Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Горланова Нина: " Елена Прекрасная " - читать онлайн

Сохранить .
Елена Прекрасная Нина Горланова
        Вячеслав Букур
        #
        Горланова Нина & Букур Вячеслав
        Елена Прекрасная
        Нина Горланова, Вячеслав Букур
        ЕЛЕНА ПРЕКРАСНАЯ
        Горланова Нина Викторовна и Букур Вячеслав Иванович родились в Пермской области. Авторы "Романа воспитания", повестей "Учитель иврита", "Тургенев сын Ахматовой", "Капсула времени" и др. Печатались в журналах "Новый мир", "Знамя", "Октябрь", "Звезда". Живут в Перми.
        Нечего стесняться, что мы любим Пермь. Столько здесь породистых лиц, что каждое второе можно поместить на обложку журнала! А Петелина была вообще из какой-то будущей Перми, где никто не станет копаться в мусорных баках... Впрочем, мы видели ее всего раз, лет так уже двадцать тому назад, когда у нее было прозвище Елена Прекрасная. Елена Климентьевна была сахарно-смуглого вида, и реяли какие-то беспричинные отблески во всей ее фигуре. В общем, казалось, что прозвище - точное. И выглядела в свои пятьдесят она от силы на тридцать! Помнится, что и за один тот раз она успела вбить в нас массу своей биографии: были там дворянские корни, два образования, подлец отец Ромы... С Романом, ее сыном, нам и приходилось много общаться (поначалу он - с джунглями на голове и внутри, а потом - коммерсант, и тут же природа словно спохватилась, что его образ не соответствует новому положению, и запустила свои вездесущие руки к нему в волосы, нечувствительно пропалывая, так что через год он уже зеркалил лысиной).
        Первый звонок. 27 апреля 2001 года она нам позвонила:
        - Мой Ромочка ведь вам помогал! Помогите и вы мне: ремонт нужен, я не могу в такой обстановке... Семья у вас большая, рабочих рук полно! За неделю управитесь вшестером.
        - Елена Климентьевна! У нас внук родился, мы себе ремонт в этом году не планируем, не то что вам...
        - Ну и что - внук! Помогите хотя бы достать мои фамильные драгоценности! Ящики в комоде провалились, я не могу справиться, а чужих людей боязно просить - ограбят. Мой Рома вам всегда помогал.
        Ну, мы никак не ожидали, что жизнь может так вертеться, как вошь на гребешке! Ее Рома ходил к нам как многолетний стукач и носил, как все соглядатаи, что-то утешительное и смягчающее на уровне курицы, а то и торта. Посудите: сказать ей о том, чем занимался сын - нельзя, но если все одиннадцать мам одиннадцати стукачей, которые паслись в нашем доме, попросят сейчас отслужить... И не нужно думать, что у нас была мания преследования: деньги-то на пригляд отпущены, а в Перми кругом одни самоотверженные коммунисты, ветераны войны, передовые рабочие - кого отслеживать-то? Оставались какие-то хилые писатели да шизанутые художники. Андропов, видите ли, по Венгрии понял, что восстание может начаться с группы молодых писателей, а мы теперь одиннадцати матерям одиннадцати стукачей будем, что ли, ремонт делать?!
        Нас так и подмывало со скрипом зубовным, гримасами, в величественной позе сказать Елене: "Да ты знаешь, кто был твой Ромочка! Сикофант, дятел, в общем, по-простому - доносчик". Но взамен этого мы жалко блеяли в трубку: "Простите, пожалуйста, мы уже стары, больны... Внук... Сапоги девочкам-студенткам".
        - Все так и должно быть, Ниночка... Она нам все может сказать, а мы ей нет.
        - А чего ты закашлялся? Слюной подавился?
        - От вожделения. Как представил драгоценности в ее ящиках - слюна и побежала.
