Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Горошанская Ольга: " Загораются Звёзды " - читать онлайн

Сохранить .
Загораются звёзды Ольга Сергеевна Горошанская
        Что, если попытаться изменить мир, но не только свой, а и параллельный - тот, который словно за волшебной стеной? Что, если попытаться изменить не только будущее, но и прошлое?
        Ольга Горошанская
        Загораются звёзды
        Пролог
        Во тьме блеснули сиреневые камни, и кабинет озарился светом. Под потолком появились пушистые лампы, отдаленно напоминающие ласковых детенышей шаровых молний, только эти сияют и не жалят. Они закружили в немом танце под музыку сотворения мира, иногда сцеплялись лапками и прижимались боками, на мгновение сливались и снова расходились. Казалось, это запущенное, невзрачное место давно не видело гостей. На всех поверхностях лежал плотный слой пыли, придавая предметам разные оттенки серого.
        Незнакомец не казался хозяином кабинета, но и на вора никак не походил: новые блестящие высокие кожаные сапоги украшали серебряные пряжки, аметистовые пуговицы сверкали в неярком свете. На вид, ему нельзя было дать больше тридцати лет, но глаза светились глубокой мудростью и предельной сосредоточенностью. Окинув неприязненным взглядом кабинет, все еще не имея отчетливого представления, что именно манило его сюда - в Крепость на границе Миров, замер.
        Местами с трудом можно было различить золотые узоры мебели и тусклый выцветший ковер, люстра с махровыми украшениями из паутины вызывала омерзение, но все внимание гостя поглотило холодное голубое свечение, вырывающееся сквозь кладку каменной стены.
        - Неужели приглашение, - радостно, не скрывая улыбки, произнес он, быстрым шагом направляясь к цели, но заметив за собой следы в пыли, нахмурился.
        В нестерпимой жажде быстрее узнать, подошел к стене и, нажав печатью кольцом на соседние камни, стал ждать открытия ниши. Камни громко и неприятно заскрежетали, перемалывая песок вперемешку с вырывающимся голубым светом, и вскоре мелкой крошкой осыпались к ногам волшебника. В небольшой нише обнаружилась шкатулка и свет, отражаясь от стен, обильным водопадом выливался на пол, брызгами утопая в пыли и подсвечивая, словно мелкие сверкающие снежинки. Не обращая внимания ни на что более, Волшебник взял шкатулку в руки и начал внимательно рассматривать ее и с разных ракурсов появлялись все новые узоры, складываясь в завораживающие картины.
        - Впервые за последнюю тысячу лет магический источник созрел в человеке, а не каком-то неприступном месте на заброшенной территории, - восхищенно произнес, словно разговаривая с кем-то.
        - Да, ты прав Бернадетт, - из самого темного угла вышла брюнетка с сияющей в холодном свете белой кожей. Ее платье переливалось тьмой, а расшитые узоры сверкали драгоценными камнями.
        - Что ты здесь делаешь Миранда? Тут нет для тебя работы, Фея Смерти!
        - Я здесь по той же причине, что и ты: узнать имя волшебника, которому будет под силу возродить или полностью уничтожить магию в нашем мире. Возможно, стоит его уничтожить сейчас? В последний раз человек-источник привел магию в упадок.
        - Это случилось потому, тот человек не был знаком с магией с детства. С другой стороны, стоит новому источнику дать шанс, но только при условии, вы оставите ему свободу действий, и не будете давить, требуя возрождения сиюминутно. Не станете пугать объемами предстоящих работ и душить непомерной опекой. Кроме того, если что-то пойдет не так, а источник не успеет набрать полную силу, его можно будет уничтожить. Думаю, у нас есть лет пять на рассмотрение.
        Фея бархатно рассмеялась, находя его слова не только занимательными, но и в некоторой степени оскорбительными.
        - Я позволю тебе открыть шкатулку, только если дашь обещание не пытаться контролировать данный источник единолично, не присвоишь его для себя.
        - Хорошо.
        - Хорошо, - эхом согласилась Фея и подошла ближе, взглядом торопя открыть, показать имя, пока их не обнаружили в неположенном месте.
        Волшебник аккуратно, стараясь не повредить швы, провел рукой над крышкой шкатулки, и та медленно открылась, являя любопытным взорам серебряную пластину.
        Клеопатра демро Фей
        - Кажется, этот род волшебников идет от тебя. Но, если я правильно помню, последние потомки давно отказались от магии, и это теперь твоя забота, чтобы сила источника не уничтожила всех нас. Магия не любит тех, кто отказывается от нее, - улыбнулась Миранда, взмахивая рукой и шкатулка, закрывшись, запечаталась и поплыла обратно в нишу, а упавшие ранее камни кладки поднялись на свое место, паутина трещин срослась, снова образовывая плотную стену. Фея отступила в самый темный угол и с последним отблеском узора платья растворилась в тени.
        Поднеся руку к своему лицу, Бернадетт протяжно дунул на ладонь, сдувая посыпавшиеся неудержимым потоком мелкие оранжевые искры, взорвавшиеся разноцветными фейерверками, геометрически умножаясь в своем количестве. Те места, куда попадали светящиеся крошки, очищались от пыли, придавая предметам истинный цвет и блеск новизны. За появившейся плотной завесой волшебник исчез, и когда последняя искра упала на клочок паутины, сжигая ее, кабинет погрузился в темноту, оставляя лишь голубое свечение, прорывающееся на волю сквозь толстую кладку стены.
        Глава 1. Перелом
        - Только благодаря структуре, почва…

«Почвоведение - самый любимый, а главное такой необходимый предмет…» - с некоторой иронией недовольно думала студентка, сидя за последней партой и конспектируя ужасно скучную, на ее взгляд, лекцию.
        Другой рукой она теребила, подаренный на совершеннолетие, кулон в виде бьющей вверх молнии, который носила на золотой цепочке. На мгновение тот превратился в настоящую слепящую молнию и, повернувшись в очередной раз, самостоятельно пустил на лицо беспечной хозяйки яркий блик, снова становясь неподвижным.

«Институт. Как надоело изо дня в день одно и то же - учись, учись, сдавай. Еще лето не успело закончиться, а пары уже начались, угнетая своим количеством и убивая все время. Сейчас бы искупаться в море…»
        Наступила именно та часть лекции, когда можно было немного отвлечься. Из-под кончика простого карандаша вылетали на листок завитки и линии, дополняющие незамысловатый рисунок мифического существа.

«Третий курс. Могли бы соответственно относиться к студентам. А то - лекции пишите, и не вздумайте прогулять. Да и словно при режиме живем: в город нельзя, короткие юбки не одевай - меряют, чуть ли не под линеечку. Вот что значит - учеба на бюджете, причем в бывшем военном училище».
        За последней партой у окна сидела девушка с длинными пышными волосами, сияющими под яркими солнечными лучами, напоминая львиную гриву. Периодически бросая взгляды на вид за окном, рассматривала пейзаж, не замечая, ее маневры не ускользнули от преподавателя, начинающей все сильнее злиться и невольно повышать голос.
        Возле руки беспечной художницы с тихим шуршанием упала записка и долгое время оставалась без должного внимания. Пока мечтательница продолжала смотреть в окно, случайно нанесла на рисунок несколько лишних нетвердых линий, а встряхнув головой, отвела взгляд от пейзажа, который на данный момент больше привлекал внимание, чем лекция и наконец, заметила скомканный листок. Быстро осмотрев аудиторию своими светло-зелеными глазами, не сразу определила адресанта, но решила развернуть послание и выяснить по характерному почерку.

«Лео, солнце, дай скатать домашку по начерталке», - пробежала глазами по строкам и слегка нахмурилась, ощущая неудержимо поднимающуюся волну недовольства.
        С первого же слова стало понятным, к ней нагло подлизываются. Почти все ее называли Клёпой, хотя полное имя у нее «Клеопатра». Ей всегда нравилось имя, которое дала мама при рождении, но никто не желал называть ее им. Каждый выдумывал свое порой оскорбительное сокращение. Пати, Клео, Атра, один «тип», как называла данного индивида с параллельного потока, раз позвал ее «Опа», так она обиделась настолько, что чуть не расцарапала ему лицо. Обращение «Лео» ей нравилось, но так ее стали звать только, когда собирались что-то получить с нее. Словно думали: я сделаю тебе приятное, назову прилично, а ты мне… а дальше шли многочисленные желания, которые иногда не покрывали тех усилий… в любом случае, после такого обращения всегда шла слишком, на ее взгляд, непомерная просьба.
        А сегодня у нее с утра не заладилось и плохое настроение не казалось наибольшей проблемой. Можно сказать: «ниже плинтуса». Мало того, что не выспалась, так ей еще и приснился не очень хороший сон.
        У нее часто случались вещие сновидения и зачастую сбывались, принося за собой целый ворох неприятностей. Даже иногда гадала по своим снам, но, обычно, запоминала их, а на этот раз забыла совсем, только чувство осталось очень досадным. Все ожидала, когда смутные преследователи из сна придут за ней.

«Ну, это уже бесстыдство. Не ожидала от тебя такого, Влас», - подумала, безошибочно узнав адресанта.

«Ты, естественно, именно тот человек, который ничегошеньки не понимает в начертательной геометрии. И это я на каждом зачете получаю по одиннадцать баллов», - нацарапала бледно-синей гелевой ручкой, досадуя, заканчивается паста, а запасную взять из дома не подумала.
        Ответ не заставил себя долго ждать, и уже лежал на столе, дразня изгибами своих небрежно скомканных краев.

«Лео, ты же знаешь, насколько я занятой человек», - прочитала и разозлившись еще сильнее за такое неуважение к ней, бросила негодующий взгляд на бумагу, нестерпимо желая сжечь ее. Откуда-то повеяло горелым запахом, но брошенные ветром в окно капли отвлекли на себя внимание, и наваждение тотчас же прошло.

«А вот мне больше нечего делать, как бегать брату за шоколадкой на честно заработанные деньги, чтобы он снизошел до простейших объяснений!!! В ином случае он отказывается объяснять мне начертательную геометрию, мотивируя, в учебнике все доступно написано. А ты хочешь, чтобы я позволила тебе списать за «спасибо»?» - вымещая злость на бумаге, с шумом скомкала листок и отправила ответ.

«Лео, ты же можешь себе представить, как мне лень заниматься еще и домашкой. Это же так скучно!!! А тебе будет спокойней - я проверю ее и, если там будут ошибки, все исправлю;)» - записка незаметно для окружающих легла на неровную, но блестящую поверхность парты, разглаживаемая нервными движениями Клеопатры.

«Влас, ты - форменный нахал. Моя домашка не может быть неправильной. Тем более, Сашка мне ее уже проверил. Ты сомневаешься в его способностях?» - ответила, а сама подумала, Александр тоже ничего не проверял, а лишь бездумно списал, желая иметь хоть что-то на случай, если сегодня будут проверять домашние задания.
        Дождавшись, пока преподаватель отвернется к доске, для изображения очередного вида структуры почвы, показала Власу язык и отправила записку.
        Не получив ответ, осторожно подняла голову, бросив мимолетный взгляд на профессора, а увидев, та продолжает рисовать на доске, взглянула, чем занят ее друг, но наткнулась на просящий щенячий взгляд, умоляющий о маленькой косточке.
        Немного поразмыслив, решив не ссориться на пустом месте, одними губами прошептала «ладно» и подтянула сумку, доставая тетрадку. Найдя одну, на обложке которой красовался зеленый дракон, с золотыми кисточками на кончике хвоста и ушах, как можно незаметнее передала. Лео неплохо рисовала, но при всем своем «таланте», не смогла бы нарисовать животное настолько изящно. Поэтому порой очень долго выискивала на прилавках подходящие вещи, будь то тетрадь или простая обложка для книги.
        Ей лучше всего давались технические фигуры, чувствуя грани и даже видя перед внутренним взором изображение объемным, но так и не научилась хорошо вырисовать тени, придавая рисунку жизни, с тем, приходила в неописуемый восторг от всего мифического, особенно драконов. Сама не знала, что именно в них привлекает - опасность, их мудрость или грация. А возможно, тайна всегда окружающая этих животных, в какой бы легенде они не фигурировали.
        Сегодня Клеопатра всеми возможными способами пыталась отвлечься от неприятного осадка, оставшегося после сна, поэтому поглядывала в окно и далеко внизу высматривала разноцветные блики на море. Пыталась в мельчайших деталях увидеть белый, недавно выкрашенный корабль, заходящий в бухту, на берегу которой стоял институт; остановилась на капельках воды, вылавливая радугу в отражении солнечных лучей на задержавшихся мокрых листьях деревьев, что росли у самого здания.

«Да, ночью шел дождь», - рассуждала, вспоминая сильные раскаты грома и яркие вспышки молний - как же тогда хотелось спрятаться под подушку и ничего не слышать и не ощущать этого противного липкого и колючего чувства неотвратимых перемен.
        Сейчас у первокурсников была физкультура и те радостно бегали по площадке, играя в футбол. Лео никогда не нравилось: игры постоянно устраивались именно на этой площадке - под окнами у всего института и когда только не выглянешь, всегда играют, а другие в это время учатся. А ведь есть еще стадион возле общежитий, и еще один у столовой, а поэтому всегда задавалась вопросом, почему они играют именно здесь? Чтобы другим стало завидно?
        И вот теперь неожиданно пришла мысль, как же ей удается заканчивать семестры на «отлично», если практически каждую лекцию так «слушает», а уроки делает у телевизора, больше находясь в голубом экране, но чаще всего делает домашние задания на переменах, когда время строго ограничено. А все ее подруги старательно пишут лекции, вызубривают правильные ответы и жалуются на ужасно трудный материал, который давался в аудитории.
        Лео привыкла думать, у нее очень хорошая память, и все, даваемое преподавателями, откладывалось у нее в голове: учебники достаточно было пролистать перед занятием и вспомнить, о чем говорилось. Казалось, информация приходит из окружающего воздуха, или это ее память так работала? Но, в основном, много читала и не только художественной литературы, в которой иногда вскользь упоминались довольно интересные факты и тогда, с упоением выискивала в книгах или научных трактатах все связанное с этим занимательным явлением. Иногда часами просиживала в институтской библиотеке, забывая об обеде и ужине, а порой даже и о сне, так как часто брала книги на ночь, которые всегда возвращала перед открытием библиотеки.
        Вернувшись к брошенному занятию, то есть рисованию, обнаружила еще одну записку, которой уж точно быть не должно.

«Давай смоемся с английского и пойдем в кино? Сейчас как раз идет премьера какого-то мультфильма. О Китае, а такие без драконов не бывают. У меня есть два очень хороших билета на 12.00. Владимир Парлеон».

«Знает же слабое место. А главное - ему известно, английский я все равно прогуляю, потому что здесь ничему новому не научат, так как в школе была очень хорошая подготовка», - подумала Клеопатра, колеблясь, писать положительный или отрицательный ответ и писать ли его вообще. Ей не хотелось оставаться должной, но и в кино пошла бы с удовольствием.

«Кстати, а кто проболтался о моей нездоровой любви к драконам, а если и качественно рисованный или вообще в 3D, так наизнанку вывернусь, но пойду? - подметила, еще раз осмотрев весь поток факультета. - Точно Влас, ведь они - друзья».

«Пригласи лучше Вику. Мультик ей, собственно, как тебе - не нужен, а вот время проведете хорошо», - написала ответ и с сожалением отправила обратно клочок бумаги, мысленно планируя одиночный поход в кино.
        Владимир казался невероятно красивым, словно сошел с картинки, да и в ее вкусе: брюнет, если бы волосы были немного длиннее, Лео смогла считать его неотразимым, так как они, скорее всего, могли выгодно обрамлять идеального овала лицо с правильными, немного утонченными чертами. За ним все девчонки института бегали, желая ухватить хоть чуточку внимания. Ему достаточно было поманить, и любая бы согласилась стать мостиком, переброшенным через глубокую лужу.
        Клеопатре он почему-то напоминал Диониса - греческого бога веселья, как представляла его себе. А самое обидное, на выбранном ею факультете - экологии - парней было аж десять на весь поток в девяносто человек.

«Надо было идти на химика», - сетовала, в очередной раз сидя на лабораторной работе по химии, так как ей очень нравился этот предмет, да и преподаватель был хорошим - всегда рассказывал интересные нюансы, а иногда разрешал приходить после занятий и поучаствовать в каком-нибудь внеклассном опыте. Нередко появлялась в лаборатории по вечерам, а профессор, казалось, даже радовался такому вниманию к его предмету.
        Зато все остальные факультеты насчитывали малое количество девушек, так как энергетикой могли заниматься именно парни. Вот Лео и была будущим экологом - защитником «отечества», как издевался ее брат. Сама не понимала, зачем родители отдали ее в это заведение, ведь так было хорошо, и даже поступила в институт иностранных языков, который находился как раз возле дома. А этот - в совершенно другом городе, на отшибе, где до центра нужно добираться через околицы, раскинувшиеся на протяжении десятков километров, так как институт располагался на таком себе полуострове, с трех сторон окруженном водой. В город необходимо ехать на катере, где всегда ее укачивало.
        На удивление, ответ на посланную ею записку все же пришел, а развернув листок, Лео сразу обратила внимание на множество небрежно нарисованных рожиц.

«Какую именно? Их у нас пять, если ты помнишь».
        Почувствовав на себе тяжелый взгляд, быстро осмотрела всех сокурсников. Профессор стояла у самой доски спиной к аудитории, а вот на второй парте, возле двери, сидела одна из Вик и с ненавистью смотрела прямо ей в глаза. Темноволосая студентка быстро перевела взгляд на Вову, меняя злое выражение лица на щенячий восторг, а Лео хмыкнула и написала ответ.

«Сейчас она смотрит на тебя, словно на сметану кот», - улыбнулась и отправила послание, мысленно хихикая, не понимая, как можно не замечать таких вот взглядов.
        Вова, прочитав новый текст, осмотрел класс и, заметив взгляд Вики, смешно скривился, а потом повернулся и подмигнул ей.
        - Светлана Ивановна, а Демронат записками разбрасывается, - заявила Вика, состроив невинное выражение лица, получившееся более комичным, чем невозмутимым.

«Ох, сколько же можно коверкать мою фамилию?! Снова звучит как деруны», - негодовала Клеопатра, неосознанно выпуская из пальчиков золотое украшение.
        Преподаватель повернулась, и Лео, словно в замедленной съемке, наблюдала, как та надевает маску гнева, морща лицо, кривясь и багровея, как набухают голубые вены, угрожая лопнуть.
        - Демронат, чем это ты занимаешься? - жестко спросила профессор, нахмурив брови, а на лбу прорезались безобразные глубокие мимические морщины и выступили легкие бисеринки пота.

«Вот сволочь, я ей, можно сказать, свидание устраиваю с самым популярным парнем института, а она… ну ладно, понадобится тебе лекцию списать, скажешь мне, что ничего не успела…»
        - Чертиков рисую, - выражая полное удовлетворение, ответила, поднимаясь из-за парты и беря в руки конспект, написанный практически идеально, только почерк не казался красивым от быстрого написания, направилась к кафедре.
        Лицо профессора сразу стало напоминать сморщенную свеклу, так исказилось оно в гневной гримасе, готовое выплюнуть очень длинную тираду по поводу умственных способностей студентки, но Лео уже положила на стол конспект.

«И кто дернул меня за язык? Обычно же я не отвечаю так», - попеняла себя, понимая, возможно, ее сейчас выгонят из аудитории, а лекцию потом ни у кого не допросится, даже если извернется.
        А потом придется очень долго пересдавать экзамен по этому предмету и еще биологию, медицину, экологию человека, так как все эти предметы вел именно этот преподаватель, хотя все отлично знали, это ей муж написал диссертации, благодаря которым и стала профессором.
        - Естественно я пишу лекцию, - продолжила, начиная понимать, разгневанная профессор даже не посмотрит в ее тетрадь и вообще вряд ли слышит. - Прошу взглянуть.
        - Ты что, придурошная?! - заорала преподаватель, как и предполагала Лео, не слыша слов.

«И чего она такая нервная? Точно беременная. Хотя, может, всего лишь настолько толстая? Ну да, а яблоки на каждой перемене ест от недостатка клетчатки», - чуть не прыснула Лео, изо всех сил стараясь не захихикать, но до тех пор пока преподаватель не выдала новое оскорбление, спокойно заверила:
        - Нет, конечно же. С чего это вы взяли? Как раз тружусь в поте лица. И конспект получается очень даже полным…

«Что я несу?! Наверное, на меня напал словесный понос, - но в душе поднимался коктейль из страха и ярости. - Я же ей конспект показываю. А она эту ябеду слушает».
        - ВОН ИЗ АУДИТОРИИ! - стукнув ладонью по столу, проорала Светлана Ивановна, невольно брызгая слюной.
        Лео спокойно подошла к своей парте и взмахнув головой, откидывая мешающие волосы назад, стала неспешно собираться, не желая и дальше препираться на пустом месте. Возможно, этот инцидент все же забудется, хотя надежды на забывчивость профессора утекали, словно песок сквозь пальцы.

«Точно беременная, уравновешенный человек не станет так орать, даже, если бы я действительно рисовала чертиков в тетради. Мы же не в школе!» - мысленно усмехнулась, желая скорей покинуть это помещение.
        - И патлы свои завяжи! Вот из-за таких гнилушек, как ты, остальные дети не могут учиться достаточно хорошо - материал не излагается в полной мере из-за срывов пар, - прокричала та, а Лео, в неподвластном гневе, прикрыла глаза, стараясь успокоиться, но оставила вещи и направилась к выходу.
        - Между прочим, у меня всегда идеальные конспекты, вы лучше проверьте конспект Клаптеновой, как она его пишет, и сравните с моим, а там будет видно, кто и чем занимается на лекциях! - зло произнесла, обиженная таким отношением к себе.
        И так хотелось уйти, хлопнув дверью или стукнуть чем-то другим, что разлетится на мелкие куски.

«И свои волосы я не позволю так склонять!» - мысленно прорычала, но не пропустила ни одну негативную эмоцию на лицо: ни ослепляющую ярость, накрывающую с головой, ни обиду за такое несправедливое отношение. Почти не отразилось, только ее зеленые глаза цвета молодой листвы потемнели, выражая всю гамму эмоций. Раньше ее никогда так сильно не переполняли эмоции - сказывалась бессонная ночь и плохие сновидения. Показалось, в аудитории повеяло свежим, насыщенным озоном ветром.
        Обернулась, уже полностью поглощенная слепящей яростью, и только хотела сказать в ответ еще какую-то гадость, как в это время окно, расположенное за спиной профессора, разлетелось на мелкие осколки вместе с аляповатой вазой, стоявшей у доски, а через секунду после этого, по широкой дуге влетел футбольный мяч.
        Лео весело улыбнулась и вышла из класса: ярость мгновенно прошла, оставляя после себя опустошение и слабость. Сквозь закрытые двери отчетливо слышался ор профессора, высказывающей виноватым первокурсникам все негативные мысли за мяч, оказавшийся в кабинете, но это мало кого волновало, а тем более ее, покинувшую лекцию.

«Впервые меня выгнали из класса, - опустошенная выбросом таких сильных эмоций, медленно рассуждала, словно и мысли каким-то образом заморозились. - Так, у меня есть еще половина пары. На перемене зайду забрать вещи, все равно следующая пара английский. А сейчас пойду, погуляю на улице, может хоть немного проветрю голову от плохих мыслей. Погода такая чудесная», - Лео улыбнулась своим мыслям и вышла на задний двор института, где на данный момент не оказалось ни души, а солнечный день уже в разгаре и манит раскинуться на траве и позагорать.
        Немного побродив между деревьев, вспомнила, как утром мыла чашку после завтрака и упустив на кафельный пол, зажмурилась на несколько секунд и стояла, пытаясь смириться с потерей любимого предмета обихода. Только несмотря на четко услышанный звон бьющегося фарфора, обнаружила свою чашку целой, без малейшего скола и даже сейчас не могла дать себе ответ, почему та не разбилась.
        Так стараясь не проходить мимо окон ректорского кабинета, даже не заметила, как прошло время, и сейчас уже звенел характерный звонок, оповещающий конец пары.
        Быстро забежав в здание института и, поднявшись на второй этаж к недавно покинутому кабинету биологии, где проходило и почвоведение, переводя дыхание, остановилась возле окна, наблюдая за дверьми, ожидая, когда же начнут выходить ее сокурсники, направляясь на другие предметы. Хлынул поток студентов со всех сторон и различить выходящих из нужной аудитории не представлялось возможным, а поэтому стала подходить ближе, не желая пропустить друга.
        - Я забрал твои вещи.
        Обернувшись на голос, увидела Власа, стоящего с ее сумкой и тетрадями в руке, возле самого выхода из класса.
        - Спасибо. Не очень хочется заходить к этой грымзе. Она точно беременна, - заразительно хихикнула, окинув быстрым взглядом свои тетради: ничего ли не забыто?
        - Ну, ты даешь, - восхищенный ее поведением, понизил голос. - Так довести ее всего парой фраз. Она все оставшееся время не могла прийти в себя и нам сказала читать учебники. Так мы с Сашкой весь конец пары играли в морской бой.
        - Кстати, Калиопп. Пока тебя не было, приходил ректор. Очень хотел тебя видеть, - ехидно поведала Наталья, довольно стрельнув глазами на Власа. - Лично приходил.
        Лео бросила обеспокоенный взгляд на друга и поняла, однокурсница не солгала.
        - Спасибо, ты очень любезна, - ответила, даже не взглянув Наташе в лицо. - Как думаешь, зачем я ему понадобилась? - едва слышно поинтересовалась, но собеседник лишь пожал плечами и передал ее вещи, явно решив не отвечать на вопрос.
        - Знаешь, а ее до сих пор трясет. Так что ты решила насчет кино? - оказавшись за спиной Лео и быстро отвлекая на себя внимание, пониженным приятным голосом спросил Парлеон.
        - Если меня не выгонят, то сходим обязательно, - улыбнулась, а потом добавила. - Но, видимо, не сегодня. Как ты знаешь, меня хочет видеть «наше правление» по очень важным политическим вопросам, - пошутила, хотя на самом деле было очень страшно. Ее действительно могли исключить - во всяком случае, предупреждение получит обязательно.
        - Ладно, только если освободишься до половины двенадцатого, я буду ждать тебя возле курилки, - подмигнул тот и пошел в сторону выхода из института.
        - Да не выгоняют за обычный срыв лекции! Это институт, а не школа, - успокоил ее Влас, как делал это всегда, когда ее охватывали переживания. - Сделают предупреждение, ну, родителей вызовут. Только вряд ли твои приедут из центра страны сюда в Крым, - еще шире улыбнулся, подтверждая свою правоту.
        - Нет, ну нахал. Неужели думает, после подобного обращения я с ним куда-нибудь пойду? - резко меняя тему, проворчала, не слушая, что говорили ей, отлично зная, ничего негативного не скажет.
        - Просто не хочет делать предложение в виде вопроса, потому как знает - ты ему откажешь, ведь единственная, кто не бегает за ним.
        - Конечно, - хитро улыбнулась, довольно щуря глаза. - Потому что я бегаю за тобой. Любимый, - Лео шутливо хлопнула недоумевающего друга по плечу и направилась на первый этаж, где находился кабинет ректора, в котором уже давно должна была появиться.
        - Что? Правда? - подбежал Влас и остановил ее, удерживая за локоть.
        - Нет, - хмыкнув, ответила, опуская глаза на руку, взглядом давая понять, чтобы отпустил, но ее жест явно не был понятен ему.
        - Я серьезно.
        - А я - нет. Тебе хотелось бы? - улыбка сползла с ее губ, словно началось затмение солнца.
        Теперь ситуацию не понимала она.
        - Я не знаю, - сразу сник тот, отпуская ее руку. - Я займу тебе место, если ты, конечно, не пойдешь в кино.
        - Если меня к тому времени выпустят из кабинета ректора.
        - Удачи тебе, - пожелал и направился к лестнице, ведущей на четвертый этаж, где размещались кабинеты по английскому языку.
        - Да. Она мне точно пригодится, - невольно взглянув на высокий потолок с трещинами, прошептала, почему-то ощущая особое беспокойство.

«Ох, недаром сон был плохим - вот из класса выгнали, а теперь еще и «на ковер» вызвали».
        Положив отданные тетради в сумку, среди которых заметила по начертательной геометрии, направилась к лестнице, а спустившись по гранитным ступенькам на первый этаж. На ходу смотрела в ближайшее окно на все еще зеленые деревья, стараясь представить, какое сейчас море, спокойное или, наоборот, с набегающими барашками. Дойдя до кабинета, постучала в огромные дубовые двери, и открыв их, оказалась в приемной.
        Глава 2. Шут или Щит?
        - Здравствуйте, мне сказали, Сергей Браниславович меня вызывал, - вежливо обратилась к секретарю, желая подчеркнуть свою скромность, на случай если ее вызвали из-за скандала с профессором. Вряд ли ректору успели донести о происшедшем. Теперь вызов казался ей очень странным.
        - Да-да, милочка. Тебя уже ждут.
        - Ждут? Их там много? - удивилась, чувствуя еще большую тревогу, накатывающую волнами, и так трудно было разобраться с эмоциями и начать логически мыслить.
        От предположения, ректор не один, почему-то ощутила панический ужас. Сердце колотилось очень быстро и пульсирующей болью отдавалось в голове, предупреждая о неминуемой опасности.
        - Да-да, - продолжила помощница, не отрываясь от своей печатной машинки, которую было странно видеть при наличии в мире высоких технологий. - Заходи. Не заставляй их ждать более.
        Сглотнув появившийся ком в горле, Лео сделала пару шагов к отделяющей приемную от кабинета двери, постучала и открыла следующие двери, ведущие непосредственно в кабинет ректора. На ходу переведя дыхание и сделав спокойно-равнодушное лицо, прикрыла за собой щель, глупо подумав, если ректор будет на нее кричать, так пусть хоть в приемной не услышат. Пройдя по маленькому коридорчику через открытые вторые двери, очутилась в просторном, отделанным лакированным деревом, словно это была бильярдная какого-нибудь графа, кабинете.
        Это было всего лишь вторым приглашением сюда, а сейчас ругала себя за такую забывчивость, ведь не нужно было стучать. Первый раз посещала ректора, когда поступила в институт и сама вызвалась быть старостой. И после этого все два года жалела о выявленном желании - занимать эту ответственную должность… было столько мороки, а вот привилегий практически никаких.
        Ее вниманием сразу завладел незнакомец, сидящий в большом отделанном под старину кресле, не очень хорошо вписывающимся в обстановку кабинета. По каким-то параметрам решила, предмет мебели выглядит довольно новым и не принадлежит этому месту: то ли было выполнен в другом стиле, то ли чересчур роскошным для такого института, но в любом случае, слишком необычным.
        Первым делом обратила внимание на одежду: гость пребывал в плаще и высоких кожаных сапогах; бросив быстрый взгляд в окно, убедилась, снаружи все еще светит яркое солнце, и никак не похолодало за то время, пока возвращалась с улицы.
        Обратив свой взор к объекту изучения, разглядела его руки: длинные изящные пальцы пианиста обтянуты перчатками из очень тонкой кожи. Вся его одежда прямо кричала о богатстве и в то же время казалась выдержанной в каком-то непонятном ей стиле. Пышные жесткие волосы, цвета воронового крыла, собранные в аккуратный небольшой хвостик, открывали узкое лицо. Тонкий орлиный нос придавал особый вид хищной птицы. Выражение же губ говорило: нахождение в этом месте ему весьма неприятно и это время мог бы потратить с намного большей пользой. Он не был похож на щеголя, которых очень не любила, возможно, ее сбивала с толку излучаемая им внутренняя сила.
        Незнакомец не казался красавцем, каким считался Владимир с параллельного потока, но в нем был скрыт особый и даже какой-то опасный шарм, намного больше привлекающий внимание. Молод - на первый взгляд ему нельзя было дать больше двадцати пяти лет, но глаза светились мудростью, поэтому казалось невозможным определить его настоящий возраст.
        Лео поймала себя на откровенном разглядывании только когда смутилась от жгучего взгляда незнакомца, который с легким прищуром, изучал ее лицо и, казалось, сравнивал.

«Прям король на выезде, да свиту растерял», - мысленно усмехнулась, но выражение ее лица не изменилось; все же следовало придерживаться видимости скромной девушки.
        - Здравствуйте, - вежливо поздоровалась Клеопатра, нарушая тишину. На самом деле все разглядывание и анализ не заняли и пары секунд, но ей казалось, пролетели часы. - Если я не вовремя, то могу зайти позже, - мило улыбнувшись, перевела взгляд на ректора и уже собиралась уходить. Только тот открыл рот, желая что-то сказать, и ей показалось неудобным вот так оставить кабинет, поэтому и не сдвинулась с места.
        - Нет, мы как раз тебя ждем. Позволь тебе представить - Севем Немезидей дем Гор, - указав широким жестом на гостя, проговорил хозяин кабинета с несвойственной помпезностью.

«Супер. У ректора тоже есть чувство юмора», - продолжила мысленно усмехаться и снова вернулась взглядом к незнакомцу, ища подтверждение слов в его взгляде.
        Он лишь насмешливо и как-то коварно ухмыльнулся и слегка склонил голову на бок - не подтверждая и не опровергая сказанных слов.
        - Очень приятно, - Лео улыбнулась чуть шире, слегка приоткрывая ряд ровных белых зубов.

«Я тоже умею играть в подобные игры и меня, конечно же, не смущает факт: здесь явно что-то не то. Между прочим, аристократы, приветствуя девушек, поднимаются со своих мест и целуют ручку. Где же это Вы потеряли воспитание, Ваше величество?» - не успела додумать свою мысль, как почувствовала, ее что-то словно щелкнуло по носу, а лицо немного вытянулось от неожиданности и удивления. В это же время послышался глубокий бархатный очаровывающий голос:

«Целовать ручки девушке также не принято, тем более в присутствии ее родителей».
        С мыслью «Я ничего не слышала», ведь его губы даже не шевельнулись, Лео повернулась вправо и увидела свою мать, сидящую у окна в таком же кресле, что и «король». Длинное коричневое платье цвета молочного шоколада выгодно подчеркивало яркость красивых рыжих волос, отливающих медью.
        - Мама, - Лео покраснела и опустила взгляд в пол, словно нашкодивший котенок. Такая тактика всегда работала с родителями и, после подобного представления, ее практически никогда не ругали, только если произошло нечто из ряда вон выходящее. - Привет, ты же вроде как… дома.
        Только сейчас поняла, мама должна находиться как минимум в тысяче километров от института и кабинета ректора, в частности.

«Ее же не могли вызвать раньше, чем я устроила скандал? Так, а с чего я взяла, что она приехала на поезде? Хотя на самолете - тоже не близкий свет. Может все это по какой-то другой причине?»
        - Как видишь, меня вызвали. Я ожидала такого от твоего брата, он более импульсивен, но ты спокойная девочка.

«Сколько же я гуляла? Или я еще что-то вчера натворила? - стала быстро вспоминать, но мысли перекинулись на другую тему. - Вот открытие, а всегда думала что я - целый зоопарк в одном флаконе: то котенок, то мышонок, то вдруг лисенок, когда - порося, но чаще медвежонок».
        Севем хмыкнул и поднялся из кресла.

«Ура, может, закончим спектакль? Он представится актером дешевого театра, а заодно и объяснит, зачем здесь и что происходит. Ой. Может, это муж биологички, а у них будет ребенок. Да он же меня сейчас живьем съест и не подавится. МАМА!» - она уже успела сделать несколько шагов и оказаться возле матери.
        Снова взглянув на незнакомца, заметила на его лице несколько садистскую улыбку, от чего страх немного усилился, придавая нотки паники и желание бежать.
        - Начнем с главного, благодаря Вашим прогулкам, у нас практически не осталось времени на объяснения, поэтому не обессудьте. Нужно торопиться, - Севем подошел к ней и протянул тонкую прямоугольную зеркальную серебряную пластинку, где легко можно было увидеть собственное отражение.

«Тю, это всего лишь уличный клоун. А я дурочка испугалась. «Живьем съест!» Как же. Прям шчазз. Подавится», - подумала и обратила внимание на необычный предмет.
        Но стоило ей присмотреться, как что-то само по себе начало выписывать золотыми песчинками. Словно кто-то невидимый начал солнечным лучиком вычеканивать буквы.
        От удивления захотелось потереть глаза, но вовремя вспомнила, именно сегодня решила накрасить ресницы. Побоявшись размазать всю тушь по лицу и стать похожей на енота, удержала свой порыв.
        Надпись казалась на каком-то очень интересном языке со множеством завитушек над и под буквами. Вчитавшись в строчки, поняла, почерк, хоть и трудно разборчивый в своей калиграфичности, но все же текст отчетливый и со смыслом, хотя еще минуту назад была уверена, не понимала ни буквы.
        Созвездие Дракона.
        Крепость на границе миров.
        Гильдия Предварительного Определения Магии.

«Это даже не уличный клоун. Это - наемный шут», - заключила для себя, не собираясь подыгрывать незнакомцу.
        - Молодцы, разыграли. Где тут скрытая камера? Или вы колдовать умеете, господин дем Гор? - издевательски произнесла, но закончила предложение мысленно.

«Или скажете, не следует зря тратить магию, а пустые фокусы впечатления не производят?»
        - Быстрее прощайтесь с матерью и хватайтесь за портал, - понизив голос до железных нот, приказал он, кивнув на ее мать.
        - Мам? Что происходит? - повернув голову, обратилась к спокойно стоявшей в молчании матери.
        - Я сейчас плохо понимаю, что он говорит, - мягким успокаивающим тоном ответила та, подходя к ней ближе. - Но тебе нужно идти с ним. Они, скорее всего, уже близко.
        - Кто «они»? - продолжила допытываться Клеопатра, насторожившись; все действия или слова еще больше пугали. Чувствовала явное напряжение в воздухе, словно кислород стал замерзать, а затолкнуть его в легкие представлялось мало возможным, и с каждой последующей секундой, все сложнее.
        - Охотники, их еще когда-то называли «инквизиторами», ищут Вас, - холодно отчеканил незнакомец, своим поведением поселяя больше опасений, чем доверия. - Но все позже.
        Раздавшийся железный лязг заставил Лео сжаться от неожиданности, и, судя по звукам, в приемную стремительно зашло несколько человек, бряцая холодным оружием и, возможно в доспехах, что еще сильнее сбивало с толку и погружало в пучину паники.
        Севем нахмурил брови и, сняв перчатку, точными движениями начертал в воздухе небольших размеров квадрат с рисунком в середине и резким, не лишенным изящества движением, запустил его в дверь. Когда тот, достигнув деревянной поверхности, стал разрастаться, полностью занимая собой все стены, окружая находящихся в комнате своеобразным коконом. Появилось еще более сильное напряжение в воздухе, а потом вдруг стало легче дышать и создалось впечатление уменьшения гравитации, даря легкое чувство эйфории и беспечности.

«Сейчас моя челюсть поздоровается с полом», - подумала Лео и резко захлопнула рот, неприятно клацнув при этом зубами, но постаравшись вернуть своему лицу безразличие, сделала шаг назад, где стояла ее мать. Так создавалось чувство безграничной защищенности, одновременно с этим какая-то неведомая сила стала тянуть к незнакомцу, словно именно он создавал вокруг себя чистый воздух, которым хотелось дышать вечность, впитывая и наслаждаясь.
        Мать подтолкнула ее, и, схватив за безвольную руку, протянула к странному серебряному предмету, заставляя ухватиться и выполнить то, ради чего здесь появился этот странный гость.
        - Иди, котенок, тебе все объяснят.
        - А ты?
        - Я - взрослая женщина, уж смогу как-то о себе позаботиться, - заверила, протянув вперед уже сопротивляющуюся руку дочери.
        Лео хотела еще что-то спросить, удерживая свои пальцы таким образом, чтобы они не прикоснулись к порталу, но дверь с грохотом разлетелась в разные стороны и в нее саму и «короля» устремились несколько ярких вспышек и кинжалов, но дем Гор тоже не спал и подавшись в ее сторону, всучил в руки серебряный портал. В тот же момент почувствовала, как сильно у нее закружилась голова, а краски вокруг смазались и ослепительно вспыхнув, исчезли полностью.
        В следующую секунду, открыв глаза, не сразу поняла, почему сидит. Быстрого взгляда хватило осознать, находится в удобном широком бархатном кресле с высокой спинкой, но все еще плохо понимая, как могла здесь очутиться.

«Когда я успела закрыть глаза?» - удивилась, но вспомнив недавние события, вскочила на ноги, тут же почувствовав сильную тошноту и ужасную слабость в ногах, из-за чего пошатнулась и от неожиданности плюхнулась назад.
        Лео только один раз падала в обморок, но все, что было хоть однажды, обязательно повторится.
        - Выпейте воды, - услышав уже знакомый бархатный голос снова из-за спины, с некоторым опасением повернула голову на источник звука.
        - Спасибо, - ответила, опасливо взяв преподнесенный золотой кубок, украшенный драгоценными камнями, что само по себе уже было странным. - Мне кажется, в меня чем-то попали. Или я упала на затылок?
        - При большом желании, ЭТО можно назвать «попали». Из вас выкачали почти всю магическую энергию. Удивляюсь, как вы еще живы. Пейте, конечно, варварство наливать воду в артефакты, но ничего другого Ваш организм в данной ситуации не воспримет.
        - Артефакт? - переспросила надломленным голосом, и стала жадно глотать воду, казалось, способна осушить целое озеро, так сильно хотелось пить.
        - Простыми словами, он, - легкий кивок на сверкающий при малейшем движении кубок, - помогает восстановить силы и справиться с последствиями сильной магической нагрузки, - недовольно пояснил Севем, поддерживая на удивление легкий магический предмет, чтобы тот вдруг не выпал из ослабевших рук Лео. - Если бы вы делали, что вам говорят вовремя, этого могло не произойти.
        - Что с мамой? - жалобно спросила, осознавая свою зависимость от воли этого незнакомца, а сделать он мог все, что заблагорассудится.
        - Ничего с ней не станется. Ваши родители в свое время законсервировали свои силы, чтобы постоянно жить в мире с Охотниками, а раз долго не пользовались энергией, то ее могло сохраниться очень много.
        Лео стала раздумывать: ей показалось, или действительно услышала фальшивые нотки в голосе незнакомца?
        - А я?
        - А вы, по определенным причинам, не можете сделать то же самое. В данном случае энергия, переполнив организм, попросту разорвет его.
        - По каким это причинам?
        - Очень хорошо, - ядовито прорычал дем Гор, словно она сделала что-то совсем глупое. - Древний уважаемый волшебный род, а дети даже не знают, что такое эмоциональная магия.
        Ей сильно захотелось опустить глаза, так как почувствовала себя неуютно и почему-то виноватой. Возможно, действительно следовало подчиниться без всяких вопросов, но есть ли ее вина в том, что все вокруг сами тянули время, вместо того предоставления вразумительных ответов. Да, она ничего не знает ни об эмоциональной магии, ни о какой-либо еще, и что с того? И нечего вменять ей это в провинность!
        - Мама? Волшебный род? - фразы толпились в голове, сминая одна другую, но никак не выстраивались в приличное предложение - сказывались последствия обморока, но больше всего мешал какой-то гул в голове, навевая чувство нахождения посреди огромного водопада.
        - Да, «котенок», - издевательски нараспев протянул Севем, - ваши родители когда-то были волшебниками и не посредственными. Приставка «демро» к фамилии говорит о древности рода и зародившейся родовой магии, но так как ваш брат был полностью лишен этой силы с рождения, жить в этом мире не мог. Постоянные магические импульсы имеют тенденцию убивать незащищенных людей, поэтому ваши родители решили уйти из волшебной среды, так как знали, другого наследника у них не будет. И даже не предположили, что у них может родиться девочка, которую по тем же причинам никто не проверил на возможность получения волшебной силы, как за себя, так и за брата с родителями. Должен сказать, результат получился неплохим, но если вы вдруг захотите отказаться от магии, то просто умрете. Очень не вовремя ваша сила решила выйти на волю, но это нам только на руку.
        - А с чего решили, будто я все же обладаю какими-то магическими силами? Что, собственно говоря, случилось? Со мной никогда ничего необычного не происходило. Ни когда я была на пике эмоций, ни в любое другое время. Кроме того, я ведь ничего не сделала: окно разбилось от футбольного мяча, который в него влетел, а больше никаких эксцессов не случалось…
        - А двунаправленную ударную волну, вынесшую половину стеклянных осколков на спортивную площадку, по-вашему, тоже мячик сделал? Будь концентрация чуть сильнее - и на вашей совести мог оказаться симпатичный разорванный труп профессора, - вкрадчивым голосом пояснил Севем, делая осознанные намеки на ее причастность к разлетевшимся осколкам. - И самое интересное: память о том, как светились ваши глаза, мне пришлось стирать всем студентам. Кстати, Светлана Ивановна не беременная, ее раздражительность - тоже реакция на вашу магию, следы которой вы отлично прячете в тени, которые люди потом разносят, создавая видимость общего магического фона.
        - Замечательно, так что же вы предлагаете? - неуверенно поинтересовалась, понимая, родителей увидит еще очень не скоро и точно не раньше, чем разберется со всем произошедшим и магией в частности.
        - Вы останетесь в моем доме. Здесь Вас никто не посмеет обидеть, а тем временем, мы определим, куда пристроить дальше.
        - В вашем доме? А на той табличке было написано…
        - Мы туда, по некоторым, уже понятным, причинам, не долетели.
        - Вы?
        - Ох, не мое дело нянчиться с детьми, для этого есть… ладно. Итак, Клеопатра демро Нат…
        - Меня…
        - Я рассказываю Вам Вашу историю. Продолжать, или это не интересно? - вопрос, сказанный таким неприветливым тоном задел за что-то хрупкое внутри и захотелось сделать больно в ответ, но постаралась подавить порыв и сдержаться.
        - Но…
        - Значит…
        - Интересно, продолжайте, - быстро произнесла, понимая, может остаться вообще без какой бы то ни было информации. - И буду не против, если вы немного расскажете о себе, мне ведь жить в вашем доме, - более приветливо улыбнулась, надеясь, ее временный защитник немного успокоится, подобреет и станет более приятным в общении, из-за чего пропадет стойкое желание отомстить за причиненные боль и стыд. - У вас есть хобби?
        Поймав недоуменный взгляд, переспросила более понятными для него словами.
        - Ну, чем вам нравится заниматься в свободное от работы время?
        - Алхимия, охота на демонов и прочую нечисть, но вот вместо этого занимаюсь спасением разный индивидуумов, которым не хватает мозговых импульсов заметать магические следы, ведущие в дом… - к концу предложения он еле слышно шептал, и было очень сложно разобрать слова, но переспрашивать не решалась.
        Севем на минуту замолчал, вглядываясь в ее глаза, а потом вдруг отвел взгляд.
        - Для начала мы отправимся на ярмарку…
        - А…
        - Если будете перебивать, вообще ничего не буду рассказывать, - строго смерив ее взглядом, проговорил, словно не мог ответить на пару интересующих ее вопросов. Пусть они и казались ему слишком простыми и глупыми, для Лео оставались чуть ли не удерживающим якорем, за который при необходимости можно зацепиться.
        - Хорошо, перебивать я не буду, но хотелось бы уточнить, если на меня ведется охота… кстати, кем?
        - Когда происходит достаточно сильный выброс магии у, так скажем, нового волшебника, колдунами называют злых, - объяснил он, пока собеседница снова не перебила его новым вопросом, - этот сигнал получают все, кто хоть поверхностно следит за изменениями в магической среде. Таким образом, новая волшебная единица раскрывается, словно цветок и начинает «пахнуть». Мы реагируем на него, потому что нам необходимо увеличение количества магов, а Охотники - чтобы заставить вас любезно отказаться от магической силы, хотя за сегодня они и так достаточно выкачали из вас. Небось, будут пировать около месяца. В любом случае, вас никто бы и не обнаружил, если бы не множественные свидетели, и кто-то из них, возможно даже невольно, в чем я лично сомневаюсь, отправил соответствующий сигнал, раскрывающий вас.
        - И если «новый волшебник» не отказывается от магии, его сжигают на костре? Что-то ничего подобного не слышала за последние лет так двести, - с сомнением в голосе, подметила, внимательно следя за рассказом.
        - Сжигание - самый действенный способ избавиться от волшебника, но так же и самый жестокий, поэтому те, кто попадает в руки Охотников, все же отказываются от волшебной силы добровольно. Ведь не обязательно умирать всем. Охотники не всегда выкачивают все силы, искра может сохраниться и после ритуала, пусть и в редких случаях.
        - И как это происходит?
        - Маги обычно либо запирают магию в себе, отдавая излишки, поэтому не могут пользоваться силой, либо отдают всю в специальный сосуд, но некоторые все же умирают, хоть и не так мучительно, но все равно в этом мало приятного - впоследствии ритуала волшебник чаще всего теряет частицу себя. Говорят, частицу души, но это неизвестно доподлинно.
        - Естественно, - согласилась Лео, раздумывая над полученной информацией и начиная ощущать, привыкает к мыслям о магии. На мгновение даже словила себя на мысли, что, наконец, попала в родные места, откуда ее забрали еще маленькой, а сейчас воспоминания кружили легкой дымкой наваждения. Пришлось даже остановить себя, напоминая, никогда не была в волшебном мире, ведь родители ушли из него задолго до ее рождения.
        - Но, если Вы - маг и не колдуете на территории Охотников, а это практически весь мир за исключением некоторых мест, или они всего лишь не могут уловить Вашу магию, то есть до этого Вы нигде не засветились, совершив преступление - можете разгуливать, где хотите, пока Вас не обнаружат.
        - Забавно.
        - Так вот, мадемуазель демро Нат. Мы сейчас отправляемся на ярмарку. Вас нужно подготовить для обряда.
        - Так вы решили убить мою душу? - испугалась Лео, сильнее вжимаясь в спинку кресла, опасаясь, этот волшебник тоже хочет забрать ее силу себе. По спине скатилась холодная капля, отвлекая, раздражая, но отрезвляя и заставляя собраться с мыслями и приготовиться дать отпор, если понадобится. Потом уже мысленно хмыкнула: за то время, как собеседник делает вдох перед началом предложения, сама успевает обдумать чуть ли не половину сценария действий, окажись в той или иной ситуации. Еще с самого утра ей начало казаться, будто время стало тянуться дольше, но только сейчас стало понятным: что-то внутри приоткрылось и начала думать быстрее.
        - Ох, нет, естественно. Для обряда выяснения свойства вашей магической сути, но для этого у вас должен возобновиться магический баланс, что практически невозможно сделать здесь ввиду наложенных заклинаний на место, - пояснил дем Гор, слабо улыбнувшись, находя ее поведение забавным.
        Он подошел к массивному столу, и ей представилась возможность осмотреть довольно светлую комнату в антикварном стиле. Слишком вычурно на ее вкус и множество блистающих поверхностей немного раздражало, будто дома в ее отсутствие кто-то похозяйничал. Сейчас спокойно могла разглядеть малейшие изящные золотые узоры, встречающиеся в самых неожиданных местах, например, тонкая зеленоватая вязь оплетала косяк двери, по плинтусу окружала комнату, забегала на подоконник и очерчивала окно. Под рабочим столом и креслом на паркете разросся чуть выпуклый цветок, на прожилках которого тоже можно было разобрать мелкие буквы. Где ковер покрывал пол, сквозь вязь пробивались тонкие щупальца света, замыкая целостность рисунка. Это показалось немного странным, но все же решила уточнить позже - накопились другие, более важные вопросы.

«Вот здесь было бы место тому креслу из кабинета ректора», - отстраненно кивнула, рассматривая мебель, расставленную с эстетическим вкусом и… да! В углу стояло именно такое кресло, только узор и сама ткань обивки немного отличались.
        За окном шел дождь, но его отзвуков не было слышно. Оконную раму обрамляло светло-синее сияние примерно такой структуры, что и выпущенное волшебником заклинание в кабинете ректора. По периметру стен стояли книжные шкафы, на стеклах которых тоже лежала тень зеленовато-золотого узора - создалось впечатление: легко эти книги не достать. Ступни ног утопали в длинном и очень мягком ворсе темного, почти черного ковра, но эта мягкость не уступала чувству опасности, будто темнота могла поглотить человека полностью, стоит лишь пройти чуть ближе к центру.
        Ее внимание привлек не очень приятный скрип, похожий на царапанье, словно поблизости маленький рыжий мышонок с черными глазками-бусинками грыз сухарь, поэтому повернула голову на источник, желая развеять возникшую перед глазами картину. На столе первым делом заметила две прозрачные пузатые баночки с порошками: одна с золотым, а вот другая с абсолютно черным. Севем дем Гор писал на крупном листе бумаги с гербовой печатью, периодически, но довольно редко, обмакивая на несколько секунд странного вида палочку в черный порошок.
        - На этот раз мы используем телепортацию, - проговорил тот, не отрываясь от своего занятия, но с тем решив уделить внимание и ей.
        У Лео было еще множество вопросов, но задавать их сейчас, почему-то не решалась - не хотелось отрывать Севема от, возможно, важных дел - с таким серьезным видом сочинял он текст.
        На боковой от него стене висело огромное старинное зеркало в роскошной золотой раме, украшенной фигурами каких-то существ и растений. Изображение в самом зеркале казалось намного красивей, чем когда-либо видела, что удивило, но и насторожило, возможно, и зеркало окажется волшебным. Сравнив обстановку в комнате, с ее воспроизводимым двойником, вскоре пришла к выводу, зеркало не придает ни малейшего искажения отражаемым вещам и они выглядят так же привлекательно, словно настоящие и есть большая вероятность войти в ту, другую комнату, воспользовавшись необычным проходом. Интересно, возможно ли, побывав в готях что-то спрятать или открыв дверь, очутиться в другом мире?
        - А как мы будем телепортироваться? - спросила, заметив, волшебник, дописав письмо, складывает его, и адрес посыпает несколькими песчинками золотого порошка, аккуратно высыпая их из соответствующей баночки, что походило на забавный древний ритуал.
        Конверт тут же исчез, оставив после себя слабый запах бергамота, словно сгорела маленькая ароматная палочка, призванная навеять благоприятный тон беседе.
        - Мы воспользуемся зеркальной сетью, - скупо ответил волшебник, словно это было для нее обыденным, либо лимит его разговорчивости на сегодня уже давно исчерпан, - следуйте за мной.
        Севем развернулся и подошел к огромному зеркалу, в которое Лео до этого поглядывала на себя и сравнивала отражение и комнату, тайно желая пройти по коридору зазеркалья и заглянуть в стеллажи с книгами, думая, там защита не будет действовать.
        - Безопасно для себя вы можете зайти только в свое зеркало, либо если вас настоятельно пригласят и только на ярмарку вас пропустят без какой-либо задержки, - дем Гор приложил к зеркальной поверхности печатку, которая обнаружилась на мизинце правой руки, и отражение словно ожило. - А в неизвестные зеркала советую даже не соваться - убьет, и вам повезет, если мгновенно.
        - Зеркальце милое - друг мой прелестный? - улыбнулась Лео, но сразу замолчала, столкнувшись с презрительным взглядом, небрежно брошенным в нее.
        - Такие глупости будете говорить карманному зеркальцу, чтобы оно показало ваше личико без каких-либо искажений, - оскалился в ответ, протянув руку к золотой раме.
        Выдвинув небольшой потайной ящичек, достал из него мелкий ядовито-зеленый флакон с довольно вязкой жидкостью, больше походящей на варенье. Непреодолимо захотелось оказаться ближе и, запустив пальчик, попробовать на вкус, настолько оно показалось аппетитным. Стало понятным - она голодна, только высказывать данное неуместное желание не собиралась, не желая показаться еще более невоспитанной.
        - Подойдите ко мне, - негромко позвал Севем, но Клеопатра его услышала и приблизилась, остановившись в шаге позади, все же немного опасаясь. - Для первого перемещения необходимо вас посвятить.
        - Мне страшно, - прошептала, вглядываясь в отражение глаз волшебника в зеркале, но данная нить и тепло, исходящие от него успокаивали.
        Ей показалось, или радужка действительно на мгновение поменяла цвет, становясь темно-синей, вместо кромешно черной.
        - А вдруг оно не примет меня?
        - Дайте мне вашу руку, - дем Гор усмехнулся и, подняв свою ладонью вверх, легко сжал ее пальчики, а быстро обмакнув один из них в жидкость, осторожно стал размазывать, рисуя какие-то руны у себя на ладони.
        Закончив что-то рисовать, одной рукой закрыл флакон притертой пробкой и поставил на место в самостоятельно задвигающийся ящик, отвлекший на себя внимание. Жидкость имела ужасно неприятный запах и Лео старалась дышать через раз, и не делать лишний вдох подобной гадости, от которой, казалось, сжимались легкие, а к горлу подкатывал тугой ком вчерашнего ужина. Желание есть сразу же отступило на второй план, а недавние мысли о намерении попробовать на вкус вещество, вызывали не улыбку, а стойкое желание отдать ужин или убежать как можно дальше в поисках чистого воздуха.
        Отодвинув другой небольшой секретный ящичек, Севем тем временем достал вытянутой формы флакон с деревянной притертой пробкой, а внутри темно-сиреневой жидкостью, а когда открыл пробку, Лео поняла, у этой жидкости запах еще хуже, хотя вначале казалось отвратнее запаха не сыскать. Голова закружилась и на мгновение мысли уплыли, появился стойкий гул в ушах и пришлось приложить немало сил, удерживая себя в сознании. На этот раз Севем рисовал какую-то схему на ее руке и его действия выглядели настолько же медленными, насколько приятными, посылая волны тепла от ладони к сердцу, заставляя распрямиться, почувствовав силу радости.
        - Фоуйер, - услышала шепот, и пока еще ощущала рисование странного рисунка, в зеркале вместо них двоих увидела круг из зеркал, в которых была видна лишь уложенная камнями небольшая часть местности. Только если смотреть под другим углом, то каждое зеркало представлялось длиннющим коридором в бесконечность магических переходов и тайн.

«Ужас, - недовольно посмотрев на все манипуляции, скептически смерила появившиеся зеркала взглядом. - Было бы, наверное, быстрее сходить пешком».
        - Десор паллеур, - прошептал дем Гор, прижав ее руку своей к зеркалу, словно к простому стеклу, которое должно вот-вот осыпаться с мелодичным звоном серебряной пыли.
        Их закружило, ураганом унося на далекие километры. В следующий момент почувствовала, как ее ноги с силой от прыжка ударяются о неровные камни, и если бы Севем не держал ее за руку, точно бы распласталась на земле маленькой кляксой той самой жидкости, что успела распасться на искры захватывающей магической пыли.
        После такого путешествия чувствовала эмоциональный подъем, раздражение от сильного головокружения, тошноты и противоречивые чувства неловкости, смущения и желания прижаться щекой к камзолу спутника, находящегося в непосредственной близости. Только сейчас поняла, под плащом был спрятан самый настоящий бархатный камзол с сапфировыми и бриллиантовыми запонками и пуговицами, а окантовка вышита серебряными нитями, игравшими на свету магическими всполохами.
        Лео отвела взгляд, мельком осмотрелась и увидела, они находятся на площади, где вкруг стояло около дюжины огромных зеркал, а из одного из них только что вышли. Это было небольшое возвышение, а рядом растекались толпы людей в довольно странной одежде, как определила, века семнадцатого, только не было слишком пышных платьев у женщин. Хотя у некоторых одежда казалась довольно удобной, но не особенно практичной, возможно век одиннадцатый.
        - Если вам уж так хочется показать свой завтрак, пожалуйста, не на мой камзол, - ехидно поддел Севем, делая шаг в сторону и лишая ее такой необходимой поддержки. В ногах все еще чувствовала слабость, опасалась не удержаться и позорно усесться прямо на уличные камни - холодные и грязные.

«У него такой способ общения, или я ему так «понравилась»?» - отстраненно подумала, но вслух сказала:
        - Вы, кажется, говорили, занимаетесь алхимией, может у вас есть соответствующий порошок?
        - Конечно, ношу полные карманы всякой дряни специально для погони за всеми, предлагая ее, - недовольно пробурчал тот в ответ, но Лео его услышала и разозлилась. Если он уже пришел за ней, то обязан вести себя подобающим образом, показываясь с наилучшей стороны. Но тут же себя отдернула, а вдруг это и есть его лучшая из сторон - сдержанная, относительно спокойная и уравновешенная.
        - Я, конечно же, все понимаю и нашу спешку в том числе, но денег на разные покупки мама не успела мне дать, - ехидно отозвалась, чтобы хоть как-то отомстить собеседнику за его не очень любезное обращение с ней.
        - Я предполагал, вы прогуляетесь по улочкам и восстановите свой магический баланс, но если уж так хотите заняться покупками, мы сейчас зайдем в Лаваприкс. Там возьмете ваши деньги, если магическая печать подтвердится, или кредит. Это золотое хранилище, принадлежащее леприконам, - начал рассказывать, словно Лео была несмышленым, не в меру любопытным ребенком с миллионом вопросов в кармане и неизменным «что это?» - На самом деле здание находится не здесь. Это лишь иллюзия с очень мощным и постоянно действующим порталом, что считается более действенной защитой от воров.
        - Я, возможно, и плохо разбираюсь в магии, но не умственно отсталая, - огрызнулась себе под нос, но собеседник услышал ее, и уже громче добавила: - Я понимаю, леприконы допустят обмен денег на золото, но у меня и обычных денег нет. Я ведь права, здесь ходит леприконское золото? А оно вообще не исчезает?
        - Нет, леприконское золото исчезает только в случае, если оно украдено и тогда возвращается к своему хозяину, - пояснил Севем, направляясь по только ему известному маршруту.
        Отвлекшись на пробегающего шумного волшебника в странной шапке с узором короны, неожиданно поняла, ее проводник куда-то подевался, а по дороге ходили люди, абсолютно не обращающие на нее внимание. Их было так много, а ей вдруг стало одиноко и обидно, ее вот так просто бросили посреди такого людного места, но в то же время в абсолютно чужом мире.
        - И что вы здесь встали? Боитесь пройти дальше? - ядовито осведомился вынырнувший из толпы Севем. - Идите за мной, - скомандовал, а Лео, чтобы не потеряться, хотела поймать его за руку, но он двигался слишком стремительно, из-за чего случайно ухватилась за край расстегнутого кожаного плаща.
        - Что? - удивился волшебник, пренебрежительно взглянув на нее, легким движением вырывая из ее пальчиков и отбрасывая полы назад. - Если не знаете, как ко мне обращаться, то можете называть меня «Севем», - и сам почему-то скривился от своего предложения. - Или вам больше не обо что руки вытереть, кроме как о мой плащ?

«Ну что за человек… хм, волшебник».
        - Можно я подержусь за вашу руку, чтобы не потеряться? - Лео чувствовала себя омерзительно и казалась себе неуклюжим бегемотиком на балетной сцене. Почему-то не могла предложить взять его под руку - стеснялась. Хотелось поправить прическу, отдернуть юбку, но остановила себя на пол движении - одежда сидела как надо, а прическа даже если и растрепалась, то не сильно изменилась.
        - За руку? - Севем явно издевался, и это чувствовалось в каждом произнесенном им звуке. - Ребенок. Многие волшебницы в вашем возрасте уже сами имеют пару детей и водят их за руки.

«Не вижу смысла заводить детей без мужа», - хотелось огрызнуться в ответ, но понимала, полностью зависит от воли этого человека, а злость и раздражение вызваны резкой переменой событий.
        Сейчас отчетливо ощущала магию места, которая иголочками била по ней своими импульсами, что еще сильнее раздражало, если даже опустить момент, Севем растравил ее внутренний мир своими замечаниями, когда хотелось получить хоть пару подбадривающих или успокаивающих слов.
        После его жестоких выпадов так захотелось домой, где знала каждый закоулок и теперь готова была разрыдаться, но приложив некоторые усилия, сдержалась, запирая боль далеко внутри себя, стараясь незаметно прикусить язык, желая хоть немного отвлечься.
        - Вот именно, волшебницы, - сделав ударение на последнем слове, указала, давая понять, само определение не совсем подходит ей на данном этапе.
        - А вы и есть самая настоящая волшебница, - но это было сказано тоном, выброшенного оскорбления, принижающего само ее существование.
        - Но узнала я об этом пару минут назад, - вымещая эмоции на землю, от злости топнула ножкой, желая передать ей весь свой гнев. Камни выложенной улицы в радиусе метра начали покрываться сеткой мелких трещин, в которых стала виднеться тягучая расплавленная лава, играя жаром и переливаясь сквозь потоки воздуха.
        Люди стали на них оборачиваться, но Севем, быстро сориентировавшись, взмахнув рукой, вернул дороге первоначальное состояние, делая вид, ничего не случилось.
        - Прекратить истерику, - прошипел, хватая ее за плечи, впиваясь в них своими сильными пальцами, отрезвляя, авторитетом заставляя погасить вспышку безудержного гнева.
        - Я не истеричка, - чуть дрожащим, но холодным голосом отозвалась Клеопатра, пытаясь взять эмоции под контроль. - Но ваши «невинные» замечания и единорога заставят плеваться огнем.
        - К вашему сведению, единороги огонь не извергают.
        - И я о том же. Так может, мы уже в банк пойдем?
        - В банк?
        - Ну, то место, где взять деньги. Раз я ничего не захватила из дома, то мне нужна как минимум одежда.
        - Хранилище. Ладно, это не должно занять много времени. Идем, - ответил мрачный волшебник и, галантным жестом предложив ей локоть, направился в сторону белокаменного одноэтажного строения. - Я обычно не занимаюсь новичками.
        Лео решила принять эти слова за извинение, но промолчала, не желая поднимать ссору заново. Видимо ему и так было трудно отвести ее на ярмарку после того, как пришлось спасать от Охотников, а она, между прочим, даже спасибо не сказала, да и, возможно, у него было много дел или опаздывал на какую-то важную встречу.
        Теперь можно было смело вертеть головой по сторонам, рассматривая окружающие лавки, набитые разнообразными товарами, вывески, вещи на витринах и проходивших мимо волшебников и волшебниц.
        Возможно, и ошиблась, по поводу «села на выезде» так как некоторые женщины выглядели век на семнадцатый, имея роскошные пышные красивые платья, и Лео тоже захотелось иметь такое, но понимала, эта одежда довольно неудобная и совершенно непрактичная. Некоторые ходили и в современных платьях, но неизменно расшитых драгоценными камнями и металлами, мало кто был просто в одежде без каких-либо украшений, узоров или других изысков. Одновременно небольшое открытие и понравилось, и нет, с одной стороны понимала: здесь умеют делать красивые вещи. Но если посмотреть с другого бока, подобное великолепие определенно не может стоить дешево, а деньги от одних желаний не прибавляются.
        Возле Лаваприкса чуть не споткнулась о довольно высоко поднимающиеся ступеньки, но вовремя перескочила первую и уже внимательно изучала здание, которое вблизи оказалось не белокаменным, а нежно-нежно зеленым.
        - Такое маленькое хранилище, наверное филиал, - негромко заметила, потрясенная увиденным - здание казалось живим и невольно восхищало. Стены неуловимо дрожали и мягко покачивались от порывов ветра, структурой напоминая оживленный муравейник, где на месте убежавшего насекомого появляются двое.
        Оказавшись почти вплотную к стене, поняла, на самом деле стены сделаны из полупрозрачных маленьких листочков, издающих мелкий мелодичный перезвон, а заглянув внутрь сквозь призрачную гладь, можно было рассмотреть ствол дерева и множество веток. Внутри обратила внимание на большое количество низеньких леприконов, сидящих на кустистых ветках и почему-то ожидала от них громкой песни, но те продолжали молчать. Столами им тоже служили ветви с листвой. Только сами листья казались не очень прочными, сплетая собой столешницу, но леприконы складывали на свой импровизированный атрибут мебели книги, а некоторые писали и всем, казалось, вполне удобно, хотя кто знает этих леприконов, может давно привыкли писать навесу.
        Севем пошел к одному леприкону, сидевшему чуть ниже, словно за кустистым столом с достаточно большой разноцветной столешницей. Леприконом оказался маленький человечек в зеленом камзоле, довольно приятной наружности, как подумала Лео, пока не увидела его глаза. Они показались хитрыми и алчными, поэтому решила, всеми способами будет избегать встречи с этими существами и если возникнет потребность, то брать деньги в обход этих волшебных существ.
        - Мы хотели бы запросить информацию, воспользовавшись магической печатью, - без всякого приветствия обратил на себя внимание Севем.
        - Хорошо, - не отвлекаясь от работы, кивнул леприкон, а закончив что-то писать, по воздуху направил к ним крупный прозрачный лист со светло-зелеными прожилками. - Подержите его немного в руке.
        Лео неуверенно посмотрела на своего спутника и, получив от него легкий кивок, осторожно поднеся ладони, двумя руками взяла лист. Вот так стоя в относительной тишине, слушая себя и держа лист, сама себе казалась крайне глупой, а поведение неуместным. Когда лист начал двигаться, вырываясь из ее хватки, быстро отпустила, наблюдая за нахмурившимся леприконом.
        - Основное родовое имущество забрали более двадцати лет назад, а те крохи что остались - заморожены, - после продолжительной сверки с книгами выдал работник Лаваприкса и, казалось, обрадовался мысли: не придется расставаться с деньгами.
        - Снимите свою цепочку с кулоном и отдайте ему, - чуть подавшись в ее сторону посоветовал Севем.
        Лео вынула из выреза блузки висевший у нее на шее кулон, но снимать его не спешила, опасаясь, алчный леприкон заберет последнюю драгоценность.
        - Столько лет никто не требовал информации по этой пещере, - удивился тот, обратив внимание на блеснувшую магией вещь.
        - Возможно, вы просто дадите магический доступ к Хранилищу и выдадите стандартный юношеский бездонный кошелек? - с нажимом поинтересовался Севем, явно чего-то добиваясь от леприкона.
        - К сожалению, сначала надо пройти процедуру опознания принадлежности магической составляющей и степень родства с хозяином пещеры. К сожалению, это единственная пещера, присоединенная к территории, охраняемой Лаваприксом, и поэтому условия наследования значительно усложнены. Но можете пока не снимать, я и так вижу, это - необходимый ключ, - взглядом указывая на кулон, мечтательно, словно в ожидании представления, кивнул леприкон, слезая со своего насиженного места и переваливаясь на коротких ножках, направился к невзрачным дверям. - А Хранилище с собственным бессмертным охранником.
        Выйдя из зала и пройдя сквозь полупрозрачную лиственную занавесь, они направились вглубь, к стволу, сияющему яркими красками. Предложив посетителям окунуть руки в кувшинки с пыльцой, появившиеся, как только троица подошла к основанию дерева, леприкон, едва нажав руками на кору, что-то прошептав, исчез, сотворив два отпечатка ладоней, переливающихся радужными цветами.
        - Это тоже иллюзия? - поинтересовалась Клеопатра, обращаясь к своему спутнику, вспоминая его рассказ и пытаясь объяснить себе, как такое возможно, все еще умом не веря в магию, но чувства твердили: ситуация обыденная и ничего удивительного нет.
        - Нет, дерево - самое что ни есть настоящее, - пояснил дем Гор, потянувшись к стволу. - И что бы ни оказалось по ту сторону - будьте осторожны, ведь кошелек о котором я говорил и является определяющей составляющей принадлежности магии к роду. Не знаю, какое испытание для вас приготовили, но в действительности леприконы не причиняют вреда клиентам, только если те не хотят их обмануть или втянуть в махинацию.
        Севем приложил свои ладони на отпечатки и растворился в воздухе вслед за леприконом, давая и ей возможность отправиться в путь, обещая поймать на той стороне. Лео стало немного боязно, но все же решила поступить также, сказав себе: «не останавливаться! Только вперед и ни шагу назад». Сделав большой вдох и судорожный выдох, подалась вперед, стараясь в точности повторить движения волшебника, не желая случайно ошибиться.
        Как только ее руки коснулись ствола, создалось впечатление, будто воздух превратился в воду и сделать вдох не представлялось возможным, словно легкие забивались плотным комком ваты, а когда возникла мысль, вот-вот совсем задохнется, ее резко отпустило и почувствовав возможность дышать, стала жадно глотать свежий, наполненный магией воздух.
        Отдышавшись, смогла спокойно и тщательно осмотреться. Только тогда увидела, находится в небольшой пещере, а позади, все тот же ствол дерева с двумя крошечными отпечатками ладоней. В самом конце пещеры стояли огромные странной конструкции кованые двери, обитые мозаикой камней, серебром и каким-то магическим сплавом с изображением множества видов драконов в различных позах, сливающихся в одну полноценную картину - шедевр ювелирного и художественного искусства. Посередине обнаружился и обещанный сторож - настоящий Волшебный Дракон с прозрачными переливающимися радужными крыльями и сверкающей фиолетовой чешуей. Он хоть и был сонным, но однозначно настороженным, ожидая действий пришельцев. Было удивительно видеть, охранник не имел никакой привязи, но и не собирался атаковать первым, рассматривая, оценивая.
        - Вы все еще хотите заявить право на данное Хранилище? Будете единственной наследницей, - ехидно предложил провожатый леприкон все с возрастающим предвкушением представления. - Если она та, за которую себя выдает, а не просто украла волшебный кулон, то пусть пройдет к дверям, он ее пропустит. Дальше нужно положить ладонь вместе с ключом в пасть центрального серебряного дракона и можно спокойно заходить, - дал инструкции, явно желая посмотреть, как ее будут кромсать на части и есть. Возможно, хотел накормить магического зверя и она - не первый подобный посетитель, претендующий на богатства магического существа.
        - Он великолепен, - не обращая ни на что внимания с момента обнаружения столь прекрасного создания, переступила с ноги на ногу, сделала несколько нетерпеливых шагов и оказалась возле уже поднявшего голову и принюхивающегося ящера, запоздало осознавая всю опасность ситуации.
        Автоматически снимая ключ со своей шеи, направилась точно к дракону, совершенно не задумываясь о словах маленького человечка в зеленом костюме. Магическое существо угрожающе фыркнуло, и из его пасти стали вырываться небольшие струйки яркого горячего огня, отдающего жаром и на большом расстоянии.
        Без лишних эмоций, не ожидая никакого подвоха, подошла ближе, а когда запоздало испугалась и обнаружила дружелюбный настрой дракона, ласково потрепала его по шее, а тот словно промурлыкав приветствие, перевел взгляд яростных горящих красным глаз на двух других посетителей.
        - Если бы я знала, что ты здесь живешь, я бы принесла тебе чего-нибудь вкусного, - с нежностью проговорила, кладя руку с ключом в замочную скважину - все же хотела проверить, получится ли открыть дверь. - Ой, а куда кулон делся? - вдруг не обнаружив под пальцами металла, спросила, рассматривая, как от замочной скважины, словно потоки воды, растекаются импульсы магии, приводя замки в движение. Оказалось, каждый нарисованный дракон отождествлял отдельный замок, и подумала, если бы пришлось взламывать эту дверь, ушла бы не одна неделя, при условии отсутствия ловушек.
        - Теперь он вам не понадобится, двери вы будете открывать лишь одним прикосновением пальцев к морде дракона, а если не захотите проделывать долгий путь, то сможете расплачиваться чеком.
        Лео хотела еще что-то сказать, но кулон снова появился на ее шее, крутанувшись живой молнией, согревая приобретенной магией. Успокоившись от вида вернувшейся волшебной вещи, зашла внутрь и не уделила особого внимания последним словам леприкона, а обнаружив несколько залов, где ковром устилали мелкие золотые монетки, растерялась. Под стенками стояли книжные шкафы с очень древними на вид книгами и множество закрытых сундуков. Были и приоткрытые, словно лопнувшие сундуки, из которых вываливались золотые монеты и даже удивилась: неужели нельзя было сложить все аккуратно?! Любопытство о содержимом закрытых ячеек разыгралось с неимоверной силой, соблазняя осмотреть все, но все же решив пока не акцентировать внимание на второстепенных вещах, не двинулась дальше входа и нагребла полную сумку блестящими монетами. Уговаривая себя, обязательно зайдет сюда еще раз, выложила уже ненужные тетради по почвоведению, английскому языку и учебник по страноведению, а не забыв в отдельном кармашке заменить биологию на еще одну горстку монеток, покинула помещение, жалея, сумочка маленькая.
        Выйдя обратно, Лео услышала за спиной слабый щелчок, и обернувшись, обнаружила, двери закрыты, а появившийся магический щит плотной подушкой подтолкнул ее вперед. Дракон же в это время успел повернуться к ней мордочкой, и уже принюхивался к ее сумке, выпрашивая лакомство, признавая в посетительнице хозяйку.
        - Там всего лишь пара тетрадей и деньги - ничего съестного, - рассмеялась, обратив внимание на заинтересованное выражение мордочки дракона, жалея, утром не было времени положить с собой бутерброд, как делала обычно.
        Ящер пискнул и, высунув темно-синий язык, провел им по замку сумки, определяя только ему известные вкусности. Расстегнув центральное отделение, достала три золотых монетки и на руке поднесла их к носу дракона, чтобы тот убедился, насколько те не съедобные, но ящер, осторожно подхватив их языком, пожевал и проглотил, а, облизнувшись, подставил нос для ласки.
        Лео рассмеялась и, погладив веселое животное по теплой бархатной коже, отошла к стволу дерева, где все еще сияли радужные следы. Оба ее спутника сидели прямо на полу с каменными лицами и ничего не выражающим взглядом, словно заколдованные, возможно, такое действие оказал на них дракон во избежания проникновения чужаков на охраняемую им территорию. Пощелкав пальцами возле головы напротив взгляда каждого, вывела Севема с леприконом из гипнотического состояния, попутно думая, дракон мог запросто всех уничтожить, но никому не причинил и косвенного вреда.
        - Зря вы это сделали, - недовольно произнес леприкон, скривив гримасу - ему не нравилось все видеть, осознавать и не иметь возможности повлиять на ситуацию, а возможно еще и был разочарован: ее не съели.
        - Почему? - удивилась, но ответа так и не получила. Только когда они, храня молчание, вышли из Лаваприкса, дем Гор пояснил:
        - Есть поверье, если дашь что-нибудь просящему дракону, то он одарит тебя чем-нибудь взамен, но это не всегда что-то хорошее на взгляд получившего дар. Все будет выглядеть абсолютно случайно, но чаще всего из-за этого дара возникает множество проблем. Сколько монеток вы ему дали? Три? Втройне плохо.
        - А что могло случиться, если бы я ничего ему не предложила?
        - Именно этот дракон ничего плохого для вас сделать не мог. Не после того, как признал своей хозяйкой.
        - Потому что охраняет мои богатства?
        - Именно. Только должен признать, очень редко случается оказаться чьим-то магическим наследником, как это получилось с вами. И слишком мала вероятность найти смельчака, который осмелится подойти к дракону проверить принадлежность магической составляющей.
        - А что, удобно наверное этим леприконам - завладели богатством, не перешедшим в наследство и используют в своих целях, - презрительно хмыкнула Лео, подозревая маленьких человечков в алчности.
        - Вообще-то никто из банковской сферы не любит подвешенного наследства. Взять плату не с кого, а средствами не воспользуешься, так как никто не может проникнуть в хранилище, кроме непосредственного наследника - магия не только не пропустит, но и не оставит в живых.
        - Давайте сходим за книгами, потому как я думаю, они мне пригодятся, - предложила, решив сменить тему, так как чувствовала себя ужасно глупо, осознавая, насколько сильно рисковала, бросившись чуть ли не в пасть к дракону, пусть и неосознанно. - И Севем? А где я буду учиться, я ведь не закончила институт и вряд ли смогу в него вернуться?
        - У нас нет как такового магического образования, а в другом месте вы уже не сможете учиться - на вас идет охота, собственно говоря, как на любого другого волшебника.
        - Но вы ведь говорили, можно появляться на территории Охотников, если не использовать магию.
        - А теперь вы не сможете не использовать свою силу, пока не возьмете ее под контроль, - более дружелюбно объяснил дем Гор, давая понять, теперь она еще очень долго не увидит своих друзей, равно как родителей. До тех пор, пока полностью не освоится среди магов, почувствовав себя настоящей волшебницей. - Боюсь, вам придется самосовершенствоваться и упорно работать над собственной магией, постигая все тонкости и особенности. Ваш дар довольно редкий и сложный в освоении, но более легкий в использовании, когда все нюансы известны, но их еще следует обнаружить.
        - Как называются деньги? - поинтересовалась, снова решив сменить тему разговора. Почему-то сейчас обсуждать особенности ее магии казалось сродни выявлению изъянов в ее фигуре или прическе - уязвляло и раздражало. - И сколько видов их существует?
        - Во всем волшебном мире на данный момент существует пять видов платежных форм и одни могут заменять другие, - Севем кивнул, понимая ее смущенность и нежелание сейчас возвращаться к обсуждению ее положения. - Леприки - бумажные деньги, их легко носить в кошельке, если конечно, вы настолько бедны, чтобы кошелек носить с собой. Их не очень любят продавцы, поэтому старайтесь даже на сдачу не брать. Орбату - маленькие золотые монетки, похожие на листочки дерева - золото джиннов. Орбату - уважаемый вид денег, поэтому в основном и является ходовым.
        - А мелкие есть? Не могут же все товары продаваться исключительно за волшебные золотые монеты. Где взять столько волшебного золота?
        - Да, есть сенмни - мелочь, которой можно разменять один орбату. Их существует два вида: совсем мелкие - номиналом в один, три, пять - полупрозрачные, и десять, пятнадцать, двадцать пять, пятьдесят - зеленоватые. Вирж - волшебные маленькие круглые монетки - привилегия семей древних родов - те, которыми вы накормили Дракона. Виржи - изобретение античных Гайенит.
        - Кто такие Гайениты? - поинтересовалась Лео, с жадностью слушая новую для себя информацию, поглощая ее словно растение солнечный свет. - И в чем их различия?
        - Гайениты - полулюди - наполовину волшебные существа. Имеют внешность схожую с рисуемыми прекрасными светлыми эльфами. Белые волосы, светлые глаза ярких оттенков, в основном лиловых, тонкое строение костей. Не безлико красивы, словно однотипные картинки, хотя для многих выглядят таковыми. Их когда-то считали совершенством и породниться с ними хотели все семьи богатых древних домов, но сейчас уже вышла эта мода, и, собственно говоря, сами гайениты утратили большинство своей магии.
        - А их магия?
        - Магическую направляющую имеют похожую на ту, что у вымерших темных эльфов - магия разума, иллюзии. Обладают гипнотическими способностями, пассивной магией привлечения, и редко магией подчинения или материализации. Сейчас, в основном, они простые обитатели лесов, и магический пик активности припадает в основном на Черную Луну, которую иногда еще называют Черное Полнолуние. Это основная беда поглощенных магией существ, когда магия настолько сильна и пропитала организм. Но если есть хоть толика людской крови или магическая сила существа средняя, то пик смещается на полную луну.
        - А какие они? Как их можно отличить от простых волшебников?
        - Бывают Белые, Темные и Дикие Гайениты.
        - И чем они отличаются?
        - Внешне - волосами. Если вам будет интересно, потом в Царстве Книг почитаете.
        - Царстве Книг?
        - Да, это что-то наподобие библиотеки, только намного больше и для книг там все условия, как магического характера, так и немагического. Оптимальная температура, влажность, освещение, пылеудаление, а для ветхих старых книг и консервация.
        - О, - только и сказала, пытаясь осознать, насколько же много можно было сохранить ценнейших трактатов, к которым у нее появится доступ.

«Надо будет запомнить, что так у них называется библиотека».
        - Так вот, о деньгах: двадцать два орбату равно одному виржу. Часто курс меняется, но все самое ценное измеряется в виржах. Еще ходят чеки - их выписывают магией, потом научу, как только мы с ней определимся. Но золото, обычное золото, не играет здесь главной роли, только волшебное. Оно ценится очень высоко и никогда не сможет выйти из оборота, я говорю о вирже - это почти чистая природная магия. Сами виржи уже никто не штампует - потеряли технологию, но вряд ли они когда-нибудь закончатся. Кстати, в больших количествах виржи способны размножаться, - а заметив, Лео сейчас начнет смеяться, быстро проговорил. - Только не спрашивайте меня, как - не знаю. Все остальное… что ж, мир меняется и мы вместе с ним.
        - А почему люди одеты…
        - Странно? Вычурно? Это волшебная одежда. Она тоже может защитить от негативной магии до определенной силы заклинаний. Например, вон пошла дама, - Севем кивнул на проходящую волшебницу в пышном платье с шелковыми шуршащими юбками. Наряд выглядел праздничным и шикарным, но Лео не согласилась бы выходить в таком по делам. - Имеет достаточно средств для приобретения хорошей защиты - дорогой волшебный материал, драгоценности, золотые защитные узоры. Но если появится в этом на территории Охотников, ее сразу распознают и если не тотчас схватят, то будут следить, пока не совершит ошибку, а такое количество одежды говорит лишь о том, она не умеет держать свою магию под контролем. Скорее всего, в детстве, были плохие учителя или в юном возрасте не попала в Крепость, не подготовившись должным образом, а теперь ей нет туда дороги и постоянно находится в опасности - Крепость ее не защищает.
        - А я смогу попасть в Крепость? - с надеждой посмотрела на него Клеопатра, не желая носить столько одежды, как проходившая мимо дама. У той на лице была написана сильная усталость и смертельная мука - и рада бы снять все это, да не может в силу определенных причин.
        - Если обряд пройдет удачно, то вы еще долго не сможете покинуть Крепость, не разрывая магического контракта. По крайней мере - год, уж точно.
        Зайдя в одну из крытых лавок, которые сначала приняла за выставки новинок, Лео огляделась по сторонам и немного растерялась. Это был книжный магазин, больше похожий на рай для любителей книг: ровные ряды разноцветных корешков на стеллажах, разделенных по тематикам.
        - Я же не знаю, какие книги мне нужны, - неловко произнесла, невольно сжимая предплечье Севема. - Наверное, словари и базовые материалы по всем видам магии.
        - Я, конечно, не предлагаю Вам брать все книги подряд, такого добра в Царстве Книг каждого замка валом, но вот все основы почитать очень рекомендую, да и под рукой иметь полезно. Хотя бы справочники взять следует.
        По этому поводу решила обратиться за помощью к продавцу, ему, конечно, нужно продать свой товар, но, возможно предложит ей что-нибудь интересное. Поймав скучающего от безделья помощника продавца, попросила подобрать ей несколько книг, сама начала бродить между книжными стеллажами, читая самые разнообразные названия, снимая некоторые с заинтересовавшим ее текстом: «Магия мысли: теория и практика», «Драконы: глупые монстры или мудрые советчики?», «Как творить волшебство, не применяя артефактов и всевозможные недостатки волшебных вещей» и многое переживший фолиант со странным названием: «И как изменить…» последнее слово невозможно было разобрать в силу потрепанности обложки, но восстанавливать ее не спешили.
        Донеся огромную стопку всех выбранных книг до прилавка, стала просматривать, что предлагал помощник, но Севем быстро помог ей избавиться от большой кучи «хлама» по его мнению. Зато те книги, что выбрала она сама, оценил все и добавил еще несколько, попросив продавца принести что-нибудь «действительно стоящее».
        Расплатившись с хозяином лавки, получила на сдачу несколько занимательных орбату. Продавец хотел было всунуть ей какие-то фантики, будто от конфет, но Севем взглянул так грозно, что хозяину лавки еще пришлось долго извиняться за недостойное поведение.
        Лео, его не слушала, но подождав, пока волшебник уменьшит книги, сложила их в отдельный карманчик сумки, из которого только вынула золотые монетки и в приподнятом настроении направилась к выходу.
        Глава 3. Познакомимся?
        После книжного магазина Лео и Севем направились бродить по улочкам, смотря на древние и новые строения, привлекающие взгляды, но остановились возле магазина ювелирных украшений и антикварного оружия. Поежившись, так как теплая куртка осталась в раздевалке института, Лео недовольно передернула плечами. Погода хоть и была солнечной, но далеко не самой теплой, от чего не спасали легкая блузка и короткая школьная юбка. Сапожки на шпильке и с тонкой подошвой не были предназначены для столь долгого хождения по неровным камням и, откровенно говоря, уже заставляли мечтать присесть на какую-нибудь скамейку, а еще лучше побывать на сеансе массажа для ног.
        - Кроме всего, раз мы уже здесь, вам нужен более стоящий заглушитель магии, чем этот, - безапелляционно заявил дем Гор и жестом пригласил ее войти в лавку под простым названием «Ювелирная Магия». Конечно, ей хотелось начать тратить новообретенное наследство, тем более волшебное золото значительно тянуло сумку вниз.
        Не обратив никакого внимания на тон собеседника, Лео молча вошла в магазин, мысленно планируя прикупить себе что-нибудь из украшений, а возможно и не откажется от кинжала - видела симпатичный на витрине. Вспомнила, у многих проходивших мимо волшебников было какое-то оружие на поясе.
        Оказавшись в полутемном помещении, начала часто моргать, позволяя глазам привыкнуть к тусклому искусственному освещению после ощущения столь ярких солнечных лучей. Удивительно было видеть вместо электрических лампочек живые огоньки, блуждающие по периметру стен. Когда смогла спокойно осмотреться, заметила, магазин пустынен, только множество стеллажей с отдельно освещенными прозрачными витринами, а на задней стенке разноцветные шкафчики с подписанными небольшими выдвижными ящиками, словно картотека в библиотеке. Заметив возле входа невзрачный стульчик, поспешила к нему, пока ее спутник не оккупировал его, но только сделала пару шагов по направлению к спасительной цели, как сбоку раздались кряхтящие звуки.
        - Очень рад. Вы, наконец, пришли. Я ждал вас. Меня зовут Гертальд - мастер защитных амулетов, - высокопарно представился сухонький старичок, но быстро понял, это также ничего не говорит посетительнице, хотя был известен во всем мире, правда среди магической знати. На вид ему аж никак нельзя было дать меньше тысячи лет - настолько морщинистым, дряхлым и высохшим он казался. Большая с проплешиной голова, тонкое худощавое строение, и такая же покрытая пылью одежда, что наводило на мысль, с течением времени они вместе превращаются в прах и дедок ее никогда не снимает. Хотелось даже убедиться, а его самого моль не подъела? От этой мысли ей стало смешно, только попыталась скрыть свои несвоевременные эмоции.

«Конечно же, ты ждал. Продавцы всегда ждут покупателей», - оборачиваясь на голос, подумала Клеопатра, надевая на лицо маску приветливости.
        - Вы пришли за оберегом для юной волшебницы, - продолжил маленький подслеповатый старичок с огромными толстыми стеклами роговых очков, что глаза казались выпученными как у лягушки, хотя сам больше походил на черепаху, недавно покинувшую свой панцирь. За его спиной уже маячил разительно молодой волшебник лет тридцати. Настороженный, с быстрыми движениями, напоминал зайчика-хвастунишку. Ему только не хватало пушистого белого хвостика, и тогда бы Лео точно не смогла бы сдержать смех.

«Щеголь», - желая подавить в себе веселье, добавила в мысленной тон пренебрежения, подметив, одет он с иголочки: камзол новый из довольно интересной ткани.
        Ей показалось, стоить одежда должна недешево, да и серебряные с блистающими белыми и красными камнями запонки говорили, волшебник любит хорошо выглядеть, а оценив и прислушавшись к ощущениям, уверилась, не для защиты это все. И если ее спутник излучал силу и мог защитить, то этот теперь вызывал только жалость, но почему именно это чувство, понять не могла.
        - Артефакты тоже ждали вас, моя милая, - Гертальд не спрашивал, лишь утверждал, а сейчас заметила, вещи на витринах начали издавать звон, как ей показалось, переходящий в ультразвук. - Нужно подобрать вещь, входящую в гармонию с вашей магией.

«Какая проницательность. Можно подумать ты продаешь еще что-нибудь кроме волшебных амулетов и оружия, и они не обладают собственной магией, чтобы подойти каждому. Тоже мне прорицатель», - неприязненно подумала, но на лице снова не отразилось ни одной мысли.
        Лео очень хорошо помнила школу, где учили сдерживать эмоции - притворяться быть самой приятной личностью, даже если человек, с которым приходится иметь дело, ужасно раздражает. И только по причине, именно он на данный момент нужен, вести себя соответственно.
        Пока старичок лазил на верхнюю полку за какой-то серой бархатной коробчонкой, а волшебник-щеголь собирал еще несколько с других, Лео обернулась посмотреть на спутника, но тот уже сидел на том самом стульчике, который еще недавно так хотела оккупировать. Он ухмылялся, смотря куда-то на стеллажи, словно сквозь нее.

«Потрясающе! Мало того, что мне холодно, ноги нещадно болят, так еще и стой тут как постамент…»
        - По-моему жемчуг со дна Вечно Мерзлого Озера, которое еще просто называют Мерзлым Озером, на волосе единорога вам подойдет, как раз будет подчеркивать белизну вашей кожи. Вот, взгляните, - приветливо предложил хозяин магазина, доставая украшение из невзрачной, по сравнению с драгоценностью, коробки.
        - А разве украшения не выбирают из выставленного ассортимента? - поинтересовалась, уже сомневаясь в способностях продавца предоставить ей что-то стоящее, ведь не любила жемчуг, а громкое название ничего ей не говорило.
        - Боюсь, в данном случае необходимо подобрать вещь не для эстетического вкуса, а для ее гармонии с магией. Мы потому и считаемся лучшими ювелирами в магическом мире, что можем не только сделать соответствующую вещь магически совершенной, но и подобрать ей наилучшую форму.
        Лео недовольно кивнула, с мыслью, неужели ей придется носить подобную безвкусицу, аккуратно взяла украшение в руки, застегнула на шее. Жемчуг озарился яркой вспышкой, спровоцировав маленький взрыв, заволакивая помещение густым черным дымом. Когда Гертальд взмахом руки с зажатым в ней кулоном браслета очистил помещение от дыма и копоти, все увидели, жемчуг на ее шее почернел и начал осыпаться пылью на белую блузу. Обожженный волос единорога, прилип к белоснежной коже, оставляя грязные следы и липкую паутинку обожженной магии.

«О да, - мысленно усмехнулась Клеопатра. - Определенно подчеркивает белизну моей кожи. Хорошо, хоть голову не оторвало».
        - Моя вина, ошибся, - улыбнулся продавец, словно ничего не произошло, но Лео отчетливо поняла, и за этот испорченный экземпляр заплатит волшебным золотом.

«Точно все включит в цену подходящего амулета», - немного неприязненно подумала, взглядом оценивая повреждения и пообещав себе впредь быть осторожней.
        - Нет, нет. Это совсем не то, - вполне спокойно возразил старичок, залезая под стол за следующей вещью, а щеголь начал подбирать все новые, словно оценивая ее способности и отбрасывая виды воспроизводимой магии. - Надо что-то такое, что будет взаимодействовать с магией, а не конфликтовать. Здесь нужен более тонкий подход и магически устойчивое соединение.
        Лео посмотрела на спутника, желая прочесть на его лице, в рамках ли нормальности происходящее, но тот, казалось, без всяких эмоций уже разглядывал мир за окном.
        - Струны энергии душевной организации дракона и серебро? - предложил продавец тонкий изящный браслет, который вполне мог бы ей понравиться, если бы металл не был таким темным.
        Волшебница аккуратно взяла его в руку, но как только хотела его надеть, почувствовав приятное тепло, как Гертальд выхватил из ее рук вещицу, бормоча что-то, похожее на «необходимо более древнее».
        - Перо с крыла пегаса, законсервированное в платине, украшенное молодыми чистыми изумрудами? - ободряюще протянул кулон на довольно массивной цепочке, что в общем привлек ее внимание, порождая заинтересованность.
        Но не успела Лео прикоснуться к зеленовато-желтой цепочке, как платиновый кулон сам отпрыгнул на край стола, издавая непонятный визг.
        - Тоже нет, не та мощь - какая привередливая… неужели нужен индивидуальный амулет, - складывая товар в коробочку, произнес, начиная терять терпение.
        Она подняла глаза на украшение в следующей коробке, которую подсовывал под руку мастера «щеголь» и увидела красивое золотое кольцо увенчанное сферой, в которой, клубились облака, закручивались торнадо и беспрерывно били молнии.
        - Кольцо с пророческой силой Жанны д'Арк, заключенной в сферу? - предложил украшение Гертальд, но заметив, кольцо, еще находясь в платке на его руке неимоверно нагрелось, взаимодействуя с магией волшебницы, которая даже не успела притронуться к магической вещи, быстро убрал в защитный футляр. - Нет? Ну ладно.
        - А нет ли какого-то определяющего артефакта, для экономии драгоценного времени? - уже взъелась Лео, раздраженная пустыми предложениями и злая от усталости.
        - Обычно, волшебники приходят в более молодом возрасте, когда магия не сформировалась окончательно и тогда… - стал пояснять продавец, чувствуя себя виноватым, словно раньше никому так долго не подбирал амулет.
        - Подходит практически любая вещь, относящаяся к определенному виду магии. Гертальд предлагает вам больше ювелирной магии и кулоны в частности из-за магической вещи на вашей шее, - пояснил дем Гор, видимо, не только успокаивая ее, но и давая понять продавцу, где могла закрасться ошибка.
        - А если мне абсолютно не подходят кулоны?
        - Могу предложить вам оружие. И в данном аспекте магии, слишком ограниченный выбор, что я могу предложить. Если не подойдет, то за индивидуальным амулетом вам придется отправляться в Китай к моему троюродному племяннику.
        - А можно попробовать вон тот кинжал? - не желая ждать пока ей предложат очередную неподходящую ни по каким параметрам вещь, обратила внимание продавца на заинтересовавшую ее магическую вещь. Кинжал висел под вытянутым хрустальным куполом в сверкающем вихрящемся облаке, отливающей синим стальной взвеси. Драгоценные камни бликами отражали свет при малейшем движении. Это действо ее так заворожило, что она не могла отвести от него взгляд, привлекая и маня. Гравировку на лезвии хотелось расшифровать, только с ее места невозможно было различить надписи, но дракона в виде гарды рассмотрела точно. Казалось, он чуть шевелил языком и приветливо улыбался, словно недавно разбуженный ото сна яркими лучами солнца.
        - Возможно, стоит попробовать, но этот оберег передается у нас из поколения в поколение, как символ нашего дела. По родовой легенде он был сделан для Феи, но она так и не пришла за ним из-за необходимости покинуть этот мир. Тогда в первый и единственный раз использовался волшебный металл и одновременно все виды радуг. Звездная пыль с молниеносных крыльев Эрита и мелодия сердца малыша Волшебного Дракона, окропленные слезами королевы Фей Реинэллой, заключенные в камень, украшают рукоять, а лезвие из волшебного металла - режет все, что угодно, только хозяин не может им порезаться.
        Лео, пока продавец снимал купол, подумала, предмет не обладает и половиной заявленных составляющих, но быстро сменила мнение, когда заметила, как с постепенным снятием купола, дракон на гарде всасывает в себя искрящееся облако. Рассмотрев кинжал вблизи и поняв, то, что приняла за лезвие, оказалось ножнами, осторожно, даже немного боязливо, взяла в руки испещренное цветными рунами оружие. Оголив, уловила легкое, почти неслышное пение, словно мягкими волнами разливающееся и окутывающее ее с головой, завораживая, порабощая своим великолепием. Она закрыла глаза и ее, будто подхватил слабый ветерок, унося куда-то в волшебные дали, наполняя силой, ускоряя сердцебиение и ощутимо оживляя ток магии.
        - Вам упаковать или… - оторвал от мыслей скрипучий голос, облачая ее в доспехи недовольства.
        Только ей очень не хотелось расставаться со столь замечательной волшебной вещью, поэтому спрятала в ножны и повесила их на пояс за прилагающийся ремень.
        - Сколько с меня? - прервала Гертальда она, давая понять, вещь ему уже не отдаст ни под каким предлогом.
        - Двадцать две тысячи сто шестьдесят виржей. Я понимаю, цена высокая, но этот кинжал - реликвия и на нем имеется масса защитных заклинаний.
        Лео немного задумалась, каким образом сейчас начнет отсчитывать такую огромную сумму и не обманывают ли ее, ведь история предмета явно придуманная.
        - Я могу написать вексель, или здесь такое не практикуется? - вежливо поинтересовалась, оттягивая время, надеясь за эти мгновения что-то придумать.
        - Почему же нет? - услышала за спиной вкрадчивый бархатный голос и вздрогнула. - Только на большие суммы у нас «выписывают» не векселя, а чеки. Я недавно говорил об этом.
        - А как они выписываются?
        - Вам всего лишь нужно приложить свою волшебную вещь, желательно с которой вы не расставались долгое время, к бумаге, подумав о сумме. Произнести слово «Голдис» и, если такая сумма у Вас имеется, неважно где, появится волшебный чек. - Севем, приложив свой перстень к пустому листку на прилавке, с легкостью показал, как это должно выглядеть и перед ними бумага стала очень быстро заполняться ярко-синими светящимися символами, впоследствии преобразовывающимися в читабельные строки.
        Клочок бумаги преобразился в защищенный магическими прожилками зеленоватого цвета белый лист, на котором кроме суммы и назначения платежа стояла печать Лаваприкса в образе переливающегося четырехлистника и бледно-красный дракон вместо подписи. Отдав чек продавцу, Севем взял Лео под руку и направился к выходу из магазина.
        - Вы заплатили за…
        - По традиции такие вещи всегда оплачиваются вторым лицом, иначе амулет может потерять свои волшебные свойства - традиция нашего мира.

