Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Воля Параболы В. Горностаев
        Нетленная Парабола #2
        Грядущее обновление делает жизнь в Параболе непредсказуемой. Сбои в механике повсеместны. В этом хаосе кто-то бесследно исчезает, кто-то делает свои первые шаги, а некоторые пытаются обернуть нестабильную ситуацию в свою пользу. В один миг, Гриша теряет друзей и обретает могущественных врагов. В этот темный час, его ждет третье Испытание: бесконечные катакомбы, хозяин которых сделает все, чтобы поиздеваться над игроками.
        Воля Параболы
        
        ГЛАВА 0
        
        Еще один взмах меча, и лохматое чудовище валится на пол.
        Мик повесил оружие на пояс, торопливо порылся в сумке и вытащил оранжевую склянку.
        Раны монстра уже начали заживать, но боец успел вылить содержимое склянки в стремительно затягивающеся порезы. Монстр взревел и забился в конвульсиях. Вскоре, он превратился в горку серого праха.
        Мужчина устало вздохнул и присел, облокотившись на колонну. Больше в этом каменном зале чудовищ не было. Наконец, можно было перевести дыхание.
        Убедившись, что никто внезапно не нападет на него, пока он будет разбираться со статистикой, Мик усилием мысли вызвал меню. Время вокруг него замедлилось. Пространство затянуло густой зеленой дымкой - личное предпочтение. На ее фоне, полупрозрачные окна и таблички, всплывшие прямо перед бойцом, выглядели более отчетливо.
        Уровень повышен. Текущий уровень: 102
        Навыки улучшены. Перки улучшены.
        Доступно 10 очков для распределения.
        Окно улучшения Мик закрыл. На таком высоком уровне десять очков уже ничего не решали. Для прокачки чего-либо необходимо было минимум пятьдесят.
        Снизу, со щелкающим звуком выскочило уведомление.
        Действие Печати чистоты заканчивается. Постепенное возвращение к обычному состоянию.
        Мик посмотрел на свои руки. На огрублевшей коже, под сажей оставшейся после боя начала проступать лиловая чешуя. Если не принять меры, очень скоро проявятся эффекты низкого Вирда. Наемник превратится в нечто ужасное, не сильно внешне отличающееся от созданий, бродивших неподалеку.
        Боец вновь потянулся за сумкой. Среди зелий, сложенных в свитки карт и трофеев, которые игра заботливо упаковывала в удобные и компактные «кирпичи», он нашел связку печатей.
        Игрок крепко сжал одну керамическую пластинку в кулаке. Побрякушка тут же треснула и рассыпалась. Цветные чешуйки на коже исчезли.
        Текст уведомления изменился.
        Использована печать чистоты. Приблизительное время действия: четыре часа.
        Еще одно уведомление горело в меню еще с самого утра.
        Поздравляем! Вы первый игрок, посетивший сегодня локацию «Храм на краю земли». Теперь, у Вас есть уникальная возможность пройти особый квест и поучаствовать в улучшении Вашей (надеемся) любимой игры. А так же, естественно, получить награду.
        Для выполнения задания, Вам нужно до полуночи добраться до крыши храма. Желаем удачи!
        У Мика уже был другой квест, когда он пришел в давно заброшенный, высеченный в скале храм. Одна из гильдий наняла его, чтобы добыть какую-то очень ценную дрянь из местных подземелий. Кольцо, дающее полезную связку способностей, или что-то в этом роде. Наемник решил что никуда оно в любом случае не денется.
        Раз уж предоставилась уникальная возможность, грешно было ее не использовать.
        В среде свободных наемников, любое уникальное преимущество могло выделить человека из толпы, давало шанс на получение хороших заданий и хороших денег.
        Гильдийцы всегда предпочитали тех, кто хитро сочетает способности и артефакты. Дураков, размахивающих трехметровыми мечами достаточно. Но такой меч не спасет, если противник одним взглядом накладывает уязвимость к огню, а сам начинает двигаться в три раза быстрее, если сражается с кем-то горящим.
        Дураком с мечом Мик быть совсем не хотел. Поэтому, вместо подземелий направился по широким, каменным лестницам наверх, навстречу более ценной награде. Путь ему вновь преградили какие-то непонятные твари, восстанавливающиеся даже после отрубания восьмиглазой башки.
        Боец еще никогда не был так рад, что обучился алхимии (все благодаря тотему), и что всегда мог добыть склянок с кислотой, используя внутренние резервы. Неубиваемые сволочи, только этого и боялись.
        Он рубил паукообразных чудовищ, поднимаясь все выше и выше по узким и крутым храмовым лестницам. Пару раз, чуть не угодил в ловушку, когда сверху начали катиться идеально круглые валуны. Если бы не молниеносные рефлексы, Мик бы точно свалился вниз. Верхние этажи храма оказались значительно опаснее, чем главные помещения. Кто-бы не создал уникальный квест, он хорошо постарался, чтобы добрались до него лишь самые лучшие.
        Схватки с монстрами отняли у Мика порядочно сил. Внутренняя энергия восстанавливалась быстро, но все же, не мгновенно. Он решил еще немного передохнуть в келье около очередного лестничного пролета, прежде чем продолжать подъем. До полуночи еще оставалось несколько часов.
        Солнце уже почти закатилось, когда Мик поднялся к пустынной площадке на вершине храма. Ровная, круглая арена, залитая закатным светом, не сулила ничего хорошего.
        Взглянув на нее, Мик сразу понял: будет босс. Возможно, даже элитный.
        Враг не заставил себя ждать.
        Стеклянная сфера, заполненная мутной жижей, поднялась из расселины внизу, и нависла над ареной, повернув в сторону игрока толи клешню, толи искаженный металлический клюв. Со всех сторон парящего шара свисали мигающие провода.
        Томас, Конструкт разрушения - Уровень 88 - Металл/Нежить
        Это была длинная, изматывающая битва. Противник оказался сильнее, чем ожидал Мик. Он пришел к выводу, что это некий, извращенный темными силами механизм, поэтому алхимические способности игрока мало чем могли помочь. Яд был бесполезен против стали, а статус умертвия сильно понижал эффективность кислоты. Босс не обращал внимания на дымящиеся ожоги. Мику пришлось положиться на старый, добрый меч.
        Конструкт разрушения парил над полем боя, атаковал электрическими разрядами, выплевывал из своей пасти склизких шарообразных существ. В какой-то момент, Мик даже подумал что все кончено: он посмотрел на себя, и заметил, что весь стал серым и блеклым. Монстрам удалось несколько раз его ранить, и видимо нанести критический урон.
        Но все же, он воспользовался своими навыками, и сумел оглушить противника на пару секунд. Этого хватило, чтобы пробить купол сферы, нырнуть в черную дрянь и вонзить свой меч в сердце чудовища. Босс стал прахом. Игрок, уже почти совсем черно-белый, на фоне яркого, огненного заката, остался стоять.
        За победу дали много опыта, но не достаточно, чтобы сразу же получить сто третий уровень. Из-за неприятной случайности на Мике висело несколько штрафов, и его рост существенно замедлился по сравнению с прошлым. Помимо опыта еще, удалось раздобыть осколки стекла, и несколько бутылочек черной жидкости. Возможно, мастера из гильдии смогут с этим что-то сделать. Его мечу давно нужно было усиление. Желательно, такое, что позволило бы более эффективно поражать именно сложных противников, с которыми плохо справлялись яд и кислота.
        Мик выпил последнее, оставшееся зелье мгновенного здоровья. Кожа вновь порозовела, доспехи приобрели прежний, бронзовый блеск. Опасная вещь. Сейчас, его раны заросли, но через день, они откроются вновь, и загноятся. Такова цена быстрого исцеления.
        Когда это произойдет, он уже должен быть на базе. До тех пор, надо успеть выполнить хотя бы один из двух квестов. Но лучше оба сразу. До храма не так легко добраться, и по возможности, было бы прекрасно не тратить время и ресурсы на второй заход.
        По отсутствию каких-либо сигналов из меню, игрок понял, что одной схваткой дело не ограничится.
        Прах чудовища развеялся, и Мик с удивлением обнаружил, что от него остался еще один предмет, оставшийся на земле. По какой-то причине, он не был упакован в дорожную сумку игрока автоматически, как остальные.
        Это был амулет, или что-то вроде. Серебристый барабан на маленькой цепочке. Мик поднял его, и покрутил в руках. Меню никак не отреагировало, и описания предмета он не получил.
        Нащупал на нижней стороне круглую кнопочку, и нажал. Барабан издал тихий, едва уловимый звон.
        - Курьер, - догадался Мик. - Что ж, подождем.
        Ждать пришлось недолго. Белая птица, с усеянным разноцветными геометрическими фигурами пухом, возникла из-за скалы и приземлилась рядом с ним. На спине курьер нес седло, что обрадовало игрока. Он уже путешествовал в когтях птицы, в тот день, когда этот загадочный зверь подхватил его и унес в Параболу. Это было не самое приятное ощущение.
        Мик сел на курьера верхом, пристегнул все возможные заклепки, крепко взялся за уздечку.
        - Вперед!
        Птица разбежалась, взмахнула широкими крыльями, и понесла его прочь от храма.
        Они летели над полыми горами, в которых были скрыты лабиринты подземелий. Снежные вершины медленно погружались в вечерний сумрак. На склонах можно было разглядеть редкие партии, бредшие по своим делам. Вдалеке вспыхивали маленькие огоньки. Кто-то ожесточенно сражался.
        Мик наслаждался видом. Край земли все же очень красивое место. Самая южная точка волшебного игрового мира. Дальше на юг только холодный океан и Запретный барьер. А за ними тьма, безумие и смерть.
        Курьер миновал горы, и теперь летел высоко над морскими волнами Крайнего сектора.
        Птица поднималась все выше и выше, к густым белым облакам. Мика не пугал такой подъем, он знал, что даже там, наверху есть жизнь. Целые облачные королевства висели над Параболой. Хоть он никогда там не был, игрок слышал истории о грозовых городах, и глубоких темных пещерах прямо внутри облаков. Возможно, ему стоит податься туда, когда истечет контракт с гильдией.
        Но вскоре, он понял, что летят они еще дальше, за пределы доступных для игроков территорий. Курьер нес его все ближе к барьеру. Птица молниеносно пролетела сквозь туманную пелену, и они оказались в совершенно чистом небе. Служебный уровень, почти на орбите планеты.
        Если бы не защитное поле курьера, игрок не смог бы дышать здесь. Воздух слишком разряжен.
        Мик задумался. Он раньше никогда не бывал на служебном уровне. Черт, да и никто из его знакомых тоже. По слухам, сюда пришлашали только самых сильных. Но до пика игрового могущества Мику все еще было очень далеко. Зачем он здесь? И что за квест можно здесь выполнить?
        Это уже не Парабола. Мик осознал, что как-то слишком легко вошел за кулисы.
        Над летящим путешественником сияла яркая звезда. За пределами атмосферы, практически всемогущая машина, словно гигантский проектор рисовала красочный мир на пустынных землях.
        Мик увидел, как вдалеке, по горизонту катится солнечный диск. С другой стороны, не спеша двигалась круглая луна. Игрок знал, это не настоящие светила. Игра не зависела от изменчивости безумного мира за пределами. Местные солнце и луна тоже часть божественной машины. Где-то там, располагаются служебные блоки.
        Курьер развернулся, и взял курс на испещренную таинственными узорами луну.
        ...
        У луны не было темной стороны. Прямо за диском светила, очень большая шестеренка крепилась к бочкообразной станции, усыпанной мелкими антеннами и батареями. Вся эта конструкция катилась по практически невидимому диску с рельсами.
        Курьер доставил Мика к станции, и высадил его около массивного люка на боковой стороне. Внутри, игрока ожидал просторный, круглый отсек. Боец отпустил курьера, и тот сразу же устремился вверх, к Игротеке.
        В самом центре отсека, перед большим экраном, стояло роскошное бархатное кресло. Круглая платформа, на которой оно находилось, цеплялась за самый край изогнутой шпалы, уходившей в самый конец отсека. Монорельс.
        Мик побродил по комнате, пока не заметил стрелку, намалеванную на полу. Стрелка настойчиво предлагала ему сесть в кресло.
        Это могла быть ловушка, но даже если так, особого выбора не было. Он присел, положил руки на спинки кресла. Оно отозвалось мягким жужжанием.
        Сразу же загорелся экран, разогнав мрак в отсеке. Постепенно, на нем проявились буквы.
        Внимание! В эфире станция «Луна 76». Луна. Лицензия технической станции х56000-7. Регламентированное обслуживание музея игровой славы. Пожалуйста, подождите.
        Пришли в движение окна меню. Кто-то явно пытался выйти на связь. Все это казалось Мику очень странным, но если уж он пришел сюда, то выполнит квест. Или как минимум постарается.
        Стараясь перебороть сомнения, он позволил интерфейсу меню переключиться на реальное время. Теперь, окна висели перед ним. Мик распределил их так, чтобы они не сильно загораживали обзор. Восклицательный знак срочного сообщения выскочил в середине, и боец откликнулся на него. В пустом отсеке раздался дерганный, нервный голос.
        Приветствую тебя, путник.
        Голос не принадлежал Администратору, скорее всего это был модератор, или еще какой-нибудь помощник.
        Можешь не отвечать на мои сообщения, они записаны заранее.
        Если ты получаешь их, скорее всего я, нахожусь в режиме энергосбережения, а это значит, что мы все-таки потеряли канал косвенной связи с приставкой и перешли на полный карантин.
        Следовательно, времени у нас не очень много, как это ни печально.
        Карантин? Это очень зловещее слово. Как им может помочь один игрок? Мика терзали подозрения. Чаще всего, карантин устанавливается в случае развития опасной болезни. Но Мик не лекарь, хоть и способен сварить пару простых зелий. Он гораздо лучше разбирался именно в атакующей стороне алхимии.
        Скорее всего, ты расправился с одним из моих роботов, пока добирался сюда. Большое спасибо, если это так. Эту жестянку давно пора довести до сброса. Но это не особенно важно. Так, между делом.
        Уверен, в данный момент, тебя интересуют банальные вопросы, вроде: кто оставил эти сообщения, что это за место, и в чем именно заключается твоя работа.
        Скажу сразу, нам здесь нужен настоящий воин, который умеет держать меч и не боится замарать руки. Еще, было бы прекрасно, если бы ты умел управлять стихией огня, но это не принципиально. В любом случае, если ты прошел через горы и все этажи храма наверх, ты явно не новичок. Значит, должен справиться.
        Сообщение закончилось. Кресло зажужжало сильнее, и поехало вперед по монорельсу. Мик хотел спрыгнуть, пока оно не заехало в еще один люк, на дальней стене, но сдержался.
        При виде следующей комнаты, у игрока перехватило дыхание. Кресло доставило его в еще один зал, раз в сто больше предыдущего. В его непроглядной темноте горели самые настоящие звезды и галактики. Если бы не воздух, Мик точно решил бы, что оказался в космосе.
        Добро пожаловать в Музей Игровых Достижений, место прощальной экскурсии для тех, кто закончил свой путь в игре!
        Мик о таком никогда не слышал. Покинувших игру было довольно много, несколько человек в год. Некоторых, наемник даже знал лично. Со стороны, уход выглядел обыденно. Игрока просто уносил курьер, и больше его никогда не видели.
        Игрок подумал, что существование такого места довольно логично. Оно позволяло пафосно попрощаться с игрой, прежде чем отправляться в опасный внешний мир.
        Хотя, для человека со способностями, соответствовавшими четырехсотому уровню, он уже не был таким опасным.
        Я смотритель этого места, поэтому записал для тебя инструкции. Жаль, что не могу в данный момент пообщаться с тобой лично, кто бы ты ни был.
        Обычно, мы сюда пускаем только тех, кто достиг максимального уровня, и покидает игровую зону. Но сейчас таких нет, поэтому нам пригодится любая помощь.
        Смотритель прокашлялся, и продолжил:
        На станции возникла небольшая проблема с паразитами.
        Где-то вдалеке прозвучало неприятное бульканье. Мик раздосадовано потер затылок. На крошечной платформе с креслом даже встать в полный рост было проблематично, не то, что сражаться.
        Еще один сигнал, но на этот раз необычный.
        [Наступает восьмитысячный цикл оборота галактики вокруг кластера локальной реальности. Это по-настоящему золотые времена для большинства разумных рас. Давно закончились геномные войны, вторжение внепространственных хищников остановлено. Почти закончена постройка якоря вероятности на границе скопления обитаемых систем. Жители галактики, впервые за долгое время, смотрят на звезды с надеждой].
        Вслед за ним, появилось уже знакомое послание от Смотрителя.
        Не пугайся, если вдруг будут приходить сообщения с пространными речами. Режим экономии энергии включен, но я не уверен, что это относится к самому алгоритму экскурсии. Теоретически, должно. Но если что, игра будет рассказывать тебе разные вещи, и иногда активировать декорации. Можешь все это игнорировать. Твоя основная задача - извести этих тварей. Надеюсь, ты уже получил подробное описание своего врага.
        На самом деле нет. Бульканье повторилось где-то там, на другой стороне зала. Скорее всего, в следующем отсеке. Мику было важно узнать, с чем именно он имеет дело. Но этого послания все еще не было. Как не было и прямой связи со Смотрителем.
        Он уже добрался до середины этой звездной сферы. Масштаб действительно поражал. Мик как будто плыл среди звезд, среди бесконечной черноты. Такой маленький, и незначительный, по сравнению с грандиозностью вселенной.
        [Это новый рассвет. Индустрия развлечений вновь на подъёме. Уставшие от мрака и лишений народы с головой окунаются в этот водоворот. Интерактивные фильмы, внутриклеточная музыка, сингулярные танцы, ну и конечно же виртуальные миры! Именно в эти времена зарождается Конгломерат Камуроги].
        Космос вокруг Мика сменился настолько же исполинским театром, заполненным самыми разнообразными существами. Мелкие создания тянули снизу свои руки, щупальца и другие конечности, названия которых Мик даже не знал. Они все стремились наверх. Игрок тоже посмотрел туда.
        С пылающих, оранжевых небес спускался титан. Ужасное существо показалось Мику размером с галактику. Вытянутое тело с безглазой головой свисало вниз, с самой верхней точки зала. Словно щедрый, любящий бог, многорукий гигант взирал на миллионную толпу, тянувшуюся к нему. Он протянул одну из своих тонких, серых конечностей и явил им сверкающий цилиндр. Точно такой же, как тот, в котором сейчас находился Мик.
        [Сотрудник Конгломерата. Макет представлен в псевдо-натуральную величину, так как ваши органы восприятия все равно не могут охватить полный облик создателей. Для этого нужно видеть в одиннадцати измерениях через плоскость].
        Кресло ускорилось. По изображению пошли помехи, и чернота космоса вновь накрыла зал. Игрок попытался унять дрожь в руках. Мик не понял, чем она была вызвана. Возможно, сами размеры инсталляции, через которую он только что проехал, внушили ему какой-то подсознательный, инстинктивный ужас.
        Точка на стене расширилась, и кресло проехало сквозь нее. По сравнению с космическим залом, новый отсек был крошечным, хоть Мик и не видел, где он заканчивается. По крайней мере, здесь были нормальные стены и потолок.
        Вдоль этих стен, над круглыми подставками в воздухе вращались какие-то приборы, незнакомые Мику, и картины в золоченых рамках. Платформа остановилась около изображения яркого зеленого луга.
        Если мои расчеты верны, сейчас ты должен быть в зале истории виртуальных систем. Можешь узнать его по выставленным предметам, это агрегаторы цифровых окон, шлемы объективной реальности, и прочие подобные штуки. Смотри на таблички, по бокам пьедесталов. Сейчас, тебе стоит слезть с кресла, и осмотреть все помещение.
        Наемник сделал так, как ему было сказано. Мик спрыгнул на гладкий, однотонный пол. Кем бы ни оказался его противник, он явно услышал звук столкновения металлических подошв с полом, и истерично заклокотал в ответ.
        Мы засекли заражение в следующем зале, а поэтому точных сведений не поступало, но что-то мне подсказывает, за то время пока я буду в отключке, а ты будешь добираться сюда, у этих чертей будет куча возможностей в этом отсеке закрепиться.
        Мик вынул меч из ножен и приготовился к бою. Что бы там ни было, он не сомневался, недооценивать врага нельзя. Бульканье теперь звучало совсем близко, словно уже за следующим постаментом, игрока поджидал противник. Боец собрался и пошел на звук.
        Нечто проскочило между подставками, и теперь клокотало за спиной у Мика. Игрок обернулся, и услышал тихий, влажный топот там, куда только что смотрел. Окружают!
        Мик рванул к пьедесталу с крутящимся шлемом, и перепрыгнул через него, пролетев сквозь голограмму. Он застал существо врасплох, и одним уверенным движением отсек гадюке голову.
        Такая демонстрация силы произвела определенный эффект на собратьев твари. Клокотание и топот начали удаляться и вскоре стихли. По звукам, Мик определил что рядом, по крайней мере, еще три существа. И неизвестно, сколько еще скрываются в глубинах музея.
        Игрок посмотрел на поверженного врага. Вроде ничего особенного. Белесая тушка, с перепончатыми лапами. Один в один ощипанная дохлая утка. Лысая башка с вытянутым клювом. Длинный черный язык. Такая черная, маслянистая кровь лужей растеклась вокруг тушки.
        Разведчик Ману - Уровень не присвоен
        И что это за тварь? В целом, ничего ведь особенного. На уровне Мика, даже самые базовые противники в обычных подземельях выглядели внушительнее.
        На всякий случай, Мик вылил на труп склянку с кислотой. Возможно, схватка с паукообразными монстрами внизу была подготовкой к встрече с этими существами. Белесая плоть вздулась отвратительными пузырями и полопалась. Наемнику стало ясно, что мелкий мерзавец уже не встанет.
        ...
        Мик огляделся по сторонам, прежде чем активировать еще одно сообщение от смотрителя.
        Очень трудно предсказывать твое поведение. Жаль, что просто не могу объяснить тебе ситуацию. Надеюсь, ты справляешься.
        Наемник хмыкнул. Пока что, он ничего ужасного не увидел. Его впечатляло само содержимое музея, но оно не было никак связано с захватившими его тварями.
        Голограмма, через которую игрок перепрыгнул, восстановилась. Мик зацепился за нее глазами. Это было изображение человеческого тела, к спине которого будто присосалась огромная пиявка. Из червеобразного существа росли десятки тонких, ребристых проводов, которые беспорядочно втыкались в человеческое тело. В том числе, во все возможные отверстия.
        Наемник поежился.
        Инфоплашка гласила - «Ранняя модель биоорганической приставки. Выполняла функции подключения к искусственной ноосфере и была очень популярна среди гуманоидных рас. Потеряла актуальность после разработки модели подразумевающей автономный организм в симбиозе с вживляемым в игрока зондом».
        Тем временем, Смотритель продолжал вещать:
        Важно понимать, то, с чем ты столкнешься, это не совсем монстр, к которым ты привык. Ману больше похожи на существ, которые обитают за пределами игровой зоны, во внешнем мире. Я бы даже не сказал, что это живые существа, скорее ожившие идеи. В нашем конкретном случае, Ману представляют собой некую идею защиты реальности от продолжительного вмешательства. Сам, понимаешь, для того, чем мы здесь занимаемся, это не очень хорошо.
        Мик пнул ногой труп существа. Самый обычный мелкий монстр. Ну противный. В Параболе вообще полно противных монстров.
        Нет, нет, для тебя это, наверное, не так важно. В любом случае, тем, что завелись на станции я смог добавить параметры жизни, чтобы ты мог их убивать. Возможно, это было не самое мудрое решение, потому что живые ману размножаются и вредят еще активнее, чем абстрактные.
        А вот то, что ты должен знать:
        Старайся как можно быстрее уничтожить голову.
        Услышав это, Мик сразу же раздавил сапогом птичью башку. Ему даже показалось, что полурастворенные ошметки слегка зашевелились.
        Ни в коем случае не позволяй им жалить себя. Я не знаю, что произойдет, но определенно ничего хорошего. Боюсь, игровые способности тебя не защитят. Лучше вообще постарайся, чтобы они не касались тебя.
        Осмотрись по сторонам, найди индикаторы под потолком, рядом с лампами. Если они горят красным, значит отсек заражен. Я собрал их на коленке, но они должны работать.
        Наемник поднял голову, и действительно увидел около светильника вращающийся металлический шарик с ярко красным глазком.
        Теперь, главное. Твоя задача, пройти до самого конца музея, и очистить каждый выставочный отсек от этих гадов. Затем, ты спустишься к энергетическим установкам, и уничтожишь там гнездо и запустишь генератор. Подача энергии возобновится, и я смогу здесь уже разобраться. Ты получишь свою награду, и вернешься тем же путем, каким пришел.
        Не такое уж сложное задание. Ничего такого, чем бы он ни занимался раньше. Не позволять себя жалить, говоришь. Единственное открытое место, это голова. Есть еще пробоина в доспехе, после схватки с роботом, но она почти затянулась. Регенерирующие доспехи это все же, вещь.
        Шлемы Мик не любил. Ему казалось, что, если он допустит попадание в голову, значит, он уже проиграл, вне зависимости от того, смертельное оно, или нет. Доспехи защищают, а шлем только расслабляет.
        Другие наемники считали, что это глупо. Но другие наемники считают что складной меч-топор это нормальное оружие, а не извращение, что в подметки не годится любому нормальному мечу, или топору. Так что кого волнует их мнение?
        Кстати, забыл сказать. Ты не будешь получать опыта за них. Все же, ману не являются частью игры. Но не волнуйся, все твои старания будут компенсированы в полном объеме.
        Мик уже знал, что опыта не получит. Хотя, даже если бы получил, таких слабых и мелких тварей нужно было бы убить несколько десятков тысяч, и это только чтобы добраться до следующего уровня. Который, относительно, скорости получения Миком опыта был довольно близко.
        У них столько точно нет.
        Шлепающие шаги вновь раздались в выставочном зале. Судя по звукам, сбежавшие ману смогли привести друзей. Понеся первые боевые потери, существа решили больше не прятаться. Теперь целая группа ощипанных тушек неслась через выставку, по направлению к наемнику.
        Он встретил их лиловой токсичной волной, созданной взмахом меча. Этого было достаточно, чтобы пополам разрубить первую дюжину нападавших, и хорошо прорядить вторую.
        Мик раздавил ногой подбежавшего монстра, следующих просто порубил. Неожиданно для бойца, последний ману отрастил нечто вроде костяного крыла, и попытался неуклюже защититься от меча. Блок задержал лезвие, но Мик с силой прижал тварь к полу и растоптал.
        Что это было? Неужели адаптация к его тактике? В сообщениях Смотрителя об этом не было ни слова, но это было вполне вероятно. От внеигровых чудовищ можно было ожидать всего. Но ведь он и не ожидал, что будет настолько легко.
        Тщательно обошел все поле боя, чтобы раздавить головы и растворить останки чудовищ.
        Боец посмотрел на индикатор. Тот светился зеленым. И это все? Видимо, монстры все же не успели заполонить отсек, а, следовательно, он прибыл вовремя. Ситуация еще не стала критической.
        Мик услышал за спиной жужжание. После очищения отсека, платформа вновь пришла в движение и была готова доставить его к месту следующей битвы. Наемник прыгнул в кресло, пока оно еще не набрало скорость, и устремился вперед, мимо причудливых голограмм.
        Опять включилась запись экскурсии, посвящая игрока в подробности развития игровых технологий, биокомпьютеры, цифровую реальность. Особо затрагивалась тема бесконтрольного переноса сознания в цифровой мир, что стало причиной запрета виртуальных систем во многих мирах. За этим последовал рост популярности методов локального искажения реальности, и рост влияния Комитета.
        Прежде чем сообщение закончилось, платформа покинула коридор.
        Мик оказался в полной, непроглядной темноте. Он попытался слезть с платформы, пошарил ногой внизу. Пусто. Следовательно, новый отсек имел ту же форму, что и космическая сфера. Наемник напрягся. Он не видел индикатора, но слышал клокотание ману со всех сторон.
        Луч прожектора выхватил из темноты странный объект. Огромный, иссиня-черный корабль в форме когтя. По его поверхности побежали разноцветные огоньки. С отвращением, игрок заметил, что макет спутника покрывает целая стая булькающих уродцев.
        Он выпустил силовую волну, и она с грохотом врезалась в макет, даже не поцарапав его. Твари успели разбежаться из под удара. Слишком далеко.
        - И как ты прикажешь с ними разбираться? - проворчал Мик.
        Ману тоже не могли на него напасть, но они определенно что-то задумали. На глазах у Мика некоторые монстры свернулись в плотные клубки, образуя что-то вроде кокона. Опытный наемник догадался, что, скорее всего они отращивают себе способы добраться до него.
        Громогласный голос экскурсовода вещал о возможностях Игротеки, и об ее единственной слабости - жесткой привязки к интеллектуальным возможностям владельца, и физическим константам среды его обитания. Зажегся свет, и игрок увидел, что отсек просто кишит чудовищами. Большая часть образовала коконы, и к огромному неудовольствию Мика эти коконы росли.
        Бойцу не хотелось этого делать, но, похоже, выбора другого у него не было. До тех пор, пока мелкие мерзавцы не отрастили крылья, нужно было что-то предпринять. Ему срочно нужна была какая-нибудь дальнобойная атака по площади.
        Мик тяжело вздохнул. Все же придется отменить действие печати чистоты. Вторую он разломил перед тем, как войти в музей. С тех пор, прошло всего полтора часа. Оставшееся время он проведет не в самой лучшей форме, а перед этим еще десять минут пробудет в состоянии полной трансформации. Только так, он сможет разблокировать необходимое умение.
        Свеча была готова. Боец поджег ее, и быстро окружил свою голову водяным пузырем, стандартным заклинанием из маленького свитка, который можно было купить на каждом углу. В полной трансформации, он не сможет какое-то время нормально дышать.
        Началось стремительное превращение. Артефактная броня, сделанная на заказ, тоже видоизменялась, чтобы соответствовать. Руки Мика трансформировались в два чешуйчатых щупальца. Голова вытянулась, разглаживая лицо, и превратилась в свисающий лиловый хобот, покрытый ворсистыми жабрами. На спине выросли два таких же лиловых гребня. В результате влияния меток и своего тотема, наемник превращался в жуткую помесь между ядовитым морским слизнем и змеей. Если бы него был рот, он бы кричал от боли. Наконец, его ноги срослись с поножами, трансформируясь в один длинный, закованный в бронзовый панцирь хвост. На этом трансформация была окончена.
        Нельзя было терять время. Почти бессознательно, Мик начал подготовку к атаке. Враги почти закончили собственное првращение. Некоторые твари вылезли из коконов, и пытались неуклюже разогнаться и воспарить на кожистых крыльях.
        Вокруг Мика сформировалась многослойная сфера, почти такая же, как кокон ману, но состоявшая из тысяч и тысяч мелких шариков-икринок. Усилием воли, он подал мысленный сигнал, и сфера расширилась, покрывая слоем икры все вокруг. Отсек заполнил вонючий дым. Противники истошно завизжали.
        Тут же им была создана еще одна сфера, и атака повторилась. Боец не мог видеть, что происходит, поэтому продолжал натиск, пока не истекло время в этом состоянии.
        Мик постепенно, и все так же болезненно принимал все более гуманоидную форму, пока, наконец, не смог нормально видеть и слышать. Он с отвращением посмотрел на когтистые, покрытые лиловой чешуей руки.
        Ни один противник так и не смог долететь до него. Игрок огляделся. Все вокруг было усеяно маленькими дымящимися отверстиями. Кислота, содержавшаяся в икринках, прожгла даже стены отсека, и сделала непробиваемый макет приставки похожим на кусок пемзы.
        Повсюду валялись оплавленные, шипящие останки ману. Само собой, сейчас наемник не мог слезть и уничтожить головы тварей. Ему оставалось только надеяться, что такого тщательного растворения будет достаточно, чтобы они не могли вернуться. Или чего похуже. Смотритель, ведь, так и не сказал ему, что будет, если оставить голову целой.
        Мик убедился, что индикатор горит зеленым, сел в кресло и продолжил свой путь.
        ...
        Следующий отсек больше напоминал свалку. В полумраке Мик разглядел сваленные в кучу горы самых разных вещей, ржавые остовы машин, и даже нечто, напоминавшее останки космического корабля.
        Если ты слушаешь эту запись, скорее всего, ты добрался до выставки экспонатов из первых версий игры, созданных из людей и для людей. Мы не стали их уничтожать, все же есть какая-то ностальгическая ценность в таких вещах.
        Хм, если подумать, то такие поведенческие концепции мы тоже получили от вас.
        Можно сказать, что в этом зале собраны отжившие свое мечты человечества. Да, кстати, еще здесь полно оружия, недоступного в Параболе, и некоторые экспонаты еще могут работать. Я бы на твоем месте был осторожнее, а может даже вооружился бы.
        Мик слез с платформы около большого, аляповато покрашенного в кроваво-красный цвет грузовика. Машина выглядело как нечто из внешнего мира: наспех собранное средство защиты от нагрянувшего апокалипсиса. На вершине ее кабины красовалась угловатая пулеметная турель.
        Он посмотрел на себя в боковое зеркало. В мутном стекле отразилось лицо рептилии с блестящими черными глазами. Мик не любил этот облик, он предпочитал оставаться человеком. Но теперь ему придется провести в нем какое-то время. К тому же, защитные перки, которые дает такое строение организма, возможно, окажутся полезны, в сложившейся ситуации.
        Из любопытства, наемник решил залезть на крышу кабины. К его удивлению, сдвоенный пулемет оказался заряжен, и вполне готов к стрельбе. Он даже собрался опробовать его в деле, но передумал. Не стоило оповещать врагов раньше времени о своем приближении.
        Зрение Мика улучшилось, и он заметил странный блеск в куче хлама рядом с грузовиком, и, стараясь не издавать лишнего шума, он аккуратно спустился вниз. Разгреб какие-то металлические обломки, и вытащил на свет странной формы пистолет. Раньше наемник никогда не видел такого оружия. Со своими округлыми формами, пистолет даже близко не походил на грубые поделки, используемые во внешнем мире. Без сомнения, это было оружие, способное соперничать с лучшими образцами из Старого Мира.
        Единственное, что смущало Мика, это ядовито-розовая окраска некоторых деталей корпуса. Ну, может быть еще оборванная цепочка, крепившаяся к магазину.
        Вот эту штуку точно стоило проверить в деле. Мик обошел гору мусора, сверился с индикатором, и убедился, что заражение в отсеке присутствует.
        Вскоре, ему на глаза попался первый противник. Этот ману значительно отличался от встреченных ранее. Он выглядел как низкий, невероятно тощий человек, с вытянутой птичьей башкой, обтянутый в морщинистую синюшную кожу. На левой руке, он нес нечто вроде широкого костяного щита. Мик пришел к выводу, что так твари решили адаптироваться к его ультимативной кислотно-ядовитой атаке. К сожалению, для них, пользоваться ей наемник уже сегодня не будет.
        Мик прицелился во врага, держа пистолет двумя руками. Игровых навыков владения стрелковым оружием у него не было, но он знал, что надо делать.
        В любом случае, прокачанная сила должна была компенсировать возможную отдачу.
        Наемник нажал на упругую кнопку, располагавшуюся на месте спускового крючка.
        Из ствола вырвался комок зеленоватого света. Враг даже не успел поднять голову, прежде чем на его боку появилось расширяющееся, круглое отверстие. Снаряд словно разорвался, столкнувшись с целью, почти разделив ее на две неравные части.
        Не теряя времени, Мик избавился от головы ману. Выйдя на небольшое открытое пространство между кучами хлама, он заметил коконы. Убитый враг был первым, кто очухался после стремительной, вынужденной эволюции.
        Боец методично прошел по свалке, разрубая и отстреливая раскрывающиеся коконы. Визжащие твари выпадали на пол. Скованные какими-то мерзкими мешками и трубками. Неуклюже озирались в свои последние секунды. Мику даже показалось, что ману в этот момент испытывали страх, и это принесло ему какое-то глубинное удовлетворение. Мутирующие ублюдки успели порядком надоесть ему, кроме того, заставили пойти на то, что он так сильно не любил делать.
        Ему пришлось порядочно побегать по свалке, разыскивая последних оставшихся монстров, но, в конце концов, индикатор загорелся зеленым.
        Очертания люка следующей выставочной комнаты навели бойца на мысль о том, что там его снова ждет сферическое помещение с внушительным макетом, повторить трюк из прошлого зала уже не удастся.
        К счастью, из этой ситуации быстро нашелся выход. Пока платформа набирала скорость, Мик вернулся к грузовику и аккуратно, стараясь не повредить турель, растворил кусок крыши прямо под ней. Затем, он догнал платформу, и использовал слабенький плавящий яд, намертво склеил две поверхности.
        Сделал тестовый выстрел. Светящаяся пуля пронеслась через зал и разметала нагромождение покореженных железок у замковой стены. При этом, пулеметная лента не сдвинулась и гильза тоже не вылетела. Мик понадеялся, что это признак бесконечного боезапаса.
        В следующий зал он въехал вооруженным до зубов и готовым ко всему.
        Кресло остановилось метрах в двадцати от входа. Мик увидел, что теперь движется по монорельсу, проложенному поперек исполинской трубы. Индикатора он не нашел, да и врагов тоже не заметил. Раньше, они всегда выдавали себя звуками.
        Полагаю, ты добрался до зала с когнитивными эмиттерами.
        Мик аж вздрогнул.
        На самом деле, это прекрасно. Ты уже почти в конце пути, осталось еще пара выставочных отсеков кроме этого, и потом зал с генераторами. Но перед этим, тебе придется немного задержаться здесь.
        Вокруг не было ничего, кроме монорельса. Труба на всем видимом протяжении оставалась абсолютно гладкой, лишь где-то наверху мерцали неясные огни. Оглянувшись, наемник заметил хлипкую служебную лестницу, уходящую вверх, у самого входа.
        Тебе нужно подняться по лестнице, и кое-что сделать с эмиттерами, которые там висят. Сейчас, они настроены на то, чтобы не давать ману закрепиться в трубе, но, как видишь, это не помешало им перебраться по рельсам в первую секцию. Они упорные ребята. Так вот, чтобы этого не произошло снова, ты должен будешь активировать эмиттеры на полную мощность.
        Мик пожал плечами, и направился к лестнице.
        Полагаю, ты сейчас задаешься вопросом: почему я не сделал этого сразу? На то есть важная причина... Да, можно и так сказать.
        Смотритель замялся, будто все никак не мог подобрать слова.
        Послушай, то, что я сообщу тебе сейчас, может прозвучать довольно странно, и, если честно, я даже не могу просчитать и предсказать твою реакцию. Но так как нам в данный момент, критически важно чтобы ты знал, что именно придется испытать, выхода другого нет.
        Мик уже поднимался по лестнице. Его слегка смутили слова Смотрителя, но темп он не сбавил.
        Ты когда-нибудь задумывался, почему в Параболе все так, как есть? Технически, это ведь просто огороженный участок территории, на котором действует игровая механика.
        Наемник не очень понимал, к чему именно клонит голос. В игровой механике и заключался весь секрет. Здесь было тепло, светло, можно было стать сильным, можно было просто жить, а не выживать, как снаружи. А еще, здесь не было смерти.
        Наверху, находится несколько таких больших штук, похожих на лампы. Это эмиттеры сигма-волн, и они поддерживают в игровой зоне нормированный уровень излучения. Ты спросишь: что такое сигма-волны, и зачем так нагнетать? Все просто: это излучение влияет напрямую на сознание человека, и скажем так, подталкивает его к выбору определенной социальной роли. Не сильно, но ощутимо.
        Мик слушал очень внимательно. Не нравилось ему все это.
        Во-первых, они вносят некоторые изменения в вашу мозговую деятельность, облегчающие вхождение в игру, взаимодействие с интерфейсом и все прочее. Во-вторых, ну подумай сам: здесь живет пятьдесят миллионов человек. Люди, которые уже жили здесь, когда появилась приставка, их потомки, бесчисленное количество игроков, что пришли позже. Заметь, у нас очень мало естественной убыли населения, ведь Парабола нетленна. Это очень, очень много людей. Представляешь, какой хаос бы разверзся, если бы каждый из них стал максимально прокаченным героем?
        Неужели, игра промывает им мозги? Мик задумался об этом. Он уже забрался на самый верх, и перелез на прочную металлическую сетку. Перед собой, он увидел три больших, тусклых лампы.
        Это не управление сознанием, в таком случае все люди в игровой зоне были бы просто марионетками, но в чем тогда был бы смысл? Кроме того, такая практика шла бы в разрез с принципами Конгломерата. Как ты уже знаешь, самая большая ценность Камуроги, это свобода.
        - Вот тебе и свобода, - проворчал наемник.
        Подавляющее большинство обитателей Параболы это гражданский персонал. Без них не было бы игры, так как они создают необходимый фон для игроков. Ты ведь знаешь, игрокам нужно что-то есть, где-то спать, как-то отвлекаться от игрового процесса. Кто-то должен создавать экипировку. А еще им нужны истории, приключения и принцессы, которых нужно спасать от драконов.
        Под каждым эмиттером висела небольшая панель с оранжевыми квадратами, на черном, клечатом фоне.
        Эмиттер помогает выбрать социальную роль, и придерживаться ее в зависимости от личности и предпочтений человека. Но ты не думай, эти изменения совершенно не абсолютны. Сегодня ты игрок, но завтра можешь все бросить и возделывать поля где-нибудь в Секторе Саванн, и тоже быть полезным обществу. А после завтра снова станешь игроком. Это вопрос силы воли и внутренних амбиций. Если они у тебя есть, сигма-волны на тебя практически не влияют, лишь поддерживают. Как видишь, это способ отсеять целеустремленных, и тех, кто смирился со своим местом в жизни. И это очень важно, так как без этого люди бы не создавали здесь королевства и организации, не устраивали войны и не плели бы интриг.
        Это мир, который помогает людям создавать сам себя. Это Воля Параболы.
        На самом деле, Мику было плевать. Себя он считал вполне целеустремленным. Что, если какой-то дурачок не выдержит трудностей, и останется крестьянином. Разве это проблемы Мика? Игра дала ему дом, заработок, славу и успех. Все остальное не важно.
        Зачем я тебе все это рассказал. Как ты уже понял, сила воли помогает защититься от сигма-волн. Но только в определенных пределах. Перед тобой три экрана, ты должен составить все светящиеся клетки на них в одну колонку. Слушай внимательно: после этого, излучение в отсеке станет очень сильным, и ты тоже окажешься под его влиянием. Но, так как ты теперь в курсе, из-за чего все происходит, тебе всего лишь нужно сконцентрироваться, и осознанно сопротивляться.
        Эффекты ослабеют, когда ты покинешь отсек. До тех пор, постарайся держать себя в руках. Удачи!
        Мик коснулся первого экрана и перетащил оранжевую клетку на середину, замыкая колонку. Лампа стала гореть гораздо ярче. Игрок ничего особенного не почувствовал. Уверенно, он включил и второй эмиттер. Ничего не произошло.
        И вот тут, Мику стало немного страшно. Вдруг, он уже ощущает эффекты, но не может понять, в чем именно они проявляются?
        Третью лампу он уже активировал дрожащими руками.
        ...
        Мик пришел в сознание.
        Он лежал спиной на монорельсе, изогнувшись прямо над бездной, а вооруженная платформа бесстрастно двигалась по направлению к нему. Наемник не помнил, что именно произошло наверху, но был уверен, что активировал все эмиттеры. Видимо, не справился с психическим напряжением. Оно и сейчас давило на него. Давно он не испытывал ничего настолько неприятного. Внутри будто просто сжался комок из всего плохого, что было в его жизни.
        Боец весь напрягся и уцепился за рельс. Нужно было убираться отсюда и поскорее. Как бы эти штуки не влияли на него, здесь, внизу, это можно было, по крайней мере, перетерпеть. Мик встал, ожидая пока подъедет кресло.
        Не обнаружил пистолета на поясе. Осмотрел лопнувшее кольцо на застежке и пришел к выводу, что пистолет откололся при падении и улетел на дно трубы. Если у трубы было дно. Досадно. Очень досадно.
        Мик потер затылок, где-то в глубине души осознавая, что на него это не похоже, и что раньше он не стал бы так расстраиваться из-за какого-то оружия, пусть и уникального. Воля Параболы что-то с ним делала. Впрочем, как и со всеми остальными, как выяснилось.
        Ему действительно стало лучше, когда он покинул трубу с эмиттерами. Платформа доехала до центра небольшого помещения, почти такого же, как и самый первый отсек на входе. Дальше пути не было.
        Впрочем, врагов тоже. Отсек был чист. Видимо, излучение загнало их обратно в гнездо, около генераторов. А значит, турель ему не пригодится. Не может же он тащить ее на себе, и одновременно стрелять. Только если, придется отступать сюда, но бойцу не хотелось, чтобы до этого дошло.
        Лучи прожекторов за спиной Мика оказались направлены на большую карту, растянутую во всю стену.
        Континент. Когда-то он был частью еще большего континента, но теперь на западе тоже находился океан, а юг превратился в бесконечные россыпи мелких островов. Игротека освещала северо-восток континента - обширную территорию к северу от причудливого полуострова и сам полуостров. Парабола. Когда-то край вечной мерзлоты и болот, а теперь, цветущая земля.
        Очень надеюсь, что ты еще жив. Хотя, иначе бы ты не слышал моих посланий. Ты добрался до финальной точки. За этой картой, находится выход из игровой зоны. Но ты ведь не собираешься уходить? У нас здесь еще есть дела. Найди на полу люк, и спускайся к конденсаторам. Механизм там такой же, как и в прошлый раз, только без психического урона. Зато, там есть гнездо этих тварей.
        Постарайся не попасть к ним в лапы.
        Мик без проблем нашел люк, и перешел в мрачный тоннель, крепко сжимая меч в руках.
        ...
        Тоннель спускался все ниже. Мик даже представить себе не мог, что у небольшой по сути летающей станции могут быть такие глубины. Помимо странной архитектуры энергетического отсека, наемника так же напрягало изменившееся поведение врагов. Человекообразные ману теперь избегали его, бросались, а потом останавливались на полпути, и делали прочие странные вещи.
        Игроку начало казаться, что они просто заманивают его вглубь, но, не смотря на это, ему все же нужно было идти вперед.
        За очередным поворотом бесконечного тоннеля, наемник обнаружил вход в гнездо. Или так ему показалось. Мерзкая белесая плоть облепила стену. Внутрь вела глубокая нора, в то время как тоннель продолжался в другом направлении. Нора будто бы уменьшалась, но постепенно, едва заметно.
        Лезть внутрь Мик не стал, - слишком велик был шанс пораниться обо что-нибудь. Нормальный путь должен привести его туда, куда нужно. Чтобы не попасть в ловушку от противника, пришедшего со спины, он оплавил и запечатал нору. Пока кислота проедала плотные наросты, откуда-то из глубин отсека раздавался отвратительный, агонизирующий вопль.
        Когда, Мик наконец добрался до панелей управления, за которыми были расположены энергетические стержни, ману там почти не осталось. Они продолжали бежать, не вступая в бой. Останки плоти и гнезд теперь таяли на глазах. Наемник даже ни разу не взмахнул мечом, но будто бы уже одержал победу.
        Чувство какого-то неясного подозрения зародилось у него внутри, и с каждый минутой росло все сильнее. В тот момент, когда он занес руку, чтобы активировать генераторы это сомнение достигло своего максимума. Что-то здесь не сходится. Что произошло с ним в трубе? Почему ману бегут от него, а гнездо рассыпается? Разве его задача не в том, чтобы справиться с ними? Или достаточно было увеличить излучение? Но почему тогда...?
        Вопросов у Мика было гораздо больше, чем ответов. Он вспомнил, что за несколько лет работы почти разучился задавать их. Что это? Еще одно последствие облучения сигма-волнами? Если да, то оно очень опасно для его профессии.
        Он принял квест. Ему заплатят. Больше ничего не должно иметь значения.
        Боец запустил генераторы. Мезоны невиданных энергий побежали по стержням. Станция будто наполнилась жизнью. Где-то зажужжали тайные механизмы, запищали десятки, нет, сотни индикаторов на стенах.
        Единственное, чего Мик больше не слышал, это клокотание ману. И это, почему-то пугало его до дрожи в мускулистых ногах.
        Что-то зашевелилось.
        Он почувствовал движение, под пленкой уже практически затянувшейся раны на животе, нанесенной роботом. Что-то находилось внутри него. Тело Мика пронзила дикая, режущая боль. Он не удержался на ногах, и плюхнулся на четвереньки.
        Нужно было вернуться в комнату с картой. Определенно, нужно было. Они что-то сделали с ним. Ранили. Возможно, когда он бродил по свалки, потому что ни до, ни после этого боец настолько близко не контактировал с чудовищами.
        Теперь, все системы станции должны были работать. Смотритель пробудился, по крайней мере, должен был.
        Мик шел, оперевшись на стену. Когда отказали ноги, он начал ползти. На его пути не осталось ни следа от еще недавно заполонивших здесь все врагов. Все силы наемника уходили на то, чтобы превозмогать боль. Не такую, к какой он привык в Параболе. Более четкую, яркую, направленную.
        Настоящую.
        Целебные склянки не останавливали потерю здоровья. Цвет покидал его, по чуть чуть, с каждым движением. Мик выпил почти все, что оставались у него, пока не смог, наконец, доползти до люка, и выбраться из него, повалившись прямо к ногам парня в желтой робе.
        Затуманненым взглядом, Мик едва разглядел гигантскую золотую ворону у него на плече.
        - Привет, - сказал парень. - Рад, что ты еще держишься.
        - Помоги... - прохрипел Мик, хватаясь за ногу Смотрителя.
        - Конечно, конечно. Это меньшее, что я могу сделать для того, кто помог нам справиться с этим дурацким вирусом. Эй, эй! - он наклонился и похлопал Мика по лицу. - Не отключайся, иначе все пойдет насмарку. Тебе нужно продержаться еще совсем немного.
        - Что... что со мной? - Мик держался. Он продержится, сколько нужно. Но знать, что именно происходит, не помешает.
        - Понимаешь. - Смотритель потер затылок. - У ману есть что-то вроде ядра. Даже не так. Это ядро и есть ману, а вся та дрянь, лишь их отражение в нашей материальной плоскости.
        Он протянул руки и схватил Мика, помогая ему подняться. Наемник стоял спиной к карте, но отчетливо слышал, как та пришла в движение.
        - Так вот, это ядро и есть та штука, которая пролезает сюда, когда наши манипуляции вызывают разрыв. И избавиться от нее почти невозможно, а если этого... оп! - он повел наемника к расширяющейся полосе цвета. - Этой дрянью тут все обрастет, будто плесенью. Метафизической плесенью, но все же. Так что, большое спасибо тебе, что спас нас от такой проблемы.
        - Вы... вылечи меня. Почему мне... так больно?
        - Могу представить. Ядро сейчас пытается понять, как именно оно оказалось у тебя внутри и как ему жить с этим дальше. Но пока ты еще в сознании, повторного заражения не произойдет. А до тех пор, мы вынем из тебя эту гадость.
        - Что... насчет награды? - услышав, что ему помогут, Мик немного успокоился и перешл к следующему по важности вопросу.
        - Получишь свою награду. Причем такую, до которой тебе при обычной игре еще пилить и пилить бы. Так что, гордись.
        Створки карты окончательно распахнулись. За ней виднелись заснеженные горы, и зеленое радиоактивное свечение в небе.
        - Это же тундра, - удивился Мик.
        - Она самая. Никогда там не был.
        - Что...? Почему...?! - наемник понял, что его ждет. - Я против! Я не собираюсь покидать игру! Ты обещал меня вылечить!
        Он попытался оттолкнуть Смотрителя, но направленные удары прошли через сотрудника Администрации, как сквозь воздух.
        - Это и есть лечение. Ману не сможет выжить за пределами игровой зоны, так что, как только ты окажешься снаружи, ядро полностью растворится, и больше никак тебе не повредит.
        - Нет, нет! Здесь моя жизнь! Я не могу! - Мик попытался взмахнуть мечом, но выронил его.
        - Другого способа нет. Я обязан был искоренить вирус, и кроме как заманить его в тело сильного игрока, и выкинуть на мороз, больше ничего не придумал. - Смотритель искренне посмотрел на Мика, и взял его за запястья, останавливая истерику. - Мне жаль, но для тебя игра окончена. Но ты сохранишь силы, и все свои способности. Так что, я не обрекаю тебя на смерть.
        Мик осознал, что стоит спиной к открытому проему. Боль вновь усилилась, и он едва не потерял сознание.
        - Просто считай, что прошел последний уровень раньше всех. - Смотритель пнул его в грудь, выталкивая наружу, прежде чем это произошло.
        ...
        Курьер, подхвативший Мика, пока тот был в воздухе, выбросил его на снег, недалеко от одной из платформ. Боль немного стихла, и помутнение сошло, но не полностью. Бывший боец сумел опереться на руки и слегка привстать. Теперь, его окружала бескрайняя ледяная пустыня.
        Мужчина пока что не мог уместить в голове ту вселенскую несправедливость, что с ним произошла.
        Хромая, он подошел к платформе. Бродил вокруг нее, жал на кнопку. Никто не отзывался. Игра действительно закончилась для него.
        Некто громко фыркнул за спиной, обдав Мика волной гнилостного дыхания. Тот повернулся, и начал рефлекторно вытаскивать меч из ножен.
        Мамонты. Четыре мамонта возвышались над бывшим наемником, смотрели на него красными от голода глазами. С острых клыков, горячая слюна капала на снег.
        Мик заметил, как зашевелился наездник в седле. Закутанный в несколько слоев толстой, меховой одежды карлик спрыгнул вниз. Поднял руку и указал на Мика острым, костяным пальцем.
        - Идем, - не терпящим возражений тоном сказал наездник.
        ИНТЕРЛЮДИЯ 1
        
        С тех самых пор, как предок человека слез с дерева, взял в руки палку и организовал в африканской саванне какое-никакое, но все же в общество, перед его собратьями и потомками возникла глобальная проблема: как найти в этом обществе свое, уникальное и заслуженное место.
        Шли годы, сменялись тысячелетия, среди диких мест выростали величественные города. Со временем, и они превращались в руины, а на этих руинах возникало нечто новое.
        Общество трансформировалось. А человек так и продолжал искать способы самореализации, даже когда небо обрушилось ему на голову (в некоторых регионах в буквальном смысле).
        Витя представлял собой идеальный пример человека, полностью приспособленного под определенный вид деятельности.
        Свое место в жизни он нашел легко, а заняв его, был готов приложить все усилия, чтобы этот выбор отстоять, и убедить сомневающееся большинство в его разумности.
        Он стал профессиональным ассистентом для разнообразных руководителей. По мнению Вити, для молодого гуманитария просто не было лучших вариантов трудоустройства, кроме как стать мальчиком на побегушках у какого-нибудь солидного человека (а лучше дамы), купаться в лучах успеха начальника и собирать бонусы, при этом, не неся практически никакой отвественности.
        И хотя завистники звали его подкаблучником, лентяем и прихлебателем (не за сам факт работы на подобной должности, а лишь за выбранный Витей стиль этой работы), он был счастлив. Чай не самовар, чтобы всем нравиться.
        У него была отличная зарплата, отличное жилье (хоть и съемное), неплохая машина и другие признаки успешного жителя столицы начала двадцать первого века.
        Ничего из этого Вите бы не пригодилось, когда мир погрузился в безумный магический угар, но к счастью эту прекрасную эпоху ему было суждено пропустить.
        Провинившись перед очередным большим начальником, он был сослан в двухнедельную командировку на Дальний Восток, где случайно провалился через временную воронку.
        Так закончилась жизнь Вити в старом мире, и началась совершенно новая. В ней, он благодаря удачному стечению обстоятельств занимался тем же самым.
        Иногда, даже самые фантастические происшествия не вносят в жизнь человека значительных перемен.
        ...
        Парень вызвал меню, и взглянул на часы. Без двадцати два.
        Явиться с отчетом в пирамиду он должен был еще в полдень, но на его пути неожиданно возникла преграда. Угол оживленного перекрестка, через который он каждый день ходил на работу, именно сегодня стал ареной для стихийной битвы питомцев.
        Какой-то бомж объявил себя городским чемпионом, и бросил вызов всем желающим. А уж после того, как первый принявший вызов мужик проиграл в битве с дохлой кошкой, собралась толпа и простая схватка переросла в импровизированный турнир.
        Витя, как яростный фанат битв питомцев (ведь в них не надо было таскаться по диким местам и самому получать по лицу), не мог такое пропустить. Своего питомца он любил и ценил. И просаживал на его прокачку кучу денег. Это была мелкая, рыжая тварь, похожая на помесь белки и кенгуру в доспехах.
        До финала они не дошли и с дохлой кошкой не сразились, но два боя выиграли, поэтому теперь у Вити стало чуть больше опыта, чуть больше денег, но зато появились неиллюзорные перспективы получить нагоняй от руководства.
        В последнее время, начальница вела себя довольно нервно, что Витю удивляло. Не смотря ни на что, войну-то они выигрывали, ресурсов становилось все больше, как и территорий. Никаких проблем, короче говоря, живи и радуйся.
        Лифт привез его на верхний этаж перевернутой пирамиды, висевшей над центром города. Отсюда, клан Прежних диктовал свою непреклонную железную волю всем остальным кланам и гильдиям Параболы.
        Здесь все выглядело точно так же, как и на любом другом административном этаже, любого офисного здания, когда-то стоявшего в центре города. Внизу, на облагороженных улицах еще можно было встретить человека в доспехах и с мечом, или монструозного игрока с низким Вирдом, то в штабе клана ходили только в смокингах, брюках и другой деловой одежде. А уж понижать Вирд, клановцам вообще было запрещено. За это сбрасывали и изгоняли со всех территорий Прежних.
        Вите эти правила нравились, впрочем, как и вся внешняя эстетика клана. В пирамиде он чувствовал себя как дома. Здесь даже был самый настоящий кулер с питевой водой. И совсем не важно, что сделан он был высокоуровневым кузнецом, а за уровнем воды следила документовед, развившая соответствующую метку. Главное, что все работало.
        Парень вошел в приемную, и громко хлопнул папкой с документами по столу секретарши.
        - У себя?
        Девушка вздрогнула, сняла с головы золотую раковину, заменявшую наушник. Она надменно посмотрела на Витю.
        - Она тебя еще два часа назад ждала.
        - Знаю. У меня возникли трудности.
        Секретарша недовольно хмыкнула. - Заходи, чего встал. У нее сейчас этот мужик из отдела обороны, но тебе же типа можно входить без стука.
        - Завидуй молча, - пробурчал Витя, и направился к украшенной драгоценными камнями двери. Что он подумал про секретаршу, вернувшуюся к своим обязанностям, лучше не произносить.
        Он тихонько отодвинул створку, чтобы не привлекать к себе много внимания, и протиснулся в темный кабинет. Начальница мельком глянула на Витю своими сверкающими зелеными глазами, отметив его присутствие, и продолжила вимательно изучать стопку бумаг, которую принес директор отдела обороны.
        Сам же директор, пожилой лысеющий мужчина в смятом пиджаке, совсем не похожий на своих подчиненных (набранных из настоящих солдат и офицеров), потел и трясся стоя около светящейся доски - единственной вещи, хоть как-то разгонявшей мрак.
        - Так вот, - продолжил директор. - Я могу с уверенностью сказать, что захват Цветущей рощи, а так же прилегающих к ней локаций, включая уникальное подземелье Колодец Вечности, лишь вопрос времени, - он стер пот со лба - Противник, судя по всему, также не рассчитывает сохранить юго-запад Восточного сектора. Их лучше силы, включая высокоуровневых магов были переброшены ко входу в сектор Дикий.
        - Угу, - кивнула начальница. Директор, видимо, надеялся, что она задаст ему какой-то конкретный вопрос, но этого не произошло. Мужчина растерялся, и начал быстро листать собственную презентацию, в поисках нужных слов.
        - Вот, - протянул он. - Что касается вопросов магической защиты, и новых разработок в этой области. В отчете аналитического отдела, было выдвинуто предложение разработать дополнение к приказу о векторах развития живой силы, и в разговоре с директором отдела планирования...
        - Андрей Петрович, опять вы об этом! - женщина утомленно вздохнула.
        - Анастасия Юрьевна, я, как и многие наши коллеги, считаю что пренебрежение бонусами, которые предоставляет низкий уровень Вирда стратегически неверно. Это дает противнику неоспоримое преимущество, которое едва компенсируется нашими технологическими возможностями.
        Анастасия закрыла лицо руками, а затем холодно и монотонно ответила. - Технологические возможности это именно то, на что мы в свое время сделали ставку. Я думаю, именно в этом направлении нам и нужно двигаться. А поскольку я пока еще тут главная, я в очередной раз говорю вам, Андрей Петрович: оставьте все эти ваши закулисные беседы. Людей с Вирдом ниже восьми я в своем клане не потерплю.
        - Но ведь речь идет всего лишь о тех, кто сражается на передовой. Я же не предлагаю нам всем отрастить крылья и щупальца.
        - Я еще раз повторяю, эта тема закрыта, и этот вопрос больше не должен подниматься. Если узнаю, что вы и дальше продвигаете эти идеи, найду нового директора для вашего отдела. Кого-нибудь, кто уважает традиции клана. А вы тогда сможете спокойно вырастить себе любые части тела, какие вам захочется.
        Андрей Петрович замялся, видимо разрываясь между желанием поспорить и нежеланием и дальше злить руководителя. Вите тоже захотелось сказать ему пару приятных слов, за то что дополнительно вывел Анастасию из себя. Теперь, парню достанется еще и за косяки целого отдела.
        - У вас всё? - начальница захлопнула папку. Директор отдела кивнул, и поспешно покинул кабинет.
        - Витя, закрой дверь, - буркнула Анастасия. - У нас Андрей Петрович похоже в лифте родился.
        Помощник нехотя захлопнул створку. Последний лучик солнечного света исчез, и кабинет погрузился в еще более густую и вязкую тьму. Начальница всем говорила, что не любит яркий свет, и предпочитает полумрак. При этом, в ее кабинете всегда было хоть глаз выколи.
        Витю это нервировало всегда, но теперь, учитывая, что его сейчас совсем не собирались хвалить и гладить по голове, это волнение достигло уровня легкой паники. Ему даже показалось, что на потолке что-то шевелится.
        - Подойди, - все так же строго сказала женщина.
        - Анастасия Юрьевна, я...
        - Да, я в курсе, можешь не оправдываться.
        - Там просто, около дома был пожар, и...
        - Витя, блин, не зли меня. Ну, опоздал, но зачем врать? Я же тебя насквозь вижу.
        Помощник на секунду задумался, как она вообще может видеть здесь хоть что-то.
        - Опять влез в уличный турнир?
        - Да нет, я же говорю...
        - Прекрати. Аня из отдела продаж видела, как ты руководил боем, ровно сорок минут назад. И проиграл.
        У Вити опустились руки. Вот же стервы в этом отделе продаж на восьмом этаже. Такое впечатление, что они там собрались только для того, чтобы вредить лично ему.
        - Даже в своем хобби ты не преуспел. И зачем я тебя вообще держу, - наигранно вздохнула она.
        - Ну, Анастасия Юрьевна, я же выполнил поручение! Просто немного задержался.
        - Выполнил, говоришь? - вздохнула женщина. - Давай сюда.
        Она выхватила у Вити папку с документами, и какое-то время разглядывала их, а затем спросила:
        - Это всё?
        - Человек, с которым вы приказали встретиться, больше ничего мне не передал.
        - Вот как...
        Анастасия встала из-за своего стола, и медленно подошла к толстым бархатным шторам, полностью закрывшим прозрачную стену пирамиды.
        - Скажи-ка мне, Виктор. Тебе здесь нравится?
        Витя несколько не понял вопроса, но посчитал, в силу своего характера и профессионального опыта, что, когда тебя спрашивают нечто подобное надо отвечать положительно, и фигурально выражаясь, целовать руководству ноги.
        - Д-да. - промямлил он. - М-меня все устраивает.
        - Вообще все? - удивилась Анастасия.
        - Н-ну как бы...
        - У нас тут красиво, конечно. Я постаралась сделать этот город таким, каким он мог бы быть тогда. Ты вообще, откуда родом?
        - Из Москвы.
        - Ах да. А я с Ростова, - женщина тяжко вздохнула. - Даже не знаю, что там сейчас происходит, и есть ли там вообще что-то. Не важно.
        Она повернулась к помощнику. Вите показалось, что глаза у женщины светятся, как у кошки. А еще, шевеление на потолке усилилось.
        - Хочешь сказать, тебе все нравится? И тебя не смущает, что вот это вот все, что мы тут создали, не настоящее?
        - Не знаю, - задумался Витя. - Вроде все как раньше. Не совсем, но жить можно. А на отличия закрыть глаза.
        Он вздрогнул, вспомнив те недолгие пару месяцев, которые он провел в очень странном поселении, к северу от границы Параболы.
        - Снаружи-то еще хуже. - Добавил он.
        - Вот и я о чем. Глаза закрывай, терпи, помни о том, что там хуже. Но подумай. Мы с тобой живем в городе, который выглядит как самый обычный, если не считать нашего офиса. У нас есть дороги, даже машины есть. Немного, но есть. Только делает это все один человек, и дома и машины. Делает из ошметков всяких чудищ, которые окружают город. А эти чудища бродят везде, и не только они, еще всякие безмозглые прокачанные бараны, типа нового Испытателя.
        Она ткнула длинным, наманикюренным ногтем в люб Вите. - Вот ты, Виктор, совсем не игрок, ты здесь не прижился, не прокачался. Повезло тебе, что я даю работу тем, кто из нашего времени. Ты простой человек, который просто хочет жить. Ты не хочешь играть ни в какие игры. Что тогда?
        - Н-ну многие живут и не играют.
        - Ага. Пашут на тех, кто играет. Выращивают еду. Торгуют, развлекают. Но что им еще делать? Вокруг одни опасности. Сегодня ты живешь в деревне, а завтра твою деревню спалит бешеный имбецил, которому взбрело в голову что он злодей. А после завтра придет такой же, который за тебя отомстит, но сдерет за свою работу с тебя последние деньги. Вот и получается, никакой стабильности.
        Вроде как живут. А вроде, как и нет. Ты же знаешь, у нас тут все от игроков зависит. На простых людей плевать всем, включая администрацию.
        - Как бы...да. Так и есть.
        - Но это неправильно. Я с этим явлением боролась много лет, и кажется, придумала, как исправить такую несправедливость. Но для этого, мне нужен ты.
        Витя аж похолодел. Это очень громкие слова. Следовательно, работы будет очень много, а вот чего ему точно не хотелось так это заниматься тяжелым трудом. Судя по тону начальницы, далее следовало что-то ответственное и безотлогательное.
        Анастасия дернула за веревку, и шторы распахнулись, заливая кабинет ярким солнечным светом, возможно, впервые за несколько лет. Витя чуть не ослеп.
        Когда он разлепил глаза, то несколько пожалел, что его внезапная слепота продлилась так недолго.
        Потолок действительно шевелился. Он был полностью скрыт слоем переплетенных извивающихся лент. Грязные, неровные, покрытые темными пятнами, они дрожали и змеились, совсем как клубок каких-нибудь кобр. Одна из лент свисала с потолка, и оказалась заправлена за пояс Анастасии.
        С некоторым отвращением, Витя понял что это бинты. Раньше, он видел эту женщину, только когда она сидела в темноте за своим столом, и даже когда Анастасия поднималась чтобы пройтись по кабинету, мрак скрывал эту ее деталь одежды. Помощник просто решил что она носит очень плотные колготки из местных материалов.
        Но сейчас, Витя отчетливо видел, что под одеждой, тело его начальницы туго обмотано бинтами, такими же жухлыми и грязными, как на потолке. Они полностью закрывали ноги ниже колен, выглядывали из под рукавов рубашки и из под воротника.
        Кое-что еще поразило Витю. В кабинете они оказались не одни.
        В углу, на шкафу сидел худой лохматый мальчик. Сидел неподвижно, только сверлил Витю взглядом своих больших кошачьих глаз. Как долго он там сидит? Помощник даже не заметил его присутствия. Может быть даже, он всегда был там, в темноте?
        Витя пожалел, что отключил функцию, которая показывала информацию о других жителях Параболы. Возникающие в воздухе панельки раздражали его, а так как игроком он не был, играть не собирался, а информацию о питомце можно было посмотреть и в самом меню, то и никакой необходимости терпеть постоянно всплывающие таблички у него не было.
        Анастасия заметила волнение своего помощника, и сменила холодный тон, на более ласковый.
        - Не бойся, Виктор. Прости, что скрывала кое-что от тебя, но сам понимаешь. Корпоративный секрет.
        - А-ага. - только и смог выдавить из себя Витя.
        Женщина подвела его к окну, из которого хорошо просматривался весь город, включая внушительные орудийные батареи на его границах. Дальше простиралась заросшая золотой травой саванна.
        - К чему я завела этот разговор. У меня есть к тебе одно очень важное поручение.
        - Я готов, - неуверенно ответил Витя. Что он еще мог ответить? Работой ведь он дорожил.
        - Не сомневалась. Я рада, что у меня есть такой ответственный сотрудник. Как ты уже наверняка понял, дело будет трудное. Но я верю, что ты справишься. На кону счастье и благосостояние всех наших людей. А может быть и всех людей в мире, кто знает.
        Женщина широко улыбнулась, и подозвала мальчика к себе. - Подойди сюда, дорогой.
        Мальчик легко и бесшумно спрыгнул со шкафа, который был почти втрое выше его самого, и прыжками добрался до окна.
        - Знакомься, Виктор. Это наш, можно так сказать, самый младший научный сотрудник.
        Витя поглядел на мальчика вблизи. Это был обычный ребенок, одетый в безразмерную майку и шорты. Обычный, если не считать густые, черные волосы больше напоминавшие шерсть, и в целом звериные черты. Помощник сразу понял, что вирд у пацана несколько меньше, чем восемь. Да и насчет Анастасии Юрьевны он был уже не очень уверен.
        Витя почувствовал, что наткнулся на корпоративный секрет, который знать ему было совсем не обязательно.
        - Вместе, вы отправитесь на север Параболы. Насчет безопасности не волнуйся, отряд капитана Ершова пойдет с вами, они опытные бойцы. Ты должен доставить его кое-куда в целости и сохранности. Координаты узнаешь позже.
        - Если будет отряд, то зачем нужен я? Я ведь совсем не игрок? - спросил Витя, в надежде, что начальница еще раз подумает, и сочтет свое поручение нерациональным.
        - Кроме тебя некому. Ты все поймешь, когда вы доберетесь до места.
        Надежды Вити разрушились.
        - То есть, я должен просто отвести его туда, и все?
        - Конечно же нет. Нужно будет сделать еще одну важную вещь.
        - Что именно? Вы просто так говорите, загадками.
        Анастасия взглянула Вите прямо в глаза, и он снова почувствовал холод. Женщина, замотанная в бинты, теперь вызывала у него не благоговение (и, иногда разражение, когда грузила его работой) а самый настоящий страх.
        - Все просто, - улыбнулась она. - Вам нужно будет убить модератора.
        ИНТЕРЛЮДИЯ 2
        
