Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Голубенкова Надежда: " Превратности Судьбы " - читать онлайн

Сохранить .
Превратности судьбы Надежда Анатольевна Голубенкова
        Вы держите всвоих руках уникальную книгу, описывающую правдивую историю, произошедшую однажды вКоролевстве Драконов. Носамое поразительное, что она случилась ввек телевизоров ижелезных повозок, когда магия считалась пережитком прошлого, заблуждением, аодраконах иединорогах многие читали лишь вкнижках. Ивсёже мне лично довелось присутствовать там. Я - гном, ия хочу поведать вам оневероятных приключениях, выпавших надолю моего лучшего друга, молодого барона Градова…
        Превратности судьбы
        или удивительные приключения юного барона Градова и его друзей
        Надежда Голубенкова
        
        ISBN978-5-4474-8960-1
        
        Пролог
        Меня зовут Алет. Донедавнего времени вмоей жизни всё было спокойно ипонятно. Моя судьба была предрешена ссамого рождения: вшесть лет мне родители подарили мою первую кирку, вдевять отец впервые взял меня вшахту, асдвенадцати я, вместе сосвоими сверстниками, уже официально работал наЗападном руднике. Ктому времени я закончил школу. Наша группа состояла изшести человек, нашим наставником был мой троюродный дядя Карл. Меня всё устраивало: кшестнадцати годам я должен был перейти вовзрослый отряд, вподчинение одного избригадиров Северных шахт, где главным был мой отец; затем родители должны были подобрать мне жену, унас родилисьбы дети, я сталбы сам бригадиром ивсвоё время занялбы место отца… Так должно было быть, нонеожиданно вмешалась природа…
        Дело втом, что для работы вшахте очень важен рост: он недолжен быть больше полутора метров. Нас из-за этого часто обзывают «гномами», ноэто нетак: мы обычные люди, просто веками проводившийся «ростовой отбор» привёл ктому, что все жители шахтёрских посёлков ниже большинства других людей, атяжёлая физическая работа делает нас крепкими инакаченными. Амногие ещё инарочно несбривают бороду. Может, сказочные гномы действительно писались снаших предков?
        Влюбом случае, уже вчетырнадцать лет стало ясно, что вшахте я работать небуду. Мой рост превысил «критическую отметку», ноя ещё полгода работал наруднике, упорно делая вид, что незамечаю, когда касаюсь головой потолка. Новот дядя велел сдать спецовку икирку ивозвращаться домой.
        - Неволнуйся, племяша, такое иногда бывает. Ничего, пойдёшь учиться накузнеца, - пытался успокоить меня дядя, когда я трясущимися руками снимал ссебя каску.
        Мы сребятами жили при шахте, иотец незнал омоих «проблемах сростом». Я понятия неимел, как воспримет он это известие, ведь я его единственный сын, ион наменя возлагал столько надежд! Ноделать нечего: ия нанегнущихся ногах побрёл впосёлок, где меня ближайшие полтора года никто неждал.
        Да, была мысль сбежать, нокуда? Я никогда вжизни непокидал родных краёв. Да иближайший город, пословам торговцев, находится аж внеделе пути. Как я донего доберусь, неимея при себе ни еды, ни воды?
        Так, обуреваемый тягостными мыслями, я доковылял додома. Мама, вэто время кормившая мою младшую сестрёнку Тайну, одновременно обеспокоенно ирадостно меня обняла.
        - Алет, только неговори, что наруднике обвал, - бледнея, прошептала мама, пытаясь прочитать ответ вмоих наверняка ничего невыражающих глазах.
        - Тогда сейчас билибы вколокол, - стараясь оттянуть момент признания, напомнил яей.
        - А-ет! - Тайна еле слезла сосвоего высокого стульчика ибросилась комне.
        Я подхватил её, нонезакружил, как обычно. Малышка, будто почувствовав моё настроение, невозмутилась, алишь крепче вцепилась вменя, непозволяя опустить себя напол.
        - Алет, что случилось? - окинув меня проницательным взглядом, мама, кажется, всё поняла. Мне непришлось ничего говорить.
        Вечером вернулся отец. Хмуро глянув вмою сторону, будто я вчём виноват перед ним, иневысказав никакого удивления моим присутствием, он молча умылся исел ужинать. Мне кусок нелез вгорло, ноя заставил себя съесть пару котлет. Это был самый тягостный ужин вмоей жизни.
        Наконец мы остались сотцом один наодин.
        - Удивлён, что Карл так долго продержал тебя, - без предисловий буркнул отец, когда мама ушла укладывать Тайну спать. - Будь ты намоём участке, ябы давно тебя рассчитал. Ствоим ростом вообще опасно спускаться под землю.
        - Так ты знал? - неудержалсяя.
        Отец мрачно икрасноречиво окинул меня взглядом. Ну да, раз вмесяц нанесколько дней нас отпускали домой, иотец немог незаметить, что я скоро наголову буду вышеего.
        - Держу пари, ты будешь никак нениже ста шестидесяти пяти, - наливая себе кофе, проворчал отец.
        - Ноя ведь могу пойти наразгрузку, - неуверенно предложиля.
        - Ни зачто! - неожиданно громко стукнул отец кулаком постолу. - Я непозволю, чтобы мой наследник работал сотбросами!
        Да, работа разгрузчика считается внаших кругах чутьли непризираемой: нанеё отправляли только провинившихся да пьянчуг. Оплачивалась она соответственно.
        - Ночем я тогда буду заниматься?
        Немного помолчав иустало потерев глаза, отец вздохнул:
        - Завтра я поговорю сГрэйгом. Возможно, он согласится взять тебя вученики.
        Нони Грэйг, ни другие кузнецы неспешили брать меня вподмастерья, мотивируя отказ моим возрастом. Мол, хорошим кузнецом я уже нестану, асковородки да кастрюли уних итак есть, кому делать. Насамомже деле они наверняка просто нехотели выдавать своих тайн. Ведь всем известно, как ревностно оберегают своё мастерство представители древних кузнечных династий. Так я оказался неудел. Даже торговцы ите отказались брать меня наработу.
        Несколько месяцев я просто сидел дома: читал, помогал маме подому (что раньше никогда неделал), занимался ссестрой. Ивот, водин извечеров впосёлок прибыл Диран - старый друг нашего старосты, путешествующий торговец. Я знал его: он несколько раз вгод закупал товар унаших мастеров, восновном оружие иукрашения. Ивот он зачем-то пожаловал кнам.
        - Добрый вечер, - вежливо поздоровался Диран. - Могу я поговорить свами? Если неошибаюсь, вы Борис?
        - Неошибаетесь, - пропуская нежданного гостя, скрестил руки нагруди отец.
        Нас сТайной отправили наверх. Да мне инеслишком было интересно, что потребовалось Дирану ототца. Азря. Примерно через час мама позвала меня вниз. Оказалось, Диран предложил отцу взять меня вученики.
        - Хорошенько подумай, прежде чем дать ответ, - предупредил меня торговец-путешественник, после того как отец огорошил меня новостью. - Я редко где задерживаюсь надолго. Отправившись сомной, ты небудешь иметь дома. Спать придётся вповозке, влучшем случае - впридорожной ночлежке. Гастрономических изысков тоже необещаю. Нозато ты сможешь повидать мир, я научу тебя торговаться, покажу истинную стоимость вещей, обучу некоторым хитростям…
        - Согласен, - выпалил я, понимая, что невмоём положении теперь выбирать икрутитьнос.
        - Да будет так, - подавив тяжёлый вздох, заключил Борис: ох, другой судьбы он хотел для своего сына.
        Анаутро мы сДираном отправились впуть.
        Норассказать я хочу неосебе, аосвоём лучшем друге - Михаиле…

***
        Кабинет. Обычный кабинет, все стены которого занимают бесконечные книжные полки. Настаринном столе изчёрного дерева стоит ни чем непримечательная пол-литровая пластиковая бутылка без какой-либо этикетки стаинственно мерцающей вполумраке голубоватой жидкостью. Рядом гора пожелтевших отвремени пергаментов скакими-то записями иформулами; ираскрытый блокнот, вкотором карандашом выполнен довольно подробный рисунок волка, воющего налуну.
        Чуть дальше, зазанавеской, скрыта кушетка, накоторой сейчас тревожно спит слишком бледный иистощённый навид юноша. Золотистые волосы разметались поподушке, он что-то неразборчиво шепчет…
        Наша история онём. Омладшем наследнике властного ибогатого рода Градовых. Ноначнём ссамого начала…
        Глава 1. Все мы родом издетства
        - Миша, поиграй сВарей! - упёр руки вбока черноволосый подросток, смотря насвоего вечно что-то читающего младшего брата. Изачем только родители обучили это луковое горе грамоте?
        - Сейчас, Оскар, - неотрываясь откниги, промолвил шатен, пребывая где угодно, нотолько невзамке.
        - Я сказал немедленно, - Оскар ловко выхватил книгу.
        - Отдай! - возмутился Миша, пытаясь вырвать её изрук брата.
        Нокуда там: брат был уже сейчас наголову его выше инамного сильнее. Вотличие отнего, Оскар предпочитал верховую езду ифехтование, что немогло несказаться наего фигуре. Михаилже любил рисовать, наблюдать зазвёздами ичитать, читать, читать…
        - Поиграешь сВарей - отдам, - пообещал старший брат, пряча книгу запазуху.
        - Номама оставила тебя сней возиться!
        - Меня оставили застаршего, - гордо выпрямился Оскар. - Ты обязан меня слушаться. Уменя тоже были насегодня планы, так что ближайшие два часа ссестрой сидишьты.
        - Но…
        - Возражения непринимаются.
        - Нечестно!
        - Нечестно, что я должен весь день нянчиться сВарей, аты отдыхать. Теперь твоя очередь, - отрезал брюнет. - Идаже недумай тащить её вбиблиотеку. Усёк?
        - Как скажешь, - бросив набрата уничижительный взгляд, проворчал Миша, поднимаясь спола.
        Нескрывая самодовольной усмешки, Оскар проводил взглядом брата. Убедившись, что тот ушёл, мальчик спрятал совершенно неинтересующую его книгу насамую верхнюю полку, докоторой доставал, после чего отправился посвоим делам. Уворот замка его уже добрых полчаса должны были дожидаться друзья.
        - Привет, Варя. Что рисуешь?
        - Лошадку, - доверительно ответила малышка, позволяя брату увидеть животное, похожее напомесь бегемота сжирафом.
        - Красиво, - похвалил Миша, досадуя, что сразу невызвался помочь. Сиделбы сейчас укамина испокойно читал: сестра полдня может рисовать, если дать ей краски или карандаши.
        Ичем теперь заняться? Родители наверняка приедут только кполуночи: отправились заключать очередной договор напоставку редких минералов для новой партии украшений (их семья держала сеть ювелирных магазинов). Оскар так вообще неизвестно куда смылся. Няни уних небыло, уэкономки, как назло, выходной. Дворецкий исадовник водном лице дед Панфилий вторую неделю болеет. Больше вдоме небыло ни прислуги, ни других взрослых.
        - Миша, я кушать хочу, - отвлёк его отразмышлений жалобный голосок.
        - АОскар тебя некормил?
        Девочка отрицательно покачала головой.
        - Понятно, пошли.
        Миша взял сестру заруку иповёл напервый этаж, где располагались кухня, гостиная икомнаты прислуги. Обязанности кухарки выполняла их экономка, тётя Марфа.
        Проверив холодильный шкаф, мальчик достал колбасу, сыр, хлеб ипомидоры. Сделав бутерброды, Михаил разогрел их насковороде, держа случайно порезанный ножом палец ворту. Малышка синтересом наблюдала забратом.
        - Ешь, - поставив тарелку настол, велел шатен.
        - Апить?
        - Молоко будешь иличай?
        - Молоко.
        Пришлось разогревать иего, попутно наливая себечай.
        - Чем теперь займёмся? - помыв посуду, повернулся Миша ксестре. Варвара тем временем старательно щёлкала пультом, пытаясь включить телевизор.
        Покачав головой, парень незаметно воткнул вилку врозетку. Квосторгу малышки, телевизор включился.

***
        - Ты что, разрешил ей смотреть телик?! - вернувшейся Оскар так изамер возмущённо напороге.
        - Она сама хотела, - меланхолично ответил Миша, что-то рисуя вблокноте.
        - Аеслибы она полетать захотела?
        Оскар решительно подошёл ивыключил телевизор. Варя уже давно спала, свернувшись калачиком надиване, убаюканная мультиками.
        - Вот расскажу папе, месяц сидеть несможешь, - пригрозил брюнет.
        - Тогда тебе придётся объяснять, скакой радости Варя вообще осталась сомной. Или ты думаешь, что папа недогадается?
        Оскар побледнел, невсилах ничего сказать. Михаил победно выпрямился, какбы невзначай уронив:
        - Кстати, ты уменя книжку забрал. Вернуть нехочешь?
        - Натретьей полке, сверху.
        Оскар поднял спящую сестру наруки имедленно направился клестнице, принципиально игнорируя брата. Шатен пожал плечами ипервым взбежал навторой этаж, торопясь вернуть своё сокровище.
        Такие ссоры происходили всемье чутьли некаждый день. Мальчики были слишком разными, чтобы спокойно ужиться наодной территории итем более водном доме. Несмотря насвой тихий характер ифилософское ко всему отношение, Миша засловом вкарман нелез иблагодаря своей логике чаще одерживал победы всловесных баталиях. Оскар был более прямолинеен, адля доказательства своей правоты нераз прибегал ккулакам. Родители, занятые семейным бизнесом исвоими проблемами, смотрели наэто сквозь пальцы: небольшая борьба залидерство только закалит сыновей иподготовит квзрослой жизни.
        - Да выключи ты уже свет.
        Прилетевшая подушка была полной неожиданностью. Хотя взамке были свободные комнаты, отец был твёрдо уверен, что дочетырнадцати лет мальчику совершенно необязательно иметь собственную спальню, поэтому они сбратом вынуждены были делить детскую надвоих. Михаил уже отсчитывал дни додня рождения брата.
        - Миша!
        - Сейчас.
        Недовольно закрыв книжку, он погасил лампу.
        Глава 2. Великое переселение
        - Оскар, Миша, вставайте!
        Вкомнату зашла женщина сзолотисто-каштановыми, как умладшего сына, волосами иневероятными небесно-голубыми глазами. Недождавшись никакой реакции отсыновей, она подошла ираздвинула шторы, пуская вкомнату солнечные лучи, ивкоторый раз убеждаясь, что они смужем всвоё время правильно выбрали для детей комнату: яркий свет подействовал лучше любого будильника.
        - Мам, ещё рано, - застонал брюнет, взглянув начасы.
        - То есть, ты доверяешь выбор своего подарканам?
        - Нет! Я встаю, - пошёл напопятную Оскар, быстро сообразив, что если брат пойдёт сродителями, то больше какой-нибудь энциклопедии ему невидать.
        - Тогда мы спапой вас ждём, - усмехнулась женщина, выходя изих спальни.
        Михаил сонно протёр глаза, наблюдая затем, как брат вспешке натягивает штаны иищет пополу свои носки. Сам он никогда непонимал любовь брата разбрасывать везде свою одежду, тем более, сколько он себя помнит, убираться вих комнате вечно приходится толькоему.
        Когда Оскар вышел, Миша заправил кровать, натянул джинсы, футболку сизображением гигантской летучей мыши, доставшуюся отбрата, иподошёл кокну. Несмотря напозднюю осень, снега ещё небыло, деревья так истояли всвоих величественных нарядах, словно украшенные золотом ипурпуром. Внизу их уже ждала карета: отец, как ибольшинство аристократов, непризнавал железных экипажей, хотя вгороде машин было много. Михаила всегда поражало, насколько различны их жизнь ижизнь городских - словно два параллельных мира.
        - Миша, ты где?! - донёсся спервого этажа приглушённый голос.
        Очнувшись отразмышлений, шатен вытащил из-под матраса скопленные занесколько месяцев деньги, взял сумку иотправился вниз.
        Вгостиной оказались все. Отец читал свежий номер «Вестника» - газеты, все статьи которой были посвящены только бизнесу иполитике (ужасно скучной, помнению мальчика). Мама кормила Варвару манной кашей сизюмом. Извсех детей только он унаследовал её волосы, идаже, кудивлению родителей, внём обнаружились зачатки дара. Мама была, повыражению обывателей, полуэльфийкой, ноожидалось, что они сОскаром иВарей уже ничем небудут отличаться отобычных людей, иуж тем более уних неостанется никаких способностей рода.
        Вообще, магии вих мире небыло. Нодалеко назападе, вДолине Водопадов, где обитали единороги ижар-птицы, жили потомки Избранных. Людей, которые знают многие тайны природы и, послухам, умеют ею управлять. Насамомже деле они просто отлично разбирались втравах, врезультате чего становились прекрасными лекарями или алхимиками. Однако обособленный образ жизни овеивал обитателей Долины некой тайной, ате, всвою очередь, вовсю пользовались этим, как ижители шахтёрских посёлков. Вот так вих стране жили и«гномы», и«эльфы». Нодар уМиши действительно был - он смалых лет наинтуитивном уровне разбирался вотварах, сневероятной точностью угадывая, что именно мама добавила вчай.
        - Я надеялся, что ты непридёшь, - поднял взгляд отсвоей тарелки брюнет. - Осталсябы дома, читал свои книжки.
        - Заканчивайте седой ипоедем, - несделав старшему сыну замечания, поторопил отец.
        Без лишних слов мальчик одарил брата презрительным взглядом исел насвоё место, придвигая ближе остывшее какао иберя несколько тостов (ну нелюбил он кашу, особенно манную).

***
        Догорода добрались только кобеду. Первым делом родители зашли в«Пещеру дракона» обсудить суправляющим финансовые дела филиала. Головной офис компании находился встолице. Оскар тутже стал клянчить кулон изматового чёрного камня, представляющего собой свернувшуюся вокруг рукояти клинка кобру. Притом он категорично отказывался считать баснословно дорогое украшение выбранным ко дню рождения подарком. Посовещавшись, родители разрешили выбрать им сбратом полюбой вещи измагазина (вчесть удачно заключённой накануне сделки). Оскар тутже переместился квитринам «зачарованных» украшений впоисках чего-нибудь сверхдорогого инеобычного. Михаил, нерешительно глянув народителей, юркнул воружейный отдел. Несмотря нато, что драться он неумел, его всегда завораживали красивые мечи икинжалы, которыми торговал отец. Это было непросто оружие, это было произведение искусства. Ни один кинжал или меч неимел вмире пары. Иобычные, иинкрустированные камнями, исзамысловатой гравировкой - всвоё время их прапрадед Илья Градов заключил договора случшими кузнецами страны, чьи потомки продолжали создавать уникальные вещи для их
магазинов.
        - Вот это хочу, - после мучительных терзаний между двумя самыми дорогими талисманами, решился Оскар. Свиду неприметный кулон ввиде паутинки ссидящим наней пауком изпотемневшего серебра обещал своему владельцу стопроцентную ментальную защиту.
        - Вот это выбор, - присвистнул продавец.
        - Сынок, тыже понимаешь, что никакой защиты амулет недаёт, - попыталась вразумить его мама. - Это просто маркетинговый ход. Никто втвою голову незалезет, я тебе гарантирую.
        - Всё равно этот, - упёр руки вбока именинник.
        - Оскар, ты меня огорчаешь, - нахмурился отец. - Что задетская вера вволшебство? Ты уже достаточно взрослый, чтобы понимать, что это обман.
        - Апочему тогда мы его продаём? - вмешалась Варя, наивно посмотрев народителей.
        - Ты ещё маленькая, дорогая, чтобы это понять, - присела перед нею мама.
        - Мне скоро семь! - искренне возмутилась девочка.
        Проигнорировав заявление дочери, мужчина кивнул продавцу, подтверждая, что амулет они забирают.
        - Достаньте ещё вон ту заколку для Вари, - остановила молодого человека, уже собравшегося закрыть витрину, женщина.
        - Да, госпожа.
        Через несколько минут уних были вруках две коробочки. Оскар спрятал свою вкарман, после чего все направились вовторой зал смотреть, что выбрал Миша.
        - Можно мне вон тот кинжал? - нерешительно попросил мальчик, когда подошёл отец.
        - Уверен? - удивился выбору сына Александр.
        Его старший наследник никогда неупускал своего, иесли уж предоставляли ему право выбора, хватал самое дорогое. Младшийже как будто был неотмира сего: карманные деньги зачастую раздавал нищим, или тратил накнижки, которых вдоме итак было полно; днями мог пропадать вконюшне, хотя верхом почти неездил; да ивообще всегда держался ниже воды тише травы. Странный, одним словом.
        - Сынок, лучше выберимеч.
        - Я нехочу сражаться, - категорично заявил Михаил.
        Оскар несмог сдержать ехидного замечания:
        - Пап, спорим, он собирается им хлеб резать?
        - Сзавтрашнего дня ты тренируешься вместе сбратом, - неожиданно твёрдо изрёк отец, свысока взирая насвоего младшего наследника. - Это необсуждается. Аклинок я тебе куплю.
        - Да, пап, - покорно кивнул мальчик.
        Ивот опять. Такое ощущение, как будто собственноручно отправил ребёнка наказнь.
        Через десять минут семья уже выходила измагазина. Михаил трепетно сжимал ножны изкрокодильей кожи. Он немог объяснить почему, нонебольшой кинжал срукоятью изслоновой кости его буквально околдовал. Самый обычный, потонкому лезвию шёл незамысловатый узор, фигурная рукоять была украшена голубым опалом иидеально ложилась вруке. Как оказалось, кинжал был серебряный.
        Следующим было кафе, где они отобедали. Потом отправились впарк, где довечера катались наразличных качелях икаруселях. Вконце концов, добрались идо«Магии электроники», где Оскар выбрал себе вподарок самый навороченный магнитофон.
        - Пап, аможно мне котёнка? - увидела Варя вывеску зоомагазина, когда они уже садились вкарету.
        - Никаких зверей вдоме, - отрезал мужчина. Это было одно изего главных правил.
        - Ну, пожалуйста, он никому небудет мешать, - взмолилась Варя. - Вместо заколки, - добавила девочка, чутьли несослезами глядя навзрослых.
        - Нет, - непреклонно ответил мужчина.
        Михаил, искоса наблюдавший заними, твёрдо пообещал себе, что когда вырастет, обязательно купит сестре самого красивого котёнка, идокажет отцу, что животные - это невсегда плохо, даже если это нелошади.
        Александр Градов, ксвоему удивлению, почувствовал разочарование. Он видел, что сын желает поддержать сестру иожидал, что мальчик, наконец, проявит характер, ноМиша, как всегда, безропотно промолчал. Варяже всю обратную дорогу дулась ини скем неразговаривала.

***
        Кроме магнитофона брату подарили новые часы инастоящую бритву, хотя брить пока Оскару было совершенно нечего. Однако брюнет счас проторчал узеркала, пытаясь выискать хоть один волосок. Апотом был смотр комнат. Оскар выбрал себе самые роскошные апартаменты, поразмерам комната лишь незначительно уступала родительской спальне.
        - Одобряю, - похвалил сына Александр, после чего посмотрел намладшего, - Аты, Миша, какую комнату хотелбы выбрать? Подумай хорошенько.
        - Ноэто нечестно! Сегодня мой день рождения! Это я должен выбирать комнату, анеон!
        - Дорогой, - мягко обратилась ксыну Иола, убирая прядь светлых волос, упавшую налицо, - Тыже понимаешь, что Миша иВаря немогут жить водной комнате. Варе скоро семь, ией нужна более просторная детская, чем сейчас.
        - Нопочему обязательно наша? - насупился Оскар, исподлобья смотря намать.
        - Это необсуждается, - отрезал отец. - Вы сМишей переезжаете вотдельные комнаты, аВаря - ввашу детскую. Если будешь возражать, то вместо этой комнаты отправишься вВарину?
        Оскар побледнел изавертел головой. Миша еле сдержал смех, представив брата вкомнате сестры, обклеенной розовыми обоями спринцессами изамками. Малая детская, как её называли родители, располагалась вплотную ких спальне ибыла раза вдва меньше их сбратом.
        - Вот ипрекрасно, - подвёл итог Александр. - Михаил, ты сделал свой выбор?
        - Ая могу выбрать любую комнату? - затаив дыхание, спросил мальчик.
        - Изсвободных, - выжидательно кивнул Александр.
        Мальчик нерешительно посмотрел втёмно-карие глаза отца:
        - Я хочу ту, рядом сбиблиотекой.
        - Ну ты даёшь! - брат даже забыл, что обижен, - Это худшая спальня извсех!
        - Нотам жил наш прадед, Тимофей Градов, - возразил Миша, суважением относящийся ко всем своим предкам, ноособенно восхищавшимся именно прадедом Тимофеем - большим оригиналом, сточки зрения отца.
        - Ага, самый ненормальный извсей нашей семьи. Ахотя нет, ты его переплюнешь, - будто прочитав его мысли, продолжал издеваться Оскар.
        - Нехорошо так говорить освоих предках, - попеняла Иола, после чего внимательно посмотрела намладшего сына, - Ты уверен? Это самая маленькая изспален замка. Её почти никогда неиспользовали.
        - Услуг комнаты меньше, - пожал плечами мальчик.
        - Разве можно сравнивать себя сприслугой!
        - Я неизменю своего решения, отец.
        - Хорошо.
        Александр достал изкармана связку ключей иснял снеё небольшой фигурный ключик. Оскар презрительно посмотрел наэто: ключ был странный, зеленоватый, - нето бронзовый, нето медный.
        - Спасибо, - прошептал Миша, беря ключ отсвоей новой спальни. Вдвери их бывшей детской тоже был врезан замок, ноключи всегда были уродителей. Они даже несколько раз запирали их вкомнате вкачестве наказания.
        - Убогий, - прокомментировал брат, нотак, чтобы родители неуслышали.
        Михаил сделал вид, что тоже неслышал.
        - Увас сутки напереезд. Старые иненужные вещи можете оставить вдетской, мы потом увезём их вприют.
        - Хорошо, отец.
        Как только их отпустили, Михаил бросился всвою новую комнату. Небольшая, меньше их детской, спальня казалась ему чем-то сказочным: тёмно-синий потолок украшали мерцающие вполутьме созвездия, все стены были обшиты бамбуком, наодной изних висели карта звёздного неба иогромный атлас мира, мебель была дубовой, сделанной навека. Дальнюю стену, где было единственное окно, занавешенное плотной песочно-золотой шторой, занимали книжные полки светхими древними томами, которые много лет уже никто нечитал. Около шкафа висело небольшое зеркало впотемневшей отвремени раме.
        Оглядев свои новые владения, мальчик подошёл кокну иотдёрнул штору. Он так изамер, любуясь закатом. Всознании медленно формировалось понимание, что ему больше негрозит просыпаться спервыми лучами солнца, ичто он теперь всегда будет видеть его заход. Аещё он теперь может оставлять наночь открытые шторы, чтобы любоваться звёздами илуной.
        Вдверь постучали.
        - Сударь, вас просили позвать кужину, - это была Марфа, их экономка.
        - Иду.
        Бросив последний взгляд назаходящее солнце, Миша направился вгостиную. Как он иожидал, брат нестал его ждать иуже успел задуть свечи наогромном торте. Стол был буквально завален подарками, присланными дальними родственниками, друзьями икомпаньонами отца. Аксередине ужина их ждал ещё один сюрприз: приехал дядя, младший брат отца, Виктор Градов.
        Глава 3. Курс молодого бойца
        - Ичемже ты занимался последние три года? Давненько ты непоявлялся внаших краях, - наследующий день зазавтраком принялся расспрашивать брата отец.
        Виктор оглядел собравшихся, задержавшись взглядом наплемянниках.
        - Путешествовал.
        - Семьёй-то ещё необзавёлся?
        - Как-то недосуг было, да иработа непозволяет, - усмехнулся Виктор.
        - Акем ты работаешь? - слюбопытством посмотрел нанего Миша.
        - Секретным агентом, - заговорщики поведал мужчина.
        Александр закашлялся:
        - Ну ишуточки утебя, брат. Ваш дядя торговец, ищет посвету редкие артефакты.
        - Одно другому немешает, - подмигнув мальчикам, выдал «секретный агент». - Аесли серьёзно, эльфы как-то подозрительно себя ведут. Они итак-то нешибко гостеприимные, авпоследнее время… даже нашего брата ксебе непропускают. Аведь наше правительство всегда относилось кним лояльно, атут будто чёрная кошка пробежала. Нехороший знак.
        - Да ты что! Незнал. Унас перебоев споставками небыло, да ивгазетах ничего неписали.
        - Наши пока замалчивают, воизбежание открытого конфликта. Уж незнаю, кто виноват, номеждоусобица сэльфами нам ненужна.
        - Да, ты прав. Нехотелбы, чтобы мои дети жили, как мы тогда.
        - Когда? - тутже навострил уши Оскар.
        - При трёхлетней забастовке шахтёров, - кудивлению взрослых, ответил брату Миша. - Они тогда отказались поставлять нетолько товар, ноиуголь. Навторой год все котельные встране были переведены надрова, тепла нехватало, вгородах зимой люди замерзали. Власти хотели подавить бунт силой, ношахтёры устроили обвалы иперекрыли все дороги.
        - Ты неплохо знаешь историю, - похвалил мальчика Виктор. - Мы были нанесколько лет старше вас, когда начался этот кошмар. Наша семья чуть неразорилась: поставок товара небыло, деньги обесценились, кконцу третьего года мы жили чутьли невпроголодь.
        - Акакже накопления? Банковские счета? - неповерил своим ушам Оскар.
        - Это бизнес. Еслибы неосталось денег назакупку нового товара, пришлосьбы начинать всё снуля, - как само собой разумеющееся ответил дядя.
        - То есть, деньги были, нодед их нестал тратить? - недоверчиво уточнил Миша. - Ноэтоже неразумно.
        - Ты ещё недорос, чтобы понять это, - довольно грубо прервал разговор Александр. - Лучше расскажите дяде, какие комнаты вы сегодня выбрали.
        Когорчению Миши, тема была закрыта. Оскар долго исвдохновением рассказывал про свою новую спальню. Наконец, настала очередь Михаила, нобрат итут его опередил:
        - АМишка, прикинь, выбрал восточную спальню. Ну, ту коморку убиблиотеки. Держу пари, там даже отдельной ванны непредусмотрено.
        - Серьёзно? - искренне удивился Виктор. - Я вкомнату кдеду Тимофею сего смерти незаходил: мне досих пор чудится там его призрак. Прикольный был старик. Умер, когда мне было лет семь, ноя его превосходно помню. Любил ночами подому ходить ивсё твердил, что ищет потайные ходы да тайные комнаты.
        - Аони существуют?
        - Да кто их знает. Дом-то построен впятнадцатом веке - тогда самая мода была наподземные лабиринты.
        - Хватит вам омрачном. Виктор, ты надолго кнам? - перевела разговор вдругое русло Иола.
        - Дня натри, небольше. Как только отгномов придёт караван, сними иотправлюсь.
        - Непрощели было дирижаблем?
        - Нет, брат. Они наши изобретения неочень любят. Так что лучше постаринке, налошади. Дней десять пути исовместной выпивки, ия желанный гость вих посёлке.
        - Ну, как знаешь. Здесь я тебе несоветчик.

***
        Всего задва захода Миша перенёс все свои вещи вновую комнату. Самыми ценными были его альбом инабор масляных красок, подаренных родителями напрошлый Новый год. Неожиданно раздался стук.
        - Ктебе можно?
        Дверь тихонько приоткрылась, ивкомнату вошёл мужчина средних лет. Чёрные, отливающие медью, волосы волнами спадали доплеч; тёплые и, кажется, всепонимающие тёмно-серые глаза буквально приковывали ксебе.
        - Дядя?
        - Аты ожидал кого-то другого?
        - Нет, что ты. Я просто подумал, что это отец хочет напомнить, что завтра рано вставать. Он желает, чтобы я учился фехтованию.
        - Я слышал, - кивнул мужчина, присаживаясь кнему накрай кровати. - Как ты смотришь нато, чтобы занятия вёля?
        - Потрясающе! Нокакже гномы? Ой, то есть, шахтёры?
        - Я немного побродил поокрестностям, порасспрашивал кое-кого. Оказалось, что я опоздал: караван ушёл вначале недели ираньше следующего месяца его неожидают. Так что я здесь застрял надолго. Покажи хоть, что закинжал себе выбрал.
        Миша вынул изножен клинок иподал дяде. Мужчина долго рассматривал оружие, после чего задумчиво вернул племяннику.
        - Хорошо сбалансирован. Неплохой выбор, - похвалил его Виктор. - Кстати, Саша неговорил, что вы ходите вшколу. Откуда ты так хорошо знаешь историю? Признаться, заужином я был поражён.
        - Я обожаю читать, - пояснил Миша. - Атак нас учит мама. Мне она рассказывает отравах. Говорит, что отправит меня наобучение кэльфам, как только мне исполнится шестнадцать. Нораз теперь там неспокойно, может, поступлю вакадемию художеств. Лишьбы отец был непротив.
        - Да, Саше врядли понравится этот выбор. Он сказал мне, что изтебя вышелбы хороший адвокат.
        - Он ошибается, - повернулся кокну Миша. Солнце уже полностью скрылось загоризонтом.
        - Хорошо, небудем обэтом. Ивсёже скажи мне, почему ты выбрал именно эту комнату? Вдоме ещё три свободных спальни, ивсе они гораздо просторнее исветлее.
        - Мне нравится смотреть назакат, - просто ответил мальчик.
        Мужчина хотел сказать что-то ещё, нопромолчал. Потрепав племянника поволосам, он встал инаправился квыходу.
        - Тренировка вдвенадцать, - усамой двери обернулся Виктор.
        - Так поздно?
        - Ну, я очень нелюблю рано вставать, - подмигнув, исчез задверью мужчина.
        Михаил ещё долго стоял очём-то думая инезамечая, что вспальне давно пора включить свет.

***
        Натренировку Миша явился задесять минут. Как оказалось, Оскара они ждали напрасно: во-первых, тот опоздал надобрых полчаса, аво-вторых, послушав минут пять, заявил, что давно всё знает ивообще унего меч, анекинжал, иушёл. Виктор нестал его возвращать, апросто спокойно продолжил объяснение.
        - Ичасто он так? - вовремя небольшого перерыва присел налавку мужчина.
        - Ага. Папа раз тренера сгорода приглашал, так Оскар его даже слушать нестал. Он кроме отца имамы учителей непризнаёт.
        - Аты?
        - Амне инепредлагали.
        - Атыбы хотел?
        Задумавшись, мальчик медленно кивнул.
        - Уменя плохо получается рисовать людей. Ия музыке хотелбы научиться.
        - Чтож, рисовать я неочень умею, зато немного знаю гитару.
        - Иты можешь меня научить? - внадежде поднял глаза шатен.
        - Попробуем.
        Сэтого дня Виктор стал его обучать. Единственное, чего немог понять Михаил, это почему о«дополнительных» занятиях дядя попросил неговорить отцу.
        Забравшись впервыйже вечер начердак, они нашли старую гитару. Порывшись вдревнем хламе, обнаружили иструны. Кроме фехтования имузыки, дядя взялся учить его эльфийскому игномскому наречиям. Где сам мужчина их выучил, Миша так иневыяснил. Авконце первой недели прибавился иещё один странный урок…
        - Психология?! Зачем онамне?
        - Понимаешь, Миша, психология нетолько помогает понять себя, ноилучше узнать окружающих. Поих эмоциям, жестам. Психология незаменима нетолько вторговле, ноивповседневном общении. Возможно, она даже сможет помочь тебе врисовании.
        - Ну, давай попробуем, - несовсем уверенно согласился мальчик.
        Мужчина улыбнулся икивнул мальчику накровать:
        - Начнём ссамопознания. Ляг ипостарайся ни очём недумать. Расслабься.
        Михаил выполнил указания, всё больше ощущая какую-то непонятную тревогу. Он всегда скрайним недоверием относился ктем, кто пытался залезть кнему вдушу.
        - Закрой глаза, дыши медленно.
        Виктор подошёл вплотную кребёнку, тот вздрогнул, веки приоткрылись итутже закрылись.
        - Ты боишься меня?
        Мальчик замотал головой, инстинктивно вжав голову вплечи.
        - Посмотри мне вглаза.
        Михаил нерешительно взглянул всерые, словно небо перед грозой, глаза дяди. Мужчина нахмурился ещё сильнее:
        - Миша, ты сейчас, как загнанный дикий волчонок. Я хочу тебя попросить только ободном. Ноты должен пообещать, что исполнишь мою просьбу.
        - Постараюсь.
        - Я хочу, чтобы ты поклялся.
        - Кля… клянусь, - почему-то дрогнувшим голосом ответил мальчик.
        Вглазах намгновение мелькнул победный огонь, ноплемянник, охваченный бурей противоречивых чувств, этого уже незаметил. Расслабившись, мужчина опустился вединственное вкомнате кресло иначал:
        - Расскажи мне осебе: чего ты хочешь, очём мечтаешь, что думаешь ородителях. Поверь, внашем деле это очень важно. Обещаю, что никогда нерасскажу никому отом, что услышу сейчас.
        Михаил покраснел докорней волос, сердце бешено стучало, он незнал, что сказать - его обэтом ни разу неспрашивали. Это было личным. Новголове стучало набатом: «Я поклялся, нельзя нарушать клятву». Пересилив себя, парень тихо сказал:
        - Поклянись.
        Виктор, невыказав никакого удивления, принёс клятву. Несколько минут стояло гробовое молчание. Наконец, Михаил решился:
        - Я хочу, чтобы меня никто нетрогал.
        - Атебя здесь обижают?
        - Нет.
        - Тогда поясни, чтобы я понял.
        - Ну…, чтобы Оскар неперекладывал свои обязанности наменя. Правда сейчас, когда унас разные комнаты, ему сложнее будет это сделать, новсё равно… Хочу, чтобы родители нерешали заменя, кем мне быть….
        - Хорошо. Что ты можешь сказать ородителях? - продолжил допрос Виктор.
        - Они вечно наработе. Папа, когда свободен, занимается сОскаром. Мама сейчас почти всё время сВарей.
        - Ты хотелбы быть наих месте?
        - Нет.
        - Почему? Тебе нехочется, чтобы отец учил тебя, проводил стобой больше времени?
        - Незнаю. Ноя точно нехочу заниматься вместе сОскаром. Отец итак постоянно нас сравнивает, ая… другой…
        - Я вижу, - тихо ответил Виктор. - Расскажи мне отом, чтобы ты хотел изменить.
        - Этого вусловиях клятвы небыло, - заупрямился Миша.
        - Я просил тебя рассказать осебе. Втом числе имечты, - спокойно напомнил Виктор.
        - Хорошо, - резко иснеким отчаянием выплюнул парень, рывком вставая иотходя кокну. - Я хочу, чтобы родители незапрещали мне общаться сВарей. Я всего нагод младше Оскара, аони всё считают, что я маленький. Меня ещё ни разу непросили сней посидеть. Они непонимают, что Варе лучше сомной, Оскар думает только осебе.
        - Понятно. Продолжай.
        Однако мальчика ненадо было уже подталкивать. Его «понесло»:
        - Хочу, чтобы папа отдал меня вшколу. Они смамой считают, что мы итак уже знаем достаточно, чтобы сдать экзамены. Возможно, ноздесь уменя нет друзей. Я никому ненужен. Никому!
        - Мне всё ясно, - мужчина встал иположил руку наплечо мальчика.
        Миша резко отстраниться, доболи впальцах сжав подоконник. Его трясло, дыхание давалось струдом, он инезаметил, что пощекам текут слёзы. Это было насилие, насилие над его естеством. Он неготов был открыться, нетаким образом.
        Виктор попытался обнять племянника, нотот вырвался иопрометью бросился изкомнаты. Мужчина нахмурился иопять опустился вкресло. Он неожидал отМиши такой реакции. Он понял, что поспешил. Было очевидно, что вэтом доме племянник неполучает той порции любви иласки, которые ему необходимы. Виктор был уверен, что выведя мальчика наоткровенный разговор, завоюет его безоговорочное доверие. Новышло наоборот. Придётся начинать всё сначала, аведь как хорошо всёшло…
        Глава 4. Вводовороте чувств
        - Увас что-то случилось? - спросил заужином Александр, заметив подавленное состояние сына.
        - Нет, я просто устал, - бесцветно ответил Миша, неглядя ни нанего, ни надядю.
        Виктор ничего недобавил, лишь кивнул, очём-то задумавшись. Он был уверен, что мальчик непридёт завтра назанятия. Однако снова ошибся. Племянник пришёл. Более того, внимательно его слушал, делал всё, что отнего требовалось и… неразговаривал. Абсолютно. Затри часа ни единого слова.
        Мужчина недоумевал. Он неплохо разбирался впсихологии ипонимал, что необходимо что-то делать. Ночто? Предыдущий его «педагогический эксперимент» потерпел полный крах. Он привык работать совзрослыми, он мог даже манипулировать людьми, нослучай сплемянником поставил его втупик. Поведение мальчика озадачивало. Виктор решил наэтот раз неторопиться иподождать.
        Новот прошёл день, два, три, неделя - аМиша так ипродолжал играть вмолчанку, притом только сним. Виктор видел, что ссестрой мальчик общается вполне нормально. Да инавопросы родителей всегда отвечает, только состаршим братом старается непересекаться. Похоже мальчики действительно недружны. Хотя иссор между ними особо небыло. Будто договорившись, оба старались незамечать друг друга.
        Ивсёже Виктор продолжал его обучать, втом числе иязыкам. Итолько отмузыки племянник отказался. Просто разорвал свою тетрадь сзаписями, акогда мужчина, надеясь растопить лёд, стал играть нагитаре, Миша ушёл. Ситуация выходила из-под контроля.
        Вот икараван пришёл вгород, однако Виктор даже инеподумал уезжать. Александр, твёрдо уверенный, что брат положительно влияет намладшего сына, негнал свалившегося нежданно-негаданно родственничка издому. Наоборот, желал, чтобы Виктор как можно дольше оставался наставником Миши: мальчик стал часто ездить верхом, занимался фехтованием… Самже он вплотную взялся заОскара, который согромным энтузиазмом вникал вдела фирмы.

***
        - Балда - большая кувалда; трап - деревянный настил; чача - жидкая грязь…
        Михаил ходил покомнате кругами, зубря слава излексикона шахтёров. Насамом деле наречия, которым учил его дядя, были просты. Всё упиралось вспецифику произношения: ушахтёров речь была более грубой, некоторые слова звучали гортанно, было много специфических слов; лекари, пословам дяди, тоже обильно пользовались своей терминологией, называя многие растения по-своему. Их язык был значительно легче, даже несмотря налюбовь кпространным фразам ифилософским измышлениям. Основа была единой. Миша вообще непонимал, зачем ему вникать в«профессиональные дебри», норешил, что информация лишней небудет.
        Впервые вжизни сним кто-то действительно занимался. Именно сним, анесОскаром. Да, мама обучала их грамоте иматематике, ноон вечно оказывался втени брата. Занятияже ботаникой никогда небыли систематическими, скорее это были отрывочные сведения, приходившиеся кместу ивремени, поэтому такие уроки врасчёт Миша небрал, хотя бережно хранил всвоей памяти. Атеперь дядя стал его личным учителем. Именно это заставило его переступить через себя. Скакой-то обречённостью он каждый день ожидал конца обучения, нодядя продолжал сним заниматься. Это абсолютно неукладывалось вего голове: он, как капризный ребёнок, уже непервую неделю полностью игнорирует попытки дяди заговорить, атот, как ни вчём небывало, подстраивался под него.
        Да, ему было стыдно засвоё поведение, ноон просто немог заставить себя переступить эту черту. Каждый раз, как он пытался простить дядю, вголове всплывал их последний разговор. Это было непосильно для его хрупкой психики, воспоминания причиняли физическую боль, ион опять старался отних отгородиться.

***
        Наступил Новый год. Выйдя изкомнаты, Миша обнаружил настолике усвоей двери целую гору подарков. Неоткладывая, он сгрёб все коробки вохапку ивернулся вспальню. Родители вэтом году превзошли все его ожидания: белая меховая накидка ичудесный снежный шар смузыкой. Сестра нарисовала рисунок: единорог уозера под радугой. Получилось очень похоже. Брат, как всегда, подарил упаковку хлопушек. Кего удивлению, ему даже досталось несколько подарков ототцовских партнёров (которые обычно одаривали лишь старшего наследника) - красивый ночник ввиде медузы идовольно простые наручные механические часы накожаном ремешке.
        Последним подарком была плоская коробка без подписи. Догадываясь, кто мог его оставить, подросток долго смотрел накоробку, будто пытаясь просканировать её взглядом. Наконец он принял решение. Через минуту Миша вшоке рассматривал деревянный чемоданчик - складной мольберт, представлявший собой всложенном виде удобный ларец для хранения альбома, красок икарандашей. Подарок настолько потряс его, что Миша несразу увидел упавший напол при распаковке конверт. Вконверте оказался исписанный размашистым почерком тетрадный листок:
        «СНовым годом, племянничек!
        Я знаю, что виноват перед тобой. Признаюсь, я так инесмог припомнить, когда последний раз укого-либо просил прощения. Наверно, это было ещё при жизни твоего деда.
        Согласен, мне нестоило натебя давить. Предлагаю мир. Наш уговор остаётся всиле. Более того, я гарантирую, что любая информация, какойбы ты сомной неподелился, дальше меня неуйдёт. Уменя есть ещё пара предложений, новрамках письма я немогу их указать. Если я неустраиваю тебя вкачестве учителя, я могу уехать. Честно скажу, я невижу смысла продолжать наши занятия, если ты по-прежнему будешь молчать. Выбор затобой. Сегодня меня довечера небудет. Утебя есть время подумать.
        Твой дядя Виктор»
        Миша втретий раз перечитал записку. Да, действительно было очём подумать. Ноон уже опаздывал назавтрак. Разорвав намелкие клочья письмо (чтобы даже случайно никто несмог его прочитать), парень поспешил вгостиную.

