Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Горелик Елена: " Первая Встреча " - читать онлайн

Сохранить .
Елена Валериевна Горелик
        Первая встреча
        - Аннотация:
        Верно ли, что первая встреча с иной цивилизацией обязательно обернётся для нас коллизией "господа - рабы"? А если верно, то не в нас ли самих кроется причина? В общем, летел однажды самый обыкновенный межгалактический корабль... А что из этого получилось - судите сами.
        ---
        ЧАСТЬ 1. ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА
        1
        Не знаю, почему, но мне не нравится слово "спейсер". Наверное, шуточку со мной сыграла наследственность. Как ни верти, а эта штука серьёзная - даже сейчас, на пороге двадцать четвертого века, когда на Земле уже не осталось никаких границ, кроме ограж^дений космодромов, во мне сидит неистребимый дух предка-контрраз^ведчика. По мере сил и возможностей боровшегося с американскими шпионами, засланными на погибель Советской родине. И вот ведь не^задача: мой непосредственный начальник, командир "Асгарда" - американец! А я - его первый помощник... Да, надо признать, что Аме^рика выиграла в двадцатом веке холодную войну... на свою голову. Теперь каждый школьник знает, что Россия выехала в следующем сто^летии именно на том, чего упорно не желали признавать американцы - на духовности. Которая, как это ни странно, тянет за собой и материальное благополучие. Когда нам перестали казаться наивными рассуждения Ивана Ефремова, когда мы наконец поверили, что не мир для нас, а мы для мира - только тогда и наступило пробуждение. А с ним вместе и светлое будущее.
        - Иветта, вас приглашают в зал управления, - в динамике раздался приятный голос бортового компа. - Сбор старшего команд^ного состава через шесть минут.
        - Иду, - я погасила бесполезно светившийся экран своего персональника и прыжком вскочила с кресла. Правая стена каюты превратилась в зеркало. Женщина и в глубоком космосе женщина. Косметика у нас не возбранялась, но я не пользуюсь ею из принципа. Во-первых, потому что первый зам капитана, и у меня под началом полста мужиков и десяток молоденьких практиканточек. А во вторых... По-моему, предки со смешением кровей немного перестара^лись. Сейчас этим никого не удивишь. Сейчас и афро-эскимоса с си^ними глазами увидеть - только на улицу выйти. Иветта Ранье... Не очень-то русское имя. Отец у меня француз. Наполовину. А от второй его половины мне досталась кожа цвета слегка потускневшей бронзы. Плюс ещё мамины серо-зелёные глаза и огненно рыжие волосы. Как сказал бы прадедушка - обалдеть. Обалдели пока что двое, но я этому не особенно радовалась ни в прошлом, ни сейчас.
        Лифт вынес меня на третий уровень, где и находился зал управления, именуемый по старинке мостиком. Огромная, поперечником в двести с лишним метров полусфера - вот что такое зал управления на "Асгарде". Да и сам спейсер впечатлял. Махина четыре на два километра и весом в миллиарды тонн. Не зря ведь спейсерам этого класса запрещено садиться на планетах крупнее Меркурия. А этот превзошёл всех своих предшественников не только размерами. "Асгард" - первый космический корабль, способный "протыкать" пространство. Не ломиться через космос и световые года, а почти мгновенно перемещаться в любую мыслимую точку Вселенной. Если, конечно, ввести её координаты в бортовой комп. Мы знали, что "Асгард" прошёл все ходовые испытания успешно, что ни разу не было зафик^сировано ни малейшего сбоя, но всё же... Всё же Билл Макнамара не стал бы собирать нас за несколько часов до прыжка в подпространство, если бы был уверен в успехе на все сто.
        К назначенному времени все кресла у центрального терминала были заняты. Каждый из нас невольно поглядывал на цифры в правом верхнем углу виртуального экрана, висевшего буквально в воздухе за спиной Билла. Семь часов одиннадцать минут до прыжка. Ещё куча работы - вычислений, приготовлений экипажа. Я завидую сейчас навигаторам. У меня, первого помощника капитана, на этом этапе вроде бы дело одно - лежи в каюте и плюй в потолок. Да и потом, у цели... Что я, буду указывать исследователям, какие приборы гру^зить в катера?
        Билл, наверное, уловил мои сомнения.
        - Семь часов до старта, - он заговорил на всеземном. В его голосе не отразилось ничего - просто будничное сообщение. - Сирил, доложите готовность бортовых систем безопасности.
        - Полевая защита и лазерные пушки в норме, - отозвался наш инженер защиты. - Астероидный и ледяной пояса системы мы прошли без повреждений. Планетарные двигатели в полном порядке. Межпространственные - тоже.
        - Как с топливом?
        - Планетарного - девяносто два процента.
        - Дзиро, как продвигается загрузка данных?
        - Через пять часов планируем завершить её и провести гене^ральный тест всех систем, - щуплый японец с обильной сединой в волосах, сидевший как раз напротив меня, произнёс это с обяза^тельным поклоном. - Я думаю, что старт не придётся откладывать.
        - Иветта, проследите, чтобы экипаж, не занятый в подготовке к прыжку, поудобнее расположился в каютах у экранов. Организуйте им сеанс прямой связи с Землёй, - Билл неожиданно обернулся ко мне.
        Для этого существовали инженеры связи, но сейчас я была благодарна капитану за это поручение.
        - Организую, - пообещала я. - При условии, что меня не по^гонят с мостика во время прыжка.
        - Иветта, не ставьте условий командиру, - Билл иронично прищурился. - Космофлот - единственная организация, где это не принято.
        - Это единственная организация Земли, где ещё сохранился военный уклад жизни, - парировала я. Мой самый большой недостаток - неумение держать язык за зубами, но Билл и все остальные его терпят, потому что... Пора сознаться: потому что теория межпространственного перемещения - моё детище. Как и "Асгард". И эта экспедиция.
        - Хорошо, - под повеселевшими взглядами коллег сдался Билл. - Согласен: займёте место третьего пилота. Но за последствия я не отвечаю.
        - Я провела небольшой опрос, - заговорила, немного стесня^ясь, наша новенькая - психолог Леда Красовская. - Я предложила экипажу ответить, чего они ждут от экспедиции. И вот что получилось... - она заволновалась, ей-богу, как на выпускном экзамене, когда на экране появилась диаграмма. - Видите - успешных исследований с хэппи эндом ожидают всего сорок четыре процента. Двадцать девять процентов экипажа опасаются каких-то непредвиденных обсто^ятельств, которые могут помешать... Командир, разве можно начинать сверхдальнюю экспедицию с таким настроением?
        - В нашей ситуации реакция людей вполне нормальна, - ответил Макнамара. - У Колумба дела обстояли хуже, но Америку он всё-таки открыл. Мы не конкистадоры, - он решил подытожить всё сказанное. - И идём исследовать дальние миры не ради наживы и покорения аборигенов. Может, нам повезёт, и мы встретим планеты, населённые братьями по разуму. Может, и не встретим. Но в любом случае нам следует придерживаться принципа Гиппократа - не навре^ди. Ни себе, ни другим.
        Капитан поднялся. Двухметровый седеющий дядька, с интеллектом столь же могучим, как его бицепсы. Ни за что бы не сказала, что ему на днях стукнуло сто семьдесят. Со своими шестью десятка^ми я выглядела девчонкой. Это не двадцатый век, когда шестьдесят три - порог морга. Биологически мне двадцать пять, капитану - от силы пятьдесят по счёту прежних веков.
        - Всем занять свои места, - теперь Билл был стопроцентным командиром, и мы все поднялись с кресел и вытянулись в струнку. - Через пять часов и четыре с половиной минуты начать предстартовый отсчет. С началом отсчета связь с Землёй - только по основному каналу и только с орбитальными обсерваториями. Штурманам подготовить полётные карты и выдать на центральный терминал через полчаса. Инженерам ещё раз проверить готовность всех систем, в том числе дублирующих и аварийных. О нештатных ситуациях докладывать немедленно. Это всё.
        Предстартовая суета охватила весь "Асгард". Мне и Леде стоило немалых трудов запихнуть коллег-учёных в каюты, хотя все они читали устав Космофлота и знали, что права качать будут на какой-нибудь далёкой планете. А пока что командуют парадом штатные сотрудники и офицеры. Словечко-то какое - "офицеры". Сохранившее^ся от давних военизированных времён... Я невольно вспомнила доклад Леды. На мой персональник тоже пришла её анкета, и я честно попала в те самые двадцать девять процентов, которые ждали неприятностей. Я не кривила душой и не сбрасывала на комп напряжение предстартовых дней. Просто у меня было такое предчувствие, и я ничего не могла с этим поделать.
        Начала отсчёта я, честно говоря, еле дождалась. Помчалась на мостик, как практикантка, которой обещали местечко на галёрке. Почему-то больше всего на свете я боялась, что командир передума^ет. Пилотом я когда-то была, в дни бесшабашной юности, а уж "Асгард" могла бы вести даже с закрытыми глазами, но сейчас ни за что бы не поменялась местами с первым пилотом. У меня самым пос^тыдным образом дрожали руки. Там, где от малейшего, в микрон, движения пальца зависят полторы сотни человеческих жизней, с такой дрожью делать нечего. И я, устроившись поудобнее и надев на ухо рацию внутренней связи, удовольствовалась ролью наблюдателя.
        "...пять, четыре, три, два, один... Старт!" - чётко выговорил комп. Прямо перед нами в пространстве как будто вырезали бес^форменную дырку: в том месте сразу исчезли звёзды. Это заработал генератор свёртки обычного пространства в одномерный "колодец". Спейсер вздрогнул. Взаимодействие созданного "колодца" с внешним миром проявилось так, как будто на его дне возник стремительный водоворот. "Асгард" даже с выключенными двигателями начал заметно смещаться к горловине слабо засветившейся воронки. Всё быстрее и быстрее. На миг погасло основное освещение, и в свете виртуальных экранов лица пилотов и командира показались мне отлитыми из ме^талла. Когда же освещение восстановилось, я вдруг поняла: их же сейчас хоть выкручивай! Хотелось бы хоть разок посмотреть на себя со стороны. Может, тоже не лучше выгляжу.
        А спецэффекты, между тем, закончились. "Асгард" будто ныр^нул в сплошную темень и бездвижно висел где-то в подпространстве. Здесь, в принципе, можно было двигаться и на обычных планетарных движках, но я не знала, как это выглядит на практике. Да и к чему может привести, тоже. Поэтому решила не искушать судьбу и вывела на консоль параметры генератора пространственной свёртки. "Дыро^кола", как выразился кто-то из остряков-программистов. Все параметры в порядке. Я заставляла себя не думать о тех двадцати девяти процентах в опросном листе, но получалось, как в той старой книжке о Ходже Насреддине. "Кто первый подумал об обезьяне?" Ведь доказали же учёные, что состояние ноосферы или социосферы - если речь шла о корабле - достаточно сильно влияет на распределение вероятностей. Сорок четыре незаурядных личности - это сила. И если мы одновременно подумаем об одном и том же, то чем чёрт не шутит... пока Бог далеко.
        Пилот тем временем дождался зелёного сигнала на экране и едва заметно тронул ладонью неоново светившуюся панель. "Асгард" опять вздрогнул. На этот раз всё повторилось с точностью до нао^борот: перед нами возникло окно, полное звёзд. И нас буквально вышвырнуло в обычное пространство, как пробку из бутылки. Теперь мой ужин явно собрался выйти проветриться, но я из упрямства решила потерпеть до конца представления. А оно, собственно, уже закончилось. По бортовым часам весь спектакль занял не больше восьми минут. Я мгновенно оценила выданные консолью координаты и ахнула: за восемь минут мы прошли расстояние в семь с лишним со^тен световых лет! И энергии на это потратили - всего ничего. При^кинула, на сколько же нам хватит запаса топлива, и решила, что вот-вот лопну от гордости за свою теорию. "Мы рождены, чтоб сказ^ку сделать былью..." Могли бы и в соседнюю галактику слетать, но раз уж поставили перед нами определённую задачу, надо её выпол^нять. Мы не техасские рейнджеры девятнадцатого века, которые вместо погони за преступником могли податься куда-нибудь на Аляс^ку. Просто потому, что им так
захотелось. Тут даже Билл не стал бы со мной спорить, хотя, мы с ним спорим всегда и по любому поводу. У нас врождённая несовместимость характеров, что бы там ни говорили штатные психологи. Диалектика - вещь хорошая, но только в теории.
        - Отклонение от рассчётного вектора восемнадцать секунд, - доложил по рации штурман. - Скорость - ноль одиннадцать световой.
        - Начинайте коррекцию курса, - немедленно ответил Билл. У меня сразу возникли ассоциации с древними мореплавателями. Выри^совался образ лихого капитана пиратского фрегата, командующего рулевому: "Два румба к ветру, шкот тебе в глотку!" - Леди и джентльмены, - добавил он, вытирая пот. - Поздравляю вас с успеш^ным прыжком через пространство. - И улыбнулся. - Советую в ближайшие двадцать четыре часа не покидать кают. Коррекция курса не^безопасна для вашего самочувствия.
        ...Удар - это на долю секунды включился основной двигатель, смещая вектор полёта. Плохо было всем, но никто с мостика не ушёл. Ещё удар. Ещё. "Асгард", получив дополнительное ускорение, понёсся к цели - жёлтой звезде с небольшой планетной системой, где предполагалось искать если не братьев по разуму, то пригодные для нас условия. Двадцать один миллиард населения Земли - эта цифра к чему-то обязывала...
        2
        Судьба надрывалась от издевательского хохота, глядя на наши потуги. Две звезды солнечного класса, две планетные системы - и хоть бы какой намёк на органическую жизнь! Первая система оказалась слишком молодой для этого. Планет в ней было всего две - вроде нашего Меркурия. То есть, такие же шары раскалённого камня, где без скафандра высшей защиты делать нечего. Вторая система явно напрашивалась на похоронный марш - здесь, на четвёртой от звезды планете, была когда-то жизнь. Даже остались почти стёртые временем развалины древних построек. Учёные, спустившись на поверхность, обнаружили кое-что интересное. Сильно напомнившее по^лигон в Неваде. Нам после этого долго не хотелось шутить. Действительно, как подумаешь, что это же самое могло произойти и с Землёй... Мы чуть ли не с облегчением вошли в третий прыжок. Мёртвую планету можно изучить, даже заселить, но её прежним оби^тателям это уже не поможет. Настроение нам немного поднял первый сеанс сверхдальней связи с Землёй, который прошёл точно по графи^ку и почти без помех. Переданные нами результаты первых исследований поставили на уши весь учёный мир.
Под конец нам пожелали успеха на следующих планетах и отключились.
        - Придётся входить в четвёртый прыжок, - Билл, выслушав доклад штурмана, небрежным жестом заставил виртуальный экран центральной консоли развернуться в объёмную звёздную карту. - Мы повисли в почти пустом пространстве между рукавами Галактики. Наша цель - оранжевая звезда на краю соседнего рукава, но обычным ходом мы будем добираться до неё две тысячи лет.
        - Капитан, объясните дремучему технарю, почему мы упорно ищем то жёлтые, то оранжевые звёзды? - раздался по рации весёлый голос навигатора Тормунда.
        - Наше Солнце тоже оранжевая звезда, - охотно пояснил Билл. - А сходные условия...
        - ...порождают сходные формы, - я почти физически ощутила, что Тормунд кивнул. - Мустафа, как тебе идея - пообщаться с гума^ноидной дамой?
        - Брэк, - Билл прервал дружескую беседу навигаторов в самом начале. - Отставить шуточки в эфире. Чем занимать канал, лучше приготовили бы полётную карту.
        - Есть, капитан, - в два голоса ответили навигаторы - один с чётким произношением уроженца Скандинавии, другой почти нарас^пев, как это делали арабы. Я знала, что эти двое большие друзья, но навигаторам полагалось делать свою работу в отдельных термина^лах.
        - Билл, у меня странные вещи творятся, - я вызвала капитана по личному каналу.
        - Что такое? - Макнамара сразу же возник на моём экране.
        - Связь с Землёй прервалась восемнадцать минут назад, но я только что засекла отражённый сигнал.
        - Вам не показалось? - у Билла для сомнений были все осно^вания. - Ни в девяти, ни в восемнадцати световых минутах от нас нет ни единого космического тела.
        - Билл, после восьмичасового дежурства мне всё могло пока^заться, но компьютер глюками пока не страдает, - ехидно ответила я, сбрасывая файл на его терминал. - Посмотрите сами.
        - Действительно, - пробурчал капитан. - Это мог быть метео^рит или кометное ядро.
        - Это могло быть что угодно, командир.
        - Ваши предложения, Иветта? - ехидство - вещь заразитель^ная, и Билл опять не упустил случая уколоть меня.
        - А какие могут быть предложения? Идём дальше, - я пожала плечами. Не поворачивать же, в самом деле, назад из-за какого-то отражённого сигнала?
        Но всё же этот случай оставил у меня неприятный осадок на душе. И, когда мы вышли из четвёртого прыжка, я была почти уверена, что приключения уже начались. Хотя бы потому, что всего в шести световых часах от точки выхода обнаружилась обширная пла^нетная система типа нашей. Мы подходили к ней с полярной плоскости и хорошо различали в телескопы двенадцать крохотных сверкающих точек и туманно отсвечивавший ледяной пояс. Астрономы уже засели за работу, а я принялась изучать спектр звезды. Чуть меньше уль^трафиолета, чуть больше инфракрасных лучей - вот и всё отличие от Солнца. Эта звезда была немного больше и моложе нашей, излучала практически в том же диапазоне и с такой же интенсивностью. Если так, то... То по крайней мере на двух планетах из двенадцати могла быть жизнь, сходная с земной. От волнения у меня быстро-быстро забилось сердце.
        - Карту гравитационного и магнитного поля системы, - продиктовала я консоли. Экран тут же покрылся кривыми изолиний. Как и следовало ожидать, магнитное поле звезды оказалось достаточно мощным, но и обе подозрительные планеты тоже обладали магнитными полями. Как Земля. - Скорость обращения планет, наличие спутников, колец, плотность астероидного пояса... - я считывала данные, которые уже возможно снять с такого расстояния. "Асгард", выплю^нутый межпространственным коридором, нёсся с такой скоростью, что мог бы достигнуть второй и третьей планет через трое суток. Тор^можение Билл назначил через сорок два часа, стало быть, большую часть расстояния мы пройдём аллюром три креста. И начнём тормо^зить спейсер буквально в нескольких часах лёта до цели. Дальше пойдём на планетарных двигателях. Это, конечно, затянет ожидание, но зато даст больше времени на подготовку к высадке, если она будет необходима.
        - Плотность радиошумов, - меня осенила внезапная идея, и я задала компьютеру очередную задачку. - Частотный диапазон. Выя^вить регулярные сигналы и их источники.
        Увы, если здесь и обитали братья по разуму, до радио и те^левидения они ещё не додумались. Пожалуй, это и к лучшему. Если бы нас самих лет триста назад посетили инопланетяне, мы вряд ли смогли бы принять их достойно. Как друзей, так и врагов.
        - Не перегружайте себя, Иветта, - я так увлеклась работой, что не заметила подошедшего сзади Билла. - У нас ещё две недели для первичного исследования.
        - На двух планетах может быть жизнь, - по моей команде экран выдал параметры второй и третьей планет системы. - Конечно, выводы делать ещё рано, но посмотрите сами - наличие магнитного поля, расстояние до звезды, количество получаемой лучистой энергии, угловая скорость - почти как у Земли. Если окажется, что хоть на одной из планет есть атмосфера, мы обязательно найдём там что-то живое.
        - Если атмосфера будет кислородной, а не метановой. Или уг^лекислотной, как на Венере или архейской Земле, - Билл вернул меня с облаков. - Впрочем, есть ведь жизнь на Юпитере, где ничто земное не просуществует и секунды.
        - Но мы ищем не экзотических юпитерианских существ, а бел^ково-кислородную жизнь, - я не хотела сдаваться. - С которой сможем общаться на равных.
        - А если там аналог Земли юрского периода? Тиранозавры и прочая нечисть?
        - А если разумные существа?
        - Да, какие-нибудь разумные динозаврики, - хмыкнул капитан. Он и сам надеялся на встречу с гуманоидами, но говорил всё это больше для того, чтобы подразнить меня.
        - Не говорите так, капитан, - я развернула кресло на сто восемьдесят градусов и подобрала скрещённые ноги под себя. - Это всё равно, что человека обозвать разумной обезьяной.
        - А общаться с ними как предполагаете?
        - Пока не знаю, - я мило улыбнулась. - Вот подойдём поближе, спустим зонды...
        - Состав атмосферы планеты два, - у меня за спиной раздался голос компа. - Двуокись углерода - семьдесят, азот - двадцать восемь, кислород - один и три, ноль семь временно не идентифицируются. Состав атмосферы планеты три: азот - семьдесят семь и пять, кислород - двадцать, двуокись углерода - один и семь, ноль восемь временно не идентифицируются.
        - На таком расстоянии могут быть погрешности в один-два процента, но картина и так ясна, - я с иронией взглянула в свет^ло-карие глаза командира. - Вторая планета для нас интереса не представляет. Пока. А вот на третьей вполне можно дышать.
        - Значит, там уже кто-то дышит, - согласился Билл. - А мы им лишними не покажемся?
        - Смотря как будем себя вести. Тут возникает другой вопрос, этический. Если там уже имеется разумная раса, о заселении планеты людьми можно забыть. Если же там чудовища вроде динозавров... Имеем ли мы право вмешиваться в чужую жизнь, нарушать естествен^ный ход событий? Ведь эти динозавры вполне могут дать начало ра^зумному виду. Не сейчас, так через сотни тысяч или даже миллионы лет. Можем ли мы обрывать эту цепочку в самом начале?
        - Имели ли право мои предки вмешиваться в жизнь американских индейцев, Иветта? - Билл погрустнел. - Имели ли право предки Хуана-Марко, нашего второго пилота, истреблять культуру ацтеков, майя, инков? Безусловно не имели. Но они это сделали, и тут уж ничего не попишешь. Нельзя повернуть историю вспять. И всё же я рад, что у вас возникли такие сомнения. Они означают, что человек всё-таки попрощался с пещерой и каменным топором, хотя психологи двадцатого века утверждали, будто мы не прогрессируем.
        - Этот прогресс слишком дорого нам обошёлся, чтобы мы могли повторять ошибки предков на других планетах, - странно, но сейчас меня даже не тянуло на спор с капитаном.
        - Ваша смена закончилась, Иветта. Идите отдыхать.
        Это был не приказ, но я молча встала и поплелась в каюту. Перегрузки прыжка через подпространство надо было сбрасывать лёжа на боку, а не сидя за консолью терминала.
        Разбудил меня не сигнал персональника, а дружный хохот в коридоре. На "Асгарде" шуткам и смеху всегда находилось и время, и место, но сейчас около десятка далеко не юных астронавтов хохо^тали, будто перед ними выступал как минимум Чарли Чаплин. Я натя^нула на себя серебристый комбинезон - униформу Космофлота - и поторопилась выяснять, что произошло. Через пару секунд после того, как дверь послушно растаяла, я поняла, почему люди так смеялись. По коридору, перегнувшись в поясе, с салфеткой в руке неслась Шеридан - высокая тонкая негритянка с пышнейшим хвостом из курчавых волос. Заведующая пищеблоком или просто кок. До меня не сразу дошло, почему она верещит и, размахивая руками, пытается накрыть салфеткой что-то на полу. Серенький комочек стремительно промчал^ся мимо моей ноги. Мышь! Мышь на спейсере! В четырёх тысячах световых лет от Земли!!! И где же ей, бедной, обнаружиться, как не на камбузе? Я прислонилась спиной к переборке и затряслась в беззвучном хохоте. Шеридан тем временем изловила мышку и торжест^венно продемонстрировала добычу, завернув её в салфетку. Только мордочка торчала наружу.
        - Откуда она взялась, ума не приложу, - Шеридан показала в улыбке ослепительно белые зубы. - Наверное, ещё на Земле, со све^жими продуктами занесли. Надо проверить на складе...
        Упоминание о Земле разом заставило нас умолкнуть. Маленькая мышка, безбилетный пассажир, напомнила нам, как мы сейчас далеко от дома. Даю голову на отсечение, что она уже к вечеру станет всеобщей любимицей, затмив славу знаменитого Флинта - попугая Билла.
        - И что мне с ней делать? - продолжала Шеридан. - Не выбра^сывать же в космос?
        - Зачислить на довольствие, - посоветовала я, улыбаясь. - Не объест... Клетка-то у нас есть, братья-биологи?
        - Найдём, - ответил немолодой человек, похожий на китайца.
        - А склад действительно надо проверить. Одну мышь мы ещё прокормим, а вот если их там десятка два...
        Шеридан охнула, всунула салфетку с мышью в руки китайца и понеслась на продовольственный склад - проверять.
        На мостике я появилась в таком замечательном настроении, что пропустила мимо ушей очередную шуточку Сирила по поводу моего роста. Метр шестьдесят пять - в наше время это рост двенадцати^летней девчонки, а не шестидесятитрёхлетнего офицера Космофлота Земли. Я абсолютно не комплексую, а Сирил никак в это не может поверить. И продолжает беззлобно подкалывать меня. Я заняла место за консолью и просмотрела полученные за последнее время данные. Мы стремительно приближались к системе. "Асгард" уже прошёл внешнюю вихревую зону гравитационного поля звезды и заметно увеличи^вал скорость. Стало быть, притягиваемся. Если бы на месте спейсера был астероид, он через сорок с чем-то часов сгорел бы в короне звезды. Но "Асгард" не был мёртвым куском холодного камня. Он управлялся разумными существами, не убоявшимися огромных космических расстояний, чтобы отыскать для себя ещё один дом или погос^тить в чужом. Нам следовало проложить курс к третьей планете, тем более, что комп выдал обнадёживающий прогноз: наличие водяных па^ров в атмосфере обещало моря и океаны. Предстояла очередная коррекция курса на большой
скорости. Сирена разогнала всех по каютам и креслам с инерционными подушками. Зазвучали короткие удары - заработала система двигателей пространственной ориентации. "Асгард" медленно поворачивался к звезде кормой. Когда необходимое положение спейсера было установлено, Гриша Кривич, первый пилот, положил обе руки на сенсоры панели управления. Работал он, как пианист-виртуоз - за его руками почти невозможно было уследить. Каждое его движение отзывалось дрожью спейсера и дурнотой всего экипажа. Гром двигателей, тормозивших корабль, пробивался даже через три с лишним километра переборок и помещений. Удары стано^вились всё чаще, пока не слились в сплошной рёв. "Асгард" терял скорость и одновременно менял курс.
        После торможения Билл разрешил поставить спейсер на автопи^лот - экипажу можно расслабиться перед напряжённой работой. Чуть не половина команды отправилась в спортзал, кое-кто затеял небольшой концерт. Шеридан устроила банкет. А я присоединилась к дежурным, от скуки посылавшим друг другу на консоли анекдоты. Предчувствие чего-то тревожного заставляло меня ощупывать пространство вокруг спейсера на предмет небольших космических тел. Билл не один и не два раза назвал меня за это пессимисткой, но я только отмахнулась. Не метеорита я боялась. Просто мне не давал покоя тот отражённый сигнал, пойманный в абсолютно пустом пространстве. Девять световых минут - это больше, чем от Земли до Солнца. На таком расстоянии практически невозможно разглядеть быстро промелькнувшее космическое тело, даже такое, как астероид... или чужой звездолёт. "Асгард" - единственный земной спейсер, способный забираться в такие дали. Но кто даст гарантию, что он такой один в Галактике? Разумеется, никто. И если мы один раз пронеслись так близко друг от друга, то вероятность второй встречи заметно повышается. В конце концов, зачем
мы полезли в космос, если не ради встречи с братьями по разуму? И пусть Билл говорит что хочет, но я от своей идеи не откажусь.
        3
        - Угловая скорость спейсера относительно планеты - четыре минуты минус, - сказал Мустафа, вылезая из кокона терминала. Он имел в виду, если перевести всю эту научно-штурманскую ахинею на нормальный язык, что "Асгард" вращается на высокой планетарной орбите с отставанием от скорости вращения планеты на четыре угло^вые минуты. - Обзор что надо.
        - Пока обозревать нечего - мы на ночной стороне, - проворчал по рации кто-то из учёных.
        Ну, кому что, а я уже взялась за изучение поверхности планеты. Аналогии с Землёй напрашивались сами собой: ледяные шапки на полюсах, обширные океаны, три крупных материка, вытянувшиеся в виде колоссальных меридиональных гряд от полюса до полюса, масса архипелагов. Глубина океана местами достигала двенадцати километров. Горная цепь, пересекавшая самый большой материк, перекрыла все земные рекорды высот - десять с половиной километров! Уверена, что здесь имеются активные рифтовые зоны, а значит и вулканы. Парочку действующих можно было наблюдать даже невооружённым глазом. Расположились они на большом архипелаге примерно в тех же широтах, где на Земле имелся остров Реюньон. И вообще мне эта планета нравилась.
        Ещё пара витков - и в атмосферу запустили исследовательские зонды. Предварительный анализ состава воздуха подтвердился. Кислорода, правда, не двадцать один процент, как на Земле, а всего девятнадцать с копейками, но давление у поверхности здесь процентов на пятнадцать выше среднеземного. Сила тяжести у поверхности - один и ноль восемь земной. В общем, жить можно. Биологи буквально взвыли от радости, когда очередная партия мини-зондов передала на "Асгард" данные о растительном и животном мире. Единственное, о чём мы пока не договорились - название планеты. Билл предложил назвать её Ванахеймом, но я напомнила, что по древне^германской мифологии Асгард с Ванахеймом не очень-то дружили.
        - Уж если и брать мифологические названия, то лучше из более мирных, - сказала я. - Например, Эанна. Или Сумера, священная гора, обиталище индуистских богов. Чем плохо?
        - Тогда уж лучше сразу - Олимп, - усмехнулся капитан. - Ос^тавим обсуждение этого вопроса до высадки на планету. Откуда я знаю, как называют её аборигены... если они здесь есть.
        Но, вопреки мнению командира, планету всё-таки обозвали Су^мерой. Богов здесь обнаружить не надеялись, а вот крупных животных... Более молодая, чем Земля, эта планета сумела пройти практически теми же путями, и к моменту нашего визита действительно представляла собой аналог юрского периода. Только вместо гигант^ских тиранозавров породила крупных, размером с танк, хищников, похожих на помесь крокодила с летучей мышью. Буйство зелени просто потрясало. Человечество у себя дома такого уже не застало. Правда, зелень здесь была больше похожа на растительность камен^ноугольного периода Земли, но разнообразием затмила всё. Ботаники уже засели над образцами, когда настал черёд микробиологов. У нас, пришельцев, нет иммунитета против токсинов чужих микроорга^низмов, а у местных обитателей - против наших. Предстояли как минимум десять дней иммунизации - самого неприятного, что могло ожидать астронавта перед высадкой на новую планету. Я заранее прокляла местные вирусы и, когда пришла моя очередь, покорно подставила руку под иньектор. После иммунизации весь экипаж представлял собой сборище сонных тетерь -
естественная реакция организма на незнакомые токсины. Кое кого даже пришлось уложить в лазарет. Но как только карантин закончился, Билл распорядился подготовить пять катеров. Пилотом первого назначили меня. Видно, командир понял, что я на "Асгарде" всё равно не усижу и отправ^люсь на Сумеру даже вопреки приказу. "Если женщина что-то просит, надо ей дать, иначе она возьмёт это сама", - Билл сказал это с убийственной иронией, прекрасно зная, что я всё слышу.
        - Понадобилось десять тысяч лет, чтобы мужчины наконец это поняли, - съязвила в ответ я, вызвав дружный смех пилотов остальных катеров. - Борт один к полёту готов.
        - Борт два к полёту готов, - началась обычная перекличка перед вылетом. - Борт три... Борт четыре... пять...
        - Борт один - старт! - скомандовал Билл, сидевший позади меня.
        Катер управлялся сверхчувствительной сенсорикой и улавливал каждый жест пилота. Мои действия напоминали жестикуляцию древних заклинателей, пытавшихся повелевать духами. Старт - это резкое движение обеих рук вперёд с развёрнутыми ладонями.
        - Борта два, три, четыре и пять, старт с интервалом в десять секунд, - продолжал диктовать рации Билл. - Построение кли^ном. Дистанция пятьсот метров.
        - Приказ поняли, - ответили пилоты.
        Пять обтекаемых серебристых катеров, набирая скорость, спустились на низкую орбиту. Предполагалось войти в атмосферу и облететь планету, подыскивая удобное место для посадки большого исследовательского шлюпа.
        - Прошли ионосферу, - я взяла на себя роль координатора полёта. - Проверка связи.
        - Борт один, вас слышим, помех нет.
        - Спускаемся.
        Из гладких корпусов катеров выросли короткие призрачные крылья, похожие на стабилизаторы первых лунных ракет - включился генератор защитного поля. Теперь нам не страшны разгерметизация и перегрев при вхождении в плотные слои атмосферы. Тем не менее, резкий противный свист рассекаемого воздуха действовал на нервы. Как ни старалась земная наука, стопроцентной защиты от высокочас^тотной вибрации она ещё не придумала. Оставалось надеяться на наши крепкие организмы да на русский "авось".
        Судя по энергичным высказываниям остальных пилотов, "тря^сучку" они пережили с незабываемыми ощущениями. Катера сбавили скорость и теперь летели не быстрее обычных земных авиалайнеров - семь тысяч километров в час.
        - Мы над северным полюсом, - я скосила один глаз на сверка^ющую шапку гигантского ледового поля. Здесь не было полярных ма^териков, и оба полюса были похожи на земной северный - такие же безжизненные поля льда, кое-где прорезанные торосами и огромными трещинами. Этот полюс окрестили северным только потому, что он географически совпадал с северным магнитным.
        - Расходимся, - скомандовал Билл. - С Богом, ребята. Держи^те связь.
        Наш катер понёсся над неправдоподобно белым льдом. Теперь можно было выключить орбитальные двигатели и лететь на бесшумных антигравах, не беспокоя обитателей планеты.
        Вскоре ледник сменился полосой чистой воды, которую кое-где бороздили огромные айсберги. С высоты шесть тысяч метров можно было наблюдать на горизонте исполинскую горную страну материка, прозванного быстрыми на клички планетографами Центральным. А ещё через несколько минут полёта под нами расстелилась самая настоящая тундра.
        - Похоже на Таймыр, - я поделилась впечатлениями с Биллом. - Я когда-то работала там пилотом грузовика.
        Командир промолчал, но я уловила отрывочные образы его вос^поминаний. Конечно же, его родная Аляска, что же ещё он мог вспомнить, глядя на хмурую равнину внизу. Здесь пока с исследованиями торопиться не стоит.
        Предгорья встретили нас мощным снежным циклоном, от которого пришлось уходить на высоту десять тысяч метров. Зато мы были вознаграждены за это непередаваемо прекрасным зрелищем Крыши Мира - опять постарались планетографы. Горная страна была примерно одного возраста с земными Гималаями, может быть, даже немного моложе. Десятикилометровые вершины, сплошь покрытые ледниками, выст^роились колоссальной дугой, перекрывавшей арктическому воздуху путь на юг. Несколько миллионов лет назад в этом месте встретились две материковые плиты и породили гигантский каменный торос.
        - Представляю, как здесь трясло, - я покачала головой. - Командир, мы вряд ли найдём здесь что-то путное для первичных исследований. Садиться некуда, да и с кислородом на такой высоте напряжёнка.
        - Вы правы, Иветта, - констатировал факт Билл. - Пошли дальше.
        Крыша Мира довольно резко перешла в обширную низменность, покрытую лесом. С заснеженных склонов стекали ручьи талой воды, соединялись в бурные речки, прорезавшие горную страну глубокими ущельями. Выходя на равнину, эти речки образовывали целую систему притоков могучей широкой реки, не уступавшей Амазонке. Деревья, росшие в долинах притоков, напоминали земные секвойи, хоть и были размером с обычную ёлку. Вот здесь можно снизиться и сбавить обо^роты. Помнится, именно в таких предгорных лесах и сформировался на Земле человек современного типа. Если и на Сумере действуют те же законы, то стоило бы даже запустить вперёд зонды-разведчики с видеокамерами. На предмет поиска живых существ, чем-то отличаю^щихся от "танкозавров", как мы прозвали местных хищников... Ну вот, накаркала: за нами увязалась целая стая. В броне защитного поля мы неуязвимы, но лететь с таким эскортом мало кому захочет^ся. Специально для этих милых созданий мы установили на катера электрошокеры. Несколько молний - и парализованные хищники попа^дали на близкие кроны деревьев. Я рассчитывала, что остальные по^остерегутся разделить
участь собратьев. Куда там! Они, как и крупные земные рептилии, страха не ведали. Пришлось завалить всех.
