечами - мол, я воин, и мне ли бояться смерти?
        - Что бы победить врага, его нужно узнать… - присев перед ни на корточки и вытащив из футляра первую иглу, продолжил я. - Поэтому сейчас я начну задавать тебе вопросы…
        - Я не от-е-у и-и а о-ин… - промычал он.
        - Ты ошибаешься! - усмехнулся я и поставил первую иглу. - Сейчас ты лишился возможности кричать…
        Ерзид дернулся, но безуспешно: вырваться из клешней Клайда, да еще будучи связанным, было невозможно.
        - Теперь ты почувствуешь все нарастающую боль, которая в какой-то момент станет такой сильной, что ты проклянешь миг, когда родился…
        Степняк фыркнул, презрительно скривился и… застыл, прислушавшись к своим ощущениям.
        - О, его проняло… - хохотнул Бродяга, подтащивший откуда-то здоровенный обломок сушняка, дабы я мог сесть.
        Удобно устроившись на деревяшке, я вытянул ноги, гудящие после многочасового бега, положил рядом ненужный футляр и устало вздохнул:
        - Пока ты в состоянии нормально соображать, опишу круг вопросов, которые меня интересуют. Первый касается так называемых 'лайши': я хочу знать все, что ты когда-либо слышал о советниках Алван-берза. Второй - чуть посложнее: мне нужно, чтобы ты рассказал мне о том, что изменилось в твоей жизни после их появления в Степи. Ну, а третий - одна сплошная болтовня: меня интересуют все ваши обычаи, так или иначе связанные с войной… Да, кстати, для того, чтобы ты не строил далеко идущих планов по моему обману: я ЧУВСТВУЮ, когда мне лгут. И наказываю за это…
        Ерзид, к этому предложению уже погрузившийся в бездну боли, выгнулся дугой и захрипел.
        'С палочкой ушеры и наработанными навыками создания личины было бы намного эффективнее…' - мрачно подумал я и, заставив себя не думать о том, что жена обошлась бы без ушеры, выдернул вторую иглу:
        - Ну что, говорить готов, или как?
        Глава 14 Алван-берз

…Четвертый лайши оказался багатуром. Нет, не по силе - по духу: увидев кошму с пыточным инструментом, тела своих предшественников и кучку отрубленных кусков человеческой плоти, он не дрогнул, не затрясся от ужаса и не стал молить о пощаде. Наоборот, расправил плечи, чуть выдвинул вперед нижнюю челюсть и насмешливо скривил губы.
        Выглядело это совсем не смешно: в невысоком, болезненно худом калеке чувствовался стержень, прочный, как воля Субэдэ-бали, а его твердый, уверенный в себе взгляд вызывал уважение.
        Как ни странно, оказалось, что видеть это дано не каждому: Касым-шири, по своему обыкновению, находящийся рядом с Алваном, требовательно щелкнул пальцами, и воины, притащившие пленника, заставили последнего встать на колени. Причем не куда-нибудь, а во все еще дымящуюся лужу крови.
        - Пади ниц перед вождем вождей, ты, пыль под копытами его коня… - в упор не видя насмешливой гримасы, появившейся на губах северянина, начал сын Шакрая. - И…
        Что он там хотел сказать дальше, берз так и не узнал, так как жестом заставил его замолчать, неторопливо поднялся с кошмы, подошел к лайши и с интересом уставился в его светло-голубые, как летнее небо, глаза:
        - Пыток ты не боишься… И смерти - тоже… Почему?
        Парень равнодушно пожал тощими плечами:
        - То, что я не воин, не дворянин и не член Королевского совета, видно за перестрел, значит, выбивать из меня сведения о количестве солдат в гарнизоне Байсо, планах графа Конта или намерениях Вильфорда Бервера бесполезно. Пытать меня ради развлечения ты, вождь, будешь вряд ли. И от злости - тоже: война только началась, и ненавидеть нас тебе пока не за что. Что касается смерти… Посмотри на меня повнимательнее и скажи, можно ли ценить ТАКУЮ жизнь?
        Для того, чтобы быть рассудительным в таком положении, требовалось немалое мужество, и Алван, еще раз оглядев тоненькую шейку, вмятую внутрь грудную клетку и 'сухую' левую руку, похожую на птичью лапу, уверился, что не ошибся:
        - Медведь заломал?
        - Если бы… - криво усмехнулся лайши. - Телега придавила… В детстве…
        - И на что же ты жил? - остановив взгляд на обрывках некогда добротной и не самой дешевой одежды, полюбопытствовал берз.
        - Научился красиво писать и связно излагать свои мысли…
        - Хм, писари мне пригодятся…
        - Прости, вождь вождей, но служить тебе я не буду… - не задумавшись ни на мгновение, заявил калека. И тут же объяснил, почему: - Твои воины ссильничали мою мать и зарубили младшего брата…
        - Сожалею… - ничуть не кривя душой, вздохнул Алван, скользнул взглядом по изумленным лицам своих воинов и мысленно усмехнулся: они его не понимали!
        Через мгновение эта мысль получила подтверждение: решив, что за этим словом последует продолжение вроде 'но все равно придется', Касым-шири подошел к костру и, многозначительно усмехнувшись, вытащил из него добела раскаленный прут.
        Лайши не испугался - дождался, пока сын Шакрая выпрямится, а затем насмешливо поинтересовался:
        - Скажи, палач, а ты бы стал служить убийце своих родных?
        - Я не палач, а воин!!!
        - Верни прут на место… - негромко приказал Алван, а затем повернулся к калеке: - Ты свободен.
        Северянин опешил:
        - Э-э-э… что?
        - В тебе живет дух багатура, поэтому я тебя отпускаю…
        Парень принял это, как должное - как только один из воины перерезали путы, стягивающие его руки, он с достоинством встал и, даже не подумав начать растирать затекшие запястья, вопросительно изогнул бровь:
        - Я могу идти?
        - Можешь. Но советую подождать, пока будет готов ша-… э-э-э… знак, который в будущем сохранит тебе жизнь…
        Лайши кивнул, на пару мгновений превратился в статую, но, услышав приближающийся конский топот, развернулся на месте и встал на цыпочки.
        Вставать на цыпочки или как-нибудь иначе демонстрировать свой интерес к человеку, рискнувшему передвигаться по лоор-ойтэ галопом, вождь вождей не стал - подозвал к себе Ирека, сына Корги и подробно объяснил, как должен выглядеть шагвери северянина. После чего величественно повернулся и вперил тяжелый взгляд в лицо спешивающегося гонца.
        - Долгих лет жизни тебе, берз! - бросив поводья ближайшему воину, выдохнул Вайзар, а затем гулко стукнул себя кулаком по груди: - Я говорю голосом Деррана, сына Идриза…

…Новости, которые озвучил голос вождя Вайзаров, заставили Алвана нахмуриться и мрачно уставиться на неприступные стены Байсо, первого города Над-гез, который он осадил. Нет, сама по себе гибель воинов, посланных на поиски еды и корма для лошадей, не являлась чем-то особенным: любая, даже самая короткая, война уносила чьи-то жизни. Но вот соотношение потерь заставляло задуматься: из сотни здоровых и полных жизни мужчин, выехавших из стойбища на рассвете, обратно вернулось только тридцать семь. А лайши, напавшие на них по дороге, не потеряли НИ ОДНОГО ЧЕЛОВЕКА!
        - Они начали стрелять совершенно неожиданно, берз! - пытаясь оправдаться, объяснил Вайзар. - И в первое же мгновение убили десять человек!
        - Сколько их было?
        - Тоже десять. Наверное… - опустив взгляд и уставившись на носки своих сапог, еле слышно выдохнул воин. - Точно сказать трудно, так как наши воины ни одного из них так и не увидели…
        Услышав эти слова, Алван не поверил собственным ушам:
        - Сколько-сколько?!
        - Десять…
        - И ваши воины так никого и не увидели?!
        - Лайши стреляли из-за деревьев… И не промахивались…
        - А ваши воины, что, спали в седлах?
        - Ни один из тех, кто вошел в лес, обратно так и не вышел… - скрипнув зубами, угрюмо буркнул Вайзар.
        - А что в это время делала та половина, которые выжила? - нехорошо оскалившись, спросил Касым-шири.
        Неожиданно для всех на этот вопрос ответил не посыльный, а калека:
        - Наверное, корчилась от боли…
        Услышав его довольный голос, Алван не без труда удержал руку, рванувшуюся к Гюрзе, и зашипел:
        - Я с-с-спраш-шивал не тебя…
        Парень опять не испугался:
        - Воины Правой Руки не промахиваются. Значит, все тридцать семь выживших были ранены. Причем так, чтобы гарантированно превратиться в обузу…
        Смирить гнев оказалось на удивление сложно. Начать думать - еще сложнее. Поэтому первый связный вопрос сорвался с губ Алвана через вечность:
        - Где… это… произошло?
        - В сотне перестрелов на полдень. Там дорога спускается в небольшой овраг, а затем поворачивает на восход…
        - А где были дозоры? - чуть запоздало поинтересовался Касым.
        - Осматривали. И дорогу, и лес. Говорят, внимательно…
        - Если вассалы графа Утерса не хотят, чтобы их видели - их не увидишь… - хмыкнул лайши, проигнорировал бешеные взгляды Алвана, Касыма и посыльного, а затем добавил: - Вы в этом убедитесь. Еще не раз и не два. А когда вами займутся Утерс Неудержимый и Утерс Законник - вообще взвоете…
        - Ты испытываешь мое терпение, лайши!
        - Прости, не удержался: не каждый день удается так порадоваться… - нагло улыбнулся северянин. - Кстати, если я правильно понял объяснения, то советую послать на место избиения сразу воинов пятьсот, а то черно-желтые заскучают…
        Нарушить собственное слово Алван не мог. Поэтому снова сдержал свой гнев и рыкнул на весь лоор-ойтэ:
        - Ир-рек?!
        - Да, берз?
        - Его шагвери готов?
        - Да…
        - Отдай. И отвези лайши поближе к городским воротам! Немедленно!!!
        - Уже еду… - торопливо отозвался воин и, сбив калеку с ног, забросил его тщедушное тельце себе на плечо…
        Когда шаги сына Корги затихли в отдалении, Вайзар прокашлялся и попросил разрешения продолжить. Берз, естественно, согласился. И, выслушав еще одно сообщение, невольно покосился на окровавленные трупы, все так же лежащие у костра:
        - Передай Деррану, сыну Идриза, что я его услышал…
        Не дождавшись продолжения, воин склонил голову, развернулся на месте и быстрым шагом удалился. А берз, вернувшись на свою кошму, приказал привести следующего пленника…

…К моменту, когда Удири-бали решил расседлать своего жеребца, настроение вождя вождей стало еще хуже: все пленные, как один, твердили, что все их стада, запасы зерна и сена либо отправлены на восход Над-гез, либо спрятаны на королевских складах крупных городов, таких, как Байсо, Флит или Алемм.
        Байсо был рядом, в двух перестрелах. Но для того, чтобы добраться до запасов продовольствия и фуража, требовалось взять его на копье.
        'Армия, которой нечего есть, воюет очень недолго…' - до рези в глазах вглядываясь в высоченные, почти царапающие облака городские стены, раз за разом мысленно повторял Алван. А когда переводил взгляд на заснеженные вершины гор, возвышающихся на полночь от города, или на смерзшуюся землю, покрытую жалкими пучками почти сухой травы, начинал задыхаться от бешенства: воевать зимой, да еще так далеко от Степи, было глупостью!
        А вот Касым, сын Шакрая, его настроения не разделял - судя по тому, как раздувались его ноздри, шири видел не неприступные стены Байсо, а зарево костров, слышал не завывания холодного ветра, а дикие крики умирающих лайши, и чувствовал не холод, пронизывающий до костей, а пьянящий жар свежепролитой крови!
        - Если мы не возьмем Байсо в течение пары дней, то кормить коней будет нечем… - до смерти устав видеть его довольное лицо, глухо сказал вождь вождей.
        - Завтра утром это каменное стойбище будет наше… - без тени сомнения ответил Касым, а затем, вдруг сообразив, что Алван в этом не уверен, непонимающе нахмурился: - Берз, там Эдвик, сын Колота, и девять лучших воинов Вайзаров!
        - Элирея - это не Морийор, берз! Поверь мне на слово… - мысленно повторил Алван слова своего эрдэгэ, потом вспомнил, как двигается в бою лайши, который повел его людей в этот город, но не почувствовал и тени облегчения: - Да, они там. И город мы завтра возьмем. А что будет дальше?
        - В каком смысле, берз? - не понял шири.
        - Вся скотина отправлена на восход, а зерно и сено - в городах. Значит, если лайши сожгут склады, то есть нам будет нечего. И кормить коней - тоже…
        - Они не успеют: половина воинов первой сотни, которая проберется в город по подземному ходу, отправится захватывать и охранять склады!
        - Вильфорд-берз далеко не дурак… - поморщился Алван. - Если он догадался послать своих людей в Лайш-аран, чтобы уничтожить склады ТАМ, то что ему мешало распорядиться ЗАРАНЕЕ поставить на каждом своем складе по паре бочек с маслом?
        Касым не услышал:
        - По Лайш-арану мы пронеслись, как песчаная буря!
        - Пронеслись. Ранней осенью. А сейчас ЗИМА!!!
        - И что?
        - А то, что любая ошибка в планировании войны заставит нас вернуться в Степь!!!
        - Устами Алван-берза говорит сам Субэдэ-бали… - внезапно послышалось из-за спины, и сын Давтала, развернувшись к своему эрдэгэ, вдруг почувствовал, что все его тревоги не стоят и куска пересохшего кизяка. - Да, действительно, любая ошибка в планировании войны заставит нас вернуться в Степь. Поэтому ошибаться мы не будем. Точно так же, как и брать штурмом Байсо…
        - Да, но у нас зака-… - начал было Касым-шири, но не договорил, увидев, что на лице Гогнара, сына Алоя, расцветает довольная улыбка:
        - В этой части Элиреи продовольствия и фуража нет. А что нам мешает отправиться туда, где он есть?
        Глава 15 Аурон Утерс, граф Вэлш

…Если бы не точный ориентир - правый край Юго-восточной башни - сигнальную бечеву искали бы до утра: тоненькая, выкрашенная в темно-серый цвет веревочка, сброшенная с городской стены, зацепилась за один из камней и, вместо того, чтобы мирно лежать на земле, болталась над нашими головами. А так, общупав чуть ли не каждую пядь под нашими ногами, мы перенесли поиски чуть повыше и все-таки наткнулись на искомое. После чего, сдернув его вниз, подали условный знак.
        Ответный троекратный рывок последовал в то же мгновение. А уже через минуту по натянутой бечеве соскользнуло стальное кольцо, тянущее за собой конец подъемного каната.
        Дальнейшие действия были оговорены заранее, поэтому я, ничего не объясняя ни Клайду, ни Хогертсу, ни Дику вставил левую ногу в петлю, взялся руками за толстенный узел чуть повыше и взмыл в воздух.
        Тот, кто управлялся с 'журавликом ', делал это умеючи: во время подъема не бил меня о стену, во время поворота 'шеи' не раскачивал и не шарахал о зубцы, а 'приземление' на боевой ход сделал таким плавным, что я восхитился. Впрочем, стоило мне наткнуться взглядом на силуэты встречающих, как восторг словно ветром сдуло: одна из теней была в длинной шубе до середине голени и в ЖЕНСКОМ ПЛАТЬЕ!!!
        - Доброй ночи, ваша светлость! - поздоровался воин, метнувшийся ко мне. - Вы позволите?
        - Доброй… Конечно… - отдав канат, буркнул я, скользнул вперед и, убедившись, что тень в шубе и платье - это не кто-нибудь, а Галиэнна Нейзер, мысленно похвалил себя за предусмотрительность.
        - Здравствуйте, граф! Искренне рада вас видеть! - присев передо мной в реверансе, поздоровалась королева. - Как добрались?
        Если бы не состояние прозрения, в котором я пребывал, эта фраза показалась бы мне верхом учтивости. Но так как я не только слушал, но и слышал, нотки страха, прозвучавшие в ней, заставили меня подойти к королеве поближе и вглядеться в ее лицо:
        - Здравствуйте, леди! Я тоже рад. А добрались просто прелестно…
        - Размеры армии степняков уже оценили? - мотнув головой в направлении лагеря ерзидов, поинтересовалась она и едва заметно поежилась.
        - Это только часть… - равнодушно пожав плечами, буркнул я, заметил, как напряглись остальные, и улыбнулся как можно более беззаботно: - Еще две осадили Байсо и Солор, а четвертая пыталась пройти через Верлемское урочище…
        - И? - подавшись вперед, спросил один из силуэтов. Потом, видимо, вспомнил об этикете и склонил голову: - Простите, не представился: барон Дис дю Алемм, ваша светлость…
        - Ничего страшного! - усмехнулся я. Затем поздоровался и довольно подробно пересказал последние новости.
        Барон явно обрадовался. Его спутники - тоже. А вот королеву потряхивать не перестало: все время, пока я говорил, она поглядывала то на далекие костры, то на черный провал между зубцами и зябко ежилась. Причем явно не из-за холодного ветра.
        'А дочка-то похрабрее вас…' - подумал я. После чего быстренько закончил рассказ и перешел к делу:
        - Барон, не могли бы ваши люди быстренько найти для леди Галиэнны короткий теплый и темный полушубок, меховые варежки и шапку?
        Дю Алемм напрягся:
        - Ваша светлость, здесь, в городе, совершенно безопасно: группа ерзидских лазутчиков под постоянным контролем, а солдат, имеющихся в моем распоряжении, вполне достаточно, чтобы удерживать стены до весны!
        Перед моим внутренним взором тут же появилось лицо короля Вильфорда, а в ушах прозвучал его голос:
        - Намерения смертных - забава для богов…
        Естественно, озвучивать эту мысль я не стал, а просто пожал плечами:
        - У меня приказ. И я его выполню…
        Что такое приказ, барон знал не хуже меня, поэтому склонил голову в знак согласия, затем отправил одного из своих спутников за одеждой и повернулся ко мне:
        - Могу я вам помочь чем-нибудь еще?
        Я утвердительно кивнул:
        - Да: нам с леди Галиэнной нужно теплое помещение. Минут эдак на пятнадцать…