***
        День выдался насыщенным. Вобед их семья была приглашена напраздничный приём, откоторого Михаил при всём желании немог отвертеться. Потом был театр, авечером Марфа подала просто шикарный ужин. Тогдаже вернулся идядя. Где он весь день пропадал, никто так инеузнал.
        Виктор спервого взгляда понял, что племянник неготов ещё дать ответ. Узнав, чем родственники весь день занимались, он решил подождать: завтра должен был состояться очередной их урок.

***
        Эту ночь Миша неспал. Впервые запоследний месяц он рисовал. Самозабвенно, сдушою. Он рисовал звёздное небо, молодой месяц, костёр, укоторого сидели два человека - он идядя; палатку иночной лес. Вон нахолсте появилась сова, взлетевшая сближайшей ветви сосны, аздесь почти незаметные следы лося…
        Закончив, подросток отступил напару шагов, любуясь своею работой. Он неверил, что сам это создал: было ощущение, будто кто-то руководил им извне. Он знал, что это называется вдохновением, ивсё равно был поражён результатом.
        Уснул Миша уже под утро. Забыв завести будильник, он проспал изавтрак, изанятие сдядей. Разбудил его осторожный стук вдверь.
        - Незаперто, - прохрипел мальчик, резко садясь накровати ипротирая глаза.
        Его услышали, ивследующую минуту полусонный Миша увидел одетого вдорожный тулуп дядю.
        - Я пришёл попрощаться… - начал было Виктор ивдруг замер, заметив уокна мольберт.
        Рисунок намольберте был красноречивее любых слов племянника. Поражённо приблизившись, мужчина долго смотрел накартину.
        - Я сегодня тебя недождался, иподумал… - он опять недоговорил иповернулся кподростку, вопросительно изогнув брови.
        - Неуезжай, - сглотнув ком, вставший вгорле, всё ещё осипшим ото сна голосом попросил дядю мальчик.
        - Уверен?
        - Да, - без грамма сомнений серьёзно кивнул Михаил. - И… - он немного смутился, - обещаю, я больше небуду прогуливать.
        Виктор широко улыбнулся, нонестал рисковать иподавил всебе желание обнять племянника.
        - Тогда одевайся, иотправляемся вгород. Мне нужно уладить кое-какие дела, заодно купим тебе меч. Пора переходить кболее серьёзным тренировкам.
        Глава 5. Всё вмире временно
        Середина августа выдалась наудивление жаркой. Виктор по-прежнему жил вдоме брата, его давно воспринимали как полноценного члена семьи. Оскар вот уже несколько месяцев сопровождал отца вовсех командировках, присутствовал наважных сделках исовещаниях. Содой стороны это его остепенило: он стал более серьёзным иответственным; асдругой - окончательно зазнался.
        Миша неплохо освоился вборьбе намечах, уверенней стал держаться вседле, втеории освоил гномский иэльфийский. Вечерами, после ужина, он запирался всвоей комнате ирисовал. Его картины видел только дядя, скоторым уподростка установились-таки доверительные отношения. Психологию они тоже понемногу изучали: восновном значения непроизвольной мимики ижестов. Кроме того дядя вовремя конных прогулок любил рассказывать обобычаях итрадициях разных народностей. Оказывается, дядя нетолько путешествовал постране, ноичасто бывал заграницей. Мужчина стал мальчику настоящим наставником идругом.
        Новот, как гром среди ясного неба, водин извечеров пришёл курьер идоставил загадочный пакет. Это было письмо снепонятными обычному человеку символами. Однако обучение непрошло даром: мельком взглянув нанего, Миша сразу понял, что послание отгномов. Дело втом, что большинство населения шахтёрских посёлков было неграмотно, игорные жители пользовались для письма системой своеобразных рисунков изнаков. Дядя даже говорил, что уних есть свои книги.
        Наследующий день после занятий дядя объявил, что вконце недели уедет. Михаил, ожидавший нечто подобное, снадеждой посмотрел намужчину:
        - Дядя, десятого уменя день рождения. Останься. Этоже совсем скоро.
        - Радбы, нокараван ждать небудет.
        - Что могло случиться? Опять эльфы?
        Завсё время, что дядя был уних, невгазетах, непотелевизору ни разу непередавали опроблемах вдальних провинциях.
        - Исними тоже, - расплывчато ответил Виктор. - Продолжай самостоятельно тренироваться. Если повезёт, я вернусь кНовому году ипоговорю ствоим отцом, чтобы он отпустил тебя сомной. Если ты, конечно, захочешь. Носейчас взять тебя я немогу.
        - Я буду ждать, - понуро кивнул парень.
        - Нерасстраивайся. Продолжай рисовать - утебя прекрасно получается. Если вдруг я кпразднику непоявлюсь, вскроешьэто.
        ИВиктор достал сподоконника небольшую коробку. Она оказалась довольно лёгкой.
        - Вэтот раз я невозьму стебя ни обещаний, ни клятв. Я знаю, что ты ненарушишь моего повеления.
        - Надеюсь, мне вообще непридётся её вскрывать, - ответил дяде-учителю Миша.

***
        Всубботу Виктор уехал, напоследок ещё раз пообещав, что они непременно встретятся. Первую неделю было сложно. Миша уже привык крежиму занятий итренировок, атеперь вновь оказался предоставлен сам себе. Более того, Оскара дома почти небывало, акогда они спапой возвращались, брат нанего обращал внимания неболее, чем наприслугу. СВарей он мог общаться только повечерам, востальное время ссестрой занималась мама, которая теперь почти всё время была дома. Единственными верными друзьями взамке оставались книги илошади, ноодному верхом ездить было неинтересно.
        Незаметно наступил Мишин день рождения, но, казалось, все забыли онём. Отец сбратом уехали наочередную деловую встречу, мама повела Варю впланетарий, даже непредложив младшему сыну составить им компанию. Миша бездумно бродил покомнате, размышляя, почему вего жизни такое происходит? Мама всегда старалась быть внимательной, особенно когда выяснилось, что он обладает Даром. Да, Оскар был напервом плане, ночтобы даже забыть поздравить…
        Всё утро он был взамке один. Пытался читать, нослова недоходили домозга: прочитав пять раз абзац, итак инепоняв смысла написанного, он бросил это занятие. Тренировочный зал был почему-то заперт, лошадей Панфилий увёл ккузнецу проверить подковы. Даже Марфа ита куда-то ушла. Экономка оказалась единственной, кто хотябы поздравилего.
        Маясь отбезделья, Миша зашёл вбиблиотеку иобомлел. Посреди комнаты нанебольшом круглом столе, закоторым он часто занимался, стояла клетка. Авклетке висел нажёрдочке вниз головой настоящий карликовый дракончик! Подросток отаких читал только вкнижках. Миниатюрный, покрытый короткой серебристой шерстью, сзабавной мордочкой, когтистыми, как уптицы, лапками икожистыми, как улетучей мыши, крыльями. Такие неводились вих краях, имногие даже считали их мифом, как итех огромных огнедышащих ящеров, которые, вроде как, действительно обитали вгорах тысячи лет назад.
        Подойдя нанегнущихся ногах ближе, Миша отчего-то похолодевшими руками взял лежащую около клетки открытку:
        «Сднём рождения, сынок!
        Надеюсь, наш сюрприз удался. Пожалуйста, невыпускай его изсвоей комнаты: если Варя увидит, боюсь, наш дом превратится взверинец. Идея подарка принадлежит дяде Виктору, папа итак еле согласился.
        Кобеду вернёмся. Целую, мама.
        P.S.Это лунный дракончик. Питается зеленью, ягодами иорехами. Неприхотлив, хорошо поддаётся дрессировке. Ему сейчас около месяца, мальчик. Имя ещё недавали, можешь выбрать любое.
        Ещё раз спраздником!»
        Это было нечто нереальное. Игде родители только раздобыли сие маленькое чудо!
        Взглянув начасы, Миша понял, что все вот-вот вернутся. Интересно, аОскар вкурсе, какой подарок ему подарили? Однако размышлять долго времени небыло. Стараясь неделать резких движений, Миша взял клетку. Побеспокоенный зверёк возмущённо пискнул испрыгнул надно, настороженно наблюдая зановым хозяином.
        - Небойся, я тебя необижу, - шептал подросток, неспешно неся свою драгоценную ношу. - Меня зовут Миша. Ты будешь жить уменя. Сейчас дойдём, ия принесу тебе что-нибудь вкусненькое. Ты ведь проголодался, правда?
        Дракончик ещё раз пискнул, наэтот раз заинтересованно, будто понимал, очём сним говорили. Немного повозившись сзамком (было ужасно неудобно открывать дверь одной рукой), Миша вошёл всвою спальню:
        - Ну вот иприбыли, - он поставил клетку нарабочий стол ислегка задёрнул шторы, чтобы яркие лучи ещё по-летнему тёплого солнца немешали новому питомцу. - Всё, теперьжди.
        Сбегав накухню, всё ещё неотошедший отвосторга мальчик принёс целый пучок салата иполную пригоршню фундука. Зверёк, заметив еду, оживился истал требовательно скрести передними лапками попрутьям клетки. Миша оторвал лист салата иосторожно просунул между прутьев. Дракончик жадно набросился наугощение, однако когда подросток протолкнул вклетку пару расколотых орехов, зверёк бросил траву и, еле слышно урча, принялся зафундук.
        - Какой хитрый, - усмехнулся Михаил. - Икакже мы тебя назовём?
        Следующие полчаса юноша пытался подобрать наиболее подходящее имя своему новому любимцу. Снежок, Дрэйко, Дружок,… всё казалось слишком банальным. Наконец, устав думать, Миша бухнулся накровать и… увидел звёзды!
        - О! - озарённый внезапной идеей вскричал он, резко вскакивая. - Я назову тебя Тубан. Это главная звезда созвездия Дракона.
        Объевшийся иуже было уснувший дракончик недовольно приоткрыл глаза, фыркнул ивновь спрятал голову под крыло. Довольный своим выбором Миша хотел было взяться закисть изапечатлеть своего питомца нахолсте, как вдверь постучали, иголос Марфы велел идти наобед.
        - Сейчас, - разочарованно отозвался именинник.

***
        Ни запраздничным обедом, ни заужином никто неупомянул отак необычно полученном Мишей подарке. Будто родители инедарили ему ничего. Оскар выглядел вполне довольным собой итоже ни очём его нерасспрашивал, изчего Миша сделал вывод, что старший брат явно невкурсе сюрприза родителей. «Для отвода глаз» ему подарили толстый томик «Энциклопедии редких иисчезающих видов». Единственное, что огорчило подростка, так это что дядя ничего неприслал. Конечно, Миша отлично знал отца, имог представить себе, сколько сил потребовалось дяде имаме, чтобы убедить его натакой шикарный подарок. Номогже дядя оставить письмо или хотябы открытку…
        Наступила зима. Постране стали расползаться тревожные слухи. Вкабаках ипереулках шёпотом говорили омонстрах, поселившихся вЧерном лесу. Вокраинах начали пропадать дети. Жители сДолины Водопадов один задругим возвращались вродные края, оставляя свои дома иработу. Вначале это было незаметно, ноквесне стало очевидно, что вгородах катастрофически нехватает лекарей, что всвою очередь грозило всплеском болезней, авхудшем варианте инеконтролируемыми эпидемиями. Власти стали задерживать «эльфов», непозволяя им пересекать межобластные границы. Поновостям объявили оснижении возрастного порога для желающих поступить вмедицинскую академию иобувеличении набора набудущий учебныйгод.
        - Почти вдва раза! - неудержался отец, читая статью наэту тему вгазете. - «Бесплатное питание ипроживание навремя учёбы, гарантированное трудоустройство». Да, видать, дела совсем плохи, раз они согласны брать наобучение несовершеннолетних. Интересно, авступительные экзамены они тоже упразднили?
        Вих стране было мало школ идругих учебных заведений. Большинство детей обучались надому, после чего либо продолжали дело родителей, либо отдавались наобучение согласившимся принять их мастерам, которые зачастую являлись дальними родственниками семьи. Вакадемииже принимали исключительно порезультатам экзаменов, накоторых оценивались грамотность кандидата, необходимый минимум знаний основных дисциплин (которыми обычно выступали математика иистория) исклонность квыбранной профессии (или талант). Позакону претендовать наместо вакадемии мог любой желающий, вне зависимости отстатуса идостатка семьи. Правом поступления досегодняшнего дня обладали только совершеннолетние, то есть достигшие шестнадцати лет. Встране было всего семь высших учебных заведений: медицинская академия, три научных института (историческая академия, институт инноваций итехники иаграрно-животноводческий институт), военная академия, университет политики иправа иакадемия художеств (включающая всебя иархитектурно-строительное отделение).
        - Ониже небудут обучать бездарей, правда? - взволнованно посмотрела намужа Иола. - Нахватало нам только безграмотных целителей.
        - Ачто им ещё остаётся делать? - пожал плечами Александр. - Влюбом случае, нас это некасается.
        Ноон, возможно впервые вжизни, ошибся.

***
        Ни наНовый год, ни после Виктор всемью брата невернулся. Михаил, опечаленный напрасным ожиданием, совершенно забыл окоробке, оставленной ему дядей. Он продолжал тренироваться, читал, нобольшую часть времени проводил вкомнате, занимаясь сосвоим маленьким питомцем идругом. Дракончик вполне освоился, позволял брать себя наруки, резвился, летая покомнате, стал понимать команду «Ко мне». Естественно, он неплевался пламенем, как его сказочные собратья, неумел разговаривать; засыпая, непревращался вкамень, нозато был очень забавным исообразительным. Миша настолько привязался кнему, что незаметно для себя стал отдаляться отродных: почти неиграл ссестрёнкой, перестал даже изредка интересоваться делами отца, прекратил обращать внимание наколкости брата. Возможно, мальчик совсем отгородилсябы отмира, нонеожиданно мир сам напомнил осебе.
        Это был обычный вечер вконце мая. Семья Градовых чинно ужинала вгостиной замка. Потелевизору диктор вещал оначавшейся вгородах панике всвязи сзакрытием больниц иаптек: люди бесконтрольно скупали медикаменты итравы влавках иууличных торгашей, ещё больше осложняя итак непростую ситуацию встране. Вдруг раздался звонок вдверь. Через несколько минут вкомнату вошёл запыхавшийся отспешки Панфилий ипередал отцу помятый конверт:
        - Сказали, срочно.
        Достав письмо имельком его прочитав, Александр побледнел. Все, даже мечтавший поскорее возвратиться всвою комнату Миша, тревожно воззрились наглаву семейства.
        - Это отВиктора, - беря себя вруки, встал Александр. - Понятия неимею, откуда унего эти сведения, нонам необходимо срочно уехать.
        - Дорогой, что произошло? - подошла кмужу Иола ипопыталась через его плечо прочесть послание, номужчина смял бумагу ибросил вогонь.
        - Увас пятнадцать минут. Берите только самое необходимое. Если это правда, - кивнул он надогорающее вкамине письмо, - нам всем угрожает опасность. Они скоро придут.
        - Кто «они»? - вмешался было Оскар, ноотец так нанего посмотрел, что тот без дальнейших расспросов поспешил всвою комнату. Михаил, сообразив, что нужно ещё придумать, как спрятать дракончика, бросился следом.

***
        Через полчаса семья вместе сприслугой покинула замок. Закутанные внеприметные дорожные плащи, они выбрали вконюшне трёх вороных скакунов ипомчались кгранице города. Покакой-то ему одной ведомой логике, отец посадил Варю кПанфилию сМарфой, Миша был вынужден ехать сОскаром. Сумок было немного, нозато отец настоял, чтобы сыновья взяли оружие. Миша, больше заботящийся опитомце, прихватил лишь кинжал, что выбрал когда-то вмагазине отца. Тубан был спрятан врюкзаке, который парень наотрез отказался снимать икрепить кседлу. Дракончик, зарывшись внаспех запиханную юным хозяином всумку одежду, поначалу взволнованно шебуршился, апотом свыкся спостоянной тряской изатих. Миша очень надеялся, что подопечный уснул.
        - Стой!
        Неизвестно откуда появились солдаты.
        Отец подал знак, ився их процессия остановилась.
        - Барон Градов, - представился начальнику стражников Александр. - Позвольте узнать, покакому праву вы мешаете мне имоим домашним покинуть город?
        Командир отряда ничуть несмутился идостал извнутреннего кармана свиток.
        - Распоряжением начальника города, графа Дубова, запрещён выезд изокруга вночное время.
        - Ещё нет десяти, - возразил старший Градов, нарочито сверяясь счасами.
        - Вам отказано ввыезде, - стоял насвоём стражник.
        Заметив, что солдаты пытаются их окружить, отец спешился и, неожиданно хлопнув своего коня покрупу, крикнул:
        - Бегите!
        Думать было некогда. Пока стражники взамешательстве смотрели вслед умчавшемуся животному, Миша, сидя позади брата, совсей силы пришпорил коня. Конь встал надыбы, чуть несбросив ссебя седоков, ирванул всторону леса. Вголове небыло никаких мыслей, только стремление оказаться как можно дальше. Кажется, кто-то всё-таки погнался заним, нодовольно быстро отстал.
        Вскоре они были улеса. Пришедший всебя Оскар натянул поводья, заставив коня перейти нашаг иостановиться, как только их скрыли первые деревья. Порывшись всумке, брат извлёк подаренный кем-то изпартнёров отца итак удачно прихваченный ссобой бинокль.
        - Они их схватили, - убитым голосом поведал брюнет.
        Миша, отобрав убрата бинокль, затаив дыхание наблюдал заразвернувшейся перед его взором трагедией. Сердце пропустило удар, когда наего глазах стражники грубо стащили слошади Варю. Вон наземлю струдом спускается дед Панфилий, после чего помогает спешиться тётушке Марфе. Отец, закованный внаручники, что-то активно доказывает командиру. Наверно, угрожает всевозможными неприятностями. Ни его коня, ни мамы вобозримом пространстве Михаил ненашёл.
        - Отдай!
        Михаил чуть несвалился сконя отстраха, сзапозданием вспомнив, что неодин.
        - Тебябы уже убили, - презрительно бросил Оскар, наблюдая, как шатен трясущейся рукой протягивает бинокль. - Давай слезай. Или тоже хочешь втюрьму, как отец?
        - Он тебе сказал, что было вписьме? - снадеждой посмотрел Миша набрата, вспомнив, что отец очём-то беседовал сОскаром, пока они сМарфой помогали Панфилию крепить сумки.
        Окинув его высокомерным взглядом, брюнет всё-таки снизошёл доответа:
        - Дядя известил отца, что мы стобой попали вСписок.
        - То есть? - непонял Миша. - Какой список? Очёмты?
        Брат возвёл глаза кнебу, нообъяснил:
        - Ты вообще вкурсе, что вчера оборотень напал награфскую дочь? Все уверены, что обращаться взверя может только маг. Атак как никто несомневается, что эльфы иих потомки обладают магией, мы, можно сказать, теперь вне закона. Исегодня ночью нас стобой должны были арестовать довыяснения обстоятельств.
        - Что забред? - потряс головой шатен. - Какие оборотни? Какая магия?
        - У-у, какой запущенный случай, - собирая всё самое необходимое водно сумку, неудержался Оскар. - Ты вообще телевизор смотришь? Газеты читаешь?
        - Оборотни - вымысел, - сполной уверенностью заявил Миша.
        - Вымысел - невымысел, анамладшую Дубову действительно напали, только поновостям сказали, что это был обычный волк. Адядя вот откуда-то узнал, что есть свидетели, будто напал человек, наих глазах обратившийся вволка. Ивсе теперь думают, что это кто-то изэльфов.
        - Даже если это правда, - по-прежнему сомневаясь, уступил Миша. - Скакой радости они подозревают нашу семью?
        - Астакой, - передразнил брат, снимая сконя уздечку. - Уотца есть свои недоброжелатели.
        Он отпустил коня, прекрасно понимая, что полесу незаметно сживотным им непройти.
        - Нодолжноже быть расследование. Уотца наверняка найдётся алиби: выже сним вчера ездили набанкет. Там, должно быть, сотня свидетелей.
        - Мы - да, - раздражённо проворчал брат. - Нонефакт, что нападение было именно счетырёх дошести. Аты как докажешь, что весь день невыходил иззамка? Показания прислуги невсчёт, - тутже добавил он, видя, что брат хочет ему возразить.
        Михаил приуныл. Ситуация казалась ему бредовой, ивсё-таки они попали внеё итеперь, похоже, придётся действительно скрываться. И, вотличие отгероев тех книг, что он читал, ему вовсе небыло радостно отэтой перспективы. Помере осознания той бездны, вкакую они угодили, его сердце оковывали страх иотчаяние. «Втюрьме былобы лучше: там есть кровать, нет диких зверей, там кормят…», - стакими мыслями он брёл забратом, прислушиваясь ккаждому звуку ишороху. Жизнь ему сейчас казалось чёрно-белой, иничего хорошего впереди он неждал.
        - Миша, ты считаешь, что отца могут казнить? - нарушил тишину Оскар, когда они вышли толи кмаленькой речке, толи кбольшому ручейку. - Зато, что произошло сегодня?
        - Я больше переживаю замаму иВарю, - признался шатен.
        - Да, мама, наверно, сейчас сума сходит отволнения, - признал Оскар. - ИВарьку вприют могут сдать.
        - Мы недолжны этого допустить.
        - Да что мы стобой здесь можем?
        Оскар повернул голову, силясь рассмотреть лицо брата, тот сейчас очень напомнил ему отца… Аведь Миша всего нагод младше его. Как-то он слишком привык считать брата нюней идохляком, нотеперь он вдруг осознал, что Миша, возможно, единственный оставшийся унего вэтом мире родной человек. Нефакт, что они когда-нибудь ещё увидят отца, маму, Варю идядю. Впервые Оскар чувствовал себя потерянным ираздавленным, аещё нанего навалилась откуда-то взявшаяся ответственность «старшего».
        - Ночуем здесь.
        Они расположились нанебольшой поляне, где речка-ручеёк резко меняла направление. Ктому моменту, как собрали хворост исоорудили шалаш, начало светать. Братья, измотанные ночным путешествием, заснули мгновенно.
        Глава 6. Чёрныйлес
        - Икуда нам идти? - Оскар мерил шагами поляну. - Карты унас нет, ия даже незнаю, где север!
        Михаил сидел накуче хвороста, служившей им ночью кроватью. Проснулись они только кобеду. Пока разожгли костёр ипожарили хлеб, начало смеркаться. Инепотому, что было поздно, просто солнце скрыли кроны деревьев. Лес был очень густой, идаже вясную погоду внём была полутьма, зачто его ипрозвали Чёрным. Насамом деле это был участок тойже тайги, простиравшейся далеко насевер ивосток страны. Где-то севернее должна была проходить дорога квидневшимся насеверо-востоке горам, кШахтёрскому краю.
        - Север там, - Миша махнул верх пореке.
        - Откуда ты знаешь? - подозрительно уставился нанего брат, словно надеясь увидеть вего руках компас.
        - Видишь мох настволе?
        - Ну учто? Ты разговариваешь срастениями?
        - Нет. Просто он всегда растёт ссевера. Думаю, мы можем попросить укрытия укузнецов, как-никак бОльшая их часть ведёт дела снашей семьёй. Значит, нам туда.
        Миша нестал говорить брату, что надеется разузнать угномов одяде.
        - Ладно, выбора унас всё равнонет.
        Оскар был неочень доволен познаниями брата. Но, сдругой стороны, хоть какой-то прок да принесли его бесконечные книжки. Вот только почему ему самому никто никогда неговорил промох?
        - Ты чего? Незнал, чтоли?
        - Просто забыл, - соврал Оскар. - Вставай, нам надо идти.
        Михаил недоумённо ичуть обиженно посмотрел набрата, после чего медленно поднялся иотправился квисевшему надереве рюкзаку сдрагоценным грузом. Вытащив изкармана парочку припасённых для дороги орехов, он просунул их врюкзак, неразвязываяего.
        - Что ты там возишься? - раздражённо спросил брюнет, засыпая землёй кострище.
        - Сейчас, лямки отрегулирую, - отозвался Миша, вынужденный тянуть время, чтобы дракончик успел поесть.
        - Ты там что-то прячешь? - подозрительно глянул насумку брата Оскар. - Что это зазвуки?
        - Ты разве невидишь белку? - выкручиваясь, указал он насоседнюю ель. - Вон, вветвях шишку грызёт.
        Ксчастью Тубан закончил свой завтрак. Необращая внимания наявно неповерившего ему брата, Миша как ни вчём небывало накинул наплечи рюкзак, взял сумку сжалкими остатками припасов ивсем своим видом выразил готовность следовать забратом, шутливо ему отсалютовав.
        - Ну ладно, пусть будет белка. Ноесли я выясню, что ты вопреки наказу родителей завёл себе крысу или хомяка, отец обэтом узнает.
        - Как скажешь, - ничуть несмутился Миша. - Предлагаю немного пройтись поводе.
        Резкая смена темы отвлекла Оскара отдальнейших угроз ирасспросов. Он недоумённо искептически глянул сначала набрата, апотом намелкую речушку:
        - Асмысл? Ты хочешь, чтоб мы простудились?
        - Это собьет соследа собак, если занами погоня, - как само собой разумеющееся ответил Миша.
        Подавив свою гордость ипризнав логику брата, Оскар присел накорочки иссомнением потрогал холодную воду. Михаил, разувшись ипокалено закатав штаны, решительно ступил вреку. Брюнету ничего неоставалось, как сжать зубы ипоследовать его примеру. Шли медленно, то идело оскальзываясь нагладких камнях. Ноги щипало отхолода, но, несмотря намрачные ожидания, его вполне можно было стерпеть.
        Они преодолели два поворота, пока ненаткнулись наподобие моста (преградившее путь дерево, похоже, сшибло молнией водну изнедавних гроз), спомощью которого ивыбрались наберег. Ноги онемели, зубы стучали отхолода. Скинув сумки натраву, Миша стал спешно растирать одеревеневшие ступни, после чего достал изрюкзака инатянул шерстяные носки. Тубан, вознамерившийся было выскользнуть изнадоевшей ему сумки, несмог преодолеть препятствие ввиде вовремя подставленной руки хозяина инедовольно зарычал.
        Оскар, которого слегка покачивало после долгой прогулки вледяной воде, необратил никакого внимания наподозрительные звуки. Он струдом доковылял доближайшего клочка травы ибез сил опустился, пытаясь унять дрожь вногах. Он был уверен, что еслибы непреградившее реку дерево, заветви которого можно было уцепиться, онбы смог выбраться изводы только ползком, дотого неслушались ноги. Судя поманипуляциям брата, ощущения утого были нелучше.
        - Всё-таки это родник, - констатировал Оскар, когда пальцы вновь стали слушаться, иможно было обуться. - Сколько нам вообще идти доэтих гномов?
        - Пешком иснашей скоростью недели две-три, - прикинул расстояние Миша. - Ноесли подороге примкнём ккаравану, то, конечно, быстрее. Осталось выйти кдороге.
        - Умеешь ты радовать. Икуда подевался тот неуверенный вовсём младший братишка, которого я знал.
        - Умер вчера…
        Парень осёкся. Они сутра неговорили обэтом, каждый делал вид, будто ничего инебыло. Оскар отвернулся, уставившись набыстро текущую прозрачную воду.
        - Прости.
        - Ты думаешь, они уже…?
        - Надеюсь, что нет. Мыже всё-таки непростолюдины. Влюбом случае, должен бытьсуд.
        - Сейчас все смотрят накровь, аненатитул, - возразил Оскар, докрови закусив нижнюю губу.
        - Отец - человек. Идаже если они неверят, что унас нет магии, его приговорить недолжны.
        - Мы преступники, - державшийся совчерашнего дня Оскар вотчаянии обхватил голову руками. - Наищут… нас казнят… Ипапу… потому что он нас защищал…
        Опустив наземлю уже поднятый было рюкзак, Михаил осторожно подошёл кбрату иположил руку ему наплечо.
        - Он - человек, мы: ты, я, мама, Варя, - люди. Мы невиноваты внападении награфскую дочь. Отцу нечего бояться: унего есть алиби, его оправдают.
        - Ты живёшь ввыдуманном мире, - сгоречью прошептал Оскар, всеми силами борясь сослезами. - Веришь всказки, всвой дар, всправедливость…
        - Укаждого изнас есть дар, - философски возразил Миша. - Я неплохо рисую, ты - умеешь убеждать. Особый талант есть увсех. Исправедливость выше беззакония. Всё вернётся насвои места, нам нужно только выждать время, переждать непогоду.
        - Ну ты загнул, - ненайдя, что ответить, произнёс брюнет. Однако уверенный тон испокойствие младшего брата подействовали нанего отрезвляюще. - Хватит разглагольствовать, нам надо идти. Ато вдруг действительно пройдёт караван, амы нанего неуспеем.
        Михаил, довольный собой, протянул брату запасную пару тёплых носок.
        - Одень.
        - Может, я лучше так? - Оскар неловко повертел вруках данные братом носки.
        - Как хочешь. Ностемпературой инасморком ходить полесу будет тяжело, неговоря уже отом, что так мы вообще можем недожить довстречи сшахтёрами.
        - Спасибо, - скрепя сердце, еле слышно пробормотал Оскар, натягивая шерстяные носки поверх своих. - Только, боюсь, кроссовки наменя теперь неналезут.
        - Аты расшнуруй их, - невзначай заметил Михаил.
        Свидом, будто исам собирался это сделать, брат ослабил шнуровку.
        - Сколько мы прошли? Два километра? Три?..
        - Попрямой - метров триста, а, может, именьше, - пожал плечами Миша. - Река сильно виляет. Атак, думаю, небольше, чем пятьсот.
        - Неможет быть!
        - Думаешь, уменя есть смысл тебя обманывать?
        - Незнаю. Номы немогли пройти так мало, - упрямо ответил Оскар, чувствуя вногах долгожданное тепло. Вставать совершенно нехотелось
        - Мы шли медленно иповремени немогли пройти больше, - пожал плечами Миша.
        Оскар вздохнул. Какже его бесил этот новый младший братец! Сэтой своей снисходительной ухмылкой, предусмотрительностью ивсезнанием. Носамое противное - это понимать, что сам он совершенно неведает, куда идти ичто делать. Он привык вовсём полагаться наотца, ноздесь его небыло. Ни отца, ни матери, ни слуг. Никого. Только это самоуверенное чудо сзолотисто-каштановыми волосами исразвитой манией преследования. Аон так устал, замёрз…
        - Эй, Оскар, очнись, - раздался встревоженный голос брата.
        Оскар открыл глаза инепонимающе уставился нанего.
        - Ты отключился, - сявным облегчением пояснил Миша. - Наверно, нервы.
        - Незнал, что ты увлекаешься психологией, - проворчал Оскар, вставая.
        - Мне дядя рассказывал, - признался шатен. - Опоследствиях эмоционального перенапряжения. Атут ещё ивнешние факторы…
        - Избавь меня, пожалуйста, отпсихоанализа. Пошли.
        Иони отправились дальше, стараясь держаться реки.

***
        Ночью удогорающего костра братья доели заботливо положенные им Марфой вдорогу хлеб свяленым мясом. Всумке остались четыре яблока иполплитки шоколада, да уМиши вбоковом кармане рюкзака была спрятана упаковка кешью, которую он ещё невскрывал.
        - Надо придумать, как добывать еду, - развалившись нажёсткой подстилке изхвороста, уставшим голосом произнёс Михаил.
        - Что добывать-то? Колба уже отошла, первых ягод ждать ещё месяц, съедобных ранних грибов я незнаю.
        - Строчки исморчки, - просветил брата шатен, - может икакие ещё уже появились. Ноя необэтом. Я про охоту.
        - Унас нет лука. Иеслибы был, я неумею стрелять, - тутже заявил Оскар, стараясь устроиться поудобней насвоей «кровати».
        - Придётся учиться охотиться стем, что есть, - непреклонно резюмировал Миша.
        - Мечом? - ссомнением хмыкнул Оскар. - Ты издеваешься?
        - Я неплохо метаю кинжал, - пожал одним плечом Миша. - Ноя имел ввиду силки. Уменя есть верёвка. Я могу сделать петлю назайца. Если повезёт - кутру унас будет мясо.
        - Так что ты молчал?! - тутже оживился брюнет.
        - Тогда ты меня нетеряй, я скоро вернусь, - неоткладывая, Миша взял свой рюкзак, фонарик Оскара, иотправился вчащу.
        - Ты только там незаблудись, - донёсся донего голос брата.

***
        Утром, наскоро умывшись, Михаил поспешил проверить: непопаласьли какая дичь. Ностоило ему углубиться влес, как он услышал позади пригвоздивший его кземле окрик:
        - Эй, парень, ты чьих будешь?
        Непомня себя отстраха, Миша медленно оглянулся исзапозданием осознал, что незнакомец обращался некнему, акОскару, разводившему костёр наберегу. Стараясь нешуметь, он вернулся креке и, скрытый отпосторонних глаз зарослями ивняка, увидел троих мужчин вформе стражников. Похолодев, подросток стал наблюдать.
        - Я издеревни Озёровка, - неморгнув иглазом, соврал Оскар. Брат держался наудивление естественно испокойно, будто предвидел подобное идавно придумал себе легенду.
        - Озёровка? Это где такая? - подозрительно уточнил бородатый.
        - Кзападу отмельницы Ясенева, - кизумлению Миши, произнёс кучерявый солдат. Значит, название деревни Оскар невыдумал. Оставалось надеяться, что никто изстражников небыл её жителем.
        - А-а, знаю, - кивнул бородатый. - Икакая лихая тебя принесла вэтот прОклятый лес? Или ты неслышал, что вЧёрном лесу завелись оборотни?
        - Нет, - изобразил вполне искреннее удивление Оскар.
        - Ачто это утебя замеч? - вдруг вмешался вразговор третий стражник, заметив напоясе подозреваемого ножны.
        Меч простолюдину, которым пытался прикинуться Оскар, иметь неполагалось. Брюнет насекунду смутился, нотутже взял себя вруки:
        - Я когда влес заходил, видел коня. Такого чёрного, скоричневой гривой. Он был без седока… - сноткой наивности вголосе поведал брат развесившим уши солдатам.
        - Зачем он тебе? Тыже всё равно сражаться сним неумеешь, - почти снисходительно усмехнулся кучерявый.
        - Я мечтаю стать стражником. Я дома тренировался спарнями напалках, - чуть покраснев, промямлил Оскар.
        Миша, несмея пошевелиться, восхищённо следил запотрясающей игрой брата. Втом явно пропадал великий актёр.
        - Слышь, парень, ты тут невидел двух мальцов, поменьше тебя? - видимо посчитав, что Оскар им неподходит, перешёл кглавному бородатый. - Один чернявый, как ты, второй тоже тёмный. Уних глаза необычные, слишком яркие.
        Миша еле подавил вздох облегчения. Отличительной чертой эльфов иполуэльфов всегда были неестественно, помнению других людей, насыщенного цвета глаза. Такой особый наследственный фактор. Унего глаза были иправда интенсивно-синего цвета, авот Оскару цвет глаз достался ототца - тёмно-карие, почти чёрные. Этот его сейчас испасло. Да ивыглядел брат всвои неполные шестнадцать навсе семнадцать-восемнадцать.
        - Нет, я влесу никого невстречал, - совсей возможной честностью ответил Оскар, тоже, похоже, сообразив, что опасность миновала.
        - Жаль, - вздохнул бородатый, ноуходить неторопился. - Акак тебя звать-то?
        - Ваня, - назвал Оскар самой распространённое вдеревняхимя.
        - Слушай, Вань, ты правда хочешь стать стражником?
        - Да, - осторожно кивнул брюнет.
        - Замечательно! - расплылся бородатый вулыбке. - Унас сейчас любой доброволец насчету. Собирайся, пойдёшь снами, мы уж походатайствуем затебя перед начальством, - его напарники согласно кивнули.
        Миша открыл рот отшока. Оскар, для которого предложение солдат тоже было, мягко сказать, неожиданным, вкаком-то ступоре повесил наплечо свою спортивную сумку свещами, взял остатки провизии и, разувшись, перешёл кним через реку. Стражники, ободряюще хлопнув его поспине, решив, видать, что юноша потерял дар речи отсчастья, повели его прочь. Уже скрываясь задеревьями, Оскар обернулся. Михаил встал вполный рост. Его растерянный взгляд встретился собречённым взглядом брата. Вголову пришла циничная вподобной ситуации мысль: «Хорошо хоть рюкзак уменя». Оскар исчез извиду, аон так истоял, совершенно непредставляя себе, что делать дальше.
        Глава 7. Встреча наболоте
        Миша незнал, сколько прошло времени. Новот мозг снова заработал, ион вспомнил про поставленные наночь силки. Словно восне он брёл полесу, ориентируясь насделанные накануне нанижних ветвях деревьев почти неприметные зарубки.
        Любой шорох или крик птицы заставлял подростка вздрагивать. Удары собственного сердца гулко отдавались ввисках. Длинные тени вековых сосен иёлок падали друг надруга, отчего казалось, будто полесу бродят неведомые чудища. Дракончик, будто чувствуя подавленное состояние молодого хозяина, даже нешебуршился.
        «Авдруг попался волк?» - промелькнула непрошенная мысль, нопочему-то невызвала никаких эмоций. Вот илесная тропа, которую он вчера обнаружил, нонеуспел показать её Оскару. Чуть дальше начиналось болото, награнице которого Миша ираскинул силки.
        - Эй, пацан!
        Михаил подпрыгнул, мгновенно холодея отужаса. Тубан заспиной еле слышно зарычал. Отойдя отпервого потрясения, Миша завертел головой, ноникого неувидел. Неужели ему это почудилось?
        - Да помогиже мне, - поторопил его тотже голос.
        Парень замер, вглядываясь втемноту иупорно незамечая говорившего. Однако досознания дошло, что раз незнакомец просит помощи, то пока нечего его опасаться. Пытаясь унять бешено стучащее сердце, он осторожно позвал:
        - Извините, ногдевы?
        - Да здесь, - вголосе слышалось явное раздражение. - Повернись немного направо исделай десять шагов, - проинструктировал незнакомец. Судя повсему, это был молодой парень, может даже его ровесник.
        Миша выполнил указание ичуть ненаткнулся надерево.
        - Несмешно, я ухожу, - буркнул младший Градов.
        Неожиданно кто-то схватил его защиколотку.
        Это было жутко! Крик так инеслетел сего губ. Впанике дёрнувшись, подросток смог вырваться, нонеудержал равновесия ирастянулся наземле. Откатившись, он посмотрел вотьму, где прятался его невидимый враг.
        Вот теперь он его, наконец, разглядел. Это был действительно парень, навид лет пятнадцати, стёмными спутанными волосами, изкоторых торчали обломки мелких веток илистья. Наего остром лице виднелись свежие царапины, атёмно-серые глаза умоляюще смотрели наМишу:
        - Помоги мне выбраться, - попросил незнакомец, извернувшись инеловко сев наземле.
        - Очём ты? - это были единственные слова, которые он смог выдавить изсебя, всё ещё неотойдя отпотрясения.
        - Вон, попался, - мотнул головой пацан, невольно скривившись.
        Миша машинально взглянул наноги собеседнику. Глаза расширились отизумления изапоздалого осознания, что именно здесь он иоставил вчера ловушку: ноги незнакомца туго стягивала верёвка, привязанная кстволу дерева.
        - Как это ты так умудрился? - только исмог выдавить изсебя Миша.
        - Да бежал, атут петля. Сюда обычно охотники незаходят, - буркнул, разводя руками, юноша. - Она затянулась, ауменя ссобой инет ничего. Насовесть сделана, я несмог даже узел расслабить.
        - Этож надо было исхитриться, чтоб обеими ногами сразу.
        - Мне везёт, - поняв, что новый знакомый больше несобирается убегать ибросать его здесь, пацан заметно расслабился идаже стал улыбаться.
        - Могбы сказать, что ты внизу, анехватать честных людей, - проворчал Миша, доставая кинжал. Отом, что сам иявляется причиной его несчастий, Михаил благоразумно решил умолчать.
        Через минуту верёвка была перерезана, инезнакомец оказался насвободе. Потирая затёкшие ичуть припухшие ноги, он еле снял кеды исвыражением блаженства опустил ступни напрохладную траву.
        - Ты спас меня. Кстати, я Дима.
        - Миша, - представился мальчик. - Как ты вообще оказался здесь?
        - Я могу тебе задать тотже вопрос, - внимательно ибудто изучающе посмотрел нанего Дима.
        Миша задумчиво оглянулся назад, затем взглянул натропинку и, решив, что ничего нетеряет, признался:
        - Я иду вгоры. Я… меня ищут…
        - Понятно, - кего удивлению ухмыльнулся Дима. - Ты ведь эльф, правда?
        - Счего ты взял? - нахмурился шатен.
        - Вас всех можно узнать поглазам, - авторитетно заявил новый знакомый.
        - Можно подумать, ты видел много эльфов, - ссомнением окинул его взглядом Миша. - Ивообще я неэльф.
        - Врёшь, - безапелляционно заявил Дима, неторопясь подниматься сземли. - Наш мастер говорит, что только уэльфов глаза втемноте будто светятся. Это отмагии. Тыже понимаешь, очёмя?
        - Намой взгляд, ты несёшь чушь, - довольно грубо отрезал Миша. - Или просто веришь сказкам, - уже чуть мягче добавил он, чувствуя нахлынувшую внезапно усталость. Невсилах стоять, он тоже опустился наземлю.
        - По-моему, ты считаешь меня дураком, - вголосе Димы явственно послышалась обида. - Думаешь, ты первый эльф, которого я встретил? Авот инет. Мастер тоже изэльфов ион может ТАКОЕ!
        - Какой мастер? - перебил Миша. - Ивообще, ты так инеответил, что здесь делаешь?
        Даже вполутьме леса было видно, как Дима побледнел. Похоже, он понял, что сболтнул лишнего, ноотступать было уже некуда.
        - Мы живём заболотом, - неохотно поведал спасителю Дима. - Влесу.
        - Заболотом? - изумился Миша. - Нотам опасно. Этоже самое сердце Чёрного леса!
        - А, бабушкины сказки. Реальную опасность влесу представляют лишь люди, - бросил парень недовольный взгляд наобрезанную верёвку.
        Какое-то время они просидели молча, каждый погружённый всобственные думы. Наконец Миша встал:
        - Мне пора, - и, чуть помедлив, добавил, - Прости, это я поставил силки. Хотел поймать наобед зайца. Унас сбратом закончилась еда, ноэто теперь неважно…
        Дима, неожидавший такого признания, судивлением понял, что даже несердится. Наоборот, вего душе проснулось сострадание. Смирение вголосе, поникшие, будто отнепомерного груза, плечи, промелькнувшая вовзгляде нового знакомого вэту секунду боль были красноречивей для него любых сказанных доэтого слов.
        - Постой! - окликнул уходившего Дима.
        Миша обернулся. Растрёпанный парень спешно обувался:
        - Подожди меня здесь часок: я сбегаю домой ипринесуеды.
        - Нестоит, - возразил юный Градов. - Моего брата всё равно увели стражники, амне… я ихвоёй питаться могу, - несовсем уверенно закончил подросток.
        Дима, собравшийся было бежать, сявным сомнением его оглядел.
        - Ну, может, пару дней ипродержишься, - наконец согласился он. - Адальше что? Знаешь, я тут подумал… раз ты один… пойдём-ка сомной.
        Миша пожал плечами икивнул. Терять ему было нечего: если таинственный мастер его прогонит - пойдёт дальше искать гномов; разрешит остаться - непридётся искать другого прибежища.