        - Увы, разумом пока и не пахнет, - вздохнул Билл. - Там, где летают такие птички, может выжить только мелкий вид. А у такого вида мозгов для контакта маловато, да и мысли там всего три: что бы пожрать, куда бы спрятаться и... В общем, вы меня поняли.
        - Думаю, вы не правы, Билл, - я снизилась и пошла над самы^ми верхушками леса. - Наши предки успешно истребили пещерных мед^ведей и мамонтов - животных, в десять и двадцать раз крупнее человека. И саблезубые тигры тоже не сами вымерли. Так что если здесь имеется разумный вид, то с этими... крокодаврами они воюют. Искать надо в местах, куда наши летающие друзья забраться не могут.
        - То есть, в лесу?
        - Именно в лесу.
        - Как только увидите подходящую поляну, сбрасывайте маяк.
        Два раза один и тот же приказ мне повторять не надо: маяк повис на ветках дерева, стоявшего особняком на краю большой поля^ны.
        - У нас есть время для прогулки по поверхности, - сказала я, бросив взгляд на часы.
        - Иветта, вы авантюристка, - короткий смешок Билла заставил меня недовольно скривиться. - В семнадцатом или восемнадцатом веке вам бы цены не было.
        - Вы ещё спросите, где моя фамильная шпага, капитан, - я ответила иронией на иронию.
        - Спрошу, когда на Землю вернёмся... Ладно, садимся.
        - Борт один, иду на посадку, - я включила рацию. - Ориентир - сигнал маяка. Как поняли?
        - Поняли. Продолжаем облёт, - откликнулись пилоты остальных катеров.
        - Вы там не очень-то увлекайтесь променадом, - подали голос с "Асгарда". - С юго-запада к вам идёт грозовой фронт.
        Мы заверили наших друзей, что постараемся сократить прогул^ку до минимума. Их беспокойство было понятно. Взлетать во время грозы - самое последнее дело. Так рисковать можно было только в случае крайней необходимости, а её пока не предвиделось.
        - Дышится, как в парилке, - прокашлялся Билл, вылезая из катера. - Зато запахи какие! С ума сойти можно!
        Сводящий Билла с ума запах исходил от деревьев. При ближайшем рассмотрении действительно оказавшихся чем-то вроде наших хвойных. Только кора была покрыта правильным сетчатым рисунком трещин, а иголки представляли собой маленькие, но очень твёрдые и острые ножички. Становилось понятным, почему "танкозавры" старались избегать посадок в лесу. Эта флора вполне могла за себя пос^тоять. Зато трава казалась каким-то чудом перенесенной сюда с Земли. Цветов Сумера не породила, но их отсутствие вполне компен^сировалось целой гаммой незнакомых запахов, от которых действительно начинала кружиться голова. Надиктовывая наблюдения в микрофон рации, я вдруг заметила, что заговариваюсь.
        - Сюда без биофильтров - ни ногой, - взять себя в руки мне удалось с большим трудом. - Рай для наркоманов.
        Билл, несмотря на головокружение, доплёлся до катера сам. Герметичный блистер захлопнулся за нами с тихим щелчком, послыша^лось шипение земного воздуха, вытеснявшего из кабины местную атмосферу. Головы понемногу прояснились.
        - Если в меловой период так же пахло и на Земле, я понимаю, почему вымерли динозавры, - бурчал Билл. - Надо было сперва пос^лать сюда зонд за пробами воздуха.
        - Разве первичных проб было недостаточно? - я готовила катер к полёту, всё ещё плохо соображая.
        - В лесные зоны никто зондов не посылал. А надо было... Биологи, слышали?
        - Сейчас посылаем зонд, - ответили со спейсера. Голос был виноватым.
        - Борт один, поднимаюсь в стратосферу, - я связалась по рации с остальными разведчиками. - Как дела, мальчики?
        - Посадочных площадок хоть отбавляй, - ответили мне с третьего катера, обследовавшего самый маленький материк. - Учёным здесь работы на девять жизней хватит... Э, да мы тут не одни!
        - Борт три, немедленно доложите обстановку! - взвился Билл. От его вопля я вздрогнула чуть не завалила катер в штопор. - Григорий, отвечайте!
        - Слева по борту летит какая-то штука. На "танкозавра" не похожа - крыльев нет. Скорость - десять тысяч, идёт параллельным курсом... Ёлки-палки!
        - Гриша, что случилось? - как можно спокойнее спросила я.
        - Он исчез!.. Командир, чтоб я сдох - он ходит на "дыроко^ле"!
        - Немедленно передайте запись на центральный комп! - Билл взволновался так, что мёртвой хваткой впился в подлокотники пас^сажирского кресла. - Всем бортам - старт за пределы атмосферы. Сбор в первом ангаре через полчаса.
        - Поняли, уходим.
        Катер, задирая нос в небо, заревел планетарным двигателем. Мы быстро набрали скорость отрыва и вскоре пробили атмосферу - по поверхности защитного поля заструились остаточные токи.
        - Это не могли быть аборигены, - Билл, наверное, не заме^чал, что думает вслух. - Никто из нас не видел никаких признаков техносферы. Значит... такие же пришельцы, как и мы?
        - Может быть, - кивнула я, направляя катер к финиш-полосе первого ангара. - Помните тот отражённый сигнал? Что если он отразился от корпуса чужого спейсера? И если так, то его хозяева вполне могли перехватить нашу передачу и ради встречи пойти тем же курсом.
        - Можно принять как рабочую гипотезу, причём, довольно сме^лую, - проворчал капитан.
        - Зато одно можно утверждать со стопроцентной уверенностью: мы на этой планете не одни... такие умные, - усмехнулась я. - Эй, техники, проснитесь! Саида, пускайте воздух, мы уже за шлюзом.
        Встреча с неизвестным летающим объектом, который оснащён межпространственным двигателем - достаточно веская причина, чтобы собрать в зале весь экипаж. Для начала мы просмотрели запись, сделанную Гришей. Замедленный повтор ясно показал, что "эта штука" - действительно искусственный объект и действительно ушла в межпространственный коридор. Стало быть, инопланетяне. Тут сомнений ни у кого не возникло. Зато возник вопрос: почему, собственно, "они" не пошли на контакт ещё там, внизу?
        - Логика чужого разума нам пока непонятна, - пожимая плечами, ответила Леда. - Может быть, "они" не пойдут на контакт до тех пор, пока не узнают о нас как можно больше.
        - Слишком много "может быть", - Билл поглядывал на экраны, будто ждал, что вот-вот появится инопланетный спейсер. - Нам остаётся одно: прочесать локаторами всю систему. Исследование планеты, разумеется, продолжаем: пришельцы пришельцами, а о главном забывать не стоит.
        - Капитан, позвольте мне заняться инопланетянами, - попросила я.
        - У вас какая-то идея, первый помощник? - Билл, соблюдая устав Космофлота, на общем собрании обращался к нам согласно зва^ниям.
        - Да, капитан. Я уже составила программу для выявления ре^гулярных и запредельных сигналов. Кроме того, если "они" исполь^зуют для передвижения межпространственные двигатели, то за несколько минут до выхода из коридора в рассчётной точке неизбежно проявляются аномальные отклонения физических констант - вы помните это из опыта ходовых испытаний "Асгарда". В результате точку выхода легко можно засечь на гравитационной карте.
        - Действуйте, - согласился с моими доводами Билл. - Подберите группу, которая займётся рассчётами и, в случае чего, кон^тактом... Экипаж, по местам. Полёт в нормальном режиме.
        - Действуй - злодействуй, - усмехнулась я, усаживаясь за консоль терминала. - Кори, Тормунд, Мадри, присоединяйтесь.
        - Открывайте канал, Иветта, - раздался по рации звучный голос Тормунда - "космического викинга", как прозвала его Леда. - У меня тут идейка созрела. Что если запустить в атмосферу планеты беспилотный катер? Один раз "они" уже подходили познакомиться.
        - Не уверена, что это сработает. Да и с кем "они" тогда будут разговаривать? С бортовым компьютером? Нет, будем ждать, пока "они" проявят себя сами.
        - А как на ваше ощущение, скоро "они" себя проявят?
        - Скоро, - я действительно была в этом уверена, а почему - не знаю, хоть тресни.
        - Внимание, запускаю программу слежения, - перебила нас Мадри - инженер-связист.
        Экран передо мной превратился в объёмную цветную гравитационную карту системы. Малейшее отклонение от нормы вызвало бы из^менение цвета данного участка и немедленный сигнал внимания. Пока все параметры были в пределах нормы.
        - Ладно, будем ждать, - вздохнула я.
        4
        Вся следующая смена была посвящена исследованиям планеты Сумера - стихийно возникшее название закрепили официально. Десяток больших научно-исследовательских шлюпов под эскортом вёртких катеров-разведчиков спустились на поверхность в заранее выбранных местах. Тут учёная братия вообще отбилась от рук: с горем пополам уговорили их хотя бы не удаляться от посадочных площадок больше, чем на два-три километра. Но стоило им ступить на твёрдую землю, как все обещания были забыты. Пилоты катеров, ругаясь сквозь зубы, вынуждены были увеличивать зону облёта - "танкозавры" могли появиться в любую минуту. Прочие выявленные обитатели Сумеры ни дружелюбием, ни гостеприимством тоже не отличались. Завидев человека, они либо удирали, либо пытались атаковать. Об интеллекте хотя бы на уровне кошки пока можно было только мечтать. И если бы не запахи, от которых у человека отказывалась работать голова, здесь вполне можно было бы и поселиться. Всю жизнь прожить с био^фильтром в носу - извините, эту роскошь мы себе ещё не можем позволить. Может быть, наши потомки и найдут более изысканный способ бороться с эйфорией от
местных запахов, а нам остаётся только хо^рошенько обследовать эту планету и двигать дальше.
        Я уже порядочно устала: в исследованиях Сумеры я участия не принимала, а инопланетяне пока ничем себя не обнаруживали. Оставалось развлекаться чтением книг, в великом множестве записанных в библиотечном терминале. В ожидании контакта с инопланетным разумом я выбрала для прочтения сочинения фантастов двадцатого и двадцать первого веков. И заметила одну странность: в фантасти^ческой литературе двадцатого века существовали два направления. Первое: пришельцы - наши враги, и мы героически отстаиваем родную планету от злобных завоевателей, чаще всего похожих на кошмарный сон наркомана. Второе: действие происходит в далёком будущем, и инопланетяне без лишних разговоров становятся нашими друзьями. В конце двадцатого и в начале двадцать первого веков возникло ещё одно направление: на Землю являются высокоразумные, похожие на нас инопланетяне, начисто лишённые сферы чувств, и начинают вти^харя прибирать человечество к рукам, подкупая высокими технологи^ями. Из всего нагромождения подобной литературы мне по настоящему понравился рассказ всё того же Ивана Ефремова "Сердце змеи". О встрече в дальнем космосе
двух кораблей - земного и инопланетного. Встреча братьев, разделённых сотнями световых лет - вот что он описал в этом рассказе. И пусть чужие оказались с планеты, где дышат фтором. Разум в сочетании со способностью любить, в какую бы форму он ни был облечён, стремится к одной вершине. И не беда, если мы подходим к ней с разных сторон. Мы - дети одной Вселенной, и при желании всегда поймём друг друга.
        Мало помалу надоели и книги, и размышления над ними. На борт "Асгарда" вернулась уже вторая партия исследователей, а я, поддерживая себя крепким кофе, не отходила от консоли. Усталость наконец взяла своё - я впала в медитативное состояние. Не бодр^ствование, но и не сон. Я воспринимала окружающее так, будто не имела к нему никакого отношения. Если бы кто-нибудь побеспокоил меня, не знаю, смогла бы я отреагировать на это сколько-нибудь связной фразой. Зато пришёл внутренний покой, которого мне так не хватало в последнее время. Как-то сразу прояснились все мысли, улеглись каждая на свою полочку, исчезло напряжение, заставлявшее меня вздрагивать от малейшего подозрительного звука. Казалось, ещё немного - и наступит полная гармония личности. Помешал этому внутренний толчок: мол, будь готова, подруга, что-то назревает. Пара секунд ушла на возврат в нормальное состояние. А ещё через секунду на гравитационной карте вспыхнула алая искра и тревожно зазвенел звонок. Я моментально включилась в работу и дала многок^ратное увеличение аномального участка. Чёрт бы меня побрал! Да это же всего в паре тысяч
километров от "Асгарда"! Мои напарники бегом заняли места у консолей и принялись за вычисления.
        - Билл, аномалия в двух тысячах километров от спейсера, - я вызвала капитана прямо из каюты. - Не уверена на сто процентов, но, кажется, кто-то пробивает сюда межпространственный коридор. Мы вне зоны выхлопа, но...
        - Сирил, защитное поле на весь корабль, - скомандовал мгновенно подобравшийся Билл. - Переключить большие экраны на внешний обзор. Прекратить полёты между "Асгардом" и планетой! Не хватало, чтобы кто-то попал под выхлоп!
        Капитан так взволновался, что ему с большим трудом удавалось раздавать чёткие приказы. Он не отрывал взгляда от экранов. А я, чтобы ускорить работу, надела на голову сканер - обруч, сни^мающий электропотенциалы мозга. И позволяющий использовать серое вещество в качестве процессора. Пользоваться этой штуковиной раз^решалось только троим - Биллу, мне и Дзиро, нашему главному прог^раммисту - и только в самом крайнем случае, потому что после часа работы со сканером человек рискует надолго попасть к психиатрам. Зато комп успел произвести необходимые расчёты до того, как межпространственный коридор открылся. Это зрелище я видела не раз, когда испытывали "Асгард": обширный участок пространства налился свечением, готовясь выпустить весьма протяжённый объект. Наш спейсер после выхода из коридора обычно летел со скоростью от пяти до двадцати сотых световой, и я приготовилась наблюдать мгновенно промелькнувший космический корабль, но произошло всё совсем не так. Светящееся нечто оформилось в какую-то конструкцию. Ещё секунда - и на месте фазового перехода проявился... да, да, он самый, чужой спейсер.
Какой-то обтекаемый, тускло отблёскивавший гладкой поверхностью. И явно не уступавший размерами "Асгарду".
        - Чтоб мне провалиться, ребята, - я стянула с головы сканер. - Вот они.
        - Идём на сближение, - почти прошептал Билл - у него от пе^реживаний совсем пропал голос. - Только медленно. Прощупайте его частотный диапазон и передайте на той же волне... что-нибудь о нас.
        С "Асгарда" по направлению к чужаку полетели невидимые по^токи электромагнитных волн - Леда успела-таки подготовить программу контакта. Передавали на всех доступных частотах. Инопланетяне пока не реагировали. То ли не приняли как следует наши сигналы, то ли приняли, но не переварили. То ли ждут от нас чего-то ещё.
        - Надо подготовить причальные штанги, - сказал Билл. - Ответят они или не ответят, а швартоваться всё равно придётся.
        - Похоже, они нас услышали, - я указала на экран.
        По корпусу инопланетного спейсера пробежала волна голубова^того свечения, и он начал манёвр сближения. Одновременно с этим радостно загалдели связисты: чужие вышли на связь примерно тем же способом, что и мы - передали на всех доступных частотах картинку. Только мы для первого контакта записали вид на Землю с лунной спейсерной базы и двоих человек, мужчину и женщину. А они передали только изображение своей планеты и схему её расположения в Галактике.
        - Пять тысяч световых лет от Земли, - восхищённо вздохнула Леда. - Тысяча световых лет отсюда... Но почему они не показались сами?
        - Скоро мы всё узнаем, - я не сводила глаз с экрана, где, увеличенный телескопами, красовался чужой звездолёт. Он вполне соответствовал эстетическим вкусам землян, а это значит, что между нашими цивилизациями больше сходства, чем разницы.
        Спейсеры, постепенно набрав скорость, сближались. Мы уже выяснили основную рабочую волну инопланетных систем связи, да и "они" тоже не бездействовали. И очень скоро нам удалось получить высококачественную картинку - "их" маршрут по Галактике. Должно быть, в поисках равных себе цивилизаций. Ребята из команды техни^ков спешно настраивали видеокамеры зала управления на прямую передачу. Расстояние между кораблями стремительно уменьшалось, и к моменту стыковки всё должно быть готово к прямому контакту, хотя бы и через видеоканал. Мы рассчитывали, что инопланетяне тоже к этому готовятся, но ошиблись. Они уже были готовы. На большом экране, где только что была выведена картинка с маршрутом, появился большой овальный зал, в дизайне которого чувствовалось родство с нашим залом управления. И в непривычно белом свете, какой у нас дают хирургические лампы, вырисовались несколько фигур в тёмных облегающих комбинезонах...
        Зал взорвался радостными криками.
        - Люди! - Никто из нас и не подумал скрывать облегчение.
        Да, это несомненно были люди, пусть и не земные, но похожие на нас. Отличия были незначительны, по крайней мере, на первый взгляд: более бледная, чем у белых землян, кожа, полное отсутствие даже слабых намёков на причёску и несколько больший объём черепа. Их лица по земным меркам можно было назвать красивыми. И сложены они были отменно, не то, что некоторые земляне... Наши инженеры связи наконец опомнились и включили прямую трансляцию на чужой корабль. Инопланетяне, увидев нас, на мгновение застыли. Потом переглянулись - ну совершенно по-нашему! - и один из них, отличавшийся непроницаемой чернотой костюма, сделал шаг вперёд.
        - Это ж надо! - коротко хмыкнул Гриша Кривич, продолжая вести "Асгард" вручную. - Сколько фантастики ни смотрел, везде инопланетяне были лысыми. И они - таки да - лысые!
        Билл не обратил внимания на его реплику. Он был полностью поглощён предстоящим и, будто загипнотизированный, тоже шагнул вперёд, давая понять, что он командир. Несколько долгих секунд они смотрели друг на друга. Тишина, повисшая в зале, была так непривычна, что на миг мне стало неуютно. Мы дружно затаили дыхание, гадая, что же сейчас произойдёт, кто из командиров заговорит первым. И первым заговорил инопланетянин.
        - Роба Шакан, - Он прикоснулся обеими руками к своей груди. Голос у него был звучный, глубокий, как у некоторых оперных бари^тонов. И довольно приятный.
        - По-моему, он представился, - тихо сказала я Биллу.
        Тем временем вперёд шагнул второй инопланетянин. Манжеты и воротник его чёрного костюма блестели серо-серебристым металлом.
        - Анхаан Тор, - сказал он, сделав тот же жест, что и его командир. Потом он слегка прикоснулся к плечу третьего собрата, - Лорба Ронат.
        Третий инопланетянин коротко взглянул на второго, и я в тот момент дала бы голову на отсечение, что эти двое явно не в дру^жеских отношениях между собой.
        Билл тем временем поднял правую руку - обычное приветствие земных астронавтов - и набрал побольше воздуха в лёгкие.
        - Уильям Макнамара, - громко произнёс наш капитан.
        - Иветта Ранье, - собственный голос показался мне чужим - от волнения у меня перехватило дыхание.
        - Дзиро Мацумото, - представился главный программист, он же второй помощник капитана.
        Инопланетяне опять переглянулись. Их командир вытянул обе руки вперёд и произнёс достаточно длинную фразу на своём языке. Наверняка он знал, что мы вряд ли поймём его с первого захода. Но он догадывался, что цивилизация, построившая межпространственный спейсер, должна кое-что смыслить в лингвистике. Звук - это вибра^ция космоса. Это закодированная информация, которая на уровне подсознания воспринимается нами одинаково. Нужно всего лишь немного поработать у компьютера. Билл сообразил это сразу и решил ответить откровенностью на откровенность. Дождавшись, пока инопланетянин выговорится, капитан кивнул - в знак того, что внимательно выслушал коллегу - и заговорил на всеземном.
        - Люди Земли рады приветствовать своих братьев, - осознавая важность момента, Билл выговаривал слова громко и чётко. - Наши планеты разделены огромным расстоянием, но нас роднит стремление к познанию этого бесконечного мира. Я уверен, мы очень скоро сможем понимать друг друга и встретимся лично. Только тогда контакт будет полным.
        - Хватит, капитан, они получили смысловую фразу достаточной для расшифровки длины, - тихо проговорил Дзиро - по-японски. - Как только они разберутся в нашей фонетике, а мы - в их, дело пойдёт намного быстрее.
        - Я хотел бы ещё выяснить, чем они дышат, - ответил Билл. - Иветта, как там было в рассказе? Рисовали атом с восемью электро^нами?
        Он сотворил из виртуального экрана терминала объёмные моде^ли атомов азота и кислорода. А при них - цветную диаграмму, пояс^няющую, сколько у нас в атмосфере содержится этих газов. Реакцию инопланетян иными словами, кроме бурного восторга, передать трудно: они, сосчитав электроны, разом заговорили, энергично закивали и замахали руками. Радость на их лицах была выражена так явно, что мы вздохнули с облегчением. Никакого сомнения: они такие же белково-кислородные существа, как и мы. Ну, повезло так повезло! Теперь-то я не сомневалась, что мы с ними быстро найдём общий язык.
        Спейсеры тем временем быстро сблизились. Из корпуса "Асгарда" выдвинулись двухсотметровые телескопические причальные штанги, готовясь принять на себя первое соприкосновение с корпусом чужого корабля. Гриша и инопланетный пилот действовали с филиг^ранной точностью. И так согласованно, будто учились вождению межзвёздных кораблей в одной школе. Я уже загрузила запись речи инопланетного капитана в свой терминал и принялась разбирать её по методу Наровчатской. Фонетика у них схожа с нашей, значит, и голосовой аппарат устроен как у нас. Только в их речи преобладал звук "а", звуков "у" и "ю" почти не наблюдалось и совершенно от^сутствовал звук "ы". Билл ещё не успел выяснить, как инопланетяне называли свою звезду, а компьютер уже выдал приблизительный - и достаточно вольный - перевод. Если изложить его в литературно об^работанном виде, получалось примерно следующее: "Привет вам, соб^ратья по разуму. Мы не ждали встретить в этой части пространства равных себе, но уверены, что наша встреча не случайна." Нормально? Значит, они уже встречались с разумными расами, но ни одну из них не сочли равными себе.
Интересно будет узнать, что у них счи^тается критерием равенства. Полёты в подпространстве?.. Подожду с окончательными выводами до тех пор, пока не изучу их язык и культуру.
        - Дистанция - сто метров! - доложил Мустафа, с трудом скры^вая дрожь в голосе. - Григорий, тормози!
        - Навигатор-один, не учите пилота, - Гриша не смел снять руки с сенсорной панели, и пот стекал ему на глаза. - Внимание, даю отсчёт.
        Компьютер начал монотонно отсчитывать по десять метров. Волнение пилота передалось и нам, и инопланетянам. Они что-то сделали - какие-то жесты, напомнившие мне способ управления катером - и прямо из пола их овального зала выросли необычной формы кресла.
        - Техника на грани фантастики, - покачал головой Билл. - Нам тоже не мешало бы занять сидячее положение.
        - Отсчёт - через один метр, - скомандовал компьютеру Гриша.
        - Девять, восемь, семь... - мы проходили около метра за две секунды. - ...два, один. Касание.
        "Асгард" вздрогнул, как при включении основного двигателя. Мы услышали приглушённый удар причальных штанг о корпус инопланетного корабля. Мощные амортизаторы смягчили его, но мы увидели, как инопланетяне крепко ухватились за подлокотники.
        - Есть касание, - с явным облегчением сказал Гриша и наконец утёр лицо. - Уф... Никогда не думал, что когда-нибудь стану так волноваться из-за стыковки.
        - Гриша, ты был на высоте, - сказала я по-русски, помахав ему рукой из-за терминала.
        - Да, на высоте около пятидесяти тысяч километров над планетой, - отшутился пилот. - А что там наши друзья-гуманоиды?
        А они, между прочим, встали, убрали кресла и снова подошли поближе к своим видеокамерам. Их командир взмахнул рукой, и рядом с ним возникла голографическая модель какой-то планетной системы. Их родной системы, как я поняла. Та-ак, жёлто-оранжевая звезда, диаметр на десять процентов больше солнечного. Условия для белко^во-кислородной жизни типа нашей могут быть на четвёртой планете. И здесь я оказалась совершенно права: инопланетянин дал увеличение именно до орбиты четвёртой планеты.
        - Тогара, - произнёс он, указывая на звезду. Потом прикоснулся к изображению родной планеты. - Аран. - Он бросил взгляд на нас, убеждаясь, что его поняли. Указал на себя, на своих товарищей и повторил: - Аран.
        - Они называют планету и свой народ одним именем, - догадался Билл. - Мудро.
        Он вывел на экран солнечную систему и изобразил всё то же самое, что и инопланетянин. С озвучиванием знакомых нам с детства названий. Инопланетный капитан подошёл ещё ближе, будто стараясь разглядеть нашу Землю поподробнее. И вдруг начал повторять за Биллом.
        - Солнце, - почти без акцента выговорил он. - Земля. Люди.
        - Это уже кое-что, - улыбнулась я. - Билл, хватит контакти^ровать, теперь моя очередь.
        - Разве вы лингвист? - удивился капитан.
        - Разве вы не читали мой личный файл? Я десять лет прорабо^тала в группе усовершенствования всеземного языка.
        - Ну, тогда я сдаюсь, - Билл рассмеялся. - Попробуйте объяснить им, - кивок в сторону экрана, - что для более плодотворной работы стоило бы разделить каналы видеосвязи.
        Я быстро нарисовала схему распределения каналов связи, и инопланетяне меня поняли. Их командир что-то сказал одному из собратьев, тому, который представился, как Анхаан Тор. Тот молча кивнул - даже в этом мы с ними схожи! - и, вырастив из пола кресло, удобно в него уселся. Я переключила картинку на свой терминал.
        - Ну, что ж, начнём общение, - тихо сказала я, подключая к процессору терминала всю лингвистическую библиотеку, какая только нашлась.
        Инопланетянин выставил обе руки вперёд, повернув ладони вверх.
        - Ивэт, - проговорил он.
        Я не сразу поняла, что он имел в виду. Даже подумала, что бы это слово могло означать на его языке. А на второй секунде до меня дошло: он же назвал меня по имени! Ещё секунду я решала, какое из двух его имён выбрать для общения, а потом мысленно махну^ла рукой и положилась на женскую интуицию.
        - Тор, - я протянула руку в древнем приветственном жесте землян.
        Видимо, я угадала - инопланетянин одобрительно кивнул, повернул ладони вниз. Перед ним как раз на уровне рук возник виртуальный экран вроде нашего. У них, наверное, как и у нас, существуют компьютерные программы для быстрого усвоения языка. Ладно, пусть запускает. Заодно выясню, насколько совпадает у нас скорость восприятия информации.
        - Я готова, Тор, - я кивнула ему.
        Это он понял без перевода и запустил программу.
        5
        - Представляю, что сейчас творится на Земле, - сказал Билл, когда погас экран прямой связи с родной планетой. - Человечество уже добрых пятьсот лет ждало встречи с братьями по разуму. Хорошо, что за эти две недели мы успели наладить с аранами более-ме^нее дружеские отношения. По крайней мере, нам было что передать на Землю, кроме самого факта встречи.
        - Мы изучили их язык, выяснили состав и температуру атмосферы, продолжительность их жизни, но пока не встретимся лично, не сможем составить адекватного представления о них, - я возражала командиру вовсе не из "духа противоречия". - Сдаётся мне, они не спешат приглашать нас на свой спейсер.
        - У них, наверное, тоже есть микробиологи. И вирусы, опасные для нас.
        - Но мы уже прошли иммунизацию.
        - У них обмен веществ на пятнадцать-двадцать процентов мед^леннее нашего. Что самое поразительное, практически при той же температуре тела - тридцать пять и девять!
        - Может, поэтому они живут втрое дольше нас?
        - Шестьсот лет? - искренне удивился Билл. - Странно, почему я раньше не поинтересовался...
        - Зато вы поинтересовались точными координатами их системы. Знаете, что сказал Тор, когда я передала им вашу просьбу? Он первым делом осведомился, зачем вам это понадобилось. Кстати, интересный момент: на аранском языке "Тор" означает "могущественный".
        С консоли прозвенел звонок - меня по отдельному каналу вызывали с аранского корабля. На экране появился Анхаан Тор на фоне какого-то небольшого помещения, похожего на лабораторию.
        - Я рад видеть тебя, Ивэт, - произнёс он на хорошем всеземном языке, вытягивая руки в приветственном жесте. - И тебя, командир Макнамара. Наш Старший просил передать, что мы заканчиваем приспособление к вашим условиям. Через десять часов по вашему времени можно будет устроить встречу.
        - Можно выстроить галерею, снабжённую аппаратом искусствен^ной гравитации, - предложил Билл. - Мы всегда так делаем.
        - Мы никогда так не делали, - ровным голосом сказал Тор. - Но мы уверены в высоком мастерстве земных инженеров.
        - Передайте нашим инженерам, в каком месте вашего корабля можно устроить стыковочный узел.
        Тор кивнул и пропал с экрана.
        - У них нет местоимения, аналогичного нашему "вы", - я увидела иронию в глазах капитана и разгадала её причину. - Как в английском языке - "ты мой друг, но вы мой король".
        - А я-то уже подумал, будто у тебя завёлся инопланетный поклонник, - Билл непонятно с чего перешёл на "ты".
        - А хоть бы и так, - я независимо пожала плечами. - Пусть мой бывший побесится, когда узнает.
        - Кто он, если не секрет?
        - Физик-теоретик.
        - Это под его влиянием ты разрабатывала теорию межпространственного перемещения?
        - Я делала это скорее ему назло - чтобы не воображал, будто самый умный в Галактике... Капитан, я не поняла, почему вы фа^мильярничаете с подчинённым женского пола?
        Билл заразительно расхохотался - впервые за всю экспедицию.
        - Работайте, Иветта, - произнёс он, хлопнув меня по плечу. Кресло подо мной заметно подалось, как от перегрузки. - Только будьте начеку. Можете назвать меня перестраховщиком, но я ещё застал времена, когда существовали разведки и контрразведки. И у меня есть... даже не сомнение - тень сомнения.
        - Хорошо, я буду осторожна, - я поняла, что Билл не шутит.
        ...Между кораблями сновали наши катера: завершалась пост^ройка "сходней" - галереи, которой мы обычно соединяли "Асгард" с другими спейсерами и с лунной базой. Араны не принимали в этом участия, но внимательно наблюдали. Я была уверена, что они сейчас усердно изучают эту новую для них технологию и когда-нибудь да применят её на практике. Хочется верить, что не для абордажа. Уж слишком их организация смахивает на средневековый военный орден, который имеет в своём распоряжении межпространственный корабль. Кроме того: за две недели общения по видеоканалу я видела только мужчин. Любопытный факт. Надо бы порасспросить Тора, куда они прячут свой слабый пол. Может, их женщины вообще не принимают участия в сверхдальних переходах? У нас ведь было когда-то морс^кое поверье - женщина на корабле к беде. То-то я смотрю, Тор по^является на связи гораздо чаще, чем было запланировано. В общем, что толку гадать на кофейной гуще, когда через несколько часов мы сможем встретиться лично. Уж тогда я вывалю на их бедные головы все накопившиеся вопросики. И пусть только попробуют не ответить!..
        Как только техники доложили о готовности галереи, с аранского корабля сразу запросили, можно ли открывать шлюзы.
        - Какие нетерпеливые, - проворчал Мустафа. - Пока галерея заполнится воздухом, пока уравняется давление...
        - Мы подадим вам сигнал, - я перевела сомнения навигатора на аранский язык.
        Сигнала пришлось ждать ещё полчаса. Но вот с обеих сторон открылись шлюзы, и в проёмах показались капитаны. Двухсотметровая прозрачная галерея освещалась солнцем Сумеры так ярко, что пришлось прикрывать поляризационные жалюзи. Планета была у нас под ногами - мы могли наблюдать её через сетчатый металлический пол. В этом было что-то ирреальное. Создавалось ощущение, будто всё это происходит не с нами, а мы - только сторонние наблюдатели. Может, наступила реакция на неизбежную усталость? Как-никак, две недели на стимуляторах. Среднестатистический человек уже давно свалился бы с ног, а мы всё ещё заставляли себя работать. Да и момент был, что ни говори, ответственный.
        Билл шёл к середине галереи спокойно и уверенно. С собой на первый прямой контакт он взял только нас с Гришей - араны захоте^ли лично познакомиться с таким высококлассным пилотом. А к нам приближалась всё та же неизменная троица - командир Шакан, Тор и Ронат, который, как выяснилось, исполнял обязанности второго помощника капитана. Походка у них была, однако, странная. Они будто не шли, а плыли. Так у нас умеют ходить только профессиональные танцоры да мастера кэмпо, и то лишь по необходимости. Их рост был, пожалуй, чуть ниже среднего роста наших мужчин. Когда и мы, и они остановились в центре галереи, где инженеры устроили круг^лую "комнату", я невольно начала сравнивать аранов с нами. Билл по сравнению, скажем, с Тором, выглядел куда внушительнее. Зато жилистый чернявый Гриша оказался ниже любого из инопланетян. О себе я ничего не успела подумать: Билл шагнул вперёд и подал руку Шакану. Тот немного помедлил, чуть склонил голову набок, будто присматриваясь к чему-то в комбинезоне Билла ...и протянул руку в земном приветствии. Странно, но они почему-то упорно не смотрят нам в глаза - всё куда-то в
сторону или вообще вниз.
        - Мы рады случайности, которая привела нас сюда, - Шакан заговорил на родном языке, а я перевела. - Окраины нашего звёзд^ного острова бедны системами, населёнными разумными существами, и встретить здесь корабль высокоразвитой цивилизации - большое везение.
        - Для нас это - первая встреча с разумными существами, - сказал Билл. - По сравнению с вами мы совсем недавно вышли в космос.
        - Да, я в общих чертах знаком с вашей историей, - Шакан высвободил руку из могучей длани Билла и повернулся ко мне. - Я вижу, у вас смешение народов только началось.
        Меня несколько сбило с толку то, что аран внезапно перешёл с одной темы на другую. Поэтому ответ созрел не сразу. Впрочем, это было и к лучшему: араны не любили спешки в разговоре.
        - У нас слишком долго народы были разделены государственны^ми и религиозными границами, - произнесла я.
        Тор будто только сейчас проснулся - шагнул вперёд и протянул мне обе руки. По их обычаю полагалось взять друг дружку за руки и в таком положении произнести хотя бы по одной приветствен^ной фразе. Что, собственно, мы и сделали. Ладони у Тора были непривычно мягкие и прохладные. И он, в отличие от своих товарищей, посмотрел мне в глаза.
        - Мы приглашаем вас посетить "Асгард", - прогудел Билл. - Если вы, конечно, не возражаете.
        - Разве вы даёте имена своим кораблям? - на бледном лице Шакана промелькнуло нечто, похожее на удивление. Он даже заговорил не на своём языке, а на земном.
        - Традиция, - ответил за Билла Гриша.
        Капитан аранского корабля вздрогнул и посмотрел на пилота с некоторой долей осуждения.
        - Не мне судить о ваших обычаях, но у нас младший не смеет говорить, пока не позволит старший, - тихо проговорил он.
        - Мы уважаем ваши законы, но соблюдать будем всё-таки свои, - твёрдо сказала я.
        - Пусть кто-то из вас пойдёт смотреть наш корабль, - Ронат соизволил заговорить с нами в первый раз - до этого он всё отмал^чивался.
        Мы заулыбались и переглянулись между собой.
        - Уважаемый Ронат настолько не верит в наше миролюбие, что не может обойтись без заложников? - я умудрилась перевести на аранский язык не только слова Билла, но и его иронию.
        Аран скрестил руки на груди, что было аналогично нашему по^жиманию плечами.
        - Ладно, - Билл подмигнул мне. - Пойду я.
        - Я с вами, капитан, - Гриша окинул рослого Роната цепким взглядом. Ну кто бы мог с первого взгляда узнать в невысоком ху^дощавом парне олимпийского чемпиона по каратэ? Аран, понятно, этого сделать не мог.
        - Кто покажет нам ваш корабль? - спросил Шакан.
        - Я, - я вытянула вперёд руки, как араны.
        Капитан Шакан отвёл взгляд в сторону и плавно взмахнул рукой: это означало, что он недоволен. В этот момент я могла пок^лясться, что на лице Тора промелькнула тень улыбки. Промелькнула и пропала.
        - Ивэт вторая по старшинству на земном корабле, - он повернулся к своему командиру. - Мы с ней равны, Старший.
        Шакан, сочтя это веским доводом в пользу моей кандидатуры, согласился. А мне определённо не понравилась их система. Если старший по званию считает ниже своего достоинства общаться с младшим... Определённо, их общество военизировано насквозь, да и с заложниками они явно погорячились. Сдаётся мне, они во время путешествий по Галактике успели перессориться с кем только могли. Коль так, то сомнения Билла вполне могут оправдаться... Не по себе становится, когда думаешь о таком.
        Делегации разошлись по кораблям. Шакан и Тор почти бесшумно шли за мной. Первый молчал, второй то и дело подкидывал мне вопросы вроде того, сколько человек на "Асгарде", есть ли у нас оружие и что бы мы делали в случае встречи с агрессивной цивилизацией.
