Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Горелик Елена: " Бд №01 Буря В Пивном Бокале " - читать онлайн

Сохранить .
Елена Горелик
        Бд-1. Буря в пивном бокале
        - Аннотация:
        Будущее без прикрас. И этим всё сказано.
        ---
        - Мои поздравления, Кейл, - благообразный пожилой джентльмен с усталой улыбкой протянул мне паспорт - свежую, сверкающую прозрачным покрытием карточку. - Отныне вы являетесь гражданином Федерации, и несёте полную ответственность за свои действия. Надеюсь, вы оправдаете доверие общества, возложенное на вас.
        Сказано это было таким тоном, будто старикан с тайной надеждой ожидал услышать "нет". Его можно понять: целый день заниматься выдачей паспортов, говорить одни и те же слова, слышать одно и то же в ответ - тут взвоешь.
        Разумеется, Кейл произнёс увесисто-бронзовую формулу гражданской присяги. "...Клянусь быть верным сыном (дочерью - ненужное вычеркнуть) Федерации, всеми силами защищать её интересы где бы то ни было. Клянусь быть достойным чести называться гражданином..." Думаю, не стоит лишний раз повторять то, что каждый знает с детства. К пафосу, окружавшему сие действо, все давно привыкли и не обращали внимания на восторженные вопли видеопропаганды. Но было здесь что-то, заставлявшее меня ждать этого дня с неким душевным трепетом. Кейл произнёс клятву. А за этим следует ещё одна церемония.
        На столе появилась гербастая коробка. Старичок невозмутимо открыл её, и я буквально - без дураков! - задохнулся от восторга. Новенькая, как тот паспорт, серебристая машинка смерти. Именной пистолет, символ совершеннолетия. Неотъемлемое право любого гражданина Федерации.
        "Я - совершеннолетний. Я - хозяин своей жизни".
        Пистолет соблазнительно блеснул в руках Кейла.
        ****
        Когда Закон отчаялся справиться с разгулявшейся преступностью, он обратился за помощью к гражданам. Не скажу, чтобы это кардинально решило ситуацию в пользу Закона, но теперь каждый имел право на свободное ношение оружия и право применить его для самозащиты. Следующий шаг - всеобщее физическое воспитание, обучение владению оружием чуть ли не с пелёнок. Наконец правительство Федерации, не только узаконило ношение оружия, но и сделало его обязательным для каждого гражданина. Раздутый до небес патриотизм (какой, собственно, патриотизм? Федерация давно объединяет всю планету...), гипертрофированный жёсткими тренировками и идеологией флёр романтического героизма, великолепный декорум, которым обставлена церемония посвящения в граждане - что ещё нужно молодёжи. Любой человек, достигший восемнадцати, сдавший экзамен по физподготовке и являющийся психически здоровым, вместе с паспортом и всеми гражданскими правами, получает оружие. Вместе с правом применить его по необходимости. О, разумеется, общество озаботилось соответствующе оформить для юных граждан список необходимостей, когда применение оружия
считается не только оправданным, но и вполне законным. Явное нарушение общественного порядка, неподчинение органам Федеральной безопасности, насилие над ближним - любой гражданин должен пресекать сии действия в зародыше. Действуй не задумываясь. На то Федерация и снабдила тебя правом силы.
        Что самое интересное, преступность в самом деле начала сдавать позиции. Кому охота затевать ограбление банка, если тебя на пороге встретит огонь двадцати стволов? Ну, разве это не благо для общества, называющего себя демократическим?
        *****
        Паспорт дал Кейлу право на самоопределение, и он его реализовал в полной мере. Служба в органах безопасности не для него, ему нужно получить достойное гражданина образование. Инженер компьютерных коммуникаций - чем плохо? Его приняли без экзаменов - результаты, с которыми он окончил колледж, вполне позволяли. Что ж, через шесть лет общество получит ещё одного специалиста.
