Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Гетманчук Людмила: " О Таком И Не Мечталось Линия Афины " - читать онлайн

Сохранить .
О таком и не мечталось… Линия Афины Людмила Гетманчук
        #
        Людмила Гетманчук
        О таком и не мечталось… Линия Афины
        День первый, попаданский
        - Фроля! Фроль! От, глухая тетеря! Ну кто ж ее в разведчицы-то назначил?
        Я ходила и орала под деревом уже полчаса. В густом лесу, куда мы с ней попали, было темно, как у негры в… попе. Очнулись мы на полянке, вокруг лес, птички поют. Вроде усе было, как у нас: трава зеленая, деревья - деревья, пожалуй, повыше будут. По веткам белочки скачут, ну прям как в моей родной Америке, куда я иммигрировала так давно, что сроднилась не по-детски. Но это не суть важно, важно, что мы, кажись, влипли.
        А как красиво все начиналось!
        Ежегодный слет начальница наша назначила на весеннее время: птички, мол, проснулись, гуси на север полетели, и нам, бабкам йожкам, пора. Зимний жирок раструсить, молодостью блеснуть да красотой.
        Купила я себе, как полагается, джинсы новые. Что ржете? Думаете, не влезла? Влезла! Я заради них два месяца на диете сидела. Сначала на бурак села, но он, гад, круглый, на нем сидеть неудобно. Так я перешла на французскую диету. По ночам в озере лягушек ловила. Потом про Василису вспомнила, жрать не стала, вдруг родственницу Васькину загублю. Но наклоны вперед помогли, да и пешие прогулки на свежем воздухе от дома до болота и обратно тоже. Короче, целый месяц я так провела. Заодно молодость вернула - газ болотный помог, да и лешачка встретила… но речь не об этом.
        Влезла я, значится, в джинсы, туфли новые напялила, опять-таки, кофточку теплую кашемировую надела. Деньги в лифчик, как положено, сунула и пошла метелку свою заряжать. Магии у меня много, я в нее чуток добавила, сумку свою безразмерную через плечо повесила, на спину перекинула, верхом села, подушку воздушную под попу сунула, чтоб мягче сидеть, и - прощай, земля, в добрый путь!
        Лететь пришлось долго - над всей Америкой, да над Тихим океаном, потому как сговорились мы с Фролгой встретиться в родном краю. Да, Приморский край - родилась я там годков… неважно скока. Вот, значится, приземляюсь я у ее подъезда, а она мне из окошка ручкой уже машет.
        Расцеловались мы, метелку в угол поставили, сели чай пить с брусничным вареньем, а тут она и говорит:
        - Афиночка ты моя ненаглядная, я недавно на новую работу устроилась, а они там новое оборудование испытывают. Кристаллы телепортационные, - во как загнула! - Ну, я парочку и приватизировала. Сейчас испытывать будем или до вечера подождем? Я уже собралась.
        И довольная такая, на стол передо мной жменю блестящих камушков вываливает. Каждый - с вишню размером, гранями камешки сверкают, а внутри у каждого словно огонек горит, трепыхается.
        Да, собралась она, это я вижу. Платечко на ней - одно слово матерное, а не платечко. Два кусочка, три веревочки. Сапожки на шпилечке да амулеты везде. Только что в носу нет. Пирсинг ей не нравится, поди. Зато духами от нее несет так, словно она на себя полбутылки вылила. А что? Может, она и права - в полете выветрится. Ну, я Фролге и говорю:
        - А где куда, ты точно знаешь? Или методом тыка будем?
        - Вот этот, зелененький, тот, что нам нужен - как раз в среднюю полосу и попадем, а там на метлах - вжик - и на месте. А красненький - это в твою Америку. Про синий не помню. Но разведаю. Так что не боись - сейчас раздавим и сразу там, где надо, окажемся.
        Раздавили… Хорошо еще, я ее переодеться заставила. В джинсы и свитер, а сверху она курточку нацепила.
        Вот так мы тут и оказались. Когда кристалл лопнул, нас в водоворот затянуло вместе с метлами и через миг сюда выбросило. Я сперва не поверила, что мы в другой мир попали, а потом, гляжу - птичка какая-то подозрительная в небе летит. Пригляделась - а это дракон. Ну, говорю, мать, мы с тобой и влипли! Глядь, а Фролга уже метлу оседлала и на самую верхушку дерева приземлилась. Осмотреться, значится. Я ей кричу, кричу, а она не слышит. А чего я кричу - так дракон же ее заметил и на снижение пошел!
        Зашел, гад крылатый, как на посадку, а потом в пике перешел, да на наше дерево прямиком! Что делать? Что делать? Собрала я магию в кулак, файербол сварганила на скорую руку и в него запустила. Есть! По хвосту попала!
        Он только кончиком махнул, и мой же снаряд в соседнюю сосну влетел. Сосна - она и в этом мире горит неплохо. Запылало дерево как-то сразу и уж больно весело. Видать, с перепугу я в этот файербол силы вбухала немерено. Сквозь клубы дыма я с трудом разглядела, как дракон откусил верхушку дерева вместе с вцепившейся в него Фролгой и, лапами передними перехватив, понес подруженьку мою в далекие горы. Не успела я ее спасти, только хотела на метелку вскочить, когда с высоты мне прямо по лбу ударила выроненная Фролей метла.
        Плоховато мне что-то, голова кружится, дым глаза разъедает да в горле першит. Лежу я, значится, на земле, седым пеплом присыпанная. Хорошо, что дождь пошел да не дал пожару весь лес спалить - только сосна, как свечка, в стороне догорает. Перевернулась я, откашлялась, свою метлу нашла и Фролгину тоже. Сумка на месте - уже хорошо. Там у меня не только парадно-выходная одежка, там еще много чего есть. Мы, бабки йожки, народ запасливый. Набор юного туриста, набор юного бойца, да еще и юного охотника в придачу. Подумала я, что пистолет мне пока не нужен, достала арбалет со стрелами, зарядила, да на спину на ремешке и перекинула. Теперь можно и в путь.
        Только из-за дыма проклятого не знаю я теперь, в какую сторону лететь, чтоб логово драконье отыскать. Но не беда! Фролга - она только с виду слабая да трусливая, а на самом-то деле еще неизвестно, кому больше не повезло: ей или гаду этому летучему.
        Оттряхнула я пепел с коленок, да на метлу взгромоздилась. Ну что - земля, прощай! В добрый путь!
        Перво-наперво осмотрелась. Поднялась невысоко, над верхушками сосен зависла - за краем лесным ленточка голубая вьется. Река… Поднялась выше - горизонт обозрела - горы вдалеке с одной стороны, град белокаменный - с другой. Чует мое сердце баб-йожское, не понесет злодей подругу мою в город, а вот в горы шансов больше. Прикинула я расстояние, задала метле координаты, и, сжав Фролгину метлу подмышкой, пригнулась и понеслась вперед. Лечу я, значится, невысоко так, окрестности обозреваю, небо, опять-таки. Дождик прошел, тучки разлетелись, и солнышко выглянуло. Благодать! Мне уж показалось, что вижу я точку черную в небе, настигаю гада, как что-то ударило меня снизу в правую ягодицу, и я камнем полетела прямо в кусты боярышника.
        Очнулась я, и понять не могу, где. Волосы вниз свесились и весь обзор загораживают. В живот что-то впилось, а попа болит - сил нет терпеть. Руки свои не чувствую. Дернулась - и поняла, что вишу я поперек седла, ручки мои - вот они, впереди кожаным ремешком связанные. В живот лука седельная упирается, а с левого боку сапог. Да не простой, а с серебряной шпорой. Головой я мотнула и копыта лошадиные углядела. А лошадка-то - иноходец: вон, как красиво бежит. Обе левые ноги одновременно вперед. А правые я не вижу. Но не качает, как на рысаках. Я лошадей не очень люблю. Всегда считала, что лошадь - это такой зверь, который одним концом лягается, а вторым - кусается. Но в этом мире, видать, другого транспорта нет, так что пришлось мне смириться с таким способом перевозки.
        Попыталась я сдвинуться, чтоб живот не так болел, но мне не дали. Тяжелая рука легла мне на спину и придавила посильней.
        - Не дергайся, горгулья проклятая.
        - Ась? Кто? Какая я тебе горгулья?
        - Каменная, какая еще. Думаешь, крылья убрала - я тебя не признаю?
        И стало мне тогда смешно.
        - Ой, мамочки, хи-хи-хи, даже не посмеяться вволю - чем ты меня подбил, мил человек, попа болит, сил нет как. Уж не стрелой ли? Не горгулья я, не горгулья. И не каменная я никакая. Неужели не чувствуешь? Женщина я… самая, что ни на есть, мягкая.
        Его рука сдвинулась с места и прошлась по моей спине с поясницы вверх, до самой шеи и обратно. Как до попы дошла, приостановилась. А я прядь волос зубами зажала, чтоб не ржать, а сама попой-то и пошевелила. Он как дернется! А я от очередного приступа боли опять сознание потеряла.
        Хорошо-то как! Больше не качает, не трясет. Руки мне развязали, а попу, наоборот, перевязали. Чувствую, что-то прохладное и мокрое на ней лежит и боль притупляет. Глаз правый приоткрыла и через ресницы глянула. Положили меня у костра, на попону лошадиную. Дух от нее такой, хоть противогаз надевай. Но это ничего, главное - я жива. В метре от меня костер догорает, над ним котелок висит с каким-то варевом, а с другой стороны сидят двое: мальчишка лет двенадцати и мужик. Даже в полумраке видно, как они похожи. И у отца и у сына глаза синие, точно, как небо после захода солнца, и улыбки одинаковые. Старший младшему что-то рассказывает, но так тихо, что за шипением еды в котелке я не слышу. А что варится - понять не могу - лошадиный дух все перебивает окромя запаха гари - но это от меня самой так воняет. И тут до меня дошло: я ж в пепле вся перемазалась, как черт. Меня не только за горгулью - меня за чудовище принять можно было!
        А тем временем мальчонка привстал да длинной ложкой в казанок полез, помешивает. Видать, я глаза чуть шире, чем надо, приоткрыла - он и заметил, что я очнулась.
        - Тетенька? А почему у тебя попа белая, а лицо серое? - и улыбается мне так ехидно, во все сорок зубов.
        - Замаскировалась я так, - шепнула, а у самой волосы на голове зашевелились.
        Батюшки святы! А это еще что? Клыки? Темные волосы мальчика свесились надо мной - разглядывает. И тут до меня дошло, что лежу я голой попой кверху. Я руку за спину завела и облегченно вздохнула - прикрыли они меня моей же кофточкой кашемировой. Только на ощупь она теперь была, как цементом покрытая - пепел да дождь сделали свое дело. Могу себе представить, что у меня на голове!
        "Ну да ладно, утро вечера мудренее" - подумала я и заснула.
        День второй, завлекательный
        Под утро роса выпала, куда не глянь - капли сверкают, прям, как бриллианты. Замерзла я, зуб на зуб не попадает, укрыть меня забыли, но я не жалуюсь. И повернуться не могу - что с раной, не знаю. Но я изловчилась, встала на четвереньки, и за сумкой своей потянулась. Вроде, полегче мне, боль еще есть, но терпеть можно. Достала мыло, шампунь, полотенце, бельишко, чистые штаны и рубашку запасную. Те штаны, что на мне, точно разрезали, когда стрелу вынимали, они чуть не свалились с меня, когда, кряхтя и постанывая, как старая бабка, я поднималась и шкандыбала в сторону воды. Где-то недалеко журчал ручей.
        Неширокая речушка перебегала по каменным уступам, в одном месте образовалась тихая запруда. Вот в нее я и вошла, раздевшись догола на бережке. От холодной воды заломило суставы, и я потратила немного магии, чтоб ее подогреть. Волосы пять раз намыливала, хорошо, что вода тут оказалась мягкой, никакой кондиционер не нужен. После мытья волосы стали, как пух, нежные. Осторожно ступая, чтоб не поскользнуться на камнях, я стала выбираться из воды. Рану надо еще обработать, да одеться во все чистое. Вещи мои - вот они, в пяти шагах по правую руку, да не успела я к ним подойти - подняла глаза и лицом к лицу столкнулась со старшим… вампиром? Крылья черным плащом спину укрывают, волосы длинные в боевую косу заплетены, до колен коса свисает, на грудь вампира перекинутая. Глаза, как сапфиры, в свете солнышка сверкают. А красив-то, всю жизнь вот так бы стояла да любовалась, если бы еще и одетая была, совсем хорошо было бы. Но ручками прикрывать стратегические места не стала. Наоборот, гордо выпрямилась и спокойно, чуть прихрамывая на правую ногу, направилась к своим вещам. Пусть смотрит - мне не жалко. Тем
более что мне есть чем гордиться - волосы у меня не намного короче, чем у него, волнистым облаком спину прикрывают, глаза зеленые, ресницы длинные, грудь… ну, пока еще на ушки спаниеля не похожа, сосками вверх торчит. А что веснушки на носу - так это завлекалочки, а не веснушки.
        Подойти-то, я подошла, а нагнуться не могу. Рана тянет да стреляет. Я к вампиру поворачиваюсь, попутно замечаю отвисшую челюсть, и ласково так ему говорю:
        - Не могли бы вы мне помочь, любезнейший?
        Вампирчик ко мне подошел и быстренько меня полотенцем прикрыл. Хорошо еще, что я банное захватила, как раз меня один раз можно обернуть. Хотя какой он вампирчик - вампирище самое настоящее. На голову меня выше, а я ведь не маленькая - метр семьдесят в носках. Вблизи красоты его не видать, зато зубки, особенно верхние, я вижу четко. И мысль такая навязчивая в голове крутится: он меня сейчас покусает, на завтрак, или на обед оставит? И будет ли он с сыном делиться?
        Хотя вампир мне попался странный: руки теплые, глаза не красные, а синие, и солнца не боится. Видать, другой вид, другой подвид вампирского классу. Руками он меня за талию придерживает, чтоб, значится, я на камешки не свалилась. А передо мной уже другая задача стоит: как, не выпуская полотенца, надеть джинсы? С учетом раненой попы и длинных мокрых волос?
        Ну, с волосами проще - пока вампирюга меня за талию щупает, я их быстренько магией высушила, причесала и узлом завязала, а вот со штанами мне помощь точно понадобится. Так, поворачиваемся и честными круглыми глазами смотрим в синие озера… и при этом совсем не боимся… ну почти совсем. И ласково так:
        - Простите, не знаю вашего имени…
        - Артим Де Шарин Куар, к вашим услугам!
        - Да что вы говорите? Не премину воспользоваться. Меня Афина Терраземская зовут, - зовут на свою голову обычно. Но Артимчику об этом знать не обязательно. - Мне бы рану обработать и…
        - Есть один способ… - мурлычит вампир мне в ушко, а сам меня к себе все ближе и ближе придвигает. Когда это он за моей спиной успел оказаться? Уж не к вене ли подбирается?
        Я не успеваю ответить, когда чувствую, что он опустился ниже, полотенце приподнял и в попу меня… лизнул? Я бы подпрыгнула, если бы он не держал меня за бедра.
        Эй, что-то он там увлекся. Но боль ушла, как и не было. Так, надо бы возмутиться для приличия, а то…
        - Что вы делаете? Я девушка порядочная и шалостей не потерплю!
        - Исправляю свою ошибку. Сам подстрелил - сам и вылечу. У меня слюна целебная… Тебе понравится, обещаю, - вампир встал на ноги, и теперь я спиной почувствовала, какого рода лечение он имеет в виду. Да, я в курсе, что секс хорош при стрессе, но не с первым встречным же?
        - Папа, а что ты делаешь? - звонкий голос его сына прервал процесс моего соблазнения. - И куда делась горгулья?
        - Пшшш, - вампир раскрыл крылья, прикрывая меня и свое лекарство. - Я сейчас приду, Тимин, только помогу нашей спутнице одеться.
        Послушный ребенок исчез в направлении стоянки. Я вырвалась из объятий вампирюги и наклонилась за штанами. Плевать на белье - это я потом, все потом, сейчас надо в себя прийти и…
        Штаны у меня забрали, и теперь я, стоя на одной ноге, держалась за плечо вампира, пока он отряхивал песок с моей ноги и носочки натягивал. Рубашку я отвоевала и надела самостоятельно.
        - Спасибо! - прощебетала я, а сама подумала, что пора линять.
        Хотя… Мне же еще Фролгу спасать, да на Лысую гору проводника искать. Не буду спешить, сначала выясню все, что можно. Думаю, до вечера дракон Фролю не съест, раз ее метла все еще работает - жива моя подруга.
        У нас, у йожек, так - все наши магические вещи работают, пока мы живы. Они с нами связаны на всю жизнь, потерять их можно, ненадолго, но они всегда возвращаются. Я вот как-то в такси кулон потеряла, так мне его через два года очередной бойфренд подарил. Так и с метлами - хорошо еще, что я на свою и на Фролину собачье заклинание наложила, теперь они, как собачки, за мной летать будут и чужим в руки не дадутся. Вот и сейчас, пока вампир на мне штаны застегнуть пытается - пусть помучается, змейка - это вам не пуговица, - я увидела в кустах наши метелки-метелочки. Ждут меня, родимые.
        С застежкой мы с горем пополам, справились. Хоть я и почувствовала, что не хочет вампир руки свои от меня убирать, но он себя пересилил.
        - Ступай к костру. Котелок захвати. Я скоро приду.
        Я прошла выше по течению, где вода бежала чистая да прозрачная, набрала полный котелок и пошла, оставляя вампира принимать холодный душ. Душ - не душ, но охладиться ему явно не помешает. А я что? Я не виновата, что на вампирское обаяние нашим, бабко-йожкинским, приворотом отвечаю автоматически.
        На стоянке уже догорали дрова, по серым углям бегали сине-желтые язычки пламени. Самое время котелок подвесить, чтоб чай-кофе заварить. Что я и сделала. Ребенок-вампиренок на бревне сидит, на меня во все глаза глядит, никак не может поверить, что я не горгулья.
        - Привет, - говорю. - Что, не признал?
        - Не-а, а где твоя серая шкура? Ты ее под камнем спрятала?
        Ну вот, местных сказок я не знаю, может, ему мамка в детстве что рассказывала, вроде как про нашу царевну-лягушку. И что теперь делать? Врать я детям не люблю. Поэтому честно отвечаю:
        - Не было никакой серой шкурки, пепел это был от пожара, я вся перемазалась, а потом под дождь попала.
        - Мы видели дым. А что горело-то?
        - Сосна. Я дракона подбить хотела, а он мой снаряд хвостом отфутболил, и прямо на сосну. Футболист хренов! А мою подругу к себе утащил. Когда вы меня подстрелили, я как раз ее выручать летела. А теперь уже и не знаю, в какую сторону…
        Смотрю, у ребенка глаза еще шире открылись.
        - Дракон? Так он у нас один, а где он живет - тебе папа расскажет.
        А вот и папа пожаловал. Встал против солнца, на меня поглядывает, крылья на просушку растопырил, а сам делает вид, что очень занят своей косой - какая-то железка в ней не так привязана. Знаем мы эти штучки - сами умеем глазки строить.
        - Вы уже познакомились? Афина - мой сын Тимин. Тимин - это Афина Терраземская, она с нами поедет.
        Мы с мальчиком друг другу кивнули, и тут до меня дошло, что без меня меня женили!
        - С чего вы взяли, что я с вами поеду? У меня свои дела есть, неотложные. Мне к дракону надо, а потом на Лысую гору. Знаете, где это?
        Надо было видеть, каким неприступным сразу стало лицо вампира-старшего! На меня как зыркнет, только что зубами не клацнул. А я на него честными глазами смотрю, да косу свою переплетаю. Только успела ленточку красную повязать, как вода в котелке закипела. Парнишка, словно почувствовал в воздухе бурю, тихонько встал и высыпал из мешочка крупу. Сразу по полянке запах аппетитный пошел, там не только крупа была, а еще и приправы да мясо сушенное, видать. Я, чтоб врага себе сразу не наживать, решила смягчить обстановку:
        - А у меня тоже немного еды есть. Хотите? - и полезла в сумку. А там у меня… чего только не было: пирожки с картошкой, булочки с корицей - это я сама в дорогу пекла - и колбаска копченая, и балычок, огурчиков парочка, да помидор - фрукт заморский. Достаю я всего по паре, да на белую салфеточку и выкладываю. И ручкой так, мол, угощайтесь. К вашей каше только так пойдет. А сама увидала в стороне чайник закопченный и за водой ушла. Только далеко отойти мне не дали. Догнал, за руку схватил, к себе лицом повернул да в глаза смотрит.
        - Откуда ты пришла? Одета не по нашему, по виду - вроде человек, а пахнешь, как цветок неведомый, - это он мыло мое лимонное унюхал, не иначе. - И мое обаяние на тебя не действует.
        Тут мы промолчим и сделаем паузу. Зато мое действует, и еще как. Вот спасибо тебе, Прынцессочка, за науку! Без твоего приворотного заклинания меня бы уже давно пустили на колбасу.
        - Издалека я, по ошибке в ваш мир попала, и есть у меня только один путь - дорогу домой искать. Поможешь мне - буду с тобой. Нет - улечу, только кофе попью, и улечу. Силой меня взять не пытайся - я ведьма, по-вашему, а по-нашему - потомственная баба Яга.
        Чайник закопченный в руке приподнимаю и ему показываю. А сама пальцами щелк, щелк - и вся копоть с чайника вмиг слетела. Думаю, если не поверит, так этим чайником отбиваться буду.
        Вампир поверил - руку отпустил, на шаг отошел и говорит:
        - Хорошо. Я тебе помогу. Только сына к матери отведу.
        - К его матери? - не сдержалась я, и что-то такое противное в груди перевернулось.
        - Нет, к моей. Его мать, моя жена, умерла три года назад - горгульи напали.
        - Прости, я не хотела бередить твою рану.
        Он только вздохнул и забрал у меня чайник.
        Лошадей оказалось только две. А я-то думала, почему меня Артим на своей лошади вез - на второй сидел Тимин и висело такое количество переметных сумок, что никто больше там не помещался. Откуда же они едут, хотела бы я знать? Меня опять подсадили в седло, сам вампир устроился сзади, и мы тронулись. Крылья он убрал, сложил таким хитрым способом, что по спине только две полосы пролегли. Хороший способ, мне понравилось. А то меня все мучил вопрос - как с такими простынями за спиной спать? Ну ладно, одному, а если с кем-то? Теперь ясно - проблем никаких. Полянку мы покинули сразу после завтрака. Тропинка, постепенно расширяясь, вывела нас к той речке, где я купалась, но выше по течению - там был брод. Лошади осторожно ступали по скользким булыжникам, непривычная к верховым прогулкам, я судорожно вцепилась в рукав Артима и отвернула лицо, чтобы не видеть, как вода омывает лошадиные ноги. Летать легче - честно вам скажу.
        Кстати, как там мои метелки? Летят, родимые. Надо было их в сумку убрать. Она у меня не только безразмерная, но и веса почти не имеет. Очень удобная в поездках вещь. Я же, как любая женщина, хоть на три дня, хоть на месяц, а беру всегда одинаково много.
        Как только мы вышли из реки и поднялись на невысокий обрыв, перед нами открылась ровная дорога, с одной стороны в отдалении продолжался лес, из которого мы выбрались, а с другой - степь, до самого горизонта.
        - Как называется эта страна?
        - Арания.
        - Красивое имя. Для страны. Здесь живут такие, как вы? Вампиры?
        - Не только. Эльфы, дроу и гномы - наши соседи, и в городах их немало. Торговля в мирное время процветает.
        - Сейчас время мирное, надеюсь?
        - Я тоже надеюсь… Давно здесь не был.
        Теперь понятно, почему такое количество багажа. А он, словно мысли мои прочитав, добавил:
        - У нас был еще один конь, ногу сломал. Пришлось убить.
        Мы ехали в тот самый город, который я увидела с высоты, то есть в противоположную сторону от гор. Эх, Фролга, Фролга, придется тебе меня еще немного подождать. Правда, вампир меня успокоил, сказал, что дракон, который тебя утащил, людей не ест.
        Оказалось, что не сразу в город Силит мы путь держим. По пути еще замок стоит, в котором друг детства моего вампирюги обитает. Мы к замку уже в темноте подъехали. Я его сверху, когда на метле летела, не заметила, он в низине стоит, соснами корабельными сокрытый. Замок - не замок, скорее, дом большой, каменный, крыша мхом поросла, стены - плющом. Лет ему немерено, вокруг лес густой, оно и понятно - ни к чему вампирам поля пшеничные.
        Хотела я Артиму вопрос задать еще с утра, да все не решалась. Нет, скромностью да застенчивостью тут и не пахло, просто обидеть его не хотелось. А вопрос актуальный - кровь они пьют или нет?
        Но все разрешилось само собой. Когда мы на обед остановились, он меня оставил коней сторожить, а сам сына с собой взял, да на охоту пошел. А я тем временем наложила на полянку охранное заклинание - ежели кто чужой мимо пройдет, оно меня разбудит, и заснула. Все-таки, крови я потеряла немного, и верхом вдвоем в одном седле сидеть неудобно - ноги затекают, вдобавок, я вампиру все интересные места отдавила. Но он почему-то не жаловался.
        Вернулись они через час, Артим тушу косулью с плеча к моим ногам скинул - мол, разделывай. И нож положил сверху. Я рукава закатала, нож взяла да и приступила к работе. И вот что интересное заметила: не было на косуле других ран, кроме небольшого разреза не шее, где вена яремная. А еще след от веревки на шее, словно ее удушили. Начала я шкуру снимать, и поняла, что обескровили ее, почти досуха выпили. Вот, значится, как они свои вампирские потребности удовлетворяют! Ясно, но еще один вопрос остался, вот его я и задала расслабившемуся вампиру. Сына он за дровами послал, а сам на травке разлегся - кровь переваривает.
        - И часто вы должны так питаться?
        - Не очень. Взрослому достаточно раз в два-три месяца, детям чаще. Они растут, им больше кровь нужна, без нее они слабеют, да и крылья не сформируются правильно.
        - Ага, понятненько теперь - так у Тимина крыльев пока нет? То-то он твоими любуется!
        - У него только к двадцати прорежутся, еще два года ждать.
        - Погоди, погоди, так ему восемнадцать уже? А я думала, лет десять-двенадцать.
        - Мы медленнее растем, но дольше живем.
        Я глубокомысленно хмыкнула, и на этом разговор иссяк.
        Я ногу заднюю отделила, да на кусочки порезала, тут и мальчик пришел с хворостом.
        Пока он на палочки, отцом выточенные, мясо нанизывал, я его получше рассмотрела. Он действительно, еще ребенок - это и по поведению видно и по речи. Нет в нем еще взрослости. Да и сказки он любит, о чем и заявил, пока мясо жарилось. Так что пришлось мне ему про Щуку и Емелю, и про Царевну Несмеяну рассказывать. И пока я не досказала, в путь мы не тронулись.
        Но перед тем как в седло взгромоздиться, я метелки наши в сумку спрятала - оно ведь как: никогда не знаешь, как повернется, а метелки - это оружие наше, можно сказать, тактическое.
        Артим три раза ударил в ворота, и они распахнулись сами по себе. Во дворе замка никого не было, но на первом и втором этаже окна светились, слабенько так, словно только свечи горели. Чего это я? Электричества же тут нет! Вот бабка, совсем забыла, куда попала! Последние два часа пути я сладко спала в объятьях моего вампира, а он и рад тому был: все крепче меня к себе прижимал, да в макушку целовал, нежно так и ласково. Так что сны мне вполне в тему снились. Эротические…
        Переступив порог, я осмотрелась. Двор небольшой, стеной высокой каменной огорожен, другого выхода нет, кроме ворот, которые в этот момент за нашей спиной сами захлопнулись, отрезая от внешнего мира. И сразу на нас кто-то спикировал. Лошади заржали, Артим их еле удержал, а я к себе ребенка прижала, да арбалет, который еще за воротами от седла отвязала да в руку правую взяла, направила на темную фигуру, приземлившуюся перед нами на камни двора.
        Вампир сверкнул глазами, и я сама, как тот конь, шарахнулась - у этого нелюдя они, как положено, красным сверкали.
        - Хозяин ожидает вас, господин. Он велел мне проводить вас к нему, а ваших спутников в отведенные вам покои.
        Я на Артима посмотрела и поразилась, как преобразился мой спутник. Крылья из прорезей в рубашке вырвались, сам он, как струна натянутая стал, и в лице величие проявилось. Ох, непростая птица мне встретилась по пути, не простая. А он красноглазому рукой махнул, веди, мол, а сам мне шепнул:
        - Афина, сына одного не оставляй, прошу тебя!
        Я в ответ только кивнула, да ребенка-вампиренка покрепче к себе прижала. Не нравится мне здесь, ох, не нравится. Сумку свою я с собой взяла и за проводником последовала. На втором этаже Артим нам кивнул и пошел с другом встречаться, а нас вампир в спальню проводил. Хотел Тимина отдельно поселить, но я не дала, только глазами сверкнула ведьминскими, зелеными, и он заткнулся.
        Потребовала показать, где можно помыться с дороги, и вампир отодвинул ширму в красных маках, и показал мне уже готовую медную ванну, наполненную горячей водой.
        - Благодарю. Вы можете быть свободны, уважаемый. Если мне что-то понабиться, я вас позову.
        Вампир только зубами скрипнул и пропал в темном коридоре. Я сразу сеть охранную накинула, двери заперла и велела Тимину идти мыться. А сама в сумку полезла. Мыло да шампунь достала. Что-то подозрительно мне содержимое тех склянок, что на полу возле ванной стояли. Ребенка отмыла, да в простыню завернула обсыхать, а сама воду заклинанием очистила и в темпе вальса мыться начала. Через пятнадцать минут мы с ним оба уже сидели у камина и волосы причесывали. Я ему косу заплела, а свои распущенными оставила. Из сумки своей безразмерной платье достала зеленое, шелковое. Пистолет, на всяк случай, в кобуру на бедро - забыла сказать, что набор юного шпиона я тоже захватила.
        Вот теперь, когда Тимин в чистое переоделся, можно и поколдовать. Я еще загодя к своему спутнику метку прилепила, так что теперь в любом месте его найду. А приворот свой я с него сняла, ни к чему мне любовь под заклинанием. Неужто я сама не смогу мужика привлечь? Оно свое дело сделало, можно и избавляться.
        Забралась я с ногами на кровать, села по-турецки и глаза прикрыла. Вырвалась магия, струйкой побежала за меткой моей и стала проводником, вроде телефона. Я все слышу, но видеть не могу. Мальчик в кресле пирожок с картошкой жует, я его накормить решила, а то поди знай, когда нас позовут, так что мне он не мешает, а я сама разговор слушаю.
        "Недоброе время ты выбрал домой вернуться, друг мой. После смерти твоего брата в столице смута. Мать твоя, королева, во всем с регентом соглашается. А регент - дядя твой, отца брат. Тебя он уже давно похоронил. Не советую я тебе во дворце показываться, Артим"
        "Не боюсь я Троиса, не может он мне ничего сделать. Я наследник престола, и ты это знаешь. Да и Тимин хочет с бабушкой познакомиться"
        От, мать-перемать! Неужели Артим такой наивный? Добрая душа, вампирюга мой! А друг его - та еще птица. Даже по голосу слышу, что врет он. Врет, да заговаривается. Словно специально подзуживает моего: мол, я тебе скажу не ходи, а ты мне на зло пойдешь. Ладно, с этим гусем мы еще разберемся.
        Больше ничего я подслушать не успела, за нами давешний вампир пришел. Я ноги в мягкие да удобные туфли сунула, ребенка за руку взяла и последовала за ним. Коридоры темные, только впереди свеча в руках вампира слегка стены освещает. Иду я и думаю, а ведь им свет и не нужен, поди. Нелюдь нас вел, вел, да и привел, наконец, в зал. Потолок балками закопченными за века, в вышине под самой крышей едва виднеется. Люстра висит, в ней свечи горят, оплавляются, да пахнет воском да медом. Посреди зала стол стоит на возвышении, к нашему приходу накрытый. Посуда золотая да серебряная, скатерть красная. А сам хозяин - ну, китаец вылитый! Глаза узкие, рожа каменная, ростом моему плечо, но когда мы вошли, встал, как полагается. Артим ко мне подошел, к столу проводил и с хозяином познакомил. Я только шепнуть успела: не говори, что я ведьма.
        - Дорогая, позволь тебе представить моего старинного друга Галарта де Зави Руно.А это невеста моя, Афина Терраземская.
        И руку мне сжал, молчи, мол, так надо. Надо так надо! Я вампиру ручку для поцелуя протянула, а сама в глаза его честные смотрю и жду, когда же он проявит суть свою, вражескую. Ну, не верю я ему, а интуиция моя, баб-йожская, меня еще ни разу не подвела.
        Тот вампир, что нас привел, стал нам за столом прислуживать.
        Хозяин вино пьет, да на меня смотрит - приценивается.
        - Ты не забыл ли, друг мой, что жениться на простолюдинке тебе нельзя? Неужели после эльфийской принцессы тебе человечка приглянулась?
        Ага, вот она, полезла, гнусность его.
        - Афина - дочь князя Терраземского. И не тебе судить, на ком мне жениться, Галард. Это мое личное дело, и тебя не касается, - сказал, как отрезал.
        Я аж вилку двузубую на стол едва не уронила, когда он встал и хозяину ответил:
        - Спасибо, друг, за приют. Завтра с утра мы покинем твой гостеприимный дом. А сейчас прости, Афина устала, да и Тимину спать пора. Поздно уже.
        Мы встали, с Галардом распрощались и в комнату, нам отведенную, отправились.
        Артим впереди, меня за собой за руку тянет, а я Тимина. Так мы, цепочкой, до дверей и бежали. Вернее, Артим шел, но на один его шаг два наших приходилось.
        Двери захлопнув, я обновила охранку, да еще и полог тишины навесила - поняла, что разговор у нас будет не из легких.
        Выводы из услышанного делать легко, нелегко эти выводы высказать тому, кто и так с толку сбился. Как только мы остались одни, Артим крылья убрал, послал сына спать, а глаза у мальчика встревоженные были, это я, как женщина вам говорю, надо внимательнее к детям быть. Так что пока Артим в кресле лицо ладонями натирал, да в огонь смотрел, я его сына укрыла одеялом пуховым и сказку принялась рассказывать. Про золотого гуся. "Гусь, гусь, приклеюсь, как возьмусь" - вызвало бурный восторг у ребенка, и грусть ушла из его глаз. Тимин заснул. Я прикинула, что спать нам придется на полу - кровать, рассчитанная на одну меня, полностью занял ребенок. Я опустила полог на балдахине, чтобы отблески пламени не разбудили мальчика, и принялась за работу. Стащила в кучу медвежьи шкуры, нашла в сундуке подушки и одеяла. Вот и готово. Вампирюга мой молча следил, как я пораюсь, но пока никак не отреагировал. Ха, тугодум. Пришлось подойти и за руку взять. Он послушно встал и пошел за мной. Воду в ванной сменили - это я приказала, когда мы на ужин шли. Подогреть ее - минутное дело для бабки Йожки.
        Я пальчиками ловкими пуговки на его черной рубашке расстегиваю, да по ручкам шаловливым, все меня пощупать норовящим, шлепать едва успеваю. Погоди, шепчу, не торопись. К косе потянулась, но он сам расплел, лезвия острые аккуратно на пол положил и сапоги снимать принялся. Распрямился и ко мне, а я за ремень его взялась. Штаны кожаные на пол упали, он ко мне, а я его в ванную подталкиваю. Пришлось вампиру меня слушаться. Я быстро платье скинула, в одном белье осталась, и шампунь ему на голову капнула. Аромат пошел, я же шампунь сама делаю, на травках да маслах, от него волосы в два раза быстрей растут, да сами завиваются. А блестят-то как! Короче, сидит мой вампирюга в воде по грудь и млеет, а я ему скальп массирую, волосы расплела да по всей длине промываю. Только одну ошибку я сделала - из-за его спины вышла, да не заметила, как он руки протянул, меня поймал и в воду затащил. Губы у него нежные…
        Полночи мы кувыркались, полночи разговоры разговаривали. Брак его, как полагается, династическим был. Чтобы брата - короля не нервировать, решил Артим с женой к ее родным уехать, было это двадцать пять лет назад. Эльфийские леса далеко, в гости к маме не наездишься, но один раз они приезжали - когда сынишка родился. О том, как жилось вампиру среди эльфов, он не сказал, а я и не спрашивала. И так понятно, что несладко. Но о жене он хорошо отзывался, она тоже младшая принцесса была, вроде как лишняя. Все бы было ничего, если бы три года назад не налетели на их дом горгульи. Артима дома не было, он в совете заседал, как принцу, ему эльфийский властитель должность при дворе выделил, а сын в доме был - его прислуга в подвал закрыть успела. А вот жене не повезло - в саду с подругой гуляла. Там их и разорвали на части.
        После ее смерти положение совсем ухудшилось, да еще и сына дети дразнить начали - он же на мать не похож, весь в отца.
        "Вампирская кровь сильнее,- объяснил мне Артим, - Мы в этот мир первыми пришли, но нас мало осталось. Вот эльфы и стали себя перворожденными звать"
        Так что терпел он еще три года, да не утерпел - собрал вещи, сына забрал и сюда, домой, значится, вернулся. Да только не вовремя.
        Он уснул, а я еще долго лежала рядом, прижатая сильной рукой к горячему телу, и думала. О чем? Да обо всем: как мы завтра пойдем в город, и что нас там ждет? И так, и так я ситуацию обыгрывала, но не видела ничего хорошего. За окном крыльями птица била, да ветер веткой в окно стучал, вторая луна взошла, мне ее Тимин показывал, и как же он ее назвал? Афель, кажется. Голубым светом двор замка залит, видно, как днем, каждую веточку, тени трепещут на стеклах оконных. Птица, да не птица: что-то массивное с верхнего этажа сорвалось, пронеслось над стеной замковой и исчезло в темном лесу. Вампир? Я только зябко поежилась, да покрепче Артима обняла. Он меня прижал, и я, наконец-то заснула.
        День третий, дорожный
        Утро выдалось солнечное, яркое. Стерло все следы ночных кошмаров, вернуло надежду на лучшее. Как-то не верилось, что в такой ясный день может что-то плохое случиться.
        Неловкости я не испытывала, уж больно ночь хороша была. После такой ночи надо полдня отсыпаться, но нам пора уходить. Юркнула я за ширму, умылась, и надела что попроще да поудобнее. Нам еще полдня верхом, а приедем в город, осмотримся, а там и о нарядах подумать можно будет. Платье обратно в сумку сунула, а оружие при себе оставила, кто его знает, как нас родня жениха моего липового примет. Вышла я из-за ширмы, и сразу в его объятья попала.
        - Доброе утро, красавица. Как ты?
        Я об его грудь носом потерлась, на цыпочки поднялась, в уголок рта поцеловала:
        - Замечательно, - говорю, а сама через его плечо выглядываю. А там Тимин проснулся, и на нас с интересом смотрит. Я из рук Артима выкрутилась и его в сторону кувшина с водой подтолкнула.
        - Иди, умывайся, а я пока ребенка накормлю, да и поедем, пожалуй. Не нравится мне здесь.
        - Да, не ожидал, что друг мой Галард так изменился. Раньше мы не разлей водой были, а теперь…
        - А может, и не был он тебе другом, может выгоду свою в общении с тобой искал, чтоб поближе к верхушке быть? А ты все за чистую монету принимал. И потом, четверть века прошло с тех пор, как вы расстались. Не знаю, как вампиры, а люди за это время могут так измениться, что родного брата не признают, не то, что друга.
        Чем ближе к городу, тем чаще нам навстречу попадались груженые повозки, такое впечатление, что из столицы бежали все, кому ни лень, с детьми и скарбом. Бросалось в глаза то, что вампиров среди них было меньше, чем эльфов и гномов. В мутные времена всегда первым делом иных бьют, это понятно. Артим расстроился, видя такое, только деваться ему некуда, и мы продолжали не очень быстро двигаться к цели. Его пока никто не узнал, хотя могли бы, ведь синеглазые только члены королевской семьи, а тут их сразу двое со мной. Может, никто не ожидал, что наследник престола будет возвращаться из чужой страны налегке, да еще и в компании человека. Ждали карету, охрану да обоз с золотом?
        Нам это было на руку. У ворот я спешилась и сама пошла к стражникам пошлину платить.
        - Приветствую доблестных воинов! Мы в вашем славном городе проездом, нам бы гостиницу найти, а то сынишка устал да муж мой приболел.
        Артим, меня услышав, дернулся от смеха, но тут же глаза прикрыл и по седлу растекся, только что не свалился. А ведь мы заранее сговорились, что и как делать будем. Для этого и Тимина ко мне посадили, а он на второй лошади путешествовал.
        Два бравых вампирюги зубы на меня скалят, ржут, значится.
        - Может тебе, красотка, с нами остаться, зачем тебе больной, когда вокруг столько здоровых?
        - Старый, больной, но мой. А вас я в первый раз вижу. Так что, не подскажете, где гостиница ближайшая? - и в руку того, что ближе, золотой сую.
        - Почему бы и нет? По этой улице три квартала, да направо свернете - там сразу и увидите гостиницу. Бу-га-га.
        Чувствую, что-то не так, но Артим уже коня вперед послал, ну я за ним. Своего в поводу веду. Прошли мы полквартала, а за спиной все гогот стражников слышится. Я у Артима и спрашиваю:
        - В чем шутка-то?
        - Тюрьма там городская. Они нас прямиком в тюрьму и направили, сволочи. Еле сдержался, не хотел тебя и Тима подставлять под удар, а то бы стража двоих членов недосчиталась точно.
        - Ах, так! Членов, говоришь? - мне кровь в голову ударила, гнев мой наружу вырвался, и я его пополам разделила да назад и метнула с проклятием вместе.
        - А чтоб у вас язык отсох, да не на день-два, а на месяц. И чтоб месяц вы к бабе подойти не могли. Слово мое верное, бабко Йожское. Быть по-моему, не по-вашему.
        Гостиницу мы сами нашли, в другой стороне. Хоть и многое изменилось в столице, пока Артим у эльфов жил, но не все. А в родном городе всегда найдется, куда податься. Так что вошли мы в трактир, где в молодости Артим кутил с братом своим да товарищами, и сразу ключи от комнаты получили и ужин заказали. Мои пирожки да булочки уже закончились.
        День четвертый, маскировочный
        Утром Артим на разведку отправился. Сына поцеловал, а меня в сторонку отвел и говорит:
        - Афина, я тебя всеми богами заклинаю, ежели что со мной случится, забери Тима с собой, никого дороже вас у меня нет. Я не знаю, какой прием меня ждет, но если знать буду, что вы в безопасности, мне и смерть принять не страшно будет.
        - Типун тебе на язык! Не хочу я тебя одного пускать, но придется. Только не смогу я уйти, не попытавшись сделать все возможное. За сына не волнуйся - я его так спрячу, что ни одна живая душа не найдет.
        Говорю, а у самой сердце сжимается - никак вампир мой не верит, что его примут с распростертыми объятьями. И кто - мать родная! Вот и стоит он передо мной, губы в тонкую полоску сжаты, глаза прищурены, и весь, как струна натянутая. Обняла я его и шепчу:
        - Ступай с богом! Будут у нас еще ночи горячие да дни веселые. Слово мое тебе в том!
        Он ушел, а я села думку гадать. На Тимина, сопли утирающего, шикнула, а потом к нему присмотрелась и говорю:
        - Не лей слез по отцу, лучше делай, что я тебе скажу, - а сама в сумку лезу. Зачем? А набор юного шпиона искать - там у меня были линзы коричневые, может, удастся мне вампирюг обмануть?
        И стала вынимать из своей сумочки любимой, что нам может пригодиться. Для начала - метлу, за клюку сойдет. Потом порылась-покопалась, и появился на свет божий пакет целлофановый, в котором я раритеты храню. Древний, но сердцу дорогой, потому как от прабабки достался, а она еще при Иване Грозном на метле летала. Я ей в подметки не гожусь, молодая слишком, а она бой бабка была! А шаль ее, лаврушечкой от моли пересыпанная, мне от нее в наследство досталась, вместе с седым париком, в котором она гостей непрошенных встречала. Умела она, Матрена Терраземская, молодость свою хранить, до сих пор бы жила, если бы молния в нее не попала, когда она на Лысую гору летела в, дай бог памяти, тысяча восемьсот тринадцатом году. Меня тогда еще на свете не было, мне бабушка про нее рассказывала. Ой, и затейница была Матрена!
        Потом из недр сумки появилась юбка индийского хлопка, кофта моя кашемировая, все еще пеплом присыпанная, да сарафан летний, в котором я на пляж хожу. Синий, в крапинку. Глаза Тимина, по мере появления предметов на кровати, становились все шире и шире, пока не стали именно такого размера, чтоб линзы вставлять удобно было. Что я и сделала. Последним я платочек достала да ленточку красную. И приступила к работе.
        - Ты не трусь, мы сейчас с тобой так замаскируемся, что тебя отец родной не признает.
        - А зачем?
        - А мы пойдем во дворец, но не через парадные двери, а через черный вход, где слуги да кухарки с горничными ходят. Как думаешь, есть там такой?
        - Наверное, есть. Я не помню. Мал был слишком, когда отец меня привозил в прошлый раз.
        - Ты, парень, не тушуйся. Я из тебя девку сделаю, чтоб вовнутрь проникнуть. Запомни, никто во дворце не знает столько, сколько прислуга. Высокородные на нее внимания не обращают, и говорят обо всем. Так что наша задача - смотреть да слушать. Понял?
        - Понял. Афина, а как же папа?
        - Боюсь я, Тима, что схватят его. Не понравился мне его друг Галард. Скользкий он какой-то. Небось уже во дворец слетал, да и все о твоем отце врагам рассказал. Но мы его выручим, если что. Ну, ты как, готов?
        - Готов.
        - Тогда примерь сарафанчик-то.
        Сарафан мне по колено был, а ребенку по щиколотку. Я ему косу заплела с красной лентой, а лента не простая, заговоренная. Ежели дорогу найти, или сбежать - бросаешь ее через левое плечо и говоришь - "Засиделась я тут у вас, пора мне в путь дороженьку" - и по ленте идешь. Она сквозь стену проведет, да из погреба закрытого на свет белый.
        Одеваю я Танюшку, так назвала я вампиреныша, а сама учу его уму-разуму.
        - Если в разные стороны разойдемся - не теряйся, сюда беги. Если что плохое - ленту брось, она тебе выведет, только не забудь ее в конце пути с пола поднять да на волосы повязать. Метку на тебя свою я поставлю, - и вколола ему в подол булавку английскую. - По ней всегда тебя найду.
        И вот стоит передо мной девчонка, на вид неказиста, на груди бусы рябиновые, на голове платочек в незабудках повязан. Сарафан поверх рубашки на него одела да поясок затянула. Красавица! Сапоги только вид портят - слишком новые. Но и тут выход есть. Взяла я жменю золы из камина, да их замазала. Прощай, мой французский маникюр за сорок долларов! Под ногти грязь втерла, лицо слегка мазнула, и сама к облачению приступила.
        Косу скрутила, да под парик, седыми космами лицо завесивший. Юбку поверх штанов, кофту мою, многострадальную, только в окошко пыль стряхнула. И шаль прабабкину, а на нее столько заклинаний наложено, что я и сама не знаю. Кажись, как скатерть - самобранка она тоже работает. Все лишнее в сумку убрала, а по карманам бутылочки распихала: настойку белладонны, настойку болиголова водяного, димедрол жидкий, да пурген - но это в таблетках, жидкого не было.
