Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Гончаров Сергей: " Мышеловка Захлопнулась " - читать онлайн

Сохранить .
Мышеловка захлопнулась Сергей Александрович Гончаров
        В погоне за своей жертвой маги-охотники приходят на Землю. Вместе с ними в нашем мире появляется и магия. Получится ли у охотников выследить беглеца среди семи миллиардов людей? Ведь дома, как говорится, и стены помогают. Получится ли у жителей голубой планеты распорядиться негаданно свалившимся чудом? И какая она, магия, на самом деле? Величайшее добро или сверхмощное оружие, способное сокрушить мироздание?
        
        В погоне за своей жертвой маги-охотники приходят на Землю. Вместе с ними в нашем мире появляется и магия. Получится ли у охотников выследить беглеца среди семи миллиардов людей? Ведь дома, как говорится, и стены помогают. Получится ли у жителей голубой планеты распорядиться негаданно свалившимся чудом? И какая она, магия, на самом деле? Величайшее добро или сверхмощное оружие, способное сокрушить мироздание?
        Гончаров Сергей Александрович
        ГОНЧАРОВ СЕРГЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ
        
        МЫШЕЛОВКА ЗАХЛОПНУЛАСЬ
        
        Сергей Гончаров
        МЫШЕЛОВКА ЗАХЛОПНУЛАСЬ
        Илья нежился в кровати и размышлял, в какой бы институт поступить. Одновременно ему хотелось стать программистом и адвокатом, пластическим хирургом и первоклассным механиком.
        За окном начинался новый день - светило тёплое июньское солнце. На дереве под окном чирикала птичка. Откуда-то вкусно пахло выпечкой. Длинная стрелка медленно ползла к отметке двенадцать, а короткая застыла возле девятки. Илья сладко потянулся и повернулся на бок.
        Вот бы сразу стать кем-то. Стоило представить, что ближайшие годы придётся потратить на зубрение нудятины, как сразу начало подташнивать. Идти учиться не хотелось. Куда проще и приятнее отработать положенные часы в магазине, а затем вернуться домой и нырнуть с головой во "Время эльфийских чудес". На эту игру Илья наткнулся совершенно случайно - невзначай клацнул на контекстную рекламу. Он сам до конца не понимал, чем она его затянула. Может продуманностью мира? Может возможностями прокачки персонажа? А может своими загадками и таинствами при его исследовании?
        Илья резво вскочил. Сделал пару приседании, семь раз отжался. После армии он так и не научился обходиться без физических нагрузок. До того, как увяз в игре, даже спортзал посещал. Но "Время эльфийских чудес" погрузило его в новый интересный мир, и тратить много часов на тягание железа стало жаль. Пока компьютер запускал операционку, Илья помыл голову - благо стрижка под машинку. Заодно и воды попил. Не заметил, как натянул джинсы, майку. Чувствовал странную смесь воодушевления и страха. На его главный замок ночью должны были напасть. Шансы проиграть битву были высоки. Илья просидел до трёх утра, ожидая нападения. А потом сон, после тяжёлого трудового дня, всё же сморил. Работал он продавцом-кассиром в супермаркете "Схватишка", неподалёку от станции метро "Савёловская". Основным его занятием была выкладка товара на полки. Сидеть работникам не полагалось - за это увольняли. Поэтому все восемь часов смены проходили на ногах.
        Компьютер загрузился. Илья клацнул на приложение. Под ногами красивой эльфийки пробежал ползунок. Вот-вот станет понятно, насколько сильно его обокрали. Хватит ли теперь древесины и руды на постройку казарм восемнадцатого уровня?
        Повезло! Илья даже не поверил собственным глазам! Несколько раз просмотрел вкладку "последние события", где никаких нападений не значилось.
        - Зассал! Зассал! - он подскочил и задорно запрыгал вокруг ноутбука. - Я бы тебя всё равно сделал, ссыкло!
        Немного успокоившись, собрал накопившиеся ресурсы. Поставил воинов на прокачку. Неписанное правило "Времени эльфиских чудес" гласило, что врагу, собиравшемуся на тебя напасть, но так это и не сделавшему, требуется отомстить. Чтобы вообще желания и возможности воевать больше не появлялось.
        Но перед этим стоило поесть. Начинать войну на голодный желудок дело неблагодарное.
        В холодильнике осталась лишь кастрюля с древними макаронами. Илья уже боялся её открывать, а помыть всё забывал. На дверце приютилась одинокая горчица. В глубине нижней полки спряталась банка дешёвого майонеза и васаби в тюбике. В хлебнице лишь крошки.
        Вот он минус одинокой жизни. Родители погибли в автокатастрофе ещё до армии, а больше никого на этом свете у Ильи не было.
        За едой идти лень, но желудок призывно урчал и булькал, намекая, что отправиться в магазин придётся. Благо находился он с противоположной стороны дома.
        Илья взял крупную купюру, мельче не осталось. Подхватил с белого журнального столика ключи и телефон. Привычно пощупал, на месте ли паспорт. Накинул мокасины.
        Открыл входную дверь и столкнулся с Линой.
        В последнем классе школы они встречались. А потом Ангелина исчезла. Илью долго пытались привлечь к ответственности, сутками он отвечал на одни и те же вопросы следователей. В итоге скрыться от навязываемого ему преступления помогла армия.
        - Э-э-э... - глупо протянул он. - Это... как его... Привет. А ты что...
        - Отойди! - Лина оттолкнула хозяина квартиры и заскочила внутрь. Захлопнула дверь и начала закрывать замки. - За мной гонятся.
        ***
        В огромной и тёмной пещере взгляд цеплялся за мощные сталагмиты. Почти везде они соседствовали со сталактитами, а иногда соединялись в сталагнаты. Из-за повышенной влажности дышалось тяжело. Лёгкий сквознячок доносил запах серы. Четверым охотникам казалось, что за каждым из огромных каменных изваяний притаилась угроза. На этой планете, где жизнь осталась лишь под землёй, опасность ждала на каждом шагу. Четверо людей в мешковатых балахонах, преследовавшие пятого - преступника - знали об этом. Беглец специально выбрал этот мир, в надежде затеряться. Магический огненный шар, плывший перед охотниками, пытался разорвать многовековую тьму подземелий, но даже магия имела пределы.
        Бродмир, глава охотников, шёл точно по ментальному следу. При смещении в сторону даже на пару шагов ментальный след пропадал. Следующая волшба его восстанавливала, но уже тоньше и бледнее. После шестой-седьмой попытки ментальный след настолько истончался и выцветал, что делался невидимым. Поймать преступника становилось в разы тяжелее. Обычно потеря ментального следа заканчивалась для охотников суровым наказанием. Поэтому двое помощников прикрывали Бродмира с разных сторон, готовые при малейшей угрозе применить боевую магию. Четвёртый член команды, девушка, защищала спину.
        Главный охотник - Бродмир - родом из мира Тысячи Островов. Мира, где когда-то водились исполинские морские чудища, карты рисовали на кусках кожи, а клады закапывали на безымянных клочках земли. Теперь на этой планете шли кислотные дожди, и ничего живого там не осталось. Бродмир был тем счастливчиком, кому удалось бежать, а значит и выжить. На вид ему казалось чуть больше сорока. Пережитые приключения обелили волосы на голове. Высокий рост, голубые глаза и выправка офицера на его родной планете многое значили. В новой жизни Бродмир одно время считался одним из лучших в своём нелёгком деле - поимке и казне людей. Затем его уличили в недозволенном - жалости к приговорённым. Наказанием стал перевод в стан проштрафившихся. Теперь он возглавлял группу таких же, как и он, опальных охотников, которым поручали самые сложные задания, и на помощь в случае опасности для жизни, штрафникам рассчитывать не приходилось.
        Впереди, на границе света, отбрасываемого магическим огненным шаром, главный охотник заметил движение. Говорить об этом не стал - пугаться каждой тени не пристало его положению. Бродмир сконцентрировался на ментальном следе. Приготовился произнести "Огненный удар", если впереди действительно засада.
        Всё произошло молниеносно. Из-за ближнего сталагмита бросилась огромная крысоподобная тварь. Жертвой плотоядное животное выбрало охотника, шедшего справа от Бродмира. Один укус острых, как сабли, зубов и рука исчезла в пасти хищника. Сатр не успел ещё ничего понять, а крыса уже осознала, что за такую тонкую часть тела, эту еду не схватить. В следующий миг острые клыки сомкнулись на животе человека. Сатр закричал. Громко, протяжно, с надрывом и хрипами. Так люди кричат последний раз в жизни. Напрочь позабыв о магии, он принялся лупить тварь оставшейся левой рукой по морде. Да только монстру с практически погибшей планеты, где пищи почти не осталось, эти удары были, как луже плевок.
        Монстр с зажатой в пасти жертвой скрылся в темноте за сталагмитами. Остальные охотники не успели ничего предпринять для спасения товарища. Всё произошло слишком быстро даже для людей готовых к подобному повороту событий. Охотники приготовились произнести заклинания на случай, если сородичи крысы нападут. Каждый понимал, что коллегу уже не спасти и надо защищать себя. Неподалёку от охотников завис магический шар. Ещё около минуты доносились надрывные крики Сатра. Затем резко наступила тишина. Тварь, наконец, откусила жертве голову.
        - Внимательно смотрим по сторонам, - скомандовал Бродмир. - Здесь таких существ ещё...
        - Вот и смотри внимательно, - огрызнулась Аликс. - Без тебя знаю, что делать.
        В отблесках огненного шара её чёрные волосы отливали синим. Милое лицо, великолепная фигура. Большинство женщин ей завидовали. Многие мужчины её добивались. У некоторых это получалось, но второй встречи никто из них уже не желал. За красивой внешность пряталась безжалостная убийца, бессердечное создание. Ничего святого или хоть малость ценного для этой женщины не существовало. Она могла с холодной усмешкой убить беременную женщину. Её знания и опыт не раз выручали отряд из безнадёжных ситуаций. Но Бродмир знал, что больше всего коллега не любит, когда ею командуют. Оттого приходилось ходить по лезвию бритвы - в любой момент она могла выйти из-под контроля и ударить в спину - свою прошлую команду она таким образом и уничтожила. Почему её не ликвидировали, для многих осталось загадкой. Вероятно, не последнюю роль сыграла красота этой женщины.
        С тех пор Аликс находилась в отряде штрафников под командованием Бродмира.
        - Ты его специально убил? - прошипел Сохорн. Его поросячьи глазки грозно сверкали. Длинные нечёсаные волосы спадали на плечи. На родной планете он был дознавателем. Любил вытаскивать из людей нужную информацию, и практиковал для этого всевозможные изощрённые способы. Работа охотника состояла в том же, только казалась ему интереснее. Сохорн обладал патологической страстью к издевательствам над людьми, а его фантазия в этом направлении казалась безграничной. Он не просто убивал, а старался отравить болью каждое мгновение жизни приговорённого. Сохорн нередко переходил черту дозволенного и мог, лишь ради забавы, осуждённого на смерть оставить жить и мучиться. Именно за эти непозволительные действия охотник и попал в группу штрафников.
        - Если ты ещё раз выскажешься подобным образом в мой адрес, я тебя испепелю. Понятно? - прищурился Бродмир. Сохорн не нравился ему с первого дня работы.
        Сохорн набычился, но произносить какое-либо заклинание не рискнул. Как бы злость и обида не терзала, а главный охотник сильнее.
        - Хватит собачиться, бычьё, - с презрением бросила Аликс. - У нас дело.
        Она произнесла короткое заклинание. Загорелись ещё несколько огненных шаров по бокам и сзади. В необъятной пещере стало намного светлее.
        - А тебе я когда-нибудь обязательно вырежу язык, - пообещал Бродмир помощнице. Затем всмотрелся в истончившийся ментальный след. Опытным взглядом различил, что на беглеца на этом участке тоже нападали. Видимо логово крысоподобных тварей неподалёку. - Двинулись, - скомандовал он.
        - Яйца себе отрежь, - вполголоса буркнула Аликс. Последнее слово всегда оставалось за ней.
        ***
        Илья смотрел на гостью так, как не каждый глупый баран посмотрит на сверхсовременные ворота. Пять с лишним лет назад они расстались под предлогом, что не сошлись характерами. И уже на следующий день Ангелина пропала. Исчезла, как сквозь землю провалилась. Илья с дрожью вспоминал, как его вызывали на допросы. Пытались "вывести на чистую воду". Следователь так в лицо и сказала, что уверенна в его виновности и сухим ему из воды не выйти. В тот момент Илья и понял, что лучше отслужить в армии, чем отсидеть на зоне.
        А уже после службы жизнь казалась радостной и счастливой. Появилась девушка (пусть и ненадолго), работа, деньги. Старые проблемы остались на памяти чёрным, неприятным пятном.
        - Нам надо срочно поговорить, - Лина потянула хозяина квартиры на кухню.
        Илья послушно направился следом. Обратил внимание на одежду бывшей возлюбленной. Широкие штаны и рубаха из ткани похожей на мешковину. Вдвойне странно смотрелся на этой хламиде витиеватый узор, выполненный золотистыми нитками. Волосы отросли ниже плеч. В уголках глаз появились морщинки. Илья не мог придумать, что сказать бывшей возлюбленной. Ведь они когда-то действительно строили планы на долгую и счастливую жизнь. Вместе мечтали, как состарятся и будут сидеть на берегу озера в плетёных креслах-качалках, пить апельсиновый сок и ждать приезда внуков.
        - Садись, - указала Лина на стул. Сама упала с противоположной стороны стола. - Я понимаю твоё удивление. Мне многое надо пояснить и рассказать.
        Она замолчала и с немым вопросом посмотрела на Илью.
        - Ну, чего молчишь? Скажи хоть что-нибудь!
        - Да ты на меня свалилась, как снег... в июне! Чего тебе сказать?!
        - Понятно, - Ангелина облокотилась на стол, сложила руки в замок. - Слушай внимательно и... ты наверно подумаешь, что я сошла с ума.
        - Я уже так думаю, - Илья потёр глаза, промелькнула дурацкая мысль, что спит.
        - Ты знаешь, что я пропала? Тогда, на следующий день после нашего... разрыва.
        - Меня чуть на зону из-за тебя не отправили, - совсем немного преувеличил он. - Я был главным подозреваемым. Пытались из меня вытащить, где твой труп спрятал. Мне ли не знать, что ты пропала?! И теперь...
        - Меня похитили, - не стала выслушивать его Ангелина. - Инопланетяне. Маги. Я не знаю, как их правильно назвать. В общем, меня как рабыню похитили в другой мир.
        Лина замолчала. Долго всматривалась в лицо бывшего жениха. Пыталась разглядеть хоть какую-нибудь реакцию. Илья сидел с каменной маской и думал о том, что таким образом с ума и сходят. Одно дело играть во "Время эльфийских чудес", придумывать и творить там заклинания. Совсем другое, когда к тебе приходит человек, бесследно пропавший пять лет назад, и заявляет, что его похитили маги.
        Илья представил палаты, больных, усатого доктора, который постоянно будет интересоваться, не приходила ли бывшая девушка? Не рассказывала ли о других мирах, эльфах, магии? Придётся врать и говорить, что не приходила. Ангелина тем временем будет стоять рядом и попрекать, что доктору следует сообщать лишь правду. А в новостях скажут, что двадцатичетырёхлетний молодой человек переиграл в онлайн-игру и сошёл с ума.
        - Есть мир, в котором всем правит магия, - начала Лина. - Вот в него меня и похитил один из его жителей. Сегодня я смогла убежать. Пришлось его убить, иначе бы он меня догнал. Но, боюсь, что по моему следу пойдут, так как я убила жителя этого мира. Я точно не понимаю их иерархии, и кем он был, но однозначно знаю, что теперь меня будут преследовать. Скрыться от охотников без посторонней помощи нереально. Мне нужно...
        - Постой-постой! - Илья вытянул руки в останавливающем жесте. - Если я чего-то понимаю, то я ни черта не пойму! Какая магия? Какие на фиг инопланетяне? Кого ты убила? Что вообще за бред?! Ты хоть понимаешь, что происходит? Тебя не было пять... пять лет! Теперь ты заявляешься и говоришь, что была непонятно где... магия какая-то, инопланетяне... и просишь помочь, так как за тобой будут охотиться! Это случайно не розыгрыш какой, а?
        Ангелина закрыла лицо руками. Хотелось расплакаться от отчаяния. Не было времени, чтобы всё досконально объяснить! В любую минуту могли появиться охотники. А они от всей Москвы камня на камне не оставят, если это понадобится для исполнения задания.
        - Я бы и рада, окажись всё каким-нибудь телешоу, - вздохнула Лина. - Но всё правда. Меня похитили и я, наконец, смогла выбраться. Мне нужна твоя помощь, потому что я уверена на сто процентов - за мной обязательно организуют погоню.
        - Может... стоит обратиться в полицию? - робко-робко предложил Илья. Как известно каждому россиянину, от органов государственной власти следует держаться подальше. Ведь из названия понятно, что это органы государственной власти. Граждан они охранять не обязаны.
        - Нельзя, - помахала головой Ангелина. - От охотников они защитить не смогут. Наоборот только помешают. Запрут где-нибудь и...
        Входная дверь сотряслась от обрушившихся на неё ударов. Илья рванулся в коридор. Первой мыслью было дать по голове уроду, решившему зайти в гости. Затем подумал, что это могут быть полицейские.
        - Не открывай! - кинулась вслед за ним Лина.
        Дверь вновь дрогнула от слишком мощного удара. Илья приник к глазку. Ожидал там увидеть всё, что угодно, вплоть до динозавра. Но разглядел только щуплого мужичка небольшого роста, который физически не мог наносить таких мощных ударов. Илья сделал шаг назад. В этот момент дверь затряслась, будто самолёт в зоне турбулентности. Затем прекратила вибрировать и стала отъезжать в сторону, словно внизу имелись колёсики. Петли исчезли без следа, как люди в "1984" Оруэлла.
        Лина коротко взвизгнула. Прикрыв лицо руками, попятилась в комнату. Илья же, поражённый увиденным, остался стоять на месте. С ростом метр девяносто и весом под сто кило он не считал себя слабаком. Но отодвинуть бы эту дверь с такой лёгкостью не смог. Казалось, что лысый мужик в обтягивающем чёрном комбинезоне сделал это одним движением мизинца. Его огромный красный рубец через всё лицо выделялся на бледной коже. Холодный и острый, как игла, взгляд остановился на Илье. Из комнаты раздался всхлип, и пришелец бесцеремонно направился туда.
        - Э, чувачок, а ты не обнаглел часом?! - Илья схватил лысого сзади за шею и одним резким и сильным толчком бросил на пол. Наступил на шею. - Ты кто вообще такой?
        Лина забралась в угол дивана, прямо поверх простыни и одеяла, заняла оборонительную стойку, будто всерьёз собралась отбиваться.
        - Ты кто такой я спрашиваю?! - сильнее надавил на шею Илья.
        Мужичонка извивался, как перерубленный червяк. Одним глазом косил на обидчика и упорно молчал. Наконец сумел вывернуться так, что схватил цепкими, как птичьи лапы, пальцами врага за икру. Ногу Ильи пронзила острая боль. Непроизвольно отдёрнул.
        - Убей его! - воскликнула Лина.
        - Чего?! - посмотрел на неё Илья.
        - Убей его! - её голос дрожал настолько сильно, будто она стояла на сорокаградусном морозе под шквальным ветром. - Убей его!
        Шрамированный моментально оказался на ногах. Ловким движением вынул из-за голенища сапога короткий нож. Крякнув какое-то слово, бросился на хозяина квартиры. Илья даже не успел ничего сообразить, когда руки самостоятельно блокировали удар и вывернули кисть нападающего так, что тот взвыл от боли. Нож при этом не отпустил. Однако в следующее мгновение убийца выкрутился, будто его кости были резиновыми. Махнул ножом, намереваясь вспороть живот сопернику, но Илья отпрыгнул в кухню. Оказавшись рядом с кухонным столом, он дёрнул ящик с вилками, ложками и ножами. Убийца сообразил, что именно пытается достать соперник. Скакнул, намереваясь хоть куда-нибудь пырнуть хозяина квартиры. И вновь промахнулся. Илья сделал шаг в сторону, схватил шрамированного за шкирку и кинул в стекло. Отвернулся, защищая лицо от осколков. Зазвенело, загрохотало, убийца что-то крикнул.
        Из окна дохнул тёплый ветерок. Долетел слабый запах борща. Илья, чуть не поскользнувшись на огромном куске стекла, подошёл к подоконнику. Не опираясь на него, чтобы не пораниться осколками, глянул вниз и...
        ...тело отсутствовало. Лишь большая чёрная птица набирала высоту, улетая от дома к центру Москвы. Илья прошёл в комнату, где последний раз видел нежданную гостью из прошлого.
        Никого.
        Видимо пока он сражался с внезапным гостем, Ангелина выскользнула в подъезд.
        Или её вообще не было, а он сходит с ума.
        ***
        Дверь Илья вернул на место. Однако без петель та вертикально не держалась. Чтоб не падала, пришлось связать куском завалявшейся витой пары ручку входной двери с ручкой на туалете. Стёкла собрал и выбросил в мусорное ведро. После закипятил чайник и заварил растворимый кофе. В голове случился ступор, словно кто-то нажал кнопку "выкл".
        Из окна подуло тёплым летним ветерком, доносился монотонный гул одного из самых больших городов Земли. Кофе выпил почти сразу, не обращая внимания, что тот обжигающе горячий. Голова начала противно ныть, будто там поселился сосед с перфоратором. Илья открыл и закрыл рот. Затем вновь открыл, но так ничего и не вымолвил. Оглянулся вокруг, словно пытался понять, где находится. С улицы донёсся протяжный гудок грузового автомобиля. Через несколько секунд повторился. Тоненьким голоском засигналила легковушка.
        - Я сошёл с ума, - вслух высказал единственную мысль, вертевшуюся в голове. - Я просто сбрендил! Съехал с катушек! И сам всё здесь разворотил.
        Пощупал карман - деньги на месте. Дрожавшей рукой взял кружку, налил воду из-под крана и одним глотком выпил. Илья помнил, что собирался идти в магазин возле дома. А вдруг Лина вернётся? Или это всё же была галлюцинация?
        - Да что же это такое?! - он открыл кран с холодной водой и подставил голову под струю.
        Первыми замерзли уши, затем начал ломить затылок. Мысли приобрели ясность. Выключил воду. Небрежно вытерся кухонным полотенцем.
        Перед дверью он остановился, посмотреть на творение рук своих. Вроде помнил, как вязал узлы. При этом сомневался, что это было на самом деле. Создавалось ощущение дежа вю. С трудом верилось в возвращение Лины, в человека, превратившегося в большую чёрную птицу, в рассказ бывшей невесты о похищении инопланетянами, о мире магии и колдовства.
        Илья потряс головой, пытаясь выбросить всю эту муть из головы. Если это временное помутнение рассудка, то не страшно. Но если такие галлюцинации продолжатся, то придётся обращаться к врачу. И тогда психушка гарантирована.
        Он вышел на лестничную клетку. От соседской двери пахло мясом. Посмотрел на свою. Бросится ли другим в глаза отсутствие петель? На всякий случай повертел ключом в замке, хоть это и было совершенно бесполезно. Ноги непроизвольно ускорились. На первом этаже решил, что выбежит в магазин за парой бутылок пива, пельменями и сразу обратно, а то чего доброго квартиру обчистят.
        Погода стояла великолепная. Ярко светило солнце, тёплыми лучами приятно щекотало кожу. Возле подъезда, на лавочке, сидели бабушки. С ними Илья не здоровался принципиально, после того, как его перед родителями оболгали, будто бы он курил. Это было недалеко от правды - он стоял с курившими приятелями, но сам ещё задолго до этого зарёкся прикасаться к отраве.
        Да и эту ложь он бы этим бабушкам простил, не велика беда, если бы успел доказать родителям, что это неправда. Проблема в том, что они сильно расстроились от услышанного и...
        Больше Илья их не видел, ведь гробы были закрыты. Разум утверждал, что информация о курении сына вряд ли могла настолько поразить отца, что он не успел вырулить от выехавшей навстречу фуры. Однако с бабушками Илья всё равно не здоровался и в смерти родителей винил именно их. Вот зачем этим сплетницам было лезть в чужую семью? Зачем что-то говорить отцу? Для чего? Раз и навсегда он для себя решил, что если человек дожил до старости, то это ещё не значит, что его следует уважать. Человек может не нажить денег, детей, но мозги приобрести обязан. Иначе за что его чтить? За то, что ел, пил и срал много лет?
        Где-то вдали лаяла собака, с детской площадки доносился довольный визг ребятни. По дороге проехали велосипедисты - парень и девушка. Илья посмотрел им вслед. В душе проснулся червячок зависти. У неё был он, а у него она. И у них совместное хобби. Совместная жизнь.
        Глубоко вздохнув, Илья сплюнул на асфальт и зашагал к магазину. Дмитровское шоссе встретило непрекращающимся шумом машин. Возле входа стоял человек с южных границ России и с кем-то разговаривал на своём языке, периодически вставляя в речь русские матерные слова. И так у него это смешно и весело получалось, что у Ильи, впервые за это невообразимое утро, на лице промелькнула улыбка. Он быстро заскочил в магазин, схватил три бутылки первого попавшегося пива, пельменей и выскочил. Но человек с южных границ родины перестал говорить по телефону и наблюдал за проносившимися машинами.
        Илья поставил бутылки под ноги. Одну вскрыл. Пробку бросил в урну. Осушил бутылку за пару глотков. Пустая тара полетела в урну. Подхватил с земли оставшееся пиво и направился посмотреть на землю под своим окном. Есть ли стёкла. Подумал, что если и вправду кого-то выкинул, то должны быть кровь на осколках. Открыл следующую бутылку и сделал несколько глотков. Невероятно-восхитительный вкус пропал. Пиво, показавшееся поначалу таким восхитительным, приобрело свою обыденную горечь.
        Окно кухни выходило на юг. Илье пришлось снова обогнуть дом и пройти дальше собственного подъезда. Уподъездные бабушки остались позади, их отделил палисадник. Илья переступил маленькую жёлтую оградку и нырнул в густые кусты, спрятавшие его от всего мира. Вскоре наткнулся на разбросанные стёкла. Разбейся любое другое окно, и сразу бы начались выяснения: почему, зачем и как. Бабушки отвечали взаимностью и игнорировали одного из жильцов. Зато стоило ему включить музыку чуть-чуть погромче, так сразу же приезжали полицейские.
        Илья присел возле разбросанных стёкол. Закрытую бутылку отставил и пельмени положил на траву. Из открытой сделал несколько глотков.
        Стёкла лежали хаотично, на участке приблизительно полтора на полтора метра. Илья, словно заправский сыщик, внимательно осмотрел это пространство. Пришло в голову, что если бы он чем-то разбил стекло, то это "что-то" должно остаться здесь. Если бы разбил рукой, то на ней должны быть порезы. Но ни на земле, ни на руке ничего нет. А вот на одном из осколков отчётливо виднелся малиновый развод. А неподалёку лежал короткий нож, который был у мужичка в руках.
        Холодок прополз по сердцу, словно змея по камню. Неужели утренние события правда? А если это так, то он упустил самое невероятное приключение в своей унылой жизни. На мгновение подумал, что и ладно. Упустил, так упустил. Но свербящее в груди чувство утверждало обратное. Сколько можно играть во "Время эльфийских чудес"? Ему судьба даёт шанс ввязаться в настоящие чудеса...
        На мгновение задумался, где теперь искать Ангелину. Сразу же в голову пришла невероятно бредовая идея. Настолько сумасшедшая, что Илья достал телефон, секунд тридцать искал в записной книжке позабытый номер. Нажал "вызов".
        - Аллё? - раздался в трубке женский голос.
        - Ва... Ва... - начал он заикаться, в горле словно комок слов застрял.
        - Аллё? Кто это? Говорите!
        - Ва... - глубоко вздохнул Илья. - Валентина Михайловна?
        - Слушаю. Кто это?
        Он закрыл глаза и сделал глубокий вдох.
        - Это Илья. Романов.
        Из телефона раздалась тишина. Она именно раздалась, так как была громче крика. Когда-то мать Лины винила его в пропаже дочери. Не со зла или нелюбви, просто от горя стала плохо соображать. Потом просила прощения, хотя Илья даже и не думал на неё обижаться. Тогда они общались в последний раз. Пять лет назад.
        - З... з... д... - настала очередь Валентины Михайловны заикаться. - Здравствуй Илья.
        - Я не буду ходить вокруг да около, спрашивать "как поживаете" и задавать подобные никому неинтересные вопросы, - Илья решил взять быка за рога. - Я задам совершенно дурацкий вопрос и заранее прошу за него прощения. Но поверьте, мне это очень... очень важно. В общем... - пауза получилась сама собой, на миг он засомневался, стоит ли говорить вертевшиеся на языке слова. - Ещё раз прошу прощения...
        - Нет, - резко ответила Валентина Михайловна.
        - Что "нет"?
        Илья представил, как вся ситуация выглядит со стороны. Он в палисаднике перед домом, стоит рядом с разбитым кухонным стеклом и пытается спросить у матери, пропавшей пять лет назад девушки, не вернулась ли её дочь. Ему даже почудился запах больницы. Почему-то стоматологической.
        - Не вернулась она.
        - Понял. Спасибо. Ещё раз простите...
        Он не договорил. Валентина Михайловна положила трубку. Илья убрал телефон от уха, посмотрел, словно в первый раз увидел. Затем сделал огромный глоток пива, скривился от горечи.
        - Я псих, - заговорил сам с собой. - Полный псих. Сбрендил. Чокнулся. Рехнулся.
        Он перевернул бутылку и вылил её содержимое под густой куст с крупными зелёными листьями. Наткнулся взглядом на вторую. Вскрыл и вылил вслед за первой. С закрытыми глазами поклялся никогда больше не притрагиваться к алкоголю. Посмотрел на пельмени.
        В этот момент в голову пришла ещё одна дурная мысль - позвонить Жене. Троюродному брату Ангелины.
        Евгений - друг юности. Собственно он их и познакомил. Года четыре назад, когда Илья был в армии, он начал быстро и резко меняться. Из компанейского и весёлого парня, увлекавшегося баскетболом, превратился в тонкого, как стебель, отщепенца. Всем на районе задолжал денег, друзей порастерял, нигде не работал и не учился. Где брал деньги на жизнь - непонятно. Илья точно знал, что Женя подсел на какую-то наркоту. Собственно, весь район об этом знал. Были, конечно, у него и приятели, с которыми он все свои наркоманские "дела" проворачивал, но на настоящих друзей они походили как волк на собаку.
        Лина об этом не знала, так как пропала раньше. А значит, могла направиться к нему, ожидая увидеть компанейского баскетболиста, а не потерянного для общества наркомана.
        Номер Жени Илья давно удалил как ненужный. Сходить к нему недалеко - тот жил через два дома. Однако лучше позвонить, тогда в случае неудачи всегда можно сослаться, что был пьян и ничего не помнишь. Вообще универсальная отмазка. Пусть лучше тебя считают человеком, который любит выпить, чем умалишённым.
        Илья выбрался из палисадника, встал на тротуаре. Покопавшись в телефонной книге, нашёл номер Армена, парня с которым они когда-то гуляли в одной компании.
        - Слушаю, - раздалось в трубке.
        - Привет, Армен. Скажи, у тебя не сохранился номер Жени?
        - Привет, привет. Странная у тебя просьба. Тоже что ли... подсел?
        - Да о чём ты?! Просто дома наводил порядок и вспомнил, что я ему кое-чего много лет назад давал, а он так и не вернул.
        - Ну и забудь. Или ты всерьёз думаешь, что он это ещё не променял на своё дерьмо?
        - Думаю. Эта вещь не имеет цены, зато дорога моему сердцу. Так есть у тебя его номер?
        Армен призадумался, поцокал языком.
        - Нет, - наконец, сказал он. - Я же терял телефон. Его номер был записан в том, потерянном. Попробуй позвонить Олегу. Вроде он с ним до последнего общался и денег занимал.
        - Спасибо, Армен. Давай, я тебе как-нибудь наберу, может, сходим куда... Кофейка попьём? - через силу выдавил Илья вместо привычного "пива".
        - Рюмку чаю? - усмехнулся приятель. - Звони. Сходим.
        - Ну, давай, пока.
        - Пока.
        Илья нажал кнопку "отбой", после чего нашёл в телефоне номер Олега. Ещё одного приятеля из их компании. Олег долго не поднимал трубку. Наконец ответил заспанным голосом:
        - Да?
        - Привет, Олежа. Слушай у меня тут такое дело...
        - Илюха, ты?! Тебе чего надо? - и, не дав сказать, продолжил. - Перезвони часа через три, а? Я сплю.
        - Телефон Жени мне дай, - потребовал Илья, так как почувствовал, что если не сказать жёстко, то этот филин дальше завалится спать.
        - Какого Жени? - пробубнил приятель.
        - Нарика.
        - А для чего он тебе понадобился-то?! "Весёленького" захотелось? - сонно усмехнулся он.
        К Илье подбежала овчарка. Без намордника и поводка. Житель соседнего подъезда только так её и выгуливал. Изредка она бросалась на прохожих по каким-то лишь ей понятным соображениям. Исключение составляли только дети.
        Овчарка обнюхала ноги, а после у Ильи чуть не остановилось сердце - собака ткнулась носом в промежность. Сразу же потеряв интерес, она побежала дальше в сторону уподъездных бабушек. Её хозяин, ухмыляясь, прошёл мимо. Поговаривали, что у него то ли племянник высокопоставленный чиновник, то ли брат, то ли дружок армейский, которого он в своё время из-под пулемётного огня вытащил. В общем, много чего говорили, но достоверно про этого соседа Илья знал лишь то, что он мог нигде не работать и целыми днями гулять с собакой, которая изредка бросалась на людей.
        - Э-эй! Бандерлоги?! - раздалось из трубки. - Чего замолчал? Угадал я, да?
        Илье хотелось сказать: "Не угадал", но, здраво рассудив, он ответил:
        - Да, есть немножко. Захотелось чего-нибудь такого... этакого.
        - Хех, ну ты и жук! - послышалось уважение в голосе приятеля. - А я даже и не подозревал тебя. Слышь, что сказать хочу. Ты у него "фен" сейчас не бери. Я позавчера пробовал. Дрянь полная.
        - Хорошо, - согласился Илья. - Не буду.
        Он знал лишь два вида фенов: строительный и тот, которым волосы сушат. И разговор шёл явно не о них. Про себя отметил, что с Олегом теперь надо быть осторожнее.
        - Телефон пришлёшь?
        - Сейчас. Что, может скооперируемся на двоих? - предложил Олег.
        - Посмотрим, - уклончиво ответил Илья. - Как дело пойдёт, - и чтоб приятель не привязался, поспешно добавил. - У меня сейчас настроение... того самого и... посидеть дома, за компом.
        - Одному?! - Олег до конца проснулся и явно не поверил услышанному.
        - Одному.
        - Ну ты и даёшь. Ладно, сейчас пришлю номер.
        Илья сбросил вызов и вздохнул. Чем ближе подступало время позвонить, тем страшнее становилось. А вдруг и вправду, все утренние события были правдой? Он оглянулся из стороны в сторону. Бабушки у подъезда смотрели вслед собаке и её хозяину, не стоило труда догадаться, кого они обсуждали.
        Мимо проехала девушка, на красно-белом горном велосипеде. На короткий миг Илье почудилось, что это Лина, но уже в следующую секунду увидел, что велосипедистка намного полнее, старше, да и вообще крашенная блондинка.
        - Та-а-ак, - протянул Илья. - Кажется, мне и покупать у Жени ничего не надо. И так глючит круто.
        Пилилинькнул телефон - пришло сообщение от Олега. Илья раскрыл его и около минуты, пока не погас экран, просто смотрел на одиннадцатизначный номер мобильного. Звонить стало страшно. Боялся услышать, что Ангелины у Жени нет. И не было.
        - Давай, ты мужик или нет, - пробормотал он. - Набираешь телефон и звонишь. Всего-то надо пару слов сказать и всё станет известно.
        Илья выделил номер и нажал "вызвать". По экрану побежал ползунок. Медленно и рывками, словно за что-то цеплялся. Прошло около тридцати гудков, после связь оборвалась. Женя не поднял трубку.
        Илья почувствовал, как затряслись ноги. Всю жизнь он считал это образным выражением, но теперь понял, что так бывает и в действительности. На недавно облагороженной детской площадке стояло несколько лавок. По великому совпадению в субботний день они оказались не заняты. Илья прошёл к ближайшей красно-жёлто-зелёной и с огромным облегчением на неё опустился. Руки, чтобы не дрожали, пришлось облокотить на колени. Вновь выделил номер и нажал "Вызвать". И опять из динамика послышались гудки.
        - Аллё? - ответил сиплый голос.
        - Аллё? - скопировал интонацию Илья.
        - Слушаю.
        - Илья это.
        - Знаю. Современные технологии позволяют имени высветиться на экране, - съёрничал Женя. Судя по голосу он был в дрызг пьян. - Чё хотишь?
        - Да я того... - Илья выпрямился и посмотрел в небо, будто мог у него попросить совета. - В общем, спросить чушь одну хочу... поспорил тут с кое-кем... Лина не у тебя? - выпалил, словно из пулемёта.
        Женя не отвечал несколько секунд, но растянулись они в целую вечность. Илья уже хотел переспросить, когда друг юности, наконец, сказал:
        - У меня.
        Илье показалось, что все жизненные процессы в его организме остановились. Он замер на разноцветной лавочке с трубкой возле уха. Женя тоже молчал. Прошла минута перед тем, как Илья смог, наконец, хотя бы моргнуть. Губы задвигались силясь произнести слова:
        - А... Э... За...
        Он замолчал, глубоко вздохнул и выпалил:
        - Я иду к тебе.
        И, не дав бывшему приятелю ответить, прервал вызов.
        Ноги сами понесли к дому Евгения. Поначалу пытался идти, но вскоре контролировать себя стало невозможно, и он побежал. Уже через три минуты остановился возле нужного подъезда. Когда-то частенько сюда ходил, у Жени была широкая лестничная клетка, где пацанвой они коротали время. С тех пор вроде всё осталось прежним, но при этом кардинально изменилось. Та же металлическая дверь - но домофон уже другой. Лавочка под козырьком на том же месте - только уже не шатающаяся, а другая, с металлическим каркасом. Те же стены - да покрашены уже не в синий, а в ярко-радостный жёлтый.
        Домофон запилиликал и дверь открылась. Из подъезда нетвёрдой походкой вышел дядя Коля. Местные звали его Рыбаком за соответствующее увлечение. Когда-то он был обычным, не отличающимся от миллиона других, работягой. Сейчас же Илья столкнулся нос к носу с пропойцей последней стадии. В ноздри ударил удушливый смрад хронического перегара и немытого тела.
        - Здравствуйте, - машинально сказал Илья.
        Дядя Коля посмотрел мутными, как лужа глазами. В них не проглядывалось ровным счётом ничего - ни желаний, ни мыслей. Обрюзгшее и небритое лицо походило на старую уродливую маску, сделанную чтобы пугать детей. Последний раз Илья видел этого человека то ли три, то ли четыре года назад. И тогда это был частенько выпивавший работяга. Ничем не отличался он от сотен тысяч таких же людей по всей стране. Среди недели, после работы покупал несколько бутылок пива, а в пятничный вечер брал что-нибудь покрепче - Илья это неоднократно видел. В последнее время он прекратил встречать Дядю Колю, а также его жену и дочь. Теперь понял, что родные покинули это существо. Немного даже жаль стало этого человека. В его памяти он остался весёлым балагуром, который не чурался пацанов в подъезде, а наоборот всегда останавливался, здоровался за руку, рассказывал анекдоты и угощал сигаретами.
        Дядя Коля так ничего и не ответил. Илья заскочил в подъезд и взбежал по ступенькам. На втором этаже всё тот же запах уюта - наверно единственная настоящая причина, почему они раньше здесь собирались. Этот запах шёл из квартиры, где жила большая и дружная семья.
        После звонка в дверь прошло около минуты. Наконец щёлкнул замок - этот звук Илья узнал бы из тысячи - слишком много раз доводилось его слышать. Скрипнула петля. На пороге появился Евгений. Вытянутое и заострённое лицо, кожа характерно-жёлтого оттенка. Через левую бровь и лоб пролегал глубокий шрам - последствие одной из ночных прогулок под кайфом. Одежда на Жене висела, будто на вешалке. Илья впервые понял, что значит это выражение. Невероятная худоба бросалась в глаза ещё и потому, что рост у Жени два с лишком метра.
        Несмотря на то, что жили они недалеко друг от друга, последний раз Илья видел старого приятеля несколько лет назад. Встреча оказалась кратковременной - столкнулись в магазине, на кассе. "Привет-привет", а потом дежурные вопросы-ответы: "Как дела?", "Хорошо".
        Из квартиры дохнуло пылью, одиночеством и старым перегаром. Женя остановился в дверях. Внимательные и цепкие к мелочам глаза будто сканировали гостя. Он смотрел так настороженно, словно ожидал от бывшего приятеля любого подвоха, вплоть до того, что тот выхватит из-за спины самурайский меч и с криком "Банзай" кинется в атаку. При этом словно задавал безмолвный вопрос: "Ну и какого чёрта ты припёрся?!". За спиной Жени показалась Ангелина.
        Все трое на несколько мгновений застыли. Вдруг где-то наверху щёлкнула дверь и тут же затявкала вырвавшаяся из тесных стен собачонка. Первым пришёл в себя Женя.
        - Ты чего пришёл?
        Лина обогнула троюродного брата и выскочила на лестничную площадку. Она по-прежнему была в мешковатой одежде.
        - Прости, - беззвучно произнесла она, обернувшись к родственнику.
        Лина быстро сбежала вниз. Илья медленно спустился следом. Со второго раза она попала на кнопку открытия двери. Возле подъезда остановились. Подставила лицо летнему солнышку и закрыла глаза. Илья тихо подошёл сзади. Крепко обнял. Ангелина повернулась и прижалась к любимому человеку.
        - Мне тебя не хватало, - прошептал он.
        - И мне. Тебя, - сказала она.
        Мимо подъезда проходили люди, но Илья с Линой их не замечали. Весь мир для них сузился лишь до размеров друг друга. Если бы им кто-нибудь сказал, что они обнимаются уже четверть часа - не поверили бы.
        - Какие здесь родные запахи, - прошептала подруга.
        Илья потянул носом воздух. Ничего особенно родного не почувствовал. Обычные московские запахи - выхлопы и пыль, сколько бы её не убирали. Правда долетал ещё и запах жареного арахиса из какого-то окна.
        - Прости, что я... - начал Илья, но замялся не зная, что сказать. - Что я... не поверил с самого начала. Просто ты должна понимать... как всё неожиданно и... странно.
        - Я знаю, что свалилась, как снег на голову, - с улыбкой посмотрела на него Лина. - Я зря убежала. Прости. Подумала, что это один из охотников и... - она опустила глаза. Большое спасибо, что спас от убийцы, - поднялась она на носочки и чмокнула его в губы. - А второе большое спасибо, что пришёл за мной.
        - Пожалуйста, - пробормотал Илья.
        Он себя чувствовал как четырнадцатилетний подросток на первом свидании. Смотрел на девушку, с которой встречался пять лет назад и которую уже не ожидал увидеть. На тёмные волосы, в которые любил зарыться и вдыхать аромат.
        - Ты на меня смотришь, будто я привидение, - приподняла брови Лина.
        - Почти, - кивнул Илья. - Не ожидал я тебя увидеть больше. Никогда. Вот смотрю в твои глаза и думаю: какими же мы были дураками, что тогда расстались. Наговорили гадостей... Если бы я был рядом, всё могло бы сложиться по-другому.
        Ангелина грустно улыбнулась.
        - Мы многое сделали неправильно... А если точнее, то всё. Я сама много думала о том дне... Мне там мало осталось радостей, кроме собственных воспоминаний. Много раз я прокручивала в памяти наш разговор. Я уже не рассчитывала тебе этого сказать... - на мгновение замялась она. - Прости меня за то, что я наговорила. Если сможешь, прости. Я совершила тогда большую ошибку. Видимо судьба меня за это и наказала.
        Илья превратился в каменное изваяние. Мысли работали туго, со скрипом.
        - Все эти годы, проведённые там, я просила Бога, дать мне ещё один шанс. И... видимо меня услышали.
        Илья успел пожалеть, что затронул эту тему. Стоило подготовиться к такому серьёзному разговору. Если это вообще возможно. Теперь же он просто стоял и молчал, даже не представляя, что сказать.
        Вдали коротко взвизгнула сирена. Раздался громкий хлопок - у кого-то пробило колесо. Ветерок донёс запах сирени.
        - Мне жаль, что я вовлекла тебя во всё это... Но, мне нужна помощь. Твоя. Больше никто помочь не сможет. Иначе меня убьют.
        У Ильи внутри словно образовался кусок льда. Мысли сразу потекли ровно и прямо, без прыжков в сторону и ненужной романтики.
        - Откуда ты сбежала, и кто тебя пытается убить? Давай по порядку и основательно! - Илья почувствовал в себе силы горы свернуть.
        - Думаю для начала мне надо переодеться. В этой одежде рабов я точно притягиваю взгляды.
        Словно в подтверждение слов, проходившая мимо женщина с пацанёнком лет пяти странно покосилась на них, и в особенности на Лину. Не каждый день, даже в Москве, встретишь человека, одетого в перешитый мешок.
        - Пойдём ко мне. Там что-нибудь и придумаем.
        - Нельзя, - покачала головой Лина. - Охотники обязательно туда заявятся. Они убьют любого, с кем я общалась. И меня, естественно тоже.
        - Что за охотники?! - Илья смотрел на Лину и не мог насмотреться. Он по-прежнему её обнимал, словно боялся отпустить. Пять лет всё же большой срок. Ему казалось, будто разошлась зарубцевавшаяся рана. Только боль была приятной.
        - Я тебе всё расскажу, но давай вначале уйдём отсюда! - Лина смотрела на него голубыми глазами, в которых без труда читалась радость от возвращения домой. Может из-за этого чистого взгляда, Илья вначале и не придал грозившей опасности должного внимания. В какой-то, пусть и маленькой, мере он вообще не верил в реальность происходившего.
        - Хорошо, - сказал Илья. - Я схожу за деньгами и мы поедем куда ты скажешь.
        - Нет! - Ангелина схватила его за руку. - Я же сказала! Охотники убьют всех, с кем я общалась. Они, скорее всего, уже идут по следу. Нам нельзя больше терять времени, - увидев, что Илья плохо понимает, кто такие охотники и почему надо срочно уходить, она потянула его в сторону Дмитровского шоссе.
        Илья послушно направился за Линой. Его не сильно волновало кто такие охотники, но если они попытаются забрать его Лину, то... он выкинул эти мысли из головы. Мама когда-то говорила, что незачем представлять плохое, тогда оно обязательно случится.
        - Мне тебя не хватало, - подумал вслух Илья. Он крепко держал подругу за руку, словно та могла сбежать.
        После расставания он был на неё крайне зол. В частности из-за бесконечных допросов в полиции и угрозы крупного срока. Затем армия. По возвращении появилась Марина. Впрочем, ненадолго. Затем Света. И тоже ненадолго. А потом "Время эльфийских чудес" поглотило всё свободное время.
        Теперь Илья начал понимать причины такого своего поведения. Марину он открыто сравнивал с Ангелиной. Продолжалось это, естественно, недолго. Света была умопомрачительно красива. Что она нашла в Илье, осталось для него большой загадкой. Очень скоро они сошлись во мнении, что теряют друг с другом время. После разрыва этих отношений он и закрылся в собственной раковине.
        - И мне тебя не хватало. Я часто и много думала о тебе. Всё свободное время.
        Они прошли через двор, мимо отделения банка. Илья обратил внимание, что Лина беспрерывно оглядывается.
        - Предлагаю вначале найти магазин одежды, - сказала она. - У меня такое чувство, что все прохожие пялятся на меня.
        - У меня с собой денег не так уж и много, - Илья произнёс эту фразу с таким стыдом, будто признавался в онанизме. Отчего-то ему показалось будто суммы, оставшейся после покупки пельменей и пива, не хватит даже на носки.
        - Какая-нибудь купюра есть? - бросила через плечо Лина.
        Илья увидел, как водитель проезжавшей мимо иномарки посмотрел на его подругу. Так любой нормальный человек смотрит на того, кто пытается выделиться внешностью.
        - Есть, - ответил задумчиво.
        Они вышли из дворов на Дмитровское шоссе. Лина покрутила головой.
        - Здесь поблизости нет никаких магазинов одежды?
        - Понятия не имею, - Илья тоже посмотрел по сторонам. Хоть он и прожил на этой улице много лет, но ничего о ней не знал. Путь к метро и обратно обычно пролегал через продуктовый магазин.
        - Тогда поедем на автобусе, и будем смотреть по сторонам, - потянула за собой Лина.
        На остановке, на лавочке, сидела бабуля маленького роста в розовом платке, поодаль стоял высокий, спортивного вида парень. Он курил. Проносившиеся мимо машины не выбрасывали в воздух столько вони, сколько производила его сигарета.
        - Охотникам будет тяжело ориентироваться в этом мире, потому нам надо пользоваться всеми его возможностями и благами. Они этого сделать не смогут, а значит, у нас будет преимущество во времени.
        Парень с сигаретой беззастенчиво разглядывал Лину. Бабуля тоже прищурилась, силясь рассмотреть золотистые узоры на одежде. Пошамкала губами, что-то про себя приговаривая. Мимо, ревя двигателем, пронеслась белая спортивная машина.
        - Илья, - посмотрела ему в глаза Ангелина. - Я тебя прошу, соберись. Ты сейчас похож... - не нашла она слов.
        - На человека, который ещё час назад думал, что твоё тело никогда не найдут.
        - Вероятно, - выдавила Лина. - Я вообще-то имела ввиду, что над нами висит такая большая опасность, какую ты себе даже вообразить не можешь! Я же помню, что ты решителен, принимаешь верные решения. Ты всегда способен найти выход из любой ситуации. И кого я сейчас вижу? Что стало с тобой за эти годы?
        - Я просто ушёл в другой мир, - вздохнул Илья. Он и сам видел, что ведёт себя, как тюфяк. "Время эльфийских чудес" многое отняло. Силы, деньги на донат, время отпущенной жизни.
        - Этот другой мир скоро придёт сюда. И охотиться он будет за нами, - по-своему поняла его слова Лина.
        Через пять минут подъехал троллейбус.
        ***
        Возле метро "Савёловская" молодые люди заскочили в первый попавшийся магазин одежды. Лина, не особенно церемонилась. Быстро выбрала синие джинсы, белые кроссовки с сеточкой и красный джемпер. Илья расплатился.
        - Давай поедим, - сказала Ангелина, когда они вышли из магазина. - Я так голодна, что даже думать ни о чём другом больше не могу.
        Илья вынул из кармана последнюю купюру и, словно нашкодивший мальчик, показал ей.
        - И что? - прищурила один глаз подруга. - По-моему, на эти деньги в ГУМе можно поесть. Или я чего-то не понимаю?
        - Да вообще-то не понимаешь, - виновато пожал плечом Илья. - Инфляция. В России же, живём. Нам только на какой-нибудь макжрак и хватит.
        Ему было так донельзя стыдно, будто он наложил в штаны на собственной свадьбе. Сто раз уже успел себя обругать, за то, что не взял больше денег.
        - Так пошли туда, - не поняла или сделала вид, что не поняла его смущение Лина. - Я ж говорю, есть хочу.
        Пока шли, она осмотрела каждого прохожего, встретившегося по пути, каждый кирпичик на каждом здании. А улыбка с её лица не исчезала. Так мог вести себя лишь человек, вернувшийся домой уже после того, как потерял всякую надежду это сделать. Илья видел, что её радовала каждая мелочь вокруг, будь то плач девочки или визг тормозов. Она вернулась домой - а дом плохим быть не может.
        Несколько раз подруга напряжённо оглянулась и это не укрылось от внимания Ильи.
        Лина светилась и сияла, разглядывая родные места. Однако Илья видел печать озабоченности и тревоги на её лице. В заведении быстрого питания она немного растерялась, будто первый раз сюда зашла. Внутри светло, играла приятная, но при этом быстрая музыка. Кассир сказала цифру в точности равнявшуюся номиналу последней купюры. Перед тем, как Илья успел её отдать, Лина выхватила деньги.
        - Секундочку, - сказала она кассирше из Татарстана. Бесцеремонно, словно и не было очереди, принялась изучать билет банка России. Две девушки сзади, по виду школьницы старших классов, не стесняясь заговорили об обнаглевших деревенщинах, которые не умеют себя вести. Причём у одной из них в разговоре вырвалось "шо".
        - Пожалуйста, - протянула, наконец, Лина купюру ожидавшей кассирше.
        Илья подхватил поднос. Народу в этот прекрасный летний день оказалось немного, потому с выбором столика проблем не возникло - сели в углу зала, подальше от касс.
        - Что это было? - первым делом поинтересовался Илья.
        - Скоро увидишь, - Лина отхлебнула кофе. Дрожавшими руками взяла булку.
        Следующие несколько минут она ела. У Ильи не хватало духу её прервать вопросами. Он никогда не видел, чтобы так быстро уплетали пищу. Даже в армии. Через несколько минут об американском бутерброде напоминала лишь коробка, а Лина принялась за его уменьшенную копию. Себе Илья взял лишь латте. Есть почему-то не хотелось, тогда как час назад, он был готов умять полкило пельменей. Через пять минут подруга откинулась на спинку стула и протяжно вздохнула.
        - Тяжелая еда, - погладила живот. - Отвыкла я от такой.
        Илья промолчал, недвусмысленно глядя на неё.
        - С чего начать? - Лина отхлебнула чёрный кофе. - С того, где я была или с того, зачем...
        - Ты издеваешься? - не вытерпел Илья. - Тебя не было пять лет! И тут ты появляешься, да ещё притащив какого-то лысого вурдалака на хвосте! Ты даже не представляешь, что творится в моей голове! Я сам не представляю! Пожалуйста, будь добра, расставь там всё по полочкам!
        Лина сделала глоток кофе и задумчиво поглядела в стаканчик.
        - В то утро я проснулась от странного чувства. Будто в квартире кто-то есть. На часах было девять, значит мама уже на работе... - подруга неожиданно замолчала, потом провела ладонями по лицу. - Надеюсь с ней всё нормально.
        Вопросительной интонации в её тоне не было, но Илья почувствовал, что ответить надо.
        - Всё нормально, - кивнул он. Чуть не добавил: "Сегодня звонил". Да вовремя спохватился. То, что разбередил матери душу, будет не самой хорошей новостью.
        - Она совсем одна осталась, - вздохнула Ангелина.
        Её родители когда-то решили начать жизнь с чистого листа. Бросили всё, что у них было, кроме пары чемоданов и десятилетней дочери. С этим они поехали покорять Москву. Отец у неё был непоседливый, деятельный. Прорываясь через непреодолимые препятствия, он смог наладить собственный бизнес - сеть заправок. Дела шли в гору, жизнь казалось прекрасной, а будущее радостным. Пока в одно обычное утро его, в собственной машине, возле дома, не расстреляли в упор. Бизнес забрали, а всё нажитое в один миг стало принадлежать банку, в котором он кредитовался. Мама Лины не смогла, да и не хотела, разбираться в перипетиях ведения столичного бизнеса. Она отдала всё, что требовали и устроилась работать администратором в магазин. Случилось это за год до встречи Ангелины с Ильёй.
        - В общем, подумала, что показалось. Но потом чётко и ясно услышала, что к двери моей комнаты кто-то подошёл. Потянулась за телефоном и вспомнила, что накануне вечером сидели с мамой на кухне, болтали, и я его там оставила. В дверь ввалился какой-то мужик. Он ошалелыми глазами осмотрел комнату, мельком глянул на меня. Помню, как в тот момент искала глазами что-нибудь увесистое. Но... - развела она руками.
        Вошла довольно странная, но живописная пара молодых людей. Она - в огромном самбреро и здоровенных, не своего размера джинсах, он - в кожаных леггинсах и белой полупрозрачной майке в обтяжку. Каждый посчитал своим долгом скосить на них глаза, будто в Москве мало всяких неординарностей. Лина когда заметила взгляды остальных посетителей, резко обернулась на странную парочку. Илья обратил внимание, как напряглась подруга, костяшки её пальцев побелели, черты лица заострились. Странные молодые люди прошли мимо, встали в очередь на кассу. Ангелина облегчённо выдохнула и откинулась на спинку стула. Покарябала ногтем красный поднос.
        - Мужик что-то залепетал, - наконец продолжила она. - Если честно, я подумала, что это какой-то таджик решил вскрыть квартиру. Перепугалась сильно. Тогда, кстати, даже не подумала, что на таджика он похож как пингвин на птицу. Даже и не знаю, почему так решила. Наверно из-за того, что лепетал он на каком-то странном языке. Я выскочила из-под одеяла и закричала. В тот же миг, он подмял меня и закрыл рукой рот. Я попыталась высвободиться или как-то его скинуть, но... Он всё это время что-то лепетал. А потом вдруг, резко, заговорил на чистом русском без малейшего намёка на акцент. Просил меня успокоиться, говорил, что не причинит никакого вреда, что всего лишь хочет узнать, не в Ялву ли попал.
        - Ялву? - переспросил Илья.
        - Я тоже подумала, что это какой-то бред сумасшедшего. Как можно вместо Ялты угодить в Москву? - грустно усмехнулась Лина. - Я естественно переспросила у него. Причём не один раз. Он всё равно настаивал на Ялве. Не помню, что тогда творилось в голове... Я просила отпустить... Наивная, - сделала глоток кофе.
        Странная парочка вернулась с подносом полным цветастых упаковок. Она принялась вяло жевать, он же набросился на еду, словно сидел пять лет на кефирной диете.
        - Он начал узнавать в какой город попал, в какую страну. После таких вопросов, я точно уверилась, что у меня в постели сумасшедший. Просила, чтоб не убивал. А он продолжал задавать идиотские вопросы: какой год, какая планета, какая звездная система. После надолго замолчал. Очень надолго. Я попыталась вырваться, но держал он крепко. Потом сказал, что я ему нравлюсь, поэтому буду его... - Лина опустила глаза. - Рабыней. Я естественно закричала... Но в следующий миг... - она замолчала и несколько минут просидела опустив голову. - Ты наверно мне не поверишь, скажешь я чокнутая, - посмотрела Лина в глаза Илье.
        - Может ты и чокнутая, но и я тогда тоже, потому что уже тебе поверил.
        - Ты ещё не всё услышал.
        - А мне и не надо. Я верю тебе, - Илья сам не понимал, на чём основана его убеждённость. Вероятно на том, что он ловил каждый взгляд Лины. И её глаза не врали.