«Понятно, почему у него так сильно испортилось настроение - отдать почти целое состояние за вещь, которой будет пользоваться совершенно чужой человек», - подумала, решив сделать спутнику подарок на примерно похожую сумму или найти что-то особенно редкое.
        - Но вы ведь говорили, что никто не может войти в хранилище или завладеть деньгами, - вдруг вспомнила рассказ и непосредственно выданный чек.
        - Все правильно, никто чужой не может получить деньги, но я выписал магический чек, что дает возможность получить указанную сумму. Данный чек вставляется в специальную нишу в ворота, а магия, обработав и переместив бумагу в предусмотренное ранее место, выдает деньги.
        - Через те же ворота? То есть если мне необходимо получить долг, например с вас, я обязана найти ваше хранилище и…
        - Вовсе не обязательно. Раз чек написан на имя Лаваприкса, то леприконы и выдадут средства, а потом и подойдут к хранилищу за возмещением.
        - Ясно, а нельзя ли рассчитываться наличностью?
        - За мелкие покупки - да, но бывают настолько огромные суммы, что леприконам проще устроить зачет по счетам, чем каждый раз отсчитывать необходимые суммы.
        - Ясно, но вряд ли это когда-либо коснется меня, - сокрушенно вздохнула, не имея представления, на что можно тратить такие большие суммы, да и расходовать за раз свое состояние не хотелось.
        - Вам еще требуется некоторое время погулять по местности - можете купить гардероб и, обязательно животное для наладки магического обмена с окружающей средой, отдачи лишних эмоций и при необходимости подпитки магическими силами. Подойдет любой грызун, млекопитающее, птица или рептилия. Неважно, лишь бы вам не было противно держать его в руках. Это для того, чтобы вы не сбрасывали свою негативную магию на окружающих, иначе могут появиться проблемы с магией или большие конфликты с обитателями Крепости. Я это предлагаю, во избежание повторного похода и, скорее всего, в ближайшее время у вас не будет возможности оказаться тут и купить что-то еще. Встретимся через два часа на этой же площади.
        - А Вы куда? - сразу испугалась Лео, боясь потеряться, ведь не вернется самостоятельно домой, а тем более в дом к Севему.
        Кроме того, ей все еще было страшно остаться здесь одной.
        - К вашему сведению у меня есть дела. Мы и так слишком задержались сначала в вашем институте, а потом и на этой ярмарке, хотя в планы входило только чуть погулять - но на Вас было оказано уж слишком сильное магическое напряжение и кожа все еще выглядит бледной. Пока полностью не пройдут легкие посинения вокруг глаз, придется погулять, но у меня нет времени, поэтому если управитесь раньше, лучше посидите в ближайшем кафе.
        - Можно вопрос?
        - У вас ровно минута.
        - Каким образом я могу отблагодарить Вас за совершенную покупку? - спросила, нервно теребя свой кулон, не видя другого способа предложить ему возврат волшебного золота.
        - Я, возможно, повторюсь, но амулет потеряет силу, если вы отдадите мне деньги.
        - Я задала немного другой вопрос. Я не предлагала деньги…
        Он в показном удивлении приподнял брови, и Лео смутилась поняв, как звучат ее слова.
        - Возможно, я могу что-то купить для Вас? К примеру…
        - Лучшей наградой будет, если вы в скором времени научитесь прятать свою магическую силу - она бьет, словно по оголенным нервам. Теперь, когда вы оказались в магической среде, начинаете впитывать силу, как губка и сейчас излучаете лишние остатки. Боюсь, когда ваш баланс полностью восстановится, рядом невозможно будет находиться. Постарайтесь как можно быстрее научиться ставить щит, а еще лучше, если сможете после заклинаний не оставлять магических следов, чтобы мне не пришлось их заметать, - улыбнулся он, и улыбка вышла на редкость приятной. Лео совсем не ожидала, будто этот человек умеет так красиво улыбаться.
        - И это все?
        - Поверьте, это даже слишком много. Еще вопросы?
        - Да, вы колдовали, Охотники теперь будут искать Вас?
        - Нет, ярмарка - нейтральная территория. Даже не каждый волшебник может на нее попасть - на всех входах стоит ограничитель по силе или потенциалу магии. Но не советую Вам использовать заклинания за ее границами, пока не выполните мою просьбу. На ярмарке Охотники не страшны - это им надо опасаться заходить сюда, даже если каким-нибудь образом смогут попасть в столь защищенное место.
        Лео хотела задать еще вопрос, но Севем ей не дал.
        - Ярмарка - она как для полулюдей, так для колдунов и волшебников - для всех. Все здесь покупают товары, какого бы они характера не были, а вот использование некоторых вещей очень даже преследуется, именно поэтому советую думать, что покупаете.
        - А продавать можно все, что угодно?
        - Естественно, главное, чтобы на это нашелся покупатель, - усмехнувшись, ответил он, словно замыслив нехорошее, даже если ничего подобного не подразумевал.
        - Спасибо. Давайте встретимся вон в том кафе, - Лео указала на яркое здание, возле которого стояли добротные деревянные столы под открытым небом.
        - Хорошо, - согласился Севем, скривившись, словно от зубной боли. - Через два часа и не опаздывайте.
        С этими словами волшебник достал из кармана коробочку с искрящимся, словно снег при ярких солнечных лучах порошком и, создав небольшой золотой дождь из щепотки магического вещества, растворился в воздухе, оставив после себя слабый запах бергамота с легкой терпкой ноткой чая.

«Отлично! И где мне теперь искать лавку, в которой можно купить одежду? - подумала, и начала осматривать улицу с вывесками. - А животное? Мне ведь нужен друг!»
        Случайно ее блуждающий взгляд остановился на довольно яркой вывеске «Одежда на все случаи жизни», и Лео поспешила туда. Там ее встретила полная ухоженная волшебница в светло-бордовом платье из тяжелой струящейся до пола материи. Внешностью и манерами хозяйка располагала к себе, а легкая улыбка оказалась заразительной.
        - Чего изволите? - вежливо поинтересовалась та у посетительницы.
        - Одеться, - в ответ улыбнулась молодая волшебница, не скрывая своей радости. - Мне нужно поменять гардероб, но в первую очередь я хотела бы приобрести теплое платье.
        - Мне кажется, я не встречала Вас ранее, а по возрасту Вы должны быть здесь постоянной гостьей. Я знаю всех своих покупателей.
        Волшебница вгляделась в глаза Лео, а потом спустила взгляд на кулон в виде молнии.
        - Какой занимательный кулон. Руна Соулу?
        - Вы абсолютно правы, - ответила замерзшая волшебница. Правда, в этом заведении, ей стало намного теплей. - Я к вам раньше не заходила.
        - Ткани сами будете выбирать или вам помочь?
        - Я думаю, мы облегчим задачу друг другу, если вы будете предлагать, а я из этого сделаю выбор, ведь вам лучше знать, из чего можно пошить платья и костюмы для обитателей Крепости.
        - Но вы же хотите и повседневную одежду, а не только рабочую, мадемуазель… - заискивающе произнесла мадам, словно уже видела, как деньги перетекают в ее карман.
        - Клеопатра демро Нат. Да, обязательно. Мне нужна и повседневная одежда.
        - О! Мадемуазель демро Нат. Я очень рада вашему приходу именно в мое ателье. Вы, наверное, устали с дороги. Пройдемте за мной. Зовут меня мадам Ларсеноль.

«О, конечно рады. А особенно тому, насколько много виржей оставлю именно у вас», - в ответ улыбнулась Лео, быстрым взглядом оценивая помещение и работающий персонал.
        Пока мадам Ларсеноль распоряжалась насчет напитков, ей подносили на показ ткани разнообразных цветов, но на вид неизменно хорошего качества. Даже повода не было придраться к ткани.
        - Мадемуазель демро Нат, взгляните, пожалуйста, на эту ткань, - перед ней возникло струящееся сукно нежного фисташкового цвета.
        - Нет, Вероника, это не подойдет, - быстро проговорила мадам Ларсеноль, обратив внимание на поднесенную ткань.
        - Подождите, - мгновенно среагировала Лео, уже заинтересовавшись. - Почему это не подойдет?
        На ощупь ткань оказалась очень мягкой и приятной. От нее исходило тепло, словно та была… волшебной?
        - Это из ряда самых дорогих тканей, пятого класса и стоит она пятьдесят виржей за локоть.
        - А до этого какие ткани мне предлагались? - зло прищурившись спросила Клеопатра, подозревая, ее хотели обмануть и подносили только никому ненужную дешевку.
        - Четвертого класса, - испуганно пролепетала помощница. - Стоимостью двадцать пять - тридцать пять виржей за метр.

«Ладно, плевать. Я же не родовитая модница. Самая дорогая книга мне и то обошлась в пять виржей и только потому, что оказалась очень древней и ценной», - подумала и более снисходительным голосом произнесла:
        - Но из этой ткани я хочу себе платье. И покажите мне еще несколько из этого класса.
        Попросив пошить несколько брючных костюмов, бриджи, множество блуз и платьев, уже через час Лео была полностью свободна от выбора одежды, а весь ее гардероб вместе с книгами и письменными принадлежностями находился в сумке в уменьшенном состоянии. Сейчас на ней было одето модное, по волшебным меркам, строгое фисташкового цвета платье, длинной чуть ниже колена. В нем Лео чувствовала себя тепло и комфортно, а самое главное - обновка очень красиво, на ее взгляд, подчеркивала изящную фигуру.
        Клеопатра подумала, было бы совсем неплохо повесить какой-нибудь защитный пояс, но вспомнила, у нее есть кинжал с ножнами, который остался лежать вместе с сумкой в кресле, где она сидела до этого. Сначала ей показалось, такое оружие будет смотреться немного дико, но надев пояс, удивилась - эта вещь хорошо гармонировала с одеждой, словно волшебным образом подстроившись.
        Напротив оказалась лавка сапожника, и зайдя туда, молодая волшебница заказала себе несколько пар обуви на все случаи жизни. Больше всего ей понравились черные высокие сапоги на серебряной шпильке, магически обработанные, чтобы ноги в них не уставали - эти сапоги просто невозможно было не купить, и тут же одела с удовольствием ощущая, как ногам стало легче и те постепенно перестают гудеть.

«Ну а теперь мне нужен питомец. Что там можно покупать?» - подумала, вспоминая слова Севема по этому поводу.
        Оказавшись на выходе, посмотрела сначала в одну сторону, а потом и в другую.

«Ах, да! Любое животное, лишь бы оно мне нравилось».
        Чуть дальше по улице заметила небольшую толпу людей и подошла посмотреть, чем же они так заинтересованы. Как оказалось, это было выступление местного клоуна, показывающего магические фокусы, зато в соседней витрине никем не замеченные были выставлены большие полупрозрачные крылья, сотканные из какого-то драгоценного металла, со странным, на ее вкус, названием «Пух ангела», более сильно привлекшие ее внимание. Подумав, это крылья для маскарада, Лео решила не задерживаться, так как у нее оставалось всего сорок пять минут на приобретение животного и дорогу к приглянувшемуся кафе с симпатичными столиками.
        - Простите, вы не подскажете мне, где здесь зоомагазин? - спросила у ближайшего волшебника, коим оказался высокий, атлетического сложения брюнет примерно одного с ней возраста. На нем в солнечных лучах переливался довольно интересный с тисненым рисунком излучающий магию камзол, который словно магнит привлекал взгляд.
        - Чуть дальше по этой улице, четвертый магазин справа. Даже отсюда видно его вывеску «Волшебные животные», - ответил тот, смерив ее оценивающим взглядом темных глаз.
        - Спасибо, - ответила она, и, не обращая внимания больше ни на что, направилась в указанном направлении, предвкушая увидеть множество магических животных.
        Войдя внутрь помещения, даже удивилась, настолько сильно давила тишина зала. Она ожидала, как минимум услышать гам птиц, но те безмолвно сидели, осторожно переглядываясь между собой, словно поблизости был очень страшный хищник. Как назло, продавца за прилавком тоже не оказалось: «видимо тоже испугался» - пролетела мысль, от которой захотелось хихикнуть.
        Пройдя мимо всех грызунов и кроликов, Лео полюбовалась птицами и змеями, но купить ни одну из них не захотелось - слишком обычными они все выглядели. Ей хоть и нравились змеи, но все же немного боялась этих пресмыкающихся, поскольку те в своем большинстве были ядовитыми, а все время держать при себе антидот, казалось неудобным.
        На огромном подоконнике размещалось две большие корзинки: одна с котятами, а вторая со щенками, весело играющих между собой, но ее взгляд привлекли не котята и даже не щенки. Сначала увидев боковым зрением, а потом и повернулась для более детального ознакомления: в самом уголке в невзрачной чахлой корзинке стояло не слишком большое желтое яйцо, словно из чистого прозрачного кристалла.

«Если бы не такая странная раскраска и вид скорлупы, можно было бы принять за страусовое», - мысленно захихикала Клеопатра, направляясь к странной корзинке, желая лучше рассмотреть, пока не появился продавец и не запретил ей.
        Подойдя ближе, стала внимательно рассматривать яйцо: провела, едва касаясь, подушечками пальцев по гладкой прозрачной поверхности, внутри совершенно ничего нельзя было разглядеть, только слабо шевелящуюся тень. Когда довела руку до верхушки, яйцо внезапно щелкнуло и начало трескаться, а верхняя часть осыпалась рядом, показывая на свет ослепительно-белую милую мохнатую мордочку симпатичного зверька, похожего на котенка. Создавалось впечатление, его шерстка немного светится, глаза такого невозможного изумрудного цвета, что казались ненатуральными, и только ушки имели совершенно другую форму, чем у кота, словно их кто-то подгрыз или даже порвал. Но об острые края он точно не успел пораниться, и следы не выглядели свежими.
        - Привет, маленький, - ласково произнесла, проведя пальчиком по носику зверька, ласково поглаживая, с удивлением ощущая слишком мягкий и нежный мех - вряд ли можно найти кота с такой шикарной шерсткой.
        - Что ВЫ сделали?! - услышала она гневный голос где-то сбоку от себя и сердце, словно упав в живот, сильно забилось, заглушая большинство звуков и вызывая неприятный ком в горле.
        Повернувшись, Лео заметила со шпагой в руках волшебника с очень злым взглядом, будто выпустили всех его экзотических птиц.
        - Ничего, я только смотрела на него, - удивляясь собственному вежливо-холодному голосу, ответила, стараясь не выдать своего волнения невольной дрожью. Но противное чувство, будто оправдывается, стало раздражать, и поэтому быстро вернула самообладание.
        - Вы думаете, из покинутых яиц может кто-то вылупиться без посторонней помощи?!
        - Если ему пришло время, и условия окружающей среды позволяют, то да.
        Неожиданно Лео ощутила на плече небольшую тяжесть, а, переведя взгляд, увидела этого белого зверька сидящего, словно на своеобразном насесте. В следующий момент малыш расправил крылышки и грозно зашипел на продавца.
        - Теперь вам придется его купить, - угрожающе наступая, воскликнул волшебник, будто вопреки словам собирался проткнуть ее своим оружием.
        - Только если ВЫ сделаете паспорт и лицензию на этого «котенка», - невозмутимо ответила, а потом почесала за ушком у зверька, чувствуя его поддержку и вмиг появившуюся привязанность.
        Пушистый комочек сразу замурлыкал и свернулся в маленький теплый клубок, служа дополнительным источником тепла.
        - Отлично, - хитро ухмыльнулся продавец, явно в уме делая быстрые подсчеты. - Только за «кота» вам придется заплатить две с половиной тысячи и за каждый из документов по пятьсот орбату.
        - Итого, - Лео прикинула, сколько это будет в виржах. - Примерно сто шестьдесят виржей за все.

«Мое самое дорогое платье вышло мне дешевле… кхм… а кинжал вообще бесплатно, ведь за него платил дем Гор», - подумала, но легкие деньги, легко тратятся и поэтому не особенно задумывалась над растратами.
        - Не забудьте только поставить магические печати, иначе не получите ни семни, - проговорила, вернув такую же хитрую улыбку продавцу.
        - Печати будут только в том случае, если заплатите наличными.

«Хорошо, что в ателье я расплачивалась чеком», - подумала Клеопатра и вытрусила на прилавок карманы и отделения сумки, где у нее оставались орбату и виржи после похода по магазинам.
        Отсчитав нужную сумму, удивилась, у нее осталось еще около трех сотен виржей, так как кучка виржей, от которой отсчитывала деньги, примерно в два раза превышала ту, которой только расплатилась с продавцом.

«Неужели проявился эффект размножения виржей?!» - подумала, сравнивая, сколько брала первоначально, сколько успела потратить и что сейчас осталось.
        Просмотрев оба листка бумаги с магическими печатями, убедилась, стала обладательницей «древесного кота» с движущимся объемным магическим рисунком самого зверька. Конечно, Лео понимала, никакой это не кот, но ей так хотелось иметь это маленькое милое животное, что приняла все документы и когда продавец сунул ей в руки насест, забрала все. Странную скорлупу сложила в освободившееся отделение в сумке, а корзинку понесла в руках, не желая оставлять своего нового питомца без такого удобного дома.
        Вернувшись по улице, быстро нашла кафе с небольшими столиками под открытым небом и, усевшись за один из пустующих, немного осмотрелась в поисках Севема дем Гор, с которым должна была здесь встретиться. Буквально сразу к ней подошла официантка и предложила меню, открыв которое можно было обнаружить очень большой выбор кофе, а еще больше разнообразных пирожных, десертов и сортов мороженого.
        - Ты что будешь? - шутливо поинтересовалась у своего зверька, когда тот спрыгнул на соседний стул, осматриваясь. - Ореховое и ванильное мороженое, пожалуйста, и кофе-латте, - обратилась уже к официантке.
        - Хороший выбор, - улыбнулась та, но Клеопатра остановила ее.
        - Вы случайно не знаете заклинания, с помощью которого можно увеличить предмет? Или как другим способом вернуть истинный размер заколдованным вещам?
        - Попробуйте прижать нужную вам вещь к своему волшебному медальону и произнести формулу «Финакт».
        - Спасибо, - благодарно улыбнулась и, порывшись в сумке, достала уменьшенную книгу о драконах, а, приложив к ней кинжал, произнесла «Финакт».
        Как это было не странным, хоть и не знала точной формулы заклинания, книга увеличилась, правда получилась не совсем нормальных размеров, но и так читать можно было, хоть буквы казались мелковатыми.
        - Тебе нужно дать имя и так как ты мне достался почти на вес золота, я назову тебя Аврелий. Аврель, тебе нравится? - спросила, погладив своего питомца и улыбнулась, когда тот снова замурлыкал, перебираясь к ней на колени, обдавая приятным теплом. Под пальчиками почувствовалось слабое покалывание и посмотрев на ладонь, обнаружила остатки пробегающей молнии, ощущать которую было довольно странно и неожиданно приятно.
        Лео открыла книгу и стала листать, разглядывая лишь картинки, но на третьей главе остановилось, в ней рассказывалось о Почтовых Драконах, второе, менее распространенное название - «древесные коты», которые, как оказалось в нынешнее время - большая редкость. На картинке был изображен рыжий дракончик с короткой шерстью и расправленными крыльями. Там рассказывалось, зверьки могут вылупиться почти из любого вида кристальных яиц и единственное их внешнее отличие при рождении - зеленые глаза, которые со временем могут изменить цвет, только шерсть не меняла свой окрас.

«Взрослые особи могут достигать полутора метров в длину от кончика носа до кончика хвоста», - продолжала заинтересованно читать, теперь желая узнать, кого же купила, запоздало пугаясь, а вдруг дракон вырастет не меньше того, что охраняет ее пещеру с золотом.
        Мороженое уже принесли, и Лео потихоньку подъедала его, уткнувшись в книгу. Вторую же порцию поставила на сиденье для зверька, которому лакомство тоже пришлось по душе. Когда принесли кофе, повествование в книге полностью завладело ее вниманием и даже забыла о сладостях.

«Полтора метра, - задумалась на секунду, отклонив книгу. - Только вылупившийся уже составляет примерно полметра».

«Славятся они сильным собственным волшебством и колдовать могут с самого рождения, причем даже недавно вылупившиеся, и альбиносы особенно умны и преданны, - продолжила читать, делая небольшие паузы, желая лучше осознать смысл написанного. - Своего хозяина они найдут всегда и если вы добились расположения такого дракона, то он будет стараться быть постоянно рядом и, когда вам будет грозить опасность, обязательно защитит.
        Как известно, на драконов магия имеет ослабленное воздействие. На Почтовых Драконов она не действует вовсе».

«Теперь понятно, продавец отдал дракона задаром, ведь привязавшись ко мне после появления, уже стал мне принадлежать и в действительности я заплатила лишь за документы и гнездо», - продолжала раздумывать, понимая истинную ценность приобретенного создания.
        - Интересно, - задумчиво произнесла, не заметив, что сказала это вслух.
        - И что здесь делает…
        - …такая очаровательная барышня?..
        - Книжку читает, - не поднимая головы, ответила Клеопатра, не обращая внимания на говоривших.
        Отодвинув пару стульев, ребята уселись напротив нее, снова пытаясь привлечь к себе внимание:
        - Вы случайно не подскажете, что это за зверь поедает Ваше мороженое? - спросил тот, что сидел справа от нее.
        Подняв голову, Лео заметила, ее дракон успел закончить со своей порцией, и сейчас самозабвенно доедает ее собственное мороженое, весело хрустя орехами. Он куда-то спрятал крылья, и его спокойно можно было спутать с обыкновенным котом, если бы не странной формы уши. Отложив в сторону уже ненужную ложку, решила осмотреть незнакомцев так некстати отвлекших ее.
        Оба в одинаковых черных кожаных полупальто из какой-то толстой кожи, волосы у обоих почти белого цвета, не очень длинные, но не стянуты в хвост, едва касаются плеч. Если бы они не были так молоды, Лео могла подумать, будто они полностью седые, но едва уловимый солнечный оттенок, словно небрежный лучик забежал осмотреть свои владения, говорил, это такой светлый цвет волос; одинаково серо-голубые глаза, что на расстоянии метра могло показаться, будто они стальные. Волшебники заинтересованно наблюдали за ней.

«Близнецы. Но обычно близняшки, когда вырастают, стараются быть непохожими друг на друга, только если…»
        - Это кот, - ответила, хитро улыбнувшись, не желая затягивать паузу. - А вы случайно не близнецы?
        - Нет, - ответил первый.
        - И даже не двойняшки, - засмеялся второй, находя свои слова забавными.
        - Мы тройняшки, - придвинулся еще один стул и, весело смеясь, за стол уселся еще один блондин, только на нем не было полупальто, а очень красивый камзол, длиной достигавший до середины колена. - Мы до сих пор смеемся над этой старой шуткой.

«Как мило», - подумала, рассматривая каждое лицо, сама с собой играя в игру: «найди десять отличий».
        Но к своему удивлению, нашла не десять, а много больше. У одного уголки глаз смотрят немного вниз. У другого - на линии челюсти едва заметная маленькая родинка. У третьего - слишком хитрое выражение глаз, выдавая изворотливость и остроту ума.
        - Ты почти угадала, - ответил крайний волшебник слева, у него кроме родинки на челюсти, скулы были чуть шире. - Меня зовут Мерджи, а моих братьев Сайренс и Драхем.
        Ребята по очереди кивнули. Драхемом оказался крайний правый блондин с очень хитрым выражением глаз и в привлекшим ее внимание камзоле.
        - Я запомню, - вежливо кивнула Клеопатра, возвращаясь к своей книге, справедливо считая разговор оконченным.
        - Вообще-то у котов не такие уши, - решил продолжить расспросы Мерджи, почему-то раздражая. С одной стороны хотелось побыть немного в одиночестве, а с другой поговорить именно с Драхемом.
        - Даже у волшебных, - поддержал брата Сайренс, словно хотел уличить ее в преступлении, а возможно и хорошо разбирался в магических животных.
        - Повадками он мало похож на кота, - наблюдая за зверем, согласился Драхем, и все трое внимательно посмотрели на Лео, ожидая ответа.
        Тем временем Аврель доел мороженое, и осторожно запрыгнул к ней на плечо. Свернувшись в маленький клубочек, он положил хвост себе под мордочку, не переставая, при этом, мурлыкать как самый настоящий кот.
        - По-моему это очевидно, он - кот. Подрался с кем-то, вот и порваны уши, а ведет он себя именно так, как я его приучила.
        - А как тебя зовут?
        - Где ты живешь?
        - Ты новенькая?
        - Издалека прибыла?
        - Что нового в мире? - засыпали парни ее вопросами, что ей было трудно даже определить: кто какой из вопросов задал.
        - А вас интересуют ответы на вопросы или вам приятно их задавать, слушая собственный голос? - ехидно поинтересовалась, уловив небольшую паузу в непрерывающихся репликах новых знакомых.
        - Конечно, - ответил Мерджи, до этого открывший рот для очередного вопроса.
        - Просто нам очень интересно все и сразу, - приятно улыбнулся Драхем, от чего лицо стало на удивление красивым, зарождая приятную волну тепла в груди.
        - Мы тебя раньше не видели. Ты определенно новенькая в этих краях.
        - Вот вам и ответ на ваш третий вопрос, - лукаво улыбнулась, решив говорить как можно меньше и по возможности слушать этих болтунов. Точно не удержатся и скажут что-то полезное для нее.
        - На третий? - хором спросили тройняшки и переглянулись, пытаясь вспомнить, каким тот был.
        - Отвечаю на первый: зовут меня Клеопатра демро Нат.
        - Очень приятно, - наперебой ответили они, синхронно расползаясь в улыбках.
        - Значит, ты отправишься в Крепость? - поинтересовался Сайренс, заполняя образовавшуюся паузу.
        - А когда ты поняла, что обладаешь магией? - подхватил Мерджи, наклоняясь чуть вперед, словно хотел грудью лечь на стол.

«Сказать, давно, так я колдовать не умею и заклинаний не знаю, а вдруг у них практикуются дружественные дуэли? Так в лужу и сяду, если меня Севем вообще целой довезет до Гильдии Предварительного Определения Магии, где я должна была оказаться еще утром. А скажу, что новенькая - придется отвечать на расспросы типа: а откуда? Где раньше была и где жила?» - подумала Клеопатра и решила не отвечать, ожидая следующих вопросов.
        - Мы вот тоже там живем.
        - Только выбрались тайно за покупками, ты же не выдашь нас? - все трое состроили невинные лица, пытаясь изобразить новорожденных ангелочков, чем невозможно было ее смутить.
        - А то есть тут один тип, норовит всех заточить в замке и держать под пристальным наблюдением, - поведал Сайренс, отводя взгляд, отлично давая понять, не все говорил или чего-то стеснялся.
        - Кстати, с кем ты здесь? - поинтересовался Драхем, бросив недовольный взгляд на брата, выболтавшего тайну.
        - Да, - поддержал Мерджи, - опасно одной разгуливать по чужой территории.
        - Насколько мне помнится, ярмарка - нейтральная территория, или я не права?

«Что-то господин дем Гор опаздывает, - отстраненно подумала, мысленно пытаясь представить достаточно ли времени прошло с момента их расставания. - Не опаздывает, а задерживается», - в ответ пришла ехидная мыслишка, заставившая отбросить рассуждения о времени в сторону.
        - Или ты из этих? Одиночек? - осторожно спросил Сайренс, самостоятельно находя предположительный ответ на вопрос.
        - Нет, - весело улыбнулась, решив немного поразвлечься. Эта игра начала ее забавлять, особенно когда братья задавали вопросы, а потом на них же и отвечали вместо нее.
        - Медальонщица? - поинтересовался Мерджи с не меньшим любопытством, взглядом оценивая.
        - Нет, - с неизменной улыбкой ответила, сдерживая и смех и собственные вопросы.
        - Как же нет, если у тебя на шее висит медальон? - неуверенно возмутился Драхем, снова подозревая ее в чем-то.
        Но ответить не успела. Рядом с ней пролетел какой-то черный вихрь, при ближайшем рассмотрении оказавшийся Севемом дем Гор.
        - Надеюсь, вы все купили и нагулялись вдоволь, - глубоким вкрадчивым голосом проговорил он, обращаясь к ней. - В противном случае, придется обходиться лишь вещами, имеющимися в наличии.
        - Я купила все, что мне может пригодиться в ближайший год, кроме крыльев, - улыбнулась Лео, кладя на стол деньги за лакомство.
        - К вашему сведению, крылья покупать не обязательно, - не меняя тона, продолжил дем Гор, с подозрением ее осматривая, возможно в поиске обмана.
        - Поэтому, я их и не купила, - улыбнулась, раздумывая над тем, кто мог настолько вывести его из себя за такое короткое время.
        Тот факт, что волшебник навис над ней словно коршун над добычей, ее не смущал, а почему-то даже забавлял - возможно, съела слишком много сладкого, от чего ощущала фееричность момента.
        Только сейчас обратила внимание, Севем очень красив, как на ее вкус, даже, когда хмурился - это придавало ему какого-то особого шарма и нотки таинственности.
        - Может, присядете, а то боюсь потянуть шею, - ласково пропела, боковым зрением замечая, как от удивления вытянулись лица ее недавних собеседников.
        - Может, встанете, и мы отправимся в путь? - более угрожающим голосом рыкнул Севем, явно собираясь схватить ее за руку и потянуть насильно с этого места, если она сейчас же не послушается его.
        - А вы, - обратился он к тройняшкам, - чтоб мирно сидели в Крепости, когда я туда вернусь.
        Троица волшебников не нашли ничего лучше, как удалиться на более безопасное расстояние, оставляя после себя мало заметную кляксу. Дракончик же проснулся и стал внимательно наблюдать за новоприбывшим волшебником.
        - Что это?! - еще более угрожающе прошипел Севем, указывая длинным перстом на белый комочек на плече у нее.
        - Это кот, - улыбнулась Лео, слегка погладив животное между ушками, ощущая непреодолимое желание защитить своего питомца.
        - Это недоразумение, по-вашему, кот?! - медленно закипал волшебник, продолжая указывать на зверька, подразумевая, это было что-то грязное и от него дурно пахло.
        Аврелю не понравилось такое обращение, и он клацнул зубами в опасной близости от указывающей руки, которую волшебник, обладая отличной реакцией, успел убрать.
        - Это не кот, поэтому в Гильдию Предварительного Определения Магии не поедет, - выпрямляясь, заключил Севем, складывая руки на груди.
        Лео нарочито медленными движениями вынула из сумки паспорт и лицензию на питомца и передала их разбушевавшемуся собеседнику.
        - Это кот. Вы сами сказали, я могу купить кого угодно, лишь бы «приятно было его держать в руках». Так вот: его в руках держать более чем приятно, - едва сдерживая гнев, чуть не дрожа от переполняющих эмоций, безапелляционно заявила. - Поэтому в Гильдию он поедет. Если внимательно почитать, то в паспорте написано, это «Древесный Кот». Соответственно у меня есть полное право взять этого «кота» с собой.
        Дракончик, видимо почувствовав накаленную обстановку, яростно зашипел и пару раз хлопнул крыльями.
        - Вот вам и ответ, - уже спокойнее заметил Севем, уверенный в себе и своих возможностях. - У котов не бывает крыльев.
        - Спрячь крылья, - громко прошептала Лео, демонстративно нагнув голову в сторону зверька.
        Дракончик послушно сложил крылышки и снова свернулся в клубочек, теряя интерес ко всему происходящему.
        - Документы в порядке, животное соответствует названию и лицензии. Вы не можете запретить мне взять его с собой. Кроме того, я заплатила за него целое состояние, на эти деньги можно было бы кормить маленькое государство в течение нескольких лет, и я не собираюсь…
        Чувствуя, спутник вот-вот взорвется от злости, а метод наступления не срабатывает, Лео решила поменять тактику.
        - Севем, посмотрите, какой он хорошенький, - ласковым просящим голосом начала, делая жалостливые глаза и всеми силами пытаясь расплакаться.
        Взяв дракончика на руки, прижала его к лицу, и вот уже по щекам бегут две мокрые дорожки слез.
        - Я же не могла оставить его там, в магазине. Он просто чудо. Знаете, как там обращаются с животными?
        - Не давите на жалость, со мной эти фокусы не проходят, - почти улыбаясь, ответил Севем, доставая из кармана плаща ослепительной белизны платок. - Возьмите, и уберите это безобразие, - сказал он, протягивая ей клочок шелковой ткани.
        - Его зовут Аврелий, - продолжая всхлипывать, поправила, взмахнув нежной тканью.
        - Я предлагал вам привести лицо в порядок, - хмыкнул волшебник, и стало понятно, буря прошла мимо.
        - Севем, ну можно я возьму его с собой? Пожалуйста, - решила еще попросить, вытирая уже ненужные слезы.
        - Мерлин, пусть она попадет к медальонщикам, и мучается с ней Громсес на пару с Сирсилисом, - еле слышно проговорил Севем, но Лео его услышала. - При перемещении порталом держите своего зверя крепче, хотя в любом случае он Вас найдет, - недовольно продолжил, доставая из кармана идеально ровный конверт, из которого высыпал немного золотого порошка.
        - Спасибо Вам, - радостно улыбнулась и надела на плечо сумку. - Уверена, вы самый любимый в Крепости.
        - А вот столь наглая лесть молодой волшебнице не к лицу, - заявил дем Гор, ехидно ухмыляясь, но ей показалось, будто слова достигли цели, сделав свое дело.
        - Это всего лишь мои мысли, - копируя усмешку волшебника, парировала, довольная результатом действий.
        - Учтите: вам предстоит сыграть ту же сцену перед Советом Архидуайенов и их заместителями, если хотите получить разрешение оставить этого «кота» в своей спальне.
        - Спасибо за совет, - чуть шире улыбнулась, взяв в одну руку корзинку, а в другую дракона с плеча, и подступила ближе к Севему для полета.
        Второе перемещение получилось менее болезненным. На этот раз не потеряла сознание, но чувство, словно из нее выкачивают огромное количество сил, все равно осталось до тошноты противным, от чего бросило в жар и кожа покрылась липким слоем остаточной магии.

«Видимо, начинаю привыкать к путешествиям подобного рода», - подумала, открывая глаза, пусть и чувствовала слабое головокружение.
        - Какая красота, - восхищенно произнесла вслух, любуясь огромным серым готическим замком с острыми шпилями. - Не думала о возможности сохранности подобного, да и обитаемости, такие красивые и величественные строения.
        - Думать - привилегия умных людей, - ядовито пресек ее поток слов волшебник, одарив ее довольно холодным взглядом.
        - А Крепость разве не должна выглядеть… округлой, что ли?
        - Это и не Крепость, если вы имеете в виду ту, что на границе миров.
        - Нет? - удивилась Лео, заглянув в черные, темнее ночи, глаза.
        - Нет, - Севем ехидно передразнил ее, а потом добавил: - Это мои фамильные владения.
        - А что мы здесь делаем? - не понимая сути, спросила, но, тем не менее, направилась вслед за уходящим Севемом.
        - Произошли изменения в планах.
        - Я не поеду в Крепость, и буду жить в Гильдии Предварительного Определения Магии? - недовольно скривилась, не желая себе такой участи, но нахмурилась, не веря своему предположению.
        - Нет, - хмуро ответил он. - Не ближайшие три дня. Кроме этого, в ней никто не живет и Гильдия Предварительного Определения Магии сейчас в подготовительном процессе, поэтому придется подождать.
        - А до этого…
        - А до этого мне любезно предложили объяснить вам, куда вы попали и подтянуть Вас в магической премудрости, так что приготовьтесь все делать исключительно при помощи волшебства. Даже вытирать слезы.
        - Даже читать? - саркастично поинтересовалась, желая сказать и другую колкость.
        - И не только.

«Вот вредный, а еще не хотел мне позволить взять с собой питомца. Мы же не в Крепость, а к нему домой. Хотя, если бы в мой дом предложили привести сомнительного вида животное, я бы тоже упиралась всеми руками и ногами и даже хвостом. Интересно, а можно превращаться в животных?» - думала по дороге к замку, не забывая разглядывать все вокруг. Встречались необычные вековые деревья, которых раньше не видела. Странной формы листочки хотелось собрать, но сорвать хоть один не осмелилась.
        - Севем, вы бы не могли немного рассказать мне о магии превращений? Раз Вам все равно предложено меня чему-нибудь научить, а идти еще сравнительно долго. Можно ли превращаться в животное?
        - Да, но это вытягивает катастрофически большое количество сил, а превращаться можно лишь в волшебных животных, обладающих собственной магией, которая, в общем-то, так же расходуется из вашего резерва. Если превращаться в очень сильное животное, то при перевоплощении можно и умереть.
        - Волшебного? А простого?
        - «Простые»: кошки, собаки, птицы, жуки? Нет. В любом случае, это очень опасно и уже сравнительно давно никто такому не учится, так как невозможно обладать большим потенциалом магической силы и слишком быстрым ее восстановлением. Кроме того, превращаясь необходимо до мельчайших подробностей изучить существо и в совершенстве уметь управлять собственными магическими потоками. Только люди с врожденным даром сейчас его используют.
        - А почему нельзя превратиться в простое животное?
        - Потому что они сами не обладают магическими свойствами, а куда девать ту силу, которую все время вырабатывает организм?
        - Так даже лучше - магия не блокируется. Каждый маг обладает волшебными свойствами и животные так же: одна магия перетекает в другую. Да?
        - Нет, не так. Почти вся магия уходит на поддержание волшебника в образе животного, а вырабатываемые резервы используются как дополнительная магическая сила.
        - А почему уходит так много магии? Ведь когда что-либо заколдовываешь, заклятие может держаться веками. Нет?
        - Не всегда, но да, раньше и волшебники были сильнее. А сейчас от них остались даже не объедки - крохи.
        - Что же случилось сейчас?
        - С подобными вопросами обращайтесь к Бернадетту, если, конечно, найдете его, и он захочет поговорить на отвлеченные темы.
        Глава 4. Когда не ждешь
        Они уже подходили к огромным дубовым дверям, ведущим внутрь замка.
        - Господин вернулся, - раздался приглушенный пугающий голос из глубины темной прихожей.
        Лео еще не успела перевести взгляд в сторону говорившего, но уже мгновенно метнулась за спину Севема дем Гор.
        Существо было похожим на смесь какого-то темного домового и киношного вампира: высокий, с абсолютно черными волосами и глубокими темными глазами, бледная, почти белая кожа чуть ли не светилась в темноте, а длинные, немного спутанные волосы темной поблескивающей волной доходили аж до пояса. Единственное, волосы казались чистыми и расчесанными - вполне опрятными, но какими-то живыми - сплошным массивом складывались за спиной и не шелохнулись ни при едином движении.
        - Это Рем, мадемуазель демро Нат.
        - Мне будет приятнее, если вы начнете называть меня хотя бы Клеопатрой или в идеале - Лео, - обратилась она к хозяину замка, все еще с опаской поглядывая на необычное существо так ее напугавшее.
        Дем Гор кивнул, давая понять, услышал ее просьбу и возможно, выполнит.
        - Он - ваш дворецкий или домовой? - поинтересовалась, припоминая сказки, но всегда думала, домовые должны быть раза в два меньше ростом и чуточку милее на внешность.
        - Он - мой слуга.
        - Вы за свободу волшебных существ?
        Лео перевела взгляд на страшное существо, которого испугалась и отметила, одето оно в темно-синий изящный сюртук.
        - Вам тоже нравится?
        - …? - Севем посмотрел на нее, взглядом давая понять, потерял нить ее рассуждений.
        - Я подумала, если на нем такая одежда…
        - Домовые, как дворовые и так далее - никчемные существа, а рабы из них еще хуже, чем помощники. Только ночью бегают да спать мешают. А слуги делятся на два класса: служки - волшебные существа когда-либо вами спасенные, но они очень быстро сходят с ума, стараясь предугадать любое ваше желание, и служащие - это первоначально свободные существа, которые достаточно умны, чтобы не стать рабами. Вот именно они и носят специальную форму и командуют служками. Именно они самые преданные и не позволяют предать или окончательно сойти с ума подчиненным. Они берут плату или виржами или магией хозяина.
        - А может так получиться, что служка предаст своего избавителя и господина?
        - Да, когда они окончательно сходят с ума и думая, делают благо своему хозяину, например, подсыпая ему в чай вместо сахара яд.
        - А слуги-люди у вас есть?
        - Не в этом замке. Рем, отведи мадемуазель демро Нат в ее комнату, - приказал Севем, а потом, взглянув на часы, обратился к ней. - Обед в три, то есть через полчаса. Опоздаете - останетесь без еды до самого вечера.

«Лишитесь самого вкусного - грибов», - ехидно подумала, вспоминая старый анекдот, но пошла вслед за служащим, с тем стараясь запомнить дорогу и успеть рассмотреть все убранство.
        Поднявшись по темному зеленому ковру огромной длинной мраморной парадной лестницы на третий этаж, и еще немного пропетляв по коридорам, они остановились возле высоких резных из красного дерева дверей.
        - Рем, скажи, а, сколько всего хозяев или гостей в доме? - поинтересовалась, когда служащий сделал приглашающий жест перед самооткрывающимся проходом.
        - Двое: один хозяин и одна гостья, то есть вы, мадемуазель, - прошелестело создание в ответ, и его голос не показался приятной музыкой, а даже несколько пугающим, напоминая неожиданный шорох посреди глубокой ночи, когда должно быть тихо.
        - Потрясающе, - недовольно протянула, оказавшись в просторной комнате, отделанной в яркой красной гамме. - Хоть бы половина была коричневой.
        Кровать с балдахином, от которого, показалось, уже развилась клаустрафобия, ковер, стол из красного дерева, секретер, трюмо, различные пуфики, а в углу выложен мраморными плитами изящный камин. Аж в глазах зарябило от обилия насыщенного цвета. Лишь паркет оказался приятно коричневым.
        - Если у Севема дем Гор такая же комната, то я вполне понимаю, почему он все время чем-то раздражен. Я, чувствую, к завтрашнему вечеру начну плеваться огнем или стану такой же язвой как он.
        Неожиданно Аврелий закашлял, отвлекая ее от грустных мыслей, напоминая о себе.
        - Нечего было съедать все мороженное, - пожурила его Лео, но все равно почесала его между рваных ушек.
        Дракончик еще сильнее закашлял и, выпустив обжигающую струйку пламени, успокоился.
        - Понятно, значит, не простудился. Очень хорошо, только извергать пламя можешь на улице, но не вздумай этого делать в помещении, а то ночевать будем под открытым небом, - строго проговорила, но все же погладила зверька, когда тот потерся мордочкой о ее шею, выражая любовь и привязанность.
        - Подлиза, - усмехнулась на ласковое урчание, чувствуя, этот зверь станет ее постоянной радостью. - Выбирай себе спальное место.
        Словно поняв, о чем ему только что сказали, Аврель спрыгнул с плеча хозяйки, перелетел на кровать и приземлился на одну из множества алых шелковых подушек, умостившись четко посередине.
        - Если попаду в Крепость, и там будет такая же обстановка - повешусь, - заключила Клеопатра и закрыла за собой двери, так как слуга давно исчез в неизвестном для нее направлении.
        Потренировавшись возвращать своим вещам нормальный вид, через несколько утомительных минут, научилась делать это правильно, а то платье, которое может налезть только на Авреля, ее не устраивало. Разложив все, вспомнила, не купила косметику, а в сумке у нее лежали только блеск для губ и чудом завалявшаяся тушь для ресниц. Хоть сильно не красилась, ей было жалко оставлять дома свою широкую гамму помад и различных теней для век, но подумав, вряд ли найдет время на это, вздохнула и откинула мысли. Зайдя в ванную комнату, обнаружила, та отделана в теплых желтых цветах, а на полу белоснежный мрамор с золотыми прожилками, стекающимися в разнообразные узоры.
        - Вот это мне нравится: тепло и со вкусом, - улыбнулась и подошла к зеркалу, желая в очередной раз оценить свой внешний облик и посмотреть все ли в порядке.
        - Здравствуй милочка, - проскрипело то, пустив по изображению легкую рябь.
        - Привет, - чуть вздрогнув от неожиданности, поздоровалась Лео, стараясь воспринимать подобное волшебное сопровождение обыденным. - Но если вам так хочется поговорить - говорите, только изображение не искажайте.
        - Раньше мне запрещалось говорить, вот голос и стал таким неприятным, но он вскоре изменится.
        - Мне это как-то все равно, потому что гостить я буду не больше трех дней, - отмахнулась в ответ и решила уже отправляться на обед, отметив, вид вполне пристойный.
        - А жаль, - проскрежетало вслед зеркало, и гулкое эхо отразилось от стен, умножая слова.
        - Пойдешь со мной на обед? - спросила своего дракона, но тот поднял голову, посмотрел, осознавая, и снова положил на подушку, закрывая глаза. - Ну, спи, я открою тебе окошко, - а приоткрыв окно, желая проветрить комнату, вышла.
        Спустившись вниз, обнаружила в холле другого служащего. Этот выглядел более презентабельно, но все равно казался темным и страшным, словно потустороннее существо скрытого демонического мира.
        - Подскажите, пожалуйста, где столовая или, вернее, где обедает ваш хозяин.
        - Идите за мной, - ответил служащий и повел ее через длинные сводчатые залы, по левую сторону в каждом из которых размещалось по несколько дверей, но в большинстве своем, закрытых, словно там тоже находились помещения, но заходить в них запрещалось.
        За третьим по счету пройденным коридором оказался огромный зал, двери в который были приветливо открыты. Зайдя в него, в самом конце увидела массивный, но красивый лакированный дубовый стол, накрытый лишь на двоих - там уже сидел Севем.
        - Служащий сообщил мне, комната вам не понравилась, - вместо приветствия сухо произнес все еще недовольный волшебник.
        - Что вы, сама комната мне очень понравилась, только цвет немного подкачал, - решив говорить честно, вежливо улыбнулась, присаживаясь за стол. - На мой вкус красного слишком много.
        - Привыкайте. Если попадете к медальонщикам, у вас даже шампунь будет красным, - саркастично хмыкнул дем Гор, взяв со стола белоснежную салфетку и начиная трапезу.
        - Тогда я у вас украду какой-нибудь яд, и станет на одного медальонщика меньше.
        - Не советую вам красть у меня яды. Основная их часть медленные, и смерть ваша будет очень мучительной и долговременной.
        - Тогда попрошу у Вас, полагаясь на Ваше милосердие.
        - Спешу Вас разочаровать, приготовленные мной вещества я раздаю очень редко и надеяться на мое милосердие, если провинитесь - не советую, и в Крепости есть Гильдия Медицины с целым штатом эсколперов и подчиненных им целителей - у них и просите.
        - Могу поспорить, ядов они не держат.
        - Именно, - усмехнулся, показывая, тема о ядах должна быть закрыта.
        - Может, в таком случае вы мне одолжите? Я вам потом отдам.
        - Да? Когда же?
        - На том свете - угольками, - улыбнулась Лео, но ее внимание вмиг привлекли постепенно появляющиеся на столе блюда, что само по себе уже необычно, словно кто-то невидимой рукой передвигал их с приготовленного места.
        Такое разнообразие на столе она видела только на свадьбе у тетки, поэтому даже глаза немного разбежались и хотелось ухватить всего понемногу.
        - Начнем с этикета, - саркастично усмехнулся хозяин, и начал рассказывать о назначении множества приготовленных приборов.
        На удивление Клеопатра все легко усваивала, и ему не приходилось повторять по два раза, потому что нянчиться со взрослыми людьми дем Гор не любил еще больше, чем с детьми, но это оказался не тот случай и обед прошел в достаточно мирной обстановке.
        После трапезы они перешли в другой зал, где Севем рассказывал и показывал простенькие бытовые заклинания, постепенно, по мере усвоения усложняя рисуемые чары. Магия относилась к разделу легкой магии и в применении волшебных вещей не требовала, считаясь слишком простой. Чары очистки, призыва, зажигания огоньков для освещения, на чем они, правда, горели, Лео еще не успела разобраться, и множество других чар.
        Некоторые заклинания у нее получались с первого раза, а некоторые практически не затрачивали ее энергии. Продолжая учить весь день, вплоть до самого ужина, дем Гор решил спросить о заклинаниях, которые они изучали первыми и к его удивлению, которое не показал бы ни за какие коврижки, Клеопатра выполнила все без ошибок.
        - Неплохо, - с неохотой признался под конец, вполне довольный проведенным днем. - Но спешу вас обрадовать, вам все равно будет очень трудно, так как последний новичок был у нас несколько лет назад, да и с детства рос в магической среде, поэтому все быстро усваивал.
        - А что же я буду делать?
        - Ничего особенного. Стараться выйти на общий уровень как можно скорее. Необходимо повысить до среднестатистического, ведь каждый сезон проходят соревнования между замками. Лучшая команда или одиночка проработавшие сложный проект, претендующий на отдельное изобретение, получает приз. Так же каждый обитатель имеет звание и от этого зависит зарплата. Чем выше звание, тем, соответственно, выше оклад. Плюс за хороший проект тоже можно получить премию.
        - Приз дается всему победившему замку?
        - Нет, не для всех, а привилегии завоевываются только для себя. Кроме того, чтобы стать полноценным обитателем вам нужно будет пройти эшеминг, но об этом потом.
        - А почему я не могу быть одиночкой и не участвовать в проектных соревнованиях хотя бы год? Неужели премия столь привлекательна?
        - Потому что одиночки - это своего рода изгои. Они сами по себе только потому, что никто не хочет брать их в свою команду. У них ниже оклад, и с большей неохотой даются звания. И даже если побеждает одиночка, он не получает таких привилегий, как команда из семи человек. Кроме того, у одиночек и команд, состоящих менее чем из четырех человек, не может быть искусника, а так искусник дается каждому, а это очень большая помощь в работе над проектом.
        - Почему именно из семи? И кто такие искусники?
        - Таким образом, захватываются все, так сказать, эшелоны власти Крепости, да и в таком случае каждый получает значительное повышение звания. Это начальные звания практически не оплачиваются, хоть и работы выполняется довольно много. А искусник это волшебник, досконально изучивший одну из областей магии, который направляет и обучает вверенное ему лицо.
        - Как будет определяться стану я медальонщиком или кем-то другим? - осторожно спросила, желая узнать, что же ее ожидает, и каким образом пройдет распределение.
        - Все узнаете в свое время. Скажу только одно: в ваших интересах стать хоть кем-нибудь иначе, нам придется отдать вас Охотникам.
        - Просто возьмете и вызовете Охотников?
        - Нет, вы не сможете оставаться в Крепости, а это равносильно передаче в их руки, что, как я говорил, убьет вас.
        - Но я все равно ничего не смыслю в магии, я даже не представляю, что это за мир. Понимаю, есть целители, но об алхимии я боюсь и заикаться. Если бы не вы, я бы даже не знала, что эта наука еще используется, изучается и развивается.
        Ужин прошел в абсолютной гармонии - Лео слишком устала, чтобы разговаривать, а дем Гор сам не хотел поднимать никаких особенно важных тем, ограничиваясь лишь ничего не значащими репликами. Только под конец трапезы возле плеча хозяйки из воздуха появился Аврель, разбрасывая золотые искры, которые как ни странно, не обжигали и ничего не подпалили. Бросив опасливый взгляд на Севема, ожидая негативной реакции, успокоилась, заметив, тот продолжает спокойно есть, думая о чем-то своем. Посадив дракончика на соседний стул, и поставив перед ним тарелку с разнообразными лакомствами: рыбу, курицу, пирожки и уйму всякой всячины, вернулась к своему ужину, но все равно иногда бросала быстрые взгляды в его сторону. Закончив с ужином, обратила внимание, ее питомец съел только рыбу.

«Рыбный день», - весело подумала, почесав зверька за ушком, и тот быстро перебрался к ней на плечо, а потом спрятался на шее под волосами, грея ее своим теплом.
        - Если вам и разрешат оставить животное в Крепости, старайтесь, чтобы его видело как можно меньше людей. Тайну делать из этого не советую, так как самые большие тайны разносятся по Крепости с молниеносной скоростью.
        - Почему?
        - Почтовые драконы - очень, очень большая редкость. Удивительно, что вам удалось его купить. Ни один волшебник в трезвом уме и твердой памяти не продаст такое существо. Они стоят сотни тысяч виржей, единственное исключение составляет, если он сам выбрал вас. Тогда его невозможно продать, но держать у себя дракона… отслеживается даже среди магов, официально, правда. Такие волшебники обязаны покупать уйму лицензий, что является слишком затратным делом. Если бы вы не додумались купить паспорт и лицензию на него, вас грозили бы выдать Охотникам или Службе Охраны Волшебных Животных.
        - А так что мне грозит?
        - Будем надеяться, ничего, но вам же лучше заверить все документы у нотариуса и спрятать их в надежном месте.
        - Где же мне найти нотариуса, тем более сейчас? - недоуменно спросила, отпивая из бокала сок, пытаясь представить, кто вообще может заверять магические документы.
        - Он придет в восемь, то есть, - Севем коротко взглянул на часы, определяя и подсчитывая. - Он должен прийти через пять минут. Это отличный нотариус, ведущий все дела моей семьи. После заверки документов, и оформлений всех копий, настоятельно рекомендую оригиналы надежно спрятать, желательно в вашу новообретенную пещеру. Это можно поручить питомцу. Почтовые Драконы безошибочно выполняют все поручения хозяев.
        - Спасибо, Севем, - улыбнувшись, поблагодарила, и буквально через секунду по замку пронеслась музыка серебряных колокольчиков, из-за чего насторожилась.
        - А вот и нотариус, - поднимаясь со стула, огласил, но хоть на его лице не отразилось ни одной эмоции, показалось, он обрадовался приходу гостя.
        Выйдя за хозяином замка в холл, и посмотрев на прибывшего гостя, стоявшего к ним спиной, была готова от души расхохотаться, но не позволила себе даже сменить заинтересованную маску на лице.
        Возле огромного камина стоял высокий статный волшебник с длинными стянутыми в хвост, едва достающими до лопаток, лунного цвета волосами, специфический оттенок которых встречала лишь однажды. Сначала Лео подумала, это один из близнецов, но очень дорогой кожаный плащ, расстегнутый ровно настолько, чтобы показать белые воротнички и манжеты, убедил в обратном. В руках, обтянутых утонченными кожаными перчатками с серебряным узором, гость держал длинный меч, а на ногах красовались сапоги, тисненные необычным узором, через щели которого поблескивали драгоценные камни, и Лео смело предположила, стоят они не меньше, чем маленькое поместье с территорией в десять гектар в центре какой-нибудь довольно небольшой столицы.

«Прелестно, мой личный нотариус - отец «тройняшек», - истерически захихикал внутренний голос волшебницы. - Так делаем на лице легкую заинтересованность и невинно хлопаем глазками, расплываясь в блаженной улыбке. Вам-то какая выгода с этого, Севем?»
        - Здравствуй Ланцерис, - поприветствовал дем Гор, подходя ближе к гостю.
        Волшебник, названный Ланцерисом, повернулся к хозяину дома лицом и теперь стоял в пол-оборота к волшебнице, которая так и осталась в дверях.
        - Гор, какие у тебя могут возникнуть неожиданные проблемы, неужели мои охламоны снова что-то натворили?! - беспечно-веселым голосом начал блондин, показывая свое хорошее настроение и легкое сомнение в важности причины приведшей его в этот дом сегодня.
        - Они, конечно, сегодня сбежали из Крепости, что не укрылось от тебя, но я уже знаю, как их наказать, и Совет Архидуайенов это одобрит, а вот проблема, похоже, большая и постоянная, - немного усталым голосом признался Севем, переведя взгляд на пляшущие в камине языки пламени.
        - Драхем сейчас в Крепости, или он приходил к тебе еще с чем-то? - уже более обеспокоено осведомился гость. - Он по волшебным меркам еще подросток, а в таком возрасте все проблемы кажутся неразрешимыми и…
        - Я не о Драхеме, - коротко прервал, едва слышно вздохнув, но в этом легком звуке эхом отразилась вся печаль и тревога, что хотел показать.
        - А в чем тогда дело?
        В ответ Севем указал взглядом на двери, где стояла Клеопатра, и Ланцерис, проследив за ним, заметно побледнел, по выражению лица четко можно было прочесть о пребывании в крайне удивленном состоянии.
        - Душа, - чуть слышным голосом произнес он, но Севем одним движением руки наколдовал кресло и, усадив в него друга, куда-то исчез.
        - Вам плохо? - подойдя чуть ближе, поинтересовалась Лео, действительно желая помочь, но совершенно не зная как это сделать. Все знания, если они и были, моментально выветрились, будто их вынесло ветром, оставившим лишь пустоту и гулкую напряженную тишину.
        Взяв себя в руки и заставив действовать, налила из графина на столе стакан воды и склонилась.

«Хорошо, хоть служащие заботятся о комфорте. В каждой комнате стоит графин с водой и фрукты», - подумала, поднося стакан к лицу волшебника.
        - Пейте, - прошептала, поднося воду к его побледневшим губам.
        - Ты вернулась, - не обращая внимания на ее действия, произнес блондин и резким рывком прижал ее к своей груди; стакан, расплескивая воду донышком протанцевал по подлокотнику, с глухим звоном упал на пол, фонтаном подбрасывая прозрачную, искрящуюся от бликов огня жидкость, но не разбился. - И материальна.

«Вы чего?» - пролетела удивленная мысль, которую невозможно было выгнать и хотелось отстраниться на более комфортное расстояние.
        - Э… господин… Ланцерис, вы, наверное, меня с кем-то спутали, - приглушенно проговорила сквозь огромное количество складок сюртука, пытаясь хоть немного ослабить его хватку.

«А одеколон у него классный», - отстраненно подумала, стоя в неудобной позе, перегнувшись через подлокотник кресла, чувствуя себя при этом ужасно глупо.
        - Да, нет же, - блондин взяв в ладони ее лицо, внимательно осмотрел его, словно в поисках изъянов. - Это ты.
        - Я - Клеопатра демро Нат. Можно просто Лео, - на всякий случай представилась, изобразив на лице мягкую приветливую улыбку, не желая показывать замешательства и смущения.
        - А я - Ланцерис дем Солерон мро Гресер, - вежливо ответил тот, с нежностью улыбнувшись в ответ, порождая своим радушием беспочвенную приязнь.
        Глаза ослепила яркая вспышка, но когда черные точки развеялись, заметила, возле кресла стоял Севем с огромным количеством различных пузырьков. Быстро смешав несколько жидкостей в призванном со стола чистом стакане, не переставая бубнить что-то себе под нос, напоил этой смесью гостя и когда на лице того появился легкий румянец, вздохнул с облегчением.
        - Гор? - бросив на Севема странный взгляд, настоятельно потребовал ответа Ланцерис.
        - Это будущий обитатель Крепости - Клеопатра демро Нат, - представил ее брюнет, делая вид, будто не понял вопроса.
        - Гор, - настойчиво повторил тот, обретая на лице краски и становясь тем же рассудительным, спокойным и почтенным как при появлении.
        - Только сегодня нам удалось обнаружить, проснувшиеся в ней магические силы, вернее она выбросила вспышку магии в размере целенаправленной двусторонней ударной волны. Ей не понравилось, как профессор с ней разговаривала. А мне теперь все это расхлебывать. Как впрочем и всегда: если кажется что все в порядке, то найдется кто-то новый, создающий проблемы.
        - Это же она, как ты не видишь?! - не слушая никаких объяснений, уверенно заявил блондин, убеждая.
        - Нет, - отворачиваясь, коротко отрезал Севем, устало потирая виски, показывая насколько его утомил долгий проблемный день.
        - Почему этим не займется кто-нибудь другой? Кто-нибудь более подходящий?
        - Потому что Бернадетт попросил меня и если бы я не был предупрежден вовремя, ни за что не смог бы спасти - ее и так чуть не поймали, а во время перехода и вовсе лишили практически всей магии. Такое впечатление, Охотников кто-то предупредил заранее.
        - Ладно, а я тебе зачем? - удивленно приподняв правую бровь, поинтересовался Ланцерис все еще пребывая в удобном кресле.
        - Паспорт и лицензия у вас при себе? - обратился дем Гор к Клеопатре, слегка повернув голову в ее сторону.
        На мгновение ей показалось, как что-то промелькнуло в его взгляде, но не успев определить, отвлеклась и потеряла мысль.
        - Да, - ответила, и, достав из рукава бумаги, передала их блондину. С тем, немного опасаясь, со столь драгоценными документами может произойти казус.
        Внимательно просмотрев бумаги и проверив бланки и печати на подлинность, Ланцерис медленно произнес:
        - К сожалению все составлено очень хорошо и юридически правильно. Не к чему придраться. Похоже, обычный кот, купленный в зоомагазине; со всеми необходимыми прививками, абсолютно неопасен.
        - Покажите своего «кота», - предложил Севем, загадочно при этом усмехнувшись.
        - Аврель, - Лео тихонько позвала, и на уровне ее глаз, разбрасывая искры, появился веселый дракончик, чуть ли не мурлычущий от удовольствия быть нужным. Взмахнув пару раз крыльями, он приземлился к ней на плечо и с нежностью потерся мордочкой.
        - Милый котик, - усмехнулся Ланцерис, поднимаясь из кресла, чуть опираясь при этом на меч, все еще чувствуя слабость в ногах. - И где вы его купили?
        - В зоомагазине, на ярмарке, - потупив устремив глаза в пол, поведала; сейчас ей почему-то было трудно удержать его взгляд, хоть и не сделала ничего предосудительного.
        Ланцерис залился раскатистым заразительным хохотом, а потом резко остановился и серьезным тоном сказал:
        - Если лжете, юная барышня, то старайтесь, чтобы ваша ложь была хотя бы правдоподобной или казалась таковой.
        - Но это правда, - обиженным голосом, заявила, отчаянно желая убедить, и чуть ли не топнула ножкой от разочарования.
        - Чтобы легально приобрести вот такого питомца, нужно продать маленькое государство, плюс еще одно за такие бумаги.
        - Я и отдала за них целое состояние, - пробормотала, пытаясь удержать взгляд темно-серых, словно хмурое море, глаз волшебника.
        - Да? - насмешливо протянул он, явно сомневаясь в ее словах, от чего стало еще обиднее.
        - Три с половиной тысячи орбату для меня действительно целое состояние. Я, конечно, понимаю, это слишком много и было глупо выбрасывать такие деньги на ветер, получая лишь зверя с его скорлупой и бумаги на него, но… - Клеопатра запнулась, потому что хохотали уже оба волшебника, что совершенно сбивало с толку и обижало еще более. - Я что-то смешное сказала?
        Она сильно разозлилась, так как оба от хохота только по полу не катались. Но стоило перевести взгляд на окно, как с сильнейшим громом в него ударила молния, яркой вспышкой, словно водопадом света оплавляя подоконник и стекла. Мгновенно испугавшись, почувствовала, вся злоба прошла, а за окном начал лить дождь, принося в помещение легкий свежий ветер с воздухом, обильно насыщенным озоном, от чего по коже пробежала легкая дрожь наслаждения.

«Может извиниться? Не-а, сами виноваты. Нечего обижать волшебницу с еще не до конца сформировавшейся психикой, ведь она должна формироваться дольше из-за волшебных способностей? Особенно, если энергия выбрасывается в окружающую среду таким способом», - мстительно подумала, намеренно потупив глаза в пол, делая вид, будто ей жаль разбитого окна, хотя осознание, испорчена чужая собственность принесло некоторое смущение.
        - Говорил же, это ходячая проблема, - пожаловался Севем, рисуя многогранный тетраэдр в воздухе, который, с легким шлепком упав на подоконник, похожий на прежний, будто в пущенной назад замедленной съемке, полностью восстановил разрушенные части.
        - Ладно, я подумаю, как это можно устроить. И надеюсь, больше повезет Громсесу приютить новичка в своем замке, - мстительно улыбаясь и делая копии с бумаг, произнес Ланцерис и, передав оригиналы обратно ей, вскинув золотой порошок, исчез, оставляя после себя запах разгоряченной степи.
        - И чем вам не угодило мое окно? - насмешливо хмыкнул хозяин замка, словно собираясь отомстить ей за эту маленькую выходку.
        - Нервы шалят. Я думаю, слишком много событий на сегодня, - Лео осторожно отступила, опасаясь, а вдруг волшебник начнет на нее кричать и уж совершенно не хотелось вдруг стать жабкой.
        - Идите спать. Завтра вам понадобится много сил и терпения, так как во избежание избытка свободного времени будете изучать основы магии и перед сном пролистайте книги, хотя бы по несколько глав из каждой, для ознакомления.
        - Хорошо, - испытывая некоторое облегчение, согласно кивнула и, выйдя из холла, неспешно, вспоминая дорогу, направилась в свою комнату.

«Надо как-то научиться управлять своими эмоциями, а то не дело вот так срываться, а если бы это было не окно, а человек? - с ужасом стала думать, поднимаясь по лестнице, тяжело передвигая ноги, чувствуя слабость. - Представляю, если такое умею я, то, на что способен тот же Ланцерис, я уже молчу о Севеме, который всегда выглядит спокойным явно не просто так. Мама, куда я попала?»
        Почему-то ей так сильно захотелось домой к маме, где спокойно и уютно, что на глаза навернулись слезы. Неожиданно услышала слабое урчание и, повернувшись на звук, поняла, эти звуки создавал ее дракончик. Если прислушаться, то получалась мелодия - немного грустная, но успокаивающая, оставляя после себя легкий ветерок надежды в душе.
        - Маленький, - нежно проворковала, погладив зверька между ушками. - Ты решил меня успокоить.
        Очутившись в своей комнате, первым делом обратила внимание, красный цвет исчез, возвращая спокойствие: ковер стал темно-синим, а портьеры и балдахин на кровати - нежно-голубые, стол, трюмо и секретер - черные.
        - Красота, - улыбнулась Лео и пошла в смежную комнату, желая привести себя в порядок перед сном.
        Приготовив себе ванную с душистой пеной и добавив в нее специальных масел, стоящих в разнообразных баночках на бортике, выбрав по запаху: эвкалипт, бергамот, пачули и немного жасмина, придавая чуть сладковатый запах, погрузилась в воду, начиная раздумывать о том, как повернулась ее жизнь.
        Когда устала лежать и поняла, вода остыла, покинула ванну и, завернувшись в полотенце, вошла в комнату, ощущая на коже мягкий кокон магии. Переодевшись в просторные штаны на низкой посадке и белую майку, уселась читать первую попавшуюся книгу, которая нашлась по алхимии. Стало интересно, как смотрят на эту науку волшебники и не потеряла ли наука своего содержания с веками.

«Какой ужас, - негодующе подумала, пролистав первые несколько глав. - Здесь же одни термины, непонятные реакции, совместимость веществ и их описание. Да это все зубрить надо, чтобы хоть чуточку понять. Неужели он думает, я выучу хотя бы одну главу до завтра? - изумилась, обводя книги взглядом, понимая, люди это изучают с детства, накапливая информацию годами».
        Вдруг, будто случайно, ей на глаза попалась та самая древняя книга с почти стертым названием. Поднявшись и взяв ее в руки, начала перелистывать и углубилась в чтение, но после беглого просмотра, не обнаружила ничего интересного. В книге говорилось о том, как можно изменить свою жизнь к лучшему, используя специальный отвар, искупавшись в котором можно было приманить удачу. Единственное, смутила ее первая страница книги, где должно было красоваться название. Посреди страницы в готическом стиле четко написано слово «ЛЮТЕР», а под ним в виде симпатичных появляющихся разноцветных звезд вырисовывалось перепончатое крыло.
        Посмотрев на картинку несколько минут, Лео дождалась пока рисунок исчезнет, и произнеся название как заклинание, делая ударение на первый слог, провела кончиком ноготка за появляющимися звездами. Как только рисунок замкнулся, книга, засветившись ярким зеленым светом, выпустила маленький хоровод желтых искр, впившийся в лоб волшебнице.
        В следующий момент, поняла, о чем эта книга, словно только что прочитала ее и запомнила слово в слово. Оказалось, у книги был скрытый смысл - в ней рассказывалось, как можно удержать и многократно увеличить приток магической силы, заключая ее в клетках организма.
        Решив проверить новую информацию, проделала ту же операцию сразу над всеми книгами, связанными с алхимией и сильно удивилась, когда поняла - она знает, ЧТО написано на каждой странице каждой книги. Улыбнувшись в азарте и жажде нового, повторила заклинание с остальными своими книгами и прислушалась к ощущениям.
        Внутри бушевала гамма эмоций от легкой заинтересованности до эйфории от полученных знаний. Ее магия перетекала с кровью и рвалась на волю, словно переполняла, приспосабливалась. Это чувство было сравнимо лишь с несильным перееданием и тянущим чувством, но с тем в организме появилась невообразимая легкость, убеждая в потере нескольких килограммов. Наколдовав тонкую ткань и, со второй попытки, изменив ее на удобные голубые кроссовки, решила спуститься вниз в библиотеку, которую мельком видела по пути в обеденный зал.
        Тайком пробежав по коридорам, оглядываясь на каждый шорох или дуновение ветра, с колотящимся от воодушевления сердцем, радостно отметила: библиотека пуста. Оказавшись внутри, принялась «читать» все подряд, даже не снимая книг с полок, желая получить как можно больше информации, думать о которой сможет и позже. Прочитав примерно треть из небольшой, но определенно ценной части книг, Лео поняла, очень сильно устала - все тело будто налилось свинцом, не позволяя двигаться, казалось, кожа начнет трескаться под напором магии. Зрение упало до минимума: картинка окружающего мира неумолимо расплывалась и даже темнела, убеждая в отсутствии осветительных приборов. У нее хватило сил только снять первую же книгу с ближайшей полки и забраться в мягкое прогретое кресло у камина. Как ни странно, но за время, проведенное в библиотеке, никто ее не беспокоил и, казалось, не искал.
        Теперь можно было спокойно посидеть и мысленно разобрать информацию: у нее полностью изменилось мнение об алхимии. Ведь все, что читала в библиотеке своего института по этому поводу, сводилось к получению философского камня и превращению неблагородных металлов в золото, а лишь эта позиция ей очень не нравилась. Сейчас же, углубившись в эту науку, поняла, алхимия является основой множества наук: медицины, химии, трансформации, метаморфоз на клеточном уровне, что с ее помощью можно вернуть жизнь, практически возродив из пепла, по капле отмерить здоровье, обмануть любую болезнь и вернуть ушедшую молодость.
        Проснулась Клеопатра от яркого солнечного луча, змейкой вившегося у нее на лице, немного жаля воображаемыми острыми чешуйками. Открыв глаза, не сразу поняла, где находится, потому что приснилось, будто все произошедшее за последний день: и волшебная ярмарка, и дракон-питомец, и магия - прекрасный сон.
        - Вам снова не понравилась комната? - насмешливо поинтересовался Севем, стоящий возле окна. Понять, как долго он там находится, было невозможно, только казалось странным, ее не разбудили раньше.
        Волшебница попыталась встать из кресла, но все тело затекло и нещадно ныло от каждой потуги на движение. Тут на нее словно лавиной накатили события вчерашнего дня, и непреодолимо сильно захотелось поделиться новостями.
        - Я вчера нашла одно заклинание… - она запнулась, по мышцам спины пробежал сильный прострел, и ей стало очень трудно и больно дышать. Судорога свела все мышцы, молнией распространяясь и впитываясь в кожу, сковывая, заставляя замереть, испытав панический испуг, словно навсегда разучилась дышать. И так сильно хотелось закричать.
        - Только одно? - усмехнулся он, подходя ближе и вставая в столп яркого утреннего света, казалось, специально показывая свой идеальный бодрый вид.
        - Я хотела сказать, оно очень важное, - полностью расслабившись в кресле, ответила, с тем пытаясь в памяти найти, что сможет ей помочь.
        Вспомнив, прочитанное о начертательной магии - название показалось ей интригующим - представила себе, как рисует на коже невидимые рисунки, а излечивающие звездочки проходят по всему ее организму, оставляя в мышцах после себя лишь легкость и неприятные воспоминания. Она всеми силами надеялась, все получится, иначе новая истерика не за горами.
        - Что же это за чары такие, что заставили вас ночевать в библиотеке? - абсолютно без какой-либо эмоции на лице поинтересовался волшебник, с тем тщательно скрывая недовольство и магию, а возможно и гнев.
        Почувствовав, сильные болезненные ощущения ушли, оставив после себя лишь иногда появляющуюся терпимую судорогу, Лео неспешно поднялась из кресла, все же опасаясь почувствовать резкую вспышку обжигающей боли.
        - Заклинание, с помощью которого можно читать книги, - не желая показывать своего сильного восторга, старалась говорить ровно и непринужденно, будто обсуждая цвет сегодняшнего наряда.
        - Да вы что?! Правда? - издевательски протянул Севем, эмоциями и голосом давая понять, такое в принципе невозможно. - Надеюсь, вы также выяснили, с помощью этого заклинания можно ПРОЧИТАТЬ только ГЛАВУ из книги, но практически ничего не запомнить - лишь основные моменты, а мигрень появится невыносимая, - сделав особое ударение на словах, продолжал, чуть ли не с жалостью смотря на нее.
        - А что это за чары? - на всякий случай решила уточнить - может у нее особенность организма и это заклинание действует на нее так благотворно?
        - Вы не забыли? У нас на сегодня много работы, а рассказывать о вредных заклинаниях я не намерен.
        - Просто я использовала начертательную магию, сотворив заклинание под названием «Лютер» и запомнила прочитанные книги, - подступая в сторону окна, возразила, все еще надеясь, «буря не грянет».
        - Чары «Лютер», - Севем сделал ударение на второй слог, - используются исключительно для перелистывания страниц, и его невозможно начертать, - безапелляционно заявил, в подтверждение своих слов едва тряхнув головой. - Через полчаса - завтрак.
        Закончив говорить, он вышел из библиотеки, а все вопросы, которые Лео хотела задать, так и остались без ответов, продолжая крутиться и жужжать, походя на улей пчел.

«И все же, Севем довольно интересный, - легко улыбнувшись, игриво подумала, направляясь в свою комнату. - Есть в нем что-то такое… притягательное», - чуть ли не мечтая, медленно поднималась по лестницам, думая лишь о хозяине замка и его неординарных глаза, в которых увидела искры магии.
        Споткнувшись, решила выбросить отвлекающие мысли из головы, а вернувшись в свою комнату, приняла душ и принялась одеваться. Достав из шкафа новую обувь и одежду, с потаенной радостью надела невысокие коричневые сапожки на шпильке, черные бриджи и блузку с широким рукавом цвета молочного шоколада. Активирующая руна, показанная ранее сапожником и начертанная на подошве сапог, и ее ноги не устанут даже, если за сегодня ни разу не присядет. Заплетя волосы в замысловатую прическу, достала и надела ножны с кинжалом, а погладив по крылышкам дракончика лежащего к верху животиком, отправилась на завтрак, на который все-таки опоздала, так как Севем уже пил кофе, как видимо, не дождавшись ее.
        - Вы научите меня телепортации при помощи золотого порошка, а также перемещению по зеркальной сети? - с энтузиазмом спросила, стремительно входя в помещение.
        - Сначала мне бы хотелось научить вас пунктуальности, - холодно ответил брюнет, так и не подняв глаз от утренней газеты.

«Ну и голос, кто его с самого утра успел так разозлить? Напою ядом виновника его плохого настроения. Мне с Севемом еще целый день проводить вместе, а если он будет рычать - я вряд ли что пойму из объяснений», - мимоходом подумала и решила вести себя более осторожно.
        - По-моему я как раз вовремя. Кофе со свежей булочкой - отличный завтрак. Заодно сэкономим время на правилах этикета.
        - Если бы вы всегда завтракали булочками, сомневаюсь в успешных попытках сохранить цвет лица, а скелеты мне в замке и вовсе не нужны, - скептически подметил дем Гор, будто сам старался успокоиться и не сгонять свое зло на ней.
        - Вы правы. Я всегда стараюсь завтракать фруктами, но так как на вашем столе я вижу только пирожные и пирожки…
        - На завтрак у вас овсянка с ягодами и только потом пирожные, - не удержавшись, сердито прошипел он, резко откинув газету в сторону.
        - Раз такое наказание за опоздание, я его вынесу… может быть, - усмехнулась Лео, но поняла, лучше бы промолчала. - Может, я съем яблоко, и мы пойдем заниматься алхимией или начертательной магией?
        - Отлично, - еще яростней уже прорычал. - Обед в два, и если захотите есть раньше, можете отправиться в соседний лес за подножным кормом, - выплюнул и черным вихрем вылетел из зала и до самого его выхода Лео думала, стулья обязаны рассыпаться, так сильно они задрожали.
        - Рем, - позвала, и служащий тут же появился. - Хозяин с кем-то утром разговаривал?
        - Да, мадемуазель. По зеркалу, мадемуазель, - низко кланяясь, ответил тот, жалобными глазами посмотрев на нее, будто в ожидании поощрения в виде чего-то вкусного со стола.
        - Случилось что-то?
        - Нет, мадемуазель. Обсуждение велось лишь о кандидатурах, которые могут повышать квалификацию, да и просто знания всех, состоящих в штате магов Крепости, ведущих индивидуальные часы.
        - А Севем состоит в этом штате? - спросила, откусывая кусочек от огромного яблока, принесенного служащим специально для нее.
        - Нет, хозяин находится на охране Крепости, - гордо выпрямившись, ответил Рем, словно это была его личная заслуга. - Это работа требует высокой степени ответственности, но зарплата почему-то меньше.
        - А сколько всего квалифицированных магов в Крепости и чем они занимаются?
        - Примерно по искуснику для каждой команды из обитателей званием ниже этремейжа и мастеру - выше, так как этремейжи уже могут быть искусниками. То есть как минимум несколько сотен.
        - А чем занимаются искусники и мастера? Им платят за каждого подопечного?
        - Помогают постичь магическую премудрость, овладеть собственной силой, подчинить ее себе, - довольный собой, объяснил тот, стремясь как можно больше выдать информации, будто с ним раньше никто не разговаривал.
        - Отведи меня в лабораторию к твоему хозяину, - попросила, решив подумать об этом несколько позже, а сейчас ее ждал не в меру злой Севем.
        Доедая по дороге фрукт, лихорадочно вспоминала все, почерпанное из книг, стараясь повторить в памяти прочитанные вопросы и термины из справочников, но те всплывали с удивительной четкостью и страх, будто она все забыла понемногу уходил.
        Служащий остановился перед одной из дверей подвального помещения и, оставив после себя неяркую вспышку, словно от фотоаппарата, исчез. Лео немного осмотрелась, мысленно вспоминая дорогу назад, на случай если ее завели не туда, постучалась, а услышав приглушенное «войдите», осторожно приоткрыла двери и протиснулась внутрь.
        Почти половину всего свободного места занимал обшарпанный массивный стол, на котором стояла горелка и несколько реторт, соединенных в схему, множество веществ в аккуратных баночках и флаконах также были рядом, а по периметру стен, размещались стеллажи с остальными ингредиентами и уже готовыми результатами алхимической деятельности.
        - Подходите к столу и называйте все вещества, что видите, - поворачиваясь лицом ко входу, вполне спокойно предложил Севем, не теряя бесстрастного выражения лица. Казалось, он может в любую секунду сделать что-то полностью сбивающее с толку.
        Лео осторожно подошла, всеми силами стараясь не дрожать от страха, чувствуя себя, будто идет в клетку со львом.

«Как на экзамене», - мысленно фыркнула, пытаясь себя хоть немного приободрить, что вполне получалось.
        - Порошок из спор папоротника, - назвала первое вещество в коробочке, стоявшее поблизости и отличающееся ярким бурым оттенком, изображение с которым тут же всплыло в мысленной картинке перед глазами. - Хвосты скорпионов, жало мантикоры, в белом порошке экстракт яда гремучей рептилии Полихаеса, мелисса, хмель. В бутылочках - яд гремучей змеи, вытяжка из листьев северной чумы, тертый и заспиртованный корень серебристого лютика, и настойка пиона. Если мы будем делать органические вещества, а именно обезболивающее, то настойка пиона лишняя, а если снотворное, то нужно убрать хвосты скорпионов и яд гремучей змеи, - поднимая глаза, негромко произнесла, уверенная, ничего не забыла. - Если же это будет наркотическое из ряда наполовину органических, то не хватает хлорида алюминия, бензольных соединений и реагентов для гидратации, а для яда «Ресоль» - еще и гидрата аммония, хотя цикл его изготовления составляет почти полную неделю.
        - Что же, смею заметить, пару листов из справочника вы прочитали. Мы будем готовить обезболивающее вещество со снотворным эффектом, - неприязненно скривившись, огласил, положив перед ней листок с поэтапным ходом работы.
        Лео включила горелку и поставила над ней небольших размеров колбу с простой дистиллированной водой. Работая по инструкции под пристальным присмотром Севема, старалась делать все правильно, но не отклоняться от указаний.
        Это было слишком похожим на опыты в химической лаборатории, поэтому вскоре расслабилась и стала спокойно работать. В самом начале налила в колбу ровно пинту воды, а когда та начала кипеть, приглушила огонь и добавила споры папоротника. Отмерив точно одну троицкую унцию перетертых в порошок хвостов скорпионов на весах, добавила в промежуточную колбу два цветка мелисы, а потом 2.85 грамма порошка. Мелко перетерев и перемешав одно жало мантикоры, по щепотке добавляя хмель, пока смесь не приобрела стойкий цвет медного купороса, стала медленно посыпая добавлять их в конечную колбу, аккуратно помешивая при этом специальной хрустальной палочкой. Снова увеличив огонь и доведя первую жидкость до кипения, добавила корень лютика, а после того как исходная жидкость стала прозрачной - начала отмерять по каплям вытяжку из листьев северной чумы, пока окончательное вещество не приняло нужный окрас.

«Всегда ненавидела титрование. Хорошо, Севем не стоит надо мной, а тихонечко отсиживается в уголке, иначе мое снадобье закипело бы раньше, чем я включила огонь под колбой, - благодарно подумала, бросив быстрый взгляд на читающего книгу волшебника. - Жалеет свою лабораторию. Оно и понятно. А теперь нужно добавить двенадцать капель пиона. Раз, два, три…»
        На цвет вещество вышло, как должно было - прозрачное с нежно розовым оттенком.
        - Почему вы поменяли местами седьмую и восьмую стадии? - недовольно спросил дем Гор, проверяя на свет получившееся лекарство.

«Заметил все-таки. А я наивная думала, ты книгу читал».
        - При таком наборе веществ, если настойку пиона добавлять в лекарство раньше вытяжки из листьев северной чумы, оно потеряет часть своих свойств. То есть боль будет пробиваться сквозь сон, и на утро пациент проснется не в таком хорошем состоянии. Я это вчера прочитала в книге под названием «Поэкспериментируем? Совместимость веществ и готовых лекарств».
        - Хорошая книга, но у автора как раз проблемы с совместимостью веществ. В данном случае ваш пациент беспробудно заснет на неделю, - недовольно произнес он, доставая из своей книги листок с перечнем вопросов. - Тогда проверим, что вы еще вычитали. На вопросы отвечайте коротко, сжато и по существу. Если в ответе нет уверенности, пропускайте вопрос.

«Ничего себе. Восемьдесят вопросов», - мысленно ужаснулась Лео, бегло просмотрев листок, желая оценить объем работы.
        - А сколько у меня есть времени? - осторожно спросила, боясь, это надо будет написать за ближайший час.
        - До обеда, - коротко отозвался Севем, снова присаживаясь в кресло и закрываясь книгой, делая намек, не собирается следить.

«А списывать можно?» - ехидно подумала в ответ, убирая остатки веществ со стола обратно на стеллажи и вымывая колбу от готового лекарства, чтобы не отвлекало своим стойким запахом.
        Основная часть вопросов относилась к составу и ходу работы разнообразных органических веществ, начиная с простейших и заканчивая противоядиями. Некоторые вопросы требовали указание свойств веществ и описание составных этапов приготовления. Как ни странно, все вопросы в одной или другой форме высвечивались в книге соответствующего уровня, поэтому ответила на них, практически не задумываясь над темой, пусть и останавливалась, пересчитывая термины из списка. Сначала ей очень сложным показалось писать странной палочкой, которая напоминала чернильную ручку, а заряжалась черным порошком. Той достаточно немного постоять в «чернильнице», наполненной таким порошком, и некоторое время писала, словно ее зарядили пастой. Уже подходя к третьему вопросу, помарок стало значительно меньше, а палочка сдавалась не такой тонкой и неудобной, как показалось ранее, поэтому работа пошла быстрее.
        Неожиданно Лео почувствовала прилив тепла на спине и, обернувшись, заметила кончик хвоста своего питомца, от чего невольно улыбнулась и пальчиками свободной руки легко поймала хвостик, нежно погладив.

«Это мне придется носить прически под названием «воронье гнездо», а то в Крепости появится, пусть даже так незаметно и без искр - хлопот не оберешься», - ненадолго отвлекаясь, подумала, с новыми силами принимаясь за работу.
        Глава 5. Пути гостей неисповедимы
        Вот бы узнать: кто такая эта Душа и неужели мы так похожи?
        Ланцерис.
        Он показался мне слишком хладнокровным, чтобы показывать такие сильные эмоции, - проносились мысли в голове Клеопатры, когда гуляла во внутреннем дворе замка, практически не замечая его красоты, но отдавая должное мастеру с таким искусством распорядившемуся местом. - Да и теперь: кто расскажет, с чего они так смеялись? Душа, может это что-то наподобие волшебного высоко эмоционального существа, вблизи которого невозможно скрывать эмоции? Нет. Такого животного не существует, и я не зверь. Ну и о чем же я думаю? Скорее всего, эта какая-то их знакомая, на которую я немного похожа.
        Сразу после обеда Севем дем Гор, дав Клеопатре задание - прочитать несколько книг по боевой магии, куда-то отправился, воспользовавшись для этого зеркалом, и пообещав вечером проверить, причем на практике, насколько хорошо усвоила боевые и защитные приемы.
        Закутавшись в теплый плащ, подкладка которого была из приятного на ощупь мягкого белого меха, Лео бродила по узким тропинкам, вспоминая, пытаясь освоить и выпустить прочитанные боевые заклинания. На практике, все оказалось намного сложнее, и правильно воспроизвести получались лишь с четвертой, а то и пятой попытки, а то не получались и вовсе, так как предполагалось, у нее должна быть волшебная вещь, а не защитный амулет. Что имелось под волшебной вещью, понимала плохо, но спросить было не у кого.

«Конечно, алхимия легче. Там нужна точность и аккуратность, а здесь - выворачивай руки бантиком», - зло думая о магии, Лео пыталась проделать очередное заклинание для которого нужно иметь волшебную вещь.
        Стало темнеть, и приняв решение пойти в свою комнату, начала путь назад. Ужинать совершенно не хотелось, поэтому, не смотря на зазывающий горящий свет, прошла мимо трапезной и поднялась к себе.

«Интересно, где это Гор?» - пространно подумала, переняв манеру Ланцериса мысленно называть Севема «Гор» и решила повторить освоенные заклинания, но уже без мнимой волшебной вещи, так как ее, все же, не было, да и отпадала надобность напрягать руки.
        На удивление некоторые заклинания получались так, даже имели хорошую силу, но от этого почувствовала себя крайне уставшей уже после десятого с трудом правильно сделанного заклятья. Решив больше себя не мучить, спустилась в библиотеку и подумывала дочитать оставшиеся две трети стеллажей, но после «прочтения» книг с трех полок в одном шкафу, у нее дико разболелась голова, что захотелось снова проветриться на улице. Посидев немного у камина и придя в более-менее нормальное состояние, отправилась обратно в свою комнату и там, хорошо укутавшись в мягкое теплое одеяло, словно пушистое облачко, быстро заснула.
        Проснулась уже утром от громкого мурлыкания. Как оказалось, ее разбудил Аврель, ему было скучно, но она не чувствовала себя уставшей, поэтому сладко потянулась с удовольствием выгибая спину, словно кошка. Улыбнувшись и ласково погладив своего питомца за ушками, который еще громче заурчал от обилия полученного внимания, осмотрела комнату.
        Сначала удивилась, придя вечером, Севем не разбудил ее практиковать заклинания, но подумала, он пришел слишком поздно и, не желая тратить свое драгоценное время, оставил ее в покое.

«Ой, - вдруг спохватилась, вспоминая отдельно брошенные фразы. - Наверное, уже сегодня я отправлюсь в Крепость. Интересно, когда и как я поеду, надеюсь не по зеркальной сети? А как будет проходить обряд?
        А вдруг выяснится, мне там не место или по каким-то причинам я не подхожу?
        Надо мной же все будут смеяться. Тогда я поеду домой - такого позора я не вынесу.
        А Охотники? А маленький Аврель?»
        Быстро приняв душ и одевшись, Лео, разрешив дракону сидеть на своем плече, спустилась в трапезную, где надеялась увидеть хозяина замка. Часы показывали половину девятого, и вопреки всему ощутила странное беспокойство, будто что-то забыла. Влетев в яркое от солнечного света помещение, увидела хмурого Севема, от чего еще более стало не по себе. Весь его немного потрепанный вид, говоривший, он не только не спал, но и не ночевал дома, немного обескураживал и совершенно не клеился с тем представлением о нем, каким ухоженным показался ей в первый раз.
        Поздоровавшись, присела за стол и стала молча завтракать, так как расспрашивать хозяина замка о его времяпровождении у нее не повернулся язык, притом, глубокая складка между бровей, говорила - настроение у него не настолько хорошее, чтобы вести приятные беседы.
        - Сейчас без пятнадцати девять, - дем Гор холодно начал разговор, продолжая мелкими глотками пить черный ароматный кофе. - Вы уверены, что успеете?
        Лео мгновенно перестала есть и перевела удивленный взгляд на собеседника, пытаясь вспомнить, может все же упустила момент начала разговора?
        - Простите, успею куда? - осторожно всматриваясь в черты его лица, поинтересовалась.
        - На самолет, конечно, так как общий портал сегодня не работает, - словно подул северный холодный ветер - таким голосом ответил, от которого захотелось как минимум завернуться в теплый плед.
        - На самолет, куда? Кажется, еще позавчера говорили, я на днях должна буду отправиться в Крепость, а не домой? - спокойно спросила, начиная лихорадочно вспоминать, где находятся ее вещи и прикидывая, сможет ли за десять минут собраться и прибыть на место отправления, и не мешало бы еще пройти регистрацию. - Но если нужно, я успею. Правда, у меня даже билета нет.
        - Разве он не лежит у вас на секретере? - обманчиво спокойным голосом, поинтересовался Севем, небрежно откинув ненужную салфетку.
        - Аврель, принеси, пожалуйста, билет с секретера, если он там есть, - ласково попросила, думая, как Почтовый Дракон, питомец исполнит ее просьбу, пусть это будет и трудно.
        Аврелий, взмахнув крыльями, исчез, оставляя после себя завесу искр, и практически в тот же момент, пока маленькие звездочки не упали на пол, появился с листком в зубах. Взяв билет, обнаружила, самолет действительно улетает в девять и билет выписан на ее имя. А место назначения - Франция.

«Ой, - испуганно подумала, вскакивая со стула. - Еще не хватало опоздать на самолет и вообще не попасть в Крепость. Вот так проиграть войну за неимением сапог», - пронеслась еще одна лихорадочная мысль.
        - Сидите, - уже более спокойно, и каким-то усталым голосом окликнул ее дем Гор. - Позавтракайте нормально. Все равно вы уже опоздали.
        И действительно, на часах было без пяти девять. При всем желании она не успеет собрать вещи, и даже если налегке ее телепортируют в аэропорт, не успеет пройти регистрацию и сесть на самолет. Сразу стало так грустно: неужели ей теперь не попасть в Крепость, в Гильдию Предварительного Определения Магии?
        - За мной скоро придут? - Лео постаралась, сделать голос ровным, но тот сорвался на последнем слове, выдавая все волнение.

«Он передумал и отдаст меня Охотникам? Хорошее было путешествие перед прощанием с жизнью, но теперь мне, наверное, все равно нужно собираться. Может, повезет, и я отправлюсь домой и в институт? Мама точно скажет, я разочаровала ее. Она, наверное, так обрадовалась, узнав, я тоже волшебница, а теперь?
        Неужели у меня даже кулон заберут. И Авреля? - пытаясь придушить эмоции, подумала Клеопатра, отворачиваясь от стола, не желая показывать покатившихся по лицу слез. - Нет. Дракона я точно никому не отдам! Он мой».
        Севем еще что-то говорил, но она не слышала его, а сама уже направлялась к выходу.
        - Позвольте узнать, куда же вы собрались? - уже в проходе настиг ее ехидный голос, который, наконец, пробился сквозь ее мысленную завесу.
        - Вещи собирать, - не поворачиваясь к нему лицом, ответила чуть дрогнувшим голосом и вышла.

«Небо меня понимает, - заглядывая в окно, Лео выгнала пролетевшую мысль в голове. - Оно тоже плачет - вместе со мной».
        Пользуясь начертательной магией и рисуя заостренным ноготком пентаграммы уменьшения, начала накладывать заклинания на все свои вещи: книги, одежду, даже корзинку дракона, продолжая думать, сказка была очень хороша, но не про ее честь.
        Собрав уменьшенное, внимательно осмотрела комнату и ванную на предмет своих вещей, чтобы ничего не забыть, а то потом будет стыдно, если пришлют атрибут ее нижнего белья почтой. От последней мысли волшебница густо покраснела, но, подхватив дракончика, все же решила спуститься вниз; возможно Севем будет любезен и отправит ее в аэропорт.
        Оказавшись в холле, обнаружила там Ланцериса, и почему-то сразу стало теплее на душе; может из-за его нескрываемой радости при первой встрече, а может из-за теперешней улыбки. Нет, блондин не расплылся в дебильной мине всепоглощающего прощения. Его улыбка была мягкой и немного подбадривающей, говорящей: «У тебя все получится», а потом, подойдя ближе, спросил:
        - Что случилось? Ты плакала? - он поднял ее лицо за подбородок к свету.
        - Конечно же, нет, - горделиво взмахнув головой, ответила, пряча лицо в относительной тени.
        - Конечно же, нет, - передразнил ее Севем дем Гор, а потом добавил. - Она думает, если опоздала в аэропорт, то никакая Крепость ей не светит, и зачем кого-то слушать, ведь собственные выводы всегда самые верные, - саркастично закончил, стоя возле подрагивающего зеркала.

«Ну, конечно же. Магия мысли. Я почти забыла, что такое возможно. Вот бы такому научиться и зачем тогда зубрить научные трактаты - при случае все можно вытащить из головы присутствующего мага», - приободрившись, подумала, желая научиться такому полезному волшебству.
        - Попробуйте, - ответил на ее мысли дем Гор, поворачиваясь спиной к зеркалу.

«Потрясающе, - скептически фыркнула. - И зачем вам мой мусор в голове?»
        - Надеюсь, вы не разнесете мой дом, если я вас оставлю на некоторое время, - ехидно заметил Севем, коварно улыбаясь, словно задумал какую-то пакость.
        - Вы уже оставляли меня одну практически на целый день, - спокойно ответила Лео, но пролетевшая мысль заставила встрепенуться. - Или вы имели в виду НАС? - вскинув глаза на хозяина замка, переспросила, кивнув в сторону Ланцериса.
        - Да, ВАС, - ответил он, обманчиво хмурясь, но ей показалось, на самом деле забавлялся.
        - Тогда не знаю. Все зависит от более сильного волшебника, - шутливо проговорила, потупив глаза в пол. - С него и спрашивайте.
        - Прелесть какая, - произнес Ланцерис, по-хозяйски развалившись в кресле возле шахматного стола. - Сыграем? Гор, а ты иди - у тебя дела…
        - Надеть бы на вас браслеты… платиновые, - немного наморщив нос, начал Севем, словно был хищником и собирался укусить.
        - Но ты сегодня добрый, - самодовольно перебил его Ланцерис, расставляя шахматные фигурки.
        Хмыкнув, дем Гор прикоснувшись печаткой к зеркалу, вошел в него, и то снова начало отображать холл, в котором стало невероятно тихо и появилась возможность свободно услышать тиканье часов, находившихся в библиотеке.
        - Я плохо играю в шахматы, - хотела отказаться нахмурившаяся Лео, подходя ко второму креслу возле стола.
        - Я люблю выигрывать, - ухмыльнувшись, кардинально радостно продолжил блондин, поворачивая доску золотыми фигурками, украшенными рубинами к себе, а серебряные с изумрудами к ней.
        - А вот я предпочитаю не проигрывать.
        - Может у тебя есть другие предложения? - подмигнул тот, предлагая ей выбрать характер времяпровождения.
        - Господин…
        - Просто Ланцерис, я же не настолько стар, - перебил он, продолжая ухмыляться.
        - А вы умеете летать? - Лео сама удивилась своему вопросу, ведь она совсем не это хотела сказать.
        - Во-первых, мы уже перешли на «ты», а во-вторых, на улице нелетная погода. Кроме того, неужели ты хочешь надеть мне на спину крылья? - весело хмыкнул он, подшучивая над ней.

«Было бы очень интересно», - развеселившись подумала, представляя его с ангельскими крыльями, но об этом решила умолчать.
        - Хорошо. Я сыграю с тобой в шахматы, если ты полностью ответишь на один вопрос.
        - Как ты можешь быть уверена, что я отвечу правду? - на этот раз ухмыльнувшись по-особенному, поинтересовался, зарождая сомнения. - Но задавай свой вопрос.
        - Кто такая «Душа»?
        - Волшебница, - коротко поведал, теряя веселость. - Серебро ходит первым.
        - А подробней?
        - Ты хочешь, чтобы тебе солгали? - через некоторое время спросил, все еще оставаясь полностью серьезным.
        - Нет, Ланцерис.
        - Тогда не задавай глупых вопросов, - холодно кивнул, прикоснувшись к одной из фигурок и та, словно ожила, прошла по доске и снова замерла, словно никогда и не оживала. У Лео создалось впечатление, Ланцерис не играет, а позволяет жить маленьким фигуркам своей жизнью. Он не отдавал приказов, куда нужно двигаться, не принуждал становиться на место, где их обязательно казнят, только касался, будто давал не возможность двигаться, а предупреждал, наступило ее время жить.
        - А если мне интересно? - делая очередной ход, спросила, рукой передвигая свою фигурку, так как еще не умела оживлять предметы.
        - Любопытство, между прочим, кошку сгубило.
        - Но я же не кошка, - немного обиженно, протянула, снова вручную переставляя фигурки, когда Ланцерис прикасался к своим и те, оживая, сами передвигались, что казалось ужасно несправедливым.
        - Вот и радуйся. Кошкам живется нелегко. Шах и мат, - улыбнулся, возвращая веселое расположение духа.
        - Что собственно и следовало доказать. Может лучше, поведаешь, чем отличается экономический мир волшебников, Охотников и других рас?
        - О, - оживился Ланцерис, словно это был его конек и на самом деле мог говорить об этом годами.
        Он стал рассказывать о банковском рынке, о бирже ценных бумаг: как впервые занялся спекуляцией виржей и вышел на мир нофосов, где намного проще делать деньги, особенно если купить несколько высокодоходных предприятий или компаний. Под миром нофосов он имел в виду не какую-то отдельную ограниченную территорию, а в целом весь мир, где и жили обычные люди и Охотники, за исключением территорий, принадлежащих волшебникам. Рассказал, как в свое время купил акции какой-то технической компании и за счет этих акций очень долго поддерживал в нужном состоянии баланс волшебного мира, имея возможность купить абсолютно все. А главное его деятельность не шла в разрез с идеалами Охотников.
        Так они, попивая чай, умиротворенно разговаривали, попутно вспоминая различные смешные истории.
        - Я смотрю вам здесь весело. И дом на месте, - в дверях стоял Севем Немезидей дем Гор, собственной персоной и ехидно ухмылялся, видимо довольный результатом похода.
        Лео только сейчас заметила, на улице стемнело, а над головой давно горит волшебная люстра, создавая легкую феерическую атмосферу.
        - Вы готовы? - обратился он к ней, смерив взглядом.
        - Да, - ответила она, встав и надев на плечо собранную сумку.
        - А то, что для обряда и торжественного ужина нужно приодеться соответствующе, вы, естественно, не знаете.
        - Гор, зачем ты на ребенка налетел? - примирительно отдернул Ланцерис, лениво, словно сытый кот, поднимаясь из кресла.
        Лео, не теряя времени - терпение у Севема не безграничное - достала из сумки единственное пышное платье в стиле семнадцатого века, которое уговорила сшить мадам Ларсеноль, но без корсета и застегивалось спереди на незаметную молнию, спрятанную в рисунке. Решив больше не копаться, а надев через голову этот наряд, застегнула наглухо, показывая, теперь готова полностью. Благо, кофту Аврель уже переместил в сумку, а бриджи под пышной юбкой никто не увидит.
        Севем протянул ей листок бумаги и оставил его висеть в воздухе.
        - А вы? - Клеопатра испугалась путешествовать одной, а вдруг снова не долетит?
        - Вы и так достаточно потеряли времени. Кроме того, я не могу появиться вместе с вами в Гильдии Предварительного Определения Магии. У всех присутствующих случится инфаркт, - злобно усмехнувшись, произнес, и ей ничего не оставалось, как взяться за волшебный листок.
        Тот продолжал висеть в воздухе, так как дем Гор давно устал держать его, а забрав Ланцериса куда-то ушел, воспользовавшись зеркалом. Протянув руку в сторону висящего портала, почувствовала уже привычный головокружительный полет, и приземлилась на узорчатый паркетный пол в самом центре зала.
        - Аврель? - тихо позвала и вмиг почувствовала на шее тепло; дракон ее нашел.
        - Добро пожаловать в Крепость на границе миров, Клеопатра демро Нат, - прозвучал глубокий голос в полной тишине.
        Лео повернулась в пол-оборота на его источник и увидела группу волшебников, которым по внешнему виду можно было дать не больше сорока - сорока пяти лет. За их спинами стояло еще четверо, только Севем и Ланцерис, да еще двое позади них выглядели почти ее ровесниками.
        - Благодарю, - произнесла Лео, сделав небольшой реверанс, как ее когда-то учили на танцах.
        Что делать дальше, даже не представляла себе, а тем более выхода из создавшейся ситуации не видела, но оказалось, ничего делать и не нужно. Совет Архидуайенов, как поняла это, одобрительно покивал, а из-за их спин вышел высокий брюнет с черными вьющимися волосами до плеч, синими глазами, обрамленными длинными густыми ресницами и забавными усиками, словно расправленные и разделенные кавычки. Он был красив, словно картинка, но Лео не оценила этого, в отличие от постоянных обитательниц Крепости, испустивших восторженные вздохи обожания.
        Более того, она смотрела на Севема и сейчас считала его намного симпатичнее, хотя при первой встрече, подумала: не красавец, но довольно обаятелен.
        По другую сторону стояло множество людей, смазываясь в пестрый фон, откуда и слышались восторженные вздохи. Некоторые обитатели были старше, некоторые младше нее, но ни одному из них на вид не было более тридцати.
        Лео отчетливо поняла, все, что этот красавец сделал - вальяжно подошел к ней и, мило поцеловав ручку, защекотав кожу маленькими тонкими усиками на манер мушкетера из французского фильма, повел к выходу - было сыграно на публику. Она не знала, откуда взялась такая мысль, но, по всей видимости, это чувство верное.

«Эй, а ужин?» - почти уже вслух возмутилась, но спорить уже поздно, и ей показалось, будто и так очень сильно опоздала, поэтому вся торжественная часть и получилась столь смазанной.
        - Меня зовут Сирсилис, - пытаясь поймать ее взгляд, по дороге проговорил ее спутник, не выпуская немного подрагивающей руки волшебницы из своей.
        - Очень приятно, - постаралась показаться вежливой Лео, ничего подобного не ощущала. Сейчас чувствовала только страх, и мучилась от неизвестности, что сейчас с ней произойдет, а где-то на задворках сознания оставалась светлая мысль: может, ее все же покормят. - А меня - Клеопатра демро Нат.
        - Я тебе немного расскажу о том, куда ты попала.

«Ну наконец, хоть кто-то», - нетерпеливо подумала, дав кивком знак, внимательно слушает.
        - Крепость на границе миров состоит из семи замков, у каждого из которых есть Архидуайен. Совет Архидуайенов уже видела - они приветствовали тебя.
        Лео снова кивнула, обдумывая на этот раз полученную информацию и с тем не понимая, что именно кажется странным.
        - А почему замков именно семь? - спросила Сирсилиса, ожидавшего от нее именно этого вопроса.
        - Столько у нас видов проводников.
        - Какие они?
        - Так же у каждого замка должно быть по Защитнику, но в связи с их недостатком, нас всего четверо.
        Пройдя по темным переходам, они оказались в каком-то огромном холле, видимо являющимся прихожим помещением, так как пройдя его, покинули здание.
        Лео оглянулась назад, но поняла, они вышли где-то позади небольшой башни, словно тот был предназначен только для приема в Крепость новичков.
        - Вот как? И какие же виды есть проводников? - еще раз задала мучающий вопрос, жалея, собеседник замолчал, в то время как ей нужна любая информация.
        - Медальоны - таких волшебников называют медальонщиками и я один из них. Правда, не повезло нам с Громсесом, он ужасно любит красный цвет, и вся отделка замка выполнена в этих тонах, он даже хотел форму ввести такого же цвета.
        - Есть форма, которую должны носить обитатели Крепости? - удивилась, понимая: если ответ будет положительным, сильно разочаруется.
        - Нет, формы пока не ввели и вряд ли сделают это. Далее. Я буду краток, а подробности тебе ребята расскажут. Значит первый вид - медальоны, потом идут оружейники - носители любого вида оружия, носители колец, как притворяется Севем дем Гор, ведь он алхимик, а их никто не любит, носители браслетов, потом диадем, обладатели волшебных палочек или скипетров и…
        Они прошли по каменистой местности в полной темноте и вскоре оказались в неплохо освещенной пещере.
        Лео удивленно ахнула, заметив как сквозь прожилки, кажущиеся трещинами светится магия.
        - Ты должна провести здесь всю ночь, - негромко, понизив голос почти до шепота, проговорил он, прерывая собственный рассказ. - Как только зайдешь в более освещенный зал, проход закроется до утра.
        - А что мне там делать? - осведомилась, совершенно не понимая, зачем ее сюда привели.
        - Искать проводник своей силы, - пояснил Сирсилис, легонько подталкивая ее вглубь пещеры.
        - Как я определю, что нашла его?
        - Ты выйдешь с ним.
        - Но…
        - Только не вздумай искать его всю ночь. Ты обязательно должна поспать, иначе не выдержишь завтрашний день, - быстро предупредил и направился к выходу.
        Лео решила не терять времени и пошла в пещеру. Как Сирсилис и предупреждал, проход за ее спиной закрылся, превратившись в сплошную, излучающую сияние, стену, сравнимую со всеми остальными. Посередине пещеры обнаружилось огромное озеро, которое как снег при лунном свете, пускало маленькие светящиеся искорки.
        Только сейчас вспомнила, ничего не говорилось о седьмом виде носителей, а именно это казалось очень важным на данный момент.