***
        Почти час юноши бродили поболоту, идя пото исчезающей то опять появляющейся тропе. Вокруг была опасная трясина, однако Дима уверенно шёл вперёд, иМише оставалось лишь ступать след вслед, надеясь, что новый товарищ хорошо знает дорогу.
        - Здесь глубоко, осторожней, - необорачиваясь, Дима перепрыгнул скочки накочку. - Мы уже близко.
        Миша ничего неответил. Его вдруг сзапозданием начали одолевать мрачные мысли: он только теперь осознал, что несможет один вернуться темже путём. Топь коварна: стоит лишь оступиться, итрясина тебя засосёт, неговоря уже обезумной мысли идти сквозь болото вслепую.
        Вот болото осталось позади, ибуквально запервымиже деревьями показалась избушка. Чуть покосившаяся, почти доподоконника ушедшая вземлю, сзакрытыми резными ставнями наокнах, вщели между которых пробивался мерцающий свет.
        - О, ещё нехватились! - обрадовался Дима.
        Неразделяя его восторга, Миша плёлся следом. Пришлось нагнуться, чтобы войти внутрь. «Моглибы вырыть ступеньки» - споявившимся откуда-то раздражением подумал парень. Он уже сто раз пожалел, что пошёл сДимой.
        - Я вернулся, мастер! - Дима провёл его изсеней накухню, где унастоящей деревенской печи кашеварил какой-то древний старик.
        Миша застыл вдверях, разглядывая старичка: жилистый, смуглый, средкой бородкой. Однако когда мастер кнему обернулся, Миша чуть невскрикнул, поняв, что тот совсем нестарик. Это был рано поседевший мужчина немногим старше отца, носамыми поразительными умастера были глаза - чарующего своей глубиной бутылочно-зелёного цвета.
        Недовольный тем, что его отвлекли, мужчина мрачно зыркнул сначала наученика, апотом инагостя. Миша поёжился отэтого тяжёлого взгляда.
        - Икого ты сюда притащил? - каким-то осипшим голосом прохрипел мастер, убирая кастрюлю сплиты.
        - Новобранца, - горделиво ответил Дима инавсякий случай добавил, - настоящий эльф.
        Мастер пробурчал что-то себе под нос, задержался взглядом наМишиных глазах ивыплюнул:
        - Полукровка.
        Мишу это покоробило, ноон промолчал.
        - Сколько раз я тебе говорил, чтоб ты непокидал эту часть леса! - разгневался он наученика.
        Бедный Дима вжал голову вплечи иотступил кстене:
        - Я встретил его награнице, - оправдываясь, промямлил юноша. - Он спас меня…
        - Спас? - весьма скептически переспросил мастер.
        Пришлось Диме рассказывать всю историю созлополучными силками.
        - Ну хорошо, - смилостивился мужчина. - Иди наверх ичтоб доужина я тебя невидел.
        Кивнув, провинившийся ученик юркнул налестницу искрылся начердаке. Миша остался смастером один наодин.
        - Кто? - пробуя изкастрюли нето суп, нето жидкую кашу, спросил седовласый мужчина.
        - Что «кто»? - непонял Миша.
        - Отец или мать утебя эльфийской крови? - раздражаясь бестолковостью гостя, уточнил мастер.
        - Бабушка, - честно ответил парень. - Помаминой линии.
        Кажется, мужчина ему несильно поверил, нонадругом ответе настаивать нестал.
        - Что утебя всумке? - нетерпящим возражения тоном велел предъявить содержимое мастер.
        - Вещи, больше ничего, - совершенно нежелая показывать питомца, соврал шатен.
        Мастер сузил глаза иугрожающе приблизился кгостю:
        - Нет, утебя там нечто куда более ценное, - полушёпотом прохрипелон.
        Словно загипнотизированный, Миша снял сплеч ираскрыл рюкзак. Тубан тутже вылетел наволю, но, заметив седовласого, камнем спикировал наплечо хозяина изарычал.
        - Лунный дракон, - казалось ни капельки неудивившись, резюмировал мастер, возвращаясь ксвоему вареву. - Жаль, что он успел тебя признать. Конечно, можно былобы тебя убить, ноэти зверёныши верные, словно псы: они умирают вместе схозяевами, если какому человеку всё-таки удастся их приручить. Можешь оставить его себе.
        Михаил, вшоке отуслышанного, дико глядел намужчину, неосознанно поглаживая любимца, пытавшегося через воротник забраться кнему под свитер. Минуту назад этот страшный человек спокойно рассуждал: убить его изабрать Тубана себе или нет. Да как он вообще узнал оТубане?! Чувство нереальности охватило мальчика, ион так иостался стоять, ожидая дальнейшего решения своей участи.
        - Значит, бабушка, - будто ничего инепроизошло, вернулся кпервоначальной теме мужчина. - Чтож, сильная ветвь, раз дар проявился ивовтором поколении. Изтебя получится неплохой чародей.
        - Чародей? - эхом повторил шатен исловно очнулся. - Постойте, я знаю, что магии нет. Это выдумка, чтобы все считали эльфов особенными. Ноэто нетак. Мы обычные люди.
        Сузив глаза, мастер вновь посмотрел нанего, отчего парню захотелось поёжиться.
        - Образованный значит, - презрительно скривился хозяин избёнки.
        Авследующий миг Миша увидел такое, отчего волосы назатылке встали дыбом: глаза мужчины потемнели, сделавшись практически чёрными, аизземляного пола, повинуясь рукам мастера, появились лианы иустремились кнему. Неуспел подросток ивскрикнуть, как побеги опутали его ноги.
        - Это какой-то трюк, - стараясь выпутаться, упрямо произнёс Миша, лихорадочно соображая, как седовласый мог такое проделать.
        - Ноты уже неуверен, - победоносно констатировал мастер, апотом, словно вгорячке, зашептал. - Они, - резко кивнул он всторону лестницы, - обычные людишки, которым кроме обращения ничто недоступно. Номы стобой обладаем даром. Ты можешь стать моим учеником, я научу тебя магии. Настоящей магии. Мы войдём вСовет, покажем им, чего можно достигнуть. Мы будем править, мы будем властвовать!
        - Очём вы? Какой Совет? - ненашутку перепугался Миша.
        - Я дам тебе амулет. Он пробудит втебе силы.
        И, неуспел Миша опомниться, как безумный мастер вытащил изкармана верёвочку счёрным камнем инадел наегошею.
        - Ну вот, - мужчина, наконец, успокоился ипришёл всебя. - Теперь иди, знакомься состальными.
        Путы излиан спали, иМиша, пошатываясь, побрёл клестнице. Мастер, казалось, совершенно потерял кнему интерес. Мысли опобеге умальчика больше небыло.
        Глава 8. Правда обоборотнях
        Это был обычный чердак, вкотором даже вполный рост выпрямиться неполучалось: приходилось пригибаться, чтобы нестукнуться головой обалки крыши. Здесь насоломе икаких-то шкурах сидело трое мальчишек его возраста или чуть старше.
        - Привет, - неуклюже пожал Миша руки ученикам бесноватого мастера.
        - Что? Разрешил остаться? - важно спросил Дима, выглядевший жутко довольным собой.
        - Лучшебы прогнал, - искренне ответил Миша, рассматривая остальных.
        Один изпарней был полноват, сосветло-русыми волосами инеобычными глазами: левый - светло-серый, правый - голубой. Отего ответного взгляда поспине мальчика пробежали мурашки. Он впервые видел человека сразными глазами.
        - Вова, - представился странный подросток. - Я здесь самый младший, мне четырнадцать.
        - Миша, - наконец смог отвести взгляд юный Градов. - Пока тоже четырнадцать.
        - Амне пятнадцать, - встрял Дима, подтверждая догадку спасителя относительно своего возраста.
        Последний парень, представившийся Кириллом, был долговяз. Его довольно длинные смолянисто-чёрные волосы были собраны в«конский хвост», необычного медового цвета глаза завораживали, ногустые брови делали взгляд каким-то предостерегающим и… опасным. Ему, как иДиме, оказалось пятнадцать.
        - Что это заамулет? - первым делом спросил Миша, одолеваемый дурными предчувствиями.
        - Концентратор, - ответил Кирилл, демонстрируя свой камень.
        - Зачемон?
        - Ну, он типа позволяет материализовать мысли, - заумно выдал разноглазый Вова.
        - Аначеловеческом языке? - нахмурился Миша.
        - Без него ты несможешь обратиться.
        - Обратиться? - уставился наговорившего Миша. - Очёмты?
        - Ну, если ты будешь прилежно учиться ипостигать силы природы, водин прекрасный момент ты сможешь слиться сней, - пояснил Дима. - Воттак.
        Он встал и, кизумлению Михаила, крутанувшись вокруг себя, превратился внастоящего зайца! Сделав сальто через голову, зверёк опять стал человеком.
        - Вот так я вчера ипопался, - буркнул незадачливый ученик чародея.
        - Куда ты опять умудрился вляпаться? - его товарищи явно ждали более подробных объяснений. Мишаже просто хватал ртом воздух, невсилах произнести ни слова отшока ивосхищения.
        - Попал всилок вот этого умника, - нехотя признался Дима, кивнув нановенького.
        Парни рассмеялись.
        - Авообще, если ты иправда эльф, то концентратор поможет тебе колдовать, - вернулся кобъяснению Вова. - Понимаешь, мы здесь все втой или иной степени потомки эльфов, нодара унас нет. Наша кровь позволяет нам обрести Сущность, ноповелевать растениями, как мастер, никто изнас неможет.
        - Поэтому я так обрадовался, что ты пошёл сомной, - сознался Дима. - Мастер давно ищет себе достойного ученика, новсе эльфы сдетьми изокрестных городов исёл ушли. Внизу, запечкой, живёт девчонка - чистокровная эльфийка, ноона какая-то странная, всех чурается.
        - Так вы изтех пропавших детей! - догадался Миша. - И.., - он запнулся, новсё-таки продолжил, - вы - оборотни?
        - Волшебники, колдуны, маги, чародеи, оборотни - одна суть, - пожал плечом Вова. - Люди бояться неизвестного, вот ипридумывают тысячи названий одного итогоже. Мы те, кто непобоялся пойти дальше изведанного, проникнуть всамую суть…
        - Так это из-за вас ушли лекари?
        - Они испугались, - презрительно хмыкнул Кирилл. - Испугались той силы, которая течёт ивих жилах.
        - Авкого превращаешься ты? - подозревая, что уже знает ответ, спросил Миша долговязого.
        - Вволка, - подтверждая его догадку, похвастался Кирилл.
        - Так это ты напал награфскую дочь. Почему? - совсем тихо спросил Градов, смотря вглаза виновнику всех несчастий их семьи.
        Кирилл пожал плечами:
        - Она оказалась слишком заносчива. Уж графиня, герцогиня, баронесса - мне всё равно. Я просто хотел познакомиться, аона так противно наморщила носик, так высокомерно наменя посмотрела… Ничего, будет вследующий раз ей уроком. Тем более я её даже неукусил: так, повалил влужу, чтобы меньше осебе воображала.
        Миша вцепился всвои волосы, отлично представляя, что могла напридумывать напуганная дополусмерти девушка. Наверняка она даже незапомнила приметы отвергнутого поклонника. Если Оскара раскрыли, то ему точно грозит виселица.
        - Ты чего? - удивился его поведению Дима. Остальные смотрели нанего подозрительно. Повсей видимости, все были вкурсе недавних приключений Кирилла.
        - Да так, вспомнил одоме, - солгал Миша. - Как понимаю, застрял я здесь надолго.
        - Я здесь почти год, - заметил Кирилл. - Непереживай, скоро ты забудешь своих.
        - Как это? - непонял подросток.
        - Понимаешь, они тебя тоже забудут. Все: друзья, родители, братья, сёстры, - вголосе Вовы послышалось сожаление. - Это наша плата. Если ты согласишься принять свою Сущность, назад пути небудет. Ты исчезнешь изих жизни, они - изтвоей.
        - Аесли я откажусь?
        - Поздно. Амулет уже натебе, - совсей серьёзностью заявил Кирилл. - Если ты откажешься, живым излеса невыйдешь. Ты думаешь, нас было только трое? Ошибаешься. Был Рома, был Игорь, был Стёпа. Новсе они ушли наозеро иневернулись. Мастер сказал, они струсили, оказались слабы…
        Он недоговорил, ноМише итак стало понятно, что одальнейшей судьбе этих трёх парней сидящим здесь ничего неизвестно. Хотя Кирилл почему-то уверен, что они мертвы. Так как он неслышал, чтобы пропавшие возвращались, вполне возможно волк прав. А, может быть, ему действительно известно больше, чем всем остальным.

***
        Вследующие несколько дней Миша узнал, что Вова донего был самым младшим учеником нетолько повозрасту, ноиповремени: он жил визбушке всего третий месяц иещё помнил, что довстречи смастером жил вдеревне, его отец был мельником, унего были братья. Нони имён, ни названий, ни подробностей своей прежней жизни светловолосый парень сообщить новому другу так инесмог.
        - Я даже их лиц непомню, - стоской поведал Вова Мише, когда они вдвоём были отправлены мастером напрополку грядок. - Стараюсь, новсё как будто расплывается.
        - Ноэто ведь несправедливо: почему мы должны терять своё прошлое? - отвозмущения Миша чуть вместо сорной травы невыдрал морковь.
        - Может, это иклучшему. Кирилл сДимой вполне обходятся без воспоминаний, - неуверенно высказался разноглазый подросток.
        Миша ничего неответил. Да ичто он мог сказать, когда прекрасно чувствовал, что Вова просто старается себя утешить.
        - Ачто это заозеро, про которое вы сребятами тогда говорили? - через какое-то время поинтересовался он утоварища.
        - Нечто вроде места посвящения, - ответил Вова. - Оно недалеко, сполчаса ксеверу. Мастер тебя проводит, когда сочтёт нужным.
        - Идолго ждать?
        - Я ждал дольше месяца.
        Миша присвистнул. Сих первой встречи мастер больше сним неразговаривал. Точнее, их общение сводилось куказаниям работ: наследующий день, как поселился сребятами, Миша был отправлен сДимой наколку дров, потом они вдвоём носили воду вдом икрохотную баньку; сегодня - огород напару сВовой; какое задание будет завтра, Миша незнал.
        - Акак вообще проходит обучение?
        - Наозере вЗеркале ты увидишь своё второе «я». Только неслушай призрака: он будет тебя отговаривать, - заранее предупредил Вова.
        - Призрака? - удивился Миша.
        - Ну да. Кирилл говорил, что вовремя его посвящения призрака небыло, ноДима его тоже видел. Так вот, просто необращай нанего внимания: смело смотрись взеркало иузнаешь, вкакое животное будешь оборачиваться. Ноэто несамое сложное. Намного труднее слиться сосвоей Сущностью. Вот этому мастер ибудет тебя обучать. Когда научишься без проблем оборачиваться ипостигнешь все стороны своей звериной натуры, сможешь применять сильные стороны Сущности ивчеловечьем обличие. Нодоэтого далеко. Кирилла итого мастер ещё ничему такому неучит.
        - Авкого превращаешьсяты?
        - Пока ни вкого, - честно признался Вова. - Зеркало показало бурого медведя, ноя никак немогу принять его форму. Мастер уже злиться.
        Вэтотже день, заужином, Миша наконец-то увидел эльфийку, окоторой столько говорили ребята.
        Хрупкая иневысокая девочка визношенном платьице, больше похожем наобноски нищенки, колдовала над чайником, добавляя туда какие-то травы илистья, среди которых Миша тутже признал малину, душицу итаволгу. Мастер, сидевший застолом уокна, внимательно наблюдал заеё действиями идаже незаметил прихода учеников.
        Худое бледное личико эльфийки обрамляли чуть волнистые светлые локоны. Незаплетённые волосы ниспадали водопадом почти доталии. Немного пухленькие губки, тонкие белёсые брови, ипоразительные глаза цвета морской волны, отчего-то делающие её лицо непо-детски серьёзным. Она выглядела совсем ребёнком, правда довольно мрачным инелюдимым.
        Заметив, что подопечная отвлеклась исмотрит надверь, мастер обернулся инедовольно воззрился наслишком рано закончивших работу парней. Втоже мгновение девочка, бросив дело, нырнула всвою каморку, толи застеснявшись своего неопрятного вида, толи просто боясь посторонних.
        - Яже говорил, что она странная, - прошептал неизвестно откуда взявшийся Дима, когда они поднялись начердак. - Кстати, невоображай осебе - она всегда так себя ведёт.
        - Акак её звать? - зачем-то спросил Миша, неотошедший ещё отувиденного.
        Он никогда раньше невидел таких глаз, хоть иотлично знал, что различные оттенки зелёного - признак чистокровности уэльфов. Да, улюдей встречались оливкового цвета глаза, ноярко-зелёный, изумрудный, насыщенный тёмно-зелёный почему-то могли быть только укоренных жителей Долины Водопадов иих прямых потомков. Такихже очей, как удевчушки внизу, Миша вообщебы сказал, что небывает, еслибы всего пару минут назад их невидел.
        - Дина, - ответил Вова ипояснил, заметив изумление налице Димы, - я как-то слышал, как мастер кней обращался.
        Оказалось, что седовласый строго запрещает ученикам нетолько приближаться, ноисмотреть намолодую эльфийку. Пытаясь уйти отскользкой темы идальнейших расспросов новенького, Вова вспомнил их разговор вовремя прополки:
        - Слышь, Дим, арасскажи-ка лучше, как ты научился превращаться взайца? - подмигнув товарищу, попросилон.
        Дима смутился, ихотел было увильнуть отответа, нововремя вспомнил, что неон один был свидетелем первого превращения. Глубоко вздохнув иисподлобья взглянув настарательно сдерживающего смех приятеля, Дима рассказал историю своего первого обращения:
        - Значит так. Ходили мы повесне запервоцветами. Снег ещё невезде стаял, нопогодка стаяла отменная. Яже тебе неговорил: мастер меня вконце зимы привёл. Тогда кроме Кирилла снами ещё Стёпка жил. Ноя его недолго знал. Он через неделю наозеро ушёл иневернулся… Так вот, уменя никак неполучалось обратиться, хотя почти месяц прошёл, как я узнал свою Сущность. Итут я увлёкся, задумался очём-то, остальные давно вперёд ушли. Вдруг чувствую: кто-то сзади стоит. Поворачиваюсь, авдесяти метрах отменя волк скалится…
        - Он так улепётывал! - невыдержал Вова, сгибаясь втри погибели отпрорвавшегося наружу смеха. - Бедный, оглохший отего вопля, волчонок сам так испугался, что чуть неперекувыркнулся, бросившись вкусты. Аэтот храбрец уже скачет зайцем, только лапы мелькают!
        - Это был взрослый волк, - буркнул Дима.
        - Волчонок, небольше года, - продолжал веселиться Владимир.
        Извиняющееся глянув надруга, Миша тоже расхохотался: слишком уж яркую картину нарисовало его воображение.
        Глава 9. Влесной глуши
        День сменялся днём, ивот уже месяц прошёл, как Миша поселился визбушке оборотней. Мастер неспешил отправлять его наозеро, да парень инеторопился. Он вполне приспособился кбыту, сдружился сребятами. Дракончик почти всегда был сним или летал рядом: ивовремя домашних дел, ивовремя их лестных прогулок затравами или грибами, ивовремя рыбалки. Парни восхищались Тубаном, иесли изавидовали Мише, то тщательно скрывали это. Лишь однажды завсё время Вова призналсяему:
        - Хотелбы ия приручить дракона! Я слышал, вгорах насевере, там, где человеку непройти, тоже живут драконы - змеевики. Они такиеже маленькие, как твой, ночешуйчатые, словно ящерки. Вот освою медвежью форму, иобязательно отправлюсь туда.
        - Акакже мастер? - спросил его тогда Миша.
        - Ну небудетже он держать нас при себе целую жизнь, - пожав плечом, заметил приятель. - Апару лет иподождать можно.
        УВовы постепенно стало получаться собращением, нодольше нескольких минут форму удержать он немог. Зато что это был замедведь! Величественный красавец слоснящейся шерстью и… разноцветными глазами. Да, как выяснил Миша, цвет глаз при обращении неменялся, что позволяло узнать Вову исреди миллиона медведей. Авот Кирилл вволчьей шкуре сосвоими медового цвета глазами мало чем отличался отсвоих «хвостатых сородичей».
        Кроме небольшого огорода, закоторым ухаживали исключительно его ученики, седовласый держал двух коз, сдесяток кур инесколько ульев. Уже навторой неделе Миша заметил, что куры икозы начинают нервничать вприсутствии учителя или Кирилла, врезультате чего ухаживал заживностью восновном Дима, избегая при этом массы других поручений.
        Завесь месяц седовласый больше ни разу неколдовал при нём, зато регулярно вместе сдругими учениками водил влес ипоказывал редкие травы илечебные ягоды, учил правильно собирать исушить ингредиенты, готовить отвары иделать различные мази. Мальчик всё старательно запоминал идаже, оставаясь наедине, украдкой записывал вовзятый издома блокнот. Информация действительно была ценной иполезной, хотя, благодаря маме, многое изэтого он уже знал.
        Вопределённые часы ребята уходили наиндивидуальные занятия смастером, вовремя которых отрабатывали свои превращения. Дольше всех седовласый занимался сКириллом, анесколько раз даже посылал его вгород. Первый раз Кирилл вернулся скоробкой свечей, второй - ссумкой, полной специй икаких-то приправ. Остальным уходить запределы болота категорически запрещалось

***
        - Сегодня я хочу рассказать оживотных-компаньонах, - как-то вечером вдождливую погоду позвал их ксебе учитель.
        - Это как Тубан уМиши? - тутже оживился Дима, превращаясь вслух.
        - Или ворон, - добавил Миша. Он нераз слышал карканье из-за медвежьей шкуры, закрывавшей вход вкомнату мастера.
        НоВова сДимой почему-то зашикали нанего, опасливо косясь намужчину. Из-за печки вэто мгновение выглянула Дина иозорно подмигнула ему. Последнее так поразило Мишу, что он забыл иовороне, иопервоначальной теме беседы. Ксчастью, лицом кпечке сидел только он и, когда мастер резко обернулся, девочки вполе зрения уже небыло.
        - Втом числе, - нахмурившись, кивнул седовласый, поворачиваясь кученикам. - Нокомпаньоном мага может быть абсолютно любой дикий зверь, даже, сточки зрения людей, неподдающийся дрессировке. Правда, удраконов есть бесспорное преимущество.
        - Какое? - желая узнать как можно больше, спросил Миша.
        - При благоприятных условиях они могут прожить досотни лет, то есть стать твоим помощником идругом ненажалкий десяток лет, анавсю жизнь, - ответил мужчина, взглянув назадремавшего наколенях ученика питомца. - Они замечательно подстраиваются под хозяина, становятся чувствительными кего настроению, легко дрессируются.
        - Агде их взять? - задал похоже давно волнующий его вопрос Кирилл.
        - Конкретно лунные дракончики встречаются влесах Долины Водопадов, ноприручить взрослого дракона никому ещё неудавалось, ивневоле они неразмножаются. Найтиже кладку невероятно сложно, ябы сказал, учитывая, насколько сами посебе редки лунные драконы вприроде, практически невозможно.
        Затем мужчина задумчиво взглянул прямо Мише вглаза:
        - Нескажешьли ты нам, Михаил, откуда утебя дракон?
        Миша растерялся:
        - Подарили.
        - Кто? - настаивал учитель.
        - Отец, - честно признался подросток.
        - Твоя семья живёт вДолине? - недоверчиво продолжал допрос мастер.
        - Нет, вгороде. Точнее, впригороде, - совсем запутался Миша. - Я правда незнаю, откуда он! - невыдержав взгляда, выпалил парень. - Отец вообще надух непереносит домашних животных!
        - Тебе подарили яйцо или живого дракона? - неотставал мужчина.
        - Живого. Ему было около месяца. Он жил уменя вкомнате, вклетке.
        Седовласый замолчал, обдумывая слова ученика. Похоже, он несильно поверил вто, что дракончик был таким большим, когда его приручили.
        - Ладно, - наконец сдался мужчина. - Можете идти ксебе.
        - Акакие виды драконов ещё существуют? - осмелился задать свой вопрос Вова, неспешащий уходить скухни.
        Остальные, услышав его слова, вернулись насвои места. Вздрогнув иудивлённо окинув любопытных учеников рассеянным взглядом, мастер всёже ответил:
        - Вгномьем краю, вгорах, водятся змееловы или, как их ещё называют, змеевики. Повиду они напоминают чёрных или тёмно-зелёных ящериц скрыльями. Питаются восновном змеями инасекомыми. Вприроде живут допятидесяти лет, хотя вдревних рукописях говорится, что некоторые доживали идодвухсот.
        - Аещё? - отнетерпения подскочил настуле Дима.
        - Впустынях, далеко наюге, там, где кожа улюдей чёрная отсолнца, послухам, досих пор обитают песчаные драконы. Они живут впесках икрупнее лунных измеевиков - размером свзрослую кошку. Охотятся, как лисы, накур идругую мелкую живность, из-за чего всвоё время были практически истреблены.
        - Ну авнашей стране? - неудержался Вова, для которого заморские страны были сродни звёздам: вроде исуществуют, нодобраться доних нереально.
        - Внашей? - отрешённо переспросил седовласый. - Вы имеете ввиду, откуда пошло название нашей страны как Королевства Драконов? Вроде, я вам итак всё рассказал. Унас обитают два вида драконов изтрёх, более того вдревности многие прямые потомки королевской династии инаиболее влиятельные сановники имели прирученных дракончиков, восновном змееловов. Носгодами кладки стали находить всё реже, да иони сами посебе стали мельче: вместо пяти-шести яиц максимум два-три. Впоследние сто-двести лет ивовсе внашей стране небыло ни одного хозяина дракона. Досих пор, - вупор глянул он наМишу удивительно осмысленным иколючим взглядом, будто тот вчём провинился.
        - Ая читал, что внашем государстве зафиксировано три вида драконов, - пролепетал юный Градов, чувствуя себя неуютно под этим тяжёлым взором.
        - Сведений одругих видах нет, - отрезал мужчина. - Хотя… - его взгляд стал менее осознанным, будто он глубоко задумался или ушёл всебя. - Ты прав, есть легенда обозёрных драконах, ноэто неболее чем сказка.
        - Расскажите, - попросил, кудивлению всех, Кирилл.
        - Считается, что они живут вчистейшей воде горных озёр, - начал учитель. - Питаются мелкой рыбой, большую часть времени проводят вводе, гнёзда устраивают вприбрежных зарослях. Как иузмеевиков, их тельце покрыто мелкой чешуёй. Поописанию они тёмного синего или сине-зелёного цвета скожистыми чёрно-синими крыльями иперепонками налапах. Но, повторяюсь, живого озёрного дракона никто впоследние пять сотен лет невидел, упоминания оних можно встретить лишь вдревних рукописях унеизвестных авторов.
        - Они большие? - неунимался Дима.
        - Раза вдва меньше этого, - кивнул мужчина наТубана.
        Миша погладил своего питомца. Действительно, дракончик довольно сильно подрос сего дня рождения, но, кажется, больше расти несобирался. Несчитая хвоста, он был сладошку, размерами аккурат сдвухмесячного котёнка.
        - Аупустынных драконов чешуя или шерсть? - Миша несразу сообразил, что задал вопрос вслух. Однако мастер ответил:
        - Шерсть вместо чешуи - отличительная особенность исключительно лунных дракончиков. Впрочем, песчаные драконы тоже весьма необычны: хотя большую часть их тела покрывает чешуя, шея игрудь их покрыты пухом, икрылья уних перьевые, как уптиц. Насколько я знаю, окрас упесчаников бурый, что помогает им превосходно маскироваться впустыне.
        Миша заметил, как уВовы загорелись глаза. Наверняка он представил, как гармонично будет такой питомец смотреться сего звериным обликом. Новместо дальнейших расспросов товарищ решил переменить тему:
        - Акаких ещё животных лучше всего брать вкомпаньоны?
        - Ябы вам порекомендовал воронов, - серьёзно ответил мастер. - Они обычно живут дольше своих хозяев, ктомуже они необыкновенно умны идаже способны носить ваши письма. Как, впрочем, идраконы. Ноесли вам всё равно, навсю жизнь выбирать или накороткое время, можете взять вкомпаньоны кошку, собаку или волка.
        - Апочему нельзя приручить пегаса или единорога? - поинтересовался Миша.
        - Это тоже самое, еслибы ты спросил: «Почему лошадь неможет жить вдоме?», - усмехнулся мужчина, впервые, напамяти юноши, став похожим наобычного человека. - Животное-компаньон - это помощник мага, его друг, который может сопровождать тебя всегда ивезде. Потойже причине несоветую ловить жар-птицу или феникса. Волка можно выдать засобаку, аслона, как ни старайся, замилую морскую свинку врядли кто примет.
        Все, идаже Миша, весело рассмеялись.

***
        Миша лежал нашкурах исмотрел напотолочные балки. Он прокручивал вголове все события последних недель. Ему здесь нравилось. Более того, он уже непомнил, когда последний раз вспоминал одоме, ородителях, осестре, обОскаре идаже одяде. Будто той его жизни инесуществовало, ион всегда жил соборотнями влесу. Даже вечно неприветливый тон иворчание мастера стали чем-то обыденным ибольше неотталкивали мальчика. Наоборот, он всё больше проникался искренним уважением ктак много знающему мужчине.
        - Эй, опять отлыниваешь? - начердак поднялся Дима. - Пошли, такое покажу!
        Криво усмехнувшись, Миша отправился выяснять, что вочередной раз придумал друг. Оказалось, произошло действительно значимое событие: Вова поймал где-то воробушка итеперь, пыхтя, пробовал соорудить ему изпроволоки иветок клетку.
        - Что ты собираешься сним делать? - удивился Миша. - Нехочешьли ты сказать, что это твой компаньон?
        Вова, вытерев пот солба, отрицательно покачал головой:
        - Не, я хочу его приручить инаучить таскать письма.
        - Тогда надо было ловить голубя, - заметил Дима.
        - Сголубями тоже свои хитрости есть, - возразил Миша, знавший, благодаря дяде, тонкости организации голубиной почты.
        - Ая научу, - упрямо гнул своё Вова.
        Ноего планам несуждено было сбыться: заметивший их усарая мастер велел отпустить воробья истрого-настрого запретил ученикам заводить домашних животных, доколе они живут под его крышей. Вова насупился, новыпустил птицу, отдосады сломав одним ударом ноги почти готовую клетку.

***
        Наследующее утро была гроза. Стучащий покрыше дождь разбудил их ни свет ни заря. Сонные ихмурые парни спустились напервый этаж. Мастера накухне небыло, эльфийка тоже носа изсвоей коморки непоказывала. Немного подумав, юноши без повеления стали растапливать печь иводрузили наплиту чайник. Дожидаясь пока вода закипит, ребята нашли оставшиеся свечера пшеничные лепёшки иумяли их заобе щёки склубничным вареньем.
        - Ичто будем добавлять: мяту, малину, шалфей… - перебирая пучки трав, спросил Миша.
        - Да кидай всего, ипобольше, - беззаботно махнул рукой Дима.
        Мальчик уже нащипал приличную горсть листьев ихотел бросить вкипящую воду, как вдруг его заруку схватила жилистая рука мужчины.
        - Несмей! - грозно пророкотал хриплый голос. - Ты хоть представляешь, что только что чуть ненаделал?
        Подросток непонимающе уставился наседовласого. Друзья тоже притихли, наблюдая заними.
        - Если этот листочек, - указал мастер навзятую Мишей неизвестную, ноочень ароматную травку, - добавить вотвар собыкновенной душицей, то все мы навечно уснём. Втакой смеси изразнотравья даже я неразличу её запах. Или ты этого идобивался?
        - Нет, - промямлил Миша, непроизвольно краснея. - Я… незнал…
        - Аещё эльф, - забрав уподростка сдесяток листьев смородины ималины, мастер добавил их вчай, велев незадачливому ученику вернуть остальное наместо.
        Миша подавил тяжёлый вздох ивозвратился квисящим пучкам. Разбирать бездумно надёрганные листья оказалось нестолько сложно, сколько обидно. Онже, что касается трав, всегда так доверял своей хвалёной интуиции. Впервые она его обманула.
        - Эта трава безобидна, - неожиданно услышал он тихий девчоночий голос.
        Миша замер, но, сообразив, что нельзя привлекать внимание, нарочито медленно принялся разбирать оставшиеся листья.
        - Просто он её непереносит, - продолжала эльфийка шёпотом изсвоей комнатушки. - Тыже сам видишь, что он одержим. Неверьему.
        - Откуда ты знаешь? - стараясь нешевелить губами, спросил Миша.
        - Он мой дядя, - послышался полный грусти голосок. - Он выкрал меня издома отца…
        - Эй, чего ты там копаешься? - послышался недовольный голос мастера.
        Больше Дина ничего несказала, вероятно, испугавшись своего дядю. Быстро закончив дело, Миша вернулся кстолу. Друзья уже допивали свойчай.
        - Сегодня поговорим опихтовой смоле, - взглянув вокно иубедившись, что дождь инедумает прекращаться, объявил тему мужчина. - Кто извас знает, вкакое время года её лучше всего собирать?

***
        Он шёл поопушке, уже скоро должно было показаться болото. Что он искал встоль гиблом месте, он непомнил, нотам, вторфянике, было что-то важное для него. Ягода для зелья или трава для бальзама - какая разница. Главное, ему нужно туда.
        Вот изнакомая тропинка, покоторой они сДимой шли кмастеру вего первый день. Стех пор он ни разу здесь небыл, новсё равно узнал путь домой. Дом. Он почти забыл онём.
        Мальчик незнал, что заставило его обернуться. Он будто почувствовал, что заним кто-то следит. Ивот между деревьями мелькнуло светлое пятно, иизлесу вышел абсолютно белый волк. Их глаза встретились и… видение растаяло.
        - Миша, Миша, почитай сказку, - Варя дёргала его зафутболку, отвлекая откниги.
        Парень хотел было оттолкнуть навязчивую сестру, приставшую втакой неподходящий момент, ночто-то его остановило. Соскорбью глянув нанедочитанную страницу, мальчик вздохнул ивзял толстенный сборник сказок изрук сестры. Чем быстрее он прочтёт, тем скорей сможет вернуться ксвоей книге.
        Уложив сестру веё кровать, он сел рядом ираскрыл сборник. Яркие картинки икрупные буквы были приятны для глаз. Он исам незаметил, как стал читать вторую сказку. Он читал, пока случайно неувидел, что сестрёнка давно уснула. Это был первый раз, когда малышка попросила его почитать. Его, анемаму. Это был день, вкоторый Миша вполной мере осознал, что он для неё - старший брат…
        Луч солнца, упавший налицо, вырвал подростка изсна. Недовольно поморщившись иоткрыв глаза, Миша ещё несколько минут неподнимался, задумчиво разглядывая крышу. Редко когда он помнил сразу несколько снов, обычно запоминался только последний, да ито зачастую отрывками. Воспоминания осестре пробудили вдуше бурю эмоций. Горечь, тоска, беспокойство… Всё смешалось итяжким грузом ложилось насердце.
        Ноподумать ему недали. Начердак поднялся Вова исказал, что завтрак давно остыл, имастер велит поторапливаться.
        - Учитель сказал, что если ты невстанешь, мы пойдём без тебя, - предупредил друг.
        - Ну иидите, - махнул рукой Миша, пытаясь воскресить вуме мельчайшие детали сна осестре.
        - Как хочешь, - пожал плечами приятель. - Только тогда ты полешь весь огород водиночку. Так сказал мастер.
        - Убедил, встаю, - тяжело вздохнул Миша, споказной неохотой вставая.
        Криво усмехнувшись, Вова спустился напервый этаж.
        Глава 10. Лабиринты памяти
        Вэтот день мастер повёл их заземляникой. Они взяли всарае плетёные корзины икороба иотправились заучителем влес. Тропинки, как таковой, небыло ивпомине. Местами приходилось пробираться сквозь низкорастущий кустарник, цепляющийся заодежду, иперелезать через поваленные непогодой деревья.
        Вполголоса ворчащий Дима сообразил перекинуться взайца лишь когда заметил, что Кирилл неидёт заними, асеменит вобличье волка. Вова сзавистью посмотрел наобернувшегося зайцем друга. Мишаже просто старался идти как можно ближе кмастеру, пред которыми кусты икрапива буквально расступались, освобождая им путь.
        Они шли, казалось, уже больше часа, когда очутились уподножия толи огромного холма, толи низкой горы.
        - Сейчас поднимемся насопку, иаккурат стой стороны будет поляна, - подбирая вместо посоха какую-то палку, оповестил учеников седовласый.
        - А, может, привал? - несильно веря вуспех, взмолился Вова.
        Миша, хоть ибыл привычен кфизическим упражнениям, нотоже тяжело дышал отдолгой борьбы сбуреломом. Ачто уж говорить острадающем лишним весом друге, который согнулся втри погибели истарался отдышаться, пока они, наконец, остановились.
        - Десять минут, - смилостивился мастер.
        Привалившись спиной кберёзе, Миша опустился наземлю; Вова обессиленно присел накакой-то пень. Миша задумался, вспоминая обрывки ночного видения. Обернувшиеся влюдей Кирилл иДима, нескрывая превосходства, сумным видом рассуждали, поспелали ягода.
        - Чур, обратно корзины несёте вы, - поддел их Вова.
        Однако препираться мужчина непозволил, объявив, что раз появились силы наразговоры, привал закончен. Пришлось вставать.
        Собратной стороны горы, наболее пологом склоне, действительно оказалась земляничная поляна. Мелкие кустики были буквально усыпаны спелой ягодой.
        - Кто быстрее, тот чемпион, - забирая уМиши свою корзину, прокричал Дима икинулся собирать землянику.
        - Нечестно, - проворчал согнувшийся втри погибели Кирилл, которому, как старшему, достался второй короб. Правда, вэту сторону нёс его почему-то Вова.
        Первый, висевший заспиной умастера, наполнился вмгновение ока, стоило мужчине что-то прошептать ивзмахнуть руками.
        - Хотелбы я также, - сзавистью заметил Вова.
        Миша только мысленно вздохнул: изачем им собирать ягоду вручную, когда мастер могбы иим помочь своим колдовством? Однако просить мужчину он побоялся и, присев накорточки, принялся заработу.
        Первым справился, конечно, Дима. Правда вего корзине было полно листьев истебельков. Кирилл тутже непреминул заметить, что лучшая скорость совсем неозначает качество.
        - Каждый будет сам перебирать свою ягоду, - услышав их, возвестил мастер. - Дмитрий, раз ты закончил, помогаешь Кириллу.
        Дима тяжело вздохнул инеохотно поплёлся помогать товарищу.
        Через час сбор ягоды был завершён. Мастер, всё это время пролежавший под тенью дерева чуть встороне, неожиданно решил, что неплохо былобы нарвать растущих где-то неподалёку довольно редких трав. Сполными корзинами вруках инеимея права голоса, они вынуждены были отправиться замужчиной, который, несмотря наогромный короб заплечами, двигался удивительно легко ибыстро.
        Стало темнеть, когда они, наконец-то, добрались докакой-то поляны, усыпанной мелкими жёлтыми цветами.
        - Да этоже обычный осот! - разочарованно протянул Вова, нагулявшийся сегодня наперёд надобрые две недели. - Его уреки хоть отбавляй.
        - Так-то оно так, - согласился мужчина. - Да только уреки осот водянист. Аздесь, наопушке, принесённый западными ветрами ипитающий диких пчёл, он наиболее ценен.
        - Ноэто всего лишь сорняк, - неудержался Миша.
        - Внём полно витаминов иполезных веществ, - таким тоном возразил мастер, будто это мог незнать только младенец. - Он полезен при лечении головных болей, сосудистых заболеваний илихорадки. Ацветы осота всочетании слистьями крапивы обладают противовоспалительным ианти-тревожным действием. Говоря вашим, примитивным языком, он помогает уснуть, если человек перенервничал днём, ивосстановить силы восне.
        - Еслибы мы сюда нетащились, то инечего былобы восстанавливать, - проворчал Вова, нотак, чтобы мастер неуслышалего.
        Дима тоже враждебно оглядывал желтые цветы.
        - Сейчас мы наберём цветов, ипойдём домой, - как ни вчём небывало, объявил мастер.

***
        Домой вернулись лишь кночи. Дина, запертая визбушке, приготовила восхитительный ужин, носама, как всегда, наглаза парням непоказывалась. Миша, удивляясь себе, задался вопросом: «Ауспелали эльфийка без них поесть?». Ичай, ижаркое были горячими, словно их сняли сплиты всего несколько минут назад. Дракончик, наевшийся задень ягод, как только они вернулись, улетел начердак инаверняка уже спал насвоей любимой балке над соломенной кроватью хозяина. Дима, несмотря напоздний час, после ужина был отправлен перебирать свою ягоду. Мише иВове было запрещено помогать другу.
        После сытной еды иизнурительной прогулки Миша уснул, как только голова коснулась подушки.

***
        Он шёл поопустевшему городу мимо домов, окна идвери которых были заколочены досками. Казалось, он когда-то бывал здесь, очень-очень давно, когда поего улицам спешили машины, анадетских площадках играла детвора.
        Вот он останавливается около одного издомов. Что-то неуловимо знакомое было вэтом покосившемся отвремени строении. Дверь была приоткрыта, ион, недолго думая, вошёл внутрь.
        Толстый слой пыли говорил отом, что ивэтом доме давно никто неживёт. Спотолка свисала паутина, просветы окон были мутными, норассеянного света хватало, чтобы оценить обстановку вкомнате. Старый диван, плетёное кресло-качалка, пустые полки вдоль одной изстен, грубо сколоченный круглый стол ипара табуреток - вот ивсё, что осталось отпрежних хозяев. Наверх вела довольно широкая лестница. Посомневавшись, Миша всё-таки поднялся навторой этаж.
        Впервой комнате оказалось абсолютно пусто, если несчитать одиноко висящей напроводе разбитой лампочки. Зато вторая комната, повсей видимости детская, заставила усомниться его втом, что дом брошен. Здесь небыло особой грязи, наполу были разбросаны игрушки, акровать была аккуратно застелена тонким лоскутным одеялом.
        Он собирался уже уходить, когда почувствовал, будто кто-то стоит унего заспиной. Обернувшись, он увидел девочку лет десяти, смотревшую нанего непо-детски серьёзными глазами.
        - Привет. Ты как здесь оказалась?
        - Я здесь живу, - ответила девочка. - Ты пришёл сомной поиграть?
        - Нет, ноя рад стобой познакомиться. Агде твои родители, они тоже живут здесь? - неопределённо мотнул он головой.
        - Нет, они меня бросили, - призналась девочка. - Меня все бросили: сначала мой брат, апотом иони.
        - Нонеможешьже ты жить здесь одна? Тебе надо учиться…
        - Зачем?
        - Ну какже, - он непонимающе посмотрел внаивно распахнутые глаза ребёнка. - Ты вырастешь, тебе надо будет работать.
        - Я невырасту, - перебила его девочка. - Я умерла.
        - Как? - вшоке спросил Миша, невольно замечая, что напыльном полу остались только его следы, аотбосых ног девочки небыло ислабых отпечатков.
        - Мне никто неверил, - пощекам девочки-призрака заструились слёзы. - Мама говорила, что я выдумала себе брата, апапа отвёл меня клекарю. Они все считали, что я ненормальная. Они шептались обэтом вкоридоре, ноя всё слышала. Я убежала и…и…
        Отпереполнявших эмоций она немогла больше сказать ни слова, и, рыдая, бросилась накровать. Нерешительно приблизившись, Миша попытался её утешить и, ксвоему удивлению, обнаружил, что призрак вполне материален. Гладя её поволосам испине, он непредставлял, что делать дальше. Ксчастью, девочка нашла всебе силы и, сев накровати, тихо продолжила:
        - Я непомню, как это произошло. Я хотела найти брата…
        - Акак его звали? - затаив дыхание, спросил парень.
        - Игорь, - доверительно ответила девочка. - Помоги мне. Найдиего…
        Миша рывком сел, несразу сообразив, где он находится. Налбу выступил пот, перед глазами всё ещё было заплаканное лицо девочки-призрака. Ошалело оглядевшись, он понял, что находится начердаке, ещё глубокая ночь, ивокруг спят друзья.
        - Игорь, - прошептал он, струдом припоминая, что так звали одного измальчиков, который ушёл наозеро иневернулся. Неужели это действительно его сестра или это был только сон? Вполне вероятно, он просто слишком устал инадышался осотом, вот вголову илезет всякая белиберда.
        Однако сон был настолько живым иярким, что он немог его просто забыть. Сверхней балки спланировал Тубан и, урча, потёрся оего щёку. Юноша стал неосознанно гладить своего маленького любимца, постепенно успокаиваясь ивскоре снова уснул.
        Он опять шёл покакой-то улице. Наскамейке, подперев рукой щёку, сидела грустная девчушка ибездумно отбивала ногой какой-то известный ей ритм. Заметив его, девочка оживилась ипомахала рукой:
        - Я ждала тебя. Почему ты так долго неприходил? - по-детски наивно спросилаона.
        - Ты знаешь меня? - удивился Миша, пытаясь вспомнить еёимя.
        - Аты меня забыл? - нахмурилась юная незнакомка.
        Миша озадачено посмотрел нанеё инеожиданно для себя выдал:
        - Ты сестра Игоря, верно? Но, вроде, ты была старше…
        Девочка обиженно насупилась изадёргала носиком, словно хотела расплакаться. Нопотом, разозлившись, вскочила:
        - Мой брат - ты! - иубежала
        Подросток резко проснулся, всё ещё тяжело дыша. «Варя!» - это было единственное слово, словно молния озарившее его сознание. Как непытался, он немог вспомнить ни имён родителей, ни как звать брата, ивообще былли унего брат. Впамяти осталась только сестра, да ито её черты ужасающе быстрым образом исчезали. Согромным усилием подавив зарождающуюся панику, он трясущимися руками достал изрюкзака блокнот ипопытался впредрассветной полутьме чердака зарисовать образ девчушки, пришедший восне. Получилось слабо, ноэто было лучше, чем совсем ничего. Ипочему он так неценил своего прошлого? Почему ненарисовал портреты родных, пока их лица нестёрлись изпамяти? Почему незаписал воспоминания?
        Миша незнал ответа ни наодин изпоявившихся вголове вопросов. Он словно очнулся отдолгого сна итеперь непонимал, что ипочему вокруг происходит.
        - Ты чего неспишь?
        Юноша вздрогнул изатравленно оглянулся наполусонного Вову, приподнявшегося налокте истревогой глядящего нанего.
        - Утебя такой вид, будто ты встретил ночью привидение.
        - Почти, - овладев собой, прошептал Миша, боясь разбудить ещё кого-нибудь. - Слышь, Вов, помнишь, ты рассказывал осемье?
        - Семье? - удивился друг, потирая глаза. - Чьей?
        - Своей, - внимательно наблюдая заним, подсказал шатен.
        - Уменя небыло семьи, - совсей искренностью ответил приятель.
        - Как? Агдеже ты жил, пока непопал сюда?
        - Непомню, - пожал плечами Вова. - Давай спать. Ещё жутко рано, - ион опять повалился нашкуры.
        Миша вшоке смотрел вблокнот, где карандашом был сделан рисунок девочки, сидящей наскамейке, аснизу крупными буквами его рукой было написано: «Варя - моя младшая сестра!!!». Вэту минуту он пообещал себе, что обязательно найдёт её ивернёт потерянные воспоминания. Правда как сделает это, юноша пока непредставлял. Он уже непомнил ни названия города, вкотором жил, ни родных мест, ни даже собственной фамилии.
        Анаследующий день мастер объявил, что настало его время идти наозеро.
        Глава 11. Призрак
        Весь день Миша был, как наиголках. Дрова, которые он складывал сДимой, валились унего изрук; подбадривающие слова друзей пролетали мимо ушей, незадевая сознания. Наконец наступил вечер, иучитель велел ему собираться.
        Зная, что через пару часов вернётся, Миша прихватил только выданную впервый день Кириллом накидку для прогулки полесу. Хвостиком заним летавший дракончик тутже спикировал иудобно устроился вкапюшоне хозяина.
        - Удачи, - напоследок пожелал Дима, столкнувшийся сним налестнице.
        Миша благодарно кивнул, ихотел было ответить, нонаткнулся навзгляд необыкновенных глаз выглянувшей из-за печки Дины. Вглазах цвета морской волны было столько печали иразочарования, будто он предал эльфийку или шёл умирать. Ноперемолвиться парой слов они неуспели: вдом заглянул недовольный его медлительностью мастер, идевочку как ветром сдуло.
        - Что ты там копаешься? - проворчал седовласый, видя, что мальчик застрял насередине пути.
        - Бегу, - отозвался ещё неотошедший отвпечатления Миша ипоспешил квыходу.
        Пока они шли ктаинственному озеру, мужчина всвоей манере наставлял ученика:
        - Я наколдую ледяной мост кострову, иты должен будешь пройти понему, - резко, будто юноша уже что-то сделал нетак, говорил седовласый. - Я буду ждать тебя наострове. Тебе надо будет только подойти кзеркалу. Нераздумывая ибыстро. Там может быть дух. Он попытается тебя либо напугать, либо отговорить. Это часть испытание натвою храбрость ирешительность. Справишься - сможешь развить свой Дар иобретёшь свою вторую ипостась.
        - Аесли нет? - осторожно спросил парень.
        Мастер резко остановился ипосмотрел нанего таким угрожающим взглядом, что Миша поёжился:
        - Дух убьёт тебя, - отрывисто бросил мужчина изаспешил дальше.
        Больше никто изних непроронил ни слова досамого озера.
        Новот из-за деревьев показалась вода, ичерез пару минут они вышли наузкую полоску берега. Озеро, окотором так много рассказывали ребята, оказалось ничем непримечательным лесным озерцом, окружённым зарослями рогоза исплавающими уберега кувшинками. Ближе кпротивоположному берегу действительно просматривался плохо различимый ввечерней дымке островок сторчащей, бывшей наверняка когда-то деревом, единственной корягой.
        - Ну вот идобрались, - удовлетворённо произнёс седовласый итопнул ногой укромки воды.
        Тотчас, буквально наглазах изумлённого юноши, вода стала покрываться льдом, ивот ксовсем скрытому внезапно поднявшимся отводы туманом острову ведёт ледяная дорога.
        - Я буду ждать тебя там, - напомнил мастер и, вмгновение ока обернувшись вороном, полетел кострову.
        Миша отнеожиданности отпрыгнул всторону ичуть неупал, запнувшись оторчащие изземли корни. Отойдя отшока, он, скаждым шагом проверяя лёд напрочность, отправился следом.