        - Он переместил меня в другой мир, - произнесла она и замолчала, всматриваясь в его лицо. Не увидев ни одного движения мускула, добавила. - Мир, где всем правит магия.
        ***
        Воздух в комнате загустел, словно превратился в кисель. В помещении материализовались четыре человека - трое мужчин и женщина. Все одеты одинаково - мешковатые балахоны до щиколоток.
        Главный охотник оглянулся. В окно светило утреннее солнце. Задержал взгляд на необычных предметах мебели: кровати, шкафу, стуле и столе. В их мире эти вещи делались более крепкими. Бродмир повернулся к подчинённым и в этот момент с кухни донёсся звон посуды, послышались голоса. По телевизору шёл повтор вечернего фильма.
        - Ничего не бери, - шикнул он на помощника, потянувшегося к статуэтке в виде полуобнажённой женщины с кувшином.
        Зачем дали этого молодого парня, главный охотник не знал. В боевой магии тот ничего не понимал. Худой, рыжий и в веснушках, да к тому же добродушный и наивный - не создавал он даже вида грозной силы, которой должны являться охотники. Его имя, Нокс, попахивало отсталыми мирами - слишком короткое и некрасивое.
        Аликс прислушалась. Бродмир приложил указательный палец к губам. Подошёл к двери и выглянул в коридор. Как можно жить в таком узком пространстве, он не понимал. В квартире ещё две комнаты. В одной жители этой планеты готовили еду, а другую использовали и как гостиную, и как спальню. Бродмир вдоволь путешествовал по мирам, и, казалось бы, мог насмотреться на чужие обычаи, но быт этой планеты сразу показался ему особенным. Вряд ли здесь такое количество людей, что на всех не хватает места и приходится жить в маленьких холупках.
        - Ждите, - приказал Бродмир.
        Он прошёл по коридору. Судя по малозаметным всполохам на ментальном следе, беглянка не хотела отсюда уходить. Один из жителей был её близким родственником. Звуки голосов раздавались из кухни. За столом сидела немолодая женщина в махровом халате с мокрыми, зачёсанными назад волосами. Её лицо могло быть красиво, не наложи трудная жизнь свой отпечаток. Глубокие морщины прорезали лоб, под глазами мешки, а во взгляде пустота и апатия. Казалось, будто она забыла, что такое радость, улыбка, смех. У неё даже страха на лице не появилось, когда она увидела на собственной кухне седовласого человека в мешковатом балахоне до пола. Посмотрела на него безразличным взглядом, словно Бродмир заходил к ней по несколько раз на день в течение последних тридцати лет. Внезапно из-за его спины появился Сохорн. Подскочил к женщине. Схватил её за волосы на затылке и закинул голову. Пробормотал заклинание "Языковой лом". Теперь охотники разговаривали на языке аборигенов.
        - Где твоя дочь? - Бродмир догадался кто перед ним.
        - Я... я... не знаю, - выдавила женщина.
        Помощник отпустил её волосы. На кухню вошла Аликс. Позади неё плёлся Нокс. Он разглядывал стены и убранство квартиры с восторгом. Что и неудивительно. Скорее всего, он в первый раз на дикой планете. Первый раз видит иной быт.
        - У тебя немного моего терпения чтобы ответить, - предупредил женщину Сохорн. - Затем я выдавлю тебе левый глаз, - показал он большой палец правой руки. - Для начала. После же...
        С глаз Валентины Михайловны словно пелена спала. По крайней мере, выглядело это именно так. Она попыталась вскочить и одновременно закричать "Помогите". Но Сохорн был профессионалом. Ещё до того, как женщина раскрыла рот, ещё до того, как напрягся её первый мускул, он уже всё прочёл по глазам. Охотник влепил ей такую оплеуху, которая могла и пьяного отрезвить.
        Женщина ударилась головой о стену. Рот так и остался раскрыт.
        - Где твоя дочь? - Сохорн наклонился прямо к ней и поднёс большой палец правой руки к глазу. - Ну?
        - Оставь, - скомандовал Бродмир. По опыту он знал, что мать никогда не признается, где её ребёнок. А если и признается, то скажет неправду. Сколько не пытай, ответ одинаков, а время упущено. Бывали, конечно, в его практике исключения из этого правила, но они лишь подтверждали, что Мать не скажет.
        Сохорн с неохотой бросил жертву. Нокс с интересом наблюдал за действиями главного. Для него всё в новинку, всё интересно. Бродмир помнил своё первое задание. Тогда он даже гордился, что стал охотником. Лишь много позже пришло осознание, какие же мрази все охотники, а значит и ты. Многие когда это понимали, кончали жизнь самоубийством. Единицы перешагивали через себя и продолжали жить. Становились идеальным оружием. Бродмир, Сохорн и Аликс к таким и относились.
        Охотница присела на стул, с другого конца стола. Злобным взглядом уставилась на аборигенку.
        - У тебя есть один шанс, - сказал, как отрезал главный охотник. - Потом у меня закончится терпение.
        Мать Лины посмотрела на Бродмира. Казалось, она даже не слышала того, о чём он сказал.
        - Я... я... - пробормотала она. - Она... Пять лет назад... пропала...
        - Это мы знаем, - бархатным и завораживающим голосом произнесла Аликс. - Но сегодня утром она вернулась.
        Лицо женщины начало меняться. Вначале на нём проступило удивление, а потом оно разгладилось, будто появилось понимание ситуации.
        - Мне сегодня... - залепетала она. - Звонил... Она вернулась?!
        Валентина Михайловна от переизбытка чувств привстала, но Сохорн толкнул её ладонью в лоб, и она снова села.
        - Пора её кончать, - сказала Аликс. - Она или ничего не знает, или умело делает вид, что ничего не знает.
        - А может ещё, как-нибудь по-другому спросим? - посмотрел в лица новых коллег Нокс. - По-нормальному?
        Никто ему не ответил.
        - Вплавить её в стену, - предложил Сохорн.
        Аликс кивнула.
        В этот момент Бродмир подумал, что эти два охотника могли бы быть идеальной семейной парой. Оба маниакальные убийцы, ни о чём другом как об убийстве не думающие. Вместе бы ходили на работу, вечером, рядом с камином, делились бы впечатлениями, придумывали изощрённые смерти.
        Сохорн начал произносить заклинание. После его окончания, конечности жертвы станут одним целым с ближайшей стеной. Страшная смерть от обезвоживания в таком случае наступит через семь суток. Возвратного заклинания не существует. Спасти человека возможно, лишь отрубив ему ноги и руки по самые пах и плечи.
        - Отставить, - гаркнул на подчинённого Бродмир.
        Но Сохорн останавливаться и не подумал. Тогда главный охотник произнёс короткое заклинание и махнул правой рукой, словно что-то выкидывал.
        Мать Ангелины ошалело смотрела на неожиданных гостей. Она явно плохо понимала, что произошло и происходит, откуда взялись люди в её квартире и зачем им пропавшая пять лет назад дочь. В следующий миг женщину, вместе со стулом, бросило в окно. Её истошный крик слился со звоном разбившегося стекла. Стул полетел вниз, а мать Лины с сумасшедшей скоростью скрылась между домов.
        С улицы на гостей из другого мира дохнуло тёплым воздухом, и столько в нём было неприятных запахов, что каждый из охотников скривился. Впервые они встретили настолько вонючий мир.
        Нокс подошёл к окну. Перегнулся посмотреть вниз, затем вывернулся и глянул вверх.
        - Странно тут живут, - пожал он плечами. - Друг над другом, будто места мало.
        - Так не только на этой планете, - Аликс посмотрела на ногти левой руки. - Так во всех отсталых мирах. Из одного из которых, кстати...
        - А вот это уже лишнее, - перебил Бродмир.
        - Я сама решу, что лишнее, а что нет, - Аликс, как всегда, с вызовом посмотрела на старшего в отряде.
        Нокс, как и любой мужчина, влюбился в эту женщину с первого взгляда. Конечно, она показалась ему на пару годков старше, но это особой проблемы вызвать не должно. О её истинном возрасте и характере он ещё не знал.
        Сохорн тоже подошёл к окну. Присмотрелся к людям на улице.
        - Мы наделали много шума. На нас пальцами показывают.
        На дорожке между домами стояли четыре человека. Женщина и трое мужчин. Женщина держала какой-то предмет возле уха. Один из мужчин направил такой же предмет, только чуть больше, на охотников, а сам смотрел в этот предмет. Двое других просто наблюдали за квартирой с разбитым окном. У одного под левой ногой было странное и глупое изобретение в виде доски с четырьмя колёсиками внизу.
        - Эй, у вас там всё нормально? - крикнул один из мужчин.
        - Всё отлично! - Бродмир сложил руки рупором.
        После обычным голосом добавил:
        - Возьмём их одежду. Нокс, одевайся как тот, на странной штуке с колёсиками. Аликс, тебе выбора не осталось...
        - Сама вижу.
        - ... Сохорн, бери одежду того, что направил на нас странную штуковину. Надо переодеваться в местные облачения и уходить, пока сюда не нагрянули их стражи порядка. Если они есть.
        Бродмир, Аликс и Сохорн сосредоточенно нахмурились. Каждый из них представлял себя в одежде аборигенов. Первым заклинание произнёс главный охотник:
        - Я хочу одеться сейчас.
        В тот же миг его балахон трансформировался в одежду одного из аборигенов. Это походило на переливную картинку, когда видишь одно изображение, потом меняешь угол обзора, и картинка преображается. На Бродмире появилась летняя военная форма "флора" без знаков различия и с закатанными рукавами.
        - Я хочу одеться сейчас, - произнёс Сохорн.
        На нём появились остроносые туфли, чёрные брюки и белая рубашка с жёлтым галстуком.
        Аликс же в воображении скопировала всё до мелочей. На ней возникли лакированные туфли на высоком каблуке, кожаные брюки и белая блузка с большим вырезом. На левой руке замысловатые часы, стилизованные под золотые, а на правой толстый браслет из "презренного" металла. Несколько пальцев украсили кольца. Как она всё это разглядела, осталось для коллег загадкой. Единственным различием в стиле между охотницей и женщиной за окном заключалось в том, что волосы Аликс оставила распущенными, хотя женщина забрала их в хвостик.
        Последним применил заклинание Нокс.
        Гости с другой планеты мельком осмотрели друг друга на предмет неточностей или ошибок. Таких не обнаружилось. Потом их взгляды сошлись на Ноксе. Тот покраснел, завертелся, оглядывая себя.
        - Я что-то не то представил?
        Настолько его вид был смущённым, что многие бы рассмеялись. Но рядом были трое людей, которые позабыли даже об улыбке, не говоря о традиционном человеческом веселье. У них была своя жизнь, и свои представления о ней. Новенький, вероятно, думал совсем о другом, когда произносил заклинание. Вместо джинсов и майки на нём появился серо-голубой комбинезон с большим оранжевым цветочком на груди.
        - Я помогу, - сказал Сохорн.
        Он пробормотал короткое заклинание, и одежда на новеньком вовсе исчезла. Нокс смущённо закрылся. Его лицо стало пунцовым, будто все кровеносные сосуды разом лопнули.
        - Слушай, выродок, а ты летать умеешь? - поинтересовалась Аликс. - Тебя проще выбросить из окна, чем нянчиться.
        Лицо Нокса мигом побелело. Глаза сощурились, губы превратились в тонкую линию и уголки задёргались. Бродмир видел, что новенький хотел достойно ответить на унижение, но тогда бы главный охотник уже не смог ему гарантировать безопасность.
        - Всем молчать! - прикрикнул он. - Что за обращение с членом своей же команды? - посмотрел в лица охотников. - Не боитесь за собственную спину? Ведь он её может прикрыть. А может и не прикрыть.
        - Он вообще колдовать умеет? - сплюнул под ноги Сохорн. - Мне и не нужно, чтобы какой-то щенок прикрывал спину. Пусть вообще проваливает!
        - И мне не нужны подобные выродки, которые собственную наготу прикрыть не в состоянии, - поддержала коллегу Аликс. - Сама справлюсь, - она презрительно и алчно, словно людоед, осматривала новенького. - Думаю, его следует прикончить, чтоб не тащить груз за спиной. Списать будет легко. Можно ещё...
        - Пасть закрыла! - Бродмир давно понял, что с этими двумя людьми, когда они вошли в азарт погони, надо разговаривать как с диким зверем. Только грубо и только бескомпромиссно. Только приказы и только наказания. Другого они всё равно не понимали. - Быстро его одели и за мной.
        Не дожидаясь ответа, он направился к выходу из квартиры. Замок рассыпался после короткого заклинания "Взлом". В коридор вышли Сохорн, за ним Аликс, а следом появился и Нокс, одетый точь-в-точь как и парень на улице. Синяя майка с красной надписью "Россия" и джинсы. Не хватало лишь доски на колесиках.
        Бродмир хмуро глянул на коллег и покинул жилище.
        Спускались по лестнице. Когда проходили мимо двери на втором этаже, оттуда раздался лай собаки. Исходя из повизгивающих интонаций, его обладатель был по щиколотку обычному человеку. Сохорн шепнул заклинание и вместо заливистого лая из-за двери начало раздаваться кудахтанье. Через несколько секунд оно стихло. Аликс улыбнулась. Когда охотники выходили из подъезда, сверху вновь раздалось яростное кудахтанье и вновь быстро стихло. Теперь эта собака вряд ли будет облаивать прохожих. А если и решится это сделать, люди могут попросту умереть от смеха.
        На улице тепло. В нос снова ударила вонь этого мира. Как и в любом диком мире, здесь использовали вонючие механизмы. Если для Бродмира, Аликс и Сохорна такие миры были привычны, то Нокса поразила загрязнённость воздуха.
        На одной из лавочек во дворе сидели два подростка, рядом стояли горные велосипеды. В припаркованной поодаль машине играла музыка. По тротуару прогуливались две старушки. Бродмир пошёл навстречу бабушкам. Ментальный след вёл как раз между ними. Он полностью сосредоточился на нём - любое неосторожное движение и тот потеряется. Беспокоиться об окружающем мире должны помощники. Охотники за годы работы давно привыкли, что в подавляющем большинстве миров их узнают по балахонам. Работа же в диком мире всегда связана с фактором непризнания. Сохорн и Аликс не успели убрать старушек с дороги, поэтому главный охотник на полном ходу врезался в них.
        - Ты слепой что ли?! - визгливым голосом воскликнула пожилая женщина в красной кофте.
        - Или ненормальный?! - добавила подруга с огромной родинкой на правой щеке.
        С их точки зрения это выглядело, как открытое хамство: взрослый мужчина попросту попытался пройти между ними, растолкать. Однако они родились и выросли в Советском Союзе, где закалка у людей, как у Тихонова: "Гвозди б делать из этих людей: Крепче б не было в мире гвоздей".
        Бродмира отбросило на два шага назад. Он недоумённо уставился на нежданную преграду.
        - Ты, хам, тебе что, тяжело обойти пожилых людей? - продолжила бабушка в красной кофте.
        - Или ты президентом себя возомнил, что все должны уходить с твоего пути? - упёрла руки в бока её подруга.
        Но тут подоспели помощники. Вперёд выступила Аликс. Мило улыбнулась.
        - Простите нас! Вы же видите, что человек не привык выходить на улицу. У него болезнь мозга. Ему так радостно, что он на улице... Вот и не заметил. А мы не доглядели. Простите, пожалуйста!
        - А-а-а! - с умным видом протянула бабушка в кофте. - Ну, раз так...
        Бродмир, не дожидаясь окончания разговора, направился дальше по следу. В этот раз старушки расступились. Когда охотники их миновали, то услышали громкий шёпот:
        - С такой болезнью надо дома сидеть, он же опасен! И как...
        Аликс произнесла одно из страшнейших заклинаний - "Антимагия". Старушки мгновенно смолкли.
        Нокс обернулся. Две бабушки смотрели друг на друга выпученными глазами. Их рты беззвучно раскрывались. Охотники свернули за угол дома, и пожилые женщины скрылись из поля зрения. А потом одна из них протяжно закричала.
        Теперь подручные шли по разные стороны от главного охотника, наблюдая за каждой мелочью потенциально угрожающей боссу. Нокс торопливо шагал следом. По идее прикрывал спину, а по факту беспрестанно крутил головой разглядывая новый для него мир.
        - Я им языки удалила, - сказал Аликс.
        - И правильно, - отозвалась Сохорн. - Надо было ещё и зрения лишить, чтобы...
        - Это вас, тварей, надо зрения лишить, - прорычал Бродмир. - Всё равно ничего не видите. Почему не убрали их с дороги?
        Вопрос был риторическим. Даже Ноксу стало понятно - помощники попросту лопухнулись. Сохорн и Аликс взглядами прожигали спину главного в отряде.
        - Почему молчите, сволочи? - Бродмир остановился и повернулся. Остальные охотники чуть не натолкнулись на него.
        - Тебе никто не давал право так с нами разговаривать, - исподлобья смотрел на него Сохорн.
        - Я имею право вообще испепелить тебя за непослушание или неповиновение, - навис над ним Бродмир. - Сейчас это было именно неповиновение. Вы не убрали преграду с пути главного в отряде. Почему?
        - Потому что, - Аликс с вызовом посмотрела на главного охотника. - Хочешь испепелить? Давай, начинай! Вдвоём с этим выродком, - кивнула на Нокса. - Будешь гоняться за беглянкой.
        - Да уж лучше с ним, чем с вами, твари, - Бродмир по очереди посмотрел в глаза подчинённых.
        Сохорн благоразумно промолчал. У Аликс крутилось на языке грязное ругательство, которым она хотела одарить старшего в отряде.
        - Давай, скажи своё последнее слово, - глаза у главного охотника почернели, брови сошлись у переносицы.
        Вдали раздался протяжный гудок. Ветерок донёс запах свежескошенной травы.
        - Мы работать будем? - выдавила Аликс.
        ***
        Серебристый GelДndewagen остановился перед шлагбаумом. Высокий парень с косой саженью в плечах подошёл к неизвестной машине с дорогими номерами. Заднее стекло опустилось. Из глубины салона донеслось всего несколько слов.
        - Открывай! - охранник взволнованно махнул напарнику.
        Красно-белый шлагбаум медленно пополз вверх. Окно автомобиля закрылось. GelДndewagen въехал во двор крупной фирмы, занимавшейся видеонаблюдением на территории СНГ. Машина объехала трёхэтажное голубое здание квадратной формы. Остановилась напротив чёрного входа, куда сотрудники выбегали перекурить и обсудить очередное тупое распоряжение начальника. С задней стороны здания высился кирпичный забор с навесом и звуки с улицы почти не долетали. Мотор тихо замурлыкал и вскоре вовсе умолк. Из водительской двери выскочил долговязый паренёк лет двадцати в красном трико, фиолетовых кроссовках и тёмно-зелёной майке. Волосы всклокочены, будто в курятнике ночевал. Он подскочил к задней двери и услужливо распахнул.
        В этот момент из чёрного входа в здание вышли две девушки лет двадцати пяти. Короткие юбки, длинные ноги, высокие каблуки, глубокое декольте, в руках тонкие сигареты. По их виду и не скажешь, что работают в офисе крупной фирмы, занимающейся производством, монтажом и обслуживанием CCTV. Они заинтересованно уставились на серебристый GelДndewagen. Одна даже забыла прикурить.
        Александр Балтика выбрался из машины, оглянулся. Девушки моментально потеряли к нему интерес, лишь та, что забыла прикурить, украдкой бросала взгляды. Её коллега сразу поняла, что такой типаж не в её вкусе. Сухощавый, высокий старик - так она окрестила посетителя на серебристом "Мерседесе". От Балтики за километр веяло местами не столь отдалёнными. Черный плащ до пола, под ним чёрные джинсы и майка, седые волосы подстрижены "ёжиком", на глазах круглые солнцезащитные очки. Глубокие морщины на лице говорили о непростой жизни и бесконечной череде сражений за место под солнцем. Руки гость держал в карманах плаща. Водитель захлопнул за пассажиром дверь и остался стоять возле автомобиля, беззастенчиво рассматривая куривших девушек.
        - Ничего тёлки, да? - заметил его взгляд Балтика. - Только дуры набитые, - добавил он, наблюдая как одна из них часто-часто маленькими порциями затягивала в лёгкие вонючий дым и страшный яд.
        - Дуры, - кивнул водитель. - У меня была соска, которая курила одну за другой. В день около двух пачек...
        - Не тарахти, Санёк, приду, добазаришь, - привычно оборвал его Балтика.
        Гость направился к чёрному ходу. Чем ближе подходил, тем сильнее чувствовал вонь от сигарет. Возле девушек и вовсе пришлось задержать дыхание. Последние десять лет он не понимал, зачем большую часть жизни курил. Пусть находился в тех местах, где курили подавляющее большинство, где сигареты и чай иногда дороже денег - всё равно не понимал, зачем вдыхал в лёгкие этот дым. Лишь заработав астму, он до конца осознал смысл поговорки: "Если бы молодость знала, а старость могла".
        За пластиковой дверью с непрозрачным стеклом длинный и узкий коридор с зелёной плиткой на полу. Пахло моющим средством. Балтика поднялся на третий этаж. Он первый раз был в этом здании, но всё равно знал куда идти. Люди одинаковы - стараются забраться повыше. А иногда и вообще вавилонские башни сооружают.
        Лестница закончилась пластиковой дверью. Открыв её, Балтика оказался в просторной приёмной, где стояли несколько белых диванов, пахло розами, а за секретарской стойкой сидела блондинка с большими глазами и яркими губами. Также в приёмной был лифт, небольшой фонтан и огромный плазменный телевизор. В ролике компания расхваливала сама себя.
        - Здравствуйте! - в улыбку секретаря, вероятно, влюблялся каждый гость.
        Но Балтика видел много таких особ, знал, сколько они стоят.
        - Привет, - даже не посмотрел он на блондинку. Прошёл к двустворчатой деревянной двери с искусным рисунком. Нажал на ручку. На правой руке из-под плаща показался краешек татуировки, а на четырёх пальцах было набито по перстню.
        - Нет, нет! - вскочила из-за своего места секретарша и быстро-быстро цокая каблучками подбежала к гостю. - Вам туда нельзя! - она положила ладонь поверх руки Балтики.
        - Лапу убрала, - тихо и отчётливо произнёс визитёр.
        Секретарша поспешно отдёрнула руку и отошла на несколько шагов. Только теперь она обратила внимание на татуировки гостя. Девушкой она была не глупой (хотя большинство, из-за внешности, считало наоборот), потому сразу догадалась, что к этому человеку лучше не лезть.
        Балтика открыл дверь и вошёл в небольшую, но очень уютную переговорную. В центре круглый стол с восемью стульями. Большой шкаф со стеклянными дверьми заставлен наградами организации. В углу, на столе пылилась кофе-машина. Именно такую модель Балтика собирался приобрести и себе. Всё руки не доходили. Было прохладно - работал сплит. Из кабинета директора доносился властный голос, который рассказывал о том, как следует людей нагибать и оприходовать. Балтика прошёл через переговорную и оказался в кабинете директора. В большой и светлой комнате с огромным портретом президента, стоял здоровенный письменный стол из вишнёвого дерева. Во главе, в большом кожаном кресле, восседал пузатый, как железнодорожная цистерна, директор. По виду - ровесник Балтики. В одном из кресел напряжённо застыл подчинённый - мужчина лет сорока с дорогими часами и в грязных туфлях.
        Когда Балтика вошёл, разговор смолк.
        - Чем обязан?! - приподнял брови директор. Гостей он не ждал, даже предупредил секретаршу, что будет с главбухом решать очень щекотливый вопрос.
        - Одним очень важным делом, - Балтика прошёл ко второму креслу для гостей и степенно в него опустился. Руки достал из карманов и сложил в замок.
        Директор бросил взгляд на выбитые перстни на пальцах гостя. Четыре на левой и четыре на правой.
        - Виталий Александрович, - слишком театрально произнёс он. - Мы продолжим наш разговор позже, - бросил главбуху.
        - Я вас понял, - так же театрально ответил главный бухгалтер. Он мельком глянул на неожиданного гостя и пулей вылетел из кабинета.
        - Итак? - решил проявить сдержанность директор. Он пока не знал, с кем столкнулся, хотя ему уже пару раз намекали, что при невыполнении определённых условий, к нему приедет серьёзный человек. - Чем обязан?
        - По-спартански у тебя тут, - Балтика оглядел кабинет. - Ни одного лишнего предмета, ни одной лишней детали. А стол-то какой! Наверное твоя гордость?
        Хозяин кабинета молчал и пристально глядел на неожиданного визитёра.
        - Портрет только вид тут портит, - поморщился Балтика посмотрев на президента России. - Убрал бы его с глаз долой. И так каждый день этот хмырь глаза мозолит.
        - Я сам решу, что мне делать в моём кабинете, - директор говорил жёстко, словно выплёвывал листы стали. На его мясистом лице заиграли желваки, глаза заблестели.
        - Сам ты плохо решаешь. Неправильно. Кстати, сколько стоит такой стол? Больно уж приглянулся. Качественный, добротный...
        - Дорого, - хозяин фирмы навалился на этот самый стол локтями, его лицо раскраснелось и было видно, что он с трудом себя сдерживает.
        - Это я и сам вижу, - Балтика заинтересованно осмотрел этот предмет интерьера. - Такой стол вряд ли приобретёт тот, кто в офисе проводит мало времени. Вот даже в субботу ты на работе. Даже сотрудников своих пригнал...
        - Здесь шестидневная рабочая неделя, - прорычал директор. - А теперь давайте перейдём к делу! Что вам от меня нужно?
        - Что же ты так, Виталий Александрович?! - наигранно удивился гость. - Я же тебе не грублю.
        - И я вам не грублю! - брызнул слюной директор. - Пока не грублю! Что вам от меня нужно? - он уже ни капли не сомневался в целях прихода этого персонажа. За время, которое пробыл на руководящих постах, вдоволь насмотрелся на любителей пожить за чужой счёт.
        - К делу хочешь перейти? - Балтика поднял голову и посмотрел в потолок открыв для обозрения шею. Директор впился в неё глазами. Будь его воля, он бы и зубами в неё впился, чтобы больше никогда не видеть этого человека. - К тебе уже два раза приезжали мои люди. Вернулись они почему-то с пустыми руками. Ты заставляешь меня тратить моё время. А оно дорого стоит. Изначально я ставил цену пятьсот в месяц. С учётом потраченного мной времени сумма вырастает до миллиона. Я достаточно понятно выразился?
        - Пошёл вон, - прошипел Виталий Александрович. - Пока я не вызвал охрану!
        Балтика положил руки на спинки кресла и немного поменял позу.
        - Это не самая лучшая идея, - сказал он. - Ты, я вижу, человек умный, поэтому не груби мне. Не советую!
        - Я, кажется, ясно выразился! - руки директора мелко подрагивали. - Пошёл вон!
        - Понятно, - наигранно вздохнул Балтика. - По-хорошему договориться не удастся...
        - Мне не о чем с тобой договариваться... - с губ Виталия Александровича чуть не сорвалось матерное оскорбление в адрес гостя. - Ты и твои прихвостни хотите ничего не делать и жить на широкую ногу?! Тебе разве не сказали, что девяностые остались в далёком прошлом? Нет? Бедный! А может ты, как у вас говорят, недавно откинулся и вообще не в курсе, что мир изменился? Или как говорит современная молодёжь: отстал от жизни? Иди кого-нибудь другого попробуй развести. Но что-то я сомневаюсь, что у тебя получится. Времена не те! - с ехидной улыбкой закончил он. - Ну, что? Сам уйдёшь или мне помочь?
        Балтика весь этот короткий монолог смотрел в глаза хозяину кабинета.
        - Ты прав, - сказал он. - Времена не те. Я бы мог ткнуть в тебя стволом и популярно объяснить кто ты и почему должен мне денег. А если не захочешь, то взорвать твою машину. Но, ты прав, времена не те. Сейчас так не делают.
        Виталий Александрович что-то сам для себя уже решил. Он взял лежавший рядом с рукой мобильник и быстро нашёл нужный номер.
        - Витя бери двух ребят и быстро ко мне! - Отключил соединение и положил телефон обратно. - У тебя есть около минуты чтобы скрыться. - Злорадно произнёс он. - Потом мой начальник охраны уделает тебя так, что и мама родная не узнает.
        - А вот это вы, - сделал ударение на официальном обращении Балтика. - Зря сказали. За "маму" двойной спрос будет.
        - Нет, ну наглец! - директор откинулся на спинку кресла и хлопнул ладонями по столешнице. - Ты ещё не понял? Тебя сейчас как половую тряпку измочалят и выбросят! Вали, пока цел!
        Гость сидел и смотрел на директора. Создавалось впечатление, что он не придавал значения его словам. Виталий Александрович несколько мгновений ждал ответа, а после глубоко выдохнул и заставил себя расслабиться. Через небольшой промежуток времени придёт начальник охраны и вышвырнет этого зека к чертям собачьим. Причём вышвырнет так, что тот навсегда забудет дорогу к этому зданию.
        Директор открыл глаза. Гость по-прежнему смотрел на него. По крайней мере, так казалось. Из-за чёрных очков не видно, куда тот глядел. Виталий Александрович поразился такой наглости. Затем подумал, что может это и не наглость вовсе, а обычная тупость. Чего ждать от уголовника? Да ещё и с замашками из девяностых. Огорчало лишь то, что время потратил на этого субъекта.
        Без стука распахнулись обе створки двери. В кабинет влетел огромных габаритов мужчина. За начальником охраны, одетым в светлые брюки и белую, идеально выглаженную, рубашку, вошли двое подчинённых в чёрной спецодежде без знаков различия.
        - Выбросить, - кивнул на гостя Виталий Александрович. - С самыми наилучшими пожеланиями. Так, чтобы он забыл, что значит слово "видеонаблюдение", а не только дорогу к моему офису!
        Начальник охраны мгновенно оказался у кресла. Угрожающе навис над гостем.
        - Поднимайся по-хорошему, парень.
        Директор злорадно улыбнулся. Эта улыбка не укрылась от Балтики. Он снял очки, сложил дужки. А после поднял взгляд на возвышавшегося над ним гиганта.
        Дальнейшие события стали для директора настолько же выбивавшимся за рамки обыденности, как и прилёт инопланетян. Начальник охраны спал с лица, его плечи опустились, да и весь он словно стал чуть меньше ростом.
        - Разойдёмся миром? - поинтересовался у него Балтика. - Или будем по-плохому?
        Начальник охраны открыл рот, что-то сказать, но так ничего и не произнёс. Сделал шаг назад. После удручённо махнул рукой и направился к выходу. На днях его очень хорошо предупредили, что этого человека не стоит трогать, ценой станут жизни близких. Его подчинённые были в не меньшем шоке, нежели директор. Они застыли в проходе.
        - Чего встали?! - гаркнул на них начальник службы безопасности. - Выметаемся!
        Оба парня, как трусливые собаки, попятились к двери. Таким напуганным своего главного они никогда не видели. Через несколько секунд обалдевший директор услышал, как закрылась дверь.
        Балтика надел очки. Провёл пальцем по подбородку, будто вытирал.
        - Ну что? - посмотрел на хозяина кабинета. - Продолжим?
        Директор не ответил. Он просто пялился в стену.
        - Да ты, как я вижу, не ожидал подобного разворота событий?! - усмехнулся гость. - Ну что ж... Э-э-эй! - Балтика приподнялся и постучал ладонью по столешнице, чем вывел Виталия Александровича из оцепенения. - Спать сейчас не самое подходящее время! - откинулся обратно на спинку кресла. - По миллиону в месяц. Мы поняли друг друга?
        - Я ничего тебе платить не буду, - сквозь зубы произнёс директор.
        - Я у тебя не спрашивал, будешь или нет. Я задал чёткий и понятный вопрос, понял ли ты меня? - произнёс Балтика стальным голосом.
        - Слушай, ты мне надоел! - постепенно повышая голос заговорил Виталий Александрович. - Вот здесь уже! - провёл рукой по горлу. - Катись отсюда! Иначе я тебя сейчас сам вышвырну! Вот этими руками! - поднял над столом две оплывшие жиром ладони. - Веришь?
        - Нет, - покачал головой гость. - Не верю. Если во вторник мои люди не получат миллион, то твоя дочь, Лиза, которая сейчас на Кипре, расстанется с правой ладонью. Это в качестве предупреждения. Ты прав. Сейчас не девяностые. Тебя никто убивать не собирается. Ты нужен живой и платёжеспособный. Вопросы есть? - с наигранным участием поинтересовался Балтика.
        - Ах ты мразь! - не вытерпел директор. Он вскочил, но не сделал и шага от кресла. Стоял и через стол смотрел налитыми кровью глазами на нежданного визитёра.
        - Не стоит Виталий Александрович, - помахал головой гость. - Ох, как не стоит употреблять такие слова в мой адрес. Поэтому во вторник отдашь моим людям два миллиона. И каждый месяц будешь отдавать по два.
        - Пошёл вон! - директор раскраснелся так, что даже уши стали цвета спелой вишни.
        - Ты хозяин, - пожал плечами Балтика. - Но только с гостями можно себя и помягче вести. - Он поднялся, потёр руки. - Во вторник, часов в десять, от меня приедет человек. Потрудись передать ему деньги, иначе твоя дочь станет калекой.
        Не дожидаясь ответа, вор направился к выходу.
        - Я пристрелю тебя! - неожиданно для директора сорвалось с его губ. - Ты, выродок, смеешь мне угрожать?!
        Балтика молча вышел. Он всё сказал. Бесцельно сотрясать воздух он не любил.
        Виталий Александрович так и остался стоять перед собственным столом. Первые мгновения в его голове не было ни одной мысли, словно там уже десятилетиями гулял ветер. Затем перед глазами возникло лицо старшей дочери - Лизы, которая действительно в этот момент была на Кипре. И знали об этом лишь он, мать и младшая дочь.
        Директор тяжело сглотнул. Хотелось схватить телефон, позвонить жене и младшей дочери, узнать, откуда этому уголовнику известно столько о его семье. Вместо этого в голову дошли последние сказанные им самим слова и, словно фонтан в жару, охладили. Виталий Александрович присел в кресло, рывком открыл нижний ящик стола. Из-под разнородного бумажного хлама вынул ТТ. Пистолет в руке сидел неудобно, ладонь с трудом обхватывала рукоять. Когда-то потенциальный партнёр подарил этот пистолет в надежде, что Виталий Александрович будет с ним работать. Но не сложилось. Пистолет же все годы валялся в нижнем ящике стола. Пару раз доставался, осматривался. Но не более. Единственная причина, по которой директор оставил его у себя - раритетность данного орудия. Этот пистолет имел двухрядный магазин, где помещались пятнадцать патронов вместо стандартных восьми. За счёт этого рукоять была намного толще, а защёлка магазина перенесена в её основание. Небольшая партия таких пистолетов была выпущена в военный тысяча девятьсот сорок второй год Ижевским заводом номер семьдесят четыре.
        Директор передёрнул затвор и положил оружие на стол. Три секунды посмотрел на него. От страха похолодели пятки, но на решимости защитить семью это не отразилось. Дочери были для него смыслом жизни. Никому не дозволено угрожать их здоровью.
        Виталий Александрович взял пистолет и направился к выходу.
        - Куда пошёл? - посмотрел на секретаршу широко раскрытыми глазами.
        - Ту-туда, - заикаясь, кивнула она на лестницу.
        Директор спустился на второй этаж, выглянул в коридор. Пусто. Одна дверь открыта, доносился чей-то голос, но принадлежал он явно не уголовнику. Тогда Виталий Александрович спустился на первый этаж и, пройдя по длинному коридору с зелёной плиткой на полу, оказался на улице. В урне дымился окурок, а под навесом стоял серебристый GelДndewagen. Ни у кого из сотрудников такого автомобиля не было. Да никто из них и не позволил бы себе заехать на задний двор. За рулём сидел молодой парень в тёмно-зелёной майке и всклокоченными волосами. Задние стёкла дорогой машины были наглухо затонированы.
        Директор сделал четыре огромных шага и оказался напротив правой пассажирской двери. Поднял пистолет и выстрелил туда, где, по его мнению, должен находиться человек.
        Громовой раскат раздался под навесом, пуля срикошетила в стену. На стекле остались крохотные трещины. Запахло порохом. В первый миг Виталий Александрович не понял, что произошло. Затем осознал - автомобиль бронированный. Хотел нажать на спусковой крючок ещё раз, но тихий щелчок открывшейся двери вогнал его в ступор. В груди похолодело, внизу живота неприятно защекотало.
        Балтика вышел из машины. Встал напротив директора. Хозяин крупной фирмы пистолет не опустил, но рука начала заметно дрожать. Нежданный гость посмотрел в дуло, а после резко вырвал оружие из руки директора.
        Из двери фирмы вывалились трое сотрудников. Двое мужчин в костюмах и одна из куривших девушек. Все замерли в нерешительности.
        Балтика поднял оружие на уровень головы. Ствол упёрся в лоб человека, который всего несколько секунд назад хотел его убить. Директор задрожал всем телом. Глаза скосил и смотрел в ствол.
        - Ба-бах! - гаркнул Балтика и поднял пистолет, словно была отдача.
        По брюкам Виталия Александровича расползлось пятно. Лицо побелело, на лбу появились крупные капли пота.
        - По три миллиона ежемесячно. Тридцать шесть в год. Мой человек будет во вторник утром. А если мне придётся приезжать сюда ещё раз, то этот пистолет выстрелит. В твою голову. Теперь понял, сколько стоит вежливость?
        Директор быстро кивнул. Глаза не сводил с оружия в руках бандита.
        Александр Балтика сел в машину и захлопнул дверь. Пистолет бросил на пол, за сидение водителя.
        - Трогай, Санёк, - сказал он.
        ***
        Странная парочка ушла. Их место заняли две молодые красивые девицы с броской внешностью: одежда из дорогих бутиков, сумочки стоимостью, как дешёвая машина, телефоны с золотыми корпусами. Люди с таким достатком обычно не ходят в заведения подобного класса. Эти две девицы пили кофе и о чём-то тихо переговаривались, заодно собирали взгляды всех окружающих представителей мужского пола. Даже Илья скосил глаза пару раз - голова как-то странно сама поворачивалась.
        Ангелина каждый раз вздрагивала от щелчка двери. Бросала тревожные взгляды на каждого вошедшего человека.
        - Он держал меня в каком-то чулане. Я не знаю, сколько там просидела. Может пару дней, а может и пару лет. Не знаю. Кромешная тьма, затхлость и пыль. Пол был деревянный. Грубый. Я старалась не двигаться, но всё равно постоянно загоняла себе занозы. Их доставание тогда было моим единственным занятием.
        Она замолчала и невидящим взглядом посмотрела на поднос с красными коробочками. Илья видел, что воспоминания о тех днях вгоняют её в депрессию. Однако чувствовал, что останавливать нельзя - он первый с кем она вообще могла поделиться своим горем. И единственный, кто мог помочь.
        - Я пыталась выбраться, пыталась кричать. Тщетно. Несколько раз я даже нападала на этого человека. Когда он приносил еду и ведро... - не договорила она, но Илья догадался и тактично промолчал. - Если честно, я уже потеряла всякую надежду покинуть эту темноту. Да что там... Я себя потеряла. Под конец этого заточения превратилась в какой-то куст, растущий в вечной темноте. Целыми днями лежала и...
        Она как-то странно посмотрела на Илью. Резким движением схватила стаканчик со стола и залпом осушила остатки кофе.
        - Не закажешь ещё?
        Илья направился к кассе, но на пол пути вспомнил, что у него нет денег. Ему вновь стало так стыдно, что он бы даже душу на кофе поменял. Зачем-то оглянулся, словно всерьёз ожидал увидеть знакомых. После, удручённо повесив голову, вернулся к столику.
        - У меня денег не осталось, - произнёс он настолько тихо, что и сам с трудом расслышал.
        - Вот и хорошо. Я уже и не хочу.
        Подошла уборщица, забрала поднос с пустыми коробками и стаканчиками. Протёрла тряпочкой стол.
        - Может быть я сделаю самую большую ошибку если расскажу тебе... Но... Он меня...
        Она не договорила, но Илья обо всём догадался. Кулаки сжались, ногти вонзились в ладони. Он пообещал, что когда этот гад попадётся ему в руки, то через минуту уже сдохнет.
        - Вскоре после этого я поняла, что сопротивляться бесполезно. Поверила, что он перенёс меня в другой мир. Да и невозможно было не поверить. Он показал мне свой мир... Там всё зелёное-зелёное, красивое. Там всегда ясное и голубое небо, много разных милых зверюшек... Огромные леса, необъятные пастбища. И всё такое красивое-красивое. Я как-то смотрела передачу про Новую Зеландию, и вот там так же восхитительно! Там не бывает войн, нет денег. Там все живут в мире и спокойствии. Там нет бедных и нет богатых. Нет завистников. Там все равны и все счастливы. И всё благодаря магии.
        Дверь открылась. В заведение вошли двое высоких мужчин, один с бородой, второй гладковыбритый. Лина резко обернулась, зацепилась за них взглядом. Её плечи напряглись, губы превратились в тонкую линию. Посетители прошли к кассе и стали в очередь. У бородатого зазвонил телефон. Он долго смотрел на экран, затем сказал своему приятелю:
        - Валентиныч, паскуда, звонит.
        Ангелина расслабилась. Передёрнула плечами, словно стряхивала опасения.
        - В обмен на мою... сговорчивость, - выдавила подруга. - Он разрешил мне перемещаться по дому. А жилища там огромные. Необъятные. Находятся они посреди этой восхитительной природы. Неподалёку от дома был большой пруд. Я любила туда ходить. Вспоминать... - умолкла Лина.
        Илья видел, что, несмотря на показное равнодушие, Ангелине тяжело даётся каждое слово.
        - Я не испытывала дискомфорта. У меня даже были подружки, - вяло улыбнулась она. - Там находилось много девушек. И все были похищены. Впоследствии, когда я узнала заклинание "языковой лом", то смогла с ними поговорить. Они все были, как это там называется, с диких планет. Как наша. Где нет магии, а вся жизнь основана на примитивном использовании механизмов. От них я и узнала все премудрости мира, где оказалась. Обучилась магии. Если так вообще можно выразиться. Вся наша забота состояла в том, чтобы следить за домом при помощи магии. А ещё... - тяжело вздохнула она. - Исполнять все его прихоти. Мы были его гаремом. Все жители того мира имеют такой. Это в порядке вещей.
        Она посмотрела в окно, где остановились двое велосипедистов, парень и девушка. Открыли бело-зелёные фляги и жадно принялись глотать.
        - Прости, что я тебе всё это рассказываю, - прошептала Лина. - Просто...
        Илья взглянул на велосипедистов, увидел, как они сели на железных друзей и помчались дальше, навстречу здоровью, долголетию и счастливому совместному будущему.
        - Я понимаю, - сказал он.
        Лина несколько раз моргнула и посмотрела на соседний столик и сидевшую там парочку. Молодые ребята ели крылышки в панировке, пили пиво и что-то оживлённо обсуждали.
        - Это другой мир, - посмотрела она на Илью. - Совершенно другой. Там нет... - Лина огляделась, словно искала того, чего Там нет. - Ничего окружающего. Там всё живёт по другим законам. По другим правилам. Там всё подчиняется и делается при помощи магии. Людям ничем не надо себя утруждать... Вот только за людей там принимают не всех.
        Илья усмехнулся. Это утверждение, похоже, подходило не только к тому, магическому, миру.
        - Поначалу он мной... интересовался, - выдавила Ангелина. - Постепенно его интерес пропал. Я стала предоставлена сама себе. Как и многие другие девушки. Мы просто жили в своё удовольствие. Гуляли, спали, болтали. И мечтали вернуться домой. Знаешь, плен он и есть плен. И пускай там условия... райские. Но я не хотела там быть. Я не просила меня туда перетаскивать. Периодически он избавлялся от тех, кем окончательно пресытился. Вот и я сегодня узнала, что подлежу выселению.
        Ангелина замолчала.
        - А что такое "выселение"? - не вытерпел Илья.
        - Так называют специальное заклинание, при помощи которого человек попадает в дикий мир. Как наш, например. Мне стыдно об этом говорить... - опустила Лина взгляд. - Но я чуть не опустилась на колени, чтобы попросить его отправить меня обратно. Сюда. Кажется он этого от меня и ждал... требовал. А после у меня наступило какое-то помутнение... Не знаю, что на меня нашло, но я наколдовала нож. Приставила к его горлу и потребовала, чтобы он переместил меня обратно.
        - И? - поторопил Илья.
        - Он перенёс, - пожала плечами Лина. - Обратно в мою комнату. Так получилось, что мы оказались на кровати. Лёжа. В том же положений, из которого он меня и похитил. И лезвие вошло ему точно в сердце. По крайней мере, мне так показалось. Он успел переместиться обратно в свой мир, но... мне думается, что он не выжил. А если так, то вскоре здесь будут охотники.
        - Я сегодня уже много раз слышал это слово, - кивнул Илья. - Кто они, эти таинственные охотники?
        - В живую я их не видела, но по рассказам это отменные уроды. Это их полиция. Их армия. Их судьи... Как бы объяснить? Магия принадлежит тому миру. Насколько я поняла, у них существует магическая станция... или установка... - замялась Ангелина. - Даже не знаю, как её назвать. В общем, когда-то их мир был великолепно развит технически. Они умели перемещаться в другие вселенные, могли продлевать жизнь, умели изменять пространство и время, передавать мысли на расстояния. А потом изобрели магическую установку. Как я поняла, она подчиняется физическим законам, о которых мы ещё даже не догадываемся. С тех пор граждане того мира могут жить в собственное удовольствие. Абсолютно ничего не делать. Понимаешь? Всё-всё-всё, что им требуется для жизни, даёт магия! Всё, что пожелаешь, можно получить при помощи магии! Как ты думаешь называется этот мир?
        - Откуда ж мне знать?! - Илья посмотрел на подругу круглыми глазами.
        - Знаешь, знаешь, - грустно усмехнулась Лина. - Называется он Рай, - помолчала несколько мгновений. - Что, не заиграли легенды другими красками?
        Илья задумчиво почесал подбородок. В заведение тем временем ввалилась шумная компания подростков. Они на повышенных тонах обсуждали какой-то фильм. Лина поспешно обернулась. Облегчённо вздохнула.
        - Как сам понимаешь, стать жителем этого мира крайне непросто, - продолжила она. - Принимают туда избирательно. Есть множество других заселённых миров. Жители Рая называют их - отсталыми. Это бывшие колонии. Многие из жителей тех планет стремятся попасть в Рай. Но берут туда, естественно, лучших из лучших. Чем-то выделившихся. Или тех, кто своими умениями или знаниями может пригодиться. Естественно, что при уровне технологии "Пожелал - исполнилось", таких людей находится крайне мало. В основном это охотники. Преподносят их, естественно, как миротворцев, которые наводят порядок. На деле же их функции полиции и военных - надуманны. Единственная и основная их задача - это без суда и следствия карать преступников. Точнее тех, кого в Раю посчитали преступниками. А законы там просты: никто не может посягнуть на жителя Рая; никто не может посягнуть на законы Рая; никто не может воспротивиться решению Рая. Правонарушитель уничтожается без суда и следствия. А ещё убивают всех, кто вступал с ним в контакт. Именно поэтому я сразу же и убежала из дома, чтобы не столкнуться с мамой. Не дай бог, и её убьют. На
планетах-донорах охотников боятся, как стихийного бедствия.
        - А как же...
        - Но есть ещё и наш мир, - предугадала Ангелина. - Такие миры называют дикими. Потому что в них ничего не известно о Рае. Ничего не знают о магии. В эпоху, когда Рай занимался колонизаторством, до таких планет не добрались.
        - Не добрались? - Илья скептически приподнял бровь.
        - Официально не добрались, - пожала плечами Лина. - Поверь, сейчас не это важно.
        Илье неожиданно начало казаться, что всё происходящее один большой и грандиозный бред. Через несколько мгновений он очнётся в психиатрической лечебнице. Привязанный к кровати за руки, ноги, а через грудь перекинут ремень. В палате будет ещё несколько буйных и крикливых пациентов на таких же кроватях. На мгновение Илья вспомнит, как выкладывал в супермаркете товар, а свободные часы жизни тратил на "Время эльфийских чудес". Потом больное воображение вновь вернёт его за столик этой кафешки, на Савёловскую.
        Шумная компания подростков взяла на всех один поднос с едой. Уселись за столик, где на повышенных тонах начали обсуждать поражение футбольной сборной с таким энтузиазмом, будто это единичное происшествие, а не аксиома. Один из них высказал подслушанную где-то мысль, что футболистам надо собирать зарплату посредством смс-голосования, может, тогда будут толково играть. А разбегутся так ещё и лучше - толку от нахлебников, которые умеют только проигрывать?
        Илья смотрел на подростков, но размышлял об услышанном от подруги. Ещё несколько часов назад мир был обычным - проснулся, поел, позанимался какой-нибудь ерундой, снова поел, поспал и круг замкнулся. День за днём всё одно и то же: хмурые лица, долгие часы на работе, мгновенные выходные, редкие удовольствия. Беспросветная серая жизнь до самой смерти.
        - Мы на пороге чего-то страшного, - Ангелина снова обернулась на дверь, которую раскрыла полненькая женщина, одетая по последнему писку московской моды: жёлтая блузка с длинным рукавом-фонариком, короткие розовые шорты и белые летние сапоги выше колен.
        - Страшного открытия, - кисло усмехнулся Илья. - Мир искал зелёных человечков, а пришли маги.
        За окном появилась толпа десятилетней детворы. Сопровождали их две женщины, которые шли как надзиратели - одна спереди, другая сзади. Звонкие голоса ребятни были слышны даже внутри.
        - За преступниками вначале пускают в погоню убийц, - продолжила Лина. - Ты его видел и даже в окно выбросил. Это житель из мира-птиц. Они, точно оборотни в наших легендах, способны превращаться в птиц. Магия у них какая-то своя. От Рая она не зависит, поэтому и не такая могущественная. Да и вообще они какие-то... глупые, что ли. Я общалась с несколькими, когда жила там. Точнее пыталась общаться. По уровню развития они напоминают... - на мгновение задумалась Ангелина. - Озлобленных и неразумных детей. Однако это не мешает им даже видеть свежий ментальный след. В Раю никто не понимает, как они пользуются своими способностями, при этом магию в другие миры они не приносят. Будь этот народ хоть чуточку умней, давно бы подмяли Рай под себя. Держат же их, чтобы не дёргать охотников по мелочам.
        - Дай догадаюсь, - сказал Илья. - Если убийца не справляется, то за беглецом отправляют тех самых охотников?
        - Да, - кивнула подруга.
        Парень через столик от них громко засмеялся. Всё заведение непроизвольно на него посмотрело. Лина вздрогнула от резкого звука.
        - Меня волнует то, что охотники будут убивать всех, с кем я общалась, - склонила голову Ангелина. - Я ведь тебе уже об этом говорила.
        - Значит... - призадумался Илья. - Ты, зная, что всех, с кем ты будешь общаться, убьют, ушла из дома таким образом, чтобы не встретиться с мамой. И пошла ко мне. Если маму убьют, это страшно. Если меня, то ничего. Правильно я тебя понял? - он и сам не знал, зачем задал этот вопрос. Но чувствовал: надо. Проще потом прощения выпросить, нежели чего-то недопонять.
        У Лины лицо превратилось в каменную маску. Она рефлекторно поправила причёску, взглянула в окно.
        - Я пришла, - начала она резким тоном. - Потому что когда убегала из дома увидела календарь. И увидела, какой на нём год. Но эти прошедшие пять лет, не изменили моих намерений... - резко осеклась, будто оговорилась. - К тому же, между тобой и моей матерью есть несколько существенных различий. Она ни за что не поверит в рассказанное мной. Она не будет скрываться и не сможет за себя постоять. Её убьют. А ты поверишь. Сможешь нас защитить. Или я плохо тебя знаю? Может, за прошедшие пять лет ты стал хлюпиком?
        - Прости, - сказал Илья. - Я глупость спросил.
        Лина промолчала. Но она так делала всегда, когда у неё просили прощения. Ответа не давала, но прощала. Именно теперь Илья и поверил в услышанное на все сто процентов. А ещё понял, что ни при каких раскладах не отдаст её каким-то непонятным охотникам на растерзание.
        - А ты не можешь наколдовать что-нибудь, сбивающее их со следа? - пришла Илье мысль.
        - Не могу, - покачала головой Лина. - Я знаю лишь, что это какой-то ментальный след. А из чего он состоит, как образуется... - развела руками. - Я вообще не знаю, могу ли колдовать. Ведь в наш мир магия придёт только вместе с охотниками. Вместе с ними и уйдёт. И если они уже здесь...
        - А ты ещё не знаешь, здесь они или нет?! - расширились у Ильи глаза. - Может, вся паника вообще зря?
        - Скорее всего, они уже здесь, раз был убийца, - грустно усмехнулась Лина. - Если ещё не успели прибыть, то скоро будут.
        - Тогда чего мы сидим? - задал Илья риторический вопрос. - Может, стоит уже попробовать и... понимать, что нам дальше делать?
        Лина не ответила. Она закрыла глаза, вытянула перед собой руки и сложила их домиком.
        - Я хочу деньги сейчас.
        После раздвинула ладони. Илья увидел на столе купюру, которой расплачивался на кассе. Понял, зачем Ангелина её так тщательно рассматривала.
        Несколько мгновений Илья глупо таращился на билет банка России. Больше всего это походило на ловкий фокус.
        - Все вещественные заклинания безумно просты, - с улыбкой посмотрела на его лицо Ангелина. - Когда в мир приходит магия достаточно представить себе предмет, а затем произнести "Я хочу что-либо сейчас". Предмет появится там, где ты его представил и таким, каким его представил. Есть ещё боевые заклинания. Ими владеют лишь охотники. Для нас они будут бессвязным набором звуков, так как произносятся на языке создателей Машины. Проверь, - Лина пододвинула купюру к Илье. - Может, я забыла какие-то защиты...
        Илья взял билет банка России и пристально на него взглянул. С водяными знаками с правой стороны, на которых совмещены изображения номинала банкноты и лица Ярослава Мудрого, было всё в порядке. Перфорация на ощупь тоже оказалась гладкой. Взгляд уцепился за герб Ярославля, где из-за оптической магнитной переменной краски должна бегать полоска. Однако её не было. Илья взглянул в левую часть купюры - металлизированная защитная нить на месте, значит, и герб должен переливаться. В этом он был уверен на все сто процентов. Как-то ему попалась подделка, из-за которой он чуть не схватил уйму проблем. После чего досконально изучил всю информацию о подлинности денежных знаков России, благо интернет давал для этого широкие возможности. В памяти, конечно, осталось мало, но основные характеристики он всё же запомнил.
        - Нет, - протянул он деньги обратно. - Герб должен переливаться снизу вверх. Точнее полоска света должна по нему бегать. Поняла?
        Лина скомкала бумажку и отложила на краешек стола. На секунду призадумалась. Медленно кивнула. Закрыла глаза и несколько мгновений представляла деньги такими, какими они должны получиться.
        - Я хочу деньги сейчас.
        В этот раз она руки на стол не клала, и он увидел, как на столешнице материализовалась купюра. Она появилась достаточно быстро, но не мгновенно. Илья видел, как банкноту, словно кто-то невидимый нарисовал прямо на воздухе за какие-то доли секунды. Оглянулся, не подсмотрел ли этого чуда ещё кто-нибудь. Все посетители оказались настолько заняты поглощением еды, что не видели дива, у себя под носом.
        - Смотри, - Лина пододвинула деньги.
        Илья пробежался пальцами по перфорации, взглянул на герб, водяные знаки, внимательно посмотрел на металлизированную нить, нигде ли она не выходит за края, есть ли на ней цифры и ромбик из букв. Пощупал рельефные знаки в правом верхнем углу. На ощупь они не выделялись.
        - Смотри, вот эти буквы должны чувствоваться на ощупь, - Илья пододвинул к подруге деньги. - Они словно выдавлены должны быть.
        Лина скомкала купюру и положила её к первой бумажке. Затем сложила руки домиком, закрыла глаза и снова произнесла заклинание. Когда раздвинула ладони на столе вновь лежали деньги.
        Илья проверил купюру всеми доступными визуальными средствами, которые знал. Даже пощупал три полоски и точку, метки для слепых, в левом нижнем углу. Внешне купюра была идеальна, но расплачиваться такой в местах, где её проверят в ультрафиолетовых и инфракрасных лучах, он бы не стал.
        - Слушай, а ты научишь меня этому заклинанию? - Илья восхищенно рассматривал деньги, поэтому даже не подумал, что брякнул полную чушь. Со стороны могло показаться, будто он приехал из настолько далёкой глубинки, что эта купюра представлялась ему огромным состоянием, пьянила разум.
        - Обязательно, - хмуро ответила Лина. - Только для начала нам надо придумать, как избавиться от охотников. Иначе эти заклинания тебе не понадобятся.
        - Да с такими финансами... - восхищённо посмотрел на подругу Илья. Он уже спланировал будущее. Вначале они разменяют где-нибудь эти деньги и купят аппараты, проверяющие банкноты в ультрафиолетовом и инфракрасном излучении. А после Лина сможет наколдовать уже настоящие банкноты. И тогда... Весь мир перед ними. Охотники могут хоть всё перерыть - не найдут.
        - Ты ещё не понял? - грустно вздохнула Лина. - Деньги не помогут. Никакие. От охотников ты деньгами не откупишься.
        - Да понял, понял, - нахмурился Илья.
        - Им нужны наши жизни, - продолжала невеста.
        - И только?
        - Ты, кажется, очень сильно недооцениваешь их. Я же тебе говорила, что они идут по ментальному следу. А его никак не спрятать. То есть нам надо преодолевать как можно большие расстояние за меньший промежуток времени, чтобы быть подальше от них. При таком раскладе у нас есть время что-нибудь придумать. Но, насколько я знаю... - тяжело вздохнула Ангелина. - Охотники всегда настигают жертву. Когда-нибудь она расслабляется, думает, что опасность далеко. И тут, как раз... - сделала она красноречивую паузу. - Преград для них не существует, пойми. Вся эта вещественная магия - ерунда. Я точно не знаю и не понимаю физические законы, которым она подчиняется, но все жители Рая ею владеют. Именно поэтому люди туда и рвутся! Там ничего не надо делать! Абсолютно! Всё, что пожелаешь, достаточно себе представить и произнести "Я хочу это сейчас". Но охотники владеют боевой магией. А это уже не игрушка. Она планеты способна уничтожать! Понимаешь? С ними не договоришься, не убедишь, не подкупишь. Им ничего не нужно, кроме жизни преступника! Поэтому они всегда настигают жертву.
        - Всегда настигают жертву... - как эхо повторил Илья. До него начал доходить весь смысл. На душе, пока ещё тихонько, начали скрести кошки. - Знаешь, человек с человеком всегда может договориться. Просто надо узнать, что их может заинтересовать.