        - Тор, мы сами ещё недавно были агрессивной цивилизацией, - я решила играть в открытую. - Правда, воевали только сами с собой, но успели натворить немало зла.
        - И вы наверняка ещё не забыли приёмы ведения войны, - предположил Тор.
        - Не забыли.
        Араны переглянулись.
        Я провела их в зал управления, справедливо считая, что именно отсюда и следует начинать знакомство со спейсером. Здесь собрался чуть ли не весь экипаж; отсутствовали лишь те, кто в это время занимался исследованиями на Сумере. Наши молча приветство^вали гостей, а те вовсю разглядывали и нас, и обстановку. Шакан по-прежнему упорно молчал. Я переглянулась с Тором и повела инопланетян к консоли главного терминала.
        - Вот отсюда можно управлять всеми системами "Асгарда", - моя ладонь быстро прошлась над сенсорной панелью. - Достаточно знать коды доступа и... Сенсоры настроены на биотоки троих человек.
        - Капитана, тебя и старшего программиста, - догадался Тор. - У нас тоже предусмотрена система защиты от некомпетентных личностей.
        - На "Асгарде" некомпетентных личностей нет, - звонко возразила ему Мадри - очаровательная полуангличанка-полуиндуска.
        - Это мы заметили, - или мне показалось, или Тор в самом деле подпустил в голосе иронию. Совсем, кстати, аранам несвойс^твенную. Сказывается общение со мной, что ли?
        - Мадри права, у нас не послали бы в сверхдальний исследовательский рейс некомпетентную личность или, как говорят на Земле, дурака, - те, кто хорошо знал меня, услышав, как я это сказала, поспешили склониться над консолями или отвернуться - они начали совершенно невежливо хихикать. - Вас интересует схема спейсера?
        - Интересует.
        Я вывела на экран объёмную разноцветную схему и, высвечивая слой за слоем, объясняла гостям, как устроен "Асгард". Те слушали очень внимательно, стараясь не упустить ни одной важной детали. И под конец даже Шакан расщедрился на один вопрос.
        - Судя по схеме, вы не оборудовали свой корабль гасителями инерции, - проговорил он. - Как же вы тормозите его после выхода из подпространства?
        - Никак, - пояснил ему Тормунд. - Мы выходим из рассчётной точки со скоростью около одной десятой световой и идём прямо к цели, экономя энергию.
        - Слишком велик риск, - Тор сложил руки ладонями вместе - жест задумчивости. - Вы можете при ошибке в рассчётах выйти рядом с планетой или со звездой. Или...
        - Договаривайте, Тор: или рядом с кораблём враждебной цивилизации, - усмехнулась я. - Может случиться всякое. Только здесь есть один момент: мы в космосе новички и ещё ни с кем не успели поссориться.
        - Я бы не хотел оказаться на месте твоего врага, - Тор решил умаслить меня лестью - ему нравилась моя ирония, но лишь до известных пределов.
        - А я бы не хотела заводить себе врагов вообще, ни на Земле, ни в дальнем космосе.
        - Вы, земляне, излишне миролюбивы, - поделился мнением Шакан. - Может быть, после тысяч лет бесконечных конфликтов с сами^ми собой вам настолько надоели войны, что вы даже в космос не взяли оружия. Это неслыханное везение, что вы встретились с нами, а не с энан.
        - С кем? - я удивилась, услышав от него такое слово. "Энан" на аранском языке означает "враги".
        - Враждебная нам цивилизация. После знакомства с вашим кораблём Анхаан Тор расскажет тебе, кто они такие и почему мы с ними воюем.
        Экипаж "Асгарда" начал пошёптываться: только звёздных войн нам не хватало.
        - Рассказ будет долгим? - спросила я.
        - Достаточно долгим, чтобы я мог остаться на вашем корабле - как временный посол планеты Аран, - ответил Тор, внимательно приглядываясь к людям, окружившим его. - Я слышал, это раньше было принято между государствами Земли.
        - Хорошо, - я согласилась. - Капитан Макнамара назначит посла на ваш корабль, когда вернётся оттуда. А я, пожалуй, расскажу вам кое-что о Земле.
        Мадри без подсказок запустила подготовленный Ледой демонс^трационный фильм о нашей родине.
        6
        - Иветта, я так больше не могу! - Леда ворвалась ко мне в каюту, чуть не плача. - Я с ума сойду!
        - Да что случилось-то? - я ещё не совсем проснулась и теперь вовсю зевала.
        - Иветта, мне тридцать восемь лет, из которых одиннадцать работаю по специальности. Но только сейчас поняла, что психолог я только на Земле! - она упала в кресло и закрыла лицо дрожащими ладонями. - Я не могу с ними разговаривать!
        Леда, как я поняла, имела в виду аранов. Она должна была рассказать им об основных императивах нашего поведения и выяснить то же самое относительно их народа. Но, видно, что-то у неё не склеилось.
        - Так, - я неторопливо поднялась и так же неторопливо оде^лась. - Выпей водички, успокойся... Ну, теперь рассказывай.
        - Понимаешь, я только начала распространяться о нашей психологии, о нормах поведения и так далее, - всхлипывала Леда, безуспешно пытаясь сдержать слёзы. - Говорю и вижу - они меня совершенно не слушают!.. И было бы не так обидно, если бы они просто не обращали на меня внимания!.. Они... они... молчат и смотрят, как... как на говорящего попугайчика - что, мол, ты ещё от^мочишь, кроме "попка - дурак"... - она окончательно раскисла и зарыдала в три ручья.
        - Успокойся, - повторила я, похлопав её по вздрагивающему плечу. - Ты до сих пор не можешь примириться с тем, что араны - не земные люди... Где они сейчас?
        - В библиотеке...
        - Посиди здесь. И перестань плакать, Леда, ты профессионал в своём деле - на Земле или в космосе. Правда, только в том, что касается людей. Инопланетян, будь добра, оставь мне.
        - У тебя уже иммунитет на них, что ли?
        - Араны - не грипп, на них иммунитет не наживёшь, - усмехнулась я, приглаживая недавно остриженные волосы. - Чтобы общаться с ними на равных, надо быть смелым до наглости. Уж этого добра у меня хоть отбавляй.
        Библиотекой на "Асгарде" назывался небольшой зал с несколь^кими терминалами, под завязку забитыми лучшим, что было создано земной литературой за последние пять тысяч лет письменной истории. Обязанности библиотекаря добровольно исполнял Сирил - большой любитель истории. Когда дверь пропустила меня вовнутрь тесно^ватого помещения, наш инженер защиты с завидным терпением пытался объяснить троим аранам предназначение библиотеки.
        - Это не просто хранилище информации, - говорил Сирил, старательно подбирая слова. - Люди, написавшие все эти книги, вкла^дывали в них частицу самих себя, создавали пусть вымышленные, но всё же живые миры.
        - Зачем? - спросил один из инопланетян.
        - Причин много, - Сирил сам, наверное, только сейчас над этим задумался. - Чаще всего автор пытается отразить в книге свой внутренний мир.
        - Сколько сочинений записано в вашем компьютере? - задал вопрос второй аран, стоявший ко мне спиной, и я по голосу узнала Тора.
        - Около шести миллионов, и это далеко не всё, что создано людьми.
        - Шесть миллионов сочинений - шесть миллионов миров. Вы не боитесь сойти с ума?
        - Нет, - я наконец подала голос, сочтя момент удобным для вступления на сцену. - Во-первых, никому не под силу прочесть столько, даже за всю жизнь. Во-вторых, мы считаем, что чем больше миров мы создаём, тем интереснее жить.
        - Не понимаю, чем иллюзия может быть интереснее реальности, - Тор обернулся и встретился со мной взглядом.
        - Иллюзия ли - вот в чём вопрос.
        - Объясни, Ивэт, что ты хочешь сказать.
        - У нас считают, будто всё, что описано в книгах, выдержав^ших испытание временем, где-то уже существует.
        Тор что-то тихо сказал сотоварищам и они переключили всё внимание на Сирила. А сам пригласил меня прогуляться по коридорам "Асгарда". Оставшись полномочным представителем своего народа среди землян, он за те несколько дней, что прожил на спейсере, успел обследовать его от запретной зоны двигателей до мостика. Ему отвели каюту на пятом уровне - неподалёку от меня. Личных ве^щей у него было всего ничего: компактный переносной компьютер и тёмная, металлическая с виду коробка. В первый же день Тор рискнул проверить, сможет ли питаться земной едой. Смог. Ел он очень мало, как цыплёнок, объясняя это особенностями своего метаболизма - сказал, что планета Аран не так богата питательными веществами, как Земля, и им в процессе эволюции приходилось осваивать практически безотходную переработку пищи. Его чаще всего можно было застать на мостике в моём обществе или возле Билла. В конце концов, наши перестали удивлённо коситься на инопланетянина в чёрном комбинезоне, воспринимая его как члена экипажа.
        - Ты пришла не для беседы о вымышленных мирах, - Тор сразу взял быка за рога. Вот за что я уважаю аранов, так это за прямоту. Так и рубят с плеча. - Я чувствую, ты недовольна нами. Это из-за той девушки, младшей?
        - Тор, ты уже восемь дней живёшь среди нас, - я еле сдержа^ла вздох разочарования. - Мог бы уже заметить, что мы не делимся на старших и младших.
        - Равенства способностей не существует, Ивэт.
        - Но есть равенство в возможности их реализовать. Это одна из основ нашего общества.
        - А наше общество основано на чётком разграничении сфер де^ятельности. Каждый выполняет лишь то, к чему пригоден.
        - Как вы определяете, к чему пригоден тот или иной индивид?
        - Для этого существует система тестов. Мы быстро взрослеем, намного быстрее вас. В конце учёбы каждый аран должен определить показатель высоты интеллекта. От этого показателя зависит место в обществе.
        - Но для большинства аранов это место - одно до гробовой доски, - я уже кое-что знала об их общественной организации. - Что же, вы не учитываете возможность интеллектуального роста?
        - Вы, люди, учитесь всю жизнь, - сказал Тор. - Мы большую часть информации получаем через наследственность. Приобретённая даже за всю жизнь информация составляет ничтожно малую величину, которой можно пренебречь.
        - Вашей цивилизации пять с чем-то миллионов земных лет, - я остановилась. - Нам - двенадцать тысяч. И при всём этом мы сейчас практически равны. Может быть, в свете этих фактов стоит несколько иначе относиться к индивидуальным особенностям каждого члена общества?
        - Ты забываешь, что мы находимся в состоянии войны с энан. Они слишком опасные противники, чтобы мы могли отвлекаться на такие мелочи.
        - Это не мелочи, Тор. Общество остаётся обществом, пока состоит из отдельных личностей. Когда личность всячески принижа^ется, когда её запирают в раз и навсегда определённых границах, общество превращается в толпу. А что такое толпа, я могу объяснить тебе на примере нашей истории.
        - У нас не толпа, Ивэт, - Тор, по-моему, обиделся, но дипломатично этого не показывал. - У нас идеальный порядок, где каждый знает своё место и не посягает на чужое.
        - Не посягает? - я улыбнулась. - Я смотрела в глаза Роната, Тор, и не уверена, что он не хочет усесться в кресло Шакана.
        Тор промолчал, отводя взгляд в сторону.
        - И ещё одно: я уже дважды задавала тебе вопрос о ваших женщинах, - кажется, я начала перенимать у аранов способность резко перескакивать с темы на тему. - Два раза ты ответил, что их у вас нет, и срочно заговаривал о чём-то другом. Но в вашем языке есть разделение на мужской, женский и средний род, как и в нашем. Следовательно, женщины у вас были.
        - Это одно из последствий войны с энан, - нехотя признался Тор. - Тебе известно, что такое компьютерный вирус?
        - Даже слишком хорошо известно, - мне вспомнилось, как пару лет назад пришлось на сутки останавливать глобальную компьютерную сеть Земли из-за милых шуточек одного вундеркинда.
        - Энан изобрели информационный вирус, способный поражать нашу наследственность. Мы вовремя обнаружили его и не дали народу аран вымереть, но вирус успел включиться в наш наследственный код. Он полностью блокирует женские гены, оставляя мужские нетро^нутыми. Попытки извлечь вирус из наследственного кода пока ни к чему не привели.
        - Значит, вы размножаетесь искусственно?
        Тор опять отвёл взгляд.
        - Но мы не оставляем попыток решить эту проблему, - через пару секунд сказал он. - Мы путешествуем по звёздному острову, который вы называете Галактикой, и ищем ...как это по-вашему... антивирус.
        - Вы хоть знаете, что он из себя представляет?
        - Разблокировать наследственный код может только другой наследственный код.
        - Чей?
        - Не знаю, Ивэт. Мы встречались со многими населёнными планетами, и несколько рас были бы подходящим материалом для восста^новления аран. К сожалению, они оказались либо несовместимы с нами...
        - Либо послали вас куда подальше, - предположила я, мрач^нея. - Так?
        Тор вовсе отвернулся. Меня даже Билл иногда величает ведь^мой, и я прекрасно знаю, что не всем мужчинам нравится моя ужас^ная привычка - быть дьявольски догадливой. Как выяснилось, араны исключением не были.
        - Рано или поздно можно решить любую проблему, - тихо сказала я по-арански. - Вопрос только в том, какими методами её решать. Что бы там ни говорили, будто цель оправдывает средства. это не так.
        - Это девиз одной из религиозных организаций земного прошлого, - не без доли укора произнёс Тор.
        - Прошлого, но не настоящего. И уж тем более не будущего.
        На это аран опять ничего не ответил.
        Через какое-то время мы с ним, беседуя в том же духе, оказались на мостике. Шёл плановый сеанс связи с исследовательскими группами на Сумере. Исследования этой планеты - вот ещё один пунктик, который вызывал повышенный интерес аранов. Тор не удержался и начал задавать вопросы.
        - Вы разве не посылали туда исследователей? - удивился Билл.
        - Посылали, - кивнул Тор. - Но я последние дни живу у вас, и результаты мне не докладывают. Тем более, вы можете заметить то, что пропустят при поисках наши учёные.
        - Смотря что они ищут, - пробормотал Мустафа, развлекавший^ся составлением полётных карт на будущее.
        - То же, что и вы - пригодные для обитания места.
        - У вас тоже проблема перенаселённости?
        - Нет, у нас иная проблема, - Тор не без опаски взглянул на меня.
        Я деликатно промолчала. Сейчас не время вываливать нашим, что на самом деле я думаю о его народе.
        - Капитан, борт шесть просит прямого эфира, - в крохотном динамике рации, сидевшей у меня в ухе, раздался голос связиста. - Похоже, они что-то нашли.
        - Борт шесть, "Асгард" на прямой связи, - Билл переключил основной канал на лесную зону Центрального материка, куда несколько часов назад отправился шестой исследовательский шлюп.
        Большой экран тут же развернулся в кусочек лесного пейзажа. Передача велась с зонда, а за кадром зазвучал взволнованный голос кого-то из биологов.
        - Капитан, никакого сомнения - мы нашли разумных! - голос, судя по акценту, принадлежал уроженцу Китая. - Смотрите!
        Видеокамера зонда дала максимальное приближение, и мы увидели. Небольшая полянка среди колючего леса была сплошь изрыта норами. Из этих нор то и дело появлялись... Нет, не люди. И не динозавры. Нечто среднее. Двуногие, как мы или араны, они, тем не менее, вели родословную именно от ящероподобных существ. Об этом говорили их чешуйчатая серо-зелёная кожа и строение конечностей. Но круглые большие головы с маленькой челюстью, какое-то подобие одежды и орудий труда в руках - действительно, никакого сомнения.
        - Разумные, - вздохнула я, забыв, что нахожусь в прямом эфире. - Но уж очень первобытные.
        - Примитивные существа, - высказал своё мнение Тор.
        - Мы все начинали с того же, - парировала я.
        - Ладно, ничего не поделаешь, - Билл прервал передачу. - Раз здесь живут разумные, нам на этой планете делать больше нечего. Мы сворачиваем исследования.
        - А вступить с ними в контакт?
        - Какой смысл? Через десять тысяч лет они, может быть, и смогут понять и принять нас, а сейчас... Ну, разве что только познакомиться.
        - Я не вижу смысла даже в простом знакомстве, - Тор отрица^тельно качнул головой. - Общение должно быть равным, иначе оно бесполезно. А общение с настолько примитивной расой вообще представляет опасность.
        - Лет триста-четыреста назад вы сказали бы то же самое и о людях, - проворчал наш капитан.
        - Мы живём в настоящем, капитан Макнамара, а не в прошлом. Сейчас мы равны.
        - Тор, я тебя умоляю, не будем начинать нашу беседу сначала, - я перешла на аранский язык.
        - О чём ты собралась разговаривать с этими ящерицами? - Тор употребил земное слово.
        - Мне интересно, как они живут, о чём думают, что любят, чего боятся, - я сказала это так, словно читала лекцию бестолко^вым первокурсникам. - Любопытство - тоже одна из основ человечес^кого общества. Понимаешь, мы хотим знать, в каком мире живём.
        Мои слова не убедили Тора - он опять уставился в пол.
        - Ребята, дайте-ка мне связь с аранским кораблём, - сказал Билл. Ему не понравилась реакция Тора на новость о разумных су^ществах, обнаруженных нашими исследователями. Действительно, уж если Тор, начинающий понимать людей, проявил самую высокопробную спесь, то от его начальства приходится ждать более резкой реак^ции.
        Капитан Роба Шакан появился на экране незамедлительно.
        - Мой земной брат взволнован, - сказал он, не замечая ни меня, ни Тора. - Что-то произошло?
        - Наши учёные обнаружили на планете разумный вид, - Билл прокрутил запись, отснятую биологами. - С этого момента по нашим законам планета объявляется закрытой для колонизации и открыта лишь для ограниченного исследования.
        - У нас другие законы, - ответил Шакан. - Если планета при^годна для жизни народа аран, мы её заселяем.
        - Даже если там уже живут разумные?
        - Должно смениться не меньше трёх тысяч поколений, чтобы эту недоразвитую расу можно было назвать разумной.
        - Может быть, дадим им шанс сравняться с нами? - Билл, по^заимствовав у меня долю упрямства, гнул свою линию. - Кто знает, что предназначено этим существам в будущем?
        - Ты прав, этого никто не знает. И именно поэтому нам всем стоило бы обезопасить себя на будущее.
        - Вы ждёте от мира только плохого, - покачал головой Билл.
        - Мы пока не видели от него ничего хорошего.
        - Но вы и не ищете ничего хорошего. Один конфликт с энан чего стоит! - Билл начал постепенно выходить из себя. - А со сколькими ещё вы испортили отношения?
        - Ты боишься, что мы начнём войну и с Землёй? - Шакан спросил это так буднично, что мне стало нехорошо.
        - Нет, - буркнул наш капитан.
        - Аран не начнут войну с людьми, - постарался успокоить его Шакан. - Мы для этого слишком похожи.
        Тут меня вовсе пробила крупная дрожь. А ведь он тысячу раз прав! Как же я раньше не догадалась! Их общество представляет собой логическое завершение того, что в своё время задумал Адольф Гитлер: социальная структура пирамидального типа, где сверхинтел^лектуальная малочисленная верхушка правит всеми прочими членами общества, приравненными к незначительным деталям огромного сла^женного механизма. Роль личности минимальна - за всех думает фю^рер. У нас этот эксперимент не удался, хоть и обошёлся челове^честву в пятьдесят с лишним миллионов жизней, а на планете Аран в незапамятные времена он завершился успехом. И если Шакан сказал, что мы похожи, то мы, люди, ещё не до конца вытравили из себя фю^рера и фюреров... Но что если Шакан попросту блефует? Пытается навязать нам ответственность за уничтожение пусть первобытной, но разумной расы?
        - Капитан, мы ещё хорошо помним, что такое боль и страда^ния, - комок в горле мешал громко говорить. - Мы не хотим войны, но во имя спасения чужой жизни можем рискнуть своей... Мы против заселения планеты и истребления местных жителей, кто бы они ни были.
        Шакан откинулся в своём кресле назад - он не ждал от нас намёка на возможную ссору.
        - Я учту ваше мнение, Ивэт, - он впервые назвал меня по имени. - До встречи.
        И отключил канал связи.
        Билл, едва дождавшись этого, выдал по-английски такое, что раньше при женщинах говорить было не принято.
        - Простите, - он нервно пробежался по мостику. - Сорвался, как новичок... Тор, у вас никогда не возникало желания дать Шакану по морде?
        - Я не всегда согласен со Старшим, но не до такой степени, - невозмутимо ответил Тор.
        - А у меня такое желание возникло. И я начинаю понимать ваших врагов. Если вы и с ними так же общались...
        - Вы можете настоять на заключении официального договора о запрете на посещение этой планеты, - посоветовал Тор. - Мы всегда соблюдаем договор, с кем бы он ни был заключён.
        Я подтвердила его слова: договор для аранов был чем-то свя^щенным. Нарушить его для них было так же немыслимо, как для нас добираться пешком до Луны.
        - Иветта, займитесь этим, - Билл кивнул мне. - Вы лучше любого из нас понимаете аранов. А мы пока подготовим программу контакта с местными жителями. Будем знакомиться, чёрт побери! И плевал я на всех Шаканов по отдельности и вместе взятых!
        Тор едва заметно улыбнулся.
        7
        Наш шлюп бесшумно скользил над верхушками деревьев. В стороне вились "танкозавры", но они уже имели горький опыт неудачных атак на наши летающие крепости и, казалось, нас не замечали. Но пилоты катеров предупредили, чтобы мы ни в коем случае не выходили из зоны прикрытия - эти зубастые создания будто чуяли, когда можно нападать.
        - Хищники, одним словом, - передавал нам по рации Ван Цзы, наш ведущий биолог. - А местные с ними крепко не дружат... Кстати, эти ребята называют себя "нха". Ведут полукочевой охотничий образ жизни, поклоняются грозе. Последнее легко объясняется: они ещё не умеют добывать огонь, и деревья, зажжённые молниями - для них не бедствие, а подарок судьбы. Они, между прочим, яйцекладу^щие. Закапывают яйца в песок или укладывают в плетёные корзины с сухой травой... С нами на контакт пошли только тогда, когда мы у них на глазах сбили "танкозавра".
        - А что араны? - спросил Билл. - Как они отреагировали на ваше решение - идти на контакт с местными?
        - Посмотрели на нас как на психов, сели в свой катер и были таковы, - в голосе китайца мы уловили смешок. - Тоже мне, высшая раса...
        - У нас, наверное, скоро появится новая поговорка - спеси^вый, как аран, - насмешливо прокомментировала это Мадри, присое^динившаяся к нашей группе. - Это же надо быть такими снобами! Иветта, как вы думаете, почему они с такой организацией общества всё же умудрились выйти в дальний космос? По всем законам они должны были вымереть гораздо раньше.
        - Централизованная командная система тоже позволяет достичь высокого уровня науки и техники, - задумалась я. - Как было у нас в эпоху мировых войн. А араны... Они и так на грани вымирания. Тор рассказал, что они не так давно пережили генетическую катаст^рофу. У них заблокирована женская хромосома, так что размножаться им приходится из пробирки.
        - Да уж, - Мадри была поражена моим сообщением. - Не поза^видуешь... Но всё-таки я не могу смириться: как они с такой жёст^кой иерархией смогли прожить пять миллионов лет!
        - А они, наверное, сейчас обсуждают нас и удивляются, как мы с таким бардаком в общественном устройстве умудрились вообще выйти за пределы родной планеты, - я зримо представила себе ситу^ацию и усмехнулась.
        - Борт один, мы вас видим, - в динамиках раздался голос пи^лота-координатора, кружившего неподалёку от места предполагаемой посадки. - Даём пеленг.
        На экране бортового компа появилась подробная карта мест^ности. Сигнал маяка отразился на нём в виде белой пульсирующей точки. В мягком свете заходящего солнца Сумеры недалёкие склоны Крыши Мира окрасились в совершенно рериховские цвета. Полюбовав^шись на эту красоту, мы сбавили скорость и начали кружить над по^садочной площадкой - поляной диаметром около полукилометра.
        Когда я, вылезая из шлюпа, вспомнила, что к поселению "нха" нужно продираться сквозь дьявольски колючие заросли, мне заранее захотелось выругаться. Но, к нашему великому удовольствию, местные жители пожаловали сами. Они и действительно были похожи на помесь неандертальца с динозавром. Совершенно безволосые головы украшали сложные головные уборы из ремешков и разноцветных перьев местных мелких птичек. Нха были одеты в что-то наподобие юбок из недурно выделанной кожи, в которой мы сразу признали кожу "танкозавров". Хвостов у них не было. В руках - длинные копья с камен^ными наконечниками, на коротких шеях намотаны ожерелья из звери^ных зубов и разноцветных камешков. Наши умельцы-техники заранее напаяли бус из цветной пластмассы - не идти же в гости без подар^ка. И стоило Тормунду с Мадри раскрыть коробку, как нха радостно защебетали. Каким образом биологи с ними общались, ума не приложу: их язык был похож на писк пополам с шипением. Билл торжест^венно оделил каждого из нха ниткой бус, после чего продемонстри^ровал им один из древних земных способов добывания огня - с помощью трения. Нха следили за
его действиями, будто наш капитан делился с ними сокровеннейшей тайной Вселенной. А когда из кучки сухого мха пошёл дым и показались язычки огня, они все как один радостно заплясали и, кажется, запели - во всяком случае, их писк трудно было расценить иначе. Первобытные, что с них возьмёшь. Их вождь, отличавшийся от остальных самым большим головным убором, вдруг расчистил жилистой когтистой ногой кусочек земли и принялся наконечником копья вырисовывать какие-то знаки. Мы присмотрелись: стилизованное изображение нха и человека, сидящих у костра и жую^щих здоровенные куски мяса. Биологи тут же запротестовали - мест^ное мясо для нас было непригодно. А если учесть, что нха, воюя с "танкозаврами", использовали не только их шкуры, перспектива оту^жинать таким деликатесом нас не вдохновила. Билл решительно пере^черкнул на рисунке кусок мяса в руках человечка. И дорисовал рядом картину возможных последствий дружеской трапезы. Нха, как я поняла, вначале разочарованно стихли, но потом поняли художество Билла и принялись поджаривать на весело горевшем костре заранее принесенное мясо. Воняло оно премерзко, хоть
сырое, хоть жареное. Это чувствовалось даже через биофильтры. Но мы мужественно терпе^ли, и, поедая сухой паёк, делали вид, будто для нас нет общества приятнее, чем гостеприимные нха. Те уже достаточно освоились среди пришельцев с неба и даже пытались повторять за нами слова земной речи.
        - Они мне нравятся даже больше, чем высоколобые араны, - признался Билл, расправившись со своим ужином. - Во всяком случае, они видят в нас друзей, а не возможных союзников в войне против общего врага... Смотри, Иветта, они получили бусы в подарок - и счастливы, как дети.
        - Они и есть дети, даже по сравнению с нами, - сказала я, задумчиво засмотревшись на огонь. - Интересно, что запоёт Тор, когда я расскажу ему об этом дружеском банкете в обществе прими^тивных существ?
        - Ты в последнее время слишком часто оглядываешься на мнение Тора, - Билл чуть склонил голову, и в его глазах я увидела насмешливую искорку. - Я наслышан о ваших философских спорах. Да, араны старше нас на миллионы лет, они безусловно умнее нас, но они не сумели понять такую простую истину, что каждая жизнь драгоценна. Безразлично, чья: арана, человека или вот этих нха. Поэтому наши высокоразвитые друзья - вчерашний день. Их время прошло, а они этого так и не поняли.
        - А если они сумеют понять, что такое любовь, дружба?
        - Тогда у них появится шанс выжить.
        Во мне вдруг стала нарастать безотчётная тревога - как будто сейчас должно было случиться что-то страшное и непоправимое.
        - Билл, надо уходить, - я с силой сжала его плечо.
        - Что случилось? - капитан не понял моей тревоги. - Иветта, всё же в порядке.
        - Ничего не в порядке, Билл, - я указала на странные зарни^цы над лесом.
        - Да что ты подскакиваешь, будто на гвоздь села? - рассмеялся Билл. - Успокойся. Это всего лишь отсветы костров нха.
        - Если это отсветы, то у них в селении как минимум пожар.
        Наши тревожно переглянулись. А через несколько мгновений со стороны леса стали доноситься приближающиеся крики. Кричали нха. Вождь, сидевший с нами, насторожился, сделал соплеменникам знак замолчать и начал внимательно прислушиваться.
        - Ты права, Иветта, дело нечисто, - Билл нахмурился. - Похоже, здесь не обошлось без аранов... Ребята, постарайтесь незаметно подобраться к шлюпу. Если что, вызывайте катера и жмите на всю катушку.
        Из колючей чащи с неистовым и горестным писком высыпали нха. Они что-то кричали своему вождю и указывали на нас.
        - Точно - араны постарались, - выругался сквозь зубы Тормунд, прикрывая собой Мадри. - Им нужна эта планета, и они ни перед чем не остановятся.
        Вождь нха, разобрав наконец, что именно ему кричали, резко вскочил. Что-то отрывисто пропищал, потом указал на нас копьём и зашипел, как злющий кот, показывая в оскале полный рот великолеп^ных острых зубов. Тормунд метнулся к шлюпу. Он уже забрался в ка^бину и попытался включить сигнал тревоги, как вдруг закричал и вскинул руки к лицу. Сквозь его пальцы щедро заструилась кровь. Одновременно с этим нха начали забрасывать нас камнями и копьями. Мы на какое-то мгновение растерялись, и этого оказалось достаточно, чтобы нха окружили нас со всех сторон частоколом копий. Даль^нейшее я видела, как в кошмарном сне. Я видела, как Мадри мчалась к шлюпу, где медленно умирал Тормунд. Её ударили копьём в спину, и она упала ничком в траву. Я видела, как мимо меня просвистел камень и угодил Биллу в затылок. Капитан упал. К нему тут же подскочил вождь и замахнулся копьём. "Нет!" - мысленно закричала я. Мгновение ступора сменилось яростью, какой я никогда в жизни не испытывала и даже не предполагала когда-нибудь испытать. Тело всё сделало само, не полагаясь на разум. Я метнулась к вождю, вырвала у него копьё, одним
ударом ноги отломила наконечник и принялась орудовать древком так, будто в меня вселились все мои воинственные предки разом. Нха так и разлетались в разные стороны, но их было слишком много. Я не сумела защитить Билла: его за^кололи у меня на глазах. Из моей глотки вырвался такой вопль, что ближайшие нха разом присели и заткнули ушные отверстия. И тут надо мной пронеслась какая-то тень. Катер? Но наши катера серебристые и в темноте без включённых фар не летают. Араны? Пусть араны, только бы помогли вытащить наших. И тут мне засветили камнем по темечку. Я закричала второй раз, ещё громче первого. Перед глазами пронеслось видение оскаленного вождя с новым копьём в руках, полыхнуло пламя - это загорелся шлюп. Всё это завертелось, подёр^нулось туманом и пропало. В следующее мгновение я почувствовала, что кто-то тащит меня за руку, вталкивает во что-то жёсткое и пахнущее пластиком. Рука нащупала ажурное кресло, какое было в ходу у аранов. Я подтянулась, стараясь усесться, и почувствовала, что пол под ногами начал подрагивать, как при работе антигравов. Так, значит, я в кабине аранского катера. В глазах по
прежнему была полнейшая темнота.
        - Я, кажется, немного опоздал, - в кабине прозвучал мягкий голос Тора.
        - Тор, это ты? - я пошарила рукой на голос и наткнулась на его плечо.
        - У тебя сильное повреждение, не двигайся, - я слышала его на фоне свиста рассекаемого воздуха - мы набирали скорость. - Ещё немного, и я не сумел бы спасти тебя.
        - Меня? - по моим щекам ручьём текли слёзы. - Только меня? А как же мои братья и сёстры?
        - Они мертвы, Ивэт.
        - Кто натравил на нас нха, я уже догадалась, - ярость и боль от потери близких мне людей пока что давали выход в слезах. - На какой мы высоте?
        - По вашему счёту около тысячи метров.
        - Спускайся.
        - Ивэт, это бессмысленно, - Тор заговорил тише - как делал это, когда пытался меня в чём-то убедить. - Ты не вернёшь мёртвых и сама погибнешь.
        - Может быть, кто-то из них ещё жив.
        - Ивэт, я увёл катер из ремонтного дока. Межпространственный двигатель не работает, энергии в обычном хватит только на подъём к нашему кораблю.
        - Тор, спускайся!!! - я заорала ему прямо в ухо. - Я не могу их бросить, ты понимаешь это?!!
        - Но это просто глупо... - попытался возразить аран.
        - Глупо?!! - взвилась я. - Взаимовыручка - основа выжива^ния, Тор! Разве у вас не так?!
        Ответом мне было молчание. Потом снова раздался голос Тора, вызывавшего мостик "Асгарда".
        - "Асгард" на связи, - я узнала голос Гриши, дежурившего на мостике в наше отсутствие.
        - Я Анхаан Тор, - сказал аран. - Ваш посадочный корабль го^рит. Даю координаты.
        - Тор, что за шуточки? - я уловила в голосе Гриши страх.
        - Араны шутить не умеют, - Тор перебил его. - Ваш командир мёртв. Ивэт тяжело ранена, я везу её на корабль.
        - Что с остальными?
        - Погибли.
        - От чего они погибли? Тор, говори!
        - Нападение аборигенов.
        Я ещё успела расслышать отголосок горестных возгласов на мостике "Асгарда" и потеряла сознание.
        8
        Очнулась я от того, что рядом со мной разговаривали. Разговаривали довольно громко ...и по-арански. Сперва до меня не сразу дошёл смысл, хоть я и знала аранский язык лучше всех на "Асгарде". В ушах всё ещё шумело. Но через несколько секунд я невольно начала прислушиваться и разобрала отдельные слова, сложившиеся в осмысленные фразы. Вот как раз смысл мне и не понравился.
        - ...В том, что земляне физически выносливее любого из нас, ты можешь меня не убеждать - сам видел, - я узнала голос Шакана. И увидела три тени на матовом стекле, отгораживавшем меня от внешнего мира. Это был не лазарет "Асгарда": скорее всего, Тор приволок меня к своим, не уверенный в том, что земная медицина сможет вернуть мне зрение.
        - Старший, я взял у Ивэт кровь для анализа наследственного кода, - этот голос я слышала всего один раз, и принадлежал он Ронату. - Взгляните на результаты. Почти полная идентичность коду аран: те же сорок шесть единиц, та же структура.
        - В твоей оговорке - "почти" - и заключается причина, по которой мы не можем использовать человеческий наследственный код для воспроизводства аран, - теперь говорил Тор. - Мы с людьми схожи внешне, но различны по происхождению и воспитанию.
        - Тем не менее, именно земной наследственный код идеально подходит для удаления вируса, - возразил Ронат.
        - Ты, как обычно, уже успел провести исследования, - Тор произнёс это с такой иронией, что я даже улыбнулась. - Не спросив согласия ни у Ивэт, ни у остальных землян. Ты забыл об одном, Ронат: Макнамара погиб, и теперь капитан земного корабля - Ивэт. Если мы хотим, чтобы люди помогли нам решить проблему энан, то должны действовать более дипломатично.
        - Ты слишком высокого мнения о землянах, - пренебрежительно процедил Шакан. - По сравнению с нами они даже не дети - зароды^ши.
        - Они уже сравнялись с нами в развитии техники и наук. А через несколько поколений опередят нас. Земляне молоды и полны сил, за ними будущее.
        - Будущее должно принадлежать народу аран, а не каким-то выскочкам, - недовольно пробурчал Шакан.
        - Нам предоставляется возможность кое-что сделать для этого, - сказал Тор, подняв руки на уровень груди.
        - Ты и так сделал больше, чем требовалось. Кто позволил тебе взять катер?
        - Старший, если бы я не сделал этого, Ивэт могла погибнуть вместе с остальными. А она лучше других землян понимает нас.
        - Анхаан Тор, ты нарушил наш закон и ответишь за это, - Ронат сказал это с нескрываемым злорадством. - Не надейся, что земляне защитят тебя.
        Я неловко повернулась на жёстком лежаке и застонала от боли в затылке. Матовое стекло тут же растаяло и трое аранов неспешно подошли ко мне.
        - Как ты себя чувствуешь? - сразу поинтересовался Тор. По его глазам было видно, что он обрадовался.
        - Благодарю, уже лучше, - слабо проговорила я. - Почему ты не отправил меня на "Асгард"?
        - Земные врачи смогли бы вернуть тебе зрение только через десять земных суток, а оно нужно тебе сейчас.
        Я усмехнулась и рывком села, преодолевая боль.
        - Такую операцию невозможно произвести без глубокого исследования организма, - я пристально взглянула на Роната. - Кстати, я не отказалась бы узнать, всё ли у меня в порядке с генофондом.
        Ронат и Шакан переглянулись.