        Только в таком виде нам через тот вход, через который все ходят, нельзя. Я окошко распахнула, по сторонам поглядела: вроде, нет никого, окошко в боковой тупик выходит, только кот на заборе соседнего дома сидит да на меня смотрит. Я Тима за руку, да на метлу, а сама сзади села - так мы из окошка и вылетели. Потом я древком по земле стукнула, в клюку метлу переделала, и мы пошли. Я, слегка согнувшись да прихрамывая, а Тим рядом бежит, в сарафане путается, но терпит.
        Народ на нас ноль внимания. Я спешить перестала, решила, что по сторонам мне тоже не мешает поглядывать. А зрелище, честно скажу, невеселое. Улицы почти пустые, окна досками заколочены, магазинчики да лавочки почти все закрыты, одно хорошо, не надо дорогу ко дворцу спрашивать - шпили башенные с любой точки города видны, да он еще и на холме стоит, крепостью неприступной. Стены высокие, из красного кирпича, да на сторожевых башнях вампиры сидят в карауле. Так и кажется, что сейчас слетят да на тебя спикируют, истребители чертовы. Чем ближе к дворцу, тем меньше народа, а мне это совсем не подходит. В толпе затеряться самое оно было бы, а так придумывать что-то надо. Но не беда, где наша не пропадала! И здесь не пропадет. Я к стражнику ближайшему дохромала и в рукав вцепилась мертвой хваткой, бульдог отдыхает рядом с бультерьером.
        - Милок, - прошамкала, - а не проводишь ли ты меня на кухню королевскую. Слышала я, там поломойка нужна, да и внучку пристроить бы к делу честному. Пожалей старушку, помоги! Одни мы остались на белом свете, погубили горгульи проклятые кормильца-поильца нашего.
        Кричу, шепчу, бормочу, а сама его тихонько гипнотизирую. Думаю, получилось, потому как повел он нас за угол, а там в стене дверка неприметная, он ее толкнул и меня завел, а Тимин следом протиснулся. Все правильно - пахнет свежим хлебом и чесночным соусом. А еще говорят, что вампиры чеснок не едят! Мне попались всеядные!
        Кухня, как те хоромы - противоположной стены не видать, все парит, шипит, жарится, повара с поварятами бегают, суетятся. И к кому мне обратиться, понятия не имею. А стражник мне рукой махнул, попрощался и обратно на свой пост у ворот побег. Я шаль с головы скинула, спину распрямила и подолом лицо протерла - потому как никто старуху на работу не возьмет, а вот здоровую молодицу запросто!.
        - Что тебе, человечка? - здоровенный вампир в белом переднике ко мне подошел да как гаркнет. Мы с Тимом аж присели с перепуга, а он и рад, зубы скалит да на меня поглядывает.
        - Работу ищем, для меня да для моей сестренки младшенькой. Нету ли у вас такой, господин повар?
        - Я тебе не просто повар, а главный повар королевства! А работу найдем, у меня как раз подавальщиц не хватает. Идем, форму вам выдам, да и перекусить вам не мешало бы, а то вы половину еды по дороге съедите, и достанутся господам одни косточки обглоданные. Ха, ха-ха, ха! - и веселый повар повел нас в соседнее помещение, что-то вроде склада одежды и раздевалки.
        Меня такой расклад вполне устроил. Я уж боялась, что поставят нас посуду мыть, и фиг до вечера смоешься с кухни. А подавальщицей - это я запросто, тут особой сноровки не требуется, знай, таскай подносы туда и обратно. Форму - черное платье из хлопка и белый передник - мы себе подобрали да поверх своей одежды надели. Сумку да клюку я в углу оставила, только заклинание невидимости наложила, чтоб никто не полез.
        Нас в самом деле накормили, а Тиму еще и стакан крови налили, сразу же видно, что вампир. Он хоть и был девочкой одет, зубы-то не спрятать.
        Так что повар только головой покачал, и говорит.
        - Вижу, что она дочь твоя, а вовсе не сестра. И среди нас, вампиров, гады есть - забрюхатить девку проще простого, а она потом мучайся. Ты на меня глазищами своими зелеными не зыркай, кольца на пальце у тебя нет, вот я и догадался. Ешь, детка, до завтрака королевского еще четверть звона. Они раньше полудня не едят.
        Мы только доели по ломтю свежего хлеба с ветчиной, как раздался удар колокола. Тут же прозвучала команда, подавальщицы выстроились в ряд, мы в конце пристроились, и к раздатчику подошли.
        Мне досталось блюдо с пончиками, а Тимину кувшин с вином. Столовая меня впечатлила: парочку олимпийских бассейнов точно поместятся. Вампиры разряженные да причесанные, штук тридцать завтракать собрались. Во главе стола сидит вампирша, вся в синем с золотом; глаза - вылитый Артим, но пустые, как камень холодный. А я ведь знаю, какими теплыми да любящими могут быть эти синие озера… Рядом с ней - вампир постарше, дядя, вероятно. Я чуть не споткнулась и себя не выдала, когда увидела, что перед их столом стоит на коленях Артим. Руки за спину заломлены, крылья порваны. А мать на него с презрением смотрит. Ну, я быстро поднос пристроила на край стола, и у Тимона кувшин с вином отобрала, пока он отца не заметил, и на кухню услала. А сама из кармана сонное зелье достала и в вино налила. Ну, думаю, доза лошадиная и вампирюг свалить должна, и пошла за их спинами каждому в бокалы разливать. Никого не обидела, стол буквой "П" со всех сторон обошла, да понемногу всех осчастливила. Артим ни на кого не глядит, в пол уставился. По плечу рана рваная да коса вполовину обрезана. Видать, жаркая битва была. Я вокруг
посмотрела - многие побиты, перевязаны, да синяками светят. И такая злость меня взяла, что я всю ее вместе с остатками вина в бокал его дяди и слила. А он тот бокал взял, и речь, сволочь такая, толкает:
        - Мы сегодня предотвратили еще одну попытку свергнуть законную власть в стране! Самозванец будет наказан немедленно. Мы выколем ему его бесстыжие глаза.
        И до дна мое вино и выпил. Остальные ему браво кричат, или что-то наподобие, я не разобрала, уж больно невпопад.
        Я на мать смотрю, а она и не шелохнется. Блин, так она ж под заклинанием! Как же я раньше не увидела! А привязка на браслет завязана, что у дяди вампирского на руке. Вот так дела! Тут меня отвлекли - подавальщицы по второму кругу пошли. Я обнаглела, кувшин у какой-то девицы вырвала, а ее назад отправила. А та и рада убежать.
        Дядя вино допил, и ему сразу похорошело. Яд с вином, моей злостью разбавленный, действовать начал. А я за его спиной стою, еще немного подлила, уже нового, свежего, с белладонной. Не жить тебе теперь, урод проклятый! Смотрю, движения вампиров замедленными стали, как в кино. Вот один руку уронил да мордой в салат, второй захрапел, третий. Одна королева вина не пила, как сидела истуканом, так и сидит. Девица молоденькая, что по правую руку от нее сидела, с ужасом озирается, но я ей на плечо руку положила - молчи! Шепнула, да так строго, что она чуть не упала. Хорошо, стул на месте стоял. Я до двадцати досчитала, и вижу - подействовало мое лекарство, неиспорченных цивилизацией да лекарствами вампиров димедрол быстрее усыпил. Спят они и не видят, что их главный негодяй уже хрипит - богу душу отдает. Хотя, есть ли у него душа, я не в курсе. Я на его глазах кувшин об землю разбила и к Артиму подбежала. Руки ему освободила, а сама нашла на столе кувшин с кровью и ему поднесла. Думаю, лучшего лекарства ему сейчас не надо.
        Помер дядечка, что-то еще пытался нам сказать, руками махал, но не сумел. А как только он копыта откинул, так мать Артима и очнулась. Встала, глазами неверящими на сидящий рядом с ней труп посмотрела, да как засмеется. Все, думаю, приехали. Истерика в чистом виде, хоть на семинаре психиатров показывай.
        Артим с колен поднялся, на мое плечо оперся, и на нее смотрит.
        - Мама?
        Вампирша словно проснулась, смех выключила и к нему через стол перелезла. Видать, соскучилась, раз вокруг обходить не захотела.
        Ну, тут начались поцелуи, объятия, я от них отошла, а сама по сторонам поглядываю: не осталось ли врагов недобитых. Но все было тихо. Тогда я к дяде мертвому наклонилась, он на пол упал, и браслет подчинения себе забрала. Пусть лучше у меня будет, а то поди знай, чем еще дело может обернуться. Тут Артим заметил, что меня рядом с ним нет, и давай меня мамочке своей нахваливать. А оно мне надо? У меня уже три свекрови было - все они одинаковые. Еще одну заполучить в моих планах не значится.
        Но я мужественно выдержала ее объятья, с улыбкой выслушала похвалу и благодарность, а потом и говорю:
        - Артим, ты бы делом занялся - и подлечить тебя не мешало бы, да и враги еще не все перебиты.
        Он только спросил, где Тим, я ему сказала, что на кухне, и что сейчас его приведу.
        Будущий король вампиров сразу зашевелился: вызвал капитана гвардейцев, в двух словах обрисовал ситуацию, отдал пару приказов и сразу все зашевелились. Все, да не все: те, что за столом спали, так и остались мордами в тарелках. Их прибежавшие стражники быстро вынесли, да прямиком в темницу. Труп дяди - в семейный склеп, к Артиму врача пригласили, а я на кухню пошла.
        Захожу, а там народ счастливый такой - мол, свершилось, наш любимый принц вернулся, теперь все хорошо будет. Тимин сидит за столом, во все сорок зубов улыбается. Как меня увидел - рванул ко мне со всех ног.
        - Как отец? - спрашивает.
        - Нормально, - говорю. - Помяли ему бока немного, крылья растрепали, но все заживет.
        Потом к повару поворачиваюсь:
        - А не найдется ли у вас выпить чего покрепче? Мне надо расслабиться, не каждый день я родственников королевских травлю.
        Что тут началось! Меня под белы ручки подхватили, за стол посадили, вина налили - я попробовала, и мне понравилось. Мускатель самый настоящий.
        Когда я закончила по пятому разу историю нашу рассказывать, на кухню ворвался Артим. Все сразу замолкли, да на него глядят. А Тимин встал и к нему обниматься лезет. Артим его рукой от себя отталкивает, а я ржу, не могу: так и не признал отец сына в моей маскировке. Пришлось вмешиваться.
        - Стой, - говорю ему, - и смотри внимательно.
        - Раз! - сняла с головы мальчика косынку.
        - Два! - помогла ему вытащить линзы.
        - Три! - расстегнула змейку на сарафане, да и сняла с него. Ленточку из косы выдернула и к отцу отпустила.
        - Как? - только и смог вымолвить Артим. Прижал сына к себе, а тот смеется, мол, правду Афина сказала, не признаешь ты меня.
        А я что? Не люблю я детям врать.
        Нет, я мужикам удивляюсь - ножиками восхищаются, в драку лезут, не задумываясь, морды друг друга бьют с упоением, а как царапину замазать или укол там в мягкое место поставить, так чуть ли не в обморок падают! А уж к зубному - только под общим наркозом. Ну, не все конечно, но многие такие мне встречались.
        Хорошо его потрепали, счастье, что жив остался. Я, когда с него рваную рубашку сняла, обомлела - и ругалась словами непотребными все то время, пока в сумке своей искала аптечку. По выражению лица Артима догадалась, что такая простая и полезная вещь, как спирт, им еще неведом, потому как пекло ему, серьезно так пекло, пока я царапины да мелкие раны промывала. Как бы зубы не сломал, болезный, такой скрип стоял, словно кто на скрипке играть учится. Учится - учится, а слуха нет. Самую большую рану на плече ему лекарь их местный залатал, но я проверила и еще раз швы обработала. Нет, на этот раз не спиртом, ему повезло, что в моих запасах перекись водорода была.
        - Не надо, не мучай меня больше, до утра все заживет, даже следов не останется, - молил он, отбиваясь от настырной ведьмы. А мне, может, нравится, я, может, всю жизнь о карьере врача мечтала, только узнала об этом уже после того, как другой институт закончила.
        Напоследок я его в чистое переодела и спать отправила. Крылья он мне показать отказался, мол, врач все необходимое сделал, и они сами заживут. Ну, не полетает он недельку, дома посидит, или верхом куда надо отправится. Оказывается, вампиры у себя в городе на крышах домов взлетно-посадочные полосы имеют. Как есть, кукурузники. Я даже засмеялась, представив, какую грандиозную помощь могли бы они оказывать сельскому хозяйству. Медным купоросом виноградники поливать, да удобрения… хм, хм… ладно, замнем, а то мой вампирюга уже на меня косится.
        И чего ты мне, милок, глазки строишь, мыш летучий недобитый? Я ж даже не знаю, где и за какие места тебя трогать, чтоб ты не дергался? Спи уже, герой. Завтра, все завтра. Или ты думаешь, что я не устала? Но он все равно меня к себе под бок пристроил, я только успела на его здоровое плечо голову положить, как он уже спал. Вот об этом я и пыталась сказать. Завтра будем стресс снимать старым, проверенным, можно сказать, дедушкиным способом. Или бабушкиным? Хи, неважно…
        День пятый, суматошный
        Проснулась одна. Помню так смутно, что-то Артим мне про коронацию говорил, вроде Тима голос слышала, но просыпаться мне было лень, так что меня оставили в покое.
        Ух ты, кровать-то какая широкая, да еще и на возвышении, не иначе как королевская. Я лежала и мечтала: вот сейчас двери откроются, войдут мои фрейлины, кофе мне в постель поднесут и начнут меня одевать. Горшок фарфоровый, незабудками расписанный из-под кровати достанут и… так, а, в самом деле, где он?
        Подскочила я, как подстреленная, и пошла искать самую нужную утром вещь. Нашла. За ширмой, как в лучших домах Лондона, именно такой, как я в мечтах увидала.
        Умылась, оделась и решила проверить обстановку. На балкон вышла, а там! Небо от вампиров черное, такое впечатление, что со всего мира вороны слетелись. Ничего себе, оживление, вчера тихо и пусто было, а сегодня, как в базарный день. Видать, народ обрадовался, да за дела принялся. А может, Артим всех расшевелил. Полюбовалась я, какие выкрутасы они в небе выписывают, и так мне полетать захотелось, что еле сдержала себя. Нельзя - никто же не знает, кроме Артима и Тима, что я тоже летучая, еще подобьют, а у меня еще старая рана не совсем зажила.
        Фрейлины не пришли, ох и ах, я, конечно, расстроилась жутко, такой облом, но кушать хочется, а еще больше кофе хочу. Сумочку с собой прихватила и пошла на кухню.
        Мне там обрадовались, как родной. Ну, я попросила кастрюльку маленькую, да из своих запасов кофе достала и завариваю. На запах неведомый все поварята сбежались, ждут, когда я эту гадость черную пить буду. А я себе варю, посмеиваюсь, да с поваром главным беседу веду.
        - Что новенького, - спрашиваю.
        - С утра принц ни свет ни заря завтрак потребовал, и понеслось: тех, кто вчера за столом заснул, всех опросили, да кого в кандалы, кого на плаху. Свидетелей всех выслушал, мать свою да невесту брата старшего. Тут ведь такая история была - как невесту брат себе нашел, так его и убили. Мы, поначалу, не смекнули, откуда ноги растут, а потом поздно стало.
        - Невеста - это бледненькая такая, все подскакивает да ойкает?
        - Она самая. Ей тоже досталось - Троис решил сам на ней жениться, а про Артима объявлено было, что сгинул он в эльфийских краях. Почву, гад такой, подготавливал, чтоб ежели вернется младший принц, самозванцем его назвать.
        - Ясно. А сейчас принц где?
        - Так в тронном зале коронуется. Решили они с матерью не откладывать, сразу и Тимина наследником назовут. А вечером пир. Со всех концов земли нашей вампиры знатные летят, чтоб королю новому присягу принести да на пиру выпить за его здоровье.
        Задумалась я, значится, села в уголочке, чтоб поварам не мешать праздничную еду готовить, кофей пью, булочку жую, да размышляю. Знала я, что уходить пора придет, но не думала, что так сразу. Хотелось мне еще рядом с ним побыть, дней считать не хотелось, и ночей тоже. Но видно придется мне раньше уйти, лишняя я тут, да и невеста есть… свободная да ничейная. Обидно мне стало, что на коронацию не позвали, я, может, посмотреть хотела хоть одним глазком, как королей в корону одевают, но не судьба. Кофе допила и тихонько из кухни выскользнула, пока главный повар отвернулся.
        Иду по коридору - пусто, ни слуг, ни стражников, всех словно языком слизнуло. А потом слышу крики восторженные, овации бурные и думаю: ну вот и стал ты, Артимушка, королем вампирским, ни к чему тебе ведьма залетная!
        Да тихонько из дворца вышла, на площади с народом смешалась, оглянулась напоследок на Артимушку, на балконе речь толкающего, мать рядом с ним да девица эта вампирская, обе довольные, и пошла себе потихонечку к воротам, через которые мы в город вошли.
        Вот так и ушла, по-английски, не прощаясь.
        Пожалею, конечно, слезы лить буду, но это потом. А сейчас дело есть у меня - мне к дракону лететь, Фролгу выручать, да на Лысую гору топать. А я на карте вчерась посмотрела, что на стене в спальне королевской висит: не близкий свет, так что поторопиться мне надобно.
        Никто меня не остановил, никто не спросил, куда и зачем я иду. На месте вчерашних шутников новые стражники стоят - вежливые да приветливые. Ворота мне распахнули и доброго пути пожелали.
        Ноги сами по дороге идут, руки сумкой да посохом заняты. Косу я под косынку спрятала, чтоб не пылилась, иду себе, не таюсь, когда сзади меня с ног сбили, руки скрутили и в воздух подняли. Я кричу - ногами машу, вырываюсь, назад оглянулась - а это друг Артима - Галард, не помню, как его по батюшке. Но я его по матушке от души обозвала, с таким другом и недруг не нужен.
        Он меня в свой замок принес да в спальне запер. На пол толкнул, хорошо, что я в штанах была, только ушиблась, да не расцарапалась. Но руку сбила, из ссадины кровь потекла, вампирюга сразу носом зашевелил да глазки свои китайские прищурил.
        - Сиди тут, ведьма, - говорит. - Это ты в бедах моих виновата, если бы не ты, я б уже главным советником у правителя был бы, а теперь я на плахе должен голову сложить.
        - Так это ты на нас донес, тебя я ночью позапрошлой видела, в сторону города летящим. Предатель! А Артим, добрая душа, к тебе, как к другу шел. Верил тебе, сволочи летучей!
        - Заткнись, проклятая, не тебе меня судить! Я всю жизнь в его тени жил, а как уехал он с женой своей, так словно не стало меня, никто не замечает, да не жалует.
        А сам когти выпустил, крылья растопырил, клыки во рту выросли, как у тигра, и на меня идет. Сказать, что я не испугалась - нельзя, но одного гад не учел, что метла моя за мной следовать будет. Только он ко мне наклонился, да руки на шее моей сомкнул, как стекло оконное разлетелось вдребезги, и метелка ручкой ему прямо по лбу: бамц! Он и свалился прямо на меня.
        Лежу я, телом его прижатая, и понять не могу, живой он или нет. Крыльями меня накрыло, так что темно стало, но я поднатужилась, руки его от горла убрала, да ногами-руками столкнула Галарда с себя. Фу! Тяжелый вампир нынче пошел. Артим мне своего веса почувствовать не давал, а этот, как каменный.
        Метелка по комнате круг почета совершила, все углы проверила, в двери потыкалась, и ко мне вернулась. Я за нее схватилась и села. Сижу, дыхание ловлю - придушил меня вампир, чуть жизни не лишил.
        Нашла веревку - от гардин шнур отрезала, да и связала гада по рукам и ногам, торопилась, боялась, что очнется, но убивать не хотела - и так вчера грех на душу взяла. Мне еще долго лицо отравленного дяди сниться будет. Только связала, как он глаза свои открыл и мычит. Но я ведьма предусмотрительная, ему в рот кляп засунула, чтоб не смущал меня речами непотребными, а сама по карманам его пошарила - нашла ключ от комнаты да денег кошель, все мне не нужны, я десять монет себе взяла, компенсацию с контрибуцией, так сказать, а остальное возле него на пол бросила.
        Дверь открыла, метле свистнула, и пошла искать, где кабинет вражины позорного.
        Нашла. И бумага там, и перо гусиное, и чернила черные есть.
        Пишу:
        "Друг мой разлюбезный, Артимушка. Ушла я, посчитав, что не нужна тебе более, да по дороге меня тот, кого ты другом называл, в плен захватил. Во всем меня обвиняя, убить хотел, но мне повезло, жива осталась. Галард в той спальне, где мы с тобой ночевали, лежит на полу, связанный. Если желаешь, можешь стражников за ним прислать. А мне тут больше делать нечего.
        Прости, что ухожу, не прощаясь, хорошо мне с тобой было, да путь-дорога меня зовет, домой мне пора. А у тебя дела важные, королевские. Не ищи меня - не найдешь.
        Тимина поцелуй от меня, хороший у тебя парень растет, умница.
        Прощай"
        Птичкой сложила лист бумажный, да в окно выпустила по следу моей метки. А сама на метлу села, в окошко вылетела и даже не обернулась.
        Лечу я над лесом, лечу над полем, впереди речка показалась, где у нас стоянка первая была, и стало мне вдруг так тоскливо. Слезы потекли сами по себе, и видимость сразу до нуля упала. Сделала я круг над лужайкой и на бережке приземлилась.
        Плохо мне, словно из груди кусок вырван, ноет да сжимается сердце мое баб йожское. И природа, почувствовав, что мне тоскливо, откликнулась - ветер поднялся нешуточный, до земли деревья гнет, пыль да песок в воздухе летят, глаза засыпают, и слезы мои высушивает. Пронесся ураганный ветер, а за ним молния сверкнула да гром прогремел. Первые крупные капли на землю упали, меня с камня согнали, и пришлось мне убежище искать от дождя и ветра.
        Подхватила я метлу да сумку, огляделась и увидала: среди камней на берегу, в двух шагах от того места, где я приземлилась, камень большой плоский лежит, на другой камень боком опирается, а между ними просвет. Я туда протиснулась и обомлела: вход это в пещеру был. Я магический огонек зажгла и вперед пошла, чувствую, словно что-то манит меня посмотреть, что там, в глубине скрывается.
        Тропка звериная узкая вниз меня ведет, я иду, по сторонам поглядываю, сталактиты со сталагмитами огибаю, а они, как камни драгоценные сверкают, глаз радуют. Клаустрофобией я не страдаю, наоборот - люблю всякое неисследованное. Метров десять прошла да в стенку уткнулась, а там поворот направо и словно ручей журчит. Я вперед поисковик да охранку запустила - а когда мне ответ пришел, удивилась. Вроде, живое существо там, а охранка говорит - нет никого.
        Ну, я перекрестилась и в проход свернула. Захожу, и глазам своим не верю. Лежит посреди зала просторного, на груде соломы яйцо огромное, в половину меня размером. Сквозь дыру в потолке вода каплет, уже озерцо целое накапало, и луч солнца заходящего сквозь эту дыру на яйцо падает. От этого оно прозрачным сделалось, синим светится, зайчики радужные во все стороны пускает. Пригляделась я, а в нем кто-то живой. Вот это да, думаю. Неужто я драконье яйцо нашла?
        Я к нему - оно как магнитом меня к себе притянуло. Прикрыла глаза и словно зов слышу - помоги, мол, срок мой давно пришел, да нет рядом отца с матерью, чтоб скорлупку разбить да на волю меня выпустить.
        Пожалела я того, кто в яйце заперт, камешек подобрала и по скорлупе ударила. Раз, другой - ничего. Крепче камня скорлупа оказалась, тот, что я в руке держала, в крошку рассыпался, а на яйце ни царапинки. Тогда пришлось мне побольше да покрепче камень найти, еле двумя руками подняла его, со всей силы на яйцо опустила, да еще и магией удар усилила.
        Треснуло яйцо, разлетелись в стороны осколки сапфировые, как ковром чудным пещеру покрывая. Я от осколков отвернулась, спиной поворотилась и голову руками прикрыла. Когда камнепад стих, услышала писк и повернулась. Стоит передо мной дракончик. Маленький такой, слизью покрытый, глаза открыть не может, я его на руки взяла и к озерцу понесла. На камешек поставила и давай водой поливать. А он мордаху мне подставляет, в руки тычется, смешной такой. Как только слизь с него смыла, он глаза открыл и так внимательно на меня посмотрел. Я во взгляде его потерялась, в синеву провалилась, словно в теплую воду нырнула. Так радостно на душе сразу стало. Вспомнила я, что в книгах читала - запечатлел меня дракон, видать. Но мне это понравилось. Вот только что я с ним дальше делать буду?
        Когда очнулась, он глаза зажмурил, а у меня в голове имя его крутится:
        - Тирисситер Миалитур Норумет.
        Как только произнесла, его пламя белое охватило, и вроде как подрос он чуток, или мне это показалось? Только дракончик крылья свои расправил и шею гордо изогнул да на меня поглядывает. Я не выдержала, рассмеялась, уж больно забавный он, и как передо мной красуется, прям павлин. И руку к нему протянула, по шее темно-синей погладила. Чешуя у него гладкая оказалась и горячая, теплее, чем моя рука. И тут я звук странный, от него исходящий, услышала. Батюшки святы, он же голодный - это у него в животе урчит.
        - Звать тебя Тишкой буду, имя твое истинное никому не скажу, не бойся, а теперь идем: пора тебе свет дневной увидеть да и поесть не мешало бы. Вот только что?
        И пошли мы с ним на выход. Он за мной идет, что-то на своем языке лопочет, но я не понимаю, то ли он говорит что, то ли голос пробует.
        Охо-хо, как же на солнышке красиво! Закат огнем горит, облака красным расцветил, а на востоке две луны показались - одна другую догоняет. Ветер стих, только речка журчит; подошли мы к воде, Тишка сразу в нее вошел, купается-резвится, крылышками машет, в меня только капли летят. А я тем временем достала из сумки последние продукты: колбасы пол колечка да огурец, покопалась еще и нашла консервы - банка ветчины, хорошо, крышка с колечком, открыла да питомца своего позвала.
        Он сперва все понюхал, колбасу с чесноком есть отказался - запах ему не понравился, ну и зря. Вкусно, между прочим. Я ее сама умяла, огурец мы пополам поделили, по-братски. А ветчину я ему всю отдала, на плоский камешек вывалила, так он и его вылизал. Язычок у него смешной, на конце раздвоенный, но он им, как рукой, все трогает. Решила я тут заночевать, на всякий случай в пещеру мы вернулись, да на соломе и заснули, только сапфиры, чтоб не кололись, с нее убрали. Я себе пару горстей в сумку кинула, а остальные в углу закопала. Идея не моя была - это Тишка мне подсказал. Стал задней лапой ямку рыть, да камешки в нее сталкивать. А когда до меня дошло, я из сумки лопату саперную достала и яму углубила, а дракон мне помогал - в пасти сапфиры носил, те, что покрупнее, конечно. А мелкие я потом сама собирала. Когда мы закончили, совсем стемнело. Легли мы рядышком - от Тишки тепло идет, я ему сказку рассказываю, а он глаза закрыл и урчит, как мой кот Васька, что дома под присмотром соседки остался. Как он там? Ждет меня, небось, сиротинушка. А хозяйка неизвестно в какую даль попала! Хоть табличку на
грудь вешай: "Попаданка классическая, одна штука" Но ничего, я не я буду, если дорогу домой не отыщу.
        День шестой, развлекательный
        Ну что за жизнь у меня - каждое утро на новом месте просыпаюсь! Тишка вместо вампира под боком сопит, сапфир, вечером не замеченный в бок колет, а так - все прекрасно!
        - Эй, малыш, просыпайся! Утро уже давно наступило!
        - Уууутрррроооо… - прошипел дракончик, приподняв голову. - Хорошшшооо…
        - Ой, ты говорить научился? Как? Когда? - я аж подскочила, подняв облако пыли.
        - Вчера… Апчхи! Апчхи! Апчхи! - он чихал, и пыли становилось все больше и больше.
        - Бежим отсюда! А то задохнемся!
        Я вылетела из пещеры первой, и встала, как столб соляной в проходе - прямо напротив пещеры сидел на камне вампир и с осуждением во взгляде смотрел на меня.
        - Ой! Шмяк! Хрусть! Бум! - это в меня вмазался дракончик и я, как пробка из бутылки, вылетела из прохода и растянулась на песке. Мой питомец пробежался по мне, устремляясь к Артиму. Вампирюга подскочил и приготовился… то ли меня спасать, то ли с дракончиком сражаться. Я только успела выдавить из себя:
        - Нзя… - вернее, я хотела сказать - нельзя, но в придавленные дракончиком легкие еще не успела воздух втянуть, и получилось полное непотребство.
        - Тишка, стой, - сделала я еще одну попытку, на этот раз более удачную, и перевернулась на спину.
        Бедный ребенок растерялся: с одной стороны, ему хотелось с вампиром познакомиться, а с другой стороны - меня пожалеть. Но все разрешилось к общему удовольствию: вампир ко мне подошел и помог сесть, прислонив меня спиной к камню, а Тишка вылизал мое лицо своим длинным раздвоенным языком и обнял передними лапками за талию. Потом вытянул шею и обнюхал Артима, который сел рядом со мной и сделал вид, что не рад меня видеть. Отвернулся, даже внимание дракона ему нелестно, травинку грызет да вдаль смотрит.
        - Тиша, иди, умойся, рыбу себе поймай на завтрак, что ли. А нам поговорить надо…
        - Хорошшшшоооо… - и он убежал.
        А у меня внутри словно пузырьки теплые скачут, и настроение такое радостное, я на вампира гляжу и любуюсь. Знаю, обидела, знаю, напрасно, но я существо стихийное, непостоянное. Ничего не могу с этим поделать. Сижу, как дура, улыбаюсь и бормочу:
        - Ты меня нашел…
        - Нашел… Как идиот, все бросил и за тобой полетел. Чем ты меня приманила, ведьма, что я ни о чем думать не мог, есть не мог и пить? Что ты со мной сделала, как околдовала? Я же думал, что помру на месте, когда письмо твое получил.
        - Прости, - шепчу, а сама к нему поближе перебираюсь, на колени встала и в лицо ему заглядываю. - Как же ты летел, на рваных крыльях-то?
        - Долго. Были бы целы - я бы тебя еще вчера нашел, - а сам от моих рук уворачивается, взгляд отводит, словно боится мне в глаза взглянуть. Где же смелость твоя, воин мой, где отвага твоя, король, если ты любви своей в глаза взглянуть боишься? Если руки мои для тебя - цепи? Что ж тогда ты летел сюда? Взять реванш? Что-то мне доказать? Мысли мои стерли улыбку с губ, я назад откинулась и только вставать собралась, как дошло до него, что дальше играть в обиду не стоит, что можно одним словом убить любовь, одним жестом отринуть. Я моргнуть не успела, как обнял он меня, в волосы мои спутанные лицом зарылся и замер. Кажется, даже дышать перестал.
        Я секунду помедлила, а потом обвила его шею руками, прижалась так, чтоб через ткань он стук сердца моего услышал и говорю:
        - Хотела уйти, чтоб не стать тебе помехой. Чужая я здесь, ведьма - баба яга, как птица перелетная. Не знаю, как и зачем меня в ваш мир забросило, но верю, что цель была. Может, встреча с тобой? Может еще что? Гадать не стану. Но больше не побегу, если проводишь меня, буду с тобой. Вот только боюсь, что тогда нам расстаться еще тяжелей будет. Ты это хоть понимаешь, вампирская твоя душа? Ежели сейчас тебе так, что там будет, когда я на Лысую гору приду и в свой мир отправлюсь?
        - Я тебя отпущу. Слово короля. Никого никогда не просил - а тебя прошу: не уходи, пока есть возможность, будь со мной.
        - Хорошо. А теперь скажи: ты мне веришь?
        Он кивнул.
        - Тогда знай, что приворот я свой давно с тебя сняла. Никак и ничем я тебя больше к себе не привязывала. И если еще раз ты мне такое обвинение в лицо бросишь, в тот же миг уйду. Понял, милый мой?
        Артим мне в глаза посмотрел и догадался, что я не шучу.
        Ах, как мы любили друг друга, после разлуки всегда так сладко любится, жаль только, что недолго. Дракон перед входом в пещеру так вздыхать начал, что нам смешно стало. А вставать с соломы, его плащом прикрытой, не хотелось, тело, после ласки еще не остывшее, отдыха просило, но нам пора. Я в той луже, что в пещере была, помылась да штаны натянула. А вампирюга мой по сторонам смотрит и спрашивает:
        - А куда яйцо делось? Тут, сколько себя помню, яйцо лежало, мы с братом в детстве сюда приходили на него посмотреть. Оно еще при моем прадеде тут было, только никто к нему прикоснуться не мог - сразу сознание терял. Издалека - можно, а вблизи никто находиться не мог.
        - Как интересно… А я его родителей искать собралась, а их, может, и в живых нет давно. Тишка! Иди сюда, мальчик мой.
        Счастливый дракон влетел в пещеру, не смог затормозить на повороте и последние два метра на попе проехался. Подскочил, подбежал, меня облизал, а потом к Артиму на руки забрался, и ему тоже досталось. Признал, значит.
        - Тишка, так сколько ты лет тут в яйце просидел?
        Пока дракон ответ продумывал, вампир на него по-другому посмотрел, а потом меня спрашивает:
        - Ты хочешь сказать, что это он в яйце сидел? А как?
        - Время ему вышло, вот и позвал он меня. Я зов услышала, зашла, а Тишка в яйце синем прозрачном сидит и плачет. Я скорлупу разбила и его на волю выпустила.
        - И вовсе я не плакал, я тебя из другого мира сюда вытащил, чтобы ты мне помогла. Вернее, я многих ведьм вызвал, но из всех только ты сюда попала.
        "Тишка уже совсем четко говорить стал" - машинально отметила я, и тут меня осенило!
        - Так я не одна сюда попала, а мои подруженьки, сестры по метле и ковену, тоже здесь?
        - Ну да, только разбросало вас по разным странам. Я еще не умею порталы правильные ставить, вот и промазал, - дракончик смущенно ковырял песок передней лапкой и виновато на меня поглядывал.
        - Так вот, значится, какова цель моего появления здесь…
        Я задумалась. Теперь многое ясно стало, кроме одного.
        - Афинушка, ты не волнуйся, я вам всем внушил на Лысую гору идти. Как вы все соберетесь, так я вам портал и открою домой. Но у каждой свой путь туда, и уже ничего не изменить… - Тишка на меня смотрел, глазками синими лупал, да так жалобно. Ну, не бить же мне его, бестолкового, за то, что хотел он на волю выбраться!
        Я его между рожек по голове погладила и простила.
        Вышли мы на свет белый, посмотрела я на Тишку, на вампира своего, и задумалась. Один маленький, крылья у него еще не сформированы, второй раненый - крылья не зажили. Что же мне делать с ними-то?
        - Артимушка, как же обратно в столицу попадем?
        А он усмехнулся, два пальца в рот вставил, да как свиснет посвистом молодецким, я аж присела да уши руками прикрыла, а у Тишки челюсть упала, и он с таким восторгом на вампира посмотрел, и сразу стал себе в пасть лапу переднюю совать. Пыхтит, пыжится, надувается, уже дым повалил, а свиста нет.
        Мы от хохота чуть не попадали, Тишка на нас лапой топнул и отвернулся, а сам дальше тренируется.
        На свист Артима посыпались с неба вампиры, как горох, на песок вокруг нас приземляются, да в ряд выстраиваются. Не меньше двух десятков, все, как на подбор: высоченные, красноглазые, крыльями весь вид загородили, пейзаж мне портят. Я поближе к королю их придвинулась, а он меня за талию обнял и приказ отдает:
        - Приготовьте носилки.
        Тут же три вампирюги черные простыни с лямками по углам растянули, и на себя эти ламки напялили. Я Артиму шепчу:
        - Мне не надо, я на метле полечу - так привычнее.
        А он мне:
        - Нет, милая, ты с Тишкой будь, он дракон еще маленький, вдруг выпадет.
        Прав Артим. Ну, собрала я сумку свою бесценную-безразмерную, Тишку к себе подозвала, и сели мы посередке одной простыни. Что-то она подозрительно тонкая, выдержит ли нас двоих? Но вампиры, даже не сомневаясь, ремни натянули и взлетели.
        - У-у-ииииии-йя! - заверещал Тишка, когда мы от земли оторвались. Наши руки, ноги, лапы, шеи перепутались, дракон мне чуть косу не подпалил, я на него шикнула, чтоб себя, значится, в руках держал, и носилки не прожег случайно. Как только мы распутались, легли рядышком, носы свои за край полотнища выставили и летим.
        Красота такая - вампирюги плавно летят, крыльями синхронно машут, ну прям как кордебалет в "Лебедином озере" И в такт. Я не сдержалась, напевать начала. От, мать вашу, все во мне хорошо, кроме одного - петь не умею, но люблю. Так я замечательно пела, что вампиров с ритма сбила. Пришлось замолчать, чтоб не выронили.
        Рядом во вторых носилках Артима несут, и, судя по его лицу, до него только что дошло, какую он ошибку допустил, что не со мной летит, а один. Мы с Тишкой ему помахали, кто рукой, кто хвостом, и дальше принялись вниз смотреть. Интересно же! Я тут еще не летала - то верхом, то меня Галард нес. А вид красивый - вдалеке столица показалась, а за ней полоса синяя, зеленым отсвечивает. Море… я его на карте видела, но не попала на берег. И сейчас мне так захотелось поплавать в соленой водичке, хоть плачь! Вот принесут нас во дворец - заставлю вампирюгу своего меня на море сводить. У меня и купальник припрятанный есть. Вот только не знаю, модный он у них тут или как? Ежели нет, не беда - я новую моду заведу, пусть вампиры порадуются, на вампирок своих глядучи.
        - А-! - я заверещала и глаза закрыла - эти гады скорость посадочную не снизили, меня с драконом вместе вперед швырнуло, когда они над крышей резко остановились. Я от возмущения язык прикусила, а ведь столько слов ласковых сказать хотела, но… не судьба. Опустили нас плавненько, видать мое лицо и без слов очень выразительное. Я, как пьяная, пошатываюсь - ну это просто возмутительно: все жизнь летаю, а так меня еще ни разу не укачивало!
        Артим на руки подхватил, Тишка рядом семенит, он уже в холке мне до талии дорос, голова на длинной шее над нами возвышается, во все стороны крутится - это малыш с обстановкой знакомится. И тут из дверей выбегает Тимин, и к нам бежит со всех ног. Перед отцом затормозил, я на ноги встала и его расцеловала, а он только привет сказал, а сам на дракона смотрит.
        - Это - мне? - а в глазах такая надежда горит-светится.
        Тишка его обнюхал, с ног до головы осмотрел, и так ехидненько на меня поглядывая, говорит:
        - Этот, что ли, наследничек? Какой-то он малахольный. Но ничего, я его беру, - и лизнул Тима в щеку.
        Тот обрадовался, за шею дракона обнял, и я поняла, что они только что друг друга приручили. Ну, вот и славно. Теперь я за них волноваться не буду, оба под присмотром.
        А тем временем на площадку взлетно-посадочную еще вампиры выбежали. Мать впереди идет, а за ее спиной невеста ничейная бежит, вся такая сияет прямо. Я, не будь дурой, к Артиму обратно на руки - прыг, и застонала. Он перепугался, матери привет сказал, невесте-без-места кивнул и понес меня в спальню.
        Там мне сразу полегчало.
        Что-то мне поведение этой девицы подозрительно, уж не сговорилась ли она с вампировой матерью моего Артима окрутить? Ну, влипла ты, баба йожка. Ревнуешь ты, кажется. А ведь повода пока не было - это же не он, это они сами решили, его не спросив. Придется мне меры принимать срочные, разузнать обстановку, разведать местность, провести тактический маневр, и, напоследок, разведку боем. А вы что думали? Я так просто себе уеду и этой дуре белобрысой мужика оставлю на растерзание? Ха, плохо вы меня знаете.
        Мы из спальни только к ужину выползли. Попутно меня просветили, что по причине моего отсутствия на коронации - на что я заметила, что меня забыли пригласить - внезапного исчезновения - пришлось слезу пустить, мол, обиделась я сильно, - и в связи с отбытием короля на мои поиски, бал по случаю коронации отменили и переназначили на завтра. И чтоб я без всяких вытребеньков, оговорок и прочего на том балу была.
        - В качестве кого?
        - Моей девушки, разумеется. Я бы тебя невестой назвал, но боюсь, что ты откажешь. Вот и молчу. Ты же наверняка догадываешься, что отпускать мне тебя не хочется. Но я слово дал, хоть и сжимается сердце мое каждый раз, когда я об этом думаю.
        - Ох, горюшко ты мое, луковое! Я сама еще не знаю, на каком я свете - на том аль на этом? Да и знаем мы друг друга без году неделю, давай торопиться не будем, все еще может десять раз перемениться.
        Кажись, я ему надежду подарила, вон, как глаза загорелись. Но я действительно запуталась, словно муха в паутине - мне подругу надо спасти, на горе Лысой побывать, да в мире моем, а там посмотрим.
        Идем мы вниз - на мне платье то самое, зеленое, до пят, на шее тонкая ленточка черная, и медальон серебряный, от прабабки доставшийся. А в нем - прядь волос, с его головы тишком срезанная, он и не заметил, спал, любовью утомленный. Нет, не для приворота или какого другого дела, просто для меня. Чтоб, ежели расстанемся мы - мало ли как судьба повернет - осталась у меня хоть частица его маленькая.
        Как в обеденный зал вошли, все встали и поклонились. Была я уже тут - только с другой стороны, подавальщицей. За главным столом - сюрприз, сюрприз - только три места - для короля, его матушки да невестушки. Уже, значится, все роли разыграли, без нас распределили. А тридцать пар глаз - все, как один, красные, - за нами следят и гадают, что же мы делать-то будем. Я смотрю, для меня место рядом с Тимином оставлено. Руку свою из пальцев вампирских вырвала да с ребенком рядом села. На Артима глянула, подмигнула весело, он и упокоился, на главное место сел.
        А я Тимку на ухо спрашиваю:
        - А где друг-то твой?
        - Так бабушка сказала, что животным за столом не место, он на террасе остался, меня ждет, - а сам грустный такой.
        Ох, чувствую, придется мне с его бабушкой еще не раз по душам говорить.
        Тут первое блюдо разносить начали да вино наливать. Тимину, как самому маленькому, крови налили. Я уже к этому привыкать начала - мало ли у кого какие пристрастия? Сама люблю стейк недожаренный, с кровушкой. Кто-то речь толкнул, что, мол, счастье нам привалило - принц наш дорогой вернулся, теперь все хорошо будет. И все сразу бокалами зазвенели, вилками загремели да челюстями задвигали.
        А я голодная - сил нет. Мы с Артимом, хоть и недалеко сидим, но не рядом, только глазами иногда встречаемся, говорить нам не с руки. Хорошо еще, что меня за зверюшку неведомую не приняли и на самый дальний конец стола не посадили. Напротив меня молодой вампир сидит, и заметила я, что он все на невесту-без-места поглядывает. Ах, думаю, какая комбинация намечается!
        Я на него раз-другой глянула, а он не ест, не пьет, только зубы сжал - нервничает. Я Тима в бок легонько толкнула и шепчу:
        - Не знаешь, как зовут соседа нашего?
        - Изамир Де Лох Тессет, барон Гриольский.
        - Когда же ты успел все их имена наизусть выучить?
        - А вчера, пока вас не было, бабушка меня заставила. Знаешь, какой список мне пришлось наизусть учить длинный?
        - Бедненький! Но тут бабка твоя права - лучше сразу всех выучить, чем потом в именах путаться. Ты принц наследный, учись - тебе все это ой как в жизни пригодится!
        - Афина, я понимаю, но так не хочется! - а сам на дверь поглядывает, а там морда драконья любопытная из-за шторки кружевной высунулась, на вампиров смотрит и облизывается. И такой у Тишки вид шкодный, что сразу понятно: напрасно они его за стол не пустили.
        Я по сторонам поглядела, вижу, народ повеселел. Что люди, что вампиры, что свадьба, что поминки, все одинаково: всем поесть да выпить хочется. Лица вампирские, бледные, порозовели, речь громче стала, за столом все шумят, улыбаются. Я тоже насытилась, напилась, кураж поймала и решила - пора за дело приниматься. Ведьма я, или так, мимо шла?
        Невеста бокальчик в пальчиках тоненьких крутит, раздумывает, пить иль не пить, а сама на Артима искоса поглядывает. Ой, не заработала бы ты, милая, косоглазие. Да ладно, помогу я тебе зрение сберечь - и бокальчик слегка подтолкнула. А в нем не вино, а кровушка. Она как заверещит! А бы тоже не обрадовалась, если бы мне в лиф стакан крови вылился, да от декольте до одного места протек. Она вскочила, все на нее смотрят и улыбками зубастыми сверкают. Только ради приличия вслух не ржут. Теперь мой выход: встала я, руками всплеснула, к ней подбегаю, за руку хватаю и за собой тащу, приговаривая:
        - Ах, какое несчастье, ах, как платье-то ваше прекрасное жаль! Идемте, я вам помогу!
        А она только воет, слезы по щекам текут, да в рот попадают. А не фиг его на моего мужика разевать!
        Притащила я ее в комнату туалетную, заставила платье снять, а баба, когда голая да без мужика, а просто так, сразу половину своего гонора лишается. Короче, стала я ее платье застирывать и девицу-красу расспрашивать:
        - Как зовут-то тебя, милая?
        - Зена.. ууу…
        - Чего… ууу?
        - Де Урун. Графиня я, - она слезы по лицу размазывает, вместо того, чтоб умыться водой да кровь смыть - она же и нижнее белье все перемазала. Я ее платье отмыла уже, на спинку стула перекинула да магией высушила. А потом Зену, фу, блин, воиншу, за шею взяла и к умывальнику наклонила. Пока я ее мыла, волосы ее растрепались, да за мои пальцы зацепились. Я парочку и выдернула.
        - Ой!
        - Ах, извини, милая, это я случайно, - а сама волосики ее на палец намотала. Они мне для дела нужны.
        Вытерла я ее, на стул посадила, прическу поправила, и стала она опять красавицей.
        Тут двери в туалетную комнату распахнулись, и маманя Артимова влетает, а за ней служанка с другим платьем да бельем нижним. Меня сразу в сторону оттерли, да охать-ахать принялись, вокруг Зены скачут, раздевают, одевают, а она, как рыба: глаза выпучила да рот открывает, а сказать ничего не может. Пожалела я ее - не по своей воле девка-то невестой стала. Но с такой свекровью ей не справиться, молода еще слишком да безвольна, раз позволяет собой, как веретеном, крутить. Не боись, красавица, я тебя спасу!
        А в обеденном зале уже все по углам разбрелись, тот, что мне нужен, стенку подпирает, грустит-печалится. Я к нему подошла, вроде мимо иду да спотыкаюсь. Он, как истинный джентльмен, меня за локоток подхватывает, а сам на меня не смотрит, а все в ту сторону, куда Зена ушла, глядит. Я с пальца ее волоски сняла, да на его косу накрутила. А сама приворот шепнула. Его поблагодарила, и пошла: мне еще надо Артима нейтрализовать - вон он, со своими министрами да генералами беседует.
        Меня увидел - расцвел весь. Сразу за локоток схватил и на балкон потащил. А я иду да оглядываюсь. Вышла Зена и первым делом глазами с бароном встретилась. Есть контакт! Я от восторга аж подпрыгнула!
