Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Горохов Артём: " Герой Поневоле " - читать онлайн

Сохранить .
Герой поневоле Артём Андреевич Горохов
        Черные и Белые ангелы ведут извечную борьбу за судьбу Земли в то время, как теневое правительство жаждет заполучить инопланетное оружие для установления безраздельной власти. Российские спецслужбы обязаны отыскать сбитый во время войны НЛО, чтобы суметь хоть что-то противопоставить этим коварным планам, ведь на помощь красоток из тайного общества «Врил» рассчитывать не приходится. По воле случая втянутым в круговорот событий оказывается простой экспедитор Глеб Таран. Причем до этого он уже успел умереть…
        Артем Горохов
        Герой поневоле
        
* * *
        Глава 1. Нуар
        Если бы капитану полиции Вадиму Сергеевичу Нечаеву был знаком этот термин, он непременно использовал бы его для определения сегодняшнего вечера. Нечаев сидел в темном кабинете в райотделе Заречное и думал. В окошко стучали крупные капли дождя. На улице было совсем темно, так что в свете старой настольной лампы виднелись только подрагивающие капли на окне.
        Это определенно нуар, когда обходишь все бары в районе в поисках двух наркоманов, вырвавших на улице сумку из рук очень старой и очень вредной бабульки, а потом приходишь в отделение в надежде, что на сегодня это уже все, получаешь нагоняй от начальника и новое дело на стол.
        Нечаева дома ждали жена Людмила и дочка Алина, но теперь он опоздал на семейный ужин. Так уж завелось у них дома: если кто-то не поспевает к восьми часам вечера, то садятся ужинать без опоздуна. Вадим сам придумал это правило, когда его младший брат Сергей, который имел обыкновение не приходить вовремя, жил с ними вместе. Так что винить было некого. В 20:30 должен был начаться матч, где товарищескую встречу проводил Ростов, но теперь настроение было таким, что домой торопиться не хотелось. Была бы поблизости нормальная харчевня, так матч можно было бы посмотреть вместе с дежурным.
        Вадим шагал по темному кабинету, обходя столы и стулья, и то и дело бросал гневные взгляды на дело, которое лежало в желтом круге света, аккурат под лампой. Мерзкое дело. Худое и нудное, как и все дела о пропавших людях. Заявление на страницу и постановление о возбуждении, да еще фотография и копия паспорта пропавшего.
        «Каждый день теряются тысячи людей! - думал Нечаев. - Но ведь большинство из них скоро объявляются! Черт бы их всех побрал! Запил, загулял, сбежал от жены, от детей, от работы, отправился в кругосветное путешествие, задолжал - вот основной перечень причин, по которым люди уходят из дома. Но в итоге-то все заканчивается хорошо! Почти всегда…»
        Он вздохнул, стянул форменный галстук на резинке, достал сигареты и закурил. Это была апатия. Он пускал дым в свет лампы и смотрел, как его клубы переворачиваются в воздухе и снова улетают в темноту. Нет, в такой мерзкий вечер определенно нельзя работать. Вадим принял решение, быстро встал, подошел к книжному шкафу, протянул руку и вытащил из-за книг на верхней полке бутылку коньяка, в которой оставалось на дне «несколько капель». Это его бывший одногруппник Степашин проставлялся, когда получил майора. Вадим налил коньяка в чашку и осушил ее одним хорошим глотком.
        В это время темный тихий кабинет наполнился раздражающим дребезжанием телефона. Старый дисковый аппарат грязно-желтого цвета прямо-таки разрывался. От неожиданности Нечаев поперхнулся и закашлялся. С ненавистью поднял трубку и не своим голосом сказал:
        - Капитан Нечаев, слушаю.
        - Капитан, это подполковник Лесков, - послышалось в трубке.
        Вадим помнил этого Лескова. Он был начальником какого-то отдела в УУР в центре. Иван Иванович был мужик резкий, но компанейский, да к тому же настоящий профессионал.
        - Да, Иван Иванович! - приветствовал его Нечаев. - Чем могу?
        - Это у тебя пропавший? - перешел к делу Лесков.
        Вадим чертыхнулся про себя. Если тут у угрозыска какой-то пожар из-за этого пропавшего, то явно будет с ним геморрой один.
        - У меня, - вздохнул он обреченно.
        - Повезло тебе! - хихикнул Лесков. - Нашелся твой старикашка!
        Вадим пожалел, что успел накатить. Теперь, возможно, придется ехать на место, общаться там с людьми. Один нуар!
        - Как старикашка? - переспросил он машинально. - Где?
        - В болоте за трассой, на шестом километре твой Валерий Кузьмич плавает.
        Вадим, не кладя трубки, сделал несколько больших шагов к своему столу и быстро открыл дело.
        - У меня тут Глеб Таран пропал, двадцати восьми лет от роду! - радостно прокричал он. - Так что там, Иван Иванович, не мой клиент!
        - Тьфу ты! - рассердился Лесков. - Черт-те что у вас там творится! Бывай!
        Он резко бросил трубку, а Нечаев блаженно улыбнулся. Он бросил взгляд на фото крепкого паренька с длинными черными волосами и волевым лицом, закрыл дело, выключил свет и поспешил с работы, чтобы сегодня никто и нигде не мог его потревожить.
        Иван Иванович Лесков накинул плащ и выскочил под холодный дождь, который зарядил еще с утра и не собирался прекращаться. Он вприпрыжку добежал до своей «приоры» и рванул с места. Его совсем не заботило то, что приходится ехать ночью неизвестно куда, чтобы осмотреть место, где был найден труп некоего Ковтуна Валерия Кузьмича 1951 года рождения. Он успел найти материалы на покойника, которым теперь интересовались из Москвы.
        Валерий Кузьмич был коренным москвичом, кандидатом философских наук, известным уфологом. Открыл собственное Общество контактов третьего вида и всецело посвятил себя тому, что колесил по просторам России и ближнего зарубежья, исследуя сигналы очевидцев, которые якобы видели НЛО, или даже контактировали с пришельцами, или, более того, были ими похищены. Семья Ковтуна привыкла к его длительным «командировкам» и забила тревогу только тогда, когда Кузьмич не вышел на связь спустя неделю после отъезда.
        Размышляя о странностях людей, Лесков выехал за город и, проехав шесть километров по трассе, нашел в кромешной тьме съезд на раскисшую грунтовку, которая вела к болотам. Дворники бешено плясали по стеклу, разметая потоки дождя. Иван Иванович остановился, выключил фары и, открыв дверь, встал на порог машины, чтобы можно было видеть подальше. Во тьме заметил вдалеке свет и копошащихся людей.
        В свете фар ходило пять человек: дежурный следователь, эксперт, офицер из МЧС, молодой стажер и водитель труповозки. Лесков глубоко вздохнул и закурил. Если труп находился в болоте всю эту неделю, то зрелище должно было быть не из приятных. Да, впрочем, любой труп - это так себе зрелище. Попыхивая сигаретой, Лесков поздоровался со всеми за руку. Собравшиеся на берегу встретили его не очень дружелюбно. Они все давно укатили бы отсюда, если бы не пришлось его ждать.
        - Как дела? Кто обнаружил? - приветливо начал Лесков.
        - Вон он сидит в своей машине, - бросил следователь по фамилии Синицын.
        Неподалеку в уазике сидел усатый мужчина лет пятидесяти, одетый в камуфляж.
        - Я уже десять раз все рассказывал, - возмутился он, расточая запах перегара на весь салон своей машины.
        - А вот это зря, Геннадий! - подначивал его Иван Иванович.
        Рыбак вспыхнул.
        - У меня нервы не железные! - заканючил он. - Это вы каждый день таких вылавливаете, а я на рыбе больше специализируюсь. Вот и выпил, чтобы нервы не шалили.
        - А… - протянул равнодушно Лесков, - я про то говорю, что зря десять раз все рассказывали им. Можно было один раз мне рассказать, и все.
        Геннадий заткнулся и засопел.
        - Приехал я, значит, вечерком, чтобы сеть проверить. Ставлю там на протоке. Мелочь одна выходит, конечно, но чего жаловаться? В лодке подплыл вон к тем камышам, - он неопределенно махнул рукой, - стал вынимать сеть, а она не идет. Думаю, зацепилась за что-то! Стал сильнее тащить, а там со дна он всплывает! - Говоря это, Геннадий так разнервничался, что чуть не заплакал.
        - Ага, а потом?
        - Что потом? Бросил все, на берег быстрее и звонить всем.
        - Ясно. Вы были один?
        - Один, - грустно подтвердил рыбак.
        - Знакомы с умершим?
        - Я? - неожиданно пронзительно пискнул массивный рыбак.
        Иван Иванович даже рассмеялся:
        - Ну не я же!
        - Первый раз вижу! Лучше бы не видеть его вовсе! А почему вы ничего не записываете?
        - А что записывать? Вы сейчас в состоянии опьянения. Показания ваши не могу взять. Так, беседуем, чтобы, так сказать, по горячим следам.
        - Тьфу ты!
        Лесков снова вышел под дождь и пошел по мокрой траве к самому берегу, где все еще лежал труп.
        - Сейчас точно не скажу, но, по всей видимости, задушен, а потом сброшен в болото со шлакоблоками на ногах, - «обрадовал» его эксперт.
        - Значит, не несчастный случай… - серьезно проговорил Лесков.
        Эксперт улыбнулся.
        - Документы, деньги, ценности - все при нем.
        - Больше свидетелей нет?
        - Никого, - подтвердил стоявший рядом Синицын. - Место здесь глухое. Если бы не этот, то и вовсе не нашли бы Валерия Кузьмича нашего.
        - Ну, когда там? - недовольно пробурчал санитар морга.
        - Забирай, забирай, голубчик! - неожиданно мягко ответил Лесков.
        Они стояли возле машин, в свете фар которых на землю падали холодные капли осеннего дождя. Водитель и санитар упаковали труп в черный пакет и с трудом погрузили в машину.
        - Ну что ж, господа офицеры и все остальные, - подытожил Лесков. - Завтра жду документы по делу, заключение о вскрытии и этого рыбака у себя тоже. Трезвого и вменяемого. Разойтись.
        Это было сказано ровно таким тоном, чтобы никого не задеть. Работа как работа.
        «А дело-то дрянь!» - подумал Иван Иванович, садясь в свою машину и рассматривая промокшие насквозь и заляпанные грязью туфли.
        Он выруливал из проселка первым и поэтому первым наткнулся на черный джип БМВ, который стоял на обочине. Машина оказалась в свете фар «приоры». На водительском сиденье сидел мужчина, прикрывший рукой глаза от слепящего света. Рядом с ним показалась голова с всклокоченными волосами. Иван Иванович остановился и задумался, что это за парочка? Уж больно неподходящее место даже для укромного свидания. Он глянул на номер, и в этот же миг БМВ взвизгнул колесами и, рыча мотором, унесся в темноту. Лесков спокойно достал блокнот и записал номер машины.
        Из разговора с теперь уже вдовой Ковтуна стало ясно, что приехал он в эту глушь, чтобы встретиться с человеком, который утверждал, что нашел в лесу инопланетный летательный аппарат. Иван Иванович даже хмыкнул, когда услышал такое.
        - И что, Валерий Кузьмич поверил в это?
        Женщина всхлипывала после каждого слова.
        - Ну а что? Он уже много лет так ездит.
        - А кто был этот человек? - спросил Лесков, постукивая резинкой на карандаше по клетчатой странице блокнота.
        - Валера и сам не знал. Он должен был позвонить ему, когда приедет в город. Кажется, он был каким-то черным копателем. Он обещал передать Валере деталь от этого корабля.
        «Бред какой-то», - подумал про себя Лесков.
        - Хорошо, спасибо вам большое, Светлана Александровна, с вами еще побеседуют мои московские коллеги. Если вы что-то вспомните, то, пожалуйста, сообщите мне немедленно. Даже мелочь может быть очень важна при нашей работе.
        - Вы… Вы их найдете? - всхлипнула она в трубку.
        - Непременно.
        На такие вопросы Иван Иванович всегда отвечал одинаково, но он и всегда был уверен на все сто, что найдет убийц.
        Положив трубку, Лесков задумался. Выходило, что Ковтуну позвонил некий непредставившийся копатель, который, обследуя окрестные леса, наткнулся на нечто неопознанное, что он принял за корабль пришельцев. Он захватил деталь от этого устройства и обещал передать ее Ковтуну, а заодно показать место, где находится этот НЛО. Ковтун срывается сюда, даже не задумываясь. При этом в городе у него нет ни родных, ни знакомых. По всей видимости, этот таинственный копатель должен был встречать уфолога на вокзале. На первый взгляд, никакой связи между копателем и Ковтуном, кроме НЛО, быть не могло. Даже такой опытный сыщик, как Лесков, не видел здесь логики. Пожалуй, единственной ниточкой мог служить контакт с черным копателем. Но опять же, это был человек, которого даже сам Ковтун никогда не видел.
        Иван Иванович пристально рассматривал личные вещи уфолога. Ничего особенного: бумажник с деньгами, дорогие складные очки в футляре, дорогая перьевая ручка Parker и небольшая записная книжка. Еще был мобильный телефон, над которым трудились эксперты. Он слишком долго пробыл в воде, и из него навряд ли удастся получить какую-то информацию. Оставалась только промокшая насквозь маленькая записная книжка и блестящий металлический брусок размером с маркер. Книжку следовало хорошенько высушить, а потом постараться разобраться в расплывшихся чернильных кляксах, но время не терпело, и Лесков положил книжку в толстом целлофановом пакете и брусок к себе в борсетку.
        Лавируя по узким улочкам, словно заправский стрит-рейсер, Лесков не переставая думал о деле. Нужно было пробить по базе данных этот джип, нужно искать тех, кто может вывести на черных копателей. Не мешало бы и с московскими коллегами переговорить. Вполне возможно, что все следы ведут туда.
        Подполковник припарковал свою «приору» довольно далеко от дома. Ничего не поделаешь. Отсутствие пустых мест - это бич наших дворов. Он вздохнул, пикнул сигнализацией и, сделав несколько шагов в направлении своего дома, остановился.
        Иван Иванович просто спиной почувствовал опасность. Он торопливо направился к дому по неосвещенной дорожке вдоль детской площадки. Сыщик еще не знал, что вызвало у него это чувство тревоги. Он попытался вспомнить, что видел, въезжая на стоянку. Точно! Прямо у въезда стоял черный БМВ с теми же или очень похожими номерами, которые он видел тогда возле болота.
        Если это действительно та машина, если эти люди замешаны в убийстве Ковтуна и, наконец, если они следят за ним, за Лесковым, то возвращаться сейчас на стоянку ни в коем случае нельзя. Иван Иванович решил, что не будет пользоваться лифтом и утром проверит свою машину, прежде чем ехать на работу. Сейчас бы очень кстати пришелся пистолет. Полицейский взял свою небольшую сумочку в левую руку, чтобы правая на всякий случай была свободной. Так было бы легче защищаться в случае внезапного нападения.
        Он с опаской вошел в темный проходной подъезд, огляделся. Здесь было тихо. Подозрительно тихо. Лесков сделал несколько шагов по ступенькам лестницы и вдруг замер. Кто-то наверху вызвал лифт. В этом не было ничего странного, если бы не странный звук на площадке выше. Там определенно кто-то был. Иван Иванович прислушался и стал медленно спускаться вниз. Он еще не знал, что будет делать, но был уверен, что пешком идти наверх не следует. Конечно, лучшим вариантом было бы вернуться на работу, но это было каким-то трусливым шагом.
        На площадке между этажами действительно был человек. Услышав шаги Ивана Ивановича, он опустил на лицо черную вязаную шапку с прорезями для глаз и поднял пистолет. Услышав, что Лесков замер, убийца осторожно выглянул из-за перил и тут же встретился глазами со своей жертвой.
        Иван Иванович живо развернулся и бросился в сторону лифта. Потом резким скачком рванулся ко второй двери проходного подъезда. Но это было слишком долго. Сделав всего два шага, убийца быстро поднял пистолет и выстрелил в спину жертве.
        Лескова словно обожгло. Он дернулся, продолжая инстинктивно движение к спасительной двери. Острая боль пронзила спину и грудь, перехватило дыхание, и в глазах потемнело. Неуклюже прыгая, он выскочил на улицу, цепляясь за подъездную дверь. Убийца тоже поспешил вниз. Всего несколько шагов было от подъезда до тротуара. Мгла застилала глаза Ивана Ивановича. Он успел увидеть только какого-то паренька в джинсовой куртке с рюкзаком за плечами, который шел мимо.
        «Беги!» - крикнул ему Лесков, хотя из горла вырвался только едва различимый хрип. Парень повернул голову в его сторону, как и рассчитывал Иван Иванович. Он тут же швырнул ему в руки свою борсетку, где были деньги, удостоверение и книжка Ковтуна.
        В этот миг в проеме показался убийца. Он снова поднял пистолет, и второй оглушительный хлопок прогремел на площадке.
        Парень инстинктивно поймал борсетку и, увидев фигуру с пистолетом, со всех ног бросился бежать. Убийца не успел заметить, что борсетка Лескова теперь у прохожего. Он отбросил пистолет в сторону и подбежал к бездыханному телу Ивана Ивановича. Быстро обшарив все карманы одежды покойника, он чертыхнулся, приподнялся, застыл на секунду, а потом бросился назад в подъезд.
        Глава 2. Колеса Будды
        Дрифтер «Неспешный» лениво покачивался на волнах. В предрассветной тишине вонючая, покрытая, несмотря на все усилия экологов, масляной пленкой вода бухты Золотой Рог была похожа на нефть.
        Капитан суденышка Василий Бегалов прогуливался по свободной палубе в одиночестве, чтобы размять ноги и прогнать остатки тревожного, нездорового сна. Путина подходила к концу, но квота до сих пор была не выбрана, а это означало, что дохода от всего сезона будет раз-два и обчелся.
        На палубу вышел помощник капитана Руслан Нестеренко. Он не так давно прибыл из мест не столь отдаленных и до сих пор не мог отвыкнуть от некоторых тюремных привычек.
        - Ну что, Василич, - обратился он к Бегалову. - Какой сегодня лов будет? Опять ни к черту?
        Капитан поморщился.
        - Не каркай лучше, скат! У меня в печенке сидит вся эта муть! - Он сам не представлял, что «сидит у него в печенке», но явно хотел выразить недовольство своему подчиненному.
        Руслан поднял высокий воротник серого вязаного свитера и потянулся за крепкими импортными сигаретами.
        - Я ж не виноват, что у нас тут не как на Камчатке! - последовал злой ответ. - Можно и туда сходить! - Он плюнул за борт и прикурил.
        - Ладно, хватит трепа. Давай пусть заводят машину и на малых из бухты.
        Нестеренко ушел, Бегалов вздохнул спокойно. Ему не нравилась его работа, его команда и его зарплата. Он много раз обещал себе, что это последняя путина, что он перейдет в Речное пароходство или будет возить туристов на остров Русский.
        Затарахтел двигатель, выбросив облако черного дыма. Дрифтер медленно развернулся и направился вон из бухты.
        Бегалов всегда плелся как черепаха, пока Владивосток не оставался далеко позади, потом он уводил судно от привычных маршрутов кораблей Тихоокеанского флота и только после этого направлялся в заданный сектор для того, чтобы спокойно поставить свои дрифтерные сети. Начался противный дождь, и ветер усиливался, но Росгидромет обещал сносную погоду, обычную для конца лета в Приморском крае. Главное, чтобы не было тайфуна.
        Поднявшись в рубку, Василий Васильевич заварил себе чаю, выдавил в него пол-лимона и хорошенько разбавил коньяком. Этот «адмиральский чай» отлично согревал в промозглый серый день. С кружкой в руках он склонился над разложенной на столе картой акватории.
        «Была не была! - решился он. - Пойдем сегодня на Чертов омут!» Услышав такое заявление, Нестеренко потер руки. Из этих мест некоторые суда возвращались с полными сетями рыбы. Опасность была в том, что этот район фактически был за пределами экономической зоны страны, поэтому ошибка в курсе или неудачное течение могли увести судно в чужие воды, что сулило большие проблемы. Чертов омут был большой впадиной на океанском дне. В ясную погоду вода в этом месте всегда была тихая и темная. Глубина запредельная.
        Впереди было много часов ходу, поэтому капитан позвал помощника играть в карты. За игрой время тянулось не так мучительно. Заспанные члены команды «Неспешного» стали показываться на палубе. Нужно было еще раз проверить сети перед постановкой. Солнце поднялось над горизонтом, но из-за плотных низких туч его не было видно. Стало лишь немного светлее. Мористее «Неспешного» прошел большой военный катер.
        - Я вот не пойму, Василич, - заговорил Нестеренко, выбрасывая капитану последнюю карту - козырного туза, - что такой человек, как ты, делает здесь? - Он словно хотел скрасить Бегалову его поражение.
        - А то, Русланчик, - зло ответил Бегалов, что служба в ВМФ - это тебе не хрен собачий. Это тебе на всю жизнь отпечаток оставляет!
        Руслану нравилось, когда капитан доходил до той степени раздражения, когда обычно сдержанный и вежливый человек начинал ершиться и выдавать выражения вроде «жопа с ушами» или «лещ горбатый».
        - Мы к берегам Африки ходили! Вот это были походы! Вот это были люди! Не то что вы, мазуты береговые!
        - А что интересного видал там?
        - Давай иди работай, клюзы чисти! - вспылил Бегалов. - Локаторы тут повключал! На месте почти.
        Руслан отбросил карты, но не разозлился. Он специально подшучивал над капитаном, чтобы вывести того из себя. Нестеренко спустился на палубу и дал команду старшему бригады начать спуск сетей. Судно довольно крепко качало, но это было делом привычным.
        Закипела работа, послышалась отборная ругань моряков. Все шло нормально. Василий Васильевич наблюдал за тем, как тонкая сеть скрывается в почти что черных водах. Перед тем как выйти под дождь и ветер на мокрую палубу, он открыл бутылку и сделал большой глоток коньяка.
        Пока капитан спускался по узенькому трапу, людей на палубе словно подменили. Команда притихла, поглядывая друг на друга в нерешительности. Люди то и дело выглядывали за борт.
        Завидев капитана, несколько человек сразу ринулись к нему. «Тысяча чертей! Неужели сети запутались из-за чего-то?» - подумал он с тревогой. В водах могло быть что угодно, включая старинную глубинную бомбу.
        Бегалов широкими шагами прошел по палубе и заглянул за борт.
        - Мать же ж твою! - вырвалось у него. - Квакеры![1 - Квакер, также колесо Будды, также дьявольская карусель - неопознанный плавающий объект, предмет или свечение неизвестного происхождения в гидросфере Земли.]
        Резкий порыв ветра сорвал у него с головы белую фуражку с позолоченным якорем вместо кокарды, которую дочка привезла ему из путешествия в Испанию, но он словно не заметил этого.
        На палубу выскочил встревоженный гидроакустик Егор Себятин.
        - Капитан! - почти кричал он. - Там такое! Там что-то такое!
        Бегалов оттолкнул его и вмиг взбежал по трапу. Здесь с высоты было видно гораздо лучше. Он так боялся увидеть это чудо снова, а может, и ждал этой встречи всю жизнь. Сразу вспомнилось первое знакомство с квакером, когда он сопливым салагой ходил на военном корабле в большой южный поход. Тогда гидроакустики просто глохли от странных квакающих звуков, которые издавали под водой эти неведомые объекты. После этой встречи гэбэшники с каждого взяли подписку о неразглашении. И он послушно молчал, со временем переставая верить в реальность увиденного.
        Он снова выглянул и замер от восторга и страха. Прямо под «Неспешным» на глубине полсотни метров находилась Она. Дьявольская карусель. Сквозь толщу черной воды вверх устремлялись мощнейшие столбы света. Их можно было увидеть и на поверхности в брызгах морской воды и каплях дождя. Казалось, что мощнейшие из всех существующих на земле прожекторов установлены на громадном, размером с два или три футбольных поля, колесе, которое медленно вращается по часовой стрелке. Огни совершенно свободно перемещались под водой, ускоряя свой бег. Потом они моргнули и стали медленно двигаться в обратном направлении. «Неспешный» продолжал движение, но НПО был прямо под ним.
        - Самый полный ход! - крикнул Бегалов.
        Однако неповоротливый дрифтер барахтался в волнах, словно морская черепаха. Василий Васильевич побелел и почувствовал холодный пот на лбу.
        Корабль задрожал от вырывавшихся из-под воды массивных воздушных пузырей. Бегалов увидел, как люди бросились с палубы к надстройкам, чтобы не оказаться за бортом.
        - Помилуй, Господи, нас, грешных, и спаси! - проговорил он и перекрестился.
        Невероятных размеров объект с космической скоростью рванулся вперед и вверх, увлекая за собой колоссальные массы воды. Мощь была такая, что вода просто кипела. Команда «Неспешного» успела только увидеть, как показывается край черного диска, на котором продолжали бегать ослепительные огни. В следующий миг корабль, как щепку, затянуло в гигантскую воронку, увлекая на дно вместе со всей командой…
        В кабинет полковника Андрея Каспаряна бесцеремонно вошли двое мужчин средних лет. Одеты они были в строгие пиджаки и всем своим видом не обещали ничего хорошего.
        - Вы руководите поисковой операцией? - спросил один из нежданных гостей.
        Полковник откинулся на спинку массивного кресла и соединил кончики пальцев.
        - Я.
        - Мы из разведки, - коротко сказал гость, открыв перед носом полковника на какие-то доли секунды краснобокое удостоверение.
        Каспарян не успел ничего прочесть, но по протокольным лицам господ было и так видно, откуда они.
        - Присаживайтесь, - предложил Каспарян, думая, нагрубить гостям или нет. - Чем обязан?
        - Андрей Акопович, мы не займем много вашего времени, - начал быстро говорить второй гость. - По некоторым причинам нам нужна информация о ходе поисковых работ.
        Полковник решил не грубить, кто знает, что это за люди.
        - Малотоннажный дрифтер «Неспешный» вышел из порта на промысел двадцатого августа около пяти утра. Направились они к Чертову омуту, почти на самой границе. Командир - опытный моряк Бегалов Василий Васильевич, команда - одиннадцать человек. Выходил за день на связь два раза. Уточнял погоду и маршрут. О каких-либо неисправностях или проблемах не сообщал. Сигнала бедствия не поступало. В установленное время корабль не вернулся в порт. Родственники подняли тревогу. После этого были начаты поисково-спасательные работы.
        - Ясно. И каков результат?
        - Никакого! - Каспарян развел руками. - Пока не нашли даже никаких вещей или обломков. Как сквозь землю провалился. - Он улыбнулся. - Как сквозь воду!
        - Выжившие?
        - Ничего. Уже более суток прошло. В такой холодной воде у человека мало шансов спастись.
        Посетители синхронно поднялись, поблагодарили Андрея Акоповича за информацию и без лишних слов удалились так же быстро, как и вошли.
        - Что еще за морды такие? - бубнил себе в усы Каспарян, рассматривая из-за занавески, как «пиджаки» садятся в черную «Волгу». - Неужели рыболовы наши контрабандой промышляли или еще чем почище?!
        Глава 3. Нестыковочка
        Капитан Нечаев остановился перед обшарпанной дверью на втором этаже самой обыкновенной пятиэтажки. На звонок дверь почти сразу открыла женщина лет пятидесяти. Одета она была в длинный махровый халат, но на голове была сооружена сложная прическа, а на лице виднелся макияж.
        - Вы из милиции? - спросила она тревожно, распахивая дверь.
        - Да, капитан Нечаев. Я вам звонил.
        - Проходите. Давайте я вам чаю поставлю.
        - Спасибо, но я ненадолго.
        Женщина вышла на кухню, а Вадим Сергеевич стал осматривать просто обставленную комнатку. Старые полосатые обои, несколько фотографий в круглых рамках. Раритетный, еще советский телевизор, в углу продавленный диван.
        - Маргарита Викторовна, у вас никаких новостей о Глебе не появилось? На связь не выходил?
        - Да нет. - Она глубоко вздохнула и сложила руки на коленях. - Я бы вам сразу сообщила. Он никогда так не делал. Если задерживался на час - сразу мне сообщал.
        - Я помню, вы говорили. Припомните, пожалуйста, в последнее время у него не было никаких проблем? Ему никто не угрожал? Или, может, с девушкой ссоры были?
        Женщина задумалась.
        - Ничего такого не помню. Только эта драка глупая.
        Нечаев оживился:
        - Какая драка?
        - Они ходили вечерами, снимали эту передачу «Трезвые дворы». Ну, вот один раз он возвращался после нее домой и двое пьяных ребят на него напали.
        - И что в результате?
        - Он их побил. Он у меня занимается карате.
        - Вы знаете, как их зовут? Это ваши соседи?
        - Он не сказал, кто это был. Может, и вообще посторонние. Но тому уже два месяца.
        - Хорошо, а с девушкой?
        - Леночка? Такая милая девочка! Не знаю, что уж там у них произошло. Уже больше месяца они не общаются. Я не лезу. Это ведь их дело.
        - Понятно. Мне нужен ее адрес. А где он тренировался?
        - Клуб «Русич». Адрес Леночки я тоже сейчас вам напишу.
        Она достала телефонный справочник и стала его листать. Найдя нужную страницу, переписала адрес на бумагу и протянула Нечаеву.
        Выходя на улицу, Вадим Сергеевич был расстроен. Дело обещало затянуться. Характеристики пропавшего Глеба Тарана были со всех сторон положительные: спортсмен и правдолюб, работал экспедитором в крупной торговой фирме, алкоголем не увлекался, скорее наоборот. А это означало, что если такой человек пропал, то случилось что-то непредвиденное, экстренное.
        Елена Клюева жила с родителями буквально в соседнем дворе. Дома она была одна, поэтому, когда Нечаев представился, она тут же расплакалась.
        - Да это такой человек, каких не бывает теперь! Вы даже не думайте, что он сбежал или еще что-то такое. Никаких долгов, ничего подобного у него не было. Это точно криминал!
        Нечаев несколько снисходительно посматривал на ревущую Лену, которая была на четыре года младше Глеба.
        - Тогда почему вы расстались? - мягко, но не без подковырки спросил он.
        Клюева стала реветь еще громче.
        - У него не может быть детей! - выдавила она сквозь плач.
        Вадим Сергеевич опешил:
        - И - что?
        - Ну как что?! - почти зло ответила она. - Мы мечтали о своей большой семье. Хотели пожениться весной. Он проходил обследование какое-то с работы. Вот ему врачи и сказали! Ну, он и перестал со мной общаться, чтобы я смогла от кого-то другого иметь детишек! - Она всхлипнула. - А мне никого не надо-о-о! Усыновили бы! А теперь!..
        Она снова стала рыдать в голос.
        Нечаев поморщился. Этого ему еще не хватало. Сказав несколько ободрительных фраз, он поспешил оставить Клюеву с ее переживаниями.
        Нужно было изучить новую сводку по неопознанным трупам. Если этот Глеб Таран действительно был таким положительным гражданином, то стоило искать в морге. Рано или поздно, но в морге. В лучшем случае где-нибудь в пригороде без памяти и ценных вещей. Жаль, конечно.
        Уже перед выходом Лена вынесла ему небольшой блокнот в коричневой обложке из кожзама.
        - Это Глеб у меня забыл. Я хотела его вернуть, но потом подумала, что он скажет, мол, напрашиваюсь я. - Ее губы снова задрожали, и она поспешно захлопнула дверь.
        Нечаев вышел на улицу, свернул в небольшой парк, уселся на скамейку и закурил.
        Он раскрыл блокнот, но в нем не было абсолютно ничего интересного. На первой странице было записано несколько цифр. Под ними - прямоугольник с подписями «6,5 м» и «3 м». По всей видимости, размеры какой-то комнаты. На следующей странице был записан текст песни Unforgiven II группы Metallica. Нечаев поморщился, глядя на латинские закорючки, и перелистнул страницу. Здесь был начат конспект какой-то статьи под названием «Этногенез славянских народов». Было видно, что Глеб очень старался, переписывая эти строчки. Впрочем, конспект не был закончен. Больше в блокноте не было ничего. Совершенно бесполезная макулатура.
        Вернувшись в отделение, Вадим Сергеевич отбросил папку с документами по делу Тарана, намереваясь переключиться на квартирную кражу, произошедшую двумя днями ранее в апартаментах известного в городе актера театра, но к нему в кабинет ввалился начальник ОУР подполковник Андрей Курков. Нечаев поднялся, приветствуя Куркова. Они знали друг друга еще со времен учебы в академии, где Курков учился на три курса старше.
        - Дай мне воды, Вадик! - почти прорычал Курков. Лицо у него было красное, как помидор. Подполковник в последнее время мучился повышенным артериальным давлением. - Ух эти черти комитетские! - выпалил он, осушив стакан с минеральной водой.
        - Что случилось, Андрей? - проявил участие Нечаев, наполняя стакан снова.
        - А! - Курков махнул рукой. - С убийством Ивана Ивановича нашего. Царствие ему небесное! Кому мог помешать мужик такой… - Он помотал головой.
        - А результаты есть?
        Курков открыл папку, которую все это время держал в руках, достал оттуда листок и протянул Нечаеву.
        - Вот ориентировку рассылаем.
        Нечаев первым делом стал читать информацию внизу листка: «25 -30 лет, худощавого телосложения. Рост 170 -180 см». Глянув еще раз на фоторобот, замер. На картинке был изображен парень с высокими скулами, длинными темными волосами и светлыми глазами.
        - Это что, убийца? - спросил он, заикаясь.
        - А что? - спросил в свою очередь Курков. - Знаком?
        Нечаев потянулся за папкой и извлек оттуда фотографию Глеба. Сходство было поразительным.
        - Похож? - спросил он с усмешкой.
        Курков выпучил красные от давления и недосыпа глазки и отер пот со лба ладонью.
        - Вот же чудеса в решете, мать иху! - проговорил он. - Кто таков?
        - Глеб Таран, двадцать восемь лет. Проживал на Юбилейной с матерью. Пропал без вести двадцать седьмого сентября.
        От нетерпения Курков стал ерзать на стуле.
        - Путаешь! Наверное, после убийства и пропал! Или завязан, или как свидетеля его случайного!
        - Ничего я не путаю! - горячо возразил Нечаев. - Мне это дело поручили, когда Иван Иванович жив еще был. Он мне сам звонил насчет трупа в болоте, а я как раз получил этого Глеба. Помню, обрадовался еще, что на ночь глядя не надо мне на болота ехать.
        Курков листал тоненькое дело Тарана.
        - Похож, однозначно, - хмыкнул он. - Но выходит, что он после своей пропажи оказался на улице Генерала Столярова, где жил Лесков. На кой черт он туда сунулся, да еще и в самое время нападения? Уж слишком много совпадений!
        - По крайней мере, можно быть уверенными, что он на тот момент был жив и здоров. Значит, его не похитили, не отравили и голову ему не открутили.
        - Как пить дать, он там замешан! - утверждал Курков, с силой стуча по папке указательным пальцем. - Кто он таков вообще?
        - Да так, инженер электросетей, работает экспедитором. Со всех сторон положительные характеристики. Спортсмен и активист.
        - Знаем мы таких активистов! Фотографии передашь следователям, чтобы они показали свидетелям. Если опознают Глебушку, то объединять дела надо. И у матери надо будет спросить насчет одежды. Ладно, ушел я! Обрадовал ты меня!
        Вадим Сергеевич покачал головой. Это никак не клеилось к характеристикам, которые Глебу дали его родные и друзья.
        Глава 4.Очень дальний свет
        Глеб вышел из тренажерного зала, когда на улице было совсем темно. Приятно тянули грудные мышцы, и не столь приятно пульсировала челюсть с левой стороны, куда пришелся меткий удар Сереги Медведя Беляева, с которым он решил поспарринговаться после силовых упражнений. Он ухмыльнулся, вспоминая, как пожалел своего визави, когда тот по-детски открылся в самом начале поединка. Глеб специально не воспользовался этой возможностью, чтобы не заканчивать бой слишком рано. Медведь свой шанс упускать не стал.
        Глеб еще раз усмехнулся и вскочил в седло своего «Урала». Нахлобучил черный шлем и завел мотоцикл. Мотор грозно зарычал, и машина рванула вперед.
        Спортклуб «Русич» располагался на окраине города. Глеб направлялся домой, и ему предстояло проехать через промзону, чтобы оказаться на кольцевой дороге, а потом свернуть в свой район. Повернув на темную улицу Приборостроителей, Глеб чертыхнулся - вся дорога была перекопана коммунальщиками. Разбросанные ребятней в разные стороны знаки намекали, что водителю лучше вернуться и ехать в объезд. Выбора не было. Пустой проулок вывел на загородную объездную трассу.
        Поначалу Глеба злило то, что пришлось изменить маршрут, но, прибавив газу на трассе, он стал радоваться скорости, свободе и крепкому ветру. Вспомнилась песня Кипелова про летящего вдаль ангела. Фонарей на дороге не было, но движение в этот час было совсем не интенсивным. Только изредка навстречу попадались машины селян, возвращающихся вечером из города. Стрелка на спидометре словно сама ползла вверх, так что Глебу приходилось следить за ней и остепенять свою «красную стрелу».
        Мотоциклист с неудовольствием отмечал, что интенсивная тренировка и спарринг на этот раз не смогли в полной мере оградить его от уныния и грустных мыслей о разлуке с Леной. Проклятая память снова и снова возвращалась в тот день, когда бодрый доктор из районной поликлиники сообщил, что он, Глеб, бесплоден и с этим навряд ли что-то удастся поделать. Раньше за такие вести гонцу голову снимали с плеч, а сейчас принято вежливо благодарить и удаляться. Он еще не сказал о новости матери, которая все чаще напоминала ему о том, что «и внучков хотелось бы повидать».
        В воскресенье Глеб хотел поговорить об этом с настоятелем храма Святого Георгия Победоносца отцом Артемием. Он не был духовником Глеба, но уже не единожды поддерживал его в тяжелую минуту добрым словом или мудрым советом.
        Встречные машины то и дело слепили мотоциклиста дальним светом, но в ответ на это Глеб двигал рычажок на руле, и в дело вступал ксенон, заставляющий любого невежливого водителя просить о пощаде.
        Внезапно за очередным поворотом, где дорога уходила к самому лесу и болоту, в лицо мотоциклисту ударил мощный луч ослепляющего света. Глеб сощурился и едва сдержался, чтобы не закрыться от слепящего света левой рукой. Он тут же включил ксеноновую фару, но в потоке света его фара оставалась незамеченной. Трудно было представить, что за фары должны были быть у встречной машины. По крайней мере, это были прожектора противовоздушной обороны.
        Глеб понял, что совсем ослеплен светом встречной машины. Он успел стукнуть по кнопке аварийки и стал плавно тормозить. Казалось, что белый ослепляющий свет заполнил все вокруг и проникает в него самого, растворяя и распыляя на атомы с молекулами.
        Неожиданно переднее колесо «Урала» попало в яму, машину стало бросать из стороны в сторону. Глеб судорожно вцепился в руль, но, чем сильнее тянул его в одну сторону, тем дальше уходил в другую. Глеб зажмурился, предчувствуя падение. Ночную тишину разрезал скрежет металла по влажному асфальтовому покрытию и рев мотора.
        Глава 5. Всеми правдами
        На авианосце ВМФ США «Джордж Буш» не часто бывали гражданские. Особенно во время боевого дежурства. Тем более посреди Атлантического океана.
        Адмирал Джозеф Веллинг еле сдерживался, чтобы не нагрубить странному лысому человечку, которого полчаса назад доставил на борт личный вертолет министра обороны Соединенных Штатов. Этот факт заставлял проявить к человеку особое уважение и внимание. Все это вдобавок к личному приказу заместителя министра Томса исполнять все приказы мистера Икс.
        Томс был боевым генералом и никогда попусту не болтал, но у Веллинга прямо язык чесался спросить, что это за «хрен с горы», о котором он никогда и не слыхивал и перед кем теперь должен танцевать собачий вальс? Но Веллинг не первый год служил во флоте и поэтому ответил Томсу: «Будет исполнено».
        Никому не известный лысый мужчина в водолазке и коричневом шерстяном костюме ориентировался в бесконечных километровых коридорах «Нимица», словно не один раз обогнул на нем земной шар. Он бойко отдавал команды, направляясь на капитанский мостик.
        - Не подумайте, Веллинг, тут нет ничего личного. У меня есть невероятно важное для нашей великой родины дело. Я его сделаю, и вы меня больше никогда не увидите, - пытался подсластить пилюлю тот.
        «Да уж надеюсь на это!» - подумал адмирал, стараясь не отставать от гостя, лавирующего по коридорам.
        - Позвольте спросить, какая, в сущности, цель вашего визита?
        Лысый даже не повернулся к нему.
        - Я воспользуюсь «Оком». Всего-навсего!
        Адмирал непроизвольно замедлил шаг и сглотнул.
        О том, что на борту корабля установлен секретный испытательный образец комплекса сверхдальней связи «Око», знало лишь несколько человек из высшего военного командования. Возможно, об этом не знал даже сам президент.
        Веллинг задумался. Задавать вопросы было неуместно. Однако допускать или нет лысого к секретному оборудованию, он еще не решил. Нужно было уточнить приказ замминистра и в случае подтверждения спросить у пришельца секретный пароль.
        На мостике лысый потребовал главного шифровальщика и ответственного инженера «Ока».
        - Я осмелюсь напомнить вам, - проявляя удивительную для военного человека сдержанность, сказал Веллинг, - что для доступа к оборудованию вам необходимо знать секретный пароль. Будьте так добры сообщить его мне.
        Лысый перевел на адмирала надменный взгляд.
        - Сам президент не осведомлен об испытаниях. Не является ли для вас паролем тот факт, что я осведомлен, а также приказ министра обороны?
        - Нет, не является. - Капитан помрачнел и выпрямился, словно ожидая нападения.
        - Я, кажется, велел привести сюда шифровальщика и инженера, - с усмешкой повторил лысый. - А пароль - это ответ «пьяная кукушка» на вопрос «Какая птица пролетит мимо своего гнезда?».
        Неожиданно нервы сдали у первого помощника капитана генерала Круза.
        - Я подчиняюсь министру обороны! - заорал он, побагровев и ударив со всей мочи кулаком по столу. - А кто ты такой, я не знаю!
        - А вы не думали, что министр тоже кому-то подчиняется? - не шелохнувшись, парировал лысый.
        - Господу Богу?
        - В том числе.
        В дверях появились два офицера - те самые шифровальщик и инженер.
        - Подходите ближе, господа, - деловито продолжил гость, словно ничего не произошло. Офицеры взглянули на адмирала, но тот только кивнул. - Сейчас я вам напишу координаты, куда необходимо послать сигнал «Ока». - Он передал листок с записями инженеру. - А теперь само сообщение. - Он взял листок и стал тщательно выписывать латинские буквы. Написал на память тридцать три буквы, которые не составляли ни одно слово. - Будьте внимательны!
        Оба офицера удалились. Несколько минут на мостике сохранялась полнейшая тишина. Наконец послышался рапорт шифровальщика о том, что сигнал передан по нужным частотам и координатам.
        - Вот и отлично! - обрадовался лысый, взглянув на часы. - Не смею вас больше задерживать, господа. Отбываю.
        Он быстрым шагом направился в коридор, не подав руки генералам. Веллинг последовал за ним.
        - Родина вас не забудет, Джо! - фамильярно выкрикнул гость, забираясь в вертолет по трапу.
        - Что это было? - заорал в голос генерал Круз, когда Веллинг вернулся. Словно тот был во всем виновен. - Они за кого нас там держат?!
        - Успокойся, наконец! - раздраженно ответил адмирал. - Лучше подумай, кто бы это мог быть? Наверняка придет директива засекретить все, что связано с этим типом. Дескать, мы его не видели и не слышали. Позовите мне этих двух! - крикнул он дежурившему за дверью офицеру.
        Через несколько минут в проеме показались немного напуганные шифровальщик и инженер.
        - Что и кому вы отправили? - строго и без лишних предисловий спросил Веллинг.
        - Это белиберда, сэр! - с готовностью выкрикнул шифровальщик, молодой негр с усиками, как у Луи Бега. - По всей видимости, двойное шифрование. Похоже, что я шифровал уже зашифрованное сообщение, сэр!
        - А вы?
        Инженер был постарше и большую часть жизни провел на гражданской службе. Он хмыкнул.
        - То же самое. Грубо говоря, мы отправили сообщение на Марс. Практически вертикально вверх. Бессмысленно. Он сам написал такие координаты.
        - Хорошо. Пока не придет отдельная директива, не распространяйтесь об этом. Вы свободны.
        Офицеры в белоснежной форме переглянулись и вышли.
        - Дежурный! - крикнул Веллинг. - Раздобудьте мне сигарет. И поживее!
        Дежурный, ни разу не видевший командира курившим, замер на секунду, потом кивнул и исчез.
        - Все это, дорогой мой Круз, может быть очень интересно! Чертовски интересно! Полагаю, скоро мы с вами поймем, для чего это было нужно.
        - Война? - лаконично осведомился генерал.
        Веллинг не ответил, пристально рассматривая старинный офицерский кортик, стоявший на его столе на декоративной подставке.
        Глава 6. На ловца и зверь…
        В пятницу вечером капитан Нечаев честно собирался домой. Он устал от рутины и висяков, которые портили всю картину раскрываемости. К тому же дома искрила розетка в ванной, из-за чего жена пилила Вадима Сергеевича ежедневно.
        Он уже выключил компьютер и убрал все бумаги в сейф, когда в кабинет без стука прошмыгнула Олеся Серегина - эксперт, только что окончившая академию.
        - Вадим Сергеич! - бодрым и громким голосом обратилась она. - У Долгополого сегодня день рождения. Все приглашены, так что собираем на подарок.
        Нечаев поморщился.
        - Ничего не знаю. Идти али нет - решать вам, но сдать штуку - это долг! - Она хитро улыбнулась.
        Капитан молча полез в карман, мысленно вычислив, что там всего-то около 1700 рублей сейчас осталось. Тысяча, конечно, пустяк, но все же. Просто так Долгополому и такой пустяк вручать не хотелось. Нечаев быстро рассуждал. Коли проставляется - то такой шанс упускать нельзя. По крайней мере, едой и алкоголем штуку вернуть-то надо!
        Олеся поставила галочку напротив фамилии Вадима в своем списке.
        - Так вы пойдете, Вадим Сергеич? - снова спросила она.
        - А вы? - с хитрой улыбкой переспросил Нечаев.
        - Я - да! Мне руководством поручено подарок организовать и все такое.
        - Ну, тогда и я обязательно! - игривым тоном ответил Нечаев.
        Вечером почти весь отдел собрался поздравить майора Долгополого в кафе «Березка» в Первомайском районе. Было шумно, жутко накурено, но весело.
        Пока начальник отдела завел пространную речь про несуществующие заслуги Пашки Долгополого и счастье общества, у которого есть такой защитник, Нечаев, успевший накатить две рюмки на пустой желудок, думал о том, как хорошо сбыть хотя бы одно дело. Его все больше и больше радовало, что сегодня не нужно возиться с розеткой, что жена не будет его пилить весь вечер и можно строить глазки Олесе и, наконец, что он избавился от дела Глеба этого. Двое свидетелей убийства Ивана Ивановича Лескова подтвердили, что видели в тот вечер возле дома именно Глеба и никого другого. Такие совпадения, увы, маловероятны. Скорее такой хороший парень, как Глеб, окажется впутанным в странное убийство полицейского. А его прогулка неподалеку от места преступления покажется странной, да еще в тот момент, когда мать подает в полицию заявление о его пропаже.
        Нечаев выдал краткий, как выстрел, как команда, тост, чтобы осталось время и на отдых, принял на грудь еще одну полную рюмку и понял, что ему обязательно нужно выйти на перекур на свежий воздух. По дороге он заметил на краю танцплощадки одиноко стоящую Олесю, и, пошатываясь, направился к ней. Однако она довольно громко и грубо крикнула чтобы перекричать музыку: «Женатый! К жене!» - и показала на дверь. Трудно было понять, шутка это или издевка. Нечаев с улыбкой махнул рукой и вышел на улицу.
        Приятный морозный воздух защипал ноздри. Как же хорошо! Капитан потянулся за сигаретами. Жизнь уже казалась не столь унылой и беспросветной. Вадим улыбнулся сам себе и вдруг замер. В его задурманенной голове не сразу сложился правильный алгоритм действия, когда он увидел перед «Березкой» знакомое лицо.
        Человек прошел мимо, глянув мельком на Нечаева. Вадим Сергеевич не мог вспомнить, где он его видел. Нужно ли кричать ему «привет»?
        Вдруг Вадима словно током шибануло. Он выронил сигарету из губ и на ватных ногах последовал за мужчиной, который успел отойти на несколько шагов. Это был Глеб, мать его, Таран! Мастер появляться в самых неожиданных местах.
        Нечаеву казалось, что он вмиг протрезвел, хотя это было и не так. Он машинально пытался нащупать кобуру на ремне, не выпуская из виду Глеба. Расстояние между мужчинами быстро сокращалось. Вадим даже забыл о том, что Таран занимался карате. Он решил нагнать парня и наброситься на него сзади. Он так и сделал. С криком «Стой! Полиция!» он левой рукой схватил Глеба за левую руку, которую тот в этот миг отвел назад, а правой рукой обхватил шею парня.
        Но все было тщетно. Тот оказался юрким, как хорек. Еще миг, и Нечаев валялся на земле, обездвиженный преступником. Все перед его глазами плыло.
        - Я капитан полиции! - прохрипел он. - Сдайся!
        Глеб крепко держал полицейского, но, по всей видимости, не собирался причинять ему какого-либо вреда.
        - Послушай, капитан! - быстро заговорил он. - Послушайте! Я не могу сдаться. Вы ничего не знаете. И объяснять я вам не могу. Вы не того ищете. Ищите БМВ. Матери скажите: со мной все в порядке. Я сам найдусь.
        С этими словами он подскочил и вмиг исчез, словно растворившись в ночи.
        Вадим Сергеевич еще с минуту лежал на газоне, ощущая затылком холодную и мокрую траву. Такая лажа вышла! Такого и ожидать нельзя было! Нечаев, матерясь как сапожник, поднялся, снял продранный и замаранный пиджак и направился к ближайшему ларьку - купить пива. Возвращаться в «Березку» было стыдно. Можно было наврать чего-нибудь, но в любом случае вернуться в порванной и запачканной одежде означало вызвать всеобщее внимание, смех и дать повод для долгих противных шуток и кривотолков.
        Предчувствуя хорошую головомойку от жены, он решил крепко набраться, а также ничего не говорить на службе о встрече с подозреваемым. Эта история становилась все запутанней и запутанней, и пусть теперь с ней возится тот, кому это было поручено. И гори оно все огнем!
        Глава 7. UFO
        После гибели Ивана Ивановича Лескова дело об убийстве Валерия Кузьмича Ковтуна, 1951 года рождения, было передано коллеге Лескова - Евгению Башлыкову.
        Башлыков резонно предположил, что Ковтун, не имея в городе никаких связей и, соответственно, врагов, мог насолить кому-то в Москве. Вполне вероятно, что Кузьмича специально выманили сюда, чтобы потом легче было замести следы. Башлыков снова связался с вдовой погибшего и попросил переслать ему все рабочие материалы Ковтуна.
        В это же время он стал искать выход на местных черных копателей, которые, возможно, что-либо знали о Ковтуне. Встречу с двумя совсем молодыми пацанами, которые представились Сталкером и Штурмфюрером, помог организовать на условиях конфиденциальности коллега из уголовного розыска.
        Встреча прошла на опушке леса, где ребята подсели в машину Башлыкова. Они говорили нехотя, уверяя, что тут такой крупный бизнес, что, узнай кто о том, что они «связаны с ментами», их тут же порешат. Они уверяли, что специализируются на поиске и продаже наград и атрибутов времен войны. Найденное потом продают через Интернет. При этом, по их словам, все ближайшие леса поделены между группами копателей и заходить на чужую территорию категорически запрещено. Некоторые группы специализируются на поиске оружия и взрывчатки, но есть и те, кто профессионально занимается поиском потерянных предметов искусства, золота, серебра и т. п. Тот, что представился Сталкером, напомнил о том, что недавно на территории Польши в секретном тоннеле был найден целый поезд нацистов, нагруженный золотом. Башлыков про поезд не поверил и сожалел о том, что потратил столько времени на организацию этой встречи. То, что некоторые копатели специализируются на поиске оружия времен войны и потом восстанавливают и продают его криминальным элементам, он знал и сам. А никакой конкретной информацией о гибели Ковтуна пацаны не        Евгений надеялся, что хоть какая-нибудь ниточка появится после получения материалов от Светланы Александровны Ковтун.
        И вот теперь, когда в руках он держал довольно пухлый конверт желтого цвета, полученный только что по почте, в дверь постучали. Это был Вадим Нечаев, которому, по всей видимости, нечем было заняться в это утро. Он был хмурый и молчаливый.
        - Есть кофе, Горыныч? - буркнул он. Нечаев не помнил, откуда взялось такое прозвище Башлыкова.
        - Предположим, - обнадеживающе ответил Евгений, рассматривая коллегу. - Включи вон чайник, а там посмотрим. Что у тебя приключилось?
        - А! - Нечаев махнул рукой. - Заело все!
        - Коли пришел на кофе халявный - так сам накрывай, - скомандовал Башлыков. - У меня дела тут. - Он распечатал конверт и достал оттуда толстую тетрадь и множество бумаг.
        - Чем занимаешься? - снова отвлек его Нечаев, достававший из шкафа два бокала, банки с кофе и сахаром.
        - Дело покойного нашего Ивана Ивановича. Тогда нашли в болоте уфолога одного из Москвы, если помнишь.
        Вадим Сергеевич даже оживился немного.
        - Конечно, помню! Лесков мне звонил даже, когда тело обнаружили.
        Башлыков некоторое время перебирал бумажки, лежавшие в конверте.
        - Вот, посмотри, что прислала его жена. Этим он занимался в последнее время. Среди этого я надеялся найти хоть какой-то след. И вот!
        Он швырнул на стол пачку газетных вырезок, компьютерных распечаток и просто листков с записями Ковтуна. Похлебывая кофе, Нечаев стал читать вслух:
        - «Канадские алеуты пожаловались военным на странный шум, исходящий со дна океана, который распугал всю рыбу; на Дальнем Востоке при загадочных обстоятельствах исчезло рыболовное судно; в брянских лесах грибники снова нашли волосы ангела[2 - Волосы ангела - паутинообразные студенистые волокна светлого цвета, которые иногда находят в местах, где наблюдался НЛО.]; волосы ангела и круги на пшеничном поле обнаружил техасский фермер; проект „Синяя книга“[3 - «Синяя книга» - проект «Голубая (Синяя) книга» был направлен на исследование сообщений об НЛО. Проводился ВВС США в период с 1952 по 1969 г.] на самом деле никогда не закрывался правительством США; второй человек на Луне утверждает, что лично встречался с инопланетянами». Что это за бред? - удивился Вадим.
        - Вот чем он занимался в последнее время! - почти с отчаянием проговорил Башлыков, откидываясь на спинку кресла с чашкой кофе в руках. - Вот и кому, скажи, могло понадобиться убивать такого человека? Смотри, что он пишет в блокноте: «Последние архивные материалы, присланные Н., подтверждают факты общения офицеров „Аненербе“ с представителями внеземной цивилизации, которые консультировали их при создании „Оружия возмездия“, реактивных самолетов, ракет „Фау-2“ и ядерного оружия».
        - Неужели взрослый человек, ученый, может этим всерьез заниматься? Это же полный привет!
        Нечаев отложил в сторону блокнот и вырезки.
        - Материала много. Может, и есть тут что-то.
        - Неужели сам не видишь, что это все не то? - Башлыков сделал недовольное лицо. - Тут либо бомж какой-нибудь с целью наживы, либо маньяк, либо пришельцы.
        - Вот и я о том! - захохотал Вадим, настроение которого несколько поднялось. - Я бы на твоем месте разрабатывал версию о том, что космические пришельцы готовят план завоевания Земли. Их можно отличить по черной одежде и черным БМВ. Они просекли о планах Ковтуна и решили избавиться от него. Вызвали в наш городок и придушили.
        - Иди ты к черту! - со смехом выдал Башлыков.
        - Спасибо за кофе, Горыныч! И… удачи!
        Вадим скрылся за дверью, насвистывая тему из «Секретных материалов».
        Евгению было не так весело. Оба источника оказались пустышками. Предстояло заново просмотреть все дело и хорошенько пораскинуть мозгами.
        Глава 8. Чистая фантастика
        Космический корабль, походивший на гигантскую сковородку с округлой крышкой, начал потрескивать, когда глубина погружения в воды Тихого океана перевалила за две тысячи метров. Пузырьки воздуха, нервозно дергаясь, вырывались из технологических отверстий и с максимальным рвением устремлялись вверх.
        Корабль стало уводить вбок, но компьютер тут же отреагировал, включив стабилизационные двигатели. Спасибо за них техникам!
        В кабине управления, потолок которой был полностью прозрачным, находились трое. Все они вольготно располагались в мягких креслах-гамаках, которые крепились к потолку на почти невидимых кронштейнах. Умная машина с их помощью могла компенсировать перегрузки и делать полет максимально комфортным.
        В кабине становилось все темнее. Вначале, когда корабль только начал погружение, космонавты с интересом наблюдали за тем, как волны плещутся над кораблем, как удивленные рыбы подплывают поближе, чтобы заглянуть в прозрачное стекло кабины. Теперь же они опустились на такие глубины, куда свет не мог проникнуть. Пришельцев окружал привычный, почти что космический мрак.
        - Как же мне претит летать на кораблях старого типа! - наконец проговорил старший из группы. Его звали Элур. - Выворачивает наизнанку от перегрузок.
        - И для чего нужна эта сраная чехарда? Планетка ведь так себе! - подхватил пришелец по имени Иц.
        - А потому, что все эти правила привносят только хаос. Недоразвитая раса, с которой они носятся, как с сокровищем.
        - Что молчишь, Регун? - спросил Элур.
        Третий пришелец в ответ только поднял руку.
        - Кажется, удалось захватить сигнал Космогвардии.
        Все трое заметно напряглись. Быть замеченными Космогвардией означало не только конец всем планам, но и конец их физического существования.
        - Ну - что? - не выдержал Иц через пару минут молчания. - Слышно?
        - Нет, - расслабленно ответил Регун. - Они по-прежнему далеко.
        - Разнести бы их! Мешают только всем, - продолжил Иц. - Мы бы принесли этим прогресс, благоденствие. А нам все дороги закрывают!
        - Да! Уж такой бы мы им прогресс принесли! - подтвердил Регун.
        Все трое дружно рассмеялись.
        Глава 9. Из детства
        За три месяца до своего исчезновения субботним вечером Глеб заехал после работы за Леной. По дороге он купил пирогов, мать заварила в термос травяного чая. О своем плане пикника он Лене не сказал, но она привыкла к таким сюрпризам.
        Глеб направил мотоцикл за город. Бетонные джунгли вскоре остались позади, дорога повернула к речке, и он свернул в проселок. Сюда он еще ребенком ездил со своим лучшим другом Артемом Савёловым на велосипедах на рыбалку. Здесь берег был очень высоким и как бы нависал над речкой, так что было удобно рыбачить, и никогда не было купальщиков. Сюда Глеб приехал и в этот вечер. Купаться они не собирались, поэтому лучшего места было не найти. Глеб расстелил на траве припасенное одеяло, и Лена стала накрывать ужин.
        Ночь медленно опускалась на город, на небе стали загораться звезды. Казалось, что звуки стали тише. Глеб вытянул ноги и, откинув голову, стал смотреть в небо. Лена улеглась на одеяло, устроив голову у него на коленях.
        - Один раз мы с родителями поехали с ночевкой на речку. Папа удочек понаставил, а мы с мамой у костра возились. Не поверишь - такую уху сварили, даже сейчас вспоминаем! - Глеб перевел взгляд со звездного неба на Лену, глаза которой и сами светились как две звездочки. - Сидим мы, значит, кушаем, и тут словно блеснуло что-то. Поднимаем глаза, а в небе летит что-то яркое-яркое.
        - Спутник?
        - Нет! В том-то и дело. Было впечатление, что он летит невысоко, не в космосе там. Мы, конечно, остолбенели, молчим, а эта штука перелетела через все небо за речку и рухнула там! После этого в воздух три огонька подлетели, как обломки, и тоже упали. Мы потом весь вечер обсуждали, что это могло быть.
        - Самолет мог упасть…
        - Мог. А на следующий день в нашей областной газете статья вышла про НЛО над нашим районом. Просили всех очевидцев обратиться в редакцию.
        - А вы?
        - Мы не пошли никуда. Отец сказал, что проблемы могут какие-нибудь возникнуть. Вдруг что-то секретное это было.
        Глеб оживился:
        - Вполне может быть. Или настоящий корабль пришельцев упал! Я вот не верю в то, что мы одни во Вселенной. Если она бесконечная, то есть и бесконечное число шансов, что где-то существует и другая цивилизация. Не можем мы быть одни. Я не так давно читал книжку одну про НЛО. Там писали, что около девяноста процентов всех детей на планете хотя бы раз похищают пришельцы.
        - Зачем? - удивилась Лена.
        - Вроде как базу создают. Генофонд, что ли. А около десяти процентов землян регулярно забирают на свои корабли в течение всей жизни.
        - Да ну! Я не верю! Им бы тогда пришлось непрерывно летать вокруг нас.
        - Все может быть. Мама рассказывала, что когда я был маленький, то стал рисовать странных существ. Я их тогда называл «труболеты» и «бразолеты».
        Лена аж привстала от смеха. Она звонко и заливисто смеялась, уставившись на Глеба и вытирая кончиками пальцев выступившие в уголках глаз слезы.
        - Какие-какие «леты»? - переспрашивала она. - Может, и тебя похищали, а?
        Глеб только снисходительно улыбнулся:
        - Может, и похищали. Я сам смутно помню. Рисовал существ таких с квадратным туловищем и круглой головой без шеи. Вместо рта - квадрат тоже. Труболеты могли летать только по таким специальным тоннелям - трубам. А бразолеты могли летать сами по себе, без ничего.
        Лена продолжала смеяться.
        - Да ну тебя! Вот не буду больше ничего рассказывать! Ты хоть смотрела «Секретные материалы»?
        - Смотрела. Не обижайся! Это был мой любимый сериал. Страшно было - жуть!
        - Вот, может быть, они уже и тут! Смотрят на нас и удивляются, как мы это так живем? Зачем воюем и почему порядок навести не можем?
        Лена налила чая и подала стакан Глебу.
        - Не начинай только свою политику, - попросила она.
        - Нет, интересно же! Может, за нами наблюдают, как за реалити-шоу.
        Лена улыбнулась:
        - Фантазер!
        Глава 10. Неожиданный звонок
        Противный звонок под конец рабочего дня раздался в кабинете капитана Евгения Башлыкова, когда он подумывал о том, чтобы выключить компьютер и собрать вещи, чтобы не задерживаться на работе. Башлыков поморщился, посмотрел на часы, но трубку после четвертого гудка все же поднял.
        - Здравствуйте, это Светлана Александровна, - затараторил женский голос.
        - Добрый вечер, - глухо отозвался Башлыков, припоминая, кто такая Светлана Александровна.
        - Мне Иван Иванович тогда говорил, что если мне станет что-то известно, то я должна буду сразу сообщить ему, что любая мелочь может быть полезна расследованию.
        Башлыков сообразил, что это звонит вдова Ковтуна, и собрался слушать.
        - Да, да, Светлана Александровна. Это он все правильно сказал. Любая мелочь! Вам что-то стало известно?
        Она замялась.
        - Не знаю, может ли это быть полезным. Я перебирала бумаги мужа и обнаружила, что на его имя была открыта ячейка хранения в одном из банков. Он мне не говорил об этом. Вот… Я сходила в банк и посмотрела… Там оказался только один документ на немецком языке. Я не знаю, что это, но, возможно, он является важным, потому что он не стал бы его просто так хранить в ячейке. Ведь так?
        - Разумеется. Вы можете мне переслать его по факсу? - Башлыкова очень заинтересовала эта новость. Важный, а следовательно, и дорогой документ вполне мог стать причиной преступления.
        - Я побоялась его забирать. Только сфотографировала на телефон. Могу вам переслать. У вас есть «Телеграмм»?
        - «Телеграмм»? - неуверенно переспросил капитан, припоминая, устанавливал ли ему сын эту программу на телефон. - Кажется, есть.
        - Хорошо. Тогда скажите мне номер своего сотового телефона, и я сразу пришлю.
        Через минуту на телефон Башлыкова поступило сообщение с фотографией документа на немецком языке. Он стал просматривать текст, но, поскольку на немецком знал только Sehr gut[4 - Очень хорошо (нем.). ], смог разобрать только эмблему SS в верхней части документа. По всей видимости, это был какой-то рапорт времен войны.
        - Пойдем скорее есть! - крикнула жена Евгения с кухни, как только тот переступил порог. - Как раз пирог поспел.
        - Подожди! - раздраженно ответил тот, снимая туфли. - Ты же шпрехен зи дойч?
        - Да, - непонимающе ответила жена, вытирая руки о фартук, - учила когда-то.
        - Тогда посмотри вот тут один документ, пока я руки помою. Уж очень он важным может оказаться. Горит это.