…Пока мы спускались со стены по узкой и темной лестнице, королеве было не до мыслей о будущем: она до рези в глазах вглядывалась во тьму под своими ногами и думала только о том, как бы не упасть. Однако, стоило нам оказаться в казарме, как страх перед спуском со стены и ерзидами нахлынул на нее с новой силой. Пришлось принимать меры:
        - Раздевайтесь!
        - Простите?!
        - Снимайте шубу, сапожки, платье и белье! - чуть более подробно 'объяснил' я. - Желательно, побыстрее…
        Королева вспыхнула, набрала в грудь воздуха и… увидела в моих глазах смешинки:
        - Издеваетесь?
        Я отрицательно помотал головой:
        - Нисколько…
        Почувствовав, что я не кривлю душой, леди Галиэнна задумчиво прищурилась и… почти сразу благодарно улыбнулась:
        - Пытаетесь меня отвлечь?
        - Что-то вроде того… - улыбнулся я, потом уронил на пол заплечный мешок, присел на корточки и принялся копаться в его содержимом.
        - Спасибо, я оценила. Кстати, зачем снимать шубу - понятно. А сапоги, платье и, тем более, белье - нет…
        - Увы, гости Элиреи, в настоящее время осадившие Алемм, не настолько любезны, чтобы предоставить нам возможность путешествовать в карете!
        Галиэнна фыркнула, а затем, не говоря ни слова, сбросила на пол шубу, подошла ко мне вплотную и, взявшись за стену, выставила вперед правую ногу:
        - Сапожки чуть тесноваты. Сама не сниму…
        Услышав в ее голосе почти не скрываемый вызов, я мысленно улыбнулся: судя по всему, она пыталась взять реванш и отомстить за испытанное смущение.
        Легкая неуверенность, которую я старательно изображал, снимая сапожки, ее не удовлетворила. 'Робость', с которой я расшнуровывал тесьму на ее платье и снимал кринолин - тоже. Поэтому, оставшись в одной нижней рубашке и нескольких нижних юбках, Галиэнна развернулась ко мне лицом и насмешливо поинтересовалась:
        - Остальное снимать?
        - Ага… - пожалев, что не способен краснеть по желанию, 'смущенно' буркнул я и, 'торопливо' присев рядом с мешком, вытащил на свет поддеву.
        Увидев эту часть одежды, Галиэнна мгновенно посерьезнела:
        - Боюсь, что бегун из меня неважный: перестрел-другой я еще как-нибудь проковыляю, а вот дальше вам придется меня нести на руках…
        - Бегать вам не придется. И особо быстро ходить - тоже. А вот падать и лежать - предстоит. И, скорее всего, не раз…
        - Поняла… - снова испугавшись, выдохнула королева и торопливо стянула вниз сразу все юбки…

…Все время одевания Галиэнна сосредоточенно молчала. А когда я намотал на ее ноги теплые портянки и помог натянуть прихваченные из Арнорда сапоги, с уважением сказала:
        - Вы на редкость предусмотрительны и добросовестны…
        - Стараюсь… - улыбнулся я, а затем попросил ее поприседать и попрыгать.
        Присела. Раз пять. После чего выпрямилась и предельно серьезно посмотрела на меня:
        - Нигде ничего не жмет и не натирает…
        - Тогда сейчас я вам покажу несколько жестов, на которые вам, возможно, придется реагировать в пути, а потом вы навестите эркер…

…Вернувшись с 'прогулки', королева торопливо натянула на себя полушубок и варежки, затем убрала волосы под шапку и, чуть побледнев, решительно вышла из казармы. Сотню с небольшим шагов по лестнице, ведущей на боевой ход, она прошла сравнительно уверенно, а, оказавшись на стене и увидев между зубьями бездонную тьму ночи, чуть было не сломалась: остановилась, как вкопанная, и судорожно вцепилась в мое предплечье.
        - В спуске на 'журавлике' нет ничего страшного… - 'не заметив' ее испуга, затараторил я. - Наоборот, ощущение полета, которое испытываешь в процессе, доставляет такое удовольствие, что…
        - Я… готова… оценить… это удовольствие… - не без труда заставив себя отцепиться от моей руки, выдохнула она. После чего на подгибающихся ногах пошла к воину, сжимающему в руке тот самый канат.
        - Становитесь на мои сапоги, хватаетесь за веревку и не отпускаете ее до тех пор, пока я не разрешу… - встав в петлю, негромко сказал я. Потом подумал и добавил: - И, по возможности, постарайтесь не кричать от восторга, ладно? А то ерзиды только-только заснули…
        - Я буду нема, как рыба… - пообещала королева, подошла ко мне вплотную, дождалась, пока я обниму ее за талию, а затем язвительно прошептала: - Неплохая возможность избавиться от тещи! Смотри, не упусти…
        - Как вам не стыдно так прижиматься к зятю, мама! - так же тихо выдохнул я, а когда стена вдруг провалилась вниз, продолжил в том же духе: - Впрочем, если очень хочется, то я не против…
        Как ни странно, леди Галиэнна не только услышала и поняла эти слова, но и смогла на них ответить:
        - Ну, надо же оценить выбор любимой дочери?
        - А толку? Ведь он уже сделан… - ухмыльнулся я, а затем, почувствовав приближение земли, предупредил: - Чуть-чуть согните ноги в коленях… Все, прибыли! Но канат пока не отпускайте…
        Не знаю, что королева услышала в моем голосе, но после этих слов она вжалась в меня так, как будто пыталась слиться со мной в одно целое. И затряслась от ужаса.
        - Все хорошо. Я просто жду условного знака от своих людей… - успокаивающе выдохнул я и, заметив, что тьма у стены обретает форму, шепнул чуть громче: - Все, дождался: тут тихо и спокойно…
        - Я чуть не умерла от страха… - неожиданно призналась королева, после чего шагнула назад и, стараясь показать, что помнит полученные инструкции, присела на корточки…

…Тихо и спокойно вокруг было минут пятнадцать. А когда мы отошли от городской стены где-то на перестрел, земля по правую руку от нас вдруг вздыбилась и превратилась в почти сплошную стену из низкорослых, но довольно стремительно движущихся силуэтов.
        Щелчки спускаемых тетив я услышал уже потом. Когда в прыжке хватал в охапку леди Галиэнну и, проворачиваясь вокруг своей оси, заваливался на спину. А еще через мгновение время замедлило свой бег…

…Короткий перекат через тело ничего не соображающей королевы - и я прямо с колена прыгаю вперед, под опускающуюся руку. И, на миг припав к груди степняка, чуть толкаю его влево.
        Касание клинка его товарища, набегающего следом, чувствуем оба. Только мой противник - своим телом, а я - чужим.
        Степняк сжимается от боли в распоротом боку, но не останавливается - тянет руку с саблей на себя. Видимо, надеется меня достать хотя бы напоследок. Поздновато: я уже за его спиной. Рвусь к следующему противнику, двигаясь так, чтобы тело последнего закрывало меня от стрелков…

…Второй, только что ранивший своего товарища, чуть крупнее первого. И заметно менее подвижен: на мой атакующий рывок он реагирует таким медленным смещением в сторону, что 'оставляет' мне ногу. Достаю ее правым мечом, ухожу от атаки третьего и из крайне неудобного положения бью в на миг открывшееся горло.
        Все, второй готов. Хотя этого еще не осознал. Да и третий - тоже: его правая рука только-только останавливает саблю в нижней точке траектории, а левая, с кулачным щитом, в принципе не может прикрыть все тело…

…Четвертый - неплох. Даже очень: блокирует удар моего левого меча и, толково сместившись в сторону, пытается повернуть меня боком к стрелкам, оставшимся в темноте. Только вот подставлять под стрелы себя-родимого я не собираюсь, поэтому ускоряюсь еще чуть-чуть и, дотянувшись до пятого, прикрываюсь им. Вовремя: все стрелы, сорвавшиеся с тетив, втыкаются в его спину.
        Четвертый рычит от бешенства и прыгает за мной вдогонку. К шестому, почти доставшему Клешню. Я успеваю раньше. И, перерубив бедняге позвоночник, 'спотыкаюсь'. При этом умудряясь 'бестолково' выронить правый меч.
        Реагировать на бросок ножа, выполненный в падении, ерзида не учили. Поэтому на высверк стали он реагирует после того, как клинок оказывается в его глазнице - роняет саблю и обеими руками хватается за рукоять. Дальнейшего я не вижу, так как подхватываю с земли меч и, продолжая движение, оказываюсь за спиной последнего из противников Клайда.
        В принципе, особой необходимости помогать десятнику нет, но я на всякий случай чиркаю ерзида по связке под коленом, затем в буквальном смысле напарываю его на меч Клешни и, показав движение влево, падаю вправо.
        Оказывается, что мои представления о максимальном темпе стрельбы степняков несколько завышены: стрелы срываются с тетив не во время ухода, а чуть позже, тогда, когда я уже качусь по земле к пригорку. Невысокому, но способному прикрыть лежачего.
        Несколько глухих ударов, донесшихся сзади, заставляют меня мимолетно удивиться: степняки почему-то не разделяют цели, а стреляют в одного лишь Клешню. Причем ОДНОВРЕМЕННО! На мой взгляд, такой подход к стрельбе абсолютно нерационален: воин, с первого мгновения боя ни разу не подставившийся под выстрел, обязательно закроется трупом противника, благо тот еще не успел упасть.
        - Хоп! - негромко выдыхает Клайд, и я тут же взмываю на ноги. После чего показываю движение вправо-вперед, но ухожу чуть назад и влево.
        Десятник 'танцует' шагах в пяти. Правда, работает не на основе 'Глины', а чуть более легкой 'Вьюги'. И, как и я, не особо рвется вперед.
        Стрелкам, судорожно натягивающим луки, логика нашего поведения непонятна, поэтому они снова спускают тетивы. Две стрелы пролетают мимо Клешни, одна - мимо меня. И растворяются в ночи.
        Еще один уход-обманка. Исполненный на той же дистанции, и слитный прыжок вперед.
        Ерзид, стоящий в центре, успевает сообразить, что раз стреляли только трое, то с остальными двумя его товарищами что-то произошло, и пытается заорать. Желание, в общем-то, правильное. Только вот, на мой взгляд, орать лежа, особенно за каким-нибудь пригорком, полезнее для здоровья. А так клинок Клешни, сверкнув в воздухе, влетает прямо в открытый рот и отправляет крикуна к предкам.
        Еще два стрелка, оказавшиеся чуть тупее, снова тянутся к колчанам. Хотя, нет, не двое, один: дотягивается до стрелы, накладывает ее на тетиву, оттягивает ее к уху и замирает, почувствовав у своего горла клинок Хогертса. А второй, то ли услышав, то ли почувствовав приближение Дика, вдруг падает на землю и дико орет:
        - Лайши-и-и!!!

…От места засады до опушки леса мы добежали минуты за полторы. И, нырнув под спасительную сень деревьев, перешли на шаг. Леди Галиэнна, до этого момента послушно сидевшая у меня на закорках и, кажется, даже не дышавшая, тут же задергалась:
        - Граф, давайте, дальше я пойду сама, а?
        - Как рассветет - прогуляетесь… - до рези в глазах вглядываясь во тьму перед собой, выдохнул я. - А пока закройте лицо шапкой и, по возможности, не открывайте…
        - Я что, такая страшная, да? - нервно пошутила королева.
        - Неа… - в унисон ей ответил я. - Просто не увидеть ветку в темноте проще простого. А с двумя глазами вы мне нравитесь намного больше, чем с одним…
        Галиэнна прониклась - надвинула шапку на подбородок и затихла. Впрочем, ненадолго. До тех пор, пока сзади не раздался истошный крик.
        - Что это? - задергалась она.
        - Мои воины допрашивают языка…
        - Хм… Я могла бы им помочь…
        - Для того, чтобы получить ответ на один-единственный вопрос, помощь Видящей не нужна…
        Справиться со своим любопытством моя теща не смогла. Хотя честно пыталась. И через какое-то время виновато поинтересовалась, ответ на какой именно вопрос я так жажду узнать.
        Пришлось объяснять:
        - Если верить тому степняку, с которым я беседовал по дороге в Алемм, то обычная ерзидская группа скрытого наблюдения состоит из двух часовых и гонца. Причем вне зависимости от места ведения боевых действий гонец ВСЕГДА одвуконь. Обычный патруль тоже отличается от той группы, которая попалась нам на пути - в его составе десять и более всадников, как минимум двое из которых тоже имеют по два коня…
        - А эти были пешими! Все! - догадалась королева.
        - Ага… А еще они прятались в заранее вырытых ямках, причем не абы как, а под кошмами, утыканными пучками жухлой травы…
        - То есть, сидели в засаде…
        - Именно… - кивнул я. - Вот меня и интересует, когда они подготовили и заняли позиции - ДО того, как мы прошли мимо, или ПОСЛЕ?
        - Вы думаете, что у них могут быть сообщники среди солдат или дворян, в настоящий момент находящихся в Алемме? - ужаснулась она.
        - Скажем так, я не имею права не рассмотреть такую возможность…
        - Мда… - задумчиво вздохнула королева, а затем, подумав, задала следующий вопрос: - Скажите, граф, а почему мы не вернулись обратно в город?
        - А зачем туда возвращаться? - удивился я.
        - Ну как 'зачем'? Мы попали в засаду, обнаружили себя и оставили четкий след, по которому нас обязательно найдут! Мало того, после того, как вы и ваши воины убили двадцать ерзидов, за нами ОБЯЗАТЕЛЬНО отправят погоню!
        Мне стало смешно:
        - Алеммский лес - не место для конных прогулок! А передвигаться пешком, да еще и быстрее, чем мы, ерзиды не смогут при всем желании…
        - Вы идете не налегке!
        - Часа через полтора мы выйдем на Лативский тракт, на котором нас дожидаются кони, позаимствованные у степняков…
        - А если нас догонят раньше, чем мы до них доберемся?!
        - Оглянитесь по сторонам, леди! - остановившись, предложил я. - Сколько воинов Правой Руки вы сейчас видите?
        - Ни одного… - повертев головой, сказала королева.
        - И о чем это говорит?
        - О том, что все трое ваших воинов остались нас прикрывать!
        - Я взял с собой два полных десятка… - прислушавшись к очередному крику, раздавшемуся с опушки, улыбнулся я. - В настоящий момент восемь человек находятся в дозорах вокруг нас, двое беседуют с языком, а остальные с нетерпением ждут появления преследователей…
        - Вы зарубили двадцать человек!!! - напомнила королева, а ее рука, обхватывающая мою шею, вдруг сдвинулась так, что кончики пальцев оказались на яремной вене. - Значит, в погоню отправят как минимум в три раза больше!!!
        - Мы не в ерзидских степях, а в глухой чаще нашего, элирейского, леса! - буркнул я, одновременно пытаясь понять, зачем ей чувствовать биение моих жил. - Леса, в котором и я, и мои воины чувствуем себя, как дома…
        - Хм… Вы совершенно спокойны… - через десяток ударов моего сердца выдохнула она. - Значит, искренне верите в то, что ерзиды нас не догонят!
        - Верю… - кивнул я. - А еще очень жалею о том, что не смогу поучаствовать в обрубании хвоста…
        Глава 16 Алван-берз