        Уже на втором году учёбы Кейл оформил свои наблюдения в определённый вывод, который выглядел примерно так: этот мир не оправдал его юношеских надежд. Нет, учился он отлично. Друзья, подружки, вечеринки, забойная рок-музыка - всё это было, да. Но это оказалось совсем не тем, чего он ожидал. Никакой геройской борьбы с преступниками на благо родной Федерации. Граждане вели себя удивительно законопослушно, даже улицу переходили в положенных местах и только на зелёный свет. Скука... Поначалу Кейл попытался уйти от неё в учёбу, сутками провисал на библиотечном сервере, читая не только специальную литературу, но и вообще всё, что попадётся на глаза. Здесь он сделал второе открытие, заронившее в его душу некую тревожную искорку. Кейл вдруг поймал себя на мысли, что не может найти на сервере литературу старше ста двадцати лет. То есть, изданную до объединения всех стран в Федерацию. И третье открытие: кроме него и ещё двух-трёх особо упорных студентов, художественные и философские книги никто не запрашивал. Возможно, кто-то может назвать философию скучной, художественные книги - надуманными, а энциклопедии
- сводом заблуждений, свойственных времени их издания. Но Кейл твёрдо знал: обязано существовать что-то вечное, неподвластное законам Времени и времён. Обязано - и он не может его найти.
        Очень странно.
        Убедившись, что попытка избавиться от скуки привела его к выводам, которыми он не смел ни с кем поделиться, Кейл впервые в жизни по-настоящему испугался. Сомнение в правоте законов Федерации приравнивается к их нарушению, и соответствующе карается. Нет, он - верный гражданин Федерации, не допускающий ни малейшей вредной мысли! Он будет прилежно учиться, приобретая одну из важнейших специальностей современности, он оставит бесполезные поиски того, чего, возможно, никогда и не было на свете. Он будет вести скучную жизнь примерного гражданина, потому что это лучше пугающей неизвестности. И - не обращать больше внимания ни на какие странности бытия.
        ****
        Весело отпраздновав двадцатилетие, Кейл впервые серьёзно задумался о своей роли в мире. Четыре года пролетят быстро, и он окажется в главном кресле операционного зала. Не так уж и плохо - стать мозгом компьютерной системы, управляющей каким-нибудь концерном. Высокий заработок, перспектива карьеры. Однако, Кейл всё время чувствовал какой-то дискомфорт. Временами он ловил себя на идиотской мысли: что чувствует операционная система, в которую попал вирус? Конечно же, операционка ничего чувствовать не может, даже новейшие системы искусственного интеллекта лишены способности чувствовать. Как ни бились над этой проблемой мощнейшие исследовательские институты, чувствующие машины всё ещё оставались фантастикой... Кейл позволял себе ехидную усмешку. Слабо сотворить новую душу? Тем не менее, он успешно сдавал экзамен за экзаменом, ходил на еженедельные студенческие собрания, хотя, не видел в них никакого смысла. Обсуждение проблем и событий государственного масштаба, в которых ни он, ни его сокурсники никогда не будут принимать участия. Собрания были неофициальными, но на курсе, да и вообще в университете
не посещать их считалось дурным тоном. Кейл обсуждал вместе со всеми. Даже иногда горячился, отстаивая своё мнение, аргументировал, отступал, переходил в контратаку. А про себя приклеил собраниям ярлычок "бури в пивном бокале". Почему молодых людей незаметно приучают растрачивать энергию на заведомо бесполезные вещи? Ответа он пока не находил.
        Кейл старательно загонял это ощущение в самый дальний уголок души, но с каждым днём всё глубже чувствовал оглушающую пустоту вокруг себя. Находясь в обществе, он всегда был одинок. Приятели? Да, были. Но вот друга, такого, которому доверял бы больше, чем самому себе - нет. Девушки? Подружек множество, а той единственной, ради которой не жалко отдать жизнь - нет. Родители? Они далеко, и слишком поглощены своими проблемами, чтобы заниматься душевными терзаниями сына. Да и поймут ли они, захотят ли понять? Однажды он ...ну, не то, чтобы поделился своими переживаниями - прозрачно намекнул отцу на некую дисгармонию в окружающем мире. Отец, не задумываясь, выдал: "Или прекрати пускать сопли, и живи, как все, или - у тебя есть именное оружие". Добавить к этому было нечего.
        Вернувшись в университет, Кейл стал потихоньку выпивать.
        *
        А потом появилось письмо.
        Кейл поначалу не обратил на него внимания - мало ли рекламы сбрасывают миллионы серверов на сотни миллионов электронных адресов? Потом он бегло прошёлся по строкам ...и глазам своим не поверил. Некто "неизвестный" весьма прозрачно намекал на возможность приобрести старинную литературу по сходной цене. Не в электронном, а в архаично-бумажном виде! Кейл слышал о нелегальной торговле программным обеспечением, наркотиками, даже оружием, но чтобы из-под полы торговали древними книгами?..