        Он сунул телефон супруге и пошел мыть руки.
        - Ну что? - еще из ванной крикнул он.
        Нина, шевеля губами, читала текст на экране телефона.
        - Некоторые слова не знаю. Но ясно, что это докладная записка. Автор пишет, что обещанная встреча с Черными ангелами была проведена. Переговоры прошли успешно. «Это очень важная информация, которая изменит ход войны и всей истории, которая позволит построить не тысячелетний, а вечный рейх! Технологии позволят в кратчайшие сроки подготовить „оружие возмездия“ и завершить строительство „диска“», - цитировала она. - Подписался какой-то Вольфрам Зиверс[5 - Вольфрам Зиверс (1905 -1948) - генеральный секретарь «Аненербе», оберфюрер СС, заместитель председателя управляющего совета директоров Научно-исследовательского совета Третьего рейха.], оберфюрер СС. Что это? - удивленно спросила Нина.
        - Документ, из-за которого, возможно, убили человека. Не бери в голову.
        Но сам Башлыков не мог не брать в голову. Он полночи пролежал, уставившись в потолок и вспоминая записи и вырезки из газет, которые показывал Нечаеву. Интерес у него разыгрался такой, что утром он поехал не на службу, а в хранилище краеведческого музея.
        Один раз по делу о хищении они привлекали работницу хранилища Веру Павловну Звонареву в качестве эксперта. К радости Башлыкова, Звонарева оказалась на месте. Она как раз заваривала чай и посмеивалась:
        - Всякая работа начинается с перекура! Верно?
        «Сколько же ей лет? - думал Евгений. - Семьдесят? Восемьдесят? Ведь так и не спросишь!»
        Поблагодарив за чай, он сразу перешел к делу:
        - В этот раз, Вера Павловна, обращаюсь к вам неофициально. Убит один человек. И мы никак не можем найти, за что бы зацепиться. Тут нашелся один документ, который, возможно, сможет помочь. Хотел вам показать.
        - Давай, давай, чего стоишь-то? - живо отреагировала старушка. - Когда такое дело, политесы ни к чему.
        - Только у меня он на телефоне. Не распечатал я его, дурак.
        - Не ругайся, милок, давай гаджет сюда.
        Вера Павловна положила телефон на подставку, над которой было установлено большое увеличительное стекло и подсветка.
        - Тут и так все видно.
        Женщина некоторое время рассматривала документ, и лицо ее становилось все более и более удивленным. Она опускала стекло, потом снова поднимала его выше и минут через десять вернула телефон Башлыкову.
        - Это докладная записка самого Зиверса, - заговорила она задумчиво. - Кому написана - не ясно. Может, Гиммлеру, а может, и самому Гитлеру.
        - А кто это такой? - не понял Башлыков.
        - Это руководитель «Аненербе». Интересная фигура. Повешен после войны.
        - Я в этом деле, если честно, профан, Вера Павловна, - сознался Башлыков. - Расскажите поподробнее.
        - Эх ты! - укоризненно покачала головой женщина и улыбнулась. - В Германии существовала уникальная в своем роде организация под названием «Немецкое общество по изучению древней германской истории и наследия предков». Они занимались изучением оккультизма, мистикой, наукой, псевдонаукой и всеми такими делами. Вокруг «Аненербе» ходило в связи с этим много слухов. Вот и здесь он пишет, что встречался с какими-то Черными ангелами, которые обещали передать технологии Третьему рейху. Очень странная записка. Мне бы на оригинал посмотреть. Сейчас много чего подделывают для всяких сенсаций и для того, чтобы денежек заработать.
        - Понятно, понятно, - пробормотал Башлыков. - Оригинал в Москве, но я попытаюсь его достать. Скажите, если это окажется оригинальным документом, он дорого может стоить?
        Вера Павловна пожала плечами:
        - Вполне возможно. Возможно, что очень дорого.
        - Спасибо! Вы мне очень-очень помогли! - обрадовался он. - С меня шоколадка.
        - Две!
        Через два дня по служебным делам Башлыков оказался в Москве. Он специально созвонился со Светланой Александровной Ковтун. Они условились вместе пойти в банк, чтобы забрать документ из ячейки.
        И вот теперь в хранилище состроилась немая сцена, когда в ячейке не оказалось ровным счетом ничего! Просто ничего! Она была пуста.
        - Этого не может быть! - повторяла Светлана Александровна. - Я более чем уверена, что документ был здесь, я держала его в руках, я сама ставила ячейку на место, и он был там!
        У Башлыкова пересохло во рту от волнения. Он тут же вызвал начальника службы безопасности банка. Полицейский и сам понимал, что выкрасть документ из хранилища банка практически невозможно. По записям никто не открывал ячейку с момента последнего визита в банк Светланы Александровны.
        - Послушай, пропал чрезвычайно важный для следствия документ. Нужно будет пересмотреть записи камеры в хранилище. Он сам уйти не мог.
        Серьезный начальник охраны был согласен, что произошло что-то неладное.
        - Хорошо, я это устрою. Вот только позавчера ночью у нас произошел сбой в системе наблюдения. Данные за всю ночь не сохранились. Но могу сказать с уверенностью, что в ту ночь сигнализация была в порядке. И она ни разу не срабатывала. Дежурил мой боевой товарищ. Я ему как себе доверяю.
        - Когда это было? - коротко спросил Башлыков.
        - В ночь на двенадцатое.
        - А вы когда мне звонили? - перевел он взгляд на Ковтун.
        - Одиннадцатого.
        - И что, скажешь, бывают такие совпадения? - зло спросил Башлыков.
        Детальное изучение записи камер наблюдения и тщательная проверка ячейки и всей системы сигнализации, как и ожидалось, ни к чему не привели. Комар носа не подточит. Евгений очень разозлился и даже собирался обратиться к своим знакомым из следственного комитета, пока вдруг не обнаружил, что и на его смартфоне фотография загадочного документа пропала бесследно. При этом он был уверен в том, что за эти дни его телефон не брал в руки ни один посторонний человек.
        Тогда Башлыков обратился к Светлане Александровне и попал в глухой тупик. На ее телефоне фотография также отсутствовала.
        Исчезли все материальные доказательства того, что этот документ вообще когда-то существовал.
        Глава 11. Черный БМВ
        Черный БМВ стоял неподалеку от здания банка, когда Башлыков и Ковтун вошли в него. В машине было двое мужчин среднего возраста, коротко стриженных и спортивного телосложения.
        - Вот и наши клиенты, - отметил тот, что сидел за рулем.
        Второй только покачал головой:
        - Никак не успокоятся!
        - Главное, ты не нервничай. Черные этого не любят.
        - Они уже здесь? - Водитель заерзал в кресле.
        Второй снова покачал головой:
        - Они всегда здесь. Ты и сам это знаешь.
        Он достал из кармана пожелтевший от времени листок бумаги с текстом на немецком языке и стал в сотый раз перечитывать текст.
        - Как опрометчиво со стороны Зиверса было писать такие вещи на бумаге, - проговорил он задумчиво. - Наверное, был на все сто уверен во всемогуществе своего рейха.
        Он скрутил документ в трубочку, достал зажигалку и поджег с одного конца. Водитель открыл окна, чтобы дым не заполнил салон дорогого автомобиля. Когда от листка остался только догорающий огрызок, выбросил его на мостовую.
        За БМВ остановился патрульный автомобиль полиции. Водитель сразу напрягся, а второй сунул руку под пиджак и расстегнул кобуру.
        - Покажи ему сразу ксиву, - холодно сказал пассажир.
        - Инспектор Гусев, - представился полицейский. - Что поджигаем?
        - Просим извинить нас, - вежливо ответил водитель, в голосе которого все же слышалось волнение. - Мы тут по служебным делам.
        Он открыл удостоверение и сунул в окно.
        - И все же не нарушайте порядок, товарищи!
        Полицейский козырнул и пошел к своей машине.
        - Что ты трясешься? - невозмутимо спросил пассажир. - Тебя хоть раз подводили документы?
        - Тошнит от оружия. Слишком много смертей уже. - Он плюнул в окно.
        - Напишу рапорт, чтобы тебя перевели. Мне нужен надежный напарник.
        - Пожалуйста! - фыркнул водитель и закурил.
        - Если бы у тебя были не куриные мозги, ты бы сообразил, что скоро не будет ни правительства, ни полиции - ничего из того, что мы привыкли называть государством. Наступит новая эра, в которой у тебя еще есть шанс занять какое-нибудь достойное место. Да и смерти эти ничего не значат. Тебе разве не говорили, что смерти нет? Тебе не говорили про новую эру?
        - Говорили! А что толку?! Я там не бывал! И никто не бывал! Зиверс небось тоже был во всем уверен и проинструктирован. Это ему, однако, не помогло.
        - Заткнись уже, или сейчас же вычеркнут тебя! - разозлился пассажир. Он достал сотовый телефон и набрал короткий номер. - Как там с камерами видеонаблюдения в банке? - осведомился он. - А с телефонами клиентов? О'кей? Нет? Это надо ускорить! Это надо сделать немедленно. И не мне докладывать, а главному! Я сразу вас предупредил о важности дела!
        Он отключил телефон и поморщился.
        - С кем приходится работать! Так, следуешь за этим ментом и докладываешь мне каждые полчаса. Если будет что-то экстренное - докладываешь немедленно. Я пройдусь. Достали вы меня все. Понятно?
        - Так точно.
        Пассажир вышел из машины и направился в сторону ближайшего сквера, а БМВ вырулил на проспект и вскоре скрылся из виду.
        Глава 12. Теневое правительство
        По возвращении в Вашингтон с авианосца «Джордж Буш» лысый человек сделал несколько звонков со старинного дискового телефонного аппарата, который был спрятан в шкафу в его рабочем кабинете.
        Все шло как по маслу, как он и рассчитывал. Естественно, не так-то трудно исполнять свои задумки, если в твоих руках ресурсы такого государства, как США. Впрочем, и такой власти порой оказывается недостаточно. Да и может ли человеку чего-либо быть вдоволь?
        Он задумался. О мировом господстве величайшие полководцы мечтали с самых древних времен. К этому стремились Октавиан Август, Александр, Чингисхан, Наполеон, Гитлер. В последнее время этот процесс не связывают с именем какого-то отдельного человека. Естественно, такие важные процессы недопустимо связывать с именем какого-то всего лишь человека. Великая идея выше любого, даже самого могущественного.
        - Здравствуй, - сказал он глубоким голосом в трубку.
        - Кто говорит? - раздалось на другом конце.
        Лысый рассмеялся:
        - Неужели ты меня не узнал? Во всей стране не более тридцати человек пользуются этим каналом связи. Да и как тебе ответит человек, у которого нет имени? Что ж, имя Джон тебе что-нибудь говорит?
        Человек на другом конце провода тоже засмеялся.
        - Говорит.
        - Отлично! Тогда это Джон Доу[6 - Джон Доу - юридический термин, использовавшийся в ситуации, когда настоящий истец в суде неизвестен. В употреблении правоохранительных органов США под этим псевдонимом подразумевается неопознанное тело.].
        - Слушаю вас.
        - Я хотел только сказать о том, что с «Джорджем Бушем» все в порядке. Все прошло, как нельзя лучше.
        - Поздравляю! Господи, храни Америку!
        - Слушайте ваше задание. Необходимо собрать конференцию для обсуждения наших следующих шагов.
        - В формате «Клуба 300» или Бильдерберга?[7 - «Клуб 300» и также Бильдербергский клуб - организации, которые, по мнению конспирологов и сторонников теории заговора, осуществляют тайное руководство миром.]
        Лысый поцокал языком.
        - Не то и не другое. Чтобы ни одного русского или китайца не просочилось!
        - Хорошо, я вас понял.
        - Вы не дослушали. Сейчас наши друзья будут ждать от нас самых решительных шагов. Мы должны доказать свое глобальное господство и исключительность. Вернее, это должна сделать Америка. Действовать будем от имени американской нации. Я имею в виду взаимодействие с Черными. Нужны конкретные шаги. И нам наплевать на то, к чему это может привести завтра. Пусть война, пусть хоть потоп, но мы должны показать свою власть в Европе, в нефтяных монархиях, на Юго-Востоке.
        - Но русские!
        - Не перебивайте! - почти закричал лысый. - Я знаю, что они нам смешали все карты в Сирии, но Россия не может играть в одиночку против всего мира. Заткнем им рот. Как жаль, что сейчас у нас не осталось никаких других путей воздействия на них, кроме санкций и переговоров. Черт бы их побрал! Когда Обама сказал, что мы исключительная нация, из-за них нас почти что высмеяли. Сбейте хоть десять их самолетов, если это заставит их прекратить наносить удары по ИГИЛ[8 - ИГИЛ - террористическая организация, запрещенная на территории Российской Федерации.] и увести свою эскадру от берегов Сирии.
        - Вы закончили, господин Доу?
        - Нет! Вы сами знаете, скольких усилий мне стоило наладить с ними контакты. После нападения на их корабль в Розуэлле они и слышать не хотели о нас. Хотя, - он хихикнул, - хитрые сукины дети! Это им нужно самим. Наверху тоже коррупция и корысть! Хочу сказать одно: сигнал подан, и теперь от нас ждут действий. Я не смогу принять участие в работе конференции. Займитесь этим сами. Принимайте самые решительные меры. Санкция есть на все. Я буду ждать ответа и готовиться к встрече.
        - Я вас понял. Все будет исполнено, как и всегда, в лучшем виде.
        - Не сомневаюсь. Удачи. Конец связи.
        Лысый положил трубку и задумался.
        - Такие влиятельные люди, - проговорил он вслух, - обладают всей информацией, а глобально мыслить не могут. Парадокс.
        Человек без имени, который, если верить документам, никогда не рождался, нигде не учился и не работал и вообще не существовал, думал о глобальном господстве. Это было бы выгодно и для Земли, с ее народами, и для космического сообщества тоже. В специальном сейфе лежало множество пакетов документов на разные имена, но все они были вымышленными. Лысый человек мечтал наконец обрести имя. И желательно, чтобы перед ним стоял титул «император планеты Земля». Никакое теневое правительство не может дать такой власти. Именно власть, всевластие кружит голову тем людям, которые могут мыслить. Не зря говорили, что думают только два процента людей, три процента думают, что они думают, а остальные девяносто пять процентов скорее готовы умереть, нежели начать думать.
        Лысый прошелся по своему небольшому, темному кабинету. Не могло и в этот раз не получиться. В этот раз все должно было быть нормально. Такой шанс выпадает только однажды в жизни, и если прежние правители оказались неспособны на решительные шаги, то у него хватит решительности, даже если Земля после этого погрузится в пучину ядерной зимы.
        Глава 13. Бразолеты. Ангелы
        Когда свет стал нестерпимым и «Урал» полностью перестал слушаться управления, Глеб понял, что падения не избежать. Он попытался сгруппироваться, но ничего не вышло. Мотоцикл скакнул не хуже удалого мустанга и сбросил с себя наездника. Глеб подлетел в воздух на два метра и приземлился на спину, со всего маху ударившись затылком об асфальт. После этого он ничего не чувствовал, тело, которое силой инерции продолжало тащить и метать по асфальту, безвольно обмякло. Не почувствовал он и когда двухсоткилограммовый мотоцикл приземлился ему на грудь, ломая ребра грудной клетки.
        Уже через минуту все стихло, мотор «Урала» заглох, и только заднее колесо продолжало быстро вращаться. Свет фар, в котором случилась эта страшная авария, померк, что-то большое и темное беззвучно поднялось над дорогой. Объект не двигался, зависнув в воздухе. По нему пробежала едва различимая волна, и он стал невидимым.
        Глеб открыл глаза, удивляясь тому, как легко себя чувствует, как ясны мысли в голове, как легко дышится. «Это только шок, - подумал он. - Стоит пошевелиться, и тело будет сковано нестерпимой болью».
        Некоторое время он лежал неподвижно, соображая, что это за эсминец кружит над дорогой. Объект завис, казалось, прямо над ним и закрывал почти весь небосвод, который Глеб мог наблюдать.
        Он попытался пошевелить руками и ногами, что удалось ему абсолютно безо всяких усилий и неприятных ощущений. Скорее наоборот, ему казалось, что такой легкости в теле он не чувствовал никогда прежде. Медленно-медленно, чтобы не усугубить возможную травму позвоночника, Глеб поднялся. К его удивлению, он чувствовал себя великолепно. Он во все глаза рассматривал парящий объект, не понимая, что произошло.
        Шок наступил, когда опустил глаза вниз. Почти у него под ногами лежал раскуроченный мотоцикл, колесо которого еще продолжало крутиться, и его обезображенное тело, истекающее кровью.
        Глеб вздрогнул, волна жара окутала его с головы до пят. Он осмотрел себя, ощупал. Все было в порядке, но труп был так же реален, как и мотоцикл рядом с ним.
        В этот момент из НЛО вылетели два светящихся существа. Они медленно полетели к Глебу, при этом было совершенно непонятно, что поддерживает их в воздухе.
        Когда существа опустились на асфальт, Глеб разглядел их получше. Мужчины с длинными, пшеничного цвета волосами были одеты в белые, похожие на тренировочные костюмы. Казалось, что от них исходит мягкий золотистый свет, но Таран на это не обращал внимания.
        Когда мужчины подлетели ближе, он понял, что их рост значительно превышает два метра. Наверное, в его хрущевке они бы упирались головой в потолок.
        - Вот это незадача, - услышал он голос одного из пришельцев. Хотя при этом губы того не двигались. Голос словно звучал у него в голове.
        - Ума не приложу, как это могло произойти. Досада.
        - Что будем делать?
        - Забираем его на борт. Там будет видно.
        Мужчины посмотрели вверх, словно говорили с кем-то в высоте. Они с легкостью оттолкнулись от земли и взмыли вверх. В этот же миг Глеб ощутил странное чувство. Его потянула от земли какая-то неведомая сила. Он неуклюже дернулся, потерял равновесие и замер в воздухе, растопырив руки и ноги, влекомый ввысь.
        Он видел, что его бездыханное тело и мотоцикл также безропотно поднимаются над дорогой. Два светящихся гиганта летели быстрее и почти достигли летательного аппарата.
        Глеб в оцепенении наблюдал, как медленно приближается объект. Корабль был похож на тучу, зависшую над дорогой. Это он притягивал к себе. Скорость полета постепенно увеличивалась. Корабль находился гораздо дальше, чем это казалось. Всему виной был его колоссальный размер.
        Сначала мотоциклиста поглотила «туча», окружавшая корабль, а потом большой люк, открывшийся на его брюхе. Барахтаться было бессмысленно. Корабль засосал Глеба, словно букашку. Человек преодолел несколько тоннелей и наконец оказался в светлом круглом помещении, где завис ровно между полом и потолком. Мотоцикл и его мертвое тело, по-видимому, были в другой каюте.
        Глеб не мог понять, что произошло. Он видел обезображенный, практически раздавленный труп, но в то же время ощущал себя, видел себя, мог думать, двигать руками и ногами, поэтому всеми силами отгонял мысль о своей смерти. Этого ведь просто не могло быть.
        Таран осмотрелся. В круглой каюте стены были покрыты мягким белым материалом. Внутри не было ни иллюминаторов, ни мебели, ни каких-то технологических устройств - абсолютно ничего. Двинуться он никуда не мог. Неведомая сила держала его в центре комнаты. Ни дать ни взять - муха под микроскопом.
        Время от времени до пленника доносились какие-то звуки и голоса. Вернее, они возникали в его голове. Мужчины говорили о каких-то координатах, о людях. Это были разные голоса, некоторые из них были оглушительны, как гром. Глеб вдруг осознал, что эти голоса не на русском языке. Более того, они были ни на каком языке. Это было словно внутреннее ощущение полученной информации. Как будто ты услышал и принял к сведению информацию, хотя на самом деле ничего не слышал. Мозг закипал от таких размышлений.
        Глеб махнул руками, поджал ноги и закрутился, как волчок. Он начинал осваиваться в новой атмосфере. По телу прошла странная горячая волна. Ему показалось, что его хорошенько тряхнуло.
        - Что делать с человеком? - услышал он голос.
        - Сейчас это не так важно. Улетаем к Юпитеру немедленно. Есть вероятность быть обнаруженными.
        - Хорошо.
        Глеб не знал, сколько времени он провел в круглой камере, но ему это стало надоедать. Не хотелось ни есть, ни спать, и даже в туалет не тянуло, но висеть непонятно где было утомительным.
        - Эй! - крикнул он для начала вполголоса. - Э-э-эй!
        Все вокруг стихло, словно пришельцы прислушивались к незнакомому голосу.
        - Долго мне тут торчать?! - орал теперь в полный голос Таран. - Сейчас тут все разнесу ко всем чертям!
        Неужели не слышат? - подумалось ему. Словно в ответ на вопрос, перед ним вдруг оказалась женщина с длинными русыми волосами, заплетенными в косу. Глеб не смог понять, как она попала в каюту. Возможно, просто прошла через стену. Одета красивая незнакомка была в комбинезон, поверх которого на специальном поясе крепились какие-то устройства и приспособления. Глеб пристально рассматривал ее, но не мог найти никаких отличий между пришелицей и обычной землянкой. К тому же девушка была обычного роста, не в пример тем амбалам.
        Она приветливо улыбнулась.
        - Ни к чему так кричать, Глеб! - доброжелательно начала она разговор. - Тебя все отлично слышат. Как только освободятся, займутся тобой.
        - Откуда ты знаешь мое имя? - спросил он немного агрессивно.
        - Мы знаем всё.
        - Зачем вы меня похитили? Опыты? Я так не дамся! - Он махнул руками и сделал кувырок в воздухе.
        Девушка звонко рассмеялась, обнажив ровные белые зубы.
        - Какие опыты? Фильмов насмотрелся!
        - Ну а зачем пришельцы тогда похищают землян? - возразил Глеб.
        - Пришельцы?
        - Ну а кто вы? Кто ты?
        - Я, - немного удивленно отвечала девушка, - я - Елизавета.
        Она собралась покинуть пленника.
        - Подожди! - остановил ее Таран. - А как же с едой и элементарными условиями для пленника?
        - А ты верующий человек? - вдруг спросила пришелица.
        Глеб на секунду задумался.
        - Да!
        - Тогда молись!
        Она прошмыгнула сквозь стену и исчезла так же тихо, как и появилась.
        «Молиться? - недоумевал Глеб. - На космическом корабле пришельцев? В подвешенном состоянии? Попробуй тут хоть что-то вспомнить!»
        Он повисел некоторое время, размышляя, а потом стал вспоминать слова «Отче наш», которым мать его учила еще в детстве, - так, для того чтобы мозг занять.
        Глава 14. Подберезовик
        Евгений Башлыков шел по болоту, на каждом шагу выдергивая высокие резиновые сапоги из хлюпающей топи. Было холодно, сыро, зябко и некомфортно. Он прыгал по кочкам, стараясь длинным посохом нащупать места, где нет воды, но шли они быстро, и приходилось надеяться на случай и проводника, который рыскал впереди.
        За ними шли двое, с автоматами «Шмайссер» наперевес. На головах автоматчиков и проводника были балаклавы, да и одеты они были в камуфляж, поэтому выглядели очень грозно.
        Башлыков молча хлюпал сапогами и в десятый раз сокрушался по поводу своей затеи.
        Странные происшествия, которые случились с ним в Москве, исчезновение документа, который мог пролить свет на убийство Ковтуна, вывели его из себя. Если пропавший рапорт этого Зиверса подлинный, то он упустил чрезвычайно важный документ прямо из-под носа. Возможно, этот документ представлял государственную важность, а он сразу этого не понял.
        Вернувшись взъяренным, Башлыков связался со своими товарищами из уголовного розыска и попросил организовать ему встречу с черными копателями. Встреча была организована на условиях полной конспирации. Башлыкову пообещали, что увидится он с человеком, который контролирует работу копателей во всем районе. Естественно, Евгению пришлось дать слово, что об этой встрече никто и никогда не узнает.
        Обещанные переговоры состоялись в маленьком кафе «777» на окраине города. На время встречи кафе было закрыто, чтобы ни один случайный посетитель не смог помешать важной беседе.
        Перед Башлыковым оказался очень высокий и худой мужчина лет под семьдесят. Его тонкие бледные губы были так плотно сжаты, что Евгению подумалось, что тот не сможет просунуть между ними трубку, когда незнакомец ее набивал табаком.
        - Меня попросил встретиться с вами один очень близкий друг. Он рекомендовал вас как ответственного и порядочного сотрудника, которому я должен помочь, - не спеша и с достоинством начал говорить незнакомец. - Я думаю, вам не нужно объяснять, что в наших кругах отнюдь не приветствуется дружба с… ментом.
        Евгений понимающе кивнул.
        - Все это только бизнес. И мы стараемся, чтобы он был не криминальным. Раньше по лесам шастали кто хотел, доставали оружие и взрывчатку и продавали ее бандитам и террористам. Благодаря нам теперь такого нет. Вы и сами знаете, что на черном рынке оружия «трофеев» стало совсем мало. В основном на экспорт идут награды и предметы старины. Немцы сейчас платят хорошие деньги, если найдутся личные вещи их погибшего фашистского родственника, - улыбнулся он.
        - Я все понимаю, - неуверенно заговорил Башлыков. - Но меня интересует несколько иное. Я расследую странное убийство. И чем больше я копаю, тем больше странностей обнаруживается. К нам из Москвы приехал один человек по фамилии Ковтун. Он ехал сюда для встречи с копателем, а через некоторое время его находят в болоте задушенным.
        - Хм… Он хотел оружие? Или награды?
        - В том-то и дело, что он уфолог, изучает различные необъяснимые явления, пришельцев и все такое.
        Собеседник Башлыкова даже крякнул.
        - Это что-то новенькое! Похоже на развод!
        - Если у нас конфиденциальный разговор, то я вам скажу еще кое-что. В его банковской ячейке в Москве лежал документ военного времени, который пропал прямо у меня из-под носа. Так что это похоже, скорее, на очень серьезную находку. У меня нет другой зацепки, да и все указывает на этот след.
        - Первый раз слышу о таких вещах. - Собеседник жестом подозвал официанта и заказал чашку американо. - В наших лесах найти оригиналы официальных документов очень трудно. Это скорее солдатское кладбище, чем штаб армии. Тут найдешь разве что Железный крест и котелок с инициалами.
        - И все же…
        - Хорошо, Евгений, я обещал помочь, и я помогу, если это в моих силах. Мои люди опросят все группы и разузнают, кто мог выйти на контакт с этим Ковтуном. Все, что удастся разузнать, мы вам сообщим. Только помните о нашем условии: не ссылаться на нас, не лезть в наше дело, не спрашивать имен. Мы помогаем вам, а вы - нам…
        Через три дня после этого разговора Евгению позвонил мужчина и попросил встретиться. Он рассказал, что некоторое время назад копатель по имени Алексей нашел в лесу нечто странное.
        - Даже опытные историки не могли определить, что из себя представляет округлый обгорелый объект, затерянный в непролазных болотах. Эту штуковину вытащить оттуда не представляется возможным, да и снять с нее даже запчасть они не смогли. Как монолит она. Короче, удалось Алексею отстегнуть от него брусочек такой. Он не знал, что с ним делать. Продать - не продашь. А сам он увлекался всякой такой фигней. Вот по собственной инициативе и «выписал» этого профессора. Он хотел показать ему эту штуку в лесу, но так и не показал. Остальное вам известно.
        - Мне бы поговорить с этим Алексеем! - попросил Башлыков. - Он наверняка знает что-то еще. Может, видел что-то подозрительное.
        - Алексея положили еще раньше, чем этого профессора. Сам виноват. Так что он ничего вам не расскажет.
        Башлыков погрустнел.
        - А я ничего не слышал про этот труп.
        - А вы и не услышите, - последовал короткий ответ.
        - Тогда мне нужно самому посмотреть на эту штуку. Это возможно?
        Мужчина закусил губу. По всей видимости, ему было приказано оказать «менту» поддержку.
        - Ведь вы, наверное, тоже заинтересованы в том, чтобы найти тех, кто убил вашего друга! - давил Евгений.
        - Он мне не друг, но мы и сами найдем. Черт с вами - покажем!
        Еще через два дня рано утром они выехали в лес на новеньком джипе «мицубиси». Ехали долго, пока была дорога. Потом облачились в спецодежду и выдвинулись в лес. Предстоял многочасовой переход.
        Башлыков не рассчитывал, что это окажется так сложно и что его будут сопровождать двое автоматчиков. Шансы навеки сгинуть в этих лесах многократно увеличивались.
        Копатели торопились. Нужно было добраться до объекта как можно быстрее, чтобы потом вернуться засветло.
        Проводник, убегавший вперед, то и дело наклонялся, чтобы сорвать гриб.
        - Все со своим правилом? - хохотнул автоматчик позади.
        - Ага! - отозвался проводник. - Никогда не возвращаться из леса с пустыми руками. Хоть грибов да принесу. Вот, кстати, и наш «подберезовик».
        Группа резко остановилась, а Башлыков даже не сразу понял, что произошло. Они были на месте.
        Проводник назвал объект «подберезовиком», потому что на большом пласте грунта, поднятом «тарелкой», росла маленькая береза. Металлический аппарат, похожий на гигантское блюдце, был почти полностью погружен в болото. Только небольшой край диска возвышался над поверхностью. «Алексей высчитывал, что его диаметр должен быть более двенадцати метров», - сказал проводник, закуривая.
        Тарелка была покрыта толстым слоем копоти и грязи. Она пролежала в болоте много десятилетий. Это подтверждали деревца и кусты, выросшие вокруг места падения.
        Евгений достал охотничий нож и стал скоблить торчавший из земли край аппарата. Грязь и копоть поддавались, а вот металл тарелки был невероятно прочным.
        - Титан?
        - А черт его знает!
        Ему не удалось найти ни одного стыка или шва, как будто объект был сделан из цельного куска металла. Башлыков стал осматривать объект сантиметр за сантиметром, прислушиваясь при этом к разговору копателей.
        - Я лично положу этих чертей из БМВ, когда узнаем, кто это такие, - хриплым голосом говорил одни из автоматчиков.
        - Да, Леха, хоть и был чудаком, но человек он был хороший! - подтвердил проводник.
        Второй автоматчик подошел к Евгению.
        - Он считал, что эту штуку сбили зенитчики во время войны. Видишь, вон дерево сломано? - Он указал Башлыкову на старую ель, сломанную пополам. - Видишь, как будто он оттуда летел, поломал деревья и воткнулся сюда?
        - Похоже на то! - кивнул Евгений.
        - Он думал, что это летающая тарелка. Так гордился своей находкой. А что с ней делать?! Не продашь, не вывезешь, ученых сюда не пригласишь…
        - Отчего не пригласить? - удивился Башлыков.
        - Дурак, что ли? - воскликнул копатель. - Столько людей потеряют работу. Вот лет эдак через десять - пятнадцать, когда все тут обследуем, может, тогда и найдет кто-нибудь эту штуку повторно.
        - Жень, у нас еще минут пятнадцать. Потом пойдем назад! - крикнул проводник.
        Башлыков снова лихорадочно стал обследовать загадочный объект. Но все было тщетно. Ему удалось найти только небольшое углубление квадратной формы, словно брусок вынули из поверхности аппарата. Он поковырял в отверстии ножом, но металл не поддавался.
        Пятнадцать минут пролетели моментально.
        - Выдвигаемся, ребята, - скомандовал автоматчик.
        Копатели дружно поднялись, взяли рюкзаки, треккинговые палки и зашагали прочь.
        Башлыков чуть не плакал. Сфотографировать тарелку он не мог, отсутствие телефона и фотоаппарата было обязательным условием копателей. Никакую деталь аппарата добыть не удалось. Копатели все удалялись, а он стоял в нерешительности.
        - Догоняй, Женя! - послышался крик. - Сам отсюда дорогу не найдешь!
        Глава 15. Ни жив ни мертв
        Глеб не знал, сколько времени прошло с того момента, как он оказался в белой комнате. У него не было часов, он не хотел есть или спать. По его подсчетам, прошло более двенадцати часов с того момента, когда голос сказал, что нужно улетать к Юпитеру. Ему было не по себе от всего происходящего. Он стал звать Елизавету. К его удивлению, она появилась почти моментально.
        - Зачем ты звал меня? - так же тихо и спокойно спросила она. - Проголодался?
        - Нет! Но сколько я так могу тут висеть? Есть какие-то международные конвенции по статусу пленников. Я человек, в конце концов! - возмутился Таран.
        Она засмеялась.
        - У нас возникли неотложные дела. Но ты не должен беспокоиться. Все будет в порядке. Ты вернешься домой и забудешь обо всем, что произошло. По этой причине наш разговор с тобой не имеет смысла. - Она как-то грустно улыбнулась.
        - Что значит забуду? Это как в «Люди в черном»? Я тут уже такое видел!
        - Это ничего. Я не слышала о людях в черном. Или ты имеешь в виду Черных? - Она нахмурилась. - Ты не можешь о них знать.
        В комнате прямо из воздуха появился мужчина-великан в доспехах футуристического дизайна. На широком поясе его располагался, по всей видимости, джедайский меч. Мужчина выглядел гораздо старше тех двух, первых, которые спустились к Глебу.
        Когда он появился, Елизавета замолкла и отступила назад. Глеб испытал какой-то благоговейный трепет перед этим красивым, статным, благородным существом.
        - Ты не должен беспокоиться, человек! - сказал он так же доброжелательно. - Господь милостив к тебе. Ты продолжишь свою прежнюю жизнь как ни в чем не бывало. Ты просил о помощи?
        У Тарана в горле все пересохло.
        - Я вишу тут уже долго и не знаю, что со мной, - с трудом проговорил Глеб.
        - Все просто, - с улыбкой сказал гигант, - ты умер.
        Глеб замер, не в силах что-то вымолвить или предпринять.
        - Побудь с ним, сестра, - обратился пришелец к Елизавете, - успокой его.
        «Никто из живых или мертвых не вправе указывать мне! - послышался откуда-то громоподобный голос, который, казалось, эхом докатился до каждого уголка корабля. - Я отвечаю только перед Богом!»
        Услышав этот грозный крик, гигант исчез. Глеб обхватил руками колени и уставился на носы своих кожаных, похожих на ковбойские, сапог.
        - Ты напуган? - услышал он очевидный вопрос.
        - А что я должен чувствовать, по-твоему? - сердито выкрикнул он. - Ты не слышала разве, что я умер? - Он резко выпрямился и сжал кулаки.
        - Успокойся! - мягко ответила Елизавета. - В твоем понимании и я мертва. Уже больше двухсот лет. Но разве ты, верующий, не знаешь, что для Бога нет мертвых?!
        У Тарана не получилось вспомнить, что он читал о вере и религии. Слишком уж разыгрались эмоции.
        - Ты хотел услышать, что с тобой стало. Тебе сказали. Чем ты недоволен? Более того, тебе было сказано, что ты вернешься в свое тело и свою прежнюю жизнь на Земле.
        - А почему я должен этому верить? - Глеб скрестил руки на груди и мотнул головой в том направлении, где еще недавно был гигант.
        Елизавета смутилась.
        - Ангелы никогда не врут!
        - Ангелы? - Глеб вновь удивился. - Да разве они такие?
        Он просто не мог поверить в реальность всего происходящего. Это был бред. Он наверняка где-то в больнице под наркозом.
        В ответ на эти мысли Елизавета улыбнулась. Глеб тоже улыбнулся:
        - Ты нереальна. Видишь, я подумал кое-что, а тебе это сразу стало известно. Значит, я просто тебя выдумал. Это сон.
        Она звонко рассмеялась:
        - Ну, ты фантазер! Мы тут общаемся телепатически. Информация находится везде вокруг нас. Разве ты не слышишь голоса?
        - Слышу! Доносятся! - подтвердил Таран.
        - Они не доносятся. Они не слышны. Это у тебя в голове информация обретает форму, звучание. Побудешь здесь - и сможешь свободно общаться без слов.
        - Но - как? Как это возможно?
        - Душа бессмертна, а бренная оболочка ничего не значит.
        Глава 16. В тени
        - Рад вас снова видеть здесь, господа! - низким, бархатистым голосом сказал полный мужчина возрастом около пятидесяти лет. - Вы прекрасно знаете, что мы не созвали бы комитет, не будь на то серьезнейшего основания. Сегодня события развиваются настолько стремительно, что мы должны собрать все наши силы, чтобы не оказаться позади.
        Он обращался к четырем десяткам человек, сидящих в дорогих кожаных креслах вокруг круглого стола на глубине тридцати метров под землей в секретном бункере посреди американской пустыни. Все они прилетели сюда на военных вертолетах около часа назад. Впрочем, место было им знакомо. Собрания проходили здесь неоднократно.
        Лица этих людей никогда не появлялись на экранах телевизоров или на обложках газет и журналов, более того, никто не знал, как их зовут. По документам эти люди никогда не рождались и никогда не умрут. Однако по их походке, по манере сидеть и говорить, держать себя было понятно, что они обладают огромной властью и средствами. Эти люди распоряжались такими ресурсами, которые и не снились даже самому богатому человеку на Земле. Они решали, где и когда начнутся войны и когда они закончатся…
        Воспользовавшись секундной задержкой, заговорил худой мужчина с копной седых волос:
        - Мы знаем о ваших намерениях, но никак не возьмем в толк: для чего это нам? Мы отлично справляемся со всеми проблемами и сами. Вся власть и так у нас в руках!
        Лицо толстяка налилось кровью. Он был с другими наравне, но возражений терпеть не мог.
        - Да если бы было так, как вы говорите! А разве сейчас вы можете управлять, как это было раньше? Десять лет назад? Пятьдесят, сто лет назад? Сколько могут русские или китайцы вмешиваться в наши дела? Сейчас так ли легко вы можете разруливать дела на постсоветском пространстве? Нет, а Китай? Это еще ничего не значит, что они не лезут в геополитику! Они молча, но планомерно идут вперед. Завтра нам придется сообщать им о каждом нашем шаге.
        - Может, я рассуждаю несколько поверхностно, но кому нужна война сейчас?! - возразил седовласый заседатель. - Я, например, не хочу рисковать всем. Лучше, как известно, синица в руках.
        - Отлично! - кипятился толстый. - А теперь подумайте, что будет с вами, когда они или, не дай бог, русские вырвутся вперед? Что вы будете делать, если они заключат соглашение с Черными? Как вам такой вариант?
        - Русские не заключат, - сказала красивая женщина с короткой стрижкой, одетая в брючный костюм.
        - Ну а вы просто представьте! Кто их знает, что они там думают? Завтра доберутся первыми до Марса, и все! Пиши пропало. Недаром Обама назвал Россию супердержавой! Зачем это он так? Нам насолить? Не нравилось учитывать наше мнение?
        Мужчина, одетый в свободный тренировочный костюм, брезгливо поморщился.
        - Давайте не будем вмешивать сюда внутриполитическую обстановку. И так тошно!
        - Цена вопроса - глобальное господство, напомню вам об этом, господа! Могущество не измеряется деньгами, или акциями, или количеством людей, которые на тебя работают. Только власть. И у нас есть возможность заполучить такую власть, о которой императоры и диктаторы могли только мечтать. Это мировое господство, это Тысячелетний рейх и Римская империя, взятые вместе с бескрайними землями Чингисхана!
        - Мы это прекрасно понимаем, - перебил его человек маленького роста, который единственный из всех собравшихся закурил. - Но цена! Цена слишком велика. Вы хотите поставить Америку под удар! Неужели никак иначе нельзя заявить о своем превосходстве над миром? Вы же понимаете, что в любом случае у других ядерных держав есть возможность гарантированно нанести ответный удар. Погибнут миллиарды. Для чего нам нужна будет планета, на которой потом невозможно будет жить?
        Толстяк стукнул по столу ладонью. Но сделал он это сдержанно и как бы с досады.
        - Во-первых, нам с вами ничего не угрожает. У нас есть надежные бункеры. Во-вторых, сейчас ведутся переговоры с посланниками. К сожалению, там, - он указал пальцем наверх, - тоже своя бюрократия. Им нужны четкие основания, и тогда они дадут нам определенные гарантии. Даже в случае ядерной катастрофы нам будут представлены технологии, которые позволят моментально избавиться от ядерного загрязнения. И конечно же, бессмертие для всех нас и членов наших семей!
        За столом послышался шепот. Собравшиеся оживились после слов о бессмертии.
        - Да, господа, бессмертие! - Толстяк потряс пальцем. - В таком случае торг имеет место? Тогда вы готовы взять управление планетой Земля в свои руки?
        Пауза затянулась.
        - Напомните в таком случае, чего хотят от нас? - послышалось с другого конца стола.
        - Всего лишь доказать наше глобальное господство. Для этого подавить все военные действия, которые ведутся без нашего контроля.
        - Вы имеете в виду действия России в Сирии?
        - Это - в первую очередь.
        - Мы должны показать, кто тут хозяин. И если Евросоюз подтвердит свою лояльность, то других крупных игроков придется заткнуть любыми средствами. Если для этого понадобится нанести ядерный удар - то надо будет нанести! - Толстый глотнул воздуха и затем воды из стакана. - Другого пути нет!
        - Президент не пойдет на это! - категорично ответил молодой человек с тоненькими усиками.
        - У нас свои рычаги давления везде. Предоставьте это нам.
        - Кому это нам? - возмутилась женщина с короткой стрижкой. - Выше нас, здесь присутствующих, никого нет. Или мы делегировали кому-то свои полномочия? Я, например, нет!
        - Не иронизируйте, пожалуйста! Вы прекрасно знаете, кто из нашей группы занимается вопросами контактов с пришельцами. Никто не лезет вперед.
        В бункере стало шумно. Собравшиеся все громче обсуждали между собой предложения толстяка.
        Толстяку было передано несколько записок. Он взглянул на них и объявил:
        - Предлагается сделать перерыв для обсуждения поставленных вопросов. Приглашаю всех перейти в соседний зал, где можно спокойно поговорить за чашкой кофе…
        Тем временем он позвонил лысому в Вашингтон и рассказал о том, что происходило на собрании. Лысый, по всей видимости, ожидал такого поворота, поэтому в трубке послышалось:
        - Черт с ними! Не нужно конфликтовать и настаивать. Пусть делают, что хотят, и мы тоже будем делать, что захотим. И да, отметьте тех, кто поддержал наше предложение. Мы, в конце концов, не виноваты в том, что у наших коллег куриные мозги.
        Толстый выключил телефон и сглотнул. Ему было страшно. Он наблюдал за господами, которые разделились на несколько групп. Так уж повелось, члены теневого правительства делились по сферам своего влияния. Одна группа была представлена нефтяниками, вторая - военными и производителями оружия, третья - медициной и фармацевтикой, четвертая - пищевой промышленностью…
        Перерыв на кофе затянулся почти на час. В некоторых группах вспыхнули жаркие дискуссии. Наконец члены правительства вновь собрались за столом.
        - Я полагаю, господа, все мы имели достаточно времени, чтобы обсудить наш сегодняшний вопрос. Может, кто-то хочет высказаться?
        Первой оказалась все та же женщина в брючном костюме. Она была в группе фармацевтов.
        - У нас действительно шли жаркие споры, но мы смогли прийти к одному решению. Наша группа высказывается против предложенного плана сделки с Черными. Риск слишком велик. Мы должны нести ответственность за нашу планету и ее население. Ядерная война - это бесчеловечно.
        Женщина села, и в зале снова зашептались. Затем прозвучали выступления представителей еще семи групп. К недовольству толстяка, пять групп из восьми оказались против их предложения. Он закусил губу.
        - Что ж, господа! Спасибо за ваши выступления. Выходит, что к единогласному ответу мы не пришли.
        - Отчего же нет? - удивился молодой человек с усиками. - Большинство против. Это бесспорно. Так что решение принято.
        Толстяк сделал вид, что не услышал реплики молодого.
        - Учитывая, что это исключительный случай в истории всего человечества, я хочу попросить вас проголосовать персонально, чтобы в случае каких-либо экстраординарных событий мы знали, имеет ли смысл вновь объявлять собрание. Я хочу сказать, есть ли шанс, что кто-то поменяет свое мнение?
        Многие собравшиеся начали возмущаться. Ведь такого не было прежде. В итоге через некоторое время противники сделки с пришельцами подняли руки. Их оказалось двадцать три человека. Толстый это сразу заметил, но ничего не сказал.
        - Благодарю вас, многоуважаемые коллеги, за то, что уделили время и прибыли сюда.
        Заседание теневого правительства подошло к концу. Толстый подождал, пока вертолеты заберут всех участников встречи, потом вышел из бункера и по спутниковому телефону позвонил лысому:
        - Как мы и думали, эти олухи проголосовали против. Правда, с небольшим перевесом. Всего двадцать три на семнадцать.
        - Этого в любом случае недостаточно. Плевать на них. Действуем по плану Б. Конец связи.
        Глава 17. Черные
        Ни много ни мало, а четырнадцать дней прошло с того момента, когда в техасской пустыне заседало теневое правительство, а лысый человек только теперь направлялся на встречу с пришельцами.
        За это время турецкие военные успели подбить российский самолет в Сирии, европейские лидеры сделали несколько нужных заявлений, а флот США начал масштабные учения в Индийском океане. Только после этого Черные вышли на связь и согласились встретиться. Место встречи было назначено не самое удобное - побережье Антарктиды.
        И вот теперь лысый человек, у которого в этот раз с собой был паспорт гражданина США Джеймса Льюиса, на военном корабле плыл в сторону Земли Королевы Мод.
        Льюис думал о том, что место выбрано не случайно. Пожалуй, лучшего места и не найти. Людей на весь континент - единицы. Впрочем, еще недавно здесь работала секретная немецкая станция «Новая Швабия». Льюис погрузился в воспоминания. Когда к нему, двадцатипятилетнему юнцу, впервые попали секретные документы периода Второй мировой войны, он просто не мог поверить в их подлинность. Тогда Черные сами вышли на контакт с руководством Третьего рейха и предложили сотрудничество в обмен на технологии. «И ведь тогда условия с их стороны были куда человечнее!» - подумал лысый. Гитлер согласился без раздумий. Опьяненный мечтами о мировом господстве, он готов был на любые условия и риск.
        В 1938 году к берегам Антарктиды направился исследовательский корабль «Новая Швабия». Немецкие летчики облетели тогда почти всю Землю Королевы Мод, разбрасывая по обозначенному периметру латунные вымпелы со свастикой. На самом деле внутри этих болвашек были электронные чипы, которые следили за тем, чтобы внутрь периметра не проникла ни одна живая душа.
        В колоссальных подземных пещерах в последующие годы нацисты обустроили суперсовременный научно-исследовательский центр, где и происходили контакты с пришельцами.
        Группа Черных тогда сделала ставку на Гитлера и прогадала. Видимо, он и их смог охмурить своей харизмой. Лысый ухмыльнулся. Его будет не так просто провести. Черные тогда поддержали Гитлера, но просчитались. А может быть, он просто не смог получить от них технологии вовремя. Лысый ухмыльнулся. Нет, он эту ошибку не повторит. По расчетам, корабль уже находился внутри очерченного немцами периметра. Ему было немного страшно. Вспомнился инцидент 1947 года с эскадрой адмирала Ричарда Бернса.
        Бернс был в курсе всех этих дел и даже одобрял эту сделку. В 1938 году он тоже должен был быть среди пассажиров «Новой Швабии», однако в последний момент его подвинули.
        Уже после окончания войны, в 1947 году, Бернс направил к берегам «Новой Швабии» свои корабли, но о системе защиты базы он ничего не знал. В результате, когда его корабли пересекли морскую границу очерченного прямоугольника, в дело вступили боевые дроны пришельцев.
        Сам адмирал, едва спасшийся после массированного обстрела и потерявший десятки человек убитыми и ранеными, а также один из кораблей эскадры, писал, что на американский флот напали летающие тарелки, которые были похожи на светящиеся шары и поднялись прямо со дна океана. Они летали совершенно беззвучно и были неуязвимы для оружия американцев.
        Обезумевший Бернс стал трубить об этом происшествии, а в правительстве было известно, что к чему, и поэтому его быстро заткнули…
        Вдалеке показалась полоска земли. Льюис напрягся и дал команду снизить ход. Именно здесь, в «Новой Швабии», немецкие ученые под руководством пришельцев разрабатывали реактивные самолеты и ракеты, пресловутую «Фау-2», оружие возмездия - атомную бомбу и боевые летающие тарелки.
        Немцы тогда бросили все силы на то, чтобы доказать свое мировое господство, но это им оказалось не по зубам. Несмотря на это, Черные не отказались от своей затеи. Если бы рейх получил ядерное оружие тогда, в 1945-м, то еще все можно было переиграть. «Новая Швабия», где к тому времени работало и жило более трех тысяч ученых и высокопоставленных чиновников, просуществовала до 1946 года.
        Черные перестали поддерживать нацистов, поскольку те не смогли сдержать в тайне новые технологии, переданные им. Чертежи и расчеты в 1945 году попали в руки союзников вместе с лучшими учеными того времени.
        Америка, а чуть позже и Советский Союз сами вышли на контакт с Черными. В расколотом холодной войной мире невозможно было говорить о глобальном господстве. Полюсов было, по крайней мере, два…
        Льюис заметил пузыри, поднимающиеся со дна океана, и приказал остановить корабль. Предчувствие его не обмануло. Метрах в пятидесяти от судна наверх из-под черных холодных вод вырывались миллионы пузырьков. Казалось, что вода дрожит и вибрирует.
        Тарелка показалась на поверхности, как раскатанная в блин подводная лодка. Она продолжила подниматься все выше и вскоре оказалась над водой. Зависнув в воздухе, корабль стал трансформироваться и сложился в причудливый черный кристалл.
        «Не такой уж он и большой, - подумал Льюис. - Так, наверное, с пятиэтажный дом».
        Инопланетный корабль ворочался в воздухе и издавал лишь легкий свист. Было слышно, как падает в океан вода, стекая потоками по граням огромного кристалла.
        Льюис был заворожен этим зрелищем. Это впечатляло, хотя он и знал, что, по сути, это пустяк, прошлый век. Эти технологии в скором будущем люди смогут получить и самостоятельно. Но все же…
        На палубе он был один. Напуганная команда корабля наблюдала за происходящим из иллюминаторов. Они, конечно, были опытными и осведомленными военными, но такое увидишь не каждый день. Это тебе не прошмыгнувший по дну квакер.
        Американский борт повернулся к кораблю пришельцев, а Льюис вышел на самый нос корабля и встал на возвышенность. Черная глыба стала медленно двигаться к нему. Льюис трепетал, но старался сдерживать эмоции. Это он умел делать. Он подумал о том, что представляет целую планету, а перед ним, в конце концов, младшие офицеры Черных.
        Он знал, что стоит ему проговорить про себя какую-нибудь фразу, и пришельцы его услышат. Здесь дрожащий голос не подведет!
        - Приветствую инопланетных гостей на планете Земля! - сказал он.
        - Рады вновь оказаться здесь, - прозвучало у него в голове. - Какую державу вы представляете?
        - Я представляю правительство Земли, - без запинки ответил Льюис.
        - Нам не известно ничего о мировом правительстве. Вынуждены напомнить, что переговоры мы уполномочены вести только с официальным представителем всемировой державы. ООН не подойдет.
        - Я в курсе, - ответил Льюис.
        Он успокоился. В одной из граней кристалла он увидел трех существ, зависших в воздухе. Он общался именно с ними. Джеймс не знал, есть ли на корабле кто-то еще, кроме этих троих. Пришельцы не впечатлили его. Они были очень похожи на людей. Одеты в какие-то серые комбинезоны. И отчего их называют Черными? Единственным отличием был рост гуманоидов - наверное, два-три метра. На расстоянии трудно определить точно.
        - После того как мы выполним свою часть договора, с вами на связь от имени землян выйдет президент Соединенных Штатов Америки.
        - Благодарим. Нас это устраивает.
        - Вы обдумали возможность передачи нам технологий? - задал Льюис главный вопрос.
        Пришелец, совсем как человек, замотал головой:
        - К сожалению, это невозможно. Требования Межгалактического союза были ужесточены после прошлого инцидента.
        - Понимаю. - Льюис старался, чтобы в его словах не было никаких эмоций. - Тогда благодарю за встречу, мы продолжаем действовать по заранее оговоренному плану.
        Он специально решил сам завершить встречу, чтобы придать себе веса. Ему показалось, что пришельцы расхохотались от его слов, но он и бровью не повел. Посмотрим, как они запоют потом.
        - Для нас было честью общение с вами, - послышалось в его голове. - Мы с нетерпением ждем, когда Земля станет полноправным членом Межгалактического союза.
        Разговор был окончен. Льюис склонил голову, а корабль так же медленно стал погружаться в воду. Естественно, им тоже нельзя было светиться.
        Льюис задумался. Пришельцы хотели слишком многого. Игра была рискованной. Можно было бы обговорить напрямую с президентом, но под конец своего правления он не станет вмешиваться в такие дела. Посредством «ястребов» в Белом доме едва удалось утвердить эти кампании на Ближнем Востоке. Обосновать применение ядерного оружия и развязывание мировой войны не так просто, как военную операцию в Ираке. Тут надо действовать проверенными каналами, нужно опережать события не на один, а сразу на несколько шагов.
        Глава 18. Дождался!
        Тянулись часы, которые складывались в дни. Все это время он не ел и не спал. Только ждал своего «воскрешения» или пробуждения. Последние сутки прошли в состоянии какого-то транса. Уже привычное чувство легкости дополнилось чувством отстраненности. Пленнику казалось, что он ощущает весь корабль, который несется куда-то в космическом пространстве. По крайней мере, он теперь мог с легкостью слушать переговоры практически всех членов экипажа. В голосах он слышал тревогу. Все чаще в разговорах упоминались какие-то Черные. Как он понял, они представляли угрозу для корабля пришельцев, и теперь им приходилось лавировать по Солнечной системе, чтобы их не обнаружили. При этом Землю они оставить не могли, так как у гигантов была какая-то уж очень важная миссия.
        Чаще всего до Глеба доносился громоподобный голос. Он говорил какими-то возвышенными, отрывистыми фразами. «Моими устами говорит Небо, и, значит, это будет сделано! - разносилось по кораблю. - Глядя в лицо смерти, мой страх унимает вера! Во имя Христа, я один разобью их всех!» Другие голоса были не столь категоричны и предлагали различные варианты. Вот только понять, варианты чего, пленнику было не по силам. Да и с этим он уже свыкся.
        Несколько раз его навещала Елизавета. Она ничего толком не рассказывала, а только морально поддерживала Глеба. Вот и теперь она появилась в комнате, когда Глеб, зависший в позе эмбриона, медитировал. Он почувствовал постороннее присутствие и открыл глаза.
        - Здравствуй! - с улыбкой произнесла она. - Я к тебе с хорошей новостью.
        - Приветствую! - спокойно ответил Глеб. Его ничего особо не волновало, он перестал злиться и учился только созерцать.
        - Мы вновь направляемся к Земле. Скоро твои скитания закончатся, и ты снова окажешься дома, в привычной обстановке.
        - И все забуду?
        - Да.
        Таран промолчал.
        - Ты не рад? - удивилась Елизавета.
        - Даже не знаю. Я тут уже столько времени, что это буду не тот я, если вы мне сотрете память.
        Она задумалась.
        - Может быть, и так, но ничего нельзя поделать. Такие правила.
        - Ну и черт с ним.
        Она вдруг возмутилась:
        - Не говори так, пожалуйста! Очень уж плохая энергетика у этой фразы.
        Глеб ухмыльнулся. Спустя мгновение улыбка слетела с его губ. Все вокруг взметнулось в страшном вихре. Корабль буквально вскипел и растворился. Невероятный выброс энергии разложил его на атомы, разметал и испепелил.
        Глеб ничего не мог понять и сделать. Увлекаемый потоком материи, он беспомощно смотрел по сторонам, холодея от осознания происходящего. Корабль, который за несколько дней успел стать для него домом, разлетался на части. Таран понимал, что в следующий миг окажется в безвоздушном пространстве. Он вдруг вспомнил телепередачу, в которой рассказывалось, что человек без скафандра может прожить в космосе еще две минуты. Он попытался вдохнуть поглубже и приготовился к обжигающему воздействию абсолютного нуля.
        Но с ним вновь ничего не произошло. Глеб опять поверил в то, что это только сон. Он находился в открытом космосе, окруженный абсолютной чернотой. Далеко-далеко ослепительно ярко светило Солнце. Обломки корабля, уничтоженного ядерным взрывом, разлетались в разные стороны. Осколок величиной с двухэтажный коттедж вертелся неподалеку. Глеб с удивлением смотрел вокруг себя, ощущая просто животный страх и трепет. Невозмутимо, ровным, спокойным светом горели бесчисленные звезды. Он присмотрелся и среди миллионов звезд и осколков корабля увидел группу светящихся объектов, которые устремились в направлении крохотной, мерцавшей вдали зеленой планеты. Таран усиленно моргал, чтобы лучше рассмотреть эти объекты. Он был уверен, что это команда корабля спешит куда-то. Это было невозможно.
        - Спокойно, спокойно! - услышал он позади знакомый голос. - Я с тобой!
        Глеб в испуге обернулся. К нему летела Елизавета. Без скафандра, без каких бы то ни было приспособлений.
        - Как? - вырвалось у него. - Как это возможно?
        Она приблизилась к нему на расстояние нескольких метров.
        - Неужели ты забыл, что душа твоя бессмертна? - с привычной улыбкой произнесла она. - Тело уже было мертво. А душе что будет?
        - А что случилось? - чуть не закричал Глеб.
        - Наш корабль был атакован ракетой с Земли. Кто-то дал им наши координаты. Впрочем, известно кто. Мы этого и боялись!
        - Разве это возможно? - снова спросил он. - А это гвардия ваша там летит? - Он неопределенно махнул рукой.
        - Да, они немедленно пошли на демонов.
        - Бред! Ангелы, святые и души людей путешествовали по космосу на корабле, хотя не нуждаются ни в корабле, ни в кислороде, ни в еде и одежде?
        - Точно! - задорно ответила Елизавета. По-видимому, ее забавляло возбуждение Глеба.
        - И я тоже могу так летать?
        - Конечно. Только захотеть нужно, и по воде можно ходить, и гору с места сдвинуть, если вера будет хотя бы с горчичное зернышко.
        Глеб огляделся по сторонам и увидел большой обломок корабля, который продолжал медленно вращаться вокруг своей оси. Выставив вперед кулак и поджав одну ногу, как это делает супермен, Глеб со всей силы захотел полететь к обломку, но даже не сдвинулся с места.
        - Обманываешь меня! - прошипел он, тужась.
        - Вот еще! Мы не можем говорить неправду. К чему это?
        - Тогда почему я не двигаюсь? - зло спросил он.
        - Потому что ты не веришь, что это возможно. Ты вспоминаешь всякие там законы физики и пытаешься получить ускорение, а нужно желание!
        Елизавета взяла его за руку и без всякого усилия увлекла за собой. Они приблизились к обломку, и Глеб вцепился в него пальцами. На четвереньках он полз по своей «планете», не ощущая холода металла. Наверное, Маленький принц иногда чувствовал себя так же.
        Таран дополз до иллюминатора и заглянул вовнутрь. То, что он увидел, заставило его резко оттолкнуться руками, отчего вновь полетел прочь от обломка. Внутри оставшегося целым отсека в невесомости находилось его тело и мотоцикл «Урал».
        - Это просто какой-то кошмар! - заорал он. - За что мне эти испытания? Как себя должен чувствовать человек, увидевший свое мертвое тело со стороны.
        Елизавета села на обломок корабля и посмотрела на него:
        - Я знаю, что это непривычно, но через это проходит каждый человек.
        - Верни меня назад на обломок.
        Она помотала головой:
        - Лети!
        Глеб попытался плюнуть, хотя у него ничего не вышло, и снова выбросил вперед правую руку, сжатую в кулак. Это не помогло, тогда он стал пытаться «плыть» в космосе, хотя отталкиваться тут было не от чего. Несчастный закрыл глаза и представил, что летит к обломку. Всего через несколько секунд врезался лбом в зазубренную металлическую обшивку.
        - Вот мать твою! Бред какой-то!
        Он сел на корабль и поджал ноги. Обломок продолжал медленно вращаться. Елизавета казалась рассерженной.
        - Может, я и многого хочу от обычного человека, но ты должен понять, что мир гораздо шире и сложнее тех рамок, которые твой мозг установил для него, и даже тех рамок, которые установили самые смелые земные ученые. Если ты не понимаешь чего-то, то не обязательно сквернословить. Нужно постараться понять или попросить о помощи!
        Глеб горячо возражал:
        - А я не просил о помощи? Не просил объяснить, что, черт возьми, происходит?! Только и слов, что, мол, все вернется, ничего не вспомнишь! Что я должен тут сам додумать и понять? Это для тебя тут все просто и понятно! А для меня это все нелепо, как конь педальный!
        - Хорошо, - согласилась она. - В твоих словах есть зерно истины.
        - Тогда рассказывай! - потребовал Глеб.
        - Ладно. Попробую объяснить все на пальцах.
        - Уж попытайся!
        - Во Вселенной есть силы добра и зла. Ты слышал об этом. Есть Белые и Черные ангелы. И Земля - это настоящее поле битвы добра и зла. Всевышний сотворил все во Вселенной, и Земля - это только один из тысяч удивительных миров, объединенных в Межгалактический союз.
        - Мы тоже входим в Союз?
        - Нет. В том-то и соль! Люди никак не могут выйти на новую ступень развития, чтобы их приняли. Люди должны объединиться в единую семью, в единое государство, чтобы с ними начали диалог. Разве сейчас может хоть кто-то выступать от имени всех землян?
        Глеб задумался.
        - Дело только в этом?
        - Да. Но это означает, что люди не могут выйти на новый этап развития. Общество не организовано, разделено и противоречиво! С такой цивилизацией общаться нельзя!
        - А помочь вы не думали? - строго спросил он. - Контакт был бы поводом объединиться!
        - Нет, так нельзя, - грустно сказала она. - Впрочем, вам же посылали пророков, святых, Спасителя даже! И что?! Пророки оказывались не в своем отечестве! Нельзя…
        Глава 19. Первое требование
        К удивлению лысого человека, Черные вышли на контакт вскоре после того, как он вернулся из Антарктиды и положил паспорт на имя Льюиса обратно в сейф. По зашифрованному военному каналу пришло короткое требование, которое мог прочитать только он.
        Использовав математический алгоритм, он быстро составил фразу: «Ударить ядерной боеголовкой по сектору XT48-67-a».
        Лысый глубоко задумался. Что это могло означать? Он связался со своими людьми в армии и быстро выяснил, что указанные координаты - это пустое пространство в космосе. Использование ядерного оружия в космосе запрещено международными конвенциями. Для чего такое требование? Развязать конфликт? Или, может быть, просто способ доказать, что с теневым правительством можно вести переговоры, что у них есть реальная власть? Осуществить такой запуск будет очень сложно.
        Он достал из шкафа бутылку коллекционного, невероятно дорогого вина и налил себе почти полный фужер. Как говорится, взялся за куш - не жалуйся! Нужно было действовать быстро и очень осторожно. Сделка с пришельцами, а точнее, ее исполнение - это еще только перспектива, а вот потерять свои позиции здесь, на Земле, можно уже сейчас.
        Комбинация начинала походить на русскую рулетку, и это крайне не нравилось лысому. Он привык, что все, что он задумывал, непременно воплощалось в жизнь.
        «Так будет и теперь! - повторял он новую мантру. - Все царства Земли к моим ногам! Как Христу искушение!»
        Нет, фатализмом он не страдал, но теперь настал момент, когда нужно действовать, и лысый почувствовал, что колеблется. В животе было неприятное чувство, которое он не испытывал много-много лет, руки были холодные. Чертов страх.
        - Давить! Давить его! - вдруг выкрикнул человек без имени и швырнул в стену бокал, который разлетелся на стеклянные крупинки.
        Широкими шагами он подошел к шкафу, достал телефон и сделал несколько звонков. На этом все. Механизм был запущен. Лысый сказал себе, что обратной дороги нет, хотя на тот момент все еще можно было переиграть.
        Задание было поручено частной космической компании, которая разрабатывала проекты самостоятельной организации туристических полетов в космос. Эта компания полностью контролировалась теневым правительством, но использовать ее единолично лысый не мог.
        Через своего грузного компаньона, который вел заседание в техасской пустыне, он вычислил тех, кто был не против сделки с Черными, и так или иначе добился их согласия на авантюру с ядерным ударом. Члены правительства понимали, что война может быть неприятным «бонусом» к сделке, поэтому охотно принимали ядерный удар по объекту в космосе. Уж лучше в космосе, чем где-нибудь в Евразии!
        Потребовалось шесть дней на все приготовления. В строжайшей секретности ядерную боеголовку доставили на частный космодром, где погрузили на готовящуюся к старту ракету. Официально было объявлено, что запуск производится для тестирования нового двигателя и доставки на орбиту экспериментальных приборов.
        На седьмой день состоялся запуск, который, как и ожидалось, оказался «неудачным». По официальной версии, разгонный блок не отстыковался от ракеты, что послужило причиной ее разрушения в верхних слоях атмосферы и падения в пустыне.