        Помним: Роману все время были нужны свежие данные. Он заводил разговоры на заданные темы. Например, барственно снимал с полки свежий том Гегеля и произносил:
        - Не люблю его за то, что Маркс из него вышел. Хоть Гегель и не виноват в этом.
        - Как и Маркс не виноват, что из него Ленин вышел, - конечно, бухал кто-нибудь из нас - сдуру (никогда не умели удержаться).
        Сейчас кажется: простенький диалог, что в нем особенного! Ну, в первую очередь то, что он происходил в семь утра, когда мы запаковывали ревущих детей для заброски в садик, перемежая конвульсивно все это хлебками крепкого чая. А посреди ежеутреннего развала был остро воткнут в пол Роман, тянул крутой настой, подергивал беспокойно плечом и регулярно повторял: "Нина, успокойтесь".
        Причем он с полным правом пил этот чай, потому что именно в то утро он сам и принес волшебно благоухающую пачку со слоном. А мы покорно впустили его около семи, потому что боялись, ибо куда денутся дети, если мы попадем в лагерь... Но, впрочем, твердо было решено: говорить все, что думаем, не радовать внутреннего цензора, который есть продолжение тоталитарного государства. Но в то же время мы подчеркивали, что свергать власть не собираемся, да и куда нам! Мы ведь все считали: конечно, умрем при этой вечной советчине.
        Бесспорно было чтбо в те семь утра? Что этот день - последний в месяце и отчет Романа должен быть у куратора. Если Роман не соберет у нас каких-нибудь сведений, то наплетет от себя невесть что! Мы были невысокого мнения о его способностях. Так что получилось абсурдное слияние воль в одном направлении мы помогали ему, тайному работнику державы, в его неоднозначной работе. Уже тогда мы смекнули, что же это такое - державность...
        Второй звонок. 11 мая 2001 года Елена снова нам позвонила:
        - Я уже поняла, что ремонта от вас не дождешься! Но я прочитала в "Губернском герольде" ваш рассказ... Открою вам тайну: я тоже сочиняю. И все такое интересное, из моей жизни. Я ведь пришла к оккультизму, у меня это пошагово записано. Но как пристроить в печать? Вы мне хотя бы с этим помогите, ведь мой Рома так вам помогал!
        Тут надо упомянуть ее интонацию: начинает в наступательных тонах, а заканчивает фразу, как умирающая муха.
        - Елена Климентьевна! Вы же такая красавица! С вашей внешностью стоит только заглянуть в пару редакций...
        - Во-первых, красавица из меня испарилась. Во-вторых, вы должны все еще перепечатать. Мой Рома вам сильно помогал...
        - А телевизор? - закричали мы в параллельные трубки. - Помогал! Он его так отремонтировал, что у бедного остался один путь - на помойку.
        Телевизор нам подарили родственники, и он нам очень нравился. Но Рома прибежал: "Ой, какой снег, снег!" Нам-то казалось: какой же это снег, так отдельные на экране снежинки. Но как вспомнили про Ромины особые функции, так и ослабли, сдались - пусть ремонтирует. И тут он заносился, как шаман: паяльник подайте, удлинитель подвиньте ближе... Сначала мы решили, что он впаяет нам какое-нибудь прослушивающее устройство, но телевизор не выдержал и решил, что лучше смерть, чем бесконечные мучения. Из него пошел густой дым...
        - Лучшее - враг хорошего, - плоско пошутили мы, почувствовав при этом облегчение.
        О природе доносительства.
        - А ты заметил, Слава, что все наши стукачи - именно все - были ненормальными?
        - Это значит, что соглашаются на такую карьеру лишь неудачники, прищемленные жизнью?
        - Если бы все было так, то с них и спроса нет, и осуждать больных нельзя! Нет, часть здравого смысла они сохранили. Ни один ведь не пришел и не сказал: "Здравствуйте, я из КГБ".