        Любопытство оказалось сильнее осторожности, и Кейл отправился по указанному адресу. "Неизвестный" предлагал зайти в кафе "Занд" что на набережной, спросить капучино и вывести на монитор у столика сводку биржевых новостей недельной давности. Как только он это сделает, к нему подойдут и поинтересуются перспективами роста акций коммуникационных компаний... Даже на церемонии вручения личного оружия Кейл не испытывал такого мандража. Впервые в жизни он ощутил себя самым настоящим преступником. Ведь по закону никто не имеет права заниматься продажей чего бы то ни было, даже открыток, без официальной лицензии Торгового департамента. Но больше всего Кейлу хотелось посмотреть на настоящих преступников. Как можно жить в государстве, нарушая его законы? Воспитанный в духе абсолютной преданности государству, Кейл до самого последнего времени искренне считал таких людей изгоями. По отношению к которым дозволено всё. Если бы не опыт собственных размышлений, если бы не мысли, то и дело всплывавшие из-под спуда обыденности, Кейл и по сей день так считал.
        Он вошёл в кафе с тайной мыслью: хоть бы всё сорвалось, хоть бы случилось нечто, и заставит его визави отказаться от контакта. Но в душе точно знал - ничего не сорвётся. Как и было договорено, он спросил чашку капучино и принялся просматривать никому не нужные сводки недельной давности. Время сразу превратилось в липкую, раскисшую от жары смолу, потянувшись так медленно, что Кейл уже через десять минут чуть не завыл. Он был совершенно не приспособлен к таким нервным перегрузкам... Его спасло появление ...наверное, связника. Человек в непримечательном тёмно-сером комбинезоне клерка, подсевший за столик, будничным тоном поинтересовался, стоит ли ожидать в ближайшее время скачка цен на акции коммуникационных компаний. Что произошло дальше, Кейл не помнил абсолютно. В память врезался только тусклый блеск старого, потёртого именного пистолета незнакомца. Отблёскивая в ободранной кобуре, он казался некоей путеводной звездой.
        Кейл очнулся только от приглушённого шёпота множества людей. Как и он предполагал, нелегальный аукцион организовали в подвале, подальше от чужих глаз. Кейл присмотрелся. Ни единого знакомого лица. Только сейчас он понял, насколько узок был круг его общения. Группа в университете, преподаватели, иногда - родители. Но чаще всего - компьютер, если это можно назвать словом "общение". Оказавшись среди незнакомых людей, Кейл поначалу испугался. Кто они, что они? Потом принялся с некоторым интересом разглядывать лица. Большинство выражало сосредоточение, очевидно, на предстоящих торгах. Незначительное меньшинство отличалось каким-то странным блеском в глазах. Смысл этого блеска Кейл узнал несколько позже, когда на возвышение вышел сутуловатый пожилой человек - что самое интересное, безоружный! - и объявил начало аукциона. Первые лоты ушли почти сразу, и за немалые деньги. Ещё бы - твёрдый переплёт, яркая обложка, отличная сохранность. Минут через двадцать на торги были выставлены книги тех же авторов, но меньшей ценности. Кейл смог позволить себе одну такую книжку. Настоящий раритет, бережно подклеенная
книжица стопятидесятилетней давности. Его разбирало искушение присесть где-нибудь в углу и сразу же перечитать книжку от корки до корки. Благо, она не была особенно толстой. Ему мешал всеобщий гомон, выкрики аукциониста и покупателей. Решив, что на сегодня сильных впечатлений достаточно, Кейл начал потихонечку пробираться к выходу. Купленная книжка жгла руки. Немедленно домой, немедленно прочесть, узнать, чем же жили его прадеды...
        Неприметный старичок, которому Кейл нечаянно наступил на ногу, сделал удивлённое лицо, когда молодой человек извинился. Вообще-то в обществе было как бы не принято извиняться за такие мелочи. Всё считалось само собой разумеющимся, житейскими мелочами, на которые не следовало обращать внимания. Однако, Кейл родился и вырос в глухой провинции, где старые нормы поведения ещё никого не шокировали.
        - Простите, юноша, - старик неожиданно придержал Кейла за рукав. - Вы, насколько я вижу, студент?
        - Да, - теперь удивлялся Кейл - с чего бы незнакомому человеку вдруг ни с того ни с сего расспрашивать его?
        - Простите за нескромность, могу ли я узнать, что вас привело сюда?