        В жизни деревенского жителя Василия было не так уж много радостей.
        Когда-то, в свои молодые годы, когда он еще был, смел, щедр и крепок духом, он предпринял отчаянную попытку стать игроком, и подняться на пьедестал славы недоступный односельчанам.
        Попытка эта окончилась трагически для самооценки Василия. Покинув родимое село, он отправился в ближайшие холмы в поисках боевых подвигов и славы, где потерпел сокрушительное поражение, от населявших ту пастораль волков.
        Махать палкой тоже надо уметь, это все же реальность, хоть и игровая. Если бы так легко было стать игроком... В родном селе Василия таких не было. Заходили лишь пришлые.
        Потеря семидясети процентов опыта не огорчила Василия, ибо три четвертых от ноля все равно ноль. Надев стеганую броню, что была удачно выменяна у кузнеца за бутыль кукурузного самогона, он вновь отправился покорять волчьи холмы. Побежден он оказался, еще быстрее, чем в первый раз.
        Шли годы. Броня изнашивалась. Василий не молодел. Волки тоже не молодели, но в отличие от своего извечного противника, могли полностью обновить состав своей группы. Деревенский житель раз за разом огребал, и возвращался домой с тем же нолем в статистике.
        Иногда, ему хотелось обратиться к кому-нибудь прокачанному. Вступить в партию на пару минут, победить и стать хоть чуточку сильнее, чтобы дальше уже спокойно двигаться самому.
        Но затем, Василий смотрел в зеркало. Он думал о том, есть ли смысл вообще становиться игроком, если уж он даже такого не может добиться сам. Грустно вздыхал и шел дальше, заниматься своими делами.
        Годы продолжали идти. За это время он завел семью, и мечта стать одним из великих игроков постепенно угасла. Вместо нее, пришла мечта заработать денег для семьи, и переехать в какой-нибудь большой город, где есть перспективы, и нет ни одного волка.
        Переехать не удалось, зато удалось посетить один из оплотов цивилизации. На скопленные деньги, в городе, Василий купил у клановцев дешевую, самоходную машину.
        В деревнях таких чудес не видали. Много чудес видали, но чтобы таких. Правда, пообвыклись быстро. И пришлось Василию, каждый день возить деревенских, и заплутавших игроков через холмы в Дом Крестьянина, за десять зан. Больше никто не давал. Предпочитали ходить пешком.
        В жизни Василия было не так уж много радостей. Поэтому, когда он увидел, что с неба что-то стремительно падает, Василий резко свернул с курса, направив свою тарахтящую повозку через холмы, к месту, куда должен был упасть летящий предмет.
        От мужиков в таверне, Василий как-то услыхал, что бывает так, будто от неба откалывается кусок. Как они его там еще называли: Мыторит. И этот самый мыторит, можно очень за дорого продать залетным игрокам, ибо ценят они эти куски больше матери родной.
        В голове у Василия уже созрел план. Вот сейчас он заберет мыторит себе, и уедет, быстро-быстро, пока никто его не заметил, и находку не отобрал. А потом он спрячет камень где-нибудь в лесу. И потом, откроет местоположение этого клада только тогда, когда покупатель заплатит ему. Иначе, можно пасть жертвой беспринципного мошенника, или клановца и потом не докажешь ничего и никогда.
        И уж на такие-то деньжищи, можно всей семьей в город переехать, даже тещу взять с собой. И жить там, горя не знать. Катать на машине богатых горожан, и не вспоминать про Дом Крестьянина. А потом, он может даже купит в городе какой-нибудь магический посох, и уж тогда-то эти волки узнают почем фунт лиха.
        Василий мчался по холмам. Кусок неба мчался наверху, оставляя яркий, светящийся след в вечернем небе. Видно его, скорее всего, было отовсюду. Селянин выжимал из своего транспорта все. Это был он, момент истины. Уж если сейчас человек и машина не приложат усилия, так им и оставаться на всю жизнь на селе.
        Мыторит очень быстро приближался к земле, и в какой-то момент, Василий понял, что от неба откололся не кусок, а хороший такой кусман, размером с машину, а может даже больше. Стоить такая дура будет как целый город. Прежде чем садовод успел разогнать мечты о будущих грандиозных покупках, и приняться за разумные мысли о том, как он будет уносить, и прятать камень такого размера, этот самый камень с оглушительным грохотом встретился с землей.
        ...
        В ушах у Василия не прекращался звон. Яркий свет ослепил его, а невесть откуда поднявшийся ветер перевернул машину. Старая развалюха укрыла своего хозяина от горячего облака пыли.
        Когда селянин наконец выбрался из под окончившей свой земной путь машины, ему открылась картина ужасных разрушений. Все вокруг, что могло гореть, горело. Кусок неба оставил в земле широченную яму. Забыв обо всем, Василий тут же ринулся к центру ямы, чтобы хотя бы отколоть от мыторита приличный кусок, пока игроки не прогнали.
        К своему огромному удивлению (и разочарованию), вместо камня, Василий обнаружил нечто вроде железной бочки, все еще красной от жара в некоторых местах. От бочки куска не отломишь, она целая нужна. А целую он никак один не утащит. Да и кто ее купит? Мыторит, он ведь каменный. Из него можно магических штук понаделать. А из бочки что сделаешь? Бочка она и есть бочка.
        Василий сплюнул. Опять не повезло! А ведь только что, ему казалось, что жизнь налаживается. За эти пару минут он распланировал все свое невероятно светлое будущее. Эти мечты разбились о горячую железную бочку. Ну вот зачем она упала? Висела бы себе дальше!
        На округлом боку отворилась дверка, и оттуда выпало что-то неведомое, и шлепнулось лицом в горячую грязь.
        - Ох, епт! - воскликнуло нечто, и тут же взлетело, зависнув в воздухе. - Жарко-то как, елки! Ничего себе посадочка!
        Василий увидел перед собой самую настоящую звезду. Красную, и с пятью острыми концами, все как в старых книжках. Как расскзывал дед, такие иногда ставили на большие важные дома. Вот только у этой звезды, посередине был большой дергающийся глаз.
        - Э, че, а где руки? Где руки-то? - сказало существо, заливаясь смехом и осматривая себя единственным глазом. - Ниче себе, да тут и правда с генерацией персонажа косяки! Это че, я теперь вот такой? А как играть, блин?
        Пятиконечное существо поморгало, покрутилось на месте, что-то проворчало. - Не, ну а чо? А вот так? Не работает? Ничего себе ретро. Это ж кто тут такой живет?
        Василий завороженно смотрел на непонятное создание, упавшее с неба, и теперь разговаривавшее само с собой. Кто знает, какие у них там на небе причуды. Наверное, стоило убежать, но приступ любопытства не позволил садоводу сдвинуться с места.
        - Во дают, ваще. - хихикнуло существо. - Ладно, разберемся, мож тут можно где-нибудь внешность сменить, или подкрутить. Ну или так попробуем, поиграем, мож втянемся. Так-то, вроде жить можно. Мы ж с тобой кто? Профессионалы, нас такими сложностями не испугать!
        Глаз задвигался, а затем остановился на Василии.
        - О, смотри, меня тут встречают уже. Э, *фьють* отец, ты че там замер?
        Садовод даже не понял, что неведомая штука разговаривает с ним. Он продолжал стоять, и удивленно смотреть на небесного гостя.
        - Оте-е-ц! - существо быстро подлетело к нему, отчего Василий шлепнулся задом на остывающую землю. - О, так ты живой, а то че, я думал, тебя там паралич хватил, или что. Как тебя... А, Василий, первый уровень. Ну, здорово, че!
        - З-здравствуй. - буркнул Василий, отползая, на всякй случай к краю ямы.
        - Э, ты че, боишься? - искренне удивилось существо. - Эхехе, не боись, я ж добрый! Вот он может злой, - сказало оно, кивнув куда-то в сторону, - кто ж его знает, а я нет. Вот если бы ты был буйный, но ты ж вроде тоже не буйный. Не буйный же?
        - Н-нет. - Василию подумалось, что даже если бы он и был буйным и лихим, то в такой ситуации все равно не стал бы отсвечивать. Тут непонятно что у простых людей на уме, не то, что у штуки упавшей с неба.
        -Ну вот и зашибись! Меня зовут Дера-дека, но ты можешь звать меня просто Дека, а то че, мы ж с тобой тут по-простому встретились, че нам какие-то формальности. Ты, это, вставай, давай.
        В воздухе всплыла инфо-плашка.
        Дера-дека - Декарабия - Уровень 1
        Садовод поднялся на ноги. Неведомая тварь вела себя странно, но вроде оказалась дружелюбной.
        Дека вылетел из ямы и закружился, осматриваясь.
        - Ух ты, ниче у вас тут погром, - он развернулся к Василию. - Ты это, извини, я тут походу вам поджег лес. Ничего не поделаешь, приставка ваша старая как космическое говно, пока переместишься, пока капсулу синхронизируешь, вся трясется, все глючит, пришлось входить по-старому.
        - Дак, я, это... думал что ты, это самое... моторит.
        Дека сощурил глаз, а затем разразился диким хохотом. - Ну ты ваще угарный, отец. И десяти минут в игре не прошло, а ты такое выдаешь, приколист блин. Ну какой блин «моторит», ну ваще. Думаю, сработаемся мы с тобой.
        Слово «работа» вызвало в пролетарском мозгу садовода Василия только одну ассоциацию: «оплата».
        - Так, я ж готов, что делать? - сразу оживился он.
        - Так ты еще и сговорчивый, не ну глянь на него, повезло нам с тобой, хорошего человека встретить. Мы-то с тобой как думали, они ток на консервы и годятся, а тут вон что.
        Василий не очень понял момент про консервы, тем более он не понимал, с кем именно Дека разговаривает. Но лишних вопросов задавать не стал.
        - Смотри, отец. Видишь капсулу? Надо бы ее в укромное место заныкать, а то, мне ж потом как-то улетать отсюда. Могут же спереть, и че потом скажут, нифига Дека дебил, в игре застрял, ну и отпишутся от канала.
        - Могут, еще как могут, - подтвердил Василий. - Народ у нас, ууу... предприимчивый.
        - Вот - вот. Так что ты это, давай там, махнись в райцентр за телегой, или че там у тебя.
        Василий глянул на останки своей машины и стало ему как-то грустно-грустно. Отчасти, потому что телегу придется просить у соседа, а с соседом надо делиться.
        Дека проследил за его взглядом, и радостно вскрикнул. - Ого, у вас еще и тачки есть! Ну я смотрю вы ваще прошаренные тут, отец! Так что ты это, давай, обеспечь транспорт. Я тут пока по округе послоняюсь, посмотрю, че есть.
        Дека быстро полетел прочь. Но на пол пути обернулся, и вывел своим криком Василия из ступора, в который тот впал. Селялин судорожно обдумывал как бы облапошить соседа.
        - Ты это, резче давай. Не подведи меня! Не забывай, на то, как мы тут с тобой корячиться будем, смотрят сорок обитаемых систем!
        ГЛАВА 1
        
        ТРОПИЧЕСКИЙ СЕКТОР. ПРИГОРОД ОССОРЫ
        Вычурные каменные истуканы купались в лучах рассветного солнца. Россыпи самоцветов на их шкурах сверкали, заливая пробуждающиеся улицы дождем разноцветных бликов. Торговец редкими материалами вышел из своего дома, пинком отгоняя от крыльца толстую патлатую собаку. Скотина (оказавшаяся очень неудачно вложившим очки в тотем игроком), покрыла хозяина дома последними словами и скрылась в сыром переулке. Над маленькими домиками, скрытыми в густой листве джунглей летал вытянутый дракон с криво намалеванными на чешуйчатых боках призывами вступать в местный клан.
        Именно этим прохладным утром, со стороны дороги тянувшейся сюда через джунгли и болота от самых Хрустальных гор, появилась малопримечательная группа игроков, которой было суждено в ближайшие дни внести (еще больший) хаос в жизнь обитателей столицы сектора.
        Возглавлял эту группу долговязый юноша, одетый в темную кожаную броню с яркими закрученными узорами. На глаза он натянул капюшон, видимо, чтобы скрыть гриву золотистых волос, плавно переходящую на спину, и широкие треугольные уши. В воздухе, прямо над его головой, видимый всем кружился значок, демонстрировавший особый статус. Скрыть этот символ, вызывавший в людях весь спектр чувств (от зависти и тяги к немедленному насилию, до обожания и завышенных ожиданий) юноша так и не сумел, хоть и старался.
        Сразу позади него, образуя щит от внезапной атаки в спину (а так же закрывая от гневного взгляда замыкавшей колонну дамы), с каждым шагом все глубже увязая тяжелыми ботинками во влажной, тропической земле шел огромный человекообразный жук. Старый рыцарь спал на ходу, а когда просыпался от резких звуков, погружался в ностальгические воспоминания о прошлом своей родины, куда и направлялась партия. Ему чудились болота, заросшие тростником, на месте которых вырос пригород столицы, и смех давно потерянных друзей детства. От видений прошлого жука еще сильнее клонило в сон, и он периодически начинал громогласно храпеть, чем сильно раздражал чувствительные уши командира.
        За спиной жука, не касаясь земли, плавно скользила вперед скульптура из светлого, сыпучего камня. На летящей прямоугольной тумбе расположилась фигуристая женщина, одетая в воздушную, облегающую накидку. Каменная женщина сидела в медитативной позе, положив руки на колени. Другой парой рук, она закрывала лицо, будто рыдала. У скульптуры были длинные волосы, широким веером закрывавшие ее спину, а за ушами торчали две пластины, напоминавшие здоровенные расчески. Отверстия между их зубьями периодически вспыхивали ярким светом, когда статуя издавала звуки.
        Время от времени, лидер партии озирался в сторону статуи, как бы проверяя, не делась ли она куда-нибудь во время перехода через реку, мост или оживленный перекресток по которому вели крупный рогатый скот. Его ожидания не оправдывались: статуя продолжала мерно плыть по воздуху, следуя за ним.
        В очередной раз, он прочел надписи на инфо-плашке, и недовольно скривил губы:
        Астра - Уровень 16 - Нечто/Камень
        Последней, держась около статуи, шла высокая девушка с белоснежной кожей, волосами, черными как вороньи перья и двумя короткими, но острыми рогами, торчавшими изо лба. На ее ярко-красном, полосатом платье из звериных шкур и темных, обтягивающих штанах, виднелись неряшливые, грязевые пятна. Этот факт ее чрезвычайно расстраивал и злил, что она и показывала всем своим видом, когда предводитель смотрел в ее сторону.
        Мимо пронеслась тройка оленей, за собой они тянули ладно сбитую деревянную повозку. Увидев значок Испытания, ехавшие куда-то воины в латах, надменно задрали носы. Испытатель поднял единственную руку, и интеллигентно показал им неприличный жест, как бы говоря, что он их тоже очень уважает.
        Переходя через мост над мелкой, грязной речкой Гриша внезапно остановился, так что Орсомир врезался ему в спину.
        - Эта штука еще идет за нами, - пробормотал Испытатель как можно тише. Старый рыцарь наклонил голову, чтобы лучше слышать его.
        - Что вполне естественно, Гриша. Ты ведь сам принял ее в партию.
        - Нет! - Гриша перешел на сердитый шепот. - Не было такого. Я нажал «нет». Ты это видел, Таня это видела, даже... - он оглянулся в поисках зверя. Животное резвилось в близлежащих зарослях. - Даже Бобр это видел!
        - Факт остается фактом... - спокойно ответил Орсомир.
        Испытатель ткнул пальцем ему в лоб. - Это сбой. Дурацкая игра просто отказывается работать без администратора!
        Начиная с того момента как им с Таней пришлось стремительно убегать из разваливающейся пещеры, сбои и глюки преследовали партию. Естественно, они были не одиноки в своих страданиях.
        Обновление приближалось, и с каждым днем игра все сильнее трещала по швам. Работа базовых алгоритмов чаще всего не нарушалась, но более сложные функции стабильно слетали, приводя к зачастую неожиданным эффектам.
        За два дня, до того как партия выбралась из болота, (больше напоминавшего бескрайнее гниющее море), во всех сводках новостей всплыло сообщение о высокоуровневом игроке, внезапно слившимся с табуном диких лошадей. Теперь, разум несчастного обитал одновременно в тридцати телах.
        Кузнец из Соболево обрел способность бесконечно копировать артефакты. Когда выяснилось, что дубликаты постепенно превращают носителя в точную копию игрока (вплоть до характеристики и воспоминаний), владеющего оригиналом, было уже поздно, и город заполнили клоны. После того, как они устроили побоище, выясняя кто же на самом деле настоящий, модератору пришлось установить карантин, и убивать клонов, пока они не откатились и не приняли истинный облик.
        В Морском секторе, игрок с меткой яда неожиданно потерял неуязвимость к собственным токсинам, и растворился на глазах у партии. А потом растворился еще раз, пока не потерял все связанные с меткой навыки, вместе с уровнями.
        Гришу такие вещи с одной стороны раздражали, но с другой, теперь, когда он был более или менее свободен в своих действиях, Испытатель пришел к одному интересному выводу. Ему показалось, что раз уж играть ему все равно труднее, чем всем остальным, значит, он имеет полное право срезать путь, и облегчать себе жизнь, пользуясь лазейками и возможностями, дарованными нестабильной игрой.
        Но вот новой спутнице он совсем не обрадовался.
        - Я уже молчу, какая она в принципе корявая, - Гриша недовольно фыркнул и проворчал. - На дворе две тысячи сотый с чем-то год, но мы в реальности, измененной инопланетными богами должны нажимать на летающие кнопки пальцем и перерисовывать бумажные карты в меню. А мне тут еще подсовывают всякое...
        Возмущенно, он в очередной раз посмотрел на Астру. Ему даже почудилось, что статуя слегка приоткрыла лицо.
        Прошлым вечером, эта странная женщина посетила их лагерь. Каким-то образом, статуя оказалась принята в партию, как первое дружественное существо, встреченное в окрестностях столицы. (Не смотря на заверения Гриши, историки и авторы биографий Испытателя считают, что он сам нажал не на ту кнопку, но так никогда этого и не признал. Администратор им судья)
        С тех пор, Астра путешествовала с ними, внушая необъяснимый ужас всем случайным прохожим и самому Грише (выгнать ее он тоже не смог, хоть и донимал справочную систему до зари). Остальные члены партии приняли нового соратника весьма благосклонно, на что Испытатель сказал, что они все сумасшедшие, и как только они дойдут до города, он всех к лешему выгонит. На что Таня ответила, что давно ушла бы сама, если бы могла, потому что Испытатель ведет себя как последний *неприличное слово, затерявшееся в веках*.
        - Не заводись. Этим делу не поможешь, - сказал жук наставническим тоном и положил панцирную руку на плечо Гриши. Но предводитель не унимался.
        - Ты видел ее статистику? А я видел! У этой штуки есть навык, который называется «Луч смерти». Я даже представить боюсь, откуда она их выпускает. Представь, если она ночью так же самовольно покинет отряд и давай лучами светить во все стороны! Вот так ляжешь спать, и проснешься мертвым! Нет, сначала проснешься мертвым, а потом проснешься в горах, без экипировки и уровней.
        Гриша попытался пафосно сложить одну руку на груди. - Вот тогда, вы помяните мою мудрость. Но будет поздно!
        Старый жук не придумал, как отреагировать на этот приступ паранойи, поэтому лишь тяжело вздохнул.
        - Поздно будет, понятно? - нарочито громко сказал Испытатель, так чтобы Таня, вставшая поодаль и с восторгом разглядывавшая новую спутницу, слышала. Рогатая девушка гордо отвернулась, игнорируя Гришу.
        - Не слушай его, - ласково сказала «они», смахивая листья, и муравьев облепивших статую.
        - Гречиха посевная, - монотонным механическим голосом ответила Астра, сверкая украшениями на голове.
        Гриша, посчитавший это еще одним доказательством собственной правоты, вцепился Орсомиру в бороду, и подтянул лицо жука вплотную к своему. - Видишь, оно даже не разговаривает, просто случайно подбирает слова! Это же космический ужас, вроде твоего приятеля, что сидит в костре. Мы не можем ей доверять!
        - Если ты будешь шептать чуть тише, тебя хотя бы не будет слышно в городе, - сказала Таня, продолжая обихаживать статую, и украшать ее тропическими цветами. - Это несправедливо, Гриша. Прекрати ее ругать! Какое мнение ты оставляешь о себе у нового соратника?
        В тот момент, Испытатель подумал, что не важно, какое мнение сложится о нем у необъяснимого существа, если это существо все равно собирается ночью отрезать им лица и развесить их на своей летающей тумбе. Или что-то в этом роде.
        Он подозрительно прищурился.
        - Мне все ясно, - мрачно сказал Гриша. - Таня заколдована.
        Ему были решительно непонятны причины, по которым Таня так внезапно полюбила эту летающую штуку. Хотя, в глубине души, Гриша догадывался что «они» делает это только чтобы позлить его.
        - Во-первых, никто меня не заколдовывал, - буркнула Таня, даже не повернувшись в его сторону. - Во-вторых, ты сам очень предвзято ко всем относишься, и именно поэтому многие люди от тебя шарахаются.
        Ответом ей стала скептическая ухмылка.
        - А в-третьих, кстати, вот то, что я сейчас с тобой разговариваю, это не значит, что я разговариваю с тобой. Трехдневный бойкот еще не прошел! - уверенно заявила девушка.
        Последний выпад Гриша тоже проигнорировал. Он спокойно коснулся руки Орсомира, и перенесся с ним на значительное расстояние, так что женщины превратились в две размытые точки на дороге.
        ...
        ГРИША - Человек - Уровень 18 - Электр/Яд - 10/10
        Вирд: 8
        Характеристики в формате: Сила / Скорость /Выносливость /Здоровье / Энергия/ Воля
        20/22/28/27/45/25
        Тотем: Тауматихт Акселя - 6
        Перки:
        Сила глубин - 4/10
        Организм игрока изменяется, подстраивась под тотем. Связь с глубоководным обитателем перестраивает структуру тела, чтобы выдерживать высокое внешнее давление. В свою очередь, для компенсации внутреннего давления, оболочка становится плотнее. В результате, слегка повышается выносливость.
        +40% к Выносливость
        +40% защита от Вода
        Биоэлектричество - 4/10
        Энергия, присутствующая во всех живых существах, начинает быстрее вырабатываться организмом игрока. Тело подстраивается под усиленный внутренний разряд, в результате чего повышается сопротивляемость данной энергии, атакам с использованием проводящих материалов, тепловым атакам. Игрок становится уязвим к заземлению, и изолируюим материалам.
        + 40% защита от Электричество/Вода/Металл/Огонь
        - 40% защита от Земля
        Техника безопасности - 4/10
        Органы восприятия игрока становятся более приспособленными к поражающим факторам использования электричества в бою.
        + 35% защита от Свет/Звук/Огонь
        Иммунитет - 3/10
        Организм игрока приспосабливается к собственным, вырабатываемым токсинам. Повышается сопротивляемость ядам, а так же болезням. Враждебные микроорганизмы быстрее погибают в токсичной среде.
        Сопротивление обычным ядам/болезням - 30%
        Создатель ловушек - 1/3
        Игрок получает способность создавать ловушки, наносящие урон при контакте. Ловушки, капканы и другие подобные методы атаки наносят больше урона.
        Опытный игрок - 1/10
        Игрок пережил трудности начальных уровней, и поднялся над новичками. Но впереди еще очень долгий путь. +2 ко всем характеристикам.
        Контроль»- 1/3
        Если рядом находится свободный электрический разряд, игрок может использовать его как в качестве прямой атаки, так и для усиления других способностей.
        Мастерство: Электричество - 1/5
        Игрок способен создавать стабильные мелкие конструкты из электричества (до 5 штук). Форма и структура конструктов ограничены уровнем навыка и фантазией игрока.
        Навыки:
        Приманка - 4/10
        Может создавать три светящиеся приманки, которые обладают психическим эффектом, влияющим на внимание врагов. (Максимум два разных эффекта от других навыков).
        Переменный ток - 4/10
        Атака с использованием силы электрической метки. Игрок создает в руках направленный разряд. Сила разряда зависит от связи с меткой, уровня навыка и характеристики «Энергия».
        Слабость - 3/10
        Игрок создает каплю ослабляющего яда, негативно влияющего на координацию и скорость реакции противника. Эффект лихорадки.
        Наименьшее сопротивление - 1/3
        Игрок получает возможность на короткое время трансформироваться в разряд энергии, с целью мгновенного перемещения на короткие расстояния.
        Физраствор - 2/10
        Яд, проводящий электричество. Значительно увеличивает урон он электрических атак, но не обладает отравляющим эффектом.
        Перегрузка: Электричество
        Игрок может использовать мощную атаку, на 300% увеличивающую урон от электричества. Лимит использования - один раз в сутки. После использования игрок не может пользоваться способностями метки «Электричество» еще 12 часов.
        Артефакт:
        Бумеранг - «Сожаление Анны»: увеличенная прочность; эффект при атаке; возвращение.
        ТАНЯ - Белый они - Уровень 17 - Адепт/Изгой - 12/12
        Вирд: 0
        Характеристики в формате: Сила / Скорость /Выносливость /Здоровье / Энергия/ Воля
        39/38/30/44/5/20
        Перки:
        Счастье битвы - 4/10
        Масштабные сражения воодушевляют игрока, придают силы, повышают боевой дух. Бонус к силе и выносливости (25% + 3% за каждого дополнительного бойца) если в сражении участвуют более десяти игроков/монстров.
        Прирожденный воин - 1/5
        Навыки владения оружием растут в два раза быстрее.
        Плоть белого демона - 1/3
        Игрок обретает тело белого демона из проклятой северной земли. Сопротивление обычному оружию 50%, уязвимость к холодному железу - 50%. Мышцы ног усилены. Игрок способен высоко прыгать, без риска получить травму.
        Подлость - 3/10
        Игрок наносит больше урона особенно уязвимым частям тела, которые в честном бою атаковать не принято: глаза, уши, мягкие ткани, ноги и т.д.
        Удары по уязвимым местам и болевым точкам наносят на 45% больше урона.
        Опытный игрок - 1/10
        Игрок пережил трудности начальных уровней, и поднялся над новичками. Но впереди еще очень долгий путь. +2 ко всем характеристикам.
        Грязные приемы - 1/10
        К атакам на одиночного противника добавляется процент урона, равный количеству членов партии, сражающихся с тем же противником. (1% за каждого).
        Владение оружием: Пушка-копье - 2/10
        Навыки эффективного использования конкретного вида оружия. Быстрая перезарядка в движении. Двойной выстрел на выпаде.
        Навыки:
        Калечащий удар - 4/10
        Игрока наполняет жажда крови, и он подсознательно стремится покалечить противника. На короткое время усиливает инстинкты, позволяя находить и эффективно атаковать слабые места.
        Костолом - 3/10
        Удар, наносящий уменьшенный урон плоти, но ломающий слабые кости (даже через броню).
        Раскол - 3/10
        Удар, наносящий уменьшенный урон плоти, но разбивающий слабую броню.
        «Отражение» - 1/10
        Используя щит, игрок может отразить магическую атаку обратно в противника.
        Артефакт: Пушка-копье «Вольпентингер».
        Увеличенный магазин, легкий корпус.
        Артефакт: Щит красного демона
        Увеличенная защита от магии. Эффект защитного поля.
        БОБР - Протохищник - Уровень 16 - Зверь/Вода - 25/25
        Вирд: 0
        Характеристики в формате: Сила / Скорость /Выносливость /Здоровье / Энергия/ Воля
        55/52/42/64/2/12
        Перки:
        Прирожденный лесоруб - 1/3
        Образ жизни и строение зубов этого животного, позволяют ему необычайно ловко справлять даже с самой твердой древесиной, а высокий интеллект дает возможность создавать простые орудия труда.
        Кроме того, эти навыки вполне применимы, при борьбе с противниками, чьи тела напоминают по структуре растения.
        Урон по противникам с меткой Флора +20%
        Умение базового крафта из древесины
        Звериное чутье - 5/10
        Игрок обладает звериными инстинктами. Он способен распознавать даже самые тонкие запахи, чувствовать направление, и имеет возможность предсказывать некоторые атаки противника.
        Земноводное - 4/10
        Игрок комфортно чувствует себя в воде. Он имеет возможность задерживать дыхание до получаса, а так же передвигается в воде гораздо быстрее, чем на суше. + 10 к скорости при перемещении в воде.
        Челюсти хищника - 4/10
        Эти зубы предназначены для быстрого убийства, и разгрызания жёстких мяса и костей. Урон челюстями увеличен на 20%. +10 к силе.
        Опытный игрок - 1/10
        Игрок пережил трудности начальных уровней, и поднялся над новичками. Но впереди еще очень долгий путь. +2 ко всем характеристикам.
        Регенерация - 2/10
        Когда игрок находится в состоянии покоя, его организм начинает тратить все силы на восстановление. Таким образом, физические повреждения излечиваются значительно быстрее.
        Раненный зверь - 1/10
        Бонус ко всем характеристикам (2%/4%) если здоровье меньше 50%/20%
        В лесу ночном - 2/10
        Игрок обладает психическим полем, мешающим обнаружить его в темноте/густой растительности.
        Сырость - 2/10
        Игрок получает сниженный урон не только от огня, но и других связанных с ним поражающих факторов (ударная волна, дым).
        Защита от огня + 12%
        Уязвимость к электричеству +12%
        Обезвоживание - 1/10
        Контакт с жидкой водой незначительно ускоряет регенерацию здоровья. Эффект усиливается, если вода является частью направленной атаки противника.
        Навыки:
        Водяной плевок - 6/10
        Игрок создает каплю воды под давлением, которой выстреливает с огромной скоростью.
        Водяной хлыст - 3/10
        Вокруг хвоста игрока формируется стабильный кнут из воды. Очень быстрая атака, требующая точного прицеливания.
        Танец дождя - 1/3
        Зов дикого зверя призывает силы природы. Над местом призыва начинается сильный дождь.
        Таран - 1/10
        Игрок входит в неподвижное состояние (1 минута), после чего стремительно таранит противника мощным черепом, с удвоенной силой.
        ОРСОМИР - Жук-рогач - Уровень 17 - Улей/Герой - 16/15
        Вирд: 0
        Характеристики в формате: Сила / Скорость /Выносливость /Здоровье / Энергия/ Воля
        65/22/62/32/25/25
        Тотем: Оленек обыкновенный - 10
        Перки:
        Праведный воин - 4/10
        Душа этого игрока требует справедливости. Тем, кто совершает поступки, идущие в разрез с моральными установками игрока, его атаки наносят на 22% больше урона.
        Энтомология - 1/3
        Игрок приобретает физические возможности насекомого. Данный перк добавляет +100% к физической силе и выносливости, а так же на 90% притупляет болевые ощущения (повреждения все равно засчитываются). Также, игрок получает + 200% уязвимость к огню.
        Паладин - 2/10
        Игрок чист сердцем, и посвятил себя борьбе со злом во всех его проявлениях. К себе и своим спутникам он проявляет очень высокие требования. При совершении бескорыстных и героических поступков, получает бонус, увеличивающий весь полученный опыт на 25%. При совершении корыстных и злых поступков получает такой же штраф.
        Кроме того наносит на 20% больше урона нежити.
        Наездник в маске - 1/1
        Позволяет использовать навыки боевых искусств, доступные только при комбинации меток Улей/Герой.
        Опытный игрок - 1/10
        Игрок пережил трудности начальных уровней, и поднялся над новичками. Но впереди еще очень долгий путь. +2 ко всем характеристикам.
        Навыки:
        Праведный огонь - 1/10
        Тело игрока охватывает пламя праведного гнева, обжигающее врагов. Любые атаки игрока в течение трех минут так же усиливаются огнем.
        Свет жизни - 2/10
        Аура, усиливающая скорость восстановления здоровья всей партии. Длительность - 1 час. Перезарядка - 24 часа.
        Благословение - 4/10
        Базовое заклинание лечения.
        Вихрь ударов - 5/10
        Множественные удары кулаками по чувствительным точкам противника. Небольшой шанс парализовать или обратить в камень с каждым ударом.
        Укус шершня - 4/10
        Быстрый удар ладонью в чувствительный нервный узел. Парализует противника.
        Удар медузы - 4/10
        Мощный удар в сердце, заставляющий противника осознать собственные грехи. Результатом этого становится окаменение.
        АСТРА - Уровень 16 - Нечто/Камень - 12/12
        Вирд: 0
        Характеристики в формате: Сила / Скорость /Выносливость /Здоровье / Энергия/ Воля
        2/20/55/32/60/60
        Перки:
        Живой камень - 3/10
        Тело игрока полностью состоит из камня, обеспечивая высокий уровень выносливости. Тем не менее, камень уязвим к естественным факторам эрозии.
        +15% уязвимость к Вода/Воздух/Флора.
        Неземной облик - 3/10
        Внешний вид игрока не может быть полностью воспринят другими существами, не обладающие перком Ясновидения. Этот недостаток воспириятия внушает тревогу, и усиливает расход духовной энергии у противника.
        Минимальный уровень воли, необходимы чтобы противостоять эффекту - 30.
        Фазовый сдвиг - 1/3
        Противник не может нанести полный урон игроку, если не видит его (-80% урона). Кроме того, если игрока никто не видит, он двигается на 300% быстрее.
        Ясновидение - 3/10
        Игрок видит больше, чем доступно другим. Возможность просматривать базовую статистику других игроков.
        Чуждый разум - 1/3
        Разум игрока слишком отличается от человеческого. Психические эффекты практически не оказывают на него влияния.
        Защита от психического урона - 90%
        Дыхание недр- 1/3
        Игрок способен контролировать камень и схожие материалы в области вокруг себя, создавая простые конструкты, либо оживляя уже существующие.
        Навыки:
        Луч смерти - 3/10
        Игрок получает способность выстреливать лучом разрушительной энергии. Урон зависит от уровня навыка и величины характеристики «Энергия».
        Луч искажения - 1/3
        Игрок выстреливает лучом разрушительной энергии. Данная энергия меняет облик противника, усиливая его, но лишая рассудка. Не действует на игроков.
        Трясина времени - 3/10
        Луч изменяет течение времени вокруг противника, значительно замедляя его.
        Дробь - 3/10
        Игрок атакует, стремительно выстреливая зарядом из острого щебня.
        ...
        - Ты говоришь, в Оссоре все прямо очень хорошо с магией? - как бы невзначай спросил Испытатель, после того как они оказались около городских ворот.
        - Оссора - магическая столица Параболы, Григорий, и я не устану этого повторять, - гордо ответил жук. - Может, она и не сравнится по количеству сильных магов с северными гильдиями, или подводными городами, но по разнообразию школ, практик, и свободных волшебников...
        - Ты имеешь ввиду, что здесь, на самом деле, не так уж и много действительно сильных игроков, но зато они компенсируют это гордостью за малую родину? - уточнил Гриша.
        Жук крякнул, где-то в глубинах подсознания признавая, что именно так все и есть. Но вслух не сказал. - То, что нужно нам, мы здесь в любом случае отыщем.
        - Здорово. Нам с тобой надо найти какого-нибудь продвинутого волшебника, умеющего снимать контроль разума. А заодно, целителя, ну сам знаешь зачем, - когда Гриша задумывался о своей левой руке, плечо начинало не сильно, но противно ныть.
        Орсомир поднял и опустил руки. - Неужели ты действительно считаешь, что...?
        - Ага. Ну, просто так ничего не бывает, правда ведь? Проверить не помешает, в любом случае. И если вдруг что, я даже готов признать неправоту, и принести искренние... Опаньки.
        Гриша обернулся и удивленно поднял бровь.
        За его спиной, у дороги стоял столб с деревянным щитом. Около щита бегал босоногий мальчик, прилагая неимоверные усилия, чтобы закрепить на нем пожелтевший, исписанный мелким почерком лист, коих на щите висело уже штук пятьдесят.
        - А это то, что я думаю? - спросил Испытатель.
        - Доска объявлений и квестов. - подтвердил жук.
        - Вот что нам точно нужно, так это денежки... - тихо сказал Гриша, и подошел к доске. Стоило ему встать рядом, меню выскочило само, и начало переводить содержание написанных по большей части очень кривым почерком объявлений на экран.
        Квест на поиск и убийство поганого монстра. Проклятый демон наводит порчу на честную жену лавочника и благородных граждан, заставляя их вступать в противоестественные связи. Поиск требуется проводить длительный и тщательный. Оплата за каждый день работы: 140 зан.
        Объявлен набор в группу сбора благовоний. Ароматные палочки, повышают характеристики, а так же очищают воздух в помещении. Очень низкий шанс выпадения, поэтому работа по добыче ведется вахтовым методом. Желающих ждем на первом этаже старого дворцового комплекса, в штаб квартире гильдии манчкинов. Так же, доступны путевки к месту сбора витаминов, и конфет, повышающих уровни питомцев.
        Вступайте в клан «Повелители Рассвета», один из сильнейших кланов сектора! Влившись в наше боевое братство, Вы получите доступ к самым лучшим артефактам, квестам и услугам, которые только может предложить Оссора! У нас даже есть тотемы редких животных! Приходите, ждем Вас! (Первые два месяца бесплатно, далее сбор составляет 20% от добычи + 2000 зан в месяц).
        Единственный на северо-западе маг-трансмутатор предлагает свои услуги. С помощью своего волшебного куба усиливаю самоцветы, улучшаю оружие и артефакты, готовлю зелья из ушей и мозгов. Обращаться в третий дом у западной стены. Спросить Колю.
        Устал от реальности? Хочешь, чтобы все вокруг было угловатым и размытым? Никак не можешь понять эти новомодные штуки, вроде боя в реальном времени, свободы действия и скрытой статистики? Погрузись в старые, добрые времена! Посети Дом Классической Игры! Возьми в руки меч 1d3 +1 и отправляйся на великую войну, где для каждого действия надо отдельно кидать кубик!
        В алхимическую лабораторию срочно требуется двадцать носов ягуара. Так же, скупаем лосиные задницы по себестоимости.
        Предлагаю услуги опытного сопартийца. Очаровательная девушка девятнадцатого уровня составит вам компанию и подставит плечо в жестокой битве. Повелеваю двумя стихиями, владею боевой плетью. Упор в раскачке делаю на скорость, энергию и выносливость. Полный Вирд. Обещаю на время совместной игры целиком и полностью подчиняться лидеру и постоянным членам партии. Готова носить артефактные одежды на ваш выбор. Цена вопроса: сорок зан в час + двадцать процентов от добычи. Дополнительные услуги оплачиваются отдельно, по предварительному сговору.
        Большая часть объявлений представляла собой навязчивую рекламу предметов и услуг, в которых Гриша не особо разбирался, либо которые были ему совершенно не нужны. Хотя, профессиональный сопартиец... Но нет, это было бы против правил.
        По крайней мере, на этой доске ни один стоящий целитель не отметился. Впрочем, волшебников снимающих контроль разума там тоже не было.
        Отчаянно подпрыгивавшего мальчика Гриша полностью игнорировал. Вместо него, ребенку на помощь пришел старый рыцарь, увидевший в пацане такого же босоного себя, времен, когда трава была выше, зеленее, а книжки повышавшие уровень можно было покупать за деньги.
        Орсомир осторожно взял листок из рук мальчика, и прилепил его на щит.
        - Спасибо, дядя! - выпалил мальчик, и тут же рванул прочь в сторону рисовых полей.
        Тем временем, содержимое листа высветилось у Гриши в меню.
        Квест на убийство монстра. Взрослый рисовый ползун поселился на сельскохозяйственных полях сектора, и мешает своевременному сбору урожая, уничтожая посевы и нападая на рабочих. Требуется группа героев, чтобы искоренить эту пакость. Оплата: 450 зан и все материалы с тела монстра, за исключением глаз. Неповрежденные глаза (если таковые останутся) следует предъявить председателю рисового кооператива.
        Рекомендуемый уровень: 18-22
        Гриша почесал затылок, а затем растворился во вспышке желтых искр, и через мгновение, вновь возник на том же месте, крепко держа удивленного мальчишку за ухо.
        - Слышь, пионер. - Гриша кивнул на доску. - В чем подвох с глазами?
        Раздраженный мальчик фыркнул. - Председатель собирает их. Доплачивает по 25 за глаз.
        - А зачем они ему?
        - Не знаю, собирает и все! - надулся мальчик. Грише показалось, что он определенно чего-то не договаривает.
        - Врать не хорошо. Врать Испытателю не хорошо вдвойне. Я тут на минуточку, стараясь на благо всего нашего народа, - он потянул за ухо еще сильнее.
        - Мой папа говорит, что ты олух и бездельник, - храбро сказал пацан.
        - А сам он кто, уборщик тростника? Со стороны-то вообще легко говорить!
        - Успокойся, Гриша, - сказал Орсомир, разнимая их. - Ты, правда, не знаешь? - спросил он у ребенка.
        Тот помотал головой. - Он не говорил. Просто указал все, что нужно и просил вывесить.
        - Понятно. Не густо. Гриша, отпусти его.
        Как только ребенок обрел свободу, он убежал так быстро, будто тоже телепортировался.
        - Собираешься взять квест? - спросил жук.
        - Неа. - ответил Испытатель. - Пять сотен, это при условии что сохраним глаза. Нам этого хватит только на гостиницу. Нужно что-то более прибыльное. Плюс, кто знает, зачем ему эти глаза нужны?
        - И то, правда.
        Еще одна повозка с игроками выехала с проселочной дороги. В ней, по- царски восседал высокий, загорелый юноша с золотыми волосами, окруженный едва одетыми дамами. Девушки (многие из которых обладали незначительными, но заметными звериными чертами), прижимались к обнаженному торсу хозяина, развалившегося на позолоченных подушках. Периодически, он дергал за цепочки, прикрепленные к ошейникам наложниц, и грубо притягивал их к себе.
        Филлип - Человек - Уровень 30 - Свет
        Проезжая мимо доски с квестами, парень жестом приказал извозчику остановиться, а затем громко щелкнул пальцами. В воздухе возник светящийся хлыст, который звонко стеганул мальчишку, сидевшего в уголке повозки. Кисточки на пятнистых ушах подростка задрожали, и он стремительно соскочил на землю, и побежал брать задание для своего хозяина.
        Все это время, Гриша с интересом наблюдал за хозяином повозки (скорее, за пышнотелыми спутницами этого без сомнения солидного человека). Их распахнутые халаты и золотое белье скрывали очень мало, в том числе они не скрывали ссадин и синяков, очень похожих на удары хлыста. И без того испорченное настроение Испытателя стало еще хуже.
        Филлип ощутил на себе взгляд Гриши, и театрально воскликнул:
        - Посмотрите-ка! Сегодня нам выпала честь увидеть самого Испытателя. Этот человек настоящий героический пример для всех юных игроков! - он залился искренним, но снисходительным смехом.
        Девушки нервно захихикали. Гриша отметил что они тоже явно не в настроении развлекаться. В отличие от очередного клоуна в повозке, неспособного пройти мимо и не пытаться острить. Испытатель только хмыкнул, раздумывая, не подбросить ли этому умнику грозовую птицу в подушки.
        Мальчик с рысьими ушами, еще некоторое время стоял у доски с объявлениями, а затем сорвал листик с квестом на рисового ползуна, и побежал обратно, чуть ли не спотыкаясь. Филипп вырвал у него листок, осмотрел его, вчитался в квест.
        - Мы пойдем на охоту, господин? - робко спросила одна из девушек.
        - Если бы я хотел скормить вас чудовищу, я бы уже это сделал, - отмахнулся от нее Филипп. - У меня для этого есть чуть менее бесполезные слуги.
        Наложница сделала вид, что расстроилась, но даже Гриша заметил что у нее, будто камень с души упал.
        Хозяин повозки отсалютовал двумя пальцами, и богатая партия двинулась в путь. Стоило им проехать метров десять, Филлип никого не стесняясь отвесил одной из девушек звонкую пощечину.
        В этот момент, Испытателя посетила коварная мысль, которая незамедлительно потребовала начать проработку хитрого плана. В голове героического примера для всех юных игроков завертелись шестеренки.
        - Видал? - спросил он.
        - Не обращай внимания, - ответил жук. - Некоторые люди творят мелкое зло, лишь потому что могут. Даже героическому воителю не искоренить этого. Но колесо кармы воздаст по заслугам каждому из нас. Тех, кто забывает об этом, не ждет ничего хорошего.
        - Золотые слова, друг, - согласился Гриша. Колесо вращалось, но иногда кому-то нужно было крутануть его, чтобы лопасти быстрее огрели по спине тех, кто об этом забывает.
        Он долго смотрел в след псевдо-беззаботной партии хозяина жизни, пока они не скрылись за городскими воротами.
        - Слушай, я, пожалуй, погуляю по городу, - сказал Гриша. - А ты, бери остальных, и идите к рисовым полям. Ждите меня там.
        - Что ты задумал? - недоверчиво спросил Орсомир.
        - Ничего особенного. Просто, хочу своими глазами увидеть, как вращается это твое колесо.
        ...
        За массивными, резными дверями находилась самая обычная таверна, коими усеяна вся Парабола. Все тот же угрюмый трактирщик разливал сомнительного вида жидкости по деревянным кружкам, все те же остроухие служанки в корсетах бегали между столами.
        В зависимости от населенного пункта менялись только украшения на стенах и портреты особо отличившихся местных героев. Глядя на эти пафосные лица, Гриша решил, что совсем не возражал бы, если бы его портрет тоже висел на этой стене. Ради такого, можно было бы и уши стерпеть.
        В эту таверну, на самом краю рисового поля, он прибыл спустя пару часов. Послав партию в кооператив выяснять детали местности, сам Испытатель отправился на разведку.
        Первым делом, он нашел мальчишку повесившего объявление, у которого выяснил где найти председателя, укоторого выспросил что за зверь такой - рисовый ползун, и почему так важно не повредить его глаза.
        Правда оказалась гораздо прозаичнее, чем Гриша себе представлял. Чиновник рассказал ему о несколько нездоровой страсти своей жены к глазам ползунов, потому что они, якобы, после смерти хозяина превращались в гладкие, красноватые жемчужины. Гладкие, красноватые жемчужины по двадцать пять монет штука.
        А еще, из них можно было делать мазь от ревматизма.
        Услышав цену, Гриша потерял всяческий интерес к монстру. Ползун был довольно силен, а этого должно быть достаточно для успеха предприятия.
        Затем, необходимо было узнать больше о Филлипе, поскольку за те две минуты, что златоволосый парень пробыл в поле зрения Испытателя, Гриша понял только две вещи:
        а) он богат;
        б) он козел;
        Для задуманного мероприятия этого было недостаточно. Поэтому, пришлось сходить на прогулку еще и в элитный район Оссоры.
        Гриша осмотрел таверну. Партия приняла тактически верное решение сесть достаточно далеко от основной массы посетителей, у большого окна, через которое просматривалась подъездная дорога. Если бы не жуткая скульптура, неестественно шевелившая пальцами, они совершенно слились с толпой местных игроков. Лидер молча подошел, и присоединился к своим подчиненным.
        Вид у него был крайне возбужденный.
        - Ну что? - нетерпеливо спросил Гриша.
        - Поле весьма обширное, - ответил ему Орсомир. - Со всех сторон горы. К югу начинаются провалы к земле. Говорят, там и водятся эти твари. Поле залито водой по колено. Какие еще особенности тебе были нужны?
        - Нет, этого достаточно. Я в принципе понял, как мы поступим.
        Таня оторвалась от разглядывания мелких кусочков мяса в своей тарелке. - Ты не хочешь рассказать нам, что ты все-таки задумал?
        - Конечно. Мы сейчас будем грабить царя, - невозмутимо сказал Гриша.
        После этих слов в таверне повисла мертвая тишина. Игроки и крестьяне повернули головы в сторону Испытателя. Старый жук выронил ложку и она гулко стукнулась о деревянный пол.
        - Что? - сказал Гриша, повернувшись лицом к толпе. - Я образно. Это... вроде, квест такой. От модератора. Да, так и есть.
        Большинству хватило этого объяснения. Часть посетителей продолжала подозрительно поглядывать на Гришу, пока он не пригрозил, что Астра их съест, если они не перестанут подслушивать важные разговоры.
        Партии пришлось наклониться над столом, чтобы привлекать к себе меньше внимания.
        - Так что там на самом деле? Что за царь? Ты же не собираешься действительно кого-то грабить? - настороженно спросила Таня.
        - Ну, он вроде как не совсем царь, но что-то в этом роде. Типа царевич, или просто родственник. Ах да, ты ж его не видела.
        Далее, Гриша рассказал Тане все, что успел узнать про Филлипа. Узнал бы больше, если бы игрок в образе пузатой зеленой ящерицы, зазывавший господ в ресторан не был бы таким жадным, и если бы патруль элитного района не выкинул Гришу обратно в трущобы. Мгновенное перемещение не помогло.
        Как выяснилось, Филлип принадлежал к царской семье одной маленькой, но судя по всему гордой и обеспеченной страны (для Испытателя, уверенного в том что Парабола это страна, данная информация стала откровением), расположенной в соседнем секторе. Он был богат, влиятелен даже за пределами государства, и при этом абсолютно испорчен. Через окно ресторана, Гриша успел увидеть, как он призывает светящуюся цепь и лупит ей слугу.
        Почему родственник царя, обладающий большими возможностями, до сих пор был всего тридцатого уровня, Гриша узнать не смог. Как и зачем ему квест для еще более слабых игроков. Но сложившаяся ситуация позволяла Испытателю проучить мерзавца, а заодно заработать немного денег на нужды коллектива.
        Впрочем, как он и ожидал, способные осмысленно разговаривать члены группы приняли его идею в штыки.
        - Ты понимаешь, что ты нам предлагаешь? - возмутился Орсомир.
        - Ладно. Тебе, кажется, все равно, что я с тобой не разговариваю, поэтому я в очередной раз вынуждена поднять эту тему, - вторила ему Таня - Гриша, ты вступаешь на скользкую тропу.
        - Все злишься из-за того, что я ударил молнией ту здоровенную лягушку, и тебя окатило ее внутренностями, - ответил Гриша. По его руке пробежали слабенькие, но видимые искры. - Признайтесь честно, Татьяна Кузьминична, вся причина наших последних ссор именно в этом, а не, потому что я якобы «стал злым».
        - Эти пятна не отстирываются, - жалобно буркнула Таня, и с новой силой бросилась в атаку. - А разве я не права? Ты только что сказал, что собираешься ограбить человека! Кроме того, ты напал тогда на продавца в Уале, и отнял амулет!
        - Вообще-то, без этого амулета я бы... - Гриша замолчал, вспомнив, что спутники не знают, как именно он выкарабкался из заварушки с Лотос. Это была слишком личная и слишком секретная информация, чтобы доверять ее даже им. - Я вообще-то вернул его. При тебе. И вообще, не тебе читать мне нотации, я тут недавно узнал от жителей, бежавших из твоей деревни, что ты продавала людям кур, которые не неслись!
        - Не правда! - воскликнула девушка.
        - Хватит, - прервал их старый жук. - Это все мелочи, но в целом, Татьяна права. Испытателю не должно так себя вести. Подумать только, ограбить невинного человека посреди квеста! Да так даже простые игроки поступать не должны! Игра не приветствует! А ты...ты и мысли такой не можешь допустить.
        У Гриши в памяти пронеслись все моменты, когда люди (существа...?) которые создали игру, либо непосредственно управляли ей, поступали с ним именно так, либо гораздо хуже. Не приветствует, но это никого не останавливает.
        - Так, давайте по порядку. Человек, которого вы так усиленно защищаете совсем не невинный. Кое-кто, не будем показывать пальцем на большого железного жука, говорил, что карма наказывает людей, что творят зло. А он творит зло и вообще ведет себя по-хамски с несчастными девушками.
        Орсомир снисходительно закряхтел. - Это дело кармы. Вселенная сама решает, кого и когда наказывать или вознаграждать. Ты не можешь оправдывать свой меркантильный интерес тем, что человек заслуживает неприятностей, которые ты собираешься ему устроить.
        - Да он просто решил покрасоваться перед наложницами, - едко заметила Таня. Она кольнула, и попала прямо в цель. Волосы в белоснежной гриве Испытателя встали дыбом.
        - Где твоя женская солидарность? - сказал он. - Их там угнетают!
        Одновременно с этим не прекращались нотации старого рыцаря. - Я лишь прошу тебя подумать, Гриша. Стоит ли те сиюминутные блага, которых ты жаждешь того, чтобы пасть так низко?
        Гриша повалился на спинку стула, недоуменно глядя на сопартийцев. - Я понять не могу, вы чего вдруг такие правильные стали? Это же игра, здесь даже не умирает никто. Ладно Орсомир, он рыцарь, а они во всех книжках зануды. Но кое-кто тут вообще Изгой.
        - Даже это не дает нам права...
        - Ладно, все. - Гриша стукнул по столу кулаком. - Короче, просто так я вас уговорить не смогу, поэтому голосуем.
        Орсомир вопросительно поднял бровь. С Гришей он был не согласен, но в былые времена в команде Испытателя не было такой демократии.
        Переговоры пришлось на секунду прервать, так как служанка принесла им еще еды.
        - Но нас ведь всего трое, - возразила Таня. - И мы с Орсомиром против. Следовательно, ты уже проиграл.
        Гриша улыбнулся во все два ряда острых зубов. - В моей партии пять игроков. Даже если вы двое против, остается еще Бобр. А мой питомец не может голосовать против меня. Правда, Бобр?
        Бобр утвердительно рыкнул.
        - Вот и молодец, - победно сказал Гриша, ставя блюдо с жареными лесными птицами на пол. - Остается еще один участник нашей маленькой, и не очень сплоченной группы.
        Он повернулся к Астре. - Ты...эм,... чем бы ты ни была, думаю, ты все слышала. Так что думаешь? Нравится тебе мой план, или нет?
        Грише не хотелось признавать этого, но без Астры у него ничего не получится. Только она обладала навыком, способным создать Филлипу достаточно серьезные проблемы.
        Трескучий голос пропел. - Гречиха посевная!
        - Это да или нет?
        Ответом ему стал протяжный скрипящий вопль. Испытатель начал жалеть, что вообще спросил.
        - Кажется, она против, - сказала Таня.
        - Минутку, - огрызнулся Гриша. Он потянулся и очень осторожно коснулся пальцем запястья правой, нижней руки Астры. - Если ты за мой план, пошевели этой рукой. А если против - он так же коснулся левой. - То этой.
        Где-то полминуты, огоньки в украшениях Астры мигали в абсолютной тишине, словно она раздумывала, как поступить, после чего ее правая рука поднялась, продемонстрировав находившийся на ладони глаз. Этот глаз смотрел прямо на Гришу.
        Улыбка испытателя растянулась еще шире. - Вот видишь, Таня. Она очень даже за. Ты говорила, что это существо разумно, ну а значит ее голос считается.
        Орсомир встал из-за стола. - Я не собираюсь в этом участвовать.
        - Ладно, ладно, успокойся, - подскочил Гриша, усаживая его обратно.- Я понимаю вашу точку зрения. Не согласен, но принимаю. И как хороший руководитель, я согласен на компромисс.
        - О чем ты? - спросила Таня.
        - Если вы настолько против убийства, хотя он просто откатится в уровнях, не важно, в общем. Если вы против, я предлагаю сделать так. Мы усилим монстра, так, чтобы наш дорогой во всех смыслах царь не смог с ним справиться. И тут, мы будем неожиданно идти мимо и окажем посильную этому важному и благородному человеку. За что он нам, конечно же, заплатит, и нам не придется заготавливать лосиные задницы в промышленных масштабах, чтобы оплатить проживание, питание и лечение в Оссоре. Ну, как вам такой план?
        - Это все еще обман, Гриша, - буркнул старый жук.
        Таня замялась. - Всяко лучше, чем напасть на него посреди боя. Так он хотя бы не потеряет опыт. Возможно, будет благодарен. Поможет нам в будущем.
        - Я бы на это не рассчитывал, этот царевич та еще сволочь, - сказал Гриша.
        - Нет, я не уверена, - пожала плечами Таня. - Лично я не против заняться обычными, собирательными квестами. Это проще, и не нарушает никаких правил. Кто за?
        Таня и Орсомир подняли руки. Астра опустила правую, руку и подняла левую. На левой ладони у нее был точно такой же глаз.
        - А вот она хочет воровать, - довольно отметил Гриша.
        Таня закатила глаза. - Вот же, а я думала она хорошая.
        - Серьезно? Эта штука, по-твоему, выглядит как воин добра? - удивился Гриша.
        - Те, кто познал метку космического ужаса, не мыслят категориями добра и зла, - сказал Орсомир. - Мне кажется, она подчиняется твоей воле. Пока что.
        - Да? - удивился Гриша и скомандовал. - Подними обе руки.
        Астра послушалась.
        - А теперь только левую. Хорошо. А теперь только правую.
        Статуя выполнила все команды.
        Таня вздохнула. - Лучше бы ты Бобра с таким энтузиазмом дрессировал.
        Гриша оставил эту ремарку без ответа.
        - Хорошо, а теперь открой лицо.
        В этот раз, статуя не стала делать, что ей говорят. Вместо этого она начала издавать противный скрипящий звук, который постепенно нарастал.
        Игроки, сидевшие в таверне, повскакивали со своих мест и схватились за оружие.
        Механический вой все усиливался. Гриша схватил Астру за руку и тут же отскочил сам. Камень был настолько горячим, что обжег его, даже не смотря на защиту от тепла.
        - Тише, тише! - крикнул он. - Не нужно открывать лицо! Все, прости, забыли, проехали!
        Не сразу, но уговоры сработали. Астра успокоилась и затихла. За то, не успокоились всполошенные игроки. Они не очень-то спешили усаживаться обратно и вместо этого сверлили Гришу взглядом и бряцали разнообразным оружием.
        Испытатель виновато потер затылок. - Новая спутница, что с нее взять? - весело сказал он, пытаясь сбросить напряжение. Напряжение не сбрасывалось. Он и сам ощущал страх, который внушал этот вопль. Что-то подобное Гриша почувствовал, когда свое лицо ему хотел продемонстрировать Полигаст, огненный монстр и слуга старого Испытателя.
        Нынешний Испытатель отлично понимал, что у не знакомых с этим страхом посетителей таверны, сердца буквально ушли в пятки. А от напуганной толпы просто так не отделаешься.
        - Ребята, - сказал он своим. - Кажется, нам нужно уходить. Как только окажемся снаружи, разбегайтесь. Следите за дорогой. Встретимся в поле, через час.
        И они все исчезли в яркой вспышке.
        ГЛАВА 2
        