        На балконе меня к груди прижали, но ненадолго, так - поцеловаться только и успели, когда морда драконья над нашими головами нависла.
        - Тишенька, как ты тут? Не обижали ли тебя, накормили ли? - последнее я могла бы и не спрашивать, да и вопрос, почему его за стол не пустили, сразу отпал. Растет наш дракон не по дням, а по часам. Скоро в двери не протиснется, придется дворец ломать и проходы расширять. И тут осенила меня идея замечательная.
        - Тишенька, а ты, случаем, не оборотень?
        - Не знаю, - прогудел дракончик баском ломающимся, ну чисто подросток лет тринадцати - то бас, то фальцет выдает. - Может, и оборотень. Попробовать, что ли?
        И глаза у него синим пламенем загорелись. Я ему кричу:
        - Стой! Дитя неразумное! Не при всем же честном народе превращаться да голышом бегать. Идем к нам, в спальню королевскую, одежду тебе сперва подберем.
        А тут и Тимин из-под бабушкиной опеки вырвался да к нам присоединился. Я напоследок в зал заглянула - а там красотень: стоят мои голубки, воркуют, одна бабка недовольная, за столом сидит и кровушку пьет.
        Гости уже разлетелись, зал опустел, когда мы с балкона вышли и дракона в королевские апартаменты привели. Слуги свечи уже зажгли, камин растопили да прибрали, а то мы тут слегка с Артимушкой набезобразили. Я Тимина за одеждой послала, сказала взять, что есть - штаны да рубашку, а потом разберемся.
        Тишка мялся, на меня глянет, потом на Артима, в сторону посмотрит и опять на меня.
        - Что такое, деточка? - спрашиваю. А он к моему уху наклонил голову и, теплым воздухом в него дохнув, шепчет:
        - Я стесняюсь.
        Понятное дело! Пришлось нам из малой гостиной в спальню перебираться с ним. Одежду Тимин принес, но я перед его носом двери захлопнула.
        Тишка посреди комнаты встал, на задние лапки поднялся, до самого потолка головой достал, а там метра четыре было, не меньше. И вдруг глаза у него как засветятся, я аж зажмурилась, и слышу голос внутри моей головы говорит:
        "Позови меня по имени истинному. Только мысленно…"
        А имя его у меня как зубилом на камне в мозгу выбито, видать, после запечатления так положено. Я его и произнесла.
        "Тирисситер Миалитур Норумет!" - а сама зажмурилась. Грома не было, молнии тоже. Только теплым ветром на меня повеяло, волосы растрепало. Открываю глаза и за ближайший стул рукой цепляюсь, подвигаю к себе и на него падаю… Ибо диво стоит передо мной дивное!
        Девочка… Худенькая, маленькая, лет одиннадцати. Глаза большие, синие, волосы лазурные до попы свисают. Она сама стоит, перепуганная, словно не знала, что она - это не он, а она. Все, запутали меня окончательно! Короче, я вдруг опомнилась, с места сорвалась, рубашку на нее накинула, на руки подхватила и посадила на постель.
        - Ой, я что, женщина? - голос у нее тоненький.
        Батюшки святы, что же я теперь с тобой делать буду?
        - Да какая же ты женщина, девушка ты совсем молоденькая.
        А она в слезы! И каждая слезинка сапфирчиком на колени ей падает. Но не дала я ей нюни распускать - даже жменю камней она наплакать не успела. Штаны на нее надела, сапожки мягкие, эльфийские, что Артим из их лесов привез, напялила и по головке погладила.
        - Ты у нас не просто девушка, ты у нас красавица! Второй такой, хоть весь мир обойди, не сыскать. И имя я тебе другое дам, Тишка - это для мальчишек, им и попроще можно, а нас ласково звать должно, чтобы, когда они имя наше произносят, у них… Тебе это пока рано знать. Назову я тебя Мия - по твоему второму имени. Нравится?
        Она согласно кивнула. Вот и славно! Одной проблемой меньше.
        Сразу на личике ее улыбка расцвела, она ко мне прижалась на миг и побежала на выход. Двери распахнула, а за ней Тимин стоял. Пока папа к окну отвернулся, решил наследник в замочную скважину подсмотреть. Вот по лбу и схлопотал!
        Картина "приплыли" называется: на полу сидит Тимин, двумя руками за лоб держится, у окна Артим рот открыл от удивления, в дверях Мия стоит, перепуганная, а за ее спиной я, на косяк оперлась. Мия к наследнику подскочила, на колени упала, руки его со лба убирает и спрашивает:
        - Больно?
        А он на нее глазами дикими смотрит и головой машет: то да, то нет. А шишка у него на лбу уже синим наливается, прям в цвет глаз. Мия ему на лоб ладошку положила, а сама наследничка рассматривает.
        - Что же ты не уберегся, Тим, разве тебя отец не учил, что подглядывать некрасиво?
        - Ти…ша… это ты?
        - Тиша - это я и не я. Меня теперь Мия зовут.
        - Но ты девчонка?!
        - Ну да!
        - У-у-у, как больно!
        - Сейчас пройдет, не дергайся только, - Мия его за плечо второй рукой придержала, когда наш соглядатай от нее отодвинуться хотел.
        Я к Артиму подошла и к нему прижалась:
        - Ну, как тебе дракон?
        - Потрясающе! Чего угодно ожидал, да только не этого!
        - Теперь у тебя двое детей, папулечка. Справишься? А глаза у Мии точь-в-точь ваши. Нет ли у вас легенд каких, не затесался ли в вашем роду дракон случайно?
        - Может и есть, надо в архиве покопаться.
        Я согласно кивнула да в руках его развернулась, он меня к себе спиной прижал. Стоим, на детей смотрим, любуемся. А Мия уже шишку другу своему залечила, и теперь они рядом сидят, Тимин Мию рассматривает, все никак поверить не может, что дракон девочкой обернулся. Ну, думаю, не беда, стерпится - слюбится!
        Пришлось слугам вампировым поработать: комнату для девочки приготовить, да еще и служанку к ней приставили, чтоб одной ей страшно не было спать. Служанку - вампиршу в возрасте - Артим сам привел: вот, говорит, няня моя, Тареза.
        Няня как девулечку нашу углядела, руками всплеснула да улыбнулась ей ласково, и мы сразу поняли, что найдут они общий язык. Последний вопрос осталось решить - с одеждой. Пришлось разбудить портниху вместе с ее помощницами. Недовольная сонная портниха пришла, мерки с Мии сняла, но когда на короля глянула, сразу ворчать перестала: вот что значит авторитет! Обещала пару платьев к утру приготовить - одно повседневное, одно нарядное. Нам ведь еще на бал идти! Вспомнила я об этом и загрустила. Одеть-то мне нечего, в сумке моей только одно платье было - зеленое, а я в нем уже на люди выходила. Артим заметил, что я лицом изменилась, и словно мысли мои прочитал. Взял за руку и за собой повел.
        Недалеко - в гардероб, а там сумки переметные лежат, с которыми он из эльфийских лесов приехал.
        - Ты прости, не знал я, что встречу тебя, для матери подарки вез. Только понял, что подарки мои ей ни к чему, у нее и так всего достаточно. А сумки я запретил открывать, так что никто не видел, что у меня в них. Вот тут моя одежда, завтра прикажу все в порядок привести, сегодня забыл, здесь - Тима вещи, а в этой, - и протягивает мне мешок холщовый, из сумки переметной вынутый. - Платья шелка эльфийского. Идем, я тебе примерить помогу.
        Вернулись мы в спальню, я мешок несу, вроде невесомый он, а как открыла да на постель высыпала содержимое, удивилась: ворох шелков разноцветных, искрой бриллиантовой сверкает, а под конец туфельки выпали. Даже на глаз вижу - мой размер.
        Я от удивления замерла, смотрю на это великолепие и слов подобрать не могу, чтоб спасибо сказать. А Артим по-своему мое молчание понял, насупился и говорит:
        - Они все новые, никем ни разу не надеванные. Перед самым отъездом купил. Аль не люб тебе подарок мой?
        - Спасибо тебе. Люб, еще как люб мне твой подарок. Ты прости меня, друг сердешный, что заставила сомневаться, просто никто мне никогда подарков таких не дарил.
        А у самой слеза выкатилась, предательница, и по щеке вниз поползла. Я носом шмыгнула, по-простецки, да рукой ее стерла. Но Артим заметить успел, меня развернул, к сердцу прижал, я и растаяла. Разревелась, как дура последняя, всю рубашку королевскую извозюкала. Долго слезы лить мне не позволили - поцелуем горячим высушили да, шелка бесценные на пол сбросив, меня на их место положили.
        День седьмой, показательно-наказательный
        Утром я выбрала платье золотистое, с бронзовыми искрами самоцветными. К нему еще шаль полагалась. Да и туфельки легкие, на золотых тоненьких каблучках, идеально к нему пошли. Кручусь я, верчусь перед зеркалом, а тут дверь распахивается и влетает мать наша, вдовая королева. Меня со всех сторон обошла, сверху донизу оглядела и говорит:
        - Не знаю, как ты сына моего окрутила, что ему в питье подлила, но женой его ты не будешь, ведьма. Если будешь моим планам мешать, я собственноручно тебя удавлю.
        - Ты меня не пугай - я не боюсь ни тебя, ни твоих прихлебателей. Жаль, что память у тебя короткая, позабыла уже, как куском дерева за столом сидела, пока я родственника Артимого не убила. Жаль мне также, что мозгов у тебя не хватает понять, что не твоего ума это дело - личную жизнь своего сына устраивать. Вижу, не любишь ты его, сердцем чувствую, иначе бы радовалась, что сын полюбил, а ты только зверем на меня смотришь, зубы свои скалишь. И невдомек тебе, что давно бы я его женой стала, если бы могла. Но завтра я ухожу - радуйся. А если будешь сына к браку принуждать - вспомни, сладко ли тебе жилось под заклятием подчинения? Как себя чувствовала? Разве не хотелось волком выть от бессилия, слезы лить да врага на части разорвать?
        Отвела она глаза свои, в сторону смотрит, а я на нее. Жду, какая реакция последует. Не перегнула ли я палку, обвиняя в нелюбви к сыну? Я же женщина простая, королевской голубой кровушки нет в моих венах, только красная, но горячая. Может, они уже и не понимают, где добро, где зло? Только я им в том помочь не могу. На них за весь народ ответственность лежит, они править должны, а не песни петь. Рукой жесткой да твердой всех держать в подчинении. Простой человек со своими эмоциями на таком посту долго не продержится - свалится.
        Королева в окно смотрит, задумалась. А тут из гардероба Артим выходит - я даже не успела королеве сказать, что все это время он там был, сумки разбирал. Много чего, кроме одежды, в них хранилось, как-никак двадцать пять лет в чужом краю прожито, было ему, что с собой вести.
        Мать его шаги услышала, как струна натянутая, по стойке смирно вытянулась. А он к ней со спины подошел, руками за плечи взял и говорит:
        - Не знал я, что так ты ко мне относишься. Думал, за столько лет ты соскучилась. А ты меня забыла да еще и манипулировать пытаешься. Прости, мама, но в моих сердечных делах я как-нибудь сам разберусь, без твоего участия. А если ты вред какой Афине задумала, лучше десять раз подумай, прежде чем его осуществить. За нее я даже тебя не пожалею, сошлю в людские земли.
        Королева вся аж передернулась, не ожидала она от сына слов таких. Мне ее даже жалко стало, умом понимаю, что Артим имел полное право так ей сказать, а сердце мое женское против слов его воспротивилось. Смотрю, по ее щеке слеза ползет. Она всхлипнула, из его рук выкрутилась и, шепнув: "Простите меня!" из комнаты выбежала.
        Артим тяжело вздохнул, я его по руке погладила и говорю:
        - Нельзя так с матерью поступать. Ступай следом - прощения проси, но с ней не соглашайся. Стой на своем. Ох, даже не знаю, что теперь делать? Может, тебе ее замуж выдать? Она же еще молодая совсем?
        - А это мысль, - он усмехнулся да мне подмигнул. - Не переживай, любимая, я что-нибудь придумаю.
        Не знаю, о чем Артим говорил с матерью, да и знать не хочу. Главное, что он вернулся с улыбкой на устах, такой странной немного, словно узнал что-то, изумившее его. Ну вот и славно! Я к этому времени уже все платья перемерила, в шкаф повесила, в джинсы любимые влезла и футболку свежую из сумки выудила. У вампира в глазах сразу интерес появился, он ко мне и так, и так, но у меня другие планы на утро появились.
        - Научи, - говорю ему, - меня на лошади ездить. А то завтра в путь, я бы могла и на метле лететь, да только куда, не знаю. А так мы с тобой вдвоем поскачем.
        Но сначала пасмурнел, а потом подошел и ласково так меня обнял и говорит:
        - Не напоминай мне о разлуке, прошу, хоть сегодня помолчи. Позволь мне один день прожить так, словно ты всегда рядом будешь. А верхом научу я тебя, прямо сейчас и пойдем.
        - Обещаю, до завтра больше ни слова не скажу.
        Поцеловались мы и пошли во двор. Замок подковой на холме стоит, фасадом к городу, а спиной к бору сосновому, красоты необыкновенной. А как с холма спустились - там море оказалось. Раньше-то я его из-за деревьев не видела, только сверху, когда летела, заметила. Только ветер ночной в окна распахнутые запах моря принес да тела наши жаркие остудил сегодня.
        Нам привели двух лошадей. Как по мне, так и одной много было бы. Конюхи стоят, головы почтительно склонили перед королем своим, но на меня искоса поглядывают. Но делать нечего - мы, бабки, перед трудностями пасовать не привыкли. Нам чем трудней, тем задорнее и веселее жить становится. Адреналин с куражом в крови появляется, и любое дело нам по плечу.
        Лошадь, да не лошадь. Конь мне достался здоровенный, небось, специально для вампиров выращенный в королевской конюшне. Те, на которых мы сюда добирались, пониже были, тонконогие да подвижные, на наших арабских скакунов похожие, а эти - ну, на таких полицейские по Нью-Йорку разъезжают. Я как-то раз подошла, так моя голова на уровне седла оказалась. И как мне на эту громадину забираться? А он, конь то есть, стоит, на меня черным глазом косит да губой дергает. То ему муха на нос села, а выглядит так, словно он надо мной насмехается.
        - Ты, дружок, на меня не косись и ржать тоже не обязательно, - добавила я, когда к коню подошла. Артим в трех шагах позади идет и улыбается. - Кусать меня тоже не стоит, а я вот тебе гостинец принесла, пряник сахарный.
        Достаю из кармана салфетку, а в ней рогалик лежит, мной на завтрак не съеденный. И тут я задумалась: как же мне коню угощение подавать? На ладошке или пальцами? Идею подбросить в воздух я сразу отмела - не собака, не подпрыгнет конь. Хотя, кто его знает? Дала на ладони, только протянула, как он - ням - и слизал рогалик мой. А сам опять к руке тянется.
        Я его по носу погладила, нос у него мягкий, дыхание из ноздрей горячее вырывается. Ну вот, мы и подружились. Теперь надо думать, как мне на него взгромоздиться. Подошла слева, ногу левую поднимаю, чтоб в стремя поставить, и тут чувствую, что джинсы мои хваленые трещать начинают. Это же высоко надо ногу поднимать, это уже не езда, а йога какая-то получается! Я замерла, а сама судорожно думаю: надо так стать, чтоб вампиры позора моего не видели. А они, как нарочно, на меня уставились, лыбятся да зубы скалят: ждут, как ведьма заморская опозорится. Тут меня зло взяло! Не будет вам праздника, кончился пурим, дорогие мои клыкастые. Я ногу в стремя вставила, за седло руками ухватилась и… правую через круп лошадиный перекинула. Вот только треск какой-то подозрительный при этом раздался, но я его проигнорировала. А вы что думаете? Это же, как на велосипед садиться! Даже проще - не надо равновесие держать. Гордо так села, спину распрямила, высоты-то я не боюсь, поглядываю на них, а сама чувствую, как ветерок морской мою попу многострадальную продувает. Я рукой щупаю, а там! Батюшки святы: дыра у меня там,
от пояса по самое не могу. Трусики-стринги выглядывают, что делать-то?
        Я футболку свою до самого седла натянула, вроде как поправила и Артиму подмигиваю, мол, слуг отпусти и ко мне подойди. Подошел, а я ему и говорю:
        - Артим, - а смех сдержать не могу, он сам наружу вырывается. - У меня тут небольшая проблемка образовалась - штаны лопнули.
        - Где? - подол футболки приподнял и прямо туда заглядывает. Еще и рукой пощупал, вроде как глазам своим не верит. И улыбка у него уже до ушей, а я по седлу ерзаю.
        - Эй, ты меня чему учить собрался? Руку убери и придумай лучше, как я в дом возвращаться буду.
        - Я тебе рубашку дам, завернешься. Хочешь, сейчас замотаешься, если верхом ездить не передумала?
        - Давай, - говорю, а сама на него смотрю и любуюсь - когда еще вечер, а мне уже стриптиз показывают. Ух ты - вампирский король медленно оголяется, мышцы играют, все кубики одновременно, да так глазам приятственно, что я даже про дырку в штанах позабыла. Он мне рубашку протянул, я ее рукавами вперед завязала, и под себя остальное подсунула. Ничего, сойдет.
        Пошли мы шагом медленным по песку вдоль моря. Артим мне про управление конем говорит, как сидеть, как вправо-влево поворачивать. Через полчаса я освоилась, оглянулась и обнаружила, что мы уже далеко от замка отъехали. И показалось мне, что над ним что-то синее летает. Пришлось коня разворачивать, я Артиму на небо показала, он сам присмотрелся - у вампиров зрение острое, им сверху часто мелкие детали на земле рассматривать приходится - и кричит:
        - Афина, быстро, за мной! Это Мия от моих подданных отбивается!
        Артим крылья развернул и в воздух поднялся, только успел мне поводья коня своего передать. А я коленями бока лошадиные сжала, шенкелями добавила и понеслось!
        Как конь понял, что мне спешить надобно, до сих пор не знаю! К шее его прижалась, только руку с поводом Артимового коня в сторону отставила, и помчались мы назад, к замку. Песок из-под копыт летит, гривы-хвосты развиваются, коса моя расплелась, но мне плевать - главное успеть. Путь назад, что шагом мы за час прошли, обратно за пять минут проделали. А я, дура, сумку свою в спальне оставила, на метле оно бы быстрее было. Когда к бору сосновому доскакала, уже все и закончилось. Мия на траве сидит, на ее спине - что вполне ожидаемо - Тимин, десятка два вампиров в гвардейской форме кругом стоят, трое на земле лежат, живы ли, не могу понять, еще парочка с крыльями рваными. Артим к сыну подошел и за ухо его с драконы тащит.
        Я первым делом с коня слезла, да на обе ноги прихрамывая, враскоряку к детям бегу. Верховая езда - это вам не фунт изюму!
        - Ты что, паршивец, задумал? На драконе полетать захотелось? А по шее получить не захотелось? Так я тебе сейчас и без твоего хотения шею намылю да уши надеру. А ты что смотришь? Быстро в человека обращайся! - это Артим к Мие повернулся, а она морду к нему вытянула и смотрит так перепугано. - Кто из вас инициатор полета вы мне сами расскажите, а сейчас марш по своим комнатам - и по разным! Оливер, проводи моего наследника и нашу красавицу под домашний арест. Я с ними потом разберусь.
        Мия ойкнула, сжалась и в девочку обратилась. У гвардейцев лица вытянулись - еще бы, я сама вчера от удивления чуть мимо стула не села. А Мия - умница, прямо в одежде обращаться научилась. Я к ней подошла, руки-ноги пощупала - вроде, целы, и с Тимином ту же процедуру проделала.
        Как только Артим ухо сына своего из пальцев выпустил, и гвардейцы их в замок увели, раненых унесли, наклонился он, руками на колени опершись, и дыхание восстанавливает. Коней тоже увели, остались мы на полянке одни, ну, не совсем, конечно - вон, из-за дерева вампир выглядывает, думает, я его не вижу. Короля охраняют, значится, круглосуточно. Я к Артиму, а он разогнулся, лицо, грудь потом залиты, глаза, что те сапфиры, горят, плечи опущены, а крылья по земле волочатся.
        - Давно я с такой скоростью не летал, лет пять уже. Последний раз - когда Тимин на речку пошел с эльфятами, а они над ним пошутить вздумали, чуть не утопили, паршивцы. Хорошо, водяной дракон мне вестника послал да сына моего из воды выловил.
        - А у вас еще и водяные драконы есть?
        - Да у нас много чего есть, я тебе завтра про всех расскажу. А ты мне ответь - что мне с ними делать, с хулиганами малолетними? Это же они за нами лететь собрались, увидели, что нас нет - и вдогонку полетели. А у гвардейцев приказ - охранять и следить. Не могли они дать дракону наследника унести, вот и набросились. А Мия успела двоим крылья подпалить, одному хвостом руку сломать, и еще троих на землю сбросить. А гвардейцы всего-то пытались заставить ее приземлиться.
        - Ой, намучаешься ты с ними, милый мой! Маленькие детки - маленькие бедки… Не боись - справишься. Вот только нервов потратишь немерено.
        Идем мы по тропинке на холм, к замку поднимается, молчим, Артим не на шутку перепугался за детей, да и я тоже. Хоть и понимаю я их - сама в детстве летать хотела, я ж только в шестнадцать лет узнала, что баба Яга урожденная, а до этого времени не знала, не ведала, какая судьба меня ждет. Если бы у меня в детстве такой дракон был - я бы тоже в небо улетела, не задумываясь.
        В спальне я сперва разделась, джинсы мои теперь только выбросить. Посмотрела я на них, жалко стало - им уже лет десять, они тертые-перетертые, стираные тыщу раз, а все равно, любимые. Бросила их в угол и пошла в купальню. А купальня у короля славная, камнями самоцветными потолок и пол выложены, бассейн из цельного куска мрамора, в нем вода проточная, не иначе, как магией подогретая. Ну чисто джакузи с пузыриками. Ой, как хорошо - силу мне вода отдает, мышцы, что я натрудила, на коне скачучи, успокаивает. Я по шею вошла, мыло пенное руками взбиваю, а сама на двери поглядываю: что-то Артим задерживается. Голос его громкий приказы выдает, Оливер - это его стражи начальник, только поддакивает, во всем с королем соглашается.
        Глаза прикрыла и расслабилась, блаженствую. Чувствую, всколыхнулась пена, руки нежные мои груди трогают, губы к губам прикасаются. Я к нему всем телом прижалась, а глаза так и не открыла - не к чему мне, я же всей кожей его чувствую.
        Пришло время из воды выходить. Мы еще разочек поцеловались и выбрались. Друг дружку вытираем, посмеиваемся. Ну, все хорошее когда-нибудь заканчивается, вот и нам пора пришла детям наказание придумывать.
        Мия уже полмиски сапфиров наплакала, сидит, вся такая несчастная, как я в ее спальню вошла, она ко мне бросилась, обняла за талию и замерла. Я ее по головке лазоревой глажу, глупую.
        - Ты же еще вчера летать не умела, что ж ты в небо отправилась, а если бы Тимина погубила да сама расшиблась бы? Что бы мы с Артимушкой тогда делали, а? Как бы мы жили без вас, глупая?
        - Афиночка, я не подумала. А чего они на нас набросились? Стали мне слова грубые кричать и за хвост дергать? Знаешь, как я испугалась, когда они мне на крылья чуть не сели и стали командовать - приземляйся, приземляйся! Тимин им кричит - не трогать меня, а они все равно облепили, как мухи кусок мяса несвежего. Я не хотела их калечить!
        - Что же мне делать с тобой, милая? Я же завтра ухожу, мне домой отправляться надобно. У меня там дела важные, неоконченные есть. Ладно, идем к Тимину, будем его спасать от гнева отцовского.
        Артим экзекуцию уже закончил. Тим посреди комнаты стоит, попу свою рукой трет, а король ремень в петлицы штанов вставляет, да на него зыркает.
        - Избил ребенка, изверг!
        - Да я его только разок и приложил, ничего, выживет, будет ему наука, как меня не слушаться.
        Я только головой покачала, с Артимом еще успею поговорить. А пока мысль свою высказала.
        - Думаю я, чтобы дурь всякая в их головы глупые не лезла, надобно к ним охрану приставить и учителя. Да не одного, а нескольких. Что времени свободного у наследника и подружки его на баловство не хватало. А сегодня на ужине останутся они без сладкого. Сейчас мы все в лазарет пойдем, где охранники раненые лежат, и будете вы, милые мои, за ними весь день ухаживать: кормить, поить и книги им читать.
        - А я читать не умею… - пискнула Мия, за меня спрятавшись. Видно, ремень в руке Артима ее впечатлил.
        - Вот для этого тебе учитель и нужен. Афина, я сейчас Оливеру скажу телохранителей прислать, учителей найти матери поручу, ей тоже заняться делом не помешает, а вы в лазарет ступайте - идея хорошая. Кирей! - на его крик гвардеец вошел, по стойке смирно вытянулся. - Оливера ко мне, ее величество королеву мать в мой кабинет пригласить, а Гирину скажи, чтоб госпожу Афину с детьми в лазарет проводил, где раненые лежат. Все ясно? - гвардеец кивнул. - Выполнять! - рявкнул Артим, потрепал по головам детей, меня в щеку поцеловал и пошел дела делать.
        Гирин, я его уже раньше видела, только имени не знала, повел нас коридорами запутанными на первый этаж замка, где в левом крыле казарма была гвардейская. Я детей за руки держу, чтоб не потерялись, а сама по сторонам посматриваю, дорогу запоминаю, значится.
        В палате пять кроватей стоит, на трех - вампиры раненые, один с головой перевязанной, второй с лицом, ветками исцарапанным, и рука в лубке, а третий лежит без сознания, видно, хорошо его об землю ударило. Мия на них посмотрела, сразу скуксилась. Но я ее жалеть не стала - пусть видит, к чему шалость детская привести может.
        К нам врач подошел, или лекарь - не знаю, как их тут называют - и представился:
        - Трамп Де Клис Терин, потомственный лекарь, магистр-целитель первой категории. Чем могу служить?
        - Здравствуйте, господин лекарь. Меня зовут Афина Терраземская. Вот, привела я вам помощников, пускай до вечера у вас поработают. Это Тимин - наследник, как вам уже известно, наверное, а это Мия - дракон. Это по их вине гвардейцы к вам попали. Приказал король сыну своему вину эту искупить трудом праведным. Я тоже считаю, что это им на пользу пойдет. Так что принимайте работников, - и вперед безобразников вытолкнула.
        Они оба стоят, потупились, стыдно им. Но лекарь мне подмигнул, улыбнулся, пока дети не видят, и таким строгим голосом им и говорит:
        - Ну что ж, работа у меня для вас найдется. А вы ступайте, госпожа Афина, ступайте, мы тут сами разберемся.
        Я Гирину приказала детей охранять, пока король ему смену не пришлет, а сама из палаты вышла.
        Иду я по коридорам, чувствую, заблудилась. Двери везде одинаковые, повороты тоже, видно, где-то я ошиблась. И, как нарочно, никого нет. Еще один коридор, и еще, решила я в двери стучать, может, есть кто живой?
        А потом огляделась и поняла - совсем ни туда я забрела. Стены паутиной заросли, пыль под ногами толстым ковром, кое-где высохшие мышиные скелеты лежат. Страшно мне стало, жуть как! Но я и назад повернуть боюсь, и вперед идти страшновато. Из освещения у меня только шарик световой, еще на выходе из лазарета зажгла, вампирам свет не так нужен, как людям, и Гирит нас за собой вел без освещения. И тут до меня дошло, что там окна были, вот и не нужен был свет. Куда же я попала? Стала я за ручки дергать, двери пытаться открыть, там точно окна должны быть - хоть на свет белый погляжу, "спасите" покричу, может, кто и услышит.
        Пятая дверь, шестая - все заперто. Перешла я на другую сторону и опять неудача. А сумка-то моя не со мной, с ней у меня бы таких проблем не было. Да и на метле уж больше не висит заклинанье собачье, я его сняла, как мы в замок приехали, потому как она за мной в столовую лететь собиралась.
        Только двенадцатая дверь поддалась и я, не ожидавшая, что получится, ввалилась в полутемное помещение. И обалдела…
        Паутина облепила мое лицо, несколько крупных жирных товарищей с возмущением перебирая лапами, разбежались с того места, где я лежала. Сквозь облако пыли слабо пробивался дневной свет, но так как окна были закрыты тяжелыми шторами, его было недостаточно, чтобы во всех подробностях рассмотреть, куда я попала.
        Коленом я ударилась сильно, что меня никак не устраивало - сегодня я собиралась танцевать до упада. Кажется, я немного опередила события. Кряхтя, поднялась и потерла больное место. Не беда, до свадьбы заживет!
        Темные бархатные шторы были покрыты таким слоем пыли, что страшно представить. Что же это за место? Во всем замке чистота идеальная, а тут словно века прошли без уборки. Я подолом рубашки нос да рот прикрыла, зажмурилась и дернула трухлявое полотнище. Меня накрыло обвалом, как в горах, да и грохот был соответствующий. На пол полетели с трехметровой высоты шторы, их крепления, пару ведер грязи и пыли, но зато сквозь мутное витражное окно в комнату хлынул свет. Несколько минут я не решалась открывать глаза, в носу свербело, и дико хотелось чихнуть.
        Окно открываться не желало никак, тогда я не выдержала, схватила со стола грязный канделябр и по стеклу ударила. Посыпались стекла разноцветные вместе с перемычками, и хлынул в комнату свежий воздух. Я в окно выглянула - а подо мной далеко внизу задний двор, справа конюшня, слева казармы, где лазарет. И как только я умудрилась так высоко подняться? Вроде было несколько лестниц, еще ступени круговые были, но выше третьего этажа я подняться никак не могла. Думаю, в портал я попала, но вот где и когда, неведомо!
        Решила я, что с такой высоты кричать - только голос сорвать. Надобно другой путь искать. Но это потом, а пока я развернулась на сто восемьдесят градусов и только теперь осмотрела помещение. Посреди зала стоит кровать размеров невиданных, таких, где мы с Артимом кувыркались, можно две сделать, на полу вроде шкуры лежали, только уже не узнать, что за зверь это был. Все мышами поедено, и шкуры и ковры на стенах, из тех, что гобеленами зовут, и то, что на постели лежит, тоже в прах превратилось все. А прямо напротив окна - портрет весит. Вижу, вроде женщина на нем нарисована, но паутиной все так оплетено, что только контур и рассмотрела я.
        Нашла я кусок тряпки, от чего, непонятно, на уголок наволочки похож, и давай с портрета паутину снимать. А там… мать честная! Женщина нарисована, но не вампирская, а одно лицо с нашей драконочкой. И волосы, как у Мии, лазурные, и глаза такие же. Я аж назад несколько шагов сделала и замерла, пытаясь осознать полученную информацию. Я права оказалась - вот оно, подтверждение: была у королей вампирских в роду дракона. Неужто мать Мии нашей? Когда же это было-то?
        Портрет большой, мне по пояс будет, да не тяжелый оказался. Подумала я, что Артим и Мия его увидеть должны. Начала со стены снимать, только прикоснулась - он у меня в руках и оказался. А за ним шкатулка спрятана была, она на пол выпала, но не разбилась. Только грязь с нее облетела, и блестит шкатулка чистым золотом. Я ее взяла, картину одной рукой зацепила и в коридор выволокла. Встала посередке и думаю: что ж я, дура такая, про привязку к метке не вспомнила! Она бы меня к Артиму сразу же вывела. А потом понимаю, что была я, видать, околдована, раз забыла про метку, и только сейчас вспомнила. Видать, должно мне было в эту комнату попасть.
        Иду я по ниточке, меня с Артимом связавшей, и матерюсь так, что у самой уши вянут. Картина по ногам бьет, шкатулка руку оттягивает. Потеряла я сноровку по переноске тяжестей, привыкла, что сумка моя всегда со мной. Расслабилась… А тут еще и колено ныть начало.
        Кое-как доплелась я до дверей, а за ними уже знакомые мне залы оказались. И первый же попавшийся вампир, меня заметив, вдруг заверещал, подпрыгнул и сбежал, только я рот открыла, чтоб попросить мне помочь, как его и след простыл.
        Плечами пожала и вспомнила, что я опять красоты необыкновенной: вся в пыли и в паутине, а мне еще два зала пройти да коридор. Взвалила я картину на плечо и пошкандыбала себе тихонечко.
        Мне повезло - в залах никого не было, все к балу готовятся, а бальный зал этажом ниже, если я не ошибаюсь. Только рано я радовалась - стоило мне за угол завернуть, как напала на меня челядь с вениками и пуховками для пыли. Две вампирши, тот вампир, что от меня сбежал и две женщины человеческие. Я от них картиной загородилась и от ударов инвентарем уворачиваюсь.
        - А ну стой, уродина! - кричат, и еще несколько слов загадочных добавляют, видать это мат местный был.
        - Вы чего? Это же я, Афина, короля вашего любовница. Фаворитка, блин! - вспомнила я свою новую должность. - Просто я в пыли извазюкалась. Видите? - и головой тряхнула.
        От меня сразу облако пыли в воздухе поднялось, бабы заохали, запричитали. Ну да, они только уборку закончили, а я им тут насорила. Вампир в лакейской униформе на меня все еще с недоверием смотрит, но я уже опомнилась:
        - Помоги мне, милок, - говорю. - Картину эту в спальню королевскую донести. А о том, как вы свои обязанности выполняете, и где в замке я такую грязищу нашла, я ему так и быть, рассказывать не стану.
        Он аж присел, болезный, на меня смотрит и сам удивляется. И невдомек ему, бедному, что на вверенном ему участке такое безобразие, как таинственный заколдованный коридор есть, где веками пыль собиралась.
        Наше триумфальное появление в королевских апартаментах вызвало бурю восторга. Представив себе нас со стороны, я смеялась все то время, что в бассейне отмывалась. Идет, значится, лакей с картиной перед собой на вытянутых руках. За ним я, как комета - за мной шлейф пыли летит и три горничные с перьевыми вениками пыль эту собирают, сами уже, как трубочисты.
        Артим только рот открыл, потом на картину глянул, слуг движением кисти выставил за дверь, а сам подошел ко мне и так внимательно мне на голову смотрит, что я не выдержала:
        - Артим, что там? - а у меня уже все и так чешется, а от одной мысли, что в волосах паук сидит, мне совсем плохо становится. Скажете, ведьма, не должна насекомых бояться? А может у меня врожденная аракнофобия? Нет, так, в метре от себя я их терпеть могу спокойно, но на голове… брррр…
        - Стой, не дергайся! Ага, поймал! Есть! Вот она.
        - Кто - она? - пропищала я, чувствуя, как Артим что-то выуживает из моих волос на макушке.
        - Мышка! - и он, гад и сволочь, держа за хвостик, победно поднес к моему носу крохотного живого мышонка.
        - А-а-а-а-а-а-а-а-а!!!!!!
        Сказала я и упала в обморок.
        Картину мы пока спрятали, а вот шкатулку открыли и поразились - там была книга и драгоценности.Футляр от них рассыпался в труху, когда мы попытались его достать из шкатулки. Книга сохранилась не в пример лучше, толстые листы предохраняла магия, я сразу ее почувствовала. Язык Артиму был незнаком, мы положили ее обратно в шкатулку вместе с драгоценностями, и он убрал ее в сейф. Это не сейф, на самом деле, просто тайник в стене, открывающийся потайной пружиной. Король показал мне, где она находится и заодно достал корону. Простой обод с несколькими зубцами впереди, украшенными алмазами.
        Гирин привел детей, уставших, но довольных. Им понравилось работать в лазарете: лекарь разрешил им помыть полы, смотреть, как он делает перевязку, и кормить с ложки раненых. Больше всех отличилась Мия: она положила руку на лоб лежавшему без сознания гвардейцу и он сразу очнулся. Но лекарь не разрешил ему вставать, хоть тот и порывался. Остальное время они играли в карты, сильно отличающиеся от наших, но принцип тот же, насколько я поняла из объяснений Артима и восторженного рассказа детей о том, сколько раз они выиграли.
        Через час, отмытые и нарядные, они вошли в зал перед нами. Потом пришла очередь королевы-матери и, наконец, наша.
        Бал! Бал! Бал! Да, это вам не вечеринка с пивом и воблой, и не выпускной вечер в школе. Я стоически терпела, пока Арона, приставленная к моей персоне горничная, затягивала корсет. Я терпела, пока она издевалась над моими волосами, завивая их горячими щипцами и перевивая нитками жемчуга. Я вытерпела даже вакс подмышками, а его здесь делают по-старинке, пинцетом. Да, у вампиров тоже растут лишние волосы во всяких интересных местах! Высокая прическа удлинила мою шею, выпущенные на волю и туго завитые локоны сексуально прикасались к обнаженным плечам. Мне даже завили ресницы, и теперь у меня был взгляд тупого пупса. Все это я вытерпела, но перед входом в зал, в тот самый момент, когда король взял мою потную ладошку и положил на сгиб локтя своей, у меня отказали ноги.
        - Его величество король! - объявил церемониймейстер, и Артиму пришлось напрячь мышцы, чтобы заставить меня сделать первые несколько шагов.
        Но как только мы вошли в зал, мой страх прошел. Я попала в восемнадцатый век, и очень удачно, прямо скажем, попала. Даже уезжать не хочется. Так, об этом я дала себе слово не вспоминать, и расслабилась.
        Вампиры, к моему удивлению, в большинстве своем отдают предпочтение белому цвету, а вот вампирши на их фоне казались россыпью самоцветов, настолько яркими и разнообразными оказались их платья. Парадная форма гвардейцев тоже белая, и идущие за нами следом Оливер и Гирин выглядели сегодня на все сто. Но рядом с Артимом все остальные меркли. Он единственный надел строгий черный сюртук с едва заметной вышивкой серым шелком. Мы прошли сквозь строй гостей и придворных к тронам на возвышении. В одном из них уже сидела королева, дети стояли возле нее. А я на трон сесть отказалась - ни к чему Артиму лишние сплетни.
        И вот начался бал!
        Торжественная речь короля прозвучала четко, грамотно, и главное, коротко. Артим сел на свой трон, оглянулся на меня и подмигнул. Его мать слегка скривилась, но промолчала. Интересно, что ей утром сказал Артим? Но спрашивать я не буду, не мое это дело, пусть между собой разбираются.
        Знать, ну, из тех, кто меня не видел еще, слегка недоумевала, но Артим четко и понятно им все объяснил, представив меня спасительницей. Ну да, конечно! Ничего, что мне до сих пор лицо его дядюшки снится? Ох, отравительница я, а не спасительница. Но чего не сделаешь ради любимого - вот и я себе взяла грех на душу.
        Насмотрелась я на герцогов с графьями всякими, на жен их расфуфыренных, на улыбки клыкастые, пока они подходили, на одно колено опускались и присягу королю в верности давали. Все красавцы, высокие, стройные, глаза не у всех красными оказались, были и черноглазые, но с отливом. Подходили по одному, или по несколько к трону, короля приветствовали, королеве ручку целовали, меня оценивали, и в восторге замирали перед троном, где дракошка с наследником сидели и ногами болтали. Детский сад наш манерам не обучен, хорошо, хоть в носу не ковырялись! Имена знатных вампиров у меня в голове не откладывались, а слились в какой-то сплошной тыр-де-быр-вияк.
        - Это все, последние? - шепнула королю, когда очередь к трону иссякла.
        - Да, кто далеко от столицы живет, прилететь не успели. А еще иностранные делегации прибыть должны, но эти только через пару недель появятся. Магических вестников сегодня утром отправили, ответа еще нет.
        Я с важным видом кивнула, а самой смешно стало: стою, как на постаменте, статую изображаю, вся такая красивая, разодетая, только вот корсет мне немного жмет. Но ничего, я терпеливая, хоть и под эльфийское платье корсет не полагается, но горничная моя мне посоветовала его надеть, и оказалась права - талия у меня, как у девочки стала. Самой приятно.
        Артим пару слов сказал и рукой махнул. Музыка заиграла, а он встает, ко мне поворачивается и на танец приглашает. Я взгляд его матушки проигнорировала и по ступенечкам вниз пошла.
        Вот спасибо тебе, Тусенька, за уроки танцев! Оказалось, что мы бал открываем, первый танец - наш. Свечи в люстрах горят, в паркете, натертом до зеркального блеска, отражаются, а мы летим, в глаза друг дружке смотрим, и никакие слова нам не нужны. И так хорошо, так легко на душе становится, когда знаешь, что любят тебя. Ох, запуталась ты, бабка Йожка, ох, запуталась! Как же мне от него уйти, если сердце об обратном говорит?
        Постепенно и другие пары к нам присоединились, музыка словно громче заиграла, разноцветное конфетти с потолка посыпалось, ну прямо, как у нас на Новый год. А я никого не вижу, никого не слышу - все остальное в сплошную цветную полосу превратилось, только Артимушкино лицо у меня перед глазами да его рука на моей спине, пальцы нежные сквозь ткань шелковую поглаживают.
        Хорошо, хоть он услышал, когда музыка закончилась. Прижал к себе на мгновение, вздохнул и повел на возвышение. Только я успела с подноса подлетевшего к нам слуги бокал с вином взять да глоток выпить, как меня герцог какой-то пригласить надумал. А Артим матушку в зал повел и в вальсе закрутил.
        Ох, и натанцевалась я от души! Подошвы туфелек эльфийских стерла, ноженьки свои натрудила. А поток желающих фаворитку королевскую в танце покружить все не иссякал, пока Артим мой взгляд умоляющий не поймал, не передал свою партнершу моему и не вывел меня на балкон воздухом подышать. Он - король, ему все дозволено! С балкона в сад лестница круговая вела, и когда мы на первую ступеньку ступили, подхватил меня Артим на руки и понес в ночь. На деревьях фонари разноцветные весят, в отдалении музыка сквозь открытые настежь окна слышится, а мы целуемся - нацеловаться не можем. Унес он меня в беседку садовую, на скамейку сел, меня на колени посадил, и миловались бы мы там вечность, но надо в зал возвращаться.
        Кто-то вежливо кашлянул у входа в беседку, я сразу встрепенулась, на себя глянула - мамочки родные! Когда же это он успел и корсет с меня снять, и юбку задрать выше талии! Мне в таком виде в зал возвращаться неловко, засмеют, да опозорюсь, как простушка неумытая.
        Я Артимову одежку в порядок привела, пуговки ему на штанах позастегивала и к Гирину - а это он нас отвлек - вытолкнула. А сама метелку позвала, я ее на всякий случай перед балом из сумки достала и у окна положила - как чувствовала, что пригодится она.
        Взвилась я ввысь, ветру прохладному лицо, разгоревшееся от ласк, подставила, а надо мной небо звездное, на наше совсем не похожее. Одна луна другую обогнала, уже за горизонт закатилась, а вторая еще висит, низко-низко, как глаз зверя невиданного, за ночным миром приглядывающего. Я развела руки в стороны и корсет свой вниз бросила - надоел он мне хуже горькой редьки! Город далеко внизу остался, опомнилась я, только когда замерзла нешуточно. Пришлось прервать свободный полет и назад, к любимому, возвращаться. Подлетела я к окну в спальню его, а он меня уже ждет, лицо недовольное, переживал, небось, что я потерялась. Но не дала я ему ругать меня, прямо в его объятия с метелки спрыгнула и шепчу:
        - Согрей меня, там наверху так холодно, я без тебя в ледышку едва не превратилась…
        - А я от одной мысли, что ты меня бросила, замерз…
        Так до утра мы и грелись друг об друга.
        День восьмой, приключенческий
        Ночь прошла-пролетела, я глаза открываю, а король уже в походной одежде стоит, ремень затягивает, перевязь надевает да саблю острую проверяет - не затупилась ли. Пришлось и мне вставать. Только успела умыться, причесаться да одеться, как двери распахнулись, и Тимин с Мией вбежали.
        - Мы с вами пойдем! - хором кричат.
        - Я с бабушкой не останусь! - это еще Тим добавляет.
        - А я на конюшне жить не буду! - это Мия ему подвякивает. - Тем более что без меня ты, Афиночка, обратно в свой мир не попадешь, - шантажистка юная. - И потом, я - дракон, неужели вы хотите меня лишить возможности с соплеменником пообщаться?
        Артим на меня глянул беспомощно, ему и самому не хотелось сына одного оставлять. Недолго он еще на троне сидит, всего-то несколько дней, и не знает толком, кому доверять можно, а кому нет.
        Я ему кивнула легонько, он лицо серьезное сделал и к детям поворачивается:
        - Хорошо. У вас на сборы полчаса. Жду вас в столовой. Тимин, одежду Мие свою дашь, не в платье же ей ехать. Мия - скажи Оливеру, чтобы вам коней приготовил. Афина, ты пока проследи, чтоб они лишнего не брали, а я пойду последние указания раздам и с матерью попрощаюсь, - и вышел.
        Не успели его шаги затихнуть в коридоре, как дети "Ура!" закричали, на мне повисли, на пол повалили, и получилась у нас куча мала!
        Но… пора в путь собираться, и пришлось нам вставать и к Тимину в спальню перебираться. Первым делом, зачаровала я три сумки, что нашла в гардеробе. Мне, правда, королевский камердинер помог, и при этом такое лицо сделал, что смешно стало. Но когда он увидел, что я половину Артимовых вещей в одну сумку засунула, а она как была полупустая, так и осталась, выражение лица поменял и стал мне помогать. Зауважал ведьму, значится!
        Вот такие сумки я с собой захватила, и приступили мы к сборам. По две пары штанов, по полдюжины рубашек, куртки теплые, накидки - плащ-палатки эльфийские, что из их страны Артим привез, белье нижнее, носки-чулки разные, этого побольше, вдруг ноги промокнут, если вброд через реки пешком идти придется. Сапоги запасные, хорошо, у Тимина их не одна и не две пары оказалось, хватило на двоих. Ну и одеяла шерстяные в сумку поместились. Глянула на часы - у нас еще десять минут осталось до назначенного Артимом времени. Схватила я детей за руки и в нашу спальню понеслась.
        Быстро на пружину нажала, шкатулку найденную вчера достала и обратно закрыла. А потом вынула портрет и Мии показала.
        - Смотри, - говорю, - деточка! Это я вчера нашла в комнате заколдованной. Сдается мне, что это мать твоя. Еще там книга была, от руки написанная, и драгоценности. Их ты получишь, когда подрастешь, а вот книгу я хочу дракону показать, потому как ни я, ни Артим прочитать ее не смогли. Думаю, на драконьем она написана. Ты не против? Все-таки, это наследство твое, думаю, для тебя оставленное.
        Девочка кивнула, а сама от портрета глаз не сводит.
        - Афиночка, я не все знания получила, многого еще не ведаю. Но хорошее от плохого отличать умею, не задумываясь. Назвав тебе имя свое истинное, я тебе доверилась и полностью полагаюсь на твое мнение. Если ты так считаешь, то давай покажем дракону эту книгу. А портрет… можно, я его с собой возьму?
        - Как? Он же в сумку мою не влезет.
        А она, улыбнувшись как-то особенно, словно не она, а я рядом с ней дитя малое, неразумное, только пальчиком указательным к портрету прикоснулась, и он засверкал свежими красками, словно только вчера написанный. А потом вдруг уменьшился до размера книги и с пола взлетел прямо девочке нашей в руки.
        - Так подойдет?
        - Да, конечно, моя хорошая. А теперь поспешим - нас уже Артим ждет, ругается, небось.
        - Нет, не ругается. Это мать его ругается, а он про нас думает и ждет, что мы появимся и спасем его от нее, - засмеялась Мия, подхватила сумку свою и пошла вперед.