        Рассказывать о письме? Боже, какая глупость...
        - Я ...я решил собрать коллекцию антиквариата, - ответил Кейл, уже зная, что такой ответ нисколечко не убедит его неожиданного собеседника.
        - И начали со старинных книг, к тому же, негласно запрещённых к распространению, - круглое морщинистое лицо старика озарилось - да, Кейлу пришло на ум именно это слово - доброй лукавой улыбкой. - Я немало пожил на свете, и ещё застал времена, когда молодёжь стремилась к чему-то, кроме карьеры и пустого обогащения... Простите, это я так, к слову...
        - Вы тоже покупаете книги?
        - Не совсем... Видите ли, я интересуюсь не книгами, а теми, кто их ищет. О, нет, не бойтесь, я слишком стар, чтобы работать на безопасность, поверьте, - старик тихо рассмеялся. - Давайте выйдем отсюда, здесь слишком много излишне любопытных ушей... Вы ведь ещё не просматривали купленную книгу?
        Коридор вывел их к обшарпанной двери. Немного повозившись с замком, старик толкнул тихо скрипнувшую створку, и они оказались в каком-то дворике. Кейл удивился этому патриархальному двору с деревьями, скамейками и беседками. Откуда он взялся в суперсовременном городе? Из каких времён пришёл? Что мог бы рассказать, если бы умел говорить?.. Одна из беседок оказалась свободной.
        - Итак, молодой человек, я повторю вопрос, - старичок оказался подвижным, как капля ртути. - Вы ещё не просматривали ваше приобретение? На что вы выложили свои деньги?
        Кейл отрицательно мотнул головой. Он вдруг начал подозревать, что с ним сыграли какую-то идиотскую шуточку.
        - Я хотел прочесть её дома.
        - Можете сделать это сейчас, если не возражаете? Много времени вам не потребуется, я вас уверяю.
        Первый же десяток страниц "порадовал" Кейла подробнейшим описанием порносцен. Ни малейшего проблеска мысли - одна голая физиология. Может, дальше будет лучше? Увы, вся книжка, все её сто с небольшим страниц, повествовали о самых различных разновидностях секса, коими главная героиня развлекала бесчисленные множества своих поклонников.
        И это то, что он искал? Неужели предки не придумали ничего умнее?
        - Теперь вы понимаете, почему эти аукционы до сих пор не прикрыты Правительством и Федеральной безопасностью?
        Голос старика выдернул Кейла из омута отвращения.
        - При чём здесь безопасность? - устало спросил он. Удар был слишком силён - для человека, не приученного к неожиданностям.
        - А, так вы вообще не в курсе событий? Что ж, это ещё не поздно исправить... Вы не будете против, если я приглашу вас в свой магазин?
        Кейл находился в полном ступоре, и покорно кивнул. Будь что будет.
        *********
        Магазинчик старика был сплошь заставлен старыми компьютерами. Попадались даже антикварные модели, с пятидюймовыми лазерными дисководами. Эти, наверное, стоили баснословных денег. Купить сие электронное диво смог бы только очень богатый человек, гораздо богаче самого Кейла или его родителей, всю жизнь собиравших деньги на образование сына. Но старик в лавке не задержался, и провёл своего гостя в складик, где открыл потайную дверь. Вот здесь Кейл наконец пришёл в себя.
        Комната. От пола до потолка заставленная пластиковыми библиотечными стеллажами. А на стеллажах - книги, книги, книги... Да ещё какие толстые! Страниц по триста или даже триста пятьдесят!
        - Как вы понимаете, по выходе на улицу вы должны забыть, что вообще здесь были, - сказал старик. - Я не рассылаю писем и не устраиваю аукционы. Я - собираю всё то, что действительно заслуживало долгой жизни. В отличие от моих ...мягко говоря, коллег с аукциона. А ещё я ищу таких, как вы, молодой человек. Я ищу тех, кого ещё не успела отравить эта Богом проклятая система... Впрочем, я опять задумался, простите. Моя задача, кажется, вам уже ясна?
        Кейл заметил в углу комнаты мощный компьютер с большим сканером, и всё понял.
        - Вы переводите старинные книги в современные форматы, - с усмешкой проговорил он.
        - Бумага, увы, недолговечна. Я делаю всё возможное, чтобы ваши дети и внуки могли приобщиться к духовности предков.
        - К ...чему?
        - Простите?