        - Мы можем предоставить вам равноценные сведения о нашем наследственном коде, - Ронат отвёл взгляд в сторону.
        - С этого и надо было начинать, - удовлетворённо кивнула я. - Тор, помоги мне.
        - Тебя ждут на земном корабле, - Тор подал мне руку.
        В этом я не сомневалась и, опираясь на заботливо подстав^ленную руку Тора, заковыляла к выходу. Спиной я чувствовала нена^висть Роната - ему не дали расправиться с неугодным и занять его место. Уже на пороге аранского медпункта я обернулась.
        - Шакан, мы будем ждать объяснений произошедшего на планете, - как можно спокойнее сказала я, вспомнив погибших друзей. - Постарайтесь соврать поубедительнее, чтобы мы поверили.
        Обвинение во лжи для арана значило примерно то же, что и для человека. То есть, это было самое натуральное оскорбление. Но Шакан не зря был капитаном - он прекрасно понял, почему я на него наехала, и не дал Ронату как следует обидеться.
        У стыковочного узла мы с Тором застали нескольких человек с "Асгарда", пытавшихся что-то втолковать аранам-охранникам в свет^ло-серых комбинезонах. Завидев меня, наши разом замолкли.
        - Капитан... - начал было Мустафа, но осёкся и сделал вид, будто прокашливается. Его глаза были красными.
        - Поговорим в зале управления, - тихо сказала я. - Пошли, ребята.
        Навигатор попытался сменить Тора, но аран, не обращая на него внимания, не выпустил моей руки. Так мы с ним и явились на мостик.
        Нас встретили таким напряжённым молчанием, что проняло даже Тора.
        - Я сожалею о случившемся, - с ноткой вины проговорил он.
        - Сожалениями мёртвых не вернёшь, - хмуро произнёс Дзиро, вернувшийся с аранского корабля сразу после трагедии на планете. - Мы почти уверены, что наши товарищи были бы живы, если бы не амбиции вашего капитана. Почему он поступил так бессовестно?
        - Старший поступил так, потому что не мог поступить иначе, - ещё более виновато сказал Тор. - Вам трудно принять логику нашего народа.
        - Нам трудно принять предательство, - я наконец нашла в себе силы заговорить. - Шакан своими действиями показал истинное лицо аранов, и мы вправе требовать расторжения договора, заклю^чённого между нами. Но тогда получится, что наши друзья погибли напрасно.
        - Шакан на связи, - мрачным голосом доложил Сирил, заменив^ший погибшую Мадри.
        - Включайте прямую передачу.
        Экран развернулся в объёмную панораму зала управления аранского корабля. В креслах перед сенсорным пультом сидели двое - Шакан и Ронат. За их спинами маячили ещё с десяток аранов в более светлых костюмах - технический персонал. Чувствовалось какое-то напряжение - видимо, кое-что до аранов дошло, и они реши^лись пойти на дипломатию, чтобы не ссориться с нами. То, что это для них было в диковинку, ощущалось даже через видеоканал.
        - Мы хотели бы уладить возникшее недоразумение, - первым решился заговорить Шакан, старательно избегавший встречаться со мной взглядом. - Согласитесь, в случившемся есть доля вашей вины: если бы капитан Макнамара не настоял на высадке и знакомстве с дикарями...
        - ...и если бы ваш катер не сжёг их селение... - договорила я. - Вы не можете отрицать, что только на ваших катерах есть боевые лазеры.
        - Но вашего старшего убили не мы, а дикари.
        - Это не имеет значения. Эти дикари приняли нас лучше, чем вы, и не напали бы, если бы вы...
        - Ивэт, ты теперь капитан, старшая над своими, - перебил меня Ронат. - С твоей стороны было бы достойным в первую очередь рассчитаться с дикарями за гибель твоих людей.
        - Разве оружие можно обвинять в убийстве? - слёзы так и просились наружу, и мне стоило невероятного усилия и зверской боли загнать их обратно.
        - Твоё заявление означает, что ты обвиняешь нас? - Шакан явно удивился.
        - Да.
        - Ты намерена начать военные действия против нас?
        - Нет.
        - Странная логика, - командир аранов удивился ещё больше.
        - Ничего странного, Шакан, - я выпрямилась, чувствуя, как Тор незаметно пожал мне руку. - За несколько минут до смерти капитан Макнамара высказал, пожалуй, самый главный принцип, общий для всего живого - каждая жизнь драгоценна. Мы, люди Земли, столько раз нарушали его в прошлом, что нам попросту надоело воевать... Помните, как мы проходили иммунизацию перед личной встре^чей? Мы очищались от вирусов, чтобы перестать быть опасными друг для друга. Но вирусы агрессии, насилия, спеси и лицемерия куда страшнее тех, что живут в наших телах. Мы только начали избав^ляться от них, а вы, похоже, и не начинали. Пока ещё не поздно, вы можете сделать этот шаг. Мир, в котором нам выпало жить, бес^конечен и разнообразен. В нём есть место для каждого, кто бы он ни был - человек, аран, энан, нха или ещё кто-то. Поймите это - и вы сами увидите, как всё изменится.
        - Но энан не хотят этого понимать, - Шакан вскинул опущен^ную голову. - Мы воюем с ними больше тысячи земных лет, но общего языка не нашли.
        - А искали?
        Аран молча отвёл взгляд.
        - Значит, даже не искали. Гордость не позволяла, - я пропустила в своём тоне убийственную иронию. - Мы уверены, что если вы попробуете поговорить с ними не через прицел лазерной пушки, конфликт удастся решить скорее, чем вы думаете.
        - Ты предлагаешь нам помириться с энан? - спросил Шакан. - Хорошо. Если Земля согласится выступить посредником, мы согласны.
        Ронат воззрился на командира так, будто в первый раз увидел.
        - Это уже намного лучше, - кивнул Дзиро, усаживаясь в кресло. - Через час очередной сеанс прямой связи с Землёй. Мы переда^дим ваше желание договориться с энан. Думаю, наше правительство не откажет вам в посредничестве, если нам дадут возможность выслушать обе стороны.
        Скорее всего, араны были не в восторге от мнения Дзиро, но они догадались, что мы иначе мыслить не можем. Шакан сложил руки вместе - задумался.
        - Мы должны обменяться посольствами, - наконец сказал он, не обращая внимания на протестующие жесты Роната.
        - В качестве вашего посла может остаться Анхаан Тор, - я чуть сильнее сжала ладонь Тора, всё ещё поддерживавшего меня. - Мы уже нашли общий язык, а это намного облегчит нашу задачу.
        Шакан кивнул, но всё же я заметила нехорошую искру в его глазах. Сейчас он был припёрт к стенке и делал не то, что хотел, а это выводило аранов из себя больше всего на свете.
        - Послом Земли на вашем корабле, как и прежде, будет Дзиро Мацумото, если он не против, - сказала я. Дзиро ответил мне кив^ком. - Вы согласны?
        - Да, - ответил Шакан.
        - Хорошо, - справляться со слабостью становилось всё труд^нее. - И ещё одно: напоследок неплохо было бы заключить договор о запрете на посещение этой планеты земными и аранскими исследователями.
        - Правильно, Иветта, дожми их, - сказал по-французски Сирил. - Положи на обе лопатки!
        Шакан, понятное дело, Сирила не понял, но упрямо сжал губы.
        - Ты настаиваешь на этом договоре? - спросил он.
        - Настаиваю.
        - Будь по твоему. Никто из аран больше не приблизится к этой планете. Хада.
        "Хада" - по-арански значит "клянусь". Обычная формула зак^лючения договора. С этого момента ни один аран не смеет престу^пить клятву Старшего.
        - Именем Земли эта планета объявлена запретной для посадки, - я произнесла это, подняв правую руку - словно прощаясь с погиб^шими товарищами.
        - Договор заключён, - Шакан плавно повёл перед собой руками. - Вы намерены вернуться на Землю?
        - Да, теперь в этом есть необходимость.
        - Тогда мы скоро встретимся, капитан Ивэт. Нам ещё нужно связаться с энан и передать им ваше предложение. Ваш посол, Дзиро, подтвердит им правоту наших слов.
        - Шакан, я надеюсь, что мы когда-нибудь поймём друг друга до конца, - я уже почти висела на руках Тора, но говорила твёрдо и решительно. Или мне казалось, что я говорю твёрдо и решительно? - Любой путь, в том числе и путь к пониманию, начинается с первого шага. Ты его уже сделал.
        Шакан некоторое время молчал, осмысливая мои слова. Потом встал, выпрямился.
        - После связи с Землёй мы закроем шлюзы, - сказал он. - Пусть уважаемый Дзиро поторопится.
        Араны прервали передачу, и только тогда я позволила себе заплакать. Тор усадил меня в кресло.
        - Я знаю, тебе больно, - произнёс он, коснувшись моей мок^рой щеки. - Но ты сильная, Ивэт. Ты - Старшая.
        - Да какая я, к чёрту, старшая, - мне было не только больно, но и ужасно горько. - Какой из меня капитан, если я не сумела защитить своих друзей?
        - Одного ты всё-таки защитила, - Сирил кивнул на Тора. - Слушай, Иветта, кончай разводить сырость на мостике. Погибших ты этим не вернёшь, а живых точно доведёшь до истерики... Тор прав: ты теперь капитан. А раз капитан, изволь командовать.
        - Ох, Сирил, насидишься ты у меня на внеочередной вахте, - буркнула я, понимая, что он пытается поднять мне настроение.
        Сирил засмеялся. Я видела в его глазах такие же слёзы, как и у меня, и у большинства ребят, но он смеялся. Будь я художни^ком, обязательно взяла бы его сейчас натурщиком для картины под названием "Торжество жизни"... Смех сквозь слёзы был ещё непоня^тен Тору, и он напрягал весь свой интеллект, чтобы найти логическое объяснение этому явлению. Но мы, люди, логическому осмыслению пока не поддаёмся. Нас можно понять только через чувства, а у аранов с этим плоховато.
        Через два часа "Асгард", отстыковавшийся от аранского корабля, лёг на обратный курс. К Земле. Очень скоро араны объявятся в Солнечной системе, и дай Бог, чтобы на этот раз мы встретились, как друзья.
        ЧАСТЬ 2. НАЧАЛО
        1
        Я даже и не подозревала, что Тор ведёт дневник!
        Выяснилось это совершенно случайно, когда во время подго^товки к прыжку мне понадобилось переговорить с ним. Вызываю его по внутреней видеосвязи, а он сидит за своим компьютером и выво^дит что-то по-арански. Вообще-то, интересный у них алфавит. Не слоговой, а звуковой, как у нас, но буквы... Для начала их у аранов пятьдесят восемь, отражающих все оттенки их фонетики. Во-вторых, до знаков препинания они почему-то не дошли. В-третьих, их манера письма очень напоминала таблички с острова Пасхи: первую строку они пишут слева направо, вторую - справа налево, и так далее. В общем, работы мне, чувствую, хватит лет на десять вперёд... Итак, сидит наш гость за компьютером и держит руки над слабо светившимися панельками, заменявшими аранам сенсорную кла^виатуру. На экране друг за дружкой возникают слова.
        - Прости, я помешала тебе, - я слегка поморщилась, дотро^нувшись до медицинского сканера, который мне нацепили на голову сразу же после возвращения на "Асгард".
        - Я всегда рад общению с тобой, - Тор слегка улыбнулся - кажется, он и в самом деле был рад. - Личные записи - не столь важная работа, чтобы от неё нельзя было отвлечься.
        - Личные записи, насколько я знаю, у вас не приветствуются, - мне пришлось в очередной раз удивиться.
        - Старший считает это пустой тратой времени. Я - нет.
        - Ты мог бы подойти сейчас на мостик?
        Тор погасил экран своего компьютера и встал - это означало, что он готов явиться хоть сию минуту.
        Через две минуты он действительно был в зале управления. Тор бесшумно шёл вдоль терминалов и всё время старался разглядеть, что выведено на экранах. Его и раньше интересовал наш метод рассчётов точки выхода из межпространственного коридора, но Билл дипломатично не допускал аранов к навигационным терминалам. Сейчас, когда не было Билла, а командиром "Асгарда" утвердили меня, кое-какие предосторожности были сняты: Тор доказал, что имеет право быть нашим другом. Ещё неизвестно, что ждёт его по возвращении на Аран - он ведь посмел нарушить приказ своего командира. Хотя, если Шакан надумал разговаривать со своими извечными врага^ми энан, есть небольшая надежда отстоять и Тора... Бедняга Билл, кажется, был прав: я слишком часто оглядываюсь на мнение нашего гостя. Возможно, потому, что его одного я могла назвать другом. А настоящего друга у меня, как это ни парадоксально звучит, за всю жизнь так и не было. Надо ли говорить, что теперь я всё готова сделать для него? Да и экипаж "Асгарда" относился к Тору совершенно иначе, чем к остальным аранам. Его давно уже воспринимали как своего. Вот и теперь никто и
не подумал скрывать от него полётные карты, показывающие путь к Земле. Надо отдать Тору долж^ное: он, в отличие от большинства своих сородичей, умел ценить доверие.
        - Я нужен тебе? - Тор приблизился к моему креслу.
        - Через четыре часа мы стартуем к Земле, - тихим голосом произнесла я, поворачиваясь к нему. - Возможно, мы уже застанем там ваш корабль... Тор, скажи честно, что по вашим законам полагается за ослушание Старшему?
        - Изоляция от общества, - Тор отвёл взгляд в сторону. - Что для нас равносильно смерти.
        - Почему?
        - В изоляции аран не может заниматься предназначенной ему деятельностью. Цель жизни утрачивается.
        - Я понимаю, - кивнула я. - Но вместо утраченной можно поставить себе другую цель.
        - Какую? - аран взглянул на меня с таким удивлением, будто я сморозила глупость.
        - Всё равно, какую. Хотя... В принципе, даже цель не так интересна, как путь к ней.
        - Интересный взгляд на жизнь, - Тор улыбнулся одними угол^ками губ. - У нас считают, что главное в жизни - чёткое исполне^ние обязанностей, возложенных обществом. Вы всю жизнь пытаетесь реализовать себя в самых различных направлениях, и, конечно же, очень редко достигаете совершенства. Если вы перестанете распы^лять свои способности и направите их на что-то одно...
        - Тогда жизнь станет невыносимо скучной, - теперь улыбалась я. - А для нас скука - хуже смерти.
        - Что такое скука?
        - Для каждого человека - по-своему. Для меня - это отсутствие разнообразия в жизни, когда каждый день одно и то же. Поэтому я и пошла в Космофлот.
        Тор перевёл взгляд на голографическую нашивку над левым кармашком моего комбинезона: Галактика, перекрытая надписью на всеземном - "Космофлот". Под ней красовалась другая нашивка - с именем и званием. И в этом было единственное отличие моей формы от комбинезонов остальных членов экипажа.
        - Тор, что ты посоветуешь мне делать, если Шакан потребует выдать тебя? - я вернулась к основной теме.
        - Выдай, - совершенно спокойно ответил Тор.
        - Но ты же понимаешь, что я не смогу этого сделать.
        - В нашем языке есть слово "варамо". Из земных понятий к нему ближе всего такое, как "необходимость". Если ради твоего блага и блага Земли потребуется выдать меня Шакану, я согласен быть жертвой.
        - Я скорее соглашусь выйти в космос без скафандра, чем от^дам тебя в жертву. Хоть бы при этом мир перевернулся, - я сказала это так, что Тор понял - меня с этого направления не сбить ника^кой "необходимостью".
        - Каждая жизнь драгоценна, - задумчиво произнёс Тор, усаживаясь в соседнее кресло. - Но даже сейчас не все люди разделяют это мнение.
        И он был прав. Ни разу не побывав на Земле, он хорошо знал наши самые болезненные проблемы. Он знал, что перенаселённость породила у множества землян комплекс малозначимости, что этот комплекс заставлял многих молодых людей предпринимать попытки вы^делиться любым способом - нелепой одеждой, эпатажным макияжем, манерами. Он знал и то, что на Земле есть некоторые, с позволения сказать, господа, которые стремятся во что бы то ни стало захватить власть. Эти обвиняли правительство в излишней мягкости и медлительности при решении глобальных проблем, и обещали своей аудитории дать всё и сразу. А чтобы им лучше верили, нелегально распространяли среди молодёжи наркотики, находившиеся под запретом вот уже двести с лишним лет. Распространяли не ради наживы, как это было встарь, а ради власти. Ведь куда легче управлять теми, кто всецело зависит от тебя. Пока что правительству удавалось справляться с выпадами наркомафии, но было ясно, что эту проблему надо решать как можно скорее, иначе наши дети столкнутся с самым настоящим даниил-андреевским дьяволочеловечеством. Но пока на свете существуют такие люди, каким
был Билл, наркобаронам придётся с ними считаться. Тор знал и это. И смотрел на меня с сочувс^твием, потому что успел хорошо изучить мой жуткий характер. Он знал, что для меня существуют вещи, которые дороже собственной жизни. Знал, но понять пока не мог.
        - Ивэт, ты судишь о других по себе, - продолжал он, заме^тив, что я задумалась. - Ты зачастую считаешь окружающих лучше, чем они есть, и поэтому рискуешь погибнуть. Неужели ты поверила, что Шакану в самом деле нужен мир с энан?
        - Что? - я как будто только сейчас проснулась. Действительно, уж слишком быстро Шакан согласился на переговоры.
        - Шакан - не просто Старший. Он - Старший над всеми аран. Наша планета умирает, и он ищет новый дом для нашего народа. По своим условиям Земля подходит для обитания аран идеально. Человеческий наследственный код способен без побочных последствий разблокировать наш. Ты на месте Старшего искала бы дружбы. Но Шакан не знает, что это такое, и знать не хочет. Он видит выход только в завоевании Земли и превращении людей в покорные биологические механизмы для воспроизводства аран. Ему так проще поступить, чем устанавливать полноценный контакт. А для успешного начала войны необходимо хорошо знать возможности противника. Только это и заставило его пойти на переговоры.
        - Как ты думаешь, энан на переговоры пойдут искренне, или тоже с каким-то рассчётом?
        - Не знаю. Знаю только, что энан раньше бывали на Земле и общались с людьми.
        - А вы бывали?
        - Нет... По крайней мере, я в этом сомневаюсь. Иначе в наших компьютерах хранилась бы информация о вас.
        - Ты имеешь доступ ко всем файлам?
        - Не ко всем, - Тор усмехнулся - совсем как Билл. - Но я был плохим подчинённым и, как это у вас говорят, совал нос куда не следует. Даже в особо засекреченных файлах нет ничего о Земле.
        - Ты сказал, что энан бывали на Земле. Разве они делятся с вами информацией?
        - У вас раньше было такое понятие - "пленный".
        - Ага, - боль неприятно уколола меня в затылок. - У нас ещё было понятие "допрос с пристрастием"... Ладно, с этим всё ясно. Спасибо за предупреждение, Тор. Теперь, по крайней мере, я знаю, как вести себя с Шаканом и Ронатом - я не сомневаюсь, что они единомышленники... Разумеется, об их намерениях мне никто ничего не говорил.
        Тор понимающе кивнул.
        - В случае войны ты также можешь рассчитывать на меня, - сказал он.
        - Не беспокойся, Тор, войны не будет, - твёрдо сказала я.
        - Ты не в силах изменить природу Шакана.
        - Это ещё неизвестно, - я улыбнулась.
        - Ты владеешь даром убеждения, но Шакан подчинится только силе. А вы ещё не готовы к полномасштабной войне с аран, - я отметила, что Тор не сказал "с нами".
        - Мы, русские, всегда были не готовы к войне, и в конце концов оказывались победителями.
        - Мы... кто? - не понял Тор.
        - Русские, - повторила я. - Земной народ, предки моей матери. Сейчас он третий по численности после китайцев и индийцев. И первый по численности в руководящих органах Земли. Так что Шакану придётся иметь дело преимущественно с такими же сумасбродами, как я... Знаешь, если Шакан спросит тебя, как мы поведём себя в случае войны, можешь сказать так: людей можно перебить всех до единого, но победить - никогда.
        - Какой толк от мёртвого победителя? - тихо спросил аран. - Что от него остаётся?
        - Его победа, Тор, - я встала. - Его победа.
        - Ты способна даже слова обращать в оружие, - Тор поднялся и подал мне руку. - Не знаю, подействует ли оно на Шакана, но Ронат непробиваем. Он умён, но ограничен. Он будет идти к постав^ленной цели напролом, уничтожая несогласных, кто бы они ни были. Для него даже жизнь аран ничего не стоит, а вас, людей, он вообще не воспринимает как достойных общения.
        - Ничего, - усмехнулась я. - Мы и не таких обламывали.
        Тор задумался над значением последнего слова и я получила передышку. Включила рацию.
        - Мустафа, - я вызвала навигатора. - Мы сможем стартовать раньше намеченного срока?
        - Если надо - можно включать "дырокол" хоть через полчаса, - отозвался тот. - Полётная карта давно готова. А что, есть необходимость торопиться?
        - Да. И моли аллаха, чтобы я оказалась перестраховщицей.
        - Понял, - Мустафа хмыкнул. - Поторопите программистов, капитан, задержка только за ними.
        - Не надо катить на нас бочку, - в голосе программиста Кори О'Брайен, заменившей Дзиро, даже прорезалась насмешливая нотка. - Мы закончили рассчёты раньше, чем вы взялись за свои лоции.
        - Экипаж - по местам, - своей командой я прервала начинав^шийся спор извечных соперников - программистов и навигаторов. - Полная загрузка данных без предварительных тестов. Даю тридцати^минутный отсчёт для разгона межпространственных двигателей.
        - Разгон начали, - отозвались из "машинного отделения" - сектора управления двигательной системой "Асгарда".
        - Пилоты на местах, - доложил Гриша. - Все системы управления в норме.
        - Система полевой защиты в норме, - голос у Сирила был ус^тавший: работал он в последнее время за двоих - второй инженер защиты погиб на Сумере. - Запас энергии для межпространственных двигателей - восемьдесят процентов, планетарного топлива - семьдесят два.
        - Экипажу, не участвующему в подготовке к межпространствен^ному переходу - занять места в каютах, - скомандовала я, зная, что на этот раз послушаются все. Кроме Тора.
        Я вывела на большой экран схему систем жизнеобеспечения "Асгарда". Техники предупредили, что барахлит второй блок регене^рации воздуха, но это не смертельно, пока работают остальные пять. Мы идём к Земле, где любую поломку можно устранить в десять минут. Хуже дело обстояло с водой. Наши учёные, разрабатывавшие нормы потребления продуктов, не учли, что от сумерийских запахов человека начинала мучить жажда. Мы умудрились за месяц выхлебать половину запаса! Что ж, и это не беда, если доберёмся до Земли без приключений.
        Через полчаса мы стартовали. Тор напросился остаться на мостике и с интересом наблюдал за действием земных "дыроколов".
        - Всё-таки, вы вряд ли откажетесь от риска, даже если и установите гасители инерции, - он опять помянул опасность, су^ществовавшую при нашем способе обращения с подпространством. - Вы обязательно придумаете себе что-нибудь ещё. Чтобы не было скучно.
        - А он прав, капитан, - сказал Мустафа.
        - Знаете поговорку - кто не рискует, тот не побеждает, - ответила я, улыбаясь. - Тор, у тебя, никак, чувство юмора проре^залось?
        - В общении с тобой оно жизненно необходимо, - мягко ответил инопланетянин, вызвав смешки команды. - А я способен к быст^рой психологической адаптации.
        Спейсер выскочил из межпространственного коридора в пяти световых минутах от орбиты Плутона.
        - Курс верный, - сообщил Мустафа, облегчённо вздыхая. - На траверсе Солнце. Скорость - ноль десять... Приехали!
        - Связь с Землёй, немедленно! - я опять собралась, как перед боем.
        На полном ходу связистам было трудновато установить точный вектор канала, но они управились за три минуты. И на главном экране возник большой конференц-зал штаб-квартиры Космофлота в Торонто. Там, судя по всему, внеочередного сеанса ждали не скоро, хотя, мы должны были обязательно сообщить о себе, как только вой^дём в Солнечную систему.
        - "Асгард", что за спешка? - экран переключили с панорамно^го обзора на центральный терминал, где дежурил незнакомый мне по^жилой африканец. - Вы стартовали на три с половиной часа раньше запланированного?
        - Была причина, - ответила я.
        - Вы рисковали жизнями своих подчинённых, - сурово нахмурился африканец. - Надеюсь, причина для этого была достаточно веской? Потрудитесь объяснить, капитан Ранье.
        - Может быть, для начала представитесь?
        - Джон Спенсер, новый начальник отдела дальней связи.
        - Очень рада... Что касается причины, то рассказ будет долгим. Соедините меня, пожалуйста, с Барковым.
        - Председателем Совета Безопасности? - удивился Спенсер. - Зачем?
        - В любую минуту на околоземной орбите может появиться аранский корабль. Прошу вас, не теряйте времени.
        Кажется, я говорила достаточно убедительно: канал связи тут же перебросили на Брюссель, где в этом году базировался Совет Безопасности. В Европе была глубокая ночь, но Баркова отыскали по личному каналу. На экране появился совершенно седой мужчина, сидевший, несмотря на поздний час, у персональника.
        - Иветта? - он был настолько удивлён, что не сразу заметил Тора. И заговорил не на всеземном, а по-русски. - Я не думал, что экспедиция закончится так скоро. Или это сверхдальняя связь?
        - Мы у орбиты Плутона, Константин Иванович, - сказала я. - Скоро пришвартуемся. Нас, скорее всего, попытаются засунуть на лунный карантин. Вы можете организовать для нас исключение?
        - Какого рода?
        - Мы можем пройти карантин и на орбите. Устав Космофлота этого не запрещает.
        - Я должен как-то это аргументировать, Иветта.
        - На борту "Асгарда" - посол планеты Аран, - я перевела взгляд на Тора, молча наблюдавшего за происходящим. - В наших ин^тересах как можно скорее оказаться на Земле.
        Барков несколько секунд внимательно разглядывал арана, после чего кивнул.
        - Хорошо, - сказал он. - Я сейчас же переговорю с вашим начальством.
        - Внимательно следите за новостями, Константин Иванович, - у меня отлегло от сердца. - Очень может быть, что к нам скоро нагрянут гости. Причём, в большом количестве.
        Скареды-связисты, экономя энергию, прервали связь.
        - Ты просила ускорить адаптацию? - поинтересовался Тор, едва экран переключился на внешний обзор.
        - Да, - я не удивилась его догадливости: Тор ведь тоже аст^ронавт. - После трагедии на Сумере меня что-то сильно потянуло домой.
        - Как скоро ваш корабль дойдёт до Земли?
        - Надеемся оказаться на орбите через сутки, если применим один рискованный манёвр, - я намеренно употребила слово "рискованный". - Метеоритный пояс Солнечной системы слишком плотен, "Асгард" не пройдёт его. Поэтому мы сейчас изменим курс, обойдём опасную зону и приблизимся к Земле с полярной плоскости. Разумеется, не сбавляя скорости.
        Все знали, что это означает, и, видимо, мысленно уже послали меня по известному адресу. Но капитан на "Асгарде" пока что я, и домой хотелось всем без исключения, поэтому подготовка к манёв^ру началась.
        - Тор, я забыла спросить, как у вас насчёт перегрузок? - я вдруг спохватилась, запоздало вспомнив, что араны уступают нам в выносливости. - Ты выдержишь коррекцию курса на такой скорости?
        - Выдержу, - заверил меня Тор. - Я родился на космическом корабле.
        Удар двигателей на мгновение выбил меня из колеи, но удив^ляться я от этого не перестала: каждый день открываю в нашем госте что-нибудь новенькое.
        - Родился? - справившись с дурнотой, я продолжала разговор. - Ах, да, ваша планета умирает... Но кто же довёл её до такого состояния? Энан или вы сами?
        - Теперь это уже не имеет значения: жить на планете Аран становится невозможно, - Тор сказал это внешне спокойно, но с затаённой болью. - То, что вы называете биосферой, разрушено. Атмосфера больше не задерживает опасную для нас радиацию Тогара. Война с энан поглотила почти все минеральные ресурсы планеты. Если мы не найдём подходящую для нас планету, через одно-два поколения народ аран вымрет даже без помощи энан.
        - Новую планету? - переспросил по рации Сирил. - Чтобы ещё через десять поколений изгадить и её?
        - Я бы не хотел, чтобы это случилось с Землёй, - очень тихо сказал аран.
        Его слова услышала одна я - только потому, что опять вклю^чились двигатели и экипажу было не до того, что говорит Тор. Я увидела на его лице совершенно несвойственное аранам выражение - выражение тоски одиночества. Ну, стало быть, и дожили они, если ухитрились на шестом миллионе лет эволюции избавиться почти от всех порядочных представителей своего рода! Тор явно принадлежал к категории порядочных, если в нём ещё не окончательно задавлены совесть и способность к состраданию. Но если он ещё жив, значит, для аранов не всё потеряно. И я мысленно пожелала Тору удачи.
        2
        - И чего мы так гнали, спрашивается? - ворчание пилота заставляло меня усмехаться в сторонку. - Боялись пропустить очередную серию "Звёздных войн"? Всё равно ведь две недели промаринуем^ся на карантине.
        - Лучше прийти раньше, чем опоздать, - ответила я по рации. - Не бурчи, Гриша, я очень довольна, что оказалась неправа.
        "Асгард" вращался на высокой орбите вокруг Земли, окружён^ный со всех сторон станциями слежения и спутниками связи. Чуть не каждый час нас вызывали на телемосты. Вся планета стояла на ушах. Ещё бы: у людей не каждый день есть возможность пообщаться с инопланетным гостем. В конце концов журналисты так замучили Тора, что он попросил меня ограничить контакт с ними.
        - Ваше любопытство похвально, но лишь до определённой степени, - сказал он, когда я отвадила очередное агентство новостей. - Я ещё не прибыл на Землю, но уже устал.
        - Это не самая худшая черта человечества, - не без иронии сказала я. - Привыкай, друг. Ты же, в конце концов, посол.
        - Если это не самое худшее, что меня ждёт, к чему ещё мне придётся привыкать?
        - Об этом тебе придётся судить самому, Тор, - ответил Сирил. - Мы о самих себе знаем ещё так мало.
        Тору оставалось только с усмешкой отвести взгляд: наше полное несоответствие аранской логике его поражало.
        А я взялась за локацию Солнечной системы. Аномалий на гравитационной карте не наблюдалось, но пару раз я засекла следы канала дальней связи. Причём, мне точно было известно, что с Земли никто эти сигналы не передавал. Попытка пеленга ни к чему не привела: компьютер дал слишком большой разброс вариаций. Осталось одно средство попытаться узнать правду - обратиться к Тору. Что я и сделала.
        - Если это не энан, значит, наш корабль пытается связаться с Землёй, - ответил Тор. - Если бы я знал, где он находится, то сам смог бы направить вектор передачи.
        - Возможно ли, чтобы Шакан последовал нашему правилу - не открывать межпространственный коридор в непосредственной близости от населённых планет?
        - Возможно, - согласился аран. - На нашем корабле находится земной посол. Он должен будет подтвердить миролюбие аран.
        - Шакан его уже подтвердил - на Сумере, - не слишком вежливо огрызнулся Мустафа.
        - И я хотел бы, чтобы вы об этом помнили, когда начнутся переговоры, - Тор не обиделся. - Вы не верите в искренность Шакана, и правильно делаете.
        - Что? - удивился навигатор. - Тор, ты кроме шуток идёшь против своих?
        - Нет.
        - Тогда как тебя понимать?
        - Исходя из логики аран цель должна быть достигнута любыми средствами. В том числе и военными. Но я, в отличие от Шакана, вижу, что война с вами бесполезна и бессмысленна - она не только не приведёт аран к желаемой цели, но и уничтожит единственную возможность выжить.
        - Ах, Шакан воевать собрался. Ну, ну...
        - Я уверен, что вы не готовы к войне, - Тор повторил то, что говорил мне.
        - А я не уверен, - возразил Мустафа. - Готовность к войне выражается не количеством лазерных пушек. Она всё ещё у нас в крови... Извиняюсь, в наследственном коде.
        Чувство юмора у Тора хоть и проявлялось иногда, но насчёт крови он понял Мустафу совершенно буквально. Потому навигатор, увидев, какую физиономию скроил аран, поспешил уточнить, что конкретно имелось в виду.
        - Так, ребята, кончайте дискуссию, - встряла я. - Что де^лать-то будем?
        - Ждать новостей, - Тор уселся в кресло второго помощника. - Шакан обязательно даст о себе знать.
        - Один вопрос: явится ли он на Землю в одиночестве или прихватит ещё десяток кораблей.
        - Во всяком случае, на земной орбите будет только один корабль.
        - А остальные?
        - Возможно, будут ждать сигнала на расстоянии одного перехода от Земли. А вычислить точные координаты выхода из подпространства очень трудно.
        - Не чрезмерно, - я вывела на экран гравитационную карту системы. - Межпространственный коридор порождает аномалии физических констант в точке выхода. А гравитационный сигнал передаёт^ся намного быстрее электромагнитного.
        Тор удивился: араны до сих пор не додумались до такой прос^той вещи, как гравитационная локация.
        - Лучше не рассказывать об этом Старшему, - сказал он. - Эта технология даст вам какое-то преимущество во времени.
        - Но если не удастся избежать войны, что будешь делать ты? - Сирил задал вопрос, давно мучивший всех нас.
        - Я уже ответил Ивэт.
        - А мне ответить можно?
        - Я вам не враг, - Тор охотно ответил, сделав вид, будто не заметил иронию Сирила. - Это всё, что я пока могу сказать.
        - Тоже кое-что, - согласился Сирил.
        - Опять сигнал, - я вглядывалась в карту. - Теперь довольно чёткий и устойчивый... Ребята, дайте-ка картинку из центра сверхдальней связи.
        Ребята дали. Какие-то секунды на экране мелькало удивлённое лицо Спенсера, после чего фокус видеокамер переключился на большой экран установки дальней связи. Там мельтешили поперечные по^лосы помех, но уже можно было понять, что кто-то пытается установить канал. Ещё секунда - и мелькание полос прекратилось. На экране возник хорошо знакомый нам овальный зал управления аранского корабля. И три фигуры на фоне ослепительно белого света - Шакан, Ронат и наш Дзиро.
        - Есть связь, - я услышала довольный голос японца, обращав^шегося к аранам. - Земля, как слышите?
        - Канал устойчивый, видим и слышим вас отлично, - отозвался кто-то из-за кадра. - Кто вы?
        - Дзиро Мацумото, второй помощник капитана "Асгарда". По совместительству посол Земли на планете Аран. Мы остановились за орбитой Сатурна и ведём передачу через внешнюю станцию дальней связи.
        В подтверждение его слов с этой станции передали на боковой экран картинку - аранский корабль во всей красе на фоне колец Сатурна.
        Пока Дзиро разговаривал со связистами, отыскали Баркова. Он, оказывается, внял моему предупреждению и дежурил в Торонто уже третьи сутки. И появился в зале дальней связи лично, а не по видеоканалу. У Шакана, видимо, чутьё на лидеров отсутствовало совершенно: он вообще не смотрел в сторону председателя Совета Безопасности, по сути, самого могущественного из руководителей Земли. Зато Ронат не сводил с него пристального взгляда.
        - Земля приветствует братьев с планеты Аран, - Барков выступил вперёд, к видеокамерам. - Надеюсь, вы достаточно хорошо изучили наш язык?
        - Вполне достаточно для общения, - заговорил Шакан, искусно спрятав удивление. Он не ждал, что этот старик окажется лидером людей. - Уважаемый Дзиро сказал, что у вас запрещено выходить из подпространства рядом с населённой планетой. Поэтому мы остановились и ждём.
        - Мы можем очистить участок в тени Луны - спутника Земли, - сказал Барков. - Там выхлоп из межпространственного коридора не так опасен.
        - Я рад, что мы понимаем друг друга, - кивнул Шакан. - Как скоро мы можем стартовать к Земле?
        - Хоть сейчас. Мой приказ уже выполняется.
        Араны переглянулись между собой и посмотрели на Баркова уже совсем иначе. Во всяком случае, какая-то доля искреннего уважения в их взглядах появилась.
        - Ты - Старший над всеми людьми? - спросил Ронат.
        - Если проводить аналогии с вашей системой управления, то да, - Барков едва заметно усмехнулся. - Но моя власть не так аб^солютна, как у вас.
        - Мы знаем это, - губы Роната тронула усмешка эдакого пре^восходства. - Но твои приказы исполняются, и поэтому наш Старший будет говорить с тобой.
        - Сейчас или на Земле?
        - Когда ты сочтёшь нужным. Мы будем вежливыми гостями.
        - Если бы так, - проворчала я, оставаясь при этой сцене зрителем: "Асгард" не подсоединился к каналу передачи.
        - А он себе на уме, - поделился мнением Мустафа, оценив поведение Роната. - И очень опасен. Если у аранов есть спецслужбы, то наш приятель явно оттуда.
        - Тор, у вас есть спецслужбы? - спросила я.