        На самом деле разгонный блок был разрушен управляемым взрывом после того, как отстыковался от второй ступени ракеты. Это было сделано для того, чтобы отвлечь внимание наблюдателей и журналистов. Владелец компании тут же выступил с опечаленным видом, заявив, что новые двигатели нуждаются в дальнейшей доработке и о запуске людей в космос пока говорить рано. Головная же часть ракеты с ядерным зарядом продолжила свое движение к сектору XT48-67-a, в котором, по данным с Земли, не было абсолютно ничего.
        Полет продолжался несколько суток, пока наконец не закончился столкновением и взрывом, что стало полной неожиданностью для земных наблюдателей. Получалось, что в секторе все-таки было что-то, но это что-то было невидимым. Как ни странно, на Земле шумиху никто не поднял, если не считать нескольких астрономов-любителей.
        Лысый снова в волнении ходил по своему кабинету. Авантюра удалась, но это его почему-то не радовало. Что будет теперь? Он знал, что взрыв абсолютно точно был зафиксирован всеми мировыми державами, но никто скандала из-за этого не поднимал. Все это происходило оттого, что лидеры крупнейших стран были отлично осведомлены о существовании пришельцев, об условиях Черных. Конечно, они теперь усиленно думали над тем, что же происходит. И вполне вероятно, искали возможности выйти на контакт с Черными. Этого ни в коем случае нельзя было допустить. Нужно опережать их и дальше.
        Лысый подумал о том, как, оказывается, легко расшатать его некогда стальные нервы. Он усмехнулся своей мысли. Наверное, точно так же чувствовали себя члены правительства, когда американские астронавты, разыскивающие на Луне базу пришельцев, нашли-таки ее!
        Он даже расхохотался. Они небось думали, что полета на спутник будет достаточно для того, чтобы Америку признали безоговорочным лидером земного шара. Думали, что Черные примут их там с распростертыми объятиями, но там оказались совсем не они. Лысый не любил называть представителей Межгалактического сообщества ангелами, но именно ангелы тогда указали астронавтам на дверь. Правительству США однозначно дали понять, что попытки односторонних контактов с Черными ни к чему хорошему не приведут.
        Ангелам нельзя говорить «нет», их власть велика, поэтому программа «Аполлон» была вскоре свернута. Но так можно еще тысячу лет протянуть, и Земля так и не вступит в Сообщество! Лысый занервничал. Прямота и честность офицеров Сообщества его злила. Земля уже совсем не такая, какой была во времена Христа, тысячу лет назад, даже сто лет назад! Мы готовы, черт бы их побрал!
        В шкафу зазвонил телефон. Лысый вздрогнул. Это мог быть только Фред Бердис. Только он знал этот номер. В других случаях с этого номера делались только исходящие звонки.
        - Алло, - спокойным и ровным голосом сказал лысый в трубку.
        - Я жду тебя немедленно, - послышался слабый, болезненный голос.
        После этого разговор был окончен.
        «Пронюхал старый козел», - подумал лысый.
        Он осмотрел свой костюм, вызвал водителя и через двадцать минут был у роскошной виллы на окраине города.
        Всю дорогу он думал о том, что сказать Бердису. Придется оправдываться. Ведь его никто не поставил в курс дела. А должен ли был?
        Бердис, которому недавно стукнуло восемьдесят один, был одним из первых в теневом правительстве. Можно сказать, что сегодняшняя структура правительства - это его детище. Формально он был равноправен с другими членами правительства, но на деле, а об этом знали немногие, он был настоящим серым кардиналом. Так уж получилось. Его единомышленники отправились в мир иной, а он - продолжать строить свою паутину. Принимая все новых влиятельнейших людей в свою организацию, Бердис к тому же собирал на них компромат. Рыльце в пушку было у всех, но не за это старика побаивались. У него было сильное влияние на американские спецслужбы, поэтому ликвидировать неугодного человека для него было раз плюнуть…
        Поднимаясь по невысокой мраморной лестнице, лысый поежился. Компромат у старика был и на него. Пожалуй, он был единственным человеком, который мог лишить лысого влияния и статуса.
        Слуга - крепкий молодой парень в строгом костюме - сообщил, что господин Бердис ожидает в Овальном кабинете. Лысый молча кивнул и стал подниматься на второй этаж. Еще в конце восьмидесятых, когда Бердис был вполне здоров и куда более амбициозен, он распорядился построить в своем особняке кабинет, который в точности повторял Овальный кабинет президента США. Это была своего рода насмешка над существующей властью, напоминание для знающих людей, кто на самом деле рулит в этой стране.
        Теперь Фред встречал лысого, сидя посреди кабинета в инвалидном кресле. В последние годы у него начало прогрессировать заболевание, которое постепенно приводило к атрофии мышц тела. Лучшие врачи со всего мира оказались бессильны ему помочь.
        Он, как и всегда, смотрел исподлобья и говорил металлическим, совершенно лишенным эмоций голосом:
        - Ты что же это делаешь, мелкий сукин сын?! Ты даже не удосужился меня поставить в известность, Сальваторе Реджис?! - Только он называл лысого именем, которое ему дали родители при рождении. - Я знаю тебя как облупленного, а ты решил, что сможешь меня оставить за бортом?
        Лысый, не дождавшись приглашения, уселся в кресло. Он думал над тем, как ответить Фреду. Стоило повиниться или самому броситься в наступление? К тому же из глубин сознания прорывался вулкан возмущения: почему он должен отчитываться перед этим немощным стариком?
        - Понимаешь, Фред, - задумчиво ответил он, - иногда нужно действовать быстро и решительно. Ты ведь лучше меня это знаешь. Завтра китайцы окажутся на Марсе или русские вступят в Евросоюз, и тогда пиши пропало. Нужно радоваться, что Черные обратились к нам. Я все делаю для пользы общей. Так сказать, pro bono publico[9 - «Ради общественного блага» (лат.) - юридический термин, обозначающий оказание профессиональной помощи на безвозмездной основе.].
        Старик как-то крякнул - засмеялся, значит.
        - Не пудри мне мозги! Pro bono! Я с Черными общался, когда тебя еще и в помине не было. Но я тогда не рисковал будущим планеты! Ты, черт возьми, много о себе возомнил! Думаешь, твои делишки остались незамеченными? Как мозгов могло хватить, чтобы ударить по кораблю Космогвардии?
        Лысый закусил губу. Здесь и вправду была его ошибка. Тот вариант, что в точке удара будет прятаться корабль Космогвардии, он даже не рассматривал. Здесь был промах, несмотря на точное попадание.
        Фред не дал ему возможности оправдаться. Он с трудом повернулся в кресле, поднял скрюченный палец и помахал им.
        - Мальчик мой, не думай, что ты самый умный, не думай, что меня пора списывать со счетов. Не заставляй меня думать, что я зря наделил тебя такой властью. Ты уже натворил дел, поэтому не нужно и дальше вязнуть в этом дерьме.
        Лысый уныло посмотрел в окно и перевел взгляд на собеседника.
        - Я скажу тебе это только один раз. Не доверяй Черным на все сто процентов. Не зря они - дьявольские отродья. Лично меня успокаивает только то, что они нашими руками решили ударить по Белым. Это говорит об их серьезных намерениях, а также о том, что времени на завершение начатого есть совсем немного. Если через неделю все не будет кончено, то здесь появится флот Космогвардии и всему придет конец.
        Лысый немного ободрился. Фред изменил тон, а это означало, что буря прошла стороной.
        - Такой шанс выпадает очень редко, возможно, только у немцев он был в 1945 году. Я чувствую, что все сложится хорошо.
        Он запнулся. Ходили упорные слухи, что у Бердиса были экстраординарные способности, что он может читать мысли человека и видеть духов.
        Старик снова крякнул. Видимо, посмеивался над словом «чувствую».
        - Пусть Черные в следующий раз связываются со мной, - строго добавил он. - Они меня знают. Мы сделали ход со своей стороны, и теперь нам нужно, чтобы они сделали ответный ход. Я хочу, чтобы меня немедленно поставили на ноги и омолодили. Мне надоело своих служанок провожать одним лишь взглядом. Я ведь альфа!
        Лысый улыбнулся. В первый раз с начала встречи. Он подумал о том, что перед ним сидит самый влиятельный человек на планете, который при этом размышляет в первую очередь о себе лично. Он опять поймал себя на предположении о способности Бердиса читать мысли. Это наверняка бред. Но возражать ему он не мог.
        - Хорошо, Фред, - бодро сказал лысый, - все будет, как ты скажешь.
        Глава 20. Ответный ход
        Была глубокая ночь, когда в старинном особняке на Фонтанке собрались все приглашенные. Четыре пары усталых глаз внимательно рассматривали Виктора Марышева - крепкого молодого человека с окладистой бородой и модной прической, которому на вид можно было дать не более тридцати лет. Всем было жутко интересно узнать, какую информацию он принес.
        Несмотря на прическу и манеру одеваться, молодой человек говорил очень уверенно, тоном старшего.
        - Нам удалось разузнать, - начал он, - что американцы вышли на связь с Черными.
        Он сделал большую паузу, за время которой четверо собравшихся успели переглянуться. Это были худшие новости, которые только можно представить.
        - На собрании «подпольщиков» они решили во что бы то ни стало заполучить для себя членство в Сообществе. По словам нашего источника, речь может идти о развязывании ядерного конфликта, не говоря уже о региональных войнах и провокациях.
        Мужчина в строгом сером костюме с полным лицом и жиденькими волосами заерзал в кресле.
        - А президент в курсе? - взволнованно спросил он.
        - Неужели вы думаете, что я бы сидел здесь, ожидая, пока вы прилетите сюда из своего Мухосранска, и не сообщил обо всем президенту? - спокойным тоном спросил Марышев.
        Он готов был взорваться от злости, хотя с виду этого не было заметно.
        - Просто надо срочно принимать меры. Привести Воздушно-космические войска в боевую готовность, - оправдывался он.
        Слово взял немолодой мужчина с черными, зачесанными назад волосами, в которых обильно поблескивала седина. Он сидел сложив ладони перед собой одна на другую. Начав говорить, поднял руку, словно это было дополнительным аргументом.
        - Как вы не поймете, Константин Владленович, что все, что можно было предпринять, уже предпринято! - раздраженно сказал он. - Я полагаю, что нас собрали здесь для другого, - добавил он, переведя усталый взгляд на молодого.
        Тот кивнул в ответ:
        - Разумеется. Я лишь посчитал нужным ввести вас в курс дела, прежде чем начать говорить о задании. Да, еще одно, Дмитрий Евсеевич, - обратился он к высокому седовласому мужчине, которому было явно за семьдесят, - я знаю, что вы получили обновленную информацию о Балтийской аномалии. Представьте ее, пожалуйста, собранию.
        Тот поднялся с места, откашлялся и долго возился со складными очками.
        - Подробно? - спросил он, смотря на собравшихся поверх очков, которые наконец смог надеть.
        - Мы никуда не спешим, - ответил за всех молодой председательствующий.
        - В 2011 году шведские искатели сокровищ Питер Линдберг и Деннис Асберг обнаружили на дне Балтийского моря непонятный объект. На глубине восемьдесят семь метров находился диск, диаметром шестьдесят метров. С виду он очень походил на космический корабль из фантастических фильмов. Совершив несколько погружений, они сообщили, что в верхней части объекта найдено отверстие, покрытое сажей. Кроме того, вокруг объекта наблюдалось поле, которое приводило в негодность все электронное оборудование. По их предположениям, это мог быть космический корабль или секретное оружие немцев, использованное во время Второй мировой для борьбы с советскими и британскими подлодками.
        - Квакер! - вставил Константин Владленович.
        - Им удалось поднять со дна, - невозмутимо продолжал седовласый, - деталь найденного объекта. По странному стечению обстоятельств исследованием этой детали занялись Институт Вейцмана и Институт археологии в Университете Тель-Авива. Вскоре они сообщили, что это кусок базальта со следами сожженного органического материала. Получить достоверные данные о результатах исследования поднятого образца нам не удалось. Он вскоре оказался в Штатах. Мы стали наблюдать за этим местом в море и в 2012 году обнаружили странную активность кораблей НАТО в этом районе. Уже тогда мы предположили, что они собираются поднять объект со дна. Теперь нашей разведке поступила достоверная информация о том, что объект был поднят и отбуксирован в США. Это на самом деле оказался корабль пришельцев, Черных. По всей видимости, он потерпел крушение или был сбит в ходе морских сражений во время войны. Так или иначе, он оказался в руках подпольщиков, и данных им удалось получить куда больше, чем после катастрофы в Розуэлле.
        - А мы опять с носом остались?! - вырвалось у черноволосого, который снова поднял руки.
        - Позже на месте обнаружения корабля на дне моря из базальтовых плит была сооружена конструкция, по очертаниям напоминающая найденный корабль.
        - Хорошо, спасибо, Дмитрий Евсеевич, - сказал Марышев. - Мы, господа, для того и собрались здесь, чтобы не остаться с носом, как вы изволили выразиться. Противостоять махинациям теневого правительства - это лишь один вариант. Другой вариант - попытаться выйти на Черных, чтобы предостеречь их. Эта игра угрожает жизни на всей планете, и оставлять это так мы не намерены. Чего стоит только несанкционированный ядерный взрыв в космосе!
        - Чем в таком случае мы можем помочь? - спросил черноволосый, уставившись на раскрытый блокнот перед собой.
        - Усиливать, усиливать работу надо! - довольно нервно отозвался молодой человек. - По линии разведки! Все равно политические консультации ни к чему не приведут, если в половине стран избранное правительство не в курсе происходящего. Ну а для нашего товарища из ФСБ будет отдельное задание.
        Из-за стола поднялся коротко стриженный мужчина лет сорока, который все это время молчал.
        - Владимир Антонович, по некоторым данным, на нашей территории был тоже обнаружен НЛО, потерпевший крушение. Возможно, это роботизированный аппарат второго класса, но сейчас нам не до него. Я передаю вам документы. - С этими словами он бросил на полированный стол тонкую зеленую папку, которая заскользила к Владимиру Антоновичу. - Здесь есть кое-какая информация, но ничего конкретного. Там уже успел побывать известный уфолог, труп которого позже был найден в болоте, затем был убит офицер полиции, расследующий это дело. Одним словом, все очень туманно.
        - Сколько у меня есть времени? - коротко, по-военному спросил мужчина.
        - Максимум трое суток начиная с этого момента. Докладывайте каждые двенадцать часов мне лично. Если будете уверены, что там нет никакого НЛО, возвращайтесь немедленно.
        - Есть!
        Глава 21. Вот это встреча!
        Прошло две недели с момента возвращения Башлыкова из Москвы и его «турпохода» по окрестным лесам. Он только-только стал отходить от пережитого, и обида давила не так сильно. Правда, завидев любой черный БМВ на своем пути, он все еще инстинктивно проверял, на месте ли его ПМ.
        Дело об убийстве Ивана Ивановича Лескова не двигалось с мертвой точки. Евгений понимал, что распутать этот клубок ему никак не по силам в одиночку.
        Оказавшись по служебным делам на улице Генерала Столярова, где жила вдова Лескова, Евгений решил ее навестить. Он шел по серому неприметному дворику, когда путь ему перегородил черный джип БМВ, выскочивший из подворотни.
        Башлыков весь напрягся, готовый схватиться за оружие. Машина остановилась, перекрыв проход. За тонированными стеклами невозможно было разглядеть, есть ли кто-то в салоне, кроме водителя. Когда первое оцепенение прошло, Башлыков взял себя в руки и с видом рассерженного прохожего направился к водительской двери. Он постучал пальцем по стеклу, нервно сжимая зубами жвачку.
        - Братан, тебе что, места мало? - развязным тоном спросил он у водителя, когда тот опустил окно.
        - Иди своей дорогой, мужик, - неприветливо буркнул мужчина в возрасте, сидевший за рулем. - Мы сейчас уедем. Сам же видишь - места нет для стоянки.
        - Не-е-е, - протянул Башлыков, тем временем рассматривая салон машины и лицо водителя. - Я сам хоть и живу тут, а машину поставил в соседнем дворе на стоянке. А тут тротуар, и я иду по нему.
        - Отъехать, что ли? - начал кипятиться водитель внедорожника. - Сдать назад, чтобы ты, такой широкий, пройти смог?
        - Не-не, не отъезжай, - продолжал играть свою роль Евгений. - Я сейчас как раз в ГАИ позвоню. С эвакуатором отъедешь сразу.
        - Послушайте, мы здесь по служебным делам, - послышался из салона примирительный мужской голос. - Не обижайтесь на моего водителя, он всю ночь за рулем был.
        - А это у тебя кто? - снова спросил Башлыков, заглядывая в салон.
        Он расплылся в улыбке.
        - Володька! - крикнул он радостно. - Балагур!
        Мужчина на заднем сиденье БМВ тоже подскочил как ужаленный. Он выскочил из машины и чуть не бегом ринулся к Башлыкову.
        - Жека!
        Они обнялись и пожали друг другу руки.
        - Вот Земля-то круглая! - чуть не кричал Башлыков. - Нет, это ж надо! Такие люди, и без охраны! Как же я рад тебя видеть!
        - И не говори! Вот это встреча! Отгони пока машину на стоянку, - обратился мужчина к водителю. - А мы пройдемся.
        Он достал пачку дорогих сигарет и угостил Башлыкова.
        - Вот кажется, что еще вчера бегали с тобой пацанами, - задумчиво проговорил он, выпуская дым. - Помнишь, пугачи мастерили?
        - Как забыть!
        Они оба заулыбались.
        - Ты все в госбезопасности, Балагур? - спросил Башлыков.
        - Все там же, - подтвердил Владимир.
        Было заметно, как он напрягся, когда разговор зашел о работе. Башлыков, приметив это, сразу стал думать о том, что понадобилось высокопоставленному федералу в захолустном городишке.
        - А я все в родной ментовке. Она у нас как надоевшая жена - что делать с ней, не знаешь, да никуда не деться. - Он засмеялся как-то неловко. - А ты что в наши края?
        - Как всегда, дела государственной важности!
        - Знаем-знаем! - подмигнул Башлыков. - Жена-то небось не в курсах про эти дела?
        Владимир заулыбался в ответ, но тут же добавил:
        - Олеся умерла в прошлом году… Царствие ей небесное!
        Башлыкову стало неловко.
        - Прости, я не знал… А что случилось?
        - Рак, - коротко ответил Балагур. - Не конфузься, это жизнь.
        - А я к участковому тут собрался, - соврал Башлыков, чувствуя, что дело здесь нечистое. - Давай вечерком посидим, вспомним старые времена? Я угощаю!
        Владимир усердно потряс его руку.
        - Мне бы очень хотелось, Жека, правда. Но я, наверное, сегодня же уеду. Не терпит отлагательств дело. Сам понимаешь.
        - Понимаю.
        Владимир положил руку на плечо товарища.
        - В этом месяце обязательно приеду, и мы хорошенько посидим! Договорились?
        - Заметано! Не задерживаю тогда больше! - прощался повеселевший Башлыков. - Как меня найти, знаешь. Бывай, Балагур!
        Они обнялись, и Башлыков зашагал по улице, не оборачиваясь. Дойдя до угла девятиэтажки, он что было мочи рванул за дом. Обежав здание, Евгений спрятался в кустах бирючины и осторожно стал осматривать двор. Черный джип БМВ снова медленно полз по тротуару. Водитель нашел место для парковки и теперь осторожно лавировал между других машин. А вот друга детства - Владимира Девятова - видно нигде не было.
        Башлыков видел, как водитель вышел из машины, закурил и стал осматривать двор, прохожих и припаркованные машины. Профессиональная привычка или задание контролировать обстановку. Евгений чувствовал, что здесь что-то неладное, но пока не знал что. Он начал думать, не замешан ли Девятов в смерти Лескова. Это был бы самый отвратительный вариант из всех возможных. Но слишком уж странное совпадение - встретить высокопоставленного фээсбэшника, который «случайно» оказался в их городишке с секретным заданием. Был еще одни вариант: Лесков мог сотрудничать с ФСБ, мог предоставлять им какую-то информацию или выполнять задание. Тогда вполне возможно, что у начальства там заиграла совесть и они теперь хотят устроить жизнь несчастной вдове. Башлыков размышлял, переминаясь с ноги на ногу.
        - Чего залез в огород? - послышался за спиной недовольный старческий голос с сильным ударением на «о». - А ну пошел, алкаш!
        Он в ответ только отмахнулся, потому что именно в этот момент Девятов быстрым шагом вышел из подъезда, в котором находилась квартира Лесковых. Запахнул шерстяное пальто, уселся на заднее сиденье, и джип стал выруливать в проулок.
        Башлыков тяжело вздохнул, обернулся на старушку, которая с недовольным видом и клюкой в руке, словно собиралась напугать его этим оружием, ждала его реакции.
        - Извините, бабуля! - сухо ответил он. - Дорогу попутал. Думал, проход здесь.
        - Ишь чего! - грозно ответила боевая бабка. - Знаем мы таких!
        Он вышел на тротуар и задумался. Идти сейчас к вдове Лескова было опасно. Во-первых, Девятов мог проинструктировать ее, и, если он, Башлыков, начнет допытываться, кто к ней приходил да зачем, женщина обязательно сообщит об этом Балагуру. Во-вторых, фээсбэшники могли приехать на разных машинах, и теперь вторая группа вполне могла наблюдать за ним самим. А в-третьих, сдалось это все ему! Евгений сначала хотел все-таки зайти к участковому, чтобы у него было объяснение, почему он оказался в этом дворе в это время, но потом только махнул рукой и пошел к машине. Если такая серьезная игра пошла, то такой мелкой рыбешке, как он, тут делать нечего.
        Настроение было паршивое, и Башлыков принял решение сегодня не возвращаться на работу. Он отключил телефон и следующие три часа провел в спортбаре неподалеку от своего дома.
        - Иду! - непривычно звонким голосом отозвалась жена, когда Башлыков, хорошенько накачанный пивом, позвонил в дверь в полдевятого вечера. - Ну, вот и наш папа!
        - Чего это ты такая веселая? - с пьяной улыбкой проговорил Евгений, заходя в квартиру.
        - А у нас гости!
        Башлыков сразу протрезвел и напрягся.
        - И кто же? Никак твоя мама почтила нас своим присутствием?
        - А вот и не угадал. Это твой друг Владимир! Ты мне столько про него рассказывал! Помнишь?
        Глаза у Башлыкова округлились.
        - Помню, конечно! - в тон жене ответил он. - Вот приятная неожиданность!
        Он прошел на кухню, где за накрытым столом сидел Балагур. Он успел сменить свой костюм и пальто на вязаный свитер с высоким воротником.
        - Все-таки решил сегодня остаться в городе! - оправдывался Девятов. - А-то, думаю, не получится в этот месяц заехать, а я уже слово дал!
        К Башлыкову сразу вернулись тревога и подозрительность, теперь подогретые алкоголем. Работа, конечно, работой, но врываться домой было не комильфо. Он пожал руку Балагуру, внимательно вглядываясь в его каменное лицо и поддельную улыбку.
        - Какая неожиданность!
        Нина возилась у плиты, а Евгений решил не тянуть с серьезным разговором.
        - Пошли на балкон! - почти командным голосом сказал он. - Покурим.
        - Ты же понимаешь, Володь, сколько бы пива я ни принял, твой визит после нашего разговора выглядит странно, - начал он, протягивая другу пачку сигарет. - Я понимаю, работа и все такое, но нельзя же вот так врываться в мой дом.
        - Спасибо, учту, - серьезно ответил Девятов. - Раз уж разговор пошел так, то буду краток. Я получил очень важное задание, которое не терпит отлагательств.
        - И поэтому ты уже несколько часов торчишь здесь?! - перебил его Башлыков. - Ага.
        - Не иронизируй, пожалуйста. Послушай внимательно, что я скажу. В городе некоторое время назад было совершено убийство московского уфолога по фамилии Ковтун.
        - Предположим.
        - Что предполагать? - холодно ответил Девятов. - Я знаю, что делом занимался Иван Иванович, которого тоже прикончили. И теперь всем этим занимаешься ты.
        Отрицать очевидное было бессмысленно, и Евгений согласился:
        - Так и есть, работа у меня такая.
        - Поэтому я и здесь, - резюмировал Балагур. - Мне нужна вся информация, которую тебе удалось достать.
        - А вот шиш тебе! - отрезал Башлыков.
        На балкон заглянула Нина:
        - Ну, вы где? Я уже все разложила. Стынет!
        - Сейчас, - отозвался Евгений.
        - Нет, я ваши «сейчас» знаю, - протестовала Нина. - Выходите.
        Ему не хотелось ссориться с женой, поэтому он жестом показал Девятову на дверь и сам последовал за ним.
        За ужином Владимир пил водку, много шутил и вспоминал курьезные случаи из их детства. Башлыков потягивал пиво, которое оказалось у них в холодильнике. Он решил не смешивать алкоголь, чтобы сознание не затуманилось.
        - Так что? - сурово спросил Башлыков, когда они снова вышли на перекур. - Я ответил на твой вопрос. Это тайна следствия. Делайте запрос, господа.
        - Зачем ты так? - обиженно сказал Девятов. - Я совершенно серьезно говорю, по-дружески к тебе обратился!
        У Башлыкова что-то переключилось в мозгу, и он стал заводиться:
        - Насколько серьезно? Так же серьезно, как с Иванычем? Вы всех следователей будете убирать? Я и так каждый раз за пистолет хватаюсь, когда вижу ваш черный БМВ!
        Девятов округлил глаза:
        - Постой, Жека, постой! Ты что, думаешь, это мы Лескова убрали? - Он тоже не мог сдерживать эмоции. - Да ты в своем уме?
        - А кому я должен верить! У вас ведь Родина в опасности!
        - Подожди, подожди ты! - горячо заговорил Балагур. - Да я за Ивана Ивановича и сам горой!
        Они уже кричали во весь голос, и Башлыков увидел, как жена, подойдя к балкону и услышав их разговор на повышенных тонах, развернулась и остановилась в нерешительности. Он замолчал и посмотрел вдаль. Над городом висели плотные тучи. Окна пятиэтажек в ночи светились красноватым светом, как маленькие топки. Он никому не мог доверять, но так дальше продолжаться не могло. Если колокол и вправду звонил по нему, то отнекиваться было поздно.
        - Хорошо, - сказал он грубо, - пошли!
        Они прошли на кухню, Евгений попросил жену посмотреть пока телевизор, а сам плотно закрыл дверь. Достал из холодильника баллон соленых огурцов и налил себе рюмку водки.
        - Тогда слушай, если ты мой друг! - начал он.
        Когда он закончил свой рассказ о записях Ковтуна, о пропавшей докладной Зиверса и о непонятном объекте, затонувшем в болоте, Девятов стоял перед ним, вытянувшись во весь рост.
        - Ты чего, аршин проглотил? - устало спросил Башлыков.
        - Мне надо сделать звонок.
        Владимир снова прошел через зал на балкон и достал телефон.
        - Они уже давно здесь! - сказал он в трубку. - Ты меня понял? Понял? Они и здесь хозяйничают!
        Он вернулся на кухню, где Башлыков снова наполнял свою рюмку, и сел за стол.
        - Я знаю, кто убил их, - сообщил Балагур. - Вернее сказать, знаю, кто их послал.
        - Вот так и живем, Володька, - с трудом проговорил Евгений, которому алкоголь ударил в голову. - Все как на духу выложил.
        Девятов взял его за плечи и потряс.
        - Ты просто не представляешь, насколько это важно для страны! Да что там! Для всей планеты!
        Евгений только отмахнулся.
        - Мы должны ехать туда немедленно!
        - Что? - Башлыков чуть не подавился. - Там непролазная грязь! Туда и вездеход не пройдет!
        - Если надо, то и на танке поедем! - коротко ответил Девятов, который в голове уже прорабатывал план своих дальнейших действий.
        - Ты, братан, меня прости, но я сегодня уже никуда не поеду! - лениво выдал Евгений. - Хоть на поезде, хоть на коне. Да и дорогу я не знаю.
        - Это ничего! Ты и так сделал мне такую услугу! Мне надо лететь!
        Балагур уже направлялся к двери.
        - Уходите? - послышался голос Нины в коридоре.
        - Да, возникли неотложные дела! Государственной важности, - шутливо произнес Девятов.
        - Подожди, - сказал Башлыков, тяжело поднимаясь из-за стола. - Провожу.
        Он похлопал себя по карманам пиджака в поисках сигарет и нащупал пистолет. Махнув рукой, накинул куртку и пошел в подъезд за товарищем, уже летевшим по ступенькам.
        Черный джип стоял на другой стороне детской площадки. Мужчины пошли напрямик. Казалось, что в этот вечер во дворе не горел ни один фонарь. Девятов широко шагал в начищенных туфлях, стараясь не попасть в лужи. Башлыков шел за ним нетвердой походкой, снова постукивая себя по пустым карманам. Водитель БМВ, стоящий возле машины, завидев шефа, бросил сигарету и достал из кармана ключи.
        В это время тишину прорезал рев автомобильного мотора. Все вздрогнули от неожиданности. Прямо на детскую площадку летел еще один черный джип БМВ.
        Из окна машины высунулся мужчина с короткоствольным АК в руках. Друзей спасла только их молниеносная реакция. Башлыков выхватил пистолет и бросился на Девятова, который, высматривая лужи, увидел джип последним. Они оба упали в грязь. В это же время раздалась автоматная очередь. Пули прошли выше, ударяясь в припаркованные машины. Башлыков перекатился и стал стрелять в автоматчика. Он выпустил всю обойму, но продолжал вновь и вновь нажимать на спусковой крючок. Водитель Девятова тоже отреагировал оперативно. Он выхватил ТТ и сделал три точных выстрела по водителю внедорожника.
        Через секунду все стихло. Водитель Девятова, не опуская оружия, подбежал к машине и открыл дверь. Тело водителя БМВ вывалилось из салона. Второй нападавший лежал вниз лицом, склонившись к рычагу коробки передач. Автомат лежал у него в ногах. Больше в салоне никого не было.
        - Все чисто! - крикнул водитель, стараясь перекричать оглушительный визг автомобильных сигнализаций.
        Башлыков устало опустил оружие, Девятов поднял голову и тут же вскочил на ноги. Казалось, что для него все произошедшее было в порядке вещей.
        - Слушай внимательно, Жека! - крикнул он. - Ты цел? Все о'кей? Хорошо! Немедленно возвращайся домой. Ты ничего не видел и не слышал. Мы все уладим. Об этом не беспокойся. Меня ты не видел!
        - Хорошо! - быстро сообразил Башлыков.
        - Я твой должник, братан! - крикнул Девятов Евгению, когда тот трусцой кинулся к подъезду.
        Уже через полчаса внедорожники бесследно исчезли со двора, словно их никогда там и не было.
        Башлыков вернулся домой в подавленном настроении и снова потянулся к бутылке. Перепуганная Нина молча наблюдала за мужем. Она знала, что в такие моменты его лучше не трогать. Отойдет - сам все расскажет. Главное, что жив.
        Но и алкоголь не приносил желанного успокоения и расслабления. Перед глазами полицейского снова и снова прокручивались кадры перестрелки во дворе. К тому же в памяти всплыли воспоминания о походе в лес и о пропавшем немецком документе. В размышлениях Башлыков провел несколько часов, то и дело выходя на балкон покурить.
        Была глубокая ночь, когда над городом поднялись военные вертолеты, взявшие курс на болота. Им вслед выдвинулось три армейских вездехода, в одном из которых сидел, поглядывая на часы, Владимир Девятов.
        Вертушки, стрекоча пропеллерами, словно огромные шмели, стали кружить над болотами, освещая землю длинными лучами прожекторов. Но это было все равно что искать черную кошку в темной комнате. Вездеходы должны были прибыть на место ближе к утру, но без проводника эта поездка была обречена на провал. Девятов рассчитывал на то, что к тому времени, когда они прибудут на место, офицеры городского отдела ФСБ найдут черных копателей, которые смогут показать дорогу.
        Ближе к утру заметно похолодало, и на болота стал опускаться густой туман, который угрожал всей операции. Вертолетам пришлось вернуться на аэродром, а вездеходы продолжили движение почти вслепую.
        Глава 22. Живой
        Глеб молча раздумывал над тем, что сказала ему Елизавета. Это все было слишком сложно для восприятия. Привычный мир перевернулся вверх ногами. События и приоритеты в жизни предстали совсем в другом свете. Земная жизнь представилась ему чем-то мимолетным и незначительным по сравнению с жизнью вечной.
        - Если бы люди знали об этом! - задумчиво проговорил он. - Надо просто сказать, и все!
        Елизавета покачала головой.
        - У человека должна быть свобода выбора. Какой смысл в благодеянии, если оно делается из-под палки? Да и так было слишком много сказано.
        Неожиданно перед обломком корабля, на котором они сидели, появилась маленькая искрящаяся звездочка, похожая на бенгальский огонь. Она стала стремительно расти, ослепляя. Звездочка вытянулась в трехметровую сигару, из которой во все стороны исходило ярко-желтое пламя.
        Глеб остолбенел от удивления и только прикрыл глаза рукой от слепящего света. Из огня, словно из портала, появился один из ангелов, который еще недавно направился к Земле. Портал схлопнулся, и пламя исчезло.
        Ангел выглядел впечатляюще: в белых латах, с мечом и длинными золотыми волосами, он походил на белого рыцаря из средневековых романов.
        - Человек, - обратился он к Глебу, - тебе выпала честь сослужить службу силам добра. - Голос его гремел. - В это нелегкое время тебе выпала эта честь.
        - Что такое? - удивилась Елизавета. - Ему?
        Ангел утвердительно кивнул, смерив ее суровым взглядом.
        - Готов ли ты, человек? - словно иерихонская труба, прогудел он.
        - Я готов! - решительно ответил Глеб, чувствуя дрожь во всем теле.
        - Славно! - похвалил ангел.
        Он махнул рукой и в тот же миг с невероятной скоростью помчался к Земле, увлекая за собой Глеба и Елизавету.
        - Наверное, быстрее любой ракеты! - в восторге крикнул Глеб.
        - Гораздо быстрее, - подтвердила спутница.
        - А почему мы не можем просто телепортироваться туда сразу?
        - Переход заметят Черные. Мы не должны обнаруживать себя.
        - А он кто? - спросил Глеб, стараясь говорить потише. - Как его зовут?
        Елизавета улыбнулась:
        - Людям не положено знать имена ангелов. Вам открыли только несколько имен в Священном Писании.
        - А почему? - удивился Глеб.
        Она скривила губы.
        - Ну, видишь ли, как тебе объяснить. Когда человек называет имя святого в своей молитве, тот обязательно слышит его. Это как связь постоянная. Вот мы сейчас так с тобой общаемся. А у ангелов… Ну, у них другая специализация. Если его позвать, то он обязательно должен откликнуться, прилететь, помочь! Но они же не вездесущие. Это может свести с ума.
        Глеб не совсем понял, о чем она толковала, но замолчал с умным видом. От невероятной скорости все вокруг расплывалось. Точки-звезды превратились в светящиеся линии. Вдалеке можно было различить постепенно увеличивающуюся точку - Землю.
        Еще издали Глеб увидел поразительные по своей красоте вспышки и всполохи, которые то тут, то там вспыхивали в атмосфере Земли.
        - Что это происходит? - удивленно пробормотал он.
        - Демоны! - отозвался ангел, прибавляя скорости.
        Земля теперь росла прямо на глазах. Казалось, что притяжение планеты увеличивает скорость всей троицы и они скоро разобьются о поверхность или сгорят в верхних слоях атмосферы. На самом деле гравитация на них никак не действовала. Она осталась в том, материальном мире.
        Ангел остановился, когда Земля стала гигантских размеров. Глеб застыл в нерешительности. К ним с большой скоростью приближался какой-то светящийся объект, который увеличивался в размерах. Он присмотрелся и ахнул. Прямо на них неслась МКС. Глеб испуганно забарахтался, но Елизавета только крепче сжала его руку. Станция, похожая на стотонного жука, бесшумно неслась в пространстве. Казалось, еще секунда, и она снесет их, но это была только иллюзия. До МКС было достаточно далеко. Неожиданно Елизавета направилась наперерез станции и замерла прямо на ее траектории.
        Глеб с открытым ртом беспомощно смотрел, как махина размером с дом, ощетинившись солнечными батареями, несется на женщину. Ничего сделать он не мог. Еще секунда, и станция пронеслась мимо. Она пролетела прямо через Елизавету, не причинив ей никакого вреда.
        - Уясни, что мы сейчас совершенно в другом мире. Это нематериальный мир, тонкое пространство, - проговорила она, вернувшись.
        В следующий миг ее лицо исказилось гримасой страха. Она ринулась к Глебу, стараясь закрыть его собой. А Таран даже не понял, что произошло. Он краем глаза увидел что-то черное, стремительно летевшее на них с Земли. В черном объекте можно было угадать силуэт, похожий на человеческий. Это было живое существо. Оно с диким ревом рванулось к ним, но в тот же миг вернулся ангел, сопровождавший путников. Его меч как молния рассек пространство, разрубив демона пополам. Ослепительная вспышка блеснула, затмевая свет далекого солнца. По коже Глеба ударили крошечные красные искры.
        Все стихло. Таран открыл глаза и успел заметить, как ангел поспешил обратно, заметив еще одну черную «ракету» с Земли. Снова выплеск энергии.
        Точно такие же поединки проходили над всей поверхностью планеты. Космогвардия громила демонов нещадно.
        - Что происходит? - едва смог выговорить Глеб.
        Елизавета смотрела по сторонам с опаской.
        - Я и сама в растерянности. Впервые вижу такую битву. Это демоны пытаются остановить нас по приказу Черных.
        - Разве они могут навредить ангелам?
        - Нет. Похоже, это все только ради тебя. Демон может навредить только человеческой душе. Они пронюхали про наш план.
        - Подожди, какой план? - удивился Таран. - Почему я не в курсе?
        Вокруг все снова закружилось в бешеной карусели. Это ангел вновь подхватил Глеба и помчал к Земле. Атмосфера совершенно не мешала их полету. Словно метеор троица прорезала небосвод и приземлилась в каком-то глухом и сыром лесу.
        Ангел опомниться не дал.
        - Человек! - гремел его голос. - Вот за что сейчас идут сражения.
        С этими словами он прошел несколько шагов в сторону березки, торчащей из какого-то непонятного бугра.
        Глеб не понял, что хотел сказать ангел. Он тоже пошел вперед, рассматривая валун. Только поравнявшись с ним, он понял, что этот округлый объект вовсе не камень.
        - Это! Это НЛО? - завопил Глеб. - НЛО, да? Корабль?
        Он был в восторге.
        - Откуда столько эмоций?! - возмущенно проговорил ангел. - У тебя важная миссия, а ты так несдержан.
        - Послушай, - мягко обратилась к нему Елизавета. - Ну чего ты хочешь от простого человека? Ему ли до твоих миссий? Он ведь даже не возьмет в толк, что происходит!
        Казалось, ангел смягчился.
        - Да, это корабль. Корабль Черных. Он был сбит много лет назад. И теперь приспешники дьявола из числа твоих собратьев ищут его, чтобы получить технологии, которые позволят им одержать верх в борьбе за власть. Тогда это даст право Черным утвердить их в Межгалактическом союзе. Но это будет катастрофа.
        - Погоди, я ничегошеньки не понимаю! - сердито отозвался Глеб. - Заберите его сами! Всего и делов! - Он перевел взгляд с ангела на Елизавету.
        - Да пойми же ты! Мы не можем вмешиваться в материальный мир. Люди сами должны жить!
        - А ваши Черные что - могут?
        - Не имеют права, но могут. Вот и теперь они хотят, чтобы власть на планете перешла к диктаторам, которые выйдут на контакт от имени всей Земли. Тогда уже ничего нельзя будет сделать.
        - Черные как бы подкинут им ваши технологии через это? - Глеб указал пальцем на летающую тарелку, бок которой торчал из земли. - А потом скажут, мол, мы тут ни при чем? - Он начинал что-то понимать.
        - Именно! - подтвердила Елизавета. - Такое уже случалось несколько раз в истории, но теперь Земля находится в большой опасности. Подобного не было никогда.
        - Хорошо, - проговорил Таран. - Я еще мало чего смыслю во всех этих хитросплетениях, но я подписался на это и свое слово сдержу. Только вы мне растолковывайте все, что я попрошу. Раз уж мы команда.
        Ангел сердито отвел глаза, Елизавета улыбнулась.
        - Итак. Первое. Черные - это демоны? Тех, кого мы видели?
        - Нет, - возразил ангел, максимально понизив голос. - Черные - это падшие ангелы, прислужники Сатаны. А то были демоны - бестелесные злобные духи.
        - А разве ангелы не духи? - недоумевал Таран, раздражая ангела вопросами.
        - Нет! - рявкнул тот в ответ. - Ангелы высшие существа. Мы можем принимать любое состояние. Мы можем иметь материальную оболочку и принимать нематериальный образ.
        - В таком случае почему бы вам просто не сразиться с Черными? Ведь это они разнесли ваш корабль?
        - Мы готовы сразиться, если потребуется. Но ведь они и не выйдут на бой. Попробуй их отыщи на дне Мирового океана! А вот прибудет наш флот, и мы тогда уж точно найдем негодяев! Да и наши оболочки ведь… Довольно вопросов!
        - Нет, нет, нет! - протараторил Глеб. - Теперь самое главное! - А от меня что требуется-то?
        - Хорошо! Кажется, в тебе проснулся разум! - облегченно вздохнул ангел. - Люди с умами, порабощенными алчностью и жаждой всевластия, ищут этот корабль. Его обнаружение - это только вопрос времени. Надо как можно скорее его вывести с Земли.
        - Вы хотите, чтобы я завел его? - хохотнул Таран. - Я, видимо, прогулял занятие, когда нам рассказывали, как устроены эти штуки.
        Елизавета засмеялась.
        - Паяц! Как можно придаваться веселью, когда мир в опасности? - возопил ангел. - Послушай меня! Здесь, - указал он пальцем на небольшую выемку в корпусе летательного аппарата, - должен быть ключ пилота. Без него корабль не полетит. Ключ забрали люди, которые бывают в этом лесу. Ты должен отыскать его, вернуться сюда, поднять корабль в воздух и вывести с планеты.
        - Всего-то!
        Глеб почесал затылок.
        - Не говори! - снова раздался голос ангела. - Я и так слышу твой вопрос. Да, твоя душа ничего сделать не сможет. Тебе нужно будет тело! И мы дадим его тебе.
        - Вот это другой разговор! Давайте!
        Ангел улыбнулся. Наверное, в первый раз с того момента, как Глеб оказался на корабле.
        - Хорошо. Следуй за мной…
        Они зашагали по лесу. Метрах в пятидесяти от места падения космического корабля оказалась опушка, на которой из земли торчал огромный валун.
        - Укладывайся! - указал ангел. - Закрой глаза, расслабься. Не открывай глаза и не двигайся, что бы ты ни почувствовал, что бы ни происходило.
        Глеб с опаской покосился на камень, потом глянул в ту сторону, где осталась Елизавета. Кажется, никакого подвоха тут не было. Он разлегся на камне, не ощущая его холод, и сложил руки на груди.
        Ангел встал рядом с ним на колени и возвел руки к небу. Он стал молиться на непонятном языке. В это же мгновение Глеб почувствовал, что сознание его затуманивается. Голос ангела стал совсем далеким и приглушенным. В ушах зазвенело, он почувствовал тепло. Ему казалось, что он парит над лесом, поднимается все выше и выше, что видит себя откуда-то сверху. И при этом ему было так комфортно и спокойно, что совершенно не хотелось возвращаться из этого состояния.
        «Аминь!» - раздалось в ушах. Это слово словно вернуло его в сознание. Он почувствовал лопатками холодный гранит, ветер растрепал его волосы. В груди сначала было тепло и комфортно, а теперь был какой-то комок, от которого расходилась боль. Боль становилась все сильнее, Таран задыхался. Не в силах сдерживать себя, он согнулся пополам и сделал глубокий вдох. При этом раздался странный хрип.
        Глеб открыл глаза. Он сидел на холодном граните посреди леса совершенно голый. Вокруг никого не было. Глеб подскочил, стараясь прикрыть руками свое достоинство, и робко позвал:
        - Эй! Вы где? Я живой!
        Никто не отозвался.
        - Ау! Елизавета!
        - Да, Глеб, - послышался совсем рядом знакомый голос. - Ты живой. И теперь ты не можешь нас видеть, если мы только не захотим этого.
        Он обернулся на голос и увидел полупрозрачный силуэт девушки, словно привидение.
        - А об одежде вы не подумали? - плаксивым голосом спросил он. - Я сейчас отморожу себе все!
        - Вот об одежде мы не подумали! - Она засмеялась. - Подожди минуту. Хорошо, - снова послышался ее голос, - следуй за мной.
        Аккуратно ступая босыми ногами по холодной и мокрой опавшей листве, Глеб последовал за духом в лес. Они пробирались сквозь кусты и деревья, и Таран успел исколоть ноги и расцарапать бок.
        Метрах в двухстах он наткнулся на раскопанную траншею, на дне которой собралась вода. Видимо, во время войны здесь было укрепление, которое теперь «разрабатывали» копатели.
        Траншея уходила в землянку с обвалившимся потолком.
        - Внутри есть ящик с одеждой, - услышал он.
        Матерясь про себя, Глеб, согнувшись в три погибели, протиснулся в узкий лаз под обвалившимся склизким бревном. Внутри этой норы было еще больше воды. Ничего не было видно.
        - Где? - сердито спросил Глеб.
        - Справа от тебя стоит ящик.
        Он нащупал руками деревянные ручки ящика, но, когда попытался сдвинуть его с места, тот развалился на части. Чертыхнувшись, Таран сунул руки вперед. В темноте ему показалось, что он возится в куче мусора. Через минуту вылез на свет, держа в руках прогнившую и промокшую форму красноармейца.
        Делать нечего. Альтернативой было только замерзнуть здесь насмерть. Он быстро натянул ватные штаны и гимнастерку, которая тут же расползлась по швам. Сверху на плечи набросил ватник, который отсырел и весил с полтонны. Хуже всего дело обстояло с обувью. Глеб отшвырнул в сторону промокшую насквозь пилотку и стал рассматривать одеревеневшие кирзачи. Возможно, лучше было бы шлепать по болоту босиком, но Таран резонно выбрал сапоги, которые хотя бы позволяли ступать, не опасаясь наколоть ногу. Чувствовал себя новоиспеченный красноармеец Таран ужасно. Он походил больше на заплутавшего бомжа, чем на спасителя мира, которому предстояло найти инопланетный корабль и не дать погибнуть цивилизации.
        Посмеиваясь над собой, он вспоминал образы киношных спасителей мира, которые носили стильные удобные костюмы и длинные накидки.
        - Надо поторопиться! - мягко напомнила Елизавета. - Путь не близкий…
        Только выдержка и натренированные мышцы позволили Глебу почти три часа чапать по лесу. Он немного согрелся и совершенно сбил ноги. Когда вдали показались первые постройки, Елизавета сказала ему уходить левее, и он безропотно послушался. Когда шел по грязной улочке дачного поселка, прохожие шарахались от него в стороны. Это забавляло, и он даже специально плелся, слегка покачиваясь, чтобы дополнить свой образ. Завидев неподалеку золотой купол церкви, Глеб понял, куда вела его Елизавета.
        На паперти стоял взволнованный настоятель храма, одетый в длинную черную рясу. Это был мужчина лет тридцати пяти - сорока. Он был взволнован и бросился навстречу Глебу, когда тот подошел к забору церквушки.
        - Позвольте помочь. Я жду вас, пройдемте! - хриплым от волнения голосом проговорил тот. - Мне было видение.
        Глебу стало неудобно. Он не знал, как себя вести со священником.
        - Я в порядке. Мне бы только переодеться.
        - Обогреться вам надо!
        Священник проводил его в небольшое деревянное здание возле церкви, где он жил с матушкой. Глеб сел на диван, скинул разорванные и промокшие сапоги и вытянул ноги к электрообогревателю. От раскрасневшихся и израненных стоп тут же стал подниматься пар. Батюшка принес травяной чай и малиновое варенье в розетке.
        - Сейчас я для вас одежду подберу! - спохватился он и снова исчез.
        - Что мне нужно делать? - спросил Глеб, когда остался один. - Я не хочу здесь оставаться. Неудобно!
        - Я его попросила помочь тебе. Тут нет ничего неудобного. Возьми одежду для начала.
        - Я отдохну немного и пойду, - решительно сказал Глеб.
        За его монологом наблюдал священник, появившийся с ворохом одежды в руках.
        - Вот, посмотри, здесь много чего есть. Это сына моего старшего. Тебе впору будет. Все чистое. Некоторые вещи новые.
        Он сел и стал наблюдать за тем, как Таран возится с одеждой.
        - Если еще надо что-то, так я принесу.
        - Мне очень неудобно, батюшка, - смутился Глеб. - Я и сам не знаю толком, что происходит. Так получилось.
        - Неисповедимы пути Господни! - спокойно ответил священник. - Ничего не бывает просто так.
        Он с интересом рассматривал гостя, за которого попросили высшие силы.
        - Это честь для меня - оказать хоть какую-то посильную помощь в таком важном деле.
        - Спасибо вам!
        - Во славу Божию!
        Глава 23. Под святым прикрытием
        Стало совсем темно, когда Глеб покинул церковь, переодевшись в нормальную, цивильную одежду. Он не стал медлить и под руководством Елизаветы, которая незримо сопровождала его, направился на улицу Генерала Столярова, где жил человек, у которого был ключ от космического корабля.
        В кармане пуховика он нашел сто рублей и тут же запрыгнул в старенький лазовский автобус, чтобы не терять время.
        Человека, которого он искал, звали Иваном Ивановичем. И Таран с трудом представлял себе, как найдет его в незнакомом районе и что скажет, но об этом можно было подумать и потом.
        Елизавета вела его по темным дворам, словно навигатор.
        - Почти пришли, - сообщила она. - Он как раз идет домой.
        Глеб посмотрел на серую, ничем не примечательную девятиэтажку с проходными подъездами и вздохнул. Он волновался.
        - Стой, - неожиданно приказала Елизавета. - Опасность.
        Таран остановился.
        - Подожди минутку, я посмотрю.
        Он послушно остановился и стал смотреть по сторонам.
        «Ну что там, Лиза?» - позвал он мысленно, но ответа не последовало.
        Глеб не мог устоять на месте, и не торопясь, пошел вдоль длинного здания. В темноте он услышал чьи-то тяжелые шаги и замер на месте. Неожиданно во мгле раздались выстрелы. Глеб вздрогнул и опасливо взглянул на подъезд, откуда показалась фигура мужчины, с трудом переставляющего ноги.
        Мужчина прохрипел что-то и швырнул Тарану борсетку.
        В этот же миг Глеб услышал оглушительный крик Елизаветы:
        - Беги! Беги быстрее!
        С сумочкой в руках он дал стрекача и остановился только минут через пятнадцать, когда покинул этот район. Он снова запрыгнул в пустой автобус, который как раз отходил от остановки, и только теперь позволил себе перевести дух.
        - Они не заметили тебя! Слава богу! - снова произнесла над самым ухом его сопровождающая. - Они убили этого человека. Они охотятся за ключом.
        Глеб смотрел в окно на ночной город. На минуту ему показалось, что он просто едет с тренировки, что мама уже накрывает ужин и ждет его. Стало немного грустно. Он открыл борсетку и заглянул внутрь. Там в одном отделе лежали деньги, во втором сотовый телефон, небольшая записная книжка в целлофановом пакете, в боковом кармашке находилось удостоверение подполковника полиции Ивана Ивановича Лескова. На самом дне борсетки, также в пакете, покоился тяжелый металлический брусок около двадцати сантиметров в длину.
        - Это и есть ключ, - сообщила Елизавета. - Из-за него убиты уже трое.
        Глеб повертел его в руках и сунул во внутренний карман. Во второй карман он сунул деньги и записную книжку.
        Выйдя на знакомой остановке, Глеб набрал в борсетку камней и потом, проходя по мосту над рекой, бросил ее вниз, отправив на дно телефон и документы, которые больше не понадобятся Ивану Ивановичу. Настроение было неважнецкое. Быть паладином совсем не весело.
        - Что теперь делать? - спросил Глеб вслух.
        - Нужно найти надежное убежище, - к его удивлению, ответила Елизавета. - Я должна поговорить с гвардейцами.
        - Что? - почти закричал Глеб. - Разве мы не собираемся вышвырнуть этот проклятый корабль за пределы нашей планеты? Я хочу быстрее закончить все эти дела и вернуться домой!
        - Пока нельзя, - обрадовала его Лиза. - Они будут стеречь корабль. Тебя могут убить, если ты попытаешься туда вернуться.
        - Это что такое? - рассердился спаситель мира. - Мы так не договаривались! Значит, мне теперь надо схорониться?
        - Да, тебе нужно найти укрытие. Может, вернешься в церковь?
        Глеб задумался.
        - Нет, я знаю, к кому обратиться.
        Он прошел к таксофону и набрал на память номер своего близкого друга и напарника по тренировкам.
        Через пару минут все было решено. Он зашел в магазин, купил продуктов и, поймав такси, отправился в дачный поселок «Солнечный» в пяти километрах от города…
        В старом, покосившемся домишке были только элементарные условия. Глеб плотно зашторил все окна, запер дверь и плюхнулся на диван, над которым на стене был закреплен имперский флаг с надписью «Мы русские - с нами Бог!».
        Его взгляд упал на пакет с продуктами. За время своей бестелесной жизни он совсем отвык от еды. Теперь же новое тело требовало питания и отдыха. Глаза закрывались, ноги гудели. Он нехотя пошел на кухню и сготовил себе жареную картошку с котлетами.
        Перед ним появился полупрозрачный образ Елизаветы.
        - Ты молодец! Отлично справился с первым поручением. Теперь тебе надо хорошенько запрятать ключ и отдохнуть.
        - Угу. - Рот у Глеба был наполнен картошкой.
        - Будь пока здесь, не отлучайся. А я отправлюсь к космогвардии.
        - Да уж с правилами конспирации я знаком.
        Когда Глеб утром открыл глаза, первыми, кого он увидел, были Елизавета и ангел, который помог им добраться до Земли.
        - Ох! - простонал он. - А нельзя ли соблюдать неприкосновенность частной жизни? Может, я почесаться захочу или еще чего?
        Ангел захохотал:
        - Наивный! Ты, как и все люди, думаешь, что что-то можешь утаить от небесных сил. Луну платком не закроешь!
        - Ну, хотя бы иллюзию такую сделать. - Глеб потянулся в постели и сел. - Я вас слушаю.
        - У меня не самая лучшая весть для тебя, - проговорил вестник сурово. - Все хуже, чем мы думали. Ключ ищут и люди, и Черные. О месте падения аппарата теперь знают слишком многие. Мы, конечно, сдержим Черных, но вмешиваться в людские дела не имеем права. Так что тебе угрожает опасность.
        - Ага, это я уже вчера понял, - иронично отозвался Глеб. Теперь он окончательно проснулся.
        - Поэтому будешь находиться в укрытии, а мы будем наблюдать за тем, как развиваются события. Если выпадет удачный момент, то будем действовать по старому плану - заберем корабль и уведем с планеты.
        - Понятно. Невеселая перспектива сидеть тут взаперти. Но все лучше, чем на вашем корабле!
        Елизавета улыбнулась.
        - Значит, буду отдыхать и набирать форму.
        Прошло почти две недели безвылазного пребывания в покосившемся домике. Чтобы совершенно не заскучать, Глеб устроил для себя распорядок дня. Он ложился и вставал в одно и то же время, наводил порядок в доме, готовил еду, изнурял себя многочасовыми тренировками, пробовал медитировать, хотя Елизавета относилась к этому скептически. Она говорила, что человек разговаривает с Богом посредством молитвенного общения, а не в состоянии транса. Еще он много читал. По настоянию своего «навигатора» стал перечитывать Новый Завет. Елизавета по его просьбе комментировала все прочтенное им.
        Еще по просьбе Глеба святая узнавала информацию относительно убийства Лескова и еще двух жертв - Ковтуна и Летухина.
        Вскоре Глеб более-менее стал разбираться в этой запутанной истории, которая началась с того, как черный копатель Летухин обнаружил в лесу неизвестный объект и снял с него «ключ».
        По словам Елизаветы, все три убийства совершили одни и те же люди, передвигающиеся на черном БМВ.
        Глебу стало известно даже то, что его объявили в розыск по подозрению в причастности к убийству полицейского на улице Столярова. Это его возмутило до глубины души. Он даже собрался тогда поехать в райотдел полиции, чтобы объяснить следователю, как все было на самом деле. Но вовремя одумался.
        Скоро в запертом доме ему хотелось выть. Особенно тоскливо было, когда он думал о матери, которая оставалась в полном неведении относительно его судьбы. Ему так хотелось позвонить ей и сказать, что он жив и здоров и скоро вернется домой! Но этого нельзя было делать ни в коем случае. А еще ему иногда казалось, что он слышит шепот Лены. Как будто она тихо-тихо желает ему чего-то доброго, хорошего. Слова разобрать он не мог.
        Так же было и в этот раз, когда он сидел и читал Библию в присутствии Елизаветы.
        - Что случилось? - спросила она, когда заметила, что он дернулся и прислушивается.
        - Да так, показалось.
        - Нет, что именно? - допытывалась она.
        - Мне показалось, как будто я слышу голос одного человека, - неопределенно ответил он.
        - Елены?
        - Опять читаешь мои мысли? - серьезно спросил он. В голосе чувствовалась агрессия.
        - Нет. Не читала. Я тоже могу слышать ее голос. У тебя с ней просто есть связь. Она молится о тебе, и в такие моменты ты чувствуешь это.
        К горлу Глеба подкатил ком. Он сглотнул.
        - Я не хочу об этом говорить.
        - Как скажешь.
        Елизавета не всегда была рядом с Глебом. Иногда она оставляла его и исчезала на время. Когда пошла третья неделя пребывания в вынужденном заточении, Глеб не выдержал и, улучив момент, сбежал. Был вечер, и он, накинув капюшон, рассчитывал на то, что его никто не узнает. Он даже и сам не знал, куда направляется и зачем. Ему хотелось просто размяться, хотя, впрочем, он знал, что ему хочется убедиться в том, что с Леной все в порядке. Это было глупо, но сердцу не прикажешь.
        Глеб вышел из дома и пешком направился в сторону города. Через несколько минут побежал. Тело радовалось привычным нагрузкам, а мозг отвлекался от невеселых мыслей. В черте города Глеб замедлил бег и перешел на шаг. Он с интересом рассматривал людей, словно не видел их сто лет. Гулял по захолустному Первомайскому району и радовался тому, что наконец вышел на свободу.
        Но гулять ему пришлось недолго. Проходя мимо дешевого кафе под названием «Березка», услышал, как его кто-то окликнул. Голос был незнакомый, поэтому Глеб сразу почуял неладное. Он дал стрекача, но нетрезвый служитель порядка ринулся за ним. Таран понимал, что это глупо, но намеренно сбавил темп, давая возможность полицейскому догнать себя. Потом применив пару отработанных приемов, свалил полицейского и выпалил ему про черный БМВ, на котором, по словам Елизаветы, ездили убийцы. Отпустив замешкавшегося полицейского, Глеб понесся в подворотню, опасаясь преследования.
        Легкой трусцой он за полчаса добежал до своего убежища и запер дверь на все замки. Сердце готово было выпрыгнуть из груди. Глеб остановился и перевел дух. Глупая затея привела к глупому результату. Отдышавшись, стянул куртку и только теперь услышал, что в ванной льется вода. Таран напрягся, взял в руки ножку от стола, которая на всякий пожарный была припрятана в прихожей, и пошел на звук.
        В ванной горел свет. Было сомнительно, что друг Максим решил приехать на дачу или что Елизавета принимает душ. Глеб топтался у закрытой двери, сжимая оружие обеими руками и думая, как поступить. Ворваться внутрь или подождать, пока непрошеный гость выйдет сам?
        Пока размышлял таким образом, дверь в ванную отворилась и на пороге прямо перед Тараном оказалась совершенно голая миниатюрная брюнетка лет двадцати. Она вскрикнула, увидев Глеба, потом снова забежала в ванную и показалась минутой позже, обернутая полотенцем.
        - Фу-ты! Напугал меня так! - со смехом проговорила она.
        - Ты что тут делаешь? - серьезно спросил Глеб, поглядывая при этом по сторонам. Он не оставлял мысли, что в доме может быть кто-то еще.
        - Тебя жду! - Она плюхнулась на диван, закинула ногу на ногу. - Макс сказал, что ты тут в добровольном заточении совсем заскучал, и попросил навестить тебя. А ты тут с дубиной!
        Глеб посмотрел на свои руки, в которых до сих пор была зажата ножка от стола, и отложил оружие в сторону.
        - А он ничего не говорил про тебя.
        - Конечно, не говорил! Ведь у тебя и телефона нет. - Незнакомка хитро подмигнула. - Расслабься. Я не кусаюсь.
        Глеб начал потихоньку успокаиваться. Он с удовольствием рассматривал ножки гостьи, которая выставила их напоказ.
        - Как тебя зовут?
        - Кристина. А как тебя зовут, я уже знаю. И если предложишь мне перекусить и выпить, я не откажусь.
        Таран заулыбался:
        - Конечно. Что-то наверняка есть.
        Он включил телевизор, выбрал музыкальный канал и пошел на кухню. Кристина появилась через несколько минут. Она подошла к Глебу сзади и стала массировать его плечи.
        - Нравится?
        - Конечно, - промурлыкал Глеб. - У тебя сильные руки.
        Кристина ойкнула, полотенце сползло с нее на пол. Глеб развернулся, встретился с ней взглядом, потом медленно нагнулся, поднял полотенце и помог гостье обернуться. От ее кожи пахло фруктовым гелем для душа.
        - Предложил бы чего-нибудь надеть домашнее! - обиженным тоном заявила Кристина.
        - Но тебе вроде бы и так хорошо! - с улыбкой ответил Глеб. - Пойдем, кажется, в шкафу был халатик.
        Они прошли в спальню. Глеб открыл шкаф и достал с полки короткий женский халатик. Кристина сбросила полотенце и повернулась спиной, чтобы Глеб помог ей одеться. В этот момент прямо перед Кристиной появилась Елизавета. Глеб даже не успел сообразить, что произошло. Он отпрянул с халатом в руках, а Кристина неестественно изогнулась и странно зашипела. Глеб отступил назад и повалился на кровать. Гостья пятилась от Елизаветы, и Таран ужаснулся от перемены в ее лице. Это уже было не лицо человека, а гримаса демона. Кожа стала землисто-серой, покрытой мелкими чешуйками, глаза увеличились и налились красным.
        - Прочь, святош-ш-ша! - зашипела она.
        Елизавета сложила руки в молитвенном положении. Демониха приближалась к ней, но секунду спустя за ее спиной появился ангел, который едва поместился в комнате. Без слов он выхватил светящийся, словно джедайский, меч и одним резким движением разрубил демона пополам.
        Раздался истошный предсмертный крик злого духа, и после этого Кристина навсегда растворилась в воздухе, словно ее никогда и не существовало. Ангел с презрением посмотрел на Глеба, лежащего на кровати, и исчез. Таран отбросил в сторону халат, который все еще держал в руках, и сел.
        - Это был суккуб, - равнодушно сказала Елизавета. - Ты слышал про них?
        - Да.
        Глебу не хотелось говорить.
        - Не расстраивайся. Демоны пытаются всячески сбить тебя с пути.
        - Не надо ничего говорить, - перебил ее Глеб. - Я всего лишь человек!
        - Всего лишь человек? - переспросила удивленно Лиза. - Я знала людей, которые с достоинством говорили: «Я же человек!»
        Глеб пошел на кухню, набрал в тарелку сыра, колбасы, хлеба, соленых огурцов, взял бутылку водки и отправился в комнату к телевизору. Елизавета уже собиралась раствориться в воздухе.
        - И что теперь с ней будет? - спросил Глеб задумчиво.
        - С демонихой? Она попадет в сингулярность, в ад. Навсегда.
        - Как ты сказала? Сингулярность?
        - Этот термин я сейчас взяла в ноосфере. Думала, может, тебе он будет ближе. Там еще говорят, что если что-то попадает за горизонт событий, то уже никогда не сможет вернуться оттуда, из сингулярности.
        - Ни черта не понятно. Скажи «ад», и все.
        - Люди и духи живут в разных измерениях, но сингулярность соединяет эти миры. Ни физический объект, ни объект нематериального мира не могут оттуда вернуться. Космогвардеец сейчас уничтожил духа на тонком плане, и он устремится в ад.
        - А… теперь все ясно, - сардонически заметил Глеб, наливая себе третью рюмку. - Хорошие победили.
        Елизавета покачала головой и растворилась в воздухе. Глеб поднял рюмку:
        - За победу! За эту… Как ее? За сингволярность и горизонт чтобы не заваливался!
        Глава 24. И альфа, и омега
        Лысый давно не испытывал такого стресса. Да что там говорить! Он никогда не испытывал такого стресса и теперь злился на себя за то, что его психика не может справиться с навалившимися тревогами и переживаниями. Он не особо волновался о том, что Бердис может вставить ему палки в колеса или что с Черными договориться не удастся. Его тревожил другой вопрос - получится ли воплотить замысел о всевластии? Идея неограниченной власти не давала ему покоя, зато давала ему столько силы, сколько не могли дать ни ненависть, ни жажда мести, вместе взятые.
