Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Геррер Мария: " Бабочка Для Одинокого Олигарха " - читать онлайн

Сохранить .
Бабочка для одинокого олигарха Мария Геррер
        МНЕ ДВАДЦАТЬ ВОСЕМЬ И У МЕНЯ МАССА ПРОБЛЕМ: СЛОЖНЫЙ РАЗВОД, ДОЛГИ, ИПОТЕКА. А ЕЩЕ САЛОН ЦВЕТОВ, КОТОРЫЙ МНЕ ВОТ-ВОТ ПРИДЕТСЯ ЗАКРЫТЬ. А ВЕДЬ Я ЛЮБЛЮ СВОЮ РАБОТУ! ПОСЛЕ ОЧЕРЕДНОГО УТОМИТЕЛЬНОГО ДНЯ Я, УБЕЙ НЕ ПОМНЮ КАК, ОКАЗАЛАСЬ В ПОСТЕЛИ БРУТАЛЬНОГО АЛЬФА-САМЦА. МНЕ УДАЛОСЬ СБЕЖАТЬ. И ВСЕ БЫ ХОРОШО, НО ОКАЗАЛОСЬ, ЧТО ЭТО... БАБНИК, ОЛИГАРХ И, ЧТО САМОЕ ПЛОХОЕ - МОЙ АРЕНДОДАТЕЛЬ. НА ДНЯХ ЗАКЛЮЧАТЬ С НИМ ДОГОВОР, НО ЕСЛИ ОН УЗНАЕТ МЕНЯ - МНЕ НЕСДОБРОВАТЬ.
        УСПЕХ, ДЕНЬГИ, ПОЛОЖЕНИЕ В ОБЩЕСТВЕ - В СВОИ ТРИДЦАТЬ СЕМЬ Я ДОСТИГ МНОГОГО. НО ОДНАЖДЫ ПОНЯЛ, ЧТО ОДИНОК. ЗАХОТЕЛОСЬ ИСКРЕННЕЙ ЛЮБВИ. БОЙТЕСЬ СВОИХ ЖЕЛАНИЙ - ОНИ МОГУТ ИСПОЛНИТЬСЯ. НЕОЖИДАННО Я ОБНАРУЖИЛ В СВОЕЙ ПОСТЕЛИ ПОЛУОБНАЖЕННУЮ КРАСОТКУ. НОЧНАЯ БАБОЧКА УСКОЛЬЗНУЛА ОТ МЕНЯ, ОСТАВИВ АРОМАТ РОЗЫ И ТАЙНУ.
        Бабочка для одинокого олигарха
        Мария Геррер
        Глава 1. Влад.
        Я открыл глаза, и сон улетучился. Рядом со мной на постели лежала незнакомка. Она безмятежно спала. Приподнялся на локте и склонился над девушкой. Она была дивно хороша. Ее русые волосы разметались по шелковой подушке и пахли розой.
        Откуда она тут взялась? Точно помню, что вошел в номер один, никого не приглашал и уж точно, ни с кем сегодня сексом не занимался. Я не напивался до бесчувствия, хотя очень хотелось, и повод был. Начал вспоминать прошедший вечер. Нет, не помню я эту девушку, не видел я ее на банкете…

* * *
        Ведущий свадьбы звонко постучал вилкой по хрустальному фужеру, призывая к тишине и вниманию.
        - А теперь - поздравление наших молодых от самого близкого друга жениха - почетного гражданина Златогорска, соучредителя концерна «Металлопрофиль», главы корпорации «Антей», старшего партнера строительного холдинга «Громада», щедрого мецената и филантропа. И просто замечательного человека Владислава Владимировича Кирсанова! - торжественно и благоговейно возвестил ведущий.
        «И прочая, и прочая, и прочая», - хотелось добавить мне. Только к лику святых не причислил! Он бы еще всю мою недвижимость в России и за рубежом указал!
        Я взял бокал шампанского и поднялся из-за стола. Музыка стихла, гости от уважения к важной персоне перестали жевать и все взгляды устремились на меня.
        Женился мой одноклассник и младший партнер по бизнесу Кирилл Гладышев. Женился скоропостижно, хотя и предсказуемо. Больше тянуть было нельзя.
        Я всегда знал, что Кирилл плохо кончит. Ведь предупреждал, но что толку? Кирилл долго сопротивлялся своему счастью, но оно придавило его самым безжалостным образом. Мой друг приложил максимум усилий, чтобы остаться холостым. Однако не судьба! Боролся за свободу Кирилл героически, но силы были неравны. И он проиграл эту битву.
        Сейчас мне предстояло произнести речь. К ней я не подготовился. Не было времени. Только сегодня прилетел из Лондона с переговоров. Они проходили трудно, и мне было не до сочинения спича. Но по этому поводу я не переживал. Язык у меня подвешен хорошо. Да и кто слушает тосты на свадьбах?
        Невеста была молода, мила и невинна, как ангел. Ну, или почти. Дочь депутата областной думы Олеся не без помощи отца приперла моего друга к стенке и заставила сделать предложение. Выбора у бедняги не было. И вот теперь вольный орел Кирилл был пойман и окольцован.
        Из уважения к моей персоне молодые встали. Хотя в этом не было никакой необходимости.
        Белое платье от Прада в стразах мерцало в полумраке банкетного зала, невесомая фата волнами лежала на полу вокруг невесты. Венок из белоснежных живых лилий украшал голову новобрачной, символизируя ее девственность. Огромный живот худенькая Олеся поддерживала рукой. Похоже, родит на днях. Лишь бы не на свадьбе, а то конфуз получится.
        Следовало сказать обычные в таких случаях слова, без экспромта. Но меня понесло. Видимо, от переутомления и долгой дороги. Речь получилась прочувствованная.
        Невеста прослезилась и шмыгнула носом. А мама Кирилла вообще уткнулась в плечо мужа и расплакалась от умиления. После этого я вошел в раж и ощутил себя оратором на римском форуме. Всегда знал, что могу держать аудиторию в напряжении.
        - Кирилл - прекрасный человек и он заслужил счастье. Более очаровательной девушки я не встречал. Завидую белой завистью, - заливался я соловьем. - Одинокие холостяцкие вечера - что может быть тоскливее?
        Мысленно вспомнил, как мы с Кириллом отрывались в ночных клубах, когда я неожиданно приезжал в Златогорск. Какие знойные девушки скрашивали наши вечера и ночи! И как скрашивали! Об этом умолчу, не буду расстраивать его молодую жену.
        Я вел дела в Москве и заграницей, а Кирилл развивал связи с общественностью в нашем родном городе. И доразвивался. Вот результат - вынужденная женитьба. Да, попал он по полной!
        - Мужчине в тридцать семь самый раз создать семью. Карьера уже налажена, пора подумать о детях. Уверен, у вас их будет много.
        Гости одобрительно закивали. Ну, это дело нехитрое, и Кирилл владеет им в совершенстве. Молодая закраснелась, как маков цвет. Можно подумать, она забеременела сама по себе и совершенно без помощи Кирилла.
        Уверен, она в курсе, что у ее супруга пара очаровательных детишек на стороне. Наверняка ее папа-депутат предварительно навел справки. Детям Кирилл исправно платит алименты, и немалые. С их мамами поддерживает дружеские отношения. А возможно и не только дружеские. Кирилл щедрый и добрый. Только безалаберный с женщинами. Ему бы султаном родиться и гаремом владеть.
        Но любвеобильность моего друга и его прочие недостатки не остановили ни депутата, ни его молодую дочку. Вот что значит настоящая любовь! К деньгам будущего мужа…
        Кирилл пытался и на этот раз ограничиться щедрыми алиментами, но не прокатило. И теперь он старался убедить себя и окружающих, что женится по любви. Большой и чистой. И Олеся - его единственная на всю жизнь. С трудом в это верится.
        Могу поспорить - через год они разведутся. Максимум, через два. Олеся поймет, что кольцо на пальце еще никого не останавливало в поисках острых ощущений. Сама подаст на развод. И отсудит с помощью папы у легкомысленного повесы изрядную сумму.
        Но это вряд ли чему научит моего одноклассника. Уверен, он продолжит искать приключений на свою шею. Как был молодым бестолковым мажором, так и остался. Годы над ним не властны. Хоть бы предохраняться начал как положено! А то все надеется на авось.
        - ??????????????
        - Брак - это то, что наполняет нашу жизнь смыслом, делает ее яркой и многогранной, - я решил развить мысль о преимуществе брака, чтобы немного подбодрить друга. - Что может быть прекраснее союза двух любящих сердец? Поверьте мне - ничего!
        Но гордыня подвела меня. В конце речи я в запале брякнул, что решил немедленно взять пример с друга и созрел до того, чтобы свить семейное гнездо. Осталось подобрать подходящую кандидатуру на роль невесты. Этим я займусь в ближайшее время. Зачем я это сказал, ума не приложу. Просто для красного словца. Или от усталости после перелета. А может, подвела лишняя порция алкоголя.
        - За долгий и счастливый брак! - закончил я свою блистательную речь.
        Одобрительный шёпот пролетел над столом. Гости зааплодировали. А я смиренно склонил голову, отвергая овации.
        Зазвенели бокалы, и уже через несколько минут я ощутил на себе последствия легкомысленной речи. Девицы всех мастей начали плотоядно поглядывать в мою сторону, эротично щурясь и принимая соблазнительные позы.
        Свидетельница пожирала меня глазами изголодавшейся волчицы и томно пучила пухлые губы. Я упорно делал вид, что ничего не замечаю, и с аппетитом поглощал деликатесы.
        Через несколько минут ведущий зычно провозгласил:
        - Белый танец!
        Я понял, что пора выйти проветриться. Причем чем скорее, тем лучше. Но было поздно. Свидетельница - пышногрудая силиконовая Ирина стояла рядом со мной и томно пыхтела, как паровоз. Даже не сомневаюсь, она сунула пару купюр ведущему, чтобы он объявил этот треклятый белый танец.
        Несколько девиц испепеляюще глядели на Ирину. Она раньше всех добралась до меня и не оставила соперницам ни малейшего шанса пригласить потенциального жениха на танец.
        Ирина крепко прижалась ко мне, уткнув пышную грудь в мой смокинг. И вцепилась в мою шею мертвой хваткой.
        Лучшей подруге невесты было лет двадцать шесть. Она была не так юна, как Олеся, зато раза в два полнее своей худосочной подруги. Весьма фигуриста, с силиконовой грудью и такой же оттопыренной попой. Каштановые волосы покрывали ее мраморные обнаженные плечи. И при таких пышных формах Ирина имела довольно стройную талию - прямо парадокс. Пышная грудь едва не вываливалась из глубокого декольте роскошного платья.
        Ирина не стала ждать у моря погоды. Она сразу пустила в ход тяжелую артиллерию.
        - Как мне понравилась твоя речь, - шептала она мне на ухо, прикасаясь к нему жаркими губами и хищно прикусывая мочку. - Ты прав, семейная жизнь - редкое чудо. Главное вовремя понять это.
        Интересно, что бы она запела, будь на моем месте простой работяга, а не олигарх-миллиардер?
        Я осторожно повертел головой и освободил ухо от ее хищных зубов.
        - Знаешь, я всегда любила эксперименты, - продолжала напирать Ирина. - Новые знакомства, новые люди, новые ощущения… Стоит рискнуть, чтобы узнать, не судьба ли это?
        Как-то очень резко Ирина перешла к делу. Я же фигурально выражался насчет женитьбы. Неужели это не очевидно?
        Я мягко, но настойчиво отодвинул Ирину подальше. Ее пышная грудь была слишком знойной и грела меня как радиатор отопления.
        - Случайные знакомства часто приносят разочарования, - философски заметил я.
        - Не попробовав, не узнаешь… - шептала Ирина, пытаясь снова прижаться ко мне и вцепиться в ухо. Но я благоразумно держал ее на расстоянии вытянутой руки.
        Наконец танец закончился и я ретировался. Вышел на остекленную террасу проветриться. Холодный ноябрьский вечер окутал город темным покрывалом. Златогорск лежал у моих ног и мерцал бриллиантовыми огнями. На западе зловеще догорал кровавый закат.
        Не поспешил ли я, пойдя на поводу у Кирилла и приобретя этот роскошный небоскреб? Можно было вложить деньги во что-то другое. Но захотелось попробовать развить еще и гостиничный бизнес. Почему нет? Тем более что Кирилл - отличный бизнесмен. И то, что он редкий бабник, не принижает его деловые способности.
        Современное тридцатишестиэтажное здание, самое высокое в Златогорске. Кроме люксового отеля тут расположились три ресторана, ночной клуб, фитнес-центр. На первых этажах бутики и офисы. Неплохое вложение. Аренда приносит отличный доход. Только с отелем надо разобраться.
        Какая-то путаница в бумагах. Возможно, управляющий прокручивает свои делишки и присваивает часть денег. Ничего, распутаем и это. Поменяю персонал, введу новые правила, и все наладится. Кирилл, как младший партнер, решил, что участвовать в управлении отелем не будет. Только вложил деньги в покупку, и все.
        Его можно понять - сейчас у него начнется медовый месяц, будет не до того. А потом и подавно. Предполагаю, что развод - дело хлопотное. Особенно при наличии ребенка.
        От размышлений о бизнесе меня отвлекла длинноногая блондинка в обтягивающем платье глубокого синего цвета. Совсем молоденькая, лет двадцать.
        - Не угостишь сигаретой? - низким грудным голосом вопросила она, кутаясь в соболий палантин.
        - Прости, не курю, - дежурно улыбнулся в ответ.
        - Я тоже! - радостно сообщила она. - Это вредно для здоровья и портит цвет кожи. Меня зовут Диана. А как зовут тебя, я уже знаю.
        - Рад знакомству, - обреченно вздохнул я и поцеловал руку, которую она навязчиво тыкала мне в губы.
        Молодая, да ранняя. Смелая, если не сказать нахальная.
        Я собрался уходить, но Диана подхватила меня под руку.
        - Прошу, потанцуем! Меня домогается очень неприятный тип. Прохода не дает. Умоляю, спаси! - она игриво наклонила голову на бок и прикусила алую губку. - Пусть видит, что у меня есть защитник.
        В это время на террасу влетела Ирина. Видимо, потеряла меня и теперь рыскала, как голодная волчица. Она замерла, поняв, что ее жертву пытаются беззастенчиво прибрать к рукам. Однако отступать она не собиралась.
        - Тебя приглашают жених и невеста, хотят что-то сказать, - Ирина отцепила руку Дианы от меня и подвинула соперницу, слегка поддав ее широкими бедрами. - Позволь, я его украду у тебя!
        Диана зло посмотрела на Ирину, но не удостоила ее ответом.
        - Так я жду в зале, - хищно улыбнулась мне прекрасная Диана. - Мой спаситель! Вся надежда только на тебя.
        Пожалуй, Диана поинтереснее Ирины. Но мне сейчас хочется одного - отдохнуть с дороги. Не до баб. Может, позже, и не с ними, однозначно. В крайнем случае, схожу в клуб. Там никто не слышал моей речи о прелестях семейной жизни. И значит домогаться будут не так навязчиво.
        В зале Ирина сразу же повисла на моей шее.
        - Такая вульгарная особа, не могла смотреть, как она к тебе пристает. Натуральная девочка по вызову. И зачем только таких приглашают в приличное общество? - прошептала она мне в ухо и снова клацнула зубами у самой мочки. Но я успел увернуться.
        - Меня молодые ждут, - напомнил я ей.
        - Это была уловка. Чтобы спасти тебя от этой нахалки.
        Ладно, потанцевать можно. От меня не убудет. Я снова отодвинулся подальше от знойной партнерши. Она упорно пыталась прильнуть ко мне, а я так же упорно отодвигал ее на безопасное расстояние.
        Подобная активность начинала реально напрягать.
        Потом меня наперебой приглашали танцевать роскошные дивы и не очень роскошные дивы, молодые и зрелые, уверенные в себе и изображающие недотрог. Их разгоряченные тела жались ко мне, губы шептали сладкие слова, а глаза обещали вечное блаженство. Можно подумать, они все жили до этого на необитаемом острове и истосковались по мужской ласке.
        А я всего-то намекнул, что готов жениться. Конечно, раньше у них не было шанса захомутать меня. А теперь я во всеуслышание заявил, что созрел для законного брака. Вот они и активизировались. Это утомляло и раздражало. Хотя сам виноват. Сначала надо думать о последствиях, а уж потом говорить.
        Из темноты зала меня пожирала глазами знойная дама. Она игриво помахала мне рукой. Я кисло улыбнулся в ответ. А эта-то на что рассчитывает? Ей лет под сорок, не меньше. Видимо, разведенка в поисках очередной жертвы.
        Нет, это просто невозможно! Ну не хочу я сегодня приглашать ни одну из них к себе. Лучше уж дорогую проститутку позвать. Она мне, по крайней мере, не будет мозг выносить и врать, что безумно полюбила с первого взгляда. На всю оставшуюся жизнь. И не покинет меня никогда. Если только я не разорюсь раньше, чем помру.
        Теперь Ирина бдительно охраняла мое тело от посягательств конкуренток. Почти все время была рядом. Как только ко мне подходила очередная девица, Ирина начинала или что-то оживленно мне рассказывать, или просто вешалась на шею и тащила танцевать. Я смирился и не возражал. Одна потенциальная невеста лучше десятка. А от Ирины я отделаюсь к концу банкета.
        Но и она меня, в конце концов, достала. Откровенно полезла целоваться и предложила продолжить вечер в ее номере. А еще лучше в моем.
        - Прости, но я сегодня очень устал. Спокойной ночи, - поцеловал ей руку, и Ирина округлила глаза.
        Похоже, я ее разочаровал как мужчина. Тем лучше. Она не в моем вкусе - не люблю силикон. Предпочитаю все натуральное, включая женщин.
        Не стал ждать завершения вечера. Распрощался с молодыми, еще раз пожелал им счастья и пошел к управляющему.
        Тот тоскливо сидел в своем кабинете. Господину Плетневу пришлось задержаться допоздна. Управляющий смиренно ждал, когда я освобожусь. Это - его святая обязанность, за это ему платят деньги, и немалые.
        Борису Семеновичу Плетневу сорок восемь. Жизнь потрепала его. В пышной темной шевелюре уже поблескивала седина. Дорогой костюм с трудом сходился на пивном животе. Похоже, он не привык отказывать себе в маленьких удовольствиях.
        Господин Плетнев являлся управляющим всего делового центра. На мой взгляд, это совершенно неправильно. Слишком много власти сосредоточено в одних руках, слишком хорошие возможности для махинаций. Естественно, Плетнев еще и управляющий отелем класса люкс «Модерн».
        Я сообщил о своем прибытии вечером, уже будучи в аэропорту Златогорска. Так что мой визит стал для управляющего неожиданностью. Не думаю, что приятной. Он ждал меня через месяц, не раньше. Но скоропалительная свадьба друга поменяла мои планы.
        Господин Плетнев заверил, что безмерно рад моему приезду, и натянул на лицо фальшивую кривую улыбку. Передал мне пакет документов, который я ранее попросил подготовить.
        Я решил начать разбираться с бумагами именно с отеля. Нашел список постояльцев. Пробежал его глазами и понял, что большинство номеров пустует. Вряд ли отель окупает себя. Что ж, будем менять положение.
        Забрал папку с бумагами и отправился к себе в номер. Просмотрю на досуге. До понедельника хочу немного войти в курс дел.
        Президентский люкс мне понравился. Роскошный номер из трех комнат. Рояль Беккер в гостиной. Спальня, кабинет. Современная отделка, эксклюзивная мебель. Мягкие шерстяные ковры на паркетном полу. Панорамные окна с видом на город. В целом недурно.
        Поживу в отеле, пока не подберу какую-нибудь подходящую квартиру. Все равно теперь придется время от времени наезжать в Златогорск и проверять, как идут дела. Деловой цент - это не просто недвижимость. Тут надо во все вникать лично и держать ситуацию под контролем.
        Раньше я наскоками появлялся в Залтогорске и останавливался в основном у друзей. Благо их у меня много. А весело провести время мы все любим.
        Плеснул себе в бокал коньяк и подошел к окну. Ночь уже вступила в свои права. А гости еще веселятся. Вовремя я ушел с банкета. А то так и отбивался бы от назойливых девиц. Сегодня у меня был очень длинный день. Утром переговоры в Лондоне, потом долгий перелет. Вечером банкет. Прямо как у классика - с корабля на бал.
        Итак, Кирилла окольцевали. Печально. Хотя, если задуматься, в тридцать семь пора обзавестись семьей. Не так, конечно, как мой друг, по залету. Жениться надо по любви, как бы наивно это ни звучало.
        Иногда безумно хочется, чтобы рядом была девушка, которая понимает тебя с полуслова, полувзгляда. И любит не за то, что ты богат и успешен, а просто так, со всеми недостатками. Но подобная удача редко кому выпадает. И я вряд ли избранный. Стоило заикнуться о желании найти спутницу жизни, как светские львицы слетелись ко мне как мухи на мед.
        Деньги притягивают роскошных стерв, а нормальные девушки видят во мне только прожигателя жизни. Так и придется остаться одиноким олигархом.
        Философские мысли вогнали меня в меланхолию. Допил коньяк. Пора отдыхать, хватит думать о высоком. Бумаги посмотрю завтра, это не горит.
        Разделся и рухнул в постель. Все, отдыхать, немедленно. Завтра можно спать до полудня. Вечером загляну на второй день свадьбы. Чисто формально. Ненадолго, чтобы девицы не строили иллюзий на мой счет.
        Провалился в сон мгновенно, но спал тревожно. Мне виделись роскошные и очень дорогие стервы, и возглавляла всех свидетельница Ирина с гигантской силиконовой грудью и пухлыми, как пельмени, губами. Все тянули ко мне алчные руки, а глаза девиц горели похотью и жаждой наживы.
        И тут я проснулся. Неожиданно и очень вовремя. Мне показалось, что кто-то упал рядом со мной на постель. Открыл глаза и отогнал сон. Видимо, приснился очередной ночной кошмар. Повернул голову в сторону и мгновенно проснулся окончательно.
        Справа от меня лежала девушка. Почти обнаженная, в одних кружевных трусиках. Черных. Они безумно эротично смотрелись на ее округлой попе. Она крепко спала, повернувшись ко мне спиной и разметав во сне длинные русые волосы.
        Похоже, очередная претендентка на роль моей невесты. Да, в следующий раз, прежде чем что-то пожелать, надо крепко подумать - а оно мне надо?
        Глава 2. Инна.
        Суббота выдалась безумной. Я предполагала, что у меня сложные клиенты, но не до такой же степени?
        Утром в очередной раз меня домогался управляющий отелем Борис Семенович. Пакостный тип и редкий бабник. Обещал замолвить словечко перед новым собственником здания. Говорят, он человек крутого нрава и любит идеальный порядок во всем.
        Не знаю, захочет ли новый хозяин продлевать аренду помещения под мой салон цветов - ведь я пару раз задержала плату. А Борис Семенович намекнул, что может повлиять на его решение. Если я благосклонно отнесусь к приглашению провести вечер в интимной обстановке. В очередной раз назвала Бориса Семеновича нахалом и гордо пошла дальше.
        Но это было не самое худшее из сегодняшних зол. Моему салону выпала честь украшать цветами свадьбу дочери депутата Петрова. Вначале я очень обрадовалась - денежный заказ мог поддержать мою фирму. Но радость оказалась преждевременной.
        Пышнотелая госпожа Петрова, мама невесты, вынесла мне мозг еще за две недели до мероприятия. Цветы на первый день свадьбы должны быть только белые лилии, и только из Голландии. И я обязана показать на них сертификат, потому что Светлана Алексеевна знает, как наживаются на клиентах подобные мне личности. Можно подумать, я аферистка, которая мечтает обокрасть семью депутата! Но в данном случае спорить бесполезно. Особенно когда аванс уже получен.
        Обратись с самого начала ко мне госпожа Петрова, а не ее супруг, я бы нашла предлог отказаться. Знаю я таких дамочек - из грязи в князи и истрепят все нервы идиотскими придирками. Так и случилось.
        Лилии были недостаточно белы и свежи. Они пахли не так, как надо. Букеты маленькие и жалкие. Ленты из натурального атласа выглядят убого. Видимо, атлас я поменяла. Мне хотелось придушить клиентку этими самыми атласными лентами.
        А вместо этого я мило улыбалась и показывала документы и сертификаты по первому ее требованию. Однако, судя по всему, их я коварно подделала.
        Юная новобрачная оказалась еще хлеще своей мамаши. Венок был плох, букет невесты ужасен, бутоньерка жениха просто убожество. А я - бездарность, которая взялась не за свое дело и мечтает испортить торжество.
        Невесте активно подпевала ее свидетельница. Она время от времени появлялась с ценными указаниями и едкими замечаниями. Тогда прекрасная Олеся оживлялась еще больше и сыпала колкостями в мой адрес.
        Очевидно, невеста и ее мамочка решили извести весь персонал, обслуживающий мероприятие. Радовало только то, что свое «фи» они высказывали не мне одной, а абсолютно всем, начиная с ведущего и заканчивая метрдотелем.
        К концу банкета у меня раскалывалась голова, и хотелось всех убить. Особенно маман невесты. Мне позволили уйти только после того, как все гости разошлись.
        Я еще раз выслушала недовольные замечания Светланы Алексеевны. Будь ее воля - она бы мне ни копейки не заплатила. Да еще бы и штраф наложила за безобразное отношение к своим обязанностям. Хорошо, что рассчитываться со мной будет ее супруг. Депутат Петров немногословен, зато не цепляется к мелочам и достаточно разумен.
        Можно ехать домой, но сил нет. Три часа ночи, а я живу на окраине. В новом районе с громким названием «Эльдорадо». Туда меня угораздило попасть по прихоти бывшего мужа. С которым я пока еще, увы, не развелась.
        Почему-то эта Тмутаракань считается элитным районом, и огромные квартиры в многоэтажках стоят недешево. Я пожалела, что пошла на поводу у Дмитрия сразу же, как мы переехали. Глушь, неуютные широкие улицы, по которым гуляет ветер, пустые дворы без деревьев, зато с огромными парковками. И это одно из преимуществ района. Другое - свежий воздух. Больше ничего хорошего там нет.
        Теперь продать квартиру невозможно. Она в ипотеке в долях на меня и Дмитрия, а мой дорогой супруг сбежал в неизвестном направлении полтора года назад.
        Итак, я подошла к грядущему Новому году с огромными долгами, фирмой по флористике, которая едва дышит на ладан, и без семьи. Детей нет, муж в бегах. Здорово! Отогнала печальные мысли. И без них все паршиво.
        Заперла офис и спустилась на первый этаж. Сегодня ночной администратор - моя подруга Лена. Выпью с ней чай и поползу домой.
        Хорошо, что завтра выходной, и я могу отдохнуть как следует. На второй день свадьбы требуется всего лишь поставить букеты на столы. Девочки сделают это быстро. А в моем присутствии вообще нет необходимости.
        Лена по моему виду сразу поняла, что я валюсь с ног от усталости. Быстренько налила мне крепкий чай и пододвинула вазочку с конфетами. Мы сидели в ее маленьком кабинете и пытались отвлечься от работы. Мне это можно сделать, ей - нет. Но она последнее время легкомысленно относится к своим должностным обязанностям.
        - Знаешь, а мне сегодня повезло, - Лена отхлебнула чай, поморщилась и быстренько отправила в рот конфету. - Пока на удивление тихо. Все разместились по номерам почти без скандалов. Мамаша невесты побузила, что номер для новобрачных убран плохо - нашла где-то пыль. Но потом отстала. Так что, надеюсь, ночь пройдет без мордобоя, тихо и мирно. Гости вроде вполне адекватны. Хотя кто их поймет? До утра еще масса времени. Все может случиться. Кто-то из гостей пойдет в клуб, кто-то задержится в баре, а уж какими они оттуда вернутся - это вопрос.
        - А у меня день был кошмарный. Невеста с мамашей достали. Цветы в вазах в середине вечера пришлось поменять. Якобы они потеряли свежесть. Хорошо, что у меня запас был. И господин Петров предупредил, что оплатит все расходы. Видимо, привык уже к закидонам своих женщин.
        - ??????????????- Сочувствую, - произнесла Лена и налила мне еще чаю. - Ты как выжатый лимон выглядишь. Тебе может выпить налить?
        - Нет, мне еще домой ехать. И не хочу я пить, нет ни малейшего желания. Я, похоже, от усталости даже не засну. Представляешь, невесте трижды за день меняли венок. Трижды!!! Мать твою! И каждый раз я лично держала этот треклятый венок, пока невесте подправляли прическу и макияж. Ее мамаша заявила, что это моя обязанность, как хозяйки фирмы. И она не доверит держать его моим сотрудницам - они все косорукие и небрежные. Правда, я не намного лучше, но нечего перекладывать свою работу на других. Так и сказала, стервь!
        - Понимаю, - кивнула подруга. - Потрепали они тебе нервы.
        - Не то слово! А потом мне пришлось раз сто перекладывать лилии на постели новобрачных. То на фотографии плохо смотрится, то невесте кажется, что лепестки сморщились и лилии разного размера. Лично притащилась указания давать! Представляешь? Ей рожать пора, а она все невинность изображает. Лилии ей подавай, белоснежные! Еще пара минут, и я на постель венок из похоронного бюро принесла бы. Там все лилии идеально ровные!
        - Вижу, ты сегодня на взводе. Тебе за руль нельзя, - констатировала подруга. - Давай, я тебе снотворное дам, и заночуешь в отеле. Все равно гостей кот наплакал. Все люксовые номера пустые - выбирай не хочу.
        - Что, совсем плохо с постояльцами?
        - Так ноябрь, не сезон. Да и разоряется наша контора, похоже. В понедельник новый хозяин приезжает.
        - Слышала, - кивнула я. - Борис Семенович сообщил. И обещал протекцию с продлением аренды, если пересплю с ним. Я его в очередной раз послала.
        - Опять приставал?
        - Ага, прохода не дает.
        - Это у него уже машинально получается. Он ни одну юбку пропустить не может. Не только тебя.
        - Утешила, - улыбнулась я. - А что, новый собственник реально строгий до ужаса?
        - Говорят, что да. Господин Кирсанов. Звучная фамилия. Он не один хозяин. Это его партнер сегодня женится. Гладышев, кажется. Только главный все-таки Кирсанов. Якобы намерен реанимировать отель. Но не думаю, что у него получится. Тут и вложения нужны дополнительные, и реклама бешеная. Так что накроется наша богадельня медным тазом. Поэтому пользуйся последней возможностью. Ночью и утром мы гостей не ждем, брони не было. Иди, отдыхай. Будешь на этаже одна, как королева.
        Лена протянула мне универсальный электронный ключ:
        - Вернешь утром. Не думаю, что он мне сегодня может пригодиться. Если что, на ресепшен у дежурной другой есть.
        Я частенько после обслуживания мероприятий ночевала в отеле, когда Лена дежурила. Она пускала меня в самые дорогие номера. Знаю, этим грешили не только мы. Борис Семенович, управляющий, так точно это делал. Все-таки редкий он бабник. А может, и другим позволял за определенную плату переночевать в люксе. И почему не воспользоваться положением, раз отель полупустой?
        Да и кто будет снимать люксовый номер за бешеные деньги, особенно в несезон? Поэтому можно иногда позволить себе роскошь и маленький праздник. Ощущаешь себя кинозвездой или светской дивой. Главное, под утро поменять постельное белье и привести номер в порядок.
        - Ты права, переночую в отеле, а завтра утром домой.
        - Так будешь снотворное? - снова спросила Лена.
        Я кивнула. Она порылась в аптечке и протянула мне крохотную таблетку.
        - Отрубишься за милу душу. Будешь спать, как младенец. Мне очень помогает. Главное, с алкоголем не мешать.
        Я проглотила таблетку.
        - Жутко устала.
        - Иди на тридцать пятый этаж. Номер пять. Люкс. Ты там еще не ночевала, - усмехнулась Лена. - Роскошный номер. Сегодня будет тихо. Борис Семенович дома ночует, девочек не приведет. А он любит перед ними хвост пушить. Только по дорогим номерам подружек и водит. И тебя бы в такой же пригласил.
        - Мне это безумно льстит. Но перебьется.
        Я напоследок отхлебнула чай и задохнулась. Горло обожгло, и дыхание перехватило.
        - Что это? - выдавила я, когда откашлялась.
        - Ты что наделала? - закричала Лена. - Это ж моя чашка. А в ней коньяк!
        - Ну, ё-моё, - обреченно вздохнула я. - И что теперь будет? В сочетании с таблеткой? Делать промывание желудка?
        - Нет, это не смертельно. Но спать будешь как убитая до обеда точно. А то и дольше. Тебе завтра не на работу. Я тебя разбужу. Как раз моя смена закончится. Сейчас просто расслабься и ни о чем не думай. А потом можем пойти пообедать вместе.
        - Отличная идея. Мне дома делать все равно нечего. Тоска…
        Я поднялась на лифте на тридцать пятый этаж. Таблетка в сочетании с коньяком начала действовать очень быстро и очень странно. Страшно хотелось спать, и вместе с тем накатил какой-то кураж.
        Нашла номер и провела карточкой по электронному замку. Дверь бесшумно распахнулась. Миновала небольшую прихожую, больше похожую на входной тамбур. Видимо, тут должен сидеть важный привратник. Или телохранитель. Сунула карточку в клатч. Внутренняя дверь из какого-то экзотического выбеленного дерева. Никелированная ручка в форме большого полумесяца. Роскошно, что и говорить. Потянула ее на себя. Она легко открылась, а на вид такая массивная.
        Я включила свет и огляделась. Потрясающий номер, слов нет. Современно, но с элементами классики. Дорого, элегантно.
        С размаху скинула туфли - они разлетелись в разные стороны. Клатч бросила у двери на стул. Стянула платье и закинула его на рояль. Оно хорошо смотрелось на белой лаковой поверхности. Лифчик повесила на руку мраморного амура, который держал абажур торшера.
        Села в глубокое кресло и сняла черные чулки. Как же я устала! Чулки зачем-то завязала на шее другого амура. Да, Лена была права, таблетка и алкоголь - две вещи несовместные. Кажется, так Пушкин сказал? Точно, в «Моцарте и Сальери». Ну, или почти так…
        Все это я проделала на пути к спальне. Дверь была плотно закрыта. Погасила свет в гостиной. Хрустальная люстра погасла медленно, как в театре.
        Открыла дверь, свет зажигать не стала - не смогла сразу найти выключатель. Ну и ладно. Большое витражное окно не было задернуто, и через него лился слабый свет. В полумраке комнаты увидела огромную кровать. Постель почему-то смята, но мне уже все равно.
        Спать! Я безумно хочу спать! Это были мои последние осознанные мысли. Я рухнула на постель и мгновенно провалилась в глубокий сон.
        Глава 3. Влад.
        Я склонился над девушкой. Ее я на свадьбе не видел. Видимо, это не претендентка на роль моей невесты. Но кто она? И как попала в номер?
        На вид лет двадцать семь - двадцать восемь. Выглядит немного утомленной, косметики мало. Симпатичная, если не сказать красивая. Наклонился ниже. Пышные русые волосы незнакомки пахли розой. Тонкий, нежный аромат. Необычный парфюм.
        Почувствовал, что начинаю заводиться. А кто бы не завелся, увидев рядом с собой обнаженную красавицу? Погладил ее округлое плечо. И получил резкий удар локтем в грудь.
        - Не смейте меня лапать, Борис Семенович! - пробурчала незнакомка. - Идите вы… Куда подальше… В сотый раз повторяю - ничего у нас не будет.
        Борис Семенович? Управляющий? Что бы это значило? Вопросы, одни вопросы.
        Снова дотронулся до плеча девушки, но благоразумно отодвинулся подальше. Она сердито скинула мою ладонь:
        - Я сказала, не трогайте меня! Я вам не дешевая шлюха!
        Нет? А кто же тогда? Дорогая? Если девочка по вызову, то почему спит, как убитая? Разбудить, или не стоит?
        Потряс ее более настойчиво и сильно. Она опять что-то пробубнила себе под нос. Я разобрал только, что мне стоит пойти в пеший эротический тур. Алкоголем от нее не пахло. Может, обкурилась?
        Желание нарастало. Я был заинтригован, и мне незнакомка понравилась. Ее черные трусики так аппетитно оттеняли нежную кожу. Но не мог же я заняться любовью с женщиной без ее ведома?
        Снова попытался привести ее в чувство. Узнал о себе много интересного и далеко не лестного. Пришлось отодвинуться подальше от незнакомки.
        Однако глаза волей-неволей косили в ее сторону. С сожалением накрыл девушку простыней. Ладно, пусть отдыхает. Можно вызвать охрану, но это как-то не по-мужски. Разберусь с ней сам утром. Тогда и потребую компенсацию за мои ночные страдания. И пусть только попробует отказать!
        Судя по тому, как она крепко спит, убежать она от меня не сможет. Зато я так и не смог заснуть, как ни пытался. Когда рядом лежит обнаженная красавица, какой уж тут сон? Встал и налил себе еще виски. Уселся в кресло у окна. До рассвета уйма времени. И чем себя занять? Видимо, придется поработать.
        Пойду в кабинет разбирать документы по отелю, а то очень велико искушение накинуться на незнакомку и задушить ее в страстных объятиях. Я много времени провожу в Англии, и это сделало меня почти джентльменом. А джентльмены не кидаются на незнакомых женщин, тем более когда они в бессознательном состоянии.
        В гостиной невольно остановился. По всей комнате очень художественно разбросаны вещи незнакомки. Особенно меня впечатлили композиции с купидонами. Торшеры теперь смотрелись весьма эротично. Едва не упал через туфлю, которая валялась у дивана. Поискал взглядом вторую, но не нашел.
        Поработаю немного, раз не удалось разбудить незнакомку. Счета по отелю очень запутанные. Бухгалтеру придется повозиться. Видимо, приглашу еще и аудитора. Такое ощущение, что Борис Семенович нарочно небрежно вел документацию. Надо найти ему замену. Плетнев - темная лошадка. И, очевидно, он наживался за счет прежнего собственника. У меня этот номер не прокатит.
        К утру сон начал побеждать, и я вернулся в постель. Девушка все так же мирно спала. Я опять попытался ее разбудить. Но как ни тряс, ничего не получилось. Она даже ругаться на меня перестала. Была безвольной, как тряпичная кукла. Лег рядом с ней и задремал.
        Проснулся от настойчивого стука в дверь номера.
        - Обслуживание номеров! - голос показался мне знакомым. - Завтрак и свежий кофе в постель!
        Щелкнул замок, зазвенела посуда на сервировочном столике, горничная пересекала гостиную, стуча каблуками по паркету как кавалерийская лошадь.
        - Нет, зайдите позже, - потребовал я.
        И тут понял, что голос принадлежит силиконовой Ирине. Блин! Она-то тут откуда?
        Я быстро сгреб в охапку незнакомку. Она почти не трепыхалась. Положил ее на себя.
        Дверь в спальню распахнулась и на пороге появилась Ирина. Она толкала впереди себя хромированный сервировочный столик. На нем дымились две чашки кофе, стояла бутылка коньяка и пузатые рюмки.
        У Ирины округлились глаза. Я мысленно ликовал. Теперь она от меня отстанет раз и навсегда, надеюсь.
        - Ты не один? - выдохнула Ира разочарованно и зло.
        - Естественно, - улыбнулся я. - Не могу заснуть в одиночестве.
        Незнакомка с трудом подняла голову с моей груди и оглянулась на Ирину затуманенным взором.
        - Идите на хрен, - заплетающимся языком произнесла она. - Как же вы меня достали Бо…
        Я уже знал, что дальше она сказала бы «Борис Семенович», но заткнул ей рот поцелуем. За что получил локтем в живот. Незнакомка отползла от меня на другой конец кровати, и я прикрыл ее простыней.
        - Очень горячая девушка, - улыбнулся я Ирине. - Просто огонь!
        - Ты… Ты! Хам!!! Наговорил красивых слов, наобещал золотые горы! А сам!!! Как ты мог?! - заорала Ирина как пожарная сирена. - С этой! Грубой! Вульгарной! Дрянью! Это хуже, чем с проституткой! С прислугой!!!
        Вообще-то я никому ничего вчера не обещал. Точно помню.
        - ??????????????
        Ирина резко развернулась и сердито застучала каблуками. Словно ее оскорбили в лучших чувствах. Я ж ее обидел! Не переспал, не влюбился и не сделал предложение немедленно. Негодяй я и мерзавец! Входная дверь хлопнула так, что хрустальные висюльки на люстре в гостиной жалобно зазвенели.
        Прислуга? Даже если и так, что, прислуга не человек? Может, ей тоже хочется большой и чистой любви, да еще и с примесью дикой африканской страсти?
        Интересно, а Ирина знает эту девушку. Откуда? Может, моя незнакомка - официантка с банкета? Я на них точно не смотрел. Похоже на правду, судя по ее сдержанному макияжу. Но это не объясняет, как она смогла попасть в мой номер среди ночи.
        Девушка начала шевелиться. Вопли Ирины ее все-таки разбудили. Я облокотился на подушку и наблюдал за ней. Хороша, как ни крути. И никакого силикона. Грудь красивая. Так бы и смотрел не отрываясь. Почувствовал, что снова начал заводиться. Это сейчас совсем ни к чему. Попытался охладить свой пыл. Безуспешно.
        Незнакомка открыла глаза, приподнялась и огляделась. Увидела меня и отшатнулась. Судорожно начала тянуть простыню на себя. Но и я не мог отпустить свою часть по понятным причинам.
        Через несколько секунд мы сидели на разных концах кровати, прикрываясь одной простыней и глядя друг другу в глаза. На лице незнакомки читался неописуемый ужас.
        - С добрым утром, ночная бабочка, - расплылся я в улыбке.
        - Что? Да что вы себе позволяете? - вспыхнула она. - Вы кто?
        - А вы кто? - ответил я вопросом на вопрос. - Как попали в мой номер?
        - Что вы несете? - возмутилась незнакомка. - Это вы пришли ко мне посреди ночи. Да еще в постель забрались. Уходите немедленно!
        - А то что, охрану вызовете? - перешел я в наступление.
        Она испуганно начала озираться по сторонам, и до нее, похоже, дошло, что это она ошиблась дверью.
        - Простите, простите, вы правы. Это я не туда попала, - она все-таки вырвала у меня простыню, завернулась в нее по уши и тут заметила, что я тоже совершенно голый.
        Я не меняю своих привычек даже ради прекрасных незнакомок. Тем более что я ее к себе в постель не приглашал. Да, я всегда сплю голым, имею полное право. Тело отдыхает, и кожа дышит.
        Девушка покраснела до ушей, смутилась еще больше и совсем поникла.
        Поднял с пола покрывало и прикрылся.
        - А теперь объясните, как вы тут очутились, - потребовал я. - Мне это безумно интересно.
        Незнакомка снова обвела взглядом комнату.
        - А где мои вещи?
        - В гостиной, где вы их изволили разбросать. Итак, повторяю вопрос - как вы сюда попали? И кстати, кто вы?
        Незваная гостья продолжала озираться по сторонам, как загнанный зверек.
        - Я вчера выпила сильное снотворное. Плохо соображала. Ошиблась, - пролепетала она.
        - Однако, несмотря на это вы смогли открыть дверь в номер. И мне очень интересно, как вам это удалось?
        - Можно мне сначала одеться?
        - Да, разумеется, - расплылся я в милостивой улыбке.
        Она замялась.
        - А у нас что-то было? - запинаясь спросила красавица и потупила свои зеленые русалочьи глаза.
        - Нет, разумеется. Вы спали как убитая. А я не насильник.
        Девушка облегченно вздохнула. Она снова огляделась, увидела мой махровый халат на кресле, взяла его без спроса и быстро накинула на себя. И опять плотно закуталась.
        - Я возьму свою одежду?
        - Не возражаю, берите. Чувствуйте себя как дома. Кстати, вот завтрак. Угощайтесь. И вообще не стесняйтесь. Может, коньяк? Или все-таки кофе?
        Она уловила сарказм и снова опустила взгляд:
        - Простите, что ворвалась к вам ночью…
        - Я все еще жду объяснений, - напомнил ей.
        - Позвольте, я сначала приведу себя в порядок. Это досадное недоразумение и я все объясню, - заверила она меня.
        Девушка поднялась с постели и направилась в гостиную. Ее босые ноги зашлепали по паркету. Какая грациозная фигурка! Просто статуэтка. Видно даже через безразмерный халат. Рост чуть выше среднего, длинные русые волосы ниже плеч. И легкая, невесомая походка. Может, и официантка, но разве это важно?
        Мне пришлось завернуться в простыню, как римлянину в тогу. Раз уж мой халат позаимствовала таинственная гостья.
        И тут услышал громкий хлопок входной двери. Птичка вылетела на свободу! Босая и в моем халате на голое тело.
        Кинулся за ней, и не смог открыть дверь. Ее чем-то подперли снаружи. Вот это меня провели! Как мальчишку!
        Я бился в дверь в немой ярости. Хотел вышибить, но вовремя одумался. Как я буду выглядеть в глазах персонала и постояльцев, если начну бегать по отелю нагишом, прикрывшись простыней, в поисках сбежавшей девочки по вызову? Авторитета это мне точно не прибавит.
        Позвонил на ресепшен. Потребовал к себе администратора, горничную по этажу и охранника.
        - Немедленно! - заорал я в трубку.
        Быстро оделся. Не стоит появляться перед сотрудниками в неглиже.
        Уже через минуту перепуганная горничная выпустила меня на свободу. Она примчалась первая и открыла дверь. Все было сделано элементарно - дверь незнакомка подперла снаружи стулом. Просто и эффективно. Похоже, ночная бабочка точно знала, что делать и как убежать.
        - Вы пустили ко мне в номер двух женщин. Зачем? - строго спросил горничную.
        - Только одну, - пролепетала она.
        - Двух. Одну ночью, другую утром с завтраком. Зачем? - начал потихоньку рычать я. Ненавижу, когда мне врут.
        - Правда, только утром. Она сказала, что это сюрприз. И что ваша невеста. Кольцо показала с бриллиантом…
        - И почему вы ей поверили? Может, она обычная мошенница?
        - Она хорошо одета… - продолжала мямлить девушка. - Вещи дорогие, брендовые. И ухоженная…
        - И что? Брендовые шмотки отбивают у вас мозги?
        Да уж, у нас точно по одежке встречают. Горничная молчала и теребила фартук.
        - Напишите объяснительную и отдадите в понедельник управляющему. А теперь идите.
        Уволю дуру. Но верю, она про мою ночную гостью ничего не знает.
        Вскоре появились охранник и администратор. Они с недоумением огляделись. Вещи, раскиданные по комнате, наводили на определенные мысли. Тут была оргия. Особенно интересно смотрелся лифчик в руке купидона. И черные чулки на шее его собрата.
        Женщина-администратор была напряжена. Охранник сжимал в руке пистолет. Видимо решил, что на меня напали.
        - У меня в номере ночью была посторонняя женщина. Возможно, проститутка. Или мошенница. Убежала отсюда практически голой. Думаю, она еще в отеле. Немедленно найдите ее и разберитесь, кто она и как сюда попала. Кто ее пустил? Как вообще такое возможно? Вот ее вещи. Разбросаны по всей комнате.
        Администратор лепетала что-то нечленораздельное. Охранник пучил глаза и потрясал оружием. Толку от этих двоих было мало.
        - Ладно, идите, - махнул я на них рукой. - Вы просмотрите все видеозаписи, - дал я указание охраннику. - Девица умчалась в моем халате. Стандартный гостиничный, синий. А вы, - обратился я к администратору, - предоставьте мне список сотрудников, у которых есть универсальный ключ. Не отмычкой же мою дверь эта девица открыла? Следов взлома нет. Значит, кто-то из персонала ей ключ дал. Вопрос - кто и зачем?
        - Полицию вызвать? - спросил охранник.
        - Пока нет, сами разберемся, - почему-то мне не хотелось причинять незнакомке неприятности. Может, это и правда всего лишь недоразумение?
        Они ушли, а я привел себя в порядок и отправился завтракать в ресторан. Есть то, что прикатила Ирина, я не собирался.
        Позвонил Кириллу. Тот честно признался, что Ирина спросила у него, где я остановился, и он сдал меня с потрохами. По-дружески решил сделать мне приятный сюрприз. Еще и удивился, чем я недоволен. Такая роскошная женщина, а я нос ворочу. Попросил в сдержанных выражениях впредь мне таких силиконовых подарочков не преподносить. Кирилл обиделся.
        Пил черный кофе и смотрел в окно. Кто она, моя ночная бабочка? Каким ветром ее занесло в мой номер? Симпатичная, испуганная и одновременно решительная. Быстро сообразила, как от меня убежать. И куда она могла деться в халате на голое тело, да еще и босая?
        Понял, что заинтригован. Нет, на проститутку она не похожа. Они ведут себя по-другому и без денег не уходят.
        На аферистку тоже не тянет. У меня ничего из ценных вещей не пропало. А взять было что. Она могла просто украсть, что ей приглянулось, и уйти, а не заваливаться в мою постель. Но как она смогла открыть дверь? Совпали коды ключей? Да быть такого не может!
        А еще поймал себя на мысли, что она мне понравилась. Есть в ней что-то, от чего сердце замирает. Хотя она и ругалась как сапожник. Но ругала не меня, а моего управляющего. Вот кто сможет мне помочь разобраться во всем. Задам ему пару вопросов в понедельник. Или, еще лучше, позвоню немедленно.
        Никуда эта ночная бабочка от меня не денется. Поймаю ее. Не ради того, чтобы сдать органам правосудия. Просто хочу снова увидеть ее.
        Глава 4. Инна.
        Я спала и видела кошмары. Борис Семенович домогался меня самым пошлым образом. И я никак не могла от него отделаться. Он лапал меня, зачем-то тряс, как грушу, и пытался добиться взаимности. Я отказывалась и даже пару раз двинула его локтем. Но старый ловелас был настойчив. Он обещал озолотить меня, а в случае отказа грозился непродлением аренды. Даже в кошмаре я продолжала думать о своей фирме, которая медленно, но верно шла ко дну.
        Потом в моем сне появилась какая-то девица, которая начала орать, как потерпевшая. Кажется, она ревновала меня к Борису Семеновичу. Его она назвала хамом, а меня проституткой. Наконец девица заглохла, а я проснулась.
        С трудом разлепила глаза. Голова чугунная. Похоже, я совсем не отдохнула. Осмотрелась, увидела на постели рядом с собой обнаженного мужчину. И чуть не умерла от ужаса. Это был не сон. Но к счастью, и не Борис Семенович.
        Мужчина лет тридцати семи, темноволосый, атлетически сложенный. Он улыбался и с интересом смотрел на меня бездонными синими глазами. Холодными и бесстыжими. Разглядывал, как какую-то диковинку.
        Я что, была совсем невменяема и мальчика по вызову ночью пригласила? Вот это докатилась! Даже подумать страшно, как низко я пала! И у нас что-то было? Естественно, было. Иначе зачем он тут сидит? Денег от меня за услуги ждет. Кошмар! Сколько же я ему должна? У меня с собой денег кот наплакал… Только скандала с проститутом мне не хватало!
        - С добрым утром, ночная бабочка, - красавец лукаво смотрел на меня.
        Он что, издевается? За кого он меня принимает, нахал? Сам-то чем лучше? Мотылек продажный!
        - Что вы делаете в моем номере? - вопросил незнакомец, выгнув дугой бровь.
        После короткой перепалки я поняла, что вляпалась в историю. Лена ошиблась. На этаже один номер-люкс все-таки был занят. И я, будучи в невменяемом состоянии, приперлась в чужой номер. Да еще и права начала качать. Пора сматываться. Причем немедленно.
        Сильно дернула на себя простыню, отобрала ее у красавца и завернулась поплотнее. Сделала я это напрасно. Обнаженный красавец ухмыльнулся самодовольной наглой улыбкой. Уверенный, что произвел на меня впечатление.
        Я старалась не смотреть на эту срамоту, но глаза невольно косили в его сторону. А смотреть было на что… Мужчина вдоволь насладился моим замешательством и прикрылся покрывалом.
        Вполне естественно, что постоялец роскошного номера пожелал узнать, откуда у меня ключ. Надо было срочно выпутываться из щекотливой ситуации. Не могла же я подвести подругу.
        Мне удалось накинуть халат, который лежал рядом с кроватью. Теперь я почувствовала себя увереннее. Уже лучше, чем в простыне на голое тело. Мужчина благородно позволил мне привести себя в порядок и одеться.
        Пора бежать. Бежать с позором, но другого выхода у меня нет. Я усыпила бдительность постояльца роскошного номера, смогла перейти в гостиную. Окинула взглядом помещение. Мои вещи были разбросаны по всей комнате. Собирать их нет времени. Клатч лежал на стуле у двери.
        Быстро схватила клатч, открыла дверь, взяла стул и выскочила в тамбур. Захлопнула дверь и подперла ручку стулом. А теперь прочь отсюда!
        Я нервно тыкала в кнопки лифтов. К моему счастью, один из них прибыл быстро и был пуст. Пол холодил ступни. Хорошо, что халат длинный, почти до полу, и широкий. Не видно, что я голая. Вжалась в угол, натянула капюшон пониже на лицо. На одном из этажей в лифт вошла пожилая пара. Я скосила на них взгляд. Дама с удивлением посмотрела на мои босые ноги и ткнула в бок спутника. Тот тоже недоуменно уставился на меня.
        До первого этажа мы спускались бесконечно долго. Наверняка незнакомец уже вышиб дверь и теперь идет по моему следу, как гончая. Выскользнула из лифта, и, старясь не привлекать внимания, пробралась в кабинет Лены. В холле народу было немного, и никому до меня не было дела.
        Влетела в комнату. Плотно закрыла за собой дверь, заперла ее, прижалась к ней спиной и только теперь перевела дух.
        - Лена, прости! - простонала я. - Похоже, я тебя подвела. Вляпалась по полной!
        Протянула ей электронный ключ. Подруга удивленно смотрела на меня.
        - Что произошло, почему ты босиком и в халате?
        - Объяснять некогда! Дай мне что-нибудь из одежды. За мной мужик гонится, ищет. Думает, я проститутка. Я номер перепутала. Длинная история. До дома доберусь - позвоню и все расскажу. Боюсь, у тебя будут из-за меня неприятности.
        Лена захлопала глазами, задумалась.
        - Дай сообразить... Нет у меня ничего, - она достала из шкафа туфли и протянула мне. - Вот, туфли старые и все. Могу дать свое пальто… Мне еще два часа тут сидеть. Дома переоденешься и привезешь назад.
        Ей позвонили.
        - Погоди, мне ответить надо, - предостерегающе подняла она указательный палец. - Охранник звонит.
        По тому, как изменилось лицо Лены, я догадалась, что меня уже ищут. И возможно с собаками.
        - Так, немедленно уезжай! Быстро! - прорычала подруга. - Я к тебе после работы заеду. Сюда не возвращайся.
        Я поняла, что все плохо. Очень плохо. Сунула ноги в туфли, пальто брать не стала, раз вернуться не смогу. В машине не замерзну, доберусь.
        Помчалась на подземную парковку, вскочила в автомобиль и нажала на газ. Взвизгнули шины, и автомобиль вылетел из подземелья, как пуля из револьвера. Надо немедленно успокоиться, иначе могу попасть в аварию. Я глубоко вздохнула несколько раз. Наконец взяла себя в руки. Тут меня уже никто не достанет.
        Включила музыку, печку и попыталась собрать мысли в кучку. Получалось это плохо. Мысли скакали как блохи и не хотели выстраиваться в ряд.
        Чем моя выходка грозит лично мне? Да практически ничем. Ну, могут обвинить в хулиганстве. Все. Или в проституции и домогательстве… Это хуже, но не смертельно. В тюрьму не посадят. Я надеюсь… Надо будет по интернету полазить, изучить Уголовный кодекс. Или лучше себе нервы не трепать? Вдруг найду что-то страшное? Тряхнула головой и отогнала дурные мысли.
        А чем это чревато для Лены? Могут уволить. Да еще и штраф наложат за то, что она мне отдала универсальный ключ. Ведь это недопустимо. Вот это я ее подвела, так подвела! Штраф я за нее заплачу. А то, что со скандалом подругу выгонят по моей вине - просто ужасно!
        Дома сделала себе крепкий чай. Есть не хотелось. Настроение отвратительное. Главное, напрягало то, что я не смогу ничем помочь подруге.
        Подставила ее как последняя идиотка. Спутала номера и ввалилась к приличному мужчине. И судя по роскошному номеру, мужчина не из простых смертных. Интересно, кто он? Кем бы он ни был, наверняка захочет узнать, что за нахалка забралась к нему в постель и как ей это удалось.
        Да, умею я создать проблемы людям…
        Лена приехала сразу, как закончила работу. Вид у нее был мрачнее тучи. Она поставила на стол бутылку коньяка и торт.
        А у меня еды кот наплакал. Так переживала, что не додумалась сходить в магазин. Я достала остатки черствого батона, пошарила в холодильнике. И вытащила все, что можно съесть - засохший сыр, рыбные консервы и немного кабачковой икры.
        Молча уселись за стол, и Лена разлила коньяк.
        - Что, все так плохо? - осторожно осведомилась я.
        - Хуже не бывает, - призналась подруга.
        Мы сдвинули пузатые рюмки, и они тревожно зазвенели.
        - За удачу, - провозгласила Лена. - А она нам с тобой очень понадобится.
        Коньяк обжег горло. Я отправила в рот одеревеневший кусочек сыра и напряглась в предвкушении страшной истории.
        - Давай, добей меня, - обреченно попросила я. - Рассказывай.
        - Короче, ты вперлась в номер нашего нового хозяина - господина Кирсанова, - выдала Ленка. - Он приехал вчера днем. И решил остановиться в президентском люксе. Я на смену еще не заступила и, естественно, была не в курсе. А тебя угораздило номера перепутать. Вместо пятого ты зашла в самый навороченный - в шестой. Туда даже Плетнев девочек не водит. Это у нас как святилище. В нем на моей памяти никто не останавливался, слишком дорогой.
        - Так я спала с Кирсановым? - искренне удивилась я, вспомнив, как мило вел себя очаровательный мужчина.
        - Спала?! - задохнулась Лена. - Серьезно?
        - Ну, не переспала, а спала в прямом смысле, - уточнила я. - Рядом, на одной постели. Ничего у нас, естественно, не было. Я надеюсь...
        - Уже хорошо. Кирсанова жутко возмутило, что ты наговорила ему дерзостей, а потом еще и убежала. Можешь представить, как он возмущался? Ты его что, не узнала? Он же на свадьбе был.
        - Я на свадьбе невесту с мамашей ублажала, мне некогда было гостей разглядывать. А что, сильно орал?
        - Лучше бы орал. Говорил тихо, но грозно. Я поняла - Кирсанов жаждет тебя найти. И, очевидно, сдать полиции. Принял тебя за проститутку. Или мошенницу. Пока не определился. Но зол страшно. Обидно мужику, что ты его обвела вокруг пальца и сбежала. Да еще и заперла в номере, - Лена нервно хихикнула. - Последнее его, похоже, оскорбило. Он грозится выгнать горничную, которая его выпустила. Просто как джин из бутылки - кто меня выпустил, того убью. Или уволю, как в данном случае. Впрочем, горничная поболее всех накосячила. Но это отдельная история.
        Я побледнела. Только этого не хватало. Тут все серьезно. Это уже не мелкое хулиганство.
        - Кирсанов будет разбираться, как универсальный ключ попал к тебе, - добавила Лена.
        - Что теперь будет? - поникла я. - Как мне тебе помочь?
        - Думаю, никак. Пока я сумела его убедить, что ключ можно подделать. Но не знаю, поверил он или просто сделал вид.
        И что хуже всего, мне с господином Кирсановым на днях придется общаться лично - перезаключать договор аренды. Можно, конечно, прийти к нему с повинной. Чистосердечно раскаяться и признаться во всем. Вдруг простит и продлит аренду. Но тогда придется сдать Лену. А этого я делать не буду.
        - Как же быть? - задала я очередной риторический вопрос.
        - Шут его знает, - пожала плечами Лена и налила нам еще коньяка. - Выгонит так выгонит. У него же ничего не украли. Я и сама собиралась из этого дурдома увольняться. Не думаю, что новый хозяин что-то сможет поменять. Один Борис Семенович чего стоит. Вечно мне нервы треплет, к мелочам придирается. То не так, это не эдак. Еще и за задницу норовит ущипнуть. Да ты и сама знаешь.
        Поставила чайник. Разрезала торт.
        - А расскажи, что у вас там все-таки было? - с любопытством посмотрела на меня подруга. - Если не секрет, конечно.
        - Ну, какой секрет? Проснулась, огляделась. А он голый сидит рядом на постели и на меня смотрит. Ничего так, не зло. Даже мило побеседовали. И я поняла, что надо бежать, пока он добрый и не перешел к активным действиям. Дальше ты знаешь.
        - А что там еще за женщина была? Ее горничная впустила. Кирсанов возмущался, что у него не президентский люкс, а проходной двор.
        - Не было никого больше. Но я крепко спала. Хотя, может, и была еще какая дама, не знаю… Точно! Я проснулась от того, что женщина ругалась. Думала, мне это приснилось. Но я ее не видела.
        - Ты очень художественно свои вещи раскидала. Можно подумать, у вас там оргия была, - лукаво посмотрела на меня подруга.
        - Не спрашивай, зачем я так поступила. Жуткая смесь алкоголя и снотворного. Ты даже не представляешь, как плохо я соображала. Но оргии точно не было. Кажется…
        Мы снова выпили по коньяку. Чай это конечно хорошо, но нервы лучше успокаивает алкоголь.
        - Мне в понедельник-вторник договор с Кирсановым заключать. Если он меня выкинет, фирма точно разорится. Я ее и так едва на плаву поддерживаю. Как же все паршиво складывается, - констатировала я.
        Коньяк не помог успокоиться. Но мне в голову пришла шальная идея и, как мне показалось, я нашла выход.
        - Я сменю имидж. Резко. Может Кирсанов меня не узнает. Как думаешь?
        - Бред, - обломала мои идеи Лена. - Пластику сделаешь? Губы накачаешь, татуаж бровей? Цветные линзы?
        - Обойдусь без радикальных изменений, - заверила я подругу. - Не думаю, что Кирсанов хорошо меня рассмотрел. Тем более я была лохматая и голая. А в спальне полумрак.
        - Голая? - округлила глаза подруга. - Ничего себе!
        - Не совсем, - смутилась я. - Трусы на мне все-таки были.
        - И как он отреагировал?
        - Нормально. На меня не набросился. Потом я простыню у него отобрала. Лучше бы я этого не делала… Как выяснилось, он все-таки завелся... Но держал себя в рамках приличия.
        - Впечатлил?
        - Ты пошлячка, Лена, - укорила я подругу и нервно хихикнула. - Да, впечатлил. Очень.
        - Ну, я пошлячка, признаю. Есть такой грешок, - рассмеялась она. - А ты не знала? Так что, очень хорош наш новый хозяин?
        - Хорош, - искренне призналась я. - Сложен роскошно, безумно сексуален, да еще и невероятно порядочный. Не воспользовался тем, что я была в отключке. А мог бы. За это я ему безмерно благодарна. Джентльмен до мозга костей, короче.
        - А ты в него не влюбилась, часом? С первого взгляда? Раз он так хорош.
        - Нет, - отрезала я. - И мне не об этом сейчас думать надо. Глупости это все. Итак, поменяю прическу, надену очки без диоптрий. Покрашусь возможно. Или подстригусь, - волосы мне было жалко, но ради дела на что не пойдешь?
        - Ага, налысо подстрижешься, - съязвила подруга.
        - А что ты можешь предложить?
        - Увы, ничего. Что тут предложишь? - пожала она плечами.
        - Раз других вариантов нет, надо хоть попробовать.
        - Пробуй. И когда Кирсанов тебя узнает, я тебе не завидую.
        Глава 5. Инна.
        Ленка ушла часа через три. Ей тоже надо было отдохнуть после смены. Мы много болтали по делу и без. В основном о новом собственнике местного небоскреба. Подруга выдала мне все, что ей удалось разузнать от Бориса Семеновича и других сотрудников, кто с ним уже имел счастье пообщаться.
        Я поняла, что Кирсанов человек деловой, строгий и властный. Но при этом эстет во всем. Отлично, это мне на руку.
        И я начала продумывать, как радикально поменять имидж. Видимо, придется превратиться в вульгарную особу. Раз он этого на дух не переносит. Так он меня точно не узнает.
        Всего на недельку, может на две. Пока новый собственник не уедет. Лена сказала, что Кирсанов тут, по слухам, задерживаться не собирается. Назначит своих представителей, разберется с документами и все. Больше ему в Златогорске делать нечего.
        Продержаться мне надо недолго. Тем более что с господином Кирсановым я пересекусь от силы пару раз при заключении договора аренды. Ну, может он зайдет в мой салон посмотреть, чем тут занимаются и в каком состоянии помещение.
        Итак, возможно сделаю укладку а-ля ракушка с начесом, какие любят дамы за пятьдесят, куплю костюм какого-нибудь идиотского цвета. Накрашусь поярче. Крупная бижутерия, очки со стразами и меня мама родная не узнает. Можно в лифчик ваты наложить и грудь на пару размеров увеличить. Кажется, продают трусы, которые задницу делают оттопыренной, как у африканки. Или это уже слишком?
        Представляю, что обо мне станут думать сотрудницы салона и знакомые. Скажу, что познакомилась с потрясающим мужчиной, а ему нравятся именно такие женщины. Я потеряла от него голову и готова на все. Любовь зла, как говорится. А потом все вернется на круги своя и все забудут про мои идиотские фантазии.
        По закону подлости все пошло не так. Я планировала после обеда пойти за новой одеждой. Но я не успела выйти из дома, как мне позвонила госпожа Петрова. Она опять была взвинчена и крайне недовольна моими сотрудницами.
        Второй день свадьбы не требовал изобилия цветов. На столы надо было поставить букеты орхидей и все. Все свободны. В моем присутствии вообще не было необходимости.
        Но нет! Орхидеи были недостаточно эротичны. Орхидеи! Почему они вообще должны быть эротичны? Это же цветы!
        Светлана Алексеевна потребовала моего немедленного присутствия. И замены розовых орхидей на другие. Пусть будут желтые с бордовым. Хотя цвет был согласован и с невестой, и с ее мамашей.
        Но теперь депутатше казалось, что розовый цвет смотрится как-то не так. Слащаво, как сказала Светлана Алексеевна. Они с дочерью подумали и решили, что на второй день свадьбы нужны откровенно эротические цветы.
        Госпожа Петрова небрежно сообщила, что оплатит замену букетов. Но поменять цветы надо незамедлительно, естественно до начала банкета. И вообще мне следует руководить своими бестолковыми сотрудницами, а не отлынивать от работы.
        И как мне быть? Кирсанов наверняка придет на банкет. Это же свадьба его компаньона. Надо что-то сделать со своей внешностью. Срочно. Но что?
        Гладко зачесала волосы и заколола их на затылке. Порылась в гардеробе и нашла мешковатое серое платье. Я его покупала на прошлый новый год. С друзьями устроили небольшой маскарад, и я изображала мышку-норушку. Хорошо, что не выкинула. Теперь из меня получилась бесцветная офисная мышь. Неплохо, но узнать можно.
        Постараюсь быстро заменить букеты и не попасться на глаза Кирсанову. Потом попрошу разрешения уйти - скажу, то заболела. Может, клиентка позволит мне не торчать на банкете до конца? Хотя вряд ли… Госпожа Петрова умеет потрепать нервы. Светлана Алексеевна при ее связях может сильно подпортить репутацию моей фирме.
        С подземной парковки в салон я пробиралась почти по-пластунски и оглядываясь по сторонам, как партизанка в тылу врага. Хищные орхидеи уже были собраны в букеты. Девчонки со всем справились отлично и без моих указаний. Мы перенесли букеты в банкетный зал.
        Светлана Алексеевна придирчиво осматривала каждый цветок и тыкала полным пальцем, похожим на сардельку, в место, куда следовало поставить букет. Без чуткого руководства госпожи Петровой мы бы точно не разобрались. Все было закончено в течение четверти часа. Я попросила разрешения уйти. Мне тут делать больше нечего.
        - Вы желаете получать деньги и не желаете работать? - вскинула тонкие брови жена депутата. - Вы уйдете только тогда, когда я посчитаю это возможным. И ни секундой раньше. Никогда, слышите? Никогда я еще не сталкивалась с такой нерадивостью. Даже не сомневайтесь, я проинформирую супруга, как недовольна вашими услугами. Думаю, он сможет принять меры.
        Депутатскя жена шумно задышала, прижимая руки в бриллиантовых кольцах к полной груди:
        - Вы доведете меня до нервного срыва! Идите и работайте, немедленно! Поправьте цветы, они не слишком ровно стоят в вазах. Неужели не видите?
        - Хорошо, как скажете, - смиренно произнесла я и мысленно пожелала госпоже Петровой засунуть орхидеи себе в одно место.
        Радовало только то, что за все мои мучения я получу хорошие деньги. А мне они сейчас очень нужны. Мой бизнес медленно, но верно идет ко дну, и я должна спасти его. Ведь уже столько сил положено на его развитие.
        Скоро стали приходить гости. В зале царил романтичный полумрак. И это было мне на руку. Я забилась в самый дальний угол и оттуда наблюдала за залом. Госпожа Петрова, наконец, угомонилась. Ее драгоценное внимание переключилось на гостей.
        - ??????????????
        Мои девочки тоже были в зале. Я предупредила их, что плохо себя чувствую, и попросила по возможности не дергать меня лишний раз.
        И вот появился он. Уверенный в себе брутальный самец. Кирсанов окинул цепким взглядом присутствующих, и я поскорее скользнула за группу гостей.
        Господин Кирсанов пользовался бешеным успехом у женщин. Они ему буквально не давали прохода. Уж не знаю, чем он их так привлекал. Видимо, потрясающей внешностью и несметными капиталами.
        Девицы вились вокруг него. Но мне показалось, он пытается от них отделаться. Кирсанов все время смотрел по сторонам, словно ища кого-то. Надеюсь, не меня.
        Надо отдать должное - Кирсанов не просто интересный мужчина. Это великолепный экземпляр. Выбрит до синевы. Темные волосы зачесаны назад и делают его похожим на английского аристократа. Высок и безумно привлекателен. Смокинг сидит на нем идеально.
        Не удивительно, что у Кирсанова отбоя нет от женщин. Может, он уже и думать забыл о моем ночном визите?
        Я увлеклась разглядыванием светского льва и в самый неподходящий момент ко мне подлетела разъяренная госпожа Петрова.
        - Это возмутительно! - зловеще зашипела она на меня. - На столе четное число букетов! Четное! Ужасная примета. Немедленно добавьте еще один. О чем вы только думали!
        - Но ваша дочь заказала двадцать букетов. И это прописано в договоре, - слабо возразила я, продолжая следить взглядом за Кирсановым.
        - Она была слишком взволнована подготовкой к свадьбе. И я тоже. А вы могли бы нам напомнить об этом. Какая безалаберность!
        - Сейчас мы уберем один букет, - попыталась успокоить депутатшу.
        - Уберем? Да вы издеваетесь? Нельзя убирать цветы. Ничего убирать нельзя. Можно только добавлять. Иначе у молодых не будет денег. Принесите немедленно еще один! И куда вы все время смотрите? Вы что, пьяны? - она пощелкала пальцами перед моим носом.
        - Нет, что вы! - возмутилась я. И тут Кирсанов повернул голову в нашу сторону.
        Я быстро пригнулась.
        - Простите, уронила клатч.
        - Все у вас из рук валится. Идите за букетом, и быстрее, не заставляйте меня ждать.
        Я делала вид, что собираю рассыпавшиеся мелочи из сумочки. К Кирсанову подошла какая-то дама и начала на него откровенно вешаться. Удивительно популярный мужчина!
        Букет был поставлен на стол, и я отрапортовала об этом Петровой.
        - Вы сегодня очень странно ведете себя, - заметила она. - Что вы все время озираетесь?
        Я повернула к ней голову и за широкой спиной Светланы Алексеевны увидела Кирсанова. Теперь он беседовал с двумя девицами. Я быстро прикрыла лицо рукой.
        - Да что с вами, милочка? - вопросила госпожа Петрова. - Вы сама не своя!
        - Простите, ужасно болит голова, - прошептала я, стараясь спрятаться за тучной Светланой Алексеевной.
        - Ладно, можете идти. Толку от вас мало, - утомленно махнула рукой депутатша. - В понедельник проведем перерасчет ваших услуг. И не сомневайтесь, я вычту все неустойки. Ваша работа меня очень, очень сильно разочаровала. И я обязательно найду способ рассказать об этом вашим потенциальным клиентам. У меня масса знакомых блогеров.
        Меня тронула забота госпожи Петровой. Отцепила бейджик и направилась к выходу. Но у дверей стоял господин Кирсанов с очередной роскошно дамой. Быстро переместилась за кадку с раскидистой монстерой. Там было достаточно темно. Я перевела дух, но рано.
        Яркие прожектора пронзали темный зал. Музыка гремела. Гости веселились вовсю. Пора уходить, пока Светлана Алексеевна не передумала.
        Как назло, ко мне подошел один из гостей.
        - Разрешите вас пригласить?
        - Простите, но не могу. Я обслуживаю свадьбу, не положено, - улыбнулась в ответ, глядя через его плечо.
        Кирсанов обошел даму, которая что-то увлеченно вещала ему. Она сердито смотрела вслед красавцу-мужчине. Но он уже не обращал на нее внимания, продолжал глядеть по сторонам и задумчиво направился в мою сторону. Надо срочно уносить ноги. Я попятилась и уже собиралась нырнуть под листья монстеры. К счастью, Кирсанов шел к бару. Я облегченно перевела дух.
        Но тут он оглянулся, и наши взгляды встретились.
        Глава 6. Влад.
        С самого утра начал искать мою незваную гостью.
        Ночная бабочка улетела. Ловко выпорхнула из моего номера. Она оставила в моей душе неизгладимый след, легкое сожаление и призрачный аромат розы.
        Было досадно, что девушка ускользнула. Даже представить не мог, что она решиться бежать практически голой.
        От сотрудников отеля я ничего вразумительного добиться не смог. Охранник бодро доложил, что видеокамеры не работали. И не только сегодня. Они уже давно просто бутафория. С этим надо разобраться. Как такое вообще возможно в дорогом отеле? Видимо, возможно. Просто удивительно, что никто из постояльцев до сих пор не был обворован.
        Не удивлюсь, если видеокамеры работают только там, где они установлены арендаторами. Надо поручить охраннику поговорить с ними. Пусть возьмет все записи, просмотрю их. Может, где-то моя гостья и мелькнула. Не могла же она бесследно испариться?
        Ночной администратор тоже ничего путного мне не сообщила. Она талдычила, что кто-то тайком сделал дубликат ключа. И зачем-то предал его незнакомке. Которая по непонятной причине забралась в мой номер, не будучи проституткой. Потому что проститутки в отель не заходят. Никогда и ни при каких обстоятельствах. Верилось с трудом.
        Универсальный ключ есть у администратора, на ресепшен, у дежурного охранника и горничной по этажу. Всего у четверых. Но при желании его можно легко взять и у горничной, и на ресепшен. Мне показалось, что администраторша темнит. Уж слишком много она говорила. И все не по делу.
        Вообще ощущение, что я купил вместе с небоскребом не отель, а бордель. В котором работа налажена из рук вон плохо. Сотрудники бестолковые и безалаберные. Никто ни за что не отвечает. Работают кое-как.
        Позвонил управляющему, рассказал про инцидент. Описал незнакомку и потребовал объяснений. Борис Семенович бодро от всего отнекивался. Он знать ее не знает, и вообще не понимает, почему какая-то девица во сне говорила о его домогательствах.
        Плетнев просто ангел во плоти. Ни к кому не пристает, живет отшельником. Да, он недавно развелся. Но это не повод подозревать его во всех смертных грехах. Борис Семенович оскорбился и сердито засопел в трубку.
        Плетневу я тоже не поверил. Мутная личность. Думаю, он приворовывает. И очень даже сильно. Все разборки с ним отложил до понедельника. Не сомневаюсь, он знает, кто был в моем номере. Но сегодня Борис Семенович мне ничего не скажет. Будет изображать недоумение.
        Персонал бестолковый, лживый и нерадивый, начиная от управляющего и кончая горничными. Чему ж удивляться, что дела в отеле идут из рук вон плохо? Ладно, буду радикально все менять. Поувольняю половину сотрудников, наберу новых, лично буду проводить собеседование с каждым.
        А сейчас пора на продолжение банкета. Второй день свадьбы отмечали с меньшим размахом. Гостей было немного, только близкие родственники и друзья.
        Можно попытаться спросить у Ирины, что она знает о девушке. Возможно, светская дива и удостоит меня ответом. Хотя вряд ли… Да и общаться с ней мне совсем не хотелось.
        Ирина на меня смотрела зверем, а я смотрел на официанток. Моей незнакомки среди них не было. Попросил метрдотеля предоставить список всех, кто обслуживал свадьбу накануне. Описал ему девушку. Такой он не знал, но список предоставил оперативно. Хорошо работает, молодец.
        Все-таки спросил Ирину, что ей известно о моей ночной гостье. И едва не схлопотал по физиономии. Успел перехватить ее руку с длинными острыми ногтями в паре миллиметров от лица. Дай Ирине волю, она бы мне глаза выцарапала. Сцена получилась безобразной.
        Но зато Ирина отвязалась от меня раз и навсегда.
        - Хам! - прорычала она. - Не смей больше никогда подходить ко мне!
        Кто бы мог подумать, что прислуга для нее хуже заразы? Такого снобизма я еще не встречал.
        Однако свято место пусто не бывает. Заметив мою перепалку с силиконовой дивой, прекрасная Диана тут же пошла в атаку. Она подкралась ко мне походкой пантеры, слегка покачивая стайными бедрами и уверенно глядя в глаза.
        - А свидетельница сегодня очень агрессивна, - улыбнулась Диана, пригубив коктейль. - Еще немного, и она набросилась бы на тебя с кулаками. Отсутствие воспитания налицо. Если не секрет, в чем причина спора? Я так любопытна, - она прикусила соломинку и надула губки, как маленькая девочка.
        - Разошлись во взглядах на жизнь.
        - И каковы твои взгляды?
        - У меня все просто. Работа, работа и еще раз работа, - нагло соврал я. Надеюсь, это остановит Диану от дальнейших расспросов. - Развлекаться некогда.
        - Да неужели? - не поверила Диана. - Я видела твои фотографии в журналах. Развлекаться ты очень даже умеешь.
        - Это часть имиджа, не более, - заметил я. - Мне пора. Надо разбираться с бумагами и счетами. Это и есть моя жизнь. Дело - прежде всего.
        Я попытался уйти, но не тут-то было. У меня на пути выросли три девушки. Похожие друг на друга, как близнецы. Длинные прямые волосы, широкие темные брови, ресницы как у кукол. Дань моде, тут уж никуда не денешься.
        Диану слегка перекосило. Она попыталась скрыть недовольство, но это у нее плохо получилось.
        - Мы поспорили, - прощебетала одна из «тройняшек». - О какой жене ты мечтаешь? Я сказала, что ты хочешь романтичную и нежную. Будешь ее баловать и носить на руках. А они, - девушка кивнула на подруг, - считают, что ты хочешь в жены роковую красотку.
        - ??????????????
        - Да! Жестокую и страстную. Строптивую и своевольную, - мечтательно продолжила другая «тройняшка». - И ты будешь ее укрощать. Иногда жестоко, иногда нежно. Так кто из нас прав?
        - Никто, - вымученно улыбнулся я. - Я пока сам не решил. Но характер девушки для меня играет не последнюю роль.
        Почему мою идиотскую застольную речь восприняли всерьез? И что значит «хочешь»? Словно я жену в бутике покупать собираюсь.
        Диана подхватила меня под руку.
        - Но ведь есть какие-то предпочтения? - бархатным голосом произнесла она. - Поделись ими. Не делай из этого секрета.
        - Да, нам интересно! - защебетали девицы. - Расскажи, какую девушку ты хочешь?
        - Ладно, слушайте, - усмехнулся я. Сейчас они от меня разбегутся. - Желаете моих откровений?
        - Да, да! - наперебой защебетали «тройняшки».
        А Диана еще крепче сжала мою руку.
        - Ты меня заинтриговал, - вкрадчиво произнесла она и ее грудь начала взволнованно вздыматься. - Я горю от нетерпения. Не томи!
        - Мои вкусы вас удивят. И вряд ли понравятся.
        Глаза девиц загорелись страстным огнем.
        - И что же это? - в голосе Дианы я уловил волнение.
        Видимо, все эти красотки представили меня в виде похотливого самца, который предается изощренному разврату. Как в новомодных романах и фильмах. Потом платит за это партнершам бешеные деньги. Осыпает бриллиантами, дарит шубы и машины. Ах да, еще возит по модным курортам. Ага, сейчас!
        - Мне нравятся простые девушки. Так сказать, из народа. Работающие физически. Крепкие, сильные. Те, что были идеалом у наших предков - коня на скаку остановит, в горящую избу войдет. Надоели рафинированные, избалованные, изнеженные. Крестьянку хочу в жены или девушку с фабрики.
        - Может, уборщица тебя тоже привлекает? - поджала губы Диана. - Или посудомойка из ресторана?
        - Знаешь, а в этом что-то есть. Я же сказал, вам не понять. И в семейной жизни с такими проще, - добил я претенденток на мою свободу. - Мне нужно крепкое потомство. Вот и вся причина, по которой я хочу жениться. Только для продолжения рода. А дома у нас все должно быть просто, как у Льва Толстого. Слышали о таком?
        - Да, в гимназии проходили. Он много чего написал, - заметила самая интеллектуальная из «тройняшек».
        - Очень много, - кивнул я. - В одной книге у него героиню поезд переехал. А в другой сначала воевали, а потом жили долго и счастливо. Так вот, Лев Толстой был графом, а жил очень скромно. Сам себя обслуживал. Босой ходил по деревне.
        - Зачем? - удивилась другая девица.
        - Из принципа.
        - Да, точно. Он еще мяса не ел. И рыбу с яйцами тоже. Веганом был, - вставила «тройняшка»-интеллектуалка.
        Да? Кажется, яйца он все-таки ел. И носки шерстяные носил. Валенки уж точно. Хотя шут его знает…
        - Я не вегетарианец, но приверженец Льва Толстова во взглядах на жизнь, - доверительно сообщил девицам. - Никакой роскоши в быту. Никаких излишеств. Одно дело имидж для бизнеса, совсем другое - семья. Живу скромно, завтрак готовлю себе сам. Ужин тоже.
        «Тройняшки» не смогли скрыть разочарования и как-то быстро растворились в полумраке зала.
        - Ты точно извращенец, - Диана убрала руку с моей и отступила в сторону.
        - Что делать, - пожал плечами. - У каждого свои недостатки. Поэтому до сих пор и холост. Девушки моего круга не хотят жить скромно.
        - Значит, ты жадный, - подвела итог Диана. - Это отвратительно! Просто неприлично в твоем положении быть скупым. Ты долго будешь искать свой идеал. Удачи!
        Странно, но моей глупейшей выдумке поверили. Видимо, я был достаточно убедителен. Диана тоже ушла, и я с облегчением вздохнул.
        Теперь, когда светские дивы оставили меня в покое, я продолжил поиски ночной бабочки. Попросил фотографа показать все кадры, отснятые им. Но он оказался профессионалом, и обслуги на его фотографиях не было - только молодые и гости. И эта ниточка оборвалась.
        Чем сложнее было найти мою незнакомку, тем интереснее становилось. Во мне проснулся азарт охотника. Все равно я выйду на ее след.
        Ее знает Ирина, с ней знаком Плетнев. И если Ирина отказалась помочь мне, то управляющего я могу прижать. У него рыльце в пушку. Надавлю посильнее, и Плетнев расколется. Хотя, учитывая, что я его собираюсь выгнать, Плетневу нет смысла помогать мне. Наверняка Борис Семенович уже понял, что управляющим он больше не будет.
        Глава 7. Влад.
        Я рано радовался тому, что от меня все отвязались. Через зал ко мне шла эффектная дама и улыбалась голливудской улыбкой. Это она вчера игриво махала мне рукой. Элегантное платье цвета баклажана демонстрировало все ее достоинства.
        Глубокий вырез, чуть не до талии. Узкая юбка очень короткая. Явно перебор. Думаю, дама моя ровесница. В таком возрасте пора перестать откровенно оголяться. Уже не девочка.
        Туфли на высоченной шпильке и роскошная укладка ниспадающих на плечи ярко-рыжих волос дополняли картину.
        - Ну вот, я до тебя и добралась, - она по-свойски чмокнула меня в щеку и нежно вытерла след от помады. - Неужели не узнал? Думал, вчера подойдешь ко мне поздороваться. Но ты все еще дуешься. Как мальчишка, честное слово!
        - Простите? - с удивлением посмотрел на рыжеволосую даму. Я должен ее знать?
        - Неужели забыл? Не верю! - деланно обиделась она.
        Присмотрелся внимательнее. Лицо вроде знакомое. Напряг мозги, но увы…
        - Нет, что-то не припомню, - признался я. - Очевидно, вы обознались.
        Она не скрывала разочарования.
        - Не узнаешь свою первую любовь? Светлана Бочкарева. Твоя жестокая одноклассница, - снова расплылась она в светской улыбке, показывая все тридцать два зуба. Надо отдать должное - все зубы были в идеальном состоянии и походили на ровный жемчуг. - Безумно рада видеть тебя!
        Еще ее на мою голову не хватало! Да, теперь я ее узнал. Моя первая любовь, мое первое и, кстати, последнее поражение. Одноклассница, несравненная красавица нашей школы и редкая стерва. Рыжая бестия, которая изменила мою жизнь. Правда, в лучшую сторону. За это я ей бесконечно признателен.
        Я не видел ее после окончания школы. И не хотел видеть. Забыл о ней навсегда, стер из памяти, выкинул из жизни.
        Светка Бочкарева крутила парнями, как хотела. Любила поддеть, дерзила и была неприступна, как средневековая крепость. А мы ходили за ней табуном, выполняли любой ее каприз. Молодые идиоты! Теперь это смешно, а тогда сколько сердец она разбила.
        Перед выпускным и решился признаться Бочкаревой в любви. Она благосклонно позволила пригласить ее на свидание. Я впервые заработал деньги для того, чтобы купить роскошный букет из роз. Он был великолепен. И стоил, как половина зарплаты моей мамы. Я был страшно горд.
        Прекрасная Светлана сидела в городском парке на скамейке, закинув ногу на ногу и эротично улыбалась. Такой улыбки я раньше у девушек не видел. Она склонила голову набок и слушала, как я, волнуясь и заикаясь, признаюсь ей в любви. А потом звонко рассмеялась, взяла букет и швырнула его в мусорную урну. Этот серебристый смех потом долго преследовал меня.
        - Придешь, когда хоть чего-то достигнешь в жизни, неудачник, - бросила она мне в лицо. - Что ты о себе возомнил? Кому ты вообще нужен?
        Из-за кустов выскочили ее подружки и начали потешаться надо мной. Тогда мне хотелось провалиться сквозь землю.
        Светка чувствовала себя принцессой, не меньше. Родители у нее были не из простых. Папа академик, работал в области космических исследований и постоянно мотался по заграницам, мама - известный в городе врач-гинеколог. Очень состоятельная семья. А у меня родители - торгаши, как презрительно назвала их Света.
        Однако ее насмешки подстегнули меня. Я решил, что преуспею в жизни и добьюсь бессердечной принцессы. Поступил в университет, учился и работал. Уставал и изматывал себя. Но упорно шел к цели. И добился в жизни всего, к чему стремился.
        Правда, к тому времени уже и думать забыл о Светке. Роскошные красавицы были готовы на все, ради моего внимания. И Бочкаревой было до них очень далеко.
        Неудачный опыт первой любви не прошел даром. Я перестал верить женщинам. Понял, что они хотят только денег и успеха. Разуверился в любви и привык к одиночеству. Привык настолько, что много лет не собирался ничего менять.
        Но когда я говорил свой идиотский тост, глубоко в груди что-то шевельнулось. Мне захотелось ласки. Искренней, не покупной. Однако, судя по всему, в моем положении это невозможно. Женщин интересуют только мои капиталы, а не моя душа.
        И вот теперь моя первая любовь стояла передо мной и не вызывала у меня ничего, кроме досады. Говорить нам с ней не о чем. Я - олигарх, сын торгаша. Она - дочь академика. И ничего нас не связывает.
        - Меня пригласил Кирилл, - зачем-то сообщила мне Светка.
        Это и так было очевидно. Предполагаю, Бочкарева сама напросилась. Она всегда любила роскошные вечеринки.
        - Как у тебя дела? - задал я дежурный вопрос.
        - Великолепно, - широкая белозубая улыбка озарила ее ухоженное лицо. - Я корреспондент в питерском журнале. Веду раздел модных тенденций в современном искусстве. Кстати, второй раз в разводе. Детей пока не завела. А ты так и не женился, как я погляжу? Не смог меня забыть? Мило…
        - Не смог найти подходящую спутницу жизни, - кивнул я машинально.
        - Я остановилась в вашем отеле на несколько дней. Хотелось бы встретиться с одноклассниками, пообщаться, вспомнить школьные годы, - она погладила лацкан моего смокинга. - Придешь?
        Мне это было совершенно неинтересно.
        - Как получится, - пожал я плечами. - У меня свободного времени мало, скоро надо возвращаться в Лондон.
        - Встреча старых друзей - это всегда здорово. Посидим, поболтаем. Нам всем есть что вспомнить.
        - Хорошая идея, но дел по горло.
        - Да ладно, не дуйся. Не можешь забыть мою шутку? Прости, это было очень глупо. Юношеский максимализм, ты же понимаешь?
        - Я уже давно все забыл. Столько лет прошло. Девятнадцать? Или уже двадцать? Юбилей. Время летит.
        От упоминания о прошедших годах Светку передернуло:
        - Это неважно.
        - Да, пожалуй, - снова кивнул я. Да когда же она отвяжется?
        - Знаешь, а ты мне тогда нравился, - она положила руку мне на плечо. - Очень. Только я виду не подавала. Хотела казаться неприступной.
        Неприступной? Да неужели? Это с одноклассниками она была холодна, как айсберг. Зато прохода не давала сыну ректора Университета. Парень учился в параллельном классе. Но дочь академика его не интересовала. Он встречался с обычной девочкой. Вот Светка и бесилась.
        А я тогда не соответствовал ее статусу. Как же хорошо, что она тогда дала мне от ворот поворот.
        - Да, в детстве на многие вещи смотришь по-другому, - мне не терпелось побыстрее отделаться от навязчивой собеседницы.
        Но Светка не отставала.
        - Хочу пригласить тебя на чашечку кофе. Это ты себе позволить можешь?
        Я выдержал паузу. Как драматический актер. И уже отлично знал, что ей от меня надо. Так почему бы не взять реванш за детскую обиду? Теперь она всеми силами из кожи вон лезет, чтобы добиться моего внимания. Пусть попробует.
        Молчание затянулось и Бочкаревой пришлось нарушить его первой. Она порылась в сумочке и натянуто улыбнулась.
        - Вот моя визитка, позвони, как выберешь время, - попросила она. Тон игривой девочки ей не шел. - Я буду ждать.
        Вона как запела! Позвони, буду ждать… А ведь я так и остался сыном торгашей. Ничего не поменялось. И звонить я ей не буду. Уверен, она сама найдет номер моего телефона и позвонит. Думаю, уже завтра. Как же все предсказуемо. И жутко скучно.
        - Хорошо, - пообещал я Светке, - Непременно позвоню.
        Пошел в бар и взял коньяк. Светлана все еще стояла посреди зала. А чего она ждала после стольких лет? Что я упаду к ее ногам от счастья? И сразу сделаю предложение? Ведь она не зря мне сообщила, что разведена. Аж два раза. И на шута мне такая женщина сдалась?
        Еще раз обвел взглядом зал. Нет тут моей незнакомки. Увы…
        И вдруг я увидел ее. Она стояла около какого-то экзотического растения, похожего на лопух с дырявыми листьями. Моя ночная бабочка, моя призрачная гостья. Я узнал ее глаза. Она смотрела испуганно, как сегодня ночью.
        Бросился к ней через зал, но она растворилась как мираж. Нежный запах розы еще витал в воздухе, но моя незнакомка снова исчезла. Да и существует ли она вообще? Может, это плод моего больного воображения?
        Спросил танцующих, может, кто видел, куда ушла одинокая девушка? Она только что стояла тут, у огромного цветка. Но никто не обратил на нее внимания. Все равно найду ее. Во что бы то ни стало.
        Кинулся в холл, потом на лестницу. Мне показалось, я уловил сладковатый аромат розы. Томительный и нежный. Но он растворился в воздухе, и я потерял след. Спустился на первый этаж. Там ее не было. Потом пошел на подземную парковку. И тут никого. Моя незнакомка снова ускользнула от меня.
        Свадебные торжества завершились. Воскресенье подошло к концу. Я вернулся в свой номер. И опять поймал себя на мысли, что привык к одиночеству, к пустоте в душе. И вряд ли это когда-либо поменяется.
        Но почему так упорно хочу найти свою ночную гостью? Я не знаю ответа.
        Глава 8. Инна.
        Он узнал меня и стремительно приближался, бесцеремонно расталкивая танцующих. Яркий свет прожектора ударил ему в лицо, ослепил. Кирсанов на мгновение зажмурился и отвернулся, а я выскочила из зала. И бросилась прочь.
        Я снова уходила от погони. Как заяц, петляла и заметала следы. Побежала не вниз, на парковку, а поднялась выше. Прижалась к стене и замерла на лестничной клетке. Через пару минут услышала, как Кирсанов спросил у официанта, не проходила ли тут девушка. Описал точно. Внимательный, однако. Рассмотрел и запомнил. Даже обратил внимание, что волосы у меня собраны, а не распущены.
        Ищет меня, значит. Ну, ну! Поймай, если сможешь!
        На цыпочках поднялась еще выше и затаилась. Подергала дверь на этаж. Заперта. Воскресенье, никто не работает.
        Услышала, как Кирсанов спускается по лестнице. Пойти наверх он, к моему счастью, не додумался. Тихонько начала спускаться назад. На этаже ресторана быстренько нырнула в боковой коридор. Я знаю, где тут служебный выход. Он тоже ведет на парковку.
        Понеслась по лестнице вниз. По дороге попались официанты, несущие с кухни подносы с яствами. На всякий случай пониже опустила голову и прикрыла лицо рукой. Но им до меня не было дела.
        На парковку я пробралась легко. Тут было прохладно и влажно. Похоже, на улице начался дождь. Тусклые лампы слабо освещали низкое помещение. Пусто и немного страшно.
        Осталось дойти до автомобиля. Огляделась по сторонам и на цыпочках начала продвигаться к машине. На парковке было до ужаса тихо.
        Пальто предусмотрительно оставила в машине. В салон сегодня не вернусь, все, что надо, сделаю завтра утром.
        Услышала тяжелые мужские шаги и пригнулась. Их эхо раздавалось в полутемном помещении. И заставляло замирать все мое существо.
        Неугомонный Кирсанов ходил по парковке и упорно искал меня. Я присела на корточки и затаилась у колеса какого-то огромного внедорожника. Даже дышать перестала. Только сердце, как бешеное, колотилось в горле.
        Наконец, он ушел. Удивительно настырный товарищ. И для меня это очень плохо.
        Вечером я сидела в салоне у своей парикмахерши. И пыталась объяснить, что хочу прическу, которая сделает меня старше. Желательно лет на десять. Можно больше.
        Волосы обрезать было жалко. Это моя гордость. Ладно, не зубы, отрастут. Решила укоротить их до плеч. Конечно, Ленка права, и надо бы подстричься совсем коротко. Но я не готова к таким радикальным переменам.
        - А если парик купить? - спросила мнение парикмахерши. - Видела на рынке.
        - Из синтетических волос? Сейчас их никто не носит. Если только странные тетки и дешевые проститутки. Будет совсем по-дурацки. Или надо заказывать качественный. Ручной работы из натуральных волос. Но это, во-первых, дорого, во-вторых - долго. Тебе не подойдет.
        - Тогда стриги! - махнула я рукой.
        Парикмахерша в очередной раз уточнила, соображаю ли я, что собираюсь с собой сотворить? И вообще, я в здравом уме, или как?
        - Мне надо замаскироваться, - призналась я ей. - Всего на несколько дней. Чтобы меня не узнал один человек. Так что будет отлично, если смогу выглядеть старше.
        - Может, тебе еще и покраситься? - предложила парикмахерша.
        - Нет, не хочу портить волосы химией. Уж лучше налысо побриться. Можешь что-то креативное сообразить? Ну, художественно выстричь стрелы или паука на затылке? Видела такое у одной девушки. Страшненько, конечно… Но зато радикально изменит мою внешность.
        - Я все могу. Но ты, судя по всему, рехнулась окончательно и бесповоротно. Ты на кого будешь похожа? На перезрелую малолетку. Так тебя надо состарить, или омолодить? Ты уж определись.
        - Сама не знаю. В моем случае - чем хуже, тем лучше, - вздохнула я. - Но краситься не хочу.
        - Есть смываемая краска. Волосам не навредит.
        Эта мысль мне понравилась. Решила, что радикальный черный цвет подойдет отлично. Сделает меня вульгарной и прибавит возраст.
        Хищно защелкали ножницы, и волосы начали падать вокруг кресла. Парикмахерша сделала мне длинное каре с низкой челкой. Я стала похожа на женщину-вамп. К такому имиджу подойдет кроваво-красная помада. Зачерню брови, чтобы походило на татуаж.
        - Сделаешь утром начес, и будет отлично. Подними затылок, концы подвей внутрь. Ты уже сейчас на себя непохожа.
        - Отлично, спасибо, - довольно улыбнулась я своему отражению в большом зеркале.
        Оттуда на меня смотрела вульгарная особа глубоко за сорок. Которая, очевидно, в дикой юности увлекалась готикой. Да так и застряла там.
        Утром в понедельник я поднялась ни свет ни заря. Долго накладывала макияж. Никогда не любила сильно краситься, но что делать? Яркие губы сделали меня похожей на вампиршу, выпившую на завтрак бокал свежей крови.
        Надела очки в черной оправе со стразами. То, что надо. Колхоз колхозом. Их я успела вчера купить в оптике. Продавщица с удивлением посмотрела на меня. Думаю, никто на этот кошмар до меня не позарился. Линзы без диоптрий вставили быстро. Очки мне совершенно не шли. И это было прекрасно.
        Костюм с люрексом я тоже приобрела вчера на ближайшем рынке. Темно-красный, гармонирует с моими губами. Красные лаковые туфли на шпильке. Полное отсутствие вкуса налицо.
        - ??????????????
        Я все-таки решилась - купила еще и трусы с эффектом пуш-ап. Бедра вызывающе округлились, а ягодицы увеличились. В лифчик наложила ваты. Грудь поднялась, и ей стало тесно в вырезе блузки. Она нагло рвалась наружу.
        Никогда не думала, что смогу выглядеть так вульгарно. Эстету Кирсанову я точно не понравлюсь. А вот хорошо это или плохо узнаю завтра.