…Описав красивую дугу, горящий факел упал на покатую крышу деревянной юрты, дважды подпрыгнул и, ничего и не подпалив, полетел к земле.
        - Солома сырая, берз… - виновато пробормотал Касым-шири и, почувствовав, насколько глупо звучит это объяснение, рявкнул на все стойбище: - Шагир-р-р!!!
        Услышав свое имя, ичитай из рода Вайзаров ощутимо побледнел, сорвался с места и, подхватив с присыпанной снегом земли бессильно шипящий факел, снова забросил его на крышу.
        - Хелмасты! - злобно выругался сын Шакрая, птицей слетел с коня и исчез в ближайшем дверном проеме.
        Вайзары последовали его примеру, и уже через сотню ударов сердца в нескольких окнах заплясали первые язычки пламени.
        Вопреки ожиданиям, успокоения это не принесло: предание огню полутора десятков пустых изб не могло вернуть к жизни ни латара и девять ичитаев, подло застреленных из засады, ни четыре с лишним десятка воинов, пытавшихся найти стрелков и сгинувших в непролазной чаще.
        'Сжигать надо не деревню, а лес!' - мрачно подумал Алван, затем вскинул взгляд к темному небу, с которого, медленно кружась, падали все новые и новые снежинки, и криво усмехнулся: зимой о лесных пожарах можно было только мечтать.
        'Да, Элирея это не Морийор…' - мысленно вздохнул он и вздрогнул, услышав тихий шепот подъехавшего эрдэгэ:
        - Ну что, берз, еще не передумал?
        - Нет…
        - Десять выстрелов - десять трупов… - почти неслышно напомнил сын Алоя. - Из которых один - латар, а остальные девять - ичитаи!
        - Вождь вождей не может прятаться за спины своих воинов! - прошипел сын Давтала.
        - Почему это? - удивился Гогнар. - Иарус Рендарр по прозвищу Молниеносный, король, завоевавший четверть Диенна, не стеснялся использовать по три-четыре 'мишени'…
        - Иарус был лайши, а я - ерзид!
        - Прежде всего, ты - БЕРЗ, то есть, человек, на которого Субэдэ-бали возложил ответственность за будущее всей Степи! - не скрывая раздражения, выдохнул эрдэгэ. - Если тебя коснется длань Хелмасты, то термены, следующие за тобой, превратятся в вооруженную, но ни на что не способную толпу. А мечта о Великой Степи так и останется мечтой…
        - Я. Не. Буду. Прятаться. За. Спины. Своих. Воинов! - отчеканил Алван. - Не буду и все!!!
        Несколько долгих-предолгих мгновений эрдэгэ играл желваками, а затем нехорошо оскалился:
        - Ты совершаешь ошибку, берз! Уже вторую в этой войне…
        После чего поднял коня на дыбы и куда-то ускакал, а вождь вождей, скрипнув зубами, невидящим взглядом уставился в пламя и вспомнил, как совершил первую…

… Посыльный не обманул: ворота замка были открыты настежь, а полтора десятка его защитников, забросив за спины щиты, торопливо сбрасывали с перекошенной телеги огромные снопы сена. Еще шесть телег, ожидающие своей очереди, сгрудились чуть поодаль…
        - У повозки сломалась ось, берз… - злорадно осклабился сын Идриза, прячущийся за стволом соседнего дуба. - И пока ее не заменят, ворота не закроются!
        - Завтра к вечеру мы должны быть у Гелора… - напомнил эрдэгэ. - Не попадем вовремя - не возьмем город…
        Вождь Вайзаров недовольно нахмурился:
        - От опушки до замка - два перестрела! Через пятьдесят ударов сердца мои воины захватят ворота, а еще через двести мы сможем покормить лошадей и нормально поесть!
        Гогнар задумчиво почесал подбородок и без тени улыбки уставился на Деррана:
        - Пожарище над Гелором я вижу так же ясно, как и тебя. Будущее замка де Байсо скрыто туманом неизвестности…
        - Ты видишь будущее. Я - настоящее… - ухмыльнулся Вайзар. - Поэтому повторю еще раз: мои воины возьмут ворота через пятьдесят ударов сердца…
        'Если, конечно, получу приказ атаковать прямо сейчас, а не через неделю…' - мысленно озвучил недосказанное берз. И, еще раз оценив состояние перекошенной телеги, вдруг ни с того ни с сего решил переложить ответственность за принятие решения на чужие плечи:
        - Что ж, если ты действительно видишь настоящее - действуй…
        Судя по улыбке, появившейся на лице сына Идриза, и торжествующему взгляду, брошенному им на Гогнара, вождь услышал только последнее слово:
        - Я брошу этот замок к ногам твоего коня, берз!
        - Жду… - благосклонно кивнул Алван, дождался, пока Дерран и его свита уйдут вглубь леса, а затем вопросительно уставился на эрдэгэ:
        - Ты сомневаешься. Почему?
        Сын Алоя пожал плечами:
        - Граф Конт де Байсо - самый настоящий багатур. Поэтому его замок надо брать не нахрапом, а хитростью или долгой осадой. Моих людей в этом замке нет. И осаждать его некогда…
        - А в счастливые случайности ты не веришь?
        - Эту случайность готовил не я… - мрачно буркнул сын Алоя, после чего осторожно выглянул из-за ствола и снова прикипел взглядом к далекому замку…

…То, что в последней фразе эрдэгэ нет ничего смешного, берз убедился буквально довольно быстро, когда тысяча Вайзаров под предводительством своего вождя долетела до надвратной башни и… разбилась об нее, как глиняный кувшин о каменную стену.
        Нет, то ли два, то ли три десятка воинов, скакавших первыми, с разгону перемахнуло через препятствие и в ворота крепости все-таки ворвалось. А те, кто мчался следом - нет: перекошенная телега, до этого момента перегораживавшая въезд, вдруг птицей взлетела в воздух, в то место, где она стояла, вонзились острия опустившейся герсы, а из бойниц надвратной башни и с со стен защелкали тетивы луков и арбалетов.
        Впрочем, стрелы, летящие в Вайзаров, Алван заметил далеко не сразу: первые несколько мгновений он ошалело пялился на кувыркающуюся в воздухе телегу и тер глаза, пытаясь проснуться. Однако стоило ему сообразить, что одновременно с телегой к небу взметнулись 'шеи' двух 'журавликов', установленных на надвратной башне, как берз в сердцах выхватил из ножен Гюрзу и с оттягом рубанул по стволу ни в чем не повинного дерева:
        - Это ловушка!
        - Угу… - не оборачиваясь, поддакнул сын Алоя. Потом подумал и добавил: - И очень толковая. Жаль, что отомстить за тех, кто останется лежать под стенами этого замка, мы не сможем, так как спешим к Гелору…

…Вспоминать о неудачной попытке захвата замка де Байсо было неприятно. Точно так же, как и о ее последствиях: способность 'видеть настоящее', ненароком прорезавшаяся у Деррана, сына Идриза, обошлась армии в восемьдесят шесть жизней. Поэтому через какое-то время Алван заставил себя забыть о первой ошибке и сосредоточился на второй. Вернее, попытался понять, каким образом можно и не потерять лица, и не подставляться под элирейские стрелы.
        На первый взгляд, решение лежало на поверхности: для того, чтобы не дать себя убить, требовалось использовать боковые дозоры. Увы, при ближайшем рассмотрении эта идея превращалась в дым: во-первых, даже очень частая 'сеть', прошедшаяся по придорожным зарослям, совсем не гарантировала безопасности тех, кто едет по дороге: местные воины стреляли не абы откуда, а из подготовленных и очень качественно замаскированных схронов, найти которые было ой как нелегко. Во-вторых, дозоры, вынужденные двигаться пешком, стали бы здорово тормозить термены. Ну, и в-третьих, далеко не каждый ерзид, углубляющийся в чащу, возвращался на дорогу - элирейские лучники и арбалетчики, следующие за армией Алвана, с одинаковым удовольствием отстреливали и воинов, следующих по проезжей части, и тех, кто с нее сходил.
        'Военачальники Вильфорда Бервера едят свой хлеб не зря: как видишь, их воины научились читать шагвери не хуже нас…' - вспомнил Алван и в который раз за вечер кинул взгляд на тела погибших. - 'И если ты продолжишь носить на своем плече знак берза, то рано или поздно ощутишь прикосновение длани Хелмасты…'
        Гогнар говорил голосом Субэдэ-бали. Совершенно точно. Но поступить так, как советовал эрдэгэ, Алван не мог: теперь, когда вся армия знала, что элирейцы стреляют по ичитаям, латарам и шири, попытку снять с плеча волчьи хвосты обязательно сочли бы трусостью. Хотя…
        Решение, промелькнувшее на краю сознания, было таким простым, что Алван чуть было не расхохотался. А когда обдумал, как его преподнести своему окружению, нахмурил брови и величественно возложил длань на рукоять Гюрзы:
        - Касым?
        - Да, берз? - тут же отозвался шири.
        - Я тут обдумывал слова Первого Меча Степи… ну, те самые, в которых он говорит про воспитание багатуров…
        - 'Чтобы воспитать воина, хватит пятнадцати лет. Чтобы воспитать багатура, недостаточно жизни. Поэтому воины - пыль земли. А багатуры - ее соль…' - тут же процитировал сын Шакрая.
        - Да, эти самые. И пришел к выводу, что берз Вильфорд, испугавшись мощи наших терменов, решил лишить нас как можно большего числа багатуров…
        Шири непонимающе нахмурился, затем додумался проследить за взглядом Алвана, наткнулся на тела убитых и побагровел:
        - Берз, это…
        - …недостойно и воина, и берза! - жестом приказав ему заткнуться, кивнул Алван. - Поэтому…
        - …мы утопим Над-гез в крови?! - не удержался Касым.
        - …мы снимем с плеч шагвери и спрячем их в переметные сумы: пусть местные воины ищут нас в сече!
        В глазах шири мелькнуло понимание:
        - Лицом к лицу, как подобает мужчинам?
        - Да…
        - Правильно: пусть ищут, а мы поглядим! - восхищенно выдохнул сын Шакрая, затем решительно сорвал со своего плеча шагвери и… вопросительно уставился на Алвана: - А ты? Ты-то снимешь?
        - Сниму… Но самым последним…
        Глава 17 Аурон Утерс, граф Вэлш

…С низкорослого ерзидского жеребца Галиэнна Нэйзер спрыгнула довольно бодро. И пяток шагов, разделяющих его и заводную лошадь, прошла легким, танцующим шагом. А потом сломалась - вместо того, чтобы взяться за луку седла, вставить ногу в стремя и подтянуться, она вдруг уткнулась лбом в попону и застыла.
        - Осталось совсем немного! - подбодрил ее я. - Где-то минут через десять мы доберемся до развилки, свернем налево, а там до охотничьей заимки рукой подать…
        Королева даже не шелохнулась.
        - Там есть очаг, запас дров, теплые меховые одеяла…
        Не среагировала и на эту фразу.
        - Затопим очаг, подогреем вино…
        - М-м-м… - то ли выдохнула, то ли простонала она, потом собралась с силами, повернулась ко мне и еле слышно попросила: - Подсадите меня, пожалуйста! А то сама я в седло не заберусь…
        Подсадил. Напомнил о необходимости беречь лицо от ветвей деревьев, затем взял кобылку под уздцы, неторопливо пошел вперед, а через несколько мгновений, почувствовав обжигающе-холодное прикосновение к кончику носа, вскинул голову к ночному небу.
        Вторая снежинка обожгла щеку, третья - лоб, а четвертая, легонечко коснувшись ресниц, улетела в темноту.
        Зимы я любил. Особенно снежные. Поэтому невольно заулыбался и, представив, как будет выглядеть лес с утра, чуть-чуть прибавил шаг. После чего услышал напряженный голос королевы:
        - Ронни, если я не ошибаюсь, то пошел снег!
        - Не ошибаетесь, действительно пошел… - не оборачиваясь, ответил я. - А почему это вас так беспокоит?
        - Издеваетесь? - возмутилась она. - Если он будет сыпать всю ночь, то завтра утром все вокруг будет в снегу!
        - И что с того? - не понял я.
        - А то, что за нами будут оставаться СЛЕДЫ! - чуть повысила голос моя теща. - Значит, нас НАЙДУТ!!!
        Где-то за нами полупридушенно хрюкнул Отт. Еще через миг засопели Клайд и Горен, идущие впереди.
        - Я сказала что-то смешное? - разозлилась Нэйзер. - Чего они ржут?
        - Одни нас уже нашли… - не удержавшись, фыркнул Вьюн. - Только вот особой радости им это не принесло!
        - Тогда была ночь, а вы были готовы…
        - Мы готовы и сейчас… - ухмыльнулся я. - Так что пусть догоняют…
        Трудно сказать, почему, но наши доводы ее не удовлетворили: судя по донесшемуся до меня скрипу сбруи, она нервно заерзала в седле и, кажется, пару раз оглянулась.
        Мне стало смешно:
        - Ну что, заметили кого, или как?
        - Не вижу повода для веселья! - крайне эмоционально воскликнула она, затем увидела, что я вскинул к плечу правый кулак и, быстро вспомнив, что так выглядит знак 'Внимание!', торопливо заткнулась.
        'Второй десяток - вперед!' - жестами скомандовал я, затем развернулся к кобылке моей тещи и прикрыл ей ноздри ладонью.
        Следующие минут пятнадцать мы провели в напряженном ожидании. Хотя нет, не так: я вслушивался в тишину и пытался понять, кого, а главное, зачем могло занести на охотничью заимку, а Галиэнна Нэйзер неотрывно пялилась на меня, пытаясь читать мои реакции. Кстати, небезуспешно: к моменту, когда из-за дерева, рядом с которым мы остановились, послышался голос Клайда, она справилась с первоначальной вспышкой ужаса и, кажется даже не вздрогнула:
        - В избушке беженцы. Человек шесть, может, семь… Что делаем?
        Я непонимающе нахмурился: к заимке мы подходили с подветренной стороны, значит, уже давно должны были почувствовать запах гари…
        - Очаг не разжигали… - словно услышав мои мысли, добавил Клешня. - Вьюн услышал чей-то плач…

…Алый прямоугольник, окаймляющий дверь избы, мы увидели издалека, где-то за половину перестрела. Я недовольно хмыкнул и чуть-чуть прибавил шаг, а моя теща, не ожидавшая увидеть в чаще леса такой яркий свет, изумленно хмыкнула.
        - Кто-то доигрался… - оскалился я, а уже через пару минут, взбежав на крыльцо и рванув створку на себя, понял, что погорячился: в сруб, рассчитанный на проживание пары-тройки егерей, набилось одиннадцать человек. Замерзших настолько, что на них было больно смотреть.
        Пропустив внутрь леди Галиэнну и торопливо прикрыв дверь, я оглядел измученные лица и, не найдя среди них ни одного мужского, остановил взгляд на первом попавшемся:
        - Вы откуда?
        - Из Колодезей, ваша милость… - сложившись пополам, ответила девушка. - Это тута неподалеку…
        - Ваша светлость… - негромко поправил Хогертс. - Вы говорите с Ауроном Утерсом, графом Вэлш!
        - Простите, ваша светлость, не признала! - упав на колени, пролепетала девица.
        - Мелочи! - поморщился я. - Встань и скажи, где остальные?
        Девушка поднялась на ноги, при этом умудрившись оказаться чуть ближе к огню, пылающему в очаге, и еле слышно выдохнула:
        - Здеся все, кто утек…
        - Не понял?! Вы должны были спрятаться в Мэйссе! Всей деревней!
        В глазах женщин появилось такое искреннее удивление, что я на мгновение потерял дар речи. А когда пришел в себя, с хрустом сжал кулаки:
        - К вам должен был приехать глашатай, объявить о начале войны и зачитать указ, в котором вам предписывается бросить все свое добро и, не мешкая, отправляться в ближайший город…
        - К нам никто не приезжал… - угрюмо пробормотала черноволосая тетка, кутающаяся в видавшую виды шаль, а затем мрачно добавила: - Кому есть дело до нашей глухомани?
        Меня аж затрясло от бешенства. Только вот срывать злость на ни в чем не повинных людях было неправильно, поэтому я заставил себя успокоиться и негромко попросил:
        - Рассказывайте…