«И что мне искать в этом закоулке размером с ванную комнату? - подумала, обходя пещеру по периметру. - А где здесь спать?»
        Клеопатра осмотрела все и заметила у самой дальней стены от входа, что-то напоминающее лежанку, правда вырезанную из камня. Осмотрев стены, обнаружила, состоят они из сплошной скальной породы, в прожилках которой, словно в венах кровь, текла чистая магия, но прикоснувшись, не смогла зачерпнуть ни крохи. Проследив за прожилками, ей показалось, будто эта магия стекается в озеро посередине. Подойдя к нему, погрузила руку, но не ощутила никакой влаги, лишь теплый плотный воздух, с глубиной уплотняющийся еще больше, вызывая странное поскрипывание. Подняв его на ладони, увидела, как он яркими звездочками падает вниз, напоминая песок в часах.
        Сейчас Лео почувствовала себя слабой и опустошенной. Ей так сильно захотелось спать, что готова была уснуть прямо на твердой холодной скале, пусть и излучающей большое количество магии. Даже забыла, о задании, ведь должна обнаружить свой проводник силы.
        Скинув всю одежду, и положив на нее ножны с кинжалом, наконец почувствовала некоторое облегчение, но этого казалось недостаточно. Тогда стала потихоньку заходить в теплый светящийся воздух, медленно в него погружаясь. Дойдя до середины, попыталась лечь, но субстанция держала ее только на небольшой глубине, но и не позволяла свободно дышать воздухом. Тогда попыталась вздохнуть, и у нее получилось, почувствовав напряженный, но такой чистый воздух, что захотелось дышать им все время.
        У нее больше не осталось сил даже двигаться, поэтому умиротворенно уснула и, естественно не заметила, как стены вспыхнули ярко-зеленым светом, а прожилки магии став темно-зелеными, стремительно задвигались, словно по ним побежал мощный ручей, несущий в себе огромную силу. Волшебница забыла снять свой кулон, и магия бежала именно к нему, впитываясь в его очертания, а от него в ее кожу.
        Клеопатра проснулась, почувствовав, пришло время вставать. Ощущение таково, будто и не спала вовсе. Открыв глаза, сразу вспомнила, так ничего нового и не нашла, и ей стало грустно. Из этого можно было сделать вывод, не сможет очутиться ни в одном из замков носителей, а значит, для нее все потеряно и теперь попадет в руки Охотников.
        Обнаружив свет исходящий немного под другим углом, попыталась найти источник, но опустив взгляд вниз, обнаружила, ее кулон, в виде молнии, ожил, все время продолжая крутиться, создавая впечатление живой молнии, бьющей вверх, а цепочка куда-то испарилась. Молния была крошечной - не больше одного сантиметра, но сверкала очень ярко, переливаясь всеми цветами радуги, отбрасывая блики на окружающий мир. Хотела взять украшение в руки, чтобы рассмотреть поближе, но кулон, казалось, врос в кожу в районе грудной клетки, где по всем поверьям должна находиться душа человека.
        Лео быстро оделась, понимая, за ней сейчас придут, и с радостью обнаружила: с одеждой молния выглядит как очень интересное украшение, словно всегда было таким.
        - Аврель, - негромко позвала, а когда дракон появился, попросила: - Забери это платье и принеси вместо него строгое, светлого, зеленовато-желтого цвета.
        Дракончик вмиг исчез и принес то, о чем его просили. Лео только успела переодеться, а дракон забрать лишнюю одежду, как проход открылся, а в нем стоял высокий волшебник в стильном коричневом камзоле. Его густые темно-русые волосы немного спадали на глаза, но когда он подошел ближе, сразу стало заметным, глаза у него янтарного цвета, словно был не человеком, а каким-то диким зверем, но ей почему-то не стало страшно.
        Не почувствовала страха, так как выражение лица волшебника показалось доброжелательным, излучающим умиротворение. От него веяло всего лишь осенью - листвой, засыпающими деревьями и в то же время, какой-то темной тоской, затаившейся глубоко в его сердце.
        - Привет, - смущено произнес он, видя, как пристально его рассматривают.
        Лео вспомнила, этот волшебник стоял между Севемом и Сирсилисом за спинами Совета Архидуайенов, когда очутилась в Гильдии Предварительного Определения Магии.
        - Меня зовут Террольд, но можешь звать сокращенно - Терри. Я - Защитник замка браслетов.
        - А я - Лео, - улыбнулась она, решив поддержать дружеский тон беседы.
        Хотела, если не жить в Крепости, так уйти с высоко поднятой головой, оставив после себя приятные воспоминания.
        - Нашла что-нибудь? - спросил он, подходя ближе, надеясь увидеть магический предмет.
        На бедрах у нее продолжали красоваться ножны с кинжалом, а из-под выреза платья поблескивать преобразовавшийся кулон.
        - Нет, - ответила, опустив смущенный взгляд. - Только кулон ожил.
        - А кинжал? - удивленно поинтересовался, разглядывая оружие на только ему известные признаки.
        - Кинжал был со мной. Каким образом меня отдадут Охотникам? - осведомилась, с вызовом посмотрев в глаза новому знакомому, сожалея, пришел не Севем и даже не Ланцерис.
        - Сирсилис вчера не закончил рассказ о седьмом замке. Его обитатели не являются носителями никаких волшебных вещей.
        - О…
        - А это значит, тебя не отдадут никаким Охотникам, - улыбнулся он, галантно подавая руку, чтобы вывести из пещеры.
        - Но мой кулон изменился, это имеет значение? Он больше не является золотым.
        - Позволь посмотреть, предложил волшебник, сделав шаг по направлению к ней.
        Лео раздвинула вырез платья, пытаясь подцепить кулон, тот крепко приклеился к ее коже.
        - Надеюсь, ты не погружалась в Источник? Потому что этого нельзя делать, - нахмурился Террольд, внимательным взглядом посмотрев ей в глаза.
        - Нет, конечно, - неправдиво ответила Клеопатра, чувствуя себя смущенной, так как ей было стыдно признаться в содеянном. Сама не знала, почему так сделала, приняв источник за ванну.
        - Нет, это не имеет абсолютно никакого значения, - еще шире улыбнулся тот, неторопливо направляясь к выходу. - А твой кинжал, я уже вижу, не стал нужной нам волшебной вещью. Значит, будешь алхимиком, и не переживай - они считаются очень сильными волшебниками.
        - Ага, только, как сказал Сирсилис, их никто не любит.
        Какое-то время они шли молча, пока не оказались на улице. Лео зажмурилась от слишком яркого солнца, так как у нее заболели глаза от резкого перепада.
        - Итак, еще немного слов, - улыбнулся Террольд, словно не хотел нагружать ее ненужной информацией. - Архидуайена замка, в котором ты будешь жить, зовут Карпалис Терсикос. Он очень силен в алхимии и начертательной магии, собственно, как и любой другой Архидуайен отлично разбирается в профилирующей магии своих подопечных. Это будет и твоей сильной стороной.
        - А остальные на чем специализируются?
        - Носители диадем - на магии разума, палочек или скипетров - магия дальнего боя, медальоны - защитная, кольца - эстетическая, климатическая. Колечники, в основном, выращивают сады, ухаживают за животными, но могут попадаться и достаточно ловкие дуэлянты, то же касается и носителей браслетов, но они специализируются в основном на обрядовой магии. Ну и носители оружия - магия ближнего боя, они лучшие тактики, захватчики и разведчики - идеальные лидеры.
        - О, а если у меня две волшебные вещи?
        - Обычных волшебных вещей у тебя может быть хоть десяток, но пользоваться ты сможешь от силы двумя и то, если вещь, которую дал тебе Источник, примет остальные. А так как ты не являешься носителем какой-либо вещи, то можешь совместить несколько волшебных предметов. Обитателям же других замков, это будет очень сложно - нужно чтобы все волшебные вещи входили в резонанс своей магической силой. А если являешься носителем вещи, которую тебе дал Источник, то сможешь сопрягать лишь сродные артефакты.
        - Например?
        - Кольцо-браслет или скипетр-оружие или кулон-диадема.
        - А палочка-браслет?
        - Только в случае, если научишься колдовать двумя руками или на два потока, что практически невозможно, хотя встречаются индивидуумы и в нашей Крепости, - пожав плечами, пояснил Террольд, не считая это редкостью.
        Они успели дойти до Гильдии Предварительного Определения Магии и зайти внутрь. На этот раз торжественный зал оказался пуст, что не навевало никаких мыслей по этому поводу.
        - Мы сейчас отправимся прямо на завтрак, - предупредил Террольд, и его лицо приобрело поучительное выражение, и это показалось забавным. - Запоминай. Чтобы попасть в Трапезную, нужно сосредоточиться на еде и произнести «Энвой». Но если тебе нужно будет попасть в другой замок - для этого, кроме всего, существуют специальные переходы - так называемые портальные.
        - А почему ты не исчез, произнеся заклинание?
        - Я - носитель браслета, поэтому мне нужно начертать рукой в воздухе еще определенную фигуру, чтобы получить желаемый результат. Укрощение волшебного браслета требует огромного терпения. Совершенно не представляю, как Севем может управляться и с кольцом, и с мечом, причем одной рукой. Это исключение.

«Ага! А вот меча я у него не видела», - подумала Лео, представляя себе картину Севема с мечом в боевой готовности и даже мысленно залюбовалась.
        - Кстати, теперь замок алхимиков он защищает лично, как замок диадем, и не дай тебе Мерлин, попасться ему в неположенное время в неположенном месте, - улыбнулся Терри, словно заранее хотел успокоить. - А теперь, давай на завтрак, и так уже заболтались.
        Лео постаралась сосредоточиться на еде и, произнеся «Энвой», растворилась в воздухе. Ощущение полета было легким и даже немного приятным. Таким образом, появившись перед огромными кованными дверями, стала рассматривать их, но особой примечательности не наблюдалось.
        - Должен только предупредить, это заклинание работает лишь во время трапез, - Терри появился возле нее в неяркой вспышке света, вальяжно выходя из нее.
        - А если я с кем-нибудь подружусь и захочу сходить к нему в гости? - спросила, поворачивая голову в сторону собеседника, чувствуя себя любопытной маленькой девочкой.
        - Конечно, ты сможешь это сделать, если тебе предварительно дадут пароль. Тогда произносишь его, а вслед формулировку заклинания - для каждого замка она своя, но и срабатывает это лишь в портальной комнате, так как все замки связаны именно через них.
        - Вот как? А чем я буду заниматься здесь?
        - В первую очередь мы все здесь трудимся во благо процветания Крепости, поэтому тебе дадут задание, для выполнения которого может понадобиться помощь. Ее разрешается просить у любого, достаточно разбирающегося в этом вопросе волшебника. Если не знаешь, к кому обратиться, спроси у Севема или Карпалиса, но как минимум тебе пока сможет помочь любой этремейж.
        С этими словами волшебник распахнул массивные двери, и Клеопатра вошла в огромный зал, все разговоры в котором моментально стихли.

«Этремейж, будто мне это о чем-то говорит», - недовольно подумала, осматривая столики в поисках свободного места.
        Возле них уже стояла миловидная волшебница, но ее крепко сжатые в тонкую линию губы, будто из-за постоянного контроля и сдерживания эмоций, говорили, она вполне терпима к своим подопечным, но злить ее все равно не следует.
        Лео ни на что не обращая внимания, даже на великолепное убранство зала и множество пушистых почти потухших из-за яркого солнечного света, льющегося из высоких окон, сгустков магии, висящих в воздухе и исполнявших замысловатый танец, прошла ближе к столу Совета Архидуайенов. Невольно осмотрев стол, заметила Севема, сидящего возле Ланцериса, недовольно поглядывая на одного из Архидуайенов.
        Приветливо кивнув Севему, когда тот обратил на нее внимание, стала смотреть на волшебника, сидящего точно в центре стола.
        - Прошу минуту внимания, - строго проговорила строгая волшебница рядом с ней, хотя в зале и так стояла полная тишина. - Как вы уже все знаете, у нас пополнение. Клеопатра демро Нат присоединится к замку алхимиков.
        Только сейчас Лео позволила себе внимательно осмотреть зал. Он был забит небольшими круглыми столиками, с местами на семь человек. Каждый из столов был накрыт скатертью определенного окраса - некоторые веселые на вид, но многие - не очень, но ее сейчас занимал другой вопрос - приготовлено ли место для нее? В конце зала, у самых окон, стояло несколько столов, за которыми все места были заняты, и стало понятным, это и есть тот штат магов, о котором говорил ей Рем. Также обратила внимание, за окнами очень интересный вид, но с ее места не открывалось всего обзора, только кусочек леса и огромная голубая гора, снежная вершина которой пряталась в облаках.

«Ах, да. Столы для команд», - вспомнила, заметив, некоторые из них тоже были полностью заняты.
        - На этот сезон, мадемуазель демро Нат присоединится к Победителям…
        - Что? Нет! Ни за что! - из-за стола с оранжевым рисунком на скатерти мигом вскочили близнецы, выкрикивая хором.
        - В качестве наказания, за тайный поход из Крепости.
        - Но Победителей не наказывают! - воскликнул четвертый парень, сидящий за этим же столом.
        Это был тот самый брюнет, указавший ей дорогу к зоомагазину, но как реагировать на недовольство теперь ее команды, пока не знала.
        - Несправедливо, если за поступки части команды будет расплачиваться вся, - из-за того же стола поднялась эффектная рыжеволосая волшебница. Еще одна рыженькая со скромной косичкой, видимо ее сестра, опустила глаза, но Лео заметила мелькнувший гнев под полуопущенными, невозможно длинными ресницами.
        - Таково решение Совета Архидуайенов, - сдерживаясь, чтобы ни на кого не накричать, продолжила строгая волшебница.

«Говорун» - называли ее маги за ближайшими столами и новенькой стало интересно, почему ту называли так, не могло же это быть из-за оглашения новостей.
        Стоя лицом к залу, боялась во второй раз посмотреть на Севема, вернее опасалась увидеть его недовольное лицо, ведь он очень хотел, чтобы она попала в замок к Громсесу, правда, кто такой Громсес, и какой у него замок, так и не вспомнила.
        Заметив, все шестеро уже сидят за столом, пододвинувшись таким образом, что ей появилось место, Лео направилась туда. Дойдя до освободившегося места, аккуратно опустилась на довольно мягкий стул возле Драхема. Никто из близнецов не смотрел на нее, словно это она была виновата во всех их проблемах, что казалось несправедливым. За соседним столом сидело двое огромных, похожих на перекормленных поросят крепышей, за которыми остальной, причем большой части, зала было не видно, а слева от Лео теперь сидел тот самый брюнет, который на ярмарке помог найти ей зоомагазин.
        Все обитатели, потеряв интерес, приступили к еде, и на Клеопатру больше никто не обращал внимания. Она не сильно хотела есть, так как утром не могла впихнуть в себя практически ничего, а произошедшие события и «радушный» прием оптимизма не дополняли. Стало понятным, сегодня аппетит пропал надолго.
        - А, правда… - окликнула ее волшебница, сидящая за соседним столиком.
        - Нет, все брехни, - резко перебила Лео готовый сорваться вопрос. Почему-то пришла мысль, тот обязательно будет относиться к ее дракону, который уже сидел у нее под волосами на шее.
        - Ты ведь не знаешь, что я хотела спросить. В любом случае, хочу тебя предупредить, каждый среди алхимиков проходит, скажем так: «испытание».
        - Да ну?! - саркастично протянула Клеопатра, бросив презрительный взгляд на волшебницу, окликнувшую ее. - И в чем же оно состоит? - спросила, беря бокал с оранжевым соком в руки.
        Попробовав его, тут же скривилась, выплюнув обратно в емкость.
        - Сегодня подают только овощной сок, - произнес волшебник слева, на которого обратила более пристальное внимание, ведь теперь он был частью ее команды.
        - Жаль, - грустно проговорила, посмотрев на жидкость, которая на вкус показалась, словно какая-то слизь. Возможно, потом привыкнет употреблять такое в пищу, но не сейчас.
        - Меня зовут Арсен Линкс, мы виделись на ярмарке. Я - Шретент-эксперт.
        - Ага, ты мне указал дорогу к зоомагазину, - улыбнулась Лео, решив быть дружелюбной.
        - Да, - улыбнулся брюнет в ответ, и на его лице появилось такое выражение, будто очень хотел узнать, кого она купила в качестве питомца.
        - Шретент-эксперт? - почувствовала необходимость первой задать вопрос, во избежание расспросов о ней и ее жизни.
        - Да, это наши звания. Ты, если достигнешь соответствующего уровня магии, тоже сможешь получить его.
        - А есть какая-то градация?
        - Да, от младшего Комансера и до Архимейжа-эксперта, но таких у нас только совет Архидуайенов и, как ни странно - Севем дем Гор. Сначала идет Комансер, потом Лейцер, Шретент, Анврай, Этремейж, Орфимейж и Архимейж. Каждое из званий имеет пять ступеней: младший, звание без приставок, старший, консультант и эксперт. И соответственно, каждое звание оплачивается по окладу.
        - Например, младший архимейж, архимейж, старший архимейж, архимейж-консультант и архимейж-эксперт?
        В ответ Клеопатра получила сдержанный кивок.
        - А что нужно делать для получения звания? - заинтересованно задала вопрос, очень желая узнать жизнь, которую вели в Крепости. Да и правила нужно знать, чтобы иметь возможность их обойти.
        - Делать научные проекты, помогать выискивать информацию Защитникам, этремейжам и выше для их проектов. Также повысить свой уровень можно, выигрывая на Соревнованиях, но тут все зависит от твоей команды, а не только от собственных сил.
        - Значит, так как вы стали Победителями, каждый из вас поднялся на ступеньку выше? - удивленно уточнила, пытаясь понять все и сразу.
        - Да, почти. К сожалению, мейжи к званию могут прибавляться частями, но с другой стороны это лучше, так как звание можно насобирать.
        - А по-другому никак?
        - Еще периодически проходим эшеминг. Допустим, ты решила, в ходе исследовательских проектов, достигла более высокой степени своей квалификации. Тогда идешь к Защитнику, что в твоем замке или Искуснику и он, согласовав этот вопрос с Советом Архидуайенов, собирает комиссию - Эшеминг. Правда в данном случае тебе придется показывать свой уровень по всем отраслям магии. Обычно Эшеминг собирается только на решение о первом звании и раз в семь лет на подтверждение квалификации всех обитателей Крепости. Кстати, он будет вот уже через год с хвостиком.
        - А мне еще только предстоит получить младшего комансера?
        - Да, и готов тебя заверить, каждое звание дается очень тяжело и чем выше звание, тем сложнее его будет получить.
        - А остальные?
        - Что остальные?
        - Остальные члены вашей команды?
        - Драхем - Анврай-консультант, Кальметовы - Шретент-эксперты, Сайренс и Мерджи - младшие Анвраи. То есть мы почти все на одном уровне. Ох, и пока не получим звания этремейжей, должны ходить на обязательные индивидуальные часы.
        - Звания как звания, и что с того?
        - Чем выше твое звание - тем больше у тебя привилегий, - вместо Арсена ответил Драхем, видимо уставший молчать.
        - Каких, например?
        - Чем выше твой уровень, тем интересней книги появляются в секции Царства книг, которую ты можешь посещать, а если твое звание выше анврая, то в любое время можешь выбираться на ярмарку или по другим делам.
        - Значит, в отличие от братьев, ты мог спокойно пойти на ярмарку? - решила уточнить, стараясь понять и запомнить.
        - Да, - с ехидной улыбкой на лице, кивнул Драхем.
        - Но почему же было сказано, наказаны за троих? - изумилась Лео, считая неправильным, возможно, и не приписали бы ее к их команде.
        - Наказание довольно-таки справедливое, ты не посчитала Арсена.
        - Точно, - согласилась, попеняв на свою забывчивость, - А в город?
        - В город можно, только когда станешь младшим этремейжем. Исключение составляет, если едешь домой, и он достаточно хорошо защищен от Охотников. В крепости все заинтересованы в возращении обитателей из отпусков.
        - В ближайшие лет пять мне это не грозит, - печально заметила, грустно смотря на сок в хрустальном бокале. - Ну и порядочная же гадость - ваш овощной сок, - скривилась, вспоминая, как попробовала его.
        - Между прочим, овощной сок очень полезен, - оживленно подметила полная волшебница, обильно поглощавшая пирожные - еще одна соседка.
        - Между прочим, пирожные вредные, но это не мешает тебе их поедать в безграничных количествах, - копируя голос волшебницы, ответила Лео, уязвленная замечанием.
        Мерджи закашлял в кулак, стараясь прикрыть смех, а волшебница покраснела как маков цвет, но пирожное не выпустила из рук.
        - Нехорошо обижать смотрительницу твоего замка, - протянул Драхем, весело сверкая глазами, словно произошло что-то забавное.
        - Я? - наигранно удивленным голосом полюбопытствовала Лео. - Я всего лишь констатировала факт, а если факты звучат оскорбительно, над этим стоит задуматься. Может, знаешь, что за «испытание» меня ждет? - серьезно закончила, рисуя руну очищения, вычитанную из библиотеки Севема, и бокал тут же стал кристально чистым. Алхимический знак воды, и бокал, вспыхнув, наполнился чистой холодной прозрачной жидкостью.
        Лео не ожидала такого эффекта от своих действий, но он ей понравился.
        - Оно очень простое, только определяет твое место в иерархии. Правда, такое проводится не во всех замках.
        - И кто же его проводит? - хмыкнула, переводя взгляд на стол Защитников, но Севема за ним уже не было.

«Ему даже поесть нормально не дадут. Немудрено, что он такой худой и хмурый», - отстраненно подумала и снова наткнулась на взгляд синих глаз.
        Сирсилис не ограничился приветственным кивком, а улыбнулся на все тридцать два белоснежных зуба, что немного начало раздражать.
        - Ты так и не сказал, что именно от меня потребуется, и кто обычно проводит эти «испытания».
        - Проводят его всем замком, и для тебя его устроит обиженная смотрительница, - ухмыльнулся он, кивнув «волшебнице с пирожным».

«По-моему меня поставят в такое положение, что приятнее будет выбрать встречу с Охотниками», - почему-то развеселилась Клеопатра, на самом деле не желая проходить никакие испытания.
        - Ну-ну, смотрите, не обожгитесь, - хмыкнула, вспоминая какие заклинания из прочитанного теперь ей доступны и какие получались лучше и быстрее всего, когда тренировалась, не имея волшебной вещи, а теперь знала, каким образом можно колдовать.
        - Ты угрожаешь? - хихикнула смотрительница замка, полностью уверенная в своих силах, подтвержденных ореолом власти.
        - Мерлин упаси, - жестко, словно хищник, оскалилась Лео. - Угрозы - удел слабых, а я лишь предупреждаю.
        - Мадемуазель демро Нат, если вы закончили, то прошу пройти со мной, - неслышно подошел Севем, а у нее от неожиданности побежали по спине кусачие мурашки.
        - Да, конечно, - ответила и встала из-за стола, готовая следовать.
        - Вы четверо тоже.
        Парни дружно подняли головы на Севема, но молча последовали за удаляющейся черной фигурой, которой и был дем Гор.
        Проходя мимо стола Совета Архидуайенов, Лео специально обратила внимание, Сисилиса уже не было тоже. Выйдя из зала, Севем объяснил ей, как из Трапезной переместиться в замок алхимиков, а нужно было лишь сосредоточиться на замке, в котором колдуют без волшебных вещей, произнеся «Анвой» - заклинание возврата, и она оказалась в портальной комнате своего замка.
        Теперь открылась возможность не спеша все рассмотреть. Это было небольших размеров помещение, по периметру которого стены сияли магическими потоками, множества нанесенных заклинаний разнообразными символами, а кое-где массивными рисунками.
        Не успела выйти из помещения, как в этой же комнате появился Севем. Поднимаясь вслед за ним на третий этаж, Лео старалась не вертеть головой по сторонам, чтобы не показать, насколько ей интересно рассматривать все вокруг такое волшебное и незнакомое. Тряпки, сами моющие полы, метелки сбивающие пыль на пол, картины, кажущиеся объемными, словно можно залезть внутрь и ступеньки лестниц, издающие разнообразные звуки, когда на них наступаешь, словно до сих пор жили, представляя собой волшебное дерево или кристалл.
        Дойдя до приветливо распахнутых дверей, Севем магией прикоснулся, и сияющая завеса спала, открывая проход. Волшебник, сделав знак Лео подняться еще выше по лестнице к Архидуайену, сам остался стоять на месте. По выражению его лица, стало понятным, «на ковер» пойдет одна.
        Переводя дыхание, быстро поднялась по лестнице, а оказавшись возле огромной дубовой двери и постучав в нее, прошла в большой и довольно-таки уютный кабинет: сразу стало понятным, оказалась в башне.
        Мягкие, большие, немного потертые из-за частого приема гостей кресла, располагали к приятной беседе. За столом волшебник в темно-лиловом камзоле занимался какими-то бумагами. Он был похож на типичного русского князя, каким его представляла себе Лео. А напротив него в кресле - Сирсилис.
        - Добрый день, - копируя жизнерадостную улыбку Сирсилиса, поздоровалась, стараясь быть как минимум вежливой.
        - Добрый день, Клеопатра. Проходи, присаживайся, - поздоровался гостеприимный Архидуайен, отрывая взгляд от бумаг. - С Защитником Сирсилисом ты уже знакома, он немного поможет тебе освоиться.
        Сирсилис встал и, сделав легкий кивок головой, жестом пригласил присесть в кресло.

«А почему не Севем или на крайний случай не Терри, - продолжая улыбаться, подумала, но, тем не менее, направилась ближе к столу. - И чему это он так рад?»
        Вчера не заметила, но сегодня от этого волшебника исходила какая-то подозрительная магическая аура, которая словно вытягивала магию из всего окружающего его в радиусе десяти сантиметров.
        - Ты, наверное, хочешь знать, зачем тебя пригласили, - начал Архидуайен, вызывая служащего характерным щелчком. - Чаю?
        - Да. Мятного, пожалуй, - вежливо улыбнулась, а мысли в голове перескакивали с одной темы на другую в поисках возможных задаваемых вопросов.
        - Так вот, - беря свою чашку с подноса, продолжил Архидуайен. - Существуют правила поведения, которые должен соблюдать каждый обитатель Крепости. Но для начала мне бы хотелось обговорить пребывание в стенах нашего замка дракона.

«Я не отдам вам моего единственного друга во всем волшебном мире, даже если предложите сделать обмен на самое красивое существо», - мысленно ощетинилась, пряча напряженное выражение лица в чашке с чаем.
        - Обмен никто не предлагает, - добродушно улыбнулся Карпалис, но хитрое выражение лица не позволило заблуждаться на его счет.

«Ах, ты еще и мысли читаешь?!» - мысленно возмутилась, не желая никого допускать в свое мысленное пространство.
        - Я не могу вам его отдать, потому что он полностью свободен, - наконец выдавила из себя, сквозь пелену возмущения.
        - Тебя никто не заставляет его отдавать, мы хотим на него взглянуть. Я отвечаю за безопасность всех, находящихся под крышей замка алхимиков, поэтому должен знать, что в нем творится и максимально обезопасить подопечных. Пирожные? - улыбаясь, предложил Архидуайен, пододвигая к ней тарелку с воздушными сладостями.
        - Спасибо, - поблагодарила, но угощение не взяла. - Я думала - безопасностью Крепости занимается Севем Немезидей дем Гор.
        - Вне сомнений, - вежливо продолжил Архидуайен, согласно кивнув. - Только Защитник дем Гор занимается устранением реальной опасности.

«А вы - виртуальной», - отчетливо мысленно произнесла, на случай если ее мысли продолжают подслушивать.
        - А я - потенциальной, - невозмутимо продолжил Карпалис, будто каждый день вот такие гости пытались вывести его из себя, а он давно привык воспринимать все спокойно.
        По выражению лица Архидуайена невозможно было понять, слышал он ее мысли или нет, так как продолжал по-отечески улыбаться.
        - Тогда Сирсилис здесь зачем?
        - Я здесь исключительно для проверки на безопасность дракона. Я, знаешь ли, очень хорошо разбираюсь в волшебных животных.

«Ну, вот и все, отступать некуда», - обреченно подумала, заглядывая в свою чашку с чаем, возможно на дне окажется ответ.
        - А мнение Севема дем Гор на этот счет вы не спрашивали? - Лео ухватилась за последнюю ниточку возможного спасения.
        - Боюсь, мнение Севема будет пристрастным, - делая очередной глоток из чашки, заметил Карпалис, а Сирсилис лишь фыркнул.

«Молчаливый какой», - пролетела совершенно не нужная мысль о брюнете с маленькими усиками.
        - Почему? - лишь смогла произнести, а к горлу подступил ком от страха, потерять дракона или лишиться возможности остаться в Крепости.
        - Он теперь ваш Защитник, - ответил вместо Архидуайена Сирсилис, словно намекая, но ей было непонятно на что.

«Неправда», - подумалось, но вслух ничего не сказала.
        Огромное зеркало, заскрежетав, пустило по изображению мелкую рябь, а через мгновение в кабинет плавно вошел огромный черный пес с яркими зелеными глазами. Кончики его ушей, хвоста и лап горели самым настоящим огнем, только яркого ядовитого зеленого цвета, но каким-то образом тот ничего не обжигал. Пес издал какой-то звук, больше напоминающий высокую трель, и Аврель, выглянув из-под волос волшебницы, мелодично замурлыкал в ответ. В следующий момент огненный пес, поставив свои массивные лапы на подлокотники, начал тихо ворковать с драконом, а Лео вжималась в спинку кресла, желая увеличить расстояние между ней самой и огромным псом. Мало ли что ему может взбрести на ум.
        - Это Рекс, - хитро улыбаясь, Архидуайен представил своего питомца.
        - А он - Аврелий, - ответила Лео, внимательно всматриваясь в нечитаемое лицо волшебника. Хотя на самом деле ей было очень страшно находиться в такой близости от столь опасного животного, как Рекс.
        - Аврелий, иди сюда, - позвал дракона Сирсилис, но тот полностью вылез и спустился на колени к хозяйке, от чего пес обратно встал на пол, а приблизив морду к дракону, продолжил «петь».
        Тогда Карпалис отозвал своего пса и тот нехотя подошел к своему хозяину, улегшись у его ног. Сирсилис еще раз позвал Авреля, но тот снова не обратил никакого внимания.
        - Наверное, ему не нравится ваша магическая аура, - попыталась пошутить Лео, желая хоть как-то разрядить обстановку.
        - И какая же у меня магическая аура? - заметно ощетинился Сирсилис, непонятно где почувствовав в ее словах оскорбление.
        - Разве это не всем известно? - удивилась, поглаживая дракона по спине, словно успокаивая его. - Но если это тайна, я промолчу.
        - Севем, - зло выплюнул тот, и улыбка мигом слетела с его лица.
        - Если вы думаете, у него было время рассказывать мне такие мелочи, то вы очень глубоко заблуждаетесь, - расплываясь в добродушной улыбке, возразила, желая уязвить хоть его. - На этих днях мне приходилось очень напряженно учиться магии, читая различные источники. И надеюсь, вы, проверяя мои знания и помогая освоиться, останетесь удовлетворенным, потому что некоторую теорию я знаю достаточно неплохо.
        - Ты позволишь осмотреть его поближе? - осведомился Сирсилис, меняя позу в кресле.
        - Аврель? - спросила Клеопатра, зная, дракон все понимает.
        Питомец, взмахнув крыльями, приземлился на подлокотник кресла Защитника, посмотрев на того внимательным взглядом изумрудных глаз, мелко фыркнул и, вспыхнув миллионом звезд, появился на столе, возле пирожных, выжидающе глядя на Архидуайена.

«Конечно. Откуда он может знать, что из чужих рук ничего нельзя брать? Магия на него не действует, но яды-то действуют на всех», - досадливо подумала, следя за питомцем, но не осмеливаясь окликнуть.
        Архидуайен уже протягивал пирожное дракону, но тот развернулся и одним движением перепрыгнул к своей хозяйке на колени.

«Какой же ты молодец», - обрадовавшись, подумала, почесывая за ушком любимца.
        - Не общительный он, - протянул Сирсилис, откидываясь на спинку стула.
        - Он и не должен быть «общительным» - это ведь дракон, а не щенок, - улыбнулась в ответ Клеопатра, ничто не могло омрачить ее радости.
        - Где он должен находиться, пока вы будете в Царстве Книг, занимаясь проектами? - поинтересовался Архидуайен, возможно в целях безопасности.
        - А где вы хотите, чтобы он находился? - встрепенулась, думая, выберет место для питомца из предложенных.
        - Желательно за пределами Крепости, - встрял Сирсилис, чем и разозлил ее.
        - Чтобы его там убили?! Одни Охотники чего стоят! - возмутилась Лео, не желая давать в обиду своего дракона, вылупившегося совсем недавно.
        - Вообще-то драконам никто не страшен, а особенно почтовым, - спокойно продолжил синеглазый брюнет, продолжая увещевать ее.
        - Но он еще маленький и совсем не опасный.
        - Он умеет извергать пламя? - осведомился Архидуайен, отвлекшись на какой-то документ на столе, но не спуская взгляда с Лео.
        - А можно, пока я, скажем так «буду занята», он проведет время в моей комнате или на крайний случай под присмотром Севема дем Гор? - в надежде предложила, не желая выгонять питомца на улицу.
        - Вы уже согласовывали с ним этот вопрос? - надевая очки и доставая какую-то книгу, поинтересовался Архидуайен, словно там был написан ответ на поставленный вопрос.
        - Нет. Но кроме всего, Аврель может всегда находиться со мной, и никто из обитателей даже не заподозрит, что у меня есть такой питомец.
        - Этот вариант меня больше устраивает. Хотя в нашей Крепости, если что-то является страшной тайной, то об этом обязательно узнают все.

«Зачем мне об этом напоминать? Я и с первого раза все хорошо уяснила», - недовольно подумала, ощущая, как утекает драгоценное время.
        - Хорошо, пусть дракон всегда находится под присмотром, - заключил Архидуайен, словно с самого начала этого не было предложено.
        Лео обрадовалась и собралась уже встать и уйти, но ее жестом остановили.
        - Этот вопрос мы решили, но я не рассказал о правилах поведения. Как ты уже, наверное, знаешь, у тебя будет собственная комната - двое алхимиков очень плохо уживается в одном помещении, хотя когда-то это было необходимостью. В своей комнате сможешь делать все, что заблагорассудится: приглашать гостей, заниматься проектами, но существует режим - после десяти вечера все находятся в своих комнатах. Царство Книг, комнаты отдыха, оружейные, другие комнаты замка, море, лес, Вечно Мерзлое Озеро, река с водопадом и другие окрестные достопримечательности - все открыто для посещения, но опять-таки не после десяти вечера. Нельзя заходить в пещеру с Источником и выходить за пределы Крепости без разрешения или сопровождения.
        - Есть вопросы? - прервал молчание Сирсилис, что уже начало раздражать.
        - Да, каким образом я найду свою комнату?
        - Ее покажет смотритель замка.

«Да, определенно не нужно было обижать ее», - хмуро подумала Клеопатра, сетуя на произошедшее.
        - Я могу идти? - осторожно поинтересовалась, желая сократить свое пребывание в этом кабинете.
        - Да, только зайди к Громсесу, он даст первое небольшое задание, ведь Севем должен был предупредить, каждый обитатель выполняет какую-то свою работу, но тебе нужно подтянуться до уровня среднестатистического обитателя, - ответил Архидуайен, и продолжил пить чай.
        Посадив дракона на плечо, с некоторым облегчением покинула кабинет, спиной ощущая на себе внимательные взгляды.
        Спускаясь вниз, услышала гневную перепалку, и когда открылся проход, выпуская ее, смогла увидеть довольно интересную картину. Две волшебницы - смуглая и еще одна с высокомерным видом, которая уже рисовала какую-то фигуру на стене. Смуглая, направив свой медальон, приняла боевую стойку. Обе казалось, готовы вступить в бой, а третий - с ними оказался и маг с горящими карими глазами, уже прижимал несопротивляющегося Драхема к стене.
        - Какая красота, - ухмыльнулась Лео, выступая из тени. - И безграничное благородство - напасть втроем на одного.
        Нападающий немного покраснел, и ярость ушла из его глаз. Он отступил на шаг от своей жертвы, а Драхем тем временем оправился и подхватил свой кинжал с пола.
        - Иди, куда шла, - неожиданно громко рявкнула смуглая волшебница, которая, судя по загару, очень любила лежать на солнце, а сейчас продолжала направлять подрагивающую руку на блондина.
        - Вот, к сожалению, без него не могу, - с напускной грустью осадила ее Лео, кивнув в сторону блондина. - Кроме того, будь вы немного умнее, не устраивали бы подобного под кабинетом Архидуайена, ведь у него в гостях ваш «любимый» Защитник.
        Трое переглянулись, и маг с растрепанными после драки волосами обратился к ней:
        - Ты новенькая и не знаешь, что он за тип, - нахмурено, сдерживая свою ярость, произнес, кивая в сторону Драхема. - На твоем месте я бы ему не доверял.
        - Во всяком случае, я не вижу причин втроем нападать на одного, или вы его так сильно боитесь, в одиночку не справиться? - насмешливо хмыкнула, все еще желая забрать Драхема с собой, ведь провожатый ей не помешает, а если этот случай еще и станет поводом для дружбы, то ей лишь на пользу.
        - Дополнительные работы каждому и их командам, у кого в руках волшебные вещи или использовали магию, - услышала за своей спиной рычащий голос. Она могла не оборачиваться, для определения, это - Защитник Сирсилис. - Подробное исследование на восемь способов на тему поиска следов волшебных животных за развязывание драки, Драхем, и еще два способа лично вам, за подстрекательство, мадемуазель демро Нат. Хочу сделать акцент, если ваши способы будут совпадать, то получите новое задание.

«Это уже наглость», - возмутилась, силой сдерживая свое негодование внутри.
        - Это было не подстрекательство, Защитник Сирсилис, - поворачиваясь лицом к волшебнику, с придыханием произнесла, хотя внутри у нее все кипело, так как успела заметить огромную затаенную обиду в глазах Драхема. - Эта троица, - легкий взмах указала рукой на компанию из трех волшебников, - напали на одного Драхема, но вам, конечно же, не понять суть всей проблемы, так как сами никогда не подвергались подобному, - еле слышно закончила, не желая чтобы вторая часть предложения была слышна кому-то кроме Сирсилиса.
        - Все по своим комнатам, - прикрикнул слегка покрасневший от гнева Защитник. - А вы, мадемуазель демро Нат, сейчас пройдете со мной в гости к Архидуайену замка медальонов.
        Глава 6. В гостях у сказки

«К Громсесу что ли? Если не повел обратно к Карпалису, значит… а ничего это не значит, я еще совсем не знаю, чем это все может грозить, но очень хорошо понятно, по головке не погладят.
        Интересно, а что случится, если задание не будет выполнено, или не в срок? - думала, идя вслед за молчаливым Сирсилисом. Громсес - Архидуайен замка медальонов, но он должен дать мне задание. А Сирсилис, скорее всего, хочет меня запугать.
        Интересно. Этот «Защитник» мысли читает?
        Хотя, не думаю. Слишком импульсивен. Кто бы сказал: почему он меня так раздражает? Вроде и улыбается добродушно - весел как щенок - и вполне вежлив, но создается такое ощущение, он настолько мелкий хищник, словно гадюка перед драконом. Даже зубы показать не в состоянии.
        Или это мне все так безразлично? Уверена в своей безнаказанности? С каких это пор?
        Но его совершенно не боюсь. Что со мной творится? Всегда же была послушной, а тут на такое: еще и дня в Крепости не провела, а уже Защитника оскорбила и поссорилась с кучей волшебников. Возможно, это и есть бремя силы магии.
        Хотя… назначат мне еще один проект, что с того? А вообще - не назначат, у меня на подобное времени не будет. Я же должна дополнительно заниматься и естественно не отвлекать других Архидуайенов от их работы. А если он мне какую-нибудь тему не объяснит, попрошу Севема. Он, кажется, объясняет более чем доступно.
        Так, только Архидуайен сказал, что Севем - это мой Защитник? Интересно, а Ланцерис и Терри?»
        Сирсилис немного показал Крепость, поводив по разным закуткам, а потом сказав, что обед они успешно прогуляли, как собственно и ужин, повел еще куда-то.
        - Проходи, - негромко указал Сирсилис, открывая перед ней очередные двери. Они снова оказались в портальной комнате. Потом взял ее за руку и, ухватившись другой за свой медальон, перенес в замок медальонов, что можно было понять по светящимся красным руническим надписям портальной комнаты. Ведь ранее Севем говорил, что Громсес невероятно сильно любит красное.
        Еще несколько переходов очень быстрым шагом и они казались на третьем этаже возле кабинета Архидуайена замка медальонов, а бросив какую-то руну на магический занавес, прошли в кабинет.

«Да. Этот кабинет даже необычным можно назвать с большой натяжкой: книжные шкафы, письменный стол, разве что вокруг набросано море плотных желтых листов», - подумала Клеопатра, вспоминая, предыдущий кабинет Архидуайена отличался хотя бы уютом.
        - Здравствуйте Архидуайен Громсес, - сразу поздоровалась Лео, не давая возможности Сирсилису начать обвинительную тираду. В данный момент ей было абсолютно все равно, что возможно «Громсес» - это имя. - Архидуайен Терсикос сказал, чтобы я зашла к вам за проектом и, возможно, советом, как быстро поднять свою квалификацию до уровня среднестатистического обитателя Крепости.
        - Да-да, конечно, - ответил грузный волшебник, с головой уйдя в какие-то расчеты на желтой бумаге и возможно, даже не обратил на нее должного внимания, если вообще слышал.
        Закончив что-то писать и порывшись на столе в горе других бумаг, он выудил из всего полностью исписанный листок.
        - Так как вы пока мало знакомы с магией, было вынесено постановление о вашем обучении и этим займутся те, кто более свободен и лучше всего разбирается в своей отрасли. Поэтому искусника вам дадут позже, после эшеминга, - наконец проговорил, вручая листок ей, и снова занялся перебиранием бумаг на столе.
        Лео мысленно улыбнулась - Сирсилис пока так ничего и не сказал.
        - Если это все, то можете идти, - на миг оторвавшись от работы, строго произнес Архидуайен, не желая более тратить на нее время. - Все инструкции прочитаете на листке, если же что-то вдруг станет непонятным, поговорите с Сирсилисом. Он - ваш, так сказать личный Защитник, на время. Но пока вы не освоитесь, смело можете к нему обращаться. После эшеминга мы определим вам искусника и тогда у вас, соответственно станет общий Защитник, который будет следить за порядком во всем замке.

«Мило, а Сирсилис его боится», - ликующе подумала, направившись к выходу вслед за брюнетом, который так ничего и не сказал.
        Взглянув на листок, заметила, там написано задание на проект об использовании начертательной магии в бою с подробным описанием, какие теоретические и практические вопросы нужно рассмотреть. С другой стороны - имена людей, а напротив них области магии, которые ей нужно будет изучить хотя бы на базовом уровне, а в конце приписка, должна будет сдать что-то наподобие зачета по каждому из написанных разделов магии, чем и назывался эшеминг.
        - Защитник, а вы не подскажете, как я попаду обратно в замок алхимиков? - покорно потупившись глазками в пол, спросила, услышав гулкий звук ударов огромных часов. - Ведь Драхем теперь не сможет мне этого показать, - но когда подняла глаза, рядом никого не оказалось.

«Вот собака. Ведь специально же смылся. Ладно, спускаемся… куда? В холл? Ага, будет там хоть кто-нибудь сидеть в половине одиннадцатого! Нет, надо в портальную комнату идти, - подумала, начиная искать выход из сложившейся ситуации. - Ой, призрак. Да еще и в крови весь. Интересно, это его мучили или он кого-то?»
        - Эй? - окликнула она фигуру, собирающуюся проплыть сквозь стену. Ей показалось, приведение в замке - вполне нормальное явление. - Вы не будете столь любезны, рассказать, как попасть в другой замок? - обратилась, сделав небольшой реверанс, на всякий случай, даже не будучи уверенной в правильности его исполнения.
        Но привидение оказалось не разговорчивым, а исчезло, даже не оглянувшись.
        - Точно так же, как вы в него попали из замка алхимиков, - послышался мелодичный мужской голос.
        Лео развернулась на звук и увидела Ланцериса.
        - О, спасибо. Как приятно вас снова видеть. Но вся проблема в том, что сюда меня переправил Сирсилис, а потом сбежал. Вы ведь тоже Защитник?
        - Да. К сожалению, нас четверо и порой кажется, этого катастрофически мало.
        - К сожалению?
        - Да, раньше здесь была полная команда - семь. Да и еще каких-то триста лет назад волшебный мир был очень сильным, магия цвела, а сейчас… уже в мое детство считалось, Объединенное Волшебное Королевство переживает агонию, а сейчас и подавно.
        - А что случилось?
        - Умерла последняя Роковая Женщина Любви, а новую, которая родилась, чтобы вернуть магии ее величие, убили, не дав даже силу обрести и выбрать наследницу.
        - А может, она уже родилась?
        - Нет, магия переходит только после указания конкретной личности. Идем, я тебя проведу, - предложил блондин, осторожно подхватив ее под локоть, что в свете событий выглядело не только галантным, но и дружелюбным.
        Они, не спеша, прошли в портальную комнату, а там, Ланцерис взял ее за руку. За теплом кожи сразу ощутила пожатие, и они вдвоем переместились в какое-то полутемное помещение.
        - Это покои Севема, - пояснил Ланцерис прежде, чем она успела испугаться, ожидая увидеть портальную комнату замка. - Ночью, перемещаясь из замка в замок, попадаешь в кабинет Архидуайена, либо Защитника. Такова магия Крепости. А вот по-другому перемещаться внутри Крепости нельзя, даже внутри замка. А если появишься в одном из вышеперечисленных мест, тогда получишь дополнительную работу. Если проступок будет сильнее и с использованием магии - оденут браслеты.
        - Браслеты? И что?
        - Серебряные браслеты держатся неделю, и пока они на руках сильные заклинания перестанут получаться. Золотые - месяц и не получится ни одно заклинание выше базового уровня. Платиновые - самые страшные. Они тоже одеваются на месяц, но вся магия блокируется и маг, переполняясь собственной энергией, чувствует себя ужасно плохо - будто каждая клеточка разрывается на части. Кроме того, он сам, без посторонней помощи, не сможет перенестись даже к Трапезной.
        - А почему все обитатели так много работают, изучая разные области магии?
        - Мы все ищем способ, как вернуть былую мощь волшебному миру. Неужели ты думаешь, с древних времен можно было хранить деньги и остальные свои сокровища только в Лаваприксе или в пещерах, охраняемых драконами?
        Лео удивленно подняла брови, словно говоря: «а почему бы и нет?»
        - Нет, в древности было много банковских сетей, создаваемых разного рода магами. Ты же не думаешь, что пять платежных единиц появились просто так? А раньше их было еще больше, да вышли из оборота. Раньше и Охотники могли только отлавливать магов, нарушивших территориальные просторы магического и других миров, показавшись на той территории. Владения Охотников были чрезвычайно малы, так как практически весь существующий мир занимали мы, и никто из них совсем не появлялся на нашей территории.
        - Почему? Разве это не будет хорошо, если маги и все остальные люди будут жить бок о бок?
        - Да, мы есть, о магии все знают, но не нужно соблазнять простых непосвященных людей или тех, которые могут лишь управлять окружающей магией. Ты знаешь, есть такие люди, которые мнят себя колдунами? Экстрасенсы, предсказатели, шаманы, гадалки. Нет? Это именно те люди, которые, услышав о магии, тоже хотят ее творить. Вот и приносят жертвы, чтобы получить хоть частичку волшебства. А во время Мерлина мы и жили вместе с обычными людьми.
        - И у них это получается - приобрести частичку волшебства?
        - На самом деле - нет. Когда они посредствам выдуманного обряда убивают, то находятся в состоянии аффекта и последующие события принимают, как положительный или отрицательный ответ высших сил.
        Больше они не говорили, а лишь молча спускались и поднимались по лестницам. Лео настолько устала, что даже думать больше ни о чем не хотелось; мысли еле-еле шевелились. Она беспокоилась о том, как найдет свою спальню, ведь по идее об этом должна была рассказать смотрительница замка, а Лео отвели к Архидуайену, а потом и оставили посреди чужого замка. Хотя полностью надеяться на Драхема она бы тоже не стала. Не при таком раскладе дел. Мимолетно взглянув на листок, увидела, некоторые предметы будет изучать с близнецами, как с частью команды.

«Вот близняшки мне такого расскажут… а я на эшеминге буду отчитываться.
        Стоп, а с чего я взяла, что они будут рассказывать, а не мне придется их об этом просить? Громсес сказал, было постановление меня подучить… надо спросить у Ланцериса», - подумала, набирая в легкие воздуха.
        - Ланцерис, скажи, мне тут дали список всего, что я должна буду знать.
        - Да, обычно подготовкой занимаются родители, но и детей сюда рано отдают, если у них хоть каким-то образом проявились магические способности. Раньше Крепость была самым популярным защитным местом, где заодно проводилось воспитание магов, и стандартный курс проходил примерно на протяжении двадцати лет. За это время подростки могли набрать нужное количество званий и навыков защиты, для получения возможности покинуть Крепость. Многие выходили очень хорошими магами, способными самостоятельно защитить себя и родных, имели хорошую квалификацию для работы в более узко специализированных высшемагических заведениях. Но вот сейчас такое время, за последние десять лет мы смогли принять под эту крышу лишь двоих новеньких. И ты являешься второй, и даже маг, получив соответствующее звание, никуда не уходит - становится искусником.
        - А какого звания нужно достичь для искусника?
        - О, ты уже знаешь о званиях? Достаточно стать этремейжем.
        - А почему так мало людей попало в Крепость?
        - Все потому, что маги очень сильно ослабли, а вот Охотники остались на своем уровне и задались целью подчинить себе весь волшебный мир, а главное, постоянно пополняют свои ряды. Они не являются волшебниками - только используют магию, потому что не хотят работать, а благодаря магии, можно достичь очень многого. Вот теперь все мы собираемся по таким крепостям, где безопаснее всего и пытаемся выяснить, почему же магия умирает и попросту тухнет в волшебных семьях с каждым новым поколением. Когда-то было создано еще множество крепостей, но наша - самая сильная и прочная и поэтому выстояла.
        - И все потому, что убили одну волшебницу? Как там она называется, Роковая Женщина?
        - Это была не просто волшебница, а Фея. Ты знаешь, есть такое выражение: миром правит любовь. Так вот, магическим миром испокон веков правили Роковые Женщины, а самой главной всегда была - Роковая Женщина Любви без которой, по преданию, не может существовать мир. Теперь это не предание, а жестокая реальность.
        Лео задумалась, и дальше они шли молча.
        - Вот мы и пришли. Это - Башня Сна, - поведал Ланцерис, останавливаясь у голой каменной стены, выложенной особым камнем. - Пароль в твою комнату - хитрость. Как зайдешь - обязательно смени на собственные магические импульсы, - сказал и пошел по направлению к портальной комнате, уже скрываясь за углом, оставив после себя едва уловимый запах дорогих сигар.
        - И кому говорить пароль? - скорее у себя спросила, в недоумении смотря на кладку. - И как потом его сменить на импульсы?
        Лео осторожно дотронулась рукой до стены и каменная дверь со скрежетом отворилась. Сначала немного удивленно постояла, а потом вступила на территорию Башни Сна. Открывшееся помещение представляло собой что-то напоминающее круглый улей изнутри. Высоченный колодец, а по периметру множество маленьких дверей. Чуть справа проход и высокая лестница, убегающая далеко вверх, для удобного подъема на все этажи «улья».
        Сразу за лестницей обнаружилась массивная открытая дверь, через которую виднелось длинное каменное помещение со стенами из грубо отесанного камня сверху и на уровне роста отделка деревом, добавляя некоторый уют, но из-за величины комнаты, потолок казался сравнительно невысоким. Откуда-то сверху на инкрустированных спиралях, больше похожих на змеевики, используемые в алхимических схемах, свисали круглые, отражающие зеленоватый свет, гадальные, как показалось на первый взгляд, шары. Под каминной доской, украшенной замысловатой резьбой, в очаге весело потрескивал огонь. На фоне светового пятна силуэтами вырисовывались фигуры нескольких подростков, сидевших возле камина в креслах с высокими спинками, а на черных кожаных диванах находилась компания незнакомых алхимиков во главе с той самой смотрительницей замка.
        Дверь со зловещим скрежетом закрылась и Лео, припечатанной неприветливыми взглядами всех находившихся в той комнате алхимиков, стало очень не по себе. Кроме того, среди них заметила ту самую троицу, что напала на Драхема, но те, поднявшись, демонстративно ушли, чуть не толкнув ее.
        Оббежав взглядом волшебников, не заметила ни одного приветливого лица, среди которых были и те две «хрюшки», что заслоняли обзор на природу в Трапезной за завтраком и еще одна страшненькая волшебница, которая, по мнению Лео, более походила на карикатуру на модницу.

«Что-то они не очень дружелюбно выглядят», - подумала, не двигаясь с места, в то время как здоровяки, телосложения которых свидетельствовали о членстве в какой-нибудь спортивной команде, поднялись со своих мест и с устрашающим видом надвинулись на нее.
        - Ее место на коврике в гостиной, - со смешком хрюкнула смотрительница замка со своего наблюдательного места на подлокотнике дивана, где сейчас находилась.
        - Она несколько симпатичнее, чтобы ее место было на «коврике», - отозвался бугай с криво висящим медальоном в виде какого-то человекообразного существа с прикрепленными крыльями, и его плащ полетел на пол. - Мне она нравится. Ох, ребятки, сейчас развлечемся, - потирая руки, произнес тот, окидывая Лео оценивающим масляным взглядом, который ей очень не понравился.

* * *
        - Что тебе нужно?! - гневно прорычал Севем, смотря прямо в глаза метавшемуся дракону.
        Еще несколько минут назад спокойно сидел в своем удобном кресле и читал захватывающий фантастический детектив, так как только недавно вернулся с утомительной проверки защитных заклинаний замка диадем и алхимиков, который еще дополнительно повесили ему на голову именно в этом сезоне.
        С такой сумасшедшей работой, у него очень редко выпадали свободные приятные вечера, а сегодня был уверен, близнецы с Арсеном ночью будут спать, а не шастать по Крепости, так как только получили свое наказание и несколько дней будут сидеть тихо. А тут этот ненормальный дракон, появившийся в столпе алого пламени, и пытался если не укусить, то разозлить - точно.
        Наконец зверь изловчился и, ухватив Севема за рукав камзола, стал тянуть к выходу.
        - Мерлин, не дадут спокойно посидеть, - вставая, посетовал, а внутри почему-то поселилось странное, давно забытое беспокойство.

«Что могло случиться? Если это стандартное испытание новоприбывших, то, насколько помниться, дело не должно зайти дальше, чем задания пнуть Рекса, если наберутся смелости, а главное избежать его мести, ведь пес не только кусает за такое, но и оставляет хорошие ожоги.
        Ну, самое страшное - залезть в мою лабораторию да украсть особенно ненужное или выдохшееся вещество. Придумать что-то большее - мозгов не хватит.
        Кроме того, новенькой ничего не должны устраивать - я еще за ужином сказал Пенелопе, чтобы ничего не устраивала, так как именно сегодня у меня первый день работы еще и в этом замке за последние пятнадцать лет. В замке диадем хоть и было сложно управляться, потому что каждый хотел попробовать свои способности в ментальном комплексе именно на мне, но они слушались беспрекословно. Так, что же могло случиться?!» - думал Защитник дем Гор, чуть ли не бегом следуя за волнующимся драконом в Башню Сна.
        Уже перед самой дверью остановился перевести дыхание и уловил буквально сифонящий сквозь стены поток магии огромной силы.

«Ох, глупые дети! Эти, не посчитали нужным послушаться, как же Террольд с ними справлялся в прошлые пять лет?! И почему именно сейчас он сдал замок мне?»
        Резко отворив дверь с помощью магии, увидел представшую перед ним довольно плачевную картину: посреди гостиной лишь в нижнем белье стоит Клеопатра, обхватив себя руками. Ее платье рваной тряпкой скомкано в руке капитана крылатой команды, лежащего у стены без сознания, как все остальные его подчиненные, а Пенелопа верещит раненым бронтозавром, хватаясь за каминную доску, но ее словно что-то затаскивает внутрь в огонь. Драхем, вынув кинжал, уже стоял с противоположной стороны, в оцепенении наблюдая за всем происходящим.

«Мерлин, как же она похожа на Шерри», - на секунду остановился, оценивая ситуацию и думая, кого стоит спасать первым.
        Он один раз в жизни видел свою любимую очень сильно рассерженной, и Клеопатра сейчас выглядела именно такой. Развевающиеся, словно от поднявшегося урагана волосы, сверкающие глаза, будто с них вот-вот сорвутся молнии - такая же горделивая осанка, поза, даже поворот головы, и на мгновение показалось, волосы потемнели…

«Что же здесь произошло?! Неужели…»
        Севем быстро пришел в себя и, заклинанием вытащив смотрительницу порядка из камина, подлетел к новенькой, которая начала оседать на пол теряя сознание. Призвав плед, лежащий в кресле у камина и подхватив волшебницу на руки, направился к выходу из гостиной.
        - Драхем, - позвал блондина, а выходя был уверен, тот идет вслед за ним.

«Кому в голову пришла дурацкая идея?! Узнаю - убью, - Севем почти нежно взглянул на спокойное лицо Клеопатры, рассмотрев, в бессознательном состоянии все напряжение спало. - Разве могут быть два одинаковых человека, по внешним данным, и по характеру?
        Шерри, как ты на нее похожа, а может это магия переродила тебя?
        Но только теперь я - ее Защитник, и я даже не могу быть рядом, чтобы оградить от всех неприятностей, которые уже липнут, словно пчелы на мед.
        Шерри, ну почему ты взяла с меня слово, так мы давно могли быть вместе.
        Бернадетт. Ты ведь знал, что это за волшебница, почему отправил за ней именно меня, а не кого-нибудь другого?
        И еще Ланцерис хочет, чтобы я не воевал с Арсеном? И знает же, я лишился из-за него всего. Пусть говорят, я веду себя как обиженный судьбой человек, будто у меня мерзкий характер, и Магнификанты уважают меня только за то, что я единственный кто их защищает. Пусть губы кривятся в презрительной ухмылке, а грудь сковывает вечная мерзлота и полярный холод. Пусть я смогу только смотреть на нее издалека, но во второй раз я не позволю ей умереть.
        Пусть я буду лишь твоей тенью, и мне придется работать в три раза больше, я обещаю: ты будешь счастлива».
        - Что случилось Драхем? - оказываясь в своих апартаментах, спросил, положив ношу на широкую кровать в спальне.
        Заклинанием сняв с Клеопатры сапоги, строго посмотрел на своего крестника.
        - Я сидел в своей комнате, когда ко мне прибежал Мерджи, мы повздорили, но я вспомнил, алхимики собирались устроить «испытание».

«Мне не нужно рассказывать все от сотворения мира, - недовольно думал дем Гор, заглядывая в глаза блондину. - Ты вспоминай и этого мне вполне достаточно.
        Значит, когда Сирсилис позадавал вам проектов, за это команда Отважных ответит, и отправил по комнатам, ты зашел к Пенелопе дополнительно предупредить, «развлечений не будет» и поднялся к себе.
        Понятно, значит ли это, все устроила мадемуазель Бергалини? Потом к тебе прибежал Мерджи, рассказав, он подговорил Пенелопу все же устроить какое-нибудь веселое испытание, но та хотела совсем не веселого, а банальной мести. И уже тогда все было в полном разгаре. Они хотели… ЧТО?! Поиздеваться? Я вам еще устрою веселую жизнь и игры под солнышком. Гормоны у них разыгрались от ничегонеделанья».
        - Он сказал, Пенелопа что-то задумала. Я сначала не поверил, но когда услышал ментальный крик, перебежал в общий холл, так как проход только недавно подсоединили к моей комнате. Оказалось, кричит Пенелопа, демро Нат каким-то образом раскидала всех по комнате, а потом появился ты, - закончил свой рассказ Драхем. - Я сам толком ничего не понял, но мне показалось, они хотели ее… напугать.
        - Позови мне сюда Пенелопу, а на остальных практикуй заклинание возвращения в сознание, - грозно отрезал, и тому ничего не оставалось, как подчиниться и удалиться.
        Драхем ушел, а Севем перешел в хранилище и начал снимать с полок бутылочки и, смешав с десяток полуфабрикатов, получил несколько лекарств и микстур. Когда вернулся в спальню, волшебница еще была без сознания, а в дверь гостиной уже постучали. Войдя в смежную комнату и закрыв за собой дверь в спальню, нарисовал руну приглушения, и прорычал:
        - Войдите.
        Двери отворились, внутрь вошла перепуганная Пенелопа Бергалини - не очень симпатичная, но вполне милая полная волшебница. Взгляд маленьких, аккуратно подведенных косметикой глаз, с выращенными при помощи заклинания густыми черными ресницами перепрыгивал с одного предмета мебели на другой.
        - Добрый вечер, - поздоровалась она, устремив взгляд в камин, опасаясь гнева Защитника.
        - Я очень рад, что первым делом вы решили поздороваться с моим камином, - ядовито ухмыльнувшись, обманчиво теплым спокойным голосом, произнес, чувствуя ее страх.

«Мерлин, дай мне сил сейчас же не задушить это животноподобное, несоизмеримо глупое существо», - думал Севем, перекручивая на пальце волшебный перстень, на спрятанной за спиной руке.
        Подойдя ближе и приподняв двумя пальцами подбородок волшебницы, заглядывая ей в глаза, гневно прошипел:
        - Что случилось? Мадемуазель демро Нат вам чем-то не угодила?

«Сказала, поедаешь слишком много пирожных?
        Стало завидно, когда Драхем приказал освободить для нее место рядом с собой? Что ее посадили между ним и Арсеном за столом Победителей? Ты натравила Крылатую Команду, сказав, будто она среди алхимиков только для того, чтобы следить за внутренними группировками? И о каждом вашем шаге будет докладывать если не Охотникам, то Карпалису?
        Дуреха, он и так знает обо всех внутренних группировках, знает, ты не ночуешь в своей комнате, а это время бесполезно проводишь поочередно в каждой из спален крылатой команды», - читал мысли, постепенно анализируя и беззвучно отвечая.
        - Молчите? Тогда я вам расскажу занимательную историю. Вы думаете, я решил защитить ее от вас? Как мило с моей стороны, но Клеопатра в этом не нуждается. Я хотел защитить вас, потому что, эта очень сильная волшебница, могла вас просто поубивать - еще не контролирует силу магии. И ей бы за это ничего не было, она - еще новичок и не овладела своей силой. В следующий раз, чтобы вам даже не захотелось подумать не исполнить моих указаний, за подстрекательство вы лишаетесь звания смотрительницы порядка, оно по праву перейдет к более сильной и достойной волшебнице - мадемуазель демро Нат, когда очнется. А господину Сомерсу передайте мой пламенный привет, пусть завтра сдаст мне свой капитанский пост, а команду я полностью расформировываю - будет объявлен конкурс на сбор новой. Перед завтраком все зайдете ко мне, и только пусть хоть кто-то из вашей милой компании попробует ослушаться и не прийти. ВСЕ ЯСНО?! - рявкнул так, что волшебница аж на месте подскочила, начиная мелко подрагивать от каждого его рваного движения.
        - Да, Главный Защитник…
        - И если я еще хоть раз узнаю, что кто-то из вас замышляет недоброе, или неважно с кем, повторил или задумал подобное - будете иметь дело со мной. Я сделаю все, чтобы защитить таких невежд как вы, от вас же самих, - настолько яростным шепотом закончил, что Пенелопа ощутимо затряслась от страха.
        - Да, Главный Защитник, - дрогнувшим голосом повторила она, а по щекам потекли тихие слезы, еще сильнее зля его.
        Не могла и сдвинуться с места, Севем так крепко держал ее за подбородок, причиняя сильную боль, и сам не замечал, как от невольного магического воздействия вот-вот хрустнет кость. Волшебница чувствовала себя маленьким зверьком, загнанным в ловушку - ее обволакивала страшная магия, забирая жизненные силы.
        - И хватит реветь, - угрожающе проговорил, боясь, не удержит свои эмоции под контролем и все же запустит каким-нибудь очень интересным экспериментальным заклинанием.
        Мокрые дорожки как по команде высохли. Ей казалось, магия, освобожденная посредствам гнева, может сотворить с ней страшные вещи, и только сейчас вспомнила, этот волшебник - Глава Защитников, а даже рядовой Защитник - очень сильный маг.
        Они остались единственными, кто защищает Крепость от происков других магов, а в особенности Охотников, которые бы не отказались завоевать такое магически богатое место, ведь не всегда запирают магию внутри волшебника, но чаще убивают их, потому что так поступить намного легче, поместив магию в специальный сосуд. А еще есть маги, которые, чтобы спасти свои жизни, перешли на сторону Охотников и теперь охотятся за своими собратьями, будучи отнюдь не из самых слабых.
        - Идите, - сухо бросил, а в его голосе сквозил могильный холод, от которого плечи волшебницы невольно передернулись, а легкие сковал неописуемый ужас, не позволяя дышать.
        Когда Пенелопа вышла, Севем устало потер виски и не издавая звуков вошел в спальню. Клеопатра все еще оставалась без сознания, тогда он, процедив снадобье от ненужного осадка, осторожно поддерживая ее голову, влил жидкость в рот, аккуратно массируя горло, не оставляя возможности подавиться. Позже решил напоить еще общеукрепляющим и снотворным, а когда на лице подопечной появился легкий румянец, поставил рядом кресло и, погрузившись в него, стал смотреть на спокойное лицо с нежной кожей.

«Как патетично, неудавшийся алхимик-целитель, хотя до эсколпера мне все равно было далеко, но поменять любимое занятие на защиту окружающих посредственностей…
        Магнификанты не должны были так низко упасть. Они вообще не должны были допустить гибели своей Души», - думал Севем, разглядывая волшебницу, так похожую на другую, из его прошлого.
        Он сам не заметил, как заснул, а, проснувшись, обнаружил, уже наступило утро. Приняв душ, переоделся в чистое и решил проверить, как чувствует себя Клеопатра.
        Прислушавшись к ее ощущениям, насторожился: ей снился довольно странный сон. Почувствовав ее силу, из темноты на нее смотрели хищные огненные глаза, не давая покоя и порождая непреодолимую волну страха. Обладатель глаз явно обладал огромной силой магии, что выражалось в легком колыхании языков золотого пламени. Обладатели таких глаз давно вымерли, оставив след лишь в мифах и легендах. От этого сна и самому Севему стало неловко, от чего невольно передернул плечами. На какой-то момент даже подумал, будто это не сон, но где-то далеко пробили огромные часы и наваждение ускользнуло на край сознания, заставляя забыть об увиденном.

«Перед завтраком придут. Интересно, как они оправдываться будут?
        Но это же надо до такого додуматься?!
        Идиоты, а если она пожалуется Совету Архидуайенов… к алхимикам и так относятся не очень дружелюбно, всегда ожидая от них какой-нибудь пакости. Вот и приходится противостоять всем остальным обитателям замков, оставаясь в своем большинстве одиночками, либо собираются в кучки между собой, но такая команда заведомо не может стать Победителем. Хорошо, Клеопатра довольно сильная, уже только этим я смогу припугнуть их всех и защитить ее. Ведь потом она действительно сможет очень хорошо отомстить, когда наберет силы. А сейчас? - Севем взглянул на часы. - Сейчас пять часов утра. Времени еще много».
        Проверив у подопечной температуру, и нарисовав несколько сканирующих заклинаний, немного успокоился - состояние было стабильным, но буквально через пару минут над кроватью появился дракон, сбрасывая золотые искры прямо ей на лицо, от чего та стала просыпаться.
        - Аврель, лучше слетай на кухню и принеси мне винограда, да и сам перекуси, если голоден, - сквозь сон пробормотала и перевернулась на другой бок, но потом вдруг подскочила и, открыв глаза, осмотрелась. - Доброе утро Севем, - чуть прикрыв глаза, добавила хрипловатым со сна и некоторого испуга голосом.
        - Сейчас еще только половина шестого, - спокойно подметил, недовольный фактом обнаружения. - Если хотите, можно еще поспать.
        - Спасибо, что-то не очень хочется. Где я? - вертя головой по сторонам, спросила, по обстановке пытаясь определить в каком месте оказалась.
        - В моих апартаментах, но не берите себе за привычку находиться здесь. Вопреки всем утверждениям, я не вампир и по ночам предпочитаю спать, - ухмыльнувшись, ответил немного шутливо, желая хоть немного подбодрить ее и разрядить возникшую неловкость.
        - Что случилось? - немного расширив от накативших воспоминаний глаза, вопросила, явно желая знать, чем все закончилось.
        - Вы ответьте.

«Мне очень интересно послушать еще одну версию. Надеюсь, тебе хватит ума не врать мне, ведь знаешь, мысли читаю, или нет?» - подумал Севем, следя за умственным процессом волшебницы.
        Сначала она пыталась восстановить вечерние события, вспоминая с разговора с Архидуайеном.

«Хм, неужели ты думаешь, мои слова окажут какое-то воздействие на Архидуайена или действительно интересуют Сирсилиса, хотя приятно такое высокое мнение обо мне. А вот держать твоего дракона у себя я бы не согласился ни за что. Он же когда начнет нервничать - сожжет мне весь кабинет.
        Значит, Отважные напали на Драхема, а вам дали огромнейший проект, над которым вот уже третий месяц бьется Громсес и практически ничего не получил. Ничего, сегодня Атрелия отправилась в Парламент, поэтому я должен ее заменить и объяснить некоторым желающим материал взаимодействия наполовину готовых веществ, что нужно на звание этремейжа, отлично, те трое там будут.
        Ах, Сирсилис - вампир недокормленный, оставил ее одну посреди чужого замка, но спасибо Ланцерису, довел до гостиной».
        - Ой, - расширенными от ужаса глазами, Клеопатра внимательно взирала на него. - А как вы узнали?

«Вот уж действительно «Ой!». Из всех вопросов, которые можно было задать - это самый последний, что придет в голову нормальному человеку».
        - Ваш дракон постарался. Он меня чуть не сжег, - фыркнул Севем, вспоминая, как появился Аврелий и рассердил его.
        - Вы не пострадали?

«Она что, издевается? Да нет вроде», - удивился, но ни один мускул не дрогнул на его лице, скрывая смятение от неожиданного поворота разговора.
        - А вы? - вопросом на вопрос ответил, на самом деле желая знать о ее состоянии.
        - Кажется, ничего, - ответила и отвела взгляд в сторону, словно собираясь скрывать произошедшее.

«Так могла ответить только Шерри, но потом сама отомстила бы», - отстраненно подумал, когда сердце сильно сжалось внутри в очередной раз напоминая.
        - А кто-нибудь еще пострадал? - пространно спросила, плотнее закутываясь в одеяло то ли в попытке защититься от воспоминаний, то ли от холода.
        - Если вы имеете в виду ту компанию, то они еще пострадают, - зло оскалился Севем, чувствуя, взгляд смягчается при виде этой волшебницы.
        - Может не надо? А то они мне еще устроят воспитательные работы, - попросила, не будучи уверенной, стоит ли выражать свои мысли вслух.
        - Они больше не посмеют вас зацепить, уж слишком сильно вы их напугали.

«Вот уж не думаю, - проскользнула ее быстрая мысль. - Волна нежаркого пламени не возымела никакого успеха, пришлось их об стенку шарахнуть. Наверное, подумали, я иллюзию наслала. Так я ж никого опалить не хотела, а когда от ужаса стало все равно…».
        - Я могу принять душ? - попросила, перебивая собственные мысли.
        - Да, ванная направо, - указывая на нужную дверь, ответил, собираясь оставить ее наедине.

* * *
        Дверь хлопнула за спиной, автоматически закрываясь на внутреннюю щеколду. Лео, шлепая босыми ногами, прошла по холодному мраморному полу, с удовольствием ощущая его гладкость и магическую наполненность, и встала под душ. Мысли стаями носились в голове, начиная с «зачем я сюда приехала» и, заканчивая «я не буду бежать, пока не отомщу».

«А кто сказал, что волшебники не пользуются косметикой?» - истерически хихикнула, осматривая полку масел для ванны с разными запахами и широким ассортиментом шампуней.
        Выбрав по запаху вишневый и, раз пять, бездумно вымыв голову, выключила воду и закутавшись в длинное темно-синее полотенце, хотела поставить шампунь на полку, но поскользнулась и упала на мраморную узорную плитку вместе со стеклянной колбой.
        Звон разбившегося стекла почему-то оглушил и в ушах появился неприятный звон.
        Осколки очень больно врезались в руки, а по нежно-зеленому мрамору побежала ярко-алая струйка крови вперемешку с шампунем. Впитывая крупные капли воды, становилась не такой густой и бежала быстрее, дополняя зеленый рисунок пола новыми линиями, в которых можно было рассмотреть отчаяние и ужас.
        Слезы обиды мгновенно выступили на глаза и побежали по лицу четырьмя прозрачными ручейками, а, попадая на раны, жгли еще сильнее, заставляя действовать.
        Двери с характерным треском разлетелись, впуская в помещение черный вихрь, разбросав ее мокрые волосы по плечам.
        - Простите, - всхлипнула она, размазывая по лицу слезы вперемешку с кровью и шампунем, а тот, попадая в глаза, щипал, вызывая новый поток слез.
        Несколько осколков глубоко врезались в ладони, и их невозможно было вытащить руками, так как обволакивающая их кровь скользила между пальчиками.
        Севем присел рядом с ней на корточки и, взяв ее ладони в свои, заглянул в нежно зеленые глаза.
        - Вы собирались покончить самоубийством? - обеспокоено спросил, будто его действительно волновал данный вопрос.
        - Еще чего, - насмешливо фыркнула Лео, но получилось не очень правдоподобно, а в дверях заметила волшебника, которого четко запомнила после вчерашнего инцидента.
        Увидев его, резко вырвала свои руки и быстро поднялась на ноги, случайно наступив на стекло пяткой, но постаралась не показать этого. С кончиков пальцев стали срываться мелкие молнии, сплетаясь в небольшой белый шар на ладошке.
        - Анврай Сомерс, вы думаете, здесь требуется ваша помощь? - гневным, но на вид обманчиво спокойным голосом разъяренно проговорил Севем.
        - Простите, Защитник, - испуганно ответил тот и скрылся из поля зрения.
        - Это был мой любимый, - нарушая тишину, тихим голосом заметил дем Гор, привлекая ее внимание и успокаивая звучанием бархатного голоса. - Дайте ваши руки.
        Но Клеопатра снова стала опускаться на пол, мышцы подрагивая от напряжения не держали, а нога нещадно болела. Снова присев, он с помощью магии извлек все стекла и, быстро залечив раны, тихо проговорил:
        - Пообещайте мне одно, - крепко держа ее руки в своих, начал он. - Пообещайте, никогда не попытаетесь покончить жизнь самоубийством - что бы ни случилось, и сделаете все возможное, во избежание насильственной смерти.
        - Вам-то какая разница, если…
        - Пообещайте! - почти гневно пошептал дем Гор, отчаянно желая взять с нее эту клятву.
        - Обещаю, - тихо отозвалась Лео, опуская глаза, пусть и не собиралась поступать так глупо, но не любила давать клятвы.
        - Вот и хорошо, а теперь одевайтесь. Скоро завтрак.
        Одним движением руки, при помощи магии, он убрал все осколки с пола, а волшебница, позвав дракона, попросила его принести свежую одежду.
        Через полчаса, полностью приведя себя в порядок, вышла из ванной комнаты и прошла в гостиную, где ее уже ждал Севем и чем-то довольный Драхем.
        - Мы на завтрак не опаздываем? - спросила, попытавшись улыбнуться. Правда, есть сейчас ей совершенно не хотелось, а вот узнать о причине хорошего настроения, даже очень сильно.
        - У вас еще осталось достаточно времени на рассказ Драхема о ваших новых обязанностях. Вот безликий медальон с отдельными регалиями, пока вы не получите свое звание.

«Что ж вы делаете Севем. Меня теперь будут травить всем замком. Да и не хочу я - работы куча, а удовольствия - ноль», - обреченно подумала, подозревая о должности хранительницы замка алхимиков и не двигалась с места.
        - Чего вы ждете? - сдержанно поинтересовался Севем, словно не понимал ее заминки.
        - Я могу отказаться? У меня эшеминг скоро, да и два проекта нужно сделать, - попыталась отвертеться, мельком кинув взгляд на безликий медальон с яркими зелеными крыльями, словно сотворенными из чистых изумрудов. - А должность смотрительницы порядка подразумевает под собой исполнение некоторых обязанностей.
        - Ты хочешь жить в соседней комнате с Пенелопой и делить общую ванную комнату? - удивился Драхем, ехидно растягивая слова.
        - Весомый аргумент, - Лео искренне улыбнулась, надевая на шею блестящий знак отличия.
        - Кроме того, смотрителям порядка разрешается колдовать в любом месте, в то время как остальным запрещено в Царстве книг, Трапезной… мы можем идти, Севем?
        - Да, Драхем и не забудьте, вам практически заново необходимо набрать членов крылатой команды алхимиков, - строго предупредил Севем, но даже недовольным не выглядел.
        Клеопатра направилась к выходу из апартаментов Главного Защитника вслед за Драхемом, попутно обдумывая, каким образом пытаться удержать контроль и власть на новой должности.
        - Идем, для начала я покажу твою комнату, - когда за ними закрылась дверь, нараспев предложил блондин, направляясь в сторону Башни Сна.
        - А ты разве не в замке оружия живешь?
        - Теперь - нет. Когда я был у Источника, я тайком пронес волшебный родовой кинжал и его приняли за Вещь. Но на самом деле, я ничего не вынес. А раз ты появилась, то есть обнаружился новенький, то у меня возник шанс перевестись. Я так сильно намучился, будучи там.
        - Почему?
        - Представляешь, все колдуют оружием, а я не могу, так как кинжал блокирует некоторые заклинания. Вскоре, я научился пропускать магию через него, но зачем это делать, если получается намного лучше, не используя его?
        - Кроме того, не иметь волшебной вещи, а быть алхимиком - это круто, - поддержала его Лео, высказывая на самом деле свои чувства.
        - Эмм. Вообще-то алхимики не очень популярны. Считается, они наоборот ничего не умеют, кроме как синтезировать яды и делать пакости.
        Некоторое время они шли молча, и Лео задумалась над тем, что же все-таки произошло, и что же именно с ней хотели сделать.
        - Ничего себе у вас тут проверочки, - наконец произнесла, уже перед самым входом в Башню Сна. - Для разнообразия, какую проверку устроили тебе?
        - Если быть честным, это не было испытанием. Они задались немного другой целью. Севем меня предупредил, у тебя сильная бесконтрольная магия и неуравновешенный характер. Это правда, ты пыталась порезать вены? - на ходу развернувшись к ней лицом, спросил Драхем.
        - Нет, а кто тебе такую глупость сказал? - поинтересовалась, останавливаясь, не желая врезаться в спутника.
        - Сомерс. Он сказал, ты в ванной у Севема разбила что-то и решила…
        - Я просто ляпнулась и раздавила бутылку, стекло врезалось в руки, а все подумали… в общем, кто что захотел, то и подумал.
        - А, ну ладно. Еще не хватало в напарники истеричку. Все спальни направо, - Драхем махнул рукой в сторону лестницы, ведущей к «улью». - А наша дверь спрятана в углу возле камина.
        Они прошли сквозь ту комнату, в которую ее затащили для «проверки», приближаясь к огромному выложенному мрамором камину, которому на вид было не меньше тысячи лет.
        - Прости, я не ослышалась? НАША? - удивленно воскликнула, обращая свой взор к собеседнику.
        - Чего бушуешь? НАША гостиная, - открывая дверь прикосновением руки, рассмеялся, а поднявшись по тайной лестнице, распахнул еще одну дверь. - Вот и она.
        Лео вошла в ярко освещенную солнечным светом комнату, отделанную в фисташковых и тепло желтых тонах.

«Здесь постарались на славу», - весело подумала, погладив кожаный ярко-желтого цвета диван, расположенный как раз напротив камина, а по бокам пара кресел для возможных гостей. Единственное, что не очень вписывалось по цветовой гамме, так это огромный, до самого потолка, изумрудного цвета гобелен, как раз за камином, но подойдя ближе, поняла, это выложенная картина в камне, изображающая собой само строение и в уголке символ замка алхимии. Напротив каменной картины, между двумя дверями, ведущими в спальни, как подумала, висело огромное, в золотой раме зеркало, и в отражение сразу же посмотрелась.
        - Я тут немного постарался и перекрасил гостиную, мне не очень нравится розовый цвет, и кажется, ты тоже не поклонница этого окраса, а у Пенелопы вся комната была отделана именно в ярких лиловых, розовых и светло-сиреневых тонах.
        - Спасибо, за решение сберечь мои нервы, - улыбнулась, уже рассматривая замысловатые символы на выложенном камине. - Странный орнамент, не находишь? - но, заметив, Драхем направился к бледной сосновой двери, последовала за ним.
        - Это твоя комната, - останавливаясь перед самым порогом, огласил, увлекая за собой. - Как только ты войдешь, я не смогу переступить порог без твоего на то разрешения. Налево от двери будет твоя ванная комната. Не бойся, у нас они разные, так что встречаться станем только в нашей гостиной или внизу.
        Лео заглянула через порог в свою новую комнату, в цветах которой тоже преобладал нежный зеленый, фисташковый и желтый, на ванную решила взглянуть чуть позже. Под самым окном стоял письменный стол из светлого дерева, а на нем, блиставшая на солнце, хрустальная ваза с огромным белым виноградом.
        - Ну и где ты проказник спрятался?! - весело спросила, подходя и отламывая небольшую веточку с виноградом.
        Лео заметила что-то движущееся на подушке и подошла ближе.
        - Значит вот как?! Меня разбудил, а сам спать завалился, - шутливо пожурила дракона, отщипывая большие ягоды от грозди.
        Тот широко зевнул и с веселым урчанием взлетел к ней на плечо.
        - Кстати, где мой список отраслей магии, которые нужно рассмотреть? - спросила у зверька и тот, взметнувшись искрами, уже держал в зубах немного помятый сверток.
        - Значит, первым делом мне следует заняться алхимией и начертательной магией с Атрелией и Архидуайеном Карпалисом - соответственно, которого можно заменить на Ланцериса на первых стадиях. Обо всех пояснительных часах нужно будет поговорить с каждым отдельно. Боевая магия, защитная магия, эстетическая магия, руны, нумерология и астрология, объединенные в одну сферу, обряды, волшебные животные, ментальный комплекс, метаморфология, что такое метаморфология? - Лео со стоном откинулась на мягкие подушки.

«Может мне еще записаться в крылатую команду, чтобы уж точно сойти с ума за месяц. Проекты-то когда делать буду? Кстати, надо будет спросить, что за крылатая команда».
        - Метаморфология - это превращения, только в идеале - вещь превращается навсегда, потому как меняется ее структура. Бывает метаморфология живого, неживого и самой магии. Живое превращать, как, собственно, и магию очень сложно. Сам еще порядком не научился. Давай, я научу тебя летать на крыльях, - с порога предложил Драхем, о присутствии которого уже давно забыла, как только обратила внимание, ее дракон уже тут.
        - Заходи, - махнула рукой, приглашая. - Хочешь винограда?
        - Не хочу портить аппетит. Кроме того, если ты не поторопишься, мы опоздаем на завтрак. Он у нас в девять, обед - в два, а ужин в семь.
        Подумав, вещи разберет потом, Лео вернув некоторым истинный размер, достала себе новую симпатичную сумку, которую купила еще на ярмарке. Вложив во внутрь все, что может ей понадобиться при написании проектов, подумала о полезности заколдовать сумку таким образом, чтобы вмещала в себя много вещей и при этом не была объемной или тяжелой.

«Надо будет поискать соответствующие способы для подобного преобразования», - подумала, собирая книги и бумагу, на которой будет писать проект.
        - А ты говорила, слухи ложные, - указывая на дракона, немного опасливо отстранился Драхем.
        - Как видишь - не все слухи бывают преувеличенными, но о моем питомце лучше не распространяться, - усмехнулась, не желая лишних расспросов и ненужного внимания. - А то всем захочется его потрогать, а некоторым даже потискать.
        По дороге на завтрак Драхем рассказывал о привилегиях и обязанностях в новой должности, делая особый акцент на том, что теперь будет требоваться от нее, как смотрительницы порядка замка алхимиков.
        - Если захочешь, я смогу тебе иногда помогать с проектами, а те, что нам дали вчера в наказание, сделаем все вместе, - предложил, направляясь к портальной комнате, а потом легко переместил их обоих к Трапезной. - Тебе теперь очень быстро нужно дорасти до нашего уровня, а то мы еще не скоро снова сможем стать Победителями.
        Приоткрыв дверь, быстро и как можно незаметнее юркнул внутрь. На завтрак они немного опоздали, но, войдя в зал, сделали вид, все именно так и нужно.
        Как ни странно, за столом Лео снова досталось то же место, что и в прошлый раз.
        - Вы всегда так сидите? - поинтересовалась у Арсена, на самом деле желая узнать, не против ли он такого соседства.
        - Да, - безразлично пожав плечами ответил тот. - У каждого есть свое место за столом и это практически неизменно. Этот стол принадлежит нашей команде, и так как Драхем у нас - лидер - он может, соответственно, распределять места.
        Лео удивленно перевела взгляд с одного мага на другого, ища подтверждения слов Арсена, но так как Драхем не обратил никакого внимания на слова ее соседа, то решила, он говорит правду.
        - Кстати, может, расскажешь, почему Главный Защитник сегодня не в духе? Или это касается вчерашнего представления? - поинтересовался он, предпочитая знать полную правду.
        - Арсен, не приставай с расспросами, - тут же встрепенулся Драхем, и брюнет заметно сник, не осмеливаясь возражать.
        - А где Пенелопа? - поинтересовалась Лео у своей команды, обращая внимание на задний стол. - И те две хрюшки, что сидели за столом позади тебя?
        - Ты имеешь в виду братьев Хаврюхиных? Они не близнецы и ты вскоре убедишься в этом, а вообще, они наказаны и сидят у выхода, - усмехнулся блондин, рассматривая стол почти в самом конце зала.
        - А чем отличается место у выхода от того… к примеру от нашего? - удивленно посмотрела на собеседника, не видя разницы, где сидеть.
        - Во-первых, у входа обычно сидят наши одиночки, а во-вторых, слугам не всегда хватает времени на достаточно хорошую сервировку всех столов, особенно тех, - ответил Мерджи, по виду которого нельзя было сказать, будто он любит поесть - все члены их команды казались тонкого типа телосложения.
        - Да и на те столы никогда не ставят сладкое, - поддержал брата Сайренс, высматривая на тарелке особо вкусное пирожное.
        - Знаете, - подметила Лео, рассматривая их торсы. - Вы не очень похожи на тех, кто любит сладкое или употребляет слишком много пищи.
        - Просто мы много волшебства творим, - объяснил Драхем, отложив столовые приборы в сторону. - А творение магии забирает значительное количество энергии, так что советую и тебе не питаться святым духом.

«Как-то за собой не замечала подобного», - подумала Лео, продолжая грызть сочное красное яблоко, с удовольствием ловя сладкий сок.
        Почувствовав на себе жгучий тяжелый взгляд, лениво осмотрелась и встретилась со странными изучающими синими глазами Сирсилиса. Заметив, на него смотрят, брюнет послал широкую улыбку ей, но взгляда не отвел, ожидая чего-то.

«Поиграем в гляделки? Что ж, давайте, - улыбнулась в ответ Клеопатра, ожидая, тот первый отведет глаза. - Вот так вот, его отвлек Громсес. Я выиграла», - мысленно показав язык, принялась дальше завтракать.
        Опустив взгляд, заметила, скатерть на самом деле не оранжевая - на ней нарисована огромная вселенная, а на ее фоне рыжая лиса с белым пятном на хвосте, темными лапками и зелеными глазами.
        - Тебе нравится Сирсилис? - услышала она тихий голос Драхема, не скрывающего своего любопытства.
        - Очень. Особенно после того, как бросил меня в замке медальонов одну посреди ночи, - выдавила сквозь зубы, лучезарно при этом улыбаясь.
        - Как же ты добралась до Башни Сна, и кто тебе тогда поведал способ открыть дверь? - продолжил расспрашивать, потягивая из бокала слегка зеленоватый сок, который был сделан из капусты, редьки и большого количества яблок.
        - Твой отец был столь любезен, не бросил меня на произвол судьбы в тенетах медальонщиков, - с пафосом произнесла, чистя апельсин, потому как пить овощной сок ей совершенно не хотелось.
        Все трое близнецов поперхнулись тем, что на тот момент было во рту у каждого.
        - Знаешь? Он обычно не церемонится ни с кем, только в редких исключениях, а тем более не выступает в роли провожатого, - доверительно наклонившись ближе к Лео, прошептал Драхем. - Кстати, ты уже знакома с Соней и Ренатой, сестры Кальметовы?
        Обе рыжеволосые волшебницы поочередно кивнули, сначала та, что с косичкой, а потом и вторая, которая в прошлый раз показалась эффектной. Лео заметила, сегодня они более дружелюбны и молчаливы, чем вчера.
        - Очень приятно, - кивнула, припоминая, Соня должна будет ей помочь разобраться с эстетической магией, а Рената - защитной.
        - Вот списки проектов, расписание объяснительных часов и консультаций по темам на эту неделю, - вытаскивая из своей сумки пачку листов, распорядился Драхем. - Кстати, тебе для информации, выбранную тему проекта отмечают на листке при помощи волшебной вещи, и та исчезает из списка всех остальных, а в общем первоначальном списке напротив названия появляется имя резервирующего. Эту пачку списков нужно раздать алхимикам, а я займусь всеми остальными.

«Спасибо, ты явно хочешь, чтобы я не дожила до конца дня», - испытывая стойкую неприязнь ко всем алхимикам, подумала, но ничего не сказала вслух.
        Резко закончив с завтраком, поднялась из-за своего стола, подойдя к Сомерсу, сидящему в окружении бывшей крылатой команды и, холодно поздоровавшись, приказала:
        - Вот список проектов и расписание объяснительных часов на неделю, для тебя и остальных алхимиков, раздашь.
        - С каких это пор подлые командуют волшебниками? - возмутился он, собираясь встать. Лео, предвидя подобный ход событий, надавила ему на плечо, выискивая болезненную точку, которую когда-то показал брат, увлекающийся боевыми искусствами, и мысленно рисуя на одежде простенькое заклинание обездвиживания.

«Как, все-таки удобно - обладать магией», - подумала, отлично понимая, ничего подобного просто не смогла бы сделать без дополнительной силы, и мысленно погладила себя по голове, радуясь, купила ту книгу и смогла «прочитать» и даже освоить за несколько дней большое количество нужной информации.
        - Сидеть, - тихо прошипела, не желая церемониться с этим индивидом. - Ты выполнишь мою «просьбу», если не хочешь опозориться на всю Крепость.
        - Ты за это заплатишь, - также тихо прорычал тот, мысленно обещая ей вселенские муки.
        - И ты. Надеюсь, знаешь, месть - это блюдо, которое подают холодным, - оскалилась и почувствовала, как под ее ладонью по телу Сомерса пробежала волна невольной дрожи.
        Лео уже была готова к действиям, ожидая волшебник вскочит, начала колдовать. Случайно успев увидеть у него приготовленное к Боевой магии кольцо, была быстрее и сорвавшийся с ее пальцев магический импульс, пробежал по телу ее врага, полностью обездвиживая рабочую руку. Уверившись, ее приказание будет выполнено, довольная собой, направилась к выходу из Трапезной.
        Чувствуя полное эмоциональное опустошение, решила побродить по замку, хотела найти себе тихое место для собственных занятий, а в одном из переходов цокольного этажа наткнулась на Севема.
        - Хорошо, вы не побоялись к нему подойти, мадемуазель демро Нат, но вот применять магию, не используя волшебных вещей направо и налево, тем более такой силы, не советую. Простительно, когда это выглядит как непроизвольный выброс магии, но ее целенаправленное действие пугает простых волшебников; на иных устраивают охоту даже внутри клана. Так что, хотя бы делайте вид, будто пользуетесь чем-нибудь при колдовстве.
        - Но алхимики тем и славятся, что при определении не получают волшебных вещей. А еще, скажите пожалуйста, почему он назвал меня подлой?
        - Все дело обстоит печально, основной массе алхимиков не хватает ума воспользоваться фамильным украшением в ночь становления магии и только единицам действительно волшебные вещи не нужны. Подлыми, низшими или более культурно «нофосами» что в переводе с языка древних нимэнов - «не магичный», называют тех, кто не обладает собственной магией, используя окружающие потоки. Нимены это древние волшебные человекоподобные существа, живущие в горах, чаще всего на островах. Магически могут делать драгоценные и полудрагоценные камни и обогащать горную породу. Они могли выращивать целые материки и мраморные города легендарной красоты. Естественно это не все, на что они способны, но до наших дней дошла лишь эта информация. Так вот, слово нофос - сначала было оскорблением для тех, кто плохо владеет магией. Название «подлые люди» дошло к нам с историей. Так называли низшую касту, людей самого низкого слоя населения. А затем так случилось, этими словами стали называть обычных людей, которые не имеют в себе частицы магии, не в силах управлять окружающими потоками. Мы говорим «обычные люди», но в таком случае
звучит, будто это мы, волшебники, являемся какими-то неполноценными, вот и прилипло это название им, а их мир чаще называют подлым или нофоским, подразумевая «без магии».
        - Спасибо, я учту это в следующий раз, - поблагодарила, мягко улыбнувшись, будучи признательной за информацию, ведь вряд ли еще от кого сможет узнать о других народах магического мира.
        - Кстати, я не люблю, когда опаздывают, - ухмыляясь, заключил, направляясь в сторону какого-то помещения. - А насколько мне помнится, вас нужно подтянуть по алхимии. И сегодня вместо Атрелии объяснительные часы по алхимии веду я.

«Так что? Теперь будем бегать наперегонки?» - весело подумала Клеопатра, побежав за Главным Защитником.
        - Защитник дем Гор? - окликнула его, а когда они поравнялись, негромко произнесла: - Понимаете, вся проблема в том, что я еще не знаю, где находится нужная лаборатория.
        Закатив глаза в притворном недовольстве, Севем стал идти медленнее, давая возможность ей успеть за ним.
        Глава 7. И кто сказал, что будет легче
        Лео старательно делала проекты и пыталась повысить свой магический уровень знаний, но как ни старалась, сдаваемые проекты не были на достаточно хорошем уровне. Времени катастрофически не хватало, не только на выполнение всех работ должным образом, но даже и на сон, на который оставалось около двух часов в сутки. Не особенно и помогало заклинание быстрого чтения, благодаря которому ей не приходилось сидеть и подолгу читать, выискивая ценные крупицы. Только обычно, после его применения, голова раскалывалась на кусочки, будто заполненная знаниями трещала по швам, и продолжала болеть до первого сильного сложного комплекса заклинаний, сплетенного из нескольких более простых, что нелегко сотворить и опытному волшебнику, уже не говоря о таком новичке, каким была Лео. Но ради избавления от недуга, усердно тренировалась по ночам, отрабатывая сложные комплексы до автоматизма, стараясь сделать их наиболее правильными.
        Стала больше использовать начертательную магию, так как благодаря той можно было избавиться от излишков магической силы, а почти завершенные начерченные в уме заклинания можно использовать в любой момент, что сокращало время на их создание, а также энергию на воспроизводство. До этого очень сильно мучаясь от головной боли, продолжала читать, пока не обнаружила такой простой выход из ситуации. Вполне случайным образом ей под руку попалась книга: «А ты знаешь, как сделать метлу летающей?», и стащила из чулана швабру, которой, наверное, несколько веков мыли пол. Только потом с удивлением узнала, в своем большинстве волшебники на метлах не летают - для этого есть более приятные способы передвижения по воздуху: крылья - более послушные и призываемые в момент надобности.
        Уже после первых заклинаний швабра стала выглядеть как новенькая стильной конструкции и окраски, словно из черного дерева с золотыми вензелями, рунами и даже оперением, правда еще не летала, но ближе к середине сентября после обильного сброса магии, стала реагировать на команду: «ко мне». О факте, швабра из чулана, знали только Драхем, так как видел, когда принесла этот «мусор», она сама и Севем - случайно поймал с поличным возле самой гостиной Башни Сна. Он почти ничего не сказал, а это «почти» растянулось в трехчасовую беседу на тему: «Зачем вам этот хлам?!» но как партизан, Лео ни в чем не призналась, и тому ничего не оставалось, как отпустить ее дорабатывать проекты, которые нужно было сдать на предыдущих неделях, все также недотягивающие до нужного уровня.
        - Лео, хватит уже! - постучал в дверь невероятно сильно разозленный Драхем.
        Ей стало интересно, в чем успела провиниться и направилась открывать.
        - Чего не спишь? - поинтересовалась, мельком заметив, часы показывают 4 утра.
        - Ты еще спрашиваешь?! - возмутился взъерошенный блондин, стоя на пороге в помятой, немного криво сидящей на нем пижаме.
        - Драхем, что стряслось? - совершенно не понимая, почему он может злиться на нее, причем в такой час, ведь ничего не сделала.
        - Хочешь зайти в мою комнату? Сама все увидишь, - зло бросил он, отступая на шаг.
        - Это у магов такой модный способ затянуть девушку к себе? - улыбнулась, давая понять, раскусила его коварный план.
        - Ты часом не перетрудилась? Может температура? - обманчиво ласковым голосом уточнил, явно издеваясь над ней.
        - Да в чем дело, Драхем? С чего вдруг тебе захотелось, заметь, в четыре часа утра, вломиться ко мне и наезжать без причины?! - все же не выдержала и стала грубить в ответ.
        - Без причины?! - воскликнул он, отступая на шаг назад и указывая рукой на бардак в гостиной, на вид в которой прошло маленькое торнадо. - Ты это называешь «без причины»? Хорошо хоть вещи целые, но убирать все равно придется долго!
        Лео посмотрела на разбросанную и перевернутую мебель, вывернутые ящики, разлетевшиеся листы бумаги и письменные принадлежности.
        - Ты думаешь это я? - уже более спокойно спросила, удивляясь увиденному, ведь совсем недавно выходила посмотреть на камин.
        - Нет, я! - иронично отрезал оружейник. - Вот проснулся среди ночи и от нечего делать устроил здесь такое.
        - Подожди, ты что-то путаешь. Это сделала не я, - четко ответила, не собираясь брать на себя ответственность. - Сам устроил, сам и убирай.
        - Не в уборке дело, - Драхем устало потер переносицу, - к завтраку этого всего уже не будет. Дело в тебе.
        - Во мне?
        - Да, сначала, как только ты стала заниматься магией по ночам, ощущалось слабым приятным сквознячком. Это было действительно классно, особенно жаркими ночами. Сейчас же это больше похоже на порывистые толчки торнадо. Спать невозможно, - сухо закончил Драхем и прислонившись к косяку двери, сложил руки на груди.
        - И как долго ты терпишь? Десять минут? Двадцать? - с некоторым сомнением поинтересовалась, все еще не веря.
        - Около месяца.
        - И как это?
        - Сначала непрерывный ветер, будто спишь на балюстраде зимой, потом начали летать забытые на столе проекты, книги, скрип и движение мебели. Неделю назад начало сбрасывать с кровати. Сегодня это уже пятый раз, еще подробности?
        - Иди спать, - бросила, собираясь закрыть дверь и закончить на сегодня с опытами, а потом найти место пустыннее, где точно никому не помешает.
        - Нет, - Драхем быстрым движением ладонью ударил в дверь, не позволяя закрыть. - Дальше будет только хуже. Я ставлю на стены щиты, но их сносит, словно щепки.
        - Драхем, обещаю, больше не буду мешать тебе спать.
        - Я не уйду, пока ты не передвинешь свою границу сокрытия и поглощения магии вплотную.
        - Драхем, я не знаю, о какой границе ты говоришь, - возмутилась, списывая все на его плохое настроение.
        - Хочешь поговорить об этом с Севемом? - насмешливо предложил, криво улыбнувшись и в сочетании с хаосом на его голове, наводил впечатление сумасшедшего.
        - Хочешь нажаловаться? - зло прищурившись поинтересовалась, начиная испытывать неприязнь, ведь никогда не любила ябед.
        - Это вовсе не обязательно, - хмыкнул блондин, - с такими успехами ты перевернешь всю Башню Сна, и тогда найдутся ябеды и без меня.
        - А почему ни у кого другого я не замечала никакой границы? - уточнила, не понимая, что с ней не так. - От всех творящих магию идет напряжение, которое теряется на общем магическом фоне Крепости.
        - От всех - да, но ты умеешь прятать свою магию и поэтому весь твой магический фон утекает в границу и, видимо, чем сильнее твое волшебство, тем дальше отходит твоя граница. Я думаю, у тебя это происходит так. Придвинь ее и зафиксируй.
        - Почему же на индивидуальных часах такого не случается?
        - Сам бы хотел знать, почему твоя магия так себя ведет. В любом случае, твоя магия - ты и разбирайся.
        - Готово, - кивнула, проделав непонятные для себя пассы руками, решив над границей поработать позже или хотя бы не под наблюдением Драхема.
        - Уверена? - засомневался, отлично понимая, она лжет.
        - Да, - еще раз кивнула, - иди спать.
        - Воспроизведи последний комплекс заклинаний, - все еще не веря, предложил, показывая весь скепсис на лице.
        - Я устала и хочу спать, а комплекс долгий. Давай в другой раз, - улыбнулась, желая сгладить впечатление и убедить в своей безобидности.
        - Смотри, еще раз снесет мои щиты и сбросишь с кровати, взломаю всю защиту твоей комнаты и заставлю вплоть до завтрака практиковаться в передвижении видимой границы.
        - А к примеру, как ты двигаешь свою границу?
        - У меня магия так не «бегает», мне не нужна граница, - Драхем окинул грустным взглядом гостиную и больше не говоря ни слова, направился к себе.
        Сколько Лео ни искала информации по передвижении границы поглощения магии, ничего полезного найти не могла. Если днем на индивидуальных и обязательных часах все выглядело нормальным, то ночью, особенно когда занималась в лесу, действительно оказывалась в эпицентре урагана. В радиусе пяти-семи метров все оставалось тихим, но за ними до радиуса десяти-двенадцати, сильный ветер гнул деревья и все смещал к крайней границе. И ничего нельзя было с этим поделать. Единственное что смогла сделать, это каким-то образом незначительно передвигать сам эпицентр и когда колдовала возле океана, эффекты можно было спрятать под водой, наблюдая за водоворотом, напоминая магией удаляемое алхимическое вещество из реторты.
        Когда курс алхимии усложнился, Лео на собственном опыте узнала кто такая Атрелия Карчер. Это оказалась довольно высокая худая волшебница со званием старшего орфимейжа, которая вела основные часы по алхимии. И вот тогда-то и поняла, что значит, быть в немилости, но, к ее счастью, только в начале, так как эта волшебница не любила глупцов и лентяев и всеми силами показывала это. Ее длинная почти до пола черная коса всегда была смазана специальным веществом, поэтому впервые, когда та коснулась оголенной кожи, Лео вскрикнула, подумав: «змея».
        Как-то само разумеющимся фактом вместо Сирсилиса ее Защитником стал Севем, а потом и вовсе вместо Атрелии начал объяснять своей подопечной алхимию. Случилось это после того, как Лео пожаловалась, будто Артелия объясняет пространно и непонятно, а на самом деле хотела обсудить новую информацию.
        Севем часто пропадал по вечерам, проверяя защиту Крепости, а это поддержание магической защиты на всех семи замках. Именно поэтому, как думала Лео, он иногда и переносил свои индивидуальные объяснительные часы на выходные дни, но ее это устраивало больше, так как можно было не спешить и спокойно все делать. В таких случаях даже самые сложные комплексные вещества и нужные реакции взаимодействия с другими веществами порой удавались с первого раза.
        Только недавно стала наблюдать за собственным замком и обнаружила очень интересную закономерность: одиночки-алхимики - довольно противные личности, особенно если неплохо разбираются в своем направлении. Тогда Лео внимательнее присмотрелась и пришла к выводу, только те из них, кто дружат с оружейниками, не подвергаются такой травле, как остальные - с оружейниками никто не любит спорить или драться, опасаясь быть вызванным на дуэль. Во всех замках их считают очень сильными и волевыми, а поэтому не сталкиваются даже косвенно, но все равно, алхимиков никто не любит и, впрочем, всегда было за что - никто из них не испытывал свои опытные образцы на себе, обязательно находя «жертву». Единственное, за что их можно было уважать - они никогда открыто не враждовали между собой, да и доказать причастность к происшествию зачастую невозможно. С самого прихода в замок, алхимик занимал нишу в иерархии и каждый всегда сидел на своем месте, не стремясь его изменить. Только одиночек это не волновало - они словно ни при чем, но установленных порядков не меняли, пусть и жили по своим внутренним законам.
        После чьей-то попытки проникнуть в ее комнату и переворошить там все вещи, поставив с ног на голову половину мебели, Лео, с помощью сплетения комплексных органических и неорганических веществ, рун и начертательной магии, наложила на свою комнату и гостиную смотрителей замка простую, но сильную, по ее мнению, защиту. Вычитала на удивление легкий рецепт приготовления защитного вещества, и решила сделать защиту в экспериментальных целях, а заодно и для выброса лишней энергии. Самым трудным вышло вычленение защитного комплекса из ранее написанного теоретического проекта и начертание его незаметно в дневные часы, чтобы не быть пойманной. В итоге получилось, без ее ведома, и магического разрешения никто не мог проникнуть внутрь. Только Драхем был занесен как друг - свободно входил, даже в сопровождении своих друзей и ничего не подозревал об улучшении охраны. Но ему простительна некоторая беспечность, так как сам был слишком занят на стадионе; набрал новую крылатую команду, только ее практически всему приходилось учить, ведь прошлый состав не менялся несколько лет, перекрывая остальным шанс на участие.
        По утрам Лео честно отсыпалась, а проекты делала, в основном, ночью, когда все спали, так как в это время было тихо и спокойно во всем замке, да и разницы, где работать для нее практически не было никакой, но вот обще магический фон тишины и спокойствия стимулировал.
        Ей очень нравилась эстетическая магия - общение с волшебными существами, создание оптимальных климатических условий, выращивание и культивирование эстетических и защитных растений. Казалось каким-то запредельным удовольствием - видеть как в только что вскопанной земле появляется нежный росток, который через несколько минут можно будет использовать в приготовлении целебных бальзамов или комплексе органических веществ.
        А вот с некоторыми волшебными животными у нее обозначились проблемы так как те, чувствуя связь с драконом, неимоверно боялись и сбегали на другой конец загона или вообще в лес. В конце концов, стала акцентировать внимание только на теории, что немного расстраивало, на самом животном изучать его повадки намного легче.
        - Лео, Севем тебе не простит, если ты будешь спать на его часах, - услышала тихий шепот Драхема и резко открыла глаза.
        Каждый из членов команды имел своего искусника, но, чтобы повысить свой уровень, на каждые индивидуальные часы они ходили всей командой. Только исключение составляли обязательные, консультационные часы и часы по защите с боевой магией, так как эти две области всегда шли вместе и сразу у нескольких команд. Лишь некоторые консультационные часы были неизбежными.