        - Человек с человеком может договориться, - кивнула Лина. - Да только охотники нелюди.
        ***
        Дорога провела гостей из другого мира мимо палисадника, затем через детскую площадку, где мамаша с двумя детьми проводила их настороженным взглядом. Потом превратилась в узкую тропинку и выкинула на оживлённую улицу.
        - А разве нельзя было оставить в покое этих пожилых людей? - Нокс набрался смелости.
        Ни к кому конкретно он не обращался, но все посмотрели на него так, будто новенький спросил самую большую глупость на свете.
        - Им вообще повезло, что живы остались, - буркнул Сохорн.
        Охотники остановились перед оживлённой дорогой, где на большой скорости мчались примитивные механизмы. Как попасть на другую сторону, гости из другого мира не знали.
        - Но ведь она, - новенький указал на Аликс. - Уже с ними договорилась! Зачем было...
        - Не бубни, - перебил Сохорн.
        - Я тебе не "она", выродок! Ещё раз так скажешь, и будешь свои яйца жрать, - охотница посмотрела на Нокса таким выразительным взглядом, что новенький сразу поверил - эта женщина слов на ветер не бросает. Да и восхищение её красотой прошло. В человеке всё должно быть хорошо - и мысли, и поступки, и внешность, и желания. Одно через другое не компенсируется.
        - Думаю, что эти примитивные агрегаты перевозят людей, - Бродмир наблюдал за проносившимися автомобилями. - Но вот как между ними перейти...
        Конечно, всегда можно наколдовать "Воздушный щит" последнего уровня, о который все эти транспортные средства разобьются, но в диких мирах такой поступок чреват привлечением к себе неимоверного внимания.
        Возле дороги стояло устройство, на котором попеременно загорались зелёный и красный цвета. Вдруг машины начали притормаживать и вскоре вовсе остановились, словно их не пускала невидимая преграда. Загорелся зелёный и люди, стоявший недалеко от охотников начали переходить по полоскам, нарисованным прямо на дороге.
        - Вперёд, - скомандовал Бродмир.
        Охотники подошли к переходу и направились на другую сторону дороги. Когда были посередине, светофор изменил цвет с зелёного на красный. Водители недовольно косились на неторопливых прохожих. Стоило гостям из другого мира сделать шаг на тротуар, как завизжали покрышки, и одна из машин резко стартовала.
        Ментальный след уводил по тропинке на пригорок, через железнодорожные пути. Охотники, естественно, не поняли, для чего нужны четыре тонкие и длинные стальные конструкции, прикрученные к бетонным блокам. Но сильно и не задумывались. Диких миров они повидали уже множество и непонятных изобретений видели сотни. Навстречу, перешагивая через рельсы, прошла женщина, которая за несколько секунд смерила Аликс оценивающим взглядом. Охотница обратила внимание на её обувь без каблуков.
        - Шагай, давай! - Сохорн подтолкнул замешкавшегося новичка в спину. - Со старухами Аликс это сделала из-за того, что к органам власти надо испытывать уважение, - неожиданно пояснил он Ноксу. - Ведь ты раньше боялся охотников?
        - Да я и сейчас ещё... - признался Нокс.
        - Ничего пройдёт, - улыбнулся и дружески похлопал по плечу Сохорн. - Это как первый секс. Поначалу страшно, а потом за уши не оттянешь.
        Ноксу сравнение понравилось. Он как раз смотрел на Аликс, шагавшую впереди. И её формы пьянили разум, заволакивали сознание пеленой желания. Да только червячок неприязни к этой женщине уже поселился внутри.
        - Но ведь они не знали, что мы власть? - Нокс с усилием перевёл взгляд на коллегу. - Да и не власть мы здесь, насколько я знаю.
        Сохорн усмехнулся. Аликс внимательно прислушивалась к их разговору. Обернулась. По глазам видно, что хотела сказать какую-нибудь гадость, но промолчала.
        - Запомни три правила охотника, - Сохорн внимательно посмотрел на новенького, словно проверял, как до него доходит смысл сказанного. - Ты всегда прав, ты всегда сильнее, ты всегда власть.
        - А если я не сильнее?
        - Потому охотники и вчетвером. Изредка попадаются сильные маги, способные справиться с охотником. В основном это ренегаты Рая. Но с двумя ему уже точно не совладать, а четверо вообще в порошок разотрут. Даже двоих отступников.
        Тропинка вывела к высокому дому голубого цвета. Охотникам пришлось задрать голову, чтобы увидеть его последние этажи. Бродмир видел такие высокие строения лишь в одном из отсталых миров - там, где вся планета состояла из сплошного океана, среди которого, как оспины, находились маленькие клочки земли. Там людям попросту не хватало жизненного пространства, поэтому они строили настолько высокие строения. Зачем к таким ухищрениям прибегали на этой дикой планете, он не понимал.
        Ментальный след вёл в открытую дверь на первом этаже этого здания. Над входом висела табличка "Продукты". Тоже малопонятная вещь. Неужели здесь продукты раздавали в подобных заведениях?
        - Как всё дико, - пробормотал главный охотник.
        - Это точно, - согласилась Аликс.
        Вновь перешли дорогу. Но в тот момент машин на ней не было. Из магазина вышел парень лет двадцати. Открыл бутылку из темного стекла. Внутри чуть вспенилась жидкость. Сделал глоток и странно посмотрел на разношёрстную компанию. Взгляд остановился на Аликс.
        Охотница даже сбавила шаг. Чуть повела бёдрами. Надеялась, что парень скажет комплимент или пошлость. То и другое привело бы его к мучительной смерти. Но парень промолчал. Он просто нагло пялился на Аликс, пока гости из другого мира не скрылись в магазине. Потом сделал ещё глоток пива и отправился по своим делам.
        "Продукты" изнутри оказались очень просторными. Охотники ожидали увидеть блюда с дымящейся едой, но ничего похожего на привычную пищу не заметили. Лишь в шкафах с прозрачными дверьми стояло много разноцветных бутылочек. Пахло свежим хлебом. Из-за прилавка на гостей устало-равнодушно посмотрела массивная продавщица с рыжими волосами. Покупателей в "Продуктах" не было. Бродмир всмотрелся в ментальный след. Беглянка сделала круг по просторному залу и ушла. Однако напротив кассы она останавливалась - главный охотник видел, что она разговаривала с продавщицей.
        - Слушаю? - прошептала по привычке рыжеволосая.
        - Здесь сегодня была девушка, - сказал Бродмир. - На вид лет двадцать пять - двадцать семь. Коротко стриженная, волосы тёмные. Одежда...
        - Да я откуда знаю, была или не была?! - рыжеволосая сложила руки на груди. - Через меня знаешь сколько проходит...
        - Через тебя пройдет ещё больше, - Сохорн вышел вперёд, опёрся на прилавок и нагнулся к ней. - Тебя чётко и ясно спросили: Была?
        - Слышь, - продавщица сделала шаг назад и упёрлась в стенд с сигаретами. - Ты тут не быкуй. Здесь видеонаблюдение установлено. Мигом приедут голубые и повяжут, как козла гнойного! Понял?
        Охотники переглянулись. Рыжеволосая озвучила слишком много незнакомых понятий.
        - Милая, - Аликс отстранила Сохорна. - Прости моих товарищей. Они с дороги, устали. Что с мужиков взять? - охотница заискивающе улыбнулась. - Пойми, нам очень-очень надо узнать, где эта девушка. Поможешь?
        - Ты думаешь, я всех помню? - рыжеволосая смотрела на Аликс с завистью. Она променяла бы половину жизни только бы выглядеть так же сексуально, как эта женщина. - Сюда много людей заходят...
        - Вспомни, милая, - мурлыкала Аликс. - Она ростом с меня. Худенькая, хорошенькая. Волосы тёмненькие, короткие. Должна быть одета в мешковатую одежду с золотистыми узорами.
        - Помню! - расцвело лицо продавщицы. - Была такая! Она утром зашла. Ничего не купила и ушла. Я ещё подумала, что ненормальная видимо.
        - Так и есть, - кивнула охотница.
        - Ну, она тут покрутилась и ушла, - пожала плечами рыжеволосая.
        - И ничего не говорила? - спросил Бродмир.
        - Ничего, - продавщица поджала нижнюю губу.
        - А куда она пошла, милая? - мурлыкала Аликс.
        - А я почём знаю? - посмотрела на неё, как на дуру, рыжеволосая. - Вышла из двери и всё.
        Охотница прошептала заклинание "Умерщвление". На шее продавщицы появилась тонкая синяя полоска, будто её кто-то душил струной. Она захрипела, попыталась вырваться, но невидимый душегуб держал мёртвой хваткой. Ещё через десяток секунд её глаза полезли из орбит, губы выпятились и налились синевой, ноздри раздулись, а лицо побелело. Она драла себе горло ногтями, пыталась ударить по невидимому противнику, но попадала по стенду с сигаретами. Вскоре колени подогнулись, и она грузно рухнула под прилавок.
        Когда вышли из магазина, Нокс снова обескуражил охотников вопросом:
        - А зачем её было убивать? Ведь она сказала, что видела...
        - Ты что сегодня первый раз об охотниках услышал?! - не вытерпел Бродмир.
        - Нет, вообще-то... - испуганно пробормотал новенький.
        - А зачем тогда такие тупые вопросы задаёшь? - сверкнул свинячьими глазками Сохорн. - Знаешь же, что свидетели уничтожаются!
        - Знаю, - в голосе Нокса послышалось подобие вызова системе. - Прекрасно знаю, что свидетели уничтожаются! Только зачем их уничтожать, если они ничего толком не видели и не слышали?!
        - Слушай, выродок, ты ещё... - обернулась Аликс.
        - Отставить! - рявкнул на неё главный охотник.
        - Ты на меня ещё порычи, хомяк плюшевый! - вполголоса буркнула коллега.
        Нельзя сказать, чтобы такие умозаключения были редкостью среди молодёжи. Многие охотники поначалу не хотел убивать людей. По крайней мере, тех, кого можно не убивать. Но правила были нерушимы. Если руководитель допускал подобные настроения, а тем хуже действия, в своём отряде, то весь отряд выселяли из Рая. Куда-нибудь в безлюдное и опасное место. А так как охотники переставали быть жителями Рая, то лишались и магии. В подобных условиях бывшие сотрудники правопорядка погибали быстро.
        Бродмир как раз и допускал такие ситуации. Когда-то. Всю его команду сослали в далёкие и малопригодные для жизни миры. Его самого определили в штрафники. Теперь он мало того, что выполнял все самые тяжёлые и чернушные задания, так ещё и на помощь или снисхождение начальства рассчитывать не мог. Вдобавок ему в группу дали Аликс и Сохорна - известную парочку подонков, которые даже в среде охотников прославились непомерной жестокостью.
        - Послушай, - Бродмир приобнял новенького за плечо и повёл вдоль дороги, при этом не забывая следить за ментальным следом. - Все мы когда-то пришли в эту... работу с такими настроениями. Думаешь, я желал убивать? Нет, не желал. Но...
        Сзади раздался странный звук, будто большое животное решило взвыть, но сразу передумало. Охотники обернулись. Рядом с ними остановилась серая машина с синей полосой вдоль всего борта. Поперёк крыши установлено прямоугольное сооружение, и оно мигало с одной стороны красным, с другой синим. Передние двери синхронно открылись. Вышли двое мужчин в чёрной форме.
        - Старший сержант Барсуков, - тот, что был ближе к охотникам, приложил руку к голове и сразу убрал. Второй мужчина обошёл машину и встал позади коллеги. - Ваши документы.
        Охотники переглянулись. Чутьё им подсказывало, что это не обычные прохожие. Однако, что они требовали, оставалось загадкой. Этот дикий мир вообще был странным. Даже выучив его язык, охотники многое не понимали - слишком перенасыщен он терминами, которыми в Раю не пользовались, а в отсталых и прочих диких мирах, никогда не существовало. Мозг не мог найти физических понятий для новых слов. Даже при помощи магии.
        - Что тебе надо? - переспросил Сохорн.
        Теперь переглянулись стражи порядка.
        - Документы, - тон полицейского стал грубее, а его напарник заметно напрягся. - И не "тебе", а "вам".
        Из его нагрудного кармана торчало продолговатое устройство, из которого раздался человеческий голос. Но помехи оказались настолько сильными, что понять сказанное у охотников не получилось.
        - Простите нас, - улыбнулась Аликс. - Мы недавно прибыли и наверно ещё не всё знаем. Вы не можете пояснить нам, что такое "документы"?
        Глаза полицейского округлились. Он сделал два шага назад. Его напарник почесал щеку и неуверенно потянулся к кожаной сумке на поясе. Отщелкнул кнопку.
        - Вам придётся... проехать с нами, - с заминкой произнёс полицейский и потянулся к нагрудному карману. Нажал на устройстве кнопку и произнёс. - Нужна машина. Четверо задержанных. Яблочкова 43В.
        - Принято, - хриплым голосом отозвалась рация.
        Охотники переглянулись. Бродмир кивнул. Сохорн забубнил длинную фразу. Полицейский стоявший позади, вытащил из кожаной сумки металлический предмет. Судя по его уверенности - местное оружие.
        В следующий миг Сохорн закончил заклинание "Животное". Полицейские успели лишь вскрикнуть, как их тела начали меняться. Кости трещали, меняя форму, мышцы наращивали волокна, трансформировались, волосы удлинялись, превращались в шерсть. И уже через минуту из чёрной формы выпрыгнули два матёрых волка. Животные равнодушно глянули на людей и потрусили в сторону железнодорожных путей.
        - Ну что, рад? - поинтересовался Сохорн у новенького. - Мы их не убили.
        Именно за такие заклинания этот охотник попал в штрафники. По правилам их следовало убить. Без мучений и пыток.
        Нокс смотрел вслед животным и с трудом сдерживал слёзы. Этих людей уже никогда не превратить обратно. Если тело ещё поддаётся трансформации, то мозг может это делать только в одну сторону. Даже если найдётся маг, который захочет вернуть им человеческий облик, это уже будут не люди, а два диких животных в человеческом обличье.
        Ему было искренне жаль ни в чём неповинных людей. Вполне вероятно их дома ждала семья. Дети, жёны, матери. Для кого-то они были центром вселенной, и кто-то для них был целым миром.
        - Я не хочу в этом участвовать, - Нокс видел, как один волк цапнул второго за плечо, когда они перебегали насыпь.
        Бродмир вновь приобнял его и повёл за собой, по ментальному следу.
        - Хочешь или не хочешь - эти понятия очень абстрактны, - главному охотнику нравился этот парень. Был в нём стержень. Бродмир чувствовал, что этот охотник никогда не будет убивать только ради того, чтобы убивать. Как Сохорн или Аликс. - Иногда это надо делать.
        - У человека всегда есть выбор, - Нокс смотрел под ноги.
        Сохорн и Аликс шли следом, внимательно наблюдая за окружающей обстановкой. Один раз переглянулись. Обоих одновременно веселил и раздражал разговор главного охотника с новичком. Оба справедливо считали новенького тряпкой и неумехой.
        - Да, ты прав, у человека всегда есть выбор, - ответил Бродмир.
        Ментальный след уводил обратно, через насыпь. Однако возвращалась беглянка уже не по тропинке, а через бурьян. Словно пыталась если не запутать следы, то хотя бы затормозить преследователей.
        - У тебя был выбор, - начал Бродмир. - Ты мог остаться на своей планете, но предпочёл жить в Раю. Ты мог быть обычным человеком, но предпочёл стать охотником.
        - Вообще-то... - Нокс остановился между рельсами, Бродмир непроизвольно тоже стал. - Я не умею ни одного заклинания из боевых. Я вообще мало чего умею... даже с бытовой-то с трудом. Не получается у меня толково представить чего я хочу.
        Сохорн споткнулся о рельс. Аликс прыснула в кулак. А у Бродмира на лице появилось такое выражение, будто в него плюнули. В принципе так и было. Ему подсунули абсолютно бесполезного человека. Ненужный балласт. Сохорн и Аликс хоть и были маниакальными убийцами и садистами, в магии толк знали.
        - Как ты вообще в охотники попал? - Бродмир смотрел на парня и не верил глазам. Где-то концы с концами не сходились. Зачем было брать настолько бесперспективного человека в охотники? За что его приняли в Рай?
        - Я переспал... - Нокс поднял голову, мельком посмотрел на каждого из охотников. - С женщиной. Одной. Ничем не примечательной. Да только потом оказалось, что она... - новичок замялся.
        - Что оказалось, выродок? - поторопила Аликс.
        - Она оказалась с Рая, - быстро выговорил Нокс. - Нашла для меня место. И работу. Живём мы... - полушёпотом закончил он.
        Сохорн присвистнул. Охотница усмехнулась. Бродмир провёл ладонями по лицу. Теперь всё встало на свои места. Действительно - это был плевок в лицо. Ему, как штрафнику, который не в праве отказаться от предоставленных коллег, всучили пушечное мясо. Сопляка, единственная ценность которого в том, что он переспал с влиятельной особой. Престарелые женщины из Рая частенько так делали. Искали себе молоденьких "жеребцов" на отсталых планетах. Набирали гарем. А когда "жеребцы" начинали многое о себе мнить, избавлялись от них. Видимо Нокс превзошёл остальных, раз от него решили избавиться таким изощрённым способом.
        Слева донёсся странный гул, словно кричало большое раненное животное. Охотники синхронно посмотрели в ту сторону. На них неслось красно-серое нечто. Лишь приглядевшись, они увидели, что это очередная машина этого мира - управлял ею человек с широко раскрытыми глазами. Он дёргал за верёвку, и машина протяжно ревела. Двигалась она по металлическим штуковинам, назначения которых охотники так и не поняли. Теперь стало ясно, что это колея для этой машины. Аликс уже начала бормотать заклинание воздушной защиты третьего уровня.
        - Все в сторону! - скомандовал Бродмир.
        Электричка с громким воем пронеслась мимо. Один миг охотники видели озадаченно-настороженные лица машинистов, а потом у них перед глазами замелькали красно-серые вагоны. Гости из другого мира спустились с насыпи, и попали на остановку наземного транспорта.
        - Попробуем перейти тем же путём? - кивнул Сохорн на "зебру".
        - Один момент! - Бродмир прищурился, высматривал всполохи на ментальном следе.
        Во время сильных всплесков эмоций, или большого количества магии, вылитой в пространство, на ментальном следе оставались метки. Опытный взгляд мог их прочесть так же легко, как обычный человек книгу. А если бы гости из магического мира знали, что такое видеозапись, то этим словом непременно назвали бы ту самую часть ментального следа, где оставались особенно значимые отметки.
        - Что-то увидел? - первая догадалась Аликс.
        В это время к остановке подъехал троллейбус. Он встал как раз там, где Лина сошла на дорогу.
        - Убери это, - Бродмир настолько увлёкся преследованием, что слишком поздно подумал о том, какое указание отдал.
        Сохорн, словно нарочно, выполнил приказ слишком быстро. Уже через секунду неведомая сила протащила троллейбус на десяток метров вперед. Главный охотник оценил реакцию людей в салоне. Никто ничего и не заметил. Лишь водитель широко раскрытыми глазами пялился в зеркала заднего вида. Затем выскочил на улицу и начал таращиться на доверенное ему устройство. В недоумении вернулся на рабочее место.
        - Она переходила дорогу здесь, - посмотрел на подчинённых Бродмир.
        Аликс вяло глядела на проносившиеся автомобили. Сохорн хмуро обозревал голубое небо. Нокс пялился на блондинку в троллейбусе.
        - Она шла между этих примитивных устройств. Специально рисковала. Я вижу волнение на ментальном следе.
        Главному охотнику не хотелось повторять "подвиг" беглянки. Это был минус их работы - преследователю требовалось копировать путь преступника, а при малейшем отклонении след терялся. Опытные и умные люди этим пользовались для запутывания ментального отпечатка. К первым беглянка точно не относилась, а вот во вторую категорию явно попадала.
        Троллейбус, тем временем, тронулся. Нокс последний раз взглянул на блондинку и тяжело вздохнул.
        - Значит, делаем так, - решился Бродмир. - Я иду первым, за мной Аликс. Перекрываешь бока. Видишь, - кивнул он на дорогу. - Эти устройства едут не только прямо, но и зачем-то меняются друг с другом местами. Когда мы будем идти, они тоже могут это сделать, проехав по нам.
        - И сложнее работу делала, - хмыкнула охотница.
        - Сохорн, ты прикрываешь тыл. Воздушный щит второго уровня. И он должен быть узким, только в ширину человека, чтобы ни одно из этих устройств его не задело. Неизвестно, к чему это может привести.
        - Понятно, - кивнул помощник.
        - Тогда двинулись, - скомандовал Бродмир и уже сделал шаг на дорогу, но вскрик Нокса его остановил:
        - А как же я?! - во взгляде новенького появилось плаксивое выражение, словно его обидели в лучших чувствах.
        Главный охотник посмотрел на него. Улыбка сама выползла на лицо.
        - Иди здесь, вдоль дороги, да от нас не отставай. Внимательно смотри по сторонам. Мы будем заняты каждый своим делом, а ты, если увидишь что-нибудь заслуживающее нашего внимания, кричи. Понял?
        Нокс кивнул.
        - Разумеется! - Добавил с самым серьёзным выражением на лице.
        - Тогда пошли, - повторил команду главный охотник.
        Он первым сделал шаг на дорогу. Машин на крайней правой полосе как раз не было. Из проезжавшего автомобиля мельком глянула девочка. В её глазах Бродмир успел заметить равнодушное осуждение. Самый страшный взгляд. Когда человеку не нравится увиденное, но для исправления ситуации он ничего не предпринимает. Главный охотник сосредоточился на работе. Сконцентрировал внимание на ментальном следе и, не обращая ни на что внимания, пошёл по нему. Завизжали тормоза, кто-то закричал. Но он уже ничего не видел. Аликс ответила, затем произнесла заклинание. Послышались стоны и хрипы. По обеим сторонам на сумасшедшей скорости проносились машины. Главный охотник шёл по белой полосе, нанесённой на дорогу. Сзади раздался страшный грохот. Белый пикап врезался в щит Сохорна. Машину перевернуло и бросило поперёк полосы. Бродмиру хотелось обернуться, но пришлось загнать любопытство в дальний угол сознания. Справа автомобили прекратили проноситься.
        Вдруг одна из машин с левой стороны притормозила. В чёрном джипе опустилось стекло. Из салона выглянул небритый мужчина в белой рубашке расстёгнутой до середины груди. Он направил на охотников прямоугольное устройство, а сам смотрел в это устройство, будто видел в нём всё, что происходило вокруг.
        - Я еду на дмитровке в районе метро "Тимирязевская" и тут четыре клоуна... - мужчина по-прежнему смотрел в устройство и, казалось, разговаривал сам с собой. - Точнее три клоуна и одна дура идут посреди дороги. Надо заметить, они упорно идут по разделительной... э-э-э... беленькой, в общем, полоске и...
        Кто такие клоуны Аликс не поняла. Это слово и связанное с ним значение являлись изобретением этого дикого мира. А вот кто дура, она догадалась моментально. Охотница произнесла заклинание "Магический тупик" и рот человека за секунду сросся. Он укал и ыкал, но губы разлепить не мог. Их больше не существовало. Джип отстал, затем и вовсе прижался к обочине. Водитель уже руками пытался разорвать кожу на том месте, где несколько мгновений назад были губы. Но ему кроме скальпеля уже ничто не могло помочь.
        Бродмир видел страх, отчётливо запечатлевшийся на ментальном следе. Лина точно знала, что ей грозило, когда шла по дороге. Он зашагал быстрее. Беглянка явно рассчитывала, что гости из другого мира не решатся повторить её поступка и потеряют ментальный след. Видимо она сильно недооценивала охотников. Им приходилось бывать на таких планетах и в таких местах, куда ни один человек в здравом рассудке не отправится.
        Сбоку послышался визг тормозов. Водитель серебристого универсала собирался резко перестроиться в правый ряд. Вывернул из-за плетущегося мосоровоза, задел невидимый щит Сохорна. Машину бросило к бордюру. Там она ударилась о столб. Из-под капота повалил пар.
        Мусоровоз поравнялся с охотниками. Их обдало гарью из старого двигателя. В следующий миг грузовик их обогнал. Гостей с другой планеты окутал смрад из кузова. Аликс закашлялась. Сохорн натянул рубашку, закрыв ей нос и рот. У Бродмира заслезились глаза от вони. Он непроизвольно сделал шаг вбок и его задела машина. Главного охотника отбросило на крайнюю правую полосу. Благо по ней в этот момент никто не ехал из-за аварий, случившихся всего несколько минут назад.
        Бродмир поднялся. Вонь от мусоровоза уже рассеялась. Автолюбители продолжали на них таращиться из-за стёкол проносившихся автомобилей.
        - Ты ментальный след потерял! - прошипел Сохорн.
        - Без тебя знаю, - Бродмир хмуро посмотрел на подчинённого. - За своей работой следи.
        Главный охотник вновь произнёс заклинание "Видимости". Ментальный след появился поверх разделительной полосы, в нескольких сантиметрах над землёй. Он уже был тоньше, эмоциональных бликов на нём стало меньше.
        - Двинулись, - приказал главный охотник.
        Аликс, как и прежде, шла второй, Сохорн двигался последним. Их обогнало ещё несколько больших автомобилей, от которых воняло гарью. Многие водители притормаживали. Кто-то нагло рассматривал Аликс, но большинство попросту таращилось на идиотов, которые зачем-то шли по разделительной полосе. Многие направляли на охотников прямоугольные устройства.
        Наконец ментальный след вильнул, и гости из другого мира вновь попали на тротуар. Один из мужиков, на красной легковушке притормозил и покрутил пальцем у виска.
        - Вы психи чокнутые! - крикнул он. - Чем обдолбились-то? - хитро улыбнулся он.
        Охотники переглянулись, решая, что бы ответить и надо ли вообще это делать. Может проще поджечь его за хамство.
        Красная машина взвизгнула покрышками и унеслась. Водитель не собирался ждать, пока ему ответят. Не для этого спрашивал.
        - Наша беглянка сумасшедшая, - Аликс наблюдала, как автомобиль уезжает по Дмитровскому шоссе. - Думала, что собьёт нас со следа таким образом?!
        - Плохая новость в том, что она это вообще делает, - ответил Бродмир. - Будем надеяться, что не придумает чего-нибудь более существенного. Ладно, пойдём.
        Он двинулся по ментальному следу. Аликс с Сохорном шли по бокам, а Нокс с отсутствующим видом плёлся сзади. Подошли к "зебре". Здесь мигающих красно-зелёных лампочек не было. Пришлось переходить, когда автомобили отсутствовали.
        - Чего-то я вообще не понимаю здешнюю логику, - признался Сохорн, когда перешли дорогу.
        - Дикий мир, - презрительно бросила охотница.
        Несколько минут двигались в тишине.
        - Должны же существовать способы... или какие-нибудь методы, чтобы не убивать каждого встречного? - Нокс забежал чуть вперёд и посмотрел в глаза каждому из охотников, будто всерьёз надеялся, что ему дадут ответ. - Не бывает так, чтобы не существовало выхода! - бескомпромиссно заявил он.
        Аликс презрительно хмыкнула. Сохорн сделал вид, что не услышал.
        - Иди рядом, - сказал Бродмир. - Кое-чего расскажу. Судя по тому, как ты к нам попал, ты вообще ничего не знаешь.
        Ментальный след уводил охотников по тротуару вдоль домов и опасности или трудностей не предвиделось.
        - Ты понимаешь, что мы сейчас делаем? - кивнул он под ноги, начиная из такого далёка, будто с пятилетним ребёнком разговаривал.
        - Преступника догоняем!
        На дороге завизжали тормоза, и охотники увидели, как одна машина чуть не врезалась в другую.
        - Всё правильно, - кивнул Бродмир. - А конкретней: как мы его догоняем?
        - По ментальному следу идём, - немного смутился Нокс. - Так вроде говорят.
        Главный охотник напряг зрение. Он чуть не упустил этот самый ментальный след, который резко вильнул к клумбе с розами. Пришлось сделать крюк, забраться на газон. Прохожие и так бросали взгляды на разношёрстную компанию, но после того как те полезли в клумбу, на лицах случайных свидетелей появились улыбки.
        Бродмир остановился возле цветов. На том же месте, где несколько часов назад стояла Лина.
        - Хорошо. Принцип охоты ты знаешь. А знаешь принцип наград и наказаний?
        Аликс опустилась на корточки и понюхала розу. Скривилась.
        - Редкая дрянь! - помахала ладонью перед лицом.
        - Не знаю, - Нокс преданно смотрел на главного охотника.
        - Система проста, - Бродмир продолжил движение по ментальному следу, который вёл обратно на тротуар. - После того как ты угодил в охотники, у тебя есть два пути. Добросовестно служить во благо Рая и его жителей. Убивать всех и всякого, на кого укажут пальцем. Вне зависимости от того, кто это будет: взрослый мужчина, двухлетняя девочка или беременная женщина. За неисполнение приказа, или частичное ослушание тебе грозит ссылка равносильная смерти. Выбор есть всегда. И он за тобой.
        Главный охотник увидел ужас в глазах новенького. Он уже много лет жил в этой системе. Привык убивать. Привык быть инструментом правосудия. А убивать приходилось много. И далеко не всегда это были опасные преступники. Зачастую уничтожались безвинные очевидцы.
        - Но... - только и смог выдавить Нокс. - А как же...
        - Никак, выродок, - рыкнула Аликс. - Не отвлекай его, тупая образина. Ты думал жить в Раю это благодать? У всего есть обратная сторона, бестолочь! Теперь, когда мышеловка перебила тебе хребет, ты, тупое животное, пытаешься мне доказать, что не хотел бесплатного сыра? Поздно, выродок!
        Бродмир обернулся, искренне поражённый красноречием подчинённой.
        - В целом она сказала всё верно, - продолжил он. - Единственное, о чём я хочу тебя предупредить... - главный охотник зацепился взглядом за проходившую по тротуару девушку. Сходства с преследуемой были поразительны. - Если не будешь учиться с каждым вздохом, то быстро умрёшь. Они, - кивнул на Сохорна и Аликс. - Тебя охранять не будут. Мне и вовсе не до этого. А бывать нам приходится в таких местах, что проклянёшь мать, за то, что тебя родила. Например, Сатра, опытного охотника, на прошлом задании утащила крыса-переросток. И никакая магия не спасла его.
        Нокс нервно сглотнул. К нему постепенно приходило осознание в какую западню он угодил. А ведь с детства он знал о Рае лишь то, что на этой планете не надо трудиться. Всё необходимое можно наколдовать. Так какое-то время и было. А потом его определили в охотники. Правда о Рае ударила между ног с яростью обиженной женщины.
        Аликс с Сохорном, как по команде, поморщились от воспоминаний о прошлом задании. У обоих перед глазами возникла тёмная пещера и огромные крысоподобные твари, мелькавшие на границе света и тени. Каждое из этих существ было не против полакомиться человечинкой. Беглеца охотники в итоге настигли. Его как раз эти монстры и растерзали.
        - А зачем же меня тогда к вам приставили? - Нокс задумчиво почесал голову. - Могли бы и к менее опытным, чтобы и работа полегче...
        - Чтобы ты сдох, выродок, - сказала Аликс и посмотрела вслед двум девушкам. Одна шла на каблуках, вторая была обута в туфли на плоской подошве. Охотница не могла понять местной иерархии женщин. Кто главнее? Те, кто на каблуках или те, кто на плоской подошве? Внешне одни от других не отличались.
        Нокс глянул на коллегу. У него в голове не вмещалось, каким образом настолько красивая женщина может быть такой грубой и злой?
        - Всё правильно, - смотрел на ментальный след Бродмир. - Скорее всего от тебя хотят избавиться изощрённым способом. Как от надоевшей игрушки. Так в Раю частенько поступают. Только обычно ссылают на какую-нибудь далёкую планету и забывают. К тебе же почему-то выбрали особенный подход...
        Бродмир умолк на полуслове. Рассчитывал, что Нокс расскажет, почему его решили так наказать. Аликс и Сохорн тоже навострили уши. Чужие беды всегда интересны, в этот момент радуешься, что у тебя всё хорошо. Пускай формально все четверо охотников находились в одной связке, но по факту Бродмир, Аликс и Сохорн были боевыми магами, угодившими в штрафники из-за своих промахов. А вот что такого могла сделать "игрушка", похищенная с одной из планет, чтобы её сразу, без обучения, засунули в отряд к охотникам-штрафникам?
        Нокс искоса посмотрел на Бродмира. Затем обернулся и затравленным взглядом посмотрел на Аликс и Сохорна.
        - Я не сплю с мужчинами... - прошептал он. - В моём мире мужеложество считается самым страшным грехом. Уличённый в этом позорит не только себя, но и весь свой род. Единственный способ искупления - это публично отрезать самому себе половые органы. Она же... - замолк новичок.
        Аликс и Сохорн впервые заинтересованно посмотрели на коллегу. У обоих в глазах даже промелькнула искорка чувства, которое можно назвать уважением.
        - Чего заткунлся, выродок? - поторопила охотница.
        Мимо, с воем, пронеслась белая машина с красной полосой вдоль борта. На её крыше мигали красно-синие лампочки. Гости с другой планеты проводили глазами местный механизм.
        - Меня заставляли спать с мужчиной. Ей это нравилось. Она любила смотреть, как мужчины целуются и ласкают друг друга. Она возбуждалась от этого.
        Аликс хищно улыбнулась. По её представлениям мужчины, которые целуются и ласкают друг друга, мужчинами называются лишь по жуткому недоразумению. Она таких всегда убивала.
        Сохорн вспомнил случай, как в том, старом мире, где он был дознавателем, к нему в пыточную попала пара молодых людей. Они обвинялись в изнасиловании мальчиков. Жертв они выбирали в возрасте от десяти до тринадцати лет, всегда из бедных семей. Работала эта парочка педофилов много лет - их влиятельные семейства успешно покрывали действия отпрысков. Однажды они перешли грань допустимого - изнасиловали сына одного из Высших жрецов. Сохорн семь дней их тонко и изощрённо пытал, пока молодые организмы, наконец, не сдались смерти. На губы охотника выползла мечтательная улыбка. Он бы с удовольствием вернул те времена.
        Бродмир промолчал. Он слышал и о более странных и страшных извращениях обитателей Рая. На этой планете жители прожигали свои жизни как хотели. Был лишь один закон - не соверши ничего плохого против гражданина Рая. Зато воровать людей с планет никто не запрещал. Ни один закон не запрещал издеваться над этими людьми. Конечно, не все в Раю были садистами, извращенцами или властолюбцами, встречались и нормальные обитатели, которые просто жили в своё удовольствие. Но таких, как и в любом обществе - меньшинство.
        - К ним, - Бродмир кивнул на Аликс и Сохорна, желая увести разговор в другое русло. - Прислушивайся, особенно когда они делу учить будут. Сколько бы в них не было гадости, а боевую магию они знают великолепно...
        Мимо пронёсся парень на велосипеде. Прямо перед Бродмиром он вильнул объезжая брошенную бутылку. Главный охотник шарахнулся в бок, предполагая нападение. Губы сами собой начали произносить "Пламя". Но Аликс опередила. Она выкрикнула заклинание "Предание земле". Земля под велосипедистом разверзлась. Парень вместе со своим железным конём, полетели вниз. Асфальт тут же сросся, заглушая крик заживо погребённого.
        Прохожих позади охотников как раз не было. Чуть впереди шли парень с девушкой. Они обернулись на крик, но в этот момент дыра в земле уже срослась. Молодые люди поводили взглядами, выискивая, кто кричал, и отвернулись.
        Главный охотник произнёс заклинание "Видимость" и ещё немного истончившийся ментальный след опять стал для него различим.
        Нокс застыл с открытым ртом. О "Предании земле" он когда-то слышал. Но одно дело услышать пересказанную кем-то историю, и совсем другое увидеть в действии своими глазами одно из бесчеловечных боевых заклинаний Рая.
        - Я постараюсь тебя уберечь от опасности, - пообещал Бродмир новенькому. - По крайней мере, на первых порах. Но тебе надо как можно быстрее обучиться магии...
        - Ты себя защищать научись вначале, - буркнула Аликс.
        - И ментальный след от каждого испуга не терять, - ухмыльнулся Сохорн.
        Главный охотник посмотрел на подчинённых уничижительным взглядом.
        - Вы у меня когда-нибудь с задания не вернётесь, - холодно произнёс он. - Договоритесь.
        - Как Сатр? - Сохорн поправил жёлтый галстук, сбившийся чуть в бок. - Он тоже тебе что-то сказал?
        Бродмир тяжёло вздохнул, успокаивая бурю в душе.
        - За мной! - прорычал он.
        Несколько минут шли молча. Нокс старался не отставать от главного охотника, из-за чего постоянно мельтешил перед Сохорном. Это нарушало боевой порядок гостей из другого мира, но Бродмир молчал. За это время ментальный след один раз вильнул к дороге, словно Ангелина что-то высматривала на проезжей части. Затем ментальный след снова увёл преследователей в клумбу.
        - Может нам взять кого-то из местных, - предложил Нокс, когда гости из Рая выбрались на тротуар.
        Сохорн хмыкнул. Специально сделал большой шаг и наступил новенькому на задник. Нокс споткнулся и чуть не шмякнулся на землю. Аликс заливисто рассмеялась.
        - Выродок, а ты прямо блещешь своим скудным умишком! И как же мы, опытные охотники, до этого не додумались?!
        - Она права, - сказал Бродмир. - Когда придёт время, мы возьмём местного жителя в заложники. Был бы не ты... а кто-нибудь опытнее, уже бы взяли. Поэтому советую становиться опытнее. Чем быстрее, тем лучше. Не знаю, как ты договоришься с этими товарищами, - кивнул на подчинённых. - Но сделать это придётся. Больше учиться не у кого. И второе - будь всегда позади меня, а не перед Сохорном. Ты мешаешь ему работать. Всё понятно?
        - Понятно, - Нокс обернулся и посмотрел на людей, у которых предстоит учиться.
        Аликс и Сохорн плотоядно улыбнулись, словно собирались поужинать коллегой.
        - А можно не убивать? - Нокс преданно посмотрел в глаза старшего охотника.
        Бродмир улыбнулся и похлопал новенького по плечу. Тот ему определённо нравился.
        - Можно, - ответил главный охотник. - В нашем отряде можно. Здесь убийц и так много.
        Сохорн и Аликс переглянулись, уже предвкушая издевательства на этапах обучения.
        Охотники свернули во двор дома, вслед за ментальным следом Лины. На детской площадке два пацана бегали друг за другом с огромными водяными пистолетами. Мамаши сидели поодаль и что-то оживлённо обсуждали. Аликс с неприкрытой ненавистью посмотрела на женщин. Перевела взгляд на ребятишек в тот момент, когда один из них чуть не ударился лицом о песочницу. Мать этого даже и не увидела, поглощённая болтовнёй с подругой.
        Нокс заглянул в лицо охотницы. Не увидеть печали и тоски в её глазах мог только слепой. В глубине сознания она понимала, что когда-то сошла с тропы жизни в болото гибели. Вероятно, миллионы раз успела проклясть тот день, когда погибла вся её семья. А иногда по ночам она видела, как с мужем и детьми плескалась в море, возле своего дома. Всегда после этого сна она просыпалась со слезами на глазах. Детей зверски убили. Муж скончался от пыток. Больше у Аликс не осталось ни одной родной души. Их убили обычные разбойники, искали богатство, которого не было.
        В тот день Аликс переродилась. Вместо улыбчивой и счастливой девушки в красивом теле появилась жестокая и безжалостная убийца.
        Охотница почувствовала, что на неё смотрят. Резко повернула голову.
        - Чего уставился, выродок?
        - Знаешь, - тихо, чтобы остальные не услышали, произнёс Нокс. - Тебе не идут злость и ругательства. Я наверно буду не первый, кто скажет тебе о твоей потрясающей красоте, но... - замялся он на миг. - Может быть первый, кто скажет правду. Я не верю, что ты такая злая, какой кажешься.
        - Ты с головой дружишь, выродок? - охотница приподняла брови. - Пасть закрой и шагай!
        Нокс вздохнул и опустил взгляд.
        Охотники подошли к подъезду, куда уводил ментальный след. Дверь с домофонам подпёрли кирпичом бабушки, сидевшие тут же, на лавочке. Проветривали лестничную клетку, даже не подумав о том, что портят доводчик. Одна из них, которая когда-то начала разговор с родителями Ильи о курении их сына, перегородила рукой вход.
        - И куда это вы собрались? - спросила с таким выражением на лице, будто её главной жизненной обязанностью было не пустить посторонних в подъезд.
        Бродмир не обратил внимания на вытянутую руку, сосредоточился на ментальном следе. Всполохи говорили о том, что в этом месте беглянка испытывала сильнейшие эмоции. Во-первых, она поняла, что за ней гонится убийца, а, во-вторых, в этом здании жил некто близкий. Старушка цепкими пальцами схватилась за камуфляжную куртку.
        - Я спрашиваю, куда это вы собрались?! - взвизгнула она. Обе её подруги приосанились, глаза загорелись - почувствовали развлечение в скучной и однообразной жизни.
        - По делам, - ответил главный охотник.
        - Вот домофон, - кивнула одна из старушек. - Набирайте к кому вы идёте.
        Охотники переглянулись между собой. Что значит фраза "Набирайте к кому идёте" была вне их понимания.
        - Аликс, - удручённо вздохнул Бродмир. - Приступай.
        Охотница сделала шаг вперёд, мило улыбнулась.
        - Милые бабули, мы просто ещё не знаем куда идём, потому и не можем...
        - А ты тут рожу не корчь, - оборвала её одна из бабушек. - Не знаешь, не надо значит идти. - Смерила её взглядом и добавила. - А клиентов своих можешь и в другом месте обслужить.
        Её подруги одобрительно закивали.
        Бродмир и Сохорн впервые увидели, как Аликс покраснела. На короткий миг она растерялась. Ни разу, с самого детства, природное обаяние не подводило. В следующий миг её глаза почернели, черты лица заострились. Она прошептала заклинание "Младший брат смерти". Бабушки, как по команде, повесили головы. В унисон засопели. Одна во сне похрюкивала.
        Бродмир скинул руку, вцепившуюся мертвой хваткой в куртку, и вошёл в подъезд. Сохорн же выпятил нижнюю губу и многозначительно покивал. По его меркам это было удивительно хорошее для наказания заклинание.
        В подъезде светло. Под потолком горели странные устройства. Охотники никогда не видели таких источников света: из тонких трубочек лился неестественно белый поток. Ментальный след уводил на лестницу.
        Первым поднимался Бродмир. За ним Сохорн. После Нокс и замыкала Аликс. Стены выкрашены в жёлтый цвет. Через каждые девять ступеней находилась крохотная площадка, где под потолком горел странный источник света. На пятом этаже ментальный след вывел к деревянной двери с цифрами "116". С первого взгляда главному охотнику стало понятно, что к двери применено заклинание "открытия". Это примитивное волшебство принадлежало убийцам с планеты людей-птиц. Сохорн молча встал рядом, ожидал указаний. Нокс дышал, словно марафонец на финише. Аликс поотстала.
        - Дверь без петель, - сказал Бродмир. - Отодвиньте.
        Сохорн с Ноксом подняли её с двух сторон и поставили чуть в сторону. Потянуло сквозняком, а также душным угаром холостяцкой берлоги, одинаковым для всех миров. Когда в доме есть женщина, всегда пахнет по-другому. При этом в квартире оказалось чисто, лишь две немытые кружки стояли на столе. Бродмир остановился у разбитого окна на кухне. Сохорн проверил другие комнаты. Аликс осталась у входа, прикрывать, если вдруг кому-нибудь придёт в голову полезть с расспросами. В диком мире охотникам всегда непривычно, ведь местные не знают, к кому пытаются приставать.
        - Пусто, - сказал Сохорн.
        - Я знаю, - кивнул Бродмир. - Он задумчиво смотрел через разбитое окно на двор. Видел зелёные кроны деревьев, желтый диск солнца. Соседние дома выглядывали окнами сквозь листву, как застывшие великаны. - В этом месте сильные эмоции. Их зашкаливает.
        - Это хорошо или плохо? - после минутного молчания поинтересовался Нокс.
        - Это плохо, - ответил главный охотник. - Она нашла сообщника.
        Бродмир осмотрел кухню. Предметы интерьера его не интересовали. Он видел так много миров, что удивить его было невозможно. В Раю даже шутка существовала: хочешь ошеломить охотника - проглоти время. Бродмир всмотрелся в ментальный след, пытаясь разобрать мельчайшие детали. Нокс следил за его взглядом. Сохорн выглянул в окно, посмотрел вниз.
        - Низко, - сказал он. - Вот в том, недоразвитом, мире, где сплошные пропасти, даже подташнивало от высоты.
        Бродмир сдвинул брови.
        - Что вообще произошло? - Аликс заглянула на кухню. - А то из твоих обрывков фраз мы, конечно же, всё понимаем!
        - Она была в квартире. Здесь же был и убийца. А ещё какой-то парень. Не пойму, какое отношение он имеет к нашей преступнице, - помрачнел Бродмир. - Но он выкинул убийцу в окно. А потом они вышли отсюда раздельно. Вначале она, потом он.
        - И что мы делаем? - заглянул в лицо главному охотнику Нокс.
        - Преследуем, конечно, - ответила Аликс. Все инстинктивно ждали, что она добавит "Выродок". Однако этого не произошло.
        Когда вышли из подъезда, бабушки продолжали спать.
        - И надолго это? - показал на них Нокс.
        - Навсегда, - довольно улыбнулся Сохорн. - Их теперь тяжело разбудить. А если и получится, то бодрствовать они смогут недолго. Сон будет их морить сильно и постоянно. Невозможно сконцентрироваться на работе. Невозможно развлекаться. Невозможно жить! Идеальное наказание! - с придыхание произнёс он последние слова. - Я видел, как люди кончали с собой из-за того, что становились обузой для родственников. Большинство, однако, умирает от истощения. Они просто не могут раздобыть себе достаточно еды...
        - Замолчи, - бросил главный охотник через плечо.
        Сохорн насупился, но приказу повиновался.
        ***
        Мужчина в коричневом балахоне подошёл к бабушкам возле подъезда. Поднял веки одной из них, заглянул в равнодушный взгляд. Аликс, как всегда, была в своём репертуаре. Мужчина даже иногда жалел, что оставил ей жизнь. Убери эту женщину и сотни людей останутся живы.
        ***
        После душной квартиры, пусть и с разбитым окном, на улице была благодать - тепло, лёгкий ветерок трепал волосы. Единственное, что портило впечатление - неприятные запахи этого мира. Очень сильно воняло чем-то непонятным. Бродмир догадывался, что эта вонь от механизмов, которыми аборигены пользовались для перемещения.
        - По-хорошему надо уничтожить парня, - сказал Бродмир. - Но думаю, нам не стоит терять время.
        Аликс подняла бровь, Сохорн ухмыльнулся. Мимо охотников прошёл юноша лет шестнадцати. В его ушах торчали чёрные капельки и к ним из кармана шли нитки. Но самое странное, что из его ушей доносился грохот. Охотники проводили его глазами.
        - Я сказал что-то смешное? - повернулся к подчинённому Бродмир.
        - Ты сказал что-то глупое, - Сохорн с вызовом посмотрел на главного охотника. - Ты хочешь нарушить первое правило и оставить в живых свидетеля. Или ты забыл это правило?
        - Не тебе учить меня, - ответил Бродмир ровным голосом. - И не тебе давать указания. Мой приказ следовать всем вместе за преступницей и не терять времени на второстепенную линию.
        - За невыполнение части задания, наказывают так же, как и за невыполненное задание. А свидетели уничтожаются всегда! - прищурился Сохорн.
        Бродмир побелел.
        - Пасть закрыл, - сквозь зубы произнёс главный охотник. - Тебе был отдан чёткий и ясный приказ. И я не помню, чтобы приказы обсуждались. Что-то я сильно вас разбаловал, - он обвёл взглядом остальных. - Одна пререкается, второй нагло дерзит. Забыли, как в других командах с дисциплиной? Хотите, чтобы и у нас так было? Будет, сволочи, будет! Вы у меня допроситесь!
        Аликс побледнела. Она прекрасно помнила, как обстояли дела с дисциплиной в других отрядах. За малейший промах следовало жесточайшее наказание, зачастую неравносильное прегрешению. Именно за то, что её хотели наказать, она убила свой прошлый отряд.
        Больше не произнеся ни слова, Бродмир быстрой походкой направился по ментальному следу. Остальным охотникам пришлось почти бежать за ним. Особенно тяжело было Аликс на каблуках.
        Ментальный след провёл по дорожкам между однотипными кирпичными домами, мимо детского сада, вильнул вокруг футбольно-баскетбольной площадки, где с мячом носились подростки, и вывел к побуревшей от времени пятиэтажке. Дверь в подъезд оказалась закрыта, причём замочной скважины охотники не заметили.
        - Или изнутри заперта или тут какая-то магия всё же есть, - сказал Нокс.
        - Нет здесь никакой магии, - Бродмир внимательно изучал устройство с кнопками, справа от двери. - Ты забыл где мы? Дикие миры все такие.
        В двери противно запищало, и она открылась. Появился человек небольшого роста и крайне отталкивающей наружности. Лицо опухло, в щелочках глаз не проглядывалось никаких желаний или эмоций. Как у куклы. А ещё от него сильно воняло немытым телом.
        - Э-э! - воскликнул он, когда Бродмир оттолкнул его и прошёл мимо. Не удержавшись на ногах, Рыбак грохнулся на землю. Нокс хотел помочь ему подняться, но следовавший позади Сохорн с силой толкнул в спину.
        - Шагай, - прорычал он. - Ему и без тебя уже хорошо.
        - Может, ему плохо было? - обернулся в подъезде новенький и, споткнувшись о ступеньку, чуть не шмякнулся.
        Бродмир поднялся на следующий этаж. Аликс шла следом. В этом подъезде под потолком висело устройство в виде груши, из которого лился тусклый жёлтый свет. Сквозь грязные окна проникало немного солнечного, но углы всё равно тонули в темноте.
        - Ты впервые пьяного увидел? - Сохорн успел подхватить за шиворот новенького. Вернул в вертикальное положение.
        - А это был он? - вытаращил глаза Нокс.
        Во всех отсталых мирах, с подачи Рая, дурманящее зелье было под строжайшим запретом, вне зависимости пьёшь ты его или изготавливаешь. Поговаривали, что в диких мирах его употреблять можно.
        Сохорн промолчал. Лишь подтолкнул новичка, мол, шагай быстрее.
        Ментальный след привёл на второй этаж. На широкой лестничной клетке приятно пахло котлетами. У Бродмира в желудке заурчало. Перед дверью, обитой старым, непонятного цвета дермантином, он остановился. Остальные охотники столпились за спиной. Бродмир подёргал ручку - безрезультатно.
        - Эта точно на замке, - указала Аликс на продолговатую замочную скважину. - Кто помнит, как открыть такую дверь?
        Сохорн промолчал. От Нокса никто и не ждал подобных знаний. Бродмир презрительно оглядел подопечных. На языке так и вертелось: "Вам бы только людей мучить". Сдержался. Вместо этого наклонился к замку и прошептал "Открытие" третьей ступени - заклинание раскрывавшее любой замок. Дёрнул за ручку, внутри легонько звякнуло, после чего дверь распахнулась.
        Гости из другого мира попали в длинную и сумрачную прихожую. Возле стены высился громоздкий нелакированный шкаф, на противоположной висели плакаты с видами природы, чуть дальше находилось трюмо с поворотными зеркалами. Затхлый запах кислятины немного заглушала химическая свежесть горного леса.
        Бродмир приложил палец к губам и двинулся по коридору. Последним вошёл Сохорн и тихо прикрыл дверь. В одной из комнат, на разложенном диване спал парень двадцати с хвостиком лет. Штанины растянутого синего трико задрались. На белой майке выстиравшийся логотип производителя. Из раскрытого рта стекала слюна. Рядом с диваном стояло пять пустых бутылок. По скопившемуся в душной комнате перегару не составило труда догадаться, что раньше в них содержался алкоголь.
        Бродмир рукой показал Аликс на остальные комнаты. Дождавшись подтверждения от охотницы, что в квартире больше никого нет, Бродмир отвесил парню восемь сильных пощёчин. Голова аборигена металась из стороны в сторону. К восьмой он окончательно проснулся и отодвинулся к стенке, подальше от агрессора.
        Женя глупо блымал глазами. Не мог понять, откуда в его квартире, закрытой на замок взялся мужик с седыми волосами до плеч и в военной форме без знаков различия. Позади него скрестила руки на груди красивая черноволосая дамочка в кожаных штанах и белой блузке. Рядом с ней стоял неприятный тип с засаленными волосами и свинячьими глазками, его жёлтый галстук съехал в бок. Позади всех находился пацан в джинсах и синей майке с красной надписью "Россия".
        Женя чувствовал непонятную силу, исходившую от пришельцев. Она витала в воздухе, как комары или мухи, например. Ему очень хотелось им нахамить, послать на три или на пять букв. Но чувствовал, что делать этого не стоит.
        - Чем могу быть полезен? - Евгений попытался придать лицу деловое выражение, словно партнёры по бизнесу будили его так каждое утро.
        Бродмир улыбнулся. Такого "приветствия" он точно не ожидал. Люди на диких планетах, обычно, начинали хамить, спрашивать, кто такие и откуда, хвататься за оружие, кричать. Никто и никогда не спрашивал у охотников, чем он может быть полезен.
        - Здесь была девушка и нам нужно знать... - начал главный охотник, но Женя его перебил.
        - Да была! - затараторил он. - Часа два назад. А может три. Подруга детства. Юности точнее, - про родственные связи решил пока не уточнять, как говорила его бабушка, незачем людям всю жопу показывать. - Она пришла и попросила помощи. Сказала, что за ней гонятся. Я и не собирался ей помогать. Сразу понял, что тут какая-то фигня. А через минут десять, после того как она пришла, припёрся её дружок. Тот, с кем она встречалась. Илья. И они вместе ушли. После этого я взял пивка и вот... приснул.
        - Что ты сделал, образина, нас не интересует, - Аликс произнесла эти слова с такой интонацией, будто выплюнула. - Где девушка?
        - Я не знаю, - посмотрел на охотницу Евгений. С трудом опустил взгляд. Настолько красивую женщину он видел впервые. И это несмотря на то, что телевизор и Интернет пестрит красавицами со всего света. Но в этой было что-то особенное. Самобытное. Чего он раньше нигде и никогда не встречал. Неуловимая черта, которая придавала лицу неописуемую красоту.
        - В расход, - небрежно махнул рукой Бродмир.
        ***
        Купюру разменять труда не составило. В первом же попавшемся магазине Илья купил жвачку и бутылку минеральной воды. Под входом его ждала Лина. Открыл бутылочку, протянул ей. Отказалась. Тогда сам выпил чуть больше половины.
        - Давай выше нос! - поднялось у него настроение. - Уйдём мы от твоих охотников. Или договоримся. Я всё же больше склоняюсь к последнему.
        Ангелина посмотрела на него странным взглядом.
        - Чем дольше мы здесь стоим, тем у нас больше шансов быть пойманными. А точнее убитыми.
        - Помню-помню... - пробормотал Илья. - Один самолёт, даже без всяких виз, унесёт нас на тысячи километров. Владивосток подойдёт? И пусть твои охотники топают.
        - Думаю, что у них есть в запасе козырь для преодоления таких расстояний, - глухо произнесла Лина.
        - Ага, - улыбнулся Илья. - Ковёр-самолёт в рукаве!
        Вдали коротко взвыла сирена. Затем взвизгнули покрышки.
        - Я придумал! - вспыхнули у Ильи глаза. - Я придумал! - повторил с такой интонацией, будто подруга не поняла с первого раза. - Нам не придётся никуда бежать! Говоришь, они по ментальному следу идут?
        Ангелина кивнула.
        Из магазина вышел не очень трезвый мужчина лет пятидесяти, в белой майке с символикой России. Открыл банку пива и сделал большой глоток, словно тушил пожар в горле.
        - Получается, - продолжал Илья. - Если запутать ментальный след... то...
        - Что? - не дождалась Лина.
        - Они собьются с пути!
        Мужик невольно услышал этот разговор. Посмотрел на молодых людей. Хмыкнул с недвусмысленной интонацией. Очень тихо буркнул "придурки хреновы" и пошёл своей дорогой. В любой другой ситуации Илья бы дал ему по морде. Терпеть не мог людей, которые работали от звонка до звонка, вечерами смотрели телевизор, а по выходным нажирались до скотского состояния. Но при этом осуждали жизнь других, мол, неправильно живёт молодое поколение. В игры какие-то играет, не то, что мы!
        Ангелина увидела взгляд Ильи.
        - Тихо-тихо, - взяла она его за руку. - Этот мудак не стоит того, чтобы тратить на него время. Нас охотники преследуют! Лучше объясни мне, что ты имел ввиду под запутать? У тебя есть конкретный план?
        - Да, есть, - буркнул Илья.
        Он допил воду и выбросил бутылку в урну. Взял подругу за руку. Быстро зашагал в сторону метро, Ангелина с трудом поспевала за ним.
        - Очень хороший план есть, - мужчина уже скрылся в неиссякаемом людском потоке у Савёловской, но Илья по-прежнему поглядывал в ту сторону, где последний раз его видел. - Ментальный след накладывается один на другой?
        - Не знаю, - пожала плечами Лина. - Понятия не имею.
        - А если мы по кольцевой покружим? А? И при этом можем ведь выходить на станциях, пересаживаться на другое направление и... - замялся на секунду. - Ещё что-нибудь придумать. Уже по ходу пьесы.
        Лина надолго задумалась. Когда спускались в подземку, словно очнулась.
        - Я не знаю, что из этого получится, но идея, как мне кажется, хорошая. Вообще-то, мне казалось, что надо постоянно перемещаться самолётами...
        - Если они такие супер-пупер охотники, как ты говоришь, - Илья придержал для неё тяжёлую стеклянную дверь. - То их действительно не остановят расстояния. Ты права. Может ковра-самолёта у них и нет, но они могут, например... - ненадолго замялся он. - Взять местного человека провожатым. Как-нибудь заставить его служить. В этом случае они станут такими же мобильными, как и мы.
        Пока Илья покупал билеты, она стояла позади и смотрела, как люди входили и выходили из метро. Чувствовала, что улыбается. Вернуться домой всегда приятно.
        - Пойдём, - взял её под локоть Илья. Сунул в руку проездной.
        Внутри огромного подземного сооружения, за пять лет отсутствия, Ангелина не заметила никаких изменений. Люди, поезда, сквозняк, реклама на стенах и шум. В подошедшем составе присели между неряшливого вида парнем с бутылкой колы и некрасивой блондинкой на высоких каблуках и розовом платье.