        - Разумеется, - кивнул Тор. - Ронат возглавляет отдел безопасности Старших.
        Мы молча переглянулись.
        - На вашем корабле остался Анхаан Тор, наш посол, - тем временем сказал Шакан. - Мы хотели бы увидеть его, если он уже на Земле.
        Я дала сигнал, и связисты подключились к основному каналу. Наше внезапное появление на экранах озадачило аранов: они поняли, что мы всё видели и слышали.
        - "Асгард" на связи, - не без иронии сказала я, наблюдая за их реакцией. - Я рада снова видеть тебя, Шакан.
        - Я тоже рад видеть тебя, капитан Ивэт, - без особого восторга ответил инопланетянин. - Вижу, Анхаан Тор сумел завоевать твоё безграничное доверие, если ты позволяешь ему занимать место второго по старшинству.
        - Ты очень проницателен, - сказала я, взглянув на Тора. Тот едва заметно улыбался. - Дзиро, как дела?
        - Всё в порядке, Иветта, - с вежливым японским поклоном ответил Дзиро. - Скоро буду дома. Как вы добрались?
        - Как видите - без приключений. Ну, что, вы связались с энан?
        - Да. Они обещали быть на Земле через несколько дней. Подробности потом - я зверски устал.
        - До скорой встречи, - Ронат прервал нашу беседу. - Мы стартуем через... четверть земного часа.
        Экраны погасли - аранский корабль отключил передатчики.
        - Ну, как они вам понравились? - я обратилась непосредс^твенно к Баркову.
        - С ними будет очень непросто разговаривать, - ответил тот. - Очень непросто.
        - Я мог бы облегчить тебе эту задачу, Старший над людьми, - мягко проговорил Тор. - Насколько я знаю, это раньше входило у вас в обязанности посла.
        - Мы будем рады любой помощи, если она приведёт к взаимопо^ниманию, - задумчиво сказал Барков. - Спускайтесь скорее на Землю, Тор.
        - Это зависит от тебя.
        - Если вы уже прошли иммунизацию, карантин действительно можно и сократить. Риск, конечно, остаётся... Вот что: на Землю вместе с вами спустится одна Иветта. Остальные пройдут карантин по полной программе. Вам отведут резиденцию в любом удобном для вас месте.
        Тор заранее ознакомился с климатическими условиями Земли. На Аране было гораздо прохладнее, чем у нас, поэтому он предоста^вил Баркову самому выбирать резиденцию в пределах северного полу^шария и не южнее Парижа.
        - Нынешняя резиденция Совета Безопасности, считаю, на первое время вам подойдёт, - немного подумав, ответил Константин Иванович. - Кроме того, статус посла обеспечивает вам неприкосно^венность. И некоторую самостоятельность в принятии решений.
        Тор кивнул.
        - Надеюсь, мне удастся поговорить с тобой до того, как на Землю спустится наш Старший, - сказал он, переглянувшись со мной.
        Барков был человек тёртый и сразу сообразил, к чему он кло^нит.
        - Я лично встречу вас, - он небрежным жестом взъерошил коротко стриженые снежно-белые волосы.
        - Когда и куда садиться? - сразу же встряла я.
        - Через шесть часов возле Ниагары. Берите катер и садитесь без всяких там церемоний. Заодно полюбуетесь на такую красоту... На всякий случай вас проводят катера безопасников.
        Я кивнула и отключила связь.
        - Видишь, как у нас всё просто и быстро решается, - я раз^вернулась к Тору вместе с креслом. - Если наши врачи могут помочь тебе ускорить адаптацию, только скажи.
        - Между нами больше сходства, чем различий, - Тор встал. - Я полностью доверяю земным врачам.
        - Тогда - в лазарет, - я заранее радовалась возможности наконец-то снять с головы осточертевший медсканер.
        - Везёт же некоторым, - с едкой иронией сказал мне в спину Сирил. - Нам, простым смертным, ещё две недели сидеть взаперти...
        - Не беспокойся, дружище, я передам Франсуазе воздушный поцелуй от твоего имени, - я отвесила ему шутливый поклон. - Надеюсь, она меня правильно поймёт.
        И я под дружный смех команды побежала к выходу. Тор так и не понял, чему я так радовалась. Ничего, побывает на Земле - поймёт.
        3
        "...Если женщины немного помолчат, мы услышим шум Ниагарского водопада". Пролетая над Великими Озёрами, я вспомнила боро^датую примочку американских гидов, водивших экскурсии к самому знаменитому и красивому водопаду Земли. Мы с Тором специально вы^летели на полчаса раньше, чтобы полюбоваться на эту красотищу с воздуха. Ниагара со зрелищами нас не подвела: над самим водопадом стояла такая великолепная радуга, что Тор на какое-то время потерял дар речи. Что бы там ни было у аранов вместо нормальных эмо^ций, чувство красоты у нашего приятеля ещё не отшибли. Он попросил сделать пару лишних кругов над Ниагарой, и только после того, как блистер окончательно запотел от мириадов брызг, мы пошли на снижение. На американском берегу как раз была оборудована площад^ка для прогулочных катеров. Баркова пока не было, и мы рискнули подойти к самому обрыву. Здесь кроме лёгких, но прочных поручней ничего не напоминало о цивилизации. Грохот стоял и в самом деле оглушительный - нам приходилось орать во всё горло, чтобы услы^шать друг друга. В конце концов Тор замолчал и принялся во все глаза разглядывать это чудо
природы. Пару минут он стоял непод^вижно. Потом вытянул руку - на его ладонь начали оседать мельчай^шие брызги, поднятые сюда воздушным потоком. В этот момент я, с трудом оторвавшись от завораживающего зрелища, посмотрела на Тора. Никогда и ни у кого я ещё не видела на лице такого восхищения и такого восторга.
        - Какое счастье - владеть такой планетой! - он заговорил по-арански, от волнения позабыв земной язык. - Вы, люди, даже не подозреваете, как вам повезло!
        - Кажется, уже начинаем подозревать, - прокричала в ответ я.
        Над нами пронёсся серебристо-голубой катер с эмблемой Совета Безопасности - стилизованное изображение Земли в обрамлении опять же стилизованных колосьев. Из-за густых крон разросшихся у водопада деревьев нас было не разглядеть, и мы пошли обратно к площадке. Стоило нам отойти от обрыва, как стало заметно тише - звук десятков тысяч тонн падающей воды уходил вверх и вправо, вдоль русла реки Ниагары.
        - Я ещё не видел всего, что есть на Земле, но потрясён, - признался Тор, поднимаясь к площадке. - Неудивительно, что вы сумели пройти эволюцию разума так быстро.
        Возле катера с голубой эмблемой уже стояли двое - Барков и Питер ван Эскарт, глава Космофлота. Его внешность, как и моя, свидетельствовала о великом смешении народов, начавшемся около ста пятидесяти лет назад. Светлые прямые волосы и голубые глаза типичного голландца при типично индейском смуглом лице - мать Питера была из племени навахо. Он был спокоен, как скала. И, несмотря на обычный рост и далеко не богатырское телосложение, в нём чувствовалась огромная внутренняя сила: лидер с большой буквы. Такой же, как и Барков, только слишком уж властолюбивый. Тор без лишних разговоров подал руку Константину Ивановичу. Потом так же молча поздоровался с Питером.
        - Я потрясён красотой Земли, - Тор всё ещё находился под впечатлением от Ниагарского водопада, который шумел у нас за спиной. - Никогда, даже миллионы лет назад, наша планета не была такой прекрасной.
        - Мы рады слышать, что вы по достоинству оценили нашу природу, - Вечно холодные глаза Баркова вдруг потеплели. - Но об этом поговорите после, с Иветтой, - он сделал вид, будто не заметил моего убийственного взгляда. - Как вы себя чувствуете на Земле?
        - Лучше, чем где либо, - Тор говорил мягко, но достаточно громко. - Я уже говорил, что средние широты Земли идеально соответствуют потребностям народа аран. Проблема в том, что они же идеально соответствуют потребностям людей, и если наш Старший твёрдо решится на войну, речь пойдёт уже не о вытеснении людей, а о почти полном истреблении.
        Барков и ван Эскарт переглянулись.
        - Вы достаточно откровенны, - подал голос Питер.
        - Ты опасаешься, что я откровенен не по своей воле, а по приказу Старшего?
        - Честно говоря, я в этом почему-то уверен.
        - Однажды он уже нарушил приказ начальства, - я вступилась за друга. - Вы слишком подозрительны, Питер.
        - Я слишком мало знаю об аранах, чтобы доверять им так же безгранично, как вы.
        - А я знаю достаточно, чтобы доверять лично Тору - об остальных пока речь не идёт.
        - Кстати, об остальных, - Барков вмешался в наш спор. - Аранский корабль уже на околоземной орбите. Ронат чуть не каждые полчаса выходит на связь и на разные лады выспрашивает, могут ли они сами построить себе резиденцию. Я пока ничего не ответил.
        - Не позволяй, - Тор покачал головой и сделал плавный жест, усиливавший значение отрицания. - Ронат из тех, кто, просунув один палец, захочет влезть целиком. Лучше предложи ему земные здания.
        - А если он откажется?
        - Не откажется, если ты приведёшь убедительные доводы.
        - Каким же доводам поверит Ронат?
        - Скажи, что у вас достаточно зданий, подходящих для жизни аран. Взамен он попросит разрешения установить в выбранном жилище нашу технику - системы связи и жизнеобеспечения. Оружие.
        - Об оружии и речи быть не может, - Барков упрямо мотнул головой. - На Земле у вас врагов пока что нет. Это во-первых. Земные законы запрещают размещение на планете какого бы то ни было оружия, кроме системы астероидной защиты. Это во-вторых. И в-третьих: даже если сюда прибудут ваши враги, им тоже никто не даст спуститься на планету вооружёнными.
        - Достаточно, Старший, - с тонкой улыбкой сказал Тор. - Меня ты уже убедил. Значит, убедишь и Роната. Во всяком случае, он согласится на твои условия.
        - И как долго он будет соглашаться на наши условия? - спросил Питер.
        - Это зависит от вашего Старшего. В любом случае ни Шакан, ни Ронат, ни другие Старшие аран не предпримут каких-либо военных действий, пока не будут уверены, что вы никогда не найдёте общий язык с энан.
        - Иначе говоря, нам надо ждать провокаций со стороны вашего начальства?
        - Но устроены они будут не так грубо, как на планете, отк^рытой вашим кораблём. Теперь Ронат лучше знает психологию людей.
        - Какая восхитительная откровенность, - Питер усмехнулся. - Вы не боитесь, что мы теперь можем в любой момент сдать вас Шакану?
        - Питер, не порите горячку, - осадил его Барков. - Это не двадцатый век.
        - Я не верю ни единому слову этого урода, - ван Эскарт заговорил по-английски.
        - А я не собираюсь выслушивать оскорбительные заявления по поводу нашего гостя, - вспыхнула я. Какая наглость - назвать Тора уродом, да ещё в моём присутствии! - Слава Богу, не вы будете вести переговоры.
        - А кто? Вы?
        - И я тоже.
        - Вот и возитесь со своими инопланетянами. А я позабочусь, чтобы их корабль постоянно находился в прицеле астероидной пушки.
        - Безопасность Земли - моя компетенция, Питер, - Барков перешёл на всеземной язык, прекращая наш спор. - Мне лучше знать, какие меры принимать.
        - Уважаемый Питер до сих пор не верит в мою искренность? - Тор сразу сообразил, что к чему.
        - И не поверю до тех пор, пока не увижу доказательства, - заупрямился ван Эскарт. - Я не женщина, чтобы мне можно было за^туманить мозги красивыми словами.
        - Питер, не хами, - я заговорила по-английски, чтобы не втравливать сюда Тора. - Хоть ты и адмирал Космофлота, я ведь по такому поводу субординацию могу и нарушить.
        - Твоё право, Иветта, - Питер пожал плечами. - Но за это я отберу у тебя лицензию на полёты.
        - Хоть три лицензии. Синяк под глазом у тебя от этого быстрее не пройдёт.
        - Брэк, - Баркову надоели наши препирательства. - Ребята, свои личные проблемы будете решать в Торонто. А мы сейчас едем в Брюссель. Я сяду в катер Иветты, а вы, Питер, заскочите по дороге в Нью-Йорк и подберите там Салливана.
        - Договорились, - ван Эскарт понял, что его идеи здесь не пройдут, и сдался. - Когда мне быть в Брюсселе?
        - Через три часа.
        - Всё же я бы хотел, чтобы ты поверил моим словам, - Тор задержал Питера. - Доказательства моей правоты есть только у Шакана, но когда он начнёт тебе их предъявлять, будет уже поздно.
        Ван Эскарт хмуро взглянул на арана и молча полез в катер.
        - Вот упрямец! - дождавшись, когда он стартовал, я наконец выпустила пар. - Адмирал из лужи, блин!
        - Не обращайте внимания, Иветта, он просто ревнует, - усмехнулся Барков.
        - Ревнует? Кто он мне такой? И вообще!..
        - Ивэт, я не до конца понимаю причину твоего возмущения, - удивлённо произнёс Тор. - Реакция Питера естественна: мои доводы нуждаются в проверке.
        - Дело не в том, что ты говорил, - я успокоила его и начала успокаиваться сама. - А в том, что ты вообще находился поблизости от меня.
        - Всё равно не понимаю, - Тор удручённо покачал головой.
        - Нам ещё многое предстоит понять друг в друге, - Барков уже открывал блистер нашего катера. - Садитесь. У нас целых три часа на разговоры. А потом, извините, разговаривать будете с жур^налистами.
        Я не смогла сдержать смех, когда взглянула на слегка испу^ганного Тора. Журналисты - это, пожалуй, не самое большое из зол, какие изобрела современная земная цивилизация. И в самом деле, раз напросился в послы, пусть привыкает.
        Сделав пару кругов над Ниагарой, я уверенно набрала высоту и взяла курс на Европу.
        4
        Брюссель, если судить по наплыву туристов и репортёров, превратился в столицу мира. Небо окраин рябило от миллионов катеров, на земле вспомнили, что такое автомобильные пробки, аэропорт едва справлялся с потоком пассажирских лайнеров со всего мира. Беспрецедентные меры безопасности, принятые в связи с этим, заставляли вспоминать времена мировых войн и терроризма. К зданию Совета Безопасности без специального допуска можно было приблизиться только на расстояние прямой видимости. Катера с голубой эмблемой на серебристых бортах образовали в воздухе над городом ячеистый каркас, не пропуская безбилетных любителей сенсаций. За всю эту кутерьму мы должны были сказать спасибо Шакану, который никак не мог преодолеть свои комплексы и везде видел только врагов. Ронат как шеф аранской безопасности, естественно, не мог до^пустить, чтобы люди имели свободный доступ к их резиденции. Его плохо прикрытое презрение к землянам заставило Баркова устроить аранам небольшую головомойку: когда те после краткой ознакоми^тельной беседы с Советом Безопасности вышли из малого зала в холл, на них набросилась толпа
журналистов. Араны чуть было не бросились бежать, приняв атаку репортёров за прямое нападение. Их престиж спасла только их же медлительность. Меня, между прочим, чуть не затоптали. А Барков, дав аранам время как следует испу^гаться, выступил вперёд и громко объявил, что пресс-конференция состоится в большом зале через полтора часа - гостям необходимо освоиться в непривычных для них помещениях.
        - Разве у вас так принято встречать гостей? - едва телеви^зионщиков выставили за дверь, Ронат первым делом наехал на Баркова. - Ещё немного, и они разорвали бы нас.
        - Не переоценивайте опасность от репортёров, они всего лишь хотят получить как можно больше информации о вас, - успокоил его Константин Иванович.
        - Если это возможно, оградите нас от общения с ними, - тихим от пережитого испуга голосом попросил Шакан. - По крайней мере, от непосредственного.
        - Я могу допускать к вам только те телекомпании, которые вещают на всю планету, но вам всё равно придётся время от времени выступать в прямом эфире и отвечать на вопросы человечества.
        - Для этого на Земле находится Анхаан Тор, - процедил сквозь зубы Ронат. - Старший прибыл сюда, чтобы вести переговоры.
        - Анхаан Тор один, - вмешалась я. - Он при всём желании не сможет ликвидировать информационный вакуум вокруг вас... В конце концов, чего вы боитесь?
        Араны обменялись взглядами.
        - Мы всё ещё не освоились среди людей и не знаем многих правил вашего поведения, - мягко ответил мне Шакан. - Так же, как и вы не всё знаете об аран. Больше всего мы боимся непонимания между нашими народами.
        "Свежо предание, да верится с трудом, - подумала я, прово^жая аранов внимательным взглядом. - Шакан - политик, а верить по^литикам - самое распоследнее занятие на свете".
        Если Шакан и Ронат со свитой из двоих инженеров и десятка охранников только сегодня спустились на Землю, то Тор жил у нас уже неделю и успел облететь со мной всю планету вдоль и поперёк. Больше всего его потрясли египетские пирамиды. Он сказал, что у них на Аране есть почти такие же, и куда более древние. После пи^рамид он ещё долго молчал, и оживился только тогда, когда увидел современное чудо - сады на месте бывшей аравийской пустыни. Технология полива, выработанная ещё в глубокой древности и помножен^ная на техническую мощь конца двадцать третьего века, позволила превратить огромный кусок хорошо прожаренной суши во фруктовую житницу человечества. Тор заявил, что если наши начальники дого^ворятся о мире и сотрудничестве, первым делом араны позаимствуют у нас эту технологию. При их бедности на воду и питательные ве^щества в почве она могла бы стать началом спасения планеты Аран. Взамен у них можно было бы перенять технологии информационные - в этом араны опередили нас если не на миллионы, то на сотни лет точно. Да и их способ перемещения в подпространстве тоже стоило бы изучить поподробнее. Нам
есть чему поучиться друг у друга. В конце концов, этот обмен опытом позволит сделать обеим планетам такой скачок в развитии, что наши учёные заранее прыгали до по^толка и выли от восторга. А ещё предстоял визит энан, или как там они себя называют - тоже высокоразвитой цивилизации. Если всё удастся уладить лучшим образом, перспективы на будущее открыва^лись такие, что начинала кружиться голова. Но за это будущее придётся побороться - ничто в нашем несовершенном мире не даётся даром.
        Итак, после разговора с аранским начальством и пресс-конфе^ренции я получила несколько часов свободного времени. Ноги подги^бались от усталости, но я всё равно выловила Тора. В отличие от Шакана и Роната он уже спокойно относился к повышенному вниманию журналистов, и вот как раз сейчас с невозмутимым видом давал интервью Анне Нильсен - одной из самых именитых телеведущих Земли. Увидев меня, он вежливо извинился и попросил Анну перенести беседу на более подходящее время.
        - Я приглашаю вас принять участие в завтрашней программе новостей, - Анна говорила в тонюсенькую паутинку микрофона хорошо поставленным, но слегка взволнованным голосом.
        - Не могу отказаться, - Тор слегка опустил веки. - Я отложу все дела и буду готов ответить на любой вопрос, интересующий землян.
        И плавным шагом отошёл ко мне. Нильсен даже не выждала пау^зу - повернулась к видеооператору и взахлёб заговорила. Я не стала прислушиваться - и так каждый день вижу её на экране и заранее знаю, что она может сказать.
        - Ты действительно собрался идти к ней на растерзание? - я с улыбкой покосилась на журналистку.
        - Если ты пойдёшь туда со мной, - без увёрток ответил Тор. - Эта женщина, кажется, была бы рада съесть меня, если бы это подняло популярность её передачи.
        - Здесь ты попал в самую точку, - усмехнулась я, покачав головой. - Ну её, эту Нильсен, в болото. Я ещё не показала тебе самого главного - сейчас у меня на родине белые ночи.
        - Белые ночи? - удивился аран. На его планете о таком явле^нии и слыхом не слыхивали. - Что это такое?
        - Долго рассказывать... Поехали, не пожалеешь.
        - Я должен сообщить Старшему...
        - Слушай, Тор, ты можешь хоть раз сделать что-нибудь в своё удовольствие? - я разыграла возмущение. - Неужели ты готов всю жизнь прожить по указке Шакана?
        Тор, не обращая внимания на окружающих, взял меня за руки.
        - Наверное, я перестарался с психологической адаптацией, - сказал он. - Я чувствую, как аран во мне начинает уступать человеку... И человек на моём месте действительно сбежал бы от начальства ради того, чтобы посмотреть на белую ночь.
        - Катер в пятом ангаре, - я праздновала ещё одну маленькую победу над аранским обществом, сама система которого вызывала у меня негодование.
        Мы воспользовались не земным, а аранским катером, позволяв^шим перемещаться в подпространстве в пределах планеты, и были в Питере ещё до захода солнца. Шестисотлетний город сильно изменил^ся, но его исторический центр остался практически в том же виде, что и двести пятьдесят лет назад. Мы высадились на Васильевском острове, загнав катер в крытый ангар, принадлежавший Космофлоту. Погода не подкачала: на небе не оказалось ни единого облачка. Вышли на набережную. Слабый ветерок дул со стороны Финского зали^ва - из-за ряби казалось, будто Нева течёт в обратную сторону. На город тихо опускалась знаменитая белая ночь. Собственно, ночью это назвать было трудно. Скорее, жемчужно-белыми сумерками с при^месью нежно-розовых и голубых тонов. В эту пору Петербург был по^лон туристов - находилось немало желающих полюбоваться золотым шпилем Адмиралтейства на фоне загадочной северной белой ночи. К тому же, в это время здесь проводился ежегодный рок-фестиваль. Нам с Тором повезло: этот фестиваль проходил в огромном комплексе на Лиговском проспекте, и Васильевский остров остался практически пустынным. Лишь немногим
прохожим удалось поглазеть на две дос^топримечательности сразу - на белую ночь и на аранского посла, который в свою очередь тоже любовался северным феноменом. Здешний народ оказался куда воспитаннее журналистской братии: на Тора никто не кидался с видеокамерой наперевес. Люди ограничивались тем, что обозревали инопланетянина со стороны. Лишь немногие, в основном коренные питерцы, решались подходить поближе и здоро^ваться. Тор вежливо отвечал; в этом он здорово отличался от остальных аранов, предпочитавших в таких случаях презрительно от^малчиваться.
        - Очень интересное явление, - наконец он оторвался от со^зерцания и поделился впечатлениями со мной. - И очень красивое. Ничего подобного на планете Аран быть не может - ось её вращения перпендикулярна плоскости орбиты.
        - Прошу тебя, не надо никаких научных терминов, - вздохнула я. - Лучше скажи, что ты чувствуешь.
        - На вашем языке это называется "печаль", - тихо сказал Тор.
        - Да, печаль, - я согласилась с ним: мы, оказывается, и чувствуем одинаково. - Я родилась в этом городе, вот в такую же белую ночь.
        - А я родился на пути к красной звезде Хабен - по-вашему Антарес.
        - Вы исследовали Антарес? - я вздрогнула.
        - Да. Там погибла половина нашей экспедиции, и мы до сих пор не знаем, почему: планеты системы Хабен безжизненны. Мы ушли, так и не закончив исследования.
        - Там чуть не погибла наша экспедиция, - мой голос стал глухим. - Они отделались одним погибшим, но это был мой отец.
        - Он был Старшим?
        - Да.
        - И он добровольно принял смерть, чтобы спасти остальных?
        - Это долг любого капитана Космофлота. У вас не так?
        - Шакан и тогда был нашим Старшим, но он не рискнул лично спуститься на поверхность хотя бы одной из планет. Он - Старший.
        - У нас командир не хозяин подчинённых, а их ангел-храни^тель, - моя улыбка, наверное, выглядела очень грустной. Ещё слишком свежа была в памяти смерть Билла. - Ты ведь знаешь статистику смертности среди персонала Космофлота: самый большой процент ги^бели именно у капитанов.
        Тор взял меня за руку.
        - Ты тоже капитан, - сказал он, против аранского обычая заглянув мне в глаза. - Я не хочу, чтобы ты умерла.
        - Рано или поздно мы все умрём. Но если в моей смерти будет жизнь моих друзей, я приму её с радостью.
        - Иначе говоря, для тебя любая жизнь драгоценна. Кроме собственной.
        - Можно сказать и так.
        - Но ведь и твоя жизнь может быть для кого-то дороже собственной. Ты думала об этом?
        - Думала, и много раз, особенно после Сумеры. Но думал ли об этом Билл, когда его забивали камнями? Сомневаюсь. У него была только одна мысль - как бы спасти нас.
        - Ты знаешь, что твоя смерть причинит боль очень многим. Поэтому прежде, чем решиться на такой шаг, подумай ещё раз... По^обещай мне, что в случае опасности вспомнишь наш разговор.
        - Тор, я не уверена, смогу ли сдержать это обещание... И вообще, к чему весь этот разговор о смерти?
        - Ронат ищет способ установить контакт с теми людьми, которые хотят захватить власть на Земле... Ты не удивляешься?
        - Я бы удивилась, если бы он этого не сделал, - я усмехнулась. - Но ведь это же вмешательство во внутренние дела Земли.
        - Думаешь, Роната это волнует?
        - Его ничего не волнует, кроме собственных шкурных интересов, и с этим мы худо-бедно справимся. Другое дело, если он решится ради достижения своих целей пожертвовать Шаканом... и тобой. Тобой, между прочим, в первую очередь.
        - И тобой, Ивэт. Ронат уже догадался, что ты знаешь об аран гораздо больше, чем, по его мнению, положено знать человеку.
        - Какой догадливый... - фыркнула я. - Барков кое-что уже предпринял, чтобы наш приятель Ронат чувствовал себя не слишком вольготно. Безопасность безопасностью, но она ведь имеет свойство ограничивать свободу того, кого призвана охранять.
        Тор улыбнулся - совсем по-земному.
        - Значит, Ронат сам себя поймал за хвост, - сказал он, про^цитировав древнюю аранскую поговорку. - У вас сказали бы - сам себя перехитрил. Барков и в самом деле заслуживает звания Старшего над всеми людьми... Я бы на месте Шакана оставил мысль о войне с вами.
        - Ты мог бы убедить его в этом?
        - Я - нет. И Барков не может. Ты можешь.
        - Почему?
        - Потому что ты - женщина. Сильная женщина. Ты похожа на женщин аран, какими они были до войны. У Шакана не хватит ни дип^ломатичности, ни терпения, чтобы долго возражать тебе.
        Я поверила Тору безоговорочно: вспомнила, что у аранов больше тысячи лет как нет женщин. За такое время их мужикам прос^тительно было и подуреть до нынешнего состояния.
        - А как выглядели ваши женщины? - я задала первый же вопрос, который пришёл мне в голову.
        - Покажу, когда вернёмся в... наше посольство. Ивэт, ты устала, - Тор обратил внимание на то, что я подавила зевок. - Нам лучше вернуться в Брюссель.
        - Мы можем отдохнуть и здесь, - я указала на скамейку, почти скрытую от посторонних глаз густым кустарником. - Если ты, конечно, не против.
        Тор был не против, и мы удобно расположились на этой ска^мейке.
        - Знаешь, о чём я мечтаю? - спросила я, глядя в матовое небо.
        - О чём?
        - Я мечтаю дожить до того времени, когда смогу после напря^жённого дня выйти в парк и уснуть где-нибудь на траве. И никто меня не побеспокоит до самого утра, - я грустно вздохнула. - Не из страха, что я проснусь и надаю по шее, нет. Просто потому, что окружающие с пониманием отнесутся ко мне, так же, как и я буду понимать их... Не то, что сейчас.
        - Мне трудно понять тебя, Ивэт, - покачал головой Тор. И в эту-то минуту я наконец сообразила, кого он мне напоминал. Изображение Аменемхета, одного из фараонов Среднего царства. И в самом деле, из всех земных народов араны были больше всего похожи на древних египтян, отличаясь только очень белой кожей и прямыми тонкими носами.
        Позади нас, на аллее, послышались чьи-то голоса. Говорили по-русски. Если я ещё не оглохла, то там явно назревал конфликт: кто-то у кого-то что-то нагло требовал, сдабривая речь отборными матюгами. Потом послышались звук смачной пощёчины и возмущённый девичий голосок.
        - Вот тебе и объяснения, Тор, - я моментально забыла об усталости. - Как видишь, ещё далеко не все люди выбрались из камен^ного века.
        Перемахнув одним прыжком через кусты, я оказалась на аллее как раз в тот момент, когда трое обкурившихся юнцов выкручивали руки девчонке, посмевшей сопротивляться им. Девочка была не про^мах: всё время верещала и пыталась лягнуть мучителей.
        - А ну тихо! - по-командирски рявкнула я, не теряя ни секунды. - Отпустите девчонку, живо!
        - Шагай отсюда, мать, пока руки-ноги не повыдергали, - оск^лабился квадратного вида добрый молодец, одетый в немыслимое со^оружение из кожи и пластика.
        - Ты чо, Шкаф, она ж из летунов! - зашипел на него второй, с ярко-зелёными длинными волосами. - Во - и блямба на месте!
        - За "блямбу" уши оборву, - я терпеть не могла, когда при мне оскорбляли Космофлот. - Я кому сказала - отпустить девчонку!
        Шкаф ухмыльнулся, издал что-то вроде "гы-гы" и ещё сильнее выкрутил своей жертве руки. Назло мне.
        - Ты у меня сейчас по-другому заулыбаешься, скотина, - я уже видела схему боя и изготовилась к прыжку. Только бы не повре^дить девочке.
        - Ой, как стра... - начал было он, но тут же подавился собственными словами, с побелевшим от ужаса лицом глядя на что-то за моей спиной.
        Разумеется, я не имела права оглядываться, но уж больно неподдельным был страх этих... экземпляров - людьми их можно было назвать с очень большой натяжкой. И я оглянулась. К нам прибли^жался Тор. Но это был совсем не тот Тор, которого я знала - это был хладнокровный убийца, увидевший жертву. У меня отвисла челюсть. О, Боже! Неужели он сейчас... пусть даже этих распоследних подонков!..
        Тор остановился рядом со мной и медленно вытянул вперёд руку, указывая на Шкафа.
        - Ты, - мягким, но неожиданно властным голосом приказал он. - Иди сюда.
        Шкаф, как загипнотизированный, выпустил перепуганную девчонку и безвольно шагнул вперёд, не смея перечить Тору. Аран в эту минуту был действительно страшен.
        - Тебе больно, - продолжал Тор, буквально пронизывая него^дяя ледяным взглядом. - Тебе очень больно.
        Я только хотела спросить, что это значит, как Шкаф сначала рухнул на колени, держась за живот, а потом с воем принялся ка^таться в пыли. Его дружки тряслись и явственно клацали зубами, но не смели пошевелиться - следующим мог оказаться любой из них. Гипноз - догадалась я. Причём, очень мощный. Мне понадобилось оп^ределённое усилие воли, чтобы самой не подпасть под его влияние. Неужели все араны так могут? Тогда я понимаю Тора: мы в самом деле ещё не готовы к войне с ними.
        - Тор, хватит с них, - я, воспользовавшись моментом, выдер^нула девчонку из рук до смерти напуганных молодцов.
        Взгляд арана постепенно утратил гипнотическую силу. Юнцы, почуяв, что на этот раз пронесло и бить скорее всего уже не будут, попытались разбежаться одновременно в разные стороны, но, конечно же, сбились в кучу.
        - Туалет там, - я кивнула вправо, сообразив, что именно в первую очередь понадобится этим "хлопцам".
        На миг мелькнули перекошенные лица с белыми от ужаса глазами - они припустили так, будто я спустила свору гончих.
        - Спасибо вам, Иветта, - тихонько проговорила девчонка, пытаясь рассмеяться сквозь слёзы. - Не удивляйтесь, я вас по теле^визору видела.
        - Да я-то тут при чём? - я пожала плечами, чувствуя, как уходит напряжение. - Его благодари.
        Тор в это время внимательно изучал девочку. Та, видно, узнала и его - тихо ойкнула и уткнулась в моё плечо.
        Из-за дерева в конце аллеи показалась зеленоволосая голова.
        - Ну, падла, мы тебя ещё встретим! - донеслось оттуда.
        Я в несколько прыжков преодолела разделявшие нас двадцать метров. Те недоноски, конечно, не стали ждать, пока я намылю им шеи, и наддали газу. Одного я, правда, догнала - тяжёлого в беге Шкафа - и от всей души врезала ему ногой ниже поясницы. Он на полной скорости растянулся и классически пропахал носом хорошо утоптанный гравий аллеи. Надо же, как не повезло ему сегодня - сначала досталось от инопланетянина, потом от меня. После этого я потеряла к нему всякий интерес и вернулась к Тору.
        - Ивэт, я не понимаю, зачем тебе понадобилось позориться перед ними, - мягко, но с укором сказал аран.
        - Чтобы засунули языки в задницы и больше не вынимали их оттуда, - грубовато ответила я. - Интересно, сколько времени должно пройти, чтобы на Земле перестали появляться такие парази^ты?
        - Насколько я понял, их у вас не так уж и много - во всяком случае, меньше, чем в прежние времена.
        - Их ещё достаточно, чтобы портить жизнь нормальным людям, - вздохнула я. - Как бы то ни было, девочку надо проводить. Эти одноклеточные вполне способны отыграться на ней за свой страх.
        Мы дружно повернулись к девчонке. Она уже преодолела страх перед араном и вовсю его разглядывала. А я наконец разглядела её. На вид лет пятнадцать, зелёные глаза, длинные светлые волосы и очаровательная монгольская мордашка - продукт всё того же смеше^ния народов.
        - Меня зовут Гульнара, - она представилась, виновато улыб^нувшись. - Не надо меня провожать, я близко живу - там, за пар^ком, в особняке.
        - Бережёного Бог бережёт, - я за свою жизнь насмотрелась всякого и никогда не жалела об излишней предосторожности.
        - Я ещё ни разу не видел жилища обыкновенных людей - только здание вашего Совета Безопасности, - как бы невзначай заметил Тор.
        - Ты что, в гости напрашиваешься? - я на минутку представила себе лица родителей Гульнары, увидевших на пороге собственного дома инопланетянина, и начала против собственной воли посмеивать^ся.
        - Разве у вас не принято ходить в гости? - искренне удивился Тор.
        - У нас не принято напрашиваться... Ты представь себе реакцию её родителей, - я заговорила по-арански. - Вдруг среди ночи дочь является в компании офицера Космофлота и аранского посла. Полнота ощущений им гарантирована... Другое дело - проводить до дверей и проследить, чтобы никто у самого порога не прицепился.
        - Прости, я ещё плохо знаю ваши обычаи, - Тор отвёл взгляд.
        - Зато разобрался ты с теми молодцами как раз в соответс^твии с нашими обычаями, - усмехнулась я. - Да, я всё хочу спросить: у вас все владеют гипнозом?
        - Только Старшие. Я - один из Старших.
        - Ладно уж, Старший, пойдём проводим девочку - и возвраща^емся в Брюссель. У меня странное предчувствие - будто должно случиться что-то... неординарное.
        У Гульнары был "отходняк" после двойного потрясения, и поэтому она всю дорогу молчала. Только возле своего дома она повернулась и подала Тору руку.
        - Спасибо вам, - почти пошептала она. - Если снова появи^тесь в Петербурге, обязательно заходите. Мы будем ждать вас...
        - Я не знаю, смогу ли когда-нибудь... - опешил мой друг.
        - Разве можно отказываться, Тор? - я улыбнулась, увидев слегка растерянную физиономию арана. - Особенно когда приглашают таким голоском?
        Тор, по-моему, вообще перестал понимать меня - его взгляд стал просто беспомощным.
        - Мне ещё слишком многое в вас, людях, непонятно, - только и сказал он. - Пойдём, Ивэт.
        Я проследила, чтобы Гульнара благополучно зашла в дом, и только тогда дала Тору себя увести. Мысленно я представляла, как девочка в эту минуту взахлёб рассказывает родителям, кого сейчас видела. И вспомнила, что сама была такой же - в свои пятнадцать лет... А над нами летела на жемчужных крыльях задумчивая белая ночь, обнимая древний город и всех, кто в нём находился. Перед посадкой в катер я опять посмотрела в небо, и моя печаль уступила место спокойной уверенности: мол, всё будет хорошо. Как будто услышав мои мысли, Тор взял меня за руку.
        - Всё будет хорошо, Ивэт, - сказал он. - Верь в это.
        5
        Предчувствия меня ещё никогда не обманывали: рано утром после поездки в Питер меня разбудил настойчивый сигнал персональника. Продрав глаза, я жестом дала команду открыть канал связи. На экране тут же возник взволнованный Спенсер.
        - Только что передали с "Асгарда" - на орбите появился не^известный спейсер, - выпалил он, забыв даже поздороваться. - На связь с нами пока не выходит. Сообщите аранам, может, это их давние приятели.
        - Почему вы не связались с Шаканом? - я еле подавила зевок.
        - Его канал отключён.
        - Хорошо, я сообщу ему... Пожалуйста, свяжитесь с Барковым и Рави Сингхом - эта новость должна попасть во всемирную телесеть раньше, чем я доберусь до аранов.