        Мы с Тимином задерживаться не стали. Он только меня к себе притянул и шепнул на ухо:
        - Это в самом деле ее мама? Красивая…
        - Не знаю, Тим, но выясню.
        Во дворе уже стояли кони, детям те достались, на которых мы сюда ехали, на арабских скакунов похожие. Оказалось, что это кони не простые, а из конюшни эльфийского правителя. Нам с Артимом приготовили уже знакомых мне высоченных коней. Кроме нас, в поход еще Гирин с Оливером собрались - короля охранять и наследника с подругой. На каждом коне - сумки переметные с припасами, и еще один - запасной, с палаткой на случай дождя. Весело нам будет, чувствую!
        Королева меня увидела, фыркнула и сразу во дворец ушла, а Артим к нам поспешил.
        - Готовы?
        - Да! - крикнули дети весело и на коней забрались. Я вокруг поглядела, ничего похожего на пенек не нашла, но Гирин меня понял - подошел, колено свое подставил, я на него наступила и в седло взлетела, им подброшенная. Вот одни штаны спасла, уже хорошо!
        Выехали мы из города - красота! Птички поют, ветерок легкий волосы развевает. Дети смеются, на нас оглядываются - не иначе, какую-то шкоду задумали. И, правда, как только впереди ровный кусок дороги показался, пришпорили они своих лошадей, да как понеслись вперед, наперегонки. Мы за ними, но куда там - все с грузом. Тут я смотрю, Оливер крылья распустил, на коне скачущем ногами на седло встал и взлетел. Не успели дети до следующего поворота доскакать, как он перед ними на дорогу опустился. Пришлось негодникам тормозить. Оливер их отругал так, что мы все-все слышали, а когда до них доехали, еще и от нас с Артимом добавка была. Пару подзатыльников и приказ во всем Оливера слушаться. Оказалось, что его Артим назначил на время пути к детям телохранителем. Я у Гирина спросила - а почему его, а не тебя? На что он ответил:
        - Так у Оливера своих трое, у старшего только крылья прорезались, он знает, как с ними обращаться, а я еще холостой. И честно тебе, Афина, скажу, детей я пока побаиваюсь. Никого не боюсь, а как с ними себя вести - понятия не имею.
        - Ну, это дело наживное, когда свои появятся, сразу поймешь, что к чему, - засмеялась я в ответ.
        До самого вечера, до привала на опушке леса, в котором замок друга бывшего Артимушкиного, дети вели себя прилично. Мы коней почистили, стреножили, костер разожгли, припасы достали, я их научила хлеб на палочках жарить, так что время быстро пролетело. Темень сгустилась, и стали мы спать укладываться. Детей посередке положили, меня с одного боку, Артим с другого боку лег, а Оливер в головах пристроился. Гирину выпало первую вахту нести. Я свою паутинку сигнальную раскинула, если кто на нее наступит - сразу проснусь, Мию обняла, к себе, как котенка, прижала и заснула.
        Утро росистое, чистое, кажется, никогда я таким вкусным воздухом не дышала, а краски яркие, какими только в детстве были. Мия мои мысли подслушала, негодница, и шепчет:
        - Это ты в нашем мире помолодела, все гадость иноземная из тебя вышла, каждая частичка твоя, как новая стала.
        - Клетки, что ли? А ты про них откуда знаешь?
        - Чем старше я становлюсь, тем больше знаний ко мне возвращается. У нас, у драконов, память наследственная, ни одна крупица знаний не потеряется, от матери к дочери все перейдет. Так уж мы устроены!
        Тут и остальные проснулись. После легкого завтрака, оседлали мы коней и опять в путь тронулись. У каждого вампира к седлам луки да мечи приторочены, косы боевые заплетены, острые лезвия в них блестят, в глаза зайчики пускают. Подумала я и решила: видно, не зря. Они же свой мир лучше меня знают, чего ждать, кто мимо пройдет, кто в кустах переждет, а кто и напасть может. Вот и приготовились нас защищать в случае чего.
        Я свою сумку открыла и тоже вооружилась. Достала арбалет, да запас болтов стальных, двадцатидюймовых, все это к седлу приторочила, пистолет с кобурой и ремнем вместе, на поясе застегнула. Нож охотничий, засапожный, за голенище сунула. А потом достала косынку из ткани маскировочной и узлом назад на голове завязала. Гирин с Артимом рты пооткрывали, когда мое вооружение увидели. И если арбалет им по форме знаком, то про пистолет они даже не поняли. И не надо! Надеюсь, что до его использования не дойдет.
        Напоследок я метлу свою достала, опять на нее собачье заклинание повесила и в свободный полет отпустила. Она мне в руку потыкалась, погладила я ее, и улетела она назад.
        Так мы часа два продвигались, уже и лесок закончился, впереди полянка показалась, а за ней речка, где я дракошу нашу из яйца высвободила. Ну, думаю, тут и искупаться можно будет.
        Мы и коней искупали, и сами тоже. Кто сидит, кто на камушке лежит, обсыхает, а я по берегу прошлась, чтоб ногам разминку дать, а то весь день в седле провести мне еще тяжело. Вчера Артим меня со слезами и со смехом снимал - он смеялся, а я улыбаюсь, а слезы катятся. Вот потеха! Так что теперь я на каждом привале не ложусь на одеяло отдыхать, а хожу туда-сюда, как лектор перед студентами. Мия со мной увязалась, а там и Тим, услыхал, что я сказку рассказываю, тоже рядом пошел.
        Я им про Василису Премудрую рассказала, да Гуси-Лебеди начала. Вдруг Мия в небо смотрит и как закричит:
        - Смотрите, смотрите, гуси-лебеди летят!
        И правда - летят клином пять птиц - одна впереди, остальные за ней.
        Артим подскочил - а зрение у него не чета моему, острое. Смотрит минуту, наверное, и как гаркнет:
        - Детей - в пещеру, Афина - с ними останешься. Гирин - коней под деревья спрячь, под елками густыми. Оливер, приготовься к бою. Не гуси это и не лебеди - горгульи каменные летят.
        Испугалась я дальше некуда, к пещере подбежала, камень, которым мы вход закрыли, отодвинула сама - не иначе от страха силы прибавились. Мию с Тимином в проход засунула и приказала в самый дальний угол спрятаться. А сама Тиму нож в руку сунула, на всякий случай. Хоть у него и свой был, да мой длиннее.
        Сама к сумке своей кинулась - там у меня кой-чего посерьезнее их луков припрятано. АК-9, с глушителем и патронов рожок. Я у самого входа в пещеру устроилась, под навесом спряталась, только вверх посмотрела с надеждой, может не заметят нас горгульи проклятые, мимо пролетят, но нет - они уже над нами кружат, все ниже опускаются. Я арбалет ногой растянула, зарядила, да под руку положила, пистолет с предохранителя сняла, приготовила. Только успела, как одна тварь вдруг камнем вниз падать стала. Я в нее одиночными, но от твари только куски отлетают, а она дальше падает, прямо на Оливера, что спиной к спине с Артимом стоит. Ну, я тогда очередью короткой по горгулье заехала. Голова у нее в пыль разлетелась, только тело каменное к ногам Оливера рухнуло, он едва отскочить успел. Остальные увидели, занервничали, и давай на нас планировать. Я в них стреляю, уже один рожок израсходовала, а там всего двадцать патронов. Чувствую, не хватит мне. Пока рожок меняла, одна сучара на Артима кинулась. Что тут началось! Он лук отбросил, мечи выхватил, и давай тварь каменную кромсать, по куску отколупывать. Сабли искры
вышибают, тварь верещит, как свисток ультрозвуковой, артимова коса прицельно бьет, по глазам горгульим. Оливер ему на помощь кинулся, и стали они вдвоем ее обрабатывать. Но мне туда смотреть некогда, хоть от страха за любимого сердце и сжимается.
        Я же еще одну в воздухе подстрелить смогла, она в реку упала мертвая. Поняла я, что надо только в голову целиться - в остальные части тела стрелять - только патроны переводить.
        Еще две сволочи над нами кружат. Та, что на Артима напала, уже обессилила - они с Оливером вдвоем ее на куски разделали. Тут из леса Гирин прибежал, тоже мечи выхватил, на него одна тварь сразу нацелилась. Я пистолет схватила - и кажись, попала. То ли в глаз, то ли еще куда, только завертелась горгулья штопором и об камень, плоский такой, на берегу лежал, шмякнулась. Аж земля вздрогнула, как от взрыва. Одна тварь осталась, последняя. Не успела я ее подстрелить - патроны кончились. Экая я, непридусмотрительная! Знала бы, куда попаду, запаслась бы боеприпасами по полной программе. А так, только арбалет у меня и остался.
        А последняя горгулья самая здоровая оказалась и умная. Она на мужчин с оружием нападать не стала, она на меня летит. Морда жуткая, глаза - бельма белесые, крылья метра три в размахе. И явный кобель - вон, какие яйца болтаются. Ну, думаю, есть у тебя, Яга, один только шанс - в глаз ему попасть.
        Подняла арбалет, прицелилась и… промазала. Только по морде его болт скользнул и отскочил.
        Слышу крик:
        - В пещеру уходи, в пещеру!
        Ну, я задом в нее и провалилась, на попу упала, а там щель узкая, здоровенный такой горгуль в нее ну никак не пролезет. Только морду свою сунул и как заверещит! Ругается, значится, что добыча от него ускользнула. Но я не растерялась - еще один выстрел у меня остался - вот я его прямо в раззявленную пасть и выстрелила. А сзади на него уже Гирин с Оливером навалились и вдвоем его на спину повалили. Только мечами замахнулись, чтоб голову ему отрубить, как увидели у горгуля во рту стрелку мою с желтым оперением. А что, может, я желтый цвет люблю?
        Я из прохода на четвереньках выползла да так дальше и поползла к Артиму, он на песке сидит, руку раненую баюкает, а сквозь пальцы кровь течет. Я сразу подскочила, за сумкой метнулась, бинты-мази из нее подоставала и назад. А Оливер уже королю руку выше раны пережал, чтоб кровь не терял, Гирин рукав распорол да руку оголил, чтоб к ране подход был.
        Ой, я сразу начала кровь заговаривать, уговаривать - и она меня послушалась. Рана-то нехорошая. Словно кто кусок откусил. Гирин мне на ухо шепнул:
        - Это они с такой силой когтем на крыльях бьют, что в теле дыра остается.
        - Афина, тут зашивать надобно - справишься?
        - А куда я денусь?
        Достала я спирт, в него протянутую Оливером иглу с нитью крепкой сунула, сама руки протерла и только глубоко вздохнула: я же до сего дня ничего, кроме утки с яблоками, не зашивала! Но три пары глаз на меня смотрят: Артим - еле держится, Оливер - твердо смотрит, словно верит в меня, а Гирин мне готов во всем помогать.
        - Положите его на песок, - попросила я и рядом села, чтобы мне было удобно. Мысль, что Артиму больно будет, я от себя оттолкнула, иначе не выдержу. И начала сшивать - стежок за стежком, словно не руку любимого шью, а салфетку вышиваю. Аккуратно и не спеша. Пока закончила, семь потов с меня сошло. На пол пути словно второе дыхание у меня открылось - я почувствовала на своем плече руку детскую. Это Мия за моей спиной мне помогла. Потом она на песок села, Артимову голову себе на колени пристроила и ручки свои ему на виски положила.
        Фу, как закончила - не помню. Перевязку уже вампир делал, а я к воде подошла и в обморок грохнулась. Что-то у меня в последнее время падучесть повышенная?
        В себя пришла у Гирина на руках. Он меня в тенечек отнес, а Мия попить принесла. Артиму Оливер помог в чистую рубашку переодеться и пошли они за лошадьми.
        - Гирин, помоги мне встать - я уже нормально себя чувствую.
        Он мне руку протянул, и пошли мы ко входу в пещеру, где последний горгуль лежит. Посмотрела я на него - здоровенная тварь, хорошо, что уже мертвая. Как из него жизнь ушла, так он песком осыпаться начал, крылья уже разрушились, но еще видно размер. Жизнь кремнеорганическая - я про такое только в журнале "Техника-Молодежи" читала, в детстве. И думать не думала, что встретится мне ужас такой.
        - И часто они нападают?
        - По весне часто, а потом только если на логово их набрести. Но в наших краях их немного, они в основном дальше, на севере обитают, в людских землях. Да у эльфов еще. Эти - залетные, видать вождь свою стаю молодую на новое место вел, да ты ему на беду встретилась. Ох, и отчаянная ты, Афина! А что это у тебя за оружие такое? - Гирин меня спрашивает, а сам пистолет в руку взял и к автомату подбирается. Он уже арбалет из пещеры достал и камнем вход завалил.
        - Гирин, это оружие наше, земное. Ты только дулом вниз его держи - вдруг один заряд в стволе остался, еще себя или меня подстрелишь, - он послушно мою просьбу выполнил. Я автомат взяла, проверила да в сумку убрала. А для пистолета нашла еще патронов коробочку, зарядила, ствол проверила, на предохранитель поставила и в кобуру убрала - с такими зверюшками, как у моих ног лежит, лучше быть во всеоружии. - У нас много такого напридумывали. Не хотела я его в вашем мире использовать, но пришлось. А что отчаянная - так детей защищала.
        Тут Артим вернулся, подошел, одной рукой меня обнял. Гирин сразу смутился и к Оливеру, помогать с лошадьми отправился. Тим и Мия уже верхом сидят, нас ждут.
        - Сильно болит? - спрашиваю, а у самой от его близости да от того, что только сейчас до меня дошло, какой смерти страшной мы избежали, по коже мурашки бегают.
        - Уже не сильно. Мия помогла, боль сняла немного. Ты у меня молодец, умница. Спасибо тебе, если бы не ты, нам бы всем конец пришел. За сына спасибо и за меня. Ловко ты вышивать умеешь.
        - Как заживет, надо будет нитки снять. И вечером перевязку сделать.
        - Угу, - кивает, и меня целует в макушку. - Испугалась?
        - До коликов! - усмехнулась я. - Но только в первую минуту - потом было не до этого.
        - Да, здорово ты с ними расправилась. Научишь меня из твоего оружия стрелять? Уж больно хорошо оно против горгуль работает.
        - Научить - научу. Только патроны у меня закончились автоматные, а вот из пистолета научу. Принцип тот же, только размер разный. Автомат посерьезнее будет.
        - Ладно, поехали отсюда, милая. Неровен час, другие твари прилетят, ежели были неподалеку и визг этих слышали, могут пожаловать на пир.
        - Даже так? Так чего же мы ждем? По коням! - скомандовала я, взлетела в седло, и мы понеслись через лес по тропе звериной.
        Долго ли, коротко - но лес закончился. Мы еще один привал сделали, когда Оливер родник нашел - воды во фляги набрали да коней напоили-накормили. Да себя не обидели - после битвы и скачки голод зверский прорезался.
        Отдохнули мы полчаса, и опять поскакали туда, где вершины горные небо подпирают.
        Как лес закончился - поля пошли распаханные. Деревни встречаться начали, но Артим нас мимо повел, немного вправо мы свернули - там замок стоит, а в нем барон живет со своими подданными. Это по его землям мы уже с обеда скачем.
        Барон ворота открывать не спешил. Мы подъехали к замку уже в сумерках. По пути нам несколько раз встречались вампиры, работающие на полях и просто летящие по своим делам. Никто нас не остановил и не спросил, кто мы и откуда. Меня это озадачило, но не сильно. Усталость, вязкая и туманящая голову, навалилась на меня, все-таки к битвам и быстрой скачке я непривычная. Последние полчаса я боролась сама с собой, чтобы не выпасть из седла и не попасть под копыта коней. Оливер ехал первым, за ним Артим, дети, потом я и завершал нашу кавалькаду Гирин.
        Когда мы пересекли ров, наполненный мутной и довольно вонючей водой, и спешились у ворот, Оливер постучал кулаком по массивным бревнам. Звук разнесся, без сомнений, по всей округе, но прошло еще полчаса, пока нас соизволили впустить. Мы с Мией, проголодавшиеся и замерзшие, с трудом переставляя ноги, вошли на пыльную площадь перед замком. Открывший ворота вампир был настолько древним, что я удивилась, как он сумел поднять толстый брус, которым закрывались ворота изнутри. Артим подхватил меня, когда я пошатнулась на ровном месте.
        - Спать хочу, - шепнула я ему, цепляясь в его здоровую руку, чтобы не упасть на крутых ступеньках. Мы медленно шли следом за престарелым кровопийцей к входу в замок. Смотреть по сторонам у меня просто не было сил. Оливер подхватил Мию на руки и теперь шел позади нас. Тимин держался рядом, а Гирин на всякий случай положил руку на рукоять меча и обогнал нас, чтобы первым войти в темный холл.
        - Добро пожаловать в Сычий Дол, - раздался дребезжащий голос откуда-то сверху.
        На опоясывающей зал галерее стоял немощный старик еще старше привратника, его поддерживала за локоток не менее древняя вампирша. Круг света от свечи в ее руке выхватывал из темноты их фигуры в ночных рубашках. На плечи, приличий ради, старушка набросила шаль, но в целом картина была довольно мрачной - обитатели замка больше походили на привидения, чем на живых существ.
        - Мир вашему дому, уважаемые! - сказал Артим. - Мы хотели бы попросить у вас приюта на эту ночь. С нами дети, и они падают с ног от усталости.
        - Конечно, конечно. Прокси, проводи наших гостей в столовую и зажги побольше свечей, старых плут.
        Привратник со странным именем Прокси шел впереди и бормотал себе под нос нечто малоприятное:
        - Приходют тут всякие, ворота им открывай, свечи жги. А вы знаете, почем нынче свечи? Ох, старость - не радость… Ну что встали, проходите уж, коли пришли. Небось, и кушать хотите, да? А у нас нечего. Последний хлеб вчера доели, утром только молочка глотнул и все. Сам голодный и холодный. Что вы на меня смотрите? Не нравлюсь? - в голосе старика прорезались угрожающие нотки. - А, что с вами говорить, пришли уже.
        Сумасшедший привратник открыл двухстворчатые двери, и мы попали в сказочно прекрасный зал. В огромные, от пола до потолка, окна било заходящее солнце, окрашивая все в красные тона. Посреди комнаты стоял стол на двадцать персон. На нем не было ни пылинки, отполированное до зеркального блеска дерево отражало закатное солнце. Все стены были увешаны картинами в тяжелых рамах, и с них на нас смотрели благородные лица вампиров в смешных нарядах прошлых веков. Оливер быстро сориентировался, направился к диванчику возле окна и положил на него уснувшую Мию. Тим устроился на втором - тоже прилег, но продолжал таращить сонные глаза на потолок. Я подняла голову, чтобы посмотреть, что же такого интересного он там нашел, и замерла от восторга. Потолок был стеклянным, и над нашими головами медленно и величаво плыли подцвеченные розовым кучевые облака, иногда приоткрывая то желтую луну, то голубую.
        - Артим, посмотри, как красиво, - дернула я своего вампира за руку и показала на потолок.
        Он только глянул и не успел ничего сказать, потому что в дверях показались хозяева замка.
        Барон - в застегнутом на все пуговицы камзоле, брюках и домашних тапочках с острыми носами, и его супруга в темно-синем платье с белым воротником. Одежда болталась на худых изможденных фигурах стариков, придавая им еще более болезненный вид. Артим коротко поклонился и в тот момент, когда он поднял глаза на хозяев, я заметила, как испуг на их лицах сменился изумлением.
        - Ваше величество? Это честь для нас принимать вас в своем доме! - воскликнула дама и рискнула присесть в реверансе. Хорошо, что Артим успел дать знак Гирину, и тот подхватил пошатнувшуюся баронессу.
        - Благодарю вас, молодой человек.
        Я в изумлении открыла рот: старушка кокетливо посмотрела на нашего телохранителя и послала ему клыкастую улыбку.
        Даже сквозь туман в голове от усталости я поняла, что что-то тут не так.
        Уж слишком большая разница между грязным двором, запущенным вонючим рвом и чистотой в самом замке. И это при том, что в нем живут только три полоумных старика. Другой прислуги я не нашла - раскинув свою паутинку поисковую, я проверила каждых уголок замка. Лица с портретов смотрели на меня с надеждой и удивлением, словно помощи ждали.
        Нас даже чаем не напоили, после взаимных приветствий и поклонов - при этом Гирин старался держаться подальше от баронессы - нас проводили на второй этаж и каждому выделили по спальне. Как только хозяева скрылись в темном коридоре, я скомандовала всем собраться в опочивальне, где по идее, в одиночестве должен был спать король. Посреди комнаты на возвышении стояла кровать под расшитым золотом балдахином, справа - потухший камин, слева дверь, может, гардеробная? Столик прикроватный с золотым канделябром и ковер на весь пол. Красиво, богато и мрачно…
        Завесив двери заклинанием от подслушивания, я обошла комнату по периметру. Так, а это у нас что, возле камина? Потайной ход? А тут еще один! За гобеленом…
        Оливер положил спящую Мию на постель, туда же Гирин перенес Тима. Я укрыла их одеялом и сделала знак нашим молчать. Артим настороженно озирался - тоже что-то почувствовал неладное. В комнате, как и везде, царила идеальная чистота. Простыни, казалось, только сняли с веревки - и они распространяли запах свежести, присущий высохшему на морозце белью. А зима давно прошла… Прошла… Так, кажется, я что-то начинаю понимать.
        Дориан Грей отдыхает! Замок словно застыл в безвременье - а хозяева состарились.
        Вдруг в полной тишине раздался скрип, шел он из-за панели резного дуба, прикрывающей потайной ход возле камина. Охранники моментально напряглись, сверкнула сталь вынимаемых клинков. Оливер загородил собой короля, а Гирин встал так, чтобы его не было видно. Я метнулась к детям и задула свечу. Пистолет уже холодил ладонь. Страх, в первый миг овладевший мной, ушел, как только я приготовилась к обороне.
        Жаль, что я не могу видеть в темноте, как вампиры! Поэтому пришлось положиться на слух и нюх. Спокойное дыхание детей за моей спиной, шелест выпущенных крыльев Оливера, скрип - это Артим встал и вытянул меч из ножен. В слабом свете луны блеснуло лезвие клинка Гирина, вставшего в боевую стойку.
        Опять скрип - на этот раз, более громкий - это отъехала панель, пропуская в комнату фигуру в белом балахоне. Темнота взорвалась звуками борьбы. Отлетело в сторону кресло, кто-то упал на пол, раздался пронзительный визг, а затем предсмертный хрип, и моя кожа покрылась мурашками от ужаса.
        - Афина, свет! - крикнул Артим, и я щелкнула пальцами, посылая искру к чудом не упавшему со стола канделябру.
        И чуть не сомлела опять. У моих ног лежала полуистлевшая голова, скалясь в мою сторону распахнутым ртом с черными пеньками зубов. Тело лежало отдельно…
        Оливер брезгливо с меча слизь оттирает, Артим здоровой рукой саблю в ножны убирает, а Гирин в тайный ход заглядывает да прислушивается. А я, как стояла спиной к кровати, так и села на нее. Вот блин, отдохнули! Лучше бы мы в поле заночевали, все приятнее. За моей спиной дети зашевелились, на колени встали, через мои плечи выглядывают.
        - Афина, что тут было? - шепчет Тим, а Мия с кровати спрыгнула и тело, на полу лежащее, внимательно рассматривает. Потом рукой сверху провела и оно в прах превратилось. А потом разогнулась, то на Артима, то на меня смотрит и говорит:
        - Надо уходить отсюда, срочно. Сейчас тут все разрушится. Время пошло…
        Таинственная ты наша, думаю, а сама уже сумку на шею, да через плечо. Метлу в руки беру и кричу:
        - Артим, лети вниз, лошадей и детей выводи из замка! Оливер, Гирин, за мной!
        Король только на меня посмотрел, но перечить не стал, видно понял, что зря я так говорить не стану. Подхватил Тима на руки и выпрыгнул. А Мия за ними, в полете в дракона превращаясь. Она только на ворота огнем дунула, они и разлетелись в миг.
        Лошади дракона испугались, из рук поводья вырывают, но Тимин повис да Артим на них прикрикнул. А я тем временем в спальню хозяйскую помчалась, телохранители за мной. Бежим мы по коридору, а вокруг нас все в тлен превращается. Гобелены гниют, расползаются на нитки, картины падают и паутиной покрываются. Мы в спальню барона влетели, а там на гниющем белье два вампира лежит - я сперва не поняла - молодые да красивые. Вот чудеса! Крикнула Оливеру и Гирину, они их на руки подхватили и за мной в окно. А я на метле выше поднялась - проследила, чтоб все мост пересекли и из опасной зоны вышли, и над замком круг сделала.
        На моих глазах дом рушиться начал, стеклянные потолки дождем вниз осыпались, прекрасные барельефы упали в пыль и через минуту только остовы черные от замка остались. Как только это свершилось, вдруг из замка крысы побежали, а мыши летучие и вороны черные - уж не знаю, откуда они взялись - в небо тучей поднялись. Я от них в сторону шарахнулась, да они меня не тронули, а все выше и выше улетали. Крысы в ров попадали и все, как одна, потонули - ни одна наружу не выбралась. Вот нечистая сила!
        А на небе обе луны в полную силу горят - светятся.
        Смотрю, под конец, из замка стали белесые облака вылетать да в темноте растворяться. Не иначе, души чьи. Ну и замок, ну и приют для уставших путников!
        Тут ко мне Мия подлетает и кричит:
        - Лети за мной! Артим волнуется.
        Мы только отлететь успели, как вспыхнуло за нашими спинами пламя - ну и правильно, огонь все очистит, и земля вздохнет облегченно.
        Уставшие, но живые путешественники разместились на ночь у дороги. Костер разожгли, чай вскипятили и остатками провизии, что у каждого в сумках хранилась, поужинали. Сидим, молчим - ждем, когда барон с супругой очухаются и нам расскажут, что за жуть с их замком творилась. Дети рядышком сидят, Тим Мию обнял обеими руками, она к нему прижалась, и оба глазами хлопают. Не выдержала я тишины и говорю:
        - Артим, что это было?
        - Начну с того, что из тайного хода вышел тот старик привратник, что нам ворота открыл. Только в руках у него амулет был, под завязку силой налитый. Только сила эта злая, некроманская. От амулета в стены дома уходили нити. Ты же можешь видеть магию? Помнишь, ты мне про паутинку свою рассказывала? Что ты ее, как слабо светящиеся ниточки видишь? Так вот, от амулета черные нити отходили. Нам, вампирам, доступна как светлая магия, так и темная. Светлую мы, как ты, видим, а темная - это как углем по картине провести - под ней изображение исчезает. Ты не заметила, а мы с Оливером сразу определили, еще внизу, в столовой, что перед нами некромант стоит. Только вас беспокоить не хотели. Видно, он давно уже замок этот себе облюбовал да хозяевам в доверие втерся. А я не слухом об этом, ни духом не знал. За те двадцать пять лет, что меня не было, многое изменилось в стране. Силен он оказался, когда Гирин его сзади захватить хотел, он вырвался, но далеко убежать не успел, на меч Оливера напоролся. А я ему голову с плеч снес - это самый верный способ некроманта убить. Амулет, что у него в руке был, я ногой
раздавил. Вот тогда ты предсмертный хрип и услыхала. Как только амулет всю свою силу потерял, начал замок стареть. А та часть силы, что барону принадлежала, к нему и вернулась. Поэтому они помолодели.
        Вдруг барон пошевелился и попытался сесть. Первым делом вокруг посмотрел - увидал жену, к ней бросился, по волосам гладит и плачет слезами горькими. А потом лицо отер плащом, что Артим ему дал - они же совсем голые были, их одежда тоже в прах превратилась, и говорит:
        - Благодарю, господа, за спасение. Меня зовут Серион де Кому Боят, супруга моя - Валана, а Прокси - он мой дальний родственник. Приехал пять лет назад, на свадьбу моего сына, да и остался с нами жить, я его управляющим сделал. Только через месяц мой сын погиб, жена его в родах еще через восемь померла вместе с ребеночком. Потом слуги умирать начали. А мы как в тумане жили - в замке чисто, от еды столы ломятся, слуги вроде и не нужны стали. Только почему-то перестали к нам гости приезжать, да и нам самим не хотелось никуда, даже в лес погулять или полетать вместе с ветром лень было. Как-то ночью я проснулся и пошел вниз, в зал обеденный - там у меня бутылка с вином запрятана была. Выпил я стакан и опьянел слегка. Сейчас понимаю, что вино, видать, колдовство ослабило. Вижу, со стены на меня смотрит предок мой, этот замок построивший, и слетает ко мне привидение да за собой рукой манит. Ну, я за ним и пошел. Он меня в подвал привел, а там Прокси колдовство творит злобное - на полу тело убиенного гнома, кровь вокруг, а он словно черной пылью покрыт. Понял я тогда, что это сила его темная так выглядит.
Вернулся к себе, глянул вокруг - и ужаснулся. Разбудил жену, ей рассказал, она мне не поверила вначале, а потом мы решили хоть кого-нибудь на помощь позвать. После того, как не смогли мы из замка выйти. Все свои силы в этот зов вложили, и вы нас услышали. Было это вчера.
        - Так вот почему мы к вам свернули, я же не планировал сюда заезжать - там дальше по тракту есть деревня с гостиницей, где я хотел остановиться на ночлег. Силен твой зов, барон. Похоже, ты в него почти все жизненные силы вложил, потому как выглядели вы с женой жутко, - покачал головой Артим.
        Барон смутился, глаза опустил, плащ, что жена его укрыта, поправил и говорит:
        - Так не знали мы, до какой степени постарели - это некромант из нас силы тащил, дом подпитывал. А в зеркалах мы по-прежнему себя молодыми видели. Мне же только сто пять лет, а Вероне и того меньше, еще девяносто не исполнилось. Сыну сорок было, когда он погиб.
        Тут и баронесса очнулась да глаза красные распахнула. Муж к ней подсел и что-то радостное шепчет. Смотрю, мужчины мои отвернулись - Гирин за дровами пошел, Артим с Оливером палатку из сумки достали и стали ее устанавливать. Ну, не совсем палатку - шатер из плотного шелка, магией от дождя зачарованный. Я тоже делом занялась - спальное место обустроила: лапы сосновые, Оливером заранее приготовленные, в шатер отнесла и одеялами прикрыла.
        Барон с баронессой все шушукаются, но я дольше ждать не могу - засыпаю, так что взяла сумку и полезла за одеждой. Если с бароном вампиры поделиться могут, то с дамочкой - только я, больше некому.
        И появился на свет из недр моей сумки безразмерной пакет, а в нем… ой, я уже смеюсь. В нем костюмчик, мне второй свекровью подаренный. Или третьей? Нет, третья мне ночнушку подарила, из жестокого полиэстера, ядовито-фиолетовую, прозрачную, в ней я на Хеллувин зубной феей была, поверх белых лосин и футболки натянув. Она вся в кружевах и рюшках, с белым париком и волшебной палочкой в комплекте тока так за костюм сошла.
        А вторая мне от всей души красный костюм подарила, типа, дома ходить. Флиссовый, на груди зайчик вышит белыми нитками. Вы уже догадались, какой? Ага, именно он, плейбоевский. А почему я его с собой взяла - чтоб подружек, бабок Йожек моих ненаглядных, посмешить. Простите, подруженьки, придется мне без вас повеселиться.
        Подошла я к вампирам, идиллию семейную нарушила, и баронессе костюм протягиваю. А сама улыбаюсь - ей точь-в-точь в цвет глаз! Вот спасибо, Настасья Вольфовна, за подарок!
        Барон жене на плечи плащ накинул, помог встать, и мы с ней за кустики отошли. Луны еще не спрятались, небо от туч очистилось, мне почти все видно, а уж ей и подавно - вампирам ночь, как нам день.
        Она, конечно, похудее меня будет, но на талии веревочку подтянем, и курточку на змейку застегнем - будет нормально. В любом случае, платья, Артимом подаренные, я ей не отдам. Хоть и жалко мне ее, горемычную, но подарки любимых я не передариваю. Принцип у меня такой, жизненный.
        Она в костюм влезла, я ей свои мокасины кожаные даю, чтоб босиком не ходила. А пока она одевалась, я ее рассмотреть сумела. У их женщин тоже крылья есть, только они меньше и не черные, а сероватые. Поэтому все дамы на балу поверх платьев накидки легкие носили - а на спине у них вырез до талии полагается. У мужчин вся верхняя одежда на спине разрезы имеет, в складках вертикальных замаскированные. И крыльев не видать, и распахнуть их легче легкого.
        Так что красавица вампирша в костюм красный вырядилась, и довольная такая.
        - Спасибо, - говорит.
        А сама ткань ладонью гладит.
        Как же мало надо иногда для радости - тряпку, когда надеть нечего, да хлеба кусок, когда голоден. И тепло костра, чтоб согреться. Вот к нему мы и вернулись. Барон уже одет и обут, разложил еду на салфеточке для супруги. Оливер детей в шатер перенес и на меня косится, сначала я подумала, что у него с глазами что-то не то, а потом поняла, что это он мне сигнал подает, чтоб я Артима спать увела.
        Король мой сидит напротив барона и разговоры с ним разговаривает. Я только конец услышала, что завтра он напишет письмо для матери и заместителя Оливера, начальника охраны дворца, чтоб их во дворце пока поселили и всем необходимым для жизни обеспечили. Ну вот и славно, пусть в самом деле, поживут спокойно, ужасы позабудут, а там Артим им денег даст новый замок построить. Тут я вспомнила, опять в сумку полезла и горсть тех сапфиров, что от скорлупы драконьего яйца остались, достала. Протягиваю Валане и говорю:
        - Это вам на первое время, сапфиры эти не простые - вы их дорого продать сможете, я думаю.
        - Спасибо, благородная госпожа. Я вашу доброту век не забуду. А как зовут вас, и кто вы будете?
        - Я - Афина Терроземская, ведьма, случайно судьбой в ваш мир заброшенная, - про Мию и ее вызов я решила не говорить. - Его величество меня провожает, я на Лысую Гору направляюсь, а оттуда - домой.
        Почему я им все это рассказала - сама не знаю. Но интуиция моя подсказывает, что я правильно делаю. Значит, так надо.
        - Леди Афина, я спросить вас хотела, - мнется Валана, а сама на зайца пальцем показывает. - Это ваш герб?
        - Э? Ась? - дар речи мне на несколько минут отшибло, я только рот открываю, как рыба, и сказать ничего, кроме "а" не могу. Артим на меня недоуменно смотрит, а я уже смеюсь, не могу остановиться. Еле ему прошептала, что завтра расскажу, что этот "герб" означает. Герб! Вот это да! Ну, угодила мне моя свекровь бывшая! Как только успокоилась, объяснила баронессе:
        - Нет, милая, это не герб, это просто вышивка, украшение, так сказать. Зверь у нас такой водится, заяц зовут. А герба у меня, простите, нет. Не положено ведьмам свой герб иметь. Но если бы полагалось, там бы метла была да котел с зельем парящим. И кот черный обязательно.
        Артим меня за плечи обнял и шепчет:
        - И автомат. Потому как мне ведьма воинствующая досталась.
        - Сам такой, - пихаю его локтем в бок. - Ты мне лучше руку свою покажи, или утром перевязку делать будем?
        - Афиночка, давай утром - глаза уже слипаются.
        Мы в шатер, как селедки в бочку, набились, вшестером, а Гирин у входа лег. Оливер у костра сидит, хлеба корочку на прут нанизал и жарит. Меч под правой рукой положил. Постепенно все заснули. Я еще пять минут сверчков послушала и тоже в сон провалилась.
        День девятый, познавательный
        - Не дергайся, а то больно будет, - нитка прилипла и с трудом вынималась. Рана почти зажила, все-таки у вампиров регенерация замечательная. Мы устроились у ручейка, я перекисью размочила повязку и теперь порола. Не в смысле - лупила, а в смысле - распарывала шов, надрезала ножницами маникюрными нитки, и пинцетом, тем, что брови выщипываю, вытаскивала обрывки. Сделать это надо было аккуратно и без боли. А Артим, как нарочно, то меня погладит, то пощекочет. Баловник.
        Я за его лаской уже соскучилась, за последние сутки у нас даже минутки не было, чтобы вдвоем побыть.
        С утра мы не стали завтракать, а, разобрав шатер, поскакали к деревне, где таверна была. Там купили лошадей для барона и его жены, лететь им еще тяжело, и, тепло распрощавшись с ними, отправились дальше. Где-то к обеду я про Артимову рану вспомнила. Вернее, я и раньше вспоминала, но он всеми правдами и неправдами от меня сбегал. Но когда мы на ручей набрели, я Оливера подговорила, и он объявил привал. Артиму деваться было некуда, хоть он и порывался за дровами уйти. Но тут мне пришлось силу применить.
        Вот и все, осталось рану промыть - что я и сделала - и перевязать. Завтра будет, как новенький.
        - Афина, не дергайся, - шепнул он, когда я закончила.
        - Ой, - взвизгнула я и у него на коленях оказалась. Верхом, лицом к лицу. Он крылья раскрыл и меня спрятал. Простым поцелуем дело не кончилось, как вы понимаете, жаль только, времени мало, из-за кустов голоса слышаться - это Мия что-то Тиму объясняет, а тот смеется и ее не слушает. Кажется, сюда идет. Вот негодник! В кустах стал, нагнулся и в просвет за нами подглядывает. Мы же ему сказали - не ходить. Ну, малец, погоди! Тетя Афина, когда захочет, очень даже злой может быть. Я метелку подозвала и дала ей команду Тима пощекотать.
        Метелка из-за куста выглянула, развернулась прутиками вперед, и в попу любопытного мальца кольнула, сначала слегка - он от нее отмахнулся - затем посильнее. А мы с Артимом сидим, не двигаемся, ждем, что дальше будет.
        - Уйди! Да… А-а-а! - заверещал Тимин и из-за кустов выскочил. А метелка его по поляне гоняет, то слева подлетит, то справа. Мия смеется, Оливер с Гирином работу отставили и к общему веселью присоединились.
        А метелка то по ногам мальчишку ударит, то по спине, прикоснется - и в сторону, он от нее руками-ногами отбивается, по поляне, высоко поднимая колени, скачет и верещит, как поросенок резаный! Всем весело, кроме него.
        Мы с Артимом себя в порядок привели, ближе подошли, и я метелке шепнула, чтоб она хулигана мелкого ко мне пригнала. И пошла метла его по попе лупить! Слегка, чтоб не больно было, а обидно. Увидал Тим отца и сам к нему бросился. А тот, недолго думая, сына за ухо поймал и строгим голосом ему говорит:
        - Афина тебе сказала не подглядывать, а ты что? Молодец, метелка, правильно она тебя погоняла. Если не будешь нас слушать, отправлю во дворец, к бабушке. Она там уже и учителей тебе подобрала, наверное.
        Тим, как про бабушку услышал, чуть не плачет:
        - Папочка, прости меня, пожалуйста, только не отсылай меня обратно. Я с тобой хочу.
        А сам ухо красное трет, по щекам слезы текут.
        - Ладно, Тимин, - говорю. - На первый раз тебя прощаю, но еще одна проделка такого рода, и полетишь ты во дворец, как миленький. И без Мии - она с нами дальше поедет.
        Кажется, я палку перегнула - ему не так страшна бабушка со всеми учителями, вместе взятыми, как с Мией разлука. Но утешать я его не стала - пусть осознает да проникнется.
        Он на меня злыми глазами посмотрел и в лес побежал, обиду свою прятать от наших глаз.
        Но через пять минут мы ему крикнули - пришел, прощения попросил и на коня взлетел. Мы вернулись на тракт и дальше поскакали.
        Горы все ближе, а на дороге уже не только вампиры, люди и гномы встречаются. Я сначала удивилась и тогда мне Артим ликбез устроил. Лекцию прочитал про расы, в их мире живущие. Оказалось, что гномы у них такие, больше на эльфов похожие, только волосы у них зеленые да ростом они невелики - как подростки выглядят.
        Еще есть эльфы - ну, про них я уже слышала - и дроу. А вот наличие демонов меня впечатлило…
        Мия вдруг руку подняла, стойте - кричит. А сама уже с коня спрыгнула и на обочину.
        Поле пшеничное или еще какой культуры сельскохозяйственной - я не знаю, но ухоженное, чистое - никаких тебе васильков с полынью, колосок к колоску, словно море под ветром волнуется. А на самом краю - вмятина, ну, словно кто пару шагов сделал и колосья примял.
        Мия туда помчалась, встала, как вкопанная, да ладошкой рот прикрыла. Мы все спешились и к ней. Она на меня обернулась, а глаза от страха круглые. Смотрю, лежит мужчина, весь кровью залит, да так сильно, словно его в ней выкупали. Артим на колени упал, руку к его горлу протянул - и говорит:
        - Живой. Оливер, подсоби мне на дорогу его вынести.
        Телохранитель плащ свой с плеч скинул, они его под раненого подстелили и подняли. Кони он него шарахаются, запах крови почувствовали, но я на них шикнула, метелке приказала коней охранять, а она и рада - только какой взбрыкнет - она его по крупу шмяк. Тем временем принес Гирин бурдюк с водой, стал поливать, куда Артим скажет. Лицо умыли - только порез глубокий на лбу нашли, рубашку, в клочья изодранную сняли - а там рана, на ту, что горгульи наносят, похожая. Оливер ему уже штаны кинжалом разрезал - а там, батюшки святы! Ноги обе переломанные, да так, что на одной кость наружу вышла.
        - Тимин, сумку мою, быстро! Гирин, найди палки какие - лубки делать будем. Мия, положи ему руки на голову, как ты умеешь, хоть боль облегчи несчастному. Знаю, девочка, страшно, но чтоб жизнь ему спасти, надо страх позабыть и дело делать.
        Девочка послушалась, в изголовье села, руки на волосы окровавленные положила и глаза свои лазурные зажмурила. От пальчиков ее магия пошла, волной теплой, и мы все заметили, как раненый расслабился. Я пока рану на груди промыла да кусок рубашки, что из сумки Тимин достал и порвал, приложила. Кровь заговариваю, шепчу-кричу, чтоб послушалась. Оливер его раздел, больше ран мы не нашли - ну и слава Богу! И тех, что есть, нормальному человеку, чтоб помереть, достаточно. Тут подручными средствами не обойтись, тут к людям надо, врача какого аль мага. Но Оливер так уверено действует. Лихо кости вправил, палки примотал, на бинты рубахи чистые пошли, его или Гирина - я не видела. И еще одним плащом накрыл, чтоб наготу его прикрыть. Вот только как нести его, болезного? Как везти? Но Артим уже командует:
        - Гирин, тут за горой город есть, а в нем замок герцога Предгорного, к ним лети - скажи, я приказал. Вот перстень тебе мой - если не поверят - покажи. Герцог - дядька мой троюродный, ты его по глазам признаешь.
        Улетел Гирин, а мы возле раненого на дороге стоим. Мия ему попить дала, он хоть и без сознания, а проглотил воду. А мы руки слегка от крови отмыли и ждем, когда спасатели прилетят.
        - Артим, а это вампир или нет? - спрашиваю.
        - Нет, не вампир, крыльев нет, но и на человека не шибко похож. Давай подмогу дождемся, а там выясним. Посмотри, ножны на нем богатые, все в самоцветах да золотом крытые, а кинжала нет - потерял, видать. Как вот только он тут оказался, непонятно. Словно его по воздуху кто нес и сюда, в пшеницу, бросил.
        Таки я была права - пшеница это.
        Больше ничего для раненого мы сделать не могли. Главное, кровь заговорили и ноги в лубки, а то если срастется неправильно - потом всю жизнь хромать будет.
        Через час с лишком смотрю - летят. Клином облака разрезают. А небо уже хмурится, вот-вот дождь пойдет. Надо бы и нам в укрытие, а куда? Лошадей же не бросишь?
        Я с тоской по сторонам поглядела и едва тот момент, когда вампиры приземляться начали, не пропустила.
        Гирин сразу к нам подошел и рядом с королем встал, Оливер с другой стороны, а дети со мной, за их спинами - нас туда на всяк случай убрали, чтоб не мешались, я так поняла. А я из-за Артимого плеча выглядываю, смотрю, самый солидный вампир шаг вперед сделал, на одно колено опустился и говорит:
        - Приветствую вас, государь. Анимир Де Шарин Куар, герцог Предгорный, поручил мне вас встретить, оказать необходимую помощь и проводить в замок. Мы в полном вашем распоряжении, ваше величество.
        Артим едва кивнул в ответ и приказал:
        - Раненого на носилки и во дворец отнести немедленно. Мы сами полетим, а коней наших пусть ваши подчиненные в город отведут.
        Вампиры уже носилки расстелили, раненого на них положили, и четверка вампиров в небо взмыла.
        Артим Мию за руку взял и говорит:
        - Милая, ты пока не превращайся в дракона, давай тебя Афина на своей метле отвезет, а Тима я понесу, мне так спокойнее будет за тебя. Хорошо?
        Девочка наша головкой лазурной кивнула и ко мне подбежала.
        - Афиночка, а как это на метле летать? Удобно или не очень?
        - А это… как мы с тобой захотим, так и будет.
        Я свистнула, метелка ко мне прилетела, в руку тычется. Я на нее подушку воздушную приспособила, сама села, а Мию перед собой посадила. Магии воздушной в древко влила, аж заискрились прутики, расправились и дрожат от нетерпения. Сейчас, моя хорошая. Я сумку поправила, одной рукой Мию обняла, другой сзади за метлу взялась и…
        - Прощай земля! - кричу. - В добрый путь!
        Мы над головами изумленных вампиров круг сделали, Артим нас догнал, рядом летит, а на руках его Тим, ногами отца за талию держит да руками за шею. Гирин с Оливером по сторонам летят,
        Ох, красота - красотища, поле золотое, небо хоть и в тучах, да сквозь просветы в них лучи солнечные пробиваются, по земле скользят, ветерок теплый лицо обдувает, Мия волосы свои одной рукой придерживает, чтоб не лезли мне в лицо.
        - Надо будет тебя замаскировать - не всем должно знать, что ты, красавица наша, драконочка. Разные люди по дорогам мира ходят, могут и обидеть, а то и на жизнь твою покуситься. Хочешь, мы тебя блондинкой сделаем?
        - Ни за что! - отвечает. - Чтоб я была тупой, как в тех анекдотах, что у тебя в мыслях прочитала?
        - Ах ты, хулиганка малолетняя, - смеюсь. - И когда же это ты успела у меня в мозгах покопаться?
        - Ты так громко думаешь, что я непроизвольно всю твою подноготную узнала. И про тебя и про подруг твоих и про кота, что в твоем мире остался. И еще много чего…
        - Да, не знала я, что тебе долго еще учиться надобно, в первую очередь - что нельзя чужим людям без их разрешения в голову лазить и мысли их сокровенные читать. Нехорошо это, Мия, девочка моя ненаглядная. Бить тебя некому!
        - Так ты ж не чужая мне, у нас же с тобой прошло запечатление, ты теперь, Афиночка, мне как мать родная, у вас в мире есть понятие крестная - так вот ты что-то наподобие, только посильней. Потому как связь теперь между нами нерушимая. Ты мое истинное имя знаешь, а я твое.
        И смеется, проказница. Знает, что я ее наказать не смогу.
        Тут впереди город показался. Красота-то какая! Посреди белого кружева из домов и улочек замок стоит, весь из малахита построенный! Как изумруд в оправе серебряной!
        Над ним вампиры летают, туда-сюда, туда-сюда! Суета городская, что на земле, что в воздухе!
        К нам патруль подлетел - все вампирюги в кольчугах да с оружием. Так до самой дворцовой площади нас и сопровождали.