        - Осторожно, двери закрываются, - раздался над головой мужской голос. - Следующая станция "Менделеевская".
        Вагон был не такой шумный, к каким привыкла Лина. За время её отсутствия парк поездов успели сменить.
        - Значит, план таков, - сказал ей на ухо Илья. Он скорее рассуждал вслух, нежели делился всамделишным планом. - Едем пол круга в одном направлении, затем пересаживаемся и едем пол круга в обратном направлении. После вновь пересаживаемся и снова едем по тому же маршруту, но уже дальше на станцию. Потом вновь возвращаемся...
        - А метро теперь круглосуточно работает? - перебила Лина.
        - Нет, - немного замялся с ответом Илья.
        - Вот-вот. А во-вторых, они потратят ровно столько же времени, на то, чтобы догнать нас. Если ментальный след друг на друга не накладывается. А значит, мы выигрываем время, пока не придумаем что-нибудь лучше.
        - Я тебя не понимаю! Ты же говорила, что они идут по ментальному следу? Получается, если мы запутаем ментальный след...
        - Я не знаю, возможно ли вообще запутать ментальный след! - громко сказала Лина. Все близ сидевшие точно услышали. - Это тебе не заячьи отпечатки на снегу.
        - Вот именно! - хлопнул в ладоши Илья. - Если заяц... глупый заяц может путать охотников на белоснежном и ровном снегу, то, как человек не сумеет запутать какой-то ментальный след?! Тем более на кольцевой ветке?!
        Лина удручённо вздохнула. Она уже сама не понимала, что дальше делать, как скрыться от охотников. Заметила, что все пассажиры на них смотрят. Поезд замедлил ход.
        - Станция "Менделеевская". Переход на станцию "Новослободская", - прозвучало из динамика над головой. - Уважаемые пассажиры, при выходе из поезда не забывайте свои вещи.
        Илья поднялся первым, подал руку подруге. Вышли из вагона. Лина засмотрелась на лампы под потолком в виде молекул, словно в первый раз их увидела. Возле ступеней, перехода на кольцевую линию, полицейский проверял документы у двух представителей востока. Ангелина осознала, что отвыкла ездить на метро. Раньше она не замечала людей вокруг. Двигалась в плотном потоке, но мысленно находилась в другом мире. Теперь вокруг шагали десятки кашляющих, чихающих, жмущихся друг к дружке потных жителей столицы.
        На "Новослободской" Илья предложил сесть в первый вагон.
        - Там посвободнее будет, - сказал он.
        Так оно и оказалось. Они вообще были там одни. А уже во втором вагоне, связанном переходом с первым, сидели семь человек. Центральные же были забиты, словно на календаре не суббота, а второй рабочий день января.
        Когда состав тронулся, Лина посмотрела на свои ладони. Затем медленно обняла Илью за руку и прижалась щекой к плечу.
        - Я скучала... - прошептала она, но он всё равно расслышал.
        Что ответить не знал. Да и мысли были о другом. Перед глазами стоял белый заяц. Он бегал по лесу и мастерски путал следы. Не давала покоя мысль, что этот длиннозубый ушастый может путать следы, а ему, человеку не под силу это сделать.
        - О чём думаешь? - поинтересовалась подруга.
        - Да всё о том же... Слушай, а может самолёты и не такая плохая идея? Вначале, как я и говорил, во Владивосток, затем...
        Лина покачала головой, кисло улыбнулась.
        - Давай пока отложим эту идею. Я не хочу жить в самолётах.
        - Хорошо, - чуть повернулся к ней Илья. - Тогда как нам избавиться от... - хотелось сказать "твоих", но подумал, что это слово будет излишним. - Этих охотников?! Как договориться? Что им может быть нужно такое, что у нас есть? Кроме жизней, естественно.
        - Не знаю, - пожала плечами Ангелина. - Знала бы, уже избавилась. Что может быть нужно человеку, который живёт в Раю?
        - А что если их убить? - загорелись глаза Ильи. Он даже по лбу себя хлопнул, удивляясь, как ему раньше эта мысль не пришла в голову.
        Женский голос из динамика объявил о прибытии на Замоскворецкую линию. Двери раскрылись и, среди прочих, вошёл паренёк лет шестнадцати в красных кроссовках и огромных белых наушниках.
        Лина внимательно изучила каждого вошедшего, но подозрительных людей не обнаружила.
        - Если ты думаешь, что их можно одолеть магией... - кисло усмехнулась она.
        Парень в красных кроссовках присел напротив. Ноги расставил настолько широко, будто ему пересадили детородные органы мамонта. После того как женский голос объявил об отправлении поезда, он поджал нижнюю губу, как Кинчев, и закивал в такт музыке в наушниках.
        - Зачем магией?! - у Ильи округлились глаза. Он сам не понимал, как ему настолько простая идея не пришла в голову раньше. - Мы их пристрелим! Не бессмертные же они?
        Подруга несколько минут обдумывала сказанное.
        - Я ничего не слышала о бессмертии, - задумчиво произнесла она. - Но ручаться не могу. Магия, по сути, всесильна.
        - Давай начнём с того, что ты мне объяснишь, что такое магия? Объясни мне подробно всё, что знаешь.
        - Насколько мне объясняли... она вокруг нас. Как электричество. Её не видно и не слышно, пока не начнёшь пользоваться. Но пользоваться ей смогли лишь после постройки Установки или Машины, как они сами её называют. Она эту магию и фокусирует на жителей Рая. Там есть какая-то процедура посвящения, после чего магия будет всегда с тобой. На какую бы планету ты не отправился.
        - А как же ты ей пользовалась, если не житель Рая. Да и продолжаешь пользоваться?
        - В том-то и дело. В самом Раю, естественно, магией могут пользоваться все без исключения, но на другие планеты она приходит только с жителями Рая. С теми, кто прошёл обряд посвящения. Вместе с ними она и пропадает. Поэтому для людей с отсталых планет приход мага равен приходу бога. В то время, пока житель Рая делает свои дела на планете, остальные жители могут свободно пользоваться магией. Пока охотники здесь, каждый житель Земли может наколдовать себе что угодно. Когда они уйдут, эта возможность пропадёт.
        Настала очередь Ильи обдумать услышанное. Пока всё казалось простым и логичным. Жители Рая использовали боевую магию как оружие. Из вещественных предметов, которые может наколдовать любой желающий, никакого серьёзного оружия они не предполагали.
        Поезд замедлился, затем и вовсе остановился. На стене, вдоль окна, удерживаемые креплениями, висели толстые кабели.
        - Расскажи, каким образом работает магия, - попросил Илья.
        - Всё-всё состоит из одних и тех же молекул, - охотно начала рассказывать Лина. - Или электронов с протонами или ещё чего там по химии в школе учат. И сидение, - похлопала она рукой. - И поручень, и моя рука и туннель по которому проезжаем. Понимаешь? Всё-всё состоит из одних и тех же элементарных частиц. И вот, если эти частицы упорядочить...
        - То можно из подлодки сделать самолёт! - закончил Илья.
        Поезд тронулся и начал быстро набирать скорость.
        - Может быть, - не уверенно ответила Лина. - Но на практике из воздуха делают вещи. В прямом смысле слова. Воздух самое простое и податливое вещество.
        - Подожди-подожди! - остановил её Илья. - А как ты при помощи воздуха внушишь свои мысли?
        Во "Времени эльфийских чудес" его персонаж обладал навыком телепатии восьмого уровня и мог кратковременно управлять героями других игроков.
        - А кто тебе сказал, что это вообще возможно?
        Поезд начал замедляться.
        - Ну-у-у, - протянул Илья. - Ты сказала, что магия всесильна...
        - Практически всесильна. Однако для всего есть пределы и границы. Насколько я знаю, с психикой ничего сделать нельзя. Иначе бы... я не смогла убежать.
        Поезд остановился. Никто не вошёл. Двери закрылись, и он двинулся дальше.
        - Получается, - задумчиво произнёс Илья. - Эта твоя хвалёная магия может создавать лишь материальные вещи. Получается рану с помощью неё залечить можно.
        - Вероятно. Мне не представлялось случая, чтобы это увидеть.
        - Но если нанести рану...
        - Ты всё думаешь о том, чтобы их убить?! - безнадёжно вздохнула Лина. - В этой идее есть один нюанс. Даже если мы сделаем невозможное и убьём их, то придут следующие. За ними ещё и ещё! Пока преступник, посягнувший на устои Рая, не будет наказан, погоня не прекратится. Понимаешь?
        Илья нахмурился и опустил голову. Какое-то время ехали молча. Поезд начал замедляться. Женский голос объявил станцию. Парень в наушниках вышел. Когда двери закрылись и состав тронулся, Илья тяжело вздохнул и спросил:
        - Неужели от них никак нельзя избавиться?! И если нельзя, то зачем мы продолжаем эту агонию? Зачем всё это? - развёл руками.
        Илья умолк. Почувствовал, что сказал много лишнего. Да и пыл поостыл. Он закинул ногу на ногу, сложил руки на груди и уставился в потолок. Лина упёрла локти в колени и зарылась лицом в ладони. Несколько станций проехали в молчании. На "Октябрьской" зашёл мужчина представительного вида с небольшим чемоданом на колёсиках. Всю дорогу он нагло и откровенно пялился на Ангелину. Илья даже замечание хотел сделать, но тот вышел на "Павелецкой".
        - Прости, - сказал Илья.
        Лина не ответила. Она по-прежнему сидела, спрятав лицо в ладонях.
        - Осторожно, двери закрываются, - произнёс женский голос из динамика. - Следующая станция "Таганская".
        Поезд медленно, словно боялся нашуметь, тронулся. Постепенно разогнался до нормальной скорости.
        - Знаешь... - Лина оторвала лицо от ладоней. В глазах стояли слёзы. - Ты прав. Я зря надеялась!
        - Ты о чём? - похолодело у него в груди.
        Ангелина не ответила. Она смотрела в пол.
        - Всё ты правильно сделала, - сказал Илья, только чтобы не молчать. - Прости. Я наговорил много лишнего.
        Несколько минут просидели под мерный стук колёс.
        - Станция "Таганская", - раздался женский голос из динамика. - Переход на Таганско-Краснопресненскую линию и станцию "Марксистская". Уважаемые пассажиры, при выходе из поезда не забывайте свои вещи.
        В дальние двери вошли два подвыпивших парня. Они громко спорили и матерились. Присели рядом с переходом между вагонами.
        - Не, ну ты вообще даешь, чувак! - возмущался один. - Ты чё, вообще не бум-бум?! Стопудово говорю, биг ин жапэнь это какая-то старая, как говно мамонта, группа придумала. Я ещё малой был, когда слышал её.
        - Да иди ты в баню! - махнул на него приятель. - Мне вообще побоку кто её написал! Что ты заладил?
        - Осторожно, двери закрываются, - раздался женский голос над головой. - Следующая станция "Курская".
        Когда поезд тронулся, Илья покосился на подругу. Она это заметила.
        - И ты меня прости, - произнесла Лина. - Я... не знаю. Не знаю. Не знаю, что делать. Я не знаю зачем всё это затеяла... Зачем тебя... втянула... - наморщила носик.
        Илья обнял её и прижал к груди.
        К станции "Курская" доехали молча. Вошли трое представительниц восточных народов. Они оживлённо что-то обсуждали. Садиться не стали, так и остались стоять возле дверей. Женский голос объявил, что следующая станция "Комсомольская". Поезд закрыл двери и тронулся.
        - Всё будет хорошо, - зачем-то сказал Илья. - Мы что-нибудь придумаем.
        Ангелина посмотрела на него. В глазах стояли слёзы. Она улыбнулась, и это было лучшее, что Илья видел за последние пять лет. Он даже на миг засомневался, а реальность ли вокруг. Впервые за долгое время он был счастлив. И кто-то хотел забрать его счастье? Илья почувствовал, как сжимаются кулаки, а в груди вскипает ярость.
        - Станция "Комсомольская", - раздался женский голос. - Переход на Сокольническую линию и выход к вокзалам Ленинградскому, Ярославскому и Казанскому. Уважаемые пассажиры, при выходе из поезда не забывайте свои вещи.
        На этой станции из вагона вышли все - и женщины с Востока, и парни у дальней двери. На платформе крутилось, как всегда, множество людей. Преимущественно южных кровей. Вошла полненькая девушка с розовым чемоданом на колёсиках, а в соседний вагон ввалилась семья: крупного телосложения мужчина, обвешанный сумками с ног до головы, женщина в жёлтой приталенной рубашке и тоже с сумкой, а также двое детей с рюкзачками. Малышня забралась на сидение, принялись о чём-то спорить звонкими детскими голосами, махать друг на друга руками.
        - Осторожно, двери закрываются. Следующая станция "Проспект Мира".
        Состав тронулся. Лина вытерла глаза. Илья посмотрел на семью в соседнем вагоне. На сердце заскребли кошки. Впервые он ясно и чётко осознал, чего ему в этой жизни не хватает - семьи. Любимой женщины, которая будет ждать дома, станет спутницей в жизни и островом, мирной заводью, где можно отдохнуть и сбросить груз с плеч. Детей, в которых он будет видеть себя, радоваться их жизненным победам.
        Перед глазами возник мираж, будто он приходит домой, а к нему подбегает сын с дочерью, верещат и кричат "Папка пришёл". Выходит из кухни Лина, улыбается, её глаза светятся.
        Кто-то хотел лишить его этого будущего.
        - Мы найдём способ избавиться от них, - Илья сжал ладонь подруги. - Не знаю какой, но мы от них избавимся. Я не дам им разрушить нашу жизнь!
        Ангелина посмотрела на него тем взглядом, ради которого мужчина земной шар сделает квадратным.
        - Я знаю, - сказала она.
        ***
        Александр Балтика взял с сидения планшет. Включил.
        - ...ну а я тем временем и говорю, что она вообще чокнутая! Представляешь? И эта мымра мне такая навяливает, что ты не офигел ли щенок. Меня! Семнадцатилетняя шалава! Щенком! - как всегда рассказывал что-то Санёк.
        Балтике когда-то посоветовали взять этого водителя. Назвали Моисеем МКАДа. И свои профессиональные качества этот парень подтвердил уже не единожды. Таких людей называют богами дорог. Насколько он был хорош за рулём авто, настолько же оказался болтлив. Иногда Балтике казалось, что у этого парня рот вообще не закрывается. Даже ночью. Поначалу его это раздражало, со временем привык. Даже внимание научился не обращать. А когда было плохое настроение, следовало лишь направить Санька в нужное русло, и тот нёс такую ерунду, что и мёртвого развеселит.
        - Беру я эту тварь за шею, встряхиваю и... Козёл тупой! - резко выкрикнул он. - Сейчас раскатаю твой ведровер по асфальту! Под себя всю жизнь ходить будешь! Мудак! Гнида! Так вот, беру я эту шлюшку за шею, встряхиваю, и кричу ей в морду, что она оборзела вконец!
        Санёк рассказывал о каком-то очередном похождении. Балтика не слушал, но водителю этого и не требовалось. Ему достаточно, чтобы рядом был человек. Машина неспешно ехала по Кутузовскому проспекту. Снаружи не доносилось ни единого звука, лишь мелькали картинки. Пока планшет включался, Балтика смотрел в окно. Затем открыл новости. Сегодня с самого утра на информационных сайтах творилось невообразимое, будто в России разрешили к продаже галлюциногенны. Про появление странного здания, прямо на проспекте Вернадского трубили все центральные СМИ. В сорокаэтажном серо-голубом строении были лишь внешние стены и в любой момент оно могло рухнуть. В Чебоксарах, возле здания городской администрации, откуда-то взялся неисправный МИГ-29 без боевого вооружения. Но самой сенсационной новостью была продажа Храма Василия Блаженного в далёком две тысячи седьмом. Остальные заголовки тоже пестрели необычностью. Балтика ещё не понимал, что произошло, но уже догадывался - мир сошёл с ума. Вторым объяснением могло быть появление новой болезни головного мозга, которая распространяется лишь среди журналистов.
        - ... и тут появляется этот фраер, - продолжал водитель. - Рост два метра, худой, как швабра и с голоском таким... полуписклявым, будто у подростка. И, такой, заявляет, что типа...
        - Санёк, - оборвал Балтика. - Ты новости последние читал?
        - Да, - резко переключился водитель на другую тему. - Там вообще бредятина. У меня такое чувство, что сегодня первое апреля и народ попросту шутит.
        - А вот у меня нет.
        - Может и нет, - пожал плечами водитель. - Только как ещё объяснить всё то, что творится? Я не знаю! Может коксом первоклассным где начали барыжить, а мы не знаем? - пошутил он и посмотрел на пассажира в зеркало заднего вида.
        Балтика не улыбнулся. Он по-прежнему перебегал от заголовка к заголовку. Машина въехала в пределы Садового Кольца. С Нового Арбата, через разворот, ушли в сторону Никитского бульвара. Читать новости пассажиру надоело. Он посмотрел в окно.
        - А знаешь, что мне больше всего напоминает это, - продолжал болтать водитель. - Будто народ научился колдовать. Вот так, бац, и из воздуха создать какой-то предмет. Как этот... как его... Леголас! Во!
        - Останови, - сказал Балтика напротив МХАТа им. Горького. - Пройду, прогуляюсь, - на его лице появилась улыбка. - У меня тут юность прошла.
        Водитель мигом перестроился в правый и ряд и затормозил. Балтика выбрался. Хлопнул дверью.
        Санька меланхолично пожал плечами. К подобным чудачествам босса он привык. Братва, пока в полголоса, но начинала поговаривать, мол, Балтике не помешает пощёчина. Другие и вовсе ждали лишь малейшего повода, чтобы раскороновать его. Многие сходились во мнений, что не теми делами этот человек занимается.
        ***
        - В расход, - небрежно махнул рукой Бродмир.
        Евгений по-прежнему лежал на диване и, как показалось охотникам, даже не удивился такому развитию событий. Он будто готовился к тому, что в его квартиру вломятся гости из другого мира.
        - А кто вам помогать будет в этом мире? - выпалил на одном дыхании. - Думаете, справитесь? А ведь я могу быть очень и очень полезен!
        Главный охотник приподнял левую бровь. Этот человек удивлял его всё больше и больше.
        - Она показывала...? - намекнул он на магию. Ответ на этот вопрос значил две вещи. Во-первых, давно ли здесь была беглянка. Во-вторых, видел ли этот житель дикого мира колдовство.
        - Да! - с готовностью закивал Женя, моментально догадавшись, о чём речь. Ангелина даже не могла ничего ему показать. Перед приходом Ильи она лишь успела рассказать, где побывала. - Сигареты достала откуда-то. Крутой был, кстати, фокус!
        Аликс, Сохорн и Нокс посмотрели на главного. Каждый с разным выражением в глазах. У Аликс читался вопрос: "Что дальше?". Сохорн ждал приказа уничтожить дикаря. У Нокса же Бродмир увидел то выражение, от которого успел отвыкнуть. Новенький не хотел убийств.
        - Это был не фокус, - главный охотник перевёл взгляд на хозяина квартиры. - Вставай и пошли.
        - У меня одно условие, - сразу же выпалил Евгений.
        Глаза округлились у всех охотников. Чтобы человек из дикого мира, который сумасшедшим чудом выторговал себе жизнь, пока не отпадёт в нём надобность, ещё и условия выдвигал... О таком никто даже не слышал! Коллегам рассказать - не поверят!
        - Ублюдок, а ты не зазнался? - прищурилась Аликс.
        - Может ему все конечности в камень превратить? - Сохорн задумчиво почесал подбородок.
        - Да что вы так напряглись?! - примирительно замахал руками Евгений. Он сполз с дивана и отошёл подальше от охотников. К окну. - Я наверно неправильно выразился? Имел ввиду, что было бы очень неплохо, если бы вы мне помогли. Кое в чём. Поможете?
        - Поможем, - ответил Бродмир. - Пойдём.
        - А чем докажете?
        - Слушай, - Бродмир начал жалеть, что согласился взять этого человека с собой. - Ты мне уже надоел, и если...
        - Меня Женей, кстати, зовут! - он схватил со стола телефон, сунул его в карман. - И я готов идти.
        Главный охотник посмотрел на дикаря. Не нравился ему этот персонаж. Но говорил правду. С помощником в этом мире будет намного проще, а главное - быстрее.
        - Нокс, следи за ним, - кивнул на аборигена Бродмир.
        Возле двери Евгений натянул белые кроссовки с такой же загогулиной, как и на майке. Первым вышел главный охотник. За ним Женя. Остановился и достал ключи, собираясь закрыть дверь, но Аликс толкнула его в грудь:
        - Шагай, образина.
        Женя не стал спорить. Увидел, как Нокс прикрыл входную дверь и успокоился.
        Возле металлической преграды на улицу Бродмиру пришлось остановиться. Он толкнул дверь, но та, естественно, не поддалась. Евгений ухмыльнулся.
        - Я же говорил, что моя помощь понадобится, - нажал кнопочку сбоку. Раздался противный писк. - Теперь толкай...те.
        Солнце на небе спряталось за маленькой тучкой. По ушам охотников ударил постоянный гул мегаполиса. Мамаш на детской площадке прибавилось. Одна с коляской, и другая с только начавшим ходить малышом. Где-то в кронах деревьев раскаркались вороны. Вновь ноздри резанул противный и удушливый смрад этой дикой планеты.
        Бродмир быстрым шагом направился по ментальному следу. Сохорн его догнал.
        - Ты допускаешь уже вторую ошибку, - в его голосе главный охотник без труда расслышал угрозу. - Свидетеля требуется убить. Возьмём другого местного.
        - Что нам делать, я разберусь и без твоих, ценных, - сделал ударение на этом слове Бродмир. - Советов. Говорю первый и последний раз, щенок, - искоса глянул он на подопечного. - Я ошибок не допускаю. Парня мы нашли? Нашли. Время потеряли на его поиски? Нет. А вот зачем ты, копаешь под меня, совершенно непонятно. Решил моё место занять? Так ещё слишком слаб для этого. Проваливай с глаз моих. Живо!
        Сохорн с ухмылкой на лице поотстал.
        - Слушай, - поинтересовался Женя у Нокса. - А вы умеете... ну эти... фокусы?
        - Я не знаю, что значит слово "фокусы", - новенький состроил серьёзную физиономию.
        Аликс посмотрела на Евгения.
        - Ты что выпытываешь, ублюдок?
        Женя глубоко вдохнул, переборол порыв ярости. В его понимании женщина не могла так разговаривать с мужчиной. Но в этот раз пришлось переступить через себя.
        - Да я просто пытаюсь разобраться, кто вы?
        - Мы охотники и по совместительству твоя смерть, - бросила Аликс. - Понял, ублюдок?
        Она смотрела с вызовом. Евгений понял, что она пытается вывести его из себя.
        - А это какая-то секретная организация, что ли, охотники?
        Аликс переглянулась с Ноксом.
        - Ты чего несёшь, ублюдок? Какая ещё секретная?! О нас все знают.
        - А почему я впервые слышу?
        - Потому что ты живёшь в этом зачахлом мире, ублюдок.
        - Да какой я тебе ублюдок?! - не вытерпел Евгений. Он остановился, но сразу получил тычок в спину от Сохорна и вновь пошёл рядом с Ноксом и Аликс. - Тебя общению кто-нибудь учил?
        - Может ты попробуешь поучить, ублюдок?
        Охотники вышли к Дмитровскому шоссе. Мимо них, с воем, пронеслись две машины скорой помощи. По ментальному следу гости из другого мира дошли к остановке.
        - А вы откуда, если я живу в зачахлом? - ухмыльнулся Евгений.
        - Из Рая! - С такой гордостью ответил Нокс, словно именно он причастен к появлению этого мира.
        - Ага, особенно ты, - усмехнулась Аликс.
        Бродмир подошёл к бордюру. Поглядел на шоссе, вслед уезжавшим в сторону центра машинам.
        - Они направились туда, - указал он. - И думаю, что вряд ли ушли.
        - Вряд ли, - моментально оказался рядом с главным охотником Евгений. - Скорее всего на тролейбане. Я помогу их быстро догнать. Подкатит труль и поедем. А пока расскажите мне по-нормальному, откуда вы?
        На остановку подошёл мужчина с синим пакетом и в чёрной кепке. Несколько мгновений высматривал вдали транспорт. Ничего не разглядев, махнул рукой и вернулся на тротуар. Бодрой походкой зашагал к центру.
        - Слушай, ты чего такой болтливый? - главный охотник вплотную приблизился к Евгению. - Зачем тебе знать, откуда мы?
        - Да может больше смысла появится вам помогать, - хитро улыбнулся Женя. - Мне вот Лина рассказала, что там, где она была, умеют колдовать. Могут вещи из воздуха делать. Получается, и вы можете? - вынул из кармана пачку сигарет. - Это можете сделать?
        Бродмир секунду глядел на пачку, затем открыл, вытащил одну из сигарет, понюхал и даже лизнул. У Жени на лицо просилась улыбка и он всеми силами пытался её сдержать. Поэтому пропустил слова главного охотника. Услышал лишь "Сейчас". Поверх первой пачки в руке Евгения появилась вторая. Он этому даже не удивился, будто каждый день видел магию. Открыл, посмотрел внутрь. Затем достал одну сигарету и понюхал. Довольно улыбнулся.
        - А теперь слушай меня, - наклонился к его уху главный охотник. - Если ты прямо сейчас не начинаешь усиленно помогать нам, то я отдам тебя на растерзание вот этой дамочке, - кивнул на Аликс. - А она из твоих яиц сделает фарш. Пожалеешь, что не родился девочкой. Всё понял?
        Он ожидал увидеть на лице представителя дикого мира страх, но не заметил ничего кроме заинтересованности. Будто вместо угрозы сделал выгодное коммерческое предложение.
        - Да, командир, - с пафосом произнёс Женя. - Так точно. Всё понял и приступаю к исполнению приказов. Разрешите?
        И зачем-то приложил ладонь к голове, будто от солнца заслонялся.
        На остановку подошёл парень лет двадцати. Бросались в глаза его розовые наушники-вкладыши. Он смерил Аликс тем взглядом, после которого мужчины обычно добавляют: "я бы вдул".
        Женя приметил этот взгляд. Вспомнился анекдот. Решил, что сейчас самое идеальное время, чтобы получить хоть кроху расположения этого сурового дядьки с седыми волосами и в военной форме.
        - Анекдот есть такой... - начал Евгений.
        - Что такое анекдот? - Бродмир в недоумении посмотрел на аборигена. Странный парень. Во всех отсталых мирах охотники символизируют смерть. Люди стараются держаться от них подальше.
        - Смешная история у нас называется анекдотом, - пояснил Евгений. - Собственно, сам анекдот... Как говорится, блондинки дуры, брюнетки стервы, - недвусмысленно показал глазами на Аликс. - А все шатенки выглядят как серые мышки. И потрахаться не с кем!
        Женя довольно хихикнул. У Бродмира даже тени улыбки не возникло.
        - Это не смешная история, - бросил главный охотник. - Почему мы стоим? Нам требуется двигаться туда, - указал он направление.
        Мимо прошли старушки. Присели на лавочку остановочного комплекса. Внимательно осмотрели компанию из пяти человек на остановке.
        - Подождём труль и поедем за ними, - сказал Женя.
        - Некогда нам ждать, ублюдок, - толкнула его в спину Аликс.
        - Ты не поняла, - обернулся к ней Евгений. - Троллейбусы ездят быстро. То, что мы подождём, затем в пятьдесят раз быстрее нагоним. Пешком мы будем долго идти. Мы же не в твоём, первозданном и восхитительном мире, - кольнул он охотницу.
        - Ты на что, ублюдок, намекаешь? - прищурилась Аликс.
        - Ни на что, - Женя отвернулся.
        Старушки услышали этот разговор. Одна повернулась к другой и покрутила пальцем у виска. Вторая кивнула. Всё это увидел Сохорн. Бродмир не успел ничего предпринять, когда охотник выплюнул заклинание "Погром" и остановочный комплекс, словно придавленный скалой, размазал старушек по асфальту.
        Парень в наушниках отскочил, и смотрел на произошедшее с округлившимися глазами. Главный охотник провёл ладонями по лицу.
        - Зачем ты это сделал?
        - Плохо отзывались о представителях власти, - бросил Сохорн дежурный аргумент.
        - Да они же даже не знают, что мы представители власти, - Нокс тоже смотрел ошалевшими глазами на эту неожиданную расправу.
        - А меня это не волнует, - хищно улыбнулся Сохорн. - Мы закон! Нам решать, кто его нарушил.
        Бродмир покачал головой и отвернулся.
        Евгений чуть не проглядел троллейбус. Заметил, когда тот уже остановился. Пассажиры и водитель поприлипали к окнам, разглядывая трагедию. Как раз в этот момент из-под раздавленной крыши появился ручеёк крови. Пассажиры полезли за телефонами, кто-то чтобы позвонить в спецслужбы, но в основном, чтобы заснять видео.
        - Заходим внутрь, - дрожавшей рукой указал Женя на раскрытые двери.
        И сам вошёл первым. Будь один, проскочил бы под турникетом. Но с такой толпой решил не рисковать. Достал из кармана деньги и протянул через окошко водителю.
        ***
        Человек в коричневом балахоне стоял между деревьев, в палисаднике, и наблюдал. Возле поверженной заклинанием "Погром" остановки суетились люди в форме. Искали выживших.
        Человек в коричневом балахоне кисло усмехнулся. После такого заклинания выживших быть не может. В чём очень быстро все и убедились.
        ***
        В троллейбусе, на последней площадке, охотники чувствовали себя неуютно. На Аликс все пялились, Сохорна раздражало маленькое пространство и такое большое количество людей. Хотелось поубивать их. Бродмир наблюдал за ментальным следом, следил, чтобы транспортное средство двигалось точно по нему. Постоянно ожидал, что сейчас оно куда-нибудь свернёт, и начнутся проблемы. Нокс восторженно смотрел в окна.
        Женя вглядывался в лица охотников. Чувствовалось в них что-то странное. Увидь он их на улице, точно бы решил, что они не русские. Так выглядят американцы, англичане и прочие европейцы. Вроде с белой кожей, с такими же причёсками и в похожей одежде. Однако видно, что они из другой страны.
        Эта же четвёрка вообще из другого мира. Евгению показалось странным, что он так быстро поверил. Однако факты говорили сами за себя. А не верить фактам всё равно, что на каждом углу заявлять о собственной невменяемости.
        - Почему мы так медленно двигаемся, ублюдок? - схватила его за локоть Аликс.
        - Посмотри на людей идущих пешком, - кивнул Евгений в окно. - Вот они двигаются медленно. И ты так же хочешь?
        - Ты что, ублюдок, оговариваешься со мной?! - прищурилась охотница.
        Женя вздохнул и отвернулся. Девушка не пыталась получить от него ответов на вопросы. По какой-то причине она искала повод от него избавиться. И так оставлять это нельзя.
        - Слушай, а, по-моему, ты меня домогаешься, - пошёл Женя ва-банк. - И правильно делаешь! У меня член девятнадцать сантиметров и пользуюсь я им очень хорошо. И ещё кое-что хорошо делать умею, - облизал он губы языком. - Уединимся?
        Аликс что-то зашептала. Женя этого и ждал. Что есть мочи завопил:
        - Она сейчас что-нибудь со мной сделает, - отскочил от охотницы, как от огня. - Помогите!
        Все в троллейбусе, включая водителя, посмотрели на него. Не будь Бродмир мастером своего дела, то ментальный след бы потерял. Аликс замолкла. Коллеги впервые увидели на её лице удивление.
        - Помогите, - подскочил к главному охотнику Евгений. - Она хочет меня убить!
        Бродмир недвусмысленно глянул на Аликс.
        - Ты даже не представляешь, как тебе повезло, и ты не знаешь, что меня отвлекать нельзя, - сквозь зубы процедил он. - А тебе, - повернулся охотнице. - Делать больше нечего?! Скучно?
        - Нет, - буркнула охотница. Если бы её взгляд мог убивать, то Женю бы мгновенно испепелило.
        - Думаю, нам лучше выйти, - оглянулся Бродмир.
        Все пассажиры смотрели на заднюю площадку, где столпились охотники и их заложник. Напряжение казалось настолько сильным, что сделай кто-нибудь резкое движение и троллейбус взорвётся. На первой же остановке гости из другого мира покинули салон. Люди провожали их внимательными и настороженными взглядами.
        - Нам надо дальше, - Бродмир посмотрел вслед уехавшему транспорту. Он остался стоять на бордюре, чтобы не удаляться от ментального следа и не потерять его.
        Мимо остановки, по тротуару, проехал велосипедист. Охотники проводили глазами человека на странном устройстве.
        - Здесь все на чём-то передвигаются! - выразил Нокс общую мысль. - Мир передвижений!
        - Кстати о передвижении, - глянул исподлобья на Евгения главный охотник. - Какие будут предложения?
        Женя достал из кармана денежный знак Российской Федерации. Потеребил им в воздухе.
        - Вот мои предложения. Точь-в-точь, до мельчайших подробностей, скопировать сможете?
        Когда он показал охотникам купюру, они, по очереди, пару раз попробовали сделать копию. Каждый из них сказал "Я хочу бумагу. Сейчас". После этих слов на их ладонях появлялись деньги. Внешне они казались неотличимы, но не для Евгения, который в бытность подростком пытался их скопировать на принтере. Шёл для этого на всевозможные ухищрения. Успеха, кстати, так и не добился, зато о всех явных и скрытых знаках защиты узнал много. Всего, вместе с объяснениями, у охотников ушло семь минут на то, чтобы сделать настоящую купюру, со всеми известными Евгению параметрами защиты. А потом у него глаза на лоб полезли, когда трое охотников начали скороговоркой произносить "Я хочу бумагу сейчас". Деньги появлялись на уровне лица и парили вниз, словно опавшие листья. Женя еле успевал их ловить. Когда денежными знаками России были забиты два кармана спортивных штанов, он крикнул "Стоп".
        - Достаточно, ублюдок? - мило улыбнулась Аликс, словно хотела пригласить на свидание.
        - Для первого раза вполне, - Женя скопировал её улыбку.
        Ему очень-очень хотелось расспросить охотников о "Я хочу бумагу сейчас", но решил повременить. Понял, что дело было не только в словах, ведь и у гостей из другого мира настоящие деньги получились не сразу.
        Евгений вышел на проезжую часть и только поднял руку, как с центрального ряда начал перестраиваться жёлтый минивэн с большими чёрными цифрами на боку. Когда машина остановилась, Женя открыл переднюю дверь и влез на пассажирское сидение. В салоне пахло лимоном. На немой вопрос водителя, сделал американский жест "O'K" и подмигнул.
        - Шеф ни о чём не волнуйся и ничему не удивляйся. Платим два счетчика! Пойдёт?
        Водитель, высокий, крепкого телосложения мужчина, открыл рот. Но вместо слов кивнул. Женя посмотрел на толпившихся на тротуаре иноземцев. Тяжко вздохнул и выскочил. Открыл им отъезжающую в сторону дверь. Внутри оказалось шесть мест.
        - Запрыгивайте, - пригласил Евгений. - У нас этот вид транспорта называется такси. Наверно и о нём не знаете?
        Охотники покосились на водителя, затем на Евгения. Чувствовали укол самолюбия, но толком не понимали его суть.
        - Аликс, ко мне, - скомандовал Бродмир и сел на первый ряд пассажирских мест. - Остальные назад.
        Сохорн пропустил Нокса и влез последним. Евгений закрыл за ними дверь. Забрался на переднее сидение. Когда щёлкнул замок, водитель спросил:
        - Куда едем?
        - Туда, куда вот этот многоуважаемый человек скажет, - указал большим пальцем назад Женя. - И, чем быстрее едем, тем лучше будет для всех.
        Автомобиль тронулся. Водитель не спешил набирать скорость, так как никаких определённых команд ещё не поступило.
        Евгений покосился на таксометр. Там уже была неплохая сумма. Он слышал ранее об этом такси бизнес-класса, но, естественно, и не думал, что прокатится на нём. Однако с теми деньгами, которые лежали в кармане после манипуляций охотников, можно многое себе позволить.
        Троллейбус догнали через несколько минут. "Рогатая" машина принимала людей на остановке. Водитель включил поворотник, намереваясь объехать городской транспорт. Но стоило ему начать перестраиваться, как над ухом раздался голос Бродмира:
        - Зачем ты уходишь влево?! Езжай прямо!
        - Но там же свободно, я хотел... - попытался оправдаться водитель.
        - Езжай прямо! - повысил голос Бродмир.
        Водитель пожал плечами и остановился за троллейбусом.
        Вскоре вновь поехали. Но уже намного медленнее, нежели двигались до того, как догнали "рогатый" транспорт.
        - Чего плетёмся?! - буркнул Сохорн.
        - Как приказали, так и еду, - таким же тоном буркнул водитель.
        По соседним полосам проносились автомобили, некоторые из водителей поглядывали на плетущееся за троллейбусом такси недвусмысленными взглядами. Мол, шофёр новичок, да к тому же круглый дурак.
        Такими темпами ехали минут пять, пока троллейбус не добрался к очередной остановке.
        - Обходи его, - скомандовал Бродмир.
        Сохорн коротко хмыкнул. Аликс загадочно улыбнулась. Им было понятно, что главный охотник решил временно потерять ментальный след, истончить его ещё больше, но не плестись за медленным городским транспортом.
        Женя облегчённо вздохнул и чуть не воскликнул: "Слава богу!". Каждое мгновение он ждал, что красивый женский голос произнесёт: "Почему так медленно едем, ублюдок?".
        До Руставели, где Дмитровское шоссе переходит в Бутырскую улицу, добрались без проблем. Однако стоило миновать станцию метро "Дмитровская", как машинопоток встал. Впереди произошло что-то серьёзное. Виднелись мигалки трёх скорых. Несколько полицейских автомобилей перегораживали три полосы. Водитель достал телефон, краем глаза Женя увидел, что он копался в новостях.
        - Мы здесь надолго застряли, - удручённо сказал он. - Там маршрутка сгорела. Семь жертв и непонятно сколько раненых.
        Словно в подтверждение его слов послышался грохот винтов. Вскоре прямо на проезжую часть опустился красно-белый вертолёт.
        - Что происходит, ублюдок? - прорычала Аликс.
        У Жени руки сжались в кулаки. Он закрыл глаза и глубоко-глубоко несколько раз вдохнул.
        Водитель втянул голову в плечи. За время работы он перевидал много богатых клиентов, но такого обращения ещё не слышал.
        Бродмир наклонился между сидений, пытаясь разобраться, что происходит. Сохорн с Ноксом тоже вглядывались вперёд. Лишь Аликс, казалось, не интересовало, что впереди.
        - Ты слышишь меня, ублюдок? Я терпеть не могу два раза переспрашивать!
        - Я слышу тебя, - ответил Женя. Хотелось добавить "Каа", но решил, что эта женщина всё равно не поймёт в чём соль. - Пожалуйста, - решил он пойти путём мира и добра. - Не называй меня больше так. Если я тебя чем-то обидел...
        - Ублюдок, ты тупой? - Аликс наклонилась и хлопнула его ладонью по затылку. - Я спросила, что происходит! Почему мы стоим?
        - Успокойся, - схватил её за руку Бродмир. - Ты чего-то вообще разошлась.
        - Рот закрой, - посмотрела ему в глаза охотница. - Не твоё дело, как я общаюсь с этим ходячим трупом.
        Водитель побледнел и проклял тот момент, когда остановился возле этой разношёрстной компании.
        - Я тебе сейчас рот закрою, - сдавил её ладонь Бродмир. - Навсегда закрою.
        Секунду они смотрели друг другу в глаза, затем Аликс опустила взгляд.
        - А у меня идея появилась, - буркнул Сохорн.
        Все, начиная от Бродмира и заканчивая водителем, почувствовали подвох в его словах. А вскоре увидели его и на деле. Охотник произнёс заклинание "Левитация" и машина оторвалась от земли. Шофёр вцепился в баранку и со всей силы вдавил педаль тормоза. Женя резко пристегнулся и схватился за ручку на крыше, второй рукой упёрся в приборную панель. Охотники сохраняли спокойствие. Все, кроме Бродмира, всамделишнее.
        Сохорн решил, что раз одна машина прилетела по воздуху, то другая может улететь. И нет в этом ничего предосудительного и ненормального. Корректируя полёт транспортного средства слабыми и безобидными заклинаниями "воздушного удара", он направил минивэн в точности по прямой вперёд. Как ехал бы автомобиль, двигайся они по земле. Когда пролетали над приземлившимся вертолётом, все пассажиры такси увидели - возле перевёрнутого автомобиля, почти такого же, как и у них, в неестественных позах лежали несколько людей. Около десятка крутились рядом. И все они в этот момент позабыли о делах и округлившимися глазами смотрели вверх. Водители начали высовываться из окон своих авто, смотрели на проплывавший над головами автомобиль. Большинство достали телефоны и снимали.
        Сохорн хищно улыбнулся. Была одна шутка у охотников. Многие любили её использовать в местах массового скопления народа в диких мирах. Малоразвитые люди неоднозначно реагировали на такую шутку. Зачастую начиналась страшная паника, визги, вой, давка. В общем, всегда находилось, что посмотреть.
        Сохорн бросил короткое и достаточно простое заклинание - "Поднять мертвецов". За две секунды успел произнести его пять раз.
        Поначалу ничего не произошло. Но вскоре люди на земле позабыли о летающей машине. Трупы на асфальте зашевелились. Открыли глаза и поднялись. А в следующий миг, с нечеловеческим рыком, кинулись в толпу.
        Наконец машина встала всеми четырьмя колёсами на асфальт. Сзади долетали визги, вопли, крики, мат, ругань. И выстрелы. Знай Сохорн насколько серьёзно в этом мире относятся к идее зомби-апокалипсиса, поднял бы все кладбища Москвы. Шутки ради.
        - Вперёд, - приказал Бродмир водителю.
        Поехали не сразу. Побелевший шофёр не мог попасть рычагом в первую передачу - настолько сильно тряслись руки. Наконец он немного успокоился. Машина тронулась.
        Евгению очень хотелось обернуться, посмотреть на охотников. Он волновался, что не успеет выпытать механизм заклинания, с помощью которого эти люди сделали столько настоящих денежных знаков Российской Федерации. Лихорадочно придумывал, как заставить их рассказать о создании денег. Решил, что удобнее всего это будет сделать перед входом в метро. Приврать, будто там требуются новые купюры, а не скомканные. Он засунул руки в карманы и принялся усердно мять деньги. Водитель покосился на его телодвижения. Со стороны они выглядели странно, будто пассажир собственные половые органы теребил.
        - За дорогой следи! - рыкнул на шофёра Женя.
        Он всерьез разволновался, что упустит птицу удачи, которая прилетает раз в жизни. А когда волновался - беспричинно злился.
        - Останови! - скомандовал Бродмир.
        Машина начала плавно притормаживать.
        - Я сказал, останови! - на лбу главного охотника проступила вена. Ментальный след резко ушёл вправо. А в следующую секунду пропал.
        - Пять счетчиков плачу! - воскликнул Женя, предварительно глянув на таксометр. - Только делай, как он говорит!
        - Но тут нельзя останавливаться! - призвал водитель ПДД на помощь.
        После этого все пассажиры закричали на него одновременно:
        - Останови немедленно! - гаркнул Бродмир.
        - Я сейчас фарш из тебя сделаю! - пообещал Сохорн.
        - Шесть счётчиков! Останови! - посулил Евгений.
        - Останови, тварь! - прошипела Аликс.
        Отмолчался лишь Нокс.
        Водитель вдавил педаль тормоза до упора. Машина встала, как вкопанная. Шофёр закрыл глаза, всей душой надеясь, что следовавшие позади автомобили соблюдали дистанцию. Несколько секунд ничего не происходило, и он открыл глаза. Облегчённо выдохнул.
        - Пожалуйста! - он развернулся к пассажирам. - Что и заказывали. Остановились на автобусной...
        - Не порть воздух, тварь, - перебила Аликс.
        - Выходим, - скомандовал Бродмир. Толкнул дверь, но она, соответственно, и не подумала открыться. Ручки, в привычном понимании этого слова, он не увидел и толкнул ещё раз. Безрезультатно. - Убери препятствие, - попросил охотницу.
        - Стойте! - закричал Женя. - Без фанатизма! Сейчас я расплачусь с водителем и выпущу вас!
        - Расплатись, как следует! - хищно улыбнулся Сохорн. Понятие "расплатиться" в его сознании не имело ничего общего с деньгами.
        Евгений достал из кармана серьёзную пачку денег. У водителя глаза полезли из орбит.
        - Сколько я там говорил счётчиков? - посмотрел он на шофёра.
        Ему очень не хотелось платить шесть счётчиков. Винил себя за необдуманные слова. Собственно, ему и пять платить не хотелось. Потому и спросил у водителя. А вдруг тот запомнил только первоначальную договорённость о двух.
        Мужик молчал. Лишь хитро посмотрел на пассажира. Тогда Женя отсчитал сумму, которая была на дисплее таксометра. Получилось чуточку больше.
        - Сдачи не надо, - протянул он водителю деньги и мигом выскочил, будто автомобиль мог взорваться. Рывком распахнул боковую дверь. Первым вышел Бродмир. За ним Аликс, неприязненно взглянув на Евгения. После выбрался Сохорн и последним Нокс. Перед тем, как хлопнуть дверью Женя увидел бледное лицо водителя. Тяжело морально дался человеку перелёт на собственном авто через пробку с поднявшимися мертвецами.
        - За мной, - главный охотник двинулся к переходу на противоположную сторону улицы.
        Такси ещё долго стояло посреди дороги. Редкие автомобили, сумевшие объехать пробку, косились на странный автомобиль.
        Перешли дорогу, через подземный переход. Бродмир наколдовал "Видимость". Ментальный след ещё сильнее истончился и превратился в толстую нитку, на которой уже с трудом различались всполохи. Чем ближе гости из другого мира подходили к метро "Савёловская", тем больше вокруг становилось людей и магазинов. Бродмир уверенно шёл по ментальному следу. Сохорн и Аликс оттесняли людей. Одного мужика с бутылкой пива Сохорну пришлось оттолкнуть. Прохожий попытался возмутиться. Охотник буркнул коротенькое заклинание и на мужике, разом, пропала вся одежда. Осталось лишь пиво в руке, которым он и прикрыл причинное место. Нокс сторожил Евгения и, в прямом смысле слова, не спускал с него глаз. Женя совершенно не обращал внимания, куда идёт с компанией. Его мысли были заняты тем, чтобы придумать правдоподобную причину, чтобы выведать механизм появления настоящих купюр. Когда шли вдоль дороги, он тихонечно произнёс "Я хочу бумагу сейчас". У него в руке, как он и представлял, появилась купюра, но при ближайшем рассмотрении, та оказалась меньше размером.
        Ментальный след привел в ресторан быстрого питания. Бродмир вошёл внутрь и остановился. Следом ввалились и остальные. Охранник хмуро глянул на вновь прибывших. В его взгляде читалось: "Чувствуйте себя как дома, но не забывайте, что вы в гостях. Я слежу". Главный охотник растолкал очередь и подошёл к кассе. Никто ему и слова не сказал. Так нагло себя ведут лишь дураки, или те, кто может себя нагло вести.
        - Здесь была девушка и парень, - сказал Бродмир кассирше восточной национальности. - Они...
        Женя проскользнул между Аликс и Сохорном, зашептал главному охотнику на ухо:
        - Здесь каждую минуту столько людей проходит, что она физически никого запомнить не в состоянии. Посмотри, сколько позади нас народа.
        Главный охотник обернулся на очередь. Раздражённо хмыкнул. В этом диком мире странность была на каждом шагу. Тогда Бродмир двинулся по ментальному следу к одному из столиков, где обедали две молоденькие девушки с эксцентричной внешностью.
        - Они сидели здесь, - остановился Бродмир у столика. - Причём долго.
        Молодые особы смерили его нагло-удивлённым взглядом.
        - Тебе чего надобно, старче? - спросила девушка, с проколотой губой, носом, левой бровью и тремя серёжками в правом ухе. Её подруга, с татуировкой дракона от кисти до плеча, хихикнула.
        Главный охотник опустил на неё взгляд. Раздумывал, стоило ли проучить нахалку. Будь они в отсталом мире, то однозначно бы стоило. Но в этом, к сожалению, никто не знал, что могут сделать охотники с любым человеком.
        - Чего вылупился, баклан? - пирсинговая явно хотела скандала, экстрима, взбудораженных нервов, адреналина.
        И она их получила. Вместе с подругой. Сполна.
        Сохорн произнёс два заклинания. Одно за одним. "Раскалённый металл" и "Превращение с картинки". Упрощённую версия последнего ("Животное"), он не так давно применил к полицейским. Для всех это выглядело, как набор звуков. Девушка начала истошно визжать и попыталась вырвать пирсинг сразу из всех мест. Она хваталась за металл и моментально отдёргивала обожжённые руки. Поднялся бардак. Подскочил охранник, люди из-за соседних столиков.
        В это время её подруга зачарованно смотрела на свою татуировку. Дракон медленно двигался. Словно разминался после длительного сна. Хозяйка татуировки схватила стаканчик с напитком и унеслась из заведения быстрого питания со скоростью истребителя. В создавшейся суматохе никто и не заметил, как на улице она попыталась содрать кожу вместе с рисунком, но было уже поздно. Её тело начало быстро меняться. Одежда разрывалась. Кожа превращалась в чешую, из копчика появился хвост, из ключиц крылья. Уже через минуту новорожденный дракон, размером с королевского дога, вспорхнул в небо.
        В поднявшейся суматохе охотников незаметно оттеснили от пирсингованной особы. Кто-то уже звонил в скорую. Кто-то кричал "нужна аптечка". Кто-то пытался дознаться, что вообще произошло. Много людей снимали суматоху на камеры телефонов и планшетов.
        Бродмир махнул рукой, показывая на выход. Когда оказались снаружи, он схватил Сохорна за локоть и притянул к себе.
        - У тебя в голове хоть что-нибудь кроме жажды убийства есть?
        Подчинённый ухмыльнулся.
        - А по-моему, очень даже ничего получилось, - вступилась Аликс.
        - Что вообще произошло? - Женя почесал затылок.
        - Он нагрел металлические штуковины в её голове, - процедил сквозь зубы главный охотник.
        - Оригинально! - улыбнулся и Женя. Людей чрезмерно увлекавшихся пирсингом он не понимал, поэтому такое наказание посчитал вполне уместным.
        Крики и шум доносились на улицу. Вскоре из заведения стали выскакивать люди. Многие доедали на ходу. Одна из дамочек, в джинсах и красной мужской майке, помахала ладонью перед носом.
        - Ничего оригинального! - Бродмир смотрел в глаза подчинённого. - Эти железки нельзя остудить, они будут нагреваться, пока не расплавятся.
        До ушей охотников донёсся страшный, животный вопль.
        - Прожгли плоть, - довольно улыбнулась Аликс.
        - Мы выигрываем у них во времени, - Бродмир всматривался в ментальный след. - Они здесь просидели долго. Пойдём.
        Он сделал шаг к метро, когда его остановила Аликс:
        - А как же свидетели? С каких это пор мы перестали их уничтожать?!
        - Да нет здесь никаких свидетелей! - неожиданно пискляво воскликнул Нокс. Показалось, что сам испугался собственного резкого возгласа.
        - Он прав, - подтвердил его слова Женя. - В этом заведении такая текучка народа, что...
        - Заткнись, ублюдок! - повернулась к нему Аликс. - Кто тебе вообще слово давал? Или язык лишний? Укоротить?
        - Какая же ты всё-таки мразь, - не выдержал Евгений.
        Аликс побелела. Впервые с ней безнаказанно разговаривали подобными словами. Она подошла вплотную к аборигену. Посмотрела на Евгения снизу вверх. Её глаза пылали кострами инквизиторов.
        - Ты даже не представляешь, что я с тобой сделаю, когда всё закончится! - пообещала красивым, ласковым голосом. - Подыхать ты, ублюдок, будешь очень... очень... очень долго и мучительно! - мило улыбнулась.
        Жене хотелось нервно сглотнуть, но он сдержался от проявления эмоций.
        - За мной, - Бродмир быстрым шагом направился к метро.
        ***
        Человек в коричневом балахоне увидел в небе маленького дракона. Такие животные существовали лишь в одном известном ему мире. Значит, снова проделки команды охотников.
        Человек в коричневом балахоне прошептал заклинание и сердце дракона остановилось. Животное последний раз взмахнуло крыльями, после чего начало падать вниз.
        ***
        Сохорн с Аликс, как всегда, двигались по бокам от главного охотника, прикрывали его от различных неожиданностей. Шаг в шаг за Евгением шёл Нокс. Спустились в переход. Прошли стеклянные двери. Ментальный след провёл к кассам. За стеклом сидела лишь одна женщина. Вторая куда-то вышла.
        - Здесь была девушка, - начал Бродмир. - Средний рост, чёрные волосы...
        - Бесполезно, - Женя сделал шаг и положил руку на плечо главному охотнику. - Она тебе ничего не сможет сказать. Здесь тоже народа много проходит. Всех не запомнишь.
        В подтверждение его слов из переговорного динамика донеслось:
        - Сколько вам поездок?
        - Руку убрал! - посмотрел Бродмир на пальцы аборигена.
        - Ублюдок, ты явно желаешь побыстрее сдохнуть! - прошипела Аликс.
        Женя поспешно отдёрнул ладонь, словно схватился за что-то грязное и опасное.
        - Повторяю ещё раз! - стальным голос произнёс главный охотник. Его начало раздражать, что каждое место, куда они приходят, людное. - Здесь была девушка...
        - На сколько поездок билет брать будете? - бесцеремонно перебила кассирша.
        Бродмир тяжело вздохнул. Именно из-за этого он не любил работу на диких планетах. Никакого уважения к охотникам.
        - В расход, - махнул рукой Бродмир.
        - Секундочку! - Женя пролез к окошку. - Проездные сейчас куплю, а то мы дальше не пройдём! А потом уже в расход пускайте!
        Охотники скрестили на нём глаза. Впервые они видели настолько наглого человека, который смеет указывать представителям единственной власти в мироздании, что им делать!
        - Нам надо купить билет для входа внутрь, - повторил Евгений, видя немного ошарашенные лица охотников. - Но для этого нужны новые деньги. Вы не забыли, как их делать?
        Бродмир глянул на Женю косым взглядом. Вероятно, догадался, что тот где-то обманывает, но в чём именно заключается подвох, не распознал. Он произнёс "Я хочу бумагу. Сейчас". На ладони аборигена появилась новенькая купюра.
        - Ещё одну надо, - сказал Женя после того, как бегло осмотрел степени защиты. Деньги были настоящими.
        Бродмир повторил заклинание. На ладони появился ещё один денежный знак.
        - Слушай, а как они у тебя...
        - Хватит, ублюдок, - оборвала Аликс. - Тебе это умение всё равно скоро не пригодится. Мёртвым оно не нужно, - лучезарно улыбнулась она. - Да и когда мы уйдём, магия из твоего дикого мира исчезнет.
        - А всё-таки? - не унимался Евгений. - Как у вас получаются настоящие деньги?
        - Представлять надо настоящие деньги, - сказал Бродмир. - Так мы идём или дальше продолжаем терять время?
        - Идём, - Женя купил проездной на сорок поездок и направился к валидатору. Мысленно полностью сосредоточился на представлении денег. Поэтому не увидел, как Сохорн произнёс заклинание, после которого из глаз кассирши потекли кровавые слёзы. Для каждого Женя приложил билет. Загорелись зелёные лампочки. Каждого пригласил пройти через отдельный валидатор. Охотники хоть и косились подозрительно на аборигена, выполнили всё так, как он говорил. У Жени даже улыбка выползла на лицо.
        Настал тот момент, когда охотники оказались по ту сторону валидаторов, а он по другую. Промелькнула мысль, что сейчас отличный повод свалить. Благо уже через секунду понял, что ничего хорошего в этой идее нет. Приложил карточку к жёлтому кружочку и прошёл в метро.
        Эскалатор вызвал у охотников неоднозначную реакцию. Бродмир шагнул не задумываясь. Встал на ступень, взялся за поручень. Ехал с таким безучастным лицом, словно коренной москвич. Нокс прицеливался, а в итоге запрыгнул, покачнулся и чуть не упал, но успел схватиться за поручень. Сохорн зашёл на эскалатор боком, словно кот, готовый одной ногой пощупать и при малейшей угрозе отскочить. Металлическая лестница не укусила, и он наступил второй ногой. Через секунду ему стало неудобно стоять через две ступеньки. Встал обеими ногами на одну. Женя порадовался, что метро полупустое. В будний день охотников бы запихнули на эскалатор. Он хотел пропустить Аликс, но та толкнула его в спину со словами:
        - Шагай, ублюдок.
        Евгений привычно вступил на движущееся полотно. Вовремя обернулся. Охотница попыталась запрыгнуть, но не удержалась и полетела бы вниз, сшибая пассажиров. Женя успел её подхватить. Их лица оказались рядом. Он обнимал её, а она его. С виду могло показаться, что у них счастливая семья. Женя чувствовал запах её волос, ощущал бьющееся сердце. Никогда прежде в его объятиях не было настолько красивой девушки. Даже не хотелось её отпускать. Однако стоило вспомнить слова, слетавшие с её прекрасных губ, как из глубины души поднималось отвращение. В этот момент Женя и осознал поговорку о том, что настоящая красота всегда уродлива.
        - Ублюдок, если ты меня сейчас не отпустишь, то твои яйца окажутся у тебя в заднице.
        Женя отстранил охотницу.
        - Тебе политиком работать надо, - пробурчал он. - Министром иностранных дел.
        - Что ты вякнул, ублюдок? - Аликс впилась в него глазами.
        - Политиком тебе работать надо...
        - Я не понимаю, что ты говоришь, ублюдок. Кто такие политики?
        - Политики это никто, - махнул рукой Женя. - Не заморачивайся, ты всё равно ничего не поймёшь в нашем... диком мире.
        Он начал рассматривать потолок, будто чего-то там не видел. Затем спустился на несколько ступеней. Поравнялся с Бродмиром. Главный охотник ехал с каменным выражением на лице. Евгению захотелось его рассмешить. Да и наладить отношения тоже не помешает.
        - Анекдот вчера услышал, - сказал Женя. - Знаешь, как подаёт голос армянский кот? Мяу, да? - и первый засмеялся.
        Бродмир медленно повернул к нему лицо.
        - Что такое "армянский кот"? - холодно поинтересовался главный охотник.
        - Мда... - скривил уголок губ Евгений. О том, что эти инопланетяне могут не знать рас, он и не подумал. - А вы ещё наш мир диким называете...
        Нокс крутился, разглядывал с неподдельным восхищением всё и всех. Особенно группу молодых девушек, поднимавшихся на соседнем эскалаторе. Сохорн хитро улыбался. Когда Женя это заметил, сразу понял - сейчас что-то должно произойти.