        Сегодня утром он вернулся в свой бункер после двадцатичасового перелета. Это изматывающее путешествие ему пришлось пережить для новой встречи с Черными. Однако она прошла совсем не так, как он ожидал. По замыслу Сальваторе, он должен был выставить им ультиматум - или технологии, или приостановление контактов. Они, в конце концов, свою часть выполнили. Но его подвели эмоции, и Черные это сразу заметили…
        - Как поживает господин Бердис? - поинтересовался пришелец с ходу.
        Лысый замер на какую-то долю секунды, но этого хватило всем.
        - Прикован к своему инвалидному креслу, - отвечал он своим обычным голосом, хотя внутри у него закипал вулкан эмоций.
        - Нам много известно об этом великом человеке, - последовал ответ. - Это он уполномочил вас вести переговоры?
        - Фред не обладает такой властью, как прежде, - вырвалось у лысого. - У него одно желание - вернуть себе здоровье и молодость.
        - Я вижу, со временем у него изменились приоритеты…
        По сути, Сальваторе вернулся в Вашингтон ни с чем, и вот в шкафу в его кабинете снова разрывался телефон.
        Он собрал остатки своего самообладания и поднял трубку:
        - Да, Фред. Да, хорошо, скоро буду.
        Лысый несколько раз с размаху ударил кулаком по массивной крышке стола. Нефритовый стаканчик с карандашами перевернулся и покатился по зеленому сукну.
        - Тварь! - рявкнул лысый и пулей вылетел из комнаты.
        За время пути он успел обдумать очень многое. И теперь перед домом Бердиса из машины выходил совсем другой человек - спокойный, решительный, невозмутимый.
        Здоровяк дворецкий, как и всегда, проводил его наверх и вернулся в свою комнату на первом этаже. Бердис сидел в кресле возле окна спиной к лысому. Он слышал, что тот поднялся, но не двигался с места.
        - И ты снова ослушался меня! - сказал он раздраженно. - Я, кажется, тебе ясно растолковал в прошлый раз, что и как нужно делать.
        - Я так и сделал, Фред! Не бухти! - дружелюбно ответил лысый, стоя посреди Овального кабинета. - Я сказал им о твоем желании.
        Инвалидное кресло развернулось, представляя взору Сальваторе желтое, искаженное гневом лицо старика.
        - Не думай, сосунок, что у меня мозги отнялись! - прохрипел он. - Я тебе фору дам и через десять, и через двадцать лет! Мне нужен был человек, который стал бы моей правой рукой, когда я получу власть над миром. Я растил тебя, как сына! - продолжал Бердис, подергивая скрюченными пальцами.
        - А я тебе как сын! - с жаром выдал лысый, улыбаясь голливудской улыбкой.
        Бердис покачал головой.
        - Как ты не поймешь, что одного моего слова достаточно, чтобы лишить тебя всего, что ты имеешь? - спокойно сказал он. - Неужели ты думаешь, что у тебя мозгов в твоей лысой башке хватит для того, чтобы и меня, и их обвести вокруг пальца? - Он помолчал. - Я не про теневиков этих. Там тоже полно идиотов. Само устройство нашего общества подразумевает единоначалие, единовластие. Это правительство - самообман жалких богатеев. Никто из них не способен думать так, как я!
        - Знаешь, Фред, - убрал улыбку лысый. - Тебе нужны люди для осуществления твоего плана. Кому ты еще так можешь довериться, как не мне? - Он замолчал, задумался. - У тебя уже не то здоровье и не те возможности, чтобы ты мог так же, как и прежде, разбрасываться людьми.
        Лысый понимал, что все эти слова - бессмыслица. Он шел ва-банк, поэтому в разговоре не было надобности. Однако ему было как-то не по себе. Сжигать мосты не всегда приятно. Он вздохнул.
        - Я разочаровался в тебе, Сальваторе. Ты больше не уполномочен говорить от моего имени. И сюда тебе путь теперь заказан!
        - Фред! - испуганно вскрикнул лысый, но старик снова развернулся к окну. - Послушай, Фред! Разве я тебя хоть когда-нибудь подводил? - С этими словами лысый направился к креслу Бердиса, прихватив по дороге большую подушку с дивана. - Я ведь тоже относился к тебе, как к отцу!
        С этими словами он со всей силы прижал подушку к лицу Бердиса.
        - Разве не для тебя я старался, работал все эти годы? - говорил он на ухо старику, пока тот неслушающимися руками старался отнять подушку от лица. - А ты! Думал, видишь меня насквозь? Думал, ты альфа, а я омега? - Руки старика безвольно повисли. - А я и альфа, и омега! - прошипел лысый и отбросил подушку в сторону.
        Он задумался над тем, хочет ли видеть лицо поверженного противника, когда понял, что в комнате не один. Лысый не спеша развернулся и встретился взглядом с дворецким, который молча стоял в дверях. Не вызывало сомнения, что дворецкий здесь находится достаточно давно.
        Сальваторе быстро смекнул, что к чему. Уж этого недалекого качка он сможет понять без труда. Не то что этого некогда великого комбинатора. Лысый прошел к овальному столу и уселся в огромное кожаное кресло.
        - Друг мой, - сказал он спокойно, - тебя, кажется, зовут Витор?
        Дворецкий кивнул в ответ. Было видно, что он еще не знал, что делать. Лысый решил, что, раз Витор не стал вмешиваться, когда он душил хозяина, не станет перечить и теперь. Говорить много означало лишить слова веса, и он сказал:
        - Теперь, Витор, ты будешь служить мне. Времена изменились.
        - Я буду внизу ждать ваших приказаний, - так же лаконично ответил дворецкий.
        Не прошло и получаса, как к дому подрулил огромный «крайслер». За это время Витор успел увезти тело Бердиса в подвал и вызвал для лысого его толстого товарища, которого звали Александр Сполбек. Витор не сказал, кто и зачем вызвал Александра, поэтому глаза у него были поистине размером с блюдце, когда он увидел в том кресле, где ожидал увидеть человека, которого безмерно уважал и боялся, своего соратника.
        Лысый специально добивался такого эффекта. Теперь он, как и Бердис когда-то, искал для себя правую руку. Знал, что Александр готов ему подчиняться, и теперь хотел удостовериться лишь в том, что и умом он не обделен.
        К его удовлетворению, вошедший Сполбек моментально сориентировался:
        - Le Roi est mort! Vive le Roi![10 - Король мертв! Да здравствует король! (фр.)]
        Произнося эти слова, толстяк думал, как ему поступить и что будет дальше.
        - Vive L'Empereur![11 - Да здравствует император! (фр.)] - ответил серьезно лысый.
        Александр сел в кресло.
        - Увы, мой друг, настало время определиться - кто с кем. Великие идеи требуют в жертву тех, кто их не приемлет. Это закон жизни. Ты готов идти вперед? За мной?
        - Готов! - быстро ответил Сполбек, хотя обдумывал свое положение непрерывно. Сальваторе собирает в своих руках все большую власть, поэтому отвергнуть его предложение сейчас означало бы обрести самого могущественного в мире врага. К тому же шанс мирового господства очень уж реален в этот раз. - Всегда был готов.
        Лысый встал с кресла и протянул руку Александру:
        - Благодарю, мой друг! Я не сомневался в тебе и высоко оценю заслуги тех, кто был со мной с самого начала. Пришло время резких и решительных действий. Не пролив крови, не выиграть войну.
        Толстяк почувствовал, как ворот рубашки сжимает его горло. Он с трудом сглотнул и расстегнул верхнюю пуговицу рубашки.
        - Полностью согласен с вами.
        - Что ж, тогда нам нужен будет список тех, кто голосовал тогда в бункере. Укажите, кто и как голосовал. С нашими противниками разговор будет короткий. Решим с этим в ближайшие два дня. Пока господин Бердис, - улыбнулся лысый, - любезно предоставил свой особняк в наше распоряжение, нужно воспользоваться этим и пригласить сюда всех наших господ по одному. С кем-то разговор будет короткий, с кем-то - подлиннее, но я встречусь со всеми лично.
        Сполбеку стало не по себе от этих слов, а Сальваторе широко улыбнулся. Теперь сомнениям не было места, оставалось только идти к цели.
        Глава 25. Раж
        Глеб спал крепким сном праведника, закрепленным бутылкой дешевой водки. Он еле продрал глаза, когда комната стала наполняться невыносимо ярким светом. Таран в страхе подскочил на диване и стал прикрывать глаза ладонью, чтобы хоть немного спрятаться от слепящего света. Со сна не сразу понял, что происходит.
        Через несколько секунд свет стал понемногу ослабевать, и он смог различить посреди комнаты огромную фигуру в развевающихся белых одеждах.
        - Не бойся, человек, - послышался приятный баритон. - Я принес тебе благую весть. - Это был ангел. - Настало время для твоего похода. Тебе нужно поторопиться.
        Сердце у Глеба бешено заколотилось.
        - Что? Что мне нужно делать? - неуверенно пролепетал он.
        - Собирайся как можно быстрее. Тебе нужно вернуться в лес и забрать корабль. Черные спешат захватить его, как и люди. Этого нельзя допустить. Теперь все зависит от тебя.
        Ангел исчез в следующее мгновение, а перед глазами Глеба продолжали плавать темные круги. Он потер глаза и осмотрелся. В комнате, кроме него, никого не было. На стене тихо тикали часы. Но это был не сон.
        - Елизавета! - позвал Глеб тихо.
        - Я здесь, - ответил знакомый голос. - Нам нужно спешить.
        - О'кей.
        Через несколько минут Глеб в компании своих невидимых друзей покинул дачу. Прохлада ночи развеяла последние сомнения, и он наконец смог собраться с мыслями.
        До НЛО было далеко, а ангел сказал, что нужно поторапливаться. Значит, необходим транспорт! Его спутница словно читала мысли.
        - Иди до конца улицы, там повернешь направо. Во дворе второго дома стоит машина. Можно поехать на ней.
        Глеб побежал по пустынной улице, подгоняемый собственной тревогой.
        - А как же «не укради»?
        - Эта машина специально приготовлена для тебя! - с хохотком ответила Елизавета.
        Во дворе дома действительно стоял мощный японский квадроцикл. Глеб остановился перед ним, с любовью рассматривая чудо техники и вспоминая свой искореженный «Урал».
        Вскочив в седло, Глеб дал полный газ, и квадроцикл с ревом вылетел на улицу.
        На этот раз, когда Елизавета выступала штурманом, они направились к болотам другой дорогой. Заметно похолодало, и на лес опустился туман. Съехав с дороги, Глеб сбавил скорость, продолжая движение между деревьями. Вдалеке послышался стрекот пропеллеров.
        - Это еще что? - удивленно пробормотал Таран.
        Он выключил фару и остановился. Над лесом совсем низко пролетел военный вертолет. Казалось, что машина щекочет себе брюхо о верхушки деревьев.
        - Мы должны опередить их, - с тревогой проговорила Елизавета. - К месту падения тарелки уже направляются вездеходы.
        - Эх, мать!
        Глеб снова включил фару и прибавил газу. Настроение у него было скверное. Он не так представлял свой геройский поступок. Он волновался, и вдобавок ему не очень хотелось ехать по ухабам и топям. Но делать было нечего.
        То и дело слышались команды:
        - Левее! Осторожнее! Правее!
        По всей видимости, где-то рядом был еще и ангел, который следил за происходящим, готовый в любой момент прийти на помощь.
        Вертолеты покружили над лесом с полчаса, а потом скрылись за горизонтом. В тумане теперь совсем ничего не было видно. Квадроцикл еле полз по кочкам. Глеб весь взмок, несмотря на пронизывающий холод. Он пару раз чуть не влетел на полном ходу в дерево и теперь полагался больше не на советы Елизаветы, а на свои глаза. В очередной раз пропустив мимо ушей совет штурмана, Глеб почувствовал, что машина заехала на что-то мягкое. Колеса квадроцикла забуксовали, и машина стала проседать.
        - Болото! - крикнул Глеб, тщетно старавшийся вытащить машину из топи.
        «Японец» довольно быстро погружался в трясину.
        - Вот черт! - ругнулся Глеб.
        Он встал ногами на сиденье, рассматривая почву вокруг. Казалось, что по кочкам можно пройти, хотя на самом деле везде под трясиной была вода.
        Появилась Елизавета.
        - Я же сказала ехать правее! - упрекнула она.
        - Вытащи его скорее! - крикнул Таран. - Сейчас вода доберется до мотора, и тогда все.
        - Я не могу, - грустно ответила Елизавета.
        Прошло не больше минуты. Трясина уже охватила колеса и дошла до генератора. Система глотнула воды, и мотор захлебнулся. Стало тихо-тихо.
        - Дальше идем пешком! - зло буркнул «спаситель мира».
        Елизавета в своей телесной оболочке продолжала сопровождать Глеба, который, проваливаясь по колено, шел по болоту. Он злился и только время от времени проверял, на месте ли ключ-брусок. Прошло еще полчаса, и вскоре справа стал доноситься отдаленный, но явственный шум надсадно работающих моторов. Спутница вновь и вновь подгоняла Тарана.
        - Кто это там едет?
        - Им нужен этот аппарат. О нем стало известно.
        - Это Черные ваши?
        - Нет.
        - А кто тогда?
        - Люди, работающие на ваше правительство, - как-то неуверенно отвечала Елизавета.
        Глеб задумался.
        - И я должен не дать нашим спецслужбам завладеть этим кораблем? Хорошенькое дело! Американцы, значит, в Розуэлле сбили тарелку, и ничего.
        - Тогда пилоты уничтожили аппарат. Люди практически ничего не получили.
        - А если я хочу помочь своей стране? - не успокаивался Глеб. - Почему я должен помогать вам?
        Они остановились.
        - Послушай, разве мы тебя обманывали? Разве не защищали? Я тебе рассказала все как есть.
        - Это ни о чем не говорит. Вы меня сбили. Может быть, и специально, чтобы втянуть в это дело, а потом еще сотрете память!
        - Ты должен гордиться тем, что помогаешь силам добра! В мире должно быть равновесие. Люди сами должны достичь определенного уровня развития. Да и, в конце концов, это вопрос спасения душ и рода человеческого, а не чьего-то превосходства! - Было слышно, что она нервничает и заводится.
        - Я еще не решил, как поступлю, - отрезал Глеб и вытащил из кармана маленький фонарик, так как пробираться сквозь валежник без света стало совсем невозможно.
        Они стали взбираться на небольшой холм, с которого можно было хорошо разглядеть лес со стороны города. Глеб остановился и стал всматриваться в туман. Предрассветный ветер стал крутить и рвать это «молоко», благодаря чему в дымке порой можно было различить далекие огоньки в лесу.
        Уже около трех часов Владимир Девятов трясся в вездеходе. К этому времени фээсбэшники подняли на уши весь город и нашли черных копателей, которые теперь по карте корректировали движение вездеходов. Это хоть как-то облегчало работу водителей. Многотонные машины, как навозные жуки, копошились в ночном лесу практически вслепую.
        Девятов приказал остановиться и перекурить. Достал спутниковый телефон и, спрыгнув с подножки, отошел в сторону, чтобы сделать звонок. Настало время связи с Петербургом.
        Не успел он договорить, как к нему подбежал один из солдат:
        - Разрешите доложить! Я осматривал местность в бинокль и заметил свет на холме в северном направлении.
        - Это как раз там, куда мы движемся! Показывай!
        Девятов резво взобрался на крышу вездехода и в бинокль стал рассматривать лес. Но к этому моменту все снова заволокло туманом.
        - Осветительную ракету! Ни черта не видно! Всем по машинам!
        Над лесом взмыла ракета. Глеб замер на секунду, а потом, пригнувшись, поспешил к подошве холма.
        - Похоже, нас заметили! - тихо, словно боясь, что его услышат, сообщил он. - Бежим!
        Таран несся по лесу, не разбирая дороги, подгоняемый страхом. Позади явственно слышался рев моторов. Гонка вступала в финальную фазу.
        За какие-то пятнадцать минут вездеходы добрались до холма, где был замечен Таран. Объехав его справа, они натолкнулись на непроходимый участок болота, заваленный огромными деревьями. Девятов снова поднялся на крышу вездехода.
        - В тепловизоре виден живой объект, - доложил солдат. - Расстояние чуть больше километра.
        Балагур взял тепловизор, но туман мешал наблюдению.
        - Точно человек? - уточнил он.
        - Уверен!
        В это время к нему подбежал командир первой машины.
        - Засели крепко! Здесь не проехать. Нужно вернуться назад и объехать топь.
        - Слушай мою команду! - выкрикнул Девятов. - Личному составу продолжать преследование пешим ходом. Машинам - в объезд продолжать движение к указанной точке.
        Он взял автомат и сделал несколько выстрелов в том направлении, где был замечен человек. Специально брал немного выше, чтобы исключить всякую случайность. Ведь могло быть и так, что это заплутавший грибник или еще кто. Впрочем, сам он не сомневался, что это агенты Черных, ищущие корабль.
        Глеб вздрогнул, когда по лесу раскатился грохот выстрелов. Пули прошли где-то высоко, но это его не успокоило.
        - Вот это поворот! - резко выкрикнул он и прибавил скорости. - Куда бежать-то?
        Он уже не различал ничего перед собой, дыхание сбилось, да и силы были на исходе.
        - Еще минут пять! - сообщила Елизавета. - Корабль прямо перед нами метрах в трехстах!
        Тяжело дыша, Таран обернулся. Вдалеке виднелись фонари преследователей. В это же мгновение раздался еще один выстрел. На этот раз пуля просвистела всего в нескольких метрах от него. Следующая была, несомненно, его.
        Глеб остановился и обернулся. Облако тумана скрыло фонари, и он с новой силой бросился бежать. Небольшой овражек скрыл его от военных.
        - Прямо впереди! - крикнула Елизавета откуда-то сверху. - Поторопись! Они совсем близко!
        В воздух снова взмыла осветительная ракета. В ее свете Глеб смог различить знакомую поляну. Он на бегу ощупал карман и похолодел. Ключа не было на месте!
        - Я потерял брусок этот! - завопил он во весь голос. - Лиза!
        - Вернись на несколько шагов! Я вижу его! Вот! - Она материализовалась позади Тарана.
        Словно загнанный зверь, он метнулся назад, схватил ключ и из последних сил рванул к кораблю, бок которого уже виднелся неподалеку. Преследователи шли по пятам. Девятов первым влетел на холм, с которого был виден корабль пришельцев. Он достал из кобуры пистолет и выстрелил в воздух.
        - Стоять на месте или я стреляю!
        Глеб услышал крик, но останавливаться было нельзя. Он подскочил к кораблю, взобрался на его бок, торчащий из земли, и нащупал рукой выемку, куда нужно было поместить ключ.
        Девятов, заметив, что человек не реагирует на его приказ, остановился, прицелился и выстрелил по нарушителю. Пуля просвистела мимо Глеба и ударилась в ствол дерева. Неслушающимися руками Таран стал устанавливать ключ. Следующая пуля ударилась о корпус корабля прямо перед ним. Но ключ был уже на месте. В следующий момент корабль словно ожил. По контуру тарелки замигали белые огни. Они пульсировали, начав движение по часовой стрелке. В верхней части корабля, которая была наполовину скрыта грунтом, голубые неоновые огни обрисовали контур кабины пилота. Послышался свист газа, с силой выходящего из форсунок. В этот момент слева от Глеба, пробираясь сквозь валежник, показались вездеходы.
        Девятов понял, что у него остался последний шанс завладеть кораблем, таким нужным и важным для благополучия страны.
        - Огонь по кораблю! - скомандовал он. - Со всех орудий!
        Солдаты открыли огонь, но в тот же момент с шипением, поднимая пласт земли, на котором росла береза, открылась кабина. Глеб едва успел нырнуть внутрь, когда по корпусу корабля ударил свинцовый дождь. Застучали пулеметы подоспевших вездеходов.
        Глеб сполз на пол и прикрыл голову. Кабина закрылась, и все пространство наполнилось теплым светом.
        - Ты в безопасности! - с восторгом прошептала Елизавета.
        - Что теперь делать? - заорал Глеб, еще не отошедший от шока.
        - Садись в кресло пилота. Управление интуитивное.
        Глеб влез в кресло, походившее, скорее, на гамак. Оно само подстроилось под него, поместив пилота в полулежачее состояние. Крыша кабины прямо перед пилотом стала прозрачной, и Таран увидел, как к кораблю бегут солдаты. Из пола кабины показались два столбика, поднявшиеся до уровня рук Глеба. Он положил ладони на эти столбики и ощутил какую-то ментальную связь с кораблем. Раньше его это напугало бы, но после столь длительного общения с ангелами, которое зачастую проходило без слов, это казалось чем-то привычным.
        - Взлет! - приказал новый пилот махине, спавшей в болоте много лет.
        Корабль бесшумно стал подрагивать, выбираясь из топи. Огни на его бортах разогнались до того, что слились в одну световую полосу. По мере того как он поднимался, земля сползала с его гладкой поверхности, увлекая с собой растительность.
        Владимир махнул рукой, и огонь прекратился. Солдаты замерли, наблюдая необычное зрелище. Девятов подозвал командира машины.
        - Немедленно свяжитесь с ВКС. Пусть поднимают истребители. Немедленно! Надо перехватить корабль. Пусть собьют его, если не удастся перехватить. Выполнять!
        На приказ ушло пару секунд. Теперь от Девятова ничего не зависело. Наблюдая за тем, как тарелка плавно поднимается в воздух, он достал спутниковый телефон.
        - У меня плохие новости. Я упустил тарелку. Ее увели Черные прямо у меня из-под носа. Это планетолет второго класса. Я дал приказ вывести самолеты на перехват, но надежда небольшая.
        - Вы сделали все, что смогли, - послышалось в трубке. - Теперь от вас уже ничего не зависит. Возвращайтесь немедленно в Санкт-Петербург. Благодарю за службу. Конец связи.
        Девятов в сердцах ударил кулаком по стволу молодой березки, росшей поблизости. Космический корабль пришельцев, переливаясь синими и золотыми огнями, медленно, словно дразня, взмывал все выше…
        Над лесом поднималось утро. Солдаты разошлись по близлежащим кочкам, закурили. Туман стал развеиваться, прячась в низинах. Девятов с березовым прутиком в руке обходил яму, где только что был космический корабль пришельцев, которая потихоньку стала заполняться водой.
        «Нет, ну кто бы мог подумать? - размышлял Девятов. - Мы ищем подо льдами, на дне морей, а он тут был, под боком! Сколько еще таких аппаратов спрятано на планете? Может, и ни одного…»
        Глава 26. Вояж
        Корабль плавно поднимался все выше и выше, откликаясь на каждую прихоть пилота. По желанию Глеба осмотреть окрестности он превратил поверхности кабины в экраны, которые транслировали изображение снаружи. С интересом и страхом Таран рассматривал в полу удаляющийся лес, покрытый туманом, дорогу с вереницей крохотных автомобилей, направлявшихся в сторону города. Через пару минут тарелка поднялась выше облаков, подставив свои металлические бока лучам восходящего солнца. Пилот зажмурился, и умный корабль тут же затемнил стекло кабины.
        Глеб не знал, что теперь делать. Он и вправду подумывал о том, чтобы долететь до Москвы и передать НЛО военным или правоохранительным органам, но, как и куда лететь, не представлял. Навигатора тут не было, как и карты. Так что пилот продолжал поднимать корабль все выше и выше, чтобы не оказаться в гражданских или военных авиакоридорах. Было страшно. Глебу, который до этого никогда не летал даже на самолете, казалось, что НЛО поднялся на много километров над землей, что топливо вот-вот закончится и он разобьется в лепешку. На его волнения корабль сообщал ему, что топливо не ограничено, а высота полета составляет «жит» каких-то там «лангов».
        По совету Елизаветы Таран не прекращал подъем. Так продолжалось около десяти минут. Глеб уже освоился с управлением и пытался выполнять несложные виражи. Корабль поднялся за вторую линию облаков, и теперь внизу ничего не было видно, кроме гигантских снежных полей, позолоченных первыми лучами солнца. Глеб залюбовался необычайно красивым зрелищем, не обращая внимания на тревожные сигналы, посылаемые кораблем. Он заметил опасность только тогда, когда тарелка спроецировала на весь пол кабины самолет-перехватчик, приближающийся справа. Двадцатипятитонному истребителю потребовалось не больше двадцати секунд, чтобы поравняться с тарелкой. Таран ошарашенно смотрел сквозь кабину на пилота, который показывал указательным пальцем вниз, приказывая садиться.
        - Воздушно-космические силы России! - раздался настойчивый голос в кабине. - Приказываю немедленно садиться!
        - Летим быстрее! - скомандовал Глеб.
        Тарелка ускорилась, но самолет не отставал.
        - Приказываю садиться! Иначе нами будет применено оружие! Повторяю…
        - Еще быстрее! Выше! Вверх! - испуганно лепетал Глеб. - Быстрее!
        Тарелка рванула так, что пилота вдавило в кресло. Самолет стал резко отставать, но в это время выпущенная ракета ударила с правого борта.
        Глеб вскрикнул. Тарелку качнуло и бросило влево. Раздался оглушительный грохот, похожий на раскаты далекого грома. Таран осмотрелся. Никаких повреждений видно не было. Скорее всего, корабль был защищен каким-то экраном или полем.
        - Спасаемся! - наконец подобрал нужную команду Глеб, машинально сняв руки с колонн управления. - В безопасное место!
        Корабль словно ждал этой команды. Колонны управления мгновенно скрылись в полу кабины, кресло пилота перешло в лежачее положение, после этого Глебу показалось, что неведомая сила старается сделать из него котлету. Его вдавило в кресло так, что он даже не мог повернуть голову, чтобы взглянуть на экраны. Только вращал глазами, стараясь разглядеть, удалось ли оторваться от преследования.
        Мало-помалу скорость стала падать. Глеб это чувствовал потому, что сначала смог пошевелить пальцами, потом ухитрился поднять свинцовую руку и отереть капли пота, выступившие на лбу. Корабль замедлялся, и пилоту становилось все легче. Наконец небывалая тяжесть от перегрузки сменилась небывалой легкостью. Таран не сразу понял, что произошло. Вначале ощутил в животе непонятную легкость, двигаться стало невероятно просто. Волосы стали походить на шапку одуванчика. Глеб слегка оттолкнулся руками от кресла и взлетел к потолку кабины. Это была невесомость! Фантастическое ощущение не шло в сравнение ни с чем. Пребывание в космосе в бестелесной оболочке было похоже на обыкновенную земную прогулку, если не считать, что все время ты болтаешься беспомощно в безвоздушном пространстве. Теперь же все было по-иному. Глеб рассмеялся, как ребенок, дорвавшийся до заветной карусели, подогнул ноги, взмахнул руками и завертелся волчком, насколько позволяла тесная кабина пилота.
        - Капец! - крикнул сам себе Глеб. - Это тебе не «Осьминог» в нашем забубенном городишке!
        Немного освоившись, пилот понял, что корабль продолжает выполнять его команду. Он производил какие-то расчеты и, по всей видимости, собирался продолжить полет самостоятельно. Глеб стал рассматривать планету, которая с этой высоты казалась гигантской. Она закрывала почти все поле обзора. Далеко внизу тонкими голубыми нитками извивались могучие реки, белели снежные шапки гор, ослепительно блестели синие глади морей. В таком положении планета казалась Тарану как бы перевернутой. То есть Северный полюс, изображаемый на картах вверху, теперь оказался внизу, а Южный - наоборот, потихоньку разворачивался к кораблю. В кабине мигали различные огни, слышались слова на непонятном языке. У Глеба уже не было того интуитивного контакта с кораблем, как прежде. Он встрепенулся. Корабль стал стремительно снижаться. Сначала этого не было заметно, но нарастающее ускорение явственно свидетельствовало об этом. Глеб ползком поспешил вернуться в кресло пилота.
        - Беру управление на себя! - лихо скомандовал он, ожидая, что из пола тут же появятся столбики, но не тут-то было.
        Корабль больше не слушался своего нового пилота. Он упрямо продолжал движение в сторону Южного полюса. Елизавета, как назло, не отзывалась. Поэтому все, что оставалось Глебу, - это улечься поудобнее в кресло и надеяться на то, что корабль действительно доставит его в безопасное место. Теперь тарелка снова рассекала атмосферу, на этот раз над водами бескрайнего океана. Пилот с интересом рассматривал почти что черную воду, которая, казалось, кипела, взъерошенная огромными волнами с белыми бурунами. Внизу был шторм. Корабль летел все ниже и ниже. Можно было подумать, что он скользит по водной глади, но на самом деле до поверхности океана оставалось еще несколько десятков метров.
        Неожиданно тарелка сделала резкий вираж и на полном ходу нырнула в волны. Глеб вскрикнул от неожиданности и закрыл лицо руками. Но ничего экстраординарного не произошло. Корабль отлично чувствовал себя и под водой. Он опустился еще ниже, туда, где шторм, бушующий на поверхности, был не заметен, и разогнался до невероятной скорости.
        Таран поежился в кресле. Вокруг было темно и некомфортно. Тарелка быстро погрузилась на несколько десятков метров, почти что на самое дно. При этом пилоту казалось, что скорость движения ничуть не меньше, чем в воздухе. Разглядеть при этом морские глубины и их обитателей не представлялось возможным. Все, что успевал фиксировать Глеб, - это белые плавучие горы айсбергов неземной красоты.
        Подводная часть путешествия несколько затянулась, и Таран заскучал. Он закрыл уставшие глаза, свел пальцы в замок под головой и сам не заметил, как погрузился в сон. Ему показалось, что прошло не больше минуты, но за это время корабль успел добраться до пункта назначения. Тарелка медленно-медленно плыла у самого дна между двумя рядами вертикально установленных бетонных свай, похожих на колонны. В кабине то и дело загорались какие-то разноцветные индикаторы, снова слышались фразы на незнакомом языке. Корабль включил прожекторы, осветившие сваи и большой черный портал, открывавшийся в скале. В колоссальном подводном сооружении, где могла бы пройти подводная лодка, зажглись ровные ряды синих лампочек, которые длинными цепочками уходили так далеко вглубь скалы, что для Глеба, наблюдавшего за всем этим, они сходились вдалеке в одну точку.
        Когда корабль поравнялся со входом в портал, в верхней части сооружения открылся люк, из которого показался механический манипулятор, похожий на «руку» экскаватора с гидравлическими суставами. Манипулятор резво и нагло схватил тарелку за «макушку» и потащил по порталу.
        Транспортировка продолжалась всего несколько минут. После ряда поворотов, гидравлический манипулятор остановился в том месте, где подводный коридор поворачивал круто вверх. Тарелка на миг замерла, в то время как манипулятор отсоединился и поспешно скрылся в стене, оставив за собой вихрь маленьких белых пузырьков. После этого аппарат самостоятельно начал медленно всплывать. Глубина колоссальной шахты составляла, наверное, метров пятьдесят. По крайней мере, так показалось Глебу, завороженно следившему за происходящим. Во все это было трудно поверить.
        Глеб почувствовал, что всплытие закончилось и корабль оказался на поверхности, вот только вокруг была кромешная тьма. Различить можно было только квадрат на дне водоема, очерченный рядами голубых лампочек. Наконец где-то высоко загорелся прожектор, словно утренняя Аврора. Его свет падал прямо на НЛО. Пилот поежился. Рядом с прожектором загорелся еще один, потом следующий пока, наконец, нескончаемая цепь ярких ламп не озарила потрясающее своими размерами подземное сооружение. Корабль оказался в подземном озере размером, пожалуй, с футбольный стадион, которое было закрыто сводами каменного купола. Фонари осветили пространство, так что теперь было видно, что, скорее всего, все это имеет рукотворное происхождение. Слишком уж ровными, идеальными были берега озера и свод пещеры. Кроме того, у берега проходили металлические мостки, которые сходились у трех коридоров, уходивших вглубь скалы.
        От мостков к кораблю побежал длинный металлический трап. В это же время кабина пилота с шипением открылась. Трап прибежал к кабине, и все замерло. Глеб поднялся, с интересом разглядывая «безопасное место», куда его принес корабль. Он ступил на узенький трап, который с виду казался хлипким, но почувствовал под ногами твердую ровную поверхность. Таран прошел по нему метров двадцать и оказался на широкой ровной площадке перед коридорами, уходящими в скалу. Два коридора были широкие и высокие, так что внутри мог спокойно проехать груженый самосвал. Один из них, как и третий коридор, который был не более двух с половиной метров в высоту и ширину и предназначался, по всей видимости, для пешеходов, шел прямо. Второй резко уходил вправо. Над площадкой на никелированной пластине красными буквами было написано: Neu-Schwabenland. Herzlich Willkommen![12 - Новая Швабия. Добро пожаловать! (нем.) ] Глеб пробормотал незнакомые слова, ничего не поняв, хотя и предполагая, что надпись сделана на немецком.
        Надо сказать, что, очутившись в сооружении, возведенном на твердой поверхности руками, Таран почувствовал себя намного увереннее, чем на инопланетном корабле. Он заглянул в тоннели и выбрал средний, который больше походил на пешеходный. Кроме того, из него шел поток приятного, прохладного и свежего воздуха. Пройдя не более десяти метров, Глеб наткнулся на транспортир, ленты которого шли в обе стороны, однако в данный момент транспортир бездействовал, лента стояла недвижима. Делать было нечего, Глеб пошел пешком, оставляя в пыли, которая, казалось, копилась тут десятилетиями, глубокие следы. Лампы освещения загорались и автоматически гасли по мере продвижения гостя вглубь горы. Прошло, наверное, минут десять или пятнадцать, но «пейзаж» не менялся. То и дело на стене обнаруживались таблички с надписями, выполненными на немецком и рунами, но никаких люков или дверей видно не было. Правда, пару раз на стене появлялись трубы и короба коммуникации. Монотонность начинала действовать на нервы, и Глеб побежал. По его расчетам, он преодолел уже более трех километров. Наконец справа показался дверной проем,
закрытый ролл-дверью. Таран подступил к проему, и дверь автоматически стала ползти вверх, открывая взору маленькую комнату, наполненную различной аппаратурой. Он с интересом разглядывал ряды перемигивающихся красных лампочек, рубильников и кнопок, оплетенных косами проводов. На стене уныло висели три телевизора с громоздкими выпуклыми кинескопами. Один из экранов тускло засветился под слоем пыли. На нем едва можно было различить подземное озеро, посредине которого плавала тарелка.
        - Вот это поворот! - вырвалось у Глеба. Он даже засмеялся.
        Постучав по экранам двух других телевизоров, Таран так и не добился их включения. В выдвижном ящике стола, за которым прежде, по-видимому, сидел дежурный, он нашел заряженный парабеллум, который на всякий случай сунул за пояс. Вернувшись в коридор, снова побежал. На этот раз долго бежать не пришлось. Через сто метров транспортир закончился. Глеб притормозил, предчувствуя, что за очередным изгибом и тоннель закончится. Так и произошло. В один момент тоннель перешел в просторный зал, похожий на зал ожидания аэропорта. Вдоль стен стояли рядами полумягкие кресла. На небольших столиках тут и там виднелись бокалы и чашки, а также газеты за 1945 год, на которых Глеб, ломая язык, прочел Beobachter[13 - Обозреватель (нем.). Volkischer Beobachter - «Народный обозреватель» - немецкая газета, печатный орган НСДАП. Последний номер вышел 30 апреля 1945 года.]. С потолка на массивных кронштейнах свешивались такие же старомодные и нерабочие телевизоры. Казалось, что люди покидали этот зал ожидания в спешке. В углу стоял двухметровый шкаф, похожий на автомат вендинговой торговли. Однако это был всего-на-всего
холодильник. Внутри стояли маленькие стеклянные бутылочки с минералкой. Недолго думая, Глеб, измученный ночным марафоном по лесу, а также космическим перелетом, открыл металлическую крышку и осушил бутылку. Потянувшись за второй, глянул было на этикетку, но не стал заморачиваться. Очень хотелось рассесться или разлечься на этих мягких и пыльных креслах, но любопытство взяло верх, и Глеб двинулся дальше.
        Обследовал подземный комплекс, который поражал размерами, казалось, что и дня не хватит, чтобы обойти бесконечные кабинеты, залы, лаборатории. В большинстве своем в этой части комплекса помещения были оборудованы под персональные кабинеты. Меблированы они были стандартно - стол, обитый зеленым сукном, с лампой и письменными принадлежностями. На стене обычно висели карты мира и портреты Адольфа Гитлера. В каждом кабинете стоял старомодный телефон, а то и два, а также телевизор. В некоторых кабинетах висели громадные карты звездного неба, размером во всю стену. Чем больше видел Глеб, тем больше у него возникало вопросов. Откуда в двадцать первом веке мог взяться таинственный комплекс фашистов? Он слышал сказки о Четвертом рейхе, которые рассказывали по телевизору, но увиденное поражало. Было очень интересно рассматривать старинные предметы техники и обихода. По всей видимости, комплекс был законсервирован много десятков лет назад, однако, судя по технике, она могла быть изготовлена только в 70 -80-х годах прошлого века. Но ведь и портреты Гитлера на стены уже как семьдесят лет не вешают. И прадед
Глеба тоже приложил к этому свою руку.
        Размышляя таким образом, Таран забрел в просторное помещение, где была оборудована столовая. Зал был рассчитан человек на двести. Ровными рядами стояли металлические столы и стулья. Только теперь Глеб вспомнил о том, что он не ел уже почти сутки. С видом мелкого воришки, глянув по сторонам, он перескочил через пустой витринный холодильник и оказался на кухне. Быстрый осмотр кухонных шкафов и кладовки не принес больших результатов. Перед Глебом на столе оказалось несколько упаковок с рисом, гречкой и горохом, а также упаковка макарон и две законсервированные стеклянные банки, которые не внушали доверия. Таран пробил ножом крышки консервов и, состроив мину, швырнул их подальше. Они источали отвратный запах тухлятины, от которого кишки просились наружу. Готовить не хотелось, Глеб рассеянно посмотрел на крупы, вздохнул и пошел к холодильнику, в котором стояла все та же бутилированная вода. Таран взял небольшой ковшик, наполнил его водой и поставил на электрическую печку. Когда вода закипела, он всыпал из бумажной коробки в ковшик макарон, которые из всех припасов имели самый аппетитный вид, и стал их
помешивать. Однако макароны не оправдали надежд. Уже через несколько минут они превратились в густой клейстер, который булькал и начинал подгорать. Таран взял эту тюрю, обильно засыпал все сахаром и попробовал на вкус. Блюдо оказалась несъедобным. Повар отодвинул стряпню подальше и потянулся за банкой растворимого кофе, которая попалась ему на глаза в шкафу, когда он искал посуду. Просто голод еще был не настолько сильным, чтобы есть такую дрянь.
        Глеб посидел немного с большой чашкой практически безвкусного кофе в руках, рассматривая уютную столовую, а потом решил не терять времени и двинулся дальше, не оставляя кофе.
        - Эй! - крикнул он, выйдя из столовой. - Есть тут кто-нибудь? - За все время пребывания на подземной базе он в первый раз решился подать голос. - Эни боди хоум? - догадался спросить он почти на английском. - Эники-беники?
        В ответ слышался только монотонный гул вентиляторов, нагнетавших воздух с поверхности в систему воздухоснабжения.
        Первая лаборатория, представшая пред взором Глеба, была большой комнатой, наполненной множеством стеклянных колб и пробирок, установленных на столах, стеллажах и в шкафах и заполненных яркими разноцветными жидкостями. Он не остался здесь надолго и прошел в следующее помещение, которое было куда больше первого. Войдя в комнату, Глеб оказался на металлическом помосте шириной около полутора метров, который опоясывал комнату по периметру. От помоста вниз спускались две узенькие лестницы. На нижнем уровне был установлен внушительных размеров аппарат, напоминавший по виду колокол. Высотой он был около четырех метров. Диаметр устройства у основания был около трех метров и немногим более метра у вершины. На блестящем боку сооружения были выведены руны и надпись Die Glocke[14 - Колокол (нем.) - мифический проект ученых Третьего рейха по созданию оружия возмездия.]. Глеб рассматривал некоторое время верхушку аппарата, которая была сделана, по-видимому, из кварцевого стекла. Потом спустился по лестнице и заглянул внутрь аппарата сквозь небольшую прозрачную дверь, соседствующую с надписью. Внутри устройства
горел приятный голубоватый свет. Механизм внутри состоял лишь из двух прозрачных емкостей, наполненных ярко-красной жидкостью и установленных таким образом, что одна могла вращаться внутри другой. Глеб с интересом рассматривал внутренности колокола, когда ему показалось, что нежный женский голос зовет его. Он вздрогнул, отпрянул от аппарата и прислушался. В комнате стояла звенящая тишина.
        «Гльэб Таран!» - явственно послышался настойчивый женский голос. Глеб уже хотел крикнуть в ответ, думая, что это Лиза, но вовремя одумался. Голос был чистым, хрустальным, но чужим.
        Таран поспешно взбежал по лестнице и покинул помещение со странным колоколом. Прошел в следующее помещение, в котором под стеклом хранились различные артефакты. Глеб увидел свитки египетских папирусов, глиняные таблички с иероглифами, камни с начертанием рун, интересные вещицы, напоминавшие сотовые телефоны, пистолеты, модели реактивных самолетов, которые, по всей видимости, были изготовлены тысячи лет тому назад. Отдельный стенд хранил самое разнообразное холодное оружие: мечи с изображением свастики на рукояти, короткие кинжалы, изогнутые ножи с индийскими письменами, копья. Одно копье, выглядевшее совсем уж дряхлым, с проржавевшим наконечником, почему-то хранилось в отдельном прозрачном саркофаге.
        Вновь услышав женский голос, Глеб оставил музейные экспонаты и тихо пошел на него. Преодолев еще один зал, он оказался в просторной комнате, одну из стен которой представлял аквариум, разделенный на пять равных отделений. Перед аквариумом стояло два ряда стульев. Глеб вошел в комнату, наполненную приятным голубоватым светом, и обомлел. В каждом отделении аквариума, заполненном до самого потолка водой или какой-то другой жидкостью, находилась женщина. Все обитательницы аквариума были абсолютно наги. Всех их отличал рост под два метра, а также необычайно длинные волосы, которые, разметавшись в воде, составляли ореол вокруг каждой из них. Женщины спали. Они, несомненно, были живы. Первая «русалка» была блондинкой, и находилась она в позе лотоса, как и ее соседка. Женщину в среднем отделении отличала не только неземная красота, но и поза. Казалось, что она устремляется вверх, словно герой американского комикса. Две другие были брюнетками. Одна из них находилась в позе эмбриона, другая зависла параллельно поверхности, раскинув в стороны руки и ноги. Волосы у нее были заметно короче, чем у соседок, хотя
тоже длинные. Глеб открыл рот от изумления. Он даже не сразу заметил, что над каждым отделением имеется надпись.
        Пройдясь вдоль ряда кресел перед аквариумом, Таран остановился перед средним отделением, в котором находилась сказочной красоты женщина. Пропорциональное, идеально сложенное тело, тонкие черты лица, аккуратный прямой нос, светлые, почти что белые волосы делали ее похожей на героиню фантастического боевика. Над ней на табличке красовалась надпись Maria Orschitsch. Почему-то Глебу казалось, что именно ее голос он слышал внизу. Он вплотную приблизился к стеклу, а через миг отскочил в ужасе. Молниеносным движением девушка в аквариуме сложилась пополам, так что ее лицо оказалось наравне с лицом Глеба. Ее большие серые глаза сверкнули гневом. Она что-то закричала, хотя изо рта у нее не появилось ни пузырька воздуха. Все это произошло за какую-то секунду. Глеб наткнулся на ряд кресел, повалился на них, перекувыркнулся через себя. Девушка выпрямилась во весь рост и засмеялась.
        - Ты смешон! - услышал Глеб у себя в голове. - Немедленно выпусти меня! Ты из спасательной команды? Где весь персонал?
        - Кто ты такая? - вырвалось у него.
        Его взгляд метнулся на соседок красавицы, но они спали, как и прежде.
        - А кто ты? - подозрительно ответила она вопросом.
        Глеб быстро соображал. Он моментально догадался, что самостоятельно аквариумные красотки покинуть свое обиталище не могут. Девушки явно не от мира сего, а следовательно, их следует опасаться. Таран медленно поднялся, отряхнул одежду, пощупал ушибленное при падении плечо и медленно зашагал к выходу.
        - Стой! - раздался оглушительный крик, объединявший приказ, гнев, угрозу.
        Глеб не обернулся и вообще никак на него не отреагировал. Он уже понял, что оказался прав.
        - Прошу тебя! - послышался вновь голос, который в этот раз больше походил на мольбу. Таран бросил мимолетный взгляд на аквариум. - Меня держат здесь уже больше шестидесяти лет. Я сбилась со счета. Нам обещали корабль, но за нами так никто и не прилетел.
        - Кто ты? - спросил Глеб, стараясь, чтобы его голос звучал помягче.
        - Мое имя Мария Оршич! - удивленно проговорила женщина. - Разве ты не узнал меня?
        - Никогда не слышал о тебе.
        Она покачала головой.
        - Ничего удивительного. Наши имена предали забвению, как и всю работу, которую мы сделали для рейха.
        - Так кто ты? - уже раздраженно повторил Глеб.
        - Хорошо. Для тебя я пришелец со звезды Альдебаран в созвездии Тельца. Я не человек. Наша раса называется югута. Я расскажу тебе все, если ты меня выпустишь. Я клянусь, что не причиню тебе никакого вреда.
        Глеб колебался, но старался не показывать этого. Он вернулся в зал, где выставлялось старинное оружие, снял со стены алебарду и вернулся с ней к аквариуму. Убедился в том, что все пять отделений представляют собой отдельные сосуды, и с размаху рубанул по стеклу. От мощного удара на ровной глади остался только небольшой скол. Еще несколько мощных ударов привели к тому, что по стеклу во все стороны побежали трещины. Наконец под натиском сотен литров голубоватой жидкости стекло вылетело наружу. Вода хлынула на пол, увлекая с собой и инопланетянку по имени Мария Оршич.
        Женщина упала на колени, из ее глотки хлынул поток жидкости, исторгаемый легкими. С жалобным криком она вдохнула воздух, словно в первый раз в жизни. Глеб со странным чувством наблюдал за этим, не торопясь помогать Марии и не расставаясь с алебардой. В нем бушевал ураган эмоций, но из всех преобладала осторожность. Женщина отдышалась, устало отбросила назад неестественно длинные волосы и с горделивым видом выпрямилась во весь рост перед Глебом. Он чувствовал себя коротышкой перед этой великаншей. Глеб засмущался. Мария едва заметно улыбнулась:
        - Благодарю тебя, землянин. Как зовут моего спасителя?
        - Глеб.
        - Я слышала это имя там, откуда я была родом. По легенде. С твоего позволения я оденусь.
        Она прошла мимо Глеба, юркнула в подсобку и через пару минут вышла в сером костюме с юбкой. Видимо, это была ее одежда, которая хранилась здесь все эти годы.
        - Это твои сородичи? - спросил Таран, указывая алебардой на четырех женщин, которые по-прежнему находились в аквариумах.
        Мария подошла к стеклу и посмотрела на девушку, над которой красовалась надпись Traute, потом к следующей по имени Sigrun.
        - Сородичи? - Она рассмеялась. - Нам просто было поручено одно и то же задание. Тем более они сейчас в анабиозе. Это я проснулась давным-давно. Мы все из проекта «Врил»[15 - «Врил» (нем. Vril-Gesellschaft) - в эзотерических источниках тайное общество медиумов, члены которого контактировали с инопланетной цивилизацией.]. Слышал? Нет? Эх ты! Мы прибыли в Германию в тридцать седьмом году по вашему исчислению, - рассказывала Мария, по-хозяйски перемещаясь из комнаты в комнату. - «Врил» - мистическое общество - было нашим прикрытием. Только высшее руководство рейха знало о сделке, которую правительство заключило с Черными.
        - С Черными? - переспросил Глеб, поставив алебарду в угол, пока Мария обследовала шкаф в зале, который был похож на мини-кинотеатр.
        - Да, их принято так называть. Враги Космогвардии - значит темные силы, Черные. Фюрер понимал, что, затевая мировую войну по приказу Черных, он подписывает себе смертный приговор. Вся надежда была на нас.
        Глеб нахмурился, вспомнив, как нес портрет прадеда, когда на 9 мая маршировал Бессмертный полк.
        - Гитлеру пообещали мировое господство, если он докажет свое превосходство перед другими странами, если сможет убедить сообщество в своем неоспоримом превосходстве. Черные обещали передать ему документацию, которая позволит создать оружие небывалой разрушительной силы, а также внеземные технологии.
        - Атомную бомбу?
        - Оружие возмездия вообще. Много чего. - Мария села на край стола, позволив волосам свободно свисать с левой стороны. Деревянным гребешком она стала причесываться, не прерывая рассказ. - Представители моего народа могут общаться друг с другом на любом расстоянии. Мы получаем информацию из ноосферы, почти как ангелы. Поэтому Черные и выбрали нас. Германии нужны были не просто образцы, а точные технические характеристики, чертежи и многое другое. Прибыв на Землю, мы обживались тут некоторое время, контактировали с руководством рейха, а после объявления войны в тридцать девятом приступили к выполнению своей миссии. Мы передавали инженерам информацию, которую посылали нам Черные. Фашисты разве что не молились на нас. Создать в земных условиях некоторые материалы и химические соединения оказалось затруднительно, так что нам вновь приходилось запрашивать все новые данные.
        Мария снова вышла из комнаты и вернулась с маской, к которой был присоединен пол-литровый баллон красного цвета. Она приложила маску к лицу, нажала на клапан и сделала глубокий вдох.
        - Задыхаюсь! - с улыбкой посетовала она. - На моей планете содержание кислорода в атмосфере куда выше, чем на Земле пару миллионов лет назад. Приходится постоянно носить с собой баллончик.
        - И вы так и не смогли ничего сделать?
        - Как же не смогли?! - возмутилась она. - А как же научно-технический прогресс? Рывок? Атомная энергетика, радиоэлектроника, реактивные двигатели, медицина, телевидение, сотовая связь, наконец! И это только самые громкие достижения. Все разработки после капитуляции достались союзникам. США забрали как опытные образцы, так и немецких ученых. СССР и Европа получили всего несколько опытных образцов техники. Им пришлось потом до всего доходить своими силами. Постепенно все наработки, за исключением тех, которые и теперь покажутся слишком уж фантастическими, были представлены как разработки земных ученых.
        - Просто с ума сойти! - вырвалось у Глеба. - Не могу в это поверить.
        - Не обижайся, но ты типичный землянин. Узколобый ты! - Она сказала это с такой милой улыбкой, что Глеб только ухмыльнулся в ответ. - Ты совершенно не готов воспринимать необычную для тебя информацию. Все, ступор! Стена! Мир настолько шире ваших представлений о нем, что вам этого не понять. Увы, но только единицы из вас могут по-настоящему глобально мыслить. Вы называете таких людей великими. Хотя вам всем нужно стать такими, чтобы Землю приняли в Сообщество.
        - Зачем ты все это рассказываешь мне?
        - Я так давно не говорила ни с одним человеком! Соскучилась!
        - А что случилось потом? И где мы вообще находимся?!
        - Как?! Ты не знаешь, где мы находимся? - Она выразила на прекрасном лице неподдельное удивление. - Это антарктическая база «Новая Швабия». Именно здесь велись основные работы по изготовлению, как это говорится, «Рундфлюгцойг»?[16 - «Рундфлюгцойг» (от нем. Rundflugzeug - дискообразный летательный аппарат) - мифический проект ученых Третьего рейха по созданию дискообразных летательных аппаратов, по внешнему виду напоминающих летающие тарелки.] И Die Glocke тоже был сделан здесь. На базе в сорок четвертом и сорок пятом годах работало до двух тысяч человек.
        - Что это за Рунд? - переспросил Глеб.
        - Ну, ты наверняка на нем сюда прилетел. Я не знаю, как это на твоем языке. Блюдце?
        - НЛО?
        - Летающая тарелка!
        - И вы сделали их? Это правда? Я видел это в фантастическом фильме.
        - Да, к концу войны их создали около сотни. Но это не помогло.
        Мария поднялась, решительным шагом вышла из комнаты, направилась к лестнице и спустилась этажом ниже. Глеб следовал за ней.
        - Эй, ты куда так чухнула?
        Глеб последовал за инопланетянкой и вскоре оказался в просторном помещении, оборудованном под гараж.
        - Хочу кое-что проверить.
        Она почти бегом пересекла гараж, в конце которого перед ней открылись большие автоматические двери, за которыми оказался широкий коридор. Длинноногая Мария бежала все быстрее. Глеб едва поспевал за ней. Наконец после очередного поворота перед ними с шипением и скрежетом распахнулись еще одни ворота. В лицо ударил резкий холод и колючие льдинки, задуваемые ветром. Прямо за воротами коридор резко обрывался. Мария и Глеб оказались на краю громадного котлована, засыпанного снегом. Ослепляющее солнце играло на льдинках. Далеко-далеко плескались синие волны океана.
        Мария замерла, словно морозный воздух, ударивший ей в лицо, вмиг заморозил ее в ледышку. Глеб подошел к женщине и заглянул ей в лицо. Из голубых-голубых огромных глаз струились кристальные слезы.
        - Что? Что случилось? - удивленно спросил Таран.
        Оршич разрыдалась, бросившись ему в объятия. Она как ребенок лепетала несвязные фразы:
        - Я думала, что еще здесь! Они не дождались меня. Нас… нас просто бросили.
        Силы покинули пришелицу, и она сползла на морозный бетон, покрытый тонким слоем снега, задуваемого к внутренним воротам ангара.
        Глеб попытался ее приподнять, чтобы втащить обратно в гараж, но вес женщины оказался непривычно большим. Он закряхтел и снова попытался взять Марию под мышки. Но она слегка оттолкнула его, взяла себя в руки и поднялась. Еще раз посмотрев глазами полными слез на бескрайние снежные просторы, развернулась и медленно поплелась обратно.
        - Знала бы Сигрун про это, - тихо пробормотала она себе под нос, - разнесла бы все к чертям! Мы тяжелее вас, - добавила она, - у нас другое строение костей. Так что это с виду я балерина. А так во мне почти девяносто килограммов.
        - Что тебя так расстроило?
        Она махнула рукой:
        - Ничего… Тоска по дому.
        - И все же?
        - Тут стояла «Андромеда»[17 - «Андромеда» - мифический проект ученых Третьего рейха по постройке одноименного летательного аппарата, целью которого являлся полет к звезде Альдебаран.], которая должна была доставить нас домой, к Альдебарану.
        - Аль Де Баран? Космический корабль?
        - Какой баран?! - Она улыбнулась одними губами. - Альфа Тельца. Нас обещали вывезти с руководством рейха в сорок шестом. И бросили здесь. Я так надеялась, что ты просто чудак из обслуживающего персонала, что Новая Швабия действует, как и прежде. А теперь я даже не знаю, в каком году ее покинули, где «Андромеда» и улетел ли кто-нибудь с Земли вообще.
        - Как в сорок шестом? - удивился Глеб. - Ведь война закончилась в сорок пятом!
        - Много ты знаешь! - огрызнулась Мария. - Да, в сорок пятом мы покинули Берлин и на подводной лодке направились сюда. Некоторые уплыли в Аргентину. А база функционировала по крайней мере до конца сорок шестого года, пока Гитлер находился здесь…
        - Это невозможно!
        - Бедненький! Верит своим историкам. Такой наивный! Ох, как я в них верила! - сокрушалась Мария.
        - Они были преступниками! - не выдержал Глеб. - Ты зато много знаешь о нашей истории, просидев семьдесят лет в этом аквариуме!
        - Мне плевать, кто они были. И Черным с Белыми плевать! Все только пешки. Я выполнила свою миссию и хочу домой! И вы для меня никто!
        Рассерженный Таран махнул на нее рукой и остановился возле шикарного «мерседеса». Постучал пальцами по пыльной крыше. Услышанное им не укладывалось в голове. Этого просто не могло быть! Впрочем, он уже дал себе зарок не удивляться ничему. Слишком много было сделано и увидено за последнее время.
        Глеб услышал звон стекла и крики, полные ярости и отчаяния. Как пуля он рванул к камере с аквариумами, но было поздно. Мария, вооруженная алебардой, крушила емкости, где находились ее сородичи.
        Резервуары оказались разбиты. Весь пол зала залила голубоватая жидкость. Первой Мария разбудила девушку по имени Сигрун. Пока Глеб добежал из гаража до зала, она уже успела откашляться и теперь с дьявольской улыбкой шла прямо к нему.
        Глава 27. Единовластие
        За несколько дней, прошедших с момента убийства Фреда Бердиса, его дом посетили все представители теневого правительства. Они пребывали в резиденцию по одному и выходили оттуда приверженцами нового императора. Те же, кто не желал признать власть Сальваторе, не выходили оттуда вообще. В итоге в подвале в специально оборудованной холодильной камере рядом с трупом старика появилось еще восемь тел.
        Авторитет Бердиса, а также профессионально организованная служба безопасности его жилища позволили лысому воплотить свой план без всяких проблем. Теневики без всякого опасения в одиночку приезжали на встречу, где их ждал «сюрприз». В итоге они покидали дом с трясущимися поджилками и ртом на замке.
        Спустя четыре дня с «демократическим» теневым правительством было покончено. В Овальном кабинете Сальваторе потирал руки. Александр сидел в кресле перед его столом. Горничная на серебряном подносе принесла две миниатюрные чашки с крепчайшим кофе.
        - Приготовьте еще один кофе, - распорядился лысый. - Сейчас к нам присоединится некий господин.
        Когда горничная вышла, император продолжил:
        - Ждать осталось не долго. Джейсон уже на подъезде с хорошими новостями.
        Александр взял кофе.
        - Я все не решаюсь спросить, - замялся он. - К вам теперь обращаться «ваше императорское величество»?
        Сальваторе улыбнулся, думая при этом: «Какой же ты идиот, оказывается! И как только такой человек может контролировать оборонный сектор и все связи с военными? Хотя такие и нужны. Трус, глупец, но верный и исполнительный…»
        - Ну что ты, Александр, кто же меня короновал? - Он рассмеялся. - Я хочу, чтобы между нами оставались прежние, дружеские отношения. - Он пригубил горячий кофе. - Вернемся к этому вопросу, когда в наших руках будет власть над всей планетой, а не над ее половиной!
        Польщенный таким отношением, Александр покраснел и расплылся в улыбке.
        В комнату без стука зашел Джейсон. Он запыхался, поднимаясь по лестнице.
        - У меня отличные новости! - сообщил он, наливая себе воду из стеклянной бутылки. - Черные хотят с вами встретиться.
        Сальваторе ждал этого известия, он жаждал его и теперь не стал скрывать своего удовлетворения.
        - Наконец-то и наши инопланетные друзья поняли, что к чему. Свяжитесь с ними и назначьте встречу в Зоне 51. Теперь я не полечу к ним в Антарктиду.
        - Будет исполнено.
        Джейсон жестом отказался от кофе, принесенного для него горничной, и снова потянулся за водой.
        - Можно назначить встречу на завтра. В полдень. Да, что там с этим «боданием» демократов с президентом?
        Александр оживился, вытянулся в кресле.
        - Все обстоит как нельзя лучше. «Русское дело» можно будет раскручивать сколько угодно долго. СМИ копают где надо. Так что еще несколько вбросов, и можно будет объявить импичмент. Он не пройдет, но еще ослабит власть президента. Рейтинги и так не на высоте.
        Сальваторе кивнул:
        - Не перегните палку. Следуйте нашему плану, но держите руку на пульсе. Здесь нельзя торопить события. Козыри нам понадобятся, когда начнется игра по-крупному…
        На следующий день ровно в полдень Сальваторе прибыл на военную базу Эдвардс в Неваде. Военные встречали его кортеж, вытянувшись по струнке. Проделав немалый путь по пыльным пустынным дорогам, три черные машины вырулили наконец на финишную прямую.
        Встреча была организована в огромном ангаре, приспособленном для вертикального взлета и посадки летающих тарелок.
        Миниатюрный корабль пришельцев, используемый исключительно для скрытного перемещения по планете, стоял внутри. По периметру ангара были расставлены автоматчики.
        Когда машины остановились, Сальваторе некоторое время рассматривал тарелку через тонированное стекло. Он ждал, когда пришельцы выйдут первыми. Гости не заставили себя ждать. С громким шипением и свистом выпускаемого газа открылся люк, из которого ловко спустился Черный. Он выпрямился во весь свой исполинский рост, осмотрелся по сторонам и пошел в сторону машины. Сальваторе подождал, пока ему открыли дверь, вышел и с улыбкой направился к гостю. Он был одет в специально сшитый френч с воротником-стойкой.
        Сальваторе рассматривал пришельца, в котором было не менее двух с половиной метров роста. Он был одет в черный обтягивающий комбинезон с узкими белыми линиями вдоль рук и ног. Правильные, прямые линии лица, несколько выступающий подбородок, длинные черные волосы, убранные назад. Сальваторе знал, что волосы инопланетян более жесткие, чем у людей, и отчасти служат для телепатической коммуникации. Чересчур высокий пришелец выглядел несколько неловким, непропорциональным. Сальваторе развивал в себе это представление, чтобы еще больше подогреть свою напыщенность. На эту встречу он приехал уже как представитель планеты, как император.
        - Я очень рад, что вы смогли найти время для нашей встречи! - вежливо сообщил пришелец. - Нам известно, что у вас в последнее время очень много дел.
        Сальваторе улыбался и тряс гигантскую руку с длинными-длинными пальцами. По всей видимости, пришельцы были осведомлены о всех событиях не хуже его самого. Ну и бог с ними!
        - Да, вы правы. Знаете ли, дела планеты всегда требуют повышенного внимания.
        Сальваторе сказал это с некоторой иронией, но пришелец был вполне серьезен. Было похоже, что он даже торопился, чтобы не задерживать землян.
        - Да, да, вы за последнее время проделали очень большую и кропотливую работу. Это достойно уважения. В знак признательности за ваши старания мы хотели бы преподнести вам в подарок небольшой сувенир.
        С этими словами пришелец отстегнул от пояса черную трубку, похожую на фонарь.
        - Ваше величество! - Пришелец осекся и смутился. - Простите, это автоматически. Я понимаю, что нужно соблюсти все формальности, но все же. Это боевой меч адмирала и командующего флотом адшинианцев. Он умер с ним в руках, пытаясь противостоять прогрессу, который несет Сообщество.
        - Вы хотите, чтобы эта технология была первой среди переданных вами? - уточнил Сальваторе, сжимая в руках исцарапанную и побитую рукоять.
        - Это прогрессивная лазерная технология, но не думаю, что она будет представлять для вас особый интерес. Я хочу, чтобы вы, как представитель планеты, входящей в Сообщество, хранили это оружие поверженного противника. Прошу вас хранить это как знак величия Сообщества.
        - В таком случае я так и сделаю. Благодарю вас за этот знаковый презент, - с достоинством проговорил Сальваторе.
        Пришелец понимал, что новоявленный император ждет от него конкретных шагов или, по крайней мере, недвусмысленных обещаний и гарантий.
        - Это пустяк по сравнению со всеми царствами мира, мой император, - тихо прошептал пришелец, так что кроме Сальваторе его никто не слышал. - Но ведь у вашей державы и так достаточно оружия.
        - Вы правы. В наших руках сосредоточена беспрецедентная власть, но для того, чтобы объединение всех народов земли под моим началом происходило мирным путем, нам будет нужно более мощное и совершенное оружие. Мы ожидаем, что вы передадите нам в ближайшее время блокиратор ядерной реакции для ликвидации ракет противника.
        - Я с радостью передам своему руководству ваши пожелания. Для меня нет сомнений, что они будут незамедлительно удовлетворены.
        - В таком случае когда мне ждать известий? - холодным тоном спросил Сальваторе.
        - Мы сразу дадим вам знать, сир.
        Лысый решил, что право завершить переговоры принадлежит ему.
        - Благодарю вас за этот замечательный сувенир! - Он поднял руку, в которой держал подаренный меч. - Я открыт к сотрудничеству и надеюсь, что оно будет взаимовыгодным и результативным.
        - Мое почтение, господин. До встречи.
        Сделав легкий поклон, Сальваторе развернулся и первым пошел к машине. В салоне его ждал Александр. Как только двери закрылись, водитель надавил на педаль акселератора.
        - Как все прошло? - поинтересовался Александр.
        - Неплохо, - задумчиво ответил Сальваторе, рассматривавший в окно, как медленно оторвалась от земли тарелка, растворившаяся после этого в воздухе. - И все же они еще не решили окончательно, что на нас можно поставить. Глупцы. Время играет против нас.
        - Вам вручили сувенир?
        - Да. - Сальваторе небрежно швырнул рукоятку Александру. - Лазерный меч. Прошлый век. Пусть его просканируют, а потом передашь сюда, на базу Эдвардс. Пусть хранят в свинцовом саркофаге. Там наверняка полно чипов. Мы сами это все умеем.
        Вечером того же дня теневое правительство по приказу Сальваторе собралось в доме Бердиса в большом зале для совещаний. Хозяин этому не противился.