* * *
        Салон флористики «Роза и бабочка» встретил меня тишиной и свежестью. Так пахнет в тропиках. Я всегда прихожу первая и открываю салон лично. Сотрудницы появятся позже, к началу рабочего дня.
        Решила, что не буду общаться с клиентами лично до тех пор, пока не перезаключу договор аренды. А то всех распугаю своим новым имиджем.
        Неожиданно на пороге салона появился Борис Семенович. Он удовлетворенно осмотрел меня с ног до головы.
        - И думаешь, он тебя не узнает? - усмехнулся Плетнев.
        - Кто? Вы это о чем? - искренне удивилась я. - Кто меня не узнает?
        - Наш новый босс уже рассказал, что в субботу ночью его домогалась проститутка. Очень нагло и умело. Она почему-то оставила свои вещи в его номере. Представь, я знаю, кому принадлежит платье.
        - А мне-то что до этого? - наивно захлопала я глазами, глядя на Плетнева поверх очков. - Платье не уникальное.
        - Так ты знаешь, как оно выглядит? - усмехнулся управляющий.
        - Нет, понятия не имею. Да и зачем мне это? - равнодушно пожала я плечами.
        - Резко зрение испортилось? - заботливо поинтересовался Борис Семенович.
        - Да, и вообще решила поменять имидж, - опередила я очередной вопрос управляющего. - А что, нельзя?
        - Можно, безусловно, можно. Так вот, перейдем к делу, - Борис Семенович вольготно разместился в кресле и закинул ногу на ногу, - Ты дважды задерживала арендную плату. А новый собственник ужасный педант. И он не любит подобных оплошностей.
        Я налила себе чай и села в кресло напротив него:
        - Это мои проблемы, Борис Семенович. И они вас не касаются.
        Плетнев пошленько улыбался и раздевал меня взглядом.
        - Даже чай мне не предложишь?
        - Нет, - отрезала я. - Говорите, что вам от меня надо и не отвлекайте от работы. У меня дел выше крыши, не до ваших загадок и намеков.
        - Я могу замолвить за тебя словечко перед новым собственником. Он меня послушает. Кирсанов будет лично общаться с арендаторами. И со всеми сотрудниками. Очень дотошный у нас новый босс. Любит все держать под контролем. Так что тебе придется разговаривать с ним лично. А я смогу убедить господина Кирсанова, что это не ты была ночью в его номере.
        - Ни в каком номере я ночью не была. Я дома спала, - огрызнулась я.
        - Это ты кому другому расскажи. А я тебе предлагаю помощь.
        - Не нужна мне ваша помощь, - отрезала я. - Обойдусь без нее.
        - Да ты послушай сначала. У меня знакомства колоссальные. Я приведу ту, которая якобы по ошибке забралась к Кирсанову в постель. Номер спутала. Ключ ей дам, который ко всем комнатам подходит. А боссу скажу, что на ресепшен ошиблись и не тот выдали. И запись в журнале задним числом организую. Заплачу ей, и она отлично изобразит тебя. Она умеет. Удивительная актриса, - восхищенно произнес Плетнев. - Девушка с редким даром. Но дорогая, зараза. А взамен от тебя надо всего ничего… Нравишься ты мне, Романова. Очень нравишься. Сходим в ресторан, посидим, отдохнем…
        - Нам не о чем больше говорить, Борис Семенович.
        - Не думаю, что твой маскарад его обманет. Да я и могу глаза господину Кирсанову на это открыть…
        - Шантаж, значит? - возмущенно прорычала я.
        - Не надо громких слов, - усмехнулся Плетнев. - Зачем драматизировать? Решим все миром.
        - А мне с вами натурой расплачиваться? Ну, уж нет!
        - Вредная ты, Инка. Я ж не насильник. Для начала поужинаем вместе. А там видно будет. Принуждать не стану. Обещаю.
        Почему-то я поверила. Он, конечно, бабник, но с принципами.
        - Вот смотрю я на вас, и удивляюсь, - я налила чашку чая и протянула ее Плетневу. Не убудет от меня. - Вы же ни одной женщине прохода не даете. Так зачем я вам сдалась?
        - Для коллекции, - усмехнулся Борис Семенович.
        - Не буду я вашим очередным трофеем, - огрызнулась я. - Перебьетесь.
        - Тогда мне придется признаться, что я узнал, кому принадлежат вещи. И что это ты была проституткой, которая ночью пришла в его номер. Ты этим вообще подрабатываешь.
        Шантажист несчастный! Зря я ему чай налила. Я не на шутку разозлилась.
        - А я скажу, что вы мой сутенер. Я тоже про вас много чего знаю.
        - Подружка натрещала? - вскинул брови Плетнев. - А где у тебя доказательства? Одна клевета и голословные обвинения. Твое слово против моего. Слышала о таком?
        - Так я не в полиции буду рассказывать о девочках, которых вы в люксовые номера водили. И о проститутках, которым позволяли к постояльцам приставать. Об этом все знают. Только молчат. А я молчать не буду. И ваш новый босс мне поверит. Или, как минимум, у него зародятся подозрения на ваш счет. Так что допивайте чай, и идите работать, Борис Семенович. И больше ко мне с подобными вещами не приставайте.
        - Мудрая ты женщина, - усмехнулся Плетнев. - Ладно, заключим перемирие. Выкручивайся сама. Не я, так другие тебя сдадут. А новый прикид тебе очень идет. Я молодость вспомнил. Эх, где мои семнадцать лет! Яркая из тебя бабенка получилась. Краше прежней. Если помощь нужна будет - обращайся. Я всегда открыт для общения.
        - Это вряд ли, - отрезала я.
        - Никогда не говори никогда, - философски заметил Плетнев. - Кстати, не замечал раньше, что ты такая фигуристая. У тебя такие выразительные формы! Просто вах-вах! Давно тебе надо было одежду в обтяжку носить.
        Он допил чай и ушел. А ведь Плетнев прав. Я оставила в номере маленькое черное платье, которое есть у большинства женщин. Но кто-то из сотрудников может вспомнить, что видел его на мне в субботу. Когда я украшала свадьбу. И уж точно обратят внимание на то, что хозяйка салона флористики резко сменила внешний вид. Да еще так по-дурацки.
        Ладно, терять мне, кроме аренды, нечего, а попытаться остаться на плаву стоит. В крайнем случае, уйду под воду с гордо поднятой головой.
        И останусь в памяти сотрудников делового центра эксцентричной особой. Которая перед крахом своего салона окончательно спятила и стала одеваться как полная идиотка.
        Глава 9. Инна.
        И так была вся на нервах, а после визита Плетнева стало еще хуже. Наговорил кучу гадостей, ушел, а я теперь дергаюсь.
        Чую, не видать мне продления аренды, как своих ушей. Выгонит новый собственник, да еще и с позором. Не зря же он меня вчера так упорно искал. Видимо, реально считает меня проституткой. И не докажешь ему, что я девушка порядочная, хотя и почти разведенная.
        Тут не поспоришь - сама разделась и к богатому мужику в постель забралась. Что он еще думать обо мне должен? Поверить, что я ошиблась дверью? То есть проститутка шла к другому клиенту, но промахнулась немного и нырнула под одеяло к хозяину отеля. Недоразумение вышло. Поэтому и убежала. Логично.
        С другой стороны, в полицию меня сдавать Кирсанов не собирается. И смотрел он на меня в постели не зло, а с интересом. И не приставал. Благородный. Сам сказал, что беспомощных женщин не трогает.
        Будь на его месте Борис Семенович, даже подумать страшно, чем бы все для меня закончилось. А потом бы сказал, что я сама этого хотела. И был бы прав. Ведь со стороны все так и выглядело.
        Меня невольно передернуло. К счастью, все обошлось. Теперь надо думать, как спасти свой бизнес. Устала постоянно бороться за место под солнцем. А других вариантов для меня нет. Дорогой муженек сбежал, оставив с долгами и без четких перспектив на будущее. Только-только начала раскручиваться, и вот на тебе - салон могут выставить из такого удачного помещения. Я обслуживаю почти все свадьбы и банкеты, которые проходят в ресторанах этого бизнес-центра. И цветы для отеля тоже заказывают у меня.
        Как убедить нового собственника, что он не пожалеет, если оставит меня арендатором? Больше не допущу просрочек платежей. Ведь мои дела медленно, но верно начали идти в гору.
        Мои мысли вернулись к Кирсанову. Что-то в нем есть. Уж не говорю о том, что он безумно привлекателен. И взгляд Кирсанова мне понравился. Смотрел на меня с интересом, но без похотливости. Не то что Борис Семенович.
        Ясно, что я господина Кирсанова заинтересовала. Это было очень заметно, когда я опрометчиво стащила с него простыню. Не одна я люблю спать голой. Но он повел себя достойно и элегантно вышел из пикантной ситуации. Вот что значит истинный джентльмен.
        Другой на его месте матерился бы, а этот и глазом не моргнул. Просто небрежно прикрылся покрывалом. Вроде, ничего особенного с ним не произошло. И я его не завела вовсе, а так, слегка заинтриговала. Ну конечно, я в его глазах всего лишь женщина легкого поведения. А такие его не привлекают.
        Поняла, что Кирсанов мне понравился. Вопреки здравому смыслу. А кто бы остался равнодушен к такому роскошному экземпляру? Надо признать: он - настоящий альфа-самец. Что за дурные мысли посещают меня? С чего бы это? Я совсем запуталась. Мне сейчас много думать вредно. И так голова идет кругом.
        Подошла к зеркалу и сокрушенно вздохнула от увиденного.
        Я точно свихнулась. На что я вообще рассчитываю? Если меня Кирсанов не узнает, так примет за дуру. И тоже аренду продлять не станет. Кто с ненормальной захочет дело иметь?
        Хотя мой новый имидж Борису Семеновичу понравился. Но у него очень своеобразное понятие о женской привлекательности. Видимо, сохранил воспоминания с молодости. А тут я в новом красном костюме и с черным каре - пламенный привет из его бурной юности.
        Надо взять себя в руки и успокоиться. Все не так страшно. Я на себя не похожа, уже хорошо. Выгляжу странно. Ну и что? Кого это касается? Да никого.
        Эх, сейчас бы мне рюмочка коньяка не повредила. Для храбрости. Или водки, на крайний случай. Но алкоголя у меня в салоне нет, увы. Не люблю я спиртное, особенно крепкие напитки.
        Однако вчера мы с Ленкой знатно посидели у меня дома. И ничего, смогла и работу организовать и от Кирсанова убежать. Мы ж не напивались, а чисто по паре глотков для снятия стресса. И ведь помогло! Вот и сейчас капелька коньяка меня бы подбодрила.
        Если продлят аренду, приглашу Ленку в ресторан. Расслабимся по полной. А если не продлят, тем более расслабимся. Закажу шашлык из осетрины, а к нему какое-нибудь дорогое белое вино. Чтобы почувствовать вкус жизни. А потом продам то, что останется от фирмы, и пойду работать в супермаркет продавцом. Или уборщицей. Кем возьмут. Я никакой работы не боюсь.
        Через четверть часа пришли три мои сотрудницы. Они с недоумением смотрели на меня, но молчали. А что можно сказать, если их работодательница выжила из ума раньше времени? Деликатные у меня девочки работают. Лишних вопросов не задают.
        Объяснила, что у меня некоторые проблемы, о которых им знать не стоит. И мой внешний вид ни с кем лучше не обсуждать. Особенно если они не хотят, чтобы наша фирма загнулась в ближайшее время. Поручила общаться с клиентами и по возможности не привлекать меня к этому процессу. Чтобы не распугать.
        После обеда пойду в приемную к Кирсанову. Поговорю с его секретарем. Узнаю, когда можно будет решить вопрос с переподписанием договора. Может, он все-таки поручит это дело заместителю или юристу? Не думаю, что примет меня сегодня. Пусть уж лучше завтра, или даже послезавтра. Хотя оттягивать нашу встречу бесполезно, но может, все-таки произойдет чудо? Так хочется в это верить!
        В час дня ко мне зашла Лена. Она сегодня не работала в отеле. Не ее смена. Но не удержалась и захотела посмотреть, что из меня получилось. А получился из меня форменный кошмар.
        - ??????????????
        Ленка пришла в неописуемый восторг. Но сначала совершенно неприлично и нервно хихикала.
        - Я тебя не узнала. Ты радикально преобразилась, - наконец, выдала она.
        - Хочешь сказать, мне это безобразие идет? - едва не обиделась я.
        - Нет, что ты, что ты! - замахала руками Лена. - Но Кирсанов тебя точно не узнает.
        - Он-то может и не узнает. Но меня по вещам могут опознать. Тем, что я оставила в его номере. Особенно если Кирсанов в полицию обратится. Найдут в два счета. И арестуют как мошенницу. Или проститутку.
        - Не обратится. Он решил внутреннее расследование провести. Не думаю, что кто-то захочет тебя сдать. Никому это не надо. Тут за себя все переживают, как на месте удержаться. То ли останемся на работе, то ли вышибут. Новая метла по-новому метет. Лучше лишний раз не высовываться. Сегодня кто-то тебя сдаст, а завтра его самого заложат с потрохами. Тут у многих рыльца в пушку.
        Ленка снова критично осмотрела меня.
        - Колье у тебя отпадное. Ты где такой кошмар нашла?
        - Оно вместе с костюмом продавалось. Бонусом, так сказать.
        - Тебе меньше сорока пяти не дашь, - удовлетворенно сообщила Лена. - Одинокая вампирша в поисках жертвы. Грудь у тебя - это нечто. Аппетитно получилось.
        - Прекрасно, ты меня обрадовала, - пробурчала я. И вытащила вату из лифчика. Уж слишком эротично смотрелась моя грудь.
        - Ты не обиделась, я надеюсь? - поинтересовалась Ленка. - Вату назад верни. С ней лучше было. Больше соответствовало твоему новому имиджу. У тебя просто на лбу написано - замуж хочу.
        - Нет, не обиделась, - буркнула в ответ, засовывая вату назад. - Я этому радоваться должна. Надеюсь, Кирсанов не позарится на мою фальшивую грудь. Кстати, Борис Семенович мой внешний вид оценил. Ему даже понравилось.
        - Кто бы сомневался. Он все яркое любит. Чисто ребенок! - рассмеялась Лена. - На него даже обижаться грех. Да, бабник, да, пошляк. Но безобидный.
        - Нашла безобидного! Он меня шантажировать пытался, - возмутилась я.
        - И что? У него же ничего не вышло. Плетнев мужик в принципе добрый, только навязчивый. Бывают намного хуже. И он про тебя боссу ничего не рассказал.
        - Это потому, что за самим грехов выше крыши.
        - И поэтому тоже. Так что сама видишь, никто тебя не заложит. Не до того теперь. Главное, чтобы Кирсанов тебе аренду продлил. Ты держись с ним естественно. А то зажатая какая-то.
        - Конечно, зажатая. Боюсь, что-то отвалится или набок сползет. Я такого сроду не носила. Чувствую себя клоуном на арене цирка. Или актрисой в дешевом водевиле. Тоска… И как долго мне в этом кошмаре на работу ходить? Хорошо, если день-два. Но, похоже, неделю, не меньше…
        - Ну, знаешь, тут надо выбирать. Или потерпеть немного косые взгляды, или искать другое помещение для твоего салона.
        - Переезд я не переживу, разорюсь… И тут у меня все так хорошо складывается. Только связями начала обрастать. Что ни выходные - или свадьбы, или юбилеи. И всем цветы нужны. Просто идеальное место для моего бизнеса.
        - Тогда не ной. Все у тебя получится. Уж как я в эту твою затею не верила, а теперь вижу - не узнать тебя. Точно говорю. Но с задницей ты переборщила. Не великовата ли она у тебя?
        Глава 10. Влад.
        Я не ошибся, и Светка позвонила мне уже в понедельник с утра пораньше. Призналась, что мой номер узнала у Кирилла. Говорила как ни в чем не бывало. Вроде и не поняла намеков, что общаться с ней я не собираюсь. Пригласила выпить кофе.
        - Не могу, дела, - интересно, для нее есть такое понятие?
        Она же вроде тоже работает? Должна понимать, что я не брошу все ради чашечки кофе с ней.
        - Тогда в обед, - продолжала настаивать Светлана.
        Вот настырная! Ладно, еще раз попытаюсь культурно объяснить Бочкаревой - интерес к ней у меня пропал уже давным-давно. А то так и не отстанет. А это отрывает от работы и просто действует на нервы.
        Бочкарева ждала меня в ресторане на третьем этаже. Она сидела у окна, эффектно облокотившись на столик. Светлана всегда умела подать себя. Элегантный темный костюм, рыжие волосы собраны на затылке. Сдержанная улыбка. Просто истинная леди.
        - Как приятно, что ты смог найти для меня время. Вот уж не думала, что ты до сих пор не простил мне мою детскую выходку с букетом.
        - Я уже тебе говорил - все давно забылось, - пожал я плечами. - Мы были детьми. Столько лет прошло.
        - Хорошо, что ты больше не дуешься, - она накрыла мою ладонь своей и пожала ее. - Я поболтала с девчонками - в воскресенье собираем одноклассников. Кирилл с Олесей придут. Она такая активная, несмотря на свое положение. Прелестная девушка! Надеюсь, и ты присоединишься к нам.
        - Нет, не могу. И если честно, мне это неинтересно.
        - Ты все такой же бука, каким был в школе. Значит, все-таки решил жениться? - лукаво посмотрела она на меня.
        Светка подцепила пальчиком крем с пирожного и эротично облизала его, глядя мне в глаза.
        - Это был просто тост. Шутка, если угодно, - неудачная, как я уже понял.
        - Как говорится, в каждой шутке есть доля шутки, - сощурилась Света и пригубила кофе.
        - Я не собираюсь жениться, - попытался пресечь на корню все надежды Бочкаревой.
        - Да неужели? - не поверила она. - И, тем не менее, подробно описал, какую жену хочешь. Простая девушка из народа, крепкая и сильная, для продолжения рода.
        И это она уже узнала. Быстро же разносятся слухи! Ведь говорил об этом с Дианой и «тройняшками». И судя по всему, они уже успели поделиться моими откровениями.
        - Тебя назвали извращенцем, - насмешливая улыбка изогнула губы Бочкаревой. Так же она улыбалась много лет назад, когда выкидывала мой букет.
        Может, настало время взять реванш за ту давнюю обиду?
        - Если я когда-то и соберусь жениться, то выберу именно такую девушку, - я тоже улыбнулся. - Но не думаю, что это произойдет в ближайшее время.
        - Итак, ты хочешь рабочую лошадь? - недоверчиво рассмеялась Светлана. - Не верю! Ты же эстет, я заметила. И вдруг корова-жена. «Я и лошадь, я и бык», как говорится?
        - Это мои эротические фантазии. Жаль, что меня не так поняли, - ладно, сама напросилась. Могу и я немного пошутить?
        Кофе был великолепен, и настроение тоже:
        - Очень люблю прачек, - признался я полушепотом. - Как на картинах у импрессиониста Ренуара. Все в мыльных пузырях, и усиленно трут белье о стиральные доски.
        - Но он же актрис рисовал вроде? Или я то-то путаю? - неуверенно произнесла Светка. Хорошо хоть знает, кто такой Ренуар.
        - Еще и прачек. Крепких, разгоряченных работой, грубых. И безумно привлекательных.
        - Пожалуй, в этом что-то есть, - задумчиво проговорила Светка.
        Да неужели? То есть для Бочкаревой я уже не извращенец. А мужчина с богатыми эротическими фантазиями.
        - А меня не понимают, - деланно вздохнул я. - Так что придется остаться холостым.
        - Все в жизни меняется, - протянула Бочкарева. - Кто знает, что будет завтра. А кто ты в этой эротической фантазии? Банкир, граф, капиталист-эксплуататор?
        - Нет, простой рабочий, - я задумался. - Еще нравится грузчик. С вокзала. Тоже интересно. Сила и мощь, усталость и животная страсть. Любовь между пролетариями так сказать.
        - Эпоха НЭПа? - уточнила она.
        О боги, какие слова она знает! Да, интеллект ей от папаши-академика достался.
        - Можно революции семнадцатого года. Разруха и нищета. Секс в ночлежке или на руинах. Как вариант в амбаре.
        Сарказма Светка не уловила. Ну, ее проблемы…
        Я допил кофе и распрощался с рыжей бестией. Бочкарева так просто от меня не отстанет, это я уже понял. Пусть приложит усилия, чтобы привлечь мое внимание еще раз. Мне это, пожалуй, даже польстит.
        Снова начал разбираться с бумагами. Управляющий юлил и нагло пытался убедить меня, что дела в полном порядке и вообще все замечательно. За исключением мелочей: не работают видеокамеры, пропадают универсальные ключи, горничные пускают в номера к постояльцам всех, кто может рассказать более-менее убедительную историю. А проститутки вообще чувствуют себя тут как дома. Знают все ходы-выходы и могут испаряться как призраки.
        Поставил Плетнева в известность, что он отстранен от своей должности. Его место займет мой заместитель, который завтра приедет из Москвы. Борис Семенович заметно погрустнел.
        - ??????????????
        Пригласил аудиторов разбираться с документами. Сторонний взгляд нам не повредит. Раздал поручения и продолжил общаться с персоналом. Понял, что много совершенно бесполезных и нерадивых сотрудников. С ними мы расстанемся в ближайшее время.
        Страшно устал и был неимоверно зол. Дела запущены и запутаны. Ничего, разберемся, не впервой.
        Снова позвонила Светка. Прошло чуть более часа, как мы расстались. Что ей еще надо? У меня работы полно, не до нее.
        - Влад, у меня проблемы. В номере протечка. Пол в ванной мокрый. Звонила на ресепшен, но там не спешат кого-то прислать. Не мог бы ты зайти ко мне, посмотреть… - голос взволнованный, с придыханием.
        Только этого не хватало! Любит она изобразить из себя капризную принцессу. Ну, не пришел сантехник немедленно, и что? Я же собственник помещения, а не слесарь-ремонтник.
        Но может там настоящий потоп? Учитывая, как в отеле налажена работа, возможно Света говорит правду. Если протечка серьезная, придется потом делать ремонт нескольких номеров.
        Попросил секретаршу срочно вызвать сантехника. Он появился быстро. С ним я сегодня уже общался. Толковый мужик. Сорок пять лет, судя по всему, - непьющий. Свое дело знает.
        Сантехник Сергей Петрович ждал в приемной. Я сделал ему знак следовать за мной.
        - Почему вы не пошли устранять неполадки, как только вам об этом сообщили? - строго спросил его я. - Чего ждали? Когда Ниагара по ступенькам потечет?
        - Меня никуда не вызывали, - пожал плечами Петрович. - Впервые слышу. В моем хозяйстве всегда полный порядок. Все поломки устраняю быстро и качественно. Ни одной жалобы за все время работы, - прорекламировал себя сантехник.
        Петрович погладил пышные усы. От сантехника за версту пахло дешевыми сигаретами. В руках Петрович держал ящик и инструментами. Его синий рабочий комбинезон ладно сидел на фигуре.
        Сейчас разберусь с проблемой, вызову девушку с ресепшен и уволю к лешему. Почему она не соизволила сразу позвать слесаря? Я что, должен всем заниматься лично? Пора наводить железную дисциплину в этом вертепе.
        Мы поднялись в лифте на седьмой этаж. Надеюсь, Светка после встречи одноклассников вернется в Северную столицу и отвяжется от меня.
        Я постучал:
        - Это я, Света, открой!
        - Входи, не заперто. Я в ванной, - голос низкий, хрипловатый.
        Что она делает в ванной? Полы вытирает и спасает мою собственность от ремонта? Надеется, я ее за это отблагодарю?
        Мы переступили порог. В номере громко работал телевизор, и музыка заполняла все помещение. Эротичная попса. Затертый до дыр хит о коньячных глазах и страстной любви. Приторно-розовые грезы. Я невольно поморщился. Не думал, что у Светки такой отвратительный музыкальный вкус.
        Толкнул дверь в ванную. Посреди джакузи стояла Светка, в кружевном нижнем белье и вся в пене, как Афродита. Или взмыленная лошадь. Она что-то стирала, оттопырив задницу и эротично прогнувшись в пояснице. Медные волосы были собраны на макушке и небрежно завязаны красным платком. Да, похожа на прачку. Видимо, основательно изучила материал.
        Светка вскинула широкие темные брови. Ее глаза призывно вспыхнули, как два фонаря.
        - Не знал, что ты любишь секс втроем… Мне тоже нравится. И брутальный монтер будет очень к месту. Ну, мальчики, чего стоим? Прачка соскучилась!
        У Петровича упала челюсть. Мне показалось, я слышал, как она ударилась о кафельный пол.
        - Света, - вздохнул я. - Это - настоящий сантехник. Он пришел чинить протечку, о которой ты сказала мне.
        - Что? - прошептала Светка в ужасе и прикрылась тем, что она пыталась стирать.
        Кажется, это была какая-то футболка. Мокрая тряпка прилипла к ее фигуре. Довольно эротично, но меня не завело.
        - Ты извращенец! - заорала Бочкарева не своим голосом. - Убирайтесь отсюда! Вон!!!
        Ее голос перешел на ультразвук. Петрович уставился на меня, как на идиота.
        - Так что? Я пойду? - наконец спросил он. - Тут, похоже, чинить нечего. А дамочка - это не по моей части.
        - Оба вон отсюда! - снова завопила Бочкарева. - Я не по его части! Хам! Тебя вообще никто сюда не звал!
        Светка судорожно скомкала мокрую футболку и швырнула в нас. Мы ловко увернулись, и она шлепнулась на пол. Истеричка. Сама позвала, ничего не объяснила. Как я должен был догадаться, что меня ждет подобный сюрприз? Да и не надо мне подобных подарочков в пене.
        Мы развернулись и вышли.
        - Я не понял, что это было? - спросил меня Петрович, пока мы ждали лифт.
        - Недоразумение, и ничего более, - я удовлетворенно улыбнулся.
        - А она интересная, - заметил сантехник. Похоже, мокрая Светка произвела не него неизгладимое впечатление.
        - На любителя, - усмехнулся в ответ.
        Хорошо, что взял с собой Петровича. Моя месть была просто замечательна. Как все удачно сложилось. Я невольно отплатил Бочкаревой за мою давнюю обиду. И, очевидно, нажил смертельного врага.
        Думаю, Светка после такого позора уедет немедленно. И отлично. Скатертью дорога! Говорят, месть - это блюдо, которое подают холодным? В данном случае оно было мокрым. И для меня восхитительно сладким!
        Глава 11. Инна.
        Менять что-либо в своей внешности было уже поздно. Может, и перебор с чем-то вышел.
        Разговор с Леной меня успокоил. Мысли встали на место. Будь что будет. Чего зря переживать? Получится - хорошо, нет - буду искать другие варианты для своего салона. Ведь это не конец света.
        Хотела сразу после обеда отправиться в офис нового арендодателя. Но начала тянуть время. Нашлась масса дел и столько же предлогов. Собралась только ближе к вечеру. Пора было узнать, захочет ли Кирсанов лично решить судьбу моей фирмы. Или перепоручит это кому-то другому.
        Втайне надеялась, что господин Кирсанов очень занят и не будет тратить свое драгоценное время на общение с арендатором. Может назначит мне прийти в другой день? Бессознательно хотела оттянуть момент нашей встречи.
        Кирсанов занял кабинет прежнего собственника. Он располагался на четвертом этаже среди скучных офисных помещений и ничем не отличался от них. Длинный коридор, безликие двери со стандартными табличками.
        Я брела по бесконечному коридору, и мне хотелось отложить визит на завтра. А еще лучше на послезавтра. Настроение менялось радикально. От боевого - к упадническому. А потом опять появлялась надежда, что все наладится.
        Обреченно толкнула дверь в приемную, поздоровалась с секретаршей. Женщина лет сорока приветливо мне улыбнулась. Мой внешний вид ее не удивил. Возможно, она и не такое видела на своем веку.
        - Господин Кирсанов, наверное, занят? - с надеждой поинтересовалась я. - У меня салон цветов на первом этаже. «Роза и бабочка». Не подскажете, когда я могу зайти по поводу продления аренды?
        Но секретарша радостно сообщила, что ее босс, кажется, свободен. Она заглянула к нему в кабинет и уточнила, не уделит ли он мне время. Надежда вспыхнула слабой искрой и тут же погасла.
        - Проходите, вас ждут, - она любезно распахнула передо мной дверь в кабинет своего руководителя.
        Я подавила вздох и обреченно переступила порог. Роскошным кабинет назвать было нельзя. Видимо, новый хозяин еще не обжился. Самая простая офисная мебель. Витражное окно с видом на город скрашивало примитивную обстановку.
        Мой ночной знакомый сидел за столом, заваленном бумагами. Видимо, пытался разобраться в запутанных делах.
        А дела у прежнего хозяина роскошного небоскреба были не очень… Элитная недвижимость досталась ему по наследству, и управлять ей он не умел. Да и не хотел. Поэтому принял единственно верное решение - продал небоскреб к Ядрёне-Матрёне. Все это мне доверительно сообщил на днях Борис Семенович.
        Господин Кирсанов оторвался от документов и поднял на меня холодные синие глаза. Такие глаза не забудешь. Они так насмешливо смотрел на меня позавчера утром. И с таким неподдельным интересом.
        А теперь Кирсанов взирал на меня с недоумением.
        - Прошу, присаживайтесь, - указал он на кресло у его стола.
        Я уселась на краешек и положила сумку на колени. Зря я выбрала костюм с такой короткой юбкой. Поняла, что стесняюсь. Надо взять себя в руки и добиться подписания договора. Ведь я ради этого пришла сюда.
        - Вы собственница салона флористики «Роза и бабочка»? - с сомнением спросил он и внимательно посмотрел на колье, которое я навесила себе на грудь. Или он смотрел не на колье, а на то, что оно прикрывало?
        Очевидно, мой вид не соответствовал его представлению о хозяйке цветочного салона. Все-таки тут надо иметь хотя бы элементарный вкус, а у меня он сейчас напрочь отсутствовал. Ведь именно к этому я стремилась. Возможно, переборщила…
        - Да, Инна Андреевна Романова, - полушепотом представилась я.
        - Хорошо, что вы сами зашли ко мне. Я хотел пригласить вас завтра. Вижу, у вас были просрочены платежи аренды. Это плохо.
        - Всего два раза, - продолжала сипеть я.
        - Не могли бы вы говорить погромче, - любезно попросил Кирсанов. - Вас почти не слышно.
        - Простите, я недавно перенесла ангину. Горло еще сильно болит, - я слегка закашлялась, подтверждая свои слова. - Связки сорваны.
        Кирсанов кивнул:
        - Я понял. Сочувствую.
        Он порылся в бумагах и нашел мой договор.
        - Мне нужны аккуратные и ответственные арендаторы, - сообщил Кирсанов. - На ваше помещение мы легко сможем найти других, более ответственных.
        - У меня были серьезные проблемы, - попыталась оправдаться я. - Личного характера. Но я уже разобралась с ними.
        - Увы, но меня это не касается, - равнодушно пожал плечами Кирсанов.
        - Я заплатила процент за просрочку платежей.
        - Да, я в курсе. Но теперь все будет по-другому. Я люблю порядок. И хочу, чтобы арендаторы понимали - поблажек им ждать не стоит. В новом договоре аренды все прописано четко. Вам стоит внимательно прочитать его, прежде чем подпишете. Процент за просрочку будет значительно увеличен. Если вам не по карману аренда в нашем здании, советую найти более приемлемый вариант.
        - Я понимаю, - обреченно кивнула я. - Обещаю, подобного больше не повторится.
        - Искренне на это надеюсь, - он строго посмотрел на меня.
        - ??????????????
        - Мне очень удобно снимать помещение именно здесь, - призналась я. Может, Кирсанов поймет, как это для меня важно. - Я часто оформляю свадьбы и банкеты, которые тут проводятся.
        - Тогда тем более у вас есть стимул вносить плату вовремя. Договора будут подписываться на следующей неделе. Секретарь сообщит вам, кто будет заниматься этим. Надеюсь, сотрудничество пойдет на пользу и нам, и вам. Благодарю, что зашли.
        Он поднялся из-за стола, давая понять, что разговор завершен. Я облегченно вздохнула. Не узнал! Не узнал! Мысленно я ликовала. Все у меня получилось. И легче, чем я думала.
        Я улыбнулась Кирсанову, с трудом сдерживая радость, и тоже встала. Слишком порывисто. И смахнула часть бумаг, которые лежали на краю стола. Так неловко получилось. Листы с легким шуршанием рассыпались по полу.
        - Простите, - я быстро наклонилась и начала собирать их.
        - Не стоит, я сам, - Кирсанов тоже наклонился, а я резко поднялась.
        Наши головы ударились, как бильярдные шары, с глухим звуком. Ёшки-матрёшки, угораздило меня! Аж в глазах потемнело и огненные круги поплыли перед глазами.
        - Простите, - снова пролепетала я, поправляя съехавшие очки.
        Кирсанов одной рукой держался за лоб, а другой взял меня за запястье.
        - Мне очень жаль, - продолжала оправдываться я.
        Потерла затылок. Сильно я двинула Кирсанова. Надеюсь, шишки на лбу у него не будет.
        - Что у вас за парфюм? - почему-то спросил Кирсанов.
        - Ностальгическая роза, - дались ему мои духи.
        - Редкий запах, - он не отпускал мою руку. - Нежный, загадочный.
        Легкая улыбка тронула его губы. Озорные огоньки вспыхнули в бездонных синих глазах. И это меня насторожило.
        - Они не слишком популярны. Восточные духи, - произнесла я.
        - Но вам нравятся? - это был не то вопрос, не то утверждение.
        - Да, очень, - кивнула я. - Мне пора идти. Не хочу вас задерживать. И у меня тоже работы много.
        И попыталась мягко высвободить запястье. Ничего не получилось. Его пальцы крепко, но осторожно сжимали мою руку. Пожалуй, даже нежно. И это, как ни странно, меня волновало. Сердце билось слишком сильно и неровно.
        Надо было уходить, пока меня не рассекретили. Происходящее нравилось мне все меньше и меньше. Почему Кирсанова интересует мой парфюм, а не то, что я со всей дури треснула его головой по лбу?
        - Знакомый аромат, - усмехнулся Кирсанов, пристально глядя мне в глаза. - Не могли бы вы снять очки?
        - Нет, - отступила я назад. - Я без них ничего не вижу. Зрение слабое. Минус пятнадцать…
        - Да? - выгнул он бровь. - Неужели? Стекла плоские, без диоптрий.
        Вот ведь какой внимательный. Просто сыщик! Углядел. Но я продолжила нагло и упорно врать.
        - Забыла, - невинно улыбнуться ему. - Я недавно линзы начала носить. Но без очков мне некомфортно. Всю жизнь с ними. С самого детства. Привыкла.
        - Снимите их, пожалуйста, - снова попросил Кирсанов. Слишком любезно - в его словах сквозило нескрываемое коварство. - Мне ваше лицо кого-то напоминает.
        - Мы до этого не встречались. Вы обознались, - я уже поняла, что развязка близка, но упорно пыталась спасти положение.
        - Так не снимете очки?
        - Нет, - отрезала я.
        - О, и голос к вам вернулся? - осведомился он заботливо. - Как неожиданно!
        Я замерла.
        Кирсанов по-прежнему держал меня за руку. Он усмехнулся и притянул меня к себе.
        - Ладно, раз не хотите, тогда я сам. Позволите?
        - Нет, - попыталась в очередной раз вырвать руку. - Не смейте меня трогать! Что вы себе позволяете?
        Мои возмущения не возымели действия. И мой ответ его уже не интересовал. Свободной рукой Кирсанов снял с меня очки, небрежно бросил их на стол. И расплылся в довольной улыбке.
        - Ну, вот и попалась, ночная бабочка!
        Глава 12. Влад.
        От разбора бумажных завалов меня отвлекла секретарша. Она сообщила, что пришла хозяйка цветочного салона по поводу продления аренды. К ней у меня было несколько вопросов. Ее платежи проходили крайне неаккуратно, и мне это не понравилось. Возможно, придется попросить ее освободить помещение. Место тут отличное, нового арендатора найдем без проблем.
        В кабинет вошла яркая дама неопределенного возраста. На вид лет сорок, может и все сорок пять. Волосы цвета вороньего крыла, низкая челка, широкие брови, алые губы. Натуральная ведьма, только метлы не хватает.
        Одета вызывающе. Очки в жутких стразах. И обтягивающий костюм, короткий до неприличия. Чтобы все прелести было видно. Очевидно, дама в поисках спутника жизни. Надеюсь, она не сделает меня предметом своего обожания. С меня хватает и светских львиц. А уж от такого кошмара прошу уволить!
        Дамочка уселась в кресло и уставилась на стол с бумагами. Время от времени она метала на меня короткий взгляд из-под жутких очков.
        Я выразил ей свое недовольство. Она что-то прошептала в ответ. Начала оправдываться. Призналась, что у нее проблемы. Ну, это видно невооруженным глазом. Ясно, что у нее за проблемы - вся в поисках мужчины, судя по внешнему виду. Не до платежей ей.
        Но дамочка начала жалобно просить не выселять ее салон. Едва не плакала. Работа у нее только-только начала налаживаться. И мне стало ее жаль. И так одинокая, никому не нужная, а тут еще я на ее голову. Такой строгий и принципиальный.
        Решил, что дам ей шанс. Она неописуемо обрадовалась. Настолько, что резко вскочила из-за стола и уронила документы, которые я полдня тщательно разбирал. Ну, точно слониха в посудной лавке.
        Весь мой непосильный труд перемешался и разлетелся по полу. Дама кинулась его собирать. Она наклонилась, и начала сгребать листы в кучу, окончательно все перемешав.
        Вот уж не думал, что у женщины среднего телосложения может быть такая большая задница. Яркая красная ткань вульгарно обтягивала это чудо природы. И на что несчастная женщина только рассчитывает? Хотя, возможно, есть любители…
        - Оставьте, я сам, - раздраженно бросил ей и наклонился к бумагам. Слишком резко. А она так же резко поднялась.
        Раздался глухой удар и у меня из глаз посыпались искры. Тонкий аромат розы окутал кабинет. Видимо, я получил сотрясение мозга и мне это мерещится.
        Она смотрела на меня с ужасом. Знакомый взгляд! Очки съехали с ее носа. Нет, этой даме точно не сорок, далеко не сорок! Нежная кожа, как фарфоровая. Зеленые глаза. И такой чарующий аромат розы. Я схватил ее за руку. Она слабо пыталась высвободиться. Ну, уж нет, теперь тебе от меня не уйти, ночная бабочка!
        - Пустите мою руку! - вспыхнула она.
        Ее возмущение развеселило меня.
        - Даже не пытайтесь вырваться, не отпущу, - злодейски рассмеялся я. - Нам много о чем надо поговорить. Попробуете снова убежать - обращусь в полицию. На этот раз вам от меня не скрыться. Теперь я знаю, кто вы.
        Она сникла, больше не пыталась вырвать руку и только испуганно смотрела на меня.
        - Садитесь, разговор будет долгим, - я отпустил ее запястье, и она потерла его. Видимо, сильно придавил. Так нечего было сопротивляться. Сама виновата!
        - Затеяли маскарад в надежде, что я вас не узнаю? Снимаю шляпу - у вас почти получилось. Только парфюм сменить забыли.
        Романова молчала. А что она могла мне сказать? И так все очевидно. Сидела на краешке кресла и смотрела в пол. Юбку натянула на колени. Да так и придерживала ее руками. Как гимназистка.
        - Я хочу знать, как вы попали в мой номер ночью, - заявил я. - И не пытайтесь сочинять басни. Вы так подрабатываете? Дополнительный заработок?
        - Да что вы себе позволяете? - зашлась в праведном гневе моя ночная бабочка. Ее зеленые глаза вспыхнули изумрудами. - Я женщина порядочная!
        - Неужели? - искренне удивился я. - Судя по тому, в каком виде вы были в моей постели, этого не скажешь.
        - Я вам уже объясняла - приняла снотворное, спутала номер. У меня был сложный день - мы декорировали зал для свадьбы вашего компаньона. После работы иногда остаюсь на ночь в отеле.
        - Это не объясняет, как у вас оказался универсальный ключ. И вы так хорошо зарабатываете, что можете себе позволить номер люкс? Только что плакались, что фирма на ладан дышит.
        Она стушевалась, но быстро придумала очередную версию.
        - Ладно, дело было так. Той ночью я реально страшно устала. Безумно хотелось отдохнуть. Выпила сильное снотворное. По ошибке запила коньяком. Получился жуткий эффект. Сама взяла магнитный ключ на ресепшен. Девушка отлучилась на минутку, а ждать у меня не было сил. Да, знаю, это делать нельзя. Но так получилось. И спутала, взяла не тот ключ. Я бы утром заплатила за номер.
        - Не сомневаюсь в вашей щепетильности. Значит, с ключом ошиблись? И потащились на этаж, где одни люксовые номера? - вскинул я брови. - Этажом вы тоже промазали?
        - Я понятия не имею, где в отеле люкс, а где обычные. Откуда мне знать? Да, нажала в лифте не ту кнопку.
        - А кнопка лифта на этот этаж без ключа не работает, - продолжал давить я. - И вы об этом знали, если смогли воспользоваться им. И, разумеется, совершенно случайно решили поселиться на ночь в люксе? Раз уж вам в руки попал такой золотой ключик. Не так ли?
        - ??????????????
        - Да, простите. Так и было. Я поняла, что взяла универсальный ключ и решила переночевать в люксе. Один раз. Никто бы не узнал, - потупилась Романова. - Знаю, это недопустимо. Но слишком велико было искушение.
        - Хотели ощутить себя королевой?
        - Ну да…
        - И я должен поверить, что вы раньше этого не делали? Не врите, хватит! Я уже понял, что в отеле творится хрен знает что. Простите мой французский! Ваша подружка дала вам ключ. И я хочу знать ее имя.
        - Нет, я сама его взяла. Украла, если угодно. Все, больше я ничего не скажу. Можете вызывать полицию, - она вызывающе посмотрела мне в глаза.
        Точно больше ничего не скажет. Вижу по ее лицу - упрямая. Будет покрывать подругу до последнего. Или Бориса Семеновича? Ведь она упорно говорила о нем во сне.
        - Ладно, оставим пока это. А что, и господин Плетнев балуется подобными вещами? Вы так много о нем говорили, что я заподозрил - он тоже любитель ночевать в люксе. И, как понимаю, не в гордом одиночестве? Подружек водит?
        - А об этом спросите вашего управляющего. Откуда мне знать, что он любит, а что нет? - снова возмутилась девушка. - Бабник он, никому прохода не дает. Приставал ко мне, вот и приснился в кошмаре.
        Понял, что никого она мне не сдаст. Не будет подводить других под неприятности. Даже Плетнева, который ей явно не симпатичен. Принципиальная и правильная. Решил девушку не мучить. И так очевидно, что в отеле надо безжалостно наводить порядок. И увольнять половину персонала. Разбаловались слишком.
        - Так вы не скажете мне, кто дал вам ключ? В последний раз спрашиваю, - предупредил я.
        - Я все сказала. Взяла сама. Можете не продлять мне аренду. Перебьюсь. И за ночь в люксе тоже заплачу, не переживайте, - гордо вскинула она голову.
        - Если вы оплатите ночь в люксе, боюсь, на аренду вам денег не хватит, - невольно рассмеялся я. - Вы хоть примерно знаете, сколько это стоит?
        Она вздохнула, но промолчала.
        - Как вы понимаете, я наложу на вас взыскание. Раз не хотите выдавать ваших подельников, будете отвечать одна.
        - И что вы от меня хотите? - в ее глазах мелькнул испуг.
        - Я не Борис Семенович, и не пользуюсь своим положением. Так что приставать к вам не буду, и не надейтесь.
        - Я страшно расстроена, - язвительно парировала Романова. - Так чего ж вы желаете?
        - Пока не решил. Подумаю и сообщу на днях. А может даже сегодня. Я позвоню вам. Хотел спросить, так, из любопытства. Позволите?
        - А у меня есть выбор?
        - В принципе, нет, - девушка меня забавляла. Ершистая, с норовом. - Вы украшали банкетный зал для моего друга. И как вам клиенты? Меня интересует невеста и ее семья.
        Почему бы не воспользоваться случаем и не узнать стороннее мнение о жене Кирилла? Что-то подсказывало мне, что он вляпался очень сильно. И добром это для него не кончится. Может, смогу чем помочь? Хотя чем поможешь, когда у них на днях родится ребенок? Охомутали моего друга. И будут методично тянуть из него деньги. Надеюсь, у Кирилла хватит ума не передать акции жене или ее родителям. Это не пойдет на пользу нашему совместному бизнесу.
        Романова ненадолго задумалась.
        - В моем деле тоже есть профессиональная этика, - произнесла она. - Тут как о покойнике - хорошо, или никак. В данном случае - никак.
        - Благодарю, я понял.
        Мое мнение совпало с ее. И это не радовало.
        - Теперь я могу идти? У меня и правда очень много работы, - она посмотрела мне в глаза.
        И я понял - не хочу, чтобы она уходила. Интересная девушка, независимая, дерзкая, смелая. Но не наглая. Ведь додумалась устроить весь этот маскарад. И все ради того, чтобы поддержать свой салон. Борется за выживание и правильно делает.
        - Да, идите. Я позвоню вам.
        Она подняла на меня глаза. В них была обреченность и надежда.
        - Вы позволите мне не закрывать салон до конца месяца? У меня много заказов. И все в этом здании. Все расписано на месяц вперед.
        - Я подумаю, - почему-то мне нравилось, что эта девушка зависит от меня.
        - Я уже попросила у вас прощение. За то, что ночевала с вами… у вас… в номере.
        - Дело не в этом. Если я закрою на это глаза, другие могут подумать, что им тоже все сойдет с рук. А это недопустимо. Я должен как-то отреагировать на подобный инцидент. Согласны?
        Она кивнула. Как-то покорно:
        - Да, я понимаю… - вздохнула Романова.
        Мне стало ее опять жаль. Я что, совсем бесчувственный сухарь?
        - Хорошо, еще на месяц можете остаться, а там видно будет, - милостиво сообщил я, и она улыбнулась в ответ.
        Искренне и благодарно. Так мне еще никто и никогда не улыбался. Блин, девушка мне нравится все больше и больше!
        Глава 13. Инна.
        Я спалилась ужасно глупо. Забыла про духи! Никогда не думала, что мужчины могут отличать один аромат от другого. Мне вообще казалось, они на это мало обращают внимания.
        Парфюмом мы пользуемся скорее для себя. Женщина сразу может сказать, модный аромат, или нет. Дорогой, или так себе… Это вопрос статуса, но оценит его только другая женщина. Оказалось, нет, я заблуждалась. И мой совершенно непопулярный парфюм запомнился Кирсанову.
        Восточные духи мало кто ценит. А мне они очень нравятся. В этом плане я не гонюсь за модой. На мой взгляд, аромат должен соответствовать характеру женщины. А что лучше запаха ностальгической розы подойдет хозяйке цветочного салона? Тонкий, изысканный запах. Едва уловимый, как утренний туман. Манящий и ускользающий.
        Моя афера почти удалась. Я ловко обманула Кирсанова. Он не узнал в вульгарной особе свою ночную гостью. Тем более что в его номере я была почти голой. А тут пришла дама с такими пышными формами, размера на три больше моих природных.
        Как женщина я Владислава Владимировича не заинтересовала. Все шло хорошо, он пожалел замученную жизнью перезрелую ягодку. Даже проявил человечность и сочувствие. Отложил на месяц мое изгнание из безнес-центра. Может, и дальше все бы сложилось нормально.
        Но я от радости начала суетиться и все испортила. Аромат моих духов выдал меня. Если бы не эта мелочь, я бы уже сидела с Ленкой в ресторане. Ели бы мы осетрину и пили вино.
        Что за взыскание наложит на меня новый собственник? Видимо, денежный штраф. Что еще можно с меня взять? Надеюсь, я смогу его оплатить. Так или иначе, у меня в запасе месяц. Буду на всякий случай искать подходящие помещения под мой салон.
        Кирсанов имел полное право выкинуть мою фирмешку на улицу. И был бы совершенно прав. Я частенько ночевала в отеле и всегда бесплатно. А это не есть гуд.
        Дружба дружбой, но для собственника подобные вольности - реальный убыток, как ни крути. Естественно, Кирсанов догадался, что никто ничего не оплачивал. И я такая не одна. При прежнем собственнике в отеле царил полный хаос. Сотрудники и арендаторы действовали по принципу: кот из дома - мыши в пляс. Вот и доплясались. Я, по крайней мере…
        Меня мучил только один вопрос - что захочет получить Кирсанов за мои выкрутасы? Какова цена за то, что он отнесется ко мне снисходительно?
        Сунула дурацкие очки в сумочку:
        - Я могу идти?
        - Да, разумеется, - как-то коварно усмехнулся Владислав Владимирович.
        Я уже почти вышла из его кабинета, когда Кирсанов снова задержал меня.
        - Еще один вопрос, личный, - в его словах сквозила плохо скрываемая ирония.
        - Да, слушаю вас, - я замерла на пороге и насторожилась.
        Но уже ничего не могло ухудшить мое положение.
        - Ночью мне показалось, у вас не такие… рельефные формы, - он изобразил руками в воздухе женскую фигуру. - Все как-то компактнее было… Не так объемно, что ли…
        В его взгляде я уловила заинтересованность. Он как рентген просвечивал мою одежду и, кажется, ощупывал тело.
        Я вспыхнула от возмущения. Компактнее, не так объемно?! Кровь прилила к моим щекам. Вот нахал!
        Мало того, что Кирсанов словно раздевал меня взглядом, так еще и насмехался. Что ответить на идиотский вопрос? Только мужик такое мог спросить. Формы ему не те были! Да, не те, и что теперь?
        - У меня костюм не по размеру, - буркнула я.
        Что еще я могла ответить? Что напихала в лифчик ваты и напялила трусы с резиновой задницей? И так выставила себя перед ним полной дурой.
        И он хорош - нашел о чем спрашивать! Кирсанов ночью отлично рассмотрел меня. Не постеснялся разглядывать. В этом его винить нельзя - голая девица забралась в постель. Чего же я от него ожидала? Он мужчина. Хорошо хоть, что только визуально изучал, а не на ощупь.
        Кирсанов улыбнулся.
        - Понял, задал некорректный вопрос. Извините, но было очень любопытно. Удачного дня. Я скоро позвоню вам.
        - Буду с нетерпением ждать, - я натянула на себя дежурную улыбку. - Всего хорошего.
        И зачем он задал мне этот идиотский вопрос о фигуре? Я почти поверила, что Кирсанов истинный джентльмен.
        Вечером я все-таки позвала Ленку в ресторан на ужин. Хотелось отметить отсрочку краха моего салона и поделиться наболевшим.
        Жуткая прическа все еще украшала мою голову. А костюм теперь оказался велик. Вату из лифчика я вытащила и накладные ягодицы тоже убрала. Боевую раскраску с лица смыла. Выглядела по-прежнему как дура. Но мне было все равно. Аренду на месяц продлили. Уже хорошо.
        Мы пили белое вино, и я рассказывала подруге о своих приключениях. Ленка время от времени неприлично громко хихикала.
        - Так прямо и сказал про формы? Что были не такие… толстые? Как Кирсанов выразился? Не такие выпуклые? Или пышные?
        - Он сказал, что раньше они были более компактные, - поправила я ее. - Типа резко увеличились.
        - Какой деликатный! - восхитилась подруга. - По мне, так они у тебя были непомерно большие. Особенно корма. Ты с ней перестаралась.
        - ??????????????
        - Не было другого размера, взяла, что попалось на рынке. Не думаю, что на подобные аксессуары бешеный спрос.
        - А Плетневу понравилось, - заметила Лена.
        - Этому бабнику все нравится, за что ухватиться можно.
        - Значит, Кирсанов тебя в постели разглядывал, - подруга с интересом посмотрела на меня через бокал и на ее лице заиграла улыбка. - А ты точно уверена, что у вас ничего не было? Ведь какой мужчина! Даже обидно, что ты ничего не помнишь. Может, вы провели бурную ночь, поэтому он тебя и искал? А на людях прикидывался, что жутко возмущен? Как романтично было бы!
        - Я ни в чем не уверена. После твоей таблетки и коньяка я отрубилась и спала как убитая. Меня разбудили какие-то женские вопли. Так и не поняла, что это было - сон или явь. Видимо, все-таки приснилось. Так что не спрашивай, что было, а что нет.
        - Женщина там еще одна была. Она назвалась невестой Кирсанова. Наш босс разозлился жутко, зачем эту дамочку к нему в номер запустили. Горничная расстроилась, что дурака сваляла, даже плакала. Видимо, уволят ее. Слушай, а может у вас это… на троих было? А потом Кирсанов пожалел, что так низко пал.
        - Да ну тебя! Что за гадости ты говоришь? - возмутилась я. - Даже думать об этом не хочу! Надеюсь, у Кирсанова хватило порядочности не воспользоваться моим бессознательным состоянием. Вроде на мерзавца не похож.
        - Вот почему сразу «мерзавец»? Знаешь, с таким роскошным мужиком я бы не отказалась провести ночку! Только наедине, без посторонних женщин. Это уж чересчур.
        - Ты не замужем, тебе можно. А я так и не знаю, где мой благоверный. Может, еще объявится на мою голову.
        - Ты ж вроде разводишься с ним? Так не все ли равно, где он и что с ним? Уверена, он просто сбежал от проблем и переложил их на тебя.
        - Может, и так. Но мне моральные нормы не позволяют пуститься во все тяжкие, - вздохнула я и пригубила вина. - Хотя иногда очень хочется. Конечно, я давно поняла, что наш брак был ошибкой. Но если с Дмитрием реально приключилась беда, а я, как последняя стервь, развлекаюсь? Нет, так нельзя. Не по-людски как-то. Сначала развестись надо.
        - А ничего, что он на тебя свою долю в ипотеке повесил? - прищурилась Ленка. - Все равно будешь все по правильному делать?
        - Это я была дура, что согласилась в ипотеку влезть. До сих пор не пойму, зачем пошла у Димы на поводу? Семью хотела сохранить.
        - Нафига такая семья? - задала риторический вопрос подруга и отправила в рот кусок ветчины. - Муж дома не бывает, чем зарабатывает, непонятно. Одна солидность и важные разговоры. Детей нет. Тоска, да и только.
        - Пожалуй, - кивнула я и тоже подцепила ветчину вилкой. - Важность Димочка на себя всегда напускать умел. Юрист, что с него возьмешь? То ли адвокат, то ли аферист. Теперь уже неважно. А когда он пропал, что мне делать оставалось? Квартиру не продашь, ему в ней половина принадлежит. Вот и плачу за двоих.
        - И кредиты ты за него постоянно гасила, - напомнила Лена. - Вот на шута это делала?
        - Про кредиты согласна - умеет Дима мозги затуманить. И, что главное, ни в чем не виноват. Так обстоятельства сложились. Надо войти в его положение и все понять. Работы толком у него не было в последнее время. Мне ничего не рассказывал. Видимо, из нотариальной конторы его все-таки выперли. Не поверишь, я даже не знала, где он работает. Так все было у Димочки засекречено. На мои вопросы всегда отвечал что-то в духе: «Не твоего ума дело. Я же деньги в дом приношу».
        - Ага, помню я, что он приносил. Ты мне рассказывала.
        - Ну да, у него то густо было, то пусто. Иногда месяцами ни копейки не даст. А потом раз - и опять на коне.
        - Мошенник он, похоже, твой Димочка, - заметила подруга. - Мне он никогда не нравился. Любит тумана напустить, весь загадочный такой. И страшно важный.
        - Не думаю, что Дима мошенник в прямом смысле. Однако рискованными делами он всегда занимался. Вот и доигрался. Сбежал от греха подальше. Но мог бы мне хоть сказать, мол, выкручивайся сама. Про ипотеку уже сто раз пожалела. Хорошо хоть банк пошел навстречу. Я теперь за двоих плачу, а то вообще могла без квартиры остаться.
        - Отличный у тебя муженек. Сказка, просто! Умру от зависти! Тебе давно пора найти кого-то надежного.
        - Мужики - не грибы. Где я надежного найду? В брачном агентстве или по интернету? - хмыкнула я.
        - А хоть и там. Другие же находят. Чем ты хуже?
        - Нет, это не мой вариант. Да и не до того мне теперь. Настроения нет. Впереди еще одно слушание по разводу. Детей нет, а тянут и тянут. Как меня эти формальности достали, не представляешь. Третий суд будет, последний. Если Дмитрий на него не придет - все, развод и я свободна, как вольный ветер. А я очень надеюсь, он туда не явится.
        - Тогда есть повод заранее подумать о личной жизни. Чего время терять?
        - Мне сейчас не о личной жизни надо думать. А о том, что господин Кирсанов с меня захочет получить.
        - Может, натурой возьмет? - Ленка отхлебнула вина и игриво посмотрела на меня. - Ах, какой экземпляр! Мечта, а не мужчина.
        - Да ну тебя! - деланно возмутилась я. - Только этого мне не хватало! Я не одноразовая женщина и не проститутка.
        - А я разве об этом говорю? Может, ты ему нравишься? Раз аренду все-таки на месяц продлил.
        - Нет, я не его круга. Видимо, просто пожалел меня. Да и баб у него пруд пруди, я даже не сомневаюсь. Видела бы ты, как на него девицы вешались на банкете. Просто отбою не было.
        - А он что? - оживилась подруга.
        - Ничего. Был холоден, как айсберг. Достали они его, похоже. И все смотрел по сторонам, искал кого-то. А она, похоже, не пришла…
        - Вот и попалась! - рассмеялась Ленка. - Ты за ним наблюдала! Ну-ка, признавайся, запала на него?
        А ведь она права! В воскресенье я смотрела за Кирсановым, чтобы вовремя спрятаться. И ловила себя я на мысли, что не могу отвести глаз от брутального олигарха. Чего скрывать - видный он мужчина. Красавец, да и только.
        Он был ужасно задумчивый и все искал кого-то глазами. Не меня, конечно. Что мне делать на званом вечере? Я всего лишь цветочница, обслуживаю мероприятие. Почти прислуга.
        И хотя вокруг Кирсанова постоянно вились девицы, интереса к ним я не заметила. Видимо, не его полета птицы. А может, у него неразделенная любовь? Вот он и печалится.
        Однако, по тому, как он смотрел на меня в номере, это вряд ли. Какая неразделенная любовь? У Кирсанова был такой плотоядный взгляд. С лукавинкой.
        Если бы я не смогла убежать, еще неизвестно, чем бы все для меня закончилось. Насиловать бы Кирсанов меня, безусловно, не стал. Но уговорить мог… И даже без особых усилий… Ведь иногда так хочется мужской ласки!
        Глава 14. Влад.
        Уже в понедельник утром из Москвы прибыл целый штат моих юристов и бухгалтеров. Дополнительно обратился в аудиторскую фирму.
        Выяснилось, дела отеля не так плохи, как казались мне вначале. Разворовали всего ничего, видимо, в основном к этому приложил руку управляющий.
        Понизил Плетнева в должности, вынес предупреждение, наложил штраф, но увольнять не стал. У Бориса Семеновича богатый опыт, пусть делится им с моими сотрудниками, если не хочет сесть всерьез и надолго за растрату. Плетнев все понял и, что вполне естественно, пошел мне навстречу. Все лучше, чем на зону за мошенничество.
        Сотрудники, приехавшие из Москвы, - специалисты своего дела. В принципе мне тут больше делать нечего и можно с чистой совестью возвращаться в столицу. Но что-то удерживало меня в Златогорске. Нашел массу предлогов, чтобы отложить отъезд. Все-таки не помешает вникнуть в дела лично. Отельный бизнес для меня в новинку.
        В глубине души чувствовал - причина моей задержки не в этом. Тонкий аромат розы витал вокруг меня, волновал и не давал покоя.
        С утра до ночи разбирал счета и документы. И хотя у меня теперь были хорошие помощники, голова шла кругом. Меня постоянно дергали и отвлекали. Звонили и домогались. В основном женщины. Хотелось плюнуть на всё, уехать куда подальше и просто отдохнуть. Лежать и ничего не делать.
        Однако Кирилл уговорил меня устроить небольшой банкет в субботу по случаю приобретения нами очередной коммерческой недвижимости в Залтогорске. С одной стороны, мы сделали удачное вложение в бизнес-центр, но с другой - хлопот с ним выше крыши. Особенно с отелем.
        Итак, на вечеринку пригласим избранный круг гостей. Это не просто развлечение, но и укрепление деловых связей с возможными партнерами по бизнесу.
        Может, Кирилл и прав. Надо привлекать внимание к нашему совместному проекту. Но что-то подсказывало - инициатива организации банкета исходит от Олеси. Ей хочется постоянно веселиться и блистать в свете. Ведь именно ради этого она выходила замуж за Гладышева. И ее не волнует, что может родить на званом вечере, зато развлечется.
        Вспомнил про хозяйку цветочного салона и решил, что хочу видеть на столах букеты. Надо выручить девушку, раз дела у нее идут неблестяще. Лишний заказ ее фирме не помешает.
        - Я думаю, будет неплохо заказать цветы для декора зала, - заметил я.
        - Зачем? - удивился Кирилл. - Это же не свадьба. Но если хочешь, скажи организатору банкета. Он все учтет и сделает.
        - Не надо, я сам закажу цветы и оплачу услуги флориста. У меня есть определенные пожелания на этот счет.
        - Как хочешь, - пожал плечами Кирилл.