«Я отключилась. Над очень сложным комплексным полуорганическим веществом. Хорошо, что осталось чуть меньше недели до эшеминга, - она бросила взгляд на свою центральную колбу, в которую в основном и добавляла все вещества, но жидкость в той мирно кипела, а испарения послушно бежали по змеевику и концентрируясь, капали в другое вещество и так по целой схеме. - Но я не помню, как резала лобные крылья Полихаеса и процеживала через них сок из листьев и цветов боярышника».
        - Спасибо Драхем, - улыбнулась, продолжая работать над лабораторным экземпляром вещества для восстановления значительного перерасхода нервных клеток, что иногда вело к ускоренному восстановлению магии.
        В последнее время Драхем ей часто помогал, даже если заходил в гости просто поболтать ни о чем: то промежуточный проект подправит, то заклинание поможет разобрать из-за чего казался ей неправдоподобно милым. Сначала списывала на благодарность за спокойные ночи, но потом отбросила негативные мысли, принимая его поведение как данность.
        Будил ее всегда Аврель - звонким урчанием и практически невесомым прикосновением, что приносило не только бодрость, но и непередаваемую радость, из-за чего не хотелось расставаться. Единственный кабинет, в который Лео ходила без питомца - лаборатория, где проходила алхимия с Главным Защитником, потому что после случая, когда ворвался непрошенным, дем Гор строго настрого запретил дракону появляться перед ним без особой на то причины.
        Лео в основном общалась только с Драхемом из всех близнецов, ведь даже просто поговорить с кем-то другим - у нее не было времени, а тот практически всегда сидел в их гостиной, иногда с Арсеном и заговорщицки что-то обсуждали. Когда она появлялась там или подходила, те сразу переключались на спорт и тактику игры, так как Арсен был одним из членов крылатой команды. Но не спрашивала, ведь Арсен был из другого замка и какое отношение может иметь к крылатой команде их замка понять не могла, да и некогда было разбираться в этом вопросе. Только в игре Лео так до сих пор и не разобралась. Даже не видела ни одной тренировки - не до этого было, как считала.
        Бывшие члены команды и «хрюшки» за компанию с Пенелопой после разговора с Севемом, демонстративно сторонились Клеопатры, а с остальными алхимиками сама не общалась и не особенно над этим задумывалась. Да и косо из-за этого на нее никто не смотрел, ведь в основном алхимики по природе - одиночки; обитатели же других замков, как от всех алхимиков, ждали яду в сок, поэтому тоже неохотно шли на контакт, но Лео это не заботило. У нее было слишком мало времени даже для обдумывания данной ситуации, поэтому единственные люди, с которыми хоть как-то пересекалась - это команда Фокс и то в основном из-за поглощения пищи за одним столом, да по делу, при повышении квалификации.
        На этот раз лекарство вышло не просто идеальным, а «живым» - как в книгах выражаются архимейжи алхимики, поэтому, сдавая пробный образец, была уверена, ее труды оценят, если флакон вообще не отправится в Гильдию Медицины в помощь целителям и более старшим по званию - эсколперам.
        - Мадемуазель демро Нат, задержитесь, - голос Севема достиг ее уже в проходе, когда собиралась покинуть лабораторию.

«Опачки. Все видит, точно заметил, я отключилась и теперь потребует все промежуточные проекты по алхимии сейчас, а не как мы договаривались в неделю после Хэллоуина, когда я хоть немного освобожусь от работы.
        Если он это сделает, я точно не выдержу, не смотря на недавнее обещание или сбегу из Крепости. А еще лучше напишу галиматью, пусть тогда читает; мне-то все равно нет дела до текущих проектных работ, которые выполняются только для слежения за общим ходом работы, да подтверждения знаний. Их практически никогда не проверяют, а после эшеминга, смогу нормально написать все работы и завершить проекты.
        А Сирсилис вообще заездил! То напиши ему десятиглавый проект о повадках вампиров, а вот сейчас столько же нужно о поведении оборотней и гайенит. Я-то откуда это возьму? Наглядного экземпляра нет, и живого оборотня в глаза никогда не видела, хотя по описанию и не в дни полнолуния он спокойный, но в тихом омуте - ангелочки водятся.
        Точно, так и начну. Оборотни - злые, неуравновешенные существа, но встречаются добрые и спокойные - такие любят шоколад и могут мирно сосуществовать рядом с детьми, если рядом нет полной луны, но если оборотня только недавно укусили, то вполне возможно попробовать приготовить специальное комплексное целебное вещество для общей безопасности. Оно ужасно трудоемкое, а используемые вещества баснословно дорогие, поэтому не факт, что вы найдете достаточно квалифицированного архимейжа алхимии, который вообще возьмется за это. Состав… так, это уже из другой оперы. А, ну да. Меня попросили задержаться, пора бы и глаза поднять».
        - Да? - спросила, обращаясь к Севему, выходя из задумчивости, что в последнее время получалось все сложнее - мысли так и норовили убежать, перескакивая на другие темы, причем не всегда даже косвенно связанные с предметом обдумывания.
        - Сколько часов в сутки вы спите? - сразу начал он без каких-либо предисловий, собираясь любыми способами вытянуть из нее эту информацию.
        - Достаточно, - отводя взгляд, чтобы волшебник не увидел ее покрасневших глаз, а тем более не прочитал мысли, ответила, усвоив основы ментального комплекса и базовой защиты.

«Нашла, кого обмануть. По лицу и так видно, слишком малое количество. Сам знаешь, сколько на меня сейчас навалено, зачем спрашивать?» - недовольно думала, продолжая смотреть куда угодно, только не на Защитника.
        - Может, сдадите эшеминг перед следующим летом? - предложил, посмотрев на нее с каким-то огорчением во взгляде, словно разочаровала, а требования и так были невысокими.

«Да, конечно. И целый год мучиться?! - яростно загорелись глаза, которые Лео вскинула на Севема дем Гор. - Может мне еще лет на пять отложить, чтобы успеть выучить все и продолжать ходить на все пояснительные часы?! А тем временем не получить даже минимального звания?»
        - Спасибо, - вежливо ответила, сдерживая свой эмоциональный порыв, не давая ему выхода. - Но я лучше постараюсь все сдать сейчас. Мне очень не хочется жить в таком напряжении дольше, чем это требуется.
        - Не вижу разницы, все равно в ближайшее время вы не сможете покинуть Крепость.
        - Зато я чувствую разницу и не думаю, что выдержу все это до конца года. Если вы помните, то мы договорились, все проекты по алхимии я сдам в крайний срок до Нового Года…
        - На память не жалуюсь, - прищурив глаза, негромко заверил волшебник, показывая свое недовольство и некоторое раздражение.
        - Я к тому, если эту радость растянуть до следующего лета, то я не успею сделать все работы, по причине, я уверена, расписание дополнительных часов по всем областям магии менять мне никто не будет, а проектов соберется намного больше. Можно сказать, все, кому не лень, скидывают на меня работу по поиску материалов. Тем более осталось совсем чуть-чуть.
        - Ладно, но если завалите эшеминг, второй шанс вам дадут очень не скоро, а до тех пор останетесь в Крепости в качестве прислуги. И у вас совершенно не будет времени подготовиться к следующему эшемингу. Не будет никаких проектов, даже самых захудалых. Ваше время будет тратиться лишь на уборку всех помещений, что находятся на территории Крепости, на помощь приготовления и добывания пищи, а свободное время будет занято отчетными работами по использованным заклинаниям и нарисованным чарам.
        - Прислугой? - ужаснулась, понимая, сколь невыносимым будет ее жизнь в случае неудачи.
        - А вы думали, готовят и убирают приведения? Что у вас сейчас в планах?
        - Обязательные консультационные практические часы по Защите и Боевой магии, - грустно ответила, с самого начала невзлюбив эти часы.
        Ей совсем не нравилась отрасль, а особенно качество потуг на ее проведение, не из-за скучных пояснений, а по причине постоянства слияния Защиты и Боевой магии вместе, причем для отработок навыков нескольких команд одновременно, «чтобы скучно не было» как выражался Защитник Сирсилис.
        Да и в пару ей в основном ставили обладателей скипетров или медальонов, а их магические импульсы чуть ли не с большей силой разбивали любые щиты, делая магическую смесь заклятий взрывоопасной. Драхему всегда доставался Раельд Коннер - маг с волшебной палочкой, обладатель миндалевидных карих глаз. Он практически всегда ходил с двумя подругами, одна смуглая, но светловолосая - Бонни - обладательница медальона, а другая где-то высокомерна, как все аристократы, но волосы постоянно посекшиеся на концах из-за плохого мыла, что создавало стойкий эффект неопрятности и неприязни - Муза Маленари - обладательница кольца. Из-за своей прически она казалась слишком неряшливой, а благодаря манерам, выражая неприязнь ко всем, неприятной в общении.
        А Лео всегда доставался либо Перри Филини - кольцо, либо Танна Карера - скипетр, но оба каждый раз краснели. Только Танна от злости - она никак не могла простить, ее парень частенько спрашивал у Лео некоторые алхимические формулы в Царстве Книг, а Перри от смущения, хотел пригласить на свидание, но не знал, как и куда, ведь ей пока было строжайше запрещено покидать территорию Крепости.
        Перри напоминал Клеопатре сказочного эльфа - имел тонкое строение скелета, высок, вот только имел волосы темно-русые, а брови и ресницы угольно черные. Он сначала немного поддавался в импровизированном бою, чтобы добиться хоть минимального расположения к себе, но после нескольких недель упорных тренировок, Лео удавалось разбивать его защиту, и даже когда тот дрался в полную силу.
        - Сирсилис хорошо объясняет на индивидуальных часах или только на специально отведенных? - тем временем уточнил Севем, пока мысли Лео снова лениво улетали.

«Вовремя спросил. Ты бы еще поинтересовался после Нового года, но впрочем, мне все равно как он объясняет. Всю теоретическую часть я давно вычитала в Вашей библиотеке, господин дем Гор.
        Дочитать бы остальную ее часть».
        - Спасибо, дополнительные объяснения не требуются, хоть рассказывает он скучно и не всегда понятно, все нужное, я уже прочитала, - улыбнулась Лео, отвлекая словами от прочтения ее мыслей. - Если бы еще не требовал шести-семи томные мемуары на тему страшных животных и мест их обитания, было бы совсем хорошо.

«Ну вот, наябедничала. Молодец, - ядовито пожурила себя, на самом деле без намерения жаловаться. - Кстати, если не поторопиться, я опоздаю к Сирсилису и тогда не избежать мне дополнительного проекта. Уже ведь заработала дополнительный недельный проект за пущенное в Перри придуманное заклинание, тот, конечно, уклонился, но Раельд, который стоял за ним не успел поставить простенькую защиту, которая бы впитала заклинание.
        И почему Сирсилис на меня так взъелся? Ведь ничего не сделала! Ну не вздыхаю каждый раз, как он появляется в поле моего зрения, но у меня вообще внимания обращать на это времени нет.
        А если бы и было, то строила глазки Севему - симпатичный, интеллект имеется. А то ведь не всегда красивый - значит, умный», - думала, пока Защитник дем Гор что-то продолжал говорить.
        - Идите, но помните, разговор не окончен. Мы продолжим его на дополнительных часах, - проговорил и вежливо открыл перед ней двери, позволяя уйти.
        В коридоре ее уже ждал Драхем с Аврелем на плече. К ее удивлению, за сентябрь и большую часть октября ее новый друг с драконом сильно сдружились; Солерон даже отшучивался, будто они братья, когда она, подсмеиваясь, начинала ревновать своего любимца.
        Также Лео часто встречалась с Ланцерисом и они подолгу бродили по Крепости - в основном вечерами, когда все должны были находиться в своих комнатах, и он рассказывал множество интересных, когда веселых, а когда и поучительных историй, а если ей нужно было просто выговориться - Терри всегда появлялся сам и тогда они ходили по прилегающему лесу, в котором прятались от Охотников волшебные животные. Ни одно из них не причиняло вред обитателям Крепости. Они еще могли убивать друг друга ради пищи или завоевания территории, но приютившего их волшебника - никогда.
        - Что? Влетело? - участливо поинтересовался Драхем, переживая за нее.
        - Нет, - улыбнулась Лео, давая понять: все в порядке. - Но еще не вечер и если нам не влетит от Сирсилиса за опоздание, то вечером меня точно ждет головомойка от Севема за сон во время индивидуального часа. Но спасибо ему, не отменил свое предложение по поводу сдачи проектов и возможно дотяну их до Рождества, - на бегу ответила, в стремлении успеть вовремя.
        - Ты думаешь, он так бы поиздевался над тобой? Нет. Для этого у него есть Арсен, - рассмеявшись своей шутке, заверил Драхем.
        - Арсен? А что с ним не так? Я вроде не видела, чтобы они хоть как-то пересекались.
        - Арсен является его крестником тоже, но… в общем я в их дела не вмешиваюсь, а они стараются вести себя как совершенно незнакомые люди, потому что если начинают хотя бы разговаривать, то как минимум легкой магической дракой не обходится.
        - Тоже? А чьим еще?
        - Сирсилиса. Так получилось, у него два крестных отца и лишь одна крестная мать.
        - Но Севем же запросто может его убить! Почему они дерутся? - возмутилась, отлично понимая, на что способен взрослый волшебник, а тем более Главный Защитник.
        - Нет, он никогда не убьет своего Магнификанта, ну, или их детей.
        - А кто это такие? Магнификанты?
        - Я тебе ничего подобного не говорил и пошли уже, а то у Сирсилиса есть ты и я, чтобы выполнять за него научные проекты, - насмешливо сменил тему Драхем, отвлекая ее от случайно сорвавшихся слов.
        Аврель успел перелететь к ней на плечо и забраться под волосы, во избежание быть замеченным, но и желая находиться с ней, даря тепло и получая легкие магические импульсы.
        В кабинет они вошли последними, но Сирсилис появился после того, как те успели сесть за ближайший стол и разложить свои вещи для работы.
        - Одним из ваших проектов на этой неделе было рассмотреть комплекс заклинаний «Палермос» в разных аспектах, если кому-то что-то не понятно или не может сообразить, как он действует, то сегодня будем их практиковать. Свои пары вы знаете.
        Это значило, сегодня Лео повезло, и она была в паре с Арсеном, но вот Драхему как всегда достался Раельд - эта пара оставалась неизменной.
        Клеопатра с Арсеном пытались наколдовать защитные заклинания, все время наблюдая за Драхемом; ему хорошо доставалось от Раельда, потому как тот накладывал очень сложные боевые заклинания, а блондин пытался воспроизвести Комплекс Палермос, хоть одну из формул, а ведь Раельд имел слишком хороший опыт в сражениях, так как его усиленно тренировали по просьбе Главы Совета Архидуайенов и об этом знали все. Сирсилис перешел на другой конец кабинета помочь тем, у кого вообще не получалось и вспышки магии, а Солерон стал, как обычно, выводить из себя противника словами, чтобы тот разозлился и допустил ошибку.
        - Что Коннер, силенок маловато? - изворачиваясь от очередной пентаграммы целенаправленной магии, начал тот.
        - Санимо-пер-вольиаренд, - отозвался соперник, и в Драхема полетела ледяная глыба с такой скоростью, что даже при всем желании нельзя было увернуться.
        - Палермо-Сориес, - перед блондином появилась огненная стена, поглотившая глыбу, потушившись расплавленной водой. - Не спасает даже усиленная подготовка, утроенная специально для обучения на Защитника всего магического мира? Какими же это знаниями ты обмениваешься с Музой и Бонни? Палермо-Дорис, - должна была хлынуть вода, которая обычно спасала от огненных вспышек туша их, но стремительный поток мощной струей полетел прямо в Раельда.
        - Палермо-Валлианд, - перед Раельдом появилась сплошная стена, где струя пробила дыру, но так и не добралась до намеченной цели. - Моменто Ассалир Тур, - из волшебной вещи Раельда вылетел огромный, зеленого цвета, бык и понесся прямо на Драхема, наводя ужас и лишая возможности действовать.
        Такое сильное заклинание из области высшей магии мог воспроизвести не каждый сильный волшебник и Драхем даже не знал ни антизаклятия, ни защитного заклинания от такого вида чар.
        - Торро Пиларо, - выкрикнула Клеопатра активирующую формулу когда-то нарисованного отвлекающего заклинания. Знала, если нематериальный бык достигнет блондина - у того будут серьезные, если не смертельные ранения, но бык не отреагировал - это заклятие получилось у Раельда целенаправленным и бык сне поставленные Драхемом стены.
        - Милтент Савгарде, - в последней надежде вызвала еще одно недавно нарисованное заклинание восстановления родовой защиты, при условии ее наличия. Буквально перед самим столкновением Драхема стал обволакивать золотой чешуйчатый дракон и, превратив нападающего быка в горстку зеленых искорок, осмотрел помещение, и сам рассыпался алым сверкающим дождем вокруг.
        - Что ж, спасибо за превосходную демонстрацию чар «Tурос моменто», - Сирсилис одобрительно кивнул Раельду. - Впечатляюще Драхем. Не каждому при рождении дается подобная защита, - негромко, с ноткой недовольства закончил. - Но обычно она работает только при смертельных проклятиях.
        Но Драхем не слышал слов Защитника, он огромными и почему-то счастливыми глазами смотрел на Лео.
        - Это не Драхем вызвал его, - пискнула Муза, по своему обыкновению не сдерживаясь и ябедничая.
        - Нет? Муза, никто другой не может вызвать защиту рода кроме родственников…
        - Только Нат… - перебила его волшебница, снова вмешиваясь.
        - Не является Драхему даже очень дальним родственником, - объяснил Сирсилис, начиная понимать, о чем ему говорят. - Тогда мне интересно, мадемуазель демро Нат, как вам удалось такое проделать?
        - Не знаю Защитник, но, насколько мне известно, активизировать родовую защиту может каждый волшебник.
        - Да, но не защиту такого высокого уровня.
        - Значит, мне повезло, - пожав плечами, ответила, не видя ничего экстраординарного, - или она активировалась сама при столкновении с возможно смертельным проклятием.
        Тут в специально наколдованных песочных часах упала последняя песчинка, и по комнате разлился очень яркий свет, который не ослеплял, но полностью поглотил часы, наполняя комнату сиянием.
        - Все свободны, мадемуазель Демронат задержитесь, пожалуйста, - не отрывая взгляда от нее, заявил Сирсилис. Когда все вышли, он спросил: - Вы не хотите рассказать, откуда знаете такую сложную магию? Насколько мне известно, такому невозможно научиться за месяц, да и секции книг, в которых это может быть написано, не доступны при отсутствии звания.
        - А Раельд может? Почему же я не могу? - поинтересовалась, не желая отвечать на поставленный вопрос.
        - Откуда вы знаете, что Раельду дает частные индивидуальные часы Архидуайен Светос дем Вальд?! - возмутился Защитник Сирсилис, словно присутствовала на допросе.

«Слишком импульсивен», - подумала обрадованная Лео, понимая, поймала его на словах.
        Она уже точно знала, слишком импульсивный человек не сможет сохранить свои мысли в тайне от других и вот в такие повышено эмоциональные моменты может сболтнуть немало лишнего.
        - Я не знала, что Раельда учит лично Светос дем Вальд, но спасибо за информацию, - выпустила «алхимическую улыбку», как говорили обитатели Крепости.
        Это была фирменная улыбка вреднейшего алхимика, который либо уже сделал гадость, либо только собирался ее сделать, но уверенный в успехе.

«Расскажу. Пусть Драхем порадуется, а в следующий раз подумает, что, значит - дразнить это неуравновешенное существо».
        - В любом случае: кто рассказал вам об этих защитных чарах? - настаивал Защитник, не теряя нити разговора.
        - Я о них в библиотеке прочитала, - пространно ответила, не желая выдавать секрет.

«А вот в чьей библиотеке я это нашла, тебе знать не положено».
        - В библиотеке ни одного из замков такие книги не доступны для вас, - авторитетно заявил Сирсилис, следя за ее реакцией.
        - А «История Создания Крепости на границе миров»? Там есть описание этого заклинания и мне крупно повезло, что оно сработало, - спокойно возразила, посмотрев на собеседника честными глазами.
        Конечно, в названной книге описание заклинания было, но воспроизвести с него чары практически невозможно, поэтому искала более доступно написанный источник, который и обнаружился в Царстве Книг замка носителей колец. Каким образом он оказался в разделе эстетической магии, понять не могла, да не сильно и стремилась. Ей оказалось очень трудно пробраться в Царство Книг этого замка, но как ни удивительно, помог именно Ланцерис, когда очень попросила его. В тот раз ей нужно было найти информацию об очередном виде вампиров для Сирсилиса, а так как «читала» все книги подряд, которые стояли на стеллаже, то и эта случайно попалась. Ей даже не обязательно было иметь доступ, так как запрещающие заклинания срабатывали при условии, если книгу пытались снять с полки. Если бы случайно не встретилось описание действия этого заклинания, упомянутого в «Истории Создания Крепости на границе миров», то так и думала, это делается лишь с целью культивирования магической энергии.
        - И вы хотите сказать…
        - У меня просто нет времени на что-то другое, кроме как подготовку к эшемингу и основную работу над проектами, - перебила речь Сирсилиса Лео, не давая ему новых поводов для обвинений. - У меня нет даже времени на сон - пишу бесконечные проекты, а отсыпаюсь в библиотеке, и если еще и Хранитель книг станет следить за тем, что делают обитатели во время лекций на тему обращения с книгами, я перестану спать вообще, - сорвалась, но с тем попеняла на себя, из-за потери контроля.
        - Почему вы не скажете это вашему Защитнику? Он должен следить за своими подопечными. Хотя, что еще можно ожидать от Севема, да и отвечает он за два замка обитателей - за всеми не уследишь. А еще и защита всех замков закреплена на нем.
        - Насколько мне помнится, Карпалис сказал, пока моим Защитником побудете Вы, хотя Защитник дем Гор уже предлагал мне перенести эшеминг на лето, но я говорила это ему, скажу и вам. Я не желаю растягивать этот кошмар на год, - устало заключила, потирая уставшие красные глаза, еще не решив, показательно заплакать или пока не стоит.

«Может расплакаться и сыграть на его жалости? Пусть тоже уменьшит объемы своих проектов для меня».
        - Я буду вам очень благодарна, если вы позволите сдать все текущие проекты в промежуток от Хэллоуина до Рождества, - произнесла, рассматривая темно-синие глаза Сирсилиса в надежде найти хоть какой-то отклик на свои эмоции. - А то написание чего попало, а потом его переписывание на другое «что попало» занимает слишком много времени. Могу сдать все одним большим готовым проектом, если устроит, например, к новогодним праздникам. Я вообще не понимаю, зачем постоянно писать практически одно и то же, если потом сдаешь все это в одной большой работе.
        - А если вы в своих рассуждениях зайдете в тупик?
        - Для этого есть обязательные объяснительные часы по темам, индивидуальные и консультативные часы.
        - Хорошо, сдадите их потом, но…
        - Спасибо, Защитник. Вы получите рождественский подарок с алой ленточкой, содержащий мои работы по всем волшебным полулюдям с их последующей классификацией и подвидами, - широко улыбнулась Лео, радуясь, пусть и не рассчитывала на такое облегчение.
        - Хорошо, - хмыкнул Сирсилис, оценив будущий подарок. - Но не позднее Старого Нового года. Не забудьте, в шесть у нас с вами дополнительные индивидуальные часы.

«Вот будет класс, если меня сейчас и Сестры Кальметовы задержат поболтать», - скептически подумала, покидая арену на которой проходили часы по Боевой магии и Защите.
        - Ты сейчас идешь на эстетическую магию? - поинтересовался Драхем, уже догоняя ее в коридоре.
        - Да, - воскликнула, не сдерживая радости от полученной отсрочки и появления большего количества свободного времени.
        - Я пойду с тобой, у меня «окно», - оживленно произнес он, словно это доставляло ему радости.
        - Ты же никогда не любил общаться со зверушками и волшебными в том числе, - удивилась, подозревая, зачем ему это.
        - Откуда ты знаешь? - немного насторожился блондин, словно поймался и пытался придумать оправдание.
        - Угадала. Ты так «ласково» о них отзываешься - лишь Раельд не догадается о твоих теплых чувствах к ним, - пошутила, с тем не скрывая весь свой скептицизм.
        - Ага, а Пенелопа по-твоему, догадается, - хохотнул, показывая свое хорошее настроение, причину которого хотела узнать.
        - Конечно, Бергалини теперь надеется добиться твоей благосклонности, - ехидно улыбнулась, бросив быстрый взгляд на друга, желая уловить его реакцию.
        - Ага, только дастся это ей с боем и смертельными проклятиями, - улыбнулся в ответ, оставаясь стойким в своем решении.
        - Ладно, зато я теперь знаю, от смертельных проклятий можно прятаться за твоей широкой спиной, - подколов его, хохотнула, вспоминая его мощную родовую защиту. - Так что будь все время рядом.
        - Ты предлагаешь мне встречаться? - в притворном удивлении произнес тот, манерно растягивая слова, невольно копируя этим Сирсилиса.
        - А тебя так смущает мое предложение, и ты даже не знаешь, что же ответить, - подделывая голос Драхема, пошутила, с тем не отрекаясь от сказанного.
        - Я же предлагал тебе на прошлой неделе сходить на ярмарку, что ты мне ответила? У тебя много ненаписанных проектов и тебе даже поспать некогда? Как еще более доступно сказать парню «нет»?
        - А еще я не хочу получить дополнительных проектов из-за того, что мне на ярмарку пока нельзя. Было дело, - ответила серьезно, жалея, так неудачно пошутила и вовремя не отказалась от слов. - Но теперь у меня появится больше времени - Сирсилис только что разрешил мне сдать его проекты под Новый Год вместе с алхимией, а через неделю я уже освобожусь от эшеминга и большей части дополнительных индивидуальных часов.
        - Ты думаешь, сдашь все этапы эшеминга за пару дней? Кстати, ты все время путаешь понятия Новый год и Рождество.
        - Ну, хорошо. Если у меня будут принимать по одной отрасли в день, то за две-три недели точно управлюсь, но я хочу сдавать по нескольку в день. Это ведь не так трудно? Да и все разом принимать им будет намного легче и быстрее.
        - Ты хочешь поселиться в Башне Совета Архидуайенов? - усмехнулся Драхем, подходя к кромке леса, где уже поджидала Соня и еще некоторые любители ухаживать за волшебными животными.
        - Нет, но чем быстрее я все сдам, тем лучше - и больше свободы получу.
        - А ты знаешь, они могут устроить тебе устный эшеминг и гонять по всем темам?
        - Еще лучше, - улыбнувшись, повела плечом, уверенная в своих силах. - Говорю я быстрее, чем пишу. Больше информации смогу вылить на Архидуайенов.
        - Но они могут задать тебе вопрос, который не встречается в повседневной практике или что-нибудь из ряда Высшей магии.
        - Знаешь Драхем, выучить абсолютно все невозможно, поэтому, зачем мучиться и гадать? Если тебе нужно узнать будущее, сходи к Прорицательнице.
        - Ты имеешь в виду ту стрекозу, что обитает в дупле неподалеку? Она шарлатанка, - хмыкнул Драхем, не верящий в предсказания будущего.
        - И на нее может снизойти прозрение, - тихо ответила Клеопатра, так как уже подходил сам Пегасис мро Монд - Архидуайен замка колец.
        - Сегодня индивидуальный час буду вести я - спасибо Соня, - проговорил высокий слишком щуплый волшебник в темно-зеленом камзоле, беря у Кальметовой часы, оповещающие начало и конец отведенного времени. - Коллеги попросили меня рассказать вам об одном специфическом виде животных, поэтому представляю… кто знает, что это за зверь? - спросил Архидуайен у собравшихся. Подняв чуть выше и показывая в клетке животное, похожее на маленькую ящерку, словно сотканную из тьмы, издалека похожую на обычную тень на дне клетки. - Муза? Кстати, Клеопатра, зайдите, пожалуйста, к Архидуайену Светосу.
        Глава 8. Тимстаун
        - Как думаешь, что ему нужно от тебя? - полюбопытствовал Драхем, провожая ее до самой магической завесы.
        - Не знаю, но не мог бы ты посетить индивидуальный час вместо меня, сделать необходимые записи, а потом рассказать? - попросила друга, действительно нуждаясь в некоторой помощи, ведь если на эшеминге начнут расспрашивать о том специфическом виде животных, а этот час она пропустила, то будет вовсе нехорошо.
        - Я думал подождать тебя здесь, - возразил блондин, не собираясь сдаваться легко.
        - Прошу тебя, - настаивала Лео, отлично зная, разговор может быть важным и затянуться надолго. Еще ни один разговор, ни с одним из Архидуайенов не проходил быстро. - И если тебе не трудно, возьми пока Авреля.
        Магическая завеса, словно живой зверь, почувствовав приближение магов, плавно открыла проход, оставляя зияющий тьмой проход.
        - Хорошо, - принимая перелетевшего дракона на плечо, все же согласился Драхем, кивнув своим мыслям. - Но ты обязательно расскажешь, что он от тебя хотел.
        - Да, конечно, - согласилась, готовая пообещать что угодно, лишь бы иметь хоть немного времени на подготовку к нелегкому разговору.
        Пронаблюдав, как фигура друга, облаченного в строгий кожаный плащ, скрылась за поворотом, перевела дыхание и сосредоточилась на мыслях.

«О чем может пойти речь? Я что-то натворила? Или меня собираются отчитывать за пару пропущенных индивидуальных часов?
        Может, я завалила очередной проект? Или это касается чего-то еще? Например Архидуайен, не смотря на мои договоренности с Защитниками хочет видеть все проекты сейчас?»
        Лео мысленно подбирала осторожные ответы на поставленные вопросы, на случай, если ее вызвали по этому поводу. Только больше тянуть с посещением не следовало, и так мнется под дверями уже более десяти минут. Даже не заметила, когда успела подняться по лестнице.
        Глубоко вздохнув, выгнала все негативные мысли из головы и постучалась в кованую массивную дверь.
        - Добрый день, Архидуайен Светос, - поздоровалась, открывая проход, еще даже не увидев будущего собеседника, но возвещая о своем присутствии.
        - Добрый день, Клеопатра, - отозвался из глубины кабинета Архидуайен, и Лео направилась на голос.
        Архидуайен замка скипетров стоял возле окна, залитый солнечными лучами. Его лицо казалось задумчивым и вмиг постаревшим на несколько десятков лет.

«Сколько же ему на самом деле лет?» - задумалась, разом осознавая и мощь этого мага, его мудрость и уважаемый возраст.
        - Давай немного прогуляемся, а то негоже сидеть в четырех стенах в такой прекрасный день, - предложил, протянув к ней руку ладонью вверх.
        Лео колебалась, не зная, принимать ли? Стоит ли вот так никому не сказав, доверять постороннему?
        - Не бойся, я не причиню тебе зла, - отечески улыбнулся маг, с тем давая магическую клятву.
        Кивнув, соглашаясь на авантюру, Лео вложила свою руку в его, ощутила цепкую хватку и в тот же миг они переправились с золотым порошком на неправдоподобно круглую опушку леса. Поляну усеяли множественные разноцветные растения, завораживая буйством красок и правильностью расположения относительно друг друга.

«Поляна единорогов», - пришло узнавание. Когда-то Архидуайен Пегасис проводил здесь один из индивидуальных часов, предупреждая, что на эту поляну можно попасть лишь при помощи магии, а так просто ее не найти и подслушать разговор на ней невозможно.
        - Если ты думаешь, что знаешь больше - вперед. Мы тебя все послушаем, - издалека послышался голос рассерженной Маленари, и даже перед глазами встал ее образ с гордо вскинутым подбородком.
        - Ах, что вы, о, великая Муза, - послышался мелодичный перелив Драхема и даже некоторые смешки окружающих. - Мы смертные не носим в голове энциклопедии, как это делаете вы. Продолжайте.
        Голоса смазались, но Лео была уверена, Пегасис взял ситуацию под контроль и возможно Драхем получил внеочередной проект за свою болтливость и все из-за ее просьбы побывать на индивидуальном часе.
        Архидуайен Светос, увлекая ее за собой удалялся в глубь леса и поэтому голоса постепенно стихали.

«Не удивительно, что Гор так неоднозначно реагирует на эту наглую пигалицу и остальных членов ее команды, они просто бесят: эта своим словоблудием, Бонни - слабоумием и непомерной надменностью, а Раельд… Все Архидуайены с ним так носятся, что совсем не странно, почему тот считает себя пупом Земли, и ничто не может происходить без вмешательства его светлой персоны, но это не его вина, а драгоценного Светоса.
        Да он думает, сможет сделать из юноши своего Главного Защитника, только вот есть одно «но», выйдет ли он живым из схватки с Севемом?! Ведь Светосу до свечечки, что и с кем случится, лишь бы получить полную власть над Крепостью, да и желательно над всем волшебным миром. Севем же никому не подчиняется, только выполняет «просьбы» таинственного Бернадетта. А Светос способен пожертвовать жизнями всех - Севема, Раельда, а главное Арсена - похоже и на него уже положили глаз. Только своей жизнью он не собирается жертвовать.
        А смысл? Все равно волшебный мир умирает, а править вскоре вообще будет некем. Неужели как сильные мира сего, они не могут договориться и пойти на компромисс? Ладно… это не мое дело, а вот почему меня уводят так далеко в лес?»
        - Архидуайен Светос, - позвала задумчивого мага, с одной стороны не желая его отвлекать, но с другой стороны они все глубже заходили в чащу леса.
        - Клеопатра, у меня есть одно очень важное задание для тебя. Кроме того, так как ты являешься не обычным обитателем Крепости, а приглашенной, я должен тебе много чего рассказать.
        - Я думаю, можно начать с самого начала, тогда мне будет понятнее, - предложила, невероятно сильно желая получить информацию, возможно, секретную, ведь недаром уходили так далеко в лес от посторонних ушей и свидетелей.
        - Боюсь, я смогу рассказать тебе хоть часть только после выполнения первого задания.
        - А будут еще задания? - насмешливо поинтересовалась, зная, раз пошел такой разговор, то на нее будут сыпаться задания, как из рога изобилия вне зависимости будет с ними справляться или нет.
        - Не паясничай. Это очень важно и сейчас я тебе объясню почему, - словно от назойливой мухи отмахнулся от ее иронии. - Так получилось, что я живу очень давно.

«Кто бы сомневался, - мысленно хмыкнула, на примере Севема зная, маги очень не любят, когда их перебивают».
        - Благодаря некоторой особенности я могу заглядывать будущее. У нас в Крепости начались некоторые проблемы с Охотниками и я стараюсь отслеживать, как можно изменить к лучшему. Но до сегодняшнего дня, я не видел выхода, - продолжал Архидуайен, совершенно не обращая внимания, слушает она его или нет и, вообще, следует ли.
        - Неужели я могу чем-то помочь? - спросила и удивилась, когда маг посмотрел на нее удивленно, будто ее тут быть не должно.
        - Да, протяни вперед правую руку, - ровно приказал, но этому голосу невозможно было сопротивляться. Маг читал заклинание.
        В ответ мгновенно подняла перед собой руку, и пальцы окутало золотое сияние. Как только заклинание закончилось и сияние сузилось до очертания кольца, к ней метнулся пылающий огонь, забираясь под рукав. От сильного жара и страха, этот огонь подожжет ее одежды, закричала, а огонь затормозил движение и медленно скребя поднимался по плечу вверх, к шее.
        Лео завизжала, пытаясь сбросить с себя это что-то, пыталась погасить вздымающийся огонь, прихлопнув одеждой, но Архидуайен с несвойственной силой остановил ее.
        Когда огонек проскользнув в воротник уселся ей на плечо, смогла с диким выражением ужаса разглядеть и огненную шкуру с просвечивающимися жилами и венами, огненные чешуйки, сплетенные из отдельных язычков пламени и насмешливо высунувшийся раздвоенный язычок.
        - Что это? - испуганно смотря на кольцо взвизгнула, отмечая золотой ошейник на ящерке с узорами, перекликающимися с рисунком на только появившемся кольце?
        - Не бойся, - хохотнул Архидуайен, находя ее поведение как минимум забавным. - Это кольцо является привязкой для данного тимстауна, а не брачным атрибутом.
        - То есть мы не женаты? - облегченно выдохнула Лео, переводя взгляд на огненную ящерку, проверяя не наделала ли та дырок у нее в одежде. Животное продолжало стоять на задних лапках в ожидании возможной атаки с ее стороны. - Кто такие тимстауны?
        - Существуют обычные животные, магические и мифические. Мифические животные могут обладать свойством влиять на судьбу магического мира, изменяя ход истории.
        - Значит, тимстаун, это мифическое животное?
        - Да, - подтвердил маг, отпуская ее руки, давая свободу.
        - И в чем же суть?
        - Когда я к нему прикоснулся, то получил видение. В нем будущее из непроглядно рабского темного становилось неопределенным и эта неопределенность была связана с тобой.
        - То есть так будет властвовать зло, а если меня правильно направить, то, возможно, стоит ждать чего-то хорошего? - возмутилась, осознавая, ее хотят купить на дурацкое видение неопределенности.
        - Существует легенда, если с ним подружиться, то он может что-то дать. И твое задание состоит именно в том, чтобы получить это что-то от него. Ты всегда теперь должна ходить с ним, он не может отдаляться от тебя дальше чем на метр - его тянет твое кольцо. И если ты неправильно зайдешь за угол, то можешь удушить его, а это слишком ценное животное, чтобы его вот так терять.
        - То есть я должна…
        - Тебе необходимо сделать все, что угодно, лишь бы получить с него магический предмет. И не снимай кольцо.
        - Какой еще предмет? Как я узнаю, что это именно то, что надо?
        - Ты сразу поймешь это, - заверил ее Архидуайен, крепко беря за руку и золотым порошком перенося обратно на круглую поляну.
        Лео осталась на поляне одна, сомневаясь, сможет ли выйти на голоса, раздающиеся невдалеке? Архидуайен Светос во второй раз перенесся с золотым порошком, на этот раз оставив ее без дополнительной информации.
        С окраины леса долетела яркая вспышка света и Лео поспешила оказаться ближе к голосам, но как долго ни бежала, солнечная поляна все не заканчивалась, но стоило ей задумать об этом, как в несколько шагов достигла края и оказалась в лесу. Голоса все удалялись и тогда Лео аккуратно схватила тимстауна в руки, не желая потерять такую ценность, и понеслась сломя голову, прыгая сквозь кусты, оставляя на колючках клочья одежды, капельки крови и части прически.
        Через долгих две минуты она выбежала на место, где только что проходил индивидуальный час с Архидуайеном Пегасисом и с удивлением обнаружила задержавшегося Драхема.
        - Ты все время пряталась там? - спросил блондин, засомневавшись в уверенности ее продолжающегося разговора с Архидуайеном. - Ты так и не была у Светоса?
        - Была и даже получила задание, - неприязненно скривилась Лео, считая, ее просто используют. - Будто мне и так заданий мало.
        - И что же он тебе сказал делать?
        - Идем в нашу гостиную, - предложила, не желая рассказывать все по пути.
        - Я вообще-то хошел бы пробежаться.
        - Ну так беги, - позволила Лео, не собираясь задерживать друга. - Встретимся уже в гостиной.
        - С чего бы мне бегать? - решив, упустил часть ее монолога, переспросил.
        - Ты же только что хотел пробежаться? - удивилась, внимательным взглядом посмотрев на собеседника.
        - Я хошел пробежаться, - что-то шевельнулось у нее в кармане плаща и Лео на мгновение испугалась, но потом вспомнила, у нее там тимстаун.
        - Прости, - улыбнулась, жестом прося прощения у Драхема, запустила руку в карман и вытащила барахтающуюся ящерицу.
        - Ох, прям лапы затсехли, - медленно потягивался тимстаун, жмурясь от наслаждения.
        - Это же мифическое животное, - удивился блондин во все глаза разглядывая сотканную из язычков огней ящерицу.
        - Пойдем, - шикнула на него Лео, приглушая его возглас, пытаясь унять его восторг.
        - Ты не понимаешь! - радостно воскликнул он.
        - Я все понимаю. Мне уже объяснили, - возразила Лео, утягивая друга в сторону замка.
        - Эй, не так бысстро, - крикнула ящерка, медленно ковыляя, будто действительно имела больные лапы. - Я не успеваю.
        - О Мерлин, за что мне все это? - раздраженно прорычала, останавливаясь. - Давай понесу, если не успеваешь.
        - Меня не надо нести, - возразил блондин, тоже останавливаясь.
        - Ты что? Его не слышишь? - поинтересовалась, начиная сомневаться в умственных способностях друга.
        - Нет, он меня не слышит. Меня даже тот старикан не слышал, - возразил тимстаун, удивленными глазами-агатами смотря на нее. - Я даже удивлен, что ты меня слышишь.
        - И почему же ты этому удивлен?
        - Потому что я могу общаться лишь с сородичами и драконами.
        - Да неужели?!
        - Ты с ним еще и болтаешь? - удивился Драхем, с восхищением переводя взгляд с нее на тимстауна.
        - Да, слышу, - бросила другу, плохо понимая, как может слышать это существо, а он нет. - Тебя как зовут?
        - Шумешер, - стремительно преодолевая разделяющий их метр, оживленно поведал тимстаун.
        - Значит так: Шумешер, это Драхем. Драхем, это Шумешер, - представила их друг другу и на несколько мгновений задумалась, а стоит ли одергивать друга, чтобы не тянулся руками к огненному существу. - Драхем, Шумешер теперь будет жить в нашей гостиной.
        От Драхема раздался грозный неприязненный рык и только сейчас Лео вспомнила, что Авреля так и не забирала у друга, а тот сам не переместился к ней в капюшон.
        - Аврель, - позвала своего любимца, но тот так и не отозвался на ее призыв. - Аврель, не дуйся, - попросила, чувствуя не только вину, но и как будто ее лично что-то уязвило.
        - А может, я оставлю его себе? - предложил Драхем, поглаживая дракона между рваными ушками, и так как Аврель не перелетел к ней, то почувствовала себя преданной.
        - Если он так хочет, то оставляй. Не забывай только кормить, - чувствуя жгучие предательские слезы, побежала прочь, не желая показывать своего состояния.
        - Эй, подожди, задушишь. Я не могу так быстро, - периодически цепляясь зубками за ее плащ, за ней бежал тимстаун, стараясь не отставать.
        - Прости, - Лео остановилась возле фонтана во дворе замка, давая некоторую передышку себе и маленькому существу, запросившему пощады.
        - Я полвека просидел в тесной клетке, в которой и развернуться негде, а щас ты заставляешь так много бегащь.
        - Никто тебя не заставляет бегать, - возразила, бросив негодующий взгляд на животное. - Я предлагала тебя понести.
        - Так я совсем разучусь ходить. Пожалуйста, передвигайся пока медленней. Я успею, - попросил, посмотрев на нее жалостливыми глазами.
        - Хорошо, - согласилась сделать маленькие уступки, возобновляя движение в сторону замка алхимиков, все еще желая попасть в свою комнату.

«Может, Ахридуайен Светос специально это сделал, зная, Аврель обидится, а я не смогу его неволить и пытаться переломить волю», - подумала, пытаясь понять чувства оскорбленного дракона.
        Проходя по мощеной площади, с блестящими от чистоты камнями, перед замком, думала, как можно задобрить почтового дракона, но с тем не переставала прислушиваться к скребущим шажкам своего временного питомца.

«Его же еще кормить придется. Ну и морока, ведь Аврель сам себе еду находил да и мне иногда приносил», - мысленно больше раздражалась, понимая, насколько осложнится ее положение и жизнь в целом.
        Поднимаясь по лестнице, хотела взять ящера в руки, но тот прыгнул в сторону и не позволил себя поймать, показывая свою самостоятельность, пусть и с большими усилиями взбирался на высокие ступеньки. Понимая, есть совершенно не хочет из-за расстроенных чувств, прошла мимо портальной комнаты, направляясь в Башню Сна.
        К ее глубочайшему удивлению до самой гостиной никто из обитателей Крепости ей не встретился, но все равно не стоило расслабляться, так как еще предстоял разговор с Драхемом.
        - Где ты гуляешь? Я тебя уже заждался, - встретил ее Драхем, расположившийся на диване возле камина, явно желая расспросить ее обо всем.
        - Голову проветривала, - отозвалась, высматривая, не видно ли где Авреля. - А где…
        - Авреля ищешь? - поинтересовался блондин, отлично понимая источник ее плохого настроения. - Он куда-то улетел по делам. Расскажи о Шум-как-его-там.
        - Шумешер, - еще раз представила, сама с трудом запомнила это имя. - Это тимстаун. Светос сказал, если с ним подружиться, он может что-то дать…
        - Экскременты, например, - хохотнул Драхем и Лео, не удержавшись, захихикала.

«Надеюсь, мне он даст не только их», - подумала Лео, присаживаясь рядом с другом, а ящер взобрался по ее ноге и вытянулся у нее на бедре.
        Волшебница бездумно стала гладить загадочное и такое теплое существо. Ящер мгновенно вспыхивал ненастоящим огнем, и поэтому жар не чувствовался, но приносил магическое тепло.
        - Что ты с ним сделала? - тихонько поинтересовался Драхем у нее, наблюдая за удивительным животным.
        - Ничего не делала, - пожала плечами, наслаждаясь приятным теплом и ощущениями магии на кончиках пальчиков, приятное покалывание и неимоверную гладкость чешуек. - Правда, он хорошенький?
        - Эта ящерица? - удивленно спросил тот, а зверь вспыхнул не обжигающим огнем, снова привлекая к себе внимание волшебницы.
        - Скажи, почему ты так долго просиживаешь возле нашего камина? - поинтересовалась Лео, вспоминая, как Драхем совсем недавно осматривал стенки древнего сооружения, а когда заметил ее, то сделал вид, будто перекидывает угли кочергой.
        - Я люблю смотреть на огонь, - пространно ответил блондин, явно скрывая правду, но и не испытывая сильной потребности солгать.

«Возможно, он и любит смотреть на огонь, но в данном случае… не надо меня обманывать», - подумала, но не подала вида, не желая смущать своим напором.
        - Ты давно встречался с дем Вальдом? - неожиданно для себя задала вопрос и насторожилась, ожидая ответа. Интересовалась, думая, и ему дали какое-то задание.
        - Не очень, - не понимая, к чему она ведет, отозвался, все же стараясь разобраться с приглянувшейся ящерицей, возможно ожидая чего-то.

«Уже что-то, но это все равно не дает ответа: почему он так внимательно изучает символы, которыми испещрен камин в нашей гостиной?»
        - Он тебе дал какое-то задание?
        Драхем еле заметно скривился от воспоминаний, но промолчал, а когда Лео уже не ожидала услышать ответ, тихо произнес:
        - Нет, просто в конце прошлого года Раельд и Компания, напали на меня и заколдовали в цербера. Уверен, они хотели во что-то другое, но у них получилось только так, вот Светос и вернул мне прежний вид, в то время как все остальные боялись, - недовольно рассказал тот, воскрешая неприятные воспоминания. - А теперь, я ему типа как должен.
        - А Севем?
        - А Севем не мог: тогда Охотники напали на Гильдию Предварительного Определения Магии, и он магически был слишком истощен, чтобы вернуть мне мой привычный вид. Меня отец еле в лесу нашел, так как я испугался, убежал и в результате заблудился, а нашли меня только с помощью Хранителя родового имения.
        - У вас есть Хранитель? - удивилась, зная, это не простая магия, накладываемая не на строение, а скорее на семью или отдельное помещение, но никак не на целое имение.
        - Да. Кстати ты очень на него похожа. Я-то и видел его впервые за долгое время, когда меня расколдовывали.
        - Класс, - восхищенно произнесла, желая осмотреть столь чудесное создание.
        - Ты думаешь - это приятно быть цербером?! Или ты тоже на стороне Раельда? - возмутился блондин и собирался уже уходить, но она задержала его за рукав.
        - Подожди. Ты не так понял. Я имела в виду, хорошо, что у вас есть Хранитель, а Раельд… за ним и так бегают все кому не лень, и кому лень тоже.

«Вот хороший вопрос. Крестный у Арсена есть - это Сирсилис и Севем. А крестная? Где она? Этот вопрос задавать нужно Сирсилису. Он и ответит, возможно».
        - А у тебя есть крестная? - Лео и сама удивилась заданному вопросу, но с другой стороны спрашивать, где его мать, было еще хуже.
        - Официальная - нет, по рассказам папы, крестный в нее влюбился, но не советую тебе задавать эти вопросы Севему. Ее убили, а он до сих пор воспринимает этот вопрос слишком болезненно. Отцу тоже, мать умерла вместе с ней.
        - А ты ее видел? - немного приободрилась, не ожидая получить ответ и на незаданный вопрос.
        - Да. Тогда мне было три года. Лица не помню, но от нее всегда пахло вишней, ванилью и еще чем-то сладким. Не удушающим сладким, а таким свежим… - у Драхема, пока вспоминал, появилось мечтательное выражение на лице, - … словно, сейчас я думаю, так пахнет любовь, - немного стесняясь, закончил и сам не поверил, все рассказал. - А мама? Ее я помню лучше, но не настолько, чтобы описать внешность. И, если честно, до сих пор мне сложно о ней говорить - слишком сильно скучаю.
        - А какой она была?

«Вот кому нужно было задавать все вопросы с самого начала», - заинтересованно подумала, довольная от факта получения интересующей информации.
        - Приедешь к нам на Рождество, может, увидишь Хранителя. Папа сказал, это - ее точная копия, правда, обычно не появляется. А маму увидишь на портретах - я в портретную галерею не хожу.
        - Если это приглашение, то я обязательно приеду. Уж очень интересно.
        - Конечно приглашение, но если хочешь, папа тебе письменное пришлет с родовым гербом.
        - Хочу, - ухмыльнулась Лео и решила с остальными расспросами на эту скользкую тему немного подождать, а вернулась к первоначальной: - Скажи, а что-нибудь особенное случалось в Крепости?
        - Да, была история. Мы с Арсеном и братьями нашли Колодец Вечности - не скажу где, так как поклялся не болтать об этом, а он, как известно из «Истории Создания Крепости» затягивает себе жертву, если попытаться подойти ближе. Вот нас с Арсеном и потянуло. Прибежал отец, а вместе с ним и Сирсилис. Они откинули нас к стене, приклеив какими-то очень мощными рунами, а их затянуло.

«А отсюда, пожалуйста, рассказывай подробней, - навострила ушки Лео, желая услышать больше. - Неужели возможно выжить после такого?»
        Собеседник замолчал, вспоминая все в мельчайших подробностях, но и не спеша с рассказом, подыскивая правильные слова.
        - Но как же им все же удалось вернуться?
        - Мы уже даже похоронили их, а через месяц они вернулись, просто вышли посреди Трапезной из вдруг появившегося темного прохода. Они ничего не рассказывают о путешествии, а жаль - мне было бы интересно.
        Он нахмурился, словно ему было очень трудно все это вспоминать.
        - Я, Сайренс и Мерджи после этого две недели в Гильдии Медицины провалялись…
        - Значит, твой отец сумел как-то обмануть смерть, - задумчиво проговорила, пытаясь понять какой же силы должна быть его магия и какого характера. - Вот молодец.

«Интересно, как? То, что он - изворотливый и умный, а главное очень хитрый, я поняла сразу. Драхему, конечно, до него далеко, но он еще и не вырос.
        Хотела знать ответ? Ну что? Понравился?
        Зато теперь возник другой ряд вопросов и один из них самый противный. Это он такой хороший со мной, потому что я напоминаю ту его дорогую Душу, либо ему от меня что-то нужно?
        Ой, как не хочется об этом думать. Мне-то он понравился и вел себя довольно мило.
        А Севем? Он хоть и строит из себя холодного и строгого Защитника, но почему же, когда он поблизости, так тепло становится на душе… так уютно, будто больше ничего не нужно - только бы он был рядом».
        Лео продолжала гладить зверька, спокойно сидевшего у нее на коленях. Как-то о том, что с Ланцерисом был еще и Сирсилис, ей вспоминать не хотелось, а стоило бы, ведь Тартос не посредственный маг.
        - Лео, я смотрю, ты нашла подход к Шумешеру.
        - Как думаешь, Архидуайен мро Монд, показывает нам животных, которые живут в нашем лесу? - поинтересовалась, подхватив ящерицу под мягкий животик, ощущая под пальчиками нежную кожу.
        - Конечно. Где ж это еще ему брать разные интересные образцы для демонстрации разнообразия магии?

«Отлично. Мы, оказывается, изучаем всех зверюшек, живущих в лесу, а на его территорию почему-то никого не тянет. Во всяком случае, никто не заходит слишком далеко. Почему, кстати, в основном проходят возле кромки леса, а не, к примеру, на его поляне где-то в чаще?»
        Тяжело вздохнув, Лео сняла с колен ящера и направилась в свою комнату, собираясь переодеться перед работой над проектами. Каким же было ее удивление, когда увидела на своей кровати среди подушек Авреля. Почтовый дракон вскочил и грозно зарычал с несвойственным для него низким яростным звуком.
        - Аврель, - обрадовалась, бросившись по направлению к любимцу и хватая его, прижала к груди, лицом зарываясь в его мягкий мех. - Я не стану любить тебя меньше, даже если мне придется намного больше тратить времени на Шумершера.
        - Почтовые драконы ужасно ревнивы и являются ужасными собственниками, - сообщил огненный ящер, забравшись на кровать.
        - Послушай, а нельзя ли дать тебе больше свободы? Ведь ты не можешь отходить от меня дальше, чем на метр и тогда тебя начинает душить магический поводок?
        - Вообще-то, можно, но тебе вряд ли удастся, - предупредил, наступая на подушки, выискивая самую мягкую.
        Аврель еще яростнее зарычал, попытавшись вырваться из объятий хозяйки.
        - Я никогда не слышала, чтобы он так рычал, не умолкая, - удивилась, жалея, не может разговаривать с Аврелем на магическом языке.
        - Что же здесь непонятного? Я зашел на его территорию без спроса, устраиваюсь спать на его постели, занимаю время и любовь его хозяйки.
        - Может, мне тогда стоит наколдовать тебе персональные подушки? - улыбнулась, чмокнув дракона в загривок, от чего тот успокоился и тихо замурчал.
        - О - да, от такого он явно не откажется, - и показалось, если бы ящеры умели ухмыляться, то сейчас могла наблюдать самую настоящую алхимическую ухмылку.

* * *

«Вчера Светос в очередной раз спрашивал о наших успехах в поиске многоуровневого тимериума, находящегося на территории Крепости, - думал дем Гор, сидя в кресле и перебирая в уме всевозможные места, где тот может находиться. - Неужели он действительно думает, здесь есть такой мощности волшебный артефакт, а о нем ни буквы не написано, ни в одном источнике, да и магию не излучает?!
        Интересный вопрос. Хотя с другой стороны, если бы он знал, что именно тот тимериум собой представляет, не гонял бы ни меня, ни Марса, который думает, это камин в гостиной смотрителей порядка замка алхимиков - вот, попросил Драхема разобраться с ним. И кто бы сказал, почему я больше не могу попасть в эту гостиную, когда там никого нет?
        Может, Светос занял меня поисками несуществующего волшебного устройства? Чтоб не мешал. А вот теперь встает вопрос: не мешал в чем? Подготовить на мое место Раельда Коннера? Да пожалуйста. Нужно мне быть Главным Защитником, когда я и так - Глава Магнификантов, а с ними мороки не меньше. Я и согласился на эту должность при Крепости лишь из-за просьбы Бернадетта и Фалбиуса - бывшего Главного Защитника, и то это было актуально до того времени, как забрал Вишенку из ее мира, а теперь… Пусть готовит Коннера, пусть его и поставит, а своих Защитников я тогда тоже возьму с собой…» - но мысленный поток перебил стук в дверь, отвлекая.
        - Войдите, - громко произнес Севем, делая слишком занятой вид, будто разбирался в новом проекте.
        - Добрый вечер, Защитник, - поздоровалась Клеопатра, подходя ближе к его столу.

«Здравствуй, Вишенка», - мысленно проговорил он, но вслух не выразил своей радости.
        - Опаздываете, мадемуазель демро Нат, - недовольно буркнул, стараясь не выказать сильного радушия.
        - Меня задержали, - пространно объяснила волшебница, но Севему показалось, голос ее дрогнул и поднял глаза, переводя взгляд от пустого листа пожелтевшей бумаги на гостью.
        Та рассматривала колбы с разнообразными органическими и неорганическими веществами у него на полках да банки с законсервированными тварями для последующих опытов.

«Точно что-то случилось».
        Тут без стука влетел разъяренный Драхем, а увидев, Клеопатра тоже здесь находится, хотел выйти, но Севем сориентировался быстрее:
        - Стоять, - властно рявкнул, и оба подопечных буквально сжались от резкости перемены настроения Защитника. - Сядьте в кресла. Оба.
        Но ни один не шелохнулся с места, не желая пребывать в присутствии другого, все еще оставляя надежду сбежать.
        - Живо, - прикрикнул, накладывая заглушающие и запирающие руны на входные двери, не давая возможности застать себя врасплох.
        Оба переглянулись и, не сговариваясь, расселись по разным углам кабинета.

«Они что, поссорились? Не поделили? Дракона?
        Демонстративно смотрят в разные стороны: он на летучую мышь, сушащуюся под самым потолком, Клеопатра - на триклопена, заспиртованного в банке. И кто первым сдастся? Что, боитесь посмотреть на меня? А зачем прилетели? Ну, Вишенка - понятно, у нее дополнительные часы по магии. А ты, Драхем? Вот как? Уже раздеваетесь? А присутствие Защитника вас уже не смущает?» - мысленно усмехнулся, наблюдая за реакцией гостей.
        А тем временем двое молодых людей поснимали плащи и уставились друг на друга пристальным негодующим взглядом, обещая устроить магическую дуэль в этом маленьком помещении.

«Играем, кто первый отведет взгляд? Следующий шаг - начнете заклинаниями перебрасываться? Тварей в банках пожалейте и меня за компанию.
        Так, надо брать ситуацию в свои руки. С кого бы допрос начать? Драхем или… а вот истерик мне вовсе не надо».
        Он схватил с полки успокаивающее лекарство, в два шага оказался возле подопечной и парой умелых движений заставил ту выпить горькое лекарство до дна.
        Драхем перевел взгляд в другую сторону, делая несколько глубоких вдохов для успокоения, не желая быть напоенным подобным эликсиром, от которого у Клеопатры появилось такое страдальческое выражение лица, что ему даже стало ее жаль… на секунду, не более.

«Ой. Это успокоительное я готовил специализированно для Арсена и травы такие выбирал, чтоб у него скулы свело от этого богатого разнообразия отвратительного вкуса. И кто меня осудит? Ведь помогаю же. Прости меня, Вишенка, не хотел. Честно. А на вид и не отличишь».
        Севем подошел к столу и, желая хоть как-то сгладить отвратительно впечатление, вытащил из него коробку конфет, недавно принесенную Ланцерисом - «Пьяная Вишня».

«Главный Защитник раздает детям конфеты. Кому рассказать - засмеют».
        Открыл и пододвинул коробку к волшебнице.
        - Ешьте, - предложил, желая снять напряжение и убрать противное послевкусие от неприятного напитка. - Вкус эликсира нужно чем-то перебить.
        Драхем подсел ближе и, не смотря на факт, вещество не пил, тоже начал поедать вкуснейший волшебный шоколад.

«Да, он продается лишь в одном месте - в Париже. Волшебный шоколад, который так хорошо получается только там, причем его готовит волшебница-шоколатье. У нее единственная шоколадная лавка - «Парлезон», но конфеты потрясающе вкусные».
        Гости ели конфеты не обращая друг на друга совершенно никакого внимания, словно никого более не существовало.

«Вот так вот. Подростки нервничают и уничтожают мои любимые конфеты», - наблюдая, как с молниеносной скоростью исчезают одна шоколадка за другой, думал Севем.
        Он решил подождать с расспросами, пока подопечные не успокоятся и их магия не придет в равновесное состояние. Уже считая Клеопатру своей подопечной, хотя отлично знал, к ней приставили Сирсилиса, после «проверки» алхимиков, сам нес ответственность за все, что случалось с ней, желая быть в курсе всех событий.

«Хоть успокоились. И то хорошо. Мой кабинет спасен, твари все на местах - в банках.
        Оставьте Защитнику хоть одну конфетку, а то в банки посажу. Две симпатичные лично для вас откопаю в подземельях.
        Не то чтобы мне было жалко, но Ланцерис еще не скоро принесет мне что-нибудь вкусное, ведь тоже очень занят, а на ярмарке такие не продаются. И времени у меня нет, чтобы самому отправиться во Францию и купить их себе - Светос слишком часто стал вызывать в гости.
        Ладно, лежали они у меня неделю. Я, в конце концов, не Сирсилис, чтобы поедать шоколад в любом виде, да и Марс не будет покупать одну коробку, если можно взять больше. Сам, небось, сидит перед камином с бокалом коньяка… пойду к нему в гости, но позже. Сначала часы по приготовлению лечебных веществ, а яды она сама выучит, так что кушайте конфетки - они старенькие».
        Осталась последняя конфета и двое, переглянувшись и разделив ее пополам, тоже уничтожили, довольно облизываясь при этом.
        - Спасибо, Севем, - первым от сладкого забытья очнулся Драхем, а Клеопатра, взглянув на отсутствующий взгляд Защитника, кивнула в знак согласия - все равно тот ничего не слышал.
        Драхем поднялся со стула и, подмигнув волшебнице, быстро ретировался, а та осталась, у нее еще должны были начаться дополнительные часы, на преподавание которых еле вымолила Ланцериса уговорить Севема.

«И почему Марс сказал, мне теперь будет легче, раз Вишенка среди алхимиков, а не медальонщиков, или еще лучше - не в замке скипетров?»
        - Может, расскажете, что у вас такого экстраординарного случилось? - печально взглянув на пустую коробку из-под конфет, спросил дем Гор и заклинанием уничтожил мусор.
        Глава 9. Где все начинается
        - Значит, вы подошли к Ланцерису и спросили: а как там в Колодце Вечности? - в бешенстве метался по кабинету Главный Защитник, все повышая голос. - Мадемуазель демро Нат, вы мозги растеряли или решили продать или произвести обмен на защиту окружающего мира и перевестись в замок медальонов?
        - Нет, медальонщики слишком глупы, на мой вкус, - в ответ пискнула Клеопатра, сопровождая испуганным взглядом метания Искусника по кабинету, ожидая все большей вспышки гнева.
        - А у вас есть мозги - получить стоглавый проект перед самым эшемингом и в наказание отправиться с Солероном в очередную вылазку на Охотников?
        - Ну, снимите с меня это наказание за красивую прическу, - пожав плечами, ответила и на этот раз уверенная в своей безнаказанности, а заодно решив проверить настолько ли он добр с ней, как пытается показать. - Вы же не просто Защитник, а их Глава.
        - У вас вообще имеется инстинкт самосохранения? - ядовито прошипел Севем, наконец, остановившись напротив нее, выплескивая неистовый гнев, словно дракон пламя.
        - Надеюсь, да, - заторможено кивнула, пригвожденная к креслу взглядом нависшего над нею волшебника, готового магически сорваться и расправиться с ней.
        - А вот я сильно в этом сомневаюсь, - продолжал плеваться ядом Севем, все сильнее кипя, угрожая в любой момент взорваться и утопить в магическом всплеске энергии.
        - Защитник?
        - Вы бы у него еще спросили, не видел ли он там свою умершую жену или Душу!
        - Но он их там не видел! И вернулся, потому что его держал какой-то золотой след.
        - Что еще вы у него спросили?
        И ей показалось, эту стадию тихого бешенства Защитника еще не видел никто, а если и видел, то явно не выживал после этого.
        - Какая разница?! - возмутилась Лео, чувствуя, все впустую. - На сто подпунктов проекта больше или меньше? Мне их все равно необходимо сделать тысячи, а по поводу Победителей… Все равно победит команда Раельда - Отважных, потому что недостающие проекты ему поможет сделать Светос, да и подмухлюет на соревнованиях в конце сезона. Зато я купила нужную для себя информацию.
        - Вы понимаете, за эти главы проекта вся команда Фокс восстанет против вас?!
        - Можно подумать, они в беспамятстве от меня, горят от желания дружить или до сих пор надеются на получение привилегий и звания Победителей на второй сезон! Кроме того, у меня достаточная защита, чтобы ночью спать спокойно.
        - А вот с этого момента, пожалуйста, расскажите подробнее.
        - Защитник, возможно, не все умирают от смертельного комплекса рун под формулой «Инстантани Дэсес».
        - И вы пришли к этому выводу из рассказа Ланцериса или пообщались еще и с Сирсилисом?

«А этот тут при чем? Ну, было дело, - подумала, но заметив, у Защитника настроение испортилось еще сильней, поняла. - И вот теперь я точно не выберусь из этого кабинета. Надо было вспоминать об этом псе. С самого моего появления в Крепости он мне портит жизнь.
        Косвенно, но все же, а теперь Севем меня убьет. Живьем съест. Прямо здесь, даже столовыми приборами не воспользуется», - дем Гор прочитал ее мысли, распрямился и от души расхохотался.
        - Вы слышали, что такое Ментальный Комплекс?
        - Это то, чем вы владеете в совершенстве, - отводя глаза, чтобы Севем не прочитал ее предыдущие мысли, ответила, но было уже поздно.

«Истинный уравновешенный алхимик. Если и разозлит, то потом одним махом снимет все напряжение, а заодно и нужную информацию выудит», - думал дем Гор, оценивая выгоду и возможную полезность произошедшего.
        - Вы мне льстите, - переставая хохотать, ответил Севем и, призвав кресло, уселся напротив волшебницы.
        - Делитесь той информацией, что вы купили, - выжидающе посмотрев на Клеопатру, предложил, раздумывая, помогать с проектом сейчас или чуть позже.
        - Насколько я поняла, - она в нетерпении поерзала на месте, словно давно язык чесался об этом рассказать, - при обряде посвящения волшебника очень сильно связываются три волшебника: ребенок и двое взрослых. Настолько сильно, что если впоследствии что-то подобное случается, то один может вытянуть обратно к себе потерявшуюся душу.
        - Расскажите сначала, что именно вам поведали.
        - Известно, Ланцерис каким-то образом почти усыновил Арсена и это оказало самое сильное эмоциональное влияние. Когда он оказался по другую сторону, то появился в каком-то поле, с привязанной к его руке золотой нитью, а Сирсилис был рядом. Он стал идти в ту сторону, куда уходила эта нить, наматывая ее сильнее на руку, приказав Тартосу не отставать от него. Пройдя поле и переплыв темный ручей, они очутились в какой-то деревеньке. К удивлению эту нить ощущал и видел только он и через нее получал тревожные сигналы от Арсена, Драхема, были еще какие-то импульсы привязанности, только я не поняла чьи, и еще остальных близнецов: сначала как те его звали, а потом стал чувствовать умирающие эмоции. В поселении они встретили некоторых своих родных и «знакомых» - как он выразился - которые умерли от давешнего взрыва, - Клеопатра в ожидании реакции посмотрела ему в глаза, словно хотела услышать подтверждение своих слов.
        - Да, было такое. Мы еще специально задержались в Крепости, чтобы дождаться остальных - они должны были получить свои последние звания для выхода, а если быть точным - это случилось на Хэллоуин последнего года.

«Опачки, сколько ж вам лет?» - подумала Клеопатра, на мгновение отведя взгляд.
        - Так ему сказали, практически вся его семья уже там, а вот «некоторых его друзей» они еще не дождались, то есть они потерялись где-то посередине. А раз так, значит, их можно достать, конечно, если они не стали привидениями.
        - И как вы себе это представляете?
        - Ланцерис ведь не сам по себе вывалился из прохода меж этими двумя мирами - его ждали, за ним скучали, его любили, его звали, Сирсилис был с ним, я так думаю и поэтому тоже вышел. Уверена, если бы не Ланцерис, Сирсилис мог остаться в том поселении.
        - И вы думаете, все так просто?
        - Конечно же - нет. С ними было проще, они попали туда целиком и прямо через «окно», а вышли через «двери». С теми, кто явно не дошел до того поселения, будет чуть сложнее, но все вполне возможно, а нам может повезти вернуть кого-то из близких к жизни. Кроме того, Сирсилис как-то сказал, он и его команда состояли в каком-то волшебном союзе, что может помочь.

«Он что полоумный, всем трепать о Серебряном Союзе? Даже если это всего лишь личная охрана Светоса, собранная под лозунгом борьбы со злом? Он даже не знает, на чьей стороне Клеопатра будет выступать. Что если ей совершенно все равно, будут все остальные волшебники жить в мире или прятаться по углам, словно тараканы? Хотя мне какая разница? Я-то всегда буду на ее стороне вне зависимости от обстоятельств. Да, Марс сказал бы мне, хватаясь за голову: ох, Гор, и куда же ты снова вляпался?!»
        - Я говорю не о Серебряном Союзе. Он меня даже не интересует…
        - Что?

«ЧТО?! ОТКУДА ТЕБЕ ЗНАТЬ О ГОРОДЕ ФЕЙ?»
        - Он упомянул какую-то команду, если можно так назвать, от которой осталось всего несколько человек…

«Видимых несколько, а остальные хорошо прячутся. Ох, ну и зачем тебе это нужно? Живи спокойно и никто тебя не тронет».
        - И мне интересно: кто был их главой, что это за компания и как называется?
        - А почему этот вопрос вы задаете мне? - вкрадчиво поинтересовался он, уже подозревая что-то неладное.
        - Потому что Сирсилис сказал, вы знаете об этом больше.

«ЧТО? ТАК И СКАЗАЛ? Он что вообще из ума выжил? Так я ему устрою повторный заход в Колодец Вечности, из которого его даже Ланцерис не вытащит. Да и вообще, зачем ребенку рассказывать о таком? Только если…»
        - Вы знаете, применение такого комплекса рун преследуется всем Объединенным Волшебным Королевством и если докажут это - вас отдадут Охотникам или сами казнят публично и с пафосом? А могут и сжечь!
        - Вполне, - показывая «алхимическую улыбку», ответила, словно была самым настоящим вреднейшим алхимиком.
        - Тогда что вы сделали для ослабления контроля Сирсилиса и соответственно выуживания информации? Он не настолько наивен, как вы его сейчас выставляете.
        - Я его никак не выставляю, но мы действительно пили чай.
        - Но заваривали его, бесспорно, вы.
        - Ну да.
        - Что вы ему подсыпали?

«Будь умницей скажи или подумай об этом, чтобы я знал, как тебя отмазывать, если наш вампиреныш решит подать на тебя жалобу. Что? Песенку гоняем? We are the champions? Думаешь, я не пробьюсь через твой хиленький и даже неосознанный блок? Только после этого я обещаю тебе хорошую головную боль. Ну что? Устраивает? Знаешь, мое терпение не безгранично…»
        - В чае была вытяжка из говорящей травы - Аврель принес. Один листок на его чашку - ровно пять секунд в кипятке, а потом примитивное заклинание «Сешапер» и пара символов на чашке. Вызывает словесный понос и стойкое недержание на любую заданную тему. Так как этот компонент достать очень сложно, к тому же распадается очень быстро, а в желудке распознается обычным чаем, то… в общем, не поймают меня.
        - И вы так легко мне признаетесь?

«Да. Действительно: не известно на что способен Почтовый Дракон, если хочет сделать что-то приятное своей любимой хозяйке».
        - Если я не признаюсь, вы прочитаете мои мысли, а мне это не очень приятно, но в любом случае информацию вы получите.
        - Я так понимаю, вам есть, что еще рассказать.
        - В общем - нет. Это все, что мне успел поведать Сирсилис, пока не осознал все произошедшее, и не окончил практические часы. Но как это не удивительно, не был злым, его словно интересовало, на что еще я способна.

«Великолепно. Импульсивный Сирсилис вдруг стал задумываться и оценивать противника, притворяясь ручным и безобидным».
        - Что еще вы ему подсыпали?
        - Больше ничего. Честно.

«Не делай такие большие глаза. Они у тебя и так как два бушующих водоворота, а для меня - самые натуральные торнадо, в которых меня закрутило, как только ты вошла в кабинет своего ректора».
        - А Ланцерис?
        - И он тоже.
        - Тоже подсыпали ему траву за чаепитием?
        - Нет, с ним мы договорились.
        - А когда же они с Ланцерисом дали проекты? - ядовито поинтересовался Севем, на самом деле чувствуя раздражение из-за ее тяги к другим Магнификантам.
        - В самом начале разговора. Мы договорились, каждый из них дает мне по большому проекту, но отвечает на мои вопросы.
        - При таком раскладе, вы могли спокойно избежать написания проектов. С Ланцерисом уж точно.
        - Во-первых, мне так спокойней. В этом случае Сирсилис не пойдет жаловаться Главе Совета Архидуайенов, что мне совершено ни к чему, а Ланцерис не привык давать что-то даром, а заключать с ним нечестную сделку мне не хотелось.
        - А во-вторых?
        - Во-вторых, Сирсилис потерял бдительность и выпил предложенный мною чай. А в-третьих…
        - Есть еще что-то? - Севем снова начал злиться, ужасаясь ее нездоровой деятельности по вытягиванию информации.
        - Да. Мы можно так сказать, подружились.

«Только Шерри могла кормить с рук это чудовище, и он слушался ее во всем, но в нее он был влюблен… Вишенка, что же ты делаешь, и зачем лезешь в те дебри под гордым названием «Сирсилис»? Ты же все зубы поломаешь. Ладно, я поговорю с ним, узнаю, что ему от тебя нужно. Это все, конечно, интересно, но у нас дополнительные часы по алхимии».
        - Вы не передумали сдавать эшеминг на следующей неделе?
        - Я полностью готова, - гордо тряхнув головой, ответила Клеопатра, а дем Гор с уважением посмотрел на нее.

«И что бы я делал, если бы ты вдруг попала в замок медальонов? Меня бы перестали уважать за «прикармливание любимчика» с чужого замка. И я еще думал, Муза похожа на Шерри, та бы в жизни так не сказала».
        - Может, устроим проверку? - обманчиво ласковым голосом, поинтересовался, коварно ухмыляясь, предчувствуя забаву.
        - Давайте лучше состряпаем что-нибудь интересное.
        - У вас есть это «что-нибудь» на примете?
        - Думаю, да, - хитро улыбнулась та, давая понять, подготовилась.

«Неужели из тебя информацию нужно клещами вытаскивать!»
        - И что же это?
        - Я слышала, есть такой эликсир, выпив который, можно погрузиться в очень глубокий сон, что даже не ощущаются никакие волшебные показатели. Все будет говорить о смерти волшебника. И это действительно так. На время, а потом его можно будет вернуть.
        - Вы знаете, любой яд готовится вместе с противоядием?
        - Да, но…
        - Антивещество готовится из особого вида растения, которое очень трудно достать…
        - Да, золотое яблоко, - Клеопатра прервала объяснения Севема, доставая из кармана снятого плаща небольшое золотое яблоко с маленьким изумрудным листочком, которые искрились от света горящих сгустков магии.
        - Я даже не хочу знать, где вы его достали, - гневно произнес дем Гор, но горящего заинтересованного взгляда от «фрукта» не отвел.

«Мерлин, она хоть понимает: любой волшебник полжизни отдаст только за возможность прикоснуться к этому яблоку. Вишенка, ты действительно хочешь перевести это сокровище на опытный образец чего-то совершенно ненужного?
        Да Сирсилис тебя в образе летучей мыши разорвет, лишь бы получить освобождение от своей жажды чужих эмоций».
        - Ну, если вам эликсир не кажется интересным, может, вы заинтересуетесь этим? - Клеопатра спрятала фрукт обратно в карман плаща и начала вынимать что-то из другого.
        Севем закрыл глаза, не желая видеть, что волшебница еще вытащит из огромных карманов своей верхней одежды, но в кабинете стало необычайно хорошо и уюьно: где-то легким серебряным колокольчиком зазвенел летний ветерок, и любопытство взяло верх.
        На его столе находилась самая настоящая маленькая законсервированная радуга.
        - Мне это Аврель на полдник принес, правда я еще не придумала, что можно с этим сделать.

«Вишенка, ты хоть знаешь, какую ценность мне сейчас предлагаешь? Неужели я смогу вернуть ЕЕ? А нужно всего лишь сделать комплексное органическое тетрагранное вещество и вернуться по радуге назад.
        Улыбается. Значит, знает, что предлагает и знает - я не могу отказаться, и отлично понимает, я НЕ МОГУ упустить этот шанс».
        - Откуда вы знаете такие подробности моей жизни?
        - Вас сейчас интересует именно это?
        - Что вы хотите?
        - Хотя бы участвовать в процессе приготовления. Я отлично понимаю, на ту сторону вы не пустите меня и с собой не возьмете, но увидеть процесс я могу?

«Я, кажется, хотел пойти к Марсу на коньяк?» - прозвучал в голове Севема собственный ехидный голос.
        - Вы уверены, все пойдет именно так как надо?
        - Во всяком случае, вы пройдете через оба мира, а заодно расскажете, все ли умирают от смертельного комплекса рун под формулой «Инстантани Дэсес».
        - В таком случае, надо понимать, вас закидают просьбами достать какого-нибудь родственника с другого света. И кстати Светос…
        - Если можно кого-то достать, значит можно и кого-то туда загнать…
        - Не сильно ли вы беспечны? - стараясь не обнадеживать себя, ядовито спросил, стараясь смотреть на волшебницу, а не радугу, сверкавшую восхитительным бриллиантом в полумраке кабинета.
        - В одиночку это все проделать нереально. Отправляться должен именно тот, кому нужен мертвый, но с того света можно и не вернуться. Мало ли что может случиться по дороге?
        - Вы хотите меня убить? - задал Севем провокационный вопрос, решив последить за реакцией собеседницы и возможно обнаружить ловушку.
        - У вас как минимум будет мой золотой след, я уже молчу о Драхеме, - неопределенно ответила Клеопатра, но на этот раз взгляда не отвела.

«Странно, только почему я ей верю? Тут и мысли читать не нужно, чтобы узнать: ей интересно. И почему я уверен, будто смогу вернуться? Но я все равно рискну, пусть даже чувство обманчиво. А если не вернусь, то и горевать за мной некому, зато Арсен будет безмерно рад, а Раельд с ума сойдет от счастья - освободилось заветное местечко.
        Но обещание. Я попросту обязан вернуться. Да и не бросать же Драхема на произвол Коннера, хотя еще не известно кто кого».
        - В любом случае, вам пока эшеминг нужно сдать, и раз вы уверены в своих силах, - Севем взглянул на часы, которые показывали половину десятого. - Идите спать.
        - Это значит…
        - Это значит, мы посмотрим по результатам вашего эшеминга, к чему у вас есть предрасположенность. А когда, наконец, определитесь со своим профилем, по которому впредь и будете работать, посмотрим, какие эксперименты стоит устраивать. Очень редко, когда волшебник абсолютно одинаково развит всесторонне и к тому же является довольно сильным.
        - А это? - она указала на радугу.
        - А с этим делайте что захотите, - Севем скрестил руки на груди, не собираясь показывать, как сильно они дрожат от желания прикоснуться к необычайной особо редкой вещи.
        - Я хочу подарить ее вам, - не двигаясь с места, ответила, лишь этим выбивая воздух из легких.
        - В честь чего? - настороженно поинтересовался, изучающим взглядом смотря прямо в нежные зеленые глаза.
        - Определение «просто так» вам подойдет? - улыбаясь, ответила их обладательница и появилось некоторое напряжение магии.
        - Определенно нет.

«И надо показывать свой характер? Хватай свой шанс и беги!»
        - Тогда я так выражаю свое «спасибо», - ответила Клеопатра и подозрительно быстро выбежала из кабинета, словно отрастила крылья, а за ней кто-то гнался.

«Тебе только что подарили жизнь, а ты даже не поблагодарил, ведь она отлично знает, что с этим можно сделать, но отдала мне. И если я не смогу призвать Шерри, у меня появилась возможность за ней сходить. На Йоль сила такого рода светлой магии увеличивается в несколько раз, и если я хочу успеть, нужно начинать готовиться уже сейчас».
        - Да. Надо будет поговорить с Ланцерисом и Сирсилисом об отмене проектов или хотя бы большей их части.

* * *

«Он ничего не понял.
        Он НИЧЕГО не понял, - Лео бежала по коридору, магия забивала легкие, слезы застилали глаза, от чего практически не видела камня под ногами. - Он не понял, зачем я подарила ему радугу. Конечно, это один из способов вернуть для него потерянную любовь, но не понял, это признание.
        И так лучше, чем он мог сказать, будто у меня подростковые гормоны или это является психологическим фактом: что-то подобное испытывает обитатель Крепости к своему Защитнику.
        Но это не так, почему же в те два несчастных часа, которые я сплю, он мне снится? Почему, когда на индивидуальных часах он проходит мимо меня, я чувствую его тепло, и мне становится жарко, а когда край его плаща касается моей руки, ощущаю неистовый трепет души, словно превратилась в осиновый листок на ветру?
        И он не знает, еще перед ужином, сидя на крыше Башни Сна, эту радугу я сама словила. Она появилась буквально на несколько секунд, когда я пыталась разобраться в своих чувствах и только вовремя вспомнив заклинание статиса, ухватила ее за хвост и осторожно отрезала кинжалом. С другой стороны я не знала, все ли получилось правильно и хотела, чтобы он определил.
        А он не понял! Да и с чего ему понять если сама боюсь проговориться? Тем более сказала, это Аврель принес ее мне. Значит он и должен был подумать, дракон так выражает свою любовь. И это же надо было вспомнить о золотых следах. Наверное, и к лучшему. Вернет свою Душу…
        Так стоп. Хватит себя накручивать. Если он действительно ее вернет, и она в самом деле является Феей Любви, я смогу попросить ее подарить мне Сердце. Что ей одним Сердцем больше, одним меньше, она точно штампует их пачками, да и волшебный мир возродится.
        Так, об этом нужно больше почитать. Пойду в Царство Книг: сейчас достаточно поздно, чтобы не наткнуться на неугомонную толпу пишущих проекты и достаточно рано для закрытия секции по Высшей Магии. И спасибо хорошему Сирсилису - у меня еще есть разрешение на посещение этого раздела, если мне вообще нужен он, но сначала поищем там, а может почитать все подряд? Устроим на улице сильный ливень с громом и молниями. Никто и не догадается, что это я, а если зацепить еще близлежащие города - подумают все на неустойчивую осеннюю погоду или на самый крайний случай на самого плохого мага. Хотя, я же не знаю, где мы находимся. Интересно, существуют ли темные маги? А если и да, то мне это на руку - их и обвинят.
        Сначала надо привести себя в порядок».
        Лео наколдовала зеркальце и убрала с лица следы недавнего безобразия: мокрые волосы высушены и заплетены в два аккуратных «дракончика», покраснения и так скоро пройдут, а испорченный макияж восстановлен - немного черной туши и вишневый блеск для губ.

«Вот теперь можно и в библиотеку», - удовлетворившись изображением в зеркале, подумала, отгораживаясь от угнетающих мыслей плотным слоем воодушевления.
        Дойдя до портальной комнаты и переправившись в замок колец, немного осмотрелась по сторонам и поняла, оказалась недалеко от желаемого места, так как за углом уже начинался общий коридор, а через пару переходов и находилось заветное Царство Книг.
        Войдя внутрь, за дальним столом увидела Музу и Бонни, причем те сидели таким образом, чтобы хорошо видеть всех входящих и выходящих из подотчетной территории.
        - Что девочки, Хранитель решила сегодня оставить вас вместо сторожевых собачек? - тихо спросила Клеопатра, проходя мимо двух волшебниц, желая хоть немного согнать зло.
        - Еще скажи, что я - книжная зануда, - с вызовом посмотрев на проходящую Лео, прошипела Муза.
        - Еще чего. Я констатирую новые факты, а не высказываю уже известные, я ведь не желаю играть у тебя на нервах, да и Раельда здесь нет, чтобы за тебя покраснел.
        - Ты… ты жалкая…
        - О, ну спасибо, - усмехнулась, наигранным движением поправив прическу. - Спасибо за комплимент. Если ты так говоришь, значит, я выгляжу потрясающе. Что и тебе не помешало бы. Хочешь, хороший шампунь посоветую или ножницы для приведения волос в порядок?
        - От алхимика… будет уже счастье, если у меня после этого волосы не выпадут.
        - Неужели ты думаешь, я тебе еще и готовить буду моющие средства? Наивная. Работа, между прочим денег стоит. Я откопаю тебе рецепт, а варить сама будешь, если захочешь. Или если сможешь.
        - Знаешь, что-то я сомневаюсь в твоей доброте и честности.
        - Ладно, пожалею. Замок алхимиков. Секция бытовой Алхимии. Раздел Высших Эликсиров. Третья полка сверху, пятнадцатая книга справа. Страница сто двадцать пять. Хотя бы просто прочти, - смерила ее волосы взглядом, содрогнувшись от омерзения тихо произнесла и двинулась дальше по направлению к секции Высшей Магии, беря по дороге большую карту мира.
        - Лютер, - прошептала Лео, направляя руку на дальний стеллаж у окна, определяя путь, по которому пройдёт заклинание чтения. Она только недавно додумалась, это заклинание можно рисовать мысленно и не на книге, а на целом стеллаже, что упрощало найти доступ к новой информации.

«Как там? Тучи черные - тучи дождливые… Зарождаться мы будем в северо-ледовитом океане. Как хорошо, что границы выхода и сокрытия магии легче переносить по карте, а не по реальной территории. Жаль, не додумалась испробовать это раньше».
        Лео посмотрела на карту, на которой слабым свечением показывались завихрения воздуха и образование небольшого холодного циклона.

«Ого. Маленький, а как существенно энергию тянет», - подумала и перешла к следующему стеллажу, вытягивая информацию вместе с магией.
        Направив руку на еще один стеллаж - почувствовала, как энергия проходит через кончики пальцев к запястью и наполняет ее, словно внутри открывается какой-то сосуд.

«… страх вселяют, но очень красивые… не гений, но ведь нужно и заклинания произносить, чтобы создать непогоду. Представляешь и колдуешь себе и другим на радость. Ладно, двигаемся к нам, а то испарится, не зародившись толком, а мы читаем дальше».
        Лео почувствовала, в таком ритме долго не сможет «работать», так как постоянный проходящий поток магии и преобразование энергии сильно сказываются на ее самочувствии.

«… Яркие молнии, грома раскаты…»
        Перед глазами Лео, словно пелена встала и показался наколдованный ураган, но, побоявшись, ее сейчас затянет туда вместе с магией, решила, себя нужно заземлить.

«… Я стою и колдую у карты».
        Так она провела в Царстве Книг полчаса, делая вид изучения некоторых книг, периодически заглядывая в карту мира, но на самом деле наколдовывала бурю, желая перенести эпицентр своей магии, а заодно избавиться от лишней энергии, ведь больше выбросить ее было некуда.
        Еще через полчаса за окном стал накрапывать небольшой дождик, а Лео продолжала сидеть в секции высшей магии, зная, другого такого шанса у нее может и не возникнуть, так как разрешение на посещение оказалось однодневным, и его забрала строгая Хранитель Царства Книг.
        Голова уже раскалывалась от боли, когда за окном промелькнула первая молния, и ударил гром. Сразу стало немного легче, но волшебница не собиралась уходить, пока не прочитает всю секцию Высшей Магии замка колец, поэтому старалась быстрее закончить с поставленной задачей, попутно скидывая магию в бурю за окном.

«Без пятнадцати одиннадцать, а мне еще нужно прочесть два огромных стеллажа. Если голова моя не треснет, значит, переживу, но следует поторопиться - скоро Царство Книг будет закрыто, правда сначала Хранитель выгонит «постоянных обитателей», - как их называла, за изобретение проектов только в этом месте, да и отдых тоже за чтением книг. Они всегда сидели возле самого входа в секцию Высшей Магии. - И Музу с Бонни, ошивающихся неподалеку - у них-то нет разрешения».
        Быстро прошептав еще два раза заклинание чтения, Лео стала постепенно выбрасывать магию в окружающее пространство, пытаясь раздвинуть радиус эффектов, растягивая на максимально большую территорию, заново закрутив циклон и задав ему энергии на собственное развитие, пытаясь сделать его природным, благо среди прочитанного объяснялось как.
        На карте показывалось ровно семь участков, где бушевали огромные дождевые циклоны и масса маленьких, общей гаммой соединяя все, и стало понятным, в этих местах находятся основные замки. Понимая, это нехорошо и неправильно, попыталась исправить, но как ни старалась, ничего не получилось.
        - Нужно срочно заметать следы, - невольно прошептала и сама испугалась, что сказала это вслух.
        Сердце от переживаемого страха, что ее сейчас поймают на горячем, забилось слишком быстро, руки затряслись, а мысли путались, мешая принять правильное решение. Еще раз присмотревшись к карте, отметила для себя территории: пустыня Сахара, достаточно огромный остров в тихом океане, город в Китае, название которого было очень трудно прочитать из-за написания иероглифами. Также обозначались болотные топи Украины, о которых раньше не слышала, леса Сибири, тропики Амазонки и кусочек Африки, но была уверена, именно здесь должны располагаться алмазные копи. Откуда ей пришла эта мысль, сказать не могла, но была уверена на все сто процентов.

«Ох, моя голова, да и вообще, чувствую себя словно выжатый лимон, а еще завтра последний срок сдачи проекта по метаморфологии камней в растения. Интересно, от меня сейчас бьет магией или нет? Так, что я там вычитала? Ага, щит невидимости, - вспомнила, начиная воспроизводить довольно сложный комплекс заклинаний и рун, но использовать не решилась. - Хм, а что-то более подходящее? Мощный волшебник может замаскироваться, окружив себя щитом, поглощающим излучение? Это мне как раз и нужно».
        Лео представила, ее кожа медленно, словно алмазными чешуйками, покрывается невидимой глухой броней, и мысленно нарисовав формулу, сразу почувствовала бьющую от ближайших волшебников магию в виде легкого дуновения ветерка. Но так как из-за головной боли забыла вынести на улицу эпицентр своей магии, испуганно осмотрелась, но тут же поняла: щит теперь стал границей сокрытия магии, что теперь значительно упрощало практику над заклинаниями.

«Ну, наконец, я нашла реальный способ передвинуть границу о которой тогда говорил Драхем. И, возможно, это неправильный способ, но, главное, работает. Так, это значит, теперь я могу определить силу волшебника, даже не зная, какие заклинания он может нарисовать. Вот теперь мы узнаем, кто есть кто».
        Очистив карту от магических нанесений, направилась к выходу, попутно прислушиваясь ко всем окружающим ее волшебникам. В этой части замка колец больше ей делать нечего.

«Муза, очень начитанная, но и магическое поле у нее не такое слабое, как допустим, у Ричардсона - довольно сильного мага в дуэльном искусстве, а вот Хранитель Книжного Царства… - принюхавшись к воздуху, словно определяя все это на запах, остановилась. - Да она - информационный вампир. Втягивает в себя энергию информации как воздух, вместе с эмоциями. Вот теперь и смотрит на меня, куда это они у меня делись.
        А не скажу, вот такая я вредная. Так, а чей это такой сильный поток?»
        - Мадемуазель Демронат.
        - Да, Защитник Сирсилис? - чувствуя, как внутри поселился морозный комочек страха, оборачиваясь в сторону дверей, спросила, понимая, откуда исходит такой сильный поток заинтересовавшей магии. Испугалась, ее раскрыли и пришли наказать.
        - Вам не кажется, что комендантский час уже наступил?
        - Да, но у меня столько заданий, - начала с тактики «пожалейте меня». - Кроме того, я смотрительница замка и мне можно иногда задерживаться после отведенного времени в Царстве Книг, да и эшеминг у меня начинается в понедельник, а сегодня уже среда.
        - С вами все в порядке? Выглядите вы не очень хорошо.

«Спасибо за комплимент», - мысленно хмыкнула, но вслух сказала другое, не желая выдавать свой скепсис и показывать страх, на случай, если все же еще не определили, кто виноват в неправильной буре.
        - Я грозы боюсь, - попыталась отшутиться, но ее восприняли всерьез, так как поймала сочувствующий взгляд Защитника.
        - Что вы здесь делаете так поздно? - более добродушно полюбопытствовал он, будто желая помочь.
        Немного осмотревшись, действительно больше никого не увидела, кроме Хранителя и стала быстро соображать, но в итоге выдала:
        - Писала для вас проект об информационных вампирах.

«Ой, дурочка, что же я скажу, если попросит его показать? А я ничего не читала о быстром написании работ, хотя…»
        - А я думал забрать у вас то разрешение, - ухмыльнувшись, опомнился Сирсилис, радуясь удачному стечению обстоятельств.
        - Сожалею, но я его уже использовала, - в ответ улыбнулась Лео, наивно хлопнув ресницами, словно до этого не спешила использовать это разрешение.
        - Если хотите, можете отдать проект сейчас, - продолжил улыбаться он, явно полагая, делает ей приятное. - Засчитаю его как сданный.

«А вот и оно; что я там читала о быстром написании писем? Надо подумать, сконцентрироваться на теме…»
        Лео засунула руку в рукав, собрала, словно в кучу все, что знает о полуволшебных человекоподобных существах с жаждой к информации, за счет которой и поддерживают свои магические силы, попыталась наколдовать пачку бумаги с написанной на ней нужной информацией. Со второй попытки, у нее получился какой-то свиток, и вытащила его на свет. Получился свернутый в большой рулон папирус.
        - Вот он, но я не уверена в правильности его написания. И он сырой, там больше выдержек из книг, чем анализа и моих рассуждений, - пробормотала, удивленная полученным результатом. - Если вы не возражаете, я бы его хотела перечитать и сдать завтра. Кроме того, там есть несколько помарок, а мне бы хотелось, чтобы работа была как минимум красивой и правильно оформленной.

«И еще одна бессонная ночь. Правильно говорят: «Язык мой - враг мой». Зачем напрашиваться на неприятности? Одна радость - он мысли не читает».
        - Я сам почитаю и решу, насколько все правильно написано. И на данном этапе не нужны ни анализ, ни рассуждения, - Сирсилис аккуратно вытащил свиток из ее руки, - Ведь этот материал мне нужен для более крупного исследования в области защиты, в том числе и Крепости.
        Ей больше ничего не оставалось делать, как пойти к себе в комнату, пусть и непреодолимо сильно хотелось почитать, что же вышло на свитке.
        В гостиной смотрителей порядка перед камином сидел Драхем и отрешенно смотрел на огонь, всем своим естеством крича: нет ничего более интересного, чем смотреть на пляшущие языки пламени.
        - Есть три вещи, на которые человек может смотреть вечность, как идет дождь, как пылает огонь и как медальонщик бьется головой о стенку, - возвестила Лео о своем присутствии.
        - Знаешь, а Севем все-таки снял назначенные Сирсилисом и отцом проекты. Не хочешь поделиться информацией: почему он тебя не убил? И вообще, за какие такие заслуги помиловал?
        - Не хочешь сам спросить? - улыбнувшись до ушей, поинтересовалась и присела на диван рядом с блондином.
        - А ты в курсе, что мы съели его любимые конфеты?
        - Ну и болтун же ты. Я и не знала, что наш Защитник обожает шоколад. И раз мы больше не в ссоре, то может, объяснишь о чем ты?
        - Просто подумай о том, с чего это он решил отдать нам на съедение коробку его любимого шоколада. Заметь, коробка была явно последней, так как я знаю, отец дарит ему поштучно. Эти конфеты очень трудно достать, да и не любят магического переправления - теряют волшебный вкус.
        - Ты же его любимчик. Почему бы ему не скормить своему любимому крестнику сладости?
        - Знаешь, мне никогда не давали попробовать этот шоколад, мотивируя разными незначительными причинами.
        - Драхем, не говори глупости. Неужели на тебя так сильно действует гроза?
        А за окном действительно разыгралась страшная буря - периодически показывались вспышки молнии и доносились устрашающие раскаты грома.

«Интересно, это все та же, что я накликала или уже разыгралась сама?»
        - Ты сегодня раньше, обычно вы с Севемом дольше занимаетесь.
        - Драхем, уже, вообще-то, пятнадцать минут двенадцатого на часах. Так что я даже позже пришла.
        - Да? А мне казалось, еще десять, - пробормотал блондин, потягиваясь и поднимаясь из кресла.
        Лео, последовала его примеру и направилась в свою комнату. Там, скинув сапоги и плащ, уселась за письменный стол и решила повторить трюк с написанием проекта, но на этот раз по теме метаморфологии камней в растения и сопутствующих заклинаний, но ничего не получилось. Следующая попытка увенчалась короткой запиской, на которой оказалось лишь название темы.
        Лео разозлилась на себя, а вдруг отдала пустой рулон, с которым Сирсилис сможет разве что использовать как бумагу. Тренируясь снова и снова получала разных размеров и составов листки с отрывками информации из книг с аналитическими изъяснениями авторов. Разложив получившееся по порядку, просмотрела общую работу, но, в общем, осталась довольной написанным, и со спокойной душой направилась готовиться ко сну.

«Да, только надо поработать, чтобы вся информация выдавалась за раз, а то по времени занимает столько же, если бы писала руками, а вообще сегодня я молодец - столько прочитать. Но Севем…
        Нет, о нем я думать не буду. Уверена, он уже готовится вытягивать с того света свою половинку. Если он ее вытащит… а информацию я так и не прочла. Надо будет посмотреть, что за книги у меня в Лаваприксе, может там что-то есть, боюсь, такая информация не будет лежать вне секции по Высшей Магии - это я уже поняла, хотя нужно еще «почитать» книги по Высшей Магии в остальных замках. Кстати, во время сдачи эшеминга, на обратном пути после каждого этапа можно заходить туда, а опоздание мотивировать «задержкой на эшеминге», а вдруг успею. Ладно, подумаю об этом завтра», - заключила, с блаженством залезая под теплое одеяло и с удовольствием вдыхая сонный аромат подушки.
        - Аврель? - полусонно позвала своего питомца, мордочка которого вскоре появилась из-за крайней подушки. - Прости маленький, что разбудила. Я испугалась, ты мог остаться под дождем.
        Ответом ей было глухое рычание. Лео уже знала, Аврель не любит грозу, а он, похоже понимал, это ее рук дело.
        - Я тоже не очень люблю, когда все гремит, словно вытрясая последние мысли, но так уж получилось, - произнесла, зарываясь лицом в подушку. - Я люблю, когда дождь льет ливнем, но нет ни грома, ни молнии. Так что все скоро пройдет. Спи.

«Сдам эшеминг - надо будет разобраться с камином и выяснить, что же Драхема так привлекает в нем. Может там есть тайный ход? Или тайная комната? А может что поинтересней?
        Что-то спать совершенно не хочется. Да и попробуй, усни, когда тут все так грохочет. Пойду, прогуляюсь. Лишь бы только не поймали».
        Поднявшись с кровати, превратила из пустого листа плотной желтой бумаги мягкие теплые тапочки и прямо в пижаме вышла за двери, а потом и башни, рисуя на себе согревающую руну. Услышав какой-то шорох, сразу активировала нарисованный комплекс рун невидимости, только сегодня вычитанный, а для проверки подготовленный в Царстве Книг, испуганно вплетая уже в имеющийся щит и устремилась на источник. На самом деле больше боялась быть пойманной, чем опасаясь казуса с магией.

«Интересно, кто это шастает по замку в двенадцать ночи?
        Я слоняюсь, а там, похоже, никого нет».
        Но только Лео подумала об этом, как ощутила ветерок потока магии.

«Опа, а этот мне знаком - Мерджи, а рядом только один волшебник. Довольно-таки сильный. Интересно, это Сайренс или Ланцерис? Сейчас узнаем», - чувствуя неуемное любопытство, устремилась ближе на источник.
        - Мерджи. Мне кажется, за нами кто-то следит.