        Как только мы на щебенку, которой двор засыпан был, опустились - так сразу двери распахнулись и нам на встречу вышел вампир. Солидный такой, весь в темно-синем, на груди цепь в мою руку толщиной и бляха - герцог персоной собственной.
        За ним двое детей выбежали и к нам побежали, сразу всю торжественность момента и нарушили.
        - Дядя Артим, дядя Артим! - кричат и за талию его с двух сторон обнимают.
        - Здравствуйте, дорогие мои! Здравствуйте, хорошие!
        - А ты теперь король, да? Вместо папы нашего?
        Тут у меня челюсть-то и отпала!
        Так это… как… что? Дети брата его, что ли? А они к нам с Мией уже повернулись и глазами синими на нас уставились.
        Тут герцог подошел, руку Артиму протянул и говорит:
        - Здравствуй, Артим. Добро пожаловать в наш дом. Раненого я распорядился в лазарет отправить, там ему помощь окажут необходимую. А тебя каким ветром в наши края занесло? - говорит, а сам на меня поглядывает и Артиму подмигивает.
        Это что - еще один телепат на мою голову? Как догадался-то, что мы с Артимом вместе?
        Мия меня в бок толкает и шепчет:
        - Так Артим на тебя с такой любовью смотрит, что и дураку понятно. Афина, вот уж не думала, что ты такая… недогадливая!
        - Будешь оскорблять меня - по попе отшлепаю.
        - Не догонишь! - кричит негодница, удирая из-под моей руки, и с Тимином подходит к герцогу здороваться.
        Нас представили, меня, правда, как под ручку взяли, так и вошла в замок изумрудный. Иду, по сторонам смотрю и посмеиваюсь. Так и хочется спросить, а у вас Гудвин - великий и ужасный, случайно, проездом не останавливался?
        Мальчики-погодки оказались родными племянниками Артима, брата его погибшего детками. Только вот незадача - не от законной жены, а от случайно встреченной девушки, да еще и не вампирки, а простой, человеческой. Нельзя ему было на ней жениться, все законы против были. Вот и оставил он их в замке у дальнего родственника, когда она умерла. От врагов подальше. Детей он спас, а сам не уберегся, бедняга. Но если мне такую невестушку, как ему, подсовывали, я б тоже нашла кого попроще да поприятнее.
        Старшего мальчика Ритан звали, а младшего - Риман. Они только на пару лет Тима младше, Артим к ним несколько раз приезжал, пока у эльфов жил. Это в столицу его не тянуло, а сюда он с братом повидаться да с дядькой пообщаться наведывался.
        Мы вещи свои разложить не успели, как коней наших во двор замковый пригнали. Дети сразу отправились с друзьями новыми на конюшню, а мы вместе с родственником королевским решили раненого проведать, и, ежели пришел он в себя - расспросить, как его угораздило так покалечиться.
        Ему комнату выделили на втором этаже, когда мы вошли, доктор, или лекарь, как им привычнее, от него только выходить собрался. Порез на лбу зашит, рана на груди промыта и по всем местным правилам обработана. Спирт они еще гнать не умеют, но у них есть трава такая, что в растертом виде не хуже спирта печет и всю инфекцию из ран выгоняет. Пахнет она знакомо, а узнать не могу. Что-то вроде полыни, но еще и с лимончиком.
        Ноги поломанные чистыми бинтами перевязаны, обе в лубках, уже не самодельных, а специально выточенных из дерева по форме ноги. Так что попала наша находка в надежные руки. Мы к кровати подошли, а он раз - и глаза открыл. Стою, смотрю на него, и кого-то он мне так напоминает…
        Батюшки-святы! Так это ж Мия вылитая! Только глаза не лазурные, а зеленые, с вертикальным зрачком!
        Я Артима за руку цап - и в коридор вывела.
        - Пошли кого немедленно за Мией. И от себя ее не отпускай. Пока я не узнаю, что этот дракон туточки делает и как в пшеницу залетел, не хочу, чтоб он ее видел. Еще заберет нашу девочку в свой край драконий!
        Про драконий край меня уже Оливер просветил на привале. Оказалось, что все драконы далеко на юге живут, и только один у них в горах почему-то обосновался. Тот, что Фролгу унес, гад такой! Это из-за него я должна такой крюк делать! И Фроля, бедняжка, без метелки своей осталась.
        Пока Артим слугу за драконочкой нашей посылал, я к раненому вернулась. Герцог его уже расспрашивать начал: кто он, откуда и как в его землях оказался.
        Дракон только однословно отвечает, сил у него на полное предложение нет. Ну, я герцогу подмигнула, пуговку на рубашке застегнула, воды в чашку налила и дракону поднесла. Герцог меня понял, сразу с доктором заговорил и потихоньку его из комнаты вывел.
        Я раненому воды попить даю, он ее вмиг выпил и еще просит. Но я боюсь ему много давать, лучше повременить, а то еще наврежу ненароком.
        - Нет, милок, я тебе больше воды не дам. Вот ежели лекарь мне скажет - тогда пожалуйста, хоть упейся. А пока, расскажи-ка ты мне, гость дорогой, зачем в наши края пожаловал? Что дракону тут понадобилось? И куда ты мою подругу дел?
        - Какую подругу? - прохрапел дракон.
        - Фролгу, что ты десять дней назад вместе с верхушкой сосны откусил и в небо унес?
        - Не знаю я никакой Фролги, я только сегодня утром границу пересек, а до этого над морем летел.
        - Даже так? Ну, тогда прости, обозналась. А зачем ты сюда летел? Уж не пакость ли какую планировал? - я ему говорю со всей строгостью. - А то, как спасли тебя, так и убить можем.
        - Ты меня, девица, не пугай. Никакой пакости я не планировал, я дочь свою ищу.
        - Хм, как же, как же. Так я тебе и поверила. У вампиров только один дракон есть - и тот роду мужеского, а про девочку я и не слышала. Как она тут оказаться могла? Неужели, сбегла от тебя? Допек девулечку, да?
        - Да что ты ко мне прицепилась - то я подругу уволок, то дочь допек! Она же только на днях вылупиться была должна! Эх, да что с тобой говорить, с бабой бестолковой! Мужа своего позови - с ним говорить буду. А ты лучше комнату эту десятой дорогой обходи, а то еще раз мне на глаза попадешься - прибью к такой-то матери.
        Я как начала смеяться! Он же прямо так, русским языком и матернулся! Смеюсь, а он на меня смотрит недоуменно и вдруг до него доходит, что я его разыграла. Ну, мысли свои закрывать я так и не научилась, правда, Мия меня быстрее считывает, все-таки мы с ней как родные. А этот только поверхностно, сливки, так сказать, снял.
        - Лежи, - говорю ему, - болезный, и историю свою расскажи - а я решу, показать тебе твою дочь или нет. И учти - она моя запечатленная. И нет в том ни ее вины, ни моей - если бы ты не пешком шел и не летел вразвалочку, а поторопился бы на зов ее - то был бы на моем месте. А так - не твоя она пока, ничем ты этой чести не заслужил. Рассказывай.
        Он на подушку откинулся, зашить его зашили, но от крови отмыть пока невозможно. Взяла я тряпочку и стала ему щеки да лоб протирать, где раны нет. Он молчит, за рукой моей следит, а потом понял, что я ему вреда не делаю и стал рассказывать:
        - У нас, драконов, есть такой закон. Когда приходит время - женщина зовет к себе мужчину, чтоб потомство оставить и знания все свои ребенку передать. Обычно, после этого прилетают на ее зов несколько драконов, и начинается бой. Не на жизнь, а на смерть. Мать моей дочери шестьсот лет назад поругалась со своими родителями и улетела сюда, к вампирам. Встретила тут короля и в человеческом облике стала с ним жить-поживать. Детей ему родила - и основали они династию королевскую. У моей возлюбленной глаза были, что два сапфира, так до сих пор в королевской семье у всех такие глаза остались. Прошли годы, умер ее король, но не захотела королева без него жить, а могла еще многие годы жить… перед тем, как уйти, выполнила она свой долг - бросила клич, вот я и прилетел, чтоб за любовь ее сразиться. Был у меня соперник, мы бились три дня и три ночи. Когда я победил, взлетела она со мной и любили мы друг друга прямо в небесах…
        Дракон тяжко вздохнул, поморщился и продолжил:
        - После этого она, мне ничего не говоря, яйцо отложила и спрятала. А потом пошла и на могиле мужа своего умерла. Я долго яйцо искал, но она на него чары наложила такие, что никто не мог его найти. И вот, дней десять назад получил я зов и не сразу понял, что это - ведь столько времени прошло, больше пятисот лет! Пять дней на дорогу ушло. А когда я уже подлетал, напали на меня звери каменные, вы их горгульями зовете. Для одного уставшего дракона десять тварей многовато оказалось. Только и успел я в человека обратиться и на землю упасть. Только вот беда, ноги поломал при этом.
        - Что, скорость посадочную не рассчитал? - спрашиваю, а сама слышу - за дверью кто-то стоит.
        Я резко встала, дверь распахнула, а там… наша неразлучная парочка - Мия да Тим. Как я дверь открыла, у них опора пропала, и она ни пол приземлились. Тоже с расчетной скоростью ошибка вышла - носами да об ковер.
        Раненый наш как Мию увидел, весь расцвел и такая волна счастья от него пошла, что я аж умилилась. И прослезилась бы, кабы Тима не надо было за ухо из комнаты выпроваживать.
        - Ну и что мы теперь будем делать?
        Пригорюнившись, Тим сидел за столом и лениво ковырялся в тарелке. Мия на ужин идти отказалась - ей и ее папочке еду доставили прямо в спальню. Тим расстроенный дальше некуда, я тоже от радости не прыгаю, даже Артиму наше настроение передалось - он же Мию, как родную полюбил - привык уже за нее ответственность чувствовать.
        Дядя герцог оказался не женат, детей брата артимового сам воспитывает, никому не доверяет. Оказалось, что и на коронацию он не прилетал из-за них - не хотелось ему секрет выдавать и детками рисковать. Правильный дядя герцог, мне понравился. Я сидела, кушала вальдшнепов - короче, мелких птичек размером что-то между голубем и воробьем со вкусом дичи. Глаза бы мои на них не смотрели - синие тушки под красным соусом превратились в фиолетовое нечто, да еще и косточки надо постоянно выплевывать. Поковырялась я в них и только тогда заметила, что вампиры их вместе с костями едят да кровушкой запивают.
        - Что случилось, милая? Тебе тудуки не нравятся?
        - Хто? - чуть не подавилась я. - Тудуки? Какая прелесть! Артим, а можно мне что-нибудь не такое деликатесное? Ну, хлеба с маслом, или салат какой?
        - А что такое салат?
        Посмотрела я на стол и чуть не заплакала - вампирам хорошо - они кровушки хлебнули витаминизированной, и им резко похорошело, а вот вегетарианцам тут кушать совсем нечего. Вегетарианцы бы на таком ужине с голодухи померли.
        - Понимаете, господа, кроме мяса и крови люди еще едят овощи. А также рыбу и молочные продукты. Ничего из этих блюд я тут не вижу, а хотелось бы. У вас же огороды есть?
        - А что такое огороды? Поля - так там пшеница растет да овес для лошадей. А огородов нет…
        Ну вот, приехали. Надо узелок на память завязать - чтоб из нашего мира в этот семян прихватить. Подумала, и сама себе удивилась - я же вроде с концами отсюда уходить собралась? Или нет? Или мне только дела свои доделать надобно и можно возвращаться? Ладно, не буду пока себе душу бередить да Артиму надежду ложную дарить. Поживем-увидим.
        - Я вам завтра утром про огороды расскажу. А пока пойду-ка я Мию заберу. Тим, ты со мной?
        Парнишка сразу подскочил, и мы направились туда, где раненый дракон лежал.
        В спальне царила идиллия - Мия устроилась рядом на кровати отца, а он ласково гладил ее по лазурным волосам. Когда мы вошли - естественно, предварительно постучав и получив на это разрешение - Мия не торопилась вставать, но улыбнулась мне так, что я поняла - девочка счастлива. И порадовалась за нее. Единственным несчастным в нашей компании был Тим - ему бы хотелось все внимание Мии забрать себе, но в жизни так не бывает.
        - Мия вам рассказала, что это она вас нашла? Мы бы проехали мимо, даже не заметив примятой травы.
        - Нет, она еще не успела, - улыбнулся дракон.
        - Я почувствовала тебя. Вернее, не зная, что это ты, я вдруг поняла, что должна посмотреть. Это было как озарение. Я так рада, что сделала это! Тим, подойди, пожалуйста, я тебя с папой познакомлю.
        Когда Тимин приблизился, дракон протянул ему руку:
        - Я счастлив познакомиться с лучшим другом моей дочери. Меня зовут Наварон.
        Тим с умным видом пожал дракону руку и пробормотал свое имя в ответ, а я не сдержалась:
        - Простите, а вы случайно не живете на острове Наварон?
        - Да, живу. Там находится наше родовое гнездо. А как вы догадались? - удивился отец Мии.
        - Да так, по аналогии, если вы не против, я вам потом расскажу. А пока я хотела бы забрать Мию. Уже поздно, ей пора спать. Да и вам отдохнуть не помешает, - говорю, а сама продолжаю улыбаться, потому как вопрос о пушках задавать нет смысла, но так, блин, хочется, что аж кончик языка зудит.
        Мы пожелали друг другу спокойной ночи и оставили раненого дракона отдыхать. Несмотря на отличную, по его словам, регенерацию драконов, да утра кости ног еще не срастутся полностью. По пути я думала о том, что слишком много совпадений обнаружилось между нашими мирами. Напрашивается шальная мысль, что периодически оттуда сюда и наоборот попадают… попаданцы вроде нас с Фролгой. Всякие Элли в своих домиках, наваронцы без пушек и прочие путешественники между мирами. Очень интересно, надо Артиму рассказать.
        Я уложила детей и пошла в отданную в мое полное распоряжение спальню. Конечно, она уже была занята. Конечно, вампиром. Конечно, он развалился на всю кровать и не оставил мне другого выбора, как только лечь сверху, невольно побуждая его к прямым действиям.
        День десятый, ветреный
        Утро наступило пасмурное, но я не расстроилась - дождь тоже нужен. И так нас погода все десять дней, что я тут, баловала. Он еще вчера собирался, но только пару капель упало и все. В распахнутое окно ветер залетел, заставляя меня поежиться и покрепче Артима обнять. Одеяла вампирам не нужны, у них только простынки легкие, шелковистые. То ли лен, так классно обработанный, то ли хлопок с дополнением шелка, но не синтетика, слава Богу. Он меня прижал, спи, шепнул и снова расслабился. А мне уже не лежится - ночную вазу искать организм требует, да и настроение приподнятое. Еще бы, после такой ночи-то! Ух, замечательно-то как! Я осторожно из-под его руки выбралась, на шрам на том месте, где горгуль ему кусок мяса выгрыз, глянула - поджило уже все, только кожа еще красная да неровная.
        Голышом к окну подошла - а там ветер свищет, деревья гнет, молодую листву дождем моет, цветы обрывает.
        Капли на меня вместе с порывами попали, но я не отхожу - мне всегда непогода нравилась, когда молнии, гром гремит, да ветер срывается, у меня внутри восторг немыслимый. Ведьминская кровь бурлит, пузырьками по венам бежит.
        Свистнула я тихонько метелочке, оседлала ее и под струи дождевые вылетела, как была, голая. Только заклинание для отвода глаз на себя набросила. Несет меня ветром над башнями замковыми, я как молния, мимо них пролетела, волосы промокли, кожа пупырышками покрылась, дождем хлещет в лицо, а я смеюсь и все выше и выше взлетаю.
        В облако меня занесло, закрутило. Волосы дыбом встали, по рукам и ногам огоньки пробегают, щекотно, а я в себя эту силу бешенную впитываю, как губка, и руки в стороны расставила, словно крылья за моей спиной ветром наполненные, несут меня навстречу урагану.
        Высоко я забралась, туча кончилась и попала я в рай: облака, светом пронизанные, капли дождевые на теле моем ветер сбил да солнце высушило. И вдруг слышу я смех негромкий совсем рядом. Оборачиваюсь - а рядом ветер летит, элементаль воздушный. Красив, как бог, вместо волос - серое облако, а в нем мелкие молнии сверкают. Тело полупрозрачное, но видно, что мужик, а не баба - все подробности, хоть и нематериальные, но в наличии. За ним шлейф возмущенного воздуха - словно ножом разрезает он его, и, как за самолетом, полоса остается.
        - Привет! А ты смелая! Давай наперегонки! - и азарт у него в глазах появляется.
        - Давай! - кричу. - Вон до того облака, что на овцу похоже, кто быстрей.
        И метле своей приказ даю - лететь с ветром рядом, а в последний момент вперед вырваться.
        Помчались мы, ух и здорово!
        Я, вперед наклоняясь, в древко вцепилась и только ветер в ушах засвистел.
        Раз - и влетели мы в туманное облако. Я резко затормозила, а ветер тучу насквозь пробил - только молнии его след показали - и вернулся.
        - Мне понравилось! Давай еще?
        - Дай отдышаться, шалун. Меня Афиной кличут, а тебя?
        - Верей, сын Угорана. Что делает человеческая ведьма в моем мире?
        - Наслаждается бурей. Прости, если побеспокоила, но мне нравится!
        - О, я еще и не так могу - хочешь, снесу тот дворец, по камешкам разбросаю, хочешь - землю водой залью? И молниями поиграю?
        - Нет, нет, я и так вижу, что ты силен. Да и разрушать то, что другие построили - не велика честь. Ты вот построй что-то, да так, чтоб всем нравилось. И посади, чтоб выросло, и детей нарожай, чтоб было кому в твоем доме тебя радовать. Есть ли у тебя жена, герой ветреный?
        Он задумался, в затылке почесал, пару молний из волос вылетели да вниз ушли.
        - А давай ты моей женой станешь?
        - Нет, милый, тебе нужна такая же, как ты - легкая да прекрасная. Или ты один тут такой?
        - Да нет, еще есть ветер северный, ветер южный да восточный, и у каждого по два-три десятка поветриев. Мой отец - Угоран, самый сильный, ветер западный.
        - А мать у тебя кто? Не в капусте же тебя нашли, Верей?
        - Мать моя - дочь Хранителя моря Серебряного, дед мой - дракон водяной, что всеми водами правит на юге.
        - Так слетай к нему - может, найдешь себе невесту. А пока… давай еще полетаем, уж больно день хорош!
        И стали мы с ним петли мертвые выписывать да наперегонки вокруг туч летать. Не заметили, как нас на юг снесло. Я с Верейем распрощалась да понеслась назад, к замку. Час уже прошел, небось, Артим меня обыскался.
        Подлетела я, и поняла, что забыла, из какого окна вылетела. Помню, что на втором этаже. Лечу себе медленно, меня никто не видит - вампиры не замечают - и вдруг вижу - в одном окне дракон, Наварон который, на меня во все глаза глядит, да улыбается, гад такой! Значит, надо мне быть осторожнее - не работает на них, хвостатых, заговор мой, видать. Я в него молнию крохотную запустила - только чтоб улыбку стереть, а он и рад - к окну подойти не может - ноги в лубках, так он на кровати сел и глазами меня высматривает. А я за стеной спряталась, и только в спальню его заглянуть решилась, как вижу - внизу дети во двор выбежали.
        Я быстренько Артима по метке нашла да в пулей в нашу спальню влетела. Артим как раз одевался - от него пахнет мылом лавандовым. Он меня на руки поймал и говорит:
        - Налеталась, красавица? Видел я, какие кульбиты ты в небе выписывала. И как только молний не боишься?
        - А чего их бояться? Я же ведьма - мы с молниями дружим, от них силу берем. А ты мог меня видеть? Как? Я же под заклинанием была?
        - Если бы ты мне это заранее сказала, я бы так не нервничал. А видеть тебя не проблема - на нас, членов королевской семьи, заклинания ваши ведьминские не действуют.
        - Как не действуют? А мой приворот, что в первый день на тебя набросила?
        - То была просто любовь с первого взгляда, недогадливая ты моя! - и меня целует так, что каждая жилка в теле моем трясется от желания, и я в руках его таю, как та снегурка на солнышке. Влипла бабка йожка потомственная по самое не балуй!
        Когда он меня отпустил, в дверь слуга постучал и на завтрак нас позвал.
        - Прости, друг любезный, что не сказала. Уж больно сильно мне полетать захотелось! Да я не одна там в небесах была, со мной ветер рядом летал, Вереем его зовут. Так мы наперегонки…
        Артим только головой покачал, а я его поцеловала в губы и побежала одеваться. Благо, прислуга все наши вещи дорожные в порядок привела, так что было мне что одеть.
        Через полчаса мы уже спускались в столовую. После полетов всегда кушать хочется.
        Завтрак прошел в теплой дружественной обстановке. Даже малышня, нагулявшись на улице, вела себя прилично. Ну, почти прилично. Если не считать разлитый на белоснежную скатерть бокал крови и прерванное легким подзатыльником короткое сражение на ножах. Вилок не было, но Артим обещал отвести меня к кузнецу, чтобы я так сказать, из первых рук передала информацию о конструкции этого предмета. Для технаря здесь просто сказка! Но я не технарь, просто у меня в сумке вилка оказалась.
        После завтрака мы проведали больного. Он полусидел с мечтательной улыбкой на губах, и я очень подозреваю, что причиной тому был мой утренний променад перед его окнами.
        - Ваше величество! - дракон изобразил поклон, сидя на кровати, и улыбнулся. - Простите, что не могу встать и поприветствовать вас по всем правилам.
        - Доброе утро. Сегодня вы выглядите уже лучше, - Артим слегка наклонил голову, отвечая.
        - Встреча с дочерью стала для меня лучшим лекарством. Я бы хотел отплатить вам за то, что ее приняли в семью.
        - Афину благодарите - это она ее нашла и на белый свет из яйца выпустила, -говорит Артим и меня из-за своей спины выталкивает вперед.
        А Наварон прямо светится от удовольствия. Памятуя о драконьих способностях к телепатии, я отчетливо по слогам подумала: "Слово скажешь - поломаю еще что-нибудь!" и заметила, что теперь у него глаза совсем круглые стали, ну просто, как блюдечки. Услышал, голубчик. Улыбочка и растаяла. Вот и хорошо, поговорим серьезно.
        - Мне бы не хотелось вас надолго отвлекать от общения с дочерью, но завтра мы уезжаем. Будете ли вы нас сопровождать или нет, этот гостеприимный дом нам придется покинуть. Дело в том, что мы идем к вашему родичу. Дракону, похитившему мою подругу.
        - А как его зовут? - поинтересовался Наварон.
        Мы с Артимом переглянулись - а кто его знает, как зовут этого бандита, похитителя мирных ведьм?
        - Сия информация нам неведома. Испокон веков живущий в пограничных горах дракон не имел имени. Мы и не знали, что вы в людей обращаться умеете. Если бы не тот факт, что Афина в нашем мире гость, так Мия до сих пор летала бы дракошкой.
        - Да что вы говорите! Не может быть! И как вам у нас, дорогая? - ехидненько так спрашивает покалеченный. Напрашивается, не иначе.
        - Пока весело. Я уже успела одного короля отравить, с драконом запечатление пройти, влюбиться и попасть в плен. Артимушка, а что с твоим наглым другом случилось, не подскажешь? - улыбаюсь и елейным голоском у вампира спрашиваю.
        - А он на свой кинжал напоролся, и так восемь раз.
        - Что, неужели поскользнулся? Погода была дождливая, а на рельсах масло разлито?
        - Что-то в этом роде, я подробностями не интересовался, королевский палач - вампир немногословный.
        - Как вам не повезло, - засмеялась я, - вот если бы он вам со всеми подробностями о своей работе рассказывал, преступность в стране упала бы до нуля. Вам надо начать выпускать газету под названием "Трудовые будни палачей или сказки из пыточной"
        Артим улыбается да мне подмигивает - понял, что я над драконом издеваюсь, чтоб ему пусто было. Наварон вдруг посерьезнел и говорит:
        - Простите, Афина, я не должен был позволять себе разговаривать с вами таким тоном. Ради Мии простите, не могу я сейчас с ней расстаться. А потому просьба у меня к вам - дайте мне еще один день полежать, до конца кости срастить и тогда я, с вашего позволения, смогу вас сопровождать.
        Я на него недоверчиво посмотрела и головой в сомнении покачала. Что-то верится мне с трудом в драконье великодушие. Не иначе, каверзу какую готовит.
        - Хорошо, мы подождем. Но вы уверены, что вам хватит одного дня? - я на его ноги в лубках, простынкой накрытые, покосилась.
        - Да, послезавтра я буду ходить.
        Артим с драконом глазами встретился, что-то не очень доброе подумал, видать, потому как Наварон поморщился и отрицательно головой покачал. Вампир с ним еще немного в гляделки поиграл и, наконец, кивнул.
        Тут прибежали дети, Мия меня обняла, на миг прижалась и к папулечке своему на кровать прыгнула. Тот расцвел, как майский дуб, и про нас уже и думать забыл. Ладно, хватаю Артима за руку, из спальни вывожу и за собой тащу туда, где нам никто не помешает разговаривать. Думаете, в спальню? А вот и нет! Я, когда над замком летала, замечательное местечко на крыше нашла. Ну, прям для нас созданное!
        Башня, на которую мы приземлились, в военное время, похоже, для наблюдения служит, а сейчас тут пусто, только скелетик вороны под стеной валяется. А так - красота! Вид сверху на всю округу, сквозь бойницы ветерок дует, а над головой небо синее-синее, это Верей постарался - все тучи разогнал.
        Артим меня со спины обнял, подбородок мне на темечко пристроил, а я во все глаза смотрю: красивая вампирская страна, вон и горы видны, река широкой лентой лежит, поля пшеничные зеленью брызжут. Ворота замка открыты, и мост опущен, а по нему подводы снуют туда-сюда, селяне продукты привезли. Среди них и люди есть и гномы. Только гномы оказали совсем не такие, как я себе представляла. Зеленоволосые и стройные, я бы их за эльфов приняла, кабы Артим мне не растолковал, что у них гномы такие странные. А какие же эльфы, спросила. Похожие, только волос зеленых у них не бывает.
        - Ну, рассказывай, друг сердечный, о чем с драконом толковал?
        - Как ты догадалась? - Артим меня повернул и в лицо заглядывает. - Я эту тайну всю жизнь храню, только брат мой старший об этом знал да отец. И то потому, что они сами такие были.
        - Артим, не забывай, что я не просто ведьма, а с драконом запечатленная. Мия, негодница, постоянно ко мне в голову лезет, мысли мои читает. Я ее за это уже и отругать успела. А тут вижу - вы с Навароном молчите и только киваете. Несложно догадаться-то было. Что ты ему сказал?
        - Чтобы он даже не думал на тебя так смотреть. Что ему ничего не светит в отношении тебя. Он согласился, вроде бы, но я не уверен, драконы - они настырные, любят своего добиваться.
        То-то Артим смурной такой, приревновал меня к нахалу крылатому.
        - Не бойся, ему и так и так ничего не светит. Пусть тебя это не волнует, я о другом беспокоюсь - как бы он Мию не уговорил с ним на родину улететь.
        - Он сказал, что заставить ее не может - каждый дракон сам свою судьбу выбирает. А общаться с дочерью я ему запретить не могу - ты же сама видела, как Мия рядом с ним радуется.
        Говорит, а сам меня все крепче и крепче прижимает, я уже его дыхание на щеке чувствую и понимаю, что разговор надолго не затянется. И не сопротивляюсь.
        Но я ошиблась - только один нежный поцелуй я и успела поймать, когда внизу шум раздался. Мы к краю - а там народ собрался, и телохранители артимовы тренировку ведут, на мечах сражаются.
        - Полетели? Посмотреть хочется… - прошу.
        Артим мне кивнул, вздохнул с сожалением, но крылья выпустил. Я на метелку села, и мы полетели туда, где народ собрался и бойцов криками подбадривает.
        Оливер с Гирином посередке порхают, то ли бабочки, то ли мыши летучие. Крылья, косы боевые, мечи в руках - и все это мельтешит и пыль поднимает. Не додумались пока в этом мире до резиновых ковриков, как на детских площадках. Смотрю, народ в восторге - не часто элитные телохранители высший класс показывают. В толпе и герцог с мальчишками, из окна дракон выглядывает - неужто ради боя к окну подошел?
        Артим в первый ряд зрителей пробился и меня за собой протащил. Я смотрю, пиплам сейчас не до короля - вон, как руками машут да каждый удар обсуждают с улюлюканьем. Ну, прям, индейцы на тропе войны! Гойки Митичи! А вампиры - народ азартный, как оказалось. Для меня весь бой - как пятно смазанное, я не успеваю даже рассмотреть, где чьи ноги, не то что оценить качество и красоту приемов. Только, когда Оливер на пару метров вверх поднялся и руки вниз опустил - бой прекращая, значится - я оценила. Красиво парит, глаза красные, мускулатура образцово-показательная. Пару-тройку царапин не в счет - на Гирине их немного больше, но они уже затягиваются. Оливер попарил, попарил, и перед нами опустился. Артима с собой зовет:
        - Ваше величество не желает крылья размять да вспомнить, чему я его учил в детстве?
        - Почему бы и нет? - Артим в круг вышел под новые вопли приветственные и рубашку, гад такой, снимает да мне в руки сует, подмигивая при этом.
        Я думала, он с Оливером одним драться будет, а он с двумя одновременно. Встал напротив, крылья расправил, когти выпустил. А меча у него нет - только коса да кинжал длинный. И понеслось…
        Эти, которые телохранители, к нему и так, и так, с двух сторон нападают, а Артим их удары играючи отбивает. Вначале они еще медленно сражались, а потом во вкус вошли, и больше я ничего понять не могу. Только голова закружилась от круговерти, что они устроили. Прижала к груди его рубаху и стою, сама себя успокаивая - не прибьют же его телохранители собственные? Не прибьют. Так чего я нервничаю? Дура потому как! Вот после этой мысли я и начала потихоньку назад выбираться, из толпы вышла, метлу подозвала и улетела. Почему?
        Ну, не знаю, это дома по телевизору интересно реслинг смотреть, да в кино с Ван Дамом, а тут, живьем, все эти тренировки, кровью перемазанные мускулистые мужики с оружием и жадные до зрелищ пиплы… Что-то мне не по себе стало. Поняла вдруг, что за домом своим соскучилась.
        Человек существо удивительное, ко многому привыкнуть может, выживет сам да еще и другим подскажет, как. Наверное, я тоже привыкла бы, если бы не одно но - десять дней уже здесь, и дня не прошло, чтоб я о мире своем не вспоминала.
        Приземлилась в густом лесу, оглянулась назад. Батюшки святы - я и не заметила, как на приличное расстояние от замка улетела.
        Села на пенек и пригорюнилась.
        Артим ругаться будет, что опять смылась. Ну что я за человек! Он же просил меня не убегать! Надо возвращаться, да и рубашку ему отдать не мешает. Только с пенька привстала - как из-под земли голова змеиная показалась. Я обратно и плюхнулась!
        - Ш-ш-ш-ш, ты чего пригорюниласссссь, красссавицца…
        Я ноги поджала, на змеюку смотрю, пошевелиться боюсь. А она мои глазоньки круглые увидала и смеется, с посвитыванием.
        - Не бойсссся, не трону я тебя. Но за это обещай мне проссссьбу мою иссссполнить.
        - Какую, - шепчу голосом осипшим от страха.
        Ничего не боюсь - ни горгулей, ни драконов, ни чудовищ морских, а мышей и змей не перевариваю. Кожа мурашками от ужаса сразу покрывается и меня всю обычно передергивает.
        Змея вся уже из-под земли вылезла, и смогла я ее рассмотреть во всех подробностях. На голове у нее из зеленых рожек корона, да не простая, а сияние от нее идет. И сама змея, словно изумрудная, по спине более темные ромбы идут до самого кончика хвоста, а на нем трещотка, как у гремучей змеи, только бриллиантовая, в лучах солнечных переливается и зайчики пускает. И так она мне понравилась, что я ноги с пенька вниз спустила и ее просьбу выслушать приготовилась.
        - Пропал у меня сын. Ушел и уже два года не знаю, где он и что с ним. Я слыхала от моей сватьи, в подземелье замка живущей, что ты на Лысую гору идешь. Путь туда через иные страны пролегает. Поищи сына моего, чувствую я, что он в том направлении ушел, полетела бы на крыльях за ним - да только крыльев у меня нет. Передай от матери весточку. И вот этот амулет. Как он на шею его оденет, так дома и окажется.
        Я на минутку замерла, глазами лупаю, никак не соображу - в каком месте у этого шланга, что передо мной кольцами свернулся, шея может быть. Ну, и в культурной форме змеюку и спросила.
        Она еще громче зашипела, засмеялась, затряслась, а потом - бум! И встает с земли женщина.
        Ух ты! Я тоже так хочу! Платье на ней… Ну, конечно, зеленое. Кто бы сомневался! Корона изумрудная, а вот что с трещоткой произошло - спереди не видать. Хорошо, что я так на пеньке и сидела - иначе грохнулась бы и головку ударила. А так только свистнула, не удержалась. Метелка подумала, что я ее зову и по спине меня как хряснет. Спасибо, милая, помогла в себя прийти.
        - Я Асарга, королева змей, - произносит тем временем женщина. - А сын мой - принц Фатур, ушел судьбу свою испытывать. У нас закон такой - каждый претендент на престол должен испытание пройти. Вот он и ушел. Только чует мое сердце материнское - в беду Фатур попал. Ты уж, Афина, постарайся найти его. Амулет тебе поможет. А сейчас - поспеши, тебя уже ищут. Мы еще свидимся, я знаю. Удачи тебе! - она вновь змеюкой стала и скользнула в траву, на прощание хвостиком с погремушкой блестящей помахав. И уже издалека, как из-под земли до меня ее прощальные слова донеслись: - Сердцу своему верь - оно не обманет!
        - Ну да, ну да, иди туда, не знаю, куда, найди того, не знаю кого. Как он хоть выглядит-то? - я тяжело вздохнула, амулет на запястье намотала и метелку в руку взяла. Пора возвращаться, пока король мой любимый всех на ноги не поднял. Вернее, на крылья.
        Взлетела и к замку направилась. Еще на подлете заметила Артима на башне. Приземлилась, рубашку ему протягиваю. Он ее выхватил, ни слова не сказал и через зубцы башенные вниз сиганул, только я его и видела. Обиделся.
        На душе муторно, и зачем я улетела? Мучилась я долго, целых полчаса, пока не догадалась, что это меня Асарга позвала, сама бы я десять раз подумала, прежде чем любимого обижать своим побегом. Тоска ее материнская пробудила во мне чувство родственное - по дому своему. Вот и рванула я в лес. Теперь надо Артима искать, извиниться перед ним и рассказать о чудной встрече.
        Но сделать я этого не смогла. Когда в нашу спальню вернулась - Артима там не было. Я свернулась калачиком на постели и задремала. Проснулась через час - солнце в окошко бьет, полдень давно прошел, к обеду время подбирается. Я услышала топот копыт и подбежала к окну как раз в тот момент, когда пятеро всадников выехали из ворот и поскакали по дороге на восток - туда, где столица вампирская. Сердце сжалось, и тяжелым камнем застучало в груди. Как стояла, так и села на пол под окном. Бросил?
        Мысли все перепутались, обида горло сжала, завыла я, как зверь раненый. Долго так просидела. Час наверное. Постепенно успокоилась, в руки себя взяла и с пола поднялась.
        Некогда мне слезы лить - дел куча, проблем нерешенных еще больше. Вытерла сопли со слезами и пошла себя в порядок приводить. Умылась, сумку достала и в походную одежду переоделась. Первым делом мне Мию найти надобно, потом с хозяином попрощаться и в путь. Как-нибудь сама доберусь, не маленькая. Я больше никого с собой тащить не хочу. Бабки Йожки не сдаются! Все равно у нас с ним счастья не будет. Неделей раньше, неделей позже - а расставаться придется. Так лучше сейчас, пусть злится, пусть ненавидит, чем потом из сердца с кровью любовь вырывать при расставании.
        Мию нашла у Наварона, ему уже лубки сняли, оказывается, с утра врач приходил, вставать еще не разрешил, но процессом заживления остался доволен.
        - Мия, мне с тобой поговорить надо. Господин дракон, я ненадолго вашу дочь заберу.
        - Да-да, конечно, - отвечает.
        Мия на меня настороженно глядит, опять мысли читает, наверное. А что я могу ей сказать?
        Мы вышли в сад, пока по коридорам да лестницам бежали, я молчала и она тоже.
        Под развесистой клюквой, тьфу, рябиной, на скамейку сели.
        - Все считала? Мне повторяться не надо? - спрашиваю.
        - Да, Афиночка, - она кивает и на меня жалобно смотрит.
        - Ухожу я, Мия. Одна ухожу. Артима увидишь - скажи, что моей вины нет. Искать меня не надо. Пусть в столицу возвращается - там ему самое место. Про змеиную королеву ему можешь сказать, но про сына ее и что я его искать иду - молчи. Я сначала подругу спасу, и мы вместе отправимся на Лысую гору. Когда туда доберемся - я тебя позову. Услышишь?
        - Конечно, услышу. Не беспокойся - портал в твой мир я открою с любого места. Единственное условие - ты должна быть на Лысой горе - там магия особенная, она поможет тебе домой попасть. Береги себя, Афина. Если что - позови меня. Не я, так отец мой прилетит. Артиму все передам. Только боюсь, не послушает он меня.
        - Послушает. Тимин с ним поехал? - спрашиваю.
        - Да, сказал, ждать меня будет, - загрустила девочка моя, вон - глаза на мокром месте.
        - Ты к нему возвращайся. Артим тебя в обиду не даст. Да и отец с тобой будет. Он же наверняка тебя одну не отпустит.
        - Папа обещал со мной пару лет пожить, пока я в полную силу не войду.
        - Вот и замечательно. А там к нему на родину слетаешь, с другими родственниками познакомишься. Все у тебя будет хорошо, девочка моя.
        Она ко мне прижалась, я ее в лазоревую макушку поцеловала, слезу украдкой стерла и на шаг назад отошла.
        - Пора мне. Хочу до темноты до предгорий долететь.
        - Удачи тебе, Афина. Позови, когда доберешься до Лысой горы. Я приду. Прощай!
        - Прощай, Мия!
        Я ветровку застегнула, капюшон на голову надела, затянула веревочки под подбородком, чтоб в полете не упал, села на метлу и в окошко вылетела, решив, что перед хозяином за меня Мия извинится.
        Замок остался далеко внизу, солнце левый бок пригревает, горы впереди все выше и выше становятся. Я на максимальной скорости лечу, километров четыреста пятьдесят в час, не меньше. Чтоб меня не продуло - сделала воздушный кокон вокруг себя, форму ему придала на самолетный нос похожую, только теперь видимость ухудшилась, завихрения мешают, как сквозь туман все впереди вижу. Зато быстро. Через два часа лету пошла на снижение. Решила найти себе место для ночевки, пока светло, а уже с утра начну искать логово дракона. Есть у меня одна задумочка, как это сделать…
        Так, что мы тут имеем? Скалы кругом, лужайки, цветами заросшие, а вот и убежище для меня на эту ночь. Огромный валун стоит, а к нему еще два прислонились, между ними дыра - пещера, не пещера - но не дует. Давно уже камни эти мхом поросли, щели, что были, землей да мелкими камнями засыпало, корнями травы и кустов, как цементом, этот грунт скрепило. Только в норе мусор - листья прошлогодние да мелких зверей косточки выбросить, свежей травы накидать да вход плащом завесить - будет готово убежище. А от зверей у меня заклинание есть, они и близко не подойдут.
        Приступила к работе - метлой все чисто вымела, потом нашла перчатки и пошла траву рвать. Принесла шесть охапок, посмотрела скептически и опять на лужайку отправилась. Через час, когда солнышко за горой спряталось, я уже сидела в норе. Передо мной костер горел, а над ним утка жарилась - я на нее одного патрона не пожалела, целая стая на лужайку неподалеку приземлилась - так что мне повезло. И попала с первого выстрела. Правда, она не двигалась, но думаю, я и в летящую попала бы, но не с первого раза, а, скажем, с пятого.
        Голову я ей отрубила, живот рассекла, быстро, одним движением, внутренности вытащила, задницу отрезала и шкуру вместе с перьями сняла. Крылья отрубила по суставам, чтоб не мучиться. Голую тушку по грудине разрезала, распластала, на камень положила и другим камнем отбила слегка - вот и готов мой цыпленок табака. Эх, жаль, соуса томатного нет! Зато нашла хлеб, в тряпочку завернутый. Дрова нашлись - хоть и близко горы, но деревья здесь еще растут. Сушняк валяется. Как угли прогорели, на два острых прута уточку надела и над огнем положила. Камни для кострища неподалеку валялись, так что все получилось, как задумано.
        Сижу, водичку пью и о судьбе своей рассуждаю. Кабы не встретился мне вампир - я бы давно здесь была и Фролгу могла уже выручить… Я вверх, на вершины посмотрела с тоской. Как там она, не обижает ли ее драконище подлое?
        О Артиме я старалась не думать, но поселившийся в районе желудка комок мешал, не давая мне отвлечься от грустных мыслей. Неужели они уехали? И никто даже не посчитал нужным сказать мне "прощай"? Неужели я настолько мелкий эпизод в их жизни, что даже Тимин, к которому я относилась, как к сыну, не пришел? Что это? Вампирское хладнокровие? Вроде бы, я узнала их, как эмоциональных, даже слегка агрессивных существ, со склонностью к ярким переживаниям и не стесняющихся своих чувств. Исключением были разве что телохранители, но с Гирином и Оливером я по-приятельски болтала всю дорогу и ни разу не услышала даже намека на неуважение. Скорее, наоборот - они старались мне во всем помочь! Так почему же никто из них не попрощался? Объяснение я видела только одно - Артим приказал. Это в его власти и он вполне мог воспользоваться…
        Черт, как же больно! Все, хватит о нем думать, пора утку переворачивать.
        Мясо получилось жестковатым, но сочным. Я с удовольствием съела половину, остальное положила в найденный в сумке пластиковый пакет и убрала на потом.
        Уже совсем стемнело. Костер погас, дым, залетевший в пещерку, уже успел выветриться, я завесила плащом вход, не забыла про охранку - теперь я услышу, если кто-то приблизится на расстояние в десять метров, и легла на импровизированную постель.
        Заснуть не получилось. Мысленно возвращаясь к событиям прошедшего дня, я вновь и вновь проигрывала всевозможные варианты. Ничего хорошего при любом раскладе не получалось.
        Если бы Артим не обиделся и не уехал, нам пришлось бы компанией из восьми человек - вампиров, драконов и одной человечки - меня - медленно плестись в горы. Конечно, они все с крыльями, но… приближение маленькой армии вампиров дракон, укравший Фролгу, заметил бы несомненно. И чем это закончится? - Дракой! - ответила я сама себе. А оно мне надо? - Нет. Рисковать жизнью детей я не хочу. Да и король у вампиров только один, пусть лучше живет. Мия… хорошая девочка, только ей полторы недели отроду. При всем моем уважении к драконам и их обычаям - по моим меркам она младенец. Знания - это только полдела. Опыт - вот что делает человека более-менее разумным. Думаю, и к драконам можно подойти с такой же меркой. В чем-то другом они отличаются, но не в этом. Ее отец еще не может оборачиваться, а как человек он не сильнее Артима, в жилах которого течет и драконья кровь тоже. Так что все, что ни делается - к лучшему. Я знаю, что буду еще некоторое время страдать, но месяца через два чувства притупятся, и я вновь получу свою жизнь назад.
        Долго я лежала, сквозь щель рассматривая низко висящую над горизонтом желтую луну и не заметила, как заснула.
        День одиннадцатый, результативный
        Охапка сена - это не матрас, и к утру у меня болели все кости, а их почему-то стало намного больше, чем было совсем недавно. Да и штаны что-то болтаться начали, похудела я знатно. Это дома у меня работа сидячая, а здесь я уже и забыла, когда весь день проводила в священном ничегонеделании. То верхом скачу, то на метле лечу, то… нет, об этом я думать не стану.
        На скорую руку переплела косу, умылась остатками воды из бутылки и почувствовала голод. Хорошо, что утка еще осталась. Умяла ножку на сухую, воды больше нет, надо искать родник. Делается это элементарно: берешь метлу, взлетаешь и смотришь. Что я и сделала. В километре от места моей ночевки обнаружился ручей, или горная речушка. Только я присела на корточки и опустила руки в не по-летнему холодную воду, как надо мной пронеслась гигантская птица, своей тенью накрыв место, где я сидела. Подняв лицо к небу, я следила за полетом дракона - а это был он. Серый, мощный, не сравнить с Мией по размеру. Наверное, ее отец не меньше. Мне повезло, что я не двигалась, серая ветровка и согнутая спина - меня приняли за еще один камень, кои во множестве лежат там и тут. Я сразу вспомнила рассказ Шекли "Запах мысли" - Я кустик, я кустик…
        И рассмеялась, спугнув какую-то пичужку с куста. Да это же малина! Дикая, но крупная, сладкая, как мед. Вот это повезло, так повезло!
        Чтобы не потерять ни единой ягодки, нашла я в сумке банку пластиковую, в которой пирожки лежали. Запах пирожков еще остался, но мне он не мешает - наоборот, приятно так, дом вспомнился, кот мой… Как он там, жив ли еще?
        Набрала полную банку малины и крышкой закрыла - в обед съем. Еще и листиков набрала на чай. Правда, у меня нет котелка, зато есть консервная банка. Выход всегда найдется!
        Направление я запомнила, осталось туда незаметно подлететь. А как это сделать, чтобы гад летучий меня не заметил? Решила лететь под прикрытием заклинания для отвода глаз и настолько близко к земле, насколько это возможно. Придется лавировать между скалами… я, прищурившись, приблизительно прикинула маршрут и взгромоздилась на метлу. Волосы спрятала под капюшон, на руки надела перчатки, в которых вчера траву рвала, окружила себя воздушной прослойкой - на тот случай, если не справлюсь с управлением, и понеслась вперед. Сначала медленно, осторожно облетая встречающиеся на пути камни, потом осмелела и набрала скорость. Вжик - это каблук моего сапога чиркнул по скале. Берем еще выше, забираем чуть правей, и возносимся над невысокой кучей камней. Я глянула вверх, проверила, не сбилась ли с намеченного маршрута. Приметная вершина горы, над которой пролетел дракон, по-прежнему была под прицелом моей метлы.
        Теперь главное не попасться ему на глаза. До боли в глазах я вглядывалась в нагромождение скал и отвесных стен, уходящих вверх, туда, где белым пухом лежали облака. Верей! Где ты, Верей, когда ты мне так нужен! Неужто полетел к деду в гости, оставив без присмотра вверенную тебе территорию? Попробую еще раз! Как он мне сказал: захочешь меня увидеть - позови! Как же мне его звать? Так, на лету не получится, надо сделать остановку. Я выбрала небольшой уступ, приземлилась на него и села в позу лотоса, ну, почти в позу лотоса - потому как у нормального человека так сесть может получиться только в том случае, если ему не жалко своих суставов. Прислонившись спиной к прохладному камню, я подставила лицо теплому утреннему солнцу. Ну что, приступим?
        - Верей, где ты? ветреный мой знакомец. Помнишь, как мы с тобой наперегонки летали вокруг облаков? Как ты наполнял их силой, и они росли, превращаясь в грозовые тучи, и потом разрядами молний били в землю. А помнишь, как у меня при этом волосы дыбом вставали, и ты смеялся над непричесанной ведьмой? Я тебе еще подзатыльник тогда отвесила и палец обожгла. Кстати, как ты планировал на мне жениться, если каждое прикосновение молниями колется?