…Разобраться с тактикой, использованной ерзидами при нападении на Колодези, оказалось неимоверно трудно, так как на момент начала атаки почти все беглянки находились в своих избах, занимались домашними делами и не видели общей картины. Кроме того, непривычные к таким эмоциональным встряскам, они запомнили происходящее не целиком, а отдельными кусками - воинственные вопли ерзидов, 'раздавшиеся сразу со всех сторон', дикие крики умирающих соседей, топот копыт догоняющих их степняков и т.д. Впрочем, таких кусков было много, и через какое-то время у меня сложилось ощущение, что деревню атаковала как минимум полная сотня, а основной целью атаки являлся захват еды и фуража.
        Увы, особой радости мне это не доставило - несмотря на то, что большая часть степняков усиленно рубило мужчин, дабы не дать им поджечь скирды сена, сараи и дома, меньшая отлавливала девиц. И неплохо в этом преуспела - белобрысая девица лет восемнадцати, выбравшаяся из деревни одной из последних, утверждала, что видела, как степняки связывали руки двум ее младшим сестрам и соседке, а дебелая молодуха в мужском тулупе, два часа ждавшая мужа на опушке, сказала, что видела, как какой-то ерзид нес на плече ее соседку, связанную по рукам и ногам.
        - Тем, кого ссильничают, руки не связывают… - дослушав ее рассказ, негромко буркнул Вьюн. - Значит, куда-то повезут…
        - Завтра с утра… - кивнул я и добавил, уже жестами: - 'Один десяток - со мной. Выходим через десять минут…'
        Хогертс тут же испарился, а я, повернувшись к молодухе, продолжил расспросы: выяснил, что к моменту, когда она, отчаявшись ждать, ушла к заимке, степняки из деревни не выезжали, уточнил, в каких домах, по ее мнению, должны были остановиться ерзидские десятники и сотники, а затем попросил ее нарисовать приблизительный план деревни.
        Когда она изгваздала пол углем и закончила объяснения, а все остальные, поняв, что я собираюсь делать, на какое-то время забыли даже про жар очага, леди Галиэнна встала с полатей и попросила уделить ей пару минут., естественно, согласился - приказал дернувшимся женщинам оставаться в избе, вышел наружу и, отойдя от сруба шагов на двадцать, вопросительно уставился на королеву.
        Как ни странно, просить меня не оставлять ее одну или доказывать, что мой долг - довезти ее до Арнорда, она не стала: подошла вплотную, взяла меня за руку и, нащупав жилы на запястье, на несколько мгновений затихла.
        - Что вы хотите почувствовать? - через какое-то время спросил я. - Может, просто спросите, а я отвечу?
        - Все, что хотела, я уже почувствовала… - отпустив мою руку, с легкой грустью сказала Галиэнна. Затем зябко поежилась, поплотнее запахнула полушубок и добавила: - Ладно, идите. Вам пора…

…Из сорока с лишним домов, имеющихся в Колодезях, доблестным воинам степей не понравился ни один, поэтому ночевать они устроились на пустыре между деревней и лесом. Логики выбора места я не понял: что десять больших юрт, что средняя и маленькая, располагались на расстоянии половины перестрела от опушки. То есть, при наличии достаточного количества воинов, могли быть расстреляны издалека.
        Нет, конечно же, стойбище охранялось. Но четыре пары воинов, две из которых 'прятались' в лесу, явно не представляли, на что способны даже самые обычные егеря, и маскировались из рук вон плохо. Скажем, двое воинов, которых мы нашли первыми, вместо того, чтобы усиленно вслушиваться в ночной лес, то кутались в плащи и клацали зубами от холода, то приседали, чтобы согреться.
        О том, что ерзиды обычно меняют часовых раз в четыре часа, нам любезно рассказал язык, захваченный по дороге в Алемм, поэтому, выждав полчаса после очередной смены и аккуратно умыкнув пару степняков, мы уволокли их в лес и добросовестно допросили. После чего вырезали всех остальных и разделились - я, Клайд и Отт отправились к дому, в котором содержали пленниц, а остальные - к ближайшей юрте…

…Ерзиды, охраняющие пленниц, страдали от холода точно так же, как и их покойные сородичи. А вот грелись совсем по-другому: один носился по двору с саблей, явно отрабатывая какую-то связку, а второй, стоя на крыльце, то натягивал, то отпускал тетиву.
        Полюбовавшись на мастера клинка и удостоверившись в том, что он отрабатывает одну и ту же последовательность движений, я жестом показал Клешне на 'лучника', жестами объяснил, что и как он должен сделать, затем описал Бродяге его задачу, а сам пополз вдоль забора к курятнику.
        Выбор места был не случаен: каждый раз, 'срубив' голову последнему воображаемому врагу и завершив 'бой', мой будущий противник забрасывал саблю в ножны и неторопливо возвращался на исходную. Где снова разворачивался лицом к забору, настраивался на действие и 'внезапно' атаковал.
        'С такой скоростью только ворон пугать…' - ворчливо подумал я, дождавшись начала очередной атаки, потом сообразил, что не только копирую интонации Кузнечика, но и ищу в движениях ерзида технические огрехи и заставил себя сосредоточиться на будущем действии. Вовремя - как только степняк закончил связку и вернулся на место, со стороны соседней избы послышался еле слышный шорох.
        Оба степняка мгновенно забыли про тренировки, повернулись на подозрительный звук и одновременно потянулись за клинками.
        Дождавшись, пока 'мастер клинка' повернется ко мне спиной, я скользнул к нему вплотную, заткнул левой ладонью рот, а ножом, зажатым в правой, на полной скорости провел Двойное Касание - сначала перерезал связки на локтевом сгибе, а затем перехватил горло.
        Клайд прикончил своего на мгновение позже. Затем оттащил содрогающееся тело к сараю и метнулся к забору, от которого было видно стойбище.
        'Я - внутрь…' - жестом показал я возникшему из темноты Бродяге, бесшумно подошел к единственному окну и осторожно рассек ножом затягивающий его бычий пузырь.
        На меня тут же пахнуло гнусной смесью запахов крови, мочи и, почему-то, прогорклого масла. Набрав в грудь чистого воздуха, я взлетел на подоконник, нащупал ногой пол, присел на корточки, вгляделся в кромешную тьму и еле слышно прошептал:
        - Выведу всех. Только не шумите, ладно?
        Тишина, царившая в доме, мгновенно взорвалась охами, шорохами и негромким скрипом.
        - Я справа. В шаге от твоей ноги. Сижу, прислонившись к стене… - почти неслышно выдохнули из темноты.
        Я повернул голову на звук голоса, до рези в глазах вгляделся во тьму и вскоре увидел что-то вроде силуэта.
        Подобрался поближе, провел рукой по ногам, нащупал спутывающие их сыромятные ремни и перерезал их одним движением ножа.
        - Руки связаны за спиной… Затекли… Почти не чувствую… - пожаловался тот же голос, а через миг зашептали все.
        - Я - слева… Я - перед вами… Я лежу у печи…
        - Тихо! А то не вытащу никого!!! - пригрозил я, избавил девушку от ремней и добавил: - До моего распоряжения не вставать, не говорить и не дышать. Можно растирать руки и ноги, добиваясь восстановления чувствительности…
        - Сижу, молчу и не дышу… - тихонечко хихикнула девица и действительно замолчала.
        Я метнулся к следующему силуэту, по моим ощущениям, лежащему лицом вниз, нащупал ремешок на щиколотках, поддел его ножом и замер, услышав шепот Бродяги:
        - Сюда идут. Двое…
        - Сами справитесь?
        - Да. Просто в окно не выглядывайте!
        Девушка, которую я пытался освободить, задрожала мелкой дрожью.
        - Двое - это совсем немного… - шепнул я, успокаивающе провел рукой по ее бедру и мысленно выругался: ткань платья стояла колом!
        'Ссильничали, твари!!!' - угрюмо подумал я, а вслух, конечно же, сказал совсем другое: - Мы вас выведем. Всех. Обещаю…
        Дрожать девушка не перестала. Но на спину перевернулась. И, чуть слышно застонав, принялась растирать запястья…

…Ждать, пока все девушки смогут самостоятельно ходить, было рискованно, поэтому как только Отт сообщил, что 'гости' уже никому и никогда не помешают, я поднял с пола первую девицу и помог ей вылезти в окно. Следом за ней, только на руки к Клайду, отправилась и вторая. А я, посадив на подоконник третью, повернулся к остальным:
        - Отнесем к лесу этих троих и вернемся…
        - Точно-точно вернетесь? - тоненько спросили от печи.
        - Обещаю…
        - Я могу идти сама… - хрипло выдохнула тетка, которую ерзиды бросили у самой двери.
        - И я тоже…
        - Пойдете. Сами. Когда я вернусь. Договорились?
        - Хорошо, ждем…
        Я вылетел наружу, подхватил девушку на руки и, скользнув за угол избы, двинулся к лесу.
        Всю дорогу до опушки моя ноша сидела тихо, как мышка. А когда я нырнул между деревьев, добрался до полянки, на которой уже стояли ее подруги, потянулась ко мне и несмело поцеловала в небритую щеку:
        - Спасибо. Я этого никогда не забуду…
        - Только не вздумайте повторить эти слова при ее светлости… - хохотнул Клешня и, не дожидаясь моей реакции, унесся обратно в деревню.
        - А 'ее светлость' - это кто? - заинтересованно спросила девушка.
        - Моя любимая супруга… - поставив ее на ноги, буркнул я. - Илзе Утерс, графиня Мэйсс…
        - Утерс?! А вы… вы Законник? Ой, я хотела сказать, граф Аурон Утерс?!
        - Угу…
        Девушка упала на колени, как подрубленная:
        - Ваша светлость, я…
        - Потом. Когда вытащу всех… - буркнул я и, повернувшись к ней спиной, рванул в темноту…

…За второй заход мы вытащили пятерых: троих принесли, а двое доковыляли до лесу сами. За последней пленницей, девушкой, истерзанной до полной неспособности самостоятельно передвигаться, сбегал Отт. А когда вернулся, со стороны стойбища раздался сначала дикий вой, а затем многоголосый рев 'Алла-а-а!!!'
        Глава 18 Илзе Утерс, графиня Мэйсс
        - Еще две новости. На этот раз - из Алемма. Первая - плохая: город осажден, а все окрестные дороги перерезаны воинами рода Цхатаев. Вторая - относительно хорошая: леди Галиэнна Утерс все-таки успела въехать город до того, как его осадили… - там, в прошлом, сообщил король, подернулся рябью и исчез. А я, вернувшись в настоящее, мысленно обозвала себя слепоглухонемой дурой: рассказывая о плохой новости, Бервер был практически спокоен, а 'относительно хорошая' заставляла его дергаться!
        'Кстати, не только его, но и графа Томаса…' - подумала я, вдруг сообразив, что бывший оруженосец моего мужа продолжал потеть даже тогда, когда я убеждала короля в том, что брать на себя ответственность за чужое решение глупо.
        'Они о чем-то недоговаривали…' - поняла я и снова вернулась в прошлое. К тому моменту, когда король сообщил, что пошлет за мамой шевалье Пайка и пять десятков воинов, а Ронни с ним не согласился:
        - Пять десятков - слишком много. Пойдут двадцать. И я…
        'Вот оно!!!' - мысленно взвыла я, наконец, заметив, что и мой супруг, и король, и Томас Ромерс беспокоились о судьбе мамы уж слишком одинаково. И намного сильнее, чем все остальные члены королевского совета!
        Состояние Небытия слетело с меня в то же мгновение. А еще через миг я оказалась на ногах и, сорвав с себя ночную рубашку, натянула домашнее платье на голое тело, запрыгнула в войлочные тапочки и выбив плечом дверь, вынеслась в гостиную.
        Десяток шагов к противоположной стене, рывок за хвост вздыбленного жеребца - и я, рванув на себя неожиданно легко подавшуюся дверь, решительно вошла в коридор, соединяющий покои короля и королевы, а затем повернула налево.
        Дверь в малую гостиную ее величества оказалась не заперта: стоило мне дотронуться до вычурной железной ручки, как створка плавно подалась, а до меня донесся сочувствующий вздох голос Майры Бервер:
        - …мышцы - как каменные!
        Сообразив, что пришла не вовремя, я потянула дверь на себя, но недостаточно быстро:
        - Мне кажется, или к нам пришли?
        Возвращаться к себе, не показавшись, было глупо, поэтому я собралась с духом, шагнула в комнату и, увидев, во что одета венценосная чета, опустила взгляд и густо покраснела:
        - Доброй ночи, сир! Доброй ночи, ваше величество! Простите за столь бесцеремонное вторжение и позвольте перенести мой визит на завтрашнее утро!
        Королева Майра, разминающая плечи восседающему в кресле Вильфорда Бервера, оглядела меня с ног до головы и, явно заметив, что собиралась я, мягко выражаясь, впопыхах, нахмурилась и отрицательно помотала головой:
        - Не позволяем! Заходи, устраивайся поудобнее и рассказывай…
        - Рассказывать должен я. Только вот нечего… - мрачно буркнул король, а затем виновато добавил: - В Арнорд Ронни и ваша матушка еще не въезжали, с патрулями не сталкивались, писем не присылали…
        - Знаю, сир… - криво усмехнулась я. - Полчаса назад разговаривала с шевалье Пайком…
        - Зря волнуешься, дочка! - продолжил король. - То, что от Арнорда до Алемма твой супруг и его воины добрались за двое суток, говорит лишь о том, что они очень спешили. Пойми, леди Галиэнна - слабая женщина, которая в принципе не в состоянии передвигаться с той же скоростью, что и воины Правой Руки! Кроме того, в ее присутствии Ронни не рискнет передвигаться по дорогам…
        - Если идти пешком и по лесам, то обратный путь должен занять у них не менее семи-восьми дней… - поддакнула ему Майра Бервер. - Так что не переживай!
        Их аргументы звучали очень правдоподобно. Только вот чувства, которыми они сопровождались, говорили об обратном: и король Вильфорд, и королева Майра, так же, как и я, не находили себе места.
        Накручивать и себя, и их я не собиралась, поэтому не подала и виду, что заметила их беспокойство:
        - Скажите, сир, могу я узнать истинные причины, побудившие моего супруга отправиться в Алемм?
        Брови Майры Бервер сдвинулись к переносице, а руки, до этого момента ласково поглаживавшие плечи короля Вильфорда, застыли на месте:
        - Простите? - удивился король.
        - Я очень внимательно слушаю все, что говорится на Королевском Совете… - вздохнула я. - Поэтому давно сообразила, что Алемм подготовлен к возможному штурму ничуть не хуже Арнорда: в нем хватает солдат, еды и фуража, стены достаточно высоки, а ерзидские лазутчики, проникшие в него, под неусыпным контролем. Говоря иными словами, пребывание в этом городе намного менее опасно, чем путешествие в Арнорд. Тем не менее, услышав о том, что моей матери удалось добраться до Алемма, вы почему-то решаете отправить воинов Правой Руки не К ней, а ЗА ней…
        По губам короля проскользнула грустная улыбка:
        - Надеюсь, вы не считаете, что я намеренно подверг вашу матушку неоправданному риску?
        - Мой муж и граф Томас Ромерс разделяли ваше мнение… - твердо сказала я. - Значит, вы трое обладали некой информацией, которая вынудила вас принять именно такое решение…
        Бервер с уважением посмотрел на меня. Но рассыпаться в комплиментах не стал:
        - Так оно и есть: эдак дня за четыре до вашего приезда из Свейрена Томас Ромерс обратил внимание на активизацию соглядатаев ряда королевств. В частности, Баррейра и Вестарии. Пара лазутчиков была отловлена и препровождена к леди Даржине. В результате допросов выяснилось, что Конрада Шестого и Аристарха Найлинга очень интересуют Видящие…
        - А с их послами 'беседовали'? - выделив последнее слово интонацией, спросила я.
        - Да. Именно 'беседовали'. Информация подтвердилась. Более того, оказалось, что тайные службы Найлинга и Баррейра независимо друг от друга готовятся к вашему похищению…
        - Откуда растут корни, неизвестно? - угрюмо спросила королева.
        - Вероятнее всего, из Онгарона… - ответил Бервер. - Но твердой уверенности в этом нет…
        Дальше можно было не объяснять: я и Даржина практически постоянно находились во дворце, а мама моталась по королевству, да еще и пребывающему в состоянии войны…
        - Если ты ищешь связь между вашим переселением в покои Корбена и всем этим, то ее нет! - пылко воскликнула королева. Потом вдруг замерла, легонечко сжала пальцами плечи мужа и нехорошо оскалилась:
        - Вилли, я права?
        - Связи нет: я узнал о замыслах Бурдюка и Конрада через два дня после того, как ты предложила подарить Ронни эти покои…
        - Я думала совсем о другом… - негромко сказала я. - Как правило, действиями соглядатаев управляют либо послы, либо кто-то из их ближайшего окружения. Значит, при некотором старании можно наложить лапу на всю сеть…
        - Леди Даржина сказала то же самое. Поэтому та часть сети, которая опутывала Арнорд, уже наша. А остальные, в том числе и Алеммская - еще нет… - буркнул король, затем вдруг резко повернул голову направо и уставился на дернувшиеся язычки свечей: - Дверь, ведущая из вашей гостиной в коридор, открыта?
        Я помрачнела:
        - Да, сир - как ее закрывать изнутри, я не знаю…
        - Для служанок поздновато… - насмешливо прищурилась королева. - Значит…
        - Ронни? - выдохнула я, вскочила с дивана и расплылась в счастливой улыбке, услышав встревоженный голос мужа:
        - И-илзе-е, ты тут?
        - Не направо, а налево!!! - рявкнул король, а затем посмотрел на меня и приложил к сердцу правый кулак: - Даю слово, что задержу вас не дольше, чем на десять минут!
        - Десять - много! - хихикнула королева. - На пять! Или даже на две…
        Я покраснела, потом фыркнула и метнулась к двери, в которой как раз что-то мелькнуло.
        - Сир… Ваше величество… Илзе… - шагнув в гостиную, по очереди поздоровался Ронни, а я, уставившись на жуткий шрам, пересекающий его лицо от носа к левому уху, вдруг почувствовала, что у меня пересыхает во рту и слабеют колени. Еще через миг до меня дошло, что мой муж еле стоил на ногах, что практически вся его одежда покрыта пятнами крови, а дыра на правом рукаве - след от чьего-то клинка!
        'Все нормально… Жди…' - жестами показал он, а затем обратился к королю:
        - Прошу прощения за столь позднее вторжение: супруги в покоях не оказалось, а…
        - Ты что, ранен? - метнувшись к нему, встревоженно спросила королева, осторожно дотронулась до дыры от сабли или меча, а затем, встав на цыпочки, пристально вгляделась в порез на лице.
        - Рука цела: неудачно притерся к удару. А на щеке обычная царапина: выбираясь на опушку, не заметил какую-то ветку…
        - Как сходили? - подал голос Бервер.
        - Леди Галиэнна в своих покоях. Живая и здоровая. А так… - взгляд Ронни потемнел, - плохо: погиб Дитан Тощий, а Фланк Узел лишился левой руки… Кроме того, есть не очень хорошая новость…
        - Что за новость? - воскликнула королева.
        - Расскажет завтра… На совете… - безапелляционно заявил король, затем подошел к Ронни, с чувством сжал его предплечье, а затем подтолкнул к двери: - Иди - Илзе тебя заждалась…