        Из густых зарослей осторожно выглянул широкий черный нос. Он понюхал воздух, фыркнул и снова скрылся. Бобр почуял монстра, и повел Таню в его сторону через залитые водой по колено стебли.
        Девушка догадывалась, что существо, которое местные своими силами уничтожить не смогли, будет выглядеть довольно впечатляюще, и не ошиблась.
        В зеленом море рисовых стеблей возвышалась блестящая, белая гора. Как будто кто-то бросил большую ложку сметаны в травяной борщ. Чудовище свернулось кольцами, прижав десяток острых, похожих на косы, лап к брюху. Из вытянутой, треугольной морды торчали множество отростков и длинных колышущихся усов. Два тусклых розоватых глаза иногда подергивались. Тварь напоминала мелких рачков, обитавших в родниках.
        Рисовый ползун (альфа) - 20 уровень - Вода/Улей
        У монстра не было век, поэтому, было не совсем понятно, спит он, или же просто сидит в засаде, готовый броситься на любого нерасторопного игрока. Жуткое создание. А ведь они еще и собирались усилить его. Таню не оставляла мысль, что это все очень плохая идея.
        Надо было передвигаться осторожно.
        Таня приложила палец к губам. - Тише, мальчик.
        Бобр послушался, втянул когти и поплыл, стараясь сильно не хрустеть травой.
        Согласно плану Гриши, который он второпях донес до партии после того как они переместились в поле, девушка должна была найти искомое существо, и вместе с Бобром занять позицию где-нибудь не далеко. При этом желательно чтобы монстр, и те, кто за ним придет их не заметили.
        Такая позиция обнаружилась на небольшой прогалине вокруг древнего, трухлявого пня, там, где поле уже постепенно превращалось в изрытый существами пустырь. Переборов свое недовольство, Таня легла на сырую глину, и воткнула перед собой щит.
        Едва заметная волна энергии разошлась в стороны, накрыв значительный участкой поля, в том числе то место, где лежал монстр. Существо никак не ореагировало на приобретенную тонкую ауру, видимую только для хозяки щита.
        Все существа, попавшие под влияние этой волны, теперь получили небольшую защиту от любых магических и элементальных атак. Часть энергии должна уйти в маску-щит и напитать собственные духовные силы партии.
        Бобр сел рядом с ней, и приготовился выть. Девушка шлепнула его по мохнатой лапе. - Еще рано.
        Зверь громко чихнул.
        Вдалеке то и дело вспыхивали огоньки. Со стороны казалось, что Гриша мечется по полю, как безумный. Оставалось только надеяться, что он хорошо продумал все их действия. Раньше, с этим у Испытателя иногда возникали проблемы, но с гневом модератора он все же справился, пусть Таня до сих пор не очень понимала как.
        С тех пор, прошло несколько месяцев, за которые они перешли через Хрустальные горы и болота, чтобы добраться сюда. Партия провела несколько успешных боев, больше полагаясь на комбинацию своих способностей, чем на грубую силу. Видимо поэтому, Испытатель несколько возгордился, и возомнил себя нереально хитрым.
        Таня боялась, что этот внезапный рост самооценки не создаст им еще более серьезные проблемы, чем те, из которых партия только что выбралась.
        Кто-то коснулся ее плеча. Таня чуть не вскрикнула, но вовремя прикусила язык. И как он сумел так незаметно подкрасться?
        - Объект уже в пути, - шепнул Гриша.
        - Ты все подготовил, что задумал? - на всякий случай спросила она.
        - Почти. Самое сложное, это сделать вид что мы как бы шли мимо, а не прятались в кустах все это время. Я надеюсь, наш высокомерный друг не заметит ничего подозрительного.
        - Мне это все не нравится.
        - Я заметил. Можешь повторить это еще раз сорок, - хмыкнул он. - Когда все пройдет идеально, тебе будет очень неловко.
        - Ой, да иди уже. - Таня махнула рукой.
        - Я буду на той стороне поля, ближе к дороге. Знаешь, чтобы было правдоподбнее.
        - Гриша...? - сказала Таня, глядя на чудовище. Ей вспомнился Торнак, и все те проблемы, которые он принес партии.
        -Ась?
        -Удачи, - вздохнула она, передумав задавать вопрос, на который Испытатель все равно не ответит.
        -Удачи нам всем, - кивнул он, и исчез.
        ...
        Отобедав в лучшем ресторане, что могла предложить Оссора, и, осмотрев палаты, предоставленные ему в гостевом дворце, Филипп переоделся, собрал партию, соответствующую уровню задания, и принялся за квест.
        Филипп не был бы царевичем, если бы даже на такое непубличное мероприятие не отправился при полном параде. Он весь был обвешан золотом. Некоторые из браслетов и колец были артефактными, но в основном парень просто любил обвешиваться украшениями. Как-никак, это было положено ему по статусу. На спину, Филипп накинул шкуру огромного, рогатого льва. Когтистые лапы свисали с его царственных плеч.
        - Именно так, - пробормотал он, глядя в большое серебрянное зеркало. - Я ваш свет.
        Да, это была всего лишь рядовая охота. Больше для развлечения, чем для какой-то значительной выгоды. Царевичу просто хотелось размяться и отвлечься от дурацких мыслей, в последнее время навязчиво лезших в его голову.
        Поэтому, он решил не брать с собой высокоуровневую свиту. Зачем они ему, если сейчас он может уложить чудовище сам, даже без всякой помощи. Набирать уровни они начнут потом, когда найдутся задания получше. А сейчас, он впечатлит крестьян, и преподаст урок бездарным шлюхам, которых взял с собой.
        Одному слишком скучно.
        Когда они смотрели на него, с этой смесью ужаса и восхищения в глазах, он чувствовал себя неуязвимым, наконец-то достойным своего статуса.
        Бросив повозку у ворот, Филипп и его партия пошли на охоту пешком.
        Слева от него, шла женщина, с головой закутанная в поросшие мхом и плесенью лохмотья. Ее внешний вид совсем не соответсвовал положению хозяина. В то время как Филипп казалось, бросал вызов всему миру, его спутница напоминала старую, замшелую мумию. Лишь один строгий, зеленый глаз виднелся через дыру в тряпках. В руках она несла кривой деревянный меч.
        Елена - Лесной человек - 22 уровень - Флора
        По правую руку, шествовала темноволосая дама в белом комбинезоне. За ее спиной развевался бархатный синий плащ, а руки и ноги женщины были закованы в бронзовые латы. Раньше, на груди артефактного комбинезона красовалась металлическая эмблема, но Филипп сам оторвал ее, заставив женщину ходить с внушительным вырезом.
        Вита - Человек - 23 уровень - Герой
        Две оставшиеся спутницы следовали чуть поодаль, летя на парящем в воздухе пушистом ковре. Хозяйка ковра, смуглая танцовщица в сиреневых тканях, с саблей на поясе, сидела в самом центре ковра. На ее коже беспорядочно извивались темно-синие татуировки в виде змей и сороконожек. Еще две были изображены прямо на веках: свирепые глаза с вертикальными зрачками. Под веками не было ничего, лишь две зияющих дыры. Без татуировок, колдунья была абсолютно слепа.
        Зара - Человек - 22 уровень - Разум
        В уголке, позади нее, устроилась девушка одетая как учительница или может быть библиотекарша начала двадцатого века, в белую рубашку, черную юбку и очки. Артефактная волшебная палочка вместо заколки удерживала копну ее платиновых волос. Девушка была занята заботой о собственных ногтях, и иногда бросала томные взгляды на хозяина.
        Лиза - Человек - 21 уровень - Магия
        - Елена, - тихо сказал Филлип, когда они подошли к границе поля. - Расчисти путь.
        Травяная волшебница кивнула, сделала шаг вперед и взмахнула своим мечом. Деревянный клинок вытянулся на много метров вперед. Женщина стремительно повела его в сторону, скашивая траву.
        - Сойдет, - буркнул царевич. Он повернулся лицом к своим спутницам. - В общем, слушайте. Сейчас, ты, - он ткнул пальцем в Зару. - Полетишь на своей тряпке и приманишь монстра сюда, на открытое пространство. Я не собираюсь ради какой-то жалкой твари лезть в воду. Как только она сюда приползет, стойте в стороне, и упаси вас Богиня, мешать мне. Той дуре, что будет мешаться, я лично устрою невероятно веселую жизнь.
        Девушки внимательно слушали. Кто-то с восхищением, кто-то безразлично. Кто-то изо всех сил пытался не показывать презрительного раздражения.
        - Кроме того, - продолжал Филипп. - Говорят, что у этой твари много мелких, отвратительных детей. Так вот, я их даже видеть не хочу. Мелочь возьмете на себя. Хоть одна мелкая дрянь коснется меня... Сами понимаете. Надеюсь, я все доходчиво объяснил. Приступаем.
        Лиза слезла с ковра, и достала из волос палочку. Прическа развалилась, и девушка картинно взмахнула шевелюрой, красуясь перед Филиппом. Он даже не взглянул на нее.
        Зара полетела вперед, туда, где над ковром из стеблей возвышалась туша монстра. Оказавшись над головой ползуна, девушка отправила ему психический сигнал, который должен был вызвать неконтролируемую ярость. Это заклинание сработало.
        Тусклые глаза монстра налились кровью. Ползун начал расворачиваться, злобно стрекоча и быстро перебирая острыми передними лапами.
        Ковер едва ушел от удара. Зара продолжила атаковать разум монстра, приводя его в исступление и постепенно заманивая на открытую площадку.
        Царевич коснулся своего правого запястья. Защелка отошла и из секретного отсека в бронзовом наруче выпала цепь, и со звоном упала в дорожную пыль. Он крепко сжал цепь в руке.
        Монстр тем временем несся, вперед поднимая брызги, поглощенный погоней за ковром. Филипп уже был готов броситься в бой. Цепь в его руке налилась ярким, янтарным светом и вытянулась. Нужно было только подобрать момент.
        Усилием воли, царевич заполнил цепь светом. Сияние стало настолько сильным, что спутницам пришлось отвернуться. На конце цепи, из бежавших по ней лучей вырос усеянный острыми иглами шар. Легким движением руки Филипп поднял и начал раскручивать свой снаряд. Кистень из света быстро набирал скорость.
        Ползун был уже близко.
        Цепь взмыла в небо, описала вокруг хозяина широкую дугу, и светящийся шар с треском врезался в голову твари. Монстра перекосило. Брызги черного ихора, размером с кулак, посыпались на поле. Если бы у ползуна была шея, удар бы точно ее сломал.
        Ползун издал дикий стрекощущий вопль. Он упал на брюхо и стремительно поплыл, раскапывая лапами ил. От второго удара светового кистеня он смог увернуться, перекатившись на спину. Монстр оказался в уязвимой позиции. Пока он лежал на спине, и истерично шевелил конечностями, словно огромный таракан, мягкое брюхо открылось.
        В ту же секунду, поле боя заполонил еще более зловещий стрекот. Из залежей ила на дне начали стремительно выкапываться крошечные, по сравнению с родителем копии ползуна. Ими двигала одна цель: не позволить игрокам напасть на большого монстра, пока он не перевернется обратно.
        ...
        Первой под удар попала Лиза. Девушка даже моргнуть не успела, прежде чем мелкая тварь выпрыгнула из воды и вцепилась ей прямо в лицо. Волшебница взвизгнула и шлепнулась в поток, где ее тут же облепили другие мальки.
        Вита хотела прийти ей на помощь, но ее саму так же окружил стрекочущий рой. Быстрыми ударами бронированных кулаков она разрывала тварей на части, но на место каждого малька выпрыгивало три новых. Девушка не могла и шага сделать.
        Елена справлялась гораздо лучше подруг по партии. Она сумела взять под контроль сами рисовые стебли, превратив их в ловушку для мальков. Зеленые щупальца связывали, и разрывали мелких тварей, не давая им приблизиться к травяной волшебнице и Филиппу.
        Зара в тот момент была занята, дезориентриуя монстра и, не давая тому подняться. Филипп видел, как она спикировала на ползуна с другой стороны, и уверенно зашел в воду, чтобы нанести финальный удар. Неожиданно, он остановился, услышав неприятный сигнал из меню. Ему не нужно было даже заглядывать в сообщения, царевич хорошо знал этот звук.
        Его союзник был повержен.
        - Елена! - завопил он. - Быстро разберись что там!
        Девушка бросилась в заросли, туда, где только что пролетала Зара, но она уже знала, что именно там увидит. Волшебный ковер упал и превратился в мокрую тряпку, плывшую в мутном потоке.
        - Думаю, он задел ее лапой! - крикнула Елена.
        Филипп презрительно сплюнул. Только конченая идиотка могла так попасться.
        Монстр, которого больше не донимали психические сигналы, резко повернулся, и воткнул свою лапу-косу прямо перед Еленой. Инстинктивно, девушка выставила меч вперед, и он, изогнувшись, пробил белоснежный панцирь. Ползун дико завижал и еще раз взмахнул конечностью, но Елена уже успела набрать дистанцию. Разъяренный монстр, неуклюже вставая на ноги, последовал за ней, в то время как царевич вновь начал раскручивать кистень.
        Лиза, наконец, сумела освободиться. Заклинание, вызывающее магический хлопок начало передаваться между мальками, разрывая их как петарды. Совершенно вымокшая девушка поднялась на ноги, и с ужасом вытаращила глаза, увидев, как чудовище несется на Елену. Лиза стянула с себя блестящие туфли, и побежала наперерез ползуну. У нее возник план как спасти подругу и отвлечь монстра, чтобы хозяин смог добить его.
        Этим планом Лизе воспользоваться не удалось. Она наступила на какой-то мягкий, круглый шарик, валявшийся на дне. Девушка почувствовала удар, будто кто-то с размаху заехал ей по затылку. Шок пронзил все ее тело, и Лиза не удержалась на ногах. Она даже не заметила, как оказалась в лимбо-зоне.
        Царевич тоже не успел обратить внимание на потерю еще одного бойца. События начали развиваться очень быстро. Филипп почувствовал странное жжение в глазах, прежде чем темная вспышка накрыла все вокруг. С неба посыпались тлеющие пепельные хлопья.
        Монстр застыл. Еще секунду назад, он с раскрытой пастью несся на травяную волшебницу, но после этой странной вспышки полностью остановился, так и не сомкнув челюстей.
        Из раны, оставленной деревянным мечом, полилась светло-зеленая жидкость. Панцирь монстра вокруг раны вздулся пузырями. Они тут же начали лопаться, оставляя дымящиеся язвы.
        Глаза твари тоже лопнули, оставив темные провалы, из которых полился гной. Из ран монстра полезли неприятные отростки, превращавшиеся в когтистые лапы. Тело ползуна вздулось, становясь неповоротливой искореженной тушей.
        Умом царевич понимал, что надо нападать сейчас, но зрелище захватило его полностью, заставив, молча наблюдать за метаморфозами. Вита так же заворожено смотрела, как мальки, атаковавшие ее, остановились и тоже превращаются в визжащие прокисшие куски плоти.
        Впечатлительность и неорганизованность сыграли с партией Филиппа в этом бою злую шутку. За пару секунд, рыжая тень вынырнула из воды и унесла Елену. Травяная волшебница успела лишь вскрикнуть, прежде чем пилообразные челюсти сомкнулись на ее шее.
        Филипп не мог поверить своим глазам. Монстр не просто трансформировался, становясь сильнее. Он на самом деле рос в уровнях.
        Еще недавно гладкое, стремительное существо превратилось в прогнившую массу, с корявыми лишними лапами, торчавшими из ран и провалов. Ползун заревел, и захлебнулся утробным кашлем, отхаркивая темную кровь.
        Немертвая креветка - 35 Уровень - Вода/Улей/Нежить
        Выйдя из ступора, Филипп бросился вперед, раскручивая световой кистень. Снаряд рухнул между пустых провалов глаз чудовища. Ошметки разлетелись в стороны, а голова твари сплющилась. Ползун захрипел, схватился дергающейся лапой за цепь и дернул на себя, отправляя царевича в полет. Львиная шкура упала с его плеч, и парень рухнул в мутную грязь, на лету теряя золото.
        Никто особо не стремился ему помогать. Схватка Виты с мальками разгорелась с новой силой. Она и так была искусана, и вымазана с черной крови, но ставшие немертвыми твари теперь научились плеваться нитями, сковавшими девушку. Вырываться из этой гнилостной паутины становилось все сложнее.
        Филипп встал, стер руковом кровь с подбородка, и с ненавистью посмотрел на искаженное создание. Это уже не было обычной охотой: из-за чего бы тварь не изменилась, теперь она была очень сильна. К тому же, его команда терпела поражение. Безмозглые спутницы падали одна за одной, но этого следовало ожидать: из наложниц отвратительные воины. Но теперь, удар был нанесен ему самому. Первая царская кровь была пролита, впервые за много боев. Иначе как оскорбление это расценивать было нельзя.
        Царевич отстегнул вторую цепь. Теперь он держал по одной в каждой руке. Погасший кистень исчез, его место заняли широкие когти. Цепи стали короче.
        С яростным воплем, он бросился на монстра, размахивая светящимся оружием. Первый удар когтей вырвал из трухлявой туши кусок мяса, и отбросил его в сторону. Личинки с энтузиазмом рванули пожирать плоть своего создателя.
        От ударов косами Филипп увернулся, но ком липкой жижи сплюнутый из перекошенной превращениям и ударами пасти, упал слишком близко и сковал ногу царевича. Тварь угрожающе нависла над ним.
        Неужели он сейчас проиграет? Филипп вздрогнул. Такого просто не могло произойти. Как? Как это случилось? Если об этом узнают в семье, а они узнают...
        Он бросил цепи, и создал из внутреннего света меч достаточно быстро. Искореженные челюсти едва не вцепились в него, но парень рассек гигантскую морду, обрушивая на себя поток вонючей крови. Еще одним взмахом меча он рубанул по своей липкой ловушке. Жижа отстала, но меч все же задел ногу. Царская кровь тоже хлынула в воду.
        Филипп приложил все усилия, чтобы отвлечься от боли и жжения. В эту рану точно попадет инфекция. Он знал это. Все поле было отравлено гноем немертвого монстра. Времени оставалось очень мало, и скоро он начнет терять силы от кровопотери и трупного яда. Если только его раньше не хватит паралич. Цареви крепче взался за меч, и прыгнул на монстра, пытаясь отсечь одну из боевых лап.
        Надежда на спасение появилась внезапно.
        В зарослях риса раздался громкий, печальный вой. Вся природа словно прислушалась к нему, даже мерзкие твари замерли. Филипп смог завершить начатое. Лапа-коса упала в воду, а его в очередной раз окатило всякой дрянью из обрубка.
        Белые, кучерявые облака тоже претерпели ужасные метаморфозы, и превратились в черные мрачные тучи, воронкой свернувшиеся над полем боя.
        На Виту наседали все сильнее. Она пыталась отступить к дороге, но мальки прыгали на нее, либо плевались своими нитями, затаскивая все глубже в поле. Воняющие тухлой рыбой куски цеплялись за почерневший от их крови комбинезон. С них сыпались еще более мелкие твари, которые лезли Вите под одежду. С ними она уже не могла справиться кулаками, а волшебниц поддержки рядом уже не было
        Она посмотрела на хозяина. Филипп с трудом стоял на неестественно согнутой ноге и держался за бок левой рукой. Он отбивался, от медлительных атак монстра, но сам очеввидно был на последнем издыхании.
        Первые капли дождя застучали по стеблям. С каждым вдохом их становилось все больше. За какой-то миг, редкий доджик превратился в настоящий тропический ливень.
        Как только это произошло, игрок в черных одеждах с золотыми разводами, словно из ниоткуда возник в небе прямо над чудовищем.
        Он поднял вверх единственную руку. «Испытатель» - догадался Филипп. Откуда он взялся? Что-то здесь было нечисто. Уж очень странными событиями обернулась эта охота.
        Царевич понял, что готовится сделать Испытатель, поэтому отбросил меч и подпрыгнул, высоко сосредоточив свет на подошвах своих сапог.
        Из непроглядных туч вырвался сверкающий разряд, который Гриша схватил и бросил в ползуна словно копье. Чудовище даже не дернулось, когда молния прошла сквозь него и ударила в воду. Потоки энергии пронеслись по затопленному полю.
        Яркая электрическая вспышка охватила Виту, все еще сражавшуюся с личинками, и она испарилась. Твари, оставшиеся без цели, посыпались вниз, поднимая брызги.
        Филипп остался один. Он был сильно ранен, и чувствовал, как жар в его теле усиливается.
        Гриша возник рядом с ним, невозмутимо улыбаясь. - Помощь нужна?
        - Уже помог, - сплюнул Филипп.
        - Я тут просто мимо шел... - Испытатель упорно придерживался своей роли. - Думал, сейчас быстро его вынесу, но как-то вот...
        Тварь пошла на них, кроме того, мальки тоже не собирались сдаваться. Рой так же двинулся в сторону игроков. Гриша схматил царевича за плечо, и перенес его за спину чудовища.
        - Кретин. - выдохнул Филипп. - У ползуна в статистике стоит защита от электричества. А теперь он еще и сдох, так что и яд твой бесполезен.
        - Правда? - удивился Испытатель, и на секунду застыл, изучая меню. Вышел он из него с совершенно кислой рожей. - Нда. Ничего, сейчас разберемся.
        - Шел бы ты отсюда, - сказал царевич и согнулся от боли. - Сам справлюсь.
        - Ага, вижу. Ты, как бы, уже не тот что был с утра, - он наклонился к Филиппу. - Честно, мне кажется, эта шипящая гадина и то выглядит лучше. Короче, никуда не уходи.
        Филипп едва сдержался, чтобы не воткнуть вновь вызванный меч в придурковатого Испытателя, но тот уже исчез. Ползун не сразу, но понял, что добыча поменяла местоположение. Царевич крепче взялся за меч, и приготовился открыть огонь. Световой заряд сорвался с блистающего лезвия и вонзился в бок чудовища.
        Тварь дернулась башкой в сторону Филиппа, и, воспользовавшись этим, со всех сторон выскочила партия Испытателя. Сам Гриша, оказавшийся несколько бесполезным в сложившейся ситуации, носился по полю, отдавая команды.
        ...
        Позволив сопартийцам разбираться с гигантской креветкой, здоровенный жук взял на себя рой мальков. Старый рыцарь встал в боевую стойку, плотно закопав ноги в вязкий ил. Для того, что он собирался сделать, нужна была устойчивая позиция.
        Рой, обрадовавшись тому, что добыча не старается убежать пополз к нему. Орсомир закрыл глаза и тихо начал молиться. Просветы между пластинами его брони начали наливаться синим пламенем, и вскоре тело рыцаря охватил костер. Те личинки, что успели броситься на него, сразу сгорели, вместе со своими вшами.
        Пламя праведного гнева сконцентрировалось на бронированных кулаках рыцаря.
        Орсомир закончил молитву и получил ответ, который искал. Одной из четырех рук он ударил воздух. Силы удара хватило, чтобы отбросить ближайших тварей и поднять волну на воде. Удар второй руки был чуть быстрее, третьей еще быстрее. Он не целился в мальков, просто бил в пустоту медленно, но уверенно наращивая темп. Вскоре его руки настолько ускорились, что бувально исчезли из поля зрения. Ударная волна от вихря сносила все больше и больше тварей, разламывая их. Некоторые перед смертью превращались в камень и разлетались на осколки, раня своих собратьев. Те, что заходили со спины бесследно исчезали в огне. Перед жуком начала расти гора из ила и стеблей, движимых вихрем ударов.
        Часть роя, понимая, что они не могут даже приблизиться к рыцарю, отделилась и направилась в сторону создателя. Их остановил дождь из мелких камушков, посыпавшихся с неба. Орсомир оглянулся, и увидел мистическую статую на вершине созданного им холма. Используя щебень, вырытый из плодородной почвы, Астра пригвоздила почти всех оставшихся мальков. Последние уже не могли доставить никаких проблем партии.
        Бобр скрывался в зарослях. Все мускулы в его мощном теле напряглись, и застыли, готовясь к прыжку. Дополнительная сила наполнила каждую клеточку, каждый нерв зверя. Он склонил голову, так, чтобы удар пришелся на крепкие кости черепа. Это был первый раз, когда Бобр использовал это умение, но, как и к любому игроку, знание о том, что делать, пришло к нему само, мгновенно записавшись в подсознание.
        Минута прошла. Будто пружина, Бобр развернулся, полосатой ракетой вылетая из воды. Всей своей массой, он ударился креветке в голову, туда, где у нее вроде как был подбородок.
        Ползун задрал башку, и в этот момент Таня оттолкнулась от спины Бобра и сиганула вверх. Ловко прыгая по торчащим из тела чудовища костям и отросткам, оказалась рядом с головой и вставила ствол «Вольпентингера» в пустой глаз. Прозвучал двойной выстрел.
        С другой стороны, из головы ползуна вылетела оранжево-розовая масса, которую размазало по траве. Мозг креветки.
        К удивлению девушки, оставшись без мозгов, монстр продолжил нападение. Он развернулся к ней, и из зияющей дыры на его голове вырвался мутный темно-зелений шар. «Они» успела закрыться щитом. Красная маска поглотила атаку, и выплюнула ее обратно уже в виде усиленной магической ракеты. Взрывом Таню отбросило в сторону, а ползун повалился на бок.
        От головы чудовища остались лишь невнятные бесформенные отростки. Он захрипел еще сильнее, и со свистом выпустил липкий, похожий на хлыст язык. Этим хлыстом тварь начала бить по окресностям, стараясь попасть по мелким, уворачивавшимся игрокам.
        Филипп удивился, что это чудище не прекращает становиться все омерзительнее и омерзительнее. Ему нельзя было стоять на месте. Слишком легко было бы попасть под удар. К тому же, он обязан его остановить. Кто, если не он? Уж точно не эти прыгающие по полю клоуны.
        Он попытался прыгнуть, чтобы за один удар избавиться от мерзкого отростка, но раненая нога подвела его, и царевич едва не упал в воду. Чтобы удержаться на ногах, ему пришлось опереться на световой меч. Его рука дрогнула, концентрация снизилась. Меч опасно мигнул. Филиппу стало сложнее поддерживать в нем свет.
        Клацая зубами, к беспорядочно метавшемуся языку бросился Бобр, но язык выбрал другую цель. Чудовище неожиданно решило защитить тех немногих мальков, которые еще были живы.
        Стрелой язык метнулся через все поле к старому жуку.
        - Орсомир, танкуй! - завопил Гриша, понимая, что не сможет остановить этот удар, даже если переместится. Он метнул бумеранг, но язык извернулся в воздухе, и оружие оба раза пронеслось мимо.
        Жук развернулся спиной к чудовищу, и сложил руки на груди и животе, готовясь к удару. Язык пронзил его, легко раскалывая твердый панцирь, прошел насквозь через живот и вышел с другой стороны.
        Таня закричала. Бобр завыл.
        - Аах ты жеж, поганое чудище! - захрипел рыцарь. Пламя обожло немертвый язык, но он был слишком плотным и сырым, чтобы настолько быстро прогореть.
        Пробив жука насквозь, язык раскрылся, и потащил Орсомира в сторону пасти. Жук-рыцарь вцепился в него двумя неповрежденными руками, в попытках разорвать, но безуспешно.
        Темно-фиолетовый луч появился в воздухе, и коснулся чудовища. Оно сильно замедлилось, и жук замедлился вместе с ним. Гриша кивнул вовремя появившеся Астре, и, прыгнув вверх, начал бумерангом рубить язык. Бобр присоединился к нему. Им удалось разорвать его. Орсомир упал на спину и застонал.
        Лучи Астры, которая она выпускала из бешено вращающихся глаз на ладонях, сменились на ярко красные. Там, где они врезались в плоть монстра, она начала дымиться и разлагаться еще сильнее.
        Филипп с трудом поднялся на ноги. Яд уже распространился по его телу, но он еще мог победить. Нельзя было позволить Испытателю забрать его триумф. Кроме того, отдельные события начали складываться у царевича в одну конкретную картину. Уж очень был похож фиолетовый луч на то непонятное заклинание, превратившее обычного монстра в немертвое чудовище. Нужно было все выяснить, но для этого нужно было выжить. А чтобы выжить...
        - Разойдитесь, идиоты! - завопил он. Комок света, сформировавшийся в его руке, сжимался все сильнее. Все чувства царевича были на пределе, он сознательно перегружал все источники силы в своем теле, собирая внутренний свет, и те слабые лучи солнца, что пробивались из-за туч. Из-за этого вокруг словно стало немного темнее.
        Он глубоко вздохнул и выпустил всю эту силу в сторону чудовища.
        Параболоид!
        Свет, сжавшийся в корохотную точку, вырвался тонким лучом, который нес вместе с собой поток жара невероятной силы. Гриша перенес Бобра из зоны поражения, прежче, чем луч прожег монстра, сдавливая воздух вокруг себя. Гнилая плоть сжималась и плавилась. Вокруг ползуна, не смотряна проливной дождь загорелась трава. Немертвый монстр истошно заверещал, и Филипп вторил ему, крича от боли, вызванной перегрузками.
        Горящая плоть обнажила уже не бьющееся, но все же необходимое для существования монстра сердце. Луч прошел прямо сквозь него, лопая как воздушный шар. Вторая жизнь чудовища закончилась так же внезапно, как и началась, но параболоид все еще продолжал испепелять его.
        Когда у Филиппа кончились силы, и он упал на колени, от твари осталась лишь незначительная, по сравнению с его прошлыми размерами горка дымящегося мяса. Перегрузка сработала. Монстр был мертв (теперь, уже окончательно), и именно Филипп убил его. Он услышал звук сообщения, докладывавшего ему о полученном опыте. Однако теперь, он надолго потерял связь с меткой, и уже был одной ногой в лимбо-зоне.
        Не глядя под ноги, Таня побежала к Орсомиру чтобы скорее осмотреть его раны. Бобр побежал за ней. Астра что-то прокричала, и замерла, вновь прижав ладони к коленям.
        Гриша, тем временем, вытащил из воды грязный, местами обугленный ковер, критично осмотрел его и сказал. - Постираем, будет как новый.
        Расслабленно Испытатель подошел к царевичу.
        - Ловко ты его сделал, - сказал он. - Жаль, опыта мало, мог бы еще на уровень вырасти.
        - Зелье! - прокашлялся Филипп.
        - Что, прости? - Гриша наклонился к нему, как бы случайно задев рукой. Царевич чуть не упал в воду.
        - Зелье, - громче сказал он, сплевывая кровь. - Противоядие. Лечение. Мне нужно... скорее. Слишком сильно... ранен.
        Гриша оглянулся. Таня уже выливала весь стратегический запас на рану Орсомира. И даже этого, скорее всего, могло не хватить. Рана была достаточно серьезная, даже для мощного рыцаря. Кроме того, язык мертвого существа нес на себе всякие микроорганизмы и вещества, не очень полезные для здоровья. Тем более, для пожилого человека.
        Гриша присел на корточки, напротив Филиппа. - Я, конечно, могу тебя спасти. Точнее, уже спас. Тебе очень повезло, что мы так удачно шли мимо.
        Филипп усмехнулся. - Твоя наглость просто не знает границ, Испытатель, - он уже стал слегка размытым, черно-белым пятном в здоровых, зеленых стеблях. Можно было уже не сдерживаться.
        Гриша поднял бровь. - Ну, мы вроде как ради тебя рисковали жизнью. Моему другу пришлось несладко, поэтому я думаю, справедливо было бы расчитывать на компенсацию. Согласен?
        Царевич закрыл глаза. Ему все стало ясно. Ушастый идиот с самого начала все это задумал.
        - Ты свою компенсацию получишь, когда я прикажу заковать тебя в цепи и высечь. Перед тем как я лично снесу твою голову и выкину из игры навсегда. - Филипп сжал зубы. - Это все твоих рук дело, я знаю. И ты ответишь за это, Испытатель.
        - Вот и помогай после этого людям, - пожал плечами Гриша. - Хотя, чего это я, сразу было видно, что ты редкостный козел. Ну, ничего, с пустыми руками точно не уйду.
        - И что же ты будешь делать? - царевич гордо задрал голову.
        - Поброжу по полю, пособираю блестяшки. Ковер ваш заберу, понравился он мне. Сдам все в ломбард, на вырученные деньги напьюсь. Как-то так. Если отбросить детали... - сказал Испытатель, поднимаясь, и прикладывая указательный палец ко лбу Филлипа.
        Царевич понял, что сейчас умрет. Ничто этого не изменит. У него больше нет сил сопротивляться. Яд слишком ослабил его, а перезагрузка лишила способностей. Первое поражение неизбежно. Братья ему этого никогда не забудут. И отец... Ох, отец точно начнет на него смотреть совсем по-другому. Всё то уважение, нажитое нечеловеческим трудом. Все это потеряно.
        Но все это произойдет только в том случае, если они, конечно, узнают. Царевич злобно улыбнулся.
        - ...Если отбросить детали, я победил в этой схватке. А ты, проиграл еще до ее начала.
        Из уже начавших рассеиваться туч, ударила последняя молния, и бой для Филлипа закончился.
        ГЛАВА 3
        
        ГРИША - Человек - Уровень 24 - Электр/Яд - 14/14
        Вирд: 8
        Характеристики в формате: Сила / Скорость /Выносливость /Здоровье / Энергия/ Воля
        27/29/34/34/62/32
        Тотем: Тауматихт Акселя - 8
        Перки:
        Сила глубин - 6/10
        Биоэлектричество - 6/10
        Техника безопасности - 6/10
        Иммунитет - 5/10
        Создатель ловушек - 1/3
        Опытный игрок - 2/10
        Еще одна ступень на пути к величию игрока. По сравнению с обывателями, он сверхчеловек, но это далеко не та планка, на которой стоит зазнаваться.
        Бонус +4 ко всем характеристикам
        Контроль - 1/3
        Мастерство: Электричество - 2/5
        Игрок способен создавать стабильные продвинутые конструкты из электричества (до 10 штук). Форма и структура конструктов ограничены уровнем навыка и фантазией игрока.
        Кулак змеи - 1/5
        На запястьях игрока появляются втягиваемые шипы, для ядовитых, и других видов атак, требующих проникновения под кожу/броню противника.
        Навыки:
        Приманка - 4/10
        Переменный ток - 5/10
        Слабость - 4/10
        Наименьшее сопротивление - 1/3
        Физраствор - 3/10
        Перегрузка: Электричество
        ...
        Система здравоохранения Параболы имела свои особенности, обусловленные тем, что умереть в игре было нельзя (если не считать сброс за смерть), а хорошо прокачавший свои навыки целитель, мог справиться практически с любой болезнью или травмой. В этой области (особенно, по сравнению с остальной планетой) игра могла бы стать настоящим раем, если бы не кое-какие нюансы.
        Во-первых, стать целителем было невероятно сложно. Обычные врачебные навыки могли помочь только тем, кто остался относительно человечным. Новые части тел, органы и другие изменения могли поставить даже самого гениального доктора в тупик. Да и самые дешевые целебные припарки лечили несколько эффективнее. Доктор мог ошибиться и сделать хуже, а волшебная мазь в любом случае решала все проблемы, пусть и медленно. Конечно, все еще полезно было уметь оказывать медицинскую помощь, но в целом отношение к медицине, в контексте появившихся возможностей очень изменилось.
        Чтобы получить доступ к лечащим заклинаниям и возможности создавать эту мазь и зелья, необходимо было обладать меткой Души, а для этого нужно добраться до самых отдаленных регионов, и охотиться на очень редких существ. И даже в таком случае, шанс был крайне невелик. Иногда, группы уходили на несколько месяцев и возвращались ни с чем ( если не считать полных мешков менее ценной добычи).
        Гораздо проще было вступить в какую-нибудь организацию, и получить метку от них, став штатным целителем. Это тоже было не особенно легким занятием, но ни в какое сравнение, ни шло с утомительной охотой в глуши. Герой тоже давал ограниченную возможность восстановления, но она ни в какое сравнения не шла с Душой.
        Во-вторых, тех, кто уже обладал нужными навыками, но при этом нигде не работал, кланы, гильдии и прочие фракции стремились оторвать с руками, едва узнав о существовании такого свободного художника. Поэтому, незанятые целители крайне высоко оценивали свой труд. Настоящих альтруистов среди них почти не находилось, а те, что находились чаще всего уходили в мудрецы-отшельники, добраться до которых было зачастую так же сложно, как и до источника их силы.
        В этой сложившейся за десятилетия существования Параболы ситуации перед игроком всегда стоял выбор. Пойти по тяжелому пути - скиснуть и потерять большую часть опыта, долго мучиться и страдать, обливаясь дешевыми зельями или ждать, пока не заживет само. Пойти по легкому - заплатить, и уйти от медика счастливым (чем больше сумма, тем быстрее).
        В Оссоре, как и любом достаточно большой населенном пункте, была своя больница, где свободные (а так же занятые, но особенно жадные) врачи зарабатывали денежку, латая недобитых игроков и продавая всяческие медицинские и алхимические примочки. Располагалась она в старом здании аэропорта, сохранившемся еще со времен беззаботного человечества. Единственным зданием в этих молодых джунглях не построенном в стилистике древних индейцев (которые до прилета Игротеки здесь и близко не жили).
        Прямо на входе висел красочный плакат с ценами. Испытатель возмущенно смотрел на изображенного, на нем веселого доктора, окруженного цифрами и видами услуг. Суммы, которые нужно было выложить за койко-день и надлежащий уход Гришу совсем не радовали.
        Старый жук дотянул до больницы и в целом вылетать из игры не собирался. Пока партия возвращалась в город, «одолжив» у поверженного монарха повозку, он даже был в сознании, и всю дорогу корил Испытателя за неспортивное поведение и совсем не мудрые жизненные выборы. Гриша с раненным сопартийцем спорить не хотел. Да и в какой-то степени чувствовал себя виноватым. Все же, это было его неверное тактическое решение. А с другой стороны, что он еще мог сделать? Скорости уйти из под удара у жука явно бы не хватило. А если Орсомир считает, что хватило бы, то надо бы ломиться в сторону, а не стоять там как истукан.
        Их встретил доктор, похожий на большого, говорящего гуся. Стоило целителю увидеть старика, его глаза заблестели, и он определил, что два дня Орсомиру все же придется полежать в палате под надзором врачей. И тут же выставил Испытателю счет, который едва удалось покрыть, продав оставшиеся от Филиппа и его девок безделушки.
        Гриша подумал, что возможно стоит забрать деньги обратно, как только старик поправится, но встретился взглядом с охранниками, и отказался от этой затеи. По больнице бродили здоровые товарищи уровня примерно пятидесятого, и зорко следили, чтобы никто не позарился на больничную кассу, и на самих медиков.
        Целитель и его помощники пинками выгнали Таню с Бобром из палаты. Астру пришлось оставить около служебного входа, потому что она пугала посетителей (и персонал). Оставив в кассе целый мешок зан, Гриша вернулся в холл, где и обнаружил сопартийцев. Рядом с ними, к стене прислонился темного цвета рулон.
        Ковер Испытатель решил оставить себе. Хотя, он пожалел, что не стырил его сразу, когда победил хозяйку. Волшебный артефакт все никак не хотел полностью высыхать, сильно вонял тиной и еще чуть-чуть гнилью. Но его ведь действительно можно постирать. Потом высохнет. Да и после битвы с креветкой они сами выглядят и пахнут не многим лучше. До бани дойти времени так и не нашлось.
        Осмотрев трофей, Гриша присел на лавочку рядом с Таней. Девушка отодвинулась дальше.
        - Должен признать, план сработал не так хорошо, как хотелось бы, - сказал он, хлопнув рукой по колену.
        Таня свирепо зыркнула на него и отвернулась. Гриша поднял и опустил руку, решив игнорировать её эмоциональные метания. Все и так понятно.
        - Все, что мы заработали, ушло на оплату больницы, - с сожалением сказал Испытатель.
        За окном начинал капать дождь. В этот раз, самый настоящий. Расположившиеся прямо напротив больницы продавцы стали поспешно сворачивать лавочки. Мальчик с деревянным мечом в руках свалился с крыши, и исчез в проулке. Щуплый помощник целителя вынес на улицу здоровую железную бочку, раза в полтора больше его самого.
        - Придется сделать, по-твоему, и пойти заняться мелкими квестами. Ночью. Потому что на гостиницу у нас денег нет.
        - Поверить не могу... - сказала Таня, закрывая руками лицо. - Как у тебя вообще язык поворачивается?
        Гриша и так уже понимал, что это будет тяжелый вечер, но теперь он примерно начал осознавать насколько.
        - Перестань. У нас есть более важные проблемы, чем глупое выяснение отношений, - он щелкнул пальцами. - Никто не любит таких сцен, кроме всяких мечтательных барышень.
        - Даже и подумать не могла, что ты такой... - сказала она.
        - Я вот что-то не могу понять, что именно я сделал не так?
        - От того и все проблемы.
        Гриша закрыл глаза, на секунду абстрагируясь от происходящего. Она такая эмоциональная. Он и сам раньше такой был. Все метался, то думал недостаточно, то думал слишком много. Ну зачем она все усложняет?
        - Хорошо. - Таня вскочила с лавочки и встала прямо перед ним. - Я тебе скажу. Я все тебе сейчас скажу.
        - Давай, я жду.
        Только что, ей действительно хотелось все ему высказать, но как только дело дошло до формулировки конкретных связных претензий, Таня несколько замялась. Красиво говорить она и в прошлой жизни не умела, а огры подобными талантами вообще не славятся.
        - Не нужно было вообще лезть к этому парню! Смотри, к чему это привело! Утром нас хотя бы было пятеро, и у нас были деньги!
        - Да ну, к чему? - Гриша посмотрел вокруг. - Ты меня, конечно, извини, но я не вижу никаких прямо уж чудовищных последствий. Ну, кроме того, что мы потратили столько сил и ничего не заработали.
        - Гриша, твой друг сейчас на больничной койке, и это твоя вина. Не смей отрицать! - Таня щелкнула пальцами, словно обрадовалась, что нашла удачный аргумент против командира.
        - Хорошо, признаю, я принял не самое верное тактическое решение. Но, старик, как бы, сам на это решился, когда присоединился к нам. Впрочем, как и ты. И Бобр. И жуткая жуть. - Испытатель гордо закинул ногу на ногу. - Работа у нас опасная, а я не стратег. Только учусь.
        - Кстати, - улыбнулся он. - Такое могло произойти в абсолютно любой драке, и не важно, с кем бы мы дрались. Никто не застрахован от ошибок. Помнишь ту лягушку?
        Таня надула щеки. - Естественно. За это я тебя еще не простила.
        - О том и речь. Ты слишком серьезно ко всему этому относишься. Это всего лишь игра, если не заморачиваться с мелочами. Причем довольно кривая.
        - Ты так говоришь, потому что недавно здесь, - она сбавила тон. - А мы живем здесь всю жизнь. Парабола и есть наша жизнь. И в ней должны быть какие-то рамки.
        Гриша сжал пальцами переносицу, и заодно порадовался, что нос у него совсем не изменился, в отличие от других черт. - Во-первых, Таня ты жуткая зануда. Во-вторых, хватит, пожалуйста, вести себя так, будто я сварил толпу крестьян в котле. Я не рыцарь в сверкающих доспехах, коим желает меня видеть Орсомир, но тут ничего не поделаешь. Кручусь, как могу.
        Девушка напряженно потерла виски. - Черт тебя дери, Гриша, я это понимаю, но не могу избавиться от ощущения, что мы все делаем неправильно! - проворчала она.
        - Не думаю. Мы играем сравнительно честно. Тем более, сама знаешь, есть люди и похуже нас. Филька вон тот еще мерзавец. Видала, как он со своими подругами обращается?
        - Ну, мы-то их вообще убили. Всех. И забрали ковер, - заметила Таня, кивая на скрученную, грязную тряпку, прислоненную к стене.
        - Это разные вещи. Мы конкуренты, а он их лидер. Должен заботиться и вести за собой.
        «Они» хмыкнула. - Уж кто бы говорил.
        - Эй, не надо тут.
        ...
        Конфликт взглядов не был полностью исчерпан, но, по крайней мере, напряжение снято.
        Ветер разогнал грозовые тучи и над джунглями навис огненный закат. В залитом этим цитрусовым цветом зале повисла очень уютная, мирная и усыпляющая атмосфера. Таня прилегла на лавочку и незаметно для себя крепко заснула. Бобр разлегся на полу у ног хозяина.
        Грише в последнее время это удавалось с трудом. Он заметил, что, чем сильнее становился, тем больше энергии скапливалось у него внутри. Будто в желудке молния свернулась в клубок, готовая вырваться в любой момент. Испытатель почти перестал уставать, да и спал теперь раза в два меньше. В такие умиротворенные моменты, как этот, он просто впадал в некий ступор, теряя связь с реальностью, и погружался в пространные раздумья. Прямо как после самогона из довоенных носков и долек мутировавшего чеснока. Самого популярного таежного напитка десятилетия.
        Целитель успокоил его, сказав, что это нормально, и каждая метка по-своему изменяет организм. Никаких опасностей для здоровья это не несет. По крайней мере, не должно. Если у него достаточно энергии, чтобы не спать, и мозг успевает отдохнуть за недолгие моменты спокойствия, то беспокоиться незачем. За эту «консультацию», он содрал с Гриши еще тридцать зан.
        Сидя рядом с храпящими соратниками, Гриша думал о том, что же делать дальше. Само собой, нужно было как-то заработать как можно больше денег, чтобы найти целителя, вернуть себе руку, а затем отправиться на юг, ну или может быть на север.
        Увидев местные цены, Гриша начал сомневаться, что ему это удастся. Но это только начало, понадобится еще больше денег, ведь во время поисков надо что-то есть, где-то спать и вообще пополнять запасы. Не помешало бы найти какой-нибудь прибыльный квест, а может даже и работу. Таня могла бы стать кузнецом, к примеру. Было бы неплохо. А Бобр может делать простые вещи из дерева. И это ведь совсем не предел. Не податься ли им на стройку с такими талантами?
        Грише вспомнилось, что он все же может использовать электричество, не только кидаясь им во врагов. Что если кому-то нужно зарядить генератор? Готовы здесь люди за такое платить?
        Можно было бы конечно найти местного модератора и продолжить Испытание, и заработать денег там, но Гриша понимал что он еще чисто психологически не готов сталкиваться с кем-либо из совершенно поехавших управляющих. Перед этим, он должен стать гораздо сильнее, а главное умнее.
        Нет, конечно, стать умнее путем прокачки нельзя, все это приходит с опытом, но определенный прогресс был. Испытатель понял, что стиль игры, который как-то сам собой развился у него в условиях постоянной борьбы с сильными врагами, ему в целом нравился. Каждая битва, выигранная через тактику и хитрость, заполняла ревущую пустоту в его душе.
        Ловушки, капканы, ядовитые шипы, электрические сети...
        Была в этом какая-то скрытая романтика.
        А уж план против Филиппа на самом деле, сработал на все сто. Партию-то они разнесли без проблем. Трудности возникли просто потому, что никто не мог просчитать, во что на самом деле превратится монстр, и какими способностями будет обладать. А с этим тоже все не просто.
        Астра не перестала быть проблемой для Испытателя. Теперь, когда стало понятно, что она ему подчиняется, и вообще неплохо себя показывает в бою, Гриша чувствовал себя еще хуже. Этот жуткий навык, который, между прочим, она могла применить в любое время, превратил обычного монстра в нечто, что вполне себе вписалось бы в дикую атмосферу за пределами Параболы. Сама Астра тоже отлично бы там прижилась. Внешний мир полон подобных тварей. Возможно, именно поэтому ему так сложно ее принять. Он всякого за жизнь насмотрелся.
        Посетители бродили туда-сюда через вращающиеся двери. Испытатель, уже привыкший к многообразию видов и форм окружавших его существ, почти не замечал их. Игроки слились для него в бесконечный красочный поток. Поэтому, когда в холл больницы вошел самый обычный на первый взгляд белый кот, Гриша от неожиданности пришел в сознание.
        Кошек он до этого видел только на картинках и на небе (впрочем, Мистическая луна это не совсем кошка, просто так выглядит).
        В большинстве поселений, которые ему довелось посетить за время своего блуждания по руинам, кошек банально съели. Как и значительную часть собак. Ходили слухи, что коты чувствуют приближение некоторых сверхъестественных тварей и на самом деле очень полезны в хозяйстве. Но на севере, к тому времени не осталось ни одного.
        С другой стороны, кошки имели неприятную тенденцию периодически отращивать дополнительные хвосты, обретая вместе с ними всяческие пугающие способности.
        А уж после того, как пошли разговоры о захвате кошками власти над людьми в каком-то городе на западе...
        Этот кот выглядел вполне способным захватить где-нибудь власть. Он был, крепким, в меру пушистым, а ростом доходил обычному человеку до колена. Через всю морду кота проходил темный, застарелый шрам. А еще он был сильнее многих людей. Над котом висела табличка игрока.
        Данные скрыты - Уровень 20
        Кот степенно прошелся по залу, осматривая все суровым взглядом желтых глаз. У Гриши возникло непреодолимое желание погладить его между ушами, и он точно бы это сделал, если бы кот не был игроком, или чьим-то питомцем. Иначе выйдет несколько неловко. Мало кто любит, когда их гладят бесплатно.
        Почуяв животное, Бобр проснулся, поднял голову и утробно зарычал, показывая свою неприязнь. Кот мявкнул, демонстрируя явное презрение как к полосатому чудовищу, осмелившемуся ему угрожать, так и к его хозяину. С высоко поднятым хвостом он направился к входу в лечебное крыло.
        Бобр собрался пойти за ним, но Гриша схватил питомца за загривок.
        - Ты-то куда? Еще не хватало, чтобы ты гонялся за кошками.
        Зверь как-то очень взволнованно заскулил, и лег обратно.
        А Гриша вернулся к своим невеселым мыслям. Он вызвал искрящийся комок энергии и сжал его в ладони, как кусок сырого пластилина. Электрический шар. Его можно просто метнуть во врага, а можно и сделать конструкт.
        Гриша попытался как можно ярче и подробнее сформировать в голове образ того, что он хочет увидеть. Шар послушно задрожал и принял форму желтой, светящейся медузы.
        Медуза парила над ладонью, шевеля волнистыми щупальцами. Он коснулся упругого купола медузы большим пальцем, и конструкт недовольно ужалил создателя. Гриша подумал что таких медуз можно развесить в воздухе, как летающие мины, чтобы противник особо не прыгал. А можно заставить наводиться на врагов, и летать за ними стаей, тем самым, изматывая их.
        Возможности безграничны.
        Гриша сжал кулак, уничтожив конструкт.
        Прозвучавший сигнал вывел его из ступора окончательно. Бобр свирепо рявкнул. Таня тут же проснулась, беспорядочно замотала головой.
        - А это что за фигня была? - пробормотал Гриша вызывая меню. Оповещение привело его на экран статистики партии, где теперь висела информация только о трех спутниках.
        - Орсомир! - Испытатель резко перенесся сквозь зал и исчез за двойными дверями лечебного крыла. Таня и Бобр бросились за ним, на ходу расталкивая посетителей и охрану.
        Гриша стремительно влетел в палату, но не застал там жука. Его цифровой прах уже успел развеяться. На залитой кровью койке, на двух лапах гордо стоял кот. Передними лапами он держал глефу. С вытянутого лезвия кровь все еще капала на пол.
        Прежде чем Гриша успел впасть в мстительную ярость, в его голове раздался голос справочной системы.
        Простите, что вмешиваюсь, Мастер, но в данном случае я обязан Вас предупредить до того, как Вы вступите в бой. Ваш противник уже обладает уникальной способностью, и, насколько мне известно, это первый раз, когда Вы сталкиваетесь с подобным.
        - Здорово, потом расскажешь! - буркнул Гриша, собирая в руке разряд. Кот продолжал стоять на месте, откровенно скучая в ожидании нападения.
        Я всего лишь хочу, чтобы вы знали. Недооценивать его - фатальная ошибка. В данной схватке необходимо соблюдать осторожность. За сим умолкаю.
        Еще несколько секунд, они стояли, готовясь к атаке. Гриша уже слышал, как несутся по коридору соратники.
        Он резко качнулся влево и выпустил разряд в сторону кота. Тот подпрыгнул, уходя с пути молнии, в итоге пролетевшей мимо. На стене у окна остался обугленный след.
        Пока противник находился в прыжке, Гриша переметнулся ему за спину и опробовал новую способность.
        Из костей раздутого запястья выдвинулись два длинных шипа. Он с размаху вонзил их во врага, одновременно активировав сразу несколько ядов и ток.
        Кот крякнул, и растворился в воздухе. Его глефа со звоном покатилась по полу.
        Испытатель стер пот с головы.
        Сопартийцы наконец добрались до места. Таня хотела что-то сказать, но как только заметила окровавленную койку, у нее перехватило дыхание. Бобр тревожно завыл.
        - Странно... - пробормотал Гриша. - Я опыта не получил.
        - Что... Что вообще, как? - спросила девушка, взяв себя в руки.
        Испытатель рассказал ей про короткую схватку с таинственным котом. Девушка со злостью стукнула штыком «Вольпентингера» по полу.
        - Вот так, напасть на раненного, посреди больницы. Ну что за слабак, позор просто, - прошипела она. - Гриша, ты не думаешь, что его послал этот парень, на которого мы напали?
        Об этом Гриша не задумывался, но теперь это показалось ему самым логичым вариантом.
        - Ладно, давай не будем делать поспешных выводов, - сказал он. - Может, это просто кто-то, прокачивающийся за счет больных и раненых. Мало ли каких психов полно.
        По белоснежной щеке «они» потекла слеза. - Ну, еще бы ты признал это. Потому что, если я права, то это твоя вина. Закономерная расплата за твои действия.
        Конфликт разгорался с новой силой. Хотелось бы ему ответить что-нибудь внятное. У Гриши был хороший аргумент и он уже почти подобрал слова, как вдруг ситуация резко усложнилась.
        - Гриша! - крикнула Таня. Испытатель оглянулся и увидел нечто странное. Вместо того, чтобы развеваться и исчезать, как обычно происходит с цифровым прахом игроков, пыль, оставшаяся от кота кружилась в воздухе и собиралась обратно.
        - Кусачий буран, да что ж творится то?! - Гриша пнул облако праха, чтобы развеять его, но восстанавливающийся противник легко увернулся. Еще секунда, и кот вновь стоял перед ними, совсем как новый. Мяукнув, он подобрал глефу.
        ...
        В этот раз на него бросился Бобр, но кот отразил атаку, выставив вперед оружие. Не давая врагу опомниться, воитель резко крутанул глефой, оставляя длинную глубокую рану на передней лапе зверя. Бобр не обратил внимания на рану, и этой же лапой нанес удар по открывшейся морде кота. Белый мех окрасился кровью, и кот отлетел в дальний угол палаты. Теперь у него там точно будет еще один шрам.
        Пока шел этот обмен ударами, кот изменился внешне. Он стал выше, его мускулатура обрела вполне человеческий рельеф, а из подбородка вытянулись направленные вниз кости. Глефа тоже усовершенствовалась, получив более широкое лезвие, и ленту на рукоятке. Внезапно прокачавшийся кот злобно зашипел, стирая кровь, сочившуюся из ран на звериной роже.
        Альгрен - Кот-воитель - 30 уровень - Зверь\Магия
        - Гриша, что происходит? - спросила Таня дрожащим голосом. Девушка была явно на грани паники. - Ты же сказал, что убил его!
        - Ну, как бы, да, - пробормотал Испытатель, недоуменно глядя на свои шипы. - Вот этой вот рукой.
        Кот зловеще ухмыльнулся, отводя глефу за спину. Гриша заметил легкое серебристое свечение на лезвии и понял, что он собирается сделать.
        - Ложись! - завопил Испытатель, за секунду до того как светящаяся волна воздуха от замаха пронеслась над головами и с огромной силой врезалась в стену. Из возникшей, обширной трещины посыпался раздробленный в крошку бетон.
        Оценивая повреждения, Таким ударом можно без всяких усилий обезглавить противника. Хотя, если словить такую волну телом, тоже ничего хорошего не выйдет.
        Коридор заполнился криками возмущенными и напуганными криками. В дверном проеме тут же появились массивные охранники, с пернатым целителем во главе.
        - Что здесь происходит?! - крикнул доктор, и едва смог не попасть под вторую волну, летевшую вертикально. Один из охранников закрыл его спиной.
        - Нападение на сотрудника! - заверещал гусь. - Протокол защиты персонала и пациентов!
        Охранники начали стеной надвигаться на всех, кто находился в палате.
        - Ребята, вообще-то этот парень убил нашего соратника, за лечение которого, мы, кстати, заплатили! - сказал Гриша, переместившись в сторону от широкого чешуйчатого бойца, который явно собирался вмазать именно ему.
        Охранник переварил новые сведения, глянул на доктора, тот кивнул ему в ответ. Бойцы тут же оттолкнули Гришу, Таню и Бобра назад и взяли кота в плотное кольцо. Тот все это время злобно ухмылялся.
        - А может, вам помощь нужна? - на всякий случай спросил Испытатель. - Нет, ну ладно, мы тогда здесь постоим.
        Первый удар тяжелого кулака не попал в цель, но когтистая лапа другого охранника сжалась вокруг Альгрена, когда тот прыгнул вверх. Боец усилил медвежий захват, отчего кости кота-воителя громко затрещали. Затем, последовал мощный удар об пол, и кот был повержен во второй раз.
        Доктор крякнул от негодования. - Это немыслимо! Посреди безопасной зоны! Куда смотрит модератор?! Сегодня же отправлю в администрацию жалобу!
        - Часто у вас такое происходит? - спросил Испытатель.
        - Что вы, что вы, это первый раз! На моей памяти никто и никогда не нападал на больницу! - он помолчал и добавил. - По крайней мере, в мирное время.
        - Это самое. - Гриша подошел к доктору ближе, и очень ненавязчиво поинтересовался. - Вы деньги вернуть не хотите?
        Персонал больницы напрягся. Сопартийцы тоже несколько опешили.
        - Гриша! - возмутилась Таня.
        - Что? Они содрали с нас полторы тысячи за два дня, а он и двух часов не пролежал. Скажи на милость, с какой стати мне им платить?
        - В-возврат не предусмотрен, - промямлил доктор, отступая к двери, подальше от искрящегося Испытателя, и поближе к накаченным защитникам.
        Испытатель сдвинул брови. - Совсем чтоли офигели тут?
        По руке запрыгали новые искры, но рядом с хмурыми взглядами перекаченных бойцов, они выглядели не так впечатляюще, как Грише хотелось бы. Героя всех начинающих игроков от надвигавшегося инцидента спасло только возвращение общего врага.
        Прах воителя закружился в танце над полом.
        - Да сколько же можно! - выпалил Гриша. - Он что, вообще не убиваемый?
        Кот упорно отказывался быть побежденным. К тому же, он опять претерпел значительные изменения. Альгрен вытянулся и сравнялся в росте с Таней, а кости на его голове расширились. Воитель стал мало похож на кота. Больше на пушистую, прямоходящую акулу-молот. С глефой, украшенной красными ленточками.
        Альгрен - Кот-воитель - 45 уровень - Зверь\Магия
        Испытатель выругался про себя. Охранники такого тоже никогда не видели, и их боевой дух несколько спал. Они превосходили нарушителя спокойствия числом, но разрыв в уровнях значительно сократился. Боевое преимущество стремительно таяло, а с ним и уверенность в собственных силах, и мотивация выполнять работу.
        - Он становится сильнее, каждый раз, когда умирает! - Таня заняла позицию около одного, особенно мускулистого охранника, нацелив ружье прямо в голову чудовищного кота. - Что это вообще за монстр?
        Альгрен продолжал высокомерно взирать на окружавшую его толпу, ожидая, что они предпримут дальше. Судя по тому, что он все еще не видел угрозы в целом отряде (теперь уже) практически равных ему противников, Гриша пришел к неутешительному выводу, что у кота есть для них еще какие-то сюрпризы.
        - Меня больше интересует, зачем он убил нашего друга? - сказал Гриша.
        - Царевич Филипп ппросил передать: Ничего не остается безнаказанным! - прошипел кот, тем самым давая Грише ответ на большую часть возникших у него вопросов. Получается, Филя решил мстить за столь бесславное поражение на рисовых полях, причем решил не тянуть с этим.
        Грише на ум пришла древняя поговорка, про раба, который мстит сразу. С каждым своим действием Филя все больше раскрывал свою прекрасную, царскую сущность.
        - Ну да, он об этом должен знать, как никто, - ответил Испытатель. - Когда увидишь его, можешь передать, что я ему за такие выходки еще раз надеру его высокомерный зад.
        - С удовольствием бы посмотрел на это. - Кот расхохотался, и стремительно бросился прочь, вынося окно вместе с пластиковой рамой.
        - За ним! - скомандовал доктор. - Нарушитель не должен уйти!
        Большая часть охранников сиганула за воителем в окно, некоторые, не отличавшиеся такой отвагой побежали на лестницу. Таня последовала за первыми. - Гриша, он уходит!
        - И ладно, потом с ним разберемся. - Испытатель загородил доктору выход из палаты, намереваясь продолжить беседу о возврате денег без лишних свидетелей.
        Но, кажется, вновь открытые обстоятельства имели для доктора решающее значение. Он приподнял пернатую голову и строго сказал Грише. - С моей стороны, все выглядит так, будто городская больница пострадала по вашей вине. Если не хотите оплачивать еще и ремонт, вам больше не стоит поднимать этот вопрос.
        Испытатель не успел даже возмутиться.
        - Гриша!
        - Ладно, ладно, иду! Бобр, за мной!
        Схватив зверя за хвост, он переместился на небольшую, залитую огнем заходящего солнца поляну за больницей. Здесь, кот прекратил свое бегство, и решил вступить с охраной в открытый бой. Оттолкнувшись от пальмы, воитель бросился на охрану, размахивая глефой.
        - Даже не думайте убивать его! - Испытатель прыгнул между Альгреном и отбивавшимся от вихря ударов охранником, разливая по земле смолу. - Если возьмемся все вместе, сможем повязать! Другого выхода нет!
        Заходя с боку, Таня выстрелила сетью. Снаряд раскрылся в воздухе, захватывая кота в серебристую паутину. Одного взмаха глефой хватило, чтобы разрубить сеть на куски.
        Таня разочарованно топнула ногой. Для двадцатого уровня, новая способность оказалась не очень полезной, даже притом, что противник оказался сильнее.
        Оставаясь в воздухе, кот закинул лапу за спину, и выпустил режущую волну, срубившую несколько тонких пальм на краю поляны. Гриша, собиравшийся напасть сзади и сковать ему ноги, был вынужден прыгнуть еще раз, чтобы не быть разрубленным как полено. Воитель будто на секунду задержал удар, позволив Грише ретироваться.
        У Испытателя возникла одна теория, которую он тут же решил проверить, ринувшись прямо наперерез коту, что переключил все свое внимание на охранников и партию. Альгрен практически без усилий вырубил одного бойца, и сильно ранил второго. Поток воды, выпущенный Бобром, слегка сбил его с ритма, и охранники смогли перейти в наступление.
        Размахнувшись, Гриша попытался атаковать воителя бумерангом, но кот эту атаку легко отразил, и ответил на нее собственным выпадом. Лезвие глефы пронзило Грише ногу.
        - Пшел вон! - раздраженно шикнул Альгрен и, раскрутив оружие, выбросил Испытателя в густые заросли.
        - Слабачье. - прыснул кот. - Ничего другого я не ждал от этой дыры.
        У одного из охранников не выдержали нервы, и с диким рыком он побежал на кота, распахнув гигантскую клешню. Альгрен не стал уворачиваться. Безумные глаза двух бойцов встретились, когда клешня вцепилась в кота, и охранник потащил его вперед.
        - Нет! - Гриша, выскочив обратно на поле боя, коснулся спины охранника, чтобы переместить их обоих, но воитель ткнул его древком глефы в живот, не позволяя этого сделать. Выброс статического заряда поразил обоих противников, но не остановил их. Еще секунда, и острый обрубок пальмы пронзил тело кота. Альгрен громко засмеялся, сплевывая кровь, и одним резким ударом срубил голову своему убийце.
        Бойцы отступили на шаг. Облако праха взвилось над ними. Мускулистая лапа сформировалась первой, вцепилась в глефу, что так и не упала на землю и одним коротким выпадом пронзила горло первому охраннику. Воитель полностью восстановился, но теперь это уже была огромная масса напряженных мускулов, которой даже самый впечатляющий боец из отряда охранников едва доставал до груди. Наросты на лице превратились в два плоских, вытянутых крыла, полностью скрывших глаза, а морда окончательно превратилась в акулью.
        Альгрен - Кот-воитель - 70 уровень (истинная форма) - Зверь\Магия
        Увидев пояснение об истинной форме, Гриша начал подозревать, что, если его победить сейчас, кот уже не возродится. К сожалению, он уже стал слишком мощным, и даже объединенные усилия партии и больничной охраны ничего не смогут ему противопоставить. Боль в ноге становилась все сильнее, боевой кура
        Тоже самое, судя по всему, подумали и уцелевшие охранники. Отряд начал стремительно отступать обратно в здание.
        - Таня, хватай Бобра и беги в больницу! - Испытатель мысленно настроился, рассмотрев все возможные точки для прыжка, в любую секунду готовый переместиться куда нужно.
        - Но, Гриша, я...! - Таня все еще рвалась в бой.
        - Да кусачий же буран, хватит спорить со мной! - рявкнул он. - Отступайте, я его задержу.
        Он повернулся к воителю. Так как никаких возражений Гриша не услышал, он решил что Таня наконец сделала так, как он просит. Ну хоть иногда такое происходит.
        Воитель нависал над Испытателем как гора из белого, косматого меха. Гриша невесело подумал, что именно в такой ситуации он уже когда-то был, и с тех пор вынужден был обходиться одной рукой. Как бы сейчас последнюю оставшуюся не потерять.
        Если бы ему давали монетку, каждый раз, когда приходилось сражаться с белым звероподобным монстром, то сейчас у него было бы две монетки в кармане. Не так много, но все же это происходит слишком часто.
        Кот замер, тяжело дыша. Грише показалось, что даже не смотря на постоянно растущую силу, ему этот бой дается не так легко, как хотелось бы. Ну должны же быть у этой способности какие-то недостатки!
        - Ты знаешь, мне запрещено тебя убивать, Испытатель, - сказал кот хриплым, булькающим голосом.
        - Ну да, я, в общем, догадался. - Гриша сделал один шаг назад. - Мы все понимаем, так было бы совсем не интересно.
        Если Филипп приказал захватить его, лучше было не доставлять ему такой радости, как-нибудь отвлечь кошачье внимание и свалить. - Слушай, можно вопрос? Зачем тебе такая дурацкая способность? Ведь если твой настоящий уровень семидесятый, ты получается большую часть времени ослаблен. Разве в этом есть смысл?
        - Не заговаривай мне зубы, - прорычал Альгрен, готовясь к удару. Он вновь собрался разрезать глефой воздух.
        - Эй, эй! Ты же не должен убивать меня! Давай поговорим! - нужно было срочно выиграть время. Если соратники убегут далеко, то самому скрыться проблемы совсем не составит.
        - Тебя не должен. А с друзьями твоими приказано разобраться. - кот улыбнулся обнажив несколько рядов кривых зубов - Ты можешь попытаться их спасти.
        Альгрен топнул ногой, крепче взялся за глефу, и крутанулся вокруг своей оси. Теперь уже гораздо более мощная волна разошлась во все стороны, разрубая все на своем пути. Верхний этаж больницы снесло начисто. Воитель, окруженный поваленными деревьями, даже не думал останавливаться. Он начал вращаться, ускоряясь с каждым оборотом, разбрасывая все новые и новые волны силы, под разными углами. Одна из них пролетела прямо сквозь рекламного дракона, разрезав его пополам.
        Волны пронеслись сквозь здание больницы, и продолжили свой путь сквозь город. Тем временем, бывший аэропорт начал складываться, как карточный домик.
        Если бы Гриша не умел перемещаться, то его бы снесло сразу. Он прыжками добрался до разбитого окна, и проследовал внутрь.
        Испытатель бежал по рушившемуся коридору. Нужно было срочно вытащить своих, убрать их из под удара. Они не могли уйти далеко.
        Гриша двигался через верхний этаж, остававшийся все еще более, менее целым. Таня с Бобром уже были внизу, они неслись по заваленным обломками улицам города. Светящаяся смерть неслась прямо позади. В последнюю секунду, зверь смог прижаться к земле, и волна задела только торчавшие уши.
        Он слышал, как Таня вскрикнула. Сигнал потери вновь прозвучал в меню. Гриша сжал зубы. Через разбитую стеклянную панель, он увидел, как падает в траву «Вольпентингер». Еще, он увидел Бобра с воем убегавшего в джунгли. Это его не спасет, если сам Испытатель окажется под завалами, и он побежал еще быстрее, периодически совершая прыжки.
        Волна пробила пол прямо перед ним, и Гриша отскочил в сторону. Тут же, что-то сильно ударило его по спине, и потащило вниз. Кусок железного перекрытия. В глазах Испытателя потемнело. Он попробовал переместиться, но лиш сумел выбросить из своего тела статический заряд. Теряя сознания, он заметил, что летит прямо на встречу другой волне. В тот момент, Гриша подумал что вот именно сейчас все и закончится.
        Жуткий рев перекрыл все остальные звуки.
        ...
        Когда грохот стих, Гриша с удивлением обнаружил что сидит на коленях у Астры. Вторая пара рук статуи крепко обхватила его за пояс и прижала к себе, не давая упасть. Сама статуя висела прямо над больницей, точнее, ее развалинами. Перед Испытателем открывался отличный вид на ближайший район города.
        В радиусе поражения силовых волн почти все было разрушено. Основная часть зданий была разрушена полностью, как и больница. Те, что создавались с использованием более замысловатых материалов, устояли, но заработали как минимум пролом в стене.
        По завалам, как муравьи носились игроки, многие только что воскресли после того как их выбило этой атакой по площади. Некоторые поднимали головы, замечали Испытателя, висевшего в небесах на жутковатой скульптуре, и их мысли начинали шевелиться во вполне понятном направлении. Гриша вдруг физически ощутил, как его репутация в игровом мире падает все ниже, и к бардаку, произошедшему в Каменовке, прибавляется еще и данный инцидент. Особенно обидным был тот факт, что и в тот, и в этот раз, виноват он был лишь косвенно. Но объяснить это общественности возможным не представлялось.
        - Развернись, - тихо сказал Гриша. Статуя повиновалась.
        На болотном пятачке, где произошла схватка с Альгреном, теперь стоял высокий мужчина, одетый как самый настоящий пират, вплоть до деревянной ноги и повязки на глазу. Он держал за хвост маленького, белого котенка. Гриша не успел позлорадствовать, поняв, что воителя отбросило на самый низ игровой пищевой цепи. Его отвлекли две гораздо более важные вещи.
        Рядом с пиратом, на земле сидела Таня и с ужасом разглядывала масштабное полотно разрушения. Гриша на всякий случай глянул в меню. Там оставались только Бобр и Астра. По правилам Испытания «они» должна была вылететь, вернуться в свое прошлое состояние и оказаться на том месте, где Гриша принял ее в партию. Но Таня, путь и постаревшая лет на двадцать, и потерявшая столько же уровней, все еще была здесь. И совершенно точно, все еще была огром.
        Помимо этого, Гришу крайне встревожила табличка, висевшая над головой пирата. Он, конечно же, уже и так догадался, что обычный игрок вряд ли стал бы вмешиваться в происходящее. Кроме того, средний уровень сектора джунглей был не особо велик, поэтому появление топа тоже было бы весьма сомнительно. Ответ был очевиден, и для Испытателя потенциально неприятен.
        Эфраим - Уровень 184 - Моллюск - Электричество/Дракон - Модератор сектора.
        ГЛАВА 4
        