        Стоило всем охотникам сойти с эскалатора, тот неожиданно ускорился. Лестница понеслась раз в семь быстрее обычного. Внутри огромной машины заскрипело, заскрежетало, сквозь ступени повалил дым. Поднялся крик. Люди пытались хвататься за поручень и тут же падали. Несколько человек, молодые парни, успели среагировать и запрыгнуть на балюстраду. Один, чтоб не поехать вниз, упёрся ногами в фонарь, а второй перекатился на соседний, следовавший вверх эскалатор. Остальные люди попадали. Внизу лестницы их выносило и выкидывало на мрамор. Насколько успел заметить Женя, серьёзных травм никто не получил. Людей было мало. Произойди такая ситуация в будний день и трагедии, как в 1982 на "Авиамоторной", не избежать. В этот момент он заметил взгляд Сохорна. Человек явно радовался делу рук своих: улыбался и прищёлкивал пальцами. На станции поднялся шум и гам. Люди голосили, словно сирены. Некоторые по делу - без травм, естественно, не обошлось. А некоторые просто так, потому что можно. С платформы несколько человек подбежало поинтересоваться, чем могут помочь. Появились работники станции. Из глубины зала бежал
полицейский.
        Охотники не обращали на суматоху внимания, будто видели каждый день. Продолжали идти по ментальному следу. Лишь Нокс, так же, как и Женя, постоянно оборачивались. Остановились перед путями на платформе.
        Из тоннеля дохнуло холодным воздухом. Бродмир вопросительно посмотрел на аборигена, мол, ментальный след уходит в туннель, что делать. По крайней мере, Женя именно так расценил его взгляд.
        - Здесь ходят поезда, - сказал он главному охотнику. - Сейчас дождёмся и поедем прямо в точности по вашему следу. Сойти с поезда они могли лишь на станции, так что... - не закончил, так как подумал, а только ли на станции они могли сойти? Машины ведь тоже не летают. И мертвецы не поднимаются. Да и деньги на ладони никогда и ни у кого просто так не появлялись.
        - О чём задумался, ублюдок? - оборвала мысленный поток Аликс. - Думаешь, научился создавать эти никому не нужные бумажки и надо сбежать?
        Женя почувствовал, как под ложечкой засосало. Ему до этого момента даже в голову не приходило, что эти маги могут читать мысли.
        - Чего побледнел, ублюдок? - Аликс откровенно глумилась. Остальные тоже улыбались, видели "откуда ветер дует". - Думаешь, мысли твои читаем? Нет, зачем нам твои ублюдочные мысли. Просто не первый раз в такой ситуации. Думаешь, эти твои бумажки будут всегда так ценны? Уже скоро они станут обычными бумажками...
        В тоннеле показался белый свет. От подошедшего поезда шарахнулись все охотники. Женя же подошёл наоборот как можно ближе к краю платформы, чтобы они видели: опасности нет. Когда состав остановился, из вагонов вышло всего несколько людей. Женя вошёл первым. Охотники следом. Внутри все сидячие места были заняты. Абориген показал магам, что встать надо возле закрытой двери и сам, первым, это сделал. Однако Бродмир остался стоять в центре вагона и внимательно вглядывался в пол, будто там показывали самый интересный в мире фильм. Аликс и Сохорн остались рядом с ним. В итоге, к дверям отошёл лишь Нокс.
        Пассажиры косились на странную компанию. Неестественно смотрелась троица, застывшая в центре вагона. Бродмир пялился в пол, словно старался найти там миллион долларов. Сохорн смотрел на пассажиров подземки, как волк на ягнят. Словно выбирал, кого съест в первую очередь, а кого оставит на потом. Аликс равнодушно озиралась. Лишь несколько внимательных пассажиров увидели, что у неё взгляд хищного зверя в засаде.
        - Станция "Менделеевская", - раздался мужской голос из динамиков. - Переход на станцию "Новослободская". Уважаемые пассажиры, при выходе из поезда не забывайте свои вещи.
        Охотники синхронно закрутили головами, пытались найти говорившего. Поезд тормозил. Мимо проплывала станция, люди. На противоположной платформе стоял поезд.
        - Слушай, а точно у вас магии нет? - испуганно посмотрел Нокс на Женю. - Я так и не понял, кто это сказал.
        - Значит то, что мы едем в движущейся железке, тебя не смущает, а голос с потолка показался странным? - усмехнулся абориген.
        Поезд остановился. Двери открылись. Бродмир резко направился к выходу. Аликс и Сохорн без промедления последовали за ним. Женя постоял ещё несколько мгновений. В вагон уже зашли люди.
        - Пойдём, - почувствовал неладное Нокс. - Не дури. Ведь они здесь всё разнесут.
        Женя на мгновение замялся. Потом сделал несколько решительных шагов и оказался на платформе. Нокс успел выскочить перед самым закрытием дверей.
        После душного поезда на станции было прохладно и хорошо. Пахло большим скоплением народа - из совокупности запахов невозможно выделить какой-либо один. Бродмир уверенно направился к переходу между станциями. Остальные охотники пошли следом. Нокс теперь шагал рядом с Женей и внимательно следил за каждым его движением. На лестнице Сохорну и Аликс пришлось нелегко. Люди норовили разъединить их трио, проскочить между. Не тут-то было. Всем им, в итоге, приходилось кривить лица и неприязненно коситься на троицу. Охотница наблюдала за женщинами. Большинство из них были в обуви без каблуков. На глаза попалось лишь несколько дам на каблуках. Выглядели они эффектней других, из чего Аликс сделал вывод, что обулась правильно. Нокса с Женей толпа оттеснила к перилам.
        Охотники подошли к эскалатору. Бродмир стал в центре движущейся лестницы, а Сохорн и Аликс на ступень ниже по обе стороны. Парень в белой майке и красных солнцезащитных очках хотел подняться, но Аликс преграждала ему путь.
        - Разрешите пройти? - попросил он.
        Охотница не обратила на него внимания.
        - Можно пройти? - настаивал парень. За ним уже собралась очередь из трёх человек.
        - Рот закрой, мразь, - полуобернувшись, чётко и громко, произнесла Аликс.
        Парень хотел что-то сказать, да не решился. Люди, стоявшие за ним, тоже промолчали.
        Возле спуска на станцию полицейский проверял документы у двух представителей южных народов. Видимо вопросов у стража порядка не возникло. Он отдал документы кавказцам, козырнул и мигом потерял интерес. Женя увидел, что его взгляд остановился на главном охотнике. Не вязались в восприятии нормального человека седые волосы по плечи с военной формой. Такой дурацкий образ военного человека мог предоставить только "доблестный" Голливуд.
        Женю осенило. Если полицейский потребует документы, то у пришельцев их, естественно, не окажется. Они попробуют от него избавиться, на станции начнётся паника и суматоха - самое идеальное время для побега. Эти мысли промелькнули в его голове за мгновение. И ещё такое же мгновение осталось, чтобы придумать, как привлечь внимание полицейского к магам.
        "Показать на него, - мелькнула первая мысль. - Нет. Не пойдёт. Мент на меня скорее обратит внимание".
        Тем временем охотники почти спустились по лестнице, а полицейский ещё не потерял к ним интереса. Нокс с Женей шли чуть позади. На платформе, напротив спуска, стоял поезд. Посадка заканчивалась.
        - Осторожно, двери закрываются, - услышали охотники. - Следующая станция "Проспект Мира".
        "Можно закричать дурным голосом, что он вор, - посмотрел на Бродмира. - Можно..."
        Двери закрылись, поезд тронулся.
        - Лейтенант Майоров, - козырнул полицейский. - Ваши документы, - преградил он дорогу охотникам.
        Бродмир посмотрел на него невидящим взглядом, словно на дерево, непонятно откуда взявшееся на пути. Сохорн с Аликс переглянулись.
        А Женя чуть не подпрыгнул от радости. Большее везение и вообразить тяжело. Это был попросту джекпот всей жизни. Теперь следовало им умело распорядиться. Он покрутил головой в поисках путей отхода, когда его взгляд остановился на двух людях, увидеть которых он уже не ожидал.
        ***
        Илья вышел из вагона первым. Лину придержал за руку, словно она малый ребёнок, которого следует вести. Перед ними пробежал мужчина из соседнего вагона. На коричневой сумке, висевшей через плечо, расстёгнуто отделение. Или позабыл закрыть, или кто-то пошарился.
        Молодые люди вывернули из-за колонн и оказались за десять метров от перехода на "Менделеевскую". План состоял в том, чтобы снова сесть в тот же вагон на той же станции. Наложить ментальный след один на другой. Если это вообще возможно.
        Илье бросилась в глаза странная компания. Возле худого и высокого полицейского стоял мужчина среднего роста с седыми волосами и в военной форме. Рядом, словно телохранитель, застыл неприятного вида парень в жёлтом галстуке и с засаленными волосами. По другую руку военного находилась девушка. Её холодный взгляд буравил стража правопорядка. Лина потянула за руку, но Илья не обратил на это внимания, так как в этот момент встретился взглядом с Евгением.
        Бродмир словно почувствовал, как накалился воздух. Повернулся и мгновенно нашёл глазами беглянку.
        Лина моментально остановилась, словно ноги к плитке пола приклеились.
        - Это они, - Илья не узнал голос подруги.
        Ангелина никогда не видела Бродмира, Аликс или Сохорна. Но этого и не требовалось, чтобы узнать охотников. Их нетипичную одежду, каменные лица, наглые и самоуверенные взгляды спутать невозможно. Особенно если знать, что за тобой должны гнаться люди из другого мира.
        - Это она, - Бродмир показал пальцем на беглянку.
        Из тоннеля донёсся гудок подъезжавшего поезда. Полицейский в недоумении посмотрел, куда указывал задержанный.
        - Повторяю... - начал он, но закончить не успел.
        Аликс пробормотала заклинание "Взрыв" и развела руками, словно разгоняла тучи. Раздался тихий хлопок. Воздух вокруг охотников дрогнул. Полицейского отбросило в сторону, и он ударился головой о колонну, потерял сознание. Остальных людей также разбросало сильным порывом воздуха. Попало и Ноксу с Женей. Их кинуло на лестницу - переход на "Менделеевскую". Многие из людей мгновенно вскочили, словно ваньки-встаньки. Одни бросились к выходу на поверхность, другие к переходу, третьи попытались спрятаться за колонны. Находились и те, кто включал телефоны, снимал зачатки паники в надежде на полноценное видео. Евгений понял, что начинается смятение и сейчас его джекпот. Оставалось лишь избавиться от "охранника". Он вскочил и подал руку Ноксу. Люди вокруг тоже поднимались, переглядывались, самые благоразумные спешили покинуть странное, но явно опасное место. И тут какая-то женщина, противно заверещала. Даже непонятно из-за чего. Стоило Ноксу взяться за протянутую руку, как Евгений поднял его на ноги и сразу же ударил головой в лицо. Мир перед глазами охотника померк.
        В центре станции, друг напротив друга, остались стоять трое умелых, опытных и безжалостных охотника из Рая и двое обычных молодых людей из дикого мира.
        ***
        Мгновенно оценив обстановку, Женя понял, что бежать лучше всего обратно на "Менделеевскую". И припустил так, словно за ним гнались голодные каннибалы. При других обстоятельства он мог выглядеть странно. Но в поднявшемся смятении его бег вызывал лишь ещё большую панику. Он сам не запомнил, как промчался со станции на станцию, сбежал по эскалатору, перепрыгивая через три ступени. На глаза попадались панические лица. Женя почувствовал, что от страха сильно вспотели подмышки. Казалось, что охотники преследуют, ни на шаг не отстают и уже через мгновение схватят за шею со словами: "Попался, ублюдок?". Несколько раз он оборачивался, но среди лиц пассажиров подземки охотников не видел.
        Солнце ослепило. Из метро, толкая его в спину, продолжали высыпаться люди. Женя лёгкой трусцой отбежал от станции. Вкусно пахло выпечкой и ещё чем-то не менее заманчивым. На Новослободской улице, напротив метро, начали останавливаться машины. Возле станции собирался народ. Звонили, снимали на камеру, разговаривали между собой. Большинство перевозбуждённые из-за случившегося. Сразу несколько блоггеров записывали видео. Один из них нёс ахинею про террористов, заложников, кавказский след и американские деньги. Женя внимательно вгляделся в толпу, каждую секунду опасаясь увидеть лица гостей из другого мира. Хотелось убежать. Это стало бы логичным поступком, но Женя переборол себя. Он пощупал на месте ли деньги. А потом закрыл глаза, сосредоточился и постарался представить купюру, какой она должна быть.
        - Я хочу бумагу. Сейчас, - пробурчал себе под нос.
        В воздухе, перед лицом, появился билет банка России. Женя поймал купюру. Оценил все степени защиты. Без сомнения - купюра была настоящая. Он поспешно запихнул её в карман. На душе отлегло. Поднялось настроение. Возникло желание подпрыгнуть от радости. А в следующую секунду у него затряслись руки, дыхание спёрло. Мир, в котором он всегда мечтал жить, приоткрывал для него врата. Всё, что он хотел попробовать в этой жизни, теперь станет доступно. Всё, чем хотел обладать, станет реальностью. Женя ещё раз самым тщательным образом проверил купюру на подлинность. Сомнений быть не могло - настоящая. Разве что какой-нибудь эксперт сможет доказать, что перед ним подделка. Евгений вновь произнёс заклинание. Поверх первой купюры появилась вторая. Произнёс заклинание. Поверх второй появилась третья. Мимо проходили люди, в недоумении смотрели на высокого парня. Особенно странно выглядело его лицо - он будто деньги увидел в первый раз.
        Женя обернулся, внимательно всматриваясь в лица. Охотников не увидел. Возле входа в метро остановилась машина скорой помощи. Мигал проблесковыми маячками полицейский автомобиль. Некоторые люди выходили на дорогу и ловили такси.
        Евгений тоже так сделал. Остановилась белая иномарка. Женя открыл дверь и плюхнулся на сидение. Достал из кармана мятые деньги и протянул водителю. Суммы хватило бы, чтоб съездить на такси в Воронеж. В машине пахло вчерашним перегаром. Водитель, неопрятный мужик лет сорока, посмотрел на пассажира круглыми глазами.
        - Куда едем? - у него даже головная боль мигом прошла.
        - Пока никуда, - Женя пристально наблюдал за входом в метро. Хоть там и крутилось много людей, охотников бы он узнал сразу. - Как только скажу ехать, сразу же газуешь и мигом отсюда уезжаем. Понял?
        - Понял, - легко согласился водитель. Он развернул скомканные деньги. Любовно их разгладил и сложил в нагрудный карман рубашки, который сразу заметно оттопырился.
        Минут пять просидели молча. Люди вокруг постепенно расходились. Прибыл спецотряд полиции. В касках со щитами скрылись в подземке. Зеваки снимали всё на камеру. Один раз Евгению показалось, что он увидел Бродмира. Приглядевшись, различил в толпе худощавого солдата срочной службы.
        Ещё через пять минут бесцельного ожидания водитель, наконец, не выдержал:
        - Так мы куда-нибудь поедем?
        Женя облегчённо выдохнул. Расслабился и вытянул ноги, насколько это было возможно.
        Охотники за ним определённо не гнались. Теперь стоило решить, что делать с деньгами.
        - Поехали, - сказал Женя.
        Водитель, исполняя приказ, сразу же тронулся с места. Через секунду они уже ехали во втором ряду.
        - Давай в центр, - решил Евгений.
        ***
        Илья лихорадочно думал. До этого момента он даже не знал, что такое лихорадочно думать. Никогда его жизни не грозила опасность. Никогда он не попадал в ситуацию, чтобы от него зависела не только собственная жизнь, но и жизнь любимого человека. Все стрессовые обстоятельства, в которые случалось попасть до этого момента, показались разминкой. Репетицией.
        Он стоял напротив самых опасных людей. Насколько Илья понял, эти субъекты мало того, что были инопланетянами, они были бессердечны, безжалостны и обладали настолько разрушительным оружием, аналогов которому на Земле не существовало.
        И они собирались применить это оружие против них.
        Илья видел, будто в замедленном воспроизведении, как отдавал приказы Бродмир. Как Аликс махнула руками, словно разгоняла тучи, и народ полетел в стороны, будто пешки с шахматной доски. С заклинанием на губах застыл Сохорн, он ждал отмашки, чтобы растереть беглецов в пыль. Весь мир у Ильи сузился до крохотного пятачка, на котором существовало всего пять людей - трое охотников, и он с Линой. И сколько он ни старался придумать выход, ничего не придумывалось. Ему нечего было противопоставить разрушительной и всемогущей магии. От этого становилось вдвойне обидней. Он бы даже с кулаками бросился на троих охотников, если бы была хоть призрачная надежда, что сможет выйти победителем.
        - Осторожно, двери закрываются, - донёсся издалека, будто из-под воды, приглушённый мужской голос. - Следующая станция "Проспект мира".
        Решение пришло моментально. Илья, что есть сил, бросился к поезду. Лину он держал за руку, поэтому ей не оставалось выбора. Краем глаза успел заметить, как с губ охотника с засаленными волосами сорвалось длинное слово. Мимо, лишь немного задев, пронеслось жаркое дыхание смерти. На одной из колонн оплавился мрамор. Мозаика в виде женщины с ребёнком, потекла, будто была сделана изо льда.
        Двери закрывались слишком быстро. А бежали они, как показалось Илье, слишком медленно. Наконец, влетели в вагон, словно ураган. Поезд тронулся, быстро набирая скорость. Илья видел, как среди колонн мелькнула фигура в военной форме. В вагон, где ехали беглецы, что-то сильно и глухо ударило, словно гигант вмазал кулаком. Состав покачнулся, раздался громкий хруст, но на общем движении поезда это не сказалось никак. Как понял Илья, маги были в незнакомом мире, имели дело с незнакомыми вещами и толком не знали, какие заклинания требуются для того или иного действия. К тому же во всех фэнтези всегда была мана. Чем больше накапливал её маг, тем сильнее заклинание он мог сотворить. Во "Временах эльфийских чудес" тоже требовалось накопить ману для хорошего и сильного заклинания. А по рассказу Лины выходило, что никакой маны не существует. Точнее мана вокруг, люди ею дышат. А вся твоя сила зависит лишь от твоих знаний и самую малость от дикции.
        Когда поезд заехал в туннель, Илья запоздало обрадовался, что всё так отлично сошлось. В нужный момент подъехал состав, машинист почему-то решил уехать со станции, когда там творилось нечто непонятное.
        - Мы... Мы... - задыхалась Лина. Её глаза светились двумя прожекторами на миллиард ватт.
        Илья заметил, что пять человек ехавших в этом вагоне открыто на них пялились. Взял подругу за руку и подвёл к сидениям. Когда опустились на мягкие кресла, то прислонил её голову к груди и крепко обнял. Руки заметно дрожали. Только теперь понял, что чуть не потерял самое дорогое - то, чего уже однажды лишился. Он чувствовал, как стучится в грудную клетку её сердце. Будто птица, решившая, во что бы то ни стало, выбраться на волю.
        Он заскрежетал зубами. Мысли вертелись как хомяк в колесе, пытаясь найти выход. Не может быть, чтобы эти треклятые охотники были всемогущими! Как приговаривал покойный отец, на каждую старуху найдётся проруха.
        - Я люблю тебя, - очень тихо произнесла Лина, но Илья скорее почувствовал, нежели услышал эти слова. - Благодарю Бога, что ещё раз смогла тебя увидеть... прижаться, - она всхлипнула.
        Из-под пола что-то тихо, едва слышно, щёлкнуло.
        Для Ильи весь мир сузился до маленького и крохотного пространства, где был лишь он и Лина. Не существовало больше стука колёс метро, людей и охотников.
        - Они нас догонят, - покачала головой подруга. - Они нас всё равно, рано или поздно, догонят, - мрачно повторила она.
        Поезд замедлился. Под днищем тихо заскрежетало. Вагон едва заметно просел на левую сторону. Над головой раздался хорошо поставленный мужской голос:
        - Станция "Проспект Мира". Переход на Калужско-Рижскую линию.
        Из вагона никто не вышел, но и не вошёл.
        - Осторожно. Двери закрываются. Следующая станция "Комсомольская".
        Поезд тронулся. Скрежет под днищем возобновился.
        - Мы уедем так далеко, что им придётся очень постараться, чтобы нас догнать! - сказал Илья. - Знаю. Это лишь временное избавление. Но делать же что-то надо! У меня паспорт с собой. А у тебя?
        - Дай свой, - вместо ответа произнесла Ангелина.
        Илья вытащил документ и передал подруге. Оставшееся время до "Комсомольской" у неё ушло на создание документа. Все пассажиры в вагоне широко раскрытыми глазами наблюдали, как девушка извлекала из воздуха паспорта, бегло изучала, сравнивала с исходником, а после бросала на пол.
        Поезд начал замедляться. Скрежет из-под днища доносился уже сильный. Его мог не услышать только глухой. Один из пассажиров, парень с большой спортивной сумкой красного цвета, встал и подошёл к дверям, приготовился к выходу. При этом продолжал, как и остальные пассажиры, коситься на странную парочку. Стоять ему приходилось уперевшись рукой на двери. Вагон заметно наклонился влево.
        Лина произнесла заклинание. В руках появился паспорт. Она пролистала странички, всмотрелась в голограммы.
        - Посмотри, - протянула документ. - Вроде нормальный.
        Илья придирчиво осмотрел новенький паспорт. На вид тот казался настоящим.
        Поезд почти остановился, а станцию электронный диктор всё не объявлял. Мимо проплывали люди, их лица уже можно было разглядеть. На миг Илье показалось, что он увидел девушку-охотницу. В следующее мгновение облегчённо выдохнул - показалось. Просто на перроне стояла такая же высокая, стройная и черноволосая женщина в белой блузке.
        - Станция "Комсомольская", - раздался, наконец, мужской голос над головой. - Переход на Сокольническую линию и выход к вокзалам: Ярославскому, Ленинградскому и Казанскому.
        Когда состав остановился, оказалось, что на перрон придётся взбираться. Видимо охотники что-то повредили в ходовой вагона, и тот просел на левый бок.
        Через подземные переходы молодые люди вышли на перрон. Пахло поездами. Тут и там сновали носильщики с телегами, охранники. Стояли люди с сумками и чемоданами. Иногда из толпы выныривали разные маргинальные личности, которых с лихвой на каждом вокзале России. Объявили посадку на Кисловодск.
        "Вот туда и поедем!" - решил Илья. Этот город ему нравился. Последний раз он был там с родителями. Может, потому и нравился? Ему запомнилась счастливая улыбка мамы, отец - высокий, сильный, степенный. Город - с чистым воздухом, тихой жизнью и возможностью походить по горам. Это было замечательное время, а он его не ценил. Илья помнил, как поссорился тогда с отцом из-за какого-то пустяка, и мама их мирила. Сейчас бы он родителям простил всё. Только бы они были живы.
        По указателям на столбиках дошли к кассам. Когда-то Илья стоял здесь с папой, покупал билеты. С тех пор времена изменились. Люди двадцать первого века пользуются Интернетом и покупки делают, не поднимая зад из любимого кресла. В несколько открытых касс стояла очередь человек из десяти и те, в подавляющей массе, люди пенсионного или предпенсионного возраста.
        От одного из окошек отошла девушка в красных брюках. За ней, почему-то не было очереди. Илья живо подскочил к кассе.
        - Два билетика, пожалуйста!
        - Перерыв, - полная блондинка в униформе посмотрела на покупателя, словно пролетариат на буржуя. Хотела закрыть окошко.
        - А давайте я денег дам как за три билета, а возьму всего два, - не растерялся Илья. - Это будет вам компенсацией обеда? - обернулся к Лине и тихо сказал. - Давай колдуй.
        Подруга забормотала "Я хочу деньги. Сейчас". Раз за разом в её руке появлялись купюры.
        Кассир задумалась - уже хороший знак.
        - У меня лучше идея, - Илья понял, что надо брать быка за рога. За ними начала скапливаться очередь. Люди переходили от соседних касс. Наивно подумали, что одна из кассиров передумала обедать. - А давайте мы вам заплатим как за два купе, а возьмём одно?
        Кассир поёрзала пятой точкой на стуле.
        - На какой вам поезд? - недовольство в голосе всё равно осталось.
        - Да нам вообще без разницы. Главное, чтобы он как можно быстрее отправлялся, - выпалил Илья.
        - Как можно быстрее отправлялся, - словно эхо повторила кассир. Казалось, она даже не удивилась, будто все люди именно такие билеты и спрашивают.
        - Там в Кисловодск поезд стоит, - вспомнил Илья. - Можно и его.
        Около минуты блондинка покрасневшими глазами смотрела в монитор.
        - Значит, смотрите. Тот, что в Кисловодск уезжает в четырнадцать двадцать пять. Есть ещё поезд до Ростова. Он уезжает в четырнадцать часов пять минут. В обоих купейные места есть. Вам билеты на какой?
        - Давай Ростов? - несмело произнесла Лина.
        - Ростов, пожалуйста! - не задумываясь, выпалил Илья.
        - Купе? - уточнила кассир.
        - Купе, - уверенно кивнул Илья. - Всё.
        - Документы, пожалуйста.
        Илья протянул два паспорта. Ангелина сунула в лоток к документам внушительную пачку денег. Позади с ноги на ногу переминалась полная женщина сорока с хвостиком лет в жёлтой майке и белой юбке. Она пристально посмотрела на деньги, словно носом чуяла, что те фальшивые.
        Илья услышал, как женщина произнесла подслушанное "Я хочу деньги. Сейчас". Смотрела при этом на стопку купюр в лотке. На её ладони появилась купюра, но так как рука была опущена, деньги полетели на пол, закружились и скрылись среди ног стоявших позади людей.
        - Простите, простите, - засуетилась полная женщина, пытаясь поднять возникший из ниоткуда денежный знак. Она ещё не осознала того факта, что может наколдовать сотни, тысячи таких же.
        Кассир перетянула лоток к себе. Раскрыла паспорта. Больше всего Илья боялся, что она начнёт проверять подлинность документов. Тогда деньгами уже не отмажешься. В этот момент он себя даже отругал за эту вздорную идею. Ведь если их сейчас схватят полицейские, то охотникам это лишь упростит задачу.
        Но кассир хотела пообедать. Она не стала проверять подлинность документов. Быстро выбила билеты и отдала вместе с паспортами. До отправления поезда оставалось семь минут. У кассы, после ухода Ильи с Линой, начался скандал. Какая-то тётка, вроде та же самая, что подслушала заклинания (в толпе не разобрать) кричала о несправедливости и о том, что РЖД зажрались, и пора их наказать.
        На вокзале было множество народа. Одни ждали посадки, другие прибытия. Илья всматривался в толпу, старался заранее увидеть охотников. Второй раз фортуна могла и не улыбнуться.
        Состав стоял на первом пути. Нужный вагон находился в середине, рядом с рестораном. Провожающие из поезда уже вышли и махали родственникам и гостям столицы. До отправления оставались считанные минуты.
        Билеты с паспортами проводник посмотрел уже в тамбуре. Молодой парень кавказской внешности мельком глянул в паспорта, сличил фамилии.
        - Седьмое купе, - сказал он с заметным южным акцентом. - А вы без багажа? - приподнял густую бровь.
        - Угу, - кивнула Лина.
        - Совсем?! - проводник даже на улицу выглянул, не стояло ли ничего рядом с вагоном. Видимо впервые видел, чтобы люди ехали совсем без ничего. Чтобы даже женщина была без сумочки.
        В этот момент поезд тронулся. Проводник поспешил закрыть двери. Провожающие замахали руками, некоторые пошли вслед за поездом. Лина с Ильёй направились по узкому коридорчику искать свои места. Купе открыто, верхние полки застелены. Пахло новым постельным бельём. Илья закрыл дверь и запер на замок. На нижние места бухнулись с таким облегчением, будто всё время тащили на плечах по мешку картошки, а сейчас им разрешили его сбросить.
        ***
        На глаза попался салон сотовой связи. Обитый жёлтыми панелями киоск был приставлен вплотную к дому на Страстном бульваре, неподалёку от Тверской улицы. Евгению пришла в голову странная мысль - захотелось планшет. Вот прямо сейчас. Теперь он мог позволить себе всё, в том числе и необдуманные траты.
        - Останови, - сказал он.
        - Пожалуйста, - водитель крутнул руль вправо и затормозил точно под знаком "Остановка запрещена". - Тебя подождать?
        - Нет, - Женя выбрался из автомобиля и хлопнул дверью. От запаха перегара уже тошнило. Он бы не сел в этот автомобиль, даже если бы за это платили деньги.
        Водитель, пока богатенький пассажир не передумал, рванулся, быстро переключаясь с первой на вторую, а со второй на третью.
        Женя встал сбоку от входа, прислонился спиной к жёлтой стене. Достал деньги и пересчитал. Хватило бы на покупку неплохого, но поддержанного авто. Теперь пришла пора узнать, в этом ли мире ещё охотники или уже ушли к себе, а магия пропала. Тогда он достал телефон и, делая вид, что заинтересованно в нём что-то изучает, начал бестолково лазить по меню. Левую руку спрятал за спину. Раз за разом принялся бормотать заклинание. Чувствовал, как в ладони появлялись деньги. Настроение улучшилось. Он даже мысленно пожелал здоровья Илье и Ангелине. Через три минуты в руке набралось столько купюр, что пришлось их спрятать в карман. Мимо проходили люди, но никто не обращал на него внимания. Голову пронзила мысль, что если принцип магии настолько прост - надо лишь представить себе вещь и попросить о ней, то можно попробовать сделать планшет. Он представил себе это устройство. Во всех подробностях.
        - Я хочу планшет. Сейчас.
        В руке появилось точно то устройство, которое он вообразил. Только на вес оно показалось лёгким. При нажатии на кнопку "Вкл", естественно, не запустилось. Женя бросил планшет в урну и ещё раз попытался представить себе это устройство, но теперь с микросхемами внутри. Со второго раза вес появившегося устройства, соответствовал настоящему. Но включаться оно всё равно отказалось.
        - Херня, а не магия, - Женя кинул планшет в урну. С серьёзным видом, словно павлин, вошёл в павильончик сотовой связи. Небрежно бросил взгляд на двух продавщиц и невысокого охранника. В магазине приятно пахло вишней. С невозмутимым видом Евгений подошёл к стенду, где выставлены самые дорогие телефоны, планшеты и несколько фотоаппаратов.
        - Заверните вот этот, - указал он. - Да поживее.
        Девушки переглянулись. Затем одна из них, в жёлтой фирменной майке и с короткой стрижкой, бросилась доставать товар из витрины.
        - Мне обязательно, чтобы он был заряжен и с симкой. - Немного помолчал и зачем-то добавил. - Новости посмотреть хочу.
        - Скорее всего, уровень заряда в нём процентов на пятьдесят, - виновато посмотрела на Женю девушка, оставшаяся за кассой. Она ему понравилась больше. Тугие груди выпирали из жёлтой майки, русые волосы стрижены под каре. Добрые зелёные глаза, приятная улыбка.
        - Так поставьте заряжаться, - пожал плечами Женя, нагло разглядывая девушку. Почему-то ему начало казаться, что сейчас, с деньгами, он имеет на это право.
        - Что вам ещё? - подошла вторая продавщица с коробкой и планшетом. - Может наушники или чехол?
        - Ничего не надо, - сморщил нос Женя. - Всё равно скоро выкину. На зарядку поставьте.
        Девушки переглянулись.
        - Оплата картой или наличными? - спросила та, которая понравилась Жене.
        Вторая в это время размотала шнур зарядки, нырнула под стол. Послышался щелчок включения вилки в розетку.
        - Наличными.
        Продавщица назвала сумму, за которую ещё утром Женя бы удавился.
        - Сим-карту мне ещё организуйте, - попросил он.
        - Давайте вначале оформим планшет, а затем примемся за сим-карту, - улыбка сошла с лица продавщицы, её коллега стояла рядом настороженная. - У нас просто через разные кассы их надо пробивать.
        - Хорошо, - пожал плечами Женя.
        Он понял - ему попросту не верят. Думают, что это какая-то шутка или ещё чего похуже. На продавщиц он не обижался. Сам бы не менее настороженно отнёсся к человеку в спортивных штанах и белой майке, который зашёл купить самый дорогой планшет, при этом, заявляя, что вскоре выкинет его. Он демонстративно достал из кармана пачку денег. Небрежно отсчитал требуемую сумму. Нарочно ошибся и добавил три лишних купюры.
        У девушек загорелись глаза, когда они увидели столько наличности. Они за несколько месяцев, вместе взятые, столько не зарабатывали. Кассирша со стрижкой под каре приняла деньги. Пересчитала. Ещё раз пересчитала.
        - Вы ошиблись, - вернула она три купюры.
        - Нет, я не ошибся, - хитро улыбнулся Женя. - Это я тебе чаевые дал. За хорошее обслуживание и за то, что такая симпатичная тут стоишь.
        От собственных льстивых слов затошнило. Однако реакция девушки оказалась неожиданной.
        - Вы, может быть, меня пригласить куда-нибудь хотите? - мило улыбнулась она.
        Евгений ожидал чего угодно, только не такого. Он глупо заморгал, открыл и закрыл несколько раз рот. Вторая продавщица, которая доставала планшет с витрины, кисло улыбнулась.
        - Да... - наконец выдавил Женя. - Хотел бы и пригласить.
        Про себя же подумал, что деньги делают просто немыслимые чудеса. Почти как магия.
        - Завтра работаешь?
        - Да, - не раздумывая, ответила продавщица.
        - Тогда я заеду в восемь, - Евгений опёрся локтем о кассу, демонстративно отвернувшись от второй продавщицы. - Удобно?
        - Да, - молниеносно ответила русоволосая.
        - Тогда будь готова, - подмигнул Женя.
        - Обязательно буду готова! - Евгению никогда девушки не улыбались настолько призывно. Ему показалось, что скажи сейчас "Давай я тебя где-нибудь поимею" и она согласится. Даже захотелось поэкспериментировать, но в последний момент отказался от этой затеи.
        - Слушай, а мне бы ещё и симку в планшет, - жалобно произнёс Женя.
        - У вас есть... - начала вторая продавщица, но коллега жестом остановила.
        - Тогда нам потребуется ваш паспорт, - русоволосая мило улыбалась.
        "Приезжая", - решил для себя Женя. По его мнению, все немосвички были продажными.
        - А паспорта нет, - постарался он придать лицу плаксивое выражение. - В том-то и дело. А симка нужна сейчас. С интернетом. Новости почитать. Может, мы можем чего-нибудь придумать?
        Он отсчитал пять купюр и положил на прилавок. Продавщицы обменялись взглядами. Женя не стал раздумывать, зачем они переглядывались, и отсчитал ещё пять купюр. Положил рядом с первыми.
        - Мы договорились? - улыбнулся русоволосой.
        ***
        Сохорн ударил кулаком в колонну. Скривился и зашипел от злости.
        - Что, тюфяк, ушли? - Аликс оглянулась. - А ещё магом боевым называешься... - скривив лицо, добавила она.
        - Если ты ещё раз так обо мне скажешь, я без всякой магии шею тебе сверну. Ты меня услышала? - Сохорн потирал ушибленные костяшки пальцев и даже не взглянул на коллегу.
        - Так, твари, - рявкнул Бродмир, но на всякий случай встал между ними. - Между собой собачиться будете дома. То, что упустил плохо, но и ты почему не помогла?
        - А почему ты ничего не сделал, чтобы их задержать? - пристально посмотрела ему в глаза Аликс.
        Нокс медленно поднялся на ноги. Майка с надписью "Россия" была залита кровью, как и вся нижняя часть лица.
        - Что, течка началась, выродок? - хмыкнула Аликс.
        - А я думал, ты поумнела, - не остался в долгу новенький.
        Глаза охотницы налились кровью. Губы зашевелились, подыскивая заклинание.
        - Не сметь! - прорычал Бродмир. - У нас другая цель и другие...
        Из обоих тоннелей, одновременно, показались составы. Уровень шума резко возрос. Составы остановились по обе стороны от охотников. Множество людей столпились перед дверьми. Но машинисты, предупреждённые о нештатной ситуации на станции, двери не открыли. Поезда синхронно тронулись и вскоре скрылись в туннелях, оставив после себя ветер и грохот.
        - За мной, - скомандовал главный охотник.
        Бродмир подошёл к краю платформы. Остальные охотники полукольцом следовали за ним. Он остановился перед огромным зеркалом. Вгляделся в темноту туннеля. Потом посмотрел в сторону, откуда должен был приехать следующий состав. Ничего не происходило. Бродмир наколдовал "Видимость". Теперь перед ним возникло два ментальных следа. Они накладывались один на другой, но по вспохолам главный охотник видел, какой из них свежее.
        - Я не хочу туда лезть! - жалобно проблеял Нокс, вглядываясь во тьму.
        - Я тоже не горю желанием, - Сохорн побледнел. Он ещё помнил предсмертный крик Сатра. А также помнил, какая тварь его уволокла.
        - Вперёд! - Бродмир легко спрыгнул на шпалы. Ещё раз всмотрелся в черноту туннеля. Потянуло сквозняком, седые волосы взметнулись. Никого не дожидаясь, он зашагал во тьму.
        Аликс почувствовала липкий пот, проступивший на спине. Во тьме померещилась огромная крыса. Охотница вздрогнула. На миг показалось, что она вновь почувствовала мерзкий запах животного. Теперь-то она понимала, что случилось огромное чудо, и они выбрались оттуда живыми. Аликс сняла туфли и бросила их на платформе. Благодаря короткому колдовству на её ногах появились балетки. Тренированному телу прыжок вниз был незаметен. Она приземлилась на шпалу и направилась за Бродмиром.
        - Прыгай, - приказал Сохорн новичку. - Я пойду замыкающим.
        - Я не хочу! - проблеял Нокс. Он смотрел в черноту, где несколько секунд назад скрылся главный охотник. - Не полезу!
        - Тогда я прямо сейчас тебя убью, - буднично сказал Сохорн, словно о завтраке рассказывал. - Расплющу о стену. Подойдёт?
        Нокс затравленно посмотрел на коллегу. Его губы, запачканные в крови, зашевелились. Он нервно сглотнул и присел на корточки, примеряясь к прыжку. Наконец, соскочил. Следом прыгнул и Сохорн.
        Поначалу Бродмир видел куда ступал, но уже через минуту его поглотил мрак. Споткнувшись, он остановился.
        - Вы идёте? - крикнул он, обернувшись.
        - Чего вопишь? Страшно стало? - раздался голос Аликс за спиной. При этом её не было видно. Вдали, на фоне света со станции, виднелись ещё две фигуры. В этот миг позади противно завизжало. Сработала УКПТ. Красным светом замигала лампа на стене. Охотники синхронно остановились, но в следующую минуту двинулись в путь. Этот мир был настолько странен, что если обращать внимание на каждую странность, то беглецов никогда не поймать. Вскоре в тоннеле загорелся свет. Через каждые пятнадцать-двадцать метров висела лампа. Ещё одно необычное изобретение этого мира. Охотники уже даже начали привыкать, что здесь всё работает само по себе, без магии. Пахло сыростью и чем-то неизвестным. Сигнализация резко замолкла, и тишина ударила по ушам. Специфического запаха, как в этом подземелье, охотники никогда не слышали. Если бы узнали, что у аборигенов он вызывает ностальгию по дальней дороге, то сильно бы удивились. А ещё больше поразились бы тому, что некоторым он ещё и нравится. Для всех четверых инопланетян он был неприятен. Не возникало сомнений - пахнет отравой.
        Охотница наколдовала два огненных шара. Один, освещая дорогу, плыл перед отрядом. Второй - позади. Бродмир шагал со шпалы на шпалу, вглядывался в невидимый для коллег ментальный след. Аликс старалась не отставать. Следила за шпалами под ногами и вслушивалась. Прошлый раз она не обратила внимание на тихий писк. И это закончилось смертью коллеги. А ведь могло закончиться и её смертью.
        Через пять метров от охотницы шагал Нокс. Он постоянно оглядывался, напряжённо всматривался вперёд, словно ждал, что вот-вот на них кто-нибудь нападёт. Замыкал цепочку Сохорн. Он периодически оборачивался. Если охотников и убивали, то делали это со спины. А это место пробуждало в сознании все самые сильные страхи. Ему казалось, что туннель специально создан для того, чтобы истреблять охотников. И, если вглядеться в стены, то можно обнаружить засохшую кровь прошлых отрядов.
        Он покрутил головой, отгоняя дурные мысли.
        - Стоять, - произнёс Бродмир и отряд замер. - Впереди крысы, - произнёс главный охотник то, чего Аликс и Сохорн, с некоторых пор, боялись больше всего.
        - Давайте развернёмся... - начал Нокс.
        - Рот закрой, выродок, - сквозь зубы процедила Аликс, а Сохорн ударил его кулаком в спину.
        - Шерстью не воняет, - главный охотник словно и не заметил ругани за спиной. - Это явно не те твари, что на нас напали.
        - Однако крысу ты видел? - Аликс выглянула из-за его спины.
        - Пошли, - приказал Бродмир и двинулся вперёд по туннелю. Остальные охотники немного помешкали, но тоже тронулись. Сохорну даже пришлось подтолкнуть Нокса.
        Под стеной они действительно увидели маленького крысёныша, который смотрел на людей чёрными бусинками глаз. Каждый охотник, проходя мимо, покосился на маленькое, глупенькое и безобидное создание.
        Рельсы соединялись с рельсами, шпалы сменялись шпалами. Один раз охотникам попалась невысокая дверь с левой стороны. Прошли мимо. Затем несколько минут шагали вдоль тёмной платформы. Станция выглядела недоделанной и заброшенной. Аликс один раз споткнулась и чуть не упала. Нокс успел подать руку, и охотница не грохнулась. Благодарить и не подумала.
        Путь до следующей станции оказался неблизкий. Движение сильно замедляли шпалы под ногами. Двигаться же по бокам мешали, с одной стороны, контактный рельс на уровне голени, а с другой - стена с кабелями и парапет. Аликс после того как чуть не упала, попробовала идти по рельсу, но вскоре не удержалась и потеряла равновесие. Сохорн стал реже оборачиваться. Нокс успокоился и шагал уверенно, будто всю жизнь по несколько раз на день ходил по этому туннелю. Лишь Бродмир сохранял осторожность и присматривался к всполохам на ментальном следе.
        Всем охотникам начало казаться, что двигаются они уже целую вечность. Наконец показалась станция. Красными огнями светил остановившийся поезд. Тот самый, с "Новослободской", который не открыл двери. На краю перрона толпилось много людей. Они видели огненный шар, плывший перед охотниками. Половина из них были в чёрной форме с красными полосками и резиновыми дубинками в руках. Мелькали среди них и люди в беретах. Те и другие вглядывались в полуосвещённую глотку тоннеля. Полная женщина в расстёгнутой жилетке сотрудника метрополитена что-то оживлённо рассказывала по телефону.
        - Аликс, колдуй на всех "Невидимость", - скомандовал Бродмир. - И убирай шары.
        Охотница буркнула два заклинания. Первое растворило огненные шары, а второе сделало гостей из другого мира невидимыми. Когда они подошли к краю тоннеля и, казалось, выбрались из-под давящего, как рука великана, свода, вновь заголосила УКПТ. Справа от охотников заморгала красным лампа. Электронику заклинание не обмануло. Все стоявшие на перроне отпрянули, будто из подземного коридора ударил столб огня. Охотники опустились со шпал в межрельсовый лоток. Красные огни остановившегося на станции поезда напоминали глаза хищного зверя.
        - Придётся взбираться, - глянул на впереди стоявший состав Нокс.
        - Не придётся, выродок, - обернулась к нему Аликс.
        Люди на платформе могли бы услышать их разговор. Заклинание невидимости на звук не распространялось. Но противное завывание УКПТ сделало своё дело. Несколько полицейских и работников метрополитена достали громоздкие фонари. Их мощные лучи били в туннель, пытаясь найти возмутителя спокойствия. Группа женщин, сотрудниц метро, перекрикивая сигнализацию, начали выдвигать версии, из-за чего сработала автоматика. Одна настаивала, что надо идти и смотреть. Вторая утверждала, что это упавшее в вентиляционную шахту животное: кошка или собака. Третья заговорила о призраках. Оборвал их один из полицейских. Сказал, что напряжение с контактного рельса вот-вот снимут. Тогда опер-группа обязательно найдёт хулиганов. Якобы приказ от начальства, так как на "Новослободской" четверо неустановленных лиц скрылось в туннеле.
        Охотники смотрели снизу вверх на этих дикарей, даже не догадывавшихся, что те, кого они ловят - на расстоянии пары метров. Сохорн хитро улыбался. Ему понравилась идея с призраками, высказанная сотрудницей метрополитена. Создать при помощи заклинания безумные полутени, проблемы бы не составило. Но он поймал взгляд главного охотника и передумал развлекаться.
        - Назад, - скомандовал Бродмир подчинённым.
        Сохорн и Аликс незамедлительно отошли на пару шагов. Главный охотник колдовал редко. Но если он это делал, то рядом находиться не стоило. Нокс последовал примеру старших товарищей.
        Бродмир не заставил себя долго ждать. Широко расставив ноги, он встал на рельсы. Запрокинул голову. Развёл руки и начал произносить длинное заклинание. Затем, не останавливаясь, посмотрел на поезд и сделал правой рукой движение, будто поднимал его. Ничего не произошло. Тогда он выставил перед собой обе руки ладонями вверх и сделал движение, будто подсунул их под состав. Произнёс ещё одно короткое слово, после чего медленно начал поднимать руки.
        Ужасающий скрежет, помноженный на эхо, грозил разорвать барабанные перепонки. Огромная и невидимая сила оторвала состав и начала поднимать в воздух. Люди на платформе выпученными глазами смотрели на левитирующий метропоезд. Вскоре на уровне платформы показались колёса. А уже через несколько секунд состав крышей врезался в сводчатый потолок. Посыпалась каменная крошка. Места для прохода человека в полный рост оказалось мало. Бродмир произнёс ещё одно заклинание и сделал руками движение, будто сверлил потолок перфоратором.
        Состав начало плющить. Полетели камни, посыпались стёкла, оторвавшиеся запчасти. Замолчала сирена УКПТ. Хотя за грохотом на станции её уже и так было не слышно. Туннель дохнул в спины охотникам холодным воздухом.
        Одна из сотрудниц метрополитена грохнулась в обморок. Старик с надписью на спине "Эскалаторная служба" дрожавшей рукой перекрестился. Полицейские попятились к центру платформы. Подальше от творившейся чертовщины. Лишь несколько человек остались под прикрытием толстых колонн. Большинство стражей правопорядка и сотрудников подземки спешно покинули станцию. Один из оставшихся полицейских с раскрытым ртом наблюдал за парящим в воздухе многотонным составом. Вытянул руку и прикоснулся к колесу. Затем, словно оно было горячее, отскочил, но на середину зала не ушёл. Так и стоял на перроне.
        - С ума сошёл, - посмотрела на него Аликс.
        - Это точно, - улыбнулся Сохорн. Он лишь несколько раз в жизни видел, чтобы магия лишала кого-то разума. Обычно это происходило с ярыми материалистами.
        Нокс зачарованно смотрел на состав, зависший над ним.
        - За мной.
        Главный охотник опустил руки, сошёл с рельсов. А после смело двинулся по ментальному следу над зависшим в воздухе и сплющенным составом.
        - А он упадёт, когда мы уйдём? - тихо поинтересовался Нокс. Он шёл с задранной головой. - Или так и будет висеть?
        Бродмир сконцентрировался на ментальном следе, а все внешние факторы предоставил помощникам. Сохорну и Аликс было плевать на вопросы новичка. Они сделали вид, что не расслышали.
        Когда гости из другого мира вошли в освещённый тоннель между "Проспектом Мира" и "Комсомольской", вновь завыла УКПТ. Загорелась красная лампочка. Нокс обернулся. Из-за ближайшей колонны выглядывал испуганный служащий метро. Поезд по-прежнему висел под потолком, а полицейский на платформе осел на пол, но продолжал таращиться на состав.
        - Шагай, - Сохорн подтолкнул новичка в спину.
        Аликс прошла мимо и догнала главного охотника. Не дожидаясь приказа, наколдовала "огненные шары".
        Второй тоннель прошли быстрее. По крайней мере, гостям из другого мира так показалось. Шпалы сменялись шпалами, а лампы лампами. Бродмир шагал вперёд с такой уверенностью, будто всю жизнь по несколько раз в день ходил по этому подземному тоннелю, и знал здесь каждый камешек, каждую трещинку. Нокс наблюдал за новыми коллегами со смешанным чувством восхищения и неприязни. Главный охотник внушал уважение. Спокойный, уравновешенный, сосредоточенный. Нокс чувствовал, что Бродмир никогда не обидит, лишних вопросов задавать не будет, но при этом всегда поможет. Таких начальников подчинённые любят и уважают. К Сохорну он испытывал отвращение. И даже не мог понять из-за чего именно. Несколько раз оглянулся, посмотрел на охотника в жёлтом галстуке. Длинные засаленные волосы, маленькие глазки. Ноксу было страшно представлять внутренний мир этого человека. То, что творилось в его душе и сердце, было чернее ночи, злее бешеной собаки, бессердечнее неизлечимой болезни. Заглядывать вглубь этого человека новенькому охотнику не хотелось. Противоречивые чувства вызывала Аликс. Нокс смотрел ей в спину. Взгляд сам
собой спускался ниже. Девушка была так красива. Однако он чувствовал, что её сердце ещё хуже, чем у Сохорна. В невероятно красивую оболочку заперта жестокая, циничная и бесчеловечная сущность.
        Тоннель закончился неожиданно. Ещё мгновение назад они шли в полутьме, шагая со шпалы на шпалу, и вот уже стояли у выхода, а слух разрывала сигнализация УКПТ. Аликс снова, не дожидаясь приказа, наколдовала "Невидимость". В нескольких метрах впереди, на станции, застыл обесточенный состав. На платформе их ждали люди - полицейские и сотрудники метро. Самым плохим стало то, что ментальный след снова вёл через состав. Бродмир остановился на последней шпале в нерешительности. Опять поднимать поезд в воздух?!
        Он обернулся к подчинённым и жестами приказал отойти. Все действия главный охотник повторил, как и в прошлый раз. Сделал вид, что подсунул руки под состав и медленно поднял его вверх. Раздался скрежет гнувшегося металла и тугой скрип железа по бетону. Тяжёлым эхо раскатился по тоннелям и переходам подземного города грохот отвалившейся штукатурки, которая целыми пластами сыпалась с потолка. Вновь на станции началось невообразимое - люди побежали к эскалаторам. Многие даже не оглядывались.
        Главный охотник двинулся под составом. Остальные последовали за ним. Нокс лишь пару раз бросил взгляд на зависший над ним поезд. Когда невероятное повторяется второй раз, то становится обыденным.
        - Здесь они сошли, - остановился Бродмир под третьим вагоном.
        Первым на платформу забрался Нокс. Для чего ему пришлось встать на жёлтый контактный рельс. Электричество к тому моменту уже выключили, иначе гостям из другого мира пришлось бы снова познакомиться с "дикой магией". Новенький подал руку Бродмиру. Хотел подать Аликс, но та отмахнулась от молодого охотника, как от мухи. Сохорн тоже отказался от помощи, так при этом скривившись, словно ему предлагали совершить самый добрый поступок всех времён и народов.
        Через подземные переходы охотники прошли на вокзал. Огромного труда и сил стоило им ни с кем не столкнуться. Перед самым выходом на поверхность, когда они едва смогли разминуться с грузным мужчиной, Бродмир скомандовал:
        - Убирай "Невидимку". Пойдём в открытую.
        Запах, да и общий вид вокзала произвёл на охотников гнетущее впечатление. Слишком много там было народа. Слишком много вони, голосов, подозрительных личностей, агрессии и страха, душевных мук и тоски. Ментальный след отвёл их в здание, где люди стояли в очередь к окошкам.
        Бродмир повернулся к охотнице.
        - Раскидай их, - махнул рукой на очередь.
        - А может ещё и по головке каждого погладить? - съехидничала подчинённая.
        - Надо будет, и по головке погладишь! - рыкнул Бродмир. - Выполнять!
        Аликс прошептала заклинание "Топь". Подняла руки и пошевелила пальцами. Пол под ногами у очереди превратился в болото. Люди моментально провалились по пояс. Поднялся дикий крик. Каждый из тонувших пытался оттолкнуться от соседа, залезть на ближнего, чтобы выбраться. Но трясина тащила всё глубже и глубже. Подбегали другие люди, кидали сумки, пытались вытащить утопающих. Несколько "спасателей" и сами угодили в трясину. Много нашлось гоминидов, которые снимали происходившее на камеры. Уже через две минуты болото в центре Москвы поглотило последнего из бывшей очереди к окошку. Женщина по ту сторону стекла привстала и пыталась рассмотреть, куда все делись. Из дальнего конца зала уже спешила группа охранников.
        Главный охотник подошёл к окошку. Попытался определить по ментальному следу, что здесь делали беглецы. Однако в этот раз этого сделать не получилось. Слишком эмоциональная зона. Так бывало в тех местах скопления людей, где решались судьбы.
        - Здесь была девушка с парнем, - гость из другого мира посмотрел на пообедавшую сотрудницу РЖД. - Где они?
        - Купили билеты и ушли, - полноватая блондинка сразу поняла о ком речь.
        - Куда ушли? - продолжал допытываться главный охотник.
        - На поезд.
        - Понятно, - Бродмир поджал нижнюю губу. Что такое поезд он даже не догадывался. - В расход, - приказал он подчинённым.
        Сохорн ждал этой команды. Произнёс длинное заклинание. С кассиршей ничего не произошло. На первый взгляд. А на деле её желудок навсегда перестал работать.
        Сквозь собравшуюся полукругом толпу, наконец, пробилась охрана вокзала, а вместе с ними и двое представителей органов правопорядка.
        - Никому не расходиться, - громко крикнул сотрудник ЧОПа, пересмотревший множество иностранных фильмов. В России эти слова, конечно же, вызвали прямо противоположную реакцию. Толпа, как по команде, сделала шаг назад. Большинство потянулись к выходу.
        Полицейские намётанным взглядом сразу вычислили, кого следует задерживать. И Аликс это поняла. Произнесла заклинание "Одеревенение". Все, кто не успел покинуть зал, превратились в деревянные статуи.
        Охотники двинулись по ментальному следу к поездам. На вокзале, тем временем, поднимался хаос. Как тараканы из-под обоев появились полицейские. Несколько людей уже искали украденный багаж. Маргинальные личности вдвойне активнее прощупывали карманы уезжающих. Гости из другого мира прошли к первому пути, где час назад стоял состав на Ростов. Рельсы пустовали.
        - Здесь вероятно стоял такой же... - указал Бродмир на соседний путь, где ожидал пассажиров длинный ряд серо-красных вагонов.
        - Тогда пойдём, - посмотрел вдаль Сохорн. - Нам же не впервой бродить вдоль этих двух железок, - указал на рельсы.
        - Мне надоело, - тоном капризной девицы произнесла Аликс.
        Нокс смотрел на уходившие вдаль пути. Зелёный манёвренный тепловоз тащил новую порцию вагонов.
        - Там едет что-то, - указал новенький.
        Бродмир осмотрелся. Неподалёку стояла семья из полных родителей и непомерно толстой девочки.
        - Далеко ведут эти? - указал он на железную дорогу, даже не зная, как её назвать. Но семья и так поняла, о чём спрашивал незнакомец.
        Ребёнок настороженно посмотрела на седого дядьку в военной форме. Дама усмехнулась, приняла сказанное за шутку. Лишь глава семьи понял, что компания перед ним донельзя необычная.
        - Далеко, - с самым серьёзным лицом ответил он. Хотелось спросить "А куда надо?", но сдержался и вместо этого добавил. - Даже на другой край света уехать можно при желании.
        Бродмир чувствовал, что спросил глупость, и внятного ответа на неё нет. Призадумался, как бы узнать поподробнее, но при этом не выглядеть сумасшедшим.
        В этот момент Нокс ляпнул:
        - А если наш путь лежит вдоль этих двух железок, - указал на рельсы. - То как нам лучше идти? По ним или рядом?
        Семья уставилась на него круглыми глазами. Затем девочка часто-часто заморгала. Женщина усмехнулась.
        - Я думаю лучше рядом идти, - мужчина посмотрел на охотников, как на пришельцев с другой планеты. Схватил жену с дочерью за руки и поволок дальше по перрону.
        - Что-то мне здесь не нравиться, - высказал общую мысль Сохорн.
        Аликс отвесила Ноксу подзатыльник со словами:
        - Ещё раз пасть раскроешь, выродок, и я тебя свои же кишки сожрать заставлю. Понял?
        Новенький охотник посмотрел на неё исподлобья. Промолчал.
        - Мне одному кажется, что у нас проблемы? - Сохорн ни к кому конкретно не обращался.
        - Нет, - ответила Аликс. - Не тебе одному.
        - Так, если рассуждать логически... - посмотрел на подчинённых Бродмир. - То этот путь может вести куда угодно. Нам нужен кто-то местный.
        - Но мы же только что шли по таким же путям. И не вели они куда угодно! - вмешался Нокс. Поймал красноречивый взгляд Аликс и поспешно умолк. На всякий случай даже сделал от неё шаг в сторону.
        Тепловоз, тем временем, притащил по первому пути новый состав. "Нальчик" -значилось на электронном табло, возле платформы. Громко пшикнув, локомотив остановился. Из кабины показался машинист, посмотрел вперёд, назад. На перрон начали приходить люди с сумками, большими и не очень.
        - Аликс, - скомандовал Бродмир. - Включай обаяние и найди нам информацию.
        - Вдруг что надо сделать, значит Аликс! - недовольно пробормотала охотница. - Вон, взял в команду новенького... он болтливый... пускай...
        - Я не оговариваться приказал! А делать! - повысил голос главный охотник.
        Аликс оглянулась и сразу же нашла жертву. Чуть поодаль ожидала своего поезда пара молодых людей. Худой парень в синих джинсах и коротковатой майке, а с ним малорослая шатенка в джинсовом комбинезоне. Дети таких дразнят колобками.
        - Подскажите, пожалуйста, - охотница мило улыбнулась парню. - А вот на этом, - указала на состав возле перрона. - Куда можно попасть?
        - В Нальчик, - неприязненно ответила шатенка. - Пойдём, - безуспешно потянула за руку подзависшего спутника.
        Из громкоговорителя полился женский голос. Из-за сильного эхо охотники не разобрали ни слова.
        - Вот, только что объявили посадку на него, - сказал парень, продолжая таращиться на Аликс.
        Его подруга тщетно пыталась сдвинуть любимого с места. Остальные охотники, стоявшие в десятке шагов, наблюдали за этой картиной. Нокс улыбался. Сохорн и Бродмир привыкли к такому зрелищу.