        - Понял, - на чёрном уставшем лице Спенсера появилась улыбка - на Земле уже смекнули, кто такие Шакан с Ронатом, и мало кто упустил бы случай подковырнуть их. - Ближайший выпуск новостей в европейском регионе - через полчаса.
        Экран погас. А я позволила себе всласть потянуться и с удовольствием зевнула. Потом потратила отведенные мне полчаса на душ и завтрак, и только после этого решила зайти к Тору - его посели^ли через комнату от меня. В отличие от своих Старших Тор отказался от охраны, и возле его двери не маячила фигура арана в сером - их безопасника. Эта категория аранов была одной из самых низших, и в переводе на земной язык её название можно было приблизительно перевести как "не имеющие права говорить со Старшими". То есть, в их обязанности входило только молча внимать гласу начальства и молча повиноваться. С интеллектом у них было так же туго, как и у тех красавцев, которых Тор вчера чуть не довёл до помешательства. В общем, я понимала, почему мой приятель отказался от их услуг. Но он отказался и от земной охраны, хотя Барков настойчиво её предлагал.
        - Если Ронат задумает совершить провокацию, он её совершит, - сказал тогда аран. - А я не хочу, чтобы при этом пострадали люди.
        О том, что при этом в первую очередь пострадает он сам, Тор догадывался, но предпочитал не говорить. Я только сумела настоять на том, что меня поселят поблизости от его апартаментов. В случае чего успею добежать и накостылять по загривку любому, кто посмеет поднять руку на моего друга.
        Я остановилась у двери и провела рукой по сенсору вызова - далёкому потомку дверного звонка. На прямоугольной панели загорелся зелёный огонёк.
        - Тор, я могу войти? - спросила я, зная, что аран сейчас видит меня на экране персональника.
        - Входи, - в голосе Тора можно было уловить нотки облегчения и сдержанной радости.
        Я шагнула прямо в дверь, которая растаяла в воздухе.
        - Ты могла бы и не спрашивать у меня разрешения войти, - я услышала только голос - Тора в комнате видно не было. Только через секунду я разглядела его ноги, выглядывавшие из-под кресла.
        - Тор, это невежливо - разговаривать с женщиной, сидя к ней спиной, - я встала посреди комнаты, скрестив руки на груди, и пропустила в голосе как можно больше весёлой иронии.
        Аран не спеша поднялся с кресла и повернулся ко мне лицом. Он тонко улыбался.
        - Я смотрел выпуск новостей, - сказал он. - Нет сомнений, что корабль, появившийся на околоземной орбите, принадлежит энан. Ты уже сообщила об этом Шакану?
        - Только собираюсь, - я произнесла это так, что Тор сразу уловил двойной смысл моих слов.
        - Ты играешь в опасную игру, Ивэт, - он прикрыл глаза. - Ронат настолько мелочен, что может даже твою шутку обратить в повод для конфликта.
        - Может, и так, но на этот раз он сам виноват в случившемся. Кто его просил отключать личный канал Шакана?
        - А он отключён?
        - Отключён.
        Тор опять улыбнулся, подошёл и взял меня за руки.
        - Пойдём, Ивэт. Я не откажусь посмотреть, как ты столкнёшь Роната со Старшим, - он сжал мои ладони чуть сильнее, чем обычно. - Но берегись. Ронат злопамятен.
        - Я тоже.
        - Но ты ведь никогда не считала убийство методом воздействия. А он считает.
        - Есть методы воздействия и похуже убийства, - помрачнела я. - Как-нибудь я покажу тебе одно место... из нашей истории. А пока что займёмся твоим начальством.
        Проблем с охранниками у дверей апартаментов Шакана у нас не возникло: у Тора был постоянный допуск к Старшему. Мы вошли в просторный многокомнатный "номер-люкс", обычно предназначавшийся для почётных гостей европейского отделения Совета Безопасности. Я не один раз по долгу службы бывала здесь, но сейчас совсем не узнала обстановку - араны обустроились по-своему. Из земной техники здесь остались только персональники и кресла, показавшиеся нашим дорогим гостям удобнее собственных. Даже освещение они установили на свой манер. У человека от такого интенсивного белого света быстро уставали глаза, и я заранее надела поляризационные контактные линзы. Ронат этого не знал, и с усмешкой предложил мне место как раз напротив лампы.
        - Мы только что просмотрели выпуск новостей, - он начал с того же, что и Тор. - Почему никто из людей не сообщил нам о чужом корабле?
        - Личный канал Шакана не отвечает, - раз уж араны любят прямоту, буду играть по их правилам. - Я не отказалась бы узнать, почему.
        Шакан чуть склонил голову набок.
        - Я тоже, - он посмотрел сначала на меня, потом на Роната. - Ты в последнее время слишком усердно заботишься о моей безопасности, Ронат. Не пора ли вспомнить, кто среди аран Старший?
        - Старший - ты, - невозмутимо ответил Ронат. - И я действительно забочусь о твоей безопасности. Кто поручится, что земляне не установили в своей технике подслушивающие устройства?
        - Мы в такие игры давно не играем, - я усмехнулась, задумчиво глядя прямо в центр яркой аранской лампы. Контактные линзы, созданные специально для астронавтов, часто работающих в открытом космосе, не подвели. - Тебе, Ронат, надо было уяснить это ещё на орбите Сумеры.
        - Ты намерена указывать мне? - возмутился Ронат.
        - Я? Боже упаси! - теперь я открыто улыбнулась. - Тебя никто не учит жить. Мы уважаем принцип экстерриториальности, следовательно, ничего не имеем против ваших законов, действующих в этой комнате. Но взамен мы обычно просим относиться с должным уважением к нашим законам.
        - Какой из ваших законов я нарушил?
        - Закон о праве на получение любой информации. Ты созна^тельно ограничиваешь Старшего, прикрываясь заботой о его безопасности.
        - Что ты на это скажешь? - Шакан опять пристально посмотрел на своего зама.
        - Пусть Ивэт докажет, что я умышляю на тебя, Старший, - Ронат уколол меня и Тора холодным взглядом.
        - А я и не утверждаю, что ты замышляешь причинить зло Шакану, - возразила я. - Я утверждаю, что ты всего лишь дезинформиру^ешь его.
        - Что ненамного лучше, - вставил Тор, до сих пор с удовольствием наблюдавший за нашей словесной дракой. - Согласись с этим, Ронат.
        Тот вцепился в подлокотники кресла - мы его явно достали.
        - Я пришла сюда, собственно, для того, чтобы задать один вопрос, - я не дала Ронату и рот раскрыть. - Скорее всего, к нам наведались энан, или кто они там на самом деле. Вы готовы к пере^говорам?
        - Готовы, - спокойно ответил Шакан.
        - Но готовы ли земляне встретить энан? Предупреждаю, они очень опасны, - вставил Ронат.
        - Они ваши враги, а не наши, - я пожала плечами. - А если ты считаешь, что это легко поправимо, то ошибаешься.
        В эту минуту я готова была поспорить хоть на собственную голову, что на лице Шакана мгновенно промелькнула довольная улыбка.
        - Земляне - сильные противники в споре, - он повернулся к Ронату. - Учти это на будущее.
        - Обязательно учту, Старший, - Ронат наградил меня очеред^ным леденящим душу взглядом, но мне на его злость было наплевать. Я у себя дома.
        - Надо связаться с Барковым, - я описала ладонью в воздухе полукруг - сигнал включения персональника - и начала вызывать председателя Совета Безопасности.
        Барков появился на экране почти сразу: он ждал моего вызова.
        - Я выяснила причину, по которой мы не могли вызвать Шакана, - сказала я, боковым зрением уловив, как напряглись араны. - Обыкновенная техническая неисправность.
        - Мы приносим извинения за то, что установили у вас неисп^равный персональник, - Барков говорил сдержанно - чтобы ненароком не улыбнуться. - Мы можем заменить оборудование, если уважаемые гости не возражают.
        - Не утруждай себя, Старший, - вежливо ответил Шакан, опус^тив глаза. - Мелкие неисправности не помешают нашему общению.
        - Я надеюсь, - кивнул Барков. - Я хотел спросить, на каком языке можно вызывать чужой корабль? Они знают ваш язык?
        - Знают.
        - Благодарю.
        И отключился. Араны дружно перевели взгляды на меня.
        - Почему ты солгала своему Старшему? - язвительно осведомился Ронат.
        - Во имя интересов наших планет, - я притворилась, будто не заметила его подковырки. - Разве вы прибыли на Землю не с миром?
        - Конечно, с миром, - ответил Шакан. - И дипломатия здесь уместна, ты права... Ронат, я бы на твоём месте извинился перед Ивэт.
        - Не заставляй его, Старший, - сказал Тор, откинувшись на спинку кресла. - Ты прекрасно знаешь, что Ронат извиняться не умеет.
        - Я многое себе не могу позволить, Анхаан Тор, - Ронат надменно выпрямился. - В частности, скрываться от Старшего, как поступил ты.
        - Тор продолжает знакомство с Землёй, - ответила за друга я. - И в том, что он не предупредил о своей отлучке Шакана, только моя вина.
        - Ты слишком часто защищаешь его, Ивэт, - Шакан подозри^тельно посмотрел на меня.
        - Защищаю? - я сделала удивлённое лицо. - Разве ему грозит опасность?
        Шакан и Ронат переглянулись.
        - Какое наказание у вас предусмотрено в таких случаях? - поинтересовался Шакан.
        - Выговор. И то не всегда.
        - А по нашим законам за неповиновение Старшему полагается изоляция от общества. Но я понимаю, почему Анхаан Тор так стремится продолжать ознакомление с вашей планетой, - Шакан вдруг посмотрел на меня как-то иначе, и этот взгляд мне совершенно не понравился. Точно так же на меня глазеет ван Эскарт, но он знает, что я за такие откровенные взгляды могу и в глаз дать. Шакан этого не знает. Пока, во всяком случае.
        - Если понимаешь, тогда можно считать эту тему закрытой, - я встала. Мне что-то расхотелось продолжать разговор в этом клю^че. - Тор, ты не забыл? Тебя ждут на передаче Анны Нильсен.
        Тор не торопясь поднялся с кресла.
        - Я хотел бы более близкого знакомства с тобой, Ивэт, - ровным голосом проговорил Шакан. - Это будет интересный эксперимент.
        - Как только связь с чужим спейсером будет установлена, тебе сообщат об этом в первую очередь, - официальным тоном сказала я. - Всего хорошего, Старший.
        Я вышла, спиной чувствуя недоумение Шакана и сдержанное злорадство Роната. Ну, с шефом безопасности всё понятно: хвост я ему уже прищемила и воплей по этому поводу наслушалась. Зато Шакан выдал... Тысяча лет без женщин - это серьёзно. Я его понимаю. Но даже в этом случае ему стоило бы быть поделикатнее. Тор тоже аран, но он-то относится ко мне с уважением.
        - Чёрт! - зашипела я, едва вышла за пределы зоны безопасности - прослушиваемых и просматриваемых аранами коридоров. - Я с самого начала должна была предположить, что разговор зайдёт и об этом.
        - Ивэт, я не позволю Старшему прикоснуться к тебе, если ты сама этого не хочешь, - Тор сказал это, глядя в окно.
        - Я?! Хочу?!! - я взвилась. - Тор, за кого ты меня принима^ешь? Неужели ты думаешь, что я способна ради какого-то там гене^тического эксперимента...
        - Речь идёт не об эксперименте, Ивэт. Ты заинтересовала Старшего.
        - Это его личная проблема. А личные проблемы твоего началь^ника меня не касаются.
        - Тебе не нравится только Шакан, или все аран?
        - Мне не нравится Шакан, - я начала остывать. И заметила, что Тор слегка улыбнулся. - И ещё кое-кто из людей.
        - Этот "кое-кто" уже вызывал меня по видео.
        - И что?
        - Вежливо попросил, чтобы я оставил тебя в покое. Иначе он не оставит в покое меня.
        - Пьер в своём репертуаре, - сказала я по-французски. И до^бавила на всеземном: - Не обращай внимания, Тор, он уже лет десять навязывается мне в спутники жизни.
        - Я представляю, какие испытания ждали бы моего Старшего на этом пути, - Тор продолжал улыбаться. - У него не хватило бы терпения ждать десять лет.
        - И это тоже его личная проблема.
        - Но он не сегодня, так завтра открыто сделает тебе предложение стать его спутницей. Он хочет, чтобы восстановление народа аран началось с него.
        - А не пошёл бы он... куда-нибудь подальше?
        - А если бы такое же предложение тебе сделал я?
        - Ты? - я опешила.
        - Что бы ты мне ответила?
        - Если бы ты высказал это так же, как Шакан, я бы спустила тебя с ближайшей лестницы.
        - А если иначе?
        - Как - иначе? - мой голос сорвался в шёпот: я наконец поняла, что Тор не шутит.
        Он взял меня за обе руки.
        - Согласна ли ты принять моё имя и зваться Анхаан Ивэт? - тихо сказал он по-арански. - Согласна ли, чтобы я был твоим спут^ником и защитником?
        - Тор, зачем? - так же тихо спросила его я.
        - Никаким другим способом я не смогу оградить тебя от Шакана.
        - А ты подумал о том, что он с тобой сделает?
        - Пусть делает, что хочет. Но если ты примешь имя моего рода, то станешь одной из Старших аран. Тогда он не посмеет использовать тебя в своих экспериментах.
        - Опять политика? - я только сейчас заметила, что плачу.
        - Нет, Ивэт... - руки Тора дрогнули. - Но я не собираюсь навязываться тебе, как Шакан... или Питер. Наша клятва верности тебя ни к чему не обязывает.
        - Любая клятва к чему-нибудь обязывает, Тор. Но я не хочу подставлять тебя под удар.
        - Если ты не хочешь отвечать на мою клятву, я пойму тебя, - аран отвёл взгляд в строну.
        - Тор, да я бы всё на свете отдала, чтобы ты... чтобы мы никогда больше не расставались! - в одно мгновение я поняла, что это действительно так. - Милый мой, хороший... И надо же было тебе свалиться на мою голову!..
        Сквозь слёзы я видела, как на лице Тора проявилась радость, которая почти сразу сменилась выражением боли и вины.
        - Прости, Ивэт, - он, как и тогда, на "Асгарде", прикоснулся к моей щеке. - Я хотел бы сказать тебе что-нибудь похожее, но... я всё забыл. Мы всё забыли.
        - Вспомнишь, - я размазала слёзы и улыбнулась. - Если захочешь, конечно. Но я попрошу тебя об одном: не спеши с клятвами. Я попытаюсь сама отделаться от Шакана. А когда он уже не будет для нас опасен...
        - Для этого его нужно убить, Ивэт, а ты на это не согласишься.
        - Конечно, не соглашусь.
        - Тогда клятва верности останется для нас последним средством.
        Я кивнула. Потом почувствовала, как к горлу опять подступа^ет комок, и... разревелась, уткнувшись в плечо Тора. Он молчал. В своё время я достаточно наслушалась красивых слов о любви и верности, и эти слова на поверку оказывались пустым сотрясением воздуха. Тор молчал, но в его молчании было всё, что он не умел вы^разить словами. Любовь... В его родном языке отсутствовало даже такое слово. Но нет такого языка во вселенной, где оно рано или поздно не появилось бы.
        6
        - Чёрт возьми этих аранов! - ругаясь сквозь зубы, Сирил пытался разобраться в кодировке сигналов, посланных с чужого спейсера. - Они же говорили, что энан - одна цивилизация, а это, оказывается, союз восемнадцати планет!
        - И что в этом плохого? - я разговаривала с "Асгардом" по видео, хотя мне смертельно хотелось встретиться с ребятами на Земле. Жаль, но Барков пока не разрешает сократить для них программу карантина.
        - А то, что к нам прилетели товарищи, которые аранского языка не знают! Зато они замечательно разговаривают на десяти земных! Как тебе это нравится?
        - Мне-то как раз это нравится, дружище. - я улыбнулась. - Тор рассказывал мне, что наши новые приятели уже бывали на Земле. Почему бы им не говорить на земных языках?
        - А знаешь, я уже соскучился за Тором, - вдруг признался Сирил. - Чертовски обаятельная личность. Как ему на Земле?
        - Замечательно, как и остальным аранам... Давай, спускайся скорее. Нам сейчас позарез поддержка нужна.
        - В чём дело? - насторожился Сирил.
        - Потом расскажу. Вам сколько осталось сидеть на карантине?
        - Пять дней.
        - Ладно, постараюсь потянуть время. Пока, Сирил. Привет всем.
        Я отключила канал и со вздохом откинулась на спинку кресла. Не успела я даже прикрыть глаза, как прозвенел звонок вызова.
        - Кого ещё чёрт принёс, - я дала персональнику сигнал на включение. И чуть не выругалась вслух: чёрт, оказывается, принёс Шакана. Собственной персоной.
        - Могу ли я поговорить с тобой, Ивэт? - спросил он.
        - Пожалуйста, - как можно вежливее ответила я.
        - Я сейчас приду.
        - А по видео мы никак не можем решить наши дела?
        - Это конфиденциальный разговор. Только ты и я.
        - Хорошо, приходи, - я опять заговорила официальным тоном.
        Экран мигнул и погас.
        - Вот привязался! - настойчивость Шакана начинала приводить меня в изумление. - И что прикажете делать, чтобы он оставил меня в покое? Кошку дохлую подбросить?
        У меня было в распоряжении две минуты, и я решила связаться с Тором. Благо, он сейчас должен был быть в своих апартаментах.
        - Тор, - я не видела его, но знала, что он в комнате и должен слышать сигнал. - Тор, отзовись.
        Панораму комнаты закрыла фигура моего друга.
        - Что случилось, Ивэт? - он был встревожен.
        - Шакан сейчас будет у меня. Я оставлю канал открытым на передачу.
        - Ты боишься его? - спросил Тор.
        - Боюсь, - честно призналась я. - Но больше всего я боюсь, что не удержусь и слегка попорчу ему лицо. Как ты думаешь, после этого у нас пойдут переговоры?
        - Постарайся быть сдержанной, - посоветовал Тор. - Но если не будет другого выхода, можешь применить силу.
        Я погасила экран, оставив скрытую видеокамеру включённой, и вовремя. Моя дверь не блокировалась - у нас было не принято захо^дить без спроса. А у аранов такой обычай водился. Шакан вошёл, ей-богу, как к себе домой, и уселся в кресло напротив, даже не дождавшись приглашения.
        - Я тебя слушаю, Старший, - сказала я по-арански.
        - Ваш Старший, Барков сообщил мне, что энан намерены через двое земных суток быть здесь, - вопреки обычаю, Шакан начал совсем не с того, зачем пришёл. Политика, чтоб ей пусто было. - Он назначил тебя посредником между нами?
        - Да, назначил, - холодно ответила я. - Барков слишком высокого мнения о моих познаниях в языке и обычаях аран... Кто будет отвечать за контакт людей с энан, я ещё не знаю. Ты ведь об этом хотел спросить, Шакан?
        - С каждым днём я всё больше убеждаюсь в том, что земляне очень проницательны, - в безмятежных льдистых глазах Шакана появилось одобрение. - Когда-то весь народ аран обладал этой способностью, оставшейся сейчас лишь у Старших. Мы надеемся, что вы по^можете нам восстановить утраченное.
        - Каким образом?
        - Анхаан Тор уже сказал тебе, почему у аран нет женщин?
        - Сказал.
        - И ты слышала слова Роната о совпадении наследственного кода аран и людей?
        - Слышала.
        - Какие выводы ты сделала, Ивэт?
        - Я пришла к мысли, что такое совпадение случайным быть не может. Мы либо родственники, либо результаты одного и того же эксперимента.
        Шакан подался вперёд.
        - Верно, - сказал он. - Я подумал о том же, как только увидел результаты исследований Роната.
        - Так что ты предлагаешь?
        - Наследственный код людей способен нейтрализовать информационный вирус, поразивший аран.
        - Ты уверен в этом абсолютно? - я чуть прищурила глаза, представляя, что сейчас думает о своём начальнике Тор. Он же видит и слышит всё. - Ты уверен, что этот вирус не поразит и людей?
        - Мы уже передали вашим генетикам необходимые для исследований материалы. И они подтверждают мои слова.
        - Надо проверить, - хмыкнула я.
        - Ты не веришь мне? - спросил Шакан.
        - Старший, я привыкла верить только фактам, а твои слова, извини, ещё не факт.
        - Есть способ проверить на деле, прав ли я.
        - Что, прямо сейчас? - я постаралась пропустить в голосе как можно больше холодной насмешки, сильнее всего действовавшей аранам на нервы. - У нас, людей, в таких вопросах не принято быть столь прямолинейным.
        - У вас слишком слаба власть. Тот, кто обладает полной властью, не нуждается в дипломатических увёртках, чтобы достичь цели. А моя цель - ты.
        Сейчас я просто восхищалась его наглостью. Сидит передо мной инопланетянин, спокойный, как дверь, и не менее спокойно предлагает улечься с ним в постель. Нормально?.. Бред кошачий. Картина Сальвадора Дали, да и только.
        - Шакан, это невежливо, - чётко выговаривая аранские слова, произнесла я. - Я не вещь, чтобы ты мог распоряжаться мной по своему усмотрению. Разве ваши женщины когда-нибудь позволяли так с собой обращаться?
        - Этого я не знаю.
        - Так узнай.
        - Ивэт, ты хочешь, чтобы мы заключили договор с Землёй? - Шакан посмотрел мне прямо в глаза.
        - Ты, оказывается, не только невежа, но ещё и шантажист, - усмехнулась я. - Договор с вами - дело Баркова. Вот ему можешь сделать такое милое заявление, а меня оставь в покое.
        - Это означает, что ты отказываешься принять моё предложение?
        - Ты правильно меня понял, Шакан.
        - Подумай, Ивэт. От твоего решения зависит судьба двух планет. Ведь если аран и люди сольются в один народ, никто не устоит перед нами. Если наши потомки унаследуют огромный опыт аран и столь же огромный потенциал человечества, перед ними склонится вся вселенная. Союз мудрой старости и сильной молодости - вот что я тебе предлагаю.
        - Начать ты хочешь, конечно же, с себя, - теперь я превратилась в едкую иронию. - Только я в этом участвовать отказываюсь. Хочешь знать, почему? Пожалуйста, отвечу. Знаешь, что ты мне предложил? Стать матерью великого завоевателя вселенной. Существа, которого будут проклинать и ненавидеть миллиарды разумных существ на сотнях планет. Да я скорее заберусь в активную зону двигателей "Асгарда", чем соглашусь произвести на свет подобное чу^довище... Если тебе так уж невтерпёж, поищи себе для этого эксперимента другую женщину. Может, и найдётся какая-нибудь дура.
        - Другие не подходят, - прямо сказал Шакан. - Они либо не так умны, как ты, либо... не так совершенны внешне.
        - Это твои проблемы, Старший. Я больше не желаю разговаривать с тобой на эту тему.
        - Значит, ты питаешь неприязнь только ко мне? - Шакан нехорошо так усмехнулся. - Если такое же предложение тебе сделает Анхаан Тор, ты согласишься.
        - Может, и соглашусь. А может, и нет. Во всяком случае, он не станет задаваться такими умопомрачительными целями, как ты.
        - Это не входит в его компетенцию, Ивэт.
        - Отношения между нашими планетами как раз входят в его компетенцию, Шакан.
        - Но я - Старший.
        - Ты не можешь быть Старшим во всём, согласись.
        - Соглашаюсь, - если бы Шакан не был уверен, что этот разговор никто посторонний не слышит, он бы никогда не сделал такого признания. Ох, и улыбается сейчас Тор! - Никто не может обладать столь всеобъемлющим умом, чтобы везде успевать быть первым. Но можно быть первым во власти, и я таков.
        - Как раз такие мне и не нравятся, - я на секунду вспомнила Питера. - Я сама человек властный, и не терплю, когда кто-то пытается навязывать мне свою волю.
        - Что ж, пусть всё идёт, как шло до этого, - Шакан встал. - Я не считаю наш разговор оконченным, Ивэт. Я считаю, что задал тебе вопрос и жду, когда ты ответишь.
        - Я уже ответила.
        - Ты ответила, не подумав. Подумай и отвечай. У нас много времени.
        - Шакан, моё "нет" никогда не превратится в "да". Я хозяйка своему слову.
        Шакан выпрямился. Его лицо вдруг стало почти таким же убийственно холодным, как у Тора в парке, когда он разбирался с хулиганьём. Взгляд арана стал ледяным ...и невероятно притяга^тельным. Мне понадобилась вся сила воли, чтобы противостоять этой атаке. Через мгновение туман в голове, вызванный мощным ударом по психике, развеялся.
        - Встань и иди сюда, - тем временем проговорил Шакан, глядя мне прямо в глаза. Голос его был мягким, но повелительным.
        - Шакан, если я сейчас вызову охрану, скандал выйдет просто замечательный, - я невозмутимо закинула ногу на ногу. - Ты этого хочешь?
        - Ты не поддаёшься внушению, - до Шакана наконец кое-что дошло, и он кисло усмехнулся. - А жаль.
        Он резко повернулся и вышел.
        - Чтоб ты сдох, урод, - буркнула я, потирая болевшие виски.
        Спохватившись, я включила видеосвязь на приём, но взволнованный Тор уже входил в комнату.
        - Тор, ты это видел? - я фыркнула, кивнув на кресло, где только что сидел Шакан. - Ты видел, что мне предлагал этот позор своей планеты?
        - С этого момента твоя жизнь в опасности, - Тор жестом попросил меня подняться и провёл пальцами по моим вискам. И боль, вызванная атакой Шакана, мгновенно прошла. - Ты сопротивлялась ему, а он такого не прощает.
        - Что мне делать?
        - Я постараюсь не оставлять тебя одну, Ивэт. Не будем впу^тывать сюда Баркова.
        - Он должен знать, чего ждать от Шакана.
        - Предупреди его об опасности, но не объясняй подробнос^тей... Ивэт, я боюсь за тебя, - Тор прикоснулся к моей щеке - единственный жест нежности, который сохранился в памяти аранов. - Ты достаточно сильная, чтобы сопротивляться внушению Старшего, но ты не знаешь всего, на что он способен. Он либо добьётся от тебя положительного ответа, либо прикажет убить тебя. Тогда... Тогда я убью его.
        - Не надо, милый, - я обняла его. - Этим ты и проблему не решишь, и себя погубишь.
        - Я вспомнил, как ты рвалась спасать своих друзей, - Тор осторожно провёл ладонью по моим волосам. - Это тоже не решило бы проблему. С нашей точки зрения этот поступок был нерационален... как и моё желание убить Старшего. Он и так смотрит на меня с по^дозрением, а Ронат прямо говорит, что я стал слишком похож на землянина.
        - Если мы заключим договор, на Земле должен остаться посол планеты Аран. Я сделаю всё, чтобы ты им и остался.
        - А если Шакан не позволит мне остаться у вас?
        - Тогда я напрошусь в послы на вашу планету, - я улыбнулась.
        - А если...
        - Тор, я всё равно что-нибудь придумаю, не сомневайся.
        - Ты никогда не сдаёшься, Ивэт, - Тор мягко взял меня за плечи и заглянул в глаза. - Мне это очень нравится.
        На панели персональника загорелся жёлтый огонёк: кто-то вызывал меня по внутренней связи. Тор ещё раз прикоснулся к моей щеке и благоразумно отошёл в сторону. На экране появился надмен^ный Ронат.
        - Старший поручил передать тебе все имеющиеся у нас материалы по энан, - сказал он, не удосужившись не то, что поздороваться - даже назвать меня по имени. - Я посылаю к тебе инженера. Его имя Оган Карон, - Ронат отодвинулся и на экране появился аран в тёмно-сером комбинезоне с чёрным воротником.
        - Я рада знакомству, Карон, - в отличие от Роната я решила быть вежливой и поприветствовала инженера по-арански - вытянув вперёд обе руки.
        - Я тоже рад, Старшая, - Карон был удивлён: аранские начальники никогда не удостаивали подчинённых приветствием. - Когда мне зайти к тебе?
        - Сейчас.
        - Инженер скоро будет у тебя, Старшая Ивэт, - Ронат был настолько сбит с толку недопустимой с его точки зрения фамильяр^ностью, что назвал меня Старшей. И выключил персональник.
        - Карону можешь доверять, - Тор вышел из "мёртвой зоны" видеокамеры. - Инженеры у нас зачастую намного умнее Старших, но не обладают способностью внушать. А этот связан с нелегальным обществом, созданным инженерами аран.
        - Нелегальным? - я чуть склонила голову набок, как это делал Шакан. Я давно подозревала это: в обществе, которое держится на насилии над личностью, такие подпольные кружки возникают неизбежно. Ну, не могут тысячи умных аранов всерьёз воспринимать пос^тулат о врождённом праве Старших на власть.
        - Когда Старшим стал Шакан, инженерам запретили создавать какие бы то ни было общества. Старший опасается их высокого интеллекта.
        - А ты знаешь о существовании подполья, но докладывать наверх не торопишься, - я подмигнула Тору. - Ведёшь свою политику за спиной Шакана?
        - Я вижу будущее планеты Аран иначе, чем он.
        - Каким ты его видишь?
        - В союзе с Землёй.
        - Против энан?
        - Нет. Теперь я вижу, что мир с энан нужен нам больше, чем когда-либо.
        - Ты понял это уже на Земле?
        - Да, - Тор знал, что со мной можно говорить только откро^венно. - После Ниагарского водопада.
        - У нас говорят - лучше поздно, чем никогда, - я развернула компьютерную консоль, готовясь встретить аранского инженера. - Карон знает о твоей осведомлённости в его делах?
        - Ещё нет, - Тор с тонкой усмешкой сел в кресло.
        - А он поверит тебе, если ты предложишь ему нашу помощь?
        - Не знаю, Ивэт.
        Прозвенел тихий звонок: сработал дверной сенсор. Мы с Тором молча переглянулись.
        - Входи, Карон, - сказала я, даже не включая картинку на персональнике.
        7
        Большой конференц-зал, рассчитанный на шесть с половиной тысяч мест, конечно, не смог вместить всех желающих поприсутство^вать на историческом событии - встрече земных людей с представи^телями сразу двух инопланетных цивилизаций. В центре внимания оказались в первую очередь энан, или ланиа, как они себя называли по имени центральной планеты содружества. На людей или аранов они были похожи только наличием большой головы и четырёх конечностей, Во всём прочем наблюдались такие расхождения, что я только диву давалась. Огромные, в пол-лица, глаза, похожие на усовершенство^ванный вариант фасетчатых глаз наших насекомых, две дырочки вместо носа, крохотный рот, тщедушные маленькие тельца, закутанные в цветастую переливающуюся ткань, тонкие четырёхпалые руки... В общем, у меня создалось впечатление, что род свой они ведут от по^добных муравьям существ. Если верить сведениям аранов, цивилизация планеты, а впоследствии союза Ланиа насчитывала что-то около семидесяти миллионов лет. По сравнению с ними разница между нами и аранами выглядела смешной. Интересно, почему наши приятели араны так настойчиво
продолжали войну с этими древними существами? На что надеялись? В переданных Кароном файлах содержались сведения о возрасте, координатах и боевой мощи Ланиа, но - ни единого слова об истории, общественном устройстве и психологии существ, населявших этот союз. Ничего, что могло бы помочь нам понять их. Ох, араны, араны... Сколько сил надо положить, чтобы они измени^лись к лучшему? Они настолько привыкли ждать от окружающих только подвоха, что даже Карон, достаточно умный и искушённый в жизни, и тот не с первого раза поверил нам с Тором. Я отболтала весь язык, пока инженер соизволил уразуметь, что мы не роем ему яму. Что же говорить об остальных? И чего тогда прикажете ждать от аранов на переговорах?
        Ланианцы, общавшиеся между собой мысленно, не обладали звуковой речью: им помогали речевые синтезаторы, укреплённые на одежде. Имён, аналогичных нашим, у них тоже не было. Они как-то различали друг друга, но нам этот способ был пока недоступен. В наших креслах они выглядели ещё меньше, чем были, и на первый взгляд производили впечатление беззащитных существ. Но тысяча с гаком лет войны с отнюдь не слабыми аранами - это о чём-то говорит. Вероятно, техника у ланианцев дошла до такого совершенства, что на самом деле стала неотличима от магии. И я, честное слово, даже не уверена, что они вообще состоят из мяса и костей: внутренняя сила в наших гостях чувствовалась невероятная. Араны косились на них, но марку держали. Пока Барков толкал вступительную речь, Шакан и Ронат внимательно следили за реакцией людей. От них не укрылось, что мы разглядываем ланианцев не с настороженностью, а с неподдельным интересом. Тор о чём-то тихо переговаривался с Тодом Салливаном, заведовавшим охранными системами здания Совета Безопасности. Американец время от времени бросал мимолётные взгляды то на меня, то на Шакана.
Потом кивнул и что-то тихо на^диктовал в микрофон на воротнике. Так я и знала: Тор занялся моей охраной. Мало ему того, что он ни на шаг от меня не отходит. Даже ночует у меня в комнате, сидя в кресле. До сих пор Шакан ничем не проявил своего недовольства моим отказом. Хотя, зная аранов и их злопамятность... Может, Тор и прав. Теперь, с прибытием ланианцев, события ускорятся. Аранским руководителям позарез нужно спровоцировать конфликт Земли с Ланиа, после чего у них будут развязаны руки. Вот тогда они нам такую козью морду покажут!.. А нам нужен мир с обеими цивилизациями.
        Следующим за Барковым должен был выступить Шакан, но он в последнюю минуту кивнул на Тора. Для того это была неожиданность - он не готовился к выступлению. Но мой друг не был бы Старшим, если бы не выкрутился из этого незавидного положения. В конце концов, настоящему мужчине всегда есть, что сказать. Тор коротко поблагодарил землян за оказанное доверие, и выразил пожелание успешно провести переговоры и завершить их заключением мирного договора. Я тихонько подмигнула ему: мол, всё отлично.
        - Полагаю, ваши слова отражают искреннее желание планеты Аран завершить эту бессмысленную войну, - подал голос ланианец, сидевший рядом с Барковым. Точнее, голос подал его речевой синте^затор. - Мы приветствуем инициативу Земли и надеемся на дальней^шее сотрудничество с этой молодой цивилизацией.
        Земная сила тяжести была для ланиа слишком высокой, но они старались ничем не показывать этого. Вообще, мне они нравились. Хотя бы тем, что были начисто лишены способности лгать. "Нам нечего скрывать от вас, - заявили они при первой же личной встрече на Земле. - Мы готовы поделиться с вами всеми своими знаниями, но вопрос в том, готовы ли вы принять их". Мы честно ответили, что ещё не готовы. Араны многозначительно промолчали. Впрочем, я не заметила, чтобы ланиа хоть в чём-то проявили неуважение или враждебность по отношению к ним. И у меня появилось подозрение, что араны слишком много о себе думают, считая, будто могут справиться с союзом Ланиа, пусть даже с нашей помощью. Цивилизация, которой уже семьдесят миллионов лет, наверное, разрешила все внутренние проблемы и способна справиться с любым противником. Всё это я тихонько продиктовала "секретарю" - крохотному диктофо^ну, прикреплённому к воротнику. Такие штучки были у всех участни^ков конференции, исключая инопланетян, и я видела, что многие время от времени чуть поворачивают головы набок и что-то тихо говорят. Аранов, помнится, это чертовски
раздражало. Ланиа совершенно не обращали внимания на нашу привычку делать заметки по ходу событий. И этим они мне тоже нравились. Вообще, как могут не нравиться существа, главный принцип жизни которых - терпимость. К любым причудам окружающих. Правда, араны твердили, будто ланиан^цам верить нельзя, но я нутром чувствовала, что можно. Тем более, что Тор не присоединился к дуэту Шакана и Роната. Сейчас он внимательно слушал неторопливую речь ланиа, говорившего на всеземном языке. Очень может быть, что он решится провернуть задуманную операцию - когда мы, спровадив прессу, начнём настоящие переговоры, вызвать ланиа на откровенность. Перед конференцией Тор успел шепнуть мне, будто раскопал в совершенно засекреченных аранских архивах очень интересные сведения. На большее у него времени не хватило: к нам тут же подошёл Ронат. А через полминуты всех приг^ласили в зал. Хотела бы я знать, что собираются рассказать нам ланиа... Семьдесят миллионов лет! Они, наверное, бывали на Земле ещё при динозаврах и знают о нас куда больше, чем мы сами. Я не сильно удивлюсь, если узнаю, что мы - творение их тоненьких
ру^чек.
        Открытая конференция закончилась только через два с лишним часа. Журналистов и гостей поблагодарили за внимание и отпустили, а мы отправились в малый зал, предназначенный для разговоров в узком кругу. По дороге Тор на минуту приблизился ко мне и как бы между прочим тихонько сказал:
        - Ивэт, найди время, чтобы задать энан один вопрос: кто такие аран? Тебе будет очень интересно выслушать ответ.