…Первое, что я сделала, вернувшись в свои покои - это бросилась к кувшину с водой, стоящему на столе, намочила платок и, вернувшись к мужу, оттерла потеки крови на щеке. Ронни не солгал - под потеками оказалась пусть большая, но самая обычная царапина. Чуть-чуть успокоившись, я стянула с него пропахшую кровью, дымом от костра и еще какой-то гадостью перевязь с мечами и верхнюю одежду, после чего чуть не заплакала от счастья: нижняя рубашка была целой и без единого пятнышка крови!
        - Я же сказал, что просто неудачно притерся! - устало улыбнулся он, затем снял с себя ремень, стряхнул с ног сапоги, стянул грязные штаны и с наслаждением опустился на ближайший диван.
        - Вымотался? - умирая от безумной, запредельной нежности, пролепетала я и, увидев его кивок, бросилась к двери.
        - Ты куда?
        - Прикажу принести бочку для омовений и воду…
        - Не надо - я уже распорядился…
        - А насчет ужина сказал?
        - Есть не хочу… - буркнул он, увидел в моих глазах недоверие и добавил: - Честно-честно!
        - Захочешь - скажешь! - грозно потребовала я, затем запрыгнула на диван с ногами, изо всех сил обняла пропахшей кровью и потом торс, вжалась носом в шею и вдруг провалилась в прошлое - почувствовала, что по моим щекам текут слезы, а сердце готово проломить грудную клетку. Еще через миг до меня донесся горький вздох графини Камиллы:
        - Я не знаю, как сложатся ваши отношения. Но если… все будет так, как ты хочешь, то знай - жить с моим сыном тебе будет тяжело…
        - Почему? - там, в прошлом, ошарашенно спросила я.
        - Утерсы живут своим долгом… Долгом перед короной и народом Элиреи. А мы… мы видим их только тогда, когда в королевстве тишь да гладь…
        Я вернулась в настоящее, почувствовала, с какой нежностью ладонь Ронни гладит мои волосы, и мысленно повторила ту же фразу, которую сказала будущей свекрови:
        'Зато они настоящие…'
        Глава 19 Аурон Утерс, граф Вэлш

…Замерев в центре зала, Илзе прогнала по телу волну расслабления, полуприкрыла глаза, сделала пару глубоких вдохов и выдохов, а затем поплыла - волна изменения, прокатившись от ступней к груди, расплескалась по рукам и, на миг замерев у кончиков пальцев, с все увеличивающейся скоростью понеслась обратно. Едва заметное смещение в сторону, начатое именно тогда и так, как требовалось - и волна расплескалась: чуть более быстрая ее часть взметнула вверх левую кисть и мягко отодвинула в сторону воображаемый шест, а медленная, стремительно выбросив вперед клинок несуществующего ножа и вбила его на ладонь выше точки, в которой должна была находиться печень противника.
        Прерывать выполнение комплекса я не стал. И правильно сделал: после плавного поворота влево с одновременным заходом за спину первой жертвы и весьма своевременной 'потери равновесия' второй клинок, размазавшись в воздухе, чиркнул по локтевому сгибу второго атакующего. На ту же ладонь выше, чем было надо.
        Чуть более длинный шаг в следующем переходе вполне укладывался в систему, поэтому я полюбовался на очень неплохо исполненный прогиб в спине, позволяющий уклониться от рвущего воздух меча, оценил весьма своевременную задержку в крайне неустойчивом положении и последующий удар, а затем слегка напрягся, зная, что следующая последовательность движений у Илзе обычно не получается.
        Получилась: сразу после ухода от рубящего удара в шею тело моей супруги содрогнулось от столкновения уже двух волн, зародившихся в левой стопе и пальцах правой руки. Бедра, на которые пришелся основной удар, провернулись посолонь и вывели тело из-под следующей атаки, после чего нож, 'зажатый' в левой руке, отработанным движением метнулся к глазнице врага. И, замерев на все ту же ладонь выше, чем требовалось, разорвал мне сердце.
        Продолжение комплекса я видел словно сквозь туман. Отмечая лишь уровень наносимых атак, ширину шагов во время уходов и еще кое-какие мелочи, по которым можно было судить о личности того, с кем отрабатывалась каждая связка. Поэтому, когда Илзе добралась до конца и, поправив сместившиеся в сторону ремни поддевы, замерла в неподвижности, я далеко не сразу сообразил, что стоит скрыть свою реакцию. А когда увидел непонимание в ее глазах, ляпнул первое, что пришло мне в голову:
        - Молодец. Двигаешься намного лучше. Видно, что не вылезала из зала…
        Заслуженная похвала была пропущена мимо ушей - жена, в мгновение ока оказавшись передо мной, вцепилась в предплечья, встала на цыпочки и встревоженно уставилась в глаза:
        - Ронни, ты чего?!
        - Ревную… - после коротенькой паузы признался я. - Очень…
        Илзе нахмурилась, дернула зрачками влево-вверх, ненадолго задумалась, а затем насмешливо спросила:
        - К принцу Вальдару, что ли?!
        Я мола кивнул. И прикрыл глаза, чтобы не показывать, как меня уязвила ее насмешка.
        Щеку тут же обожгло ласковое прикосновение ладошки:
        - Ронни, я тренировалась ОДНА. И не тут, а у нас в покоях. А принца Вальдара видела только во время трапез…
        Видимо, мой второй кивок получился недостаточно убедительным, так как пальчики Илзе вцепились в воротник моей нижней рубашки и рванули его на себя:
        - Милый, ты Видишь, но не Понимаешь!
        - Ну, так объясни! - вырвалось у меня.
        - Я отрабатывала связки из 'Глины' в состоянии небытия. А основой брала воспоминания о последних тренировках!
        - Тогда ты должна была работать иначе. Выше не на ладонь, а на полторы… - глухо буркнул я и открыл глаза, чтобы не только слышать.
        Увидел. Крошечные бисеринки пота, выступившие на лбу и крыльях носа супруги, прядь волос, прилипшую к скуле, бьющуюся жилку на виске и на несколько мгновений забыл о своей ревности. А когда Илзе ощутимо покраснела, обдумывая ответ - вспомнил. Снова. И до хруста сжал кулаки.
        Илзе вздрогнула, несколько ударов сердца смотрела в мои глаза, а затем решительно тряхнула волосами:
        - Знаешь, что я чувствую, когда ухожу в прошлое, в котором есть ты?
        'Думаю, это зависит от куска прошлого, который ты вспоминаешь…' - мрачно подумал я, потом заметил, что жена ждет ответа, и пожал плечами.
        - Ты ошибаешься! - словно услышав мои мысли, воскликнула она. - Я чувствую только желание! Когда ты где-то рядом, это радует, а когда в отъезде - как-то не очень. Именно поэтому связки из 'Глины' я отрабатывала, вспоминая ту тренировку, на которой ты поставил меня в пару с его высочеством…
        Я видел, что она не лжет, помнил о клятве Жизни, слове Сердца и брачных обетах, данных ею мне, но почему-то продолжал сгорать от ревности.
        - Для меня есть только один мужчина - ты… - словно почувствовав мое состояние, сказала супруга. - Остальных не было, нет и не будет…
        Последняя фраза и взгляд, которым она сопровождалась, заставили меня мучительно покраснеть:
        - Прости, я… я вел себя недостойно… Я тебе верил…. Вернее, верю, как самому себе! Просто увидел, как изменился уровень твоих атак, оценил ширину шагов во время переходов, затем представил, какого роста должен был быть противник, и напрочь перестал соображать…
        - Тогда тренировку можно не продолжать… - притворно вздохнула Илзе. - 'Вьюгу' я отрабатывала 'в паре' с Кузнечиком…

…Результаты отработки 'Вьюги' меня ввергли меня в состояние шока: за пять одиночных проходов этого комплекса моя супруга не сделала ни одной ошибки. Мало того, она выполняла его в таком темпе, как будто оттачивала связки не две с половиной недели, а как минимум три месяца!
        Сделать такой невероятный скачок за несколько дней было невозможно, поэтому я попросил ее поработать со мной в паре и довольно быстро обнаружил, что навыки, наработанные ею, заточены только под Кузнечика. Вернее, под противника его роста и длины рук. Сначала я расстроился, а затем, погоняв жену по самой первой связке, пришел к выводу, что новый способ тренировки, доступный любому Видящему, может быть очень неплохой основой - повторения после пятидесятого Илзе начала бить не в воображаемую точку, а туда, куда требовалось. Да, намного медленнее, чем в комплексе, зато акцентировано и точно.
        Открывшиеся перспективы требовалось оценить, поэтому, похвалив Илзе, я поинтересовался, сколько времени в день она тренировалась.
        - Первые два дня после твоего отъезда - часа по четыре… - зачем-то опустив взгляд, ответила она.
        - А потом?
        - Потом - по семь-восемь…
        'Зачем так много-то?' - хотел было спросить я, но потом представил себя на ее месте и виновато опустил взгляд:
        - Прости…
        - Я знала, за кого выхожу замуж… - совершенно спокойно сказала Илзе. - Поэтому не извиняйся…
        - Что ж, не буду… - придумав, чем можно возместить дни ожидания и тревоги, усмехнулся я, шагнул к жене, чтобы подхватить ее на руки, и остановился, увидев, как меняется ее лицо.
        - Я так и думал, что вы тут… - раздалось из-за спины.
        - Ваше величество? - развернувшись на месте, выдохнул я и, оглядев короля с головы до ног, почувствовал легкий озноб: он был в бешенстве!
        - Что случилось?!
        Бервер прошел к бревну, на котором отрабатывались удары, и со всей дури начал бить кулаками по мешочку, набитому песком:
        - Алван-берз… баммм… взял Фломерн… баммм… и сложил… баммм… перед его стенами… баммм… курган… баммм… из голов… баммм… его… баммм… жителей!!!
        - Каким образом?! - хрипло спросил я.
        - Известно! - рявкнул король, всадил в бревно еще один удар и, повернувшись ко мне, криво усмехнулся: - Вчера вечером ерзиды осадили Гелор. Оценив размеры их армии, барон Гранк послал голубя не только мне, но и своему зятю…
        - Граф Фломерн что, послал ему на помощь всех своих солдат? - ужаснулся я.
        - Нет! Он поступил еще глупее: открыл ворота 'беженцам', преследуемым 'жалким десятком' степняков!
        У меня потемнело в глазах:
        - Гогнар-р-р, с-с-скотина!!!