        - А ещё куда-то можно попасть, если пойти вдоль этих железок, - мило улыбнулась Аликс.
        - Ну-у-у... - призадумался парень. - Вообще-то много куда. В Казань отсюда поезда идут, в...
        - Тебе чего надо? - с вызовом произнесла его подруга. - Иди своей дорогой, курица!
        И она приложила все усилия, чтобы утащить своего мужчину прочь.
        Глаза охотницы почернели. На секунду гостья из другого мира замешкалась, не зная, как именно наказать хамку. Наконец произнесла длинное заклинание "Парализации". Шатенка взвизгнула и мешком свалилась на землю. Единственное, что ей оставила Аликс - моргать глазами.
        - По-моему ты недостаточно жестоко с ней поступила, - прокомментировал Сохорн, когда коллега подошла обратно.
        Ноксу хотелось высказать противоположную точку зрения, но он поймал взгляд охотницы и промолчал.
        - Информации нет, - догадался Бродмир. - Ладно. Мне кажется, что вот этот человек нам точно поможет. Как думаете?
        Охотники проследили за взглядом старшего группы. Машинист тепловоза, высунувшись в окошко, беззаботно курил. Знал бы, к чему приведёт эта привычка, бросил бы ещё лет десять назад.
        ***
        Коробок с документами и зарядкой Женя выбросил в урну рядом со входом. Заметил равнодушный взгляд охранника, словно каждый день в этом киоске происходило подобное. Планшет был заряжен наполовину. Но даже этого, как заверили продавщицы, должно хватить минимум на три часа. А этого даже много. Женя включил устройство. Первая загрузка происходила долго. Свой логотип компания-производитель показала несколько раз под разными углами. Евгений успел подойти к переходу через Малую Дмитровку.
        - Женя! - раздался крик возле уха.
        Евгений вздрогнул. Планшет чуть не выскочил из рук. Затравленно обернулся. Кричала женщина лет пятидесяти, но с такой отменной фигурой, что ей бы позавидовали многие восемнадцатилетние. Она звала мужчину, который уже перешёл дорогу. Он обернулся и всмотрелся. На губах появилась улыбка, помахал рукой.
        Женя облегчённо вздохнул. Вытер испарину со лба.
        В начавшемся видео производитель благодарил за выбор именно этого устройства. Рассказывал и показывал, как долго и хорошо будет работать их аппарат. Загорелся зелёный свет. Поток транспорта остановился. Запищал светофор. В одной из машин громко играла музыка. Кобейн просил его изнасиловать.
        Навстречу шла длинноногая брюнетка в короткой чёрной юбке и белой блузке. По сравнению с Аликс, она была страшненькой. Но по сравнению с охотницей любая девушка превращалась в дурнушку. Женя непроизвольно засмотрелся на брюнетку. Возникла сумасшедшая мысль подойти и познакомиться. Да не просто как всякая шпана, которая мнит себя ловеласами, а сразу пригласить в какое-нибудь дорогое место. В "Седьмое небо", например. Вроде долетали новости, что недавно вновь открыли этот ресторан.
        Женя улыбнулся. Странно было ему чувствовать себя богатым. К тому же он понимал, что надо не упустить момент. Охотники уйдут и возможность создавать деньги пропадёт. Надо, не откладывая в долгий ящик, быстро открыть множество счетов во всевозможных банках мира, чтобы оставшуюся жизнь беспокоиться лишь о своевременном снятии процентов.
        Женя посмотрел на экран планшета. Там по-прежнему шёл ролик производителя. Евгений перекинул дорогое устройство из руки в руку. Затем подкинул его вверх на несколько метров. Возникла мысль не поймать, но в следующий миг ухватил. Мимо прошёл парень лет двадцати. Вяло посмотрел, как подкидывали дорогущий планшетник. Создавалось чувство, будто он ежедневно и по несколько раз видел, что прохожие так делали. Евгений ухмыльнулся. Москва... она такая. Неудивляемая.
        В животе забурчало. На глаза как раз попалось заведение быстрого питания на углу с Тверской улицей. Женя, недолго думая, открыл двери и вошёл. Поднялся по лесенке, бросил взгляд на охранника, спрятавшегося над входом. Народа в заведении было мало, большинство столиков свободны. Вальяжно прошёл к кассам. Как раз повезло, прямо перед ним освободилась одна из продавщиц.
        "Айна" - прочёл Женя на бейджике.
        - Здравствуй, Айна, - улыбнулся он несимпатичной женщине непонятного возраста.
        - Здравствуйте! - притворно улыбнулась она. - Что будете заказывать?
        Несколько мгновений Женя честно пытался придумать, что же он хочет. А потом стал называть всё, что попадалось ему на глаза. Айна не успевала забивать всё в компьютер, много раз переспрашивала и уточняла.
        - Всё! - наконец сказал Женя.
        - Вы заказали... - Айна собиралась перечислить весь список.
        - Не надо! - замахал руками Женя. - Просто назови сумму. Мне всё равно сколько будет там. - Он достал из кармана толстый ком денег, небрежно бросил на прилавок. - Достаточно?
        Сотрудница посмотрела на смятые купюры. Перевела взгляд на покупателя. Затем вновь на деньги. Затем вновь на покупателя. После остановилась на деньгах и больше не поднимала глаз. Столько наличных она видела впервые. Жене даже стало её жаль. Приехала на заработки. Скорее всего, отправляла деньги родным.
        Айна отсчитала нужную сумму, остальное хотела вернуть.
        - Вам придётся подождать...
        - Возьми себе, - Женя небрежно махнул рукой. - Принесёшь мне еду за тот столик, - указал в зал.
        - Хорошо, - сразу согласилась сотрудница.
        Покупатели за соседними кассами и продавщицы, все как один, посмотрели ему вслед. К Айне подскочила прыщавая менеджер, хотела схватить деньги. Но Айна спрятала их за спину.
        - Дай сюда, - потребовала менеджер. - С такими людьми не тебе работать.
        - Я сама разберусь с этим клиентом, - со сталью в голосе произнесла Айна.
        - Дай сюда деньги и отойди от кассы! - менеджер силой попыталась отпихнуть подчинённую.
        - Я сама разберусь с этим клиентом! - визгливо воскликнула Айна.
        - Я отстраняю тебя от работы! - менеджер пошла красными пятнами. - Иди, собирайся! Ты уволена! Деньги давай сюда! Это больше не твой клиент!
        В раскосых глазах Айны стал набирать силу ураган. В этот момент на потасовку за кассой обратил внимание Женя. Вмиг догадался из-за чего буря. Вскочил из-за стола, планшет оставил.
        - Эй-эй-эй! - подбежал он к ссорившимся женщинам. - Я, кажется, дал ей деньги... - указал на Айну.
        - Ваш заказ вскоре будет исполнен лично мною. Присядьте, пожалуйста, - дежурная улыбка менеджера вывела Евгения из себя. Кулаки сжались, лицо покраснело.
        - Я не тебя просил выполнить мой заказ, а её! - процедил сквозь зубы.
        - Она отстранена от работы, за...
        - Заткнись! - Женя нагнулся над кассой, ему очень хотелось взять менеджера за воротник и влепить несколько оплеух. - Я не у тебя заказ делал, а у неё! Вот пусть она и выполняет! Не хочешь, чтобы она выполняла? Кто у вас главный? Зови его. Будем решать вопрос о твоей профпригодности. И жалобную книгу давай. Напишу в неё всё, что думаю о тебе.
        - Молодой человек... - улыбку с лица менеджера, будто ураганом сдуло.
        - Жалобную книгу и директора по персоналу сюда, живо! - прикрикнул Женя. - Либо пусть она выполняет мой заказ! - ткнул в Айну.
        Менеджер посмотрела на кассира с таким выражением, что нетрудно стало догадаться: Айна работает в этом заведении последние часы.
        ***
        Лишь через сорок минут Айна донесла последние продукты из заказа. На столе муравью негде было пройти. Всё заставлено коробками и коробочками, бумажными стаканчиками с напитками и прочей едой. Женя ничего не доел до конца. Все понадкусывал и бросил. Люди пропустившие ситуацию перед кассой, с удивлением поглядывали на странного клиента, которому в этом заведении прислуживали. Некоторые пытались остановить Айну и тоже сделать ей заказ. Та отмахивалась от них, словно от надоевших мух.
        Женя всё это время копался в интернете, искал адреса банков в центре Москвы. Набралось их не так и много, зато с серьёзными именами.
        К тому моменту, когда Айна принесла последнюю коробочку с каким-то блюдом, Женя был уже сыт. Даже подташнивало от переедания.
        - Всё, - сотрудница ресторана быстрого питания поставила последнее блюдо из заказа на гору несъеденной еды в красивых упаковках.
        - Возьми, - откинулся на спинку стула Женя и протянул пачку денег.
        - Нет-нет! Не надо! - замахала руками Айна.
        - Возьми! - Евгений потряс у неё перед глазами веером денег. - Это за обслуживание. Отдельная благодарность.
        - Вы и так хорошо отблагодарили, - Айна боялась признаться, что у неё в кармане раза в четыре больше того, что ей сейчас предлагали.
        - Возьми, говорю, и не спорь, - вяло бросил Женя. Он чувствовал, что объелся до отвала. - Если я даю, значит, хочу тебе их дать. Тем более сегодня ты их заслужила. Бери!
        Айна неловко приняла деньги. Чуть не выпустила. Сложила вдвое и запихнула в карман.
        - Спасибо! - слегка поклонилась она. - Вы очень щедрый.
        - Пожалуйста! - Женя улыбнулся, словно кот, обожравшийся сметаны. Потянулся и взял со стола апельсиновый сок. Сделал глоток и поставил на место. Вывел планшет из режима сна и открыл новостной сайт, где привык узнавать последние события. Сразу бросился в глаза огромный и неказистый заголовок красными буквами: "ХРАМ ВАСИЛИЯ БЛАЖЕННОГО ПРОДАН!!!". Женя посмотрел в потолок, затем вновь опустил глаза на планшет. Нет, ошибки быть не могло. Текст под заголовком действительно гласил, что в две тысячи седьмом году ряд высокопоставленных московских чиновников выдали бумагу на имя некоего Шуаева Руслана Рамазановича о том, что Храм Василия Блаженного находится в его собственности. Почему Руслан Рамазанович столько лет не предъявлял право на объект культурно наследия, он объяснил тем, что забыл о приобретении. При этом на него, из имущества, зарегистрирована лишь старенькая "Приора" и однокомнатная квартира в Балашихе. А ещё четыре крупных кредита. Как сообщалось в известии, специалисты уже провели исследование бумаг, подписей должностных лиц и пришли к заключению, что всё подлинно. Чиновники, чьи автографы
на данной бумаге, своё участие в этом деле напрочь отрицают и настаивают на подделке. Все они уже взяты под стражу, а имущество арестовано. Статья закончилась недоумением журналистов над тем, как музей могли продать, да не просто какой-то где-то, а музей на Красной Площади! При срочном докладе президенту РФ, тот взял под свой контроль дело о таком наглом мошенничестве и пообещал, что виновных накажут вне зависимости от занимаемых должностей.
        Остальные новости по сравнению с этой выглядели, как кильки рядом с акулой. Женя пробежал глазами ничего для него незначащие курсы валют, возмущения НАТО, ураган в Австралии, массовый побег заключённых в Бразилии. Дотянулся до сока и сделал глоток. Живот пучило от переедания. А ведь он едва ли съел сотую часть того, что заказал. Отрыгнул и поставил стакан с соком обратно на стол. На одну из коробок положил и планшет. Медленно поднялся. В животе словно кирпич, а не еда. Шаркающей походкой, под пристальным взглядом охранника, покинул заведение быстрого питания.
        После кондиционеров, работавших внутри, на улице показалось душно. Мимо проехал огромный джип, который уже и джипом назвать сложно, так, маленькая версия БелАЗа. За рулём сидел тучный мужчина с блестевшей лысиной. Женя посмотрел вслед дорогому авто. Захотелось такую же машину.
        - Это после, - пробормотал он. - Вначале дело.
        Ноги сами собой понесли в центр города, к ближайшему банку. Нырнул в подземку. Прошёл мимо стеклянных дверей метро. По длинному переходу шагало много людей. Большинство гуляли. Встретилась группа то ли китайцев, то ли японцев. Все с фотоаппаратами или видеокамерами. Молоденькая и симпатичная девушка-гид шла впереди с красно-зелёным флажком. Он прошёл мимо мемориала погибшим при теракте. Свернул к выходу на нечётную сторону Тверской. Взбежал по ступеням. Возле выхода увидел рослую блондинку на высокой шпильке, в коротких кожаных шортах и белой маечке с блёстками. Она прошла мимо с таким напыщенным видом, будто ей одной известна тайна вечной жизни. Женя усмехнулся. Но уже в следующую секунду обернулся посмотреть на её потрясающую фигуру...
        ***
        Вокзал остался позади. Вскоре проехали надпись из цветов "Счастливого пути". После начались районы Москвы. На стенах, огораживающих пути, было много дурацких, нелепых, бессодержательных и прочих идиотских надписей и рисунков.
        В дверь постучались. Илья открыл. В купе вошёл проводник. Оторвал вторую часть билетов и надорвал их рядом с голограммой РЖД. Объяснил правила пользования туалетом. Рассказал про горячую воду. Добавил, что если им захочется чая или кофе, то они могут обращаться в любое время. Также перечислил почти весь ассортимент шоколадок и печений, продававшихся у него. Предложил не стесняться и приходить за ними в любое время. Напоследок, с особенным удовольствием добавил, что вагон-ресторан - соседний, и если дорогим гостям будет угодно, они могут пройти и пообедать там. Похвалил кухню. Илья ездил пару раз на поездах дальнего следования, в том числе и в Кисловодск. И не помнил такого отношения проводников. Великое кавказское гостеприимство скрыть тяжело. Да и не за чем.
        Проводник напоследок улыбнулся и ушёл в следующее купе. Илья закрыл дверь. Повернул замок. После упал на нижнюю полку и минут десять просто смотрел в окно, на Москву, из которой уезжал даже не зная, получится ли ещё вернутся.
        Лина глядела под ноги.
        - Если с ними Женя... - выдернула она любимого из блаженного состояния бездумья.
        Она не закончила. Однако этого и не требовалось. Илья и сам понимал, что если Женя по-прежнему с ними, то охотники будут намного мобильнее.
        - Думаешь, они его заставили?
        - Вряд ли, - помотала головой Лина. - Скорее всего, сделали так, что он сам захотел им помогать. Показали какой-нибудь фокус.
        - Что с такими делают потом, когда надобность отпадает?
        - Убивают, - буднично ответила подруга. - Охотники должны уничтожать всех, кто общался с нарушителем порядка.
        - Не слишком ли много убивают охотники?
        - Ты не представляешь сколько там, - Лина указала в небо. - Миров. В каждом уйма народа. Людей вообще слишком много...
        - Людей-то много. Только настоящих среди них мало.
        Подруга промолчала. Не нарушал тишину и Илья. Лишь колёса стучали по рельсам. Обоим хотелось пить, но они попросту сидели и смотрели в окно, погружённые в невесёлые мысли. Илья думал об этом сумасшедшем дне. Если повезёт, то будет вспоминать его всю оставшуюся жизнь. Если не повезёт... Вот тут мысли и повернулись в другую сторону. Как сделать так, чтобы повезло? Со слов Лины выходило, что охотники не отступятся ни при каких обстоятельствах.
        "Но должен же быть выход" - Илья потёр виски.
        Он достал телефон и вышел в интернет. Новости словно взбесились. Будто все журналисты и редакторы разом объелись ЛСД, а после напились водки. На одном сайте говорили о продаже Храма Василия Блаженного. На втором, что со счетов Сбербанка пропали деньги всех граждан и организаций России, а в Сокольническом парке пошёл дождь из мороженного. Ещё один сайт утверждал, что возле станции метро "Дмитровская" восставшие мертвецы накинулись на людей, а кроме того заявлял о появлении странного сооружения в районе станции метро "Юго-Западная", якобы оно возникло посреди дороги и у него лишь внешние стены, внутри оно полое и в любой момент может рухнуть. Сообщалось и о том, что в гипермаркете неподалёку от метро "Алтуфьево" все продукты питания оказались просрочены, при этом даже несколько людей успели отравиться. Илья с интересом прочёл о женщине, появившейся на площади трёх вокзалов, якобы она могла делать деньги из воздуха. О дальнейшей судьбе этой дамы умалчивалось. Новости из регионов были не такими сенсационными. Видимо региональные журналисты и редакторы не любили ЛСД, предпочитая просто водку.
Сообщалось, что в Чебоксарах на одной из детских площадок обнаружился истребитель МИГ-29, правда без боевого вооружения и неспособный подняться в воздух из-за серьёзных неисправностей. А в Краснодаре, у бездомного в тележке из супермаркета, нашли пулемёт "Максим" в отличном состоянии и с двумя лентами. В Сыктывкаре же на фабрике туалетной бумаги случился огромный пожар, запечатлённый на сотни видеокамер. Когда же прибыли пожарные оказалось, что возгорания не было.
        Среди всего этого многообразия сообщение о том, что движение по кольцевой ветке приостановлено из-за непонятной чертовщины, показалось невинной детской шалостью.
        Илье вскоре надоели сенсационные новости со всей страны. Про иные государства он даже не читал. Догадывался, что там кутерьма не меньше.
        В дверь постучали. Илья встал, открыл. На пороге улыбался проводник.
        - Я вот иду мимо вашего купе и прямо чувствую, что вам хочется чая! - сказал он.
        Илья с Линой переглянулись. Заказали чай и шоколада. Проводник, вернувшись, попросил купюру поменьше, сказал сдачи нет.
        - И не надо, - Илья всунул ему в руку деньги. - Завтра утром ещё что-нибудь закажем. А оставшееся на чай будет. Пойдёт?
        - Канечно пойдёт! - улыбка грозила разорвать лицо проводника. - Если что-то понадобится, обращайтесь в любое время! Для дорогих гостей ничего не жалко!
        - Обязательно, - в один голос заверили его Лина с Ильёй.
        Шоколад оказался невкусным. А может, нервы были на пределе, и в горло кусок не лез. Поезд выехал из Москвы. Мелькнула станция "Люберцы 2". На перроне стояли люди, дожидались электричку. Илья взял с верхней полки подушку и завалился на койку. Мимо окон проносились деревья. То ли лес, то ли рощица. В коридоре мужской голос громко крикнул "Ты там что, уснула?!".
        - Ничего, - пробормотал Илья. - Я обязательно что-нибудь придумаю. Ты только в меня верь.
        - Верю, - незамедлительно сказала Лина.
        ***
        Балтика смотрел на памятник великому русскому поэту. Когда-то, на малолетке, он ни за что опустил паренька с погонялом Пушкин. Малолетка иногда прощает такие поступки. После были и другие опущенные, но уже за дело. А ещё чуть позже он вообще прекратил самостоятельно заниматься этим грязным процессом. Стоило лишь пальцем указать на человека, и шестёрки выдавали тарелку с дырочкой.
        Но тот паренёк, Пушкин, ему запомнился. Несколько раз даже снился. Что с ним стало на зоне, Балтика не ведал. Да и вообще не понимал, к чему все эти воспоминания.
        Люди обходили странного человека в кожаном плаще, застывшего на углу Тверской улицы и Тверского бульвара. А Женя как раз обернулся на длинноногую блондинку в коротких шортах. Её призывно вилявший зад так и просился, чтобы его приласкали. Балтика собирался повернуться и зашагать в сторону Кремля. Как раз занёс ногу, когда в него врезался засмотревшийся на блондинку долговязый парень. Через несколько секунд вор в законе оказался сидящим на пятой точки посреди Тверской улицы.
        - Извини! - Женя глянул на старичка сверху вниз. Подхватил его подмышки и бесцеремонно поднял. - Что ж ты старый, не видишь, куда прёшься? - задал вопрос, на который не рассчитывал получить ответ. - Совсем слепой? Или дурной? С таким зрением дома надо сидеть, а не шляться, где ни попадя, народ пугать.
        Балтика поправил очки. В этот момент Женя и почувствовал, что вляпался во что-то нехорошее. Перстни на пальцах, кожаный плащ. Да и не старик это оказался, а просто помотанный жизнью человек лет пятидесяти с хвостиком.
        - Ты, щенок, от какой суки такой борзый? - негромко поинтересовался Балтика.
        Евгений, словно рыба, выброшенная на берег, открыл и закрыл рот. В этот миг через пешеходный переход прямо на тротуар заехал серебристый GelДndewagen. Люди шарахнулись от дорогой машины. Из водительской двери выпрыгнул высокий парень в разноцветной одежде.
        - Ты чё, падаль! - он подскочил к Евгению и коротким, без размаха, ударом в челюсть повалил того на землю. - Соображаешь, с кем ты говоришь, петушило? - схватил за майку и уже размахнулся, намереваясь выбить как можно больше зубов.
        - Не бей! - воскликнул Женя писклявым голосом. - Я денег дам! - выпалил неожиданно для себя.
        Санёк ожидал, что противник будет просить прощения, или угрожать. Но точно не то, что он будет деньги предлагать. Немного опешил. Кулак завис в воздухе.
        - На сколько же ты готов разориться? - Балтика навис над обидчиком.
        Река людей огибала препятствие. Все косились, но никто не рискнул помочь. Прошли два мощных здоровяка. Каждый из них мог и уголовника, и его водителя в бараний рог скрутить. Женщины тоже проходили мимо. Хотя в силу присущих их полу голосовых связок, могли такой вой и визг поднять, что сам президент бы примчался. Каждый из прохожих помнил, что своя рубашка ближе. Каждый думал, что в такой ситуации не окажется. Каждый рассчитывал, что ему-то, приключись несчастье, помогут.
        - Я...я... - Женя переводил взгляд с Балтики на кулак и обратно. - А сколько вы хотите?
        - Ты чё, еврей?! - замахнулся Санька, но бить не спешил.
        - Подожди, - Балтика положил руку ему на плечо. - Давай его в машину.
        Санька рывком поднял Женю на ноги. Белая майка хрустнула, но выдержала.
        - Иди, - водитель подтолкнул в спину незадачливого пешехода.
        Балтика осмотрелся. Прохожие делали вид, что ничего не замечали. Вор знал приблизительный ход их мыслей. Мало ли кто этот человек в кожаном плаще и на дорогом джипе. Если бандит, то пол беды. Но, судя по номерам, и тому, что позволял водителю заезжать на тротуар в таком месте, как Тверская улица, то он какая-то большая шишка из госорганов. А это вдвойне страшнее бандита.
        У Евгения появилась мысль убежать. Санёк почувствовал это намерение.
        - Рванёшь, перо получишь, понял? - ткнул он двумя пальцами под рёбра "задержанному".
        Женя вздрогнул и безропотно влез на заднее сидение дорогого автомобиля. Рядом присел Балтика. На водительское место запрыгнул Санёк. Когда все двери закрылись, звуки окружающего города словно отрезало. Водитель немецкого автопрома лишь чудом не задел двух пешеходов, когда выруливал на проезжую часть. Притормозил возле арки в Большой Гнездниковский переулок. Двигатель не заглушил.
        - А теперь вернёмся к деньгам, - смотрел в лицо гостя Балтика. - А ещё точнее я повторю вопрос: во сколько ты оцениваешь нанесённое мне оскорбление?
        - Это провокационный вопрос, - немного пришёл в себя Женя. Понимал, что сумму называть нельзя. Любая окажется слишком маленькой. - Я предпочитаю, чтобы вы сами назвали ту, после которой мы оба забудем о случившемся недоразумении.
        - Посмотри, какой сразу вежливый стал, - с улыбкой посмотрел на водителя Балтика. - На "Вы" начал обращаться. Я значит должен назвать сумму... А откуда у тебя, ублюдка недоношенного, такие деньги? - смерил взглядом Евгения.
        - Смогу достать, - посмотрел в пол Женя. - Есть варианты.
        - Я даже сумму ещё не назвал! - поверх очков посмотрел на гостя хозяин бронированной машины. Такую деловую встречу он вёл впервые. Много было разборок в девяностые, много и после. Но всегда, когда были претензии, была и сумма. Иначе бы никто и говорить не стал. А тут получалось, что человек соглашался отдать любые деньги. Чутьё подсказывало Александру Балтике, что здесь нечистый душок. Но в чём тот заключался?
        - Ну... - замялся Евгений. - Я приблизительно представляю какая. Так... плюс-минус трамвайная остановка.
        - Назови, - потребовал Балтика.
        - Я... предпочитаю... чтобы лучше бы... лучше бы вы назвали, а то вдруг я ошибусь.
        - А ты знаешь, что я на ветер слов не бросаю? Знаешь? Ну, хорошо, - вор улыбнулся. - И если сумму назову я, то тебе её при любых раскладах придётся отдать. Понимаешь? Понимаешь, что если не отдашь, то тебя больше никто и никогда не увидит. Понимаешь? Ну и отлично. Называть?
        Женя два раза кивнул. Глаз не сводил с морщинистой шеи хозяина автомобиля. Водитель с презрительной улыбкой смотрел на гостя в зеркало заднего вида.
        - Тридцать шесть миллионов, - назвал он ту же сумму, которую назвал и директору фирмы. А вот валюту специально не озвучил.
        Женя облегчённо вздохнул. Словно ему предложили бутылку коньяка купить.
        Балтика внимательно наблюдал за реакцией гостя и пришёл к выводу: либо это сынок невероятно богатого человека, либо умалишённый. На первого он походил, как пингвин на орла. На второго как аутист на президента. Значит, было здесь что-то третье. Что-то чего Балтика всё никак не мог уловить.
        - Причём треть сегодня! - добавил, чтобы хоть как-то вывести Евгения из равновесия.
        - Хорошо.
        - А ещё лучше сейчас! - Балтика видел широко раскрытые глаза водителя. - Мне деньги нужны. Или тебя урыть? - наклонился он к гостю.
        - Нет-нет! - поспешно ответил Женя. Он отстранился от уголовника и зацепил ногой какой-то предмет на полу. Одного взгляда хватило понять, что у него в ногах лежит пистолет. Возникла сумасшедшая мысль схватить оружие и попросту застрелить этих уголовников. Но здравая логика победила. Вряд ли делать это на Тверской улице хорошая идея. - Я всё отдам!
        Он засунул руки в карманы и принялся бормотать: "Я хочу бумагу сейчас". Балтика засомневался в своём выводе. У гостя с головой явно не всё нормально. Водитель перегнулся к заднему сидению. Зло посмотрел на парня, которому несколько минут назад дал по зубам.
        - Э! Ты, чёрт! - легко хлопнул его по лбу Санька. - Охренел?!
        Рядом завыла и сразу замолкла сирена. Перед капотом машины остановилось белая, с синей полосой, "BMW".
        - Иди, поговори, - не растерялся Балтика. - Придумай что-нибудь. Скажи, что скоро уедем.
        - Понял, - коротко ответил Санька.
        За это Александр тоже ценил своего водителя и позволял ему заменять радио, а иногда слушал и даже советы давал. В стрессовых ситуация вся его болтливость испарялась, как вода в Сахаре.
        Санёк взял документы из бардачка и открыл дверь. Уличный шум ворвался в бронированный автомобиль, как вода в подлодку. Женя схватился за ручку и хотел выскочить, но дверь оказалась заблокирована.
        - Выпрыгнешь, я скажу, что ты мне этот ствол подкинул, - Балтика указал на трофейный ТТ. - А на нём три жмура. Сядешь надолго. И вот там, мы с тобой очень обстоятельно поговорим!
        Евгений нервно сглотнул. Спасение было близко, но при этом казалось таким далёким...
        Водитель вышел навстречу подтянутому ДПСнику, на лице которого поселилась предвкушающая ухмылочка. Страж порядка козырнул и потянулся к документам. За остальным Балтика уже не наблюдал. Евгений закрыл глаза и, не замолкая ни на секунду, бормотал одно и то же: "Я хочу бумагу сейчас". При этом от Балтики не укрылось, что руки гость держал в карманах.
        - Что у тебя там? - вор пристально наблюдал за пассажиром.
        Женя остановился, проследил за его взглядом. Побледнел.
        - Это... Это... ничего, - промямлил он. - Рукой шевелю, - и действительно пошевелил пальцами. - Это я просто того... Богу молюсь, - ляпнул первое, что пришло в голову. - А деньги вот! - вытащил из кармана увесистую пачку. - Это то, что с собой.
        В этот миг Балтика всё и понял.
        - Ты эти деньги только что наколдовал, - слова прозвучали фальшиво. Будь он на месте этого парня, то подумал бы, что хозяин бронированного джипа свихнулся. Ему хотелось фальшиво засмеяться и сказать "Шутка". Собственно, весь разыгрываемый спектакль и был шуткой. Он прекрасно понимал, что этот парень в домашней майке и старых спортивках вряд ли сможет ему возместить моральный вред даже в объёме новой резины на машину. Но что-то странное было в самом первом его предложении денег. И вот, в свете последних событий, он нашёл ответ.
        - Я... - Евгений стал белее снега.
        Балтика смотрел на него поверх очков. Евгению казалось, что эти глаза высверливают в нём две аккуратные дырки, проникают в самый центр мозга, где попросту считывают информацию, как лазер с диска.
        - Да, я наколдовал их, - сознался он с такой интонацией, будто признавался отцу в нетрадиционной ориентации.
        - Что-нибудь ещё кроме этого фокуса умеешь? - Балтика взял деньги, бросил стопку на сидение и внимательно осмотрел одну из купюр.
        - Нет.
        - Откуда научился? - проверил тиснение на буквах Александр.
        - От... Охотников.
        - От кого?! - Балтика снова посмотрел поверх очков на гостя.
        - От охотников, - увереннее ответил Женя. - Они себя так называют. Они из другого мира и охотятся за моей... - замялся на несколько секунд не зная, как назвать Лину. - За моей родственницей.
        - Ничего не понял, - честно признался Балтика и слегка осоловевшими глазами посмотрел на гостя. - Что за охотники и зачем им твоя родственница?
        - Да всё просто, - пожал тот плечами. - Пять или шесть лет назад она пропала. Сегодня утром объявилась. Я даже вначале подумал, что это... того... - покрутил пальцем у виска. - Рассказала, что была в плену в другом мире. Магическом. И что сбежала. Вот за ней, как я понял, охотников и направили. Ну, я их чуть сопроводил, а они меня в благодарность этим заклинанием и наградили, - неизвестно зачем приврал он. - Собственно, хотите, я вас научу заклинанию, и это будет самый лучшей платой за... неудобства, - как показалось Жене, он предложил идеальные условия.
        - Плату буду назначать я, - Балтика сгрёб деньги с сидения и запихнул в карман плаща. - Это понятно? - не дожидаясь ответа, продолжил. - Сейчас мы едем к охотникам, и ты знакомишь меня с этими людьми...
        - Не получится, - поджал нижнюю губу Женя. - Я не знаю, где они. К тому же... - его прошиб холодный пот, когда он вспомнил слова охотницы. - Магия пропадёт вместе с ними! Так они сказали. Надо быстрее колдовать деньги, чтобы не остаться у разбитого корыта!
        Он начал беспрерывно произносить: "Я хочу бумагу сейчас". На его ладони появлялись билеты банка России. Балтика с минуту задумчиво наблюдал, как из воздуха рождались купюры.
        - Они охотятся за твоей родственницей? - на всякий случай уточнил вор.
        - Угу, - на мгновение прервался гость. Стопка на его ладони была уже достаточной для покупки зимней резины для немецкого автопрома.
        - Ищи свою родственницу. Живо!
        - Я не знаю, где она, - виновато опустил взгляд Женя. - Давай...те не терять времени! Повторяю, как только охотники уйдут, магия пропадёт и тогда...
        - Давать жена будет! - Балтика несильно ткнул гостя в зубы. - Ты, фраер, пасть закрой и слушай меня, - перебил Балтика. - Выбор у тебя невелик. Или ты отводишь меня к этим людям, либо... - многозначительно замолк он.
        - Но... - замялся Евгений. - Я не знаю, как их найти.
        - Думай, - хозяин машины пристально смотрел на гостя поверх очков. - Потому, что твоё заклинание - это чушь. Огрызки со стола. Мне нужно большее. Понял?
        - Вы не понимаете, с кем хотите связаться! - Женя попытался образумить вора. - Они нелюди! Из другого мира! При помощи магии они могут раскатать в порошок...
        - Ты, молокосос, с кем базаришь? - нахмурился Балтика. - Звони своей родственнице! Живо! - и ещё раз ткнул в зубы.
        Женя полез в левый карман и вынул мобильник. Несколько секунд подержал в руках.
        В этот момент водительская дверь открылась. Внутрь ворвался шум улицы. Балтика бросил взгляд через лобовое стекло и увидел, что полицейская машина отъезжает. Санька забрался на сидение, счастливым взглядом посмотрел на босса. Грохнул дверью, и уличные звуки как отрезало.
        - Мусора галимые! - заявил водитель так напыщенно, будто Америку открыл. - Повелись на то, что пассажиру плохо. Правда лавесов им пришлось скинуть, - после он исключительно матерными выражениями выразил своё мнение об этих людях. - Глазки забегали, слюна закапала, я уж подумал...
        - Тихо, Санёк, - резко оборвал его словоизлияния Балтика. - Потом расскажешь.
        Женя на вернувшегося водителя не обратил внимания. Он нашёл в списке вызовов номер и нажал кнопку вызова. Приложил телефон к уху и посмотрел на хозяина автомобиля.
        - Илья, - неуверенно сказал Евгений, когда на том конце линии подняли трубку. - Да, ты не ошибся. Зачем сразу и так грубо?! Я, может, помочь хочу! Я от них убежал. Да, серьёзно и серьёзнее не придумаешь. Не веришь? Я, блин, даже не знаю, как это доказать... Аликс сука! Прошмандовка! Мразь гнилая! Кто такая Аликс??? Да ты с ума сошёл? Это охотница! Она бы меня за такие слова уже вывернула наизнанку! Короче жахнул я своего конвоира по башке и смылся. Как раз, когда эта сучка больная заклинанием всех на землю повалила. Внатуре! Как тебе ещё доказать... Что? Не знаю. Может, не видели. Думаю, скорее всего, не видели, на вас сосредоточились. Почему не погнались? Да я почём знаю?! А должны были?! - он спросил это с такой интонацией, что на том конце линии поверили, будто он убежал. - Да я знаю, как помочь. Да, именно. Я знаю, как избавиться от их преследования! Нет, в том-то и дело, что не могу сказать.
        Балтика напрягся. Если на том конце линии не дураки, то догадаются, что их попросту разводят. Он бы догадался.
        - Ну не могу я сказать! Для этого надо встретиться. Что? Алло! Алло! Илья? - Женя убрал телефон от уха и посмотрел на дисплей.
        - Дай сюда, - Балтика вырвал у него аппарат.
        Гость сделал неловкое движение, чтобы забрать собственность, но уже через миг передумал. Лишь непроизвольно отодвинулся подальше от хозяина автомобиля.
        Вор посмотрел на последний вызов. Номер был не забит в телефонную книгу. Он достал свой мобильник и нашёл необходимый контакт.
        - Артём? Здравствуй. Балтика. Узнал? Отлично. Чем занят? Понятно. В общем, дело есть. Нет, на потом не отложим. Дело немедленное. Да, прямо сегодня и прямо сейчас. Ты же знаешь, что за мной не заржавеет. Ты там, насколько я помню, кое-чего хотел? Или я ошибаюсь? Не ошибаюсь, да? Ну, сделаешь для меня небольшую услугу и получишь. Что делать? Да всё просто. Пробей мне один номерок. Где он сейчас находится. Сделаешь? Ну и отлично. Записывай.
        Он продиктовал цифры и отключил связь. Небрежно бросил отобранный телефон хозяину. Санёк предусмотрительно молчал. Он знал, что в этот момент босса лучше не трогать. Женя прижался к двери и нет-нет, но поглядывал на ручку открывающую эту самую дверь. Телефон он убрал в карман машинально. Мысли его находились в другой плоскости. Он всеми силами пытался найти выход из сложившейся ситуации. Ему казалось несправедливым, что в тот миг, когда он, наконец-то, добился всего, его держит в заложниках какой-то уголовник. Евгений пообещал себе, что первым делом, как выберется из этой передряги, обзаведётся охраной. Десятком перекачанных и вооружённых амбалов. А пока стоило придумать, как выбраться.
        Наконец зажужжал мобильник в руках Балтики. Александр взглянул на номер и поспешно ответил:
        - Да, Артём. Нашёл? Отлично. Где? На пути в Рязань?! На поезде? Уверен? Понятно. Значит, слушай, следи за ними, а я выезжаю. Если изменят направление сразу же звони. Понял меня? Вот и отлично. Нет, Артём, я от своих слов не отказываюсь, а за такое сомнение ты мне можешь и ответить, понял? Вот и отлично, что понял. Вернусь из этой Рязани и решим вопрос. А теперь, давай, следи за сигналом, - и нажал кнопку окончания разговора. - Трогай, - дал указание водителю.
        Санёк снял машину с ручника. Поставил коробку на драйв.
        - В Рязань едем, там их перехватим, - дал указание босс. - Причём быстро едем, Санёк. Очень быстро! Настолько быстро, насколько эта колымага может! Ты меня понял?
        - Будет сделано! - водитель посмотрел в зеркало заднего вида и не стал задавать лишних вопросов.
        Машина выехала на вторую полосу, скорость начала заметно увеличиваться.
        - А меня... - начал Женя.
        - Хлебало завали, - оборвал Балтика.
        ***
        Василий, которого все коллеги называли Васяном, курил в окошко маневрового тепловоза. Эта смена выдалась на удивление лёгкой. Вроде всё было как всегда - подогнал, прицепил, отогнал. Но сегодня эти действия почему-то казались лёгкими и непринуждёнными.
        - Добрый человек, а как нам к вам подняться? - услышал машинист тепловоза мелодичный голос.
        На перроне стояли четверо. Мужчина, одного с Васяном возраста, в военной форме без знаков различия и седыми волосами до плеч. Паренёк, с виду студент, в синей майке с надписью "Россия". Неприятный тип с засаленными волосами и свинячьими глазками. А странный вопрос сотруднику РЖД задала сногсшибательная брюнетка в белой блузке и кожаных штанах.
        - Э-э-э... - Васян поначалу даже не нашёл, что ответить. - А зачем вам ко мне подниматься?
        - Поговорить надо, - ответил неприятный тип с засаленными волосами и в жёлтом галстуке.
        - Надо? Говорите, - Васян глубоко затянулся противным дымом. - А вообще я вам не справочная.
        Охотники переглянулись. Не хотелось привлекать внимание в таком людном месте. Но другого выхода не было.
        - Пошли, - скомандовал Бродмир.
        Первым по узкой лесенке тепловоза на заднюю переходную площадку взобрался Сохорн. За ним взбежал Нокс. Поднялась Аликс. Последним следовал Бродмир.
        - Э-э-эй! - достаточно громко развозмущался Васян. - Вам сюда нельзя!
        Охотники его не слушали. Сохорн произнёс заклинание "Последнего открытия" и двери тепловоза вырвало вместе с петлями. Замок-щеколда со звоном покатилась по перрону. Проходившие люди заинтересованно глазели.
        - Милиция! - громко крикнул Васян.
        Как назло напарника не было на месте. Молодой и плечистый Витька быстро бы раскидал этих уродов. Но он после расцепки побежал за сигаретами.
        Аликс произнесла заклинание "Магический тупик". Рот машиниста за несколько мгновений сросся, губ не осталось. Васян мычал, шарил пальцами, пытался разлепить непослушную плоть. Его выпученные глаза таращились на инопланетных гостей. Он хотел выскочить из кабины, но Бродмир его удержал. Вместе с Ноксом они усадили машиниста в кресло.
        - Эй, что там происходит! - по лесенке маневрового тепловоза взбирался коренастый полицейский. Его напарник вытаскивал из кожаного подсумка на поясе небольшой чёрный предмет. Явно местное, дикое, оружие.
        Главный охотник взглядом указал помощнице на возникшую проблему. Аликс вышла на переходную площадку. После её короткого заклинания "Факел", одежда на обоих стражах порядка вспыхнула, словно была пропитана бензином. Полицейский, оставшийся на платформе, бросился в толпу людей, ожидавших посадку возле первого вагона. Перед тем как пассажиры успели разбежаться от объятого пламенем человека, он подпалил двух женщин.
        Коренастый страж правопорядка, свалился через перила тепловоза. Ударился о край платформы и с диким воплем исчез под колёсами поезда.
        На Казанском вокзале поднялась суета, крики. Многие в спешке ломанулись к выходу. Люди падали через чемоданы и сумки. Были и те, кто уже успел потерять багаж и суматошно его искал. Рядом с затоптанной матерью кричала девочка. Где-то на границе сознания у Аликс проскочило желание помочь ребёнку, но в следующий миг пропало.
        Её детям, когда-то, никто не помог. Так отчего ей быть человечной?
        Разозлившись на себя из-за проскочивших мыслей, охотница наколдовала смерч. Торнадо возник перед спуском в метро и с каждой секундой лишь увеличивался, затягивая в свои вихри людей и сумки.
        - Ты должен завести это устройство и поехать туда, - указал Бродмир направление.
        Но Васян его не слушал и не слышал. Он по-прежнему шарил руками по губам, пытался их разлепить.
        Главный охотник понял, что от аборигена ничего не добиться. Он произнёс заклинание "Отмены", которое действовало далеко не всегда. Но в этот раз у Васяна снова появились губы. Только выглядели они уродливо, будто над ними поработал доктор Франкенштейн. В тот же миг охотникам пришлось закрыть уши руками. Своим криком машинист полностью перекрыл весь гомон вокзала.
        - Заткнись! - Сохорн ударил его кулаком в лицо. Это действие, неожиданно, возымело результат. Васян умолк и покрасневшими глазами уставился на охотника. Руки тем временем жили отдельной жизнью. Пальцы ощупывали губы, зубы, язык.
        - Ты должен завести это устройство и поехать туда, - повторил Бродмир и вновь указал направление.
        - Ага! - кивнул Васян.
        Тепловоз стоял "под парами". Как всегда. Заводить ничего не требовалось. Машинист пощёлкал кнопки на пульте управления, сдвинул рычаги, и тяжёлая машина сдвинулась. Резко завоняло отработанным топливом. За конец перрона выехали черепашьей скоростью. Большинство проводников повыскакивали. Одна из женщин высунулась, махала рукой и что-то кричала.
        - Почему так медленно двигаемся? - Сохорн навис над работником РЖД.
        - Так состав же толкаем! - удручённо воскликнул Васян, словно и сам был крайне расстроен этим обстоятельством.
        Аликс услышала этот разговор. Поднять такую махину в воздух, как это недавно сделал главный охотник, она не могла. А вот спихнуть с путей, ей вполне по силам. На произнесение заклинания понадобилось секунд сорок. Затем она резко махнула рукой, словно отвешивала пощёчину невидимке. Сильнейший порыв ветра разом опрокинул все четырнадцать вагонов на соседний путь. Охотникам повезло, что напарник Васяна, перед тем как убежать за сигаретами, отцепил тепловоз.
        После того, как препятствие пропало, дизельная машина резво дёрнулась вперёд. Охотники едва не упали, схватившись за что придётся. За их спинами, возле спуска в подземку, разрастался гигантский торнадо. Металлическая крыша Казанского вокзала местами уже отсутствовала. Людей в гавани для поездов почти не осталось.
        Васян не был дураком. Он просто с детства был ленив и ленился с этой привычкой бороться. Поэтому к сорока годам и работал машинистом. Соотнеся взбесившиеся новости и этих людей, он догадался, кто заказывает бал. А когда брюнетка одним взмахом руки повалила четырнадцать вагонов, то последние сомнения отпали. Именно эти люди и устроили весь беспредел на планете. Теперь судьба "осчастливила" Васяна встречей с ними.
        Он притих и делал то, что делал последние двадцать лет - управлял маневровым тепловозом.
        Несколько стрелочных переводов проехали без всяких трудностей. Тепловоз набрал достаточную скорость и двигался точно по ментальному следу. Бродмир по передней переходной площадке прошёл к носу железнодорожной машины. Рельсы скрывались под металлическим брюхом примитивного и вонючего агрегата с дикой планеты. За машинистом остался следить Сохорн. Аликс прикрывала тылы. Нокс стоял рядом с Васяном и демонстративно щёлкал сухожилиями пальцев, чем вызвал улыбку Сохорна. Однако на аборигена эта уловка сработала.
        Васян заметил, что диспетчер перевела стрелку метров за двести перед тепловозом. И он знал, куда вёл тот путь - в тупик, где стояли семь списанных электричек. Настроение моментально поднялось. Теперь есть шанс затеряться. Только б выйти из кабины.
        Однако стоило тепловозу лишь передней тележкой уехать на запасной путь, как движение почему-то прекратилось. Словно перед стальной машиной возникла стена.
        И эта стена действительно возникла. При помощи Бродмира, который увидел, что они уходят с ментального следа. Васян пытался выжать из родимого ТЭМа все мощности, но колёса машины словно приросли к рельсам. Главный охотник вернулся в кабину.
        - Ты не туда двигаешься, - навис он над машинистом.
        - Я не могу не туда двигаться, - расширенными зрачками посмотрел Васян на гостя из другого мира. - Там стрелки. Куда их переключают, туда я и еду!
        Он снова попытался проломить невидимую стену. Из нутра тепловоза донеслось тяжёлое и натужное гудение.
        - Я тебя сейчас свои же яйца заставлю сожрать! - подскочила Аликс. - Тебе разве непонятно сказано, что ты не туда движешься?!
        Такой огонь полыхал в глазах охотницы, что Васяну даже померещился во рту вкус собственной промежности.
        - Но я не могу не туда двигаться! Это же рельсы! - попытался он вразумить гостей из другого мира. - Куда мне переключили, туда и еду!
        - Седьмой, почему не двигаемся? - разразилась рация помехами вперемешку с голосом. - Уезжайте с основного пути. Немедленно!
        Охотники переглянулись. Кто-то, целенаправленно или нет, пытался их остановить.
        - Сохорн, сможешь пронести этот механизм?
        - Должен суметь, - немного призадумался охотник.
        - Этого уничтожить? - кивнула Аликс на мигом побелевшего машиниста.
        - В расход, - небрежно махнул рукой Бродмир.
        - Стойте! - выкрикнул Васян писклявым голосом. - А если придётся ещё ехать, кто же управлять будет?
        Бродмир внимательно посмотрел на аборигена. Впервые он был в таком дерзком мире. За одно утро на этой дикой планете, уже второй человек пытался выторговать себе жизнь. Первый при этом даже сумел сбежать. Такого никогда не случалось и не случилось бы, будь в команде вместо Нокса опытный охотник.
        - Аликс, придумай что-нибудь, но этот скрыться не должен, - приказал Бродмир. - Сохорн, поднимай и толкай этот механизм. Мне должно хватить силы следить и за ментальным следом и направлять полёт.
        Нокс ждал, что какое-нибудь приказание будет отдано и ему. Любое. Даже окно протереть. Он чувствовал себя ненужным, лишним. Но главный охотник словно и не заметил новичка. Быстрым шагом ушёл на нос тепловоза.
        После заклинания охотницы машинист почувствовал дискомфорт на ягодицах. Да и спину обожгло. Когда попытался вскочить, понял, что его пятая точка и бёдра теперь является одним целым с сидением. Спина непостижимым образом вплавилась в спинку кресла. Позвоночник перестал существовать.
        - Помогите! - так громко закричал Васян, что его могли услышать во всех уголках столицы.
        Пока Сохорн произносил длинное заклинание "Левитации", Аликс пришлось ещё раз сделать так, чтобы машинист лишился рта.
        Васян, с выпученным глазами, схватил подвернувшего Нокса за майку, притянул к себе. Не имея больше рта он что-то мычал и таращился на гостя из другого мира. Новенький охотник попытался вырваться, но абориген держал крепко. Его скрюченные от волнения пальцы мёртвой хваткой впились в синюю майку с красной надписью "Россия".
        Тепловоз дрогнул и медленно пополз вверх.
        Машинист ещё усиленнее замычал. Он-то понимал, что стоит крыше едва коснуться проводов и всех людей испепелит. Но Сохорн и не стал высоко поднимать агрегат. Колёса оторвались лишь на пять сантиметров от рельсов. Тяжёлая машина, продолжая вращать колёсами, поплыла по ментальному следу.
        - Седьмой! - расхрипелась рация. - Куда вы двигаетесь? Стрелка переведена? Почему вы не туда двигаетесь? Седьмой?
        Васян потянулся к рации, и это позволило Ноксу вырваться. Но передатчик так и не оказался в руках машиниста. Для этого следовало чуть-чуть оторвать зад от сидения. А если учесть, что он теперь стал частью сидения (или сидение стало частью него), то этого "чуть-чуть" и не хватило, чтобы промычать в трубку "помогите". Тогда Васяну пришла идея безобразная в своей простоте. Он достал из нагрудного кармана кнопочную модель телефона. На мгновение задумался, а после начал писать сообщение жене. Пальцы тряслись, перещёлкивали нужные буквы.
        "Меня похитили" - успел он написать перед тем, как охотница заметила телефон у него в руке. После короткого заклинания "Жар", брошенного ею, аппарат сильно разогрелся и прямо в руках аборигена начал плавиться. Васян выронил телефон. Несколько минут наблюдал, как тот превращается в чёрную и густую лужу. Завоняло палёным пластиком.
        - Седьмой, что ты делаешь? - не своим голосом кричала диспетчер. - Седьмой, ты меня слышишь?
        Сохорну иногда приходилось говорить короткие заклинания, поддерживать тяжёлую машину в воздухе. Нокс отошёл в дальний край кабины, чтобы держаться подальше от аборигена, чуть не разорвавшего ему одежду. Аликс не видела сзади опасности, но продолжала следить. Васян отсутствующим взглядом смотрел на рацию.
        - Седьмой! Седьмой! На вас движется состав! Седьмой! - хрипела рация.
        А машинист сидел и думал, хоть бы этот состав двигался быстрее. Чтоб удар был крайне сильным и навсегда прекратил его жизнь. А ещё он мечтал прихватить на тот свет и эту компанию. О том, что состав может быть лишь пассажирский и, скорее всего с людьми, Васян даже не задумывался. Своя боль всегда ближе.
        - Аликс, ко мне! - раздался в кабине голос главного охотника.
        Сохорн не обратил внимание на тяжёлое заклинание "Вездеслов". Аликс, держась за перила, направилась к носу тепловоза. Нокс, поражённый до глубины души, крутил головой. Совсем недавно, под землёй, он тоже слышал голос из ниоткуда, который объявлял какие-то станции. Получается, в этом диком мире существовала магия, а их главный научился ею пользоваться?
        И лишь Васяну было абсолютно всё равно. Потухшим взглядом он смотрел в окошко машиниста на приближавшийся, красно-серый, состав.
        Аликс успела как раз вовремя. Объяснять ей ничего не потребовалось. Произнесла заклинание, двинула руками, будто сдвигала тяжёлое препятствие, и состав из семнадцати пассажирских вагонов плавно лёг на бок. Прямо на соседние пути. Грохот и скрежет трущихся о землю и о рельсы вагонов оглушил. Бродмир поморщился. Аликс закрыла уши ладонями.
        - Седьмой, что у вас происходит! - рация хрипела уже мужским голосом. - Седьмой, мать твою! Седьмой!
        Васян видел в боковом окне колёсные тележки и днища завалившегося состава. Равнодушно провожал их глазами. Он уже чувствовал, что жизнь закончилась. А то, что по какому-то недоразумению, ещё является частью кресла - так это превратности судьбы, которая решила помучить напоследок.
        Сохорн уже не мог себе позволить отвлекаться. Он полностью сосредоточился на заклинании, которое поддерживало тепловоз в воздухе и одновременно толкало его. Постоянный набор звуков сливался при произношении и в итоге мог вылиться в нечто совсем иное.
        Нокс восхищённо смотрел в окно. На проплывавший город, вены дорог, островки-платформы, чудных аборигенов. Этот мир казался ему странным. Слишком вонючим и слишком непонятным. А ещё здесь не было магии - так ему говорили. Но на деле она существовала, просто в другой, непривычной форме.
        Рация стала чаще молчать. Лишь изредка оттуда доносились приказы ответить. Несколько раз вклинивались голоса, которые требовательно вопрошали, как тепловоз может двигаться по переведённым в другую сторону стрелкам. Грозили тюрьмой, умоляли ответить. Утверждали, что тестировали рацию и связь - всё исправно.
        Тепловоз летел вперёд быстро. Намного быстрее, нежели он мог двигаться по рельсам. И этот факт ещё больше смущал диспетчерскую.
        Нокс понимал, что они давно покинули пределы города. Мимо проносились малопонятные, но точно не жилые строения, лесопосадки, крупные дороги с множеством автомобилей. Попадались и низкие одно-двухэтажные домики. Они стояли группками. И среди этих скромных жилищ высились четырёх-пятиэтажные дворцы, которые даже не знакомому с местным бытом Ноксу бросались в глаза. Несколько раз мимо проносились длинные поезда. Но они всегда проходили по соседнему железнодорожному полотну. Рация изредка что-то брехала, но никто уже не обращал на неё внимания. Новенький охотник иногда поглядывал на вплавленного в кресло аборигена. Тот сидел с потухшим лицом. Абсолютно равнодушные глаза иногда переводил с предмета на предмет. В них не осталось разума, осознания происходящего. А ещё Нокс не понимал, для чего его коллеги так сильно издевались над людьми? Он бы ещё мог понять их действия, поступай они так с преступниками. Понять, но не простить. Но зачем так жестоко разбирались с безвинными людьми? Видимо Рай потому и был Раем, что умел защищаться от внешних посягательств.
        Сохорн раскраснелся от перенапряжения. Малейшая ошибка в произнесении грозила тем, что вместо полёта тепловоз мог, например, взорваться. Аликс так и не вернулась, видимо её помощь впереди была нужнее, нежели прикрытие спины. Нокс, кстати, иногда поглядывал назад, но погони не было.
        Мимо проплывали деревья, между ними иногда виднелись невысокие строения. Почти все были огорожены. Изредка железнодорожное полотно пересекали дороги. Пахло хвоей и перегретым металлом.
        Внезапно тепловоз врезался в невидимую стену.
        Сохорн не удержался на ногах. Кубарем выкатился из кабины на переднюю переходную площадку. Нокс упал прямо на машиниста. Спешно вскочил, словно притронулся к очень ядовитой змее. На самом деле ему было неприятно трогать априори мёртвого человека. Ведь жить аборигену осталось крайне мало, и помочь ему уже не смогут даже лучшие маги Рая. Ломать - не строить. Вплавить организм в какую-то вещь не тяжело. А достать обратно уже невозможно. При всей мощи и силе магии, она не может создавать полноценных живых существ. Не может воскресить человека, не может продлить жизнь, не может залечить серьёзные раны. Единственное, что может сделать магия с бывшим живым существом - поднять из мёртвых. Сделать безумным духом во плоти. Нокс видел в своём мире таких монстров. Твари, бывшие люди, которых невозможно убить. Даже если их распилить и сжечь, кости и пепел продолжают трепыхаться. Он так и не понял, для чего в тот раз охотники приходили в их деревню, но народа замучили они много. Мертвецы прекратили двигаться, только после того, как служба Райского правопорядка покинула планету.
        Заклинание "Левитации" прекратило действовать. Тепловоз грохнулся. Колёса не попали на рельсы, тяжёлая машина накренилась и чуть не упала, упёрлась в высоковольтный столб.
        ***
        Илья положил телефон в карман. Ангелина от разговора так и не проснулась. Её крепко усыпил такой родной и такой позабытый стук колёс по рельсам. Из коридора несколько раз донёсся голос проводника. Илья разглядывал днище верхней койки и пытался понять, что бы мог значить звонок Жени. Поезд двигался быстро. Мелькали посёлки, огороженные территории, подмосковные городки. Илья с ужасом осознал, что завтра на работу, а он уезжает из Москвы.
        Глаза начали слипаться. Он недолго боролся с морфеем, затем сдался. Снилось, что бежал сквозь склады. Коробки были наставлены одна на другую до самого потолка. Между ними были узкие проходы. Он бежал сквозь огромный лабиринт, а за ним гнались охотники. Вот он почувствовал, что его догоняют. Хотел побежать быстрее, но коробки впереди упали, загораживая проход. Сердце учащённо забилось. Из-за угла появился седовласый мужчина в военной форме без знаков различия. Он хитро улыбнулся...
        Поезд дёрнулся и начал тормозить. Илья слетел на пол, чуть не ударился головой о ножку столика. В соседнем купе что-то грохнуло в стенку. Послышался свист, раздался скрип. Бухнули вагонные сцепки. Затем по округе разнёсся глухой удар. Поезд слегка качнуло. Состав двигался по инерции мимо лесопосадки.
        Илья вскочил. Лина хлопала заспанными глазами. В коридоре послышались раздражённые голоса. Локомотив постепенно останавливался. Окна поравнялись с нерегулируемым переездом. От увиденного Лину затошнило. Она закрыла рот рукой и отвернулась. Илья тоже почувствовал ком в желудке.
        Водитель междугороднего автобуса попытался проскочить перед поездом. Автобус разорвало надвое. Переднюю часть поезд разметал по запчастям. Задняя осталась на дороге. Внутри неё было много крови. На сидении, прямо перед местом разрыва, сидела женщина. Её ноги оторвало, из обрубков хлестала кровь. На асфальте лежала чья-то голова. По проходу пьяной походкой пробиралась девушка. В её щеке застрял кусок стекла.
        Поезд протащило ещё немного перед тем, как он, наконец, остановился.
        - Пойдём, - сказал Илья. - Нам здесь делать нечего. Вряд ли он вскоре снова двинется в путь.
        В коридоре уже яблоку негде было упасть. Народ повываливал из купе. Проводник схватил аптечку и первым бросился к остаткам автобуса. В распахнутую дверь вышли и остальные пассажиры.
        Илья с Линой спрыгнули на насыпь. Пахло разогретым металлом и бензином. По округе валялись части автобуса и фрагменты тел пассажиров, которым не посчастливилось ехать в передней части.
        - Пойдём отсюда, - Ангелина потянула к дороге, которая виднелась сквозь деревья. - Попробуем машину поймать.
        Когда соскочили с насыпи, сбоку что-то грохнуло. Раздался скрежет. В толпе вывалившей из поезда, кто-то ойкнул.
        Илья обернулся в поисках источника шума. Глаза уцепились за серо-красный тепловоз.
        ***
        Охотники соскочили с накренившегося тепловоза. Ментальный след Бродмиру больше не требовался. Среди множества народа, толпившегося возле остановившегося состава, он разглядел беглецов. Видел, как преступники припустили к лесопосадке.