        Поступь гиганта сотрясает джунгли.
        Ярко-оранжевая голова на длинной шее вздымается над кронами деревьев. Перебирая влажными щупальцами, чудовище продирается через густой лес, неся на спине пятнистую раковину.
        Ирис - Дракон-моллюск - Уровен 200 - Дракон
        - Это что за жуть? - спросил Гриша.
        Сегодня, ему выпала возможность побеседовать с модератором в относительно спокойной остановке, и он намеревался задать кучу вопросов. Эфраим шел по джунглям, выбирая самые неприметные и извилистые тропы. Испытатель, его партия и ее бывшая, но все еще почетная участница Татьяна Кузьминична не отставали. Периодически, модератор оборачивался и пытался выяснить, за каким чертом они его преследуют.
        В итоге, он вывел их в самую густую и дикую часть леса, где перед игроками и предстала исполинская улитка.
        - Ирис? - Эфраим похлопал животное по склизской коже - Это мой питомец. И немножко дом.
        - Какая... милая зверушка, - пробормотала Таня, задрав голову наверх. Ирис взирала на мир пустыми, черными глазами пуговицами, и слизывала листву с крон деревьев.
        - Красавица, - гордо сказал модератор. - Это очень грациозное и элегантное животное, между прочим. Не обращайте внимания на размеры. Я просто хотел, чтобы она была чуть больше, знаете, чтобы дольше держалась в бою. Есть такой мутатор в системе, который с получением уровня слегка увеличивает массу, ну я, в общем, приделал его к ней.
        Модератор погладил животное у основая шеи. Ирис зашлась утробным курлыканьем.
        Гриша поднял бровь. - Дольше? Кем надо быть, чтобы забороть такую махину?
        Эфраим приложил ладонь ребром к своему носу. Совершенно чистое небо разразилось синей вспышкой электричества. Молнии коснулись раковины Ирис, и в нижней части появилось ровное отверстие.
        - Веришь-нет, в былые времена моя крошка была звездой боев между питомцами.
        Гриша представил, как Ирис вползает в городские ворота (разламывая их) и вступает в бесжалостную схватку с маленькими, но свирепыми существами (превращая их, и их хозяев в аккуратные лепешки).
        - Погоди-ка. Я видел бои питомцев в Уале. Там все животные ну максимум ростом с Бобра. Разве можно в них участвовать с такими габаритами?
        Модератор пожал плечами. - Я и не участвую. Меня исключили из лиги, как только Ирис стала ростом с меня. Из модераторов тогда тоже чуть не выгнали.
        - С чего передумали?
        - Зана решила что гигантская огнедышащая улитка это именно то, что нужно модератору, чтобы поддерживать порядок в этом лесу. Сам видишь, жара, и духота просто сводят людей с ума.
        - Думаю, в этот раз дело совсем не в жаре, - мрачно заметил Гриша.
        Из отверстия в раковине выдвинулась резная лесенка. - Так уж быть, заходите, раз пришли. Только ничего не трогайте. У меня там уникальный творческий беспорядок.
        Модератор потрепал Бобра между ушами. - А ты посиди здесь. А то точно съешь что-нибудь не то.
        Зверь обиженно фыркнул и прилег около щупальца Ирис.
        - Я подумал, что ты живешь на пиратском корабле, а не в улитьей раковине, - сказал Гриша, поднимаясь по лесенке.
        - Почему? - удивился модератор, затем глянул на свою одежду и хлопнул себя по лбу. - А, это. Да не обращайте внимания. Тестирую новую систему внешних изменений.
        Испытатель насторожился. - Каких еще изменений?
        - Ну, вроде как, в следующей версии одежда будет меняться еще сильнее. Не знаю пока. Ко мне приходят только отрывки.
        Внутри раковины находилась большая комната, заваленная всяким хламом. Приглядевшись, Гриша заметил, что большая часть вещей, занимавших комнату, это артефакты. Эфраим, судя по всему, страдал такой же страстью к накопительству разного безполезного барахла, как и старик-шаман. Стоял дикий запах озона, будто только что прошла гроза.
        Впрочем, жилище модератора (впрочем, как и он сам, если не считать деревянной ноги) выглядели вполне обычно, и не шли ни в какое сравнение с двумя уже встреченными Гришей представителями администрации.
        Из мебели, в комнате присутствовала только кровать, так же наполовину засыпанная артефактами, и полочки над ней.
        Дойдя до середины комнаты, Эфраим легким движением руки сбросил с себя все, оставшись в одних цветастых трусах. Пиратский облик полностью исчез. Перед ними теперь стоял обычный мужчина лет тридцати с золотистыми волосами и небритыми щеками. Этим действием он поверг Таню и остальных в некоторый культурный шок. Удивленные взгляды партии не остались незамеченными модератором.
        - Что? Мой дом, мои правила. Вы сами захотели зайти.
        Набор волшебных предметов действительно впечатлял. Грише показалось, что некоторые из них ему бы очень сильно пригодились. Очень сильно, но не настолько чтобы стащить их из под носа модератора. Даже ему не стоило совать пальцы в эту розетку. Но просто посмотреть-то наверное можно.
        Гриша подошел к котлу, заполненному до краев кольцами, брошками и прочиими безделушками. От такого количества информации меню подзависло, и перестало автоматически показывать описания.
        Испытатель потянул за веревочку, и вытащил из котла, амулет, сделанный из засушенного человеческого пальца.
        Перст Звездного Ремесла - артефакт
        +10% к Скорости
        Усиление замедления времени в меню
        Этот палец когда-то принадлежал великому полководцу из далекой восточной страны, одержавшему множество великих побед. Владеющий им, обретает часть души этого полководца, что повышает скорость и концентрацию.
        - Я же просил, ничего не трогать! Тут много ценных вещей. Я их не для того отнимаю у всяких дураков, чтобы раздавать обратно. - Эфраим выдернул амулет из руки Гриши, и бросил его обратно.
        Над кроватью стояла прозрачная банка с водой, в которой плавала маленькая рыбка с роскошным развевающимся хвостом. В ней не было ничего особенного, кроме того, что рыба в десять раз превосходила Гришу в уровнях.
        - Ничего себе рыбина. - такая запросто ему наваляет, не смотря на маленький размер. Да если смотреть по характеристикам, она и кота бы отлупила.
        - А, это так, для баловства. Иногда я распределяю его характеристики и даю ему разные метки, чтобы посмотреть, во что он превратится, потом сбрасываю. Иногда такое выходит, жесть просто, - отметил Эфраим.
        Астра привычно устроилась в углу комнаты, спиной ко всем остальным. Таня заметила, что статуя тоже разглядывает, артефакты и подошла к ней. В свободной руке, Астра держала совершенно обычную фотографию в рамке. На ней был изображен солнечный день, яркий зеленый луг и пара молодых смеющихся людей. Девушка бежала по лугу, держа парня за руку. «Они» пригляделась к их лицам: двое были невероятно похожи, скорее всего, близнецы. Меню ничего не показало. Фотография не обладала никакими игровыми свойствами.
        - Что это? - спросила Таня.
        Огни в прическе Астры беззвучно мигнули.
        - Ты их знаешь?
        - Гречиха посевная, - монотонно ответила статуя. Прозрачная капля упала на пол, пробежав по ладоням, закрывшим лицо.
        - Дай мне посмотреть. - Таня потянула рамку на себя, но каменные пальцы крепко держали ее. Астра угрожающе затрещала, руки вспыхнули темно-фиолетовым огнем. Рамка с фотографией сразу растрескалась, и осыпалась на пол тлеющими хлопьями.
        Девушка отшатнулась от явно встревоженной и напряженной статуи. Мало ли что могло взбрести ей в голову. Теперь, ничего не могло остановить Астру, если она захочет Тане навредить. Лучше быть осторожнее, второй раз может не повезти.
        - Я думал, что модераторы это однозначно поехавшие крышей чудища. - Сказал Гриша, копаясь в котле, под присмотром хозяина дома. Там было очень много интересных штук, которые нельзя было оставить себе.
        Эфраим возмущенно скривился. - Посмотрел бы я на тебя, если бы тебе пришлось этим заниматься. Думаешь легко быть модератором?
        - Ну, как бы...да? Это же сила, привилегии, всякие там недоступные никому способности. В конце концов, деньги, женщины и власть, не?
        - Хрен там! Это совершенно дикая муть и тягомотина, - модератор вспылил, будто Испытатель наступил ему на больную мозоль - Гриша, представь себе ситуацию: каждый день, в девять утра двести человек приходят работать на завод. И у каждого из них своя работа. Если хоть один остановится, все встанет. Механик чинит приборы, рабочий изготавливает детали, крановщик управляет краном, счетовод считает прибыль и убытки, директор следит за всем. Ровно в семь вечера они идут домой.
        - Ну, представил.
        - Это очень похоже на работу модератора. Только вместо завода целый сектор, а вместо директора ты. И вместо счетовода тоже ты. И вместо крановщика. И вообще вместо всех. И домой ты идешь никогда, потому что статистика по сектору постоянно высвечивается у тебя в башке. Я уже молчу про то, что каждый день, тебе приходит несколько сотен сообщений, на которые ты обязан отреагировать. Причем большая часть это бред в духе «Помогите, у меня ночью украли козу!» или «Эй, какого лешего на улице дождь, я сегодня собирался вести бабу смотреть на звезды, быстро сделай красиво!».
        - И что, ты занимаешься такими мелочами? - Гриша покрутил пальцами кольцо, усиливавшее регенерацию, и с сожалением бросил обратно. - Есть же стража, и вообще, обычное человеческое общество. Не может же все быть завязано на администрации.
        - Все не так просто, как тебе кажется. - Эфраим выдохнул, стряхнул пот со лба, и неожиданно рявкнул на Гришу. - Я все понять не могу, зачем вы приперлись ко мне домой?!
        - Ну... - задумался Испытатель. - В первую очередь, чтобы разобраться, почему Таня все еще здесь, - он указал на девушку, безуспешно пытавшуюся извиняться перед статуей. - По всем правилам, она должна была вылететь с концами.
        - Ты хотел, чтобы я вылетела?! - воскликнула Таня, краем уха зацепив разговор. Ее бледное лицо, каким-то невозможным образом побелело еще сильнее.
        Гриша в очередной раз проигнорировал ее эмоциональный всплеск. - А еще, ты ведь все равно в итоге дашь мне какое-нибудь дурацкое, невыполнимое задание. Чего тянуть с этим?
        - Насчет дурацких заданий тебе придется обождать, - изможденно протянул Эфраим, и встал посреди комнаты. - Испытание всегда можно организовать. А вот проблемы нужно решать по мере поступления. Правила, говоришь, нарушены, Ладно, сейчас попробуем разобраться.
        Перед Гришей развернулось невиданное зрелище. Модератор чуть ли не кулаком пробил пространство, и растянул пробоину в самый настоящий портал, вокруг которого вибирировала сама ткань реальности.
        ...
        Через эту дыру в пространстве виднелись всякие кружащиеся штуки, мечущиеся светлячки, огромные шестеренки, толстенные кабели и беспорядочно разбросанные окна меню. И огонь. Очень много огня. Целое море огня, цветных вихрей и далеких вспышек звезд.
        Что-то очень большое проплыло вдалеке, разгоняя видимые потоки данных мощными плавниками. Гораздо ближе, непонятные существа, словно стая пираний грызли светящуюся фигурку человека.
        - Полюбуйтесь, - сказал модератор. - Вот так выглядит исходный код реальности. Кривой, страшный, и готовый в любой момент упасть от самой мизерной ошибки.
        - Ух ты. - Таня восхитилась открывшимися перед ней величественными огненными далями. - И что, это везде так?
        - Не совсем, - модератор провел пальцами по краям портала, стабилизируя его. - Сейчас вы наблюдаете, пространство между измерениями, через призму квантовой подкладки, которую создает приставка. Сделайте вид, что все поняли.
        Они ничего не поняли, но послушались.
        - Когда я становился модератором, Зана сказала мне, что это похоже на аквариум. Так что, смотрите. Когда еще вы такое увидите.
        Внимание! Ведется техническая работа. Возможна потеря стабильности игровых функций. Рекомендуется осторожность.
        - Слышали, осторожность рекомендуется. Даже в меню лучше не лезть. - Игнорируя языки пламени, лизавшие ему лицо, Эфраим залез в портал и начал там активно ковыряться. Пока он работал, цвет пламени несколько раз сменился.
        Таня вскрикнула. Теперь, когда она сама была лидером собственной партии, все сообщения приходили ей. Но сейчас это заботило ее гораздо меньше, чем вновь обретаемая молодость.
        Спустя пару минут, модератор вышел обратно с весьма довольным видом.
        - Ага, это точно какой-то глюк в кодировке. Аргоритмы смерти тоже обновляются, но медленно. Пришлось откатить локальное время. Но исправить этот глитч, и восстановить вселенскую справедливость Испытания нереально легко, - сказал он, облокотившись на дрожащий край портала.
        - Правда? - удивился Гриша.
        - Мне просто нужно убить её пару раз, и весь прогресс скинется. Все будет точно так же, как и должно быть. Дел-то на две секунды.
        На его ладони вспыхнула ядовито-зеленая шаровая молния.
        Таня вздрогнула, и крепче взялась за ремень своего ружья. - Эй!
        - Это, как-то слишком. - Гриша медленно встал между модератором и Таней. Просто так, потому что сделать он бы все равно ничего бы не смог и не успел. Последнего модератора с которым он столкнулся, Гриша смог только слегка поцарапать, даже при стократном усилении магической атаки. А еще, она ответить не могла.
        - Не, ну а как вы хотели? Вообще, технически Испытание она провалила, значит все, до свидания. Играть больше нельзя, - он еще раз заглянул в портал и что-то там покрутил. Дыра в пространстве начала стремительно зарастать. - Другое дело, что алгоритм сброса, и без того сейчас сильно загружен. Вот и не сработал, потому что одновременно с твоей подружкой вылетело еще человек пятьдесят, - он задумчиво потер щетину на подбородке. - Кстати, не факт, что у них все прошло гладко.
        Эфраим закрыл глаза и просмотрел все непрочитанные сообщения. Подавляющее большинство касалось инцидента в больнице. Среди них жалобы на немотивированное нападение в безопасной зоне, разрушение бытовой и социальной инфраструктуры, общая халатность администрации. - Нда. Спать я сегодня не лягу, - особым цветом мигало сообщение от администратора Хаба, в котором шла речь о спасении одного из пострадавших. Он возродился в Кроноцком замке, буквально застряв в стене, задом прямо к главной площади. В настоящий момент, Хексенвульф разбирал стену, чтобы вынуть несчастного.
        - Так что теперь? - осторожно спросил Гриша.
        Модератор посмотрел на него, на Таню, опять на него, на рыбу в банке и в зеркало. - Вот пристали! Ну, что, так вышло, ничего не сделаешь. Это случайность. Случайности наше все.
        Он немного помолчал, и добавил. - Я бы мог довести ее до сброса, но с другой стороны, на кой мне оно надо? - и подмигнул Тане. - Знаете, как по мне, Испытание и заключается в череде случайных возможностей, событий и шансов. Суть ведь в том, как ты всем этим пользуешься.
        - Значит, ты не будешь убивать меня? - голос Тани дрожал.
        - А надо? - хмыкнул Эфраим. - Соображайте быстрее, я сегодня добрый, но у этой доброты есть пределы.
        Бывшие сопартийцы покачали головами.
        - Ну, вот и ладно. Повезло тебе. Живи спокойно, продолжай игру.
        - Минуточку, - сказал Испытатель. - А как же правила? Как же вот это вот все, за что меня самого чуть не убили?
        - Гриша! - Таня уже успела расслабиться, но на нее снова нахлынул стресс.
        - Нет, я ничего такого не имею в виду. Просто мне интересно, насколько это все на самом деле важно? А то сейчас выяснится, что я зря страдал. И не только я.
        Эфраим пожал плечами. - Честно, мне пофиг. Если формально все соблюдено, а так и есть, значит с меня и спроса, нет. Пусть гуляет. Но я это я. Сам знаешь, мы все по-разному к работе относимся. Поэтому, постарайтесь пока сильно не отсвечивать.
        - А если все откатилось, - спросила Таня. - В партию можно вернуться?
        - Не советовал бы. На то что мы тут с вами сейчас сотворили глаза еще можно закрыть, но за прямое нарушение правил, нас высекут розгами, когда вернется Зана.
        Девушка опустила глаза. - Я понимаю.
        Гриша подошел к ней, положил руку на плечо. Ему хотелось что-то сказать, но что именно? Вроде как, с момента их встречи прошло три месяца, и они через многое прошли, и сблизились. А с другой, это всего лишь три месяца, и она, как бы, выжила, и не постарела. А еще они постоянно ругаются, так что, в общем-то, никакой особой трагедии не случилось.
        - Прости, - сказал он. - Если бы от меня что-то зависело, мы бы и дальше путешествовали вместе.
        - А что мешает? - спросил Эфраим, между делом копаясь в инфо-панелях. Они летали вокруг него, как недовольные птицы. Сопартийцы удивленно посмотрели на него. - Я говорил про возвращение в партию. Про совместные прогулки я ничего не сказал. Такое не запретишь, если только штрафами.
        - В смысле? - Таня недоуменно повела бровью. Модератор разогнал окна и снисходительно посмотрел на нее. Девушка покраснела и отвернулась. Нелепые семейные трусы портили всю атмосферу.
        - Бросьте напрягаться по пустякам. Это Испытание. Ходит один пафосный умник, с ним еще пятеро таких же клоунов, и еще пара сотен восторженных последователей, фанатиков и прилипал, зарабатывающих деньги на всей этой авантюре. С этим никаких проблем нет. Я и сам в такой группе таскался пару лет. Бесплатная еда, песни у костра... Золотые времена были. - Он отогнал одну панель с сообщениями и там, где она висела, возникли еще пять. - Только я бы на вашем месте подождал, прежде чем превращаться в организованную группу.
        Гриша внезапно переместился к модератору. Его желтые искры, столкнулись в воздухе с зеленой энергией Эфраима.
        - Минуточку! Хочешь сказать, у меня может быть неограниченное количество, скажем так ...последователей?
        - Ох, ты ж, как оживился. Да я смотрю тебе еще учиться и учиться, парень. - Эфраим хлопнул руками по коленям. - Даже таких нюансов не знаешь. А стоило бы. В правилах указано, что игрок может заниматься любой деятельностью, в том числе, управлять организацией. Третий Испытатель вообще был королем. Какое-то время. Его правда свергли, но там мутная история была. С королями у нас вообще часто так бывает.
        Гриша подумал про своего нового, нажитого эти утром врага. От волнения, грива нынешнего Испытателя встала дыбом. - Таня, кажется, перед нами сейчас открылись потрясающие возможности.
        Таня посмотрела на него скептически, догадываясь, что первое, о чем он подумал это свита как у Филлипа.
        Эфраим усмехнулся. - Ты что, тоже в короли метишь?
        Гриша развел руками. - Не то что бы, но... Неплохо было бы иметь группу верных бойцов. А то мы шляемся по лесам, как крестьяне. Только реальная опасность возникла, и снова едва спаслись. Вот был бы у меня лояльный отряд...
        Он представил, как небольшая армия с победой входит в освобожденную от огров (или любых других тварей) деревню. Как женщины бегут к ним, несут цветы и подносы с едой. Как председатель кооператива поднимает его на руки и подбрасывает вверх под всеобщие овации, а прекрасная амазонка в рогатом шлеме ловит. Как в честь него, еще вчерашнего юнца из приюта, нелепого ученика волшебника, неумелого караванщика закатывают роскошный пир.
        Ну, и самое главное как над деревенской ратушей поднимается флаг.
        А на флаге - Тауматихт Акселя, во всей своей глубоководной красе.
        Испытатель попытался забыть испорченное видение.
        - Есть куда стремиться. - Эфраим уже не пытался отбиваться от сообщений. Они стали полностью видимыми и скрыли его непроглядной стеной из летающих панелек.
        Таня с облегчением выдохнула. Наконец-то больше не нужно было смотреть в сторону, только чтобы не зацепиться глазами за эти ужасные труселя.
        - А вообще, знаете-ка что, ребята, - сказал модератор. - Валите нафиг из моего дома. Вы свою проблему решили? Решили. А мне, как бы, работать надо.
        ...
        Выпроводив не прошеных гостей, Эфраим завалился на кровать. Назойливые окошки последовали за ним, летая над головой как бабочки. Всем этим нужно будет срочно заняться. Главное, заставить себя. Поймать рабочий ритм.
        Особая строка вылезла в поле зрения.
        Цикл прохождения завершен. Обновление специальной локации.
        - Твою налево через коромысло... - он приложил руку к лицу. Очередные приключенцы требовали его внимания. Как будто без них проблем мало.
        - Да! - рыкнул он. - Сообщение расползлось и превратилось в экран, демонструющий комнату в темном подземелье. В этой комнате, на полу сидел носатый мужчина среднего возраста, одетый в плотную броню с заклепками и шестеренками. Из двух трубок на его плечах шел густой белый пар. Мужчина стянул с головы круглые очки механика.
        М’Шен - Человек - Уровень 98 - Металл/Вода
        - Эф, мы закончили.
        - Да я слышу. Как всегда вовремя, ребята.
        - В смысле?
        - А, забей. У меня тут завал. Потом в новостях прочтешь. Как прошло?
        - Нормально. Могло быть лучше конечно. Дроп так себе. Ты опять чтоли шансы выпадения снизил?
        - Наоборот, повысил. Считай, что сегодня не твой день. - усмехнулся модератор. - Слушай, а вы как, сильно утомились?
        - Да нет. Надоело просто. А что?
        - Я тут просто взглянул на твою рожу, и появилась у меня одна задумка. Не желаете поохотиться на поистине царскую дичь?
        ...
        - Ты точно уверена? - спросил Гриша.
        После того, как модератор выставил их и занялся разборками с возмущенным населением, группа расположились на просеке, недалеко от жевавшей траву Ирис. Возвращаться в город пока что не было никакого смысла. Стоило подождать, пока Эфраим направит народный гнев в нужное русло.
        - Если я не могу сейчас войти в твою партию, это лучшее, что я могу сделать для тебя, - ответила Таня.
        - Да ладно. Ты все еще хочешь мне помогать, после всего случившегося?
        - Конечно. Это боевое товарищество. Его не разбить мелкими разногласиями.
        Они улыбнулись друг другу. Гриша не мог не отметить про себя, что ни у кого из него партии не осталось нормальных зубов.
        - Справедливо, - сказал он.
        По сравнению с прошедшим вечером, «они» находилась в приподнятом настроении. У нее возник отличный план, и успевшая уже дважды помолодеть, и остаться в игре девушка была настроена весьма решительно.
        Таня забралась на расстеленный по земле волшебный ковер, и уселась по центру.
        - Поехали! - позеленевшая от тины тряпка даже не сдвинулась. В ночном лесу издевательски заорали попугаи.
        Испытатель сел на торчавшую из глины корягу. - Не спорю, неловко вышло. Старика нужно вернуть. Но я почему-то сильно сомневаюсь, что для этого тебе пригодится ковер.
        «Они» возмутилась. - Видел, как быстро он летает? Я мигом доберусь до Уалы, а потом мы вернемся обратно.
        - Ты считаешь, Орсомир захочет возвращаться? Помоему, он записал меня в личные враги. - Гриша вспомнил, какими словами его называл жук, пока они ехали в больницу. Даже матерые караванщики тундры, по сравнению с ним, ругались как утонченные барышни.
        - Мне кажется, он теперь еще сильнее хочет вылепить из тебя копию своего наставника, - повела плечами Таня.
        - Ты тоже заметила.
        - Это очень сложно не заметить. Он пожилой человек, конечно, ему хочется хоть как-то вернуться в былые времена. Всем хочется.
        - Тебе ли не знать.
        - Вот именно. Поверь, я знаю. И у меня на семьдесят лет жизненного опыта больше, чем у тебя.
        - Ага, семьдесят лет на рынке домашней птицы.
        - Хватит попрекать меня курами, утомил! - девушка стукнула кулаком по бревну, от чего Гриша чуть не упал.
        - Допустим, вы вернетесь, - сказал он, восстанавливая равновесие. - Мне что все это время делать? - На самом деле, это он знал. Возможности безграничны. - Я же не буду все это время сидеть на месте.
        - Я и не прошу об этом, - сказала Таня. - Хотя, не думаю, что на поиски уйдет много времени.
        - Три месяца мы сюда тащились вообще-то. Пока доберешься, пока найдешь его, пока уговоришь. Потом обратно. Это надолго. Даже через Хаб. А у нас и денег на транспорт нет.
        - Вот потому и хочу лететь на ковре. Быстро и бесплатно. А ты пока займешься организацией своего отряда, про который ты так внезапно мечтаешь. Найдешь еще двух соратников. А там уже полегче будет. Ну же, лети!
        Ковер не шевелился. Таня лупила по нему руками, дергала за углы и бахрому. Попыталась укусить. Никакого ответа.
        Гриша наблюдал за этим с нескрываемым весельем. - Подожди, я посмотрю, может быть, в описании есть что-то полезное.
        Кедарийский ковер - артефакт
        Летающий ковер. Текущая грузоподъемность: около ста кг.
        По легенде, этот ковер был соткан сотней волшебниц из волос девы, принесенной в жертву мифическому зверю. Когда жизнь покинула ее тело, зверь осознал, какую боль он приносит людям. Слезы чудовища омыли деву, и придали ее останкам волшебную силу.
        Ковер может быть использован любым игроком, но лишь владельцы метки Разума могут раскрыть его истинные возможности.
        - Ну, тут сказано любым игроком, - пожал плечами Испытатель. - Если так, то не вижу причин, чтобы...
        - Вот видишь, эта штука обязана полететь!
        Девушка закрыла глаза и расставила руки в стороны. Медленно, как взлетающая птица, она начала делать взмахи. Гриша уже не мог сдерживать смех, поэтому на секунду переместился за дом. По джунглям прокатился дикий хохот.
        - Ты совсем не помогаешь! - Таня скрестила руки на груди. - Лишь бы посмеяться над бедной девушкой.
        - Ладно, ладно. Не кипятись. Может, тебе наоборот, стоит разозлиться? Вроде как, принять свою внутреннюю ярость, направить ее в дело. Понимаешь о чем я?
        - Ты предлагаешь мне заставить ковер лететь угрозами?
        - Есть предложения получше? Помоему, ты уже все перепробовала из очевидных вариантов.
        - Ярость, значит... Если помнишь, Этайн сказала мне, что это тупиковый путь.
        - Этайн любит потрындеть. - признал Гриша. - И я же не говорю тебе вернуться к варварскому стилю боя. Просто, собрать внутреннюю силу и вложить ее в ковер. Что-то в этом роде.
        Таня закрыла глаза и выдохнула. - Ярость и злость. Хорошо.
        Она стиснула зубы. Чуть заметная, красная аура охватила ее тело, постепенно превращаясь в иллюзорное пламя. Девушка закинула голову назад, на ее коже проступил пот, глаза налились кровью. Капли потекли по обтянутой полосатой шкурой груди.
        Гриша зажмурился, сжал зубы и начал про себя как мантру повторять: восемьдесят семь, восемдесят семь...
        Лик рогатого демона выспыхнул у Тани за спиной. Она вцепилась когтями в ковер, направляя артефакту всю выброшенную энергию. Со свирепым ревом, она отдала ему один четкий и ясный приказ - лети!
        Ковер не дрогнул.
        Девушка разочарованно простонала и расжала руки. Иллюзии тут же рассеялись. От перенапряжения, с нее начал исходить красноватый пар.
        - Кажется, ковер не боится меня.
        Разблокирован навык: Перегрузка: Изгой
        Игрок активирует злобную ауру, негативно влияющую на мораль и духовные характеристики противника. Если противник поддается страху, он испытывает непреодолимое желание сдаться на милость игроку. Если противник не испытывает страха, его духовные характеристики снижаются на 25%.
        - Зато, похоже, тебя испугалась вся игра, - с удивлением сказал Гриша, читая статистику. - Полезно знать.
        - Полезно, - подтвердила Таня. - Зато, я себя теперь чувствую как мешок картошки. А ковер так и не полетел!
        Во всю пользуясь своей способностью передвигаться стремительно, когда ее никто не видит, Астра возникла прямо перед страдающей на расстеленном половике Таней.
        - Прогрессивная симптоматика, - жужжит статуя, указывая на ковер пальцем.
        -Эй, а куда гречиха делась? - воскликнул Гриша.
        - Что? Я не понимаю, - ответила Таня. После инцидента с фотографией, она уже в чем-то была согласна с Испытателем. Они встретили очень странное пугающее существо. Но ведь оно было на их стороне? Иначе, зачем помогать? Зачем спасать Гришу? Зачем слушать его?
        После этих размышлений у Тани появились неясные сомнения. Возможно, не стоит оставлять их сейчас? Мало ли что... Но ведь, Орсомир...!
        Сверкнув огнями, скульптура начала менять положение на своем постаменте. Она скрестила ноги, положив ступни на бедра, и выставила ладони, образуя чашу на уровне живота.
        Когда трансформация закончилась, огни вновь мигнули.
        - Гриша, что она делает? - шепнула Таня.
        - А, вот теперь тебе стремно стало, да? - съязвил он. - Понятия не имею. Со вчерашнего дня только об этом и думаю.
        Еще одна вспышка. Механический треск.
        Астра указала пальцем на Таню, затем вернулась к предыдущей позе.
        - Она говорит, что хочет забрать твою бессмертную душу, - сказал Гриша.
        - Чего?! - Таня закрыла грудь руками, будто это могло защитить от похищения бессмертной души.
        - Да шучу я. - нервно улыбнулся Испытатель.
        На этот раз, Таня стукнула его кулаком по ноге. Достаточно сильно, чтобы вылетела искра.
        Скульптура повторила жест, но в этот раз она еще указала на ковер.
        - Ты хочешь полететь на ковре? - удивилась Таня.
        - Она может сама летать, так что, скорее всего не в этом дело.
        Астра сложила ладони в молитве. - Гречиха посевная.
        - Она самая. - Испытатель приложил руку к лицу. Сейчас он чувствовал себя очень глупо. - Конечно, мистическая непонятная статуя должна знать, как работают другие мистические и непонятные вещи. Как мы сразу не догадались?
        - Гриша, просвети меня.
        - Она пытается показать тебе, как летать на ковре. Кажется. Ну, или я был прав насчет души. Хотя, скорее всего, первый вариант.
        Таня шикнула на него и отмахнулась. - В общем, я сажусь вот так, - она повторила позу статую. - Что теперь?
        Астра коснулась ее лба, затем груди, затем поочередно указала на четыре угла ковра, и попыталась изобразить птицу из пальцев.
        - Хорошо, я поняла... Нет, ничего я не поняла! Гриша, что это значит?!
        - Прекрати спрашивать у меня, перед тобой стоит эксперт по летающим коврам!
        - Ну хотя бы помоги мне перевести! - насупилась Таня.
        Пришлось использовать уже проверенный метод.
        - Ну ладно, давайте так. Одна вспышка это да, две нет. Иначе мы тут очень долго просидим. Допустим, голова это... голова. Ум. Мозги. Так? - предположил Испытатель.
        Вспышка.
        - Потом идет сердце.
        Две вспышки.
        - То есть как нет?! Ты же ей прямо туда пальцем тыкала. Что тогда? Неужели... - его взгляд задержался дольше, чем нужно.
        Девушка покраснела. - Гриша, я уверена что так он точно не взлетит.
        Две вспышки.
        - Ну понятно. Ну а что тогда?
        Таня задумалась. - Если это не сердце, может быть... душа? - она тревожно сдвинула брови. - Гриша, мне страшно.
        Вспышка.
        - Мне тоже, но что поделаешь? Понятно, значит разум, душа, и еще четыре угла. - Гриша скривился. - Пожалуйста, не говори, что надо понять что именно ты хочешь от ковра, а потом всей душой этого захотеть.
        Вспышка.
        - Ну кусачий же буран! А почему он тогда сразу не летел?!
        Уголок ковра слегка приподнялся. По краям зашевелилась бахрома и декоративные кисточки.
        - Надо же, сработало! - Гриша почесал затылок. - Как я ловко догадался.
        - Получается! - обрадовалась Таня. - Спасибо тебе!
        Ей хотелось бы, чтобы Астра улыбнулась в ответ. Но статуя продолжала скрывать лицо. - Гречиха посевная!
        -Ты, это самое, сильно не разгоняйся, - ковер поднялся на уровень глаз Гриши, и тут же качнулся, едва не скинув наездницу. - Вот я про это и говорю.
        - Это тяжелее чем кажется, - ворчала Таня. - Не волнуйся. Я буду лететь медленно и с остановками.
        - У меня ощущение, что мы увидимся минимум через полгода.
        - И за это не переживай. У меня есть план! - Таня сжала кулаки, заставляя ковер подниматься более или менее ровно. - Как только мы разберемся со всеми делами, будем ждать тебя в Оссоре, у городских ворот, каждый день.
        - Вот вам делать нечего! - махнул рукой Гриша. - Тогда так. Три месяца. Как они пройдут, встретимся там, если не столкнемся раньше.
        Ковер медленно набирал высоту. Первым делом, Таня поднялась над деревьями, и торжественно взмахнула руками, празнуя успехи в дрессировке непокорного артефакта.
        Когда она скрылась за горизонтом, Гриша повернулся к оставшимся соратникам, орущей статуе и полосатому волку.
        - Ну, что теперь, ребята?
        - У меня есть пара идей.
        Эфраим стоял на толстой ветке прямо у него над головой. Модератор свирепо улыбался. Искры разных цветов возбужденно плясали вокруг него.
        - Кажется, я придумал для тебя дурацкое, невыполнимое задание.
        ГЛАВА 5
        
        Погруженный в безрадостные мысли, Филлип стоял на самом краю каменного парапета, окружавшего роскошную крышу гостевого дворца для особо важных персон. Внизу, жители города и игроки, копошились словно муравьи. Царевич в очередной раз встряхнул подол своей шелковой рубашки. Остатки ржавой пыли из лимбо зоны разлетелись над Оссорой подхваченные ветром.
        Впервые, он побывал в этом жутком месте, полном острых скал и напуганных призраков, бегущих по древним железнодорожным путям на свет. Туда, где их ждет возрождение в выбранной точке. Он пробыл там очень долго, по ощущениям, хотя в реальности прошла всего минута.
        Царевич мысленно поблагодарил Зару, за то, что тайком выставила им всем точки возрожения в этом дворце. Если бы он возродился в Эссо, слухи о таком позорном поражении уже разнеслись бы даже до самой дальней родни. Но в первую очередь, браться доложили бы отцу, при этом хохоча как взбесившиеся ослы.
        А если бы он знал о действиях своей наложницы, приказал бы ее выпороть. Хотя бы раз в двадцать лет, инициатива бездарной прислуги сыграла ему на руку. За это, она не будет наказана. Но наказание за потерянный ковер, он отменять не собирался.
        - Вам стоит переодеться, господин, - робко сказал высокий, синекожий прислужник, стоя у юноши за спиной.
        Филлип отмахнулся от него. - Подождет, - царевич повернулся к дрожавшим слугам. Девушки и юноши обгоняя друг друга, бросились на колени, и опустили головы вниз.
        - Где он? - спросил царевич.
        - Cкрывается, - ответил прислужник. - Модератор чуть не довел его до сброса. Пришлось использовать печать побега в последний момент.
        Это плохо. Из двух достаточно сильных телохранителей, у Филиппа осталась всего одна. Если вдруг, враг решит напасть, что им делать? Царевич восстановил потерянный сегодня уровень за счет казенных денег, и теперь в меню у него стало больше красных строчек. Штрафы. Проклятые штрафы.
        - А что Испытатель?
        - Жив, но потерял двоих. По слухам, горожане обвиняют в случившемся именно его. В последний раз, его видели уходящим в лес, вместе с модератором.
        Результат Филиппа не удовлетворил. Чертов кот, скорее всего, опять начал играть с добычей и тешить свое жалкое самолюбие, и в итоге дождался появления модератора. Да еще и город пострадал.
        Он должен был быстро расправиться со всеми сопартийцами Испытателя, а потом доставить его сюда. Так, чтобы с точки зрения законов нельзя было подкопаться.
        Но теперь, администрация точно вмешается. Позор не получится скрыть. Отец узнает, а уж если он займется этим делом... Царевицу даже не хотелось думать, что его ждет по возвращении в Эссо. Бесконечный, неустранимый позор.
        Лохматый идиот все испортил. По мнению Филиппа основная проблема слуг его отца, заключалась в том, что они хоть и были инициативными, но при этом непроходимо тупыми. Только за это, их стоило держать в ежовых рукавицах. Иначе, уважения не добьешься.
        Можно подумать, если бы он был добрым и тактичным, его бы кто-нибудь уважал. Сейчас, они, по крайней мере, боялись и слова сказать в его присутствии. С таким происхождением, как у него, единственным способом добиться хоть какой-то лояльности от бесчетной царской свиты Эссо, была жесткость. В тех узких рамках, которые позволял отец.
        Даже теперь, у царевича не было возможности выбирать людей, вступающих в его свиту. Кроме одной.
        «Её и надо было послать» - про себя подумал он. - «Как же я сглупил».
        - Хорошо, - сказал Филипп едва сдерживая гнев. Когда Альгрен вернется, он ответит за все свои ошибки, так или иначе. - Все свободны. Пока что.
        Слуги вскочили, и, запинаясь, скрылись в помещении. На крыше, помимо Филлипа оставались еще трое: парень в полосатом костюме с осиными чертами, служанка в бежевой форме, и еще одна женщина, сидевшая на карнизе. С ее безволосой головы, с закрученной на затылке бронзовой раковиной свисали большие декоративные наушники. Женщина-улитка совершенно не обращала никакого внимания на происходящее.
        Патрикея - Безпозвоночное - Уровень 80 - Металл
        - Ты. - Филлип указал на парня. - Свободен.
        Тот облегченно выдохнул, и мгновенно исчез из поля зрения царевича. Девушка тоже попыталась убежать, но Филлип остановил ее жестом. Служанка застыла, будто ее превратили в камень. И куда она собралась? Её он точно не отпускал.
        - Подойди, - строго сказал он.
        На негнущихся ногах, девушка подошла и покорно встала рядом с парапетом. Царевич протянул ей руку, помогая залезть. Он посмотрел на нее, оценивая доступную ему через меню статистику.
        - Десятый уровень, - отрешенно сказал он, глядя на раскинувшийся посреди джунглей город. Эти коровки маленькие, а вон те далеко.
        Девушка кивнула.
        - Скажи, - обратился царевич к ней. - Как ты его набрала?
        - Я однажды во время охоты входила в Вашу партию.
        - Десять уровней? И это все? - никаких меток. Нет тотема. Ничего прокаченного. Зачем он вообще брал ее с собой? В повозке посидеть?
        - Я не понимаю, г-господин...
        - Ты когда-нибудь умирала? - спросил Филипп, крепко держа ее за руку. - Бывала в лимбо-зоне?
        - Н-нет, я же не боец, хозяин.
        Филлип вновь обратил свой взор на город, а служанка внимательно смотрела на него. На ее большие, голубые глаза навернулись слезы, хотя она и пыталась их сдерживать изо всех сил. Царевич не любил такого проявления эмоций среди своих слуг. Если это фальшивые слезы, девчонка еще глупее, чем кажется. А если настоящие... И вот этого он добился? Лучше бы оставался внизу.
        - Думаешь, я собираюсь столкнуть тебя вниз? - спросил он и печально хмыкнул. - Знаю, именно так ты и думаешь. Такое у вас сложилось обо мне мнение.
        Он нервно потер виски. Какие же они все все-таки жалкие. И он не лучше. Прыгающий электрический клоун обвел его вокруг пальца. Тот самый неуклюжий ивалид, над которым подшучивали в новостных сводках, не напрягаясь, загнал его, будущего правителя Эссо в глупый и очевидный капкан. А после этого, избежал мести, чем перечеркнул вообще все. Филипп чувствовал изменения в своей душе. Ничего уже не будет как раньше, пришло время перемен, время слома.
        Как будто его довели до сброса. Так люди себя чувствуют, когда их сбрасывают до нуля? Он сам видел, как эффект это имеет на характер и мировосприятие.
        Царевич с раздражением подумал, что, скорее всего кот тоже поддался на какую-нибудь идиотскую провокацию.
        Позор. Нечеловеческий позор.
        Ему хотелось влепить звонкую оплеуху этой девчонке. Но какой в этом был бы смысл? Он опустил руки. Сам во всем виноват.
        - Я еще никогда не проигрывал, до сегодняшнего дня. Даже не представлял, что это возможно, - его руки тряслись. - Просто представь! Я проиграл...!
        - Господин, я думаю, вам не нужно переживать...
        - Молчи. Я говорю, - он приложил пальцы к ее лицу. - Это такое странное чувство. Понимаешь, будто твое сердце на секунду остановилось. Вроде все как раньше, но... почему-то, мне кажется, как раньше уже не будет. - озвучил свои мысли Филипп.
        - Господин... - промычала служанка. - Вам нужно как-то помочь? Только скажите, и я...!
        - Не могу объяснить. Наверное, стоит продемонстрировать наглядно. Вытяни руки.
        Девушка прикусила губу, но повиновалась.
        Царевич рисовал узор прямо в воздухе, сплетая нить из золотого света. Эта нить аккуратно обвилась вокруг запястий служанки.
        - Мне нужно знать, как оно ощущается на самом деле, - он щелкнул пальцами, и цепочка взвилась в небо, утягивая за собой девушку. Напуганная служанка повисла над самым краем парапета.
        - Патрикея. - сказал он телохранительнице. - Сделай то, что умеешь лучше всего. Я хочу провести небольшой психологический эксперимент.
        -Сейчас. - Женщина-улитка нехотя поднялась, и развела руками. Из отверстий на ее предплечьях вытекли дрожащие капли жидкого металла, они остались висеть в воздухе. Патрикея легонько коснулась каждой из них острым ногтем, и капли начали превращаться в заточенные металлические стрелы.
        - Прошу, господин... - пролепетала горничная, дрыгая ногами в воздухе.
        - Молчи. Мне нужны ответы. Ты сказала, что поможешь.
        Девчонка вскрикнула. Тонкие стрелы со свистом рассекли воздух и пронеслись мимо трепыхающегося тела. Светящаяся цепь исчезла, и служанка упала вниз, прямо в руки царевича. В ее глазах застыл страх.
        - Так я и думал, - сказал он тихо, отбрасывая от себя девушку. - Пошла вон, бестолочь.
        Она шлепнулась на широкое, расшитое позолотой кресло, и, не теряя времени начала пытаться поскорее покинуть крышу. Запинаясь, служанка пробежала мимо Патрикеи, смерившей ее презрительным взглядом. На выходе, она врезалась прямо в обнаженную грудь мужчины в разноцветной рубахе.
        - Ух ты, крошка, куда спешим? - улыбнулся Эфраим, разводя руки для внезапных объятий. Обезумевшая от ужаса девушка оттолкнула его, и убежала вниз, даже не заметив плетущегося сзади Испытателя.
        Филипп ударил кулаком по парапету. Ну, конечно же, они спелись. Он всегда знал, что Испытатели просто шуты на службе у администрации, и сейчас сам увидел этому неопровержимые доказательства.
        Модератор, одетый так, будто как раз шел в бассейн, плюхнулся в кресло у воды. Одобрительно салютовал Патрикее. - Улитка? Прикольно. Улитки это хорошо. Это по-нашему.
        Гриша решил не отставать, и тоже начал вести себя, как дома. Он покрутился около стола, схватил самую большую и румяную грушу и с энтузиазмом вгрызся в нее.
        Холодный металлический шип коснулся его шеи и больно проехал по коже.
        - Это не для всяких нахлебников, - строго сказала телохранительница.
        - Я-то сначала подумал что у Фильки проблемы с воспитанием, а теперь смотрю, вы в принципе неприятные люди, - сказал Гриша, бросая надкушенную грушу в корзину. - Товарищ модератор, не хотите обьяснить, зачем мы явились в это логово разврата?
        Услышав, как его назвал Испытатель, Филипп раздул ноздри, еще сильнее наполнившись праведным, по его мнению, гневом.
        - Что ж, пожалуй, нечего тянуть быка за хвост. Как уполномоченный представитель администрации и модератор сектора, объявляю заседание народного суда в моем лице открытым, - он хлопнул в ладоши, вызвав в совершенно чистом небе ревущий раскат грома. - В левом углу, младший член семьи царства Эссо, сектора Красной Пустыни, в нашем секторе с официальным визитом, царевич Филипп. В правом углу официальный Испытатель, назначенный Администратором, Защитник Равнин, Покоритель Ста Восьми Миров, Григорий.
        ...
        Гриша ощутил гордость за свои, путь абстрактные, но все же официальные титулы. Они звучали гораздо лучше, чем эпитеты ходившие в народе, вроде «везучий дурак», или «неуклюжий инвалид».
        - А ведь звучит! Почему у меня такие красивые слова не высвечиваются над головой? - спросил он у модератора.
        - Чтобы ты от недостатка скромности в организме не страдал, - ответил Эфраим. - Игра, она ж должна и воспитательную функцию нести.
        - Неужели, вы прислушались к здравому смыслу и решили, наконец, покончить с этим фарсом? - спросил Флипп, глядя на них сверху вниз, и пытаясь раздуться как напуганная рыба-шар. - Даже привели сюда этого мерзавца, чтобы наказать его на моих глазах.
        - А есть за что? - Эфраим сделал большие глаза.
        - Моя партия была атакована прямо во время боя с опасным противником. Полагаю, вмешательство в чужую охоту все еще считается нарушением правил, разве не так? - ухмыляясь, Филипп сел с другой стороны бассейна. - У меня есть все причины полагать, что этот коварный план был затеян с целью ограбить и дескредитировать меня, а тем самым мою семью.
        Он поднял, стоявший на столе бокал и демонстративно отпил из него. -Я не буду удивлен, если Испытатель находится в сговоре с врагами моего отца. У него для этого достаточно мутная репутация.
        Заметив, что он единственный, кто остался стоять, Гриша тоже занял пуфик около бассейна. Он не счел нужным как-то реагировать на этот выпад, потому что никакого отца не знал, а его врагов тем более. У него хватало и своих врагов. Было очевидно, Филипп набивает себе цену, потому что по сравнению с планом Гриши, его проступок носил гораздо более эпичный размах и последствия.
        - Вообще-то да. Воровать чужие квесты это плохо, Григорий. Очень неспортивно, - цокнул языком модератор. - Уж не знаю насчет всего остального, об этом стоит поговорить с модератором их сектора. В Эссо сейчас неспокойно, насколько я знаю?
        - Есть люди, которые на все пойдут, чтобы навредить моему отцу. Разве вы не видите, насколько это дешевая провокация? Ну же, Испытатель! Признайся, кто платит тебе? Союз племен? Облачный Атлас?
        Гриша наклонился вперед, уперевшись широким, перепончатым кулаком в подбородок. - Минуточку. Вот этот парень, у которого руки по локть в прахе невинных, обвиняет меня во всех грехах?
        Эфраим потер ладони, и сделал невинное лицо.- Я понятия не имею, чем ты занимался, с тех пор как покинул сектор Лотос. Может он и прав.
        - Естественно. Мне платит куча фракций, названия которых я слышу впервые. Именно поэтому моя партия ночует в лесу и питается пайками по пять зан за пакет. - Испытатель посмотрел на Эфраима и добавил. - У всех модераторов такие размытые моральные рамки, или просто ко мне до сих пор особое отношение?
        - Не поймите превратно, товарищ Испытатель, - подыграл ему Эфраим. - У него есть право высказать свое мнение, но в этом конфликте интересов, я совершенно точно на твоей стороне.
        - Что? - напрягся Филипп. - Как это понимать?
        - Так и понимать. Как бы там ни было, но политические разборки в секторе Красной пустыни менч не волнуют. Если бы не бардак, который, по твоему... уж прости, буду с тобой на ты. Так вот, если бы не все то, что ты устроил в моем городе, я бы поддержал тебя, заставил бы Гришу все вернуть. Может быть даже обязал его пару месяцев работать на тебя, - модератор одним движением руки заткнул уже собравшегося возмутиться Испытателя. - Но раз уж ты решил взять правосудие в свои руки... Сам понимаешь. Теперь он пострадавшая сторона. Это если не считать жителей города. А я их полномочный представитель.
        Филлип не мигая смотрел на Гришу. Цепь на его запястье периодически позвякивала, будто готовилась к броску.
        Гриша подумал, что он мог бы прямо сейчас схватить Филлипа за его белобрысую голову, и запустить разряд ему прямо в лицо. В прошлый раз это замечательно сработало, и доставило Испытателю мало с чем сравнимое моральное удовлетворение. Скорее всего, Эфраим даже позволил бы ему это сделать. Ах, если бы только рядом не отиралась мощная телохранительница...
        - Это все бред, - царевич направился к ним прямо через бассейн. Там, где он наступал на воду, вспыхивали пятна света. - Если этот недоумок решил устроить драку в общественном месте, меня это не должно волновать. Это все не мои проблемы. Он должен ответить за оскорбление!
        Испытатель тоже приготовился к драке, оттолкнув пуфик ногой. Филипп шел к нему явно не обниматься. К тому же, краем глаза он увидел, как женщина улитка собирает в ладони серебристые капли.
        - Эфраим, тут что-то нехорошее происходит, - сказал Гриша, стараясь не сводить глаз с обоих противников.
        - Неа, не думаю, - расслабленно ответил модератор. - Они же не совсем сошли с ума, чтобы напасть на тебя в моем присутствии. Мы тут все взрослые люди, разве нет?
        Грише в это верилось с трудом. Судя по поведению царевича и его свиты, с психическим здоровьем у них было все не так гладко. Он принял решение защищаться, пока есть возможность.
        Все трое атаковали мгновенно. Телохранительница естественно оказалась гораздо быстрее, и к тому моменту как Гриша направил разряд в лицо царевича, как и хотел, он уже стал мишенью для целой очереди железных штырей.
        Все они разбились о едва видимый барьер. Эта же стена остановила молнию и меч света.
        - Ну, ребята, вы серьезно? - разочарованно простонал модератор. - Взрослые же люди! У нас тут вообще-то серьезные дела разбираются!
        - Что происходит?! - возмутился Филипп, очень раздосадованный тем, что их атаки не попали в цель. Они ведь почти убили его! Месть была вот настолько близка к свершению!
        - Так как нормально общаться вы не можете, пришлось отнять у вас возможность вредить друг другу. Ну и у этой милой дамы тоже. - Эфраим подмигнул Патрикее. - Испытания не выйдет, если вы будете постоянно бить друг другу морды.
        - Я до сих пор не могу понять, причем тут он, и мое Испытание? Ты же вроде, что-то придумал, - убедившись, что он в полной безопасности, Гриша подскочил у столу, и начал бесцеременно уминать фрукты. - А фотом фы фриферлись фюда.
        - Как бы объяснить. - Эфраим потер ладони. - У меня сейчас две большие проблемы, и обе связаны с разрушенным кварталом. Первая, это вроде как уважаемый человек, наш благородный гость, который посчитал, что имеет право не считаться с нанесенным нами ущербом.
        - Да как вы смеете...! - Филипп чуть не бросился на представителя администрации, но в последнюю секунду понял, что это было бы слишком.
        - Тишина! Модератор говорит. Между прочим, на восстановление уйдет четыре миллиона зан. Это половина месячного бюджета сектора, так чтобы вы знали. Мы не можем просто так взять, и сделать новые здания из воздуха, это запрещено. Придется нанимать каменщиков, платить им, платить архитектору. В общем, есть чем заняться. А еще, у меня по сектору бродит неприкаянный Испытатель, ворует чужие квесты, и засветил свою отвратительную физиономию на руинах больницы. Так вот, я тут беседовал с пострадавшими, и мне пришла в голову отличная идея.
        - Ты хочешь, чтобы я построил вам новую больницу, - сказал Гриша. - Из спичек и тропических желудей.
        - Нет. То есть... А вообще да, потом ты у меня на стройке поработаешь. Не развалишься. Прекрасная мысль, спасибо что подсказал. Но я не об этом сейчас говорю. Раз уж вы оба принесли мне кучу неприятностей, я, пожалуй, сделаю тоже самое. Есть у меня кое-что как раз для таких случаев.
        Он порылся в кармане своей рубахи, и достал оттуда пару золотистых буклетов, которые тут же кинул Филиппу и Грише.
        Испытатель поймал свой буклет и внимательно на него посмотрел. На нем был нарисован счастливый мультяшный Эфраим, показывавший палец вверх. На его фоне красовалась огромная гора в разрезе. Ее внутренности были заполнены корридорами, лестницами и маленькими фигурками игроков, запечатленными в ужасных муках.
        Искаженная Оссора
        Для тех, кто любит трудности.
        -И что это?
        - Для игрока нет ничего лучше, чем хорошее подземелье полное ловушек. А лучше чем подземелье, полное ловушек, может быть только забитое ими доверху. И в отличие от других модераторов, я своим элитным данжем пользусь. Вот вы и пойдете туда. Вдвоем.
        Гриша нахмурился. - Да я с этим на одном поле...
        - Как вы смеете мне такое предлагать! - прервал его истеричный крик Филиппа.
        - Нет, вы имеете право относиться к людям, как вам хочется, но не удивляйтесь, если ответ будет соответствующим. К тому же, - модератор ткнул пальцем царевичу в грудь. - На твоем месте, я бы не стал слишком серьезно относиться ко всяким титулам и званиям в этой игре. Это тебе не внешний мир, тут мы цари и боги. А вы так, фон для приключений.
        Филипп отшатнулся. Он не нашел слов для ответа, поэтому просто скорчил свирепую рожу, сверля модератора глазами.
        Как бы мимоходом, модератор дал Грише подзатыльник. - Ты тоже наломал дров, и получаешь по заслугам. Ловко я совместил наказание с Испытанием а?
        - Вообще ловко. Огонь просто, - прошипел Гриша.
        - Ну и ладушки. Раз все согласны, - проходя мимо, он жамкнул Патрикею за механическую выпуклость. - То и ждать нечего. Становитесь парами, идем на прогулку в данж.
        Эфраим резко обхватил парней руками, и перенесся вместе с ними. Покинув уже привычное для него облако, Гриша увидел что они уже точно не в Оссоре. Модератор пернес их на скальную вершину, торчавшую из плотного облачного слоя, напоминавшего море.
        Здесь их уже ждала самая настоящая дрезина, стоявшая на рельсах, перед входом в пещеру.
        - Короче, сейчас садитесь на тарантайку, и едете к входу. Там в справочной все объяснят. Значит, ты, - он обратился к царевичу, обреченно усевшемуся на дрезину. - Просто должен выжить, и не дотянуть до сброса. А вот у тебя, Григорий, поинтереснее задача.
        Гриша услышал сигнал. В меню пришло уведомление о полученном квесте.
        Испытание для Испытателя: Искаженная Оссора!
        Заказчик: Модератор сектора
        Задача: Добыть квестовый предмет и доставить его заказчику. О получении предмета будет сообщено дополнительно.
        Награда: Стандартная награда за прохождение Испытания.
        - Отказаться точно нельзя? - спросил Испытатель, залезая на транспорт.
        - Отказываться надо было в башне у Заны, теперь уже поздно.
        -Э, а что с моими соратниками?
        - Побудут у меня. - Модератор провернул ржавую ручку на боку платформы несколько раз, после чего коснулся лампы на антенне, заполняя ее энергией. Дрезина задрожала. - Самое время отправляться в путь!
        ...
        ФИЛИПП - Человек - Уровень 25 - Свет - 20
        Вирд: 10
        Характеристики в формате: Сила / Скорость /Выносливость /Здоровье / Энергия/ Воля
        63/39/44/60/74/54
        Перки:
        Витамин роста - 4/10
        Организм игра питает источник света, что оказывает положительное воздействие на физические показатели.
        +10 к физическим характеристикам
        Внутренний свет - 4/10
        Свет из внутреннего источника заполняет все клетки организма игрока. Это постоянное фотонное воздействие защищает игрока от других источников концентрированного света, попыток уменьшить его яркость, и энергий концептуально противоположных свету, в то же время, делая уязвимым для элементов, нарушающих физические законы.
        +40% сопротивление Свет
        +50% сопротивление Тьма
        +30% сопротивление Нежить
        +20% сопротивление Нечто
        -20% сопротивление Магия/Дракон/Душа
        Инструкция для осветителя - 5/10
        +25% сопротивление Свет
        +5% сопротивление Огонь/Электричество
        Владение оружем: Артефакт - 3/10
        Владение эксклюзивным оружием, созданным специально для игрока, с учетом его возможностей и предпочитаемого стиля.
        Опытный игрок - 2/10
        Еще одна ступень на пути к величию игрока. По сравнению с обывателями, он сверхчеловек, но это далеко не та планка, на которой стоит зазнаваться.
        Бонус +4 ко всем характеристикам
        Мастерство: Свет - 1/5
        Игрок способен создавать стабильные мелкие конструкты из «твердого света» (до 5 штук). Форма и структура конструктов ограничены уровнем навыка и фантазией игрока.
        Контроль - 1/3
        Если локация остаточно освещена, игрок может использовать окружающий его свет, как в качестве прямой атаки, так и для усиления других способностей.
        Кошачий глаз - 5/10
        Глаза игрока освещаются изнутри. Эта особенность позволяет ему значительно лучше видеть в темноте.
        Навыки:
        Луч - 6\10
        Концентрированный луч света, наносящий прямой урон. Сила луча зависит от связи с меткой, уровня навыка и характеристики «Энергия».
        Вливание света - 4/10
        Игрок может использовать внутренний свет для того, чтобы изменить свойства любого небольшого предмета. Предметы, не созданные специально для такого взаимодействия, изнашиваются на 2000% быстрее.
        Светлый щит - 4/10
        Игрок способено создавать плотный, но эластичный экран из «твердого света».
        Нова - 4/10
        Игрок создает волну концентрированного света вокруг себя, наносящую прямой урон.
        Перегрузка: Свет - Параболоид
        Артефакт - Наручные цепи «Звездные оковы».
        Трансформация, регенерация.
        ...
        Старые рельсы спускались все глубже в толщу горы. Прошло уже как минимум часа три, с тех пор как Гриша и Филипп начали свое вынужденное путешествие на дрезине.
        Ехали молча. Вначале они пытались орать друг на друга и выяснять отношения, но без возможности дать противнику по морде, это занятие быстро надоедает.
        Испытатель уселся впереди, управляя стайкой конструктов, хоть чуть-чуть разгонявших мрак пещер. C интересом, он разглядывал окаменелые скелеты разнообразных тварей. Они усеивали стены на протяжении всего пути. Очередная декорация для атмосферы. Гриша был абсолютно уверен, что ни одно из этих созданий, никогда не ходило по земле. И хорошо. Слишком много зубов и глаз.
        Царевичу свет был совершенно безразличен. Благодаря перку кошачьего зрения он прекрасно видел в темноте.
        Под скрип колес дрезины, они выехали из полной темноты тесных подземных ходов в тускло освещенную каверну. Тележка подпрыгнула на заросших плющом путях и покатилась по узкому мостику над бездной. Внизу, в зеленоватой дымке на шпилях храмов горели зловещие огни.
        Грише стало не по себе. В этой исполинской, туманной пещере он отчего-то почувствовал себя каким-то беспомощным и одиноким. Тоска и сожаление волнами начали накатывать на Испытателя. Ему очень не хотелось испытывать тоску и сожаление, но навязчивые мысли плотно вгрызлись в мозг. Гриша оглянулся на своего спутника: Филипп уставился куда-то вверх, и тихо, но свирепо что-то бормотал: скорее всего, не самые цензурные слова. Что же он там такого интересного видит?
        - Игровые подземелья нагоняют на меня жуть, - сказал Гриша, чтобы начать хоть какую-то беседу. Молчание и ровный гул каверны начинали потихоньку сводить его с ума. - До этого момента я побывал лишь в одном данже, и это второй. А вот ты, наверное, часто в них ходишь. Всей толпой отправляетесь.
        Филипп зашипел на него как змей, стиснув зубы, и мотая руками.
        - Скучно с тобой, - отмахнулся Испытатель. - Даже не поговоришь.
        Неожиданно царевич подполз к Грише, склонив голову, будто бежал по окопу посреди боя.
        - Эта ржавая посудина и так издает достаточно шума. Нас могут заметить в любой момент, даже если ты не будешь чесать языком. - Филипп злился, и выделял интонацией каждое слово. В такие моменты, он разговаривал как очень сердитый робот. Сердитый, избалованный робот, увешанный золотом.
        - Ты о чем вообще? - Гриша отшатнулся от него.
        - Мыши! - шикнул царевич, вжимаясь в пол дрезины.
        - Мыши?
        - Летучие, болван! Сотни, может даже тысячи. Ими усыпан весь треклятый потолок.
        Грише вспомнились слухе об одном волшебнике, орудовавшим в районе «места, которое должно было стать Читой». Мерзавец заколдовал целую стаю летучих мышей. Даже когда наемники разрубили его на части, мыши стали передавать, друг другу кровь и стая заменила ему тело. Поверить в такое было сложно. А вот с зараженными альфа-бешенством, после укуса мутировавших мышей он едва не столкнулся. Ужасный был день.
        Впрочем, таких болезней в Параболе быть не должно, так что, о чем волноваться?
        - Понятно, - хмыкнул Испытатель. - Ты же у нас аристократ. Мышек боишься.
        Филипп вцепился в отвороты его куртки и резко притянул к себе. - В отличие от тебя, баран безглазый, я их вижу. Там каждая, почти так же сильна как я. У тебя даже не хватило смелости бросить мне вызов честно, думаешь, справишься с сотней таких, на их территории?
        Гриша представил себе сотню летающих Филлипов, кружащих над Оссорой. Ему поплохело.
        - Уж кто бы про смелость говорил, с раненными и гражданскими воевать, - буркнул Гриша, глядя пряма в глаза оппоненту.
        Кто-то противно пискнул, прямо у них над головами, после чего, на пол дрезины упала тяжелая, дымящаяся капля. Железо под ней сразу же почернело.
        - Это что, кислотные слюни? - удивился Гриша.
        - Доволен? Теперь они знают, что мы здесь!
        В пятно света, излучаемого конструктами, влетела массивная черная туша. Тяжело хлопая крыльями, она скрылась в мерцающем тумане.
        Пещерный вампир - 22 уровень - Зверь/Тьма
        Наверху, все громче слышался недовольный писк.
        - Двадцать пятый. - Гриша попытался присмотреться к потолку, где по словам Филиппа обитала целая стая но так ничего и не увидел. - Как думаешь, с двадцать четвертого, можно несколько штук критическим уроном убить?
        Царевич уже собирался запаниковать. С его стороны, казалось, что Испытатель совсем поехал. - Сдурел? Ну убьешь ты двух. Ну трех! Остальные пятьсот раскатают нас в блин!
        - Да брось, это же дикие животные. Скорее всего, они боятся нас больше, чем мы их, - гордо сказал Гриша. - Смотри, и учись. А еще, на двадцать пятом уровне должны какую-нибудь хорошую плюшку дать.
        Гриша создал еще несколько воробьев, и направил их прямо вверх.
        Конструкты добрались до свода пещеры, и вспыхнули там маленькими точками. Весь свод завизжал, и огромной тенью начал опускаться вниз.
        Филипп закатил глаза. - Ты просто самоубийственно тупой.
        - Ну, надо же было проверить.
        - Проверил? Получил плюшку? Давай теперь, отдувайся. Но учти ты сдохнешь здесь и все, а мне уже нечего терять. Ты и так извалял мое имя в грязи!
        - Оно там уже валялось, я просто пнул ногой, - ответил Испытатель.
        Стая стремительно окружала дрезину, и им пришлось встать спиной к спине, чтобы принять более, менее удобные боевые позы.
        - Попадешься под руку, и я столкну тебя с телеги! - зло сказал царевич. Гриша в ответ только пожал плечами.
        - Если столкнешь меня, я запрыгну обратно. А у тебя так вряд ли получится.
        Целая туча мышей взяла движущуюся цель в кольцо.
        - Будут нападать небольшими группами, со всех сторон, - сказал Филипп осматриваясь. Встать спина к спине парни так и не смогли.
        - Ты у нас эксперт по летучим мышам, я смотрю? - буркнул Гриша. Первая тень вылетела из потока с его стороны, и набросилась на дрезину сверху.
        Мышь рухнула на испытателя, и потащила его прочь.
        - А самомнения-то было, - проворчал Филипп. Стая пока что нападала по одному. Той мыши, что нацелилась на него, царевич сумел пробить голову лучом. Даже потеряв пол лица, тварь продолжала нападение, с яростным хрипом пронеслась мимо Филиппа и вновь присоединилась к стае.
        - Ну конечно... - сказал царевич вспоминая особенности взаимодействия между противположными метками. - Он и противников специально под нас подобрал. Тяжело будет здесь развернуться.
        Гриша, и мышь, державшая его в когтях, пронеслись сквозь визжащую стаю, и поднялись выше, к свисавшим с потолка пещеры сталактитам. Еще несколько устремились за ними.
        Испытатель крепко схватился пальцами за густой, свалявшийся мех. Сейчас можно было бы выпустить разряд, но стоило беречь силы. Если бы, у него было две руки, можно было бы кинуть приманку, и отогнать преследователей. Если он выберется отсюда и заработает хоть какие-то деньги, первым делом пойдет к целителю. Десять уровней он таки смог навоевать с одной культей, но испытатель был совершенно точно уверен, что в будущем ему понадобятся обе грабли чтобы оставаться на плаву.
        К тому же, нужно было сначала выбраться отсюда, а они даже еще до подземелья не добрались!
        Мышей действительно было много. Даже в полумраке, стая казалась черным, непроглядным облаком.
        Вампир запрокинул голову, обнажая острые как иглы зубы, и выпуская из пасти поток вонючего дыма. Гриша тоже подготовился, выпуская толстые шипы из пор на запястье. Ударить возможности не было, но что, если просто рвануть вниз?
        Испытатель немного не расчитал и вампир успел дотянуться до него. Клыки вампира впились в горло Гриши, когда он вспорол шипами толстое брюхо. Шею сильно обожгло. Испытатель почувствовал, как огонь расползается по его шее. Если бы не сопротивление яду, ему сейчас пришлось бы совсем не сладко. Впрочем, мыши тоже досталось. Шипы вбросили в кровь твари одновременно ослабляющий яд и физраствор. Статический разряд, выброшенный при укусе, прошел сквозь тело, и заставил ее разжать лапы.
        Раненый вампир захрипел и камнем бросился вниз, пока Гриша остался висеть в воздухе. Испытатель бросил приманку в трех, летевших за ним мышей, отвлекая их внимание, а сам начал судорожно искать, куда бы приземлиться.
        Стая кружила все ближе к дрезине, закрывая обзор, но Грише удалось разглядеть вспышки от атак Филиппа.
        Испытатель вернулся на транспорт как раз в тот момент, когда царевич опутал одного вампира цепями, и размахивал им как пращой, отбиваясь от остальных.
        - Ты еще жив?! - удивился Филипп, и чуть не выронил цепь. Освободившаяся мышь тут же постаралась отлететь подальше, но рухнула в туман.
        - Вашими молитвами, товарищ царь!
        - Значит, не стой, помоги мне! - царевич ловко переключился между цепью и мечом, отбивая очередную атаку. Но противник все же слишком сильно превосходил их числом. Филипп ранил каждую мышь, приближавшуюся к нему, но она возвращалась в стаю, а на ее место приходили две новых.
        - Тебе же нечего терять! - передразнил его Гриша, отгоняя вампиров выстрелами заново собранных конструктов.
        - Не значит, что я хочу умирать здесь, и снова проходить через все это! - он отсек новой твари челюсть, от чего она упала на рельсы и загородила дрезине проход. Тележка воткнулась в мясо, и резко остановилась. Заряд в антенне затрещал и погас.
        - Молоток! - улыбнулся Гриша, оценив насколько ближе к ним теперь кружила стая, - самое время было сделать остановку.
        ГЛАВА 6
        