* * *
        К моему разочарованию выяснилось - желтая пресса в провинции работает не хуже, чем в столице. Конечно, Златогорск один из крупнейших городов России. И в нем, как в любом уважающем себя городе, есть несколько местных глянцевых журналов, собирающих все слухи и сплетни.
        Молодая жена Кирилла пожелала освещения их свадьбы в печати. Пресса постаралась на славу и сработала оперативно. Уже в понедельник обзор блистательного мероприятия вышел в свет. Что не сделаешь для клиента, который хорошо платит? С электронным вариантом журнала можно было ознакомиться в интернете.
        Беременная невеста в венке из белоснежных лилий изображала невинность и эротично позировала на фоне состоятельного мужа, демонстрировала обручальное кольцо, стыдливо прикрывалась фатой и танцевала с папой-депутатом трогательный танец.
        Фотографий Олеси было очень много. В подробном интервью она охотно рассказывала о себе, вспоминала счастливое детство в закрытой британской школе и перечисляла бренды одежды и косметики, которые предпочитает. Да, тщеславие - страшная сила!
        К сожалению, довольно большой раздел в одной из статей о роскошной свадьбе депутатской дочки и успешного бизнесмена был посвящен мне. Точнее тому, что олигарх Кирсанов решил покончить с холостяцкой жизнью и срочно ищет подходящую невесту.
        Причем на эту роль могут пробоваться все кому не лень. Олигарх еще не определился до конца, кого желает в жены. То ли светскую львицу, то ли простую девушку. У миллиардеров свои причуды, так что дерзайте, одинокие девушки и разведенные дамы. Вдовы тоже подойдут. Девственницы приветствуются.
        Моя фотография с бокалом виски и довольной улыбкой на физиономии должна была подтвердить серьезность намерений. Миллиардер созрел для семейной жизни. У него есть все, только жены для полного счастья не хватает.
        Как бы невзначай перечислялась моя недвижимость. Упомянули собственность в столице и за рубежом. Чтобы претендентки на вакантное место моей будущей жены знали, за какой куш им предстоит драться с соперницами. Намечаются нешуточные гладиаторские бои. Делайте ваши ставки, господа. Примерно в таком ключе была написана статейка.
        Все бы ничего, про меня пишут много, и редко правду. С некоторыми журналистами по этому поводу судятся мои адвокаты. Я уже привык к светским сплетням и не обращаю на них внимания.
        Но еще никогда не писали прямым текстом, что я готов жениться. Так что активность моих старых и новых знакомых женского пола возросла неимоверно. Мне постоянно звонили, ко мне напрашивались в гости, меня приглашали на свидания. Девушки в наши дни совсем без комплексов. Особенно если дело касается больших денег и положения в обществе. А главное, даже в случае развода, бедной брошенной жене перепадет немало. Дополнительно можно потребовать компенсации за моральный ущерб и душевные страдания.
        - ??????????????
        Проконсультировался со своим юристом:
        - Можем ли мы потребовать у издательства журнала опровержение статьи?
        - Не думаю. Это не клевета. И как должно выглядеть опровержение? «Мы неправильно поняли, и господин Кирсанов жениться не собирается»? Надеетесь, этому хоть кто-то поверит? Зря потратим ваши время и деньги.
        - Да, вы правы. Не поверят, - согласился я. - Но потенциальные невесты просто одержимы.
        - Могу вам только посочувствовать, - кисло улыбнулся юрист.
        В тот же вечер на пороге моего номера появилась Светка. Обиженная. А я был уверен, что больше ее не увижу.
        - Ничего не хочешь мне сказать? - она прошла внутрь, не дождавшись моего приглашения.
        - А что ты хочешь от меня услышать? - искренне удивился я.
        - Для начала я жду извинений, - Бочкарева сердито засопела носом.
        - Мне не в чем пред тобой извиняться. Ты сама все это заварила.
        - Зачем ты притащил сантехника?
        - А зачем ты сказала, что в номере протечка?
        - Думала, что более сообразительный, - язвительно заметила Света.
        - У меня нет времени играть в подобные игры. Можешь считать меня тупым. Прости, но мне надо идти, - казалось бы, она должна понять, что разговор завершен.
        Но нет. Светка не сдавалась.
        - Ладно, я всегда знала, что ты грубиян. И никогда не признаешь своих ошибок, - она миролюбиво улыбнулась мне. - Считай, мы квиты. Ты отомстил мне за детскую обиду. Я приглашаю тебя от имени наших одноклассников на встречу. В воскресенье вечером. Местная общественность собирает деньги на восстановление музея прикладного искусства. Хотим внести свою посильную лепту. Ты же любишь бескорыстно помогать кому ни попадя. Прими участие.
        - Я не помогаю кому ни попадя, - заметил ей.
        - Не цепляйся к словам, зануда, - как ни в чем не бывало продолжила Бочкарева. - Это и правда, благое дело. Поможешь?
        Хотелось просто послать Свету куда подальше. Но воспитание родителей-торгашей не позволило. Они хоть и не академики, а дали мне отличное образование и научили уважать других. Жаль, что развелись. Отец на старости лет начал чудить и женился второй раз.
        - Я подумаю, - пообещал Свете. - А сейчас мне пора. Дела зовут.
        Даже если я прямо скажу Бочкаревой, что продолжение нашего общения мне неинтересно - она не поверит. Такие дамочки уверены в своей неотразимости и прут напролом, как танки.
        Мы вместе вышли из номера. Я спустился в свой кабинет. Светка попыталась напроситься на ужин, но у нее ничего не получилось.
        Снова уткнулся в разбор документов. Но работать нормально мне не дали.
        Позвонила какая-то давняя знакомая. Я даже вспомнить ее лица не смог. Кажется, слишком близко пообщался с ней в один из приездов в Златогорск. И опрометчиво оставил ей номер мобильника. Она жаждала увидеть меня. Не могла забыть нашу встречу, поняла, что это судьба. Очень соскучилась и предлагала встретиться в ночном клубе.
        Потом объявилась еще одна девица. Сестра моего приятеля. Звала в выходные на базу отдыха. Там есть сауна, отличный ресторан и бильярд. Почему многие женщины уверены, что бильярд - это эротично?
        Почти ночью позвонила Диана. Она умудрилась раздобыть мой номер через Олесю. Диана неожиданно поняла, что мои фантазии ей безумно интересны. Она готова примерить на себя роль итальянской крестьянки. А я буду бравым охотником.
        Мне захотелось застрелиться.
        Даже если я буду посылать невест открытым текстом, они не отстанут. Я и представить не мог, что мой невинный тост приведет к подобным роковым последствиям. Если так дальше пойдет, мне работать будет некогда.
        Понедельник и вторник мой мобильник разрывался от звонков. Я знал, что нравлюсь женщинам, но не до такой же степени!
        Все, стану отвечать только на звонки со знакомых номеров.
        Привык хорошо проводить вечера. Но теперь все, отдыхать мне не дадут. Где бы я сейчас ни появился - налетят изголодавшиеся девицы. Получится не отдых, а пытка. Ни в клуб не податься, ни в ресторан. Тоска зеленая… Хоть проститутку вызывай.
        Но это тоже не вариант. Не хочу продажную любовь. Хотя чем любовь проститутки за деньги отличается от любви по расчету светской дивы? Да ничем. И та и другая хотят одного. Только у первой это работа, а у второй - образ жизни.
        Два дня тянулись для меня как месяц. Несколько девиц притащились в офис. Секретарь встала грудью на мою защиту и достойно выдержала оборону.
        Происходящее напоминало фарс. Вечером вернулся в номер. Упал на диван, отключил айфон и пощелкал каналы телевизора. Смотреть нечего. Неожиданно взгляд зацепился за какой-то старый фильм. Что-то с яркими костюмами, песнями и танцами. До боли знакомая музыка. Ну, конечно же, оперетта Кальмана! Мама в детстве часто водила меня по театрам, за что я ей бесконечно благодарен.
        Легкая музыка отвлекла от мыслей о работе и от изголодавшихся по мне женщин. На экране бушевали любовные страсти. Графиня Марица не могла отделаться от женихов. Богатая вдова очень страдала от этого. Ее домогались все - знакомые и незнакомые, богатые и не очень. Прямо про меня. Как актуально!
        И вдруг меня осенило. Конечно, все элементарно. Избавлюсь от навязчивых дам так же, как богатая вдова от женихов. Объявлю, что у меня уже есть невеста. Гениальное всегда просто. Как я раньше до этого не додумался?
        Осталось найти девушку, которая бескорыстно сыграет роль моей будущей жены. Это всего-то на пару-тройку недель, максимум на месяц. До моего отъезда. Потом мой тост забудется и меня оставят в покое.
        И я знаю, кто может мне помочь. Моя очаровательная бабочка. Я собирался наложить на нее взыскание. Вот пусть и отрабатывает свои ночные фокусы. Она на меня точно вешаться не будет. Слишком независимая, и это прекрасно.
        Кстати, сделаю заказ букетов для банкета госпоже Романовой. Пусть ее сотрудницы украсят цветами зал. Ее салону заработок, гостям - эстетическое удовольствие. Да и мне приятно. Хотя, если честно, гости вообще могут не обратить внимания на букеты. Тогда зачем это вообще надо? Очевидно, это надо мне.
        Образ ночной бабочки предстал в моем воображении. Нежная, немного утомленная, и такая… желанная? Ну, возможно… Я запал на милую провинциалку? А почему нет? Ладно, об этом подумаю позже.
        Итак, закажу в салоне цветы. Путь будут розы. С едва уловимым запахом. Таким, как у ее парфюма. Сладковатым, манящим… Не слишком ли часто я стал думать о моей ночной гостье? Ее образ постоянно всплывает в моей памяти. Ненавязчиво, но очень настойчиво.