        Главный охотник закрыл глаза и сосредоточился. Проговорил длинное заклинание "Удержания". Затем перемахнул через низкие перила тепловоза. Ноги заскользили по щебёнке и он чуть не упал на пятую точку. Аликс спустилась по лесенке. Соскочили и Сохорн с Ноксом.
        - За мной! - скомандовал Бродмир.
        Лёгкой трусцой он побежал к посадке. Остальные охотники не отставали. Люди не обращали на них внимания, суетились возле местного примитивного устройства, внутри которого было много крови, и слышались крики. Лишь некоторые таращились на тепловоз. Они видели, что тот в прямом смысле слова прилетел.
        ***
        Илья хотел побежать, но его ноги словно кто-то держал. Он посмотрел вниз. Сочная зелёная трава оплела стопы. Он попытался вырваться, но трава держала крепко. Рядом Лина пыталась высвободиться из такой же ловушки.
        Накатило отчаяние. Дико захотелось жить. Он ещё раз, изо всех сил дёрнулся...
        - Добегались, мрази? - услышал он мелодичный женский голос.
        Охотники встали полукругом. Бродмир застыл с каменным выражением на лице. Сохорн предвкушающее улыбался. Аликс смотрела исподлобья.
        - Слушайте, давайте договоримся! - предпринял попытку Илья. - Чего вы хотите?
        Охотники переглянулись.
        - Вы нарушили законы Рая, - глухо произнёс Бродмир. - Нам не о чем договариваться.
        ***
        Балтика смотрел в окно на проносившиеся мимо одно- и двухэтажные коттеджи. Во многих дворах стояли недешёвые машины. Москвичи разъехались на выходные по дачам. Женя тоже смотрел в окно, но ничего не замечал. Думал о том, как избавиться от нежелательной компании. Коттеджи сменились лесопосадкой. Навстречу проносились автомобили.
        Санёк мчал очень быстро. Иногда скорость поднималась до двухсот пятидесяти. Он выжимал из бронированного автомобиля даже больше максимума. С грустью думал, что после такой поездки придётся проводить капиталку двигателя. В машине скорость почти не чувствовалась. Лишь когда джип совершал резкие манёвры по перестроению, Евгения кидало в разные стороны. В лобовое стекло он старался не смотреть. Там картинки менялись настолько быстро, что в паху всё сжималось. Особенно когда мчались по встречной полосе.
        Как избавиться от этой донельзя неприятной кампании Женя не представлял. Если бы пистолет остался под ногами он бы его точно использовал. Но как только выехали за пределы МКАДа, Балтика подобрал оружие и засунул в карман плаща. За всю дорогу он не произнёс ни слова. С умиротворённым лицом глядел в окно. Будто ехали они в театр, по пустому шоссе, со скоростью сорок километров в час. Женя несколько раз пытался с ним заговорить. Открывал рот, но, не зная, что сказать, замолкал. Ему не верилось, будто всё это происходит сейчас, когда у него много денег и возможностей. Вся ситуация напоминала бредовую.
        Евгений всерьёз ожидал, что вот-вот проснётся с тяжёлого похмелья, а вокруг нет никакой магии и никаких лиц с уголовным прошлым и настоящим. Даже морально приготовился к тому, что на душе заскребут кошки от того, что мечта о несметных богатствах оказалась сном.
        Однако реальность оставалась реальностью. Машина мчалась, а уголовник в кожаном плаще сидел рядом.
        - Подъезжаем, - сказал водитель. - Дальше что?
        Балтика достал телефон и набрал последний номер.
        - Алло. Да. Где они? Какие ещё координаты скинешь?! Говори, где они! Сейчас, - сунул мобильник Саньку. - На поговори, он тебе объяснит, куда ехать.
        Санёк убрал ногу с педали газа, немного притормозил. Затем взял телефон из рук вора.
        - Алло, - буркнул водитель, а затем около минуты выслушивал куда ехать. - Понятно. Гудбай, - отключил вызов и вернул телефон Балтике. - Через три минуты будем, - выдал заключение и вновь вжал акселератор в пол. Машина скакнула вперёд с резвостью антилопы.
        Женя посмотрел в зеркало заднего вида на сосредоточенное лицо самоуверенного водителя. Ему хотелось сказать или сделать что-нибудь обидное в адрес этого человека, но боялся.
        Бронированная машина обогнала несколько легковушек и фуру. На перекрёстке свернула влево. Немного за переездом остановился пассажирский поезд. Неподалёку, завалившись на ЛЭП, находился тепловоз. Виднелись остатки развороченного составом автобуса.
        - Вон они, - указал Женя на группу людей возле насыпи.
        - Тормози, - приказал Балтика.
        Санёк взял вправо и выехал на обочину.
        - Жди здесь, - дал указания Балтика и открыл дверь. - И за этим следи, - кивнул на пассажира. - Дёрнется, осади.
        Санёк и Женя видели, как Балтика направился к группе людей напротив остановившегося поезда. Когда до них оставалось метров десять, вынул из кармана плаща пистолет.
        ***
        Сохорн, не дожидаясь приказа, забормотал длинное заклинание "Каменной крошки", которое должно было медленно перетереть врагов Рая в пыль. Никто его не собирался останавливать. Бродмир закрыл глаза, чтобы не видеть кровавое месиво, в которое превратятся тела преступников. Аликс наоборот приготовилась к развлечению. Нокс, ещё не зная, что его ждёт, смотрел во все глаза.
        В этот момент позади охотников появилась фигура в кожаном плаще. На пальцах набиты перстни, в руке пистолет.
        - Повернулись все, - сказал Балтика.
        Сохорн прервал заклинание. Недоумённо посмотрел на Аликс, затем на Бродмира. Лица остальных охотников выражали то же самое чувство. Настолько дикого мира они ещё не видели.
        Никто из них даже не стал ничего колдовать. Все повернулись посмотреть, кто же им смеет указывать.
        Незнакомец держал чёрный предмет, зажатый в руке. Такой же, каким пытался воспользоваться страж правопорядка, когда гости из Рая похищали тепловоз.
        Главный охотник рассмотрел пистолет. На многих планетах использовали оружие, но такой конструкции Бродмир ещё не видел. Стреляло оно явно не при помощи мускульной силы, как лук. Вероятно, являлось местным аналогом арбалета. Аликс на всякий случай произнесла простое и короткое, но эффективное заклинание "Воздушного щита" пятого уровня. По округе разнёсся оглушающий, но при этом сухой щелчок. Ещё до того, как звук замер в далёких ветвях, Сохорн завалился на спину. На его белой рубашке расползалось кровавое пятно. Свинячьи глазки уставились в голубое небо. Запахло кровью и порохом.
        - Молчать, - скомандовал Балтика. - Если кто-то из вас шевельнёт губами, перестреляю, как шакалов!
        - Я поставила преграду! Успела поставить! - Аликс расширенными глазами смотрела на труп коллеги. В её сознании рушилось нерушимое. Магия была всемогущая. Она не могла подвести.
        Возле её уха свистнуло. Грохнул выстрел. Снова "Воздушный щит" не удержал пулю.
        - Я сказал заткнуться! - проскрежетал вор. - В следующий раз я не промахнусь!
        - Недооценили вы, маги чертовы, силу огнестрельного оружия, - мысленно Илья ругал себя за то, что не воплотил в жизнь свою догадку. Не пришлось бы тогда бегать от этих инопланетян. - Потому сейчас вам самое время убраться туда, откуда вы пришли и навсегда забыть об этой планете.
        Лина внимательно посмотрела на Балтику. Её не столько испугало появление охотников, сколько этого странного человека, появившегося с оружием непонятно откуда. Из-под плаща на кисти рук выползали татуировки. Да и плащ, собственно, в такую погоду смотрелся как плазменный телевизор на картофельной грядке. Заострённые скулы, впалые щёки, дряблая кожа, седые волосы ёжиком, и что-то хитрое и злое в лице, чего не могли скрыть даже солнцезащитные очки.
        Возле поезда послышались крики. Многие услышали выстрелы. Увидели потасовку возле насыпи. Народ забирался в вагоны и таращился через стёкла.
        Охотники застыли, словно каменные изваяния. Бродмир впервые в жизни не знал, что делать. Из охотника он превратился в дичь. Пошатнулась и его вера в магию. В рабочих вопросах он доверял Аликс. Если та говорила, что успела поставить блок, значит успела. Оружие в руках неизвестного человека в плаще оказалось сильнее всемогущей магии.
        - Хорошо, мы уйдём, - произнёс Бродмир. - Прямо сейчас...
        - Пасть закрыл! - оборвал его Балтика. - Никуда вы не уйдёте! Следующий, кто откроет жральник, получит туда пулю!
        Вор хищно улыбнулся. В кронах деревьев слабый, словно дыхание младенца, ветерок колыхал листья. Невдалеке зачирикала птичка.
        - Пошли! - Балтика пистолетом махнул в сторону машины. - Увижу, что кто-то из вас шевелит губами, пристрелю, как паскуду последнюю, - ещё раз напомнил он. - Понятно?
        На молодых людей уголовный авторитет не обращал внимания, словно их и не существовало на планете Земля.
        Повисла тишина. Балтика глядел на охотников. Илья с Линой тоже смотрели на гостей из Рая. Аликс и Нокс скрестили вопросительные взгляды на Бродмире.
        Округу вновь разорвал сухой щелчок. Пуля впилась под ноги главному охотнику.
        - Я неясно выразился, шакалы? - проскрежетал вор. - Пошли!
        Бродмир первый подчинился приказу аборигена. Следом двинулся Нокс. Аликс остановила взгляд на человеке в кожаном плаще.
        - Чего вылупилась, шалава? И не таким за щёку совал. Пошла! - Балтика подскочил и сильно толкнул её в затылок. Не переодень Аликс балетки ещё в метро, то сейчас бы точно полетела кубарем.
        - Я тебе это припомню! - прошипела она.
        - Договоришься, шаболда, что братве тебя отдам, - пообещал вор.
        ***
        Человек в коричневом балахоне забрался по лесенке на заднюю переходную площадку тепловоза. Прошёл в кабину. Увидев покалеченного человека, удручённо вздохнул. Васян безразлично посмотрел на странного гостя. Сохорн и Аликс, как всегда, в своём репертуаре. Только эти охотники позволяли себе так издеваться над людьми.
        Человек в коричневом балахоне хотел бы помочь, но магия не всесильна и не сможет вернуть человека к полноценной жизни. Он мог лишь прекратить мучения этого ни в чём неповинного аборигена. Он пробормотал заклинание и сердце Васяна остановилось.
        ***
        Балтика неотрывно наблюдал за охотниками. Держал на мушке. У Санька так и вертелось на языке несколько десятков вопросов, но задавать их он, пока, опасался.
        Нокс с улыбкой глядел в окно на проносившиеся деревья, дома, машины. Бродмир равнодушно переводил взгляд с предмета на предмет. А вот Аликс, прищурившись, неотрывно смотрела в чёрные очки воровского авторитета. Так её ещё никто не оскорблял. Теперь она размышляла, каким заклинанием наказать зарвавшегося аборигена, чтобы тот дольше мучился.
        Мчались быстро. Поэтому уже через два часа подъезжали к четырёхэтажному кирпичному дому, стилизованному под средневековый замок. Мрачный амбал вышел на встречу. Едва заметно кивнул хозяину дома. Лениво нажал кнопку на пульте управления. Стальные ворота медленно поползли вверх. Балтика приоткрыл окно.
        - Всё спокойно, Могила? - авторитет лишь на мгновение отвёл взгляд от охотников.
        - Тишина, - настолько мрачно отозвался охранник, будто охранял дом с привидениями.
        Когда машина наполовину скрылась в воротах, Балтика приказал:
        - Останови.
        Санёк так резко вдавил педаль тормоза, будто от этого зависела чья-то жизнь.
        - Выходи, - скомандовал вор.
        Водитель щёлкнул кнопкой центрального замка. Женя послушно выбрался из автомобиля. Поймал равнодушный взгляд Бродмира. Чёрные глаза Аликс сверкнули. Нокс смотрел в противоположную сторону, на бегавшую поодаль собаку. "Гелик" въехал во двор и ворота поползли вниз. Когда они окончательно опустились, Могила произнёс:
        - Проваливай.
        Инструкций по нежелательному пассажиру от бугра не поступало. А просто так Могила не убивал. Из принципа.
        Евгения дважды просить не пришлось. На заплетающихся ногах он потрусил в сторону трассы. Несколько раз оглянулся. Почему-то казалось, что его хотят использовать как живую мишень. Но среди посёлка это было бы глупостью. Обернувшись ещё раз, он увидел, что охранник вошёл на подворье.
        Санёк остановил машину возле крыльца. Из дома тут же появился дворецкий - Стьюи, низкорослый и головастый малый. В его обязанности входило постоянное поддержание дома в жилом виде.
        - Сгоняй в этот... - замялся Балтика. - Взрослый магазин... секс... магазин для взрослых...
        - Секс-шоп? - попытался угадать водитель.
        - Да. В секс-шоп. Возьми браслеты, только нормальные, и кляпы. На всех, - вор кивнул на пассажиров заднего сидения.
        - Понял, - Саньку хотелось прыснуть, но невероятным усилием воли он сдержался. Бугор удивлял его всё больше и больше. Суматошная поездка в Рязань, после встречи с долговязым нариком. Поимка возле остановившегося после аварии поезда каких-то странных личностей. По дороге босс вёл себя и вовсе противоестественно - беспрерывно наблюдал за пассажирами. Со стволом наперевес. Словно подозрительная троица могла одним словом убить. И теперь приказ раздобыть наручники и кляпы. Не беда, если бы эти "украшения" предназначалось для брюнетки. Но что Балтика собирался делать с седым и пацаном? Санёк старался закрывать глаза на отчебучивания бугра. Списывал на возраст. Но теперь... Он-то не расскажет. У Могилы погоняло не с потолка взято. А вот Стьюи доверия нет. Молодые волки и так уже точат зуб на Балтику за его дела. А стоит им узнать о новых сексуальных пристрастиях авторитета, как того моментально пустят в расход. Свято место пусто не бывает, за него сражаться надо.
        Под дулом пистолета пассажиры покинули машину. Санёк пронаблюдал, как ошарашенный Стьюи помогает боссу провести "гостей" в дом. Потом развернулся и подъехал к воротам.
        - Надолго прибыли? - бросил Могила, пока стальные створки ползли вверх.
        - До конца, - ляпнул Санёк первое, что пришло в голову, даже не догадываясь о пророческом смысле слов. И по своей привычке продолжил, - Тут на дорогах вообще ботва какая-то! Машин дохера, все куда-то несутся... Такое чувство, что с ума посходили. На Рязанском четыре фуры столкнулись и водителей нет! Сбежали! Проезжали, там мусора крутятся...
        Ворота, тем временем, поднялись.
        - Пошёл, - Могила хлопнул по капоту. Он прекрасно знал, что личный водитель Балтики может часами трепаться ни о чём, если его не "вытолкнуть" со двора.
        Евгения Санёк догнал через несколько минут. Вначале хотел сбить, потом пришёл к выводу, что это не самая удачная идея. Он прибавил газу и пронёсся рядом с долговязым парнем, чем сильно того напугал. Евгений скакнул в бок, споткнулся о валявшееся на обочине бревно и грохнулся в никогда не пересыхающую лужу. Тут же вскочил и выбежал на дорогу.
        - Урод! - крикнул вслед серебристой машине. И для чего-то погрозил кулаком. - Ну, я тебе устрою! - злорадно предвкушал он, как вернётся, наколдует очень много денег, а потом наймёт серьёзных людей и разнесёт весь этот посёлок на мелкие камешки.
        ***
        Балтика приказал гостям сесть в просторной гостиной на диван. В центре опустился Бродмир, по краям остальные охотники. Стьюи хвостиком ходил за хозяином дома. Он ещё ничего не понимал, но уже предвкушал развлечение.
        - Звони Потапу, - бросил авторитет. - Мне нужна сыворотка правды.
        У Стьюи глаза на лоб полезли. Будь перед ним кто другой, то дворецкий непременно бы спросил: "Ты белены объелся, баклан?". Но сказать такое Балтике - гарантированная смерть. Он неуверенно полез в карман за мобильником.
        - Ты чего копошишься? - хозяин особняка посмотрел на него поверх очков.
        Стьюи видел странное поведение бугра. Он держал на мушке трёх приведённых людей с такой тщательностью, будто те могли одним словом разметать весь дом по кирпичикам.
        - Ага... щас... уже... - Дворецкий нашёл необходимый номер и вызвал абонента.
        Спустя несколько гудков трубку подняли.
        - Да я. - Отозвался Стьюи. - Привет. Здесь такое дело... - он даже не знал, как выговорить просьбу бугра. Конечно, Потап последние пару лет сидел на наркотическом трафике, но такой вещи у него могло и не быть. Причём с большой долей вероятности. - Сыворотка правды нужна. Чего? Нет, трезвый. Внатуре трезвый. Нет не мне. Балтике. Чего? А-а-а... Понял.
        - Что он говорит? - авторитет мельком посмотрел на дворецкого.
        - Что нету такой бодяги и вообще откуда ей быть, если...
        - Пусть ищет, - рыкнул Балтика. - Из-под земли пусть достаёт. Мне. Сегодня. Нужна. Сыворотка. Правды.
        Стьюи почувствовал, как похолодели его ладони. Он никогда не видел бугра таким бешеным.
        - Понял? - сказал он, догадываясь, что на том конце всё расслышали.
        "Да" - ответил Потап, после чего связь разъединилась. Дворецкий убрал телефон в карман. Почесал затылок.
        - Стул мне принеси, - скомандовал Балтика.
        Стьюи поспешил выполнить приказание. Когда Александр присел, ему показалось, что губы охотницы шевельнулись. Прогремел выстрел. Вор хотел пристрелить черноволосую, но рука дрогнула. Пуля срезала ей локон и вонзилась в стену.
        Аликс побледнела. Её глаза налились тьмой.
        - Я сказал молчать, - спокойно, будто ничего и не произошло, произнёс Балтика. - Или что-то непонятно в моих словах.
        У Бродмира так и вертелось на языке, что абориген совершает самую большую в жизни ошибку. Если он убьёт охотников, то его ждут невероятные пытки, в течение которых люди частенько сходят с ума от всепоглощающей боли.
        Балтика по глазам увидел, что главный в этой компании желает что-то сказать.
        - Хочешь мне поугрожать? - вор направил оружие на него. - Вижу, хочешь. Мол, придёт твоя бригада, и уроет меня? По глазам вижу, угадал. Как придут, так и уйдут, - улыбнулся авторитет. - Я не из тех, кто чего-то боится. Понял меня?
        Бродмир промолчал. Спорить бесполезно.
        Ждать Санька пришлось долго. Час или полтора. Наконец тот приехал. В руках бело-розовые коробки с полуодетыми женщинами.
        - В седьмом магазине только нашёл! - с порога начал водитель. - Там краля такая была... норм вообще. Так игриво на меня косилась, когда я это всё скупал. Точно сучка нашла работу по увлечениям. По дороге сюда, на Рязанке видел Шульмана. У него новый мерин. Белый...
        - Надевай, - Балтика прервал словесный понос подчинённого. - Начинай с неё. Не нравятся мне её моргалы.
        Аликс и действительно подозрительно косилась на принесённые игрушки. Она ещё не понимала смысла этих устройств, но уже догадывалась, что ничего хорошего ждать не придётся. Бродмир внешне оставался абсолютно спокойным. Будто всё идёт так, как и задумано. Лишь Нокс сидел, словно на раскалённой сковороде. К нему начало приходить осознание сумасшедшего в своей невероятности факта: охотников взяли в плен.
        Балтика встал так, чтобы при стрельбе не попасть в Санька. Водитель заломил руки охотницы, нацепил браслеты.
        - Пасть открыла! - надавил он ей пальцами одной руки на основание челюстей. Офигевшая от такой бесцеремонности Аликс разжала зубы. В тот же миг Санёк впихнул ей кляп. Гостья из другого мира попыталась отстраниться, но водитель схватил её за волосы и не дал этого сделать. Застегнув ремешки кляпа, он толкнул пленницу на диван. Аликс завалилась на бок.
        - Теперь этого, - Балтика навёл пистолет на седовласого мужчину в военной форме.
        Бродмир видел, что это конец. Если дать застегнуть себе рот и руки, самостоятельно из этого мира они уже не выберутся. Да только эти дикари не знали одного простого факта. Пока не убит враг Рая за ним будут охотиться. Новым охотникам придётся разузнать, что стало с предыдущей группой. Конечно, это заточение грозило падением репутации. Но деваться некуда. Лучше быть с подмоченным именем, но живым. Главный охотник дал свести себе руки за спиной. Щёлкнули наручники. Затем Санёк вставил кляп.
        Балтика, как и любой уголовник, был хорошим психологом. Он сразу увидел, что Нокс опасности не представляет. Но люди иногда способны поражать и удивлять. Когда водитель хотел защёлкнуть последнему из охотников браслеты, Нокс его оттолкнул и резво прыгнул к Балтике. Схватился за пистолет. Бахнул выстрел. Пуля вонзилась в стену. Авторитет точным и коротким ударом в челюсть повалил гостя из другого мира. Новенький охотник попытался вскочить.
        - Да ты охренел, пельмень?! - подскочивший Санёк заломил ему руки. Сильно ткнул лицом в пол. Нокс заскулил от боли, на глаза навернулись слёзы. Будь на его месте другие охотники, они бы непременно воспользовались моментом. В это время аборигены не видели его губ, появился шанс произнести смертоносное заклинание.
        Нокс таких, к сожалению, узнать не успел.
        В гостиную ворвался Стьюи с "Макаровым" в руках. Быстро оценил обстановку и спрятал оружие за пояс. Однако покидать помещение не спешил. Санёк надел кляп на последнего из пленников. Поднял того, как котёнка, за шкирку. Толкнул на диван. Нокс снова больно ударился носом. На этот раз о плечо главного охотника.
        - С гнильцой фраерок, - Санёк потёр ладони друг о друга. - Что теперь?
        - Ждём, - Балтика бросил пистолет на книжный столик. Устало опустился на стул. Последние несколько часов сильно его утомили. Возраст неукоснительно брал своё и с каждым годом всё больше и больше ставил на проценты.
        - А что это вообще за люди? - осмелился поинтересоваться дворецкий.
        - Не твоего ума дело, - Балтика по очереди посмотрел в глаза всем охотникам. - Ляпнешь кому-нибудь о том, что видел... хоть полслова, хоть кому-нибудь из братвы... Можешь заказывать себе гроб.
        Стьюи нервно сглотнул. Бугор угрозы на ветер не кидал.
        ***
        Сохорн чувствовал чьи-то липкие и неприятные прикосновения. Ему хотелось отодвинуться, чтобы не трогали, но он не мог пошевелить даже пальцем. Чья-то горячая ладонь легла на щёку.
        - Вставай, - прошептали в ухо.
        Охотнику хотелось ответить, чтобы от него отстали. Сон манил в свои объятья.
        - Вставай, я вижу тебя, - снова прошептали в ухо.
        - Да кто ты вообще такой?! - Сохорн распахнул веки.
        Над ним возвышалась ящероподобная тварь с тёмно-зелёной кожей и большим гребнем на голове.
        - Вставай, - прошипела тварь. - Я вижу тебя.
        Сохорн нервно сглотнул. Гадать, куда попал - он боялся. С трудом поднялся. Ящер подхватил тщедушное человеческое тело и швырнул вверх.
        Мир перед глазами охотника завертелся со страшной силой. Мелькали: огни, лица, города, планеты. Вскоре затошнило. А скорость вращения всё не падала. Сохорн куда-то летел.
        - Вставай, - прошептали в ухо. - Я вижу тебя.
        Сохорн распахнул глаза. Над ним стояла обнажённая Аликс. Её кожа местами слезла. Гнилая плоть источала смрад. Из носа выбрался червяк, перебрался в приоткрытый рот.
        - Я вижу тебя, - прошептала Аликс.
        - Отлично... - тихо произнёс охотник. - Что с тобой? Где мы?
        Коллега открыла рот, словно собиралась ответить, но вместо зубов у неё оказались клыки. Она зарычала и встала на четыре конечности. Из кожи начала расти шерсть.
        - Я вижу тебя! - сказало существо, которое по внешним признакам ещё напоминало Аликс. - Теперь ты мой...
        - Эй! Чувачок! Не умирай!
        Сохорн чувствовал, что его больно шлёпают по щекам. Раскрыл глаза. Свет резанул, словно скальпель. Пахло травой. В голубом небе парили маленькие облачка, словно сделанные из ваты. В левой части груди поселилась сильная боль. Возле него сидел коренастый мужичок в красной бандане.
        - Слышь меня, чувачок? - улыбнулся он. - Не умирай. Сегодня уже и так много смертей. Вон врачи уже приехали, сейчас помогут.
        Сохорн улыбнулся.
        - Знал бы, кому ты помогаешь, - прошептал он.
        - Тихо-тихо, чувачок. Не волнуйся. Ты будешь жить.
        Мир перед глазами охотника начал меркнуть, а в следующий миг он провалился в блаженное забытьё.
        ***
        Сыворотку правды Потап всё же нашёл. По-другому, собственно, и быть не могло. Ослушаться Балтику значило подписать себе смертный приговор, получить чёрную метку. Привёз он раствор на следующий день лично. Про то, что трём его людям пришлось за этот приказ бугра сложить голову, благоразумно умолчал. Вор в законе не пустил Потапыча даже на порог. Встретил во дворе.
        - Вот, - протянул Потап свёрток. - Гидробербентурат аммония. Самое совершенное на данный день вещество. Слушай, а зачем оно тебе? - не смог он скрыть своего любопытства.
        - Стукача расколоть, - бросил Балтика. И не дожидаясь ответа, ушёл в дом.
        Поражённый Потап ещё несколько минут простоял, не зная как реагировать на такое поведение авторитета. Не просто так братва поговаривала, что вора надо убирать. Ой, не просто так.
        Могила подошёл и встал рядом. Руки с буграми мышц сложил на груди.
        - Хороший дом, - бросил охранник.
        - Ага... - неопределённо глянул на него Потап. - Да только хозяин у этого дома не тот.
        Могила промолчал. О настроениях братвы он знал, да только значения не придавал. Не его это проблемы.
        Потап уехал преисполненный настроя отстранить Балтику от дел. Однако, события последовавших дней перемешали ему все планы. Как и многим жителям планеты Земля.
        Пришельцев из другого мира авторитет по-прежнему держал в гостиной. Стьюи назначил ответственным.
        - Если снимешь кому-нибудь из них кляп или расстегнёшь наручники, урою, - пообещал Балтика дворецкому.
        Первым, кому он ввёл сыворотку правды, стал Нокс. Вор не знал, как действует препарат, поэтому эксперимент начал с самого бесполезного человека.
        Когда тело нового охотника расслабилось, с него сняли кляп.
        - Как тебя зовут? - навис над гостем вор.
        Нокс посмотрел на него затуманенным взором. С трудом сфокусировал взгляд.
        - Как тебя зовут? - повторил Балтика.
        Санёк со Стьюи стояли за спинкой дивана, каждое мгновение готовые утихомирить гостя из другого мира. Аликс, измученная бессонницей и злобой, вяло наблюдала за процессом. Бродмир же старался держаться бодро. Он прекрасно знал, что штрафникам не стоит рассчитывать на подмогу. Но надеялся, что их отсутствия хватятся. Иначе надеяться оставалось лишь на себя.
        Как выбраться без помощи магии Бродмир не представлял. Высвободить руки или разорвать путы коллег он пытался всю ночь (в то время, когда Стьюи ненадолго задремал). Пытался избавиться от кляпа. И лишь потом понял, что надо исхитриться и расстегнуть кому-нибудь кляп. Но проснувшийся дворецкий расстроил эти планы. Наблюдая, как новенькому вводят что-то под кожу, Бродмир в полной мере осознал, что живыми они из этого мира не выберутся.
        - Как тебя зовут? - в третий раз повторил вор.
        - Ан... Ан... - прошептал Нокс.
        В следующий миг его глаза закатились, и он медленно завалился на колени Бродмира. Изо рта новенького охотника пошла кровавая пена. Его затрясло в конвульсиях, и в следующий миг он грохнулся на пол.
        - Воду! - скомандовал вор. - Кипячёную!
        Стьюи бросился на кухню. Санёк присел возле бившегося в припадке Нокса. Поднял голову, чтобы тот не захлебнулся пеной.
        Балтика ввёл подопытному пять кубиков кипячёной воды, но охотника это не спасло. Через десять минут он громко и надрывно закричал, а в следующую секунду поник на руках Санька.
        - Много, - задумчиво резюмировал вор.
        И недвусмысленно посмотрел на Бродмира. Главный охотник почувствовал, как похолодели его ноги.
        ***
        На планете, где вырос Бродмир, жили милые с виду существа - вирсы. Они плевали в жертву сильным паралитическим ядом, а после пили кровь. Если напал один вирс, то ничего страшного. Просто поваляешься, посмотришь, как небольшое мохноногое создание "выпивает тебя". Вытягивали они немного, у некоторых людей после такой встречи даже голова не кружилась. Основная опасность этих животных таилась в том, что жили они семьями. Если человеку не везло, и на него нападала сразу вся семья, то шансов спастись практически не оставалось. Бродмира один раз "ловил" вирс. Лёгкий укол и всё, мохноногая животинка наслаждается человеческой кровью. Такое же ощущение было и от прикосновения шприца. Охотник почувствовал, как по телу разлилась блаженная истома. Глаза начали слипаться. Наручники перестали давить. Кляп во рту начал сильнее мешать. А ещё захотелось лечь. Очень сильно захотелось. Настолько непреодолимо стало это желание, что Бродмир даже мать бы родную (будь она конечно жива), поменял сейчас на то, чтобы просто прилечь на ковёр в гостиной.
        Балтика внимательно наблюдал за реакцией гостя из другого мира. На этот раз Стьюи сразу приготовил трёхлитровый баллон кипячёной воды, а сам встал за диваном. Санёк находился рядом, готовый прийти бугру на помощь.
        - Как тебя зовут? - спросил авторитет, когда водитель снял с пленного кляп.
        - Бродмир Афил Тардай, - охотник смотрел в потолок и улыбался. - Сын земли Третьей и Единственной. Наследник Авена Трала Уртера. Последний из Варьямиров и первый среди корсаров Его Святейшества. Мой дом укутан серебром, а в глаза бьёт мудрый свет Вашего Ликоподобия. Чем я могу служить Вам, Великий и Могучий, самый Святейший из ныне живущих?
        - Что он несёт? - участливо поинтересовался Санёк. - Может ему в ухо дать?
        - Умолкни, - сухо бросил Балтика.
        Аликс смотрела на главного охотника круглыми глазами. А ещё в них без труда читался страх. Естественно она понимала, что следующий укол предназначался ей. Новенькому повезло, он умер быстро. У Бродмира, по её мнению, съехала крыша. А что станет с ней после укола. И зачем аборигены вообще это делали? Действительно, дикий мир.
        Бродмир же находился очень далеко от гостиной Балтики. Он стоял в тронном зале. А перед ним, на Великом Престоле, сидел Святейший из людей. Самый сильный, самый мудрый, справедливый и великодушный. Только с такими качествами в их государстве можно было стать императором. Обычный моряк - Ерём - на всеобщих состязаниях доказал, что он единственный носитель всех этих признаков Святейшего. Теперь он вызвал к себе Бродмира, послушать о морских победах, о схватках с чудовищами. Узнать сказания о далёких землях и неизведанных островах.
        - Как ты оказался на нашей планете? - допрашивал Балтика.
        - Святейший, - смущённым тоном ответил главный охотник. - Я здесь родился. На Третьем и Единственном острове.
        - Это планета Земля и здесь нет Третьего и Единственного острова. Как ты здесь оказался?
        - Я не понимаю о чём ты, Святейший, - теперь в голосе Бродмира послышалась тревога. Он по-прежнему смотрел в потолок и блаженно улыбался. Из правого уголка рта потекла слюна.
        - Что он несёт?! - не вытерпел Санёк. - Может его того... чуть взбодрить? - недвусмысленно перемигнулся со Стьюи.
        Балтика ему не ответил. Он вколол Бродмиру семь кубов кипячёной воды и постепенно главный охотник вернулся к реальности. Но в ту же секунду его мутные глаза закатились, и он погрузился в медикаментозный сон.
        Больше гадать с дозой нельзя. Требовался специалист.
        Потап долго пыхтел и даже сказал Балтике пару ласковых, но человека всё же прислал.
        Худой парень лет тридцати, в очках с тяжёлой оправой, в дом известного авторитета вошёл смущённо. Поставил кожаный портфель у входа.
        - Как звать? - Балтика сидел в кресле напротив охотников. Стьюи гремел посудой на кухне, а Санёк отправился до ветру.
        - По паспорту? Или так? - парень по-прежнему топтался возле входа.
        - Как тебя называть? - с нажимом повторил вор.
        - Родители назвали Валерой. А так вообще Химиком зовут.
        Балтика усмехнулся. Как этого Химика зона вынесла?! Но вскоре он нашёл ответ на этот вопрос.
        - Ты проходи, не стесняйся, - пригласил хозяин дома. - Видишь вот этих двоих? - указал на охотников. - Вот мне нужно их разговорить. Сыворотка правды есть. С дозой угадать не могу. Поначалу этих молодцов было трое. Один скопытился. Поэтому если скопытится ещё один, то отправишься сразу же за ним. Я понятно объяснил?
        Химик засмотрелся на Аликс. С первого взгляда он понял - за эту женщину можно и убить. Это именно его вторая половинка. Та, с которой он хочет соединить свою жизнь.
        - Ау! Валера! Я понятно объяснил? - рыкнул Балтика на замечтавшегося гостя.
        Химик вздрогнул.
        - Понятно, - он поправил очки, пытаясь за деятельностью скрыть волнение и страх. - А можно для начала попробовать сыворотку правды?
        Балтика смотрел на худощавого парня и думал, издевается ли Потап?
        - На столе, - указал вор.
        Химик подошёл к журнальному столику. Взял пузырёк с уже разведённым раствором. Капнул на руку и слизнул. Прищурился с таким удовольствием, словно попробовал божественного нектара.
        - Неправильно, - наконец дал он заключение. - Здесь надо...
        Он вернулся ко входу за своим портфелем. Выставил на столик несколько флаконов. А потом Балтика увидел чудеса, и все вопросы к этому человеку пропали. Он действительно был специалист, чем и заслужил себе репутацию. Оказалось, что раствор, привезённый Потапом - это плохая подделка вещества применяемого американским ЦРУ на допросах. Именно поэтому скончался Нокс, а Бродмир чуть не слетел с катушек. Но и с этим материалом можно добиться впечатляющих результатов, следует лишь немного улучшить формулу. Вообще Химик предложил за несколько дней сделать новый препарат, который с девяносто девяти процентным результатом расколет кого угодно. Но Балтика отказался. Он просматривал новости и понимал, что на счету каждый день.
        Следующие несколько часов Химик колдовал над улучшением формулы. Переливал из пузырька в пузырёк по несколько капель. Постоянно нюхал. Несколько раз пробовал на вкус. Один раз пытался поджечь получившееся вещество, но оно не загорелось. Зато изменило цвет с белёсого на фиолетовый. При этом не проходило и минуты, чтобы он не скосил глаза на охотницу.
        - Готово! - Химик посмотрел на свет получившееся вещество. Поболтал. Осадка нет.
        За это время все жители дома поели. Санёк сводил каждого из охотников в отхожее место. Аликс терпела уже сутки, и сдалась когда стало невмоготу. Она попыталась возмущаться, но, получив от Санька несколько увесистых затрещин, сникла. Лишь её красноречивый взгляд обещал всем в округе такую мучительную смерть, до которой и граф Дракула не додумался.
        Балтика взял пузырёк и сам посмотрел его на свет. Мутноватая жидкость ничем принципиально не отличалась от той, которую привёз Потап.
        - Ну, давай! - Кивнул он на замерших в ожидании дальнейшей экзекуции охотников. - Попробуем на этой шмаре.
        У Аликс возникло практически непреодолимое желание вскочить и броситься на улицу. Только сделать это со скованными руками представлялось крайне проблематичным. Пока Химик дрожавшими руками набирал шприц, охотница лихорадочно размышляла, что делать. Ничего толкового в голову не приходило. Она настолько привыкла полагаться на магию, что не видела иных выходов, кроме колдовства. Но для этого ей требовалось снять кляп. Стьюи без напоминания принёс воды и встал за диваном. Санёк задумчиво ковырялся в зубах. Бродмир по-прежнему находился в медикаментозном сне. И, судя по всему, надолго.
        Химик набрал в шприц намного меньше необходимой дозы. Будь его воля, он бы вообще ничего ей не колол. Но ослушаться Балтику стало бы большой ошибкой. Вероятно, что и последней в жизни.
        Когда Химик приблизился, охотница рефлекторно двинула его ногами в живот. Парень с грудным "ох" завалился на спину, шприц отлетел к стене. Рядом вмиг оказался Санёк. Он влепил охотнице зуботычину, затем схватил за волосы и поднял её лицо к себе.
        - Может тебя, сука, поучить немного, а?
        - Отойди, - Балтика положил водителю руку на плечо. - Я сам.
        Он присел на диван возле охотницы, посмотрел в её чёрные глаза.
        - Ты вообще понимаешь, что я от вас хочу?
        Аликс покачала головой.
        - Вы принесли в этот мир магию. И я хочу ею управлять. Пользоваться. Стать самым могущественным. Понимаешь?
        Стюи, Санёк и Химик уставились на вора, словно он признался в нетрадиционной ориентации. Для каждого их них стало понятно - Балтика окончательно съехал с катушек, раз требует от людей какую-то магию.
        Вместо ответа охотница заулыбалась, насколько это позволял кляп.
        - Хочешь что-то сказать? - вор расценил её мимику по-другому.
        Аликс кивнула.
        - Сейчас скажешь, - пообещал он. - Сделаем укол и скажешь. Чего встал? - рыкнул он на Химика. - Делай, давай!
        Аликс вновь попыталась помешать экзекуции над собой, но в этот раз Стьюи и Санёк её держали.
        Через пять минут укол подействовал. Охотница расслабилась. Невидящим взглядом уставилась в потолок.
        - Снимай кляп, - приказал Балтика.
        Санёк расстегнул ремешок, вытащил пластиковый шарик.
        - А-а-а? - произнесла Аликс и безумным взглядом оглядела Химика, Балтику и Санька.
        - Как твоё имя?
        - Ал-Ликс, урождённая Вьена.
        - Откуда ты?
        - Из священной земли.
        - Откуда ты сейчас пришла?
        - Из Рая.
        Балтика довольно потёр ладони.
        - Подкати кресло, - скомандовал он Химику, но тот и не шевельнулся.
        Он знал, что женщина говорила правду. По-иному и быть не могло. Тогда из какого она Рая?
        Санёк подкатил кресло, и вор присел напротив пленницы.
        - Зачем вы пришли к нам на планету.
        - Убить преступницу, - Аликс посмотрела в глаза Балтики. От этого взгляда даже у много повидавшего на своём веку авторитета зашевелились волосы на голове. Непроглядная бездна и зияющая пустота, абсолютная ненависть и желание убивать - единственное, что он видел в чёрных зрачках охотницы. Такого взгляда не могло быть у нормального и адекватного человека, пусть и под психотропным или галлюциногенным действием препаратов.
        Санёк с Химиком непроизвольно отошли на несколько шагов. Лишь Стьюи, стоявший за спинкой дивана, слушал всё с таким выражением на лице, будто его разыгрывали, и он об этом знал.
        - Как вы пришли к нам на планету? - Балтика продолжал допрос.
        - Заклинание перемещения.
        - Что будет, когда вы убьёте преступницу?
        - Мы уйдём.
        - Что станет с магией?
        - Она пропадёт, - подтвердила Аликс самые худшие опасения вора.
        - Ты сможешь научить меня магии?
        - Смогу.
        Балтика откинулся в кресло и глубоко задумался. Аликс неотрывно смотрела на авторитета. Подчинённые безмолвно ожидали решения бугра. Химик положил, наконец, шприц на журнальный столик.
        - Санёк, - сказал вор. - Бегом к Потапу. Набирай опиатов, транков и прочей хрени, чтобы мы могли держать их под контролем. В общем, посоветуйся с этим, - указал на Химика. - Вообще возьми его с собой, пусть подскажет, что нужно. Попытается смыться, стреляй по ногам. Или по рукам. Нам ещё его мозги нужны.
        Когда они ушли, Балтика несколько минут задумчиво сидел в кресле.
        - Не смотри на меня, - приказал он охотнице.
        - Не могу.
        - Почему? - искренне удивился вор.
        - Я убить тебя хочу.
        Если бы несколько дней назад кто-нибудь сказал Балтике, что тот покроется липким потом от угрозы какой-то шалавы, то непременно бы заработал себе очень опасного врага. Но теперь вор почувствовал, как взмокло тело, ладони и даже пятки. Много десятилетий ему никто открыто не угрожал. Теперь он понимал, что малейшая ошибка, при общении с гостями из другого мира грозила ему моментальной смертью.
        Стьюи топтался за спинкой дивана.
        - Выйди, - приказал ему Балтика.
        Дальнейший допрос он продолжал в одиночку.
        ***
        Новую дверь Илья установил на следующий день. Деньги решили все вопросы. Стоило заказать лишь самую дорогую, заплатить двойную цену установки, и мигом примчались бравые ребята. Через четыре часа после звонка в обыкновенной московской квартире на Дмитровском шоссе стояла такая деревянная дверь, которую не каждый богач может себе позволить.
        Ангелина первым делом сходила домой. Разбитое окно, открытая дверь и никаких следов того, что мать жива.
        - Они её убили, - мрачно произнесла она.
        Оставаться в доме, куда так хотелось вернуться, Ангелина не захотела.
        Следующие несколько дней она спала. То ли отсыпалась, то ли глушила горе. Даже монтажники, громыхавшие перфоратором, её не разбудили.
        Разбитое стекло на кухне хозяин квартиры заменил по такому же принципу - деньги решили все вопросы.
        В течение следующих дней в новостной ленте не осталось больше политики, сумасбродных европейских заявлений и прочего негатива. Все полосы занимали происшествия и странные обстоятельства в разных уголках планеты.
        В Лондоне, на знаменитой Бейкер-стрит, появился авианосец под флагом Соединённых Штатов Америки. Его металлическая туша раздавила целый квартал. Пострадавших и пропавших без вести под завалами власти даже не могли сосчитать.
        В Уругвае, в одночасье, появилось девятьсот тридцать долларовых миллиардеров, суммарные средства которых превосходили внешний долг всех стран мира.
        Копенгаген перестал существовать. На его месте образовалась необъятная карстовая воронка.
        Днепр неожиданно изменил русло, а Киев затопило его водами.
        Удивили российские дорожники. За несколько дней они отремонтировали все дороги страны и положили полотно даже на всех просёлочных дорогах. Министр транспорта поначалу мялся, не зная, как объяснить это чудо, а потом начал рьяно рассказывать о собственном усердии, расторопности и таланте управленца.
        В Сахаре какой-то бедуин обнаружил огромное озеро с кристально чистой водой. Как это озеро пряталось от людских глаз на протяжении веков, никто объяснить так и не смог.
        Полусумасшедший японский изобретатель, которого и за учёного никто не принимал, предоставил публике робота. Отличительной особенностью этого механизма стало его полное копирование возможностей человеческого тела. А мозг этого создания оказался способен обучаться. Всего за два дня робот стал полноценным членом общества: окончил школу, университет и даже устроился на работу. В газету. Статью о себе, он, кстати, сам и написал.
        В Амстердаме, возле музея Винсента Ван Гога, за ночь вырос куст конопли размером с дерево из "Аватара". Полиции пришлось огородить гигантское растение, так как жители Европы потянулись к невероятному созданию. По слухам его наркотические свойства были ошеломительными.
        Во Франции пропала часть суши. От Сен-Назера до Гавра. Вместо этого возникла часть суши из другого мира. Как в "Робинзонах космоса" Франсиса Карсака.
        В Китае несколько заводов непостижимым образом оказались полностью автоматизированы. Даже для обслуживания больше не требовалось ни единого человека.
        В Венесуэле, в результате вооружённого переворота, за одну ночь пропало всё правительство, включая даже самых мелких чиновников. Началась анархия.
        В США из трёх крупнейших банков пропали деньги. Это событие спровоцировали массовые бунты в Нью-Йорке, Вашингтоне и Лос-Анжелесе. Тысячи людей требовали отставки действующего правительства, стреляли по правоохранительным органам, и даже армия не смогла справиться с митингующими. Эксперты предрекали начало гражданской войны.
        Над Нууком возник прозрачный купол, обеспечивающий город теплом. Откуда он появился и как работал, никто объяснить не мог.
        В Бермудском треугольнике началась чертовщина. По свидетельским показаниям тысяч людей, там видели суда и самолёты разных эпох. Те появлялись из ниоткуда и в никуда исчезали.
        В России каждый день становился рекордом по количеству не прибывших на рабочее место сотрудников. Касалось это абсолютно всех отраслей, начиная от дворников и заканчивая министрами.
        На Чернобыльской АЭС что-то громыхнуло. Вспышку видели даже в Белоруссии. Поползли слухи, что Зона, о которой грезили тысячи людей, наконец, образовалась.
        Илья изо дня в день пробегал глазами новости. Он-то понимал, что всему виной магия, разлившаяся по миру из-за прихода охотников. Но ведь остальные жители планеты этого не знали. Что они думали, просматривая ленты? Мир выжил из ума? Грядёт апокалипсис? Кстати, и такие новости нет-нет, а проскальзывали. Какой-нибудь духовный вождь высказывался, что грядут тяжёлые времена и люди должны сплотиться и верить.
        - Мне рассказывали о таком, - как-то поделилась Ангелина. - С приходом магии мир умирает. Всегда.
        "Время эльфийских чудес" перестало загружаться. Накрылся сервер, о чём чистосердечно написали на странице. А ещё там написали, что чудеса теперь вокруг, игра стала не актуальна. Илья несколько раз прочёл эту надпись. Получается, что те, кто хоть чуть-чуть допускает возможность магии, сразу её увидел?
        Магазин, где Илья обычно покупал продукты, закрылся. Без вывесок и каких-то видимых причин. Приходилось ходить через квартал. Но и тому работать осталось недолго. Полки опустели, новых товаров не завозили. Почти весь персонал разбежался, научившись колдовать деньги. Это только в Интернете полно доброхотов, которые ищут доверчивых граждан, обещая им рассказать, как без напряга делать деньги. На деле, если человек нашёл лёгкий способ заработать, он ни с кем не поделится. Из крана всегда течёт одна струя, пить её удобно одному.
        Поначалу все торговцы радовались продажам. Пока не распознали, что денег теперь каждый может наколдовать хоть вагон. Магазины опустели в первую очередь. Лишь немногие хозяева успели спрятать товар. За деньги стало ничего не купить. Их уже не существовало, а замены им ещё не возникло. У каждого в загажнике было столько этих бумажек, что можно камины топить. На Чистых прудах появился рынок натурального обмена, который с каждым днём набирал всё большую популярность. Также за несколько дней бешеную популярность набрал сайт "Натуральный обмен", где люди могли поменять, например, мыло на кусок хлеба, бензин на машину. Но и базар на Чистых прудах и сайт вскоре начали угасать. Люди, которые посмекалистее, догадались колдовать материальные вещи. У многих это достаточно неплохо получалось.
        Никто не ходил на работу, никто не ходил за продуктами. Никто вообще не ходил по каким-либо делам. Может где-то в регионах люди ещё и существовали по-прежнему, но шансов на это мало. Магия опьянила разум всей планеты. Достижения науки и культуры покатились в тартарары. Особенно это было видно на примере города-мечты-о-миллионах - Москве. Люди, когда поняли, что именно на них свалилось, начали исполнять свои заветные и не очень желания.
        Последние новостные ленты начали вымирать, как исполинские ящеры. Новая информация продолжала распространяться только через социальные сети и оптимизмом не блистала. Все магазины закрылись, все государственные службы прекратили работу. Расплодились фотографии, на которых счастливые люди купались в деньгах, сжигали их, ели, мастерили из них поделки, разбрасывались, использовали вместо туалетной бумаги, обклеивали машины, квартиры, делали из них пол. Каждый радовался свалившемуся на него богатству как умел. Лишь единицы понимали, что радуются обычной бумаге, которая ровно ничего не стоит, так как понятие "стоимость" ушло вместе с деньгами.
        На улицу стало опасно выходить. Закон и полиция перестали существовать в первую очередь. Большинство людей считает, что окружающие нормальные и адекватные люди. На практике всё оказалось по-другому. Когда нет рамок, нет границ и нет наказания, даже образованные люди превращаются в опасных убийц. Примеров в мире было много ещё до появления магии. Не единожды Илья с Линой слышали крики, выстрелы, а один раз где-то неподалёку всю ночь порыкивал пулемёт.
        Утром Илья сказал:
        - Нам нужно оружие.
        ***
        Несколько раз Илья попробовал самостоятельно наколдовать автомат. Внешне у него получался АК-74 с которым он бегал в армии, но стрелять это устройство не собиралось. При разборе выяснялось, что большинство деталей либо неправильного размера, либо вовсе отсутствовали.
        Двадцатый созданный автомат, после неудачных попыток из него выстрелить, Илья со злостью бросил на пол.
        - Магия! - прорычал он.
        Ангелина всё это время сидела и наблюдала за его попытками.
        - Возьми бумагу, ручку. Попробуй нарисовать и объяснить мне устройство автомата. Расскажи, для чего нужны все детали.
        - Зачем? - Илья посмотрел на неё круглыми глазами. - Если я не смог представить, думаешь, у тебя получится?
        - Когда в чём-то не до конца ориентируешься, объясни другому и всё поймёшь.
        Илья несколько мгновений раздумывал над предложением подруги, затем взял ручку, лист бумаги и уселся рядом на диван.
        - Это, значит... - повёл линию и ручка проткнула лист. - Чёрт!
        Он сходил на кухню за разделочной доской, подложил её под бумагу.
        - Это у нас... - начал Илья.
        Вскоре на бумаге появились какие-то детали, о назначении которых Ангелина даже не догадывалась, хотя и понимала, что это составные части автомата.
        - Так, - Илья критически оглядел собственное творение. - Чертежи конечно не ахти... Но то, что помню... а помню вроде всё, нарисовал. Для магических нужд такие картинки, - хмыкнул он. - Должны сойти. Значит, сейчас будем создавать автомат. По запчастям. Думаю, целый у нас всё равно не получится.
        - Правильно думаешь, - Лина внимательно рассматривала картинки на листке. - Сложные устройства лучше колдовать по отдельности.
        - Все детали можно делать стальными, хотя вот эта, эта, эта и вот эта, - Илья указал на рукоять, цевьё, приклад и ручку штык-ножа. - Должны быть из плексиглаза для облечения веса. Но нам не важно, сколько будет весить данная конструкция, всё равно долго его держать не придётся. Потому и смысла заморачиваться нет.
        - Хорошо, я поняла, - придвинулась Лина ближе. - Только вот это что? - ткнула пальцем в какую-то загогулину.
        - Магазин. Да, знаю, не очень получилось, но это он.
        - Это где патроны? - на всякий случай уточнила подруга.
        - Именно. В него умещается 30 патронов в шахматном порядке, когда магазин полон, в контрольном отверстии видна жопка первого патрона. Патроны, кстати, вещь вообще особая, - на секунду призадумался Илья. - Ладно, это потом. Втыкается он, естественно, вот сюда, - указал на ту часть, которая больше всего автомат и напоминала. - Значит, вот эта... штуковина обзывается штык-нож. Нужна для того, чтобы солдат думал, будто у него ещё есть шансы выжить, после окончания патронов. Рукоятка квадратная, сделана из дерева...
        - А нам этот штык-нож зачем? - задала Ангелина резонный вопрос. - Или ты и им всерьёз рассчитываешь убить охотников?
        - Мда... - Илья почесал подбородок ручкой. - Действительно, не нужен. А если учесть, что клинок из очень хрупкой стали, которая, кстати, не затачивается принципиально, то...
        - Выбрасываем эту деталь, - резюмировала невеста.
        - Выбрасываем, - зачеркнул её Илья. - Вот это, - ткнул в следующее изображение. - У нас затвор. Эта мелкая финтифлюшка крутится внутри вот этой большой финтифлюшки, - указал на изображение затворной рамы. - В связке с ней затвор выбивает патрон из магазина, досылает его в патронник, запирает его, а после произведения выстрела извлекает и выбрасывает стреляную гильзу. Внутри у затвора боёк. Вот. Эта вот штуковина обзывается...
        - Курком, - попыталась угадать Лина.
        - Нет. Спусковым крючком. Курок эта та деталь, которая бьёт по бойку. Собственно, если хочешь выстрелить, тебе необходимо потянуть указательным пальцем за эту фиговину. Она освобождает курок, который лупит по бойку, а тот лупит в капсюль гильзы, а капсюль уже воспламеняет порох... Вижу, вижу, что всё это слишком тяжело. Замолкаю. Дальше, значит. Эта приблуда называется крышкой ствольной коробки. Служит данное изобретение для закрытия механизмов от внешнего мира и бережного их сохранения. Как и лицо стреляющего, от этих самых механизмов. Разборка автомата, кстати, начинается с неё. Так. Вот это, - показал на странную и длинную муляку, словно ребёнок учился писать букву "е". - Называется возвратным механизмом. Это пружина. Она взаимодействует с крышкой ствольной коробки, проще говоря, держит её на месте, а также с затворной рамой, возвращая её на исходную позицию после выстрела. Собственно говоря, это и есть один из основополагающих механизмов автоматического оружия. Вот это у нас затворная рама. Она досылает патрон в патроноприёмник. К ней приделан газовый поршень. А вот на него воздействуют
пороховые газы при выстреле, толкая поршень, а соответственно и раму назад. В результате этого рама с затвором взводят курок. Вот это...
        - Знаю, - вставила Лина. - Ручка.
        - Не ручка, - поправил Илья. - А приклад. Очень важная штуковина. При стрельбе упирается в плечо. А ещё на нём стальной затыльник, которым можно и по чайнику съездить, если понадобится. Также в нём находится пенал с принадлежностями для чистки и полной разборки. Их нарисую потом. Это цевьё, - показал на следующий рисунок. - За него держат автомат. Вот это газовая камера с накладкой. Внутри неё ходит туда-сюда газовый поршень. Вот здесь располагается шомпол, но он нам не нужен... Так, вот здесь у нас фиксатор магазина. Нажимается он вперёд. Понимаешь принцип? Вот здесь есть паз, и вот здесь он поджимается, - указывал на рисунки Илья. - И магазин держится. А когда нажимаешь, то выскакивает. Можно сказать, обычный зажим с пружинкой.
        - А нужен он нам вообще?! Этот фиксатор магазина? Нельзя что ли сделать их одним целым?
        Илья почесал затылок. Задумчиво посмотрел в окно.
        - Нельзя. А если заклинит, или патроны закончатся... Нельзя, - твёрдо повторил он. - Кстати, чтобы не клинило, нужно заряжать не тридцать, а двадцать девять. А ещё лучше двадцать восемь. Вот эта штуковина, - показал на самую крупную часть, которая автомат и напоминала. - Называется ствольная коробка. Собственно, у неё внутри находятся специальные пазы и механизмы, благодаря которым и происходят выстрелы.
        Илья замолчал, рассматривая собственные рисунки.
        - А как патроны-то выглядят?! - поинтересовалась Лина.
        - Нарисую. Позже. Значит, - Илья продолжил ликбез. - Вот здесь есть прицельная планка, - нарисовал он маленькую точку наверху ствольной коробки. - С другой стороны ствольной коробки есть ещё и предохранитель. Теперь можно собственно приступать и к изготовлению всех этих частей. Начнём со ствольной коробки. Она самая сложная. К тому же с первого раза однозначно не получится. Там же внутри ещё ударно-спусковой механизм и направляющие мне их тебе надо уже будет показать на первой заготовке.
        - И ты всерьёз веришь, что у нас получится?! - Ангелина бросила взор на рисунки.
        - А у нас выбора нет, - посмотрел на неё Илья. - Посмотри за окно. Мы теперь живём в мире, где жизнь ничего не стоит. Надо уметь её защищать.
        - Давай приступать, - вздохнула Лина. Она посмотрела на рисунок ствольной коробки. - Патроны только объясни, как выглядят.
        Он вывел с края листа большой продолговатый предмет с заострённым верхним концом. В этот момент под окном вскрикнула какая-то птица. Лина вздрогнула.
        - Значит, - Илья указал на рисунок. - Вот здесь, снизу, у нас капсюль, за ним затравочная смесь, после лежит фольга, затем наковаленка, а после уже через затравочное отверстие порох поджигается и пуля, которая находится вот здесь, - разделил он продолговатый предмет. - Выплёвывается взрывом. Вот, собственно, и вся конструкция патрона. Размеры я не помню, будем подбирать уже по факту. Или автомат делать под патрон или патрон под автомат.
        - Приступаем? - посмотрела на друга Лина.
        ***
        Когда Сохорн открыл глаза в следующий раз, то увидел белый потолок. В левой части груди поселилась ноющая боль, словно кто-то невидимый постоянно ковырялся в ране.
        Неприятно пахло лекарствами. Руки оказались невероятно тяжёлыми, а к левой было прицеплено какое-то дикое устройство с жидкостью. Охотник вырвал иглу из вены. Потекла кровь. Сохорн наколдовал "Заживление". Заклинанию хватило силы, чтобы залечить такое незначительное ранение. А в следующий миг снова начала наползать тьма. Охотник хотел подняться, уйти от неё, но тело не слушалось. Мрак окутывал, мир перед глазами сужался, пока не превратился в узкую щелку, затем и вовсе пропал.
        В следующий раз охотник открыл глаза, когда его кто-то касался. Молоденькая медсестра меняла дикое устройство с жидкостью внутри.
        - Прости, - сказала она, когда увидела, что пациент пришёл в чувство. - Я здесь одна осталась. Все разбежались. Мне одной физически за всеми не уследить. Я больше не смогу ничего сделать. Прости.
        Сохорн хотел ответить, что ей не за что извиняться, но не смог разлепить пересохшие губы.
        В следующий миг тьма вновь укутала мироздание охотника. Ему чудилось, что вокруг снова Ноубл - родной мир. Мерещилось, что он снова маленький. Память услужливо подкинула домашний скандал, в котором отец убил мать. Их осталось трое сыновей. Младших братьев бесновавшийся родитель собственноручно задушил. Сохорн смог убежать. Долго-долго он жил в лесу, боялся выходить к людям. Почему-то ему казалось, что тогда отец его сможет найти и задушит, как и других сыновей. Но время текло, будущий дознаватель, а впоследствии охотник, приспосабливался к новой жизни. Однажды он увидел, как медведь растерзал женщину, собиравшую ягоды. Животное, скорее всего, было больно. Оно напало без причины и, задрав жертву, скрылось в лесу. Тогда Сохорн подошёл к полуживой женщине и наблюдал, как та умирала. Он понимал, что следует позвать кого-нибудь на помощь, но не мог сдвинуться. Его пьянила агония умирающего тела. Он не мог отвести взгляд от крови, вытекавшей из страшных ран. Тогда будущий дознаватель впервые отведал человеческого мяса. Кровь показалась ему сладкой и вкусной. Вскоре наступила зима, Сохорну пришлось идти
к людям. Оказалось, что отца уже казнили, а его считали погибшим. Будущего охотника на воспитание взял дядя, который и сыграл немаловажную роль в наклонностях племянника.