        Филипп только выругался и полез через борт тележки, чтобы столкнуть здоровую тушу вниз. - Тебе напомнить, кто их спровоцировал? Язвит он...
        - Да ладно, они и так бы напали. Я просто навязал им бой на своих условиях!
        Гриша запустил бумерангом в морду пролетающего вампира. К его сожалению, «Сожаление Анны» летело как-то слишком медленно и вальяжно, и враг без труда ушел с траектории полета. Вернув оружие в ножны на спине, Гриша снова перешел на метание конструктов. Мышь раздраженно замотала головой и сменила вектор атаки, решив заняться напарником. Вампир попытался схватить его, и Филиппу пришлось извернуться, чтобы отсечь лапу. -Прикрой меня, хотя бы!
        - Это можно. Я тут, кстати, собираюсь проверить одну теорию... - Гриша направил воробьев летать над Филиппом, пока тот вылезал на рельсы, а сам занялся исполнением своей задумки.
        Испытатель собрал энергию в руке, и вновь придал ей форму медузы с блуждающими темными пятнами. Он размахнулся, и метнул конструкт в глубь стаи, одновременно создавая еще одну медузу.
        - Лидер пошел!
        Медуза рывками начала наращивать расстояние, в то время как второй конструкт Гриша крепко сжал в руке, постепенно увеличивая его плотность.
        Разряд в сжатом кулаке усиливался, и частично распространялся по тусклому следу в воздухе. Когда медуза отлетела так далеко, что превратилась лишь в крошечную точку в тумане, Гриша разжал пальцы и выпустил молнию.
        Оглушающий громовой раскат разнесся по пещере.
        Филипп пошатнулся, и чуть не улетел вниз с моста. В последний момент, он успел схватиться за бортик. В ушах стоял дикий звон. Парень коснулся уха пальцами, и почувствовал липкую влагу. На пальцах осталась ярко-красная кровь.
        В тот же миг, разряд от лидера вернулся в ладонь Гриши, и он пустил его по дуге, сбивая летящих вампиров с курса. Некоторые, получили критический урон, и растаяли, так и не добравшись до цели.
        Но в целом, стая не была впечатлена произошедшим, и продолжала сжимать кольцо.
        - Ты совсем сдурел?! - Филипп набросился на Испытателя.
        - Я хотел оглушить их! Это же летучие мыши, у них чувствительные уши!
        Обескураженный познаниями Испытателя о дикой природе, Филипп только и смог демонстративно схватиться за голову. - Кретин, они же живут и охотятся стаями! Можешь представить, как они все время орут?! Им твои хлопушки до ноги!
        Гриша переварил новую информацию, сопоставил ее с произошедшим. Еще чуть-чуть, и у него над головой зажглась бы лампочка. - Кусачий буран, это же логично!
        Царевич приложил ладонь к лицу. - Лучше ничего не делай, ты только вредишь.
        - На себя посмотри! Раньше мы хотя бы двигались вперед. И вообще, почему ты сам тогда их не ослепишь?! Они должны бояться света!
        - Святая мать, ты вообще хоть что-нибудь знаешь об этой игре?! Метка Тьмы дает им защиту от моих атак. Если бы они не были темными тварями, я и без тебя бы давно разобрался!
        - Мечтай.
        Тем временем, кружащаяся стая уже практически вполтную подобралась к застрявшей посреди моста дрезине. Крайним вампирам уже даже не нужно было покидать общий строй, чтобы цапнуть игроков.
        - Пригнись, кретин! - не дожидаясь реакции Испытателя, Филипп коснулся кончиками пальцев носка левого ботинка, после чего, выверенным танцевальным движением крутанулся на месте. Волна света разошлась в стороны. Мышам не навредила, но стаю дезориентировала достаточно, чтобы они прекратили сближение.
        - До тебя еще не дошло, что враги специально подобраны, чтобы создать нам максимально возможные трудности? - Филипп изо всех сил пнул тушу вампира, и наконец, освободил рельсы.
        Гриша даже ухом не повел. - Максимально возможные трудности я теперь принимаю как данность.
        Он дернул за рычаг, но дрезина дальше не поехала. Постучал по антенне. С болью в голосе заявил: - Электричество кончилось.
        - Неужели ты серьезно сейчас? - сказал Филипп запрыгивая обратно. Пнул антенну. Пнул рычаг. Тележка не поехала, и не собиралась.
        - Твои методы тоже не работают, я смотрю, - сказал Гриша.
        - Заряди ее, - царевич указал на лампу.
        - Чего?
        - Он заряжал ее, отдавал свою энергию. Ты же тоже так можешь, иначе для чего ты прокачивал это чертово электричество?!
        - Ааа, я не знаю! Я так никогда раньше не делал!
        - Так делай! - Филипп ударил его мечом, надеясь, что Испытатель начнет соображать быстрее. Сам царевич уже был близок к панике.
        Гриша вцепился в лампу, и попытался передать ей часть своей энергии. В каком-то смысле, это сработало. Пока Филипп вращал ручку как безумный, дрезина начала подавать невнятные, но все же заметные признаки жизни. Она медленно покатилась дальше.
        - А еще медленнее можно?! - кричал царевич, выжимая из тележки все, что из нее еще можно было выжать. Ручка уже крутилась гораздо свободнее, и была близка к тому, чтобы оторваться.
        - Делаю, что могу!
        - Ты не полностью выкладываешься!
        - Тебе, конечно, виднее! - прорычал Гриша. Подпитка дрезины стала несколько утомительной, и по ощущениям все больше напоминала перегрузку.
        Вампир зацеился за Испытателя когтями, и получив разряд, отлетел обратно к своим. Этого было достаточно, чтобы сбить настрой.
        - Нужно стать сильнее! - Филипп аж вспотел. Такими неимоверными усилиями они проехали метров десять.
        - Да что ты говоришь! - Испытатель обнял антенну, постепенно сползая вниз.
        - Нет, тебе нужно стать сильнее! Прямо сейчас!
        - Знаешь, как в книжках бывает, - вяло ответил Гриша. - Герой попадает в трудную ситуацию и у него проспыпаются очень продходящие для спасения силы? Жаль, что мы не в книжке.
        - Я не читаю подобную ерунду.
        - А мне казалось, у правителей много времени для самообразования.
        - Ты прав. Мы не в книжке, мы в игре. И я трачу свободное время на изучение ее механики, поэтому слушай, что я тебе говорю! Тебе нужно срочно набрать уровень! - царевич попытался привести засыпающего Гришу в чуство, но барьер помешал ему. - Ты должен вложить все десять очков в метку, может тогда, сможешь нормально запитать эту чертову развалюху!
        - Ага, и окончательно стать рыбой? Нет уж спасибо, лучше я умру собой.
        - Черт, если бы я мог, я бы выполнил твое желание, - проворчал Филипп. - Хорошо, тогда шесть в метку, и четыре в Вирд!
        Испытатель оживился сам. - Пять туда, пять туда.
        - Мы дольше спорить будем!
        - Ай, ну да, кажется, выбора-то нет. Надеюсь, там будет плюшка с двадцать пятого уровня. Раз уж теперь ты тоже в нее уверовал!
        - Я просто... Не важно! Много тебе осталось?
        - Около трех тысяч. Мы побили двух или трех всего, я не успел заметить. Эти сволочи очень живучие.
        - Значит, вставай, и убивай мышей! Чего разлегся?!
        Филипп забросил цепи в стаю, и подтащил брыкающегося вампира к себе. - Ну, давай же, я не смогу его держать вечно!
        Гриша ударил лезвием бумеранга по шее летучей мыши. Тварь продолжала брыкаться, кроме того, заметив, что игроки заняты с одной, остальные мыши начали нападать со спины.
        Еще один удар, и еще. Густая кровь вампира как масло стекала на пол тележки. Монстр сражался до последнего, и рассыпался лишь, когда Испытатель полностью отсек ему голову.
        - Готов? - с надеждой спросил Филипп.
        - Нет, всего вышло семьсот, и осталось две тысячи триста, плюс-минус десять очков.
        - Да ты издеваешься!
        - Я чтоли их считаю?!
        Царевич повторил маневр, привязывая уже двух вампиров к антенне. - Руби скорее, не стой как истукан!
        И он рубил. В этот раз было проще, а может вампиры попались послабее.
        Стая кружила прямо над ними, не давая ни секунды, чтобы передохнуть.
        - Почему они все еще нападют по одному?! - спросил Гриша, прижимаясь к полу.
        - Изматывают. Они знают, что мы не одолеем их. Но выхватывать по одной больше не выйдет. - Филипп накрылся сверху щитами, как черепаха. - Слушай, у тебя есть деньги?
        - Какое интересное время ты нашел, чтобы спросить про деньги!
        - Это для дела! У меня есть четыреста пятьдесят восемь зан, - сказал царевич, подползая к нему. Одной рукой он доставал платок с деньгами, другой отбивался от все более наглых атак сверху.
        Гриша вспомнил свой первый разговор с администратором, и тоже судорожно начал рыться в карманах куртки. Круглые монетки с круглой дырочкой, круглые с квадратной, квадратные с треугольной. Небольшими горстками он сбрасывал их перед собой, пока Филипп производил расчеты.
        - Восемьсот семьдесят! - крикнул он. - Совсем чуть-чуть не хватает!
        - Погоди! Должно быть еще. Там, в заднем кармане штанов. - Испытатель елозил по дрезине, пытаясь одной рукой вынуть монету в пятьдесят зан. Наконец, ему это удалось.
        Дрожащими пальцами, он принялся ломать их, поглощая один за другим сгустки зеленоватого цвета. Чистый, концентрированный опыт.
        Сигнал в меню прозвучал для Гриши как музыка с небес. В ту же секунду он ринулся в меню распределять циферки.
        Уровень повышен: Текущий уровень: 25
        Он ощутил, как по его телу разливается неприятный болезненный жар. Эта лихорадочная волна проникла в каждую клеточку, заполонила собой все. Молния внутри сжалась в комок, позволив темной, отравляющей энергии окружить себя, окрасить в алый цвет.
        Филипп смотрел, как Испытатель меняется внешне. И без того мало походивший на обычного человека с его-то уровнем Вирда, Гриша становился настоящим монстром.
        Его округлые черты стали тоньше, как будто плотнее. Горб на спине стал гораздо уже и выше, и теперь выглядел как гротескный плавник. Острые зубы тоже вытянулись, а нижняя челюсть отъехала вниз и стала похожа на капкан, усеянный иглами.
        Большие глаза почернели, от них по коже пошли острые, неприятные алые трещины. Он весь как будто окрашивался в этот лихорадочно красный цвет.
        На открытой коже проступили ровные, круглые пятна света, испускавшие крошечные серебристые пузырьки, которые стремительно улетали вверх. Филипп вспомнил о Патрикее, но его телохранительница использовала обычный жидкий металл. Это была сила ее метки. Откуда она у Испытателя? Если только не...
        Ртуть. Он добился слияния меток. Двадцать пятый уровень, это вполне возможно, если развивать сразу обе, а то и три.
        Гриша поднял руку вверх, и зловещие красные разряды плавно побежали по ней, концентрируясь в шар на кончике указательного пальца. В этом сгустке чувствовалась сила, достаточная, чтобы вампиры перестали нападать и снова лишь кружили над дрезиной.
        Это явно было уже не обычное электричество.
        Разблокирован боевой режим: Рыба-гадюка (Алая молния)
        ...
        ГРИША - Человек - Уровень 25 - Электр/Яд - 21/14
        Навыки:
        Переменный ток - 7/10
        Разблокирована атака по площади
        (РГ) Урон + 200% (+ 40% игнор сопротивления, если отсутсвует сопротивление к Яд)
        Нервный паралич
        Наименьшее сопротивление - 1/3
        (РГ) - Рывок: Игрок перемещается без использования подпространства. Вместо этого, используется мгновенное ускорение. Игрок оставляет шлейф из ядовитого пара.
        Перегрузка: Электричество
        (РГ) - Недоступно, т.к. вызовет опасные для жизни внутренние повреждения
        Рыба-гадюка (Алая молния) - боевой режим
        Боевые режимы используются для временного усиления/изменения способностей, адаптации под различные боевые ситуации.
        Красный (ртутный) вид электричества, усиленный с помощью метки Яда. Разряды красной энергии сильнее обычных, кроме того, обладают своими отличительными особенностями. Их основная особенность - ядовитые пары, опасные для противников, которые дышат воздухом. Помимо этого, производительность механизмов запитанных красным электричеством многократно возрастает, но так же они изнашиваются в пять раз быстрее.
        ...
        Сгусток электричества лопнул, в миг, усеяв воздух вокруг себя паутиной алых трещин. Те мыши, которых коснулась эта расширяющаяся сеть, забились в судорогах и камнем рухнули вниз. Некоторые из них, судя по всему, разбились о камни на дне пещеры. Гриша начал получать дополнительный опыт.
        - Какая мощная штука! - восхитился Испытатель. Рыбья челюсть мешала говорить, поэтому Филипп услышал только неразборчивое бульканье.
        Пузырек ртути пролетел у царевича прямо перед носом, и он понадеялся что защита модератора, в том числе, убережет его от яда. Иначе, Испытатель получал несправедливое преимущество, которому Филипп ничего не смог бы противопоставить.
        Ноги Гриши подкосились, и прежний облик начал возвращаться к нему. Испытатель услышал голос справочной системы в голове.
        Если позволите, Мастер. Особые боевые режимы очень сильны, но они так же поглощают гораздо больше духовной энергии. Боюсь, на текущем уровне, вы не сможете достаточно эффективно ими пользоваться. Это может быть опасно.
        - Эй, ну я же только начал! - простонал он.
        - Сильно тебе помогла твоя новая способность! - пробубнил Филипп. Впрочем, ничего другого он и не ожидал. Может, только самую чуточку.
        Гриша собрался и выстрелил красным разрядом в первую попавшуюся мышь, чем отбросил ее куда-то очень далеко. - Нет, я еще в строю! - обратное превращение замедлилось.
        - На кой черт ты тратишь силы?! Заряжай эту повозку, пока они не опомнились! - Филипп бросился к нему, и попытался прижать лапищу Испытателя к лампе антенны.
        - Там сказано, износ увеличивается в пять раз. Она же совсем развалится! - отбивался Гриша.
        - Нужно ехать, пока они не опомнились! Зачем тебе целая дрезина, если ты умрешь, осел?!
        Пять раз - это очень много. Гриша представил, как повозка разваливается на ходу, и они по инерции вылетают с моста. Точнее, вылетает только Филька. А он сам возвращается, и остается один на один с вампирами, вдобавок уставший.
        - Как скажешь, но если я прав, придется идти пешком.
        Испытателю резко захотелось спать, но он себя пересилил и передал остатки усиленного заряда дрезине.
        Красная энергия пошла внутрь, и вскоре сфера на вершине антенны засияла сочным алым цветом. Колеса завертелись с новой силой, гораздо живее, интенсивнее, чем раньше.
        Вампиры отреагировали вполне естественно. Добыча нашла способ уйти, и нужно было остановить ее. Одна из мышей бросилась под колеса.
        - Коварные твари! - зарычал Филипп.
        - Между прочим, это ты подкинул им идею! - сьязвил Гриша. Испытатель приготовился атаковать, но усиленный разряд уже иссяк. Только несколько крошечных искорок слетели с его пальцев.
        Увидев, что тот бесполезен, Филипп понял что нужно брать дело в свои руки. Вот только как? Если они завалят узкий проезд своими тушами, энергия иссякнет и больше возможности спастись не будет. Он посмотрел на обмотанные цепями наручи. Можно было бы выставить вперед меч... Нет. Это их затормозит еще быстрее. Двойные клинки, или же цепь, вращающаяся, словно смертоносные пропеллер? Завязнет в плотных, крепких тушах.
        Гриша тоже задумался над сложившейся проблемой, несмотря на переутомление и лихорадку, которая даже с выходом из боевого режима никуда не делась. Воспоминания о внешнем мире, пришли к нему на помощь.
        - Боевой поезд! - сказал он.
        Филипп лишь недоуменно хмыкнул.
        - Там, откуда я пришел, есть железнодорожная ветка, она проходит через зараженный демонами лес, где на путях постоянно растет всякая дрянь. Главный поезд разбивает ее шипастым тараном на носу.
        - Это прекрасно, - скривился Филипп.- Но если у тебя не проснулась скрытая способность, которая превратит эту жалкую развалюху в демонический поезд, это все пустой треп.
        - Какой неуместный снобизм, - пробурчал Испытатель. - У меня нет. Зато есть у тебя, напыщеный ты клоун!
        - О чем ты... - возмутился Филипп, но затем и до него дошло. - Я никогда так не делал. Но да, теоретически...
        - Меньше слов, больше дела, товарищ царь. Я, в отличие от вас, свою боевую задачу выполнил.
        Царевич вытянул руки вперед. Это была прекрасная идея, хоть и зародилась она в насквозь плебейском мозгу Испытателя. И как он сам не догадался? Форма щитов твердого света подчинялась его воле, и если вложить больше усилий, его внутренней энергии должно хватить, чтобы создать достаточно крепкий барьер.
        Он представил, как клин врезается в стаю. Все же, их слишком много. Эта тактика опять же, сильно затормозит дрезину, а если нет, просто сбросит его самого из повозки на мост. В лучшем случае, на мост. Нужна хоть какая-то опора.
        Единственной опорой в дрезине была горевшая ядовитым алым цветом антенна.
        Филипп оперся на нее спиной, сев в медитативную позу. Теперь, по крайней мере, от удара его не унесет. Мышам пока не удалось замедлить ускорявшуюся повозку, все же импульс был достаточно мощным. Поэтому, они решили укладываться на пути штабелями.
        - Ну ладно, - царевич закрыл глаза и усилием воли призвал свет.
        Энергия потекла по его рукам, как чистая твердеющая смола. Эту смолу он направил вперед, формируя перед собой высокий, клиновидный барьер, окутавший всю переднюю часть дрезины. Царевич подумал про шипы, но решил, что лишние украшательства никчему. Они будут напрасным расходованием сил. К тому же, его целью было лишь сбрасывание вампиров с пути. Если они будут застревать на самом конструкте, лучше от этого никому не станет.
        Клин врезался в первую тушу, едва не разрубив ее надвое. Филиппа вдавило в антенну так сильно, что он на секунду испугался: а не отломится ли она от такого напряжения? А если отломится, будет ли чертова телега ехать дальше, или сразу встанет? Антенна трещала, но выдерживала. Возможно, потому что с другой стороны, на нее навалился Испытатель.
        Натиск острого клина все же разорвал вампира, а следующий просто скатился в сторону. Торможение прекратилось. Теперь, вампирам не удавалось даже задержаться на узком мосту. Дрезина неслась как стрела, разбрасывая их. Постепенно, стая начинала отставать. По крайней мере, они вырвались из кольца.
        - Ну как, хорошая идея была? - сонным голосом сказал Гриша.
        - Теперь мы квиты, - буркнул Филипп, молча радуясь, что идея действительно выгорела.
        Тем временем, дрезина все ускорялась, и ехала уже гораздо быстрее своей обычной скорости. На неровных участках рельс она подпрыгивала, и с грохотом падала обратно на пути. Стая мышей, не смотря на все старания, осталась далеко позади.
        - Кажется, оторвались, - торжественно сказал Испытатель.
        Филипп с облегчением вздохнул, и перестал поддерживать барьер. Внезапно ставший хрупким клин раскололся от удара о камень. Тем не менее, царевич не разделял гордости напарника. - Ты подумал, как мы будем тормозить?
        Дрезина неслась со свистом, чудом не вылетая с моста. Впереди, из тумана медленно выплывали храмовые огни.
        Они увидели стену. Бесконечная темная крепость растянулась во все стороны, усеянная синими огоньками факелов, как звездами. По мере приближения игроков, на стене начали беспорядочно раскрываться округлые ячейки. Мост вел как раз в одну из них. Увидев устройство крепости, Испытатель понял, что им нужно делать дальше. Он поднялся, и обхватил своей огромной ладонью голову царевича. Барьер модератора не остановил Гришу.
        - Там, куда мы направляемся, тормоза не нужны!
        ...
        Добро пожаловать в Искаженную Оссору! Надеемся, Вы получите удовольствие, проходя это элитное подземелье, и оно Вас приятно удивит!
        Это Оссора из параллельной реальности, в которой так и не появились игроки, и весь город был извращен чудовищами, и навечно скрыт в глубинах проклятой горы.
        Атмосфера данного подземелья должна внушать игроку ощущение опасных и волнующих приключений, а так мысли о безысходности, энтропии и смертности. Господин модератор пришел к выводу, что без подобной встряски, бессмертные игроки начинают скучать на поверхности.
        Искаженная Оссора представляет собой лабиринт, разделенный на этажи. Игрок имеет возможность свободно перемещаться между этажами, тем не менее, функция карты здесь не работает. Кроме того, запрещены любые способы оставления карты, кроме простого запоминания схемы этажа.
        Начиная с третьего этажа, чтобы пройти вглубь подземелья, игроку необходимо будет найти особый ключ, который отпирает комнату с боссом. Получив доступ в эту комнату, игрок должен будет сразиться с боссом и победить его в течении десяти минут. О начале отсчёта игроку будет сообщено в начале боя. Если за это время босс не побежден, игрок возвращается в начало подземелья.
        Стандартное прохождение подземелья подразумевает спуск на девять этажей и сражение с тремя боссами. Кроме того, в коридорах подземелья так же встречаются особо сильные монстры, победа над которыми не обязательна. Тем не менее, если игроку удается ее одержать, он получает ценную награду (+ опыт).
        Помните, что элитный данж рассчитан на сообразительных приключенцев. Одной лишь грубой силой здесь не обойтись. Опасные и хитроумные ловушки ждут на каждом шагу. Для прохождения рекомендуется набирать партию с самыми разнообразными способностями, потому что никто не знает, что может понадобиться игроку в этих запутанных коридорах.
        Следует отметить, что для тех, кто отправлен сюда в качестве наказания, некоторые механики подземелья будут изменены в сторону усложнения.
        Удачи!
        ...
        Он видел отвратительный, тягучий, беспорядочный сон. Кто-то словно порезал всю его жизнь на лоскуты, а затем сшил их в случайном порядке. Филипп все сильнее запутывался в этом лоскутном одеяле, барахтался в нем под звуки потрескивающего в камине огня и кваканье невесть откуда взявшихся лягушек.
        - Как ты можешь так поступать с ним?! - кричала мать, храбро подходя к трону.
        - Он теперь один из нас. Для этого, нему придется нас превзойти, - отвечал царь, отмахиваясь от нее.Прекрати вести себя так, будто это какие-то вековые нерушимые традиции! - властная женщина поднимает голос. - Черт возьми, Мартин!Но это так! - хрипло отвечает мужчина.И тридцати лет не прошло! - она в гневе ходит по залу.Прошло уже достаточно. Теперь это наша жизнь, наша земля, и мы будем жить по ее правилам! Я уже сказал, я буду тренировать его!Но ведь он же еще ребенок!И благодаря тебе он останется таким навсегда!
        Сцена меняется, и вот он уже на крыше дворца, посреди теплых, песчаных облаков, пытается увернуться от стремительных атак брата. Это просто физическая тренировка - они всего лишь дети, и им еще нет даже десяти. До десятого дня рождения, они получают только двадцать пять процентов опыта.
        Огонь горит все ярче, все интенсивнее квакают лягушки.
        Неприятная дрожь проходит по телу Филиппа, и вот он уже вновь в тронном зале, на церемонии восемнадцатилетия. Вся его статистика перед глазами у собравшейся толпы. Их взгляды прикованы к предательской, красной надписи.
        Кто-то вздыхает. Кто-то тихо посмеивается.
        Перед тем как проснуться, он вновь переживает тот день, когда впитал в себя сущность света. Пылающие лучи вырываются изнутри, выжигая на запястье знак солнца.
        Словно комета он летит обратно в реальность. Реальность встречает его холодом пещеры и ласковыми языками неведомого огня.
        ...
        Дрожа от порывов сырого сквозняка, Филипп поднялся, потирая ушибленную голову, пытаясь понять, как он здесь оказался.
        Воспоминания были размыты, но он догадался, что прежде чем дрезина на полной скорости врезалась в каменную стену, Гриша перенес их обоих в соседнюю ячейку. Не очень удачно - игроки кубарем покатились по комнате, пока створка закрывалась позади них.
        Через маленькие окошки в ней Филипп все еще слышал отдаленный гул пещеры и разочарованные визги вампиров. Повернувшись, он понял, что треск огня и квакающие лягушки ему не приснились.
        Посреди комнаты горел мрачный костер. Зловещее пламя облизывало горку почерневших костей, из которых торчал древний, сломанный меч. Несмотря на жутковатый вид, костер словно успокаивал. Взглянув на пламя, Филипп почувствовал, как боль уходит, а силы возвращаются к нему.
        Испытатель сидел с другой стороны, уставившись в одну точку. Ритмично, на его шее раздувался пузырь, издавая квакающие звуки. По мутным, выпученным глазам Гриши, Филипп понял, что вынужденный напарник находится в практически бессознательном состоянии.
        - Что с ним? - спросил царевич у справки.
        Девушка в костюме кролика возникла в маленьком окошке, в углу меню.
        П-полагаю, господин Испытатель потратил слишком много сил в прошедшем бою, и теперь даже под влиянием ауры Костра предков должен прикладывать большие усилия, чтобы восстановиться.
        - Идиот нас чуть не угробил, - выдохнул Филипп.
        - Я все слышу, - лениво проворчал Испытатель.
        - Я на это и рассчитывал. - Филипп придвинулся ближе к костру. - Так что теперь?
        - Теперь? - Испытатель понемногу приходил в себя. - Пойдем дальше. Там какая-то круглая ерунда, думаю, что это дверь в само подземелье.
        - Ожидаемо, - царевич устроился так, что ветер не доставал до него. - Что ж, удачи тебе.
        Гриша потянулся, потер пальцем глаз. - В смысле?
        - В прямом. Я даже поддержу тебя, не смотря на все то, что ты сделал. Честно, я искренне надеюсь, что ты справишься со своим Испытанием,- усталым голосом сказал Филипп.
        - Я чую подвох.
        - Это хорошо. Это значит что у тебя не полностью рыбьи мозги. Пока что.
        - Филя, к чему ты клонишь?
        Царевич чуть не прыгнул в костер, чтобы дотянуться до Гриши, и лишь наличие барьера вовремя остановило его. Испытатель приподнял бровь, злорадно отметив про себя что на эту кнопку можно жать бесконечно.
        - Клянусь, я прикончу тебя, как только все это закончится.
        - Филя, не кипятись.
        Филипп сжал кулаки, и втянул в себя воздух. - Я тебя предупредил. Теперь это твои проблемы. Больше не собираюсь отнимать твое время, - он отвернулся, как бы, демонстрируя непоколебимость своей позиции.
        - Ну, тогда и времени нечего терять. - Гриша оценил свое физическое состояние. Волшебный костер просто творил чудеса. Еще недавно он еле стоял на ногах, и прилагал немыслимые усилия, чтобы просто остаться в сознании. Но стоило посидеть у костра в собственном электрическом трансе, и он снова был готов к труду, обороне, и малопонятным игровым заданиям. - Пошли, чего расселся?
        - Иди. Тебя никто не держит, - отмахнулся Филипп. - Мне и здесь весьма неплохо.
        - Неплохо тебя головой приложило. - Испытатель пожал плечами. - Ты не забыл, зачем мы вообще здесь?
        - Нет. Именно поэтому, я и не собираюсь тебе помогать. В этом нет смысла.
        - Да ты как бы и так не особо помогал, - проворчал Гриша. - Навсегда здесь решил остаться?
        - Чтобы вернуться наверх, не обязательно играть по правилам администрации, - царевич ухмыльнулся. - Мне просто нужно дождаться, пока ты выполнишь свою задачу. Или умрешь, это тоже будет весьма неплохо, - он сощурил глаза. - Но я не настаиваю, в конце концов, умение прощать это все же добродетель.
        - Да как скажешь. - Гриша развернулся, стараясь не обращать внимания на жуткий снобизм «напарника». Возможно, Филипп прав, и без него будет даже лучше. По крайней мере не придется смотреть на его пафосную белобрысую рожу.
        Гриша направился к выходу из комнаты, где его на другом конце небольшого тоннеля ждала дверь, подорительно похожая на головоломку. Со всей силы, он уперся лицом в барьер.
        -Эй!
        Мастер, эксклюзивные правила прохождения подземелья, установленные модератором, не позволяют вам двоим находиться больше, чем в десяти метрах друг от друга.
        - Это почему? - возмутился Испытатель. То, что справка сообщает ему о важных вещах только после того, как он во что-нибудь врежется лбом, начинало его жутко раздражать.
        Господин Эфраим предусмотрел возможность протеста, который сейчас устроил господин Филипп, и принял меры. Вы обязаны путешествовать вместе, или не сможете покинуть подземелье.
        - Не удивлен. Пафосный мерзавец дико предсказуем, - буркнул Гриша.
        Справочный аватар задумался.
        Господин модератор посчитал, что это Вы начнете так себя вести, Мастер.
        - А это тоже не новость. Они там наверху вечно про меня всякие гадости думают. - Гриша улыбнулся, обнажая острые зубы. - Эй, Филя! Слышал новости?
        - Да, это не самое приятное развитие событий, - хмыкнул Филипп. - Нам придется долго здесь просидеть, прежде чем один из нас не упадет от голода. И тогда, я спокойно вернусь домой. Впрочем, и ты тоже.
        Гриша закатил глаза. Вот же упрямый болван! А еще хватает наглости про него самого что-то говорить.
        - Отличный план, Филя, - кивнул Испытатель. - Вот только ты не учел кое-чего.
        Он подошел, и сунул руку в костер. На ней тут же вспухли мелкие неприятные волдыри.
        - Ты что, совсем больной? - спросил Филипп. - Один из тех, кто пытается так прокачать сопротивление?
        - А что, так можно? - удивился Испытатель, превозмогая слабую, но противную ноющую боль. С сопротивлением огню у него и так было все в порядке. Стоило ему убрать руку, все ожоги мгновенно исчезли. - Просто, это лечащий костер. Думаешь, он не станет восстанавливать тебя? Ты тут вообще голодать не начнешь.
        - Ну, естественно, - вздохнул Филипп. - Иначе и быть не могло. Хотя, это же ничего не меняет. Мне просто нужно остаться в другом месте, подальше от этого костра.
        - Я понять не могу, зачем ты так уперся рогами? - спросил Гриша.
        - Конечно. У тебя ведь нет принципов. Ты игрушка администрации, - огрызнулся царевич. - Тебе не понять гордости благородного человека. И я не собираюсь опускаться до твоего уровня, и тоже становиться игрушкой. Как сильно бы им этого не хотелось.
        Гриша сел у костра. Это, кажется, надолго. Похоже, Филя не очень любит администрацию, и это взаимно. Вот что что, а это Испытатель мог вполне понять и посочувствовать.
        - Послушай. У меня есть предложение.
        - Тебе нечего мне предложить, - с отвращением сказал Филипп.
        - Я понимаю, что у нас с тобой возникли непримиримые разногласия, и вообще, у тебя видимо, со всеми такие разногласия. Но давай как-то подойдем к этой проблеме с другой стороны.
        - Мне все равно. Я уже нашел выход, который меня вполне устраивает.
        - Это ты так думаешь, - обрадовался Гриша. - Это же администрация! Они просто прикрутят к тебе такую штуку, как у меня. И если ты проиграешь, добро пожаловать во внешний мир, - он почесал голову и добавил. - Не думай, это не значит, что я подаю им идею. Просто, с них станется.
        Над головой Филиппа тут же вспыхнула карикатурная версия значка Испытания.
        - Сволочь... - прошептал Филипп, не веря в происходящее.
        - Мы оба знаем, насколько они любят поиздеваться над игроками.
        - А ты и рад, плясать под их дудку.
        - У меня свои причины... Не важно. Короче. Мы с тобой враги, и решить наши разногласия может только старое, доброе мордобитие.
        - Я только за. К несчастью твои покровители против.
        - Это да. Подраться по-настоящему мы пока не можем, можем только подставить друг друга. Ты вот все говоришь о гордости. Разве твоя гордость восстановится, если мы оба вылетим из игры?
        Филипп какое-то время молчал.
        - Я бы сказал, что твоя участь будет достаточным утешением, но это не так. Понятия не имею, что там снаружи. Скорее всего, для меня это просто смертный приговор, - мрачно сказал он.
        - Минут сорок протянешь. Ладно. Я предлагаю уговор. - Гриша протянул руку. - Когда все это закончится, когда мы пройдем через подземелье, и у Эфраима больше не останется к нам претензий, мы с тобой сразимся, по честному. И вот тогда все выясним.
        - Ты ведь понимаешь, что в «честном бою» - Филипп показал пальцами кавычки. - Я расправлюсь с тобой за три удара?
        - Спорно. Но плевать. Мы ведь неплохо справились с мышами, согласись. Мы можем быть командой, и справиться со всем, что придумает Эфраим. Нам просто нужно перестать цапаться по мелочам, и тратить время на пустые споры.
        Нехотя Филипп взялся за огромную, по сравнению с его, лапищу. - Кажется, выбора нет. Я согласен.
        - Отлично. Выясним все позже.А до тех пор, постарайся не вести себя как выродок носорога.
        ГЛАВА 7
        
        После зоны отдыха с волшебным костром нас ожидал очередной мрачный, узкий и извилистый коридор. На этот раз, его стены были выстроены из человеческих черепов, плотно приставленных друг к другу, местами даже сплющенных.
        Как он там говорил - безысходность, смертность и энтропия? Не знаю, меня пока что подземелье совсем не пугает. Поездка на тележке была гораздо страшнее и напрягала не в пример сильнее. А черепа... Ну и что, на границе мегаструктуры в Нерюнгри их можно купить на базаре, в ларьке «Для нужд оккультизма». Как-то это наивно, полагать что этого будет достаточно, чтобы вселить ужас в наши сердца.
        В мое сердце гораздо больший ужас вселяет беспомощность перед полубезумной администрацией, играющей нами, как пластиковыми куклами. В этом вопросе, я, кстати, в чем-то согласен со своим вынужденным спутником.
        Филиппа черепушки тоже совсем не впечатляли. Он призвал свою лампу-конструкта и ушел на максимальное расстояние вперед, постоянно упираясь лбом в возникающее силовое поле. Видимо, потому что иначе не смог бы придерживаться уговора.
        На одном из поворотов он что-то выдернул из стены и сунул к себе в карман. Я не успел разглядеть что именно.
        Пробравшись через этот тоннель пустых глазниц и сверкающих зубов, который так и не смог нас впечатлить, мы оказались перед огромным вращающимся каменным барабаном, который я сначала принял за дверь. На этом круге, неизвестный, но умелый мастер вырезал несколько сложных рисунков, поделивших круг на секторы. Рядом располагалась стрелка.
        Если смотреть через меню, около барабана появлялась широкая панель с текстом.
        Пряничные казематы - битва со сладостями в замке, который тоже сделан из сладостей. Постарайтесь не проедать новые двери в стенах. Рекомендуется следить за уровнем сахара в крови с помощью меню.
        Ностальгическое подземелье - старые, добрые катакомбы с чудовищами и ценными призами в сундуках. Гремлины, ловушки и запутанные квестовые линии.
        Магическое убежище - тонкие хрустальные мостики над бездной, личи и козлолюды. Особый интерес локация представляет для волшебников. Двигайтесь в одном из четырех направлений, чтобы найти волшебный портал, ведущий в загадочную пустыню.
        Тлеющий мир - руины умирающих королевств, безумные чудовища и падшие герои прошлого. Сегодня здесь не горит свет. Придется его зажечь.
        - Какая странная загадка, - сказал я, аккуратно покачав барабан. Он вращался довольно легко, и если приложить усилия, его можно было бы неплохо раскрутить.
        - Не думаю, что это загадка. - Филипп пригляделся к рисункам. - Скорее выбор того места, куда нам предстоит отправиться, - он сплюнул на пол. - Ни одно из них не внушает доверия.
        Действительно. Что может быть хуже, чем боевые конфеты? Только боевые конфеты, напоминающие тебе о тепловой смерти вселенной.
        Кажется, другого пути у нас все равно нет.
        - Раз так, без разницы, - рисунки на барабане демонстрировали довольно жестокие сцены, если не учитывать что на двух секторах из четырех были нарисованы зомби, а на двух оставшихся, соответственно, рога и фантики вместо голов воителей. - Что-то же нужно выбрать. Хочешь покрутить?
        - А смысл? - махнул рукой Филипп. - Все равно выпадет самое тяжелое, унизительное и опасное. Это все случилось из-за тебя, ты и крути.
        Резонно. Ладно, чего ждать. Я со всей силы крутанул барабан, так что изображения на нем слились в несколько темных полос. Тут же, на стене с треском раскрылся портал, в котором один за другим сменялись виды на различные участки подземелий.
        Будто смотришь в гигантский, безумный калейдоскоп.
        По лестнице, висевшей в черном магическом космосе (не магического космоса, кажется, вообще не существует), бежал мужчина в броне, усеянной черепами (я начинаю замечать какие-то нездоровые тенденции). Он взмахнул разбухшей, отрубленной головой, посылая ярко зеленые капли в сторону наседавших скелетов. Те отвечали, плюясь огнем. За их спинами толпились покрытые темно-красным мехом рогатые люди, готовые в любой момент ринуться в бой. Козлолюды нетерпеливо стучали трезубцами по хрустальному полу.
        В зале часовни с обвалившейся крышей, женщина в цветастом халате, с двумя длинными мечами танцевала под ногами уродливого гиганта. Отпрыгивая от мощных кулаков, она использовала каждую возможность, чтобы кромсать его иссохшую плоть. Тяжело дыша, женщина перекатилась, уходя от удара. Серая ладонь пронеслась по земле, поднимая облака пыли. Но это была уловка, и от внезапного удара ногой она уже не смогла увернуться.
        Видение исчезло, как раз, когда гигант попал в цель.
        Следующим, портал продемонстрировал яркий коридор, стены которого очевидно были сделаны из блестящей карамели, с цветными полосами. В конце этого коридора, пробудился воин с головой, завернутой в конфетный фантик. Прямо как на картинке. Увидев нас, он схватился за меч и с безумным воплем побежал в сторону портала. Но барабан уже замедлялся, и со скрипом, остановился на следующем варианте.
        Перед нами предстала обычная подземная комната, залитая тусклым светом факелов.
        - Значит, нам сюда, - бодро сказал царевич, и перешагнул через сверкающую грань портала в комнату. Я последовал за ним, и как только оказался внутри портал схлопнулся прямо у меня за спиной, заперев нас в этом, судя по всему, ностальгическом подземелье. Это, кстати, со мной тоже происходит постоянно. Дурацкие закрывающиеся порталы.
        Я осмотрел комнату. Ничего особенного, но, по крайней мере, здесь обошлись без черепов. Это было бы пошло. Комната выглядела точь в точь, как все помещения в загадочных катакомбах, которые я видел в книжках.
        - Конфетное мне нравилось больше, - сказал я.
        - Тебе там были не очень рады, - пробурчал в ответ Филипп.
        Из этого помещения в разные стороны вели три двери. Филипп обошел его и аккуратно подергал каждую за ручки, как будто, ему не хотелось открывать их раньше времени. К тому же, одна из дверей оказалась заперта.
        - Думаю, именно за этой дверью находится выход отсюда, - сделал вывод Филипп.
        - Или же, там лежит что-нибудь ценное, - предположил я. - Тогда, пошли за ключом.
        Царевич надменно покачал головой. - Нет, так дела не делаются.
        - В смысле?
        - Здесь карты нельзя рисовать, если помнишь. Как ты собираешься ориентироваться, если будешь просто переть напролом? Кругами ходить?
        До сих пор срабатывало. - Да ладно, запомним дорогу. Мы же не совсем дураки, - я развел руками.
        - Это к делу не относится, мы в любом случае заблудимся, если будем полагаться только на собственную память, - снисходительно сказал Филипп, а затем повернул меня в сторону левой двери. - Но только не в том случае, если пойдем по левой стене. Или по правой, но там сейчас заперто.
        Я глянул на одну дверь, затем на вторую. - Ты сейчас специально пытаешься все усложнить, правда, ведь?
        - Я пытаюсь сделать наше вынужденное путешествие проще, и приятнее. Мне просто не терпится надрать тебе зад.
        - Умеешь ты убеждать, ничего не скажешь.
        Ну, хорошо, если подумать, нет никакой разницы, куда именно идти. Главное запомнить, что пришли именно отсюда. Я не стал говорить ему, что такая стройная теория не сработает, если в лабиринте есть замкнутые петли и «острова». А они там наверняка есть, потому что никогда и ничего у нас не будет легко. Пусть сам разбирается.
        Как и ожидалось, за дверью был еще один зал, из которого во тьму уходили несколько тоннелей. С определенной долей удачи мы будем бродить здесь вечно. Не собираясь спорить, я повернулся к левому коридору. Успел сделать всего один шаг, прежде чем плитка на полу щелкнула и вдавилась под моим весом.
        Едва различимое шипение заполнило зал.
        - Что... что ты сделал? - занервничал Филипп, и начал мотать головой в разные стороны.
        - Понятия не имею. Вряд ли, что-то хорошее.
        Тогда, я впервые увидел их. Маленькие потайные дверки, что крайне легко и бесшумно открывались в стенах. Быстрый перенос!
        Туда, где я только что стоял, упал плотный водяной снаряд, разбивший каменные плиты пола на кучу мелких осколков. Таким можно и все кости переломать, даже укрепленные. Перевести дух у меня времени не было. Новая тайная дверка распахнулась прямо напротив меня, выбрасывая яркий огненный шар. В то же время, ловушка атаковала Филиппа мощным порывом ветра, точно бы раздавившим его, если бы не световой щит.
        Шар огня я просто отбил открытой ладонью. Пламя почти не оставило следов на коже. Вот что значит защита от огня.
        Что-то холодное и неприятное коснулось моей спины, а затем растеклось по всему телу, вытягивая силы. Аж ноги подкосились. Чувствуя себя как выжатый фрукт, я упал на колени.
        А вот это значит уязвимость к земле. Не только чистый энергетический урон, но и мгновенная непреодолимая слабость. Моя практически единственная с точки зрения игровой механики слабая сторона как-то до этого особо не создавала трудностей, но чем дальше, тем интереснее.
        Рано я обрадовался, в общем.
        - Смотри куда идешь! - прорычал мой напарник, поднимаясь с пола. Я на всякий случай подождал, прежде чем вставать в полный рост. По логике, в ловушке должно было быть четыре элемента, но с другой стороны, с чего бы это? Может, там вообще сокрыты лучи всех таинственных энергий, и огонь будет вестись, пока мы живы? Там вообще все не так однозначно, и вот именно сейчас надо быть максимально осторожным.
        Была бы здесь моя партия, наверняка бы услышал еще кучу мудрых советов. Интересно, как они там? Никак, наверное, времени то прошло полдня всего. Таня небось еще летит над лесами. Вот она бы первая настучала мне по голове за настолько глупо активированную ловушку. Если бы первая на нее не наступила, конечно.
        В любом случае, с ними я чувствовал себя спокойнее, чем кем-то, кто в первую очередь пытается прикрыть свою шкуру. Я его спасать тоже не собираюсь, но хотя бы в рамках уговора можно было предупредить меня о земляном луче.
        Где-то за стеной раздался протяжный стон, и эхом прокатился по подземелью. С другой стороны, кто-то простонал ему в ответ, и вскоре целых хор уставших, измученных голосов звучал в катакомбах.
        - Весь этот грохот кого-то разбудил. - Филипп крепче взялся за цепь.
        Ага, можно подумать, они бы и не проснулись, кем бы они ни были. У них гости, с ловушкой или без, я уверен, нас скоро выйдут встречать. Стоит сделать первый шаг, и возможно получить преимущество.
        Я подошел к левой двери и распахнул ее. Там оказался такой же проход, с факелами через каждые два метра. В самом его конце толпились какие-то люди. Один из них отреагировал на открывшуюся дверь и повернул лицо на звук.
        В пустой глазнице копошились толстые, темные черви, а вместо отсутствующей нижней челюсти висел белесый, изъеденный язык.
        Болотный утопленник - Уровень 12 - Нежить/Флора
        - Подземелье с мертвецами, - вздохнул Филипп. - Как банально.
        - Но оно же ностальгическое, - пожал плечами я.
        Зомби уверенно поплелись в нашу сторону.
        ...
        Не люблю зомби. Как-то это слишком... по “наружному”, что ли, когда какая-то темная сила использует тела людей против их воли. Да, я знаю, что они уже мертвы, но они ведь точно этого не хотели, правда, ведь. Ну, еще конечно стоит учесть, что эти-то живыми никогда не были, и скорее всего, сразу созданы игрой, но тут дело в принципе, а не в деталях.
        Двенадцатый уровень. Ничего особенно страшного для нынешнего меня. Да и раньше монстры выглядели страшнее с непривычки. Может, я просто обрел какую-никакую уверенность в своих силах, после всего. Но мне кажется, я бы всю эту толпу положил и в одиночку.
        Но кто ж мне позволит.
        - С дороги уйди. - Филипп оттолкнул меня, и, направив вперед указательный палец, выстрелил. - Они все равно сопротивляются твоему урону.
        Тусклый золотой луч, образовал желтую точку на голове шаркающего мертвеца. Спустя пару секунд точка задымилась, а затем голова зомби лопнула как гнилой арбуз. Дергающееся тело упало собратьям под ноги, и в узком коридоре образовалась неуклюжая давка.
        Занятная у него сила все же. Но и я не просто так пришел.
        Я снял «Сожаление Анны» со спины, и легким, привычным движением отправил вращающееся лезвие в полет. Бумеранг насквозь пробил первого мертвяка, и застрял в вязкой туше зомби шедшего позади. Кусачий буран! Тело первого зомби развалилось надвое, но его кривые ноги еще какое-то время продолжали волочиться вперед.
        - Предупреждал же. Для тебя это неудобные противники. Сразу видно.
        Обязательно быть таким самодовольным? Сам-то еще недавно корячился с вампирами.
        Волнами света, Филипп срубил головы у всех зомби, ввалившихся в проход. Бумеранг выпал из рассыпавшегося мервеца и звякнул, ударившись об пол.
        Пока я подбирал его, царевич прошел мимо, и похлопал меня по плечу.
        - Не бросай. Руби, - с каким-то злорадством сказал он.
        - Тоже мне, нашелся инструктор, - я отбил его руку. Игра не посчитала это за удар, поэтому барьер не возник.
        В тот момент, я вспомнил настоящего инструктора. Тот, кажется, тоже обладал силой света. Так и не удалось увидеть его в нормальном бою с равным противником. Впрочем, у Эдуарда тоже было много пафоса, и не так уж и много сил. Я теперь почти в два раза сильнее его, а он... Ну не знаю, там сейчас у них война. Может, тоже подрос.
        Зомби, столпившиеся в конце тоннеля, в небольшом круглом дворике, заваленном старым тряпьем, нас пока что не замечали. Они упорно пытались расковырять гнилыми пальцами стену. Пока я наблюдал за ними, у меня в голове начала складываться логическая цепочка.
        Уничтожение мозга (или того, что от него осталось). Технически, это же единственный, можно сказать, самый классический способ борьбы с восставшими мертвецами.
        Должно сработать.
        - Смотри, - я вышел вперед, стараясь не привлекать внимания зомби. - Сейчас я тебе покажу неудобного противника.
        - Вообще-то это не состязание. - Филипп оперся о стену и сложил руки.
        - Если бы это было не состязание, ты бы не выеживался.
        Я собрал энергию в ладони, сфокусировался на конкретной форме. Молния развалилась на несколько искрящихся шариков. Их я подбросил в воздух, и они стремительно полетели в сторону постепенно оборачивающихся зомби. Превратившись в медуз, конструкты зацепились за головы мертвецов. Какое-то время ничего не происходило, но затем из глазниц зомби повалил густой дым.
        На этом все и закончилось. Дымящиеся мертвяки потащились к нам во главе толпы, не испытывая совершенно никаких неудобств.
        - Э! Как это вообще?! - обидно как-то.
        - Слишком влажные, чтобы по настоящему загореться. А Флора дает защиту от электричества, - заключил Филипп. - Тебе заняться нечем?
        Ладно, тогда зайдем с другой стороны.
        Отправил мысленный сигнал конструктам, на ходу превращая их в воробьев. Как безумные, птицы замахали крыльями, изо всех небольших сил утаскивая зомби, за которых они еще держались в яму по центру комнаты. Четверо мертвецов рухнули вниз.
        По сигналам из меню, я понял, что трое их них умерли окончательно. Насколько такое вообще можно сказать про зомби.
        - Браво, - сказал царевич. - Может, теперь серьезно ими займемся?
        Можно и серьезно. Ничего, методом проб и ошибок я все равно пройду это испытание, и вырасту в конце как личность. Неудачи, делают меня более цельным духовно. По крайней мере, должны. Должны же? А вот некоторые так и останутся...а, ну его!
        Используя бумеранг как серп, я вбежал в толпу зомби, и срубил первые несколько голов. Так действительно гораздо проще. Филипп последовал за мной, вызвав меч.
        Груда лохмотьев, до этого момента валявшаяся в непримечательном углу, начала медленно подниматься. Зомби, еще остававшиеся на ногах, как-то очень уж радостно заклокотали. От комка старых тряпок исходило красноватое свечение, оно лилось на пол, и передавалось мертвецам. Ближайшее к лохмотьям обезглавленное тело издало булькающий звук, и попыталось встать на ноги. Из шеи вырвались зеленые стебли, из-за которых мертвец начал походить на гротескную вазу.
        Стебли обвились вокруг моей руки, помешав уничтожить восставшего собрата. Чудненько просто. Командная работа. Кусачий буран, я же знал, что есть какой-то подвох!
        - Забудь о мертвяках, бей эту тварь! - Филипп перепрыгнул через размахивавший руками труп, и сделал выпад мечом в кучу тряпок. Меч застрял в стремительно слипшемся щите из мелких листьев.
        Теперь, существо возвышалось над своими противниками. В тряпках появилась щель. Из неё свирепо зыркали горящие темно-красным глаза.
        Кладбищенская ряска - Нежить/Флора - 27 уровень
        Вот вам и мини-босс. Даже если простые зомби практически не реагировали на электрические атаки, то их создатель уж точно даже не вздрогнет. Хотя, это же всего лишь сопротивление...
        Медлительное чудовище тем временем раскочегаривалось, но стало очевидно, что оно скорее танк, нежели боец поддержки. Зомби, пусть и получившие новые растительные щупальца, как-то не становились быстрее и эффективнее.
        Стебли из шеи зомби обвились вокруг руки Филиппа в которой он держал меч, пока он собирался нанести еще один удар. Нда, оно сознательно придерживается этой тактики, нужно держать подальше свои конечности. И поскорее разобраться, пока оно не набрало полную скорость.
        Воспользовавшись тем, что тварь отвлеклась на Фильку, я переместился за щит и воткнул шипы в глаза монстра, накачивая физраствор. Тварь зашипела, и я почувствовал, как по моим ногам ползет ряска. Мерзость какая!
        - Ну, понеслась! - если это сопротивление, а не иммунитет, создание уязвимости должно как минимум сильно его ослабить, а то и отменить. А без сопротивления, неудобный противник превращается...
        Нежить охватила электрическая вспышка. Я вложил много сил в этот разряд, практически все, что восстановил костер. Пока нет смысла испытывать новый режим, впереди нас в любом случае ждет рыба покрупнее.
        Если бы у зомби были глаза, они бы ослепли.
        У Филиппа глаза были, а еще ему в голову кажется, тоже пришла прекрасная идея, которую он стремительно привел в исполнение. Молния горела всего пару секунд, но царевичу хватило этого, чтобы уцепиться за свет и украсть его.
        Прежде чем я успел возмутиться этой наглости, из тряпок вырвался кулак из ряски и ударил меня в живот, отбросив в толпу зомби.
        Свет перетек по руке Филиппа в его меч, трансформируя и оружие и наручи. Теперь, сверкающая золотая перчатка с легкостью держала чудовищных размеров саблю.
        - Ого... - сказал я вслух, между делом отбиваясь бумерангом от мертвяков. Они даже с усилением от босса оставались довольно вялыми.
        Царевич встал на одну ногу, как цапля и прижавшись носком сандалии к полу, крутанулся. Сабля быстро и легко описала дугу, располовинивая мертвецов.
        Я испытал смешанные чувства, осознавая, что Филипп не собирается менять направление своего удара, и что с цепляющимися за меня мертвяками переместиться я все же не успею. Магическая сабля неслась на меня, словно сияющий локомотив
        Светящееся лезвие ударило меня, уничтожив налипших зомби, и вместе с барьером подбросило его в воздух. Защита сработала идеально, но меня все равно перекосило от мощного удара в живот. Ну, хоть здоровья не потерял. С другой стороны, он ведь это совершенно точно нарочно делает.
        Вместе с саблей, мы неслись по направлению к боссу, но теперь я был свободен, и растворился в воздухе, чтобы не стоять на пути меча, прежде чем тот рассек надвое немертвое чудовище. Верхняя половина не успела упасть, меч пошел на второй круг и отсек облепленную ряской и тряпками голову.
        Голова прикатилась к моим ногам, когда я вернулся в реальность. Даже не смотря на то, что Филька рассек его натрое, монстр еще был жив и свирепо смотрел красным глазом прямо на меня, хоть сам и остался почти черно-белым. В эту совершенно хамскую красную точку я вонзил острие бумеранга.
        К несчастью, в тот момент я не посмотрел наверх.
        Световая сабля обрушилась прямо мне на спину, пригвождая меня к полу. Голова ряски от этого удара раскололась как орех, а затем рассыпалась, оповестив нас о конце боя.
        - Он мой, - холодно сказал Филипп. - Это в счет того опыта, который ты у меня украл.
        Превозмогая звон в ушах, я поднялся. - Какой же ты все-таки мелочный. Это, между прочим, была моя атака, которую ты спер.
        Светящийся меч на секунду стал очень ярким, а затем рассеялся.
        - Считай, что в этом плане мы квиты. Тебе осталось только смыть оскорбление моей семьи кровью, - я прекрасно понимаю, если бы он мог, он бы напал на меня прямо сейчас. Рассыпавшийся свет теперь горел у моего напарника/противника в глазах. Вот только смотрел он куда-то сквозь меня. - Так же, как я кровью зарабатывал каждую крупицу опыта.
        Ага, а я как, по-твоему, прокачивался? Легко и непринужденно? Нет уж, даже сравнивать не надо. Я на своем пути прошел через пылающие деревни, затопленные лабиринты другие измерения, причем с медведями. Кто ты вообще такой, чтобы сравнивать? Терпеть не могу неоправданный снобизм.
        - Зануда, - хмыкнул я. - Небось, деньги вкладывал в прокачку. Ты ж царь, у тебя их полно.
        Поступил бы я так, будь я на его месте? Возможно. Даже нет, это весьма и весьма вероятно. Стал бы я, потом, кичиться этим? Думаю, что нет.
        Филипп аж зарычал от злости, и уже собирался ответить, но его прервал механический грохот. Что-то очень быстро поднималось из ямы.
        ...
        Из круглой ямы появилась плешивая голова зомби. Походу, один из тех, кого я только что туда скинул. Мертвяк поднимался вместе с платформой, на которой, к моему большому удивлению располагался еще один исцеляющий костер.
        «Сожаление» все еще было у меня в руке, поэтому зомби даже не успел поднять свои кривые грабли. - Если здесь на каждом шагу эта штука, восстанавливающая силы, - сказал я, пока прах осыпался на мои руки, - все пройдет легче, чем мы думали.
        Вот зачем я это сказал вслух? Сейчас модератор послушает, и сделает какую-нибудь гадость. От них всего можно ожидать. Подходя к костру, я ожидал, что он отключится, или начнет наносить урон. А может, даже превратится в какую-нибудь хитрую, зубастую тварь.
        Но пока что, пламя оставалось все таким же ласковым. Я ощутил прилив сил. Кусачий буран, надо было использовать новый боевой режим! Точно бы смотрелся круче, чем дурацкий световой меч из моего же света. И как назло, если в следующей драке его использовать, потом ни одного костра не встретишь.
        Только сейчас, я увидел глубокую борозду на стенах и полу, оставленную сверкающей саблей.
        - Ух ты, - присвистнул я, оценивая ущерб. - Свет интересная штука все-таки. Если бы я мог выбирать, может и взял бы его.
        Отрицать было глупо. На пике силы, Филипп оказался невероятно разрушительным. Некий недостаток чистой физической силы он с лихвой компенсировал огневой мощью. В честном, открытом бою, который нам предстоял, мне придется уж очень сильно полагаться на хитрость.
        - Это был бы очевидный выбор, - хмыкнул Филипп. - Это ведь самая универсальная метка. Совершенная.
        - Серьезно? Вроде об этом нигде не сказано.
        - Я и не надеялся, что ты знаешь такие нюансы. Если даже моим братьям не хватило ума, что взять с такого мямлящего крестьянина?
        - Филя! - возмутился я. - Уговор!
        Ну, по крайней мере, он делится хоть насколько-то полезной информацией. Если не врет, конечно.
        Царевич стиснул зубы. - Но это же правда. Ты, небось, веришь во все, что говорит тебе справка.
        - А что, не надо?
        - Своей головой надо думать. Игра будет рассказывать тебе, что метки не настолько уж и важны, и что исход боя зависит от того, хватит ли тебе ума использовать весь потенциал.
        - Разве не так? У меня пока все работает.
        - Конечно это так, но во всем есть свои хитрости. Все говорят, что метки равны, если не считать секретных, и тех которые сложно заполучить, но никто не будет рассказывать о преимуществах света над остальными. Вот настоящий секрет, доступный только тем, кто изучает механику игры, вместо того чтобы шляться по лесам.
        - У этой игры есть механика? Мне казалось, что тут все просто в кучу свалено, лишь бы красивее смотрелось, - моя усмешка прозвучала как-то грустно.
        Филипп приложил руку к лицу. - Какой примитивный взгляд на вещи.
        Он вызвал меню, что-то там настроил, и продолжил. - Если отбросить все детали, и взглянуть на самую суть боя, то есть всего несколько настоящих, базовых тактик. Все остальное детали. Ты либо дерешься в ближнем бою, либо атакуешь с расстояния.
        - А еще можно просто убежать.
        - А еще можно заткнуться, и послушать, когда тебе объясняют что-то в чем ты не разбираешься, - еще сильнее разозлился царевич. - Есть мнение, что метки не заточены под стиль боя, но это не правда. По своей природе они, так или иначе, склоняются в определенную сторону, и должны полагаться на другие способности. К примеру: У Зверя почти нет дальнобойных атак. Если Воин хочет, он может сконцентрироваться на стрелковом оружии, но это сделает его уязвимым в ближнем бою. Умения Изгоя лишь дополняют, они очень слабо себя показывают как основные. Природные элементы в основном дают большую магическую мощь, либо сильную защиту.
        Он повернулся ко мне. - Твои метки вообще не рассчитаны на честный бой. Не удивительно, что ты всегда нападаешь из засады, как трус.
        - Я сделаю вид, что ты не пытался уколоть меня свой бессмысленной ремаркой.
        Филипп поднял указательный палец вверх. На нем появился маленький светящийся конус. - Конечно, если приложить усилия и все обдумать, то можно играть любым стилем с любой меткой. Совместить все так, как подходит именно тебе. Но для этого придется очень постараться. Скорее всего, ты просто будешь сброшен, и выберешь другой путь.
        Он выстрелил лучом в потолок, и с гордостью сказал - И только свету не нужны другие способности. Свет не нуждается ни в каких дополнениях. Я не говорю о метках вроде Нечто, или Дракона. Они тоже вполне самодостаточны, но я считаю что трезвый и чистый ум гораздо важнее. А свет... Лазеры испепеляют врага на расстоянии. Оружие и броня из твердого света прекрасно работают в ближнем бою. Даже артефакты не нужны.
        - Тем не менее, у тебя они есть, - отметил я.
        - Не вижу противоречий. Я лишь говорю, что мне они не нужны, чтобы быть успешным. Они мой стиль только дополняют. А еще, кроме того, у местки света есть отражающие барьеры, очищение, усиление и ослабление.
        Единственное, чего не может мастер Света, это лечить. Но если ты мастер, тебе это и не нужно.
        - Если все так здорово, почему все не носятся с лазерами наперевес?
        - Пользуются тем, что нашли. Большинству не хватает мозгов продумать свою прокачку. Это, кстати, прекрасный показатель интеллекта, тот стиль боя, который ты выбираешь.
        - Да, конечно. Один ты умный, - я подкинул в воздух медузу, и не поймал. Конструкт упал на пол, пискнул и рассыпался на искры.
        - В самом начале, первые поселенцы предпочитали огонь. Потому что это быстрая, дешевая сила. Это повальное увлечение кончилось тем, что подавляющее большинство игроков не могли нанести друг другу значимый вред, и только тогда началось развитие других видов боя.
        Не рассказывай мне, что люди не идиоты. - продолжил Филипп щелкнув пальцами. - По отдельности, они может и умны, но там где нужно применять голову, толпа скорее предпочтет проверенную тактику. Никто не хочет думать. Но все хотят всего и сразу. В конце концов, эту проверенную тактику заездят как больную лошадь.
        Я задумался. Здравое зерно в этих словах было. Если подумать, сколько вокруг было адептов, зверей и магов? Даже космических тварей было предостаточно, не смотря на редкость. Это показывало, что для добычи таких меток прилагались огромные усилия. Такое ощущение, что тактика игроков действительно добившихся успеха просто и бездумно копируется каждым новичком.
        Я бы, скорее всего тоже так поступил, если бы моя прокачка не определялась случаем.
        - Если бы ты не был таким высокомерным козлом, мог бы написать замечательное руководство для начинающих, - сказал я Филиппу.
        - В мои планы не входит просветление диких и неграмотных. Считай, что тебе невероятно повезло.
        - Да ладно, ты просто похвастаться хотел.
        - Думай, как знаешь, - царевич достал из кармана белый диск, и откусил от него кусок. Питательный корм для игрока, не стремящегося обжираться мясом и яблоками прямо во время боя. - А пособий и без меня много. Целые библиотеки. Ты, конечно же, не читал ни одного.
        - Можно подумать, у меня на это было время, - буркнул я, с завистью глядя на еду. Сам-то никаких припасов не взял. В последнее время, за это отвечала Таня, и я как-то расслабился. - Я последнюю книгу читал в том году. И то, это был какой-то магический справочник с закладками из ногтей.
        - ... Магический? - с подозрением спросил Филипп.
        - Ну да. Настоящая магия. С бочками, червями. Всякое такое.
        - Я слышал разное. Ты на самом деле пришел из того мира?
        - Ага, три месяца назад.
        Царевич с ног до головы оглядел меня, словно увидел в первый раз. - Нужно отдать должное, если ты выжил там, ты не настолько бездарен, как может показаться.
        - Спасибо за теплые слова, - съязвил я. - Если бы я был бездарем, я бы здесь не сидел. Знаешь, не всем повезло родиться в царской семье.
        Филипп нервно рассмеялся. - Да что ты знаешь о царских семьях?
        - Вот только не говори, что тебе тоже было трудно, и поэтому ты вырос таким мерзавцем. Не поверю, - рассмеялся я в ответ.
        - Дело твое. - Филипп помрачнел. - Я не просил, чтобы меня взяли в семью. Не просил, чтобы меня признали наследником. И твое понимание мне тоже не нужно.
        - Если думаешь, что начну расспрашивать...
        - Да ничего я не думаю. Мне и так тошно сидеть здесь с тобой, не вижу смысла ворошить мои детские травмы.
        - Деньги, служанки, роскошь... Мне б такие травмы.
        - У тебя отвратительный, завистливый взгляд на вещи. Пока ты мыслишь такими стереотипами, так и останешься плебеем, сколько бы цифр ты не набил.
        - Вот только ты не учи меня жизни, Филя.
        Царевич скривился, а затем посмотрел мне прямо в глаза.
        - Слушай, Испытатель. Почему ты пытаешься сделать вид, что у тебя есть передо мной какое-то моральное превосходство?
        - С чего начать...?
        - Ты вмешался в мой квест.
        - Потому что ты лупил своих слуг, как овец. Я не мог пройти мимо, у меня паладин в партии. Как бы моральный компас в этих темных землях. Которого, ты, кстати, приказал убить.
        - А ты убил моих слуг, которых якобы так защищаешь.
        - Не правда, это были другие, - моему возмущению не было предела. - Меня не проведешь, я очень внимательно рассматриваю полуголых женщин!
        - И это тебя, по-твоему, оправдывает? - Филипп закатил глаза.
        - Да ты вообще пол-города развалил!
        - Я приказал лишь разобраться с тобой! Альгрен извратил мой приказ, - Царевич выдохнул. Возможно, у меня и не было морального превосходство, но по аргументам, я походу, побеждал. - Может, даже, чтобы подставить меня.
        - То есть, ты послал на такое деликатное задание кого-то, кто может тебя предать? - кивнул я. - Умно.
        - Они все такие. Почти все. Трусы, вечно замышляющие удар в спину.
        - Ты не думал, может, это потому, что ты бьешь их хлыстом?
        - Не путай причину и следствие. Эти люди полжизни вытирают об меня ноги.
        - Все ничтожества так оправдываются.
        - Действительно, - царевич закрыл лицо руками. - Думаю, у тебя тоже богатый личный опыт в области оправданий.
        - Да нет. Я предпочитаю думать, что не делаю ничего плохого. А если вдруг делаю, всегда есть такие люди как ты, на кого можно показать пальцем и сказать: уж по сравнению с ним, я-то молоток.
        - Что ж, удобно. Знаешь, - сказал Филипп.
        Мы какое-то время молча сидели у костра. Незаметно, сама по себе платформа повезла нас вниз. Первый уровень закончился гораздо быстрее, чем я ожидал.
        - Я тут внезапно понял, что больше не хочу тебя убивать. - сказал Филипп глядя в пустоту.
        Я аж вздрогнул от неожиданности. - Правда?
        Он размахнулся и ударил кулаком по барьеру изо всех сил. Его рука остановилась в сантиметре от моего лица.
        - Я клянусь гербом своей семьи, когда мы выберемся отсюда, и сразимся, я оставлю тебе один процент здоровья. Чтобы ты лежал у моих ног, совершенно бесцветный. А после этого тебя закуют в кандалы из проклятого богами серебра, чтобы ты не мог воспользоваться своими навыками.
        - Какие у тебя подробные фантазии, - тихо сказал я.
        - Нет, все так и будет. А потом, я лично казню тебя на главной площади в Эссо, на глазах у народа. Тебя, и Альгрена заодно, чтобы все знали, что он сделал и зачем.
        - Ну до этого еще дожить надо, - я широко улыбнулся. Меня в тот момент посетило некое вселенское спокойствие - А сейчас, перестань истерить, и пойдем дальше. Мы как-то слишком много времени проводим у этих костров.
        ГЛАВА 8
        