***
        Ступив напокрытый травой участок суши посреди водоёма, Миша тутже увидел ожидавшего его мастера, стоявшего рядом сзеркалом. Зеркало было старинным, срост человека ипомутневшим отвремени стеклом. Больше наострове, бывшего неболее двух шагов вдлину итрёх вширину, ничего иникого небыло.
        - Ну, чегоже ты ждёшь? - нетерпеливо поторопил мужчина. - Подходи, смотрись.
        Дракончик, проспавший вкапюшоне всю дорогу, проснулся итревожно заворошился. Миша внерешительности сделал полшага кзеркалу, ивсомнении замер: почему-то вдуше появилась тревога, ион небыл уверен, что хочет видеть себя взвериной форме. Да, превращаться - это круто, классно, прикольно! Нокто гарантирует, что зеркало непокажет ему крота, червяка или таракана?
        - Неделай этого, - будто подтверждая его опасения, произнёс над самым ухом чей-то голос. - Он обманет тебя. Заберёт душу…
        Миша, отчего-то нечувствуя страха, резко обернулся иувидел парня своих лет, будто сотканного изтумана. Он совсем неказался опасным и, вопреки советам друзей инаказу мастера, Миша почувствовал кнему некую симпатию.
        Привыкший доверять своей интуиции, шатен отступил назад, испоявившейся неизвестно откуда уверенностью произнёс:
        - Я нехочу быть волшебником.
        Мужчина зарычал, сненавистью глядя поверх его плеча, ноявно незамечая мальчика-призрака.
        - Ты понимаешь, отчего ты отказываешься? - теперь седовласый смотрел ему прямо вглаза. - Увидев взеркале своё отражение, ты нетолько обретёшь форму, новтебе пробудятся небывалые силы. Ты сможешь повелевать природой. Я научу тебя.
        - Нет, - ещё твёрже ответил Миша, отступая ксамой воде.
        - Второго шанса небудет, - продолжал убеждать мужчина каким-то чужим для себя мягким изавораживающим тоном.
        - Мне этого ненужно!
        Ион скинул ибросил кногам мужчины сперва свою ученическую накидку, азатем сорвал сшеи амулет. Тубан, еле успевший взлететь, возмущённо пища стал кружить над его головой. Миша чуть покачнулся: как только он отбросил отсебя дьявольский камень, вголове пронеслось воспоминание опоследней встрече сбратом. Он вспомнил про Оскара иотом, что тому грозит какая-то опасность. Ноздесь было невремя инеместо ломать голову над загадками прошлого, ипарень заставил себя недумать обрате ипока непытаться вспомнить что-то ещё. Вот если выберется живым сэтого проклятого острова, тогда ибудет разбираться.
        Атем временем мужчина буквально пылал отбессилия излобы. Новот, будто сумев взять себя вруки, седовласый вынул изкармана небольшой бутылёк изчёрного стекла иудивительно мирно идружелюбно произнёс:
        - Хорошо. Это твой выбор. Ноя предупреждал тебя, что без особого дара живым сострова уйти невозможно.
        - Он лжёт, - тутже вставил призрак.
        - Это - эликсир бессмертия, - продолжал мастер, протягивая юноше бутылёк. - Выпей, иты никогда неузнаешь, что такое Смерть. Ты будешь ей неподвластен.
        - Ага, - ссарказмом согласился призрак. - Станешь вечно больным стариком. Эдаким живым мертвецом.
        - Ненадо, спасибо, - брезгливо скривившись, отказался отсомнительного подарка Миша.
        - Клянусь тебе, это неяд. Вечная молодость водном лишь глотке.
        - Да, это правда, - так горько усмехнулся мальчик-призрак, что шатен взамешательстве отего противоречивых слов вопросительно нанего обернулся. - Ты станешь таким, как я, - без тени усмешки сказал призрак. - Неживой инемёртвый. Навечно.
        - Я небуду пить эликсир, - приняв окончательное решение, заявил Миша мужчине.
        - Как скажешь, - мастер спрятал обратно бутылёк и, нагнувшись, поднял неизвестно откуда взявшуюся палку.
        Палка тутже превратилась взелёный жезл собвитой вокруг него змеёю иувенчанный крупным изумрудом. Миша был восхищён безупречностью работы, нонеспешил касаться протянутой вещицы.
        - Бери. Сним ты будешь понимать язык птиц изверей, атакже любое человеческое наречие. Сможешь разговаривать налюбом языке. Представь, какую власть ты получишь.
        Миша мельком взглянул надракончика, который поуже сложившейся привычке устроился унего наплече.
        - Да, ты сможешь общаться сним, как сомной, - будто прочитав его мысли, заверил несостоявшегося ученика седовласый.
        - Нет, - голос прозвучал даже твёрже, чем Миша рассчитывал. - Человек недолжен забывать, что он выше животного. Опасно инеразумно привязываться сердцем кзверю, какимбы смышлёным изабавным он небыл.
        Он неосознавал этого, нотолько что буквально дословно повторил мнение своего отца, строго веря вистинность которого старший Градов инепозволял детям иметь домашних животных.
        - Ты хочешь сказать, что совсем непривязан ксвоему любимцу? - провокационно усмехнулся мужчина.
        - Я этого неутверждал, - возразил Миша. - Тубан мне дорог. Возможно, даже чересчур, - сгоречью признался он, неожиданно вспоминая, что настоящих друзей, кроме дракончика, унего инебыло впрошлой жизни. Нотутже впамяти возникли Варя идядя (да, он вспомнил его!), иэто придало ему сил иуверенности всвоей правоте. - Животные живут инстинктами. Я нехочу знать, очём они думают ичто говорят.
        - Уверен? - всё-таки предпринял ещё одну попытку его переубедить мужчина. - Только подумай, какие горизонты перед тобой откроются…
        - Нет, - перебил мастера Миша.
        - Как хочешь, - выбросил жезл вводу учитель идостал изкармана очередную вещь - узорный носовой платок. - Возьми тогда вдорогу скатерть-самобранку. Согласись, идти тебе далеко, она явно неокажется лишней. Ты сможешь влюбой момент заказать ей всё, что только пожелаешь. Попробуй, испытайеё.
        - Она даёт отравленные кушанья, - шепнул призрак, доэтого отчего-то молчавший. - Кусочка хватит, чтобы отправиться натот свет. Если желаешь - бери, ноябы нестал.
        Его слова отбили всякую охоту уМиши проверять чудесную скатерть.
        - Благодарю, я неголоден, - тактично отказался юный Градов.
        - Нокак ты собираешься добраться додома? Думаю, живёшь ты неблизко…
        - Ноинетак далеко, - парировал Миша. - Влесу полно грибов иягод - сголоду непомру.
        Заскрипев зубами, мастер убрал обратно платок иснял сруки неприметный чёрный браслет.
        - Это последний Дар, который я могу тебе предложить. Надев его, ты сможешь летать.
        - Нет, - нервно скривившись, покачал головою юноша.
        - Ты немечтаешь летать?! - удивился седовласый. - Нехочешь испытать восхитительное чувство полной свободы, поймать крыльями ветер…
        - Я боюсь высоты, - ответил Миша, очень кстати вспомнив легенду оюноше, создавшем себе крылья ивзлетевшем слишком высоко ксолнцу.
        Кроме того, он действительно неочень комфортно себя чувствовал над землёй, врезультате чего, крадости мамы, вотличие отОскара никогда нелазил подеревьям. Хотя надирижабле как-то летал, ивсё было нормально. Неуютно, нодовольно терпимо, если вокно несмотреть. Втот единственный раз он всю дорогу читал, чем вызвал недоумение родителей, так инеузнавших оего маленькой «проблеме».
        - Итак, ты отказываешься отвсего ивыбираешь смерть? - вырвал его израздумий угрожающий голос мужчины.
        - Я просто отсюда уйду, - готовый, если надо, сражаться, ответил Миша. - Ида, мне ненужно ничего изтого, что вы предложили.
        Яростно прорычав, седовласый обратился вворона и… улетел.
        Мальчик-призрак озадачено молчал, будто ожидал чего-то другого. Поняв, что пора уходить, Миша подобрал опрометчиво выброшенный плащ. Под ноги упал сверкнувший влучах заходящего солнца камень наверёвочке. Незадумываясь, юноша отопнул его отсебя. Амулет подлетел нанесколько сантиметров и, коснувшись земли, рассыпался чёрным песком. Втоже мгновение поверхность зеркала пошла мелкими трещинами истекло осыпалось, через секунду обратившись обычной водой. Оставшаяся невредимой рама стала скрюченным стволом дерева, который Миша видел наострове сберега. Напоследок раздался громкий треск и, обернувшись, шатен увидел, как тают расходящиеся вразные стороны куски ледяного моста.
        - Ты справился.
        Восхищённый голос призрака отвлёк его отраздумий: как теперь возвращаться наберег? Переведя взгляд, Миша увидел налице мальчика-призрака счастливую улыбку.
        - Ты победил.
        - Значит, убивать ты меня несобираешься? - навсякий случай уточнил Миша, уже ничемубы неудивившийся.
        - Убивать? - изумлённо переспросил призрак. - Нет, что ты! Я тоже когда-то был его учеником, - кивнул он вту сторону, куда улетел ворон. - Нас было трое: Кирилл, я иРома. Кирилл вернулся однажды излеса исказал, что теперь сможет принимать обличие волка. Через несколько дней мастер повёл влес меня. Мы пришли наэто озеро, ноя небыл уверен, что хочу быть его учеником. Я помнил сестру изнал, что, если останусь, никогда её неувижу. Ия отказался смотреться взеркало.
        Призрак глядел назакат, кажется, забыв обо всём. Эмоционально вымотанный подросток опустился наземлю, нопризрак этого даже незаметил.
        - Как итебе, он предложил мне эликсир, - продолжал он. - Я сказал, что хочу вернуться домой иотдал ему амулет. Мастер меня отпустил. Теперь я понимаю, что эликсир выпал унего изкармана неслучайно, - будто только что удостоверившись вэтом, сам себе кивнул призрак. - Вобщем, я несмог удержаться иподнял его. Только через неделю я вышел излеса. Уже подходя кродному городу, я столкнулся ссестрой. Оказалось, она сбежала издома иотправилась искать меня. Апотом… - он замолчал, новскоре заговорил снова. - Потом мы выпили эликсир истали такими. Нас никто невидел, никто неслышал. Вотчаянии мы отправились взаброшенную часть города…
        - Подожди, - остановил призрака Миша. - Так ты Игорь, верно? Твоя сестра просила тебя найти, - он смутился, новсёже добавил, - Я видел её восне.
        - Она мне тоже являлась воснах, - улыбнулся Игорь. - Именно сны недали мне её забыть.
        - Ночто было дальше? Почему ты вернулся сюда?
        - Мне был Голос, - негромко ответил призрак. - Он сказал, что если я помогу хоть одному пройти все искушения, то избавлю себя иКатю отпроклятия. Мы опять станем людьми исможем вернуться кродителям, - его глаза блестели отсчастья ипредвкушения, - аумастера отнимется сила. Неуспел я иопомниться, как оказался здесь. Я думал, будет легко. Вскоре пришёл Рома. Он сразу меня узнал. Он отказался подходить кзеркалу иневзял эликсира, ноотказаться отжезла несмог. Я думал, ты тоже неустоишь, - признался Игорь. - Как только Рома взял жезл, змея ожила иукусилаего…
        Призрак судорожно вздохнул, повторно переживая смерть друга.
        - Затем был рыжий парень. Он так меня испугался, что наотрез отказался даже приближаться кзеркалу. Отнего мастер иузнал омоём присутствии.
        - Это наверняка был Степан, - больше для себя, произнёс Миша.
        - Да, вроде так мастер его иназвал, - согласился Игорь. - Чтобы унять его истерику, мастер дал ему скатерть-самобранку. Появилась тарелка эклеров. Он несъел иодного, как стал задыхаться. Я сначала подумал, что он подавился, нопотом понял, что вних быляд…
        Призрак сел рядом, неотводя взгляда отводной глади.
        - Следующий парень уже знал обо мне. Он так быстро прошёл кзеркалу, что я даже слова сказать неуспел. Потом пришёл, кажется, Вова. Он явно боялся меня идаже закрыл уши, чтобы ничего неслышать. Я уже начал терять надежду, нотут появился ты, - он чуть повернулся иулыбнулся Мише. - Больше мастер никого непогубит. Благодаря тебе, он потерял свою силу.
        - Он будет мне мстить, - констатировал очевидное Михаил.
        - Тебе сделать он ничего плохого несможет, - снепонятной уверенностью возразил Игорь, нопотом вдруг задумался. - Ноунего есть ученики. Чем дольше они носят шкуры животных, тем меньше человеческого вних остаётся. Берегись Кирилла - он наверняка уже сроднился сосвоей тёмной ипостасью. Его душу сложно будет спасти, - грустно заметил призрак.
        - Значит, спасти их возможно? - загорелся Миша, отвсего сердца переживавший засвоих новых друзей.
        - Для этого они сами, добровольно, - подчеркнул он последнее слово, - должны выбросить амулеты инавсегда отказаться отсвоей силы. Если желание будет искренним, камень распылится.
        - Откуда ты знаешь?
        Призрак пожал плечами:
        - Пославший сказал. Тем более твойже рассыпался, - напомнил Игорь. - Иещё, - он встал иподошёл кводе. Вего руках неизвестно откуда появилась пластиковая пол-литровая бутылка, точь-в-точь как те, вкоторых вмагазинах продают газировку. Набрав воды, он протянул бутылку Мише. - Она поможет уничтожить остаткизла.
        И, стоило юному Градову взять бутылку, призрак растворился ввоздухе. Последним исчезло его озарённое ликующей иодновременно благодарной улыбкой лицо.
        Глава 12. Гном иэльф
        Решив добираться доближайшего берега вплавь, Миша разулся, свернул накидку, снял спояса ножны и, надеясь оставить сухими хотябы обувь иплащ, вступил впрогретую солнцем наудивление тёплую воду. Однако его предосторожности были излишними: озеро оказалось совсем мелким. Ноги неприятно утопали вглинистом дне, новот, наконец, он выбрался наберег, замочив лишь доколен джинсы. Наберегу его дожидался мастер.
        Седовласый, скрестив нагруди руки, гневно наблюдал, как обхитривший его ученик омывает вводе ноги отила. Он неторопился. Он уже знал, какой смертью умертвит глупого инеблагодарного мальчишку.
        Миша, краем глаза следивший замужчиной инесовсем уверенный всловах призрака исвоей безопасности, как можно незаметнее вынул кинжал, скоторым, даже забыв, откуда он унего, никогда нерасставался. Визбушке оборотней он даже спал, положив ножны под подушку, чем вызывал удивление ребят.
        - Можно подумать, мы ночью натебя нападём, - как-то собидой упрекнул его Дима.
        - Может, ты считаешь, что мы воры? - втотже вечер поддержал товарища Кирилл.
        - Нет, конечно. Просто… мне так спокойней.
        Он так инесмог тогда признаться ни друзьям, ни самому себе, что кинжал ему слишком дорог, ион боится его потерять, поэтому никогда инеоставляет. Мастер наэту причуду смотрел сквозь пальцы, да идрузья постепенно привыкли иперестали обращать внимания. Сейчас он понимал, что кинжал просто напоминал ему озабытом доме, поэтому подсознательно ибыл так ценен.
        - Ты хочешь драться сомной? - заметив манипуляции юноши, презрительно спросил седовласый.
        - Нет, - Миша оставил натраве вещи, выпрямился ипосмотрел вглаза собственному страху. Насыщенный бутылочно-зелёный цвет сменился каким-то непонятным, болотным, вглазах противника небыло больше той яркости красок, что присуща всем эльфам. Перед ним стоял обычный желчный иалчный довласти старик. - Я буду лишь защищаться.
        Мастер хрипло засмеялся иподнял руки. Михаил внутренне собрался, готовый перерезать все кусты илианы, какие сейчас нашлёт нанего бывший учитель. Однако прошло десять секунд, тридцать, минута…, аотусилий мужчины непоявилось иветерка. Снедоумением взглянув насвои руки, седовласый, рыча, предпринял вторую попытку, новсё было бесполезно: его магия иссякла, иМиша это прекрасно понял. Ему даже стало искренне жаль мужчину, так упорно нежелающего признавать очевидное.
        - Что? Что ты наделал?! - наконец, сверля его обезумевшими глазами, вскричал седовласый.
        - Вы сами виноваты, - прошептал Миша, готовый, вслучае чего, сражаться допоследнего.
        Однако мастер скулаками нанего ненакинулся. Взревев отярости ибессилия, он обернулся вороном ичерез мгновение скрылся ввечерних сумерках.
        Убедившись, что опасность вближайшее время ему неугрожает, Миша обулся, закрепил ножны напоясе, убрал кинжал инакинул плащ (уводы становилось прохладно). Дракончик, всё это время тревожно нарезающий круги ввоздухе, устроился вкапюшоне, всё ещё беспокойно сопя ивремя отвремени выглядывая наружу: вдруг враг вернётся.
        Поразмыслив, куда лучше отправиться, Миша решил, что возвращаться визбушку для убеждения друзей отказаться отсомнительной силы сейчас крайне неразумно иопасно. Значит, надо вернуться кпервоначальному плану иидти вгоры: возможно, там он сможет выяснить, насколько изменилась обстановка встране запоследние два месяца. Нонапрямик идти неразумно, лучше двигаться строго насевер, тогда он непременно выйдет надорогу.
        Приняв окончательное решение, Миша определил, где находится север, иотправился впуть. Однако довольно скоро он понял, что ночью влесу далеко неуйдёт. Ох, как сейчас пригодилсябы ему оставшийся врюкзаке фонарик Оскара! Пришлось думать, гдебы заночевать. Вконце концов, струдом устроившись нанижних ветвях разлапистой ели, он, измотанный иуставший, почти мгновенно уснул.

***
        Проснулся Миша ближе кобеду. Тело затекло отнеудобной позы, однако, вопреки мрачным ожиданиям, ночью наземлю он несвалился. Есть было нечего. Попадающиеся подороге грибы он несобирал, крайне сомневаясь, что сможет развести огонь без спичек. Зато Тубан был необыкновенно весел: назавтрак он перекусил подорожником, вокруг было огромное пространство для исследования, то идело поветвям наверхушках деревьев пробегали белки, закоторыми дракончик, играя, гонялся.
        Изнывая отжажды идолгого пути, Миша хотел отпить избутылки, что дал ему призрак, но, взглянув нанеё, передумал. Нет, вода небыла мутной или грязной. Наоборот, она даже сквозь пластик казалась удивительно чистой. Вней неплавало никакого постороннего мусора. НоМишу остановило даже неэто, аеё голубоватый оттенок иисходящее еле заметное серебристое мерцание: будто это была необычная вода изозера, акакая-нибудь живая вода изсказки. Тутже он вспомнил слова призрака, что вода поможет ему справиться составшимся злом. Чтобы это незначило, подарок Игоря стоило сохранить, анерасходовать почёмзря.
        Вскоре они сТубаном набрели народник, ипарень вдоволь напился, да ещё иперекусил росшей рядом малиной.
        - Ну вот, сегодня сголоду неумрём, - набирая ягод прозапас вобнаруженный вкармане мешочек для сбора трав, сказал объевшемуся дракончику Миша.
        Квечеру они вышли надорогу.

***
        Погрунтовой дороге, поднимая накочках клубы пыли, изшахтёрского края неспеша ехала старая повозка странствующего торговца, запряжённая двумя лошадьми. Наоблучке сидел одетый впотрёпанный дорожный плащ мужчина, рядом - его помощник иученик. Ни тот, ни другой, незаметили путника, старавшегося держаться тени деревьев.
        Миша, внерешительности упустивший момент, иневышедший наобочину, проводил повозку взглядом. Он уже собирался продолжить путь, как вдруг заметил, что лошади замедляют шаг, инаповороте повозка окончательно встала. «Наверно, они остановились наночлег» - подумал Миша, решая, стоитли обнаруживать себя. Содной стороны, уэтих людей может найтись лишний кусок хлеба, но, сдругой, опасно доверять незнакомцам, тем более он один, аих минимум двое.
        Мучимый сомнениями, он всёже решился приблизиться, чтобы лучше рассмотреть путешественников. Правда он никак неожидал, что мальчик, ехавший сторговцем наоблучке, окажется настолько зорким, изаметит его издали.
        Шатен замер, когда понял, что этот рыжеволосый высокий красавец идёт кнему…
        - Ладно-ладно, пишу, как было. Но, вобщем, вы уже поняли, что это был я -
        Итак, кнему приближался невысокий кареглазый парень вполне обычной внешности срыжиной всветло-коричневых волосах.
        - Привет! Откуда ты здесь? - первым заговорил незнакомец.
        - Привет, - опасливо разглядывая его, ответил Миша.
        Так как новый знакомый был вполне дружелюбен, несостоявшийся маг всёже ответил:
        - Иду кгномам.
        - У-у, - присвистнул рыжий, - долгоже тебе топать. Мы едем отних четвёртый день.
        - Ничего, когда-нибудь доберусь.
        - Ты что, путешествуешь водиночку? - оглядевшись посторонам, удивился незнакомец. - Зачем тебе вообще понадобилось вте края?
        - Хочу посмотреть нанастоящего гнома иузнать, отличаютсяли они отлюдей, - раздражённый его любопытством, огрызнулся Миша.
        Однако это лишь развеселило нового знакомого:
        - Ну гляди, - заливаясь хохотом, выпятил грудь рыжеволосый парень. - Я Алет, чистокровный гном собственной персоной.
        Миша выпучил глаза, неверующе оглядывая паренька. Дядя много рассказывал ему ошахтёрском крае иживущем там народе. Сейчас, вернув себе память, он даже чётче помнил прошлое, чем раньше, втом числе иих долгие уроки иразговоры вовремя поездок верхом. Он знал, что гномы коренасты, крайне невысоки посравнению сдругими людьми, сгрубой отвъевшейся пыли кожей… Ну, ладно, перед ним стоял совсем молодой гном иработа вшахте или накузнеце ещё неуспела сказаться наего внешности. Нонезнакомец был совершенно обычным подростком лишь немного ниже него.
        - Что, нашёл третий глаз или, может, пару дополнительных ушей? - Алет издевательски повертелся, чтобы Миша мог лучше его разглядеть.
        - Прости, - смутился Градов, отводя взгляд.
        - Вообще-то я, понашим меркам, переросток, - признался Алет. - Но, вцелом, тебе теперь, выходит, нет смысла идти дальше.
        - Выходит, что нет, - нежелая признаваться вовранья, кивнул Миша.
        - Тогда присоединяйся кнам. Учитель велел передать, что мы будем рады разделить стобой итвоими спутниками, - ещё раз навсякий случай оглядевшись, Алет закончил, - наш скромный ужин. И, если надо, подвезём догорода.
        - Спасибо, - невидя особых причин отказываться, поблагодарил юноша.
        Когда они подошли кповозке, нанебольшой поляне удороги уже вовсю потрескивал костёр и, подвешенный надеревянных рогатинах, закипал котелок.
        - Диран, я привёл его, - доложил учителю Алет. - Представляешь, он был один.
        Мужчина, занимавшийся лошадьми, обернулся, чтобы поприветствовать путника. Последовала немая сцена: Диран округлившимися глазами смотрел насинеглазого юношу, тот, раскрыв рот, уставился нанего.
        - Дядя!!! - немного отойдя отшока, первым кинулся Миша кмужчине.
        - Мишутка! - Виктор поймал племянника исжал вобъятиях. - Ты жив! Нокак? Саша поведал мне, что случилось той ночью. Где Оскар? Почему вы невместе?
        - Папа? Его неказнили? - неверя ушам, переспросил юноша, взглянув ему вглаза.
        - Скакой это радости? - усаживая парня ккостру, ответил Виктор. - Ноон всё ещё под арестом. Я, как только узнал, что вы неуспели уехать, отправился вгород. Пришлось похлопотать, чтобы магазины незакрыли инеконфисковали замок. Я ведь, поправу рождения, тоже являюсь его владельцем. Граф был очень недоволен, нонаменя уних компромата ненашлось, так что расхищения семейного имущества удалось избежать, - кратко вводил вкурс дела племянника мужчина, параллельно успевая готовить. - Но, конечно, больше всего я волновался завсех вас. Ксожалению, я неуспел перехватить твою маму. Иолу заставили заключить контракт вобмен наобещание честного суда. Неволнуйся, она просто согласилась обучать группу будущих лекарей, - тутже успокоил он заволновавшегося мальчика. - Я помог ей снять комнату недалеко оттюрьмы, чтобы ей удобней было навещать твоего папу. Тыже знаешь, что вмолодости она училась улучших знахарей имоглабы преподавать, новыбрала вас, ипосвятила себя семье.
        Миша кивнул, жадно хватая каждое слово.
        - АВаря? - неудержавшись, спросилон.
        - Она живёт взамке. Когда их вту ночь задержали, Марфа, стараясь защитить её, сказала, что Варя её дочь, - пояснил Виктор. - Так как никто изстражников незаметил, былали Иола одна или сдевочкой, Марфе поверили. Их сПанфилием отпустили и, пока я неприехал, Варя жила сними взаброшенном доме наокраине города. Заявив свои права назамок, я разыскал их и, естественно, попросил вернуться. Они пообещали приглядеть зазамком, ипозаботится отвоей сестре, пока Александра неоправдают.
        - Аего оправдают?
        - Несомневайся, - потрепал его поволосам Виктор. - Улик против Саши никаких. Граф затягивает разбирательство, норано или поздно суд состоится. Теперь твоя очередь рассказывать, где оставил брата, - наливая исебе потрясающе вкусно пахнущий суп, подал он ложку племяннику.
        Неспеша поев ивзяв добавки, Миша начал свой рассказ. Вовсё время повествования Алет держался тиши воды, опасаясь, чтобы Диран неотправил его вповозку спать. Однако мужчина был так захвачен историей племянника, что совершенно забыл про присутствие ученика.
        - Вот эту воду мне идал призрак, - показал Миша бутылку сзагадочной жидкостью. - Это было вчера…
        Потом он поведал дяде опоследней своей встрече счародеем иотом, как, переночевав надереве, выбрался изЧёрного леса.
        - Иты собирался без еды иводы дойти догномов? - удивляясь опрометчивости столько пережившего заминувшие месяцы племянника, спросил Виктор.
        - Я небыл уверен, что вгороде для меня безопасно, - признался Миша. - Может там навсех витринах наши сОскаром портреты висят, - понимая, насколько глупо это звучит, добывал парень.
        Однако мужчина неупрекнул его вдетскости мышления, алишь, печально улыбнувшись, приобнял:
        - Ты пережил страшное испытание иимеешь полное право недоверять никому. Да, вас по-прежнему разыскивают. Нестану скрывать, устражников есть ваши фотороботы, ноузнать наних тебя возможно разве что поглазам. Мы купим тебе очки или затемнённые линзы, иты сможешь спокойно гулять погороду сколько захочешь.
        - Ты возьмёшь меня ссобой? - будто сомневаясь, снадеждой промолвил засыпающий наего плече юноша.
        - Конечно, - пообещал племяннику Виктор. - Если потребуется, я выдам тебя засына, - тихо добавил он, ноМиша уже неуслышал. Горячая еда иусталость сделали своё дело: парень уснул.
        Глава 13. Последнее предупреждение
        Даже тряска ехавшей поухабам повозки несразу разбудила утомлённого допредела подростка. Очнувшись ото сна, Миша струдом припомнил события прошедшего вечера. Постепенно пришло осознание, что дядя наруках перенёс его сюда, что он проспал всю ночь итеперь они едут домой.
        - Сдобрым утром! - заметив, что племянник проснулся, улыбнулся ему Виктор. - Видишь, висит сумка? Там хлеб смясом - завтракай. Твой дракончик уже поел.
        Потянувшись было засумкой, Миша удивлённо воззрился назатылок мужчины. Тот, будто почувствовав, пояснил:
        - Понимаешь, втом письме, из-за которого я уехал, сообщалось онахождении кладки лунных драконов. Человек, обнаруживший её, был мне многим обязан.
        - Нописьмо было нагномьем, - неповерил шатен. - Я точно помню.
        - Гномью письменность мало кто разбирает, аинформация окладке недолжна была попасть вчужие руки, - ответил Виктор, необорачиваясь иследя задорогой. - Вконце той недели одно изтрёх яиц должны были доставить вмою квартиру.
        Дядя говорил, нескрываясь, изчего юноша сделал вывод, что его гном-ученик вкурсе очень многих вещей, окоторых Миша, вдругих обстоятельствах, никогдабы инеузнал. Невольно почувствовав укол ревности, парень внимательно слушал дальше.
        - Конечно, я сразу подумал, что дракончик - замечательный подарок натвой день рождения, - продолжал мужчина. - Струдом получив согласие Александра (ух, мой брат изануда!), я поспешил навстречу скурьером. Ксожалению, дракончик вылупился гораздо раньше, чем я рассчитывал. Вот он ипринял меня замамку. Инамучался я сним затри недели! Никогда недумал, что забота одомашнем питомце требует стольких сил ивремени! Авиделбы ты, скаким боем я запихивал его вклетку! - мужчина усмехнулся своим воспоминаниям иповернулся кплемяннику. - Неповеришь, как я рад, что он тебя принял. Но, видно, меня он тоже незабыл. Когда вчера я тебя нёс, он выбрался идаже позволил мне себя погладить. Кстати, как ты его назвал?
        - Тубан.
        - «Змей», альфа Дракона, - задумчиво протянул Виктор. - Замечательноеимя!
        - Акому достались остальные два яйца? - полюбопытствовал Миша.
        - Одно, естественно, Азарий оставил себе; второе, насколько я знаю, досталось его дочери. Он учёный, анеполитик, - подмигнув ошарашенному племяннику, вернулся кдороге Виктор. - Ты даже непредставляешь, какой был скандал встолице, когда докороля дошли слухи отом, что укого-то исследователя Долины появился ручной дракон. Но, подревнему указу, казнить хозяина дракона неимеет права даже король, как иотобрать редкого питомца.
        - Икакже сним поступили? - неудержался сидящий рядом наоблучке Алет.
        - Никак. Погрозились, поругались, да иоставили впокое. Азарию непривыкать - он никогда несчитался с«мелочными желаниями бюрократов». Неотмира сего, влучшем смысле этого утверждения.
        - Ачем тогда он был обязан тебе?
        - Я спонсировал большинство его исследований, которые научный комитет посчитал нерентабельными, - ответил племяннику мужчина. - Мы сним знакомы давно, я поправу считаю его своим хорошим другом.
        - Ноты про него никогда нерассказывал, - жуя бутерброд, упрекнул Миша.
        - Как-то кслову неприходилось, - согласился Виктор.
        - Он изучает природу? Он эльф? - встрял Алет, мельком глянув наМихаила.
        - Наполовину, - кивнул мужчина, затем посерьёзнел иобратился кплемяннику. - Ты вчера нам сказал одевочке Дине, которую твой мастер держит вплену. Я знаю её отца. Он староста посёлка эльфов. Втот день, когда я приехал квам, я говорил, что жители Долины никого ксебе непускают, - убедившись, что Миша помнит тот разговор, он продолжил, - Позже я выяснил, что это было связано спохищением Дины. Они искали предателя среди своих. И, как я теперь понимаю, незря. Так ты утверждаешь, что главный оборотень - её дядя?
        - Ну да, она сама мне это сказала.
        - Плохо, - вздохнул мужчина, затем строго взглянул наобоих своих подопечных. - Я доставлю вас взамок. Ваша задача: невысовываться идождаться моего возвращения.
        - Ты отправишься вДолину? - первым догадался Алет.
        - Да, я должен передать им слова Миши, ичем скорее, тем лучше. Возможно, они знают, как внаш мир вообще могли проникнуть потусторонние силы, - затем он посмотрел наплемянника. - Ты разрешишь мне взять немного твоей воды?
        - Хочешь, всю забирай, - пожал плечами Миша, непредставляя, как он будет дома её использовать.
        - Нет, вся мне ненужна. Вслучае чего, наша дорога всё равно будет лежать через замок. Главное, никуда невлезайте инегуляйте ночью погороду. Вы оба нужны мне живыми.
        Мальчики нерассмеялись, прекрасно осознавая ту угрозу, которую могут представлять загнанные вугол оборотни.

***
        Снаступившими сумерками они выехали излеса. Пословам дяди, им предстояло ехать ещё добрых полдня, поэтому все трое, привязав лошадей, стали готовиться кночёвке: Алет сМишей были отправлены влес собирать хворост, амужчина, прихватив канистру икотелок, пошёл креке заводой.
        - Ты зовёшь дядю Дираном, - заметил Миша, когда они углубились влес.
        - Ну да, так его знают внаших краях, - кивнул Алет. - Ноты недумай, я вкурсе, что он барон Виктор Градов. Узнал, когда он стал бороться запоместье иваш бизнес…
        - Икак давно ты его ученик?
        - Почти год, - ответил Алет. - Он приехал внаш посёлок прошлой осенью. Честно говоря, я очень обязан ему. Непредложи он взять меня наобучение, наверняка ябы досих пор сидел дома.
        - Неужели из-за роста? - неповерил Миша.
        - Ага. Понимаешь, я шахтёр.
        - Ичто, непролезаешь? - безобидно поддел шатен.
        - Если честно, да, - кего удивлению кивнул дядин ученик. - Унас проходы-то широкие, асводы везде низкие, вот меня иуволили, акузнецы брать ксебе незахотели. Итут, намоё счастье, появился твой дядя…
        - Вижу, он тебя тоже фехтованию обучает, - решив сменить щекотливую тему, указал Миша нависевшие напоясе молодого гнома ножны.
        - Ну, времени настоянках достаточно, вот он как-то ипредложил, - пожал плечами Алет. - Восновном Диран обучает меня торговле, грамоте иязыкам. Я ведь раньше только шахтёрским символьным владел. Гномьем, по-вашему. Унас дома целая библиотека насимвольном есть. Я люблю всвободное время читать.
        - Я тоже книги люблю, - рассеяно ответил Миша, заметив движение чуть встороне.
        - Ты чего? - глядя наего изменившееся лицо, спросил новый друг.
        - Мы здесь неодни, - вглядываясь вотьму, прошептал шатен.
        Алет тоже насторожился имедленно вынул меч, встав спиною ктоварищу. Вот востровок света керосинового фонаря излеса вышла большая собака. Алет сглотнул слюну отстраха, когда увидел оскал ипонял, что это несобака, анастоящий волк. Однако Миша почему-то расслабился:
        - Привет, Киря! Неожидал, что ты так быстро меня найдёшь.
        Вследующее мгновение наместе дикого зверя стоял черноволосый парень сволчьими глазами исамодовольной ухмылкой.
        - Выйти натебя последу было пустяковым делом, - заявил он, необращая внимания наприсутствие Алета. - Ты вкурсе, что я мог напасть натебя, как только вы вошли влес?
        - Так почему ненапал? Испугался свидетелей? - стал, помнению гнома, играть согнём Миша.
        - Его? - брезгливо указал Кирилл наоцепеневшего вбоевой стойке Алета. - Да еслибы я хотел, ты былбы уже мёртв, ион тоже.
        - Ты неубийца.
        - Уверен? - изогнул бровь оборотень. - Акак ты думаешь, кто помогал мастеру закапывать трупы?
        Алета пробил холодный пот отпоследних слов, рука судорожно сжималамеч.
        - Мне жаль, что тебе пришлось вэтом участвовать, - без ненависти, искренне промолвил Миша. - Он неимел права привлекать тебя кэтому.
        - Я рад ему помогать, - огрызнулся брюнет. - Мастер мне доверяет.
        - Он тебя использует, словно пса, - Алет замер, только потом сообразив, что сказал это вслух.
        Втуже секунду, обернувшись волком, оборотень прыгнул наюношу-шахтёра ипридавил кземле, жутко скалясь. Миша, незадумываясь, столкнул волка изакрыл собой нового друга.
        - Он сказал правду. Иты это чувствуешь, - внимательно следя запередвижениями волка, произнёс он. - Откажись отдара, выброси амулет. Если неостановишься, однажды навсегда станешь волком.
        Алет, которого колотила крупная дрожь, сел, обхватив колени руками, ненаходя всебе силы подняться.
        - Да твой защитник просто храбрец, - пропустив мимо ушей его последние слова, холодно рассмеялся Кирилл, вновь став человеком. - Ноты меня удивил: яже мог случайно поранитьего.
        - Я незаметил, чтоб ты шибко сопротивлялся, - нагло ответил Градов.
        Когромному облегчению Алета, сзади послышался треск ломающихся веток - это учитель спешил им напомощь. Кирилл недовольно покосился всторону шума, затем обратился кбывшему товарищу:
        - Наэтот раз я тебя нетрону. Скажи спасибо Диме иВове. Я сообщу мастеру, что опоздал. Ноесли наши пути пересекутся вновь иуменя будет поручение прикончить тебя, я медлить нестану.
        Ион, перекинувшись, скрылся. Запыхавшийся отбега Виктор мельком увидел лишь кончик хвоста.
        - Что произошло? Тубан так верещал, что я был уверен, что навас напали!
        Затравленно взглянув снизу вверх научителя, Алет через силу пролепетал:
        - Это был оборотень. Унего был приказ убить Мишу.
        Пришлось Мише вподробностях пересказывать случившееся. Этой ночью они спали поочереди.
        Глава 14. Липовые справки
        Вот вдалеке показался родной замок. Миша, нетерпеливо ожидавший встречи ссестрой, немог усидеть спокойно наоблучке.
        - Если ты побежишь, быстрее небудет, - заметил дядя, наблюдая забеспокойно ёрзающим посиденью племяннику.
        Немного погодя они въехали натерриторию замка. Удверей их встречал старый-добрый Панфилий. Заметив, кого привёз Виктор, бедный старик запричитал ипоспешил вдом обрадовать Марфу июную госпожу. Они неуспели дойти идолестницы, как навстречу выбежала одетая вголубой сарафан Варя.
        - Миша! - оглушительно заверещав, девочка бросилась брату нашею.
        Парень подхватил сестрёнку наруки изакружил. Варя весело завизжала.
        - Я тоже рад тебя видеть, принцесса, - ставя её напол, широко улыбнулся подросток.
        - О, Алет, тебе тоже привет, - заметила Варя второго юношу. - Как Тайна?
        - Я передал ей твой подарок, - пожав руку девочке, отчитался рыжеволосый парень. - Ей очень понравилась твоя заколка. Она нарисовала тебе рисунок, - ион вытащил извнутреннего кармана ветровки свёрнутый втрубочку листок ипередалей.
        - Спасибо, - вежливо поблагодарила Варя, и, развернув бумагу, показала рисунок брату.
        Накартинке нафоне снежных гор были изображены две девочки вкрасивых платьях искоронами наголовах, державшиеся заруки. Над ними светило огромное жёлто-оранжевое солнце.
        - Тайна - моя сестра, ей недавно исполнилось шесть. Я упомянул оней Варе, иона решила сней подружиться. Ну вот, теперь моя сестра считает твою лучшей подругой.
        - Да, это серьёзно, - полушёпотом заметил Миша, асестре сказал, - Замечательный рисунок. Тебе самой нравится?
        - Очень!
        И, прижав листок кгруди, она поспешила наверх, всвою комнату. Миша провожал её взглядом, судивлением отмечая, как сестра повзрослела. Восемь споловиной, ауже вполне самостоятельная итакая непо-детски важная исерьёзная. Беспечный поступок Кирилла, принесший так много неприятностей их семье, украл унеё детство.
        Алет иМиша поднялись навторой этаж. Уобоих было лишь одно желание: принять душ ипереодеться вочто-нибудь чистое. Как оказалась, уАлета взамке уже была своя комната, аккурат пососедству сапартаментами дяди.
        Через час все собрались вгостиной нето напоздний обед, нето наранний ужин. Марфа иПанфилий, впервые напамяти Миши, сидели застолом вместе сними. Правда Марфа всё время вскакивала, стараясь услужить. Она была так рада чудесному возвращению младшего сына господ, что просто немогла иначе.
        - Марфа, Михаил вполне способен сам налить себе чаю, - заметил Виктор, покачав головой, когда женщина вочередной раз поспешила позаботиться оего племяннике.
        - Мне совершенно несложно, - лишь улыбнулась экономка. - Неволнуйтесь.
        - Да я иневолнуюсь, - проворчал мужчина, нотак, что услышали все. - Просто мне казалось, что мы договорились: довозвращения Александра вы, как временные опекуны Варвары, пользуетесь всеми привилегиями членов семьи.
        Марфа, чуть покраснев, кивнула идоконца ужина уже невставала. Новот все насытились, иМиша неповерил своим глазам: Варя, будто это было для неё обычным делом, принялась помогать экономке убирать состола. Очнувшись, юноша без слов последовал её примеру. Алет тоже неостался встороне, ивчетвером (вместе сосмущённой женщиной) водин заход они унесли грязную посуду накухню.
        - Если хотите, я могу помыть.
        Миша сказал это вполне серьёзно, ноМарфа испуганно замахала нанего руками:
        - Что вы, сударь! Вам неподобает выполнять чёрную работу.
        - Я настаиваю, - опередив сконфуженную инезнающую, как возразить, женщину, засучив рукава рубашки, принялся он заработу.
        - Но, сударь…
        - Дядя прав, - непреклонно взглянул влицо экономке Миша. - Теперь вы - член нашей семьи. Покрайней мере, пока дядя здесь хозяин. Надеюсь, отец, когда его оправдают, неизменит этого решения.
        - Нокакже… - растерянно пролепетала женщина.
        - Он прав, - вмешалась наблюдающая заними Варя. - Тётя Марфа, я люблю тебя идеду Филю, почти как маму ипапу.
        - Моя дорогая, - умилилась её словам женщина иласково обняла девочку.
        - Иненазывайте меня больше «сударем», - попросил шатен. - Даже когда вернётся отец. Просто Миша.
        Растроганная таким отношением юных господ Марфа уже ничего немогла сказать против. Авдверях стоял слышавший каждое их слово Панфилий. Старик всегда относился кдетям барона, будто ксобственным внукам. Итеперь он тепло улыбался, видя, что какимибы трудными небыли для ребят последние месяцы, они явно пошли их душам напользу. Да иМарфа, нянчившая вмладенчестве обоих, поправу заслуживает особого отношения состороны юных господ.