        - Выход всегда найдется. Даже если вас съел дракон, у вас есть два выхода, - раздался знакомый насмешливый голос прямо над моей головой, и я распахнула глаза:
        - Верей! Ты услышал! - завопила я в полголоса от радости и повисла у него на шее.
        - Привет, ведьма. Как ты сюда попала?
        - На метле, как же еще? А ты… изменился. Что я говорю, ты полностью материальный! Совсем как человек! Надо же! - последние слова я произнесла слегка севшим голосом, наконец-то догадавшись, какой нелепый вопрос задала минуту назад, и покраснела. Сама себя в ловушку загнала, вот глупая!
        А он улыбался и продолжал держать меня в руках, но со мной этот номер не пройдет. Я развернулась, и ему пришлось разжать руки.
        - Как видишь, я тоже могу становиться человеком, но ненадолго. Часа два в день, не больше. Но, поверь, этого вполне достаточно для…
        Я быстро обернулась и закрыла ему рот ладонью.
        - Молчи! Я уже осознала свою ошибку и больше на эту тему говорить не желаю. Мне от тебя другого рода помощь требуется.
        - Какая же это? Наверное, дело серьезное, раз ты сюда прилетела одна. А где твой король?
        - Как? - только и смогла я выдавить из себя. А в груди заныло с новой силой.
        - Я же ветер, забыла? Я не только тучи гоняю, а иногда еще и раздуваю занавески в спальнях… - улыбаясь, сказал он и закатил глаза. Вот гад!
        От возмущения я потеряла дар речи и все, на что меня хватило - это схватить метлу и врезать ветру по голове. Но я не попала - он ускользнул и повис в двух метрах от уступа, на котором я стояла. От резкого движения я едва не потеряла равновесие, стоя на самом краю. Я отчаянно замахала руками, роняя в пропасть метлу. Но она, умница, упала недалеко. Прочитав мое желание, подлетела к Верею сзади и стукнула его таки по спине.
        - Ах, так? - вскричал он. - Ну, держись!
        Миг, и меня снесло с уступа, но я не упала. Оказавшись в объятьях Верея, вновь ставшего полупрозрачным, я летела над горами, а он весело смеялся.
        - Стой, остановись! Я в самом деле здесь по делу. Верей! Мне к дракону нужно! Он мою подругу украл!
        Мы резко остановились прямо в воздухе, и через миг я уже стояла на своем уступчике.
        - Фролга - твоя подруга? Что ж ты мне раньше не сказала!
        - Стой, ты ее знаешь, - удивилась я.
        - Ну, мы не знакомы, но я к ней в гости залетал.
        - Так ты знаешь, где она? Летим! - скомандовала я и села на метлу.
        Верей тяжело вздохнул и полетел рядом, одной рукой направляя и придерживая мою метелку.
        - Это здесь! - торжественно проговорил он и исчез.
        - Верей! Ты где! - испугалась я, оставшись одна напротив входа в пещеру дракона.
        - Никогда не кричи в горах! - шепнул мне в ухо проказник. - Я здесь. Людям меня видеть нельзя. Драконам тоже. Запрягут на работу - а мне и своих обязанностей хватает.
        - А мне почему можно? - спросила я шепотом, потому как из пещеры показался драконий хвост.
        - Ты - особенная. У тебя душа легкая, как перышко, невесомая. Если бы я не видел своими глазами, что передо мной ведьма, я бы решил, что ты тоже ветер. Поэтому и показался тебе.
        Я почувствовала, как он прикоснулся к моей щеке, лизнул губы и запутался в волосах.
        - Верей, прекрати! Сейчас дракон меня увидит! Что делать?
        - Давай здесь спрячемся? - он подтолкнул меня в спину, и я оказалась прижата к скале сбоку от входа в пещеру, из которой уже торчала вся задняя часть дракона и половина прижатых к спине крыльев.
        Дракон задом выполз из пещеры на довольно большую террасу перед входом, только его длинная шея все еще оставалась внутри и странно извивалась. Я выглянула из-за выступа скалы, за которой пряталась и услышала родной голос! Фролга! Живая! На радостях я дернулась, в попытке ворваться в пещеру, надавать дракону по мозгам, забрать свою подругу и прижать ее к груди, но она сама справилась. Крики становились все громче и наконец, показалась голова дракона, а следом и моя подруженька… с какой-то тряпкой в руках. Она наступала на гада крылатого, в очень культурной форме посылая его туда, ну, Фроля - она девушка интеллигентная, плохие слова, в отличие от меня, не употребляет, но при желании может так завернуть, что все понятно и без мата. Вот и до дракона, кажется, дошло, что держать ее в пещере в качестве освежителя воздуха было его главной ошибкой. Верей тихо смеялся, наблюдая за этой сценой.
        - И часто у них так? - шепотом спросила я у ветра, нахально обнимающего меня сзади за талию. А то без его помощи я упаду!
        - Считай, каждый день! Он уже и так, и так, то барана ей принесет, то поросенка украдет. Жаренного, вместе с поваренком, который его крутил. Так ему потом пришлось поваренка назад тащить, а поросенка Флолга чуть не выбросила вниз - оказалось, что она жирное мясо не ест. Бедняга дракон отправился кур ловить - ты себе представляешь дракона, пытающегося поймать курицу? - я уже едва сдерживала смех, представляя, как огромный дракон клацает пастью в курятнике. Это все равно, что китайскими палочками мух ловить! Высший уровень искусства!
        - И что она сделала с курицей? - хихикая, выдавила я из себя.
        - Сварила! В качестве горелки, как ты понимаешь, тоже был дракон! Она заставила его в течение часа поддерживать равномерно горящее пламя под казаном, подвешенным к потолку! Я там был, я видел! Я ему даже помогал - без кислорода же гореть не будет, - Верей шептал мне на ухо, а я уже смеялась в голос. Но, то ли заклинание для отвода глаз все еще работало, то ли крики Фролги заглушали мои, дракон нас с Вереном не услышал. Он прыгнул с уступа и рванул в небо на всех крыльях. Из пещеры вышла Фролга, бросила тряпку на пол и в серцах сказала:
        - Надоело!
        Тут я и вылетела из-за выступа.
        - Фролечка! Подруга моя потерянная!
        - Афина! Ты! Ты нашла меня!
        Наобнимавшись и расцеловавшись, мы посмотрели друг на друга и рассмеялись.
        - Батюшки святы, как ты похудела! - сказали одновременно.
        - Как ты тут?
        - Я думала, ты в пожаре погибла!
        - А я боялась, что тебя дракон съел!
        - Он меня не ел, он меня нюхал, паразит. Духи ему мои понравились. Лаврушечкой пахнут. Только они уже выветрились, но он все равно не отпускает. Говорит, ему понравилось обо мне заботиться!
        - Лаврушечкой, говоришь? - сказала я вполголоса и прищурилась, вспоминая, где я последний раз обоняла лаврушечку. И вспомнила! - Так, милая, показывай, как ты тут устроилась.
        Фроля повела меня в пещеру.
        А ничего так, уютненько. Кровать с периной, озерцо собственное. Чисто и сухо, что самое главное. Я ей свои приключения рассказала, но про Артима не стала. И так, только вспомню, как глаза на мокром месте становятся. Радость моя от того, что с подругой ничего страшного не случилось, немного боль притупила. Попили мы чай с малиной, и я ей говорю.
        - Фролечка, сейчас лучшее время для тебя сбежать отсюдова. Если дракон тебя здесь со мной застанет - он тебя точно не выпустит, а если тебя не будет - я с ним поговорю и уйду. Держи свою метелочку - она у меня в целости и сохранности все десять дней в сумке пролежала, и отправляйся ты на Лысую гору. Как только туда попадешь, сразу со мной свяжись. Амулет я сейчас заряжу, у меня и камушек подходящий имеется.
        Полезла в сумку, метлу достала, ей протянула и прям залюбовалась Фролечкой - такое счастье на ее лице написано! Она ее к себе прижала и по ручке гладит, а метелка аж подпрыгивает и искры пускает. Ну, вот и славно, вот и хорошо!
        Я слезу радости смахнула и дальше в сумке ищу - где же Миины сапфиры запрятались? А вот они! Взяла один камешек, ножнички достала и у Фролги клок волос срезала. Для дела. Она, конечно, возмутилась, но когда поняла, зачем я ей прическу попортила, успокоилась.
        Сплела я веревочку из ее волос да моих, получилась коротенькая, но на браслет хватит. Сапфир оплела понадежнее, чтоб не потерялся, и на руку ей привязала. Сигнальное заклинание на него наложила.
        - Амулет одноразовый. Как на Лысую гору прилетишь - пошлешь мне сигнал. До Лысой горы лететь далеко, я попрошу друга моего тебе помочь, - говорю, а сама Верея глазами ищу. Ага, вот он, родненький, в озере пещерном волны гоняет.
        - Друг мой, ветер западный, иди-ка ты сюда, помощь твоя нужна!
        Фролга на меня смотрит, глазки округлила. Небось, решила, что я сама с собой разговариваю. А потом догадалась, взгляд ее расфокусировался, и посмотрела она внимательно внутренним зрением. Ей такие вещи всегда легко давались, не то что мне. А Верей уже подлетел, волосы мои из косы выбились, вот он ее и стал расплетать, играючи.
        - Покажись уж, не бойся - Фролга тебя не съест.
        - Хорошо, только предупреждаю - далеко лететь я не могу, пока мне замену отец не пришлет. Но могу довести твою подругу до границы, а там брату своему передам, а он сестре нашей - Лысая гора в ее ареоле находится. Устроит вас такой план?
        - Да, мистер Фикс, вполне устроит! - засмеялась Фролга тем временем, молодого парня рассматривая. Он, баловник, уже давно за моей спиной стоит в своем полупрозрачном облике, а я и не вижу - у меня от его прикосновений к волосам моим по затылку мурашки бегают. Люблю, когда мне волосы перебирают.
        - Вот и славно. Значит, договорились. Фроля, собирай свои вещи, а я посмотрю, что тебе из еды можно взять.
        Фроля побежала с веревки купальник снимать, а я пересмотрела запасы драконьи. Почему я не сказала ей о том, что он человеком становиться может, не знаю. Наверное, решила, что если бы хотел, сам бы это сказал.
        Ну, вот и все! Сумка собрана, метла подпрыгивает от нетерпения.
        - Присядем, - говорю, на дороженьку.
        Сели мы с ней на кровать, на самый краешек. И тут смотрю - пригорюнилась подруга моя.
        - Что случилось? - спрашиваю.
        А она чуть не в слезы:
        - Не могу, - говорит, - улететь, не попрощавшись. Нехорошо это, не по-человечески. Он ко мне с дорогой душой, или что там у драконов внутри, а я вот так, тайком убегу?
        Покачала я головой, а сама думаю, может и правда, лучше по-хорошему.
        - Тогда так, идем, на солнышке посидим, погреемся. Что-то зябко мне в пещере стало.
        Вышли мы наружу, только сели, ноги свесили - летит. Пришлось вставать, к краю отходить, чтоб дракон нас не раздавил. Он напротив пещеры завис, крыльями машет, на меня злобно вылупился, но потом приземлился и в нашу сторону смотрит - ждет, когда я поздороваюсь, что ли?
        - Приветствую вас, уважаемый. Простите, что без приглашения в гости пришла, но и вы у подруги моей разрешения спросить забыли, когда ее сюда принесли.
        Он на меня дымом дыхнул, да Верей ему не дал нас потравить - в миг дым развеял и передо мной встал, защитник. Спасибо ему! Меня при этом к скале ветром сдуло, но это мелочи.
        Фролга к дракону подбежала и как закричит:
        - Ты что вытворяешь, негодник! Ты зачем на мою подругу дышишь? И я еще отказалась тайком лететь, решила тебя подождать, чтоб по-человечески попрощаться! А теперь вижу - ты этого не заслуживаешь.
        - Никуда ты не полетишь - я тебя не пущу.
        - Да кто тебя спрашивать будет?
        Пришлось мне от камня отлипнуть и вмешаться:
        - Стойте, говорю, меня послушайте! Ты, Фролга, летишь на Гору Лысую - это уже решено. Я с тобой часть пути вместе буду, а потом я в другую сторону полечу - дела у меня там. А для вас, уважаемый дракон, у меня подарок есть.
        И протягиваю ему шаль прабабкину, ту, что лавром пересыпана от моли. Он, как запах родной унюхал, воздух в себя втянул, так я едва на месте устояла. Шаль перед ним на пол расстелила и ей приказываю:
        - Дай-ка ты нам водочки, любезная. Да пирожков с грибами на закуску.
        Раз - и посреди скатерки появился графин хрустальный да четыре стопки. Она и ветра посчитала, умница. А рядом - блюдо с пирожками, еще горячими.
        - А вы, Дракон Иванович, идите и человеком станьте, это Фролгу вы можете по ночам пугать, а со мной этот номер не пройдет - я прекрасно знаю, что у вас две ипостаси.
        Дракон фыркнул, но в пещеру пошел. Фроля на меня большими глазами глядит:
        - Чо, правда, что ли? Может?
        - Может, и не сумлевайся. Иначе, сама подумай, нафига ему кровать с остальной мебелью. Я уже двоих таких за десять дней встретила, так что…
        Закончить фразу я не успела - вышел-таки, красавчик. Волосы русые, глаза карие, штаны на нем полотняные да рубашка белая, ну просто мужик деревенский, да еще и босиком. Ну, это понятно - видать, кроме как в своей пещере, он больше нигде не превращается.
        - Замечательно, - говорю и Фролгу локтем в бок толкаю, чтоб она рот захлопнула.
        Взяла я графин, налила нам всем по стопочке.
        - Ну, за знакомство.
        Дракон спокойно так стопочку в рот опрокинул и пирожком закусил. На Фролгу смотрит, а она от его взгляда уворачивается. Встает и говорит:
        - Ладно, полетела я. Афина, ты со мной? Прощай, Дракон. Спасибо тебе за хлеб, за соль, за мясо, глаза б мои его не видели! И прости, если что ни так, - говорить закончила и поясно ему кланяется.
        Он покраснел и тоже ей отвечает:
        - И ты меня прости. Знал же, что насильно мил не буду. Лети, куда тебя судьба зовет. Более противиться не стану. Спасибо, что скрасила своим присутствием мои одинокие вечера.
        Я на них смотрю, и улыбаюсь ехидненько. Вот и славно - все расстались друзьями. И пока Фролга не передумала, я ей метлу протягиваю:
        - Лети на север, мы тебя догоним.
        Как только она в небо взвилась, поворачиваюсь я к дракону и говорю:
        - Отправляйся в столицу вампирскую. Спросишь короля Артима - он тебя с другим драконом сведет и дочерью его, Мией. Передай им, что все со мной хорошо. Зовут того дракона Наварон - я так понимаю, что это с ним ты сражался за любимую? - дождавшись кивка от удивленного дракона, продолжила: - Много времени утекло, пока ты здесь куковал. Видать, несладко одному-то? Ежели ты начал баб воровать. Пора тебе на родину возвращаться. А скатерть эту я тебе оставляю - пользуйся!
        - Спасибо, хоть и замечательная это вещь, но тебе она нужнее. Не возьму я ее, тем более, что вижу я в ней магию, твоей родственную. Чья она?
        - В наследство досталась от прабабки. Ну что ж, мое дело предложить - ваше дело отказаться.
        Поблагодарила я скатерку самобраную за еду, правда, пирожки в сумку сложила - не пропадать же добру!
        И с драконом, новостью моей ошарашенным, попрощалась. Верей меня подхватил вместе с метлой и понес Фролгу догонять.
        Летели мы, долго ли, коротко ли, но пришла пора с Вереем расставаться, под нами уже человеческие земли лежат, леса густые, да озера чистые, там-сям деревеньки разбросаны, замки да города вокруг них. Решили мы привал устроить, пирожки доесть, да чая попить. Казанчик-то я у дракона украла, у него несколько было, так я самый маленький взяла. Познакомил Верей нас с братом своим, Бором, таким же ветром, как и он сам. Отозвал меня в сторонку, обнял на прощание и говорит:
        - Зови, если нужда будет. Все брошу - к тебе примчусь. Прикипел я к тебе душой, отрывать больно, но и твой выбор уважаю.
        - Хороший ты, Верей, славный. Спасибо за все, что ты для меня сделал. Прощай! - и поцеловала его в первый и последний раз. Пока он в себя приходил - к Фролге вернулась.
        Я украдкой к амулету, что Асарга дала, прислушалась и поняла, что тянет он меня не на север, где гора Лысая, а на запад. Вот и пришла пора мне одной дальше лететь.
        - Фролга, ты лети с Бором, а мне с тобой дальше не по пути. Помни про амулет - как прибудешь на гору - мне сообщи, а там и остальные наши подруги подтянутся. Я тоже постараюсь успеть, вот только отыщу пропавшего змеиного принца, и прилечу. Когда мы все соберемся, Мия портал откроет.
        Расцеловались мы с ней, поплакали, но делать нечего - дальше у каждой своя дорога. И обе мы это понимаем - чутье ведьминское - это вам не фунт изюму, все-таки.
        Проводила я глазами Фролгу, пока она в точку едва заметную на фоне синего неба не превратилась, и полетела туда, куда амулет змеиный меня тянул.
        Ох, отсидела я себе все мягкое место! Пора приземляться. Что за страна - знать не знаю, ведать не ведаю. Жилье я сверху видела, но решила, что лучше ножками дойти, а то еще увидят меня на метле - и сразу в костер. Сначала надобно разведку провести, экипировку проверить, маскировку набросить при необходимости, а там можно и постучаться в крайнюю избу. Судя по аккуратным грядкам в огороде, что я сверху рассмотрела, в ней люди работящие живут. Авось не прогонят, пустят переночевать.
        Я метлу обратно в сумку, оттуда юбку достала, ветровку сняла, взамен нее кофту вязанную надела и сумку через плечо повесила. Иду, по сторонам гляжу. А на околице молодежь собралась - гармонь играет, свирелька поет… костер горит… Красиво, была б художником - изобразила бы картину такую замечательную. Парочки за руки держатся, по лугу гуляют, кто у костра сидит, кто песню поет, кто играет - каждый себе занятие нашел. Я их по кривой обошла - ни к чему мне внимание привлекать. Но во что одеты - рассмотрела. Штаны на парнях холщовые, в сапогах только один был - остальные в обувках типа мокасины - кожа, особым образом вокруг ноги обмотана и завязками крест- накрест перехвачена. Девушки в широких юбках, вышитых рубашках и простоволосые.
        Солнце еще не село, но уже низко висит - торопит меня ночлег искать. Дошла я до калитки, постучала - во дворе пес залаял, дверь дома распахнулась, и выглянула женщина молодая, я б ей лет двадцать пять дала, но в чужом мире другие законы. Я тут первый раз людей увидала, не знаю, сколько они живут. Если, как у нас в средние века - то и сорок лет много. А если как в сказках - то и триста мало. Поэтому не стала задумываться, а сразу спросила:
        - Не пустите ли вы меня переночевать, уважаемая?
        Она на пса шикнула и рукой мне машет - заходи, мол. Я и пошла.
        Женщина через сени прошла, в горницу меня завела. А там печь стоит, в ней огонь горит, и казанок с кашей стоит, ужин варится. И так мне есть захотелось, что в животе заурчало.
        Хозяйка мне на лавку показала - садись. И молчит. Я села, сумку возле ног поставила, а сама за ней слежу, любуюсь, как ловко она справляется, все в ее руках горит. Тарелки словно сами на стол прилетели. За ними ложки, деревянный круг-подставка, колечко колбаски, пара огурчиков зеленых, пупырчатых. Рановато для них, но опять-таки - кто знает, как тут что растет. Это у нас весна была, а тут может круглый год погода такая.
        Задумалась я и не заметила, как передо мной тарелка с едой оказалась.
        - Спасибо, - говорю. Она кивнула и на хлеб, колбасу показывает, чтоб я брала, не стеснялась.
        Я на еду набросилась, стыдно, но так вкусно, словно я год не ела. Но, когда кашу переполовинила, стала себя прилично вести - не только кушать, но и на хозяйку посматривать. А она на меня. Так мы с ней с набитыми ртами сидим и смотрим. Я первая не выдержала, засмеялась, а следом и она. Только смех у нее хриплый, неприятный оказался. Так немые смеются. Погрустнела я сразу. Тарелку в сторону отставила и спрашиваю:
        - Ты говорить не можешь?
        Она головой качает - нет, не могу.
        - Это у тебя с рождения?
        Нет, мотает головой и четыре пальца показывает.
        - В четыре года… а что случилось? Напугал тебя кто? Или трагедия какая приключилась?
        Женщина рукав закатывает - а там! Батюшки святы - шрамы жуткие, безобразные.
        - Кто же это тебя так, милая? Волки?
        Хозяйка руку прикрыла и головой кивает - точно, волки. Я угадала.
        Вот оно, темное времечко! Ни тебе психологов, ни лечения нормального. Поняла я теперь, почему она одна - никому немая жена не нужна.
        Печально. Надо подумать, может смогу чем ее долю улучшить…
        Хозяйка мне в таз воды налила. Я помылась, как могла, в чистое платье переоделась и на набитый свежим сеном матрас легла. Ох, как сладко на сене спится! На новом месте приснись жених невесте…
        День двенадцатый, добрый
        Свежий ветер, в окно залетевший, занавеску теребит. Словно сорвать пытается, но крепко веревочка натянута, вышитый квадрат только трепыхается и луч солнечный то впустит, то загородит. Как солнце в глаза попадает - я их закрываю. Долго я спала - уже давно день наступил. Снилось мне что-то такое приятное, ласковое… видно, сработала моя просьбочка - приснился жених. Я засмеялась радостно… и опять глаза закрыла - сон досматривать, потому как не совсем поняла, кто же у меня в женихах ходит.
        Не успела встать - хозяйка в горницу зашла. Ее постель с другой стороны комнаты уже давно застелена. Рукой машет, меня за собой зовет. После завтрака, блинчиков со сметанкой отведав, я ее за руку взяла и говорю.
        - Посиди возле меня недолго, хочу я тебе помочь. Получится ли - не знаю, но и хуже не станет.
        Она насторожилась, но заглянув мне в глаза - успокоилась. А я ее глаза не отпускаю - смотрю пристально, и постепенно она в сон погружается. Тело ее расслабилось, и голова на грудь упала. Вот и хорошо - мешать не будет. Я на ведьминское зрение перешла, ауру ее проверила - и вижу нити, словно перепутанным клубком, у висков ее вьются, а должны ровно во все стороны расходиться. Взяла я пальцами и стала их распрямлять. Это я так говорю, а на самом деле я потоки и каналы, по которым магия в ней течет, своими силами наполняла, и они на глазах распрямляться начали. Еще немного - и засияла ее аура яркими красками.
        Теперь последний шаг - за покалеченную руку взяла и немного шрамы сгладила - просто смывая боль и многолетние страдания. Иногда ведь как бывает - бородавки пропадают не потому, что лечат их - а потому, что про них забывают. Так и с любой болячкой - если про нее забыть и не подпитывать постоянно энергией, думая о ней, то болячка быстро заживает. Сколько раз замечала - палец порежу, и весь день сама себя виню, что была неаккуратной и порезалась, сокрушаюсь и себя жалею - а он болит и не заживает. А потом делом каким займусь - забудусь, а там глядь - и нет пореза! Зажил!
        Так я и хозяйке - я ведь даже имени ее не знаю! - приказала про шрамы забыть. И что вы думаете? На моих глазах стали они уменьшаться. Совсем не прошли - это было бы слишком, но прогресс есть. Тут я ее по голове погладила и в ухо шепнула:
        - Как зовут тебя, отвечай немедленно!
        - Даша, - встрепенулась она и сама удивилась тому, что говорить может. Ладошкой рот захлопнула, а в глазах - восторг неописуемый.
        - Говори, говори, не останавливайся! Все мне про себя рассказывай - как отца с матерью звали, как собаку зовут, все говори! Тренируйся.
        И стали мы с ней вместе посуду мыть и она руками работает, а рот не закрывается. Я все про нее узнала, даже про то, есть у нее друг, приходит тайком, но жениться пока не предлагает. Тут я возмутилась:
        - Ежели он соседей стесняется - не нужен он тебе такой! Ты теперь любого другого выбрать можешь. Хозяйка ты справная, умелая. А всем соседям скажешь - что приютила травницу. Я сейчас дальше пойду - мне на запад надо. Что там, не подскажешь?
        - Город небольшой, я там была несколько раз, но давно. Гортицы, называется. Афина, я тебя за все отблагодарить хочу.
        Начала я головой да руками махать, отказываться, но Даша меня за руки поймала и говорит:
        - Погоди, не знаешь, от чего отказаться хочешь. Коня я тебе дам. Случайно я его владелицей стала - в лесу нашла воина погибшего две луны назад, а возле него конь дивный стоял. Я воина похоронила, а коня домой привела. Воин тот не простой был - нелюдь, эльф. Даже не знаю, как он в наши края попал. Весь израненный, в сердце ему стрела попала с белым оперением. Я все оружие, что при нем было, себе оставила - вдруг пригодится. Идем, покажу.
        Спустились мы в погреб, где она картошку да варенья всякие хранит, и Даша развернула сверток, что на полке лежал. А в нем лук разобранный, меч острый да колчан со стрелами.
        - Если хочешь - возьми себе.
        - Нет, мечом я пользоваться не умею, да и из лука никогда в жизни не стреляла. Оставь себе - выйдешь замуж - мужу подаришь. А вот коня я пожалуй возьму… Но за него я тебе заплачу. Нет, не деньгами, не дергайся. Ты уже поняла, что я ведьма? Дам я тебе камешек один, повесь на шею - будет он тебя охранять от злого глаза и недобрых людей. Как плохой человек к тебе подойдет - он остынет, льдинкой станет, а как хороший подойдет - потеплеет и на душе у тебя радостно будет. Такая плата тебя устроит?
        - Спасибо, я и не думала, что так можно - заранее знать, что из себя человек представляет.
        Я только хмыкнула в ответ. Мы из погреба вышли, я свою сумку взяла, еще одну Миину слезинку нашла - а заклинание наложить, да с аурой хозяйки дома связать - это пара пустяков для потомственной ведьмы!
        Она с поклоном мой подарок приняла, и повела меня в хлев, где животинушки у нее обитали. Свинка с поросятами, три овечки, две козы и конь. Вот это подарок - он оказался родным братом тем красавцам, на которых Артим с сыном ехали, когда меня подстрелили.
        Он фыркнул, когда я его погладила и дал себя оседлать. Пришла пора с Дашей расставаться. Вскочила я на коня, слегка сжала шенкелями, и он послушно пошел по центральной улице деревни. Народ к окнам прилип - на заборы повылазил. Так, словно сквозь строй, я и ехала, пока дома не закончились.
        Дорога от деревни до города прямая, как стрела. И все бы хорошо - да дождь припустил. Пришлось мне на себя опять ветровку надевать с капюшоном. Дождь налетел, все вокруг намочил - и дальше пошел. Солнце сияет, трава чистая, в воздухе свежесть разлилась. Красотень! Еду себе, наслаждаюсь. Чем ближе к городу, тем больше народу на дороге. Подводы, всадники, пеший люд - не все в город идут, есть и такие, что из города.
        Так, что мы тут имеем? Город средневековый, среднестатистический. Канализации нет, воды чистой питьевой нет, зато насекомых кусачих и помоев хоть отбавляй! И как же люди тогда выживали? Удивительно… В центре города - замок стоит, как я узнала случайно, барон Феорон де Провер Гортичный с семейством в нем проживает. Последнее состоит из супруги, сына-наследника, дочери, ее мужа и трех внучат. Все это я подслушала в очереди у ворот.
        Эй, придется входить - меня амулет змеиный в этот город тянет, как магнитом. И чем ближе я подхожу, тем сильнее. Пришлось на воротах два сегрика отдать - за меня и за коня. Стражники на меня такие взгляды кидали, что я бы и больше дала, чтоб только с коня меня не сняли. Потому как текущие по улицам потоки не располагали к пешим прогулкам. Дождем размыло вековые залежи дерьма и прочих прелестей, и теперь неслось все это в реку, через город протекающую. Я с этим шалопаем - конем эльфийским уже подружиться успела. Почему шалопаем? А как вы назовете скотинку, которая свою всадницу три раза за полчаса сбросить пыталась? Вот и у меня слов добрых много вспомнилось, но из приличных только одно. Меня спасли умение держать равновесие на летящей метле да хорошая реакция. На третий раз я сама с него слезла, к морде подошла и говорю:
        - Я - не эльф, я - гораздо хуже. Еще раз ты меня сбросить попытаешься - пристрелю к едрене фене, - и сую ему под нос пистолет.
        До сих пор не знаю, что сработало - видеть огнестрельное оружие ему точно не приходилось, а вот запах смазки и пороха мог коню не понравиться. Потому как он от меня шарахнулся, но я крепко узду держала, не выпустила, повисла на ней и выматерилась. После этого конь стал добрым и покладистым. Я надеялась, что он таким и останется, когда мы в город попадем. Но он стал идти на цыпочках. Вы когда-нибудь видели коня, который пытается танцевать балет? А я вот сподобилась! Мало того, что он перепрыгивал вонючие потоки и лужи, так еще в особо грязных местах на кончиках копыт шел! Смех да и только! Народ оценил - всю дорогу к замку меня сопровождал здоровый рогот и выкрики. Я живо вспомнила въезд знаменитого гасконца на желтой лошади в Менг и приняла воинственный вид. Положила на колени арбалет и, как только шутки становились грубыми, арбалет, заряженный, кстати, вроде случайно в сторону шутника направляла. Работало!
        Как из нижнего города я выбралась, чище стало, конь успокоился, а когда я ему пообещала разрешить помыть копыта в фонтане на площади - совсем обрадовался и бодро меня туда довез. Я спешилась и сделала вид, что он не со мной - такая радость на лошадиной морде нарисовалась, когда он с разбега в фонтан запрыгнул, что я решила дать ему возможность поплескаться, а сама стала по сторонам смотреть. Народ празднично одетый гуляет, дети бегают, ничего так городок - живенький такой. В толпе не только люди, но и гномы есть - сказывается близость к их землям.
        - Эй, чей это конь воду мутит?
        Не заметила я, как возле фонтана стражники нарисовались. Делаю вид, что я ни при чем! Тем временем конь уже копыта отмыл, да и все остальное тоже под струями намочил и из воды выскочил. На меня косится, а вокруг уже толпа собралась - их хлебом не корми, зрелища подавай, и бочком, бочком ко мне приближается, пофыркивая. Я руками всплеснула, рот открыла да как заору:
        - Это где ж ты, паршивец, был? Люди добрые - это ж не конь, а наказание! Только отвернусь - он сбегает! И все норовит в воду влезть, чистоплюй конского виду!
        - А ты, девка, его за собой води - вот и не будет сбегать!
        - В каждую лавку? А может, и к любовнику мне с ним заходить, чтоб он свечку нам держал?
        Мужики засмеялись после моих слов, бабы платочками личики смущенные прикрыли, а стражник ко мне уже подошел. На него не подействовало.
        - Пройдемте, девушка, вам штраф полагается за порчу городского имущества.
        - Какого-такого имущества? Я, что ль, воду мутила? Конь мутил - вот с него штраф и берите!
        Стражник - мужик сурьезный лет сорока, в полном обмундировании и с мечом на перевязи - только головой покачал и ко мне рукой потянулся, чтоб в караул отвести, как вдруг ворота замка распахнулись и выехали оттуда всадники в количестве пять штук. Конь мой, как их заметил, заржал как-то чудно, и его услышали. Подъехали они к нам - смотрю: а это три эльфа и с ними два человека. Под эльфами кони точь-в-точь, как мой. Люди на обычных, но тоже недешевых. Да еще и по одежде судя, не простые прохожие, а знатные.
        - Откуда у тебя этот конь, девка? - один из них, что постарше, спрашивает.
        Я мигом сообразила, что Дашу выдавать нельзя - поди знай, что у них на уме. А стражник меня в бок толкнул и шепчет:
        - Это господин барон наш.
        Ага, понял, не дурак. Поклонилась барону и говорю:
        - В лесу нашла. Там еще труп был, но его уже звери съели, так что я, что осталось, закопала, а коня с собой взяла. Справный конь. Только вам я его не отдам.
        Смотрю, эльфы посмурнели, один так вовсе лицом почернел, и кулаки сжал так, что костяшки побелели.
        - Когда это было? - тот, что помладше из людей, спрашивает.
        - Две луны назад.
        - Показать можешь могилу? А где его оружие?
        - Оружия при нем не было, только из груди стрела торчала с белым оперением. Видать, опередил меня кто, обобрал, а конь позже к хозяину подошел… - начала я рассуждать вслух.
        Эльфы задумались. Один говорит:
        - Садись на коня - покажешь нам, где это случилось.
        - Э, нет, я весь день верхом, если хотите, чтоб я вас отвела туда, где труп нашла, дайте мне отдохнуть и выспаться. А утром съездим, отчего же не съездить!
        - Да я тебя прикажу в темницу запереть! Мерзкая девка! - это барон закричал. - Выполняй, что тебе сказано!
        Я только головой покачала, а коник мой на говорившего наступать стал да ржать неприлично. Смотрю да про себя смеюсь - гордый дворянин назад от него вместе со своей лошадью попятился. Молодец, конь! За меня вступился!
        - Хорошо, говорю - веди меня в тюрьму! Хоть высплюсь! - в толпе веселье начинается.
        Барон, что мне грозил, не захотел посмешищем становиться, приказал в замок возвращаться.
        - Глаз с нее до утра не спускать! Ты - проводи ее в любую пустую спальню и караул поставь. Ясно?
        - Так точно, господин барон! Есть - проводить и глаз не спускать!
        Рявкнул в ответ служивый и ухмыльнулся, на меня глянув.
        - Но-но, Трофий, без шалостей! Она мне завтра утром понадобится. Ступайте! - отпустил нас барон и повернулся к эльфам, что-то объясняя.
        Так, на третий этаж меня засунули, в комнату крохотную, но чистую. Трофий, как меня в нее втолкнул, сразу за моей спиной дверь на засов закрыл. Я услышала, как лязгнул металл, и удовлетворенно кивнула. На столике за ширмой обнаружился кувшин с водой и стульчак. Я посвятила некоторое время изучению данного предмета - ну и воспользовалась им заодно. А что делать? Надо.
        Кормить меня не стали, а ведь время уже давно за полдень перевалило. Сколько я ехала? Часа три, не меньше. Значит, около двух уже. Но это не беда - пирожок у меня в запасе есть, да и скатерть-самобранка имеется. Одно плохо - амулет запястье колоть начал, как иголочками, разрядами бьет, и тянет меня вниз - словно принц змеиный прямо подо мной находится. Но я ничего пока сделать не могу - попалась по- глупому, хотя… окошко в наличии имеется, так что к моим планам на ночь еще и попытка отыскать пропажу добавится. Но это ночью, а пока. Споем? Споем!
        - Ой, цветет калина
        В поле у-у-у ручьяяя,
        Парня молодооооого
        Полюбииила яяяя…
        Я уже говорила, что у меня слуха нет? Ну, так теперь об этом все узнали, особенно мое пение приглянулось стоящему в карауле вояке. Засов скрипнул, дверь распахнулась, и его красная рожа с маслеными глазками в проеме нарисовалась.
        - Чего воешь? Может, тебе подсобить грусть-тоску снять?
        - Скажи барону, что я с ним поговорить хочу, и не дыши в мою сторону - от тебя пивом несет так, что впору закусывать. Дверь закрой!
        Он выругался, но исчез. Я к окну подошла, села на подоконник и продолжила голосовые связки терзать.
        На чем я остановилась? Ах, да:
        - Парня полюбиииила на свою бедуууу…
        Не могу открыыыться, слов я не найдууу…
        На последнем "у" я пустила петуха, и закашлялась.
        Первыми не выдержали эльфы. Видать, правда, что я про них в книжках фэнтезийных читала - про музыкальность их и утонченный слух. Все трое показались на балконе внизу, прямо под моим окном. С ними вместе вышел младший - думаю, сын барона - и закричал:
        - Прекрати петь!
        - А ты не указывай, что мне делать! Хочу - пою, не хочу - не пою! Ты меня запер, не накормил, не напоил, а теперь командуешь! Я, когда голодная, всегда пою! Дурная привычка, бороться с которой не представляется возможным.
        Эльфы засмеялись - видать, чувством юмора их не обделили. Это радует!
        Они там внизу посовещались и пришли к согласию. Я ведь знаю, что главный бич средних веков, когда ни тебе телефона, с подругой поболтать, ни телевизора, ни компьютера не было - это банальная скука. Всех развлечений - на мечах подраться, казнить кого-нибудь да на войну сходить. Так что меня пригласили к ним присоединиться.
        Тут я решила не мелочиться, а в платье эльфийское принарядиться, чтоб пропахшими конским потом штанами народ не распугивать. В ход пошла и вода, и расческа. Через пятнадцать минут меня было не узнать. На похудевшем теле ведьмы платье сидело отлично, никакого корсета не надобно. Туфельки тоже нашлись. И когда в мою дверь постучали, я уже была во всеоружии. Ах, как я сегодня погуляю!
        Челюсть баронского сыночка упала на пол и там бы и осталась, если бы я ее не подобрала и на место не поставила.
        - Ожидал лягушку увидеть, а она принцессой оказалась? Не стой, как столб, руку даме подай и в… ну, где тут у вас кормят, отведи. А то опять петь начну, - припугнула я его, помогая прийти в себя.
        А вблизи он ничего. До моего Артимушки, конечно, не дотягивает, но тоже неплох. Ростом не вышел, чуть выше меня, но это нормально. Зато рука, за которую я держусь, мускулистая и зубы на месте - когда улыбнулся, я их пересчитала. Кстати, улыбка у него замечательная - и я поняла, что мы быстро найдем общий язык.
        - Меня Афина зовут, а тебя? - решила я хоть его имя разузнать, пока мы по лестнице вниз спускались.
        Он на ступеньке поклон изобразил, шут гороховый, и говорит:
        - Позвольте представиться, Феодор де Провер, старший сын и наследник барона Гортичного.
        - Очень приятно, леди Афина Терраземская, просто мимо вашего города проезжала.
        И реверансом блеснула, правда, Феодору пришлось меня ловить - но это мелочи.
        Смеясь, мы вбежали в зал обеденный, где уже слуги суетились, и вся семья барона присутствовала. Меня представили, барон изобразил работу мысли, сморщив лоб. Бедняга пытался вспомнить, где же он меня видел. Пришлось напомнить, что это я сегодня на площади коня купала. Его жена мне понравилась - настоящая леди, с мягкой доброй улыбкой и отличной выправкой, чему способствовал туго затянутый корсет. Лет ей было около сорока, значит, рано сына родила. А дочка ее - еще двадцати нет, а уже трое деток. Старшему - два года, а младшим - близнецам - только десять месяцев. Ох, тяжкая доля баб в прошлые века - никаких тебе противозачаточных, рожают каждый год, а потом все - старушки. Нет, меня такая жизнь не устраивает - я существо, цивилизацией избалованное. Мне подавай все удобства и прочие прелести.
        Меня посадили между эльфом с неудобоваримым именем, но он облегчил мою участь, разрешив обращаться к нему Полин, и Феодором. Первым делом я выяснила, что они - часть посольства. После нападения, отделившись от основного отряда, они потеряли одного из друзей, старшего брата сидящего сейчас напротив меня Ранита - это имя второго эльфа, того самого, который тяжело воспринял известие о смерти брата на площади у фонтана. Я выразила свои соболезнования, но помочь могу лишь одним - показать, где могилка его. А для этого мне надо ночью слетать к Даше и, где она, выяснить.
        Разговор за столом шел о турнире в стольном городе Радке, королевства Шастор. Это я, значится, в нем сейчас нахожусь. Пока все с азартом обсуждали шансы того или иного рыцаря - а на кону стояла рука прекрасной принцессы - я молча жевала, потому как сказать мне было нечего. Но потом соседа своего за рукав тронула и спрашиваю:
        - Принцесса что, такая красивая?
        - Да страшна, как смертный грех, просто папенька король - вот и сражаются за место рядом с ним. Дочь у него не одна, еще две есть, но те совсем малые. Не повезло нашему королю - одни девки! Тот, кто на старшей женится, станет принцем-консортом при королеве, а уж внешность тут последнее дело.
        - Ты не поедешь? - спрашиваю Феодора.
        - Я еще не совсем с ума сошел, пусть другие отдуваются, мне и дома дел хватает.
        - А эльфы туда приглашены, я правильно понимаю?
        - Да, только эти трое немного опоздают. Они отход основного отряда прикрывали, вот и застряли тут у нас, все надеялись четвертого дождаться, а ты им такую весть принесла, - он вздохнул. - Они каждый день в округе рыскали - его найти живым надеялись.
        - Я в том не виновата, что коня нашла да в ваш город приехала.
        - Никто тебя и не винит. Ты прости отца за грубое слово, он человек неплохой, жесткий только.
        - Что, иногда срывается? Феодор, скажи мне, а кто у вас в темнице сидит? - решила я слегка разведать обстановку.
        - Да, много всяких. Вот, на прошлой неделе разбойников скрутили - пяток убили, остальных в темницу. А почему ты спрашиваешь?
        - Меня одна женщина попросила сына найти. Он два года назад пропал. Амулет дала, вот этот, так он меня к вашему замку привел. Ты только отцу не говори, но я хотела бы проверить, не врет ли амулет. Нет, не сегодня - завтра после того, как из лесу вернемся, - добавила я, заметив, что Феодор уже готов в подвал бежать. Хотя? Почему бы и не проверить?
        - Ладно, - я встала из-за стола, когда и все остальные подниматься начали. - Зайди за мной через полчасика - я платье переодену - жалко, все-таки.
        Феодор меня восхищенным взглядом окинул и кивнул. Мелочь, а приятно.
        Мы спускались в подвал замка по крутой лестнице, скользкие от сырости ступеньки давно плесенью поросли - река рядом, вот и приникает влага. Полин с нами пошел, за компанию. Подземный этаж замка оказался не таким уж и большим. Коридор длинный, по обе стороны двери с окошками. Вонь несусветная! Пришлось мне заклинание применять, чтоб дышать было можно. Смотрю, эльф то же самое сделал, один Феодор морщится. Прошлись мы по коридору - а амулет меня с толку сбивает. Теперь он наверх показывает.
        - Что, - спрашиваю, - у вас там, над казематами? - показываю на потолок.
        - Зверинец отцовский, - отвечает парень и на меня с упреком глядит.
        - Прости, я не знала, что и как. Идем в зверинец!
        Мы наверх выскочили, воздух свежий ртами хватаем, но тут я чувствую - пахнет зверьми, как в зоопарке.
        Повел нас хозяйский сын на задний двор замка, а там… в клетках, к стене замка примыкающих, прямо на земле, сидят звери разные. Тут и волк, и медведь и птицы разные.
        - А зачем вам столько животных? - спрашиваю.
        - Для забавы. Отец бои звериные любит, иногда для гостей устраивает. Или охоту соколиную.
        Жестоко, но вполне в духе времени. Я по сторонам поглядела и спрашиваю:
        - А змеи у вас есть?
        Феодор задумался.
        - Есть, - говорит, - одна. Странная. Уже полгода в спячке.
        - Веди меня к ней! - приказываю.
        Как только мы у клетки со змеей оказались, сразу я его признала - такой же зеленый змий, как его мамочка, среди пожухлой травы лежит и не шевелится. Я амулетом к клетке прикоснулась, и словно туман из него вылетел. Вмиг прутья ржавчиной осыпались, сетка мелкая испарилась. Да, сильна королева змеиная! Туман растаял, и на месте змеи лежит молодой парень, не старше Феодора. Голый, худой, волосы спутанные. Бедный Фатур!
        Эльф первым среагировал, пока Феодор рот закрывал, да я глазами моргала, к парню бросился, на руки взял. А сам на нас смотрит укоризненно. Мол, люди, что с вас взять!
        Понесли мы парня в дом, и переполох на весь замок устроили. Мы же не одни во дворе были - там и прачки с бельем возились, и конюхи, и смотритель зверинца с нами рядом стоял. Весть о том, что змей в человека обратился, мигом замок облетела. В ту комнату, куда эльф его принес, народу сразу набилось - не продохнуть. Я на них крикнула:
        - А ну марш все отсюда, нечего тут стоять, воздух загораживать!
        И сама удивилась, что челядь господская послушалась. Остались только мы втроем, да барон - он последним пришел.
        Я на него смотрю, и боюсь, как бы не пришлось мне бежать без оглядки - зол барон, очень зол. Но сын ему пару слов сказал, я их не расслышала, и господин кивнул:
        - Ладно, лечите, а там видно будет.
        Вышел и дверь за собой прикрыл.
        Лечите… знать бы, как. Я могла бы сразу на него амулет одеть, да стыдно в таком виде матери сына возвращать. Эльф уже руки на него наложил, что-то там делает. В ведьминском зрении его волшба выглядит, как сизый туман, все тело парня окутавший. Но после эльфийского лечения принц змеиный вроде как расслабился, эльф смог его на спину повернуть, а то лежал в позе зародыша, и все мышцы, как каменные. Полин еще немного поработал и отошел, отряхивая руки.
        - Я сделал все, что мог. Теперь от него зависит, что дальше будет, - говорит и ко мне поворачивается, словно ждет чего.
        Я к Фатуру подошла, к нему прикоснулась - а он холодный, как лед! Видать, нет сил у принца окончательно в себя прийти.
        - Феодор, прикажи ванну принести и воды горячей. Попробуем его согреть - может, сработает. Да и помыть беднягу не мешало бы.
        Наследник барона за дверь вышел, а там народ толпится, новостей ждет. Он их быстро построил рядами и колонами да приказы раздал. От их топота пол затрясся - имеет Феодор авторитет у слуг.
        Девка простоволосая первой прибежала, ведро кипятка на пол поставила, и порошок мыльный в глиняной мисочке принесла. За ней следом два мужика деревянную бадью втащили, и стали слуги водой ту бадью наполнять. Я воду потрогала, велела еще кипятка долить. Когда мне показалось нормальной она, те два мужика осторожно принца в воду опустили, а девка, ее Мареной зовут, начала несчастного мыть. На тряпицу порошка насыпала да пошла его тереть, кровь разгонять. А на него взглянуть страшно - кожа да кости! Я ему волосы мою, а мужики стоят, ухмыляются.
        - Что, завидно вам? - смеюсь. - Ваши бабы вас не моют? А вы попросите - вам понравится. Ладно, слей мне на руки, - к тому, что справа стоит, обращаюсь.
        Он стал тонкой струйкой из ведра на мои руки лить, а я волосы Фатуру промываю. Наконец, водные процедуры закончились. Достали парня мужики и в простыню чистую завернули, на кровать положили.
        - Ступайте! Спасибо вам за помощь. Но только узнаю, что вы об этом болтать станете, барону скажу, он из вас шиш-кибаб сделает. Ясно?
        Они закивали испуганно и задом, задом выбежали.
        Только за ними дверь закрылась, я в смех. А Полин меня спрашивает:
        - Открой секрет, что такое шиш-кибаб?
        - Да это мясо на палочках жареное кусочками. Но звучит здорово!
        - Это где ж оно такое название имеет? - интересуется Феодор, улыбаясь.
        - Ой, в далеких краях, отсюда невидимых, - отвечаю.
        А наш болезный тем временем глаза открыл. Ух ты - словно зелень свежая, весенняя радужка у него, а вот зрачок вертикальный. Не до конца превращение прошло, надо еще ждать.