        Двадцать три человека, каждый из которых до этого в этом же доме поклялся верой и правдой служить новому императору, теперь с интересом рассматривали друг друга. Разумеется, только единицы из самых прозорливых понимали, что перед выбором был поставлен каждый. Сальваторе же преподносил это совсем по-другому. В личной беседе с теневиками он представлял ситуацию так: кабинет давно сформирован, только ты остался не у дел. А потом задавался вопрос - готов ли ты идти со всеми или предпочитаешь отколоться? Все собравшиеся предпочли идти вместе.
        Теперь они поглядывали друг на друга, предпочитая помалкивать. Они оставались людьми, поэтому страх был им не чужд. Когда Сальваторе вошел, в зале воцарилась тишина. Император был одет в хлопчатобумажные белые штаны и длинную белую накидку из такого же материала. Это напоминало традиционную одежду индийских мужчин.
        Не говоря ни слова, он щелкнул кнопкой на рукояти меча, и воздух мгновенно разрезал ослепительный голубой луч длиной около метра. Любое движение мечом вызывало резкий звук «вжух», точно такой же, как в фильме про джедаев, словно Лукас[18 - Джордж Лукас - американский кинорежиссер, создатель саги «Звездные войны».] и в самом деле видел такое оружие.
        Эти манипуляции с лазерным мечом привели членов кабинета в неописуемый ужас. Они все до одного замерли, вжавшись в кресло. Испуганные глаза смотрели на императора. В этот момент Сальваторе резко взмахнул мечом и опустил его на свое огромное офисное кресло. Лазер прошел сквозь кресло, как раскаленный гвоздь сквозь масло. К потолку устремился едкий дым от расплавленного металла, испепеленного поролона, пластика и дерева.
        Сальваторе нравилось наблюдать за своим кабинетом в этот момент. Он чувствовал свою власть над этими людьми.
        Лысый дал знак Александру. Через минуту дымящиеся остатки стула были убраны, а во главу стола поставлено новенькое офисное кресло.
        - Это, господа, прошлый век! - громко сказал Сальваторе, усаживаясь в подставленное кресло. - Да что там век! Прошлое тысячелетие. Это боевой меч адшинианского адмирала. Он умер, сжимая эту рукоять. И спрашивается, зачем так противиться прогрессу? - Сальваторе обвел взглядом зал. - Это не технология. Это подарок в знак признания и символ поддержки. Это свидетельство того, что мы на правильном пути.
        Сальваторе встал и пошел вдоль рядов кресел, проходя за спинами у собравшихся. Он, в отличие от них, чувствовал себя вольготно.
        - Сегодня я встретился с Черными и потребовал от них принятия скорейших мер для нашего признания. Я потребовал передать нам технологию блокировки ядерной реакции при взрыве боеголовки. У них это оружие есть. В первую очередь, когда речь зайдет о глобальном господстве, именно это оружие будет нашим гарантом победы. Мы уничтожим все ядерные арсеналы на планете, кроме собственно американского. После этого спорить с нами никто не посмеет.
        Многие из теневиков при этих словах одобрительно закивали. Такой вариант их вполне устраивал.
        - Но я, господа, пригласил вас совсем по другому поводу. Нам всем нужно хорошенько подумать вот над чем. Возможно, что нам придется взять всю власть в свои руки еще до того, как пришельцы примут нас в Сообщество. Посудите сами, если от имени землян выступит президент Соединенных Штатов, то и контактировать пришельцы должны будут с ним. Но скажите, готов ли будет действующий президент признать нашу власть, как теневого правительства или как официального правительства? Сейчас мы осуществляем подпольное руководство благодаря своим капиталам и связям. Но что будет потом? Истинно, истинно говорю вам - не будет потом никаких денег и финансов! Власть будет зиждиться на технологиях, на признании пришельцев. Вот поэтому нам необходимо уже сейчас обрезать все ниточки, которые связывают нас с ними. Я хочу, чтобы каждый из вас подумал над тем, как можно взять власть в свои руки. Конечно, для этого необходимо будет использовать вооруженные силы и правоохранительные органы. Во-вторых, нам нужны будут СМИ. Все. Наша пропаганда должна литься из каждого унитаза, из-под каждой кровати, из каждой колонки. Приказываю
собрать столько компромата, сколько необходимо для импичмента президенту. Будьте готовы начать по моему приказу.
        Глава 28. Ищут пожарные, ищет полиция…
        - Господи, храни его, пожалуйста! - прошептала Лена Клюева, прилаживая тоненькую восковую свечку на храмовый подсвечник.
        В это раннее воскресное утро солнечные лучи проникали в храм через большие витражи, украшенные разноцветными стеклами. В воздухе, наполненном ладаном, казалось, разноцветные лучи солнца можно было потрогать руками. Лена поправила платок и вновь не смогла сдержать слез. Они предательски заструились по щекам.
        - Ну что ты, дочка, - увещевала ее Маргарита Викторовна Таран, стирая слезы рукой. - Я же, как мать, чувствую, что жив он и все с ним в порядке. Поверь, материнское сердце не обманешь!
        Они перекрестились и направились к выходу.
        - Вот увидишь, еще все будет хорошо.
        Прямо на выходе из храма к ним подошли двое мужчин. Они представились сотрудниками полиции и стали расспрашивать женщин о Глебе. Маргарита Викторовна удивилась:
        - Почему вы у нас спрашиваете? Это мы хотели бы спросить, как обстоят дела.
        - Случается так, что пропавший пытается связаться со своими родственниками. Может быть, он не хочет или не может связаться с полицией, - сказал тот, что выглядел постарше.
        Женщина угрюмо вздохнула:
        - К сожалению, нет. Нет у нас никаких вестей. Только на Бога уповаем.
        - Не теряйте надежды, Маргарита Викторовна! - ободрил ее мужчина. - Мы уверены, что он жив и здоров. Давайте я оставлю вам свою визитку. Позвоните мне сразу, если что-либо станет известно. Вы можете нам очень помочь.
        - Хорошо. Но у меня уже есть визитка вашего сотрудника. - Она стала копаться в сумке. - Наверное, дома оставила. Разве он уже не занимается нашим делом?
        - Нет, дело передали нам. Вы же понимаете, какой завал!
        В это же время у Евгения Башлыкова зазвонил телефон. На экране высветился видеовызов от Балагура.
        - Приветствую! - с улыбкой ответил Башлыков. - Решил на меня взглянуть? Предупреждаю - Интернета у меня не много.
        - Здорово! - коротко ответил Девятов. - Ты один?
        - Один.
        - Тогда слушай. Ты помнишь нашу встречу прошлую? Дела у меня были в вашем городе.
        - Конечно.
        - Тогда посмотри на несколько фотографий.
        Девятов перевел камеру телефона на экран монитора, на котором располагалось несколько фотографий плохого качества. По всей видимости, они были сделаны с помощью стоп-кадра на видеозаписи. На них был изображен парень, который бежал по какому-то лесу. Изображения были нечеткие, но на некоторых снимках можно было достаточно ясно рассмотреть лицо бегуна.
        - Слушай, мне кажется, я видел где-то это лицо! - уверенно сказал Башлыков. - Не могу сейчас припомнить. Возможно, он в розыске. Мне надо будет посмотреть.
        - О'кей, Жека, я сейчас тебе ничего пересылать не буду. Сам понимаешь. Думаю, что память на лица у тебя по-прежнему фотографическая. Сможешь разузнать о нем?
        - Постараюсь. Мне нужно будет покопаться в материалах. Нужно подумать, где я его видел.
        - Если не трудно. Когда мне позвонить? - По разговору было понятно, что Девятов нервничает.
        - Давай я сам позвоню?
        - Нет, не застанешь. Лучше уж я сам.
        - Ну, тогда набери вечерком. Часиков в десять.
        Девятов помолчал.
        - Хорошо. Но если накопаешь на него раньше, то сбрось мне гудок. Я сам перезвоню.
        - Добро.
        Башлыков отложил телефон и задумался. И тут его осенило. Этот парень был очень похож на фигуранта по делу Ивана Ивановича. Его искал Нечаев!
        Вадим Нечаев, несмотря на то что было только четверть шестого, сидел в баре. Он уже порядком набрался, и это Башлыков моментально просек, как только капитан поднял трубку.
        - Я сегодня после дежурства, Женя. Отдыхаю.
        - Хорошо, а можно я тоже подъеду? - хитро спросил Башлыков.
        - Валяй! Вдвоем небось веселее.
        Через полчаса Башлыков сидел напротив Нечаева, который продолжал уплетать мясное ассорти, закусывая студеную водку.
        - Не поверю, что ты прилетел сюда со мною пива выпить! - заплетающимся языком говорил Вадим.
        Башлыков глотнул пива, принесенного официанткой, и поморщился.
        - Кислое какое-то! Как жизнь-то? Давно не виделись.
        - Дерьмо! - честно ответил Нечаев. - Одно гумно!
        - Что ж так? - улыбнулся Башлыков. - Заело?
        - Заело! И еще один слог пропущен!
        - Давай тогда выпьем за все хорошее!
        - А давай!
        Они чокнулись.
        - Давай лучше не томи, - опять начал Нечаев, - я же не дурак - понимаю, что ты не просто так прилетел.
        - Не думай обо мне так плохо! Служба, ты же сам понимаешь!
        Нечаев усиленно кивал, пережевывая стрелку зеленого лука.
        - Знаю. - Он чуть не прослезился.
        - Так вот. Помнишь, я тебя тогда спрашивал насчет подозреваемого одного? Ты еще сказал, что он у тебя в числе пропавших без вести идет. Это дело до сих пор у тебя?
        Вадим зло ухмыльнулся, а потом, резко изменившись в лице, с силой сжал в ладони массивную хрустальную рюмку.
        - С-с-сука! - прошипел он и залпом выпил содержимое рюмки. - Таран это, Глеб!
        - Чем он тебе так насолил? - удивился Башлыков. - Ты чего?
        - А то, - отвечал совсем захмелевший Нечаев. - Из-под носа ушел, зараза. Вот так держал его, держал. И… Тварь!
        - Погоди! - не понял Башлыков. - Ты его видел?
        - Угу. Ну его!
        - Погоди! Расскажи поподробнее. Это важно!
        - Хочешь про мой позор послушать, да? Хочешь послушать? Ладно! Мне плевать. Я его в тот день видел. У кафе «Березка». Вышел подышать. Угорел там. Вышел, короче, курю. Смотрю - лицо знакомое. Я за ним, мол, стоять. Он вчесал. Я за ним. Короче, он меня повалил, скрутил, говорит: «Мент, ты лучше за бэхами бы гонялся!»
        - Что сказал? - с интересом переспросил Башлыков. - Как он сказал?
        - Да не помню я точно! Наглый такой. Что-то про БМВ черный сказал. Их лови, мол.
        Башлыков заерзал на стуле, поняв, что вышел на нужный след. Таран наверняка что-то знал про этих агентов из черного БМВ. И он точно не стрелял в Лескова.
        - А еще он говорил что-то, Влад? - не унимался Башлыков.
        - Да ты достал уже! - взбунтовался капитан. - Что, у меня там с ним переговоры были? Я тебе и так все рассказал уже! Наливай лучше!
        - Ну, ты мне помог, брат! - обрадовался Башлыков. Он допил пиво до дна. - Спасибо тебе!
        Нечаев только махнул рукой.
        Выйдя из бара, Башлыков сразу набрал номер телефона Девятова. Тот перезвонил через минуту.
        - Это некто Глеб Таран. Пропал около месяца назад. Мать заявление писала. Также его видели возле дома Лескова в день убийства.
        - Это очень хорошо! - обрадовался Девятов. - Тогда тебе следующее задание - сходи к его матери. Расспроси, что да как. И обязательно спроси, не выходил ли он на связь каким-либо образом.
        - Мне пришлось тут с Нечаевым пивка тяпнуть. Так не пойду же. Может, завтра.
        - Какой завтра! - чуть не закричал Балагур. - Марш!
        Перед дверьми квартиры, где жила Маргарита Викторовна, Башлыков забросил в рот целых три подушечки освежающей жвачки, сомневаясь, впрочем, что они полностью скроют запах алкоголя.
        - Я из полиции, - представился он.
        Маргарита Викторовна пригласила его в квартиру.
        - Мой коллега сейчас работает по делу вашего сына. Попросил зайти, расспросить, нет ли у вас каких новостей о Глебе.
        - Только сегодня ваши коллеги задавали мне точно такой же вопрос! - возмутилась женщина.
        - Какие коллеги? - не понял Евгений. - Где вы их встретили?
        - Подошли возле церкви ко мне. Сказали, что из милиции, что им дело моего Глебушки передали. Я документы и не спрашивала их. - По выражению лица Башлыкова она поняла, что он крайне удивлен и насторожен. - Они были не из милиции?
        Башлыков так сосредоточенно думал, что автоматически отрицательно покачал головой. Женщина заплакала.
        - Я так и знала!
        - Что знали? Так он не выходил с вами на связь?
        - Знала, что не из милиции они. Такие агенты Скалли и Малдер![19 - Дана Скалли и Фокс Малдер - главные герои фантастического телесериала «Секретные материалы», агенты ФБР, занимающиеся расследованием паранормальных явлений.] Видно было по глазам, что врут. А по вам сразу видно, что из милиции! А я все равно знаю, что жив мой сыночка! Это бандиты? Скажите хоть вы мне, куда он вляпался?
        Башлыков поморщился и потер нос указательным пальцем.
        - Это очень запутанная история. Думаю, что лучше Глеба нам ее никто рассказать не сможет. И я почти уверен, что он в порядке.
        - Я тоже это чувствую! Я же мать.
        Расспросив мать Глеба поподробнее о людях, которых она встретила сегодня, Башлыков вышел на улицу. Он тут же доложил обо всем Балагуру. Тот очень обрадовался его известиям и пообещал Башлыкову медаль.
        Завершив разговор с Евгением, в свою очередь, Девятов набрал четыре цифры на телефоне спецсвязи.
        - Это я. Личность человека, угнавшего НЛО, установлена. Некто Глеб Таран. У меня есть все основания полагать, что его ищут Черные. Их люди под видом полиции сегодня вышли на контакт с его матерью. Телефон, который они оставили женщине, мы уже пробиваем.
        - Это значит…
        - Это значит, что тарелка не у теневиков и не у Черных.
        - Хоть одна хорошая новость, - послышалось на том конце. - Поручаю вам плотно заняться этим Тараном. Установите наружку за матерью. Он рано или поздно постарается выйти на связь.
        - Будет исполнено!
        Глава 29. Die Glocke
        Прелестные инопланетянки окружили Глеба в столовой и стали донимать расспросами. Они были крайне возбуждены, галдели наперебой, ругались. Самой темпераментной оказалась Сигрун. Сначала она принялась громить все в столовой: швыряла стулья, переворачивала столы. Потом, когда другие девушки немного утихомирили ее, вышла из комнаты и вернулась через несколько минут с бутылкой абсента. Она села поодаль, закинув ногу на ногу, и принялась молча пить зеленый напиток. Мария и Трауте искали что-нибудь съестное, Гудрун сидела напротив Глеба и была в подавленном настроении. Было похоже, что ей нездоровится. А Хайке села рядом с Глебом и то и дело пыталась взять его руку в свои.
        - Как же хорошо, что ты прилетел сюда за нами! - восхищалась она. - А то мы бы могли всю жизнь провести в этом заточении. Ты прямо-таки наш освободитель! - шептала она с обворожительной улыбкой.
        - Значит, люди так и не вошли в Сообщество? - грубо спросила Сигрун из своего угла.
        - Никаких контактов с пришельцами не было, - как можно мягче отвечал Глеб.
        - Это ты так думаешь! - агрессивно ответила девушка, глотая «зеленую фею». - Ты так думаешь! - Она стукнула кулаком по столу.
        Мария с улыбкой подошла к Глебу и протянула ему чашку крепкого кофе.
        - Хватит бросаться на нашего освободителя, девочки! - примирительно проговорила она. - Он же не виноват, что мы застряли в этой дыре!
        - Главное, что он пришел! - добавила Хайке своим тихим голосом.
        - Эй, Гудрун! - встрепенулась Мария. - Ты как? Попей кофе. На тебе лица нет.
        - Задыхаюсь! - еле слышно прошептала пришелица и начала падать со стула.
        Глеб едва успел подхватить ее тяжелое и хрупкое тело, чтобы она не ударилась о пол. Девушка дрожала. Глеб держал ее голову на коленях, не в силах подняться. Остальные, кроме Марии, сгрудились вокруг.
        - Ну-ка! - послышался командный оклик Оршич.
        Девушки расступились. Мария встала на колени возле Гудрун. Резким движением расстегнула молнию на кожаном комбинезоне девушки, обнажив ее груди, и надела ей на лицо кислородную маску. Лицу Гудрун моментально порозовело. Она пришла в сознание и самостоятельно поднялась.
        - Полежи, сестренка! - учтиво сказала Трауте. - Совсем обессилела! Да еще и без кислорода! Я вот практически привыкла к этому воздуху. Так что могу обходиться без баллончика! - добавила она, обращаясь к остальным пришелицам.
        - Ты нам этими сказками десять лет мозги полощешь, - грубо буркнула Сигрун, возвращаясь к своему столу.
        Глеб чувствовал себя крайне некомфортно. Он потягивал горячий кофе и украдкой рассматривал инопланетянок. В случае чего ему одному с ними не справиться. Мария неспроста разбудила своих «сестер». Глеб понимал, что оказался в западне.
        - Пожалуйста, расскажи нам, где сейчас Черные? - попросила Трауте.
        Глеб развел руками:
        - Поверьте, я в этой истории оказался совершенно случайно и ни красных, ни белых не знаю.
        - Что-то не верится! - за всех сказала Сигрун.
        - И все-таки это правда! - вспыхнул Глеб. - На черта мне это все надо было бы? Я тоже хочу домой и к нормальной жизни!
        - Прости, Глеб, мои сестры много десятилетий провели во сне и очень расстроены этим. Нас жестоко обманули, бросили здесь. Пойми их состояние, - проникновенно ответила на его тираду Мария. - Расскажи, что с тобой произошло. Может, это поможет нам понять, что к чему.
        - Знаете что! - резко ответил Глеб, вставая. - Я вас тоже вижу впервые. Как я могу вам доверять?! Что вы от меня можете требовать? Я стараюсь относиться к вам по-человечески, а вы тут допрос устраиваете!
        - По-человечески! - Сигрун прыснула со смеху. - Это мы знаем, как люди друг к другу относятся, да!
        - Ну, помоги нам, дорогой мой! - замурлыкала Хайке.
        Глеб все больше нервничал. Он не знал, как вести себя с этими ведьмами.
        - Хорошо! Расскажу в двух словах. Я попал в аварию и оказался на корабле. Там были ангелы.
        - Белые! - шепнула Мария остальным.
        - Мы летали в космосе какое-то время. А потом наш корабль взорвали ко всем чертям!
        - Кто это был? - серьезно спросила Гудрун.
        - Я не знаю. Через некоторое время ангелы вернули меня на землю и дали тело.
        - Черные не решились бы сами напасть на Космогвардию, - безапелляционно сказала Мария. - Это их, земные, ракеты. Значит, все повторяется заново!
        - Ничего удивительного. Цикличное развитие истории. Да и эти не оставят в покое свои замыслы, - подтвердила Сигрун. - Но нам какое до них дело? Свяжемся с Черными. Пусть возвращают нас домой, и все!
        - Ага! Так они тебя и вернули! - возразила ей Трауте. - Заставят еще двадцать лет работать на нового диктатора, который пообещал установить единовластие.
        Все замолчали.
        - Я вот только не пойму, кто тогда улетел на «Андромеде»?
        - Вся «Новая Швабия», кто же еще? Или ты здесь кого-то видишь?
        - Не вижу, но почему они тогда оставили нас здесь?
        - А тут все просто - они летели не к Альдебарану.
        - А куда?
        - Мало, что ли, вариантов? Сириус, альфа Центавра… Да куда угодно.
        Вновь воцарилось молчание.
        - Может, воспользуемся Die Glocke? - скромно предложила Хайке.
        Девушки переглянулись.
        - И что тебе это даст?
        - А кто его знает!
        - Можно, - согласилась Мария. Казалось, что она старшая в этой компании.
        Инопланетянки дружно встали. Гудрун резким движением застегнула комбинезон.
        - Тебе лучше здесь остаться, человек, - сказала Сигрун.
        - Я тебе рассказал, что знал, - зло ответил Таран. - Теперь твоя очередь.
        - Ну, пошли, пошли! Только не жалуйся, если кровь кристаллизируется.
        Все проследовали в узенький коридор, которого Глеб до этого не заметил. На стенах то и дело попадались какие-то надписи на немецком, которые Глеб не понимал. Ему было не по себе, но он продолжал идти за девушками. В то же время он думал о том, что это самое подходящее время для побега с базы. Пока они занимаются своими делами, можно рвануть к тарелке и попытаться ее завести.
        Преодолев две двери с кодовыми замками, которые открыла Оршич, они оказались на прочном металлическом помосте, который опоясывал неглубокую шахту метров десяти в глубину. Вверх и вниз вели лестницы. В красноватом свете аварийных ламп едва можно было различить силуэты какого-то массивного объекта, находившегося в центре шахты. Глеб даже не сразу узнал помещение, где он был всего час назад. Компания спустилась на самый нижний уровень. Таран оказался возле массивного устройства, напоминающего очертаниями кремлевский Царь-колокол.
        Девушки рассыпались в разные стороны, стали боязливо тыкать в различные кнопки и дергать рубильники на пульте управления. Глебу показалось, что в этой шахте самое продвинутое оборудование, установленное на этой базе. В это время в помещении загорелся слепящий свет. Таран прикрыл глаза. Когда он открыл их, перед ним предстал Колокол во всей красе. Странное устройство было снаружи покрыто каким-то блестящим пупырчатым кожухом черного цвета, на котором выступала массивная свастика. В нижней, самой широкой части кожуха по всему периметру были выгравированы руны, каждая высотой около сорока сантиметров.
        Мария неуверенно нажимала на пульте управления какие-то кнопки, подписанные также рунами.
        - Ты там поаккуратнее! - посоветовала ей Сигрун. - Я еще пожить собираюсь.
        - Это что, ракета? - нашелся наконец Глеб.
        - Не дрейфь! - бросила Сигрун, направляясь к лестнице. - Все, Мария?
        - Да! Поторапливайтесь, девочки!
        Вся команда, громко топоча по металлическим ступеням, устремилась вверх.
        Почти под самой крышей шахты находился еще один пульт управления, отгороженный толстым мутноватым стеклом, внутри которого была скрыта тончайшая металлическая сеточка. В комнате стояло с десяток удобных мягких кресел. Все, кроме Оршич, в них разместились.
        Мария нажала несколько кнопок на пульте. После этого свет стал постепенно гаснуть. Комната погрузилась во мрак, зато внизу вокруг Колокола появилось бледное фиолетовое свечение. Создалось впечатление, что внутри массивного аппарата пришел в движение какой-то механизм, набирающий все большие обороты. Это вращались емкости с красной жидкостью, которые Глеб разглядывал в первый раз, когда пришел в зал один. В то же время загорелись руны в основании устройства. Свет стал плясать по древним письменам, так что надпись отсвечивалась на стенах шахты. Вначале буквы загорались попеременно, но потом подсветка стала меняться с такой скоростью, что стало казаться, будто все буквы светятся одновременно. Теперь у Глеба не было сомнения в том, что внутри устройства вращаются массивные емкости. Во-первых, в шахте нарастал гул, который отчетливо слышался даже за бронебойным стеклом. А во-вторых, появилась ощутимая вибрация.
        Глеб решил попридержать вопросы. Девушки спокойно сидели в креслах, устремив взгляды на макушку устройства, где поочередно мелькали голубым светом треугольники. Таран сделал то же самое.
        Он следил за огоньками, и вдруг перед его глазами всплыла картина из прошлого: его ссора с Леной, когда он решил порвать отношения, узнав о том, что не сможет иметь детей. В этот момент он вспомнил все детали этой ссоры. После этого вспомнилась их загородная поездка. Глеб устремил немигающий взгляд на мерцающие огни. Пройдя по нескольким треугольникам, свет вдруг вспыхивал особо ярко, и в этот момент казалось, что воспоминание, словно телевизионная картинка, увеличиваясь, поднимается из треугольника, заполняет перед зрителем все пространство. Таран словно переживал заново новые и новые события из своего прошлого. Он поглядывал на инопланетянок и задавался вопросом: они что, видят то же самое? Но нет, похоже, у каждого зрителя был свой «фильм». Девушки - кто с улыбкой, кто с гримасой ужаса - смотрели в пространство.
        Глеб снова перевел взгляд на устройство, и очередной треугольник отразил в его голове следующий ролик. Глебу казалось, что он стремглав летит по бесконечным коридорам «Новой Швабии», запрыгивает в летающую тарелку и она выносит его вверх прямо через открывшийся портал в куполе над озером. Глеб мотнул головой, и картинка пропала. Он удивленно поморгал и снова взглянул на Колокол. На этот раз увидел какие-то руины. Было трудно понять, что это - разбомбленный город или заброшенный завод. В небе с ревом носились истребители, то и дело слышались хлопки и взрывы. В руках у Глеба был пистолет. Он осторожно взбирался на насыпь, поросшую местами сорной травой. Когда оказался почти на вершине, дорогу ему преградил лысый человек невысокого роста, одетый в военную форму. За спиной у него развевалась кумачовая накидка. Лысый ринулся на Глеба. В его руке загорелся со свистящим звуком джедайский меч. Глеб вскинул пистолет, нажал спусковой крючок, но боек ударил вхолостую. Или это лысый не обратил на пистолет никакого внимания. Он одним скачком оказался возле Глеба, занося над ним меч. Таран успел поднять руку в
тщетной надежде защититься от удара. Но все было напрасно. Джедайский меч можно было остановить только джедайским мечом, а тело он пронзил безо всякого сопротивления. Глеб даже не успел вскрикнуть. Все померкло вокруг, и он в испуге подскочил с кресла.
        - Что случилось? - спросила Мария. - Что ты увидел?
        - Ничего. Кошмар.
        Вибрация от Колокола ослабевала. Свет вокруг стал постепенно разгораться, девушки поднялись с мест.
        - Что это было? Вы это тоже видели? - Глеб никак не мог отойти от увиденного. Сердце хотело выскочить наружу.
        - Это проект Die Glocke, - вздохнула в ответ Гудрун. - Мы так долго работали над ним с Гансом Каммлером[20 - Ганс Каммлер - р. 1901, точных данных о смерти нет. Обергруппенфюрер и генерал СС. Отвечал за ракетную программу Третьего рейха.], а в результате - ничего!
        - Ты, как всегда, ничего не можешь объяснить толком! - возмутилась Сигрун. - Это должна была быть машина времени. Все вокруг должно было переноситься в заданную точку на оси временных координат. Но ничего не получилось. На Земле практически невозможно было изготовить необходимое количество топлива «Ксерум», а везти его с нашей планеты… - Она хохотнула. - Короче, Ганс решил попробовать запустить машину, придав большее ускорение цилиндрам, заполненным эрзацем «Ксерума», но в результате человек никуда не переносится, а только видит события из своего прошлого или будущего. Но они даже не успели понять, как работает этот механизм. Ведь картинки появляются хаотично.
        - Одним словом, от этого устройства мало толка, - подытожила Мария. - Расскажешь, что видел?
        Глеб быстро смекнул, что инопланетянки видели совсем другие «картинки» и понятия не имеют о видениях Тарана.
        - Видел, как мы с тобой идем в шикарный ресторан в Москве, а потом выходим и на лимузине едем ко мне, - протараторил он.
        На долю секунды Мария задумалась, но потом раскусила его шутку. Она улыбнулась:
        - А тебе палец в рот не клади!
        - Ну что, девочки, определились с планом? - спросила Мария, когда они все вместе оказались в просторной комнате отдыха. - Мне кажется, нам надо выбраться с базы и попытаться установить связь с Альдебараном. Вдруг наш корабль окажется где-то поблизости?
        Сигрун вновь стала бесноваться:
        - Скажи вот, что ты видела? Какой к чертям корабль? Мы все погибнем? Или не все? - Она кричала во весь голос. - Я не хочу оставаться больше в этой дыре!
        Она стала вновь расталкивать мебель и швырять в стены все, что попадалось под руку. Другие девушки стали ее успокаивать, а Глеб тем временем шмыгнул в коридор. Он терпеть не мог слез, и к тому же это был подходящий момент для побега.
        Таран со всех ног рванул по коридорам. Он понимал, что инопланетянки сильнее и быстрее его, поэтому не терял ни минуты. Заплутав пару раз, он в конце концов оказался возле подземного озера, где на водах качался его корабль. Кабина пилота была открыта. Не думая больше ни минуты, Таран запрыгнул внутрь. Корабль, как и прежде, заморгал лампочками, хотя Глебу и показалось, что с ним произошли какие-то изменения. Может, зарядился он, обновил какие-то приложения или вообще модернизировал свой «Андроид» до последней версии.
        «Взлет!» - скомандовал Глеб. Корабль послушно закрыл кабину и бесшумно поднялся над водой. В каменном куполе автоматически открылось небольшое окно, которого как раз было достаточно для того, чтобы НЛО вырвался на свежий воздух. Под брюхом тарелки растянулись бесконечные снежные равнины, слепящие пилота отраженными солнечными лучами. «Выше, выше!» - повторял Глеб, глядя по сторонам, словно опасаясь, что «ведьмы» будут преследовать его на каких-нибудь ступах.
        Глава 30. Прерванный полет
        Казалось, что корабль рад видеть своего пилота. Он, словно конь, истосковавшийся по наезднику, рвался вперед. Внизу раскинулись бескрайние лазурные морские просторы. Красота и скорость захватывали дух. Да и отделавшись от инопланетянок, Глеб вздохнул свободно. На базе он чувствовал себя в западне.
        Памятуя об истребителях, пилот приказал машине набирать высоту. НЛО послушно взмыл ввысь. Набор высоты продолжался до тех пор, пока Глеб не оказался в безвоздушном пространстве. Он это понял потому, что небо стало совершенно черным, на нем засияли звезды, а далеко-далеко показалась изогнутая линия горизонта.
        Глеб старался рассмотреть землю. Ему хотелось поскорее появиться в воздушном пространстве России, чтобы в случае чего инопланетный корабль не оказался в руках зарубежных военных.
        Не совсем понимая принцип навигации корабля, Глеб больше ориентировался по очертаниям континента внизу. Ему показалось, что он пролетел где-то южнее Сахалина, поэтому взял северо-западнее. При этом Таран даже не представлял, что ему делать и куда лететь.
        Прошло всего несколько минут, а внизу уже тянулись бесконечные хвойные леса. Обширные лесные массивы были покрыты снегом. Местами леса еще стояли зеленые. Глеб только успел подумать о том, что ему потребуется помощь высших сил, как откуда-то слева послышался тревожный голос Елизаветы. В тот же момент какой-то натужный писк издал и сам корабль. Кабина загорелась красным. Сквозь эту какофонию продирался вместе с помехами голос мужчины.
        Пилот не успел среагировать. Истребитель настиг его сверху. Ракета «воздух-воздух», как фантастическое копье, нагнала НЛО. Мощный взрыв сотряс весь корабль. У Глеба заложило уши. Он не сразу понял, что произошло. Тарелка завертелась, словно волчок, и после вошла в штопор. Истребитель мигом нагнал ее. Как только пропала тяга и корабль потерял управление, в кабине словно произошел взрыв. Глебу показалось, что все пространство мгновенно наполнилось монтажной пеной. Он не мог двинуться, ничего не видел вокруг и даже дышал едва-едва, втягивая воздух сквозь пружинящую субстанцию.
        Словно обугленный метеорит корабль камнем летел вниз. Всего через несколько секунд, задев сначала верхушки деревьев, а затем повалив дюжину молодых елей, корабль врезался в землю. Кабина почти сразу открылась, и «пена» стала испаряться. От перенесенных перегрузок Глеба мутило. «Пена» защитила отлично, но вот внутренние органы при таких условиях не были защищены никак. Глеб выпрямился, все мышцы болели, ноги еще были схвачены спасительной субстанцией, которая, видимо под воздействием воздуха, стремительно испарялась. С оглушительным грохотом почти над самым лесом дважды пролетел истребитель. Пилоту нужно было уточнить место падения чужака и доложить, обезврежен ли нарушитель государственной границы.
        Летательный аппарат носом зарылся в землю. На его фюзеляже в месте попадания ракеты виднелись незначительные повреждения. «Видать, судьба у тебя такая, - подытожил Глеб, - чуть полетать и на полвека под землю!» Он дождался, пока пена полностью испарится, и снова залез в кресло. Корабль никак не реагировал на его приказы. По всей видимости, на этот раз повреждения оказались более существенными.
        Глеб присел на ствол поваленного дерева, чтобы немного прийти в себя. Везде вокруг был непроходимый лес, пахло снегом, хотя он еще и не выпал. Было холодно, изо рта валил густой пар. Таран поежился.
        - Ну и что прикажешь теперь делать, Елизавета? - согревая озябшие руки, спросил он.
        Елизавета появилась моментально.
        - Я очень волновалась за тебя! - выпалила она. - Где ты был?
        - А ты не знаешь?
        - Нет.
        - На немецкой военной базе в Антарктиде. Там были…
        - А, теперь понятно, почему я тебя не могла найти. Там купол, - перебила она.
        - Я замерзаю уже. Что теперь делать?
        Елизавета посмотрела по сторонам.
        - До ближайшего населенного пункта много дней пути. Сюда скоро прибудут военные. Ты поступил очень опрометчиво. Ты мог погибнуть, да и корабль теперь уничтожен.
        Таран повесил голову.
        - У тебя нет выхода. Придется ждать военных. Правда, тут неподалеку есть один домик. Но ты самостоятельно не сможешь выбраться из леса.
        - Веди меня туда, пока я тут не окоченел! - почти выкрикнул он, щелкая зубами от холода. - Там будет видно.
        Собрав последние силы, Глеб рванул в направлении, указанном Елизаветой. Тайга в этом месте была почти непроходимой, приходилось огибать кряжи, продираться сквозь колючий хвойник, скакать через ручьи, местами покрывшиеся ледяной коркой.
        Прошло около часа. Глеб выбился из сил и теперь еле плелся, рассказывая Елизавете об инопланетянках.
        - С ними надо быть осторожнее, - поучала она. - Они совсем не такие, как люди. У них другие представления о морали, у них свои цели. Я не думала, что они еще остались на Земле.
        - Сколько еще идти? Я уже все…
        - Почти пришли.
        Глеб только вздохнул. Она уже неоднократно это повторяла. Но в этот раз они и вправду оказались на большой поляне, на границе которой стоял добротный деревянный сруб. Домик был едва заметен из-за крохотных размеров и потемневших от времени и сырости бревен. Увидев дымок, выходящий из трубы, Глеб рванул из последних сил. Заскочив на крыльцо, дернул ручку двери, которая оказалась запертой.
        - Открывайте! - крикнул он, затарабанив.
        Какое-то время внутри не было слышно ничего, потом гулко забухали шаги, заскрипели половицы, сдвинулся засов. Дверь медленно отворилась, и то, что первым увидел замерзающий Глеб, был черный ствол карабина «Сайга-12». На пороге стоял крепкий мужчина лет сорока, с огромной русой бородой и всклокоченными волосами. Глеб сразу приметил дорогие современные сапоги и утепленные штаны Columbia.
        - Тебе чего надо? - угрожающим тоном спросил хозяин домика.
        - Меня Глеб зовут. Я… я пилот. Самолет мой разбился в тайге.
        - Владислав Макарович, - представился хозяин, отступая вовнутрь и опуская оружие.
        - Как мне повезло найти тут вас! Я бы насмерть замерз!
        - Проходи, грейся, - несколько более дружелюбно ответил Владислав. - Тут, знаешь ли, гостей не каждый день встречаю. А ты так тарабанишь. Мало ли кто может шататься вокруг. Может, зэки беглые или контрабандисты какие заблудшие.
        Глеб сел на стул поближе к растопленной русской печи. Хозяин стал возиться с чайником.
        - Сейчас тебе травяного чая заварю. Быстро отойдешь.
        Глеб, посматривая по сторонам, остановил взгляд на рации и ноутбуке, стоявших на столе.
        - А вы что забыли в такой глуши? - спросил он, беря пол-литровую чашку сильно пахнущего травами и спиртом чая.
        - Исследуем пути миграции птиц. Я орнитолог.
        От тепла и душистого чая Таран разомлел. По уставшим ногам разлилась приятная слабость, стало клонить в сон.
        - Чай отличный! - похвалил он. - С чем это он?
        - Мой травяной сбор, малинка сушеная, коньяк - одним словом, все, что необходимо.
        - Будь начеку! - шепнула на ухо Елизавета.
        Глеб улыбнулся:
        - Как же мне повезло!
        Глаза у него стали слипаться, и ничего с этим поделать он не мог. Когда рука у Тарана безвольно опустилась вниз, хозяин дома встал, аккуратно взял чашку с недопитым напитком и поставил ее на стол. Забросив карабин за спину, подошел к рации, не выпуская Глеба из поля зрения.
        - Говорит станция «Орнитолог-1»! Станция «Орнитолог-1». Прием.
        - Слушаю вас, «Орнитолог-1», - послышалось сквозь помехи.
        - Как вы и говорили, пилот у меня. Молодой парень. Сказал, что зовут Глебом.
        - Хорошо, задержите его до прибытия вертолета. Будьте осторожны.
        - Да куда ему деваться?! Спит крепко.
        - Вертолет будет через полчаса максимум.
        - Буду ждать. Конец связи.
        Мужчина выключил рацию, взял карабин и уставился на спящего Глеба.
        - Ну и дела! - выдохнул он, почесав макушку.
        Сквозь сон Глеб слышал какие-то голоса. Ему даже показалось, что прямо у него над ухом стрекочет винт вертолета.
        «Я ему чаю дал со снотворным, - донеслось до его сознания. - Проспит пару часов, не больше. Спасибо, что быстро прибыли, а то с этим шпионом некомфортно как-то». Раздался нервный смешок.
        Таран сквозь сон почувствовал, что его поднимают и куда-то тащат. В лицо пахнул морозный воздух, вновь раздался стрекот вертолета…
        Очнувшись в пустой холодной комнате, Глеб с трудом продрал глаза. Он лежал на медицинской кушетке, прикрученной к полу. За зарешеченным окном шел снег.
        - Ты в каталажке, - обрадовала его Елизавета.
        Глеб с трудом поднялся на ноги. Голова слегка кружилась. Подошел к окну. Снаружи был виден только глухой серый двор с несколькими уазиками, мелкие снежинки безвольно падали, покрывая тротуар и крыши автомобилей.
        Металлическая дверь в комнату резко отворилась. На пороге показалось двое солдат.
        - На выход!
        Глеб молча повиновался. По узкому, слабо освещенному коридору его провели в еще одну комнату, точь-в-точь походившую на его камеру. Обстановка в допросной была небогатой: стол с двумя стульями да видеокамера на треноге. За столом сидел довольный мужчина, одетый в джинсы и черную водолазку.
        - Капитан Мартынов, - представился он. - Я буду проводить допрос. Будет вестись видеосъемка.
        Глеб кое-что слышал о своих правах, да и фильмов смотрел немало.
        - Кажется, я имею право на общение с адвокатом перед первым допросом.
        - Это все верно, но человек, который обвиняется в убийстве сотрудника полиции, а также похищении секретного военного оружия и попытке вывести его за границу, должен иметь возможность пойти на сотрудничество со следствием, прежде чем по уши в дерьме увязнет.
        Глеб сглотнул. В животе у него похолодело. Ситуация приобретала самое неблагоприятное развитие.
        - Может, ты хочешь сразу рассказать, что это тебе голоса приказали похитить самолет и вывезти его за границу. Кто тебя знает?
        Глебу стало не по себе. За все время, пока с ним происходили эти меганевероятные события, он принимал все как есть. И только теперь, столкнувшись с правоохранительными органами, задумался, а не поехала ли у него крыша. Вспомнились знаменитые фильмы «Остров проклятых» и «Игры разума». Не настало ли время прийти в себя? По-видимому, все эти мысли так явно читались на растерянном лице Глеба, что Мартынов переспросил:
        - Что, угадал я? - Он хмыкнул. - Ну, не в «Спортлото», так хоть здесь.
        - Ничего не рассказывай ему! - шепнула на ухо Елизавета.
        Таран дернулся от неожиданности и посмотрел в сторону, откуда доносился голос Елизаветы.
        - О-о-о! - протянул следователь. - Совсем того? Или дурочку включаешь?
        - Я плохо себя чувствую. Мне нужен осмотр врача. И также я прошу пригласить адвоката.
        Недовольный следователь постучал карандашом по столу.
        - Что ж… Я предлагал по-хорошему. Теперь будет по-другому. Конвой! - крикнул он. - Уведите.
        Глеба тем же путем препроводили в камеру.
        - Что теперь? - спросил он у Елизаветы.
        - Теперь жди, - ответила она тихо.
        - Я ведь не сошел с ума?
        Она засмеялась:
        - Ну ты что? Ты ведь слышишь меня!
        - Это как-то не слишком успокаивает.
        В комнату вошел высокий крепкий мужчина сорока с небольшим лет. Вид у него был настолько решительным, а сам он был настолько взъяренным, что Таран невольно напрягся. Мужчина всмотрелся в лицо Тарана. Потом открыл папку, которую держал в руках, и стал просматривать документы, находившиеся в ней.
        - Глеб Таран? - спросил он резко.
        - Да, - неуверенно ответил Глеб, хотя всеми силами старался, чтобы голос звучал грубоватым.
        - С пришельцами общался? На тарелках летал? - так же резко спросил мужчина.
        - Так точно, - проговорил Таран, не успев придумать, что можно соврать.
        - Тогда мне нечего тебе объяснять. Твой долг - помочь своей стране. Бегом за мной!
        Таран помедлил.
        - Ему можно доверять, - шепнула на ухо Елизавета.
        Глеб встал и быстрыми шагами направился за мужчиной. К его удивлению, никто из полицейских ему не препятствовал. Стало понятно, что пришедший к нему человек - весьма высокопоставленное лицо. Во дворе их ждал черный УАЗ «Патриот» с проблесковыми маячками.
        - Владимир Девятов, ФСБ России, - представился мужчина, когда они с Глебом уселись на заднее сиденье. - Теперь расслабься и ни о чем не переживай. Ты в полной безопасности. Мы вылетаем в Питер.
        Девятов достал спутниковый телефон и сделал несколько звонков. При этом он говорил так мало и отрывисто, что Глеб даже не смог понять, о чем идет разговор. УАЗ в сопровождении автомобиля ДПС через пятнадцать минут въехал на территорию воинской части. На пустыре стоял вертолет, прогревая двигатель. Следуя за Девятовым, Глеб, пригибаясь к земле под ударами мощных потоков воздуха, влез в вертолет. Первый раз в жизни. В салоне сидело еще двое военных, вооруженных автоматами. Винтокрылая машина с легкостью оторвалась от земли и стала набирать высоту. Стрекот стоял такой, что уши закладывало. Владимир пару раз пытался задавать Тарану вопросы, но расслышать что-нибудь было нереально. Девятов махнул рукой и стал смотреть в иллюминатор.
        Не прошло и получаса, как они приземлились на территории заснеженного военного аэропорта. Тут их ждал тяжелый Ил-76, стоявший «на всех парах». Самолет был грузовой, но по борту располагалось попарно несколько пассажирских сидений. Посредине находились огромные контейнеры, закрепленные мощными тросами.
        Пока проходили последние приготовления, озябшему Глебу кто-то принес бушлат защитного цвета и армейскую шапку-ушанку без кокарды. В руки ему сунули фляжку с горячим сладким чаем и куль с пирожками. Проголодавшийся и замерзший Глеб сразу принялся за еду. Он не отрывался от пирожков даже тогда, когда самолет взмыл со взлетной полосы. Владимир искоса с улыбкой посматривал на него.
        - Будете? - сообразил Глеб, протянув куль.
        - Нет, я сыт. Ешь спокойно. Потом поговорим.
        Девятов ушел в носовую часть самолета и вернулся, когда Таран уже покончил с провиантом.
        - Хорошо, у нас есть по крайней мере четыре часа. Как видишь, я в курсе всего, что происходило с тобой. - Он достал из папки фотографию, на которой был Глеб в лесу, когда опередил силовиков. - Ты даже не представляешь, насколько это все важно для нашего государства и всего человечества. Поэтому мне нужны любые детали, какими бы странными и неправдоподобными они ни казались.
        Глебу Девятов внушал доверие. Тем более для него не были чем-то сверхъестественным полеты на космолете и встречи с ангелами. Таран начал рассказывать все по порядку: как попал в аварию, оказался на космическом корабле, видел свое мертвое тело, общался с гигантами-ангелами.
        - А с тобой кто-то постоянно контактирует?
        - Почти всегда. Молодая девушка по имени Елизавета.
        - Ангел?
        - Нет, как человек.
        - Значит, святая. Понятно. Продолжай.
        Глеб сглотнул. Он стал рассказывать о том, как его разыскивала полиция по обвинению в убийстве какого-то Лескова. Владимир поморщился:
        - Это я знаю. Давай дальше.
        Последовал рассказ о полете на Южный полюс.
        - Корабль перестал слушаться, когда я приказал лететь в безопасное место. Он нырнул в океан и под водой приплыл к базе фашистской.
        У Девятова прямо челюсть отпала.
        - «Новая Швабия»! - воскликнул он. - Этого не может быть!
        Но еще больший интерес вызвали девушки, которые находились в аквариумах.
        - «Врил»! - прошептал он, даже забывая записывать. - Послушай, потом мы еще поговорим об этом, но постарайся сейчас рассказать мне в деталях, что ты видел и что слышал от них.
        Глеб постарался вспомнить все, что произошло на базе. Рассказал о подземных гаражах, о бешенстве девушек-медиумов, о том, что они искали какой-то космический корабль, но его не оказалось. Когда он упомянул о странном Колоколе, Девятов в волнении провел рукой по волосам и наклонился поближе к рассказчику.
        - Как он действует? - прокричал он, чтобы было лучше слышно сквозь вой турбин двигателей.
        - Я не знаю. Они сами его запустили.
        - И что вы видели? Где появилось изображение? В верхней части экрана или прямо в воздухе?
        Глеб задумался. Это было очень странное ощущение.
        - Как будто сон. Мне кажется, что все видели разные картины.
        - Ну да, ну да. Это будущее каждого. Показывает отдельно. А как ты себя чувствуешь после этого?
        - Абсолютно нормально. Ничего такого.
        - Это хорошо! Теперь постарайся в подробностях вспомнить, что ты видел возле Die Glocke.
        - Странные картины. Какие-то ракеты, страшные взрывы. Я не знаю, где это происходило. Даже не могу сказать, в какой стране. Падают ракеты, и все горит. Похоже, это были ядерные взрывы, потому что, как в кино, все разлеталось. Дома, машины, люди просто исчезали в момент, и все. Вокруг меня словно огненный вихрь был.
        - Это все?
        - Нет…
        - А что молчишь?
        - Потом меня убили. - Глеб отвернулся к иллюминатору и уставился на плотную пелену облаков внизу.
        Девятов сглотнул. Он знал, что Колокол безошибочно должен показывать будущее человека. Владимир помолчал некоторое время, постучал карандашом по записной книжке.
        - Послушай, Глеб, ты видел только вариант развития событий. Если бы ты теперь снова заглянул в Колокол, то увидел бы уже совсем другое. Постарайся в деталях вспомнить, что ты видел дальше.
        Глеб вздохнул, ему стало грустно.
        - Какие-то огромные воронки или холмы, что ли. Я не пойму. Все пусто вокруг. Только рыхлая черная земля. Солнца не видно, все серое, дышать тяжело. Небо закрывает что-то большое. Все небо потемнело. Я пытаюсь взобраться по этому косогору. Земля горячая, сыплется, добраться не могу. Наверху стоит мужчина какой-то. Машет чем-то, кричит.
        - Тебе?
        - Нет, вверх смотрит. Пахнет паленым. Я пытаюсь лезть. А потом он меня замечает и стреляет чем-то в меня. И всё…
        Девятов тщательно записал все сказанное.
        - Из пистолета стреляет?
        - Нет, кажется. Точно нет! Каким-то лазерным лучом. Как в «Звездных войнах»! Точно!
        - Он - Черный?
        - В смысле? - удивился Глеб, уставившись на Девятова. - Негр?
        - Нет! Ну, пришелец он? Ангел Черный?
        - Его плохо было видно на фоне светлого неба. Но мне кажется, что человек обычный. Как мы.
        Девятов вздохнул. Глеб рассказал ему много важных фактов, и теперь нужно было анализировать, думать, прорабатывать пути дальнейшего действия.
        - Ладно, теперь рассказывай, как в Россию вернулся, и потом можешь отдохнуть немного. Время у нас еще есть…
        - Как же жалко, что «Врил» нам не удалось заполучить! - досадовал Девятов, когда Глеб закончил рассказ. Если бы ты хотя бы одну инопланетяночку с собой прихватил!
        Глеб искренне расхохотался:
        - Да такие штучки! Хорошо, что ноги унес оттуда. Мне кажется, что они сильнее, чем люди, умнее тоже.
        - Вполне может быть… Я читал про их расу. Ну, брат, ты меня удивил! Столько новостей сразу важных! - Он похлопал Тарана по плечу.
        - Я боялся, что меня посчитают чокнутым, если расскажу все это кому-нибудь.
        - Это да. Если не тому начнешь рассказывать, быстро упекут.
        Когда самолет сел на военном аэродроме под Санкт-Петербургом, в городе темнело. У трапа ждала машина. Глеб послушно сел на заднее сиденье длинного «мерседеса». Владимир объяснил, что, возможно, ему нужно будет переговорить с некоторыми очень важными людьми. Это если у них появятся к нему дополнительные вопросы. Девятов нисколько не сомневался, что вопросы обязательно появятся.
        Пока машина мчалась по улицам города, Глеб устало откинул голову на сиденье и смотрел на красиво подсвеченные здания. В Питере он был впервые. «Вот бы Лене показать всю эту красоту!» - мелькнула у него мысль. И на душе вдруг стало совсем грустно. Как-то приуныл.
        Через сорок минут машина подъехала к старинному дому на Фонтанке. Девятов тут же исчез, а Глебу было приказано следовать за мужчиной в форме капитана. Он проводил Глеба в большой кабинет с наглухо завешанными окнами. В комнате никого не было. Глеб уселся на старинный кожаный диван и глубоко вздохнул.
        - Все идет так, как надо, - услышал он знакомый голос. - Не переживай.
        - Да, я помню, все всегда идет только так, как должно идти. Это высшая справедливость. Ты все это время была рядом?
        - Да.
        - Что мне теперь делать?
        - Ты можешь довериться этим людям. У них чистые помыслы. Да и известно им больше, чем тебе. Я - с тобой, но буду молчать, чтобы тебя не выставлять дураком. Понял?
        - Да.
        - Если спросят про меня, то скажи, что сейчас нет меня рядом.
        - Договорились.
        Дверь отворилась, и на пороге показался высокий мужчина, постриженный под ежика. Он был одет в штатское, но повадки сразу выдавали человека служивого. Он обвел комнату взглядом и с удивлением посмотрел на Глеба. Видимо, слышал, что Таран с кем-то разговаривал.
        - Майор ФСБ Максим Трухин, - представился он. - Глеб Таран, верно?
        - Так точно, - с готовностью ответил Глеб.
        - Послушай, сейчас несколько очень серьезных людей хотят поговорить с тобой. Это настолько серьезные люди, что никто не знает их в лицо. И ты знать не должен. Зайдешь, ответишь на вопросы и забудешь их всех, и о чем говорили - тоже забудешь. Идет?
        - Я понял.
        - Это серьезная вещь. Государственная тайна. Ты должен это понимать. Сейчас надо будет подписать бумагу о неразглашении. Ты, я вижу, парень серьезный. Тебе по десять раз объяснять не надо. - Он достал бумагу с печатным текстом и протянул Глебу.
        Таран пробежал глазами текст, вписал свои ФИО, подписался, указал дату.
        - Вот и хорошо, - сказал Трухин и удалился.
        Прошло не менее часа, прежде чем Тарана попросили пройти в зал, где за круглым столом сидело шесть человек. Свет был настроен таким образом, что участников собрания Глебу было видно плохо. Однако он с удивлением понял, что никогда прежде не видел никого из этих людей, кроме Девятова, конечно. По всей видимости, главным тут был молодой мужчина с бородой, которому было немногим больше тридцати, но вопросы Глебу задавал седовласый старичок. При этом друг к другу они при Глебе не обращались по именам.
        Девятов в подробностях передал информацию, полученную от Глеба. Старичок только уточнял некоторые моменты. Он спросил, сможет ли Глеб указать на карте, где именно находилась фашистская база, но получил отрицательный ответ. Потом он попросил детально описать девушек-пришелиц.
        - «Врил», несомненно! - сказал старичок, обращаясь к молодому мужчине.
        Потом они попросили рассказать Глеба о том, что он еще видел на базе. При этом они вдруг всполошились, когда Таран рассказал о зале со старинным оружием и особенно о древнем копье в отдельном стеклянном саркофаге. Они многозначительно переглянулись, но при Глебе говорить не стали. Еще более внимательно прослушали его рассказ об этом загадочном устройстве, которое все называли Колокол.
        - Потрясающе! - вырвалось у старичка. - Вы это слышали? - Глаза у него загорелись.
        - Не об этом сейчас думать нужно! - прервал его молодой. - Возьмите себя в руки. - Спасибо вам, Глеб Андреевич. Вы можете идти.
        Глава 31. Август. Сальваторе Август
        Сальваторе охватило беспричинное беспокойство. Он часами сидел, размышляя о будущем своей империи, старался успокоить себя тем, что все идет как надо. Его злило, что с некоторых пор он с трудом стал контролировать эмоции. Раньше такого не было. Реджис был бесстрастен и холоден, как камень. Теперь нервы стали ни к черту. Он все чаще срывался на крик, не контролировал себя в гневе, то и дело успокаивался лишь метанием посуды в стену.
        - Что же это с тобой, Сальваторе? - спрашивал он себя вслух, стоя у окна Овального кабинета. - Ты так долго шел к этому, прошел через огонь и воду, а теперь в одном шаге от цели начинаешь мандражировать? Ведь это так не похоже на тебя. Совсем скоро все страны, все армии мира сложат свои знамена к твоим ногам, признавая твою безграничную власть. На Земле наступит новая эра - эра процветания и величия под твоим именем. Когда люди… люди узнают о твоей роли в этом преображении планеты, они будут поклоняться тебе, как богу! Никто и никогда на Земле не имел и не будет иметь такой власти, ведь твое правление будет вечным. До скончания времен! В таком случае…
        Ему не дали договорить. Как всегда, без стука в кабинет вошел Джейсон, и все усилия, которые Сальваторе прилагал для того, чтобы привести в порядок нервы, пошли прахом. Он заорал, как сирена, набирая мощность.
        - Тебя разве не учили стучаться?! - затрясся от злости. - Ты входишь к императору!
        Джейсон с папкой в руках замер и побледнел. Он не нашел что ответить, и это его спасло, поскольку Сальваторе решил, что тот онемел от страха и осознания своего проступка.
        - Молчат Черные? - спросил Сальваторе уже другим тоном.
        - Молчат.
        - Запиши мое послание. Так дело не пойдет. Рано или поздно здесь окажется Космогвардия, и тогда им не поздоровится. У нас не так много времени, чтобы взять власть в свои руки. Сообщи, что мы готовы к серьезным действиям и доказали свою решительность. Мы ждем предоставления с их стороны в самые короткие сроки обещанного оружия. В противном случае будем действовать самостоятельно. Хотя нет, это убери. - Джейсон тщательно записывал слова Сальваторе. - В противном случае мы будем вынуждены применить ядерное оружие, что приведет к значительным разрушениям и загрязнению окружающей среды, в чем они тоже не заинтересованы.
        Сальваторе замолчал, раздумывая. Джейсон тем временем подправлял наскоро записанный текст.
        - На этом остановимся. Чем меньше скажем, тем весомее будут слова. Что думаешь?
        - Думаю, плевать они хотели на загрязнение окружающей среды. Они смогут добывать ископаемые и при повышенной радиации, и без нас тоже смогут.
        - Согласен. Это тоже убери, про среду. Теперь вот что. У нас и вправду не много времени. Белые им мгновенно бошки пооткручивают, когда прознают про все это. Мы должны их опередить. Иначе все будет впустую. С импичментом все готово?
        Джейсон покачал головой.
        - И русский след сейчас раскручен, и скандалы с домогательствами все СМИ подхватили. Достаточно кинуть спичку, как все заполыхает. Президент не отвертится, все знают, что он мужик - женщин любит, значит. - Собеседник заулыбался.
        - Серьезнее, Джейсон! - снова вспылил Сальваторе. - Что за шутки? Мы говорим о завоевании мира или в баре обсасываем новость про наших дружков?
        Джейсон снова замер.
        - Зарубите себе на носу, Джейсон! Я решил сделать вас одной из ключевых фигур в новой мировой империи. И сейчас я начинаю сомневаться в своем выборе. Вы понимаете?
        - Да.
        - Вы разговариваете с императором, самым могущественным человеком во Вселенной. Никаких фамильярностей, шуточек. Вы должны чувствовать обстановку. Я не собираюсь вечно держать возле себя идиотов. Усвойте это, наконец, или перекочуете в подвал.
        - Я вас понял, ваше императорское величество! - запинаясь, произнес Джейсон.
        - Надеюсь на это. Продолжим в таком случае. - Сальваторе вновь вернулся к окну. - Императором не может быть человек без имени и без прошлого. Я хочу, чтобы вы немедленно занялись этим. Информация обо мне должна быть подготовлена и подтверждена необходимыми документами для того, чтобы ее можно было разместить в соответствующих базах, когда понадобится…
        Сальваторе в одиночестве прогуливался по большому саду. В последние дни он только и делал, что отдавал приказы и принимал письменные донесения об их исполнении. Будучи по натуре человеком замкнутым и малообщительным, он становился вспыльчивым и нервным, когда ему приходилось много общаться с людьми против своей воли. А теперь все приготовления были закончены, все преграды устранены. Оставалось только смотреть за тем, как его мечты воплощаются в жизнь. Сальваторе беспокоила теперь только одна мысль…
        Он увидел перед собой бельчонка и на мгновение остановился. Бельчонок был совсем не таким рыжим и пушистым, как его обычно изображают в мультфильмах. Зверек был каким-то серым и облезлым, видимо, шерсть линяла. Сальваторе стало неприятно, и он подумал о том, что может прямо сейчас решить судьбу этого существа, приказав уничтожить его и всех его собратьев в своем саду. Он улыбнулся этим мыслям. Через несколько дней он сможет точно так же решать судьбу каждого жителя Соединенных Штатов, а еще некоторое время спустя - каждого жителя земного шара, своего земного шара.
        Подняв глаза, он заметил охранника, державшего в руках серебряный поднос, на котором стоял телефон. Охранник замер, как статуя, не сводя глаз с босса.
        - Кто? - сухо спросил Сальваторе.
        - Он не назвался, - сконфуженно ответил охранник, - сказал только, что вы ждете его звонка.
        Сальваторе и вправду ждал звонка этого человека, но виду не подал.
        - Ты же знаешь порядок? Знаешь?
        - Да. - Охранник опустил глаза.
        - Тогда почему ты здесь? - Сальваторе скривил губы. - Я не хочу слушать о том, что ты думал и так далее. И видеть никого не хочу.
        Он взял трубку, махнув рукой подчиненному, чтобы тот удалился.
        - Да, - сказал в трубку ровным голосом, лишенным всяких эмоций.
        - Я только лишь хотел поздравить вас, господин вице-президент, - послышался отчетливый уверенный голос. - Наши соратники по партии были несказанно рады, что такой человек согласился занять место вице-президента, так скоропостижно нас покинувшего.
        - Благодарю за службу.
        Сальваторе дал отбой. Этот ход обошелся ему почти в миллиард долларов. Сущий пустяк. Через несколько минут должен был поступить еще один звонок. Сальваторе специально отослал охранника, чтобы тот не знал о втором звонке. Да и телефонам он совершенно не доверял.
        Новый вице-президент сел на скамейку, выпиленную из цельного куска древесины, и улыбнулся, погрузившись в свои воспоминания…
        Ему было пять лет, когда отца направили на новое место службы. Сальваторе вновь оказался в новом детском саду, где обучались дети дипломатов и чиновников. Застенчивый, небольшого роста мальчик, как и всегда, стал объектом насмешек дружной группы детишек. Конечно, это были только детские шалости, и навряд ли из тех детей кто-то помнил об этом происшествии, но он помнил. В тот день все дети были на прогулке. Под надзором молодой девушки, увлеченной книгой, они резвились на игровой площадке. Девочки играли с куклами, а мальчики возились у большой кучи песка, где строили дороги и тоннели для машинок. Сальваторе был вместе со всеми. Ведь так положено. И он тоже строил со своей стороны кучи собственную автомобильную базу. Он гордился проделанной работой. Свод гаража подпирали палочки с листьями, делая его более надежным, чем у других, а прорытый рядом тоннель был таким глубоким, что в него можно было всунуть руку по самое плечо.
        Мальчик был так увлечен игрой, что не сразу услышал недовольный крик Аарона - крупного темноволосого мальчугана, который считался самым сильным среди детей группы. Как оказалось, Аарон тоже рыл тоннель, и его ход соединился с тоннелем Сальваторе.
        - Закапывай свой ход! - крикнул он. - Ты прорыл на мою сторону!
        Но почему Сальваторе должен был закапывать свой тоннель? Ведь он прорыл его первым.
        Другие мальчики поглядывали на Аарона, словно ожидая, что тот предпримет. Тогда мальчик встал, решительно подошел к Сальваторе и ногами растоптал всю его автобазу, втаптывая машины в песок. Ошеломленный Сальваторе подскочил на ноги и толкнул обидчика в грудь. Видимо, Аарон ждал такого развития событий, потому что тут же швырнул в лицо оппонента горсть песка, зажатую в кулаке.
        - Пошел прочь! - крикнул он. - Мы не хотим с тобой играть! Слабак!
        Другие мальчики, быстро смекнув, кто одержал верх в этой схватке, стали поддакивать Аарону:
        - Точно! Пусть идет отсюда!
        - Пусть с девчонками играет.
        Сальваторе молчал. Песок попал в глаза, отчего было очень больно. Он силился встретиться взглядом со своими обидчиками, но глаза против воли наполнились слезами. Он молча отошел в кусты и стоял там некоторое время, протирая глаза майкой.
        Через несколько минут к нему подошла воспитательница, миссис Танхайм.
        - Тебя что, обидели, малыш? - ласково спросила она Сальваторе, который стоял и с улыбкой смотрел на мальчишек, продолжающих играть в песочнице.
        - Нет, все хорошо, миссис Танхайм. Я здесь играю в прятки.
        - А вот Гарри мне сказал на ушко, что Аарон бросил в тебя песок. Скажи, это правда? Я их должна пожурить, чтобы они так больше не делали.
        Сальваторе не мог соврать.
        - Это правда, - честно ответил он. - Но я не хочу, чтобы вы их журили. - Он продолжал смотреть на детей, улыбаясь уголками рта.
        Девушка заглянула ему в лицо.
        - Но тогда почему ты улыбаешься? - спросила она. - Аарон, наверное, сам подошел и попросил прощения?
        - Нет, миссис Танхайм, я представляю, как убью их всех, когда вырасту…
        Он много раз вспоминал тот день, понимая, что именно это событие во многом определило его характер. Именно тогда мальчик решил, что нельзя надеяться на тех, у кого есть власть, - им наплевать на тебя, нельзя надеяться на друзей - они с тобой лишь пока им это выгодно, в тяжелый момент максимум, на что они способны, - так это пожаловаться властям, считая, что этим полностью отдали дружеский долг. И в любой ситуации нельзя ни на кого полагаться, потому что все против тебя. Вот и получается, что уважают в мире только силу.
        Сальваторе потом еще не раз попадал в похожую ситуацию, и каждый раз еще больше убеждался в правильности своих выводов. Только теперь он был готов к предательствам и нападениям и вносил все новые имена в свой расстрельный список.
        Телефонный звонок вернул Реджиса в реальность.
        - Звоню, чтобы поздравить вас с новым назначением, - послышался тихий голос.
        - Благодарю, - так же безэмоционально ответил Сальваторе.
        - Я надеюсь, что новый высокий пост тем не менее не отвлечет вас от мыслей о ваших друзьях. Надеюсь, все наши договоренности в силе?
        - Можете не сомневаться, я высоко ценю дружбу и никогда не забываю о своих обещаниях.
        - Еще раз искренне поздравляю. Всего хорошего.
        Сальваторе нажал отбой и потер руки. Второй звонок означал, что дан ход делу импичмента президента. Все компрометирующие материалы были давно собраны и теперь направляются в подконтрольные СМИ и лояльным теневому правительству политикам. Тут были не только любовные похождения, но также шпионский скандал с Россией и, конечно же, сведения о психическом нездоровье президента. Благо он - человек импульсивный и словоохотливый, так что проблем с соответствующим материалом не возникло. Сальваторе даже не хотелось встречаться с президентом. Он решил сразу занять жесткую политику и на фоне раздутого СМИ скандала откреститься от руководителя страны, чтобы самому не попасть под лавину компромата.