«Параноик ты наш, а за вами действительно следят и этот кто-то - я», - усмехнулась, опознавая Арсена в говорившем.
        - Ты уверен, что это здесь? - снова тихий, едва различимый шепот.
        - Конечно же, он живет здесь, - немного четче услышала Лео, так как уже мысленно рисовала на свои уши простенькую, показанную Драхемом формулу заклинания повышенной слышимости. - Неподалеку от своего кабинета.

«И зачем вам в гости к Севему?» - отстраненно подумала, прислушиваясь к разговору.
        - А ты думаешь, он не спит в такое время?
        - Кто-то недавно доказывал, что он - вампир! - съязвил в ответ Мерджи. - Да и вообще. Тебя укусили, или хочешь умереть?
        - Так-так, кто тут ходит по ночам? - услышала Клеопатра голос своего Защитника. Он стоял как раз между ней самой и волшебниками из других замков.
        Скрывающий нарушителей плащ-хамелеон, принимающий окрас окружающего пространства, делая своего носителя практически невидимым при свете, а в полумраке - полностью, полетел прямо в руки Севему.
        Лео совершенно не чувствовала потока магии от него, а подойдя чуть ближе, случайно заметила, как от его кожи отскакивают потоки магии Мерджи и Арсена.

«Мы пользуемся одним и тем же заклинанием. Интересно, а сколько у него ушло времени на поиски, да изучение этого заклятия?»
        - Приятная прогулка? - медленно приближаясь к жертвам, с сарказмом протянул дем Гор.
        - Мы вас искали, - вскинув подбородок, ответил за обоих Мерджи, и немного поежился от гневного взгляда Защитника замка алхимиков. - Арсена укусило какое-то животное, довольно сильно похожее на нашего Рекса. Но уже при нас оно начало превращаться в ядовитого летающего тритона. Он успел использовать свой яд, а мы даже не смогли его поймать - он, взмахнув крыльями, улетел, мы хотели попасть на руины и решили пройти через Вечно Мерзлое Озеро. Далеко, конечно… а он как раз был там и не знаю, что себе решил, но пострадал только Арсен, - закончил свой рассказ Мерджи.
        - В кабинет, - коротко заявил Севем, разворачиваясь на каблуках и чуть не задев Лео, пошел по направлению к своим апартаментам.
        Волшебница, недолго думая, направилась за ним, спиной чувствуя потоки магии обоих обитателей. Быстро проскользнув вслед за Севемом, отошла в угол возле двери и стала ждать.
        Подойдя к зеркалу, волшебник вызвал Сирсилиса, и наложил запирающие и приглушающие комплексы рун на дверь, а когда появился новый ночной гость, Лео чуть не расхохоталась. На Сирсилисе была нежно-голубого цвета ночная рубашка, ночной колпак и пушистые тапочки.

«Хорошо, ночнушка не розовая, но голубая - тоже класс. Хотя и на Мерджи пижама с котятами. Может, одолжить когда-нибудь?
        Жаль, нет фотоаппарата. А они вообще с другом додумались, пойти гулять по Крепости в пижамах, да еще таких раскрасок. Ладно, Арсен - его укусили… так, а о чем они говорят?»
        - Чтобы не повторять кучу раз, говорю всем паникующим: это не смертельная рана. А буря - не козни Охотников, - прошипел Севем, эмоционально закипая от глупых вопросов. - Циклон пришел со стороны океана и никому ничего не угрожает. Радуйтесь, что встретили не сиетт, а маленького безобидного тритона.
        - А почему Арсена так обсыпало, да и рана глубокая и вообще, он как антенна стал улавливать чужие эмоции, а если они очень сильные, то… чем это ему грозит? - обеспокоенный голос Сирсилиса удивил даже ее.
        - Это не козни, потому что Охотники думают, это Светос через меня решил таким способом найти их логово и разгромить его. Вот и злятся и готовятся к нападению, так как находятся где-то неподалеку. Арсен сильно перенервничал, поэтому и улавливает перепады настроения каждого, а нужно было с Солеронами наравне нормально учить ментальный комплекс и, наконец, поставить сильный магический блок, раз уже сам такой чувствительный, только вот одна проблема - он слишком любопытен.
        - А где он сам? - спросил Арсен, потирая шрам от только заживленного укуса, исчезающего на глазах.
        - Совет Архидуайенов в полном составе отправился искать источник возникновения этой бури. А я уверен, они его не найдут по простой причине, вызвана одним из обитателей замка колец. Я найду этого шутника и…
        - Убьешь? - опасливо спросил Арсен, словно ему действительно было дело до других обитателей Крепости.
        - Убиваю я только Охотников, а шутник… ему очень не понравится, что я с ним сделаю, - оскалившись, словно хищник проговорил дем Гор, будто уже кого-то подозревал.

«Вот! Так и знала, не пройдет это слишком просто. Надо было сначала обдумать все… или лучше все устроить где-нибудь в тихом океане и не пригонять циклон сюда, потому что тихий океан их совершенно не волнует».
        Лео устала стоять и решила присесть, но ее колени хрустнули, а поэтому застыла в таком положении, в каком и была. Казалось, ее никто не услышал и, расслабившись, присела на корточки.
        Севем подошел к стеллажу, выудил с одной полки баночку с мазью и отдал ее Арсену.
        - Помажете укус, шрам зудеть перестанет, а сыпь сама пройдет, - сухо пояснил, будто Арсен сам должен был определить что это за мазь и что именно с ней делать. - Идите.
        Но когда те направились к двери, резко окликнул:
        - Через зеркало. Все.

«Опачки, по-моему, я снова нашла неприятности», - не двигаясь с места, подумала Лео, сопровождая взглядом вспыхнувшее желтым светом зеркало, в котором только-только исчезли Сирсилис и два молодых волшебника.
        Глава 10. Показалось?
        - Я знаю, кто вы, - оскалившись, словно дикий разъренный зверь, прорычал Севем, когда Сирсилис и нарушители его спокойствия покинули кабинет.

«Если бы знал, назвал по имени», - пронеслась мысль в голове, и Клеопатра еще сильнее сжалась на полу, стараясь занять меньше места, прижимая к себе одной рукой огненного ящера, сетуя, пока еще не нашла способа удлинять удушающий магический поводок. Испуг раной расползался в душе, опаляя грудную клетку, переходя на шею и щеки.
        - Как хотите, - продолжил Защитник и выпустил быстро нарисованное заклинание, которое разбилось о стенку над головой невидимой волшебницы. Кусок стены обрушился вместе с пылью, оставляя после себя внушительных размеров впадину, только Лео успела откатиться и пыль упала рядом, а не на нее.

«Может вылезти и сказать: извините, я не хотела подслушивать? Ага, тогда на всем хорошем отношении ко мне можно поставить крест. Наверняка вернутся и внеплановые проекты от Сирсилиса и Ланцериса и обязательные работы придется сдавать сейчас. Ох, а он, оказывается, к Арсену более терпим, чем кажется на первый взгляд, и чем рассказывал Драхем. Хотя, он же является крестным, вот и должен помогать своему ребенку. Кстати, никто не говорил, где его родители. Ой, класс, я что, его к Арсену ревную? Вон Драхема он намного больше любит, чуть ли не как собственного сына. Интересно, а у него самого дети есть? Хватит думать о ерунде, выбираться нужно и желательно незаметно».
        Лео отвлеклась и не заметила, как Защитник дем Гор, с довольно зверской маской на лице, стал плести огромной силы заклинание, не используя ни кольцо, ни меч, а для удобства повесив оружие на пояс. Начиная в воздухе соединять оранжевого цвета гистограмму, лучи которой растягивались словно сами по себе в такт движениям рук, а потом, будто сорвавшись, упали к его ногам.

«Хи-хи. Уронил».
        Но когда от упавшего заклинания магических рун начали распространяться трещины на полу, из которых потянуло сильным жаром и запахло паленым, сразу стала лихорадочно соображать, ища всевозможные пути выхода. Она хотела взобраться на стеллаж, но тот ударил ее сильным, но коротким разрядом тока, и рука отдернулась быстрее, чем можно было ощутить повторный, более сильный удар.
        - Покажись и я уберу заклинание, - грозно прошипел Севем, а трещины, огненными змеями подползали все ближе, опаляя горячим дыханием.

«Ага, покажись, чтобы мне было легче тебя убить. И этому человеку я, можно сказать, отдала свое сердце. Надеюсь, я больше никогда не увижу тебя в таком гневе, направленном на меня.
        Это же надо было так необдуманно поступить и отдать собственную радугу в руки человеку, который тебе даже не симпатизирует. Конечно, по ней я смогу вернуться к нему, если меня убьют, и то если он захочет, только… это я сейчас такая умная, после прочтения большого количества книг.
        Но сейчас не отвлекаться: нужно искать выход и не потерять Шумершера».
        - Прячься, и тебя уже ничто не спасет, - ядовитый голос, сквозь неприятную ухмылку, которая больше походила на оскал, ужасал. Она действительно испугалась за свою жизнь, но показаться боялась еще больше, потому как слишком многое узнала из того, чего знать не следовало.
        Огненные змеи уже подошли слишком близко, опаляя мех на тапочках, тогда Лео нанесла на руки и ноги заклинание «полезной липкости» - тоже вычитанное сегодня из секции Высшей Магии - и взобралась на стенку, а трещины стали преследовать ее и там, но на потолке они все-таки остановились.

«И что? Мне теперь спать на потолке?» - мысленно возмутилась, подползая по белой поверхности ближе к двери, надеясь, Защитник будет выходить именно через нее и полностью притихла, стараясь даже дышать через раз.
        - Молчите. Хорошо. Вам же хуже, - обманчиво приятным бархатным голосом грозил волшебник и стал плести новое заклинание из нескольких комплексов сплетенных чар начертательной магии и рун.
        Следующая атака не была столь красочным зрелищем как первая, да и не до эстетического наслаждения было Клеопатре. Заклинание получилось серого цвета, сотканного из нескольких воздушных потоков, и в кабинете резко упала температура, что на потолке, где вырастала люстра появилась корка инея. Возле двери начал появляться черный проход, в который с воем затягивался страшный ветер, и создавалось впечатление, там бродит что-то огромное и очень страшное. Клеопатру начало затягивать внутрь, а в проходе показалась зубастая морда монстра.
        Перепугавшись чуть ли не насмерть, Лео отползла по белоснежному потолку за спину Защитника и забилась в дальний противоположный от монстра угол, в панике ограждаясь неосознанными заклинаниями, невидимой паутиной, а за ней стеной вакуума, только бы ее не оторвало от потолка и не затянуло в эту тьму со зверем. Ей стало слишком страшно; практически не осознавала, что делала и какие заклинания и руны поспешно рисовала и накладывала, защищаясь, думая, сама смерть пришла за ней.
        Последнее заклинание вытянуло из нее слишком много сил, из-за страха создала дополнительное пространство - теневую нишу и преобразовала свое тело так, чтобы то свободно входило в тень, становясь частью этой субстанции, и поэтому не заметила, как уснула.

* * *

«Неужели показалось? - подумал Севем, закрывая черную арку - проход в потусторонний мир. - Но если бы действительно здесь был человек, он уже давно выл от страха, и бился головой о стену от потери рассудка, так как заклинание направлено на все живое вокруг меня. А вдруг это был обитатель одного из замков?
        Тогда посмотрим, кого недосчитаемся на завтраке», - ехидно ухмыляясь, подумал дем Гор, наводя порядок в своем кабинете.
        Трещины затягивались сами собой и пол начинал блестеть, поражая своей идеально ровной поверхностью и почти стерильной чистотой.

«Я не мог ошибиться. В кабинете был кто-то, у меня хорошо развились ощущения присутствия еще со времен, когда в Крепости я был обычным обитателем, а одиночек никогда не любили, хотя сейчас к ним относятся терпимее.
        Странно, я больше никого не чувствую, а это значит либо этот кто-то без сознания, либо его затянуло в тот мир. Надо было использовать заклинание обнаружения, а не открывать вход в подземное царство».
        - Решершес, - произнес, нарисовав поисковое заклинание, но как было не странным, никого не нашлось.

«Хм, обычно это заклинание находит желаемый объект, может, все же затянуло в арку? Ничего, зато попрактиковался. Как иногда приятно осознавать свою силу, а не отвратительную беспомощность».
        Севем через зеркало покинул свой кабинет, предварительно наглухо его запечатав, и отправился спать, зная, сегодня может быть спокойным: Арсена и близнецов он уже видел, а остальные никогда не составляли для него проблем, а если и бродили ночным замком, то это уже их проблемы.
        На утро проснулся в прекраснейшем настроении, начиная вспоминать, от чего же так хорошо себя чувствует. Не спеша, умылся, оделся и пошел на завтрак, чуть ли не напевая какой-то старый мотив, а кислая рожица Арсена за столом команды Фокс еще больше подняла настроение.

«Я хотел посмотреть, кто же на завтрак не придет. На колечников нечего и смотреть: спали все как сурки, хотя и так все сидят. Обитатели замка браслетов, вроде все, да и что им делать в моем кабинете? Так, Мерджи нет, но он и так вчера был у меня, вместе с Арсеном. Бонни нет, но та не смогла бы осилить заклинание невидимости, да и магического щита такого уровня тоже. Близнецы - они позавтракали раньше, ну еще Перри, если бы меньше оглядывался на Клеопатру, даже алхимические составы и атакующие заклинания получались бы лучше. Все. Ладно, идем считать алхимиков», - рассуждал Защитник дем Гор, попивая горький горячий кофе маленькими глоточками.
        Ленивый взгляд во второй раз пошел бродить по столу команды Фокс.

«Все, только не хватает Вишенки и Драхема. Наверное, до сих пор препираются по поводу алхимических составов, которые по общему проекту собирались делать на выходных. Хотя, вот и Драхем.
        Вид обеспокоенный, первый взгляд на стол своей команды. По-моему я нашел вчерашнего гостя. Неужели я прибил Вишенку? - ужаснулся Севем, ставя чашку на стол, так как руки разом потеряли силу и начали мелко подрагивать от нахлынувшего беспокойства. - Не может быть. Ей-то зачем следить за мной? Но она могла следить за Арсеном, а я не дал возможности уйти.
        Нет, она бы показалась, как только Сирсилис с детьми вернулся в свой кабинет или нет?» - начал успокаивать себя, но ничего не получалось - сердце обеспокоено билось, а непослушные руки стали противно скользкими.
        Севем стал следить за Драхемом: блондин гордо прошел на свое место и стал тихо переговариваться с Арсеном, а потом поднял тревожный взгляд на него.

«ЧТО?! Дракон мечется по гостиной, чуть ли не мгновенно сжигая все, на что садится? В комнате ее нет? Ты не видел ее со вчерашнего вечера, когда Клеопатра вернулась в начале двенадцатого?
        Я же отпустил ее в половине десятого, куда она пошла?»
        - Доброе утро, - поздоровался Сирсилис, присаживаясь рядом.

«Очень доброе. И без тебя проблем хватает», - скривился Севем, кивнув в ответ.
        - Не думал, что алхимики посещают Царство Книг замка колец, - ехидно улыбнувшись, продолжил тот.
        - И такое бывает, - буркнул в ответ Главный Защитник, впиваясь взглядом в синие глаза Сирсилиса.

«Да, блоки ставить научился, не пролезешь незаметно», - с досадой подумал, продолжая ждать удобного момента.
        - И в каких размеров проект это обошлось алхимикам?
        - Проектов я не давал, - пожав плечами, ответил Сирсилис и начал завтракать. - Но мадемуазель Демронат использовала разрешение проникнуть в секцию Высшей Магии замка колец. Не знаешь, что ей там могло понадобиться?
        - И кто это у нас такой умный, выписал ей запрещенное Советом Архидуайенов разрешение? Никому не разрешено быть в этой секции, ниже звания Анврая - только если проект сложный и многокруговой.
        - Ну, я выписал, ты же не отдашь меня на съедение Пегасису? - верными щенячьими глазами тот посмотрел на Главного Защитника.
        - Знаешь, с удовольствием и сам наподдам тебе, - со злостью прошипел Севем, еще больше уверяясь в личности инкогнито посетившей его вчера.
        - Я невиновен, - опустив голову, словно нашкодивший пятилетний ребенок, произнес Сирсилис, чем-то напоминавший Драхема, когда тому было три.
        - Да ты что? - язвительно протянул Севем, желая сбросить эмоциональное напряжение. - Ты же знаешь, ей это еще рано, особенно при такой силе магии. Она может не справиться…
        - Мне она тоже очень сильно напоминает ЕЕ, - тихо ответил Сирсилис, словно не слышал ни слова.
        - И поэтому ты хочешь погубить?! - разозлившись, прошипел Севем, начиная винить в произошедшем.

«Мерлин, вот откуда взялся комплекс заклинаний для эффекта невидимости. Теперь я представляю, что она увидела в арке, и почему ее так быстро затянуло. При такой-то силе знаний Высшей Магии, арка и действует: чем сильнее маг, тем быстрее его засасывает.
        Когда Клеопатра оттуда выберется, то придется, как минимум дней десять откармливать ее гормоном счастья - шоколадом… если выберется.
        Вишенка».
        - Ты не правильно меня понял, Севем, - еще тише произнес Сирсилис, оправдываясь.
        - А где твои обычные «Змей» или «Недохимок»? - не желая повышать голос прошипел, добавляя стальных ноток.
        - Она подложила разрешение под тонкий лист работы и подпись отпечаталась, а когда заметил, я правда не хотел ей его отдавать, но сам не знаю, почему отдал. А потом хотел даже забрать, но было поздно.
        - Такое могло случиться, только если ты копировал подписи на все проекты на столе. Что лапы устали расписываться? И почему я должен тебя прикрывать?!
        - Потому что ты - Глава, и ты заботишься о нас.
        - Глупец, никаких ВАС давно не осталось.
        - Но можно возродиться или расшириться. Или и то, и другое вместе, - с надеждой в голосе предложил Тартос, посмотрев ему прямо в лицо.
        - И как ты себе это представляешь Сирсилис?

«Мордред тебя забери, мне кого теперь вытаскивать Вишенку или Шерри?»
        - Я почувствовал, у тебя появилась радуга, - осторожно начал он, а дем Гор вспомнил, Сирсилис был в его кабинете и просто не мог не ощутить уютную обстановку.
        - Она не моя, мне подарили, - сдержанно ответил Главный Защитник, вообще не желая разговаривать на эту тему.
        - Ничего себе подарочек, - присвистнул тот, оценивая и даже завидуя, а где-то и начиная строить планы, как лучше использовать.
        Севем посмотрел на него взглядом, говорившим «помолчи».
        - И кто умудрился ее поймать? - голубоглазый брюнет не обратил внимания ни на какие грозные взгляды.

«Скорей всего дракон, но если ее поймала она… это нужно выяснить».
        - Надоедай кому-нибудь другому, - тихо прорычал Севем, вставая из-за стола и направляясь к выходу.
        - Змей, - почти жалобно крикнул ему в след Сирсилис, но дем Гор не остановился.

* * *

«Наконец-то я выспалась, - пролетела ленивая мысль в голове. - Стоп, а где это я сплю?»
        Замерев в неудобном положении, так как до этого потягивалась, резко открыла глаза и немного осмотрелась. Находясь под потолком, окруженная серебристым сиянием в виде паутины, словно в теплом мягком коконе, Лео уже хотела магически снять паутину своих же заклинаний, но ничего не вышло, от чего запаниковала, так как смутно помнила, что за комплекс рун и заклинаний это было. Напрячь память не получалось, но попыталась использовать несколько универсальных отменяющих комплексов, и снова не получила никаких результатов.

«Одно хорошо, что жива осталась», - подумала, вспоминая вселяющий ужас черный проход в стене.
        От новой зарождающейся волны паники, руками потянулась к сияющей «паутине» с желанием разорвать, и к ее удивлению, получилось - нити заклинаний рассыпались от простых прикосновений, и тут же в столпе пламени перед ней появился Аврель и, тихонько поскуливая, обвился вокруг ее шеи.
        - Маленький, испугался, что меня нет? - она погладила дрожащего питомца по спинке, уже не обращающего никакого внимание на близость ненавистного ему огненного ящера, показывая, после этой ночи смирился с его присутствием.
        Ей почему-то стало необъяснимо легко определять его эмоции и понимать без слов.
        - Нам нужно отсюда выбираться, пока не пришел хозяин, - вспомнив злой оскал Севема, Клеопатра передернула плечами.
        Мгновение и, раскидывая золотые искры, она стоит в своей комнате. Посмотрев в окно, убедилась, дождь льет с не меньшей силой, чем вчера, только не ощущалось ни грома, ни молний.
        - Молодец, пушистик, но я могла выбраться и сама. Там нечего делать - незаметно обойти наложенные заклинания. Да и теперь я знаю, как остановить такой вид магии. Да, а бурю я хорошую наколдовала. Ладно, пойду купаться, - предупредила, но дракон не двинулся со своего места - даже не пошевелился, только когда понял, и его искупает, если не слезет с шеи.
        Принимая душ, словно смывая все вчерашние страхи, Лео обдумывала полученную за вечер информацию.

«Хотела знать, на что он способен?
        Вот теперь знаю. Ну и очень рада?
        Безмерно. От одного его образа спину охватывает морозный колючий холод, словно пробегает жгучая колючая молния, лапками цепляясь за самые чувствительные точки. По-моему я его теперь боюсь и сильно, только желание быть к нему ближе все равно не прошло. Как стать ему дороже, чем любой из обитателей Крепости? Как показать свою надежду, не говоря ни слова?
        Нет. Сама я ему не признаюсь ни за что. Чтобы он поднял меня на смех? Я же не переживу его стойкого и однозначного отказа».
        - Я еще и на завтрак опоздала, - взглянув на часы, досадливо покачала головой, начиная одеваться. - Аврель, принеси что-нибудь съедобное из Гильдии Пира, - попросила питомца, натягивая черные сапоги на мягкой платформе.
        Когда закончила одеваться и складывать вещи в сумку, на столе появился поднос с двумя бутербродами, почищенными фруктами и графин апельсинового сока.
        - Вот умничка, - погладив дракона, с умилением поблагодарила и стала быстро поглощать завтрак.
        На объяснительную тему по начертательной магии Лео чуть не опоздала, появившись в дверях со вспышкой, извещающей о начале тока времени и прошла в конец кабинета, где обычно сидел Драхем, и возле него плюхнулась на свободное место.
        - Ну и где ты пропадала? Твой дракон утром чуть с ума не сошел, - тихо спросил волшебник, когда она удобно расположилась рядом.
        - У него была утренняя горячка, и я отправила его психовать в гостиную. Так что, с чего это ты взял, будто я где-то пропадала?
        - А почему на завтраке не была? - подозрительно прищурив глаза, поинтересовался тот, будто сделала преступление.
        - Проспала.
        - Аврель тебя, конечно же, не разбудил, - саркастично протянул, не веря ни единому слову.
        - Разбудил, но слишком рано, и вставать не хотелось, а потом я снова заснула, - еле слышно объяснила, так как Ланцерис, а индивидуальный час вел именно он, уже начал рассказывать о новом способе начертания рун из класса воздушных. Лео стала записывать за ним, а Драхем уже переглядывался с сидевшей неподалеку симпатичной волшебницей из замка диадем. Он явно ничего не слышал, что приносило облегчение - не требует объяснений, ведь ненавидела оправдываться.
        - Скажи, зачем ты все время задеваешь Раельда? - через некоторое время спросила, когда началась практика заклинания составления нестойких цветных, на вид вполне реальных иллюзий «Иллюзион».
        - Он всегда так смешно реагирует, нужно быть простым идиотом, чтобы не поддевать его. У него неуемное желание стать Главным Защитником, тем более, это же весело, что все его потуги летят прахом, - пожав плечами, ответил блондин, словно в этом не было ничего особенного.
        - А если бы он был обитателем замка алхимиков или оружия, где раньше был ты?
        - Я и сейчас там, - улыбнувшись, заявил Драхем, удивляя.
        - Разве тебя не перевели, как ты сказал?
        - Сначала - да, а потом Совет Архидуайенов вспомнил, за их жизнь в Крепости никого и никогда не переводили, а Источник ошибиться не может. И в общем… Да я уже и научился справляться с кинжалом и получается намного лучше, чем без него. Наверное, я ошибся, а Источник преобразовал мой кинжал в волшебную вещь.
        - А как же комната? И наша гостиная? - удивилась, ведь другого смотрителя порядка замка алхимиков не наблюдала.
        - Один из выходов из моей комнаты присоединили ко входу в нашу гостиную - такой себе мостик между двумя замками. Кстати, это практикуется, когда один из обитателей, делящих одну гостиную, становится смотрителем порядка замка.
        - Зачем?
        - Чтобы я мог присматривать за тобой, - усмехнулся он, игриво подмигнув.
        - Зачем оставляют проход, если смотритель порядка получает новую гостиную?
        - Таким образом, он может посещать своего друга в максимально короткие сроки, а во-вторых - это еще одна из привилегий - иметь две гостиные, в которых можно будет отдыхать.
        - Стой, значит, мне подселят соседа-алхимика?
        - Не обязательно. Должность Смотрителя порядка - это привилегия и вряд ли ее дадут кому-то просто так. Кроме того, могут решить, что ты и сама справишься. Бергалини была одна.

«Об этом стоит подумать немного позже или расспросить заинтересованных лиц», - пролетела мысль в голове у Лео, когда поняла, Драхем ничего больше не скажет.
        - Ладно, что там с Раельдом?
        - Ты спрашиваешь, задевал бы я его в случае, если бы он был среди оружейников? Отвечу, если в воскресенье ты будешь дежурить над нашей алхимической схемой, - подмигнув темноволосой волшебнице за спиной Лео, ответил тот.
        - Ах ты змей…
        - Ага, подколодный, обитаю неподалеку от тебя, - игриво прошептал, наколдовывая иллюзию книги по начертательной магии.
        - Ты затащил в свою комнату колоду? - притворно изумилась Лео, подшучивая.
        - Я, кстати, сказал отцу, чтобы он не забыл принести Севему еще одну коробку конфет.
        - Ну и? По голове получил?
        - Нет, что ты. Папа мне никогда не давал по голове за такое. Тем более, я сказал, это ты съела всю коробку, - улыбнулся он, уклоняясь в сторону от шутливого подзатыльника, который не замедлила отвесить Лео.
        - И меня не стошнило от такого количества сладкого?
        - Нет, ты потребовала еще.
        - Ах так?
        Клеопатра хотела в шутку изобразить что-то страшное, а получился почти реальный дракон, извергающий пламя, который двинулся на соседа.
        - Восхитительно мадемуазель демро Нат.
        Но Драхем в долгу не остался, нарисовал, а потом и оживил существо круглое и зубастое, со свистящей воронкой забирающее окружающий воздух.
        - Молодец Драхем, только монстр должен быть немного плотнее, - заметил Ланцерис, уничтожая обе иллюзии со вспышкой, оповещающей об окончании тренировочных часов практической магии. Только недавно после неудачного опыта, Лео поняла необходимость в посещении подобных практических часов, где есть кто-то, кто может спасти от получившегося непонятного агрессивного образца.
        Взяв себе задание на новый более интересный проект, Лео пошла на метаморфологию. Из кабинета все обитатели уже выходили шумной толпой, обсуждая будущие соревнования крылатых команд.
        - Ты пойдешь на Стихийные Игрища? - неожиданно для нее, тихо поинтересовался Драхем.
        - Конечно, я люблю орать на стадионе, так что поддержка тебе обеспечена, - с озорным блеском в глазах, ответила.
        - А ты не хочешь поучаствовать? Твой эшеминг как раз закончится к этому времени. В этом году сезон по Воздушным Игрищам открывается позже из-за бури да смены игроков в двух командах.
        - Драхем, ты что? Я даже правил не знаю, никогда не слышала о Воздушных Игрищах, да и на метле ни разу не летала. Да и нельзя мне, ведь Шумешер не может отходить от меня дальше метра.
        - А тебе метла и не нужна… кстати, ну конечно, а как ты тогда заколдовываешь ту? Ну, ты поняла. А насчет твоего ящера, уже все оговорено - отдашь на время тренировок и Игрищ обратно Светосу.
        - Та швабра еще не летает, - возразила, посмотрев в окно на обильный дождь.
        - Успеешь заколдовать, в другое время, а я научу тебя летать на крыльях, ну, в самом деле, не брать же мне в команду одного из одиночек, - почти умоляюще попросил волшебник.
        - Стоп, мы начинали с того, пойду ли я смотреть на Игрища.
        - Хочешь, я что-нибудь для тебя сделаю? Соглашайся.
        - Уговоришь Севема сводить нас в кино, - улыбнулась в ответ, зная, уговорить Севема на такое не под силу даже Ланцерису.
        - Хорошо, договорились.
        - Ты даже не видел, как я летаю, может, я высоты боюсь.
        - Ты хочешь в кино? - насмешливо улыбнувшись в ответ, возразил Драхем. - А летать я тебя научу. В этом нет ничего сложного - одевай крылья и лети.
        В кино ей действительно хотелось, но отлично знала, это несбыточная мечта, во всяком случае, пока пребывает в Крепости, и не прошла полный эшеминг хотя бы на младшего комансера, а бесконечные неинтересные проекты начали сильно надоедать. Кроме того, ей казалось, теряет время даром, особенно теперь, когда обнаружила такой чудесный способ «писать» проекты, хоть и не нашла способа делать их должным образом, но и сейчас это не было особо нужным для нее. Основной теоретический материал, который могли рассказать на индивидуальных объяснительных часах, прекрасно знала, и ей требовалась в основном лишь практика.
        - А когда соревнования? - в подозрении прищурив глаза, спросила, ожидая что-то неладное.
        - Десятого ноября. Через две с половиной недели.
        - То есть через две субботы на третью? На все про все у меня останется три дня? Драхем, я не…
        - Солероны не просят, - скрипя зубами, пробормотал волшебник.
        - А что не можешь взять кого-нибудь из других замков?
        - Лео. Сама подумай: нам нужен маленький юркий игрок, которого было бы очень сложно поймать.
        - Драхем, я ничего не понимаю в этой игре, я ее даже никогда не видела. Кроме того, не являюсь оружейником, а насколько я понимаю, должны участвовать команды от каждого замка, я права?
        - Не совсем, мы, как Победители должны выступать отдельно.
        - Тогда о чем разговоры? Вот и выступайте прежней командой.
        - Мы не можем. Нас было ШЕСТЕРО! А теперь нас СЕМЕРО, так как тебя отдали нам в наказание, но ты ЯВЛЯЕШЬСЯ частью нашей команды.
        - Так бы и сказал, я обязана участвовать и тебе нужно меня нартренировать. И кем я буду?
        - Тикачем.
        - Тикачем? А что он делает? И что за слово такое дурацкое?
        - Удирает от двух нападающих и защищается от бросаемых в него заклинаний. У него есть два защитника. Так что тебе ничего не угрожает. Летай себе, только не попадай под заклинания и особенно не в лапы нападающих. Есть только одно но.
        - О, уже и «но» появилось, - скептически хмыкнула, все же решив сгладить слова улыбкой.
        - Ни одно заклинание не должно повториться.
        - Ого. Где ж я столько защитных рун накопаю, а комплексы еще нарисовать следует.
        - Уж постарайся, а то за повторения снимаются очки за последний забитый гол.
        - Стоп, ты же сам тикачем был - я слышала ваш разговор с Арсеном. И что это тогда за история со сбором новой крылатой команды алхимиков? - удивленно спросила, припоминая некоторые нюансы.
        - Мне поручили отобрать команду алхимиков и подготовить ее к соревнованиям, но к нашей команде они не имеют никакого отношения - мы считаемся как отдельная команда, потому, что в прошлом сезоне… я уже говорил, - сдерживая раздражение, пояснил, все больше злясь.
        - Но… а почему ты не предупредил меня раньше? Я бы научилась играть.
        - Мне только перед завтраком об этом сказали - решение Совета Архидуайенов. Мы специально этот вопрос подняли, так как ты пока не являешься полноценным обитателем, а играть разрешается, только если у тебя звание выше старшего Лейцера - то есть сравнительно много свободного времени и распределяешь его сам. Но к этому времени ты пройдешь эшеминг и получишь, хоть какое-то минимальное звание, а Победители всегда играют в полном составе, какое бы звание не имели.
        - Но, насколько я знаю, старший Лейцер на шесть ступеней выше того звания, что я могу получить после первого эшеминга.
        - Да, но так как ты - член нашей команды, а мы - Победители: ты должна играть.
        - Ох. И что теперь?
        - А теперь у тебя точно будут самые лучшие крылья. Я с отцом договорился. А хочешь - можешь поколдовать над чем-нибудь и сделать себе собственные крылья. Хотя вряд ли у тебя получится столь сложное волшебство. Это тебе не палку с прутьями состряпать. Так что отец достанет самые классные крылья для тебя, возможно даже лучше, чем у Раельда или кого угодно из его команды, тем более, тикачи практически ничего не делают. Летай себе да изворачивайся от заклинаний нападающих. Все равно рано или поздно тебя поймают или «обдерут». Хоть на один матч, а?
        - Ладно, но предупреждаю сразу, я - бездарь и если мы проиграем, виноват, кто будет? Естественно, ты.
        - Почему это? - возмутился он, будто они уже проиграли.
        - Хотя бы потому, что ты - капитан. И если я не ошибаюсь, то буду единственной, кто не умеет играть в команде.
        - И что с того?
        - А то, ты взял в команду полную бездарность, а остальные на тебя рассердятся, по их мнению, из тебя тикач намного лучше.
        - Знаешь, этот вопрос решать мне: кто лучше, а кто хуже.
        - Вот и я о том же.
        Первую половину дня, пока длились индивидуальные часы у Лео, а все остальные были заняты написанием проектов, Драхем злился на нее, заставила себя упрашивать, а потом подошел, словно ничего и не было. После второго завтрака она пошла на индивидуальные часы по метаморфологии, и Драхем вместе с ней.
        На этих часах проходила более сложные превращения: нужно было преобразовать один вид магии в другой. На этот раз ей досталось преобразовывать местное стационарное заклинание разжижения любого вещества, что попадало под его действие в камень, а так как места было мало, то больших камней и статуй делать не разрешалось. Именно поэтому следовало попытаться уловить принцип работы установленного заклинания и руническим комплексом подправить его магическое действие.
        В итоге у нее получилось изменить конструкцию, а соответственно и ток заклинания, только на это ушло слишком много магической энергии. Но и получила проект лишь на описание использованных рун и их возможное действие, и взаимодействие с другими заклинаниями и некоторыми средами.
        - Так что же ты решила? - тихонько спросил Драхем, когда они присели за стол в Трапезной.
        - По поводу?
        - Воздушных Игрищ, конечно. Возьмись хотя бы за Воздушные, а в Подводных участвовать не будешь.
        - А есть еще и Подводные?
        - Да, но скорее всего, мы не будем принимать в них участие, так как они состоятся только в следующем сезоне, а Победителями мы вряд ли станем еще и на следующий термин.
        - Ты нашел кого-то на вакантное место? - хитро подмигивая, спросил Арсен, сидящий возле Клеопатры.
        - Ты отлично знаешь, кем должно закрыться это вакантное место, - возразил Драхем, указывая кивком на волшебницу между ними.
        - И когда ты собираешься ее тренировать, да и на кого? Ты ж последнее время играешь за сообщника, и я должен признаться, сообщник из тебя получился намного лучше тикача.
        - Подожди Драхем, ты же сказал, возьмешь только на один матч. С кем он там у вас?
        - С Палочниками, - заразительно смеясь, ответил Арсен.
        - Можете уже бежать поздравлять их с победой, - скептически хмыкнув, объявила, сомневаясь в своих силах.
        - С чего ты так решила?
        - Все они сколько лет летают? Вот и я о том же, что по сравнению с ними я - «чайник».
        - Кто? - спросили оба в один голос, пытаясь скрыть свои улыбки.
        - Это существо - полный ноль по сравнению с асом. Такой круглый и без «палочки», - объяснила Лео, мысленно хихикая над собственной формулировкой. - Так вам понятнее?
        - Главное не дай Раельду ободрать тебя раньше, чем мы забьем голов в их сибли очков на двадцать, а на двадцати пяти и игра заканчивается.
        - У тебя сейчас что? - спросил Драхем у Клеопатры, а Кальметовы с интересом посмотрели на нее, словно их тоже интересовал этот вопрос.
        - Руны, потом Ритмология - изучение правильного ритма заклинаний в общем проекте, ужин, дополнительная защита, а в полночь - обряды, - вспоминая, ответила, тяжело вздохнула и тряхнула головой, отгоняя неприятные мысли.
        - Но у нас же завтра на половину десятого практика с Сирсилисом. Кто тебе такое расписание сделал? - возмутился Арсен, действительно сочувствуя ей.
        - Линкс, если ты не знаешь, у нас в Крепости расписаниями занимается Громсес, - ответил вместо нее Драхем, не особенно обрадованный фактом ее загруженности. - В крайнем случае - это не принудительно. Хочешь - иди, а хочешь - нет. Если ты знаешь все и тебе для твоих же проектов это не нужно… сам понимаешь.
        - И ты все время занимаешься при такой нагрузке? - удивился тот, снова обращаясь к Лео.
        - Да, - ответила она, незаметно очищая овощной сок до чистого морковного при помощи начертательной магии. Заклинания в этой области после «ночной практики с Севемом», удавалась с поразительной легкостью.
        - Как ты до сих пор не превратилась в приведение? - удивленно протянул черноволосый волшебник, оценивая ее состояние, сомневаясь, перед ним не бесплотное существо.
        - Ты бы еще спросил, как я все успеваю, - вставая из-за стола, отозвалась и быстрым шагом направилась к Ланцерису в кабинет.
        На мгновение ей показалось, слышит эмоции окружающих ее людей на расстоянии метра, навалившиеся на нее разом, но почти сразу это чувство прошло и дышать стало легче. Когда же вышла за двери Трапезной, то воздух показался настолько чистым, что Лео быстро задышала, желая провентилировать нос и легкие.
        Глава 11. Поговорим?
        В свою гостиную Лео пришла в начале третьего ночи, полностью разбитая. Обряды фактически проспала с открытыми глазами, ведь сопрягать парад отдаленных планет с тенями деревьев и рисовать при этом руну скрепления могла и не смотря на небо, а лекцию о составляющих его звезд и влияние их на то или другое дерево сама прочитать не хуже Сайренса, но не могла показывать этого, так как в противном случае, ей перестали бы рассказывать другие нужные моменты из магических отраслей, без которых не пройдет эшеминг.
        Очень удивившись, застав в гостиной Защитника дем Гор, мирно пьющего чай в компании Драхема, сразу почувствовала, как перед глазами начали проноситься сцены прошлой ночи, от чего стало страшно. Все же попытавшись не показывать испуганного вида, желая зарыть эмоции поглубже в душе, сделала большой вдох.
        - Знаешь, Драхем, на твоем месте я бы давно спала в теплой мягкой постели, - устало проговорила, направляясь в свою комнату. - Добрый вечер.
        - Знаешь, без тебя скучно, - копируя ее голос, парировал блондин, поднимаясь с кресла.
        - Мадемуазель демро Нат, задержитесь на пару минут, - попросил Севем, тоже поднимаясь со своего места.
        У Лео по спине побежала волна холодного ужаса от низкого бархатного баритона, но повернулась, приветливо улыбаясь.
        - Конечно, - произнесла, жестом прося дракона отнести ее сумку и тот, рассыпавшись искрами, выполнил немую просьбу.
        Когда за Драхемом закрылась дверь, Севем нарисовал руны приглушения звуков и, сделав приглашающий знак, сам присел в кресло.
        - Зачем вы следили за Арсеном? - спросил Севем, пронзая ее взглядом темных глаз.

«Кто сказал, что все закончилось?» - отстраненно подумала, мысленно ища выход и просчитывая ходы отступлений.
        - Я? За Арсеном? Мне что, больше делать нечего? - изумленно воскликнула, впиваясь взглядом в переносицу Защитника.

«Вот так, вроде и в глаза смотрю, но мысли ты мои не прочитаешь, только если…»
        - Траверсмент, - негромко прошептал тот, активируя приготовленную руну для чтения мыслей, защищенных особым образом.
        - Абритмент, - вмиг вскрикнула, вызывая защитную антируну, скрещивая руки перед лицом, и летящая в нее светящаяся руна волшебника смешавшись с ее защитной, осыпалась к ногам дождем ярких искр.
        - Впечатляет, но как раз доказывает вашу вину, - продолжил Севем таким же мягким голосом, но Клеопатре от него стало нестерпимо холодно.
        - Это всего лишь говорит о моем нежелании выставлять напоказ свои мысли, - сохраняя внешнее спокойствие, ответила.

«Еще не хватало, чтобы ты узнал мои противоречивые чувства, и ЧТО мне иногда снится», - со страхом мысленно добавила, продолжая смотреть на переносицу собеседника.
        - Понравилось представление? - язвительно поинтересовался, немного сощурив глаза, выдавая этим свои подозрения и негодование.
        - Какое еще представление? После нашей беседы я отправилась в Царство Книг, а потом к себе и спать. Какое представление вы имеете в виду?
        - И что же вы делали в Царстве Книг?
        - Читала, - усмехнувшись, заверила, думая обо всем полезном, вычитанном в тот вечер.
        - Хорошо, - нарочито мягким голосом согласился и кивнул Севем. - Спрошу по-другому: что вы читали в секции Высшей Магии замка колец?
        - Талмуд по названием: «Информационные вампиры». Очень интересная, - назвала первую пришедшую на ум книгу, прочитанную накануне и по которой как раз сдавала проект Сирсилису.
        - Очень убедительно, только вот вы забыли снять щит, поглощающий магическое излучение волшебника, - усмехнулся он, складывая на груди руки, уверенный, поймал ее.
        - Он у меня давно, таким образом лучше сохраняется личная магия, и не так сильно устаешь при создании целенаправленных заклинаний.
        - А зачем было вызывать бурю?
        - Я? Бурю? Ну, вы мне льстите, - съязвила, стараясь сбросить напряжение, возникшее между ними.
        - Мне врать умудряется только Арсен и некоторые колечники, наивно полагая, будто я не вижу, как они лгут.
        - Ведь они не знают, что вы умеете читать мысли, кроме Арсена, конечно.
        - Так вот, попробуем еще раз: что вы должны ответить на мой предыдущий вопрос?
        - Я не вызывала бурю? - улыбнувшись спросила, подразумевая, если хочет, пусть сам ответит на свой вопрос. - Нет? Но это действительно не я: сегодняшний дождь не имеет ко мне никакого отношения.
        - Это больше похоже на правду.
        - Вы же не об этом хотели поговорить в три часа ночи, - Лео не спрашивала, а утверждала, откуда-то зная, который сейчас час.
        - В общем - нет, но если в следующий раз захотите поиграть с погодой - предупреждайте, чтобы мне не пришлось бегать с жареной… кхм, в спешном порядке выяснять природу столь странного явления.
        - Можно подумать, волшебники предсказывают погоду на год вперед.
        - Нет, но где-то неподалеку от нас живет один колдун, который неплохо выполняет работу Охотников, поэтому если случается что-то скоротечное и малообъяснимое, первое подозрение падает на него, а потом на его сподвижников. В итоге даже если на то были веские причины, вы приравниваетесь к рядам кого?
        - Да понятно. К кругам Охотников, как и вы к Жнецам.
        На лицо Севема наползла холодная отчужденная маска, не выражающая никаких эмоций.
        - Что вы об этом знаете? - спросил дем Гор, настораживаясь.
        - Эмм, ничего, я просто предположила, - нарочито небрежно высказалась, мысленно ухмыляясь - он сам выдает ей информацию, отвечая на вопросы.
        - И на чем же базируется Ваше предположение? - поинтересовался, словно вел непринужденную светскую беседу, но его нервозность и внимание выдавал блеск в глазах.
        - Возможно, на Вашем поведении? - изумленно вопросила, пару раз невинно хлопнув ресницами. - Может, если бы вы как-то по-другому отреагировали, я бы сделала другие выводы? - приподнимая правую бровь, предположила.
        - Ладно, к Вашему сведению, выводы неверны, - расслабившись, ответил Севем, уверяясь в своих выводах. - Драхем говорил мне о вашем желании посетить кинотеатр.
        - Если вы очень хотите, можно посмотреть какую-нибудь фантастику или фэнтези, а можно и все сразу, но тогда следовало бы купить домашний кинотеатр и все желаемые DVD-диски, не забыть что-нибудь вкусное и… наслаждаться просмотром. А в обычном кинотеатре можно посмотреть только, что идет, но интересней пойти на премьеру или я бы с удовольствием сходила на ужастик.
        Лео мысленно расхохоталась.

«Потрясающе: посадить Драхема и Севема смотреть фильмы каких-нибудь ужасов. Интересно, а их не стошнит? Особенно от тех образов, которыми те выражены? Да, а заодно было бы интересно посмотреть на реакцию Севема, потому как ужастики в основном не то что не страшные, а какие-то неинтересные. А если это будет фэнтези…
        В любом случае, я бы не сказала, будто его можно чем-то напугать, тем более картинками на экране - работа у него такая, а Драхем иногда действительно выдает уморительные фразы, если он еще и фильмы начнет комментировать, то мы не то что бояться, мы смеяться будем. Ох, повеселимся… а если привезти сюда домашний кинотеатр - жизнь была бы веселой. Полет мысли или генерация идей обеспечены.
        А сходить на какой-нибудь интересный фильм было бы забавно, заодно и посмотреть на неоднозначные реакции коренных волшебников на такое изобретение как кинематограф, а если еще и со стереоэффектом…»
        - А если рассказать вкратце и только о моей роли в этом всем… - невозмутимо продолжал Севем.

«Ой, пока я думала - что-то пропустила», - остановила себя Лео, начиная внимательно слушать Защитника.
        - Вкратце? У вас роль секретного агента? Вы работаете и на Крепость и на Охотников? Устраивая всем желающим спектакль, рассчитанного на одного зрителя?
        - Вы так полагаете? - удивился он, сбитый на середине мысли.
        - Знаете, мне как-то все равно, на чьей вы стороне, по-настоящему, - улыбнувшись, ответила, не собираясь вдаваться в нежелательные подробности. - Лишь бы не против меня, так как себя я отношу вообще к третьей стороне и, пока меня не зацепили, я в эти разборки не полезу. Хотя… желательно каким-то образом Охотников нейтрализовать.
        - Вас, как сильную волшебницу, могут заставить выступить на одной из сторон.
        - Как сильную волшебницу - заставить? - Лео хищно оскалилась. - Пусть попробуют. Уговорить могут, но заставить… Бывают такие люди - киллеры-одиночки. Уверена, и в волшебном мире такие тоже существуют.
        - Волшебный мир скоро умрет полностью, а сами волшебники еще некоторое время поживут, но если будут бороться друг с другом - ни к чему хорошему это не приведет, а вернее к полной нейтрализации магии - она развеется по миру в микроскопических долях.
        - Развеется? А как же закон сохранения энергии?
        - Вот именно, останутся только злые колдуны, а встречаться с ними, я вам не советую. Да, кроме того, если и есть такие люди, как вы можете знать, что вас не заказали? Не слишком ли вы самоуверенны? - обманчиво ласковым голосом поинтересовался Севем, от которого у Лео снова побежал по спине холодок. - Или, может, у вас есть личная армия?
        - А это неплохая мысль. Мне очень нравится, а то все делать самой как-то неинтересно. Кстати, вы так и не рассказали о том таинственном союзе волшебников, составляющих целую армию.
        - Вы знаете, любые другие армии запрещены, кроме той, что принадлежит Объединенному Волшебному Королевству? - спросил дем Гор, опуская последний вопрос, будто его и не было.
        - А у волшебного мира есть своя армия?
        - Была. Теперь она практически расформирована - охраняют лишь Временный Парламент, и колдуны вышли из своей тени, - оскалился, делая предположение, дал неприменимую информацию. - До определенного времени колдуны, в своем обыкновении, исполняющие работу Охотников, жили прячась по разным закоулкам волшебного мира, пока не почувствовали абсолютную власть, тогда и создали…
        - Свой кружок по интересам. А мы назовемся клубом любителей магии, да хоть любителей животных. Вполне разрешенная организация, - беспечно предложила, позволяя увести себя от предыдущего вопроса.
        Защитник заметно побледнел от ее слов, и Лео прекратила кажущиеся глупыми даже ей размышления вслух.
        - А говорили, что вопреки всем мнениям предпочитаете по ночам спать, - ухмыльнулась, переводя разговор на нейтральную тему.
        Часы мерно тикали, показывая половину пятого утра, и Лео, посмотрев на них, поняла, этой ночью так и не поспит, одна радость, после Защиты с Сирсилисом у нее будет свободное время для написания проектов. Поэтому сможет немного поспать в Царстве Книг, используя какую-нибудь книгу в качестве подушки, пока Хранитель в очередной раз будет говорить о правилах пользования книгами или вдруг расскажет об истории одной из книг. Не очень удобно, но действенно.
        Кроме всего прочего, Лео грела самая приятная мысль - скоро сдаст эшеминг и ей больше не придется находиться в подвешенном состоянии, и сможет вплотную заняться Царством Книг каждого замка Крепости, а главное камином в их с Драхемом гостиной, чтобы разгадать его тайну.
        Сможет последить за Арсеном, все-таки интересно, чем он будет заниматься, так как среди Фоксов ходили слухи, он слишком удачлив на неприятности. Наконец, заколдовать свою метлу, чтобы та не только хорошо и быстро летала, а была маневренной и слушалась малейших желаний хозяйки. Хотелось иметь свою частичку магии и, возможно, хорошее транспортное средство, ведь недаром в сказках все ведьмы столетиями пользовались этим видом перемещения, но в любом случае ей было очень интересно попробовать полетать на метле. Все же, настоящая, потомственная волшебница обязана хотя бы с гордостью держаться на столь известном и неотъемлемом магическом атрибуте.
        - Вы не хотите разогнать тучи и прекратить дождь? - предложил Севем, пока она раздумывала над магией полета.
        - Что? Ах, да. Он вам мешает?
        - Нет, мне он как раз не мешает, а вот у вас скоро соревнования по Воздушным Игрищам.
        - Ну и что?
        - А когда вы будете учиться летать?
        - Все равно, так я это сделать не смогу. Мне надо в библиотеку.

«Я, конечно, могу и собственными силами, но не упускать же такой шанс - побывать в его библиотеке, да и думать будут, что без магии книг мне не справиться. Нельзя показывать, насколько ты по-настоящему силен. Пусть лучше недооценивают, чем наоборот. Живее буду».
        - И, естественно, вы хотите пропуск в секцию Высшей Магии. Какого замка на этот раз? - язвительно вопросил Севем, откинувшись на спинку кресла.
        - Нет, что вы. Я говорила о ВАШЕЙ библиотеке, - улыбнулась, справедливо рассуждая, в Царстве Книг еще побывает, а вот в его личную библиотеку просто так не пробраться. - Часа два мне будет вполне достаточно.

«Чтобы дочитать все то, что я не успела в прошлый раз», - показывая вредно-лукавую улыбку истинного алхимика, закончила свою мысль.
        Была уверена, дем Гор даст ей доступ в свою библиотеку. Не может не дать.
        - А вот теперь докажите, что буря не ваших рук дело, - кровожадно усмехнувшись, поймав ее на словах, заметил Севем.
        - Вы сначала докажите, что ее вызвала я, - копируя манеру поведения собеседника, возразила. - Я же сказала, мне нужна библиотека для того, чтобы развеять чары.
        - Молодец, - фыркнул Севем, невольно похвалив. - Из вас выйдет отличный алхимик, который сможет добиться всего, чего только захочет. Что ж, тогда отправляемся в мою библиотеку, - поднимаясь с кресла, решительно предложил, подав ей руку.
        Как потом оказалось, Лео дала буре хороший заряд и та могла продолжаться еще несколько недель, если бы ее не остановили, поэтому пришлось преобразовывать ту энергию и забирать себе обратно, благо, уже прочитала в библиотеке Севема, как это сделать.
        Первой мыслью было, ее организм столько магической силы не выдержит, а потом словно открылось второе дыхание с дополнительным сосудом, в который вместилось бы в несколько десятков раз больше, чем уже успел разместить за все время использования магической силы. Почувствовав, магия расходится по всем клеточкам ее тела, а не только в крови, как раньше, блаженно улыбнулась - это было ни с чем не сравнимое удовольствие - чувствовать свою силу.
        Пятница для нее выдалась очень бурной и мало запоминающейся; а в субботу и воскресенье Лео честно отсыпалась за предыдущие почти два месяца. А то время, что не спала, просто валялась в кровати, мысленно перебирая весь материал, который успела усвоить за время нахождения в волшебном мире, в который ее внесло ураганом меняющихся событий.
        Тридцать первого октября у нее как раз должен был начаться эшеминг в Башне Совета Архидуайенов, куда ее сопровождал Ланцерис, так как место, где находится сама Башня, не положено было знать никому кроме самих Архидуайенов и Защитников.
        А Лео ничего не стоило после каждого этапа эшеминга уговорить блондина на посиделки в кафе-мороженое на ярмарке, которое тот очень любил, как оказалось. Лео опасалась, думая, дольше будет на нее злиться за случай с расспросами, но он оказался не злопамятным. А потом начала переживать, что Ланцерису перепадет за вывод ее на ярмарку, а выяснилось, любой обитатель Крепости может выходить из нее, если его сопровождает Защитник или волшебник, получивший звание выше орфимейжа и успокоилась.
        Ей так интересно было побывать на праздновании Хэллоуина, и жалела, не сможет попасть в Трапезную, так как у нее в это время будет проходить первый этап эшеминга. А оказалось, Хэллоуин не отметили даже обычным праздничным столом, хотя Лео ожидала огромных светящихся тыкв и множество летучих мышей. Только для некоторых, кто достиг определенного звания, был устроен бал в торжественном зале Гильдии Предварительного Определения Магии. Но туда допускались далеко не все, от чего стало немного спокойнее.
        Кроме всего, на затяжных беседах Ланцерис рассказывал очень много интересного о финансовой стороне когда-то процветающего волшебного и нофоского миров, их разницу и всевозможные способы, которые лучше применять на практике. И Лео начала интенсивно использовать предложенные схемы, а пошло все с того, что попросилась зайти в Лаваприкс в надежде почитать книги, которые видела в свое первое посещение. В итоге, не без помощи Ланцериса, стала играть на бирже ценных бумаг уже не важно, какого из миров, и оказалось, вполне удачно, а главное - это было не только интересно, но и прибыльно.
        Возвращались они, как правило, поздно, не в меру веселые, а Севем частенько ворчал на Ланцериса, тот «отвлекает ребенка от процесса эшеминга», но быстро успокаивался, стоило блондину, словно «доброму волшебнику» достать из кармана плаща что-то вкусное или интересное непосредственно Главному Защитнику.
        Так пролетели почти две недели, на протяжении которых Лео беспрерывно участвовала в эшеминге. Она сдавала по одной отрасли магии в день - три часа теории и столько же практики, а так как состав эшеминга был один и тот же, то иногда приходилось рассказывать теорию, подкрепляя ее выполнением разной сложности формул заклинаний и комплекса рун. А практика получалась еще веселее: ей показывали заклинания, которые потом следовало повторить, а необходимо все делать исключительно при помощи магии - стол рисовался комплексом рун из воздуха, как кресло и письменные принадлежности. На алхимии огонь тоже воспроизводился при помощи рун, а колбы, реторты выдувались из наколдованных копий волшебных ламп.
        На некоторых видах магии, таких, как начертательная магия, участники эшеминга дошли до того, что Лео начала самостоятельно придумывать и выводить на листке формулы заклинаний, вплетая в них руны, магию слов и природного окружения, не задумываясь, будет ли это потом работать, ведь от нее в основном, требовались рассуждения о заклинаниях и понимание использования. На Защите пришлось впервые пробовать превращать зеркала в человекоподобных противников - големов или даже элементалей, которые могли наколдовывать простенькие заклинания. Интереснее всего оказалось сражаться с ними при помощи специальных боевых заклинаний и заготовленных комплексов рун, попутно раздавая комментарии на каждое специализированное заклинание, предлагая альтернативные способы уничтожения или обезвреживания живых существ.
        А после первого этапа эшеминга, вечером, Драхем выгнал Клеопатру на площадку перед замком - в это время никого уже не было ни во дворе, ни около самого замка, и там Ланцерис чуть ли не торжественно вручил ей красивые серебряные крылья. Они казались живыми, словно только что их сняли с какого-то мифического животного, но каким-то образом забыли их убить, так как они жили своей собственной жизнью. Серебром искристые безупречно белые перья чуть покачивались на ветру, а сами крылья так и порывались распахнуться и взлететь, и только магический приказ Ланцериса не позволял им это сделать.
        Лео хотела надеть их и попробовать полетать, но Драхем предложил сначала поколдовать над ними.
        - Новые крылья слишком своенравны и их нужно еще подчинить, - предупредил Ланцерис, но творить волшебство пока не стал.
        - Спасибо, конечно, но почему бы тогда не воспользоваться старыми? Я сначала научусь летать, а потом…
        - На одну пару крыльев может быть только один хозяин, - авторитетно заверил Ланцерис, и Лео как-то не захотелось спорить, так как оба Солерона посмотрели на нее как на слабоумную.
        - Прирученные крылья подчиняются только своему хозяину, если он вообще смог их приручить, - все же объяснил Драхем, словно предупреждая, пока она не справится с крыльями, в спальню не отправится. - А это очень сложная работа. Во всяком случае, не всем удается.
        Тогда Клеопатра начала подготавливать возможно полезные заклинания для творения волшебства над крыльями, которые ей презентовал Ланцерис, внимательно слушая правила Воздушных Игрищ. Первым делом хотела наложить руну подчинения, но вмешался Ланцерис, объясняя ошибочность такого решения - подобные заклинания на крылья не действуют и могут даже взбунтовать. Если же и подействуют, то эта магия скоро развеется, и тогда крылья полностью перестанут слушаться в самый ответственный момент, что может стоить жизни.
        - А как мы тогда собираемся над ними колдовать? - спросила Клеопатра, не совсем понимая, что должна делать.
        - Для начала ты должна нанести знак собственности и надеть их, - предложил Ланцерис. - Потом они будут окликаться на команду, которую ты им задашь.
        - Какую еще такую команду? - немного опасливо спросила, боясь, надетые крылья могут поднять ее в воздух без приказания на то. Они ведь не приручены.
        - Например, мои крылья, когда я хочу полетать и нужно их надеть, откликаются на команду «шарш». Тогда они подлетают и сами надеваются, - ответил Драхем, подразумевая, сделал достижение.
        - Как их приручить? - с опаской спросила, так и не понимая принципа действия крыльев и чар, при помощи которых ими управлять - она же ничего не накладывает.
        - Тебе всего лишь нужно их надеть и не снимать, пока не взлетишь, - начал доступно объяснять Ланцерис, словно это было просто. Необходимо почувствовать их как руки. Они должны стать частью тебя, но прежде чем у тебя что-то получится, пройдет немало времени, поэтому предлагаю надеть их сейчас. Пока привыкнешь, к их весу и присутствию, пока почувствуешь что-то…
        - Хорошо, - согласилась, начиная обдумывать, какой же знак собственности у нее будет.
        Она взмахнула рукой, чтобы поставить любой знак, а посередине крыльев, именно в том месте, где они должны соприкасаться со спиной, появился маленький серебряный дракон.
        - Интересно, - задумчиво проговорил Ланцерис, вглядываясь в ее глаза, в поисках чего-то.
        - Ну ладно, давайте надевать, - смирившись с неизбежным, предложила, поворачиваясь спиной к Ланцерису, все это время держащему крылья в руках.
        - Я начну надевать их на тебя, а ты мысленно придумай команду, на которую они будут откликаться. Короткое слово, - предупредил Защитник, прикладывая крылья к ее спине.
        Лео в этот момент подумала, было бы неплохо, если бы они откликались на какое-то простое и маленькое слово. Такое как…

«Зеви», - словно услышала посторонний голос у себя в голове.

«Зеви, - подумала, чувствуя, через нее проходит приятная теплая воздушная опьяняющая волна, словно ее только что освободили. - Совсем неплохо и запоминается легко. Значит, «зеви»».
        Ланцерис закончил колдовать, крылья окутали ее, и появилось чувство легкого дискомфорта. Сложилось впечатление, будто у нее появились вторые руки, но те занемели, словно долгое время на них лежала, от чего поток крови прекратился.
        - Ну как? - поинтересовался Ланцерис, закончив свою работу, наблюдая за ее реакцией.
        - Странно, - честно ответила, чувствуя, магические потоки начали протекать в крылья и вступать в циркуляцию.
        Через несколько секунд, почувствовала, в крыльях начало немного покалывать и это ощущение только увеличивалось до легкой боли.
        - Ох, - покачнулась, так как ноша ощутимо тянула к земле а сама ощущалась большой, неповоротливой и боль казалась более чем сильной.
        - Попробуй пропустить поток магической силы, представляя, как эта сила собирается у тебя на спине и переходит в сами крылья…
        Но Лео уже не слушала, вспомнив, когда належивала руку, то всегда место на пульсе лизала и тогда боль быстро проходила, но на этот раз не могла лизнуть место у основания крыльев, и от этого становилось еще неприятнее. Подумав, с нее хватит таких сомнительных ощущений, мысленно пригрозила крыльям сжечь их, если они не перестанут ее мучить, а использовав магию, направила внутренний поток мыслей на успокоение, подразумевая, не обидит, будет обращаться с ними, как с собственным телом и, если им будет больно, они могут передать свою боль ей и тогда их вылечат и, к удивлению, вся боль мигом прошла.
        - Молодец, ты быстро справляешься, - похвалил Ланцерис, одобрительно на нее посмотрев. - Раз тебе удалось так скоро их подчинить, попробуй взлететь.
        Было как-то непривычно ощущать еще одну пару конечностей, а попытаться ими подвигать, или тем более взлететь, казалось невыполнимой задачей. Сначала не представлялось возможным даже мысленно различить, где находятся крылья, а где руки - словно они единое целое.
        Лео подумала, крылья нужно расправить, но попытавшись, поняла - ничего не получилось. Тогда развела в стороны руки, и крылья расправились вслед за ними - ощущения странные, но на удивление приятные, когда ветер начал играть с легкими серебряными перышками, проникая под каждое.
        - Нет, - быстро предупредил ее Драхем, еще как только начала делать движение. - Твои руки при полете двигаться не должны, нужно, чтобы они оставались свободными, поэтому даже не пытайся сопрягать их с крыльями.
        - Он прав, у тебя не должно быть ни одного сходного движения между руками и крыльями с самого начала. Не нужно двигать ими синхронно, а то привыкнешь. И выглядит это смешно.
        Лео мысленно застонала, но попробовала расправить крылья, плотно прижав руки «по швам». Со второй попытки крылья дрогнули, а с третьей, выполнили мелкое движение.
        - Хорошо, теперь делай резкий взмах, - тихо, словно боясь спугнуть удачу, наставлял Драхем.
        Лео представила, как бы это делала руками, стараясь приказать крыльям и те в точности сделали именно это, подняв ее на метр над травой, но так как дальнейшие действия не были продуманы, на мгновение зависнув в воздухе, упала обратно наземь. Попробовав снова, получилось чуть дольше оставаться на некотором расстоянии над землей, но забыв, крыльями нужно махать постоянно, потеряла контроль, снова рухнув на траву.
        - Так что, мне и спать с ними надо будет, пока не смогу нормально взлететь? - разозлившись на ситуацию, возмутилась, невольно обняв себя руками и крыльями вместе, так как ветер все же был пронизывающий и не летний.
        - Нет, спать не обязательно, - успокоил ее Ланцерис, довольный результатом - но если ты хочешь, чтобы они беспрекословно тебя слушались, нужно в первый же раз их полностью подчинить. Если тебе удастся полетать некоторое время, не думая о крыльях вообще, сможешь их снять.
        Лео снова, взмахнув крыльями, взлетела, но, в очередной раз неудачно приземлившись, не увидела рядом никого. Подняв голову, заметила красиво парившего над еще совсем зеленой травой Драхема, а Ланцерис в это время уже выходил с территории двора замка, куда-то в сторону леса.
        - Драхем, - позвала она оружейника, но когда тот не откликнулся, разозлилась настолько, что захотелось достать его и оттягать за белокурые волосы.
        Вспышка слепой ярости застилала глаза и Лео, не заметив, как взлетела - устремилась к блондину, думая только о том, как бы догнать его и, желательно, сделать это незаметно. Когда уже подлетала к нему, то сама испугалась своего порыва, понимая, не только взлетела, но и смогла некоторое время управлять крыльями на бессознательном уровне.
        Испугавшись, сейчас упадет, перестала махать крыльями, но не упала. Продолжая парить в воздухе, медленно перевела дыхание, которое перехватило в момент понимания, сколько метров разделяют ее с твердой почвой. Но поняла, дыхание остановилось не от страха, а от восхищения. Стремительно пролетев над другом, цепко ухватив его за плечи, потянула быстрей.
        - Эй, - возмутился он, на мгновение испугавшись, будто кто-то, кого он до этого не видел, схватил его. - Полегче, а то ты не настолько опытный летун.
        Но она его не слушала, так сильно ее захватило. Забыв, крылья - не ее руки, чувствовала себя одним целым, будто родилась с ними. Это чувство казалось прекрасным и опьяняющим - настолько сильно овладело все ее естество.
        - Здорово! - крикнула, сделав мертвую петлю, не выпуская при этом свою «ношу», которая тоже помахивала крыльями, облегчая свой вес и подправляя полет на виражах.
        - Снижайся, - крикнул Драхем, пытаясь вырваться из магической хватки, но в этот момент его отпустили.
        Сложив крылья, она спикировала вниз, а перед самой землей раскрыла их, словно парашют и мягко приземлилась на землю.
        - Ну, ты даешь, и не страшно тебе? - спросил Солерон, аккуратно приземляясь рядом, часто помахивая крыльями.
        - Та ладно, - протянула, все еще поглощенная чувством восторга. - Давай лучше наперегонки.
        - Нам сейчас не до этого, - предупредил он, хватая ее за лодыжку, когда, поднявшись в воздух, почти улетела. - Идем на стадион.
        Лео решила за ним полететь, но Драхем потянул сильнее, скинув ее на траву.
        - Не позволяй им все время летать, иначе ты не сможешь ходить, когда они у тебя на спине, - строго предупредил. - И контролируй каждое движение, делая только то, что хочешь ты, а не они.
        - Но я и хочу полетать, - несколько обиженно возразила, отводя взгляд. Она не понимала, почему ей только показали, как прекрасно можно себя чувствовать, и сразу это отбирают. Создавалось ощущение, словно дали попробовать конфету, но тут же забрали.
        - Правда? - подозрительно спросил тот, но снова не позволив ей взлететь, повел куда-то в сторону.
        Как оказалось, игра должна была проходить на стадионе, куда Драхем и привел ее, предварительно переместившись при помощи магии.

«Обычный Олимпийский» - окрестила его Лео, так как это сооружение напомнило ей то, что находилось недалеко от ее дома. То был центральный стадион, который реконструировали специально перед олимпийскими играми в 1980 году. Стадион был очень красив - с высокими арками, и чем-то напоминал несколько огромных амфитеатров, сдвинутых вместе. Но этот, посреди которого стояла Клеопатра, больше напоминал Колизей, только еще был накрыт огромным магическим куполом, специально ограничивая игроков в их действиях.
        - Значит так, - начал свое первое занятие Драхем. - Для начала я расскажу тебе правила игры.
        - Для начала ты мне расскажи, с какой целью в воздухе в хаотическом порядке повесили задние шины от тракторов?
        - От чего? - удивленно переспросил тот, взглянув в небо, будто искал, не появилось ли чего нового, но не найдя, испытующе посмотрел на нее.
        - Машины есть такие, используются в сельском хозяйстве.
        - Ага, но я хотел приступить к рассказу, а ты меня все время перебиваешь, - нахмурился тот, передернув плечами от холодного пронизывающего ветра.
        - Ладно. Я тебя внимательно слушаю.
        - Так вот. Этих, как ты выразилась, «шин» - шестнадцать и каждая из них называется «сибль». Когда активируется специальное игровое заклинание, они приобретают два вида цветов - восемь для одной команды и восемь - для другой.
        - Ты же сам сказал, что мяч всего один и вратаря у вас нет…
        - Давай ты меня послушаешь несколько минут молча, - сердито прервал Драхем. Его огромные белоснежные крылья, сложенные за спиной и так слишком нервировали, порываясь выйти из-под контроля и расправиться, а тут еще Лео все время перебивает.
        - В таком случае ты мог все рассказать сидя на скамейке, а я замерзла, - огрызнулась в ответ, потирая плечи, так как погода не очень приятная, да и ветер пронизывал до костей.
        - Я тебе рассказываю принцип, - она хотела что-то сказать, но Драхем умело наложил на нее руну молчания. - Так вот, сибли зажигаются двумя цветами, нашим - ярко-салатным и противника, в данном случае палочников - темно-фиолетовым. Как только команды взлетают в воздух, сибли начинают достаточно быстро сменять цвета: одни быстрее, другие медленнее, но через некоторые периоды меняют свой ритм - в хаотическом порядке, но постоянно. Забиваешь гол, пока сибль чужого цвета - очко в твою пользу, если твоего - два в пользу противника.
        - А зачем тогда тикач? - спросила, не сразу сняв с себя руну молчания.
        - Тикач обвешивается семью специальными жетонами. Если перед «мячом» бросить его в сибль, выбранный цвет в ближайшую минуту не сменится и если успеть забить гол, то количество очков удваивается. Правда, если он заморозил сибль в чужом цвете, то очко снова получает противник, а если еще они забьют гол, то удваиваются их очки. Тем же можем воспользоваться и мы, но лучше, чтобы тебя не «обдирали».
        - Какая игра: что не сделай - очко получит противник. Может, легче делать вид, будто играешь?
        - И позволить другой команде выиграть? Ну уж нет.
        - Хорошо. С сиблями и тикачем разобрались, а что делают остальные в это время?
        - Два нападающих ловят тикача, естественно все с помощью магии. Используются любые заклинания, кроме смертельных и тех, что вызывают оружие или сами по себе могут порезать, нанести вред, ну, и все в таком роде.
        - А я должна от этого защищаться и летать очень быстро.
        - Да. Кроме того, если нападающие сорвут с тебя жетон или заморозят, могут получить не более трех жетонов за раз, то сами и закидывают их в сибль. Еще есть два защитника. Они тебя защищают, но также и остальных членов команды от «шальных» заклинаний, ведь могут срикошетить и свои чары, поэтому нужно быть осторожными.
        - Хорошо. А твоя задача?
        - Моя задача - забить как можно больше голов и желательно, чтобы при этом цвет сибля был не нашим.
        - А почему ты не взял с собой мяч?
        - Ох, я забыл. Да, мы никогда не называем его мячом - это я для твоего понимания так назвал. На самом деле для этого специально заколдовывают сгусток магии - молниезон. Его потому и переправляют при помощи заклинаний, потому что в руки взять невозможно.
        Взмахнув рукой, Драхем что-то прошептал и над его ладонью появился большой пушистый с длинной «шерстью» магический светящийся шар. Лео чуть не захлопала от радости в ладоши, словно маленький ребенок. Желтый Молниезон, словно большая шаровая молния, выглядел более безопасным. Потянув к нему руки, удивилась, почувствовав, тот хоть и достаточно мягкий, но упругий, при любом движении сохраняет свою форму.
        Драхем магией выбил у нее шар и быстро взглянул на внутреннюю сторону ее рук.
        - Странно, он должен был тебя обжечь, - удивился оружейник, тщательно рассматривая ладони хотя бы на малейший признак ожогов, но их не было.
        - Он ведь даже не горячий, - возмутилась Лео, жалея, не дали посмотреть. - Наколдуй еще.
        - Наколдую в конце тренировки, - пообещал, словно предлагая приз.
        - Ладно, - вздохнула, понимая, сегодня не ее день и ничем не дадут насладиться вволю или просто удовлетворить свое любопытство.
        - Взлетай, - приказал Драхем, подразумевая, теперь играют в догонялки и должен ее ловить. - И попробуй сделать так, чтобы я не смог ухватить тебя за одежду или хотя бы поймать.
        - Легко, - крикнула она, стремительным порывом поднимаясь в воздух.
        У нее действительно получалось хорошо летать, особенно, если переставала думать о крыльях, а переключала внимание на воздушные фигуры. Правда, заносило и бросало в сторону на поворотах. Как только Драхем начинал думать, нагнал, Лео уходила либо вниз, либо заворачивала в сибль. Складывая крылья, пролетала в отверстие «шины» или ловко заворачивала за края, но так и не позволила себя поймать.
        В итоге к концу второй недели Клеопатра не просто уверенно чувствовала себя в воздухе, но и научилась не то, что убегать от любого из членов команды, а при этом умудрялась перехватывать руками и забивать молниезон в сибль, что, в общем-то, не противоречило правилам, так как заклинания в этом случае не использовались.
        - Если завтра ты и не сможешь подыгрывать в качестве сообщника, то обязательно заставишь Раельда поволноваться. Я в этом уверен, - рассмеялся Драхем, когда волшебница соизволила приземлиться.
        - Игрища завтра?! - ужаснулась, вспоминая, Драхем действительно ее предупреждал об этом как минимум пятнадцать раз за этот день.
        Лео сняла и отдала свои крылья дракону, позволяя тому отнести в ее комнату.
        - Нет, через год, - съязвил блондин, ежась от холода, и она почти механически наложила на него согревающие чары, не обращая внимания на интонацию голоса. - Брось, от тебя-то и требуется, что летать по стадиону и выделывать разные фигуры пилотажа, - уже мягче добавил.
        - Да, но только не дать ободрать себя до того как у нас будет разница в двадцать три очка, в нашу пользу, конечно, - ехидно подметила, видя в этом невыполнимую задачу. - Пойдем в замок, а то на дворе не май месяц.
        - А когда будут результаты твоего эшеминга? - поинтересовался блондин, направляясь в сторону замка.
        - Вот в понедельник их и должны объявить, - глядя под ноги, ответила, сама переживая из-за результата. - Только не понимаю, почему нужно было тянуть столько времени, ведь они все решили еще на самом эшеминге. Почему не подвести итог сразу? Они специально тянут так долго? Тем более, Игрища в субботу, а мне до сих пор не присвоили звания.
        - Мы вообще-то получили свои новые звания только после окончания первого года, и к нам было совсем другое отношение, чем к тебе, хоть мы и были тогда еще практически детьми. Правда, раньше еще нужно было попасть в Крепость - пройти конкурс.
        - А чем ты будешь заниматься, если окажется, что волшебный мир спасен, а Охотники нейтрализованы?
        - Не знаю, а ты?
        - Я? Ведь, скорее всего, мне придется выслушивать воспитательную беседу с Главным Защитником на эту тему, а если честно, я еще не решилась, но вот алхимию бросать не хотелось бы. Это ж надо - по каждому пустяку так сильно кипятиться, и при этом умудряться что-то объяснять, ничего не понимающему в этом волшебнику…
        - Севем не кипятится по пустякам, - возразил Драхем, заведомо оставаясь на его стороне.
        - А я сейчас и говорю о Раельде. Он так мило краснеет, что ужасно хочется подойти и огреть его чем-нибудь тяжеленьким. Вот такая неуравновешенная личность. А он мог бы извлекать из своего статуса хорошие деньги. Иметь такую благосклонность со стороны Совета Архидуайенов и не пользоваться этим должным образом… а то переводит на разные глупости, а на что-то полезное - мозгов, наверное, не хватает.
        - Он пользуется.
        - Да, избегает большей части наказаний - это, по-твоему, должная выгода?
        - Ну, он же не алхимик, что ты от него хочешь? Он не стремится к таким мелочам. Это только алхимики могут найти лазейку в любой ситуации, так как привыкли постоянно искать подвох. А все потому, что не владеют волшебными вещами, - наивно хлопая глазами, проговорил Драхем, от чего вместе рассмеялись.
        - Что? Больше обсуждать нечего? - услышали они злой голос Музы, уже собравшейся бросаться заклинаниями.
        Ее узкий подбородок был высоко поднят, говоря о высшей степени раздражения, но со стороны это выглядело довольно комично.
        - Какая прелесть, нас, оказывается, подслушивают, да еще наша великолепная Муза, - усмехнулась Лео, делая многозначительные паузы. - Ваше Перфектционное величество не желает, чтобы обсуждали ее подданных? Как же мы можем Вам перечить? Конечно же, мы будем обсуждать все, что нам заблагорассудится, а вам, собственно говоря, следует махать крылышками отсюда или зарыться в норку. И не попискивать, прикидываясь маленькими хорошенькими крысами, которых вы, собственно и держите в качестве питомцев.
        - Между прочим, у меня питомец - феникс. И это наше семейное достояние, - покраснев от злости, крикнула обычно хладнокровная даже к более сильным оскорблениям Бонни, стоящая возле Музы.
        - Та вы что! Огненная курица - семейное достояние. А держите вы бедное животное в клетке, так как боитесь, что это ваше семейное достояние улетит, - усмехнулся Драхем, не всегда терпимый, когда обижали беззащитных.
        - Сириус Лайтмов, - выкрикнула Бонни активизатор боевого заклинания, превращающего в глыбу льда того, в кого попадет - довольно опасное, если его неправильно снять.
        Но Драхем быстро сориентировался, поставив большой зеркальный щит, закрывающий их обоих одновременно, а вот Бонни не оказалась такой же предусмотрительной, и в итоге Музе пришлось изворачиваться, но руна удачно приземлилась на ее плащ и одежда стала ледяной и несгибаемой.
        - Молодец, Бонни, - язвительно протянул Драхем. - Не можешь заткнуть противника, так хоть кого-нибудь да обезвредим, и какая разница своего или чужого? С такими друзьями и враги не нужны.
        - Ну, Солерон, язви, пока можешь, потому что завтра обязательно проиграете в Воздушных Игрищах, - воскликнула Бонни, накладывая на подругу антизаклятие, но то не очень получилось, так как плащ осыпался мелкими кусочками льда на землю.
        - Представляешь, Драхем, они думают, Раельд со своей командой выиграет. С такими-то прекрасными защитниками, - ехидно усмехнулась Лео, даже не подозревая, кто будет играть в команде Раельда, но позлить остальных очень хотелось.
        - Что здесь происходит?

«Только тебя, Раельд, нам и не хватало для полноты нашего триумфа», - ей так уже хотелось залезть в широкое удобное кресло у камина с чашкой горячего шоколада, что была готова всех заколдовать.
        - Я, кажется, спросил: что здесь происходит? - повторил тот, смотря почему-то на Бонни с Музой.
        - Вечно суешь свой нос в не касающиеся тебя дела? - мелодично протянул Драхем, желая и с него получить немного эмоциональности.
        - Пусть разбираются между собой, пойдем, лучше, шоколад пить, - тихонько прошептала Лео желая, чтобы ее услышал только Драхем, но того уже понесло.
        - Правильно Раельд, собаки должны слушаться беспрекословно, и за малейшее неповиновение их следует наказывать.
        Муза попыталась удержать Бонни, взбешенную такими нелестными словами в свой адрес, а на лицо Раельда, словно наползла туча.
        - Драхем, пойди лучше на крыльях научись летать, может с тобой будет интересней соревноваться, а то поиграть в «сними со столба жетон» я и на тренировках могу. Ты знаешь, что появились новые правила? Тикач может обдирать тикача противника.

«Очень хорошо. Мне это только на руку», - мысленно улыбаясь, Лео сделала несколько шагов.
        Драхем выпрямился, словно его вытянули в струнку, и вздернул подбородок вверх. Так он стал похож на аристократа, повстречавшего на пути попрошайку.
        - Кстати Раельд, а как там твой домашний цербер, еще не всю мебель погрыз?

«А вот этот удар явно ниже пояса, как маленький побледнел, а как желваки ходят. Сейчас что-то будет», - подумала Клеопатра, понимая, Драхем намекает, Раельду приказали заботиться о Рексе, пока Совет Архидуайенов на эшеминге, а в это время они не могли выходить из своей башни, пока не примут все этапы и объявят решение.
        Но тот сделал недоуменную мордашку и, моргнув, спросил:
        - О чем ты? Кажется это твой папаша - комнатная собачка. У Главного Защитника.
        Драхем выхватил кинжал и почти выкрикнул заклинание, но Лео быстро сориентировалась, забрав оружие из его рук.
        - Вот так вот лучше. Знаешь, Раельд, если бы твои родители не наживали себе врагов там, где можно было получить друга, то сейчас были бы живы, да и крестный не передал тебя «в более надежные руки», - проговорила она и, ловко подхватив блондина под руку, направилась в замок алхимиков.
        На днях ей рассказал Ланцерис, Раельд - сирота, а его крестный попросту избавился от него, отдав в Крепость под опеку своего старого, в прямом смысле, друга. Тот решил, что воин, а не нянька, а Охотники всегда начеку. Вот сейчас и пригодилась полученная информация.
        - Что ты себе позволяешь?! - прошипел Драхем, когда они оказались в их гостиной.
        - Ты хочешь полночи провести в Гильдии Медицины и опоздать на соревнования, потому что попросту проспишь? - наигранно изумилась, присаживаясь на мягкий диван со множеством подушек, нагретый от огня камина. - Зерка, - позвала слугу, больше похожего на еще не выросшего эльфа, а когда тот появился, заказала горячего шоколада.
        Загадочный услужливый эльф - еще одна тайна, которую нужно было разгадать. Это существо появилось с началом эшеминга, когда вечером Лео устала настолько, что не было желания даже двигаться. В его руках обнаружилась чашка горячего шоколада, а глазах обожание. Не требовал денег, не нуждался в магии за свою работу, мотивируя, для него является честью работать на нее, и казался преданным. Сколько не опрашивала слуг в Гильдии Пира, те никак не могли рассказать об этом странном существе, так как в Гильдии Пира он не появился ни разу. Да и не похож он на обычных слуг, служащих или служек или даже тех, что обитали в замке Севема дем Гор. Этого можно было спутать с обычным шестнадцатилетним волшебником: его золотые кудри обрамляли невинное круглое личико, а наивные голубые, иногда фиолетовые глаза казались настолько чистыми и глубокими, что Лео не смогла его прогнать, когда тот выразил желание служить лично ей, мотивируя постоянной жизнью в замке. Драхем относился к тому с подозрением, но сейчас, вроде, не выказывал беспокойства.
        - А ты не хотел бы подружиться с Раельдом? - спросила, но ответом ей был сильный хлопок двери в его спальню. - Ну, как хочешь, - пожала плечами и стала смотреть на пламя в камине.
        Через некоторое время, полностью согревшись, тоже отправилась спать. На утро проснулась полностью отдохнувшей, но ей не давало покоя чувство, будто что-то забыла и это что-то очень важное. Быстро одевшись по настроению, переправилась на завтрак, по пути напевая какую-то песню. Команда Фокс уже вся была в сборе, и в каждом их движении сквозила какая-то нервозность или напряженность.
        - Приветики, - весело поздоровалась, и все посмотрели на нее, словно была не в своем уме. - Что рожицы такие кислые?
        - Ты что? - подозрительно прищурившись, спросил Арсен.
        - А что? Я уже успела сделать что-то плохое? - меняя овощной сок на черный натуральный кофе, спросила, мало обращая внимания на слова. Рядом, возле руки, появился кувшинчик со сливками, чем и воспользовалась, начиная вливать их, аккуратно помешивая ложечкой.
        Сегодня еда ее не только не привлекала, но и совершенно не представлялась возможным запихнуть хоть кусочек твердой пищи, которую желудок не отвергнет сразу же. Зато очень хотелось гранатового сока, а так как его цвет был отличный от овощного, пришлось для вида достать кинжал, который был собственно лишь амулетом, и совершить еще одно преобразование с его помощью.
        - У меня начинает создаваться впечатление, ты забыла обо всем и Воздушных Игрищах в частности, - медленно протянул Драхем, вглядываясь в ее черты лица.
        - Расслабься, - отмахнулась Лео, не желая зацикливаться на переживаниях. - Под плащом у меня полное обмундирование, только крылья незаметно принесет Аврель.
        - Что же ты тогда такая веселая? - спросил волшебник за столиком напротив нее, именем которого Лео не удосужилась поинтересоваться.

«Кажется палочник», - подумала, вспоминая, тот вроде тоже должен быть в крылатой команде.
        - Новички обычно нервничают, - продолжил он, но Клеопатра неприязненно дернула уголком губ, показывая, ей неприятно разговаривать с противником.

«Нет, алхимик», - вспомнила говорившего после более детального осмотра.
        - Насколько мне помнится, ты тоже новичок, - ответила, вспомнив, Драхем говорил, будто у крылатой команды замка алхимиков появился новый сообщник, так как подобранный игрок отказался от соревнований в начале октября.
        - Драхем, ты уверен, что ей место в твоей команде?
        - Перкинс - это мне решать, ты не находишь? - резко ответил блондин, не собираясь терпеть возражений. - Кроме того, это моя команда.
        - Конечно, тебе, но нас ты гонял и в дождь, и чуть ли не в снег, а ее на поле выпускаешь, даже ни разу не посмотрев, сколько тебе заплатили или, вернее, чем? Может…
        - Достаточно, - еле слышно прошипел Драхем, словно собирался наслать на него пару заклинаний. - Если тебя что-то не устраивает, можешь на поле не выходить, когда будет очередь алхимиков играть. Я возьму Ноттингтона - старшего Шретента.
        - Драхем, - тихонько позвала его Клеопатра, намазывая тост медом. - Может, ты действительно возьмешь кого-нибудь другого вместо меня?
        - Нет, - теперь он рычал на нее, пресекая любые попытки на дебаты. - Позавтракали? Марш в раздевалку!
        Лео положила нетронутый тост на ближайшую тарелку и пошла следом за Драхемом.
        В раздевалке она сняла свой черный плащ, оставшись в специальном комбинезоне из хорошо тянущейся ткани, и, позвав свои крылья, мысленно произнесла «зеви» и те, выбрасывая яркие зеленые искры, появились у нее на спине.
        - Впечатляюще, - язвительно произнес Драхем, осматривая ее наряд: полностью обтягивающий темно-зеленый комбинезон, высокие, закрывающие колено черные сапоги из мягкой кожи с замысловатым серебряным узором, налокотники и широкий пояс, а на нем прикрепленные ножны с кинжалом. - Тебе только хвоста не хватает и пары симпатичных рожек.
        - Вот и отлично, - улыбнулась Лео, надевая специальные «латные полосы», на каждой из которых существовали соответствующие приспособления для прикрепления небольших серебристых жетонов, обычно переливающихся на солнце всеми цветами радуги. - Главное чтобы Раельд смотрел не на жетоны.
        Одна латная полоса легла на пояс, на ней сейчас размещалось четыре жетона; две на предплечья, с жетоном на каждую и одна на голову, такая своеобразная диадема с жетоном спускающимся сзади на волосы.
        - Подожди, - окликнула ее Соня. - У тебя есть с собой какой-нибудь амулет?
        - Нет, я все оставила, - безразлично пожала плечами, не видя в этом смысла.
        - Возьми тогда мой, - предложил Мерджи, снимая с шеи тонкую золотую цепочку, словно та способна была принести удачу.
        - Зачем?
        - Новичков всегда должно что-то оберегать, а ты снова новичок, если и не в Крепости, то… в общем это твои первые Игрища. Если мы победим, то каждый может получить повышенное звание, а этот амулет всегда приносил удачу.
        - Звание - это хорошо, только как ты будешь без амулета?
        - Я забыл. Это наша собственная традиция. Традиция команды Фокс. Каждый, кто выходил на стадион, будучи новичком, надевал эту цепочку, - проговорил Драхем, одобрительно кивнув брату. - Когда-то она принадлежала мне, а потом перешла Арсену, когда была его первая игра, потом братьям и Кальметовым, когда мы приняли их в свою команду.
        - Ладно, - смирилась Лео, подставляя свою шею для украшения.
        - Вот и отлично, - поддержал Арсен, похлопав ее по спине и проверил, насколько хорошо прикреплены жетоны.
        Стадион тем временем наполнился и начал шуметь, в ожидании выхода команд.
        - Боюсь, на Раельда это не произведет ровным счетом никакого впечатления, - прошептал Драхем, когда они всей командой направились на стадион.
        - Типа, он очень любит Музу?
        - Нет, он слепой и видит только блестящие объекты. Я хочу сказать, его вниманием на поле безраздельно владеют жетоны. А ты лучше наколенники надень, а то ударишься случайно о стену или зацепишь что…
        - Зацеплю что? - подозрительно прищурившись, спросила, отчетливо понимая, что упустила из виду.
        - Например, сибль, чай не резиновые они, да и передвигаются.
        - Передвигаются? - вдруг испуганно вскрикнула Лео. - Ты не говорил, что там сибли будут передвигаться! Нет-нет, я туда не пойду, - попятилась назад, заметно бледнея - слишком плохо почувствовала себя. - Да я и думала, они из резины.
        Вот о чем она забыла. Передвижные мишени, создающие помехи, о которых рассказывал Арсен, ведь Воздушные Игрища - не простая игра в мягкий мячик. Сибли можно толкать и они будут лететь по заданной траектории, кроме того, их можно заколдовывать для убыстрения своего хода.
        - Чего ты паникуешь? Я вон каждый сезон в Гильдии Медицины чуть ли не поселяюсь после Стихийных Игрищ, - беспечно отозвался Арсен, словно ничего удивительного в этом нет.
        - Вот именно. Нет, я туда не выйду, - заупрямилась Лео, но Драхем крепко держал ее за руку.
        - Успокойся, - обнимая ее, мягким голосом попробовал утихомирить. - Соня и Мерджи - хорошие защитники. Арсен попадает к эсколперам только из-за своей беспечности и желания рисковать. Не слушай его.
        - Они, возможно, и хорошие, но если бы они были лучше, Арсену не приходилось торчать в Гильдии Медицины после каждой игры, - возразила, попытавшись вырваться. - Кроме того, нападающие Танна и Сейра.
        - Тана и Сейра - ничтожества, - намеренно соврал Драхем, погладив Лео по спине между крыльями.
        - На поле выходит команда замка палочек и скипетров, - тем временем кричал комментатор и глухие отголоски стали доноситься до их раздевалки. - Капитан: несравненный, самый лучший тикач за всю историю Крепости - Раельд Коннер, нападающие: Карера, Турион, сообщники: Фенос, Рапид и защитники: Казимос, Лесович, а вот команды Фокс не видно. Может, они струсили?
        - И ты хочешь, чтобы все думали, будто мы испугались? - насмешливо спросил Драхем, подталкивая ее к выходу.
        - Ладно, Солерон, но кроме похода в кино, ты мне должен еще мороженое, - холодно проговорила, попытавшись отогнать панику. - И на следующие Игрища ты найдешь себе кого-нибудь другого.
        - Идем, - решительно приказал блондин, открывая перед собой дверь.
        - Итак, - продолжил комментатор. - Команда Фокс решила почтить нас своим присутствием. Капитан и сообщник в одном лице: Солерон, защитники: Солерон, Кальметова, второй сообщник: Линкс, нападающие: Кальметова, Солерон и тикач: прекрасная новенькая - мадемуазель демро Нат. Как я уже говорил: объединение двух сильнейших кланов и теперь два чужака - интересное сочетание.

«У них и для меня комплимент образовался. Как мило. И все равно, в следующий раз…»
        Капитаны неприязненно посмотрели друг на друга долгим немигающим взглядом, обещая во время игры убить, и как только сибли загорелись, обе команды поднялись в воздух, а весь негатив мыслей смыла волна теплого волшебного чувства свободы.

«А может остаться, ведь Воздушные Игрища прельщают не популярностью, а своим неповторимым ощущением. Ага, а Водные? Надо будет попросить, чтобы рассказали о них полностью, прежде чем я начну в них играть, да и потренироваться надо будет лучше, чем в этот раз».
        Лео поднялась не очень высоко в небо, чтобы играющие команды оказались вокруг нее, а стараясь смешаться с сиблями, ловко маневрировала, огибая медленно движущиеся препятствия. Сделав небольшой трюк и перевернувшись в воздухе, заметила неподалеку Раельда, наблюдавшего за ней. Помахав ему ручкой, рванула с места, лавируя между игроками и свободно избегая начавшие летать сибли, а главное, пущенные в нее заклинания. Каким-то седьмым чувством знала, Раельд сейчас летает возле зрительских мест Защитников, а за ним уже увязались нападающие, и поэтому мешалась на пути у сообщников противоборствующей команды. Эмоциональный фон всего стадиона иногда долетал до нее, но хоть это и казалось странным и необычным, не спешила бежать за помощью в Гильдию Медицины, крича, будто сходит с ума.
        Впервые осмотрев стадион в солнечном свете, обнаружила, стены под трибунами не деревянные, как предполагала до этого, а каменные, что пугало еще больше, чем движущиеся сибли.
        Погода пасмурная, ничего не отвлекало - идеальная для игры. Солнце не слепило, и дождь не шел, видимость - отличная и только благодаря этому Лео немного успокоилась. Внутри все равно крутило беспокойство вперемешку с ажиотажем всех присутствующих на стадионе, от чего немного подташнивало - такое огромное количество чужих эмоций. Лео надеялась, все же чувствует окружающих, а не сходит с ума, так как в голове вертелось множество посторонних голосов и не свойственных ей мыслей.
        Она старалась не обращать внимания, но сделать это оказалось намного сложнее, чем подумать. Эти голоса ужасно отвлекали и даже мешали сосредоточиться на игре и на противниках.
        - Вот молниезоном завладел Драхем и на всей возможной скорости несется к сиблям, выбирая тот, который светится темно-фиолетовым, красивый пас Линксу, кажется руна управляемости воздушным потоком, интересный выбор, Арсен. Далее Драхем обходит Рапида и принимает молниезон для броска в только что сменившийся сибль на цвет команды Фокс, может, он сменит цвет… и да! Гол! Драхем открывает счет один ноль в пользу команды Фокс. Какой был красивый, а главное точный бросок. Солерон, признайся, ты не ожидал, что сибль поменяет цвет нужное количество раз.

«Хорошо. Кто-то говорил, что Драхем плохо владеет крыльями? Наверное, он просто выбрал себе не ту роль».
        Отвлекшись, не заметила, насколько близко успел подлететь Раельд, но вовремя его увидела и юркнула в ближайший движущийся сибль.
        - Раельд следует по пятам за Клеопатрой и, похоже, ему таки удастся ободрать ее, - продолжал говорить комментатор, слышимый на всех трибунах.
        Лео каким-то чувством знала, где именно Раельд и за каким жетоном тянется. Кувыркнувшись в воздухе, пропуская под собой летящего противника, успела ухватить с него один из жетонов и обрадовавшись удаче, полетела в сторону Арсена. Получив от него молниезон, направилась к ближайшему сиблю, горевшему темно-фиолетовым цветом, когда уже бросала в него молниезон, липучей руной прикрепила жетон, заворожено наблюдая, как сгусток чистой энергии летит в сибль. На заколдованном табло цифра один сменилась на пять.
        - Почему? - спросила она у пролетавшего Мерджи.
        - Сам не знаю, - пожал тот плечами, раздумывая над дальнейшими действиями. - Но это хорошо - заколдованное табло всегда верно считает очки.
        - Дурни вы, - смеясь стала пояснять Соня. - У нас было одно очко. Молниезон в сибле - еще одно. Жетон очки удваивает, а так как ты бросила их вместе, то и сам жетон сошел за одно очко, поздравляю.
        Соня и Мерджи ушли вверх, так как на них несся сибль, а Лео резко забрала вправо, но не заметила там еще одного и больно ударилась. Один из жетонов отвязался и начал падать.
        - Коннер ныряет к земле, неужели он успеет поймать жетон, так удачно соскочивший с тикача Фоксов? - в ажиотаже крикнул комментатор, будто и сам болел за каждую из команд по очередности.

«Ага, аж два раза», - мысленно ухмыльнулась Лео, накладывая призывающую руну и жетон, исчезнув прямо из-под рук Раельда, появился на ее ладошке.

«Вот так», - улыбнулась, привязывая на место свой жетон за специальную веревочку.
        - Какой шикарный финт, но либо мадемуазель демро Нат использовала руну призыва, либо это было против правил, хотя табло подсказывает, что руну призыва еще никто не использовал - правила не нарушены.

«Интересно, а сам поймаешься на трюк?» - подумала, в полете рисуя заклинание, которое должно было бы отвязать пару жетонов. Дорисовав несколько вензелей, чтобы оно получилось самонаводящимся, отправила его прямо в тикача чужой команды. Защитники, накладывавшие заклинание на сибли, не успели среагировать, и с тикача палочников слетело четыре жетона, как раз с того места, куда угодило заклинание - пояса.
        Она рванула вверх, вытянув руку, гася инерцию тела, а потом, сделав мертвую петлю, устремилась вниз к земле и тут же услышала характерный звук летящего сибля на очень высокой скорости.

«Турион, ну погоди у меня. Только вышла на стадион - сразу сибль, вместо здрасьте».
        Лео взглянула на табло и увидела счет девять: два, подумав, палочники просто мешаются, а два очка заработали на ком-то из ее команды, который бросил молниезон в изменившийся сибль с темно-фиолетового на ярко-зеленый.
        Успев захватить всего три жетона, упустила четвертый, который уже упал на траву, с которой ничего нельзя было поднимать, пока два сибля не столкнутся и не взорвутся ослепляющими искрами, возвращаясь в неподвижности на свои места.
        На этот раз она полетела к Драхему, у которого был молниезон. Взяв в руки небольшую шаровую молнию, с заклинанием замораживания сделала из него и трех жетонов сплошную ледышку, решив подлететь близко к сиблю. Стараясь больше избегать пущенных заклинаний, а не накладывать руны защиты, понимая, досконально не помнит, что именно успело использоваться, стала выполнять свой план.
        Заметив еще один сибль, но на этот раз заколдованный преследовать ее, устремилась к самой земле, и едва коснувшись травы ногами, ушла от него. Преследователь ударился о землю, а потом, пролетев еще некоторое расстояние, отскочил от стены, но продолжал лететь за волшебницей. Тогда, сложив крылья, она пролетела сквозь следующий сибль, надеясь на их столкновение и взаимный взрыв. К огромному удивлению, тот резко ушел в другую сторону, словно обладал сознанием, поэтому успела только заметить, как на табло сменились цифры. «Двадцать три: три» - гласил счет.

«Что ж, мы продолжаем вести, но жаль, очки не увеличились в геометрической прогрессии за каждый жетон», - разочарованно подумала, нырнув в еще один сибль.
        Видя продолжающееся преследование, Лео полетела на Коннера, желая и его сбить с толку.

«А Раельд чуть не попался. Вначале рванул за мной, а потом остановился, поняв, жетоны слетели с него. Молодец, но лучше бы он избавил меня от этого сибля», - подумала, продолжая петлять, чтобы слишком быстрый сибль ее не настиг.
        - Фоксы отрываются со счетом 24:3. Защитники Солерон и Кальметова недаром в этой команде, так как успевают не только защитить игроков своей команды, но и не дают другим добраться до сиблей.
        А трибуны пели разные вариации кричалок. Правда, алхимики вывесили огромный транспарант, отвлекающий внимание, но он только и кричал, прося команду Фоксов выиграть, а остальные трибуны, принадлежащие другим замкам, предпочитали либо отмалчиваться, либо громогласно поддерживали команду замка палочек, хоть и встречались те, кто во всей мешанине поддерживал команду Фокс.

«Ну и ладно, мы-то все равно ведем», - подумала, в который раз пытаясь отвлечься от чужих эмоций.
        Тут Лео каким-то образом почувствовала, Раельд летит к ней и стала осматриваться, а действительно увидев его, удивилась, на его груди остался всего один жетон, хотя на Клеопатре висели все семь.
        - Невероятно, - продолжал кричать комментатор. - На Коннере остался только один жетон. Если его сбить, то Фоксы станут победителями раньше.

«Что? Ах, Драхем. Почему ты мне об этом не сказал?»
        - Мадемуазель демро Нат несется в сторону Раельда. Следующий финт? Нет. Она действительно решила сорвать последний жетон. Но она не знает, какими свойствами он обладает, - орал комментатор, словно сам находился на поле и мог повлиять на исход игры.

«Вот предатель, Коннеру помогает», - всплыла в мозгу неприязненная мысль.
        И все же Раельд был намного быстрее, поэтому сейчас они летели почти наравне, чтобы увеличить скорость и разделяющее их расстояние, Лео вытянулась, словно струнка по всей длине. Теперь ее крылья быстро рассекали воздух, словно серебряные вспышки, а сама казалась темной стрелой.
        Но как только начала приближаться, палочник сорвал последний жетон и, живо нарисовав какое-то заклинание, бросил его в сторону трибуны Защитников. Лео больше ни на что не обращала внимания, только мчалась за ним, и опять почувствовала, как Раельд рисует какое-то неизвестное ей заклинание.
        Ставшая золотой монета, ударившись о стену, замерла, словно у ее выросли маленькие лапки, которыми и держалась, едва касаясь камней, и ее необходимо только подхватить, но туда невозможно подлететь на такой большой скорости, и это стало понятным всем. Нужно было либо уйти, либо рисковать врезаться в стенку.
        Лео оглянулась на Раельда, который, видимо передумал и теперь летел в след за ней, а по решительному выражению его лица поняла, тот сдаваться не собирается.

«А я что, не игрок? Не сдамся, Коннер - не мечтай. Отскребать будут только тебя. Я на крыльях успею развернуться, недаром же столько тренировалась».
        Уже находясь в нескольких метрах от цели, чувствуя все нарастающий шум вокруг и гул чужих эмоций у себя в голове, одновременно краем глаза заметила, противник резко забрал влево. Понимая, жетон можно не ловить, решила уйти вверх, но тут ее с неприятным хрустом припечатало к стене двумя мощными ударами сиблей, которые впоследствии столкнувшись, обдали слепящими искрами, и почти сразу исчезли.
        Время для Лео будто остановилось.

«Мамочки, как же больно. Так вот почему ты ушел, сволочь. Нет, чтобы крикнуть об опасности - предупредить», - от сильной и резкой опаляющей боли на глаза стали наворачиваться слезы, но, чувствуя, как ее начинает тянуть вниз, попыталась ухватиться за каменную стену.
        Тут же ее стала душить собственная цепочка, которая была надета Мерджи, а запустив руку в растрепавшиеся волосы, ухватилась за металл и дернула вниз. С новой обжигающей болью цепочка порвалась, оставляя на шее тонкий кровавый след. В ушах шумело с такой силой, что не долетало ни единого внешнего звука, да и приходилось держаться изо всех сил, намереваясь не только остаться в сознании, а и стараться не менять местоположения, но даже дышать ей невыносимо больно. Хотелось кричать, но для этого необходимо сделать вдох. Голоса в голове разом стихли, даря долгожданную тишину. Это тоже не сильно радовало, так как начинала понимать, умирает.
        Она все ждала, пока кто-то отреагирует и спасет ее от падения, но казалось - никого это не волнует. Члены ее команды не подлетели, чтобы узнать, все ли с ней в порядке, а из-за сильной боли в глазах потемнело, и невозможно увидеть хоть кого-нибудь.

«Надо как-то спускаться вниз. Аврель», - мысленно позвала дракона, ведь набрать в легкие воздуха, была не в силах. Подумав, тот не услышит ее призыва, отпустила стену, перекидывая весь свой вес на поломанные крылья, отозвавшиеся адской болью, словно действительно стали частью ее организма, от чего почти сразу потеряла сознание.
        Глава 12. И сердце разрывается на части
        Игра остановилась. На стадионе воцарилась мертвая тишина и казалось, будет слышно и ползущую муху на противоположной стороне магического купола.

«Что же случилось?» - подумал Севем, поднимаясь с места вслед за Архидуайеном замка алхимиков, желая собственными глазами увидеть, произошедшее на поле, так как комментатор, прикрыв рот ладошками, замолчал.
        Перегнувшись через перила, и посмотрев с трибуны вниз, заметил Клеопатру, отчаянно пытающуюся удержаться на стене. Лицо тут же обдало жаром, а спину пробил холодный пот, когда, наконец, понял, что случилось: в одной руке у нее что-то блестело, а игровая форма быстро сменяла цвет с темно-зеленого на бурый, пропитываясь темной кровью.