* * *
        В среду после обеда пошел в салон «Роза и бабочка». В нем пахло свежестью и влагой. Так пахнет ранним утром в тропиках, когда щебет птиц наполняет воздух, а блаженная нега все еще окутывает тело. Чувствуешь себя беззаботным Адамом в Раю до грехопадения. Хочется продлить волшебные мгновенья и забыть обо всех заботах. И очень хорошо, когда рядом лежит такая же беззаботная Ева. Давно я не давал себе настоящего отдыха.
        Бизнес выжимает все соки, некогда остановиться и посмотреть по сторонам. Даже в клубе или ресторане продолжаешь безоглядно стремиться куда-то. Гнаться за призрачной целью. Найти самую роскошную девушку, быстро добиться ее, переспать. И уже к вечеру забыть о ней навсегда. И гнаться дальше, за другой мечтой.
        Ради чего? Еще больше потешить свое непомерное тщеславие? Ты на вершине мира и все тебе завидуют. Зачем? Разве счастье в этом? Но некогда остановиться и подумать…
        Салон мне понравился. Цветы на любой вкус. От полупрозрачных, словно фарфоровых, хризантем до простых ромашек. Экзотические, вызывающие, хищные и нежные. Яркие и неброские.
        Изящные букеты, изысканные цветочные композиции. Хозяйке во вкусе не откажешь!
        В большой стеклянной витрине лежали шелковые бабочки. Казалось, еще мгновение, они взмахнут крыльями и запархают. Сделаны весьма искусно. Видимо, роспись по шелку. Тонкая и кропотливая работа. Пожалуй, можно купить несколько в благотворительных целях. Потом подарю кому-нибудь. А хозяйке салона будет приятно.
        Очаровательная цветочница встретила меня настороженно. Черный цвет с волос она смыла, боевую раскраску с лица тоже. От вульгарной тетки не осталось и следа. Инна Романова опять превратилась в милую бабочку. Ту, что беззаботно устроилась рядом со мной на широкой постели, положив руки под голову. Тогда я не мог оторвать от нее взгляда. Надо было все-таки разбудить ее… Отогнал неуместные мысли. Не о том я сейчас думаю.
        Конечно, госпожа Романова переживает, что я ей предъявлю в качестве компенсации за ночной визит. Зря боится, я не злодей. Хотя иногда так хочется им стать!
        Заказал букеты. Романова была напряжена, как натянутая струна. Подумала, что я не заплачу ей ни копейки. Неужели я похож на крохобора? Нет, мне от нее нужны не цветы.
        Если я ей сейчас скажу о своей идее назваться моей невестой, она, очевидно, испугается еще больше и откажется. Может, даже аренду продлевать не станет.
        Взмахнет невидимыми крыльями и исчезнет навсегда. А мне совсем не хочется спугнуть ее. Еще бы знать, почему? Что так влечет меня к прекрасной бабочке? Видимо, в ней есть то, чего я не встречал в других женщинах. И она не продается, это точно.
        Поэтому надо действовать постепенно, подготовить почву. Она может неправильно понять меня. А я не предлагаю ничего непристойного. Мне просто нужна помощь.
        Подожду до банкета. Там и поговорим по душам. Уверен, госпожа Романова сможет отлично сыграть мою девушку.
        Глава 15. Инна.
        Уже в среду утром Кирсанов позвонил мне и сообщил, что зайдет в течение дня. Я ждала этого. Должен же он потребовать от меня компенсацию. Вот и пришла расплата за мои грехи. Я приготовилась к худшему. Может, захочет сделать меня своей девочкой на побегушках? Или уборщицей в отеле?
        Нет, все это плод моего больного воображения. Не опустится Кирсанов до подобных шуточек. Ни к чему ему это. Он солидный бизнесмен, а не мелкий хулиган.
        Я была бесконечна рада, что не сотворила с собой ничего радикального. Черный цвет с волос легко смылся. Жаль, конечно, что пришлось подстричься, мне нравились длинные волосы. Хорошо хоть до плеч их оставила. И это же не зубы, в конце концов, отрастут.
        Владислав Владимирович соизволил посетить меня после обеда. Он уверенно вошел в выставочный зал, кивнул мне. Видимо, мне стоило присесть в глубоком реверансе. Кирсанов по-хозяйски осмотрелся в салоне, обратил внимание на декоративных шелковых бабочек в витрине.
        - Очень красиво, - снисходительно заметил он. - Ручная работа?
        - Да, - не без гордости сообщила я. - Люблю рисовать по шелку в свободное время. Можно сказать, это мое хобби. А бабочки - моя слабость.
        - Это я понял, - чему-то улыбнулся он. - Акварель? Или тушь?
        - Тушь. Старинная китайская технология.
        - Тонко и со вкусом. Я изумлен вашим искусством. Это не лесть, поверьте, - он постучал костяшками пальцев по стеклу, словно проверял, не вспорхнут ли мои бабочки. - Как живые.
        - Спасибо, - его похвала была мне приятна. Похоже, зря я так ершисто встретила Кирсанова.
        Он вручил мне объемный бумажный пакет.
        - Возвращаю ваши вещи. Все на месте, не сомневайтесь. Ничего себе на память не оставил, - иронично заверил меня Кирсанов.
        Я страшно смутилась. Там же и лифчик, и чулки… Неудобно как!
        - Спасибо, - пролепетала я, поставила пакет за стол и для надежности затолкала его поглубже.
        - А теперь о деле, - Кирсанов фривольно уселся в кресло и закинул ногу на ногу.
        Я села напротив него и смиренно сложила руки на коленях:
        - Слушаю вас.
        Очевидно, следовало добавить: «Что пожелает мой повелитель?» Видимо, повелитель пришел сообщить, какой штраф меня ожидает.
        - Мой компаньон Гладышев решил, что нам стоит отпраздновать приобретение единственного небоскреба в Златогорске, - Кирсанов побарабанил пальцами по подлокотнику кресла. - В субботу организуем небольшую вечеринку. Несколько не вовремя, но так получилось. Можете предоставить букеты? Мы с Кириллом прикинули - будет пятнадцать столов на четверых. Столько же и букетов. Еще один на барную стойку, два при входе в напольных вазах. Пожалуй, все.
        Я представила, во сколько это обойдется. Придется потуже затянуть пояс. Букеты влетят мне в копеечку. Но выбора нет.
        - Да, разумеется, сможем, - кивнула я. - Все сделаем в срок.
        - Собственно, идея банкета принадлежит не мне. Кирилл хочет порадовать жену.
        Я пришла в ужас. Опять выполнять прихоти беременной принцессы? О нет, второй раз я это не выдержу!
        - А не опасно ей так радоваться? - не удержалась я от сарказма. - Мне кажется, она на днях родит.
        Кирсанов рассмеялся.
        - Думаю, вы правы. Но очаровательная Олеся выходила замуж ради того, чтобы развлекаться по полной. Так что Кириллу придется ублажать беременную жену до самых родов.
        - Какие цветы желает видеть госпожа Гладышева? - тоска накрыла меня с головой.
        - Что она желает видеть, меня интересует мало. А я желаю ностальгические розы. Возможно это организовать?
        - Да, возможно. У меня отличные поставщики. Подберем все, что захотите, - заверила я Кирсанова.
        Можно было наврать, что найти такие цветы невозможно. Да и сроки очень жесткие. Но это будет непрофессионально, и просто нечестно с моей стороны.
        Ностальгические розы намного дороже обычных. А я вообще надеялась обойтись малой кровью. Можно было сделать букеты из гербер или хризантем. Не выйдет.
        - Разумеется, я все оплачу, - неожиданно заявил Кирсанов. - Но цветы должны пахнуть так же, как ваш парфюм. Это очень изысканно. А гости у нас искушенные. Хочу их удивить.
        Я недоуменно посмотрела на него.
        - Оплатите? - переспросила я, не поверив своим ушам.
        - Безусловно. А вы думали, я заставлю вас покупать цветы за свой счет? - насмешливо выгнул он бровь дугой. - Я похож на крохобора?
        - Ну, вы говорили, что наложите взыскание…
        - Я делаю заказ практически накануне мероприятия. У вас в запасе всего три дня, включая сегодняшний. Редко кто возьмется за его исполнение. Вам придется поднапрячься, чтобы найти нужные цветы. И за вашу работу я вам не заплачу. Именно за вашу, а не ваших сотрудниц. Это и будет взыскание. И возможно, попрошу еще какую-то мелкую услугу от вас. Но точно не материальную. Разорять вас в мои планы не входит, - усмехнулся Кирсанов.
        - Это подозрительно щедро с вашей стороны, - призналась я.
        - ??????????????
        С чего бы ему так снисходительно относиться ко мне? В чем причина такого отношения?
        - Я похож на злодея? - рассмеялся Владислав Владимирович.
        - Не знаю, - пожала я плечами. - Вроде нет. Но хочу знать, почему вы вдруг стали так необычайно добры ко мне.
        - Мне понравился ваш маскарад, - продолжил Кирсанов. - Это было великолепно и очень остроумно. Вы так упорно боретесь за свой маленький бизнес. Так что я решил простить ваши прегрешения. И немного поддержать.
        - Да, мой бизнес не сравнить по размаху с вашим, но для меня он не маленький. Это - моя жизнь! - разозлилась я и сердито вскинула голову.
        Он снова рассмеялся.
        - Ничего смешного! - огрызнулась я.
        - Вы так забавно горячитесь, - он перестал смеяться, но самодовольная улыбка все еще играла на его лице. - Не сердитесь. Простите, не хотел вас обидеть.
        - Извинения принимаются, - буркнула в ответ, но взяла себя в руки. - Я бесконечно благодарна вам за то, что пошли мне навстречу. Мой салон для меня очень важен.
        Благодетель нашелся! Простил меня и я должна прыгать от радости до потолка?
        Я подала ему альбом с образцами букетов:
        - Выбирайте.
        Он задумчиво начал листать его:
        - Много вариантов, глаза разбегаются.
        - Возможно, ваш компаньон все-таки пожелает привлечь к этому свою супругу? - тоскливо спросила я, вспомнив все ее капризы. Но предложить надо было. - Тут не помешает женский взгляд.
        - Да? Никогда не думал об этом. Но пожалуй, вы правы.
        - Мне так всегда казалось, - вымученно заметила я. - Как могут мужчины выбирать цветы? Вы слишком брутальны для этого.
        - Обещаю, госпожа Гладышева к вам не приблизится. Как я понял, вы не в восторге от нее, как от заказчицы?
        Я благодарно улыбнулась. Приятно, что меня поняли без слов.
        - Она очень требовательна, - призналась я. - Но клиент всегда прав. Это девиз нашего салона.
        - Мудрый ответ. Меня вполне устроит ваше мнение и ваш опыт. Еще я хочу, чтобы на букетах сидели ваши прекрасные бабочки. Они как живые. И создадут летнюю атмосферу. В пасмурном ноябре многим хочется тепла. Вы не находите?
        - Да, - задумчиво кивнула я.
        Внутренний голос подсказывал, что Кирсанов что-то не договаривает. Не просто так он решил предложить мне такой заказ. На банкете вполне могли обойтись и без цветов. Похоже на предлог.
        Видимо, мне рано радоваться тому, что Владислав Владимирович все забыл и простил мои выходки. Что-то ему от меня надо? Вот только что?
        Кирсанов поднялся:
        - Ну что ж, до встречи в субботу.
        Он посмотрел мне в лицо. Уверенно, нагло и… нежно? Почему я чувствую себя рядом с ним как лягушка рядом с удавом? Не могу оторвать взгляда от его синих глаз. Бездонных, как океан.
        - Платье вам очень идет. Оно вернуло вам прежние формы, - не без иронии заметил Кирсанов на прощанье. - Красный костюм полнит вас… в некоторых местах. Пожалуйста, не надевайте его больше.

* * *
        Выполнить заказ Кирсанова оказалось сложнее, чем я предполагала. Ностальгические розы не пользуются спросом. Редко кто может оценить их изысканную неброскую красоту.
        Сроки поджимали, но поставщики не подвели, и все было доставлено вовремя. Меня переполняла гордость - я доказала свой профессионализм. Хотя не думаю, что Кирсанову это важно. Он получил то, что хотел. А как я выкручивалась из сложной ситуации - клиента волновать не должно. Это мои проблемы.
        Я оправдала возложенную на меня честь. Роскошные букеты красовались в хрустальных вазах. Их сладковатый аромат витал в воздухе. Я еще раз прошла по залу, придирчиво осмотрела букеты, поправила цветы. Усадила на них шелковых бабочек.
        Все, моя миссия на сегодня завершена. Никто не будет требовать от меня или от моих сотрудниц присутствия на банкете до самого конца. В этом нет необходимости, как не было ее и на свадьбе. К счастью, заказ делала не молодая госпожа Гладышева. Она бы с удовольствием еще потрепала мне нервы.
        Я присела на высокий стул у барной стойки. Отличный у Кирсанова вкус. Большинство моих клиентов вообще не слышали о ностальгических розах. Хотя чему я удивляюсь? Он много времени проводит в Англии. А там в розах знают толк.
        Букет рядом со мной источал тонкий и изысканный аромат. Интересно, хоть кто-то из гостей обратит на это внимание?
        Поправила шелковых бабочек на букете. Теперь все идеально. Мои бабочки как живые. Еще мгновение, они взмахнут крыльями и запорхают в воздухе.
        В зал вошел Кирсанов. Он по-хозяйски окину взглядом помещение и приветливо кивнул мне:
        - Добрый вечер! Рад видеть вас.
        Мое сердце почему-то забилось сильнее. Что бы это значило? Я поднялась ему навстречу.
        - Добрый вечер, - эхом ответила я.
        - Можете подобрать мне розу на лацкан?
        - Большую или маленькую? - я несколько опешила от подобной просьбы.
        - На ваше усмотрение, - располагающе улыбнулся он.
        Я выбрала небольшой упругий бутон. Оторвала его от стебля и укололась. Проклинала свою неловкость. Надо было не спешить и взять нож. Теперь Кирсанов окончательно убедился, что у меня руки-крюки.
        То бумаги с его стола уронила, то с цветком не справилась. Кровь выступила на пальце, и я невольно поморщилась. Не от боли, от досады на саму себя. До чего же я бестолковая!
        - Больно? Позвольте, я посмотрю, - он взял мою ладонь, достал белоснежный платок и вытер капельку крови. Очень осторожно и нежно.
        Это смутило меня окончательно. Теперь не только сердце попыталось выскочить из груди, но еще и голова закружилась.
        Кирсанов замотал мой палец тонким батистовым платком. Отобрал у меня бутон и понюхал его:
        - Дивный аромат. Точно, как ваш парфюм.
        Он продел цветок в петлицу и стал похож на настоящего аристократа. Собственно, он таковым и является.
        - Все великолепно. Ваши девушки могут быть свободны. Прекрасные изысканные букеты, мне нравятся. И прелестные бабочки. Ни минуты не сомневался в вашем вкусе.
        - Благодарю. Ваша похвала мне приятна, - это была правда. - Хорошо провести вечер и всего доброго.
        Я двинулась к выходу.
        - Ваши сотрудницы могут идти, - повторил Кирсанов. Он коварно улыбнулся и взял меня за руку. - А вас, Инна Андреевна, я попрошу остаться.
        Сердце замерло и тихонько уползло в пятки. Вот и настал час расплаты. А я чего ожидала? Сейчас потащит меня в постель. Или в подсобку за барной стойкой, тут ближе. Налетит на меня, зажмет в угол… Его руки скользнут по моему бедру, приподнимут край юбки… Тонкие пальцы уверенно погладят обнаженную кожу, обожгут огнем, поднимутся выше…
        Я тряхнула головой. Бред. Не нужна я ему. Не его поля ягода. Зря размечталась. Ему что-то другое от меня надо. Не секс и не деньги. Этого у Кирсанова в избытке. Тогда что?
        Глава 16. Влад.
        Я ждал эту субботу со странным нетерпением. И однозначно, тому причиной была не очередная светская вечеринка.
        Я хотел видеть мою ночную бабочку. Почему? На это я не мог ответить. Чем-то она меня зацепила. В ней нет фальши, она искренняя и борется за свою фирму из последних сил. Ни одна из моих знакомых женщин не смогла бы так. Да у них в этом просто нет необходимости. Они или из состоятельных семей, или зарабатывают на роскошную жизнь другим способом.
        Для Романовой это неприемлемо. Не станет она дорогой содержанкой. Из последних сил крутится в цветочном салоне, вместо того, чтобы найти богатенького мужика в качестве спонсора и жить припеваючи. Этим она меня, похоже, и привлекает.
        Вечер обещал быть волшебным. Сегодня прекрасная бабочка скрасит мне вечер. Ей придется изображать мою подругу. Она не решится сказать мне «Нет». Ведь судьба ее салона в моих руках.

* * *
        Вошел в зал и сразу увидел ее. Романова сидела у барной стойки. Загадочная, задумчивая. В скромном и элегантном черном платье.
        Кажется, его она оставила в моем номере. Романова поправила бабочку на букете. Ее движения были грациозны, и я залюбовался девушкой.
        Подошел к ней, похвалил ее работу. Она мило улыбнулась и постаралась поскорее от меня отделаться. Опять хочет упорхнуть. Не получится. Сегодня она мне нужна.
        Взял Романову за запястье и почувствовал, как бешено бьется пульс под тонкой кожей. Как пойманная птичка. Нет, это не только от испуга… Мой богатый опыт общения с женщинами подсказывает - я волную ее. Иначе и быть не может.
        - Что вы так побледнели? - рассмеялся я.
        - Ничего подобного, - парировала девушка. - С чего мне бледнеть?
        Она боролась со смущением, и это развеселило меня. Оказывается, еще есть девушки, которых можно смутить. Романова поправила волосы. Женщины всегда поправляют волосы, когда не знают, как себя вести. Что же творится у нее в голове? Думает, я потребую от нее интима?
        - Чего себе напридумывали? Ну-ка, рассказывайте! - я дотронулся до ее руки и почувствовал, как вздрогнули ее пальчики. Ах, какая скромница! И как это возбуждает. Кто бы мог подумать, что меня с полуоборота заведет неуверенная в себе девушка?
        - Ничего не напридумывала, - слабо огрызнулась Романова. - Почему я должна остаться? Работу мы выполнили, так что еще от меня надо?
        - Не поверите - практически ничего. У меня к вам небольшая просьба. Заметьте - просьба, не требование. Можете отказаться. Но я надеялся, что раз пошел вам навстречу, могу ожидать ответной реакции. Я согласился для начала продлить вам аренду на месяц. А вы не желаете даже выслушать меня. Это как минимум невежливо. Не находите?
        - Простите. Просто я очень устала за неделю, - она смягчилась. - Вы - мой клиент и я постараюсь помочь чем смогу.
        - Итак, я хочу, чтобы сегодня вы были моей спутницей на банкете.
        Она изумленно подняла на меня глаза.
        - Мне не положено. Персонал не должен принимать участие в мероприятиях, которые обслуживают. Это правило.
        - Вы не персонал, - заметил я. - Вы - собственница салона цветов.
        - Так или иначе, я не приглашена на светскую тусовку.
        - В каждом правиле есть исключение. Я организую этот вечер, и я приглашаю вас. Это мое право и мое желание. К тому же правила тут устанавливаю я.
        - Зачем вам это? - ее зеленые глаза смотрели с непониманием.
        - Хочу отдохнуть от повышенного женского внимания. Меня это страшно утомляет. Побудьте некоторое время моей девушкой.
        - Что? - задохнулась она от возмущений. - Вы рехнулись? С какой стати?
        - Потому что я прошу вас. И не кипятитесь. Чего вы так возмущаетесь? Это же ненадолго.
        - Чего возмущаюсь? Вам не понятно? Я должна изображать вашу очередную любовницу. Любовницу! - продолжала бушевать она. - Отличная идея. И я не могу отказаться, потому что завишу от вас. Очень благородно! Вы отдыхаете от навязчивых светских девиц, я - нарушаю профессиональную этику и порчу себе репутацию.
        - Вы слишком серьезно смотрите на жизнь, - не сдержал я улыбку. - Ничего вы себе не испортите. Ладно, раскрою перед вами карты. Выслушайте спокойно. Надеюсь, вы не откажете мне в моей просьбе. Или капризе, называйте как вам угодно.
        - Мне уже страшно, - ее губы скривила ироничная улыбка. Немного горькая, немного злая. - У меня все равно нет выбора. Или я соглашаюсь, или вы вышвыриваете мой салон на улицу. А у меня слишком много проблем и без этого. Итак, чего желаете?
        - Я имел неосторожность произнести речь на свадьбе моего делового партнера. Результат этой злосчастной речи превзошел все мои ожидания. Я сказал, что устал от одиночества и тоже хочу в ближайшее время жениться. Только найду подходящую кандидатуру. Мои старые и новые знакомые женского пола приняли все за чистую монету и уже неделю не дают мне прохода. Хотят попытать счастья и завоевать мое сердце и мой кошелек. Это невероятно отвлекает от дел и просто утомляет.
        - Искренне вам сочувствую, - съязвила Романова.
        - ??????????????
        - Благодарю, - в тон ей ответил я. - Меня поняли слишком буквально. Я не собираюсь жениться немедленно. Так вот, я хочу, чтобы вы некоторое время изображали мою девушку. А возможно, и невесту, - большие глаза Инны округлились еще больше. - Не перебивайте и дослушайте до конца, - я не дал ей возможность возразить. - Это уж как карты лягут. Вы отличная актриса. Я почти поверил вам и не узнал в образе вульгарной особы. Итак, вы изображаете мою невесту, я безоговорочно продлеваю вам аренду. Я в курсе, что вы разводитесь. И если не ошибаюсь, - пока свободны. Об этом мне доложил Борис Семенович. Так что все складывается удачно. И для меня, и для вас.
        - Так вы еще и справки обо мне наводили? - возмутилась Романова.
        - Скажите спасибо, что я не через полицию наводил о вас справки, а через нашего общего друга - господина Плетнева. Он был весьма словоохотлив.
        - Кто бы сомневался, - презрительно фыркнула Инна. - Старый сплетник.
        - У него выхода не было. Я знаю все о его грешках.
        - Почему, ну почему все друг друга шантажируют? - закатила к потолку глаза Инна. - Меня шантажирует Плетнев, вы шантажируете его и меня. А кого шантажировать мне? Может, вас? Тем, что приняли меня за проститутку. Искали, преследовали. Заставляли выполнять ваши прихоти. Думаю, журналисты проявят интерес к моей истории. Они обожают подобные скандальные откровения.
        - И вы опуститесь до этого? - не поверил я.
        - Разумеется, нет. Я не такая, как вы - шантажом не промышляю. А жаль! - отрезала Романова.
        - Ну чего вы завелись? - попытался успокоить я ее. - Что я должен был думать о девушке, которая голая забралась ко мне в постель посреди ночи? Конечно, я вполне логично предположил, что вы - настоящая ночная бабочка.
        - Ладно, тут не поспоришь. Но не надо меня ни к чему принуждать. Я этого не люблю.
        - Я не принуждаю, а прошу об одолжении. И это ненадолго. Налажу дела и уеду. Снова появлюсь в Златогоске нескоро. Интерес к моей персоне у девиц угаснет быстрее, когда рядом со мной будет такая очаровательная девушка, как вы. Они поймут, что у них нет шансов.
        - Вы мне беззастенчиво льстите, - улыбнулась Инна, смягчившись. - Только никто вам не поверит. Я девушка не вашего круга. В лучшем случае потяну на случайную любовницу. А ее я изображать не буду, и не надейтесь.
        - Что вы знаете о людях моего круга? И я не предлагаю изображать мою любовницу. Вы будете изображать мою девушку. Когда суета уляжется, вы сами «бросите» меня. Не думаю, что кто-то будет особо интересоваться причиной такого решения.
        - А вы подумали, что скажут мои друзья? И родители?
        - Ну, вы придумаете, что им сказать. Родители у вас живут далеко, это я тоже выяснил у Плетнева. Кстати, а как вас занесло в Златогорск?
        - Училась тут в Экономическом институте. Вышла замуж и осталась.
        - Понятно. Итак, согласны?
        - Мне надо подумать.
        - На это нет времени. Ладно, я в виде бонуса не буду искать того, кто вам дал универсальный ключ. Идет?
        Она задумалась.
        - Клянусь, приставать с пошлостями не буду, - пообещал ей, чтобы развеять все сомнения девушки.
        - В этом даже не сомневаюсь, - иронично парировала она.
        - Почему это? - ее замечание задело меня. Я что, не мужчина в ее глаза?
        - Я вам не ровня, - хмыкнула Инна.
        - Мне кажется, у вас заниженная самооценка, - заметил я.
        - Я привыкла смотреть на вещи трезво.
        - Вы не правы, поверьте. Ну что, я вас уговорил?
        - Хорошо, я согласна. А что делать? Вы меня не уговорили, а выбора не оставили.
        Продолжает грудью стоять за подругу. Или друга? Сейчас это уже неважно. Я обещал и сдержу данное слово. Не буду искать ее сообщников.
        Подозвал бармена.
        - Надеюсь, вы не откажетесь от шампанского? Или желаете что-то другое? Может, коктейль?
        - Мартини, - Инна снова поправила волосы.
        Ее неуверенность все еще не прошла. Она безумно шла ей и очень волновала меня. Я привык общаться с девушками, которые не только давно стесняться разучились, но любого искушенного жизнью мужика при желании могут вогнать в краску.
        Я взял себе виски. Мы сдвинули бокалы.
        - Выпьем за удачу нашего предприятия, - предложил я. - Не возражаете, если мы перейдем на «ты»? А то странно будет выглядеть со стороны, если станем на людях общаться слишком официально.
        - Не возражаю, - она отхлебнула мартини. - Можете звать меня Инна.
        - Отлично. А я для друзей - Влад.
        - Вот и познакомились, - улыбнулась Инна. Без иронии, по-доброму. - Ужасно глупо то, что вы мне предложили.
        - Не «вы», а «ты», - поправил ее.
        - Ну, разумеется, - кивнула она. - Только никто в это не поверит. Я - девушка олигарха Кирсанова? - звонко рассмеялась Инна. - Ничего у нас не получится. У меня платье не то.
        - Платье? А при чем тут платье? Оно тебе идет, правда.
        - Спасибо за очередной комплимент. Но оно не вечернее. Однако ради своего салона я готова ломать эту комедию. Ладно, давай попробуем, что получится.
        Я отцепил бейджик от ее платья и бросил его на барную стойку:
        - Так намного лучше.
        - Все же мой имидж не соответствует статусу вечеринки, - снова заметила Романова.
        - Черное платье - это классика. Разве не так? А то, во что одеты другие, тебя волновать не должно. Мне нравится, и это главное.
        Вскоре пришли Кирилл и Олеся. Олеся гордо несла перед собой огромный живот, поддерживая его рукой. Трогательно, но очень неуместно. Ей дома пора сидеть, беречься. А она по тусовкам бегает.
        На Олесе было очень короткое голубое платье из легкой ткани с блестками. Спина открыта до талии. Для беременной на девятом месяце выглядит странно. Но, очевидно, это какой-то модный бренд.
        - Обслуживающему персоналу не положено питаться на банкете, - сердито заметила Олеся, глядя на Инну строгим взглядом. - Вы отлично знаете - это недопустимо.
        Питаться? Инна пока всего лишь пьет коктейль.
        - Я угостил Инну мартини, - признался я, с трудом сдержав улыбку.
        Сколько же в молодой госпоже Гладышевой высокомерия!
        Олеся посмотрела на букет на барной стойке, огляделась по сторонам и смерила Инну недоуменным взглядом.
        - Что за странные розы? - вскинула она брови. - Почему вы поставили на столы это убожество?
        - Это мой выбор, - улыбнулся я. - Ностальгические розы. Изысканные цветы. Очень популярны в Англии.
        Олеся поморщилась, но ничего мне не ответила.
        - Вы свободны, - обратилась она к Инне. - Допивайте мартини и идите. Больше вам тут делать нечего. Скоро начнут приходить гости.
        - Милая Олеся, - расплылся я в довольной улыбке. - Инна - моя спутница. Я пригласил ее. Она очаровала меня неделю назад на вашей свадьбе, и теперь мы неразлучны. Мне всегда нравились независимые девушки, которые сами зарабатывают себе на жизнь. Уважаю таких. Инна покорила меня. И, я надеюсь, смогу завоевать ответные чувства.
        Олеся смотрела на меня, как на полного идиота. Кирилл отнесся ко мне с большим пониманием.
        - Рад за тебя, - он по-дружески похлопал меня по плечу. - Ты, похоже, нашел свой идеал. А я уж было решил, что твой тост о семейном счастье и одиночестве - просто формальность. Кто бы мог подумать, что ты так резко приступишь к исполнению своего плана? Молодец, что не стал тянуть время.
        - Так ты серьезно? - наконец обрела дар речи Олеся. - С ней? - небрежно кивнула она в сторону Инны.
        - Конечно, серьезно, - уверил я Олесю. - И не «с ней». Мою девушку зовут Инна. Кто желает общаться со мной и дальше, должен относиться к Инне с уважением.
        Не знаю, как Олеся удержалась от очередного едкого замечания. Она снова критически оглядела Инну и недоуменно пожала плечами.
        - Не зря говорят, что ты… - Олеся на мгновение задумалась. Видимо, подбирала дипломатичное слово, - с причудами. Не думаю, что твой выбор одобрят в обществе.
        Что и говорить, Олеся - сама деликатность. Воспитание - его не скроешь!
        - А вот это меня совершенно не волнует, - снова расплылся я в улыбке. - Моя личная жизнь никого не касается.
        Глава 17. Инна.
        Олеся скроила такую физиономию, словно проглотила лимон. Меня это порадовало. Я больше не обслуга. Сегодня я такая же гостья светской вечеринки, как и она. И принцессе придется принять этот факт. Никогда не думала, что я такая вредная.
        Влад взял мою руку и поцеловал ее. Чтобы все видели, как он в меня по уши влюблен. Спектакль, но было очень приятно. Его жаркие губы обожгли мою кожу, и я невольно вздрогнула.
        Беременная принцесса снова скривилась, подхватила под руку своего благоверного и потащила его в зал танцевать. Кирсанов снова поцеловал мне руку, хотя теперь на нас никто не смотрел.
        - Ты слишком напряжена, - заметил он. - Олеся ужасно воспитана. Родители избаловали ее. Испортили девочку. Совершенно не умеет вести себя. Могу лишь посочувствовать Кириллу. Так что не обращай на нее внимания.
        - Тебе легко говорить. Сегодня тут все будут смотреть на меня косо. Я же говорила, мой имидж выбивается из общей картины снобизма и роскоши, - я убрала руку, но он снова взял мою ладонь и погладил ее. Мне стало спокойно и хорошо.
        - Да плюнь на них. Не брендовые шмотки делают человека, поверь мне. Я поднялся с низов и отлично знаю, кто тут сколько стоит. За большинство этих разряженных кукол я не дал бы и ломаного гроша. Поэтому и обратился к тебе за помощью. Ты же не отдашь меня им на растерзание? - рассмеялся он и сжал мою ладонь. Я поняла, что готова на все, ради этого невозможного мужчины. Или почти на все…
        - Ты умеешь уговаривать, - я больше не пыталась освободить руку.
        Начали приходить гости. Важные мужчины в смокингах. Рядом с ними роскошные женщины. Светские львицы соревновались дорогими туалетами и бриллиантами. Такое обилие ювелирных украшений, собранных в одном месте, я видела только в витринах магазинов. Меховые палантины и манто окутывали обнаженные плечи гордых красавиц.
        Гостей было гораздо меньше, чем на свадьбе Гладышевых. Человек шестьдесят или около того. Столы на четверых, и тут до меня дошло, что сидеть мне и Владу придется рядом с Олесей и ее мужем. Кирилл отнесся ко мне доброжелательно. А Олеся будет вынуждена терпеть мое соседство. Настоящая пытка для бедняжки!
        К нам подошел мужчина в возрасте с эффектной девушкой. То ли дочь, то ли внучка, то ли жена. Оказалось, - невеста. Влад представил меня как свою девушку. Мужчина галантно поцеловал мою руку, девица оценила мое платье и недоуменно взглянула на Влада. Словно спрашивала, а в здравом ли он уме? Или, может, у него это с перепоя?
        Возрастной мужчина оказался главой деревообрабатывающего комбината. Его спутница - студентка университета. Как только они отошли от нас, Влад нагнулся к моему уху:
        - Перестань смущаться. Ты на голову выше их всех.
        - Почему? - удивилась я.
        - Ты не продаешься, - губы Влада случайно коснулись мочки моего уха.
        Его дыхание щекотало мою шею, будоражило и волновало против моей воли.
        - Ну что, я тебя убедил? Продолжим спектакль. Итак, голову выше, цинизм в глазах и ядовитая улыбка на лице. За примером далеко ходить не надо. Посмотри по сторонам. Это легче, чем изображать перезрелую даму. Ты сможешь.
        - Я постараюсь, - прошептала в ответ. - Но вряд ли получится. Под их взглядами чувствую себя словно голой, - призналась я.
        - Ты отлично выглядишь, - приободрил меня Влад. - Поверь. И я дорого бы дал, чтобы снова увидеть тебя в костюме Евы.
        - Не дождешься, - рассмеялась я.
        Мне следовало оскорбиться. А вместо этого я теряла голову, и мне было безумно приятно.
        - Знаю, и мне очень жаль, - Влад провел тыльной стороной ладони по моей спине, и сердце забилось как бешеное, пытаясь выскочить из груди. У меня перехватило дыхание.
        - Прекрати немедленно, - прошипела я, когда очнулась. - Что ты себе позволяешь?
        - Ты же моя девушка, - парировал он. - Я должен проявлять к тебе нежность.
        Да, конечно. А я приняла это за чистую монету. Надо же нам как-то показывать свою безумную влюбленность окружающим? Я прислонилась к Ваду и положила голову ему на плечо.
        - Так намного убедительнее, - удовлетворенно произнес Кирсанов, поглаживая мою талию.
        У меня снова закружилась голова, и я коротко чмокнула его в щеку. Если так дальше пойдет, добром это не кончится.
        - Видишь, у тебя почти все получается. Только смотри на меня холодным взглядом и представь, что я мешок с деньгами. И ты сразу станешь похожа на светскую львицу. У них на лице всегда надменность борется с алчностью. Трудно угадать, что победит, и это придает им загадочности.
        Я рассмеялась и уткнулась макушкой ему в грудь.
        - Инна, ты великолепна, - восхищенно признался Влад. - Это лучше, чем высокомерие. Твоя непосредственность вне конкуренции. Так наши дивы вести себя не умеют. Ты не оставила им ни малейшего шанса.
        Потом к нам подходили поздороваться другие гости. За редким исключением, женщины смотрели на меня с высокомерным недоумением. Я отвечала им широкой улыбкой счастливой идиотки. Я же от выпавшей мне удачи потеряла голову! Сам Кирсанов выбрал меня из множества претенденток на его сердце и капиталы!
        Мужчинам было все равно, что на мне надето. Они ведут дела с Владом. А то, как выглядит его девушка, - это для бизнеса неважно.
        - ??????????????
        Я поняла, что женщины в свой круг меня не примут. Ну и ладно, переживу. Я туда никогда не стремилась.
        Тем более, это ненадолго. Влад уедет, и я больше никогда не пересекусь с заносчивыми светскими дивами.
        Формальные приветствия закончились. Влад протянул мне руку:
        - Потанцуем? - и, не дожидаясь ответа, повел на танцпол.
        Он непринужденно привлек меня к себе, положил теплые ладони на мою талию. Прикосновения Влада волновали, кровь закипала, а щеки невольно краснели.
        Да, я соскучилась по мужской ласке. С тех пор как мой дорогой Димочка сделал ноги, оставив меня один на один с финансовыми проблемами, я не встречалась ни с кем. Не то что я хранила верность своему благоверному, просто не хотела очередного разочарования.
        Моя семейная жизнь была странной. Думала, что вышла замуж по любви. И долго убеждала себя в этом. Дмитрий ничего не рассказывал мне о своей работе. Это должно было насторожить, но я только отмахивалась - он глава семьи, ему виднее, что мне надо знать, а что - не моего ума дело. Дмитрий умел пустить пыль в глаза - красив, языкаст, напорист. Он старше меня на три года. Познакомились, когда я попыталась наладить свой бизнес. Господин Романов консультировал меня в юридических вопросах. Я обратилась в фирму, где он тогда работал.
        Дмитрий очаровал меня, мы встречались чуть меньше года, когда он сделал мне предложение. И я сдуру приняла его. Мне казалось, мы любим друг друга. Но как выяснилось, я плохо знала своего мужа.
        Его искренность оказалась напускной. Зато он очень умело начал манипулировать мой. И я даже не сразу поняла, что меня используют в своих интересах. Я имела глупость познакомить мужа со своими друзьями. Дмитрий ловко назанимал у них денег, а долги пришлось отдавать мне. Не могла же я подвести людей? Ведь я практически поручилась за своего благоверного.
        А потом пришел день, когда я стала гасить вообще все его долги. Ведь мы же одна семья, как любил говорить Дима. Деньги, что он зарабатывал, в основном шли на внешний блеск. Одевался он роскошно. Какой юрист без имиджа? Обедал с коллегами в ресторанах - надо поддерживать статус. А может, и не только с коллегами.
        Надо отдать должное, кое-что перепадало и мне. Я же должна соответствовать такому успешному юристу. Но на одежде экономила и старалась совместить элегантность и практичность. Дима подтрунивал надо мной и говорил, что я мещанка. Он не заботился о нашем быте и забывал, что надо еще и за квартиру заплатить, и продукты купить. Однако когда на столе не было деликатесов, Димочка обижался и демонстративно уходил кушать в ресторан один.
        Вскоре у Димы начались проблемы на работе, и я уже не знала, чем он занимается и откуда берет деньги на жизнь. Мне было не до этого - я развивала салон, это отнимало много сил.
        Ребенка Димочка не хотел. Говорил, что сейчас у нас сложные времена и спешить размножаться не надо. А можно и вообще обойтись без сопливых отпрысков. Жить надо для себя и получать от этого удовольствие. Дети будут только путаться под ногами, ныть и мешать. Я наивно надеялась, что со временем смогу убедить его, что семья без детей - не семья.
        И вот, полтора года назад Дима исчез. Моя свекровь утверждала, что я - причина того, что он ушел в неизвестном направлении. Она всегда недолюбливала меня и считала, что ее дорогой сынок ошибся с выбором. Я - плохая хозяйка, зануда, волоха и вообще стервь, каких поискать. Ее сыночек достоин лучшего. На то, что он частенько жил за мой счет, свекровь закрывала глаза.
        Димина мамаша регулярно звонила мне и выносила мозг. Иногда приходила домой и вела себя как хозяйка - в квартире половина принадлежит ее сыну. Стонала по поводу того, что Дима пропал без вести.
        Но мне казалось, она отлично знает, где ее сын. И судя по тому, что она не побежала в полицию с заявлением о его пропаже, с Димочкой все было хорошо. Я тоже не стала подавать заявление об исчезновении мужа. Последнее время он частенько пропадал где-то.
        Подозреваю, у него была другая женщина. Мне было обидно, ведь я работала как ломовая лошадь, тянула ипотеку, в которую влезла не без помощи супруга.
        Все эти невеселые мысли крутились в голове, пока я танцевала с Владом. И они постепенно уходили в никуда. Влад волновал меня как мужчина. А кого бы не волновал такой альфа-самец? Уверен в себе, брутален, обходителен. Короче - настоящий мужчина.
        Влад притянул меня ближе к себе. Но я отстранилась. Не слишком ли быстро я поддалась его очарованию? Забыла, как все начиналось с Димочкой? И вот теперь я развожусь с ним. Но, в отличие от Димы, Владу я нужна только как фальшивая подружка и на время. Не будет он заводить со мной роман. Ни к чему это Кирсанову.
        - О чем ты думаешь? - Влад заглянул мне в глаза.
        - Ничего романтичного. У меня скоро последнее слушание в суде по поводу развода. Надеюсь, все закончится.
        - Согласен, романтики в этом мало, - усмехнулся Влад.
        - Надо было сказать, что я думаю о тебе? - взъерепенилась я.
        - Нет, что ты! Ни в коем случае! - рассмеялся он. - Не надо мне льстить. Но неужели тебе так скучно танцевать со мной, что ты думаешь о разводе?
        Мне стало стыдно. И правда, неужели Дмитрий мне интереснее, чем светская вечеринка, на которую я бы никогда не попала, не пригласи меня Влад? Да, девицы косятся на меня. И что? Со мной танцует потрясающий мужчина, а я думаю о своем уже почти бывшем муже.
        - Мне кажется, ты слишком устаешь на работе, - заметил Влад, и его рука скользнула по моей спине. - Ты разучилась отдыхать.
        - Пожалуй, соглашусь, - кивнула в ответ. - Много проблем, голова кругом. Какой тут отдых? Не до него.
        - Одну проблему ты, считай, решила. Аренду я тебе продлю.
        - Спасибо. Это для меня сейчас очень важно.
        - А какие у тебя еще проблемы? Или секрет?
        - Раз ты такой любопытный, тогда слушай. Сам напросился. Развожусь через суд - муж ушел из дома полтора года назад и не вернулся. Просто сбежал. Зато оставил массу долгов, которые я раздала. Это подорвало мое финансовое положение. Ипотека, в которую я влезла по дурости и по прихоти дорогого Димы. Свекровь постоянно пилит меня - я плохая жена для ее сыночка. Она достает меня регулярно. Продолжать? Салон дышит на ладан, долги душат, квартиру продать не могу. Вот, пожалуй, и все. Достаточно? - мне захотелось уткнуться в его плечо и зареветь, как белуга. Но я смогла сдержаться.
        - Тебе не позавидуешь, - он притянул меня к себе и погладил плечи. - Ты очень сильная.
        - У меня других вариантов нет, - я взяла себя в руки и криво улыбнулась. - Еще раз спасибо, что продлил аренду моему салону. Для меня сейчас это жизненно необходимо.
        - И тебе спасибо. Что согласилась помочь.
        - Ну вот, я тебе и поплакалась, - усмехнулась я.
        - Моя жилетка всегда к твоим услугам, - в тон мне ответил Кирсанов. - Надеюсь, мой план сработает и от меня отстанут. Уверен, и у тебя все наладится.
        Танец закончился, но Влад все еще держал руки на моей талии:
        - Хочешь еще мартини?
        - Да, - кивнула я.
        - С водкой?
        Я задумалась и махнула рукой - гулять так гулять:
        - С водкой!
        Мы вернулись к бару.
        - А знаешь, мы с тобой родственные души, - заметил Влад, передавая мне фужер. В нем плавала одинокая оливка. - Я тоже начинал с нуля. Сразу после школы. Учился в институте и работал. Хотел достичь заоблачных высот. Достиг. Иногда спрашиваю себя - зачем? Не слишком ли высока цена за это?
        - У нас получается очень философская беседа, - усмехнулась я.
        - Да, и нам это ни к чему. Согласна?
        - Абсолютно, - я пригубила мартини.
        Какой божественный напиток! Крепкий, бодрящий. И раскрепощающий. Главное сильно не раскрепоститься.
        - Надо уметь отдыхать, - наставительно заметил Кирсанов. - И я намерен научить тебя этому. Забудь на сегодня обо всех проблемах. Они подождут. Допивай мартини и идем танцевать. Этот вечер я посвящаю тебе. Я не дам тебе сегодня скучать, обещаю.
        Коктейль приятно кружил голову. Его терпкий вкус щекотал губы. Я осушила бокал, подцепила оливку. Повертела ее в руке и проглотила. Она маслянисто обволокла небо. Я разучилась получать удовольствие от подобных мелочей. Пора это исправлять.
        Для начала я хочу немедленно забыть о своих невзгодах. И Влад мне в этом поможет.
        Он словно прочитал мои мысли и лукаво посмотрел на меня:
        - Ну что, прекрасная бабочка, позволь снова пригласить тебя на танец.
        - Позволяю. Главное, не наделать мне сегодня глупостей. А то наш план рухнет в тартарары.
        - А я не буду возражать, если ты немного потеряешь голову.
        - Голову нельзя потерять немного. Она или на месте, или потеряна окончательно и бесповоротно. Но на это не надейся, - рассмеялась я.
        Почему мне так легко с Владом? Почему я могу говорить всякую ерунду, а его это ничуть не смущает? У меня такое чувство, что я знаю его давным-давно. И я верю, что он не обидит и не оскорбит меня. Видимо, жизнь меня так ничему и не научила…
        Глава 18. Инна.
        Музыка гремела, сверкали прожектора. Я танцевала без устали. Проблемы уходили вдаль, не хотелось думать о них. Сегодня я отдыхаю. Рядом со мной такой мужчина! И все девицы смотрят на меня с завистью.
        Мне стало наплевать, что на меня косятся расфуфыренные дамы. Одета не так? Да ну вас всех к лешему!
        Влад рассказал о себе, что он из простой семьи и всего добился сам. Если и приврал, то самую малость. Да и не все ли мне равно?
        Мы болтали обо всем на свете, и мне казалось, я знаю его сто лет. Мартини снимал напряжение, и я перестала быть скованной. Несомненно, вермут сыграл в этом ведущую роль.
        Влад повел меня к барной стойке и снова заказал мне мартини. На этот раз с апельсиновым соком и водкой. Я на мгновение задумалась, а потом махнула рукой. Не опьянею я от одного коктейля. Да и водки там капля. Кирсанов снял бабочку с букета и повертел в руках.
        - Ты их делаешь с любовью, - заметил он. - Нравятся бабочки?
        Я кивнула.
        - Очень. Необыкновенные создания. Из невзрачной гусеницы получается такая красота.
        Кирсанов прикрепил бабочку себе на лацкан, рядом с розой. Потом взял другую и посадил ее мне на плечо.
        - Ты сама как бабочка - невесомая и изящная.
        Давно никто не говорил мне подобных слов. Борис Семенович ничего, кроме как «яркая бабенка», да «роскошная у тебя задница», не придумал. А больше ко мне никто интереса не проявляет.
        К столу я подошла уже уверенная в себе. Путь Олеся кривит физиономию. Мне-то что до этого? Влад умело вел беседу, и я больше не чувствовала себя лишней на этом празднике жизни. Кирилл много шутил, а Олеся молчала как рыба и только мученически вздыхала и закатывала глаза к потолку.
        После ужина пошла подкрасить губы в дамскую комнату. Две девушки у зеркала замолчали на полуслове, как только я вошла, понимающе переглянулись между собой и скривились в недовольных улыбках. Они синхронно направились к выходу.
        - Как можно в подобном виде появляться в приличном обществе? Выглядит как официантка, - нарочито громко произнесла одна из них и вернула меня с небес на землю.
        Настроение снова упало. Никого мое маленькое черное платье тут не обманет. Я не их круга.
        Вернулась к столу. Олеся с Кириллом танцевали, а у меня пропало всякое желание веселиться. Что ни говори, а выгляжу я как белая ворона.
        - Что случилось? - Влад заметил перемену во мне. - Чего погрустнела?
        - Мелочи, сейчас пройдет, - я положила клатч на край стола. Он был обтянут искусственным шелком и без брендового логотипа. Нищета, чего с меня взять!
        - Давай, признавайся, что не так, - он тронул меня за руку. - Приставал кто из мужчин? Говори кто, я с ним разберусь.
        Я невольно рассмеялась. Да кому я тут нужна!
        - Нет, конечно.
        - Тогда в чем дело? - не отставал Кирсанов. - Ну-ка, рассказывай, что произошло? Мы же друзья, я надеюсь?
        - Друзья? Пожалуй.
        - Друзья, даже не сомневайся. Так что случилось? - не отставал Влад.
        - Да ничего, ерунда. Я и без этих куриц знала, что не вписываюсь в вашу закрытую для простых смертных компанию.
        - Понятно, - кивнул Влад. - Хочешь, сейчас же уйдем отсюда, если тебе некомфортно?
        - Но ты же организовал этот вечер.
        - Не я, а Кирилл для своей Олеси. Вот пусть и веселятся. Всех, кого надо я уже увидел и переговорил с ними. Так что мне тут дальше оставаться тоже интереса нет. Сейчас мы пойдем в ресторан этажом выше. Там и обсудим то, что тебя огорчило. Только позвоню, чтобы нам накрыли столик.
        - Не стоит, - попыталась отказаться я. - Там то же самое будет.
        - Не будет, обещаю.
        Он позвонил, и через четверть часа мы уже поднимались этажом выше. А нам навстречу спускались люди. И их было подозрительно много. Может, начался пожар и объявили эвакуацию?
        Мы вошли в пустой зал. Официанты расторопно убирали со столов. Нас проводили к окну.
        - А где посетители? - удивилась я. В выходные в ресторанах всегда людно.
        - Их попросили перейти в другое помещение, - широко улыбнулся Влад. - Этажом ниже. Я велел. Чтобы тебя не смущали.
        Подобного я не ожидала. Вот так взяли всех и быстренько выпроводили? Просто потому, что великий и ужасный босс пожелал?
        - Тебе сказали, что ты не так одета? Это легко исправить, - бархатный баритон Влада вернул меня к действительности.
        Он достал из бумажника карточку и пододвинул мне.
        - Завтра с утра пройдешься по бутикам и купишь все, чтобы соответствовать статусу. А вечером у нас встреча с моими одноклассникам. Там ты будешь блистать. И безжалостно разобьешь мечты моих одиноких одноклассниц о браке со мной.
        - Не возьму, - я отодвинула карточку. - Я не содержанка.
        - А кто об этом говорит? Ты изображаешь мою девушку и должна затмить всех. Иначе нам никто не поверит.
        - Нет, так не пойдет, - упрямо повторила я. - Ты будешь давать мне деньги на одежду, а я буду чувствовать себя обязанной. Нет, нет, мне это не подходит.
        - ??????????????
        - Смирись с этим. Тебе снова придется сменить имидж. Ведь ты уже пробовала, и у тебя почти получилось, - рассмеялся Влад.
        - Тогда все было по-другому. И стоило мне копейки, - насупилась я.
        - А может, тебе опять предстать в виде перезрелой вампирши? Костюмчик, надеюсь, не выкинула?
        - Издеваешься? - хихикнула в ответ.
        - Немного, - усмехнулся Влад. - Сейчас тебе придется меня слушать и делать то, что я скажу. А то все подумают, будто я стал скуп до неприличия и не могу свою девушку одеть подобающе. Мне по бутикам ходить некогда. Так что разберись с этим сама. Зайди в «Адама и Еву», «Подиум», и еще, пожалуй, посмотри, что есть в «Этуале». Знаешь такие магазины?
        Я кивнула. Не раз проходила мимо. Но внутрь не заглядывала. У меня даже в мыслях не было завернуть в подобный магазин. Дальше витрин ничего не видно, на дверях тонированные стекла. Другой мир, вход в который открыт только избранным.
        - Завтра тебе понадобятся вечернее платье, туфли, сумочка. Все, вроде? Да, и пальто купи. Или шубку. Видел, что ты ходишь в пуховике. Тебе идет, практично, но мои знакомые этого не понимают, увы. Им нужен шик-блеск. Чтобы в глаза било и видно было, что дорого. Так что не мелочись.
        - А если я превышу лимит? - не знала, как спросить, какую сумму я могу потратить.
        - Не бойся, не превысишь. Это платиновая карта. Кстати, о цене в этих бутиках спрашивать не принято, и ценников там нет. Так что не заморачивайся.
        - А ты, похоже, частенько туда заглядываешь? - не удержалась я от сарказма.
        - Я предпочитаю одеваться в Европе. Но случается, захожу и в бутики в Златогорске. И не один. Ты же про это хотела спросить?
        Я смутилась:
        - Не пойму, почему ты выбрал именно меня на роль своей девушки? Ведь у тебя полно подходящих знакомых. Им и притворяться не надо, они из вашей среды.
        - Полно, - кивнул Кирсанов. - И все хотят за меня замуж. После того как я имел неосторожность сказать, что готов жениться и обзавестись семьей. Клянусь, сам не ожидал подобной реакции. Именно от таких я и намерен отделаться. Они навязываются мне денно и нощно. А мне работать вообще-то надо. Ты-то меня понимаешь?
        - Понимаю. Дела сами по себе не сделаются. И чем больше бизнес, тем больше проблем, я думаю.
        - Правильно думаешь. А эти безмозглые курицы уверены, что у меня не жизнь, а сплошной праздник, одни развлечения и удовольствия. А деньги на меня сыплются, как из рога изобилия. Короче, завтра ты приводишь себя в соответствующий вид. А сегодня мы отдыхаем. Ты - от салона, я - от запутанных дел в отеле. Позволь тебя снова пригласить на танец?
        - Без музыки? - улыбнулась я. - Давай попробуем.
        - Почему без музыки? Я просто просил нас не отвлекать. А теперь можно и потанцевать, - Влад подозвало официанта.
        Через минуту на возвышение за танцполом поднялись музыканты. Живая музыка! Да какая! Чернокожая певица в длинном блестящем платье гортанным голосом исполняла что-то до боли знакомое на английском языке. Я не стала вспоминать название песни. Не все ли равно?
        Влад положил руки мне на талию и уверенно повел в танце. Волнение снова накатило на меня. Мне казалось, я стала ужасно неловкой. Я прикладывала массу усилий, чтобы не оттоптать Кирсанову ноги.
        - Что ты опять напряглась? - улыбнулся он. - Мы же одни, никто на тебя не смотрит, кроме меня.
        - Просто боюсь наступить тебе на ногу, - призналась я.
        - Я тебе разрешаю, - рассмеялся он. - Это совершенно не страшно.
        Никогда не думала, что мне будет так легко с едва знакомым мужчиной. Мы снова болтали ни о чем, и время летело незаметно.
        Вышли из ресторана почти в два часа ночи. Мы ехали по ночному городу. На переднем сиденье рядом с водителем разместился телохранитель Кирсанова. Косая сажень в плечах и лысая голова. Классика жанра. Видимо, олигархи одни по ночам не ходят.
        Туман окутал город серым покрывалом. Тусклый свет фонарей с трудом пробивался через холодное марево и призрачно освещал дорогу. Фантастическое и немного жуткое зрелище. Я люблю ночные города. В них столько загадочного.
        - Красиво, правда? - я тронула Влада за плечо. - Кажется, что мы сейчас попадем в другой мир.
        - Ты фантазерка.
        - Это плохо? - тихо спросила я.
        - Это прекрасно, - так же тихо ответил Влад. - Я тоже люблю ночь. А туман наполняет ее тайнами. В Лондоне он особенный. Ты бы оценила. Вот там точно попадаешь в параллельную реальность.
        - Ты тоже фантазер.
        - А я и не отрицаю, - сквозь полумрак я почувствовала его улыбку.
        Автомобиль остановился, и мне стало жаль, что мы так быстро доехали до моего дома. Влад вышел проводить меня до дверей подъезда.
        - Не устала? - заботливо поинтересовался он.
        - Нет, как можно! Отлично отдохнула, спасибо за дивный вечер.
        - Ну, так уж и дивный? Тебя же расстроили.
        - Об этом я уже забыла.
        Влад подставил мне щеку для поцелуя и ткнул в нее пальцем.
        - Ты же моя девушка, - шутливо заметил он. - Потренируйся показывать это.
        - Я твоя ненастоящая девушка.
        - Но по дружески-то поцеловать меня можно?
        - По-дружески можно.
        Я чмокнула его и рассмеялась.
        - Спокойной ночи, женишок!
        - Спокойной ночи, очаровательная бабочка!
        И он тоже коснулся губами моей щеки. Приятный, не знакомый ранее холодок пробежал по спине и остановился на затылке. Я замерла на мгновение, а потом решительно шагнула в подъезд. Не стоит поддаваться мимолетным эмоциям.
        Глава 19. Инна.
        Мне не хотелось выбираться из теплой постели. Я вспоминала вчерашний вечер, и мне было безумно хорошо. Все-таки Кирсанов душка. Сдержал слово, ко мне не приставал. Хотя мне пару раз показалось, что в его глазах мелькнул странный огонь. Завораживающий, манящий. Хорошо, что я не поддалась очарованию Влада. Лучше будем просто друзьями. Не хочу остаться с разбитым сердцем. Ведь наше общение скоро закончится.
        С трудом заставила себя подняться. Набросила на плечи халат, сунула ноги в тапочки и поплелась варить кофе.
        Сидела за барной стойкой и смотрела в окно. Вот он, обещанный при покупке квартиры роскошный вид - через узкий двор я отлично видела окна дома напротив. Все, больше ничего. Зато можно наблюдать за жизнью соседей. Просто реалити-шоу, и телевизор не нужен.
        Если заглянуть вниз, можно увидеть крохотную детскую площадку с горкой, песочницей, качелями и тремя тощими деревьями. Ах да, есть еще лавочка. Там иногда сидит одинокая мамаша с коляской. Дети на площадке не играют - слишком там тоскливо. Основная часть двора закатана асфальтом. Зато очень много парковочных мест для автомобилей. По вечерам и в выходные машинами забит весь двор.
        Я сидела на высоком стуле как курица на насесте. Барная стойка была узкой и неудобной. Ее пожелал Дима. У его друзей это в тренде. Хотя, если не ошибаюсь, мода на барные стойки уже лет пять, как прошла.
        Кофе взбодрил. Есть после вчерашнего роскошного ужина мне не хотелось.
        Надела джемпер и джинсы, накинула пуховик. Или это не подходит для похода по бутикам? Увы, норковой шубы у меня нет.
        Вздохнула и отправилась за покупками. Никогда не любила ходить по магазинам. Я точно не шопоголик. Однако вечером необходимо соответствовать статусу Влада. Ладно, прибарахлюсь, раз господин Кирсанов на этом настаивает.
        Но все оказалось не так просто, как я себе это представляла.
        По дорогим магазинам хожу редко, а в бутики вообще никогда не заглядывала. Во-первых, приходится страшно экономить на всем. Долги и ипотека душат меня, как удав лягушку. Во-вторых, просто не вижу необходимости переплачивать за бренд. Но раз окружение Влада внимательно смотрит, кто во что одет, придется изменить себе.
        Бутик «Этуаль» встретил меня плотно закрытыми дверями. Красный огонек камеры, как глаз вампира, бдительно охранял портал в другой мир.
        Я подергала ручку и попыталась заглянуть внутрь через тонированное стекло. В дверном косяке справа от меня что-то защелкало, зашипело, и я чуть не свалилась с мраморного крыльца от неожиданности. Но это был всего лишь селектор. По нему мне скрипучим голосом сообщили, что магазин закрыт на спецобслуживание.
        Я этому не поверила - на гостевой парковке одиноко стояла моя машина. Но увы, я езжу не на «Ягуаре», не на BMW и даже не на «Лексусе». И мой пуховик, очевидно, тоже не похож на шубу из норки или шиншиллы.
        На всякий случай побарабанила пальцами по стеклу. За ним из полумрака появилась недовольная девушка. Она влепила перед моими глазами табличку «Закрыто» и ткнула в нее пальцем. Все, я могу идти дальше. Желательно лесом.
        Двери не распахнулись, а остались плотно закрытыми. Тут мне не рады. Можно, конечно, постучать настойчивее, даже ногой. Потом помахать платиновой картой, сказать, что я невеста «ох какого важного человека». Но надо ли?
        Ладно, у меня еще в запасе пара бутиков. Возможно, там ко мне отнесутся благосклоннее. Хотя в таких магазинах уж точно встречают по одежке. И внешне я явно не их потенциальный покупатель.
        Следующим решила посетить магазин «Подиум». Туда иногда заходит Ленка. Она обожает брендовые вещи и балует себя, когда может позволить купить что-то по скидке. Я в брендах не разбираюсь, мне главное, чтобы вещь шла мне и нравилась. А уж где я ее куплю - значения не имеет.
        В «Подиуме» двери были не заперты, и мне удалось пройти внутрь храма торговли.
        Запах кофейных зерен мешался с ароматом цитрусовых. Черный гранитный пол блестел как зеркало.
        Ко мне сразу подошла девушка.
        - Добрый день! Чем могу помочь? - задала она дежурный вопрос и дружелюбно улыбнулась.
        Кажется, мой пуховик ее не слишком смутил. Надеюсь, тут я подберу все необходимое.
        - Мне нужно вечернее платье и туфли к нему, - я собралась поведать, какое конкретно платье хочу. - Оно должно быть не вычурным…
        Но, откуда ни возьмись, рядом с нами материализовалась еще одна продавщица. Немного постарше меня и одетая с иголочки. Она бесцеремонно отодвинула дружелюбную девушку.
        Элегантная продавщица, пардон, менеджер, профессионально просканировала меня взглядом. И сразу поняла: максимум, что я могу позволить себе в их бутике, - носки от Кристиан Диор.
        - Вам что-то подсказать? - в ее голосе звенел металл, и сквозило плохо скрываемое недовольство.
        - Я уже сказала вашей коллеге, - кивнула я в сторону молоденькой продавщицы, - мне нужно вечернее платье.
        - Анна, сколько раз тебе говорить! - зашипела на девушку элегантная дама. - Иди, поправь обувь в витрине. Быстро!
        Девушка испуганно посмотрела на свою старшую коллегу, потом виновато улыбнулась мне и ушла.
        - Итак, что вас интересует? - вопросила менеджер вторично.
        - ??????????????
        Вопрос звучал как приказ мне немедленно убираться из магазина. Нищебродам тут не рады.
        Я была единственной покупательницей. Но отвлекала очень занятую продавщицу от важных дел. И она желала поскорее избавиться от меня. Ледяной тон менеджера давал понять - мне пора покинуть помещение. У двери маялся важный охранник в черном костюме. Он строго посмотрел на меня. Ему я тоже мешала работать.
        Но я так просто не сдаюсь. Раз уж мне удалось проникнуть внутрь этого элитного заведения, надо попытаться довести начатое до конца и подобрать себе вечерний туалет.
        - Мне надо вечернее платье и подходящие туфли, - в который раз повторила я. Очень содержательный получался разговор.
        Захотелось плюнуть на все, развернуться и уйти. Но с какой стати я должна это делать? У меня есть деньги, пусть и не мои. И я обещала Кирсанову, что помогу ему. Значит, придется приодеться, чтобы наша игра во влюбленных получилась убедительной.
        - Какую фирму желаете? - насмешливо вскинула брови менеджер.
        - Мне это неважно, - честно призналась я. - Главное, чтобы фасон понравился.
        - Да, разумеется, я могла бы догадаться, - в ее словах сквозил плохо скрываемый сарказм. - Конечно же, фирма вам не важна.
        Я проигнорировала его и продолжила, как ни в чем не бывало.
        - Мне хотелось бы черное, длинное, бархатное. По фигуре и без дополнительных украшений - никаких бантиков-рюшечек-висюлек. Можно шелк, но без прозрачных вставок, - классика всегда классика. Люблю я ее.
        Продавщица мученически вздохнула и закатила глаза к лепному потолку.
        - Ваше пожелание я услышала. Есть Версаче, Прада и Макс Мара. Все стоит дорого, - поставила она меня в известность. - Вы уверены, что можете себе это позволить?
        - Я? Нет, не могу, - искренне призналась я.
        - Тогда до свидания, мы не даем мерить платья ради интереса, - раздраженно отрезала продавщица. - У нас бутик, а не рынок.
        - Я позволить себе это не могу, - повторила я и расплылась в коварной улыбке. - Господин Кирсанов порекомендовал мне обратиться в ваш магазин. Пардон, в бутик. Он себе это позволить может. Но раз померить платье нельзя, то до свидания. Пойду на рынок. Надеюсь, Владислава Владимировича устроит то, что я там приобрету по вашему любезному совету.
        Надменность дамы мгновенно испарилась. Ее физиономия сначала вытянулась, потом ее передернула легкая судорога, и на лице появилось подобие улыбки. Улыбка вышла кривой. Оказалось, что я стою на социальной лестнице значительно выше нее. Ой, как неудобно получилось! Ошиблась, однако.
        Конечно, так называемый менеджер отлично знает, кто такой господин Кирсанов. И понятно дело, платить за все будет он.
        - Господин Кирсанов? - переспросила она. Даже не сомневаюсь, Влад оставляет в этом дорогом лабазе немалые деньги.
        Вспомнила советы Влада - голову выше, побольше высокомерия в глазах, на лицо натянуть голливудскую улыбку. Попробуем.
        - Да, - небрежно подтвердила я. - Владислав Владимирович желает видеть меня сегодня вечером в чем-то соответствующем его положению.
        Менеджер захлопала глазами и окончательно потеряла дар речи.
        - Так что? Снова здравствуйте, или я пошла на рынок? - наивно поинтересовалась я. - Господин Кирсанов будет крайне разочарован, что зря направил меня сюда. Но, раз все так неудачно для меня складывается… Тогда всего доброго!
        Я развернулась и двинулась к выходу. Дама шустро оббежала меня и встала на пути.
        - Простите, простите, - залебезила она. - Я вас неправильно поняла… Конечно же, вы можете примерить все что захотите. Сейчас мы подберем для вас подходящие варианты.
        Как из-под земли появились еще две девушки. С моих барских плеч сняли пуховик, бережно и благоговейно поместили на вешалку из красного дерева. Пуховик, вероятно, ощутил себя королевской мантией.
        Меня усадили в глубокое кожаное кресло. Налили шампанского. Подали шоколадные конфеты. Предложили кофе. От кофе я милостиво отказалась. Шампанское как-то повеселее. Оно приятно щекотало губы и холодило рот.
        Оказалось, элегантная надменная дама не просто менеджер, а управляющая бутика. Она сообщила мне, что лично займется подбором подходящего туалета. А я могу передать господину Кирсанову, что тут всегда рады видеть его и всех, кто имеет счастье быть рядом с таким необыкновенным человеком.
        Со мной носились, как с писаной торбой. Как все быстро поменялось! Отсюда мораль - не всегда стоит встречать по одежке, внешность может быть обманчива.
        Так меня еще никогда не обслуживали. Девушка-модель демонстрировала то, на что я соизволила обратить свое королевское внимание. Модель ходила передо мной, а управляющая расписывала преимущества каждого платья. Она заливалась соловьем. Я словно очутилась на индивидуальном показе мод.
        Мне попытались подсунуть несколько нелепых фасонов. Очень модно в Европе. Да плевала я на Европу! Убожество, а не вечерний туалет. Полупрозрачные платья с рваным подолом и без намека на талию. Нелепые глубокие складки на бедрах. Огромный бант на спине, как пропеллер. Видимо, женский вариант Карлсона. Нет уж, увольте от такого модного кошмара! У меня своя голова на плечах, и я точно знаю, чего хочу.
        Хотя вчера я видела похожие на девушках из высшего общества. Что на себя не напялишь, чтобы соответствовать статусу! Чем чуднее, тем моднее, как говорит моя бабушка. К моему счастью, классику пока не вытеснили с модных подиумов.
        Я выбрала несколько платьев. Может, они и скучные на фоне последних трендов, главное, что мне нравятся.
        Меня чуть не на руках отнесли в примерочную. Большая светлая комната с огромными зеркалами. Изысканная позолота на рамах, удобные кресла и пуфики, обтянутые белой кожей.
        На меня надели шелковый халат цвета слоновой кости, снова вручили бокал шампанского, чтобы я не скучала, пока мне подберут нужный размер. Время от времени меня тревожили и просили примерить очередное платье.
        Все действо длилось долго, я даже утомилась. Теперь понимаю, отчего светские львицы томно жалуются на усталость и мученически закатывают глаза.
        Но я нашла изумительный вариант. Черное бархатное платье от Макс Мара на тонких бретелях со стразами и открытой спиной. Эффектно и безумно элегантно. Ничего лишнего, но смотрится потрясающе. Управляющая посмотрела на меня с восторгом и прослезилась от умиления.
        - Как вам идет! - прошептала она с придыханием. - Оно просто создано для вашей идеальной фигуры.
        Конечно, когда я сняла пуховик, фигура у меня стала как у античной богини. Впрочем, наличие у меня в друзьях господина Кирсанова тоже заметно улучшает мой внешний вид.
        Судя по реакции менеджера, платье стоило безумно дорого. Иначе чего бы ей так умиляться?
        К платью тут же подобрали черное белье из натурального шелка. Гладкое, без кружев. И при этом безумно эротичное. И даже настояли, чтобы я его померила. Оно сидело как вторая кожа. Я не ощущала его на теле. А я-то, наивная, всегда думала, что у меня роскошное белье!
        Принесли несколько палантинов.
        - Это оттенит строгую элегантность платья, - заверила меня менеджер. - И еще больше подчеркнет ваши достоинства.
        Да, достоинств у меня хоть отбавляй. И главное - платиновая карта Влада.
        От мехового одеяла я отказалась сразу. Палантин из соболей укутал меня с головы до пят. Взамен него на меня надели нечто менее объемное из горностая, и я почувствовала себя императрицей. Черные хвостики вызывающе болтались на белом фоне. Получился перебор. Пожалуй, к английской королеве так заявиться можно. Но это же встреча одноклассников, а не дипломатический прием.
        Выбрала простой, шелковый. В данном случае простота равна элегантности.
        Потом мне страшно долго подбирали туфли. Я перемерила их море. Они были очень разные: из тонкой кожи, замшевые, лаковые. На невероятных высоченных шпильках и очень странных модных каблуках.
        Я сидела в кресле, как принцесса, а мне на ноги надевали разные модели. И каждый раз управляющая замирала в благоговейном восхищении. Видимо, у меня необыкновенные ноги, не такие, как у простых смертных.
        Шубку тоже подбирали тщательно. Подозреваю, что искали самый дорогой вариант. Невесомые меха ласкали кожу. Шиншилла мне понравилась больше всего. Но мне настойчиво рекомендовали соболью, со странными горизонтальными вставками из замши. В ней я стала похожа на беременную гусеницу.
        Понимаю, что это в тренде. Но мне не нравится, и все. Я не слепая последовательница моды. Мало ли кто чего носит. У меня на это свои взгляды. Если вещь мне не идет, я не обязана надевать на себя модный, да еще и дорогущий кошмар.
        Все-таки мне удалось отстоять элегантный шиншилловый полушубок. Или как это правильно называется? Манто? Без воротника, без пуговиц, рукав укороченный. К манто прилагались длинные умопомрачительные перчатки из тончайшей кожи.
        Подошла к зеркалу и обомлела. Оттуда на меня смотрела эффектная и очень довольная собой красавица. Вот что делают с женщиной правильно подобранные вещи. Особенно когда они дорогие!
        Даже подумать страшно, сколько за мои наряды выложит Кирсанов. Но, уверена, Влад знал, на что подписывался. Я еще пыталась сэкономить ему деньги, отказывалась от того, что так навязчиво рекомендовали мне в этом бутике. Догадалась, что некоторые вещи стоят просто заоблачно.
        Меня проводили до машины. Управляющая лично несла фирменные пакеты. Торжественно и важно, как императорские регалии. Я положила покупки в свой потрепанный жизнью автомобиль. Предполагаю, что стоимость моих туалетов превышает стоимость этого чуда техники.
        Охранник почтительно придерживал дверцу автомобиля, пока я садилась в него. Мог бы еще и отсалютовать на прощанье.
        Меня пригласили заходить почаще, заверили, что будут счастливы видеть и пообещали сообщать обо всех скидках и распродажах. Я едва не разрыдалась от умиления. Какие проводы! Помахала ручкой и поехала домой.
        По дороге позвонила Владу, отрапортовала о покупках и без утайки рассказала о своих приключениях.
        - Значит, в «Этуале» тебе даже дверь не открыли? - удивился он.
        - Я не вызвала у них доверия, - усмехнулась я. - Видимо, приняли за шпионку. Или попрошайку.
        - Какая наглость! - возмутился Влад.
        - Я ожидала чего-то подобного. Поэтому меня это даже не задело.
        - И правильно. Не стоит обращать внимание на подобную ерунду. Я заеду за тобой в шесть вечера. Будь готова. Не люблю опаздывать.
        Дома рассмотрела покупки повнимательнее. Такого я бы себе никогда не позволила. Очень красиво, модно и дорого. И все словно создано именно для меня.
        Когда спектакль с моим участием в роли девушки олигарха закончится, я отдам Владу всё до последней вещи. И пусть девает их, куда хочет. Хочет - подарит кому, хочет - в театр пожертвует.
        Себе ничего не оставлю, это дело принципа. Я не дорогая содержанка, и могу сама купить все, что посчитаю нужным. Пусть это будет не так роскошно, перебьюсь.
        Хотя нет, белье все-таки придется оставить. Я провела рукой по гладкому черному шелку. Вот что значит настоящий бренд! Роскошное белье будет напоминать мне о безумной авантюре. Главное, не влезть в эту авантюру еще глубже.
        Глава 20. Влад.
        Встречу одноклассников организовали в ресторане «Астория». Я был очень рад, что ко мне не приставали с предложением провести вечер на моей территории и предоставить скидки. Их бы я предоставил, не жалко. Но с одноклассниками никогда особо не дружил, относился без сентиментального трепета, и помогать им в организации мероприятия не собирался.
        «Астория» - старейший ресторан города. Один из самых дорогих и престижных. Там неплохая кухня и вышколенный персонал. Вполне подходит для подобной встречи.
        В нашем классе учились в основном дети состоятельных родителей. Хотя и из разных социальных слоев. У меня родители всю жизнь в торговле, у Кирилла отец - директор крупного завода, у Светки папа - вообще академик.
        Не встречался со многими школьными товарищами сто лет. Да и особого желания видеть их, если честно, не было. Но сейчас я мог исправить последствия своей опрометчивой речи. Ведь еще позавчера мне позвонили сразу три одноклассницы и предложили встретиться. Одна была до сих пор не замужем, а две разведены. Пора пресечь их мечты на корню.
        Зная, как быстро в городе распространяются слухи, уже через день все будут знать, что и на встречу одноклассников я пришел не один, а все с той же прекрасной спутницей. Значит, у нас все серьезно.
        Появлюсь с Инной на людях несколько раз и будет понятно, что я не шутил и решил жениться на простой девушке. Еще немного, и девицы от меня отстанут. Очень некстати сегодня утром позвонила одна москвичка и в лоб спросила, не хочу ли я продолжить с ней давно прерванные отношения. Так же честно ответил, что не хочу - у меня уже есть девушка. Похоже, слухи потихоньку докатились и до столицы.