        - Это относится к тому, что ты выкопал в архивах? - так же тихо спросила я, предварительно убедившись, что нас никто не подслушивает.
        - Да.
        Нас рассадили за большой круглый стол, напичканный таким количеством автоматики, какое не снилось даже нам, астронавтам. Здесь я проявила упрямство, заняв место рядом с Тором, хотя оно предназначалось кому-то из аранских инженеров, вчера днём прибыв^ших на Землю со своего спейсера. И оказалась как раз напротив Баркова.
        - Если уважаемые гости не возражают, я начну, - Константин Иванович облокотился о край стола - одна из излюбленных поз людей его возраста и положения. - На большой конференции и союз Ланиа, и правительство планеты Аран высказали желание покончить с вой^ной, призвав в качестве посредников нас, людей Земли. Но прежде, чем приступить к обсуждению вопроса, мы должны выслушать точки зрения обеих сторон. Мы ведь до сих пор мало что знаем о причинах конфликта между Араном и Ланиа.
        - Пусть говорят аран, - ответил чёткий голос ланианского синтезатора.
        - Хорошо, - Шакан едва заметно качнул головой. - Больше тысячи земных лет назад эти существа прибыли на планету Аран. Мы к тому времени уже достаточно давно выходили в космос, но не могли преодолевать огромные расстояния, как делаем это сейчас. Они передали нам знания о перемещении в подпространстве, но взамен пот^ребовали, чтобы мы изменили структуру своего общества. Чтобы отс^тупились от законов, установленных нашими предками. Мы отказались и выдворили их с нашей планеты.
        - Один вопрос: как вы это сделали? - я не удержалась и вставила-таки шпильку Шакану.
        - Мы атаковали их корабль, - Шакан равнодушно дал поясне^ния, видимо, не считая подобные действия преступными. - Они в ответ поразили нас вирусом, лишившим аран женщин. С тех пор война между нами не прекращалась.
        - Вы сами признали, что за все эти годы даже не пытались договориться с ланиа, - жёстко проговорил Барков. - Что побудило вас пойти на переговоры сейчас? Может быть, то, что ваша планета и ваш народ вымирают?
        - Да, - кивнул Шакан. - Ради жизни народа аран я готов заключить договор с кем угодно. Тем более, что мы встретили людей - так похожих на нас.
        Ланианцы обменялись взглядами. Один из них пошевелил рукой, и зал наполнился голосом его синтезатора.
        - Точка зрения аран уже ясна, - сказал он. - Уважаемый Шакан высказал её достаточно чётко. Мы можем добавить к этому лишь то, что предложили его народу измениться, недостаточно хорошо изучив аранскую психологию. Если вы, земляне, получите подобное предложение, что вы сделаете в первую очередь?
        - Постараемся доказать, что наши законы нам нравятся, - ответил Барков. - Но спейсеры обстреливать уж точно не станем.
        - Мы не ждали атаки, - на малоподвижном лице ланианца появилось одобрение. - И потеряли треть экипажа. В таких случаях законы содружества Ланиа позволяют применить адекватные меры, но мы не можем смириться с убийством разумных существ, пусть даже столь агрессивных.
        - Конечно, - в голосе Шакана послышалась ядовитая насмешка. - Вы предпочли отложить убийство нашего народа на некоторое время, сделав невозможным появление на свет новых женщин. Но вы не учли, что наша наука оказалась на достаточно высоком уровне. Мы нашли способ дожить до встречи с родственной нам расой.
        - Вы не родственники землянам, - ответил ланиа.
        - А кто же? - я решилась задать вопрос, подсказанный Тором. - Нам интересно это знать.
        - Цивилизация аран создана нашими предками.
        - Ложь! - впервые за всё время, что я знаю аранов, Шакан проявил неподдельное негодование.
        - Это правда, уважаемый Шакан, - сказал ланиа, взглянув на него огромными тёмными глазами.
        - Значит ли это, что и земная цивилизация - дело ваших рук? - спросил потрясённый Барков.
        - Вы, если так можно выразиться, дети случайности. Вы не должны были появиться, а когда появились, не должны были выжить. Земля породила такое количество хищных животных, что любое прояв^ление разума сразу же уничтожалось.
        - Наши предки истребили хищников и выжили, - не без затаён^ного удовольствия сказала я. - Чем вы это объясните?
        - Очевидно, вы именно те, кого мы ищем и кого надеялись создать на планете Аран - наши будущие наследники.
        Мы с Тором переглянулись. Аран чуть заметно кивнул: мол, это именно то, о чём я говорил. А ланианец, не обращая внимания на обалделые физиономии аранов и людей, тем временем продолжал.
        - Мы очень стары, и скоро покинем эту вселенную, чтобы познавать новые миры. Мы должны кому-то передать накопленные нами знания и наши планеты, которые подходят для жизни любой разумной расы.
        - Почему вы говорите об этом только сейчас? - не без ехидс^тва поинтересовался Шакан. - Почему вы не сказали об этом на планете Аран, когда пришли поучать нас?
        - Прежде, чем делиться подобной информацией, нужно убедить^ся, что она попадёт в подготовленные умы.
        - Вы сочли нас неподготовленными?
        - Да. Мы сделали ошибку, предоставив вам право развиваться без нашей помощи. А вы уклонились от предназначенного вам пути.
        "Оно всегда так бывает, когда детки растут без присмотра родителей, - подумала я. - Потом родители приходят в гости и по^лучают по полной программе. Знакомые вещи, чёрт возьми."
        - Я и не знал, что наш путь предопределён свыше, - холодно съязвил Ронат.
        - Путь каждого из нас предопределён, - ответил ланиа. - Нас ведь тоже кто-то создал. Пройдёт время, и вы сами сможете создавать миры. И, скорее всего, земляне в этом намного опередят аран.
        - Если мы не станем одним народом, - Шакан не смотрел на меня, но я чувствовала с его стороны то, что называлось "потоком внимания". - Старший Барков уже осведомлён о сходстве наследственного кода людей и аран?
        - Осведомлён, - кивнул Барков. - Но это ещё ни о чём не говорит. Помешать смешению в один народ нам может расхождение в де^сятую долю процента. Если бы речь шла о земной расе, приспособ^ленной к земным же условиям, такая разница не создала бы препятс^твия. Но в нашем случае всё намного сложнее. Грубо говоря, мы разные звери.
        - Не совсем, - мягко возразил Тор, вызвав удивление Шакана и Роната. И моё. - Я поднял данные о наследственном коде аран до и после заражения вирусом. До заражения аран и люди действительно были несовместимы. Вирус модифицировал наш генотип таким образом, что слияние в один народ действительно возможно. Теперь, когда выявлены все звенья цепи, связывающей Аран и Землю... Ведь ланиа бывали на Земле раньше?
        - Бывали, - согласился ланианец, получивший молчаливую под^держку собратьев.
        - Следовательно, вы преследовали какие-то свои цели, под^вергая аран генной коррекции. Неужели вы предполагали, что мы когда-нибудь встретимся с землянами?
        - Разумеется. Но мы не думали, что встреча произойдёт так скоро. Земляне удивительно быстро проэволюционировали, хотя, как и аран, они вышли в космос, не разрешив большинства внутренних противоречий.
        - Разрешение наших проблем - дело времени, - ответила Мар^тина Рамирес, первый заместитель Баркова.
        - Правильно. Но какого времени? Малого или долгого?
        - Это зависит от нас самих.
        - И немножечко от тех, кто вас окружает, - голос синтезатора передал даже добродушную иронию ланианца.
        - Это недопустимо, - сказал Ронат. - Вы позволяете себе вмешиваться в жизнь разумных, забывая, что главный критерий разума - свобода принятия решений.
        - Ронат, вы тоже забываете, что именно этот принцип и нару^шается вами, как в отношении самих аран, так и в отношении других разумных, - встряла я.
        - Разговор принял недопустимо жёсткий характер, - перебил меня ланианец. - Мы пришли сюда, чтобы говорить о мире.
        - Но пока мы не будем знать, какие причины могут этому помешать, мира не будет, - произнёс Тор. - Аран не меньше вас жела^ют заключить мирный договор. Речь может идти только о его условиях.
        - Мы готовы заключить мир без каких-либо условий.
        - Прекрасно, - Барков не дал аранам и слова сказать, зная, что Шакан сейчас преисполнится гордости и начнёт качать права. - Значит, со стороны союза Ланиа вопрос решён. Согласны ли Старшие народа аран проявить добрую волю и заключить мир также без каких-либо условий?
        - Отсутствие условий - тоже условие, - Шакан метнул в Конс^тантина Ивановича очень многообещающий взгляд.
        - Как бы то ни было, вы пришли сюда ради мира, - парировал Барков. - Я могу повторить свой вопрос.
        - Мы готовы заключить мир с союзом Ланиа, - аран знал, что пока не произнесено слово "хада", прочие заявления его ни к чему конкретному не обязывают.
        - Вы готовы заключить мирный договор немедленно?
        - Прежде мы хотели бы обсудить кое-какие вопросы.
        - У меня создаётся впечатление, что Старший не желает зак^лючать какой бы то ни было договор с Ланиа, - я опять подковырну^ла Шакана.
        - Это ошибочное впечатление, Ивэт, - тот наконец соизволил удостоить меня взглядом. - Чтобы ты поверила мне, я первым произ^несу формулу договора. Отныне планета Аран находится в мире с союзом Ланиа. Хада.
        - Союз Ланиа принимает мирные заверения планеты Аран, - ланианец слегка кивнул. - Война между нами - прошлое.
        - Земля готова присоединиться к вашему договору, если вы не возражаете, - довольно проговорил Барков.
        - Аран готовы к сотрудничеству с вами, - заверил его Шакан. И опять посмотрел на меня.
        Я сделала вид, будто не заметила ни его взгляда, ни иронии в его голосе. Главное сделано: договор мы из него выдавили. А теперь пусть только попробует его нарушить.
        - Мы готовы поделиться с людьми теми знаниями, которые они сочтут необходимыми, - изрёк ланианец. - Но помните: преждевре^менные знания способны обернуться против тех, кто ими обладает.
        - Этому учит вся наша история, - согласился с ним Барков. - Я полагаю, сегодняшнюю встречу можно назвать успешно завершённой. Вы заключили мирный договор, чего, собственно, мы и добивались. Детали сотрудничества можно будет обсудить завтра, послезавтра, в любой другой день. Мы не собираемся ограничивать вас во времени.
        - Мы согласны, - ответил ланианец, переглянувшись со своими. - Мы сожалеем, что не можем долго пользоваться гостеприимством людей и вынуждены располагаться в своём корабле - земные условия трудно переносимы нами. Но мы в любой момент готовы спуститься на Землю.
        - А мы продолжим знакомство с Землёй, - сказал Тор, глядя в столешницу, сделанную из цельной плиты уральского малахита. - Ничего не могу сказать за своего Старшего, но лично я готов прожить здесь всю оставшуюся жизнь.
        Мне всё понравилось, кроме выражения лица Роната. Точно, уже задумал какую-то подлость. Чего ещё прикажете ждать от шефа безопасности Старших? У него мозги работают только в одну сторону - на пакости. После Шакана и Тора он третье лицо на своей планете. Не станет Тора - он автоматически становится вторым. А там, глядишь, и с Шаканом что-нибудь случится. Всё это так напоминало мне наше прошлое, что становилось жутковато. Да и в настоящем тоже проблем хватало: безопасники Салливана накануне задержали связника наркомафии, пытавшегося пробраться в резиденцию аранов. Этот факт сумели удержать в секрете, но если наши милые мафиози всерьёз решили навести мосты с Ронатом, рано или поздно они своего добьются. Тогда... Боюсь даже представить, что будет тогда.
        Ещё несколько дежурных фраз, прощальный обмен любезностями - и мы покинули малый зал. Ланиа сразу же сели в свой катер и тихо исчезли: они так давно пользовались межпространственным пере^мещением, что довели его до совершенства. Араны же, вся руководя^щая троица, взяли меня в осаду. Первым делом Шакан наехал по поводу моих фразочек, вброшенных за столом переговоров.
        - Ивэт, я не ожидал от тебя такого предосудительного любо^пытства, - недовольно заговорил он по-арански. - Если бы ты не спросила энан, кто мы такие, они не выдали бы тайну нашего проис^хождения.
        - Я не знала, что эта информация у вас проходит под грифом "совершенно секретно", - лучшая защита - нападение, и я решила придерживаться этой тактики. - Но вы ведь должны быть довольны: вы - законные дети столь древней и мудрой цивилизации, а мы всего лишь незапланированное побочное потомство.
        - На вид вы почти такие же аран, как и мы, - холодно произнёс Шакан. - А послушаешь - родные братья энан, только ещё моло^дые и глупые.
        - Молодость - недостаток, который быстро проходит. А вот насчёт глупости я готова с тобой спорить. Если ты подразумеваешь под этим способность переживать не только за себя, то мы с тобой говорим на разных языках.
        - Мне далеко до способности Анхаана Тора к психологической адаптации, но я готов понять тебя, - теперь Шакан говорил прими^рительно. - Если, конечно, ты этого захочешь.
        - Смотря что под этим подразумевать.
        - Ты знаешь, о чём я говорю.
        - А ты знаешь, что я тебе отвечу. Поэтому разговор на эту тему лишён смысла.
        - Старший, Ивэт устала, - Тор ничем не показывал своего недовольства. - От усталости люди становятся раздражительными.
        - Поговорим завтра, - Шакан кивнул. - Кажется, ты обещала показать нам какую-то высокогорную страну? Там у нас будет достаточно времени для беседы.
        - Ну, как хочешь, - я пожала плечами. - До завтра.
        Тор, как и все последние дни, проводил меня. Только в этот раз он не проронил ни слова, хотя, мы всегда с ним что-то обсуж^даем, о чём-то спорим... Уже в комнате он позволил себе взять меня за руки и заговорить.
        - Ивэт, он убьёт тебя, - тихо сказал он, и я услышала в его голосе боль. - Завтра, по возвращении из поездки. Убьёт чужими руками: тебя встретит кто-то из людей, нанятых им.
        - Понятно, что он не сам возьмётся в меня стрелять, - вздохнула я. - Людей я не боюсь. Ты видел, что я вполне способна надрать уши любому человеку.
        - А если человек будет вооружён ланианским излучателем?
        - А если я прикроюсь Шаканом? Вот смеху-то будет, - я горько усмехнулась.
        - Отдохни, Ивэт, ты плохо выглядишь, - Тор погладил меня по щеке. - Ты устала.
        И опять умостился в кресле. Ну почему, спрашивается, мне так не везёт с мужчинами? Инопланетянин - и тот меня боится!
        Под душем я смыла и усталость, и набежавшие слёзы. Первой мыслью было махнуть на всё рукой - мол, будь что будет. А потом сама на себя рассердилась. Неудачи в личной жизни - только моя вина. Что с мужем, что с Питером у меня не заладились отношения по одной и той же причине: я оказалась слишком сильной для них. А чего, собственно, они хотели? Невероятное количество слабаков среди наших мужчин вызвало ответную реакцию - появление поколения сильных женщин. Что в руководящих органах, что вообще в жизни. Возвращение к матриархату, так сказать... Муж не выдержал и сбежал, от Питера я ушла сама. Тор... Никогда и никого я ещё так не любила. А он чувствует, что я психологически сильнее его, и всякий раз старается уйти от откровенного разговора. Но больше всего меня пугает его обречённость. Он готов добровольно подставиться под лазер, лишь бы меня защитить, но почему-то упорно отказывает мне в праве на то же самое.
        Когда я вернулась в комнату, Тор досматривал полуночный выпуск новостей. Комментатор с достоинством английского аристократа сообщал европейскому региону о знаменательном событии - при посредничестве Земли закончена тысячелетняя война между двумя иноп^ланетными цивилизациями. Мелькнули кадры из сегодняшней конференции. Тор погасил экран и коротко вздохнул.
        - Спокойной ночи, - с грустной улыбкой сказал он, не глядя в мою сторону. Выключил свет.
        Я подошла и ласково прикоснулась к щеке Тора.
        - Ты и эту ночь собрался провести в кресле? - спросила я.
        Аран вздрогнул. В темноте его лицо выделялось белым пятном на фоне чёрной одежды и чёрной обивки кресла, но я знала, что он сейчас смотрит на меня.
        - Ивэт, я видел, как ты реагировала на слова Шакана, - тихо сказал он. - Одна мысль о том, что придётся соединиться с ним, внушала тебе отвращение.
        - Мне сам Шакан внушает отвращение, - я улыбнулась. Видел бы меня сейчас Питер! - Между ним и тобой, наверное, есть небольшая разница. А мы, женщины, в выборе пары всегда были субъектив^ными... Тор, милый, славный мой, неужели я позволила бы тому, кто мне противен, прикоснуться к себе?
        Тор несколько секунд молча смотрел на меня снизу вверх. Потом медленно поднялся. Я видела, он всё ещё не может поверить, что это ему не снится, и применила последнее средство.
        - Анхаан Тор, я согласна принять твоё имя, - сказала я по-арански. - Отныне у нас один путь, и я пройду его с тобой до конца.
        Это и была клятва верности, которую вот уже тысячу лет никто не произносил. Потому что некому было клясться. Я наткнулась на неё совершенно случайно, по недосмотру Карона, который позволил мне самой выгребать из аранского компьютера необходимые сведения. Вот, пригодилось же... Тор ещё не верил. Он сильнее обычного сжал мои ладони - руки его заметно дрожали.
        - Приветствую тебя, Анхаан Ивэт, - и голос у него тоже дро^жал, когда он произнёс древнюю формулу, завершавшую аранскую це^ремонию бракосочетания.
        - Теперь ты веришь, что я тебя люблю? - тихо спросила я.
        - Ивэт, у нас, может быть, никогда не будет детей, - так же тихо проговорил Тор. - Барков прав, мы разные звери. А то, что я наговорил о нашем наследственном коде, ещё не проверено.
        - Мне всё равно, милый. Пусть не проверено. Пусть мы разные. Для меня только одно важно - то, что мы теперь вместе... на всю жизнь... - мне было трудно говорить из-за предательского ком^ка в горле. - Что ты согласен терпеть меня ещё сто или сто пятьдесят лет.
        - Да, чтобы жить с тобой, терпение нужно немалое, - привык^нув к темноте, я разглядела, что Тор улыбнулся. - Сними одежду.
        И я послушно сбросила халат.
        8
        Обычно я просыпаюсь за несколько минут до сигнала будильни^ка. На этот раз я соизволила приоткрыть один глаз только на пятом звонке, да и то лишь для того, чтобы дать персональнику отмашку - сигнал заткнуться. После такой ночи не мешало бы немножко пова^ляться. Но полениться мне всё равно не удалось. Тор, оказывается, давно проснулся и спокойно работал за моей консолью, попутно отвечая на вызовы по внутренней и внешней связи. Он заметил моё движение, повернул голову и улыбнулся.
        - Только встал - и за работу? - я улыбнулась в ответ, потя^гиваясь. - Скольких моих коллег ты уже перепугал, отвечая вместо меня?
        - Четверых, - Тор понял мои слова буквально. - Я не хотел тебя будить.
        Я вскочила с постели, которая автоматически уехала в стену, и бросилась к нему. Тор уже знал, что я могу вытворить нечто в этом роде, и успел поймать меня.
        - Ивэт, ты хочешь, чтобы мы начали всё сначала? - он осторожно обнимал меня - араны физически сильнее нас, людей.
        - Если бы у нас было время, обязательно бы начали, - я весело засмеялась. - Нам ведь ещё предстоит экскурсия на Эльбрус.
        - Вместе с Шаканом.
        - Тор, что у тебя за привычка - с самого утра портить мне настроение? - я слегка нахмурилась, разыгрывая недовольство. И с затаённой радостью отметила, что на этот раз мой милый понял шутку.
        - Жестокая необходимость, Ивэт, - улыбнулся он. - Как у вас говорят, проза жизни. Нельзя вечно познавать счастье, - это он сказал на всеземном языке - в аранском аналогичного слова опять-таки не было. - Насколько мало у нас времени?
        - Хватит только на взбучку от начальства.
        - Тогда поторопись.
        И я поторопилась. Десяти минут хватило, чтобы привести себя в порядок, одеться и даже пару раз укусить бутерброд. Тор, как ни в чём не бывало, продолжал возиться с компьютером. Но, как только я подала знак, что готова на выход, он выключил консоль. И в этот момент прозвенел звонок вызова по видео. Я чертыхнулась, бросила взгляд на часы. Что ж, две минуты в запасе ещё есть.
        - Иветта, ты что, на пожар спешишь? - на экране появилась серьёзная женщина моих лет, такая же рыжая и бронзовокожая, как и я. Иными словами, моя старшая сестрица. - И кто это с тобой?
        - Извини, Алиска, времени в обрез, - я не хотела возобнов^лять наш вечный спор по поводу разных взглядов на жизнь. - Я пе^резвоню тебе, как только вернусь.
        - Ты каждый раз обещаешь мне это, но ещё ни разу не позво^нила, - Алиса покачала головой. - Какая же мне непутёвая сестрица досталась! Нормальные женщины в твоём возрасте уже внукам радуют^ся...
        - ...а ненормальные носятся по космосу и ищут приключений, - договорила за неё я. - Запомни, сестричка, я ненормальная. И даже справка есть, от психиатра - к полётам в дальний космос при^годна... Да, чуть не забыла: познакомься, это Анхаан Тор, посол планеты Аран. Тор, это моя сестра Алиса.
        - Рад познакомиться, - кивнул Тор.
        Я позволила Алисе несколько секунд удивлённо таращиться на него и отключила персональник.
        - За что ты так не любишь сестру? - поинтересовался Тор.
        - Она с детства всеми силами старалась устроить мою жизнь по своему усмотрению, - я покачала головой и тяжело вздохнула. - Алиса считает мою жизнь прожитой зря, поскольку я ещё не обвеша^лась восемью детьми, как она. А я считаю, что жизнь бессмысленна, если в ней нет места риску и познанию нового.
        - Вы рождены одной матерью и одним отцом, но вы слишком разные, - удивился аран. - Как это может быть?
        - Не знаю, милый. Я на папу похожа, а она - прошу прощения, ни в мать, ни в отца, ни в проезжего молодца. Живёт, как трава, и ей это нравится.
        - Ты осуждаешь её?
        - Нет, жалею.
        Опять зазвенел звонок вызова. На этот раз объявился сам Барков.
        - Вы ещё не в ангаре? - он не удивился, увидев нас с Тором вместе.
        - Душой - уже там, Константин Иванович, - виновато отшути^лась я. - Уже мчимся.
        - Давайте скорее, ребята, Шакан с минуты на минуту будет возле катеров, а я не хочу лишний раз выслушивать его высокомер^ные замечания.
        В ангаре мы были через неполных пять минут и даже умудрились опередить Шакана. Тот явился в сопровождении неизменного Роната и сразу же осведомился, готов ли катер к полёту. Он пользовался услугами только аранской техники и аранских же инженеров, всё ещё не решаясь довериться нам. Поэтому для экскурсии на Эльбрус готовили аранский катер, и пилотировать его должен был Тор. Шакан перед отлётом отдал остававшемуся в Брюсселе Ронату какие-то распоряжения, после чего влез в катер и расположился рядом со мной, в пассажирском кресле.
        - Надеюсь, поездка будет интересной, - с ноткой насмешки произнёс Шакан, когда Тор поднял катер на достаточную высоту. - Мне необходимо отвлечься от дел.
        Ни я, ни Тор ему не ответили.
        - Ивэт, я провёл эту ночь в размышлениях, - продолжал Шакан, обращаясь уже лично ко мне. - И пришёл к выводу, что недостаточно уяснил причину твоего отказа принять моё предложение. Вы^годы от нашего союза очевидны. Во-первых, это было бы подтвержде^нием мирных намерений землян по отношению к аран. Во-вторых, глу^бокие исследования наших наследственных кодов подтвердили предпо^ложение, что слияние наших народов в один возможно. За одно это я готов был заключить мир с энан. В-третьих, не думаю, что тебе это было бы неприятно, Ивэт.
        - Анхаан Ивэт, - в голосе Тора, сидевшего к нам спиной, прозвенел металл. Даже я вздрогнула.
        - Вот, значит, как, - с ледяной насмешкой проговорил Шакан. - Что не позволено мне, позволено ему? - он кивнул на Тора.
        - Да, - жёстко ответила я. - И на то есть причина.
        - Какая?
        - Он меня любит. И я его тоже.
        - А мне в вашей схеме места не предусмотрено.
        - В этом деле третий всегда лишний.
        - Ивэт, я знаю, что многие земляне предпочитают соединяться и втроём, и вчетвером. И даже с особями своего пола.
        - Ты хочешь, чтобы я равнялась на этих извращенцев?
        - Многие назовут извращением твой брак с одним из аран.
        - Тогда какого дьявола ты вообще заговорил со мной на эту тему? Ты ведь тоже аран.
        - Я - Старший среди аран.
        - А мне плевать, - я рассердилась уже всерьёз. - Ты не способен любить никого, кроме самого себя - вот настоящая причина, по которой я никогда бы не согласилась лечь с тобой в постель... Всё, Шакан, тема закрыта. Если ты не хочешь, чтобы я забыла о гостеприимстве и подбила тебе глаз, больше не возобновляй подобные разговоры.
        - Позволь задать только один вопрос, - Шакан смотрел на меня гораздо холоднее, чем до этого. - Ты уверена, что я позволю признать ваш брак законным?
        - У вас для этого и тысячу лет назад достаточно было только согласия мужчины и женщины. Не требовались даже свидетели.
        - Откуда такие познания в нашей истории?
        - Человеческое любопытство, Шакан. Я покопалась в вашем компьютере.
        - А я кое-что добавил, - Тор не любил, когда я его выгора^живала. - Старший, никакое сотрудничество невозможно без полно^ценного обмена информацией.
        - Твой обмен информацией люди раньше называли шпионажем, - Шакан сердился. - И наказывали за это смертью.
        - Это угроза, Старший?
        - Аран уже давно не наказывают преступников смертью. Но пожизненная изоляция тебе обеспечена.
        - Прекрасно, - хмыкнула я. - На меня твоя власть не рас^пространяется, так ты решил отыграться на Торе. Тебе не кажется, что этот поступок достоин не Старшего над всеми аран, а примитив^ного дикаря?
        - Человеческая логика мне непонятна, - буркнул Шакан.
        - А ты и не пытаешься её понять. Ты вообще не желаешь понимать ничего, кроме собственных желаний. Прёшь напролом, как танк, давя всех, кто попадётся на пути. Разве такое поведение достойно разумного существа?
        Тор тем временем закончил разгон межпространственного двигателя и дал бортовому компьютеру команду на старт. Мы вошли в межпространственный коридор и уже через минуту выскочили из него над Чёрным морем. Теперь оставалось, плавно снижаясь, долететь на антиграве до Кавказского хребта, что было делом нехитрым.
        - Ты назвала нас, аран, жестокими, - Шакан продолжил прер^ванный разговор. - Если бы ты побывала на нашей планете, ты поняла бы, что в таких жестоких условиях могли выжить только жестокие существа. Вам легко рассуждать о нравственности, имея такую прек^расную планету, как Земля.
        - Земля не всегда была такой, какой ты её видишь, - ответила я. - Триста лет назад это море чуть не превратилось в сточную яму из-за неразумия наших предков.
        - Но вы справились с этим. Как?
        - Чтобы изменить мир к лучшему, надо самим измениться в ту же сторону. Мы это поняли и успели спасти Землю от коллапса.
        На этот раз я задела одно из самых больных мест аранов, и Шакан смолчал.
        - Старший, кому ты сообщал о нашем курсе? - вдруг спросил Тор.
        - Ронату и Баркову, - ответил Шакан. - В чём дело, Тор?
        - Нас ведут.
        Компьютер выдал на экран картинку заднего обзора. Действительно, к корме на расстоянии двух километров пристроились два катера. Увеличение изображения мало что дало: катера были не только без опознавательных знаков, но и без номеров, что уже само по себе незаконно. К тому же, к их бортам были пристроены... аранские боевые лазеры!
        - Приехали, - я почувствовала, как сердце дало сбой. - Тор, уходи в подпространство. Там они... Дьявол!
        Послышался приглушённый взрыв. Катер встряхнуло, как на ухабе. Кабина наполнилась едкой вонью горелой обшивки: я не я, если нас не зацепили лазером.
        - Межпространственный двигатель повреждён, - Тор включил систему продува кабины, и, пока я кашляла, начал маневрировать, уходя от бледных в дневном свете лазерных трасс. - У нас нет оружия, а земные катера превосходят наши в скорости.
        - Передай мне управление, я знаю, что делать, - быстро шепнула ему я. - Ну, скорее же!
        Получив власть над машиной, я начала применять те приёмчи^ки, за которые в лётной школе полагалось отчисление с волчьим би^летом - запретом вообще когда-либо браться за управление транс^портным средством. Аранский катер был послушнее и маневреннее земных, хоть и уступал по скоростным данным. Поэтому наши визави не один и не два раза чуть не столкнулись и не свалились в штопор, пока гонялись за нами. Маневрируя, я изменила курс - на ту^рецкое побережье Чёрного моря, где в разгар курортного сезона обычно собиралось множество туристов. Кто бы на нас ни напал, они не посмеют продолжать преследование на глазах у тысяч свидетелей. Да и патрульная служба безопасников тоже не станет на это спокойно любоваться. Араны молчали. А я продолжала вытворять в воздухе чёрт знает что, и так загоняла противников, что у них, наверное, глаза на лоб лезли от перегрузок. Нам это не грозило: араны пользовались гасителями инерции. Если я не подставлю катер под луч лазера, мы скоро дотянем до Анталии.
        - Ещё трое, - Тор указал на экран. - Это уже всерьёз.
        Вот, чёрт возьми! Нас, оказывается, не только сопровождают, но и встречают! Три катера без номеров и с лазерами. Но Тор прав: одно из свойств моего ужасного характера - никогда не сдаваться.
        - "Асгард"! - я включила рацию на рабочей волне нашего корабля. - "Асгард", ответьте капитану!
        - "Асгард" на связи, - со спейсера ответили почти сразу. - Иветта, что случилось?
        - Сирил, это ты? - мне пришлось кричать - из-за рёва планетарных двигателей. - Немедленно свяжись с Советом Безопасности! На нас напали катера без номеров, вооружённые аранскими лазерами!
        - Где?! - заорал Сирил. Его голос почти затих в шипении помех: нас запеленговали и глушили.
        - Чёрное море, побережье Турции! Сирил, ты слышишь?! Сирил!.. А, чтоб вам ни дна, ни покрышки! - я выругалась и выключи^ла ставшую бесполезной рацию. - Но сигнал мы подали. Через минуту сообщат Баркову, а через пять минут в воздухе будет весь флот Совета Безопасности.
        Я свалила катер в пике, уходя круто вниз. Преследователи кинулись догонять. Почти над самой водой, пользуясь преимуществом аранской техники, я резко взмыла вверх. Один преследующий нас катер на полной скорости врезался в воду. Системы безопасности пилотов были предусмотрены как раз для таких случаев, и я с облегчением вздохнула, увидев, что на поверхности развернулся яр^ко-оранжевый спасательный плотик, несущий двух пассажиров. Но четыре оставшихся катера не отцепились, и я опять мчалась, сломя голову, и закладывала умопомрачительные виражи. Два катера-прес^ледователя даже чиркнули друг о дружку бортами, но на этот раз обошлось без падения. Я ещё сопротивлялась, но по всему было ви^дать, что от нас не отстанут. Хотели бы убить - давно бы расстре^ляли из лазеров. Значит, мы нужны им живыми. Зачем? Наверное, скоро узнаем: если приборы не врут, у нас пробит основной аккуму^лятор, и гонки должны закончиться с минуты на минуту.
        Так оно и получилось. Оба планетарных двигателя выбросили по прощальному языку плазмы и отключились. Остался только НЗ для антиграва, да автономный блок питания межпространственного двигателя, но чтобы перебросить энергопоток на основные движки, требовалось время. Как раз времени у нас и не было: преследователи уже взяли нас в клещи и включили силовой захват.
        - Мы можем взорвать катер, - предложил Шакан.
        - На радость твоему любимцу Ронату, - огрызнулась я. - Кто, по-твоему, снабдил этих ребят вашим оружием? Нет, Старший, ты как знаешь, а я ещё за жизнь поборюсь.
        - Присоединяюсь, - обманчиво мягко произнёс Тор.
        Нас тем временем повели на буксире, и как раз в ту же сторону, в какую я пыталась спасаться - на юг. Шли над самой водой - ни один радар ещё не научился пеленговать объект, летящий почти над гребнями волн. И у меня возникло сильное подозрение, что в этом деле замешан сам Хуан Диего Мендоса, тот самый неуловимый Мендоса из славного города Медельина, за которым уже несколько лет безуспешно охотился Совет Безопасности. И тот самый, который целью всей своей жизни поставил захват власти на Земле. И спеться с таким же негодяем Ронатом ему ничего не стоило. Мендоса, конечно, не дурак ...но всё равно дурак, раз поверил Ронату. Тому важно вызвать войну и самому захватить власть и на Аране, и на Земле. Для него Мендоса - лишь орудие, которое можно будет выбросить за ненадобностью. А Шакан и Тор - досадное препятствие. Заодно со счетов можно сбросить и меня - я ему уже не одну мозоль отдавила. В общем, попали мы в замечательный переплёт. И как, скажите на милость, из этого выкручиваться будем, а?
        Небо над нами потускнело: скорее всего, для маскировки зах^ватившие нас катера создали голограмму какого-нибудь невинного прогулочного судна. А ещё через полминуты вообще наступила темнота. Скорее всего, мы уже в ангаре. Если так, то сейчас голограмму должны снять и силовой захват убрать. Только я успела об этом подумать, как в глаза ударил яркий свет: на нас направили прожек^тор.
        - Выходите, - раздался в скрытом мощном динамике хорошо, просто по-дикторски поставленный мужской голос, говоривший на всеземном с акцентом уроженца Южной Америки. - Мы рады видеть у себя таких важных гостей.
        - Мендоса, я знала, что вы подонок, но не знала, до какой степени, - ответила я по рации.
        - Зачем же сразу идти на конфликт с хозяевами? - со смешком ответил Мендоса.
        - Мы к вам в гости не напрашивались.
        - А я вас пригласил. Невежливо отказываться.
        - Они вскроют катер лазерным резаком, - я отключила рацию и обратилась к аранам. - Надо выходить.
        Тор дал команду - и компьютер поднял блистер. Свет в про^жекторе поубавили, но зато возле катера нарисовались четыре фигуры с ручными лазерами опять же аранского производства - на Земле таких не делали. Я вполголоса помянула чёрта и пожелала Ронату триста раз утопиться в гнилом болоте. Из-за стоявшего рядом зелёного катера вышел высокий статный мужчина, типичный латиноамери^канский красавец-сердцеед. Хуан Диего Мендоса собственной персоной, чёрт бы его побрал.
        - Приглашаю дорогих гостей осмотреть моё скромное жилище, - с великолепной улыбкой сказал он. - У себя дома вы такого не увидите. Уже не увидите, - уточнил он. - Прошу.
        Тор вышел первым и подал мне руку - научился земным мане^рам. И когда только успел? Шакан был холоден, как айсберг. Будь на месте Мендосы печально известный "Титаник", опять случилась бы катастрофа - не поручусь, что Шакан снова не попытался бы применить гипноз. Правда, один раз он уже обжёгся и теперь предпочтёт дуть на холодную воду. Я тоже старалась сохранять спокойствие, но это было спокойствие готовой к спуску пружины.
        - Силь ву пле, - Мендоса с улыбкой предложил мне полусогну^тую руку. Я молча отказалась. - Ну, как знаете, мадам. Если вы предпочитаете общество господина посла, я возражать не буду.
        - Слишком много пустых слов, - Тор подпустил холодную иронию. - Говори конкретно.
        - О, у нас ещё будет время поговорить конкретно, Тор. Тем более, что уважаемый Шакан со мной разговаривать вообще не желает.
        - Не вижу смысла, - прошипел Шакан.
        - Зато я вижу, и постараюсь вам объяснить, - Мендоса кивнул в сторону двери. - Предлагаю расположиться поудобнее.
        Охранники ненавязчиво повели стволами лазеров, и мы пошли следом за Мендосой. Всё это напомнило мне исторический фильм про двадцатый век. Да, в общем, это и был пережиток двадцатого века - и цинично-вежливый главарь наркомафии, и его тайная резиденция, и шестёрки с оружием за нашими спинами. Если бы ствол лазера время от времени не упирался мне между лопаток, я бы даже рискнула предположить, что это идиотский сон.
        Мендоса вывел нас из ангара прямо на залитую солнцем терра^су в итальянском стиле, и предложил удобные полиморфные стулья, автоматически подстраивающиеся под сидящего. Стеклянный столик на антигравитационном диске висел в воздухе точно по центру круглой беседки, фонарём выступавшей над склоном зелёного холма. Местечко было райское, но оно меня совсем не радовало. И почему такая мразь, как Мендоса, должна жить в такой красоте? Где справедли^вость?