«Вишенка. Ты почему полетела за этим жетоном, будь эта игра неладна?! Вы же и так почти выиграли. Столько крови, - думал Севем, поднимая к себе на трибуну волшебницу с помощью нарисованного заклинания передвижения. - Только выживи. Прошу тебя. Неужели нельзя было надеть какой-нибудь защитный жилет или перед игрой наложить специальное заклинание? Мерлин, я все что угодно сделаю, только не умирай. Но только не здесь и не сейчас, и не так».
        - Она без сознания, - бегло осмотрев ее, спокойным голосом заключил дем Гор, но если бы кто-нибудь знал, какими усилиями ему удалось себя заставить настолько ровно говорить, обязательно позавидовал бы его выдержке.

«По четыре сломанных ребра с каждой стороны - это две больших колбы клейкого вещества для костей, но его нельзя применять, если есть открытые ранения. И откуда столько крови? А это что белое из груди торчит? Мерлин, ну почему же так руки трясутся и не слушаются?»
        - Севем, - теплая ладонь Карпалиса легла на плечо Главного Защитника. - Нужно отправить ее в Гильдию Медицины и чем быстрее, тем лучше.
        - Да, конечно, - согласился, быстро создавая из воздуха что-то наподобие летающего полотна, на которое уложили волшебницу, и чуть ли не бегом направился туда, где ей смогут помочь. Он не мог переправиться обычным магическим путем, так как отлично знал, от сильного магического давления Клеопатре станет еще хуже.

«Ты, главное, держись. Я не хочу тебя потерять и, нет, я не потеряю. По крайней мере, у меня есть твоя радуга, ведь животному поймать радугу практически невозможно, пусть это и Почтовый Дракон - я теперь знаю.
        Почему же сердце так болит? И почему Гильдия Медицины настолько далеко? И почему эсколперов никогда не бывает рядом, когда они так нужны?»
        В дверях невысокого трехэтажного здания их уже ждали несколько эсколперов в нежно-желтых одеждах и, уложив Клеопатру на постель, изящным движением руки одна из них убрала всю грязную одежду с нее. Другая тем временем, воспользовавшись волшебным медальоном, очистила кожу от крови, но та снова начала выливаться из раны, рядом с торчащей над сердцем костью.
        - Севем, не стой, срочно дай восстанавливающее кровь вещество - поставим капельницу, так эффективнее и заживляющий порошок, - приказала одна из эсколперов, накладывая заклинание, которое поможет остановить кровотечение. Только она хотела заживить рану, как пациентка пришла в сознание.
        - Стойте, - поверхностно дыша, прохрипела она, а из уголка ее рта потекла струйка яркой алой крови. - Ребро прошло через сердце и легкое.
        - Клеопатра, эсколперу Совонне лучше известно о ваших повреждениях, - проговорила одна из суетившихся целителей.

«Нет. Не может быть. Ну откуда ей знать? Да это и так видно. Мерлин, ну почему она, а не этот Коннер? Ведь один из сиблей предназначался ему, так как запустил его Мерджи».
        Младшая эсколпер все же решила проверить слова и вскрикнула, прижимая ладони к лицу.
        - Нужен эликсир Жизненной Энергии, - наконец сказала она, оценивая ситуацию. - А его у нас нет. Его не готовили вот уже несколько десятилетий, так как не находилось довольно способного алхимика, который бы смог приготовить такое сложное комплексное высшемагическое полуорганическое лекарство для нужд Гильдии Медицины. Переправлять ее нельзя, так как не перенесет транспортировки, а лекарство не у кого выпросить, разве что вызвать Роковую Женщину…

«И варится оно два лунных цикла, а ритуал подготовить - неделю», - мысленно добавил Защитник, ища выход.
        Тут в открытый проход влетела команда Фокс во главе с Драхемом, но их тут же выпроводил только появившийся Сирсилис.
        - Сибли чугунные, а заклинания придавали слишком большую скорость. От нее вообще должна была остаться лепешка, - негромко произнес вошедший, будто сам был в этом виноват. - Хорошо, они больше ни в кого не попали.
        - Хорошо, говоришь? - язвительно прошипел Севем, подходя ближе к кровати с Клеопатрой и вливая ей в рот микстуру, поддерживающую жизненные функции организма. - Ее явно пытались убить.
        - Не говорите глупостей. Это чистая случайность. В любом случае, вы должны знать, при таких ранениях практически ничего невозможно сделать, - продолжила младшая эсколпер, словно ее и не прерывали, а слезы беспомощности полились из ее глаз.
        - Не можете - убирайтесь, - гаркнул Главный Защитник, вооружившись волшебным мечом и становясь на колени возле низкой кровати.
        - Но вытаскивать кость нельзя - девушка сразу умрет, а, не вытащив осколок, рану невозможно заживить. Волшебство не позволяет останавливать такие кровотечения.
        Он заглянул в глаза цвета молодой зелени, которые плескались в океане боли и медленно закрывались, моля о помощи. Когда веки сомкнулись, из одного уголка потекла прозрачная слезинка и, добежав до подушки, впиталась в белую ткань, оставляя чуть серый мокрый след.

«Знаю, но я обязан хоть что-то сделать. Я не могу позволить и тебе умереть, не хочу. Я могу поделиться…»
        - Севем, ты же знаешь, это запрещено волшебным кодексом, - прозвучал мягкий голос Тинка Ревера - Архидуайена замка диадем.
        - Быть нейтрализатором Жнецов тоже запрещено, но какая разница, если она будет жить! - крикнул на Архидуайена в ответ, поднимаясь со своего места. - Сделайте вид, будто ничего об этом не знали, а потом хоть линчуйте.
        - Севем, даже если ты поделишься с ней своей магически-жизненной силой, ей это вряд ли поможет.
        - Это почти то же самое, что и эликсир Жизненной Энергии.
        - Оно станет равным, только если ты являешься Драконом или Роковой Женщиной, как была мадемуазель демро Лефей, - авторитетно убеждал Архидуайен, останавливая от поспешных решений.
        - Так что? Вы дадите ей так просто умереть? - возмутился Сирсилис, требуя действий.

«И ты бываешь иногда полезен, - с благодарностью подумал Севем дем Гор, подходя к шкафу с лекарствами за следующим веществом для поддержания жизненных сил Клеопатры.
        - Мы просто не в состоянии что-либо сделать, - разводя руками, ответил Светос от имени Совета Архидуайенов.
        Клеопатра стала еще чаще дышать, и все обратили на это внимание.

«Пожалуйста, не умирай.
        Великая Королева, я тебя давно ни о чем не просил, но сделай так, чтобы она не умерла. Если понадобится - возьми мою жизнь, но оставь ее», - собирая остальные нужные пузырьки, подумал и буквально подлетел к кровати.
        Все тело волшебницы стало покрываться яркими алыми искорками, будто те выходили из кожи, закрывая своим светом, а Севем, словно ничего не замечая, продолжал поить пациентку разными лекарствами, настойками, эликсирами и микстурами.

«Пей, все будет хорошо. У тебя крепкий организм и рана сама заживет. Вот и кровь перестает вытекать. Ты только пей и борись, пусть не ради меня, пожалуйста. Ты только выживи».
        Он собрался опрокинуть очередную горькую жидкость в рот волшебнице, как ее тело рассыпалось водопадом маленьких алых звезд и, разлетевшись, искры погасли, оставляя после себя пустую белоснежную постель.
        - Нет, - прошептал Севем, выпуская из рук все пузырьки, со звоном бьющиеся об пол. - Аврель! Зверюга ты бесполезная, - в отчаянии крикнул, боясь допустить мысль о том, что произошло на самом деле.

«Не может быть. Даже смерть такая же. И опять моя вина. Почему не узнал у Драхема кого он собирается выпускать на стадион? Светос, неужели она тебе мешала, что ты решил ее не спасать, ведь если бы это был твой Коннер, ты уже всех на уши поставил, даже из-за царапины», - мысленно бушевал Главный Защитник.
        Он не мог понять, как такое могло произойти перед взором всех Архидуайенов и Защитников Крепости. Ведь это должен был быть кто-то очень сильный, умелый и опытный.

«Возможно это даже наемник, но не среднестатистический, - рассуждал дем Гор, погружаясь в себя, сразу решая разобраться в ситуации. Доходить в своих домыслах до уровня легендарных наемных убийц, проще называемых Идэрры. - Да, эта группа независимых волшебников всегда использовала слишком сильную магию, а ее носители считались бессмертными и отличались наличием баснословно дорогих демонийских доспехов. Только они могли одновременно и сделать сибли чугунными, облегчая, не позволяя им упасть и позволяя быстро разгонять, но при этом вовремя вернуть им вес и задать ускорение. Сибли не мешает проверить, хотя, уверен, следов уже не должно остаться. Только я обязан выяснить кто это. И вполне возможно, это один из обитателей Крепости, но пусть никто и не мог проникнуть сюда, все равно надо будет всевозможные ходы рассмотреть. Единственное, как Идэрры могли проникнуть в Крепость, а самое главное, когда, что их не обнаружили».
        Только он хотел уйти, как перед ним появился белый Почтовый Дракон в ярком столпе пламени и, жалобно скуля, приземлился на то место, где совсем недавно была голова Клеопатры.

«Вовремя же ты почувствовал. Тоже мне верные существа, - язвительно подумал Севем, направившись в свои апартаменты. - Что же так сердце болит, будто вырвали его и вывернули наизнанку? Это же мне разговаривать с ее родителями, а если они попросят тело? Нет, пусть Светос и объясняется. Плевать на все. Сейчас же пишу в отставку, а завтра меня уже не будет в Крепости.
        Да. Это побег.
        Но не от людей - от себя. Затворничество в апартаментах мне точно не поможет».
        Резкая боль в сердце, словно иглой проткнули, и одновременно стало трудно дышать, а воздух казался жидким.

«Хорошо бы это был сердечный приступ, тогда точно никто ничего не скажет. Все обитатели замков будут рады. Может, сделать такой подарок?» - подумал, присаживаясь в высокое кресло у камина, и при помощи кольца написал заявление об уходе, забрасывая его в слегка дрогнувшее отражение зеркала.
        Немного посидев и посмотрев на свое изображение, и словно что-то вспомнив, поднял руку.

«Именно так мог и поступить, если бы не магическое обещание, данное на краю жизни, на другой стороне мира, а значит нужно призвать сердечные капли, - в протянутой руке оказался пузырек с изумрудной жидкостью, от которой тянуло ментолом и эвкалиптом.
        Севем, казалось, специально медлил, зная, ничего непоправимого не случится, если он сейчас же не поторопится.

«Прямо как ее глаза», - подумалось ему, и опрокинув жидкость из пузырька себе в рот, хоть ненамного заглушил боль вновь открывшейся раны.
        От сердца немного отлегло, и оно стало словно окутанное ватой. Боль притихла, став тупой, ноющей - как всегда, когда приходили яркие воспоминания о Шерри.

«Одинаковые зеленые глаза с веселыми даже озорными искорками, в которые хотелось смотреть бесконечно.
        Не нужно вспоминать, будет только больнее и, к сожалению, уже ничего не вернуть.
        Стоп. У меня же теперь есть радуга. ЕЕ радуга. Она не может не вернуться!»
        Буквально слетев с кресла, подбежал к полке и осторожно поднял подаренную радугу, а бережно взяв ее в руки, перенес и поставил на стол.
        - Севем, ты должен будешь появиться на ужине, но желательно и на обеде, - из зеркала вышел Сирсилис.
        - Никому я ничего не должен, - прорычал Главный Защитник, загораживая собой маленькое сокровище, переливающееся всеми цветами.
        - Что ты собираешься делать? - подходя ближе, заинтересованно спросил гость.
        - Не твое дело.
        - Мне тоже очень жаль, но в любом случае…
        - Пошел вон, - угрожающе прорычал уже собираясь вышвырнуть его магией. - Или ты хочешь не дожить до конца этого года? Могу устроить и прямо сейчас.
        - Севем…
        - Ты плохо меня понял, Тартос? - понижая голос, поинтересовался Главный Защитник, не позволяя спорить.
        - Нет, я уже ухожу.

«Надо было заблокировать зеркало, хотя и сейчас не поздно».
        Когда уход Сирсилиса возвестил скрежет и вспышка золотого света, Севем быстро нарисовав, наложил на зеркало блокирующие чары и вернулся обратно к столу.
        - Так, сначала ее нужно увеличить, - пробормотал и начал вспоминать, где у него книга, в которой подробно описан необходимый ритуал.

«Надо отправляться в родовой замок», - пролетела мысль, и он решил закутать артефакт в защитные чары.
        Воспользовавшись золотым порошком, отправился в свой замок, думая о появившемся шансе вернуть все на круги своя.

«Не даром же она дарила мне эту радугу, и было так угодно, чтобы это сокровище удачно поймалось, если это все-таки сделала Клеопатра.
        Да, пойду на ту сторону и приведу обратно всех, кого найду, если пройду. Меня же еще могут не пустить, иначе бы многие позабирали своих любимых и родственников».
        - А вот и ты, - усмехнулся он, раскрывая нужную книгу.
        - Хозяин вернулся, - прошелестел услужливый слуга.
        - Нет, хозяин ненадолго и вернется не скоро, - ответил дем Гор, ругая себя, за разговоры о себе в третьем лице.
        С неяркой вспышкой слуга исчез, намереваясь не мешать, так как Севем сделал тому знак оставить его в покое.
        Взяв еще несколько книг из этой секции, Севем вернулся в свои апартаменты в Крепости и заперся в личной лаборатории, не желая быть побеспокоенным.

«Сначала попробуем призвать», - подумал, начерчивая на каменном полу гектограмму при помощи синего светящегося порошка из специального комплекса веществ и порошков для настройки порталов.
        - Хорошо, - снимая плащ, тихо шепча продолжил, потому как в помещении заметно потеплело от такого количества вещества, отдающего энергию в виде Горящего света.
        На улице уже стемнело и снова начал накрапывать дождь. Неприятно барабаня по карнизу окон под самым потолком, вынуждал наложить временное заглушающее заклинание на стекла и зажечь ритуальные свечи.

«Теперь нужно поставить на середину радугу и увеличить ее».
        Но, заглянув в книгу с описанием, понял, чуть не ошибся и стал читать заклинание, приводящее в действие портальный переход.
        На углу каждого луча вспыхнул яркий огонек, оповещающий о работоспособности системы. Все огни разного цвета, отвечая соответственно за вид представляемой магии, и двумя фонтанами били огни жизни и смерти, как двойная арка, из которой должны появляться призываемые люди.

«Хорошо, все идет как надо. А вот теперь нужно опоясать все это радугой».
        Увеличив подаренный природный артефакт, Севем стал отдельным заклинанием прикреплять ее к каждому огоньку, а когда круг замкнулся, наконец, смог увидеть вход в другой мир. Он выглядел нечетким с его стороны, словно со смазанными красками и движущимися пятнами по другую сторону.

«Неужели я у цели? Мерлин, помоги мне удержать все это».
        Но как только начал читать призывное заклинание, радуга лопнула и, сжавшись, снова стала маленькой, а все огни погасли от образовываемого завихрения ветра.

«А это говорит, с помощью радуги я не могу никого призвать, слишком у меня мало магической силы для этого, - обреченно подумал, прочитав очередной абзац книги, когда заметил - что-то пошло не так. - А чтобы перейти на ту сторону, нужно ждать минимум Йоль, когда вся магия будет бушевать, и все артефакты притянут магическую силу, находясь на пике своих возможностей».
        Раздался стук в дверь и Севем вздрогнул, отходя от собственных мыслей. Только сейчас заметив, утро уже давно наступило, понял - он пропустил не только вчерашний обед, но и сегодняшний завтрак.

* * *
        Лео начала приходить в сознание, ощущая творимое над ней колдовство. Сразу почувствовала, рану на груди хотят заживить, но откуда это знание пришло, понять было невозможно.

«Как же больно, но я должна остановить их, иначе они меня убьют», - подумала, через силу сосредотачиваясь и открывая глаза, немного осмотрелась.
        - Стойте, - еле дыша, прохрипела, чувствуя, как из уголка ее рта потекла струйка чего-то липкого.

«Ненавижу, когда что-то течет по лицу», - проснулась брезгливая мысль и тут же угасла под напором боли - стало как-то все равно, что и где течет.
        - Ребро прошло через сердце и легкое.

«Поверьте мне, пожалуйста».
        Клеопатра видела, как окружающие разговаривают, но не слышала ни звука из-за шумевшей в голове крови и ужасной пульсирующей боли во всем теле, молоточками отдающейся по ранам и нервным окончаниям.
        Подошел Защитник дем Гор и влил ей в рот восстанавливающее кровь лекарство, которое легко можно было определить по горькому вкусу и остаточному ощущению, как после прогорклого масла.

«Спасибо, ты всегда знаешь, что мне нужно, столько крови потерять. А это откуда я знаю? Ладно, потом разберусь, сейчас главное - выкарабкаться. Неужели Арсену всегда так достается? Тогда мне его искренне жаль, а еще больше жаль себя, ведь на этот раз «удачливей» оказалась я, а не он. Ой, на колени становится, что же ты делаешь? Спорят о чем-то. Мне срочно нужно домой, здесь не смогут помочь. Домой».
        Лео напряглась, желая переместиться в другое место: от охватившей сильной боли стала дышать чаще, но легче, стараясь не тревожить не только кость в груди, но и поврежденные ткани вокруг нее.

«Еще лекарства, наверное, не менее неприятные. Сколько же можно?!»
        Через несколько секунд упорного выброса магии, почувствовала, как стало немного легче, а главное, у нее начало получаться перемещение.
        Яркая вспышка.

«Я дома», - почувствовала всем телом, но, открыв глаза, увидела, находится в совершенно незнакомой комнате: высоченный лепной потолок, огромные окна, вишневого цвета шелковое белье на кровати, светлый, почти белый паркет.
        - Госпожа, - вскрикнул только появившийся Зерка.
        - Оставь меня. Аврель, ты тоже, - прохрипела, и каким-то новым появившимся чувством зная о присутствии посторонних, выставила вокруг комнаты мощную защиту, сотканную из мельчайших частиц эмоций.

«Теперь никто не помешает мне», - пролетела уверенная мысль, когда немного расслабила напряженные мышцы.
        Перед глазами появилась странная пелена и светлые цвета приобрели легко свечение, начиная резать чувствительные органы. Из-за туч вышло яркое солнце и на белый широкий мраморный подоконник упал широкий солнечный луч. Он казался слишком ярким и это заставило волшебницу прищурить глаза, а поэтому и не сразу поняла, когда этот луч оформился в прекрасную женщину с тонким строением и большими глазами цвета летнего неба, с расходящимися цепочками молний от зрачка.
        - Не пугайся, - мягким журчащим голосом предупредила гостья, присаживаясь на кровать возле Лео, вызывая огромное желание довериться.
        - Кто вы, - прохрипела молодая волшебница, чувствуя на языке собственную кровь.
        - Я та, кто может помочь тебе, но наша встреча должна остаться тайной. И, к сожалению, это единственный раз, когда я могу это сделать, но я научу тебя исцелению.
        - Кто вы, - повторила свой вопрос Лео так и не найдя в себе сил отвести взгляд от прекрасных властных глаз незнакомки.
        - Не дергайся, тебе это вредно.
        - Что вы хотите взамен?
        - О, совсем ничего… всего лишь твою душу.
        - НЕТ! - воскликнула Лео, не позволяя себе даже допускать мысли о подобном.
        - Я шучу, - засмеялась странная гостья и этот звук, словно музыка ветра коснулся волос, чуть распушив их.
        - Тогда что?
        - Обещаю, ничего с тебя не потребую. Возможно, когда-то ты сможешь помочь мне, но в любом случае, лучше, если ты не будешь знать моего имени, иначе, у меня будут крупные неприятности, - гостья положила свою утонченную ладошку на лоб раненой волшебницы, заставляя перейти на грань сна и яви.
        Лео не могла сопротивляться накатившей усталости и тяжести век, а от большой потери крови так и невообразимой слабости. Погрузившись в полусон, и откуда-то точно зная все действия, увидела, как что-то невидимое постепенно распыляет сломанную кость, в то время как повреждения в сердце и легких начинают затягиваться благодаря регенерации, усиленной обращением магической силы, активировавшимся из-за непереносимой боли. Одновременно мозг стали наполнять знания, затопляя мощным цунами, сбивая на край сознания все мысли и предыдущие знания. Выгнувшись дугой, с резкой болью почувствовала, как ее кость, цепляясь острыми краями за концы раны, выходит.

«Как больно! Мама, что же это такое?»
        Слезы брызнули из глаз неудержимыми ручьями, забирая все чувства и оставляя после себя странную пустоту, безразличие, и безграничную боль.

«А я ему так ничего и не сказала.
        А, впрочем, и смысла нет, будет спокойней жить, и так ведь переживает.
        Побелел-то как! Естественно, с родными кому объясняться? А мама сдавала меня лично ему в руки», - думала, пытаясь отвлечь себя, пока кость выходила из грудной клетки. Уже и забыла о присутствии посетившей ее дамы, но на данный момент уже никого не было и пришлось напрягаться и самой продолжать свое лечения, неосознанно черпая силу и знания из полученного опыта недавней гостьи.
        Кость, казалось, двигалась слишком медленно, но ткани срастались с такой же скоростью, поэтому Лео очень хорошо знала: нужно потерпеть.

«Мне нельзя терять сознание, только не сейчас», - проскочила мысль, когда кусок ребра полностью вышел.
        Теперь Лео почему-то уверилась, ее жизнь вне опасности, но ребра следовало привести в порядок, так как сейчас у нее не хватало примерно половины - поломаны, а другая половина вся в мелких и крупных трещинах.
        Присутствие незнакомки болью или волей самой незнакомки было вытеснено из сознания молодой волшебницы и та стала думать, будто с самого начала сама излечивала себя.
        Смежив веки, попыталась представить, как видит в темноте ребра, и действительно, перед глазами встала картинка ее состояния изнутри. Кости в грудной клетке представляли собой чудовищную картину - больше напоминали куст с ветвями, росшими в разные стороны.
        Далее начав строить магический план, по которому пустит лечащие заклинание: как все кости будут становиться на места и восстанавливаться, очень быстро зарастая. Там, где не хватало куска ребра, регенерируется новая часть, не менее крепкая и такая же настоящая. Начиная быстро подготавливать нужные заклинания, почувствовала, ей не хватит магических сил для создания новой костной ткани, поэтому стала вплетать материю собственной тени, полагаясь, так делать все-таки можно.
        Когда закончила поэтапно рисовать этот процесс, задала магический импульс, сразу же начиная чувствовать, как ее ребра аккуратно разворачиваются. Они причиняли сильную характерную боль, задевая при движении нервные окончания всех тканей, но боль, под воздействием успокаивающей магии, быстро проходила.
        По завершению всего самолечения, Лео почувствовала себя настолько утомленной и магически истощенной, что приходилось с трудом удерживать себя на грани сна, а кроме всего, ее мучила остаточная боль. Будучи настолько сильно измученной, уснула без снов, восполняя потерянные силы.
        Утром Лео проснулась в своей комнате в замке алхимиков, словно ничего и не было, только иногда стреляющая боль в ребрах напоминала о событиях вчерашнего дня.

«Да. А теперь возникает вопрос: где это я была?
        Есть-то как хочется, но для этого нужно встать с постели и странно, а где это Аврель?» - подумала, и перед ней, вспыхивая голубыми искрами, появился Почтовый Дракон.
        - Привет, маленький, - улыбнувшись, поздоровалась и хотела погладить малыша, но из-за резкого движения заныли ребра, и рука остановилась на полпути.
        Лео знала, с костями все в порядке, а это всего лишь остаточное явление, видимо, где-то в полусне напутала с заклинаниями и пусть основное вылечила, но легче от этого не стало. Смотря на радостного дракона, почему-то сложилось впечатление, будто зверь знал о ее скором возвращении и был уверен, его не бросят.
        Осторожно поднявшись, прошла в ванную комнату и, приняв душ, медленно оделась. Не желая ощущать резкую боль в ребрах, старалась лишний раз не напрягаться и не делать поспешных порывистых движений, поэтому двигалась нарочито медленно и размеренно. Волосы решила не собирать, а оставила аккуратными полукольцами на кончиках спускаться по плечам и спине - расчесывание приносило слишком яркую боль.
        Взглянув на часы, ужаснулась, собиралась в три раза дольше, чем обычно и теперь опаздывала на завтрак, а будучи уверенной, и дорога займет времени не меньше, грустно посмотрела на лес в окно.

«Ничего, сегодня ведь не нужно идти на практику или индивидуальные часы, а тем более на тренировку: воскресенье, как-никак. Поем в Гильдии Пира, где живут слуги. Отлично, а зачем же я сейчас собираюсь в Трапезную, если можно было попросить Авреля или Зерка принести что-нибудь», - думала, выходя из Башни Сна.
        Двери в Трапезную оказались слишком тяжелыми для ее теперешнего состояния, и решив воспользоваться магией, так как чувствовала в себе полный прилив сил, немного не рассчитала, и открылись обе створки, с грохотом ударившись о стены по бокам.
        Трапезная оказалась довольно мрачной, и вместо обычных разноцветных гобеленов со множеством гербов армии семей, создавших Крепость, висели черные полотна, и вместо веселых пышущих красками скатертей тоже лежали черные. Обитатели замков, не исключая Совета Архидуайенов, стояли одетые полностью в черное, что еще больше добавляло мрачности к обстановке. Даже лучи солнца, падающие на оголенные каменные стены, казались грустными и какими-то неяркими.
        Как только двери стукнулись о стенки, все как по команде повернулись и молча посмотрели на Клеопатру, которая невозмутимо шла к своему месту за столом команды Фокс.
        Еще когда она одевалась, то почувствовала, как магия, словно разлилась по ее венам, разжигает внутренний огнь, поэтому сейчас была только в теплом платье светлого желтого цвета, а плащ остался в комнате за ненадобностью.

«Нападение - лучшая защита», - подумала, а вслух укорила:
        - Меня забыли предупредить о вашем сегодняшнем празднике, - стараясь произнести осуждающим голосом, ведь чувствовала себя немного виноватой из-за опоздания, но попытка удалась.
        Никто из присутствующих не шелохнулся и не произнес ни слова. Тогда решив пойти на свое место, машинально отмечая, Главного Защитника за столом не оказалось, как Сирсилиса, двинулась вперед. Пока медленно шла к столу команды Фокс, отчетливо чувствовала все взгляды, обращенные к ней, а подойдя к Драхему, который тоже смотрел на нее ошеломленным взглядом, тихонько поинтересовалась:
        - Так, а что празднуем-то? - ее шепот в звенящей тишине разнесся по залу раскатом грома.
        Но реакция Солерона была для нее шокирующей. Вместо ответа он обнял ее, крепко прижимая к груди, будто говоря, хочет защитить от всего плохого на всем белом свете. Сначала такая реакция была непонятна, а в особенности, болезненные ощущения - по ее костям пробежали прострелы резкой ломи, от чего Лео мало не вскрикнула, а потом, от нахлынувших смешанных эмоций, принадлежащих им обоим, чуть не расплакалась. Обняв оружейника в ответ, чувствовала, как его руки нежно и осторожно поглаживают по спине, словно он боится сделать лишний раз больно, но обязан убедиться, она как минимум материальна.

«А Драхем слишком перенервничал», - подумала, отвечая на дружеские объятия, а по спине пробежала волна дрожи от перенапряжения недавно восстановленных мышц.
        - Можете садиться - минута молчания отменяется, - громогласно заявил Архидуайен замка палочек, садясь на свое место.
        Все присутствующие в Трапезной волшебники, будто очнувшись ото сна, стали шуметь, двигать мебель и громко разговаривать.
        - Маразматик, - ругнулся Драхем, легко целуя ее в щеку, но не выпустил из своих теплых объятий. - Тебя вчера всей Крепостью хоронили и церемонию провели, даже из Парламента Объединенного Волшебного Королевства приезжали подтверждать твою смерть.
        - Вот как? И каким образом они определили, что со мной произошло? - удивленно спросила, попытавшись незаметно вырваться из объятий блондина, так как слишком смутилась от его действий.
        - Искали магические следы, но ничего так и не найдя, решили занести тебя в список погибших, - негромко пояснил Драхем. Он выпустил ее из своих объятий, позволив опуститься на стул.
        - Чудесно, а что в таком случае положили в могилу? - весело поинтересовалась, подхватывая первый попавшийся тост со стола, думая, слишком быстро хоронят и по ее информации это уже как минимум второй случай.
        - Не знаю, скорее всего, горел пустой сосуд, - пожав плечами, пояснил Драхем, присаживаясь рядом с ней.
        - Но похороны были шикарными, - вклинился в разговор Арсен и, подмигнув, добавил. - Твой дракон даже спел на пару с Рексом Карпалиса, но на мой вкус, музыка была не похоронной, а скорее обнадеживающей и, собственно говоря, я теперь понимаю, почему.
        - Мой отец все дела оставил, только чтобы появиться, - еще тише продолжил Драхем.
        - А мои родители были? - ахнула, опасаясь, родители уже успели от нее отказаться.
        - Нет. Им рассказать не успели. Светос должен был ехать к ним только сегодня вечером, - подключился Лесович - щуплый высокий волшебник со светло-карими глазами, который чем-то напоминал волка.

«Кажется, он был защитником в Воздушных Игрищах у команды замка палочек», - пролетела мысль узнавания, но за ненадобностью скрылась.
        - Как это, похоронили, а родителям ничего не сказали? - удивилась Лео, плохо понимая мотивы поступков Аридуайенов.
        - Боятся международного скандала, ты ведь у нас иностранный МВС - магически важный субъект, - продолжил Арсен, весело подхихикивая, действительно видя в этом что-то смешное.
        - С каких это пор я приобрела такой статус? - вкрадчиво поинтересовалась, смотря Драхему в глаза, зная, он всегда владел большим количеством информации.
        - Как только тебя забрали, ведь такие волшебники, как ты, встречаются очень редко. Они могут прятать свою магическую силу по желанию, и никто не в состоянии такой субъект обнаружить. Ты не излучаешь тот вид магии, с помощью которого находят и определяют волшебное существо, - начал рассказывать он, попутно поясняя некоторые нюансы. - А по сему, даже если выйдешь в город или на ярмарку, то тебя там не обнаружат. Вообще не найдут, если захочешь спрятаться, - словно по секрету поведав об этом, блондин говорил тихим едва уловимым голосом.

«Ага, а какие же тогда излучения и границы я прячу под щитом? Ладно, это потом выясним».
        - Поэтому тебя и нашли только после того, как использовала свои силы почти на всю мощь, но сразу заглушила магическую вспышку. Так что, если бы тебя никто не видел, то использование магической силы не было бы зафиксировано, и ты не смогла бы попасть в нашу Крепость, - закончил Солерон, заставив по-новому взглянуть на ее магическую силу. - И мне тогда становится интересным, каким образом тебя обнаружили Охотники. Ну, Севем понятно, ему кто-то заранее сообщил, да и поговаривают, на тебя было Приглашение Крепости, хотя доподлинно не известно.
        - Великолепно, а что остается из магического излучения, ну след у всех волшебников, когда они творят волшебство? Да и вообще, от каждого исходит небольшой магический импульс и всегда остается след, если его не замести.
        - От этого никуда не деться, - гордо распрямив плечи, пояснил Драхем. - Но есть одно очень сложное заклинание, которое выставляет щит; это из разряда Высшей Магии и удается не всем волшебникам. А твой след маскируется самостоятельно, словно уходит в тень или вместе с тенью, я где-то об этом читал, вот только где? Нет. Не помню.

«Да? Тогда я очень рада, что оно мне удается, а главное, не только оно, ведь не каждый может прочесть библиотеку из нескольких сотен книг за вечер…»
        - Мадемуазель демро Нат, - Лео и не заметила, когда перед ней появился Террольд, и сфокусировала на нем взгляд только после обращения.
        - Да, Защитник? - спросила, отрываясь от собственных раздумий и собираясь послушать новую информацию.
        - Зайдите в кабинет к Архидуайену замка палочек, как только закончите завтрак, - попросил тот и, утихомирив взглядом некоторых слишком шумных обитателей Крепости, удалился.

«Отлично, а как, они представляют себе, я попаду внутрь без Защитника? Да не слишком ли часто я посещаю наших Архидуайенов?»
        - Зачем он тебя вызывает? - тихо поинтересовался Арсен, по каким-то причинам считая опасным.
        - У меня вопрос лучше: разве до вынесения результатов эшеминга они могут покидать Башню Совета Архидуайенов?
        - Да, - подтвердил Драхем, слишком часто посматривая на нее, забывая о завтраке, боясь упустить или потерять. - Но только для посещения своих кабинетов и то в экстренных случаях, а твой случай является одним из них. Все думали, ты мертва, а это отменяет все правила эшеминга, так как претендент исчез.
        - Понятно, но мне-то откуда знать зачем я понадобилась Архидуайену, хотя я думаю, вызов связан с моим «воскрешением», - ухмыльнулась, спокойно заканчивая завтракать, не желая потом испытывать чувство голода.
        - Севем обещал сводить нас в кино после Воздушных Игрищ, если мы их выиграем, - очень тихо, чтобы его услышала лишь она, задерживал ее Драхем, словно не желая отпускать.
        - И что? Ты хочешь сказать, вы смогли выиграть? Палочники сдались?
        - Вообще-то, последние очки сделала ты. Магическое табло засчитало и последний пойманный жетон, и разбитые сибли, когда этот жетон и те, что были на тебе, в них угодили. Так что в общей сложности мы сделали их всухую. Жетон запутался в твоей цепочке, когда тебя припечатало к стенке, - усмехнувшись, рассказал, показывая, насколько сильно гордится ею. - Потом угодил вместе с остальными в сибли, а цепочку ты, видимо, сорвала, и та осталась у тебя в руке и это конец счастливой традиции - теперь ты не уйдешь из нашей команды. В общем, победа осталась за нами.
        - Не уйду из команды?
        - У Раельда нервный срыв, - добавил Лесович, словно задался целью отвлечь Лео от мыслей.
        - Ага, ему как сказали, что ты умерла, так у него истерика и началась, - позабыв о завтраке, тихо заверил Арсен, решив объяснить слова.
        - Правда началась она еще на поле, когда твою форму начало обильно заливать кровью, и ты висела на стене, - продолжил за него Драхем. - А когда отлипла, так еще и ловить полетел, но именно в этот момент тебя стали поднимать наверх.
        - А где тогда сам Коннер? - поинтересовалась, осмотрев стол, где сидела команда по Воздушным Игрищам замка волшебных палочек.
        - Был на завтраке, - пожав плечами, беспечно произнес, не задумываясь над этим фактом. - Зачем он тебе?
        - Любопытно, чем это таким он занят в воскресенье утром. Ладно, пойду я, а то Архидуайен нервничать будет, - тихонько ответила, осторожно вставая из-за стола, не желая тревожить продолжающие болеть ребра.
        Почему-то сегодня Светос дем Вальд начал вызывать у нее негативные чувства, но никак не могла понять, почему. Переправившись в замок скипетров через портальную комнату, которая мало чем отличалась от остальных - только цветом волшебных символов, начала искать кабинет Архидуайена и в итоге нашла нужные двери, выглядевшие характерным образом, охраняя вход. Надежды Клеопатры не оправдались, ведь хотелось увидеть хоть кого-то возле кабинета, кто окажет посильную помощь с паролем и проходом через завесу, но коридор оказался на удивление пуст.

«Ну что? Неужели он надеется, я буду стоять и угадывать мысли или подбирать отмычку к замку?»
        - Не дождешься, Жнец плохих новостей, - только Лео произнесла слова, как двери распахнулись, показывая убегающую ввысь лестницу. Плотная магическая завеса в тот же миг поднялась, позволяя пройти в гости.

«А вот теперь гадай, пароль - это «не дождешься», «Жнец» или «плохие новости». Голосуем, лично я за новости.
        Хотя, возможно, завеса среагировала на мои магические импульсы», - веселилась Лео, поднимаясь по лестнице, и без стука вошла, улыбаясь собственным мыслям.

«А смысл стучать? Я уверена, охранная магия уведомила его о вторжении. У меня ведь похожая защита стоит, только значительно проще, так что…»
        - Доброе утро, - поздоровалась, позволяя двери закрыться самостоятельно, о чем возвестил легкий щелчок.
        Этот кабинет отличался множеством многофункциональных приборов сомнительного первоочередного применения. На подоконнике - несколько маленьких разной формы хрустальных статуэток. На стене - зеркал, на столе множество бумаг и, как ни странно, подставка для карандашей, из которой торчало несколько разноцветных деревянных палочек. Такие же лежали на столе. По левую руку размещался огромный шкаф, в котором размещались ровные переплеты древних на вид книг.
        В кабинете кроме Архидуайена Светоса и Защитника Сирсилиса сидел Раельд, и реакция каждого на ее появление заметно отличалась. Светос погладил свою благородную седину, придавая лицу удовлетворенный вид: улыбка, но в глазах не обнаружила радостного блеска, так часто раздаваемого палочникам; Сирсилис расплылся в счастливой улыбке на все тридцать два зуба, а Раельд смотрел с какой-то обреченностью, но и с немалым интересом.

«А тебе, радость моя, что потребовалось здесь? Неужели поговорить хочешь? А Солерон все ножки отбил в поисках тебя, так хотел пообщаться».
        - Доброе. Присаживайся, - кивнул Светос, делая приглашающий жест на ближайшее кресло.
        Лео медленно прошла вглубь кабинета и удобно присела в кресле, желая полностью полностью расслабиться и наболевшие за вчерашний день мышцы могли немного отдохнуть.
        - Как здоровье? - спросил Архимейж, но участия в его интонации не ощущалось, а поэтому совершенно не хотелось отвечать.
        - Спасибо, - усмехнулась она, не желая говорить на эту тему. - Жить буду.
        - Очень хорошо, - но в этих словах ей послышалось: «очень жаль», а показывать, поняла Архидуайена, не стала, и обратила внимание на улыбку Сирсилиса, которая светилась искренней нежностью.

«И что он все время улыбается? Даже немного раздражает. У тебя скулы не болят?» - хотела скривиться, но вспомнив, на лице не нужно выдавать эмоции, попыталась расслабить мышцы.
        - Тебя, конечно же заботит, зачем я вызывал, - продолжил Архидуайен замка палочек.

«Надо мне оно. Все равно сам все расскажешь».
        - Так вот, я хочу дать тебе небольшое поручение. И вернуть тимстауна.

«Да вы что, - ехидно подумала, стараясь не показывать своих эмоций. - А ты уверен, что я захочу выполнять новое задание, еще не расправившись со старым?»
        - Вот, взгляни, - выложив на стол уже знакомое ей кольцо и не заметив на лице собеседницы никакой реакции, продолжил, а достав из верхнего ящика стола листок старой желтой бумаги размером чуть больше той, на которой обычно писались проекты, пододвинул к ней.
        Надев на указательный палец кольцо и пробежав глазами по идеально ровным строчкам мелкого, до боли знакомого почерка, Лео чуть не выронила бумагу из рук.

«Севем, ты решил нас бросить? - первая пролетевшая мысль, после выхода из легкого оцепенения. - Ну ладно - остальных алхимиков, обитателей замка диадем и… да какая разница кого еще, но МЕНЯ?! КАК ТЫ МОЖЕШЬ?! А Драхем? Ты о нем подумал?»
        - И что же вы хотите от меня? - невозмутимо полюбопытствовала в ответ, постаравшись взять свои эмоции под контроль.
        - О, самую малость, - улыбнулся тот, явно собираясь дать ей как минимум невыполнимое задание. - Всего лишь, надо сходить к нему с этим заявлением и отдать. Видели? Там в нижнем правом углу есть небольшая приписка об отказе; нужно, чтобы Защитник дем Гор согласился с этим решением.

«Ах ты, манипулятор! Ты хочешь нас поссорить?
        Или ты уверен, он не откажет мне?
        А вообще, если не хочешь, чтобы он уходил - согласись на его требования. Это ваш личный конфликт и решать его я не собираюсь!
        А вы, молчащие ягнята? Сирсилис, хватит зубы скалить и ты, Раельд - изучай… а кто тут питомец?» - подумала, оглядывая кабинет в поисках волшебной живности.
        На жердочке сидел обычный попугай, только он живо менял свои цвета, становясь то цвета стен кабинета, то сливаясь цветом с жердочкой.

«Вот, на попугая смотри, а не следи за моей реакцией на слова Архидуайена - не взорвусь я.
        Но я все равно пойду к Севему, потому что не желаю его ухода, старая ты зараза», - разозлилась, мысленно ругая Архидуайена.
        - Неужели вы думаете, мне это под силу? Вы же не смогли убедить Защитника в обратном? - наигранно удивилась в ответ, желая протянуть еще немного времени.
        Лео очень хотела получить еще какую-нибудь информацию, касающуюся обсуждаемой темы, но отлично понимала, Архидуайен больше ничего полезного не скажет.
        Раельд прыснул, скрывая свой смех кашлем, а Сирсилис еще шире улыбнулся.

«У тебя скулы не болят все время корчить гримасу радости? - мысленно возмутилась, переведя взгляд на Защитника замка медальонов. - И что вы знаете такого, чего не знаю я? Кстати, а разве вам не надо, чтобы Раельд стал Главным Защитником?»
        - Я думаю, у вас больше шансов добиться успеха, так как вы оба алхимики, - невозмутимо продолжил Светос, делая странные на ее взгляд намеки.

«Если ты надеешься, я буду давить на жалость, то глубоко заблуждаешься. Я только узнаю, почему он уходит из Крепости, и поинтересуюсь, не желает ли остаться, но умолять не собираюсь. Не буду хотя бы потому, что это его решение», - продолжила мысленно возмущаться, но вслух произнесла:
        - Почему же вы не отпустите его?
        - Потому что за этими стенами его ждут Охотники, - ответил вместо Архидуайена Раельд с некоторой недоброжелательностью.
        - Почему?
        - Потому что он - Жнец.
        - Насколько мне известно, это не доказанный общеизвестный факт, а Охотники ждут всех волшебников. Им все равно Жнец это или нет, не правда ли? - поинтересовалась Лео, не зная точно, в каком собрании колдунов тот может быть, но не сомневалась в своем суждении.
        - Доказанный или недоказанный, но общеизвестный факт, - улыбка сползла с лица Сирсилиса. - Вы сомневаетесь в наличии у него соответствующих регалий, мадемуазель демро Нат?

«Значит, все же Жнец, а вы уже натравили всех Охотников на него, чтобы служил всей Крепости верой и правдой? Ох, доиграешься же ты, Светос!» - Клеопатра медленно поднялась на ноги, не совсем довольная полученной информацией.
        - Знаете, что Жнецы делают с молоденькими волшебницами, как вы? - не унимался Сирсилис, желая доказать ей свою точку зрения. - И владение магической силой здесь не играет никакой роли! - подойдя вплотную к ней, прорычал. - Вы просто не успеете ничего сделать.
        Тут она подметила, Защитник выше ее всего лишь на полголовы, а потому не очень испугалась, хоть и совершенно не нравилось нарушение ее личного пространства.

«Лучше скажи, чего хочешь ты», - пролетела мысль, когда их глаза встретились.
        В его синих зеркалах неожиданно промелькнули образы, заставившие щеки Лео покрыться румянцем.

«Опачки, да тебе тоже снятся сны и весьма яркие, а иногда ты их даже дорисовываешь, только у меня волосы не черные. Но лучше бы их героиней вообще была не я, а хотя бы та же Муза, - она продолжала смотреть в глаза волшебнику, погружаясь в них и наблюдая за всем изнутри, и сейчас Тартос мысленно запустил руку в ее волосы и перебирал их. - Да. В точку попала, а Муза, должна признаться, с богатой фантазией, да и формы, оказывается, есть - под мешковатой одеждой не видно. Но неужели она не видит, ведь ты ее не любишь?
        А дальше - интересней. Это явно отец Арсена и Сирсилис - что они там делают? Да они подростки и Севем… Двое на одного в темном коридоре? Мило. И вам ничего за такую подлость не было? А это? Озеро - Вечно Мерзлое. Лед, кто-то тонет… кто? Севем? Не один? Кого-то спасает? Вы специально послали дорогого ему человека, чтобы Севем его спас и при этом погиб сам?»
        Эмоциональный шок вывел ее из гипнотического состояния, и Лео смогла перевести взгляд на переносицу Сирсилиса, чтобы не видеть тех затягивающих картин, желая оставить его личную жизнь ему самому.
        Сама удивившись факту, ей удался такой способ получения информации, чуть не опустила взгляд, но необходимо отвечать на поставленный вопрос.
        - И что же? Насколько мне известно, дем Гор - Главный Защитник и если бы делал хоть что-то из предполагаемого вами, Крепость бы давно лишилась всех своих защитных экранов.
        - И все же, с такими молодыми волшебницами колдуны делают малоприятные вещи, - пространно ответил Сирсилис, рассматривая ее румянец. - Таким вещам не учат в школе.

«Двусмысленная фраза. Это к тому, что я прочла твои мысли, так как ты не мог не заметить мои горящие щеки или к тому, что колдуны вытворяют?»
        - Уверена, в школе многому не учат, - усмехнулась, копируя алхимическую улыбку, - но что очень может пригодиться в жизни.

«На тебе такой же двусмысленный ответ, лапочка», - мысленно рассмеялась, убирая челку со лба, на мгновение прикрывая глаза рукой.
        - Мадемуазель демро Нат, если вы не поторопитесь, то Севем дем Гор может успеть покинуть Крепость, - спокойно отметил Светос, прерывая обмен любезностями между Клеопатрой и Защитником Сирсилисом.
        Не отрывая взгляда от лица Тартоса, мысленно попросила Авреля незаметно для всех забрать со стола заявление Севема и боковым взглядом заметила, как листок покрылся ярко-желтыми искрами и пропал; в следующий момент почувствовала бумагу у себя в кармане.
        - Всего хорошего, - попрощалась, обведя взглядом всех присутствующих, и вышла.
        Дойдя до лестницы вниз, направилась в портальную комнату. Переправившись в замок алхимиков, прислонилась спиной к холодной стене, постепенно съезжая вниз.

«Ну, ничего себе мысли у Сирсилиса. Значит все эти «мадемуазель демро Нат вы неправильно держите клинок» лишь предлог, чтобы подержать за ручку или постоять за спиной? Вот дура, а не замечала ведь. Надо будет к нему присмотреться, куда он обычно смотрит, объясняя материал или говоря подобные глупости.
        Да. У меня есть задание».
        Поднявшись, так как уже сидела на корточках, опираясь спиной о стену, Лео направилась в кабинет Главного Защитника и только сейчас заметила, Аврель куда-то улетел по своим делам.
        Глава 13. Что же ты со мной делаешь

«Кого там еще принесло?! Если это снова Сирсилис… жаль, у меня не такой кабинет, как любого из Архидуайенов - с лестницы не спустишь - значит, заколдую», - подумал Севем, вставая с кресла и подбирая упавший меч.
        Со стойкой мыслью заколдовать наглеца, распахнул дверь и от увиденного захотел протереть глаза.
        - Доброе утро, Защитник, - на пороге стояла улыбающаяся Клеопатра, но на легкие нервозные импульсы уже не обращал внимания.
        - Вишенка, - прошептал дем Гор, и в то время как меч отправился в ножны, руки сами потянулись к нежной коже.
        Сделав шаг, оказался возле неожиданной гостьи и, запустив одну руку ей в мягкие волосы, другой прижал к себе, а потом поцеловал. Тут же на него нахлынула волна тепла, нежности, а из глубины души начал подниматься жар, которого давно не чувствовал.
        Севем пришел в себя только когда понял, что не ограничился одним прикосновением, а сейчас мягко пощипывает губами шелковую кожу с голубоватой жилкой на шее. А Клеопатра, дрожа всем телом, прижимается к нему, поглаживая его спину, шею, казалось, ее маленькие горячие ладошки, дотрагиваясь до него, согревали своим теплом, прогоняя душевный холод, поселившийся слишком давно, с необычайной легкостью разгоняемый этой солнечной волшебницей.
        Когда они успели оказаться в комнате за уже закрытыми дверями, он не помнил, но сейчас прижимал ее собой к стене возле зеркала.

«Ты пришла ко мне.
        Быть не может.
        Ты вернулась только для того, чтобы остаться со мной».

«Только не останавливайся», - пробежала ее незащищенная мысль у него в голове.

«Не останавливайся?
        Остановись! С ума сошел?! Что ты делаешь?
        Что ты можешь ей предложить кроме разбитого высохшего сердца?» - подумал дем Гор, но губы сами потянулись к мягким и податливым губам Клеопатры, его захлестнула новая горячая волна, и появилось чувство, будто оба сердца открылись, выбрасывая тепло и нежность навстречу друг другу.

«Неужели она меня любит?
        Нет! Это было бы слишком хорошо для правды. Остановись, - приказал он себе, пытаясь взять эмоции под контроль и не идти у них на поводу. - Не могу. Хоть бы еще чуть-чуть тепла, вместо вечной мерзлоты.
        Все равно ухожу, Светос, как Глава Совета Архидуайенов, не мог не подписать мое заявление…»

«Еще», - умоляющая мысль не принадлежавшая ему.

«Я должен это знать, - углубляя поцелуй, подумал Севем, пытаясь погрузиться в ее мысли в надежде узнать правду. - То, что Драхем влюблен в тебя - это я и так знаю, а вот Сирсилис действительно не теряет времени с Музой, но…
        О, ты знаешь о его снах, и какова реакция? Тебе за него стыдно? Поверь, мне иногда снится и не такое.
        И жалко Музу? Думаешь, она не знает, что его сердце давно занято и не ее персоной? А вот твои сны мне очень даже нравятся, но я обещаю более интересные игры.
        Значит, все правда».

«Пожалуйста», - мысль волшебницы, переходящая в невнятный стон просьбы.
        Только теперь почувствовал, насколько увлекся, выпуская собственную магию, окутывая ею их обоих: Клеопатра в его руках уже захлебывалась собственными эмоциями, словно пела сладостную музыку для его ушей, а он сам должен был остановиться уже давно, так как стало слишком жарко, а внутренние запреты слетали с молниеносной скоростью.

«Да, я потом буду себя ненавидеть, но обязан так поступить».
        - Что вы себе позволяете?! - прошипел он, отстраняя ее от себя и чувствуя, как холод разом захлестывает его душу, которая, казалось, отогрелась в лучах чувств Клеопатры.

«Нет, Вишенка, не смотри на меня так, словно я отнял самое дорогое, что у тебя есть».
        Волшебница стояла в метре от него, пытаясь унять дрожь, и Севему стоило больших усилий сдерживать себя в руках, не привлечь ее к себе снова для ощущения желанного тепла. С виду казался абсолютно спокойным, в то время как оба тяжело дышали, а внутри бушевал ураган.

«Я позволяю?! - Клеопатра даже не пыталась блокировать возмущенные мысли. - Ладно».
        - Вы уходите, - она не спрашивала, а утверждала, кидая на стол его заявление.

«Что оно у тебя делает? Ты украла его в кабинете Архидуайена? Зачем?»
        - Соответственно, вы больше не являетесь моим Защитником, - резко меняя настроение и томно прикрывая глаза, пояснила она, делая шаг к нему, оказываясь при этом в опасной близости.
        В голове у Севема снова забушевал вихрь чувств, от умопомрачительного горячего запаха, стоящей так близко Клеопатры, мог рассмотреть каждую искорку в ее нежных зеленых глазах, а говорящие губы зачаровывали, не позволяя пошевелиться, а тем более отойти на шаг. Клеопатра словно гипнотизировала его, подчиняя своей воле, собственным мимолетным желаниям.
        - А по сему, - продолжала она, перейдя на шепот, едва касаясь своими губами его открытой шеи, так как была много ниже его ростом. - Я могу делать все, что мне заблагорассудится.

«Если уже делать мне выговор, так должно быть за что, - услышал он ее мысль, как только нежные губы, коснулись чувствительной кожи на шее, в свою очередь втягивая кожу над голубоватой жилкой, по которой с огромной скоростью бежала кровь, насыщенная магией.
        Севем держался изо всех сил, чтобы не ответить никаким действием, так как по телу пробегали мощные разряды энергии, побуждая все внутри сжиматься от напряжения. Он отлично понимал - его действия могли быть только одного характера, поэтому продолжал держать себя в руках, оставаясь внешне холодным. Предательское сердце билось в ускоренном ритме, стараясь полностью насытиться чужим теплом, словно знало - в скором времени снова наступит морозный холод.

«Я ведь не хочу, чтобы ты уходил и здесь я не только по приказу Светоса - прислал меня с отказом на твое заявление».

«Ах, вот в чем дело - тебя Светос отправил, - пытаясь отвлечь себя на любую другую тему, думал Севем. - Он знал, кого нужно делать посланником, чтобы получить желаемый результат».

«Сделай же хоть что-нибудь», - не слыша его мыслей, просила Клеопатра, сама не зная, насколько ему сложно сдерживать себя.

«Если я хоть что-нибудь сделаю, ты окажешься в соседней комнате, и не выйдешь оттуда до завтрашнего утра. Это я тебе гарантирую. Неужели ты думаешь, я смогу тебя отпустить?
        Но извини, я не должен давать тебе такую надежду.
        И возможно, если ты будешь вдали от меня, война с Жнецами, да и Охотниками, ровно как с остальными колдунами тебя не заденет и твое сердце не разобьется», - думал, мягко отстраняя ее от себя.
        - Не знаю, что вы себе вообразили, но Крепость - не место для любовных отношений. Во всяком случае, с Защитниками, поэтому будьте любезны, не обременять меня подобными действиями.

«Прости меня Вишенка, так будет лучше для тебя».
        - Значит ли это, что вы не собираетесь покидать Крепость? - с видимым спокойствием поинтересовалась волшебница, поправляя свою прическу, пребывающую в художественном беспорядке.

«И куда же я от тебя денусь? Неужели ты думаешь, я брошу тебя, маленькая фея?» - умилился Севем, но на словах решил быть менее категоричным:
        - Возможно.

«Нет. Что же тогда только что было? - снова послышались отчаянные мысли Клеопатры, в которых чувствовались нотки затаенной обиды. - Выходит, его реакция была бы точно такой же, если бы в дверях оказалась та же Пенелопа, Танна или Бонни?»

«Вишенка, какая же ты еще маленькая, - с нежностью ответил на ее мысли. - И наивная. Тоже мне, сравнила. Ты и Бергалини… Формы у нее еще даже очень ничего, а вот мозги где-то растеряла».

«Ему просто нужна женщина, - продолжала рассуждать гостья, не слыша мыслей Севема. - А я попалась под горячую руку. Везет же Музе, она влюблена в Сирсилиса, он у нее есть, и похоже, в ближайшее время они расставаться не собираются».

«Да нет же! Как ты можешь так думать? Если бы мне так нужно было, в Крепости полно простушек - две капли коричного ликера и…»

«Мерлин, он не мог не прочесть мои мысли… а сны?»

«Конечно, читаю - ты же не удосужилась поставить хоть слабый блок».

«Да и сейчас читает.
        Дура.
        Блок».
        Поток мыслей волшебницы сразу стал слабее, и если не прислушиваться, то можно было принять их за фоновый шум, но укрепив свой ментальный щит, почувствовал, как все неприятные ощущения постороннего шума пропали.
        - В любом случае, в вашем прошении отказано, но, вопреки всему, я здесь не для переубеждений.

«Да? И для чего тогда все это было? А блок хилый, при желании разбивается как обычное стекло, но лезть не буду. И так насмотрелся - всю ночь будут сниться разные сцены».
        - Я лишь хочу спросить, - продолжала эмоционально нестабильная Клеопатра. - Почему?

«Потому что я не хочу жить без тебя.
        Да.
        Именно ты мне нужна и вовсе не из-за поразительного сходства с Шерри».
        - Вы уверены, что хотите знать ответ? - слегка приподняв бровь, съязвил Севем, ругая себя за ведение подобных разговоров.
        Клеопатра слегка прищурила затуманенные глаза, прикидывая варианты дальнейшего разговора в уме и решая вселенский вопрос о бытии.
        - Сомневаюсь, а по сему - всего хорошего, прощайте.
        Не дожидаясь ответа, она выскочила за дверь, но когда Севем выбежал за ней вслед, желая остановить, коридор оказался пуст.

«Все должно было быть не так.
        Стоп. Прощайте? Это что значит? Надеюсь, у тебя хватит ума не выброситься из окна какой-нибудь башни или последнего этажа замка?»
        Он зашел обратно в гостиную своих апартаментов и, закрыв за собой дверь, сел перед камином в кресло, шепча заклинание:
        Огонь - ты кузница тепла,
        Сожги все угольки дотла.
        Со светом Крепость обойди,
        И Вишенку мою найди.
        Ее мне спешно покажи -
        И сгинь иллюзией во лжи.
        Он был уверен, заклинание сработает, пусть и не составлено по всем канонам волшебства. Не может бездействовать, так как они уже связаны эмоционально, хоть эта связь и останется ощутимой недолго.
        В тот же момент огонь вспыхнул ярко-желтым пламенем, показывая невдалеке огромное окно, на подоконнике которого сидела волшебница и горько плакала. Вид словно сверху, где должен гореть факел, но картинка оставалась четкой.

«Кажется это возле Башни Звезд - там часто встречаются влюбленные парочки, - подумал Севем, и огонь, пустив рябь по изображению, стал прежним. - Я только побуду рядом, а то вдруг решит что…»
        Наложив на себя несколько комплексов рун, желая стать невидимым, Главный Защитник направился тайными переходами к показанному огнем месту. Быстро поднимаясь по лестницам, даже не обращал внимания на сбившееся дыхание, стараясь скорее достигнуть цели.
        - Привет, - услышал Севем голос ненавистного Арсена, как только осторожно подошел к плачущей фигуре Клеопатры.

«Арсен, иди отсюда, пока я тебя не заколдовал. Именно тебя здесь и не хватает для полного счастья», - сжал он руку в кулак, чуть ли не выпуская из кольца искры от перенапряжения магического поля.
        - Виделись уже, - тяжело вздохнув, отозвалась Клеопатра, вытирая слезы.
        - Что-то случилось? - участливо поинтересовался Линкс, присаживаясь напротив нее на подоконник.
        - Арсен, тебе больше нечем заняться? - раздраженно бросила волшебница, смотря в окно, выказывая полную незаинтересованность в нем.

«Молодец, Вишенка. Так ему!» - мысленно усмехнулся дем Гор, чувствуя, как его захлестывает собственническое чувство, не терпящее рядом с Клеопатрой посторонних парней.
        - Я же вижу, у тебя что-то случилось, - пододвигаясь ближе к ней, настаивал брюнет, которого так и хотелось придушить.
        - Займись лучше Музой, она все время глазки тебе строит, - смерив его презрительным взглядом, Клеопатра снова стала смотреть в окно.
        - С ней все нормально.
        - А ты знаешь, с кем она встречается? - уже более заинтересованно, спросила, бросив хитрый взгляд на собеседника.
        - Эм… да.
        - И как ты на это смотришь?
        - А ты откуда об этом знаешь? Кто еще знает?
        - Все Защитники и, наверное, Светос, но если покрывает, то это не значит, что волшебный мир в лице Совета Этики одобрит подобный взрыв эмоций…
        - Что?! - громко воскликнул Арсен. - Причем здесь волшебный мир в лице Совета Этики, ведь она с Раельдом встречается.

«Ну и трепло же ты, а с Раельдом Муза не встречается, а по уши влюблена в твоего бесценного крестного… одного из них. Думаешь, она за компанию оплакивала его на похоронах? Мне Драхем рассказывал, так что я уже сделала свои выводы».
        - Опа, - усмехнулась Клеопатра, узнав новую для себя информацию. - И давно?
        - Где-то с середины сентября.
        - А тебе самому Муза не нравится? Она вполне симпатичная волшебница, - продолжила Клеопатра, наколдовывая себе подушку для удобства и присаживаясь на нее.
        - Она - моя подруга, чуть больше чем знакомая, а не в том смысле, что ты надумала.
        - Правда? Никогда не видела вас вместе.
        - И почему все думают, раз мы друзья, то обязательно должны встречаться? Или ты на что-то намекаешь? - воинственно осведомился Арсен, не услышав предыдущих слов собеседницы.

«Друзья? Впервые слышу об этом».
        - Остынь. Мне все равно, где твоя Муза и с кем, хоть с самим Светосом, хоть с Рексом.
        - А что ты говорила по поводу Совета Этики, и как это все касается меня?

«Муза от всех своих друзей скрывает? Это уже интересно. А как на счет большой тайны, которая мгновенно становится всем известна?»
        - Ты сам сказал, она - твоя подруга, а вот если ее поймают…
        - Солерон знает? - перебил ее речь юноша, не давая закончить мысль.
        - Какой из?
        - Драхем.
        - Скорей всего, если это не серьезно, а…
        - Что значит «не серьезно»?
        - Ты вообще дослушиваешь, что тебе люди говорят?
        - Да.
        - А вот не заметно. Знаешь, Арсен, если ты хочешь узнать, насколько все алхимики осведомлены о связях твоей подруги, то это нужно спрашивать у Пенелопы - это она у нас разносчик сплетен.
        - А если у них все серьезно? - переходя на шепот, полюбопытствовал Линкс, пододвигаясь еще ближе, словно завербовался заговорщиком, и они обсуждали какой-то план.
        - Он что, сделал ей предложение?
        - Какое еще предложение?
        - Руки и сердца, конечно же, - раздраженно откликнулась, явно жалея о затеянном разговоре.
        - А, нет. Не знаю. А тебе кто-нибудь в Крепости нравится? - неожиданно для нее спросил он, убирая с ее лица поблескивающий в лучах яркого солнца локон.

«Убери от нее руки, болван», - яростно дыша, подумал Севем, делая шаг к стене, дабы не быть услышанным даже на эмоциональном уровне.
        - То есть ты спрашиваешь, нравишься ли мне ты, - заключила Клеопатра, весело улыбнувшись, словно радуясь подобному предложению.
        - Вообще-то, я встречаюсь с Соней.

«Вишенка, я тебя умоляю, только не соглашайся на его предложения», - разозленный Севем так и хотел откинуть руку брюнета с ее коленки, желательно причинив как можно боли при этом, а возможно и задержать в кулаке, ломая мелкие кости.
        - А за кого же ты тогда спрашиваешь? За Мерджи? - она захихикала, явно забавляясь ситуацией. - Или за Сайренса, а может, за Раельда?
        - С чего ты взяла, что я спрашиваю об обычных обитателях?

«Ах, ты Сирсилис сволочь, Арсена подослал!»
        - И кого же ты имеешь в виду?
        - Тебе нравится наш Защитник дем Гор? - скривившись, спросил он, словно на самом деле хотел спросить не это.

«Арсен, какую игру ты затеял?» - не унимался Севем, уже строя планы по поводу разговора с Сирсилисом.
        - Он хороший Главный Защитник. Уверена, в тысячу раз лучше любого из Совета Архидуайенов, а что?

«Спасибо, Вишенка за такую оценку - мне приятно».
        - А почему ты так считаешь, не задумывалась?
        - Он всегда защищает нашу команду - Команду Фокс, и, что бы ни случилось, все время остается на нашей стороне. Конечно, потом он может устроить «вырванные годы», то есть расскажет о твоих умственных способностях, да и узнаешь о себе много-много нового, но это будет один на один и без свидетелей твоего позора. В общем парой, казалось бы, незначительных намеков может и в грязи искупать, и в князи возвести, но чаще первое.
        - А ты знаешь, в нашем замке он тоже Защитник? Но нами в основном занимается Ревер собственной персоной - может дать наказание в виде удаления сажи внутренних стен годами нечищеных каминов и их дымоходов или отправить в помощь слугам в Гильдии Пира, - посмотрев в окно на далекий пейзаж, рассказывал Арсен.
        - Вот потому большинство обитателей замков и выделывают разные пакости, зная, им за это ничего не будет, и многие палочники не являются исключением, - пожав плечами, согласилась Клеопатра, смотря именно в ту тень, где стоял Севем.
        - Мой отец не…
        - Причем здесь твой отец? Да и ладно тебе, ты и сам обо всем знаешь лучше меня. Я вовсе не говорю, будто он был ужасным человеком, - Клеопатра вспомнила некоторые картины прошлого из случайно подсмотренных мыслей Сирсилиса, - но портить другим жизнь и заводить себе врагов круглые года, никому не стоит.
        - Ты и об этом знаешь? Но откуда? И с чего ты взяла, что был? Он жив.
        - Да? А где?
        - В коме. Он уже больше пятнадцати лет в состоянии магической комы и не может из нее выйти, - грустно пояснил, словно все еще надеялся на что-то.
        - Прости, - грустно вздохнула Клеопатра, коря себя за необдуманные слова, - я не хотела.
        - Ладно, я уже давно смирился. Что ты еще знаешь?
        - Не больше, чем уже рассказала, а если захочу узнать больше, расспрошу тебя, - усмехнулась, разлохматив черные мягкие волосы Арсена.
        - Кстати, почему тебя не было на обеде? - резко меняя тему разговора, спросил он.
        - Потому что выполняла задание Светоса.
        - И что, понравилось?
        Буквально в двух метрах от Севема стоял Сирсилис, снимая плащ-хамелеон.
        - И снова здравствуйте, - усмехнувшись, изрекла Клеопатра, завидев Защитника.

«Неужели ты следил за ней и был в моих комнатах, но тогда должен был… И почему я тебя все время прикрываю?
        Да-да, потому, что я - Глава Магнификантов».
        - Сирсилис? - видимо, Арсена тоже удивило неожиданное появление волшебника.
        Но Тартос не обращал внимания на крестника, а не спеша, приближался, презрительно смотря в глаза Клеопатре.
        - Вы, наверное, хотите поговорить, - быстро сообразила она, соскакивая с подоконника, и через пару секунд скрылась за углом.
        - Сирсилис, что на тебя находит каждый раз, как видишь ее не за проектом? - потирая лоб, устало вопросил Арсен, на самом деле переживая.
        - Я же рассказывал тебе.

«Значит, Линкс знает о Шерри», - утвердительно подумал Севем, понимая, ничего изменить уже нельзя.
        - Если ты хочешь ее заполучить, я думаю, тебе не стоит быть столь резким с ней.
        - Ей тоже нравится наш Главный Защитник, - обреченно вздохнул Тартос, обратив свой взгляд в окно.
        - И что с того? От тебя почти все волшебницы семи замков без ума.
        - Мне не нужны все семь замков, а… не важно. Вот ты мне лучше скажи: ну и что они находят в нем? Как был страшным подростком, в такого же мужчину и вырос.

«А я никогда и не стремился тебе понравиться», - мысленно хмыкнул Севем, продолжая слушать разговор.
        - Не знаю, но Соня как-то говорила, у него красивые руки и утонченные черты лица.
        В ответ Сирсилис только фыркнул, считая данные качества смехотворными.
        - Идем, чай пить, Терри обещал заскочить.

* * *
        На ужин Лео так и не пошла, опасаясь встретить там Главного Защитника, поэтому попросила Зерка принести еду в комнату. Немного поев, решила выключить свет, присесть на подоконник, предварительно постелив на нем множество подушек для удобства и одеяло для тепла, если вдруг замерзнет. Она смотрела в окно на падающий крупными хлопьями первый снег, неустанно покрывающий все пространство вокруг, облачая в белые одежды величественный замок и все прилегающие территории.

«Первый снег. Так рано. В какой, интересно части света мы находимся?
        Хотя… не важно. Какая разница, где находишься, если все равно нельзя выйти к людям, а когда понадобится, то можно переместиться за минуту, куда только ни пожелаешь».
        Ей стало непередаваемо грустно - хотелось поговорить с кем-нибудь, но из ее знакомых на эту роль не подходил никто: Драхем - претендовал на роль кавалера, а из девушек-алхимиков ни с кем не общалась. С удовольствием можно было бы поговорить с Власом, но он сейчас был совершенно недоступен, а сестры Кальметовы… не была с ними столь близка для разделения секретов.

«Ни тебе письмо написать, ни по телефону поговорить», - с сожалением сокрушалась Лео, любуясь умиротворяющим танцем снежинок.
        В дверь осторожно постучались, но проще всего было сделать вид, будто ее нет, чем подниматься, а потом рассказывать о причине такого настроения.

«Не сегодня. Я всегда рада поболтать, но все завтра».
        Снежинки все падали, а Клеопатра думала о поворотах жизни, как судьба забросила ее в совершенно чужой мир. Ей даже казалось, всем остальным было легче, так как они еще детьми попали в Крепость и усваивали всю магию с детства, а ей посчастливилось попасть, будучи практически взрослым человеком, с уже устоявшимися взглядами, которые теперь еще необходимо перестраивать. Сейчас совершенно не видя своего места в этом мире, ей становилось еще хуже, словно этого места и не существовало.

«Алхимики не принимают меня, не считают достойной, сама я не чувствую себя свободно в этом мире, а все остальные - сторонятся, ведь нахожусь среди алхимиков и считают меня с ними заодно.
        Красота. Если бы я еще не была так похожа на… как там Ланцерис меня назвал? Душа? То и Драхем со мной не дружил и Защитник дем Гор не относился бы так… снисходительно.
        Еще бы знать, о каком союзе волшебников в последний раз говорил Сирсилис, я имею в виду не тот, у которого какое-то металлическое название, а другой. И что там о Жнецах? Жнецы Надежды, Воли… или Боли? Может, я еще не так и расслышала или он меня? Но если бы стала уточнять, то Сирсилис бы меня на атомы расщепил.
        Если это тот союз, о котором я думаю, то мне обязательно нужно туда попасть и тогда меня, возможно, научат настоящей магии, и перестану страшиться Охотников и всех их, вместе взятых тоже. И не смогут навредить ни их сообщники, ни Объединенное Волшебное Королевство, ни Светос, потому что доверия он мне внушает все меньше. Какой-то он слишком хитрый и, похоже, любит власть, если судить насколько сильно пытается взять под единоличный контроль Крепость. Единственное странно, не позволил Севему уйти, ведь хотел на его место посадить Раельда.
        Конечно, от меня могут потребоваться обязательства выполнения каких-то социальных работ или особой преданности, но, на мой взгляд, это того стоит».
        Лео легла спать лишь, когда снег прекратил идти, и небо стало сереть. А проснулась от яркого солнечного света, заливающего ее постель. Сегодня ей особенно не хотелось вставать, а идти к Карпалису Терсикосу, который должен был назначить ей искусника по результатам эшеминга - тем более. Еще больше не хотелось делать вид, будто изучает книги, материал которых прекрасно знала, но делать нечего, и поднялась. Приняв контрастный душ, стала неспешно одеваться и собираться.
        В гостиной ее ждал недовольный по виду Драхем.
        - Привет, - подозрительно посмотрев на нее, произнес блондин и продолжил наблюдать, ожидая реакции.
        - Утро доброе, - слабо улыбнувшись, ответила она, но в тот же момент зевнула.
        - Доброе? - возмутился он, словно зевок был преступлением и за это следовало ее наказать.
        - Стоп. Что случилось? - прерывая еще не начавшуюся тираду, спросила, не желая слышать в свой адрес море нелестных слов и голословных обвинений.
        - Где ты вчера была?
        - Так вот что тебя интересует. А если я не отвечу? - мысленно усмехнувшись, поинтересовалась, делая вид, не замечает душевного состояния собеседника, который сейчас взорвется.
        - Тогда…
        - Ты-то с чего так нервничаешь? - прерывая поток слов, снова оборвала, но почти сразу зевнула, прикрывая рот ладошкой.
        - Тебя видели в компании с Арсеном…
        Лео тут же расхохоталась.
        - Так ты ревнуешь меня к Арсену, - всхлипывая от накатившего смеха, выдавила, продолжая заливисто хохотать, словно это действительно было смешным.
        - Ну да, ты же моя девушка.
        Она резко перестала смеяться и серьезно посмотрела на Солерона.
        - С каких это пор я стала твоей девушкой? - изумилась, снова начиная хихикать от подобного утверждения.
        - С тех самых, как стала обниматься со мной у всех на виду. Так я жду ответа.
        - Как соловей лета. Должна тебя разочаровать, но обычные объятия ни о чем не говорят.

«К сожалению, поцелуи тоже», - мысленно закончила, думая о Севеме.
        Волшебник начал закипать еще сильнее и Лео устало ответила:
        - Сидела в своей комнате и делала вид, что меня нет.
        - Но почему? - удивился он, привыкший, Лео все время улыбается и вполне оптимистично настроена на жизнь, а по утрам заменяет веселые солнечные лучи.
        - Рассказывать не хочу, врать тоже, но если ты будешь настаивать, то обязательно услышишь то, что хочешь. Такой ответ тебя устраивает?
        - Странно, что ты не среди медальонщиков, - почти мгновенно успокоился он, сделав для себя какие-то выводы.
        - А, по-моему, это хорошо, иначе бы я все время была на их стороне, и кто знает, чем бы заканчивались все наши стычки, а может подружилась бы с Раельдом, - пространно ответила и, повернувшись, пошла на завтрак.
        - Подожди, - уже в гостиной Башни Сна догнал ее Драхем, захвативший из комнаты куртку.
        Лео остановилась и посмотрела на него вопросительно, давая понять, внимательно слушает.
        - Я хотел спросить, у тебя все в порядке? Он тебя обидел?
        - Кто?
        - Арсен, естественно, ты ж вечером с ним виделась. Кроме того, от хорошего настроения в одиночестве не сидят, притворяясь невидимками.
        - Не думаю, что ты поймешь, - отмахнулась, желая скорее уйти, но блондин, удержав ее за талию, развернул к себе лицом.
        - Расскажи мне, - заглядывая в ее светло-зеленые глаза, попросил тот, взглядом обещая если не помочь, то успокоить.
        - Ничего особенного, просто накрутила себя, - отводя взгляд, прошептала, не желая показывать эмоции.
        - Почему? - едва касаясь своими губами уголка ее губ, понижая голос до беззвучного шепота, и этот вопрос слетел шелестом дыхания.

«Жаль, Драхем на меня не так действует как Севем», - подумала, когда тот поцеловал ее, и в это же время ужаснулась, что, целуясь с одним, думает о другом.
        Лео надавила ладонями на плечи Солерона, пытаясь мягко отстраниться и, резко вздохнув воздуха, перевела сбившееся дыхание. Хоть с Драхемом ей было спокойно, но к сожалению не теряла голову и вполне получала удовольствие от умелых поцелуев блондина.
        - Интересно, - улыбнулась она, отстраняясь и кладя голову на его плечо. - А на ком ты оттачивал свое мастерство?
        - Я же не спрашиваю о твоем, - ехидно ответил он, осторожно прикусывая мочку ее уха, что оказалось довольно приятным.
        - Может, мое ухо не такое вкусное, как завтрак? - вздрогнув от неожиданной ласки, хихикнула, копируя тон Солерона.
        - Оно намного вкуснее, - улыбнувшись, заверил Драхем, нежно погладив ее волосы на спине. - Но позавтракать, все-таки, не помешает.
        Когда они вошли в Трапезную, большая часть обитателей замков уже завтракали, а некоторые даже успели закончить и покинуть зал.
        На протяжении всего отведенного для завтрака времени Клеопатра чувствовала на себе чей-то изучающий взгляд. Но, осмотрев соседние столы из-под полуопущенных ресниц, поняла, это не простые обитатели. На стол Совета Архидуайенов и Защитников у нее так и не хватило смелости взглянуть, ведь поняла, взгляд принадлежит паре черных, цвета летнего ночного неба, глаз, потому что взгляд Сирсилиса не заставлял чувствовать легкое разочарование от невозможности оказаться ближе к его обладателю.
        Казалось, уже привыкла к эмоциональному фону других обитателей и их проскальзывающим мыслям. За осмыслением своих чувств Лео успела всего лишь выпить стакан преобразованного заботливым Драхемом ананасового сока и съесть один тост, а потом ее, схватив в охапку, бесцеремонно вытащили из-за стола.
        - Драхем, - возмутилась, не желая прощать столь наглого поступка.
        - Я тебе три раза до этого сказал, что нам пора и все три раза ты ответила «угу», а у нас, между прочим, часы с Искусником.
        - Ой, а ты знаешь, кто у меня Искусник?
        - Конечно, ты вчера была у него, пытаясь уговорить, не покидать Крепость. Неужели ты не знала?
        - Нет. Мне никто ничего не сказал. А это значит, решение по эшемингу вынесено?
        - Да, но оглашать его будут несколько позже. А сейчас, если мы не поторопимся, то нам очень сильно достанется от Главного Защитника. Он слишком не любит, когда опаздывают.
        - А ты тогда почему идешь со мной, если у меня часы с моим Искусником?
        - Потому, что я - его ассистент, а благодаря тебе сейчас будут практические часы по теме лечебных веществ у всей нашей команды.
        Лео прикрыла ладошкой рот, а потом стремглав понеслась к выходу из Трапезной, а переместившись в замок алхимиков - в лабораторию Главного Защитника самым коротким путем, который успела обнаружить за все время пребывания в замке и его исследования.
        Двери лаборатории уже были открыты, но Защитника в ней не оказалось, и Лео, спокойно войдя, делая вид, не бежала так быстро, уселась на свое место, подготавливаясь к долгим ожиданиям.
        - А ты, оказывается, можешь очень быстро бегать, - усмехаясь, подмигнул Солерон, присаживаясь рядом, а взяв ее руку в свою, осторожно поцеловал тыльную сторону ладошки и только потом перевел дыхание.
        - Не хотелось неприятностей, - коротко ответила, а в дверях кабинета эффектно появился злой, как успела заметить, Севем дем Гор.
        Без всяких приветствий, что еще более усугубляло положение, он начал какие-то объяснения, а после легкого взмаха руки в воздухе перед ним уже появился ход работы приготовления обеззараживающего вещества.
        - Сегодня мы разбираем антисептики и успокоительные. Кто может назвать состав? Нет? - игнорируя нетерпение Ренаты, спросил он. - Господин Линкс?
        - Валерьянка, - тихо прошептала Лео, улыбаясь своим мыслям.
        - Ваша мысль, мадемуазель демро Нат, почти верна. Корень валерианы действительно входит в состав одного из этих веществ, но мне кажется, вы еще не стали господином Линксом.
        Всю тираду Главного Защитника Клеопатра выслушала молча, изучая свой маникюр под столом. Не имея возможности спокойно рассказать весь состав любого успокоительного вещества, а не вспоминать лишь настойку из неволшебного мира, но решила промолчать. Не хотелось дразнить Севема.
        - Начинайте работать, - и его грозный голос эхом разнесся по абсолютно тихой лаборатории.
        - И когда это вы успели поссориться? - Драхем прошептал настолько тихо, словно не говорил, а шевелил губами, но Лео его услышала, хоть голос и перебивался шумом подготовки к практической работе.
        - Вчера, - также тихо прошептала в ответ, расставляя нужные компоненты и соединяя реторты в схему.
        - Из-за чего не скажешь? - придвинувшись ближе, полюбопытствовал Солерон, поджигая горелку под их общей основной ретортой, в которую и добавлялись почти все вещества.
        - Хватит болтать, - прошипел дем Гор, проходя мимо них.
        Больше ни Лео, ни Драхем не обмолвились ни словом, а Главный Защитник стремительно передвигался по лаборатории, изображая голодного коршуна, щедро раздавая язвительные замечания всем, ни для кого из Фоксов не делая исключения.
        Клеопатра пыталась работать быстрее, желая раньше завершить приготовление полуорганического вещества, используя все знания, вычитанные из книг библиотек любого из разнообразных замков. И Севем, и Драхем пару раз пытались остановить ее, не дав добавить то или иное вещество, но тщетно. Уже к концу первого получаса у нее были готовы оба вещества, в то время как все остальные обитатели еще мучились над вторым циклом успокоительного, которое приготавливалось первым по ходу работы.
        - Иди, сдавай, - прошептала Драхему, а сама стала собирать свою сумку.
        - Очень хорошо, что вы закончили так быстро, - язвительно похвалил Севем, возвышаясь как раз над ней. - Пройдите в мой кабинет и подождите там.
        - Да, Главный Защитник, - покорно потупив глаза, ответила, не поднимая головы от сумки, а, собрав ее, направилась в кабинет, смежный с лабораторией.
        - Если у кого-то взорвется реторта или разлетится на куски вся схема, убирать все будете вы, Линкс. Так что проследите за всем, - предупредил Севем и закрыл за собой дверь, заходя вслед за Лео в кабинет и накладывая звуконепроницаемое заклинание на внутренние стенки.

«Отлично, мы слышим все, нас - никто.
        Классненько, он меня сейчас убьет, а никто этого и не заметит», - отстраненно подумала, пока Главный Защитник двигался к своему столу.
        - Ваши результаты, - глухо заключил Искусник, аккуратно укладывая на столе небольшую черную шкатулку.
        - Спасибо, - негромко поблагодарила, подходя к столу, все еще опасаясь его реакции.
        Взяв в руки коробку, больше напоминающую шкатулку, стала рассматривать магическую печать на обороте, которую по всем правилам могла снять только она.
        - И раз у нас есть время, мы можем по результатам обсудить ваш будущий профиль.
        - Хорошо, - согласилась, но шкатулку не открыла.
        - Вы не хотите ее открывать? - насмешливо поинтересовался Севем, и Лео, наконец, вскинула на него взгляд, в котором читалась тревога.
        - Да, конечно, - пробормотала, начиная взламывать печать лишь прикосновениями тоненьких пальчиков. Печать слетала шелухой, начиная загораться и исчезать не долетая до пола.
        Открыв шкатулку, Лео перевернула ее и ощутила у себя на руке что-то отдаленно напоминавшее маленький медальон, изображающий спящего пегаса из прозрачного камня, переливающегося на свету всеми цветами радуги.
        Взглянув на внутреннюю сторону крышки, была готова расплакаться, так как не обнаружила ни одного слова об отрасли магии, напротив которого стояло слово хоть немного похожее на «зачет» или любую другую из оценок, но не хотела плохо выглядеть перед Главным Защитником.

«И что мне теперь делать? Это значит, что меня не оценили даже на младшего комансера, и теперь я буду ухаживать за питомцами обитателей замков? А казалось, так хорошо все знаю, да и отвечала вроде неплохо. Надо было больше с Ланцерисом мороженое есть и финансовые сказочки слушать, да участвовать во всяких денежных аферах».
        - Итак, - первым не выдержал Севем. - Не хотите поведать, сколько у вас регалий и мейжей? - ехидно спросил, пытаясь добиться от нее хоть какой-то реакции.
        - Одна, - голосом «отстаньте от меня» откликнулась Клеопатра, разворачиваясь к выходу. - И та поощрительная.

«Какой позор! Я больше не останусь здесь и дня. Тоже мне, нашли прислугу!»
        - Стоять! - прозвучал гневный голос теперь уже Искусника, которому невозможно было перечить. - Сядьте в кресло, - последнее замечание было произнесено уже более спокойно.
        Лео находилась в таком угнетенном душевном состоянии, что беспрекословно выполнила приказ и плюхнулась в заботливо наколдованное кресло, которое появилось прямо под ней, как только начала садиться.

«Мне еще не хватало, чтобы он начал читать мне лекции о том, что эшеминг нужно было отложить до весны или еще лучше - следующего года».
        - И по какому же виду магии вас отметили? - приближаясь, словно хищник к жертве, вкрадчиво поинтересовался он.
        Лео его шаги показались совершенно беззвучными, и задалась вопросом, как он этого добился, начиная мысленно строить комплекс рун и заклинаний, обладающих таким действием. Но очнувшись, словно ото сна, вспомнила не на эшеминге и откинула глупую мысль.
        - Не по алхимии, - нагло посмотрев в глаза Главного Защитника, осадила, точно помня, на эшеминге ни один из Архидуайенов не восхищался ее знаниями по этому виду магии и в шкатулке не выгравировано ни слова, символизирующего положительную оценку.
        - Могу ли я взглянуть? - недоверчиво предложил Севем, вынимая из ее рук шкатулку и, не дожидаясь ответа, разжал пальцы.
        Пробежав глазами по узорам появившегося пока она держала шкатулку выгравированного рисунка, волшебник расхохотался, а Лео непонимающе уставилась на него, но ничего не сказала, позволяя выместить эмоции своему искуснику.
        - Я даже не могу уличить Вас во лжи, - весело подтвердил дем Гор, присаживаясь на стол напротив нее и снова разражаясь заразительным раскатистым смехом.

«Да, стоило завалиться на эшеминге, чтобы снова услышать этот смех, жаль, больше мне не суждено будет…» - Лео опустила голову и соленые слезы стали капать на любимое черное платье из переливающейся ткани.
        - Успокойтесь, - прямо перед глазами увидела белоснежное пятно, при внимательном рассмотрении оказавшееся шелковым платком с кружевом ручной работы. - Вытрите слезы и давайте обсудим ваше положение, - продолжил он таким мягким голосом, на который, как думала Лео, Защитник не способен.
        Взяв в руки изящную вещь и осторожно промокнув глаза, чтобы не испачкать платок, попутно вдыхая приятный аромат корицы с помесью каких-то трав, перевела взгляд на Севема.
        - И где Ваша, как вы успели выразиться, поощрительная регалия? - игнорируя протянутый обратно платок, поинтересовался он.
        - Вот, - Лео разжала кулак с искрящимся кристаллом и положила медальон на стол.
        - Хорошо, - как-то зачарованно посмотрев на медальон, протянул он. - По каким признакам вы определяете получение регалий, или в данном случае их неполучение?
        - Я полагаю, - взяв эмоции под контроль, начала объяснять, - напротив определенной магической области должно быть написано слово, символизирующее зачет или незачет, а не… что там у меня? - потянувшись за шкатулкой, протянула, пытаясь увидеть хоть хвостик появившегося рисунка.
        - Напротив каждой магической области, будь то теория или практика, должно быть начертано «МЕЙЖ» или «ДУОМЕЙЖ», может, правда быть и «ТРИПЛМЕЙЖ», но этот вид в основном идет на звание архимейжей, - Севем по буквам произнес последнее слово, но шкатулку так и не отдал. - А это значит, по каждой отрасли вы получаете как минимум «зачет», как вы успели выразиться. Итого у вас двадцать один мейж. К вашему сведению, мадемуазель демро Нат, у Драхема их пока восемнадцать. Знаете, что это значит? - ухмыльнувшись, спросил, давая ей возможность самой оценить полученную информацию.

«Что? Правда?» - вскинув голову, с надеждой подумала, боясь даже облечь ее в слова.
        - А что именно? - фыркнула, опуская взгляд, так как Севем внимательно изучал ее лицо.
        - Какой профиль вы себе выбираете - пора бы уже определиться? - невозмутимо предложил, справедливо считая, с мейжами и званием разобрались. - С таким званием это давно пора делать и решение должно быть окончательным.
        - Я не знаю.
        - А кто же должен знать, если не вы? - сложив руки на груди, потребовал, пренебрежительно взглянув на нее.
        - А что за звание хоть? - не вытерпев, попросила, не очень хорошо помня, как классифицировал их Арсен.
        - Младший этремейж, - усмехнувшись, ответил дем Гор, внимательно следя за ее реакцией.
        - О, - посмотрев на Искусника, в удивлении приоткрыла рот, но никакие слова не срывались с языка.

«Теперь я могу не только на ярмарку выходить, но и в город. Неужели мне дали такое звание лишь из-за того, что не желают возиться? Или я хорошо показала себя во время обучения, доказывая, необходимую информацию найду, а магические следы прячутся самостоятельно? Здесь должен быть подвох и необходимо найти, кому это все нужно».
        - А эта поощрительная регалия, как вы успели выразиться, может служить ключом к официальному выходу из Крепости, пропуском в некоторые секции Высшей Магии и многие другие привилегии. Когда ваше звание будет повышаться, то медальон магически изменится - появятся дополнительные штрихи. Когда звание изменит свой вид, допустим с этремейжа на орфимейжа - пегас преобразуется в мантикору, а если архимейжа - дракона.

«Такого просто не может быть. Он явно издевается», - пролетела непрошеная мысль и Лео отвела взгляд.
        - Может вы? Я еще не могу категорично судить о собственном направлении, - через мгновение снова поднимая глаза, предложила и, не дожидаясь ответа, продолжила. - Я бы оставила все те области, что изучала до этого. Расписание такого количества основных проектов меня вполне устраивает, кроме того, мне теперь могут помогать, так как этремейжи вправе раздавать проекты, правда?
        - Вас не смущает, что при таком звании нагрузка на каждый проект увеличится в несколько раз? Кроме того, есть в Крепости еще такие личности, чьим наставником вас могут сделать, а если какая-то из областей будет на высоком уровне, то и читать индивидуальные или дополнительные часы. Каждый волшебник, достигший такого уровня, старается сбросить с себя максимум ненужных отраслей и направлений, так как потом профиль вы не поменяете.
        - Уверена, все успею, - быстро заверила Клеопатра, и сама боясь передумать. - Мне очень нравятся символическая магия - звучит хорошо, руническая, начертательная магия и алхимия и, собственно говоря, я не знаю ни одного профиля, который бы совмещал в себе все эти области. Далее, Метаморфология - очень полезный предмет, а Защита даже в исполнении Сирсилиса - довольно интересна, ведь это не только защитная боевая магия.
        - Первый человек, который искренне хвалит Сирсилиса не за его внешность, за исключением Арсена. За все двадцать с хвостиком лет близкого с ним знакомства о нем хорошо отзывался только его крестник да несколько подхалимов и не помню, чтобы хоть кто-то говорил о его теоретических или практических часах что-то лестное, особенно среди алхимиков.
        - На эстетической магии всегда можно отдохнуть, а иногда и пользу получить - продолжала она, решив оставить слова без ответа, но запомнить. - Что не говорите, а Пегасис со своими пушистиками - чудо. Чем животное магически сильнее и сложнее в поведении - тем милее оно выглядит в его глазах.
        - И он давно мечтает завести собственный лес, в котором будут водиться драконы, аналогию не проводите? - насмешливо проговорил Севем дем Гор.
        - Не всем так везет, - ухмыльнувшись, кивнула, давая понять, все понимает и его намек по поводу ее Авреля тоже. - Единственное, над чем бы не хотелось мне продолжать работать, так это обряды. Можно их заменить на углубленное изучение магии разума и ментального комплекса?

«Именно он мне и нужен, если я не хочу постоянно слышать голоса, а заодно и смогу разобраться в их природе».
        - Значит, вы предпочитаете оставить расписание прежним?
        - Ну, да, только без дополнительных часов по предметам, которые мне вводились, для успешного прохождения эшеминга. Вместо них мне бы не помешало изучать магию мысли, слов и высшую метаморфологию…
        - К сожалению, это невозможно, - перебил Искусник, не давая ей продолжить предпочтительные области работы.
        - Конечно, это все для Коннера, - пробормотала себе под нос, но Главный Защитник ее услышал, только вида не подал. - Вы мне расскажете о том союзе волшебников?
        - Каком? - сделал непонимающий вид Севем, явно пытаясь замять тему.
        - Помните, мы говорили о нем? В котором много очень могущественных магов.
        - Вы о нем ничего не знаете и уже хотите попасть?
        - Так расскажите мне, - наклоняясь вперед, попросила с заинтригованным блеском в глазах.
        - У меня на это нет ни времени, ни желания, - устало отказал Севем, поднимаясь со стола и отходя в сторону.

«Не того спросила. С этим нужно идти к Сирсилису. Может, удастся его уговорить рассказать правду на добровольной основе?» - подумала Лео, начиная строить планы по добыче необходимой информации.

«Заняв место Музы?» - ответил внутренний голос с язвительными интонациями, так похожими на манеру Севема дем Гор, что Лео перевела взгляд на него, желая убедиться, не он ли это послал ей мысль, но тот смотрел куда-то поверх ее плеча.

«Нет, место я хочу занять другое, а заодно интересно узнать, кто такая Вишенка? Или как он меня вчера назвал?» - думала, пытаясь блокировать свои мысли, не желая давать прочесть их Искуснику. Во всяком случае, не так легко.
        Но тут по всему периметру прохода вспыхнул свет, оповещающий об окончании практических часов, и Защитник ушел в свою лабораторию, оставив Лео наедине с мыслями.
        Заметив, осталась одна, отбросила все мысли, закинула медальон в сумку и отправилась на дополнительные часы, где вот уже неделю разбирала один из древних манускриптов, вытащенных Аврелем из ее библиотеки в Лаваприксе. Свиток заколдовала таким образом, чтобы постороннему текст казался обычным словарем для начинающего переводчика с рунического языка.
        Глава 14. И что теперь?
        Руническая магия осталась единственной отраслью, на которую Лео тратила по нескольку часов в день, но не только на расшифровку текста, а и на слияние символов с начертательной магией, получая в результате рунические заклинания, которые легко творить при помощи целенаправленного желания и мысли. И не обязательно при этом иметь волшебную вещь, а внутренней магии на такие комплексы тратилось намного меньше, особенно после того, как Лео научилась ее экономить еще на стадии создания. Заклинания получались сильные, эффектные и неимоверно красочные, когда, закрываясь в своей комнате, выпускала их, желая посмотреть на результат своих долгих трудов.
        Уже ближе к середине декабря с помощью рун ей удавалось преобразовывать предметы и вызывать довольно сложные иллюзии, практически мгновенно создавать щиты и боевые заклинания, а главным достижением считала найденный способ делать собственные порталы, не засекаемые кем-либо, так как почти сразу след стирался самостоятельно.
        Однажды, даже без просьбы, Аврель принес ей странную на вид книгу, состоящую из золотых табличек с выгравированным на них текстом и закрытой на замок с мощным заклинанием. Так и не разобравшись, как открывается талмуд, активировала заклинание чтения. Это оказалась книга о порталах, написанная в далекой древности магом, имя которого ни о чем не говорило, но магия, освобожденная из книги чуть не свела ее с ума, настолько сильной оказалась, вызывая реальные галлюцинации и пугающие сны. И очень удивилась на следующий день, когда узнала, прошла лишь ночь, а ей казалось, долгие десятилетия.
        Придя в более и менее адекватное состояние, Лео не удержалась и начала долгую работу над схемой перемещений, причем, компилируя ее таким образом, чтобы иметь возможность передвигаться и на территории Крепости, защищенной от использования простых порталов и золотого порошка. Сначала хотела разобраться, каким образом волшебники передвигаются и какие заклинания для этого используют, а потом увлеклась и начала создание собственного портала, пусть и не была уверена в результате. Как оказалось, достаточно было один раз мысленно нарисовать полное портальное заклинание, и тогда следовало лишь вспомнить рисунок в мельчайших подробностях и активировать начертательную формулу - не обязательно рисовать повторно, так как сознание в нужный момент подсовывало необходимую картинку. Только требовалось масса времени на концентрацию и активизацию магии, а поэтому было легче прорисовать при помощи магии разума.
        Теперь кинжал Клеопатра использовала только для отвода глаз посторонних, так как с легкостью могла произвести любые известное ей заклинание без него и получить желаемый результат при помощи внутреннего потока магии, который постоянно увеличивался, чем больше волшебства творила.
        Но даже за это время ей не удалось прочесть все книги, скопленные в ее подземной библиотеке, ведь с помощью заклинания читалась только одна книга по Высшей Магии такого уровня. Обладая древним волшебством и будучи написанными забытым языком, они требовали больших усилий на расшифровку, но и в этом Лео везло, так как при помощи заклинания книги были полностью понятны, и смысл не терялся в ходе перевода.
        В конце ноября, когда еще проходили соревнования по Воздушным Игрищам между командами других замков, Клеопатра отправила Авреля в свое хранилище в Лаваприксе, попросив принести самую мощную книгу, и тот принес ветхий, тисненный золотом талмуд по Высшей Метаморфологии. Одним из разделов оказалось превращение в животных, и очень заинтересовали перевоплощения в волшебных существ, но прочитав эту книгу, едва доплелась до постели, так сильно болела у нее голова. Разом навалившееся чувство усталости от выброшенной магии и создания экспериментального образца удобного кресла из шаткого стула лишило почти всех сил, поэтому нигде не появлялась до следующего утра. Но когда изобрела и опробовала на пойманной птице портал, не смогла удержаться от личного похода уже за другой книгой - «Целительство, или Как стать профессиональным эсколпером», где обнаружила способ не растрачивать впустую магию, а излечивая головную боль легким прикосновением руки к нужной точке и пропуская маленький поток магии.
        Теперь можно было беспрепятственно читать несколько высшемагических книг за один приход, пока не начинала чувствовать переполнение организма энергией, но посещать «библиотеку» часто не получалось, так как только на одно перемещение уходило примерно полчаса, но Лео работала над максимальным уменьшением этого времени. Только попробовав при помощи заклинания прочитать древние магические книги, поняла, все что находилось в Крепости в разделе Высшей Магии не совсем соответствовало разделу и закралась мысль о потайной библиотеке с ценной информацией, спрятанной особенно тщательно.
        - Тебя хочет видеть Архидуайен Светос, - из задумчивости ее вывел гордый голос смотрителя порядка замка волшебных палочек и скипетров.
        - Зачем? - удивилась Лео, думая, ее не вызывали с осени, а сейчас уже середина декабря, но смотрительница порядка успела уйти.
        - Ты пойдешь? - полюбопытствовал Драхем, так как случилось это на ужине и он, сидя рядом, все слышал.
        - А куда я денусь? - проворчала Лео, не особенно радуясь такой перспективе. Сейчас ее интересовал более важной вопрос - зачем могла понадобиться Главе Совета Архидуайенов?
        Уличить ее было не в чем: бурь больше не устраивала, не делала сильных выбросов магии, крушащих деревья в лесу. Только иногда ходила по ночам по коридорам, так как ритм жизни полностью поменялся, и ей хватало трех-четырех часов для сна, а остальное время посвящала некоторым исследованиям Крепости, желая узнать, какие интересные места еще есть в этом, да и соседних замках. Но как это было не странным, ни разу не попалась, ни в одну из ежедневных вылазок. Ей очень везло, и ни проходящий мимо Ланцерис, ни Рекс не замечали ее, притаившуюся в какой-нибудь нише. Она успевала юркнуть туда в последний момент, хотя и думала, отлично видна в магическом свете.
        Дойдя до кабинета Архидуайена, Лео вспомнила, снова не знает пароля, возможно который и не нужен, но решив, все равно ее будут за что-то отчитывать, применила магию к дверям и сплошному занавесу, и те резво отправились на свои места, позволяя войти внутрь. Поднимаясь по лестнице, думала вновь увидеть компанию Светос-Сирсилис-Раельд, но ее ожидания не оправдались.
        Войдя без стука в кабинет Архимейжа, даже немного удивилась, обнаружив там довольно бледного Севема, сидящего в одном из глубоких кресел, а увидев гостью Архидуайен жестом предложил присесть рядом с Искусником, но вся напряженность обстановки ей очень не понравилась.
        - Так вот, - начал дем Вальд, и на этот раз даже не улыбался, предполагая серьезный разговор. - Есть сведения, вы зачем-то понадобились группе колдунов, обитающих в пустыне, что неподалеку от этого замка. Это если не считать волшебника, покушавшегося на вашу жизнь во время Воздушных Игрищ.

«Очаровательно. Источник сведений, естественно, сидит в этом кабинете», - недовольно подумала, без устного предложения присаживаясь в свободное кресло, откуда будет удобно наблюдать за обоими волшебниками. Лео все больше убеждалась, Севем имеет какое-то отношение к колдунам, но еще не решила, как на это реагировать, ведь феерическое чувство любви к нему так и не проходило, заставляя млеть и терять мысли в его присутствии.
        - Севем, это явно был несчастный случай, - с нажимом произнес Архидуайен, не позволяя продолжить разговор на тему покушений.
        - Простите, я прослушала, зачем я им понадобилась?
        - О! А Севем говорил, если я скажу вам прямо, то у вас будет нервный срыв, - усмехнувшись, ответил Архидуайен, поглаживая своего попугая, сидящего на краю стола.
        - Нервный срыв у меня будет потом, а сейчас лучше расскажите всю имеющуюся информацию.
        - Севем? - обратился Светос к Главному Защитнику Крепости, выжидающе на него посмотрев.
        - Каким-то образом в вас опознали довольно сильную волшебницу. Возможно в стенах Крепости есть их шпион, - начал Защитник, но мысли Лео мгновенно понеслись галопом.

«Никто из Фоксов предать не мог, да и возможности не было.
        Заклинаний я ни при ком не создавала, не выполняла без кинжала после предупреждения, а то, что я все время преобразовываю овощной сок, так это любой дурак сделать может, только не пользуется своими знаниями. И я всегда делаю это при помощи кинжала, во всяком случае, так выглядит со стороны.
        Единственное исключение составляет мое исчезновение после Воздушных Игрищ и появление в полном здравии… почти что в полном, но это видели только Совет Архидуайенов и Защитники», - лихорадочно вспоминала, ища возможного предателя.
        - Мадемуазель демро Нат, вы слушаете?
        - Да, Защитник, простите. Я понадобилась группе темных колдунов, только я не поняла зачем?
        - Естественно, чтобы вы работали на них или…
        Странный взгляд Севема на Главу Совета Архидуайенов несколько насторожил ее.
        - И зачем им несформировавшаяся волшебница, которая только узнала о возможности колдовать? - поинтересовалась, подгоняя собеседника к даче ответа.
        Одновременно поняла, дала ему немного времени подумать, и уйти от темы, если того захочется.
        - Вы забыли или это не вам сразу дали звание младшего этремейжа? А в Крепости - это первая ступень во взрослую жизнь, ведь вы теперь можете выходить в город и сами заботитесь о своей безопасности, а сходу получить такое высокое звание может не каждый.
        - Так что они могут хотеть от меня? - не выдержала Клеопатра, уже не надеясь получить ответ на этот животрепещущий вопрос.
        - Этим летом мы узнали, темные колдуны каким-то образом договорились с Охотниками о передаче извлеченной силы отказавшихся волшебников. Именно эта группа. Их глава - бывший сотрудник парламента Объединенного Волшебного Королевства по работе с темными существами, к которым приравниваются некоторые подвиды колдунов.
        - И? - не совсем понимая, к чему ведет Защитник, подогнала, все еще не видя причин для заинтересованности в ней.
        - Что и?
        - Они хотят, чтобы я выдала им местонахождение Крепости?
        - Нет, их сейчас не очень интересует место Крепости на карте - они и так отлично знают, где находится каждый из семи замков и все Гильдии, - скривившись, словно вспомнил что-то неприятное, пояснил дем Гор.
        - Так вы мне скажете, что тому колдуну надо? - взвилась Клеопатра, подскакивая с кресла.
        - Он думает, только вы можете найти нужную ему вещь, - не замедлил с ответом Севем. - А если точнее, то тимериум, благодаря которому ему не понадобится сотрудничать с Охотниками, но, тем не менее, увеличить свою власть.
        - Что за тимериум? - полюбопытствовала, но не очень ожидала ответа, считая эту информацию секретной.
        - Это вещь, с помощью которой можно получить огромную мощь на время, можно попробовать вернуться в прошлое и создать дополнительный виток времени, и тот незначительно, но поможет изменить прошлое, а соответственно и будущее. Только его использование очень опасно, последний маг заживо сгорел, получив неограниченную мощь всего на день. Сгорал он целую неделю, так что можете представить, насколько сильно он мучился. А именно поэтому домой на Йольские и Рождественские святки вы не поедете, и Солеронов подставлять под удар тоже не будете.

«Вот как быстро перешел от одной темы к другой. Если начну дальше расспрашивать о тимериуме, значит, я согласна никуда не ехать на праздники, а если начну возмущаться по поводу заслуженного отдыха, то о тимериуме могу забыть - больше никто и словом не обмолвится».
        - То есть вы хотите, чтобы все святки я провела за поисками этой странной вещицы?