…В зал Совета я вошел следом за королем. И, поздоровавшись с собравшимися, рухнул в свое кресло. Илзе тихонечко села рядом, как бы невзначай накрыв ладошкой мое предплечье, и тихонечко прошептала:
        - Не вини себя! Ты сделал все, что мог…
        Ее попытка меня успокоить пропала втуне: я заново переживал только что закончившийся разговор с королем и, пытаясь выбросить из головы мысли о кургане из голов, сложенном из голов моих соотечественников, судорожно пытался понять, что делать дальше. Увы, ничего особо умного не придумывалось: взяв Фломерн, на складах которого хранилась одна шестая часть всех запасов продовольствия и фуража, вывезенных из западной части королевства, степняки обрели поистине безграничную свободу передвижения. И теперь могли угрожать любому городу Элиреи.
        Последняя мысль вернула мысли к все тому же кургану. И заставила изо всех сил сжать пальцами подлокотники: после бойни, устроенной с моей подачи в Верлемском Урочище, слова 'угроза любому городу Элиреи' надо было трактовать, как 'сложат курганы из голов жителей…' и далее по тексту!
        Да, разумом я понимал, что ерзиды теряют воинов каждый день, но действия вассалов моего отца, подчиненных Олафа де Лемойра или Золотой Тысячи графа Гайоса, оседлавших все крупные дороги, не шли ни в какое сравнение с тем, что устроил я.
        Попытка вслушаться в то, что говорил король, тоже не привела ни к чему хорошему: выхватив из его монолога фразу о том, что армия ерзидов, совершив безумный марш через половину Элиреи и первым делом осадила Гелор, я стал терзать себя за то, что предусмотрел возможности контроля за выполнением приказа, отправленного сотнику Гогнару.
        'Если бы к Подкове отправился кто-нибудь из моих людей и вынудил его вернуться в Делирию, то армия Алван-берза, побившись о стены городов западной части Элиреи и проев запасы еды и фуража, прихваченные из Морийора, отправилась бы восвояси!'
        Конечно же, я понимал, что никто из моих людей при всем желании не мог сравниться в скорости с почтовым голубем, отправленным из Свейрена в Морийор, но чувство вины перед жителями Фломерна, выжигающее мне душу, раз за разом заставляло представлять, что было бы, если бы я оказался чуть предусмотрительнее.
        Момент, когда Бервер рассказывал о кургане из голов, сложенном воинами Алван-берза, и ультиматуме, выдвинутом вождем вождей, дался мне тяжелее всего - я вглядывался в глаза членов Королевского Совета, искал в них хоть какой-нибудь намек на осуждение и сходил с ума, пытаясь придумать способ, который позволит спасти тех элирейцев, кто не успел скрыться за стенами городов.
        'Их слишком много…' - мрачно думал я, видя перед глазами гору из отрубленных голов и поэтому почти не слыша того, что говорит король. - 'Поэтому даже если мы сможем собрать всю армию в один кулак, то многократно превосходящая по количеству солдат орда Алван-берза разобьет ее в первом же бою. Значит, надо смириться с тем, что в центре королевства появился вражеский город, и пытаться скорректировать свои планы так, чтобы…'
        Додумать эту мысль до конца я не успел, так почувствовал рывок за руку, а затем сообразил, что и король, и остальные члены Совета пристально смотрят на меня и явно чего-то ждут.
        - Прошу прощения, задумался… - угрюмо буркнул я. - Вы бы не могли повторить вопрос еще раз?
        - Могли бы… - нахмурив кустистые брови, сварливо проворчал Старый Лис. - С чего вы взяли, что сотник Гогнар проигнорировал приказ Коэлина Рендарра и продолжает помогать Алван-берзу?
        Курган, на который я пялился до этого, подернулся рябью и уступил место перекошенному от боли лицу ерзида, а еще через миг до меня дошла и суть вопроса:
        - Допросил пленного…
        - А нельзя ли чуть поподробнее?
        Зная въедливость графа, я заставил себя начать издалека - довольно подробно рассказал о засаде, в которую мы попали, спустившись со стен Алемма, объяснил, что степняки прятались не абы как, а в заранее отрытых и замаскированных дерном лежках, и только потом перешел к вопросам, которые поручил задать пленнику:
        - …Вот я и приказал выяснить у языка, какое количество подобных схронов оборудовано у городских стен, чем руководствовались ерзиды, выбирая место для каждого из них, кто давал советы по маскировке и, самое главное, нет ли у них сообщников за городскими стенами. Слава богам, сообщников в Алемме у ерзидов не оказалось, но когда мои воины выяснили, что засад всего две, что обе расположены напротив тех участков городских стен, за которыми прячутся 'журавлики', а информация об их местонахождении и советы по маскировке получены от сотника Гогнара, они приволокли пленного ко мне…
        - И? - не утерпела леди Даржина.
        - 'Хитроумный сын Субэдэ-бали и девять его побратимов держали, держат и будут держать саблю Алван-берза…' - хмуро процитировал я и вдруг ощутил безумное желание лично зарубить и сотника Гогнара, и его воинов, и созданного ими из ничего вождя вождей…
        - Не удивлюсь, если окажется, что 'беженцев', преследуемых степняками, изображали эти самые 'побратимы'… - неожиданно сказала Видящая.
        Я фыркнул: она додумалась до того же, что и я.
        - Кто бы их ни изображал, уже не важно: Фломерн пал, и теперь нам надо придумать, каким образом лишить ерзидов того преимущества, которое они получили от его захвата… - проворчал де Лемойр.
        Предложение просить помощи у Бадинета Нардириена, озвученное принцем Вальдаром, было предсказуемым, поэтому я снова ушел в свои мысли. Правда, ненадолго. До мрачного выдоха графа де Ноара, до этого момента мрачно крутившего в руках какой-то свиток:
        - На него можно не рассчитывать… И на графа Гайоса Ранмарка с его Золотой Тысячей - тоже: позавчера утром то ли два, то ли три ерзидских рода осадили Саммор…
        В зале Совета стало тихо. И в этой тягостной тишине громом прозвучало покашливание Старого Лиса:
        - Кхе… кхе… кхе… А ведь уму и расчетливости Гогнара можно позавидовать: сначала он не дает нам вовремя узнать о выходе армии из лагерей, затем, наплевав на здравый смысл, проводит степняков чуть ли не через всю Элирею и умудряется сходу взять абсолютно неприступный Фломерн, а теперь еще и лишает нас помощи единственного союзника!
        - Если все успехи ерзидов - заслуга одного человека, то, может быть, его стоит убрать? - вкрадчиво поинтересовался принц Вальдар. - Ведь можно же захватить в плен десяток степняков, притащить их к Видящим, а потом отправить обратно?
        Я снова ощутил ладонями шероховатость рукоятей мечей, а затем представил, как складываю курган из голов тех, кто рубил головы жителям Фломерна. В это время подала голос леди Даржина:
        - Давно пора! Армия без вождя - самое обычное стадо!
        - Боюсь, десятком ерзидов мы не обойдемся… - включился в обсуждение граф Орассар. - Убирать надо не только Алван-берза и сотника Гогнара, но и всех 'побратимов' последнего. А это, как мне кажется, не так-то просто: у степняков - культ багатуров, поэтому в их армии не-ерзидов достаточно много…
        - Если убрать этих двоих, то…
        - Простите, что перебиваю, леди, но граф Орассар прав… - мрачно вздохнул Томас Ромерс. - Если подчиненные Подковы подбирались по тому же принципу, что и их командир, то каждый из них может стать вторым Гогнаром. Для этого ему потребуется остаться в живых и прибиться к вождю любого из крупных ерзидских родов…
        - Станет - уберем и его! - воинственно вскинула голову Видящая. - Благо, заготовок под личины в Элирее намного больше, чем хотелось бы!
        Как ни странно, но в этот момент жажда крови, которую я испытывал, куда-то пропала, уступив место мыслям о последствиях устранения Алван-берза и его первого советника. Вопреки моим ожиданиям, картины, возникающие перед глазами, нисколько не радовали. Ведь армия степняков была не единым целым, а состояла из десятков терменов, каждый их которых подчинялся какому-нибудь родовому вождю. И после смерти Алвана должна была превратиться в довольно большое количество отдельных армий, целью каждой из которых оставался самый обычный грабеж.
        Да, при этом размеры большинства из получившихся частей должны были стать соизмеримыми с размерами армии Элиреи, но погоня за любой одной мелкой 'армией' оставляла королевство на растерзание всем остальным.
        Пока я представлял себе войну одной армии против десятка, мой отец искал изъяны в предложении принца. И, на мою голову, нашел:
        - Ваше высочество, боюсь, вы не учитываете несколько мелочей. Во-первых, с недавних пор в ерзидских терменах упразднены так называемые шагвери. Говоря иными словами, заметив, что наши воины целенаправленно уничтожают десятников, сотников и тысячников, Алван-берз и Гогнар заставили их пересмотреть традиции…
        - Простите, граф, но какое отношение изменение традиций имеет к устранению вождя вождей и его советника? - удивленно спросил принц Вальдар. - Ведь наши личины будут ерзидами, и для того, чтобы добраться до того же Алвана, им не потребуется смотреть ни на какие волчьи хвосты…
        - Если Подкова озаботился сохранностью жизней обычных десятников, то не забыл ни про себя, ни про берза… - подал голос Томас Ромерс.
        - Ерунда: если из ста личин доберется хотя бы одна…
        - Сто личин надо еще создать… - поморщился король, жестом заткнул сына и повернулся к моему отцу: - А во-вторых?
        - Во-вторых, ерзиды выглядят на одно лицо только для нас с вами. Зато для личной охраны того же Алван-берза они очень даже разные. Поэтому появление в стойбище Надзиров какого-нибудь Маалоя они обязательно заметят…
        - Значит, захватывать и превращать в личины нужно не абы кого, а сородичей тех, кого мы собираемся устранить! - фыркнул Вальдар.
        - Хорошо, допустим, мы захватили такого сородича. А что дальше? Если он пропадет из стойбища на долгое время, его обязательно хватятся. Значит, Видящая, которая должна с ним работать, должна находиться где-то неподалеку…
        Мысли о ерзидских терменах, курганах из голов и городов, которые степняки попытаются захватить, мгновенно куда-то пропали: я оторвал спину от спинки кресла и немигающим взглядом уставился на отца.
        Он совершенно спокойно пожал плечами, а принц Вальдар ощутимо побледнел, выставил перед собой ладони и залепетал:
        - Ронни, я ляпнул первое, что пришло в голову!!!
        - Меня никто никуда не посылает! - на мгновение позже него затараторила Илзе. - Его высочество просто предложил обсудить свою идею, а все остальные просто высказывают свое мнение! Поэтому расслабься и оставь в покое подлокотники!
        Разжать пальцы оказалось на удивление сложно. Но я справился. А вот взгляда от отца не отвел. И через некоторое время выдавил из себя два слова:
        - Обсуждение закончено?
        - Нет! Есть еще и 'в-третьих': три дня назад Алван-берз и сотник Гогнар были у Алемма. Сегодня они ночевали во Фломерне. А где они будут завтра?
        Глава 20 Алван-берз

…Родовое стойбище одного из местных вождей или, как его называли лайши, замок, было небольшим, ладным и абсолютно неприступным. Построенное на высоченной скале, торчащей из воды довольно крупного озера, оно царапало башнями небо и словно насмехалось над ним, Алваном: 'Хочешь меня? Попробуй, возьми!'
        Берз не хотел. Вернее, хотел, но брать не собирался. Во-первых, потому, что прекрасно понимал, какую цену придется заплатить за то, чтобы бросить под копыта своего коня десяток каменных юрт, прячущихся за этими стенами, а во-вторых, привел свои термены к этому замку только для того, чтобы в очередной раз обмануть Вильфорда-берза. Поэтому смотрел то на замок, то на его отражение и любовался делом человеческих рук.
        А вот его спутники смотрели на стойбище совсем по-другому: Касым-шири, по обыкновению, занимавший место по левую руку от Алвана, хмурил брови и мрачно разглядывал отвесные стены скального основания замка, Даргин из рода Ошт пялился на участок тропы, видимый с холма, а Ирек, сын Корги, зачем-то пересчитывал бойницы.
        - Мде… От воды до верха стен - локтей сорок пять… Камень - холодный. Там, где не покрыт льдом или снегом - влажный… - недовольно буркнул Шири. - С этой стороны не подняться… э-э-э… даже летом…
        - Наковальня… - угрюмо поддакнул Ирек. - Плетью не перешибешь…
        Сомнение, прозвучавшие в голосе сородича, заставило Алвана нахмуриться: постоянное напряжение, в котором пребывала армия во время движения по лесным дорогам, начало подтачивать боевой дух и веру в свои силы. А это было недопустимо!
        - Это не наковальня, а плод. Просто пока не спелый. Дайте ему немного времени, и он, созрев, сам упадет в мою ладонь… - намеренно выделив интонацией слова 'пока' и 'сам', сказал Алван. А когда увидел, что на лицах окружающих его воинов появляются глумливые улыбки, удовлетворенно хмыкнул: фраза, не так давно походя брошенная эрдэгэ, мигом вымела из душ его телохранителей всякие сомнения. И заставила вспомнить о воистину великой победе, одержанной над Лайш-араном.
        - Ну да, этот замок - как орех! Маленький, твердый - но с мягкой и о-о-очень вкусной сердцевиной… - подхватил Даргин. - Я хочу его попробовать!
        - Расколем - напробуешся! - ощерился Касым-шири и нетерпеливо стиснул пальцами рукоять своей сабли.
        В глазах сына Шакрая горели дома, текли реки крови и высились курганы из голов. В глазах телохранителей - тоже. А ему, Алвану, было не до войны - он смотрел на замок, а слышал голос Гогнара, сына Алоя. И принимал сказанное сыном Субэдэ-бали всей душой:
        - 'О табунах могучих жеребцов, горах трофейного оружия и бескрайних толпах прекрасных рабынь могут мечтать безусые мальчишки, воины, не так давно пролившие первую кровь, и те, у кого всего этого еще нет. А ты, берз, обязан думать не о прахе под копытами твоих терменов, а о том, что оставишь своим детям. И делать все, чтобы земля, которую скоро накроет твоя кошма, никогда не загорелась у них под ногами…'
        Эрдэгэ был мудр. Его советы - тоже. Только вот следовать им получалось не всегда: если курган из голов жителей Хоная мигом сломил сопротивление лайшаранцев, то попытка устрашения Вильфорда-берза привела к противоположному результату. Страна лесов в одночасье превратилась в одну огромную ловушку, каждое мгновение пребывания в которой обрывало чью-то жизнь.
        Воины Вильфорда-берза были неуловимы и безжалостны: зная, что в открытом бою термены Алван-берза втопчут их в землю в считанные мгновения, они попрятались в непроходимых лесах и начали устраивать засады. Неутомимые, как волки, надгезцы атаковали его термены с раннего утра и до позднего вечера. А по ночам вообще творили все, что хотели - похищали часовых, пробирались в лоор-ойтэ и вырезали целые юрты или угоняли лошадей. Что самое обидное, от этих нападений не спасали ни усиленные дозоры, ни костры, ни ночевки в покинутых деревнях - бесплотные, словно духи предков, убийцы всегда возникали там, где их никто не ждал, и с легкостью собирали небольшую, но кровавую жатву. Расчетливо стараясь не убивать, а ранить. По-возможности, потяжелее, чтобы воина, вдруг ставшего обузой, добивали его же сородичи.
        Термены роптали, жаждали крови, но преследовать стрелков даже не пытались, ибо знали, что большинство сунувшихся в эти заснеженные чащи остается там навсегда…
        'Может, увеличить плату за взятую кровь?' - в какой-то момент мелькнуло в голове берза. - 'Пообещаю брать не десять жизней, а три десятка. Или пять…'
        В первый момент мысль показалась здравой. А еще через мгновение вызвала кривую усмешку:
        'Если эти воины не уймутся, то Над-гез обезлюдеет. А зачем мне страна одних лишь лесов?'
        Еще через десяток ударов сердца на него накатило раздражение:
        'Мы сильнее, причем намного! И уже дали понять, что не разоряем покоренные земли. Неужели так трудно догадаться, что сопротивляться не выгодно?!'
        Мысль, которая, на первый взгляд, должна была родиться у торговца, а не у воина, вдруг заставила почувствовать гордость: стараниями своего эрдэгэ он, берз, научился смотреть в будущее. И начал видеть не то, что нужно лично ему и прямо сейчас, а то, что потребуется всем ерзидам через десятилетия!
        - Берз, посыльный… - прервал его раздумья кто-то из телохранителей, и Алван, до этого момента пялившийся на перевернутые башни замка, перевел взгляд на воина, во весь опор скачущего по берегу озере к уже поставленной Белой Юрте.
        - Этого - ко мне! - негромко приказал Алван, дождался, пока телохранители выполнят его приказ, и вопросительно изогнул бровь:
        - Говори!
        - Берз, их в стойбище пусто! - не тратя время на славословия, выдохнул воин. А когда увидел, что брови Алвана грозно сдвинулись к переносице, начал докладывать, как положено: - Мне и еще четырем воинам нашего десятка приказали осмотреть опушку леса на полдень от лоор-ойтэ. Когда мы добрались во-он до того мыса, то увидели, что подвесной мост каменного стойбища опущен. Ичитай Зделар послал меня на разведку. Оказалось, что ворота в большой каменной стене открыты, обе решетки подняты, а в стойбище нет ни души…
        - Касым? - жестом заставив воина заткнуться, рявкнул Алван.
        - Да, берз! - тут же отозвался сын Шакрая.
        - Возьми две сотни воинов и обыщи замок. Только поосторожнее - там могут быть ловушки…
        Насчет ловушек можно было и не говорить: намедни один из воинов Касыма-шири, отойдя от лоор-ойтэ по нужде, умудрился не увидеть настороженный арбалет и схлопотал болт в печень. Впрочем, на подсказку родич не обиделся - кивнул головой и с места сорвал коня в галоп…

…В замке действительно не было ни души: стойбище, у стен которого можно было положить не одну тысячу воинов, оказалось брошено. Правда, брошено как-то странно: ни в одном из десятка каменных юрт, расположенных за его стенами, не оказалось и следа поспешного бегства, а комнаты в центральной юрте, которую местные называют донжоном, вообще выглядели свежеубранными!
        - Они вывезли только оружие, золото, продукты и корм для лошадей… - тенью следуя за Алваном, ошарашенно рассказывал Касым. - А серебряная и стеклянная утварь, зеркала, дорогие ткани и даже женские платья остались на своих местах…
        - Их вождь не торопился… - осторожно шагая по натертому до блеска, и потому очень скользкому полу, буркнул берз. - А его воины и их женщины?
        - Порядок везде. От подвала до крыши… - пробормотал шири. - Если бы не следы от копыт и колес, я бы решил, что они просто исчезли!
        - Непонятно… - остановившись перед огромной, в рост человека, картиной, изображающей всадника на могучем угольно-черном жеребце, задумчиво сказал Алван. - И это мне не нравится…
        - Что тут непонятного? - ухнул из коридора голос эрдэгэ. - Бервер Скромный расчетлив, как мытарь, поэтому сделал все, чтобы его города было кому защищать.
        - Н-не понял… - после нескольких мгновений раздумий признался шири.
        Сын Алоя, неторопливо прогулявшись по комнате, провел ладонью по кружевной тряпице, зачем-то закрывающей столешницу, затем сел в широченное кресло и шлепнул ладонями по подлокотникам:
        - Король Вильфорд всегда возмещает подданным ущерб, нанесенный войной, и его подданные к этому привыкли.
        - Все равно не понял… - развел руками Касым.
        Эрдэгэ насмешливо пожал плечами - мол, я сказал все, что хотел - а затем с интересом уставился на Алвана.
        Намек был понятен. Поэтому берз внимательно огляделся, затем подошел к узкой бойнице, за которой виднелся кусок заснеженной стены, оценил размеры юрты для воинов и прозрел:
        - Этот замок невелик. И воинов в нем наверняка было немного. Если бы Бервер не пообещал возместить убытки, хозяин этого стойбища, скорее всего, попытался бы защитить свое добро любой ценой…
        - И бессмысленно погиб бы вместе с вассалами… - удовлетворенно кивнул сын Алоя. - А так он со спокойной душой отправил часть воинов в Арнорд, а сам вместе с оставшимися отправился защищать столицу своего баронства. Или туда, куда его отправил Бервер!
        - Вильфорд-берз мудр… - уважительно хмыкнул Касым-шири.
        Глаза Гогнара полыхнули сдерживаемой яростью:
        - Мудр. И поэтому ОЧЕНЬ опасен!