        - Вы, почтенный, только что произнесли странное слово,- "духовность". Может быть, объясните, что оно означает?
        Старик сокрушённо покачал головой.
        - К чему мы катимся?.. - вздохнул он. - Впрочем, никому не дано до конца понять смысл этого понятия, оно слишком глубоко для нас. Но вы можете попытаться - всё это к вашим услугам, - старик широким жестом обвёл набитые полки.
        - Вы полагаете, я смогу всё это прочесть? - испугался Кейл.
        - Я могу посоветовать вам, с чего начать. Дальше - вы сами будете решать, каким путём двигаться. Согласны?
        Потрясённый Кейл сумел только кивнуть в ответ.
        - Вот, возьмите, - старик-букинист вынул из допотопного деревянного стола несколько блестящих кружочков - стандартные двадцатигигабайтные диски. - Здесь всё, что я успел перевести в стандартный текстовый формат.
        - Почему? - хрипло спросил Кейл. - Почему вы это делаете? Вас в любой момент могут арестовать и даже убить.
        - Молодой человек, - добродушно улыбнулся букинист. - Прочтёте хотя бы несколько книг, и поймёте, что никакое государство не вечно, ибо построено на лжи и насилии.
        Это было неслыханно, но Кейл почему-то верил его словам. Они оказались как бы квинтэссенцией его собственных бессознательных наблюдений, которые он не смел оформить в какие бы то ни было чёткие выводы. А этот странный старик - осмелился.
        Почему?
        Мелькнула пакостная мыслишка: что если это западня, и его сейчас арестуют?
        В любом случае он уже сделал первые шаги по противозаконному пути, и даже если его арестуют, это будет только справедливо.
        Стоп. Что - справедливо? Арестовывать людей за стремление к истине?
        - Молодой человек, - старик положил сухонькую руку ему на плечо. - Прошу вас, не возвращайтесь сюда ни при каких обстоятельствах. Это может погубить не только меня или вас. Забудьте этот адрес.
        - Хорошо, - кивнул Кейл. - Прощайте.
        Он завернул диски в аляповатую упаковку из-под какого-то софта, нарочито небрежно забросил их в сумку. Дома у него будет время и почитать, и разобраться.
        
        Потрясение было огромно и ни с чем не сравнимо. Оказывается, предки жили полнокровной жизнью, ничуть не похожей на нынешние однообразные будни. Они знали такие слова, каких не было ни в одном толковом словаре современности. Хотя бы то самое словечко "духовность". Они совершали такие поступки, которые по мнению их далёкого потомка были чудовищно глупыми. Или только казались таковыми? Вряд ли кто-то из знакомых Кейла мог бы в одиночку вступить в бой с отрядом противника, чтобы его товарищи за это время могли укрыться в безопасном месте. Усвоенный с детства принцип: "Каждый сам за себя", - мешал этому. Мешал понять, что же на самом деле двигало тем героем, или его прототипом.
        Сны были необычайно яркими, цветными, и глубокими по смыслу. Кейл стал часто видеть себя одним из героев прочитанных книг, осмысливать события, как бы переживая их всем существом. Включилось воображение, до того направленное исключительно на составление оптимальных сетевых конфигураций. Кейл начал представлять: а что было бы, если бы сюжет книги пошёл чуть иначе? Что было бы, окажись он в самом деле среди героев?.. Прошло совсем немного времени, и Кейл внезапно понял, что именно с ним произошло.
        У него, образно говоря, включился процесс творчества души. Не того интеллектуального труда, от которого к вечеру скрипели извилины, а настоящего творения... Где-то в прочитаннных книгах он нашёл такую гипотезу: писатель творит не просто книгу, а небольшой, но самостоятельный мир, где герои живут своей жизнью. Возможно, это так и было. Кейл почувствовал это на себе - книжные миры оказались на удивление реальны, хотя, эта реальность отдалённо напоминала виртуальные компьютерные игрушки с эффектом присутствия. И Кейлу захотелось самому создавать нечто подобное. Он понимал, что на достижение настоящего мастерства уйдут, может быть, долгие годы, а то и вся жизнь. И всё же стоило бы попытаться.
        
        Нехорошо нарушать данное слово, но Кейл, обнаружив в себе тягу к творению, решился навестить букиниста. Он был уверен, старик поможет ему разрешить несколько вопросов.