«Ни о чем не дам забыть», - мысленно усмехнулась Лео, радуясь, нашла правильную формулировку.
        - Нам желательно его иметь, надежней перепрятать и поставить охрану, - ответил Глава Совета Архидуайенов, не дав Севему и слова сказать.

«Ага, как же», - подумала, но постаралась как можно глубже спрятать свою мысль, не собираясь никому из присутствующих ее показывать.
        - Как на Колодец Вечности, что до него смогли добраться дети? - усмехнулась, ставя в неудобное положение Совет Архидуайенов и в частности их Главу.
        - Мадемуазель демро Нат, - осадил ее Защитник, но неуловимая улыбка тронула его губы. - В любом случае, неужели вы хотите в гости к шайке колдунов, именующей себя Жнецами Боли?
        - Боли или Воли? - уточнила, желая знать ответ, что пространно могло дать ей информацию о грядущем.
        - Они друг друга стоят и не сильно отличаются, так как все Жнецы - колдуны, служащие во зло. И в последнее время, очень сильно разрастается их власть, - неохотно ответил дем Гор, показывая своими действиями, насколько доверяет.
        - Последнее время, это как долго?
        - Начали они выходить из тени еще с добровольным уходом предыдущей Роковой Женщины Любви, то есть примерно несколько веков назад. А вот теперь можете представить себе их масштабы и силу, - без энтузиазма пояснил Глава Совета Архидуайенов, безразлично посмотрев в окно, давая понять, насколько на самом деле его утомил разговор и пора бы перейти к заключительной части.
        - Так что, я повторю свой вопрос, - усмехнулся Севем, внимательно глядя ей в глаза.
        - Только если на чай, - усмехнулась Лео, но улыбаться ей не хотелось вовсе. - А так, меня их общество не прельщает. Я внимательно слушаю все предложения.
        - Крепость не покидать ни под каким предлогом, - вставая с кресла, жестко продолжил говорить, совершенно не обращая внимание на хозяина кабинета.
        - Великолепно. Я теперь - узница?! И что же мне прикажете делать в четырех стенах? - вкрадчиво поинтересовалась, чувствуя неудержимую волну гнева от смены привязанности к институту на заключение в Крепости. - Изображать принцессу по присмотром дракона и ждать, спасения от благородного рыцаря?!
        - Если вам нечего делать, работу для вас я найду, - грозно заверил Искусник, давая понять, найдет, чем ее занять во время безделья. - Никаких походов на ярмарку или другие мало охраняемые близлежащие территории: лес, озеро, море, пустыня за лесом… То время, когда у вас нет индивидуальных, дополнительных или объяснительных часов - будете проводить в моем кабинете. Проекты писать тоже в нем.

«Ладно, я не злюсь, собственно какая разница, где составлять заклинания? Все равно он будет думать, будто я перевожу древние тексты», - успокаивала себя Лео, понимая, все делается исключительно из благих намерений с целью защитить ее.
        - А если в это время у вас будут индивидуальные часы? - ехидно поинтересовалась, прекрасно зная ответ на свой вопрос.
        - Значит, посидите некоторое время, притворяясь, будто вас нет, - сердито посмотрев на нее за глупый вопрос, ответил Защитник дем Гор.
        - Надеюсь, эти правила набирают силу с завтрашнего дня, потому что сегодня я бы уже хотела лечь спать. Сильно устала, знаете ли, - демонстративно зевнув, предупредила, устало прикрыв глаза.

«Мне еще нужно в свою библиотеку заглянуть за некоторыми новыми книгами и манускриптами, а старые вернуть на место», - подумала, старательно не смотря на любого из находящихся в этом кабинете. Только все равно опасалась выпустить на волю мысли, ведь владеющие ментальным комплексом, как успела вычитать, могут входить в мысли и без зрительного контакта.
        - Да, на сегодня вы свободны, - поглаживая белую прядь волос на виске, согласился Архидуайен. - Остальные вопросы вы обсудите завтра с Севемом. А теперь, Севем, оставь нас, пожалуйста.
        Главный Защитник, тщательно и правдоподобно скрывая удивление, поднялся из своего кресла и направился к выходу. Ничего в нем не выдавало нервозность, но магия казалась напряженной. Лео, скрывая свою нервозность, подняла на руки тимстауна и стала его поглаживать, понемногу успокаиваясь.
        - Нам необходимо немного прогуляться в саду оазиса, - протягивая ей руку, собираясь перенести в другое место для приватного разговора, который никто не сможет подслушать.
        - Только при условии, что вернете меня именно в это кресло, - поставила условие, не желая снова оказаться в неудобной ситуации.
        - Конечно, не оставлю же я тебя в секретном ото всех обитателей Крепости месте, - улыбнулся тот, все же давая ей обещание.
        - И сделаете для тимстауна магический поводок длиннее, - попросила, отлично понимая, никто другой не сможет ей в этом помочь, а чувствовать себя привязанной уже надоело.
        - Хорошо, - наигранно тяжело вздохнув, согласился Архидуайен, а подойдя ближе, дотронулся до ошейника Шумешера, произнося непонятное ей заклинание. - Теперь ты можешь оставить его в этом кресле.
        Лео пересадила огненного ящера в кресло, но все же опасалась, не случится ли с ним чего в ее отсутствие.
        - Теперь ты можешь оставлять его в любом месте своего замка и за пределы комнаты, в которой его оставишь, он не выйдет.
        - А как магия поводка поймет?
        - Должно быть твое добровольное желание оставить его именно в этом месте.
        - Спасибо, - поблагодарила, вкладывая свою руку в очередной раз поданную ладонь.
        Само перемещение не почувствовалось вовсе, будто и не переправлялись никуда, но душный жаркий воздух чуть не сбил с ног, перекрывая дыхание, заставляя снять лишнюю одежду. Они оказались в прекрасном тропическом парке с разнообразными магическими растениями, завораживающими глаз.
        - Я должен тебе еще кое-что рассказать. Помимо информации, выданной Севемом, - будто им вовсе не ощущалось жары в его бархатном камзоле, начал разговор Светос.
        - Все из-за того, что я - приглашенная?
        - И это тоже, но в первую очередь это касается тебя, поэтому не вижу смысла скрывать.
        - И, естественно, я не смогу ни с кем поделиться этим, - поглаживая яркий зеленый в лиловую крапинку листок магического неизвестного ей дерева, понимала, насколько должна быть конфиденциальна информация, раз ее настолько тщательно скрывают.
        - В Крепости этого не знает никто, - продолжил Архидуайен.
        - Совсем никто? - удивилась Лео, не понимая, как ему удалось настолько хорошо скрыть информацию, а взглядом оценила ствол пальмы, на которую должно быть удобно взбираться и, возможно, смогла бы оценить, где именно находится этот парк с ровными, посыпанными песком дорожками, с выложенными по краям круглыми камнями, напоминающими зубы зверя.
        - Я старше Громсеса раза в три, а ему уже более ста пятидесяти лет. Осталось слишком мало свидетелей тех времен и договоров.
        - Ох ничего себе, - чуть ли не присвистнула Лео, оценивая, Светос выглядит не более чем на сорок лет, а оказывается уже около шестисот.
        - Все началось более пятисот лет назад. Те времена сейчас называют «Временами Разделения».
        - Что это за времена такие? - спросила, так как пытаясь припомнить, ничего не находила в ранее прочитанной информации.
        - В те времена каждый маг спокойно мог использовать как темную так и светлую магию. Именно поэтому чаще всего нарушалось магическое равновесие, и царил хаос. Когда уже все маги стали творить и зло, не взирая ни на что, и мир почти подошел к краю уничтожения, собрались все Архидуайены. Нас оказалось не так уж и много - всего около десятка, а если быть точным - девять. Но все неимоверно сильные, и у меня, девятнадцатилетнего подростка, аж дух захватывало от пребывания среди них. Да, мне было столько же, сколько сейчас тебе, Клеопатра.
        - Уверена, вас туда пригласили не просто так, - возразила, пытаясь все понять разом, а заодно и увидеть скрытый смысл, если он там есть.
        - Да, неспроста. Было вынесено решение разделить магию на светлую и темную, чтобы нельзя было творить темную магию просто так.
        - Лишь разделить?
        - Нет, еще был составлен список запрещенных заклинаний.
        - О, а его где-то можно найти, а то вдруг начну их использовать?
        - Нет, не найдешь. У магов не осталось ни одной книги с их содержанием, формулами или описаниями.
        - Ну ладно, а дальше? - посетовала, все же надеясь, сможет как-нибудь прочесть и узнать.
        - Все должны были пожертвовать собой ради всеобщего блага. Но после составления списка запрещенных заклинаний один из нас отказался, и его наказали, заточив в магическую тюрьму, сейчас охраняемую Охотниками.
        - Он до сих пор жив?
        - Не знаю, и знать не хочу. Меня выбрали, так как я на тот момент был самым молодым и не успел прочувствовать темную магию.
        - Вы тоже практиковали темную магию? - удивилась Лео, не в состоянии представить ауру этого мага хоть немного темнее.
        - Тогда была масса темных заклинаний в ходу. Например, половина заклинаний для дуэлей. Защита родовых имений, бытовая магия.
        - А что же изменилось?
        - Теперь для того, чтобы использовать темную магию надо пить специальный эликсир или находиться возле источника темной магии.
        - А источник где?
        - А источником, я полагаю, является сегодняшний Император Тьмы.
        - Как так? - Лео не могла поверить, что колдун может являться источником магии.
        - Доподлинно неизвестно, кто это, потому то во времена разделения посредством мощнейшего заклинания магию разделили на светлую и темную и за каждую из них остался олицетворением маг. Я стал Светлым магом.
        - И вы не знаете, кто стал Темным? Это же случилось при вас!
        - Простыми словами - да, я не знаю, так как после ритуала некоторое время был без сознания. Когда я очнулся, все мои коллеги были мертвы и по идее, я остался единственным. Но заклинание сработало, раз я стал олицетворением света. И первое время, я думал, от магии остался лишь Свет, но позже закралось подозрение, что темный источник был слишком слаб и поэтому остался неактивированным. Он бы так и остался не активированным источником, если бы ему не помогли лет тридцать назад. Кто и при каких обстоятельствах - информации нет. И я иногда улавливаю его мысли, но так и не понял, кто это из моих коллег.
        - А он может улавливать ваши мысли?
        - Только иногда.
        - Тогда вы должны знать, как его убить, - предложила, считая теперь легким уничтожить все зло магического мира.
        - Отдельно ни Тьму ни Свет нельзя уничтожить, иначе нарушится баланс, и вместо зла уничтожим весь мир.
        - Но он же набирает силу.
        - Если бы я знал, как его деактивировать.
        - А вы являетесь источником светлой магии, можно же что-то сделать и хоть запечатать его?
        - Нет, я могу только собирать ее возле себя и напитывать силой ослабленных существ.
        - А не может ли быть, что именно после разделения магический мир начал угасать? И вместо пользы, ваша затея принесла дисбаланс и вред?
        - Это все, что я хотел тебе рассказать, - гневно проговорил Архидуайен и в мгновение они оказались в его кабинете, показавшимся свежим спасительным оазисом после жары прекрасного парка, по которому прогуливались.
        Клеопатра, не имея наглости продолжить дискуссию, поднялась из кресла и устремилась к выходу. Будучи уверенной, на все ее вопросы Севем ответит завтра, поэтому спокойно направилась прочь.

«Не сможет не ответить, так как должен будет дать много нужной информации для понимания возникшей ситуации - все же Искусник».
        В гостиной Башни Сна в это время уже никого не было и она, тихо пройдя в свою комнату, заперла двери изнутри, наложив сложный комплекс рун, сплетенных с заклинаниями, желая создать иллюзию, в комнате кто-то находится, а сосредоточившись, вспоминая в мельчайших подробностях нарисованный собственный портал, активировала магию, чувствуя всевозрастающее напряжение магии, отправилась в Лаваприкс. Немного полюбовавшись на свою пещеру и россыпи волшебного золота, которое оказалось бесполезным собирать в сундуки, так как продолжало размножаться, прошла вглубь, рассматривая корешки книг, отмечая, которые уже прочитала, хотела прочесть, и которые просто необходимо хотя бы пролистать. Одна книга ее очень сильно заинтересовала своим названием: «Покорение волшебных вещей - всевозможные способы». Именно ее решила взять первой, а так как та была полностью пропитана магией и активно излучала импульсы, то не смогла бы на этот раз прочесть ни одной дополнительной. Походив между полок и взяв еще несколько с виду интересных, отправилась назад.
        Вернувшись в свою комнату, вспоминая о золотом талмуде, решила не набрасываться сразу на новую информацию, а прочесть сначала первую страницу «Покорения волшебных вещей», но уже после первой главы магии влилось в нее столько, что хватило бы на несколько сильных циклонов. Почувствовав, из-за переизбытка магической энергии, сейчас уже ни на что не способна, Лео постаралась уснуть.
        На следующий день проснулась в прескверном настроении и, принимая душ в полусонном состоянии, пыталась выяснить, откуда оно взялось, но вскоре вспомнила о вчерашнем разговоре, и настроение ухудшилось еще больше.
        Прошлым вечером, через полчаса, как легла - проснулась и решила вернуться в свое хранилище, так как вспомнила об одной очень древней книге, а там долго сидела над ней. Ее возраст было сложно угадать и каждую ее страницу нужно было читать, так как заклинание на нее действовало с точностью до наоборот, кроме того, не хотелось выносить ее из сейфа, настолько ценными оказались знания, заложенные на страницы.
        В этой интересной, даже захватывающей книге рассказывалось, как можно не просто возродить, а вернуть человека к жизни без негативных последствий на мозг или другие функции организма, правда, на это требовалась колоссальная магическая энергия. Намного проще было наложить охранное заклинание на нужного субъекта, а в случае гибели этого человека, время для его тела останавливалось, и пусть мозг продолжал жить, мага все еще можно было выхватить в этот промежуток для продолжения полноценной жизни. Самое главное, довольно простое заклинание может его оживить, только нужно знать, какое именно применить и в каком порядке, если их несколько и прошло довольно много времени. Только опять таки, требовалось чрезмерное количество магической силы.
        Единственное, что понравилось Клеопатре в этом всем, так после оживления не требовалось повторное наложение первоначального заклинания, а снять его мог лишь заколдовавший по доброй воле и пока он дает защиту кому-то - сам защищен от случайных казусов, подкидываемых жизнью.
        Так проведя полночи над книгой, вымоталась до невозможного, и в Крепость вернулась ужасно уставшей и сразу бухнулась в кровать, моментально засыпая, хотя утро и так почти наступило.
        К своему глубочайшему удивлению, Лео не забыла ни одной строчки из множества прочитанных книг или составленных заклинаний различной сложности. Некоторое время удивленно подумав над этим фактом, решила принять его как данность, свалив все причины на воздействие магии на растущий организм.

«Либо это у меня такая хорошая память, либо энергия книг переходит в мой магический потенциал, и поэтому я не могу забыть о том, из чего я, собственно, и состою», - подумала, выходя из ванной комнаты, звонко шлепая босыми ногами.
        В намерении хоть как-то поднять себе настроение, преобразовала из тапочек новые сапоги. Они выглядели, словно были сделаны из мягкой магической кожи черной огненной саламандры, а каблук стал высокой серебряной шпилькой. Полюбовавшись изделием и попробовав распознать, настоящим ли получился материал, выпустила его. Пока результаты не вернулись, заклинанием создала яркое оранжевое кружевное белье, обтягивающие черные бриджи и нежную желтую кашемировую тунику, слегка забегающую за середину бедра. Все это венчал плащ из мягкой кожи, в котором не было жарко в любом из кабинетов и холодно в некоторых коридорах с вечно гуляющими сквозняками, где окна не закрывались даже на зиму, как рассказывал Драхем.
        Поболтав с зеркалом и выслушав от него множество комплиментов, собрала вещи для сегодняшних проектов и, позвав на плечо в нетерпении ожидавшего дракона, направилась в гостиную смотрителей порядка.
        Закрыв за собой дверь, тут же оказалась в теплых объятиях Драхема, с которым стала встречаться после Воздушных Игрищ, но почему-то и до настоящих поцелуев они редко доходили.
        - Привет, - жарко прошептал блондин нежным голосом, слегка касаясь губами ее щеки.
        - Привет, - улыбнулась Лео, подставляя губы для поцелуя, который незамедлительно последовал, пусть и выразившийся в легком прикосновении губ.

«Кто сказал, что день начался ужасно?» - возвращая эмоции и наслаждаясь теплыми прикосновениями, подумала, прижимаясь ближе к Драхему, и руками поглаживая его широкую спину.
        - Золотце, давай не пойдем на индивидуальные часы! - услышала она писклявый голос и нехотя оторвалась от плеча Солерона, желая посмотреть, у кого это хватило наглости прервать их «общение».
        - Мерджи… - Лео уже хотела сказать какую-нибудь гадость, но Драхем ловко развернув ее к себе, еще раз чмокнул в губки.

«И почему я сделала для него свободный вход в нашу гостиную?» - мысленно задала риторический вопрос, утопая в приятных эмоциях.
        - Драхем, хватит тебе, вечером будет масса времени и не на такое, - чуть ли не хныча, продолжал близнец, требуя внимания. - А я есть хочу.
        - Пароль поменяю, - угрожающе бросила Клеопатра, как только Солерон отстранился. - И вообще, кто его пустил? - посмотрев именно в глаза гостя, спросила.
        Неожиданно перед ее глазами стали проноситься картинки досуга и, хотя Лео и знала, что Мерджи ни с кем не встречается на данный момент, удивилась, увидев в воспоминаниях Ренату. Было похоже, они любят друг друга, а для Драхема и остальных обитателей Крепости он встречался с симпатичной волшебницей-анвраем из замка диадем.

«Значит, Муза до сих пор никому не сказала, что любит Сирсилиса, а рыжая смогла укрепить свои права на Мерджи. Ой, как интересно… Молодец бесёнок».
        - Пойдем на завтрак, - прошептал Драхем, но не заметив негативной реакции, потащил ее к выходу.

«Да, видение ясное - призраки прошлого…» - думала она по дороге, вспоминая какой-то стих, пока Драхем обсуждал с братом новую тактику в Подводных Игрищах, которую хотел пустить в ход на ближайшей тренировке.
        На дворе уже была середина декабря и конец Воздушного сезона, который должен был закончиться под Новый Год, поэтому времени оставалось мало, ведь скоро Йоль, на обряд которого отпускались все волшебники Крепости домой. А потом Новый Год и Рождество и все это время будет не до тренировок.
        Под конец завтрака перед Драхемом, сплетаясь словно из появляющихся золотых искр, материализовалось письмо, по ходу чтения которого волшебник сначала выглядел растерянным, а потом разозлился настолько, что сжав бумагу в руке, пулей вылетел из-за стола.
        Первым делом на сегодня у Лео было - поискать интересных для себя животных, а так как ей больше не нужно было брать индивидуальные часы у всех экспертов своего дела, появилось много свободного времени. Она все равно знала, искать Драхема сейчас бесполезно, поэтому спокойно пошла к лесу. В это утро, как оказалось, Пегасис вел объяснительные часы для всех желающих обитателей Крепости, больше всего на свете предпочитая не только находить в лесу магических животных, но и рассказывать о них.
        Архидуайен мро Монд оказался на высоте, рассказывая об огненных животных - пирролей, которые заводились, если огонь поддерживался постоянно в течение нескольких суток. А выгода от этих небольших ярко-оранжевой расцветки зверьков была неимоверной: если в вашем камине завелся такой зверек, то огонь уже не потухнет никогда, даже если вы в него не будете подбрасывать дров. Единственное, как оказалось, чего те не любят так это использования на огне разного рода заклинаний - это для них погибель.
        Далее шли огромные змеи и их царь - Хохотун. Змей величественно выполз из леса, показывая свои блестящие чешуйчатые переливающиеся зеленым бока. Этот вид рогатых змей отличался специфическим окрасом и множеством мохнатых усов на морде у пасти. Как Пегасис рассказывал, змей завлекал свою жертву ехидным смехом, действующим на большинство живых существ лучше гипноза, а продемонстрировав свой смех, чем-то напомнил китайского дракона с квадратной челюстью, правда, Лео не могла понять, чем именно.
        Следующим делом пришлось идти на Защиту, которая была в расписании по обязательным индивидуальным часам, а так как Сирсилис оказался искусником Арсена, то их команда в полном составе ходила на них, но Драхем так и не пришел. Сказав Тартосу, Солерон попал в Гильдию Медицины, самой на душе стало неспокойно, и после первого получаса отпросилась, не забыв пообещать написать проект в пяти частях на тему о защите от высших огненных комплексов чар, и полное описание какими они бывают. Быстро сложив вещи, отправилась на поиски Драхема, за которого с каждой минутой волновалась все больше.
        - Вот ты где, - негромко проговорила, обнаружив его на дальнем балконе Башни Звезд.
        Подойдя ближе, обняла его сзади и уткнулась носом в его холодную шею.
        - Что случилось? - спросила, стараясь своим теплом отогреть сжавшегося в комочек друга.
        - Ты ведь не поедешь ко мне в гости на следующей неделе и на зимние праздники, - грустно произнес он, рассматривая белые просторы вокруг замка алхимиков.
        - Вообще-то я тоже была не слишком рада, услышать вчера эту новость, - поцеловав его в светлую макушку, прошептала, желая хоть как-то взбодрить его. - Хотя ты обещал показать мне настоящего Хранителя.
        - И еще отец сказал мне, чтобы я нашел себе другую девушку, потому что, встречаясь с тобой, я могу подставить его «на второй работе», ведь он не хочет причинять тебе зла. Он предупредил, опасность летает над тобой, как стервятник, ожидающий, когда же хищник наестся и оставит свою добычу.
        - Это же не значит, что мы с тобой перестанем общаться, а встречаться ты можешь с тем, с кем только пожелаешь, - улыбнувшись, ласково погладила его по голове, но не отстранилась.
        - Ты так спокойно говоришь, будто тебе все равно буду я встречаться с тобой или к примеру Пенелопой, - флегматично возмутился Драхем, повернув голову в сторону собеседницы.

«Не то, чтобы я убивалась, но с тобой мне было действительно хорошо и спокойно», - подумала, оттягивая время ответа.
        - Мои «психи» закончились еще вчера, да и спасибо твоему отцу, избавил меня от участи стать Жнецом плохих новостей, - грустно улыбнулась, согревая своим дыханием небольшой участок кожи на его шее.
        - Значит, на этом все и закончится? И ты так просто меня отпускаешь? - усомнился он в ее словах.
        - У меня сейчас жизнь будет не сладкая, но напряженная, а рядом со мной тебе придется встать против всех, так что… спасибо тебе за прекрасно проведенное время, мне было с тобой очень хорошо, - потершись щекой о плечо Драхема, мягко поблагодарила.
        - Но это не значит, что мы с тобой перестанем разговаривать, и за столом команды Фокс ты останешься на том же месте, - в ответ обнимая ее, прошептал он, немного отогреваясь, но с тем не желая отпускать никогда.
        - Мадемуазель демро Нат, вы забыли о необходимости появиться в моем кабинете двадцать минут назад?
        Сердце, задержав удар на секунду, гулко ударилось о ребра, посылая по венам кровь, богатую магией и адреналином.

«Кому еще может принадлежать такой глубокий бархатный голос с язвительными интонациями…
        Да, сама же видела, как белый снег перед замком осветила яркая вспышка света, бьющего из окон каждого кабинета, где до этого проходили индивидуальные часы», - подумала, ругая себя, поворачивая голову на звуки голоса.
        - Уже иду Защитник, - негромко произнесла, напоследок погладив спину Драхема. - Не злись, а действительно подумай, с кем бы тебе хотелось встречаться. Твой отец очень умный и лучше тебе пока слушаться его - меньше найдешь неприятностей.
        Оставив друга наедине со своими мыслями, последовала за Искусником в его кабинет, звонко, но как-то грустно стуча своими серебряными каблучками.

* * *

«Конечно, Марс умный, только этот ход подсказал ему я.
        Ох, Ланц, никогда не думал, что снова буду ревновать из-за тебя. Да, я никому не хочу отдавать Вишенку, и пусть меня за это осудят, но, в конце концов, я всего лишь остаюсь ее тенью и ни на что не претендую. Может быть, когда-нибудь…
        Я перестану думать о ней.
        Вот так вот. Недолго я любил Шерри. Достаточно было появиться этой вечной проблеме, как я уже способен разорвать всех и вся, лишь бы увидеть ее улыбку.
        Сирсилис только и мечтает о ней даже в Трапезной за приемом пищи, а иногда его мысли настолько раздражают, что и аппетит пропадает», - думал Главный Защитник, спускаясь в свою лабораторию, попутно прислушиваясь, чтобы высокий мелодичный звон, производимый стуком серебра о камень, не исчез.

«Стоило ей опоздать на несколько минут, как я уже места себе не нахожу и готовый наплевать на объяснительные индивидуальные часы всей Крепости, отправляюсь на ее поиски.
        Вишенка, зачем же ты заставляешь меня так волноваться? А у меня ведь действительно уже начались часы - тема полуорганических комплексов для желающих знать уровень звания этремейжа. Атрелия снова куда-то запропастилась, сбросив на меня свою работу, будто я самый свободный. Если медальонщики и на этот раз с кем-то сцепились, но друг друга не поубивали, то…
        Подскажу, каким видом комплексов можно воспользоваться для лучшего и более удобного передвижения под водой, не используя свои собственные силы, ведь скоро сезон Подводных Игрищ - пусть порадуются».
        Эффектно отворив дверь с помощью заклинания, Севем влетел в гудящую, словно улей лабораторию.

«Так я и знал. Бергалини сцепилась с Парлентос, скорее всего ссору начала последняя».
        - Тот, кто через пять секунд не будет сидеть на месте - потеряет последнюю ступень своего звания, - рявкнул Защитник, боковым зрением замечая, как в дверях Клеопатра переступает с ноги на ногу в небольшом замешательстве.
        Она прошла через всю лабораторию к пустому первому столу, к ее сожалению, единственному.

«О Парлентос можно не беспокоиться, Вишенка поможет ей приготовить идеальное полуорганическое вещество, имеющее гипнотический эффект, если, конечно, захочет», - подумал, поднимаясь на возвышение, откуда было видно все столы с приготовленными веществами, колбами и схемами, готовыми к работе.
        - Итак, сегодня вы будете практиковать «Гипнозиум». Кто помнит, что это?
        Никто даже не шелохнулся.

«И вот с такими волшебниками мы пытаемся вернуть процветание Объединенному Волшебному Королевству? Они даже знать ничего не хотят. Все, что им нужно - это получение минимального звания для посещения города и других ярмарок. Поднять, что ли требования и разрешение получит лишь тот, кто подрастет до звания орфимейжа-эксперта?» - подумал Севем, осматривая собравшуюся группу обитателей почти из двадцати человек.
        Взмахом руки отправив каждому на стол по листку с ходом лабораторной работы, голосом, означавшим тихое бешенство, бросил:
        - Приступайте к опытам.
        Даже обитатели замка алхимии, которые почти постоянно переговаривались на его редких индивидуальных обязательных часах, не осмелились болтать и молча принялись за дело.
        Клеопатра на весь стол разложила свои листки бумаги и, сверяясь со всеми остальными записями, что-то писала еще на одном. От ее стола исходили звуки лишь скрипа палочки, постоянно меняемой на другую, которая этим временем заряжалась черным волшебным порошком. К середине получаса она уже тихо шипела на волшебницу, расположившуюся позади:
        - Парлентос, если сейчас твоя реторта взорвется и хоть одна капля попадет на мои записи, то на Йоль домой ты не поедешь, потому как будешь отлеживаться в Гильдии Медицины.

«Чем же это таким важным ты занята? Не думаю, что всполошилась бы из-за обычного проекта… по чем он у тебя там? Перевод очередного комплекса Рун? Ланцерис хвалил тебя, ты любой незнакомый текст переводишь сходу, а над этим сидишь уже около получаса.
        В общем, я так и думал, ты ей поможешь, не зря же так часто поглядываешь на ее алхимическую схему, да и приготовлено оно будет явно раньше, как все твои работы. Вишенка, ты же не любишь сидеть над комплексным веществом дольше, чем того требует приготовление любым способом, чем и пользуется Парлентос.
        Именно это и отличает тебя от всех других алхимиков - ты думаешь над процессом, а не слепо следуешь инструкциям, а вот как на счет того, чтобы изобрести что-нибудь свое?
        Скорей всего, у тебя могло что-то выйти, ведь не зря же ты приносила золотое яблоко, по крайней мере, мне бы не пришлось постоянно готовить высокоэнергетическое вещество для Сирсилиса и успокоительное на черную луну для Террольда, кстати, о Союзе волшебников, сегодня же Арсен придет на дополнительные индивидуальные часы по ментальному комплексу, заодно смогу и ей рассказать. А то Клеопатра какая-то слишком нервная в последнее время. Хм… Светос, сам того не зная, дал мне согласие на ее персональное обучение не только как Искусника по алхимии, но и всего, что я знаю.
        Хорошо. Значит, сегодня объединим ментальный комплекс и органическую чувствительность».
        - Мадемуазель Парлентос, вы уже все сделали, если позволяете себе смотреть в окно? - вкрадчиво поинтересовался Севем, подходя ближе к волшебнице.
        - Да, - нагло улыбнулась та, приписывая себе чужие заслуги. - Я уже закончила со своей лабораторной работой.
        Севем дем Гор взглянул на ее схему и получившееся вещество.

«Так и есть, цвет - великолепный, осадка нет, а запах - идеальный, хотя Клеопатра его при мне еще ни разу не делала. Интересно, в чем на этот раз секрет ее убыстрения?» - изучая образец, подумал, вспоминая несколько способов, которые можно было применить.
        - Отличная работа, Клеопатра, - негромко проговорил, кинув мимолетный взгляд на разбросанные по столу листы и волшебницу, нервно покусывающую кончик палочки за первым столом.

«Ты слишком напряженно думаешь, вряд ли у тебя сейчас хорошая мыслезащита и я могу попробовать прислушаться к тебе», - пронеслась молниеносная идея, и рука осторожно прикоснулась к золотому локону Клеопатры.

«Нет, - тотчас же услышал ее мысли. - Если я пущу поток магии в этом направлении, то произойдет завихрение энергии, и в этом случае я получу довольно сильный ураган вместо…»
        - Но Защитник, меня зовут Даметра, - возразила мадемуазель Парлентос, разбивая неимоверную концентрацию Севема и прерывая тем самым ментальную связь.
        - Вы хотите, чтобы я выгнал вас из лаборатории за мошенничество? Ведь вещество готовили не вы, - ядовито прошипел Севем, так и не уловив, чем на данный момент занимается его подопечная.
        - Нет, - потупив глаза, обиженно прошептала мулатка с красивой ухоженной, золотистого цвета, кожей.
        - Вот и займитесь чем-нибудь полезным, например, сделайте заметки по ходу работы, - словно выплевывая слова, пригвоздил взглядом Севем, отходя от их ряда, ведь Клеопатра поставила блок сильнее и взяв в руки другой свиток, явно стала заниматься чем-то другим, обнаружив Искусника у себя за спиной и для него не оставалось возможности незаметно подслушать ее предыдущие мысли.
        Через полчаса, щедро раздав проекты почти всем обитателям Крепости, постоянно и за малейшие огрехи, раздавая нужные для собственного проекта темы, Севем немного успокоился.

«Словно спасают друг дружку, - мысленно негодовал, готовый уже выудить всю интересующую информацию замыслов Клеопатры. - Та помогла с очень сложным комплексным веществом, а эта не дала подслушать мысли. Сговорились».
        Еще через полчаса он уже был более и менее добродушно настроен, но не для следующей темы, на которой должна будет проходить лабораторная работа полностью органического взрывоопасного комплексного вещества на основе морской воды, устроенной для претендующих на звание этремейжа-эксперта. На эти объяснительные часы у него никогда терпения и добродушия не хватит.
        - На листке черным по белому ясно написано ТРИ капли сыворотки этилового яда, а не полфлакона, как у вас мадемуазель Ясенс, и не полное отсутствие оной, господин Грей… - шипел дем Гор, оценивая бегло просматриваемые работы.
        Вспыхнул яркий свет и всех обитателей Крепости словно ветром сдуло, только Клеопатра не двинулась с места, продолжая что-то писать на листке, конец которого странным образом удлиняясь уже свисал с противоположного конца широкого алхимического стола.
        - Вы не идете на обед? - полюбопытствовал, подходя ближе к ее столу.
        - Нет, - не отрываясь от работы, ответила волшебница, продолжая писать - уж очень была увлечена своим делом.
        - Вечером у вас нет индивидуальных часов - все успеете, - настаивал он, желая оторвать ее от занятия и узнать, в чем же дело.
        - И поесть тоже, если захочу, - продолжила волшебница, даже не взглянув на него.
        - Я разбираюсь в Рунах, могу помочь, если хотите.
        - Нет, - слишком резко отреагировала та, подняв затуманенный взгляд от множества устных исчислений на Искусника. - Не стоит. Я и сама неплохо справляюсь, - более спокойно заверила, и уже хотела вернуться к работе, но он удержал ее взглядом.
        - Я могу хотя бы взглянуть? - выпустив немного эмоций на лицо, приподнимая правую бровь, предложил.

«Я все равно узнаю, что ты скрываешь, хочешь того или нет», - пролетела мысль, когда он подходил ближе.
        - Да, пожалуйста, - с улыбкой разрешила она, будучи уверенной в своих силах.

«Что-то слишком быстро ты согласилась, - разворачивая к себе листок, углубился в чтение рунических завитков. - Если я сейчас уйду - ты его подменишь.
        Так, все символы понятны, но я не могу уловить суть, и сбить в предложение тоже. Заклинание с комплексным руническим чертежом «от чужих глаз»? Логично и в духе алхимика, но вот на такую сложную цепь нужно потратить массу магических сил, и мне очень интересно, как ты продолжаешь писать, не заколдовывая попутно сам текст, только если ты не пишешь этими символами.
        Либо она действительно очень хорошо разбирается в Рунах и пишет этим же языком, либо я успел все забыть. Нет, последнего просто не может быть», - подумал, боковым взглядом наблюдая за Клеопатрой.
        Бросив быстрый взгляд на нее, продолжил читать текст, написанный на листке.

«Начала нервничать, думаешь, я что-то понял?
        Что же здесь такого написано, раз ты так заволновалась и боишься открыть мне свой секрет, который я могу с легкостью узнать?
        Где-то здесь у меня был очень хороший словарь», - Севем направился в свой кабинет и, порывшись в одном из книжных шкафов, достал оттуда увесистый рунический словарь довольно таки древнего происхождения.
        - Защитник, а вы не пойдете на обед?
        На пороге в его кабинет стояла Клеопатра, тревожно поглядывая на него своими взволнованными светло-зелеными глазами.
        - Я закажу нам еду сюда, конечно, если вы не передумали идти в Трапезную, - кинув мимолетный взгляд на нее, произнес, а в голосе сквозили насмешливые нотки.

«Так я и отдам тебе лист, чтобы ты успела подменить его к моему возвращению. Сам бы я поступил именно так, дабы никто не знал, чем я на самом деле занимаюсь», - понимая ее дальнейшие действия подумал, продолжая вчитываться в мелкие строки.
        Символы сами по себе были полностью понятны, но вот слепить все в предложение так и не получалось. Севем позвонил в специальный для слуг Крепости звоночек и возле его стола появился служка, склоняясь в низком поклоне.
        - Накрой обед на двоих, - коротко приказал волшебному созданию и принялся за рунический текст.
        - Слушаюсь, господин, - пропищал мохнатый служка и с неяркой вспышкой исчез, но буквально через пару минут появился, начиная спешно накрывать небольшой столик у камина, который Клеопатра сначала и не приметила, а когда увидела, то сделала большие и удивленные глаза, что Севема немного позабавило.
        Пока служка накрывал стол, Защитник дем Гор занимался переводом рун, выписывая смежные значения на другой лист.

«Так, прочитаем то, что пока получилось», - подумал, переведя примерно треть текста, опуская все попутные схемы.
        - Возьмем поток один, другой - магический уже с тобой, - бормотал, боковым зрением наблюдая за Клеопатрой, но она сделала вид, будто смотрит в камин. - Сначала щит поставим, и поле мы исправим. Ты завихренья отпусти, лишь нужные сейчас возьми: кусочек пламя золотой и луч надежды, здесь постой… бред какой-то.
        С момента начала чтения перевода, ощутил напряжение воздуха, а со спины, казалось, его обдало жаром и в момент, когда начал поворачиваться посмотреть что там, услышал негромкие слова волшебницы:
        - Не верь пустым словам всегда, лишь знаки уничтожу я.
        А, повернувшись полностью, боковым зрением успел ухватить живой огонек, скакнувший обратно в камин, что могло сойти за обычный всполох пламени, если бы не обстоятельства.

«Значит, ты, Вишенка, у нас «творец магии» и можешь облачать слова в магические колебания, а на листе заклинание, составленное собственноручно, вот интересно, как ты сейчас выкрутишься», - весело подумал Севем, снова поворачиваясь лицом к ней.
        - И что же это такое? - вкрадчиво поинтересовался, складывая руки на груди.
        - Лирика Друидов, - усмехнувшись, ответила хитрая зеленоглазая особа, отпивая из бокала немного воды. - У меня проект - написание чего-нибудь в их стиле.

«Я ведь могу узнать у Ланцериса, давал ли он подобное задание, а лист придется отдать, я же не поймал ее ни на чем. Но, даже если и был такой проект, то это не мешает тебе совмещать приятное с полезным?
        Ведь не все слова можно обратить в магию, хотя по теории Друидов: «нет ничего невозможного».
        Ох, не нравится мне все это… если Жнецы узнают еще и об этой твоей способности, то захотят заманить к себе еще сильнее, а кто сказал, что они не добивается всего, чего хотят?
        Кроме того, как я и думал, на сиблях остались остатки следов несвойственной для обитателей Крепости магии. Идэрры всегда хорошо убирали следы своего присутствия. Единственное, что совсем плохо, это практически никто не знает, как выглядят демонийские доспехи. К сожалению, они могут быть как едва заметная вышивка, так и полноценные пластины доспех. Позже дам задание Магнификантам или кому-то из Фоксов выяснить об Идэррах и о демонийской защите.
        Не похоже это на Императора, он бы действовал как минимум через Марса. Может, Император вовсе не хочет убивать никого из обитателей, особенно Линкса с его тягой к темной стороне. Всего лишь показывает, насколько могуч и милосерден, ведь ему очень легко добраться до любого, например, если привить магическую болезнь. Возможно, Арсена хотят переманить на сторону тьмы, раз у него сопряженно темный дар? Вишенка, ты же не знаешь, что охота ведется не только на тебя.
        Тогда возникает логический вопрос: зачем было убивать трех собравшихся женщин? Хотя, на тот момент никого в доме не должно было быть и охотились не за женщинами, и тем более не Шерри».
        - Ваш проект, - Севем передал лист волшебнице, присаживаясь в кресло напротив.
        - Спасибо, - мило улыбнувшись, поблагодарила Клеопатра, раскладывая на коленях салфетку, а, забрав свою работу, быстро сложила ее в несколько раз и спрятала в задний карман бриджей.
        Обедали они молча, только неизвестно откуда взявшаяся музыка, позволяла мыслям свободно течь. Их молчание не тяготило, а наоборот, объединяло в желании позволить друг другу просто помолчать и насладиться принятием пищи в необременительной компании.
        Глава 15. Урок жизни
        - Раз теперь практически все свое время вы будете проводить в моем кабинете, предлагаю вам занять себя чем-нибудь полезным, - заявил Защитник дем Гор следующим вечером, как только Клеопатра, что было оговорено раньше, пришла.

«Да, выразился явно двусмысленно, надеюсь, она уловит только один смысл, причем нужный», - мысленно улыбнулся, поднимая свой взгляд на лицо собеседницы в намерении успеть заметить ее реакцию на слова.
        - И чем вы предлагаете меня занять? - поперхнувшись кофе, которым он ее угостил, спросила Клеопатра, поднимая большие удивленные глаза.

«Обычно у нее глаза светло-зеленые, а сейчас почему-то темные», - пронеслась отвлеченная мысль, заставляя потерять нить рассуждений.
        - Вы знаете, что такое ментальный комплекс?

«Надеюсь, ты намного умнее и способнее Арсена или, по крайней мере, хоть что-то читаешь, потому что он мне давно надоел со своей непроходимой тупостью, правда ты никогда и не давала мне повода злиться на себя».
        - Наивно полагаю, что да, - усмехнулась Клеопатра, обхватив кофейную чашку двумя руками, блаженно жмурясь от крепкого, с отдаленно нежными, но горьковатыми нотками ароматного напитка.

«Действительно, только человек, досконально изучивший эти дисциплины, может знать и судить об этом. Вишенка, я говорил, ты умница?
        Жаль - не скажу».
        - Я согласна, - быстро проговорила она, продолжая речь, пока он отвлекался на мысленный монолог.

«Что-то я пропустил. На что согласна?»
        - Если вы не против того, чтобы обучать меня этому…
        - Достаточно, я уловил вашу мысль и действительно предлагаю заниматься с вами этими видами магии. У меня даже есть для вас подопытный экземпляр, - ухмыльнулся своим мыслям и удачно сложившимся обстоятельствам.
        - Этого экземпляра, случайно не Линксом зовут? - спросила она, не отрывая глаз от черного кофе.

«По чистой случайности, он стал Линксом. Да и вам обоим не следует знать, что ментальному комплексу вы будете обучаться не для чтения чужих мыслей, а защиты себя от подчинения чужой воле».
        Часы на стене пробили четыре и в дверь постучались.

«А вот и наш подопытный экземпляр, обладающий безграничным запасом неприятностей на свою… хотя вы друг друга стоите», - мысленно усмехнулся, сохраняя на лице маску легкой скуки.
        - Войдите, - прорычал Севем, поднимаясь со своего места, и легким движением руки убирая конфетные обертки со стола, оставил лишь поднос с кофейником и пирожными.
        Двери отворились, и на пороге появился высокий чернявый волшебник атлетического телосложения и темно-зелеными почти черными глазами.
        Пройдя внутрь кабинета, он смерил взглядом волшебницу возле камина и недоуменно посмотрел на Главного Защитника.
        - Вы не думаете закрывать дверь, господин Линкс, или вам действительно хочется мыть полы в этом кабинете, а может хотите получить милое украшение в виде волшебного браслета?
        Вздрогнув, тот вернулся к дверям и плотно прикрыл их, а после некоторых колебаний, наложил запирающие чары и руну против подслушивания. Вернувшись на первоначальное место, с вызовом посмотрел на своего второго крестного отца.

«И у тебя иногда проскакивают полезные идеи».
        - Так вот. Ментальный комплекс - это совмещение трех разных наук, сопряженных одним общим видом - Траверсмент, Абритмент и Трошежи. Линкс, расскажите мадемуазель демро Нат, что такое Абритмент, - усмехнувшись, предложил дем Гор, игнорируя убийственный взгляд крестника.
        - Абритмент - это наука о защите сознания от внешнего проникновения при помощи одноименного комплекса рунических заклинаний, - собравшись с мыслями, ответил Арсен, повернувшись лицом к Клеопатре. - При помощи Абритмента можно спрятать свои мысли, чтобы какой-нибудь другой опытный ментальный волшебник не смог понять, о чем вы думаете в данный момент, навеять свою волю, но и скрыть собственные воспоминания.
        - А чем тогда отличается Абритмент от Трошежи, если и то, и то является наукой о защите сознания? - спросила Клеопатра, внимательно выслушав вступление, пусть когда-то и применила Абритмент для защиты своих мыслей.
        - Хороший вопрос, - задумчиво согласился Защитник, мысленно похвалив молодую волшебницу. - Линкс?
        - Возможно тем, что Абритмент защищает мысли, а Трошежи чувства? - неуверенно ответил тот, обратив свой взгляд в камин.
        - Браво господин Линкс, да вы кладезь мудрости, - язвительно произнес Защитник, хлопая в ладоши.
        - Не правильно? - решительно вскинув глаза вверх, спросил Арсен, зло уставившись на Главного Защитника.
        - Ну что вы, конечно если думать столь поверхностно, то это, безусловно, правильная мысль. Значит так, теория доступна в Царстве Книг замка Диадем, а сейчас я буду читать ваши мысли, а вы стараться защититься, не используя заклинаний. Заниматься будем в общей лаборатории, - предупредил и, развернувшись на каблуках, вышел из кабинета.
        Обоим неподвижным волшебникам больше ничего не оставалось делать, как последовать за своим Искусником.
        - Линкс, вы первый, - сделав приглашающий жест рукой, предупредил дем Гор.
        Арсен, тяжело вздохнув, направился на середину опустошенной лаборатории - столы уже разместились под стенками. Там и встал в стойку готового к бою воина.
        - Это самая распространенная ошибка, встречать ментальное заклинание, ожидая чего-то материального, - негромко пояснил Севем специально для Клеопатры, но услышали его оба подопечных, а в тот же момент, слегка взмахнув вытащенным из ножен мечом, прошептал:
        - Траверсмент.

«Собака оторвала кусок пиджака, тоже мне страшное воспоминание, зато какая гамма эмоций: неприятно, обидно, стыдно… правда, я благодаря твоему крестному испытал более сильные переживания, особенно в Вечно Мерзлом Озере.
        О, снова Ланцериса с Сирсилисом затягивает в колодец… слушай, Арсен, тебе не надоело это переживать? Нет? А мне смотреть на это порядком надоело.
        Так, а это что? Во сне ты разговариваешь с отцом? Ну, передай ему, какая я сволочь… и это не первый сон? Вот любопытный идиот, ты хочешь в один прекрасный день не проснуться?»
        - Что это Линкс? Вы, мало того, что самостоятельно не занимаетесь, не читаете соответствующую литературу, но еще и усугубляете свое положение, позволяя таким снам затягивать вас в небытие, - отменив заклинание, прорычал Главный Защитник.

«Идиот, ты хоть сам понимаешь, куда это может тебя привести?»
        - Я постоянно тренируюсь, повышая самоконтроль и управление сна: в основном, конечно, по вечерам, Искусник. И утром, как просыпаюсь и даже во время приема пищи, - зло проговорил Линкс, негодуя еще из-за присутствия постороннего человека - Клеопатры.
        - Мадемуазель демро Нат, ваша очередь, - более спокойно предложил Севем, указывая рукой на место, где только что на почти согнутых ногах стоял скрюченный Арсен.
        - Я рисую заклинание, вы - блокируетесь, - снова объяснил, предупреждая о своих действиях. - Понятно?
        - Да.

«Проще легкого, я ведь уже защищалась таким способом».
        И не успела она вызвать защитную руну, как дем Гор прошептал «Траверсмент» и к ней понеслась красочная фигура начерченного заклинания.

«Сон.
        Она лежит на кровати животом вниз в красной кружевной обтягивающей майке и таких же коротких шортиках, открывающих часть округлых ягодиц, и читает какую-то книгу.
        Она не видит тихо входящего в комнату высокого волшебница, а когда он выходит из тени, то в темной фигуре можно рассмотреть Севема дем Гор. Он некоторое время смотрит на нее, любуясь открытой картиной, а потом, скинув плащ, подходит ближе к ее кровати.
        От неожиданного поцелуя, Клеопатра вздрагивает, но не отстраняется, позволяя целовать себя, лишь поворачивает голову посмотреть на пришельца нежными зелеными глазами с поволокой разжигающегося огня.
        - Привет, - завораживающе хрипло шепчет она, а от мощных ударов сердца на открытом участке груди видно, как подрагивает шелковая кожа и одежда в такт с ней».
        Севем хочет скинуть заклинание, но не может, так сильно затягивает его этот сон и он радуется, сам не скинул свой плащ, как во сне волшебницы, настолько интригующе для него выглядели ее грезы.

«- Тебе помочь? - становясь на четвереньки, спрашивает она, и прогибаясь, словно кошка, тянется к его белоснежной рубашке, медленно расстегивая маленькие пуговки.
        В ответ его призрачное «я» сна лишь фыркает, а потом ехидно произносит:
        - Боюсь, в данном случае помощь понадобится вам, если вы захотите меня остановить.
        И чистая пакостная алхимическая ухмылка пробегает по его губам, а в следующий момент он запечатывает поцелуй на губах волшебницы и сам вздрагивает, когда та начинает отвечать ему.
        Она кладет теплую ладошку на его щеку, а потом быстро перебегает на шею, от чего он вздрагивает, так как по спине разносится электрический разряд эмоций, поселяясь где-то в середине позвоночника.
        Его руки сами тянутся к груди едва скрываемой кружевной майкой, и по телу пробегает нервная дрожь предвкушения от ярких откликов на прикосновения и ее податливости движимой навстречу опытным рукам».
        - НЕТ! - вскрикнула Клеопатра, взмахивая руками, не желая видеть продолжения собственного сна.
        Его выкинуло не только из чужого сознания, но и неизвестно откуда появившемся вокруг нее стремительно расширяющимся вихрем, ощутимо приложило головой к стене.
        - Простите, - она в истерике подбежала к Искуснику, желая посмотреть, что с тем произошло.
        Севем чувствовал, как по его виску течет горячая струйка крови, но был не в состоянии двигаться, его мышцы сковало магией, и он мог только слышать голоса и видеть сквозь полуопущенные ресницы.
        - Арсен, что ты обычно делаешь в таких случаях? - дрожащим от напряжения голосом спросила в поисках помощи, поворачиваясь к ошарашенному Линксу.
        - Э. Ничего. У меня такого еще ни разу не было, - запинаясь, убедил тот, явно не желая в этом всем участвовать. - Но я пойду…
        - Стоять, - крикнула она, будто давала команду роте солдат.
        Клеопатра присела возле Искусника и, проведя над раной, произнесла: «Сейкатриселье». Струйка крови побежала вспять и рана сама собой затянулась.
        - Эффектно, - пробормотал Арсен, жалея, сам так не умеет. - Может, научишь как-нибудь меня - очень полезное знание.
        - Это заклинание действует только на незначительные ранения. Надеюсь, у него нет сотрясения мозга.
        - А если и так, что с того? - безразлично смерив взглядом Севема, хмыкнул - ему явно было все равно в отличие от Клеопатры, что оказалось довольно любопытным.
        - Ну конечно, все обитатели Крепости будут рады, если им для получения нового звания не надо будет знать алхимию, никто не будет следить кто и где лазит ночью, но кто будет защищать Крепость, ты подумал? Кроме того, почему-то все благополучно забывают, что алхимию на повышение звания надо сдавать если не Архидуайену Терсикосу, то Атрелии, - фыркнула, пытаясь взять себя в руки. - Не стой, помоги, - с яростью позвала, снимая с себя плащ, оставаясь лишь в желтой тунике с глубоким интригующим декольте.

«А ты думала - трагедия? Плакать будут лишь некоторые алхимики да диадемщики, и то - из солидарности».
        Сложив свой плащ, она подложила его под голову Севема и, потерев руки, проверила пульс. Ее пальчики оказались приятно холодными и немного дрожали.
        - Ну что? - без каких-либо ощутимых эмоций поинтересовался Линкс.
        - Пульс есть, но очень слабый, - дрогнувшим голосом бросила демро Нат, действительно переживая.
        - Ну и ладно, вызываем бригаду эсколперов…
        - Ты в своем уме? Что ты скажешь? Как объяснишь свое присутствие в неположенном месте? Убирал последствия днем разлетевшейся алхимической схемы и случайно толкнул попавшего под ноги Защитника? Мы ведь здесь неофициально.
        - И что ты предлагаешь?
        - Сессенс, - проведя ладошкой над головой Севема, прошептала, активируя заклинание, но ничего не произошло.
        - Да оставь ты его, идем к Светосу - он поможет.
        - Я понимаю, тебе все равно, только от этого пострадает и ваш драгоценный Союз Волшебников.
        - Откуда…
        Лицо Линкса - как открытая книга: удивление, недоверие, подозрение…
        - Я же тебе говорила, кое-что мне поведал Сирсилис.
        - А, ну да.
        Злость, вызов.
        - И на чьей ты стороне? - озлобленно спросил он, словно прямо сейчас собирался вступить в бой при ее неправильном ответе.
        - На его, алхимики друг друга не бросают. Вместо пустых разговоров, лучше бы вспомнил какой-нибудь стих, - Клеопатра присела на колени возле обмякшего тела Главного Защитника и обхватила его голову руками.

«Мило», - отстраненно подумал Севем, продолжая слушать разговор.
        - Вот мы вдвоем и день чудесный, - монотонно проговорил тот, отдаленно вспоминая стих, который когда-то слышал из уст своей подруги.
        - И где ж летаешь, друг небесный, - продолжила она, смутно вспоминая стихотворение, а вокруг ее рук стало собираться золотое сияние. - Дальше Арсен!
        - Э… я не помню, - почесав затылок, смущенно признался тот, не особенно напрягая память.
        - Не помнишь - придумывай. Проснись, красавец мой, очнись и с ветром в небо поднимись, - едва не плача, проговорила Клеопатра, пропуская магию через свои пальчики.
        - И летним дождиком пролей, с мозгами будет все о`кей, - усмехнувшись, закончил Арсен.
        - Ну, ты и стихоплет, - фыркнула она, когда золотое сияние сорвалось с кончиков пальчиков, окутывая собой голову Защитника, ведь в данном случае главным были не слова, а ритм.
        - Зачем тебе вообще стихи?
        - Если ты не знаешь, то при большом желании ритм, облаченный верой, надеждой или любовью - становятся очень сильной магией излечения.
        - Я так и думал, что ты в него влюблена.
        - Арсен, ты вообще слушаешь, что тебе говорят или тебе главное найти подтверждение в словах на придуманные события? - разозлилась, прожигая его гневным взглядом, от которого тот поморщился.
        Севем дернулся и, открыв глаза, хотел подняться, но Клеопатра, положив руку ему на грудь, остановила попытку:
        - Не так быстро, Защитник дем Гор. У вас голова не болит, может, что-нибудь другое? Не тошнит? Что-то вы бледный.
        - Со мной все в порядке, - твердо отнял ее руку Севем, чувствуя себя не очень комфортно - его взгляд, пробежав по открытой фигуре Клеопатры, остановился на опасно глубоком декольте.
        - Думаю, будет лучше, если я проверю ваше состояние, - безапелляционно заявила она, и ее руки снова окутало свечение, только на этот раз ярко-малинового оттенка.
        Проведя ладошками вдоль его тела, волшебница убедилась, он вывихнул только плечо, и в этот же момент свечение стало золотым и направилось в пораженное место, излечивая.
        На подоконнике, почти под самым потолком, каркнул ворон и, взмахнув крыльями, улетел.
        - Аврель! - позвала дракона Клеопатра, а когда тот, сбрасывая искры, появился перед глазами, сказала:
        - Догони того ворона и поджарь его.
        - Но чем тебе птичка помешала? - возмутился Линкс, удивляясь ее жестокости.
        - Арсен, если ты не знаешь, все колдуны могут, как общаться с разными темными существами, так и повелевать определенным видом птиц, а именно черными воронами. И если животные разговаривают на магическом языке, то подвластный ворон передает информацию посредством картинок и для нас это намного опаснее. Такой себе природный ментальный жучок.
        - Мадемуазель демро Нат, вы не заболтались? - язвительно поинтересовался Севем, чувствуя, как нарастает магическое напряжение, от такой близости и дразнящего аромата кожи волшебницы.
        Клеопатра спешно встала, давая этим возможность Главному Защитнику подняться.
        - Итак, должен сказать, ваша попытка защиты довольно эффективна, но в следующий раз придумайте другой способ, если хотите спрятать мысли, а не показать противнику, что именно они вас беспокоят и тот на верном пути. Делайте это более незаметным способом, ментально подбрасывая другие воспоминания, возможно эфемерные. В своей комнате потренируйтесь.

«Да, лечит она хорошо, надеюсь, ворон не долетит к Жнецам и они не узнают ни о чем, если это вообще не просто заблудившаяся птица».
        - Эм… Повторим? - неуверенно предложила Клеопатра, заглядывая в его глаза с какой-то надеждой.
        - Не сейчас, увидимся после ужина, - пресек попытки Севем, направляясь в свой кабинет. - И вы, Линкс, идите.
        - Да, Арсен, - сказала Клеопатра, когда Главный Защитник скрылся в своем кабинете. - Ты никому не расскажешь о том, что здесь видел.
        - С чего бы это? - возмутился тот с некоторым вызовом.
        - А с того, я только что наложила на тебя клятву молчания, завязанную на словах, - усмехнувшись, ответила, направляясь на ужин.
        Практические часы по ментальному комплексу стали проходить намного чаще. Это давало хоть и не блестящие результаты, но сдвиги в изучении этой области магии Линксом и Клеопатрой стали ощутимыми, и двое обитателей Крепости уже могли не только читать поверхностные мысли друг друга, пробиваясь сквозь слабые блоки, но и довольно успешно считывать ощущения. Проблемой оставалась лишь блокировка как своих чувств и мыслей, так и ограждение от чужих. В связи с усиленными попытками овладеть этой областью магии, у обоих сильно начала развиваться чувствительность к чужим эмоциям и мыслям. Клеопатра, после «игры в прятки» в кабинете Главного Защитника, когда был открыт проход в потусторонний мир, и так слишком хорошо чувствовала сильные эмоции других обитателей Крепости, но сейчас это стало для нее практически невыносимым.
        Не раз дем Гор вытаскивал обессилевших в тщетной попытке поставить блок подопечных из эмоционального шока во время приема пищи. Они практически перестали появляться в Трапезной, но и это не спасало - вокруг все равно оставалось много людей.
        - Вы должны научиться ставить хоть слабый блок, ведь это лишь начальная стадия чувствительности, и далеко не предел - ощущать эмоции ближайших людей. Были волшебники, которые могли чувствовать других на тысячи километров, блокируя все чужие эмоции, кроме нужных на данный момент, - говорил Севем, в очередной раз, приводя Клеопатру в адекватное состояние.
        - Я не знаю, что я делаю не так, - прохныкала она в ответ. - Я уже и представляла, будто сижу в банке за плотным стеклом, что не может ко мне приблизиться ни одна чужая мысль, и строила непробиваемые стены, но все тщетно. Подскажите, как вы уходите от этого. Даже нарисованный магический щит не может меня спасти.
        - Да поймите же, наконец, - разозлился Искусник, приходя в ярость от ее несостоятельности. - У каждого волшебника должен быть свой личный способ защиты и если одному достаточно спрятаться за стенкой, то другому необходима полная защита. Вы слишком чувствительная натура и вам нужно охранять все свои тылы, и почему способ с банкой у вас не работает, почувствовать в первую очередь должны именно вы.
        - Я не понимаю, что я еще должна чувствовать, кроме чужих мыслей?!
        - Представьте, будто вы находитесь в стеклянном шаре и попробуйте определить, откуда приходят к вам чужие ощущения, - более сдержанно пояснил Севем, стараясь помочь. - Вон Линкс, запершись в сейфе, очень даже неплохо себя чувствует. Эмоции, конечно, проходят сквозь стенки, но не такие сильные, поэтому не теряет сознание.

«Правда ему это мало чем поможет, когда его организм перейдет к следующему порогу чувствительности, но на то он и Линкс, чтобы выбираться практически из безнадежной или тупиковой ситуации», - подумал дем Гор, настраивая себя на лучшее, не позволяя отчаиваться.
        - Значит, я глупее Линкса, - со злостью воскликнула Клеопатра, пытаясь подняться с кресла в апартаментах Главного Защитника, в которое ее заботливо усадил Севем, как только принес в бесчувственном состоянии, укутав теплым пледом.
        - Значит, действительно глупее, раз возникают подобные утверждения, - прорычав, он, в мгновение, оказался перед ее лицом, поставив на подлокотники кресла руки, и ей лишь чудом удалось успеть вжаться в спинку, избегая столкновения с Защитником нос к носу.
        Неожиданно его спину огнем обожгло по оголенным магическим окончаниям. А потом уловил мысленный призыв, словно кто-то заталкивал его в недавно созданный портал, причем сделанный наспех.

«Давно они не хотели меня видеть. Только этого мне сейчас не хватало для улучшения настроения.
        Что вам нужно на этот раз?
        Лучше бы вызвали завтра, когда практически все обитатели разъедутся по своим родственникам на Йоль.
        А еще лучше, вообще не вызывали.
        Послезавтра празднуют Йоль и магия начинает бурлить. К сожалению зимние праздники продлятся только до девятого января, но хотелось бы дольше».
        - Я сейчас уйду, скажете Архидуайену дем Вальд, меня вызвали, но когда вернусь, надеюсь, вас здесь уже не будет, - прорычал Севем, отходя от Клеопатры и вспоминая, куда дел теплый плащ, так как на улице уже довольно холодно, а неведомая сила все сильнее затягивала в другой мир.
        Заметавшись по своим апартаментам, быстро нашел необходимые вещи и, накинув на плечи плащ, сунул в карман белую коробочку с постоянным порталом и самым лучшим амулетом, приносящим удачу.
        Спустившись ниже в подземелья и пройдя по длинному потайному ходу, застегивая на ходу пуговицы и надевая перчатки, очутился в глухом лесу как раз за зоной замка алхимиков и, сконцентрировавшись, позволил магии вызова забрать себя в другое место.
        Очутился в слишком знакомом месте, понял, не стоило и надеяться на благоприятный исход. Эта территория принадлежит темной стороне волшебного мира, словно оборотная у медали. За несколько сотен лет она успела разрастись практически на весь мир, поглощая собой свободные зоны, покинутые добрыми волшебниками. Это место было оставлено еще несколько столетий назад, так как здесь располагалась Башня Мира, где принимались колдуны для просьб в месте для обитания, клянясь не творить зло.
        На огромном троне, обтянутом пушистой шкурой северной серебристой мантикоры, и украшенном шипами горного дракона, приветствовал гостей нынешний хозяин Башни. Его лицо скрывал неизменный глубокий капюшон, накинутый на голову. Под троном сидел питомец - небольших размеров, длинной в четыре метра, трехголовая рептилиеподобная азония по имени Дрейдон, своим видом напоминая помесь дракона и гидры. Положив одну из голов на колени своему хозяину, а лапы на сапоги, щурился от приятной ласки, когда ладонь колдуна неспешно пробегала по его чешуйчатой, украшенной небольшими роговыми наростами голове.
        Севем осмотрелся исподлобья, подмечая, находится в огромном темном зале древнего замка с искаженным магией стилем: по периметру огромного холла стояли высокие колонны, будто украденные из храма Артемиды в Греции, изрядно обросшие плющом. Под потолком вились небольшие наколдованные факелы, кружась в такт музыке, известной только им.

«Какая безвкусица - так испортить величественный храм», - подумал Севем, делая вид, падает на одно колено перед «Императором тьмы», как тот себя называл.
        Ему жизненно необходимо знать, как на самом деле выглядит император, но тот всегда был в черном длинном одеянии с глубоким капюшоном и никогда никому не показывал своего лица. Севем, когда был еще юношей, надеялся, сможет пробраться в его мысли и увидеть лицо там, но это оказалось практически невозможным. Даже если и появлялся шанс, то за него нужно было заплатить своей жизнью и если бы не клятва, когда-то данная любимой, то давно бы так поступил, но не мог. Он также пытался рассмотреть, чем колдует маг, но никогда не видел при нем какой-либо волшебной вещи, что еще больше усложняло поиски.
        За спиной разнеслось несколько тусклых вспышек, оповещающих о прибытии еще нескольких волшебников, но в этом случае можно быть уверенным - они злые, так как любая из вспышек сопровождалась запахом гари. Те, кто мешкал, прежде чем хотя бы поклониться, падал на пол, корчась от боли, получая неприятное подкашивающее заклинание, плоскостью подвешенное на уровне пояса.
        - Очень рад видеть вас сегодня в полном составе и добром здравии, - приглушенным голосом начал Император. - Кто меня порадует?

«Понятно, настроение нашего самозваного Императора хуже, чем прескверное. Кто же успел испортить его тебе так рано?»
        - Никто? Тогда начну радовать я, - мерзко огласил тот, поднимаясь со своего места.

«Ох, что-то мне это нравится все меньше».
        - Новость первая. Я объединил всех Жнецов: Воли, таких, как вы. Боли - их представители скоро придут. Жажды - их вы не увидите по причинам понятным вам всем.

«Естественно, ведь это магические вампиры и в противном случае они потребуют жертву и полностью высушат ее, а известно, что больше всего они предпочитают волшебную кровь».
        - Жнецы Милосердия, что теперь заменят нам Смерть и Жнецы Скорби - весь мир скоро будет принадлежать нам. Это пока все, чем я вас порадую. Что ж, теперь ваша очередь.
        Осмотрев всех пришедших пятнадцать человек, он взглядом окинул одну фигуру.
        - Ланцерис? - прошипел Император, требуя ответа у своего слуги, появившегося сразу после Севема. - Что ты выяснил?
        - Мой Император…
        - Ясно, Фаирдепин.
        В светловолосого волшебника полетело яркое нарисованное проклятие, приводящее к оголению и возбуждению магических окончаний с последующим выдергиванием, от чего причинялась неимоверная боль, а при долгом воздействии могло привести к потере сознания, коме, иходу магической энергии, нарушению работы спинного мозга, от чего могло и парализовать. В зале раздались неопределенные шепотки, о том, как Солерону удается переносить такую боль молча, но Севем отлично знал, того защищает родовое заклятие, иначе он давно бы умер, имея предрасположенность к болезням нервных и магических окончаний, на которые невероятно сильно влияет это проклятие.
        Император, решив, уже достаточно наказал своего слугу, отменил заклинание и пока блондин приходил в себя, переключился на другого.
        - Севем? Где Линкс?
        - Он еще недостаточно силен, чтобы свободно использовать темную магию, - не поднимаясь, ответил дем Гор.
        - Неправильный ответ, Фаирдепин.
        Севем максимально расслабился, позволяя магии проходить сквозь него, протекая мимо, и это намного ослабило боль, но обжигающее чувство, словно каждую ниточку магии выдергивают вместе с нервом, разрывало стальными когтями, не исчезло полностью. Он плотно сжал зубы, не позволяя вырваться крику боли, зная: если закричит, пытка не закончится еще долго.
        - Ладно, - прошипел Император, снимая заклинание. - Что с девчонкой? За ней кто-то наблюдает? Она сильна? Ее можно будет использовать? Ее ты можешь мне привести?
        - Все свое свободное от проектов время она проводит в Царстве Книг под присмотром Хранителя, но не очень сильна в магии и не особенно умна, - заверил дем Гор, подкрепляя свои слова соответствующим фальсифицированным воспоминанием:
        Клеопатра стоит перед огромной клеткой с фениксом, забытым своей хозяйкой и хочет погладить его огненное оперение, но птица каждый раз вспыхивает огнем, опаляя ей пальцы. Она кладет их в рот и сосредоточенно посасывает, обдумывая следующую попытку, или как задобрить строптивую птицу, о чем свидетельствуют то появляющиеся, то угасающие искорки в ее глазах. Совершенно не замечая вошедшего Главного Защитника, хоть и стояла в пол-оборота, снова тянется обожженными пальчиками к птице и снова обжигается.
        - И тебе так трудно в отсутствие Хранителя дать ей портал, который перенесет ее ко мне? Ты разочаровываешь меня, Севем.

«А вот это очень плохо. Если его сейчас никто не отвлечет, то я получу не только Фаирдепин, но и что серьезней - довольно интересную комбинацию других проклятий, а на что способна его фантазия, знают все. Может и сердце вырвать».
        - Мой Император, - главные двери распахнулись, и в зал вошла неестественно худая, но дорого одетая колдунья: обтягивающие бриджи, высокие ботфорты из кожи шомескалых ящеров и золотые каблуки, играющие красками при каждом шаге.
        Пройдя мимо коленопреклоненных фигур, она, словно распустив хвост почти мгновенно преобразованного платья, присела в низком реверансе перед Императором.

«Если и духи покупал тебе Ланцерис, то у него значительно ухудшился вкус», - отстраненно подумал дем Гор, стараясь не пропустить ни одного слова из окружающих его, но пока пустых, разговоров.
        - Ты принесла хорошие новости? - чуть ласковее проговорил хозяин, показывая, внимательно слушает ее.
        Белладонна всегда была готова услужить своему Императору, а иногда ее острый ум даже пугал Севема. Колдунья могла без особых проблем пробраться через любой из мысленных блоков, и приходилось только удивляться, почему она до сих пор его не выдала, а ведь если бы рассказала хоть четверть, скрываемого им, могли истребить всех Магнификантов.
        - Мы с Некроменером побывали в Александрийской библиотеке.

«Ах, ну да, совсем забыл, ты недавно научилась превращаться в животных и первое - черная сколопендра. Не забыть бы в этот раз рассказать остальным Защитникам».
        - Мы там нашли некоторое пророчество, но…
        - Но? Фаирдепин.
        По залу пронесся душераздирающий крик на очень высокой ноте, почти переходящий в ультразвук.
        - Я не закончила, мой Император, - прохрипела Белладонна, когда действие проклятия прекратилось.
        - Прости, Беллочка, я внимательно слушаю тебя, только не испытывай мое терпение, - прошипел он, все еще пребывая в плохом настроении, желая согнать его на окружающих.
        - Да, мой Император.
        Тут глаза колдуньи покрылись поволокой, и она, поднявшись с вихрем на несколько метров над полом, захрипев, словно раненый лев, стала говорить:
        - Вернется та, что отдала себя как малое дитя. И грянет свет минувших дней - надеждой светлой у людей, вернется все в круги своя и так очистится земля, что жаждущее мести зло пойдет туда, где суждено ему вернуть себе покой, где существует мир иной, а там окажется добром - вокруг жестокость и разгром. И до тех пор все будет так, пока есть в мире кавардак. Вернется маг домой к себе, лишь подчинившийся судьбе, когда простит ей все слова, когда война везде была. И в мире ярком заживет, как испытание пройдет.
        Обмякшее тело грудой упало на пол.

«Это вроде как Сирена вернется? Не забыть бы Светоса предупредить, а то подумает, что кто-то откопал первый источник по некромантии и балуется с заклинаниями возрождения».
        Император начал рисовать сложный комплекс рун, который действовал не на одного человека, а группу и нес с собой забвение за последние полчаса - существенный минус этого проклятия.

«Хорошо, что у меня иммунитет к данному заклинанию, но притворимся, будто это не так», - подумал Севем и стал удивленно водить головой, подражая всем остальным.
        - Ну, все собрались. Теперь начнем. Кто меня порадует сегодня? Ланцерис?
        - Мой Император…
        - Ясно, Фаирдепин.

«Бедный Ланц. А я? Надо что-то придумать и ответить на его вопрос по-другому».
        Проклятие снова летело в Ланцериса, но Севем этим временем думал, как ответить, и не получить себе повторную пытку. В зале снова, словно по команде раздались неопределенные шепотки, о том, как Солерону удается переносить такую боль молча, но Севем лишь скривился, лихорадочно соображая.
        Император, решив, инвалид-слуга ему не нужен, так как это уже второе наказание, быстро закончил действие магии.

«Сейчас вспомнит обо мне».
        - Севем? Где Линкс?
        - Он еще слишком слаб и пока не интересуется ничем, кроме Игрищ, - не поднимаясь, ответил дем Гор, желая спрятать чувства.
        От долгого стояния в неудобной позе, затекли ноги, но старался не заострять на этом своего внимания.
        - Неправильный ответ, Фаирдепин.
        Севем снова максимально расслабился, позволяя магии проходить сквозь него, желая отвлечься от действия заклинания, но это не ослабило боли, так как проклятие накладывалось во второй раз.
        - Ладно, - прошипел Император, быстрее снимая магическое воздействие. - Что с девчонкой? Я скоро ее увижу?
        - Все свое свободное от проектов время она проводит в Царстве Книг под присмотром Хранителя, да и не очень сильна в магии, - ответил Севем, во второй раз подкрепляя свои слова соответствующим фальсифицированным воспоминанием, которое нужно было повторить точь-в-точь.
        Севем старался прорисовать все мелочи - воспоминание должно быть достоверным.
        - Но как только я смогу привести ее, чтобы не выдать себя, обязательно это сделаю и уверен, скоро мне это удастся.
        - Какая слабенькая стала, - с наигранным сожалением подметил Император, делая знак рукой, и черноволосая колдунья у его ног поднялась бесчувственным комом в воздух и полетела в угол зала.
        Посмотрев еще некоторое время на Белладонну, он произнес: «Сессенс». Колдунья, открыв глаза и осмотревшись, где находится, поспешно поднялась.
        - Все свободны, - яростно прошипел Император, видя, Вестница хочет что-то сказать. - Белладонна, Севем - останьтесь. Тартенс, Солфри - подождите в соседнем зале, пока вас позовут.
        - Мой Император, пророчество, - она протянула лист, убедившись, все вышли.
        - Что сейчас было? - грозно потребовал Император, желая знать ответ от своей последовательницы.
        Колдунья упала на колени и, склонив голову к полу, тихо ответила:
        - Побочный эффект снятия ловушки Оракула. Теперь я иногда буду делать пророчества.
        - Ты их помнишь?
        - Да, мой Император.
        - Ты можешь направлять свои пророчества?
        - Да, мой Император. Достаточно присутствие хотя бы одного волшебника, чтобы сделать пророчество, даже косвенно относящееся к нему.
        - Хорошо, я подумаю, как это можно будет использовать. Иди, - снисходительно отпустил, задумчиво глядя на стену за спиной своих слуг.

«А вот это мне совсем не нравится - предчувствие. После таких одиноких встреч многие не то что не приходили на следующее собрание, если вообще оставались живы, но и долго еще не могли вернуться домой», - подумал дем Гор, ощущая как его позвоночник обдало холодом - предвестие неприятностей, в то время как тело занемело, продолжая пребывать в неудобной неподвижной позе.
        - Севем, ты мне так и не ответил. Подойди ближе, - наколдовав кресло, приказал, ожидая признания.
        Главный Защитник поднялся и, медленно пройдя по залу сел в наколдованное для него кресло, рядом появился столик с дорогим коньяком и двумя золотыми кубками.
        - Я предлагаю выпить за мое новое открытие, - прищурив глаза, предложил Император.
        - Поздравляю, мой Император, - тут же оживился волшебник, наливая красивую, янтарного цвета жидкость.
        - Я изобрел новое заклинание, - ответил тот, словно подбодренный похвалой.

«Голову даю на отсечении - новая пытка».
        - И что же это за чары? - с заинтригованным видом проговорил Севем, намеренно проявляя любопытство, которого не чувствовал.
        - Это проклятие, но вся проблема в том, что я его еще не испытал, поэтому не могу с точностью судить об эффективности.

«Отлично, я теперь подопытный».
        - Севем, ты так и не сказал, почему я не наблюдаю у себя в гостях мадемуазель демро Нат.

«Думай, Севем, думай».
        - Я не могу отдать ей портал, чтобы не засветиться в Крепости как Жнец, но я над этим работаю. Вторая проблема - вы, мой Император, все время переезжаете с места на место, что усложняет задачу доставки.
        - Ох, Севем. Ты всегда хорошо думал, только вот последнее время у тебя в мозгах что-то барахлит. Может, ты решил возродить Магнификантов?
        - Вы же знаете, без Души никаких Магнификантов быть не может.
        - Насколько я знаю, мадемуазель демро Нат вполне может сойти за новую Душу.

«Она же еще ребенок! Я, конечно, иногда думаю о ней, в качестве одного из Магнификантов, но сделать ее Душой - это было бы, как минимум жестокостью по отношению к ней».
        - Я не буду их возрождать, я предан вам, мой Император.
        - Знаешь, Севем, а я хочу, чтобы ты их возродил и передал мне в подчинение.

«Они передаются в подчинение вместе с Душой, а ее я тебе ни за что не отдам. Кроме того, неужели ты думаешь, Магнификантами управляет Глава? Ха. Ха. И еще раз ХА! Если бы это было действительно так, то среди нас не было бы ни Сирсилиса, ни Линкса, уж я бы об этом позаботился».
        - Да, Глава без Души, что маг без своей волшебной силы. Ты беззащитен сейчас, Севем, и это даже не моя вина. Согласись, - подняв кубок, Император сделал большой глоток коньяка, тщетно показывая свою значимость.

«Тоже мне защитник тьмы и всей ее аристократии - пить коньяк совершенно не умеешь, да и кубки не те, а на счет, будто не твоя вина - вопрос спорный».
        - Так вот, Севем. Если до лета не возродишь для меня Магнификантов, не сделаешь из нее Душу или хотя бы не приведешь ко мне - пеняй на себя, а сейчас, я все-таки покажу тебе мое новое изобретение. Плаезо Аангот.
        Из широких черных рукавов Императора вырвалась объемная гектограмма небольших размеров и увеличившись, устремилась прямо в грудь Севему.
        - Свободен, - вставая с трона и наколдовывая портал, прошипел Император, отправляя своего слугу в лес неподалеку от Башни Мира.
        Последним, что увидел дем Гор - это темный капюшон, из-под которого заинтересованно поблескивали непонятного цвета глаза, но их выражение оказалось чем-то знакомым. Еще запомнил собственные руки, на которых начинали открываться множественные глубокие, обильно кровоточащие порезы и ощущение, раны появляются по всему телу не только снаружи, но и внутри.
        Севем понял, если сейчас же не остановить действие заклятия или хотя бы кровотечение, то умрет, но каждое движение вызывало боль, превосходящую ощущения под проклятием Фаирдепин.

«От тебя я и не ожидал чего-то полезного. Мерлин, жаль, я не могу позвать Душу ради исцеления. Хотя Шерри и так нашла бы меня».
        Он опустил окровавленную руку в карман и щедро начал посыпать золотой порошок из мешочка - его руки не прекращаясь дрожали. Наметив координаты передвижения, желая оказаться у замка алхимиков, активировал магию порошка и расслабившись почувствовал, магия его уносит.

«Шерри, как все нехорошо получилось. Если бы я знал в тот день, чем прогулка в обществе Императора обернется, я бы ни за что не оказался возле дома Линксов.
        Нет! Я обещал, я должен идти».
        Севем, превозмогая боль, стал медленно подниматься на ноги, чувствуя, как потяжелели камзол и плащ, пропитавшись кровью, а на снегу остался огромный неприглядный кровавый след.
        Голова сильно закружилась и, не удержавшись на ногах, начал падать. Он хотел за что-нибудь ухватиться и тут же почувствовал, его кто-то поддерживает, но видеть из-за пляшущих звезд в глазах не мог.
        - Потерпи еще немного, - прошептал до боли знакомый женский голос с завораживающими магическими интонациями.
        - Шерри, - прошептал Севем, наклонив голову ниже, непреодолимо сильно желая убедиться в своей догадке.
        Он уткнулся носом в пышные волосы и ощутил слабый запах ванили с тонкими нотками жасмина.
        - Да. Кто угодно. Молчи, - прозвучал ответ и от этих нежных волшебных интонаций голоса дем Гор чуть не потерял сознание, так как ни у кого другого таких ноток и оттенков голоса быть не может.
        Глава 16. Deja vue?
        Лео осталась сидеть в кресле, провожая тревожным взглядом Главного Защитника.

«Передать Светосу, что Севема вызвали? Кто вызвал?
        О, нет. Какая же я глупая.
        Наверняка, это тот глава колдунов, он же практически сам сказал, является Жнецом».
        Быстро сбросив с себя теплый плед, не желая проходить мимо скоплений волшебников, с порталом переместилась в замок волшебных скипетров и побежала на второй этаж в кабинет Архидуайена, и только сейчас обратила внимание, часы бьют ей вслед десять ударов.

«И снова мне пароль никто не сказал», - пролетела мысль, когда магическая завеса появилась в поле зрения.
        - Могу ли я поинтересоваться, что вы здесь так поздно делаете, раз комендантский час уже наступил, и вы должны находиться в своей гостиной, - услышала она, раздумывая, как поступить с защитной магией кабинета Архидуайена.
        - Защитник Сирсилис…
        - Сирсилис. Вне индивидуальных часов я для вас - просто Сирсилис, - широко улыбнувшись, перебил ее изъяснения.
        - Хорошо, Сирсилис, мне очень нужно к Архидуайену дем Вальду, не могли бы вы помочь мне в этом? - кивнув в сторону перекрытого прохода, быстро проговорила.

«Что с тобой? То ты рычишь на меня, то улыбаешься…
        Да ты пьян!» - подумала, почувствовав скачущие мысли собеседника. Из-за нарушенного Тартосом личного пространства, у нее самой начало двоиться перед глазами и потеряла центр тяжести.

«Я в банке, я в банке», - твердила себе Клеопатра, но от этого легче не стало, все еще чувствуя, как чужие ощущения и эмоции проходят сквозь стеклянный барьер и окутывают ее.

«Меня сейчас стошнит.
        СВЕТОС», - мысленно прокричала и, закрыв глаза, чтобы хоть как-то остановить танцующие стены, спиной ощутила, как ее затягивает в тень, и все мгновенно прекратилось.
        Нет, она не перестала испытывать яркие эмоции волшебника, но для нее это читалось обычной информацией: знать, но не жить этим.
        Теперь ее не одолевала сильная тошнота, и стены не кружились бешеным хороводом; странно все чувствовать и видеть, но не переживать, так как, спрятавшись в тени, оказалась в безопасности. Также почувствовала, благодаря этой же тени, покрывающей большую часть планеты, в будущем сможет искать нужные ей мысли и эмоции.
        Так, незаметно минуя довольно сильный блок Сирсилиса, ментально пробралась в его голову и отыскала нужную информацию - никакого пароля нет, но оказалось уже поздно.
        Голубоватая магическая завеса поднялась, и на пороге появился Тинк Ревер - Архидуайен замка диадем собственной персоной.
        - Добрый вечер, - улыбнулась Лео, несказанно рада фактом появления Архидуайена.
        Сейчас она была так счастлива, наконец, нашла способ ограждаться от чужих эмоций, что стала добродушно и даже, наверное, глупо улыбаться.
        - Идемте, - предложил Архидуайен, беря ее под руку и открыв проход, направился назад - в кабинет Главы Совета Архидуайенов. - Сирсилис, иди спать.
        Волшебница быстро проскользнула между стенкой и высокой фигурой Архидуайена, живо поднимаясь по ступенькам, а оказавшись в кабинете, с нежностью погладила цветом слившегося со стенкой попугая.
        - Светоса нет, и если у вас что-то важное, я выслушаю, но давайте перейдем в мой кабинет, - предложил Ревер, рисуя на зеркале временную руну, которая пропустит гостью в его кабинет, минуя всю защиту.
        Они оба переместились в замок диадем. Осмотревшись, Лео отметила для себя, Архидуайен этого замка очень любит уют, так как кресла на вид казались мягкими и довольно широкими. У камина стоял небольшой столик с фруктами, на подоконнике - разнообразные напитки, рабочий стол - огромный, но абсолютно чистый, только уверилась, все спрятано в многочисленных шкафчиках с магически расширенным пространством.
        - Вы пришли к Светосу не просто так, - улыбнувшись, начал Тинк Ревер, дав немного времени осмотреться.
        Лео обернулась и скорее ментально почувствовала: что-то не так.
        Она задумалась, стоит ли передавать ту информацию, что должна быть услышанной лишь одним человеком, которого на данный момент в Крепости не оказалось.
        - Я не уверена, могу ли передать вам эту информацию, так как мне было сказано, говорить об этом лично Светосу дем Вальду, - сомневаясь, ответила Клеопатра, чувствуя тянуть время больше нельзя - нужно хоть что-то ответить.
        - Хм, - задумчиво посмотрев на нее, отозвался Архидуайен, и она почувствовала, как длинные магические щупальца тянутся к ее голове, но так как мысленно находилась в тени, те проходили сквозь нее, не в состоянии ничего ухватить.
        Лео решила поэкспериментировать, и выложила из тени именно тот момент, когда Защитник говорил о необходимости известить Архидуайена о его отбытии, но о месте, куда направляется, умолчала, а оставила лишь нежелание Севема видеть ее по возвращению. Но, помня кем-то написанное выражение: прорисовывайте ложные мысли детально, иначе и цену сенмна им никто не даст, представила, что они находились не в апартаментах Защитника, а в кабинете возле шкафа с различными веществами и тварями для опытов. Также мысленно нарисовала, как сидела на стуле, а не в удобном кресле у камина.
        Щупальца, удовлетворенные добычей, стали отступать, и волшебница поняла, опасность миновала. Подсматривать, что увидел Архидуайен, Лео не стала, опасаясь разоблачения. Лишь осторожно прислушалась к его ощущениям, которые говорили, волшебник поверил, и тут же отступила.
        Подумав, если Архидуайен знает, куда мог Севем уйти, то выложенная информация попадет в нужные руки. А если нет, понять из той информации, куда он ушел, оставалось невозможным.
        - Хорошо, вы можете идти к себе, - отпустил ее Архидуайен, не собираясь более допытываться правды.
        И она пошла. Спустившись по лестнице, переместилась в свой замок при помощи собственного портала, так как боялась попасть в ловушку, а, проходя мимо кабинета и апартаментов Главного Защитника, поставила простенькое заклинание, оповещающее, когда хозяин вернется.
        Ее гостиная оказалась пустой, от чего сильно удивилась, ведь до этого не увидела Драхема и в гостиной Башни Сна, а в замке оружия, как говорили, его давно не видели в Сонном Холле, а прислушавшись к охранным заклинаниям, поняла, того нет и в его комнате.
        - Где же ты можешь быть… - задумчиво прошептала, усаживаясь в глубоком мягком кресле возле камина, пододвигаясь ближе к огню.
        Лео смотрела на пляшущие огоньки пламени, и вроде бы должно было прийти умиротворение, но откуда-то из недр сознания начало подниматься неуемное беспокойство и уже казалось, пламя хаотично мечется по каминному пространству, а не тихо горит, изредка потрескивая дровами.

«Да что же это», - возмутилась, вскакивая с кресла и начиная мерить шагами комнату.
        Часы начали бить одиннадцать, и удары почти сливались с гулким эхом.
        Появился Аврель и мягко сел ей на плечо, а потершись мордочкой о ее шею, свернулся клубком.
        - Ну и где ты был? - поинтересовалась у дракона, но тот проигнорировал вопрос, сладко зевнув. - Я еще не собираюсь идти спать, - сказала зверьку, почесывая его за ушком, доставляя удовольствие.
        В ответ питомец вспыхнул негорячим пламенем и исчез, в этот же момент, она почувствовала, на территории Башни Сна появился Драхем, а через некоторое время явился в гостиную.
        - Привет, ик, - улыбаясь во все тридцать два зуба, еле выговорил он, прожевывая чуть ли не половину букв.
        - Окончание недели? - фыркнув, спросила, не надеясь на ответ, ведь ждать от него чего-то вразумительного казалось глупым.
        - Не-а, - спотыкаясь на каждом шагу, он подошел ближе к камину, и чуть не свалившись в огонь, начал сильно жестикулировать руками, объясняя что-то, понятное только ему.
        - Драхем, помедленней и четче, или иди спать, - скривилась, наблюдая за не в меру пьяным волшебником, чувствуя некоторое раздражение.
        - Х-хорошшо. Ик, - сказал он, разворачиваясь и гордо расправив плечи, направляясь в свою комнату.
        И только оттуда послышались характерные звуки опорожнения желудка.

«Надо будет расспросить, что же такое они праздновали и с кем.
        Надеюсь, до ванной он добежал, и судя по громкости звуков и акустике - видимо да. Вот и славненько».
        Лео снова села в кресло возле камина, продолжая смотреть на беспокойное пламя.

«Можно подумать, я помогу, если что с ним случится», - успокаивала себя, а Защитник дем Гор все не шел у нее из головы.
        Решив достигнуть гармонии с духом другим способом, направилась в свою ванную комнату. Став под душ, включила максимально терпимую горячую воду сильным потоком, наслаждаясь, биением упругих струй по телу и ручейками стекающих вниз. Несколько раз вымыв голову ванильным шампунем, так как обычный вишневый наводил нежелательные воспоминания, закутавшись в полотенце, снова пошла одеваться.
        Часы пробили половину двенадцатого, когда она в теплом белом свитере под горло и кожаных штанах вышла из своей комнаты и, прислушавшись к охранным заклинаниям - поняла, Севем еще не вернулся.
        Неожиданно, с яркой вспышкой боли, ощутила присутствие Главного Защитника на территории Крепости, но не сразу могла понять, где и почему его чувствует.
        Бросившись на импульс, выбежала из комнаты, а потом из гостиной Башни Сна, интуитивно ища выход среди множества переходов. Оказавшись в подземельях, пожалела, ничего не накинула сверху; ее начал пробирать ночной мороз. Лео поняла, случайно нашла подземный ход, выводящий наружу, и быстрее направилась по нему, а, выйдя на улицу, тонкими шпильками стала увязать в снегу.

«Ну, чего меня сюда понесло?!» - подумала, идя по чьим-то следам. Начиная злиться на все на свете, даже не заметила, как ее волосы слегка потемнели.
        На небольшой опушке увидела черное пятно на снегу и, периодически падая в сугробы и обжигая колючим снегом нежные руки, быстрее побежала на помощь, уже почувствовав, это дем Гор. Мысленно спрятавшись в тень, не желая слышать его ужасающей боли, вызванной продолжающим действовать магическим проклятием, принялась автоматически делать анализ его состояния и прислушиваться к наибольшим очагам болезненных ощущений.

«Это же надо такое заклинание использовать на человеке, - злилась, а ее волосы стали абсолютно черными, с легким оттенком синевы. - Бессердечное, гадкое создание, даже человеком его назвать не поворачивается язык. Кто такое мог сотворить?!»
        Оказалось, болит все. После продолжительного анализа состояния, кроме внешних глубоких ран, у волшебника оказались, словно бритвой, порезаны мышцы и некоторые внутренние органы, вызывая многочисленные внутренние кровотечения. И самое противное, действие продолжало распространяться, поднимаясь к голове, угрожая лишь мыслью, вдруг могут появиться порезы и на мозгу.

«Мерлин. Какой ужас. Неужели он каждый раз возвращается после общения с колдунами в таком состоянии?
        Да нет, не может быть, чтобы за четыре месяца его вызывали впервые.
        Возможно, его раскрыли, и ему удалось сбежать?
        Тоже нет, отследить перемещение порталом могу даже я, уж не говорю о более опытных и темных колдунах. Они давно были бы здесь и добили его.
        Может, надеются, он сам умрет от чрезмерной кровопотери или замерзнет в снегу?
        Нет. Я не позволю этому случиться».
        Маг стал подниматься, а выпрямившись, пошатнулся, собираясь снова завалиться на снег. Лео уже подбежала, но когда Севем начал падать, подхватила его, стараясь не причинять дополнительной боли.
        - Потерпи еще немного, - прошептала дрогнувшим голосом, начиная впадать в истерику, не зная, как долго с такими ранениями можно прожить и тут заметила огромное кровавое пятно на снегу, и ее затошнило от вида и ударившего в нос сладковатого запаха крови.
        - Шерри, - прошептал Севем, наклонив голову ниже, и Клеопатра почувствовала на макушке его теплое дыхание.
        - Да. Кто угодно. Молчи.

«Не трать сил на разговоры, - подумала и почувствовала, Защитник лишился сознания. - А он тяжелый. Хорошо, хоть как-то сам на ногах держится».
        И тут же поняла ошибочность своего суждения. Оказывается, подсознательно вызвала магию и с ее помощью удерживала Искусника на ногах.
        Поняв, силы ее не бесконечны, мысленно стала рисовать под их ногами портал в его спальню. Благо не было необходимости помнить, как та выглядит, побывав там лишь однажды, ведь этот вид магии сам мог подкорректировать приземление.
        Через мгновение они стояли посреди спальни Главного Защитника. Заклинанием откинув покрывало и уложив на кровать ношу, стала усиленно колдовать, не жалея своих сил. Первым делом использовав большинство известных отменителей магических действий, остановила влияние заклинания, а потом внутренние кровотечения, очистила внутренности от лишней крови и залечила самые крупные раны.
        Мысленно впадая в тень, обследовала все участки внутренностей Севема и, словно видя все повреждения, вплетала в ткани собственную магию и чувства, восстанавливая целостность. Ощутив, крови осталось совсем мало, огляделась в поисках чего-нибудь, чем можно подкрепить состояние изможденного организма.
        И, не найдя ничего лучше, позвала из камина огонь, а когда тот оранжевой дорожкой подбежал к ней, магически стала вплетать пламя в организм Главного Защитника, пуская по его жилах огонь, разбавляя им густую липкую кровь.
        Волшебник выгнулся дугой, отторгая новую материю, и пришлось поменять способ. Решив сначала обезопасить сосуды и капилляры, по которым будет течь огонь, заметила, как организм, набирая тепло, расслабился, позволяя новой магии проходить свободно, восполняя энергией организм.
        - Дешабиллер, - прошептала и одежда, слетев с Севема, упала рядом с кроватью.
        Лео немного смутилась, увидев своего Искусника голым, но продолжила лечение, и когда все раны затянулись, использовала заклинание «Неттойер», с помощью которого очистила и Севема, и его кровать, а заодно и себя от крови. Наколдовав для него черную шелковую пижаму, осторожно одела его и проверила состояние здоровья.

«Отлично, стабильно, несколько неадекватно.
        Назавтра, он очень плохо будет помнить, что с ним произошло после перемещения.
        Это хорошо, потому что не вспомнит и меня, если вообще узнал», - подумала Лео, находясь на пороге истощения сил как магических, так и физических.
        В следующий момент, завалившись на подушку Главного Защитника, уже спала крепким сном праведника, выполнившего свою работу с максимальной отдачей.
        Просыпаться начала от теплых нежных поцелуев, покрывающих ее шею и плечи, и сама не могла понять, когда успела заснуть, но вспоминать не осталось возможности из-за множественного эха чувств наслаждения, как ее, так и ментально открытого рядом мага.

«Опять эти сны», - подумала, когда жаркое дыхание обожгло правую лопатку. Почувствовав двойное наслаждение теплой волной поднимающейся из сердца, даже мысли поставить блок не возникло.
        Поцелуи опустились немного ниже, а перед глазами появились мириады звезд, начиная неспешно заводить свой таинственный хоровод; Лео хотела что-то сказать, но от нахлынувшей волны чувств вылетел лишь невнятный стон. Немного повернув голову, увидела себя полностью обнаженной, но держать глаза открытыми не получалось - звезды, окутанные древней, как мир магией звали ее. Закрыв глаза, попыталась сосредоточиться на мыслях, но шквал эмоций только усилился, сметая все мысли разом.
        - Севем, - позвала, желая понять, где же находится на самом деле и какая из этих звезд приведет ее назад - домой.
        - Да, моя радость, - тихий нежный обжигающий шепот. - Повтори.
        И уже никуда не хочется, только лишь бы этот голос оставался рядом. Пусть это обманная звезда и светит не для нее, но так хотелось покорить ее.
        - Севем, - позвала снова, сама не зная, зачем.
        Ее окутал жаркий ветер, разом вспыхнувших звезд, решив оживить ее до сих пор не знавшее любви сердце. Звезды стали раскачиваться, завораживая своим немного диким, но удивительным танцем.
        Где-то далеко солнечный ветер все шептал, как любит ее, как ждал и надеялся на ее возвращение, рассказывал о безграничном счастье, ведь она с ним и больше никому не позволит ее забрать. Множественные эмоции завели хоровод, начиная кружить вокруг вместе со звездами, превращаясь в одну сплошную галактику, не позволяя сосредоточиться ни на чем.
        Ей казалось, летит, а в темном небе постоянно падают те самые звезды, которые еще совсем недавно кружили. Тепло звезд окутало искрящимися волнами неги, заставляя постепенно плавиться от нахлынувшей любви и нежности, а магия бушевала, словно ее активировали, наполняя своей силой.
        Первым проснулся Севем, когда солнце начало вставать, что послужило толчком для пробуждения Лео. Сначала он очень нежно поцеловал ее ключицу, что оказалось ближе всего к его лицу, так как они спали крепко обнявшись.
        Она мгновенно проснулась и, вспомнив все произошедшее, ужаснулась, что Искусник убьет ее, если увидит в своей спальне. И тут он, погладив ее кожу, начал поднимать голову, а когда почти открыл глаза, Лео молниеносно среагировала, сплетя у него на спине заклинание Дормир.
        Теперь зная, есть всего лишь час, пока волшебник будет спать под сонным заклятием, получила возможность утихомирить лихорадочные мысли.
        Выбраться из постели оказалось проблематичным. Кроме боли во всем теле из-за сильного магического перенапряжения, будучи придавленной к кровати мужским телом, сама крепко обнимала его. Кое-как покинув постель, поняла, идти не сможет - многие мышцы, о существовании которых и не подозревала, отдавались яркими блокирующими движения вспышками. Подумав, за вещами пришлет Авреля, нарисовала портал в свою комнату и, пока магия забирала ее, кинула последний взгляд на Защитника. Он в данный момент выглядел, будто выдержал схватку с десятком мантикор: весь в синяках и кровавых полосках на спине - эти следы остались после множественных ран. Казалось, не могла насмотреться, но в этот момент началось само перемещение.
        - Аврель, - позвала своего дракона, а когда тот вылез из-под ее подушки, хриплым голосом попросила:
        - Забери мои вещи из апартаментов Защитника дем Гор, только сделай это незаметно. Тебя не должны увидеть ни при каких обстоятельствах, хорошо понял?

«Если утром вам очень плохо, значит, вечером было слишком хорошо», - когда питомец послушно исчез, подумала, заходя в ванную, собираясь привести себя в порядок.
        Посмотрев на себя в зеркало, ужаснулась. Волосы цвета воронового крыла, отталкивали взгляд непривычностью, кожа казалась еще более нежной, а лицо утонченным и завораживающим.
        Когда Лео тряхнула головой, пожелав убрать темный цвет, ее волосы снова приняли свой привычный солнечный оттенок, начиная чуть искриться. Постояв немного в удивлении, пока не появился ее дракон, и не вывел из окаменелого состояния своими золотыми искрами, сваливая принесенную одежду бесформенной кучей, обратила взгляд на питомца.

«Такое впечатление, будто действительно всю ночь танцевала с созвездиями, покрываясь звездной пылью, но не успела стать одной из них.
        Ладно, и не из такого выбирались», - подумала, рисуя заклинание возвращения прежнего облика, а заодно и заклинания невидимости и неощутимости на свои родинки на спине и под грудью, которые ей очень не нравились, но это был первый раз, когда решила их спрятать.
        - Аврель, где мой кинжал? - через некоторое время спросила, испугавшись, что могла потерять столь ценный артефакт.
        Оказывается, кинжал забыла в своей комнате, когда вчера ходила в душ, но так и не взяла потом с собой.
        - Пока я буду купаться, достань мне лекарство восстановления сил. Если надо, возьми деньги в хранилище, но достань самое лучшее.
        Наскоро приняв душ, намеренно воспользовавшись на этот раз вишневым шампунем и миндальным гелем, Лео стала думать над своим сегодняшним нарядом, но мысли плавно переходили на другую тему.

«Ну и ночка, - хмыкнула, когда тело в очередной раз заныло сладкой истомой. - Только за такие ощущения стоит изучать Трошежи.
        Нет, неправильно. Только ради таких ночей стоит жить, а не довольствоваться жалкими снами. Но я ведь не смогу скрываться от него все время, когда-нибудь он узнает, это была я, и что же тогда будет?
        Он вообще ненавидит, когда ему лгут, а я буду так открыто врать, поскольку если спросит меня напрямую, смогу ли я признаться? Ответ однозначный - нет. Я не смогу сказать: «это была я», да и, в конце концов, он не меня любит, а эту свою «Шерри». А мне достался всего лишь маленький кусочек ее пирога.
        Так! Хватит думать, иначе я сейчас расплачусь.
        Ну вот, поздно».
        Успокоившись и приведя лицо в порядок при помощи магии, решила ничего не наколдовывать, а порылась в шкафу и нашла нежно-зеленого цвета блузку и короткую черную юбку, черные с интересным рисунком колготки и маленькие изящные черные полусапожки, венчал все это обычный кожаный теплый плащ.
        После контрольного взгляда в зеркало, случайно посмотрела на кровать. Там лежала очень древняя на вид в красном кожаном переплете, тисненная золотом и драгоценными камнями, книга. Подойдя ближе, рассмотрела название: «Роковые Женщины».
        Не долго думая, Лео решила прочитать ее при помощи заклинания, но эта книга не поддалась чарам, впитав их в себя, словно обычную магию.
        Появился Аврель с красивым вытянутым флаконом из дорогого волшебного стекла с темно-синей жидкостью внутри. Скинув его и кусочек листка на кровать, заинтересованно обнюхал книгу. А Клеопатра тем временем развернула записку:

«Микстура улучшения самочувствия».
        Она ожидала снадобье будет горьким, но на поверку оказалось сладким, с нежным фруктовым привкусом, что не могло не радовать.
        Пара капель духов Desire - и она готова.
        На тщательное чтение книги времени не оставалось. Лео обязательно должна была появиться на завтраке, не жаждая попасть под подозрение Главного Защитника, ведь он, будучи в таком состоянии, мог сон принять за самую настоящую реальность.
        Переведя дух после быстрого бега перед дверями в Трапезную, вошла и оказалась одной из первых: небольшое количество сонных обитателей сидели за столами и клевали носами в свои тарелки, но, как только села на свое место, зал начал заполняться быстрее.
        Последним вошел злой Защитник дем Гор вместе с Главой Совета Архидуайенов.
        Лео же за это время успела разговориться с Драхемом и сейчас весело хохотала над очередной его шуткой.
        - Мадемуазель демро Нат, как только закончите с завтраком, жду вас в своем кабинете.
        Она чуть не подавилась соком, услышав над головой вкрадчивый язвительный голос Главного Защитника, от которого за километр веяло злобой, раздражением и тщательно скрываемой душевной болью.
        - Да, Защитник, - отставляя стакан с соком, ответила, надеясь увидеть удаляющуюся фигуру, но Севем стоял, ожидая, когда она поднимется из-за стола.
        Лишь когда встала и направилась в его кабинет, он направился вслед за ней.

* * *
        Севем почувствовал, начал просыпаться, вспоминая сон, и потершись лицом о подушку, сладко причмокнул губами, а проведя руками вдоль, ощутил мягкое женское тело с нежной шелковой кожей.

«Значит, это был не сон? Тогда кто это?»
        Он медленно стал поднимать голову и, ощутив прилив магии на спине, услышал активацию заклинания «Дормир».
        Второе пробуждение оказалось не столь приятным. Резко открыв глаза, понял, ни первое пробуждение, ни ночь не были сном, а постель все еще хранила тепло в том месте, где должна была лежать волшебница, а характерные смятые простыни подтверждали верность суждения.

«Конечно же, это была не Шерри, но кто?
        Мерлин, да неужели Вишенка?!
        Идиот.
        Стоп, а что тогда она делала в моей постели?.. После душа думается намного лучше», - пролетела первая здравая мысль, когда уже поднимался с кровати.
        Легким движением руки и давно заученного заклинания, поменял постельное белье и, застелив кровать, отправился в ванную комнату. Включив воду, ощутил на спине легкое жжение, а посмотрев на спину в зеркало, убедился уже в который раз в безошибочности своего суждения.
        Выходя из ванны, немного поморщившись, залечил свои царапины и начал думать, каким образом можно выяснить личность посетившей его особы.

«Зеркало Забытых Воспоминаний. Так, где у меня была книга его воспроизводства?
        Ага. В кабинете».
        Открыв шкаф, в котором висело множество костюмов, надел первый попавшийся под руку и направился в кабинет. Найдя там каменную шкатулку, испещренную рунами, достал книгу и начал ее листать. Быстро найдя нужную тему, Севем взял зеркало и, следуя инструкциям, легко заколдовал его, покрывая множественными светящимися волшебными фигурами заклинаний. Подумав о вчерашнем вечере, начал внимательно вглядываться в свои глаза и не заметил, как нырнул в собственные воспоминания.