        С импичментом нельзя было тянуть и еще по одной причине. И именно это заставляло Сальваторе нервничать. Ситуация в Америке им более-менее контролировалась, но в космосе должны были поработать Черные. Он не сомневался, что информация об атаке на корабль Космогвардии давно разлетелась по Галактике и к Земле летят боевые корабли Белых. До того как они прибудут в Солнечную систему, Сальваторе должен будет объявить себя императором Земли и вступить в переговоры с Черными. Они передадут технологии землянам, заключат грабительские контракты на поставку полезных ископаемых и воды, и тогда Космогвардии волей-неволей придется признать Землю частью Межгалактического сообщества, а Сальваторе - ее единоличным правителем.
        На это Реджис не мог никак повлиять. Он зависел от воли Черных, и это его тревожило. Нужно было решать с импичментом в ближайшие дни.
        Вице-президент вернулся в свой кабинет и сделал несколько звонков по секретному телефону. Он всюду задействовал людей, незнакомых теневому правительству и даже его сегодняшним приближенным людям.
        Глава 32. Большая шахматная доска
        События стали развиваться стремительно. В ту же ночь, но уже в Москве, прошло экстренное заседание Совета безопасности, на котором присутствовали все участники собрания на Фонтанке. Как раз перед началом заседания стало известно о назначении Сальваторе Реджиса на пост вице-президента США.
        - По нашим данным, именно этот человек контактирует с Черными. Он играет одну из ведущих ролей в теневом правительстве, - доложил Виктор Марышев.
        - Он метит в президенты? - спросил директор ФСБ задумчиво.
        - Если наши предположения верны, то это, несомненно, так. Нам нужно действовать на опережение. События могут развиваться весьма стремительно.
        - Это и так понятно. А что на этот счет говорит ваш парень, который контактировал с пришельцами? Это Сальваторе?
        - Мы узнали о назначении Реджиса только когда прибыли сюда. Сможем допросить его по завершении заседания.
        По итогам заседания Совета безопасности, о котором не сообщалось ни в одном выпуске новостей, Вооруженные силы России были приведены в боевую готовность. Несколько подводных лодок утром того же дня вышли на боевое дежурство…
        Тем же утром в США разразился страшный скандал. Все основные новостные агентства, получившие до этого гигабайты компрометирующей президента информации, наперебой стали кричать о его связях с российской разведкой, любовных похождениях и о выгодных контрактах, которые тот якобы выделял для своих строительных фирм… Перекричать такой поток грязи не могли даже СМИ, подконтрольные самому президенту. И не важно было, что из этого правда, а что чистый вымысел. Механизм был запущен, и демократы были несказанно этому рады.
        Ранним утром в Белом доме должна была состояться рабочая встреча президента с Сальваторе Реджисом, но вместо этого новоявленный вице-президент собрал пресс-конференцию, на которой выступил с разгромной речью.
        Реджис поднялся на трибуну, ощущая себя императором, человеком, наделенным небывалой властью. Пусть об этом пока знало всего несколько человек. Для него это было не важно. Он выступал с таким азартом, с таким вдохновением, которых давно не показывали кандидаты в президенты США, несмотря на то что предвыборная кампания там традиционно проходила очень ярко и пафосно.
        - Это не вопрос о морали отдельного человека. Это вопрос существования демократии в Соединенных Штатах! - кричал он с трибуны. - Разве для этого своими жизнями рисковали отцы-основатели? Для этого мы победили фашизм в Европе и ИГИЛ в Азии? Для этого работают ежедневно миллионы наших братьев? Чтобы один человек набивал себе карманы? Мы исключительная нация, и у нас есть Богом данная великая миссия - донести демократические ценности до самых дальних уголков нашей планеты! Мы, жертвуя собой, должны пронести это знамя по всей Земле. А как это можно сделать, когда нашу державу возглавляет такой человек? - Он сделал многозначительную паузу. - Сейчас я должен был ехать к нему на встречу в Белый дом. Но моя совесть не позволила мне сделать это. Я не могу заставить себя пожать ему руку, сидеть с ним рядом. И я благодарен Господу за то, что именно в эту ночь стало известно о всех преступлениях этого человека. Мой ангел оберег меня от этого опасного шага.
        Поэтому я здесь, а не там! Я лучше признаю свое бессилие и откажусь от этого высокого поста, чем буду работать в одной команде с этим человеком! Это мое искреннее и окончательное заявление. Если не будет инициирована процедура импичмента, я сложу полномочия вице-президента.
        Но прежде я сделаю все, чтобы он больше ни одного дня не возглавлял нашу славную страну, ибо за мной стоят миллионы простых американцев, которых обманывали и которым больше не на кого надеяться, кроме как на меня…
        Эта историческая речь транслировалась в прямом эфире, разбиралась на цитаты и комментировалась не только политиками, государственными функционерами, но и миллионами блогеров.
        На полдень была назначена пресс-конференция президента, который с растрепавшимися волосами и красный, как помидор, пытался в своей обычной манере оправдаться на выдуманные обвинения. Но было уже слишком поздно. Он опоздал со своими аргументами. Так что создавалось впечатление, что он очень долго готовил свою оправдательную речь, советовался и просчитывал разные варианты. Своим выступлением Сальваторе вбивал последние гвозди в гроб действующего президента.
        Процедура импичмента была запущена.
        Под напором теневого правительства уже на третий день сенат объявил президенту импичмент, и вице-президент Сальваторе Реджис стал исполнять обязанности президента. До выборов очередного президента еще было три месяца. Этого времени Сальваторе было предостаточно. Тут уже или пан или пропал. Он это понимал лучше всех и не терял времени даром. Первым делом он назначил на посты ключевых министров своих людей. Причем его приближенных из теневого правительства, которые помогали ему подняться на олимп, среди них не было. Они знали слишком много, поэтому их тела теперь хранились в подвале дома Бердиса, который превратился в настоящий склеп. Сальваторе поручил своему новому помощнику Эду Стилу «решить эту проблему». Остальные члены теневого правительства сидели тише воды. Они понимали, какого демона выпустили из бутылки. Впрочем, Сальваторе не стремился бездушно избавиться от всех, кто знал его историю. Нет, он только убирал глупых и ненадежных людей. Во времена свершений ему нужны были те, на кого можно положиться…
        После совещания Девятов тут же вернулся к Тарану, который настолько вымотался, что уснул на жестких стульях, стоявших вдоль стены в комнате охраны. Владимир некоторое время стоял перед спящим парнем, словно ему было жалко его будить, но в следующий миг он решительно толкнул его в плечо. Глеб подскочил и уставился на офицера.
        - Отечество в опасности, боец, не время сейчас спать, - полушутя сказал Девятов.
        Глеб тер заспанные глаза кулаками.
        - Проснулся?
        - Угу.
        - Есть такой вопрос. Нужно, чтобы ты спросил у своей Елизаветы кое-что.
        Глеб насторожился.
        - Я давно ее не слышал.
        - Попробуй позвать. Нам важно знать, кто из американцев контактирует с Черными.
        - Скажи, что я не знаю, - тут же отозвалась Елизавета в голове Глеба.
        - Она не знает.
        - Для нее это пустяк. Она же слышит меня. Это важно, чтобы Черная сторона не победила.
        - Она говорит, что для нее мы все одинаковы. Она не может помогать никому.
        На удивление Глеба, Девятов не разозлился. Он только покачал головой:
        - Как всегда, самим придется пробиваться. Понятно. Если захочет сказать чего, ты сразу мне передавай.
        Солдат принес два стакана горячего и крепкого черного чая в подстаканниках. Девятов о чем-то глубоко задумался и молча потягивал напиток. Глеб посматривал на него, грел ладони о стакан и ждал, пока чай немного остынет.
        - Наверное, хочешь спросить, что теперь тебе делать? - прервал молчание Владимир.
        Глеб кивнул.
        - Тут такая заварушка, что никто не может сказать, что будет завтра и будет ли завтра вообще. Очень серьезная заварушка. Да ты и сам это понимаешь. Так что, пока все не решится, мобилизую тебя. Будешь в расположении одной части находиться. Если появится информация или вопросы возникнут по летательному аппарату, по пришельцам, мои люди будут обращаться к тебе. Лады?
        - Хорошо.
        - Отдохнешь пару дней. Интернет в твоем распоряжении. Наберешься сил, если получится отдохнуть. Только с родными пока связываться не надо. Когда все закончится, уладим дело с полицией, придумаем тебе легенду, и вернешься к обычной жизни. Ну, по коням!
        Машина доставила Глеба в какую-то воинскую часть. О нем уже известили, так что Тарана встречали со всеми почестями, положенными важному гостю. Ему выделили отдельную комнату в казарме - с душем и телевизором. Несмотря на поздний час, солдат принес на пластмассовом подносе ужин, а потом полный комплект обмундирования и ноутбук. Глеб с удовольствием поел, потом пошел в душ, побрился, переоделся в новую военную форму, посмотрел на себя в зеркало и рассмеялся. Вот уж никак не ожидал оказаться в такой ипостаси! Привычнее было видеть свое мертвое тело, пришельцев и военную базу нацистов, но никак не себя в военной форме, пусть и без знаков различия.
        Он сел на кровать, потянулся к ноутбуку, но понял, что сил на какую-либо деятельность у него не осталось. Положил голову на подушку и тут же уснул.
        Утром Глеб первым делом зашел в Интернет, и тут же ему стало понятно, что стало причиной такого ажиотажа среди военных. В мире новостей творилось что-то невообразимое. Все внимание было сконцентрировано на США. Президента обвиняли во всех смертных грехах. Особо не интересовавшийся политикой, Глеб теперь с увлечением листал страницы. Он понимал, что в мире происходит что-то экстраординарное…
        После всех произошедших событий в Кремле не сомневались, что именно Реджис является контактером. Группировка военных спутников начала усиленную слежку за местами, где чаще всего отмечалась активность НЛО, а также за перемещением американских военных кораблей. Сепаратную сделку нужно было отменить любыми путями. Даже если потребуется атаковать корабли пришельцев.
        Пока ничего неординарного заметить не удалось, и это было хорошо, поскольку время сейчас играло не в пользу Реджиса. Корабли Космогвардии могли прибыть в любой момент, и тогда опасность бы миновала. Но Елизавета упрямо отказывалась говорить о том, когда подоспеет подмога, хотя с ангелами она была всегда на связи.
        Глава 33. Никто не отвечает
        На второй день к заскучавшему было Глебу пришел Девятов. Вид у него был помятый. Сказывались третьи сутки практически без сна. Таран сразу понял, что хороших новостей пока нет. Это было написано на непроницаемом лице фээсбэшника.
        - Какие новости, боец? - спросил тот с порога.
        - Так это вам больше моего известно, - с улыбкой ответил Глеб, сидевший на кровати.
        - Я имею в виду твою охрану. Может, сообщила чего? - Девятов взял со стола блюдце, закурил, потом открыл окно, запуская в комнату морозный уличный воздух.
        - Нет, как всегда, тишина. Статус-кво.
        - Мне вот что поручило руководство. Раз уж мы не можем получить никакой помощи от Белых, то нужно хотя бы попытаться заполучить красоток из «Врил». Собирайся.
        Глеб быстро оделся в военную форму.
        - Есть мысли о том, куда они могли деться? Может быть, они говорили о каких-то местах?
        - Нет, они только про Альдебаран говорили. Домой они хотели.
        - Это понятно, но, может, про Америку или про Германию?
        - Нет, ничего такого. Да и как они улетели бы туда? Я не видел больше ни одного блюдца там. Только машины.
        - Если не видел, это не значит, что блюдца там не было. И им верить вообще нельзя. Самое плохое, что нам никак не подобраться к этой базе. Наш корабль сейчас находится в том районе, но их система охраны не подпустит близко. Там сторожевые дроны под водой и лазерные заслоны стоят. Кроме того, инфразвук. Ты вообще уникум, которому удалось за семьдесят лет туда попасть.
        - А почему нельзя использовать летающую тарелку снова?
        - Полетели, посмотрим.
        Через час они на легком одномоторном самолете вылетели на секретную базу, где хранился НЛО Глеба.
        - Наши ученые еще до конца не разобрались в том, как работает эта тарелка. Но ясно одно - им нужна подзарядка. Топливо у них заканчивается. По всему выходит, что ты упал из-за того, что горючее все вышло, а не потому, что тебя сбили. Хрен бы наши ракеты достали этого зверя. Там собственное поле силовое, - рассказывал Владимир по дороге.
        - Да, он вел себя странно в последний полет. Как-то урывками работал. Вполне возможно, что именно в топливе проблема.
        - Пилот, мать твою!
        Они вошли в большой ангар, посреди которого в лучах мощных прожекторов лежала летающая тарелка. Вокруг нее суетились ученые и военные.
        - Какие новости, Петр Алексеевич? - спросил Девятов полковника, который один стоял поодаль, заложив руки за спину.
        Военный недоверчиво поглядел на Глеба:
        - А это еще кто?
        - А это, Петр Алексеевич, Глеб Таран - пилот вот этого вот аппарата. - И Девятов указал рукой на тарелку.
        - Вот это да! - Полковник изменился в лице. - Ну-ка, Глеб Таран, расскажи, как ты управлялся с этим кораблем пришельцев?
        Глеб подошел к тарелке, которая теперь в большущем пустом ангаре казалась совсем миниатюрной.
        - Я на нем летал всегда в спешке и практически под пулями, - отшутился он. - Просто ставил ключ вот сюда, а потом садился в кабину. Корабль словно под меня подстраивался. И управление было интуитивным, что ли. Я как будто разговаривал с ним.
        - Вот это и плохо. А как насчет курса? Траектория полета, высота, маневрирование, посадка?
        Глеб выпучил глаза:
        - Никакого представления не имею.
        - Он же не летчик, Петр Алексеевич, - вступился Девятов. - Не мучай его. И так понятно все. Лучше скажи, сможет ли он летать?
        Полковник скривил рот и подошел поближе к тарелке.
        - Сомневаюсь, что мы самостоятельно сможем его в воздух поднять. После стольких падений повреждения существенные. Он даже не реагирует никак на ключ.
        - Может, защита работает?
        - Нет, защиты нет, это же планетолет. Любой может управлять, у кого ключ есть. Просто не фурычит, как моя «семерка». Ребята смогут разобраться, как он работает, но на это годы уйдут. А вам же сейчас надо.
        - А как иначе?! Время не ждет.
        - Тогда новостей пока для вас нет.
        - Хорошо, а передатчик? На каких волнах работает? Нам бы попытаться связаться с их базой.
        - Володь, ну как я тебе скажу, на какой волне, если корабль обесточен? Сам не маленький. Если бы мы передали сигнал, то смогли бы его запеленговать и все характеристики снять. А сейчас что? Думаешь, на радиоблоке написана частота?
        - Ну чего заводишься, Петр Алексеевич?
        - Да уже третьи сутки пошли, как я здесь. Ты не обращай внимания. - Он закурил.
        - Все мы так. Ну, ничего. Тут вот какое дело. Насколько я знаю, они по-любому могут нас слышать - наш эфир, я имею в виду - и передавать информацию тоже могут.
        - Могут.
        - Хорошо. Да, как ты думаешь, какие передатчики могли установить немцы во время ВОВ на базе в Антарктиде?
        - Ты опять со своими байками про «Швабию»?! - улыбнулся полковник. - С ними хочешь связаться?
        - Да. И это вполне серьезно.
        - Сейчас попрошу ребят посчитать, подумать. Расстояние-то вон какое. Это через спутник надо было по идее. Спутник у них был?
        - Не исключено.
        - Ну, знаешь…
        - Пусть посчитают все варианты.
        Полковник отошел и подозвал к себе двух офицеров в полевой форме.
        Глеб, наверное, в первый раз в спокойной обстановке мог рассмотреть маленькую кабину тарелки. Внутри ее сейчас едва помещалось два человека, которые бережно снимали какую-то обшивку. Кабина выглядела безжизненной и неприветливой.
        Девятов куда-то запропастился, и Глеб чувствовал себя некомфортно. Военные недоверчиво посматривали на него и переговаривались.
        Наконец вернулся Владимир.
        - Пошли, - скомандовал он, - раз ничего нового ты не придумал. Или придумал?
        - Чего тут придумаешь?
        - Вот и я так думаю. Погнали. Я сейчас разговаривал с командующим. Короче, план такой. Наш корабль подойдет максимально близко к базе и попытается на ультракоротких связаться с «Врил». В противном случае американцы могут перехватить сигнал.
        Глеб не очень понимал, для чего ему это рассказывают.
        - Сейчас мы с тобой поедем в Центр связи. Там выйдем на связь с крейсером, который уже заходит в нужный квадрат. Короче, он передаст твое послание на базу.
        - Почему мое? - удивился Глеб.
        - Потому что инопланетянки знают тебя и, может быть, поверят. Впрочем, после того, как их кинули здесь, они навряд ли кому-нибудь поверят. Но попытка не пытка.
        Глеб не ориентировался и представления не имел, где они находятся. Они так часто перемещались то наземным, то воздушным транспортом, что он оказался совсем дезориентированным. На этот раз он находился в каком-то большом здании. Таран решил, что это штаб. Его и Девятова провели в зал видеоселекторных совещаний. Кроме них в зале были еще трое. Девятов переговорил с военными и быстро набросал на листке текст, который должен был зачитать Глеб.
        - Вот, прочти для начала спокойно. Лучше импровизируй, главное, не запинайся. Не надо, чтобы это звучало как сообщение Левитана. Пусть походит на обычный телефонный разговор.
        Глеб пробежался глазами по тексту и кивнул. Ничего сложного. На экране появился круглолицый усатый мужчина в морской форме. Капитан ракетного крейсера «Суровый» доложил обстановку. Он бойко отрапортовал генерал-лейтенанту, который, как оказалось, сидел ближе всех к экрану.
        К Глебу подошел молодой офицер.
        - Мы будем записывать вас, и пересылать им зашифрованный аудиофайл. Так что спокойно зачитывайте.
        - Понял. Я готов.
        - Минуточку. Готово. Можете начинать.
        - Мария! Алло, Мария! Это Глеб Таран. - Он не узнавал свой напряженный и подрагивающий голос. - Я сейчас… Я… Нет, давайте по новой.
        - Хорошо. По моей команде. Можно.
        - Мария, это я, Глеб Таран. Послушай, я не представлял даже, как важно все то, что сейчас происходит. - Он отложил бумагу, Владимир не препятствовал ему. - Я сейчас борюсь за свою страну, я на стороне Белых. Я понимаю, что для вас нет разницы, но восемьдесят лет назад вы выступили за Черных и остались ни с чем. Они вас просто бросили. Думаете, что в этот раз они поступят по-другому? Я не знаю. Я только могу сказать, что правительство России гарантирует вам защиту и содействие. Сейчас решается судьба нашей планеты. В ответ на вашу помощь мое правительство заступится за вас перед Космогвардией и попросит содействия вашему возвращению домой.
        - Отлично сделано, - похвалил Девятов. - Давайте, ребята, по-быстрому обрабатывайте, посторонние голоса убрать - и пересылаем.
        Вскоре запись уже транслировалась с борта «Сурового». Все замолчали в ожидании. Прошло пять томительных минут, но «Новая Швабия» продолжала молчать.
        - А может быть такое, что они не умеют пользоваться радио? - спросил Владимир у Глеба. - Электричество есть там?
        - Я не видел, где находится радио там, а электричество везде есть. Может быть, они уже улетели или просто не слышат нас.
        - Да нет, только там они в полной безопасности. Выжидают, твари. Им плевать на нас. Сами попросят содействия у того, кто победит в этой схватке. Очень разумный выбор. Уже десять минут есть? Давайте запись повторно.
        Девятов и генерал вышли курить. Почти каждую минуту с «Сурового» докладывали об отсутствии сигналов с берега. Глеб начинал нервничать. Он уже винил себя в том, что смалодушничал, сбежал с базы, оставив девушек в одиночестве. Поступил точно так же, как и Черные раньше.
        Прошло еще десять минут, сообщение стали передавать вновь.
        - Товарищ генерал-лейтенант, получили с берега неопределенные шумы. Просто помехи. Какие будут указания?
        - Может, они просто не могут управиться с рацией? - спросил генерал Девятова.
        - Нет, не думаю. Они прекрасно разбирались с техникой того времени. Там нет ничего сложного. Плевое дело.
        - Ждите еще десять минут, записывайте все сигналы с берега. Ведите визуальное наблюдение, если ничего не получите. Продолжайте передавать сообщение.
        Так прошел час. Девятов постоянно вел переговоры по спутниковому телефону и много курил. Он позвал Глеба в комнату отдыха, где достал из холодильника два энергетических напитка и протянул один Тарану.
        Владимир включил телевизор, пощелкал пультом, выбрав канал «Россия 24». Плюхнувшись на диван, протянул:
        - Вот такие пироги, Глебушка. Не везет нам нигде. Хоть здесь могло бы подфартить, ан нет. Шиш там. Корабли подогнали, связь по секретному каналу шифрованному установили. И все вхолостую. Какие будут соображения?
        - А еще тарелки нет у вас? Может, на ней полететь туда? Мне кажется, что я мог бы их уговорить.
        - Нет, брат, надо было тогда уговаривать. Тарелки у нас были, да все вышли. Завтра приходи, как говорится.
        - Вот посмотрю я, как вы с ними будете говорить, - огрызнулся Глеб.
        - У нас разговор будет короткий.
        Прошло еще полчаса. Измученный Девятов стал задремывать перед телевизором. Вдруг в комнату вошел молодой офицер, который был в зале для конференц-связи. Девятов поднялся.
        - Что там?
        - Тишина в эфире. Продолжают на разных диапазонах транслировать запись, но ответа нет.
        - Сколько корабль еще сможет оставаться в том квадрате?
        - Погода резко ухудшилась. Им опасно дальше находиться в прибрежной зоне. Но можно отойти и продолжить передачу, усилив сигнал.
        - Нет, не нужно. Пусть возвращаются к группе.
        - Жаль, конечно, хотя я и предполагал, что тут нам ничего не обрыбится, - сказал Владимир, когда военный ушел. - Будем искать другие варианты. Пошли.
        Глава 34. На перекур
        Евгений Башлыков только что сдал в архив несколько дел, которые давно висели на его шее, и теперь был несказанно счастлив. Он шел по отделу, заглядывая в открытые двери кабинетов и отпуская шуточки. Увидев за столом взъерошенного Нечаева, он улыбнулся и зашел к нему.
        - Учись, Вадим, как работать надо.
        - Что? - не понял Нечаев, отрываясь от дела, лежавшего на столе.
        - Учись, говорю, у старших товарищей, как надо работать. Сдал все и хожу спокойно.
        - Рад за тебя.
        - Чифиришь? - Башлыков указал на стакан чая в подстаканнике, закрытый сверху ежедневником. Чай, видимо, стоял очень давно, потому что стал черным как смоль.
        Нечаев чертыхнулся, потрогал совершенно остывший стакан, встал и вылил его содержимое прямо за окно.
        - Заработался. Забыл про чай. Надо размяться хоть. Что хотел? Футбол смотрел вчера?
        - Смотрел! Делать мне больше нечего! Если ты такой футболер, давай на стадион сходим в пятницу. Пива возьмем.
        - Можно. Хотя что там у нас в пятницу? - Он посмотрел в ежедневник. - О-о-о, там собрание в районе будет. Успеем сходить, только если не затянется.
        - Фу, как скучно с тобой, - протянул Башлыков, доставая сигареты.
        - Ты это, не кури здесь! - всполошился Нечаев.
        - Чего?
        - Не кури, говорю! Сам знаешь - в здании это категорически запрещено. Пойдем лучше на улице перекурим. - Он накинул куртку поверх кителя и направился к двери.
        Башлыков хотел еще покочевряжиться, но тут у него запищал телефон, сообщая о новой SMS. Башлыков, взглянув на экран, изменился в лице.
        - Поехали прокатимся! - почти скомандовал он.
        Евгений подхватил Нечаева под руку и потащил за собой по коридору. По дороге он зашел в свой кабинет, схватил куртку с вешалки и достал пистолет из сейфа.
        - Да что случилось? - недоумевал Вадим.
        - Сейчас расскажу.
        В машине Башлыков еще раз включил телефон, чтобы посмотреть, во сколько пришло сообщение. На экране высветилось: «Скалли и Малдер у меня сидят. М. Таран».
        По лестнице полицейские поднимались, держа пистолеты на изготовке. Дорогой Евгений объяснил Нечаеву ситуацию, не вдаваясь в подробности, и Вадим тут же пожалел, что поехал сюда с другом.
        Ступая осторожно, чтобы шаги не были слышны в гулком подъезде, Башлыков приблизился к двери. Он затаил дыхание и прислушался. Внутри было тихо. Евгений пригнулся и вышел на лестничную площадку. Подав знак Нечаеву, потянулся к ручке, поскольку ему показалось, что дверь не заперта. В этот самый момент дверь, которая открывалась на площадку, с треском открылась, со всего размаха впечатав Евгения в стену. Башлыков успел подставить руки, но удар был такой силы, что дверью ему стукнуло в лоб, и затем голова по инерции врезалась в стену. В глазах на миг потемнело.
        Из квартиры стремглав выскочили два человека. Они сбили с ног опешившего Нечаева и ринулись вниз.
        - За ними! - крикнул Башлыков не своим голосом.
        Он ринулся вперед, но голова так закружилась, что пришлось схватиться за перила. Нечаев, прыгая через ступеньки, помчался за беглецами.
        Евгений вспомнил, что окна квартиры выходят во двор, и, пошатываясь, заскочил в квартиру.
        - Маргарита! Маргарита! Это Башлыков!
        Счет шел на секунды. Рванув на балкон, Евгений оказался у окна как раз в тот момент, когда преступники выбежали из подъезда. Вадим еще не показался.
        - Стоять! Полиция! - крикнул Башлыков, направляя пистолет на мужчину в синей болоньевой куртке, который бежал первым.
        В это же время из подъезда выскочил Нечаев. В руках у беглецов мелькнули пистолеты. Один из них юркнул к припаркованному микроавтобусу, второй укрылся за стоявшей напротив «нексии». Медлить было нельзя. Башлыков прицелился и выстрелил в первого беглеца. Пуля попала мужчине в лопатку, он свалился за микроавтобусом, но уже через миг, поняв, что стреляли сверху, выглянул с другой стороны и стал палить по окну, где прятался Башлыков.
        Это дало фору Нечаеву. Он стрелял, встав на колено возле подъездной двери. Первым же выстрелом раненый стрелок был обезврежен. Выглянувший из окна Башлыков навел пистолет на второго беглеца. Тот неподвижно сидел за машиной.
        - Я держу его на мушке, Вадим! - крикнул Башлыков. - Ты как?
        - Цел. Прикрывай. Полиция! Бросить оружие!
        Башлыков видел недвижимый край черной куртки. Нечаев медленно двигался вперед, готовый выстрелить в любой момент. Наконец, заглянув за машину, он повернулся к Евгению:
        - Готов этот. Смотрю второго.
        Только после того, как Вадим подал товарищу знак, Башлыков бегом спустился вниз, по пути заметив недвижимое женское тело на полу в спальне.
        Евгений не убрал пистолет в кобуру, пока лично не убедился, что нападавшие мертвы. Первый в синей куртке - мужчина лет сорока пяти, постриженный наголо, лежал в неестественной позе возле переднего колеса микроавтобуса. Одна пуля попала ему в лопатку, другая пробила череп в области уха. Второй был помоложе. Этот лежал навзничь, устремив неподвижный взгляд в голубое небо. Изо рта мужчины шла белая пена.
        - Яд, - процедил Нечаев и сплюнул на асфальт. - Брюки, блин порвал из-за них.
        - У молодого пистолета не было, - задумчиво проговорил Башлыков, доставая телефон. - Вот он и отравился, чтобы мы его не взяли.
        - Ничего себе! - выдохнул Вадим, сдвигая фуражку на затылок. - Звони давай! Ты заварил эту кашу.
        - Звоню уже. Погоди. Балагур! - проговорил Башлыков, понижая голос. - У меня опять твои товарищи объявились.
        - Записываю, Жека, давай, - без лишних вопросов ответил Девятов.
        - Мать Тарана написала, что у нее странные люди. Мы выехали сюда. Те сразу палить. Одного мы сняли, второй отравился насмерть. Вот и все. Два жмура. Хотел спросить, нужно ли тебе это или мне звать своих.
        - Как женщина? - совсем тихо спросил Девятов.
        - Пока не знаю. Сейчас поднимусь в квартиру. Думаю, ничего хорошего. Сообщу. Так что?
        - Молодец, что позвонил. Ты цел?
        - В порядке. - Башлыков потрогал кровившую на лбу шишку.
        - Первым делом посмотрите, что с женщиной. Скорую вызовите. Нападавших не трогайте. Просто не подпускайте никого на место происшествия. Я сейчас позвоню, и люди минут через двадцать максимум прибудут. После этого можешь позвонить своим.
        - Понял. - Башлыков тоже сплюнул и пошел к подъезду. - Я сейчас, Вадим.
        Он поднялся по лестнице и боязливо заглянул в квартиру. В комнате на полу лежала Маргарита Таран. Ее голова была окровавлена, на ковре растекалась багровая лужица. Башлыков встал на колено и склонился над ней. К счастью, женщина дышала. Полицейский моментально набрал скорую и осмотрелся. Поодаль валялся мобильник, на диване были разложены фотографии Глеба, на кухне на плите выкипал чайник. Видимо, она хотела их заболтать, протянуть время, но они поняли ее план, увидели сообщение на телефоне. Башлыков еще раз посмотрел на женщину. Дышала она ровно, лежала правильно, так что он решил не трогать ее до появления медиков, чтобы не навредить.
        «Скорая» приехала на удивление быстро. Санитары подняли Маргариту Викторовну на носилках и понесли вниз. В сознание она так и не приходила. Башлыков доложил обстановку Балагуру, сел на низкий металлический забор рядом с Вадимом, и они закурили. Евгению хотелось рассказать всю эту загадочную историю с пришельцами, шпионами, пропавшими документами и агентами ФСБ, но он понимал, что делать этого нельзя.
        - Что-то странное получается с этим Тараном. Тут замешаны большие люди. Не разберешь, что там да как.
        Нечаев покачал головой.
        - Штаны с тебя новые из ателье.
        Башлыков не только на новые форменные брюки для боевого товарища разорился, но и пригласил его вечером домой выпить пива и поужинать.
        Ближе к вечеру позвонил врач из районного центра экстренной помощи, куда доставили Маргариту Таран, и сообщил, что опасности для жизни и здоровья пациентки нет. Она пришла в сознание, и утром с ней можно будет поговорить.
        Девятов, сославшись на занятость, в город не приехал, но зато его ребята сработали на отлично. Мало того что они избавили полицейских от писанины и рапортов по поводу случившегося, так вдобавок выразили благодарность за помощь в ликвидации особо опасных преступников, которые разыскивались ФСБ.
        Башлыков набрал номер Балагура, чтобы поделиться с ним информацией, но тот не ответил. «Ему небось первому сообщили обо всем. А мне уже в последнюю очередь», - решил Евгений.
        Глава 35. Во власти амбиций
        Политические баталии, развернувшиеся в США после отставки президента, мало интересовали Сальваторе. Шумиха поднялась небывалая. Предполагалось, что президент уйдет в отставку добровольно, но этот человек не привык к отступлению, поэтому скандал разразился вселенского масштаба. Однако, несмотря на все усилия, остаться на посту ему так и не удалось.
        Реджис наблюдал за этим отстраненно, словно его это не касалось. Умыл, так сказать, руки. Он знал, чем все это закончится, и поэтому не беспокоился.
        Пока сторонники и противники экс-президента продолжали крушить друг друга, а партии начинали новую предвыборную гонку, Сальваторе думал о том, как можно надавить на Черных. Нужно было дождаться, чтобы они сами попросили о встрече, но ждать было чертовски трудно. Реджис едва справлялся со своими нервами, спал всего несколько часов в сутки и потерял аппетит.
        Дошло до того, что он практически не участвовал в политической жизни страны. Со стороны это могло показаться проявлением слабости, безвольности, но ему было наплевать. Что такое американский «трон» по сравнению с троном всей планеты?
        Сальваторе размышлял на эту тему, когда ему доложили о приходе полковника Роя Кларка. Кларк был его человеком в министерстве обороны, которого он решил сделать военным министром. Рой знал об этих планах и был бесконечно предан своему хозяину. Он много лет служил теневому правительству, а теперь беззаветно подчинился Реджису.
        Полковник Кларк был профессиональным военным с голливудской внешностью. Белоснежная улыбка, прямые черты лица, гладко уложенные волосы, в которых, несмотря на почти пятидесятилетний возраст, не было ни одного седого, делали его успешным у женщин. Возможно, именно поэтому, а вовсе не из-за его якобы нетрадиционной ориентации, у Кларка не было семьи и детей.
        Рой вошел в кабинет и остановился у двери, не наступая на толстенный ковер.
        - Проходите, полковник, - официально пригласил Сальваторе. Он знал, что военные люди не любят фамильярностей и привыкли видеть в командире свой идеал, поэтому держал их на расстоянии. - Присаживайтесь.
        Только после этого Рой позволил себе пройти дальше.
        - Благодарю вас, господин президент. Я пришел, чтобы сообщить вам важную новость. Сегодня утром в восемь часов сорок три минуты мы получили послание от наших партнеров. Они просят о встрече с вами.
        Сальваторе не торопился с ответом, словно не этой новости ждал больше всего. Спектакль был специально разыгран перед Кларком, поскольку Реджис надеялся, что военный министр станет его правой рукой.
        - Что ж, я не против встречи с партнерами, - протянул он. - Какие-то условия?
        - Нет, только запрос.
        - Отлично, сообщите им немедленно, что я готов встретиться с ними в любое удобное время на базе Хоггс.
        Рой кивнул. Он не делал записей, чтобы не оставлять улик. Вся информация хранилась, как на полках, в его расчетливом мозгу. Помогало многолетнее изучение мнемоники.
        - Когда узнаете время, сообщите моему секретарю. Только время. И приготовьте соответствующие условия на базе. Займитесь этим сразу же.
        - Слушаюсь, будет исполнено.
        - Что-то еще?
        - Утром пришла сводка. В районе Земли Королевы Мод на Антарктиде замечен военный корабль русских. По всей видимости, они передавали на «Новую Швабию» какое-то сообщение, но нам не удалось его перехватить.
        Сальваторе старался не показывать своего волнения, но желваки на скулах его все равно выдавали.
        - Продолжайте непрерывное наблюдение за их судами. Докладывать мне дважды в день - в девять часов и двадцать один час. При поступлении важных данных докладывать немедленно.
        - Слушаюсь.
        Полковник развернулся, словно ему дали команду «кругом», и быстрым шагом покинул кабинет. Реджис вздохнул и стал ходить вдоль окна. Нужна была встреча на его условиях, чтобы Черные признали в нем лидера планеты, который сам может назначать им место встречи. Они, в конце концов, находились в не менее сложном положении. Космогвардия размажет их в лепешку, если прибудет раньше.
        Встреча была назначена на полдень. Реджис прибыл на базу на вертолете за полчаса до этого. Он лично осмотрел кабинет с круглым столом, который Кларк подготовил для встречи, и остался доволен. Сальваторе успел переговорить с Роем, предупредил его, что тот тоже будет участвовать, как и помощник Реджиса Соломон Рубинштейн, которому светило место вице-президента.
        Черные прибыли раньше, но Реджис распорядился начать встречу ровно в полдень. Он стоял перед огромным зеркалом и рассматривал себя. Сальваторе решил, что оставит все волнения и эмоции здесь, чтобы предстать перед Черными во всем величии.
        За дверью его ждали помощники. Реджис пошел широкой уверенной походкой, за ним на расстоянии следовал Кларк, Рубинштейн замыкал процессию. Выходя, Сальваторе окинул взглядом Соломона и пожалел, что взял его на встречу. Рубинштейну было уже шестьдесят семь лет, он был почти так же лыс, как сам Сальваторе, немного горбился, отчего его небольшой рост терял сантиметров десять, носил толстенные очки и при этом продолжал щуриться. Однако при всех этих недостатках он был гением финансового мира. Реджис давно взял Соломона на службу, чтобы бывшие коллеги-теневики не могли его облапошить, когда дело касалось денег. За прошедшие годы Реджис озолотил Рубинштейна, и тот продолжал подобострастно служить своему благодетелю.
        Двое Черных уже сидели в кабинете, когда Реджис вошел со своими спутниками. Пришельцы, которые на этот раз были одеты по земной моде - в деловые черные костюмы, встали, приветствуя Сальваторе. Он улыбнулся, прошел к своему креслу и пригласил всех садиться. Кларк специально доставил на базу самые большие кресла, которые только смог найти. Это было сделано для того, чтобы пришельцы чувствовали себя комфортно. Кресла были установлены на одинаковой высоте, поэтому не отличавшийся высоким ростом Реджис едва доставал ногами до пола, а Рубинштейн сидел опершись на стол и свободно болтая ногами в воздухе.
        - Приветствую наших инопланетных друзей от имени всего многонационального народа Америки, - величаво начал Сальваторе. Он старался контролировать мысли и тщательно подбирал слова. - Я рад, что мы смогли встретиться сегодня. Это говорит о том, как серьезно вы относитесь к нашему плану.
        - Этот так, господин президент, - ответил пришелец, который сидел прямо напротив Реджиса. - Благодарим вас за то, что нашли время принять нас сегодня. Мы с большим удовлетворением наблюдаем за теми усилиями, которые вы прикладываете для исполнения наших договоренностей. Поэтому настало время обсудить дальнейшие действия.
        - Полностью согласен с вами. Незачем затягивать, поэтому прошу вас сообщить, какие еще необходимо предпринять действия, для того чтобы вы могли признать за Америкой планетарное первенство и установить с нами официальный контакт. - Реджис решил не тянуть и взять инициативу.
        На красивых, слегка продолговатых лицах пришельцев нельзя было прочесть никаких эмоций. Рубинштейн рассматривал их со страхом, и Сальваторе начинал переживать, не копаются ли Черные в его мозгу.
        - Я понимаю вас, господин президент. Как мы и говорили, для установления контакта нам нужно понять, что именно вы являетесь представителем всей планеты. Но в данный момент, насколько нам известно, Америка не обладает неоспоримым преимуществом в военной сфере. Вы должны его продемонстрировать.
        Реджис не смог скрыть недовольство.
        - В таком случае вы просите меня, чтобы я лишил жизни миллионы своих подданных? - несколько вызывающе спросил он. - Мы можем развязать ядерную войну, но в таком случае какими будут условия жизни на планете после этого?
        - Простите, но нас это особо не интересует. Ведь вам известно, что для инопланетных рас радиация не является негативным фактором.
        Реджис покраснел.
        - Но она является таковым для моих рас. Это негуманно. Я предлагаю вам другой вариант. Ведь вам известно, что США по военной мощи превосходят все другие страны. Так зачем нам подтверждать то, что и так известно? Я предлагаю вам передать мне деактиватор ядерных зарядов, о котором говорилось прежде. В этом случае Америка готова продемонстрировать свою силу, но при этом будут сохранены жизни десятков миллионов землян.
        Пришельцы молчали некоторое время. Сальваторе прекрасно понимал, что они общаются между собой телепатически. Переговоры шли по опасному пути, но медлить больше было нельзя. Ведь Реджис выполняет свои обещания, и от пришельцев нужно требовать того же. Он решил не менять достаточно жесткий тон и не уступать Черным.
        - Мы сожалеем, но это будет прямым нарушением договоренностей Сообщества. Преждевременная передача технологий, - возразил пришелец.
        - Вовсе нет, - лукавил Сальваторе. - Ведь я говорю вам, что преимущество неоспоримо, но мы переживаем за благополучие наших подданных. - Он почувствовал першение в горле и глотнул воды.
        - Боюсь, что эти доводы будут неудовлетворительны для наших руководителей. В таком случае последствия для нас могут быть неблагоприятными.
        Сальваторе ждал момента, когда можно будет загнать Черного в угол. И такой момент настал.
        - Насколько я понимаю, для вас и сейчас ситуация складывается не лучшим образом. И даже теперь непонятно, какие последствия вас ожидают. Вы ведь и сами осознаете, что обстрел корабля Космогвардии не останется незамеченным? А данные нам могли дать только вы. Это очевидно. Как я понимаю, вы заинтересованы в положительном решении нашего вопроса ничуть не меньше меня.
        Пришельцы снова замолчали, продолжая советоваться между собой. Пауза затягивалась, и Сальваторе решил сделать последний шаг.
        - Друзья, ведь нас никто не заставляет принять решение немедленно. Мне кажется, что мы смогли услышать друг друга. Встреча не является для нас проблемой, поэтому мы можем в любой момент продолжить переговоры, проведя необходимые консультации. Вы согласны?
        Первый раз за всю встречу на лицах пришельцев можно было прочитать эмоцию. Это была злость. А Реджис ликовал с каменным лицом. Ему удалось загнать Черных в тупик, из которого выход был один - предложенный им.
        Черные покидали базу не в лучшем расположении духа. Они с важным видом прошли под любопытными взглядами военных к кораблю, уселись в кресла, и в следующую секунду планетолет перешел в режим невидимки. Бесшумно заработали двигатели, никто из солдат даже не заметил, как и куда полетели пришельцы.
        Поднявшись в верхние слои атмосферы, НЛО резко увеличил скорость и в считаные минуты домчал до района Тихого океана, всего в нескольких сотнях миль от Марианской впадины. В этом месте не было судоходных путей, поэтому пришельцы именно тут на глубине более шести тысяч метров разместили свою базу. Вообще-то это был огромный древний звездолет с иссякшими запасами топлива, которое теперь в этом районе Галактики было очень тяжело найти. Корабль почти ровной дискообразной формы около двухсот двадцати метров в диаметре лежал на дне уже более ста лет и полностью покрылся илом. К нему было пристыковано несколько кораблей поменьше, которыми пришельцы пользовались для своих вылазок. На расстоянии нескольких километров от главного корабля по периметру курсировали автономные охранные дроны, которые должны были не только заблаговременно засечь подводные аппараты землян, но и ликвидировать их в случае опасности для базы.
        Окруженный силовым полем, находящийся в некоем подобии воздушного пузыря планетолет почти вертикально нырнул в темно-синие воды океана. Скорость аппарата резко снизилась, но пилоты почти не почувствовали перехода аппарата в другую среду. Корабль лавировал между горными кряжами, двигаясь почти у самого дна. Получив доступ от дронов, корабль перешел на автоматическое управление, чтобы идеально пристыковаться к базе.
        На данный момент на Земле находилось всего пять Черных, которые все собрались в овальной каюте корабля, приспособленной когда-то для хранения запасов воды, а теперь пустовавшей.
        В каюте действовал антиграв, поэтому пришельцы свободно перемещались по ней, словно в невесомости. Освещение в отсеке не было предусмотрено, но инопланетяне в нем и не нуждались. Их большие черные глаза улавливали такой широкий диапазон излучений, что даже в кромешной тьме для человека они могли видеть ауру друг друга. Это было совещание, но оно совсем не походило на привычные для землян собрания. Во-первых, вокруг было не только темно, но и тихо. Все дискуссии велись беззвучно, телепатически. Были слышны только мерные удары ног лидера пришельцев о стенки помещения. Он отталкивался от одного края отсека, медленно делал сальто и потом также отталкивался от противоположного края. Элур был взволнован и раздосадован. Его совсем не устраивали итоги проведенных с Сальваторе переговоров.
        - Вы не выполнили своего задания. Почему вы вернулись?
        - Мы не дали окончательного ответа. Решение за тобой.
        Элур сделал еще одно сальто.
        - Космогвардия будет на планете максимум через двенадцать местных суток. Если покидать планету, то нужно это делать немедленно. За содеянное нас лишат не только телесной оболочки, но и отправят в сингулярность.
        В комнате воцарилось телепатическое молчание.
        - Интуиция подсказывает мне, что нужно покидать планету.
        - Многое уже сделано, - сказал Иц, который был старшим из группы переговорщиков. - Если мы провернем эти дела, то сможем получить эксклюзивные права на экспорт воды и селена. Это многократно увеличит доходы. Достаточно только передать Сальваторе деактиватор. В конце концов, мы и так рискнули многим. В любом случае тянет на сингулярность. Но если он станет императором планеты, то договор с ним нас спасет.
        Элур сделал новый оборот.
        - В твоих словах есть разумность. Но последствия могут быть губительны не только для всех нас. Космогвардия стережет планету как зеницу ока. За такое могут изничтожить всю нашу партию и даже расу.
        - Не соглашусь, - отозвался второй переговорщик. - Для расы нет опасности.
        - Напрасно думаешь так. Как я вижу, вы хотите рисковать? Я колеблюсь. Призовем для совета всех братьев, которые на планете.
        Черные послали сигнал своим собратьям, которые находились на Земле в образе бестелесных духов. Через несколько секунд каюта наполнилась почти под завязку. На зов откликнулось шестьдесят восемь демонов той же расы, что и пришельцы. Несмотря на то что гости заполнили все пространство, Элур не прекращал своего движения. Духи начали голосить одновременно, отчего экипаж корабля почувствовал себя не в своей тарелке.
        - Мне нужно только ваше мнение, братья. Основания - нет. Братья, вы знаете о нашей дилемме. Я прошу каждого из вас высказаться на этот счет.
        Каждый пришелец высказал свое мнение, после чего немедля удалился. Получилось, что абсолютное большинство за то, чтобы провернуть авантюру и отобрать-таки у Белых эту жалкую планету с ее жалкими и безвольными людишками, которыми они все так дорожат. Капитан тоже склонялся к этому мнению. Он просто не хотел брать на себя всю ответственность. К тому же у него не совсем получалось манипулировать Сальваторе так, как раньше получалось у его предшественников с другими земными правителями, задумавшимися о планетарном господстве. Это все указывало на то, что люди становятся хитрее, обходя духовное развитие стороной. Что ж, скоро они так или иначе станут достойны того, чтобы влиться в ряды Черного сообщества. Раньше или позже. Какая, по сути, разница? Лучше уж их партии завладеть ресурсами планеты, чем отдавать такое сокровище другим разведчикам.
        - Хорошо, я склонился к этому решению. Но Сальваторе должен отдать нам взамен все, не только свою душу. Поставьте ему эти условия. Пусть подпишет контракт, как это было всегда. Император планеты не может отступиться от своего слова. Если его не устраивает, мы немедленно покидаем планету. Переговоры проведите сегодня же.
        - Будет исполнено.
        - Еще одно. Мы передадим им бот с этого корабля. На нем будет установлен деактиватор ядерного заряда. Они должны найти его самостоятельно. Это будет хоть песчинкой на весах нашего оправдания.
        - Слава капитану.
        - Слава капитану, - повторяли пришельцы.
        Собрание было закончено.
        Черные разошлись по каютам огромного корабля. Регун принялся устанавливать связь с военными США, чтобы вновь запросить встречу с Реджисом.
        Сальваторе торжествовал. Уже в восемь часов вечера он вместе с Кларком вошел в тот же зал совещаний, что и утром. Пришельцы ждали их.
        Всего несколько минут потребовалось на обсуждение условий. Теперь, когда Черные пошли навстречу, Сальваторе тоже был более уступчивым. Он согласился получить оружие предлагаемым Черными способом, согласился заключить с ними бессрочный договор на поставку воды после того, как Земля войдет в Межгалактическое сообщество. Реджис шел на это, зная, что взамен получит бессмертие и неограниченную власть. Президент принял все условия пришельцев. Сделка была заключена. Оставалось ударить по рукам.
        Иц торжественно достал некое подобие планшета. На экране появились знаки, напоминавшие руны. Он протянул планшет Сальваторе. Когда тот взял устройство, буквы поменялись на латинские и на экране появился английский текст. Сальваторе улыбнулся.
        - Официальный язык Земли, - с улыбкой сказал пришелец, который не смог понять, что позабавило Реджиса.
        - Хотите, чтобы я душу продал?
        - Когда-то это действительно так называли, - с той же улыбкой подтвердил Черный. - По-другому никак - это первый контракт, который подписывает император планеты.
        - Что мне нужно сделать? - спросил Реджис, внимательно прочитав текст.
        - Поместите палец в выемку внизу.
        Сальваторе еще раз взглянул на текст и с улыбкой приложил палец. Микроскопический луч пронзил кожу всего на пару миллиметров. Этого оказалось достаточно для того, чтобы капелька бурой крови просочилась в выемку в планшете.
        Устройство заморгало и пискнуло.
        - Поздравляю вас, Сальваторе Реджис. Это значимый шаг вперед.
        Сальваторе встал. При этом в его глазах не было видно ликования. Только решимость.
        - Пока что рано говорить об успехах, - серьезно заметил он довольно холодным тоном. - Я хочу получить деактиватор уже сегодня. Время работает против нас. Действовать нужно немедленно.
        Черный не мог не заметить такого поведения Сальваторе.
        - Разумеется, сегодня вы его получите.
        Глава 36. Женский коллектив
        Надо сказать, что для девушек из «Врил» побег Глеба не был неожиданностью. Мария видела эту сцену при включении Колокола.
        Вообще им было все равно, что произойдет с этим русским парнем. Главное, что он выпустил их на свободу. Люди не могли проникнуть в «Новую Швабию» благодаря уникальной автоматической системе охраны, а Черные их просто бросили.
        При таком раскладе он, наоборот, был бы обузой для них. Мария знала, что его «Рундфлюгцойг» была рассчитана только на одного человека, поэтому без сожаления позволила Глебу улизнуть с базы. Еще одной причиной этого была убежденность Оршич в том, что на базе сохранился спасательный бот, рассчитанный на десять пассажиров. Это старомодное судно, которое годилось разве что на небольшие перелеты по планете, было скрыто в самой верхней точке базы. Здесь внутри скалы располагались мощные антенны, а также был сооружен замаскированный портал, где «парковалась» тарелка.
        Когда Глеб улетел, девушки собрались в кухне для офицерского состава и стали выбирать продукты, которые, возможно, еще были съедобными. После стольких лет сна организм требовал немедленной подпитки.
        - Мари, почему ты отпустила его? - спросила Гудрун.
        - Я видела это в Die Glocke.
        - Я так и подумала. А ты что видела, Сигрун?
        - Только огромный корабль где-то на космических просторах.
        - Это наш корабль?
        - Нет, военный.
        - А ты, Хайке?
        - Не хочу говорить, - ответила рыжая девушка, попивая кофе. - Какой план, Мари?
        - Я в раздумиях, сестры. Можно выйти на Черных, они наверняка есть на планете. Вот только можно ли им доверять? Ведь они знали все это время, что мы здесь. И им было безразлично, что с нами! А что изменится теперь?
        - Какой еще вариант? - криво улыбнулась Хайке. - Не думаешь ли ты, что Космогвардия тебя спасет? За все те «хорошие» дела, которые ты тут наделала?
        Мария разозлилась:
        - Может, ты эти дела наделала? А? Кто передал технологии, когда было уже понятно, чем все это закончится? Напомнить? Они знают, что мы невольницы хотя бы. Да уж лучше с людьми жить, чем в этом аквариуме! Разве нет? - Она обвела соплеменниц взглядом. - Нужно подняться на башню и посмотреть, на месте ли спасательный корабль. Кто со мной?
        Из-за стола поднялась только Сигрун:
        - Пойдем.
        Они прошли по бесконечным коридорам в западную часть базы. Вызвав лифт, девушки стояли, слушая, как движется кабина в шахте.
        - Думаешь, безопасно, Мари?
        - Не знаю.
        Оршич шагнула в открывшиеся двери. Поколебавшись, Сигрун последовала ее примеру.
        Медленно и поскрипывая, словно нехотя, лифт поднял их на вершину башни. В открывшиеся двери сразу ударил морозный, колкий ветер. Они оказались словно в ледяной пещере. Створки большого ангара были убраны. Все эти годы внутри хозяйничали ветры, снег и птицы. Тарелки не было и следа.
        Увидев это, Мария застыла с широко открытыми глазами. В них заблестели слезы. Сигрун быстро обняла девушку и крепко прижала к себе. Они обе расплакались.
        - Я так и думала! - крикнула Хайке, швырнув в стену кружку с кофе. Коричневое пятно расплылось по белой стене. - Там ничего нет! Да?
        - Ничего!
        Все пятеро замолчали.
        - Девочки, ну мы ведь видели в Колоколе будущее. Значит, мы здесь не засидимся надолго. Ведь нас освободили, и теперь мы можем действовать самостоятельно. Мы в безопасности здесь.
        - Да уж! Лучше не придумаешь!
        - Нужно совладать с эмоциями и набраться сил. Здесь вполне достаточно съестного. Не пропадем, - тихо сказала Мария. - Узнаем, что произошло на Земле за это время. А дальше будем думать, как действовать. Не забывайте, что у нас есть и Die Glocke, и Копье Лонгина[21 - Копье Лонгина, также Копье Судьбы - согласно Евангелию от Иоанна, одно из Орудий Страстей, пика, которую римский воин Лонгин вонзил в подреберье Иисуса Христа, распятого на Кресте.]. За это нам любая держава создаст царские условия. У нас будет столько мужчин! А?! - Она лукаво засмеялась.
        Хайке хохотнула.
        - Я вижу, память у тебя не отшибло за столько лет сна! А? Ты, Мари, у нас вроде как за старшую, так что думай, что мы теперь делать будем.
        - Хочу горячую ванну с пеной, много шампанского, хорошую музыку. Это для начала. Далее я хочу выбрать себе хорошую одежду и сделать прическу.
        Пришелицы улыбнулись. Начало их вполне устраивало.
        - Дальше обследуем базу, попытаемся услышать Черных… и дом. По всей видимости, на Земле опять собираются какую-то авантюру в жизнь воплотить. И без Черных здесь не обойдется. Ну а в такой ситуации разве мы, сестренки, не сможем найти себе теплое место? А? - Она посмотрела на девушек. - Давайте-ка как раньше!
        Мария развела руки, и девушки обнялись.
        - Мы не пропадем!
        Прошло всего несколько дней, когда Гудрун, которая лучше всех разбиралась в земной технике и возилась в радиорубке, сообщила сестрам, что на ультракоротких волнах получено сообщение Глеба. Она быстро записала на бумаге текст послания и продолжила слушать эфир, но, когда сообщение пошло на повтор в третий раз, решила позвать остальных.
        - Что думаете? - спросила Гудрун, когда все прослушали послание целиком.
        - Думаю, нам не надо торопиться с решением, - поделилась мыслями Хайке. - Сообщение, возможно, и правдивое, вот только этого мальчика легко сбить с толку. Мы пока что еще слишком мало знаем об обстановке в мире.
        - Но они же не будут стоять здесь и ждать, пока мы решимся, - возразила Гудрун. - Мари?
        - Наверное, мы сможем выйти на русских, если нам понадобится. Вот только сестра права. Мы пока еще не знаем, на чьей стороне перевес. А рисковать, объединяясь со слабыми, - это не наш путь. Подождем.
        - Подождем, - согласилась Трауте.
        Гудрун продолжила слушать эфир, и другие пришелицы также вернулись к своей работе. Они успели обследовать всю станцию, убедились, что здесь нет ни одного летательного аппарата, который мог бы вызволить их из заточения. Более того, не было и ни одного судна. Стояла одна дизельная подводная лодка времен войны, но она настолько проржавела, что готова была пойти ко дну в любой момент. Нижние отсеки наполовину заполнились водой, так что сдвинуть эту посудину с места нельзя было при всем желании. В принципе девушкам можно было переждать бурю и на «Новой Швабии», вот только съестных запасов осталось не так много. За долгие годы большинство продуктов пришло в негодность. И это была реальная проблема. Кроме того, пришелицам нужны были баллоны с кислородом, чтобы нормально дышать в земной атмосфере.
        Два дня отвратного питания и терзаний привели к тому, что девушки готовы были покинуть базу даже вплавь. Гудрун пыталась передать ответный сигнал, но это почему-то у нее не получалось. Передатчик был сломан или блокирован.
        Девушки решили попробовать завести двигатель подводной лодки. Для начала нужно было выкачать воду и освободить моторный отсек. И вот как раз в нем ими был найден странный предмет, похожий на среднего размера алюминиевую кастрюлю с рядом утопленных кнопок. Когда пришелицы показали находку Марии, она просияла.
        - Да знаете ли вы, что нашли?! - закричала она. - Знаете? Это радиоблок с планетолета для подачи сигнала бедствия! - Она бережно взяла тяжелую «кастрюлю» в руки. - Если бы он работал, мы могли бы попытаться вызвать планетолет.
        - Так в чем проблема?
        - А ты умеешь им пользоваться? Или ты думаешь, что на планете остались работоспособные корабли, которые по первому требованию прилетят сюда? - съязвила Оршич.
        - Да чего тут гадать? - возмутилась Хайке. - Жмите, и все! А дальше будем смотреть! - И она, протянув руку, резко нажала на три кнопки.
        Оршич от неожиданности выронила «кастрюлю».
        - Ты что, дурная? - закричала она.
        - Тут и думать нечего! Это шанс, который надо попытаться осуществить! - огрызнулась рыжая инопланетянка.
        - А подумать не надо было? На Земле обязательно есть Черные, и теперь они наверняка знают, что мы очнулись. И для них не будет проблемой прилететь сюда и забрать нас! - почти выкрикнула Мария.
        - А знаешь, может, с ними и лучше, чем с этими дикарями! - вспылила Хайке. - Они хоть гипотетически могут нас отправить домой. А эти - ну никак! - Она развела руками. - Плевать! Я ничего плохого не сделала.
        - Ну и отлично! - Мария развернулась и вышла.
        В это же время на подводной базе пришельцев после совещания и подписания контракта с Сальваторе шли приготовления по отправке деактиватора ядерного заряда американцам.
        При помощи антигравитационного погрузчика устройство размером с солидный шкаф было помещено в грузовой отсек планетолета. Некое подобие сервера, к которому можно было подключить и обычные мониторы через разъем WGA, а также мыши и клавиатуры. Это было осуществимым, поскольку земные технологии были когда-то разработаны на основе устаревших инопланетных.
        - Разберутся, - коротко сказал Иц, когда погрузка была завершена.
        - Ввел данные квадрата, куда он должен прилететь?
        - Да, Атлантика, у самого побережья США. Глубина в секторе не более тридцати метров. Им надо будет только погрузить его на свой корабль. Отправлять?
        - Немедля. Элур сказал поторопиться, пока он не передумал. Проверь еще раз люки этой посудины. - Он засмеялся.
        - Ты сказал «посудины»? - улыбнулся второй пришелец.
        - Да, кажется, так говорят земляне. «Посудины». - Он хохотнул, задраил шлюз и нажал кнопку у выхода.
        После этого корабль перешел в автоматический режим, отстыковался и медленно стал подниматься к поверхности. Это было предусмотрено программой полета. Большое давление на глубине могло просто раздавить старое судно.
        Пришельцы направились к Элуру, чтобы доложить о работе. И как это часто бывает, никто не обратил внимания на то, что корабль, отойдя от базы на сотню морских миль, вдруг изменил свой курс и направился к Южному полюсу.
        Никто из «Врил» не ожидал, что помощь придет так быстро. Прошло всего минут двадцать, как «кастрюля» стала издавать пронзительный вой и светиться всеми цветами радуги. Помощь прибыла.
        Девушки стремглав, хохоча и обгоняя друг друга, бросились вниз. У подземного озера их ждал корабль. В это трудно было поверить. Мария сожалела, что не успела прихватить с собой никакого оружия, но, на ее счастье, в кабине никого не было. Корабль прибыл на зов о помощи в автоматическом режиме. Вполне возможно, что он провел на дне океана несколько десятков или даже сотен лет.
        Девушки тут же залезли в кабину. Места было предостаточно. Хайке уселась на место пилота. Мария заметила это и тоже поспешила в кабину. Она боялась оставлять девушек одних, чтобы никто из них не сбежал с кораблем.
        - На взлет! - крикнула в восторге Сигрун. - Свобода!
        - Предлагаю не медлить ни минуты! - сказала Хайке. - Мари?
        Оршич думала, что с базы следовало взять кое-какие вещи, артефакты, которые могли быть полезными в ходе торга с земными правительствами, но в этой ситуации она не могла доверять на сто процентов никому, поэтому в тон девушкам ответила:
        - Погнали отсюда!
        Хайке в ручном режиме вывела корабль с базы и стала всплывать. Они взмыла над Антарктидой на двадцать километров. Над кабиной раскинулся бесконечный небосвод. Звезды на черном небе казались яркими, как никогда.
        - Как же тут дышится легко!
        - Словно тысячу лет не видела такой красоты!
        Корабль завис в воздухе. «Врил» совещались, куда им лететь. И это было проблемой. Информации имелось слишком мало.
        - Русские знают о нас, они дали нам гарантии. Теперь у нас есть корабль, так что мы можем и поторговаться, - приводила доводы Мария.
        - Не забывай, что теперь у них авиация гораздо совершеннее, чем прежде. Они могут нас и сбить, если что.
        - И все же!
        Через несколько минут корабль резко рванул в северном направлении. Полет должен был занять не более получаса. Предполагалось подлететь к воздушному пространству России и выйти на связь с военными.
        В это время база Черных сообщила ВВС США о том, что корабль уже должен находиться в нужном квадрате. Но так как условленный квадрат непрерывно патрулировали специальные корабли, которые должны были поднять тарелку, тут же пришел ответ, что корабля на месте нет. Информация была перепроверена дважды, и только после этого пришельцы решили уточнить местоположение корабля по пеленгатору.
        Если бы их длинные жесткие волосы могли двигаться, они сейчас бы не только встали дыбом, но и трепетно заколыхались от напряжения. Корабль, посетив «Новую Швабию», направлялся к границам России. Это был шок.
        Иц тут же попытался подключиться к бортовому компьютеру судна, но все указывало на то, что им кто-то управляет изнутри.
        Элур рвал и метал. Ведь этого просто не могло быть!
        - Корабль пытается перейти в автоматический режим! - с тревогой в голосе сообщила Хайке. - Я переключаю в ручной, но он тут же пробует снова!
        - Черные нас засекли! - напряженно констатировала Мария. - Тяни до берега! Снижайся!
        - Взламывай компьютер! - телепатически орал Элур. - Сажай его! Приказываю! Разбей его!
        - Я делаю, что могу. Сейчас запущу экстренную посадку.
        - Еще минуту, и будет поздно! Ты посадишь его на территории России!
        - Готово!
        - Все! Управление не слушается! - закричала в испуге Хайке.
        Корабль стал стремительно снижаться.
        В этот же миг с ним поравнялось два истребителя.
        - Вы нарушили воздушное пространство Российской Федерации. Немедленно снижайтесь! - послышалось из динамиков.
        Тарелка почти падала. До берега корабль так и не дотянул. Он плавно сел на водную поверхность, открыл кабину и теперь покачивался на волнах. Вокруг было темно, черные буруны бились о борт тарелки, захлестывая корпус почти до кабины. Вдали виднелись полоска берега и мерцающие огни.
        Приборная панель моргала, огни и экраны на ней то вспыхивали разными цветами, то переливались от одного края к другому.
        - Систему перезагружают дистанционно, - объяснила Хайке. - Они включили аварийное снижение, поэтому мы упали, а теперь полностью подключают свое управление. Черные, наверное.
        - Придется вплавь, - подытожила Мария.
        - Ты что, смеешься? В такой холод! - протестовала Гудрун.
        - Иначе попадем к ним. - Оршич сама не горела желанием прыгать в черную ледяную воду и посматривала на панель управления.
        Внезапно открытая крыша кабины дрогнула и стала плавно опускаться. Девушки, которые, кроме Хайке, стояли на борту, загалдели, пытаясь руками удержать механизм. Крыша, наткнувшись на препятствие, снова пошла вверх и, дойдя до крайней точки, вновь направилась вниз. В этот раз с большим усилием.
        С визгом Оршич и Сигрун прыгнули в воду. Гудрун и Хайке переглядывались между собой в нерешительности. Наконец Гудрун приняла решение и, взглянув на подругу, сиганула в черные воды. Хайке думала до последнего, но, когда крыша уже почти до конца опустилась, выскочила вслед за подругами.
        Всего несколько секунд спустя корабль совершенно беззвучно взмыл в воздух. Он почти сразу исчез из виду.
        Пришелицы, фыркая, боролись с волнами и холодом. До берега было далековато, но барахтаться им оставалось не долго, в квадрат, обозначенный летчиками, уже выдвинулся пограничный сторожевой катер.
        Через десять минут луч прожектора выхватил в ночной тьме пять пловчих. Девушки активно махали руками, чтобы привлечь внимание.
        Пограничники, собравшиеся на палубе с автоматами, даже присвистнули от неожиданности.
        - Я бы каждый день таких нарушительниц ловил!
        - Ага, и наказывал!
        - Hilfe! Hilfe![22 - На помощь! (нем.) ] - звала на помощь Оршич.
        Когда на палубе оказалось пять девушек модельной внешности, одетых в футуристичные обтягивающие костюмы, капитан катера сдвинул фуражку на макушку и наморщил лоб.
        - Косплей? - спросил он наконец.
        - Не понимать косэ-плей! - тоненьким голоском с сильным немецким акцентом сказала Оршич. - Флюгцойг падать.
        - Понятно, на берегу разберемся. Ребята, дайте им пледы, чтобы согрелись красавицы, и чаю горячего.
        - Говорить только командир, - предупредила Мария, когда их доставили на базу пограничников. - Важно информация!