        Села я на край кровати и спрашиваю:
        - Ты меня слышишь? Кивни, ежели так.
        Он кивнул, даже рот открыл, сказать что-то пытается, и не может.
        - Феодор, налей ему вина слабенького, напоить его надобно.
        Я чарку серебряную ко рту Фатура поднесла, и он с жадностью пить начал. Как допил, на подушку откинулся и спрашивает:
        - Где я?
        - В замке моего отца, барона Гортичного, - отвечает Феодор, а я его в бок толкаю, чтоб про клетку не проговорился.
        - Ты пока лежи, - говорю Фатуру. - Отдыхай. Тебе надобно сил набираться, болел ты долго.
        Он кивнул и глаза закрыл. А я на себя посмотрела - рубашка впереди мокрая, юбка мылом заляпанная, и встала.
        - Я переоденусь и вернусь. А ты, Феодор, с него глаз не спускай. Не простой он гость - сын королевы змей, его Фатур зовут. Прикажи мяса протертого приготовить да пить ему часто давайте. И слугам скажи, чтоб языками не трепали попусту.
        Полин на меня пытливо глядит, но никак понять не может, что же я такое. Как Феодор за дверь вышел, он ко мне с вопросом обращается:
        - Вижу в тебе магию сильную, но никак не пойму, кто ты. Расскажешь?
        - Расскажу, но не сейчас. Устала. Завтра утром по пути все тебе поведаю, а сейчас не обижайся - спать хочу, с ног падаю. Охраняйте Фатура, нельзя, чтоб с ним что-то случилось, иначе беда будет, сердцем ведьминским чувствую.
        Полин мне поклонился и приготовился у изголовья кровати службу нести. Когда я выходила из комнаты, остальные эльфы подошли, а с ними Феодор.
        В коморке моей тихо, я изнутри дверь заперла на засов и в чистое переоделась. Прилегла на пару часов поспать - летние ночи короткие, а мне еще лететь в деревню. Успеть бы все, что я запланировала, сделать.
        В полночь проснулась, выпила полстакана вина, что на подносе стояло. Это я Феодора попросила принести - воду пить я опасаюсь. Метлу достала и в открытое окно вылетела. Ночь ясная, обе луны взошли. Пулей над городом пронеслась, над полем, над дорогой. Кое-где костры горят - то путники на ночь остановились, но меня никто не видит - я спешу.
        Вот и Дашин дом на краю деревню. На крылечко опустилась, собака меня услыхала, подбежала, но я ей в глаза глянула - молчать приказала. В дверь поскреблась, Даша проснулась - подошла.
        - Кто там? - спрашивает.
        - Это я, Афина. Открой - дело есть срочное.
        Она меня обнимать кинулась на радостях, я тоже ее видеть счастлива. Но на болтовню у меня времени нет.
        - Покажи мне, где могила эльфа, что ты в лесу нашла. Его родичи знать хотят, а я их завтра, уже сегодня, туда поведу. И оружие мне его отдай. Прости, но им оно нужнее.
        - Да конечно, Афиночка, сейчас принесу. А как ты сюда попала так быстро?
        - На метле. Поторопись, милая, мне еще назад вернуться надобно.
        Она поверх ночной рубашки платок накинула и в погреб спустилась. Принесла оружие, я его, недолго думая, в сумку. Сама на метлу села и Даше говорю:
        - Сзади садись, за меня держись. Если страшно - глаза закрой.
        Взвились мы над домом, и тут я ее спрашиваю:
        - Говори, куда лететь?
        Она осмелела, руку одну разжала и вниз показывает:
        - Вон там полянка возле двух сосен - видишь, на ней нашла. Приземлились мы на полянку, я сразу ведьминское зрение включила и вижу: посреди трава пожухлая, а под ней что-то лежит, фонит магией. Видать, эльф при себе что-то магическое вез. Но это не мое дело. Отвезла я Дашу домой, распрощалась и обратно в город - до рассвета мне надо в свою спальню попасть.
        День тринадцатый, некроманский
        Успела! Сумку с плеча, метлу в нее, одежду скинула и в постель упала уже совсем без сил. Только легла - во дворе первые петухи запели. Вторых уже не услышала - заснула. Разбудил меня методичный стук кулаков в дверь. Такой и мертвого разбудит! Подлетела, как была - в трусах и маечке, со злости засов рванула и двери распахнулись. Бряц, бумс, татамс! И несколько нецензурных слов, произнесенных наследником барона в полете. Последним был глухой удар затылком об доски пола, и наступила блаженная тишина. Картина маслом! Стою я, держусь одной рукой за дверь, у моих ног лежит красивый парень и с восхищением смотрит снизу вверх. Его ноги при этом все еще в коридоре, и оттуда на нас любуются трое эльфов. Спокойно, Афина, спокойно, на пляже ты выглядишь еще более обнаженной, да и не в первой тебе голышом перед незнакомцами стоять! Делаю шаг назад, отпускаю дверь и медленно иду за ширмочку, где стульчак стоит.
        - Будете слушать, как я писаю, или все-таки выйдете?
        Их как ветром сдуло. Я получила время на приведение себя в порядок. Первым делом волосы заплела - а то за ночь беспокойную коса полностью расплелась - а потом уже оделась, сумку на плечо и… глубокий вдох-выдох перед самой дверью. Вперед, бабка Йожка! Тебе не привыкать к экстремальным условиям!
        Принц змеиный спал и ел, ел и спал. Я заглянула в комнату, ставшую его больничной палатой, и подивилась идеальной чистоте. Оказывается, Марена ни на шаг не отходила от него всю ночь - все что-то делала, то кормила, то поила, а когда он спал, убирала. Заглянула девушке в глаза, и поняла, что враг не пройдет - там горела одержимость. За дверью стояли стражники, я им подмигнула и пошла вниз, где меня ждали эльфы и Феодор.
        - Ну что, дорогой мой, покатаешь вредную ведьму? - конь ткнулся мне в ухо носом и шумно вдохнул. Щекотно. - Что, соскучился? А как тебя зовут, я ведь так и не узнала. Полин! Имя у этого коня есть?
        Эльф повернулся ко мне и задумчиво посмотрел на коня.
        - Крит звал его Каро. Но ты можешь поменять имя, если хочешь. Он теперь твой.
        - Спасибо, но по некоторым причинам я оставлю все, как есть.
        Я поставила левую ногу в стремя и ухватилась за луку седла. Раз! И я уже смотрю сверху на так и не успевшего мне помочь Полина. Он похлопал Каро по шее и достал из кармана яблоко. Конь покосился на меня, дождался разрешения и взял яблоко.
        - Видишь, он уже твой.
        - Ой, - только и смогла я вздохнуть, потому как красавец Каро для меня будет обузой. Но и отдавать его не хочется. Ладно, как-нибудь разберемся.
        Наследник баронов отдал команду поднять ворота, и мы впятером да еще четверо воинов выехали на площадь с фонтаном.
        Феодор и Полин ехали первыми, они сразу перешли на быструю рысь, и мы полетели по улицам города. Привычные к такому процессу жители реагировали мгновенно: прижимались к стенам домов, едва заслышав топот копыт.
        Прорвавшись сквозь вонючий смог нижнего города, кавалькада вырвалась на простор. Дорога в эти ранние часы уже запружена телегами, конными да пешими, стремящимися попасть в город.
        - Что за день сегодня? - спросила у одного из воинов.
        - Завтра начинается торговая десятидневка, это барон ее так официально назвал, а мы ее по-старому кличем: ярмаркой.
        Значит, мне не почудилось, что пиплов больше, чем обычно. Поблагодарив служивого за консультацию, я попросила Каро догнать Полина. Обещания выполнять следует. Умница конь легко обошел скачущего впереди Ранита и пристроился по правую сторону от нужного мне эльфа.
        - Ты хотел мою историю услышать?
        - Это было бы познавательно, Афина, но если тебе не хочется - не надо.
        - Надо, - говорю, и начала рассказ: - Объявила наша председатель общий сбор, и полетела я на встречу с подругами…
        Рассказывала я долго, со смехом и со слезами, хватило моей сказки на всю дорогу. Об одном я промолчала - о драконах. Мия мне дорога, и не стала я эльфа просвещать об ее существовании. Да и Дашино имя скрыла, хоть и сказала, что не я их товарища нашла. Мы первыми скакали по дороге, чтобы никто больше меня не подслушивал, эльф полог какой-то повесил, о чем меня сразу предупредил. Зато Каро голову вправо повернул и так и скакал, умник, ни одного слова не пропустил. Закрались мне некоторые подозрения по его поводу, слишком уж конь мне разумный попался.
        Под конец моего рассказа впереди лесок показался, где полянка. Дальше я дорогу показывала и конь мой, как по ниточке шел - видать, тоже помнит, где его хозяин погиб.
        Полин, меня дослушав, некоторое время молчал, переваривал, а потом пообещал, что тайну мою никому не выдаст. Больше мы до самой полянки не говорили.
        Спешились, кони пошли себе траву жевать, она за два месяца выросла по колено, скрыла все следы разыгравшейся здесь трагедии. Я подошла к Раниту, из сумки под его удивленным взглядом вытащила сверток с оружием и говорю:
        - Это твоему брату принадлежало. Прости, что сразу не отдала, Полин тебе все объяснит потом. И прими мои соболезнования.
        Он в лице изменился, обеими руками сверток принял и с благоговением его развернул. Как увидел меч да лук со стрелами, слезу пустил, отвернулся да вытер украдкой. Я отошла, чтоб эльфа не смущать.
        Тем временем возле могилы действо странное происходило. Два эльфа встали по обеим сторонам захоронения, и руки простерли над ним. Я на ведьминское зрение переключилась и вижу, как от их ладоней сила вниз пошла, а труп в могиле зашевелился и медленно подниматься стал.
        Меня от страха всю перекорежило, стою, не шевелюсь, но любопытство сильнее страха, хоть я с детства мертвых боюсь. Феодор недалеко от меня стоит и тоже глаз не сводит.
        Земля над могилкой зашевелилась, травы расступились, и из-под земли гора растет, поднимается. Эльфы вдруг одновременно в сторону шагнули - гора эта, вернее труп товарища их, за ними двинулся, как привязанный. Они опять замерли, осторожно на поляну рядом с ямой, на месте могилы оставшейся, тело опустили. Я вижу, как медленно разгорается аура погибшего… не может такого быть! В ужасе рукой рот закрыла, чтоб не закричать. Батюшки святы! Труп зашевелился…
        Уставшие эльфы опустились на колени и сняли покрытый землей плащ. Я зажмурилась, но потом один глаз открыла и подсматриваю. Вдруг меня кто-то в спину толкнул, я чуть дух с перепуга не испустила! Каро, гад такой, незаметно подкрался, я ему кулак показала, а он ржет, конь бессовестный.
        А его хозяин теперь на траве лежит, обломок стрелы из груди так и торчит, только вижу я, что не в сердце он ему попал, а рядом. Полин ему рубашку разрезает, второй эльф, его Лафур зовут, из сумки что-то достает, разворачивает тряпицу - а в ней инструменты медицинские. Сейчас трупу, как его там, Криту, операцию по извлечению стрелы делать будут. Полин в руку скальпель взял да железку какую-то изогнутую и первый разрез сделал.
        Этого я уже не выдержала, кровушка моя от головы отлила, и я плавненько в обморок опустилася.
        - Долго ты еще притворяться будешь? - слышу над ухом голос вредный.
        Феодор… кто еще обнаглеть сможет настолько, чтобы меня, бессознательную, травинкой щекотать под носом. Пришлось от нее отмахиваться и глазки открывать.
        - Где труп? - спрашиваю, а сама в небо синее гляжу. Тут мне свет рука наследничка заслонила.
        - Вон, на травке лежит, вино пьет.
        - Кто вино пьет? Труп? Феодор, забери у него и мне принеси, я тоже вина хочу.
        - Э, нет, сама иди забирай. Я его боюсь.
        Я голову поворачиваю и утыкаюсь в смеющиеся глаза лежащего рядом со мной парня. Рукой вокруг пощупала и поняла, что меня на одеяло перетащили, да и судя по положению солнца на небе, часа два прошло с того момента, как я в обморок хлопнулась. К себе прислушалась - вроде, чувствую себя нормально. Ноги шевелятся, руки тоже, только под спиной камешек колючий попался, мешает, жуть как! Придется мне вставать, кажется. Я села, головой потрясла и вокруг поглядела.
        Сидят эльфы все рядышком, труп ходячий тоже с ними. Ранит его одной рукой обнимает за плечи, к себе прижал, чтоб тот не навернулся. Рядом Полин с закрытыми глазами какие-то манипуляции проводит. Пригляделась - а в нем магии уже почти не осталось. Да и дружок его Лафур тоже пуст. Так дело не пойдет!
        Перевернулась я на коленки, и встать пытаюсь. Феодор подскочил, меня поддержал, когда я пошатнулась.
        - Подведи меня к ним, - прошу. - Я должна помочь!
        Парень скривился, но дотащил меня к эльфам. Я на травку напротив Крита опустилась и спрашиваю:
        - Ну как тебе на том свете? Скучно не было?
        Он ухмыляется, бледный весь, аж зеленый. Судя по всему, говорить еще не может - не восстановился полностью.
        - Для покойника ты неплохо выглядишь. Как тебе удалось два месяца под землей проваляться и в живых остаться?
        Вместо покойника мне Полин отвечает.
        - Крит - один из сильнейших эльфийских магов, когда ему стрела в грудь попала, успел в стазис уйти. А знакомая твоя ему добрую службу сослужила - закопала и звери его не тронули. Он так мог год лежать, пока сила бы в амулете не кончилась. Речь еще не восстановилась - у нас магия на нуле. Надо ждать, когда накопится.
        - Интересно-то как! Силой я с тобой поделюсь, а могу и покойничку ее отдать напрямую. Слышь, труп ходячий, хочешь, помогу тебе?
        Тот кивает и улыбается.
        Я к нему поближе подсела, принюхалась.
        - Да, пахнешь ты не ахти, но после ароматов города Гортичного это мелочи, - эльфы захихикали. - Что, ваше… хм, не воняет? Или вы одними фиалками питаетесь? Что-то не заметила! Ты, Полин, вчерась мясо за милую душу наворачивал. Да и остальные не брезговали. Ничего, люди скоро водопровод изобретут да канализацию с полями орошения. И будет у них чисто и красиво, если только не поубивают друг друга в войнах, как у нас случалось.
        Говорю чушь всякую, а сама на место Ранита устроилась, голову Крита на коленки себе положила и ладошками его виски прикрыла. Побежала в него моя силушка быстрой реченькой, он ее, как губка, впитывает. А я дальше сказки рассказываю…
        - …и потом люди изобретут самолетные аппараты, птицы железные начнут небо бороздить, корабли воздушные людей с одно места на другое перевозить будут, по триста человек за раз.
        - Ты на таких летала? - спрашивает Полин.
        - Да, много раз. Только эльфам в нашем мире техническом, с вашей магией да любовью к лесам зеленым, места не нашлось, одни легенды остались да сказки про вас пишут. Хорошо было бы, чтоб вы здесь с людьми не поссорились и все по правильному рассчитали - ежели техника у вас появится - чтоб не на злое дело она использовалась, а на пользу всем расам, здесь живущим. Но это мечты…
        Задумались они после рассказа моего, посерьезнели. Ну да мне то что! Пусть думают - им полезно!
        А тем временем, болезный наш порозовел малехо, откашлялся и что-то бормотать стал, неразборчивое. Пить, что ль просит?
        Эльфы сразу засуетились, да и я поняла, что силушки дала Криту более, чем достаточно. А он так ничего, белобрысый да и уродом не назовешь, хоть и пролежал в могиле некоторое время. Кому рассказать - не поверят! Я б точно послала лесом за такие байки. Полин его на руки взял и за кусты понес, туда же Ранит побежал с чистой одеждой - они как знали, что друга спасут, с собой прихватили запасную.
        Встала я с земли, поплелась к Каро, сумку взять. Когда такой расход магии происходит, мне потом всегда кушать хочется. Оглянулась я на эльфов, пожалела их. Надо кормить, а то мы еще долго на этой полянке просидим. Достала я шаль прабабкину, выбрала участок с чистой травой и ногами ее примяла. Расстелила скатерку, а трава ее поднимает, не дает ровно положить. Пришлось Феодора звать, чтоб за концы держал.
        - Ты чего сейчас скушать хотел бы? - спрашиваю.
        - Эх, Афина, супчика бы горячего похлебал да хлеба ломоть - много ли мне надо. Я хоть и баронский сын, да к разносолам неприучен. А ты чего хотела бы?
        - Я… а дай-ка ты нам, милая моя скатерка, борща горячего со шкварками, сметанки крынку да соли с перцем. Еще хлеба белого, хлеба черного, пирожков с грибами и картошечкой. Икорки черной для больного эльфа и масла сливочного. Пить мы будем компот клюквенный, охлажденный. Мне чашечку кофе арабика, мелкого помола, заваривать с крупинкой соли и ложкой сахара. Алкоголя нам пока не надобно. Да колбасы еще чесночной, копченой. Ложки, тарелки да салфетки не забудь, любезная.
        Я все это перечисляю, и на скатерке постепенно появляется все то, что я прошу. Кастрюля паром плюется, пирожки весь лес ароматизировали, икра горкой с мужской кулак на тарелке блестит, колбаса чесноком нечисть отпугивает.
        Эльфы, запахами еды зомбированные, вереницей к нам подтянулись. Крит уже сам идет, только брат его поддерживает.
        Я, как хозяйка гостеприимная, посадила двух с одной стороны, двух - с другой, а мы с Феодором вроде как во главе стола оказались. Ушастые даже не спрашивают, откель красота такая взялась - их сейчас скорее носатыми называть надо - вон как они этими носами, шевелят, чистые буратины. Начала я по тарелкам борщ разливать, сметанку туда щедро класть да каждому из них подавать. Себе последней взяла, и наступила на десять минут тишина блаженная. Эльфы - народ культурный, чавкать с детства отучены. Видать, родители за уши здорово тягали за пренебрежение этикетом. Вот поэтому они у них такие длинные и получились.
        Все смели подчистую, даже крошечек не оставили: по две тарелки борща с хлебом да с пирожками, колбасу на второе. Только икру я перед Критом поставила и сказала:
        - Ешь!
        Он сначала покривился, а потом распробовал и все слопал, остальные ушастые только облизнулись.
        Сытые и довольные на травке разлеглись, а я грязную посуду на скатерть собрала и ее за еду поблагодарила. Когда опустела скатерка, я ее оттряхнула и как платок, коим она и была, на плечи набросила - солнышко уже за деревьями скрылось, похолодало немного.
        - А кто готовил столь дивные блюда? - спросил Полин.
        Остальные, вопрос его услышав, на меня вылупились - ответа ждут.
        - Что-то я, что-то мать моя, а может и бабушка. Это как работает - вроде пространственно-временного кармана, ведьмы готовят еду и на скатерть ставят - она в карман проваливается. Это только кажется, что она любое блюдо выдаст, на самом деле только то, что в нее положили. Домой приеду, грязную посуду заберу, опять наготовлю и туда поставлю. В дороге - самая незаменимая вещь, но если есть возможность другой едой питаться - то надо этим пользоваться.
        - Очень интересная конструкция заклинания, - прищурившись, пробормотал Крит. - Надо будет себе такую сделать.
        Я в ответ только засмеялась:
        - Готовить сам будешь, болезный ты наш, или у тебя жена имеется для этого?
        Он смутился, глаза отвел - сразу видно, что этот вопрос он не продумал подробно. Я ему посоветовала не мучиться - а пойти в любую таверну и заказать всего сразу и много. Правда, еда эта такой же вкусной, как руками родными заботливыми, приготовленная, не получится, но с голоду не помрешь.
        На последнем слове эльфийский маг вздрогнул - опыт свой неприятный вспомнил.
        - Ты мне лучше вот что скажи: как коня делить будем? Вдоль или поперек?
        - Что ты имеешь в виду?
        - Ну, он вроде тебе принадлежал, а я его себе забрала…
        Из-за спины ржание раздалось, оборачиваюсь - а там Каро стоит, землю копытом роет, возмущается.
        Я на него смотрю, вроде как примериваюсь, где резать удобнее. Он еще больше разошелся, на дыбы встал.
        - Крит, а он что, разумный у тебя?
        Тут все эльфы на землю попадали и ржут, засранцы. Сквозь смех маг их мне и отвечает:
        - Он на самом деле не конь, вернее, конь, да не совсем. У него только тело конское, а душа в нем эльфийская.
        - Это как? - у меня челюсть отвисла, и глазки выпучились. - Получается, я на эльфе верхом ездила?
        - Ну да! Случилось это много лет назад. Дед мой характер имел веселый - все время шутки шутил да стареть не хотел. А когда время ему уходить пришло, лет ему тыщи три уже было - решил он в последний раз пошутить - и переселил душу свою в коня. А так как магом он был великим - о нем до сих пор легенды слагают - то конь бессмертный получился. С тех пор лет пятьдесят прошло. Мне он от отца достался пять лет назад. Так что делить его лучше не надо. С кем он захочет - с тем и пойдет. И сомневаюсь, что это я буду - дед завсегда до женского пола охочим был! - и ржет, труп недоделанный, на меня ехидно поглядывая.
        - Ты на что намекаешь, селедка под шубой! Я тебе что, повод давала? Я еще хорошо подумаю, брать мне его с собой или нет! Зоофилы приплюснутые, юмористы ушастые…
        Долго я еще по полянке бегала, слова разные негромко говорила, пока не забрела за кустики. Дела свои сделав, прошлась меж деревьев и пенек нашла. Села, пригорюнилась.
        Слышу, конь ко мне подошел, носом меня толкнул и заржал тихонечко.
        - Чего тебе?
        Он на меня смотрит одним глазом, да так печально, что я не выдержала - погладила морду серую, за ухом, как кота своего, почесала.
        - Что, невеселая шутка оказалась, да? Старый ты дурак!
        Он кивнул и еще больше загрустил.
        - Ты теперь в лошадином теле навечно застрял, и жизнь у тебя нынче несладкая. Но ежели с другой стороны посмотреть: если бы помер, то еще неизвестно, кем бы в следующей жизни стал, а так с родными своими остался, они тебя холят, лелеют, не обижают… - конь фыркнул насмешливо, я а продолжила. - Теперь вот ко мне прибился. Небось, ждешь, что я тебя вкусненьким кормить стану да гриву чесать? Да, повезло мне… Ладно, идем, Каро, отвезешь Крита в замок баронов, а там видно будет, что и как.
        Встала я, на холку ему руку положила, да так и пошли мы вдвоем обратно на полянку. Там народ уже собрался - все нас ждут. Я к Криту коня подвела:
        - Мы на нем вдвоем не поместимся, так ты садись, а я своим ходом доберусь и в лесочке неподалеку от города ждать буду.
        - Это как - своим ходом? - Полин удивляется.
        - А так!
        Достаю из сумки метлу и верхом на нее сажусь. Слова волшебные молвила и круг над полянкой сделала. Раз - и скрылась за деревьями.
        Метелка меня вмиг домчала, чтоб народ не смущать полетом ведьмы, я приземлилась под раскидистым дубом столетним в два обхвата да на него взобралась - у меня еще часа полтора времени есть, чтоб решить, как дальше жить.
        Думала я, думала да и заснула. Просыпаюсь - а под деревом вся наша компания стоит. И как нашли меня, непонятно.
        - Не удивляйся, тебя Каро нашел. У него кой-какие способности сохранились. Прыгай, поймаю! - это Полин под деревом стоит, руки протягивает.
        Ну что ж, проверим, насколько силен эльф. Пусть ловит! В худшем - я на травку упаду, а это не страшно. Мы, баб Йожки, специальный курс берем, когда в ковен вступаем: как упасть с метлы и не разбиться. Без него нам не дают управлять нашим летательным предметом. Так что приземляться я умею.
        - Ой! - то ли я похудела дальше некуда, то ли у эльфа в самом деле мышцы железные, только поймал он меня легко и на ноги поставил. Правда, при этом довольно бесцеремонно прижал к себе и не торопился отпускать.
        Помешал ему щупать меня за талию и то, что ниже, Каро, ощутимо пихнув в спину. Чтобы не упасть, эльфу пришлось разжать руки, чем я тут же воспользовалась, отскочив от него на пионерское расстояние.
        - Каро, прекрати!
        Конь только презрительно фыркнул и вернулся к хозяину, который посмеивался, обмениваясь впечатлениями с Феодором. С невозмутимым видом я подошла к Криту и спросила:
        - Ты не будешь против, если я с тобой поеду? Думаю, Каро не откажется подвести нас двоих?
        Конь прогарцевал ко мне и повернулся боком, приглашая садиться. Эльфийский маг уже оправился достаточно для того, чтобы легко взлететь в седло. Я поставила ногу на носок его сапога и через миг уже сидела практически у него на руках, боком, а он придерживал меня одной рукой, а второй вцепился в поводья. Полин с обиженным видом сел на своего коня. Прости, но не ты мне приснился на новом месте!
        Прибыв в замок, все разошлись по своим спальням. У меня не заняло много времени умыться и причесаться. Переодевшись в джинсы и мужскую рубашку, я отправилась к принцу змейному. Он уже полусидел в кровати, Марена отсутствовала, к моей радости - хоть поговорить смогу нормально.
        - Как ты? Выглядишь лучше, чем вчера.
        - Я и чувствую себя лучше. Спасибо за заботу.
        - Да не за что. Меня мать твоя попросила тебя найти. Я нашла. Вернее, мне просто повезло, что люди в этом доме живут нормальные и не отказались помочь. Феодор рассказал, что тебя в лесу нашли, змеей необычной, но ты кровью истекал. С кем дрался - непонятно. Да и неинтересно им это было - решили, что зверь какой тебя порвал. Принесли тебя, в зоопарк поселили, и ты в скорости в спячку впал. А что раньше было, до того, как сюда попал, не помнишь?
        - Нет, не помню, к сожалению.
        Он грустно улыбнулся.
        - Да, моя ситуация не из приятных. Афина, а как мама? Расскажи мне…
        И я рассказала Фатуру о встрече с королевой змей, его матерью.
        Рассказ много времени не занял. Я подошла к окну, и только теперь заметила, что уже темнеет. Механически потерла руку и вздрогнула, когда коснулась отданного мне королевой медальона. Амулет на запястье моем вдруг печь стал, раскалился прямо. И состояние у меня тревожное какое-то, словно случиться что-то должно нехорошее.
        - Фатур, тебе одежду принесли? - он кивнул. - Одевайся, быстро, и жди меня - я за сумкой своей сбегаю.
        Пулей я через коридор метнулась, схватила сумку, на шею повесила. Оглядела комнату, не забыла ли я чего. На спинке кровати платье мое висело да расческа возле зеркала. Запихнула их, как попало, и обратно понеслась. А внутри у меня словно спираль разворачивается - все ближе и ближе опасность страшная. Вдруг в коридоре топот копыт раздался и выскакивает из-за поворота Каро. Ничего себе, на третий этаж забрался!
        Я к Фатуру, Каро за мной. Тот уже сапог второй натягивает руками, от слабости дрожащими. Я к окну подбежала - а там переполох - люди с факелами по двору носятся, кричат, шум, гам. На порог барон вышел и спрашивает:
        - Что шумите? В чем дело?
        К нему стражник подбежал и говорит:
        - В городе бунт, народ кричит, что ты ведьму приютил, требует ее выдать на расправу.
        Я, как услышала, побледнела. Ну вот, приплыли. Видать, кто-то видел, как я на метле летала. Надо тикать отсюда и чем быстрее, тем лучше.
        - Каро, миленький, где эльфы? Веди нас к ним.
        Но далеко идти не пришлось - Полин с товарищами, уже полностью собранные, ждали нас в коридоре.
        - Афина, мы уходим. Крит сейчас откроет портал, нам только надо лошадей забрать.
        - Так чего мы ждем - вперед!
        Я Фатуру помогла на Каро сесть - сам бы он далеко не ушел. Феодор как раз подбежал - говорит:
        - Отец с ними разберется, не волнуйтесь, но вам лучше уйти. Толпа - она непредсказуема.
        - Прощай, Феодор, удачи тебе!
        Я поцеловала наследника, и мы помчались по лестнице вниз. Только Каро мог такое сделать - но после балета на улицах нижнего города, я уже ничему не удивляюсь. Выскочили через черный ход и прямиком к конюшне. А там нас уже Ранит ждет да кони оседланные. Крит стал портал открывать. А я про амулет вспомнила - что его надо принцу на шею одеть, и тогда он у мамы своей окажется. Развязала я веревочку - а Фатун передо мной на Каро сидит, а же его придерживаю, чтоб не свалился, так что, когда я веревочку разматывала, к нему всем телом почти прижималась.
        Портал уже засветился светом неземным, первый раз такое вижу. Я назад оглянулась - смотрю, люди бароновы уже луки достали да с крыши замка в тех, кто за воротами кричит, целятся. Но как портал засветился, народ попритих - ждет, что будет.
        Полин к нам подошел, поторапливает. Я с ним глазами встретилась:
        - Сейчас ты иди, я следом зайду. Вот только принца отправлю к матери.
        Полин еще несколько раз на меня обернулся, но в портал вошел. Крит один остался, нас с конем ждет.
        И я, в полной уверенности, что Фатур сейчас исчезнет, а мы в портал войдем, на шею парню амулет одеваю. Потемнело все вокруг, шум пропал, закрутило меня, как на карусели, тошнота к горлу поднялась.
        Долго ли, коротко ли длился наш полет, да только выпали мы в лесу, на поляне, папоротником заросшей. Только светлячки над ней летают, а может феи сказочные, да звезды с тарелку каждая над головой. Каро на колено припал, не удержался. Мы с принцем кувырком с него на землю упали. Только мне не повезло - я об камень, под папоротником спрятавшийся, головой ударилась, и померк для меня белый свет.
        Тихий шепот я услышала. Голос знакомый пробился сквозь дикую головную боль и заставил меня открыть глаза.
        - Афиночка, любимая моя, родная! Прости меня, за то, что ушел тогда. Как увидел я, что тебя нет, для меня свет померк, день в ночь темную превратился. Ты прилетела - а я от злости не мог места себе найти, поскакал обратно в столицу. Да только далеко уехать не смог - вернулся ночью, а любимой моей уже и след простыл. Я тебя ни в чем не виню - даже Мия решила, что я тебя бросил. Она ведь так и сказала, да? Я все понимаю, но ты только очнись. Нет сил моих более на тебя безмолвную и неподвижную глядеть - сердце кровью обливается.
        Я пришла в себя на кровати, за окном едва-едва светлеется, и не понять - утро то, или вечер. Возле кровати на коленях Артим стоит, ладонь мою руками сжал, лицом в нее уткнулся и не видит, что я на него смотрю. Я к нему потянулась и по волосам спутанным погладила. Он замер, а потом подскочил - кинулся меня обнимать - целовать. Я его оттолкнуть не могу, но и понимаю - еще немного, и опять отключусь. Тут двери распахнулись, и влетела Мия. Девочка моя быстро порядок навела - Артима от меня оторвала, приказала ему на стул сесть и не мешать. А сама ко мне в изголовье примостилась, и ладошки свои прохладные мне на виски положила. Ах, как приятно - боль мерзкая в тот же миг улетучилась. Я лежу, наслаждаюсь покоем долгожданным и из-под ресниц на Артима гляжу. Как же я по тебе, вампирище мой, соскучилась!
        - Иди сюда, - тихо позвала я его, когда Мия, девочка неглупая, прочитав мои мысли, испарилась из нашей спальни.
        Да, я очнулась в изумрудном замке герцога Предгорного. Принес меня Артим из леса, где мы выпали из портала вместе с конем и принцем змеиным. Его королева позвала, оказалось, что она с ним имела беседу на тему "Тонкости межрасовых отношений, применительно к семейной жизни" Ха, как будто нам это светит!
        Кровать заскрипела под весом вампира, и я нырнула в его объятья, устроилась поудобнее и заснула под ласковый шепот.
        День четырнадцатый, примирительный
        Разбудило меня позвякивание посуды на подносе в руках слуги. Он еду на столик поставил и вышел. Правильно, болезных, головой ударенных баб йожек надо подкармливать! Но, для начала, не мешало бы их помыть. Я прикоснулась к виску - пальцы нащупали приличных размеров шишку и уже подсохшую ранку. Волосы, жесткие от крови засохшей… да, видок у меня еще тот! Повязка слетела во сне, я и не заметила, когда. Прислушалась к себе: вроде, голова не кружится, немного болит, но это нормально после удара об камень. Артим еще спит, не просыпается. Устал вчера, весь день да ночь со мной просидел, только под утро заснул.
        Села, ноги вниз спустила и поняла, что вполне могу встать. Первым делом за ширмочку сбегала, а потом в колокольчик серебряный позвонила. Вошла девушка молодая, спросила, что мне надобно. Я попросила ванну принести, чтоб выкупаться да волосы от крови отмыть. Она кивнула да пропала.
        Через минут двадцать я уже сидела в парной воде и наслаждалась аккуратными прикосновениями девушки, втирающей в мои локоны выданный ей из моих запасов травяной шампунь. Запах по всей комнате разлетелся, ароматерапия во всей красе!
        Думать ни о чем не хотелось, но мысли нахально крутились вокруг моей дальнейшей судьбы. Как бы мне не хотелось остаться с любимым, а домой все равно вернуться надо. Ой, судьба моя, злодейка!
        Чистая, отмытая, в платье и легких эльфийских туфельках я поперлась на… конюшню. Только шаль на плечи набросила, от утренней прохлады себя предохранить. Замок еще спал - только солнце встало, птички щебечут. Вампир на выходе со мной вежливо поздоровался, ну и я ему доброго дня пожелала. Ух, красота! Коня я своего в дальнем стойле обнаружила. Он меня заметил, вскочил с мягкой соломенной постельки, где спал, свернувшись, и ко мне подбежал. Я и не знала, что лошади умеют так компактно сворачиваться.
        - Каро, черт непарнокопытный! Прекрати меня вылизывать! Да в порядке я, жива, как видишь! Лучше скажи, как ты тут? Вампиры тебя еще на колбасу не пустили?
        Конь презрительно фыркнул. Что-то глаза у него грустные, неужто овес не по нраву пришелся в королевской-то конюшне? Я его за собой из денника вывела на солнышко, и пошли мы рядышком в парк, что возле дворца расположен. Там я села на скамеечку, а Каро рядом пристроился, на лужайке. Не успела я и слова молвить, как он упал на бок, на спину перевернулся и давай из себя собаку изображать, по травке кататься, спину массажировать. Я засмеялась - ведь впервые такое наблюдала, до того только по телевизору видела.
        На мой смех слетелись вампиры - Артим с телохранителями да дядюшка его, герцог.
        - Развлекаешься? А я тебя везде ищу. Хорошо, Тимин тебя заметил, когда ты к конюшне шла.
        Король меня поцеловал да рядом на скамейке приземлился. Смотрю, конь насторожился, на него косо смотрит. Ревнует, что ли? Встал на все четыре ноги и к нам подкрадывается.
        - Каро! - строго так ему говорю. - Даже не вздумай!
        Он же Артима укусить намеревался, уже и зубами своими лошадиными клацал, да мои слова его остановили. Пришлось ему шаг назад сделать.
        - Познакомься, любимый, - говорю, а сама за конем наблюдаю. У того уши встали да глаза округлились. - Каро - он конь не простой, в нем душа мага эльфийского, так что он все понимает, а сказать ничего не может. И это хорошо! Потому как иначе мы бы такого наслушались!
        Вампиры смеются, а конь ржет обижено. Ну, знаешь, с кем связался, теперь не жалуйся. Встала, его по гриве погладила да в нос поцеловала, теперь Артим на меня с ревностью смотрит. Надо срочно тему переводит!
        - А как себя принц Фатур чувствует?
        Артим мне ответить не успел, зашуршала трава, телохранители перед королем своим встали, крылья распахнули, пришлось мне на цыпочки подниматься, чтоб увидеть, как среди цветших луговых цветов плывут, как парусники под ветром, головы змеиные в коронах изумрудных. Артим приказ отдал успокоиться. Оливер и Гирин крылья сложили, но так и остались в полной боевой готовности.
        Подползли королевские змеи, оземь ударились, и встает женщина, прекрасней нее я никого не знаю, и парень молодой. Я в нем не сразу принца признала - он за ночь в себя пришел, мать его, видать, подлечила. Изумительной красоты глаза, брови вразлет темные, губы алые, лицо породистое, а волосы… черные с зеленью, словно нити вплетены атласные… да, есть на что посмотреть. Вот вампиры рты-то и пооткрывали, королевой змеиной любуются.
        Мы с ее величеством расцеловались, принц мне поклонился поясно, за спасение благодарит. Я ему улыбнулась, а тут королева заговорила:
        - Афина, безгранична благодарность моя, все для тебя сделаю - только прикажи. За спасение сына моего любое твое желание исполню!
        - Я чужую жизнь желаниями не меряю, и не за плату твоего сына спасала. Так что разговор об этом неуместен. Да и утро такое чудесное жаль тратить на поклоны и расшаркивания, - говорю и королеве подмигиваю. - Могу ли я вас на завтрак пригласить?
        Все сразу оживились - небось, тоже голодные.
        Герцог нас по тропинке повел. По пути Артим с Асаргой о политике говорили, а мы с принцем о том, благополучно ли эльфы из замка ушли, и усмирил ли барон народный бунт, мной спровоцированный ненамеренно? Решили после завтрака попытаться узнать - все-таки, мы с ними подружились. Оказалось, что Фарум с Верем давно знаком, вот мы его мы и попросим по своим ветреным каналам для нас информацию найти.
        Вышли мы на полянку, где в тени гигантского дуба стоял стол со стульями.
        - Мы с супругой моей покойной любили здесь завтракать, - говорит наш хозяин и хочет одного из вампиров за едой послать, но я его жестом остановила, а сама шаль с плеч сняла да на стол, как скатерть, постелила.
        - Присаживайтесь, уважаемые! Сейчас кушать будет подано!
        Король и герцог помогли змеиной королеве устроиться поудобнее, да рядом с ней с обеих сторон присели, а я с другой стороны устроилась, рядом с принцем. Все сидят, на меня глядят, не знают, чего ждать. Я улыбнулась да подмигнула ее величеству.
        - Здравствуй, скатерть-самобранка, накорми-ка ты нас… яичницей с беконом и грибами, тостами французскими, пирожными заварными, корзиночками с кремом белковым да лимонным печеньем. А еще фруктовый салат, из бананов да клубники с яблоками давай. Что еще? Ах, да, кофе, молоко, сок апельсиновый, квас давай да бекон канадский, и сыр греческий.
        Я перечисляю, и перед нами на скатерке еда появляется. Как чувствовала, что мне придется с королевскими особами завтракать - все, что я перечислила, на фарфоровых тарелках появилось, вилки-ножи, ложки серебряные да бокалы-стаканы хрустальные. Яичница на серебряном блюде под прозрачной крышкой стоит, запах от нее идет… божественный.
        - Угощайтесь, гости дорогие!
        Они тарелки разобрали и приступили к завтраку. А я себе кофе налила да одно пирожное выбрала - эклеры мои любимые.
        Телохранители за спиной Артима уже слюнки глотают, пожалела я их, к себе подозвала и им на тарелки еду положила, всего понемногу.
        Ну, герцог - не промах, к концу завтрака он уже с королевой змеиной общий язык нашел, по руке ее гладит, а она ему улыбается. Фатур меня локтем в бок толкает и глазами на них показывает.
        - А что? - шепчу ему в ответ. - Герцог - вампир видный, да и характер у него добрый, отзывчивый. Чем твоей матери не пара? Не мешай им, пусть радуются.
        - Да я не против, только за мать переживаю слегка. Она моим отцом брошена, настрадалась уже, бедная.
        - А кто твой отец, - спрашиваю. - Но если не хочешь, не отвечай, я пойму.
        - Отчего ж не ответить! Маг он эльфийский, Каротин Запондель Непросиак.
        Мысль какая-то у меня мелькнула, но как я не старалась, уловить ее не смогла.
        - Понятно, но любви без страданий не бывает, счастье - птица редкая, капризная, не каждому на плечо садится. Но за герцога я ручаюсь. Фатур, а лет тебе сколько?
        - Шестьдесят семь и два месяца, - отвечает принц без запинки.
        - Ясно, жаль, что ты свой день рождения пропустил, в спячке провалялся. Но ничего - в следующем году наверстаешь.
        Мы еще немного поговорили, а когда все насытились, поблагодарила скатерку за завтрак замечательный - и посуда исчезла. Развалились мы все на травке зеленой, я Артиму на колени голову пристроила, герцог королеву обнял, принц травинку покусывает, да на небо глядит - облака считает. Благодать! И тут я вспомнила про коня своего. Села, оглядываюсь.
        - Ты чего? - встревожился Артим.
        - Где Каро, не видно его что-то?
        - Да вон он, за деревом стоит!
        Смотрю, из-за дуба столетнего посреди лужайки зеленой конский зад торчит да хвост мотыляется, словно метелкой конь им обмахивается. И тут ко мне, наконец, та мысля, что я раньше поймать пыталась, вернулась. Каротин, говоришь? Антиоксидант морковный, провитамин растительный!
        Так вот почему конек мой за деревом спрятался!
        Подкралась я тихонько, да как вцеплюсь ему в гриву! Он дернулся, но я его не отпускаю, повисла на нем, как репей, и вишу, ногами дрыгаю. Пол луга мы с ним так пропрыгали, наконец, он успокоился.
        - Иди, на сына хоть взгляни, дурак старый. Что ж ты им не сказал, что не бросаешь их, а помирать собрался? Что ж про план свой гениальный жене не рассказал? Умный слишком? Идем, поговорим. Может, совместными усилиями нам удастся с тобой что-нибудь сделать.
        Подвела я его к остальным, королева на коня мельком только взглянула и продолжила с герцогом общаться, а вот сын его подошел, на меня недоуменно смотрит, понять не может, что происходит.
        Тут я вспомнила, что драконы замечательно умеют мысли читать.
        "Мия, девочка моя, не могла бы ты своего папу захватить и нас в парке навестить. Дело есть!"
        Пока драконы к нам добирались, я принцу тихонько шепнула:
        - Как думаешь, почему этот конь по имени Каро так на тебя смотрит?
        Фатур только плечами в ответ пожал.
        - Ты не смотри, что он конь, душа у него человеческая, вернее, эльфийская. Великий маг, когда время ему уходить пришло, переселил свою душу в коня, но об одном забыл - что кони не разговаривают - и превратится обратно в эльфа он никак не сможет. Ведь для этого надо заклинание вслух произнести. Я права, Каротинчик?
        Тот головой кивает. У принца брови вверх поехали и глазоньки округлились:
        - Ты хочешь сказать, что в нем душа моего отца? А как ты догадалась, Афина?
        - Крит мне о нем рассказал, когда ты имя отца произнес - что-то во мне словно щелкнуло, но я не догадалась, пока не заметила, что нахальный обычно конь за деревом прячется, хоть всегда возле меня стоит, когда есть что-то вкусненькое. Вот тут все кусочки пазла на место и встали. Пятьдесят лет уже он конем гуляет, трех хозяев сменил. А как про тебя услышал, за нами увязался. Ладно, сейчас драконы прилетят - может, они помогут.
        - Кто? - одновременно спросили принц и его папочка. Только у последнего ржание вместо слов вылетело.
        Зашумели листья дубовые, порывом ветра меня чуть на землю не швырнуло, спасибо, Артим меня подхватил. Он все это время за моей спиной стоял да улыбался ехидненько. Вот дура склерозная! Он ведь тоже телепат! Как я могла забыть!
        Я в его объятиях поворачиваюсь и ласково так спрашиваю:
        - Ну и как тебя лошадиные мысли на вкус?
        - Ха, Афина, тут ни вкуса, ни цвета, ни запаха нет, а Каро, как сына увидал, все свои мысли растерял. Но кое-что я уловил - стыдно ему. Только ты об этом громко не говори.
        - Хорошо, не буду, - отвечаю, а сама к нему теснее прижимаюсь, от ветра прячусь.
        Драконы прилетели, на лужайку сели.
        Наварон - черный, как ночь, крыльями небо загородил, шумно выдохнул и только тогда коснулся земли. Мы покачнулись, как от землетрясения, а с дуба попадали сухие листья, два гнезда и мелкий зверек типа скунса - черно-белый в полосочку. И прямо мне под ноги! Я дыхание задержала, ну все, думаю, сейчас как пустит струю пахучую, и где я найду томатный сок, в мире, где помидоры не растут? Тут же еще Америку не открыли! Но, к счастью, это оказалась просто кошка, сильно лохматая и немного ошарашенная жестким приземлением. Она выгнула спину, дико мяукнула и рванула под стол - к герцогу.
        - Кузя! - закричал дядя Артима на радостях. - Вот ты где пряталась, охотница! Небось, птичку хотела поймать, да? - и за шкирку поднял кошку себе не колени.
        Все облегченно выдохнули и повернулись к драконам как раз в тот момент, когда Мия на посадку зашла. Девочка моя лазурная! Красавица-то какая! Смотрю, папа ее надулся от гордости, шаг в сторону сделал, место ей уступил. Она, как пушинка, приземлилась. Тут я тоже народ на полянке взглядом обвела - мол, смотрите, какое чудо я в вашей пещере отыскала и на белый свет выпустила.
        Герцог, Артим и телохранители драконов уже видели, а вот Каро… нет, это надо было запечатлеть для потомков! Жаль, камера в сумке, а сумка в спальне! Конь с выпученными глазами, раззявленной пастью и трепыхающемся на ветру языком стоял памятником самому себе посреди поляны, широко расставив копыта. И при этом поедал взглядом крылатых чудовищ. Я выкрутилась из объятий любимого и подошла к Каро. Помахала перед мордой рукой - ноль эмоций. Пришлось звонко хлопнуть ладонью по крупу.
        - Иго-го! - почему-то фальцетом спросил конь.
        - А не го-го ли тебе подойти, поздороваться? Морковный ты наш?
        - Иго! Иго! - замотал он головой и сделал первый шаг к своей судьбе.
        В этот момент Наварон отвлекся от любования дочерью и спросил:
        - Это мне? Завтрак? Спасибо! - и потянулся рогато-зубастой мордой к дрожащему коню.
        Это оказало неизгладимое впечатление на непарнокопытного. Ему стало дурно: все четыре ноги подогнулись, и он сел на задницу, как собака. Последней упала голова, свесившись меж передних ног до самой земли.
        - Нервный какой завтрак… - задумчиво проговорил Миин папа. - Афина, признавайся, в чем прикол?
        - Вот, это ваш клиент, - со смешком обращаюсь к Наварону. - Превратил себя в коня, а обратно никак! Помочь ему можно как-нибудь?
        - Могу попробовать…
        Дракон задумчиво обнюхал Каротина, подтолкнул того носом. От легкого касания конь упал на бок. Я всплеснула руками:
        - Помер, сердешный?
        Мы с принцем к нему, а этот гад из-под ресниц на нас глядит.
        - Что, думаешь, драконы падаль не едят? Едят, и еще как! Вставай, притворщик, сына бы постыдился. Будем тебя из конского тела выковыривать.
        Пришлось Каро подниматься - ну, в самом деле, что за клоунада? Неужели за время пребывания в теле животного мозги атрофируются?
        Вампиры и королева на нашу возню глядят, посмеиваются. Я на них прикрикнула, а Гирину велела за одеждой какой-нибудь сбегать. Тот, недолго думая, крылья расправил и улетел.