«Начнем с того момента, как Император переместил меня в лес. Ага, вот и наша темная лошадка - бежит, спотыкается.
        Практически голая, а на улице мороз. Заболеешь.
        Да, а вид у меня жалкий».
        Темная фигурка подбежала к раненому магу и, осторожно обняв, при помощи магии стала поддерживать его.

«Волшебница сильная, но это было понятно еще с утра, когда она, едва проснувшись, наложила сонные чары на меня, причем без волшебной вещи и какой-либо подготовки, жаль, лица не разглядеть. Луна-то неполная.
        А вот эта магия довольно интересная. Что это?» - подумал он, увидев, как незнакомка быстрыми штрихами, словно заклинание было подготовлено заранее, долго рисует под ногами пентаграмму.
        В следующий момент оба исчезли.

«Ого, да это нелегальный портал.
        Вряд ли Вишенка - на такое она еще не способна. Это же какую мысленную концентрацию нужно иметь, чтобы сотворить такое. Значит, кого-то подослали. Интересно, кто это все подстроил?»
        Тут отражение пошло рябью и появилось другое.
        Он лежит на кровати в своей спальне, а брюнетка встала на колени и, неожиданно за его виски обхватив голову руками, принялась колдовать. Магические потоки слетали огромными звездами с волос волшебницы, впиваясь в тело лежащего на кровати Защитника, а когда звезды стали блекнуть, из камина вырвался огонь, тонкой струйкой начиная подползать к женской фигуре.
        Севем так увлекся разглядыванием творимой магии, что не сразу рассмотрел лицо спасительницы, но когда та его раздела, вспомнил, зачем просматривал воспоминания.

«Стесняется?
        Странно. Шерри бы не стеснялась. Она столько раз видела меня без одежды…
        Но ведь это она. Или нет? Может быть, все Роковые Женщины имеют одинаковые лица?
        Нет. Вишенка, хоть и похожа на Шерри, но не является Роковой Женщиной. Но досконально я этого не знаю.
        Зато я отлично знаю, Вишенка не может так лихо колдовать, будто живет в волшебном мире более двухсот лет, а тем более рисовать порталы - ни разу не видел подобного в ее мыслях.
        А вот теперь я знаю, каким образом она оказалась в моей постели».
        Заснув сидя, та повалилась на кровать, и он обнял ее, напористо придвинув к себе.

«Я узнаю, кто ты», - пообещал себе Севем, переносясь в утренние мысли.
        Пара на кровати спала в обнимку, тесно прижавшись, друг к другу и сейчас он мог рассмотреть лицо спящей брюнетки, обнимающей его в воспоминаниях. Маленький ровный носик, алые искусанные губы, водопад до боли знакомых темных вьющихся волос, длинные ресницы и ровная бархатная кожа, которую сантиметр за сантиметром хотелось покрывать поцелуями.
        Волшебник-воспоминание начал просыпаться и, сначала потерся лицом, а поцеловав кожу, погладил по бедрам и талии, а Севем, вспоминая ощущения, еще сильнее захотел узнать, кто его внезапная гостья и куда исчезла. Был уверен, уходя, спасительница обязательно оставит какую-нибудь зацепку. Никто не идеален. Неуловимых не существует.
        Волшебница, резко просыпаясь, открыла свои глубокие зеленые глаза и в мгновение ока заколдовала волшебника-воспоминание сонным заклинанием.
        Кое-как, постоянно морщившись от боли после сильной циркуляции магии, что оставалась тяжким грузом в мышцах, она выбралась из постели и Севем смог рассмотреть ее полностью.

«Шерри. Это ведь действительно ты», - подумал дем Гор, без стеснения разглядывая обнаженную фигуру волшебницы-воспоминания.
        Его сердце болезненно сжалось, когда он увидел такую знакомую родинку на спине гостьи, а когда та, нарисовав новый портал, повернулась взглянуть на спящего волшебника, то узнал еще одну родинку.

«Не может быть.
        Неужели ты вернулась? Зачем же тогда было погружать меня в сон?
        Что она сказала в самом начале? «Кто угодно?» Точно не Шерри, но кто?»
        Краем глаза он заметил, как вещи целительницы, рассыпаясь золотыми искрами, стали поочередно исчезать.

«Надо будет поинтересоваться в Гильдии Медицины, приходил ли туда кто-нибудь за микстурой от простуды, а если нет, то прислушаться к залу, у кого начинается простуда или кому проблематично передвигаться - тоже вариант.
        Но вот загвоздка, если она смогла так легко вылечить меня и произвести на себе такое сложное преобразование и выглядеть соответственно моим воспоминаниям, то спокойно сможет вылечить и себя.
        Она казалась юной и явно неопытной, если судить по количеству используемой магии сразу после сна, значит, все выше звания анврая отпадают, но на преобразование такого уровня способны лишь Совет Архидуайенов да Защитники, но те по особым причинам.
        По каким критериям ее вообще можно искать?
        Ладно. Сначала допрошу Вишенку. Говорящая трава плюс весь ментальный комплекс или достаточно одного Траверсмента?
        Вопрос в следующем. Если это действительно Клеопатра, то, что прикажете делать с ней дальше?
        Если возрождать Магнификантов, должно быть ее добровольное желание стать Душой, а как можно заставить ее захотеть этого, не рассказывая, что это такое и что потребуется взамен?
        Нет! Она же еще ребенок.
        Буду надеяться, это все-таки была не она, хотя именно у нее хватит сил на сокрытие следов от таких эффектных заклинаний.
        Сил-то хватит, но заклинания - досконально выученная древняя магия, а Вишенка в волшебном мире всего три месяца с хвостиком и высокое звание ей дали исключительно благодаря приглашению Крепости и природному умению прятать магические следы. Это не может быть она. Но проверить все равно стоит».
        - Севем, зайди ко мне, - заскрипело зеркало открываясь, показывая и размывая фигуру Архидуайена Светоса. Защитник не сразу понял, насколько давно вышел из воспоминаний, а сейчас сидел на столе, и думал, обхватив голову руками.

«Вот только тебя мне сейчас не хватало для решения всех проблем», - разозлившись, подумал, направляясь к Архидуайену «на ковер».
        Выходя из своего кабинета, увидел бегом удаляющуюся по коридору фигуру мадемуазель демро Нат.

«Проголодалась? С чего бы это? - язвительные мысли толпились в голове, не желая уходить. - Подожди, доберусь до тебя - все мне расскажешь».
        - Доброе утро Севем, - поздоровался Глава Совета Архидуайенов, когда дем Гор вошел в кабинет.

«Для кого доброе, а для кого - не очень.
        Возможно, оно было бы добрым, если бы одна особа не имела наглость убежать, оставив меня спать», - еще больше разозлившись, подумал Севем.
        - Здравствуйте, Архидуайен, - поздоровался, усаживаясь в кресло, потому что стоять не хотелось очень.
        - Как все прошло? - спросил Светос, потянувшись за пирожными на столе, чай уже был у него в руках. - Не хочешь?
        - Не плохо, - игнорируя второй вопрос, сухо ответил Главный Защитник, не желая рассказывать, как пережил новое заклятие Императора. Подумав немного, решил, описать само проклятие следует. - Он изобрел проклятие.
        - Вряд ли его направленность во благо человечества, - хмурясь, подметил Архидуайен, отпивая глоток чая и закусывая кремовым пирожным.
        - Примерно то же, что и Фаирдепин, только с внешними ранениями. Человек умирает от многочисленных кровотечений или потери крови. Как повезет.
        - Забавно, что не новая пытка.
        - Уверен, заклинание имеет несколько уровней и его можно использовать в качестве пытки - физической и психологической.
        - Да?
        - Человек чувствует близкую смерть с каждой каплей выливающейся крови.
        - Антизаклятие есть?
        - Если и есть, то мне оно не известно.
        - А блокировать?
        - Уровень проклятия невысок, поэтому блокируется обычным щитом «Паннау».

«Будто сам не знаешь, как защититься от ножевых ранений».
        - Помнишь, я просил проследить тебя за Белладонной?
        - Да, она научилась превращаться в животных, - нехотя рассказал Севем, перебирая воспоминания, которые можно было бы показать.
        - И в кого же ей нравится превращается?
        - Пока в черную сколопендру - в нашем мире животное легко открывает любые магические замки. И теперь стала прорицателем - влезла в какую-то ловушку оракула.
        - Значит, жить ей осталось недолго. Я знаком с такими ловушками. Они размещены только в Александрийской библиотеке. Что же ей там понадобилось?
        - Не ей, а ему. Какое-то древнее пророчество, а вернее книга пророчеств.
        - Да? И какая именно?
        - Я не успел выяснить, но в зале Белладонна произнесла еще одно, - недовольно вспомнил, передавая сделанное колдуньей пророчество слово в слово.
        Светос внимательно слушал, все больше хмурясь, а когда Главный Защитник закончил, долго молчал.
        - Нужно возрождать Магнификантов, - наконец заключил Архидуайен, словно издеваясь.
        - И кого же вы предлагаете мне в Души? Я сравню Ваше предложение с позицией Императора, а там посмотрим, чья выгодней, - буквально выплюнул слова дем Гор, не желая идти на поводу не только Императора, но и всего Совета Архидуайенов Крепости.
        - Не горячись, Севем. Я не предлагаю тебе все делать сейчас.
        - Да? А Император выделил мне времени до лета, - язвительно процедил волшебник, откидываясь на спинку кресла в притворном спокойствии.
        - А потом?
        - А потом все.
        - Ему вы зачем? Насколько я помню, вы не были заодно, даже когда имели полную силу, - устало припомнил Глава Совета Архидуайенов, раздумывая, как заставить Севема поменять свою точку зрения.
        - Он хочет нас в подчинение.
        - Сколько же вас осталось?
        - Если собрать со всего мира, то где-то полсотни или даже сотня наберется, - соврал он, чувствуя, не следует говорить всей правды и что из всех Магнификантов потерял только четверых и все из «скелета».
        - Негусто, в Серебряном Союзе и то больше и они все в Крепости.
        - Серебряный Союз волшебников все время пополняется, а мы уже больше пятнадцати лет без Души.
        - Это говорит: отруби змее голову, и она умрет.

«Хороший камешек Светос, но если убить тебя, то Серебряный Союз волшебников вообще распадется - он и был создан только для твоей единоличной защиты, а я, наивный, в молодости думал, нужен для борьбы с колдунами, а в частности - Жнецами».
        - Кого предложил Император Тьмы?
        В ответ Защитник дем Гор решил промолчать.
        - Севем, это не детская игра: угадай кто, - серьезно заявил Архидуайен, но на губах играла легкая улыбка, а в глазах плясали озорные чертики.

«Вот старый интриган», - подумал молодой волшебник, смерив Архидуайена замка скипетров презрительным взглядом, но промолчал.
        - Ладно. У тебя есть идеи, о ком говорится в пророчестве?
        - Да, Сир… то есть Цветалия Линкс. Больше никого не знаю, кто бы мог пожертвовать собой ради кого-то. Представить не могу, кого она тогда спасала. Ее ребенка, кстати, унесли с того места еще раньше, поэтому вообще никто не приходит на ум.
        - А демро Фей?
        - Ее убили из-за Линкса, как жену Ланцериса - Цезарию. Это можно принять за жертву только в том случае, если она знала о готовящемся нападении, рассчитывала сразиться с Императором тьмы и защитить всю деревеньку, но мы этого никогда не узнаем, - прошипел Главный Защитник, с новой волной боли вспоминая любимую.
        Если бы Светос не знал, что Севем не превращается в змей, и не учился их языку самостоятельно, то обязательно задумался над этим вопросом сейчас.
        - Севем, ты никогда не рассказывал, что же там произошло. Может, пришло время?
        - Нет смысла, - пряча лицо в ладонях, тихо ответил он, все еще пытаясь взять эмоции под контроль, но те все равно разбегались, словно тараканы при включении света.
        Его трясло от неведомо откуда накатившей злости, волнами захлестывающей все естество, от чего хотелось разнести на маленькие кусочки всю башню Архидуайена.
        Каждый раз в кошмарах видел, как ее убивают, а он беспомощный стоит и наблюдает за этим, не в состоянии хоть что-нибудь предпринять.
        Боль. Бесконечная боль и арктический холод, сковывающий душу, превращая все положительные чувства в снежные узоры.
        Каждый раз он просыпался в холодном поту со слезами беспомощности на глазах, и сердце так сильно болело, что хотелось наложить на себя руки. Только данное когда-то слово останавливало, отрезвляло, но потом Севем целый день ходил в полной апатии и раздавал всем встречающимся проекты, но скорее по инерции.
        Никто даже не догадывался, как ему тяжело жить, как он мучился первые пять лет после ее смерти. Потом боль немного утихла, но не прошла полностью. Даже сейчас ему иногда снились эти сны.
        Последний был сегодня, но когда проснулся, а она вдруг оказалась рядом, чуть с ума не сошел от опьяняющего счастья, закружившего в вихре эмоций. Одним взмахом руки раздел ее и стал покрывать поцелуями, такую теплую, мирно спящую. Больше не возникало мыслей, будто это лишь сон, потому что чувства возвращались многочисленным эхо.
        Как раньше.
        Как всегда.
        И сейчас воспоминания градом посыпались на него, беспощадно попадая в самые больные места, закручивая, порабощая.
        Вот Шерри с горячей кружкой какао заходит в его кабинет в длинном и пышном, словно вечернее платье, шелковом халате из очень дорогой японской ткани. Декольте настолько глубокое, что в вырез иногда можно разглядеть пупок. Садясь к нему на колени, невеста невинно хлопает глазами, попивая сладкий напиток, будто ничего не произошло, и это не они буквально пару минут назад ссорились.
        Естественно, он больше не злится - это чувство проходит, лишь когда обнимает ее за талию, а потянувшись попробовать напиток, получает шоколадный поцелуй.
        И кому нужны слова, когда в прикосновения вкладывают так много чувств: от «прости, но это не я виновата», до «я больше так не буду, и не смотря ни на что очень люблю тебя».
        Какао переезжает на стол, а он подхватывает невесту на руки, и несет в ее комнату. Только оглянувшись на бумаги с начатым делом, на мгновение задумывается, а над кружкой поднимается белый дымок…
        Он при помощи заклинания гасит свет и, снова поцеловав любимую, забывает обо всем, кроме драгоценной ноши.
        И тут же отрезвляет мысль, ее не вернуть и становится еще больнее - не смог уберечь самое дорогое.
        - Севем, - явно Светос зовет его не в первый раз. - Севем, идем на завтрак, - участливо посмотрев на Защитника, намеренно оторвал от воспоминаний.

«Не уверен, хочу ли есть, но так и быть, идем», - все еще не двинувшись с места, подумал, прикрывшись своим самым сильным блоком.
        - Севем, нельзя так терзать себя.

«Да что ты знаешь!!! Я уже более пятнадцати лет в агонии. Меня давно растерзали и растащили на кусочки, когда пришлось рассказывать, Души больше нет, оберегать их некому, хотя полной Темной Команды или состава Жнецов тоже пока нет. Но вскоре Император наберется сил и все будет только хуже. Император не сильно вымотался, убивая двух женщин, да одного волшебника, на которого уже не подействовал смертельный комплекс рун в полную силу. Он потерял не всех, а лишь большую часть своих войск.
        Биться головой о стенку неверия.
        Все волшебники ликуют, празднуют и пляшут, будто Император убит - кто-то уже разнес новость: от него осталась лишь кучка пепла. Только на самом деле пепел не Императора, а у тебя на душе не кошки скребутся, а твари много больше, и намного неприятнее, раздирая, топча и разминая вперемежку с землей».
        Холодная маска не дрогнула, ни одна из мыслей не отразилась на безупречно бледном лице, мышцы которого давно забыли, что значит счастливо улыбаться.
        Защитник поднялся и пошел вслед за Главой Совета Архидуайенов, а, догнав, молча продолжил идти, только в дверях в Трапезную пропустил Светоса внутрь первым, и войдя, услышал звонкий смех Клеопатры.

«Я же просил не подставлять Солеронов», - еще больше разозлился и скользящей хищной походкой направился к столу Команды Фокс.
        - Мадемуазель демро Нат, как только закончите с завтраком, жду вас в своем кабинете, - произнес дем Гор своим фирменным голосом, от которого обитатели вплоть до получения этремейжа начинали если не плакать, то дрожать. Многие, даже покинув Крепость, приступали испуганно оглядываться, заслышав этот баритон.
        - Да, Защитник, - отставляя стакан с соком, беспечно ответила волшебница, но не поднялась.
        Севем только заметил, ее сок не овощной, как сегодня у всех и немного удивился.

«Что же ты, Вишенка. Я тебя всего лишь немного попытаю и все. И нечего так бояться», - язвительно подумал, ожидая, пока блондинка встанет, а когда та направилась в его кабинет, решил присмотреться к ней, но на первый взгляд, ничего не изменилось.
        Глава 17. Я не я, или я, но не так?

«В конце-то концов, не убьет же он меня, даже если что-то узнает», - по дороге в кабинет, почему-то ассоциирующийся с тварями в банках, думала Лео. Мысленно прячась в тень, чтобы Защитник, идущий позади, случайно не услышал ее размышления, продолжала идти дальше, чувствуя себя прескверно из-за стойкого намерения солгать.
        Приготовилась, ожидая допроса. Именно поэтому пыталась продумать все свои ответы досконально, не желая давать зацепку, к которой потом можно будет придраться. Но, уже немного узнав натуру Главного Защитника, была уверена, где-нибудь обязательно проколется. Почти не надеясь обмануть человека с многолетним стажем, руководящего большим количеством волшебников, раздумывала, уверяя себя, что постарается продержаться как можно дольше и возможно план удастся.

«А может, признаться? Подумаешь, переспали…
        Ну, покричит, плюнет раз, другой ядом, но потом успокоится. Или нет? Пообещаю, что в следующий раз оставлю его на опушке леса…
        Он же со стыда умрет, что воспользовался случаем и собственной неадекватностью, хотя это как раз и неизвестно. Мне-то давно снятся подобные сны. Скорее всего даже не по этому поводу вызвал.
        Но если мои опасения верны, все равно ничего я не скажу.
        Пытай», - гордо подняв голову и развернувшись лицом к Севему перед дверями в его кабинет, заключила, мысленно прислушиваясь к состоянию Главного Защитника.

«Зол, очень зол, расстроен, и что-то сильно болит. Сердце.
        Может ему лекарство предложить?
        Точно не скажу о своей роли и помощи, вдруг еще удар его хватит, и я тогда потеряю своего Искусника».
        - Присаживайтесь, - властно предложил дем Гор, наглухо запечатывая входную дверь очень сложным комплексом заклинаний.
        Следующими чарами он заблокировал зеркало, не желая быть кем-нибудь побеспокоенным, а потом наколдовал ароматный травяной чай.

«А вот это уже проблема - напоить говорящей травой вздумал?
        А что в таких случаях нужно делать? Правильно, подменить жидкость в чашке. А как это сделать незаметно?
        Начертательная магия со щитом поглощения магических импульсов.
        Но как люди ведут себя под действием этого средства? Ладно, сориентируемся по обстоятельствам», - быстро искала выход из создавшейся ситуации.
        Взяв в руки чашку, он сел напротив нее, выжидающе посмотрев.
        - Я смотрю, у вас появились успехи в Трошежи - неплохой мыслеблок, - изучая ее взглядом, начал Севем.
        - Да, - немного смущенно похвалилась успехами, опустив взгляд на свой чай. - У меня, пока, получается отграничиваться от чужих эмоций.

«И лезть в чужие мысли тоже, но остановимся на этом».
        Лео взяла в руки чашку и попробовала просканировать жидкость, но ничего не уловив, подменила чай при помощи магии, скрыв свои действия под щитом поглощения, быстрыми движениями начертанного на ладошках.

«Даже если там была говорящая трава, то исчезла, а чай ароматный я смогу попить и у себя в комнате, заказав у Зерка», - мысленно усмехнулась, пытаясь скрыть улыбку за чашкой из которой начала пить.
        Спокойно попробовав получившуюся жидкость, осталась довольной приятным вкусом напитка и удовлетворенно откинулась на спинку кресла.
        - Но вы говорили - это только первая стадия чувствительности, а дальше может повыситься. Я не уверена, что этот способ будет помогать мне и дальше.
        - Какой у вас любимый цвет? - резко сменил тему Главный Защитник и Лео не задумываясь, ответила:
        - Зеленый.

«Неужели говорящая трава все-таки оставалась в чае», - насторожилась, грея о чашку руки, но внешне оставаясь спокойной.
        - Напиток?
        - Вино, красное мускатное, - отрапортовала, но потом быстро зажала рот ладошкой, словно выболтала что-то не то. - С чем чай? - слегка прищурив глаза, поинтересовалась.

«Я же поменяла напиток. Даже если что-то оставалось на стенках чашки - все изменилось до капли».
        - Вы не заметили, что напиток, на удивление ароматен, - довольно ухмыльнувшись, подсказал Севем.
        - И что? - чуть ли не перебивая его речь, задала она вопрос.

«Недержание, что ли?»
        - Чайная роза…
        - Выдержанная несколько лет в комплексе веществ, в число которых на одной из стадий входит говорящая трава, - начала дополнять за него, попутно понимая, в чем же был подвох. - Не запрещено в виду дороговизны, редкости компонентов и недостаточной квалификации большинства алхимиков. Вызывает неудержимую болтливость у женщин.

«А вот теперь думай, что говоришь. Эта вещь действенная, если женщина не владеет ментальным комплексом, собственно как и говорящая трава не действует на людей хорошо владеющих Траверсментом.
        В общем, за что вам, Севем, и спасибо.
        Вот только интересно: это проверка моих успехов или месть за наложенные сонные чары и спешный побег утром?
        Нет, не может он помнить, произошедшее ночью», - с гулко бьющимся сердцем искала выход, чувствуя, как щеки заливает предательский румянец.
        - Я бы и так рассказала вам все что угодно, если бы вы спросили, - состроив обиженную гримасу, заглянула в свой невкусный чай.

«И не нужно было менять напиток, это всего лишь запах.
        Но откуда мне было знать, как пахнет «Роза Ветров»?
        Да и в любом случае, достаточно одного вдоха с парами растертого цветка для начинания болтать без умолку, а я уже хорошо нанюхалась этого, чтобы разговаривать безостановочно дня три», - рассуждала, стараясь удержать мысли под контролем и не начать говорить на все темы подряд.
        Уже стала рассказывать Главному Защитнику о новой тактике, которую решил предпринять Драхем на следующем соревновании с обитателями замка колец на Подводных Игрищах, которые состоятся в марте, но сама еще даже не поинтересовалась, об этом виде местного спорта, от чего и сокрушалась.
        Лео специально выбрала такую безопасную для себя тему, безостановочно рассказывая, не давая возможности Севему даже слова вставить.
        - Все зависит от того, - продолжала, попутно продумывая дальнейшие действия. - Сколько очков мы наберем.

«Ну и бред же я несу, как у него еще уши не завяли это слушать?
        Правильно Искусник, перебивать неприлично, а не задать тему с самого начала, было вашей ошибкой.
        Или моей? И я, теперь рассказав все на ненужную тему о соревнованиях, начну рассказывать то, что его интересует, когда еще больше надышусь этим прелестным ароматом».
        - Ведь Колечники выиграли у Медальонщиков с разгромным счетом 26:4 и теперь, если мы не выиграем с отрывом хотя бы в 20 очков, нам будет очень сложно победить Колечников в следующем состязании. А то может быть такое, что мы выиграем матч, а место Победителей не получим. Очень не хотелось бы.
        Ей было все равно, что очки не суммировались, а переходили лишь победы, но нужно же было что-то говорить и попутно придумывать.
        И в тот момент, как Лео сделала глубокий вдох для наполнения легких воздухом, Севем уловил паузу и задал интересующий его вопрос.
        - Что вы делали вчера вечером?
        Подавившись вздохом, Лео закашлялась, максимально оттягивая время ответа, но слова сами рвались наружу.

«Вечер это не ночь, так что и здесь можно рассказать правду.
        Хорошо, он пока не лезет ко мне в мысли, иначе…
        Вот именно, пока. Это совсем не значит, что не полезет в них потом, если засомневается в моих ответах».
        - Как вы и велели, отправилась к Светосу. Но я не знала пароля. Мне как всегда его никто не сообщил. По дороге встретила в стельку пьяного Защитника Сирсилиса, вряд ли он что-то помнит из нашего вчерашнего разговора. Он еле на ногах держался, а когда его ощущения проникли через мой неудачный блок, то…
        - А дальше?
        - Мне стало очень-очень плохо, но меня спас Архидуайен замка диадем, выйдя из кабинета Архидуайена Светоса. Никогда не думала, что можно так сильно напиться. Перед глазами все кружится, ноги не слушаются, язык заплетается…
        - Вы отвлеклись, - перебил ее Главный Защитник, снова возвращая к интересующей его теме.
        - О, да. Архидуайен пригласил меня в свой кабинет и я, спотыкаясь, начала подниматься, считая ступеньки о которые споткнулась. Все-таки не так-то и быстро выветривается прочувствованное алкогольное состояние.
        - Вы снова отвлекаетесь.
        - Архидуайен Ревер был немного расстроен, когда я сказала, что вы ушли, но не упомянула куда, так как эта информация должна была дойти только до Архидуайена Светоса, а потом отправил меня спать.
        - А вы?
        - Я? Посидела немного у камина, пока не вернулся Драхем, наверное, тоже что-то праздновал. Хотела расспросить его, но он еле языком ворочал. Вы не знаете, это они все праздновали начало отпусков? Ритуал такой что ли? Наверное, если перед новогодними праздниками хорошо не напиться, то следующий год плохо проведешь, - не дожидаясь ответа, продолжала, надеясь увести тему в сторону. - Может, и мне следовало заслать Авреля за чем-нибудь вкусненьким, и в спокойной обстановке…
        - А ночью? Что вы делали ночью?
        - Спала, конечно же.

«Правда, не только, но… Молчи».
        - Пообщавшись с Драхем, я пошла в душ. Знаете, очень люблю купаться по вечерам. В замке так тихо, спокойно и только ты и звук льющейся воды. И рождается такое необыкновенное чувство, словно объединяешься со стихией, становясь тонкой струйкой прозрачной воды…
        - А утром, вы опаздывали на завтрак, что так быстро бежали?

«Ай-яй. Он видел».
        - Да, я спешила. Проснувшись, я обнаружила, мои часы остановились.

«Вообще-то у меня их и нет, но тебе об этом знать не обязательно».
        - А в гостиной никого не было, вот я и подумала, что опаздываю. Но я успела, даже раньше пришла.

«Конечно раньше, на это все и рассчитывалось».
        Лео почувствовала, Севем еще сильнее разозлился, а когда он стрельнул в нее колючим взглядом черных, сравнимых с ночной тенью глаз, ей стало не по себе, от чего непроизвольно поежилась.
        В мгновение ока, дем Гор навис над ней и обхватив ее голову ладонями, заглянул в глаза.
        - Не смейте даже моргать, - прорычал он, и Лео от испуга дернулась назад.

«Вот, что значит впасть в немилость», - выставила она мысль из тени, будучи уверенной, он ее прочитал, и в предвкушении прислушалась к нему, потянувшись в тень его мыслей.
        К своему удивлению, с легкостью увидела и блок, и метающиеся мысли внутри и те, что были выставлены за блоком.

«Нет, Вишенка, ты не в немилости. Просто я должен знать, не ты ли была в моей спальне», - прочитала она спрятанную под блоком первую мысль.

«Прости меня, Вишенка», - вторая.

«Вишенка, скажи, что это была не ты».

«Значит Вишенка - это я?» - осознала, решив прочитать, те, что крутились за блоком.
        - Вы были вчера в окрестном лесу у замка алхимиков?

«Ответь мне, - множество похожих мыслей вихрем закрутились за блоком Защитника. - Пожалуйста, это очень важно».
        - Нет, - глубже уходя в тень, ответила, а на душе становилось все страшнее от накатившей темноты, такой осязаемой, что казалось слишком легко утонуть в ней, захлебываясь собственными эмоциями, которые сильнее ощущались в такой полной, одинокой тьме.

«Я не хочу, чтобы ты страдал еще и от этого. Не хочу, потому что люблю тебя», - наконец призналась себе Лео, понимая, все сделает для его счастья.

«Пожалуйста, Вишенка, только не ври мне», - новая мысль, спрятанная за блоком, чем-то очень похожим на электрическую сеть, немного отвлекла.

«Я люблю тебя, а вот ты любишь свою Шерри и никогда даже не позволишь мне претендовать на ее место», - тень давила на сознание, заставляя чувствовать полное неотвратимое одиночество, а из ее глаз полились невольные слезы.
        Лео почувствовала, когда на ее мысли стал надвигаться сильный ураган и быстро начала прятать все, что хоть как-то напоминало о вчерашней ночи в его покоях. Вместо этого подкладывала ложные воспоминания, как пишет письмо домой. Как от приостановившейся палочки разрастается пятно, образовывая неприглядную, но сухую кляксу, практически в конце уже написанного чистовика и, прикусив кончик палочки, решает, что же делать с пятном. Достав кинжал, шепчет заклинание, которое заставляет пятно исчезнуть, а потом потянувшись, складывает письмо в конверт и отдает дракону, прося его передать матери точно в руки и не при посторонних, и желательно наедине, или на крайний случай - незаметно подкинуть на стол. Потом, забравшись в теплую постель, она засыпает.
        - Вы уже спали с парнем?
        - Нет.

«Что? Это вам зачем? Если мне иногда снятся сны, это не значит, что я буду всеми силами пытаться сделать их реальными», - возмущенно выкинув мысль из тени. Лео специально попыталась развеять ее, но Защитник успел поглотить своим вихрем, сметая все остальные вспышки прошлого у себя на пути.

«И что же тебе снилось на этот раз?» - он искал ее сегодняшний сон, и она стала его рисовать как можно детальнее, как в кабинете Главы Совета Архидуайенов.
        Большой красивый остров в тихом океане. Она лежит на золотом песке в маленьком раздельном купальнике оранжевого цвета, практически ничего не скрывающего, показывая точеную фигурку с молочно-белой кожей.
        Лео специально не прорисовывала в воспоминании свои родинки на теле, так как, возможно, Севем что-то помнил из той сумасшедшей ночи, чего не помнила сама. Еще утром скрыла их под заклинаниями невидимости и неощутимости и знала, как выглядит без них.
        Во сне своими зелеными глазами она смотрит в небо и с помощью магии делает облака разнообразной формы. Вот полетел небольшой дракончик, а за ним гонится огромная волна. А вот большая дымящаяся реторта с медленно булькающим снадобьем, пары которого убегают через змеевик в небесную высь.
        Пока Главный Защитник смотрел сон, Лео все сильнее начинала плакать. Пока находилась так далеко в ментальной тени, ей все сильнее становилось холодно и страшно, и так хотелось выйти и ощутить если не тепло любимого, то хотя бы погреться на солнышке.
        Начинала болеть душа, она так бессовестно врет любимому. Ей уже не хотелось читать его мысли, мечущиеся за блоком, да и перед ним тоже. Ей хотелось как можно скорее прекратить эту пытку, но глаз не закрывала, как приказал Главный Защитник.
        - Если бы вы меньше сопротивлялись, вам не было бы так больно, - поняв слезы волшебницы по-своему, устало сказал дем Гор, убирая руки от ее головы.
        Лео потерла виски и при помощи магии убрала с лица следы слез. Выйдя немного из тени, но так, чтобы Защитник не мог свободно читать ее мысли, к своему удивлению, поняла, говорить ей больше вообще не хочется, тем более с этим человеком.
        - Я могу идти? - через силу выдавила из себя слова, чувствуя, язык не слушается, словно окаменев, а горло сдавило до боли и не представлялось выдавить и звука, не испытав сильных неприятных ощущений.
        Лео сейчас чувствовала себя настолько плохо, что хотелось забраться в свою комнату, обнять подушку и в тишине поплакать над такой несправедливой судьбой.

«За что он так со мной? Я же ничего такого не сделала, за что можно меня настолько жестоко наказывать.
        Я только… да, я хочу быть с ним, но не так, что он решит принять меня к себе из жалости. Так я не хочу.
        Жалость - самое унизительное, что человек может тебе подарить, а любовь из жалости - это еще хуже».
        - Ладно, для вашей команды будет задание. До Подводных Игрищ, нужно максимально подробно написать об Идэррах и демонийских доспехах.
        - Хорошо, но теперь-то я свободна? Или вы еще хотите, что-нибудь спросить? - снова повторила вопрос, пытаясь сохранить внешнюю холодность.
        - Да, идите, - милостиво сделав жест рукой, устало согласился дем Гор, и двери открылись.
        - Спасибо, - поблагодарила, поднимаясь с кресла и намеренно замедляя шаг, не давая себе сорваться на бег. Не желая показывать стремления сбежать из этого кабинета, медленно вышла. Только когда за спиной закрылись двери Башни Сна, позволила себе пробежать оставшиеся несколько метров до собственной спальни, и с удовольствием сильно хлопнуть дверью.

«Даже с Драхемом не попрощалась. Точно, он успел уехать домой», - думала, сидя на подоконнике и смотря в окно на заснеженный лес.
        Слезы быстро бежали по щекам, обжигая нежную кожу, а день уже пошел на убыль, и солнце клонилось к западу. Ей не хотелось оставаться в Крепости на новогодние и рождественские праздники, но ясный приказ Главы Совета Архидуайенов никуда не ехать никто не отменял, но так хотелось домой, где тепло и уютно.
        Лео со злостью вытерла мокрые дорожки с лица и села за стол писать письмо. Закончив с этой нелегкой задачей, собрала вещи в сумку, предварительно уменьшив их и, нарисовав портал, шагнула в него; письмо взяла с собой.
        Отлично зная, пока находилась у Защитника, самолет из ближайшего городка успел улететь, а другой рейс был назначен только на следующий день. Поэтому решила отправиться сразу домой порталом, подумав заодно сэкономить деньги на билете самолета.
        Приземлилась волшебница на крыше своего дома и, скрывая заклинания поглощающим щитом, отворила дверь с технического этажа, спускаясь на последний этаж высотного здания, в желании добраться до лифта.
        - Аврель, - тихонько позвала своего питомца, а когда тот вылез из-под ее пышных волос, отдала ему письмо. - Отдашь Защитнику дем Гор и быстро назад. Я тебя здесь подожду. И меньше эффектов.
        Дракон исчез, словно его ветром сдуло, а Клеопатра осталась стоять возле лифта, ожидая возвращения любимца, а дождавшись его, вызвала кабину.
        - Молодец, - похвалила драконенка, почесывая за ушком. - Теперь ты спрячешь крылья, и будешь изображать обыкновенного кота.
        Дракон, сидя на плече у нее, недовольно нахохлился, словно думая, огненной ящерке позволено все, но крылья спрятал.
        - Не сердись, я просто не знаю, как родители отнесутся к живому дракону в их доме. Если все будет нормально, то будешь бегать, как захочешь. Или летать.

«Ох уж мне эти мужчины… чуть что - сердятся», - усмехнулась, снова погладив Авреля.
        Лифт подошел и Лео, нажав кнопку четырнадцатого этажа, поехала вниз. Позвонив в дверь, пришлось довольно долго подождать, когда ей откроют, но когда уже сама решила открыть дверь, ее ожидал не очень приятный сюрприз.
        В прихожей стояла ее мама с чемоданом.
        - Здравствуй, доченька, - удивившись, произнесла та, но быстро оправившись от изумления, обняла свое дитя. - Нам прислали письмо из Крепости, будто ты не приедешь на новогодние праздники.
        - Поэтому мы решили отпраздновать их на Мальдивах в одной деревеньке, - сказал только что вошедший отец - он был в одной из комнат.
        - Значит, вы надолго уезжаете? - расстроилась Лео, рассматривая огромных размеров мамин чемодан.
        - Вплоть до четырнадцатого числа, - улыбнувшись, ответила Диана, погладив дочку по голове.
        - Жаль, а я как раз хотела побыть с вами, - в носу защипало, а глаза начали увлажняться. Почувствовав первые нотки подступающей истерики, прикусила язык, постаравшись сделать вид, все нормально.
        - Брат за тобой присмотрит. Папа позвонит ему и скажет, чтобы чаще к тебе заходил.
        - Заходил? А он…
        - Да, он переехал и живет со своей молодой женой, - еще раз проведя рукой по ее волосам предупредила мама.
        - Женой? А когда свадьба была и почему я об этом ничего не знаю? - возмутилась Лео, прогоняя слезы.
        - Свадьба была на Хэллоуин, а так как в этот день у тебя начинался эшеминг, мы решили тебя не срывать с места и дать тебе возможность лучше подготовиться. Кстати, сколько у тебя регалий?
        - Одна, - мстительно ответила, пряча злорадную усмешку. - Из какого-то кристалла, - добавила, уловив еще более удивленные выражения лиц родителей.
        - О, тогда ты молодец, - чмокнула Диана ее в лоб. - Ну ладно, нам пора.
        - Мам, подожди. Андрей знает о существовании магии? И как вы ему об этом рассказали?
        - Не мы. Его жена оказалась волшебницей, и они провели необычный обряд венчания. Теперь твой братец тоже волшебник, но магии учится дома под чутким руководством своей жены. Ну а потом мы рассказали ему, что тоже бывшие волшебники, но добровольно заперли свои силы, которые вернули в тот день, когда тебя забрали в Крепость, но это тайна, - улыбнулась рыжеволосая женщина. - А еще рассказали, ты теперь живешь в Крепости, - продолжала, пока отец по мобильному телефону звонил сыну.
        - Он будет к тебе захаживать, - наконец закончив разговор, сказал Серж, передавая трубку своей жене. - Я знаю, Новый Год ты будешь праздновать дома, но вы только не сильно шумите, - подмигнул он дочке, пока жена отвлеклась. - Когда у тебя заканчиваются каникулы?
        - Пока не обнаружат, куда я сбежала, - опустив голову, ответила грустная Лео.
        - Значит так, - грозно выпрямился ее отец. - Когда будешь уходить, закрывай дверь ключом. У нас совмещены заклинания с дверным замком и, в наш дом не может проникнуть ни одна живая душа. Вот ключи. И не расстраивайся. Я знаю весь Совет Архидуайенов, никто не выгонит тебя только из-за того, что ты сбежала домой на Йоль.
        - Сказали, за мной охотятся колдуны.
        - И зачем же ты им понадобилась? - удивился Серж демро Нат.
        - Я точно не поняла, - Лео решила не вдаваться в подробности. - Может, не следовало говорить Андрею и его жене о моем прибытии?
        - Ну что ты! Все будет хорошо. Не волнуйся. Если колдуны не достали нас раньше, когда мы жили неподалеку от Крепости, то и теперь им это не под силу. В этом городе их не очень жалуют, да и силы у Императора не так много, как у Магнификантов, а защиту нам устанавливали именно они, а вернее их Душа. Не знаю, правда, зачем мы им понадобились, ничего от нас не требовалось.
        - Все, - выключив телефон, заключила мама. - Веди себя хорошо, если что - звони.
        У Лео вертелось на языке множество вопросов, которым было суждено остаться без ответов.
        По-очереди обняв свою дочь напоследок, родители, воспользовавшись специальным порталом, исчезли, а Клеопатра осталась смотреть на то место, где еще совсем недавно стояли ее родители, к которым так рвалась.
        - Можешь летать, не переставая, - недовольно сказала своему дракону, повернувшись в сторону ближайшего окна. - Им даже не интересно, кто ты.
        Поправив сумку на плече, направилась в свою комнату, и предварительно наложив по всему периметру квартиры поглощающий щит, стала расколдовывать свои вещи.
        Знала, ни Охотники, ни колдуны теперь не обнаружат используемой здесь магии, да и Защитнику дем Гор будет не так просто ее найти.
        Только рассматривая уменьшенные вещи, передумала и, сложив все обратно, переоделась в то, что оставалось в ее шкафу, после срочного отъезда, когда ничего не брала с собой. Лишь кинжал решила оставить при себе, преобразовав его в кольцо с небольшим сверкающим камнем в виде цветка.
        Из холла блеснула неяркая вспышка, но мысленно подсоединившись к охранной системе, Лео поняла, это брат и его жена.
        Выйдя из своей комнаты, увидела сначала темноволосую, стройную волшебницу в магическом строгом платье, стоящую к ней спиной, а только потом и своего брата.
        - Привет, - первой поздоровалась Лео, постаравшись показать как можно больше радости от их прихода.
        - О, а вот и ты, - оживился братец, узнав ее. - Познакомься, это Цирцея, - с улыбкой представил свою жену.
        - Очень приятно, - улыбнулась она, немного склонив голову, вспоминая, уже видела ее, но вот где, воспоминания путались. Почему-то перед мысленным взором та представала в обычной одежде. - Клеопатра.
        - Не похожа ты на волшебницу, - немного сузив глаза, бросила Цирцея, рассматривая ее.
        - Знаете ли, не люблю дома носить волшебные одежды, - усмехнулась Лео, заглядывая в глаза гостье и беспрепятственно читая ее мысли.
        Цирцее очень не понравились джинсы на низкой посадке, вернее ей понравилось, как они на ней сидели, открывая плоский живот и тонкую талию, а у самой в таких фасонах всегда свисали бока. И, естественно, не сделала скидку на подростковый период в котором пребывала, хоть и полностью сформировалась по немагическим меркам.
        - Чай, кофе? - улыбнувшись, продолжила теперь уже хозяйка квартиры, так как в отсутствие родителей осталась за главную. - Есть очень вкусные пирожные.

«Аврель слетает специально для вас в Париж, мадам», - усмехнулась про себя, отлично понимая, гостья есть пирожные не будет, опасаясь за свою фигуру. Сама знала, ей самой не стоит волноваться по этому поводу, ведь колдует очень много, а это вытягивает слишком большое количество энергии, и поэтому коварно улыбнулась.
        - Проходите на кухню, - вежливо предложила, а когда они скрылись за дверью, тихо позвала Авреля.
        Дракон сел на ее плечо, внимательно вглядываясь в глаза, желая правильно понять требуемое.
        - Слетай, купи дюжину самых вкусных пирожных, которые вообще можно достать, давай быстрей только.
        - А мне кужнещиков, а то запрыхну той мадаме прямо на холову, - напоминая о себе, прошепелявил Шумешер.
        Аврея не пришлось уговаривать долго, но когда Клеопатра оставила Шумешера в своей комнате и зашла на кухню, то недовольно отметила, Андрей успел поставить чайник, а Цирцея нет, чтобы самой наколдовать чай, сидела нога за ногу и постукивала идеальным французским маникюром по столешнице.

«Это дома будешь вести себя так», - возмутилась Лео, при помощи магии мысли открыв окно и пустив небольшой ветерок по кухне, ровно настолько, чтобы подпортить прическу гостьи.
        Мысленно ухмыльнувшись и повысив себе звание на один мейж, незаметно сделала и себе маникюр с красивыми острыми, не очень длинными ногтями, на каждом из которых изображался дракончик в разных позах - от извергающего пламя до спокойно спящего.
        - Так, - хлопнув в ладоши, объявила о своем присутствии, вспоминая, где у родителей был чай, но потом передумала и, словно вынув из-за спины волшебный кинжал, иллюзию кольца на пальце оставила, вернув волшебной вещи первоначальный вид, наколдовала ароматный чай, а почувствовав, Аврель вернулся, призвала пакет с пирожными.
        Питомец появился на кухне вслед за пакетом, изображая из себя любопытного кота.

«Какой же ты у меня умница», - послала мысль дракону, распаковывая пирожные, непередаваемо вкусные на вид.
        Потершись о ее ногу, тот негромко мяукнул.
        - Тоже хочет пирожных? Какой хорошенький, - заметила его Цирцея и хотела поднять дракончика на руки, но тот быстро спрятался за Лео.
        - Аврель не очень любит чужих, - вступилась за своего питомца Лео. - Поэтому, если не хочешь, чтобы он тебя поцарапал, не пытайся взять его на руки, если сам не попросится, - предупредила гостью, не желая потом оправдываться за праведный гнев дракона.

«А то он случайно и поджечь может. Помню, как сильно досталось Арсену. Он тогда очень удивился, воскликнув: коты могут извергать пламя? Пришлось наложить на него клятву молчания, чтобы не распространялся.
        Ладно, хоть себе должна же я признаться, всего лишь хотела испытать, насколько хорошо действует эта клятва, а результаты мне понравились».
        - Очень надо, - хмыкнула Цирцея, потянувшись за чашкой чая.
        - Как там, в Крепости? - спросил брат, желая немного разрядить обстановку.
        - Да точно так же как на любой другой работе, только плюс к этому постоянное повышение квалификации и проведение семинаров, - отмахнулась Лео, не желая говорить о делах, ведь вспоминался Севем, а с ее душевным состоянием, могло навлечь беду. - Работы много, свободного времени мало, вырваться погулять некогда, да и некуда.
        - А окружные деревеньки да города? А ярмарка?
        - А на ярмарку официально настолько редко отпускают, что это даже не считается, - улыбнувшись, ответила Клеопатра, посмотрев в сторону гостьи, задавшей вопрос.
        - Волшебницы вообще раньше дома сидели…
        - Да по балам разъезжали, - закончила за нее Лео, снова разливая чай, так как тот уже выпили. - А за мной следить не нужно, я сама взрослая, так что можешь заниматься своими делами, - положив пирожное на тарелку брату, заглянула в его глаза, попытавшись убедить в своей самостоятельности.

«Так что было очень приятно познакомиться с вами мадемуазель, вернее уже мадам. Всего хорошего…
        Только где же я тебя видела?»
        - Знаешь, мне тоже не очень хочется следить за тобой. Так что я проверю как ты только перед приездом родителей, - серьезно заверил ее, но потом подмигнул. - Но ты всегда можешь позвонить, если что.
        - Вот и договорились, но я думаю, после Нового Года меня уже здесь не будет.
        - Куда же ты денешься? - удивился брат, чувствуя ответственность за нее.
        - Хочу в Париж, - улыбнулась Лео, ничего конкретно не говоря. - Там такие вкусные пирожные готовят.
        - У нас нет денег на твою путевку, - встряла в разговор Цирцея, хмуро посмотрев на нее.
        - А я их у вас и не прошу.
        На колени прыгнул дракон, и Лео погладила его и стала чесать за ушком.
        - И с кем же это ты туда собралась? Кто повезет тебя в Париж? - не унималась брюнетка.
        - С Арсеном Линксом, - бросила первое имя, пришедшее на ум, лишь бы от нее отстали.
        Слишком сильно не хотелось рассказывать о собственной полной золота пещере в Лаваприксе, поэтому назвала первое пришедшее на ум имя, а Драхема не назвала, только из-за Севема, который велел не вмешивать лидера Фоксов ни в какие авантюры. Но это еще не значило, что отдыхать она поедет с Арсеном.

«А, действительно, что мне делать одной дома?
        Стоп, а там колдуны близко, и кто сказал, что они знают всего три слова: Фаирдепин и Инстантани Дэсес? Иначе они бы не стали такими вселяющими ужас, что их боится весь волшебный мир и если они смогли подчинить себе Севема, а на что способен тот, мы отлично знаем…
        Нет. Надо ехать куда-нибудь подальше.
        Может, на Майорку? Там тепло.
        Неплохо было бы посоветоваться с Ланцерисом, но… если Севем - Жнец, то и остальные Защитники должны быть тоже. Или нет?
        Сама попадусь и его подставлю».
        - Кто он? - подозрительно покосившись на жену, спросил Андрей, желая знать все о жизни сестры.
        - Мы состоим в одной команде - команде Победителей, - пояснила брату, не давая поводов для беспокойств. - Он, конечно, кажется простодушным, но я бы сказала, не такой простачок, как это может показаться на первый взгляд. Да ты его, по-моему, и не встретишь.
        - Но слышал, и это не столь важно. Ладно, мы пойдем, у нас еще дела есть, да, фея? - обратился он к своей жене и попрощавшись, те исчезли, оставив после себя легкий запах только что испекшихся булочек.
        - А мы чем займемся? - спросила у своего питомца, но, естественно, не получив от него ответа, стала прибирать со стола.
        Лео, рассмотрев наколдованный сервиз, с изображениями Медузы Горгоны, решила оставить - уж очень живым, а главное в тему, оказался он и довольно сильно понравился.
        Поставив оставшиеся пирожные в холодильник, нарисовала несколько символов, вычистив чашки и чайник, а потом, высушив еще одним заклинанием, наложенным полностью на всю посуду, положила их в шкаф, где у мамы стояли сервизы.
        - Пойдем за покупками, - предложила, направляясь в свою комнату за зимней одеждой.
        Надев не очень теплую куртку, наложив перед тем согревающие чары, во избежание замерзания, преобразовала джинсы в модные черные бриджи, а тапочки в сапоги с заклепками, но на высокой серебряной шпильке - ей очень понравился стук таких каблуков.
        Заслав Авреля в хранилище, взять там немного денег, появившихся от удачных финансовых операций с ценными бумагами, закрыла дверь на замок и почувствовала автоматическое усиление охраны.

«Это тебе не гостиная смотрителей замка», - усмехнулась, выходя на площадку лифта.
        Спустившись вниз, ощутила у себя на загривке появившегося дракона, а в потяжелевшем кармане конверт.
        - Спасибо, - поблагодарила, распечатывая посылку.
        Внутри оказалась солидная пачка сиреневых денег купюрами, номиналом в пятьсот евро.
        - А не много нам? - спросила повернув голову в направлении своего зверька, с любопытством выглядывающего из-под ее капюшона. - Хорошо, тогда нам нужно в банк.
        - И в магажин, Аврель мне так и не донес кужнещиков, - пожаловался Шумешер, уже запрыгнув в карман теплой верхней одежды.
        Обменяв деньги по дороге, Лео первым делом зашла в зоомагазин.
        - Тараканы тебе не пойдут? - спросила тимстауна, рассматривая аквариум с огромными мадагаскарскими тараканами.
        - Фу, надоели тараканы, - отозвался тот, кривясь и всеми возможными способами, показывая насколько эти насекомые противные. - Хощу кужнещиков.
        - Вам помочь чем-то? - к ней подошел продавец, заметив, слишком долго стоит возле аквариума с тараканами.
        - Да, у вас продаются кузнечики?
        - Нет, сейчас кузнечиков у нас нет, но могу предложить сверчков и саранчу.
        - Саранча невкушная, - заявил Шумешер, показав раздвоенный язык, пощекотав им ей шею.
        - Сверчки? Кого можно кормить сверчками?
        - Рептилий, пауков, птиц, - невозмутимо ответил продавец, взлохматив свои черные волосы. Подросток казался знатоком своего дела и Лео хотела прислушаться к его мнению.
        - Птицы конешно будут ешть эту хадость, а я хощу кужнещиков.
        - Нет кузнечиков, - разочарованно повторила для тимстауна.
        - А чем еще кормят рептилий, а то моя уже устала есть мясо и овощи, - попросила продавца, а вдруг он сможет предложить ее тимстауну что-то вкусное.
        - Есть гусеницы и мучные черви, - предложил он, а Лео передернуло от мысли, как будет брать в руки этих гадких насекомых.
        - Ладно, шоглашен на тех зофобасов, - сжалился Шумешер, указывая куда-то вбок.
        - Зофобасы есть? - переспросила у продавца, надеясь, правильно повторила название.
        Со вздохом содрогания отдав за килограмм «червей» почти столько же, как за бутылку хорошего новогоднего шампанского, уже собиралась покинуть магазин, но вдруг подумала, если ничего не купит Аврелю, тот может посчитать себя обделенным.
        - Аврель, а тебе чего хочется? - спросила у него, даже не подозревая, каким образом тот может ответить.
        Аврель лишь потерся мордочкой о ее щеку и замурчал, выказывая любовь.
        - Подлижа, - обиженно бросил Шумешер и спрятался в капюшоне.
        Лео чмокнула Авреля между ушками и направилась в большой супермаркет, а там начала складывать в тележку все, из чего можно было приготовить что-то вкусное на праздник: целую курицу, телячью вырезку, овощи, икру красную, крабов…
        Думала нарезать несколько салатов, запечь мясо, сделать бутерброды, а главное - пригласить гостей.
        - Лео, это ты? - услышала немного удивленный голос, а обернувшись, увидела Власа.
        - Привет, Власик, - улыбнулась, приветствуя своего друга, о котором все время помнила в Крепости.
        - Лео, - радостно обнял ее друг, излучая пронизывающие волны радости, улучшая ее настроение. - Слушай, как ты сюда попала? Твои родители сказали мне, что ты уехала в другой университет учиться, в Америку. Правда?
        - Да, правда, а сюда я вернулась на каникулы, но родители уехали и мне совершенно нечего делать, - наигранно тяжело вздохнув, пояснила, соглашаясь с ложью.
        - А зачем тебе столько еды, если ты одна?
        - Да вот, думаю кое-кого пригласить на вечеринку, потому что Новый Год, я уверена, все будут праздновать дома. Не хочешь заглянуть на огонек?
        - С удовольствием, если хочешь, даже помогу тебе подготовиться и это все донести. Кстати, Вовчик о тебе спрашивает постоянно, а я ни слухом, ни духом. Ты не звонишь, не пишешь. Понимаю, позвонить дорого, но скинуть письмо на мыло…
        - Знаешь, я в новом заведении без компьютера и чувствую себя, как без рук.
        - Что ж так? Не купила?
        - Не разрешают.

«Вернее, на территории Крепости электричества нет, а заряжать магией не получается - это ведь другого рода вещь и над совмещением должен работать умный волшебник, а не я, хотя, попробовать стоит», - мысленно рассудила, возобновив ход с тележкой.
        - А ты тут как?
        - Да, в общем, ничего. Вот сегодня за хлебом послали, мол, купи икры, а то шампанское нечем закусывать.
        - Что? - не сразу поняла она.
        - Сестра выгнала погулять, - усмехнувшись, ответил тот и многозначительно поиграл бровями. - У нее «гость».
        - А… Желаю счастья в личной жизни, - рассмеялась Лео, понимая, настроение безвозвратно улучшено всего лишь яркой улыбкой друга. - Пойдем вино выбирать.
        Лео потащила Власа за рукав по проходу в бакалею, маня сверкающим от ламп стеклом.
        - Какое выбирать? Вот есть хорошее французское вино.
        - Не, давай что-нибудь из нашего, - предложила, осматривая ровные ряды бутылок, в названиях которых можно было потеряться, а в глазах уже рябило.
        - Потому что дешевле?
        - Потому, что лучше крымского вина ты здесь ничего не найдешь, да и зачем платить больше за какую-нибудь марку, если под носом делают намного лучше, вкуснее, да и ты уверен, что не суррогат поддельный.
        - Ладно, а какое?
        - Давай красный мускат?
        - Да мне все равно.
        - Какой-то ты без настроения, - бросила, снимая с полки понравившуюся бутылку. - Вроде все. Ты ничего больше покупать не будешь? - спросила, подмечая, у него и так в руках ничего нет.
        - Я, пожалуй, возьму газировку и сухарики…
        - Аппетит перед ужином не перебьешь? - усмехнулась, решив подсмотреть в мыслях собеседника.

«Да ты с самого утра гуляешь, и ничего не ел, а денег тебе не дали.
        А куда родители смотрят? Тоже куда-то уехали?»
        - Я надеюсь, ты составишь мне компанию? Вместе что-нибудь как приготовим.
        - Да нет, я лучше домой пойду, а то уже поздно.
        - А праздник?
        - А ты уже кого-то пригласила?
        - Да, тебя. Ты ведь всегда умел собирать компанию. Давай, пойдем.

«Ой, надо было купить подарки…
        Так, а кому нужно купить подарки?
        Мама, папа, брат и его жена, Влас, Драхем, Ланцерис, Терри, Севем…
        А я надеялась провести Рождественский вечер с тобой», - подумала, и глаза ощутимо увлажнились, начиная немного резать.
        - Да не плачь. Вот не люблю, когда ты плачешь. Будет тебе и праздник и вечеринка, - недовольно заверил друг, но за этой маской скрывались теплые чувства благодарности. - Кстати, кстати Рождество празднуется завтра.
        - А мы начнем сегодня и до Нового Года, а потом до нашего Рождества, - веселее предложила, пытаясь затолкнуть грустные мысли куда подальше.
        Расплатившись за всю груду покупок, они пошли к ней домой. Посадив его смотреть домашний кинотеатр, Лео направилась на кухню разбирать покупки.

«Жаль, нет здесь услужливого Зерка», - подумала, и тут же перед ней материализовался слуга.
        - Я нужен своей госпоже? - спросил он, вежливо кланяясь, показывая готовность служить.
        - Поможешь мне с приготовлением? - попросила, все еще думая, ей показалось. Так непривычно оказалось видеть его вне Крепости.
        - Да, госпожа.
        Далее приготовление пошло эффективней. Она быстро нарезала салаты, а слуга тем временем занимался всем остальным, делая по несколько блюд одновременно. Чуть позже Аврель принес огромную стопку эксклюзивных каталогов, и Лео попутно выбирала всем подарки.
        Только над подарком Севему задумалась, не зная, что же выбрать, но решив не быть оригинальной, остановилась на разнокалиберных флаконах ручной работы из каких-то натуральных кристаллов, переливающиеся в свете солнца, искря бриллиантовыми гранями.
        Когда ужин был готов, Лео как раз закончила выбирать подарки и отправила своего питомца с заказом.
        - А ты не хочешь перенести вечеринку на завтра? - предложил Влас, стремительно заходя на кухню.
        Зерка успел испариться, как только начала открываться дверь, поэтому можно было чувствовать себя уверенней.
        - Хорошо. Садись давай, будем ужинать.
        Ужин прошел тихо и спокойно, а после просмотра фильма Лео предложила другу остаться и постелила ему в комнате для гостей, благо у нее была двухуровневая квартира.
        Наутро она очень рано встала и, выкупавшись, отправилась на кухню готовить кофе, желая сделать маленький сюрприз.
        - Привет, - поздоровался сонный взлохмоченный Влас, вызывая своим видом волну умиления.
        Он уже был там и приготовил ароматный кофе с пряностями, чем очень ее удивил.
        - Привет, а ты чего так рано встал?
        - Я забыл, что сегодня не нужно идти в институт, а родители уехали с твоими - одна организация все же.
        - Тогда понятно, - покивала, отпивая маленький глоточек горячего напитка.
        Вспомнив, в холодильнике оставались пирожные, достала их, ставя на стол.
        - Лео, ты…
        Клеопатра удивленно посмотрела на него, впервые в жизни видя, чтобы Влас не находил слов.
        - Что? - наконец спросила, все же надеясь услышать продолжение.
        - Ты, это. Не говори Вовчику, что я оставался у тебя, а то он еще что-то не то подумает.
        - Влас, ты чего? С какого дуба ты свалился?
        - Просто мы еще в институте договорились, что я помогу ему…
        - Да успокойся ты, ничего я ему не скажу, мы ведь не общаемся и вряд ли увидимся.
        - Скажи, он тебе нравится?
        - Да так, ничего, - пожав плечами, без особых эмоций согласилась, представив перед глазами Севема и Вову. Сразу стало понятным, кому из них принадлежит ее сердце.
        - Давай так, ты обзванивай всех своих подруг и приглашай их, а я займусь мужской половиной твоих гостей, ближе к вечеру созвонимся и определимся с точным временем.
        - Договорились.
        Глава 18. Все меняется
        Севем сидел в кресле перед камином и в десятый уже раз перечитывал письмо от Клеопатры.

«Уважаемый Главный Защитник, Севем Немезидей дем Гор.
        Вопреки всем Вашим предостережениям я уехала.
        Надеюсь, никому не понадобится меня искать, а если так случится, то ему не повезет меня найти.
        Всего хорошего и счастливого Йоля.
        Клеопатра демро Нат».

«Глупая, и дураку понятно, ты домой поехала.
        Не надо было так сильно давить на нее, все равно ничего нового не узнал. Может, попробовать поисковик? Нет, она и так сбежала, пусть думает, ей удалось обмануть меня, но где она - я узнаю».
        Севем стал плести заклинание поиска, завязанном на их эмоциональной связи, надеясь, та не исчезла, и перед ним стала вырисовываться прозрачная карта мира, где ярко-красным засияла точка местонахождения Клеопатры.

«Значит, дома, но на квартиру наложила поглощающий щит. Молодец, Охотники не засекут, что ты используешь магию, а колдуны не найдут.
        Пока Император ее не обнаружит, могу спокойно заниматься своими делами. Хорошо, он ее ни разу не видел и не ощущал ее магии, значит, сможет найти только по средствам своих слуг, либо совершенно случайно, что маловероятно, благо меня Шерри научила этому заклинанию - очень просто и эффективно».
        - Счастливого Йоля, - произнес дем Гор вслух, вспоминая улыбчивое лицо волшебницы.

«Спасибо, Вишенка, он действительно будет счастливым».
        - Гор!
        В зеркале с громогласно сильным скрежетом появилось отражение Ланцериса.
        - Ты ко мне или я к тебе? - спросил тот, подразумевая, разговор будт важным и не следует его проводить через зеркало.
        - Давай лучше я, - быстро отреагировал Севем и, плеснув жидкостью из спрятанного в раме флакона, обновляя переход, ступил в зеркало, по которому пошла рябь.
        Очутившись в богато обставленном кабинете, обитом деревом, присел в глубокое мягкое кресло напротив своего друга.
        - Что стряслось?
        - На Йольских святках у меня будет прием, придешь? Или тебе нужно охранять мадемуазель демро Нат? Ответственный ты наш, - усмехнулся светловолосый волшебник, подмигнув другу.
        - Никого мне не нужно охранять, она должна была оставаться в замке… но сбежала.
        - Как сбежала и куда?
        - На Гавайские острова, - ухмыльнувшись, отрезал Севем, на самом деле желая побыть немного беззаботным.
        - А, - рассмеялся Солерон, понимая как всегда все с полуслова. - Да, там сейчас тепло, - медленно проговорил, мечтательно посмотрев в окно, где крупными хлопьями тихо падал снег. - Может, тоже куда-нибудь махнем, ну его этот прием?
        - Нет, у меня есть кое-какие планы.
        - Да? И какие?
        - На эти святки я занят.
        - И для Императора тьмы? - ехидно поинтересовался Ланцерис, явно желая знать, куда это собрался Глава Магнификантов.
        - И для него в первую очередь. Не думаю, что он пойдет за мной ТУДА, - многозначительно поведя бровью, ответил дем Гор.
        - Ты…
        - Я вернусь. Обещание, ты знаешь.
        - Но зачем же тебе ТУДА?
        - За НЕЙ.
        - Гор, не дури. Ты не сможешь вернуться, да еще и привести с собой кого-нибудь.
        - Я бы не смог, если бы у меня не было радуги.
        - А у тебя она откуда? Их давно не делают.
        - Вишенка подарила, - пробормотал Севем, надеясь, его не услышат.
        - Кто? - недовольно прищурив глаза, грозно уточнил хозяин кабинета.
        - Мадемуазель демро Нат.
        - Знаешь Севем, мне иногда кажется, ты глупеешь на глазах.
        - Объяснись, - вкрадчивым, обманчиво мягким голосом, попросил Севем, вглядываясь в глаза цвета хмурого моря.
        - Уверен, радугу она тебе дарила не для того, чтобы ты бегал на ту сторону неизвестно за чем.
        - И для чего же?
        - А для того, чтобы ты сам мог вернуться. С твоей-то работой. На сколько сторон ты работаешь? Две? Три?
        - Одну Ланцерис, одну.
        - Ну да, свою, - усмехнулся Солерон, понимая и заранее прощая все глупости.

«Вот и ты так думай», - проскочила мысль у Севема в голове.
        - Вот скажи, Гор: как так получилось, что мы стали простыми слугами?
        - Надеюсь это риторический вопрос? - усмехнулся Главный Защитник, бросив взгляд в окно, совершенно не желая отвечать на него - все еще больно вспоминать.
        - Ты невыносим, - возведя глаза к потолку, заметил блондин, словно его это раздражало.
        - Спасибо на добром слове. Я знаю.
        - Это констатация факта. Но ты мне так и не сказал, когда вернешься.
        - Марс, ты ведь знаешь, время там идет не так, как здесь. Может, через час, может, через год, но я не могу потерять такую возможность. Ты же знаешь, радуга долго не живет, если ее не подпитывать определенными положительными чувствами.
        - А точнее любовью, причем с большой буквы.
        - Да, поэтому я хочу успеть. Да и магия набирает большей силы именно в Йольские дни. Я этого ждал три месяца.
        - Лучше признайся, ты не хочешь из «Вишенки» делать новую Душу, - ехидно возразил Ланцерис, прослышав о предлагаемой кандидатуре на эту должность как Императора, так и Светоса.
        - А ты…
        - Гор, обижаешь. Я же не только стратег, но и информатор. Помнишь, - издевательски произнес он. - У каждого из нас по две специальности. Так вы с Душой решили. Один одаривает одной силой, другой - дополнительной.
        - Она - ребенок, Марс. Конечно же, не хочу.
        - Гор, ты хоть в себе разберись. Ты идешь на ту сторону, чтобы вернуть себе Душу, или уберечь мадемуазель демро Нат от кармы, заменить ее?
        - А если и это, и то?
        - Ты уверен, они помирятся? - саркастично протянул Ланцерис, подозрительно ухмыляясь, словно что-то знает, но специально не говорит.
        - С чего ты взял, будто они должны мириться? Да и с чем?
        - На эти вопросы ты сам должен найти ответы. Подумай над моими словами.
        - Ты не понимаешь. Если я хотя бы не попробую что-то изменить, то предам сердце.
        - Ты же ничего не мог сделать, или мог? - подозрительно посмотрев на гостя, спросил, словно подозревал в нечестности.
        - Я мог не служить Императору. Если бы я знал, чем оно обернется, ни за что не стал бы играть в эти игры.
        - Гроссмейстер, - хмыкнул Солерон, понимая, ничего нового не узнает.
        - Ладно, в любом случае ты знаешь, где я и прикроешь, если что.
        - Конечно, удачи тебе.
        Севем отправился к себе. Налив бокал кислого сока, сел в свое кресло у камина, закрыв глаза и начиная мысленно подготавливаться к ритуалу, да незаметно для себя и заснул.
        Проснулся очень поздно, солнце уже село, а все тело затекло и нещадно ныло. Быстро приняв душ, отправился в свою лабораторию, где решил проводить ритуал Возвращения.
        Освободив место, нарисовал гектограмму, снял с полки радугу и поставил в центре. Когда радуга медленно расползлась, заполняя схематический рисунок, нараспев начал читать заклинание на древнем языке, постепенно говоря все тише и тише, переходя на ментальный уровень.
        После первого этапа, увеличилась звезда, на которой стоял артефакт, а сама радуга переливалась, расползаясь на полу яркими насыщенными цветами. Потом семицветная дорога начала вздуваться и подниматься вверх, с удалением становясь невидимой. Осталось видимым только подножие в виде радужного ковра.
        Закончив читать заклинание, дем Гор ступил на радугу и тоже растворился в воздухе, оказываясь в совершенно незнакомом для него месте, где краски играли яркостью, постепенно изменяя свою раскраску.

«Здесь нужно выбрать правильный цвет, по которому идти», - смотря под ноги на размеченную дорогу, задумался.
        А больше и смотреть было не на что - вокруг темнота настолько плотная, что казалось, ее можно ощутить прикосновением.

«Но как? Об этом ничего не было написано в книге, а спросить не у кого.
        Куда идти?» - думал Севем, оглядываясь по сторонам в поисках правильного пути.
        Уже думая вернуться назад, обернулся, но в тот же момент почувствовал, радуга под ногами начала сжиматься до состояния тропинки.

«Отлично, теперь следующий вопрос: идти мне прямо?»
        Пролетел легкий ветерок, принося с собой музыку серебряных колокольчиков, и радуга побежала вперед, сверкая своими боками, все удлиняясь, а Севем пошел наверх, куда уводила дорожка.
        Шел он долго, и его перестала смущать темнота вокруг, и только яркая дорожка светилась, показывая направление. Вскоре стало постепенно светлеть, и Севем очутился среди облаков, а где-то вдали поднималось голубое солнце. Дорожка снова побежала вниз и, когда он спустился, по обеим сторонам рос черный непроходимый лес, чтобы выйти из которого, требовалось перейти через огромный хрустальный мост, переливающийся от лучей светящейся дороги.
        Не сходя с тропинки, он пошел дальше, а на выходе, где казалось, заканчивался лес, стояла высокая фигура старца с длинной белой бородой в серебристом одеянии и посохом в руке, покрытым руническими надписями.
        За ним начиналось какое-то поселение, но было очень плохо видно, что там, потому как фигура заслоняла собой проход, а остальной обзор закрывал мост. Посох казался не только антикварным, но и волшебным, живущим своей собственной жизнью, соединяя в себе все основные стихии. Огонь и вода змейками переплетались, создавая рукоять, а воздух играл с камнями, имитируя набалдашник. Даже время и волшебство ссыпалось магическими искрами, хороводы водя вокруг верхушки.
        - Здравствуй Севем, - поздоровался маг, опираясь на свой посох.
        - Добрый день, откуда вам известно мое имя? И кто вы?
        - Мне многое известно. И это не столь важно.
        - А что же важно?
        - Важна цель, преследуемая тобой.
        - Мне нужно туда, - Севем кивнул куда-то за спину старцу, сам не зная, что будет делать, перейдя мост.
        - Зачем?
        - Вернуть любимую.
        - Тебе нечего там делать, - нахмурив кустистые брови, бросил старец, пристукнув своим посохом.
        - Вы не понимаете, - Севем выхватил волшебный меч, желая как минимум вступить в бой.
        - Неужели ты думаешь, это поможет тебе? - хмыкнув заявил противник, и оружие обвилось вокруг запястья Защитника.
        - Но…
        - Твоя магия здесь бессильна, ты здесь пока чужой. Не пришло твое время.
        - Я…
        - Да, ты можешь лишь просить, и если я сочту нужным, то пропущу тебя.
        - Мерлин, я столько ждал не для того, чтобы меня остановил какой-то старикан с палкой, - возмутился дем Гор и хотел двинуться на фигуру, как наткнулся на невидимую преграду.
        - Вот, ты и знаешь мое имя, - усмехнулся тот, подшучивая, но стойкий в решении.
        - Мне очень нужно туда, - немного помолчав, попросил Севем в стремлении завершить начатое.
        Старец в пренебрежении закатил глаза к небу.
        - Не там ищешь, - снизошел до объяснений он, проговорив грозным голосом. - А теперь все. Иди. Ты и так здесь слишком долго.
        - Но…

«Может его обмануть?
        Стоп, он же сказал, я не там ищу. А где тогда нужно?»
        - Где искать?
        - Придет время - все поймешь.

«Но я все равно должен пройти туда».
        - А если я хочу освободить другого волшебника?
        - Кого? - спросил старец.
        - Цветалия Линкс или Цезария Солерон.

«В конце-то концов, в пророчестве говорилось именно о Цветалии, вот пусть и поможет утихомирить Императора».
        - Их тоже нет здесь.
        - А где?
        - Я сказал, придет время - узнаешь.
        - Моя мать? - наугад спросил Севем, не ожидая услышать какого-то другого ответа.
        - Она здесь есть, но я не думаю, будто тебе сейчас нужна она.
        - Но…
        - Я здесь именно для того, чтобы сохранить твое время, но если ты сейчас не вернешься, то мне придется тебя пропустить, ведь промедлив сейчас, ты потеряешь свою судьбу, и тогда точно нужно будет ее возвращать назад.
        - Вы можете говорить понятней?
        - Что же тут непонятного? Иди уже.
        Но дем Гор не собирался уходить и старец, поняв это, ударил посохом о землю, отправляя чужака назад при помощи своей магии.
        Открыв глаза, Главный Защитник понял, стоит посреди своей лаборатории, а голова болит так сильно, словно его вызвали несколько лет назад и если он промедлит еще хоть мгновение, то развалится, а его все равно затянет в портал.
        Обратив внимание, меч не совсем в том состоянии, котором должен работать, вернул его в первоначальный вид, и попробовал творить волшебство. Заклинания получались отменные, как всегда. Призвав теплый камзол, подошел к зеркалу и, слыша громкий скрежет активации, перенесся на ярмарку, а оттуда переправился порталом в тропический лес.
        Сосредоточившись на магии вызова, позволил затянуть себя, отправляясь к Императору тьмы.
        Падая на пол в поклоне, заметил, Император чем-то очень доволен, а кроме него самого в зале пребывала только Белладонна.
        - Как прогулка, Севем? - спросил Хозяин, гладя по одной из голов своего питомца.
        - Я ни с чем пришел, мой Император, - не поднимая головы, ответил дем Гор, ожидая порции, нового проклятия, но его не последовало.
        - В темном лесу был?
        - Да, мой Император, - отрапортовал Севем, не понимая, почему тот расспрашивает его.
        - Никого там не видел?
        - Только Мерлина. Он-то и не пустил меня в поселение.
        - Всегда знал, что он умен. Знаешь, Севем, если бы ты вошел в поселение, то не вернулся. Что тебе там понадобилось? Или ты решил устроить Йольский отпуск?

«Ты не знаешь, что у меня есть радуга? Молодец, Марс, всегда знал, на тебя можно положиться, ты никогда не подведешь.
        Пусть он думает, я рисковал своей жизнью… а вот ради чего?
        Думай, Севем, думай.
        Что предоставить ему, благодаря чему я останусь еще и в выигрыше?»
        Волшебник ничего не отвечал, ожидая сам не зная чего.

«Что-то не так. Почему он так весел и в виду моей неважной в последнее время активности, даже ни разу не снабдил меня экспериментальным заклинанием? А где его любимое проклятие, которое накладывает на всех и вся вместо приветствия?
        Что же могло произойти?» - теперь обеспокоено думал дем Гор, смотря в пол.
        - Встань, Севем. Я не люблю разговаривать, когда не вижу глаз.
        Он медленно поднялся, стараясь поставить свой самый сильный блок, чтобы Император не добрался до его обеспокоенных мыслей.
        - Севем, ты знаешь, какое сейчас число?
        - Нет, мой Император, - поколебавшись, ответил, задумавшись всего лишь на секунду.
        - Первое января. Тебя не было чуть больше недели, но ты был не очень нужен мне, поэтому я не буду тебя сейчас наказывать. Если же это повторится… - тот, задумавшись, остановился, давая понять, ничего хорошего из этого ждать не следует.
        - Я пытался выполнить Ваше поручение, - вставил Защитник, вспоминая, он все-таки хитрый алхимик.
        - Да? И какое же?
        - Возродить Магнификантов.
        - Ты знаешь, мадемуазель демро Нат сбежала из-под опеки маразматика Светоса? - спросил колдун, акцентируя внимание, не позволяя уйти от темы.

«Удивление. Я должен его сыграть.
        Так вытягиваем лицо, немного округляем глаза, выталкиваем соответствующие противоречивые чувства. Хорошо.
        А теперь ухмылка».
        - Вы уже знаете, где она.
        Не вопрос - утверждение.
        - Теперь поймать ее не составит никакого труда.

«Неужели ты ее нашел? А я думал, она в безопасности. И Шерри не вернул, и Вишенку не смог уберечь, - корил себя, жалея о походе в целом, оставаясь неудовлетворенным результатами. - Слишком долго не было меня».
        - Вот ты сейчас и займешься этим, а поможет тебе Белладонна.
        - Да, мой Император, - синхронно раздалось два голоса, объявляя готовность служить.

* * *
        Гости давно разошлись, и Лео уже успела прибраться в квартире. Конечно, ей помогал Зерка, но сама тоже много творила волшебства за сегодняшнее утро.
        - А мне полагается подарок? - потребовал Шумешер, подбегая к Лео, - Все ваше празднество я был незаметным и никого не напугал. Даже не поджег ничего.
        - Ладно, - согласилась, решив немного подбодрить огненного зверя, возможно, удастся его задобрить и, наконец, получить необходимое. - И что же ты хочешь на этот раз?
        - Я хочу таниклатых кузнечиков.
        - Каких? - переспросила, никогда не слыша о подобном, хоть и не очень хорошо знала мир насекомых.
        - Таниклатых. Это кузнечики в рыжих доспехах со вкусом изысканных специй - самые вкусные кузнечики на свете и являются самой лучшей приманкой для редкой волшебной рыбы. Кстати, некоторые волшебники их тоже едят, и это блюдо даже не требует приготовления.
        - И где же взять их?
        - Как, где? Конечно же, на краю ярмарки, на Феридонской набережной. Там многие ловят рыбу, пусть и река не слишком бурная, но со множеством горных порогов.
        - На ярмарку, так на ярмарку, все равно собиралась купить пару интересных и редких книг, - согласилась, делая вид, будто действительно собиралась отправиться на ярмарку. - Аврель, может, и ты хочешь что-нибудь на ярмарке?
        В ответ почтовый дракон лишь замурчал, выражая свою привязанность и любовь.
        - Думаю, он тебе не скажет, так как и сам может достать все, что захочет, кроме твоей ласки, привязанности и заботы, - ответил за Авреля Шумешер, отлично понимая не только чувства, но и желания ее второго питомца.
        Лео, не скрываясь, нарисовала портал на ярмарку, и пока тот наполнялся магией, покрепче обняла питомцев, когда полностью сформировался, ступила в него. Как предполагала, оказалась на площади Зеркал. Это единственное место, в котором неожиданное появление не казалось странным.
        Стало жарко - не ожидала увидеть на ярмарке позднюю весну и вспомнила, как первый раз появилась здесь. Погода стояла именно такой. На клумбе расцветали ландыши, окутывая своим запахом, словно волшебством источник. Повеял легкий ветер и послышался запах цветущего фруктового дерева.
        - Не подскажете, в какой стороне Феридонская набережная? - спросила у первого же проходящего волшебника, направляющегося за покупками.
        - Идите все время прямо, а когда дорога завернет за лавку, где разливают живой Эссесийский эль, ее вы сразу узнаете по золотистой вывеске, сотворенной из струи эля, пойдете туда и дальше никуда не сворачивайте.
        - Спасибо, - поблагодарила и побрела по указанному пути, рассматривая витрины, выставленные товары и свое отражение. Теплое пальто пришлось снять и перекинуть через плечо, а остальная одежда не очень походила на волшебную и Лео пообещала себе обязательно научиться наколдовывать ожидаемого вида одежду.
        Идти пришлось довольно долго и от мелькающей под ногами брусчатки рябило в глазах, а ноги начали уставать. Повеяло свежим бризом и стало понятным, они у цели.
        - Вон там, - воскликнул Шумешер, обращая внимание на себя и плоской головой указывая в нужном направлении.
        Проследив за его взглядом, увидела вереницу рыбаков и вдалеке яркое, выложенное красным кирпичом, строение.
        - Надо же, за столько лет ничего не изменилось, - убедительно восхитился Шумешер, в предвкушении облизываясь. - Пойдем быстрее, пожалуйста.
        Лео быстрым шагом направилась к указываемому строению, не желая заставлять огненного ящера ждать более. Хотелось хоть как-то возместить ему приятным за столь жестокое заключение и магическую привязку, держащую его на коротком поводке.
        Толкнув большую стеклянную дверь, знакомо звякнувшую колокольчиком, немного растерялась от обилия насекомых в аквариумах.
        - Могу ли я чем-то помочь? - вежливо предложила подбежавшая волшебница, по характерной форме в ней легко узнавалась работница магазина.
        - Раньше здесь был всего один вежливый парнишка, - устремился в воспоминания огненный ящер, видимо о чем-то жалея.
        - Мне, пожалуйста, кузнечиков. Кузнечиков в доспехах, - уточнила Лео, помня об особенной просьбе огненного ящера.
        - Таниклатых кузнечиков, - подсказал Шумешер, не допуская возможности купить ненужных насекомых.
        - Таниклатых кузнечиков, - повторила Лео, зная, кроме нее никто не слышит этого мифического волшебного зверя.
        - Тогда вам в отдел для особенного корма, - чуть шире улыбнулась волшебница и указала на зал слева, проход в который украшался голубыми лентами.
        - Спасибо, - Лео поблагодарила работницу магазина и прошла в указываемый зал.
        Тут в больших стеклянных закрытых аквариумах кишели разнообразные кузнечики. Встречались практически всех цветов радуги, но требовались оранжевые.
        - Нам туда, - снова направил ее Шумешер и Лео проследила за его взглядом. Ящер направлял вглубь зала, хоть оранжевые кузнечики и виднелись ближе к окну.
        - Ты не ошибаешься? - решила уточнить, возможно, у него испортилось зрение, раз помнит, каким был этот магазин раньше.
        - Да, точно. Там старые желтые Барбитные кузнечики. Я их по запаху различаю, а покупателям обычно все равно. Основная масса волшебников не видит разницы. Я думаю, ты как только увидишь настоящих, то уже не спутаешь.
        Лео направилась по указанному пути и подойдя к сравнительно мелкому аквариуму, где личинок поедали крупные с кровожадными выражениями рогатые кузнечики, от крыльев некоторых опадали редкие магические искры.
        - А почему от отдельных исходят магические вспышки, а от других нет?
        - Те, от которых вспышки исходят - настоящие, а остальные уже слишком старые и невкусные.
        - Вы что-то хотели? - полюбопытствовал молодой маг в такой же униформе, как была на встретившей их волшебнице.
        - Да, - приветливо улыбнулась Лео и указала на аквариум. - Мне, пожалуйста, девять кузнечиков отсюда.
        - Хорошо, - кивнул волшебник и начал набирать всех насекомых подряд.
        - А можно выбрать? - попросила, видя необходимых кузнечиков будет как минимум меньше половины.
        - Да, конечно, каких вам.
        Лео стала указывать на необходимых кузнечиков, периодически поглядывая на пританцовывающего от нетерпения огненного ящера. Расплатившись наличными орбату, случайно затерявшимися в сумке, забрала пакет с живыми кузнечиками и направилась на выход.
        - Ну дай же их мне, - прохныкал Шумешер, выпрашивая вожделенную вкуснятину.
        - Пойдем, - ровно позвала, пусть и хотелось рассмеяться от выражения мордочки питомца.
        Неподалеку стояла антикварная лавка с великолепным видом на реку и ярмарку. Присев и подозвав огненного питомца разместиться рядом с собой, не смотря положила возле него бумажный пакет с насекомыми, но отсутствие характерного хрустящего звука разрываемого пакета и неистового чавканья, отвлеклась от созерцания прекрасного вида.
        - Почему не ешь? - уточнила, желая узнать причину, почему ящер медлит.
        - Жду твоего разрешения, - облизнувшись, пояснил он, показывая свое нетерпение и огромнейшее желание попробовать кузнечиков.
        - Я же дала тебе пакет, - удивилась, не понимая его причин промедления.
        - Ты не сказала «ешь». Обычно, когда ты даешь мне еду, говоришь «вот, ешь».
        - Это что, ритуал такой?
        - Простыми словами - да. Без разрешения я не могу есть.
        - Какой ты послушный, - улыбнулась, восхищаясь его воспитанностью, терпеливостью и удивительной выдержкой. - Ешь.
        Тут же раздался характерный треск разрываемой плотной бумаги и довольное чавканье, сопровождаемое хрустом, будто поедал чипсы. Этот звук показался довольно аппетитным и Лео захотела есть, ощущая урчание в животе.
        - Как давно я так хорошо не ел, - в последний раз чавкнув, довольно облизнулся Шумешер.
        - И когда ты в последний раз ел этих кузнечиков?
        - Лет пятьсот назад.
        - А чем же тебя кормили до этого?
        - Кроме тебя меня никто не кормил, - сыто засыпая, поведал тот, греясь в лучах заходящего солнца.
        - Как это не кормил?
        - Я же - мифическое из высшей магии существо. Нам не нужна простая еда, мы питаемся магией, а поэтому и селимся неподалеку от источника.
        - Зачем же ты просил кузнечиков, да и никогда не отказывался от еды?
        - Так вкусно же, - еще раз облизнулся ящер и заснул или притворился, будто уснул, чтобы не беспокоили сытый организм.
        Хмыкнув, Лео аккуратно подхватила огненного питомца под животик и положила в карман пальто. Нарисовав портал, скрывая от посторонних глаз рисунок и эффекты, поставила заклинание, отвлекающее взгляды и переправилась в родительский дом.
        Уложив спящего зверя в своей комнате и поужинав, уже сидела на диване, разворачивая новогодний подарок от Драхема, который только что принес Аврель.

«Что же ты мне на этот раз подарил? На Йоль были опьяняющие ванильные духи с капелькой жасмина и соответствующим названием - Будь Роковой».
        Осторожно, сохраняя целостность развернула серебристую упаковку и увидела длинную тонкую коробочку, в которой лежал платиновый браслет очень тонкой ювелирной работы, а проверив его на заклинания, обнаружила, тот настроен на привлечение удачи в денежных делах.

«Вот молодец, я бы даже не додумалась купить себе такой», - пролетела нежная мысль, акцентируя внимание, о ней заботятся.
        Лео надела украшение на руку и стала любоваться игрой света в редких маленьких камушках в полоске на тонком запястье.
        В дверь позвонили, и проверив охранное заклинание, стало понятным, это пришел ее друг из института, поэтому, быстро свернув волшебную упаковку, отдала ее Аврелю, мысленно прося спрятать в сумке, с которой приехала домой.
        Открыв входную дверь, обнаружила, гость тоже пришел с подарком - Владимир держал в руках огромную коробку шоколадных конфет, а на полу стояла корзина с алыми розами.
        - Это все мне? - счастливо улыбнулась Лео, подумав, насколько сильно обожает розы, правда, чайные и крупные.
        - Конечно тебе, - в ответ улыбнулся тот, поднимая корзину с пола. - Я могу войти?
        - Да, - немного удивленным голосом пригласила, решив отогнать на задний план странную постановку вопроса.
        Случайно припомнилось, так среди волшебников спрашивают враги, перед тем, как войти под своды чужого дома с целью переговоров, но желанием причинить вред.

«Слишком много книг читаю», - подумала, откидывая неприятные мысли, но немного натянуто улыбаясь.
        - Я принес интересный фильм, посмотрим?
        - Конечно, - по спине пробежала дрожь предвкушения и Лео закрыла дверь на замок. - Раздевайся и иди, запусти его на кинотеатре, а я что-нибудь вкусненькое принесу.
        - У меня все с собой, - остановил ее, доставая из корзины с розами бутылку ее любимого вина.

«Вечер обещает быть приятным», - подумала, чувствуя, как зажигаются у него глаза, когда взгляд опустился на ее полупрозрачную блузку, под которой скрывался белый кружевной бюстгальтер, и немного съехавшие с бедер джинсы, которые не мешало бы подтянуть.
        - Хорошо, я возьму бокалы, - в ожидании игры, весело ответила, делая вид, ничего не замечает.
        Захватив розы на кухню, пока гость не мог видеть, наколдовала огромную вазу и, наполнив ее водой, поставила чудесно пахнущие цветы, но не успела и расправить их, как сразу же начали вянуть.

«Да что же это?»
        Когда вернулась с двумя хрустальными бокалами и штопором, фильм только загружался и, сев рядом с Парлеоном на диван, отдала инструмент ему.
        Вино оказалось, как всегда, опьяняюще вкусным и некрепким, и Лео, закрыв глаза, стала перекатывать напиток во рту, но быстро проглотила жидкость, когда ощутила на своих губах поцелуй. Она передернула плечами от неприятной мысли, это - не Севем, и ей стало грустно - захотелось выгнать гостя вон.
        - У меня есть для тебя еще один подарок, - хрипло произнес он, доставая из кармана золотое колье с небольшими изумрудами и, снова поцеловав ее в губы, застегнул украшение у нее на шее.
        Тут Лео почувствовала, как после раздавшегося очень тихого щелчка по украшению словно пробежала магическая волна, от чего золото слегка завибрировало.

«Волшебное колье? - удивилась, пытаясь быстро сообразить причины и следствия произошедшего. - Он же не волшебник?»
        Парлеон уже начал снимать с нее блузку, покрывая ее шею и ключицы влажными и неприятными поцелуями, от чего стало совсем противно.
        Она не чувствовала нежности, тепла, лишь невыносимую ненависть и жажду обладания, и это оставляло ментальный черный скользкий след на ее коже.
        Ей стало гадко.

«Нет!» - задыхаясь, хотела сказать, почувствовав, ей это все не нравится, но тело само выгнулось дугой, невольно подставляясь под поцелуи.
        - Молодец, Лео. Я знал, ты мне не откажешь, - ухмыляясь, прошептал парень, посмотрев ей в лицо.

«Перестань, ты мне отвратителен».
        Но голос выдал совсем не протест.

«Что же это такое?» - из ее глаз полились слезы бессилия.
        - Теперь ты будешь носить его всегда, пока я сам не сниму, - продолжал шептать тот, покусывая мочку ее уха. - Да. Вот так, - скинув ее блузку на пол, сказал, проведя рукой по ее животу. По коже распространилась неприятная дрожь, словно провели чем-то слизким, а по спине побежал холодок.

«Нет. Севем! - мысленно позвала на помощь, но отлично знала, никто не придет. - Сама сбежала из Крепости, а тут… - думала, чувствуя, как чужие пальцы, беспардонно расстегивают ее джинсы».
        - Ты уже развлекалась с парнями? - хрипло спросил он, другой рукой расстегивая свою ширинку, которая тоже была на мелких пуговицах, что не могло не радовать - время идет, а Лео пыталась скинуть с себя это заклинание.

«Какой ужас, он сейчас воспользуется мной, а я и рада буду».
        Клеопатра молчала.

«Что же делать? Руки не слушаются, выполняя только то, что распаляет его еще больше».
        - Ах, да. Забыл. Отвечай, - властно приказал, требуя незамедлительный ответ.

«Если скажу да, то не оставит меня в покое».
        - Правду говори, - встряхнув ее за плечи, начал рычать он.

«Сейчас скажу, не обрадуешься».
        - Нет, - со стоном отвращения сорвалось слово.
        - Значит, я буду первым.

«Но как такое может быть? Я же не говорила правду, хотя магия ожерелья заставляет меня это делать.
        Неужели то, что было с Севемом, мне приснилось?
        Ну да, конечно. Ощущения были реальными, и чувства тоже были не мифическими», - скептически подумала, теряясь в догадках, что можно сделать и как выпутаться из всего этого.
        - Тебе нравится? - проведя ее рукой по своим джинсам, спросил.
        Притиснув ее руку крепче, он повторил движение, испустив стон.
        - Я мечтал о тебе еще с начала второго курса, - сквозь следующий хриплый выдох проговорил, зубами пытаясь расстегнуть джинсы на ней, так как руки уже были заняты. - А ты все хвостом вертела.

«Я должна как-то снять это колье».
        Лео сконцентрировалась и ударила магической волной по ожерелью, но ничего не произошло. Хотела поднять руку, чтобы самой расстегнуть застежку, но золото обожгло пальчики, не подчинившись.
        - Даже не пытайся, - страстно прошептал Парлеон, радуясь возможности беспрепятственного доступа к ее губам. - Продавец в лавке сказал, ты исполнишь все, что я пожелаю, а я не желаю, чтобы эта вещица с тебя упала. Лучше помоги мне. Снимай джинсы.
        Рука медленно потянулась к пуговицам ширинки.

«Нет, я не буду этого делать», - приказала Клеопатра себе, вцепившись в рубашку юноши.
        Хоть руки и не слушались и ощущались ватными, в ткань вцепились очень крепко - чуть ли не намертво.
        - Я сказал, помоги мне! - прорычал он, отнимая свои руки от пуговиц, и пытаясь отцепить ее от своей рубашки.
        Лео почувствовала, как ее охранную систему пытаются взломать и, прислушавшись, уловила магию Севема дем Гор.

«Спасибо тебе, Севем», - подумала, снимая охрану и открывая дверь, с тем ожидая спасения.
        Так как Парлеон этого не слышал, продолжая нависать над ней, Лео из последних сил держалась, ожидая, Севем вот-вот спасет ее. Извернувшись, он освободился от рубашки и снова потянулся к ее джинсам, желая снять их полностью, но в следующий момент его с непонятным черным вихрем сдуло с дивана.
        Повернувшись в ту сторону, Лео увидела, как Севем коленом прижимает к полу юного колдуна. Такой ярости на лице Искусника не наблюдала даже тогда, когда случайно попалась в его кабинете.
        - Вы еще подеритесь за девчонку, - с отвращением бросила темноволосая женщина, заходя в комнату.

«ЧТО? А это еще кто такая?» - мысленно возмутилась Лео, тяжело дыша, но непослушными руками натягивая джинсы обратно на бедра.
        - Белладонна, - прохрипел Парлеон, так как Севем, не чувствуя ничего, кроме своей злости, душил его.

«Белладонна? Она чем-то неуловимо похожа на Сирсилиса, хотя магией тянет такой, как от Ланцериса.
        Белладонна? Она разве не темная колдунья? Севем, ты хочешь сдать меня колдунам - жнецам? Ты привел ее сюда.
        Ты предал меня. Я не могу в это поверить».
        Слезы полились с новой силой, а с ними уходили все чувства, повергая ее в какую-то несвойственную апатию.

«Борись, - услышала голос Севема в своей голове. - Это все Ожерелье Подчинения. Сопротивляйся. Не позволяй ему поглотить твою сущность».

«А смысл? Теперь мне все равно».

«Но мне абсолютно не все равно. Я обязательно вытащу тебя из этого всего, только не позволяй делать из себя бездушную куклу!»
        - Севем, - снова прохрипел Владимир, прося пощады.
        - Действительно, Севем, не хочешь же ты его убить, - промурлыкала колдунья, флиртуя, хоть и пребывала на задании.
        Главный Защитник Крепости нехотя отпустил свою жертву, пытаясь взять эмоции под контроль и продолжая мысленно просить Клеопатру не поддаваться заклятию.
        - Молодец, Парлеон. Император очень доволен тобой, - похвалила брюнетка, пока Владимир приводил себя в порядок. - Ты хорошо поработал. Не только нашел ее, но и обезвредил. Даже сопротивляться не будет.
        - Вы, может, выйдете? - спросил тот, бросая неоднозначные взгляды на сидящую на диване Лео, практически оголенную до пояса.
        - Это еще зачем? - обманчиво любезным голосом поинтересовался Севем, хотя все отлично понимал, но с тем тянул время.
        - Я хочу с ней немного поиграть, - многозначительно посмотрев на волшебника, ответил Парлеон, безуспешно подавляя мерзкую усмешку.
        - В детском саду будешь играть, - гневно прошипел дем Гор, снова двинувшись на Парлеона, желая пусть и таким способом, но вывести его из игры.
        - Отвали, дем Гор, все равно Император обещал ее мне, - усмехнулся тот, не тая ни своих желаний, ни информации.
        В голове Лео словно что-то щелкнуло.

«Что? Ты тоже темный… колдун, а руководит ими какой-то Император?» - удивилась, мысленно начиная складывать имеющиеся факты.
        Посмотрев еще раз на своего бывшего однокурсника, Лео увидела безобразную черноту, окружавшую его голову, словно диадема, а переведя взгляд на всех остальных присутствовавших в комнате, обратила внимание, эта чернота почти полностью поглотила колдунью и создавалось чувство, эта тьма куда-то затягивает ту, над которой зависла.

«Севем не предавал меня».
        Волна облегчения захлестнула ее и, поднявшись с дивана, Лео с кошачьей грацией направилась к своему бывшему другу. Подойдя вплотную к нему, поцеловала его в шею - выше достать не могла в виду его роста, но и этого оказалось достаточно.
        - Ты самый желанный, - не обращая ни на кого внимания, страстно прошептала, желая сбить Владимира с толку или до потери здравого смысла.
        Обвив руками его шею, потянулась к подбородку и, оставив там поцелуй, стала спускаться ниже.
        - Я сделаю все, что ты захочешь, - снова прошептала, погладив его напряженную грудную клетку, и многозначительно прильнула к его полуобнаженному торсу, нежно проводя ладошками по упругим мышцам.

«ЧТО ТЫ ДЕЛАЕШЬ?!» - раздался в ее голове крик, от которого Лео непроизвольно поморщилась, но опасаясь, Вова, наблюдающий за ней, не так ее поймет, капризно сказала:
        - Ты не хочешь меня, но я сделаю так, что тебе понравится.
        Она погладила его бока руками, спускаясь все ниже, и стала целовать грудь, потом живот. Облизав квадратик пресса, присела продолжая целовать его кожу - то мягко покусывая, то едва касаясь губами, невольно пропуская магию, но чувствуя, как из-за нее у того все сильнее кружится голова, а контроль над своими действиями полностью покидает.
        Парлеон, закрыв глаза от нахлынувшего наслаждения, перестал воспринимать окружающий мир, и Лео, заведя его руку к себе за шею, с легкостью расстегнула застежку ожерелья его же пальцами. Ведь в этот момент он желал только продолжения и мысленно умоляя не останавливаться, а она не собиралась этого делать, пока не снимет оковы.
        Не успело украшение с глухим стуком упасть, как Лео, активировав аварийный портал, не надеясь на его моментальное срабатывание, переместилась на кухню, восстанавливая охрану дома, которая в следующий миг выбросила чужаков из квартиры прямо на улицу.
        - Аврель, моя сумка, - начала говорить короткими приказами, а наколдовывая себе кофту, одела ее. - Зерка, наведешь здесь порядок и отправишься за мной.
        Схватив своего питомца с вещами и закрыв на ключ двери, чем сильнее усилила защиту, нарисовала еще один портал, перемещение по которому невозможно было отследить.
        Пока магия портала, сосредотачиваясь вокруг нее, осмотрела полностью прибранную гостиную, уловила, как за дверью появились вспышки перемещения и, растворяясь в портале, услышала вкрадчивый голос Севема:
        - Внутри никого уже нет. Доигрался, щенок?!
        Лео очутилась в огромном холле какого-то замка. Над головой висела хрустальная люстра, переливаясь всеми цветами радуги, а на стенах - множество портретов - фамильных на вид, так как большая часть людей были неуловимо похожи.

«И куда это я попала?»
        - Госпожа дома, госпожа дома, - со всех углов зашептали голоса, и перед ней столпилось большое количество слуг, чем-то отдаленно похожих на Зерка, а впереди всех стоял он сам.

«Так. Куда я рисовала портал?» - стала вспоминать пиктограмму заклинания и место назначения.
        - Мерлин, - прошептала, запоздало испугавшись. - Да меня могло расплющить, ведь я рисовала портал домой, без точного указания места.
        И только сейчас обратила внимание на притихшую толпу слуг.
        - Госпожа сама нашла дорогу домой…
        - Госпожа, вы устали… - почувствовав ее взгляд, начали наперебой говорить они.
        - Мы приготовим вам ванную…
        - Мы постелем в вашей любимой комнате…
        - Мы сделаем вам расслабляющий массаж…
        - Мы…
        - Тихо, - негромко попросила, но ее услышали и мгновенно замолчали. - Кто вы?
        - Мы - Ваши слуги, - степенно ответил за всех Зерка, а все остальные активно закивали. - И это Ваш дом, но к сожалению, вы можете задержаться здесь не дольше, чем до вечера.
        - Почему я не могу остаться, если это мой дом?
        - Вся проблема в том, что ваша магия еще не окрепла, а замок вытягивает ее из хозяина, чтобы защитить себя, так как очень долгое время был без подпитки.
        - Как?
        - Когда Вы были здесь в прошлый раз, замок отдал вам всю резервную энергию на восстановление здоровья, сейчас же он сам нуждается в пополнении энергии, поэтому когда Вы заснете, он возьмет недостающую ему силу.
        - Тут, пожалуйста, пойдем в лес, - прерывая рассказ слуги попросил Шумешер, от оживления кончик его хвоста запылал огнем, рисуя фигуры в воздухе от резких взмахов.
        - Ладно, идем, - согласилась, не желая так быстро покидать замок, желая хоть немного его осмотреть.
        Решив подхватить его, не желая идти медленно, удивленно воскликнула, ящер побежал вперед со скоростью молнии, мгновенно преодолевая максимально допустимое магическим поводком расстояние. Поспешив вслед на выход, восхитилась чутью этого зверя, как легко он находил дорогу. Выйдя на улицу, вдалеке у кромки леса разглядела нескольких таких же огненных зверьков, беспрерывно машущих полыхающими хвостами, создавая непрерывную огненную полосу.
        - Это твои сородичи? - осведомилась, не желая показывать сильной заинтересованности.
        - Это моя семья, - посмотрев на нее, ответил Шумешер, а из его глаз покатились огненные слезки. Мордочки других его сородичей запылали подобными яркими оранжевыми узорами. - В центре моя жена Лизанна, справа старшая дочь Гаспа, двое чуть помельче Изион и Накин, крайний - Астер, а самый мелкий Димнон. Пожалуйста, сними ошейник.
        - А ты не убежишь? - понимая его желания, уточнила, но и так уже знала ответ.
        - Я не видел их уже более пятисот лет, - не соглашаясь и не отрицая ответил, видимо, не желая ее обманывать.
        - Ясно, - Лео присела на корточки возле него и пальчиками покрутила ошейник, но тот имел довольно видимый замок и легко расстегнулся.
        - Я СВОБОДЕН!!! - воскликнул Шумешер, выпрыгивая из замкнутого ошейника как только магический замок щелкнул.
        - Да, какая я умница - упустила мифическое существо, - смотря на зажигающийся огнем ошейник и пока не опалила руки, бросила его на землю, наблюдая за маленьким костром.
        Пробежав по земле и, поднявшись по плащу Клеопатры, оказался у нее в ладони, на которой оставалось кольцо от магического поводка.
        Когда она снова перевела взгляд туда, где еще недавно были зверьки, их уже не было на прежнем месте.

«Очаровательно, - пронеслась мысль у нее в голове. - Это то, что останавливает время? Или нет?»
        Погорев еще несколько секунд, язычок пламени остановился в своем движении и превратился в платиновый медальон. Лео подобрала веточку с земли и очень сильно сосредоточившись, стала рисовать формулу превращения и приготовленная веточка превратилась в длинную, но тонкую зеленовато-желтую цепочку с маленькими изумительно сверкающими по всему периметру слегка фиолетовыми камешками, а повесив на цепочку кулон, спрятала во внутренний карман. Не зная получились ли камни и металл настоящими, но украшение оказалось довольно красивым и точно волшебным, так как в формулу было приплетено заклинание поиска и удачи. Постояв еще немного, вглядываясь в тени деревьев на предмет движения, направилась в замок. Ей предстояло еще разобраться с кулоном.
        - А сила замка не восстанавливается сама по себе? Я могу присесть? - вернувшись в галерею, в которой появилась, спросила, чувствуя, ноги ее подкашиваются от пережитого эмоционального потрясения.
        - Да, госпожа…
        - Конечно госпожа… - засуетились слуги, по-видимому не только выполнять ее просьбу, но и в желании услужить сделать несколько заманчивых предложений.
        - Подождите, не разбегайтесь, - попросила, присаживаясь в заботливо подставленное удобное кресло. - Давайте знакомиться. Начинаем с самых нижних слоев. Выходите на середину, представляетесь и рассказываете профессиональные обязанности.
        Слуги начали представляться, а волшебница слушала, запоминая все, потягивая горячий шоколад, принесенный одним из отчитавшихся работников.
        - Я Зерка - главный слуга. В мои обязанности входит забота о неукоснительном выполнении всех приказов. Все должно быть сделано идеально и беспрекословно, должен помогать во всем, что в моих силах, заботиться о Вашем здоровье. И я настоятельно рекомендую вам вернуться в Крепость до полуночи.
        На улице давно стемнело, пока Лео знакомилась со всеми, слушала доклады и наслаждалась напитком. Постепенно все четче ощущая, как ее чувствительность обостряется, из-за чего начинает слышать защищенные особой магией мысли волшебных созданий, решила все же внять словам Зерка.
        - Да, - не вставая с кресла, нарисовала портал в свою спальню в Крепости. - Я уже иду, - когда портал наполнился магией, кивнув проговорила, а передвинув ногу на рисунок, в следующее мгновение, растворилась в воздухе, покидая свой замок - теперь она точно это знала.
        Очутившись в комнате, упала на кровать совершенно обессиленной и сразу погрузилась в глубокий сон без сновидений.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к