        Дядя Сохорна - Ваймир - жил бобылём и работал в канцелярии службы охраны правопорядка. Будущий охотник частенько ходил с приёмным отцом на его работу, где видел пытки и унижения людей. Вскоре Ваймир дал мальчику и самому попробовать "вытащить" из преступника правду. У Сохорна при помощи мгновенно придуманных изощрённых пыток настолько быстро получилось выполнить работу, что им заинтересовалось высшее руководство. Вскоре он занял пост дознавателя, а затем и главного дознавателя.
        Сохорн разлепил глаза. В окно рвался яркий солнечный свет. Над головой простирался белый потолок. Рядом кто-то стонал. Видимо этот звук и вывел охотника из блаженного забытья. Постепенно наползла боль в груди. Сохорн повернул голову вправо. На соседней койке лежал мужчина лет пятидесяти. Из его рта выходила прозрачная трубка. Мужчина, не приходя в сознание, стонал и пытался выплюнуть трубку. Сохорн улыбнулся. В руке что-то мешалось. Снова вырвал иглу из вены. Потекла кровь. Охотник произнёс "Заживление" и рана затянулась. Попытался подняться, но сил хватило лишь на то, чтобы немного приподняться. Мужчина надсадно захрипел. Сохорн повернулся к соседу по палате. От чужих мучений даже немного повеселел, словно вновь вернулся в пыточную, где ему предстояло "раскусить" очередного преступника. Несколько минут наблюдал за умирающим человеком. Затем охотнику настолько сильно захотелось спать, что он не смог перебороть это желание.
        Когда Сохорн проснулся в следующий раз, мужчина уже умер. В больнице стояла оглушающая тишина. Охотник поднял левую руку. Сил прибавилось, но организм всё равно был слишком слаб. Несколько минут гость из другого мира лежал и перебирал в голове заклинания, искал, какое сможет ему помочь. Двигаться-то можно и при помощи левитации, но делать этого не желательно. В любой момент он может провалиться в дрёму и тогда останется лежать посреди этого дикого мира.
        Сохорн неожиданно для самого себя осознал, что боится выходить за пределы этих белых стен. Конечно, охотников иногда убивали. Но, во-первых, это происходило редко, а, во-вторых, зачастую это было случайностью. Как с Сатром, погибшем на прошлом задании. Что же на этой дикой планете за магия, которая способна победить магию Рая?
        Охотник набрался сил и, опираясь на трясущиеся руки, сел на койке. В палате находилось десять постелей. Все они были расправлены. На простынях одной виднелись большие бурые пятна. За окном рос большой куст. С земли на одну из его веток вспорхнул воробей. Покрутил головой из стороны в сторону и улетел.
        Жизнь казалась такой чудесной и приятной, что Сохорн впервые засомневался в выборе пути. Как было бы приятно вернуться сейчас в родимую пыточную, где единственная из опасностей - обжечься горячим инструментом. Пытать преступников, выслушивать их мерзкие признания, смотреть, как самые влиятельные мужи накладывают в штаны от боли, как под самыми надменными и неприступными дамами образуются вонючие лужи, стоим им только показать раскалённые клещи.
        Охотник тяжело вздохнул. Тот мир в прошлом. Никто ему не даст уйти из Рая. Он и сам не единожды ловил тех, кто собирался всего лишь вернуться к обычной жизни и забыть магию и жизнь в Раю как страшный сон.
        Нельзя быть убийцей в прошлом - это клеймо на всю жизнь. Именно в Раю тщательно следят за тем, чтобы стражи правопорядка не забывали об этом.
        Сохорн коснулся босыми ногами холодного пола. Грудь оказалась стянута толстым бинтом, с левой стороны пропитавшимся кровью. Охотник размотал повязку, бросил возле кровати. Крошечное отверстие с левой стороны груди уже затянулось, но кожа вокруг была по-прежнему красной. Даже удивительно как от такой раны, он может настолько сильно страдать?! Опираясь на подрагивающие руки, Сохорн встал в полный рост. Чтобы просто держаться на ногах, требовалось прилагать неимоверные усилия.
        Он понятия не имел, живы ли его коллеги, но, судя по тому, что его не забрали из этого дикого мира, преступница жива. Если задание не выполнено, то у охотника может быть единственное оправдание - собственная смерть.
        ***
        Молодые люди всё же смогли наколдовать автомат. Для того, чтобы получился стреляющий образец, понадобилось семь дней напряжённой работы. Не получившиеся заготовки и части Илья поначалу складывал в угол, но на второй день в комнате стало не пройти. Пришлось выкидывать в окно. Расстреляв во дворе несколько магазинов, Илья понял, что они, наконец, смогли наколдовать то, что нужно.
        Стрелял самопальный автомат не в пример лучше оригинала. Илья сам не понимал, как это получилось. Но факт оставался фактом - все три пули короткой очереди ложились в одну точку.
        Теперь хотя бы на улицу выходить не страшно. Ночью, например, где-то рядом грохотало и сверкало так, словно наступил апокалипсис. Утром Илья в числе прочих жителей района отправился посмотреть, что за вакханалия творилась под покровом тьмы. Оказалось, что из Дмитровского парка кто-то работал "Градами" по Шереметьево. Выведенные из строя установки утопили в Малом Ангарском пруду.
        - Мир сошёл с ума! - сказала Лина, когда Илья пересказал ей увиденное.
        На предложение Илья наколдовать ещё один автомат - ей для самообороны, Ангелина ответила категорическим отказом.
        - Я всё равно не смогу выстрелить в живого человека, - призналась она.
        - Согласен, неподготовленному это сделать тяжело. Но если твоей жизни угрожает опасность...
        - Я не буду стрелять в людей, - твёрдо произнесла подруга.
        Следующие несколько дней они посвятили тому, что колдовали магазины и патроны.
        Лина готовила еду при помощи магии. Всё равно сделать это привычным способом не представлялось возможным - все магазины давным-давно разграбили.
        Илья поначалу воротил нос от магической пищи. Хоть на вид она была в стократ привлекательнее, вкус имела пресный и насыщала слабо. Постепенно подруга научилась делать макароны, сосиски (правда со странным земляным запахом), наваристый и очень вкусный борщ, котлеты, хлеб, печёную картошку, лук и почему-то только солёные огурцы.
        А ещё у Лины получился "Воздушный щит", который услышала от Аликс возле остановившегося поезда.
        В Интернете ходили сведения, что армия не подверглась всеобщему разложению и скоро наведёт порядок. Даже фотографии скидывались в социальные сети. Да только на большинстве этих снимков люди были в натовской форме.
        А потом пропало электричество. Во всём районе. Холодильник быстро завонялся. Из крана прекратила течь вода - остановились насосы в ЦТП.
        На следующее утро повесился сосед с первого этажа. Пол дня голосила его мать. Да так истошно и душераздирающе, что у всех, кто слышал, на глаза наворачивались слёзы. А не слышать было невозможно. Погода выдалась душной. Без кондиционера закрытие окна превращалось в пытку. Мать самоубийцы замолчала подозрительно резко. Лина даже хотела сходить, проведать женщину, но Илья не пустил. Сын был алкоголиком, а мать несколько лет назад перенесла инсульт, после чего не всегда адекватно реагировала на окружающих. Все соседи решили, что несчастная женщина, наконец, уснула.
        Никто не сходил её проведать, утешить, а когда ощутимо запахло газом, то стало уже поздно.
        У всех жильцов создалось чувство, что от взрыва дом подпрыгнул, точно заправский легкоатлет. Лина с Ильёй как раз находились в комнате, когда по обоям, с надрывным хрустом пронеслась трещина. Несущая стена накренилась, лопнуло окно. Под ногами зашевелился пол.
        Илья, словно всю жизнь готовился к такому повороту судьбы. Вскочил, вытащил из шкафа спортивную сумку с которой раньше ходил на тренировки. Рывком расстегнул молнию. Закинул внутрь автомат, все магазины и горстями начал закидывать патроны. Лина несколько мгновений наблюдала за другом, ещё до конца не осознав, что происходит.
        - На улицу! - крикнул Илья.
        Подхватил ошарашенную подругу и со всех ног бросился к выходу. Когда прыгали по ступеням, дом надрывно трещал и ощутимо шатался, однако на лестничной клетке они не встретили ни души. Большинство квартир по различным причинам давно пустовало. Москва - заколдованный город - те, кто живёт за её пределами, мечтает стать москвичом, а те, кто имеет столичную прописку в паспорте, мечтает из первопрестольной уехать, но обязательно с деньгами. Когда же на человечество свалилось богатство, большинство столичных жителей, как тараканы, расползлись по миру.
        На втором этаже из-за приоткрытой на цепочки двери кто-то выглядывал. Времени останавливаться и смотреть, кто же такой нерешительный, не осталось. В лестничный пролёт сыпались обломки кирпича.
        - Бегите! - крикнула Лина.
        Как только молодые люди оказались на улице, в доме что-то хрустнуло, будто ему переломили хребет. В следующий миг стены начали складываться. Взметнулось огромное облако пыли.
        ***
        Сохорн до самой ночи ходил по улицам. Встречавшиеся прохожие косились на него, словно на огромное насекомое. Охотник догадывался, что выглядит ужасно, к тому же его сильно шатает. Мир вокруг сильно преобразился. Стало мало примитивных механических устройств на дорогах. Уменьшилось количество людей. Да и странно начали себя вести жители этого дикого мира. Сохорн не единожды видел такое. Любой дикий мир рушился на глазах своих жителей, стоило в нём появиться магии Рая.
        Охотник брёл вперёд. Он не знал, где находится и куда ему двигаться. С чего начать поиски? В его задачу всегда входила оборона главного охотника от внешних воздействий.
        Когда начало смеркаться Сохорн понял, что окончательно обессилел. Левая часть груди невыносимо болела. Хотелось выцарапать эту боль. Охотник несколько раз колдовал "Заживление", но магия не всесильна. Серьёзные раны она не способна исцелить.
        Сохорн забрёл на газон и присел под раскидистым деревом. Рядом проходила узкая полоса дороги, по обеим сторонам которой находились пятиэтажные дома. Охотник закрыл глаза и сразу же провалился в сон. Трёхкилометровая прогулка забрала все силы выздоравливающего организма.
        Проснулся он от хлопков, раздававшихся невдалеке. Резко дёрнулся. Рана заболела. Сохорн закрыл глаза и заскулил от нахлынувшей боли.
        Он помнил этот звук. Навсегда его запомнил. Так "говорило" местное, дикое оружие, которым его ранил человек с татуировками на пальцах. Вначале что-то сильно ударило в грудь, а потом до ушей долетел точно такой же хлопок.
        Город тонул во мраке. Ни одного огонька, ни одного звука. Мегаполис, который раньше никогда не спал, теперь каждую ночь словно вымирал. В этом безмолвии и тишине, различные маргинальные элементы делали что хотели, как хотели и сколько хотели. Тюрьмы теперь никого не держали.
        Охотник собрался встать и уйти подальше от страшных хлопков, но тут послышались громкие и весёлые голоса. Из-за угла дома вывернула компания из трёх парней. У двоих в руках были пистолеты, а третий шёл с "Ксюхой", отобранной накануне у бывшего полицейского.
        - Видел, как этот чёрт ногами дрыгал?! - завопил один в припадке непонятного для охотника веселья.
        Его друзья заржали, словно чистокровные кони.
        - Как шалава! - хохоча выговорил один из них.
        - Стой пацаны! - парень с "Ксюхой" вскинул автомат и направил его на Сохорна. - Там под деревом кто-то сидит.
        Охотник почувствовал, как его сердце учащённо забилось, взмокли ладони. Сильнее он боялся всего лишь один раз в жизни - когда убегал по лесу от разъярённого отца.
        - Гля! Внатуре! - сказал его друг, но оружие поднимать не спешил. - Эй, чувак, ты кто?
        Сохорн размышлял, сжечь дотла врагов или попытаться договориться. Чтобы испепелить понадобится произнести заклинание и махнуть рукой. А местное оружие срабатывает быстрее всяких заклинаний. К тому же магический огонь не испепелит жертв мгновенно, они вполне успеют применить свои дикие устройства. Получать в теле ещё одну дырку охотнику хотелось меньше всего.
        - Парни, вы хотите получить всё и сразу? - напрягая голос, произнёс гость из другого мира.
        - Что ты имеешь ввиду? - подошёл ближе человек с автоматом.
        - Я тот, кто знает о магии всё. Так вы хотите получить всё и сразу?
        ***
        Женя в первую очередь скупил у своего дилера всё, что у того было на тот момент. Он любил заниматься каким-нибудь делом под кайфом. А такое серьёзное занятие, как самообогащение, не могло обойтись без дозы. Сумасшедшее количество денег дилеру он объяснил удачей в лотерее. Даже историю придумал, как его пригласили сняться для формального получения выигрыша.
        - Дуракам везёт, - напыщенно произнёс дилер, пересчитывая деньги.
        - Нет. Везёт умным, а дураки лишь думают, что они умны, - разозлился Женя на его высокомерный тон.
        - В лотерею играют только дураки, - дилер спрятал внушительную стопку купюр в карман. - Давай, удачно обдолбиться. Как обторчишься, не звони.
        - Не буду, - пообещал Женя.
        Первые сутки он сосредоточенно занимался тем, что колдовал деньги и стягивал их резинками, по тысяче купюр в пачке. На вторые сутки собрался лечь поспать. Приблизительно час заставлял себя лежать с закрытыми глазами. Затем ещё с полчаса считал розовых свинок, прыгавших через зелёную калитку.
        - Да пошло оно всё к чёрту! - вскочил он с дивана.
        Организовал себе ещё одну дозу. После употребления продолжил создавать деньги и упаковывать их в пачки по тысяче купюр в каждой. В какой-то момент надоело и он вышел на балкон - подышать свежим воздухом. Реальность поплыла...
        Следующие несколько недель у него прошли как в тумане. Как во взбесившемся калейдоскопе. Как во сне, только наоборот - в реальности. Бордюр, который мешал пройти и настойчиво заставлял об него споткнуться. Стакан воды с плавающим волосом. Окровавленные бинты, череда окон. Блуждающие по стенам тени. Облака-люди, которые вечно куда-то спешили. Окна-шашечки, сделанные, будто из воска. Засиженная мухами марля вместо штор. Пощёчины. Чья-то фраза, въевшаяся в память: "Остановись с этим дерьмом, оно же тебя даже не прёт уже". Женя кое-когда спал, кое-что ел, где-то бродил, с кем-то общался, кого-то угощал, с кем-то подрался.
        Один раз привиделось лицо одного из охотников. Маленькие свинячьи глазки пристально смотрели на Женю. Жёлтого галстука уже не было. Свалявшиеся волосы были зачёсаны на одну сторону.
        - Гитлер! - пробормотал Евгений, показывая своему другу на охотника. - Точно Гитлер!
        Обернулся посмотреть, как отреагировал друг на шутку. В этот момент понял, что никакого друга у него нет. Никто с ним рядом не стоит.
        Сохорн сделал два больших шага и коротким ударом в челюсть уложил бывшего пленника на асфальт.
        - Где они? - нагнулся над жертвой.
        - Дома, - Женя широко раскрытыми глазами смотрел на обидчика. Он не мог вспомнить, где его видел.
        - Веди, - приказал Сохорн.
        ***
        Уголовники мелкого пошиба притащили его в свою конуру, как обозвал их жилище Сохорн. Пока приходил в себя, пытался понять, где искать беглецов. Как искать? Можно, конечно, обратиться в Рай за помощью. Но он и так уже штрафник и такой профессиональный промах грозит ссылкой на необитаемую планету, где он останется без магии один на один с природой. Ничем хорошим это точно не закончится. Сохорн с утра до вечера ломал голову над тем, как найти преступников.
        Тем временем он обучил молодых бандитов нескольким безобидным заклинаниям, которые аборигенам показались очень важными и страшными. Гость из другого мира наобещал им горы власти, расписал такие перспективы дальнейшей жизни, словно баллотировался в президенты и собирал голоса. Пытался узнать у своих новых друзей, как найти врагов Рая, но те разводили руками, мол, нету электричества и они ничего не могут сделать. Когда уголовники мелкого пошиба выходили охотника, то он при помощи заклинаний лишил их языков и рук. Магия позволяла делать такие операции почти бескровно и совершенно безболезненно. Обманутые парни мычали, бросались на него, пытались ударить ногами, а Сохорн от души смеялся, отражая их нелепые и смешные атаки. Когда надоело, то лишил их и ног.
        Выбравшись из вонючей конуры на свежий воздух, охотник вдохнул воздух полной грудью. Он помнил, что когда впервые оказался в этом мире, то удивился, как местные жители вообще способны дышать. Сейчас же планета заметно очистилась. Пахло жаренной картошкой. Солнце только-только вошло в зенит.
        Охотник направился попросту вперёд, вдоль большого проспекта. Пока шёл, увидел, как по дороге промчалось несколько автомобилей. Люди старались быть один незаметнее другого. Крались вдоль домов. Заметил Сохорн и несколько трупов разной степени разложения. От нечего делать поднял зомби. Нежить с утробным рычанием бросилась на поиски жертв.
        Сохорн шёл и всё острее понимал, что теряет время. Надо обращаться в Рай. Если хорошенько попросить прощения, то его могут пощадить и дать ещё один шанс. В конце концов, причина достаточно уважительная. Он за малым не умер. Также не исключено, что коллеги продолжат погоню за врагами Рая и ему стоит лишь к ним присоединиться.
        - Гитлер! - произнёс знакомый голос.
        Охотник замер и медленно повернулся.
        - Точно Гитлер! - лицо Евгения оплыло, руки и ноги опухли и раздулись, словно в него накачали воздуха. Всклокоченные волосы торчали в разные стороны. А ещё от него разило кислятиной.
        Сохорн даже не рассчитывал на подобную удачу. Знай он, что в Москве случайно вообще невозможно встретиться, то удивился бы вдвойне.
        ***
        Евгений проснулся под столом, в обнимку с пылесосом. Ноги затекли, в животе противно ныло, во рту пересохло. Поскуливая, словно побитая собака, он выбрался в центр комнаты. Голова соображала туго. Он практически ничего не помнил. Какой-то калейдоскоп лиц и событий. Опираясь на диван, поднялся на ноги. На столе лежало ещё немало наркоты, а также огромная сумма денег, которую он наколдовал. Память постепенно начала возвращаться. Евгений с ужасом понял, что теряет время. Надо срочно нести деньги в банки. Открывать счета, чтобы ни о чём в этой жизни больше не волноваться.
        Но вначале надо организовать себе дозу. Поправить здоровье. А после уже и делом заниматься.
        - Только в этот раз аккуратно, - пообещал сам себе Женя.
        - Что ты там бормочешь? - раздался голос за спиной.
        Евгений почувствовал, как в низу живота сгущается холодный комок страха. Он бы узнал этот голос из тысячи, из миллиона, из миллиарда других голосов.
        - Меня глючит, - пробормотал Женя и сделал ещё шаг к столу. Потянулся к пакетику, куда был завёрнут порошок. Бледная и худая рука сильно дрожала.
        Внезапно наркотик взмыл под потолок. Глаза резанула яркая вспышка, а в следующий миг на стол посыпались частички пепла. Завоняло палёной пластмассой.
        - Я у тебя спросил, что ты бормочешь? - повысил голос охотник.
        Евгений медленно повернулся к неожиданному гостю. Где-то в глубине души он ещё надеялся, что перед ним мираж. Он бы даже белой горячке обрадовался. Но Сохорн выглядел настоящим. Его бледная кожа бросалась в глаза. За прошедшее время он заметно похудел и был одет в грязные джинсы и выстиравшуюся до бледно-непонятного цвета майку.
        - Ничего особенного, - промямлил Женя. - Я просто думал, что один...
        - Где беглецы? - Сохорн сделал шаг к аборигену.
        Он чувствовал, что теряет время. Он его и так уже много потратил, пока добрался на север Москвы. После того, как Женя оказался дома, он "выключился". Уснул и никакая магия не помогла Сохорну его разбудить. Преступников в жилище он, естественно, не нашёл. Оставалось ждать, когда абориген очнётся.
        - Я не знаю, - Женя смотрел в глаза гостя из другого мира.
        - Ты сказал, что они дома!
        - Дома. Но наверное ж у себя дома, а не у меня! - выпутался Евгений.
        - Веди, - скомандовал гость из другого мира.
        - Сейчас, - Женя поплёлся на кухню, промочить горло и хоть что-нибудь съесть - успокоить разбушевавшийся желудок.
        Сохорн с ненависть наблюдал за аборигеном. Он уже понял, что тот принимает дурман - в каждом мире что-нибудь, да существовало. Запах кислятины, исходивший от человека не мог быть запахом нормального и здорового существа. Так пахнет замаскировавшаяся смерть.
        Мобильник Евгений обнаружил на столе. Несколько раз попробовал дозвониться на сто двенадцать, но устройство отказалось соединять с абонентом. Связи почему-то не было. А потом оказалось, что и света нет. Холодильник потёк и уже успел высохнуть. Внутри обнаружилась пачка стирального порошка и завонявшаяся туша осьминога. Женя кинулся к раковине. Желудок отозвался спазмами, но из него так ничего и не вышло. Вода из крана не потекла.
        - Да что же это?! - Женя полез шариться по шкафчикам, в тщетной попытке найти бутылку с водой. Тщетно.
        Тогда проверил карманы - нашлось немного денег.
        - Пойдём, - скомандовал Сохорн. - Или ты выжидаешь, когда у меня терпение закончится?
        Он бы с огромным удовольствием заставил этого дурманолюбителя всю оставшуюся жизнь мучиться, например, оставив без глаз и языка. Однако пока абориген был необходим, и приходилось с ним сюсюкаться.
        Понимал это и Женя.
        Он вяло нацепил шлёпанцы и вышел на лестничную клетку. Резко пахло уксусом. Соседская дверь, где жила большая и дружная семья, раскурочена. Внутри погром, в кухне на полу видны широко расставленные женские ноги. На коже в нескольких местах Женя заметил трупные пятна. Он отвернулся и зашагал вниз по лестнице, крепко держась рукой за перила.
        На улице вообще происходило что-то странное. Встречались разбитые дорогие машины, людей мало и все какие-то притихшие. Словно старались быть незаметными. Рыча двигателем, промчался БТР. На его броне, вооружённая палками, битами и арматуринами, сидела несовершеннолетняя шпана. Женя видел, как с бронированной машины полетела бутылка, ударила не успевшего отскочить прохожего в голову. Полный мужчина лет пятидесяти замертво свалился. Подростки на броне заскакали и заголосили с таким восторгом, будто завалили мамонта.
        В магазине, мимо которого проходили Женя с охотником, были выбиты двери и окна, опрокинуты все стенды, прилавки вычищены от всех товаров.
        - Да что за фигня! - искренне не понимал Евгений, что произошло. По дороге он успел наколдовать ещё денег. Сохорн смотрел на него, как на умалишённого, но в разговор не вступал.
        Желудок урчал, мучила изжога. Во рту словно открыли филиал Сахары. За углом показалась вывеска другого магазина. Подойдя ближе, они увидели такую же разруху. Над головой громко бухнуло, словно выстрелило крупнокалиберное оружие. Евгений вжал голову в плечи, отбежал от здания на безопасное расстояние. Сохорн наколдовал "воздушный щит" и степенно отошёл следом. Дом трещал, по стенам бежали трещины, стёкла лопались и выпадали, обвалилось несколько балконов.
        - Что происходит? - Охотник остановился рядом с аборигеном.
        - Дом рушится, - буднично ответил Евгений, словно каждое утро наблюдал подобное явление.
        - Веди меня, - скомандовал Сохорн.
        - Да вообще-то мы пришли, - Женя и сам только теперь понял, что в доме, который вот-вот рухнет Илья и живёт.
        Левое крыло с треском просело и в следующий миг опрокинулось на Дмитровское шоссе. В этот момент правое крыло начало складываться, словно карточный домик.
        Поднявшаяся пыль волной раскатилась по округе. Евгений, отхаркиваясь и отплёвываясь, попытался из неё выбраться. Приходилось щуриться. Поэтому чуть не грохнулся через жёлтую ограду палисадника. Сохорн схватил его за предплечье.
        - Ты куда? - прошипел охотник.
        В этот момент они оба и увидели, как сквозь клубы пыли пробирались двое - Ангелина с Ильёй.
        ***
        Первой опасность заметила Лина. Типа со свинячьими глазками она запомнила ещё с метро. А когда он вцепился в предплечье троюродного брата, то отпали последние сомнения.
        - Охотники, - сказала она.
        Илье дважды повторять не пришлось. Он выпустил сумку, которая грохнулась на асфальт. Припал на колено и вытащил автомат.
        В этот момент Сохорн уже заканчивал заклинание "Огненной стружки". Быстрое и слабое колдовство, которое вполне способно убить человека. Ангелина успела проговорить "воздушный щит", услышанный от Аликс, как раз перед тем, как брызги огня накрыли их.
        Охотник с удивлением покивал. Вероятно, это была лучшая похвала способностям аборигенов.
        В этот момент Илья нажал спусковой крючок. Три пули пробили грудь гостя из другого мира. Две из них прошли через сердце. В этот раз выстрелов охотник не услышал.
        Женя перешагнул через жёлтую оградку и, словно ни в чём не бывало, попытался уйти.
        - Женя, стой?! - услышал он знакомый голос. - Стрелять буду.
        - О! Привет, - повернулся Евгений. - Я и не разглядел вас через пыль! Как дела?
        У Ильи кулаки зачесались только от вида этого человека. А его общение, будто ничего и не случилось, раздражало вдвойне, а то и втройне.
        - Ты же был с ними? - Ангелина закашлялась. Пыль оседала, но медленнее, чем хотелось.
        - Был, - Женя тоже натянул майку на нос и рот. - Узнал, как колдовать деньги и сбежал.
        - Кретин, - буркнул Илья. - Лучше бы хлеб научился колдовать.
        - А зачем? - многозначительно произнёс Евгений. - Деньги решают всё!
        Ангелина с Ильёй переглянулись. Троюродный брат явно чего-то не понимал. А это уже само по себе было странно.
        - Женя, - вкрадчиво, словно разговаривала со слабоумным, произнесла Лина. - Деньги превратились в бумажки. Ты уже ничего за них не купишь.
        - Да ну?!
        - Посмотри вокруг, - догадался Илья, в чём причина. - Наркота ходячая! Пока ты торчал, мир рухнул! Твои деньги теперь не стоят даже бумаги, на которой они напечатаны!
        Для Евгения словно открылся смысл жизни. Он обалдело осмотрелся. И понял, что друг юности прав на все сто процентов. Пустые дороги, где изредка проносились дорогие авто. Закрытые и разграбленные магазины. В кармане была огромная сумма, по прежним временам. Но куда её потратить?
        - А... почему так? - промямлил он.
        Большая часть пыли опустилась. Из соседних домов выходили люди. Кто-то бросился разбирать завалы, искать выживших. Девочка-подросток ходила вокруг огромного нагромождения плит и снимала всё на телефон. Никто не обратил внимания на очередной труп.
        - Пока охотники в нашем мире, здесь и магия, - пояснила троюродная сестра.
        - Их надо убить, - Илья вдруг понял, как прекратить творившуюся вакханалию.
        - Придут другие, - вздохнула подруга.
        - А вдруг не придут? Вдруг ты не всё знаешь? А даже если и придут... Убьём и их! Забадаются приходить!
        Женя сделал шаг назад. Ангелина призадумалась. Она прекрасно помнила тот страх и отчаяние, когда за ней гнались убийцы из другого мира. Казалось, что спасения нет. Теперь, как бы это патетично не звучало, требовалось спасать свой мир. В том, что магия уничтожит его, сомнений не осталось. Она уже перевернула с ног на голову весь тысячелетний уклад жизни. Дальше будет только хуже: порабощение с отрезанием языков. Просто не нашёлся ещё человек, вобравший в себя всю мощь новой реальности - тысячи заклинаний.
        Таким человеком только собирался стать Александр Балтика.
        - Не-не-не, - Евгений замахал перед собой руками. - Это без меня! Я туда больше не полезу! Хотите убивать, скатертью дорожка!
        - Ты знаешь, где охотники? - посмотрела Лина на троюродного брата.
        - Знаю, - Женя сделал ещё шаг назад. - Их какой-то уркаган похитил.
        - Знаем, видели, - сказала Ангелина.
        - Покажешь нам, где их держат, - Илья не спрашивал, но друг юности почему-то решил по-другому.
        - Я туда не полезу, - сказал он. - Мне оно не надо.
        - Наш мир умирает, - развела руками Ангелина. - Неужели...
        - Я туда не полезу! - рыкнул Женя. - Умирает, да не умрёт! Будет что-нибудь другое! Ариведерчи!
        Он хотел развернуться и уйти, но Илья схватил его за руку.
        - Ты, нарик, кажется чего-то недопонял! - процедил он сквозь зубы. - Тебя не просят, тебе приказывают!
        Женя рывком вырвался, но в тот же миг получил прикладом в зубы. Мир крутнулся. Он понял, что лежит в траве, а рядом с лицом большая куча собачьих испражнений.
        - Ты, придурок обторченный, нас сдал - навис над ним Илья. - Если я сейчас переломаю тебе конечности, то буду иметь на это полное моральное право. Понимаешь?
        Женя промолчал, с ненавистью глядя на друга юности. Илья замахнулся прикладом.
        - Понимаю! - вскрикнул троюродный брат Ангелины. - Будешь иметь моральное право!
        - И никто тебе при этом не поможет! Понимаешь? Или ты думаешь, в поликлинике тебя ждут? Будешь валяться тут и гнить, как падаль последняя. Которой ты, впрочем, и являешься. Я у тебя ещё раз спрашиваю: покажешь, где держат охотников? И в этот раз советую ответить правильно! - Илья перехватил автомат поудобнее. Он даже хотел, чтобы друг юности ответил "Нет". Тогда бы он от души впечатал приклад ему в лицо. Несколько раз.
        - Покажу! - поспешно ответил Евгений.
        ***
        Гостей из другого мира Балтика держал на втором этаже. В смежных комнатах. Допрашивал там же. Охрану поочерёдно несли Химик и Санёк. Если водитель почти всё дежурство играл на планшете в игры (пока было электричество), то Химик старался проводить время с Аликс. В комнату Бродмира он заглядывал лишь изредка. Охотники всё равно находились под сумасшедшей смесью метадона с феназипамом и вряд ли бы проснулись даже от выстрела гаубицы под ухом. При этом для Аликс Химик делал меньшую дозу. По ночам он лежал рядом с ней. Причёсывал. Мог и просто часами любоваться. Он обожал эту женщину. Но не знал, как ей помочь.
        За прошедшие дни Балтика вызнал всё, что ему требовалось. О магии, о её свойствах и возможностях, о Рае, об охотниках, о заклинаниях. Сыворотка правды творила истинные чудеса. Единственное чего она не смогла сделать, так это склонить хоть кого-нибудь из пришельцев к сотрудничеству. Никакие обещания вору не помогли.
        У Аликс один раз получилось выйти из-под действия препарата. Химик вколол ей слишком мало. Она начала произносить заклинание "Удушения", но вор не растерялся. Своевременным ударом в челюсть он выбил ей два зуба и прервал колдовство.
        С Бродмиром дела обстояли хуже. Он съезжал с катушек. И это видели все. Малые дозы сыворотки на него не действовали. А от бо?льших он погружался в свой мир. Командовал корсарами, искал клады и сражался с чудовищами. Иногда отчитывался перед Святейшим.
        - Его бы в летаргический сон погрузить, - сказал однажды Балтика.
        Как это сделать никто не знал. А интернет к тому времени прекратил работать. Пропало и электричество. Судя по последним новостям, которые успел прочитать вор, общество погрузилось в анархию.
        Этому миру требовался новый вождь. Жёсткая и жестокая рука, которая придавит к ногтю всех несогласных.
        Санёк смотрел на бугра с плохо прикрытым обожанием. Теперь-то он понимал, что замыслил Балтика. Этот размах будоражил воображение водителя. Ведь и ему при таком раскладе неплохо обломится.
        Могила, как всегда, хранил молчание. Его словно и не волновало, что мир погрузился в анархию, а бугор вот-вот станет его властелином. Будто так, и никак иначе, всё и должно быть.
        Химик был человек очень не глупый, просто по малолетству совершил неосторожный поступок, а дальше жизнь закрутила его и замотала, как снежный ком. Он быстро понял, какие именно грядут перемены. Старался во всём угодить Балтике. При этом он чувствовал, что влюбился, как юнец. Как выйти из этой ситуации даже не представлял. Каждый раз, когда он вводил в кровь Аликс очередную порцию медленного яда, его сердце разрывалось от боли. Поэтому дозы для охотницы были кардинально меньше тех, которые требовались.
        Лишь Стьюи не желал оставаться на вторых, а то и третьих ролях. Поимку Балтикой охотников из другого мира он посчитал собственным шансом. Птицей удачи, которая села прямо к нему на окно. Осталось лишь не спугнуть, тихонечко подкрасться и схватить. Попытался склонить на свою сторону Могилу, но тот лишь буркнул что-то нечленораздельное. При разговоре с Химиком затронул тему устранения Балтики, но тоже не получил внятного ответа. К Саньку Стьюи даже не лез - тот всего лишь шестёрка, что с такого взять? Когда ещё действовала мобильная связь, договорился с Потапом о встрече. Наркоторговец не пришёл и даже не прислал никого из своих людей. Дворецкий не знал, и знать не мог, что тело Потапа, обглоданное бродячими собаками валялось на Сельскохозяйственной улице, рядом с девятнадцатым домом, в палисаднике.
        После самопроизвольного отлучения дворецкого из дома, вор приказал Могиле никого не впускать и не выпускать. А когда Стьюи понял, что пора хватать птицу удачи, иначе она вот-вот улетит, Балтика всадил ему перо под рёбра.
        Всё произошло на кухне. Дворецкий выполнял свои обязанности. Готовил завтрак. Балтика подошёл вымыть руки в раковине. Вытер их кухонным полотенцем. А стоило Стьюи на миг отвернуться, как он почувствовал острую боль в правом боку. Рот наполнился горечью, силы резко покинули тело, ноги подкосились, и он грохнулся на пол. Маслёнка выпала из рук.
        Балтика ничего не сказал умирающему. Но Стьюи этого и не требовалось. Последние мысли его были о том, какая крыса сдала. Могила или Химик.
        "Скорее всего, Химик", - решил он и умер.
        А сдал его Могила. Утром, после долгих колебаний, он всё же подошёл к бугру и рассказал о замыслах дворецкого.
        Врагов Балтика не имел. Он их сразу же уничтожал.
        На следующий день у Бродмира, после очередного укола опиумом, остановилось сердце. После случая со Стьюи, вор носил с собой пистолет. "Беретту", некогда подаренную ему Стольником, безвременно почившим авторитетом.
        Гость из другого мира лежал на жёстком матрасе. Он уже несколько суток находился без сознания.
        - Кажется, он прекратил дышать, - Химик смущённо поправил очки.
        Балтика выхватил оружие и направил ему в голову.
        - Сдохнет - отправишься следом! - пообещал он.
        Сам же думал, как поступить, если охотник действительно умрёт. Убивать Химика вор не хотел. Слишком полезным тот был человеком. Просто под угрозой смерти люди лучше соображают. Факт.
        У Химика затряслись руки. Он бросил шприц на прикроватную тумбочку. Положил ладонь правой руки на нижнюю треть грудины, чуть выше солнечного сплетения. Левую кисть сверху правой. Резко надавил на грудь охотника. Через секунду надавил ещё раз. Мельком глянул в дуло пистолета и начал давить каждую секунду. После первых двенадцати толчков сделал два мощных выдоха в рот гостю из другого мира. Затем ещё двенадцать нажатий на грудь и два выдоха в рот. После третьего подхода Бродмир дёрнулся и задышал сам.
        У Химика подкосились ноги. Он грохнулся на пол и отполз к стене. Балтика убрал оружие. Подошёл к изголовью кровати. Охотник дышал ровно и размеренно. Судя по всему, опасность ему уже не грозила.
        Перед наступлением темноты авторитет вновь взялся допрашивать Аликс.
        Боевые заклинания давались тяжело. Особенно в части запоминания. Состояли они из набора звуков, зачастую труднопроизносимого. Малейшая ошибка могла привести к непоправимым последствиям. Балтика поначалу записывал всё на бумаге. Потом старался запомнить и лишь после приступал к тренировкам, в ходе которых, опытным путём, выяснил, что колдовство должно сопровождаться ещё и жестами.
        Все соседние дома в посёлке, вследствие его проб и ошибок, оказались разрушены. Но в округе и так уже никто не жил. Последние обитатели поспешили убраться, когда и без того подозрительный сосед начал кидаться огненными шарами, молниями и ещё чёрте чем.
        Балтике не хватало наставника, который бы показал и направлял. Если б хоть один охотник согласился, то обучение пошло бы раза в три быстрее. Например, вместо "Огненного Дождя" у Балтики упорно получалась двухметровая кремниевая зажигалка. На заднем дворе таких уже семь штук стояло. Да и "Телекинез" удавался через раз. Иногда вместо того, чтобы управлять предметом, вор обнаруживал в воздухе облако в виде жирафа.
        Лицо Аликс осунулось и побледнело. В полузакрытых глазах поселилось безразличие. Вор продолжал выведывать заклинания. Причём заставлял их называть по звукам, а не целиком. Тщательно записывал длиннейшие сочетания букв, а затем опробовал магию во дворе.
        В этот раз Балтика ничего не выведал. То ли организм охотницы начал привыкать к сыворотке правды, то ли её разум начал мутиться, как и у Бродмира. Аликс беспрестанно твердила о том, что она умерла и ни на какие вопросы ответить не сможет. Химик пожал плечами и сказал, что никогда не сталкивался с таким эффектом, потому что никогда не видел, чтобы людей столько кололи этим сильнейшим наркотиком - у любого из жителей Земли мало секретов, их можно выведать за один-два сеанса.
        Вдали зашумел мощный двигатель. Балтика насторожился. При любых раскладах ничего хорошего это не сулило.
        И он не ошибся. Рёв мотора быстро приближался. Уже через минуту раздался грохот и треск проломленного забора.
        ***
        Машину в новом мире оказалось найти проще, чем булку хлеба. Много брошенных из-за пустого бака автомобилей стояло вдоль дорог. Большинство из этих груд железа ещё месяц назад считались дорогими суперкарами. Первые счастливчики, успевшие наколдовать много денег, скупили в Москве и Подмосковье все автомобили этой ценовой категории.
        За час Ангелина справилась с заклинанием. У неё получился бензин. Непонятно с каким октановым числом, но машина тронулась. Только рычала она сильно. Пришлось оставить её перед въездом в посёлок и сходить посмотреть на дачу авторитета.
        Высокий кирпичный забор, камеры (которые уже вряд ли работали, даже от генератора), массивные стальные ворота. Охранник, о котором сообщил Евгений. По остаткам окружающих построек видно - вор учился колдовству.
        Конечно, для группы спецназа захват этой дачи всего лишь разминка перед настоящим делом. Но Илье, по факту, придётся штурмовать одному. Женя участвовать в убийстве охотников наотрез отказался.
        Илья долго не мог понять, что же ему эта ситуация напоминает. А потом неожиданно осознал - "Время эльфийских чудес". Когда онлайн-игроки собирались в отряды и шли разваливать замок. За последний год Илья сдружился с двумя геймерами, и у них даже образовалась своя команда. Стрелок, воин и маг.
        Предприятие выглядело сумасшедшим. Но Лина заверила, что охотники не могут быть на стороне вора. В Раю не прощают предателей.
        На обратном пути Женя попросил остановить возле Карачаровского путепровода.
        - Вы чокнутые психи, - сказал он напоследок. - У них оружие, а теперь ещё и магия! Вам жить надоело?!
        - Сдашь нас ещё раз - убью! - пообещал ему напоследок Илья.
        Оранжевый КамАЗ-вездеход с белой надписью "Водоканал", нашёлся неподалёку от пересечения Нижегородской улицы и Рогожского вала. Илья уселся за руль грузовика, когда Лина сказала:
        - Водителем буду я. Тебе стрелять придётся.
        Илья несколько мгновений размышлял, брать ли с собой подругу. Затем взглянул ей в глаза и понял, что это решённый вопрос.
        - Ты со мной поедешь только при одном условии - останешься в грузовике. Если всё пойдёт не так, как мы планируем, уедешь.
        - Согласна, - ответила подруга.
        Ангелина долго приноравливалась к управлению большой машиной. Двигатель странно и неестественно урчал, словно живот у кота, обожравшегося сметаны - явно что-то не то с наколдованным топливом. По дороге им встретилась лишь одна легковушка с разбитыми стёклами. За рулём сидел малолетний паренёк, который и до педалей вряд ли толком доставал.
        - Мы чокнутые, - сказала Лина, когда машина пошла на съезд к посёлку, в котором засел Балтика. - Женя был прав. Неизвестно сколько их. Однозначно у них есть оружие. И теперь у них есть магия. Наш единственный козырь это неожиданность. И всё! На что мы надеемся?
        - Во-первых, неожиданность! - Илья сжимал автомат побелевшими от напряжения руками. - Нас там попросту не ждут! Во-вторых, оружие есть и у нас. В-третьих, и ты что-то в магическом плане можешь, - намекнул на "воздушный щит", который спас их заклинания Сохорна.
        Лина объехала перевёрнутую и изрытую вмятинами "Феррари". Из разбитого окна торчала чья-то оторванная по плечо рука.
        - А в-четвёртых, ты должна понимать, какой ад разверзнет этот уголовник, когда наберётся сил и опыта, - закончил Илья.
        - Я всё прекрасно понимаю, - Лина сбавила скорость и объехала глубокую воронку, оставленную будто бы снарядом. - Но почему мы?
        - А кому ещё нужен наш мир кроме нас? Сейчас мы, может быть, сможем остановить этого зека. Потом ему уже никто не помешает. Даже твои хвалёные охотники из Рая. Во что тогда превратиться наш мир?
        - В зону.
        - Вот тебе и ответ, почему мы. Я не хочу жить в таком мире.
        ***
        КамАЗ проломил забор с такой лёгкостью, словно тот был сделан из бумаги. Современные стены только выглядят неприступными. Строители уже не рассчитывают, что их сооружения вздумают штурмовать.
        Стёкла автомобиля треснули. Бампер сорвало. Фары раскрошились. Радиаторную решётку вогнуло.
        Как только тяжёлая машина замерла, Илья отстегнул ремень. Толкнул дверь, но та заклинила. Тогда он лёг на сидения и ударил по ней ногами. Спрыгнул вниз и чуть не подвернул ногу на осколке кирпича. Внутренний двор оказался большим. Слева был одноэтажный гараж на пять машин. По центру неработающий фонтан. Возле ворот стояло небольшое кирпичное сооружение, где нёс службу, а заодно и жил, Могила.
        Охранник выскочил из домика как раз в тот момент, когда Илья зажал спусковой крючок. Первые три пули угодили в стену. Могила, не целясь, дважды выстрелил из пистолета и попытался заскочить обратно.
        Илья упёр приклад в плечо и всадил в спину уголовника короткую очередь. Могила взмахнул руками и распластался на пороге своего жилища. Илья бросился к дому. Сам себе он казался крутым спецназовцем из экшн-фильма. А ещё было странное ощущение, будто всё происходит понарошку. Казалось, вот-вот он проснётся с чувством досады из-за того, что не досмотрел сон. Или не доиграл в игру.
        Из дома выскочил взлохмаченный Санёк, в синем трико и с голым торсом. В правой руке водитель держал УЗИ, из которого принялся палить в КамАЗ. Пули разбили стёкла вездехода, осколки засыпали Ангелину, вовремя упавшую на сидения.
        Санёк поздно осознал, что опасность не в кузове автомобиля. Он перевёл пистолет-пулемёт на лежавшего возле порога противника, но Илья уже держал водителя на мушке. Короткой очередью он разворотил Саньку грудь.
        ***
        Когда с улицы раздались первые выстрелы, Балтика подбежал к окну, выглянул из-за шторы. Во двор, проломив забор, въехал КамАЗ "Водоканала". Вор видел, как распахнулась дверь и на землю, с автоматом наперевес, спрыгнул парень, которого он недавно спас от охотников. Видел, как из сторожки выскочил Могила и принялся стрелять, но его срезала очередь. Внизу послышался топот босых ног. А потом затрещало израильское оружие Санька.
        Балтика бросился к охотнице. Поднял её со стула. Прикрывшись иноземной гостьей, как щитом, направился к лестнице. "Беретта" в правой руке придавала уверенности.
        Аликс шагала, как в тумане. К ней начал возвращаться рассудок и мыслительные процессы, но повелевать ими в должной степени она ещё не могла. Однако она уже понимала, что её куда-то ведут, что ею прикрываются, и что делает это абориген, которого она мечтает убить.
        Балтика начал спускаться по лестнице, когда ему в затылок упёрся пистолет.
        - Отпусти её! - Надтреснувшим голосом произнёс Химик.
        - Пойдём со мной, - Балтика понятия не имел, откуда у четырёхглазого оружие. Он сам лично проверял его комнату и ничего опаснее одноразового станка для бритья там не нашёл. - Ты только представь, что нас ждёт. Мы будем управлять этой планетой.
        - Отпусти её! - Химик попытался вложить в свой голос сталь, но вышло фальшиво. - Она никуда не пойдёт!
        - Послушай, братан, - начал медленно поворачиваться вор. - Она не человек. Она же из другого мира! И она наш пропуск в лучшую жизнь!
        Балтика уже видел, как трясётся "Макаров" в руках Химика.
        - Она всё равно тебя не полюбит. Ты для неё никто. Как и я. Понимаешь? Она здесь погуляет, вернётся домой и...
        ***
        Илья забежал в дом. Запоздало понял, что мог попасть в засаду. Но в гостиной его никто не ждал. На диване, где не так давно вор держал охотников, лежал плед. На столике стоял стакан воды. Запах в доме витал специфический - воняло чем-то химическим.
        За следующей дверью обнаружился небольшой коридор с лестницей.
        - Она тебя не полюбит, - услышал Илья. - Ты для неё никто. Как и я. Понимаешь? Она здесь погуляет, вернётся домой и...
        Он вскинул автомат и, поднявшись на три ступени, выстрелил. Две пули вонзились в стену, а третья вошла вору в предплечье.
        Балтику бросило на стену. Рука моментально потеряла чувствительность, пистолет вывалился. Ноги Аликс подогнулись, и она полетела с лестницы.
        - Сука! - завопил Химик.
        Илья вовремя успел соскочить вниз и спрятаться за угол. Один за другим грохнули четыре выстрела пээма. Химик, прыгая через ступени, мгновенно оказался рядом с Аликс.
        - Милая, - нагнулся он к охотнице.
        У гостьи из другого мира были приоткрыты глаза, из носа текла кровь, пальцы на правой руке подрагивали.
        Илья выглянул из коридора, мигом оценил обстановку и спрятался. Через секунду снова высунулся. Сделал две короткие и неприцельные очереди. Снова спрятался.
        С лестницы послышались хрипы, которые уже через несколько секунд прекратились. Илья сменил магазин на полный и как раз собрался выглянуть, чтобы проверить обстановку, когда мимо пронёсся огромный огненный шар. Врезавшись в стену, он рассыпался на множество огоньков.
        Сверху, при этом, не доносилось ни звука. Он выглянул. Химик с развороченной грудью сидел, прислонившись к стене. Умер он быстро - три пули АК разворотили грудь. Последней его мыслью было сожаление о том, что он не успел защитить любимую. Аликс тяжело дышала. Охотнице казалось, будто она в гробу и её вот-вот закопают. Она пыталась закричать, пыталась произнести заклинание, но губы не слушались, язык отказывался подчиняться.
        Возле них стоял Балтика. Правая рука болталась, по рукаву бежала кровь. В тот момент, когда Илья выглянул, вор ещё раз произнёс "Огненный шар", довольно простое и быстрое заклинание. Махнул левой рукой.
        Илья рванулся в гостиную. Полетевший вдогонку огненный шар не прошёл сквозь дверной проём. Снова разлетелся на множество огоньков.
        Наверху что-то ухнуло. Дом затрясся, словно по нему ударили огромной кувалдой.
        Перед выходом на улицу Илья обернулся. Увидел, что Балтика стоит в гостиной. Левая рука поднялся и направлена на него. Воздух перед пальцами вора сгустился в виде шара, по которому бегали электрические разряды. Илья упал на пол. Балтика как раз заканчивал произносить заклинание "Молния". Трудное, но самое эффективное боевое колдовство, которое он успел выучить. Илья упёр приклад в плечо и дал длинную очередь. Пули прошили вора в тот момент, когда он выговорил последний звук. Воздух в комнате дрогнул, а в следующий миг разряд электричества рванулся к двери на улицу.
        ***
        Главный охотник распахнул глаза. Ему снилось, что он снова капитан корабля. Что под его началом четыреста славных рубак, а за кормой покорённый мир Тысячи Островов. Вдруг выстрелила пушка с правого борта. Бродмир посмотрел в ту сторону и понял, что находится в комнате с малиновыми обоями. Не было корабля и выстрела. Память быстро вернулась, и он понял, где находится.
        Попытался встать, но тело показалось чужим. Конечности плохо слушались. Главный охотник произнёс "Восстановление". Вокруг образовалось плотное белёсое облако, которое быстро всосалось в человеческое тело. Самочувствие немного улучшилось. Конечно, для полного восстановления требуется полноценный отдых, но сейчас не до того. Бродмир поднялся с кровати. Внизу грохотали выстрелы. Охотник сразу узнал звук, издаваемый местным оружием. На ватных ногах подошёл к окну. В кабине местного, примитивного устройства, увидел беглянку. Для Бродмира всё мгновенно встало на свои места. Их пришли уничтожить. Он устал удивляться всем событиям, произошедшим с его отрядом в этом диком мире. Рассказать кому из коллег - не поверят.
        Надо заканчивать дело и возвращаться.
        Охотник произнёс заклинание "Взрыва". Стена перед ним разлетелась на мелкие кусочки после мощного воздушного удара. В лицо дохнул свежий воздух. Бродмир произнёс заклинание "Левитации" и шагнул в пустоту. Вместо того, чтобы подчиниться физическим законам и грохнуться со второго этажа он медленно опустился на землю.
        Грузовик рычал, как и все местные примитивные устройства. Ангелина заметила гостя из другого мира. Бродмир увидел, как она пробормотала заклинание "Воздушный щит". Улыбнулся её наивности. "Мгла", которую он собрался произнести, разотрёт в порошок беглянку вместе с автомобилем...
        В спину сильно ударило. Мир крутнулся в глазах охотника. Он увидел, что лежит перед неработающим фонтаном. Попытался встать, но тут накатила нестерпимая боль, а в следующий миг окружающий мир погрузился во тьму.
        ***
        Илья видел, как молния, пущенная вором, вонзилась в спину опустившегося, будто с небес, охотника. Мощнейший заряд электричества мгновенно прожёг одежду, оплавил кожу, испепелил позвоночник гостя из другого мира. Бродмира кинуло к фонтану, где тот и остался лежать без движения.
        Илья бросился к машине. Когда увидел испуганное лицо подруги, на душе полегчало. Он рванулся обратно к дому - проверить все ли мертвы. Вошёл в гостиную. Крохотные язычки от распавшегося магического огненного шара уже догорели. Илья держал на мушке коридор. Возле тела Балтики остановился. Опустившись на колени, попытался нащупать пульсацию на шее - безрезультатно. Вышел в коридор. Поднявшись по лестнице, остановился возле Химика. На его шее пульсации тоже не обнаружилось. А вот Аликс была жива. Кровь из носа прекратилась, веки подрагивали. Из горла вырывались тихие-тихие стоны.
        Илья поднялся, собираясь проверить второй этаж. Стрелять в безоружного человека, да ещё и женщину, ему не хотелось.
        - Ты слишком беспечен, - раздалось над головой.
        Илья повернулся на голос и дал очередь от бедра. На верхней ступеньке сидел мужчина лет пятидесяти, в просторном коричневом балахоне. Илья был готов поклясться, что секунду назад его там не было.
        Пули застыли в нескольких сантиметрах от тела гостя из другого мира. Он взял одну из них, покрутил перед глазами.
        - Огнестрельное, - сказал он. - Там откуда я родом, тоже такое было. Не советую больше в меня стрелять.
        Дунул на пули и те осыпались на пол.
        - Я убью её, если... - Илья направил автомат на охотницу.
        - Она уже умерла, - сказал мужчина. - Я остановил её чёрное сердце. А если бы я хотел убить тебя, или твою подружку, то уже бы это сделал. Поверь.
        Столько в его голосе было спокойствия и уверенности, что Илья сразу поверил.
        - Меня зовут Дарвил. Я руководитель этой группы охотников, - продолжил гость из другого мира. - Они не справилась с заданием. И теперь нам есть о чём поговорить...
        ***
        Илья с Линой и Дарвилом медленно шли по Садовому кольцу в сторону Никитских ворот. Полуденное солнце припекало, даже в тени аллеи чувствовалась жара. Людей на бульваре не встречалось, хотя календарь и утверждал, что сегодня среда.
        Начальник отряда охотников попросил Илью представить центр города. А уже через миг они стояли в этом месте. Ангелину он перенёс прямо из кабины грузовика. Подруга первым делом наколдовала "Воздушный щит", подслушанный у Аликс. Руководитель охотников улыбнулся. Илья быстро объяснил кто перед ними.
        - Пойдём, - скомандовал гость из другого мира.
        Ангелина больше не произнесла ни слова. Молча шла рядом с Ильёй и косилась на Дарвила. Илья несколько раз попытался вызнать, что руководителю охотников от них нужно, но тот не отвечал. Просто шёл вперёд и глазел по сторонам. Один раз молодые люди попытались ненароком отстать. Дарвил произнёс короткое заклинание и в тот же миг оказался у них за спинами.
        - Не стоит, - покачал он головой.
        Минут десять шли молча. Ангелина показала глазами на автомат. Илья покачал головой.
        - Он прав, - произнёс шедший чуть впереди Дарвил. - Не стоит.
        Здания Мосгордумы на Петровке больше не существовало. Вместо него Илья с удивлением обнаружил гигантский слиток золота, который своим весом попросту раздавил строение.
        Неподалёку от Малой Дмитровки в огромной куче денег лежал молодой парень лет семнадцати. Кожа покрылась трупными пятнами, открытые глаза остекленели, взгляд устремлен в безоблачное небо.
        Дарвил неторопливо шёл вперёд.
        - Если ты хочешь нас убить, то зачем... - устала Лина от ожидания.
        - Молодые люди, - посмотрел на аборигенов руководитель охотников. - Вы заставляете меня повторяться, а я этого делать не люблю! Если бы я хотел вас убить, то уже бы это сделал. Вы мне нужны для другого.
        - Для чего? - тут же задала вопрос Лина.
        Дарвил промолчал.
        На Тверской улице к ним подошёл бородатый мужчина и приказал стать на колени. Когда они не подчинились он громко начал им угрожать, мол, он олигарх, и каждый должен его беспрекословно слушаться.
        На Пушкинской площади, загораживая памятник Великому писателю, стояла машина ракетного комплекса "Тополь-М". Куда делась ракета - неизвестно. Следов запуска не видно.
        В окне дома номер двадцать, на здании где стоят буквы "Главмостстрой", показалась голая девица. Она распахнула ставни и подставила обнажённое тело июньскому солнышку. На её шее болталась огромная золотая цепь. Такие были у самых-самых новых русских в лихие девяностые.
        - Нравится ваш мир? - посмотрел на аборигенов Дарвил.
        Ангелина промолчала. Илья сказал сухое:
        - Нет.
        Гость из Рая улыбнулся и пошёл дальше.
        - Я видел это сотни, тысячи раз, - начал он. - Когда в дикий мир попадает магия, она рушит весь его строй. Все устои. Стирает все границы. Вычёркивает мораль. Уничтожает жизненные ценности. Даёт иллюзию вседозволенности. Но каждый раз, когда эта мышеловка захлопывается, люди начинают понимать, что их жестоко обманули. В моём мире было так же - он рухнул за считанные дни. А ведь развит был намного лучше вашего. Роскошь теряет смысл, когда ей перестают завидовать. Но этого, обычно, никто не понимает.
        Сзади послышалось мощное рычание. Будто огромный тигр бежал по Тверскому бульвару. Вскоре они увидели источник звука. Огромный монстр-трак, переделанный из красного "Майбаха", рыча двигателем, пронёсся мимо.
        - А бывало, что жизнь входила в прежнее русло? - Илья посмотрел вслед машине.
        - Я такого не знаю, - честно признался руководитель охотников. - По долгу службы мне приходится наблюдать, как рушатся миры. Один за другим. И нет им конца и края. Каждый раз, каждое новое общество выбирает не тот моральный путь. Может это в генах у людей? - хмыкнул Дарвил. - Каждый раз человечество строит всё своё существование на богатстве. Стоит прийти магии, и общество рушится. Но я не теряю надежду встретить мир, который сможет дать достойный отпор Раю. Мир, где каждый будет стремиться стать отзывчивым и добрым, быть Человеком. Только задумайтесь, что если бы каждый ценил других людей, как самого себя? Разве тогда смогла бы магия разрушить, например, вашу цивилизацию? В таком мире не было бы войн, инфляций, детей-сирот, голодающих, тюрьм и оружия.
        Дарвил остановился возле памятника Тимирязеву. Посмотрел в его каменное лицо.
        - Если люди из твоего мира способны чему-нибудь учиться, то сейчас самое время это показать, - сказал руководитель охотников. - После нашего ухода пропадёт магия и начнётся новая эпоха. Что-то она принесёт. Всепоглощающую войну? Мир во всём мире? Выбор за человечеством. За каждым из людей.
        - Ты сказал: "После нашего ухода", - насторожилась Ангелина.
        - Да, дорогая, - довольно улыбнулся Дарвил. - Вы уничтожили группу охотников. Теперь это место свободно. И пустым оно быть не может. Вы можете остаться жить в своём перевёрнутом с ног на голову мире, а можете стать жителями Рая. Охотниками. Выбор за вами, но сделать его надо сейчас.
        Илья посмотрел на подругу. В её глазах увидел подтверждение собственного решения.
        - Наш ответ...
        128

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к