        Тем временем Наварон дочку позвал, велел ей обратиться в девочку и приложить руки к конскому лбу. Я так поняла, что Мия будет проводником работать, а черный дракон попытается разобраться, каким заклинанием Каро пользовался. Нам приказали в сторону отойти и не мешать.
        Первый раз вижу, как дракон колдует. Перешла на внутреннее зрение и обомлела: от головы Каро к голове Наварона словно вуаль туманная тянется - это идет обмен мысленной энергией, что ли? Так они простояли с полчаса, потом, Мия отошла в сторону, руку об руку потерла, и остатки силы стряхнула на землю.
        Конь переступил с ноги на ногу, гордо морду поднял и вдруг струна лопнула - помутнела его аура и окутала мелкими искрами. Дракон на него дыхнул, резко мотнул головой и на месте коня стоит эльф, руками-ногами травы касаясь. По-лошадиному пофыркивая, эльф замотал головой. Волосы того же цвета, что и грива, мотылялись из стороны в сторону, а об остальном умолчу. Ну, хвост пропал, как и не было, зато… все-все, молчу, молчу…
        Гирин, уже давно вернувшийся с одеждой, к нему подошел и плащ набросил.
        Но это еще не конец был - Наварон обернулся человеком, подбежал к подопытному и провел вдоль его тела руками, проверяя что-то.
        На мой вопросительный взгляд он ответил:
        - Все прошло удачно, как видишь, вот только первое время он еще хотя бы раз в день должен на часок становиться конем. Пока к нему его знания не вернутся.
        Только сейчас я поняла, что за моей спиной что-то происходит - оказалось, змеиная королева в обморок брякнулась, когда на месте коня муж ее потерянный нарисовался. Вот только никак я врубиться не могу - от радости или от горя? Но в этом я ей помочь не в силах - пусть сама со своими мужиками разбирается.
        Наша компания вошла в замок, Каро Оливер на руках нес, а то он все намеривался на четвереньках передвигаться. Ну, дела - теперь ему придется вновь учиться на двух ногах ходить. И ржать неплохо было бы пореже - а то слуги пугаются.
        Оставив принца рядом с отцом, я вытолкала из выделенной ему спальни драконов, вампиров и королеву и закрыла за собой дверь. Удивительно, но меня послушались все, кроме Асарги. Когда коридор опустел, она продолжала стоять, подпирая стену правым плечом. Чувствую, поговорить хочет. Я кивнули ей и пошла вперед, в полной уверенности, что она следует за мной.
        На башне все осталось так, как было в тот злополучный день, когда я услышала ее зов. Хорошо, что все закончилось удачно. Я нашла Фролгу, вырвала ее из драконьих лап, потом принц отыскался, да и с хорошими людьми-нелюдьми познакомилась. Жизнь не терпит сослагательного наклонения, так что я не стала задумываться над тем, что, если бы… Жива - и слава Богу!
        - Вы хотели меня о чем-то спросить?
        - Да, Афина. Как оказалось, я совершенно не готова к встрече с бывшим мужем. Даже в обморок упала, чего со мной не было ни разу и тех пор, как в детстве мне на хвост камень с горы свалился. Но тогда это была физическая боль, а сейчас - душевная. Словно я разрываюсь на части…
        - Я заметила, тебе герцог мил. И давно это у вас?
        Она вздрогнула:
        - Как ты догадалась? Мы никому…
        - Хе, это было несложно - по вашим взглядам да по прикосновениям. И потом, когда я впервые увидела Анимира, мысль у меня мелькнула, что он выглядит, как счастливый человек, вернее, вампир. Знаешь, что-то в его ауре светилось, так только у влюбленных бывает.
        - Знаю… - мечтательна улыбнулась змея. - Уж восемь лет как мы нашли друг друга и…
        Я предупредительно подняла руку ладонью вперед:
        - Прошу, избавь меня от подробностей! А Каро… ему еще много времени понадобится на реабилитацию, не препятствуй сыну с ним общаться, да и лучше будет, если он пока подальше от эльфийских лесов поживет, спокойнее. Разлука любовь убивает, а у вас она на пятьдесят лет растянулась. Ты не должна себя считать обязанной вернуться к нему - слишком много воды утекло с тех пор, как вы вместе были. А теперь простите меня, ваше величество - я хотела бы одна побыть.
        Она кивнула, змеей зеленой оборотилась и скользнула в небольшой портал. Куда он вел - не знаю, да и не хочу знать. Сейчас меня другое волнует - как там Феодор, да и все ли благополучно с эльфами.
        - Верей! Верей, друг мой ветреный, отзовись!
        Расплелась моя коса, волосы по плечам разлетелись, ласковые прозрачные руки легли мне на плечи. По щеке мазнули невидимые губы.
        - Здравствую, ведьма! Рад тебя видеть, - шепнул баловник.
        - Я тоже, Верей, я тоже. Как ты, все тучи гоняешь?
        - Без тебя скучно… Давай полетаем?
        - Не могу, не сегодня - меня ждут.
        Он дунул мне в лицо, от неожиданности я закрыла глаза и засмеялась.
        - Верей, прекрати шалить! Я по делу тебя позвала. Не мог бы ты узнать по своим каналам, все ли в порядке с моими друзьями, которых я покинула в спешке?
        - Где они живут?
        - Феодор - сын барона Гортичного, что в городе Гортицы. А эльфы в столицу собирались, порталом туда ушли - в город Радку, королевства Шастор. Зовут их Крит, Ранир и Полин. Узнай про них - волнуюсь я что-то.
        - Задаток давай - полечу. А бесплатно ничего делать не стану.
        Смется Верей, надо мной издевается, баловник.
        - Какая же тебя плата нужна? - решила я ему подыграть.
        - Один поцелуй сейчас - один, когда новости принесу.
        - О, у тебя губа не дура. Но я согласна.
        В тот же миг возле меня ветер сгустился и парень меня обнял и к себе прижал.
        Губы нашел - словно прохладным дождем их омыло, сладкий запах свежескошенной травы наподнил мои легкие. Поцелуй получился ласковым, но страсти не было - и Верей это тоже почувствовал. Отстранился.
        - Что, говорю, не так?
        - Не знаю. Словно сестру целовал…
        Я смеюсь:
        - Вот когда от поцелуя голову потеряешь, когда от прикосновений кровь в жилах закипит и в глазах темно станет - ты сразу разницу почувствуешь и все поймешь, дружок.
        Смутила я его, вон, отлетел и примостился на зубце башенном, смотрит в сторону:
        - У тебя с Артимом так? - спрашивает.
        - Да, - шепчу в ответ. - Но ты не расстраивайся - еще найдешь любовь свою, а теперь - лети. Меня милый ждет, я уже давно отсутствую, как бы опять не решил, что я смылась куда.
        Артим был занят - я же его от дел государственных оторвала, вот он и загонял вампиров туда сюда посылая. Они, как голуби почтовые, из столицы к нему и обратно мотаются. Птицы перелетные!
        Милый мой письмо писал, матери своей да советникам. Я вникать не стала - сам разберется, ума ему не занимать. Села в уголочке, книжку взяла, кем-то рядом на столе забытую, и поняла, что читать я не могу - языка-то не знаю! Пришлось теребить герцога. Оказалось, что речь их понимать мне Мия подсобила, а вот с письменностью - это мне самой придется. Упорством да усидчивостью брать. Выбрал мне Анимир словарик, что-то вроде Вебстера. Где к каждому слову идет пояснение. Алфавит показал, и я под его диктовку транскрипцию написала. И дело пошло! А опыт у меня уже есть, я так английский учила - по книгам. В библиотеку, как к себе домой заходила, и по книжке в день читала. Через полгода начала писать, а еще через месяца два - говорить. Только сейчас у меня столько времени нет. Но главное - начать! А там посмотрим.
        Пока мы с Анимиром занимались, Атрим в наш уголок поглядывал, но молчал. Вампир у него письма взял да в окошко и вылетел, а там к нему еще два присоединились - охрана, на всяк случай, вдруг горгульи встретятся по пути.
        Король еще немного за столом посидел, бумажки просмотрел, что ему доставили, а потом к нам подошел.
        - Чем занимаетесь?
        - Учимся, не видишь, что ли? Э.. пре… со.. ту.. ла ма! О! - гордо произнесла я то, что написала.
        Артим ржет, герцог губу закусил и отвернулся, чтоб меня не смущать.
        - Ты не больше скакать верхом на козе?
        - Ну, что-то в этом роде. Лиха беда начало - я научусь, вот увидишь!
        - Ладно, не обижайся, но ведь, в самом деле, смешно получилось. Дядя, вы позволите мне забрать вашу ученицу? У меня к ней образовалось несколько вопросов. Срочных!
        - Конечно, забирай. Я думаю, на сегодня хватит, дорогая. Ступайте, дети, - напутствовал он нас.
        Взявшись за руки, мы покинули кабинет.
        День пятнадцатый, решающий
        - О чем думаешь?
        - О тебе.
        - А если честно?
        - Разрываюсь на части. Почему ты не можешь остаться? Почему между нами все так сложно?
        - Жизнь вообще штука непростая, поверь ведьме. Я должна вернуться назад, не потому что хочу, а потому что должна. Три недели моего отпуска истекают через шесть дней. У меня есть обязательства перед бабушкой, хоть она и живет сама, но я не могу доводить ее до инфаркта неведеньем. У меня есть обязательства на работе, есть люди, которые ждут моего возвращения, да и не только люди. Мой домовой и по совместительству черный кот тоже ждет меня. Все это может показаться тебе неважным, но я не могу одним махом перечеркнуть всю свою прошлую жизнь. Прости.
        - Ты не оставляешь мне надежды…
        - Ну что ты - надежда есть всегда. Пока мы живы - мы надеемся.
        День шестнадцатый, семнадцатый прошли, наступил день восемнадцатый, судьбоносный
        Время летит, не успели оглянуться - а два дня пролетело. Не знала я пока, что эта ночь - наша последняя, и беспечно спала в его объятиях, пока шум в коридоре меня не разбудил.
        Голоса за дверью звучали все громче, пока их не перекрыл один, но строгий выкрик Оливера. Я уже догадалась, что Тимин рвется к отцу, а телохранители его не пускают. Спасибо им за это. Выбираясь из постели, постаралась не разбудить Артима, но он все равно проснулся и шепнул:
        - Кто там, и что им нужно? - сонным голосом пробормотал и перевернулся на спину.
        - Тимин со товарищи, судя по голосам. Твоими племянниками и Мийей. Оливер их пока еще сдерживает. Я - мыться, а ты разберись тут.
        Когда я вернулась, все гоп компания устроилась на кровати, обсуждая что-то невероятно важное. На мой взгляд Артим пожал плечами.
        - Так, все дружно марш отсюда, его величество вставать изволят. Кыш! - гаркнула я на детей, и они испарились в момент.
        Оливер заглянул, пожелал нам доброго утра и, убедившись, что дети короля не съели, захлопнул дверь с той стороны.
        - Так в чем проблема?
        - В драконе - он им предложил полетать. Мия сразу вызвалась Тимина катать, а племянники мои Наварону достались. Я разрешил. Правда, под присмотром - Оливер с ними летит.
        Артим встал, и я залюбовалась. Особенно когда он крылья расправил - красавец мужчина в полном рассвете сил! У меня даже появилась мысль залезть вместе с ним в ванну, но… Осуществить мне ее не дали. Не успел он скрыться за дверью, как наше уединение было нарушено - на этот раз уже по более серьезному поводу, чем полеты на драконах.
        Взмыленный вампир устало прислонился к стене и прикрыл глаза.
        - Присаживайтесь, уважаемый. В ногах правды нет.
        - Благодарю, но я постою, - он вздохнул и, заметив удивление на моем лице, добавил: - Если я сяду - то засну. А у меня срочное донесение для его величества.
        - Хорошо, стойте, я потороплю Артима.
        Король вышел, завернувшись в простыню, как в тогу. Патриций, чистый патриций!
        - Не буду вам мешать. Жду тебя в столовой.
        Усмехнувшись, я направилась на выход.
        Ждать пришлось недолго, я еще не успела расправиться с ветчиной, когда Артим пришел и плюхнулся на стул напротив меня. За столом уже никого не было - все позавтракали еще час назад, это мы проснулись, когда солнце уже давно встало.
        Король был не в духе, это бросалось в глаза. Он молча ел и излишне громко стучал ножом по тарелке. Я не стала спрашивать - захочет, сам расскажет, но предчувствие у меня было не очень хорошее.
        Наконец, ему надоело играть в молчанку. Со злостью скомкав ни в чем неповинную салфетку, он швырнул ее на пол.
        - Афина, я должен вернуться. Моя мать сошла с ума.
        - Что, в самом деле?
        И что я должна ответить на подобное заявление? Всплеснуть руками и заохать?
        - Она объявила дату моей свадьбы с Зеной! - он вскочил и стал расхаживать туда-сюда, в ярости сжимая кулаки. Его желание кого-то прибить было настолько явственным, что я поежилась.
        - И когда?
        - Что когда?
        - Когда свадьба?
        - Послезавтра. Но ее не будет!
        Еле сдержалась и никак его слова не прокомментировала. Сказать - я тебе верю, я знаю, что когда я уйду, ты останешься мне верен и будешь ждать вечно? Для этого я слишком реалистка. Сказать - женись и забудь про меня - для этого я слишком эгоистка. Я уж надеялась, что невесту с дороги убрала, ан нет - матушка ее из шкафа достала, от пыли отряхнула и опять взялась за свое!
        Я тоже хороша - не сказала еще, что завтра уйду. Так что может оно и к лучшему - он полетит в столицу, а я на Лысую гору. Моя сказка дописана, пора закругляться.
        Разъяренный вампир моих мыслей не слышал - я уже научилась от него закрываться, мне Мия подсказала, как это проделывать. Подошла, поймала момент, когда он метаться перестал, и обняла со спины. Прости, любовь моя, но наше время истекло.
        Мы прощались навсегда, прощались страшно, с моей истерикой и его в ярости разбитыми о стену в кровь костяшками пальцев. Прощались так, словно больше ничего не будет, вжимаясь друг в друга с силой, и от наших объятий перехватывало дыхание. Мы долго потом лежали и смотрели в глаза. Запоминали?
        На рассвете Артим ускакал. Тимин заплакал, когда прощался, даже герцог слезу пустил. А я долго потом стояла на крепостной стене замка изумрудного и смотрела в степь, где еще виднелось облако пыли, поднятое копытами их лошадей. Там меня Верей и нашел.
        - Афина, не плачь.
        - Больше не буду - все равно уже слез нет, все выплакались, - я вытерла глаза подолом рубашки и распрямилась, подставляя лицо утренней свежести. Верей ветерком помог, подсушил, и я его нежность и заботу почувствовала.
        - Спасибо тебе, дружок! Ну, а новости о знакомых моих есть?
        - Есть, как не быть. С Феодором все в порядке - отец его, барон, троих подстрекателей казнил, остальные сами разбежались. Бунт заглох, как его и не было. А эльфы в столицу попали, принцесса тамошняя на вчерашнем турнире себе жениха выбрала. Как думаешь, кого? - спрашивает и так вредно улыбается.
        - Говори уже, не мучай. Неужто одного из знакомых моих?
        - Точно! Полин в сражениях отличился, со злости всех рыцарей победил, а когда ему сообщили приятную новость о том, что он теперь на принцессе жениться обязан - в обморок грохнулся на радостях. Друг его, маг который, потом говорил, что от потери крови, рана, мол, у него на боку была, но народ рану не видел, так что… влип твой эльф. Мне повезло - я как раз к развязке успел, помогал ему лицо обдувать, чтоб в себя пришел.
        - Ты не шутишь?
        - Нет!
        - А принцесса что сказала?
        Верей засмущался.
        - Плакала она ночью, рыдала в подушку - я подсматривал. Сокрушалась, что такая некрасивая, и что эльф ее никогда не полюбит.
        - Как знать, как знать… - пробормотала я, вспоминая Полина. - Он человек… эльф добрый, может, догадается, что не в красоте счастье.
        - Да нормальная она, только толстая очень. Раскормили ее мамки-няньки, да и сидение с пяльцами у окна красоте не способствует, - возмутился Верей.
        - Вот и подскажи Полину, чтоб он принцессу бегать заставлял… и поменьше сладкого ей давал. А еще лучше, я ему письмо напишу. Отнесешь? Пару секретов красоты расскажу. А свадьба когда?
        - Так сегодня их и поженили - пока жених не сбежал, Полин же родственником далеким правителю эльфийскому приходится, так что король рад с эльфами породниться.
        Ну дела, вот это поворот! Действительно, пойду письмо писать - и мне отвлечься надобно, и окружающим дать понять, что я не сошла с ума, а то и такое предположение уже от прислуги услышала.
        Меня на Лысую гору Наварон отвести обещался. Мия с нами полетит. Под присмотром отца ей ничего не страшно. Через час и мы вылетаем. Я попросила Верея подождать, пока я письмо напишу и, бросив последний взгляд в ту сторону, куда уехал Артим, пошла в замок. Через час меня драконы ждать будут.
        Дракон летел ровно, иногда поворачивая рогатую голову, проверяя, все ли со мной в порядке. Молчал, и это меня полностью устраивало. Настроение упало ниже плинтуса - тяжело мне далось расставание с любимым, и безрадостные мысли бродили в голове глупой бабк йожки. Несколько раз мне хотелось крикнуть Наварону - "Поворачивай!", и только сознание того, что бабуля будет переживать обо мне, не давало открыть рот. Под нами проносились леса, поля, города и села. Тонкие ниточки рек разрисовали землю причудливым узором, но я словно не замечала красоты Тезира, слезы текли, и мир подернулся пеленой. Дующий в лицо ветер высушивал предательскую влагу, напоминая об еще одном друге, которого я здесь оставляю. Мия летела рядом, иногда мысленно подбадривая меня.
        На подлете к Лысой горе слезы кончились. Меня ждала встреча с подругами, и совсем не хотелось предстать перед ними с зареванной рожей и опухшими глазами. Я покопалась в сумке, выудила косметичку и начала приводить себя в порядок, предварительно подвесив в воздухе перед собой силовой экран, чтобы ветер не мешал. Наварон как раз в этот момент повернулся, и у него была такая забавная морда, что я не удержалась и улыбнулась. И вдруг подумала, что все еще может быть хорошо, бабка йожка я или так, мимо проходила?
        Наварон меня высадил, и, скатившись с его спины, я попала прямо в объятья Фроли.
        - Афиночка! Как же я по тебе соскучилась! - мы расцеловались, а потом она бросила косой взгляд за мою спину и загаворческим шепотом спросила: - Это то, о чем я думаю?
        - Нет, не то. То к себе в столицу вернулось, а я к тебе. Наварон мне помог сюда попасть, - дракон важно кивнул. - А это Мия, его дочь и моя запечатленная, ну, вроде крестницы.
        Мия подошла поближе и положила лазурную голову мне на плечо. Я почесала ее за рогом и щелкнула по носу.
        - Мия, ты уже немаленькая, мне тяжело.
        Дракоша послушалась, обнюхала Фролгу и вернулась к отцу, напоследок послав мне мысль, что она голодная, и они летят на охоту. Я пожелала им удачи и вернулась к Фролге.
        - Ну, рассказывай, как вы тут жили?
        Не успели мы костер разжечь, прилетела Мия и бросила к нашим ногам тушку дикого кабанчика. Шашлык! Ура! Девки сразу повеселели, мигом освежевали свинину, и, когда в небе показалась чудо-юдо НЛО, явно не из этого мира, я сразу догадалась, кто к нам летит…
        - Бабки, равняйсь, смирно! Председателю нашего ковена физкульпривет! Привет! Привет! - подхватили боевые подруги.
        И покатилось с горы вниз эхо нашего дружного вопля, отразилось от соседних возвышенностей, и вернулось как раз в тот момент, когда Прынцесса вылезла из своего летательного аппарата, придерживаемая за талию и прочие места крепкими руками зеленоволосого красавца-гнома.
        Через час мы уже сидели у костра, наслаждаясь вкусом и запахом свежего шашлыка. Вия лихо наколдовала нам красного бургунского - и я, впечатлившись, посмотрела на нее истинным зрением. Мощь нашей председательши поражала, сравнить ее можно было только с драконом по силе, да пожалуй, дракон послабее будет. Гарон не сводил с нее глаз - вот и славно. Но, когда Вия призналась, что остается остальных ждать, и тонко намекнула, что возвращаться пока не думает, мне взгрустнулось. Фролга почувствовала и обняла меня за плечи.
        Спасибо, подруги, что вы у меня есть! А я - у вас!
        Воплощение мечты или мы еще поборемся
        Часть вторая.
        Линия Афины
        День двадцать второй и все последующие
        Ну вот я и вернулась. Выбросило меня в лесу, неподалеку от деревни нашей. С горы посмотрела - ночь темная, только вдалеке вереницы красных и белых огней - скоростная дорога внизу. Здравствуй, Земля-матушка! Оседлала я метлу и приказала лететь к дому.
        Котик мой, Васька, на радостях мне на плечо прыгнул и, пока я в сумке ключи искала, стал мне в ухо мурчать - про свою любовь и тоску рассказывать. А сам, как шелковый - шкурка черная лоснится, да и показалось мне, что он тяжелее стал. Видать, соседка, которую я попросила Ваську подкармливать, его не обижала. Хоть она женщина суровая, и своих животных в ее доме нет, но голодными никого не оставит - пунктик у нее на этой почве. Полячка она, с мужем живет вдвоем, дети уже выросли - вот я ее и попросила кота кормить, пока меня не будет.
        Завтра, как проснусь - пойду, проведаю да спасибо скажу.
        В доме душновато, но я по комнатам прошлась, окна пооткрывала, и свежий ветерок вмиг тяжелый воздух прогнал.
        Васька дом обошел, все проверил и в домового превратился. Ростом он мне по пояс, волосы темные, на кошачью шерсть похожи, лицо смуглое, глаза огромные, а в них зрачки вертикальными щелками. Одет в джинсы и футболку черную с надписью "Джаз" по-английски. Это я ему в детском отделе покупаю, он же, как шестилетний ребенок ростом-то. Только с ребенком его не спутаешь, уж больно взгляд взрослый, нечеловеческий. И лет ему в десять раз больше, чем мне.
        - Ну, рассказывай, красавица, где тебя черти носили. Давай, давай, говори, а я пока воду вскипячу да оладышек тебе напеку, - он к плите скамеечку поставил и за чайником потянулся.
        Голос у Васьки что-то больно серьезный.
        Мне вообще дома ничего делать не дает, только для скатерти-самобранки и разрешает готовить, но там все блюда на магии моей завязаны - чужую ворожбу скатерть не пропустит.
        - Не хочу оладышек. Ты мне лучше салатик сделай да рюмку коньяка налей.
        - Ты чо? Нельзя тебе пить! Ты ж беременная!
        Я на попу так и села, хорошо, за спиной стул стоял, - батюшки святы, что ж это я в самом-то деле? Стала судорожно вспоминать, когда у меня последние женские неприятности были - а их-то и не было! Неужто залетела?
        - Васенька, ты уверен? - спрашиваю, а сама улыбаюсь невольно. Радость какая, ежели правда это. Бабушка будет счастлива, я ж с тремя мужьями никак не могла, уже на себя рукой махнула - жаль только было, что на мне род наш ведьминский прервется, а тут такое…
        - Точно тебе говорю - девка или пацан не скажу, мал еще зародыш, недели две, не больше, но искорка яркая. Будет ребеночек сильным да до вашей науки восприимчивым.
        Васька ко мне подошел и ладошку свою маленькую на живот кладет - чтоб рассмотреть в подробностях. Такая сила домовым дана в их доме - все видеть и все знать.
        - Нормально развивается, а вот тебя откормить надобно. Витамины завтра купишь, глотать будешь, как миленькая. Тебе что, в России овощей не давали? Такое впечатление, что ты все свои резервы истратила.
        Чтоб Васька не возмущался, пришлось мне ему всю правду рассказать - с самого начала и до конца. В России я бы овощей наелась до отвала, а вот в Тезире…
        Пока я говорила да на его вопросы отвечала, по ходу дела у домового возникшие, он мне и салат приготовил, и хлеб в тостере поджарил и чай заварил.
        Когда про наше с Артимом расставание сказала, Васька слезу пустил, ну и я следом. Так мы с ним поплакали, потом умылись и стали есть. Любовь - любовью, а кушать хочется. Я ж не только о себе думать должна - нас теперь двое.
        Я долго в душе отмывалась от грязи иноземной, потом кремами кожу пересохшую мазала, потом надела длинную ночную рубашку и устроилась с книжкой в кровати. Кот запрыгнул, в ногах лег и заурчал. Попыталась читать, но никакая фантастика в голову не лезет. Да и пора мне с фэнтези завязывать - я сама в такую сказку попала, что и не знаю, как из нее выбраться. Так с книгой на животе и заснула, даже не почувствовала, как Васька ее из под моей руки вытащил и на полку обратно поставил.
        Срок у меня пока маленький, к врачам не пойду, подожду еще, но витамины нужны, да и продукты закончились. С утра пораньше, после завтрака, мы с Василием расположились на полу и стали сумку мою потрошить.
        Чего там только не было! Грязные вещи в одну сторону, инструменты да оружие - в другую. Ваське я листок с ручкой сунула - список необходимого писать. Первым пунктом патроны автоматные да болты арбалетные, а потом уж остальное все.
        Платья мои эльфийские постирать надобно, или в химчистку сдать? Васька головой покачал - не любит он эту химию. Обещал сам их в порядок привести. Как дошла я до прабабкиной шали, расстелила на полу и прошу:
        - Милая моя, дорогая, ты мне посуду грязную отдай, негоже тебе ее хранить.
        Появились стопки тарелок, блюда, ножи да вилки. Три раза пришлось посудомойку запускать, пока посуда вся блестящая да сухая по полкам не разместилась.
        Закончив с делами домашними, забежала я к соседке спасибо сказать. Она мне кофе предложила, да я отказалась, воды выпила. Поболтали мы с ней про ее сад-огород да про мою поездку, и через полчаса обратно пришла.
        Васька мне уже список написал, на двух страницах не поместился, три понадобилось. Покачала я головой и пошла Бьюик свой заводить.
        Обратно вернулась часам к трем. Открыла багажник - а там столько всего! Васька мне из окна рукой грозит, чтоб не вздумала сама все это таскать. Пришлось заклинанием для облегчения веса пользоваться - а то соседка, вон она, в окошко высунулась, проверяет - все ли в нашем районе спокойно. Под ее орлиным взглядом, да еще порой биноклем усиленным, левитацию применять не стоит.
        Ура, мы справились! Я демонстративно несколько раз вытирала воображаемый пот со лба, спускаясь к машине в очередной раз за покупками. Соседка удовлетворила свое любопытство и покинула наблюдательный пункт.
        В доме Васька уже все разобрал, продукты отправились в холодильник, патроны - в мою сумку, а меня ждал обед и интересная книга.
        Домовой сидел напротив и собирал автомат. Пахло маслом и совсем слегка порохом. Когда я доела лазанью, Василий вытер руки и спросил:
        - К бабушке полетишь?
        - Обязательно. Но не завтра - на работу пойду, заждались меня там, поди.
        - Сходи, сходи, может, тебя уже давно уволили, а ты все переживаешь.
        - Вася, типун тебе на язык.
        - Но-но! Ты, Афинка, со словами поосторожнее! А то в прошлый раз я неделю шепелявил.
        - Сам виноват, нечего тут пророчествовать. А если и уволили - я не слишком расстроюсь - мне и самой уже надоело мотаться по шесть часов в день на машине.
        - Это верно, пора и о себе подумать, а то взяла моду - где это видано, чтобы ведьма дома продавала!
        Ну вот, завелся! Мнение Васьки о том, что место женщины на кухне, я знаю, и всегда с пеной у рта пыталась доказать ему обратное. Но сейчас я только улыбнулась и, демонстративно повернувшись к нему спиной, начала мыть тарелку. Не стала ему говорить о том, что завтра я поеду и напишу заявление об уходе. Мой менеджер будет недоволен, но я еще по дороге в магазин и обратно все обдумала и решила - перееду к бабушке. Она в Пенсильвании живет, у нее там рядом амиши, а у них в магазинах самое вкусное молоко, творог и сметана. Самое оно для беременных. И все натуральное, без гормонов и пестицидов. Да и воздух там чистый. Денег мне на три жизни хватит, а если нужда заставит, так продам сапфир-другой из своих запасов. Мия мне достаточно наплакала при расставании и все их в сумку кинула за секунду до того, как я в портал шагнула. Теперь я, правда, не так уж и уверена, что она рыдала потому, что со мной расставалась. Да и ее отец, когда мне на прощание руку целовал, улыбку спрятать пытался, но я заметила. Радовался, что теперь все Миино внимание ему достанется? Да что гадать - я здесь, они там! Вряд ли мы еще
свидимся.
        Сердце как иголочкой кольнуло, это я об Артиме вспомнила. Так, милая, делаешь глубокий вздох и успокаиваешься! Тебе нервничать нельзя - ты беременная.
        Вечер мы с Васькой посвятили воспоминаниям, его родители, правда, еще триста лет назад пропали с горизонта, а я маму вспомнила. Отца я не знала, он погиб до моего рождения, а мама со своим очередным мужем в Австралию переехала. Нам, баб йожкам, приходится часто место жительства менять, чтобы люди не догадались, что мы дольше их живем. Вон бабке моей уже за сто тридцать перевалило, а она на пятьдесят выглядит, все соседи думают, что я ее дочка. Последний раз мы с мамой на рождество виделись, а с тех пор уж полгода минуло. Нет, ей я пока ничего говорить не буду - сначала с бабкой поговорю, она у нас патриарх семьи и аксакал со старейшиной в одном лице. Бабуля плохого не посоветует.
        На работе никто не расстроился, что я увольняюсь. Даже от положенной двухнедельной отработки меня освободили - у Боба, начальника моего, уже на примете свой человек был - это мне миссис Луиза по секрету в комнате отдыха рассказала. Так что мы расцеловались на прощанье, и я покинула контору по продаже недвижимости, где проработала полтора года. Для меня это своеобразный рекорд, где я только не работала, но ничего не могу с собой поделать - месяц-другой, и становится скучно. Бабушка говорит, что у меня шило в попе. И увольняюсь при первых признаках застоя…
        Домовой с моей идеей переехать к бабке согласился, он меня давно к этой мысли подталкивал.
        Бьюик мой не простая машина, а с характером. Хоть я и покупала его новеньким, и исполнилось ему уже ни много, ни мало, а двенадцать лет. Я водитель аккуратный, никогда никуда не спешу, позволяю себя обгонять всем желающим, но… проблемы все равно появились. И не просто там, тормоза поменять или ремень какой, а любит он не заводиться в самые неподходящие моменты. Первые несколько раз я добросовестно отгоняла его в мастерскую, но там ничего не находили, и я поняла, что столкнулась с неопознанным ездящим объектом. НЕО… вот такая аббревиатура получается. Матрикс форевер!
        Например, встать на въезде в туннель - его любимое занятие. Накаченные мальчики с автоматами уже несколько раз приглашали меня на свидание… - там же охрана стоит, военизированная. После того, как меня проверяли от и до, машина прекрасно заводилась и я гордо въезжала в туннель, сопровождаемая прищуренными взглядами вояк.
        Или на парковке супермаркета, в жару, когда я забивала свежим мясом и зеленью багажник и потом два часа на жаре ждала техпомощь. Мясо выбрасывалось, а грустные пожелтевшие пучки шпината и укропа шли на перегной.
        К чему это я? Когда я ездила по работе - никаких проблем не было, но стоило мне поехать по своим делам - Бьюик устраивал мне тренировки на выдержку. Вот и сегодня, только я выехала на скоростную трассу, направляясь в Пенсильванию, в желудке машины что-то заурчало, потом она задрожала всем телом, как укушенная оводом лошадь, и встала посреди дороги. Я сразу зажгла аварийные огни, но от гудков и ругательств спешащих на работу людей это не спасло.
        Я вышла из машины и с грохотом хлопнула дверью.
        - Ты! Потомок ишака и верблюда! Ржавая мечта идиота! Будь проклят тот день, когда я увидела тебя на стоянке автодилера! Я сдам тебя на джанку*, если ты сейчас же не заведешься!
        Для придачи большего веса моим словам я со всей дури ударила ногой по колесу.
        - А-а-а! - мой сдавленный крик был услышан. Попрыгав на одной ноге вокруг машины, я уже протянула руку, чтобы открыть дверь, когда услышала, что следом за мной остановился серый джип, и его водитель поинтересовался, не нужна ли мне помощь. Я вежливо поблагодарила приятной внешности мужчину и отказалась. Он уехал. Стоять под палящим солнцем смысла не было, и я нырнула во все еще хранящие прохладу недра Бьюика. Перекрестилась и… повернула ключ. Мой антиквариат завелся! Словно и не было никаких проблем. Нет, я его точно продам! Он надо мной издевается!
        - Давно бы так! - пробормотала я, перестраиваясь в средний ряд.
        Три часа дороги - это много, но я врубила ACDC и помчалась к бабуле. Она у меня женщина строгая, почти благородных кровей. Нет, вы не думайте, что это каким-то образом отразилось на мне, ее супруг-барон оставил ей недвижимость в Англии, урну со своим прахом и право отзываться на обращение "леди". Для бабы яги, к тому моменту уже скопившей свой первый миллион, это было несерьезно. Бабуля, а зовут ее еще лучше, чем меня - Афродитой, отдала недвижимость детям барона от первого брака, похоронила урну с прахом на кладбище и, сократив имя до Диты, махнула в Америку. Маме тогда было пять лет. Единственное, что она взяла с собой - это титул вдовствующей баронессы. Уж не знаю, за каким лядом, но она с гордым видом всем рассказывала о большой и светлой любви барона к ней и всегда представлялась, как леди Дита Одли. Мне такой красоты не досталось - мой отец был русским с простой фамилией Симонов. Да, позвольте представиться - Афина Симонова. Терраземской я стала после второго брака.
        Мама моя переехала в Россию после Второй мировой, и осталась на Дальнем Востоке. Там я и родилась энное количество лет назад. Кстати, маме с именем тоже не повезло. Не знаю, почему, но все женщины в нашем роду носят звучные имена богинь. А как я со своим намучилась, пока не приняла себя такой, какая я есть - Афина. Боже, меня дразнили Финкой! Но только до второго класса, пока я не осознала свою силу. Когда моим обидчикам надоело шепелявить, потому что типуны у них не проходили месяцами, все стихло. Маму зовут Гера. Как вам? Ужас, правда? Теперь она Джери, на английский манер, а с учетом того, что ее мужа-австралийца зовут Том, получилась просто песня!
        Бабушкин дом стоит на берегу озера с труднопроизносимым названием. Я так и не научилась выговаривать его правильно - Валенпапак или что-то в этом роде. Сложенный из дикого камня двухэтажный монстр претендовал на звания замка уже хотя бы тем, что имел башенку. Одну. Но высокую. Но башенку. Там прекрасно жили летучие мыши и гнездились птицы. Башня торчала с левой стороны дома, в ее нижней части располагалась кухня, а внутри башни шла печная труба. Я всегда подозревала, что быть прикрытием для трубы и есть главное ее предназначение. На фасаде присутствовали и другие архитектурные излишества, но бабушке ее дом понравился с первого взгляда, и она его купила, не торгуясь. Правда, цены тогда были на порядок ниже нынешних.
        Я припарковала машину, с удовольствием потянулась и пошла в дом. Наша леди обнаружилась в кресле-качалке с книгой в руках. Очередной любовный роман в мягкой обложке полетел на пол, а моложавая бабушка, выглядевшая не старше шестидесяти, распахнула мне свои объятья.
        - Афиночка, детка, как я рада тебя видеть!
        - Привет, бабушка! Как ты? Смотрю, ты еще не перестала читать про любовь?
        - Афина, я должна тебе признаться, что если бы мы с моим дорогим бароном знали хотя бы половину того, о чем пишется в этих книжках, наша сексуальная жизнь была бы намного богаче…
        - Бабушка, прекрати, ты меня смущаешь! - попыталась я перевести тему.
        - Ок, ок, я больше не буду, - и тут она, наконец, заметила, что я изменилась. - Афина, как ты похудела! Неужели это ужасная диета так тебе помогла?
        - Нет, что ты, - улыбка ушла с моего лица и бабушка сразу почувствовала, что что-то случилось.
        - Сейчас, подожди минутку, - она позвонила в колокольчик и в гостиной появилась девушка в шортах и майке.
        Это Марша - бабушкина компаньонка, как она ее называет, а по-нашему - приходящая прислуга. Ей двадцать пять, живет неподалеку и через день помогает моей бабушке вести хозяйство.
        - Марша, дорогая, завари нам, пожалуйста, кофе и можешь идти домой. Афина, идем в сад. Там уже тень, и мы сможем спокойно покурить.
        - Подожди, я бы хотела привести себя в порядок после дороги.
        - Да, конечно, где лежат полотенца, ты знаешь, - напутствовала меня бабуля, когда я стала подниматься на второй этаж.
        Смыв усталость и дорожную пыль, я спустилась в сад. Бабушка уже ждала меня за столиком в тени тюльпанового дерева. Следом за мной вышла Марша с подносом и, поставив перед нами тарелочку с кексами и кофе, попрощалась. Как только она скрылась в дверях, бабушка оживилась и повернулась ко мне.
        - Ну, рассказывай, не томи! Как слетала?
        - Замечательно слетала, а вот куда… это отдельный вопрос… - начала я свой рассказ.
        Опуская интимные подробности, я поведала старушке о своих приключениях. За это время она успела выкурить три сигареты, выпить две чашки кофе и съесть почти все кексы с черникой. Глаза ее горели от возбуждения, когда кофе в кофейнике закончился, она подскочила со словами:
        - Идем со мной, и говори, говори, что там Артим сказал?
        - Сказал, что любит меня…
        - И ты его бросила? Я была о тебе лучшего мнения, Афина! - она остановилась в дверях и гневно на меня посмотрела. - Как ты могла!
        - Бабушка, но я же о тебе беспокоилась!
        - Ну и дура! Я без тебя не пропаду, а вот ты без любви зачахнешь! Ладно, рассказывай дальше.
        Мы прошли на кухню, и пока бабуля заваривала еще кофе, делала бутерброды с сыром и колбасой, я ни на минуту не замолкала. Она вручила мне поднос и, подталкивая в спину, потащила в сад.
        - … Мия открыла портал, и я вошла в него.
        - И все? Вот так все и закончилось?
        - А чего ты ждала? Что Артим бросит все и помчится за мной в наш мир?
        - Ну, нет, ты права - он мужчина, король, на нем ответственность. Но ты дура! - поставила она последнюю точку в разговоре и, демонстративно положив ногу на ногу, закурила, пуская дым колечками.
        - Бабулечка, ты бы не курила при мне.
        - А что, ты бросила?
        - Еще год назад, если ты помнишь, но дело не в этом!
        - А в чем? - удивилась она.
        - Понимаешь, мое приключение еще не закончилось, - я собралась с духом и решительно сказала свою главную, сногсшибательную новость: - Я беременная.
        - Ага! - указательный палец с трехсантиметровым маникюром почти уткнулся мне в нос. - Я знала! Я знала! Как только ты вошла! Я увидела твою ауру и сразу поняла! Ура!
        Бабушка подскочила и принялась меня обнимать и целовать. Сигарета полетела в траву, стол зашатался, и чашки зазвенели, с дерева посыпались листья - счастливая баба яга прыгала, как девочка, которой купили новый велосипед.
        - Бабуля, успокойся, а то посуду побьешь. Не души меня, я еще жить хочу.
        Но старушка не унималась. Мы протанцевали вокруг стола в галопе, и, лишь когда каблуки ее лодочек застряли в траве, она отпустила меня на волю. Уставшие и смеющиеся, мы упали на стулья.
        - Нет, так дело не пойдет! Ты должна к нему вернуться! Я тебе помогу!
        - Но как? Разве не только драконы могут открывать порталы?
        - Афина, беременность на тебе плохо отражается - ты глупеешь на глазах! Неужели две бабы яги не найдут способ открыть портал, если очень захотят?
        Я задумалась - ведь больше всего на свете мне хотелось вернуться к Артиму.
*джанка - русский сленг от слова junkyard - место, куда сдают старые машины. Там их разбирают на запчасти и их продают, а остальное - на переплавку.
        Пробыв два дня у бабушки, я возвращалась домой в полной уверенности, что у нас все получится. Она поставила на уши всех своих подруг. Да, у нее свой круг - у меня свой. И ее знакомые ведьмы, без сомнения, опытнее нас. Но я не в обиде - мне действительно еще есть, чему учиться. Когда я уходила, в глазах у бабушки уже горели огоньки нетерпения, а ее компьютер издавал разного рода сигналы - информация пошла. Теперь главное выбрать из груды мусора жемчужины истины - так, кажется, бабушка назвала процесс поиска?
        Три часа - это немного, если вы не за рулем. К дому я подъезжала уже ближе к вечеру, издалека заметила что-то постороннее на дороге возле дома и сдуру нажала на тормоза еще за квартал. Бьюик взвизгнул обиженно и… больше не пожелал заводиться. Я окончательно разозлилась! Помогая себе магией, сдвинула его с места и припарковала на обочине. Затем вынула из багажника сумку с одеждой, которую брала с собой для достоверности, поставила ее на тротуар и вернулась в машину.
        В бардачке нашла вайтаут, потрясла немного и огромными белыми буквами написала на лобовом стекле: For Sale. Дописала свой номер телефона и на прощание пнула бьюик по колесу.
        Остаток пути я проделала пешком. Неудобная сумка била меня по ногам, шелковая блузка перекрутилась, джинсы сползли на бедра и просили их подтянуть - я же похудела и вся одежда на мне теперь болталась, как на вешалке, а новую купить не успела.
        Что-то большое и белое перегородило подход к дому, заняв все свободное для парковки место пред ним. Белоснежный лимузин, удлиненный Крайслер, как их называют - стрейч-лимо, тихо урчал мотором, чтобы клиент мог насладиться прохладой - под машиной уже натекла лужица воды из кондиционера. Я поставила сумку на асфальт, подтянула штаны и поправила блузку. Во внутренностях машины кто-то кашлянул, и дверь распахнулась, заставляя меня сделать шаг в сторону.
        Сначала показалась одна нога в белой лаковом туфле, потом - вторая, и Наварон во всей красе предстал передо мной с букетом красных гвоздик. Ненавижу эти цветы! Хуже них только красные розы!
        Я набрала полные легкие воздуха и сосчитала до десяти, выдыхая. Соседка сверкала биноклем, кот потерся об мои ноги, а потом подкрался к дракону и оставил отметину на его белоснежных льняных штанах. Едкий запах кошачьей мочи поплыл в воздухе, а Васька слинял под машину, увернувшись от удара туфлей. Наварон избавился от запаха щелчком пальцев, но вся его спесь при этом слетела.
        - Афина? - потерянным голосом то ли спросил, то ли констатировал факт дракон.
        - А кого ты хотел увидеть? - я уже взяла себя в руки, и первая волна ярости отступила, освободив место иронии.
        - Тебя, конечно.
        - А это все зачем? - я показала рукой на лимо и столкнулась глазами с водителем, который протирал лобовое стекло и с интересом прислушивался к нашему разговору. Ему я улыбнулась, мол, готовься, сейчас еще и не то будет. Он меня понял.
        - Я не знал, что мне подадут белую машину, но в вашем мире я предпочитаю ездить на машинах этой компании. У меня с ними контракт. Да и какая тебе разница?
        - Никакой. Мне абсолютно все равно, на чем ты приехал, меня это не касается. У меня надежная защита от пыли в глаза и лапши на уши, я не встречаю по одежке и не реагирую на внешние половые признаки, как-то - мускулы, рога и копыта. Проходи в дом, там поговорим, - я протянула ему свою сумку и предложила идти вперед, а сама подмигнула водителю. Мол, стой и жди. У них же оплата почасовая - вот пусть хоть водиле хорошо будет.
        Васька наблюдал за нами из-под длинного туловища лимузина с ухмылкой на кошачьей роже. Когда Наварон прошел в дверь, я понюхала воздух, тем самым еще больше смутив дракона. Некрасиво, знаю, но удержаться не смогла. Слишком злая. Я тут изыскиваю способы попасть к любимому, а этот, с позволения сказать, нахал, путешествует туда-сюда без проблем. Ну, летучий, погоди!
        Кот шмыгнул в комнату и занял наблюдательный пост на своем любимом месте - на подоконнике. Наварон не дал ему насладится мелкой пакостью, учиненной с белыми брюками дракона - движение кистью, и кот замирает копилкой. Круглые глаза едва не вылезли на лоб, а уши мелко задрожали. Я не вмешалась, потому что домовой мой слегка перегнул палку - нельзя же всех моих кавалеров воспринимать, как врагов. Его поступок - чистая самодеятельность. Кстати, моего третьего мужа он именно таким способом и выжил из дома. Но я не жалею, мы уже давно жили, словно по инерции, без любви, а по привычке. И ему, и мне нужен был этот толчок, чтобы перешагнуть на следующий этап. После развода мой экс-супруг переехал в Бостон, открыл свой бизнес и разбогател. А три месяца назад женился, я была на свадьбе. Ничего так жена, чем-то на меня похожа. Недаром говорят, что каждая следующая жена обычно похожа на предыдущую, но хуже нее. Но меня это больше не волнует.
        Дракон подошел к коту и насильно вернул ему настоящий облик. Поймав умоляющий кошачий взгляд, я попросила Наварона:
        - Только не калечь его, ему еще ужин готовить.
        - Я как раз собирался пригласить тебя в ресторан. Так что до утра пусть посидит на подоконнике и подумает о своем поведении.
        - Логично, - согласилась я, игнорируя Васькины попытки оправдаться. - Только верни ему кошачий вид, а то вдруг соседи его заметят. Ни к чему мне это, и так ты дал им повод неделю языки чесать.
        Спустившись вниз, я несколько минут наблюдала, как дракон бережно держит в руках фотографию в простой деревянной рамочке, одну из тех, что стоят на каминной полке. Кажется, на ней мы втроем - я, мама и бабушка. Я люблю эту фотографию, мы все на ней счастливые, и снимок несет заряд положительной энергии. Батюшки святы! Я же маме не позвонила! Глянула на часы - нет, сейчас никак - в Мельбурне ночь, надо ждать. Дракон почувствовал мое присутствие за спиной и аккуратно поставил рамку на место. Повернувшись, обжег меня взглядом.
        - Тебе идет.
        Маленькое черное платье под его взглядом стало еще меньше, и я, как девица нецелованная, одернула юбку и покраснела. Но мысль о том, что скоро на меня не одно платье не налезет, и придется покупать одежду с большим пузырем на животе, вернула мне уверенность в себе. Я весело улыбнулась, глядя прямо в глаза дракону. Ой, кажись, перестаралась - он принял это на свой счет и гордо расправил мощные плечи. Ну-ну, подумала я, не раскатывай губу, дорогой. А все-таки хорошо, что я научилась блокировать свои мысли - это дает неисчерпаемые возможности для… скромных развлечений беременной бабки йожки.
        Наварона я вперед пропустила, под тем предлогом, что мне дверь на ключ закрыть надо, и пока он к машине шел, я быстренько заклинание неподвижности с Васьки сняла. Ни к чему мне травмированный домовой. Еще отсидит себе чего, жалко.
        Опираясь на крепкую руку дракона, я нырнула в пахнущее кожей нутро лимузина, проверила, не слишком ли юбка задралась и подмигнула водителю, наблюдавшему за мной в зеркало. Рядом плюхнулся дракон, дверь закрылась, и машина плавно отъехала от дома. ?? ?? ?? ??

1
        This file was created
        with BookDesigner program
        [email protected]

1/27/2012

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к