…Оставаться ночевать в замке Алван не собирался: да, мощные стены донжона выглядели намного надежнее тонких стенок его юрты, но уверенности в том, что в толще камня не скрываются потайные ходы, у него не было. Поэтому, поужинав в невероятно роскошной комнате, все стены которой были увешаны потрясающе красивыми картинами, он встал с кошмы, в последний раз огляделся и в сопровождении телохранителей, эрдэгэ и Касыма-шири отправился к своим терменам.
        Стараниями сына Алоя дорога от надвратной башни и лоор-ойтэ охранялась парой сотен воинов, поэтому через какое-то время берз вломился в свою юрту, дождался, пока телохранители вернут на место шкуру пардуса и раздраженно сплюнул себе под ноги: на его ложе беззастенчиво спала 'мишень'!
        С трудом справившись с желанием прервать гулкий храп ударом сапога, берз зашел за ширму и вслед за сыном Алоя нырнул в черный зев подземного хода. Пригнулся, пробежал по доскам, брошенным на мерзлую землю, взлетел по ступенькам приставной лестницы, ощутил еле заметный запах благовоний и почувствовал, что начинает злиться.
        - Доброй ночи, мой повелитель… - донеслось с ложа, а через пару ударов сердца куча шкур разлетелась в стороны, открыв взглядам Алвана обнаженное тело лайш-ири лет пятнадцати от роду.
        Чтобы понять, чей это подарок, хватило одного взгляда на излишне полную грудь и по-мальчишески узкие бедра:
        - Зачем она мне, Гогнар?
        - Свободны… - негромко рыкнул беловолосый, а когда телохранители выскользнули наружу, еле слышно поинтересовался: - Сколько дней ты не был с женщиной?
        Берз вскипел:
        - Это МОЕ дело!!!
        Глаза эрдэгэ плеснули холодом:
        - Тебе так надоела мать твоего первенца?
        Алван гневно нахмурился:
        - Ты о чем?!
        - Скажи, что подумают твои жены, узнав, что после отъезда Дайаны ты спишь один?
        Вождь вождей нахмурился и… виновато склонил голову:
        - Я не подумал…
        - Зря! - в голосе сына Субэдэ-бали лязгнула сталь. - Одна твоя ошибка - и она умрет!
        - Я проведу с ней ночь… - мотнув головой в сторону испуганной лайш-ири, выдохнул Алван.
        - Не ночь, а пару месяцев. А потом столько же - со следующей…
        'Прячь песчинку в пустыне, а человека - среди толпы…'- вспомнил берз и благодарно улыбнулся:
        - Спасибо, Гогнар! Она будет стонать до восхода!
        - Боюсь, до восхода не получится… - ехидно ухмыльнулся эрдэгэ. - Десятки факельщиков вот-вот выедут. А тебя я подниму через час после полуночи…

…Безумная скачка по ночным дорогам сохранилась в памяти Алвана рваными обрывками: желтые пятна света, летящие сквозь метель, черные тени, стремительно скользящие по белой пелене под копытами, жуткие изломанные силуэты деревьев, изредка выхватываемые факелами из тьмы, топот копыт, снежные осы, нещадно жалящие в лицо, шею и кисти рук. Нет, особой усталости он не ощущал. Неги тоже - лайш-ири не умели ничего из того, что положено уметь наложнице вождя вождей и могла лишь дарить ему свое тело. Просто его душа, изнывая от тоски по Дайане, заставляла его раз за разом представлять себе миг, когда он перешагнет порог родовой юрты и заглянет в глаза его адгеш-юли.
        А вот миг, когда его кобылица пролетела мимо последнего факельщика и перешла на шаг, запомнился надолго: именно в этот момент он поймал себя на мысли, что вождю вождей, саблю которого держит вся Степь, негоже бояться интриг собственных жен.
        - Гогнар! - оглядевшись по сторонам и найдя взглядом силуэт своего эрдэгэ, позвал он.
        Сын Алоя тут же оказался рядом и вопросительно мотнул головой.
        - Найди мне еще две жены…
        - Именно жены, не наложницы? - как обычно, сын Субэдэ-бали ухватил самую суть.
        - Да, именно жену. Желательно, из каких-нибудь родов послабее… Они будут греть мое ложе месяц… Или даже два… А потом ты сделаешь так, чтобы одна из них захотела отравить другую…
        Эрдэгэ усмехнулся в усы:
        - Ты жестоко казнишь виновную и, тем самым…
        - Я вырежу ее род… - перебил его Алван. - Целиком…
        Сын Алоя вскинул голову к ночному небу, несколько долгих-предолгих мгновений, окаменев, слушал своего отца, а затем расплылся в зловещей улыбке:
        - Их вырежешь не ты, а их соседи: к этому времени все ерзиды, начиная от безусых мальчишек и заканчивая старейшинами, будут знать, что ты и члены твоей семьи носите благословение Субэдэ-бали. А любая попытка вам навредить вызовет его гнев…
        У Алвана пересохло горло:
        - Я… я не ослышался?
        - Ты держишь ЕГО саблю, ведешь ЕГО народ. Какие могут быть сомнения?

…Пока термены стягивали кольцо вокруг обреченного города с непроизносимым названием Льес, берза трясло, как при лихорадке. Он то вскидывал голову к ночному небу, пытаясь, как Гогнар, увидеть лик Субэдэ-бали, то вслушивался в тишину леса, надеясь услышать рык Дэзири-шо, то закрывал глаза и старался почувствовать свою избранность. Поэтому смог сосредоточиться на том, что творится вокруг, только тогда, когда осознал, что стоит в каком-то овраге, а в шаге перед ним темнеет черный прямоугольник.
        'А вот и подземный ход…' - удовлетворенно подумал он и почти в то же мгновение услышал негромкий шепот Маруха, сына Нардара:
        - Ну, что стоим? Пошли, пошли, пошли…
        Лес тут же ожил - между двумя корявыми стволами по правую руку от берза сгустились тени и, слившись в узенький, но стремительный поток, потекли в зев подземного хода.
        Одна, две, десять - тени двигались налегке, и от них, разгоряченных ожиданием будущей схватки, ощутимо тянуло жаром.
        'Льес - один из символов неуязвимости Элиреи…' - тут же вспомнил он. - 'Запад королевства захватывали раз двадцать. Юг и восток - чуть реже. А Арнорд, Льес и еще пяток городов - ни разу. Поэтому его падение будет тем самым ударом в подбрюшье, после которого Бервер уже не оклемается…
        - А ты уверен, что мы сможем его захватить?
        - Хм… Как ты думаешь, зачем мы скачем к Оршу?
        - Чтобы Вильфорд-берз решил, что мы решили взять именно его…
        - Не только. На самом деле причин две. Во-первых, стены Орша намного ниже, чем Льеса. И воинов там обычно меньше. Поэтому, узнав о нашем приближении, барон Гралиер Орш обязательно попросит помощи у соседей. А его соседи - это Китц, Кижер и Льес. А во-вторых, в Льесе уже две недели развлекается полный десяток наших багатуров. И не ерзидов, а таких же лайши, как и я…'
        - Не маловато людей-то? - негромко спросил он у сына Алоя, когда последняя тень скрылась под землей.
        - Достаточно… - уверенно ответил эрдэгэ. - Хватит и на ворота, и для захвата казармы, и на всякие непредсказуемые случайности…
        - А… - начал было он, и тут же заткнулся, так как знал, каким будет ответ.
        - Даже не думай!!! - прошипел Гогнар. - Ты не воин, а средоточие Духа Степи!
        - Средоточием Духа меня еще не называли… - хмыкнул Алван. И нарвался на недовольное шипение:
        - Когда убиваешь ты - убиваем и мы! Если убивают тебя - убивают и нас!
        Мысль, высказанная сыном Алоя, была интересной и очень глубокой. Действительно, любая победа вождя поднимала боевой дух его воинов на небывалую высоту. А рана, полученная от любого, даже очень слабого, врага, ввергала их в уныние. С другой стороны, вожди, прячущиеся за спины своих солдат, быстро теряли уважение, а за ним - и жизнь…
        - Хм… - ухватив за хвост не дающуюся мысль, хмыкнул он. - Получается, что я должен убивать, но только тогда, когда уверен, что смогу?
        - Именно! И никогда не подставляться под удар…
        - Ойра… - оценив Дар Мудрости, вложенный в его сердце, выдохнул Алван, затем прикоснулся к груди правым кулаком и, не оглядываясь на яму, зашагал к опушке. Туда, где готовились к штурму его воины…
        Глава 21 Аурон Утерс, граф Вэлш

…Из первой попавшейся на пути сожженной деревни, Косовища, я въезжал, раздираемый противоречивыми чувствами. С одной стороны, меня до ужаса радовало то, что на пепелище не обнаружилось ни трупов, ни следов крови, а с другой бесило, что полторы сотни зажиточных семей в одночасье лишились крыши над головой. Илзе, читавшая мои чувства, как открытую книгу, предпочла помолчать, а вот граф Андивар Фарбо ни с того ни с сего решил поучить меня жизни.
        Совет не гневить богов и съехать с дороги в лес я пропустил мимо ушей. Весьма многословные рассуждения по поводу моей юношеской воинственности - тоже. А когда он принялся сетовать на то, что в роду Утерсов перевелись здравомыслящие люди и завуалировано обозвал меня самовлюбленным юнцом, дорвавшемся до власти, неожиданно вышел из себя и приказал ему заткнуться.
        Граф умолк. Но ненадолго - уже через полчаса, когда мы выехали на опушку и, не останавливаясь, двинулись по нетронутой снежной целине к виднеющимся на горизонте Темным Холмам, он язвительно поинтересовался, не собираюсь ли я, случаем, сдаться ерзидам.
        Беседовать с человеком, чуть было не лишившим меня супруги, а моего сюзерена - единственного наследника, я не собирался, поэтому поднял правую руку и сложил пальцы в знак 'тихо!'.
        Илзе, ехавшая чуть позади, среагировала в то же мгновение и, использовав Слово, запретила графу говорить. А еще через миг презрительно фыркнула:
        - Он их боится. До умопомрачения!
        - Будет возможность, убери этот страх подальше, ладно? - повернувшись вполоборота, попросил я, дождался утвердительного кивка и благодарно улыбнулся.
        В глазах моей супруги тут же зажглись два маленьких солнышка, а на губах заиграла такая счастливая улыбка, что у меня оборвалось сердце: она жила мною, а я… я жил своим долгом перед Элиреей. Вернее, доживал последние дни.
        Заглядывать в будущее было невыносимо, поэтому я бросил кобылку в галоп и, развернув плечи, подставил лицо обжигающе-холодному ветру…

…Вопреки моим ожиданиям, безумная скачка никак не сказалась на настроении - вглядываясь в темную полоску там, где белая равнина смыкалась с грязно-серым небом, я видел присыпанные снегом выгоревшие остовы домов, а вместо свежести встречного ветра чувствовал запах гари. Видимо, поэтому, увидев появляющуюся на горизонте россыпь черных точек, сначала обрадовался, а уже потом оценил их количество и наше взаимное расположение. Зато Пайк, как оказалось, летевший следом за мной, сделал это вовремя. И, не дожидаясь, пока я начну соображать, 'запаниковал': вместо того, чтобы повернуть направо, к виднеющемуся вдали лесу, помчался влево, к небольшой рощице, растущей на берегу крошечного пруда!
        Я, конечно же, рванул следом, а буквально через пару ударов бешено бьющегося сердца радостно осклабился, увидев, что скачущая навстречу сотня ерзидов срывается в намет и бросается нам наперерез…

…Резвости и выносливости низкорослых степных лошадей можно было позавидовать - к моменту, когда мы добрались до рощи, головной дозор ерзидов приблизился к нам где-то перестрела на полтора и на полном скаку натягивал луки. Зря: подставляться под стрелы мы не собирались, поэтому спешились не перед, а за деревьями. Илзе, граф Фарбо и шестеро воинов, которым было поручено их охранять, похватали поводья лошадей и тут же отошли поглубже, а все остальные, попрятавшись за стволами, начали в темпе набрасывать тетивы на луки и натягивать арбалеты.
        Опыт и многолетние изнурительные тренировки сделали свое дело: многоголосый крик 'Алла-а-а!!!', которым воины Алван-берза пытались нас испугать, сменился короткими хрипами, и пятерка дозорных в полном составе на полном ходу вылетела из седел.
        'Насмерть… Все…' - по очереди оглядев кувыркающиеся тела, недовольно отметил я, затем вытащил из ножен оба меча и пару раз провернул их в руках…

…Пятикратное численное преимущество и невеликие размеры нашего укрытия сыграли с ерзидским сотником злую шутку: решив, что мы в ловушке, он, недолго думая, приказал части своих людей закрутить 'колесо' вокруг рощи, а остальных отправил в атаку.
        Трусами степняки не были - сорвав с седел кулачные щиты и повыхватывав сабли, они с гиканьем понеслись к нам. Но не по прямой, а слегка наискосок. Так, чтобы иметь возможность свешиваться с седел и прикрываться крупами лошадей от наших стрел.
        Против средненьких стрелков или других степняков это бы прокатило. Но не против нас: стрелять мы умели, а лошадей не боготворили, поэтому одинаково результативно били и по всадникам, и по их скакунам. В результате из шести с лишним десятков атакующих до опушки доскакало человек тридцать пять…

…Первый ерзид, бросившийся ко мне, умер, толком не успев размахнуться - нож, походя брошенный Пайком, по рукоять ушел в его левую глазницу. Второй, перепрыгнув через оседающее на землю тело товарища, на мгновение выпустил меня из виду и ударил туда, где меня уже не было. А когда попытался остановить опускающуюся саблю, вдруг понял, что та вместе с отрубленной кистью двигается сама по себе, удивился и умер. Третий… третий выжил. И даже остался цел и невредим: увидев его походку и оценив совершенство нереально кривых ног, я решил, что радоваться в одно лицо как-то слишком эгоистично. Поэтому ударил не мечом, а локтем. После чего скользнул к четвертому, притерся к падающему клинку и коротко ткнул в горло.
        Увидев, что сородичи мрут уж очень быстро, пятый метнулся за ближайшее дерево и, открыв рот, попробовал заорать. Увы, возникший за его спиной Пайк легонько приголубил его кулаком по затылку и бросился к шестому. Который судорожно прижимал руку к рассеченному горлу, пытаясь удержать хлещущую из раны кровь.
        - Колун!!! - возмущенно взвыл шевалье. - Ты что, глухой? Сказано - по одному противнику брать живыми!!!
        - Взял… Двоих… - пробасил Варлам. - А этот - лишний…
        Других самостоятельно двигающихся степняков поблизости не оказалось, поэтому я кинул взгляд в просвет между деревьев и похолодел: 'колеса', еще недавно крутившегося вокруг рощи, не было. А от того места, где был его 'обод', к опушке тянулись 'спицы' следов копыт…