        Мне пришлось извернуться каким-то совершенно нечеловеческим образом, чтобы выдернуть дротик из предплечья. Это был последний, до всех остальных я смог дотянуться.
        Во рту тут же появился горький привкус яда, настолько сильного, что меня слегка сделалось дурно, не смотря на, казалось бы, полный иммунитет. Видимо, мелкие снаряды полностью пропитаны им, чтобы вредить, даже если они тебя едва задели.
        Дождем крошечных, ядовитых стрел нас осыпало в последнем длинном коридоре, после того как кто-то из нас (виновник так и не был вычислен, и тему этого спора мы все же решили отложить до настоящего поединка) наступил на незаметную плитку на полу. Опять.
        Механизмы в стенах зашипели, и случилось то, что случилось. Филипп вовремя укрылся за щитами, но и они едва смогли спасти его. Острые иглы медленно, но верно ползли в сторону цели даже сквозь свет. С какой же скоростью они летят?
        Я переместился, пытаясь переждать обстрел на грозовом плане, но не смог удержаться там достаточно долго, и вылетел обратно. Когда в стенах кончились заряды, я был утыкан иглами как нелепый дикобраз.
        Свой отказ прикрыть щитами нас обоих, Филипп весьма логично аргументировал тем, что яд мне в принципе не навредил, а вот он сам мог вполне от него умереть, поэтому приложил все усилия, чтобы этого избежать.
        В ответ, я разумно предположил, что, скорее всего, Филипп надеялся на тот мизерный шанс, что ловушка окажется достаточно сильной, чтобы убить меня. Доказательств этому не было, кроме злорадного, и слегка разочарованного выражения лица царевича, но я понимал, что если кто и может так поступить, так это он. Эти предположения напарник оставил без комментариев.
        Впереди нас ожидал еще один длинный коридор (ностальгическое подземелье не отличалось особой оригинальностью). Впрочем, в самом его конце, вместо двери располагалось вытянутое от пола до потолка каменное лицо, застывшее то ли в едкой насмешке, то ли в приступе непереносимой боли.
        Эта загадочная скульптура, конечно, была не такой загадочной, как та, что я оставил наверху. Наоборот, она словно тянула к себе, как бы говоря «Подойди! Тут точно есть что-то интересное!»
        - Даже не смей. - Филипп схватил меня за плечо.
        - Брось, надо посмотреть поближе, - не, ну а как? Мы же не можем сидеть на месте, как бы этого не хотелось некоторым.
        - Тебя вообще ничему жизнь не учит? - удивился царевич. Половина верхнего этажа была просто усеяна безумными ловушками, которые активировались от любого чиха, но я все равно с необъяснимым энтузиазмом лез вперед, чем доводил напарника до исступления. Наверное, именно поэтому.
        - Ты видишь другой путь? - огрызнулся я.
        - Как тебе сказать... - Филипп кивнул на боковой проход, который вел куда-то за угол.
        - Но нам все равно, очевидно нужно туда. - Я ткнул пальцем в сторону каменного лица. - Это как с той дверью, что была закрыта в самом начале.
        - Ничего, что мы туда в итоге не пошли?
        - Ладно, погоди, сейчас.
        Я призвал несколько шаровых молний, и, торопясь слепил из них нечто вроде колченогого гоблина. - Пошел!
        - Это не серьезно, - махнул рукой Филипп. - Нам нужно «Обнаружение ловушек» или подобное заклинание, все остальное это просто извращения.
        - Делаем, что можем.
        Конструкт вприпрыжку преодолел коридор, добрался до каменного лица и со всей крошечной силы стукнул по нему кулачком. Затем, он, двигаясь зигзагами, чтобы наступить на все возможные кнопки, вернулся к хозяину.
        - Видишь, все чисто.
        Филипп схватил скачущего гоблина за ухо и приподнял. Вокруг его пальцев тут же сформировались белые пятна барьера. - Слишком легкий. Почти невесомый. Как он, по-твоему, активирует ловушку, которая едва нажимается, когда ты наступаешь на нее всем весом?
        Я почесал затылок. - Разумно, вообще-то. Надо что-то потяжелее тогда. Может, сам сходишь?
        - Ага. Уже бегу, - огрызнулся царевич.
        - Не, ну смотри. Последняя ловушка была просто неприятной для меня, но для тебя смертельной. Что, если эта наоборот, опасна для меня?
        Филипп на секунду задумался, но, кажется, сразу решил отбросить эти мысли. - Да не буду я так рисковать! На вашем месте, я бы себя именно на таких нюансах и подловил бы. Ладно, - царевич осмотрелся в поисках чего-то, какой-то незримой подсказки. Но вокруг были лишь каменные стены, истлевшие корни, Испытатель и его косолапый конструкт. Филипп встретился с гоблином глазами, и у него как будто ярче загорелся внутренний свет.
        - Сейчас, - он создал ком сияющего вещества, твердевшего на глазах, и сформировал из него нечто среднее между колоколом, и колпаком. Получившийся предмет, Филипп надел на гоблина сверху. Конструкт пискнул, и попытался отползти, с трудом перетаскивая колокол по полу, издавая отвратительный звук.
        Кривой вариант. Но я чего-то не могу придумать ничего лучше.
        - Наверное, сойдет, - я направил гоблина вперед, сожалея о том, что могу закрыть рукой только одно ухо.
        Мерзко скрипя, двойной конструкт вновь начал медленно обследовать пол, на предмет секретных панелей и пластин. В этот момент, полагаю, мы независимо друг от друга подумали, что даже если пол чисто, какие-то кнопки и магические детекторы могут находиться и в стенах, и в потолке, и вообще, каменная рожа, скорее всего, прекрасно видит их своими пустыми глазницами, и уж точно может отличить человека от конструкта.
        - У меня такое ощущение, что мы зря теряем время, - сказал я.
        - У меня оно не проходит с той секунды, когда мы сели в дрезину, - ответил Филипп. - Я или ты?
        Я поднял и опустил руку. - Плевать. Кинем монетку.
        Денег, после экстренного повышения уровня почти не осталось, но я смог выковырять один зан из какого-то особенно глубокого кармана. Размахнулся и со всей силы подбросил ее в воздух. Монета взлетела, ударилась о потолок и шлепнулась на пол той стороной, где закорючек не было.
        Глядя на упавшую монету, царевич задумчиво сказал. - А разве сначала не нужно было договориться насчет результата?
        Я только хмыкнул, и пошел вслед за своим конструктом, но Филипп вновь остановил меня. - Ладно, стой. Может, ты и прав насчет этой и прошлой ловушек. Я пойду.
        Какое внезапное и подозрительное самопожертвование!
        - Уверен?
        - Если что, закроюсь щитами.
        - Дело твое.
        Стараясь все же идти по следам конструкта (но в итоге обогнав его), Филипп добрался до лица, и аккуратно коснулся его. Камень оказался теплым на ощупь, даже горячим. Филипп отдернул руку, но никакого эффекта все равно не последовало.
        Конструкт как раз дополз до точки назначения, со звоном стукнулся своим колпаком о камень и рассыпался внутри. Колпак прекратил свое существование вслед за ним.
        Как-то расслабленно, Филип уселся напротив скульптуры и уставился прямо в пустые глаза. Пару минут, я наблюдал за тем, как он неподвижно сидит, а затем окликнул его.
        - Эй, ты чего там?
        Царевич оглянулся на меня, шикнул и вернулся к созерцанию лица. Тут, я могу его понять. Оно действительно красивое. Настоящее классическое искусство, суть которого всегда была в том, что мастер высвобождает прекрасные черты, уже скрытые в камне. Минуточку, с чего это я вдруг начал эстетствовать?
        Аккуратно, чтобы ненароком никуда не наступить я подошел к Филиппу. Он завороженно любовался скульптурой. Действительно, вблизи лицо выглядело еще лучше. Оно просто приковывало взгляд, приглашало посреди бесконечных битв и блужданий насладиться красотой творения.
        Что ж, можно и насладиться. Мы вроде не торопимся никуда.
        Я уселся рядом с не обращавшим на меня никакого внимания напарником. Да, и мне в принципе, было все равно. Зачем смотреть на белобрысого, когда рядом культурное достояние?
        Уж не знаю, сколько времени прошло, пока я был погружен в мысли об искусстве, но в реальность меня вернуло странное ощущение. Кто-то мягко, но настойчиво гладил меня по плечу. Внезапно.
        Я с трудом оторвал взгляд от скульптуры, чтобы выяснить, кто это так настойчиво вторгается в мое личное пространство. К счастью, это был не Филька. К несчастью, на его месте сидело нечто отвратительное.
        Странная тварь болезненно желтого цвета, словно целиком состоявшая из тощих, костлявых рук. С ее тонких пальцев, крупными каплями стекал жир, и падал прямо на меня. Гадость какая.
        Масляный конструкт плоти (Заместитель) - Уровень 16 - Магия
        И что эта дрянь сделала с Филькой, пока я не видел? Осознание накрыло меня словно лавина бодрящего снега. Лицо! Оно заманивает тебя, отвлекает, а в это время убивает более слабого члена партии! Ловушка гениальная в своем коварстве!
        Филипп, конечно, был занудой и козлом, и скорее всего, возродился у себя дома на золоченой кровати, с грудастой наложницей под каждым боком. Но даже он не заслуживал такой быстрой и непонятной смерти. А главное, теперь придется выполнять испытание в одиночку, не эксплуатируя боевые возможности и знания игровой механики вынужденного союзника.
        Это будет форменное издевательство, поэтому такого мы простить не можем и не простим.
        Не став дожидаться, пока тварь произведет свою смертоносную атаку, я схватил ее за грушеобразную голову. Разряд пошел!
        От удара электричеством конструкт закоптился, местами полопался и стал вонять еще хуже, чем раньше. Тем не менее, он все еще был жив, и даже попытался вырваться и откатиться, перебирая пухлыми, кривыми ножками.
        Не в мою смену, склизкий черт!
        Я продолжал лупить отползающего монстра, но он упорно держался за жизнь. Надо же, какое высокое здоровье. Или воля. А может, у него сопротивляемость?
        Впрочем, тварь хоть и оказалась крепкой, но не настолько, чтобы выдержать продолжительную атаку. Вместо того, чтобы рассыпаться как все нормальные монстры, она взорвалась облаком слепящей пыли. Я тем временем не ослаблял натиск, бросая молнии туда, где находилось существо. К моему удивлению, они со смутно знакомым звуком отскакивали.
        Филипп лежал на полу и недовольно смотрел на отлетающие от барьера искры. - Может, хватит?
        - Эй! Ты жив! - а я даже не знаю, радоваться или нет. - Я думал...
        - Не продолжай, - сказал он. - Я тоже разочарован.
        За время драки, мы успели отойти достаточно далеко от лица. Но, даже мельком взглянув на него, я понял, что скульптура все еще манит, и притягивает к себе. Это все из-за нее. Лучше не терять концентрацию.
        - Ты ведь тоже убил тварь, занявшую мое место? - спросил я.
        - Откуда ты узнал? - спросил он, но тут же догадался сам. - Ну да. Дурацкий вопрос.
        Я подал ему руку, помогая подняться. Неожиданно, Филипп не стал выпендриваться и помощь принял. Мы покинули коридор с ловушкой, стараясь не оглядываться.
        ...
        Возвращаться к каменному лицу было бы безумно плохой идеей. Я пришел к этому заключению сразу, и отмел все варианты дальнейших действий, которые требовали снова заглянуть в тот жуткий коридор.
        Но там была еще одна хитрая дверь, и это не позволяло мне полностью забыть о том участке подземелья. Несмотря на опасность, нам, скорее всего, придется вновь столкнуться лицом к лицу с этой противоестественной рожей. Даже нет, я просто уверен в этом.
        Мы продвинулись достаточно далеко, отбиваясь от больших, но слабеньких белесых жуков, на всякий случай, собирая выпадавший хитин. Шли молча. Такое ощущение, что произошедшее несколько потрясло моего спутника, хотя я и не мог понять почему, пока он, наконец, не заговорил.
        - Это плохо, - Филипп раздавил голову очередного жука. Насекомые практически не сопротивлялись и с трудом могли считаться врагами. - Из-за тебя, мы, скорее всего, теперь обречены на поражение.
        Ну да, давай снова вали с больной головы на здоровую.
        - Почему это из-за меня?
        Он посмотрел на меня, как на дурака, не осознающего очевиднейших вещей.
        - Это была твоя идея, насчет этой каменной рожи. Ты первый попался на ментальный крючок. Теперь, они, - он указал наверх, как бы имея в виду администрацию, - обратят внимание на эту нашу вопиющую слабость.
        - В смысле?
        - Ментальные атаки. Метка разума. У нас нет никакой защиты от нее. Я не удивлюсь, если теперь нам будут попадаться только такие ловушки и существа.
        Я развел руками. Это даже не уязвимость, просто нейтральный урон. Надо быть внимательнее. - А, ну да. Раньше у тебя была специальная женщина, которая защищала тебя от подобных штук.
        - А потом ты убил ее, и забрал ценный артефактный ковер.
        - Помню, как будто это было вчера.
        - Это и было вчера, болван.
        К счастью, в восточном крыле этого уровня ничего подобного гипнотизирующей скульптуре не попалось. Зато, в небольшом алькове я обнаружил еще один сундук, в этот раз без ожидаемой ловушки со стрелой или огненным шаром (хотя, на всякий случай я переместился, и подождал пару минут за углом, прежде чем вернуться за содержимым).
        Сокровищ сундук не содержал, и был как-то даже слишком велик для двух маленьких резных пластинок, лежавших внутри.
        Сотовая печать (1)
        Улучшение. При разломе добавляет к выбранному предмету 2-3 ячейки для добавления самоцветов/рун.
        Артефактная печать (1)
        Улучшение. При разломе превращает выбранный предмет в артефакт отражающий способности владельца.
        Я повертел пластинки в руках. - Не густо как-то.
        - Я так понимаю, с модификаторами ты тоже никогда не сталкивался, - сказал Филипп.
        - Ну, в общем-то, нет, - только с эссенциями. То была довольно мощная штука, и если бы я мог использовать ее на себе, наверное, уже был бы непобедим. Да, все точно пошло бы совсем по-другому.
        Я протянул пластинки ему. - Выбирай.
        Пауза несколько затянулась, после чего Филипп просто отмахнулся от меня. - Мне они не понадобятся. Можешь забрать обе.
        Какая подозрительная щедрость. Или самоуверенность. Скорее всего, все же второе.
        Ну и ладно, наконец-то более или менее полезные вещи. Новый артефакт уж точно не помешает: с вещами у меня до сих пор дела не складывались.
        А что там насчет рун и самоцветов?
        Гриша обратился в справочную систему, но никто ему не ответил. Окно аватара опустело. Я напрягся. Такие вещи здесь никогда ничем хорошим не заканчивались, а цепочку событий, начавшуюся после моих опрометчивых действий во время отсутствия справки, пришлось расхлебывать очень долго.
        - Что опять не так? - проворчал я, пытаясь добиться отклика из меню.
        - Сбой. Или технические работы. Или очередная уловка.
        Ну естественно.
        Конечно, у меня прямо здесь сидел специалист по игровой механике, которого хлебом не корми, дай поумничать. Но мне просто не хотелось казаться совсем уж дремучим. Про самоцветы можно и потом выяснить.
        На всякий случай, я достал бумеранг, сел около сундука, так чтобы просматривать коридор. Времени у нас было полно, и я подумал, что лучше просто посидеть здесь, пока нормальная работа игры не восстановится. Удивительно, но Филипп не возражал.
        Я положил «Сожаление Анны» на пол перед собой. В свете факела, изогнутое лезвие бывшего меча казалось оранжевым. В некоторых местах на нем появились видимые зазубрины. Нужно было определенно озаботиться ремонтом оружия. Я пользовался бумерангом не так часто: в основном в ближнем бою сражались более подготовленные для этого соратники, под прикрытием Тани. «Сожаление» шло в ход, когда нужно было что-нибудь разрубить, или же когда срочно нужен проводник и указатель для большой молнии.
        Возможно, стоит уделять бумерангу больше внимания. Неизвестно, когда он может понадобиться, и будет очень неприятно, если оружие окажется слишком слабым в ситуации, когда от него зависит успех (или даже жизнь). Вообще, неплохо было бы увешаться артефактами с ног до головы, повесив на них какие-нибудь особенно хитрые эффекты.
        - А ведь ты прав. Пособия почитать стоило, - сказал я вслух, разглядывая свое отражение в блестящем металле.
        Царевич самодовольно усмехнулся, и принялся с энтузиазмом оттирать пятна крови от своих наручей, как бы демонстрируя важность заботы о собственной экипировке.
        Я разломил сотовую печать. Из пластинки словно вытекла светящаяся золотистая энергия, которая тут же обволокла бумеранг, но тут же сменила цель и перешла на мои штаны. Эй!
        Стоило мне подумать, что штаны не самая подходящая цель для украшения самоцветами, особенно эти, золотистая аура перетекла обратно на бумеранг. Хм.
        Вот как значит, выглядит выбор предмета для модификации. Полезно знать. Что ж, испытаем новую механику на практике.
        [ЖЕЛАЕТЕ УЛУЧШИТЬ ПРЕДМЕТ? ДА/НЕТ]
        Свет стал еще ярче, он полностью пропитал артефакт и исчез. На рукоятке бумеранга появились три круглых выемки. Здорово как. Неужели хотя бы раз повезло? Вот если бы еще были руны и самоцветы, или я хотя бы знал, где их взять и что они дают. Кусачий буран, когда занудный аватар нужен, его никогда нет.
        Раз уж появилась возможность покопаться в артефактах, я решил истратить и вторую печать. Пошарил по карманам, но не нашел в них ничего интересного. Сумка с обычными вещами и трофеями осталась у Эфраима вместе с соратниками. Соратники бы мне, кстати, тоже сейчас пригодились. Даже Астру я вполне рад бы был видеть. Вот она бы точно не попалась в такую ловушку. У моей скульптуры с психической защитой все в порядке, в отличие от меня.
        Так, я что, уже в мыслях называю ее своей скульптурой? Как-то это странно. Мне не хотелось думать про скрытые психические эффекты, но как-то я уж очень быстро проникся. От осознания, по телу пробежал противный холодок.
        - А могут у члена партии быть способности, о которых не знает лидер? - спросил я.
        В лабиринте снова повисла тишина, но Филипп все же соизволил ответить спустя несколько минут. - Никогда о таким не слышал. В любом случае, это было бы глупо.
        - Почему это?
        - Лидер должен иметь полный контроль над своей партией. Он решает, что прокачивать, какую ветку развития выбирать и все прочее. Как он будет это делать, если часть сведений будет от него скрыта, сам подумай?
        - Ну да, - меня это немного успокоило, и конечно, Филипп не мог так этого оставить.
        - Разве что, с тобой такое может произойти, раз уж ты официально ничего не решаешь в своей группе.
        Опасения вернулись, и навязчиво принялись вгрызаться в мое уставшее от приключений сознание. Чтобы избавиться от них, я сосредоточился на создании нового предмета.
        Для нового артефакта вполне подошло бы кольцо, амулет или еще какая-нибудь безделушка, но раз безделушек нет... Я снял куртку, в которую все это время был одет, и тоже положил перед собой. Разломил печать, позволив ауре заполнить её.
        Пускай так. Испытателю с титулами не пристало ходить в чем попало. Было бы весьма неплохо, если бы у нового артефакта были какие-нибудь защитные свойства. Возможно даже от двух меток, которые в данный момент представляли для меня проблему.
        Куртка будто стала толще и прочнее на вид (что меня обрадовало). На коже и вдоль светлых узоров появилась чешуя, а на капюшоне выросло два острых уха (что меня не обрадовало). Второй рукав, который я до этого подвязывал к поясу, исчез совсем, на его месте появился наплечник с перепончатым плавником.
        Темножабрая чешуя (артефакт)
        Кожаная броня впитавшая дух глубоководного тотема. Эффекты: водное дыхание (не более часа в сутки), невидимость (две секунды после перемещения, не более пяти раз подряд).
        А вот это уже интересно.
        Час дыхания под водой в принципе так себе бонус. Пригодился бы мне на прошлом испытании, но вряд ли мне в ближайшее время придется нырять. Молния не бьет два раза в одно и то же место, только в самых исключительных обстоятельствах.
        Другой эффект выглядит гораздо более полезным с точки зрения тактики. Невидимость, конечно, не добавляет мне мобильности и противнику в любом случае достаточно сложно предсказать, куда именно я буду перемещаться. Соответственно, даже если я буду прыгать скрытно, а затем неожиданно выскакивать из-за спины, с точки зрения врагов не будет никакой разницы. Что так случайные прыжки, что так, только времени эта цепочка займет больше. Разве что, можно быстро и незаметно убежать, этого тоже часто не хватает.
        Но, зато такая невидимость отлично подходит для установки ловушек и прочих хитростей прямо во время боя. Две секунды вполне достаточно, чтобы создать приманку или конструкт и незаметно оставить его на земле, а затем, перейти в наступление и загнать противника в зону поражения. Так будет гораздо проще, потому что в девяноста девяти процентах случаев, времени на предварительную подготовку у меня не бывает.
        - Вот если бы не уши, было бы идеально, - проворчал я, натягивая куртку обратно. Это заняло довольно много времени, за которое он много раз пожалел, что отпустил Таню, а напарник мне помогать в принципе не собирался. Срочно нужен целитель. Прямо очень срочно. Или какой-нибудь лечащий артефакт. Все время я так ходить не смогу.
        Пока я корячился, Филипп снова внимательно рассматривал потолок, словно пытаясь увидеть там что-то важное. Неожиданно для меня, он выстрелил вверх, снес маленькую потайную дверку, и распылил тех, кто за ней прятался, подглядывая за нами.
        Единственный выживший противник неуклюже шлепнулся вниз.
        ...
        Кем бы ни было это существо, оно тут же использовало какую-то способность и сбежало от нас, превратившись в размытое пятно. Луч Филлипа ударил в стену уже, когда врага даже близко не было рядом. Мой напарник явно не ожидал такой прыти.
        Он повернулся ко мне с выражением на лице, как бы говорящим «Нет, ну ты видел?»
        Я бы точно что-нибудь ответил, если бы не секретная дверка, открывшаяся прямо на уровне моей головы. За пару секунд, я успел разглядеть существо, вернувшееся обходным путем.
        Он низкорослый, едва достает взрослому человеку до колена. Одет в цветастые шорты. Тем не менее, он выглядит довольно сильным: пусть его ноги тонкие и кривые, зато руки и плечи непропорционально раздуты. Из-за этого, а еще из-за выпуклого горба на спине, он практически не может стоять прямо и опирается на мощные кулаки. Голова и горб заросли густой, жесткой белесой гривой, плавно переходящей в бороду. Из зарослей торчат только нос картошкой, треугольные уши с дырочкой на острие, и злые маленькие глазки.
        Гремлин - Уровень 1 - Электричество
        Только благодаря первобытной магии я смог извернуться, и избежать попадания дротиков, которые существо начало метать с бешеной скоростью. Сам же гремлин, стоя в проходе увернуться не смог, и лазер проделал в нем большую оплавленную дыру.
        Минуточку.
        - Это сейчас было то, о чем я подумал? - спросил я.
        - Если ты подумал про то, как будешь выглядеть в старости, то, несомненно.
        Отрицать очевидное было бессмысленно. Я и почивший гремлин были похожи как две капли воды, если не считать того что шорт у меня нет и бороду я пока что отращивать не собираюсь. Не хочу, чтобы у меня на лице поселились птицы.
        Но почему это произошло? Каким образом я превращаюсь в это существо? Вроде как тотем у меня другой, хотя и не менее уродливый.
        С другой стороны, логично, что превращение всегда зависит от прокачки связей. Я с самого начала вкладывался в электричество, и теперь с каждым уровнем становлюсь все ближе к существу, которое игра ассоциирует с этой меткой. Но другие варианты не лучше. Рыба и нечто ядовитое. Гремлин так гремлин.
        Я не знаю, существуют ли гремлины снаружи. Как и фейри, теоретически, где-нибудь должны. Но я про такие контакты никогда не слышал. Легенды гласят, что они ломают механизмы, что я себе еще могу представить, и что они размножаются в воде (во что я уже не очень верю).
        - Их там несколько дюжин, как минимум. - Филипп сказал это так спокойно, будто обилие врагов его совсем не волновало. Ну конечно, первый уровень, не то, что мыши двадцатого. Интересно, во что бы превратился он, будь у него низкий вирд? В настольную лампу?
        - Нам лучше не стоять на месте, - сказал я, прислушиваясь к усиливающемуся топоту. Что-то мне подсказывало (и под «чем-то» я имею в виду знание того, как все хитро может повернуться) первоуровневые враги не стали бы переть на нас толпой, если бы у них действительно не было шанса победить.
        - Лучше разобраться с ними сейчас. Или хочешь, чтобы они путались под ногами, когда появится кто-то более серьезный? - напарник выпустил цепи и приготовился к атаке.
        Дальнейшие события разорачивались на протяжении около десяти секунд, но для меня эти мгновения очень сильно растянулись. Словно в замедленной съемке, мелочь пошла в бой с неожиданным упорством и хитростью.
        Один.
        Как Филипп и рассчитывал, гремлины выскочили из нескольких дверок прямо перед ним и естественно, мгновенно были расплющены летящей цепью. Но это было слишком очевидно. Нападая, чтоб размахнуться коротким отрезком цепи в узком пространстве он наклонился вперед, и каменная плитка, взлетевшая с пола, со звоном врезалась ему прямо в челюсть. Еще две, связанные гораздо более прочной на вид цепью подпрыгнули к самому потолку, утягивая царевича за собой.
        Два
        Я отшатнулся от прыгающих пластин, и угодил ногой в вовремся открывшийся люк в полу. Тут же, через ботинок почувствовал, как уходят силы. Песок. Настоящий зыбучий песок. Проклятый элемент земли! Ловушка не успела глубоко хатянуть меня, и с небольшим усилием ногу я выдернул, но ком песка остался на ней, извиваясь, как живой.
        Три
        Гремлины вылетели из стен и вцепились в меня своими лапами, повиснув как груши. Один схватил меня за голову, стянул капюшон и начал дергать за уши. Его я поймал первым, и сжал так крепко, что мелкий черт захрустел, рассыпаясь. Вместе с ним, хрустнуло что-то еще, и я заметил, как по моей руке начала бежать странная зеленоватая аура. Собратья коротышки, хихикая, бросились прочь.
        Четыре
        Филипп каким то чудом приземлился на ноги. Нормальный человек себе бы при таком падении все переломал, но третий десяток уровней давал о себе знать. Он сделал еще один выпад, размазывая гремлинов. Если бы он не был настороже после ловушки, шар темной энергии прилетел бы ему прямо в лицо. Снаряд врезался в стену, расплавляя кирпичи.
        Пять
        Этот гремлин был не похож на остальных. На голове он носил напку из перьев, а в руке сжимал грубый деревянный посох. Шаман все равно был слабаком по сравнению с нами, но он, кажется обладал весьма хитрыми способностями. Один взмах посоха, и с хлопком убитые гремлины вернулись из праха. Возродившийся прямо за спиной у Филиппа коротышка вонзил черный кинжал в бок напарника.
        Шесть
        Филипп не падает, он сбросил гремлина с себя и потянулся к рукоятке кинжала. Вспышка темного пламени охватывает левую половину его тела, и я на какое-то время теряю его из виду. Тем временем, зеленая аура с треском сжимает мои пальцы, возвращая им прежнюю форму, и медленно ползет дальше по руке.
        Печать чистоты активирована.
        Семь
        Шаман закончил возрождать соратников и пустился наутек, прежде чем крюк на сверкающей цепи смог настигнуть его. Сквозь черное пламя пробились лучи света, и начали разрастаться в щит задушивший всполохи. Я схватился за бумеранг, оказавшийся непривычно большим и неудобным для маленькой человеческой ладони и бросил в толпу убегающих гремлинов.
        Восемь
        «Сожаление» скашивает отступающих, и, долетев до конца коридора, идет на разворот. В этот момент, еще несколько гремлинов бросаются на бумеранг с потолка и прижимают его к полу, после чего скрываются с ним за углом. Я бросаюсь в погоню, и пытаюсь переместиться, но разряд уходит в расползающийся ком песка на ноге. Аура чистоты добирается до шеи и горба на спине и меня перекашивает от боли.
        Девять
        Мне едва удалось зацепиться за стену, и даже так, рука предательски соскользнула с горячего камня. Аура пересобрала мое лицо, отнимая у меня все данные новой физиологией ощущения. Песок облепил всю ногу, размазался тонким слоем по штанам.
        Гремлин с бородой стоял прямо надо мной, словно насмехаясь
        Десять
        Я призвал шипы, но из тонкого человеческого запястья они вылезли с трудом, и торчали куда угодно, только не вперед. Ткнул шипом гремлину в ногу. Тот тут же посинел и рассыпался... чтобы незамедлительно вернуться. Где-то за углом хихикал шаман.
        Гремлины разбежались, и в коридоре повисла странная, удручающая тишина.
        Я осмотрел себя. Благо, одежда автоматически подгонялась под форму тела, иначе меня ждали бы проблемы. Хотя, мы и так оказались в них по уши. Попытался счистить песок, но липкая и одновременно сыпучая субстанция лишь сильнее размазывалась.
        Филипп был не в лучшем положении. Хоть рана и запеклась и из нее больше не хлестала кровь, от пламени он здорово обгорел. Вся левая половина тела (включая лицо) покрылась страшными, пузырящимися ожогами. Царевич побледнел от потери здоровья, но на ожоги это как будто не распространялось. Они были все такими же грязно коричневыми с черными и фиолетовыми разводами.
        Напарник сполз по стене, застонал от боли. Во время схватки я этого не заметил, но теперь увидел, что и у него они тоже сперли артефакт. Одного наруча не хватало.
        Я уселся рядом с ним. Нда.
        Только что, нас отлупили первоуровневые существа. Причем не просто отлупили, а отняли силы и оружие, а так же, кажется половину перков. Я еще как бы в норме, если не считать, что из всего, что было, у меня остался не особо прокаченный яд. А вот Филька сильно пострадал.
        Если и это не собьет с него спесь, то я не знаю, что тогда.
        Это не был честный бой. Против нас использовали наши слабости, различные хитрости, причем враги совершенно не стеснялись жертвовать собой, зная, что командир их воскресит. Что сказать, тактика у мелких мерзавцев на высоте.
        Возможно, они следили за нами от самого входа. Изучали наши способности, которые мы так глупо демонстрировали на слабеньких зомби и жуках.
        Так, хорошо. Нас облапошили и унизили, но не убили. Как там было? Конец только один, все, что до этого - прогресс! Нужно только отступить, перегруппироваться, зализать раны и навалять гремлинам. Для этого нужно быть умнее, конечно. Мыслить как гремлин. Лучше чем гремлин.
        Первый вывод - вряд ли нам дадут добраться до костра, который, на минуточку, этажом выше.
        Вот если бы в сундуках попадались зелья...
        Мысля как гремлин, я пришел ко второму выводу. Будь я одним из мелких коротышек, я бы вытащил все целебные предметы из сундуков по всему уровню. А еще, все предметы позволяющие нейтрализовать магию.
        Это, кстати, объясняет, почему сундук такой пустой. В нем явно было что-то еще, кроме двух пластинок. Значит, есть вероятность, что все это добро где-то лежит. Вот бы мне сейчас Бобра сюда...
        Ладно, нам нужны реалистичные варианты.
        Я попытался поднять Филиппа, и взвалить себе на плечо. - Пошли. Нам нельзя оставаться здесь.
        - Я... и сам могу. - Напарник яростно запротестовал, не смотря на свое состояние, и начал отталкивать меня. - Твоя помощь мне не нужна.
        Он с трудом поднялся. Было видно, что темный огонь нанес гораздо больше повреждений, чем было заметно со стороны. Возможно, он попал в рану, и это имело какие-то последствия. Что у него за привычка впадать в какую-то жуткую апатию при малейших трудностях? Хотя нет, трудности у нас те еще.
        Ну и ладно.
        - Зато мне твоя нужна. Иначе нам не выжить здесь.
        - Я немного не в настроении...слушать твои идиотские планы, - хрипло сказал Филипп. - Делай, что хочешь... меня в покое оставь.
        - Это пожалуйста. Я просто придумал, где ты сможешь полежать и поразмышлять о своей несчастной судьбе, но при этом, с пользой для дела, - я подумал и добавил. - Ну, еще придется вяло отбиваться мечом, надеюсь, на это у тебя хватит сил.
        ГЛАВА 9
        
        Хитрость моего нового плана заключается в серии удачных предположений, которые обязательно приведут нас к успеху. Короче, он держится на абсолютных соплях, и на каждой стадии что-то может пойти не так. И скорее всего, пойдет. Но лучше я ничего не придумал.
        К счастью, мы не встретили ни одного гремлина на обратном пути. Возможно, они решили, что мы совсем идиоты, и возвращаемся к костру, и готовят засаду там. Что ж, удачи тогда. (Хотя на самом деле, это еще одно предположение, которое легко может выйти нам боком).
        Филипп действительно мог идти сам, но шел медленно и всю дорогу занудно ворчал. Зато, теперь у меня нормальные уши и я не разбираю половину злобного бреда, который он бубнит себе под нос.
        Увидев не так давно оставленное каменное лицо, он заметно напрягся. Да и я тоже не в восторге: не думал, что снова придется столкнуться с этим произведением современного искусства всего через час. Но мы теперь знаем, как оно действует, поэтому будем вести себя аккуратно.
        Я усадил скрежещущего зубами от боли Фильку около лица, но теперь занял место справа от него. Не знаю, как это работает, но в прошлый раз человек, сидевший слева, был перемещен в другую область. Именно туда нам и надо, и отправиться должен самый вменяемый и подвижный.
        - Ты говоришь, я должен отбиваться от этой твари так долго, как смогу, но при этом не убивать ее, - пробурчал напарник, не отрывая глаз от скульптуры, повторяя ту часть плана, которую я до него донес. Лучше не раскрывать все карты, а то гремлины могут догадаться. Возможно, они и так догадаются, если они настолько умны, насколько я думаю.
        - Именно так, - кивнул я. Эта штука теперь казалась еще прекраснее. Я почти жалел, что мы ушли от нее в первый раз. Нужно было остаться здесь, и всего лишь созерцать. Раствориться в этой неземной красоте. Плевать, что это психическая ловушка, ничего лучше в нашей жизни все равно не будет. И на гремлинов плевать. Пусть катятся.
        - Это безумие. Стоит нам разделиться, нас прикончат, - сказал Филипп, прижав ладонь к необоженной половине лица.
        - Ну да, а вместе мы всех победим, - сказал я, разглядывая особенно прекрасный изгиб на левом виске лица. - Что, страшно оставаться одному?
        Мне показалось, сейчас напарник загорится сам по себе. Он даже отвлекся от созерцания, чтобы зыркнуть незаплывшим глазом. Филипп призвал меч и постучал светящим лезвием по барьеру.
        - Хорошо, я сделаю это. Буду сдерживать эту штуку, пока хватит сил.
        Обратная психология. Штука, почти такая же сильная, как истинная магия. Хотя, меня посетила мысль, что напарник постарается выполнить свою часть плана настолько буквально, насколько возможно, и что внезапного спасения, в случае чего мне можно не ждать.
        Я сконцентрировался на ловушке, позволил её психическим щупальцам проникнуть в мой разум. Где-то в глубине души, я осознавал всю опасность, но опять же, это тот риск, на который нужно было пойти.
        Через какое-то время я перестал замечать стрекотание жуков в коридорах, треск факелов на стенах и тяжелое дыхание Филиппа. Меня окружила тишина - плотная, теплая и густая.
        ...
        Из транса меня вывело прикосновение чего-то горячего и липкого к руке. Рот твари распологался на плече, и длинный, щупальцеобразный язык слепо елозил по полу, иногда касаясь меня.
        Я подпгыгнул, пнул пузырчатую тушу, и, стараясь не оглядываться на второе лицо, побежал прочь.
        Это действительно была другая часть подземелья. Кирпичи и плитка здесь выглядели гораздо более гладкими и чистыми. Из стен не торчали корни, и даже пыли вокруг не было. Такое впечатление, что данный участок только построили.
        Хм. Никогда не думал, как выглядит совершенно новое подземелье.
        Жуков здесь тоже не оказалось, как и гремлинов. Я передвигался по коридорам довольно свободно. Наконец, после где-то десяти минут (а Филька там справляется), я добрался до зала с огромным дубовым столом и роскошными золотыми люстрами.
        В самом его центре расположилась какая-то неизвестная, но очень большая жареная птица, обложенная оранжевыми палочками и луковыми кольцами. По бокам от нее на серебрянных блюдах лежали утыканные шампурами поросята. Желтые ягоды в их глазах словно призывали меня сесть за стол. Еще, сесть за стол меня призывали золотистые рыбины, чаша с невероятной горой круглых булочек, и бесчисленные блюда с закусками.
        Я не буду начинать длинного монолога о еде, эстетическом вкусе и любви к красивым блюдам на красивых блюдах. В тот момент, я помнил лишь о том, что последний раз ел на крыше дворца Оссоры, когда стащил со стола грушу. Такое ощущение, что прошло несколько месяцев. А может и прошло, кто знает, как тут время идет.
        Гремлины тоже не идиоты, и я процентов на девяносто девять уверен, что вся эта красота отравлена. С другой стороны у меня есть иммунитет, и достаточно сильный. А еще, они сами ее едят. Я не сразу их заметил, и, судя по всему, они меня тоже. Группа коротышек собралась на другой стороне стола.
        Гремлины увлеченно жевали, все так же игнорируя меня. Один посмотрел на меня, и улыбнулся. Зубы острые и треугольные. Ну да, ну да...
        - Так ребят, я присяду? - спросил я, и, решив, что нужно действовать неожиданно, нагло уселся за стол, не дожидаясь ответа (которого все равно не последовало). Вообще-то молчание знак согласия, и упускать такую возможность нельзя (тем более, комната с костром была давно, и, откровенно говоря, костер не особенно замещает такие потребности, просто убирает негативные эффекты).
        Это не значит, что я собираюсь делиться.
        С громким шипением, ядовитые капли обрызгали гремлинов, вызывая при такой разнице уровней дымящиеся дыры на телах.
        Распрощавшись с ними, я принялся уминать еду, пока не вернулись их друзья. Потянулся, и начал с румяной, еще горячей булочки. Разломил её пополам, рассыпая по столоу мягкие крошки. Нет, здесь таится не яд. Нечто менее опасное, но достаточно неприятное. Еще одна круглая печатка, вроде той, которую я случайно разломил, убивая гремлина. Печать чистоты. И таких было много, очень много. Почти вся еда оказалась полна мелких печатей. Среди них даже попалась одна эссенция, которую я не глядя, бросил в сумку. Мне не пригодится, по крайней мере, в обозримом будущем.
        Когда большая часть тарелок была пуста, и двигался я уже с трудом, я подумал что вот именно сейчас, Таня сказала бы мне, что это, скорее всего гораздо более хитрая ловушка и так поступать не стоило, и вообще надо было думать головой, ты же так хорошо начинал.
        - Парни, давайте это не будет гораздо более хитрой ловушкой, - сказал я тихо. - Давайте сделаем вид, что вы меня встретили и накормили как старого друга, после чего мы разошлись по своим делам. Идет?
        Словно отвечая мне, сразу же распахнулась дверь, и в комнату вошли еще три гремлина с какими-то палками в руках, среди них и тот, которого мы встретили первым. Я приветственно помахал ему.
        Тот тоже поднял руку, и что-то сказал своим собратьям. Они переглянулись, покопались в меню.
        Трое вошедших подняли трубки, и стрельнули в меня сетями в шариках, раскрывшихся на подлете. В это время остальные гремлины, вбежавшие с другой стороны, опрокинули стол.
        Сети облепили меня с ног до головы вмете со стулом. Я лишь разочарованно вздохнул. - Ну мы же договорились...
        Наклонился на стуле падая на спину, одновременно вызывая я прямо на себя. Едкий токсин сжег сети. Я собрал его в руке и метнул, испаряя вооруженных гремлинов. Перекатился по полу, и окатил противников, засмысливших укрыться за тяжелой и прочной древесиной. От гремлинов остались только черные силуэты на полу.
        - Коварство за обеденным столом, - отметил я. - Вот и ходи после такого к людям в гости.
        Но на этом заварушка не закончилась. Из-за двери послышался топот ног и недовольное ворчание. Тоже самое происходило за двумя оставшимися дверями. Гремлины столпились снаружи, но входить не торопились. Я подумал, что они сейчас вполне могли взять меня числом.
        Снова топот и ворчание, на этот раз... сверху? Я поднял голову, и увидел маленькие, едва заметные люки в потолке, такие же, как на месте первого нападения. Такие же были в стенах и полу. Враг наступал со всех сторон, и кажется, был готов для схватки насмерть.
        Я оказался полностью окружен.
        ...
        Он не заметил, когда именно исчез Испытатель, и его место заняло нелепое, склизское чудовище. Когда покрытое моргающими глазами щупальце коснулось его, Филипп будто очнулся от болезненного сна. Он мгновенно избавился от меча, и превратил свет в твердую пластину. Щит прижал брыкающееся чудище к стене, а царевич прислонился к пластине спиной.
        Еще не хватало, чтобы он тратил последние силы, сражаясь с нелепым монстром. От резкого движения в голове помутилось, а на глаза упала тяжелая, мутная пелена. Лихорадка из-за ожогов - догадался он. Темное пламя проникло глубоко под кожу, а может быть еще глубже. Свет должен был защитить, но удар оказался слишком внезапным. Можно даже сказать, гремлину удалось нанести критический урон и едва ли не обойти уязвимость.
        Вот только как?
        Думай, Филипп, с каким же врагом ты столкнулся?
        Из того, что он успел увидеть, на своем первом уровне гремины обладали неплохими показателями скорости, плюс, чем-то вроде режима ускорения, который позволял им скакать по полю боя подобно бешеным зайцам. Кроме того, у них была способность удара в спину, свойственная разнообразным убийцам и разбойникам. Иначе, урон от кинжала и огня было не объяснить.
        Хорошо, но разве это все? Врядли у них будет больше двух навыков, но если модератор сам занимался дизайном подземелья и врагов в нем, он мог поставить и больше, и перков бы тоже не пожалел.
        То, что шаман воскрешает мерзавцев это ясно. Филиппа больше волновал снаряд, который он запустил. Как-то очень мощно для пятого уровня. Возможно, имеет место быть зависимость урона от показателей противника. В таком случае, дело дрянь.
        Чудище устало, и больше не сопротивлялось. Царевичу стало немного легче, и он едва не уснул опять, бросая взгляды на каменное лицо.
        Ему снова вспомнился дом. Сыпучие, песчаные облака и бесконечные трущобы под ними. Там, в запутанных тоннелях было гораздо проще жить. Ведь там не было дворцовых интриг и там никого не волновали коффициенты и игровая механика. Это была настоящая жизнь, свой собственный замкнутый мир внутри Параболы.
        Между делом, Филипп подумал про Испытателя, пришедшего из таинственных земель снаружи. Там ведь тоже не было уровней, опыта и условностей. Только монстры, магия и смерть на каждом шагу. Тем не менее, самоуверенный дурак дожил до третьего десятка лет, маневрируя между всем этим. Главное, что выжил, что смог.
        Смог бы Филипп? Сомнительно, что ему было бы сложнее, чем здесь. Гриша, скорее всего, сильно преувеличивает свои трудности и лишения.
        Он распахнул глаза. Тварь окончательно затихла и сползла на пол. Испытатель не вернулся, следовательно, чудище было еще живо. Прекрасно, его план работает, в чем бы, он не заключался. Довольно хитро, обойти запрет не позволяющий им разделиться, используя механизмы подземелья.
        Вполне возможно, что вся суть плана все еще в унижении его, Филиппа. За последнее время он уже начал приходить к выводу, что не все так просто.
        И все же, что случится, если он погибнет здесь? Возродится ли как обычно, потеряв три четвертых опыта, или отправится наружу сражаться за свою, теперь единственную жизнь? Они говорили, но можно ли верить их словам? За свою жизнь Филипп понял, что верить не стоит никому, особенно если ты связан с ним кровными узами, или вас разделяет пропасть общественного статуса.
        Упираясь руками в стену, он встал во весь рост.
        Нужно определенно что-то делать. Нельзя сидеть здесь весь день, как подсадная утка, пока Испытатель бегает по подземелью. Необходимо восстановить силы и двигаться дальше. Он не может сейчас рассчитывать на помощь ушастого, если тот, конечно, вообще собирается ему помогать. Это единственный шанс, пока его нет рядом, пока не действует идиотский запрет.
        Филипп покинул коридор, оставив липкое нечто барахтаться на полу. Перед ним открылись два пути. Первый - к выходу с этого уровня, наверх, туда, где они боролись с мертвецами. Там должен быть костер. Испытатель считает, что гремлины не дадут им воспользоваться, но гремлины это особенность этого уровня, а не предидущего. Велика вероятность, что там их просто нет. Это не значит, что они не ждут его у лестницы, конечно.
        Второй - обратно к месту позорного поражения, и дальше по лабиринту. Где-то там лежит билет, открывающий дверь из ребер. За ней, его ожидает босс, и очевидно совсем не простой. Чтобы победить, нужен Испытатель.
        Придется прорываться наверх.
        Царевич сжал в руке цепь. Нужно оружие. Нечто для закрытых пространств, эффективное против большого количества целей. Луч довольно эффективен, но лучом еще нужно попасть, а цели двигаются слишком быстро. Нет никакого смысла выносить их по одному.
        Единственный приемлемый вариант - использовать волны света, направляя их так, чтобы гремлинам было сложнее уворачиваться. Желательно, при первой возможности разбираться с каждым выпрыгивающим шаманом. Для этого...
        Цепь трансформиловалась в широкий, изогнутый нож. Филипп помахал им в воздухе, знакомясь с ощущениями от ранее никогда не использованной формы. Отлично. Лекий и быстрый, для стремительных ударов и сложных волн.
        Активные действия вновь вызвали приступы боли в суставах и голове. От ожогов исходил неприятный, коварный жар. Стоит поторопиться, пока болезнь и раны не свалили его окончательно.
        Он должен двигаться быстрее. Гораздо быстрее, чем раньше, чтобы не позволить им зайти за спины. Позже, силы восстановятся, но сейчас от того переступит он через себя или нет, зависит будущее.
        ...
        Когда скрипнула калитка, и раздался лязг тяжелых, кованых ботинок, Филипп как раз загнал козу в хлев. Не смотря на предостережения матери, само собой, он выскочил посмотреть на загадочного гостя.
        Высокий мужчина в сверкающих доспехах навис над ним. Стоял обычный вечер в Эссо, и лучи палящего солнца залили маленький дворик дома в трущобах. Филипп с ужасом смотрел на странного гостя, без сомнения, явившегося из богатых районов.
        - Я ищу женщину по имени Вера, - воин снял шлем и сурово посмотрел на Филиппа. - Она живет здесь?
        Пораженный зрелищем, мальчик только и смог, что кивнуть.
        - Скажи своей матери, - с каким-то презрением сказал сияющий воин, закручивая пальцами густые пшеничные усы. - Царь желает видеть её в своих покоях.
        Ребенок не мог заставить себя пошевелиться. Перед ним будто сияло яростное солнце, сошедшее с небес. Филипп сделал шаг назад, и неуклюже оступился, плюхнувшись на пятую точку.
        - Филя, что там... - женщина в простой одежде вышла из дома, и увидев воина, побледнела. - Нет...
        Дальше, все как будто скрыла горячая дымка. Из того вечера, Филипп помнил как мать бросилась на колени перед воином, и прижала сына лицом к сухой земле. Он слышал, как она причитала, просила и умоляла. Хотела отдать все деньги, продать дом. Она предлагала воину такие вещи, о существовании которых Филипп узнал только через много лет, и содрогнулся, вспомнив об этом дне.
        Но воин был непреклонен. Через полчаса, странный зверь уже вез их на своей спине к каменным облакам, туда, где во дворце молодая царская династия Эссо еще только училась диктовать другим, таким же молодым странам свою непреклонную, железную волю.
        Воин сидел впереди, и Филипп не мог отвести от него взгляда, хотя блики солнца на металле резали глаза.
        Его жизнь изменилась в тот момент навсегда, но для него все затмил жестокий слепящий свет.
        ...
        Враги не заставили себя ждать. Стоило ему приблизиться к воротам, за которыми скрывалась лестница, гремлины нескончаемым потоком повалили из всех доступных дверок и люков.
        Что ж, он ожидал этого. Не давая противникам передышки, Филипп сделал несколько выпадов ножом, отправляя в полет смертоносные зигзаги. Армия рассыпалась, чтобы тут же собраться по команде уже не одного, а двух шаманов.
        - Правильно, - хмыкнул Филипп. - С одним вы теперь со мной точно не справитесь.
        Несколько самых смелых коротышек стремительно окружили его, и бросились на спину. Царевич даже не обернулся.
        Яркие вспышки озарили коридор, а от нападавших не осталось и следа. На потрепанной рубахе Филиппа остались несколько прожженых дыр, из под которых торчали круглые конструкты. Как только гремлин коснулся одного, лучи выстрелили во все стороны, не позволяя подобраться с тыла.
        - Я учусь на своих ошибках, - гордо сказал он. - Надеюсь, что вы тоже.
        ...
        Это был совсем не праздничный день. Для кого-то другого закатили бы фестиваль на неделю, но Филиппа ожидала лишь формальная церемония. Отец не хотел привлекать внимания к тому, что произойдет, и царевич это прекрасно понимал. Ему и самому хотелось забыть, но кто же ему позволит?
        Царевич открыл меню, посмотрел на красную строчку почти в самом низу статистики.
        Коэффициент получения опыта (-75%)
        Сегодня, в районе полудня, ему исполнится восемнадцать, и если бы он был обычным ребенком, таким как все... Ладно, даже таким как его братья и сестры, эта строчка бы исчезла в тот же миг, как он достигнет совершеннолетия. Но она не исчезнет.
        Эта слабось останется с ним навсегда и будет вечно заставлять его стараться в пять раз сильнее, чем все остальные.
        Филипп поднял глаза. Насмешливая улыбка служанки сменилась наигранным уважением.
        - Вас уже ждут господин, - сказала она дрожащим голосом.
        Он уверен, сейчас эта женщина боится его, потому что у него есть власть. Но как человек, как игрок, она понимает что он настолько ниже её, что просто смешно. За несколько дней, эта служанка может стать такой же сильной как он, а ведь у него ушло почти восемь лет, чтобы стать таким, какой он сейчас.
        Филиппу захотелось прострелить этой безродной дуре колено.
        - Мои братья уже там? - спросил он сдерживаясь.
        - Насколько я знаю, господин Варфоломей еще не прибыл.
        Прекрасно. Старшего может не быть на церемонии. Ему исполнилось восемнадцать месяц назад, и он уже успел набрать семь уровней с тех пор. Нет, Филипп точно бы не выдержал и направил бы луч в эту самодовольную рожу. Само собой, брат бы отделался легким ожогом, а все остальные еще сильнее задрали бы носы.
        Яркий луч пронзил пространство, вспыхнув прямо над ухом служанки. Девушка вскрикнула и испуганно прижала блестящее медное блюдо к груди. Опаленная прядь волос упала на пол.
        - Комар, - холодно сказал Филипп. - Не хочу, чтобы мои слуги ходили в волдырях. Иди, скажи отцу, что я скоро буду, - скомандовал он.
        - С-спасибо, господин, - промямлила служанка, спиной протискиваясь через дверь. Когда та захлопнулась, Филипп метнул в нее сапог.
        ...
        - Я ненавижу людей, которые недооценивают меня, - сказал царевич, прикладывая руки к люкам гремлинов на противоположных стенах. В его ладонях загорелся янтарный свет. Стекающаяся энергия готовящегося к выстрелу параболоида. - А особенно, я ненавижу тех, кто недооценивает меня, будучи гораздо слабее. Так что, вы, жалкие мобы, совершили очень большую ошибку.
        Прежде чем свет заполонил все вокруг, куча гремлинов, словно единая волна, лязгая кинжалами, обрушилась на него.
        ...
        Открыт навык напряжения - «Выброс»
        Все вокруг застилает густой лиловый дым. Если стоять в полный рост, вообще дышать нечем, просто сажа лезет в нос. Пришлось прижаться к полу, здесь воздух хоть немного чище. Но ядовитая сажа все равно просачивается и в люки расположенные на полу. Видимо, с вентиляцией у гремлинов все в порядке.
        Один из них, скрюченный и засохший как мумия падает из фиолетового облака прямо передо мной и разваливается на куски. Полагаю, такая участь ждет каждого, не обладающего иммунитетом. Да и мне самому как-то не по себе, хотя, возможно все же не стоило увлекаться незнакомыми продуктами.
        Игрок выделяет из своих ладоней мощный токсин вызывающий тяжелый паралич и обезвоживание. Чем большее количество яда использует игрок, тем дольше будет протекать перезагрузка способности. Время ограничения использования способностей метки также будет соответственно увеличено.
        Они не хотели играть по-хорошему. Им было недостаточно отобрать мою основную силу и бумеранг, они хотели загнать меня в угол. Между делом, толпа гремлинов со швабрами, толкающая вперед баррикаду из всякого мусора выглядит забавно. Конечно, когда они ее поджигают, уже становится не так весело, а когда тебе приходится бежать из комнаты через узкий лаз, в который они еще и масла налили, становится совсем грустно. Масло хорошо горит. Хорошо, что сопротивление никуда не делось. И все равно я теперь красный, как вареный рак.
        И вот, когда мы добрались до комнаты, где никаких секретных отверстий, через которые можно проползти не было (если ты не гремлин), случилось нечто странное. Во-первых, я ощутил в себе такую едкую обиду на все происходящее, что она обрела физическое воплощение в виде тошнотворной эластичной капли у меня в руке.
        Во-вторых, весь этаж содрогнулся, будто где-то рвануло что-то мощное. Тряхнуло нас здорово. Коротышки посыпались из своих люков, а я поскользнулся и случайно уронил каплю в костер, чем вызвал этот локальный апокалипсис. Небольшая, казалось бы (размером с яблоко), капля начала шипеть и коптить, выпуская дым. Даже само пламя окрасилось в темно-фиолетовый. Первый гремлин, неосторожно стоявший прямо у баррикады молниеносно схлопнулся.
        Эта незавидная судьба постигла и его друзей, побросавших швабры, но не успевших спрыгнуть в люки. Их бы это все равно не спасло. Вскоре токсичный дым был везде. Воздуха стало меньше, огонь стих, и я смог пролезть обратно, тем путем, которым пришел, и даже там уже было темно от сажи. Кстати, ползать с одной рукой это то еще удовольствие. Я начинаю скучать по своей гигантской рыбо-грабле.
        Мы рады, что наша игра все еще вызывает у Вас сильные эмоции. Бонус: Яд +3, Кулак змеи +1
        Еще какие, ребята.
        Радует одно. Пусть даже я остался совсем без активных способностей, пока эта мрачная жуть не рассеется, ответной атаки можно не ждать. И то, это только в том случае, если шаманы успели убежать, а бегают они медленно. А еще, я, похоже, неплохо подкосил тех, что прятались в укрытиях.
        С другой стороны, в тех немногих сундуках, которые мне удалось найти, лежала всякая ерунда, вроде печатей. Нет, я нашел руну, которая добавляет два процента урона водой, вот только на кой она мне нужна? Только если продать. Да я так озолочусь, когда мы отсюда выберемся. Столько ненужного барахла!
        Не удивлюсь, если Эфраим специально выгреб все полезные вещи из сундуков, а потом их еще и гремлины подчистили. Практическая выгода от исследования подземелья пока что стремилась к нулю.
        Сетуя на свою незавидную судьбу, я выбрался из очередного лаза, и уперся носом в красивую, резную дверь. Стараясь не дышать лиловыми хлопьями, кружившимися надо мной, я потянул за тяжелую ручку, и вполз внутрь помещения. Удивительно, но здесь следы моей атаки были практически незаметны.
        Треугольные уши спрятавшихся в безопасной комнате гремлинов задергались. Их здесь было штук десять, к счастью все самые обычные, и ни одного шамана. Коротышки дрожащими руками держали самое разнообразное артефактное оружие, направляя его на меня острыми концами. В том числе, один из них тряс в воздухе «Сожалением».
        - Ну-ка дай сюда! - возмущению моему не было предела. Я выдернул бумеранг из рук гремлина, стряхивая мерзавца на пол. Осмотрел оружие. С виду, артефакт не пострадал, по крайней мере, обращались они с ним достаточно бережно.
        Даже без активных сил, с одним бумерангом, я мог запросто запинать коротышек (если конечно у остальных волшебных штук нет каких-то совсем уж нечестных способностей. Хотя, иначе бы они их уже применили). Я прошел мимо гремлинов. Гораздо интереснее было взглянуть на эту сокровищницу.
        Не то, чтобы здесь было очень много всего. Но вещи все равно красивые. Жалко, справка все еще не работает и каких-то подробных сведений, кроме названий получить не удастся.
        Вот у стены стоит большой двуручный меч, украшенный всякими морскими узорами. Белоснежная рукоятка в форме китового хвоста. Да и само лезвие зазубрено, будто сделано из челюсти морского исполина. Весь меч ростом почти с меня. Гремлины даже сдвинуть его не смогли, а уж поднять... Я посильнее, но тоже утащил бы его с большим трудом, если бы хотел, конечно.
        Краем глаза, я почувствовал движение у себя за спиной, и развернулся как раз, чтобы принять запястьем атаку от гремлина. Мерзкий полурослик атаковал чем-то вроде длинной металлической дубинки. От удара у меня зазвенело везде, и показалось, что хрустнула кость. Легкая, с виду, дубинка приложила меня настолько хорошо, что аж подкосились ноги. Я словно стал тяжелее, и попытка пересилить атаку провалилась. Тем временем гремлин атаковал снова, с размаху врезав мне по лицу.
        Звездочки, начавшие веселый танец над моей головой выглядели уж слишком реальными, а пока я приходил в себя, враг не собирался останавливаться. Его вооруженные родичи тоже решили воспользоваться моментом.
        Выставив руку вперед, и окружив себя первобытной аурой ловкости (к моей большой радости не зависевшей от меток), я рванул к полу, уворачиваясь одновременно от дубины и от удара метлой (кому-то не хватило артефакта?). Перекатился в сторону, прячась за большим деревянным барабаном.
        Кусачий буран, мелкие скоты числом берут. И у этой железной палки точно есть какой-то утяжеляющий эффект. Я двигаюсь, будто нахожусь под водой, причем после второго удара это ощущение стало сильнее. Понятно, нельзя позволять себя бить этой штукой!
        За барабаном валялись какие-то четки и амулет, от которых мне сейчас, скорее всего не было бы проку. А еще, палка с круглыми колокольчиками на конце. Наверняка крутая вещь, а если еще и с эффектами повезет, то коротышкам кранты. Посохом махать гораздо легче, все же бумеранг заточен под большие, измененные руки. А у меня здесь каждая минута на счету.
        Выскочил из своего укрытия, держа посох впереди. На этот раз во главе атаки оказался гремлин с метлой. Деревянные палки столкнулись с эпичным треском, а монстр сжался в шар, окатив меня потоком черной крови.
        Фу! Ну, просто, фу, какая же гадость и вонища!
        Кровь выбила меня из колеи, позволив еще одному гремлину, вооруженному коротким стеклянным мечом обойти меня и полоснуть лезвием по моему плечу. Внезапно, стало очень холодно, и я увидел, как моя одежда покрывается инеем.
        Не хватало еще замерзнуть. Дурацкие артефакты с неизвестными способностями!
        Еще один замах посохом и кровь еще одного гремлина летит мне прямо в рожу. Ну что за фигня!
        Отряхиваясь, чтобы кровь не попала в глаза, я отбросил вампирскую палку от себя и случайно задел того гремлина, у которого отнял бумеранг. Посох, естественно, сработал и окатил меня вонючей жижей снова.
        Подберу-ка я лучше ледяной меч, он всяко эффектнее и приятнее, чем жуткий посох. Я потянулся к упавшему на пол оружию, и тут же перекатился в бок. Гремлин с дубинкой промахнулся, и отскочившая от пола железяка врезала ему же по лбу, отправив воителя к предкам. Ну его, этот ледяной меч, вот это штука мне больше по душе.
        Дубинка была легкой, но в ней чувствовалась какая-то сила. Некая нереальная внутренняя масса. Я извернулся, отправляя в полет к потолку гремлина с какими-то когтями. Надо же, легкая, прочная, быстрая и мощная. Чудо, а не артефакт, жалко я в ближнем бою предпочитаю не драться. Может, начать с такой-то вещью?
        Оставшиеся гремлины столпились за спиной у своего самого большого собрата, подобравшего метлу. Он стоял с ней так гордо и уверенно, что казался предводителем отряда великих героев (а не гремлином с метлой).
        Это что, бой один на один?
        Я ломанулся к нему, готовясь втоптать мелкого негодяя в пол, но оружие встретило неожиданное сопротивление. Стебли метлы образовали прочный щит, легко остановивший удар, в который я, на минуточку, вложил всю силу, а затем обхватили мою руку, сжав ее и заставив выронить оружие.
        Резко дернул на себя, вырывая у него из рук метлу. Стебли тут же ослабли, и я смог перехватить управление артефактом. Но повоевать метлой мне не удалость, так как внезапный, мощный поток воды впечатал меня в дверь, и выбросил в задымленный коридор. Видимо, кто-то из просто так стоявших, нашел еще одну интересную штуку. Я лишь мысленно поблагодарил его за этот отчаянный шаг.
        Ядовитый дым уже почти развеялся, став тусклой фиолетовой дымкой. На пару секунд, я наверное потерял сознание, так как что-то понимать начал только сидя у противоположной стены. Жутко болело в груди. Это была очень мощная атака, возможно у меня что-то сломано. Кусачий буран, не хотелось бы. Нужно добраться до костра.
        Но сначала...
        Я коснулся рукой растекавшейся по полу лужи. У двери виднелись комья мутной глины. Надо же, а я ведь считал вас умными. Или, думали, что меня это убьет? В глубине пробуждалась энергия. Одной искры оказалось достаточно.
        Гремлины в сокровищницы взвизгнули и затихли. Остроухие козлы.
        Попытался встать, но жуткая боль не позволила. Все же ребро сломано. Скорее всего. Может больше. Надо прийти в себя.
        Я что-то как-то устал, наверное. Эта беготня через огонь, ядовитый дым, драки с гремлинами. Это все дико утомительно. Наверное, я немного полежу здесь, а потом вернусь в сокровищницу и заберу столько вещей, сколько смогу. Может, к тому времени, и справка будет работать. Было бы не плохо.
        Глаза просто слипались, и мне даже показалось, что дверь в сокровищницу исчезла, а передо мной вновь возникло каменное лицо, и кто-то очень грязный, весь черный и в крови.
        ГЛАВА 10
        
        Пока я занимался всякой ерундой в столовых и сокровищницах, знакомая местность сильно изменилась. Стены этажа выгнулись, дверки и люки оплавились. К последствиям разрушения так же добавились пятна лиловой сажи. Неужто дым и сюда добрался?
        - Яд в воздухе, - сказал Филипп. Его голос был еще более хриплым и усталым. - Твоих рук дело?
        Я кивнул. - А это все?
        - Вышло лучше, чем ожидалось. Я уже думал, что потолок рухнет мне на голову.
        Откровенно говоря, выглядел он так, будто потолок действительно упал на него. Почти все тело покрывали ожоги, и едва запекшиеся раны. На боку, огромных размеров пятно, видимо след от прямого попадания шаманского посоха. Рубашка согрела окончательно, кроме того он оторвал полосу, чтобы сделать себе повязку.
        - Что с глазом? - спросил я. Из под грязного куска ткани тек гной, и боги знают что еще.
        - Ничего особенного. Задели, когда навалились на меня толпой, - он протянул мне руку. Точнее, грубо дернул меня вверх, отчего все мои сломанные кости загудели. - Вставай.
        Я понимал, что водяная пушка отлично меня потрепала, и стрелявший гремлин точно надеялся меня прикончить. Но только поднявшись осознал все масштабы повреждений. Левая нога онемела и не слушалась, саднила спина, а каждый вдох сопровождался всполохом огня в груди. Про то, как звенит башка после удара железной дубиной, а потом затылком об стену на полной скорости, я вообще молчу. Кусачий буран, и как я жив-то еще, все не перестаю удивляться.
        - Нам надо к костру, - уверенно сказал я, сделал шаг и едва не ухнул лицом вниз.
        - Нам нужны зелья, идиот. - Филипп дал мне затрещину. Его рука звонко скакнула по силовому полю. - Такие раны костер будет лечить неделю. Это игра позволяет нам еще ходить и что-то соображать в таком состоянии. Твари довели нас до предела, если бы не усиление...
        Мы медленно заковыляли к покосившимся воротам.
        - Им это тоже просто так с рук не сошло, - сказал я. Около входа на этаж будто что-то взорвалось. Ну, хотя почему будто, это был Филипп. Грохот я слышал через весь уровень. - Ты им показал, где зимуют раки.
        - Ну, еще бы, - буркнул напарник. Может, мне померещилось, но на его изуродованном лице промелькнула улыбка.
        ...
        - Хорошо, ты должен мне пояснить, как это возможно, - я прилег у ласкового, исцеляющего пламени. Может мне и становилось лучше, но уж очень медленно. В этом Филипп был прав.
        - Ничего я никому не должен, - сказал он, смотря одним глазом в пустоту. - Я даже не понимаю, о чем ты говоришь.
        - Как они смогли нас победить? - этот вопрос не отпускал меня. Нет, я все понимаю, тактика, численность, способности. Но, кусачий буран, при такой разнице в уровнях!
        - Мы живы, а они нет. Если это победа, у нее странный вкус. - хмыкнул царевич.
        - Я потерял руку, когда дрался с врагом на пятнадцать уровней сильнее. И я был не один. Со мной была партия, плюс довольно большая группа союзников. Он вынес нас, не напрягаясь. Затем, с твоим котом сражалась моя двадцатиуровневая партия и персонал больницы. Несколько здоровых мужиков пятидесятого. И мы его даже не поцарапали. Замечаешь тенденцию?
        Филипп ничего не ответил.
        - Плюс еще, креветка оказалась всего на пять уровней сильнее тебя, и все равно тебе пришлось использовать перегрузку. А ведь её еще били мы, всем составом.
        - Не напоминай мне об этом моменте позора. И сам забудь. Это был феерический дебилизм с твоей стороны.
        - Эй!
        - Я не знаю, как еще это назвать. Перебил тайком партию, усилил монстра, при этом, сделал его неуязвимым к своим же атакам... было бы смешно, если бы не было так мучительно жалко. Словно вор, который забрал драгоценности, поджег дом, а сам на выходе застрял в окне.
        Занятное сравнение. Я потом придумаю остроумный ответ на него.
        - Ты просто злишься за то, что мы тебя обошли...
        - Ладно, хватит! - прервал он меня. - Мы миллион раз это обсуждали.
        - И то верно.
        Напарник развернулся, подставив другую сторону потоку созидательной энергии. - Между первым и двадцать пятым уровнем не такая уж большая пропасть.
        - Ну не скажи. Торнак нами пол вытер, а мы были далеко не новички.
        - Пфф. Тоже мне «не новичок». Мне стоит рассказать тебе кое-что о месте, по которому ты путешествуешь. Слышал поговорку про лягушку в колодце?
        У меня складывается ощущение, что других поговорок здесь не знают. Она даже в моей голове звучит голосом безумной феи.
        - Да, что то знакомое, - я внимательно посмотрел на напарника, упер подбородок в ладонь. - Давай, просвещай меня, мастер света.
        Его чуть не замкнуло.
        - Ладно, расскажу тебе кое-что важное. Может, это спасет тебе жизнь когда-нибудь, и ты дотянешь до нашей битвы невредимым.
        Промолчу.
        Филипп коснулся ладонью языков пламени, и тут же ее одернул. Эфектно не получилось.
        - Конечно, ты сейчас гораздо сильнее, чем был в самом начале. Но это не значит, что ты какой-то сверх-титан, неприкасаемый для более слабых игроков. И ты не будешь им, пока остаешься новичком. Я не буду отрицать, даже обычные люди могли бы побить нас, если бы у них было время и ресурсы для подготовки.
        Неприятно такое осознавать. Я уже если честно начал ощущать, как гордость бьет мне в голову.
        - Кем был твой первый серьезный противник? Тот, что отнял руку.
        - Медведь. Лед и зверь. Со здоровенным ледяным молотом.
        - Позволь предположить, вы отправились на ту битву, не имея в запасе огненных и психических атак. У вас не было никого со звериными способностями контроля. То есть, вы были не готовы к схватке, и проиграли, хотя вас было, сколько, шесть? Семь?
        - Десять, - тихо сказал я. Напарнику было больно смеяться, но ради такого случая он решил потерпеть. - Минуточку, что за звериные способности?
        - Метка зверя это не только животные, а еще охотники и прочие подобные вещи. - Филипп махнул рукой. - Но сейчас не об этом. Если бы у вас были способности, к которым он уязвим, вы бы легко победили. Если бы охранники в больнице не были такими идиотами, то Альгрена вы бы смогли одолеть так же легко.
        - Серьезно?
        - У него странная способность. Нельзя всегда надеяться что противник не догадается, и продолжит убивать, пока он достигнет пика, - царевич нахмурился. - Чертов кот...
        Мне эта сила тоже показалось довольно бесполезной. Тем не менее, Эфраим спас нас. Мы позволили коту вырасти до своего настоящего уровня. Даже не спорю, там все глупо себя вели.
        - Пока игрок не достигнет сотого уровня, он должен держать ухо востро. Пара неосторожных движений, и даже гремлины тебя растерзают. Если их будут сотни. Но скорее всего, это будет какая-нибудь хитрая партия в диапазоне сорока-пятидесяти. Или несколько партий нашего уровня. Даже сотый в одиночку не справится.
        Это довольно обидно слышать. Мы заплатили высокую цену за победу над медведем, а выяснилось, что всего-то нужны были другие метки. Свет, звук, куча бойцов, молния, яд, вода, магия. Все это разбилось о ледяную стену.
        - Умный лидер подбирает себе партию так, чтобы она покрывала как можно больше возможных уязвимостей. Но ты особый случай, и казалось бы, должен выбирать те битвы, в которых твоя партия может победить.
        - Что я могу сказать, битвы сами выбирают меня. Так что там, после сотого уровня?
        - Бонусы. Огромные бонусы. Эволюция образа. К этому времени ты в любом случае открываешь уникальную способность, а если повезет, даже прокачиваешь её. После сотого, общий уровень силы игрока взлетает как ракета, - щелкнул пальцами. - Но даже тогда, он не перестает быть новичком.
        - Ну да. Модераторы, они ведь тоже новички,- хмыкнул я. - не удивительно, что я победил целых двух. Слабаки же!
        - Конечно. По сравнению со своими коллегами из-за стены, те, кого ты победил вообще ничтожества. Я уже молчу, что победил ты играя в игрушки, а не сражаясь в настоящем бою.
        Для человека, который бесится, когда его недооценивают, он как-то очень сильно недооценивает меня. Ох если бы ты только знал, Филька, на что мне пришлось пойти, чтобы объегорить Лотос. А теперь, ты говоришь что она еще новичок. И стена... Что за стена?
        - Опять загадками говоришь?
        - К северу отсюда, за хрустальными горами стоит внутренний барьер, за который могут пройти только те, кто достиг отметки в двести пятьдесят уровней. Вот там начинается настоящая игра, и все что происходит здесь это такие мелочи.
        На мое удивление он ответил. - А ты чего ожидал? Уровней ведь пятьсот, разве могут все игроки копаться в одной песочнице?
        - Вообще да. Я как-то об этом не задумывался. Меня тут и в кланы приглашали, и как бы с модератором хаба я виделся. Если честно, мне казалось, что в принципе понимаю планку могущества местных обитателей.
        - Значит, ничего ты не видел. - Филипп тяжело вздохнул. - Не каждому это дано. Говорят, чем дальше на север, тем сложнее.
        - Все как в жизни, - пожал плечами я.
        ...
        Я уже два или три дня не спал. Сначала Астра выбила меня из колеи, затем вся заварушка в больнице плавно переросшая в новое испытание. А потом вот это всё.
        Поэтому, когда представилась возможность, мои глаза закрылись сами по себе и я забылся. Упал в розовый океан с прекрасными русалками и плавал там на фестивале синеперого марлина. Или что-то в этом роде. Моя реальность безумна и сны у меня не лучше.
        Безумная реальность вернулась вместе с разочарованием. Я все еще был в данже, все еще лежал у костра, а в трех метрах от меня мирно храпел Филька. На розовеющем лице распылалась довольная и злорадная улыбка. Белобрысый гад явно что-то там замышляет.
        Мастер!
        Как всегда вежливый аватар внезапно подал голос у меня в голове.
        Приносим извинения за технические неудобства. На данный момент, сбой в работе справочной системы был устранен, и я вновь готов ответить на все Ваши вопросы.
        Это прекрасно, вот только у меня практически кончились вопросы. Надо отметить, чувствовал я себя гораздо лучше, и большая часть внешних повреждений исчезла. Внутри, правда, все еще ныло и сопротивлялось попыткам шевелиться.
        - Сколько я был в отключке?
        Двенадцать часов семнадцать минут, Мастер.
        Ух, ты, елки! Значит, мы в подземелье уже почти двое суток. Хорошо, я хоть поесть успел.
        За это время, ваши физические показатели были восстановлены на сорок процентов, без учета потерянной ранее конечности, так как для полного восстановления ее функционала требуется провести в зоне влияния костра предков три тысячи двадцать пять часов и двенадцать минут подряд.
        Что ж, первые шаги к исцелению сделаны.
        - Я это учту. Расскажи мне про печать чистоты.
        Печать чистоты - особый предмет, свойства которого заключаются в нейтрализации эффектов низкого вирда на тело игрока. Существует в двух видах. Первый - достаточно распространенная вещь, изготавливается и используется игроками, нейтрализует эффекты вирда на четыре часа. Второй - используется монстрами, недоступна для игроков. Нейтрализует эффекты перманетно, восстанавливает вирд до десяти.
        О как. То есть им не понравился мой облик, и они снова сделали меня человеком. С одной стороны, это прекрасно, но все же привычка вторая натура. Несколько месяцев я был ушастым гремлином, и это не прошло бесследно.
        До следующего уровня оставалась примерно треть, и в тот помент, я решил для себя, что не буду восстанавливать вирд, когда он упадет до прежнего значения. Лишние очки можно было вложить в артефакты. Я из прошлого, наверное, удивился бы такому решению. Но у меня свои обстоятельства и свои причины.
        Вот что нам сейчас точно не помешает, это набрать опыта. Так, мы полностью восстановим свои силы. Впереди нас ждал босс, и перспектива столкнуться с кем-то мощным и к тому же без уязвимостей, которые можно использовать, немного напрягала меня.
        Пообщавшись со справкой, я выяснил что монстры на этажах воскресли за двенадцать часов, и теперь, между нам и боссом снова стояла толпа сердитых гремлинов. Кроме того, за пределами зала с костром нас еще ожидали зомби, и их растительный лидер. Что более интересно, в той части первого этажа, куда мы еще не ходили, находился секретный босс, по словам аватара несколько слабее босса третьего этажа. Без всякого сомнения, это тоже какой-то неубиваемый черт, но с ним мы наш дуэт шипящих паралитиков может хотя бы попытаться справиться.
        Ключ к той двери должен находиться где-то недалеко от зала с костром, но точно не на первом уровне, и не на этаже кишащем гремлинами, что тоже очень хорошо.
        Определившись с планом действий, я стал ждать, пока очнется Филипп. Будить его не хочу, пусть восстанавливается. Время мы здесь не теряем, набираемся сил, залечиваем раны.
        Нужно придумать что-то против гремлинов. Нам придется вновь столкнуться с ними, и постоянно использовать ультимативные атаки это совсем не вариант. Вот если придумать что-то попроще, не такое изматывающее...
        Я обратил взор внутрь себя, и создал достаточно большой разряд, чтобы слепить из него грубую копию гремлина. Электрический коротышка вышел почти один в один как настоящий.
        И как же с вами сладить? Твари хитры, они олетают от одного чиха, но быстро возвращаются в строй, прячутся в сети своих собственных тоннелей и нападают со спины. Филипп рассказал, как он решил проблему критических ударов, и я бы тоже мог повесить ловушки себе на спину, но это временное решение.
        Гремлин конструкт выглядел сурово. Он искрился и рвался в бой, только драться пока было не с кем. Можно было бы использовать таких в бою, но создать и поддерживать я смогу максимум три или четыре. А противников у них будет сотня, плюс еще с сопротивлением электричеству.
        Подумав, я дал конструкту два больших лезвия вместо рук. Ну, как, лезвия, это все еще маленькая молния, которую едва поддерживает в форме моя мысль, и никаких режущих кромок там нет. Но смотрится неплохо.
        Заставил коротышку пробежаться по залу. А он быстрый, быстрее, чем они, даже когда врубают ускорение. За секунду, он мог бы уложить десяток мерзавцев. Или добежать до шамана и обломать ему палку. Возможно, три-четыре конструкта это именно то, что нам нужно и я опять буду чувствовать себя глупо, из-за того что не догадался сразу. Ничего не знаю, мне вырубили электричество.
        Раз уж настало время экспериментов, я решил попробовать кое-что еще. Костер все равно восстановит всю энергию, которую я потрачу. Молния внутри сжалась, и задрожала, наливаясь густым, алым цветом. Я попытался перейти в продвинутый боевой режим. На глазах, моя кожа ссохлась и обтянула кости, а острые зубы больно уткнулись в челюсти, не предназначенные для них. Вместо рыбы-гадюки получился кривой, клыкастый скелет.
        Конструкт тоже потемнел. К алому цвету добавился ядовитый пар. Разломив лезвия на несколько неровных когтей, он завопил как безумный и бросился метаться по залу, стремительно словно пуля, отскакивая от пола, стен и потолка пока, наконец, не разбился на кучу маленький искр.
        Я еще слишком слаб, чтобы создавать стабильные штуки из алой молнии. Может быть, этот вопящий снаряд и положил бы много врагов, но прошло всего пол-минуты отсилы. А я, хоть и вернулся в обычное состояние, чувствую себя премерзко, и снова хочу спать.
        Размахивая мечом в разные стороны, подпрыгнул Филипп. Удивился, когда не обнаружил рядом врагов, а только облачка ядовитого пара.
        - Ты чем здесь занимался? - с недоумением спросил он, потирая уши.
        - Готовился к грядущим сражениям, - невозмутимо ответил я. - Все по вашим советам, товарищ царь.
        - Мне показалось, что на нас напала дикая банши. - пробубнил он. - У врагов с хорошим слухом точно кровь из ушей хлынет.
        - Видишь, с умом к делу подхожу.
        Красные искры осыпались на пол в виде маленьких, ярких кристаллов. Я поднял один осколок, покрутил его перед глазами. Внутри него скрывалась сила - коварная, резкая и ядовитая. Совсем небольшое, но вполне ощутимое количество. Сжал кристалл пальцами, и он треснул с громким хлопком и яркой красной вспышкой. Мое лицо обдало жаром.
        - Потрясающе, - сказал Филипп, тоже приглядываясь к кристаллам. - Никогда такого не видел.
        - Вот теперь мне действительно страшно, - если уж Знайка из Облачного города чего-то не знает, следовательно, происходят таинственные, неизведанные события.
        - Как будто твоя сила в этой форме настолько велика, что не может даже просто рассеяться в пространстве, - царевич начал задумчиво рассуждать. - Даже превратившись, ты едва её контролируешь. А стоит отпустить возжи... - взяв горсть кристаллов в ладонь, он с размаху метнул их в стену. Целая серия маленьких красных взрывов. - Бум.
        - И это просто крошечные осколки конструкта, - я присвистнул.
        - Странно. Очень странно, - явно находясь под впечатлением, напарник присел рядом. - Эта сила... гораздо мощнее, чем должна быть на твоем уровне. По логике игры, ты не мог получить способность, которой практически не можешь пользоваться, так как за пару минут, она выжимает тебя как лимон, и высвобождает настолько много лишней энергии. Но получил, - он смотрел на меня так пристально, что мне стало неуютно. - Будто есть какой-то резервуар энергии внутри тебя, уровней на двадцать, а то и тридцать мощнее, чем должно быть. И внезапно, ты получаешь к нему доступ.
        Серьезно? Он сделал этот вывод из нескольких взрывающихся кристалов, и того что я каждый раз валяюсь после этого режима на полу?
        - Мне кажется, ты сильно преувеличиваешь, - сказал я, отодвигаясь.
        - А мне кажется, ты чего-то не договариваешь, напарник, - в его голосе прозвучали злобные нотки. - Как и твои друзья из Администрации.
        - Понятия не имею о чем ты. Веришь или нет, если бы ты не поднял эту тему, я бы даже не заметил.
        - Я был бы полным кретином, если бы верил кому-то вроде тебя и твоего придурковатого модератора. Не ломай комедию, Испытатель. Ты только что, возможно, сам того не подозревая показал мне что пользуешься нечестными методами прокачки.
        - Я?! - ну это уже наглость. Обвинять меня в чем-то, в чем я практически не разбираюсь. - И с чего ты это взял? Думаешь, если бы я мог быстро или как-то по-умному прокачиваться, я бы торчал здесь и подвергался всяким видам насилия от гремлинов?
        - Теперь понятно, почему ты так легко согласился на поединок. Не знаю, сам ты до этого допер, или тебе подыгрывают, не важно. Не думай, что все это просто так сойдет тебе с рук!
        Филька просто пылал от гнева, который сам же себе напридумывал. Если бы он мог напасть на меня сейчас, точно напал бы.
        - Да я и не думаю! Слушай, если бы я мог доказать, что это все чушь, то доказал бы. Просто, я даже не знаю как.
        Я увидел по-настоящему звериный оскал. Этот человек не был мне другом и ненавидел меня всем сердцем, но при этом сейчас, его ненависть и презрение будто выросли в сотню раз. Не задумываясь, он готов был казнить меня на месте. А мне-то казалось, что между нами возникло какое-никакое но взаимоуважение.
        - Не волнуйся. Есть люди, которые прекрасно разбираются в этих вопросах, и они уж точно решат твою судьбу. А если выясниться что Администрация выдает тебе плюшки за просто так, им тоже мало не покажется, - сказал Филипп. - Нам просто нужно выбраться отсюда сначала. Не думаю, что с твоей новой способностью этой будет большой проблемой.
        ИНТЕРЛЮДИЯ 3
        