        - Сейчас прибудет командир части, - успокоил ее дежурный.
        Информация об упавшей летающей тарелке была немедленно передана летчиками командованию, но сообщение по секретному каналу до Москвы еще не дошло.
        - Ох, если бы вы не были так красивы и так странно одеты! - Пограничник смущенно улыбался.
        - Представитель Управления имперской безопасности или «Аненербе» ваша страна, - серьезно сказала Оршич. Она поняла, что сказала лишнее, но не знала, как поступить.
        Пока командир части прибыл на место, с ним связался представитель ФСБ по Дальневосточному федеральному округу. Ему было строжайше приказано никого не подпускать к девушкам, разместить их в достойных условиях и охранять как боевое знамя части. Приказ был выполнен. «Врил» разместили в просторном кабинете, накормили солдатским ужином и приставили к двери караул.
        Девушки приводили себя в порядок, когда в дверь постучали и на пороге показался высокий мужчина в военной форме.
        Он закрыл дверь и замер, не в силах поверить своим глазам.
        - Мать честна! «Врил»! - выдохнул он, снимая фуражку. - Майор ФСБ Старшинин Николай Иванович.
        - Мария Оршич, рада знакомству. - Теперь она говорила по-русски совершенно без акцента.
        - Я знаю, как вас зовут. Не могу поверить!
        Не прошло и часа, как пришелицы в сопровождении майора Старшинина вылетели в Москву. Они поставили условие, что вначале переговорят с Глебом Тараном и уже потом будут общаться с военными.
        Глава 37. Бунт на корабле
        Девятов как вихрь влетел в комнату Тарана, но тот не спал, несмотря на поздний час. - Вот и на нашей улице перевернулся грузовик с пряниками! «Врил» к нам прибыли! Сами!
        Глеб смотрел на него равнодушно и даже со злостью.
        - Уже летят сюда. Они поставили условие, что сначала с тобой переговорить хотят.
        - А я не хочу.
        Владимир сразу поменялся в лице. Взгляд его стал серьезным, между бровями потянулась морщинка.
        - Что произошло?
        - А я думал, вы скажете мне, что произошло, - таким же тоном ответил Глеб. - Почему я узнаю обо всем последним? Или я вообще не должен знать, как скот?
        Девятов сразу понял, в чем дело. Он вздохнул и сел на край кровати.
        - Мне сообщили уже через несколько минут после происшествия. Докладывают и сейчас. Мама твоя в безопасности. Охрана стоит.
        Глеб подскочил на ноги и стал ходить по комнате.
        - А раньше нельзя было? Если вы знаете, что меня ищут, это разве нельзя было предвидеть? А с Леной что? Вы за ней небось и сейчас не смотрите?
        Девятов не знал, кто такая Лена, но сказал машинально:
        - Смотрим.
        - Я не на службе! Я могу в любой момент уйти! При этом ничего взамен не прошу.
        - Ну, знаешь! - Девятов тоже поднялся. - Никто тебя не винит, что ты оказался замешан в этой истории. Впрочем, можешь спросить у своих советчиков! А если мы сейчас не подсуетимся, то завтра может не быть вообще никого. Ты это уясни для себя! Вся планета может перестать существовать. Я об этом думаю в первую очередь! Да, об этом, а не о твоих родных! Или своих родных! Потому что тут нет другого варианта.
        - Давай, давай расскажи мне о патриотизме! - не успокаивался Таран.
        - Да, должны быть люди, которые подумают не только о себе, а о доме своем, о городе, о России! Без таких людей ничего бы не было. А теперь время подумать о планете.
        - Ну-ну! Что там от меня надо?
        - Дорогой объясню.
        В этот раз Глеб увидел девушек в большом зале старинного особняка. Ему было неловко. Девятов объяснил ему, как вести себя с пришелицами и что нужно от них получить. Задача Глеба заключалась в том, чтобы представить девушкам Девятова и подтвердить, что руководство страны готово дать любые гарантии за помощь в борьбе с Черными.
        - Рада видеть тебя вновь, Глеб Таран! - с улыбкой сказала Мария, откладывая кислородный баллон. - Ты звал нас, вот мы и пришли.
        - Добро пожаловать. Наше командование… очень радо. - Он с трудом подбирал слова. - Мы рады, что вы решили прилететь к нам. У меня нет всей информации. Я случайно оказался в это втянут. Вам создадут все условия, если вы поможете в борьбе с Черными. Вам лучше все обговорить с моим другом. Его зовут Владимир Девятов. Он компетентен.
        Пришелицы были растроганы такой откровенностью Глеба. Они видели его искренность, понимая, что он лишь пешка в этой игре. Глеб приглянулся Марии, поэтому-то она и решила повысить его значимость в глазах руководителей. Она читала какие-то мысли Глеба, но в голове у него был такой сумбур, что понять что-то толком было нельзя. Впрочем, некоторая информация осталась открытой. Этого было достаточно.
        - Хорошо, спасибо тебе, Глеб, что позвал нас. Возможно, мы будем работать вместе. Во всяком случае, ты всегда желанный гость в этом доме. - Она развела руками. - Мы готовы переговорить с Владимиром.
        Глеб был рад, что его наконец отпустили. Уж слишком некомфортно было под пристальными взглядами очаровательных инопланетянок.
        - Мы рады приветствовать в России представительниц инопланетной цивилизации, - мягко сказал Девятов, проходя в зал. - Для меня честь общаться с «Врил»-дамен.
        Девушки сразу почувствовали разницу. Если Глеб был открытой книгой, то теперь перед ними была стена. Однако враждебности они не чувствовали.
        - Мы рады быть здесь, в Москве, и надеемся, что сможем построить взаимовыгодное сотрудничество. Извините за вопрос, вы компетентны вести с нами переговоры от имени правительства?
        - Абсолютно.
        - В таком случае начнем с наших условий.
        Переговоры велись до самого утра. Для перекуса пришелицы попросили принести им бутерброды с красной икрой, яичницу со шпинатом и брюссельскую капусту в кляре, обернутую красной рыбой.
        Владимир знал, что инопланетянкам нужны особые микроэлементы для восстановления сил и что они изголодались за десятки лет изоляции, но все же не смог не удивиться меню.
        - И фанту! - крикнула Трауте вдогонку официанту, который записывал заказ.
        Владимир был рад тому, что требования девушек заключаются лишь в создании шикарных условий жизни, покупке современной одежды, неограниченных поставках деликатесов, а также обеспечении их полной безопасности и содействии возвращению домой при первом возможном случае. Это было несложно.
        Взамен Девятов пытался в первую же встречу выпытать у них как можно больше информации. В принципе это у него получалось, хотя они, конечно, рассказывали только о том, о чем хотели говорить.
        Под утро, когда все еле держались на ногах, Владимир наконец выключил свой планшет.
        - Позвольте откланяться. Вам, я думаю, нужно отдохнуть. Не смею больше задерживать.
        - Давно пора! - с чарующей улыбкой сказала Хайке.
        - Я хотела напоследок спросить про Глеба. Он ваш офицер? - поинтересовалась Оршич.
        - Нет, он совершенно случайно оказался впутан в эту историю. Я думаю, что вам нет никакого интереса контактировать с ним. Мы отправим его домой.
        - Господин офицер, - вкрадчиво сказала Мария, - вполне возможно, что именно от этого человека зависит, чем закончится вся ваша борьба. У меня есть такое предчувствие.
        Владимир внимательно посмотрел в глаза Оршич:
        - Я вас понял, благодарю.
        Девятов вышел на крыльцо и закурил. Девушки категорически запрещали курить в их присутствии, поскольку и так страдали от недостатка кислорода. А он уже давно страдал от отсутствия никотина в крови. Переговоры прошли как нельзя лучше. Вот только с Глебом была загвоздка. Он и вправду собирался отправить его домой, но теперь после слов Оршич планы резко поменялись. Владимир внимательно вслушивался в каждое сказанное девушками слово.
        Выкурив две сигареты подряд, он поднял глаза в небо, затянутое дымкой. Город спал в предрассветный час.
        - Просто отлично прошло! - сообщил Девятов Глебу, пройдя в комнату, где тот спал перед телевизором. - В этом и твоя заслуга.
        - Да ладно! Заслуга. Теперь на боковую? - спросил Таран, продрав глаза.
        Девятов рассмеялся:
        - Теперь только начинается работа! Объявят сейчас срочное совещание. Возможно, счет уже идет на часы.
        - Так долго не протянешь.
        - Это все пройденный этап. Медицинские исследования проведены были. Так что еще двое суток есть у меня на таблетках. Потом уже надо будет восстанавливаться.
        - Тебе виднее.
        Глава 38. Бремя власти
        - Он, кажется, сошел с ума! - выпалил Соломон в лицо Кларку, когда вышел из кабинета Реджиса. Полковник по обыкновению холодно взглянул на старикашку и молча прошел в кабинет.
        - Нашли? - заорал на него с ходу Сальваторе. - Корабль нашли?
        - Мы продолжаем поиски, - не моргнув и глазом ответил Рой.
        Сальваторе метался как тигр. Он и сам понимал, что не может себя контролировать, но зачем было сдерживаться?
        - От этого зависит всё! Всё-о! - орал он в голос. - Если они не могут найти корабль в указанной точке, то зачем они вообще нужны?
        Рой был тверд как скала.
        - Мы найдем его, сэр.
        - Во-о-он!
        Кларк вышел, и в этот же миг ему по телефону сообщили, что корабль пришельцев найден и в данный момент уже ведутся работы по его поднятию на борт.
        Кларк тут же вернулся в кабинет и доложил об этом. Реджис моментально поменялся в лице. Он чуть не плакал. Казалось, что его тело, которое только что было напряжено как струна, теперь обмякло и превратилось в студень.
        - Благодарю вас, полковник, у меня словно гора с плеч свалилась, - тихо и умиленно сказал он. - Это значит, что Господь с нами и победа уже близка, Кларк. Доставьте это оружие сюда, а я пока подпишу указ о присвоении вам звания генерала.
        - Будет исполнено.
        Окрыленный, Кларк лично отправился встречать корабль с ценным грузом. Черным уже сообщили, что тарелка найдена. Теперь все зависело от скорости их работы. Пришельцы свою часть выполнили. Впрочем, еще нужно разобраться с тем, что они передали.
        Тарелка была не лишком большая. Около десяти метров в диаметре. Кларк с первого взгляда определил, что это старый тип планетолетов. Сам корабль не представлял никакого интереса.
        Генерал поднялся на борт корабля, доставившего тарелку. Он с группой специалистов решил осмотреть НЛО на месте, чтобы не терять ни минуты. Кларк положил руку в углубление возле обода, окаймлявшего кабину, и полупрозрачная крышка с шипением отворилась. В кабине было пусто. Только одиннадцать кресел и пульт управления. Рой знал, что нужно искать массивное устройство, поэтому тут же направился к грузовому отсеку. Деактиватор был тут. Он занимал почти весь отсек, пустое пространство было заполнено каким-то пружинящим веществом, походившим на монтажную пену бирюзового цвета. Кларк отступил и скомандовал, чтобы аппарат вынимали с максимальной осторожностью. Устройство весило более тонны. Вручную вытолкав его из отсека, солдаты стали бережно, словно он был из хрусталя, грузить его на погрузчик. После того как деактиватор был водружен на «вилы», его со всех сторон обступили люди. Для страховки. Кларк не знал, нужны ли такие меры безопасности, но не мог рисковать, поскольку на карту было поставлено все.
        Деактиватор поместили в бронированный армейский грузовик и под охраной отправили на ближайшую военную базу. Кларк лично сопровождал груз, чтобы исключить любые возможные нюансы. Он решился потратить почти три часа на дорогу, отказавшись от вертолета, поскольку вертолеты имеют свойство падать.
        В то же время Реджис собрал у себя самых близких и посвященных людей, тех, кого завтра собирался возвести в ранг министров земного правительства. Среди восемнадцати приглашенных были три представителя теневого правительства, три человека, которые помогли ему подняться на вершину власти сегодня, два высокопоставленных военных и один человек из сегодняшнего правительства. Остальные были людьми Реджиса - теми, кто готов был по его приказу в любой момент броситься в огонь и воду, пожертвовать жизнью ради своего хозяина. Еще двадцать лет назад он начал заниматься ими - выискивал подходящие кандидатуры и брал их на крючок, чтобы потом продвинуть по карьерной лестнице и уже затем использовать в своих целях. Кого-то он подкупал деньгами и властью, кого-то открыто шантажировал, пока человек не начинал верить, что все в его жизни зависит от воли хозяина.
        - Ну, вот и все, мои друзья, - торжественно начал Сальваторе. - Настал тот момент, которого мы так долго ждали. Я получил уникальное оружие от моих инопланетных друзей. И это не игрушка, как адшинианский лучевой меч. Это нечто такое, что уже к завтрашнему дню сделает меня самым могущественным человеком на этой планете. - Он помолчал, потом поднял вверх кулак. - В этой руке будет сосредоточена власть, которая и не снилась Александру, о которой только грезил Наполеон, которую так и не обрел Гитлер. Им не хватило силы, но я поднялся выше их. Выше всех людей. В прошлом останутся государства, правительства, царьки, президенты и парламенты, исчезнут армии, навсегда канут в Лету войны и междоусобицы. Отныне вся власть будет сосредоточена в руках императора планеты Земля! Благодаря моим усилиям Земля наконец займет свое место в Межгалактическом союзе. С нами будут считаться.
        Он помолчал, обводя собравшихся горящим, торжествующим взглядом. Некоторые из вскормленных им чиновников не могли сдержать слез гордости и умиления. Это понравилось Реджису. Будущие члены правительства прошли еще одно испытание.
        - И всю эту власть я разделю с вами - теми людьми, которые были со мной в самые тяжелые времена, которые видели мою силу уже тогда, когда я ее не показывал никому, которые верили в меня, как в Бога, не требуя чудес и доказательств. И вот теперь я вознагражу вас за это, мои дети. Вы не только получите власть, которой раньше обладали только цари, но я дам вам большее - дам вам бессмертие. Ваши тела никогда не постареют, не подвергнутся болезням и разрушению. Будьте моими верными подданными, и тогда вы будете жить вечно!
        - Слава императору! - выкрикнул молодой мужчина, который сидел от Реджиса по правую руку.
        - Слава императору Сальваторе! - послышалось со всех сторон.
        Восторженные люди вскакивали с мест. К Сальваторе выстроилась очередь, чтобы поцеловать его руку. Он благосклонно воспринимал такое проявление уважения.
        Когда первые ощущения восторга прошли, Реджис пригласил всех занять свои места.
        - Но перед тем, как наступит эра благоденствия, нам нужно сделать последний рывок. Для этого необходимо обезоружить все восемь стран, обладающих ядерным оружием. - Он снова посмотрел на собравшихся, не хочет ли кто-то возразить, дескать, зачем обезоруживать союзников США. Но желающих возражать не было. - Я не хочу жертв и страданий моим подданным. Те, кто был в составе теневого правительства, знают, что рассматривался вариант открытого ядерного конфликта. Некоторые из них даже стали строить себе бункеры. Наивные. Не верили в меня… И где они теперь?! - Он зловеще улыбнулся. - Мы обезоружим всех, а уже потом продемонстрируем силу, чтобы все безропотно салютовали своему императору. И это будет окончательная точка в этой игре. И моя империя будет не тысячелетней, она будет вечной!
        В зале еще долго хлопали велеречивым высказываниям Реджиса…
        Прямо в это же время Кларк разбирался с устройством деактиватора. На базу были доставлены ученые, знакомые с технологиями пришельцев. Теперь оставалось проверить, работает ли прибор. Кларк нервничал и ничего не мог с собой поделать.
        К «шкафу» быстро подсоединили большой плазменный экран, мышку, клавиатуру. Деактиватор, как и все устройства пришельцев, не нуждался во внешнем источнике питания. На экране высветились какие-то непонятные символы. Ученые в белых халатах, стоявшие возле экрана, одобрительно закивали. Кларку стало полегче. Как он понял, сейчас проходила загрузка, работал «Биос».
        - Надо же, как на Windows похоже! - вырвалось у Роя, когда устройство загрузилось полностью.
        - Ничего удивительного - ведь и эта система была практически полностью скопирована с их компьютеров. Не будь ее, мы бы небось до сих пор на «Нортон коммандер» работали. - Лысоватый тип в очках и белом халате, который стоял неподалеку и услышал восклицание полковника, теперь гнусаво хихикал.
        При помощи обыкновенной мышки от IBM была запущена какая-то программа. Аппарат думал довольно продолжительное время, так что Кларк даже поинтересовался, все ли нормально.
        - Нормально, анализирует. Нашим машинам месяцы бы потребовалось на это. А тут - квант.
        Кларк не совсем понял говорившего и снова уставился на экран. Наконец появилось изображение медленно вращающегося земного шара с тысячами красных точек на нем. Старший из группы ученых - благородного вида седовласый мужчина с аккуратной бородой и бабочкой на шее - подошел к Рою.
        - Ну, что могу сказать? - произнес он с довольно заметным славянским акцентом. - Устройство работает нормально. Компьютер при помощи наших же спутников создал для себя трехмерную карту земного шара и определил местонахождение всех ядерных боеголовок. Они отмечены красными точками.
        - Но работает ли он?
        - Вы хотели спросить, деактивирует ли он? - уточнил мужчина.
        - Именно.
        - Это уже ваша работа. Работоспособность можно проверить только одним путем - запустить процесс. Запрашивайте разрешение на тестирование у своего руководства, если хотите. - Они подошли к экрану. - Тут и школьник разберется. Мышью выделяете отдельную боеголовку, нажимаете вот этот символ в углу. И все. Через некоторое время цвет индикатора поменяется на зеленый. Это будет означать, что заряд деактивирован.
        - Ясно.
        - Да, можно просто выделить мышью целый континент и точно так же запустить процесс. Времени на выполнение, конечно, уйдет больше. Все просто. Вот только нет перевода ни на какой земной язык. Нужно, чтобы оператор понимал их письмо. А в некоторых переданных ранее компьютерах были установлены земные языки…
        - У нас есть офицеры, знакомые с их письменностью. Спасибо вам.
        Кларк взял мышь и выделил первую попавшуюся боеголовку на территории Китая.
        - Сюда нажать? - уточнил он.
        Ученый занервничал, но не возражал.
        - Да, сюда.
        Полковник запустил секундомер на часах и нажал на кнопку. На экране появился круг, сектора в котором попеременно меняли цвет с белого на голубой. Процесс был запущен.
        Не прошло и минуты, как вместо круга на экране показался какой-то иероглиф. Потом он исчез, а выбранная боеголовка засветилась зеленым.
        Кларк улыбнулся. Теперь можно было расслабиться и принести императору хорошие вести. Сальваторе ждет этого.
        Выйдя на улицу, где его никто не мог бы слышать, Кларк позвонил Реджису. Сальваторе ответил, несмотря на то что совещание еще не закончилось.
        - Докладываю, произведено тестирование полученного образца оборудования. Устройство работает в штатном режиме. По моей личной инициативе был проведен пробный запуск устройства. Ликвидирована одна ракета наших китайских друзей. Процесс занял тридцать семь секунд. Ученые говорят, что при увеличении числа ракет время обработки увеличится пропорционально. Доклад закончил.
        - Спасибо вам, генерал. Вы приносите только хорошие новости. Я ни секунды не сомневался, делая ставку на вас.
        Положив трубку, Реджис рассмеялся таким зловещим смехом, который не смогли бы сымитировать лучшие актеры, не знающие, что делать со статуэтками Оскара. Зычный, раскатистый, зловещий хохот наполнил всю комнату. Он заставил содрогнуться в священном трепете всех собравшихся. Они подобострастно направили взгляды на своего императора, который для них превращался в божество.
        Указательный палец одной руки Сальваторе направил на ладонь второй, потом с силой сжал кулак и поднял его вверх:
        - Вот где теперь у меня все земные правительства. Пусть трепещут!
        Если бы члены правительства не сидели на стульях, ослабевшие от страха и благоговения ноги не смогли бы удержать их, и они точно стояли бы перед императором Сальваторе коленопреклоненные.
        Трепещущие и счастливые участники собрания покинули зал, и Реджис тут же позвонил Кларку:
        - Приказываю немедленно начать деактивацию всех ядерных боезарядов, за исключением американских! На это, по вашим словам, уйдет больше четырех суток. Слишком долго, поэтому не теряйте ни секунды. И убедитесь, что на картах не отмечены атомные электростанции и двигатели ледоколов и подводных лодок. Нам не нужно, чтобы противник заранее узнал, что вместо ракет у них рождественский салют.
        Реджис положил трубку, улыбнулся, бодрым шагом прошел по комнатам и коридорам и оказался на крыше здания. Его распирало от осознания своей силы. Ему казалось, что он сейчас может приказать водам океана расступиться и горы по его слову сдвинутся с места. Власть и сила казались ему безграничными. Он никогда не чувствовал себя так. Подняв руки, Сальваторе сжал кулаки, направив взгляд в бездонное голубое небо, напряг каждую мышцу и почувствовал, как приятная судорога проходит от пяток до макушки.
        - Да! - закричал он во весь голос.
        Глава 39. Слабое подспорье
        Работать с «Врил» было поручено именно Девятову. И это была легкая работа. Для девушек выделили отдельный особняк, находящийся под круглосуточной охраной. Пришелицам сделали новые паспорта, они прошлись по самым дорогим магазинам, где выбрали себе современную одежду, накупили гору косметики, вызвали парикмахера.
        Инопланетянки целыми днями поглощали деликатесы. Что только не приходилось готовить специально закрепленному за ними повару! Пять девушек ели как дюжина здоровенных рестлеров, при этом оставаясь с модельными фигурами. Кроме того, «Врил» получили большой домашний кинотеатр с тысячами фильмов, доступ в Интернет.
        Все это мало походило на работу. Девушки держались со своим куратором подчеркнуто официально, можно сказать, на расстоянии. Мария поясняла, что им нужно создать необходимые условия, чтобы они могли получать информацию из космоса.
        - Это какой-то развод! - бубнил себе под нос в ответ Девятов.
        Пока «Врил», по мнению Девятова, занимались ерундой, ему удалось выяснить, кто стоял за нападением на Маргариту Таран. У убитых преступников были обнаружены отлично сделанные документы, но все они были поддельными. Ничего не дала и проверка отпечатков пальцев и ДНК преступников. Этих людей словно не существовало.
        Дальнейшая проверка их транспорта, оружия и результатов переговоров с мобильного телефона вывела силовиков на крупный ЧОП, который имел свои филиалы во многих городах страны. Фээсбэшники тут же занялись этой организацией вплотную. Выходило, что чоповцы прибыли в город еще до того, как уфолог Ковтун получил сообщение о найденной в лесу летающей тарелке. Более того, последующая проверка показала, что компьютерные специалисты ЧОП отслеживали в Сети все сообщения о необъяснимых происшествиях и охотно платили за достоверную информацию и тем более предоставляемые артефакты. Им удавалось мониторить практически весь подпольный рынок артефактов.
        Девятов не переставал удивляться тому, какую бурную деятельность практически по всей стране и у них под носом смогла организовать эта структура. У ЧОП были налажены тесные связи с зарубежными «коллегами». Он уже не сомневался, что эта структура была создана и финансировалась теневым правительством. Однако теперь ЧОП был под колпаком. Владимир не работал над этим непосредственно, но коллеги постоянно держали его в курсе событий. До начала обысков и арестов оставался последний шаг, но спецслужбы не хотели, чтобы теневики узнали о разоблачении их организации в России. Для этого было не самое лучшее время.
        После очередного совещания Владимир позвонил Башлыкову и назначил встречу. Евгений приехал недовольный, но, увидев Девятова, только присвистнул:
        - Балагур, ты извини, конечно, но тебе пора вести здоровый образ жизни. Разгул уже очень явственно читается на твоем помятом фейсе!
        Девятов кисло улыбнулся.
        - Извини, брат, не могу тебе всего рассказать, но если бы ты только знал, что происходит! Это просто пипец! Я не спал четверо суток.
        - Ничего, не прибедняйся. Чего вызвал? У меня, понимаешь, тоже государева служба. Не баклуши, чай, бьем! - подмигнул он.
        - Я серьезно, Жека, вот тут, - передал он капитану конверт, - досье на нескольких товарищей. По нашим данным, они все замешаны в убийствах в вашем городе. И Ковтун, и Лесков, и копатели черные - все их рук дело. По ним плотно работают уже, но отсюда, из центра. Не будет лишним, если и ты потихоньку будешь копать. Не афишируй пока, пробивай потихоньку. Возможно, из них в городе было только несколько человек. Короче, собирай информацию, а там сам поймешь, когда действовать надо будет. Или я дам знать.
        - Понятно… Спасибо, Балагур. За Иван Иваныча надо поквитаться. Это наши личные счеты. Тебя я понял. Будем работать тихо. А ты иди-ка лучше спать.
        - Потом поспим. Родина в опасности.
        - Да, ты не забудь, я ордена жду, - напомнил Башлыков на прощание. По его лицу было трудно понять, шутит он или говорит всерьез.
        - Помню, помню. Какой тебе, Жека?
        - Андрея Первозванного.
        Девятов рассмеялся и обнял товарища.
        Владимир очень досадовал, что ему поручили возиться с девушками. По его мнению, это был дохлый номер. Однако на третий день, когда «Врил»-дамен закончили шопинг, бьюти-процедуры и бесконечное обжорство, они попросили позвать своего «куратора».
        Владимира Девятова пришелицы встретили в большом зале на втором этаже дома. Они сидели за овальным столом, девушки - рядышком с одной стороны, Девятов один - напротив. Разговор начала Мария Оршич. Теперь по документам ее звали Олеся Докучаева.
        - Возможно, господин офицер, вам могло показаться, что мы вели образ жизни гедонистов, и вы снисходительно смотрели на это, позволяя женщинам заняться своей красотой после семидесяти лет спячки.
        Лицо Девятова было совершенно непроницаемым. В общении с инопланетянками он не позволял себе эмоции, не позволял себе отвлекаться и думать на посторонние темы.
        - На самом деле это не так. Наши способности требуют колоссальных затрат энергии. После стольких лет анабиоза мы просто не в состоянии были работать.
        - А я знаю, что он думает, - встряла Трауте. - Думает, что лучше бы принять на службу парочку святых. Ту же информацию дают без всяких проблем, и кормить не надо! - Она засмеялась своим грубоватым, глубоким голосом. - И что у Сигрун зад отличный!
        Мария улыбнулась словам подруги, как удачной шутке.
        - Я хочу сказать, что мы постепенно начинаем получать информацию. Мы разговаривали с нашими соплеменниками. Так что кое-что я могу вам рассказать.
        - Я очень рад, что мы наконец можем перейти к делу, - подчеркнуто вежливо ответил Владимир. - Мне, признаться, давно не приходилось работать с женщинами, поэтому я переживал.
        - А мы не женщины, мы инопланетянки, - снова заметила Трауте. Было видно, что офицер ей симпатичен.
        Девушки засмеялись.
        - Хотя… это как посмотреть.
        - С вашего позволения, я поставлю телефон на запись.
        - Пожалуйста. Я хочу сказать, что информация приходит к нам обрывисто. Мы просто видим какое-то событие, или слышим обрывок разговора, или принимаем какие-то данные. Возможно, вы уже знаете это. Итак, первое - с Черными контактирует президент Америки Сальваторе Реджис. У него с ними договоренность. Вам это известно.
        - Мы предполагали. Информация держится в строжайшем секрете.
        - Во-вторых, к Земле движется большой крейсер Космогвардии. На нем много солдат. Когда он прибудет, я не знаю. Третье - будет война. Здесь, земная война. Будут взрывы страшной силы.
        Девятов сглотнул. Руки у него похолодели.
        - Четвертое и самое главное - Черные уже передали что-то Реджису. Это что-то большое, что настроено против всех вас. Против всех остальных стран.
        - Это оружие?
        - Это шкаф, вагон какой-то. Вокруг него копошатся люди. Они очень переживают за его сохранность и работоспособность.
        - Можете конкретнее? Это очень важно.
        - Я знаю, насколько это важно, но, увы, это все. Поверьте, это не мало.
        - Согласен. Это очень важная информация, Олеся.
        Мария засмеялась:
        - Не называйте меня этим именем. Хотя бы тут. Кто его придумал вообще? Почему я не могла остаться Марией?
        - А по-моему, красивое имя. Не знаю, кто вам дал имена. Особенно вам, Наталья. - Он бросил взгляд на Трауте. - Пожалуйста, информируйте меня, если получите какую-либо информацию. Любой пустяк может иметь огромное значение.
        - Мы хотели бы пообщаться с Глебом, - заявила Мария Оршич напоследок.
        Девятов без промедления доложил всю информацию, полученную от «Врил», руководству, и тут же получил по шапке. Уж слишком расплывчатыми были полученные данные. В принципе обо всем этом можно было догадаться и без «Врил». Девятов и сам это понимал, но информацию доложить был обязан.
        Несмотря ни на что, на очередном совещании Совета безопасности был рассмотрен вопрос боеспособности РВСН. Кроме того, президенту был представлен доклад относительно возможных типов оружия, которые пришельцы гипотетически могли передать американской стороне.
        Глава 40. Чемоданное настроение
        В России поняли, что что-то происходит с ядерными зарядами, два дня спустя, когда информация стала поступать по каналам разведки из-за океана. Сразу несколько агентов в высших военных кругах сообщили о том, что начата операция по ликвидации ядерного оружия всех стран мира. Это звучало фантастически, но только для тех, кто не был посвящен в тайну оружия пришельцев и планов Черных. В спешке началась сплошная проверка ядерных зарядов. Военные отрапортовали, что все работает в штатном режиме, но ученые после продолжительных анализов сообщили, что в некоторых образцах изменилась структура атомов урана.
        Девятов присутствовал на расширенном заседании Совбеза, но мало что понимал из доклада председателя специально созданной комиссии.
        - Я, с вашего позволения, объясню простым языком, - возбужденно вещал докладчик. - Этого просто не может быть! Физики тут разводят руками. В природном уране есть три изотопа: больше девяноста девяти процентов - это изотоп 238, около семи десятых процента - изотоп 235 и мизерная доля изотопа 234. При этом 238-й является стабильным. Ни на какую цепную реакцию он не способен. В отличие от 235-го. Благодаря обогащению мы доводим содержание изотопа 235 до показателей свыше двадцати процентов. Это высокообогащенный оружейный уран. Благодаря ему становится возможна ядерная цепная реакция. Теперь самое главное - все полученные нами образцы, за исключением четырех, совершенно лишены 235-го изотопа. Такое впечатление, что все они перешли в состояние стабильного 238-го.
        Слово взял Дмитрий Евсеевич:
        - Нам известно, что такой технологией обладают пришельцы. Теперь наши ракеты превратятся в пустышку - «грязную бомбу», не больше. Возможно, оружие было найдено европейцами на поднятом со дна океана корабле. Я готовил по этому вопросу доклад. - Он посмотрел на президента. - Теперь они решили применить его в действии. У вас возражения, Константин Викторович?
        - По данным разведки, эта технология применена США против всех стран ядерного клуба, значит, европейцы здесь ни при чем. Кроме того, мы знаем, что Реджис вышел на контакт с Черными. Логичным будет предположить, что ему передали эту технологию.
        Собравшиеся в зале зашумели.
        - Почему тогда наши ракеты на Дальнем Востоке остались боеспособными? - спросил у седовласого Дмитрия Евсеевича министр обороны.
        - Полагаю, что до них еще просто не дошел черед, - развел он руками. - Вполне возможно, что на данный момент мы уже не располагаем ни одной боеголовкой. Ни о каком паритете нельзя и говорить. США правят бал.
        - Думаете, в других странах обстановка такая же?
        - В какой-то мере надеюсь на это.
        Совещание длилось еще около трех часов. Ситуация была критической. США своим ядерным оружием могли уничтожить все живое на Земле. От массированной атаки не способна защитить ни одна ПРО. Весь мир оказался обезоруженным. По мнению собравшихся, изготавливать новые ракеты было совершенно бессмысленно, поскольку инопланетное оружие способно за секунду превратить в прах труд сотен людей.
        Девятов вышел из зала с таким ощущением, словно его голову, как воздушный шарик, накачали насосом. Мысли путались от усталости. План был выработан, но любые действия с таким перевесом сил были похожи на войну с камнем против автомата.
        Совершенно без настроения он поехал к «Врил», хотя девушки и не сообщали, что получили новую информацию. Он надеялся, что встретит там Глеба, которого поручил доставить еще утром.
        Но Тарана там не оказалось. Его встретила Мария, которая, в отличие от него, была в приподнятом настроении. Других девушек дома не было.
        Мария пригласила Владимира на кухню и стала готовить кофе. Достала старинную механическую кофемолку, засыпала в нее зерна и принялась вращать ручку. Зерна кофе с хрустом перемалывались, перемещаясь в нижний контейнер.
        - Вы старшая из группы? - спросил Девятов, наблюдая за Марией в предвкушении бодрящего напитка.
        - Да, по-вашему, я имею высокое звание, Сигрун - ниже, остальные еще ниже. Но они нам присваиваются по праву рождения.
        - Да вы дворянка, сударыня! - Девятов хлопнул ладонью по столу.
        - А вы как думали? - кокетничала Мария, хлопая ресницами.
        - Значит, вам не обязательно быть всем вместе, чтобы заниматься ченнелингом? Могли прислать вас одну?
        - Да, могли, но у нас вообще-то принято объединяться группами по пять человек. Мы дополняем духовно и энергетически друг друга.
        - Звездочка.
        - Что?
        - Да так, детство вспомнил. У нас тоже детей объединяли по пять. Так что вы - моя звездочка.
        Мария улыбнулась, держа над газом турку.
        - Значит, будем звездочкой. Можно и звездочкой Альдебаран.
        - У меня серьезный разговор.
        - Сначала немного кофе.
        Она разлила крепкий кофе по тончайшим фарфоровым чашечкам и жадно сделала первый глоток. Кофе был душистый, с добавлением корицы. Владимир поглядывал на пришелицу. С каждым глотком румянец на ее щеках становился все гуще. Мария улыбалась.
        - Что происходит? - не выдержал Владимир. - Вы кайфуете от него?
        Оршич прыснула со смеху.
        - Да, он действует на нас опьяняюще.
        - Вот чертовка!
        - Ну, Владимир, не настолько! Вы же вон курите. Что у вас за разговор?
        - Вы, я думаю, в курсе, что происходит. Американцы уничтожают все ядерное оружие, кроме своего. Еще несколько часов, и бери нас голыми руками.
        - У меня нет полной картины, но я догадываюсь, что происходит.
        - Мне нужно знать, что можно сделать. Остальное я и так знаю. - Он по привычке достал сигареты, но потом посмотрел на Марию и отложил пачку. Как в подтверждение его мыслей, Мария достала маленький баллончик с кислородом, к которому была прикреплена маска, и сделала глубокий вдох.
        - Наша задача, господин офицер, только в ченнелинге - установке контакта связи. Мы контактировали со своей расой, но сейчас у меня еще слишком мало сил для того, чтобы установить связь на таком расстоянии. Какие-то обрывки информации доходят до меня и здесь. Это телепатические переговоры Черных или Космогвардии, какие-то сигналы святых и бестелесных существ. Это бывает как картинка, как слова, произнесенные кем-то у вашего уха, как прозрение. Но только и всего.
        - Короче, вы ничем мне помочь не можете? - резко оборвал ее Девятов.
        Ему не нравилось, что Мария во время разговора пьет опьяняющий ее кофе. Все равно что если бы вы вели серьезный разговор, а собеседник глушил спирт.
        - Почему вы такой нетерпеливый? Я к этому и веду. Я не зря посоветовала вам оставить Глеба при себе. Я вижу его во многих своих видениях. С ним, однозначно, связано будущее вашей страны. Я видела его и в Die Glocke.
        - Он мне говорил об этом. Но пока что я не могу предположить, как он сможет нам помочь.
        - Пути Господни неисповедимы. Кажется, так вы говорите?
        - Так.
        Владимир встал и подошел к окну. Ему нужно было хорошенько подумать, но делать это при Марии он не мог. От усталости внимание притупилось, и Оршич с легкостью могла получить нужную ей информацию. Девятов открыл окно и вдохнул свежий воздух.
        - Я долго говорила с Глебом сегодня. И он согласен поехать в Америку.
        - Что? - Владимир развернулся к пришелице. - Ехать в Америку?
        - А как он, по-вашему, выполнит свою миссию, если будет здесь? По моим догадкам, если Космогвардия не прибудет в течение трех-четырех суток, то конфликт будет неизбежен. И после этого вы не сможете нас туда перекинуть.
        - Кого это «нас»? - угрожающе спросил Девятов.
        - Будет разумно, если «Врил» тоже поедет туда. Мы сможем сообщить Глебу нужную информацию и скоординировать действия.
        - А знаете что? Глеб простой парень, которому легко навешать лапши на уши. И все это выглядит так, словно вы уже получили важную информацию, а теперь ищете возможности свалить в Америку, подальше от поля сражений! - Он не на шутку разозлился. - Так? Как в сорок пятом?
        Мария встала.
        - Мы с вами сотрудничаем, Владимир, добровольно. И вольны уехать в любое время. Но мы не хотим этого. Мы не бежим, и информацию от вас я не скрываю, как вы от меня, кстати! - Она сделала глубокий вдох из баллона. - Я как раз таки ищу способ решить этот вопрос.
        - А выглядит это совсем по-другому!
        - Ну и что?
        - А то!
        Владимир хлопнул дверью и вышел. Вскоре он уже был у Глеба.
        - Что там тебе наговорили «Врил»-дамен?
        - Кто?
        - Ну, звездочка наша! Сам знаешь кто!
        Глеб задумчиво посмотрел в потолок.
        - Она меня расспрашивала подробно о том, что я видел тогда в Колоколе. Потом рассказала о своих видениях. Мы смогли объединить некоторые наши послания. Картина как будто вырисовывается. Но все равно похоже на бред.
        - Давай-ка, брат, поподробнее мне расскажи. И помни, что это те еще сучки! Им плевать на нас на всех. Лишь бы самим быстрее чухнуть.
        Глава 41. Он улетел, но обещал вернуться
        Маргарита Викторовна после нападения провела в больнице четыре дня. Обследования показали, что все обошлось удачно. Она получила только легкое сотрясение, да кожа на голове была рассечена. Лена навещала Маргариту Викторовну каждый день, носила ей супы и свежие газеты.
        Едва встав на ноги, Маргарита Таран тут же отправилась в отделение полиции, но не для того, чтобы узнать, как продвигается расследование по делу о нападении на нее, - хотелось получить информацию, есть ли новости о Глебе.
        Знакомым маршрутом она добралась до отделения и стала спрашивать у дежурного про Нечаева, но того не было на месте.
        - А вы по какому поводу? - спросил молодой сержант.
        - Дело у него о пропаже моего сына, Глеба Тарана.
        - Сейчас посмотрю. - Он стал щелкать мышью и рыться в своих бумагах. - Нет, у него нет такого дела.
        - Я знаю, что есть, вы посмотрите! - деловито ответила женщина.
        - Такого дела вообще нет в производстве. Минутку. Вот. Оно закрыто!
        - Как это закрыто? - воскликнула Маргарита Викторовна. - На каком основании? - Она начала кипятиться и говорить все громче.
        - Так, гражданка! - зычным голосом осадил ее дежурный. - Не надо мне тут устраивать балаган! Вам сказано - закрыли, значит, было основание. Вам сообщат о результатах. Или обращайтесь вон к адвокатам!
        - И обращусь! И еще не так обращусь!
        - Пожалуйста! Ваше право. А теперь покиньте, пожалуйста, помещение.
        Возмущенная до глубины души, Маргарита Викторовна вернулась домой на такси и стала набирать номер Башлыкова и Нечаева. Ни один телефон не отвечал, но это не остановило женщину. Она достала из стола толстую засаленную тетрадку, в которую уже второй десяток лет по старинке вписывались телефонные номера.
        После этого Маргарите Викторовне пришлось сделать чуть ли не пятнадцать звонков, пока она наконец не нашла номер телефона своего одноклассника, который занимал высокий пост в областном управлении ФСБ.
        - Привет, Степка! - наигранно бойко крикнула она в трубку, когда на том конце ответили. - Одноклассницу свою помнишь?
        - Марго! - почти сразу ответил мужчина. Было слышно, что он рад слышать ее голос. - Сколько лет! Что звонишь, никак нужно чего?
        Маргарита Викторовна смутилась, хотя вопрос был задан в шутку.
        - Нужно, Степа. Сын у меня пропал. Уже скоро третий месяц будет как.
        - Да ты что?! Вот это новости! Что ж ты сразу не позвонила? Чем помочь?
        - Да вроде в полиции хорошие ребята работали, обнадежили, а теперь вдруг сообщают мне, что дело закрыто. Без объяснений. А вообще, там очень странная история.
        - Знаешь, давай я для начала попытаюсь в базе посмотреть. Позвоню тебе, а потом уже решим, что делать. У меня знакомые адвокаты есть - просто отличные ребята, профи. Всех на уши поднимут.
        - Ой, спасибо тебе, Степа! А то я даже не знала, что делать. Как без рук я.
        - Пустяки.
        Маргарита Викторовна отложила телефон и заплакала. Казалось, что уже ничего нельзя сделать, что Глеб исчез навсегда. До этого она тешила себя надеждами, а теперь и их не стало.
        - Хоть бы знать, где похоронен он! Прости меня, Господи, - прошептала она сквозь слезы.
        Чтобы как-то отвлечься, Таран пошла на кухню и стала готовить ужин. Прошел еще час, прежде чем ее телефон зазвонил. Это был Степан.
        - Слушай, Марго. Тут действительно странная история получается. Короче, я пробил по базе Глеба. Получается, что он уехал.
        - Что? - удивленно переспросила женщина, которая никак не ожидала услышать такой ответ.
        - Да, получается, что он купил позавчера билет до Нью-Йорка и вчера вечерним рейсом улетел в Америку.
        - Но это невозможно! Его два месяца не было дома. И вдруг в Америку? Может быть, кто-то под его именем, с его паспортом? А?
        - Теоретически может и такое быть, но маловероятно. Давай так: я еще тут поспрашиваю у своих, а потом тебе позвоню.
        - Давай, как скажешь! Только помоги мне, пожалуйста. Ты же знаешь, что Глебушка - это все, что у меня есть. Я себе места не нахожу!
        - Да какие вопросы? - успокоил ее Степан.
        Но, видимо, вопросы были, да еще какие, потому что он позвонил вновь в одиннадцатом часу вечера. Голос у него уже был совсем не такой веселый, как до этого.
        - Извини, Марго, мне больше ничего не удалось накопать. Только то, что я уже говорил тебе.
        - А может, ты сможешь в нашей милиции разузнать?
        Степан вдруг стал шептать в трубку:
        - У меня тут из-за тебя проблемы на службе! Говорят тебе: всё - значит, всё. Я не собираюсь работу терять из-за тебя. Понятно?! Не звони мне больше!
        Он повесил трубку, а Маргарита Викторовна так и осталась стоять с телефоном в руках. Она даже не могла представить себе, во что же оказался замешан ее сын, если информация о нем настолько засекречена.
        Совершенно без настроения она легла спать, но сон не шел. Она снова и снова возвращалась к словам Степана, думала, зачем Глеб мог поехать в США, решила, что утром обзвонит своих лучших подруг, чтобы те поддержали ее в походе за правдой в прокуратуру или, если понадобится, в приемную губернатора. Но ее планы спутал совсем уж поздний звонок.
        - Прошу прощения, что звоню так поздно. - Это был Евгений Башлыков.
        Маргарита Викторовна ему обрадовалась.
        - Я сегодня была в полиции, но там… - начала тараторить она.
        - Погодите, я все знаю. Мой телефон был вне зоны. Я увидел, что вы звонили. Нам нужно поговорить. Желательно как можно быстрее.
        - Да хоть и сейчас!
        - Отлично! Тогда я скоро приеду.
        Маргарита Викторовна поставила чайник на плиту и стала делать бутерброды. Вскоре Башлыков сидел на кухне и уплетал бутерброды с крепким сладким чаем. Он так измотался за день и проголодался без ужина, что никак не мог остановиться.
        - Евгений Николаевич, вы мне только не говорите, что все будет хорошо. Я таким ответом уже не удовлетворюсь. Я знаю, что Глеб улетел в Америку. А может, кто-то по его паспорту улетел.
        Башлыков намазал на кусок белого хлеба толстый слой клубничного варенья. В это время он думал, что сказать. Девятов разрешил ему рассказать о Глебе, но как можно меньше.
        - Для начала я хочу сказать, что Глеб жив и здоров. Мне эта информация стала известна совсем недавно.
        - Слава тебе, Господи! - Маргарита Викторовна перекрестилась.
        - Совершенно случайно ваш сын оказался замешан в очень серьезные дела. Дела государственной важности. Именно поэтому информацию о нем практически невозможно получить. Он помогал нашим спецслужбам. Но тут, сами понимаете, я не компетентен.
        - Но почему вдруг закрывают дело?
        - Могу только догадываться, Маргарита Викторовна. Если ему нужно было лететь за границу, и он при этом находился в розыске, то его тут же взяли бы на границе, и он никуда бы не вылетел. Вот поэтому дело быстренько закрыли и розыск прекратили. Чтобы Глеб мог спокойно вылететь.
        Женщина улыбнулась, вытирая себе платком уголки глаз, в которых заблестели слезы.
        - Как же мне тяжело! Знали бы вы! В неведении столько времени. Ужасно!
        - Я знаю, знаю, но вы должны понимать, что это очень серьезно. Теперь вам будет легче. Вполне возможно, что уже очень скоро все закончится и ему разрешат вам позвонить. А может, он скоро будет и дома. Но вы должны понимать, что о нашем разговоре нельзя говорить никому.
        Таран понимающе закивала.
        - Делайте вид, что ничего не произошло, что так же разыскиваете сына. Но я прошу вас не обращаться сейчас ни в какие органы. Ни в прокуратуру, ни к адвокатам. Вы уже знаете, что люди в это дело впутаны безбашенные. - Он кивнул, намекая на травму женщины.
        - Я понимаю. Получается, мне теперь только вам можно звонить?
        - Получается, так.
        - А когда приблизительно он вернется? Вам не известно?
        Башлыков только развел руками. Ему не было известно практически ничего.
        - Мне пора. Спасибо за ужин.
        - Вам спасибо за хорошие новости.
        - Только помните - никому и ничего! - на пороге пригрозил Башлыков.
        Он вышел из подъезда в темень ночи и тут же закурил. Неподалеку его ждала машина, но торопиться куда-то не было смысла.
        «Странно все получается», - подумал Евгений с сигаретой в зубах, набирая телефон Девятова. Тот ответил сразу.
        - Слушай, Балагур, я только вышел от Таран. Она знает про то, что Глеб улетел в Америку.
        - Ну, это ничего. Главное, чтобы не поднимала там бучу. Остальное ерунда. Ты предупредил?
        - Конечно, несколько раз сказал. Только через меня будет контактировать.
        - Хорошо, это все?
        - Все. У нас тут городок небольшой и новости такие же.
        - А как насчет нашего дела? Удалось продвинуться?
        - Есть кое-что, - неопределенно ответил Евгений.
        - Будь готов. Скоро поступит команда. По всей стране синхронно. Ты можешь понадобиться.
        - Здесь я.
        Мысленно послав все к чертям собачьим, Башлыков сказал водителю ехать в круглосуточный магазин. Знакомый продавец не откажет стражу порядка в баклажке пива, невзирая на поздний час…
        Глава 42. Началось!
        Реджис с трудом дождался, пока закончится процесс деактивации зарядов. На это ушло трое суток и одиннадцать часов. Ученые подсказали Кларку, который лично следил за ходом деактивации, что лучше давать задания по каждому региону отдельно, чтобы нагрузка на устройство была меньшей. В этом случае процесс, возможно, ускорится. Так и произошло. Первыми своего ядерного щита лишились Россия и Китай. За ними последовали КНДР, Индия и Пакистан. Последние «удары» были нанесены по Англии, Франции и Израилю.
        Рой наблюдал за ходом процесса и наполнялся чувством гордости за свою страну. Наверное, с такой легкостью победы еще никто в истории не одерживал. Ни одного выстрела, ни одного погибшего героя, а страна раз - и повержена! От таких мыслей ему казалось, что он превращается в гениального полководца, стратега. Сальваторе все чаще спрашивал, когда процесс будет завершен, но это не омрачало радужных мыслей Кларка.
        Когда с оружием России, Китая и КНДР было покончено, Реджис собрал военный совет. Ждать больше нельзя. Нужно было объявить о своем неоспоримом глобальном превосходстве до того, как прибудет Космогвардия, поэтому «союзников» можно было не бояться.
        План разработали очень быстро. Для его осуществления выбрали модель, которая уже была не раз апробирована ранее. США стали активно давить на правительство Северной Кореи. Этот натиск был не только политический. В этот раз американские военные корабли подошли к территориальным водам страны.
        Скандал разразился нешуточный. Президент Северной Кореи выступил с резким заявлением в отношении Соединенных Штатов, не преминув добавить, что у КНДР уже есть межконтинентальные баллистические ракеты, которые способны поражать цели в любой точке.
        СМИ подняли страшную шумиху. Реджис только ждал такого заявления. Он провозгласил, что долг Америки, избавившей мир от угрозы «Аль-Каиды»[23 - «Аль-Каида» - террористическая организация, запрещенная на территории Российской Федерации.], раз и навсегда покончить с диктатурой на Корейском полуострове. Ядерное оружие больше никогда не должно попасть в руки неуравновешенных диктаторов и террористов. Сальваторе выступил перед мировыми СМИ с пространной речью, закончив ее тем, что США готовы пойти на любые меры, чтобы выполнить эту великую миссию, определенную Богом.
        После заявления Реджиса корабли США вторглись в территориальные воды КНДР. Более того, боевые самолеты с авианосца «Джеральд Р. Форд» совершили облет военных объектов страны.
        Вся Корея встала под ружье, готовая хоть с голыми руками броситься в атаку вслед за правителем. Устаревшие объекты ПВО не могли нанести ущерба современным самолетам, как и гневные речи президента. Масла в огонь подливали со всех сторон, кто только мог. Было объявлено о внеочередном совещании Совета безопасности ООН, но на него мало кто обращал внимание. В России поняли, что Реджис приступил к активным действиям.
        Милитаристы добились своего. Одновременно с речью президента Северной Кореи в сторону США сразу взлетело шесть баллистических ракет с ядерным зарядом. Об этом Реджису тут же доложили из Пентагона. Он распорядился немедленно нанести ответный удар.
        Ночную тишину нарушил звук металлического скрежета. Словно кто-то водил лезвием ножа по крышке канализационного люка. Со стороны могло показаться, что военная база спит, но на всех этажах подземного сооружения кипела работа. Люди сновали по бункеру, как муравьи. Приказ был получен, и теперь военные работали по установленному протоколу. В считанные секунды была определена цель и дежурный старший офицер, помолившись, трясущимися руками нажал кнопку.
        Заслонки отодвинулись, открывая гигантские шахты, уходившие вниз на десятки метров. Уже через секунду медленно, словно стесняясь, из шахт стала показываться округлая голова ракеты. Казалось, что она будет расти бесконечно, но вот уже во все стороны рванули со свистом и грохотом серые облака едкого дыма. Пламя вырвалось из сопел двигателя, озарив подрагивающим светом ночную пустыню. С каждым мгновением многотонная ракета ускорялась все больше. Она как страшная смертоносная стрела устремилась вверх, чтобы, достигнув цели, обрушиться испепеляющим огнем на головы миллионов ничего не подозревающих людей.
        Всего несколько минут прошло с момента запуска, а дым уже полностью рассеялся, ракета скрылась из виду, словно ничего и не произошло…
        Мария Оршич с криком проснулась среди ночи. Она поднялась на кровати, еще не осознавая, что происходит. Сон улетучился, но ей надо было разобраться, что является кошмаром, а что - полученной важной информацией.
        - Господи! - наконец прошептала она. - Началось!
        Накинув халат, она заспешила на первый этаж, забыв о тапочках. Здесь рядом с комнатой охраны была каморка дежурного офицера. Она робко постучала, но, когда никто не ответил, резко отворила дверь. Грузный мужчина спал сидя в кресле, вытянув ноги на стул, по телевизору шел футбольный матч. Услышав Марию, он открыл глаза и поспешно встал.
        - Срочное сообщение для Владимира Девятова или вышестоящего руководства.
        - Записываю.
        - «„Толстяк“ снова в деле. Началось!»
        Мужчина без вопросов записал все в блокнот. Это был условный знак.
        - Передайте как можно скорее.
        - Будет сделано.

* * *
        Примерно в это же время самолет, летевший через Атлантику, на борту которого находился Глеб Таран, начал заходить на посадку, приближаясь к аэропорту имени Джона Кеннеди в Нью-Йорке. Машина подрагивала, и Глеб, впервые летевший на самолете, поморщился. Он посмотрел в иллюминатор и поразился миллионам огней, рассыпавшимся по берегу океана. Город с этой высоты походил на черную бархатную шкатулку, наполненную самоцветами.
        Елизавета, пользуясь тем, что Глеб не будет говорить вслух при других людях, вновь укоряла его за поездку:
        - Я тебе говорила, что не стоит связываться с этими прислужниками Черных. Это то же самое вмешательство. Ни к чему хорошему это не приведет! Должно было все идти как идет! Они столкнут вас лбами ради своей выгоды. Лучше тебе вернуться, пока не поздно. История будет развиваться своим путем.
        - Может, хватит уже! - не выдержал Глеб.
        Здоровенный негр в деловом костюме, который сидел рядом и спокойно читал газету, вздрогнул и с испугом уставился на Глеба.
        Тот виновато улыбнулся:
        - Стресс.
        - Oh, I see, - ответил мужчина с улыбкой.
        Елизавета предусмотрительно замолчала, чтобы у Тарана не возникло проблем. К тому же она только что узнала, что были запущены смертоносные ракеты.
        Международные аэропорты США прекращали свою работу до особого распоряжения. Америка с трепетом ждала выступления своего исполняющего обязанности президента.
        Реджис выжидал. Он не спал ни минуты за последние сутки и едва справлялся с нервами. Пентагон находился на постоянной связи с его резиденцией, Сальваторе докладывали о ситуации с корейскими ракетами. Они, конечно, не представляли большой опасности, но кто об этом знал? Ведь именно страх, как ничто иное, позволяет держать людей в повиновении. Реджис приказал выступить с заявлением главе Пентагона.
        В это время уже было известно, что одна из запущенных ракет из-за перебоев в работе двигателей упала в океане на расстоянии 1370 километров от Корейского полуострова. Еще одна ракета вышла из строя спустя одиннадцать минут полета. А вот четыре ракеты предстояло сбить ПВО. И сделать это было необходимо как можно раньше, чтобы не подвергнуть территорию США ядерному заражению. Уже были точно определены траектории полета ракет и места их падения.
        Войска противоракетной обороны ждали лишь команды. В последний момент командующий войсками ПРО получил секретный приказ не сбивать одну из боеголовок. По расчетам, она должна была упасть в безлюдном районе пустыни Мохаве. Реджис посчитал, что зараженная территория будет ничтожной, но это полностью развяжет ему руки. После того как вражеская ракета ударит по территории США, люди позволят ему делать все, что угодно.
        Глава Пентагона выступил с экстренным заявлением, при этом в нескольких штатах было объявлено о ядерной опасности. Началось что-то невообразимое. Люди в панике покидали офисы и жилища, на всех дорогах возникли пробки. Обезумевшие люди бросали машины, надеясь покинуть города пешком. Это только ухудшало ситуацию.
        И все это время Реджис выжидал, хотя было объявлено о том, что состоится экстренное заявление президента США. Он ждал до тех пор, пока военные не отрапортовали о том, что все три ракеты были подбиты, не долетев до территории Америки. Четвертая упала точно в определенном квадрате. При этом никто из людей не пострадал, и военные определяют зараженную территорию. Теперь было самое время.
        Реджис вышел к сотням журналистов с каменным лицом. Сразу защелкали затворы фотокамер.
        - Сегодня, - начал он решительно, - случилось чудо, мы получили доказательство того, что Господь хранит Америку. Сегодня случилось страшное. Мы приложили столько усилий, чтобы ядерное оружие больше никогда не было применено на нашей планете, но нет, сегодня ночью фанатики из КНДР, намереваясь нанести удар по территории Соединенных Штатов, запустили шесть баллистических ракет с ядерными боеголовками. Благодаря оперативности и доблести наших славных военных пять из этих ракет были поражены, так и не достигнув нашей территории. Шестую перехватить не удалось, но Господь услышал наши молитвы, и она упала в безлюдном районе пустыни Мохаве, не причинив никакого вреда. Видимо, по какой-то причине в ядерном заряде не произошло цепной реакции и взрыва не последовало. Благодаря этому радиус заражения почвы составит максимум несколько квадратных километров. Можно считать это величайшей удачей. И наши военные уже работают над тем, чтобы ликвидировать все последствия этого удара… - Он сделал паузу. - Это величайшая удача, но мы ради благополучия наших детей и внуков не вправе рассчитывать на нее в будущем.
Сегодня могли погибнуть десятки миллионов американцев, и я клянусь сделать все, чтобы больше ни одна страна не осмелилась повторить такого!
        В ответ на эту подлую атаку мы подняли свои ракетные войска по тревоге. В качестве возмездия были запущены две ракеты с разделяющимися боеголовками, которые должны были навсегда лишить КНДР ее ядерного оружия.
        Я говорю «были», поскольку, узнав о благополучном разрешении этого подлого нападения, я принял решение изменить их траекторию и затопить ракеты в океане. Я поступил так, ибо американцы всегда были и всегда будут милосердной нацией, братолюбивой и милующей нацией. Нам не нужны десятки миллионов жизней несчастных людей, пусть и ставших жертвами диктаторского режима…
        Только во второй раз за всю речь Реджис заглянул в бумажки, лежавшие на трибуне.
        - Но я хочу, чтобы каждый американец чувствовал себя в полной защите и не опасался за свою жизнь. Группа кораблей нашего ВМФ, находящихся у берегов КНДР, будет усилена атомными подводными лодками, несущими ядерные ракеты. И если повторятся попытки навредить США, я клянусь, что камня на камне там не останется.
        Случившееся подтверждает, что современный миропорядок не может гарантировать мир и стабильность на нашей планете. В связи с чем я объявляю о прекращении работы Организации Объединенных Наций. Ее штаб-квартира в Нью-Йорке приостановит свою работу уже сегодня. Агрессия дает нам моральное право положить конец ядерному оружию. Мы не хотим слышать ни о каком паритете. Отныне ядерное оружие будет только у США, которые с готовностью выступят в качестве гаранта мира и стабильности на всем земном шаре.
        В это время ракеты уже подлетали к Корейскому полуострову. Они, словно две иглы, прошили гладь Японского моря. Казалось, что на секунду все вокруг замерло и время остановилось. В следующий миг произошел страшной силы взрыв. Дно моря, которое в этом месте было глубиной около семидесяти метров, обнажилось и тут же было обожжено адским пламенем. В воздух взлетели десятки тонн воды, которые превращались в пар и вздымались вверх в виде гигантских белых грибов. Сорокаметровые волны, как бешеные псы, разбежались во все стороны к побережью водоема, грозя убийственными цунами пройтись по прибрежным городам.
        К этому часу весь мир был осведомлен о случившемся. Люди молились, надеясь на лучшее. Взрывная волна, не находя никаких препятствий, дошла до всех концов водоема, обрушившись на города, снося щиты, выбивая стекла и витрины. Люди к этому времени успели спрятаться в укрытиях, так что больших жертв удалось избежать.
        Встревоженные волны вывернутого наизнанку моря успокаивались. Радиоактивная вода, заполненная дохлой рыбой и другими морскими обитателями, возвращалась в свои берега.
        К этому моменту в России уже знали о том, что страна осталась без ядерного щита. Впрочем, об этом уже было известно в большинстве стран ядерного клуба. Все, что оставалось, - так это вести игру с хорошей миной. Россия немедленно объявила о созыве Совета безопасности изгнанного ООН в Москве. Инициативу поддержало большинство членов Совбеза. Бессмысленное занятие, целью которого было затягивание времени в надежде на то, что успеет прийти корабль Космогвардии.
        Глава 43. Не по плану
        Америка приходила в себя после «вероломного ядерного удара, который сам Господь отразил своей десницей, дабы сохранить избранную нацию». Казалось, что Реджису удалось сделать невозможное - объединить нацию, позволив ей забыть о политических разногласиях «слонов» и «ослов», уравняв в правах представителей всех рас и даже мигрантов из Мексики. Люди готовы были молиться на своего президента не только за то, что Америка была спасена от ядерной катастрофы, но и за его человеколюбие и проявление истинного гуманизма - ведь КНДР не была стерта с лица земли! Сальваторе Реджис вдруг стал еще одним символом Америки. Его тут же номинировали на Нобелевскую премию мира.
        Лучшего момента придумать было нельзя. Действовать Реджис решил немедленно. Был отдан приказ об организации грандиозного шоу на Капитолийском холме. Именно здесь он решил объявить о создании нового миропорядка. Здесь должна была пройти коронация императора Земли - ее вечного властителя.
        Сальваторе не терпелось надеть специально сшитую для этого случая форму с мантией. Он предвкушал тот миг, когда объявит о своей неограниченной и бесконечной власти. Реджис даже не готовил речь - слова и так давно выстроились в нужном порядке в его гениальном уме…
        На город опустилась ночь, но Сальваторе и не думал о сне. Меньше одиннадцати часов оставалось до интронизации, которая была назначена на полдень. Слуга принес очередную чашку кофе. Президент уселся в глубокое кожаное кресло, развернутое к окну. Он пил горький и густой кофе, раздумывая о том, что ему совершенно не хочется спать и что мозг его словно прокачали. Развернувшись к столу, Реджис остолбенел - в комнате, кроме него, находилось еще четыре существа. Две фигуры сидели на диване. Люди, но полупрозрачные, размытые, словно на картине. Реджис не сразу признал в них своего отца и Бердиса.
        Неподалеку от стола, почти в центре комнаты, находилось такое же фантомное и фантастическое животное - телом похожее на льва, но имеющее голову скорее драконью, как и хвост, заканчивающийся острой стрелкой. Четвертая сущность находилась по левую сторону от стола. Это был высокий ангел в черном балахоне, капюшон которого закрывал его лицо. Руки дух свел на животе, поместив их в рукава, как это делают монахи. Внимательно посмотрев на души на диване, Реджис детально рассмотрел диковинное животное, которое он за устрашающий вид прозвал «адским псом». Почему-то он был уверен, что оно не способно причинить ему зло. Потом он вопросительно посмотрел на ангела. Перебирая в голове теологические познания, Сальваторе вспомнил, что человек просветленный способен видеть мир бестелесных существ, обитающих в воздухе, - духов, демонов, ангелов.
        - Я слушаю тебя, посланник! - требовательным голосом сказал наконец Сальваторе.
        - Пусть мой господин не изволит тревожиться. Я здесь только для сохранения его спокойствия.
        - Что здесь делают они? - Реджис указал на души отца и Бердиса.
        При этом его отец все порывался подняться и подойти, но страшное животное тут же бросалось на него.
        - Прикажете их изгнать?
        - Да.
        Пес по повелению Черного ангела выгнал души из комнаты, и они исчезли за стеной.
        - Почему вы появились именно теперь? - продолжал Реджис. Он проверял, как можно вести себя с ангелом и каким тоном можно говорить.
        - Мы были здесь и раньше. Просто вы, подписав контракт, стали нас видеть, господин.
        - Тебе есть что передать? - более смело спросил Сальваторе.
        - Нет. Разве только одно - корабль Белых не успеет к вашей интронизации. Они очень расстроятся. - Ангел зло хихикнул из-под своего капюшона.
        - Переживут, - с улыбкой ответил Реджис. - Как тебя зовут? Я хочу, чтобы ты скрылся сейчас, но я позову тебя.
        - У меня много имен, господин. Не утруждайте себя запоминанием. Просто подумайте обо мне, и я прибуду. Оставляю вас.
        Ангел поклонился и исчез в воздухе.
        Сальваторе задумался. Со стороны кому-то могло показаться, что он сошел с ума, но он-то знал, что становится не только самым могущественным, но и самым гениальным человеком. Он надеялся, что в скором времени сможет общаться телепатически, как все пришельцы, сможет переходить в бестелесное состояние и путешествовать в пространстве, как ангелы, сможет творить чудеса, как новый мессия.
        Реджису вспомнилось, как он проходил конфирмацию. Ему тогда было очень страшно идти в церковь, но отец настоял. Он был очень строг с сыном, и даже теперь, много лет спустя, увидев отца, Реджис в первую очередь вспомнил его выкрики, наказания и порку. Он был убежден, что ничего не бывает в жизни просто так и его восхождение на вершину мира было предопределено Всевышним. Ему была уготовлена небывалая миссия - устранить тех, кто противится пришествию прогресса на Земле, и железным кулаком установить единую власть, дабы наступила новая эра. Ведь все так и сложилось, чтобы власть оказалась в его руках. Без высших сил это было бы невозможно.