        Полицейский модуль он заметил ещё за квартал. Что-то случилось? В душе Кейла с тяжким гулом оборвалась какая-то неведомая струна. "Боже ты мой, неужели?.." Увы. Так и оказалось. Кейл стал бессильным свидетелем того, как двое в униформе Федеральной безопасности выволокли безжизненное старческое тело, а ещё четверо загружали один из отсеков модуля бесценными книгами. "И нашлась же мразь, которая посмела сдать его?" - мелькнула яростная мысль. Впервые Кейл не убоялся подумать такое о верных слугах Закона. Он плохо владел лицом, и потому постарался как можно быстрее уйти.
        Да. Вот так порой и заканчиваются красиво начинавшиеся сказки.
        Пока Кейл шёл по улице до ближайшего транспортного узла, пока ехал на свой уровень, пока открывал дверь - он ещё держался. Но потом, захлопнув электронный замок, упал в кресло у компьютера и ...разрыдался.
        Что же произошло с обществом, если оно так старательно избавляется от памяти прошлого? Не потому ли, что Правительству и безопасности невыгодно творчество души? Тут только дай волю - люди, чего доброго, начнут сомневаться, размышлять, делать выводы. Правительству нужна однолинейно мыслящая масса, уверенная, что великие дела ей не под силу.
        Кейл усилием воли - надо же, и воля появилась! - заставил себя собраться.
        Нет. Окончание этой истории будет иным. Он об этом позаботится, что бы ни случилось потом.
        На следующий день Кейл посетил компьютерный рынок и на все оставшиеся сбережения купил подержанный сервер.
        *********
        История получилась - глупее не придумать. Кейл благополучно пропустил очередное студенческое собрание. Назавтра к нему подошёл один типчик с потока, так сказать, паршивая овца в смысле успеваемости. К тому же, вульгарный до предела. Вернее, до беспредела. Но папочка у него был Полковником безопасности, и это ко многому обязывало.
        - Слышь, чувак, ты чё, основным заделался? - выдало это милое создание. - Ты, в натуре, нас не уважаешь?
        - Знаешь, что, оставь меня в покое, - намеренно слабым и отрешённым голосом сказал Кейл. - Я болен.
        - Не, ты в натуре не отмажешься. А ну колись, куда ты бегал?
        - Отстань, - Кейл начал злиться. - Ты меня достал уже.
        - Будешь на меня наезжать - знаешь, где окажешься? - сокурсничек обозлился в ответ. - А ну стой, падла! Куда? Сбежать хочешь?
        Ни слова не говоря, Кейл выдернул из кобуры пистолет. Холодный серебристый ствол упёрся хаму в подбородок.
        - Ещё слово - и я тебя пристрелю за нарушение общественного порядка, - зло процедил он сквозь зубы. - Пусть отец тебе объяснит, что я действую по закону.
        Группа молча наблюдала за неслыханным поведением Кейла. Возражать Полковничьему сыну было так же немыслимо, как и самому Полковнику. А Кейл не только возражал - он угрожал. В глазах товарищей молодой человек видел ужас и затаённое восхищение. Он оказался способен на такое, о чём они и помыслить не могли.
        И хам, привыкший к полнейшей безнаказанности, отступил. Он испугался!
        Но с того момента Кейла уже не покидало чувство беды. Такой подонок никогда не решится отомстить лично. Он побежит жаловаться папочке. Вот интересно, как отреагирует Полковник безопасности?
        Всё оказалось гораздо проще ...и гораздо страшнее.
        Укола он не почувствовал. А когда понял, что с ним происходит, рассердился не на шутку. Ему попытались заломить руки за спину. Он вырвался и выхватил пистолет, из которого так ни разу и не стрелял. Хлопок, второй... Один из безопасников с ядрёным матом сполз на пол, зажимая рану в бедре. И тогда на Кейла набросились всем скопом. Били долго - дубинками, рукоятками пистолетов, ногами...
        Кейл потерял сознание на второй минуте, успев подумать: "Сволочи... Ведь всё равно..."
        *********
        Лейтенант был бесстрастным, как кибер, и даже чем-то напоминал его внешне. Грубоватое, словно топором деланное лицо, холодные, глубоко посаженные глаза, щелевидный рот, казавшийся безгубым... Кейл невольно облизнул свои губы, и почувствовал запёкшуюся кровь. Четырёх зубов нет. Больно дышать - видно, сломано ребро. А руки скованы за спиной.