        Егор бежал, бежал настолько быстро, насколько позволяли скорость и комплекция. В скорость он никогда особенно не вкладывался, да и фигуру подзапустил, поэтому этот отчаянный побег давался ему с огромным трудом.
        Но успеть было нужно. Через пятнадцать секунд тоннель позади него обвалится, и печати в стенах сработают. Кто бы его ни преследовал, ему точно не поздоровится. А на выходе, Егора уже ждет корабль, который отвезет его к самому барьеру. Там есть укрытие, нора в земле чуть ли не под смертоносной стеной. Уютная нора, в которой можно прожить хоть двадцать лет.
        Там они его точно не найдут.
        Крики наверху стихли, как стихли и пушки на башнях. Проклятые бездельники! И зачем он вывалил столько денег на охрану?
        В самом начале тоннеля хлопнула дверь. Его преследователь, похоже, прорвался через все уровни защиты и теперь был у него практически за спиной. Ну да ничего. Скоро ему придется полежать под грудой камней и подумать, с кем он решил связаться.
        - Электрический барьер размещенный вдоль всего горного хребта, - раздался девичий голос, совсем юный, едва ли не моложе его дочери. Егор чуть не споткнулся.
        Что? Девчонка? И это тот ужасный посланник, что прибыл покарать его? Ну, конечно же нет. Дуреха просто убежала вперед. Может, хочет впечатлить своего сверхсильного спутника, который и выкосил всю охрану под ноль.
        - Минные поля на горных склонах. Прирученные дикие звери. Оживленные деревья, - спокойно продолжала говорить девушка, неумолимо приближаясь. Да, она хорошо изучила его систему охраны. Пфф, какое жалкое хвастовство. Можно подумать, она сама через нее прошла. Говори, говори, малышка. Скоро ты узнаешь, как делаются дела.
        Егор остановился. Он уже почти добрался до выхода. Здесь взрыв его не заденет. Нужно было бежать на корабль, но что-то не давало ему. Серьезно, как они посмели послать какую-то мелочь? Он все же хозяин этой долины! Семидесятый уровень! Не какой-то там обычный игрок! Где этот могучий воин, с которым явилась эта сопля, и почему он не показывается? Боится? Может и бежать не стоило?
        - Морские мины внутри рва, электро-кабели, бешеный динокрок. - она уже была очень близко, достаточно, чтобы он мог разглядеть её. На вид девчонке не больше девятнадцати. Кожа бледная, белая словно снег. Только лицо и руки, все остальное скрыто одеянием убийцы. Черная одежда, пластинчатый наплечник. Длинные черные волосы, завязаны в хвост. Из этого водопада волос торчат острые уши. Вокруг её шеи, словно шарф обернуто щупальце кракена с присосками. В руках девчонка держит две резные, деревянные тонфы.
        Данные засекречены
        Её глаза, синие и холодные как лед светятся решительностью.
        Чего Егор никогда не любил, так это наглых детей. Сам он таким никогда не был, ну или так ему казалось. Есть в этой жизни какие-то принципы, которые надо соблюдать, иначе люди просто не будут уважать тебя. При этом не особо важно, уважаешь ли ты кого-то сам.
        А девка-то красивая. Жаль, что придется потрепать её немножко. Но как же еще научить молодое поколение почтению к солидным и авторитетным людям? Это, между прочим, забота о будущем.
        Пылающие трещины пробежали по стенам тоннела. Всю гору, на которой стоял замок, тряхнуло, и Егор едва не потерял равновесие. Это привело его в чувство, и он метнулся к гудящему небесному кораблю.
        - Зенитные орудия Прежних на стенах. Стрелковые башни. Полный набор элементалей на замковых стенах. Гравитационная... - она не успела договорить. Яросное пламя заполнило весь тоннель. Егор ощутил его жар на своей спине. А еще, дополнительный эффект за который он тоже очень много заплатил.
        Егор заглянул в меню. На глазах полоска опыта начала убывать. Он потерял целый уровень. Девчонке в любом случае повезло меньше. Насколько бы сильная она не была, она точно очнется на первом уровне. А уж тот, кто пришел с ней, если он все еще в замке... Там наверняка до сброса дошло. Ну они же не думали, что он совсем не подготовится ко встрече с «легендарными блюстителями порядка»?
        Даже здесь, в Параболе можно все что угодно купить за деньги, а их у него осталось столько, что можно еще десять новых замков отстроить.
        Мужчина плюхнулся в кресло небесного корабля, потянул руль на себя. Машина взревела и оторвалась от земли. Егор подумал, что он все ще не очень хорошо умеет управлять кораблем, но оставлять здесь слугу было бы слишком рискованно. Слуги могут предать только из-за суеверного страха перед Стигмой.
        Разве он сейчас не доказал, что это всего лишь детские страшилки? Довел до сброса минимум двух агентов. И эти люди якобы обладают властью наравне с администрацией? Не смешите тапки.
        На месте замка осталась широкая воронка, которая уже заполнялась водой из источника подо рвом. Да там не только агенты Стигмы, там вообще все полегли. Конечно, ему было жаль, что он не успел вывезти семью, но ведь они и не умерли, просто лишились опыта, так что ничего ужасного не произошло. Возможно, когда-нибудь он с ними снова встретится, когда уляжется шумиха.
        Егор с облегчением выдохнул. По небу за ним никто не гнался. Побег удался, и меры, принятые им даже оказались излишними. Он почуствовал себя смешным. И чего он боялся? Взрослый, солидный мужик, столько всего добился в жизни и вдруг поверил в какие-то сказки и испугался парочки ряженых клоунов.
        Ни за что он не поверит, что они объявят об этом позоре. Но он объявит, найдет способ, чтобы теперь все нормальные люди могли вытирать ноги об этих блефующих кретинов.
        Он откинулся на кресле, и мягко повел корабль на север. Солнце клонилось к закату, начинался прекрасный летний вечер. Вечер победы здравого смысла и успешного вложения денег.
        ...
        Спустя несколько часов полета он приземлился на заснеженной равнине, на самом краю Хрустальных гор. Несколько раз, Егору померещились в облаках черные крылья, но это оказывались либо обычные летающие монстры, либо игроки на своих питомцах. Стигма его точно не преследовала, это было бы глупо.
        Грузный мужчина спрыгнул на снег и тяжело шагая, поплелся к маленькой хижине на холме. Именно под ней, год назад начали строить убежище, и сейчас оно было полностью готово для автономного существования в относительной роскоши.
        Как только он пройдет сквозь стальные ворота, особое устройство отключит его от основной сети, и больше никогда администрация не сможет обнаружить его. А значит и Стигма тоже. Хотя сейчас, это тоже казалось лишним. Это укрытие он тоже напичкал ловушками, даже еще больше чем замок. Пускай только сунутся!
        -... аномалия на главном дворе. Средний уровень охраны - шестидесятый.
        Он вздрогнул, и застыл на месте. Как? Как она выжила?! А главное, как она добралась сюда так быстро?!
        - Заминированный запасной выход, с устройствами отката уровней. Всю ерунду, которую ты скопил здесь, я даже перечислять не буду.
        Лужа черной жидкости вытекала прямо из-под летяющего корабля и расползалась по снегу. Девушка будто вынырнула из этой лужи и продолжила медленно идти прямо к своей жертве. Егор сжал зубы. Мерзкая чертовка! Да как ты посмела?!
        Он сжал кулаки, перенаправляя в них внутреннюю энергию. Сила в его душе откликнулась и вспыхнула ядовито-зеленым огнем, охватившем его руки.
        Боевой режим: Изумрудное пламя
        Один выпад. Шар зеленого пламени раздувается до размеров небольшой земли и поглощает наглую девчонку. Проходит секнуда, и он разваливается пополам под гулкое столкновение двух тонф. Гигантский шар не оставил даже маленького пятнышка на её белой коже.
        - Егор Барышников, Хозяин Долины ледяного глаза в Секторе Равнин, бывший грандмастер клана Травяных Волков.
        Мужчина сжал зубы от бессильной ярости. Выпад. Еще один. Еще и еще. Непрерывный поток пламени, настоящий изумрудный ураган. Девушка без всяких усилий, легким движением тонфы отвела его от себя.
        - От имени Администрации, Стигмы и Нулевого Игрока, вы обвиняетесь в использовании копирующих предметов, получении опыта и денег в обход игровой механики, торговле и хранении предметов, позволяющих получить различные преимущества в обход игровой механики. Кроме того, вы обвиняетесь в сопротивлении агенту Стигмы при исполнении прямых должностых обязательств.
        Пламя потухло. У него не осталось сил и желания бежать. Егор устало шлепнулся на сырую землю.
        - Ладно. Вы меня достали, - прорычал он. - Где там твой напарник? Пусть он вынесет приговор.
        - Напарник? - удивилась девушка. - Но я пришла одна.
        - Что? Чушь какая... - сплюнул Егор. - Да чтобы какая-то малявка...!
        Он попытался ударить ее, но кулак врезался в тонфу. Раздался хруст. Деревянная дубинка смяла запястье мужчины. Второй дубинкой она врезала ему по колену, снова сбив с ног.
        - Вы уж извините, но у меня сегодня день рождения,- невинно сказала девчонка, повесила одну тонфу на пояс, а затем осыпала Егора какой-то серебристой пылью.- Пожалуйста, не портите момент.
        Широким концом, она вонзила тонфу ему прямо в живот, разбрызгивая кровь вокруг. Удар оказался настолько сильным, что Егор сразу превратился в прах, но мгновенно вернулся на то же место. Только, на этот раз он уже был двадцать первого уровня.
        - Вы приговорены к сбросу и дальнейшей тансмутации. Ваше поведение дискредетирует игровую систему и мешает нормальной деятельности других игроков. Мы надеемся, что в вашей следующей жизни, вы станете более полезным участником сообщества.
        Девушка недовольно проворчала. - Это же мое первое задание, не думала, что все будет так сложно!
        Егор попытался отползти, но тонфа обрушилась ему на затылок, разбивая его в пыль. Прах мгновенно собрался обратно. Шестой уровень. Он закрыл глаза. Нет смысла умолять, и просить о чем-то. Ему пришел конец. Но он не признает их правоту. Не умрет побежденным. Он замахнулся, но на шестом уровне у него не было никакого пламени. Девчонка остановила его удар ладонью. В третий раз, она выбила ему челюсть, ногой отправляя его в полет.
        Второй уровень.
        Бам.
        Первый уровень.
        Избитый, лишившийся всего опыта мужчина упал лицом вниз. Его тело вновь обьял огонь, но это было уже оранжевое пламя, пылающее в недрах измененной реальности Параболы. Оно пожирало прошлую жизнь, и создавало новую. Девушка-убийца молча стояла над пылающим телом, пока свечение не исчезло.
        На месте Егора теперь лежала маленькая девочка, лет десяти. Пламя созидание подогнало одежду под новое тело, превратив дорогой барский костюм в яркий сарафан. Девочка, неловко встала, ничего не понимая, огляделась по сторонам. Когда она заметила убийцу в черном, то вскрикнула.
        - Не бойся, - улыбнулась агент Стигмы. - Скоро здесь будут стражники, они отведут тебя домой, - девушка развернулась и направилась прочь с места битвы.
        ГЛАВА 11
        
        До зала с боссом опять шли молча. Филипп только злорадно улыбался, видимо, пологая что его месть заочно свершилась. Напарник согласился на мой план по убийству секретного босса, после чего замкнулся в себе и на вопросы больше не отвечал. Попытки донести до него, что он несет бред, успеха не принесли. Филька уперся в землю рогами. Нет, мне в целом все равно, что он думает, но так, у меня хотя бы был источник информации.
        Думаю, в глубине души он просто бесится, потому что я не захватил его артефакт из сокровищницы, и в бой ему придется идти с одним наручем.
        Я попытался узнать о возможности того, о чем говорил царевич у справки, но аватар не обладал нужными сведениями. Точнее, он напомнил мне, что при моем входе в игру возник какой-то сбой, но выразил сомнения, что это могло дать мне какие-то преимущества. Тем более, все происходило под личным надзором Заны.
        Посмотрел на свое плечо. Будь у меня эти самые преимущества, разве бы я дожил до жизни такой?
        Нет у меня никаких таинственных сил, которые я получил раньше срока. Даже совсем наоборот, такое событие совершенно не соответствует политике партии по отношению ко мне. Они скорее бы недодали мне каких-нибудь способностей, чем отсыпать больше, чем нужно. Интересно, может, так и есть? Совсем бы не помешал еще какой-нибудь полезный перк.
        - Десять минут, - нарушил молчание Филипп. - Тянем время, изучаем противника. Драться будем во второй заход.
        Пока я подбирал слова для ответа, он добавил. - У меня никаких секретных нечестных возможностей нет, а ты все равно будешь стоить из себя обычного игрока. Это всего лишь наиболее эффективный план.
        - Логично, - а я-то уж подумал...
        - Только попробуй подставить меня, - сверкнул глазами напарник.
        - И в мыслях не было, - сам себе врать не буду, было. Просто, смысла нет, так делать, разве что из дешевой мести. Но я не настолько злопамятный.
        Ключ нашелся в сундуке, скрытом в мрачной нише одной из тупиковых ветвей. Там же, мы нашли несколько склянок с зельями, которые тут же употребили. Этого было не достаточно, чтобы вылечить все раны и повреждения, но в любом случае, гораздо лучше, чем ничего.
        За ранее запертой дверью нас ждала широкая, круглая арена, и это не предвещало ничего хорошего. Мне было трудно представить, что босс, которому нужно столько места будет слабым, а еще он вряд ли будет маленьким. На ум пришел образ какого-нибудь исполинского демонического быка, плюющегося всеми элементами подряд.
        В центре арены располагалось еще одно колесо, такое же, как и на входе подземелья. Видимо, босса нам предполагалось еще, и выбрать случайным образом. Я потянулся к колесу, но Филипп перехватил мою руку и со всей силы крутанул барабан.
        - Думаешь, я позволю тебе что-то здесь выбирать? - шикнул он. Я махнул рукой и отошел в сторону. Пускай.
        Луч света вылетел из барабана и спроецировал картинку на потолок. Ровно, как и в прошлый раз, там быстро менялись возможные варианты. Каким-то чудесным образом мы избежали встречи с акуломедведем, лютым акуломедведем, дрянью со щупальцами, торчащими из гнилого пня, и самым настоящим драконом. Возможно даже акулодраконом.
        Колесо остановилось на черной, пузырящейся массе. Из этой огромной ожившей клякcы на нас глядели мертвенно-бледные потрескавшиеся лица.
        Матфей - Уровень 30 - Магия/Нечто - Шанс выпадения 1/256
        Разве космические ужасы не должны быть, ну, как бы, редкими? Эти твари сыпятся здесь на каждом углу, едва ли не так же часто, как снаружи. Создателям местных монстров просто уже не хватает фантазии. Или дело в сложности битв с такими существами, я уже даже не знаю.
        - Десять минут, - вновь сказал Филипп.
        - Да помню я!
        Враг возник у нас за спиной, и я инстинктивно отпрыгнул в сторону, но атаки не последовало. Он так и продолжал стоять там, невысокий, щуплый полностью черный силует в безмолвной белой маске.
        Он напоминал ребенка, только жуткого. Как в рассказах бывалых охотников и паломников, о плачущих детях, осаждающих торговые пути, а на деле оказывающихся приманками. Самые сердобольные во внешнем мире умирают в зубах этих тварей, что раньше прятались по подворотням, но теперь бродят по дорогам и днем и ночью. Меня оно однажды тоже чуть не загрызло, правда, превратившись в несчастную, замерзшую девушку.
        Я вздрогнул, увидев это существо, на всякий случай отступил подальше, чем вызвал у напарника снисходительную ухмылку. Он встал в боевую стойку, ожидая пока существо, чем бы оно ни было, сделает первый шаг. Но Матфею торопиться было некуда. Полторы минуты из десяти уже истекли, о чем нас оповестило меню.
        Первым не выдержал Филипп. Он резко ушел в бок, выбрасывая световую волну. Матфей грациозно подпрыгнул на своих тонких ножках (которые заканчивались раздвоенными, острыми копытами), перескочил через волну и направился в сторону царевича стремительными кувырками. Все это он проделал абсолютно бесшумно.
        Из-за этого, когда копыто столкнулось с лезвием меча, звон прозвучал очень громко. Удар был сильным, по крайней мере, Филипп пошатнулся, и ему пришлось напрячься, чтобы удержаться на ногах. Ответный выпад мечом слегка полоснул врага по колену, разбрызгивая черные капли, что мгновенно испарились.
        Извернувшись в воздухе, Матфей снова атаковал, на этой раз головой. Этот маневр позволил Филиппу ударить его снизу, прямо в челюсть под белой маской. Легкое тельце взлетело еще выше, а затем бросилось вниз, пытаясь нанести рубящий удар ладонью. Напарник отразил удар мечом. Свет и тьма снова звонко столкнулись.
        Босс прыгнул назад, и приземлился рядом с моей ловушкой, которые я расставил, пока они бодались. Совсем чуть-чуть не задел!
        Я переместился и попытался пнуть его на скрытые заряды, и наши ноги столкнулись. Что-то очень громко хрустнуло, и меня как будто самого пронзила молния. Кусачий буран, больно-то как! Я отлетел в сторону.
        Вроде не сломал, но бегать я какое-то время буду очень аккуратно. Безопаснее будет перемещать прыжками, используя свойства куртки.
        На счетчике около пяти минут.
        Филипп снова вступил в бой, двумя волнами зажав противника и атакуя его утренней звездой. Босс принял тупой удар головой, точнее, рогами. Напарник на это и рассчитывал, разрывая свою палицу усилием воли, превращая её в крошечную звезду. Яркая вспышка, и вот уже босс оказывается, отброшен и катится по минному полю. Молнии пробивают его тело, стремясь к потолку.
        Дымящаяся темная масса останавливается у края арены и затихает.
        - И что, это все? - спросил я, потирая ушибленную ногу.
        - Ты опыт получил? И я не получил, - тяжело дыша ответил Филипп. - Вопросы тупые не задавай.
        Он был прав. Существо получило по щщам, но сдаваться не собиралось. Эта черная клякса вспенилась и вновь поднялась, но в этот раз в другом облике. Перед нами, очевидно, была женская фигура, причем неплохая. Вместо лица все та же пустая фарфоровая маска, некая общая черта многих обладателей этой метки.
        Четыре минуты.
        В руках Матфея появляется палка. Филипп уже бежит вперед, я захожу с другой стороны. На конце оружия босса так же вспенивается тьма, превращаясь в большой, жилистый кулак. Раскрывшись, эта ладонь останавливает атаку напарника. Фигура также легко уходит от разряда, без цели уходящего в песок. Тем временем, рука на конце посоха растет и вытягивается.
        Конструкт!
        Кулак поднимает облако песка, со всей силы рухнув на пол арены. Перемещаюсь из-под него в последнюю секунду, и в режиме невидимости приближаюсь к боссу.
        Рывок, и когти вспарывают шею черного существа. В этой ране ничего нет, лишь пустота. То, что мы проливаем даже не кровь. Тем не менее, босс пошатнулся, и пытается набрать дистанцию.
        Золотой луч пробивает тело Матфея, и меня бы тоже задел, если бы мог.
        Босс спотыкается. Кулак возвращается, он теперь просто гигантский, но в таком помещении конструкту сложно маневрировать. Сильный удар в стену, но мы, естественно, успеваем уйти.
        У меня и свои конструкты есть - я выпускаю птиц, отвлекая внимание босса. В это время, Филипп рубит по ногам.
        Эта форма крепче, чем предыдущая. Возможно, в этом и замысел.
        Остается две минуты.
        Кулак рассыпается на кучу тонких нитей, которые устремляются к напарнику. Филипп закрывается щитом, но эти черные волосы буквально ввинчиваются в щит. К тому же, второй поток нитей начинает ползти по его ногам.
        Набираю скорость с помощью перемещений, и бью босса прямо в светящееся лицо. Маска холодная и твердая, и она даже не треснула. Но внимание я привлек. Черные нити устремились ко мне, но я снова переместился. Такими штуками меня не достанешь.
        Напарник палит лучами, пытаясь выбить посох из руки босса, но конечность просто изгибается, так и не выронив палку.
        Пока нити мечутся между нами, бью зарядом в затылок существа. Матфей падает на колени.
        На таймере меньше минуты, но космический ужас снова начинает менять форму. Втянув все нити в себя, он превращается в пузырь, из которого начинают проявляться очертания большого, мускулистого тела. Теперь он гораздо больше и словно излучает ауру силы, от которой звенит в ушах, а по телу идут мурашки. Третья стадия, гораздо хуже, гораздо опаснее, чем первые две.
        Белая, зубастая маска раскрывает звериную пасть, но время истекает, и босс растворяется в воздухе.
        Филипп выдохнул, и уселся прямо на песок. Стер пот со лба.
        - Ну, и что мы выяснили? - я попытался подвести какие-никакие итоги. Он же этого хотел, сначала все выяснить, а потом драться серьезно. Не очень получилось, но мы хотя бы не сильно пострадали. Поход к костру все излечит и предаст сил.
        Он посмотрел на меня, будто не веря, что я имею наглость еще и рот открывать после всего случившегося. А затем опустил глаза и мрачно сказал - Меняет формы. Либо когда находится при смерти, либо когда мы сбиваем определенный процент здоровья. Сложно сказать. Формы совсем разные, владеют абсолютно не связанными стилями боя.
        - Мой яд на него не действует, - уточнил я.
        - Естественно. У этого существа нет крови, какой тут может быть яд? - он почесал затылок. - Что еще? Человеческий интеллект. Его можно отвлечь, заставить паниковать. Возможно, зависит от формы.
        - Ладно, и как мы поступим? - я ожидал услышать какую-нибудь умную тактику. Но царевич просто закатил глаза.
        - Сражаться будем, дебил. Как еще мы можем поступить в такой ситуации?
        Вторая попытка.
        За время перерыва, Филипп выдвинул предположение, о том, что формы не будут повторяться и нам придется столкнуться с чем-то совершенно новым. И был прав. Когда Матфей вернулся и отчет начался заново, мы не уидели ни огромного монстра, ни женщины с посохом, ни рогатого ребенка. В этот раз у нас на пути стоял не очень высокий, но крепкий мужчина, сжимавший тонкую дубинку в руке. Белая маска на его лице нагло ухмылялась. А вот это точно что-то новое.
        Ждать он не стал. В первые же несколько секунд, он вынудил Филиппа защищаться, и отступать к краю арены. Каждый из стремительных, жестоких ударов вызывал всплеск тусклой, мрачной энергии.
        Царевич явно проигрывал. Он превратил наруч в настоящий башенный щит, который держал, судя по всему, с огромным трудом. Тем временем, босс усиливал напор.
        Что-то знакомое. Я определенно уже где-то такое видел. Ах да!
        Воспользовавшись тем, что босс не обращал на меня никакого внимания, и впал в некое боевое безумие, я снова зашел с тыла и направил мощный разряд ему в затылок.
        - Эта штука у него в руках! - крикнул я Филиппу. - Это артефакт из сокровищницы, он делает тебя тяжелее с каждым ударом!
        Филипп сплюнул кровь, злобно зыркнул на меня, и, отбросив тяжелый щит, попытался вонзить в грудь босса сверкающие когти. Световые лезвия вознились в руку Матфея, которой тот заблокировал удар. Оружие босса вонзилось напарнику в живот, и он мгновенно пересек пять метров до стены арены, где оставил глубокую вмятину и сеть черных трещин.
        Мощно! Не факт, что я выдержу такой удар. Эта железная палка меня чуть не угробила, и то она была в руках гремлина, а это, похоже, настоящий владелец.
        Я набираю дистанцию, прыгая по арене. Матфей преследует меня, а его преследует мои медузы. Мне бы прицепить хоть одну, ну или отвлечь его, пока у Филиппа не перестанут сыпаться искры из глаз. Но медузы слишком медленные, а темный боец быстрый и ловкий. Он не намерен позволить мне провести хоть одну атаку, и будто ждет меня там, где я только собираюсь выпрыгнуть.
        Молнии лишь на секунду замедляют его. Можно было бы использовать секретную силу, но мне кажется, еще не пришло время. Меня она довольно быстро выведет из строя, но нет никакой гарантии, что такая тактика будет эффективна против босса. Позже. Для другой формы. Для этой у меня есть менее затратные сюрпризы.
        Я остановился у края арены, подставлясь под удар. Матфей замахивается, я перемещаюсь. Слишко рано! Он не наносит удар, а разворачивается, чтобы продолжить преследование. Только две медузы из четырех успевают зацепиться. Молния бьет босса прежде, чем тот успеет их сорвать.
        Он спотыкается. Неужели критический урон. Тем не менее, форму не сменил. Одна из оставшихся медуз хватает его за ногу. Тем временем, я появляюсь на другой стороне арены, рядом с Филиппом. Он все еще пытается подняться, упираясь мечом в пол.
        Раздряд!
        Летящий на нас босс теряет равновесие, и катится кубарем. За тот миг, пока он валяется у нас под ногами, мы успеваем вонзить в его спину артефакты.
        Босс растворяется. Время истекло.
        ...
        - Ты должен использовать свой новый режим, - сказал Филипп, валясь у костра. - Если тебе нечего бояться и скрывать, то глупо не пользоваться такими возможностями.
        - Этот гад очень сильный,- отмахнулся я. - Ты вообще на ногах еле стоишь после второго раунда. Очень весело будет, если мы оба упадем на песок без сил, а он даже форму не поменяет.
        - Мог бы раньше меня предупредить об опасности, - скривился напарник.
        - Ну прости, сказал как только сам догадался.
        - Естественно, - тяжело вздохнул. - У нас выбора нет. Необходимо бить всем, что есть. Самым сильным. Возможно, даже перегрузкой. Как можно быстрее нанести максимальный урон.
        -Хочешь еще двенадцать часов здесь проваляться? - спросил я. - Есть-то не хочется?
        - Переживу.
        На третий раунд идти решили через два часа. Это время я провел в меню, пытаясь выяснить какие способности у меня откроются в ближайшем будущем, и можно ли вообще как-то прогнозировать свое развитие. Ничего особенно нового не узнал.
        Развитие всегда зависело от каки-то внутренних качеств человека, и даже при совершенно одинаковых показателях, два разных игрока могли получить самые разные перки и навыки в начале. А уже на их основе шла дальнейшая прокачка.
        Я мало внимания уделял тотему, потоку что он сам был страшным и неуклюжим, и меня делал таким же. Наверное, я ошибался, потому что перки рыба давала неплохие, если говорить о той же защите. Может, дальше и там будет что-то интересное. Но в первую очередь, нужно вернуть вирд и сделать артефакт лучше.
        Подумал про Анну. Интересно, как она там. Наверное, в кузнице работает, помогает отцу. Стало очень неприятно от мысли, что проессию она теперь тоже развивать не может, играть-то вообще нельзя. Даже там от нее толку не много. Может, уже замуж вышла. Лишь бы не спилась. Мне стоит навестить её как-нибудь. До Хаба добраться можно без проблем. Я так и не выразил свое сочувствие. Считай первый человек, что нормально ко мне здесь отнесся.
        По остальным сопартийцам я тоже скучаю. Их определенно нужно вернуть, всех. И перед Орсомиром извиниться. Не то, что бы я с ним начал соглашаться, но некрасиво это все. Будем считать, что урок я усвоил.
        От скуки начал читать новости.
        Дельфины все еще бодались с Прежними на юге полуострова. Целый отряд попаданцев попал в плен к волшебникам, и теперь в переговоры пришлось вмешаться какой-то гильдии с севера. Удивительно, но виновницы всех этих прекрасных событий будто и на свете не было. Безумная фея не мелькала в новостях. Залегла на дно, и изводит своего несчастного ученика бесконечными тренировками.
        Сбои становились все жестче. Вышло даже официальное объявление от администрации, рекомендация в ближайшее время не делать ничего важного, никуда не вкладывать деньги и не отправляться на опасные и долгие квесты. Успешных результатов, даже при грамотном выполнении всех условий они гарантировать не могли.
        Интересно, а Эфраим не хочет вынуть нас отсюда? Это вроде как тоже длинный и опасный квест, который неизвестно чем закончится. Или, во всем, что касается Испытания, чем хуже все работает, тем лучше? Совсем не удивлюсь.
        А вот это уже забавно. Попытка вооруженного переворота в Эссо. Конфликт в царской семье. Ничего более подробного, только временный запрет на посещение локации стронними игроками. У Фильки дома творится какой-то ужас, который даже в новостях показывают, а он здесь. И ведь мы всего несколько дней слоняемся по подземелью, не могло же там все вспыхнуть за такое короткое время. Конфликт, небось, назревал давно.
        И он в такое время потащился на охоту? Я не спец в политике и в царских интригах конечно, но тут и специалистом быть не надо. Парня отослали подальше от основного действия, чтобы не наворотил дел. А может, чтобы спасти ему жизнь (в смысле прогресс). Или, он первый проигравший в этой войне, кому точно не достанется куска пирога. Это поэтому он такой злой? Срывается на всем мире, за происходящее на родине? Я бы на его месте тоже обозлился.
        Никаких интересных подробностей он мне точно не расскажет, можно даже не пытаться.
        Осколки красной молнии все еще тлели в моем кармане. А ведь прошло столько времени. Это действительно очень мощная вещь, и мне не хочется признавать этого, но что-то здесь явно не чисто. Филипп ошибается, но я не стану отрицать, что возможно какой-то сбой меет место быть. Если это так, то моей вины в этом нет. Пусть руководство разбирается, и корректирует.
        - У меня есть вопрос, - сказал я аватару в меню.
        Да, Мастер?
        -Что это за люди, которыми мне угрожал Филипп? Кто занимается нечестными игроками?
        Полагаю, господин Филипп имел в виду Стигму. Именно эта организация берет на себя право и обязанность поддерживать справедливость и порядок во всем, что касается игровой механики.
        - И что, они теперь придут по мою душу? Я, вроде как, уже наказан этим диким, затянутым подземельем.
        Не думаю. Вы нарушили общественные правила, и господин Эфраим принял решение о Вашем наказании. Стигма не занимается такими мелочами. В их обязанности входит обвинение и вынесение приговора игрокам, которые получают слишком большое и явное преимущество, используя сбои, глитч, либо внешнее влияние.
        - И что случается с этими игроками? - где-то в моем мозгу зашевелилась одна нехорошая мысль. - Их же не сажают в тюрьму и не казнят. Здесь это было бы странно.
        Отнюдь, тюрьмы существуют, так же как и для простых людей и игроков нарушающих общественные правила. Нахождение в них чем-то схоже с Вашей нынешней ситуацией. Игрока сбрасывают до первого уровня, после чего он проводит какое-то время в подземельях, без сил и способностей.
        - Ну, это не так страшно, как могло показаться.
        Конечно, если преступление слишком велико, игрока доводят до сброса, в результате которого он очищается, познает внутреннее просветление и начинает все с нуля.
        - Это тоже не смертельно.
        В крайнем случае, игрока трансмутируют. Он теряет почти все свои воспоминания и становится совершенно другим человеком. Это наивысшая мера наказания. От преступника не остается практически ничего.
        А вот это плохо. Это очень плохо. Фактически смертная казнь, потому что неизвестно кто и что останется после тебя. Словно реинкарнация. нет, такого я совсем не хочу. Мне нравится быть собой. Я не самый прекрасный человек, не самый умный и не самый сильный, и я сделал в жизни немало глупостей, и вообще брожу по миру под именем своего погибшего друга, но я это я. И я хчу еще пожить в этом обличье.
        Тот глюк с красной молнией возможно ничего и не значит, но если Филипп настучит на меня этой Стигме, они начнут копать и возможно, выяснят каким интересным способом я а) выжил на каменных равнинах и б) победил Лотос. Она молчит, ровно пока я держу в заложниках её воображаемого парня. Если об этом станет известно, прилетит мне, ей, а больше всего - Зане.
        - И что, Стигма имеет возможность бороться с администрацией? Откуда у них такая власть?
        «Бороться» не совсем верное слово. Во многих моментах, администрация обязана подчиняться королю Стигмы.
        Внезапно. Мужик настолько крут что даже Зана боится его?
        - И как он добился этого? Администратор управляет всей игрой, и вообще всем на этой приставке. Кем надо вообще быть, чтобы можно было щелкать ее по носу?
        Все гораздо проще, чем Вы думаете, Мастер. Госпожа Зана является администратором приставки, но сама Игротека принадлежит не ей. Когда мы прибыли в Ваш мир, нам понадобился представитель Вашего вида для сканирования и подключения к ноосфере. Он же, стал Нулевым игроком. Этот человек с тех пор является де факто владельцем Игротеки, и он же организовал первое королевство на территории Параболы, которое позже превратил в орган поддержания порядка.
        Мне захотелось вернуться на десять минут назад. Тогда я был еще относительно счастлив, и не знал, что у меня, возможно, появился враг, который может даже администрацией вертеть. А что еще хуже, мой дорогой напарник, сам того не зная получил очень мощный инструмент давления на меня.
        Филипп заметил, что я как-то побледнел, и недовольно спросил. - Что-то не так?
        С чего бы начать?
        ...
        Стоит ли говорить, что босс просто вылетел у меня из головы? Творились вещи поважнее. Филипп держал меня за горло, но еще не догадывался об этом, и я не имел ни малейшего понятия как убедить его отказаться от идеи натравить на меня Стигму.
        Нет, всегда можно опуститься до его уровня и пойти на сделку с ним (и с совестью), но тогда, мой златовласый друг поймет, что у меня есть как минимум один скелет в шкафу, и будет пользоваться этим изо всех сил. А в результате, все равно меня сдаст.
        Я мог бы неожиданно «вспомнить» о произошедшем во время моего превращения в Испытателя и технично свалить все на Зану, но это могло выйти мне сильно боком. Филипп не совсем дурак, он поймет, что я хочу что-то скрыть, раз начал оправдываться и признал вины. А еще, может с огромной радостью настучать на Администратора и вызвать проверку только потому, что может.
        А если ничего не предпринимать, то он просто сдаст меня и результат станет для него большим приятным сюрпризом.
        Нужно было каким-то образом обвести Фильку вокруг пальца, сделать так, чтобы он и думать забыл о мести. Маловероятно, но можно было бы попытаться отвлечь его.
        - Так что за цирк происходит у тебя дома? - спросил я, стараясь быть совершенно естественным. Получалось плохо.
        - О чем ты? - он даже не обернулся.
        - Твоя родина сегодня во всех новостях.
        Удивленно подняв бровь, Филипп вызвал меню, пробежался глазами по тексту. - А, так вот в чем дело. Такое бывает, когда правитель не может удержать свое эго в штанах, а потом дает всей огромной толпе детей возможность сесть на трон. Ничего необычного.
        - Разве наследники не могут просто подраться между собой и таким образом выяснить, кто же будет руководить?
        Царевич хмыкнул. - Этим они и займутся. Вот только есть те, кто слишком слаб, чтобы драться в открытом бою, или те, кто не успокоится даже после сброса. Если ты думаешь, мы в игре, значит здесь все проще, прекращай. В твоем мире один удар ножом по горлу избавит законного наследника от большинства посягателей, но здесь конкурента можно гарантированно убрать только через трансмутацию. А они не такие идиоты, чтобы тебе позволить это сделать. - усталый вздох - Поэтому, в царской семье начинается хаос.
        - Как-то слишком много возни ради какого-то клочка земли в пустыне.
        - Власть есть власть. И люди готовы за нее сожрать друг друга, даже если это власть над деревенским колодцем. А тут целых два города, толпа людей и армия. Ты бы на моем месте уже бы с головой нырнул в это дерьмо.
        -Как хорошо, что я не на твоем месте. Кстати, а ты почему не там? Разве тебя не интересуют власть, богатство и роскошь?
        - Это тебя не касается. Беспокойся о себе, Испытатель.
        Да уж, о себе-то я беспокоюсь в первую очередь. Лучше его не злить, а то он никогда не забудет и не простит. Хотя, боюсь, эту черту мы перешли давно.
        ...
        Третий раунд начался неожиданно.
        Мы ожидали еще более стремительного и яростного напора, но Матфей пошел от противного. Превратившись в дряхлую, сгорбленную фигуру в лохмотьях он забился в дальний угол и печально смотрел на нас оттуда пустыми глазами.
        Подвох очевиден. Стоит только подойти к этому инвалиду труда, на нас обрушится свирепый магический поток состоящий неизвестно из чего. Филипп посмотрел на меня, намекая, что время использовать решительные меры и действовать по плану.
        Что ж. Выбора у меня особого нет. Я закрыл глаза и начал болезненное, неприятное превращение. Когда я их открыл, все вокруг приобрело красноватый оттенок, будто я смотрел через пленку. Еще один эффект, без которого я в этой форме вполне мог бы и обойтись.
        Девять минут на счетчике. Медлить нельзя.
        Попытался переместиться, но рыба-гадюка диктовала свои правила. Вместо телепортации я всего лишь очень быстро побежал, оставляя за собой тяжелое токсичное облако. Рывок получился неуклюжим, я едва контролировал свое тело и чуть не врезался в стену. Пришлось развернуться, скорректировать курс и броситься на врага.
        Матфей тоже не сидел, сложа руки. Пока Филипп бежал с другой стороны, босс поднял ладони и позвонил в колокольчик. Из песка начали подниматься чернила, собираясь в большой шар. Еще один конструкт?
        Носясь по арене как ракета, я едва успевал соображать. Прежде чем конструкт был применен по назначению, мой кулак с грохотом влетел в лицо босса. Голова монстра с хрустом оторвалась и поскакала по полу. Дряхлое тельце сложилось, а тьма из шара вылилась обратно, так и не приняв форму.
        Но, к сожалению, на этом все не закончилось. Приняв облик вязкой лужи, Матфей вернулся в центр арены, где вновь начал обретать очертания.
        Филипп с разбега вонзил меч в эту аморфную массу, а затем начал остервенено рубить босса.
        Пользуясь тем, что я не смогу его задеть, я выпустил по противнику алый разряд. Бумкнуло еще громче, чем в пещере. Темная клякса расплескалась по всей арене неровным конусом. По блестящей поверхности бегали красные искры. Молния босса не убила, но, по крайней мере, озадачила. Собирался обратно он с трудом.
        Я совершил ошибку, атаковав вновь. Матфей перед лицом еще одного разряда преодолел шок и удивление, и став нашим старым знакомым парнем с битой, принял молнию полной грудью. Разряд подбросил его в воздух, но босс перекувырнулся и ринулся ко мне, пытаясь отрезать пути к отступлению.
        Нужно было позволить напарнику избивать его дальше, но теперь ничего не поделаешь. Рывок ему навстречу, выставил вперед шипы. Босс был быстр, но я оказался быстрее и на полной скорости вонзил острые иглы ему в шею. Мы продолжили двигаться по инерции, пока я не впечатал его в кирпичи, практически рядом со вмятиной, которую оставил Филипп.
        Матфей обмяк, но все еще был жив. Сколько же здоровья у этой твари? Нет, понятно, что он должен быть сильнее нас, но вот чего-то мне кажется, если бы кому-то из нас два раза прилетела в рожу ртутная ракета, два раза алая молния и еще неизвестно, сколько ударов мечом, то он бы уже отъехал.
        Силы покинули меня, и я понял, что если сейчас же не вернусь в нормальное состояние, то лягу спать прямо здесь и сейчас. Совершив последний рывок в сторону от босса (неизвестно во что он превратится), я вышел из боевого режима. Едва удержался на ногах.
        Между тем, Матфей превращался в нечто нам уже хорошо знакомое. На ноги встал высокий юноша, державший в правой руке цепь, обвязанную вокруг наруча.
        Серьезно что ли? Какая забавная тактика. С одной стороны, хорошо, что не я. А с другой, сейчас можно будет отлупить теневого Филиппа, раз уж обычного нельзя! Спасибо, товарищ босс, за предоставленную возможность.
        Я собрал молнию в кулаке и направился к нему, но настоящий Филипп загородил мне путь мечом. - Даже не думай.
        -Нет, ну так не интересно. - разочарованно выдохнул я.
        Двойник тоже призвал меч, и мне осталось только наблюдать как два идентичных бойца сошлись на песке. Даже не знаю, за кого болеть. Так-то они оба козлы.
        Матфей сражался более грациозно, чем оригинал. Его выпады были быстрыми и легкими, в то время как Филипп вкладывал в удары всю силу, будто намереваясь разрубить самозванца вместе с оружием.
        Царевич резко пригнулся, увернувшись от луча тьмы, которым выстрелил босс, выбросив вперед руку с мечом. Крутанувшись на одной ноге, оригинал нанес удар по диагонали вверх, вспарывая живот босса (если бы тот у него был). Матфей отшатнулся, что дало Филиппу возможность провести зеркальную атаку, рассекая грудь противника.
        А он не на шутку разошелся. Какая-то у него на самого себя болезненная реакция. А еще он хороший мечник, этого не отнять. Как бы я не бесился, так грациозно кромсать не смогу никогда.
        Я бросил приманку. Не могу же я просто стоять, и позволить ему забрать всю славу себе. Капля вспыхнула над головой, приковав к себе внимание босса. Ну что же ты делаешь, ты же в ближнем бою!
        Напарник пронзил самозванца насквозь, чего и следовало ожидать. Босс рухнул на колени, и приготовился сменить форму, а я приготовился к тому, что на этот раз он станет моим двойником. Но Филипп не собирался давать ему такого шанса. Развеяв меч, он подошел вплотную к Матфею и изо всех сил вцепился ему в лицо.
        Я несколько опешил, босс, судя по всему, тоже.
        - Ты думаешь, это смешно? - спросил Филипп сжимая фарфоровую маску ладонью. Его рука быстро наливалась белым, слепящим светом. Матфей, видимо, догадался, что он будет делать, но вырваться не смог. Я, на всякий случай было хотел зажмуриться, но прежде чем я смог это сделать, напарник провел свою ультимативную атаку.
        Не знаю, было ли у него изначально две перегрузки, или он открыл вторую, уже находясь в подземелье. Этот прием не был похож на мощный луч, которым он пользовался ранее. В руке царевича будто вспыхнуло маленькое солнце, которое быстро выросло до потолка арены, полностью скрыв внутри себя тело босса.
        Полминуты растянулись в вечность, пока Филипп стоял, держа руку внутри своего мини-солнца, пока оно не сжалось и не погасло. Осталась лишь дымящаяся куча пепла, только что бывшая довольно занудным боссом, которую легкое дуновение сквозняка развеяло по всему залу.
        В этот раз он рассыпался окончательно. Не смотря на то, что это Филипп нанес смертельный удар, я тоже услышал звук получения опыта. Дали целый уровень. Это всегда хорошо и прекрасно, но в тот момент я был слишком занят осознанием происходящего, чтобы об этом думать.
        Босс пал. Вместо него, на арене появилась толпа людей в белых одеждах с перекошенными одновременно ужасом и удивлением лицами.
        ГЛАВА 12
        
        Молодой взъерошенный парень (плашки показывали только уровень) резко вскочил на ноги, дико озираясь по сторонам. Что-то показалось мне в нем смутно знакомым.
        - Какого...?! - возмущенно вскрикнул он.
        - Можно так не орать...? - простонала женщина с волнистыми, пшеничными волосами, развалившаяся на песке. - Голова просто раскалывается.
        - У меня тоже, - сказал крепкий мужчина, потирая голову. - Что здесь произошло?
        - Я бы тоже хотел знать, - пробормотал Филипп.
        На арене, кроме нас двоих теперь находилось еще пятнадцать человек. Трое, что заговорили первыми. Двое детей, вихрастый мальчик со шрамом на лице и девчонка с жуткими желтыми глазами. Три довольно сипатичных девушки. Трое мощных парней. Четвертый, стоявший рядом с ними, напоминал театрального танцора. Двое пожилых людей, женщина и мужчина.
        У них у всех была примерно одинаковая реакция: очумелое непонимание случившегося. И я был с ними солидарен.
        Косматая собака подошла ко мне, потерлась о ногу. Откуда здесь вообще собака?!
        Мальчик коснулся плеча девчонки и спросил. - Эй, ты в порядке?
        В отличие от остальных она просто смотрела в одну точку.
        - Целостность моих воспоминаний нарушена, - сказала жуткая девчонка леденящим душу, монотонным голосом. - Провожу диагностику.
        - Ненормальная какая-то, - вздрогнул пацан со шрамом, и отсел от нее.
        - А ведь, она права, - робко сказала фигуристая девушка с длинными ресницами. - Я тоже... не могу вспомнить...
        - Думаю, тут никто ничего не помнит, сестренка, - ответил первый юноша.
        - Т-ты мой брат? - удивилась она.
        - А хрен же его знает, - присвиснул он. - Все как в тумане.
        - Могу предположить, мы все были мертвы, - подал голос высокий бледнокожий мужчина. - Поэтому, у нас пробелы в памяти.
        Толпа обернулась в его сторону, ожидая объяснений.
        - Я своими глазами видел, как вы выпрыгнули из тела босса как черти из мешка. - Филипп с сожалением посмотрел на лишенную света цепь. - Не стой столбом, Испытатель. Нам пудрят мозги.
        Теперь, толпа повернулась к царевичу. В том числе и я. - И что ты предлагаешь мне сделать?
        - Убей их, кретин. Дураку понятно, что это новая стадия битвы.
        - Что?! - вскрикнули некоторые представители таинственной группы. Мужчины встали, напряглись. Но как-то неуверенно. Хоть имена были скрыты, я заметил, что все они были первого уровня. И я сильно сомневаюсь, что здесь та же ситуация, что и с гремлинами. Даже без сил метки, Филипп мог их одной левой раскидать в разные стороны.
        - Чего? - не понял я.
        - Ты ждешь, пока они превратятся обратно у нас за спиной?
        - Это бред. Десять минут же прошло, и опыт мы получили.
        - Ребята, - вновь заговорила сидевшая на полу арены женщина. - У меня, к слову, нет сил даже встать, не то, что превратиться.
        - Вам слова не давали! - рявкнул Филипп, а затем спросил меня. - Разве ты не осознаешь, что здесь всё стремится прикончить нас?
        Не, ну я осознаю. Просто мне сложно представить, что нам могут представлять угрозу низкоуровневые женщины, дети и старики. Да и от этих мужиков помощи будет не много.
        - Включая друг друга, - добавил я. - Мне кажется, это слишком.
        - Эй, однорукий! - лохматый парень подошел ко мне. - Ты, похоже адекватный, в отличие от... - он кивнул на моего напарника. Филипп едва не бросился на него, но я преградил ему путь.
        - Даже не думай.
        - Расскажи, что здесь было, - спросил парень, тыкая меня пальцем в грудь.
        - Да что с ним разговаривать?! - сказал небритый мужик. - Эти двое хотят нас прикончить, давайте навалимся, и...
        - Ты б лучше помолчал, - широкий, почти квадратный мужчина (эти он походил на сказочного гнома) положил возмутителю спокойствия руку на плечо. - Тут и так у всех нервы на пределе. Спокойнее надо.
        Царевич разочарованно опустил цепь. Такая провокация была бы ему на руку. Не знаю, почему Филипп так завелся. Хоть я и без понятия, кто эти люди, но что-то мне подсказывает, лучше сначала разобраться в ситуации, прежде чем махать кулаками.
        - Подожди-ка... - уставшая женщина тоже подползла ко мне, усиленно всматриваясь в значок над моей головой. - Мне послышалось, или он сказал, что ты Испытатель?
        Надо же, моя слава бежит впереди меня. Не удивлюсь, если и эти странные лишенные памяти граждане уже наслушались обо мне гадостей.
        - Не, не похож, - уверенно заявил хамоватый юноша, обратившийся ко мне. - Тот был... по-другому он выглядел, короче. Да и помер он, вроде как, лет десять назад. О, вот это я помню!
        - А потом прошло еще пятьдесят, и вот он я. Новый герой, пример для юных игроков, - хмыкнул я.
        - Отрицательный пример, - вставил свои пять зан Филипп.
        - Слышь, захлопнись там, - огрызнулся парень. - В смысле, пятьдесят?!
        Напарник чуть не задохнулся.
        - Да я тебя сейчас...! - прорычал царевич, и рванул, вперед размахивая цепью.
        - Ну, давай, иди! - парень просто воспылал. - Плевать мне на твой уровень, я тебя так лягну, нога изо рта выйдет!
        - Отвратительно, - скривился танцор. - Какой примитивизм!
        Мне пришлось метнуть разряд между ними. Вспышка получилась гораздо ярче и мощнее, чем раньше. Кажется, мне стоит проверить меню. Маневр сработал, заставив парня отскочить и не попасть под истерику напарника. Воинственного юношу под руки схватили братья по несчастью. Я переместился к Филиппу и схватил цепь.
        - Прекрати провоцировать мирное население! - шикнул я на него.
        - Мне хватает одного безродного варвара в группе, я не потерплю оскорблений, черт знает от кого!
        - Да ты сам-то кто?! - не унимался парень.
        - Эх, мальчишки, - вздохнула старушка.
        - Все мы такими были, - согласился с ней пожилой мужчина восточной наружности. В нем тоже было нечто знакомое. Мягкие, плавные черты, в которых тем не менее скрывалось что-то загадочное. Я даже близко не мог представить, что именно, но меня грызла мысль, о том, что я о чем-то забыл.
        - Позвольте мне внести ясность, - я аж подпрыгнул и отпустил Филиппа. За нашими спинами во всю стену расплылся экран, с которого на нас взирал счастливый и расслабленный Эфраим. Астра положила свою вторую пару рук ему на плечи, но модератора это совершенно не волновало. Счастливый Бобр издал громкий рык, увидев меня. Собака храбро залаяла на него.
        Толпа начала взволнованно шептаться.
        - Граждане игроки, - сказал Эфраим, обращаясь, судя по всему, к нам. - Рад снова видеть вас, путь и при таких необычных обстоятельствах.
        - А мы-то как рады, - зашипел Филипп. - Все мерзавцы снова в сборе.
        - С некоторыми из вас, - продолжал модератор, - мы уже знакомы, просто вы об этом пока что не помните. Это всего лишь побочный эффект нахождения внутри игрового существа и приближения сброса. Как только вы наберете пару уровней, все вернется в норму. К сожалению.
        - Видишь, говорю же что это не босс, - сказал я. Стоп, а почему к сожалению?
        - Прискорбно, - царевич бросал злобные взгляды на хамоватого парня. Тот бросал их назад.
        - Сброса? - спросила светловолосая девушка в очках, до этого молча стоявшая в стороне с другими женщинами. - Значит, мы и правда, были мертвы?
        - В каком-то смысле. Вы проиграли боссу и стали его частью. В этом заключалось ваше наказание.
        - Наказание? - смутилась она.
        Эфраим покачал головой. - Имейте терпение, сейчас я вам все расскажу.
        Мозайка начала складываться. Некоторые из собравшихся подозрительно напоминали формы, с помощью которых нас атаковал Матфей. Как минимум самый активный юноша был очень похож на сильную и стремительную форму. Мальчик тоже сошел бы за маленькую рогатую форму. Палкой с конструктом могла управлять любая из девушек. Они все были довольно неплохо одарены природой.
        Наконец, последний конструкт мог принадлежать кому-то из стариков, а гора из мускулов (с которой, к счастью нам биться не пришлось) по логике являлась тем здоровым дядей в майке и с бородой.
        Таким образом, если это действительно игроки, я мог хотя бы издалека предположить, какие у них были способности.
        - Минутку! - бойкий юноша немного остыл, но нашел новую причину покричать. - Так это правда, про пятьдесят лет? Я что, продул и полвека проторчал внутри этой хрени?
        Эфраим нахмурился. - Не исключаю такой возможности. Заточение внутри босса предпологает довольно длительные сроки.
        Остальные ничего не сказали, но по их лицам явно читалась мысль «А сколько мне пришлось провести внутри?!».
        Снова ропот в зале.
        - Тише, давайте успокоимся, - девушка с ресницами вклинилась в разговор. - Я не буду спорить с модератором, но как-то это... слишком жестоко? За что нас так надолго заперли? Что за правила включают в себя такие длительные заточения?
        Мне вот тоже интересно. Особенно, потому что они слились на первом этаже. Это даже не финальный босс, и если бы мы не огребли от гремлинов, мы сюда даже бы не зашли.
        - Это сейчас не так важно, - вновь заговорил бледный мужчина. Говорил он медленно, но звучно. Каждое его слово буквально врезалось в сознание. - Нашим наказанием была сотня лет заточения. И я уверен, что за все прошедшие годы, этот монстр был побежден неоднократно. Почему же, все мы, проигравшие, были освобождены от его пут именно сейчас?
        - Вы правы, это довольно интересный вопрос. - Эфраим хищно улыбнулся, что мне совсем не понравилось. Мое чутье глубоководного удильщика подсказывало мне, что сейчас опять произойдет какая-нибудь гадость. - Мои дорогие Григорий и Филипп....
        Ну началось.
        - В первую очередь, сообщаю вам, что правила вашего путешествия изменились. Теперь, вы можете перемещаться совершенно свободно друг от друга.
        Филипп вскинул руки вверх, торжествуя. Нет, я тоже не особо рад его компании, но теперь он точно свалит, и у меня не получится убедить его не рассказывать Стигме о своих подозрениях.
        - Все равно, вы умудрялись обходить этот запрет. А я даже не подумал про эту дурацкую телепортацию. Мой косяк, - пробормотал он. - Ладно. Я отменил его также потому, что вам тепреь нужно будет разбиться на две команды.
        - Товарищ модератор, я теряю нить сюжета, - я почесал затылок. Команды? Как? А главное, зачем?
        - Гриша, я не могу допустить, чтобы два десятка человек таскались одной толпой. Это рушит весь баланс, которого, как ты знаешь, у нас и так практически нет. И партии не могу создать, потому что их много, а вас всего двое. Так что быстро взяли и по очереди выбрали себе новых друзей!
        Прямо как в приюте, на занятиях по физической подготовке. Забавно.
        - Еще одна толпа бесполезных нахлебников, - прошипел, как бы про себя, но чтобы все слышали.
        Вихрастый парень пожал плечами. - Я пойду с одноруким. А то этот тип очень уж мутный.
        Ну ладно. Вот наша команда уже начала расти.
        - И я. - сказала светловолосая женщина, подходившая ко мне ранее. Они оба встали в ряд у меня за спиной. Собака тоже завалилась у моих ног и радостно затявкала.
        - Вечно ты притягиваешь всяких маргиналов, - усмехнулся бывший напарник. - Эй ты! - окликнул он самого здорового бойца. - Идешь со мной.
        - Послушай ты! - встрял в беседу небритый мужик. - Почему мы вообще должны тебе верить? Ты нас всех только что убить хотел!
        Филипп гордо поднял голову. В полумраке арены он действительно выглядел солидно. Все же была у него какая-то царская уверенность, пусть и вымученная.
        - Тебя я и не зову. Мне не нужно всякое отребье. Я возьму с собой лучших, и тех, кто доживет до конца, будет ждать достойная награда, - медленным шагом, он направился к мужику, а тот начал пятиться назад. - На самом деле, мне плевать, - сказал Филипп. - Нас вас, и в особенности на Испытателя. Но есть один нюанс, который просто не дает мне промолчать. Модератор дал нам задание. На него мне тоже плевать, но я знаю этого человека, и знаю, что он отрезал нам все пути к отступлению. Либо мы сделаем, как он говорит, либо останемся сидеть на этом этаже до конца времен.
        Никто из мужчин не встал на защиту смутьяна. Филипп подошел к нему, схватил за воротник робы и дернул на себя, а затем повернулся к остальным. - Но если кто-то - Филипп отбросил мужика к дальней стене, - хочет спорить с нашими решениями, устраивать конфликты на пустом месте и любым другим способом, мешать мне, выбраться из этой дыры, милости прошу. Не думаю, что такой большой отряд заметит потерю одного бойца.
        - Ты кто такой вообще? - спросил здоровый боец, нависая над моим, видимо, бывшим напарником.
        - Наследник облачного царства, - злорадно оскалился Филипп. - Так что?
        Боец выдохнул. - Награда, говоришь? Считай, что мы заключили договор.
        - Прекрасно, - кивнул царевич. - Теперь, докажи что готов служить мне.
        - И что я должен, по-твоему, сделать?
        - Ну, кроме того, что ты должен обращаться ко мне на вы... - Филипп повернулся, и указал пальцем на небритого мужика. - Убей его.
        - Эй, ты чего задумал?! - небритый шлепнулся на песок и попытался отползти.
        Остальные игроки отошли на шаг назад, кроме моего нового соратника. Он засучил рукава робы, и уверенно направился к месту совершаемого преступления.
        Я схватил его за плечо. - Стой. Тебе пока лучше не связываться с ними.
        Тот удивленно посмотрел на меня, а я выставил вперед руку, направив указательный палец на бугая.
        - Филипп, - спокойно сказал я. - Отзови своего бойца, или я пропущу через него живительный разряд.
        Бугай приподнял бровь, а его новый хозяин рассмеялся. - Тоже мне, нашелся борец за справедливость. Ладно, - Филипп махнул рукой. - Брось это ничтожество. Пусть Испытатель с ним разбирается.
        Небритый буквально на четвереньках бросился на мне и укрылся за нашими спинами. Это что, получается у меня уже четверо из восьми?
        Девушка с длинными ресницами смотрела на Филиппа так, будто он сделан из золота и увешан серебром. В этом взгляде был весь спектр эмоций прихлебателя, от простого восхищения до весьма продвинутого раболепия. Она бросилась ему под ноги. - Прошу, господин, и меня возьмите в ваш отряд.
        Филипп, в свою очередь, посмотрел на нее так, будто покупал корову на базаре. - Ладно, черт с тобой. До тех пор, пока не начнешь создавать проблемы.
        Жуткая девчонка встала со своего места и тоже направилась к Филиппу. - Вероятность твоей победы выросла на сорок процентов. Для меня этого достаточно.
        Девушка в очках тоже выбрала царевича. Он не возражал.
        Зато другая, с длинными черными волосами пошла ко мне.
        - Мне не нравится ваш тон, молодой человек, - строго сказала бабка, присоединяясь к моей команде. - Я бы дала вам пару мудрых советов, но боюсь, вы не будете слушать.
        Царевич ее проигнорировал.
        - А мне кажется, юноша достаточно мудр для своего возраста. По крайней мере, он знает что предложить человеку взамен, за помощь, - сказал старик. - Я не услышал от вашего лидера ни одного путного слова.
        Ну, прости дядя, что денег не предложил. У меня их как бы нет. Да я и не уверен что они есть у Филиппа. Или будут, к тому времени, как мы отсюда выберемся.
        Квадратный, похожий на сказочного гнома парень выбрал нашу команду. Не дойдя до меня двух метров, он остановился, и сказал. - Эй, пацан. Разве тебе по пути с этими людьми?
        Он обращался к мальчишке, который все еще нерешительно переминался с ноги на ногу на середине арены.
        - Он прав, братан, - сказал мой первый новый спутник. - Они там все полные козлы.
        - Закрой свой рот, невоспитанное хамло! - крикнула в ответ девушка с ресницами. Ее подруга в очках презрительно хмыкнула.
        Парень едва не взорвался опять, но я удержал его.
        Двое последних мужчин, бледный воин и танцор молча встали на сторону Филиппа. Мальчишка неуверенно подошел к нам.
        - Я думал вы до утра тут просидите, - сказал Эфраим.
        - Ну и что теперь? - устало спросил я.
        - А теперь, я расскажу вам о деталях, - ответил модератор.
        - Эти шестнадцать игроков... - он заметил, как я обернулся и пересчитал вновь прибывших. - Да, и собака тоже! Так вот, эти шестнадцать игроков являются одними из самых известных преступников, когда-либо участвовавших в игре.
        Кто, вот они? Ну, глядя на мужиков и баб в толпе, я еще мог представить. Но бабка с дедом, маленькие дети... Собака?! Для некоторых игроков эти сведения стали шоком, судя по их реакции.
        - Это люди, заслужившие не только трансутацию, но и заключение. По сравнению с тем, что совершили некоторые из них, ваши преступления детские шалости. К счастью, члены ваших команд не могут навредить вам.
        Аж отлегло.
        - ...Но могут навредить лидеру другой команды. Так будет интереснее.
        Мне не надо было читать мысли, чтобы понять, о чем думает царевич. Потому что я думал о том же. У меня теперь есть шанс, прокачав группу избавиться от него.
        - Ваша задача в том, чтобы добраться до самого последнего этажа. Там, вас ждет еще одно испытание, и если вы его переживете, с членов команды, в которой останется больше игроков ждет полное прощение.
        - А проигравшие? - спросил Филипп.
        - Проигравшие будут трансмутированы, вместе со своим лидером. Тоже самое произойдет со всеми погибшими.
        Эфраим возбужденно потер переносицу. - Я буду наблюдать за обеими командами. А сейчас, я отправлю вам сведения о ваших новых спутниках. Память вернется позже, но вам ведь нужно учиться командной работе сейчас, верно?
        ...
        КОМАНДА ГРИШИ
        УМКА - АДЕПТ/ЗВЕРЬ - СИНЯЯ ЛЬВИЦА ПАЛАНЫ
        Печально известная своим непристойным поведением знахарка с северо-запада. Неоднократно обвинялась в мошенничестве и недопустимой модификации игровой механики, путем создания зелий со случайными комбинациями эффектов. Была приговорена к испытанию подземельем после трагического инцидента с кланом «Воющих в ночи», члены которого перманентно превратились в овец после употребления закупленной партии медикаментов.
        ГИР - ИЗГОЙ - ВОЖДЬ ПЕРВОКУРСНИКОВ
        Хулиган и нарушитель общественного порядка. Обвиняется в множественных нападениях на заведомо слабых игроков в безопасных зонах. Преводитель бунта, во время которого территория магической академии Трех Вершин была захвачена исключенными и неуспевающими студентами. Основал в здании академии одноименный клан.
        БОСЬКА - АДЕПТ/ЗВЕРЬ - САМЫЙ СИЛЬНЫЙ КОЗЛЕНОК
        Один из самых удачных экспериментов по созданию человеческого оружия путем недопустимой модификации игровой механики, проведенных учеными ныне не существующего Тридевятого царства. Востал против своих создателей, что привело к большому количеству сбросов и разрушению общественной собственности.
        ЛАЙКА - ЗВЕРЬ/РАЗУМ - НЕЧТО ИЗ ОТКРЫТОГО КОСМОСА
        Таинственное существо, обнаруженное на месте крушения межпланетного аппарата, сбитого защитными системами Игротеки. Оказывает малоизученное влияние на окружающих и обладает разрушительной ментальной силой.
        ЯРОСЛАВ - МАГИЯ/ЗВУК - ЗАПРЕЩЕННЫЙ БАРАБАНЩИК
        С детства обладал уникальными способностями к музыке, которые впоследствии нелегально модифицировал. Помимо стандартных эффектов, может использовать магию, представляющую значительную меметическую угрозу. Являлся участником группы, торгующей нелегальными артефактами.
        АГНИЯ - ЛЕД/РАЗУМ - СМЕРТЬ ВО ЛЬДАХ
        Жена правителя небольшого заснеженного острова в восточном море. После его ухода, путем недопустимых модификаций использовала душу мужа в качестве оружия, и установила жестокую диктатуру. Была изгнана с острова группой приключенцев, после чего стала известным пиратом.
        ЗАХАР - ОГОНЬ/ВОДА - ДИКИЙ ПРАПОР
        Жил в мире людей еще до всплеска магических энергий. В Параболе, стал участником революционного движения, чьей целью было устранение игровой механики, и превращении игровой зоны в безопасное убежище для обычных людей. Организация была уничтожена. так как получала финансирование путем торговли нелегальными предметами, а так же использовала недопустимые модификации.
        ОЛЬГА - НЕЖИТЬ - МСТИТЕЛЬНОЕ ПРОКЛЯТИЕ
        Неудачная попытка неверного мужа избавиться от жены. Процесс трансмутации был прерван, и она вернулась с новой меткой и опасной уникальной способностью.
        ...
        ГРИША - ЧЕЛОВЕК - УРОВЕНЬ 27 - ЭЛЕКТР/ЯД - 25/25
        Вирд: 6
        Характеристики в формате: Сила / Скорость /Выносливость /Здоровье / Энергия/ Воля
        30/32/50/37/65/35
        Тотем: Тауматихт Акселя - 10
        Перки:
        «СИЛА ГЛУБИН 10/10» ТРАНСФОРМИРУЕТСЯ В «ОБИТАТЕЛЬ БЕЗДНЫ 1/10»
        +50% к Выносливость
        +50% Защита от Вода (высокая влажность ускоряет регенерацию здоровья)
        Измененная структура кожи позволяет на ограниченное время присасываться к вертикальным поверхностям.
        «БИОЭЛЕКТРИЧЕСТВО 10/10» И «ТЕХНИКА БЕЗОПАСНОСТИ 10/10» ТРАНСФОРМИРУЮТСЯ В «ИСКРЯЩИЙСЯ ИСТОЧНИК 1/10»
        +50% защита от Вода/Металл/Огонь/Свет/Звук
        Неуязвимость к эффектам применения базовых умений
        +40% снижение урона от эффектов не связанных напрямую с элементом атаки
        60% Уязвимость к Земля
        «ИММУНИТЕТ 10/10» ТРАНСФОРМИРУЕТСЯ В «ДУРНАЯ КРОВЬ 1/10»
        Кровь игрока становится достаточно токсичной, чтобы наносить небольшой урон противнику при контакте. Полная неуязвимость к обычным болезням и ядам.
        +20% защита от Разум
        НАВЫКИ:
        «ПЕРЕМЕННЫЙ ТОК 10/10» ТРАНСФОРМИРУЕТСЯ В «ПОСТОЯННЫЙ ТОК 1/10»
        Увеличен урон всех видов молнии. Увеличен радиус атаки по площади.
        «СЛАБОСТЬ 10/10» ТРАНСФОРМИРУЕТСЯ В «СЕПСИС 1/10».
        Мощность яда увеличена. Большие дозы теперь смертельны. раны нанесенные когтями игрока имеют увеличенный шанс загноиться, что дает -20% всем исцеляющим эффектам.
        ...
        А неплохо. Ничего совсем уж нового не дали, зато некоторые старые навыки преобразились. Больше урона это хорошо. Атакой по площади я пользоваться так и не научился, как то вылетела она у меня из головы. А зря, пригодилась бы. Впрочем, то, что я забываю вещи, когда нервничаю (а нервничаю я в последнее время постоянно), тоже не новость.
        Наконец-то дали нормальный яд, а не ту невнятную жижу, которая мне почти не помогала.
        Умение держаться за стены... Если честно вообще не нужно. Авось разовьется потом во что-то полезное, и то хлеб будет.
        Если подумать, некоторые вещи из предложенного списка пригодились бы мне раньше. С новой защтой я бы точно не поломал все ребра, пока отлетал от удара водяной пушки.
        И все же, я развиваюсь как-то медленно. Вирд сжирает очень много очков, но ничего не поделаешь. Я привык к среднему значению и не собираюсь пока окончательно превращаться в морского черта. Шести должно хватить.
        Вся моя красота вернулась. И огромная лапа и уши, и горб и грива. Я принял это со смирением и готовностью двигаться дальше в бездну сумасшествия, которую готовил для нас мужик в шортах с цветами.
        Первичный лагерь мы разбили, естественно, у костра, обойдя команду Филиппа через боковой коридор. Пока что, преимущество было у нас, поэтому связываться они не стали и ушли дальше.
        Места там не то, чтобы очень много, но чтобы все расселись хватило. Мне сложно представить, каково это, спать столько времени, но в чем я уверен, так это в том, что они не устали. Собака вообще носилась по залу как комок энергии, приставая к детям, женщинам и ко мне.
        Группа самоубийц, которых я должен был провести через все последующие этажи, ожидала от меня стремительного и смелого руководства. Я сидел напротив них, и в голове у меня кошечки мяукали.
        - Так в чем план? - спросил Гир, жуя неизвестно откуда взявшийся пирожок из сухпая.
        Стоит ли делать вид, что у меня есть план? Все равно придется люто импровизировать. Эти люди, несмотря на все написанные про них ужасы, сейчас слишком слабы. Гремлины раскатают весь этот отряд в аккуратный блин, если я не придумаю, как с ними сладить
        - Мы спустимся вниз, и попробуем добраться до сокровищницы, - сказал я. - Если справимся, у нас будут очень полезные вещи.
        - Я думал, мы пойдем и надерем этим ребятам задницы, пока они не пришли и не сделали этого с нами, - разочаровался Гир.
        - Дурак чтоли? - Умка дала ему подзатыльник. Впрочем, парень не обиделся. - Их босс нас в капусту измельчит.
        - Наш может сделать тоже самое, - сказал Боська. Очень сложно было представить десятилетнего пацана каким-то уж особенно опасным преступником. Неужели судебная система игры допустила ошибку? Или он и правда какое-то там сверхоружие?
        - И что тогда? - ответила Умка. - Они снова здесь вдвоем останутся, и будут свирепо друг на друга зыркать?
        - Я согласен с этим парнем, - заметил Ярослав. - Разве не лучше напасть, пока они слабы, а у царевича отключена метка? Это ведь хороший шанс.
        Шанс-то хороший, вот только я согласен с этой девушкой. Останемся мы с Филькой одни посреди подземелья, и будем что-то там пытаться пройти. А еще, оковы, которые нас связывали, вернут, вот будет хорошо (на самом деле нет).
        - Нас помимо этого еще ждет испытание в самом низу, - не особо уверенно сказал я. - Хотелось бы к тому времени сохранить как можно больше людей.
        - Тогда давайте поторопимся, - сказал квадратный Ярослав. - Они, думаю, не сидят, сложа руки.
        - Нет, они так же собрались и обсуждают план действий, - сказал я. - Филипп будет очень осторожен, и пока метка не восстановится, не станет углубляться в тоннели.
        - В таком случае... - протянула Умка. - Нам тем более нельзя терять время.
        Нет, я рад, что они рвутся в бой, эти трое. И собака. Но остальные-то молчат, повесили носы. Как будто знают, что нас ждет на следующем этаже.
        - Таким составом, там - без шансов, - скривился я. - Только если доберемся до сокровищ. Благо, Филипп пока сидит на месте, да и точного расположения не знает. У нас есть еще пара часов, чтобы все обдумать, прежде чем спустимся. Что, может, есть еще предложения?
        Гир с Умкой развели руками. Ярослав тоже промолчал.
        - А вы что-то хотите добавить? - спросил я у мужчины, двух женщин и ребенка, разместившихся с другой стороны.
        - Вам виднее, - опустила глаза Ольга. Захар, после покушения на убийство боялся лишнее слово вставить, и только как-то жалобно смотрел на меня. Боська пожал плечами.
        - Если меня что-то будет не устраивать, сынок, - улыбнулась Агния. - Я разу тебе об этом скажу.
        Как-то не по себе стало. У бабули в профиле там похищения и пытки, тирания и пиратство. А с виду такая милая бабушка. Не зря говорят, самые опасные это самые тихие. На кого никогда не подумаешь. Хотя, по этой логике самый ужасный злодей из всех это мелкая, противная собачонка. Если это вообще собака.
        Лайка словно поняла, что я подумал про нее, и бесцеремонно уселась ко мне на колени.
        - Так в чем проблема? - спросил Гир. - Идем в комнату с богатствами, забираем все, что плохо лежит, по дороге прокачиваемся, а затем уже нахлобучиваем вражескому племени.
        - Между нами и комнатой полной прекрасных вещей стоят орды маленьких ушастых чертей, которые едва не размазали нас по полу в первый раз, - вот так вот, зато честно. Пусть знают, на что идут.
        - В чем их сила? - поинтересовался Боська.
        - Они слабы. Но их много, и их способности заточены на борьбу с более сильными игроками. Твари изучают нас, используют тактику. Кроме того, постоянно возрождаются, - я хлопнул рукой по колену. - В общем, драться с ними это та еще радость.
        - Я понятия не имею, чем они нас встретят, - сказал я, встав у костра. Мне же тоже надо быть солидным и вырабатывать командирский тон. - В прошлый раз, они долго изучали нас, но теперь, думаю, что они готовы и сразу пойдут в наступление. Так что, придется быть максимально осторожными, с самого начала.
        - Стой, - Умка ткнула в меня пальцем. - Нас они не видели. И нас больше. Может быть, у нас будет немного времени, чтобы прорваться к нужному помещению.
        - Думаешь, вас они тоже будут изучать? - удивился я.
        - Было бы что изучать, - мрачно сказала Ольга, - у нас ни уровней, ни вещей, ни перков. Да нас просто перебьют и думать забудут.
        Квадратный гном решил поспорить. - Я не знаю как у тебя, да и у меня точно нет никаких способностей. Но вот у той мелкой девчонки, что ушла с царевичем точно не все так просто.
        И то правда, это жуткий и отвратительно серьезный ребенок. Интересно, какая вообще природа у ее способностей?
        - Но ведь есть! А значит, зная об этом, гремлины не станут просто так и к нам соваться! - победно вскинула руки женщина.
        Я не стану исключать того, что кто-то из них может скрывать способности. Как-то подозрительно часть группы бросилась ко мне. Вонзить нож мне в спину они не могут, но могут навредить как-то еще.
        Особенно Гир. Я не очень понимаю, с чего он так рьяно встал на мою сторону. Филипп, конечно, тот еще фрукт, но только ради этого прочные альянсы не заключают. Само собой, я догадался, что именно он был основой для одной из самых опасных форм Матфея, и именно он является владельцем железной палки, которая делает тебя тяжелее. Надо держать себя с ним гораздо осторожнее.
        Умка тоже доверия не внушает. И не важно, что она знает кто я, это все знают. Допустим, что так. Почему ее это так взволновало? Есть, что мне сказать? Почему она тогда до сих пор не подняла эту тему? Возможно, эта женщина чего-то хочет от меня, и велика вероятность, что, если она попытается мной манипулировать, я поддамся, даже если буду это осознавать. Есть у меня определенные слабости.
        А она красивая. Даже через эту мешковатую робу, можно различить фигуру, похожую на песочные часы. Притягательные черты лица. Мягкие волнистые волосы. Что там с непристойным поведением? Вот видишь, Гриша, тобой еще не манипулируют, а ты уже готов!
        Но вернемся к нашим электроовцам.
        Ольга включилась в разговор. - Есть кое-что еще. Вы говорите, они приспособлены для сражения с сильными игроками. Но мы не сильны.
        - Она дело говорит, - сказал Гир. - Если их способности завязаны на уровень игрока, значит, нам они будут наносить минимальный урон.
        - Это здорово, ребятки, - я почесал затылок. - Но даже с минимальным уроном, обычный человек от горящего ножа под ребра полностью сдуется.
        - Я не говорю, что это повод расслабляться - парировала девушка. - Просто, кое-что, о чем стоит помнить.
        - О чем стоит помнить, как только мы начнем одерживать победу, мы начнем расти, - сказал Ярослав. - И сразу же будем получать по полной.
        - Это беспредметный разговор, - сказал я. - У нас нет другого выбора, кроме как идти через весь уровень.
        - Ну и что? - Гир лениво потянулся. - Ты сильный. Прямо очень сильный. Я просто, как бы, немного припоминаю ощущения от нашего боя, пока я был... ну, ты знаешь. Ты нас прикроешь, а потом, мы прикроем тебя!
        Звучит заманчиво. Хитрый предатель сказал бы тоже самое, я уверен. Помнит он. Не такой уж сильный босс был, для тридцатого-то уровня. Или, может Эфраим специально ослабил его, чтобы вручить нам приз? Да что уж теперь, не важно это. Кусачий буран, я начинаю рассуждать как Филипп! Ужас.
        - Там, недалеко от выхода, есть довольно слабое существо шестнадцатого уровня, которое можно легко убить, - парни уже хотели снова начать спрашивать, почему мы тогда до сих пор здесь, но я остановил их. - Суть в том, что Филипп тоже про это знает. И как только он посчитает, что они готовы, та тварь станет первой жертвой. Пока они будут с ней разбираться, мы должны будем проскочить мимо, и пройти окружным путем.
        - Потому что, - заключила Умка, - если они первыми наберут уровни, то станут основной целью для гремлинов.
        - Я об этом не подумал, но это логично, - я вынул бумеранг, помахал им на расстоянии вытянутой руки. Все чувства и ощущения вернулись в норму. Очень надеюсь, эти гады не смогут снова использовать печать чистоты. Думаю, мне надо быть умнее, и просто не разламывать их руками. - Дайте мне восстановить еще немного сил, и мы выступаем.
        ГЛАВА 13
        