***
        Наследующее утро дядя ушёл иззамка затемно, авернулся только кночи. Миша весь день провёл ссестрой: читал сказки, помогал рисовать, играл… Алет, отнечего делать иподчиняясь запрету учителя невыходить сегодня издому, крутился рядом.
        Варя уже давно отправилась спать, когда, наконец, напороге замка появился уставший, ноявно довольный мужчина.
        - Полуночники, чего невкроватях? - заметив надиване улестницы своих подопечных, изучающих карту страны, весело спросил Виктор. - Неужто Марфа забыла объявить вам отбой?
        - Она поняла, что это бесполезно, иушла спать, - выдал Алет, закусив губу, нарисовавший почти правильный круг влесной области.
        - Икто вам разрешил портить карту? - повесив плащ, подошёл кним заинтересованный Виктор.
        - Миша нашёл наней то озеро…
        Более подробных разъяснений мужчине непотребовалось.
        - Аздесь, примерно, стоит изба, - Миша указал вцентр начерченного товарищем круга.
        - Уверен?
        Миша кивнул.
        - Мы подумали, что тебе может понадобиться наша карта, когда ты поедешь напереговоры сэльфами.
        - Правильно подумали, - похвалил обоих мужчина и, спросив разрешения, свернул подправленную карту изасунул вовнутренний карман висящего навешалке плаща.
        Втроём они переместились накухню.
        - Ачем ты занимался? - спросил Миша, дождавшись, пока дядя поужинает.
        Всё это время парни еле сдерживались отнетерпения. Ночувство приличия непозволило им отвлекать голодного мужчину отпоглощения пищи.
        Виктор, хитро подмигнув, достал издипломата два завязанных красными лентами небольших свитка ипередал один племяннику, авторой - ученику.
        - Что это? - повертев вруках свиток, первым спросил Миша.
        - Откройте, - посоветовал дядя.
        Шатен, подозрительно взглянув нанего, всёже развернул свой свиток иизумлённо прочёл:
        «Данный документ выдан Максиму Градову, сыну барона Виктора Градова, всвидетельство его совершеннолетия»
        Внизу стояли вензель короля игербовая печать отдела учёта населения.
        Такую бумагу можно было получить для поступления вакадемию или заключения брака понаступлению шестнадцати лет. Она нетолько являла собой доказательство наступившего совершеннолетия, ноимогла быть использована при спорах наследования. Документ небыл обязательным, ноусостоятельных горожан глава семьи непременно заказывал сыновьям такую бумагу. Атитулованных ещё ивносили вгосударственную книгу родов, сописанием внешности иуказанием особых примет (если таковые имелись).
        - Граф был крайне удивлён, когда я объявился пред его светлые очи пару месяцев назад, - усмехнулся Виктор, дожидаясь, когда племянник отойдёт отшока. - Вероятно, он нерассчитывал, что я досих пор жив. Естественно, он совершенно невкурсе моей личной жизни исемейного положения. Мне удалось добиться, чтобы тебя записали вродовую книгу Градовых.
        - Аесли обман раскроется? - сволнением спросил Миша, скатывая документ.
        - Я уже десять лет живу, как Диран. Иесли кто иззнакомых Дирана знает моё настоящее имя, так только смоих слов, - успокоил его Виктор. - Главное, постарайся несобирать наодной вечеринке своих старых друзей иприятелей тебя-Максима, инаша маленькая тайна останется тайной. Ах да, я указал, что уМаксима чёрные глаза иволосы, - ион передал племяннику коробочку стёмными линзами илитровую банку нето ссажей, нето сугольной пылью. - Используй его как обычный шампунь. Краска устойчива кдождю ивнешним воздействиям, ноотменно смывается обычным дегтярным мылом. Эффективно, просто иникакого ущерба, - подмигнул мужчина. - Если вдруг кто тебя узнает, делаешь каменное лицо иссылаешься нагены: мол, «семейное сходство скузеном, ноя, вообще-то, больше похож наотца».
        Миша честно постарался запомнить совет дяди, нонебыл уверен, что вэкстренной ситуации достаточно убедительно сможет сыграть.
        - Атебе, Алет, я сделал справку ещё полгода назад, навсякий пожарный.
        Вдокументе рыжеволосого юноши значилось, что он является Алексом, племянником торговца-путешественника Дирана.
        - Ещё я выяснил насчёт Оскара.
        - Что сним? - встрепенулся Миша.
        - Он безупречно справился сосвоей ролью. Надёжный человек мне сообщил, что пару месяцев назад дозор действительно привёл мечтающего ослужбе деревенского паренька, который втотже день был зачислен вгородскую стражу рядовым. Следующей ночью Оскар будет дежурить нагородских воротах, иты, если хочешь, можешь сним встретиться, - разрешил Виктор племяннику.
        Имужчина подробно объяснил, как безопаснее всего организовать свидание сбратом.
        - Апочему ты непойдёшь снами? - под конец спросил учителя Алет.
        - Срассветом я отправляюсь вДолину, - потерев глаза, ответил Виктор.
        Напоследок он велел Мише ни вкоем случае непредпринимать самостоятельных попыток встретиться сматерью или отцом. Скрепя сердце, племянник дал слово, ивсе трое, пожелав друг другу спокойной ночи, отправились набоковую.
        Когда наследующее утро парни проснулись, мужчины взамке уже небыло.
        Глава 15. Рядовой Иван иДина
        После заката, как посоветовал Виктор, Миша иАлет, притворившись, что устали иотправились спать, незаметно сбежали иззамка. Краситься Миша нестал, нолинзы, навсякий случай, надел. Ощущения были непривычные, носносные. Ему казалось, что он будет какбы всолнцезащитных очках, ивтемноте вообще ничего неувидит, однако, вопреки ожиданиям, ввечерних сумерках он ориентировался даже лучше, чем обычно. Похоже, линзы обладали слабым эффектом ночного видения.
        Шли юноши молча: каждый прокручивал вголове то, что им предстояло провернуть. Очертания города всё приближались, ивот они отчётливо видят закрытые наночь городские ворота. Миша остановился вотдалении, аАлет приблизился кнеприметной нафоне огромных ворот двери. Собрав всю свою храбрость, он постучал медным кольцом-молоточком. Наверху открылось окошко иоттуда выглянуло страшное широкое ибородатое лицо стражника:
        - Кто такой? - неприветливо рявкнул стражник, заметив, наконец, побеспокоившего его молодого человека.
        - Алекс, - парень совершенно нечувствовал всебе смелости, ноотступать было поздно. - Мы изОзёровки. Ищем Ваню. Он всё хвастал, что пойдёт записываться встражники, атут вдруг пропал. Его дед послал нас узнать…
        - Да, есть тут один, изОзёровки, - усмехнулся резко подобревший бородач, заметив надороге ивторого юношу.
        - Ион стражник? - вполне правдоподобно изобразил недоверие вперемешку сизумлением Алет.
        - Самый настоящий, - подтвердил мужчина.
        - А… можно его позвать? - неуверенно попросил подросток.
        - Вам повезло. Сегодня мы сним дежурим напару.
        И, повернувшись, бородач басом гаркнул:
        - Эй, Вань! Ктебе тут друзья пожаловали! Желают видеть.
        Через минуту кребятам вышел молодой человек вполном обмундировании стражника. Наего бледном лице явственно читалось беспокойство, ионо лишь усилилось, когда Оскар взглянул нанезнакомого ему паренька.
        - О, Ванька, это правда ты?! - сфальшивой радостью обменялся сничего непонимающим юношей рукопожатиями Алет идаже для убедительности хлопнул его поплечу, будтобы они сто лет были знакомы.
        - Ну ладно. Когда закончите балакать, постучи, - смачно зевнул бородатый изакрыл заОскаром дверь.
        Облегчённо вздохнув, гном уже искренне улыбнулся рядовому:
        - Пойдём.
        - Куда? - нахмурившись, потребовал хоть каких-то объяснений Оскар.
        - Тише, - испуганно зашипел Алет. - Взгляни лучше, скем я пришёл.
        Стражник огляделся и, помрачнев ещё больше, сделал несколько шагов внаправлении Миши. Приблизившись, Оскар отизумления потерял дар речи. Кого-кого, нобрата увидеть он никак неожидал.
        - Тебя неузнать, - овладев собой, протянул руку Оскар. - Что сглазами?
        - Линзы, - отвечая нарукопожатие, пояснил Миша. - Дядя посчитал, что глаза меня выдают.
        - Он прав. Еслибы ты ещё что-то сделал сволосами, то иябы тебя непризнал.
        - Насчёт этого всё тоже схвачено. Нолучше расскажи, какты?
        - Нормально, - пожал плечами Оскар. - Вначале всё думал, кто-нибудь опознает. Ты ведь вкурсе, что нас всё ещё ищут? Нотеперь всё отлично. Наднях видел отца.
        - Икак он? - тутже спросил Миша, так инеполучивший отдяди подробностей.
        - Неплохо. Благодаря маме идяде унего отдельная камера, вполне приличная кормёжка, - ответил брат. - Ноя сним неговорил. Втюрьме слишком много лишних ушей.
        - Амама? Ты кней ходил?
        - Нет, - сознался Оскар. - Понимаешь, я ведь, вроде, незнаю её. Кгостинице приставили охрану, иесли меня заметят там, это может вызвать ненужные подозрения.
        - Дядя несказал, что она под домашним арестом, - Миша грустно вздохнул.
        - Официально, нет, - признал брюнет. - Нослежка ведётся. Насколько я слышал, она почти невыходит наулицу: продукты доставляет служанка, ученики приходят надом. Нокаждый день ровно вчетыре мама ходит втюрьму, навещает отца. Аты, значит, теперь дома? Как Варя? - впервые вего голосе прозвучали печаль идаже послышались нотки зависти.
        - Передавала, что любит тебя, - соврал Миша, несказавший ни слова сестре освоих сегодняшних планах: боялся, что девочка запросится пойти сними.
        - Ией огромный привет, - повеселел Оскар. - Ты сам-то где пропадал? Добрался догномов?
        - Почти, - замялся Миша. - Уже наподходе столкнулся сдядей, ион пару дней назад привёз меня сюда. Теперь опять куда-то уехал.
        - Акто это стобой? - вспомнил Оскар обАлете, скромно стоявшем чуть встороне исинтересом изучающем землю под своими ногами.
        - Дядин ученик, - невидя смысла скрывать, ответил шатен.
        - Ну ладно, Миш, я пойду, - извиняющимся тоном произнёс рядовой. - Рой терпеть неможет дежурить один, потом всю ночь будит ворчать, что я жуткий болтун, - затем, чуть помедлив, он снял сшеи кулон-паутинку, подаренный родителями начетырнадцатилетние. - Передай маме. Пусть знает, что я жив иуменя всё хорошо.
        - Передам, - застигнутый врасплох просьбой брата, согласился Миша.
        Оскар уже заходил вдверь, когда шатен вдруг окликнулего:
        - Эй, Вань! Тебе хоть служить-то как, нравится?
        - Очень! - махнув напрощанья рукой, крикнул брюнет.
        - Однако военная дисциплина ижизнь вказарме явно пошли ему напользу, - сусмешкой заметил Миша, когда напарник Оскара, напоследок зыркнув наних, закрыл дверь.
        Аещё он вдруг осознал, что Оскар несолгал. «Интересно, что скажет наэто отец?»
        Они прошли сполдороги, когда Алет, наконец, нарушил молчание:
        - Тыже вдействительности несобираешься выполнять его просьбу. Ведьтак?
        Миша неуверенно повёл плечами:
        - Апочемубы инет? Кдокументам неприкопаются, акак племянник, я вполне могу её навестить - это невызовет подозрений.
        - Шутишь?! - опешил приятель. - Твой дядя ведь запретил!
        - Он неузнает, - ивсё-таки ему неудалось скрыть сомнения вголосе.

***
        Нетерпеливый стук вдверь разбудил отдыхающего после ночной вылазки Мишу. Вернулись они сАлетом только часа вчетыре утра, поэтому парень накрылся подушкой, совершенно нежелая вставать. Ногость оказался настойчивым, ишатену пришлось-таки разлеплять глаза. После линз они ещё ипобаливали, будто он накануне весь день вупор смотрел телевизор.
        - Соня, - безапелляционно заявила Варя, когда брат, наконец, выглянул изкомнаты. - Ты обещал, что сделаешь мне домик для куклы.
        - Что? - ещё плохо соображая, переспросил Миша.
        - Домик, для куклы, - надула губки девочка. - Ты что, забыл?
        - Нет, конечно нет, - поспешил заверить её юноша. - Нодавай чуть-чуть позже.
        - После обеда тётя Марфа будет учить меня плести браслет избисера, - упёрла руки вбока Варя.
        - Хорошо, - сдался Миша. - Номне понадобится помощь Алета. Ты его ещё небудила?
        Варя покачала головой. Когда девочка убежала будить дядиного ученика, удовлетворённый мыслью осправедливости Миша отправился умываться иприводить себя впорядок.
        Настроение его снова испортилось, когда он, спустившись накухню, обнаружил вполне бодрого идовольного жизнью гнома, заобе щёки уминающего бутерброды. Рядом крутилась Варя, то идела таская изстоящей настоле вазочки засахаренные кусочки фруктов.
        - Сдобрым утром! - жуя, невнятно поздоровался Алет.
        - Давно поднялся? - мрачно поинтересовался шатен.
        - Счас назад, - сделав усилие ипроглотив кусок, ответил гном. - Я привык мало спать. Утебя глаза красные, ты вкурсе?
        - Маскировка требует жертв, - кисло усмехнулся Миша, наливая себе кофе.
        Завтрак подействовал благотворно, иМиша даже почувствовал стыд зато, что так коварно послал сестру будить нового друга. Однако мысль отом, что тот уже неспал, успокоила совесть.
        Алет неотказался помочь, ивскоре они вместе сподпрыгивающей отволнения Варей зашли всарай впоисках подходящих для строительства домика досок. Там ребята столкнулись сточившим лопату Панфилием. Узнав, чего желают юные господа иих гость, старик вызвался подсобить.
        Они почти доделали кукольный дом (осталось придумать, как сделать ставенки, да покрасить крышу), когда всарай заглянула обеспокоенная Марфа. Обнаружив пропавших детей, женщина, причитая, позвала всех наобед.
        - Варя, мне сегодня Оскар приснился, - убедившись, что взрослые кним неприслушиваются, негромко сказал Миша сидящей рядом сестре. - Он тебе привет передал.
        Девочка, уже пообедавшая ипившая чай, сгрустью взглянула набрата:
        - Если он присниться тебе ещё раз, скажи ему, чтоб скорей возвращался.
        - Скучаешь? - участливо инеловко погладил её поголове Миша.
        Варя кивнула, сдерживая появившиеся вглазах слёзы.
        - Миш, акак ты думаешь, маму скоро отпустят? - снадеждой спросила девочка, шмыгая носом.
        - Уверен, что да, - покривил душой юноша.
        - Иона наверняка обрадуется, получив вподарок сплетённый любимой дочкой браслет, - раздался голос уних заспиной.
        Это подошла Марфа, заметившая, что юные господа завершили обед.
        Миша, напару сАлетом вымывший посуду, взял горстку цукатов иотправился всвою комнату. Досих пор чувствуя усталость вглазах, он решил просто часок поваляться, наслаждаясь тишиной иобществом дракончика. Младший Градов по-прежнему скрывал своего любимца отсестры ислуг: непотому, что боялся, будто его заберут (теперь он знал, что сТубаном неразлучит его даже король), просто сестре итак было тяжело, иМиша отлично представлял, как сильно она захочет иметь своего собственного дракончика. Ичто он сможет ей наэто сказать? Нет, лучше уж Варе незнать оего питомце, пока невернутся родители. Может, отец всё-таки купит ей кошку?
        Воткрытую форточку влетела ласточка. Пташка заметалась покомнате. Тубан, бросившейся было её ловить, передумал ипродолжил грызть засахаренную корку апельсина. Мишу это удивило: да, дракончик был вегетарианцем, нообычно неупускал возможности всласть погоняться заптицами.
        Парень собирался поймать случайно залетевшую вдом птаху, нота вдруг неуклюже спикировала накровать имёртвой хваткой вцепилась вплед.
        - Небойся ты, я всего лишь хочу тебя выпустить, - бережно беря ласточку вруку, попытался Миша свободной рукой разжать её коготки.
        Однако упрямая птица лишь сильнее сжала лапки. Наодной изних шатен заметил узкое чёрное колечко, однако никаких отметок, которые делают обычно учёные, нанём небыло.
        - Ну, чтоже ты? - пытаясь оторвать птицу отпледа, Миша вдруг замер.
        Ласточка сама разжала когти, оказавшись унего вруках, ноюноша уже нестремился отпускать птицу наволю. Его взгляд был прикован кглазам ласточки. Глаза были цвета морской волны.
        - Дина? Нокакты…?
        Пташка протянула кнему лапку скольцом ипечально чирикнула.
        - Снятьего?
        Ласточка чирикнула снова, гораздо звонче ирадостней.
        - Сейчас, подожди.
        Он ещё раз оглядел колечко. Оно было монолитным, без намёка назащёлку. Какже его надевали? Лапка сквозь него решительно непроходила, хотя навсякий случай парень осторожно попробовал снятьего.
        Поняв, что это бесполезно, Миша оставил заколдованную эльфийку накровати иподошёл кстолу. Достав щипчики, он попытался ими перекусить кольцо, нолишь повредил лезвия, непричинив кольцу никакого вреда.
        Немного пораскинув мозгами, парень отмёл идею идти всарай закусачками: он нехотел нечаянно повредить девочке-ласточке лапку. Нужен был тонкий инструмент, который, без опаски покалечить, можно былобы просунуть между лапкой икольцом. Ктомуже инструмент должен быть острым, способным перекусить любой материал: кольцо явно было изкакого-то высокопрочного сплава.
        Тут Миша вспомнил, что Алет работал вшахте. Может, он что предложит?
        - Дина, я отнесу тебя кмоему другу. Невозражаешь? Он сможет помочь.
        Птица чирикнула, будто говоря: «Разве уменя есть выбор?». Тепло улыбнувшись, Миша аккуратно взял её вруки иотправился искать гнома.
        Ксчастью, Алет оказался совсем рядом, вбиблиотеке. Гном, дорвавшись докниг наобщепринятом языке, тренировался вчтении.
        - О, зачем тебе ласточка? - удивился рыжеволосый парень, отвлекаясь откниги.
        - Её закольцевали. Можешь освободить? - ничего толком необъясняя, попросил Миша.
        - Давай проверим, - Алет забрал птицу ивнимательно осмотрел кольцо. - Это неметалл, - озадачено констатировал гном. - Инекамень. Ябы сказал, оно изкожи, - сам себе нешибко веря, заключил Алет.
        - Неможет быть! Я пробовал перекусить - бесполезно: теперь придётся новые щипчики покупать. Думаешь, ножницы справятся?
        - Наврядли, - признал друг. - Давай попробуем ножом.
        Ласточка возмущённо итревожно чирикнула.
        - Смотри, она будто боится, - рассмеялся гном. - Забавно.
        - Несомневайся, она слышит ипонимает каждое наше слово, - серьёзно объявил приятелю Миша.
        - Разыгрываешь? - усомнился Алет.
        Пришлось шатену посвятить друга втайну ласточки. Тот было поднял его насмех, нововремя сопоставил факты иосознал, что сказанное, скорее всего, правда.
        - Ичто делать? - когда информация уложилась вего голове, взамешательстве спросил Алет.
        - Я надеялся, ты скажешь, - пожал плечами Миша.
        Внезапно ему пришла вголову совершенно безумная мысль, ноон решился занеимением лучших идей её испробовать. Бросив эльфийке идругу, что сейчас вернётся, парень выбежал изкомнаты ичерез минуту принёс бутылку сводою, что дал ему Игорь.
        Кольцо, облитое водой, зашипело, наглазах теряя свои краски. Наободе появились проплешины, теперь оно действительно напоминало полусгнивший кожаный ремешок. Ещё несколько капель, и, будто прожжённый насквозь, ремешок спал слапки ласточки ивтоже мгновения вместо птицы настоле, чуть неопрокинув его, появилась болезненного вида бледная иистощённая эльфийка. Алет иМиша вовремя поддержали её ипомогли спуститься напол. Дину шатало, под глазами залегли синяки.
        - Пить, - пересохшими губами пролепетала девочка.
        Алет помог другу усадить вкресло нежданную гостью иопрометью бросился накухню. Пока друг ходил, Миша позволил бывшей пленнице мастера отпить немного чудесной воды. Это, кего радости иоблегчению (уж слишком плохо выглядела девочка после обратного превращения, будто того игляди грохнется вобморок), придало Дине сил, унеё нащеках даже появился румянец. Вот вернулся иАлет состаканом воды. Девочка жадно выпила воду илишь после этого заговорила:
        - Спасибо. Без вас я навсегдабы осталась ласточкой.
        - Нокак ты вообще смогла обратиться? Парни говорили, что наозере ты небыла, - Миша присел настул, повернув его спинкой ксебе. Алет расположился надиванчике удвери, внимательно прислушиваясь ких разговору, ноделая вид, что читает.
        - Я сбежала благодаря тебе, - веё необыкновенных глазах читалась искренняя признательность. - Дядя вернулся сам несвой, буквально рвал иметал. Перебил вгневе весь запас своих зелий, сжёг какой-то платок, кинул впечь свою книгу заклинаний. Я никогда его таким безумным невидела. Утром он слёг. Я слышала, как он послал Кирилла впогоню. Он приказал убить тебя, - она поёжилась, будто отхолода. - Дима иВова тоже слышали. Они заставили Кирилла поклясться, что он непричинит тебезла.
        - Я знаю, - кивнул Миша, ярче прежнего чувствуя благодарность кдрузьям.
        - Ночью удяди началась горячка. Он бредил, - несмотря ни начто, веё голосе прозвучала тревога. - Изего отрывочных фраз я поняла, что случилось наозере. Аещё он всё говорил: «Лучшебы он забрал браслет». Я знаю, сам он никогда несмотрелся вто зеркало, ноон может превращаться вворона. Итогда доменя дошло - он делает это спомощью браслета!
        - Иты стащила его? - неудержался отвопроса Алет.
        - Да, я надела его, - смутившись, призналась Дина. - Иулетела.
        Затем поеё личику пробежала тень:
        - Ноя сглупила. Тёмные вещи высасывают силы, ия этого неучла. Мне всё сложнее было сопротивляться, ия немогла избавиться отнего.
        - Акак тогда его использовал мастер?
        - Незнаю, - честно ответила девочка. - Я думаю, - она замялась, новсё-таки продолжила свою мысль, - что дядя заключил сделку. Ему браслет подчинялся, авсех остальных должен был навсегда превратить вкакую-нибудь птицу.
        - Что засделку? - затаив дыхание, спросил Миша, сознавая, что вплотную приблизился кразгадке тайны оборотней.
        - Понимаешь, мой дядя Конрад унас вдеревне занимался изучением тайных знаний. Он верил, что наш народ обладает реальной магией, просто замногие века люди забыли, как ею пользоваться. Он целыми днями копался вдревних свитках, искал ответы насвои вопросы. Он так увлёкся своей идеей, что перестал интересоваться окружающим. Ивот когда моего отца избрали старостой, он вдруг заявился кнам истал нести, как мне тогда показалось, полную чушь. Он сказал, что ему восне явился морок, лица которого он неразглядел, ивелел идти далеко втайгу, ккакому-то озеру, где дядя якобы получит силу иответы натерзающие его вопросы. Отец попытался его вразумить, нодядя его неслушал. Он был одержим. Он ушёл.
        - Ипохитил тебя?
        - Нет. Невтот раз, - пояснила недоумённым парням девочка. - Я отмечала пятнадцатилетие вроще светлячков вместе сподругами. Было весело, ножарко. Я спустилась креке. Наберегу, набольшом камне, лежала коробочка, наней было моё имя. Я подумала, что это откакого-нибудь мальчика, - она покраснела. - Конечно, я открыла подарок. Внутри оказался порошок сон-травы. Я узнала его запах, нобыло поздно. Очнулась я вкакой-то жалкой лачуге…
        - Это было уже наболоте? - уточнил Миша.
        Дина кивнула.
        - Я испугалась. Апотом увидела дядю. Он сильно изменился: постарел, волосы поседели, кожа потемнела, будто прошёл немесяц, алет тридцать, неменьше. Я сперва его инеузнала. Он рассказал, что встретился спризраком, что тот дал ему дары ичто морок согласен также одарить именя. Мне стоило лишь захотеть, ноя чувствовала, что это неправильно. Его магия была мерзкой, словно грязь. Он так был захвачен новой силой, что невидел, насколько скверная унеё природа. Он неспособен был помоей просьбе вырастить цветок, он раздражался, ивсякий раз унего выходили лишь тернии илианы. Когда я отказалась идти кпризраку, он рассердился. Я никогда раньше неслышала отнего таких отвратительных слов, - уэльфийки выступили слёзы, ноона их нервно смахнула ипродолжила, - Он сказал, что раз так, то я никогда невыйду изэтого дома.
        - Аты пыталась? - усомнился Алет.
        - Да, нокаждый раз, стоило мне дойти достола, как ноги мои опутывали лианы, ия немогла пошевелиться. Современем дядя стал приводить вдом вас, своих учеников, - взглянула она наюного хозяина замка. - Каждый раз повторялось одно итоже: сначала новичок довольно долго жил вдоме, выполнял поручения похозяйству, затем дядя отводил его наозеро. Кто-то возвращался, кто-то - нет. Яже непокидала своей комнаты идоступной мне территории. Дядя запретил мне свами общаться, грозился, что иначе я вообще несмогу выйти изчулана.
        - Ноты предупредила меня, - напомнил Миша.
        - Ты был непохож наостальных, - эльфийка смутилась ипояснила, - Все они были ввосторге отмагии. Кроме одного. Он первым невернулся.
        - Игоря, - кивнул шатен ивкратце рассказал удивлённой его осведомлённостью Дине, что именно Игорь дал ему воду, которая помогла ей освободиться отбраслета-кольца.
        - Надеюсь, он действительно вернулся вмир живых, - выслушав его, ответила Дина. - Он тоже был особенным. Я видела вего глазах свет, как ивтвоих.
        - Ты ещё что-нибудь знаешь отом… мороке? - взволнованно спросил Алет, совершенно неинтересующийся философскими размышлениями натему чистоты души.
        - Я уверена, что он - зло. Дядя привлёк его внаш мир своими поисками. Судя повсему, дядя Конрад заключил сделку: магия вобмен надуши. Я помню Кирилла: да, он ссамого начала был амбициозным, новтоже время прямолинейным ичестным. Он никогдабы несогласился причинить тебе вред. Но, как только он побывал наозере ипосмотрелся вто проклятое зеркало, он стал меняться. Вхудшую сторону. Стал расчётливым, надменным, жестоким. Магия губит душу - это непреложно иочевидно. Я рада, что ты лишил дядю силы. Может, иему ещё непоздно одуматься…
        Выяснив всё, что хотел, Миша решил больше немучить итак утомлённую долгим разговором эльфийку. Предложив ей отдохнуть, он уступил гостье навремя свою спальню. Необходимо было ещё придумать, как объяснить взрослым появление взамке Дины. И, конечно, найти способ обо всём сообщить дяде.
        Глава 16. Цена дружбы
        Когромному облегчению Миши, ни Марфа, ни Панфилий излишнего любопытства непроявили. Старик лишь сходил засвязкой дубликатов ключей ипредоставил юной эльфийке навыбор две пустующие наданный момент гостевые комнаты. Дина выбрала южную, сбольшой дубовой кроватью иплетёной мебелью. Здесь когда-то уже жила чистокровная эльфийка, Мишина бабушка, очём дворецкий вскользь исообщил молодым людям, отдавая девушке ключ. Вспаленке было много света, она казалась удивительно уютной и… женственной.
        Мишу действительно поразила информация, что пленница мастера старше его. Выглядела она максимум лет натринадцать-четырнадцать.
        Варя была ввосторге отзнакомства сДиной. Сестра супоением рассказывала внимательной слушательнице, чему сегодня научила её Марфа.
        - Если хочешь, я тебе покажу, как сделать браслет изцветочков - это неочень трудно, - похоже тоже введённая взаблуждение относительно возраста новой подруги, сэнтузиазмом предложила Варвара.
        - Давай завтра, - взмолилась эльфийка. - Я сегодня очень устала. Дорога была долгой.
        - Акак ты зашла? - вдруг полюбопытствовала маленькая баронесса.
        - Через чёрный вход накухне, - пришёл навыручку девушке Миша. - Выже стётей Марфой вэто время были вдетской.
        - Верно, - озарилось улыбкой личико девочки.
        Панфилий, весь день чинивший сегодня крыльцо чёрного хода, удивлённо взглянул надетей, случайно услышав их разговор, нопромолчал. Его подкупали простота искромность таинственной гостьи, тем более только слепой мог непонять, что вней течёт кровь жителей Долины Водопадов. Гостья была так юна, да имолодой хозяин, несомненно, был сней знаком. Всё это убедило старика невмешиваться идержать свой язык зазубами.

***
        Надругой день ребята устроили военный совет. Первым делом Дина предложила послать спосланием вДолину Тубана.
        - Аон незаблудится? - ссомнением спросил Миша. - Он родился вгороде иникогда увас небыл.
        - Дракончики замечательно ориентируются впространстве, ивдревности использовались как самые надёжные письмоносцы. Это одна изпричин, почему был принят закон «онепричинении физического вреда хозяевам драконов». Родись ты вто время, иузнай король оТубане, тыбы автоматически был зачислен вОСД, Особую Службу Доставки. Я читала врукописях, - пояснила она свои знания. - Онже уже видел твоего дядю?
        Юноша рассказал, что Тубан считает его, всилу обстоятельств, чутьли невторым хозяином.
        - Тогда точно найдёт! - убеждённо произнесла девушка. - Увсех драконов чутьё назнакомых людей, тем более так тесно сними связанных. Наверно, это работает также, как ивмоём случае: когда я искала тебя, я будто точно знала, куда лететь. Думаю, это были чары браслета…
        - Несомневаюсь, - всё ещё раздумывая над её словами, кивнул Миша. - Аесли Тубана кто увидит изахочет поймать? - наконец, сплохо скрываемым беспокойством спросил юноша.
        Кего удивлению, эльфийка звонко рассмеялась:
        - Лунного дракончика, да ещё ивродной местности? - сквозь смех уточнилаона.
        - Ачто тут смешного? - обиделся задруга Алет.
        - Понимаете, - чуть успокоившись, стала объяснять девушка, - дракончики - мастера маскировки, да ктомуже невероятно манёвренны. Поймать его ввоздухе практически невозможно. Алеса иполя для этого вида, - кивнула она наТубана, судобством расположившегося наподлокотнике кресла хозяина, - родная стихия, как пустыня для песчаников или горы - для змеевиков. Если ему понадобится вдороге передохнуть, то исвора ищеек его ненайдёт.
        - Убедила, - сдался Миша, вшутливом жесте подняв руки.
        Следующие полчаса они составляли послание. Получилось кратко, нопосуществу:
        «Диран! Пленница оборотней сбежала итеперь снами! Сней всё впорядке. Ждём дома».
        Так как для Алета гномьи иероглифы были родными, то зашифровывать послание пришлось именно ему. Пока парень был занят, Миша объяснял дракончику, что именно ему предстоит сделать. Кего удивлению, Тубан быстро проявил свою готовность стать навремя почтовым голубем, идаже нетерпеливо попытался вырвать листок из-под руки Алета. Тот шикнул назверька, дописывая последнее предложение.
        - Думаю, посторонний недогадается, - несовсем уверенно проговорил Миша, скатывая послание втрубочку икрепко-накрепко перевязывая шерстяной ниткой.
        Как только юноша закончил, Тубан, будто только изанимался тем, что носил письма хозяина, крепко сжал крохотный свиток лапками истремительно вылетел воткрытое окно.
        - Яже говорила, - проводила взглядом дракончика Дина, - это уних вкрови.
        - Он утебя, случаем, почтальоном раньше неподрабатывал? - одновременно сэльфийкой спросил Алет.
        Миша лишь усмехнулся, стревогой глядя вокно.

***
        Пока Виктор невернулся, ребята решили разузнать как можно больше очудесной воде. Для этого Миша предложил забраться вотцовский кабинет, вкотором помимо документов иценных бумаг хранились древние фолианты ирукописи, которые всвоё время скупал нааукционах инапрямую увладельцев прадед Тимофей. Отец относился кним, как крезервному фонду, считая неплохим вложением капитала - единственной заслугой «чудаковатого родственничка». Как-то Миша просил уотца разрешения ознакомиться состаринными книгами, нополучил отказ.
        - Ты хоть знаешь, сколько они стоят?! - возмутился тогда Александр.
        Он незнал. Для него, как идля прадеда, рукописи впервую очередь представляли историческую инаучную ценность, анематериальную. Отец никогда этого непонимал…
        - АПанфилий даст ключ? - отвлёк его отразмышлений вопрос Алета. - Или будем взламывать?
        - Тебе уже приходилось вскрываться замки? - сподозрением спросила эльфийка.
        - Ну, внашей бригаде был один, двоюродный брат которого работал подмастерьем укузнеца, - пожал плечами гном. - Он рассказывал, как устроены дверные замки ичто делать, если случайно захлопнешь дверь иокажешься взаперти.
        - Нотеория может быть далека отпрактики, - заметил Миша.
        - Э… - смутился Алет. - Твой дядя помог мне… спрактикой.
        Дина иМиша вовсе глаза уставились натоварища. Тот покраснел ещё больше:
        - Недумайте, закон мы ненарушали, - попытался оправдаться бывший шахтёр. - УДирана, то есть убарона Виктора, был чемодан, аключ он потерял. Вот я ивызвался помочь. Я почти час возился, атам кроме вещей ничего ценного инеоказалось. Апотом твой дядя захлопнул его изаставил меня вскрыть ещё раз, иещё, иещё… - Алет старался несмотреть надрузей. - Когда я понял принцип, он сказал, что «такой навык может пригодиться» ивремя отвремени приносил различные замки: дверные, старые навесные… раз даже кодовый раздобыл, я сним три дня мучился, пока комбинацию неподобрал…
        - Да, это похоже надядю, - успокаивающе сжал Миша плечо друга.
        - Недумайте, я несобираюсь промышлять воровством, - совсем расстроено промолвил рыжеволосый юноша, заметив суровый изадумчивый взгляд Дины.
        Однако никто изпарней неувидел мгновением раньше промелькнувших веё очах любопытства идаже некоего неуместного вданной ситуации азарта.
        - Алет, - мягко позвал Миша.
        Гном нерешительно поднял глаза. Миша прочёл вних раскаяние ипоразившее его доглубины души смирение, будто товарищ готовился ктому, что теперь из-за его признания друзья отнего отвернутся. Алетже изумился тому душевному спокойствию икротости, что светились внеестественно-синих глазах молодого Градова.
        - Мы попросим ключ уПанфилия, - невозмутимо произнёс Миша, непрерывая зрительного контакта. - Если откажет, то мы поищем вмоей спальне карту замка. Дядя как-то упоминал, что мой прадед, вкомнате которого я живу, искал взамке тайные ходы. Возможно, он их нашёл, тогда замок взламывать инепридётся. Вкрайнем случае, я - недядя, я нестану заставлять делать тебя то, чего ты незахочешь.
        - Правда?
        - Клянусь, - нарушив своё решение ни при каких обстоятельствах больше неклясться (принятое после жестокого урока психологии отВиктора), пообещал Миша, идобавил, - Мыже друзья.
        Алет сявным облегчением улыбнулся. Миша понял, что игном всвоё время подвергся педагогическим экспериментам дяди. Почему-то вспомнился эпизод влесу, когда Алет вступоре сидел, доэтого пытаясь защититься отволка руками итак инеприменив поназначению свой меч. Его-то остановил отсражения факт прошлой дружбы соборотнем, авот реакцию Алета врядли можно списать только наиспуг, иначе он несмогбы тогда дерзить. Былбы друг отприроды трусом, непошёлбы помогать ему устраивать свидание сОскаром, да ивообще сиделбы дома, анепутешествовал неизвестно где инеизвестно скем.
        - Давай пройдёмся, - предложил Миша приятелю.
        Пожав плечами, гном согласился. Дина, демонстративно закатив глаза ипрекрасно понимая, что будет лишней, сообщила, что если они захотят продолжить совет, она уВари. Миша, сблагодарностью ей улыбнувшись, повёл друга вконюшни, решив, что неплохо былобы прокатиться верхом.

***
        Только доехав дореки, Миша осмелился нарушить молчание.
        - Умоего дяди довольно странные методы обучения, ненаходишь? - «прощупывая почву» какбы между прочим начал шатен.
        - Непонимаю, очём ты, - ушёл внесознанку Алет, наблюдая запарящим над их головами коршуном.
        - Я тоже был его учеником, - продолжал, будто инеуслышав, Миша. - Он довольно жёстко сомной обошёлся.
        Его слова явно заинтересовали приятеля, хотя тот по-прежнему предпочитал разглядывать местность, избегая золотистоволосого юношу инаверняка давно сожалея отом, что вообще согласился наэту прогулку.
        - Можешь ничего мне неговорить, - несдавался Михаил. - Я просто хотел поведать тебе онаших сдядей отношениях, если ты непротив.
        Алет кивнул, приготовившись слушать.
        - Именно тогда я узнал его историю. Он всё говорил иговорил, изливая мне свою душу инезамечая, что рассказ превращается висповедь. Впервую нашу встречу я узнал, как он оказался вбегах икак жил, скрываясь, уоборотней. Он казался вмоих глазах героем, особенно после стыдной для меня встречи сволком-оборотнем. Нотеперь я узнал его настоящего. Уменя будто спала сглаз пелена, ия осознал, что его жизнь тоже была трагедией, намного тяжелее моей. Она небыла сказкой, которой я втайне завидовал. Мне стало так неловко исовестно! Ивтоже время я почувствовал кМише огромное уважение…
        Собственно, втот день я изаписал его всписок лучших друзей. Вдальнейшем внего попала иДина, несмотря нато, что она - девчонка -
        Миша замолк, сдосадой смахивая откуда-то взявшиеся слёзы. Он нехотел себя жалеть, просто некоторые воспоминания досих пор вызывали боль, ипарень несмог её побороть.
        - Меня он тоже ломал, - завороженный столь откровенным повествованием, признался Алет.
        - Иты ни разу несказал ему «нет»? - как будто зная наверняка, Миша сочувственно взглянув наехавшего рядом гнома.
        Вэтот раз приятель ответил навзгляд, нолишь еле заметно кивнул, подтверждая догадку друга.
        - Боялся, что он отправит тебя домой?
        - Меня там неждут, - тихо ответил Алет. Раньше онбы спеной урта доказывал, что друг его непонимает, нотеперь он знал, что Миша всвоей семье тоже был одинок. Их судьбы были удивительно схожи.
        - Предлагаю создать группу «Мы против диктата!», - нервно усмехнулся шатен. - Кстати, взамке есть тренировочный зал. Если хочешь, можем надосуге пофехтовать. Или потренироваться вметании кинжала.
        - Былобы здорово! - искренне улыбнулся Алет.
        После обеда девочки напросились сними. Впроцессе тренировки выяснилось, что Дина совсем неплохо владеет кинжалом. Разумеется, Варя тутже высказала своё желание практиковаться вместе сними. Назамечание Миши, что «девочкам неподобает сражаться», эльфийка возмущённо заявила, что отец тренировал её спятилет.
        - Можно подумать, это тебе пригодилось? - поддел её непришедший ещё всебя после разговора сдругом Алет, явственно намекая напохищение дядей.
        Скорчив презрительную гримасу, девушка проигнорировала издёвку, пообещав Варе, что лично займётся её обучением.
        Глава 17. Свидание смамой
        Идею навестить маму Миша незабыл. Вэтот раз юноша нестал скрывать отсестры свои планы. Девочка долго упрашивала брата взять её ссобой, однако каким-то чудом Миша смог убедить её остаться взамке.
        Готовился квылазке он совсей тщательностью. Применив немного данного дядей порошка, он добился вполне натурального угольно-чёрного оттенка волос.
        - Надеюсь, он действительно смывается, - разглядывал своё новое отражение, буркнул себе под нос Михаил.
        Он выбрал дизайнерского покроя рубашку, которую ещё ни разу неодевал, тёмно-синие джинсы испортивные туфли. Линзы сделали образ Максима Градова вполне завершённым.
        - Неплохо, - оценила Дина, когда он вышел изкомнаты ипоказался друзьям.
        - Тебя неузнать, - согласился Алет, обходя ипридирчиво разглядывая его новыйвид.
        Было решено, что пойдут они вдвоём сАлетом. Панфилию иМарфе ребята сказали, что просто хотят проветриться ипрогуляться погороду, азаодно купить солнцезащитные очки для подруги, которой сеё яркой внешностью небезопасно было показываться налюдях. Впридачу Дина дала им список жизненно необходимых вещей суказанием мерок кодежде.
        - Немогуже я пойти вгород вэтом, - красноречиво указала она насерый сарафан вгорошек, который, однако, выглядел намного приличнее того тряпья, что было унеё вплену (спасибо Марфе).
        - Девчачьи капризы, - пробормотал Алет, нонаего беду эльфийка его услышала.
        - Значит, капризы, - угрожающе прошипела она, непредвещая парню ничего хорошего.
        Однако положение спасла Марфа, присутствующая при их разговоре.
        - Дорогая, - примирительно сказала экономку, погладив гостью поруке. - Я сама схожу завтра вгород икуплю тебе всё необходимое. Неволнуйся, одежда будет подобающая госпоже.
        Девушка явно сконфузилась оттакой заботы служанки.
        - Мне достаточно иобычной одежды, - промямлила Дина, сразу присмирев. - Уменя дома небыло богатых платьев. Просто… - будто сама скромность, она опустила глаза, - я привыкла кчему-нибудь более… яркому…
        Зашедший сказать, что карета подана, Панфилий, случайно услышавший разговор женщины сэльфийкой, заверил юную гостью, что лично отвезёт завтра Марфу, идевушке неочем волноваться.
        - Спасибо, - признательно улыбнулась Дина.
        Освобождённые отнеобходимости полдня тратить напоиск вещей издлиннющего списка подруги парни попросили Панфилия высадить их угородских ворот. Несумев переубедить их, старик повиновался. Встретиться договорились натомже месте ровно через три часа. Панфилий вэто время должен был закупить нарынке продукты.
        - Ты хоть вкурсе, куда нам? - когда карета скрылась извиду, спросил Алет, вслед задругом проходя мимо поста скучающих стражников.
        - Сейчас дойдём дотюрьмы, атам спросим, - пожал плечами Миша.
        Нешибко обрадовавшись такой перспективой, приятель, тем неменее, промолчал.
        Через двадцать минут они вышли наплощадь, вцентре которой, окружённый цветущими клумбами, располагался фонтан. Уфонтана шумная толпа окружала молодых новобрачных, наскамейках сидели бабушки иженщины сколясками, вокруг носились играющие всалки дети.
        - Икто изних нам поможет? - скептически оглядывая всё это безобразие, поинтересовался Алет.
        - Они, - Миша, незадумываясь, указал настражников, очём-то беседовавших удверей административного здания городской тюрьмы.
        - Сума сошёл?!
        - Ачто здесь такого? - иМиша схватил его заруку ипотянул засобой.
        Стражники замолчали, заметив приближающихся кним молодых людей.
        - Здравствуйте, - вежливо поздоровался смужчинами Михаил. - Мы ищем мастера Иолу. Неподскажете, где нам её найти?
        - Азачем вам госпожа Градова? - грозно окинул их взглядом хмурый стражник сошрамом направой щеке.
        - Мы её новые ученики, - нашёлся Алет, поражаясь той внутренней собранности, которая неизвестно откуда внём появилась.
        - Увас есть при себе документы? - спросил пожилой стражник.
        - Конечно, - Алет достал изкармана перетянутый красной ленточкой свиток ипротянул мужчине. - Пожалуйста.
        Стражник внимательно ознакомился сбумагой ивернул парню.
        - Да, слышал я отвоём дядьке - ещё тот плут.
        Ксчастью для Миши, его документы стражники уже непотребовали, иначе долго пришлосьбы объясняться, почему он выдаёт себя заученика родной тёти.
        Стражники подробно разъяснили, как им добраться до«учителя». Мама действительно жила довольно близко ктюрьме - аккурат через улицу, вугловом доме. Через пять минут юноши входили вподъезд трёхэтажного здания. Здесь их поджидала вторая проверка.
        - Авы ккому? - загородила им путь тощая старушка сошваброй вруках.
        - Кмастеру Иоле, - напористо ответил расхрабрившийся Алет, окрылённый предыдущей удачей.
        - Я вас раньше невидела, - подозрительно оглядела обоих старая женщина, нето уборщица, нето консьержка.
        - Я её племянник, - выступил напервый план Миша, протягивая вкачестве доказательства свои документы.
        Старушонка, неожидавшая подобного ответа, впилась вбумагу глазами, тщательно изучая идаже просмотрев насвет, дабы убедиться, что она неподдельная. Вензель короля напросвет стал тёмно-красным, что подтверждало подлинность документа. Записав посетителя вкниге учёта изаставив его расписаться, женщина вернула бумагу ивожидании протянула руку задокументами второго посетителя.
        - Я подожду наулице, - нежелая второй раз светить «родство» сторговцем Дираном, отступил кдверям Алет.
        Кроме того приятель нехотел мешать семейной встрече. Миша благодарно ему кивнул, после чего уже свластью вголосе спросил старушку, как ему пройти ктёте.
        - Второй этаж, покоридору налево, последняя дверь.