        - Я сожалею, что пришлось применить к вам столь крутые меры, господин Кейл. Однако, вы должны понять - мы заботимся о безопасности общества.
        Даже голос у него какой-то искусственный. Чёрт, неужели в самом деле кибер?
        - Я нарушил Закон? - Кейл искренне удивился. Они не могут знать...
        - Увы, да.
        - Чем же я провинился? Обидел сыночка Полковника?
        - Сын Полковника отлично сыграл свою роль, господин Кейл. У ваших одногруппников не должно мелькнуть ни малейшего подозрения по поводу истинной причины вашего ареста.
        - Могу я узнать эту причину, или я тоже должен оставаться в неведении?
        - Отчего же? Можете, - Лейтенант заложил руки на спину и не спеша прошёлся по камере. - Вы обвиняетесь в поисках и хранении запрещённой литературы. Кстати, диски, изъятые при обыске вашей квартиры, уже уничтожены.
        - Зря, - совершенно искренне огорчился Кейл. - Вы многое могли бы узнать из этих книг.
        - Я - законопослушный гражданин.
        - Ах, да... Впрочем, теперь уже всё равно.
        - У вас есть шанс вернуться в общество, господин Кейл. Вы понимаете, о чём я?
        - О, да. Но я не хочу. Уже не хочу.
        Лейтенант в первый раз проявил некое подобие беспокойства.
        - Книги - бесплодная выдумка. Пыль. Подумайте, ради чего вам ломать свою жизнь? Ради фантома, который вами же и выдуман. Федерация - вот единственная реальность, с которой рано или поздно, но примирятся все.
        - Разве?
        - Для того меня здесь и держат... Советую уяснить один неприятный факт, Кейл: вас всё равно никто не поймёт. Вы - одиночка.
        Разбитые губы не слушались, но Кейл попытался изобразить улыбку.
        - Ради одиночек вы бы не создавали такую разветвлённую сеть "тайных" аукционов, - проговорил он. - Вы хотели показать людям, что они - дерьмо, и ничего больше.
        - Вы умнее, чем хотели показаться, - глаза Лейтенанта сверкнули, как две льдинки. - Знаете, в чём ваша проблема? Не только ваша лично, но и всех таких же ...любителей копаться в прошлом. Ваш извечный недостаток в том, что вы в самом деле одиночки. Вы разобщены, вы ничего не знаете друг о друге. А мы - сплочённая организация, система, если хотите... Кейл, вы ведь подозревали, что с самого начала были обречены?
        - Возможно.
        - Тогда скажите на милость, какого чёрта вам понадобилась эта бравада? Я до сих пор не возьму в толк, зачем в таком случае образованному молодому человеку, перспективному специалисту, восставать против государства? Чего вам не хватало в жизни?
        Кейл промолчал. Он не видел смысла что-то объяснять.
        - Ах, вот как... Ну, тогда диагноз ясен, - усмешка Лейтенанта выглядела так: уголки щелеобразного рта чуть-чуть приподнялись и тут же заняли привычную позицию. - Вы у нас, значит, правдоискатель. Впрочем, это неудивительно. Но вы не очень-то похожи на идеалиста, любезный Кейл... Что ж, я полагаю, обсуждать уже нечего. Переубедить вас мне уже не удастся, а ломать я попросту не хочу. Я устал от этого. Всегда одно и то же... Преступник Кейл, вас расстреляют через шесть часов. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит. Охрана! Увести осуждённого.
        *********
        Приговор привели в исполнение в наглухо закрытой подземной комнате, тело кремировали там же... Лейтенант с искренним сочувствием наблюдал за церемонией передачи родителям капсулы с прахом несчастного искателя истины. Он был умён, опытен, повидал немало душевных изгибов вроде этого. И до сих пор не мог понять, почему снова и снова появляются эти молодые отщепенцы. Чего им не хватает, в самом-то деле? Что ещё нужно человеку, кроме крыши над головой, счёта в банке, мягкой постели и вкусной еды?