        О чем я подумал, прежде чем мы спустились по широкой каменной лестнице в царство гремлинов: про все, кроме того, о чем нужно было в первую очередь.
        А подумать нужно было вот о чем. Моя группа состояла из опасных злодеев, половина из которых была в нынешнем состоянии совершенно не способна сражаться.
        Гир, Ярослав и Захар смогут за себя постоять и навалять паре коротышек. Если сумеют их поймать, или отразить стремительные атаки, конечно. Боська тоже довольно спортивный ребенок, к тому же он маленький и ловкий. У него даже больше шансов продержаться чуть дольше.
        Умка попыталась заверить меня, что она боец-рукопашник, но без уровней и без зелий она такими способностями не обладает, поэтому ничего гарантировать не может.
        Ольга и Агния в своем базовом состоянии просто не могут дать отпор чему-то страшнее таракана. Я справедливо заметил, что даже если игровой опыт пропал, то жизненный и боевой никуда не должны были деться. На это, они ответили, что пока что ничего не помнят.
        Удобно, ничего не скажешь.
        Собака не очень большая. Не сказал бы, что сильно свирепая. Я бы такую и дом сторожить не оставил, не то, что с кем-то воевать.
        В общем, балласт.
        Через узкие коридоры решили идти строем. Я впереди, сразу за мной Умка и Ольга с собакой на руках. Они прикрывают мне спину. Их, в свою очередь, прикрывают Ярослав и Захар. Они же, если что отражают нападение с боков. Понятия не имею, как они будут это делать, но сделать придется. За ними Агния и Боська. В хвосте тащится Гир и защищает нас с тыла.
        Это был так себе план, но ничего лучше у меня нет.
        Я открыл ворота и осторожно вошел в первое помещение. За прошедшее время, все повреждения этажа были устранены, и подземелье выглядело совсем, как новое. Я прислушался, хоть и не знал, что именно надеялся услышать. Даже если бы гремлины были рядом, они не стали бы себя так глупо выдавать. А уж если Филипп тоже решил отправиться в путь, не думаю, что его команда будет беседовать достаточно громко.
        Первый час прошел нормально, вот только передвигались мы очень медленно. Со всей внимательностью, я осматривал каждый сантиметр нового тоннеля или комнаты. Всем, кому не нравился такой темп путешествия, было предложено выйти вперед самим, если они, конечно, хотят получить отравленный дротик в задницу, или что похуже.
        Позже, я уяснил для себя, что нам очень повезло встретить слепых пещерных жуков раньше, чем каких-либо серьезных противников. На этих бесполезных тварях мой отряд поднял по целых два уровня, и именно тогда, на мою беду начали проявляться их истинные сущности.
        В нос мне ударил легкий, едва заметный запах спирта, будто мы шли не по катакомбам, а находились в прихожей какого-нибудь бара в подворотне. В это же время, в голове у меня что-то зашипело, будто-кто то пытался связаться со мной по рации, причем моя скрывалась внутри черепной коробки. Звук был тихий, но достаточно заметный. Кто-то начал противно щелкать костяшками рук и шеей.
        Наконец, случился апофеоз пробуждения.
        Мы дошли до небольшого зала с тремя выходами. Я помнил это место, здесь мы и раньше бодались с жуками. Через два поворота, в стене будет находиться ниша с сундуком. Именно там нас в первый раз отлупили местные.
        Растолкав вынужденных соратников, Гир прорвался ко мне. Он улыбался, как ребенок, которому разрешили разбить молотком арбуз.
        - Командир, меня посетила гениальная мысль, - с абсолютной уверенностью в голосе сказал он.
        Надо же, я уже командир. Как бы мне это не льстило, лучше не взваливать на меня такую ответственность.
        - Ну, давай, не тяни, - ответил я, изучая подозрительную пластинку на потолке. В прошлый раз, ее здесь не было. А в другом месте, из под такой же пластинки вылетел дротик.
        - Смотри, - он начал активно жестикулировать, привлекая мое внимание. - Враг изучает нас, ждет подходящего момента. Мы это знаем. И они это знают. А еще, они знают, что мы знаем.
        Эта логическая цепочка стара как мир и так же заезжена. К чему он клонит?
        ...- И тут, мы ломаем им все шаблоны! - практически вскрикнул парень.
        - Я, что-то как-то не улавливаю смысл, - возможно, шаблон сейчас сломался у меня. Что он собирается делать?
        Гир кивнул, готовясь продемонстрировать задумку, встал посреди комнаты и во все горло заорал. - И что, где вы там, ушастые придурки?! Быстро все сюда вылез...!
        Эхо, наверное, прокатилось по всему этажу. Умка зашипела на него, Ольга от неожиданности выронила собаку. Та зависла в паре сантиметров от пола, перебирая лапками.
        Договорить Гир не успел, так как я переместился и прижал его голову к стене своей ладонью, что была вполовину шире лица парня.
        - Ты что, совсем больной? Угробить нас вздумал?
        - Эфо фифрый флаф, фмефаешь? - промычал Гир.
        - Что ты там мямлишь?!
        Пришлось слегка ослабить хватку.
        - Хитрый план, говорю!
        - Ага, очень хитрый. Ты только не учел, что если нам крышка придет, то и тебе тоже, - сказала Умка.
        Он задрал нос, показывая, что очень оскорблен. - Да вы не понимаете просто. Я только что выиграл нам кучу времени.
        - Ну да, - сказал я. - Целую жизнь, только в другом образе.
        Гир оскорбился еще сильнее. - Надо думать стратегически. Вот гремлины думают, поэтому никогда не будут нападать, если враг сам их зовет. Они почуют подвох.
        - Конечно, они ведь не такие идиоты, как мы... - задумчиво сказал Ярослав, всматриваясь в открытый люк на стене.
        Я приподнял бровь. Ну как бы в этом есть смысл, но, ... Нет. - Я сейчас ощущаю подвох в твоих словах.
        - Заметь, если бы они хотели напасть, то уже бы напали. Я специально орал со всей дури, - сказал Гир.
        - Это мы заметили, - холодно сказала Ольга.
        Я приготовился к тому, что мелкие мерзавцы сейчас обрушатся на нас со всех сторон. На всякий случай, начал собирать энергию, чтобы построить собственного гремлина.
        Прошло две минуты крайне неловкого молчания. Нападения не случилось. Гир, полностью уверенный, что его план сработал, похлопал меня по плечу, и вновь занял позицию позади группы. - Учитесь, пока я жив.
        - Походу, осталось недолго, - буркнул Боська и пнул старшего товарища по ноге.
        - Эй! - вскрикнул парень и замахнулся на мальчишку кулаком. Тот приготовился лбом отбить удар.
        Разряд пролетел прямо над их головами, наполняя комнату кислым запахом озона.
        - Короче, чтобы больше такой самодеятельности не было, - сказал я глядя на парней. - И чтобы никаких конфликтов внутри группы.
        В этом Филька прав, такого лучше избегать. Впрочем, у меня тут только молодежь бесится. Те, кто постарше в основном молчат, и не лезут во всякие глупости. Если так и дальше пойдет, мне будет гораздо проще.
        Хулиган виновато потер затылок.
        - Усек, босс.
        Кусачий буран, и свалился же мне клоун на голову. Ну, вот не отпускают меня подозрения о возможном предательстве. Захар ведь прав, с чего нам друг другу доверять? Вроде как, жизнь на кону, а с другой стороны даже с наружи многие люди серьезно не относятся к таким вопросам. А уж здесь и подавно.
        Мы покинули эту более или менее безопасную комнату, и перед нами оказался еще один длинный проход с факелами на стенах. Гуськом, стараясь смотреть под ноги, мы не спеша пошли вперед. Там находилась развилка, предлагавшая выбрать еще три направления. Путем голосования ( собака не участвовала) мы решили пойти через левый коридор.
        Раз уж карты составлять было нельзя, я старался все запоминать. И если память меня не подводила, то именно таким путем, по логике мы должны были выйти к другой стороне каменной рожи. А оттуда и до сокровищницы недалеко.
        И вот именно тогда, противник дал о себе знать. Сначала гул был совсем тихим, и едва слышным. Мне даже показалось, что просто шумят трубы, и я совсем перестал его замечать. Ровно до тех пор, пока в голове у меня не возник вопрос: Откуда в древнем подземелье трубы?!
        А гул нарастал, и вскоре превратился в звуки явно приближающихся неприятностей. Это был не топот маленьких ножек. Совсем наоборот, что-то очень большое с шипением и бульканьем протискивалось через соседний коридор. Я поднял руку вверх, показывая отряду что лучше отступить обратно к развилке. Может быть, даже к комнате. Или вообще свалить на верхний этаж.
        - Это они? - спросила Умка.
        - Вроде нет, - не похоже на гремлинов. Как же я ошибался в тот момент, кто б знал.
        Из-за угла вывалилась кипящая серая масса, загородившая весь проход. Периодически из ее выныривали пухлые носы и злые желтые глазки, когтистые лапы и шаманские посохи. Настоящая, густая масса из гремлинов прорывалась все ближе к нам.
        Отряд стремительно отступил, оставив меня одного на пути загадочного потока из коротышек.
        - Етить... - пробормотала Умка, выглядывая из-за угла.
        - Жуть какая... - согласилась Ольга.
        Кооператив Гремлинов - Уровень 35 - Электричество
        - Да как с этим драться-то? - даже уверенный в себе Гир начал нервничать.
        - Уж точно не кулаками, - ответил ему Захар, утягивая парня обратно из поля зрения твари.
        Нужно дать им время уйти. Как-то задержать вот это... непонятное. Бумеранг в такой жиже точно застрянет, и как его потом доставать? Я бросил в массу гремлинов разряд, но он просто исчез внутри, пустив круги по водянистой поверхности кооператива. Да там даже не сопротивление, там скорее всего полный иммунитет.
        Комки гремлинов скомкивались в центре, формируя мерзкую носатую морду во всю ширину помещения. Я прыгнул к ней, и попытался вонзить шипы в глаз чудища, но пришлось отступить. Слишком велика была угроза получить зарядом тьмы из стремительно выскочивших посохов.
        Огромная харя распахнула зубастый рот. В глубине глотки этого существа начал формироваться искрящийся разряд. Это уже даже не молния будет, а сплошной поток энергии. Не думаю, что даже сороковой уровень игрока выдержит такое. У меня свой иммунитет, но все равно надо сваливать, и как можно дальше.
        Коротышки снова нас переиграли. Мы готовились к бою с толпой слабых существ, а не с одной тварью, полностью превосходившей в плане огневой мощи все, что мы могли предложить.
        - Бегите к выходу! - крикнул я, а сам даже переместиться не успел. Чудовищных размеров заряженный луч сбил всю мою концентрацию, и снес меня к противоположной стене.
        Краем глаза, я успел увидеть, как сбегает мой отряд. Как только я смог выползти из непрерывного потока, сразу же побежал за ними, стараясь не оглядываться.
        ...
        - Может, забаррикадируемся в этой комнате? - предложила Умка.
        Мы добежали до помещения с тремя выходами, один из которых вел в неизвестность, а два других наверх и в пасть ползущего студня. Я представил, как кооператив сносит дверь ударом молнии, а вместе с ней и пол стены. Или того хуже, начинает просачиваться через люки.
        - Нет, лучше здесь не задерживаться. Идем направо! - скомандовал я.
        - Я останусь здесь, - сказал Ярослав. - Когда оно приползет, я попробую отвлечь его, увести к лестнице.
        - Это безумие, - буркнул Захар.
        -Мужик, - восхитился его отвагой Гир. - Я помогу тебе.
        А я себе чуть лицо ладонью не разбил. Все понимаю, но парни, меру же надо знать.
        -Вам не кажется, что еще рановато жертвовать собой? Вам в голову не приходило, что эта дрянь может разделиться, и гоняться за всеми нами с равноценным успехом?
        - Я не подумал об этом. - Ярослав опустил плечи.
        - А я подумал! - Гир сжал кулаки, а затем бросил руку вперед, тыкая в меня пальцем, будто в чем-то обвинял. - Командир, у меня есть новая идея!
        Коллективный вздох.
        -Я надеюсь, на этот раз, хорошая? - спросил я.
        Он неуверенно помотал рукой в воздухе, - Давай не будем торопить события.
        Кусачий буран, сейчас опять произойдет какая-нибудь глупость, с которой я ничего не смогу поделать.
        - Говори, сынок, - поторопила его старушка. - У нас не так много времени.
        Наконец-то и она решила поучаствовать в обсуждении нашей общей судьбы, это радует.
        - Короче, слушайте, - все же, энтузиазма ему не занимать. - В общем, в свое время, я учился в магической академии.
        - Учился... - едко повторила Ольга.
        - Имел место произвол со стороны преподавателей! - огрызнулся Гир.
        - Давайте ближе к делу! - рявкнул я на них обоих.
        - Ладно. Однажды, нас повели высоко в горы, и там, в ледяных пещерах какой только фигни не водилось. И была там такая штука, типа желе, ну знаете, квадратная фигня.
        - Желатиновый куб. - поправила Умка. - Кажется, я понимаю, к чему ты клонишь.
        - Ага, он самый. Если разбить его на части, то уровни делились между частями. И куб двадцатого становился двумя каплями седьмого, и одной шестого, и все в таком духе.
        Я тоже понял задумку, но основная проблема заключалась в том, что эта идея основывалась на моем предположении. А они не всегда правильные. Точнее, очень редко.
        - То есть, ты предлагаешь разделиться, чтобы кооператив тоже разделился?
        - Именно. Тридцать пять на два... эм...
        - Семнадцать с половиной, - сказал Боська.
        - Молодец, - похвалил его Гир, и потрепал между рогами. Ребенок грозно фыркнул и отпрыгнул. - Отличник небось. Ну, уж семнадцатого то ты уложишь, особенно если свою крутую силу применишь, - сказал он мне. - А потом и второго.
        Вообще, мне идея нравится. Она может не сработать (и скорее всего не сработает), но попытаться стоит. Даже если монстр не разделиться, ему придется сражаться на два фронта. Пусть второй фронт и значительно слабее.
        Бульканье становилось все громче.
        - Ладно, в таком случае делимся поровну, - сказал я. - Часть идет со мной в неисследованный коридор, часть возвращается к лестнице.
        - Мы возвращаемся, - парни были явно в этом уверены.
        - Хорошо. Агния, идите с ними, - у меня тоже появилась идея. - Если эта гадость не разделится, то я попробую отвлечь основную массу на себя, а вы заморозите ее со своей стороны.
        Старушка покорно встала у нужной двери.
        - Я попытаюсь, но не уверена, что получится, - сказала она.
        - Все получится, мать, - кивнул Гир. - Ты морозишь, я разбиваю кулаком в пыль.
        - Так и сделаем. Боська, ты тоже пойдешь с ними.
        - Я лучше с тобой, Испытатель, - сказал ребенок.
        - Верный выбор, пацан. - Захар сложил руки на груди. - Если эти идиоты решили умереть, это их проблемы, верно?
        - Это кто тут идиоты? - Гир начал заворачивать рукав.
        - Да хватит уже! - осадил я его.
        - А можно я? - спросила Ольга. - Собачку тоже заберу. Вряд ли мы тебе поможем.
        - Нет, я не сомневаюсь, что толку от вас никакого не будет, - я потер затылок. - Меня просто волнует одна вещь. Если вас там будет больше, значит за вами может погнаться кусок побольше, и посильнее.
        - Ну и ладно! - бесился хулиган. - Значит, ты со своим быстрее закончишь, и как вмажешь этому с тыла.
        - Как бы он нас до этого не съел, - с небольшой тревогой в голосе сказал Ярослав.
        - В общем, не важно, идите! - вот на что мы точно не можем тратить драгоценные минуты, так это на всяческие мелочные разборки.
        - Стойте. - Ярослав преградил путь своей части группы, что уже собиралась свалить поближе к выходу. - Оно не разделиться, если не будет знать, что мы тоже разделились. Нужно сделать вид, как будто убегаем, без всякого плана.
        Мне кажется, мы постоянно недооцениваем ум гремлинов, либо переоцениваем свой.
        - Не думаю, что надо так усложнять. Давайте просто встанем у дверей, и разбежимся, когда оно проникнет сюда.
        - Я об этом и говорил, - надулся барабанщик.
        - Тогда хорошо, только давайте без самодеятельности.
        Мы уже почти не слышали друг друга, настолько громким стало бурление кооператива. Масса находилась не дальше, чем в нескольких метрах от двери, и приближалась довольно быстро. Густые комки навалились на хрупкое, старое дерево, и оно скорбно затрещало. Что ж, по крайней мере, он не лезет через люки.
        - Все готовы? - игроки напряглись, собираясь бежать настолько быстро, насколько это вообще возможно. Древесина трещала и изгибалась внутрь комнаты. Из щели уже начала вытекать серая масса, по которой хаотично блуждали синие искры.
        Синие?
        Будто стекая по краям массы, искры падали на пол, формируя что-то вроде светящихся луж из ровных, ритмично-мерцающих дуг. Такого я раньше не видел, а то, чего я не знаю, мне обычно не нравится.
        Синяя молния текла как вода, и если мы быстрее не свалим, то испытаем на себе все её неизведанные эффекты.
        - Бежим!
        Кооператив окончательно снес дверь и втек в помещение, «потея» искрящимися дугами. Ярослав и Гир вчистили по коридору вверх, утаскивая за собой женщин. Серый комок десятого уровня, гораздо более активный, чем основное тело поскакал за ними. Все остальное двадцать пятого уровня решило попытать счастья с равным противником.
        Досвиданья!
        Я распахнул дверь и протолкнул туда опешившего Боську. Умка бросилась следом, но мужская рука схватила её за плечо, и оттолкнула назад. Женщина упала на пол, едва не коснувшись наползающей электрической лужи.
        -Эй! Ты совсем что ли?! - возмутилась она, но Захар уже рвался вперед, видимо, одурев от страха. В конце прохода, он замер, как вкопанный.
        - Слушай сюда, ты! - крикнул я ему, после того, как перенес Умку в коридор и захлопнул вторую дверь за собой. Но небритый мужик уже не мог меня услышать. Яркая синяя сеть покрыла все его тело, и местами, он уже начал осыпаться под ней.
        Кооператив и его синее электричество лились на него сверху, прямо из люков.
        - Это была мгновенная карма, - сказал рогатый мальчик. Тем временем, наш противник уже приступил к разрушению второй двери, а синие искры протекли под ней.
        - Мы окружены, - мрачно сказала Умка.
        - Я рискну, - сказал я. - Прикрой ребенка.
        Она закатила глаза. - Ух ты, какой героизм.
        Ну и что, можно мне хоть один пафосный момент? Я тут постоянно в основном получаю по роже, и все вытирают ноги об мое честное, фальшивое имя. Я об этом постоянно говорю, хотя да, она про меня еще ничего не знает.
        Перешел в красный режим, чем вызвал небольшой шок у своих союзников. Теперь, я выглядел как самый настоящий, пучеглазый морской монстр, с двумя неровными шипами на огромной руке.
        Переместился вдоль по проходу, поближе к праху Захара.
        - Прижмитесь к стене, - сказал я им. Прозвучало как плохо различимый рык, но Умка умудрилась меня понять.
        Я набрал скорость, и вынес дверь с этой стороны, со всей силы вонзившись кулаком с когтями в мягкую плоть кооператива. Брызги, размером с мою голову разлетелись в разные стороны, на ходу превращаясь в гремлинов.
        Тем, что упали в коридоре, не повезло. Умка и Боська ловко раздавили их.
        Жидкая тварь извернулась в конвульсиях, от разрушающего ее потока красной энергии, но напор не ослабила. С мерзким шипением, наши молнии столкнулись, и медлительная синяя жижа стала поглощать мой разряд.
        Этот цвет такой же сильный, как и мой, просто он действует по-другому. Кажется, я зря все поставил на этот один удар. Пока мои шипы все еще были внутри монстра, я выпустил токсин, и отскочил назад, снеся еще нескольких гремлинов.
        Кооператив выглядел гораздо бледнее, чем раньше. Все же, я нанес неплохой урон.
        Тем временем, волна синих молний сползала на нас с другой стороны. Я больше не мог терять силы, поэтому вернулся в обычный режим. Тем, где синяя энергия коснулась кожи, появились иссохшие, болезненные пятна.
        - Дай взглянуть! - Умка бросилась ко мне, посмотрела на пятна. На её лице расплылась загадочная (и слегка зловещая) улыбка.
        - Я придумала, как нам справиться с этой штукой. - непонятно откуда, она вынула крошечную стеклянную виалу, а затем, легким движением пальца поцарапала мне руку.
        - Вот этого не надо! - напрягся я.
        - Не капризничай, я все же врач.
        - Ага. Во что там превратились те парни?
        Женщина смерила меня снисходительным взглядом, сцедила несколько капель моей крови в виалу.
        - Боська! Ты тоже! - скомандовала она. Мальчик послушно подошел, и позволил взять у себя несколько капель.
        Умка вырвала из стены корень растения, и тоже выжала его в емкость, после чего перемешала.
        - Этот боевой режим поглощает очень много энергии, - сказала женщина. - Чтобы его поддерживать, нужны сотни гремлинов. Ну, в теории.
        Кооператив занял весь проход, и приготовился дать по нам залп посохами тьмы.
        - А еще, он поглощает жидкость из организма, а значит, связан с меткой воды. Простое зелье отмены здесь бы не сработало, но к счастью, у меня есть и обычная кровь, и кровь обладающего электрической меткой. Если прибавить к этому элемент флоры, то получится зелье, способное пробить эту защиту! Смотри!
        Она метнула виалу прямо в пузырящуюся массу, и в ту же секунду там вспыхнул розоватый огонь.
        - Если они захотят, то через минуту смогут собраться назад, - предупредила Умка. - Так что, теперь все зависит от тебя.
        Кооператив буквально рвало собратьями. Позеленевшие от яда гремлины падали на пол. Некоторые убегали, некоторые сразу рассыпались.
        Пытаясь удержать преимущество, тварь вновь решила выстрелить лучом.
        ГЛАВА 14
        
        Ярослав бежал вверх по каменному полу и мысленно проклинал казенные скользкие ботинки. Тварь не особо торопилась достать игроков, но стоять на месте все равно было чревато.
        Монстр был гораздо слабее того, что взял на себя Гриша, но даже для их трехуровневой команды представлял значительную угрозу. С пары ударов, он разнесет любого из них в пыль. Допускать такую возможность было бы значительной стратегической ошибкой.
        Он развернулся, пропуская группу вперед.
        - Ты чего? - спросил Гир, не сводя взгляд с чудовища, что довольно резво ползло вслед за ними.
        - Бегите вперед, я постараюсь его замедлить.
        - Слушай, братан, - хулиган положил руку Ярославу на плечо.- Ты, конечно, очень самоотверженный, и все такое...
        Барабанщик удивленно посмотрел на Гира, а потом хмыкнул. - Да нет, я не об этом. Давай беги уже, мне есть чем удивить эту сволочь.
        - Я тоже хочу посмотреть! - не унимался хулиган. - У тебя, должно быть, крутые способности.
        - Парни, вы чего там? - крикнула Ольга. Она буквально на себе тащила пожилую женщину и собаку, и, не смотря на свою хрупкую фигуру, они уже почти добрались до верха.
        - Мы догоним! - крикнул Ярослав.
        ...
        За четырнадцать лет до того
        - Так что там у тебя за магия? - грубо спросил мужик в грязной майке, прислонившись к двери сарая. Он закурил, и стряхнул пепел в грязную болотную воду. Мелкие летающие ящеры противно кричали в небе над деревянными лодками.
        Чумазый мальчишка с маленьким барабаном на спине заикался, но подавил страх и ответил. - Музыка, господин.
        - Пффт, так ты баффер. - мужик расплылся беззубой улыбкой. - У нас, таких как ты хоть жопой ешь, - он погасил сигарету о лоб мальчишки. - Шел бы ты отсюда.
        - Вы не понимаете, - сказал мальчик, сжимая кулаки. - Я покажу.
        Мужик развернулся, не обращая никакого внимания на пацана. У него за спиной раздались первые, робкие звуки барабана. Когда он обернется, то увидит нечто настолько странное, что на всю оставшуюся жизнь это ощущение страха перед неизвестным будет пытать его во сне.
        ...
        Он топнул ногой, перенаправляя энергию от столкновения в свои ладони. Громко хлопнул, трансформируя эту энергию в темную, клубящуюся ауру. Хлопнул еще раз. Повторил комбинацию, а затем хлопнул еще два раза, формируя простенький ритм.
        Как только звум стал чистым и резким, прямо перед лицом монстра вспыхнул мрачный сигил, после чего та же самая аура охватила сгусток.
        Уховертка
        Базовое звуковое заклинание. Уменьшает две случайные характеристики противника на 10/Увеличивает две случайные характеристики союзника на 10. Длительность - 15 минут.
        Ярослав спешно провел комбинацию вновь, еще больше снижая боевую эффективность приближавшегося существа. Как минимум одна из уховерток подействовала как надо. Сгусток стал заметно медленнее.
        - Ничего себе, - хмыкнул Гир. - Дебафф два раза подряд пробил. Неплохо, при разнице в семь уровней.
        - А то! - гордо сказал Ярослав. - Ты же не думал, что обычного человека посадят в эту клетку? Есть у меня пара хитростей.
        Гир и Ярослав резко бросились в разные стороны. Барабанщик тяжело дыша побежал наверх, а хулиган решил, не теряя времени отвесить люлей остабленному противнику.
        - Эй, мы что, драться не будем? - озадачено спросил Гир.
        - Я планирую подождать, пока не станет ясно, что там с командиром, - сказал Ярослав. - А ты сам думай!
        Гир остановился. Ком находился от него примерно в пяти метрах, и игрок мог преодолеть это расстояние за два рывка. Но блин, Ярослав в данной ситуации поступал мудрее. Нужно было дождаться возвращения Испытателя. Одним ударом сейчас ситуацию не изменить. Сплюнув с раздражением на пол, Гир тоже отправился наверх. Пригнувшись, он увернулся от темного снаряда. Пятно черной энергии разбилось о стену и погасило факел.
        Когда они добрались до конца подъема, чудовище только приближалось к середине.
        - Лучше нам здесь не стоять. Скоро мой дебафф развеется, - сказал Ярослав.
        - Мы не сможем вечно от него бегать, - сказала Ольга.
        - Я даю Грише полчаса, - усмехнулся Гир. - За это время, он точно либо справится, либо помрет.
        - Если он помрет, - парировала девушка. - То у нас вообще не будет смысла сопротивляться.
        - Тем более.
        - Пригнитесь! - неожиданно крикнул Ярослав, и, обхватив Агнию и Ольгу руками, прижал их к полу. Лайка соскочила с рук девушке и зарычала. Над их головами пролетел гремлин с кинжалом. Второго Гир поймал за нос, и, вырвав кинжал из рук, им же и распылил. Покрутил черную железку в руках и отбросил в сторону.
        - Ах ты мерзкое создание, - проворчала старушка и растолкала соратников. - Я тебе сейчас устрою.
        Агния встала на самом краю, около спуска, и развела руки в стороны. Ее соратники поежились от дуновения ледяного ветра. Ольге на руку приземлилась снежинка.
        - Метка льда... - прошептала девушка. Она попыталась отогнать от себя неприятные воспоминания.
        Морозный ветер покатился вниз по склону, превращая пол в прозрачную ледяную поверхность. Там, где поток коснулся кооператива, серая масса покрылась инеем и стала еще менее гибкой. Те гремлины, что готовились выпрыгнуть вперед, шлепнулись на лед, и кубарем слетели обратно.
        - Вам не кажется, что эти парни были гораздо опаснее, когда просто действовали сообща? - спросил Ярослав, вспоминая слова Гриши.
        - Нда, я тоже не думаю, что этот холодец мог раскатать двух прокачанных игроков, - ответил Гир. - Что-то здесь не чисто.
        - Они играют с нами, - Сказала Агния. - У этих засранцев есть еще пара тузов в рукаве.
        - Значит, единственный правильный вариант - не играть по их правилам.
        Ярослав распахнул одну из дверей, находившихся в комнате. - Отступаем прямо к лестнице. Либо мы разберемся с ними там, либо они принесут свои самые крутые игрушки. Тогда отступим наверх.
        Словно услышав их слова, кооператив еще яростнее забурлил и начал менять форму.
        - А вот и первый сюрприз! - обрадовался Гир.
        - Да не стойте вы столбом, бежим отсюда!
        Перед тем, как убежать, Ольга снова подхватила Лайку на руки, и в голове у девушки тут же раздался жуткий металлический треск. Лишь спустя пару секунд, она начала различать в нем слова...
        «...налево... переход на развилке... психическая ловушка... каменное лицо... нужно туда...»
        Она помотала головой, не в силах понять, кто пытается с ней общаться.
        ...
        Было очень жарко. Она была привязана к креслу кусачими ремнями, и могла лишь вертеть головой. Мир стал очень маленьким, превратился в серое яйцо с хитрыми огоньками и ниточками повсюду.
        Через круглое окно она могла разглядеть только ночь, и небесные огни. Что-то было не так, и голоса людей звучали все громче, а потом стихли.
        Её сильно тряхнуло, и она едва не выпала со своего сидения. Так она и крутилась, звала на помощь, но никто не отвечал. Только странные огоньки пищали и мигали. А потом все стихло.
        Лайка смогла выбраться из кусачих ремней. Железное яйцо в которое её посадили люди больше не двигалось, и внутри все погасло. Она попыталась открыть окно, но лишь беспомощно поводила когтями по прочному стеклу. А там, за окном, большой синий шар покрывался темными пятнами. Лайка видела, что шар был очень маленький, а человек, обнимавший его очень большой.
        А еще, она услышала всех этих других людей и животных. Они кричали и плакали, и от этого, Лайке стало очень грустно. Именно тогда, она впервые поняла, зачем её отправили так высоко. Она очень громко и грустно завыла. Достаточно громко, чтобы те, кто плавал в пустоте рядом с ней, услышал и сжалился.
        ...
        Ольга заглянула собаке в глаза, и каким-то невероятным чудом разглядела в них разум.
        - Это ты? - спросила девушка. - Ты посылаешь сигнал?
        - Что? О чем ты говоришь? - удивился Ярослав.
        - Собака. Она говорит со мной. У меня в голове. Я не знаю, как это объяснить.
        Лайка гавкнула, как бы подтверждая сказанное.
        «Быстрее... у нас не так много... времени...» - прозвучал голос.
        - У нас была говорящая лошадь, - сказал Гир. - Пыталась сдать нас, во время осады академии. Та еще зараза была, - он на секунду задумался. - Я бы на вашем месте не особо доверял псине.
        - Не обращай внимания, - Ольга почесала собаку за ухом. - Что он понимает. Так зачем нам туда?
        «Сила разума... победа... усиление... нужно бежать».
        - Лайка говорит, мы должны идти к психической ловушке!
        - С каких пор Лайка у нас главная? - фыркнул хулиган.
        Ярослав нахмурился. - Отряд царевича может быть все еще там. Не хотелось бы с ними столкнуться.
        Ольга раскрыла рот и издала ровный стрекочущий звук, от которого парни вздрогнули, а старушка лишь зловеще ухмыльнулась.
        - Слушайте, у нас как будто есть варианты. Нам разве не нужно победить эту штуку? - свирепо сказала она. - Я скорее подумаю, что кто-то из вас нарочно пытается загнать группу в тупик, чем обвиню несчастное животное.
        - Я все понял, - сказал Гир. - Собака хочет нас поссорить.
        Агния схватила его за ухо и дернула на себя. - Не спорь, негодный мальчишка. Ты бы уже сто раз сбегал и проверил, прячутся ли там враги.
        - Ай, что ж вы творите?! - её прикосновение было ледяным.
        - А ты не спорь со старшими!
        - Она в чем-то права, - пожал плечами Ярослав. - Ты самый быстрый. Если что, сможешь вернуться.
        - Ладно, ладно! Пойду вперед. - Гир потер отмороженное ухо и быстрым шагом ушел за поворот.
        Стоило ему скрыться, за их спинами раздался рев. Враг достиг комнаты, резко выбил дверь и предстал перед группой. Комок гремлинов решил больше не заморачиваться с медлительным холодцом, и принял относительно человеческую форму.
        Мощная широкоплечая фигура, высокий горб на спине. Треугольные уши и зубы. Огромные желтые глаза. Широкие, непропорциональные руки и кулаки, размером с голову. Длинный хвост с кисточкой. Монстр открыл рот, роняя на пол дымящиеся слюни.
        Он поднял ладони вверх, собирая яркий прыгающий разряд.
        - Это же... - недоуменно сказала Ольга.
        - Ага, один в один, - пробормотал Ярослав. - Так вот, что они задумали.
        Они успели выбежать из поля зрения чудовища до того, как шаровая молния покатилась по полу, и с треском взорвалась там, где еще пару секунд назад стояли игроки.
        - По крайней мере, он всего лишь десятого уровня. Лайка говорит, мы сможем его уложить! - крикнула Ольга на бегу.
        -Надеюсь, оригинал сможет, - проворчала Агния. - Боюсь, тех трех несчастных уже зажарило.
        Монстр уперся кулаками в пол и издевательски захохотал.
        Псевдоиспытатель - Уровень 10 - Электричество
        ...
        Как выяснилось, луч это не самая большая наша проблема. Он был довольно сильный, но я смог более или менее нейтрализовать синий разряд выставив на пути несколько конструктов. Да и жижа, ранее блокировавшая нам путь наверх, перетекла и присоединилась к основной массе.
        А вот тут, начинались плохие новости. Помимо того, что кооператив теперь превосходил меня в уровнях, он принял довольно оскорбительное обличие. Я-то уж думал, проснесло, когда Матфей не успел превратиться в меня, а тут вот оно как. Похоже, у нашего боя были зрители, и они вынесли для себя что-то полезное.
        - Выглядит устрашающе, - сказала Умка.
        - Спасибо, - вздохнул я. Псевдоиспытатель не терял времени. Мы отступали к открывшемуся проходу, но он переместился, оказавшись прямо перед нами. Так вообще нечестно.
        Я нырнул вниз к полу, и, подобрав горсть красных кристаллов, оставшихся после первого раунда, метнул их в наглую, пучеглазую физиономию.
        Сработало лучше, чем я ожидал. Взрыв отбросил моих спутников на несколько метров. Боська попытался защтить девушку, создав нечто вроде защитного блока крепкими пластинами на пальцах рук. Прием сработал, но его все равно достаточно далеко протащило по полу. Из под копыт летели искры.
        Псевдо-я изогнулся, закрывая ручищами поврежденное лицо. Да, вот так тебе, за то что своровал образ. Я не собирался давать ему передышку, и тут же воткнул шипы прямо в живот чудовища. Технически, он все еще должен быть отравлен, но чем больше доза, тем лучше.
        Умка подняла с пола красный камешек и пристально всмотрелась в него. - А это еще что?
        - Я настолько крут, что моя сила превращается в кристаллы, - ответил я ей. Монстр переместился и исчез. Капли его крови остались на моих когтях. Без сомнения, он совсем скоро выскочит снова, в самом неожиданном месте.
        - Какая чушь! - возмутилась женщина. - Такого просто не бывает.
        Я знал, что он нападет на них. И знал, что нужно его встретить. После того, как я вышел из режима рыбы-гадюки, прошло где-то пять-семь минут. Сколько сил я успел бы восстановить? Сколько бы там ни было, этого недостаточно. Ну да ничего. Потом лягу полежу.
        Я вновь активировал красную молнию, и успел как раз к тому моменту, когда псевдоиспытатель материализовался прямо над умкой. Я стремительно ударил в бок, но его левый кулак с потрясающей точностью прилетел мне в лицо. Я влетел спиной в стену. Так вообще нечестно. Почему он отрастил себе лишнюю конечность?
        Умка собрала капли гремлинской крови с пола, и поспешно ретировалась, пока монстр занимался мной. А я не собирался отдыхать. Отскочив от стены, я успел схватить псевдо-себя за плечо. Мы переместились вместе, и вылетели из элементального пространства, вызвав еще один алый взрыв.
        Плохо. Я безумно быстро теряю силы, а он только совсем чуть-чуть побледнел. Краем глаза, словно в замедленной съемке я увидел, как к нам бежит Боська. Кусачий буран, он даже не поцарапает эту гору мышц!
        Мне удалось перехватить шаровую молнию, прошеную в ребенка, наполнить ее красным и метнуть обратно. Самодовольный гремлин выставил кулак вперед. Шар разорвался при контакте, оставив место пальцев ком расплавленной плоти. Вы кем меня вообще считаете, мерзкие коротышки?!
        Булькающая масса мгновенно заменила руку чудовища. Даже в такой форме, кооператив может свободно трансформироваться. Стоило бы догадаться.
        Я буквально сдулся. Если бы не отключил режим, потерял бы сознание прямо там. Жутко клонило в сон.
        Только кристаллы, что мастерски метнул козленок, спали меня от мощного удара сверху.
        - У тебя есть еще? - спросил Боська. Я схватил его за воротник робы, и прыгнул вместе с ним, уворачиваясь от молнии.
        - Нет, я весь выжат, - я оглядел коридор. - Где Умка?
        - Убежала, - гневно сказал мальчик.
        Ну ладно, хоть кто-то из нас выживет. Кажется, это не тот противник, с которым я мог бы справиться в открытом бою. А мои ловушки на него тоже не сработают. Если бы здесь были мои сопартийцы, мы провели бы комбинацию, покрывающую мои слабости, и использующую уязвимости гремлинов. А так...
        Осталась только небольшая горсть кристаллов. Я сжал их в руке, просто так, машинально. Но сила отозвалась. Я почувствовал, как через поры она проникает мне под кожу, и окрашивает внутреннюю энергию. Навалилась жуткая усталость, и в то же время, моя рука начала трансформацию в красный режим. Только рука.
        Это странно, но, по крайней мере. Я выпустил разряд в псевдоиспытателя, сбив его в полете. А затем выпустил еще один, и еще, но от этих он увернулся.
        Монстр начал смеяться. Отвратительный гогот, звучащий практически моим голосом. Он смеялся в первую очередь над тем, что даже пройдя почти весь путь до тридцатого уровня, будучи известным, достаточно сильным, чтобы выживать в этом странном мире, я все равно испытывал трудности с какими-то маленькими, но хрупкими существами. А они использовали все свои способности, и каждый раз, не делая ничего особенного, побеждали меня морально. И очень близко подходили к тому, чтобы одолеть меня физически.
        На этом, монстр решил не останавливаться и захотел продемонстрировать мне иронию моих тщетных метаний.
        По его телу пошли плавные синие искры, и оно начало изменяться, так же как и мое. Ну, не совсем так.
        Вместо того, чтобы стать тощим и костлявым, монстр начал обвисать и раздуваться. В одно мгновение он превратился пузырящуюся тушу, с еще более картофельным носом и носорожьими толстыми ногами. Синие, неоновые дуги стекали с его колышашейся плоти прямо на пол.
        Боевой режим - Синяя молния - Рыба-капля
        Знаете-ка что, это, уже ни в какие рамки не лезет.
        - Боська. - тихо сказал я. - Беги отсюда, пока цел. Я собираюсь сделать кое-что очень глупое.
        - Не дури, Гриша! - он выставил вперед свои руки копытца, вставая в боевую позу. - Нам надо просто придумать, как ударит ьего в уязвимое место.
        - Я использую перегрузку в боевом режиме. Никогда этого раньше не делал, и даже представить боюсь, что здесь будет, - я улыбнулся во все два ряда зубов. - Не волнуйся, я знаю, что делаю.
        Монстр продолжал смеяться, и идти ко мне, разливая жидкий разряд. Нельзя, чтобы он коснулся мальчишки. Тот неохотно кивнул и побежал прочь, цокая по полу.
        Что ж, а мы с тобой поиграем.
        Я трансформировался в третий раз. В голове резанула такая острая боль, я подумал, что она сейчас надвое расколется. Удержавшись, от того, чтобы упасть в обморок, я собрал всю силу в кулак, и начал готовиться к перегрузке.
        Мастер, я очень не советую вам этого делать!
        О, аватар очнулся.
        - Приятно знать, что ты тоже беспокоишься о моем здравии. Хотя, я думал что ты всего лишь справочный интерфейс.
        Я в любом случае не заинтересован в вашем проигрыше. Позвольте отговорить вас от использования этого приема.
        - Не стоит. Я знаю, что делаю, я ж говорил.
        Мастер, это ваше решение, но знайте, что я был против.
        Точка невозврата была очень близка. Сила скапливалась в моем кулаке, и она утекала отовсюду, чуть ли не из каждой клеточки моего тела. Я не знал, что именно произойдет, когда я использую перенапряжение, но почему то, мне казалось что от меня даже праха не останется.
        А монстр, в издевательской манере, тоже начал накачивать силу в один прием. Он копирует меня. Он хочет показать, что даже моя гибель будет бессмысленной. Ну и пусть так. Я не тщеславен. Эта черта не должна быть свойствена гремлинамм.
        Кулак псевдоиспытателя превратился в сверкающий водяной вихрь, и этот водоворт, без всякого сомнения, был почти полностью готов обрушиться на меня.
        Время максимально замедлилось. Еще пара очень долгих секунд, и наши кулаки столкнутся, высвобождая сразу две атаки-перегрузки. Ладно, от меня, тут, боюсь от подземелья ничего не останется. Мы его и обычными-то с Филькой чуть не развалили, а тут продвинутые режимы.
        Склянка летела, словно в замедленной съемке. Откуда она взялась? Умка? Я не имел возможности оглянуться, но мой взгляд сам зацепился за блестящий стеклянный шарик, внутри которого, кипело нечто зеленое. Монстр тоже поднял распухшую голову, присматриваясь к летящему предмету.
        А потом он разлетелся в пыль, осыпав уродливое чудище зелеными брызгами.
        Он заревел и высвободил энергию.
        Я заревел, и перенес большую часть энергии обратно, чтобы сделать как можно более быстрый рывок спиной.
        Ну да, я не самоубийца, и трансмутировать не собираюсь. А вот блефую, кажется, довольно неплохо. Он сильнее меня, но не настолько. И такая перегрузка либо прикончит его, либо ослабит достаточно, чтобы я мог из последних сих добить чудище.
        К тому же, Умка... Понятия не имею, что она сделала, но псевдоиспытателя это сильно разозлило.
        Я полетел спиной вперед, и в ту же долю секунды искрящиеся воды сомкнулись вокруг меня. Все тело охватили жуткие судороги, но по энерции меня продолжало нести назад. Я зажмурился, чтобы псевдоэлектрическая дрянь не попала в глаза.
        Меня с силой выбросило из потока, и я упал на пол, прямо под ноги Умки. Воздуха не хватало, и я жадно пытался вдохнуть. Показалось. что в меню пришло сообщение о повышении уровня, но я был не в состоянии сейчас этим заниматься. Сетка синих молний угасала, но продолжала вытягивать из меня все, что могла.
        Умка наклонилась ко мне, но я отмахнулся. Нельзя, чтобы эта гадость попала на нее. Она развалится быстрее чем Захар.
        - Фух, все же сработало, - сказала она почему-то заплетающимся языком. - Нет, я не устаю поражаться. Даже самого крестьяноского рецепта усиливающего зелья хватило, чтобы уложить его. У тебя довольно сильный яд
        Она присела рядом. - Надеюсь, ты хотя бы руку моешь, после того, как им воспользовался.
        Я не ответил, лишь что-то прохрипел, даже сам не понял что.
        - Нда, и досталось же тебе, - улыбнулась женщина. - Ну, ничего, жить будешь. Я тут кое-чего успела собрать, смогу тебя немножко подлатать. Боська! - крикнула она куда-то в сторону. - Иди, поймай еще одного жука!
        Мастер, смею заметить, что это был очень рискованный план. Ради вашей же безопасности, я очень ваш прошу больше не прибегать к подобным мерам.
        А что, ну я же смог. Я победил. Если бы не пришлось пролететь сквозь целый слой враждебной энергии, я был бы в порядке. Да я и так в порядке. Просто очень хочется спать.
        Но главное, я смог.
        Смог... Им снова не удалось побить меня. А я ведь стану еще сильнее, и точно пройду это подземелье. И никто меня не остановит. Даже Филипп. Особенно Филипп.
        Вот только, сначала нужно поспать.
        Последнее, что я помню, это розоватая жидкость, которую Умка вылила на меня из очередной склянки.
        ГЛАВА 15
        
        Ольга не сразу поняла, чего от нее хочет собака. Встав в конце того самого коридора, игроки с тревогой ожидали появления противника, и старались не обращать внимания на психические эманации, исходившие от ловушки позади.
        Но и те вскоре начали утихать.
        «Возьми меня за хвост» - сказала Лайка. Девушка повиновалась, и, положив животное на одну руку, другой схватилась за пушистый хвост. Ей очень хотелось спросить, зачем именно они встали в такую странную позицию, и, судя по лицам спутников, их это тоже интересовало.
        - Это будет очень нелепая смерть, - заявил Гир. - Мы позволили псине завести нас в тупик.
        - Тебя никто не держит, - шикнула на него Ольга, да и Агния как-то недобро покосилась, - можешь попытать счастья в другом месте.
        Парень хотел огрызнуться, но подумал, что силы сейчас явно не равны.
        Неторопливо, словно зная, что добыча никуда не денется, из-за угла вышел псевдоиспытатель. Гремлин хищно облизнулся, и приготовился открыть огонь.
        «Давай!» - скомандовала Лайка.
        Ольга дернула собаку за хвост. Так взвизгнула, раскрыла пасть, из которой тут же вырвался поток светящихся, пульсирующих волн. Круги стремительно преодолели расстояние между игроками и врагом, и, пройдя через тело гремлина, ушли куда-то в почву.
        Психоусилитель
        Используя внешний источник психической энергии, игрок значительно усиливает собственные ментальные показатели, благодаря чему наносит повышенный урон. У этой атаки высокий шанс оглушить противника/низкий шанс сжечь мозговой узел.
        Монстр пошатнулся, схватился за голову. Из желтых глаз пошла кровь, и они скрылись в глубине массы. Новые глаза начали выскакивать в самых неожиданных местах, так же кровоточить и исчезать.
        Лайка огласила свой успех громким лаем.
        - А ведь слухи не врали, - пробормотала Агния. Ей вспомнилось, как много лет назад, выжившие из полностью стертой с лица земли прибрежной деревни были взяты в плен. Тогда, она не поверила их бредням, но теперь...
        - Извини, собака, - сказал Гир, и хлопнул Лайку по спине. - Кстати, и ты извини.
        Ольга извернулась, чтобы избежать его извинений.
        - Сейчас эти бесы узнают, с кем они связались, - сказал он и уверенно направился вперед. В его голове звучало некое радостное предвкушение. Гир устал сдерживаться, ему надоело быть осторожным, только потому, что он пока еще недостаточно силен. Сейчас, когда враг на какое-то время потерял способность эффективно сражаться, он может атаковать в полную силу, не боясь за свою жизнь.
        Псевдоиспытатель пытался отстреливаться, но Гир именно этого и хотел. Очень плавно, словно скользя по полу, он ушел от снарядов, а затем, оказавшись в непосредственной близости от чудовища, провел сокрушительный прием.
        - Что с его ногой? - спросила наблюдавшая со стороны девушка, когда заметила, что нога Гира будто покрылась тонким слоем блестящего белого металла.
        - Некоторые способности, - пояснил Ярослав. - Добавляют значительный урон физическим атакам, если выполнены определенные условия. Это покрытие тверже, чем сталь.
        Усиленный ботинок врезался в мягкую плоть гремлина, и разорвал её на мелкие клочки. Псевдоиспытатель изогнулся, все еще не способный атаковать, он неуклюже попытался схватить Гира, но у него не было никаких шансов. Верхняя половина туловища твари повисла на широком лоскуте кожи.
        Уличные правила
        Игрок считает, что использование дальних атак в ближнем бою в высшей степени неспортивно. Поэтому, если он уворачивается от выстрелов, то в течение следующих двух минут, к первой атаке игрока добавляется урон от не достигших цели снарядов.
        Еще одним пинком, Гир снес гремлину голову. - Само собой, он прочнее стали, - ухмыляясь, сказал он. - Это истинный порыв мужской души. Разве может быть что-то крепче?
        Ольга закатила глаза. Ярослав крикнул ему. - Добей эту дрянь! Оно еще шевелится!
        - Будет сделано!
        Хулиган размахнулся, чтобы уж точно раздавить мерзкую, клубящуюся тварь, и снова ударил. Но в этот раз, нога застряла в меняющейся массе.
        - Э! - возмутился Гир, и тут же заметил, как чудовище подпитывается из люков на полу. Заново сформировавшийся кулак гремлина с треском ударил его в бок, и отправил Гира в полет. Он с грохотом врезался в каменное лицо, отколов от него приличный кусок.
        Психическое жужжание полностью стихло.
        Кряхтя, хулиган приподнялся на локтях. - Мне нужно лечение.
        - Где мы тебе его возьмем? - спросила Ольга, с ужасом наблюдая, как монстр становится все больше и сильнее. Пять уровней это не так много, но для них разрыв стал просто непреодолимым.
        Псевдоиспытатель пятнадцатого уровня заревел как разъяренный бык и помчался, намереваясь одним ударом снести всю группу.
        - Лайка! Лайка, давай снова! - взмолилась Ольга.
        «Не могу... энергии больше нет»... - ответила собака и заскулила. - «Он...сломал...».
        Монстр уже занес над ними сжатую в кулаке молнию, когда в головах у каждого из членов группы прозвучал тихий, но безумно приятный сигнал.
        Удар монстра был остановлен массивной ледяной лапой. Округлое существо метра в три ростом, с толстым ледяным панцирем и когтями длиной с человека зависло в воздухе, прикрывая группу.
        - Простите, детишки, он пришел, как только смог, - сказала Агния, молодея на глазах со сто двадцати до ста девятнадцати.
        Абсолютная верность
        Душа другого игрока, навсегда ставшая частью владельца навыка. Проявляется как конструкт соответствующего уровня, связанный с первой меткой владельца. Имеет обратную пропорциональность навыков (чем выше воля и энергия владельца, тем выше сила и выносливость конструкта).
        - Значит, Гриша победил, - сказал Ярослав.
        - Я же говорил вам! - сказал Гир, победно вскинув вверх кулак, после чего, скорчился от боли.
        Ольга поставила Лайку на пол, и тихо сказала. - Позвольте мне разобраться.
        Парни не сразу заметили, как она изменилась. Кожа девушки побледнела, после чего стала сухой и серой. И без того длинные волосы, стали еще длиннее, на них появился грязный, масляный блеск. Ногти вытянулись, стали желтыми и загнутыми. Она вытаращила глаза и издала протяжный, стрекочущий звук.
        ...
        - Ты уверен, что это безопасно? - спросила она, внимательно разглядывая амулет.
        Муж провел рукой по своим рыжим волосам и лучезарно улыбнулся. - Конечно. Я давно знаю этого парня. Все его печати и амулеты работают, как часы.
        - Я даже не знаю,... - Ольга прилегла в свое плетеное кресло. Они сидели на балконе и любовались закатом, когда Игорь предложил воспользоваться этой штукой.
        - Брось, это же все очень легко. Ты получишь опыт, и новые метки, мы станем одинаково сильный и сможем вместе пойти в поход! Разве ты не этого хотела?
        - Я просто не хотела оставлять тебя одного... - смутилась девушка. - Ты и сам знаешь, я не любитель всех этих игровых моментов.
        - Ты тоже знала, что я игрок, когда выходила за меня. - Игорь пожал плечами.
        ...
        - Выглядит жутковато, - присвистнул Гир. Ольга неестественно изогнула шею, и посмотрела на него выпученными, налитыми кровью глазами.
        - Все молчу, молчу, - он начал махать руками, схватился за бок. - Не обращай на меня внимания, я больной человек!
        Она грубо оттолкнула ледяной конструкт, и вышла один на один с гремлином. В коридоре будто повисла мрачная пелена. Враг, и составляющие его тело мелкие собратья опешили, и принялись судорожно анализировать ситуацию.
        ...
        Ольга одела амулет на шею. Он был очень тяжелым, и неприятно касался кожи.
        - Что мне делать? - спросила она.
        - Просто кнопку нажми, - улыбаясь, сказал Игорь. Тогда, ей действительно показалось, что мужу не терпится взять ее с собой в игру. Ольга никогда не играла, к тому же ее родители тоже были простыми жителями Параболы. Но, раз уж он просит, можно хотя бы попробовать. Тем более, если не понравится, то всегда можно вернуться к обычной жизни, разве нет?
        Девушка нажала на кнопку и ощутила легкое покалывание по всему телу. Вскоре, оно сменилось болезненным жжением, а из-под кожи начало пробиваться золотистое свечение. Это не было похоже на передачу опыта. Она все себе представляла по -другому.
        - Старайся не шевелиться, скоро все пройдет, -успокоил её Игорь. Сам-то он был на седьмом небе от счастья.
        Свечение все усиливалось. Ольга почувствовала, как оно проникает все глубже в ее разум, и как будто стирает её мысли ластиком. От тех вещей, которые она помнила еще секунду назад, оставались пятна ревущей пустоты. Ей стало страшно, и она потянулась к амулету, чтобы снять его.
        - Да не дергайся ты! - зло крикнул муж, и сковал ее руки ледяной коркой. Уже тогда она поняла, что все пошло не так.
        - Это же... трансмутация! - крикнула она, с трудом вспомнив слово. - Что... что ты хочешь со мной сделать?!
        - Да заткнись уже, - он плюхнулся в кресло напротив, внимательно наблюдая за процессом. - Даже исчезнуть нормально не можешь.
        Что? Да как он посмел...? Ольга начала злиться. Конечно, это было логично. Она ему больше не нужна.... Значит, вся та ревность была не зря.
        Она изо всех сил напряглась, чтобы уцепиться за исчезающие воспоминания. Ластик трансмутации напоролся на разрастающиеся эмоции злости и обиды.
        Внутри нее все тоже покрыл иней, но это другой холод. Не такой, как лед Игоря. Это было беспощадное веяние, откуда-то из-за пределов её понимания.
        Золотое свечение сменилось мертвенно-белым.
        ...
        Шея девушки вытянулась, и её лицо оказалось на одном уровне с носатой рожей гремлина. Она тоже хотела сказать какую-нибудь пафосную фразу, но смогла выдавить из себя только жуткий треск.
        Вместе с этим, целые заросли прозрачных, едва видимых рук стали подниматься из каменного пола, и ласково обвивать ноги псевдоиспытателя.
        Игроки прижались к каменному лицу, стараясь отгородиться от колышущихся призраков ледяной стеной.
        Гремлин схватил Ольгу за голову, и пустил сквозь нее разряд. По катакомбам прокатился жуткий крик. Голова рассыпалась в дым, из которого появилось еще больше ласковых рук. Тем не менее, тело девушки стало еще тусклее. Значительную часть здоровья она потеряла.
        Один миг, и все руки одновременно сжались в кулак.
        Разбитое сердце
        Данный прием позволяет остановить сердце противника, тем самым мгновенно убив его. Шанс успешной атаки составляет 20% и увеличивается (+3%) либо уменьшается (-3%), в зависимости от разницы уровней игрока и цели. Если прием не сработал, повторное применение на данной, конкретной цели не возможно.
        Гремлин начал рассыпаться с середины, с той секунды, как погиб первый, находившийся в нем собрат. Сквозняк разнес прах по всему полу.
        Ольга приняла более или менее человеческий облик, и устало сползла по стене.
        - Это было здорово, - сказал Гир, поднимая большой палец из-за сложившегося в баррикаду конструкта. - Страшно до усеру, но здорово.
        - Как тебе удалось? - недоумевая, спросил Ярослав.
        Ольга ответила, не открывая глаз. - Оно действует на составные части, а не в целом. Не спрашивай.
        Ярослав задумался, но решил заняться этим вопросом позже. - Надо идти. Гриша, скорее всего уже вернулся к месту сбора.
        Холодные лапы подхватили Ольгу как пушинку. Девушка поежилась, но смирилась. Атака отняла у нее всякое желание жить вообще и шевелиться в частности.
        Держась за бок, Гир забрался на шею ледяного монстра, откуда его бесцеремонно стащила Агния.
        - Мой муж тебе не ездовая лошадь!
        - Эй, а почему тогда она поедет с комфортом? Я тоже ранен в бою! - зашипел Гир, потирая ушибленный зад.
        Старуха отвесила ему оплеух. - Она хрупкая девушка, а ты здоровый мужик! Не позорься! - после чего она проворчала, - Ишь молодежь пошла!
        ...
        Проснувшись, я обнаружил перед собой уже осточертевший костер. Умка сидела рядом, что-то попивая из маленького блюдечка. Мне в нос ударил резкий запах спирта. Кроме того, я успел заметить, что она переоделась в ярко-зеленый халат с цветами, а волосы заплела в косу. На голове у нее торчали округлые, кошачьи уши, а на спине висела здоровая грушеобразная бутылка.
        - О, ты уже встал! - протянула она, и густо покраснела.
        - Что-то вроде того, - я принял сидячее положение, потер затылок. Мне уже было гораздо лучше, но все равно жутко мутило. Аромат пойла из бутылки совсем не помогал моему самочувствию.
        Дурацкая синяя молния едва не выжрала из меня все соки.
        - Как ты чувствуешь себя? - спросила женщина, глядя на меня мутными глазами.
        - Жить буду. Стой. Ты когда успела так накидаться? - удивился я. - И где ты это все вообще взяла?
        Умка фыркнула и чуть не завалилась на бок. - Ребята нашли твою сокровищницу. И даже не одну. И даже не две.
        - А сколько?
        - Три. И все были забиты нашими вещами, просто до потолка. Я думаю. Просто, потом пришли наши друзья из соседнего племени, и большую часть унесли с собой, - она громко икнула.
        Соседнего племени...?
        - Вы что, столкнулись с группой Филиппа? - я едва не вскочил на ноги, вовремя вспомнил, что ноги меня сейчас не удержат. Было бы очень неприятно потерять еще кого-нибудь, пока я валялся здесь. Мы и так уже проигрывали в численности, хотя я и не думаю, что от Захара было бы много толка, но вдруг? И как это, интересно, Филька осмелился соваться к гремлинам без метки?
        - И да... и нет. Гир видел, как они ушли в комнату босса, увешанные красивыми безделушками. Думаю, они уже давно на следующем уровне. Надо отдать должное, - она подняла палец вверх, - Им хватило вежливости оставить самое важное.
        Я уверен, что она имеет в виду бутылку. Это что, артефакт? Волшебный алкоголь? Ну да, она же алхимик, мало ли что она там сварила. Вот только как сражаться в таком состоянии? Она же еле прямо сидит.
        Знахарка сняла бутыль со спины, и снова заполнила свою чарку. - Будешь?
        - Не-а, я и так не здоров. А мне еще стратегически мыслить.
        - Как знаешь, - она пожала плечами, и в миг осушила тару.
        - Слушай...,- женщина поползла ко мне, и её халат начал предательски расходиться в стратегических местах, но Умку это, похоже, сейчас волновало меньше всего. В отличие от меня. - Я хотела попросить тебя...
        Её лицо оказалось в нескольких сантиметрах от моего, а тем временем я потерял контроль над глазами.
        - О-о чем? - спросил я, пока в голове судорожно вращались шестеренки.
        - Ты точно сможешь мне помочь... Ты же Испытатель...
        Я заглянул в её глаза и увидел там целый калейдоскоп эмоций, разобраться в котором не смог бы и мозгоправ, не то, что я.
        - Но это подождет. - Умка хихикнула, чмокнула меня в нос, а затем безвольно сползла прямо по мне на пол. Через какое-то мгновение, зал с костром наполнил дикий храп.
        Это что сейчас было вообще? Я аж как-то переволновался. Нельзя так давить на человека, а потом сразу ложиться спать. Я же как-бы не железный...Фух.
        Как хорошо, что у меня есть мрачные мысли и переживания, чтобы отвлечься от таких моментов.
        Она хочет, чтобы я помог ей. Я и себе-то помочь не могу. Я думал, что уже начал чего-то добиваться, но Парабола не устает показывать мне, насколько я еще слаб, и далек от совершенства. Они говорили мне, что я лягушка в пруду, и это до сих пор так.
        У меня складывается ощущение, что игра пытается навязать мне роль лидера и героя. Но я не герой, и не лидер, вот в чем беда. И что теперь, я должен им стать, или должен найти свой путь, сопротивляясь воле Параболы?
        Зана, Страшила, Этайн, Таня и даже Филипп... все они как будто толкают меня вперед, к прохождению Испытания, и я даже поверил, что способен на это. А способен ли? Возможно, после того, как я выберусь отсюда, я перестану быть собой. Весьма иронично, если учесть, что я сам не до конца понимаю, кто я сейчас.
        Все это меня очень волнует. Мне нужна цель, потому что сейчас, я плыву по течению. Эта награда не подойдет. Отлично, есть вещи, которые нужно сделать: выбраться из подземелья не угробив отряд. Если мы победим, как мне остановить его? А если проиграем, то ему даже сдавать меня не придется. Хотя, не хотелось бы, чтобы тот, кем я стану попал под санкции. Он ведь даже не будет знать, что там за враги гонятся за ним.
        О чем ты думаешь, Гриша? Ты справишься. Должен справиться. Не будет никакого следующего тебя. Тебя где-то наверху ждут друзья. Да и эти ребята не такие уж плохие. Мы вместе сражались, это что-то да значит, если ты, конечно, не такое бессердечное дерево, как Филька.
        Я подтянул полы халата Умки, и туже завязал пояс, а то нечего в таком виде валяться. Она продолжала крепко спать, но после моих манипуляций начала ворочаться и улеглась головой мне на ноги. Нда.
        В зале появился Гир. Он тоже приоделся в полосатую спортивную куртку, а на его поясе висела та самая железная дубинка. Волосы парня стали еще более дикими.
        - Я смотрю, - весело сказал он, устраиваясь у костра. - Ты уже закорешился с самогонщицей.
        - Ну, как бы да, наверное. Опасности сближают, и все такое.
        - Не говори. Хотя, мне все равно кажется, как-то все слишком легко, - хмыкнул он.
        - Значит, дальше будет сложнее, - мрачно ответил я. - Эй, а где остальные?
        Гир почесал затылок, - Ярик нашел свой супер-крутой барабан и пошел тренироваться на арену, чтобы тебя не будить. Мелкий пошел с ним. Тебе кстати, стоит на него взглянуть, он теперь реально выглядит как очень маленький, сердитый козел.
        - Вирд страшная штука, - ты на меня взгляни.
        - Хрен знает, никогда с этим не заморачивался, всегда оставался человеком.
        Я уже не завидую, потому что теперь привык и к такому. Но блин, почему изначально мне так не повезло?
        - Бабка с Олей на ледяном черте зачищают этаж, - продолжал Гир. - у нас теперь есть призрак, который выкашивает ушастых ублюдков сотнями. Так что до босса без проблем дойдем.
        - Приятно слышать. Они меня уже жутко утомили, а еще мне надоело огребать на практически тридцатом уровне. Твоя дубина, кстати, очень мощно бьет.
        - Во-первых, бита, - с гордостью сказал парень. - А во вторых, как же иначе? Я, блин, скучал по ней!
        Еще чуть-чуть, и он бы начал эту железку целовать.
        - Не терпится отвесить тому белобрысому гаду, по его наглой харе. Кстати, - он серьезно посмотрел на меня, - что будем с ними делать? Ты уже решил?
        - Думаю, да, - сказал я. - Мы должны убить их всех.
        - Не знал, что ты такой кровожадный! - усмехнулся хулиган. - Но я не против, мы обязаны устроить махач и надрать их пафосные задницы.
        Согласен. У меня нет другого выхода, кроме как не позволить Фильке покинуть подземелье. Если он выживет, то покончит со мной. Как ни странно, это облегчает мне задачу.
        Сделать все, чтобы я смог выжить, а Филипп нет. Вот это и будет моя цель на ближайшее время. К тому же, будем откровенны, он не будет ждать окончания испытания, и тоже попытается использовать любой удобный момент. Просто, для меня ставки выше.
        Но опять же, для этого придется стать лидером для отряда, а это не партией из двух стариков (правда, одна из них молодая и с рогами), статуи и полосатого волка командовать. Тут умение нужно. Одного я уже потерял.
        - Знаешь что, - сказал Гир, и неожиданно положил руку мне на плечо. Нет, все же для этих двоих не существует такого понятия, как «личное пространство». - Мы теперь команда, так ведь?
        Я кивнул.
        - Нам нужно создать клан.
        - Нах..зачем? - опешил я.
        - Чтоб все боялись! Придумаем какое-нибудь крутое название. Вроде, «Испытатель и пацаны». Нет, у нас же еще девки есть, не пойдет.
        Похоже, у него начался творческий процесс, в котором мое участие практически не требовалось.
        - «Банда Гриши»! Хм, нет, банально как-то. «Молниеносная бригада»! Не, не, не! «Электромстители»! А что если...
        Мы долго разговаривали. В основном говорил Гир, я лишь вклинивался, чтобы забраковать самые дикие идеи. Все это время, я думал о своем, пока меня не потянуло в сон, и я не выгнал Гира из комнаты.
        Мне снились ледяные горы, бесконечные караваны, и квантовый гусь, летящий над тундрой.
        ...
        Где-то высоко истерично кричали птицы. Филипп поднял голову, но увидел лишь густые лианы, а в просветах тусклые огни на своде пещеры.
        Воин в тяжелых, закрытых латах отворил для него замковые ворота, и царевич торжественно прошел через залитый кровью двор. Прямо за ним, не отходя ни на шаг, шествовала горничная в полном обмундировании. Филипп остановился перед ожидавшим его черно-белым гигантом. Огромный мечник держал в руке трепыхавшегося пленника, которого незамедлительно бросил под ноги хозяину.
        Филипп протянул руку, и стащил головы поверженного противника мешок, обнажив свирепую тигриную морду.
        Тигр плюнул Филиппу в лицо, и тут же получил по голове метлой. Горничная едва сдерживала злость.
        - Аккуратнее! - рявкнул на нее царевич. - Без него, здесь все развалится в пыль. Я не собираюсь снова вечность таскаться по этим джунглям в поисках новой базы.
        Девушка чуть не заплакала, и поклонилась до самой земли.
        Белый, как лист бумаги, лысый монах с посохом вышел из башни, держа за шиворот такую же человекообразную тигрицу. Он хмуро посмотрел на Филиппа. - Что будем делать с местными?
        Царевич махнул рукой. - Убейте всех. У нас есть дела поважнее, чем играться с кошками.
        Обрадованный приказом хозяина, монах ударил пленницу посохом, и кровь начала покидать ее тело. Сначала тонкой струйкой, а затем мощным потоком она текла прямо в рот монаха. Он облизнул клыки, и отряхнул прах со своих одеяний.
        - Зачем вы это делаете? - гневно спросил тигр. - Мы и так собирались отдать вам ключ!
        - Я знаю. - Филипп присел на корточки рядом с ним. - После выполнения двух-трех идиотских поручений. Мои люди вам не посыльные и не наемники. Это во-первых.
        Он схватил тигра за усы. - А во-вторых, у вас замечательный замок, который идеально мне подходит. Не думаю, что вы отдали бы его, даже если бы мы извели всех крыс, во всех подвалах.
        - Ну и в-третьих, - добавил он, смотря бывшему правителю прямо в глаза. - Чем меньше квестов останется для наших соперников, тем лучше.
        Царевич поднялся, и еще раз пнул тигра. - Этого в темницу, - после чего повернулся к горничной. - Приберись здесь. Мне кажется, у нас очень скоро будут гости.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к