***
        Чем ближе он подходил кдвери маминой комнаты, тем тревожней инеуверенней себя чувствовал. Вспомнился строгий запрет дяди, видевшие их стражники, излишне добросовестно исполняющая свои обязанности консьержка…
        Вот идубовая дверь сбронзовым номером 10. Помявшись сминуту, Миша постучал. Дверь приоткрылась инанего недоумённо воззрилась молоденькая девушка.
        - Посубботам госпожа уроков недаёт, - видно приняв его заодного изучеников, сказала служанка.
        - Я наличную встречу, - придержал дверь парень.
        - Госпожа никого непринимает, - растерянно ответила девушка. - Вам лучше уйти.
        - Скажи ей, что пришёл племянник, - помня, что служанка также вполне может оказаться тайным информатором стражников, довольно грубо приказал Миша. - Ипередай ейэто.
        Он ни минуты несомневался, что мама его узнает, какбы он нестарался изменить свою внешность. Однако разумнее было её предупредить, чтобы она случайно невыдала его своей реакцией или словами. Поэтому юноша вынул изножен кинжал ипередал его девушке.
        - Аннушка, кто там? - раздался изглубины комнаты доболи родной голос.
        Служанка поспешила доложить госпоже онеожиданно прибывшем родственнике.
        Вернулась она очень быстро и, кланяясь, пригласила дорогого гостя вномер.
        Миша вошёл ввесьма скромные апартаменты, больше напоминающие учебный класс. Нохорошенько оглядеться ему неудалось. Как только Анна закрыла дверь, избоковой комнатки вышла Иола. Упарня отболи сжалось сердце: его всегда молодая ивесёлая мама вдруг постарела. Её волосы больше непереливались золотом влучах проникавшего вкомнату солнца, глаза потускнели, отних лучиками расходились тонкие морщинки, осанка неказалась королевской, её точёная фигурка осунулась, будто мама болела.
        Увидев сына, Иола покачнулась ичуть неупала. Поддержал её мгновенно оказавшийся рядом Миша. Вследующее мгновение женщина залилась слезами.
        - Ну что ты, тётя, - струдом заставил парень себя проглотить слово «мама». - Сомной всё хорошо. Я жив, здоров.
        - Дорогой мой, родной, - целовала его вщёки мама, боясь отпустить. - Я иненадеялась больше тебя увидеть…
        Миша устыдился некстати промелькнувшей вголове мысли, что мама никогда раньше непроявляла кнему столько любви инежности. Крепко обняв женщину вответ, юноша осторожно отстранил её изабрал изеё рук кинжал. Воживших глазах Иолы одновременно светились радость игрусть. Она была счастлива видеть сына, нонеминуемая разлука иневозможность как следует поговорить печалилиеё.
        - Я принёс подарки, - шатен вытащил извнутреннего кармана кулон Оскара ипростенький браслетик, сплетённый Варей.
        Иола, взяв их, свопросом посмотрела насына, опасаясь услышать худшее.
        - Браслет просила передать Валентина, дочка нашей экономки…
        Женщина кивнула, давая понять, что вкурсе, под каким именем живёт взамке дочь.
        - Акулон отменя напамять, чтобы ты несомневалась, что унас сотцом всё хорошо. Передай это дяде. Я надеюсь, его скоро выпустят.
        - Суд будет тридцатого августа, - несдержавшись, ещё раз обняла его мама. - Береги себя, милый. Неволнуйся занас.
        - Я тоже люблю тебя, тётя.
        Ион ушёл, какбы ни хотелось ему ещё хоть немного побыть смамой. Они оба понимали, что даже этот короткий визит может выйти им боком, несмотря налюбые предосторожности.
        Наулице, прислонившись спиной кдереву, удетской площадки его дожидался скучающий Алет.
        - Втюрьму хоть непойдём? Ато нерационально получается: надо было тогда сразу сначала туда, ауж потом сюда топать.
        - Втюрьму непустят, - меланхолично заметил подавленный столь краткой встречей Миша. - Без пропуска могут видеться сзаключёнными только ближайшие родственники: жена, дети, родители. Ая, как племянник, должен получить разрешение начальника тюрьмы.
        - Как хоть всё прошло?
        Они прошли несколько улиц, когда Миша, наконец, заговорил…

***
        Встреча сматерью подкосила подростка. Он замкнулся, раз заразом вмыслях возвращаясь вту комнату икоря себя, что так мало сказал, что сдерживал разрывающие его втот момент чувства. Он знал, что верно поступил, проявив при служанке приличествующее племяннику хладнокровие, ноэто неоправдывала его, как сына. Мама так рада была его приходу! Стакой неподдельной тоской ипокорностью вглазах его провожала. Он всей душой чувствовал, как нужен ей, ему так хотелось её оттуда забрать, защитить! Ноон немог. Иосознание собственного бессилия пред сложившимися обстоятельствами его убивало.
        Стараясь отвлечься, Миша сголовой ушёл визучение древних рукописей. Благо, Панфилий (наверняка посочувствовав его состоянию) дал им ключ откабинета отца, правда, отгреха подальше, запретив им что-либо выносить.
        Ребята инеподумали нарушать запрет. Всё своё свободное время они проводили вкабинете. Дина, взявшая насебя заботу оВаре, помогала парням восновном вечерами икогда Марфа занималась с«приёмной дочерью» рукоделием. Зато Миша вовсе переселился изсвоей спальни накушетку вкабинете, засыпая скорее отизнеможения, чем отусталости. Алет надеялся, что когда вернётся дракончик, друг, вынужденный опять заботиться освоём питомце, придёт всебя ивыйдет изсвоего болезненно-упаднического состояния.
        - Отсюда я иначал свой рассказ. Непотому, что именно тогда я решил написать онаших приключениях. Просто вте дни, копаясь вдревних пергаментах ипыльных фолиантах, я осознал, кем хочу стать вэтой жизни. Нообэтом чуть позже -
        Три дня. Ровно три дня друзья немогли вывести молодого Градова издепрессии. Его сон становился всё беспокойней, часто Миша начинал бредить, идаже поднималась температура. Алет сДиной пытались его разговорить, ноюноша неизменно отвечал, что всё впорядке иим неочем беспокоиться.
        Спасла положение Варя, которая случайно, зайдя вкабинет засвоей старшей подругой, заметила стоящую настоле бутылку сводой.
        - Ой, апочему она так светится? - заворожённая потусторонним мерцанием, подошла ближе девочка.
        - Это необычная вода, её дал Мише призрак, - пояснил Алет, неотрываясь отпожелтевшего свитка спочти выцветшими отвремени чернилами.
        - Аона живая или мёртвая? - заинтересовалась девочка.
        - Очём ты? - Дина, отложившая отсебя очередную буквально рассыпающуюся вруках книгу сзаметками какого-то неизвестного ныне путешественника, испытывающе взглянула насестру друга.
        - Если это живая вода, то она оживляет, даёт силы. Аесли мёртвая - вылечивает раны, - пояснила Варя иудивлённо добавила, - Вы разве сказки нечитаете?
        - Чушь, - буркнул Алет. Вшахтёрском крае таких странных сказок испокон веков неслыхивали.
        - Подожди, - жестом остановила его Дина, очём-то задумавшись. - Аведь это вполне может быть правдой.
        - Хочешь сказать, что реально оживить водой мертвеца? - скептически усмехнулся гном, отвлекаясь отсвоей работы. - По-моему, полный бред.
        - Авот инеправда, - обиделась засказки Варя.
        - Погоди делать выводы, - остудила собравшегося было заспорить друга эльфийка. - Сказки зачастую основаны налегендах, легенды - набыли. Возможно, наши предки уже сталкивались сподобным.
        - Ты хочешь сказать, что давным-давно поземле скитались сотни призраков ираздавали чудесную воду направо иналево? - вголосе парня прозвучала издёвка.
        - Могли быть источники, как сейчас сминеральной водой, - возразила Дина. - Ноони были настолько редки, что информация сохранилась лишь всказках. Уверена, мы имеем дело именно сживой водой.
        - Нопочему?! - невсилах понять женскую логику, воззрился нанеё Алет.
        - Вспомни, как она уничтожила браслет, - просто ответила девушка.
        - Втом-то идело, главное слово здесь «уничтожила», - неунимался юноша.
        Миша вэто время толи втревожном сне, толи взабытьи лежал накушетке. Как могли, ребята скрывали отвзрослых его состояние. Они небезосновательно полагали, что другу нельзя показываться вбольнице, ачастных клиник вгороде почти неосталось. Однако если друг непридёт всознание, его отсутствие они долго объяснять увлечённостью исследованиями, как сегодня, несмогут. Наподоконнике стоял так инетронутый обед, который Дина принесла вкабинет специально для Миши.
        - Браслет был тёмной вещью, - продолжала полушёпотом доказывать свою правоту Дина. - Амне вода вернула силы.
        - Давай сначала испытаем натрупе, - убеждённый вабсурдности её теории, предложил Алет.
        - Если только натвоём, - огрызнулась девушка.
        Варя, непонимающе переводила взгляд содного надругого. Устав слушать их препирательства, девочка взяла стакан скофейного столика иналила внего чуть-чуть спорной жидкости. Увлечённые друг другом Дина сАлетом незаметили её манипуляций, аВаря зашла зазанавеску иосторожно приставила стакан кгубам брата, немного наклонив. Вода смочила пересохшие губы. Миша приоткрыл помутневшие глаза и, явно слабо сознавая происходящее, впару глотков осушил стакан.
        Как только юноша выпил воду, вголове просветлело, авдушу вернулся, казалось потерянный навеки, покой. Он глубоко вздохнул, улыбнулся сестре иопять провалился всон. Нотеперь его лицо было спокойным иумиротворённым: его жизни больше ничего неугрожало.
        - Она живая, - выглянув из-за занавески, победно объявила Варя. - Смотрите.
        Чуть неопрокинув стулья, гном сэльфийкой бросились ккровати друга.
        - Ты что, напоила его ей? Авдруг тамбы был яд! - вшоке набросился надевочку Алет, глядя набезмятежно спящего друга.
        - Ты сам предлагал испытать, - Дина успокаивающе обняла испуганную его резкими словами Варю.
        - Так натрупе, аненаживом человеке, - растерялся рыжеволосый юноша.
        - Незабывай, я тоже её пила, - напомнила эльфийка.
        - Когда это? - опешил парень.
        - Пока ты бегал заобычной водой. Втот день, когда вы сМишей вернули мне человеческий вид… - Дина осеклась истранным взглядом посмотрела наоставшуюся вбутылке воду. - Кажется, я поняла, как она действует, - через какое-то время медленно промолвила девушка. - Призрак Игоря прямо Мише сказал, что она поможет справиться состатками зла. Думаю, она разрушает тёмные предметы иисцеляет людей. Точнее, - она легонько провела поцарапине наоголённом плече их общего друга, - души.
        Алет ненашёлся, что ответить: повсей видимости, подруга была абсолютно права.
        Глава 18. Известие отВиктора
        Миша проспал почти целые сутки. Марфа, встревоженная долгим отсутствием молодого барона, получила насвой вопрос отюных гостей уверения, что их друг просто очень устал испит. Женщина неполенилась подняться вкабинет, нолишь убедилась вправдивости их слов. Глубокий сон юноши невызывал опасений, тем более после тех испытаний идушевных мук, что он пережил.
        Алет был рядом, когда Миша наконец-то очнулся отдолгого сна. Шатен выглядел бодрым ипочти здоровым, несчитая бледности кожи имешков под глазами.
        - Сдобрым утром! - торжественно поприветствовал проснувшегося ислегка дезориентированного друга Алет. - Вернее, сдобрым днём.
        - Сколько я спал? - дохруста вкостях потягиваясь, спросил Миша. Чувствовал он себя превосходно.
        - Это смотря вкаком смысле, - философски заметил товарищ. - Что ты вообще помнишь?
        - Я вышел отмамы, мы посидели вкафешке, потом отправились заочками для Дины… - честно стал вспоминать Миша.
        - Ты ещё начни ссотворения мира, - фыркнул Алет, но, заметив недоумённый взгляд друга, осёкся. - Неговори, что забыл, как упивался тут самокопанием.
        Ион описал последние дни, втом числе упомянул сделанное девочками заключение относительно природы призрачной воды.
        - Вполне может быть, - дослушав доконца, кивнул Миша, задумчиво почесав взатылке. - Уменя тоже возникала такая идея.
        - Новода, выходит, стёрла твою память, - озабоченно заметил Алет.
        Миша нахмурился, повторно роясь вворохе последних воспоминаний.
        - Несовсем, - отрешённо протянул шатен. - Я помню часть того, что читал вэтих свитках, - указал он рукой набумаги настоле. - Может, даже всё. Новсё остальное как-то смутно, будто я был восне. Я совершенно непомню, как ел, что делал.
        - Да ты практически ничего больше инеделал, - проворчал приятель. - Есть тебя заставляла тётя Марфа, буквально над душой стояла.
        - Странное ощущение, - больше для себя промолвил молодой Градов. - Знаешь, тогда, когда дядя заставил меня раскрыть перед ним душу, я чувствовал себя реально скверно. Нотак плохо мне даже вте дни небыло.
        - Может потому, что простить себя гораздо труднее, - спониманием сжал его руку Алет.
        - Наверно, - согласился Миша. - Если я вместо дела опять начну валять дурака, стукни меня полбу хорошенечко, чтоб меньше думал, ладно?
        - Непереживай. Дина сказала, что утебя попросту был срыв, вот ты иначал винить себя почём зря. Просто вследующий раз незабывай, что утебя есть друзья инам невсё равно, что стобой происходит.
        - Спасибо, - благодарно ичуть болезненно улыбнулся Михаил. - Прав был дядя, мне неследовало сейчас встречаться смамой. И, тем неменее, я очень рад, что мы кней сходили.
        - Так несомневайся, что иона тоже счастлива была тебя видеть, - раздался отдверей голос Дины.
        Когда эльфийка зашла икак долго слушала их разговор, было неизвестно.
        - Марфа зовёт наобед, - передала она то, из-за чего видимо ипришла. - Выглядишь сносно.
        И, развернувшись накаблуках, девушка упорхнула также беззвучно, как ипоявилась. Переглянувшись красноречивыми взглядами иодновременно хмыкнув, парни снеохотой встали иотправились следом. Варя, заметив входящего сдрузьями вгостиную брата, сликующим визгом бросилась кнему, проигнорировав замечание возмущённой её поведением Марфы.

***
        Вечером их ждал сюрприз - вернулся дракончик спосланием отдяди. Записка содержала всего пару слов:
        «Всё понял. Скоро будем. Ждите»
        - «Будем», - повторил Алет, когда друг озвучил послание. - Интересно, оком этоон?
        - Наверняка приедет отец, - нето обрадованно, нето огорчённо заметила Дина. - Если, конечно, твой дядя ему сообщил, - посмотрела она наМишу.
        - Должен был, - пожал плечом шатен.
        - Думаю, прибудет иБарат, если унего сейчас нет контракта, - поделился предположением Алет и, заметив вопрошающие взгляды друзей, пояснил. - Это один издрузей Дирана, наёмник. Впоследний раз он говорил, что отправится вПтицеград. Это как раз попути кэльфам.
        - Убийца? - испуганно закрыла ладонью рот Дина.
        - Нет, что ты. Он восновном как телохранитель работает, - успокоил подругу юноша.
        Они замолчали. Миша подумал, что удрузей закончились кандидаты, новдруг Дина тихо произнесла:
        - Раз приедет отец, то иФрола ссобой привезёт.
        - Кто это? - также негромко поинтересовался юный хозяин замка, чутко уловив, что девушка напряглась.
        Повисла неловкая пауза, новсёже эльфийка ответила:
        - Он лучший лучник внашей деревне. И… - она запнулась, нодоговорила, - отец сватал меняему.
        - Что?! Утебя есть жених?! - залился смехом Алет.
        Девушка разозлилась ихотела уйти, ноМиша непозволил. Встав, он перехватил эльфийку вдверях икрепко приобнял заплечи.
        - Необращай внимания, - прошептал Миша, старательно пытаясь встретиться снею взглядом. - Он просто завидует.
        Второе предложение было сказано довольно громко. Алет замолк инасупился.
        - Ничего подобного. Да еслибы я хотел, отец давно нашёлбы мне девушку, - буркнулон.
        - Тебя отец что, собирается выдать замуж насильно? - необратив никакого внимания наслова друга, спросил Миша Дину, которую намеренно неторопился отпускать.
        - Внашей семье непринято противоречить отцу…
        Иона рассказала, что унеё есть пять старших сестёр, икаждую подостижении шестнадцати лет отец выдавал замуж.
        - Понимаете, он мечтал всегда онаследнике, - какбы оправдывая отца, говорила эльфийка. - Когда мама умерла, мне было лет пять, я самая младшая. Тогда отец ирешил сделать изменя мальчика: стал учить фехтованию, стрельбе излуку. Лук я так нормально инеосвоила, уменя ведь близорукость…
        - Апочему ты неносишь очки? - устыдившись своему неуместному вданной ситуации ржанию, примирительно полюбопытствовал Алет.
        - Я хорошо вижу, - отвлеклась наего вопрос Дина. - Просто далёкие цели расплываются, я немогу как следует прицелиться. Нокинжалом, если надо, попаду, - снотками угрозы вголосе предупредила девушка.
        - Так что насчёт этого Фрола? - аккуратно напомнил Миша, предупреждающе зыркнув надруга.
        - Он давно наменя заглядывался, - пожала плечами Дина. - Ему втом году исполнилось девятнадцать. Отец сообщил опомолвке намой день рождения, поэтому я тогда ипошла креке. Хотела побыть водиночестве, - призналась она. - Знаете, я даже была рада, что… дядя меня похитил…
        Вкомнате повисла напряжённая тишина. Парни небыли готовы кподобному откровению.
        Миша почувствовал, как девушка дрожит, поеё лицу текли безмолвные слёзы. Молодой человек притянул подругу ксебе, иутешающе стал гладить поволосам испине. Сейчас она казалась ещё более хрупкой ибеззащитной, чем даже вплену умастера.
        - Если хочешь, я поговорю ствоим папой, - наконец предложил Михаил. - Ты станешь ученицей моей мамы, атам, глядишь, Фрол найдёт себе другую невесту.
        - Ты его незнаешь, - сквозь слёзы возразила Дина. - Фрол никогда отсвоего неотступает. Он будет ждать, даже если отец исогласится отдать меня кому-нибудь наобучение.
        - Запару лет всё может случиться, - заметил Алет. - Знаешь, еслибы я вдруг посвоей воли вкого влюбился, то мой отец врядли бы стал возражать. Аон жуть какой строгий бывает, если что вопреки его слова брякнуть.
        - Ты - парень, - веско ответил Миша. - Акто когда вдеревнях или узнати интересуется желаниями девиц? Или ваш посёлок является исключением?
        - Вобщем-то, нет, - растерялся бывший шахтёр. - Унас чтят традиции. Новедь девчонок непринуждают. Всегда есть выбор.
        - Да, кто затебя больше предложит отцу! - сяростью отсвоего бессилия обернулась кнему Дина. Глаза покраснели, нобоевой дух кней вернулся.
        Миша отпустил девушку. Вытерев платочком глаза, она вернулась насвоё место.
        - Вы оба правы, я попрошу уотца позволения получить нормальное образование испециальность. Может, это ивыход.
        - Покрайней мере, отсрочишь свадьбу, - кивнул шатен, тепло улыбнувшисьей.
        - Неужели этот Фрол такой противный? - всё-таки решил докопаться досути дела Алет.
        Дина неопределённо повела плечами:
        - Да нет, он красавчик, милый такой, обходительный…
        - Ичто тебя неустраивает? - непонимающе возвёл глаза кпотолку гном. - Вас, девчонок, непонять.
        - Я просто нехочу пока замуж, - виновато промолвила девушка. - И… он слишком самовлюблён.
        - Вот что делает «мужское» воспитание, - свидом столетнего мудреца изрёк Алет. - Признайся, ты просто мечтаешь сама выбрать суженного, вот ився проблема.
        Дина смутилась. Она исама незнала, почему так противится воли отца.
        Глава 19. Тайны замка
        Прикинув, что раньше следующей недели Виктор спредполагаемыми товарищами точно непоявятся, ребята решили исследовать комнату Миши напредмет секретных записей его прадеда ивозможных тайников. Миша был непротив: сперва занятия сдядей, потом дракончик, затем побег недали ему самому всвоё время заняться поисками. Он даже книги невсе перебрал, неговоря отом, чтоб их прочитать.
        - И, счего начнём? - потирая ладони иоглядывая «поле деятельности», спросил зашедший последним Алет.
        Хозяин спальни предложил пролистать многочисленные книги впоисках оставленных там подсказок.
        - Утебя здесь целая библиотека, - через час кропотливой работы, вытер пот солба гном, взглянув назаставленные томами полки, ккоторым они ещё непритронулись.
        - Надо было вэтих закромах информацию про воду иискать, аневкабинете твоего отца, - согласилась девушка, взяв вруки «Забытые факты илегенды».
        Несколько дней они убили накниги, новсё оказалось напрасно: ни карты, ни оставленного предком письма, ни хотябы крохотной записки они ненашли. Дину неудачи начали раздражать, зато Алета только подстёгивали:
        - Аты замечала, что комната-то угловая, акоридор больше метра ещё продолжается поеё завершению, - доказывал эльфийке гном.
        - Ну ичто? Снаружи-то других окон нет, - стояла насвоём Дина. - Может, просто стена такая толстая.
        - Ага, или там кого-то замуровали, - съязвил вответ Алет.
        Миша тем временем занялся поиском сейфов итайников: заглянул зазеркало, прощупал заднюю стенку платяного шкафа…
        - Эй, взгляните сюда, - натолкнувшись вшкафу начто-то похожее наручку, взволнованно окликнул он друзей.
        - Как оригинально: секретная дверь вшкафу. Банальней может быть только отодвигающийся книжный шкаф, - хмыкнул Алет, когда они убрали вещи накровать истали изучать неприметную ручку ввиде морского конька вметре отпола.
        - Однако ты, почему-то, несоветовал нам проверить, - поддела Дина.
        Струдом повернув конька ввертикальное положение, юноши открыли проход метра вполтора высотой исметр шириной и… очутились вбиблиотеке. Собратной стороны оказался шкаф, закрытые полки которого теперь представляли створки замаскированной двери. Выше образовавшейся дыры встене были стеллажи, уставленные трактатами пофилософии имедицинскими справочниками.
        - Никогда неинтересовался этим сектором, - поджав губы, заметил Миша.
        - Многого ты неупустил, - пытаясь закрыть дверь сэтой стороны, проговорил снизу гном.
        Замочек щёлкнул, иони оказались подругую сторону стены отподруги. Поэкспериментировав минут двадцать, парни обнаружили внижних полках шкафа, забитых стопками старой бумаги ибаночки сдавно высохшими чернилами, две кнопки, при одновременном нажатии накоторые проход иоткрывался.
        - Доменя дошло! - стукнув себя полбу, выдал Алет, когда они, наконец, вернулись вкомнату. - Твои предки построили тайную комнату, но, подумав хорошенько, решили, что куда лучше сделать изнеё дополнительную спальню, ну ипрорубили обычную дверь.
        - Вполне возможно, - немного расстроено кивнул Миша.
        Впрочем, поиски они непрекратили, внадежде отыскать что-тоещё.
        Среди вещей, выброшенных изшкафа, Миша заметил коробку, что вручил ему год назад дядя перед своим отъездом. Разрезав надёжно запечатывающий её скотч, шатен достал адресованный лично ему конверт инабор профессиональных собольих кисточек, окоторых мечтал икоторые крайне тяжело было достать.
        «Да, ты правильно догадался, я невернусь, - сэтих слов начиналось короткое послание отдяди. - Я научил тебе всему, чему собирался, идаже больше. Ты очень хороший ученик. Номы ещё встретимся. Я необманул тебя, когда обещал взять ссобою. Если смогу, я приеду натвой пятнадцатый день рождения. Апока прими отменя вчесть праздника этот скромный подарок. Инерасстраивайся: Новый год - светлый, семейный праздник, нанём недело грустить. Нетеряй надежды ижди, твой дядя Виктор.
        P.S. если вдруг попадёшь вбеду, ищи торговца Дирана. Он поможет»
        Миша ещё раз перечитал письмо, даже незаметив, что стоящий заспиною Алет уже успел пробежать построчкам глазами. Незабудь он про эту коробку, может они тогда сОскаром инеотправилисьбы кгномам, он непопалбы коборотням… А, возможно, их просто схватилибы при попытке попасть вгород впоисках информации отаинственном дядином друге-торговце. Решив, что даже клучшему, что письмо непопало кнему вруки раньше, Миша разорвал его ивыбросил встоящую удвери корзину для мусора.
        - Что это было? - Дина удивлённо переводила взгляд содного надругого, ожидая хоть каких-то пояснений.
        - Запоздалый подарок отего дяди, - ответил заприятеля Алет, совершенно незаинтересовавшийся дорогими кистями.
        Ребята вернулись кпрерванным поискам. Спомощью друга Миша отодвинул кровать ипарни стали простукивать половицы. Дина тем временем взялась изучать корешки убранных наместо книг. Неожиданно её привлекла необычная кожаная обложка цвета пожухлой травы. Эльфийка вытянула пухлый томик, едва несвалив рядом стоящие, ипринялась читать, совершенно отрешившись оттого, что делали мальчики.
        Аюноши, убедившись, что вскрывать пол смысла нет, переместились кзагадочной стене, окоторой нетак давно рассуждал Алет.
        - Держу пари, здесь точно что-то есть, - уверенно заявил гном, помогая снять карты.
        Под атласом звёздного неба обнаружилась ниша свделанным встену штурвалом.
        - Прикольненькая композиция, - боковым взглядом заметив, что друзья остановились, глянула вих сторону девушка. - Вполне подстать интерьеру.
        - Только какой смысл был его закрывать? - Мише уменьшенная копия штурвала сбарометром вцентре тоже казалась вполне уместной среди бамбуковых стен извёздного потолка.
        - Я, кажется, знаю, чтоэто.
        И, прежде чем друзья сообразили, что он собирается сделать, Алет крутанул штурвал против часовой стрелки.
        Собравшийся было возмутиться таким отношением ксвоему имуществу Миша проглотил так инеслетевшие сязыка слова. Давно несмазываемый механизм заскрежетал, ивот уже поражённый шатен входит вкрохотную ванную.
        - Так твоя комната тоже судобствами, - осматриваясь вновом помещении, произнёс приятель.
        - Выходит, да. Ая всё пользовался общей ванной. Ума неприложу, зачем надо было так всё прятать?
        - Тыже сам говорил, что твой прадед перерыл весь замок впоисках секретных комнат. Может, он так ничего иненашёл, вот исделал всвоей спальне такой своеобразный ремонтик. Гляди, он даже окно заложил, - указал Алет нанишу над ванной, вкоторой были сделаны полочки.
        Миша вочередной раз кивнул, разглядывая бутыльки спросроченными шампунями идругой парфюмерией деда.
        - Пологике, здесь вполне может поместиться сейф, - вернувшись вкомнату, предположил Алет, рукой измеряя расстояние достены сокном.
        - Как ты вообще догадался, что штурвал надо крутить? - оглядывая ничем непримечательную часть стены, спросил Михаил.
        - Унас используются подобные устройства вшахтах, - пожал плечами гном, постучав постене иубеждаясь, что внутри пустота.
        Ни снизу, ни сверху небыло видно щелей, ноих, как ивслучае двери ванной, могли скрывать плинтуса. Парни собирались уже прощупывать стену, когда сзади подошла Дина.
        - Подождите…
        И, ких изумлению, уверенно отсчитала отугла десять стеблей инадавила наодиннадцатый. Колено бамбука под её рукой неглубоко ушло встену идевушка, уцепившись завыемку соседнего стебля, открыла дверь темнушки.
        - Мы сглупили, - сказала она ошарашенным парням. - Уйму времени искали вкнигах записки, когда надо было обратить внимание насами книги. Это, - подняла она повыше том, что читала последние пару часов, - дневник твоего прадеда. Здесь восновном результаты его исследований, новконце есть… завещание, - струдом подобрала Дина подходящее слово. - Ивнём указано, как открыть эти двери, - кивнула она настену.
        - Так чегож ты молчала! - взвыл уязвлённый Алет.
        - Я только нашла, - собидой ответила девушка.
        - Неслушай его. Спасибо, - искренне улыбнулся Миша подруге, изрядно устав отвсех этих поисков.
        - Атам сказано про другие проходы икомнаты? - полюбопытствовал рыжеволосый парень.
        - Я неумею так быстро читать, - иона отдала опешившему её реакцией гному дневник.
        - Ночью прочту, - забрал уоскорблённо застывшего друга книгу Миша. - Нам всем пора как следует отдохнуть.
        Ребята сним были согласны. Алет, поборов вдуше раздражение, предложил напоследок разобраться стемнушкой.
        Настене задверью висел потемневший отвремени, нопо-прежнему идеально острый, короткий меч вобычных кожаных ножнах. Рядом наполке лежало несколько кинжалов. Под полкой стояли старые валенки. Всмежной стене располагались встроенные ящики синструментами, шпателями, кистями, валиками, краской…
        - Ну, теперь тебе только ремонт иделать, - прокомментировал Алет.
        - Зато будет, где хранить картины, - заметила Дина.
        Насвободной полоске стены справа нагвозде висел плащ, изкармана которого торчал свиток.
        - О, вот икарта, - первым схватил иразвернул бумагу бывший шахтёр.
        Они втроём склонились над начерченным отруки планом замка. Где-то чернила были размыты, где-то частично выцвели, новостальном схема была точна ипредельна понятна.
        - Смотрите, - первым заметил Миша пунктиром указанный ход изтренировочного зала.
        - Он ведёт вконюшни, - негромко промолвила Дина.
        - Интересно, почему тогда родители онем неупоминали? Идядя тоже.
        - Там, должно быть, простой люк, - предположила девушка. - Может, твои родные онём инезнают.
        - Давайте сходим ипроверим, - невидя смысла впустую рассуждать, засобирался Алет.
        - Лучше сутра, а? - взмолилась эльфийка.
        Миша её поддержал, иприятелю ничего неоставалось, как признать их правоту. Время приближалось кужину, апосле им ещё предстояло помогать другу развешивать обратно вшкаф одежду иприбираться втемнушке иванной: следовало выбросить все ненужные вещи, да ивлажную уборку сосмерти прадеда там явно никто неделал.

***
        Надругой день сразу после завтрака ребята спустились втренировочный зал. Однако сколькобы они неискали, потайной двери так иненашли. Наличие плана нисколько непомогло.
        Тогда друзья отправились вконюшню, намереваясь идти отпротивного. Панфилий, ближе кобеду зашедший дать сено коням, поражённо замер вдверях, наблюдая, как трое молодых людей орудуют вилами. Аребята, нежалея сил, пытались найти спуск вподземелье.
        - Вы что-то потеряли? - через какое-то время подал голос дворецкий.
        - Нет, спортом решили заняться, - нето пошутил, нето съязвил Алет.
        - Лошадям вредно слежавшееся сено, - добавила Дина, ничуть неуступавшая вработе парням.
        - Мы им накидаем травы, - пропыхтел уже порядком уставший Миша.
        - Может, вам подсобить? - всёже предложил старик.
        - Справимся, - вунисон заверили его ребята.
        Панфилий покряхтел удверей, да иушёл стричь кусты. Действия молодёжи были ему непонятны истранны, нокто он такой, чтобы выспрашивать планы юного господина иего друзей?

***
        - Ачто вообще говорится обэтом проходе вдневнике твоего деда? Он сам-то спускался туда? - приняв душ ипообедав, расположились они вМишиной спальне. Дина ушла напрогулку сМарфой иВарей. Вход вобозначенный накарте коридор они так иненашли.
        - Вчера, как вы ушли, я отрубился, - признался Миша, блаженно растянувшись насвоей постели илениво поглаживая устроившегося рядом дракончика.
        Тубан явно скучал взаперти, уже привыкнув повсюду сопровождать молодого хозяина.
        - Так чегоже ты ждёшь? Где дневник? - подскочил отнетерпения Алет, поддавшись вперёд.
        Миша достал изстола увесистый том, иони вдвоём склонились надним.
        «Историческое подтверждение легенд имифов. Автор - Т. Градов» - было старательно выведено чернилами наразвороте обложки. Ниже шла приписка обычной синей ручкой, сделанная, вероятно, намного позже:
        «Уважаемый читатель!
        Я незнаю, являешьсяли ты моим потомком или замок давно продан иты - его новый хозяин. Эти записи - результат моих многолетних исследований. Я немог их опубликовать: научный комитет изначально подверг сомнению идею исторического обоснования народных преданий. Ивсёже, я искренне верю, что труд мой небыл напрасен. Я покрупицам собирал информацию, которая находится втвоих руках. Прошу, отдай мой дневник вИА, декану философского факультета. Возможно, он сможет оценить мой труд подостоинству»
        Дальше стояла размашистая подпись прадеда.
        - ИА? - непонял Алет.
        - Историческая академия, - перевёл аббревиатуру Миша.
        - Ясно, - кивнул друг.
        Они принялись пролистывать записи. Оглавления предусмотрено небыло, темы глав (покрайней мере, напервый взгляд) разбросаны хаотично: вот «Существуютли насамом деле русалки?», далее - «Придуманная война», затем - «Рог единорога - зачем надо было наделять его мифическими свойствами?», через десяток страниц - «Подводные чудовища иих доисторические прототипы».
        - Да, незря твоего деда ввашей семье считают чуднЫм, - окончательно запутавшись внебольшой заметке относительно драконьего пламени, встряхнул головой Алет.
        - Помне, так он был гением, - несогласился шатен. - Просто ты ещё непривык крукописному тексту инекоторым оборотам.
        - Да здесь вообще одни термины, ипочерк ужасен!
        - Вполне разборчивый, - пожал плечами Миша.
        - Его только через лупу иразглядишь, - насупился гном, устав вчитываться вкаракули давно почившего старика.
        - Могу дать, - дочитав заметку, весело предложил хозяин комнаты.
        Изсобранных прадедом материалов следовало, что вдревности действительно существовал вид драконов, которые при опасности выдыхали пламя. Однако из-за ценной чешуи вулканники были истреблены. Дед Тимофей утверждал, что видел своими глазами нагрудник, сделанный изкожи последнего огнедышащего дракона. Он отличался удивительной прочностью илёгкостью и, порассказам владельца, нераз спасал вбою его жизнь. Размером вулканник превосходил все известные виды: «…слошадь, вставшую надыбы».
        - Давай листать сконца, - вспомнив, что именно там подруга прочла, как открыть темнушку, заныл Алет, которого угнетал монументальный вид дневника.
        Решив, что ознакомиться струдами прадеда можно ипозже, Миша уступил приятелю.
        Последние страницы дневника содержали краткую автобиографию автора. Прадедушка писал, что после смерти жены передал главенство родом единственному сыну иперебрался вкомнату убиблиотеки. Рассказывал, как увлёкся историей родового поместья истал изучать замок. Выкопав изсемейного архива, что хранится вкабинете, план здания, он больше года искал тайники, ноего чаяния неувенчались успехом. Тогда он решил переделать собственную комнату. Дед Тимофей подробно описал устройства замков потайных дверей.
        - Выходит, он специально запер проход вбиблиотеку, - вскользь заметил Миша, вспомнив, вкаком положении изначально находилась ручка-конёк.
        - Какой вэтом смысл? - глянул назакрытый шкаф Алет.
        Они вернулись кчтению.
        Через какое-то время, уже завершив ремонт, прадед вплотную занялся семейным архивом. И, словно внаграду заупорство, водном изстарых писем он нашёл упоминание опотайном ходе, ведущем иззамка вконюшни.
        «…Я небыл уверен, что конюшни неперестраивались, - писал дед Тимофей. - Когда строился замок, они могли располагаться исевернее, наместе теперешнего сарая. Поэтому я возобновил поиски взамке. Изписьма я знал, что проход идёт под землёй, исделал вывод, что искать дверь необходимо впогребе или втренировочном зале. Ноиздесь меня постигла неудача…»
        Тайный коридор наружу он так инесыскал. Напоследок он просил нового хозяина дневника несжигать его рукописи:
        «…Я столько сил вложил вмои исследования, стольким пожертвовал…
        Меня все считают безумцем, мой сын уверен, что я помешался после смерти его матери. Ноэто нетак. Я всю свою жизнь был предан прошлому, зачастую жертвуя настоящим. Сейчас, глядя навнуков, я всё чаще задаю себе вопрос: «Правильноли я прожил свою жизнь?».
        Этот дневник - единственное, что уменя осталось. Я слишком стар инемощен, чтобы начать всё заново. Я немогу вернуть время, чтобы увидеть первые шаги моего мальчика, услышать его первые слова… Я считал всё это неважным, заботился лишь отом, чтобы мой наследник получил достойное образование. Если ты держишь этот дневник, Лёня, знай, я всегда любил тебя итвою маму, как люблю ивас, мои дорогие внуки…»
        Вконце совсем мелко было что-то накарябано нанеизвестном языке. Алет, получивший-таки отдруга лупу, первым сообразил:
        - Это зеркальный шрифт! Спорим?
        Недоверчиво взглянув надруга, Миша поднял книгу, иони подошли кзеркалу. Извернувшись, при помощи увеличительного стекла, они всёже смогли разобрать:
        «Шкатулка ссокровищами вподсобке, нанижней полке»
        Немедля ни секунды, парни бросились ктемнушке. Убрав банки сгвоздями, молотки разных размеров, неизвестно зачем оказавшийся тутже набор колб изцветного стекла, оставшийся после ремонта бамбук, который давно пора было сжечь, друзья увидели небольшую шкатулку-сундучок изтёмного дерева сметаллическими полосками накрышке иминиатюрным замочком-засовом. Миша, как хозяин комнаты инаследник своего деда, осторожно взял её иперенёс нарабочий стол.
        - Надобы подождать Дину, - вспомнил он оподруге, прекрасно понимая, что она может обидеться, ведь накануне они сами поленились разобраться ссодержимым этих полок.
        Ивсёже любопытство пересилило. Найдя тысячу оправданий иуговорив свою совесть, Миша открыл шкатулку инепонимающе уставился насодержимое.
        - Иэто твой дед называет «сокровищем»? - разочарованно протянул Алет, выуживая изсундучка медальон намассивной цепочке.
        - Возможно он антикварный, - сильно сомневаясь всобственных словах, предположил Михаил.
        Алет раскрыл медальон, идрузья увидели портрет женщины среднихлет.
        - Твоя прабабушка?
        - Скорее всего.
        Миша, затаив дыхание, взглядом художника подмечал схожие черты между женщиной иотцом: изгиб бровей, некая суровость вовзгляде, несмотря наулыбку; тонкие губы. Небыло сомнений, что женщина напортрете - его родственница.
        Вдверь постучали. Вздрогнув отнеожиданности, Миша крикнул, что пришедший может войти. Это была, конечно, Дина.
        Заметив, чем они занимаются, девушка потребовала объяснений. Парни повинились ивнескольких словах пересказали послание Тимофея Градова потомкам, которое эльфийка вчера недочитала.
        - Неудержались они, - проворчала осуждающе Дина, однако развивать тему нестала: ей исамой нетерпелось взглянуть на«сокровища».
        Кроме медальона вшкатулке оказались монеты различных эпох, которые, возможно, что-то истоили. Также там лежал старинный перстень-печатка сгербом рода, считавшийся отцом утерянным. Остальное, навзгляд молодых людей, было обычным хламом: какие-то черепки, ржавые железки размером сноготь, чешуя, чей-тозуб.
        - Археологический мусор, - вынесла вердикт Дина, разглядывая зеленоватый медный наконечник стрелы.
        - Надо будет поискать вдневнике, - заключил Миша, ссыпая «мусор» обратно вшкатулку. Перстень он решил оставить себе, нопока нестал надевать, аспрятал вшкафу наполках содеждой.
        Глава 20. Воссоединение
        Утро выдалось пасмурным идождливым. Ребята, уже попривычке, после завтрака поднялись вкомнату Миши. Варя увязалась сними, нежелая играть водиночестве иосвобождённая отсегодняшних занятий сМарфой, которой срочно понадобилось уехать вгород.
        Много дней прошло стех пор, как юный Градов брал вруки кисти. Носегодня он вновь ощутил потребность выразить себя нахолсте и, установив мольберт, принялся самозабвенно творить, нисколько несмущаясь присутствием друзей. Да те иневозражали: судобством расположившись наширокой постели, Дина иАлет сувлечением разыгрывали партию вшахматы, принесённые девушкой извременной опочивальни. Фигурки были резными, выполненными судивительной точностью. Варя, следуя примеру брата ивыпросив утого альбомный лист, высунув отусердия кончик языка, рисовала застолом акварелью радугу икоролевский дворец, вкотором можно было угадать их замок.
        Однако идиллия продлилась недолго. Неуспел Миша закончить эскиз, как услышал сверху какое-то шебуршание. Поспине пробежал холодок: он совершенно забыл, что Варя недолжна видеть Тубана. Клетку заненадобностью (после их возвращения она всё равно пустовала) он спрятал втемнушку, дракончикже облюбовал шкаф, накотором доэтой минуты испал, невидимый задекоративными узорными бортиками. Ивот зверёк проснулся, итеперь синтересом выглядывал изсвоего укрытия.
        Варя, отвлечённая отработы накрывшей комнату тишиной, оглянулась настарших ребят и, проследив заих взглядами, посмотрела нашкаф.
        - Ой, акто там? - заметив крохотную мордашку дракончика, ввосторге прошепталаона.
        Тубан, нечувствуя угрозы отмаленького человека, спланировал настол илюбопытно вытянул шею, наблюдая зареакцией девочки. Варя сумилением глядела назверька инерешалась протянуть кнему руку.
        - Он неукусит, - сознавая свою оплошность, подбодрил сестру Миша. - Она своя, Тубан, - обратился он кпитомцу.
        Дракончик первым ткнулся девочке взамершую наполпути ладошку. Варя стаким трепетом стала его гладить, что убрата защемило сердце. Вэто мгновение он даже был готов отдать любимца сестре, лишьбы непришлось объясняться.
        Друзья, нежелающие вмешиваться всемейные дела приятеля, вернулись кшахматам, старательно изображая всякое безразличие кпроисходящему.
        - Он твой? Откуда?
        Именно этих вопросов Михаил ихотел избежать. Смотря вшироко распахнутые глаза цвета тёмного шоколада, он чувствовал себя последнем лгуном ипредателем.
        - Мне прислал его напоследний день рождения дядя, - отвёл он взгляд, внезапно заинтересовавшись затянутым тучами небом заокном. - Сусловием отца, что я буду держать его вкомнате инепокажу вам сОскаром, - подсознательно стремясь оправдаться, добавил юноша.
        - Папа тебе разрешил? - надломившимся голоском переспросила Варя, словно надеясь, что неправильно его поняла.
        - Прости, я немог ослушаться, - заставил себя посмотреть насестру Михаил.
        Девочка, продолжая поглаживать дракончика, перевела взгляд сбрата назверька иобратно. И, кизумлению старших, промолвила:
        - Ябы тоже так поступила.
        - Чего? - воззрился надевчушку Алет, недоверяя собственным ушам. Он представлял, какой скандал устроилабы ему иродителям Тайна вподобной ситуации, иожидал нечто подобное иотсестры друга, нота повела себя, как взрослая.
        - Ты правда наменя несердишься? - присел Миша накорточки рядом сВарей, чтобы их лица оказались наодном уровне.
        - Я нескажу папе, что знаю онём, - вполне серьёзно кивнула Варя, и, озорно прищурившись, спросила, - АОскар твоего дракончика видел?
        - Нет, - чувствуя, будто огромный груз свалился сего плеч, признался юноша. - Хотя догадывается, что я завёл хомяка.
        Девочка рассмеялась, приняв его слова зашутку иявно довольная, что узнала тайну раньше старшего брата.
        - Можешь играть сним, когда захочешь, - нарадостях разрешил Миша сестре.
        - Она его замучает, - полушёпотом попытался вразумить друга Алет.
        - Да ладно, дракончик ведь неигрушка: захочет - улетит, - вмешалась Дина, защищая права подруги.
        Вобед одракончике узнали ивернувшиеся изгорода Панфилий сМарфой: больше небыло смысла запирать его вкомнате.