        Лейтенанту этого понять было не дано, что называется, от Бога. И потому он, многоопытный и всезнающий, допустил большую ошибку. Не поинтересовался теневой стороной сетевой деятельности своего подопечного накануне ареста. Осознал он свой промах лишь наутро, когда "невидимые" и неведомые сервера начали рассылку писем по миллионам электронных адресов. Содержание этих писем было отнюдь не антигосударственным, как он думал. Нет. Это были всего лишь электронные версии книг, которые Кейл тайно покупал у старика букиниста. У того единственного человека, который действительно рисковал жизнью ради своего дела. Ведь именно из тех книг Кейл узнал, что у человечества когда-то было нечто, носившее наименование любви, дружбы, духовности, вдохновения, истинного творчества... Лейтенант недоумевал. Какой-то студентишка нашёл единственное уязвимое место в отлаженной машине обездушивания людей. Тот последний клочок фигового листка по имени Демократия, которым пыталась прикрыться тирания Правительства... По последним данным таинственный сервер разослал около семидесяти миллионов писем. Лейтенант по опыту знал, что
половина таких рассылок отправляется в корзину сразу по факту получения. Восемьдесят процентов из оставшейся половины в лучшем случае пробежит глазами наискосок от начала до конца, и равнодушно перейдёт к следующему письму. Оставались те десять процентов, которые начнут читать и, чего доброго, делать выводы.
        А последним ударом ниже пояса стало одно из писем, где подробнейше перечислялись адреса "тайных" букинистических аукционов и цитировались отрывки писем от "неизвестных". В конце же автор делился с читателями кое-какими своими соображениями по поводу методов работы Федеральной безопасности, и, что самое скверное, призывал объединиться.
        Лейтенант уже не усмехался. Он знал, что его безупречно выплетенная паутина рассчитана на одиноких мух вроде Кейла, но она не выдержит такого напора инакомыслия. Ведь они теперь сообразят, что не одиноки, и совсем распояшутся.
        Сигнал вызова по особой линии не означал для Лейтенанта ничего хорошего. Да он и не ждал приятных новостей.
        - Слушаю, Полковник.
        - Не слишком ли много сюрпризов за последнее время, дорогой Лейтенант?
        - Я сознаю долю своей ответственности, Полковник, однако, у меня есть план действий.
        - Как я могу доверять вам после такого провала? Вы же угробили всю систему отслеживания!
        - Письма рассылаются одним из тех легальных серверов, к которым Кейл имел доступ, а их не так уж много.
        - Вы что, думаете, будто мы уже не проверили эти сервера?.. Утечка информации уже допущена, Лейтенант, и вы за это ответите по закону.
        *****
        Приговор привели в исполнение в наглухо закрытой подземной комнате, тело кремировали там же... Всё шло согласно бездушному закону государственной машины, ставшему для Лейтенанта его жизнью и смертью. Интересно, о чём он думал в свой последний миг? Может быть, о правдоискателе по имени Кейл? Или о полубезумном старичке из подвала? Оба они ушли из жизни во имя чего-то высшего, чего ограниченные души их судей не хотели вместить. Этим двоим удалось если не сломать, то расшатать устои общества. Рано или поздно Правительство всё-таки столкнётся с организованным сопротивлением - его появление теперь вопрос времени. Всё вернётся на круги своя. Революция - анархия - демократия - диктатура - тирания. В конечном итоге ничего не изменится. Так думали Сержанты, Лейтенанты, Полковники. Они считали себя вечными. Они ждали своего часа, когда можно будет сплести новую паутину. Ведь в следующий раз можно будет вовсе отказаться от дешёвой игры в демократию, и завинтить гайки так, чтобы подобные проколы больше не повторялись.
        ********
        ...Эти книги даже в электронном виде сохранили душевное тепло, вложенное в них давно умершими авторами. И теперь, через сотни лет, они согревали озябшие души миллионов людей, живших в гиперкомпьютерном мире. Люди с удивлением узнавали из этих книг о том, что далеко не всегда их планета была похожа на бесконечный асфальтобетонный лабиринт. Что их предки интересовались ещё чем-то, кроме карьеры и денег. Что любовь к ним часто приходила на всю жизнь, и их дети росли не в казённых интернатах. Предки оказались в чём-то богаче их, своих потомков. И люди стали задумываться, зачем их так жестоко ограбили.
        До настоящего сопротивления было ещё далеко. Однако, Правительство уже поняло, что битвы не избежать... И всё-таки они просчитались, эти чёрствые существа, называвшие себя стражами законности. Человек всегда стремится к чему-то запредельному, он так устроен, и его не перекроить никакой идеологией, никаким насилием. Пусть на такое способен не каждый встречный, и всё же...
        Всё же люди, пусть ещё неосознанно, но приняли решение - "следующего раза" у Правительства не будет. Иначе действительно всё начнётся сначала.
        ---
        
        17/02/2009
 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к