* * *
        Поехал за Инной заблаговременно. Она живет на краю географии. Занесла же ее туда нелегкая! Так называемый элитный жилой комплекс был открыт всем ветрам. Сначала шел холодный дождь. А вскоре на землю начали падать мокрые хлопья снега.
        Сегодня за рулем мой шофер. Люблю водить автомобиль. Но как-то странно - быть на банкете и не выпить ни грамма.
        К подъезду высотки шла мощеная пешеходная дорожка. Ее покрывал снег. Первый снег в этом году.
        Я вышел из автомобиля и позвонил в домофон. Инна была уже готова и спустилась через пару минут. Она появилась в темном проеме подъезда, и я невольно залюбовался ею.
        Черное, как южная ночь, бархатное платье облегало стройную фигурку девушки. Небрежно распахнутая пушистая шубка. Изящные туфли.
        Инна замерла на пороге и посмотрела себе под ноги. На тротуаре лежал мокрый и рыхлый снег.
        - А ты говорил, переобуваться дурной тон, - вздохнула она. - Я эти туфельки сразу промочу. Вернусь за сапогами. Подожди, я быстро.
        - Ты бы еще резиновые галоши взяла. Не нужны тебе сапоги, - рассмеялся я.
        Какая она наивная и практичная. Ну, где она будет переобуваться? И как это будет выглядеть? Да ее на смех поднимут!
        Я подошел к ней и подхватил на руки.
        - Так ты ничего не промочишь.
        - Ты с ума сошел. Поставь меня на место, - тоже рассмеялась она. - Что мои соседи подумают?
        - Пусть думают что хотят, - я донес ее до автомобиля и помог разместиться на заднем сиденье. Сам устроился рядом.
        - Ну что, все отлично? - поправил сползшую с плеча Инны шубку.
        Ее кожа светилась в полумраке салона автомобиля матовой белизной. Возможно, сегодня я опять потеряю голову от прекрасной бабочки. А делать этого нельзя. Я же обещал, что не буду приставать к ней.
        Инна закуталась в меха.
        - Да, - улыбнулась она мне необыкновенной улыбкой. Благодарной и нежной. - Все замечательно.
        - Тогда вперед, на встречу со снобами и прожигателями жизни. И пожалуйста, не реагируй на колкости моих одноклассниц. Они никогда не отличались тактом. Вряд ли что-то поменялось
        - Я постараюсь. Но обещать ничего не могу. Если не сдержусь, выскажу им все, что думаю.
        - Это будет очень здорово. Я поддержу тебя по всем фронтам.
        Когда добрались до центра города, уже вовсю шел снег. Было холодно и промозгло. Хорошо, что у портала «Астории» навес для автомобилей. А то мы с Инной промокли бы. Тут уж никакой зонтик любезного швейцара не поможет.
        Я снова поправил шубку на плечах Инны. В этом не было необходимости, но как приятно оказывать небольшие знаки внимания прелестной девушке!
        - Ну что, начнем спектакль? - игриво спросила она.
        - Мы тут ради этого.
        Инна взяла меня под руку и гордо вскинула голову. Ее глаза искрились озорством. Она была безумно хороша.
        Швейцар распахнул перед нами тяжелую стеклянную дверь. Мы поднялись по ковровой дорожке на второй этаж. В зале уже было несколько человек. Узнал не всех. Светлана стояла у окна и увлеченно вещала что-то двум симпатичным молодым женщинам. Бочкарева оглянулась через плечо, и ее лицо вытянулось.
        - Привет, девочки, - я узнал дам почти сразу, хотя и не встречался с ними после окончания школы. Аня и Оля - две неразлучные подружки.
        - ??????????????
        - Влад! - почти одновременно воскликнули они.
        И наперебой начали щебетать:
        - Ты не изменился.
        - Как дела?
        - Познакомь нас!
        - Наконец-то ты собрался жениться.
        Я дождался, когда они перестали тараторить. Какими болтушками были в школе, такими и остались.
        - Очень рад вас видеть, - улыбнулся им. - Это - моя девушка Инна. А это Анна, Ольга и Светлана. Как поживаете? Давненько не виделись.
        - Да, столько лет прошло, - рассмеялась Аня. - Я не работаю, у меня трое детей. Представляешь? Почти мать-героиня.
        - Нет, не представляю, - признался я. - Но очень рад за тебя.
        - А у меня сын, - похвалилась Ольга. - Вижу, и ты решил остепениться? Давно пора. Холостой - значит пустой. Для мужчины это недопустимо!
        Отлично, эти одноклассницы меня домогаться не будут. Мы оживленно болтали. Инна сразу нашла с ними общий язык. Светлана обиженно молчала, но и не уходила от нас.
        Появлялись все новые и новые гости. Аня и Ольга умчались общаться с вновь прибывшими. Светлана осталась с нами.
        - Быстро ты нашел себе девушку. Кто бы мог подумать, что ты всерьез решил выбрать себе пару, - наконец произнесла она. - Всего неделю назад на свадьбе Кирилла ты был один.
        - Мы познакомились недавно. Именно на свадьбе Гладышева. И Инна сразу покорила мое сердце.
        - Так это про нее говорила Олеся? Точно, ты обслуживала свадьбу? - умеет Светка принизить человека, и при этом все вроде вполне естественно. - Кажется, я помню. Ты разносила напитки?
        - Она хозяйка цветочного салона, - заметил я Бочкаревой.
        - Какая разница? Напитки, цветы - все одно. Значит, расставляла букеты на свадьбе, - кивнула Света.
        - Да, - радостно согласилась Инна. - Там мы и познакомились. Я стояла у стены и ждала, когда принесут букеты, чтобы распределить их по столам. А Влад подошел ко мне и прочитал мое имя на бейджике.
        Инна гордо выпятила грудь и ткнула пальцем туда, где был бейджик:
        - Вот здесь он и висел, помнишь? - обратилась она ко мне.
        - Такое не забудешь, - поддержал я ее. - Я еще не сразу прочитал твое имя. Пришлось наклониться.
        - На бейджике? - вскинула брови Светлана. - Мне это всегда напоминает ценник.
        - Это очень удобно, - как ни в чем не бывало, произнесла Инна. - Прочитал и все понятно - как зовут, кем работает. Правда? - она посмотрела на меня и в ее глазах вспыхнули озорные искорки.
        - Безусловно, моя очаровательная цветочница, - я обнял Инну за талию.
        - Мой опытный садовник, - хищно улыбнулась Инна и клацнула зубами. Умница!
        - Безумно романтично, - скривилась Светка. - Смотрю, все в игры играешь? - обратилась она ко мне.
        - Я же говорил, люблю простых девушек, - я погладил плечи Инны. - Нежная петунья. Так бы и смял тебя!
        - Дерзкий долгоносик, - в тон мне ответила она и провела ладонью по лацкану пиджака.
        - Да… - саркастически протянула Светлана, - Просто деревенско-ботаническая идиллия.
        - Нет, это сельская пастораль, - поправила ее Инна. - Кстати, Влад, а мы еще не были свинаркой и пастухом, - она обиженно надула губы.
        - Исправим, - пообещал я. - Можно даже сегодня.
        - Вы просто созданы друг для друга. Девушка из народа - это то, что тебе надо было всегда. По интеллекту подходите.
        - Пожалуй. Очень надеюсь, что Инна примет мое предложение руки и сердца.
        - Так она еще думает? - искренне удивилась Бочкарева. Сделай я предложение ей, она бы согласилась немедленно.
        - Я почти согласна, - Инна попыталась изобразить на лице высокомерную улыбку. Это ей удалось плохо. Не умеет она быть высокомерной. - Но мне надо немного поразмышлять над этим вопросом.
        - Да уж, тут есть над чем подумать. Влад - далеко не так прост, как кажется. Еще тот подарочек, - криво усмехнулась Бочкарева.
        - Мне нравится укрощать дерзких мужчин, - небрежно бросила Инна.
        - И у нее это отлично получается, - согласился я.
        - Даже так? Ты точно докатился, Влад, - Светлана резко развернулась и направилась к группе мужчин.
        Скатертью дорога, может, там найдет себе жертву. Мы с Инной переглянулись. Я не удержался, уткнулся ей в плечо и рассмеялся.
        - Ты великолепна, - сообщил ей, когда смех перестал душить меня.
        - Стараюсь, - она тоже едва сдерживалась, чтобы не расхохотаться. - А я не переигрываю?
        - Все отлично. Продолжай в том же духе, долгоносик от тебя в восхищении.
        Встреча одноклассников проходила оживленно. Я думал, все будет намного хуже. К счастью, было весело и даже интересно. Ужин не отличался изысканностью, но традиционная красная икра в тарталетках украшала стол. Шампанское лилось рекой, бармены замучились делать коктейли. Марочный коньяк вполне походил на настоящий армянский.
        После ужина начались танцы. Инну наперебой приглашали мои одноклассники. И я поймал себя на мысли, что это мне не нравится. С чего бы?
        Сидел у барной стойки и наблюдал, как она танцует с Игорем. Он сделал неплохую карьеру в строительном бизнесе. Удачливый застройщик. И, если не ошибаюсь, тоже не женат. Пришел без девушки. Не нравится мне то, как он крепко держит Иннину руку. И что он ей там шепчет на ухо? Дежурный комплимент? Инна мило улыбнулась и что-то ответила ему. Захотелось подойти и напомнить Игорю, что это моя девушка. Нечего с ней заигрывать.
        Светка воспользовалась тем, что я остался один, и снова подошла ко мне.
        - Ты серьезно собрался жениться на этой пастушке-простушке? - она пытливо заглянула мне в глаза.
        - Конечно. Очаровательная девушка. Без выкрутасов, работящая. Инна арендует у нас помещение под цветочный салон.
        - Знаю. Пашет как трактор, и это тебя подкупило. Но ты же хотел крепкую и сильную? А эта тощая, как сушеная вобла.
        - Стройная, как лань, - поправил я Светку. - Она очаровала меня своей непосредственностью.
        - Да, я заметила. Твоя Инна проста до неприличия, долгоносик. Полное отсутствие воспитания. Она в глухой тайге детство провела?
        - Тебя это не касается, - меня начали злить колкие замечания Бочкаревой в адрес Инны.
        - Ну, разумеется, - скривилась Светка. - Но не думаю, что ты женишься на ней. Слишком примитивна для тебя. Скоро ты пресытишься новизной. Не спеши делать предложение. Потом можешь разочароваться. А развод - дело хлопотное.
        - Это вряд ли. Но спасибо, что заботишься о моей личной жизни. У тебя, как я помню, богатый опыт в вопросах разводов.
        Светка недовольно фыркнула и обиженно удалилась. Пока я беседовал с Бочкаревой, Инну снова пригласили на танец. У нее просто отбоя нет от поклонников!
        Как только Инна закончила танцевать с очередным кавалером, я подошел к ней.
        - Это переходит все границы, - шутливо заметил я. - Ты танцуешь со всеми, кроме меня. Ты же моя девушка. Пора исправить эту оплошность. Позволишь пригласить тебя?
        - Конечно, - улыбнулась Инна. - Просто ты так увлеченно беседовал со Светланой.
        - Ревнуешь?
        - Еще как, - ее руки легли мне на плечи.
        Я взял ее за талию, погладил обнаженную спину. И почувствовал, что Инна вздрогнула и напряглась. Я волную ее, и это льстит мне. Или не только льстит?
        Инна двигалась в танце легко и грациозно, откликаясь на каждое мое движение. Она больше не боялась наступить мне на ногу. Ее скованность прошла. Между нами происходило что-то волшебное. Новое и незнакомое для меня. Лед отчуждения медленно таял. Кажется, мы и вправду становимся друзьями. И, уже пора признаться себе, мне хочется большего. А Инне?
        Я привлек ее к себе, она доверчиво положила голову мне на плечо. И мне стало невероятно хорошо. Остальные танцы Инна танцевала со мной. Я бдительно оберегал ее от посягательств моих одноклассников. Пусть она всего лишь изображает мою девушку, но ревную ее я по-настоящему.
        Итак, думаю, скоро от меня все отстанут. Инна играет очень убедительно. И она так очаровательна, что легко поверить - я потерял от нее голову. Но мне не хочется, чтобы наш спектакль заканчивался. Возможно, я начинаю вживаться в роль?
        Вечер подошел к завершению. Как ни странно, встреча мне понравилась. Приятно было увидеть некоторых одноклассников.
        Бочкарева переключилась на разведенного банкира. Родственные души. Буду рад, если у них что-то получится. Главное, что от меня отвязалась.
        Отвез Инну домой. Первый снег растаял, и мокрый асфальт блестел, освещенный уличными фонарями.
        - До подъезда дойду сама, - она легко выпорхнула из автомобиля. - Не надо больше носить меня на руках.
        - Почему? Боишься, что я надорвусь? Но ты легкая как перышко.
        - Могу привыкнуть, - рассмеялась она. - Спасибо за отличный вечер. У тебя замечательные одноклассники.
        - Большинство из них, - поправил я ее. - Дай волю - Бочкарева тебя стерла бы в порошок.
        - Но не стерла же. И ты очень бдительно охранял меня.
        - А не надо было? - может, у Инны был шанс познакомиться с хорошим человеком, а я так эгоистично помешал ей.
        - Наоборот, мне было приятно, - загадочно улыбнулась она. - Меня никто никогда не оберегал так.
        Инна не захотела, чтобы я поднялся к ней в квартиру. Не пригласила, и это задело. Хотя чего я ждал? Что она предложит мне остаться у нее на ночь? Из благодарности, что приодел ее и вожу по тусовкам, переспит со мной? Она не такая. Это меня в ней и привлекает. Ее недоступность и принципиальность. Никогда не встречал таких девушек.
        Мы стояли у подъезда. Она медлила уходить. Я тоже. Порыв холодного ветра растрепал ее волосы. Я поплотнее запахнул на ней шубку.
        - Замерзла?
        - Нет, - мотнула она головой. - Влажно, но совсем не холодно. Похоже, снег ляжет еще не скоро.
        - Ждешь зиму?
        - Да, не люблю слякоть, - она задумчиво взялась за ручку двери.
        - А мне кажется, зима настанет раньше, чем ты думаешь.
        - Хорошо бы. Видимо, даже погода подчиняется твоим желаниям, - усмехнулась она.
        Мне не хотелось отпускать Инну.
        - Вечер был замечательный, - улыбнулась Инна и не стала открывать дверь. Она тоже не хотела уходить от меня. От этого на душе становилось тепло.
        - Мне тоже понравилось. Ты отлично танцуешь. Спасибо за помощь. Думаю, скоро я от тебя отстану, - хочу ли я этого?
        Притянул Инну к себе, провел рукой по ее волосам. Она смотрела на меня доверчиво, и легкая улыбка играла на ее губах.
        Не удержался, взял ее за подбородок и поцеловал. Она ответила на мой поцелуй жадно, но уже через мгновение отстранилась и опустила голову. Поправила волосы.
        - Еще раз спасибо за вечер, но этим и ограничимся… - Инна сердито глянула на меня, резко развернулась и торопливо вошла в подъезд.
        Гулко хлопнула металлическая дверь.
        Я спугнул Инну. Она разозлилась и была права. Повел себя как идиот. Не смог удержаться и разрушил хрупкое доверие, которое начало возникать между нами.
        Глава 21. Инна.
        Влад манил меня как магнит. Однако я отлично понимала, что для него буду просто очередной девушкой, которая поддалась его обаянию. Нет, мне не нужны такие отношения. Он закончит дела в Златогорске, уедет и больше никогда не вспомнит обо мне. А я останусь с разбитым сердцем.
        Но как же сложно устоять перед таким мужчиной. Однако случайные связи не для меня. Я уже один раз ошиблась и вот теперь развожусь с таким трудом. Никто не знает, где носит моего благоверного. А ведь клялся мне в вечной любви. И я, как последняя идиотка, поверила ему. В результате ничего хорошего не вышло. Я только недавно расплатилась с его долгами, ипотеку тяну одна, и с фирмой куча проблем.
        Конечно, можно было не платить по долгам моего дорогого Димочки. Но он ухитрился занять деньги у моих хороших знакомых. Я, естественно, не хотела портить с ними отношения. Тем более что пока мы еще официально не разведены, и я в ответе перед теми, у кого он назанимал денег. Как Дима ухитрился втереться в доверие к моим знакомым - для меня загадка. Но он умеет манипулировать людьми. В этом я убедилась на собственном опыте.
        В понедельник с утра пораньше ко мне зашел наш сантехник Сергей Петрович. Он делал разводку воды в моем салоне. Очень опытный специалист. Вот уже почти неделю он каждое утро покупает у меня в салоне цветы. Видимо, не на шутку увлекся кем-то. Недаром говорят - любви все возрасты покорны. Впрочем, ему еще и пятидесяти нет.
        Мне он намного более симпатичен, чем Борис Семенович. Не бегает за всеми без разбора. Даже интересно стало, кто его симпатия? Сегодня он купил три роскошные розы. Я перевязывала их шелковыми лентами, когда в салон зашел Влад.
        Сергей Петрович забрал розы и ушел. В воздухе повисла напряженная тишина. Влад протянул мне коробку шоколадных конфет.
        - Цветами тебя не удивишь, - наконец произнес он. - Пришел извиниться.
        - За что? - я прикинулась дурочкой.
        - Повел себя недопустимо вольно. Вчера вечером я не хотел тебя обидеть.
        - Я не обиделась, - это была правда.
        Не на что было обижаться. Я сама хотела, чтобы он меня поцеловал. Хорошо, что вовремя одумалась.
        - Но чтобы больше такого не было, - строго предупредила я.
        - Понял. Не смог удержаться. Ты очень красива.
        - Беззастенчивый льстец, - я расплылась в довольной улыбке. Умеет он мне польстить.
        - Это чистая правда, - заверил меня Влад.
        Я открыла коробку. Это были не конфеты, а произведение искусства. Люблю бельгийский шоколад.
        - Может, по чашке чая? - смягчилась я.
        - Не откажусь, - кивнул Влад. - Не хочешь вечером составить мне компанию? В качестве извинения приглашаю тебя в театр. Как относишься к Шекспиру?
        - Положительно. Сто лет не была в театре.
        Влад ушел, а через час ко мне в салон заявился курьер с огромной корзиной. В ней разместились две бутылки испанского вина, великолепные фрукты, конфеты и что-то еще в пакетиках и коробочках.
        Оказалось, это подношение от руководства бутика «Этуаль». Директор негостеприимного магазина позвонил в салон почти сразу после ухода курьера. Не поленился найти номер телефона. Принес извинения за сотрудников и просил передать уважаемому господину Кирсанову, что подобное больше не повторится.
        Влад не поленился проинформировать директора о том, что меня даже на порог бутика не пустили. Какой заботливый! Приятно, как ни крути, когда тебя так опекают.
        Я распотрошила один из пакетиков с печеньем. Налила чай и откусила миндальное лакомство. Оно нежно таяло во рту. Божественный вкус! Если так пойдет дальше, я превращусь в настоящего гурмана.
        Ближе к обеду настроение мне изрядно подпортила свекровь. Увы, пока еще не бывшая. Она позвонила мне и поинтересовалась, не передумала ли я разводиться с ее драгоценным сыночком.
        - Ты все еще хочешь развестись с моим сыном? - с места в карьер начала она.
        - Да, Марина Сергеевна. Я очень хотела бы поскорее завершить все формальности. Неужели Дмитрий не мог раньше прийти в суд и дать свое согласие? Дважды заседание откладывалось. А теперь последнее слушание, и в его присутствии уже нет необходимости. И поверьте, я доведу развод до логического конца.
        - Инна, а ты не думала, что с ним могла произойти беда? - обиженно спросила меня Марина Сергеевна.
        - Нет, не думала. Больше того, я уверена, вы отлично знаете, где Дмитрий.
        - Что ты такое говоришь? - возмутилась свекровь. - Я понятия не имею, где он, и очень переживаю.
        - Если бы вы переживали, то обратились бы в полицию еще полтора года назад.
        - Я всегда считала, это должна сделать ты. И уже давно. Ведь он твой муж. Пропал без вести, а ты разводишься с ним. Ужасная бесчувственность! - раздраженно заявила Марина Сергеевна.
        - Прежде всего, Дмитрий - ваш сын. Так что же вы его не пытались найти все это время? А от меня он не раз уходил. То ли уезжал по делам, то ли мотался по бабам. Мне ничего не рассказывал. Забыли, как я ревела, бегала по городу и искала его по знакомым? Все, хватит. Перегорело!
        - Я всегда знала, что ты не любила моего сына. И вышла замуж только ради статуса замужней женщины, - обозлилась свекровь. - Дима кровью и потом зарабатывал на жизнь. Чтобы тебя содержать, между прочим. А ты устраивала ему сцены ревности и закатывала истерики. Выставляла перед друзьями в дурном свете. Неблагодарная!
        - ??????????????
        - Даже так? Это я во всем виновата? А ничего, что я заплатила Димины долги и одна тяну эту гребаную ипотеку? - взорвалась я. - В которую, я, кстати, влезла по его инициативе.
        - Можно подумать, Дима под дулом пистолета заставлял тебя. Он заботился о вашей семье. Чтобы вы жили не хуже других.
        - Хороша забота. Бросил меня с массой проблем и свалил в неизвестном направлении. Так что я разведусь с ним по-любому. Не думаю, что вашему Диме я вообще нужна.
        - А кому нужна жена, которая больше времени проводит на работе, чем дома? И еще неизвестно, как ты продвигала свой бизнес, - парировала свекровь. - Я еще раз прошу тебя подумать, нужен ли этот развод. Возможно, Дима вернется и все наладится. Не стоит сжигать мосты.
        Неспроста мне позвонила Марина Сергеевна. Это насторожило. Но ничто и никто не остановит меня. Я разведусь, чего бы мне это ни стоило. Хочу быть свободной. И буду.
        Надеялась, что великий Шекспир успокоит и умиротворит меня. А то после общения со свекровью хотелось убить кого-нибудь. Для начала Марину Сергеевну и ее дорогого Димочку.
        Но увы, постановка столичных гастролеров добила меня окончательно. Теперь мне хотелось придушить еще и режиссера. Он смело модернизировал классику. Ромео спаивал Джульетту. И переспал с ней, когда она была в стельку пьяна. Тибальта убили отверткой, пока тот чинил велосипед. Парис шел свататься к Джульетте с гигантским плюшевым медведем. Кормилица пыталась совратить отца Джульетты. А тот многозначительно поглядывал на Париса. Поэтому не сразу захотел отдать ему дочь в жены.
        Мы ушли, не дождавшись окончания театрального действа. Шедевр столичной труппы мы не оценили.
        - Да, с театром промашка вышла, - вздохнул Влад. - Может, в ресторан?
        - Нет, - мотнула я головой. - У меня сегодня был безумный день. Я домой и спать. Но от пирожного не откажусь.
        Мне не хотелось уходить от Влада, но и продолжение вечера в его постели меня тоже не устраивало. Как бы меня к нему ни влекло, превращаться в его очередную игрушку я не собиралась. Сколько женщин перебывало в его номере? Уверена, очень много.
        Я разрывалась между благоразумием и желанием продлить наше свидание. О чем я только думаю? На что надеюсь? Ведь пора признаться себе - какая-то дурная надежда живет в глубине моего сердца. Надежда на то, что я какая-то особенная для Кирсанова? Не такая, как его другие девушки? Не надо жить иллюзиями, и не будет разочарований. Никакая я для него не особенная. Возможно, заинтересовала его немного тем, что не похожа на светских львиц. И все, ничего больше. Новизна всегда привлекает мужчин.
        Мы завернули в ближайшую кофейню. Черный чай и пирожное подсластили мой сегодняшний день.
        - Новые проблемы? - поинтересовался Влад. - Моя жилетка все еще в твоем полном распоряжении.
        - Пока не требуется, - рассмеялась я. - Просто свекровь периодически капает мне на мозги. Не хочет, чтобы я разводилась с ее сыночком. Видимо, надеется выманить у меня еще денег. Зря, ни копейки больше ни она, ни ее Димочка от меня не получат. У меня их элементарно нет. Не без Диминой, кстати, помощи. На следующей неделе последнее судебное заседание. И потом я буду свободна, как вольный ветер. Понимаю, почему ты не хочешь жениться. Я замужем побывала и наелась этим на долго.
        - Неужели все было так плохо? - удивился Кирсанов.
        - Может, и не все. Что-то положительное наверное было. Только я уже успела об этом забыть.
        Я махнула рукой на приличия и начала грузить Влада историей своего замужества. Он не прерывал меня. Иногда искренне удивлялся моей наивности.
        Вроде по взаимной любви женились. Но очень быстро я поняла, что солирует в нашем браке Дима. Он оказался умелым манипулятором. А я разглядела это не сразу.
        - Бойтесь людей, которые хотят внушить вам чувство вины. Они мечтают повелевать вами. Не помню, кто сказал. Но золотые слова.
        - Согласна на сто процентов. Короче, я была набитой дурой. И вот теперь расплачиваюсь за доверчивость и легкомыслие. Пожалуй, Димочку даже винить в этом нельзя. Я была влюблена как кошка, и у меня напрочь отключились мозги.
        - Зря ты так плохо думаешь о себе. Уверен, твой муж приложил определенные усилия к тому, чтобы ты стала безоговорочно верить ему. Ты и не заметила, как он начал использовать тебя в своих интересах. Ведь ты была влюблена. Это тебя оправдывает.
        - Нет, не оправдывает. Оглядываясь назад, я понимаю - никто никого не любил. Пришло время, пора было создать семью. Чтобы как у всех. А не надо смотреть на других. Думала, у нас будут дети. Дима производил очень приятное впечатление. Глупость несусветная, повелась прежде всего на внешний лоск. Да, признаю, была им увлечена. Но это же не любовь. Впрочем, хватит обо мне. Я ною весь вечер. Тебе это надо? Нет!
        - Ничего ты не ноешь, - он взял мою ладонь и сжал пальцы. - Просто тебе не повезло. Совсем немного не повезло. Вышла замуж не за того. Печально, но бывает. И я тебя отлично понимаю. Сам в аналогичной ситуации. Вроде и жениться пора, остепениться, детей завести. Но не встретил женщину, которая примет меня со всеми недостатками, коих у меня море. И которой я буду интересен не как миллиардер, а просто как человек. Так что я тоже пожаловался тебе на жизнь.
        - Да, найти свою половинку в огромном мире очень сложно, - кивнула я. - Но уверена, нам повезет. Ведь мы же хорошие люди.
        - Теперь ты льстишь мне, - рассмеялся Кирсанов. - Ты в этом уверена?
        - Да, уверена. Обожглась на Диме и после него я научилась разбираться в людях. Опыт приходит только тогда, когда лично наступишь на грабли и сильно получишь в лоб. Мозги на место встают.
        - Золотые слова. Давно понял, что ты мудрая.
        - Ну да, как старая черепаха. Такой я себя и ощущаю последнее время.
        - На нее ты не похожа. Ты - бабочка. Немного доверчивая, но очень милая.
        - Ты умеешь польстить моему самолюбию.
        - Никакой лести, - заверил Влад. - Когда у тебя суд?
        - В следующий четверг. Последний, я надеюсь. Хоть бы не сглазить!
        - Я послезавтра уеду на пару дней в Москву. Не больше. Вернусь и пойду на суд с тобой. Буду поддерживать морально.
        - Не стоит. Все идет своим чередом. Это чисто формальность. Но все равно спасибо.
        Снова в груди стало тепло, и сердце сладко заныло. Почему никто раньше так обо мне не заботился? Неужели я была совсем никому не нужна? А что поменялось сейчас? Почти ничего. Просто появился человек, которому не все равно, как у меня идут дела.
        Глава 22. Влад.
        Дела звали меня в столицу. В принципе, в Залтогорске я все закончил. Работа в бизнес-центре пошла на лад. Опытные бухгалтера и юристы расставили все по местам. Управляющие тоже знают свое дело. Можно уезжать.
        Но я находил массу причин, по которым должен был остаться тут. Хотя, если честно посмотреть на вещи, причина одна - моя ночная бабочка. Она все больше и больше занимала мои мысли. И я не мог прогнать их. Или не хотел.
        Светка так и не угомонилась и не вернулась в Питер. Осталась в Златогорске на неопределенное время.
        Бочкарева продолжала мне звонить. Словно ничего особенного не произошло, и она не пыталась своими колкими замечаниями обидеть Инну.
        Она больше не требовала встреч, и это настораживало. Похоже, Светлана пыталась приучить меня к постоянному общению. Очевидно, все еще наивно верит в свою неотразимость и в то, что я еще влюблен в нее. А Инна мне нужна исключительно для того, чтобы вызвать ревность Светланы. Разубеждать Бочкареву бесполезно.
        Бочкарева невзначай сообщила, что договорилась с редакцией журнала и будет работать по интернету. Она решила задержаться на своей малой родине. После встречи с одноклассниками на нее накатила ностальгия. Так что пока она погостит в нашем с Кириллом отеле.
        Кроме Светланы, мне начали названивать знакомые девицы из Москвы. В столице нашей великой родины тоже вышли журналы с обзорами великосветской свадьбы Гладышевых. Кирилл угробил на это кучу денег, но потешил самолюбие молодой жены. Теперь она всем подругам раздавала столичные журналы с автографом. Вряд ли Олеся упоминала о том, что статьи щедро проплачены ее супругом.
        Похоже, мой гениальный план начал пробуксовывать. Московские девицы были не менее настойчивы, чем провинциальные. И такие же настырные, когда дело касалось удачного замужества.

* * *
        Москва встретила меня холодным ветром и моросящим дождем. Промозгло, противно. В Златогорске, возможно, скоро ляжет снег, а тут еще долго будет сумрачно и влажно.
        Добрался до своего пентхауса быстро. Повезло, что пробки уже рассосались. Поздний вечер, почти ночь. Час пик закончился.
        Домработница Оксана Евгеньевна расторопно накрыла на стол. Отпустил ее до завтрашнего утра. Есть не хотелось. Налил себе горячий чай и подошел к окну. Капли дождя бежали по нему, как слезы. Смотрел на огромный город через мутное стекло. Он лежал у моих ног. Серая мгла окутала мегаполис. В окнах домов мерцали золотые огни.
        На душе было неспокойно. Как там Инна, чем занимается? Сидит одна, в своей большой квартире на окраине города. В одно окно вид на гигантскую парковку, в другое - на такие же тоскливые и огромные дома-человейники. Элитный жилой комплекс, мать твою!
        Дома я у нее не был, но уверен, что все так и есть. Инна упорно не приглашала меня к себе. Может, и правильно. Не нужен ей такой, как я. Сноб, эгоист, прожигатель жизни. Она борется за свою фирму с упорством обреченной. Для меня это ерунда и бесполезная суета. Мелкая фирмешка, которая не сегодня завтра разорится. Никто этого даже не заметит. А для Инны - дело ее жизни.
        Я прислонился лбом к холодному стеклу. Инна, Инна, Инна… Я скучаю по тебе. И каково мне будет, когда я уеду от тебя в столицу?
        Вечером активизировались светские львицы. Откуда они только узнали, что я в Москве? Хотя недаром говорят - слухами мир полнится.
        Айфон разогрелся от звонков докрасна. Сначала отвечал, что занят, никуда вечером не пойду и уже завтра рано утром уезжаю. Потом просто перестал брать трубку. Но отслеживал, кто звонит. В глубине души надеялся, что Инна наберет мой номер. Просто так, чтобы поболтать. Она не позвонила. Ей не до меня.
        Не дождался Инниного звонка, плюнул на мужскую гордость и набрал ее сам.
        Инна ответила сразу:
        - Как хорошо, что ты позвонил, - она была искренне рада. - Ты меня опередил. Хотела поужинать и позвонить тебе. Как дела?
        Значит, все-таки собиралась мне позвонить. Приятно, хотя и непонятно отчего. Давно разучился радоваться таким мелочам.
        - Потихоньку. Думаю, вернусь уже послезавтра днем. А как у тебя?
        - Неплохо. Мне главное, пережить, следующую неделю. Хочется, чтобы все закончилось побыстрее. Потом придумаю, как избавиться от квартиры. В ней Димина доля. Может, свекровь выкупит? Посмотрим. Нет безвыходных положений. Планов много.
        - Что тебе привезти из Москвы? - спросил я. - Какой сувенир хочешь? Конфет?
        - Ну что ты придумал? Какие сувениры? Все то же самое продают у нас.
        - То же, да не то. Так что тебе привезти? Фирменный торт из ресторана «Прага» подойдет? Такого в Златогорске точно не купишь.
        - Не надо, - весело рассмеялась она. - Лучше привези себя. Теперь я тебя хочу пригласить в театр. Отличная комедия, никакого новаторского взгляда. Наша местная труппа. Прекрасные актеры, не хуже столичных. Ты хоть раз был в нашем театре?
        - Давно, в детстве. Мама водила. Потом не довелось.
        - Вот и исправим эту оплошность. Уверена, тебе понравится. Отвлечемся от наших забот. Возьму билеты на пятницу. Согласен?
        - ??????????????
        - Конечно, буду очень рад, - на душе стало тепло.
        Даже странно. Инна всего-то попросила, чтобы я приехал. А мне от этого так хорошо. Все-таки она необыкновенная девушка! И все мои прежние знакомые ей в подметки не годятся!