***
        Они собирались расходиться поспальням, когда вбиблиотеку, постучавшись, вошёл Панфилий иобъявил оприбытии Мишиного дяди. Недоверчиво иодновременно радостно переглянувшись, ребята бросились напервый этаж, обгоняя друг друга. Варя ктому времени давно спала, да изаокном уже появились первые звёзды.
        Чудом ненавернувшись налестнице, Миша замер напоследней ступеньке. Сзади тяжело отбега дышали друзья, ноюноша смотрел только надверь, вкоторую вэту минуту входила целая делегация воглаве сдоболи знакомым мужчиной.
        Виктор усмехнулся, заметив их. Миша услышал позади себя сдавленный вздох ипочти неразличимый шёпот: «Папа…». Он сразу определил, кто изприбывших приходится отцом подруге: крепкий мужчина ссединой вволосах итёмно-зелёными глазами. Он шёл поправую руку отдяди и, только увидев дочь, быстрым шагом приблизился кним. Дина, зарыдав отпереполнявших её эмоций, бросилась ему навстречу.
        Тем временем Алет иМиша разглядывали второго эльфа вприбывшей компании: молодого парня сдлинным луком вруках иколчаном стрел заспиной. Да, навид он действительно был «милым»: смазливое личико, василькового цвета глаза, тонкие аристократические черты, аккуратные усики над верхней губой, пепельного цвета волосы, ниспадающие доплеч.
        - Мажор, - почти неразжимая губ, выплюнул Михаил, чтобы кроме друга никто неуслышал.
        - Вполне так ничего внешне, - неразобрал сарказма Алет.
        Миша огорчился, поняв, что заранее осудил человека, даже вскользь неуспев пообщаться. Исчегобы эти неприязнь ираздражение? Раньше он засобой такого незамечал.
        - Барат, - шепнул ему наухо Алет, кивнув всторону последнего мужчины: мускулистого, вкожаном жилете исповязкой наголове.
        Наёмник держался позади всех, левая рука его лежала нарукояти меча, он осматривался стаким видом, будто влюбой момент наних мог напасть неведомый враг или дикий зверь. Ихотя мужчина старался выглядеть расслабленным испокойным, его скулы выдавали напряжение.
        Последней вэтой пёстрой компании была невысокая немного полноватая женщина сэкстравагантной причёской: левая часть её головы была коротко стрижена, асправа волосы заплетены всотню косичек, переплетённых между собой иперехваченных яркой заколкой-бабочкой. Да исам цвет волос был неопределён - отжвачно-розового дофиолетового.
        Мужчины имолодые люди обменялись рукопожатиями, после чего Виктор представил их друг другу. Женщина оказалась известным столичным адвокатом, Светланой Морозовой. Откуда удяди такие связи, для Миши, как всегда, осталось загадкой.
        - Ипочему неспим, молодёжь? - как только все перезнакомились, строго спросил Барат, оставив, наконец, свой меч впокое.
        - Я тоже рад тебя видеть, - нахально парировал Алет, неутруждая себя ответом назаданный мужчиной вопрос.
        Наёмник лишь хмыкнул, спуская наглость юноше срук. Направах старых знакомых они позволили себе перекинуться ещё парочкой ничего незначащих фраз, после чего Виктор пригласил всех проследовать вгостиную.
        Разбуженная Марфа уже успела разогреть остатки ужина инакрыть настол. Изкухни доносился шум спешной готовки, иПанфилий, взявший насебя роль официанта, то идело приносил дополнительные салаты изакуски. Врезультате гости наелись, изастолом начались обычные светско-дружеские разговоры.
        Виктор спросил ребят, чем они занимались вего отсутствие. Естественно, друзья нерассказали идесятой части, отделавшись односложными ответами: «смотрели новости», «гуляли», «читали». Динин отец выспрашивал удочери подробности её рабства. Потом Миша поинтересовался удяди, как они добрались.
        - Я получил твою записку уже награнице Долины, - попивая горячий чай, благодушно произнёс Виктор. - Конечно, я продолжил свой путь.
        - Он прибыл вдеревню и, ничего необъясняя, потребовал созвать Совет, - подхватил эстафету Динин отец.
        - Совет? - встрепенулся Миша, припомнив безумные слова мастера, который собирался подчинить себе весь мир, вступив внекий Совет.
        - Старост Долины Водопадов, - пояснил мужчина иулыбнулся, заметив налице молодого человека недоумение. - Неужели вы никогда неслышали олегендарном Совете эльфом - могущественных колдунов иволшебников века сего?
        - Наша территория подчиняется королю, ноунас нет органов самоуправления, как востальных областях, - решил блеснуть своими познаниями дотого молчавший Фрол. - Деревни выбирают своих представителей - старост, иуже они шестеро назакрытых собраниях решают возникающие внашей жизни вопросы, иногда рассматривают даже частные проблемы, вих власти исуд…
        - Авнашем крае действует Совет Мастеров, - встрял вего монолог Алет, желая показать, что неодни эльфы такие особенные.
        Фрол внимательно нанего посмотрел, словно неверя, что перед ним сидит гном. Алетже выпрямился, стараясь выглядеть ещё более рослым.
        - Неудивляйся, мой ученик действительно уроженец гор, чистокровный, я лично знаком сего семьёй, - весело подтвердил догадку эльфа Виктор.
        - Итак, наСовете известный нам торговец Диран поведал твою историю, - вернулся крассказу сидевший рядом сДиной мужчина, взглянув наМишу.
        - Фактически, я представил всё внесколько изменённом свете, - добавил кего словам дядя. - Я нехотел выставлять своё истинное имя навсеобщее обозрение. Агафон иФрол узнали омоей причастности ко всему уже вдороге.
        - Зачем подобные предосторожности? - упрекнул его староста эльфов.
        - Ая вот давно подозревал, что стобой, Диран, невсё чисто, - заметил Барат. - Слишком уж ты образованный иблагородный для рядового менялы.
        - Какбы то ни было, я рассекретился, - снеким сожалением признал Виктор. - Иначе Светлану мне было незаполучить.
        Женщина, окоторой говорил дядя, осуждающе покачала головой иповедала молодым людям освоём участие вовсём этом безобразии:
        - Я как раз выиграла одно сложное изапутанное дело, когда пришла телеграмма отбарона Градова, что его брату нужна правовая помощь. Виктора я знаю давно, иобычно дела, которые он мне поручал, приносили неплохой… гонорар, - Светлана стрельнула вовладельца замка многозначительным взглядом. - Конечно, я удивилась подобной срочности, однако сочла возможным поехать.
        - Мы захватили её уже наподъезде кокругу. Очень надеюсь, что больше отайне Дирана неузнает ни одна живая душа, - где-то даже сугрозой глянул дядя наБарата иФрола. Видать, впорядочности остальных он несомневался.
        Взглянув начасы, Виктор отметил, что даже хорошо, что ребята ещё неложились. Единственную взамке незанятую комнату он определил отцу Дины, старосте Агафону. Саму эльфийку он попросил переселиться вдетскую, где спала Варя иоткуда ещё невынесли старую кровать Оскара. Дина, пожав плечами взнак безразличия, ушла перетаскивать вещи. Её опочивальня перешла госпоже Морозовой.
        Алету досталась пустующая малая детская, его спальню Виктор отдал Барату. Собравшийся было возмутиться подобной несправедливости друг вовремя прикусил язык, исподлобья взглянув насамодовольно ухмыляющегося наёмника. Да исучителем спорить было бесполезно.
        Осталось лишь найти комнату Фролу. Естественно, оспальне родителей или Оскара речи даже нешло.
        - Можно изкабинета перенести ко мне кушетку, - нашёлся Миша, чем вывел дядю изглубокой задумчивости. - Пускай Алет пока спит уменя.
        - Замечательно, тогда, Фрол, ты переночуешь эту ночь вдетской, - обрадовался найденному решению Виктор.
        - Как скажете, - спокойно воспринял информацию лучник.
        Мише опять стало стыдно: своим предложением он пытался унизить Фрола, воображая, вкакой «восторг» придёт эльф, зайдя вбывшую Варину комнату. Нотот оставался непробиваем, готовый, вероятно, спать даже накрыше вниз головой. Нетакой уж он, выходит, исамовлюблённый, как утверждала подруга.
        Глава 21.Кто дал вам право судить?
        Улеглись только срассветом, поэтому дообеда замок окутывала сонная тишина. Проснувшаяся сутра Варвара долго бродила попустынным коридорам, удивлённая отсутствием нетолько друзей, которые любили подольше поспать, ноиприслуги. Подумав, девочка нестала никого будить. Она догадалась, что ночью прибыли гости, ведь веё комнате сейчас мирно спала Дина. Спустившись вниз инайдя вхолодильнике бутерброды исок, Варя позавтракала. Она так ипросидела там, смотря потелевизору мультфильмы, пока накухню невошла заспанная изевающая Марфа.
        - Дорогая, ты давно встала? - соображая, чембы покормить ребёнка, спросила женщина.
        Варя, обрадованная, что хоть кто-то поднялся, сообщила няне, что уже поела, истала расспрашивать, кто это кним вчера пожаловал.

***
        Обед, для большинства обитателей замка оказавшийся завтраком, прошёл внапряжённом молчании. Поего завершении Виктор, заранее попросивший Панфилия свозить Марфу иВарю вовторой половине дня вконтактный зоопарк, объявил обобщем сборе через полчаса вбиблиотеке. Мише он также велел прихватить ссобою чудесную воду.
        Варя, почуявшая, что взамке будет обсуждаться что-то весьма важное иинтересное, запротестовала, услышав опредстоящей поездке. Девочка несомневалась, что дядя специально хочет отнеё навремя избавиться, иеё обижало, что отсылают только её. Однако когда тётя Марфа упомянула про зоопарк, вкотором она сможет нетолько понаблюдать заживотными, ноипотрогать идаже покормить их, Варя сдалась ипоспешила переодеться для прогулки.
        - Как спалось? - поднимаясь всвою комнату, спросил Миша уоказавшегося рядом Фрола.
        - Спасибо, неплохо, - вежливо ответил лучник.
        - Ты прости, что я так тебя подставил скомнатой. Наверно, неудобно было спать накороткой кровати, - всёже нашёл всебе силы извиниться шатен.
        Сегодня ночью он долго неспал. Уступив Алету кровать, юный Градов всё возвращался мыслями клучнику, которого невзлюбил спервого взгляда, пока неосознал, что просто ревнует. Да, он ревновал эльфа кДине. Доэтой ночи он даже незадумывался освоих чувствах кподруге, атеперь вдруг понял, что она ему небезразлична. Он ещё ни разу невлюблялся, инесмог вспомнить, когда вообще умудрился так увлечься девушкой. Наверно, всё началось втот день, когда их взгляды впервые встретились, ион увидел её глаза. Какбы то ни было, Миша твёрдо решил, что непозволит себе плохого отношения кгостю, тем более Фрол непросто парень, аеё официальный жених. Ивсёже он намеревался при удобном случае расспросить лучника. Себя Миша убеждал, что просто хочет быть уверенным всчастье подруги.
        - Уменя был ссобой спальник, я спал наполу, - без укора, как-то даже обыденно, произнёс Фрол.
        Это известие ещё сильней пристыдило юношу, ноон мужественно продолжил:
        - Дина упоминала овашей помолвке. Это правда?
        Шедший позади Алет благоразумно невмешивался вих разговор. Они втроём остановились вкоридоре второго этажа. Фрол оглядел молодого барона сголовы доног.
        - Допустим, правда, - наконец сказалон.
        Миша почувствовал, как помимо его воли пощекам разливается румянец. Эльф без слов всё понял ибеззлобно рассмеялся:
        - Ты что, втюрился внеё?
        - Полюбил, - тихо исправил его грубость Миша, еле заставив себя неопускать глаза. Смотреть налучника было для него вэту минуту невыносимо.
        - Прости, - снотками превосходства вголосе извинился Фрол, - ноутебя здесь без шансов: мы сАгафоном уже обо всём договорились.
        - Акакже мнение Дины? - пришёл напомощь другу Алет.
        - Она ислова против несказала, - пожал одним плечом лучник, всем видом показывая, что ему, впринципе, наплевать, посвоей воле или нет дочь старосты пойдёт занего замуж.
        - Конечно, поставили перед фактом, - проворчал гном.
        Опечаленный Миша чувствовал себя донельзя глупым. Его переполняла жалость кподруге, которой достанется неуважающий её чувства ижелания муж, новтоже время он абсолютно незнал, что сказать.
        - Забудь ты оней, - по-приятельски хлопнул Флор его поплечу. - Малоли девчонок вокруг? Сколько тебя? Тринадцать? Она ведь старше тебя. Когда возмужаешь, она будет уже старухой. Зачем тебеэто?
        - Мне через месяц пятнадцать, - огрызнулся Миша. - Игод-два разницы ничего незначит.
        - Как знаешь. Хочешь всю жизнь страдать отнеразделённой любви - твоё право, - вголосе эльфа послышалась сталь. Теперь он говорил смолодым бароном наравных.
        Возможно, онибы ещё долго так стояли, носнизу послышались лёгкие шаги. Оглянувшись, юноши увидели причину их разговора имгновенно смолкли. Дина подозрительно обвела всех взглядом. Лучник, сделав вид, что почистой случайности оказался вподобной компании, сдостоинством ушёл. Миша иАлет тоже поспешили вовременно общую комнату.

***
        - Как ты думаешь, они заберут воду? - вытаскивая изтемнушки бутылку стаинственной жидкостью, спросил друга Миша, намеренно избегая темы состоявшегося случником разговора.
        - Бесспорно, - кивнул Алет, прекрасно понимая его состояние.
        Пораскинув мозгами иприкинув возможные варианты, парни вспомнили про набор колб прадеда. Достав парочку, они, стараясь непролить ни капли, наполнили их живою водой испрятали наразные полки.
        Когда они, наконец, пришли вбиблиотеку, там собрались уже все гости. Виктор появился последним, скартой, что ребята когда-то «испортили», вруке. Разложив её накруглом столе, мужчина придавил края книгами, чтобы карта нескручивалась, илишь затем обвёл всех взглядом, желая убедиться, что все всборе. Жестом попросив уплемянника бутылку, Виктор нахмурился. Неуспел Миша всё объяснить, как вмешалась Дина, рассказав взрослым, что спомощью этой воды друзья избавили её оттёмных чар исписав весь расход насебя. Посетовав нарасточительность подопечных (воды оставалось чуть меньше половины бутылки), барон Градов приступил кобсуждению предстоящей «операции» ираспределению ролей.
        - Итак, мы должны обезвредить Конрада изапечатлеть нафотоаппарат волка, желательно вмомент обращения. Света, тебе будет достаточно фотографии вкачестве доказательства?
        - Вполне, - серьёзно кивнула адвокат.
        - Ачто будет с… - Миша запнулся, смущённый направленными нанего взглядами, нозакончил, - смоими друзьями?
        - Оборотнями? Думаю, ты лучше нас всех представляешь, какую они представляют опасность, - Барат, скрестив нагруди руки, откинулся наспинку кресла.
        - Ичто вам может сделать заяц? - ощущая нехорошее предчувствие, вупор уставился он нанаёмника.
        - Миша, - успокаивающе положил ему наплечо ладонь дядя, мягко заставив подростка повернуться ивзглянуть насебя. - Тыже сам упоминал, что остальные двое превращаются вволка имедведя, аэто далеко небезобидные зверюшки.
        - Представь, что будет, если их завербуют разбойники, - опять подал голос Барат.
        - Но… выже нестанете их убивать? - похолодел отужаса шатен.
        - Если они поведут себя разумно, то нет, - пообещал Виктор.
        - Разумно?! - систерическим смешком переспросил Михаил, всем сердцем переживая заучасть друзей. - Вы ворвётесь вих дом, дозубов вооружённые, ирассчитываете, что они без паники тутже сдадутся? Неужели все вы, - он неопределённо обвёл рукой присутствующих, - непостаралисьбы защититься или хотябы убежать?
        - Они оборотни! - выплюнул Фрол, сяростью взглянув наотмеченный накарте кругляшок.
        - Аты - эльф, - парировал Миша. - Они лишь жертвы обстоятельств, притом повине вашего односельчанина. Несправедливо их наказывать.
        - Повине одного изних ваша семья вопале, атвой отец сейчас сидит втюрьме, - напомнила мальчику Светлана.
        - Стечение обстоятельств, - сжаром возразил юноша. - Зачто они заслуживают смерти? Только зато, что мастер выкрал их изсемей ипоставил перед выбором: либо умереть, либо принять прОклятыйдар?
        - Уних был выбор, - несогласился Барат. - Ты-то выжил, так инестав зверем.
        - Мне помогли, - несомневаясь, что особытиях наозере известно всем присутствующим, протестующе заметил Миша. - И… я выбирал тогда смерть, - уже спокойно итихо добавилон.
        Все замолчали. Казалось, пролети над головами муха, находящиеся вбиблиотеке отчётливо услышалибы нетолько её жужжание, ноивзмахи крыльев.
        - Мы постараемся непричинить вреда твоим друзьям, - через несколько минут нарушил тишину вновь взявший его заплечи дядя. - Обещаю.
        - Можно, мы пойдём свами? - понимая, что подобного шанса спросить может больше непредставиться, прошептал шатен. - Я поговорю сними. Я знаю, они смогут отказаться отдара, - уже громче, чтобы слышали все, сказал Миша. - Ноэто должен быть только их выбор. Осознанный, аневынужденный.
        - Нет, - отрезал Агафон, мельком взглянув надочь. - Это слишком опасно.
        - Умастера нет больше силы, - заспорил юный барон. - Дима иВова - вполне адекватные парни. Кирилл… сним будет сложнее, ноя уверен, когда он поймёт, что накону, примет правильное решение.
        - Мы неможем полагаться только натвои предположения, - корча изсебя взрослого (коим, впринципе, он иявлялся), встрял Фрол.
        - Но…
        - Он прав, - перебил племянника Виктор, возвращаясь кстолу. - Ия запрещаю вам троим, - поочереди посмотрел он наребят, - покидать замок. Я лично распоряжусь, чтобы Марфа иПанфилий проследили заэтим, пока мы невернёмся, - затем мужчина оглядел своих товарищей пооружию. - Выдвигаемся нарассвете.
        Барат, Агафон иФрол согласно кивнули. Угоспожи Морозовой было отдельное поручение: после ужина Виктор должен был отвезти её вгород вгостиницу, где жила Иола. Женщине-адвокату предстояло переговорить сдействующим защитником отца ипохлопотать над переносом слушания наближайшие выходные. Дядя несомневался, что ктому времени все доказательства непричастности их семьи кинциденту сдочерью графа будут уних наруках.
        Миша, бухнувшись надиван между друзей, слабо прислушивался кпланам взрослых, поглощённый мрачными мыслями. Он был уверен, что если Вова встрахе вдруг обернётся медведем, никто извзрослых непомедлит прикончить его. ОКирилле иговорить нечего - его просто свяжут иотправят втемницу, как главного виновника всех бед. АДима? Окажетсяли он настолько ловким, чтоб ускакать, или стрела лучника догонитего?
        Голова начинала болеть, ношатен немог отделаться отощущения, что, несмотря навсе обещания, никто небудет разговаривать соборотнями. Может, заставить отречься отдара ипопытаются, ночто толку, когда друзья будут досмерти напуганы?
        Алет легонько пихнул его вбок. Собрание завершилось, аон этого даже незаметил.
        Глава 22.Дима
        Наступил вечер. Когда Марфа уложила Варю, вернувшийся изгорода Виктор разогнал молодых людей поспальням. Более того, он взял уПанфилия запасной ключ изапер комнату племянника снаружи, оставив ключ взамке, притом повернув таким образом, чтобы его невозможно было выбить спротивоположной стороны. Навозмущённое заявление Алета: «Аесли мы втуалет захотим?», - дядя ответил, что ничего сними неслучится, потерпят, аутром Марфа их освободит.
        - Итак будет каждую ночь, пока я невернусь, - уходя отдвери, добавил Виктор.
        - Приехали, - откинулся наподушку приятель. - Знаешь, когда он был Дираном, никогда меня незапирал.
        - Досегодняшнего дня меня тоже, - уныло отозвался Миша.
        Почти час вкомнате стояла тишина. Солнце окончательно спряталось загоризонтом, сгустились сумерки. Неговоря ни слова, Миша отложил дневник прадеда, который доэтого пытался читать, истал переодеваться. Алет также молча наблюдал поверх своей книги, как друг натягивает чёрные джинсы, надевает тёмную футболку, достаёт изшкафа ветровку.
        - Икуда ты собрался? - когда шатен полез зачем-то втемнушку, негромко спросил гном.
        Однако втишине комнаты его голос прозвучал удивительно звонко. Миша обернулся скрасноречивым выражением лица «неотговаривай, бесполезно»:
        - Я должен сними поговорить, - смрачной решимостью ответил младший Градов. - Для них, - кивнул он всторону двери, - ученики мастера - потенциальная угроза. Несейчас, так вбудущем. Им легче их уничтожить. Адля меня… Я жил сними, понимаешь? - вего голосе появилось отчаяние. - Я тоже обучался умастера, мы вместе работали, отдыхали, они знают про Тубана… Они мои друзья.
        - Я стобой, - ненуждаясь вотдельном приглашении или разрешении, отложил книгу Алет, незаботясь даже положить между страниц закладку.
        - Ненадо, - всё-таки попытался разубедить его Миша.
        - Уменя дома были друзья, ноя неуверен, что хоть один изних рискнулбы своей жизнью ради меня. Я нехочу из-за собственного малодушия потерять такого друга, как ты, - ион первый снял состены меч, закрепив его напоясе. - Умирать, так вместе.
        Миша нервно усмехнулся его шутке, нобольше возражать нестал. Откровенно говоря, он почувствовал огромное облегчение оттого, что пойдёт неодин.
        Снаряжаясь вдорогу, парни кроме оружия взяли поколбе сводой идавно обнаруженную среди книг старую карту страны. Конечно, поточности она уступала дядиной, нодорога вгоры вте века уже существовала, поней они иотметили приблизительные расположения озера иизбушки.
        Они думали уже отправляться, как неожиданно состороны потайного прохода вбиблиотеку, которым они инамеривались воспользоваться, раздался глухой стук. Понимая, что кроме Дины никто озапасном выходе незнает, парни тяжело вздохнули: кого-кого, аэльфийку вопасное путешествие они брать ссобой несобирались.
        - Все спят, вы готовы? - когда парни впустили её, без предисловий оглядела их Дина. Сама она тоже была вджинсах, кроссовках инеприметной кофте скапюшоном.
        - Тебя незаперли, - поражаясь подобным упущением состороны учителя, недовольно констатировал Алет.
        - Ошибаешься, - лучась энтузиазмом, весело покрутила головою Дина. - Просто неодин ты унас умеешь вскрывать замки.
        Сказать, что парни были поражены подобным признанием, означало ничего несказать. Адевушка тем временем, горделиво прошествовав кскрытой двери, взяла себе изкладовой два кинжала.
        - Слушай, они ведь все решат, что это ты нас освободила, - попытался воззвать кеё здравому смыслу Миша. - Дядя знает, что мы изнутри замок невскроем. Думаю, ввашей сВарей спальне он ключ неоставил.
        - Ну ичто? - беззаботно махнула рукой Дина. - Вообще-то я иду спасать родного дядю.
        - Мастера? - удивился её намерениям Алет.
        Мишаже ничего несказал, алишь задумчиво нанеё посмотрел.
        - Я так подумала, что если возможно помочь его ученикам, то иему можно, - несовсем уверенно молвила Дина.
        Кизумлению гнома, Миша кивнул идал эльфийке третий изчетырёх пузырьков. Последний он всёже решил оставить про запас.

***
        Втроём крадучись спустившись напервый этаж, они обнаружили, что дверь чёрного входа заперта (через парадный они инедумали выходить). Ожидая чего-то подобного, Миша открыл одно изокон. Ставни предусмотрительно были закрыты, притом нанаружный крючок, анеизнутри. Ноиэто небыло бедой: между створками оставалась достаточная щель, чтобы прошёл нож. Поддев крючок, он распахнул ставни ипервым спрыгнул вросшие под окнами розовые кусты. Следом выпрыгнул Алет, струдом удержавшийся отнелестного комментария вадрес садовника. Вместе они помогли спуститься Дине.
        Мужественно необращая внимания нацарапавшие их ветки, ребята выбрались изкустов и, уже незаботясь оскрытности, уверенные, что обитатели замка давно почивают, бросились кконюшне. Оседлав трёх коней, они вовесь опор помчались всторону леса.

***
        Кони перешли нашаг. Ребята держались лесной полосы, время отвремени сверяясь скартой.
        - Ану, стой! - разрезал ночную тишину грубый ивластный голос.
        Испуганно придержав лошадей, друзья стали оглядываться. Набеду, они нарвались наночной дозор. Заметив уодного изстражников арбалет, молодые люди побоялись пришпорить коней. Документы Алет сМишей ссобой невзяли.
        - Кто такие? - басом спросил остановивший их мужчина, внешность которого показалась Мише смутно знакомой.
        - Мы, ээ.. - шатен пытался придумать разумный ответ, но, как назло, вголову абсолютно ничего неприходило.
        - Унас послание для гномов, - пришёл напомощь Алет. - Велено передать изуст вуста.
        - Какое послание? - подозрительно уставился нанего бородатый.
        - Секретное, - моментально откликнулась Дина, парни энергично закивали.
        - Ой, непохоже, - оглядев их илошадей, заметил стражник.
        - Ни сумок, ни рюкзаков, - согласился второй. - Да икакой безумец отправит детей сподобным поручением? Гномы - это невсоседнее село съездить, неодин день впути.
        Бородатый стражник зажёг факел, чтобы лучше рассмотреть задержанных. Всвете его Михаил разглядел выбивающиеся из-под шлема второго стражника кучерявые пряди идонего, наконец, дошло, что именно эти стражники обнаружили их стоянку иувели излесу Оскара втот памятный день.
        - Гляди, Лёха, да унас тут настоящие эльфы! - ещё доконца неверя вподобную удачу, бородатый взял коней юношей под уздцы, чтобы те, чего доброго, недали дёру.
        «Попали» - это была единственная мысль, пронёсшаяся вголове Алета.
        - Нетотли это сын барона? - вглядываясь влицо шатена, предположил кучерявый.
        Его напарник, неотпуская второй рукой лошадей, достал бумагу, накоторой были портреты разыскиваемых Градовых, истал внимательно сверять соригиналом:
        - Аты, кажись, прав, - непредвещающим ничего хорошего ребятам тоном признал бородатый.
        Лёха аж руки потёр отрадости:
        - Да точно тебе говорю: таких странных волос ни укого больше нет, да иглаза…
        - Авторой тоже изних? - придирчиво глянув нагнома, спросил главный стражник.
        - Да ну, Серёж, тот постарше быть должен. Эй, Вань, иди сюда, чего там стоишь, как неприкаянный?
        УМиши замерло сердце, когда изтемноты востровок факельного света вступил третий дозорный. Это был Оскар.
        - Взгляни, - сунул ему под нос фоторобот тот, кого назвали Сергеем. - Смахивает наэтого? - кивнул бородатый наАлета.
        - Это неон, - даже невзглянув нагнома, отрезал молодой стражник.
        - Да ты приглядись хорошенько, - Алексей, укоторого ибыл арбалет, подбадривающе хлопнул его поплечу.
        Миша догадался, что это убрата, должно быть, одно изпервых патрулирований, итот теперь разрывался между чувством долга исемейными узами.
        - Я говорю, это неон, - ещё твёрже ответил Оскар.
        - Ты нанего даже непосмотрел, - недоумевал начальник отряда.
        - Этот портрет мой, - решившись, Оскар поднял глаза ивзглянул насвоих товарищей пооружию.
        Собравшиеся немного повеселиться ипотрепать нервы задержанным стражники вшоке уставились намолодого человека.
        - Вань, ты, видать, шибко устал, перенервничал, - сискреннем сочувствием заговорил отошедший отпотрясения Сергей.
        - Ага, первый захват, да ещё целой банды - это тебе нешутки, - поддакнул Лёха.
        - Я Оскар Градов, старший сын инаследник барона Александра Градова, - беспощадно отчеканил «Ваня» и, вынув меч, приготовился защищаться.
        Михаил, неожидавший отбрата столь самоотверженного шага, незаметно вынул кинжал. Краем глаза он заметил, что друзья тоже достали оружие.
        - Успокойся, это всего лишь нервный срыв, - наплевав назадержанных, командир отряда отпустил коней имедленно сделал шаг всторону подопечного.
        - Я вздравом уме, - напряжённо следя забородатым, продолжал гнуть своё Оскар. - Имеч, что уменя вруках, я тогда ненашёл. Он был мой. Подарок отца.
        Осознав, что младший товарищ нешутит, Сергей сАлексеем вступоре перевели взгляд снего напленных иобратно. Воспользовавшись их растерянностью инежеланием калечить «своего», Миша, вголову которого пришла неожиданная идея, демонстративно спрятал кинжал испешно заговорил:
        - Мы отправляемся кболоту. Туда, где вы нашли… Ваню. Там живёт тот, кто напал награфскую дочь. Если вы нам поможете, мой дядя вас наградит.
        - Поясни, что ты имеешь ввиду, - взяв себя вруки истараясь несмотреть напредавшего (аточнее, обманувшего) их Оскара, велел бородатый, вновь взяв коней под уздцы.
        - Оборотень, которого вы ищите, - горячо ответил юноша. - Он неимеет отношения кнашей семье. Это один изучеников колдуна.
        - Колдуна? Что зачушь! - презрительно глянул намальчика арбалетчик.
        - Он говорит правду, - вмешалась эльфийка. - Наболоте вЧёрном лесу живёт одержимый… эльф, - она благоразумно опустила тот момент, что колдун приходится ей близким родственником.
        - Исейчас он лишён своей силы, - продолжал, словно вгорячке, Миша. - Выже слышали про пропавших детей? Это он набирал себе учеников. Иесли мы поторопимся, то можем спастиих.
        - Даже если всё это неложь, - медленно, обдумывая каждое сказанное подростком слово, наконец произнёс бородатый. - Как вы втроём намеревались победить колдуна, даже пусть необладающего настоящей магией, иоборотня? Неговоря уже одругих упомянутых вами учениках.
        - Кто-то ведь должен, - резонно заметил Алет.
        Его фраза покоробила стражников, явно воспринявших упрёк всвою сторону. Вполголоса посовещавшись, они, квящему удивлению друзей, согласились отправиться сними.
        - Ноесли это хитрость или злая шутка, клянусь, вы пожалеете, - грозно предупредил их Сергей.
        Пришлось потесниться исесть наконей подвое.

***
        Оказалось, что стражники прекрасно помнят дорогу. Крассвету они свернули влес, отпустив лошадей. Миша надеялся, что те найдут дорогу домой (очень нехотелось потом объясняться перед дядей ещё запотерю животных).
        Вскоре они вышли креке, именно нато место, где когда-то Оскар сМишей устроили ночлег. Вон икусты, закоторыми прятался шатен. Благополучно перебравшись натот берег, путники огляделись. Сил идти дальше ни укого неосталось.
        - Привал, - грузно присев назаросшую травой груду хвороста, служившую некогда братьям постелью, объявил начальник отряда.
        Они разожгли костёр идаже перекусили скудными запасами стражников, когда над лесом взошло солнце иосветило поляну.
        - И, что дальше? - обведя взглядом юных авантюристов, привалился кдереву кучерявый Алексей, стянув сголовы шлем.
        - Давайте хоть немного поспим, - взмолилась Дина, растянувшись напрохладной земле ииспользуя вкачестве подушки Мишины ноги.
        - Поддерживаю, - поднял руку, будто при голосовании, Алет.
        Миша, еле дыша, боясь случайным движением потревожить подругу, молча кивнул. Оскар был солидарен совсеми. Витоге, решение приняли, правда бдительные стражники, опасаясь, какбы вовремя их сна молодые люди несбежали, установили дежурство, как они выразились, «для безопасности».

***
        - Стой! Кто идёт? - всего через пару часов разбудил ребят грозный голос Сергея.
        Совершенно невыспавшись иструдом разлепив глаза, Миша увидел… дядю. Тот был явно зол, иэто ещё мягко сказано.
        - Я барон Виктор Градов, - представился он стражнику и, разувшись, перешёл реку.
        Стражники, уже ничему неудивляясь, лишь махнули рукой, мол, «наодного больше, наодного меньше - какая разница».
        Авот Виктор вярости глядел наребят. Заметив вих компании Оскара, он лишь кивнул второму племяннику ивновь воззрился наМихаила иего друзей.
        - Как? Как вы посмели покинуть замок иукрасть лошадей?! - он некричал, нет, ноего свистящий шёпот был страшнее любого самого оглушительного вопля.
        - Мы их некрали, - попытался защититься Миша. - Отец никогда незапрещал мне ездить верхом.
        - Ты понял, очём я, - процедил сквозь зубы мужчина. - Очём вы думали, отправившись сюда? Жить надоело?
        Неожиданно Миша почувствовал гнев, который овладевал им крайне редко. Однако бессонная ночь, несправедливые обвинения, пережитый страх итревога дали осебе знать. Вскочив, парень сответной яростью посмотрел дяде прямо вглаза.
        - Ты сам отказался нас брать! Ты неслушал меня! Ты считаешь, что мы слишком молоды, поэтому снами можно несчитаться? Ты забыл, что там, - жестом указал Миша себе заспину, - непросто одержимые иоборотни. Там те, благодаря кому я неумер влесу! Они мне больше, чем друзья. Иесли ты убьёшь их, убивай именя.
        Последнее предложение он произнёс дожути холодным испокойным голосом. Непроронивший вовремя его тирады ни слова Виктор ошеломлённо смотрел наплемянника, глаза которого казались даже ярче итемнее обычного. Доглубины души поражённый подобной вспышкой состороны более чем уравновешенного Миши, мужчина забыл все слова, что приготовил, пока преследовал беглецов. Поддавшись порыву, он хотел обнять мальчика, нотот, всё ещё тяжело дыша, отстранился.
        - Как ты вообще нас нашёл? - улучив благоприятный момент, полюбопытствовал уучителя Алет.
        - Я видел изокна, как вы уезжали, - чисто наавтомате ответил Виктор, по-прежнему неотрывая отплемянника взгляда.
        Затем мужчина оглядел остальных, задержавшись нанеизвестно как оказавшихся вих компании стражниках, иневозмутимо, будто вернувшись вовремени ивновь оказавшись вбиблиотеке, произнёс:
        - Превосходно. Как понимаю, остальных вы ждать несобираетесь, - это был невопрос, алишь констатация факта. - Ноты говорил, что там, - кивнул он всторону плотно окруживших их деревьев, - болото. Как вы собираетесь через него перейти?
        Миша замялся. Откровенно говоря, они сдрузьями, как ивзрослые, рассчитывали выйти кизбушке состороны озера, воспользовавшись гномьей дорогой. Конечно, глупо было невзять припасов, новчера как-то им было недотого: некаждый день совершаешь побег изсобственного дома. Встреча со«знакомыми» стражниками внесла свои коррективы: путь через болото был значительно короче, тем более теперь им неприходилось наугад плутать полесу.
        Спас его отнеобходимости признавать очевидное поражение негромкий знакомый голос, раздавшийся состороны чащобы:
        - Я проведу вас кдому мастера.
        Резко обернувшись иневеря нетолько своим ушам, ноиглазам, Миша увидел выходящего из-за деревьев друга. Отрадости он забыл иобиду надядю, ипро свою усталость.
        - Дима!
        Они обменялись рукопожатиями итепло обнялись. Остальные взирали навновь прибывшего сопаской, нобез открытой неприязни.
        - Ты оборотень? - вместо приветствия, спросил Сергей.
        Неутруждаясь ответом, молодой человек наглазах всех присутствующих обернулся зайцем. Скептически воспринимавшие доэтого мгновения рассказ подростков стражники отнеожиданности отпрянули, схватившись заоружие. Новследующую минуту перед ними опять стоял ничем непримечательный парень снепо-детски серьёзным лицом.
        - Давно нанас вышел? - будто инепроизошло ничего необычного, поинтересовался уприятеля Миша.
        - Ваш разговор я застал, - неопределённо ответил Дима.
        - Почему ты нам помогаешь? - сявным подозрением вмешался вих дружескую болтовню Виктор.
        - Мой дядя, - неохотно представил мужчину шатен.
        - Я так ипонял, - понимающе усмехнулся Дима.
        - Ачестно, что ты здесь делаешь? Мастерже запрещает тебе.
        Сероглазый юноша тяжело вздохнул:
        - Знаешь, после вашего ухода, - мельком кивнул он наДину, - старик сам несвой. Пропадает днями наболоте, нас сВовкой перестал замечать, всё сКириллом окаком-то ритуале толкует.
        - Он хочет вернуть себе силу, - довольно громко прошептала эльфийка, огорошенная собственной догадкой.
        - Наверно, - пожал плечами наеё замечание Дима. - Мы догадывались, что что-то нетак. Потом я стал заними следить.
        - И? - поторопил нетерпеливый Алет.
        - Наднях они закончили мост доострова. Чуть свет опять ушли, какие-то книги взяли.
        - Дело ясное, что дело тёмное, - пошутил Алексей, зачто получил отнапарника мрачный взгляд.
        - Вобщем, мы решили сВовой уносить ноги, пока мастер невознамерился принести нас вжертву. Атут вы, - закончил рассказ Дима.
        - Веди ксвоему учителю, - взял командование всвои руки Виктор.
        Глава 23. Свобода выбора
        Потропинке друг задругом шли Дима сМишей, заними, стараясь ступать след вслед, брели Дина иАлет, следующими шли тихо очём-то переговаривающиеся Оскар сВиктором изамыкали эту пёструю процессию двое стражников, давно пожалевших, что вообще ввязались вэто гиблое дело.
        - Мы знали, что ты непогиб наозере, - полушёпотом произнёс Дима, когда тропинка совсем пропала. - Мы видели рисунок твоей сестры, - чуть смутившись, признался друг.
        Миша вспомнил, что визбушке оборотней остался его рюкзак и, конечно, блокнот, вкотором он делал тогда записи.
        - Хотелбы я тоже что-нибудь вспомнить… - спечалью вголосе добавил Дима.
        Поняв, что лучшего шанса инепредставится, Миша рассказал другу очарах висевшего наего шее кулона иотой цене, что придётся заплатить заутраченные воспоминания.
        - То есть, если я выброшу его, то всё вспомню, ноперестану превращаться? - задумчиво уточнил Дима, приятель кивнул. - Дар вобмен напамять, - вновь повторил оборотень, размышляя, какбы непрогадать.
        - Нетолько, - покачал головою Миша, друг вопросительно нанего обернулся.
        Глубоко вздохнув, младший Градов принялся объяснять то, что исам недоконца понимал:
        - Мастер нас обманул. Это недар, это проклятие, которое пожирает тебя изнутри. Сначала ты забываешь семью, потом всё чаще обращаешься, теряя постепенно самого себя, и, вконце концов, становишься зверем, впрямом смысле этого слова. Деградируешь. Аузверей души нет, уних только инстинкты. Так что выбор затобой, кем ты хочешь быть: человеком или… зайцем, - он всё-таки неудержался отулыбки, ноглаза его были серьёзны иполны надежды направильный иразумный выбор друга.
        Дима снял амулет и, продолжая идти, взглянул наневзрачный чёрный камушек.
        - Семья инормальная жизнь вобмен насомнительную ивременную свободу…
        Исословами: «Эх, была небыла!», - раскрутил камень наверёвочке ивыбросил его втопь. Скаким-то бульком ичавканьем трясина поглотила остатки прахом рассыпавшегося амулета. Дима покачнулся, однако вруке Миши уже была колба сживительной водой.
        - Неприкосновенный запас, - пояснил он заметившему бутылёк дяде.
        Виктор, собравшийся едко высказаться насчёт моральных качеств современной молодёжи, ксобственному удивлению промолчал. Причиной стала мысль, что будь он наместе детей, то поступилбы также. «Даже хорошо, что они отправились геройствовать неспустыми руками» - подумал Виктор, радуясь, что подопечные всё-таки поступили нетак безрассудно, как казалось напервый взгляд. Сам он тоже был при оружии исполупустой бутылкой вкармане плаща. Ничего другого мужчина прихватить ссобой неуспел, опасаясь потерять след беглецов.
        Отводы Дмитрию существенно полегчало. Он ощущал ни счем несравнимую лёгкость, словно доэтого был вкандалах. Аещё непередаваемый восторг иодновременно душевныймир.
        - Скоро всё вспомнишь, - пообещал Миша, придерживаяего.
        - Сомной всё… замечательно…
        Вскоре они вышли кизбушке, вдверях которой стоял наблюдавший заними ещё издали Вова.
        - Мы смиром! - жизнерадостно помахал ему Миша, когда все выбрались натвёрдую почву.
        - Повам нескажешь, - ворчливо заметил Владимир, вопреки словам срадушием пожав всем мужчинам руки ивежливо кивнув Дине. - Ичем вы опоили Димона? - обращаясь исключительно кМише, кивнул он насчастливого друга.
        Его разный цвет глаз настораживал окружающих даже больше, чем осознание того, что он тоже наверняка является оборотнем. И, похоже, Вова это прекрасно чувствовал.
        - Они меня просто избавили отпроклятия, - чутьли непропел вответ Дима, немного глупо улыбаясь. Новданной ситуации ему это было простительно: Миша прекрасно помнил, как сам ощущал эту необыкновенную свободу, аведь он проносил бесовский камень гораздо меньшее время.
        Пришлось объяснять Вове, азаодно Оскару истражникам, зачем именно они пришли икак амулет связан стёмным даром. Кконцу рассказа эйфория уДимы прошла, ион вновь стал серьёзен исобран.
        - То есть, вы предлагаете мне отказаться отчасти себя? - заключил Вова, обдумывая слова Миши.
        - Да, превращаться прикольно, ноэто чуждая суть, - пришёл навыручку Дима иеле слышно, практически одними губами добавил, - Я вспомнил маму.
        - Представь, что ктебе прилип гигантский клещ ивсё пьёт ипьёт твою кровь, - прибегнул кжуткой аналогии Миша. - Ты мечтаешь всю жизнь носить его насебе или постараешься поскорее избавиться?
        - О, точно! - согласился спримером Дима.
        Однако Вова почему-то медлил срешением.
        - Да что тут рассусоливать, - попытался приблизиться кмальчику исдёрнуть шнурок сего шеи Сергей, впрочем сделать задуманное стражнику неудалось: путь преградил Виктор.
        - Пусть дети сами разберутся, - нетерпящим возражения тоном, больше смахивающим наприказ, промолвил барон Градов.
        Миша повернулся игромко, чтобы дошло довсех, произнёс:
        - Амулет нельзя снять насильно. Если это даже удастся сделать - ничего неизменится, - затем вновь обернулся кдругу, - Зачем тебе этот камень нашее? Он утащит тебя надно.
        Ноиэти слова невозымели должного эффекта. Понимая, что заподобным поведением скрыты какие-то личные мотивы, Виктор перехватил инициативу:
        - Я, конечно, прошу прощение занескромность, ноненайдётсяли увас вдоме чего съестного? - схитрецой заправского лиса, спросил уюношей мужчина.
        Спасённый отнеобходимости вспешке принимать решение, Вова живо кивнул иохотно пригласил гостей визбу.
        После довольно сытного обеда Виктор отправил учеников мастера наверх собирать вещи, аостальным предложил пока изучить первый этаж. Мише он тоже незаметно кивнул налестницу. Поняв, что дядя даёт им шанс поговорить без свидетелей, шатен, немедля, отправился задрузьями.
        - Ипочему ты против? - услышал он приглушённый голос Димы, как только поднялся начердак.
        Вова, копошащийся над ящиком, где хранилась его одежда, выпрямился иоглянулся. Заметив Мишу, он тем неменее ответил:
        - Вам легко говорить. Увас есть, куда возвращаться…
        - Ноутебя тоже была семья. Я помню, ты рассказывал, - несогласился Миша.
        - Возможно, - неопределённо повёл плечами приятель ивновь отвернулся.
        Прошло несколько минут, прежде чем он продолжил:
        - Меня наврядли кто ждёт. Думаю, моя семья даже счастлива, что я пропал.
        - Почему ты такое говоришь? - вшоке отподобного откровения спросил Миша. Дима молчал.
        Свыражением всемирной скорби Вова посмотрел наничего непонимающих друзей:
        - Взгляните наменя! Да, я забыл родных, ноя помню, что там, втой жизни, надо мной смеялись, дразнили, издевались. Сомневаюсь, что сомной вообще кто-то дружил. Это как синяки после драки: их вроде искрывает одежда, да только задень - ибольно. Я непомню ни лиц, ни имён, но… шрамы остались.
        - Уменя довас тоже небыло друзей, - немного отойдя, промолвил Миша. - Это всё из-за глаз,да?
        - Моё собственное проклятие, - Вова буквально рухнул насвою кровать, им всецело овладело уныние. - Я вижу, как наменя смотрят люди: как напрокажённого, как наведьмака, как наурода…
        И, невыдержав, он резко повернулся спиной кним, чтобы друзья незаметили предательски выступивших слёз.
        Врастерянности Дима иМиша переглянулись, ненайдя слов, чтобы утешить друга. Каждый изних чувствовал вину изасобой: ведь поначалу их тоже знобило каждый раз, как они встречались взглядом сВовой. Носовременем, когда они узнавали парня лучше, иреакция проходила.
        Шум состороны лестницы заставил их вздрогнуть. Это Алет, незаметно увязавшийся задругом иневольно слышавший весь разговор, решился обнаружить своё присутствие. Никем неостанавливаемый, он неспешно подошёл кскорбно сидящему оборотню иположил правую руку ему наплечо:
        - Меня тоже впосёлке все считали уродом, - тихо произнёс парень. - Неиз-за глаз, неиз-за каких-то врождённых увечий или шрамов, алишь из-за моего роста.
        Вова, чутко прислушиваясь кговорившему, изумлённо обернулся инедоверчиво взглянул наАлета, явно подозревая его вподлой шутке. Алет нисколько несмутился исгорькой ухмылкой промолвил:
        - Я гном. Мой рост стал причиной насмешек друзей. Незлобных, ведь мы вместе учились, иони знали меня давно. Новсё равно это меня задевало. Из-за роста я немог больше работать нашахте, именя отказались брать вученики все наши мастера. Даже родной отец винил меня зато, вчём я невиноват. Яже немог пособственному желанию прекратить расти, как иты неможешь повлиять нацвет своих глаз.
        Только сейчас Вова понял, что почти недышал, слушая мерную речь этого странного гнома.
        - Ноя счастлив, - продолжил Алет. - Благодаря… своей особенности я стал учеником его дяди, - кивнул он наМишу. - Я путешествую, уменя появились новые друзья и… полезные знакомые. Утебя свой дар. Уверен, он неслучайно дан именно тебе. Просто пока ты неразобрался, зачем он нужен.
        Алет мягко улыбнулся, Вова благодарно кивнул. Он протянул руку исобирался снять ссебя амулет, нонеожиданно Дима его придержал:
        - Твоя вторая суть нам ещё пригодится, - пояснил свои действия юноша, отпуская запястье друга.