        - Если желаете, могу предложить угощение на любой вкус, - продолжал расточать любезности Мендоса.
        - Благодарю, я не желаю принимать от вас даже угощение, - ответила я.
        - Мы не голодны, - сухо произнёс Тор, поддержав меня.
        - Завидная гордость, - "крёстный папаша" откинулся на спинку стула и вытянул ноги. - Я понимаю; араны, кажется, считают разумными существами только себя. Но офицер Космофлота...
        - Офицер Космофлота проявляет элементарную осторожность, - я уселась, поджав ноги под сидение - в случае чего, достану Мендосу одним прыжком. И никакая охрана не поможет. - В наше время только знаменитый Пако способен насовать в еду наркотики.
        - Вы знаете моё прозвище? - рассмеялся Мендоса. - Это Барков постарался? Узнаю почерк старого волкодава. Но он забыл, что ему двести одиннадцать лет, а мне только тридцать один. Молодёжи надо уступать дорогу.
        - Смотря какой молодёжи, Пако. Вы ведёте себя, как испор^ченный и жестокий мальчишка. Вы забываете, что мир создан не для вас одного.
        - Этот принцип устарел, капитан Ранье, или как вас теперь зовут, - усмешка Мендосы приняла такое выражение, что я невольно начала искать глазами подходящий по тяжести предмет. - Ваш Совет Безопасности будет веками волочь на себе всё человечество к вер^шинам цивилизации, а я усовершенствую его за десять лет. И по той схеме, какую сам придумаю.
        - Алексей Толстой, "Гиперболоид инженера Гарина", - не без удовольствия изрекла я. - Вы почти слово в слово цитируете клас^сиков. Тогда уж заодно вспомните, чем закончил Гарин, хотя, по отношению к тому времени его возможности были куда больше, чем у вас сейчас.
        - Не путайте фантазию с реальностью, - я добилась своего: Мендоса перестал нагло ухмыляться.
        - А что есть фантазия, если не отражение реальности?
        - Не будем начинать философский диспут, капитан. Мы здесь не для этого собрались.
        - Силь ву пле, Пако, - я повторила его слова и его улыбку. - Первый выстрел за вами.
        - Благодарю, - Мендоса кивнул, но улыбаться уже не решался - я его достала. - Начну с самого главного. Это напрямую касается вас, уважаемый Шакан. Дело в том, что мне поручили вас убить.
        - Ронат всегда стремился к власти, - ровным голосом произнёс Шакан.
        - Да, поручение мне дал именно Ронат. Но я решил внести в его планы на будущее кое-какие коррективы. Вы оба, - он кивнул на аранов, - нужны мне живыми и здоровыми. А капитан Ранье - извиняюсь, лишний свидетель. Можете с ней попрощаться: после нашей беседы её ликвидируют.
        - Ивэт, если я сверну ему шею, это не будет большим прес^туплением? - Тор спросил это по-арански.
        - Барков, пожалуй, сочтёт это необходимой самообороной, - я ответила на том же языке и кровожадно взглянула на нашего госте^приимного хозяина. - Только не спеши.
        Мендоса не понял ни слова, но взгляд мой оценил правильно.
        - Не бойтесь, капитан, больно не будет, - заверил он меня. - Ну, разве что мои ребята решат немного ...поиграть с вами.
        - Скорее, я поиграю с ними, - я решила не спускать насмешливую улыбочку с лица, чтобы подразнить Пако. - Им после этого ещё долго придётся размножаться методом почкования... Ребятки, слышали? - я повернулась к ближайшему охраннику. И с удовольствием отметила, что он слегка побледнел.
        - Гибель Ивэт не даст вам ничего, кроме неприятностей, - от Тора веяло арктическим холодом. И смертью. - Вам нужны заложники.
        - Мне достаточно вас двоих.
        - Не думаю.
        Тор в этот момент вёл себя довольно странно. Только Шакан и я, видевшая его в петербургском парке, знали, что это означает: он пытался подчинить Пако своей воле. С каждым словом прессинг заметно усиливался. Мой милый пользовался всем арсеналом: сочета^нием звуков, интонацией, взглядом. Полностью загипнотизировать Мендосу Тору не удалось, но наш мафиози начал выдавать несвойс^твенные ему мысли.
        - Ах, чёрт, - ругнулся сквозь зубы Мендоса. - А ведь вы правы, господин посол. Если убрать её, мной займётся Космофлот. А эти ребята кота за хвост тянуть не будут - шарахнут оттуда, со спейсера, какой-нибудь гадостью... Что ж, вы меня убедили.
        Тор отвёл взгляд в сторону, но я чувствовала, что атака на Мендосу не прекратилась. Она просто перешла на другой уровень.
        - Безопасники! - крикнул кто-то из не замеченной нами сто^рожевой вышки, скрытой среди кипарисов.
        - Вас уже ищут, - Пако недовольно скривился. - Оперативно работают, ничего не скажешь. Разговор продолжим в моём кабинете, - и что-то крикнул охранникам по-испански. - А кстати, капитан, - добавил он на ломанном русском языке, - хорошо вам было в постели с господином послом?
        - Откуда такой нездоровый интерес? - я ответила хамством на хамство. - Сам попробовать хочешь?
        Мендоса зашипел: значит, правду говорят, будто он голубой, иначе бы не обиделся так сильно. Но странно: больше ничем он своего неудовольствия не проявил.
        - Чего хочет от нас это животное? - спросил Шакан, брезгли^во стряхнув со своего плеча руку охранника.
        - Хочет с вашей помощью диктовать условия и Ронату, и Сове^ту Безопасности, - сказала я. - Он оказался гораздо умнее, чем предполагал твой заместитель.
        Нас провели в роскошный особняк, достойный быть скорее до^мом отдыха, чем резиденцией главаря всемирной наркомафии. Особня^чок Пако себе отгрохал что надо: скопировал в уменьшенном вариан^те Альгамбру с её великолепными, недавно отреставрированными фон^танами. По внутреннему двору бродили павлины. Киберы, стилизован^ные под древних восточных слуг, проворно сервировали ковёр, заме^нявший стол. Мендоса, хвала аллаху, хоть не предложил нам усесться на шёлковые подушки, разбросанные вокруг настоящего старинного персидского ковра - он был осведомлён, что араны никогда не са^дятся на землю.
        - Ну-с, продолжим беседу, - Пако развалился в кресле, сто^явшем во главе маленького европейского столика со встроенным пер^сональником. - Я начал с главного, а продолжу интересным. Вы хотите знать, что вас ждёт в ближайшем будущем?
        - Хотим, - сдержанно ответил Тор.
        - Вам предстоит послужить земной науке. Конкретно, генети^ке... Согласитесь, человеческая порода нуждается в улучшении.
        - Глядя на тебя, готов с этим согласиться, - Тор открыто съязвил. - Хотя, большинство встреченных мной людей в улучшении породы не нуждались.
        - Ты мне поязви ещё, пришелец бледнорожий! - Пако сорвался - он чувствовал, что что-то не заладилось. Уж слишком быстро появились катера безопасников. - Мне достаточно сказать одно слово, чтобы вас изжарили лазером!
        - Твоё истинное лицо нравится мне ещё меньше, чем показное, - Тор был невозмутим. - Ты не убьёшь нас, потому что мы тебе нужны. Живыми и здоровыми.
        - Здесь я ставлю условия, господин посол!
        - Не совсем так.
        - Знаете, что бывает с теми, кто осмеливается со мной не соглашаться? - Мендоса внезапно успокоился, что немедленно навело меня на одну мысль: а он вообще нормальный? Такие резкие перепады настроения могли быть вызваны только психической болезнью.
        - Догадываюсь. Но прежде, чем брать на себя роль вершителя чужих судеб, следовало бы подумать о собственной.
        - Безопасники никогда меня здесь не найдут.
        - Когда-нибудь найдут, Пако, - вставила я. - А они будут искать, в этом не сомневайтесь. К тому же, вы совершенно забыли о ланианцах.
        - И о нашем корабле, - сказал Шакан.
        - Араны не посмеют убить своего Старшего, не так ли? - Мендоса то и дело бросал взгляд на бегущую строку персональника, и полученные сведения настроение ему не улучшали.
        - Но наш захват - повод для войны.
        - А чего, по-вашему, я добиваюсь? Война - это хаос, а из хаоса рождается новый, более совершенный порядок.
        - Ты совершенно не имеешь представления о боевой мощи аран, иначе не говорил бы глупости космического масштаба, - презрительно скривил губы Шакан. - В то время, как вы избавлялись от оружия, мы воевали. Мы в состоянии силами одного корабля уничтожить все проявления жизни на Земле.
        - И потерять единственную возможность восстановить свой род? Нет, уважаемый, ваши араны никогда на это не пойдут. Ланиан^цы? Да им, собственно, плевать и на нас, и на вас.
        Тор хотел возразить, но я подала ему знак: ни слова!
        - Допустим, мы вам поверили, - Шакан тоже сообразил, что не стоит убеждать Пако в обратном. - Что дальше?
        - Дальше - лаборатория, уважаемый. Мои учёные исследуют каждую вашу клеточку, - усмехнулся Мендоса. - Я сейчас должен связаться с Ронатом. Его обрадует тот факт, что вы живы. Но вам с ним разговаривать, как я понял, не о чем?
        - Ну, что вы, Пако, конечно, есть о чём, - оскалилась я. - Мне многое надо ему высказать.
        - Мне тоже. Так что адиос, синьорес. Вас проводят.
        Старший охранник мотнул головой и для пущей убедительности качнул лазером.
        - Что-то не так, - по дороге в "резиденцию" я заговорила по-арански. - Он явно нервничал.
        - Разговорчики! - сказал один из охранников, ткнув в меня стволом лазера сильнее обычного.
        - Этот примитивный субъект будет нам указывать? - Шакан остановился и смерил шестёрку ледяным взглядом. Внушение, впрочем, он пока не применял.
        - Он недостоин твоего внимания, Старший, - успокоил его Тор. - Но сила не на нашей стороне. Смирись до времени.
        Нас затолкали в просторный лифт. Где-то над нами чуть слыш^но загудел мотор, и кабина плавно пошла вниз.
        9
        В качестве исследовательского центра и тюрьмы Мендоса ис^пользовал обширное подземное помещение, уходившее вглубь холма на несколько этажей. Лифт ехал вниз не больше тридцати секунд. А когда отполированные металлические дверцы разъехались в стороны, перед нами был хорошо освещённый коридор, напомнивший мне коридор главного медицинского центра Космофлота, где астронавтов осматри^вали перед полётами. Только медицинским центром эта нора была лишь отчасти: по пути я заметила несколько помещений, где штампо^вались детали явно военного назначения. Ронат действительно крепко прокололся, доверив Мендосе аранское оружие... Если Пако позволяет нам видеть всё это безобразие, то он совершенно не рассчи^тывает отпускать нас отсюда живыми. Значит, надо запоминать дорогу: я собираюсь бежать.
        Комнатку нам предоставили не самую шикарную и не самую просторную, но дверь в ней была как в старинном сейфе - полумет^ровой толщины броневая плита с кодовым замком. Окон, понятное дело, здесь быть не могло. Свежий воздух поступал из вентиляционных отверстий, забранных решётками из сверхпрочных современных мате^риалов. Чувствовалось, что Пако обустраивался здесь всерьёз, и эти апартаменты готовил специально для особо важных "гостей". Несмотря на тюремный антураж, мебель здесь присутствовала самая что ни на есть суперсовременная. И мы с удобством расположились.
        - Чем скорее мы отсюда уйдём, тем лучше, - я уже начала разговаривать как араны - сразу переходила к главному. - Этот па^раноик способен вызвать страшную войну ради собственного возвышения, а его брат по разуму Ронат снабжает его военными технология^ми... Надеюсь, поговорив с Пако, вы поняли, почему наш верховный орган власти называется Советом Безопасности?
        - Если я выйду отсюда живым, Роната ждёт пожизненная изоляция, - перебил меня Шакан.
        - Вот именно - "если", - у меня уже не было сил сердиться на него. - Для этого нам всем надо кое-что сделать. Это раз. Когда мы выйдем отсюда, первым делом я пойду бить морду Ронату. Это два.
        - Тебе не справиться с Ронатом в одиночку, - сказал Шакан. - У него вместо головы компьютер.
        - Но думает он почему-то задницей, - фыркнула я. - Шакан, будь добр, позови охранников.
        - Ивэт, Старший здесь - я. И приказывать тоже буду я.
        - Да какой ты Старший, если не видишь дальше собственного носа! - теперь я просто взорвалась: нас заперли в клетке, а он ещё собирается гонор показывать!
        - Ивэт, успокойся, - Тор придержал меня за плечо, когда я в порыве гнева вскочила со стула. - Если ты знаешь, как нам отсюда выйти, сядь и спокойно говори.
        - Легко сказать - говори спокойно, - тем не менее, я начала остывать и вернулась обратно на стул. - Давайте рассуждать логи^чески. Мендоса сейчас разговаривает с Ронатом. После этого разговора они оба будут во взвинченном состоянии. Ронат не получил за^ветной власти, зато, наверное, здорово получит от Баркова. Наш Старший терпеть не может, когда его держат за дурака. Пако в свою очередь раздражён оперативными действиями безопасников, и готов в любую минуту прикрыться нами. Следовательно, надо лишить его этого преимущества.
        - Как нам выйти отсюда? - спросил Тор.
        - Можно попробовать воспользоваться вашим даром внушения.
        - Я уже пробовал внушать, но этот безумный сопротивляется.
        - Он слишком силён, чтобы можно было подчинить его волю. Но его подчинённые...
        - ...настолько привыкли слушаться приказов, что поддадутся любому внушению, - с холодной улыбкой договорил за меня Тор. - Одно препятствие - эта дверь. Мне нужно видеть глаза того, кого я собираюсь себе подчинить.
        - Я считаю вашу затею бессмысленной, - вмешался Шакан. - Как бы безумен ни был этот человек, он не посмеет убить нас. Пока мы живы, он сможет диктовать свои условия Старшим аран и людей.
        - Но если его накроют люди Баркова, он постарается избавиться от такого компромата, как мы, - возразила я. - Эй, Шакан, ты что, задумал договориться с Мендосой?
        - Разве я, как Старший, не имею права договариваться с тем, с кем хочу?
        - Имеешь, - кивнул Тор. - До тех пор, пока ты Старший. Но ты знаешь наш закон.
        - Анхаан Тор, ты задумал сместить меня? - на лице Шакана было такое негодование, что я не на шутку испугалась за Тора.
        - Это моё право. За тобой право попытаться удержать власть.
        - Я всё равно сильнее тебя.
        - Докажи это.
        Араны молча встали и вытянулись во весь рост, пристально глядя друг другу в глаза. Только теперь до меня дошло, что именно надумал Тор. По аранским законам Старший не может добровольно уйти - только свергнут. И свергать его надо, состязаясь в силе гип^ноза. Проигравшего этот бой ждала мгновенная смерть от сердечного приступа. Тор, конечно, был среди аранов вторым по способности к внушению, но ведь не первым же! Я вообще редко когда молюсь, но сейчас, наблюдая за безмолвной битвой двух незаурядных аранов, только и повторяла про себя - Господи, не допусти! Если Тор сейчас совершит убийство во имя собственного возвышения, значит, нет на свете справедливости!
        Революция по-арански заняла, наверное, не больше десяти секунд, но мне они показались десятью годами. Я видела, как меняет^ся выражение лица моего милого - из напряжённо-сосредоточенного становится умиротворённым, как у Будды. А на Шакана было жалко смотреть. Он не умер, конечно, но вид имел такой, будто его уро^нили в нокаут.
        - Зачем ты меня не убил? - внезапно охрипшим голосом спросил он, без сил свалившись на стул.
        - Я научился ценить жизнь, кому бы она ни принадлежала, - ответил Тор, и я в первый раз увидела его таким величественным.
        - Значит, мы поменялись местами... Старший, - Шакан не на^смехался: он уважал законы своего народа. - Но как ты сумел одо^леть меня? Я ведь сильнее!
        - Был сильнее.
        - Ты нашёл новый источник силы?
        - Да, - Тор посмотрел на меня и добавил на всеземном: - Эту силу людям даёт любовь.
        - Но ты же не человек! Ты - аран!
        - Есть уровни, на которых между нами нет разницы.
        Я наконец вышла из ступора, сорвалась с места и повисла у Тора на шее.
        - Спасибо, любимый, - шепнула я.
        Он понял меня - прижался щекой к моей щеке. В давние времена у аранов это заменяло поцелуй.
        - Ивэт, надо каким-то образом завести сюда охранника, - сказал он, возвращая нас в действительность. - Желательно, не ря^дового.
        - Попробую, - от того, что мой милый наконец усвоил основное правило бытия и начал ценить чужую жизнь, мне было радостно.
        В своё время я достаточно начиталась приключенческой литературы и знала массу способов заманить охрану в камеру. Но в наше компьютерное время Пако мог специально для таких случаев установить какую-нибудь "успокоительную" аппаратуру вроде встроенных в стены и мебель парализаторов. Поэтому я решила применить примитивный, но безотказный, а главное, спокойный приём: вежливо пос^тучала в дверь, а когда смотровой иллюминатор "прозрел" - с той стороны открыли ставни - попросила включить звуковую связь.
        - Что вам там не сидится? - грубо отозвался охранник.
        - Есть хочется, - в тон ему ответила я. - Даже если нас собрались прикончить, я не хочу умирать на пустой желудок.
        - Потерпите, - буркнул наш сторож.
        - Уважаемый, я-то потерплю, а наши гости с планеты Аран - нет.
        - Ладно, сейчас пришлю вам чего-нибудь, - ставни захлопну^лись.
        - Чтобы перевернуть мир, нужна опорная точка, - я улыбнулась и заговорила по-арански, вспомнив один из рассказов Станис^лава Лема. - Ею во все времена служила глупость.
        Через десять минут дверь тихо загудела и поехала в стену, пропуская троих охранников. Двое несли нехитрую еду на подносах, а третий, судя по выправке, их непосредственный начальник, держал наготове боевой лазер. Этого Тор взял на себя. Шакан без труда подавил волю остальных. Мне осталось только проследить, чтобы не пожаловал кто-нибудь ещё.
        - Выведи нас отсюда, - Тор, подчинив себе офицера, старался не переборщить с силой внушения, иначе вместо послушного зомби получится труп.
        - Слушаюсь, командир, - каким-то отмороженным голосом отвечал охранник. - Идите за мной.
        Хорошая у нас компания получилась: неизвестно, кто кого конвоировал. Встречавшиеся по пути люди слегка косились на аранов, но никаких вопросов не задавали. Раз ведут - значит, надо. До лифта мы добрались спокойно. Охранники признаков сопротивления не подавали, слушались с полуслова. Выведя лифт на верхний уровень, они бодро отрапортовали дежурному, что ведут "гостей" к ше^фу. Вместо этого они направились, как приказал им Тор, к ангару. Я уже мысленно поблагодарила за помощь все силы небесные, когда навстречу нам из-за угла вышли четверо крепких ребят в камуфляже типа "хамелеон". Мы с ними столкнулись буквально нос к носу.
        - Эй, вы куда? - оторопев от неожиданности, спросил их офицер, хватая Тора за плечо. - Нас же за вами послали!
        Без лишних слов я швырнула ближайшего ко мне камуфляжника носом в пол. Те, кого раньше заморочили араны, упали сами: Тор и Шакан приказали им отключиться. Что произошло дальше, поняла одна я, и то только потому, что офицерский состав Космофлота был обу^чен кунг-фу. Тор внезапно исчез из поля зрения, но троих парней в "хамелеонах" как будто лавиной снесло. Двое столкнулись лбами и быстро затихли, третий улетел на десяток метров вдоль коридора и врезался в стенку.
        - Выход к ангарам через два поворота! Скорее! - крикнула я, успокоив своего противника тычком в сонную артерию.
        Араны подобрали по лазеру и побежали за мной.
        У ангаров нас встретили огнём. Но оружие-то у встречавших было аранское, и Тор с Шаканом лучше знали, как с ним управлять^ся. Два мощных разряда - и охрана превратилась в несколько живых факелов, вопящих и носящихся по площадке. Ничего, бассейн близко. Если повезёт, даже не сильно обгорят.
        - Берём второй катер слева, синий, - отрывисто сказала я. - Я видела, его только что отсоединили от заправщика.
        Переполох, поднятый нашим побегом, ещё не достиг внутренних помещений ангаров, и мы не без удивления обнаружили там самого Мендосу в компании двоих делового вида мужчин. Звукоизоляция, конечно, вещь хорошая, но сейчас она сыграла с Пако замечательную шуточку. Грех не воспользоваться таким подарком судьбы - подумала я, и тихонько заперла за собой массивную дверь. Араны бесшумно передвигались между стоящими катерами. По тому, как они это делали, сразу было видно опытных и, к сожалению, беспощадных воинов. Их мастерство позволило нам приблизиться к Пако вплотную. Ну, и вид у него был, когда мы, вынырнув из-за машин, взяли всех троих в прицел! Лицо пожелтело, глаза навыкат, челюсть - "привет шахтё^рам".
        - В катер, быстро, - скомандовала я. - Поторопись, Мендоса, мы спешим. И вы тоже, - я направила лазер на остальных. - Амигос, не заставляйте нас ждать.
        Те так опешили, что не оказали вообще никакого сопротивления, когда мы вежливо заталкивали их в синий катер. Араны заста^вили Мендосу и его приятелей связать друг дружку и только после этого разом облегчённо вздохнули. А я начала разогрев двигателей, готовясь к полёту.
        В дверь ангара сначала забарабанили, потом послышался режу^щий визг. Возле замка появилась дырочка с оплавленными краями.
        - В самое время, - я подала с бортового компа сигнал открывать ворота и подняла катер на антиграве. Потом включила рацию и вышла в эфир на рабочей волне системы оповещения этого особняка.
        - Расслабьтесь, мальчики, - насмешливо проговорила я в микрофон. - Вы пристрелите своего босса.
        Ворота ангара, к счастью, не были снабжены внутренней бло^кировкой, иначе мы не ушли бы живыми: стоило нам вылететь на бе^лый свет, как визг лазерного резака внезапно затих. Я ещё услышала, как грохнула дверь, но мы были уже в воздухе. На свободе!
        - Рано радуетесь, - вдруг засмеялся Мендоса.
        - Ивэт, разверни машину, - попросил Тор.
        Сгоряча я не сразу поняла, зачем ему это надо, а когда увидела две лазерные трассы, мигом отключила энергопоток от оружей^ного терминала.
        - Ты с ума сошёл? - не своим голосом заорала я. - Там - живые люди!
        - Я стрелял по катерам, Ивэт, - успокоил меня Тор. - Мы можем уходить, погони не будет.
        За нами на месте ангара вздувались огненные облачка взры^вов. Шуму было, наверное, на всё побережье, но звукозащита катера работала исправно.
        - Чтоб вы подохли в вонючей канаве, уроды! - очередной взрыв произошёл в кабине - сдетонировал Мендоса, когда понял, что мы действительно ушли. - Вы всё испортили!
        - Ай, как нехорошо, - я издевательски покачала головой. - Тор, мы помешали мальчику поиграться в войну. Нас надо страшно наказать за это. Правда, Пако?
        Мендоса грязно выругался и рванулся вперёд. Он мог бы дос^тать меня даже со связанными руками, если бы Тор опять всех не удивил. Он сделал короткое, несильное с виду движение, но Пако внезапно обмяк - потерял сознание. Его левый глаз начал медленно заплывать роскошным синяком.
        - "Асгард", ответьте капитану, - я, усмехаясь, включила дальнобойную рацию. - "Асгард", ответьте капитану, а то брошу вас к чёрту и улечу с аранами.
        - Иветта!!! - в динамике рации раздался радостный вопль Кори. - Вы живы! А наши все внизу, на катерах! Где вы? Я сообщу ре^бятам!
        - Вижу прямо по курсу пляжи Анталии... Эй, Кори, не отклю^чайся на радостях: передай Баркову, что мы живы-здоровы, идём на синем катере без номеров и имеем на борту в качестве груза некое^го Хуана Диего Мендосу со товарищи. Остальных пусть берёт тёп^ленькими на развалинах особняка в шести километрах восточнее ку^рорта.
        Кори весело захохотала и отключилась.
        - Что вы хотите за нашу свободу? - подал голос один из спутников Мендосы - судя по внешности, европеец смешанного галльско-славянского типа.
        - Вы думаете, что мы способны вас отпустить? - удивилась я. - Вы слишком плохо о нас думаете, мон шер.
        - Но мы ведь можем немножечко подправить наши показания в суде, капитан Ранье, - усмехнулся второй - классический амери^канский чернокожий.
        - Знаете, что у нас полагается за дачу ложных показаний?
        - А в том, что они ложные, вы долго будете убеждать следо^вателей. И убедите ли - ещё вопрос.
        - Сами убедятся, не лохи. А вы помолчите, если не хотите подремать рядом с шефом.
        Чернокожий покосился на Тора и благоразумно заткнулся.
        - Я надеюсь, это больше никогда не повторится, - Шакан только сейчас осознал себя свободным.
        - Теперь это во многом зависит от меня, - сказал Тор.
        - Роната возвысил я. И я должен понести наказание за это.
        - Ты уже достаточно наказан.
        Со стороны Анталии к нам приближались серебристые катера Космофлота и Совета Безопасности.
        - Всё, - я вздохнула так, будто в одиночку разгрузила большой шлюп. - Можем отдыхать.
        Разряжаясь после такого напряжения, я заложила парочку кру^тых виражей и только после этого посадила катер на большой площадке для туристических шлюпов. Нас сразу же окружили безопасники и астронавты с "Асгарда". Первым к нам прорвался Гриша, пилот с "Асгарда", и принялся обнимать меня так, будто я приходилась ему как минимум родной матерью. Безопасники же в первую очередь заня^лись нашими пленниками. Мендоса пришёл в себя и яростно сверкал одним глазом - второй благодаря Тору уже не открывался. Буквально через две минуты на площадку приземлился аранский катер с Барковым на борту. Пилотировал его Карон. Константин Иванович энергично растолкал окруживших нас людей и, убедившись, что мы действительно живы, первым делом пожал нам руки.
        - Всё хорошо, что хорошо кончается, - он не смог сдержать вздох облегчения. - У меня, если честно, как гора с плеч... Роната я запер в Брюсселе, никуда не денется. Как и эти красавцы, - он кивнул на Мендосу и его приятелей. - Если бы не вы, мы бы ещё долго их искали... Как вы себя чувствуете, Старший? - Барков об^ратился к Шакану, зная, как ревниво араны относятся к соблюдению субординации.
        - Старший над всеми аран теперь Анхаан Тор, - во взгляде Шакана я уловила тоску по утраченному величию. Тоже мне, низло^женный император!
        - У них небольшая кадровая перестановка, Константин Иванович, - пояснила я. - Подробности потом. У меня после сегодняшнего руки так и чешутся врезать Ронату - да простят меня господа паци^фисты.
        - Я сам еле удержался, как только мне передали со спейсера вашу радиограмму. Мы так и не расслышали, где вас перехватили. Если бы не ланиа, не знаю, что бы мы делали, - Барков поднял глаза к небу.
        Мы сделали то же самое и увидели серебристое "блюдце" ланианцев.
        - Они вас сразу вычислили по пеленгу лазерных разрядов, - продолжал Барков. - Так что при первой же возможности поблагода^рите их. А сейчас прошу, - он пригласил нас в аранский катер. - Нас ждут в Брюсселе.
        Мои ноги внезапно подогнулись, и я чуть не рухнула на бето^нированную площадку - наступила неизбежная реакция на перенапря^жение последнего часа. Тор вовремя успел подхватить меня на руки.
        - Мы будем в Брюсселе через пять-шесть минут, - Барков покачал головой, глядя на это. - Ну, кто вас просил так выклады^ваться, Иветта?
        - Иначе не могу, Константин Иванович, - я попыталась улыбнуться. - Я же капитан Космофлота.
        И совершенно выпала из реальности. Последней здравой мыслью было, что сестрице я, кажется, опять не позвоню.
        10
        Новость о нашем приключении несколько дней будоражила Землю. Пока я лежала в медцентре Совета Безопасности, главврач чуть не сошёл с ума от постоянных звонков со всей планеты и со спейсе^ров, крутившихся на орбите. Всех интересовало моё состояние. Наконец главврач взмолился о пощаде, и я, сжалившись, согласилась дать интервью Анне Нильсен. К тому времени Тор настоял, чтобы меня перевели из стационара на домашнее лечение, и сразу после ухо^да журналистов я переселилась к нему. Мою прежнюю комнату тща^тельно проверили - миллиметр за миллиметром - и обнаружили в об^шивке стен скрытые видеокамеры. Вот, значит, откуда о моих отношениях с Тором мог прознать Мендоса! Этот субъект уже немного оп^равился от поражения и даже осмеливался угрожать. Заявил, что, мол, на смерть его всё равно не осудят, а значит, ждите его, дра^гоценного, лет через десять. Шакан, хоть и не был уже Старшим над всеми аран, держался по прежнему надменно. Он закидывал удочки на предмет выдачи Мендосы планете Аран как совершившего преступление против Старших. Если это случится, Пако ждёт аранская "одиночка", откуда невозможно
выбраться. Барков пока ничего не обещал, но держал этот вариант в уме - как возможность давить на Мендосу. Ведь и ежу ясно было, что с нашим мафиози разговаривать по-чело^вечески бесполезно. Надо прозрачно намекнуть, что если им займут^ся араны, церемониться с ним уже никто не будет. Тогда он запоёт совсем по-другому. Ну, Мендоса - дело внутреннее, и мы с ним раз^берёмся. А вот что изволите делать с Ронатом? Барков с удовольствием наблюдал, как Тор в качестве нового Старшего лишает Роната всех должностей, званий и привилегий. Бывший начальник отдела безопасности Старших был подавлен и растерян: во-первых, ему и в страшном сне не могло присниться, что Старшим может стать его давний недруг Тор; во-вторых, он ждал приговора об изоляции, а получил разжалование в инженеры... Кстати, об инженерах. Первым распоряжением Тора была легализация интеллектуальных клубов, веками существовавших в глубоком подполье. И вообще мой милый решил постепенно, шаг за шагом поменять чуть не все законы аранского общества, которые ему тоже не особенно нравились.
        На пятый день мне наконец изменили меру пресечения с пос^тельного режима на активный отдых, и я с удовольствием провела сорок восемь часов в Ницце, в обществе Тора, Карона и ребят с "Асгарда". Здесь меня выловил ван Эскарт. Я ждала очередной сцены ревности, но Питер был умным человеком. Потерпев окончательное поражение, он решил отступить с флагом и при оружии.
        - Что ж, Иветта, ты свой выбор сделала, - сказал он. - И он меня совсем не удивляет: ты всегда была экстравагантной дамой. Мне остаётся только пожелать вам счастья.
        - Спасибо, Пьер, - я подала ему руку, как другу. - Я желаю тебе того же.
        - Жаль говорить такое, но... с диагнозом "нервное истоще^ние" тебе уже не летать. Прости, я ничего не смог поделать: наши космофлотские эскулапы постановили отправить тебя в почётную отставку с повышением в звании.
        - Вздор! - вспыхнула я. - В отставку не пойду! Полгода от^пуска - и можешь снова направлять меня в любой рейс!
        - Ты считаешь, что сможешь так скоро восстановиться?
        - Да.
        - Я поговорю с Барковым. Если он вмешается, можно всё пере^играть... Ладно, аранская королева, отдыхай. У тебя, всё-таки, медовый месяц.
        - Питер, глаз я тебе когда-нибудь подобью, так и знай!..
        На прощанье мы посмеялись и снова пожали друг другу руки.
        Пара слов о ланианцах. Они, получив договор с аранами и с Землёй, ушли на свои планеты, пообещав скоро вернуться. У нас, в Торонто, уже вели подготовку нового экипажа "Асгарда", который должен был слетать в гости к ланиа. На лунной верфи завершалось строительство второго межпространственного спейсера - "Гелиоса" - предназначавшегося для путешествия к соседним галактикам. Араны сами предоставляли свой корабль для полёта земных исследователей к их родине. В общем, жизнь шла своим чередом. И так она шла ещё недели две, до тех пор, пока станции дальней связи не поймали устойчивый сигнал с аранской кодировкой. Араны вызывали своего Старшего.
        Вызов Баркова застал Тора в моём обществе: мы как раз соби^рались съездить в Силиконовую долину, где начинали строить гаси^тель инерции по аранской технологии. За несколько секунд до звонка я почувствовала тревогу, а когда Тор включил видео, перепуга^лась всерьёз: уж очень хмурый был вид у председателя Совета Безопасности.
        - Тор, боюсь, у вас крупные неприятности, - сказал Барков. - Только что получен сигнал с одного из ваших кораблей. Сейчас соединяем.
        Пока шло соединение каналов, я вцепилась в Тора.
        - Что могло случиться? - спросила я, заглядывая ему в глаза.
        - Не знаю, Ивэт, - он прикоснулся к моей щеке. - Но мне страшно.
        На экране появилась картинка зала управления аранского спейсера. Один из аранов в чёрном комбинезоне с серебристыми про^дольными полосами на рукавах вышел вперёд и вытянул руки в приветствии.
        - Старший, всё кончено, - сказал он. - Планета Аран умерла.
        - Что случилось? - спросил Тор. Его рука, лежавшая на моём плече, заметно дрожала.
        - Вспышка на Тогара погубила всё на поверхности планеты, а землетрясения разрушили наши подземные города. Спаслись лишь четыре миллиона аран из тридцати... У нас нет больше дома, Старший.
        Тор молча закрыл лицо руками - в совершенно человеческом жесте безысходного горя. И я ничем не могла ему помочь. Только попыталась утешить.
        - Милый мой, но ведь есть же Земля, - тихо сказала я. - Там, где помещаются двадцать один миллиард, найдётся место и для четырёх миллионов.
        - Простите, что вмешиваюсь, - сбоку на экране появился Барков. - Как я понял, ваша планета погибла. У меня есть предложение: мы уже сотню лет осваиваем Марс, четвёртую планету Солнечной системы. Мы создали там пригодную для дыхания атмосферу, нашли источники воды. Там уже сейчас можно жить людям, а значит, и вам. Да и на Земле для любого из вас найдётся место.
        Услышав это, Тор выпрямился и стал похож лицом на Сфинкса. Плакать, как мы, араны не умели, но глаза его блестели сильнее, чем обычно.
        - Мы прожили достаточно долгую жизнь как цивилизация, - сказал он. - Мы намного старше вас, но только на Земле поняли: жизнь во всех её проявлениях есть протест против смерти. Нам ещё очень многому предстоит научить вас и научиться у вас... Мы при^нимаем предложение, Старший Барков, если твоё мнение совпадает с мнением Земли.
        - О, в этом не сомневайтесь, - Константин Иванович чуть заметно улыбнулся. - У нас есть поговорка: друг познаётся в беде. А мы считаем вас нашими друзьями.
        - Но то, что было в прошлом...
        - Что было, то прошло, Тор. Надо помнить о прошлом, но не оглядываться на него на каждом шагу... Передайте своим - пусть селятся на Земле и на Марсе. Может быть, со временем вы найдёте себе более подходящую планету...
        - Вряд ли, Старший, - Тор качнул головой и посмотрел на меня.
        - Ах, да, я совсем забыл об Иветте, - усмехнулся Барков. - Во все времена женщина была для мужчины самой убедительной причи^ной остаться.
        - Я начинаю думать, что вас нам послала сама судьба, - проговорил Тор. - Что было бы с нами, если бы мы не встретились у планеты Сумера? Быть может, для нас эта встреча - последний шанс?
        - Быть может, - согласился Барков. - Большой грех будет им не воспользоваться.
        Он отключился от канала. Тор коротко пересказал аранам его предложение.
        - Ты решил, Старший? - спросил командир корабля.
        - Решил, - ответил Тор. - Координаты Земли вы знаете.
        Араны снова поприветствовали его и выключили связь.
        - Когда-то давно у нас была поговорка: у кого есть друг, у того есть и дом, - тихо произнёс Тор. - Мы забыли о ней, а вы на^помнили. Мы постараемся больше никогда не забывать её.
        Мне страшно хотелось заплакать, как после смерти Билла и ребят, но слёзы куда-то подевались. Я только крепко сжала ладонь Тора. И это пожатие рук - белой Тора и светло-бронзовой моей - само по себе было прочнее любых политических договоров и соглаше^ний. Пусть земные скептики говорят, будто история человечества как самостоятельной цивилизации закончилась. Пусть то же твердят о себе некоторые араны. Лично я думаю, что наш союз - не конец, а начало. Начало новой цивилизации, которая унаследует могучий интеллект аранов и чувственность людей. Что из этого получится - ещё неизвестно.
        Но как интересно, чёрт возьми!
        ---
        

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к