* * *
        Весь следующий день был страшно занят. Но выбрал часок и заскочил в ювелирный салон. Там и нашел подходящий сувенир для Инны.
        Брошь в форме бабочки. На мой взгляд, красиво. Современный дизайн. Белое золото и немного бриллиантовой россыпи на крыльях. Крылья были закреплены подвижно и подрагивали, как у настоящей бабочки. От этого бриллианты переливались всеми цветами радуги.
        Если Инна узнает, из чего это сделано, - не возьмет. Она слишком принципиальная. С одной стороны, это хорошо. Но я скажу ей, что это серебро и кристаллы «Сваровски». Думаю, на пробу Инна смотреть не станет. Она не мелочная, чтобы проверять, сколько стоит подарок. А ведь другая на ее месте непременно сделала бы это.
        Я не зря крутился как заведенный. Мне удалось уложиться в один день. Закончил все дела и решил, что вечером вернусь в Златогорск.
        Меня тянет туда как магнитом. Зачем задерживаться в Москве еще на сутки? Позвонил на аэродром, попросил подготовить к вылету самолет фирмы. Вернусь поздно ночью. А утром сразу пойду в цветочный салон.
        Уже перед самым отъездом из дома позвонил мой давний знакомый и компаньон по бизнесу Илья Проворнов. Пригласил в субботу вечером к себе на виллу. Небольшая светская вечеринка по поводу его дня рождения. Я удивился - мы не близкие друзья. И раньше меня на семейные праздники Илья не приглашал.
        Подозреваю, он пытается пристроить младшую сестру Алису. Девушка пошла вразнос, и ей пора обзавестись семьей. Иначе даже изрядное приданное не поможет. О ее эксцентричных выходках в клубах давно болтают в свете.
        Я не собирался откладывать возвращение в Златогорск. В субботу в Москве меня уже не будет. Об этом и сообщил Илье. Он не скрывал, что разочарован.
        Но через несколько минут мне позвонил двоюродный брат Олег. С ним давно не виделся. Надо бы исправить оплошность, но где взять время? Даже созваниваемся редко.
        Олег зазывал меня к себе на грандиозную светскую вечеринку. Событие состоится на следующей неделе в субботу. Только избранные, только узкий круг. По поводу грядущего Нового года. Не рановато ли?
        Я попытался отказаться. Но Олег настаивал. Конечно, мы редко видимся, а это отличный повод пообщаться. Предупредил, что не уверен, получится ли. Но если приду, то с девушкой. Олег на мгновение задумался. Видимо, не просто так он меня приглашает. Но потом как ни в чем не бывало сообщил, что если я приду не один - это мое право.
        Попрошу Инну сопровождать меня. Надо довести дело до конца. Мой визит на закрытую вечеринку с девушкой осветят в прессе. Намекну, что она моя невеста. И претендентки на мою руку и сердце отстанут раз и навсегда. Больше я никогда не буду произносить необдуманные речи и тосты на публичных мероприятиях.
        Я, наконец, признался себе, что скучал по Инне. Когда все закончится, надо будет как следует отблагодарить ее. Только как? Дорогой подарок она не примет. А можно было бы подарить Инне роскошный автомобиль. У нее такая потрепанная машина. Или выкупить ее квартиру. А можно было бы купить ей круиз на океанском лайнере. Ей просто необходимо отдохнуть и сменить обстановку.
        Хотя круиз - не лучшая идея. Там она может познакомится с каким-нибудь приличным кавалером. Влюбится и выйдет за него замуж. А я так и останусь одиноким олигархом, на которого обращают внимание только из-за денег.
        Странные мысли посещают меня в последнее время. Я так много думаю об Инне. Она волнует меня. Но не как очередная красавица. Она интересна мне как сильная личность. Кто из моих знакомых мог бы так бороться за свою независимость от обстоятельств? Кто стал бы столько сил класть ради поддержания фирмы? Никто, кроме Инны.
        Вылет задержали из-за отвратительной погоды. Сидел в здании аэропорта и с трудом сдерживал себя, чтобы не позвонить Инне. Поздняя ночь, она наверняка уже спит. Смогли вылететь ранним утром. Только в десять утра приземлились в Златогорске.
        Сразу отправился в салон к Инне. Она обрадовалась моему приходу.
        - Как съездил? - у нее необыкновенная улыбка. Добрая и искренняя.
        - Отлично. Закончил все быстро. Привез тебе небольшой сувенир, как и обещал, - я вынул из вазы одну из роз на длинном крепком стебле, посадил на нее бабочку и протянул Инне.
        - Какая красота! - восхитилась Инна.
        Она осторожно взяла брошь, покрутила ее и та заиграла радужными искрами.
        - Ничего подобного никогда не видела, - выдохнула она. - Обожаю бабочек!
        - Я это заметил. Позволь, я приколю ее, - она протянула мне брошку, и я осторожно закрепил безделушку на лацкане строгого пиджака.
        - Как необыкновенно сверкают камешки! - она подошла к большому зеркалу. - Что это?
        - Стразы. Чешские, кажется, - невинно пожал я плечами. - Плохо в этом разбираюсь.
        - Неужели? Зато я хорошо разбираюсь, - рассмеялась она. - Плохой из тебя лгун. Вздумал меня обмануть? Не выйдет. Я знаю, это - бриллианты! Мне следует отказаться от такого дорогого сувенира, - ее тонкие пальчики погладили крылья бабочки. - Но не могу. Брошка мне безумно нравится! Спасибо тебе!
        - Подумал, ты откажешься, если я скажу правду, - признался я.
        - Я поддалась искушению и принимаю твой подарок вопреки здравому смыслу. Не забыл, что мы сегодня идем в театр?
        - Как можно? Конечно, помню.
        В салон вошел Петрович.
        - Как всегда? Алую розу? - поинтересовалась Инна.
        - Нет, сегодня букет из роз. Вот из этих - белые с красным. Большой. Чтобы смотрелся роскошно. И шелковый бант.
        - Сергей Петрович, я заинтригован, - для кого сантехник покупает цветы? Да еще и «как всегда»?
        - Ухаживаю за очаровательной женщиной, - усмехнулся в усы сантехник. - Пока не сдается, но все впереди.
        - Тогда желаю удачи. Сослуживица? - задал я праздный вопрос.
        - Нет. Ваша знакомая. Та, что купалась в джакузи.
        Теперь челюсть упала у меня.
        - Бочкарева? Да вы с ума сошли! - выдохнул я, когда обрел дар речи.
        - Почему? Интересная женщина! Норовистая и с характером.
        - И что, она хоть раз с вами поздоровалась? Я уж не спрашиваю, было ли у вас хоть одно свидание?
        - Пока нет. И цветы выбрасывает.
        - Это в ее стиле, - вспомнил я свой злосчастный букет. - И эти розы выкинет, уж поверьте. Проверено на личном опыте.
        - Ничего, другой куплю. К такой женщине подход нужен.
        - Она - дочь академика. Корреспондент солидного журнала в Питере, - попытался я вернуть Петровича с небес на землю.
        - Хотите сказать, я ей не пара? Знаю. И что? Ей мужик настоящий нужен. Чтобы без выкрутасов. Налетел, повалил… - он замялся и покосился на Инну. - Ну, и прочее… Одиноко бедняжке. Мужчина на одну ночь - это ж тоска. Представляю, как ей хочется выть, когда он уходит. А мне она нравится. Так что тут просто вопрос времени.
        - Да, самомнения вам не занимать, - я почти восхищался Петровичем. - Скажу честно - не думаю, что у вас получится завоевать ее. Светлана принца ищет.
        - Вопрос, нужна ли она этим принцам? - риторически заметил Петрович. - Я про нее поспрашивал. Были у нее два принца, а счастья не было. Я кое-что в жизни повидал. И в женщинах разбираюсь. Я не нищий. У меня фирма. Пока небольшая, но мы быстро развиваемся. Вот, с вами договор заключили. Еще обслуживаем элитные дома и квартиры. Так что обеспечу принцессу не хуже какого-нибудь маменькиного сынка-мажора, - Петрович забрал букет, распрощался и ушел.
        Жаль мужика, ничего у него не получится. Только время зря потратит. И кровно заработанные деньги. Дочь академика и сантехник? Да не смешите! Или он прав, и на многое надо смотреть проще? А я чего-то в жизни не понимаю?
        Глава 23. Инна.
        Пьеса оказалась замечательной - легкой и веселой. Я смеялась до слез. Актеры играли великолепно. Мы с Владом получили море удовольствия. После спектакля он пригласил меня на ужин. Я не смогла отказать. Вообще мне стало нравиться ужинать вне дома. Там так тоскливо и одиноко. Сижу в своем скворечнике и смотрю в окна соседей. А они смотрят на меня. Вот и весь пейзаж.
        Сегодня мы пили сухое вино, и мне было невероятно легко. Все заботы ушли, и я поверила, что все будет хорошо. Мой развод завершится, фирму я вытяну из болота, куда она почти провалилась. Рядом со мной сидит потрясающий мужчина. Он балует меня, и мне это безумно нравится. Я поправила брошку и улыбнулась.
        - Выручишь меня еще раз? - Влад протянул мне виноградину. - Потом я оставлю тебя в покое. Представь, идиотский репортаж перепечатали в столичных журналах. Местные невесты успокоились, Московские активизировались. Съездишь со мной в Москву на следующие выходные? У моего двоюродного брата намечается вечеринка. И он нас пригласил.
        - Нас? - удивилась я.
        - Естественно, нас. Я сказал, что если приду, то только со своей девушкой.
        - Фальшивой девушкой, - рассмеялась я.
        - Ему об этом знать не обязательно. И мне очень не нравится такое название.
        - Мне тоже. Но как меня еще назвать в данной ситуации?
        - Мы же друзья, я надеюсь? - в его глазах вспыхнул странный огонек, но тут же погас.
        - Думаю, да, - кивнула я.
        - Значит, будем называть тебя моей подругой. Идет?
        - Идет, друг мой!
        - Так согласна отправиться со мной в Москву? Полетим на самолете фирмы. Он будет в полном твоем распоряжении.
        - Велико искушение, - призналась я. - Я бы с удовольствием, но…
        Хотела взять виноградину, но Влад положил ее мне в рот и осторожно провел пальцами по моим губам.
        - Так что мешает?
        - У меня большой заказ на субботу. Юбилей.
        - А если я очень попрошу? - он положил мне в рот еще одну виноградину.
        - Невозможно тебе отказать. Почти уговорил. Я постараюсь максимально все подготовить и, надеюсь, девочки справятся без меня. И, если честно, хочется отдохнуть.
        - Можно нанять на этот вечер помощников из другой фирмы, - его пальцы задумчиво задержались на моих губах.
        Надо бы возмутиться, но почему-то я промолчала. Его прикосновения волновали и будоражили.
        - Ничего, справимся. У меня очень толковые сотрудницы. И, кстати, будет повод отметить мой развод. Надеюсь, уже в четверг все закончится.
        Сегодня погода нас порадовала. Тихо падал легкий снег. Невесомые снежинки блестели, как бриллианты на крыльях бабочки. Мы долго кружили по городу. Просто гуляли и дышали морозным воздухом.
        Потом Влад отвез меня домой. Мы расположились на заднем сиденье. Он достал коробку шоколадных конфет. Их Кирсанов тоже привез из Москвы, специально для меня. Открыл шампанское. Как хорошо, когда в автомобиле есть бар. Если так дальше пойдет, я привыкну к комфорту.
        Края фужеров коснулись друг друга. Тонкий хрустальный звон напомнил о приближении Нового года. Шампанское игриво пенилось и слегка туманило голову. Но не на столько, чтобы я совсем потеряла ее.
        Снова стояли у моего подъезда. Я поняла, что Влад даже не ждет, что я приглашу его подняться в квартиру. Я все еще не готова к новым отношениям. Не хочу очередных разочарований, не хочу расставаний и пустых надежд.
        Отлично понимаю - максимум, на что могу рассчитывать, это стать временной любовницей. Или его женщиной на время редких приездов в Златогорск. Нет, мне этого не надо. Я слишком серьезно стала относиться к подобным вещам.
        Даже сама себе боялась признаться, что Влад меня не просто волнует. Я начинаю терять от него голову. Или уже потеряла?
        Я помахала ему рукой на прощанье. Он улыбнулся и тоже махнул мне. Сегодняшний вечер для нас завершен.
        Так называемый скоростной лифт сначала задрожал, потом задребезжал, пару раз лязгнул металлом и медленно поднял меня на двадцатый этаж. Длинный запутанный коридор. Много одинаковых металлических дверей.
        Соседей не знаю, да и нет желания с ними знакомиться. Тут люди замкнуто живут в своих ячейках. Приезжают с работы, спят и утром снова на работу. Элитный спальный район. О чем я думала, когда я соглашалась на это сомнительное приобретение? Воздух тут чистый! Да, чистый, почти степной. И что дальше? Что тут еще хорошего? Ничего.
        При первой же возможности избавлюсь от этой квартиры. Пусть свекровь покупает мою долю, если хочет. Глядишь, сразу объявится Димочка. Мамаша всегда опекала свое ненаглядное чадо. Он привык получать от нее поддержку. И ехать на мне. Они вдвоем запрягли меня, как лошадь, а я и не заметила, что меня охомутали в прямом смысле слова.
        Поздно вечером снова позвонила свекровь. Что-то часто она стала проявляться. Не к добру. Опять пыталась взывать к моей совести. Вот не все ли равно, разведусь я с ее сыночком или нет? Уже полтора года я его не видела. На его долю в квартире я не претендую, другой совместной собственности у нас, к счастью, нет. Так что развод - просто формальность.
        - ??????????????
        В субботу традиционно обслуживали свадьбу. На этот раз клиенты были адекватные. После обеда я уже собралась уходить, когда на пороге моего салона появился Влад.
        - Хочу похитить тебя до завтрашнего вечера. На улице снег идет. Настоящая зима. Хватит работать, пора отдыхать. Ты на лыжах катаешься?
        - Скорее нет, чем да, - рассмеялась я. - В детстве ходила с родителями. Но это было давно.
        - Ничего, вспомнишь. Это как на велосипеде кататься - если умела, уже не забудешь.
        - Да у меня ни лыж, ни лыжного костюма нет, - призналась я.
        - Все купим по дороге. У моего друга отличная турбаза за городом. Отказ не принимается. Обещаю тебе замечательные выходные. Традиционный шашлык на свежем воздухе и чай из настоящего тульского самовара.
        А ночевать мы будем в одном номере? Этот вопрос вертелся у меня на языке, и я, кажется, была совсем не против.
        - Даже не знаю, - замялась я. - Как-то все очень неожиданно… Да и домашних дел полно. Я хотела квартиру убрать… Еще в магазин надо съездить, закупиться продуктами на неделю.
        - Обещаю, буду вести себя паинькой, - рассмеялся Влад. - Приставать не стану, клянусь. Ты же этого боишься?
        - Ничего подобного, - не очень убедительно возразила я. - Чего мне бояться?
        - Вот и славно. Закрывай свой салон. А я жду тебя в машине. Завтра вечером, когда будем возвращаться, заедем в магазин и накупим тебе продуктов хоть на неделю, хоть на месяц.
        - Ты меня и так засыпал подарками. Все я куплю себе сама. И лыжный костюм и еду.
        - Независимая ты женщина! - рассмеялся Влад. - Ладно, пусть так. Сложно тебя убедить, что для меня это сущие мелочи.
        В спортивном магазине мне без проволочек подобрали все необходимое. Влад быстренько заплатил за все. Я возражала, но он пообещал, что потом заберет все себе, раз я такая принципиальная. Конечно, в эту уловку я не поверила. И призналась себе, что мне очень нравится получать от него подарки. Никакая я теперь не принципиальная.
        Конец ноября, но за городом уже намело сугробы. Это в центре все быстро тает. А в лесу такая красота! В этом году зима, похоже, пришла к нам рано. Я вспомнила беззаботное детство.
        Я быстро переоделась, и мы пошли гулять по лесу. Снег продолжал тихо падать. Было темно, только фонари освещали дорогу. Мы с Владом валялись в снегу, он катал меня на санках. Кажется, ему нравилось быть конем. А мне нравилось управлять им.
        Потом сидели перед огромным очагом в гостиной, пили чай с облепихой и медом и болтали обо всем на свете. Большой старинный самовар с медалями стоял на столе и поблескивал медным боком. Его венчала корона, на которой разместился расписной заварочный чайник.
        Вокруг стояли вазочки со всевозможным вареньем и печеньями. Я пила чай вприкуску с сахаром. Так уютно мне было очень и очень давно. В детстве, когда я гостила у бабушки в деревне.
        Мы расстались поздно ночью. Влад очень деликатно ушел к себе в номер. А я пошла к себе. Просторная комната с медвежьей шкурой на стене и толстым шерстяным ковром на полу. На постель можно было уложить человек пять, не меньше.
        Я быстро разделась и нырнула под теплое одеяло. Мне было тоскливо в огромной постели. А за стенкой на такой же большой кровати лежит Влад. И ему тоже, наверное, одиноко и скучно.
        Нужно ли мне быть такой правильной? Ну, уедет Кирсанов, ну забудет меня, и что? Со мной останутся замечательные воспоминания. Сердито отогнала неуместные мечтания. Если так дальше пойдет, добром для меня это не кончится. Останусь я с разбитым сердцем и горечью в душе.
        Утром я все-таки рискнула и встала на лыжи. Потеплело, снег стал липким. Я постоянно падала. А с горы вообще скатилась отдельно от лыж. Извалялась в снегу и стала похожа на снежную бабу. Влад долго отряхивал меня. Снег забился даже за шиворот.
        Время за городом пролетело незаметно. Возвращаться совсем не хотелось. Хорошо, что Влад вытащил меня на природу.
        Вечером заехали в супермаркет. Влад не стал слушать мои возражения и накупил для меня продуктов на месяц вперед. Выбирал он их на свое усмотрение, и в итоге это оказались в основном деликатесы, на которые я раньше даже смотреть боялась из-за их стоимости.
        Диетическое мясо кролика, форель в винном соусе, бутылочка французского вина для того, чтобы отдохнуть после трудового дня. Гранатовый сок повышает гемоглобин, а шампиньоны просто очень хороши, если их пожарить в сливках. Я очень быстро смирилась и больше не возражала. В конце концов Владу со стороны виднее, что мне полезно. И пусть он меня балует, ведь это, как оказалось, невероятно приятно.
        В понедельник утром поняла, что ходить буду как каракатица. Ноги после лыж начали страшно болеть. Ломила каждая клеточка. Все-таки надо было вначале думать, а потом соглашаться на авантюру с лыжами. Могла бы ограничиться катанием на санках. Влад так хорошо изображал коня!

* * *
        В ожидании грядущего суда я истрепала себе нервы до предела. Напряжение нарастало с каждым днем. Мне казалось, что, возможно, я забыла подать какие-то документы. Не так оформила заявление. Не сделала какие-то ксерокопии. Из-за любой мелочи могут отложить заседание суда еще на неопределенное время. Как я ненавижу эту канцелярскую волокиту!
        Я очень надеялась, что все, наконец, закончится, и можно будет попытаться избавиться от злосчастной квартиры. А потом я начну все с чистого листа. Может, к тому времени Кирсанов еще не уедет в Москву? О чем это я только что подумала? Почему такие неуместные мысли роятся в моей голове?
        Влад понимал, что я вся на нервах. И старался отвлечь от дурных мыслей как мог. Мы вместе обедали и ужинали. Еще раз сходили в театр на классический балет. Три дня, наконец, прошли.
        В четверг с самого утра шел снег. Он валил и валил с неба, покрывая все вокруг белоснежным покрывалом. Зима уверенно вступила в свои права.
        Влад предложил сопровождать меня в суд. Я отказалась. Что ему там делать? Кроме меня и судьи никто больше не придет. Не думаю, что туда явится моя свекровь. Зачем ей приходить? Я твердо сказала Марине Сергеевне, что доведу начатое до конца. Она не сможет повлиять на мое решение.
        Кирсанов все-таки утром зашел ко мне. Пожелать удачи, как он сказал. И потребовал, чтобы я позвонила, когда все закончится. Надо же, какой у меня появился друг. Верный и понимающий.
        Оставила машину на парковке у здания суда. Нервы были напряжены до предела. И чего я волнуюсь? Я же не замуж выхожу, а как раз наоборот. Так чего дергаться? Даже если сейчас что-то сорвется, это не конец света, убеждала я себя.
        Я прошла по пустому и широкому коридору. Мои шаги гулко отдавались под сводами старинного здания. Через пару минут очутилась в приемной. Ожидала недолго, и скоро меня пригласили в зал суда. Залом это помещение можно было назвать с трудом. Скорее обычный кабинет, не очень большой, с рядами жестких деревянных скамеек. Место для судьи и секретаря находилось на возвышении. Три черных кожаных судейских кресла придавали некоторую торжественность скромной обстановке.
        Дальше все шло по процедуре.
        - Прошу всех встать, - провозгласила секретарь. - Суд идет.
        «Всеми» была одна я.
        А пришедший «суд» состоял из дамы в возрасте. Она важно заняла среднее кресло. И сразу стала похожа на императрицу на троне. На женщине была надета традиционная черная мантия с белым жабо.
        - Прошу всех сесть.
        «Все» в виде меня сели.
        Потом продолжились формальности. Их было много. Наконец, судья обратилась ко мне и задала главный вопрос. Не передумала ли я разводиться? Разумеется, нет.
        Я поднялась, чтобы торжественно сообщить, что жажду развода и не собираюсь менять свое решение. И тут произошло то, к чему я не была готова.
        Дверь в зал суда широко распахнулась, и на пороге появилась моя свекровь. Это было не самое худшее. Рядом с ней стоял Дима. Он светился от радости, как золотой червонец.
        - Милая, я вернулся! - Дима раскинул руки и бросился ко мне. - Я шел к тебе полтора года. Думал о тебе каждую минуту и только любовь к тебе спасла меня.
        Беззастенчивый лжец! Какая любовь? Что он вообще несет? Откуда он так долго шел ко мне? Мог бы еще немного задержаться. Но нет, пришел как раз вовремя.
        Свекровь картинно прослезилась и поднесла к глазам скомканный платок.
        - Какое счастье видеть вас рядом, просто настоящие голубки! - умильно произнесла она.
        У меня подкосились ноги, и я бессильно плюхнулась на жесткую скамью.
        Глава 24. Инна.
        - Немедленно покиньте зал суда, - потребовала секретарь у моего бывшего.
        Да, пусть его немедленно выгонят! Нечего ему тут делать. Может, охрану позвать? Если надо - я готова сбегать.
        - Позвольте объяснить. Я ее муж! - сообщил Дима судье. - Меня похитили и держали в заложниках. Я вырвался из плена и спешил к любимой. Дай обниму тебя, женушка.
        Я вскочила со скамьи, отбежала к стене и впечаталась в нее спиной. Дальше отступать было некуда. Дима шел на меня, источая радость и широко улыбаясь. Я, наконец, обрела дар речи.
        - Лучше не подходи, - тихонько прорычала я.
        - Это у тебя шок от радости, - продолжал лучезарно улыбаться Дима. - Дай же мне наконец прижать тебя к сердцу, любимая!
        - Не подходи, - угрожающе повторила я.
        - Ладно, ладно, не нервничай, - он поднял руки, демонстрируя миролюбие. - Тебе это вредно. А то опять начнется истерический припадок.
        - Припадок? Опять? - у меня перехватило дыхание от такой беззастенчивой лжи. Он выставляет меня истеричкой перед судьей. - Не бывает у меня никаких припадков!
        - Бывают, бывают, - защебетала свекровь. - А последнее время очень часто. Тут стесняться нечего. Ну, слабые у тебя нервы, что же делать? У каждого свои недостатки. Надо тебе все-таки к психиатру сходить. Лишним не будет.
        Негодование захлестнуло меня. Набрала в легкие побольше воздуха, чтобы достойно ответить, но вовремя остановилась. Я поняла, что чем активнее буду оправдываться и ругаться, тем больше буду похожа на настоящую истеричку. Умеет Дима все повернуть с ног на голову! И мамаша ему так ловко подпевает. Сейчас они выставят меня круглой дурой!
        Постаралась взять себя в руки. Несколько раз глубоко вздохнула. Ничего не получилось.
        - Где тебя носило? - снова взорвалась я. - Откуда ты взялся на мою голову?
        - Это длинная и страшная история. Я расскажу ее тебе дома. Пойдем, родная! - Дима протянул ко мне руку, и я отшатнулась.
        - Никуда я не пойду, пока не получу развод! - едва не заорала я в голос.
        - Какой развод, девочка моя? Я столько преодолел! Мы снова вместе!
        Судья смотрела на происходящее, как на цирковое представление. Наконец она подозвала к себе секретаря.
        Мечта о свободе разбилась о жестокую реальность. Принесла нелегкая моего благоверного! И как все драматично выглядит. Возвращение блудного мужа в лоно семьи! А жена ведет себя как умалишенная. Видимо, от внезапно свалившегося на нее счастья.
        - Слушание откладывается. Всем встать, суд удаляется, - машинально потребовала секретарь.
        Все и так стояли - я, как загнанный зверь, прижавшись к стене, сияющий Дима посреди зала, а свекровь со слезами умиления на глазах прислонилась к дверному косяку.
        Судья поднялась и спешно направилась к выходу.
        - Подождите! Ваша светлость, пожалуйста! - закричала я, бросаясь к ней.
        Пожилая судья в недоумении вскинула брови. Блин! Как к ней надо обращаться? От волнения помнила только, что это что-то из времен царской России.
        - Ваше превосходительство… Ваше степенство… Не уходите!
        - Вы издеваетесь? - судья остановилась и возмущенно посмотрела на меня.
        - Нет, нет, что вы! И не думала. Ваша… Ваше… - слово вертелось у меня на языке.
        - Вы оскорбляете судью, - строго заметила мне секретарь. - За это вас могут привлечь к ответственности.
        Я в отчаянии заломила руки:
        - Не помню я, простите! Но останьтесь! Стойте, ваша милость!
        - К судье следует обращаться «Ваша честь»! - сухо подсказала мне секретарь.
        Конечно, как я могла забыть? Я попыталась взять себя в руки.
        - Ваша честь, умоляю! Разведите нас, пожалуйста! Это же последнее слушание. Я ждала три месяца! Целых три! Не уходите!
        Но судья решила, что стоит поскорее унести ноги от сборища идиотов. Ее мантия расправила крылья, как плащ Бетмена, судья ловко обогнула мою свекровь и исчезла в дверном проеме.
        Марина Сергеевна слащаво улыбнулась мне:
        - Пойдем, Инночка. Дима столько пережил за это время. Муж соскучился по тебе. Ему нужны твои любовь и ласка.
        - Не дождется! - отрезала я.
        Секретарь выжидающе посмотрела на нас. Она деликатно намекала, что нам пора уходить.
        - Что мне теперь делать? - метнулась я к ней в последней надежде.
        - Подадите заявление заново. Теперь вдвоем. Если муж захочет.
        - Я не захочу, - заверил ее Дима. - Я категорически против развода, потому что люблю жену. И у нас совместно нажитое имущество.
        - Но я же могу подать заявление одна? - не отставала я от секретаря.
        - Конечно, - кивнула она. - Вы имеете на это право.
        - И все сначала? - в ужасе простонала я. - Опять три слушания, если он не согласится?
        - Конечно, я не соглашусь, дорогая! - заверил меня Дима. - Давай, взвесим все за и против… Спешить в таком вопросе не надо. Ты же в ЗАГСе клялась, что любишь меня. Помнишь?
        - ??????????????
        - И по-другому никак? - я не слушала, что говорит мне Дмитрий.
        - Такова процедура, - пожала плечами секретарь. - Освободите помещение. И разбирайтесь между собой в другом месте.
        Мы вышли из зала. Димочка что-то пытался мне говорить. Свекровь тоже. Но я не слушала их, молча брела по длинному коридору и думала только о том, что теперь ждать еще как минимум три месяца. И где мне жить? Не с Димой же в одной квартире?
        - Милая, ты не хочешь узнать, что со мной было? - Дима подергал меня за рукав.
        - И что с тобой было? - мне хотелось пришибить его. - Давай, ври. Я тебя внимательно слушаю. Но лучше покороче.
        - Я никогда не лгал тебе, - пафосно заявил мой пока еще муж.
        - Да неужели? Ты ничего не рассказывал мне о своей работе. Я не знала, откуда у тебя деньги. Что за темные делишки ты проворачивал? - злость накрыла меня тяжелой волной. - Только не говори, что ты агент спецслужб и работаешь под прикрытием. Итак, коротко и по делу. Что тебе от меня надо?
        - Любви и понимания, - лицемерно улыбнулся Дима. - Меня держали в заложниках. Мне будет сложно вернуться к обычной жизни. И мне просто необходима твоя поддержка. И моральная, и физическая.
        - О, боги! Кто тебя держал в заложниках? - я закатила глаза к белому сводчатому потолку бесконечного коридора. - Кому ты дался?
        - Этого я не знаю. Требовали выкуп.
        - Я полтора года собирала деньги и смогла вырвать сына из лап злодеев, - сообщила свекровь и пошмыгала носом, изображая слезы.
        - Что ж ко мне не обратились? - скривилась я в злодейской улыбке.
        - Ты бы не поверила и не дала ни копейки, - свекровь ответила мне такой же миной. - Тебе не понять, что я пережила за эти полтора года. Мое сердце болело каждую минуту.
        - В полицию, конечно, не обращались? - ядовито поинтересовалась я, так как была уверена - Дима отлично провел время, скрываясь от каких-то проблем. Не был он никаким заложником.
        - Естественно, не обращалась. Мне запретили. Дмитрия могли убить. Я умирала от ужаса за судьбу сына. У меня было два микроинфаркта и один инсульт. Но я крепилась. Мне пришлось перенести все болезни на ногах. А ты не желаешь даже слушать меня и Дмитрия. Удивительная черствость!
        - А теперь что мешает написать заявление обо всем этом в полицию? Может, прямо сейчас и пойдете?
        - Теперь нет необходимости в спешке. Мы так и сделаем, но чуть позже. Диме необходимо немного прийти в себя. Он столько пережил. Сейчас ему нелегко.
        - И я надеюсь, что ты мне поможешь вернуться к нормальной жизни, - Дима положил руку мне на плечо, но я зло скинула ее.
        - Не смей ко мне прикасаться! - прорычала я. - Вы оба искренне надеетесь, что я поверю в эту наглую выдумку?
        - Я думал, ты переживала за меня, - лицемерие Димы не имело предела. - Ведь ты же любила меня, когда мы поженились.
        - Ладно, выкладывай, что тебе надо. У меня нет ни времени, ни желания слушать эту ересь о похищении. Мне начхать, где тебя носило полтора года. Дай мне развод и иди с миром. Чего ты сюда вообще приперся?
        - Зачем нам разводиться? И я не приперся, я вернулся в родные пенаты, - Дима снова попытался обнять меня, но я увернулась. - Мы остановим время и начнем все сначала.
        Я прекрасно понимала, что ничего сначала он начинать не собирается. Ему нужны от меня отступные, больше ничего. От тупо хочет денег.
        - Сколько ты хочешь за развод? - перешла я к делу. Вот только где мне взять деньги?
        - Я не хочу разводиться. Давай хотя бы попробуем наладить нашу семейную жизнь. Дай мне шанс.
        - Я тебе не верю. Ни единому твоему слову. Ладно, желаешь тянуть время - изволь.
        - Конечно, это твое право. Но я намерен жить в нашей квартире. Ведь ее половина принадлежит мне по праву.
        Так вот что ему надо! Квартиру, кто бы сомневался!
        - Все время, пока тебя не было, я платила за тебя ипотеку. Или это не в счет?
        - Ты очень правильно поступила, дорогая. Мы же одна семья. Я бесконечно благодарен тебе за это, - он снова попытался обнять меня. Теперь за талию.
        - Дима, ты редкий лицемер.
        - Ничего подобного. Итак, сегодня я буду ночевать в нашей квартире. И мы обо всем поговорим. Я расскажу тебе свою историю. И ты все поймешь и поверишь мне.
        - Если ты будешь ночевать в квартире, меня там не будет.
        - Жаль. Но это твое право, - расплылся в улыбке Дмитрий. - Если передумаешь, двери моей, прости, нашей квартиры открыты для тебя всегда. И место в моей постели тоже для тебя найдется. Я так скучал по твоим ласкам. Впрочем, на них ты всегда была довольно скупа.
        Окажись у меня под рукой кирпич, я бы стукнула им Диму по голове.
        - Видишь, Инночка, мой сын на все готов ради тебя, - свекровь тоже изобразила на лице сладкую улыбочку. - Вы так хорошо смотритесь вместе. Просто идеальная пара. Подумай и возвращайся к Диме. Он готов принять тебя, несмотря на то, что все это время ты не слишком переживала за него.
        Мне захотелось застрелиться. Или застрелить Диму вместе с его мамочкой. «Готов принять меня?» Вот это наглость! Можно подумать, я моталась по мужикам при живом муже. Да у меня и мысли завести любовника не было, пока я жила с этим негодяем.
        Даже не поддалась на обаяние Кирсанова. А ведь мне так сложно бороться с собой. И вот, пожалуйста, оказывается я и на ласки скупа была, и вообще редкая стерва. Надо было полтора года посыпать голову пеплом, а еще лучше прилюдно стучать ею об стену, демонстрируя переживания за мужа.
        Как же я ненавижу лицемерие! Полтора года я занималась только тем, что платила по его долгам, тянула ипотеку и пыталась сохранить свою фирму. Не до мужиков было. А стоило пуститься во все тяжкие. Сейчас было бы не так обидно. Хотя нет, это не для меня. Я всегда хотела любви. Вот и получила! Идеальный муженек Дима вернулся!
        Но недавно я поняла, что потеряла голову и влюбилась. И с этим ничего не поделаешь. Любовь разуму неподвластна. С трудом сдерживаю себя, чтобы не поддаться искушению и не стать очередной любовницей красавца-олигарха. Пока мы всего лишь друзья. Но кто знает, смогу ли я сдерживать себя дальше? Да и надо ли это делать при сложившихся обстоятельствах?
        Но не об этом теперь мне надо думать. Любовь - это прекрасно. Но сейчас мне нужен друг. Просто друг, который выслушает, поддержит и, возможно, даст совет. Или хотя бы поставит мне мозги на место.
        Мы вышли на улицу. Ветер сердито швырнул мне в лицо пригоршню жесткого снега.
        - Ну что, идем домой? - гаденько усмехнулся Димочка. - Твои вещи собирать?
        - Я приду позже, - отрезала в ответ. - Не вздумай поменять замок. Иначе сразу вызову полицию, и пусть разбираются, где тебя носило все это время.
        Упоминание о полиции охладило пыл моего супруга. Он недовольно поморщился, но промолчал.
        - Ах, какая же ты бесчувственная, - вздохнула свекровь. - Тебе протягивают руку, хотят помириться, а ты нос воротишь. Так потом не жалуйся, что тебя обидели.
        Глава 25. Инна.
        Пока я была в суде, началась настоящая метель. Колючий снег заметал мою машину. Она походила на сугроб. Не стала очищать ее. Просто села в автомобиль. В нем было сумрачно от нападавшего на лобовое стекло снега и холодно. Совсем как у меня на душе. Машинально включила печку.
        Чувствовала себя потерянной. Хотелось от обиды зареветь в голос. Я так ждала этого дня, так надеялась, что вся канитель с разводом закончится. И на тебе - Дима как гром среди ясного неба обрушился на мою несчастную голову.
        А ведь было предчувствие, что свекровь не просто так мне звонила. Что этой семейке от меня надо? Раз денег у меня нет, Дима постарается отжать квартиру. При любом раскладе он в выигрыше - может обитать в нашей квартире припеваючи три месяца. Ведь козе понятно, я с ним рядом жить не буду.
        Хорошо, если Дима и на мой салон глаз не положит. Он хорошо разбирается в своих правах, как никак юрист. Может, найдет какую лазейку о совместно нажитом имуществе. Просто голова раскалывается от дурных мыслей. Попыталась собрать их в кучку - не получилось. Мысли разбегались, как тараканы громко топая по черепной коробке.
        Не знаю, как долго я сидела в машине. В ней заметно потеплело. Сняла перчатки и бросила их на заднее сиденье, с хрустом размяла пальцы. Как же все отвратительно сегодня складывается!
        Немного успокоилась и набрала номер Кирсанова. Сейчас я нуждаюсь в нем как ни в ком другом. Он выслушает меня, все поймет и поддержит. А может и даст дельный совет.
        Влад ответил сразу:
        - Можно тебя поздравить? Все закончилось?
        - Нет, Влад, не с чем меня поздравлять. Ничего не закончилось, все начинается с начала, - едва не заревела я как белуга в трубку.
        - Что произошло? Ты где? - беспокойство в его голосе почему-то порадовало меня.
        - Около суда. Сижу в машине на парковке. Хочется убить кого-нибудь. Мой муженек объявился. И разводиться со мной добровольно он не намерен.
        - Нда… Неожиданный поворот, - протянул Влад.
        - Не то слово, - вздохнула в ответ. - Понимаю, что надо набраться терпения. Но я так надеялась, что сегодня все закончится. И на тебе…
        - Не расстраивайся раньше времени. Я сейчас приеду, и все мне расскажешь.
        Влад подъехал меньше чем через полчаса. Он сел ко мне в машину.
        - Привет!
        - Привет! - вздохнула я в ответ.
        - Рассказывай, что случилось, - Влад положил свою ладонь на мою, и я немного пришла в себя. - Надо мне было пойти с тобой на заседание. Зря тебя послушал.
        - Нет, это бы ничего не поменяло. Я не хотела тебя дергать. Была уверена, что справлюсь сама. Все же шло к завершению. И на тебе - мой муж пришел на слушание.
        - Это я понял. Неожиданно, конечно.
        - Притащился с мамочкой прямо в суд. Только началось заседание, они и ввалились. Повестки приходили на адрес его матери. Они знали, что сегодня последнее слушание. Так картинно все обставили. Сочинили невероятную историю. Якобы Дмитрия полтора года держали в заложниках. Наглая ложь. Хочется выть от досады! Не знаю, почему мой бывший не появился раньше и тянул до последнего. Может, и правда Дима скрывался от кого-то. А может, просто хочет лишний раз мне нервы потрепать.
        - Моя жилетка в твоем полном распоряжении, - Влад распахнул свою роскошную куртку, отороченную мехом волка.
        Я взялась за лацкан его пиджака и уткнулась макушкой в грудь Кирсанова. Странно, но мне вдруг стало спокойно.
        Я не плакала, но говорила много и путанно. Влад не перебивал, только иногда задавал вопросы. Скоро я подвела итог моему сумбурному выступлению:
        - Короче, моя свобода откладывается месяца на три, а то и больше. И, зная моего дорогого Димочку, он хочет от меня денег. В виде отступных. Денег нет, значит, попытается отобрать квартиру. Он туда прямо сейчас и направился.
        - Хочешь, сейчас же поеду к нему и поговорю? Просто по-мужски?
        - Это морду набить, что ли? - нервно хихикнула я.
        - Ну да, а что не так?
        - Твои телохранители пришибут его, а тебе отвечать. Да и жалко дурака, как ни крути. Хоть и сволочь, а уродовать его не надо.
        - Хорошо же ты обо мне думаешь! - усмехнулся Влад. - Нет, тут телохранители не нужны. Это уже будет уровень твоего Димы. Решать проблему чужими руками последнее дело. Дай его номер, позвоню, позову пообщаться.
        - Нет. Не надо. Дмитрий имеет право там находиться. Он и меня приглашал назад. Добрый такой, просто удавиться хочется от его сладких речей. Или его удавить. Но я с ним под одной крышей ни минуты не останусь. И ведь знает об этом, гаденыш. Потому и приглашает. Теперь обставит все так, словно я - стерва, а он - невинная жертва. Самое обидное - я только недавно поняла, что Дима - мелкий аферист.
        - Поручу навести о нем справки. Где-то же он провел эти полтора года.
        - А смысл? - вздохнула я.
        - Накопаем компромат. Прижмем, пригрозим судом за мошенничество и заставим дать тебе развод без проволочек. У меня отличные юристы. Уж точно опытнее твоего бывшего.
        - Он пока еще не бывший, - вздохнула я.
        - ??????????????
        - Неважно, в ближайшее время будет.
        - Я тоже на это надеюсь. В крайнем случае подожду еще три месяца. Но Дима редкий трус. Возможно, испугается твоих юристов. Где были мои глаза, когда я выходила за него? Дура, слепая дура. Да еще и безмозглая!
        - Не кори себя. Теперь этим делу не поможешь.
        - Согласна, - я оторвалась от жилетки Влада и поправила волосы. - Хорошая у тебя жилетка. Мне она очень помогла.
        - Естественно. Это же Армани. Кстати, я привез тебе немного конфет. Сладкое очень улучшает настроение. Гормон радости тебе не помешает.
        Влад достал из кармана куртки небольшую жестяную коробку.
        - Ты любишь марципан? Немецкий.
        - Люблю, наверное. Не помню уже вкус. Я его пробовала в детстве. Тогда мне нравились такие конфеты.
        - Тертый миндаль. Я его обожаю, - Влад развернул конфету и положил ее мне в рот.
        Я осторожно взяла лакомство, и слегка прикусила кончики его пальцев. Влад улыбнулся и задержал их на моих губах.
        - Как тебе марципан?
        - Невероятно вкусно, - призналась я. - Просто пища богов!
        Он развернул еще одну конфету и снова поднес ее к моим губам. Я потянулась за ней, а Влад отдернул руку.
        - Ты хулиган, - рассмеялась я.
        - Только самую малость, - Влад снова коснулся пальцами моих губ. - Вот ты и повеселела.
        С трудом удержалась, чтобы опять не прикусить их. Нет, сейчас мне заигрывать с Кирсановым некрасиво. За кого он меня примет? Еще подумает, что я это делаю из благодарности. А это совсем не так.
        Я влюбилась в этого невозможного мужчину. Влюбилась по-настоящему. Только никогда ему об этом не скажу. Потому что к хорошему это меня не приведет. Боюсь, я уже слишком привязалась к Владу. Хотя почему я должна сдерживать себя? Противоречия раздирали меня, и я не знала, как вести себя дальше.
        - Ну, что теперь делать будем? Поехали для начала за твоими вещами, - предложил Кирсанов. - Тебе туда одной лучше не соваться. Кто знает, что на уме у твоего мужа?
        - Дима отлично все рассчитал. Сейчас я от него съеду, свою часть ипотеки платить мне все равно придется. А он будет теперь жить в нашей квартире королем. Еще неизвестно, как долго мы будем ее продавать. Может, Дима встанет в позу и заломит за нее бешеные деньги. А кому она нужна, эта элитная недвижимость на краю города?
        - Забудь пока про это. Подумаем, как быть с твоей долей в квартире позже. Нет безвыходных положений. Чем смогу - помогу.
        - Знаю, - улыбнулась я. - Ты мой настоящий друг. Что бы я сейчас без тебя делала?
        - Ну да, и без моей жилетки? - рассмеялся Влад. - Хочу предложить тебе остановиться в нашем отеле.
        - Я тоже об этом подумывала. И рядом с салоном, удобно. А то из нашей с Димой квартиры добираться почти час, а иногда и дольше. Так что пусть живет в этом элитном скворечнике на двадцатом этаже и наслаждается. А я поселюсь в отеле на три-четыре дня, пока не сниму подходящую квартиру. Тоже постараюсь найти поближе к работе.
        - Зачем ее снимать? - удивился Влад.
        - Дешевле получится, чем жить в отеле. Выберу небольшую, однокомнатную. Скорее всего в старом жилфонде. И все будет отлично.
        - Экономная ты девушка! - рассмеялся он. - И очень практичная. Но я не хочу, чтобы ты платила за номер. Не возражай. Знаю, ты независимая. Я хочу просто поддержать тебя. По-дружески, без всякой подоплеки. Не нужна тебе съемная квартира. Живи, пока все не утрясется.
        - Нет, однозначно нет. Мне это не подходит. Не привыкла ходить в должниках.
        - Мы же друзья. Я хочу, чтобы ты разместилась с комфортом. Тем более что это ненадолго. Разберемся мы с твоим муженьком, не сомневайся. Отель полупустой. Я прошу тебя занять номер по соседству с моим. На твой выбор. На этаже всего шесть номеров, как ты помнишь. Ты же наверняка ночевала в них, - лукаво усмехнулся Влад. - Будем ходить друг к другу в гости, пить чай и есть печенья. Или конфеты.
        - Ужасно заманчиво. А чем я смогу отблагодарить тебя? У меня кроме салона скоро, похоже, ничего не останется. А может Дима и на него лапу наложить попробует.
        - Этого мы не допустим, обещаю. Ты помогаешь мне избавиться от навязчивых девиц. А это дорогого стоит, уж поверь. А я помогу тебе избавиться от мужа.
        - Забавно звучит, - заметила я. - И несколько зловеще.
        - Но мы же не отстреливаем моих девиц и твоего мужа. Мы законопослушные граждане.
        - И к счастью, оба не кровожадные. Последнее время ловлю себя на мысли, что многие люди меня сильно раздражают, - призналась Владу.
        - И меня тоже. Но это не самое страшное. Теперь поехали забирать твои вещи. А потом на работу. Это лучше всего отвлекает от дурных мыслей. Зато вечером я поведу тебя в ночной клуб. Будем отрываться по полной. Или пойдем куда пожелаешь. Верь, все наладится. Только наберись терпения и не поддавайся унынию.
        - Постараюсь, - слабо улыбнулась я. - Ты же не позволишь мне унывать?
        - Однозначно, нет, - Влад достал еще одну конфету и положил мне в рот. - Лучшее лекарство от уныния.
        Я закрыла глаза и все-таки снова прикусила его пальцы.
        Глава 26. Влад.
        До Инниного дома доехали на удивление быстро. Пробки на дорогах начнутся ближе к вечеру. Тогда в спальный район не пробиться.
        Инна была скорее зла, чем расстроена. Она сердито сопела носом и сосредоточенно смотрела на дорогу.
        - Пожалуй, даже хорошо, что я отсюда уеду. Никогда не нравился этот район. Тоска одна.
        - Все что ни делается, все к лучшему, - философски заметил я.
        - Продадим квартиру, найду себе жилье по душе. В центре. Пусть квартира будет маленькой, зато уютной, - мечтательно произнесла Инна. - Только мне кажется, Дима что-то уже замыслил. Не увижу я денег как своих ушей.
        - Не переживай, разберемся. Все, что он тебе должен, - отдаст как миленький.
        Мы поднялись на двадцатый этаж. Инна попыталась открыть дверь, но у нее ничего не получилось. Она заколотила в нее ногой и начала нервно давить ладонью на звонок.
        - Открывай немедленно! - крикнула она.
        За дверью раздались неспешные тяжелые мужские шаги. Щелкнул замок, лязгнула щеколда. На пороге стоял блондин лет тридцати с небольшим. В спортивной майке и джинсах. С модной стрижкой и ухоженной бородой, с хорошей мускулатурой. Непохоже, что полтора года его морили голодом. Видимо, бандиты очень бережно относились к своему заложнику. Или он первым делом кинулся приводить себя в порядок.
        - Рад, что ты вернулась, - расплылся в очаровательной улыбке Дима. - А кто это с тобой? Сослуживец?
        - Да, сослуживец. Я за вещами. Больше дверь на щеколду не закрывай. Это и моя квартира. И я хочу иметь к ней доступ в любое время дня и ночи, - прорычала Инна.
        - Как скажешь, милая, - снова слащаво улыбнулся мужчина. - Но будет лучше, если ты останешься со мной. Мы же семья!
        Он не просто лицемерил. Он открыто издевался. Инна проигнорировала его предложение. Даже не оглянулась. Молча обошла мужа и направилась вглубь квартиры.
        - Ну, рад знакомству, - Дмитрий не протянул мне руку, только снова улыбнулся голливудской улыбкой. - Я муж Инны - Дмитрий. А кто вы, я знаю.
        - А я ее друг. В прямом смысле друг.
        - Даже не сомневаюсь, что друг. Поддержали Инну в трудную минуту, пока она была одна.
        - И откуда же вы меня знаете? - неужели мое лицо знакомо каждой собаке в этом городе?
        - Да и кто ж в Златогорске не знает господина Кирсанова - олигарха и филантропа? - деланно восхитился Романов. - Решили недвижимость прикупить на малой родине? Очень удачное вложение.
        А Дмитрий осведомлен обо мне очень неплохо. Видимо, пока сидел в неволе, ему сливали информацию о том, что происходит в городе. Какие заботливые, однако, ему попались похитители!
        - Как понимаю, вы бескорыстный покровитель моей супруги? Искренне польщен!
        Мне страшно захотелось дать Романову в наглую морду.
        - Что вы хотите получить за развод с Инной? - перешел я к делу.
        - Ничего! Что вы, какой развод? - удивился Дмитрий. - Я мечтаю только о том, чтобы сохранить семью. И сделать жену счастливой.
        - Сколько? - я начал терять терпение.
        - Чего «сколько»? - продолжал идиотничать Романов. - О чем вы, Владислав Владимирович?
        - Хватит валять дурака. Вы все отлично понимаете. Не нужна вам жена. Итак, сэкономим время. Инна хочет развестись. Что хотите вы?
        - Деловая у вас хватка, господин Кирсанов. Мне надо подумать. Я выпал из жизни на полтора года. Не знаю, что за это время произошло в мире вообще и в Златогорске в частности. Дайте мне время.
        - За срочность хотите поднять цену?
        - Цену на жену? Помилуйте, моя любимая Инна не продается! Речь идет о человеке! - пафосно воздел руки к небу Дмитрий. Он откровенно издевался. - А это, как сказал великий пролетарский писатель Максим Горький, звучит гордо.
        Я с трудом сдерживал себя, чтобы не двинуть Дмитрию в челюсть.
        - Надеюсь, вы не собираетесь наброситься на моего сына с кулаками? - неожиданно в коридоре появилась сухопарая дама за пятьдесят. - Мы сегодня утром установили видеокамеры. Предполагали, что на Диму захотят напасть. У него много недоброжелателей.
        Только тут я заметил под потолком маленькую круглую коробочку с красным огоньком. Вот это предусмотрительность! Видимо, богатый опыт в подобных делах.
        - Отчего же все так не любят вашего сына? - поинтересовался я.
        - Люди очень злы и неблагодарны. И кое-кто уже успел обзавестись влиятельным покровителем, - дама намекала на Инну. - Но мы живем в демократической стране. И угроз не боимся.
        Во как! Это я что ли собираюсь угрожать ее драгоценному сыночку?
        - Я свяжусь с Инной в ближайшее время, - наконец сообщил Дмитрий. - Очень надеюсь, что она передумает и вернется ко мне. А если нет, тогда, видимо, придется продать эту квартиру и ее машину. Ведь все покупалось в браке. Разделим пополам, по закону. Я не могу позволить себе роскошь подарить свою долю ей. Да и салон цветов Инна обставляла не без моей помощи. Конечно, оборудование стоит не бог весть сколько, но в моем положении любая копейка - благо. После пережитых потрясений мне предстоит долгая реабилитация. Вы же понимаете, заточение не прошло для меня даром?
        - Мой сын столько вынес! Жаль, что жена не поддерживает его, - сокрушенно вздохнула мамаша. - Но, видимо, она очень занята чем-то другим. Или кем-то…
        - Нет, мама, не надо осуждать Инну. Я понимаю, что ей тоже нелегко. И все еще надеюсь, она одумается. Но если нет, тогда придется разводиться и делить имущество. Но не я буду инициатором. Не я, заметьте! - обернулся ко мне Романов.
        - Бедный Дима! - его маман смахнула несуществующую слезу, всхлипнула и для пущей убедительности схватилась за сердце. - Как нам пережить весь этот кошмар? - риторически вопросила она напоследок и удалилась.
        Видимо, пошла проверять, что собирает Инна. А то вдруг вынесет половину совместно нажитой мебели.
        Дмитрий посмотрел на меня чистыми глазами. Словно ангел, сошедший с небес на грешную землю. Его бросает жена, уходит с любовником, а он готов ей все простить и ждет обратно. Заведомо зная, что она назад не вернется.
        Много негодяев я видел, но этот превзошел всех. Мелочный, наглый, самоуверенный. Обычный шантажист, но какой мерзкий! И как Инна жила с ним? Видимо, когда влюблен, закрываешь глаза на все недостатки.
        Неожиданно Дмитрий протянул мне визитку:
        - Я подумал, возможно, Инну лучше не ввязывать в мужские проблемы. Позвоните-ка мне завтра, когда будете один. Не хочется лишний раз расстраивать Инну. Она стала очень нервной. Даже предположить не могу, с чего бы это? Возможно, решим проблему без нее. Так будет проще.
        Он брал инициативу в свои руки. И делал это умело. Но не на того напал.
        - Боюсь, я буду занят. Но мои юристы свяжутся с вами, - парировал я. - Уверен, мы придем к соглашению.
        Я взял визитку. Она была с претензией на элегантность. Темный серый фон и витиеватая серебряная надпись: «Романов Дмитрий Анатольевич. Юридические услуги и консультации».
        Угораздило Инну выйти замуж за этого прохвоста. И маменька у него такая же ушлая.
        - Хорошо, как вам угодно, - снова улыбнулся Дмитрий. - Юристы так юристы. Думаю, и мне, и Инне, и даже вам важен результат.
        Вернулась Инна с двумя спортивными сумками. Она бросила их у порога и снова ушла. Через минуту приволокла большой чемодан на колесах.
        Я подхватил его, взял обе сумки и стал похож на грузчика.
        В дверях зала, прислонившись к косяку, стояла Иннина свекровь. Она скрестила руки на груди и сокрушенно качала головой.
        - Не сильно ли ты нагрузила своего друга, Инночка? - саркастически поинтересовалась она. - Все-таки три сумки, а руки у него только две.
        - Самый раз, - ответил я. - Мне не тяжело.
        - Я забрала свои вещи. Что, оставить вам мое нижнее белье на память? Или спортивную куртку? А может, желаете вечернее платье? Боюсь, все это вам не по возрасту, - рассвирепела Инна.
        Она отобрала у меня сумку, расстегнула ее и вывалила содержимое посреди коридора.
        - Забирайте, не жалко! Пользуйтесь!
        - Ах, какая же ты злая, - скорбно вздохнула мамаша Димы. - Тебе в жизни очень трудно придется.
        - Ничего, справлюсь, - огрызнулась Инна.
        - Кто бы сомневался. Такие как ты, всегда найдут, кому сесть на шею.
        Инна промолчала. Что спорить с опытными хамами? Мы вышли в коридор. Инна на прощанье хлопнула металлической дверью. Гул прокатился по подъезду.
        - Прости, но она меня достала. Пока я собирала вещи, стояла, и смотрела, не возьму ли чего лишнего. Кошмарная женщина!
        - Плюнь на нее и на ее сыночка. У тебя начинается новая жизнь.
        - Начнется, когда разведусь. Как же они меня бесят. Нагло врут и даже не пытаются это скрыть. Просто издеваются в открытую. И ничего тут не сделаешь. Обидно!
        Приехали в отель, и я взял на рецепшен ключ.
        - Идем в твои апартаменты. Располагайся и будь как дома.
        - Нет, все-таки мне неудобно, - она нерешительно вертела карточку-ключ в руке. - Это слишком щедро с твоей стороны.
        - Номер все равно пустует. И мне приятно твое соседство. А то тоскливо одному на этаже.
        Мы поднялись на тридцать пятый этаж. Номер Инны соседствовал с моим. У нее пятый, у меня шестой. Она посмотрела на дверь и рассмеялась.
        - В этом номере я должна была тогда ночевать. Перепутала и ввалилась к тебе.
        - Очень хорошо, что перепутала. Где бы еще я нашел девушку, которая стала бы помогать мне и изображать мою невесту? Так что прочь сомнения. Номер в твоем полном распоряжении на любой срок.
        Я провел электронным ключом по замку и распахнул дверь. Прошел в спальню и оставил там сумку и чемодан. Инна осмотрелась.
        - Отличный номер. В нем я еще ни разу не ночевала, - честно призналась она.
        - Вот и хорошо. Надеюсь, тебе будет удобно. Две комнаты. Небольшие, конечно.
        - Ничего себе - небольшие. А мне бы и одной маленькой комнатки хватило. Я же тут только ночевать буду.
        - Не скромничай. Оставлю тебя. Обживайся, распаковывай сумки, разбирай вещи. А вечером нас ждет клуб.
        - А может лучше в кино? - попросила Инна. - Я сегодня жутко устала, а завтра у меня подготовка к субботнему банкету.
        - Конечно, все как пожелаешь, - я поправил ее растрепавшиеся волосы. - Я в кино сто лет не был. На что пойдем? Что-то романтичное, или хочешь комедию?
        - Комедии и романтики мне сегодня хватило по горло. Лучше тупой боевик. Чтобы море крови и гора костей. Это сейчас то, что мне крайне необходимо, - рассмеялась Инна. - А то ненароком пришибу Димочку вместе с его мамочкой. Никогда не думала, что они такие лицемеры. Была влюбленной дурой и старалась не замечать очевидных вещей.
        Глава 27. Влад.
        Никогда не предполагал, что решать проблемы других так приятно. Хотя это касается не кого-то, а Инны. Трепетной и нежной бабочки. Которую, однако, не так легко сломить. Вон на нее сколько всего свалилось, а она не унывает. И я ей с арендой нервы потрепал, и Плетнев. А уж про мужа и говорить нечего.
        Мы вернулись из кинотеатра уже ночью. Поднялись на этаж и остановились у двери ее номера.
        - Вот я и дома, - рассмеялась она.
        Мне не хотелось уходить. Мы могли бы еще посидеть и просто поговорить. Хотя кого я обманываю? Поговорить? Нет, мне сейчас хотелось далеко не этого. Обнять бы ее крепко, зацеловать до боли. Заласкать, измучить до изнеможения.
        В глазах Инны я увидел сомнение. Еще немного, и она пойдет на поводу у своих желаний. А они, подозреваю, совпадают с моими.
        Но я не буду пользоваться ее минутной слабостью. Это не по-мужски.
        - Утром зайду за тобой, и пойдем пить кофе.
        Она открыла дверь, и мы замерли на пороге. Инна колебалась. Я безумно хотел поцеловать ее, но благоразумие взяло верх.
        - Спокойной ночи, - как же мне не хотелось уходить!
        - Спокойной ночи, - в ее голосе мне послышалось сожаление.
        Я побыстрее распрощался и пошел к себе.