***
        Солнце клонилось кзакату, когда их группа впополненном составе отправилась дальше. Молодые люди шли впереди, так как только они знали прямую дорогу ктаинственному озеру.
        - Слушай, агде Тубан? - поинтересовался уМиши Вова, вполне пришедший всебя после тяжёлого разговора.
        - Он запер его вклетку, - сдал друга Алет, пока Миша обдумывал, как лучше ответить.
        Получив отдруга тычок, гном лишь пожал плечами. Врезультате Мише пришлось объяснять друзьям свои «варварские» действия:
        - Помните, мастер говорил, что драконы намертво привязываются ксвоим хозяевам? - дождавшись кивков, Миша продолжил. - Умоего Тубана первым хозяином был дядя, атолько потом - я. Вот я иподумал, что вслучае чего пусть он лучше перейдёт ксестре. Я велел ему ждать, ноесли я невернусь, сказал, что его новая хозяйка - Варя.
        - То есть ты действительно думал, что мы натебя нападём? - снекоторой обидой уточнил Дима.
        - Надеялся, что нет, - честно ответил Миша. - Но… я неуверен насчёт Кирилла.
        Некоторое время шли молча, после чего Вова признал:
        - Да, он сильно изменился. Мне даже иногда кажется, чтоон…
        - Становится волком, - подхватил его мысли шатен игрустно кивнул, - Обэтом я вам иговорил.
        - Асам-то ты откуда всё это узнал?
        Оставшуюся часть пути Миша рассказывал друзьям, что насамом деле произошло вдень его посвящения.

***
        Небо окрашивалось врозовые, фиолетовые ималиновые цвета, когда они вышли наберег озера. Сберега накрохотный островок действительно вёл узкий деревянный мост. Наострове, стоя наколенях исовершенно отрешившись отмира, замер устарого скрученного дерева мастер. Он то что-то шептал, то начинал ползать, что-то раскладывая вокруг себя.
        Взрослые отстранили детей заспины. Оскар, собравшийся было возмутиться, наткнулся настрогий взгляд дяди иумолк. Так как стражники были вкольчугах, да ивооружены куда лучше, они первыми отправились кмосту.
        Нонеуспели мужчины сделать идесяток шагов, как из-за деревьев наперерез им выбежал волк и, обернувшись молодым человеком, преградил им дорогу. НаДиму иВову он глянул, как напредателей.
        - Небеспокойте учителя, - сколоссальным спокойствием ивластью, будто заего спиной был легион воинов, промолвил Кирилл.
        Отего звериного взгляда непосебе стало даже бывшим товарищам.
        - Так это ты напал награфскую дочку? - получив наглядное подтверждение словам младшего изсыновей барона, перехватил левой рукой меч Сергей, явно желая припугнуть наглеца.
        Однако Кирилл был неизтрусливых:
        - Убирайтесь. Вас здесь неждали, - холодно повторил оборотень, скаля зубы.
        Миша отметил, что даже без звериной внешности подобный приём выглядел весьма устрашающе.
        - Сдавайся, коль дорога тебе жизнь, - снимая соспины арбалет, Алексей второй рукой вынул стрелу.
        Дальше всё происходило всчитанные секунды: Кирилл обернулся волком, намереваясь прыгнуть настражника; Лёха натянул тетиву; из-за спин взрослых раздался утробный, пробирающим докостей, рык. Все инстинктивно отпрянули. Огромный бурый медведь водин прыжок прижал волка кземли.
        - Нестреляйте, это Вова! - Миша повис наруке неподдавшегося панике Алексея, истрела улетела вверх, потревожив лишь сидящих наветках деревьев птиц.
        Птичья стайка свозмущённым щебетом взмыла внебо, апотом всё стихло. Илишь Оскар, упавший впанике напятую точку, дрожал, да Алет держался засердце, медленно оседая постволу стоявшего заего спиною дерева. Бледный, как смерть, Виктор, оглядел ребят, желая убедиться, что никто непострадал. Несмотря нато, что он был вкурсе Вовиной формы, всё произошло слишком спонтанно инеожиданно.
        - Нетрогайте его, он нанашей стороне, - повторил стражникам Миша, осознавший, что друг благодаря его, скорее рефлекторному, чем осознанному, действию непострадал.
        - Мы поняли, - мрачно убедил шатена Сергей, поднимая сземлимеч.
        Волк, как неизворачивался, немог вырваться из-под грузных медвежьихлап.
        Отходя отпотрясения, все упустили момент, когда вих толпу влетел безумного вида старик, привлечённый, вероятно, устроенным ими шумом. Никого незамечая, мастер схватил заволосы наклонившуюся помочь Алету Дину. Эльфийка вскрикнула. Сошедший сума дядя сневероятной для его истощённого организма силой ухватился заворот её кофты иприподнял над землёй.
        - Где?! Куда ты его дела?! Ты украла его!!! - тряся ввоздухе задыхающуюся племянницу, нечеловеческим голосом вопрошал Конрад. Его глаза стали почти чёрными, анахудощавых щеках так ивздувались желваки.
        Виктор первым пришёл девушке напомощь, однако его сил оказалось недостаточно. Когда стражники, наконец, помогли скрутить безумца, аДину подхватили наруки Миша иДима, мужчина велел оклемавшемуся отстраха Алету вытащить изсвоего кармана бутылку сводой.
        Оскар, слабо понимая происходящее, смотрел состороны, как одержимому ссилой разжимают челюсти инасильно вливают врот обычную воду. Тот извивается, кричит, будто его заставили выпить раскалённый металл, затем заходится вконвульсиях.
        Наконец, всё закончилось. Откашлявшаяся Дина, чуть покачиваясь, ноуже насобственных ногах, подходит кобмякшему вруках стражников мужчине. Буквально наглазах серая седина волос мастера стала серебристой. Его уложили под деревом. Виктор, как истражники, остался рядом, готовый защитить девушку, если вдруг уКонрада опять начнётся припадок. Воды вбутылке практически неосталось.
        - Дядя, - слабо, чуть сиплым голосом позвала Дина, присев рядом сбессознательным стариком накорточки.
        Она осторожно пощупала пульс, новэтом небыло никакой необходимости: сонная артерия отчётливо пульсировала нашее.
        - Дядя, - повторила девушка, легонько встряхнув его заплечи. - Очнись…
        Ресницы затрепетали, имужчина сусилием открыл глаза. Они уже небыли ни болотными, ни бутылочно-зелёными. Они стали нефритового оттенка, притом неярко-выраженного, атусклого, будто выцветшего.
        - Где я? - прохрипел Конрад, непонимающе глядя наокруживших его людей.
        - Вы ничего непомните? - озадачено спросил Виктор, пристально вглядываясь вего лицо.
        Эльф нахмурился, было видно, что он усердно роется всобственной памяти. Наконец, Конрад отрицательно покачал головой.
        - Ну хоть что-то? - вовсе глаза глядя набывшего мастера, счуть уловимым возмущением потребовал Дима.
        Вглазах лежащего без сил мужчины промелькнуло слабое узнавание, нотутже исчезло.
        - Как втумане, - признался Конрад.
        - Дядя, что ты помнишь последним? - попыталась зайти сдругой стороны Дина.
        Мужчина задумался:
        - Мне снился сон, - наконец, неуверенно произнёс он. - Человек вмантии, призрак. И… я отправился навстречу кнему…
        - Вы встретились сним? Помните детали? - Виктор по-прежнему неотводил отнего взгляда.
        - Нет, - признался эльф, затем скосил взгляд наозеро. - Это было здесь. Я помню, как пришёл сюда. Апотом появился… - его взгляд затуманился, тело затрясло крупной дрожью.
        - Дядя! - перепугавшись, Дина вновь стала трясти мужчину.
        Алет, первым сообразивший дать бывшему колдуну ещё воды, лихорадочно открыл бутылку иподнёс её кгубам седовласого, судорожно выпившему остатки.
        Чудесная вода возымела эффект, иКонрад вновь вернулся всебя. Оставалось лишь надеяться, что наэтот раз окончательно.
        - Пустота, - прохрипел мужчина, холодными руками сжимая ладони оставившей его тело впокое племянницы. - Я знаю, что недолжен был идти нату встречу, - шептал он, - я слишком увлёкся изучением магии. Нонекоторые моменты я помню. Смутно, будто это происходило несомной, - наего глазах появились слёзы. - Дина, дорогая моя, прости завсё, что я сделал. Я непомню всего, вероятно, это для тебя было ужасно. Ноя помню, как куда-то тебя нёс, как держал взаперти…
        - Ненадо, - освободив одну руку, прижала ладонь кего рту девушка. - Я несержусь. И… это ведь был неты. Точнее, несовсем ты. Я нежалею ослучившемся.
        - Ия. Ия, - эхом повторили Дима иМиша.
        Бывший их учитель улыбнулся сквозь слёзы, нозатем наего лице появился первобытный ужас, заставивший его резко сесть.
        - Дядя, что стобой? - испуганная Дина успела его придержать. Ей тутже помог один изстражников.
        Конрад лишь покачал головой, глядя куда-то вдаль. Он вспомнил, что нетолько крал детей, нои, служа неведомому злу, привёл ксмерти всех отказавшихся быть его учениками.
        - Невините себя, - догадываясь оего мыслях, присел рядом сДиной Миша. - Каждый совершает ошибки. Просто… ваша обошлась слишком дорого нетольковам…
        Седовласый поднял нанего взгляд итепло улыбнулся:
        - Я помню тебя. Ты победил нетолько меня, ноимоего господина. Никто недолжен был пройти испытания, оставшись при этом живым. Это было единственное условие, иты нарушилего.
        - Мне помогли, - сконфуженно промямлил Миша, некстати вспоминая ту истерику, что устроил колдун, лишившись магии.
        - Вернувшись домой, я сожгу все книги. Или, - он взглянул настоящих собеих сторон стражников иэнтузиазм его заметно иссяк. - Дина, обещай, что проследишь затем, чтобы ни одна книга измоей коллекции непопала больше ни вчьи руки. Их нужно уничтожить.
        - Дядя, неговори так, - поняв, кчему он клонит, нервно смахнула сресниц капельки появившихся слёз Дина. - Если ты признаешься насуде, тебя повесят.
        - Это самое малое, чем я могу заплатить засвои злодеяния, - проведя рукою поеё щеке, успокаивающе промолвил Конрад.
        Нетерпеливый рык отвлёк всех. Дима иМиша, знавшие опроблемах друга судержанием формы, неуспели предупредить взрослых. Резко отскочив отсвоего пленника, Вова, потративший львиную долю сил, сглухим стуком, сотрясшим землю под ногами, завалился набок. Обратная непроизвольная трансформация выглядела куда как ужаснее обычной, при которой оборотень вмгновение ока возвращал себе человеческий облик.
        Как только вновь стал человеком ипришёл всебя отсковавшей его тело боли, Вова ссилой иненавистью сорвал камень, да так, что нашее остался красный след отшнурка. Он даже неуспел его выбросить (видать настолько непоколебимо было его желание), как амулет рассыпался вего руке.
        Освобождённый волк, необращая внимания наокликнувших его бывших товарищей имастера, бросившись совсей мочи влес, моментально скрылся извиду.
        Миша печально вздохнул: вдуше он всёже надеялся, что сможет спасти всех, даже Кирилла…
        Глава 24. Обратныйпуть
        Алет достал припрятанную вовнутреннем кармане колбу иотдал её Вове. Тот, ненуждаясь вобъяснениях, вытащил пробку идокапли выпил чудесную воду. Стало значительно легче, даже боль притупилась.
        Оставшийся уДины пузырёк расплескали накамни, изкоторых Конрад, будучи одержим, пытался составить ведомый лишь ему знак, призывающий зло. Это были те самые камни, что использовались им для создания амулетов. Обычный чёрный агат. Немного плеснули инакорягу, хотя, кажется, вэтом небыло уже никакой необходимости.
        Посовещавшись, взрослые решили вернуться влесную избушку. Дядя, уверенный, что оставшиеся взамке соратники, неменяя плана, ибез него отправятся впуть, подсчитал, что надороге врайоне озера они будут только кполудню следующего дня. А, значит, уних есть время передохнуть. Можно, конечно, было вернуться ичерез болото, новсе итак допредела вымотались, ктомуже Виктор нехотел ставить мчавшихся им напомощь союзников внеловкое положение.
        Конрада, еле передвигающего ноги, стражники буквально протащили весь путь волоком. Кночи умужчины началась горячка, инемного отдохнувшая занесколько часов вечернего сна Дина неотходила отего кровати, поя приготовленными наспех отварами ивремя отвремени меняя компресс. Удверей, нешибко доверяя раскаянию колдуна, поочереди дежурили стражники.

***
        Наступило утро. Виктор, заглянув вкомнату эльфа, обнаружил уснувшую наполу уего кровати девушку. Её ночные старания непрошли даром: Конрад спал обычным сном, без метаний иявно без жара. Сам барон Градов провёл ночь начердаке, вместе сбывшими оборотнями, младшим племянником исвоим учеником. Оскар, видать всёже прощённый товарищами послужбе, сдав дежурство, спал напечи.
        Стараясь неразбудить, мужчина поднял девушку наруки ивынес изкомнаты. Разделившие сним чердак молодые люди уже встали, поэтому именно туда иунёс эльфийку Виктор, посчитав, что это будет уместнее, нежели та комнатка, вкоторой она провела пленницей больше года.
        Уложив девушку насолому иукрыв одеялом изшкур, барон спустился. Ребят он услал заводой идровами: пора было готовить еду, завтракать ивыдвигаться.
        Оскар, спавший ночью урывками, был очень недоволен, когда его разбудили. Формально, конечно, его никто небудил, нокогда Вова сДимой раскочегарили печь, належанке стало жарко. Нехотя спустившись, юный стражник зевнул иотправился умываться. Заним спустился иотдыхающий напечи ссередины ночи Сергей. Арбалетчик, которому оставалось дежурить ещё час, сзавистью проводил товарищей взглядом: отлучаться споста он немог, авкухоньке, несмотря наоткрытые окна, уже было душно, как вбане.
        Закипел чайник. Вова поставил наплиту вплотную друг кдругу три кастрюли, водной изкоторых мастер или его ученики обычно готовили, аоставшиеся использовали для зимних заготовок. Изпогребка насвет божий извлекли оленину ибанку варенья. Изтой самой земляники, которую некогда они собирали. Миша, чувствуя себя как дома, достал изспрятанного запечкой короба мешочек сперловкой ивместе сдрузьями принялся заготовку.
        Виктор, наблюдавший заними, непереставал удивляться племянником. Теперь ему было ясно, почему стаким рвением Миша защищал этих одурманенных Конрадом мальчиков. Сейчас, возясь уплиты, они представляли собой одно целое. Чётко отлаженный механизм, где каждый, незадумываясь, выполняет строго отведённую ему роль. Вон Владимир подсаливает воду, Дима скидывает водну изкастрюль нарезанное большими кусками мясо, Миша, одной рукой досыпая перца, второй забирает тарелку скрупой, взятую состола Вовой; тот, освобождённый отноши, отправляется кведру чистить лук. При этом никто никому немешал иничего неговорил. Казалось, они понимают друг друга без слов.
        «Ая-то считал их пропащими» - виновато подумал мужчина, клятвенно обещая себе вбудущем серьёзней относиться ксловам подрастающего поколения.
        Каша вышла наславу! Свечера почти непоев, мужчины опустошило все кастрюли, впридачу счаем съев иваренье. Дина, про которую незабыли ипозвали кзавтраку, накормила мясным бульоном ирастолчённой внём кашей ещё больше заночь постаревшего иослабшего Конрада, после чего приступила иксвоей порции. Миша судивлением узнал, что бывший мастер, оказывается, приходился нестаршим, амладшим братом её отцу.
        Вспомнилась их первая встреча. Тогда седовласый показался ему чутьли неровесником папы. Сейчасже Конрад больше походил надревнего измученного жизнью старика.
        - Вот что делает счеловеком треклятая магия, - всердцах ударил постолу Сергей. Он уже понял, что колдуна придётся нести наруках, чтобы тот случайно вдороге непомер.
        Соорудили носилки, уложили изакрепили наних полубессознательного эльфа, иотправились впуть. Шли медленно, нокогда выбрались, наконец, надорогу, ни привязанных кдеревьям коней, ни повозки видно ещё небыло.
        - Аты точно уверен, что они приедут? - ссомнением спросил Оскар удяди.
        Тот лишь кивнул. Они дошли доповорота, где когда-то торговец Диран сосвоим учеником останавливались наночлег. Вскоре вдалеке показалась та самая повозка путешествующего торговца идве скачущие впереди лошади сседоками.
        - Вот так изакончились наши тогдашние приключения. Дорога дозамка, хоть изаняла несколько дней (приходилось придерживать коней, чтобы повозка несильно тряслась), пролетела махом. Ох, иворчал тогда Барат! Он потом долго немог простить Дирану, что тот неразбудил его ночью, когда помчался занами.
        Граф, лично присутствующий при даче показаний стражниками, без суда отпустил Мишиного отца, принеся всей их семье официальные извинения ивыплатив нехилую компенсацию заморальный ущерб. Контракт сбаронессой Иолой был расторгнут втотже день.
        Над Конрадом суд состоялся. Госпоже Морозовой удалось доказать, что подзащитный неосознавал своих действий, благодаря чему, и, конечно, искреннему раскаянию всодеянном, Динин дядя избежал-таки виселицы. Ввиду его плачевного состояния, он был помещён вместо тюрьмы под пожизненный домашний арест. Все, втом числе исудья, были уверены, что бывший колдун долго непроживёт.
        Но, видать, люди всё-таки недооценивают эльфийского дара. Дина, её отец имама Миши, день иночь дежуря упастели больного, смогли-таки вырвать Конрада излап смерти. Незнаю, былли он им заэто благодарен, новсе свои книги мужчина реально сжёг (обэтом писали потом снеделю газеты).
        Дина ссемьёй вернулась вродные края. Она действительно поступила наобучения, нонекбаронессе Градовой, аксобственному дяде, жизненное пространство которого навеки ограничивалось теперь оградой егоже дома. Так ей удалось отсрочить свадьбу нанеопределённое время. Уверен, она будет лучшей травницей встране!
        Старший брат Миши остался наслужбе, кудивлению всех отказавшись отподобающего ему, как барону, звания. Я был при его разговоре сотцом. Тот, непришедший ещё всебя после тюрьмы, нестал возражать ипозволил наследнику самому выбирать жизненный путь.
        Утешение барон Александр нашёл вмладшем сыне. Пройдя через тяжёлые испытания, Миша почувствовал интерес ксемейным делам, стал увлекаться книгами пополитике иэкономике. Он небросил писать картины, нотеперь рисование было неболее чем хобби. Дракончика он больше непрятал, наоборот, Тубан стал его визитной карточкой. Иногда он оставлял зверька сестре, ночаще Тубан носился унего над головой или сидел наплече, когда шло какой-нибудь важное заседание, накотором он присутствовал вместе сотцом. «Мальчик сдраконом» - так окрестили его местныеСМИ.
        Лекари вернулись вгорода. Король, невыдержав известия обещё одном владельце дракона, отправил бОльшую часть личного войска ивсех придворных исследователей напоиски кладки змеевиков вгоры. Принесётли это монарху желаемую «игрушку» - неизвестно, нонаграда любому гражданину, доставившему драконье яйцо водворец, была запредельной.

***
        Вопреки всему, Миша невозгордился. Он по-прежнему находил время общаться сдрузьями, оставался заботливым братом для Вари, любящим сыном для родителей. Как ему это удаётся - незнаю!
        Чего стоит тот случай, когда мы сним иего дядей отвозили подомам Вову иДиму. Кстати, Вова оказался средним сыном знаменитого мельника Ясенева, чья мельница снабжает лучшей мукой пекарни нескольких окрестных городов. И, вразрез ожиданиям, отец встретил пропавшего сына согромной радостью иещё долго рассыпался вблагодарностях, пока мы неуехали отних.
        Дима был уматери единственным сыном. Когда он признался нам всвоей бедности, Миша, неслушая его возражений, отдал ему свой дорогущий кинжал, велев продать инавырученные деньги купить матери «чего-нибудь вкусненького», чтобы та смогла отметить его возращения.
        - Ты чего? - покраснел докорней волос оттакого поступка Дмитрий.
        - Считай подарком наНовый год, ну или надень рождения, если он утебя раньше, - весело подмигнул наэто Миша.
        Да, признаюсь, я позавидовал Диме. Правда, он так инепродал кинжал, оставил напамять…
        Когда барон Виктор увидел лачугу, вкоторой жил сматерью Дима, он сам отдал все имеющиеся при себе деньги ипообещал лично позаботиться, чтобы вдова рыбака иеё сын больше ни вчём ненуждались. Теперь им нетолько выплачивают положенное (нопочему-то неназначенное) пособие, ноисемья Миши закупает рыбу, что ловит Дима, понормальной рыночной цене.
        Про кого я изоборотней забыл? Ах, да, Кирилл. Нооего судьбе нам ничего неизвестно. Толи вернулся наболото визбушку, толи бродяжничает постране, толи окончательно слился сволком - незнаю…
        Лично я зате дни, что прожил удруга, понял, что, как иего прадед, хочу быть историком. Набудущий год я собираюсь поступать вакадемию, конечно под своим собственным именем. Апока я сижу наоблучке рядом сДираном, имы едем кмоим родителям. Да, мы нетак давно были впосёлке, нобарон Александр попросил нас заехать ккузнецам ивыяснить, сможетли кто-нибудь ковать мечи икинжалы поэскизам его сына. Вон она, папка сМишиными рисунками, лежит вповозке под сумкой ссухарями. Я их уже просмотрел - поистине гениально! Друг обещал, что если мы вернёмся схорошими новостями изаключённым контрактом, он подарит мне первый клинок.
        Кажется, всё. Небольшой кусочек истории, вкоторой мне лично посчастливилось поучаствовать. Да, временами было трудно, где-то я поступал глупо, несмело… Новэтом исложность работы историка, описывающего события своей современности, которые ктомуже затрагивают иего: приходится проявлять ксебе повышенную строгость, быть правдивым ибеспристрастным, подавляя потаённое желание выглядеть всегда доблестно иотважно. Аполучилосьли это уменя - рассудят потомки, ну или другие участники происшедшего.
        Конец
12ноября **** года -
        Эпилог
        Прошёл год. Миша держал вруках короткую записку, десять минут назад доставленную дракончиком. Послание было отДины ивнём говорилось, что отец лично доставит её напраздник взамок Градовых. Ровно через неделю Мише исполнится шестнадцать, он официально станет совершеннолетним исможет, если понадобится, самостоятельно представлять интересы семьи намногочисленных собраниях, заседаниях, светских приёмах…
        Асчего вдействительности всё началось?
        Втот день, когда он подарил свой любимый кинжал Диме, он вдруг подумал, что сам могбы разрабатывать проекты уникального оружия. Да, их семья всегда делала ставку наукрашения, ноиэксклюзивные клинки приносили немалый доход. Окрылённый идеей он сделал один эскиз, второй, третий…
        Когда изтюрьмы вернулся отец, иони сматерью пришли всебя исмирились своенной карьерой Оскара, водин извечеров он показал рисунки отцу. Тот загорелся идеей итутже отослал гостивших досих пор взамке дядю иАлета вгоры, напереговоры сгномами. Когда дядя курьером прислал подписанные несколькими кузнецами договора, всё так быстро завертелось, что Миша инемог точно сказать, скакого времени кнему стали приходить учителя. Теперь он вдобровольно-принудительном порядке изучал нетолько необходимые вдизайне науки, такие как черчение, геральдика ипостроение орнамента, ноиполитику, теорию продаж, экономику. Отец стаким энтузиазмом занялся его обучением, решив всенепременно сделать изнего второго Оскара, что Миша порой ужасался. Однако возражать он несмел: нехотел разочаровывать родителей итак многое перенесших закороткое время. Себя героем он несчитал. Всущности, настольколи велик его вклад вобщее дело? Да ему всегда помогали: то люди, то обстоятельства.
        Сбоем он вырывал время для игры ссестрой, для встреч сдрузьями, которые жили нетак уж отних далеко. Всё реже приходилось рисовать неради возложенной нанего обязанности, адля души. Всё чаще он вспоминал те дни, когда они спокойно сдрузьями сидели вего комнате: разговаривали, строили планы набудущее, просто читали. Апотом все разъехались, ион попал вкруговорот, изкоторого непредставлял, как выбраться.
        Первый сделанный поего проекту клинок он, как иобещал, вручил Алету. Это был короткий довольно узкий обоюдоострый меч сизображённой полезвию бегущей стаей волков инебольшой, как укинжала, вполне обычной ручкой сгравировкой «Лучшему извсех гномов». Гравировку пришлось заказывать уздешнего мастера, так как для их партнёров-кузнецов изшахтёрских посёлков подобная надпись могла показаться обидной. Друг был ввосторге!
        Отрадой для души были письма Дины, которые он получал где-то раз вмесяц. Конечно, он мог отправлять Тубана ичаще, нонехотел сильно надоедать подруге.
        Ну вот, через пару дней он всех увидит. Пользуясь правом именинника, он пригласил насвой день рождения всех старых друзей: иВову ссемьёй, иДиму сматерью, идядю, иАлета (который теперь живёт при исторической академии) и, конечно, Дину. Каждому изних он послал официальное приглашение напраздник: кому - скурьером, кому - сдракончиком.
        Вдверь постучали. Знакомый, чуть нерешительный, нозвонкий итребовательный стук.
        - Входи, Варя, открыто, - крикнул Миша, пряча дорогую сердцу записку вящик стола.
        Сестра была чем-то явно встревожена. Колеблясь, она замерла вдверях, переступая сноги наногу. Улыбнувшись, юноша подошёл иприсел перед нею, чтобы их лица оказались наодном уровне.
        - Тыже знаешь, что можешь рассказать мне всё, что угодно. Ты что-то хотела?
        Варя кивнула.
        - И? - подбодрил её Миша.
        - Я хотела навестить Принца, - так она назвала пони, которого подарил ей отец, - атам, усарая, страшныйпёс…
        Несмотря налюбовь кживотным, она, как илюбой более-менее рассудительный ребёнок, побаивалась бродячих собак.
        - Хорошо. Пошли, я тебя провожу.
        Они вышли иззамка иотправились кконюшням. Проходя мимо сарая, Миша никого так инеувидел. Оставив сестру сеё любимым пони иугостив кусочком взятого унеё яблока своего вороного коня, молодой человек вышел наулицу. Кего изумлению отсарая отделилась тень, которая при ближайшем рассмотрении оказалась непсом, адовольно крупным волком.
        Волк, словно провинившийся щенок, полз кнему напузе, прижав уши ихвост. Встретившись созверем глазами, Миша инстинктивно хотел взять кинжал, носзапозданием вспомнил, что оружие осталось вкомнате. Он отступил, новмыслях небыло спасаться бегством: Миша прекрасно помнил обоставшейся вконюшне сестре.
        Однако Кирилл, кажется, инедумал нанего нападать. Увидев его реакцию, волк тихонько завыл иопустил голову. Он больше неприближался.
        - Привет, - напряжённо поздоровался соборотнем Миша. - Рад, что тыжив.
        Последнее было правдой. Он никогда нежелал бывшему приятелю смерти.
        Волк опять поднял морду ивнимательно посмотрел нанего, словно пытаясь что-то сказать.
        - Я непонимаю, - развёл руками Миша, озадаченный поведением оборотня: хотелбы поговорить, могбы иобратиться.
        Неожиданная мысль пронзила его своей очевидностью.
        - Ты больше неможешь превратиться вчеловека, верно?
        Волк опять заскулил, энергично кивнув головой.
        - Э… прости, конечно, ноя сначала уведу взамок Варю, апотом вернусь. Я знаю, как помочь тебе, так что дождись. Втаком виде вдом я тебя непущу.
        Волк снова кивнул.
        Стараясь неповорачиваться кпотенциальному врагу спиной, Миша вернулся вконюшню иеле убедил девочку вернуться ненадолго взамок. Вкачестве оружия он взял какую-то железку. Когда они вышли, волка вобозримом пространстве ненаблюдалось.
        - Варя, чтобы ты ни увидела невыходи наулицу, - предостерёг сестру Миша, запирая нащеколду дверь кухни. - Я… попытаюсь разобраться с… собакой. Если она наменя нападёт, позови кого-нибудь извзрослых. Договорились?
        Испуганная его поведением Варя схватила брата заруку:
        - Миша, может, ненадо? Пусть лучше дедушка Панфилий…
        - Поверь мне, - просто попросил шатен. - Я знаю этого…пса.
        Нетеряя времени, он практически бегом поднялся всвою комнату, достал последнюю колбу живой воды изакрепил напоясе ножны содним изстарых кинжалов прадеда. Через десять минут, убедившись, что девочка достаточно напугана ииззамка невыйдет, он вышел через чёрный вход, инаправился было ксараю, как вдруг сообразил, что напоить изрук волка - дело более чем рискованное. Воротившись, юноша взял изшкафа глубокую миску, наполнил её обычной водой ивылил тудаже содержимое колбы.
        Волк встретил его наполпути. Варя, наблюдавшая завсем изокна кухни, видела, как брат поставил миску усвоих ног иотошёл всторону. Пёс, подозрительно принюхиваясь, приблизился итарелке иначал лакать. Глотал воду он жадно, хоть истаким мученическим видом, будто его заставляли пить нечто горькое или кислое.
        Адальше произошло то, что заставило девочку отпрянуть. Замахав ввоздухе руками, Варя всё-таки каким-то чудом умудрилась схватиться заподоконник инегрохнуться состула, накотором наколенях стояла. Адело втом, что бродячий пёс, словно сказочный лягушонок, оказавшийся заколдованным королевичем, обернулся человеком. Мальчиком вкаких-то обносках. Тот, неподнимаясь, продолжал пить измиски, будто умирал отжажды.
        Миша, неощущая опасности, спокойно наблюдал, как, захлёбываясь отспешки, Кирилл продолжает пить. Вот вмиске неосталось ни капли. Переведя дух, оборотень трясущимися руками снял иотбросил отсебя свой кулон. Только убедившись, что камень рассыпался, Миша подошёл ближе.
        - Встать можешь?
        Ничего неговоря, Кирилл лишь покачал головой. Миша пожалел, что унего взапасниках нет ещё одной порции чудесной воды. Выглядел бывший оборотень плачевно: губы посинели, тело то идело содрогалось отприступов дрожи, лицо приобрело серо-зелёный оттенок, будто парня укачало вдороге. Понимая, что бросать его втаком состоянии былобы жестоко, Миша перекинул одну изего рук через свои плечи и, призвав напомощь все свои силы, еле поднял обессиленного Кирилла. Да, запоследний год он сильно вытянулся, возмужал, самостоятельные тренировки пофехтованию держали его мышцы втонусе, ноКирилл по-прежнему был его выше ифизически крепче.
        Варя, соображавшая наудивление для своих лет быстро издраво, побежала замамой.
        Кирилла разместили водной изкомнат. Миша, как «виновник» происшедшего, лично взялся выхаживать нежданного гостя. Конечно, под неусыпным наблюдением ируководством матери.

***
        Натретий день оборотень пришёл всебя настолько, что унего даже появились силы говорить.
        - Миш… - тихо позвалон.
        Была ночь. Михаил прикорнул вкресле укровати больного. Предыдущие ночи Кирилл то бредил, то метался покровати, то кричал, будто его пытали. Сегодня всё было спокойно, вот Миша иуснул. Однако как только вкомнате прозвучал тихий стон, он вскочил.
        - Привет, - сипло прошептал Кирилл, слабо икак-то неуверенно улыбаясь.
        - Как ты себя чувствуешь? - настороженно спросил Миша.
        - Скверно, - признался брюнет. - Будто меня переехала повозка: все кости ноют.
        - Я предупреждал, - только исмог сказать Миша, незная, очём спрашивать ивообще как теперь сбывшим товарищем общаться.
        - Помню, - кажется, Кирилл тоже чувствовал себя неловко.
        - Долго ты был волком? - только чтоб поддержать разговор, поинтересовался молодой хозяин замка.
        Оборотень попытался пожать плечами, нозастонал отболи. Отдышавшись, он награни слышимости произнёс:
        - Когда я отвас убежал, я нашёл пещеру. Там я ижил. Почти всё время вволчьей шкуре, - было видно, что слова отнимают унего слишком много сил, ноМиша его неостанавливал иКирилл продолжал, - Иногда я выходил излеса, нокгороду неприближался. Питался дичью. Апару дней назад… или недель, - он ненадолго замолк, пытаясь вспомнить, но, потерпев вэтом крах, лишь вздохнул. - Вобщем, я несмог обратиться, как ни пытался. Итогда… я испугался, - сусилием выдавил изсебя парень. - Тогда я ивспомнил твои слова, что однажды окончательно превращусь вволка. Ну аодальнейшем ты исам можешь догадаться: я впанике помчался искать тебя. Это было сделать нетак сложно: тогда, вту ночь, что я тебе… угрожал…, я проследил… - он замялся.
        - Ты знал, где я живу, - довольно жёстко закончил занего Миша.
        Кирилл лишь прикрыл глаза взнак согласия ивновь взглянул намолодого барона. Вины вего глазах небыло, как исожаления.
        - Ичто ты намерен делать теперь? - понимая, что больному порабы уже выпить очередную порцию укрепляющей микстуры иотдохнуть, всё-таки спросил Миша.
        - Ты недумай, что я неблагодарен тебе итвоей семье зато, что вы меня приютили. Просто…
        - Ты стал слишком похож надикого зверя, - голос оставался холодным.
        - Да, - нестал отрицать очевидное Кирилл. - Или был им всегда. Влюбом случае мои родные будут вам признательны заменя.
        - Ктоони?
        - Мой дядя - главный судья соседнего округа, - неопределённо ответил брюнет. Его веки отяжелели, он засыпал.
        Решив, что сподобными связями суд приятелю негрозит, даже если ивсплывёт история сдочерью графа, Миша заставил-таки его выпить микстуру, асам отправился всвою спальню. Он был уверен, что жизни бывшего оборотня больше ничего негрозит.

***
        Запару дней додня рождения начали прибывать гости. Первым напороге замка появился новоиспечённый студент-историк Алет. Когда он узнал обоборотне, почему-то расстроился, однако тутже взял себя вруки ипоинтересовался, будетли напразднике его бывший учитель.
        - Незнаю, найдётсяли удяди время приехать, - развёл руками Миша.
        - Жаль. Уменя были кнему вопросы.
        - Неподелишься?
        - Да это инесекрет, - пожал плечами Алет. - Натретьем курсе уменя будет археологическая практика. Хотел узнать, сможетли он, как Диран, разведать, куда мне лучше записываться. Список объектов я раздобыл.
        - Аестьли разница, где копать землю? - усмехнулся Миша, обрадованный встречей сдругом.
        - Нескажи. Вот под Охотском, говорят, давно всё ценное вырыли…
        Их прервала прибежавшая неизвестно откуда Варя, которая тутже засыпала гнома вопросами оего сестре, среди которых главным был лишь один: «Когда, наконец, он привезёт Тайну кним вгости?».
        Дина сотцом прибыли следующим вечером, накануне праздника. Всуматохе подготовки изаботы обоборотне нормально поговорить сней Миша так инеудосужился.

***
        Наступил долгожданный вечер. Единственный, кто успел преподнести заранее свой подарок, был Алет, скромно презентовавший другу эту самую книгу ( - правда без сего неприлично длинного эпилога, дописанного нами совместно наследующий день - ). Ради торжества был украшен зал, когда-то запланированный строителями, как бальный. Напамяти Миши он ещё неиспользовался посвоему назначению (обычно для приёмов хватало пространства гостиной).
        Гостей оказалось даже больше ожидаемого. Пришли приглашённые отцом компаньоны сосвоими супругами идетьми, граф Дубов сграфиней идочерьми, несколько сановников и, конечно, друзья именинника. Единственный, кто неприехал, был Виктор, ноон всёже прислал сприбывшим утром курьером свои поздравления иизвинения. Дядя решал какие-то неотложные дела встолице иобещался завести подарок вконце недели.
        Миша, глядя натолпу взале, чувствовал себя лишним. Он понимал, что большая часть гостей пришла непоздравить лично его, аобсудить сотцом те или иные дела. Вон играф почтил их своим присутствием явно желая загладить свою вину перед их семьёй, или, что сморальной точки зрения былобы вразы хуже, вывести всвет своих дочерей.
        Высокопарные речи, тосты вчесть именинника - всё было грандиозным блефом. Аонже так просил отца устроить тихий семейно-дружеский праздник, анеэтот бал-маскарад, который газетчики будут смаковать неделю. Да, здесь были даже представители прессы.
        - Скучаешь?
        Он инезаметил, как кнему подошла девушка. Устав отшума музыки, Миша вышел наулицу подышать свежим воздухом. Он жалел, что, как «главное лицо вечера» неможет просто подняться ксебе изапереться вкомнате.
        - Привет, - улыбнулся он Дине. - Поверь, это, - кивнул он всторону замка, - немоя идея.
        - Я несомневалась, - наградила его искренней улыбкой эльфийка.
        - Как дядя?
        - Передавал тебе наилучшие пожелания. Его подарок где-то вобщей куче, - пожала плечами Дина. - Кстати, отец расстроил нашу сФролом помолвку.
        - Серьёзно? - неповерил услышанному Миша. - Ичто теперь будет?
        Девушка странно нанего посмотрела:
        - Ну, Фрол женится надругой, ая, вроде как, свободна.
        - Тыже говорила, что твой отец строг инепередумает, - продолжал «тупить» шатен.
        Дина снекоторым сожалением вовзгляде улыбнулась, и, будто разговаривала несровесником, аскем-то значительно младше, промолвила:
        - Я его попросила. Я слышала тогда, налестнице, часть вашего разговора…
        Миша смущённо покраснел, адевушка, коснувшись кончиками пальцев своих губ, поднесла руку кего губам. Вследующую минуту, весело рассмеявшись той буре эмоций, что отразилась налице друга, Дина убежала вдом. АМиша понял, что упустил идеальный момент для их первого поцелуя.

***
        - Минуточку внимания!
        Когда сын вернулся кгостям, поднялся сосвоего места барон Александр Градов. Музыка стихла. Те, кто уже принялся танцевать, почтительно замерли, ожидая речь хозяина замка.
        Прокашлявшись, барон пригласил сына подойти ближе. Тот, естественно, подчинился.
        - Ссегодняшнего дня мой младший сын становится взрослым, - спафосом, напублику, провозгласил мужчина. - Мы ствоей мамой хотим вручить тебе, - обернулся он кюноше, - документ, официально подтверждающий твоё совершеннолетие.
        Миша, взяв свиток, лишь чуть заметно кивнул. Он несомневался, что отец сделает эту ненужную уже впринципе справку (итак все присутствующие вкурсе, аостальные узнают завтра изгазет).
        - Атакже, - продолжил Александр, - этот ключ, - он передал Михаилу маленький серебряный ключик нацепочке. - Он отбанковской ячейки, открытой натвоё имя. Я уже позаботился, чтобы причитающийся тебе процент отпродажи изготовленного потвоим проектам оружия был переведён наэтот счёт. Деньги хранятся ввиде ценных бумаг, иты сэтого дня можешь беспрепятственно ими распоряжаться.
        - Спасибо, - кивнул Миша, вешая ключ нашею. Однако отец его, похоже, инеуслышал.
        - Ипоследнее, - самозабвенно вещал старший Градов. - Хочу объявить вовсеуслышание, что мой младший сын инаследник Михаил Александрович Градов назначается моим заместителем.
        Миша вужасе замер, оглушённый аплодисментами. Он взглянул надрузей, насвою руку, науказательном пальце которой красовалось так никем инезамеченное (кроме Алета, который видел, как он его надевал) фамильное кольцо, нашёл среди рукоплескающей толпы Дину…
        - Погодите!
        Он исам несразу осознал, что произнёс это вслух. Нафоне уже затихающих хлопков его голос прозвучал слишком отчётливо. Присутствующие обратили свои взоры наименинника. Понимая, что вданную минуту решается его судьба, молодой человек набрал влёгкие побольше воздуха.
        - Отец, я правда благодарен тебе заоказанное доверие, - он волновался, как никогда вжизни. - Ноя отказываюсь отпредложенной тобою должности.
        Послышались удивлённые возгласы. Наверняка это пробравшиеся напраздник журналисты.
        - Я художник, - скаждым словом он чувствовал себя всё уверенней. - Я немогу творить поуказке. Ябы судовольствием предпочёл занять вакансию внештатного дизайнера, если унас таковая имеется. Я продолжу делать проекты, нонепоплану истандартам, аповдохновению. Сегодня это может быть кинжал, завтра - меч, послезавтра - брошь или заколка. Да, я знаю, что вбизнесе нужна стабильность имассовость, ноя так немогу. Я хочу представлять мастерам действительно продуманные чертежи иэскизы. Пусть их будет десять или пять замесяц, нозато мне непридётся вдальнейшем заних краснеть.
        - Нокакже так? - Александр смотрел насына, как громом поражённый. - Нокому тогда я передам дела фирмы?
        Все, словно сговорившись, взглянули насидящую рядом сИолой Варвару. Та, несовсем поняв разговор, ноуловив общий смысл, выдала:
        - Не, я хочу быть принцессой.
        Кто-то негромко рассмеялся, кто-то иронически хмыкнул, многие просто улыбнулись назаявление девочки. Вэтом всеобщем смятении поднял руку ивстал сосвоего места старший наследник барона.
        - Отец, если ты невозражаешь, я срадостью сталбы твоим заместителем, - навесь зал, глядя только народителя, промолвил Оскар.
        - Нотвоя служба… - неудержалась Иола, вкачестве поддержки беря мужа заруку.
        - Я собирался уйти, - вголосе прозвучали безразличие итвёрдость.
        - Иты небудешь жалеть? - казалось, они изабыли, что вокруг них многочисленные гости. Александр несводил глаз состаршего сына.
        - Мне нравится служить, - нестал отрицать очевидное Оскар. - Ноя нечувствую, что готов убивать, если начнётся война именя отправят нафронт. Я непонимаю, как можно вопреки дипломатии решать проблемы физической силой. Отправлять тысячи людей насмерть, когда можно разрешить всё мирным путём. Запоследний год я осознал, что я - невоенный, я - политик. То есть, хотелбы им быть, если твоё предложение всё ещё всиле…
        Больше всех вэтой ситуации был счастлив Миша. Оскар теперь оставит службу и, как имечтал отец, отправится обучаться надипломата, после чего станет его заместителем ивторым лицом фирмы. Аон, возможно, как планировала когда-то мама, поедет вДолину учиться лекарскому мастерству. Там рядышком будет Дина, да ипрофессия врача, как ни крути, всегда пригодится. Арисование… так ктож ему будет мешать всвободное время творить?
        Он улыбался. Радостной, поистине светлой улыбкой. Завесь день, да что уж там говорить, завесь год небыло мгновения лучше этого! Мгновения полной, безграничной, блаженной свободы… Он стал понимать, что это изначит быть взрослым: принимать влияющие натвою жизнь (пусть итрудные) решения ибыть ответственным заних, кчемубы они витоге непривели. Ну апока он ликовал, воодушевлённый своей победой. Жизнь опять заиграла красками, аещё он почувствовал неудержимое желание прямо сейчас взять вруки краски икисти…

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к