        - Да, ведь что бы стоило хоть одному из них на ушко тебе шепнуть интимно: мол, при мне вообще предохраняйтесь, я на спецзадании... Значит, на все это на самоконтроль, на разыгрывание дружбы - здравого смысла хватало.
        - И все-таки с годами (хорошо, что не с десятилетиями) видно было: здравые силы истощаются! Видимо, все усердие бросали на камуфляж. А в быту что творили: придумать нельзя! Помнишь: один спилил ниппеля у нашего велосипеда? Я его чуть не убила тогда...
        - Нина, а помнишь, Моисей послал разведчиков в страну Ханаанскую? В Книге Чисел: и сказал Господь Моисею, говоря... Так эти высматривающие исказили все! Мол, исполины там живут... И еще: мы были в глазах наших пред ними, как саранча.
        - Помню! Особенно меня поразило, что там двое несли на шесте одну кисть винограда! Все в сторону преувеличения исказили.
        - Нина, с кистью все просто объясняется: дорвались до хорошего вина после странствия по пустыне... Неужели и мы в их глазах - сексотов - были исполинскими чудовищами? А сами-то они кто для себя - милые пушистики?
        - Я думаю, каждый внутри о себе все знает, да еще сны ему подсказывают, кто он есть. Чтобы заслонить это знание, они бешено активны.
        - Слава, а ведь в Книге Чисел сказано: Моисей услышал от Господа страшные слова... В общем, наказал их Господь всех за то, что поверили разведчикам, испугались... и по пустыне сорок лет Моисей должен был за это их водить, чтоб вымерли все легковерные.
        - Нина, каков же вывод?
        - Я думаю, примитивные древние архетипы в мозгу сидят у многих. В первобытном племени чужой узнавался с ходу! По иной раскраске и инакости движений. Я так и представляю: при виде другого у бедного охотника начиналось что-то вроде аллергии - затрудненность дыхания, сердцебиение, жар по всему телу. Убить - это была даже не мысль, а мгновенная автоматическая система мыследействий.
        - Значит, для КГБ архетип другого в отношении к инакомыслящим проявлялся? Это враждебные, за ними глаз да глазынек. И вот таращат они свои пронизывающие очи и не ведают, что архетип (программа) подсказывает им искаженную картину, преувеличенную. И от этого крыша едет, и ниппеля спиливаются, и телевизоры горят ярким пламенем. И нам, надзираемым, нервотрепка, и сами с ума сходят.
        Третий звонок. 16 мая 2001 года Елена позвонила снова и запела старую арию - про ее рукописи.
        - Мы свои-то рукописи не знаем, куда прирастить. Может, вы думаете, что издатели, трясясь от вожделения, хватают наши вкусные рукописи?
        - А со стороны это так и выглядит. Да ладно, я звоню не по этому поводу... Сегодня Рома мне приснился: в столбе энергии прилетел ко мне в гости, но опять куда-то спешит, поэтому я в таком раздрае... Вы уж извините, что опять к вам врезаюсь по телефону...
        Тут мы утомили и измучили ее своим бесконечным выслушиванием сна, и она в отчаянии положила трубку.
        Дело в том, что все стукачи в эпоху рынка вдруг поднялись! Фирмы, магазины, ООО - весь стандарт. (Хотя, разумеется, не все бизнесмены - бывшие информаторы.) Был момент, когда мы чувствовали, что нами никто не интересуется. Нам-то хорошо, но Роман остался без своей тайной работы... и без помощи "конторы" он наделал массу глупостей, разорился. Судорожно веселые кредиторы его с загнутыми пальцами поставили Рому на счетчик. Елена Климентьевна нам в ужасе рассказала:
        - Он ведь в последнюю секунду купил себе еврейскую генеалогию и уехал в страну отцов. Праотцев... как правильно?
        Четвертый звонок. Мы его уже ждали. Видели по ТВ в новостях, что недавно в Перми раскрыли эту фирму и все данные о лжеевреях передали в МВД Израиля. Мы только не знали, чего на сей раз от нас потребует Елена Климентьевна.