* * *
        Хорошо, что я решил поселить Инну рядом. Теперь каждое утро мы вместе завтракали в ресторане отеля. А если получалось, то и ужинали. В ее компании мне было легко. Она не строила глазки, не вешалась мне на шею и не предлагала интим. Хотя от последнего я бы однозначно не отказался.
        Иногда утром в ресторане завтракала и Бочкарева. Она улыбалась холодной улыбкой и зло поглядывала на Инну. Да когда же она, наконец, уедет в свой Питер?
        Инна на сердитые взгляды Светланы внимания не обращала. У нее были более серьезные проблемы, чем пустая ревность моей одноклассницы. Инна почти смирилась, что развод откладывается. Как бы мне хотелось побаловать ее, отвлечь от забот. Жаль, но и дорогие подарки Инне не нужны.
        Я отложил свой отъезд из Златогорска. У меня отличная команда, и я могу контролировать все и отсюда. Пока перенесу свою штаб-квартиру сюда. Не могу же я оставить Инну одну, когда так некстати появился ее благоверный?
        Мои юристы выдержали паузу и позвонили Дмитрию только во вторник. Пусть знает, что мы никуда не торопимся. Если не придем к соглашению, развод продлится три месяца, а потом - суд по разделу имущества. И тут он точно ничего не выиграет. Не за что будет ему платить. Так что тянуть время тоже не в интересах Романова.
        Как мне сообщили, переговоры шли долго. Романов хотел много денег немедленно. Но его мечты обломали и заверили, что все финансовые операции будут проходить как положено. В итоге он остался с квартирой и машиной. А после того как будет оформлен развод, господин Романов получит еще некоторую сумму. И весьма значительную. Если не будет совать палки в колеса и тормозить процесс.
        Мне все-таки пришлось пообщаться с Романовым. Мы встретились в моем офисе на следующий день. В присутствии юристов. Дмитрий немного поубавил спеси. Или только делал вид.
        - Вы очень опекаете мою жену, - заметил Романов. - Пока вы рядом, у меня нет шансов вернуть ее.
        - Инна решила развестись с вами еще до встречи со мной.
        - Она стала вашей невестой до развода. Не слишком красиво, не находите? А для меня так просто оскорбительно. Я прошел через такие страдания! Возвращаюсь, а тут только и разговоров о том, что олигарх собирается жениться на моей жене. А ведь я жив.
        - О своих так называемых страданиях со мной даже не говорите. Я не верю ни единому вашему слову. И вы получаете более чем щедрые отступные.
        - Да, вы покупаете мою жену. И я не возражаю. Иначе ее просто отнимут у меня.
        - Это вы настоятельно предложили мне заплатить за Иннин развод. Можем отложить все, и через три месяца она все равно освободится от вас. Только вы при таком раскладе ни копейки не получите.
        - Время - деньги, за это вы и платите. Вы же деловой человек. Инна хочет побыстрее уйти от меня к богатому мужчине, к вам. А мне нужны средства для восстановления здоровья.
        - Незаметно, что оно у вас сильно пострадало.
        - Это поверхностный взгляд. Стресс не прошел для меня даром.
        - Я искренне надеюсь, что после развода вы оставите Инну в покое. В противном случае мои адвокаты смогут изрядно потрепать вам нервы, - пообещал я.
        - Вы мне угрожаете? - вскинул брови Дмитрий.
        - Предупреждаю.
        - Я не собираюсь никому портить жизнь. Тем более Инне. Ведь я все еще люблю ее, - он откровенно лицемерил.
        На его лице мелькнула злость, которую Дмитрий сумел быстро скрыть.
        На мгновение мне показалось, что так просто Романов не угомонится. И у него, возможно, припрятан джокер в рукаве. Но я как-то быстро забыл об этом.
        Хотелось поскорее распрощаться с этим скользким господином.
        Я позвонил Инне и немного соврал, что договорился с Димой. Он выкупает ее машину и долю в квартире. На самом деле этот аферист просто передаст ей мои же деньги. Но Инне об этом знать необязательно. А то начнет отказываться. Она же такая правильная.
        - ??????????????
        Машину переоформить быстро, а все бумаги на квартиру будут готовы в течение недели. Развод через ЗАГС займет месяц. Можно попытаться ускорить процесс, но вот получится ли? Ведь надо соблюсти все процедуры, чтобы потом Дима не начал качать права.
        Я попытался навести справки об Иннином муже. Обратился к знакомым в полиции и в сыскное агентство. За ним ничего не числилось - не привлекался, не сидел.
        Сведений о Дмитрии практически не было - прописка, автомобиль, собственность. Единственный ребенок, ни братьев, ни сестер. Родители в разводе, следы отца давно потерялись. Возможно, уехал на заработки в столицу.
        Свою карьеру Романов начинал в юридическом бюро. Но потом ушел со скандалом - что-то напутал в документах. То ли случайно, то ли нарочно.
        После этого пытался раскрутить свою фирму, но быстро прогорел. Потом частным образом занимался оформлением земельных участков. Возможно, взял с клиентов деньги, работу выполнить не смог, и был вынужден скрываться.
        Романов был знаком со многими влиятельными людьми Златогорска. Как он на них вышел и почему они с ним общались - пока загадка. Но у некоторых он был едва ли не наперсником. С чего бы? Возможно, был посредником между ними и чиновниками. А попросту говоря - передавал взятки. Темная личность этот господин Романов.
        Где Дмитрий находился последние полтора года выяснить не удалось. История про то, что мамаша выкупала его у похитителей, была нелепа. В полицию они так и не обратились. Темная история.
        Общение с господином Романовым оставило отвратительное послевкусие. Что ж, пора заняться приятными делами. Квартиру для Инны я уже подобрал. Надеюсь, она Инне понравится.
        Я зашел в цветочный салон к концу рабочего дня.
        - Попросил знакомого риелтора подобрать тебе варианты квартиры. Человек надежный, я ему доверяю. Он нашел очень интересную квартиру.
        Это была ложь. Но ложь во благо. Половина квартир в этом элитном жилом доме принадлежала мне.
        - Тебе не стоило беспокоиться, - Инна компоновала букет из белых лилий. - Мне еще рано думать о новом жилье.
        Я наклонился и понюхал лилии. Дурманящий аромат.
        - Нравится?
        - Да, - кивнул я. - Какое беспокойство? Не я же занимался подбором вариантов. Итак, есть неплохая квартира. Цена разумная. Ну что, пойдем, посмотрим апартаменты? - предложил я. - Квартира небольшая, зато центр, две комнаты. И уже с мебелью.
        - Мы же еще документы не оформили. И денег у меня соответственно пока нет.
        - Так за просмотр денег не берут.
        - И вообще не думаю, что потяну двухкомнатную, да еще и с обстановкой, - с сомнением призналась Инна. - Я думала купить себе убитую однушку в центре. Потихоньку сделала бы ремонт.
        - Давай для начала посмотрим квартиру, тут рядом, дойдем пешком.
        Инна закончила с букетом, и я помог ей надеть пуховик. Она больше ни разу не надевала свою роскошную шубу. Удивительная девушка! Другая бы красовалась подарком перед знакомыми, кичилась, вызывала зависть. Но не Инна.
        Минут через десять мы были на месте. Современный элитный четырехэтажный дом располагался в паре кварталов от отеля. На этаже всего две квартиры. Я открыл дверь в подъезд и пропустил Инну вперед.
        - А откуда у тебя ключи? - подозрительно поинтересовалась она.
        - Риелтор дал.
        - А он что, не подойдет, чтобы показать квартиру?
        - Нет, он занят. Ты лучше посмотри квартиру, вдруг тебе не понравится, - постарался я перевести разговор.
        - Мне уже нравится! Большой двор с охраной. Деревьев много. И ни одной машины! Просто удивительно.
        - Тут подземная парковка.
        - Ну, она мне точно не понадобится. Во-первых, подземная парковка это дорого, во-вторых, машину я теперь куплю нескоро. Все деньги уйдут на квартиру.
        - Но все равно хорошо, что парковка есть. Тем более за каждой квартирой закреплено на ней место. Это входит в стоимость.
        - Думаю, мне даже смотреть не стоит на подобные хоромы. Они мне не по карману. И двор ухоженный, и парковка включена. Нет, не потяну я такую квартиру.
        - Я же сказал, уложишься. Она совсем небольшая.
        Мы поднялись на второй этаж и вошли в квартиру.
        Инна прошла на кухню, выглянула в окно.
        - Ну, все, можно уходить, - констатировала она.
        - Не понравилась? - удивился я. - Ты комнаты посмотри.
        - А что смотреть? Шикарная квартира, слов нет. И не ври мне, что я уложусь в деньги, полученные от моей доли и машины. Я же смотрела по интернету, что и сколько стоит. Что ты придумал, признавайся честно?
        - Ладно, тебя не проведешь, - рассмеялся я. - Эта квартира выкуплена мной и принадлежит моей фирме. Как и половина всего дома. И я могу продать тебе эту квартиру, за сколько пожелаю.
        - Нет, я не могу так.
        - Давай, оговорим одно условие. Когда захочешь поменять ее на другую, продашь мне и за те же деньги. Так будет честно.
        Инна на мгновение задумалась.
        - Знаешь, а ты умеешь убеждать, - улыбнулась она. - Понимаю, что поступаю неправильно, но с тобой спорить не могу. Или не хочу… - добавила она совсем тихо.
        - Вот и чудесно. Не надо со мной спорить, это пустая трата времени. Итак, мы снова переезжаем. Думаю, я поселюсь по соседству. Хотел коттедж себе купить, но тут будет удобнее. А документы на тебя оформим завтра с утра.
        - Я с тобой не расплачусь.
        - Ты мне тоже помогаешь.
        - То, что делаю я - это мелочи. И мне в удовольствие - водишь меня по вечеринкам, куда я никогда бы не попала. Балуешь, завалил подарками.
        - Какими? - удивился я. - Брошка и коробка конфет? Ну, в ресторан сходили несколько раз. Мне же это самому приятно.
        - А одежда?
        - Ты ее редко надеваешь. Шубу вообще после встречи с одноклассниками ни разу на тебе не видел.
        - Куда мне ее надевать? - усмехнулась Инна. - Она слишком роскошна. И что ни говори, а моя помощь тебе ничтожна мала.
        - Это как посмотреть. Меня почти оставили в покое. Еще немного, и моя жизнь вернется на круги своя.
        - Скажи, а почему ты все это делаешь для меня? - она пытливо посмотрела мне в глаза. - Мне никогда так не помогали.
        - Если честно, сам не знаю. Ты необыкновенная девушка. Очень правильная и честная. Мне такие раньше не встречались. И еще ты упорная и целеустремленная. Борешься за свой салон из последних сил. Мне просто хочется тебя поддержать. По дружбе. Ведь мы же друзья? Помнишь?
        Она улыбнулась и кивнула. Какая же у нее необыкновенная улыбка. Немного застенчивая и добрая.
        А только ли по дружбе я хочу помочь Инне? Может, пора взглянуть правде в лицо? Я устал от одиночества и лицемерия. И меня тянет к этой необыкновенной девушке, как не крути.
        Глава 28. Инна.
        Неумолимо приближались новогодние праздники, и заказы валились как из рога изобилия. Мои дела начали идти в гору. Всем нужны новогодние композиции из еловых лап и разноцветных шаров. Мы с моими сотрудниками работали не покладая рук. В салоне пахло хвоей, а зеленые иголки устилали пол. Хорошо, когда работы много и она спорится.
        Но я не утерпела и пригласила Лену к себе на новоселье уже на следующий день после переезда.
        Мы давно не виделись, и нам было о чем поговорить. Только ей я рассказала о нашем договоре с Кирсановым. За то, что я изображаю его невесту, он мне продлевает аренду и прощает ночную выходку. Но теперь все изменилось, и я не знала, к чему все идет. Влад не просто помогал мне. Он, похоже, взялся меня опекать.
        Лена пришла вечером. Она принесла мне в подарок чайный сервиз. И мы сразу решили опробовать его.
        Рассказала ей о своих приключениях с Димой.
        - Я всегда знала, что твой Димочка редкий гаденыш, - вздохнула Ленка. - Наберись терпения и жди. До развода тебе осталось совсем немного. Пусть даже три месяца, все равно это не критично. Кирсанов тебя не оставит, уж поверь. Поможет и в этом.
        - Поможет, но он уже столько для меня сделал. Он мне эту квартиру за полцены продает. Вчера вещи перевезла. Я еще деньги Кирсанову не отдала, а сегодня утром уже оформили все документы. И я полноправная хозяйка квартиры.
        - Так и ты для него много чего сделала. А не думала, что пора прекратить ломать комедию на публику и становиться его настоящей девушкой? Он же тебе нравится, это за километр видно.
        - Нравится, - вздохнула я. - И что? Мы из разных миров. Влад очень помог мне с Димой. Не знаю, как бы тот повел себя, будь я одна. Но с Владом у меня ничего не получится.
        - Почему?
        - Он уедет в Москву, или в Лондон, или еще где он обитает. А я останусь тут с разбитым сердцем. Нет, не хочу.
        - Ты останешься с замечательными воспоминаниями. И Кирсанов, как мне кажется, тоже увлечен тобой не на шутку. Стал бы он так носиться с твоими проблемами?
        - Если и увлечен, то слегка. Уедет и забудет, - невольно вздохнула я.
        Мне стало грустно. Но ведь надо смотреть правде в глаза.
        В дверь позвонили. Я знала, что это Влад, вскочила и едва не опрокинула столик.
        - Ты прямо светишься от счастья! Так не упускай свой шанс, - рассмеялась Лена. - Такая удача выпадает раз в жизни. Роскошный мужчина. И он к тебе неравнодушен, точно. Ну а мне пора. Не буду вам мешать.
        - Нет, сиди. Что за глупости? - замахала я на Лену руками. - Даже не пытайся уйти.
        Я помчалась открывать дверь.
        Влад принес огромный торт и большой пакет деликатесов.
        - Не знал, что у тебя гости. Хотел отметить твой переезд. Зайду в другой раз, - он попытался вручить мне торт и пакет. - Удачно провести время. Увидимся завтра.
        - Нет, так не пойдет. Проходи, составишь нам компанию, - мне хотелось, чтобы Влад остался. - Это моя подруга заглянула.
        Мы прошли на кухню, и Влад расплылся в широкой улыбке:
        - Знакомые все лица!
        - Добрый вечер, Владислав Владимирович! - поднялась из-за стола Ленка. - Пора мне, пойду, дела, - неловко начала пробираться она к двери. - Засиделась я.
        - Ну уж нет, оставайтесь, - злодейски рассмеялся Влад. - Я что, такой страшный?
        - Нет, вы не страшный! - смутилась Лена. - Совсем наоборот… Симпатичный… Ой, простите, я не то говорю… Запуталась…
        - И что за церемонии? - шутливо возмутился Кирсанов. - Я - Влад, и вне работы ко мне можно на «ты». Не надо спешить, Елена. Будем пить чай с тортом. Не зря же я его притащил? И давно хотел прояснить одну темную историю.
        Ленка опустила глаза и покраснела. Я тоже догадалась, о чем он хочет спросить. Ведь я так и не рассказала, как смогла попасть в номер к Владу.
        - Это же ты дала Инне универсальный ключ? Только честно! Ничего тебе за это не будет.
        - Ну, я… - призналась подруга. - Знаю, не положено. Больше такое не повторится, обещаю.
        - Я за это тебе очень благодарен.
        - Да? - с сомнением произнесла Лена.
        - Конечно.
        - А я думала, вы меня уволите.
        - Не «вы», а «ты». И не уволю. Я не злой, правда-правда. Инна подтвердит. Подозреваю, Инна все тебе рассказывает?
        - Кое-что рассказывает, - осторожно произнесла Ленка. - Я знаю про ваш договор. И про Димочку. Гад редкий, я всегда ей об этом говорила. Хорошо, что ты помогаешь Инне. Ей сейчас поддержка очень нужна.
        Я положила на стол деликатесы, достала из пакета бутылку белого. Влад открыл ее и разлил вино по бокалам.
        - Давайте выпьем за его величество случай. Ведь это он познакомил меня с очаровательной бабочкой.
        Хрустальные бокалы зазвенели. Вино кружило голову и веселило.
        Мы непринужденно болтали, шутили и наслаждались деликатесами. Ленка посидела с нами недолго и все-таки деликатно собралась уходить. Я проводила ее.
        - ??????????????
        - Бери быка за рога, - шепнула мне подруга, стоя у двери. - Он тебя просто пожирает глазами.
        - Да ну тебя, - отмахнулась я. Мало ли что ей привидится?
        Пока я провожала Лену, Влад заварил еще чаю. И это у него получилось отлично. Вот уж не думала, что олигархи умеют это делать.
        - Жаль, что она ушла. Я помешал вашим женским разговорам, - Влад протянул мне чашку. - Прекрасный фарфор.
        - Это мне Лена подарила на новоселье. Она отличная подруга. Но ты ничему не помешал. Мы сможем посплетничать в любое время, - заверила я Влада.
        - Ты помнишь, что в субботу нам надо быть в Москве? - поинтересовался он. - Мы вылетаем днем. Я заказал для тебя номер в отеле. Мы задержимся до вечера воскресенья.
        - Конечно, помню. Я очень хочу сменить обстановку. Внезапное возвращение Димы выбило меня из колеи. Столько всего произошло за последние дни. Будет здорово отвлечься. Ты приучаешь меня к праздности и роскоши. Я буду избалованной и капризной.
        - Тебе это не грозит. Повеселимся и заодно распугаем претенденток на мою свободу.
        - Мне кажется, у нас это хорошо получается.
        - Тебе не надоело притворяться? - спросил Влад.
        - Да нет, в принципе. Скорее забавно.
        - Мы проделаем этот фокус в последний раз. Думаю, после этого от меня отвяжутся. И ты перестанешь быть моей временной девушкой.
        - Да, это отлично, - я скорее утопила свою грусть в чае. - Притворство до добра не доводит.
        - Давно хотел сказать тебе… Мне ни с кем не было так легко, как с тобой. Возможно, это глупо звучит, но я очень дорожу нашей дружбой.
        - Я тоже, - у меня неожиданно пропал голос, и я говорила почти шепотом. - Ты мне очень помогаешь, и я тебе бесконечно благодарна.
        - Мне кажется, между нами происходит что-то необыкновенное, - он взял меня за руку, и я напряженно замерла. - Ты согласна?
        - Да, - беззвучно ответила я. - Но не торопи меня, пожалуйста… - зачем-то добавила я.
        - Не буду. Все, как ты захочешь.
        - Я давно разучилась верить мужчинам. Так уж у меня сложилось. Постарайся понять. Не везло мне… Или я была слишком наивна и глупа, - призналась я и осторожно выдернула руку из его ладони.
        - Буду ждать, сколько потребуется. Но не убегай от меня, пожалуйста, - он снова взял меня за руку. Я почувствовала, как напряженно вздрогнули его пальцы. - Мы нужны друг другу. Или я ошибаюсь?
        Мне страшно захотелось прижаться к его груди и забыть обо всем на свете. Я верю Владу. Но упорно убеждаю себя, что делать этого не стоит. Я хочу быть с ним и боюсь этого одновременно. Может, пора предаться безумствам? Хотя бы ненадолго почувствовать себя счастливой? Пусть это всего лишь иллюзия.
        - Но тебе надо уезжать, - вздохнула я.
        - Мне давно пора было уехать. Но я не могу. Да и не хочу. И мне кажется, твой Дима может повести себя непредсказуемо.
        - Он давно не мой, к счастью, - поправила его я. - Дима получил все, что мог с меня получить. Больше ему тут ловить нечего. Он это отлично понимает. И интерес ко мне у него уже пропал. Так что за меня можешь не беспокоиться.
        - И тем не менее хочу убедиться, что он оставит тебя в покое раз и навсегда.
        - Обо мне никто так не заботился.
        - Мне делать это несложно и приятно, - Влад улыбнулся своей необыкновенной улыбкой - доброй и немного грустной. - Ты отвыкла верить мужчинам, а я никогда не верил женщинам. Мы оба недоверчивы. И в этом схожи.
        - Пожалуй. Мы оба одиноки. Каждый по-своему, но легче от этого не становится. Хорошо, что мы друзья.
        Все-таки не стоит терять голову. Сегодня мы и так много сказали друг другу. Между нами установилось какое-то странное и хрупкое доверие, которое так легко разрушить.
        - Мы живем на разных планетах, - призналась я. - Их орбиты случайно пересеклись, и скоро наши планеты навсегда разлетятся.
        Он все понял. Но не отступал:
        - Давай попробуем все изменить. Можно переселиться на одну планету.
        - Как ты переселил меня сюда? - рассмеялась я. Может, зря я все усложняю?
        Влад тоже рассмеялся:
        - Да, именно. Ведь это совсем просто.
        И напряжение, которое висело в воздухе, рассыпалось. Но благоразумие снова взяло вверх.
        - К сожалению, ничего не получится. Так что будем просто дружить, и я останусь твоей фальшивой девушкой.
        - Никогда не думал, что бабочки бывают так упрямы. Но это мне в тебе и нравится. Отложим этот разговор на некоторое время. Не будем спешить с принятием важных решений.
        Мы поняли друг друга. А ведь говорили недомолвками. Однозначно, мы родственные души.
        Влад посидел еще немного и ушел. Я пила остывший чай и машинально доедала кусок торта.
        Может, он прав, и нам стоит попробовать что-то изменить? Но как? Мне стать его любовницей, новой и любимой игрушкой одинокого олигарха? И как надолго?
        А с чего я вообще решила, что он сделает меня игрушкой? Почему я упорно боюсь посмотреть правде в глаза. Ладно, пусть я для Влада мимолетное увлечение. Экзотическая бабочка, которая может скрасить его одиночество на некоторое время.
        Но кто он для меня? Влад мне не просто нравится. Я уже давно потеряла от него голову. А может, пришло время посмотреть на все здраво и признаться себе, что я влюбилась в него?
        Я сердито тряхнула головой и отогнала неуместные мысли. Нет, нет и еще раз нет! Я не пойду на поводу у эмоций. Или все-таки стоит кинуться в любовный угар с головой? Будет о чем вспоминать одинокими ночами.
        «Не смей делать глупости!» - грозно предупредил меня холодный разум.
        «Да пошел ты куда подальше!» - ответило ему сердце и попыталось выскочить из груди.
        Глава 29. Влад.
        Я ушел вовремя. Иначе мог не сдержаться и все испортить. Наступала ночь, а ночью на многие вещи смотришь по-другому. И можно наломать дров.
        На грядущие выходные у меня грандиозные планы. Зря Инна думает, что снова упорхнет от меня. Я все-таки попробую переселить прекрасную бабочку на свою планету.
        Утром не торопился в офис. Дела пошли на лад, порядок я навел. Хотя надо было сегодня пойти на работу вместе с Инной. Я снова разместился с ней по соседству.
        Инна уже наверняка в своем салоне. Трудится, а я, как последний лентяй, только-только соизволил явиться. Но мне можно, я же хозяин всего этого тридцатишестиэтажного великолепия.
        За всеми событиями и не заметил, как Светка перестала мне названивать. Хорошо, что она все поняла. Не спеша вошел в холл небоскреба и нос к носу встретился с ней. Только стоило подумать о Бочкаревой - и на тебе!
        Она холодно поздоровалась и гордо прошла мимо. Я сдержанно ответил на ее приветствие. До сих пор не уехала. И чего выжидает? На что надеется? В руке рыжеволосая бестия держала алую розу на длинном упругом стебле. Она небрежно помахала ею, бросила в урну у входа и надменно посмотрела на меня через плечо.
        Видимо, Петрович все не отступает. Наивный! Но какой упорный!
        До вечера мне надо многое сделать. И главное, кое-что купить для Инны. Она, как всегда, будет брыкаться. Но я к этому готов.

* * *
        В столицу мы отправлялись в субботу утром. Лететь чуть больше двух часов. Небольшой легкомоторный самолет моей фирмы ждал нас на частном аэродроме. До него добрались быстро. Инна снова одела длинное черное платье и шубку. Не стал говорить ей, что в свете появляться в одном и том же дважды считается дурным тоном. Она все равно отказалась бы покупать еще одно вечернее платье. А уж про шубу и говорить нечего.
        Но я знал, как исправить положение. Мы сели в самолет. Удобно расположились в просторном салоне на кожаных креслах. Инна сбросила шубку и достала шелковый палантин.
        - Прости, но тебе придется сменить его, - я осторожно потянул с ее плеч шелковую ткань, и она легко соскользнула на пол.
        Инна недоуменно посмотрела на меня.
        - Знаю, ты будешь возмущаться, но смирись. Это не обсуждается, - я достал из объемного бумажного пакета и накинул ей на плечи соболий палантин. - Моя девушка не может появиться дважды на людях в одном и том же туалете. Меня сочтут скупым и поднимут на смех.
        Инна замерла, и я поправил на ней меха.
        - Это безумно красиво, - только и смогла произнести она.
        - Сегодня нас ждет не встреча с моими состоятельными одноклассниками, а настоящий светский раут. Это совсем другой уровень в плане вечерних туалетов. Тут без соболей не обойтись.
        - Мне уже страшно, - Инна закуталась в меха. - Боюсь, что сяду в лужу.
        - Уровень другой, но это выражается только во внешнем блеске. Люди везде одинаковы. Две руки, две ноги, одна голова. Ну, у женщин еще пластика на лице и в других местах, подороже и покачественнее. Вот и все отличие. Так что бояться нечего. Палантин тебя спасет.
        Я заметил на лифе платья мою брошь. Инна никогда не расстается с ней. Даже сюда надела. От этого почему-то стало тепло на душе.
        - Ты носишь мою безделушку, - я тронул ее пальцем, и у бабочки затрепетали бриллиантовые крылья.
        - Она - мой талисман, - улыбнулась девушка. - А ты знаешь, что ее можно носить и как подвеску?
        - Нет, я думал, это просто брошь.
        Инна отколола ее и показала мне обратную сторону украшения.
        - Знаешь, это очень кстати, - заметил я.
        Открыл кейс и достал из него черный бархатный футляр.
        - Тебе придется еще кое-чем дополнить платье. Добьем столичных аристократов. Это колье изготовил один из мастеров Златогорского ювелирного дома. Мой давний приятель. Редкий талант, наш местный Фаберже. Просит прорекламировать его продукцию. Не возражаешь побыть моделью для ювелирного произведения искусства? Думаю, бабочка сюда очень подойдет
        Нажал на замок футляра, и он с легким щелчком открылся. Инна замерла и не смогла скрыть восхищенного возгласа. Мое тщеславие ликовало. Я не зря старался и смог удивить Инну.
        Колье в форме тонких веточек из белого золота и бриллиантов редкую девушку оставило бы равнодушной. Я повозился с брошью, и бабочка заняла достойное место на украшении.
        - Согласись, хорошо получилось?
        - А колье не сломается? - Инна осторожно дотронулась до украшения. - Веточки такие тонкие.
        - С чего ему ломаться? Я и украшение не в аренду взял. Купил. Ничего страшного, если погнется немного, - даже не предполагал, что смогу смутиться. - И вообще, это для тебя. Мой подарок.
        - Прощальный? - Инна не смогла скрыть испуг. Ее большие глаза стали еще больше.
        Это согрело мне душу. Не хочет она со мной расставаться!
        - И не надейся, - рассмеялся я. - Просто потому что я хочу тебя баловать. Не надо ничего говорить. Я знаю все твои слова - дорого, не возьму, неприлично, не хочу быть обязанной… Мы обсудим все сегодня вечером. А пока позволь мне надеть его на тебя. Тут очень хитрая застежка, ты не справишься.
        - ??????????????
        Я понятия не имел, какая там застежка.
        - По-моему, это ты хитрый, - рассмеялась Инна. - Я не приму этот подарок, и не уговаривай. Но на вечер надену. Ты же не отстанешь, я тебя знаю.
        - Конечно, не отстану.
        Я подошел к Инне. Она покорно откинула волосы с затылка и наклонила голову. Застежка оказалась хитрее, чем я думал.
        Непокорный завиток русых волос мешал мне. Я осторожно убрал его с Инниной шеи. Не удержался, и подул на него. Инна вздрогнула и замерла. Ее напряжение передалось мне. Если я немедленно не надену на нее это проклятое колье, романтичный вечер закончится раньше, чем мы долетим до Москвы. И Инна будет права, если даст мне по физиономии.
        К счастью, застежка все-таки щелкнула, и я вернулся на свое место.
        Загудели турбины, и мы пристегнули ремни. Самолет начал разбег. Как только набрали высоту, Инна не удержалась и достала зеркальце. Бриллианты сверкали под солнечными лучами холодными искрами.
        - Безумно красиво, - она провела тонкими пальчиками по украшению и задержала их на бабочке.
        - Это всего лишь достойная оправа для такого бриллианта, как ты, - улыбнулся я.
        - Ты беззастенчивый льстец, но мне приятно, - беззаботно рассмеялась Инна. - Кажется, сегодня нас ждет фантастический вечер.
        - И ты даже не представляешь, какой! - впереди ее ждал еще один сюрприз.
        Настало время признаться Инне в том, что я к ней чувствую. Я долго скрывал это даже от себя. Пора расстаться с одиночеством и мне, и ей. Больше я не упущу мою трепетную бабочку.

* * *
        Олег любезно прислал за нами в аэропорт автомобиль. Его загородная усадьба располагалась в закрытом элитном поселке. Инна закуталась в палантин и спрятала лицо в меха. Доехали быстро. Глухие ворота бесшумно распахнулись, пропуская нас в элитный мир, куда вход простым смертным наглухо закрыт.
        - Тебе неуютно? - удивился я.
        - Да, - кивнула Инна. - Я никогда не бывала в подобных местах. Высоченный забор, серьезная охрана. Закрытый мир.
        - Мир богачей и снобов? Ты так подумала?
        - Почти. Это не наша провинция. Такого размаха я никогда не видела. Каждый дом - настоящий дворец.
        Автомобиль свернул на боковую улицу и подъехал к небольшому поместью моего кузена. Миновал кованые ворота с вензелем, проехал по аллее, мимо заснеженных голубых елей и остановился у портала. На высоких ступенях стоял Олег. Рядом с ним куталась в шубу его жена Кристина.
        - Рады видеть вас, - улыбнулся Олег.
        Кристина оскалилась светской улыбкой и слегка кивнула.
        Моему кузену сорок три. А его второй жене двадцать пять. Она очень заботится о том, чтобы выглядеть как настоящая светская дива. И это ей удается. Холодная, высокомерная, с завышенным самомнением. Но светская дива и истинная леди - не одно и то же. Жаль, мало кто видит разницу…
        Олег гордится молодой женой, как очередным трофеем. У них двое детей. А от первой жены у моего двоюродного брата взрослый сын. Он всего на пару лет младше Кристины. Первый раз Олег женился рано. Возможно, поэтому брак и не был удачен. Впрочем, не думаю, что второй получился намного лучше.
        Все знают, что Олег продолжает гулять направо и налево. Думаю, даже Кристина об этом догадывается. Но ей беспокоиться не о чем - в случае развода она получит отличную компенсацию.
        Мы прошли в зал. Гостей пока было немного. Живая музыка. Несколько пар танцевали, легко скользя по янтарному паркету. Официанты разносили вино и легкие закуски.
        Я увидел Проворнова с сестрой. Даже не сомневался, что встречу тут эту парочку. Все-таки Игорь пытается пристроить непутевую Алису. Игорь кисло улыбнулся мне. Видимо, надеялся, что слухи о моей помолвке были лишь сплетнями. Как же Инна выручает меня!
        Протянул Инне руку:
        - Хочу пригласить тебя на танец.
        Ее палантин соскользнул с плеч. Я подхватил его и бросил на кресло.
        - Ты очень красивая, - мне безумно хотелось поцеловать ее.
        - Благодаря твоим стараниям, - рассмеялась она. - Это ты нарядил меня как настоящую светскую даму. Спасибо, мне нравится.
        - Поверь, не одежда делает женщину красивой.
        - А что же? - она лукаво посмотрела на меня. - Скажешь, душа? Не верю, что мужчинам безразличен внешний блеск.
        - Для меня важна не только внешность. Ты необыкновенна во всем, это не пустые слова, - я погладил ее спину.
        Почувствовал, как Инна прогнулась и напряглась. Но уже через мгновение рассмеялась:
        - Я знаю, просто вредничаю. Хочется, чтобы ты говорил мне комплименты. Это безумно приятно.
        Привлек Инну к себе, и мы начали наш танец. Инна - необыкновенная партнерша. Она предчувствует каждое мое движение и откликается на него. Ее тело гибко и податливо. Провел рукой по ее обнаженной спине, потом погладил плечи.
        Сегодня Инна волновала меня особенно сильно. Я заглянул ей в глаза. Они были темны и подернуты томной поволокой. Совершенно неуместные мысли лезли в голову. Не удержался, и крепко обнял ее. Она замерла в моих руках как пойманная птичка. Слышал, как бешено бьется ее сердце. Да и мое пыталось выскочить из груди.
        Танец закончился, и я ослабил объятья. Загадочная улыбка тронула губы Инны. О чем она думает?
        К нам подошел репортер и попросил разрешения сделать снимок. Это отвлекло меня от порочных мыслей.
        - Для журнала «Мир элиты», - сообщил корреспондент. - И пару слов для наших читателей.
        Я посмотрел на Инну. Она на мгновение задумалась.
        - Не стоит, - произнес я.
        - Нет, почему. Я не против, - улыбнулась Инна.
        Она поднялась на цыпочки и шепнула мне.
        - Надо довести дело до конца. Мы же тут ради этого.
        Я обнял Инну за талию и привлек к себе. Наклонился к ее уху и тоже прошептал:
        - Не только.
        Вспышка фотоаппарата ослепила.
        - Вы будете делать официальное объявление о помолвке? - задал вопрос репортер.
        - Считайте, оно уже сделано. И ваше издание будет первым, кто напечатает эту новость.
        - Благодарю за оказанное доверие, - корреспондент не скрывал радости. Еще бы - эксклюзивная новость!
        Инна улыбнулась мне светской улыбкой. У нее почти получилось. Но какая-то напряженность мелькнула в уголках ее губ. Или это была горечь?
        - Больше нам нечего сообщить, - я дал понять корреспонденту, что в подробности помолвки его посвящать мы не собираемся.
        Он учтиво поклонился и моментально исчез в темноте зала.
        - Думаю, после того как наша фотография появится в журнале, от тебя все отстанут окончательно, - заметила Инна.
        - Надеюсь, мы потратили время не зря. Спасибо тебе. А теперь забудем о нашем фарсе. Он закончен. Я хочу, чтобы ты сегодня просто беззаботно веселилась. У тебя все налаживается. Мне обещали помочь и ускорить твой развод. Так что скоро ты будешь свободна, как бабочка.
        - И ты тоже, - засмеялась она. - Тебя, наконец, оставят в покое.
        - Очень надеюсь.
        Тень грусти промелькнула на ее лице:
        - Отсюда ты уже не вернешься в Златогорск? Останешься в Москве?
        - Почему?
        - Ты и так сильно задержался в нашей провинции.
        - Я не хочу уезжать из так называемой провинции. И виновата в этом ты, - я сказал то, что давно должен был сказать.
        Инна тихонько вздохнула.
        - Ты что-то погрустнела.
        - Нет, ничего, немного устала. Какое-то дурное беспокойство. Или предчувствие чего-то. Но все это просто нервы, как говорит моя свекровь. Пустое, пройдет. Спасибо, что возишься с моими проблемами. И с квартирой помог, и с Димой. Что бы я без тебя делала, мой друг? - шутливо спросила Инна.
        - Ты преувеличиваешь мои заслуги. Не будем думать о грустном. Все наладится, я уверен. И давай выпьем по бокалу шампанского. Не возражаешь?
        - Нет, - задорно улыбнулась она.
        Я взял с подноса проходившего мимо официанта два бокала и подал один Инне.
        - За исполнение наших желаний.
        Наши бокалы тонко зазвенели. Прозрачные пузырьки искрились в напитке и поднимались к поверхности.
        Инна посмотрела мне в глаза с каким-то веселым отчаянием.
        - Что-то говорит мне - сегодня будет волшебный вечер.
        Глава 30. Инна.
        Сейчас мне захотелось предаться безумствам. Я окончательно теряла голову. И мне это нравилось. Пусть счастье будет мимолетным. Зато я смогу вспоминать долгие годы с радостью необыкновенные мгновения моей роковой любви. Ведь неизвестно, как дальше сложится моя жизнь.
        Может, я так никогда больше и не встречу любовь. Тем более что она бывает одна и на всю жизнь. И не всегда это чувство взаимно. Но сейчас мне это неважно. Пусть я только мимолетное увлечение Влада. Сегодня я буду делать глупости. Будь что будет!
        Я подняла голову, посмотрела в глаза Владу. И утонула в их синеве. Какая у него необыкновенная улыбка. Добрая. Влад вообще необыкновенный. Давно пора признаться себе, что я не просто к нему неравнодушна. Я влюблена. И это прекрасно. Не стоит думать о будущем. Буду жить сегодняшним днем.
        Сердце то замирало, то начинало бешено биться.
        Влад вывел меня на середину зала. Его теплые ладони скользнули по спине. Он привлек меня к себе. Бережно, осторожно. Я положила голову ему на плечо.
        - Мне сегодня так хорошо, - призналась я.
        - И мне тоже, - шепнул он мне на ухо. Его дыхание обожгло, и огонь жаркой волной пробежал по телу.
        Каждый раз, когда Влад касается меня, мозг отключается, зато сердце начинает вести себя совершенно недопустимо. Сегодня я пойду у него на поводу. Буду делать глупости и никогда не пожалею об этом, чем бы все ни закончилось.
        Мы танцевали без перерыва. Или просто обнимались? Гостей пригласили к столу, и Влад отпустил меня.
        - Жаль, что танец закончился, - заметил он и поправил прядь моих волос.
        - А танец был один? - улыбнулась я.
        - Не обратил на это внимание.
        - Я тоже.
        Роскошный стол ломился от изысканных блюд. Каждое - произведение кулинарного искусства.
        Половину из них я видела впервые и понятия не имела, из чего они приготовлены. А уж как их есть - можно только догадаться. Для лобстеров - какая-то странная вилочка, для улиток - щипцы. Решила, что есть такие деликатесы не буду. Чтобы лишний раз не позориться.
        Несколько девиц очень недовольно смотрели в мою сторону. Да, я простушка-провинциалка. И я нагло заняла вожделенное ими место рядом с господином Кирсановым.
        На улице стемнело. Ранняя зимняя ночь окутала поместье. Пошел снег. Прекрасная погода, сказочная, красивая.
        Влад взял меня за руку и повел по длинному коридору. Мы очутились в полутемной оранжерее. Там был организован бар. Гости сидели вокруг мраморного бассейна и смаковали экзотические коктейли. Несколько пар танцевало под ненавязчивую музыку.
        - Ты любишь мартини, я помню, - Кирсанов протянул мне бокал.
        Я пригубила терпкий коктейль. Моя голова слегка закружилась. То ли от алкоголя, то ли от волнения. Залпом допила его. Кураж накрыл меня с головой. Все, я готова к безумствам!
        - Пойдем, тут есть очень уютные уголки, - Влад тронул меня за локоть
        Мы прошли вдоль бассейна. Влад отодвинул тяжелую портьеру, закрывающую нишу.
        - Прошу, - он пропустил меня вперед. - Там нам никто не помешает. Не все гости знают про укромные места этого дома.
        - А хозяин не будет возражать, что мы тут гуляем?
        - Нет, не будет. Олег многим мне обязан. И мы же не в личные апартаменты направляемся.
        Миновали длинную галерею и оказались у остекленного эркера. Передо мной открылся необыкновенный вид на заснеженный парк. Деревья походили на фантастические кораллы. Пушистые снежинки блестели и кружились в воздухе.
        Я подошла к окну, Влад обнял меня за плечи:
        - Мне давно надо было поговорить с тобой. Только не знал, с чего начать. Как сказать тебе…
        Сердце замерло и перестало биться. Сегодня заключительный акт нашего спектакля. Я знала, что все идет к этому. Влад уже сказал, что наш фарс закончен.
        Я оглянулась через плечо. Очевидно, у меня был очень испуганный вид.
        - Нет, ничего плохого я тебе не скажу, - улыбнулся Влад. - Я не с того начал. Умею говорить формальные речи и тосты. А то, что у меня на душе, сказать не могу. Сейчас чувствую себя растерянным подростком.
        Легче мне от этого не стало. Видимо, он хочет сказать, что пришло время расстаться. Несмотря на то, что ему этого не хочется.
        - Я устал от одиночества, а ты помогла мне избавиться от него, - он взял мою руку и сжал ее.
        - Это было просто, - слабо улыбнулась я.
        - Не знал, как сказать тебе... Я никому до этого не говорил ничего подобного.
        Я замерла и боялась пошевелиться.
        - Инна, я люблю тебя, - он взял меня за плечи и развернул к себе.
        Его глаза смотрели на меня с нежностью. Они манили, обещали вечную радость и блаженство. Я почувствовала, что падаю в бездонную пропасть, но Влад подарил мне крылья. И я парила выше облаков на ночном небе.
        В груди сладко заныло, а кончики пальцев похолодели. Я не верила своим ушам. Глупейшая улыбка расплылась на моем лице. У меня пропал голос, и я молчала. Только продолжала улыбаться.
        - ??????????????
        - Давно надо было признаться, но мне казалось, ты мне не поверишь. Ведь мы изображали влюбленную пару. Я опять не о том…
        Он достал из нагрудного кармана кольцо и протянул мне:
        - Я прошу тебя стать моей женой. Если, конечно, ты меня тоже любишь. Мне кажется, я тебе нравлюсь.
        Неожиданно по моему лицу потекли слезы. И я не могла остановить их. Они застилали глаза, а я продолжала улыбаться. Ведь это были слезы радости.
        - Что? - тревожно спросил Влад. - Я обидел тебя?
        - Влад, ты слепой, честное слово! - я уткнулась ему в плечо и всхлипнула. - Ведь очевидно, что я потеряла от тебя голову. И уже давно. Я тоже люблю тебя, вопреки здравому смыслу.
        - Почему вопреки? - он осторожно отстранился от меня и вытер ладонью мои слезы. - Не плачь, пожалуйста.
        Влад коснулся губами моих щек, потом поцеловал в губы, и я почувствовала соленый вкус моих слез.
        - Потому что я тебе не пара, - надо было сказать об этом.
        - Перестань, глупышка! Придумала ерунду и свято в нее веришь. Забудь об этом. Я прошу тебя, сделай меня самым счастливым человеком. Ты согласна скрасить мое одиночество?
        - Да, - беззвучно ответила я.
        Влад взял мою руку и надел на палец кольцо.
        - Ну вот, ты и попалась, моя бабочка. И я тебя никогда не отпущу. Тебе не удастся больше улететь от меня.
        Крупный бриллиант вспыхнул в приглушенном свете оранжереи, как яркая звезда на зимнем небе. Влад взял меня за подбородок и поцеловал. Долгим поцелуем, нежным и страстным. Приятный холодок пробежал по моей спине и замер на затылке. Я поняла, что никогда и ни с кем не испытывала подобного. Сердце радостно замирало, я теряла самообладание и мне это нравилось.
        Я обняла Влада и ответила на его поцелуй.
        - Ты останешься сегодня со мной? Если не готова, я пойму. Тебе забронирован номер в отеле.
        - Влад, ты невозможный мужчина! - рассмеялась я. - Я останусь с тобой. Только у меня будет одно условие.
        - Какое? - его губы обожгли мою щеку.
        - Скажу, но позже, - прошептала я.
        - Тогда поехали ко мне. Я выполню все твои условия.
        Мы быстро вернулись в зал, где гремела музыка. Яркие софиты пронзали темноту. Гости веселились. Влад нашел своего кузена, и мы подошли попрощаться. Я держала Кирсанова под руку и улыбалась во весь рот.
        Молодая жена Олега заметила, как я свечусь от счастья. Она перевела взгляд на мою руку с перстнем.
        - Можно поздравить? - вскинула она брови. Несколько надменно, но меня это мало волновало. - Помолвка, вопреки всему, состоялась?
        Видимо, она имела в виду, что вопреки здравому смыслу.
        - Да, - Влад поцеловал мою руку. - Инна осчастливила меня и приняла предложение.
        - Кто бы сомневался, - процедила Кристина.
        Можно подумать, я увела жениха у нее. Ну конечно, я же всего лишь выскочка. Ну и ладно, я к Кристине в друзья не набиваюсь.
        Автомобиль Влада прибыл через полчаса. Я и предположить не могла, что это будет Роллс-Ройс. Серебристая Летящая Леди на капоте, все как положено.
        - Какой необыкновенный автомобиль. Видела такие только в кино, - призналась я.
        - У меня небольшая коллекция машин, - улыбнулся Влад.
        Роскошный кожаный салон, отделка деревом. Кирсанов помог мне расположиться на сиденье. Сам сел рядом.
        - Не откажешься от бокала шампанского?
        Я молча кивнула. Благородный напиток пенился в хрустальных фужерах. Пузырьки воздуха щекотали губы.
        - За нас, - улыбнулся Влад.
        Бокалы весело зазвенели. Я отхлебнула шампанское. Уже через мгновение Влад отобрал у меня фужер.
        Наши губы встретились. Влад целовал страстно, до боли. Я хотела, чтобы поцелуй длился вечно.
        - Скоро мы будем дома, - заметил Влад.
        Дома? Да, конечно, дома. Даже не верится, что Влад сделал мне предложение и скоро мы поженимся.
        За окном мелькала столица. Ночная жизнь всегда кипит в этом странном городе. Не знаю, люблю я Москву, или она слишком шумная и суетная? Но я привыкну и полюблю ее. Ведь это город Влада.
        Скоростной персональный лифт поднимал нас на последний этаж небоскреба. Любит Влад забираться повыше!
        Я прислонилась спиной к зеркальной стене. Влад нетерпеливо расстегнул пуговицу на моем полушубке, и я легко выскользнула из него.
        Двери лифта бесшумно распахнулись, и мы очутились в просторном холле пентхауса Влада.
        Влад потянул за молнию на платье, оно упало к моим ногам. Прохлада коснулась тела, волнение накрыло с головой. Влад поднял меня на руки и понес в спальню, покрывая лицо и шею страстными поцелуями.
        В спальне Кирсанов осторожно опустил меня на огромную кровать. Он не зажигал свет, и комнату окутывал загадочный полумрак. За огромным витражным окном продолжал тихо идти снег.
        - Так какое условие ты хотела выдвинуть мне? - лукаво спросил Влад, осторожно стягивая с меня чулки и поглаживая бедро.
        Я прогнулась от удовольствия и засмеялась. Чувственно и хрипло, не узнавая своего голоса.
        - У меня полтора года не было мужчины. И я хочу, чтобы ты не спешил.
        Влад все понял.
        - Сегодня ночью я измучаю тебя. И ты забудешь все невзгоды. Обещаю, что торопиться мы не будем.
        Он освободил меня от белья и отстранился, разглядывая:
        - Ты нестерпимо хороша.
        Я снова рассмеялась. Мне было приятно, что он так откровенно рассматривает меня.
        - Иди ко мне, - поманила Влада.
        Он навис надо мной и тоже рассмеялся:
        - Озорница!
        Притянула его к себе. Колье больно впилось в кожу. Но я не обращала на это внимания.
        Его руки ласкали умело и нежно. Влад растрепал мои волосы, прикусил кожу на шее. Поцеловал плечи. Мое желание нарастало, и Влад чувствовал это. Он резко повернул меня на живот, погладил спину. Медленно, едва касаясь кожи. Скоро его ласки стали грубее.
        Я застонала от удовольствия. Легкая судорога пробежала по телу. Перевернулась на спину, Влад крепко взял меня за запястья и прижал к прохладной шелковой простыне.
        - Моя любимая бабочка, - прошептал он мне на ухо, и слегка прикусил мочку уха. - Ты больше не упорхнешь от меня.
        - Даже не буду пытаться, - я задыхалась от нахлынувшего на меня безумного желания.
        Нетерпение достигло предела. Больше я не могла ждать. Мне нужен был Влад, немедленно, сейчас же! И навсегда.
        Потом мы лежали без сил на огромной постели. Я прижималась к Владу, а он крепко обнимал меня.
        - Знаешь, в первую нашу встречу я очень хотел, чтобы ты осталась. А ты исчезла, и мне пришлось искать тебя. Думал, что больше не увижу, - он зарылся лицом в мои волосы. - Как хорошо, что ты не сменила парфюм. Люблю этот аромат. Неуловимый, нежный. И такой манящий.
        Он нежно погладил мою руку.
        - А я думала, что ты страшно рассердился на меня. И принял за девочку по вызову.
        - Я почти сразу понял, что ты не ночная бабочка. Уж слишком ты была смущена.
        - Но сомнения все же были, признавайся? - я приподнялась на постели и вцепилась в его шевелюру пятерней. - Хорошо же ты обо мне думал!
        - Не более мгновенья, клянусь! - рассмеялся Влад. - Но и ты пыталась обмануть меня, прикинувшись перезрелой вампиршей. Тебе это почти удалось. И за это тебе сейчас придется ответить!
        - А я не возражаю! И вся в твоей власти, - я покорно посмотрела на него.
        - Да? Ну, тогда держись!
        Оказалось, я понятия не имела, что значит настоящий мужчина. Это был очень приятный сюрприз.
        Глава 31. Влад.
        Она лежала рядом со мной, обессиленная, и блаженно улыбалась. Ее волосы разметались по подушке. Я уткнулся в них лицом. И ощутил аромат розы, волнующий и нежный. Такой же, как Инна.
        Моя ночная бабочка, трепетная и безумно желанная. Как я жил без нее? Поправил ее волосы и коснулся губами шеи, чуть ниже уха. Инна глубоко вздохнула и словно очнулась.
        - Влад, - прошептала она. - Влад…
        - Что, моя бабочка? - я поцеловал ее в ключицу.
        - Ты страшный человек, - тихо рассмеялась она. - Что ты со мной сделал? Совершенно измучил меня.
        - Неужели? - я провел ладонью по ее прохладной груди. - А ведь это только начало.
        Инна судорожно вздохнула, прогнулась и застонала. Она вцепилась мне в волосы и хищно улыбнулась.
        - Что, силы восстановлены? - рассмеялся я и стал целовать страстно, до боли в губах. На ее груди оставались багровые пятна.
        - Еще, еще, - просила Инна, извиваясь в моих руках и подставляя тело поцелуям.
        Она была ненасытна. Никогда не встречал таких женщин. А их у меня было немало. Очень разных: опытных и неумелых, бесстыжих и невинных. Об одних я забывал уже наутро. Другие задерживались в моей постели надолго.
        Но ни одна из них не могла сравниться с Инной. Любовь делает секс не только чувственным удовольствием. Она наполняет его какой-то магией, как бы странно это ни звучало.
        Единение двух сердец - великое таинство. Далеко не всем выпадает счастье познать его. Мне повезло - я встретил необыкновенную девушку. И она ответила мне взаимностью. Разве это не удача?
        Мы наслаждались друг другом всю ночь. И под утро оба упали на постель изнеможённые и уставшие. Так я еще никогда не выматывался.
        Обнял Инну и притянул ее к себе. Она доверчиво прильнула ко мне. Я провалился в сон почти мгновенно, но даже во сне чувствовал, что обнимаю Инну. Не хотел отпускать ее. Где-то в глубине души боялся, что она передумает и снова упорхнет от меня.

* * *
        Проснулся от ярких солнечных лучей. Они лились в огромное витражное окно, отражались от паркетного пола и наполняли все пространство спальни янтарным светом.
        Я крепко обнимал Инну. Она никуда не исчезла, не убежала и продолжала мирно спать, свернувшись у меня под боком, как котенок.
        Колье все еще было на Инне и оставило на нежной коже красные отметины. В пылу страсти она не заметила, что бриллианты оцарапали ей шею. Я осторожно снял украшение, с застежкой справился на удивление быстро. Помассировал кожу.
        Инна что-то пробормотала во сне и взяла меня за руку.
        Страшно захотелось поцеловать ее, но я не стал будить Инну. Пусть отдыхает. Я мог бы еще долго любоваться моей очаровательной бабочкой. Но она повернулась на спину и отпустила мою руку.
        Тихо поднялся с постели и пошел варить кофе. Надо немного взбодриться после безумной ночи.
        Вскоре услышал легкие шаги. На пороге кухни стояла Инна, завернувшись в шелковую простыню. Очевидно, запах кофе достиг спальни и разбудил ее.
        - С добрым утром, - лучезарно улыбнулась она мне, лениво поправляя растрепавшиеся волосы. - Ты ранняя пташка.
        - Скорее добрый день, - в тон ей ответил я. - Уже почти полдень.
        - Да? - удивленно вскинула она брови. - А мне казалось, еще рано.
        Я разлил кофе по крохотным фарфоровым чашечкам и протянул одну ей.
        - Тебе со сливками?
        - Да, и с сахаром. Я сладкоежка, - рассмеялась Инна.
        Достал конфеты и пододвинул коробку Инне:
        - Подкрепись. Это марципан. Помню, что он тебе понравился.
        - Обожаю его, - она изящно подцепила конфету, откусила кусочек и в блаженстве закрыла глаза. - Божественный вкус!
        Мы пили кофе у окна, а под нашими ногами расстилался мегаполис, подернутый морозной дымкой.
        - Какая красота! - кивнула на город Инна. - Роскошный вид. Хорошая у тебя квартира.
        - Теперь и у тебя, - заметил я.
        - Так непривычно, - она задумчиво улыбнулась и поправила кольцо на пальце. - Кто бы еще неделю назад сказал, что ты сделаешь мне предложение, - не поверила бы. Я счастлива до безумия, и до сих пор мне кажется, что это всего лишь сон.
        - Я тоже счастлив как никогда. Мне давно надо было поговорить с тобой и признаться в своих чувствах. Но я привык к одиночеству, и мне всегда казалось, что найти свою половинку мне не суждено. К счастью, я ошибался.
        - А я вообще думала, что после Димы долго не смогу доверять мужчинам. Дима очень подпортил мне жизнь. А его последний фокус с чудесным спасением из лап злодеев вообще добил.
        - Скоро оформишь развод, и все будет отлично. Когда наметим свадьбу? Я бы не хотел тянуть с этим. И подумай, куда хочешь в свадебное путешествие.
        - А ведь я про него даже не думала. И про свадьбу тоже, - рассмеялась Инна. - Твое предложение было так неожиданно. Для меня это просто волшебная сказка.
        - ??????????????
        - Теперь у тебя есть о чем подумать. Я бы очень хотел, чтобы на нашей свадьбе снова были ностальгические розы, - мы допили кофе, и я потянул простыню на себя. Инна отпустила ее, и она с легким шуршанием упала к ее ногам. - Мы можем обсудить все позже.
        Провел ладонью по ее прохладным плечам, погладил талию. Она возбуждала и волновала, как ни одна женщина.
        Чувственная и загадочная улыбка играла на губах Инны. Ах, какая девушка!
        - Знаешь, я всегда мечтала о Париже. Можем поехать туда в свадебное путешествие?
        - Конечно. Значит, медовый месяц мы проведем в Париже.
        Я притянул ее к себе, и она поцеловала меня. Ее губы хранили вкус кофе. Посадил Инну на край стола. Она положила руки мне на плечи, откинулась назад и счастливо рассмеялась.
        - Я думаю, мы вернемся в Златогорск в понедельник утром, - я снова поцеловал ее. - А теперь у нас впереди масса времени, и мы не будем терять ни минуты.