…Коротенькая, шагов в сто, пробежка по тропе, вытоптанной копытами четырех десятков лошадей - и я, скорее почувствовав, чем увидев впереди движение, сломался. Вовремя - стрела, выпущенная практически в упор, просвистела мимо, а ее хозяин, явно не привыкший промахиваться, растерянно вытаращил глаза. Сделать что-либо еще я ему не дал - перескочил через заснеженную валежину, показал атаку в горло правым клинком и вбил левый в под взметнувшуюся вверх руку.
        Справа, шагах в двадцати, кто-то жутко захрипел, и я, походя смахнув голову качнувшемуся вперед ерзиду, забыл про его существование. И, углядев между деревьями мелькающие черно-желтые сюрко, понесся дальше - перемахнул через небольшой овраг, обогнул ствол векового дуба и вылетел на крошечную полянку, забитую лошадьми.
        Присел, посмотрел сквозь частокол из ног и, не увидев ни ярко-зеленого пятна от шоссов графа Андивара, ни черно-желтых сюрко Илзе и моих воинов, трижды щелкнул языком.
        Слева щелкнуло в ответ, а затем до меня донесся голос Клешни:
        - У нас все в порядке, ваша светлость! А гости утомились и ждут…

…К вечеру повалил снег. Огромные белые хлопья падали так густо, что в считанные мгновения скрыли от взглядов не только приближающуюся опушку, но и спины воинов головного дозора. Оглянувшись назад и увидев лишь пару силуэтов, мелькающих в снежной круговерти, я недовольно скрипнул зубами - так не вовремя начавшийся снегопад ставил крест на части моих планов.
        Илзе, едущая стремя в стремя, успокаивающе дотронулась ладошкой до моего колена:
        - Ничего страшного! Подумаешь, увидят курган не сегодня, а завтра… Или послезавтра…
        - Я думал не о кургане… - угрюмо буркнул я. - А о том, что снег скроет наши следы, а значит, преследовать нас никто не будет…
        - И все равно, это не выход… - без тени улыбки вздохнула она, и я, услышав знакомую фразу, вдруг без всякой луковицы вспомнил прошлое:
        - Это не выход… - угрюмо глядя на Бервера, буркнула леди Даржина. - Ерзиды почувствовали свою силу, поэтому на каждую такую выходку будут отвечать еще большей жестокостью…
        Могла бы и не говорить - та же мысль, пусть даже и сформулированная другими словами, вертелась в головах всех членов Королевского Совета.
        - Вернуть время вспять я не в состоянии. И задним числом переубедить 'виновного' - тоже… - мрачно пошутил король. - Поэтому примем известие как данность и порадуемся тому, что Алван-берза постигла первая серьезная неудача…
        При слове 'неудача' я невольно покосился на клочок пергамента, послуживший причиной внеочередного заседания, и не без удовольствия представил себе только что описанную картину: раннее утро, только-только осветившее стены Льеса, еле слышный скрип 'журавлика', неторопливо задирающего шею, взмывающая в воздух телега, с бортов которой капает кровь, и ее груз - головы всех тех, кто с саблей в руках пробирался по подземному ходу…
        - Представляю, как бесились ерзиды… - мечтательно улыбнулся граф Орассар. - Кстати, интересно, а 'сын Субэдэ-бали' как-то ответит за этот просчет?
        - Не ответит… - все так же мрачно буркнул Бервер. - Что касается того, как бесились ерзиды… - он вытащил из стола еще один клочок пергамента и протянул его начальнику Внутренней Стражи: - На, читай… Можно вслух…
        - 'Вильфорд, именуемый Скромным! Я, вождь вождей Алван, сын Давтала, держащий саблю Субэдэ-бали…' - начал было граф Орассар, потом, судя по движению зрачков, перепрыгнул через предложение, прочитал еще кусок про себя и ошалело уставился на короля: - Он это что, серьезно?
        - Читай, читай! - криво усмехнулся король и нервно вытер о шоссы вспотевшие ладони.
        Граф кивнул и продолжил. Судя по всему, пропустив вступление:
        - Чаша моего миролюбия иссякла, а надежды на твое благоразумие занесло песком. Поэтому скажу прямо: ты не достоин держать в руках даже ржавый нож, ибо, спрятавшись за каменными стенами родового стойбища, ты бросил поводья скакуна своей судьбы и дал заржаветь сабле своего духа. Оглянись, две трети Над-гез уже под моей кошмой, а ты до сих пор… э-э-э…
        - Продолжай, это даже интересно! - оскалился Бервер.
        - …до сих пор… не слез со своего ложа…
        - Там написано 'до сих пор ублажаешь своих жен и наложниц…'!
        - …старательно не вспоминая о тех, кто держит твою саблю! А ведь багатуры, не испугавшиеся моих терменов, достойны большего, чем твое забвение! Эта земля - моя! А люди, которые ее населяют - еще нет. И если тебе дороги их жизни - верни им клятвы и прикажи открыть ворота каменных стойбищ…
        - Красиво излагает! - хмыкнула леди Даржина.
        Граф Орассар кивнул, но читать не перестал:
        - Сроку на все это - три дня. А начиная с четвертого я начну предавать огню все, что увижу…
        - О чем задумался? - почувствовав, что мое настроение стремительно ухудшается, спросила Илзе и тем самым выдернула меня в настоящее.
        - О том, что срок уже вышел… - буркнул я, а потом озвучил мысль, которая мучила меня последние двое суток. - И что письмо Алван-берза - со вторым дном!
        - В каком смысле? - заинтересовалась моя супруга.
        - Мне кажется, что Гогнар Подкова, диктовавший это письмо писцам, намеренно выставил его величество безвольным трусом. И почти уверен, что его копии в ближайшие дни объявятся в большинстве крупных городов королевства…
        Илзе задумалась. А через какое-то время нехорошо прищурилась:
        - Хм… С зрения Алвана эта война выглядит несколько… странной!
        Я кивнул:
        - А начавшиеся зверства ерзидов - следствием нерешительности короля…
        - Деревни отстроим! - затараторила она. - Большинство жителей королевства уже за стенами городов, а наши воины продолжают рвать ерзидские термены…
        Я устало потер лицо руками невидящим взглядом уставился в снежную круговерть:
        - Для обывателя их действия кажутся комариными укусами, а крайне стесненные условия, страх за свою жизнь и отсутствие надежд на будущее не лучшим образом сказываются на патриотизме. Говоря иными словами, если в ближайшие дни мы не изменим стиль ведения войны, то население начнет роптать…
        Илзе замолчала. Минуты на две. А затем снова подъехала почти вплотную и требовательно потянула меня за штанину:
        - Ты нашел какой-то выход?
        Я сглотнул, затем уставился в ее глаза и горько усмехнулся:
        - Пока только намек на его существование…
        - Расскажешь?

…За следующие полтора часа, потребовавшиеся нам, чтобы добраться до избушки лесника, затерянной в чаще китцского леса, Илзе не произнесла ни слова. А когда отряд, наконец, выехал на поляну и остановился, первой слетела с коня, взбежала на крыльцо и, с трудом дождавшись, пока подсуетившийся Клайд откроет входную дверь, приказала тащить к ней мои переметные сумки.
        Сумки принес я. Сам. Сам же растопил очаг, застелил ложе одеялом и соорудил какое-то подобие стола. После чего был усажен на первое попавшееся на глаза полено и занялся очинкой перьев.
        Илзе тоже не бездельничала - сначала протерла 'стол' какой-то тряпкой, затем застелила его чистым полотенцем, вытащила из сумок свечи и стопку пергамента, развела в воде сухие чернила и, устроившись поудобнее, зачем-то попросила продиктовать ей те вопросы, которые я собирался задать пленным.
        Я продиктовал. Первых штук восемь. А потом заметил, что на пергамент легло раза в полтора больше.
        Заинтересовался. Обошел стол так, чтобы видеть рождающийся текст и удивленно хмыкнул: она записывала совсем не то, что я говорю!
        - Илзе, если ты устала, давай, ты ляжешь спать, а я допрошу их сам? Или вообще перенесу допрос на завтра… - спросил я, присев рядом с ней и ласково пригладив волосы, распушившиеся от мороза.
        Она грустно улыбнулась:
        - Милый, ты тактичен до безобразия…
        - Понимаешь, я…
        - …забыл, что твоя жена - Видящая!
        - Что поделать, если твоя красота лишает меня способности связно мыслить? - пытаясь хоть на мгновение отвлечь ее от мыслей о моем будущем, пошутил я.
        Илзе шутку не поддержала - дописала очередное предложение, отложила в сторону перо и опустила голову так, чтобы ее волосы закрыли глаза:
        - Я уже делала нечто подобное. И намного лучше, чем ты, представляю, что для этого требуется…
        Для того, чтобы почувствовать, что творится в ее душе, хватило одного слуха - я аккуратно взял ее за подбородок, заставил поднять лицо и с болью уставился в глаза, за какой-то миг наполнившиеся слезами:
        - Я должен, понимаешь?
        - Понимаю. И помогу, чем смогу… - сглотнув, сказала она. Потом порывисто прикоснулась к моей щеке кончиками пальцев и… словно замерзла: - Можешь идти…
        - Куда? - растерялся я.
        - Наружу…
        - Прости?
        - Одних ответов будет маловато… - буркнула она, вытащила из-под стопки пергамента палочку ушеры и поднесла ее пламени свечи: - Потребуются еще и личины. А их, как ты понимаешь, придется создавать мне…
        Примечание
        Берз - вождь вождей.
        Барабан кам-ча - ударный инструмент, рокот которого возвещает о приближении к стойбищу вождя, возвращающегося из удачного набега.
        Лоор-ойтэ - дословно 'стойбище тех, кто с саблей'. Военный лагерь.
        Шири - тысячник. Касым-шири - правая рука Алвана.
        Скакать впереди табуна и не бояться степных волков - аналог нашего 'не бояться проявлять инициативу'.
        Эрдэше - стойбище, в котором проживают старейшины и шаманы ерзидов.
        Степняки считают Гогнара, сына Алоя сыном бога воинского счастья.
        Термен - тысяча воинов.
        Алван, сын Давтала - выходец из рода Надзир.
        Над-гез - 'страна лесов', ерзидское название Элиреи.
        Сайка-ойтэ - 'стойбище кузнецов'. Ерзидское название Вирента.
        Скачет за мной следом - следует моему примеру.
        Коме-тии - 'черная грязь'. Ерзидское название Фриата.
        Адгеш-юли - красавица из сказок, никогда не видевшая солнца.
        Лайш-ири - северянка.
        Кеите-иринэ - богиня любви и плодородия.
        Айнур - кусок ткани, используемый вместо стола.
        У Алвана три жены. Дайана - наложница.
        По законам ерзидов, вождь вождей может иметь несколько жен и несколько наложниц. Из ряда вон выделяются лишь старшая - у Алвана это внучка орс-алуга по имени Жальиз - и любимая.
        Вайрам - торжественная трапеза.
        Сонтэ-лоор - дословно 'дар того, кто с саблей' - жертвоприношение Субэдэ-бали перед началом войны. Обычно приносилось каждым родом по отдельности.
        Лесть ерзиды не уважают. Поэтому благодарственные речи у них занимают совсем немого времени.
        Полная рука - десять человек.
        Описано в третьей книге.
        Юлдуз-итире - Кобылица Рассвета, одно из самых красивых созвездий северного полушария. Появляется на небосводе в начале второго ночи.
        Зигги Клещ - глава Серого клана Делирии.
        Отдарок - благодарности за помощь.
        Око - дыра в стене для скрытого наблюдения.
        Описано в первой книге.
        Палочки ушеры - благовония на основе местных наркотиков. Вызывают расслабление 'пациента' и упрощают воздействие на его психику.
        Шакалы - одно из созвездий северного полушария. Завершают 'путь' по ночному небу перед самым рассветом.
        Назир-аши - личные слуги берза.
        Эрдэгэ - советник берза. Имеется ввиду Гогнар, сын Алоя.
        Один из видов казни у кочевников - виновного закатывали в ковер, а затем соединяли пятки с затылком.
        Удири-бали - бог солнца. Тучи на небе - признак его гнева: ерзиды считают, что когда бог не в настроении, он скрывает свой лик за тучами.
        Алуг - шаман. Орс-алуг - верховный шаман.
        Барабаны кам-сонтэ - жертвенные барабаны, чей рокот, по представлениям ерзидов, привлекает внимание богов.
        Юлдуз-итире - Кобылица Рассвета, одно из самых красивых созвездий северного полушария.
        Лайш-аран - буквально 'страна белолицых'. Ерзидское название Морийора.
        Соро-ойтэ - дословно 'стойбище среди лесов'. Ерзидское название города Солор, принадлежащего Элирее и находящегося в двух часах езды от границы с Морийором.
        Эрдэгэ - советник вождя. Имеется ввиду Гогнар, сын Алоя.
        Старый Лис - прозвище графа Олафа де Лемойра.
        Граф Орассар - командир Внутренней стражи Элиреи.
        Принц Вальдар - единственный наследник Вильфорда Бервера.
        Черно-желтый - родовой цвет Утерсов. И жаргонное прозвище воинов Правой Руки.
        Барон Терсат дю Солор, хозяин лена, в котором расположен одноименный город.
        Скрытень - сотрудник Внутренней стражи или Тайной службы, работающий в толпе.
        Описано в третьей книге.
        Король Урбан Рединсгейр Красивый - король Морийора.
        Бадинет Нардириен по прозвищу Ленивец - король Онгарона.
        В средневековье искусственные родинки (мушки) использовались для того, чтобы показывать свои чувства. При дворе короля Делирии мушка над верхней губой означает, что женщина готова на… вольности…
        Граф Ульмер Сауро - новый начальник Ночного Двора.
        Ночники - сотрудники Ночного двора, тайной службы Делирии.
        Узда - символ полномочий, которыми наделен ее предъявитель. Бывает деревянная, медная, серебряная и золотая.
        Ни клинка, ни пустой сумы - аналог нашего 'ни бога, ни черта'.
        Дэзири-шо - боевой кот Субэдэ-бали.
        Коренник - лошадь, запряженная в оглобли или припряженная к дышлу. Выносная - лошадь, припряженная впереди коренника.
        Описано во второй книге.
        Ронни имеет в виду фразу Иаруса Молниеносного 'Войны начинаются задолго до того, как солдаты выходят из казарм'.
        Андивар Фарбо - посол Делирии при дворе короля Вильфорда Бервера. Четвертый сын графа Эрвела.
        Описано в первой книге.
        Стрыечка (устар.) - двоюродная сестра по отцу.
        Шири - тысячник.
        Айнур - кусок ткани, используемый степняками в качестве стола.
        Девять - священное число для ерзидов.
        Дерран, сын Идриза - вождь рода Вайзар.
        Чеснок - металлическое изделие, представляющее собой четыре заостренных стержня, расположенных под углом 120 градусов друг к другу по всем плоскостям. Применялось против кавалерии.
        Шагвери - один или несколько волчьих хвостов, крепящихся на плече. Что-то вроде знака различия у ерзидов.
        Удири-бали - бог солнца. Расседлать своего коня - т.е. уступить мир ночи…
        Лайш-аран - буквально 'страна белолицых'. Ерзидское название Морийора.
        Журавлик - устройство, позволяющее быстро поднимать и опускать на стену лазутчиков или небольшие грузы.
        Эркер - в средневековье - выступ в стене крепости, используемый в качестве туалета.
        Латар - сотник.
        Хелмасты - бог смерти у ерзидов.
        Взгляд влево-вверх соответствуют зрительным воспоминаниям.
        Наковальня - расхожее выражение, аналог нашего 'крепкий орешек'.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к