        «Как, однако, люди ограничены в своих познаниях, в своих примитивных религиозных мировоззрениях, - думал Реджис. - Тысячи лет назад им были даны знания. Разжеванные для тех отсталых племен, они были убогими. И теперь, спустя столько времени, они вновь пытаются подставить эти рамки под современный мир. Разве мог бы я привести мир к расцвету, сохраняя сознание в тех тесных рамках? Никчемное самоограничение убило бы все на корню. Поэтому Господь и выбрал меня для этой миссии. Я создам для них новые скрижали, которые подойдут к моему миропорядку!»

* * *
        Глеб совершенно не знал английского и, выйдя из крупнейшего аэропорта Америки, растерялся. Кругом сновали люди, таксисты всех национальностей и цветов кожи, зазывали его, но он с деловитым видом прошел мимо, включив в наушниках песню «Небо славян» группы «Алиса». Таран шагал по дороге, не представляя, куда ему идти и что делать. В принципе фээсбэшники объяснили, кто ему может помочь в экстренной ситуации и что ему нужно делать для того, чтобы выйти на связь с нужными людьми. Вот только не было понятно, наступила ли уже экстренная ситуация.
        Он вполне мог сойти за простого американца: потертые джинсы, рюкзак, отросшие волосы, несколько неряшливый вид. Таран не глазел по сторонам, разинув рот, а целенаправленно шел по тротуару, высматривая какую-нибудь недорогую гостиницу. Наконец на очередном прямоугольном перекрестке он наткнулся на трехэтажный отель Bad Dog. Сразу было видно, что это дешевое, неприметное место, да к тому же на двери была наклеена обычная белая бумага с надписью «Здесь говорят по-русски».
        Девушка на ресепшен действительно оказалась эмигранткой из Украины и говорила по-русски, хотя и с заметным акцентом. Глеб расплатился пластиковой карточкой, хотя у него было припрятано около тысячи долларов наличными. Его предупредили, что в Америке не принято иметь при себе большие суммы кэша.
        Войдя в грязный прокуренный номер, Таран отшвырнул рюкзак, сбросил кроссовки и плюхнулся на кровать. Почти сразу услышал рыдания. Это была Елизавета. Она горько плакала и ничего не говорила.
        - Что случилось? - спросил наконец Таран, не дожидаясь, когда она сама заговорит. Но в ответ слышались только всхлипывания. - Что случилось? - повторил он.
        Девушка появилась в углу комнаты. Она опустилась на колени и закрыла лицо руками.
        - Все кончено, - проговорила она. - Все оказалось напрасным. Черные силы победили.
        - Поясни, пожалуйста, - серьезно потребовал Глеб, но она только махнула рукой.
        Таран быстро достал мобильный телефон, включил Wi-Fi и стал читать новости. В Сети творилось невообразимое. Глеб сразу понял, о чем говорит Елизавета.
        - Подожди, ты же говорила, что ваши вот-вот прибудут! - воскликнул он.
        - Нет, они не успеют. Этот антихрист взойдет на трон еще до того, как они окажутся здесь. Сразу после этого Черные заключат с ними вечный договор. И все…
        - Как - все? - крикнул Глеб. - Как это все? А вы здесь для чего? Вы разве не можете его остановить? Испепелить?
        - Так нельзя. Мы не можем судить. А подействовать не можем, потому что все без телесной оболочки. А Черные на земле есть в телах.
        - Ну и что? Я не пойму? Они разве вас не боятся? А где кара небесная?
        Она снова отмахнулась.
        - Когда коронация? Сколько еще? - Он листал новости. - Еще двенадцать часов. Наверняка наши придумают что-нибудь. Так ведь? Ты видишь будущее? Нет? Откуда ты тогда знаешь, что будет? Я вот, например, видел другой вариант в Колоколе.
        - Это обман, лишь один вариант будущего из бесконечности. Демоны часто пользуются такой уловкой.
        - Но и инопланетянки тоже видели схожие картины. Значит, больше шансов, что события будут развиваться именно так. Верно?
        Елизавета вспыхнула.
        - Да им тем более нельзя доверять. Им все равно!
        - Но они хотя бы что-то делают при этом! - со злостью ответил Глеб. - А вы, как я вижу, только можете констатировать, что все пропало! Пусть наши ликвидируют его, и дело с концом! Нет человека - нет проблемы. Не с кем будет заключать договор. А там, может, и ваша конница доскачет. И если вы только руками разводите, то мне придется без вас.
        - Глеб!
        - А что? Знаешь такое стихотворение? «Я узнал, что у меня есть огромная семья»!
        - Глеб!
        - Уйди лучше!

* * *
        - Какое право ты имеешь меня держать?! - задыхаясь, кричала Трауте. - Я не хочу погибать здесь! Ты же сама все видела.
        - Я не видела ничего такого, - стараясь сохранять самообладание, говорила Мария. - Ты прекрасно знаешь, какая информация иногда приходит от Die Glocke.
        - А я все равно не хочу рисковать, даже если шанс один на миллион. Я иду в посольство США.
        - Послушай, мы достаточно сильны теперь, чтобы заняться ченнелингом. Это может принести большую пользу для нас всех. И я, как старшая в нашем звене, запрещаю тебе!
        - Она может идти! - выступила в защиту Трауте Сигрун.
        Мария, державшая в руках современный роман на немецком языке, слабо, по-женски швырнула книгу в сторону и вышла.
        Трауте вышла следом и направилась в свою комнату. Оршич не препятствовала ей. Она пошла в зал наверху, чтобы понаблюдать через окно, куда направится бунтарка. Мария нервно крутила в руке Saetta Ilua[24 - Молния Илу (ит.) - эмблема общества «Врил», представляющая собой шумерско-тамплиерскую эмблему в виде молнии на черно-фиолетовом фоне.] - шеврон общества «Врил», золотую молнию Илу на черно-фиолетовом фоне.
        Оставшиеся втроем пришелицы с жаром обсуждали произошедшее.
        Наконец на крыльце показалась Трауте. Она держала в руках небольшую дамскую сумочку. Широкими решительными шагами она перешла на противоположную сторону улицы и стала ловить такси. Почти сразу из-за угла показалась «газель» с затемненными стеклами. Она быстро подъехала к Трауте. Из салона выскочили двое крепких мужчин. Несмотря на активное сопротивление пришелицы, обладающей неземной силой, они скрутили ее и затащили в машину. «Газель» рванула с места и вскоре скрылась за поворотом.
        Сердце Оршич затрепетало, но она не издала ни звука. Она волновалась за судьбу Трауте, но была полностью уверена, что ее схватили сотрудники ФСБ, так же как она была уверена в том, что в каждой комнате в здании установлен микрофон и все разговоры девушек записываются. Владимир как-то намекнул ей, что спецслужбы не допустят их перехода к врагам. Он не говорил это напрямую, и Мария не могла прочесть этого в его голове, но она и сама все понимала.
        Достав сотовый телефон, Оршич позвонила Девятову и срывающимся голосом рассказала обо всем, что произошло. Потом спустилась вниз, ничего не сказав девушкам о похищении Трауте.
        - Власти гарантируют нам безопасность, это значит, в случае угрозы ядерного удара мы переселимся в надежный бункер. Но чтобы быть уверенными, мы должны постараться провести ченнелинг.
        - Как это возможно без пятой? - обиженным голосом задала вопрос Хайке.
        - А мы попробуем! - Оршич подмигнула. Она жестом подозвала к себе девушек и шепотом, как-бы секретничая, добавила: - Ну а потом в случае чего мы всегда сможем объяснить, что нас удерживали насильно!
        Пришелицы заулыбались.
        Спустя четверть часа девушки собрались в большом зале на втором этаже здания. Они плотно задернули шторы и выключили свет. В комнате стало совсем темно. В центре зала лежал небольшой круглый ковер с длинным мягким ворсом, на котором удобно разместились инопланетянки. Они сели в кружок по-турецки и взялись за руки. На головах девушек были тонкие изящные диадемы, в которых блистал ряд полупрозрачных камней, излучающих едва заметный голубоватый свет.
        - Начнем! - беззвучно скомандовала Мария.
        Они погрузились в некоторое подобие транса, взлетая в своем сознании над домом, извилистыми городскими улочками, над континентом и планетой. Звуки остались далеко-далеко внизу. В тишине космоса до слуха девушек стали доноситься какие-то обрывочные звуки, замелькали картинки.
        В этом безмолвном общении прошло несколько минут. Мария совсем погрузилась в транс, уносясь в даль своего сознания. Информация, которая сначала поступала по каплям, превратилась в поток, который теперь обрушивался на Оршич каскадами. Ее сомкнутые веки подрагивали, рот безвольно приоткрылся. Временами она вздрагивала от каких-то резких неприятных видений. Внезапно «полет» прервался в один миг, вместо звуков космоса девушки услышали стон и последовавший за ним стук. Выходя из мира грез, они не сразу сообразили, что произошло. Процесс потребовал столько энергии, что Хайке не выдержала. Во время сеанса она потеряла сознание и рухнула навзничь, ударившись затылком о паркетный пол. Цепь была разорвана, и ченнелинг прервался.
        Мария словно во сне провела ладонями по лицу, посмотрела на девушек, не обратив внимания на упавшую Хайке. Она резко поднялась и поспешила к двери.
        - Мне срочно нужно поговорить с Владимиром.
        Глава 44. I need Help!
        Глеб напряженно думал, что делать. Он понимал, что каким-то образом должен ликвидировать Реджиса, но даже не мог представить, как это можно сделать.
        Он попытался связаться с людьми, чьи координаты ему дали в Москве, однако на звонки никто не отвечал. Таран дождался автоответчика, но передумал оставлять сообщение. Сотового телефона у него не было, а ему уже нужно было уезжать, поэтому не было смысла просить о встрече.
        Быстро собрав вещи и расплатившись на стойке регистрации, Таран поймал такси и поехал на автовокзал. Там он купил билет на ближайший автобус до Вашингтона и направился к камерам хранения. Девятов говорил ему, что в случае необходимости он сможет воспользоваться этим вариантом. Глеб нашел ячейку 1334 и набрал нужный код. Замок щелкнул. В ячейке лежал обыкновенный конверт желтого цвета. Как ни в чем не бывало Глеб взял его и положил во внутренний карман.
        Пора было садиться в автобус. Таран купил еды, так как расстояние до столицы было почти четыреста километров. Он нашел свое место, развалился в кресле и включил музыку в наушниках.
        Когда автобус тронулся, «спецагент» наконец достал желтый конверт и позволил себе открыть его. Внутри лежал новенький паспорт гражданина США, а также разрешение на ношение оружия. Все данные: день и место рождения, имя и фамилия - были реальными, чтобы Глеб в случае чего не запутался в числах и именах. В Вашингтоне ему предстояло найти оружие, после чего придумать план действий.
        Тем временем на Капитолийском холме полным ходом шла подготовка к коронации императора. Организаторы не вполне были осведомлены о том, что будет происходить возле здания конгресса.
        Реджис прибыл в Вашингтон, и теперь его внешним видом занимались парикмахеры, стилисты и визажисты. Ведь видеозапись этого события навсегда войдет в историю Земли. Он ждал, что пришельцы будут присутствовать на церемонии, но они отказались, заявив, что сначала он должен получить верховную власть, а уже потом они смогут официально контактировать с ним. Это было справедливо.
        Пока Сальваторе придавали презентабельный вид, он выслушивал доклад Соломона о политической обстановке в мире. Гвалт возмущения поднялся на всех континентах, но до Америки он достать не мог, как и обезоруженные ракетные войска противников Реджиса. Президент посмеивался, пока Соломон зачитывал цитаты мировых лидеров, и в особенности чиновников Европейского союза.
        - Нет, ты только посмотри, как хорошо они играют! Делают вид, как будто я у них конфетку отнял! Нет, у вас ее пятьдесят, сто лет назад уже отняли, а вы все это время ходили и улыбались! А русские?
        - Очень сдержанны в комментариях. На сегодня назначено заседание Совбеза ООН в Москве.
        - В изгнании! - Он снова рассмеялся. - Все уже пронюхали давно. Вот и помалкивают, как и китайцы. Довольно, Соломон, ступай. И попроси, чтобы ко мне явился Кларк, я хочу, чтобы он еще раз проверил меры безопасности.
        - Еще раз проверить броню поверх колес! - скомандовал здоровенный качок, одетый в рабочий комбинезон. Он спрыгнул с подножки большого грузовика и швырнул в сторону тряпку, измазанную маслом.
        Вокруг грузовика крутилось еще пять человек. Худой парнишка в джинсовом комбинезоне залез в кабину и нажал на кнопку. Послышался гул моторов, и двумя секундами позже колеса машины были надежно спрятаны за выдвинувшимися из прорезей пуленепробиваемыми щитами. Другая кнопка поместила такие же щиты перед лобовым и боковыми стеклами. Кабина превратилась в глухую металлическую коробку. Только на уровне глаз водителя была небольшая прорезь.
        - Все работает, босс! - сообщил парень.
        - Автоподкачка колес?
        - Это уже проверил. Все в лучшем виде.
        - Потом возможности проверять не будет. Или сам поедешь!
        Качок еще раз обошел вокруг грузовика, на бортах которого была большая надпись «Освальд и Вуд: доставка мебели».
        - Грузите взрывчатку!
        Все пятеро бросили работу и послушно стали перетаскивать в кузов мешки со взрывчатым веществом. Это происходило в большом гараже на задворках американской столицы. Качок прошел в крохотное помещение в углу гаража. Тут едва помещались кровать и стол с телевизором. На кровати лежал изможденный человек лет сорока. Он был болезненно худым, вокруг глаз ярко обрисовались темные круги.
        - Ты как, Джейкоб? - мягко спросил качок.
        - Не волнуйся, Том, сил доехать до Капитолия и нажать на кнопку мне хватит. А там уже почетная медаль от небесной канцелярии и вечное блаженство. За свержение фашистского режима, может, чего особенного дадут. Льготы какие. - Он улыбнулся одними губами. - Ты же знаешь, что нет мочи терпеть эти боли. Живу на наркотиках уже который месяц. Так что это будет избавлением не только для всего американского народа, но и для меня. Так что не переживай - не сдрейфлю.
        - Думаешь, я за это переживаю? Я ломаю голову, как бы сил у тебя хватило доехать. Духа-то хватит.
        - И сил, Том, хватит. Я знаю, к чему ты клонишь. Со мной ехать не надо. У вас еще много дел. Сегодня мы не сможем поставить окончательную точку. Впереди еще борьба…
        - Хорошо, не кипятись. Уговорил ты меня. План помнишь?
        - Наизусть.
        Качок вышел и направился к машине.
        - Все, босс, полторы тонны взрывчатки загружено, - отрапортовал один из рабочих.
        - Детонатор установлен? Все подключено? - Он залез в кузов и стал осматривать бомбу. - Почему так мало поражающих элементов установили?
        - И так очень большой груз получается. Машина совсем неповоротливая станет. Еще же мебелью надо будет все заставить.
        - Это мой план, малыш, не нужно мне его пересказывать! Живо грузите все приготовленные поражающие элементы и мебель.
        Вскоре машина была готова. Все было перепроверено по много раз. Том остался доволен. Заметить то, что машина переделана, с первого взгляда было нельзя.
        - Отличная работа, друзья! - похвалил качок. - От имени организации - спасибо вам! Выезжать пока рано, так что тащите карты и выпивку. Помолимся перед отъездом да нервы немного успокоим.
        Ключ от кузова был у Тома, он и остаться в гараже решил для того, чтобы кто-нибудь вдруг не надумал помешать их дерзкому плану убийства президента.
        - Все готово, - доложил Кларк Реджису. - До начала - час и одиннадцать минут. Кортеж выезжает через двадцать одну минуту.
        - А меры безопасности? Ты проверил?
        - Так точно. Все в полном порядке. Работаем по протоколу. Ребята опытные. Кроме того, я буду рядом.
        - Вот это отлично. Ты мне отвечаешь лично, а тех парней я не знаю.
        - Вот и все! - прошептал Глеб, выходя из оружейного магазина в Вашингтоне.
        Под курткой в кобуре болтался новенький «Глок-26». Продавец рекомендовал именно этот компактный пистолет, в магазине которого вмещалось десять патронов «Люгер». Он был почти полностью пластиковый, поэтому его труднее найти металлоискателем, и, кроме того, на нем отсутствовал предохранитель. Продавец быстро проверил документы Глеба и пояснил, что он может прийти за оружием через три дня. Таран сильно расстроился, попытался объяснить на русском, что ему нужно ехать в Колорадо уже завтра утром. На что продавец вместо 524,99 набрал на кассовом аппарате 724,99 и показал Глебу. Тот скорчил гримасу, но кивнул, мол, согласен.
        Время у него еще оставалось. Чтобы не привлекать к себе лишнего внимания, Таран по обыкновению пошел по улице, в конце которой виднелось большое белое здание с крестами на крыше. Это оказался православный храм, о чем свидетельствовала табличка на русском и английском: «Свято-Николаевский собор». Лучшего места было не придумать. Глеб перекрестился и вошел внутрь.
        В этот час в храме было лишь несколько человек. Таран взял свечи и поставил их за здравие своих родных. Потом прочел «Отче наш» - единственную молитву, которую знал, и сел на скамейку возле стены. В храме было тихо, словно снаружи не кипели страсти и мир не был под угрозой инопланетных захватчиков. Глеб закрыл глаза и расслабился. Мысленно он унесся на родину, представил маму, потом Лену. Он сказал им о том, что любит и всегда будет рядом, что бы ни произошло. Он понимал, что шансов выжить у него очень мало. Об этом предвещал и Колокол. Было грустно, и Глеб ощутил странное, светлое чувство, от которого стало тепло и спокойно. Ответное чувство любви мгновенно вернулось к нему из-за океана. Без сомнения, его послание получили и Маргарита Таран, которая молилась за здоровье сына перед образами в своей спальне, и Лена Клюева, которая в столь поздний час пришла в церковь.
        Таран улыбнулся и открыл глаза. Перед ним стояли Елизавета и пять исполинов-ангелов. Он давно не видел их, поэтому с восторгом смотрел на светлые лица и длинные золотистые волосы светлых посланников. Их белые с золотом доспехи поблескивали в лучах солнца, проникавшего в храм сквозь цветные витражи.
        - Приветствую тебя, человек! - громко сказал ангел, который помог Глебу и Елизавете добраться до Земли.
        - Приветствую, - коротко ответил Глеб, - и предупреждаю: если вы пришли отговаривать меня, то это бесполезно. Я пойду на этот шаг ради своей страны, ради своих родных, ради будущего человечества, даже если попытка обречена на провал.
        - Послушай, - мягко сказала Елизавета.
        Ангел продолжил:
        - Твои стремления достойны похвалы, но при условии вмешательства Черных обречены на полный провал. Сейчас наступил, возможно, самый страшный период истории человечества, когда может произойти великое злодеяние. И тогда эту ошибку уже будет не исправить. Но даже теперь мы не можем вмешаться в дела людей. И бестелесные, не сможем остановить телесных Черных, которые пребывают здесь, на планете. Наши братья прилетят сюда к вечеру, но будет слишком поздно. Злодей успеет подписать кровавый договор с посланниками Сатаны.
        - Я начинаю путаться. Короче, пожалуйста!
        - Человеколюбие Господа нашего безгранично, ради спасения рода человеческого мы поможем тебе в твоей миссии.
        Глава 45. Армагеддон
        Интронизацию начали показывать в прямом эфире, когда Девятов вез «Врил»-дамен по их просьбе в бомбоубежище. Дорога была не близкая, поэтому он стал смотреть трансляцию на экране своего планшета.
        После всех приготовлений и вступительных речей на трибуне показался Сальваторе Реджис. Он был одет в черную военную форму, сшитую по его заказу, на руках у него были белые перчатки, образ завершала длинная черная накидка, изнутри подшитая красным бархатом. На ремне Сальваторе была закреплена интересная вещица, которую Владимир сразу приметил. Он нажал на паузу и приблизил изображение.
        - Что это такое? - спросил он у Марии.
        Та только взглянула и отвернулась к окну.
        - Это лазерный меч адшинианцев. Эта раса погибла, выступив против Черных. Космогвардия не успела им на помощь… Такие мечи были у высших военачальников, как кортики ваши.
        Девятов сглотнул. Без сомнения, этой штукой Реджиса наградили Черные.
        Сальваторе выглядел немного комично и скорее походил на Аугусто Пиночета, но он специально заказал одежду, которая была кроем похожа на одежду пришельцев. Уже завтра император совсем не выглядел бы странно, принимая в Белом доме делегацию Черных.
        Он начал речь, выдержав длиннющую паузу.
        - Мои братья и сестры, человечество шло к этому дню с самого момента своего сотворения. Сквозь века, безжалостные войны и реки крови мы шли к свету и прогрессу. И вот сегодня здесь, на американском континенте зажжется негасимый свет свободы и равенства, который осветит всю нашу планету. Впервые в истории.
        Все, что я делаю, все, что делают мои соратники, направлено только на достижение всеобщего благоденствия, мира и спокойствия. Мы навсегда оставим в прошлом войны, чего не смогла сделать ООН, мы упраздним все армии мира, позволив сотням миллионов здоровых мужчин растить хлеб и воспитывать детей. Вместо затрат на военные расходы мы вступим в новый мир межпланетного общения, направив эти средства на развитие науки.
        Все это станет возможным после того, как на Земле останется только одно правительство - наше, и только один правитель - выбранный вами император Сальваторе. Этот шаг нам жизненно необходим, поскольку иначе Земля не сможет вступить в Межгалактический союз и начать общение с представителями других галактик.
        Многие из нас уже догадывались о том, что инопланетяне давно находятся на Земле, но они просто не знали, с кем им можно установить контакт. Сегодня мы дадим им возможность понять это однозначно. Правительства десятки лет скрывали от вас правду, но при мне такого не будет! Завтра же вы узнаете всю информацию о встречах с пришельцами, а в Белом доме пройдет первый официальный контакт представителей Земли и Межгалактического союза.
        Именно поэтому сегодня, здесь и сейчас наша цивилизация достигнет наивысшей точки развития за всю свою историю: верховная власть над всем человечеством будет сосредоточена в руках одного человека - императора планеты Земля.
        Реджис говорил с таким воодушевлением, что не слышал, что происходит вокруг, не видел устремленных на него глаз и объективов, не замечал даже десятков призраков людей, убитых когда-то им или по его приказу. Их держал на расстоянии адский пес.
        Не слышал происходящего и генерал Кларк. В висках у него пульсировала кровь, в ушах звенело. Он стоял среди других официальных лиц позади трибуны.
        Если бы он обладал такими же способностями, как и Реджис, то увидел бы неподалеку душу своего отца - члена тайного правительства Джима Мориани, отвечавшего когда-то за безопасность всей организации. Умелая работа с документами позволила Джиму не только спрятать от посторонних глаз своего сына, но и обеспечить ему блестящую карьеру. Даже Сальваторе не удалось узнать эту тайну. Зато для генерала Кларка убийство отца его благодетелем стало смертельным ударом, нанесенным в спину. Он продолжал служить Реджису, выискивая подходящий момент для нанесения ответного удара. Заряженный пистолет был в кобуре, и Рой думал только над тем, что сказать Реджису напоследок. Может, «Привет от твоего приятеля Джима» или «Пришло время поквитаться»?

* * *
        Джейкоб не любил опаздывать. Еще в детстве он начинал страшно волноваться, если понимал, что не успеет в школу к началу уроков. Теперь, направляя грузовик, до предела набитый взрывчаткой, в сторону Капитолия, он с удовлетворением повторял, что сегодня представление без него никак не начнется. Рядом с сиденьем на всякий случай лежал заряженный пистолет.
        Один полицейский пикет ему удалось преодолеть беспрепятственно, машину даже не досмотрели, довольствовавшись проверкой документов. Но дальше так просто не получится, нужно пробиваться с боем. Том был на связи с Джейкобом. Он подсказывал ему путь, выискивая окольные дороги с помощью дрона. «Все, брат, дальше в обход не получится! Идем на прорыв. С Богом!» - сказал наконец качок.
        Джейкоб знал, что очередной полицейский пост будет в тридцати метрах за поворотом. Он решил ехать на скорости, чтобы стражи порядка не смогли его остановить. Разогнавшись, он нажал кнопку, бронированные щиты закрыли стекла и колеса. Машина набрала скорость и, войдя в поворот, заревев двигателем, направилась прямо в сторону пикета. Два автомобиля копов, поставленные капотами друг к другу, перекрывали дорогу. Полицейские сразу смекнули, что к чему. Они отскочили в стороны и стали палить по грузовику из пистолетов. Как из пушки по воробьям.
        Джейкоб засмеялся. От столкновения патрульные машины отбросило в стороны, и грузовик продолжил свою миссию. По рации немедленно было передано об атаке террористов, но Джейкоб надеялся, что он успеет нагнать Зверя. Он не сомневался, что высшие силы помогут ему уничтожить Антихриста, которого они безошибочно опознали в лице Реджиса.
        На втором посту полицейские растянули шипы и, спрятавшись за машинами, вооружились автоматическими винтовками.
        Хлопки выстрелов уже можно было различить и на Капитолийском холме. Охрана Реджиса засуетилась, но Кларк не замечал этого, может быть, он и не действовал так поспешно, если бы был внимательнее, но думать было поздно. Опередив телохранителей всего на несколько шагов, он направился к Сальваторе и, когда расстояние между ними сократилось до двух метров, достал пистолет и выстрелил несостоявшемуся императору в затылок. В воздухе на мгновение повисла звенящая тишина. Время остановилось. Реджис упал лицом на трибуну, а потом, раскинув руки в стороны, перевернулся навзничь.
        Люди перед трибуной в ужасе бросились врассыпную. Охранники навалились на Кларка, который не успел застрелиться, как планировал, и на Реджиса, стараясь закрыть его своими телами. К лидеру бросились и члены нового правительства, которые стояли поодаль. Но было уже поздно - Реджис был мертв. Пуля пробила ему череп и, не сумев пролететь навылет, превратила его мозг в кровавую кашу.
        Полицейские, получив информацию о том, что нападение на президента произошло прямо на трибуне, спешили на холм. Напуганные люди в панике разбегались в разные стороны. Возможно, поэтому произошла путаница и на сообщение о грузовике не обратили внимания, полагая, что террористы уже совершили нападение.
        Но Джейкоб не знал, что произошло, и не собирался отступать. Он вжал педаль газа в пол, проехал по шипам, но колеса тут же стали подкачиваться, так что ход грузовик почти не потерял. Пули стучали по броне, не причиняя машине никакого вреда.
        Вырулив прямо к Капитолию, Джейкоб несказанно обрадовался - холм был практически пуст. Только на трибуне происходило что-то странное. Он боялся, что не решится прорваться к трибуне сквозь сплошную толпу людей. В этом случае от его взрыва погибли бы многие тысячи человек. Он не хотел этого. А теперь пустынный холм лишь утвердил его веру в то, что его нападению покровительствуют божественные силы.
        Джейкоб остервенело вертел руль в разные стороны, машина взмывала и с грохотом падала вниз, преодолевая бордюры и заграждения. Смертоносный груз был доставлен точно получателю. Остановить грузовик никто не смог. От осознания этого Джейкоб от души рассмеялся. Охранники Сальваторе на трибуне бросились было к нему, но тут произошел испепеляющий взрыв, который вмиг уничтожил грузовик, оставив десятиметровую воронку на месте трибуны. Взрывная волна рванула во все стороны, выбивая стекла в старинном здании Капитолия. На сотни метров разлетелись и поражающие элементы - металлические шарики, гайки и болты.
        Изуродованные бездыханные тела правительства Сальваторе Реджиса разбросало по мраморным лестницам. После этого в радиусе сотни метров не могло остаться ничего живого.
        Сальваторе в пылу своего выступления нутром почуял неладное. По выражению лица Черного ангела он даже успел понять, что опасность приближается сзади, но было поздно. Он не успел ощутить страха или боли. Словно кто-то нажал на кнопку, и его мозг выключился.
        Забвение длилось лишь секунды, пока клетки в его голове восстанавливались чудесным образом. Он уже ощущал, как на него падают охранники, прикрывая телами и бронетканью, хотя из его головы еще продолжала литься кровавая каша. Потребовалось время, чтобы в мозгу вновь зародилась первая мысль: «Какой же я гений. Выторговать у Черных бессмертие для себя было самым умным ходом! Такого дерьма следовало ожидать. Кто же это был?» Постепенно вернулись все мысли и воспоминания. Только момент убийства стерся навсегда. Сальваторе хотел пошевелиться, но пока тело еще не слушалось команд. Зато он стал слышать, почувствовал вкус крови на прокушенном языке. Краем глаза император также заметил белый грузовик, который несся, подпрыгивая и вихляя из стороны в сторону, прямо на Капитолий.
        Обездвиженное, но живое тело Реджиса на этот раз обожгло взрывом, шрапнель ударила по бронеодеялу, по ногам, снова попала в голову. Взрывом разметало тела охранников и членов правительства. В этой мясорубке не осталось не одного живого, грузовик разлетелся на мельчайшие части, которые продолжали падать с неба, когда грохот взрыва уже прошел.
        Картина на месте трибун была ужасная. Части человеческих тел вперемешку с осколками камней лестницы, деревянного помоста, запчастями автомобилей и комьев земли были разбросаны на десятки метров от образовавшейся воронки. И вдруг как гром среди ясного неба среди звенящей тишины послышался лающий, зловещий хохот. Это смеялся Сальваторе Реджис. Его вновь убитое тело еще не слушалось, но смеяться уже получалось. Наконец он смог двинуть рукой, поднял ее вверх, думая, что кто-то увидит и поможет ему, но рядом никого не было. Преодолевая боль, Сальваторе перевернулся на живот и попытался подняться. Ему было смешно и больно одновременно. Окровавленный и измазанный землей, с прорванной в нескольких местах накидкой, он представлял пугающее зрелище. Реджис поднялся на ноги и огляделся. Вокруг были только Черные ангелы и души умерших людей да молодой парнишка, который спешил к воронке и которого Реджис не сразу заметил.
        Услышав план ангелов, Глеб, наконец, понял, каким образом можно осуществить миссию. До этого, прилетев сюда, направляясь в Вашингтон и даже приобретая пистолет, он не имел представления о том, что ему нужно делать.
        - Помолимся! - сказал ангел.
        Все они повернулись в сторону алтаря и, опустившись на колени, начали молитвенное песнопение. Ангелы пели дружно и необыкновенно красиво. Ничего подобного Глеб раньше не слышал. Он не понимал ни слова. Только в конце услыхал знакомое «Аллилуйя». Все это время Таран мысленно старался объединиться с этими неземными существами в их молитвенном стоянии.
        - Господь с нами! - громко сказал ангел, поднявшись на ноги. - Не убоимся зла, смело встанем на борьбу с ним. Божья благодать да пребудет с нами! Аминь.
        - Аминь!
        Глеб понял, что, как и тогда, вернувшись на Землю, находится в бестелесном состоянии. Его не видели другие прихожане, которые не заметили, как парень растворился в воздухе. Ангел отстегнул от пояса рукоять, украшенную изящной резьбой, и протянул Глебу:
        - Бери это оружие благоговейно, человек. До тебя этот меч носили только ангелы. Потому это великая честь!
        - Дай я уничтожу его! - вызвался другой ангел, подступая к первому.
        - Нельзя, брат! И ты сам это знаешь. Да и нам всем работы хватит. Там демонов целая армия роится.
        - Мы не можем вмешиваться, только поэтому доверяем тебе! - сказал второй ангел, обращаясь к Глебу. - Эх, если бы… - махнул он рукой.
        - Нам пора! В путь!
        Пять ангелов, Елизавета и Глеб направились к Капитолийскому холму, где уже начиналась церемония.
        Таран волновался, понимая, что вот-вот произойдет что-то чрезвычайно важное. Он вспоминал, что видел какие-то похожие картинки в Колоколе. Но в то же время гнал тревожные мысли, успокаивая себя тем, что в видении он был на каком-то поле брани, а не в центре американской столицы.
        Церемония уже началась, когда Елизавета вдруг вскрикнула и посмотрела на ангелов.
        - Вы видели это? Видели?
        - Да! Неужели?
        - Скорее! - Они ринулись вперед, и Глеб рванул за ними.
        От холма во все стороны бежали люди. Вначале Глеб старался лавировать в людском потоке, но потом понял, что они для него неопасны. Люди бежали сквозь Глеба и ангелов, не замечая их.
        Послышались выстрелы, мимо пронесся белый грузовик. Глеб бежал за ним, пока грузовик не разлетелся на атомы. Таран замер, он ощущал жар, видел взрыв, сам был почти в его эпицентре, но на его голове даже волос не шелохнулся. Он задержал дыхание, но это не имело смысла.
        Десятки человек, которые только что окружали Сальваторе, теперь были разбросаны взрывной волной. Стоять остались только души и Черные ангелы, которых вначале Глеб не различал. Заметив Белых ангелов, они тут же до стали свои мечи и ринулись в атаку. Глеб струхнул. Он заметил, как прямо на него выскочил Черный исполин в капюшоне, с красным джедайским мечом наперевес. Таран едва успел повелеть своему мечу «включиться». Появилось синее лезвие. Со свистом оно рассекло воздух, преградив путь мечу ангела. Раздался хлопок, от сильного удара Таран отлетел назад, едва удержав клинок в руках.
        Заметя это, на помощь подоспел один из Белых ангелов, он скрестил оружие с Черным, послышался очередной хлопок, снопы искр разлетались по сторонам. Следующим ударом Черный был повержен.
        - Прямо в сингулярность! - торжествуя, крикнул Белый.
        Глеб поднял меч, чтобы защитить его от меча второго Черного, который подоспел справа, но не смог выдержать удар. Он прошел вскользь по световому лезвию выше головы Тарана и поразил ангела. Тот упал на спину, Черный в прыжке замахнулся, чтобы уничтожить противника, но сам был рассечен пополам космогвардейцем, оказавшимся сзади. Глеб склонился над раненым ангелом, из глубокой раны на плече лился яркий золотистый свет. Он умирал.
        - Торопись, - еле слышно прошептал ангел. - Нам не сдержать их долго.
        Глеб кивнул, и ангел в следующий момент исчез, блеснув яркой вспышкой. Таран отшатнулся влево от двух яростно сражающихся гигантов и припал к земле, чтобы не быть задетым выбитым у кого-то из рук огненным мечом. Теперь он увидел своего врага. Сальваторе стоял на краю воронки, с улыбкой наблюдая за сражением. Вид у него был устрашающий.
        Глеб вздрогнул, наперерез ему кинулось непонятное животное размером с гиппопотама. Оно двигалось настолько резво, что увернуться от него никак бы не получилось. Все, что успел сделать Таран, - опуститься на колено и выставить вперед пылающее лезвие. Со всего хода адский пес налетел на ангельское оружие. Может, он просто не ожидал этого от человека или был глуп, но теперь это не имело значения. Со страшным ревом, доходящим до визга, зловонным дыханием и хрипом он был рассечен пополам, упав на землю двумя бесформенными черными грудами песка.
        Глеб поднялся, глянул вверх и понял, что их план не работает. Ведь они рассчитывали на то, что Реджис не видит представителей тонкого мира. Глеб бы смог подобраться к нему незаметно и заколоть предателя. Но Сальваторе благодаря Черным уже был неким сверхчеловеком, обладающим не только бессмертной телесной оболочкой, но и способностями, присущими развитым космическим расам. Он снял с пояса свой меч и, включив его, бросился на Глеба. Соперники скрестили мечи, и измазанное глиной и кровью, обезображенное гримасой лицо Реджиса с пылающими безумством глазами оказалось совсем близко к Глебу. С ревом Сальваторе толкнул Тарана, и тот кубарем полетел по краю воронки.
        Сгруппировавшись, Глеб рванул сразу левее, чтобы успеть взбежать по склону, поскольку, оказавшись внизу, он был в очень уязвимом положении. Реджис с удивительной легкостью выпрыгнул наверх. Он когда-то брал уроки по фехтованию и теперь ради забавы наносил удары, словно был на тренировке. Он был уверен в своем бессмертии и посмеивался над неизвестным ему существом. Ведь сразу было понятно, что Глеб не ангел, а святые не принимают участия в сражениях, поэтому Реджис и назвал его просто «существо».
        Император нанес существу удар слева, но Глеб успел защититься. Замахнувшись в свою очередь, Таран натолкнулся на меч противника. Реджис крутанул рукоятью, и лезвия, рассыпая искры, снова соприкоснулись. Глеб отпрыгнул назад, но не успел защитить руку. Ему словно раскаленным металлом обожгло костяшку указательного пальца на правой руке. Палец почти перестал слушаться. На месте ранения появилась светящаяся, как у ангела, рана.
        Таран взял рукоять покрепче двумя руками и сделал резкий выпад вперед. Сальваторе оказался быстрее. Он ударил наотмашь, так, что выбил из рук Глеба меч. Лезвие тут же исчезло, и рукоятка упала в нескольких метрах правее. Сальваторе засмеялся. На каждое движение Глеба он тут же отвечал своим, сопровождая его ударом меча, рассекающим воздух. Было видно, что Глеб устал и напуган. Он не боялся за себя, его беспокоило только то, что он не сможет исполнить свою миссию. Он собрал волю в кулак, услышал, как где-то неподалеку громко закричала Елизавета. Сальваторе отвлекся на мгновение, а Таран решительно прыгнул вправо, приземлился на руки, сделал кувырок и резко оттолкнулся ногами. Сальваторе успел среагировать, меч со свистом блеснул в воздухе, и Глеб почувствовал резкую боль. Он дотянулся до рукоятки, но понял, что не может ступить на правую ногу. Ступня была почти наполовину рассечена.
        Таран перевел дух, взглянул на поле битвы, где продолжалось сражение Белых и Черных сил, встретился взглядом с Елизаветой, которая со всех ног бежала к нему.
        - Ну что, сукин сын, - обратился он к императору Земли, - ты, кажется, забыл, что русские не сдаются? Рыпнись только!
        Сальваторе разбирал смех. Он не понял ни слова и только догадался, что этот парень русский. Он смело шагнул к Глебу, тот выставил вперед меч, опираясь на здоровую ногу. В голове Сальваторе уже успел спрогнозировать несколько вариантов своего нападения. Противник был повержен. Оставалось только нанести смертельный удар.
        Все произошло очень быстро. Елизавета даже не успела подбежать. Сальваторе подошел прямо к своему врагу. Глеб неуклюже махнул мечом, Реджис резко и сильно отразил удар, так что правую руку Глеба с оружием отбросило в сторону. Он удержал меч, но было поздно. Шагнув вперед и согнув ногу в колене, Сальваторе опустился и резко нанес прямой колющий удар, поразив Тарана в середину груди.
        Глеб замер от пронзающей боли. Двинуться или вдохнуть он был не в силах. «Не может быть!» - мелькнуло в мозгу. Широко открытыми глазами, он смотрел на Реджиса.
        Таран понял, что это конец, но не мог позволить себе сдаться. Понимал, что ангельский меч - это грозное оружие, которое беспрепятственно пронзает живую и неживую материю. Оно не рубит, а прожигает, как плазма или лазер. И защититься от него можно только таким же мечом. Значит, для удара не нужен замах. Слабеющей кистью он сделал короткое движение. Луч синего света скользнул перед самым его лицом и, как горячий нож масло, рассек опешившего Реджиса от шеи до пояса. Сальваторе, наверное, не успел понять, что случилось. Его астральное тело потеряло форму, на землю упала куча черного песка и рукоятка адшинианского меча. Глеб повалился прямо на них, скованный нестерпимой болью.
        Подоспевшая Елизавета перевернула его лицом вверх. Из груди Тарана вырвался яркий луч света.
        - Ты поправишься! Поправишься! - со слезами повторяла Елизавета.
        Глеб был не в силах что-то ответить и только смотрел в черное от набежавших туч небо. К ним подошел ангел в сияющих белых доспехах. Он повесил рукоять на пояс и сел на корточки.
        - Вот и всё. Победа.
        «Белые начинают и выигрывают», - мелькнуло в голове Глеба. Елизавета улыбнулась сквозь слезы, услышав его мысль.
        - А как же он? - спросила она, гладя Глеба по волосам. - Сделай что-нибудь.
        Ангел покачал головой:
        - Теперь мы не в состоянии. Да и корабль вот-вот прибудет.
        Глеб вдруг почувствовал облегчение, боль исчезла, в теле появилось чувство легкости. Он наконец глубоко вздохнул. Его тело исчезло, превратившись во вспышку света. Елизавета закрыла лицо руками и заплакала.
        Глава 46. Как крысы с корабля
        Черные в спешке покидали базу, как только им стало известно о фиаско Сальваторе. Даже полученное им «бессмертие» не защитило от поражения. Не теряя ни минуты, инопланетяне разместились в двух мощных космолетах. Кроме всего прочего, грузовые отсеки этих кораблей были заполнены редкими в этой области Галактики минералами, добытыми на Земле. Даже теперь они не забывали о выгоде. Наплевав на все правила конспирации, Черные на предельной скорости рассекали водную поверхность и улетали в атмосферу. В результате НЛО были замечены не только российской подводной лодкой, находящейся в этой части океана на боевом дежурстве, но также круизным лайнером «Королева Виктория» и парой немецких туристов, совершавших кругосветное путешествие на парусной яхте.
        Туристы успели сфотографировать, как океанские волны почти закипели, из глубин вырвались пузыри газа, а за ними на поверхность вылетели длинные сигарообразные объекты. Кто-то даже успел крикнуть «Киты!», но тут же осекся, поскольку эти «киты», не останавливаясь, рванули вертикально вверх. Тарелки взмывали почти над бортом «Королевы Виктории», поэтому многие успели их заснять.
        На следующий день новости уже пестрили этими снимками, но спустя сутки эти известия уже были вытеснены очередной выходкой Ким Кардашьян[25 - Ким Кардашьян - американская звезда реалити-шоу, актриса, фотомодель.]. Немецкие туристы не успели сделать фото. Они, обнявшись, сидели в шезлонгах, будучи уверенными, что видят запуск межконтинентальных баллистических ракет русскими субмаринами из подводного положения.
        А вот на настоящей подводной лодке «Император Александр III» информацию об обнаруженных объектах подвергли глубокому анализу, благодаря чему удалось вычислить примерное местоположение, откуда стартовали квакеры.
        Вечером следующего дня в заданный квадрат были направлены несколько автономных беспилотных подводных аппаратов, оснащенных ядерными двигателями. Базу пришельцев нужно было найти первыми во что бы то ни стало.
        Черные за несколько минут вышли на околоземную орбиту. Они координировали свои действия, переговариваясь по системе связи. Им не было известно, откуда к Земле летит крейсер Космогвардии, поэтому беглецы замешкались на орбите.
        Элур и Иц, управлявшие кораблями, стали закладывать информацию в компьютер, чтобы автопилот построил наилучшую траекторию полета. Завершить операцию машина не успела. Гигантский, величественный корабль Космогвардии, заблестевший на солнце, как кристалл льда, переходящий на обычный полет с субсветовой скорости, вдруг вырос прямо за орбитой Луны. Он словно возник ниоткуда, но опытным космическим путешественникам был знаком этот эффект.
        Скорее подчиняясь инстинктам, чем реально надеясь на спасение, корабли Черных, переведенные на ручное управление, рванули в разные стороны. Бегство продолжилось ровно секунду. Две аннигиляционные пушки одним залпом обратили корабли в ничто. Они просто перестали существовать.
        Космогвардейцы не медлили. Из недр крейсера вынырнула дюжина боевых кораблей, которые направились прямиком к Земле. Естественно, все они находились в невидимом положении. Им предстояло не только прочесать всю планету в поисках Черных, но и выяснить, какие технологии были переданы землянам.
        Елизавета и выживший ангел поспешили на корабль, чтобы рассказать о случившемся.
        Планета еще только осознавала произошедшее. Правительствам и новостным агентствам предстояло продумать, какую информацию и в каком ключе можно было подать населению. Объяснить все получится, но, сколько на это уйдет сил и времени, никто не знал. Во всяком случае, уже появились первые аналитические материалы, как страдающий параноидальной шизофренией маньяк и убийца, убежденный в своем бессмертии и существовании пришельцев, смог взойти на вершину власти в сильнейшей стране мира - Соединенных Штатах Америки. Мир начинал потихоньку роптать, возмущенный тем, что его никто не остановил, когда он наносил ядерные удары, никто не почувствовал неладное, когда он заявил о намерении стать императором планеты Земля. Ведь вся страна, напуганная полоумным психопатом, пошла за ним, восторгаясь его политикой! Конечно, никто и словом не обмолвился об убитых им членах теневого правительства, ведь их попросту не существовало. Зато у страны появился новый герой - генерал Рой Кларк, который пожертвовал собой ради спасения нации. Посмертно его представили к медали Почета. Правда, еще не было решено, как преподнести
информацию о взрыве, организованном подпольным религиозным обществом «Братство рыцарей креста», в результате которого погибли не только все представители правительства Реджиса, но и двадцать семь простых граждан и полицейских. Десятки людей находились в больницах.
        Девятов зашел в комнату, в которой держали Трауте. Она посмотрела на него с ненавистью, готовая наброситься с кулаками.
        - Пошли, - сказал отрывисто Владимир.
        - Никуда не пойду! - Словно в доказательство своих слов, она вцепилась в кровать, которая была прикручена к полу.
        - Пошли, мы победили. Можешь ехать хоть в Америку, хоть в Африку.
        Лицо девушки мигом изменилось, как это бывает у недовольных детей, которым вдруг дали их любимую игрушку. Она мигом надела брендовые туфли и выбежала за Девятовым. Оказалось, что держали ее в подземном бункере. Они поднялись на лифте и, преодолев еще два лестничных пролета пешком, оказались на поверхности в неприметном одноэтажном здании.
        Выйдя на улицу, они заметили неподалеку четверку «Врил»-дамен, которые грелись на солнышке. Погода была самая подходящая. На небе ни тучки, словно природа тоже осознала, что опасность миновала. Девушки о чем-то болтали на немецком и смеялись. Трауте, чувствуя вину, со слезами обняла подруг.
        - Вынужден вас поторопить, - вмешался Девятов. - Поедем на машине, поэтому время у нас ограничено.
        - Мы готовы ехать, - ответила Оршич. - А где будет проходить встреча? Они точно захотят нас увидеть?
        - Пока что о вас они не говорили, но в случае чего вы должны быть поблизости. А где будет проходить встреча - вам знать не нужно. Место строго законспирировано.
        - В Кремлине? - засмеялась Хайке.
        - Нет. Космогвардейцы не захотели там. - Было непонятно, шутит ли Девятов.
        - А что же Глеб Таран?
        Девятов опустил глаза и посмотрел на брелок, сделанный из автоматного патрона, который крутил в руках.
        - Он погиб. Как и обещал Колокол.
        - Это ведь он убил диктатора? - оживилась Сигрун.
        - Да.
        - Я же вам говорила! - воскликнула девушка. - Все как я увидела. - А у тебя неправильно было, Трауте!
        - А может, я Японское море видела?! Что это - неправильно?
        Владимир загрустил, вспомнив о Глебе. Нужно было представить его к награде после того, как переговоры с Белыми завершатся. Нужно похлопотать о его матери, которая осталась совсем одна. Девятов вздохнул и перевел взгляд на Марию, которая пристально на него смотрела. В глазах у нее тоже была печаль. Он понял, что забыл поставить мысленную «загородку», чтобы пришелицы не могли читать его мысли. Мария улыбнулась, но на глазах у нее блестели слезы. Она достала миниатюрный кислородный баллончик и сделала глубокий вдох.
        Девятова на переговоры с пришельцами не пригласили. На встречу прибыли три ангела, одетые в обычную земную одежду. Их отличал только исполинский рост, чрезвычайно светлая кожа и очень длинные золотистые волосы. Землю представлял Генеральный секретарь ООН, президент Российской Федерации, представители Европейского союза и КНР.
        Девятов очень надеялся на то, что благодаря заслугам России пришельцы все-таки согласятся признать Землю членом Межгалактического союза и передадут новые технологии, но чуда не произошло. Белые посланники лишь повторили те требования, которые были выдвинутыми предыдущей делегацией в 1945 году. Земляне не имели права пользоваться инопланетными технологиями, каким бы путем они ни были получены, запрещены были также официальные контакты с представителями инопланетных рас и, конечно, Черными. Для включения в космическое сообщество людской цивилизации предстояло пройти сложный путь преобразований. Земля должна была прежде стать единым домом для людей, не разделенным границами. Человечество должно было оставить в прошлом войны и распри, подняться на более высокий уровень духовного развития, освободиться от животных и низменных инстинктов.
        Представительниц «Врил» на совещание не позвали. Ангелам и так было известно все, о чем они могли рассказать. Впрочем, пришельцы упомянули, что девушки должны немедленно покинуть Землю, поскольку их нахождение на планете и тем более ченнелинг со своей цивилизацией нарушают договоренности 1945 года. Кроме того, они должны были предстать перед судом, поскольку в сотрудничестве с Черными привели землян к двум катастрофам.
        Услышав о таком решении, «Врил»-дамен не расстроились. Гудрун озвучила мысль, которая была в головах всех пришелиц, - другого пути попасть домой, кроме как через суд, у них не было. Так что этот вариант их вполне устраивал. Они тут же стали теребить Владимира, требуя возможности собрать свои вещи и перед отлетом еще раз посетить Гостиный двор, чтобы накупить подарков для своих родственников.
        - Сто с лишним лет не были дома, а нам тут не дают за покупками сходить! - возмущалась Трауте, когда Владимир сказал, что сомневается, что это получится.
        Они собрали свои вещи, которые заняли четырнадцать больших чемоданов. Покупки для родственников заняли еще десяток. С этой горой шмоток в сопровождении Девятова они прибыли в условленное место, где их уже ждала летающая тарелка.
        - Спасибо, Владимир! - наперебой затараторили девушки, возбужденные шопингом, сборами и скорым возвращением домой.
        - И вам спасибо за сотрудничество, - довольно официально ответил он.
        По очереди они обнялись. Мария на прощание сунула ему в руку шеврон общества «Врил», а Трауте шепнула на ухо:
        - Улетаю без всякого сожаления!
        Военные помогли погрузить в тарелку их багаж, девушки привычно вошли в корабль и скрылись в его недрах. Девятов по привычке помахал рукой, когда тарелка бесшумно поднялась в воздух и, перейдя в режим невидимки, взмыла вертикально вверх.
        Он постоял, еще какое-то время глядя в небо и улыбаясь сам себе. Ему стало совсем легко на душе. После стольких месяцев напряженной работы, бессонных ночей и постоянного стресса он мог наконец-то расслабиться. Теперь даже его подопечные инопланетянки не были проблемой.
        Владимиру даже пообещали путевки в санаторий в Крыму для всех членов его семьи. Сомнительная награда за участие в спасении планеты, но тоже нормально. Наверняка это будет только маленьким приятным приложением к чему-то большему.
        Глава 47. По местам!
        Прошло еще три недели, пока международная обстановка начала нормализовываться. Впереди было много работы, но теперь на первый план выходили политические консультации и переговоры. Силовикам здесь делать было нечего. Владимир Девятов очень радовался этому. Также его грела мысль о будущем отдыхе.
        На собрании перед отъездом он с интересом слушал доклады о результатах переговоров с космогвардейцами. Даже для него некоторая информация была в диковинку.
        Марышев долго рассказывал о том, что произошло на Капитолийском холме, но Девятов и так знал это, поэтому слушал без особого внимания. Наконец, дошла очередь до самого приятного. Марышев сообщил, что президентом Российской Федерации был подписан указ о награждении группы граждан за выдающиеся заслуги в установлении международного мира и стабильности и отстаивании интересов России. Награды были вручены практически всем присутствующим. Владимир догадывался, что награда ждет и его, но вот какая именно, не знал.
        Наконец Марышев прочел:
        - Орденом Святого Георгия четвертой степени награждается подполковник Девятов Владимир Антонович.
        Под аплодисменты Девятов поднялся со своего места:
        - Служу России!
        - Награждение будет проходить в Кремле в торжественной обстановке, - продолжал Марышев. - А это для вас пока так, хорошие новости. Благодарю за службу!
        - А теперь, как я понимаю, всем отпуск? - спросил Дмитрий Евсеевич. - Пришельцев нет, враг повержен, угроза миру устранена…
        - А вот здесь вы ошибаетесь, - совершенно другим тоном ответил Виктор Марышев. - Космогвардия забрала все космические корабли, которые были у американцев, европейцев и, к сожалению, у нас, но это не значит, что гонка завершена. Скорее наоборот. Не надо забывать про базу на дне океана. Такой большой корабль они поднять не смогли, посчитав, что мы тоже не сможем. Но это только вопрос времени. Наши подводные аппараты уже ищут эту базу. Да и про «Новую Швабию» забывать не стоит. Как я понимаю, там остался Колокол и, возможно, там находится Копье Лонгина? - Последний вопрос был адресован Владимиру.
        - По некоторым данным, да.
        - Так вот они решили, что мы туда не сможем проникнуть. А мы должны!
        Владимир получил путевки, но перед отъездом ему нужно было сделать еще одно дело - навестить Башлыкова и Маргариту Таран.
        По дороге Девятов надеялся, что Башлыков сам навестит мать Глеба и сообщит ей печальное известие о гибели сына. Ему не раз приходилось делать подобное, но тогда дело было другое. Тогда он точно так же ходил под пулями, и прийти могли в следующий раз к его родственникам. А в этот раз все было по-другому. У него было чувство, что он не уберег Глеба. Он и вправду не думал, что один парень сможет сделать такое. Но с Божьей помощью-то!
        Башлыков снова позвал друга к себе домой. Девятов с удовольствием согласился. К его приходу просто накрытый стол был уже готов. Нина приготовила фаршированные перцы. Башлыков нарезал колбасы, сыра, ароматного черного хлеба, достал из морозильника бутылку хорошей водки, покрытую белой изморозью.
        - Ну, ты, брат, кудесник! - искренне обрадовался Владимир. - Прямо как в старые времена!
        Евгений уже сел и стал было открывать водку, но тут подскочил и вручил бутылку другу.
        - Пошустри, Балагур! Айн момент!
        Он вышел на балкон и вернулся через миг с баллоном маринованных огурцов.
        - Мы сами с Нинкой вырастили на даче, - говорил он, открывая крышку швейцарским ножом.
        Он выловил из банки огурец рукой и протянул другу. Второй достал для себя.
        - Ну, вы дали там! - со смехом крикнул Башлыков, опрокинув рюмку.
        - Я сам в это поверить не могу, Жека! Это чистая фантастика. Ты ведь еще не знаешь и половины.
        - Я догадываюсь.
        - Не льсти себе! Наливай.
        - А чего?
        - Давай за великую Россию!
        - Вот это дело! Что там с моим орденом, кстати? Под пулями тут ходили!
        Девятов улыбнулся:
        - А я думал, ты забыл.
        - Вот уж забыл! Про тебя небось не забыли! Колись!
        - Привез тебе хорошую новость, привез! Уже пошел к твоему начальству приказ о награждении. В торжественной обстановке вручат.
        - Что? Не тяни!
        - Орден Мужества!
        - Вот это да! Вот это я понимаю! Тут такая служба - или грудь в крестах, или голова в кустах! Молодца!
        - Я думал, ты расстроишься. Все-таки не то, что заказывал.
        - Вот еще! Что заслужил! - Башлыков снова наполнил рюмки. - А тебе что? Колись!
        - Святого Георгия.
        - Ба! Вот это да! За это выпить надо.
        - Погоди, давай третий тост за тех, кого с нами нет!
        - Верно.
        Они выпили не чокаясь.
        - Скажи мне по секрету, какая там роль была у нашего Глеба? Он ведь ничего не помнит. Похоже, память напрочь стерло!
        Девятов посмотрел на друга ошалелыми, широко открытыми глазами.
        - Что ты сказал?
        - Я уже был у него. Чувствует себя нормально, но память отшибло наглухо. Помнит только, что выехал домой с тренировки и попал в аварию.
        - Где он? - не своим голосом спросил Владимир.
        - Говорю же - в больнице. А может, уже и дома.
        - Быть не может!
        - Вот тебе крест. - Башлыков размашисто перекрестился.
        - Ты думаешь, что говоришь? Ему президент присвоил посмертно звание Героя России. Золотую Звезду будут вручать в Кремле матери!
        - Нет, брат! Я еще не сбрендил. Сейчас уже поздно, а вот завтра с утреца пойдем с тобой навестим его.
        - Так это что получается? А награда? - Девятов крепко задумался. - Надо не торопиться с наградой тогда, а с руководством посоветоваться. Это просто бомба, Жека! Просто огонь! Наливай, брат.
        Пока Нина принесла перцы, они успели опустошить бутылку, и теперь разговор пошел «за жизнь».
        - Пойдем на перекур, орденоносец!
        Девятов охотно согласился. Он не мог не думать о чудесном возвращении Глеба, но в голове была еще одна мысль.
        - Давай, Балагур, что там ты сказать хочешь? - спросил Башлыков.
        - Откуда знаешь?
        - По глазам вижу!
        - Не хочешь к нам, Жека? - серьезно спросил Девятов. - Без шуток. Если хочешь - подумай.
        - Да что там думать, Володь, после того как узнал я это все, мне либо память надо стирать, как Глебу, либо к вам брать в «Люди в черном»!
        - Значит, решено?
        - Решено! Я с удовольствием!
        Девятов крепко пожал руку друга, потом обнял его и потащил к столу.
        На следующее утро Владимир пришел в больницу, спросив в регистратуре, где лежит Глеб Таран. Он все еще не мог поверить в то, что парень жив.
        В светлой палате стояло две койки. Одна была пуста, на второй лежал Глеб. На краю кровати сидела девушка, она склонилась к Тарану, положив ему голову на грудь и обнимая за плечи. Девятову понадобилось все его самообладание, чтобы не показать крайнего удивления.
        - Как я рада, что ты вернулся! Места себе не находила! - шептала Лена. - Пообещай, что больше ни на секунду меня не оставишь.
        Глеб гладил ее волосы.
        - Обещаю, Лена. Но…
        - Не говори сейчас ничего.
        - Хорошо.
        Он увидел вошедшего Владимира, пошевелился, и Елена поднялась. Таран и вправду не узнавал Девятова. Он смотрел на него вопросительно. Владимиру понадобилась какая-то секунда, чтобы понять все.
        - Глеб Таран? - спросил он.
        - Это я. А вы?
        - Я из милиции. Меня зовут Владимир Девятов.
        - Уже приходили. Я все рассказал им. Помню только, как с тренировки на мотоцикле выехал. А потом всё - пустота. Как будто один миг прошел, а мне говорят, что чуть не три месяца! Где был, что делал - совершенно не помню.
        - Ну, это ничего, - мягко сказал Девятов. - Может, еще вернется память. Главное, что нашелся. - Он посмотрел на Клюеву. - Врачи говорят, что здоровье в полном порядке?
        - Так точно! Здоров как бык. Никак не выпишут, гады!
        Девятов внимательно всматривался в глаза Глеба, пытаясь распознать блеф, но ничего так и не увидел. Лена вышла в коридор, чтобы не мешать мужчинам говорить. Девятов для вида достал блокнот и стал задавать разные вопросы Глебу.
        - Вот и хорошо! - закончил наконец Владимир. - Вот мать-то обрадовалась, наверное! Она все пороги пооббивала, всех на уши подняла! И невеста твоя тоже.
        - Они - все, что у меня есть.
        - Ты береги себя, Глеб. Пойду отправлять в архив дело о твоем исчезновении.
        Девятов не хотел встречаться с Маргаритой Викторовной, поэтому поспешил выйти.
        Он набрал номер телефона Марышева:
        - Это невероятно, но Таран жив и здоров. Находится в больнице, все обследования завершены, сегодня выпишут.
        - Он и вправду ничего не помнит?
        - Абсолютно. Я специально с ним беседовал. Меня бы он не обвел вокруг пальца. Да и зачем?
        - Хорошо, но теперь его нельзя выпускать из оборота. Может, вспомнит чего или выйдут на контакт с ним. Надо дать команду и держать на контроле.
        - Слушаюсь. А как же с наградой теперь? Отменят награждение? Ведь он не помнит ничего. Или будет другой вариант?
        - Президент подписал указ, значит, награда найдет героя. Но, возможно, позже. А пока что ты проследи, чтобы условия жизни у них были, как положено герою. Семье нужно оказать всяческую поддержку.
        - Вас понял. Будет сделано.
        Девятов нажал сброс и некоторое время держал в руках телефон, раздумывая. Все складывалось даже лучше, чем он ожидал. Нужно было подумать, как помочь семье и на каком основании, но этим можно было заняться после возвращения из Крыма. А пока перед отъездом Владимир заехал в цветочный магазин и поручил доставить для Глеба Тарана огромный букет с надписью «В знак благодарности».
        Невидимый крейсер Космогвардии, медленно поворачивался, словно бегемот в болоте. Но это было лишь видимостью. Через мгновение он умчится в звездные дали, почти догоняя лучи, посылаемые в космос нашим Солнцем. Теперь его уже не могли заметить с Земли.
        Елизавета подошла к иллюминатору, хотя там ничего не было видно. Она улыбалась и шептала молитву. К ней подошел ангел, единственный из тех, кто выжил в сечи у Капитолийского холма. Теперь он был в телесной оболочке и вновь блистал ослепительными доспехами.
        - Ты зачем так за него упрашивала? - с улыбкой спросил ангел. - Как будто не знаешь, что он не в сингулярности, а в раю бы оказался. Он достойно завершил свой земной путь.
        - Не в этом дело. У него еще есть там дела. Его очень ждали. Ты же тоже слышал эти горячие искренние молитвы?
        - Всего две!
        - Достаточно и одной.
        - Просто это против правил. Я удивлен, признаться, что архангел сделал это для тебя.
        - Не для меня. Для всех. Но ведь это отчасти и наша вина, что он оказался втянутым в эту историю. Случайность, которую надо было исправить.
        - Ты еще слишком молода. Случайностей не бывает. А о чем ты попросила еще?
        - Чтобы эта душа обрела совершенно здоровое тело. Он это заслужил.
        notes
        Примечания
        1
        Квакер, также колесо Будды, также дьявольская карусель - неопознанный плавающий объект, предмет или свечение неизвестного происхождения в гидросфере Земли.
        2
        Волосы ангела - паутинообразные студенистые волокна светлого цвета, которые иногда находят в местах, где наблюдался НЛО.
        3
        «Синяя книга» - проект «Голубая (Синяя) книга» был направлен на исследование сообщений об НЛО. Проводился ВВС США в период с 1952 по 1969 г.
        4
        Очень хорошо (нем.).
        5
        Вольфрам Зиверс (1905 -1948) - генеральный секретарь «Аненербе», оберфюрер СС, заместитель председателя управляющего совета директоров Научно-исследовательского совета Третьего рейха.
        6
        Джон Доу - юридический термин, использовавшийся в ситуации, когда настоящий истец в суде неизвестен. В употреблении правоохранительных органов США под этим псевдонимом подразумевается неопознанное тело.
        7
        «Клуб 300» и также Бильдербергский клуб - организации, которые, по мнению конспирологов и сторонников теории заговора, осуществляют тайное руководство миром.
        8
        ИГИЛ - террористическая организация, запрещенная на территории Российской Федерации.
        9
        «Ради общественного блага» (лат.) - юридический термин, обозначающий оказание профессиональной помощи на безвозмездной основе.
        10
        Король мертв! Да здравствует король! (фр.)
        11
        Да здравствует император! (фр.)
        12
        Новая Швабия. Добро пожаловать! (нем.)
        13
        Обозреватель (нем.). Volkischer Beobachter - «Народный обозреватель» - немецкая газета, печатный орган НСДАП. Последний номер вышел 30 апреля 1945 года.
        14
        Колокол (нем.) - мифический проект ученых Третьего рейха по созданию оружия возмездия.
        15
        «Врил» (нем. Vril-Gesellschaft) - в эзотерических источниках тайное общество медиумов, члены которого контактировали с инопланетной цивилизацией.
        16
        «Рундфлюгцойг» (от нем. Rundflugzeug - дискообразный летательный аппарат) - мифический проект ученых Третьего рейха по созданию дискообразных летательных аппаратов, по внешнему виду напоминающих летающие тарелки.
        17
        «Андромеда» - мифический проект ученых Третьего рейха по постройке одноименного летательного аппарата, целью которого являлся полет к звезде Альдебаран.
        18
        Джордж Лукас - американский кинорежиссер, создатель саги «Звездные войны».
        19
        Дана Скалли и Фокс Малдер - главные герои фантастического телесериала «Секретные материалы», агенты ФБР, занимающиеся расследованием паранормальных явлений.
        20
        Ганс Каммлер - р. 1901, точных данных о смерти нет. Обергруппенфюрер и генерал СС. Отвечал за ракетную программу Третьего рейха.
        21
        Копье Лонгина, также Копье Судьбы - согласно Евангелию от Иоанна, одно из Орудий Страстей, пика, которую римский воин Лонгин вонзил в подреберье Иисуса Христа, распятого на Кресте.
        22
        На помощь! (нем.)
        23
        «Аль-Каида» - террористическая организация, запрещенная на территории Российской Федерации.
        24
        Молния Илу (ит.) - эмблема общества «Врил», представляющая собой шумерско-тамплиерскую эмблему в виде молнии на черно-фиолетовом фоне.
        25
        Ким Кардашьян - американская звезда реалити-шоу, актриса, фотомодель.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к