        - Ведь какие бывают злые люди! - начала она сразу про разоблачение фирмы, продающей генеалогию. - Зачем было тревожить людей на новой родине?! Неужели Ромочку вышлют? Что его здесь ожидает?! Вы ведь верующие - молитесь за него!
        Вот новая для нас задача - молиться за стукача!
        - Но, Слава, с другой стороны, Роман - единственный, кто покаялся перед нами... Давай за него молиться хоть изредка.
        - Да? Ты так это называешь? В девяносто первом, когда страну кратковременно вспучило, он со страху пришел! Думал, что наши друзья придут к власти и списки доносителей расклеят на каждом заборе.
        ...16 сентября 1991 года он пришел вечером, и, еще не разоблачившись, достал из кармана на груди сложенный вчетверо лист. Протянул и сказал: "Может, вам пригодится в вашем творчестве?!"
        Почему-то мы сразу поняли, что это донос. Но это оказался черновик доноса. Видимо, автор мучительно искал, как уйти от ябедной пластики, чтоб произвести на нас пристойное впечатление. Это было сообщение о семье доцента П. "Вместо того чтобы одуматься и заработать на достойную кооперативную квартиру, они целыми вечерами обсуждают и осуждают советскую власть, якобы ничего не делающую для населения. А ведь при их необыкновенных способностях, каким-то чудом помещенных в их узкие мировоззренческие головы, они могли бы иметь и машину, и дачу, если бы не тратили время на вредные разговоры". Стояла дата: 1983 год. Мы спросили:
        - А нет ли чего посвежее почитать?
        - Нет, больше ничего нет, - широко, по-японски, улыбаясь, ответил он. Даже это я не перевел в беловик и не отправил.
        - Почему?
        - Да как-то... Противоречило это моей сути.
        Для нас это была совсем новая ситуация. Одна из примет перестройки - может быть, хороших. Мы торжественно положили бумажку на диван, и сразу же на нее села Мурка. Она думала: "Опробуем насчет удобств. Жизнь очень, очень трудная, нужно каждую подвернувшуюся секунду отдыхать". Роман сказал:
        - Смотрите, Нина: ваша кошка села на мой доносик.
        По ласковому "доносик" сразу стало понятно, что беловик был отправлен (и еще много беловиков). Но другие сексоты вообще и так не признались. Одному мы, неизвестно как набравшись духа, в лицо говорили, что он донес то-то и то-то. Заливаясь слезами, он от нас убежал, ни в чем не признавшись. Потом гордился, наверное, собой. Но никому из знакомых не сказал, что у Горлановой и Букура мания преследования. Зато когда мы рассказывали о нем направо и налево, то получали в ответ удивление:
        - Все давно знают, что он со студенческих лет постукивает, одни вы как дураки...
        Мы были не дураки, мы не хотели всех подозревать. А после этой истории, году так в
1989-м, кажется, так "поумнели", что... В общем, к нам в квартиру позвонили. На площадке стоял мальчик лет тринадцати:
        - Вам цветочек!
        В руках у него был букет роз. А мы не взяли: решили, что КГБ отравленные цветы прислало. Потом оказалось, что это поклонник старшей дочери прислал хотел романтики. А вышло...
        На днях снова позвонила Елена Климентьевна:
        - Сквозняк в грозу так опасен: молния может пройти ионизированным шнуром войдет в форточку, пройдет через комнату и ударит в батарею! У вас окна все закрыты?
        Окна закрыли. Спасибо за заботу. Что слышно о Роме?
        - Рома женился на еврейке. Теперь он в безопасности. Но вы все равно молитесь за него! Я прошу.
        Достоевский говорил, что писатели должны отвечать за все человечество. Он и в тюрьме отсидел... А нам - всего лишь молиться за бывшего стукача предлагают. Но что, если позвонят матери десяти других и попросят, чтоб мы возносили за них молитвы?

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к