* * *
        В понедельник утром я проводил Инну в ее салон. Он уже был открыт. Одна из сотрудниц формировала букет из роскошных розовых хризантем, другая возилась за кассой.
        На полу лежал сломанный бутон алой розы. Я поднял его и продел в петлицу.
        - Тебе очень идет, - Инна поправила его и погладила лацкан моего пиджака.
        Поцеловал ей руку. Мне пора было идти, но не хотелось уходить. До вечера еще так далеко.
        - Зайду за тобой в шесть и поедем домой, - заметил я.
        - К тебе, или ко мне? - рассмеялась Инна.
        - К нам, - в тон ей ответил я. - Ты снова переезжаешь. Не против?
        - А ты как думаешь? - она уткнулась макушкой в мою грудь. - Я начинаю привыкать к постоянным переездам.
        Звякнул колокольчик на двери, и в помещение вошел Сергей Петрович. Он сменил синий рабочий комбинезон на джинсы и спортивный пиджак. Выглядит потрясающе. Думаю, немало женщин поглядывают на него с замиранием сердца.
        Похоже, сегодня наш сантехник не работает.
        - Алую розу? - спросила Инна.
        - Нет, - усмехнулся в усы Петрович. - Сегодня мне нужно что-то необыкновенное. Думаю, это подойдет, - он кивнул на букет, который собирала одна из девушек. - И заверните его как-нибудь покрасивее. Или что сейчас в моде?
        - Сейчас модно букет в коробке, как эти, - Инна указала на стеллаж.
        - Тогда в форме сердца, и пусть будет шелковый бант.
        - Сергей Петрович, вижу, вы не на шутку увлеклись кем-то. Залечиваете рану, нанесенную моей одноклассницей?
        - Ничего подобного, - усмехнулся Петрович. - Это букет для Светланы.
        - Она снова выкинет его, - заверил я сантехника.
        - Ошибаетесь. Я обещал ей вернуться через полчаса. Сегодня я взял выходной, меня в отеле замещает помощник. А букет - это сюрприз для Светы.
        - Для Светы? - не поверил я своим ушам. - У вас с ней что… роман?
        - А что вас удивляет?
        - Бочкарева всегда искала состоятельного партнера.
        - Да. Но они ее не искали. Светлана жила иллюзиями. А я развеял их и подарил ей кое-что получше.
        - Но она - светская львица, - не унимался я.
        - Ничего подобного. Одна видимость. Ей просто хотелось вращаться в высшем обществе любой ценой. Думала найти там свое счастье. Не получилось.
        - У нее отец академик.
        - И что из этого? Кого этим теперь удивишь? Тем более что отца Светланы недавно за какие-то грехи выпроводили на пенсию. Он больше не возглавляет научный институт. Не помню его название. Мне это как-то неважно. Так что кроме звания у академика Бочкарева ничего не осталось.
        - Светлана - корреспондент в глянцевом питерском журнале. Ведет раздел современного искусства.
        - Питерский журнал называется «Дача, сад и огород». А раздел - «Умелые руки наших подписчиков».
        Вот такого поворота я точно не ожидал. И ведь не наврала! Значит, Светка просто всеми силами хотела выйти замуж за богатенького мужика. Создавала видимость удачливой и успешной светской львицы. А за фасадом скрывалась обычная одинокая женщина-разведенка. Не сложилась у нее личная жизнь, не удалась блестящая карьера, а так хотелось показать окружающим, что у нее все отлично.
        Мне даже стало жаль Бочкареву. На что она тратила свои силы? Искала богатея с положением в обществе, не получилось.
        И вместо этого закрутила любовь с простым смертным. Но разве это плохо? Тем более что она сама такая.
        - И живет ваша принцесса в хрущевке на окраине, - доверительно сообщил мне Петрович.
        - А это вы откуда узнали?
        Он заметно смутился. Понял, что ляпнул лишнего.
        - Понятно, в отеле как был бардак, так и остался, - вздохнул я. - Кто-то показал вам запись регистрации? Конечно, все так и было.
        - Но потом Света мне сама об этом рассказала. Всегда мечтала жить в Питере. Поэтому и замуж первый раз вышла за петербуржца. Но неудачно.
        - Сергей Петрович, но как вам удалось покорить эту рыжую бестию?
        - Светлане было одиноко, а я каждый день дарил ей цветы. Я ж говорил, ей нужен просто настоящий мужик. А я знаю, как порадовать женщину и доставить ей удовольствие.
        Да, от скромности Петрович не умрет.
        - Рад, что вы нашли друг друга, - я искренне восхищался упорством слесаря.
        А чем он хуже какого-нибудь депутата или банкира? Уверен, кое в чем он однозначно лучше! И я даже знаю, в чем.
        Глава 32. Инна.
        Я, наконец, развелась. Успела как раз перед Новым годом. Кирсанов сумел ускорить этот процесс. Хорошо иметь обширные связи.
        Дима на удивление вел себя паинькой. Дал согласие и не препятствовал разводу. Конечно, если бы не Влад, Димочка еще долго трепал мне нервы.
        Но на прощанье он подошел ко мне:
        - Слышал, тебе сделали предложение?
        - Да, - хотелось поскорее отделаться от Димы.
        - Не успела развестись со мной - и уже прыгнула в постель к другому. Хотя, что еще можно ожидать от такой, как ты?
        - Уверена, ты не хранил мне верность эти полтора года, - разозлилась я. - И прекрати врать. Я ни на мгновение не верила в твое похищение. Бред сумасшедшего!
        Но он игнорировал мои слова.
        - Богатенький мужичок легко покорил твое алчное сердце, - скривился мой бывший. - Ты искренне веришь в его любовь?
        - Тебя больше не касается моя личная жизнь, - я развернулась и пошла прочь.
        - Зато тебя могут ждать очень неприятные сюрпризы, - кинул он мне вслед.
        - Да пошел ты… - процедила я.
        Как же Дима достал меня! Где были мои мозги, когда я связалась с ним? Почему так легко поверила его пустословию? Хотела любви, а в итоге получила развод.
        Влад ждал меня у дверей ЗАГСа.
        - Как все прошло? - он взял меня под руку.
        - С твоей помощью - отлично. Осталось получить свидетельство о разводе, но это уже просто формальность.
        - Как только она будет у тебя на руках, мы сразу подадим заявление. Хочешь, чтобы мы зарегистрировались в Москве? Или здесь?
        - Я даже не знаю… Давай, на твое усмотрение. Я безумно довольна, что, наконец, свободна.
        После ЗАГСа зашла ненадолго в салон. Надо было проверить исполнение заказа и дать указания моим девушкам. Не хочу запускать дела в своей маленькой фирме. Мне нравится моя работа, и я не хотела бы бросать ее. Тем более что Влад на этом не настаивает.
        Не успела я поговорить с сотрудницами, как в салон вошел Борис Семенович. Давненько он не был у меня. Я уже надеялась, что больше не пересекусь с этим ловеласом.
        - С наступающим Новым годом, - Борис Семенович уверенно уселся в кресло у стола.
        - И вас с праздником. У меня дел по горло, некогда лясы точить, - в лоб заявила Плетневу, что не хочу общаться с ним.
        Плетнев совершенно не смутился. Уходить он не собирался.
        - Зашел поздравить тебя. Слышал, замуж выходишь, - усмехнулся он и положил передо мной на стол коробку конфет. - Вот, к чаю тебе и твоим девчонкам.
        - Выхожу, а что? - насторожилась я.
        - Да ничего. Конечно, где мне с Кирсановым тягаться, - немного обиженно произнес Плетнев. - А ведь ты мне всегда нравилась. Вот скажи, только честно (просто мне любопытно), у тебя же с Кирсановом в ту ночь что-то было? Не зря же он тебя так упорно искал?
        - Что за бестактный вопрос? - возмутилась я. - Это вас совершенно не касается.
        - Я ж говорю - просто любопытно. Всегда подозревал, что ты не такая невинная, какой казалась на первый взгляд. Есть в тебе что-то порочное, что влечет как магнитом.
        - Это оскорбление? - изумилась я такой наглости.
        - Нет, что ты. Это комплимент.
        - Ладно, удовлетворю ваше любопытство - не было.
        - А я всегда думал, что тебя тянет иногда побыть ночной бабочкой, - вздохнул Плетнев. - Видимо, от одиночества у тебя было такое лицо.
        - Какое? - испугалась я. Я что, на проститутку была похожа?
        - Лицо недолюбленой женщины. Мне потому и хотелось тебя приласкать.
        Наверное, мне стоило оскорбиться. Но я чувствовала, что Плетнев говорит искренне.
        - Ладно, Борис Семенович, давайте попьем чай, - предложила я. - Надеюсь, вы нашли достойную кандидатуру на мое место.
        - Естественно, - кивнул Плетнев. - Очень даже хорошая девушка. Кровь с молоком, такая грудь пышная, а бедра - просто закачаешься. Но ты была бы лучше. Повезло тебе вытянуть счастливый лотерейный билет. Желаю тебе счастья с Кирсановым. Ты это заслужила.

* * *
        На Новый Год Влад повез меня в Карелию. Такой величественной и мощной красоты я в жизни не видела. Хотя я вообще мало где бывала.
        А после праздников у меня начались приятные хлопоты. Влад отправил меня по бутикам. Он предложил мне поехать в столицу, чтобы выбрать свадебное платье. Но я решила ограничиться Златогорском. Сейчас можно любую модель заказать по каталогу, особенно в солидном магазине.
        Мы с Владом съездили к моим родителям. Они были приятно удивлены и обрадованы, что моя жизнь налаживается. Дима им никогда не нравился.
        Влад произвел на них положительное впечатление. Они понятия не имели, кто он и чем занимается, пока мы не рассказали. Отцу было все равно кто мой избранник по профессии. Папа всегда говорил мне - думай сама, как поступить, это твоя жизнь. А мама заметно разволновалась. Ведь у нее скоро будет такой родовитый зять. Ничего, она привыкнет. Влад необыкновенный и совершенно незаносчивый.
        - ??????????????
        Родителей признались - их смущает, что мы так мало знакомы. Но они знают, что советов я никогда не слушаю. А я придерживаюсь принципа - решения принимаю сама. Если ошибусь - это моя ошибка. Так получилось с Димой. Однако с Кирсановым мне подобное не грозит. Я верю ему и это главное.
        За свидетельством о разводе мы отправились вместе с Владом. Я очень надеялась, что не встречусь с Дмитрием. Хотя вряд ли он будет спешить так же, как я, чтобы забрать свидетельство.
        Влад повертел в руках гербовую бумагу.
        - Теперь можно подавать заявление, - он обнял меня. - Тянуть со свадьбой не будем.
        - Все как пожелаешь, - кивнула я.
        - День нынче дивный. Пройдемся немного? - предложил Влад.
        Легкий мороз холодил лицо. Мы неспеша шли по заснеженному бульвару и строили планы.
        - Я покажу тебе настоящий Париж. Не таким, каким его видят туристы. И он тебе очень понравится, - Влад держал меня за талию. - Удивительный город. А потом мы поедем на север Франции. Там удивительные провинциальные городки. Уютные и милые.
        Зашли в кофейню. Она встретила нас приятным теплом, запахом ванили и свежей выпечки. Мы расположились у окна. Сделали заказ.
        Неожиданно перед нами возникла молодая женщина в длинной норковой шубе нараспашку. На ней было слишком много всего блестящего - высокие сапоги в стразах, сумка с массой серебристых пряжек и замочков. Пальцы в тонких кольцах из недорогого золота. Длинные ногти с ярким перламутровым лаком. Глубокий вырез на джемпере из люрекса открывал пышную грудь. От незнакомки удушливо пахло модным парфюмом.
        За руку женщина держала мальчика лет пяти. Он был на удивление грустным и смотрел на нас огромными синими глазами.
        - Здравствуй, Влад, - в ее напряженном голосе я уловила зловещие нотки. - Вот мы и встретились снова.
        - Кто вы? - Кирсанов смотрел на нее с недоумением.
        - Не делай вид, что не узнал. Алла Гусева, если забыл. А это Арсений, твой сын, - она зло подтолкнула ребенка к Владу.
        - Вот, полюбуйся на дорогого папочку.
        Я перевела взгляд на мальчика и поняла, что он как две капли воды похож на Влада. Те же глаза, те же губы. Даже темные волосы зачесаны назад, как у него.
        - Простите, но мы не знакомы, - Влад поднялся из-за стола.
        Женщина гордо вскинула голову:
        - Где ж тебе запомнить всех своих баб? Я все надеялась, что ты пожелаешь помочь своему сыну. Но так и не дождалась. На мои звонки не отвечаешь. Хотела в суд обратиться, но, может, решим все миром? Вот, пришлось прийти к тебе на поклон. Мы очень нуждаемся, помоги. Если не мне, то хоть ему, - она кивнула на ребенка.
        - Я вас не знаю, - повторил Влад. - Если немедленно не уйдете, я вызову полицию. Мошенничество и вымогательство преследуются по закону.
        А я все смотрела на мальчика и не могла отвести от него взгляда.
        - Хорошо, сейчас мы уйдем, - тихо и очень недобро произнесла Алла. - Не сомневайся, теперь я обращусь в суд.
        - Даже так? - вскинул брови Влад. - Генетическая экспертиза быстро поставит все на свои места.
        - Я к ней готова. Но тут и генной экспертизы не надо, чтобы понять: Арсений - твой сын. Вы похожи как две капли воды.
        Гусева резко дернула мальчика за руку и потащила его к выходу. Звякнул колокольчик на двери. Они быстро прошли мимо нашего окна. Алла даже не надела ребенку шапку, а он едва поспевал за ней.
        У меня противно похолодело в груди. Сердце перестало биться. Я словно окаменела. Официант поставил перед нами чашки с кофе, и я вздрогнула, как от электрического удара.
        - Инна, клянусь, я не знаю эту женщину, - Влад взял меня за руку.
        - Мальчик… Он очень похож на тебя.
        - Возможно, я не приглядывался. Но ее я вижу впервые, - повторил Влад. - У меня было много женщин, но эту я не знаю. Никогда не встречал. Я не занимаюсь сексом по пьяни, или будучи в невменяемом состоянии. Это - мошенница.
        Я промолчала и машинально отхлебнула кофе. Мысли в голове судорожно метались из стороны в сторону.
        Если это ребенок Влада, он обязан признать его. Ребенок не должен быть обделен отцовским вниманием. Это неправильно. Алла мне очень не понравилась - наглая, грубая. И самое мерзкое, что госпожа Гусева использует для достижения своих целей маленького мальчика.
        А если ребенок не Влада, то почему так похож на него?
        Предположим, у Влада есть сын, о котором он не знал. Это что-то меняет в наших отношениях? Ничего.
        Но какие планы у госпожи Гусевой? Она грозится судом, а это создаст Владу проблемы. Чем я могу ему помочь? Похоже, ничем. Только поддержать морально. Да, толку от моего сочувствия будет немного.
        Как все было хорошо утром, и как теперь ужасно складывается.
        - Как нам быть? - задала я глупый вопрос. - Что будет дальше?
        - Пока не знаю, - признался Влад. - Для начала надо разобраться, кто эта дамочка и откуда у нее ребенок. Не нравится мне, как она с ним обращается.
        - Жалко мальчишку, - согласилась я и вздохнула. - Она его так шпыняет.
        - Обещаю все выяснить в ближайшее время.
        Я слабо улыбнулась в ответ. Мне стало неуютно. Происходящее неприятно царапнуло сердце.
        Наша семейная жизнь с Владом начинается с испытания на доверие. И мы должны помочь друг другу достойно пройти его.
        Глава 33. Влад.
        Инна получила свидетельство о разводе. Теперь, когда она свободна, ничто и никто не мешает нам пожениться. И чем скорее, тем лучше. Можно хоть завтра отправляться в Москву и подавать заявление. Мы строили планы, мечтали. Инна хотела поехать в свадебное путешествие в Париж. Отличный выбор. Люблю этот город.
        И тут, как снег на голову, на нас свалилась Алла Гусева. Я не знал ее, никогда не встречал, это точно. На такую я даже не посмотрел бы второй раз. Наглая, хамоватая, грубая. Похожа на торговку с рынка или барменшу из дешевой забегаловки. Хабалка хабалкой.
        Инна была заметно расстроена. И было от чего. Женщина с ребенком предъявляет претензии к ее жениху. Инна может решить, что я обманул ее. Знал про мальчика, но ничего не сказал.
        Однозначно, эта Гусева - прожженная аферистка. Шестое чувство подсказывало, что тут без Димы Романова не обошлось. Когда я наводил о нем справки, один из моих юристов предположил, что он промышляет шантажом и вымогательством.
        Дима имел обширные и очень сомнительные связи и вполне мог заниматься чем-то подобным. Возможно, именно поэтому он и пропадал на полтора года. Залег где-то на дно и ждал, когда все утрясется. Ведь шантаж - штука опасная, хотя и прибыльная.
        А в данном случае, вероятно, это просто его месть Инне. За то, что развелась с ним.
        Но откуда у женщины ребенок, так похожий на меня? И почему она не боится пройти генную экспертизу? В этом Гусева точно не блефует. Или она полная идиотка?
        Начал думать, где мог пересечься с ней. С подобными девицами я никогда дела не имел. Проста до неприличия во всем. Речь как у настоящей шалавы, хотя и пытается подбирать слова. Одета с претензией на моду. Страшно вульгарна. Не мой типаж.
        Может, ребенка взяла у кого-то из знакомых? Нашла похожего на меня… Нет, полный бред. Тест ДНК невозможно подделать. А если это реально мой ребенок? Мальчику лет пять.
        Судорожно вспоминал, с кем я встречался в тот период. Какая женщина могла от меня родить? Но будущая мамаша примчалась бы ко мне сразу, как только узнала про беременность. Кто бы упустил возможность получить жирный куш с олигарха Кирсанова, имея на руках такой козырь? Зачем ждать все эти годы? Да еще отдавать ребенка напрокат для шантажа?
        Из кафе мы с Инной вернулись на работу. Пообещал сообщить ей сразу, как только что-то будет понятно. Она невесело улыбнулась:
        - Хорошо, я буду ждать. Удачи.
        - Удача мне лишней не будет, - согласился я. - Но не переживай, все образуется.
        - Да, надо только набраться терпения, - Инна старалась говорить бодро, но в ее голосе сквозила печаль.
        Я пошел в офис, она - в цветочный салон.
        Конечно, Инна расстроена. А что она могла подумать обо мне, даже представить страшно. Но, к счастью, она верит, что я не мог просто так бросить своего ребенка.
        Сказала, что готова поддержать меня на суде. Правда, не знает, как. Но пусть мой адвокат ее научит. Будет опять обращаться к судье «Ваша милость» или «Ваша светлость». Я невольно улыбнулся. Моя смелая наивная бабочка.
        Позвонил своему адвокату Марголину, попросил немедленно приехать. Пока ждал его, чтобы отвлечься, занялся текущими делами. Их накопилось много. Начал разбирать личные дела персонала, просмотрел счета.
        Адвокат появился через час. Яков Ефимович внимательно выслушал мою историю и задумался.
        - Возможно, вы просто забыли о той встрече. Мимолетное увлечение, спонтанная связь. Возможно, вы были слегка пьяны, - осторожно предположил он. - Возможно, употребили что-то более серьезное.
        - Я не напиваюсь до бесчувствия, - разозлился я. - И уж тем более не употребляю наркотики.
        - Верю. Однако всякое в жизни бывает… Не всегда обстоятельства подвластны нам. Древняя еврейская мудрость гласит: невозможно обнаружить три вещи - след рыбы в реке, след змеи на камне и след мужчины в женщине, - философски изрек господин Марголин. - Госпожа Гусева слишком уверена в себе. Видимо, у нее есть какие-то неопровержимые доказательства. Подумайте еще раз, вспомните, что было шесть лет назад.
        - Уважаю тысячелетнюю мудрость вашего народа, но я точно знаю, что раньше не видел этой женщины. И есть генетическая экспертиза. Она легко покажет, что отец ребенка не я.
        - Вот меня и смущает, что Гусева так уверенно держит себя. Может, все-таки что-то было? Должно быть рациональное объяснение.
        - Возможно, Гусева хочет раздуть скандал накануне моей свадьбы.
        - А вот это вполне вероятно. Госпожа Гусева может неплохо заработать на скандальной истории. Желтая пресса и телешоу очень любят подобные темы. Сделают из мухи слона. Тем более что ребенок, как вы говорите, очень на вас похож.
        - Да, похож.
        - Мы, конечно, подадим иски за клевету. Но это займет немало времени, как вы понимаете.
        - Ну, к этому мне не привыкать, - усмехнулся я. - Вы уже выигрывали подобные дела для меня.
        - Да, - кивнул Марголин. - Но там все было просто. Тут будет более хлопотно. У вас вроде братьев нет, насколько я знаю? Может, вы не знаете об их существовании?
        - Братьев нет, - заверил я адвоката. - И сестер тоже. Я - единственный ребенок.
        Только индийской мелодрамы мне не хватало. Обретение украденного в детстве брата-близнеца, который коварно обманул Гусеву, выдавая себя за олигарха Кирсанова.
        Хотя мой папа еще тот ловелас, как выяснилось. Женился второй раз в преклонном возрасте по залету. Но маме он вроде не изменял до этого прискорбного случая.
        И тут меня озарило! Как же я сразу не догадался?
        - Братьев у меня нет, но я, кажется, знаю, чей это ребенок. Благодарю вас, Яков Ефимович, предполагаю, скоро мне понадобятся ваши услуги. А пока не задерживаю более.
        Адвокат раскланялся и ушел. Да, чувствую, мне предстоит сложное судебное разбирательство.
        Долго искал номер телефона отца. Я редко общался с ним после того, как он ушел от моей мамы и женился второй раз.
        Мой папаша нашел молодую, очень смелую, уверенную в себе женщину. Его вторая жена младше меня на три года. Годится ему в дочери. Напористая, наглая, она разрушила нашу семью, испортила жизнь маме. А отец повел себя совершенно безвольно, просто плыл по течению. Позволил вертеть собой и в результате его прибрала к рукам молодая да ранняя девица.
        И вот теперь я звонил моему отцу.
        - Приятно удивлен, что вспомнил обо мне, - в его словах я уловил обиду. - Я часто думаю о тебе, горжусь твоими успехами, - меня это не тронуло.
        - Нам надо поговорить, - сразу перешел я к делу.
        - Приезжай вечером ко мне домой, буду рад видеть тебя.
        - Нет, не хочу встречаться с Анжелой. У меня срочное дело. Встретимся в твоем офисе и немедленно.
        - Я мог бы догадаться, что ты хочешь меня видеть только ради дела, - отец не скрывал досаду. - Так и не простил, что я решил радикально поменять свою жизнь?
        - Ты радикально поменял и жизнь мамы. Но не будем сейчас об этом. Ты в офисе?
        - Да, приезжай.
        Забежал в салон к Инне.
        - Ну что? - в ее голосе звучали надежда и испуг. - Что сказал адвокат?
        - Все хорошо, - я обнял ее. Она была напряжена. - Думаю, я знаю, чей это ребенок. Но надо убедиться.
        - Не твой? - она подняла на меня огромные зеленые глаза.
        - А ты все же сомневалась? - я поправил ее растрепавшиеся волосы.
        - Совсем чуть-чуть, - виновато улыбнулась она.
        - Перед тем, как я продолжу свое расследование, мне бы хотелось пообщаться с тобой поближе. И выяснить, почему ты посмела сомневаться во мне, - я притянул Инну к себе и прикусил мочку ее уха.
        - Я не буду возражать, - прошептала она охрипшим голосом. - И готова дать объяснения немедленно.
        Инна расстегнула пуговицу на моей рубашке, и ее прохладная ладонь скользнула по моей груди:
        - Ты же не будешь слишком строг ко мне?
        Что-то упало на пол. Мы с Инной оглянулись как по команде. Одна из сотрудниц салона поднимала рассыпавшиеся открытки. Другая что-то сосредоточенно перекладывала на столе. Нам ненавязчиво намекнули, что в помещении мы не одни.
        А я как-то об этом забыл. Инна расплылась в смущенной улыбке. Она снова становилась беззаботной и счастливой.
        - Думаю, нам стоит подняться на последний этаж, - тихо заметил я. - Немедленно. Не возражаешь?
        - Нет, - в ее глазах вспыхнул призывный огонь.
        Итак, мой папа подождет. Нам предстоит сложный и долгий разговор. Но моему отцу придется ответить на все мои вопросы.
        А сейчас я могу думать только об Инне. Днем мы пережили неприятные моменты, и необходимо избавиться от их послевкусия. Я взял Инну под руку, и мы поспешили выйти из салона.
        Глава 34. Влад.
        Страшно не хотелось покидать Инну. Но надо было встретиться с отцом.
        Мой папа еще в конце девяностых ушел из торговли. Теперь у него фирма по производству мебели. Успешный бизнес, хороший стабильный доход.
        Через час я переступил порог кабинета отца. Роскошная обстановка, даже слишком. Явный перебор. Все рассчитано на то, чтобы показать благополучие и благосостояние владельца. Отец и раньше любил пускать пыль в глаза.
        Мой дорогой папа вольготно расположился в глубоком кожаном кресле. Пред ним на столе стоял большой малахитовый органайзер. Такому место в музее. Отец вертел в руках серебряную ручку Паркер.
        - Здравствуй, Слава, - радушно улыбнулся он и кивнул мне на кресло. - Присаживайся, будь как дома.
        - Добрый день, отец, - я сел напротив него.
        Нас разделял массивный письменный стол из красного дерева.
        - Итак, что заставило тебя зарыть топор войны и прийти ко мне?
        - Сегодня утром ко мне пришла некая Алла Гусева. И не одна, а с ребенком. Мальчик - моя копия. Или твоя? Она хочет денег, папа. И что еще хуже - грядет большой скандал. Я собрался жениться. Как можешь догадаться, моя девушка от такого сюрприза не в восторге. Возможно, придется перенести свадьбу. А Гусева в твоем духе, такая же хабалка, как Анжела. Так что признайся, это твой ребенок?
        Отец ответил не сразу. Он отложил Паркер и скрестил руки на груди.
        - Во-первых, ты совершенно зря считаешь Анжелу хабалкой. Это не так. Она просто эксцентрична. Но я понимаю твою обиду. Да, с твоей мамой получилось нехорошо. Но с Анжелой я словно обрел вторую молодость. Во-вторых, Алле я заплатил. И много. Мы расстались мирно.
        - От тебя она отстала, а теперь взялась за меня и очень нагло. Грозит генной экспертизой. Тебе придется принять в этом фарсе участие.
        - Нет, это исключено. Анжела страшно ревнива, - отец резко откинулся на спинку кресла. - Она не простит мне. У нас нет детей. Она, увы, не может забеременеть после выкидыша. И появление побочного ребенка для Анжелы будет ударом. У нее и так нервы не в порядке. Нет, и еще раз нет. На меня не рассчитывай.
        - Значит, мы встретимся в суде. Я не буду покрывать твои грехи. И не стану жертвовать своим счастьем ради твоего благополучия. Кстати, историю Анжелы с выкидышем стоило бы проверить.
        - Ты разрушишь мою семью! - возмутился отец.
        - Да нет у тебя семьи, папа. А та, что была, ты сам уничтожил. Скажи, а тебе не хотелось узнать, как растет твой сын? Ему лет пять, я думаю?
        - Да, скоро будет. Хотелось, но об этом могла узнать Анжела. Алла заверила, что Арсений будет получать только лучшее. Даст ему со временем отличное образование.
        - А ты это проверял? Она грубо обращается с сыном.
        - Нет, не может быть, не нее это не похоже. Алла - ответственная женщина.
        - С чего ты взял?
        Отец замялся:
        - Я заплатил очень много.
        - Замечательный показатель ответственности, - усмехнулся я.
        - В свидетельстве о рождении стоит прочерк. Мне не нужны скандалы. Думаю, Алла просто хочет от тебя денег. Заплати ей, и она отстанет. Жадная особа. Не стоило мне с ней связываться. Но так получилось.
        - Это больше похоже не столько на шантаж, сколько на желание расстроить мою свадьбу. Из-за Аллы нам, возможно, придется отложить бракосочетание. Так что не надейся замять свои отношения на стороне.
        - Я уже сказал - на меня можешь не рассчитывать, - отрезал отец.
        - Ладно, дело твое. Но если Алла от меня не отстанет, будет суд, - пообещал я. - И тебе надо будет давать показания, хочешь ты этого или нет.
        - Для Анжелы это будет ударом.
        - Меня это не касается.
        - Попробуй не раздувать скандал, прошу тебя. Заплати Алле, я дам тебе нужную сумму.
        - Это Гусеву не остановит. Теперь своей мишенью она выбрала меня. И не случайно. Скажи, а деньги ты передал Алле наличными?
        - Да, наличными. Она так захотела.
        - И ты не взял с нее даже расписки?
        - Я подстраховался. Оформил передачу денег через юридическую контору.
        - Расскажи про это поподробнее, - попросил я отца.
        - Ее возглавляет мой хороший знакомый. Надежный человек. Хочешь воспользоваться услугами этой фирмы для общения с Аллой?
        - Нет, я не собираюсь платить Гусевой. С какой стати мне поощрять шантажистку? Но не знал, что есть фирмы, оформляющие подобные сделки, - удивился я.
        - Такие услуги бывают полезны для состоятельных людей. Да, это не совсем законно, но что делать? - пожал плечами отец.
        Похоже, в этой конторе работал Дмитрий Романов. Оттуда он и брал информацию для своих темных делишек и шантажа. Инна говорила, что его выгнали из какой-то фирмы со скандалом. Пока все складывается вполне логично.
        Похоже Дмитрий решил отыграться на Инне за то, что она посмела уйти от него. Хочет разрушить наше счастье из мелкой мести. Ладно, с этим мы разберемся в ближайшее время.
        - Знаешь, отец, мне показалось, что ребенок несчастлив. Он слишком молчаливый, зашуганный какой-то. Зря ты не видишься с ним. Стоит ли Анжела таких жертв? Ведь мальчишка не виноват, что у него жадная и непорядочная мать и отец-подкаблучник.
        - Выбирай выражения! - рявкнул отец. - Я не подкаблучник.
        - Со стороны выглядит именно так.
        - Можешь мне не верить, но я часто думаю об Арсении. Я не бесчувственный сухарь. Но Анжела… Она не поймет и не простит…
        - Мама тебя тоже не поняла, но это тебя, однако, не остановило.
        - Это совсем другое.
        - Да неужели? - возмутился я. - Ради Анжелы ты ушел из семьи. А ради сына ничего делать не собираешься. Я надеялся, что у тебя осталось хоть немного совести.
        - Как ты со мной разговариваешь? - вскочил отец из-за стола. - Да как ты смеешь?!
        - Похоже, мы поговорили по душам. Если не признаешь ребенка, встретимся в суде. А нужен тебе еще один сын или нет, это уж тебе решать.
        Я вышел от отца со смешанными чувствами. Итак, я легко смогу доказать, что ребенок не мой. Отношения с отцом будут окончательно испорчены. Жаль, я надеялся, что когда-нибудь мы сможем снова стать близкими людьми.
        Позвонил Инне.
        - Что сказал твой отец? Это его ребенок? - нетерпеливо спросила она.
        - Все хорошо. Ребенок его. Приеду - расскажу подробнее. Немного задержусь, мне надо пообщаться с мамой.
        - Да, конечно. Но я буду очень ждать тебя. Уже скучаю, - сказала на прощание Инна, и от этого на душе стало тепло и спокойно.
        Я поехал к маме. Мне надо было поговорить с ней. Она, в отличие от отца, не создала семью с другим мужчиной.
        Когда я приезжаю в Златогорск, то вижусь с ней практически каждый день. Захожу ненадолго. Было бы лучше, переберись она в Москву. Но мама упорно не хочет этого делать - тут у нее любимая работа, многочисленная родня и друзья. Она по-прежнему работает товароведом в Центральном универмаге.
        Мама была рада, что я пришел к ней на работу. Помню, как в детстве мне нравилось проводить время в ее кабинете. Там почему-то сильно пахло бытовой химией, видимо, рядом располагался этот отдел.
        Мы обнялись, она поднялась на цыпочки, чмокнула меня в щеку и, как всегда, потрепала по голове.
        - Где тебя носило сегодня? Твоя Инна получила свидетельство о разводе?
        Она любит быть в курсе всех моих дел. Для нее я по-прежнему всего лишь маленький мальчик.
        - Кроме развода Инны произошло еще много событий. Ты удивишься, когда узнаешь.
        Рассказал ей про Гусеву и ее наглые претензии ко мне. Сначала мама охала и ахала. Потом уточнила:
        - Так ребенок точно не твой? Ты уверен на сто процентов?
        - Конечно, не мой. Это твой бывший муженек, мой папаша, учудил на старости лет. Анжела будет в шоке, - и рассказал ей о разговоре с отцом.
        И тут мама неожиданно пришла в неописуемый восторг. Думаю, только привычка держать себя в рамках приличия не позволила ей пуститься в пляс.
        - Это же замечательно! Прекрасно и еще раз прекрасно! - смеялась она и хлопала в ладоши, как девочка.
        Я с удивлением смотрел на маму.
        - Ты не понимаешь? - удивилась она. - Твой дорогой папочка снова изменил. Только на этот раз не мне, а этой драной курице Анжеле. Теперь она побудет в моей шкуре. Отлично, великолепно! Твой папаша - редкостный кобель. Но сейчас я его просто обожаю! Однако если Владимиру на ребенка начхать, думаю тебе надо убедиться, что с твоим братом все хорошо. Как я поняла, мамаша у него еще та курва. Почему мужики так падки на подобных баб? Для меня загадка… Да, не повезло мальчишке с родителями…
        - Ты права. Мне очень не понравилось, как Гусева ведет себя с сыном. Я собирался выяснить, что это за женщина и пресечь все ее авантюры на корню.
        Глава 35. Влад.
        Я узнал телефон Гусевой у отца. Надо было сказать этой дамочке пару слов. Не знаю, как дальше будут развиваться события, но не позволю ей обижать ребенка.
        Решил не тянуть. Как только вышел от мамы, позвонил Алле и потребовал встретиться. Она не скрывала радости - у нее пошли на поводу, она добилась своего. Назначила встречу в кафетерии в центре.
        Когда я вошел в зал, она уже сидела за столиком, разряженная как новогодняя елка и пила кофе. Улыбнулась мне голливудской улыбкой. Поднесла чашку к ярко накрашенным губам и эротично прищурилась:
        - Прошу, присоединяйтесь. Кофе тут прекрасный.
        - Я пришел не ради кофе, - отрезал в ответ.
        Садиться не стал. Разговор получился очень коротким и содержательным.
        - Мой адвокат свяжется с вами в ближайшее время. И мы, думаю, придем к соглашению. Но если хоть волос упадет с головы Арсения, вы ответите за это пред законом, - пообещал я Алле.
        Предполагал, что у нее был включен диктофон.
        Наклонился к ее уху и прошептал:
        - Но сначала я лично тебя закопаю.
        Она побелела как полотно. Поняла, что это не шутки. Ее рука с чашкой дрогнула, и кофе пролился на стол.
        - Нет, нет, что вы, я забочусь о сыне, - пролепетала она. - Я люблю его.
        - Очень заметно, - усмехнулся в ответ. - Рад, что мы поняли друг друга.

* * *
        Мы не стали переносить свадьбу и назначили ее на конец февраля. Даже если будет судебное разбирательство, это ничего не поменяет. Пусть все идет своим чередом.
        Подготовка к свадьбе занимала много времени и требовала постоянного участия: и моего, и Инны. Даже не предполагал, что это так хлопотно. Но эти хлопоты безумно приятны.
        Мама настоятельно попросила меня пригласить отца на свадьбу. Ведь как ни крути, а он мне не чужой.
        Позвонил отцу:
        - Папа, поздравь меня, я, несмотря ни на что, женюсь. Козни госпожи Гусевой нам не помешают. Приглашаю на свадьбу. Но без Анжелы. Ее мы с мамой видеть не желаем.
        - И ты поздравь меня, Слава. Я развожусь.
        - Рассказал Анжеле о ребенке? - меня порадовало, что отец все-таки принял правильное решение.
        - Да, и уже неделю снимаю квартиру. Твоя мама была права, когда назвала меня козлом. Раздел имущества будет сложным.
        - Этого следовало ожидать, - отцу я не сочувствовал. Но помочь ему надо. - Приезжай ко мне, я тебе выделю номер в отеле.
        В люкс не поселю, однако поддержу, чем смогу. Отец как ни как.
        Папа приехал к вечеру. С двумя чемоданами. Больше ничего Анжела ему не отдала. Да, развод точно будет непростым. И молодая жена разведет его по полной. Тут адвокату моего папочки придется попотеть. Вот так на старости лет пускаться во все тяжкие!
        В этот же вечер я пригласил отца к себе домой и познакомил его с Инной. Мы разговаривали о жизни. Отец искренне признал, что повел себя как старый ловелас. Попросил замолвить за него словечко перед мамой. Я пообещал. Но не знаю, как быстро она сможет простить его. Да и простит ли?
        Девять лет назад отец закрутил роман со своей секретаршей Анжелой. Их отношения развивались стремительно и бурно. Босс в возрасте, но еще в силе и при деньгах - отличный выбор. Молодая, эффектная и смелая Анжела уверенно толкала моего отца сначала к разводу, а потом и в ЗАГС. Папа потерял голову от внимания красивой и безумно сексуальной женщины.
        Однажды Анжела заявила, что беременна. Рыдала и умоляла не бросать ее. Обещала кинуться с моста. А может еще откуда-то. Не суть важно. И отец сделал свой выбор в пользу молодой любовницы. Ведь она так страдала!
        Для мамы это был удар в спину. Подобного предательства она не ожидала. Столько лет вместе, и на тебе: «Милая, пойми и прости, но я другую полюбил». Мама была оскорблена и не противилась разводу. Муж-изменник ей не нужен.
        Отец с женитьбой тянуть не стал. Он летал на крыльях любви, как игривый амур. Но безоблачное счастье моего дорогого папы длилось недолго.
        Сразу после свадьбы Анжела объявила, что у нее выкидыш. Порыдала еще немного и стрясла с папика красный спортивный автомобиль в качестве утешения. Мой наивный папа свято верил в ее выдумки. Была ли Анжела беременна, или нет, теперь никто не узнает. Да уже и неважно.
        После того как отец ушел от мамы, я с ним практически не общался. И вот теперь мы сидели у меня дома, пили коньяк, и он рассказывал свою историю. Она была не слишком веселой.
        Вскоре после женитьбы отец начал догадываться, что молодая жена хочет от него только денег. Постоянные истерики и скандалы превратили жизнь с капризной Анжелой в ад. Но он упорно убеждал себя, что Анжела подарила ему вторую молодость. А что еще оставалось делать? Вернуться к брошенной жене не позволяла гордость. Да мама его и не приняла бы.
        Мой дорогой папаша не придумал ничего лучше, как искать развлечений на стороне. И нашел очень быстро. Закрутил роман с официанткой из ресторана, где частенько обедал. Эта девица забеременела по-настоящему.
        Алла Гусева сразу начала извлекать выгоду из интересного положения. Всю беременность отец щедро снабжал ее деньгами. А после родов она пообещала явиться к нему домой и положить сына на порог элитной квартиры. Алла оказалась еще та шантажистка. Отец безумно боялся скандала и развода с Анжелой. Понимал, что она оберет его до нитки.
        - ??????????????
        Мой легкомысленный отец запутался в женщинах. В итоге он заплатил бешеные деньги Алле на содержание ребенка. Оформил передачу денег у нотариуса. Гусева была довольна и отстала от него. Возможно, проще было развестись с Анжелой, но отец упорно пытался изображать счастливого мужа молодой жены. Или хотел убедить себя, что он все еще настоящий мачо и может мотаться по бабам без ущерба для здоровья и кошелька.
        Когда я пообещал отцу, что будет судебное разбирательство и генетическая экспертиза, он, наконец, задумался над своим поведением. Он предал мою маму. Со мной общался редко, но, как ни крути, нас связывали родственные узы. Думаю, отец всегда хотел наладить со мной отношения. Но если будет суд, об этом ему придется забыть навсегда.
        Отец все же рассказал Анжеле, что шесть лет назад изменил ей. Она впала в бешенство. Орала, топала ногами, била посуду и в итоге выставила изменника за дверь.
        А чего эта дурочка ожидала? Увела мужика из семьи и свято верила, что будет для него единственной?
        После некоторых сомнений отец решил, что официально признает ребенка от Аллы своим сыном. Если надо, сдаст ДНК на анализ. Станет помогать Гусевой воспитывать Арсения. Но деньги должны идти только ребенку. Будет бдительно следить за этим. Он больше не позволит Алле обирать мальчика.
        По мне, так ребенка необходимо забрать у этой аферистки. Если это не сделает отец, сделаю я. Но пока говорить об этом отцу не стал. Мы с Инной уже приняли решение, что не оставим ребенка Алле.
        Мы проговорили с отцом допоздна, и я оставил его ночевать у себя. Проводил Инну до ее квартиры. Хорошо, что живем рядом.
        Поцеловал на прощанье. Потом решил зайти на пять минут, и остался на два часа. У влюбленных время летит незаметно.
        Когда вернулся к себе, отец еще не спал.
        - Как думаешь, мама простит меня? - с надеждой спросил он.
        - Не знаю, - честно признался я. - Ты ее сильно обидел. И столько лет прошло. Она привыкла быть одна.
        - А что, у нее так никто и не появился за эти годы? - удивился отец.
        - Нет, конечно. Она - не ты, - разозлился я.
        - Да, ты прав. И я всегда это знал. Мне жаль, что так получилось.
        - Если не хочешь, чтобы я тебя выгнал, давай не будем об этом, - отрезал я.
        Жаль ему! А когда от мамы уходил, о чем думал, донжуан престарелый? На ее месте я бы послал его куда подальше.
        Но у папы, наконец, проснулась совесть. И это замечательно.

* * *
        Мой адвокат связался с Гусевой. Да, она банально хотела денег. Была готова за изрядную сумму не раздувать скандал. Мне, конечно, подобная шумиха на пользу не пошла бы. Но, с другой стороны, никогда не любил шантажистов. Поэтому решил, что готов судиться. Тем более что отец признает Арсения своим сыном.
        Это спутало карты госпожи Гусевой. Ей хотелось денег, а судиться теперь было не из-за чего.
        Я не ошибся, и Дмитрий Романов приложил к скандалу свою руку. Как выяснилось, он оформлял документы по передаче денег моим отцом Алле Гусевой и сделал правильные выводы.
        Романов собрал компромат на многих состоятельных людей в городе. И не боялся шантажировать их. В большинстве случаев его аферы имели успех.
        В случае с моим отцом Дима дождался своего звездного часа. Для него все складывалось более чем удачно. Он мог отомстить бывшей жене, да еще и неплохо нажиться на этом.
        Романов легко уговорил Гусеву принять участие в его махинации. Прошло пять лет, деньги отца Алла давно потратила. Очень вовремя на ее горизонте появился Дима с предложением поиметь денег еще и с меня. Или, как минимум, раздуть скандал. Желтая пресса охотно платит за откровения обиженных олигархами женщин.
        Дима все рассчитал правильно - пока пройдет генетическая экспертиза, пока будет судебное разбирательство - можно очень неплохо заработать. Романов был уверен, что отец не признает Арсения. Не зря же Владимир Кирсанов заплатил Алле шальные деньги. Теперь сложный план Дмитрия рушился на глазах.
        Мой адвокат Марголин встретился со сладкой парочкой. Он доходчиво объяснил Алле, что максимум, на что она может рассчитывать - это получить алименты с Кирсанова-старшего.
        Отец виделся с Арсением давно, когда ребенку еще не было года. Пока рядом была Анжела, ему было не до того. А теперь он понял, что недопустимо повел себя не только с моей мамой, но и с собственным сыном. И он решил исправить положение.
        Думаю, Романов подсказал Алле, что можно уступить права на ребенка за хорошие деньги. Такого цинизма я еще не встречал. Впервые видел мать, готовую продать собственное дитя.
        Мой отец сразу же согласился. Чувство вины побуждает к неожиданным действиям. Я был доволен таким развитием событий. Мальчишку мне было искренне жаль - он стал разменной монетой в игре своей матери-хабалки. Арсению точно будет лучше жить с отцом.
        Процесс усыновления растянулся надолго. Необходимо было соблюсти все формальности. Но ребенка Алла отдала сразу, как получила часть денег. (Не хотелось бы называть это задатком.) Очевидно, сын сильно тяготил госпожу Гусеву.
        Передача денег и ребенка происходила в нотариальной конторе, которую подобрал для этого случая мой адвокат.
        После соблюдения всех формальностей мы вышли в коридор. Гусева подвела к нам Арсения.
        - Вот твой папочка. Теперь будешь жить с ним, - развернулась и ушла.
        Арсений серьезно посмотрел на меня:
        - Ты мой папа?
        - Нет, Арсений, я твой старший брат, и очень рад, что познакомился с тобой. Меня зовут Влад, - я протянул мальчику руку и он важно пожал ее.
        - Я тоже очень рад. А кто мой папа? - он посмотрел на отца и на Марголина, пытаясь догадаться.
        - Вот он, - я подвел мальчика к отцу.
        - Папа! - расплылся в улыбке Арсений. - Как хорошо, что ты нашелся! Ты больше не потеряешься?
        Он обнял отца, а тот с трудом сдерживал слезы, гладил сына по голове и молчал. Прошибло нашего папу на чувства! Но лучше поздно, чем никогда.

* * *
        Развод моего отца прошел быстро. Ни одна из сторон не хотела затягивать этот процесс. Анжела отсудила у бывшего мужа все по максимуму - ей осталась большая элитная квартира в центре, красная спортивная машина и немалые деньги.
        Отец попросил меня поговорить о нем с мамой. Она не хотела общаться с изменником. Но когда узнала, что отец забрал себе ребенка у Аллы, смягчилась. Ей было жаль несчастного мальчика. Ужасно, когда мать продает родного сына.
        У моих родителей начался сложный период восстановления отношений. Как ни странно, решающую роль в их примирении сыграл Арсений.
        Родная мамаша не церемонилась с мальчишкой. Арсений вел себя слишком тихо для маленького ребенка, вздрагивал от любого резкого звука, плохо спал, был замкнут.
        Понадобилось много времени, чтобы Арсений перестал быть запуганным и недоверчивым. Для этого моим родителям пришлось объединить усилия. В итоге наша семья воссоединилась, а у меня неожиданно появился младший брат.
        Постепенно Арсений оттаял, стал веселым и ласковым малышом. Мою маму он теперь зовет «мама Галя» и любит ее как родную.
        Глава 36. Инна.
        Мы с Владом с честью прошли непростое испытание на доверие. Дмитрию не удалось поссорить нас. Хотя сомнения вначале и закрались в мою душу. Хорошо, что я ничего не сказала об этом Владу.
        События сменяли друг друга с неимоверной быстротой. Еще никогда в моей жизни не происходило столько всего одновременно: мой развод, предстоящая свадьба, возращение отца Влада в семью. И главное, маленький Арсений, наконец, попал в нормальную обстановку. Никто больше не будет использовать его как инструмент для добычи денег.
        По-хорошему следовало бы перенести наше бракосочетание, но Влад даже слушать об этом не хотел. Я металась в поисках подвенечного платья. Оказалось, не так просто подобрать то, что нравится. Мне предлагали немыслимые наряды. Но одни из них были слишком вычурные, другие - настолько креативны, что вызывали у меня улыбку.
        Наконец я подобрала подходящее платье - из матового шелка, с открытой спиной и облегающее фигуру, элегантное и утонченное. На плечо я посадила шелковую бабочку, которую сделала сама. Так захотел Влад. А на корсаж прикрепила его брошь. Две бабочки идеально подошли друг другу.
        Пышная фата окутала меня, как облако. Венок из живых белых роз дополнил свадебный туалет.
        Влад пожелал устроить пышную свадьбу, чтобы она запомнилась нам на всю жизнь. Я временами не понимала, чего хочу больше - роскошного бракосочетания или просто скромно расписаться в ЗАГСе.
        История с Арсением заставила меня по-другому смотреть не происходящее. Дмитрий рассчитывал, что внебрачный ребенок и скандал поссорит меня и Влада. Но Романов зря плел интриги. Это только еще сильнее сблизило нас.
        После недолгих сомнений я поддалась искушению и согласилась с Кирсановым. Пусть свадьба будет красивой и романтичной. Ведь каждая женщина мечтает о настоящем бале в ее честь.
        Банкет запланировали провести в одном из фешенебельных ресторанов Москвы. Подготовка мероприятия шла своим чередом. Хорошо, что сейчас можно поручить это опытным организаторам. Мы с Владом решили, что зал будет украшен ностальгическими розами. Ведь мы оба так любим их. И на букетах будут сидеть мои шелковые бабочки.
        Свидетельницей я попросила быть Лену. Она моя лучшая и самая близкая подруга.
        Нам с Владом надо было соблюсти еще массу формальностей. С отцом Влада я уже была знакома. Предстояло познакомиться с будущей свекровью. Я волновалась, но все прошло хорошо. Отец у Влада немного замучен жизнью, а мама очень энергичная. Они простые, сердечные люди и совершенно лишены снобизма.
        Мы еще раз навестили моих родителей. Без предупреждения. А то накроют поляну, и от них не выберешься все выходные. Мои родители очень хлебосольные. Но у нас так много дел. Пригласили их на свадьбу и вручили билеты на самолет до Москвы.
        Влад официально попросил у них согласия на наш брак. Моим родителям это очень польстило. Такой известный человек делает предложение руки и сердца их дочери! Мама долго не могла поверить, что это не сон.
        С Димой я пересеклась всего однажды. Когда были готовы документы об отказе Гусевой от сына. Я сама попросила Влада взять меня с собой. Хотела посмотреть в глаза Диме и убедиться, что он больше не сможет манипулировать мной.
        Дмитрий представлял интересы Аллы. Он укоризненно смотрел в мою сторону. После завершения процедуры Дима все же подошел ко мне.
        - Поздравляю тебя. В городе только и разговоров о том, как ты ловко охмурила олигарха. Тебе несказанно повезло, - усмехнулся он.
        - Спасибо за поздравление, - мне было все равно, что думает обо мне Димочка.
        - А меня ты никогда не любила. Но хорошо притворялась. Тебе всегда нужно было только одно.
        Я не стала уточнять, что мне нужно. Дима выдержал драматическую паузу и продолжил:
        - Без денег ты любить не умеешь… Но я все равно желаю тебе всего хорошего. Скоро ты поймешь, что не все можно купить.
        Какой трагический актер умер в Дмитрии Романове!
        - Я тебе тоже желаю удачи. С твоим подходом к жизни она лишней не будет.
        - Ты о чем? - Дмитрий в изумлении вскинул брови.
        - О махинациях, которыми ты занимаешься. Остановись, пока есть время. Подобные аферы тебя до добра не доведут.
        - Благодарю за заботу, - скривился он. - Раньше тебя не волновало, как я зарабатывал деньги для семьи.
        Это была наглая ложь. Больше мне говорить с бывшим мужем было не о чем.
        К нам подошел Влад.
        - Я просил не подходить к Инне, - сдержанно прорычал он.
        - А что такого? - гаденько ухмыльнулся Дима. - Она не возражает. Даже рада. Инна любит мужское внимание. И не только внимание.
        Это была очевидная провокация.
        Кулак Влада пришелся как раз в левый глаз моего бывшего мужа. Тот не устоял на ногах и шмякнулся на пол.
        - Да я… Да ты.. Ты ответишь! Я тебя по судам затаскаю! - заверещал Дима, поднимаясь и вытирая разбитый нос.
        - Мало получил? - поинтересовался Влад. - Давай, поговорим по-мужски.
        Дима продолжал что-то зло бормотать, но по-мужски говорить не пожелал. Он быстренько выскользнул холла и исчез с моего горизонта навсегда. В полицию Дмитрий так и не обратился. Видимо понял, что лучше не будить во Владе зверя.
        - ??????????????
        Я стерла Диму из памяти. Мне незачем больше думать о нем.

* * *
        Наша свадьба была роскошной и веселой. Банкетный зал украшали розы. Они были повсюду - в хрустальных вазах на столах, гирляндами обвивали колонны, их лепестки устилали пол. Нежный сладковатый аромат витал в воздухе.
        Дизайнеры постарались на славу. На тонких невидимых нитях под потолком порхали мои шелковые бабочки.
        Шампанское лилось рекой. Гости веселились, а мы с Владом не могли насмотреться друг на друга и были бесконечно счастливы. Влад подарил мне на свадьбу великолепное колье. То самое, что украшало меня на светской вечеринке. Тогда я не приняла его.
        Влад надел колье на меня, как только мы вышли из зала регистрации. Тонкие нежные веточки из белого золота прекрасно подошли к свадебному платью. Бриллианты переливались и вспыхивали острыми искрами.
        Я открепила от корсажа бабочку-брошку и посадила ее на веточки колье. С этой брошью я никогда не расстаюсь. Она стала моим талисманом в то мгновение, как ее подарил мне Влад.
        В свадебное путешествие отправились в Париж. Удивительный город. Сколько в нем блеска и изящества!
        Из нашей спальни открывался прекрасный вид на Эйфелеву башню. Просыпались мы поздно. А когда выходили на прогулку, просто бродили по городу.
        Влад был очень рад, что я не таскаю его по бутикам и модным галереям. На его счастье я равнодушна к брендовым вещам. Для меня Париж - это прежде всего необыкновенная атмосфера и история. И уж точно не модные магазины.
        Ночной Париж производит неизгладимое впечатление. Кабаре и рестораны, театры и таинственные темные соборы.
        Мы танцевали танго в маленьком кафе на берегу Сены. На Монмартре с трудом отбились от так называемых художников. То, что они продают доверчивым туристам, - нельзя назвать даже кичем. Не удивлюсь, если половину этих парижских маляров позже встречу на Арбате.
        Гуляли по Елисейским полям, и пили отвратительный абсент. Стоило попробовать, чтобы понять - это не мое. А вот французское шампанское очень сильно отличается от нашего. И, как ни странно, в лучшую сторону.
        Лягушачьи лапки я не рискнула попробовать. Улитки тоже. Но знаменитый луковый суп мне понравился. Хотя, если честно, второй раз я его есть не буду. Все-таки, на мой взгляд, наша родная кухня самая разнообразная и вкусная. Зато теперь я могу, как истинная светская львица, с придыханием говорить, что в диком восторге от изысков французских поваров.
        Рассказы об элегантных парижанках оказались выдумкой. Они не элегантней любой женщины, которая следит за собой. А вот русские туристки выделяются тем, что одеты в брендовые шмотки, увешаны модными ювелирными украшениями и везде ходят на высоченных каблуках. Ах, да, еще от них за километр разит дорогими духами. А ведь у французов есть поговорка: «Сильно пахнет - дурно пахнет». Наших дам не смущает, что это выглядит неуместно. Зато дорого-богато и сразу видно статус. Похоже, это наша национальная черта.
        Зато в оперном театре я увидела настоящий французский шик. Вечерние туалеты дам блистали утонченной роскошью. Благодаря Владу я не уступала им. Мои русские соболя произвели должное впечатление. Я гордо держала мужа под руку и задирала нос как заправская светская дама.
        Париж - удивительный город. В нем мешается современность и старина. Я поняла, что хочу вернуться сюда еще не раз. Медовый месяц прошел великолепно. Воспоминания о нем я сохраню на всю жизнь.
        Через десять месяцев после свадьбы у нас родился первенец. Я очень боялась родов, но Влад поддерживал меня, оберегал всю беременность от волнений. Он носился со мной как с самой дорогой реликвией. Немудрено, что роды прошли без осложнений.
        Мы решили не останавливаться на достигнутом. И через два года я родила дочку.
        Большую часть года мы живем в Москве. Когда у Влада дела в Лондоне, все вместе уезжаем туда. Там у нас хороший дом. Не замок, но для семьи из четырех человек вполне просторный. Часто гостим и в Златогорске, и у моих родителей в Озерках. Ни мои, ни Влада - не захотели переезжать в столицу. Она для них слишком шумная и суетная.
        Я не смогла расстаться с салоном цветов «Роза и бабочка». Открыла такой же в Москве. А в Златогорске продолжает работать его филиал. Стараюсь заниматься делами лично, но иногда приходится предавать их управляющему. Сложно совмещать ведение домашнего хозяйства и бизнес. Двое детей тоже налагают большую ответственность. Однако я не боюсь трудностей. Влад поддерживает меня и помогает по мере сил. Он понимает, что быть только домохозяйкой - не мой вариант.
        Из Влада получился прекрасный отец. Все свободное время он возится с детьми. У нас часто гостит его младший брат Арсений. Замечательный мальчик - общительный и очень добрый.
        Арсений растет на радость всем. Он хорошо учиться - не отличник, но и не троечник. Ему нравится математика и физика, и он очень не любит литературу. Хотя книги не по школьной программе читает с удовольствием. Посещает секцию исторического фехтования. Ее Арсений выбрал сам.
        Родители Влада души не чают в мальчике. Свекровь как-то призналась, что всю жизнь мечтала иметь еще одного ребенка. И вот ее мечта исполнилась таким неожиданным образом.
        Бориса Семеновича Влад снова назначил управляющим. Но только по отелю. У Плетнева богатый опыт, и он понял, что лучше работать честно, чем с позором вылететь с приличного места. У Влада очень серьезные юристы и с ними связываться не стоит. Затаскают по судам.
        Теперь господин Плетнев трудится на благо Влада и его компаньона. Борис Семенович все такой же ловелас и не дает прохода ни одной симпатичной женщине.
        До меня дошли слухи, что Дима с мамой спешно уехали из Златогорска. Квартира, которую мы когда-то покупали с ним в ипотеку стоит опечатанная. Видимо, аферы Дмитрия все-таки не довели его до добра.
        Компаньон Влада Кирилл Гладышев развелся с молодой женой через два года. Как и предполагал Кирсанов, очаровательная Олеся очень хорошо поживилась за его счет. Кроме того, Кирилл платит гигантские алименты на дочку. И это в дополнение к его прежним алиментам. Гладышев не сделал соответствующих выводов и не остепенился. Он по-прежнему душа всех светских тусовок. Возможно, опять женится. И еще не раз…
        Одноклассница Влада Светлана Бочкарева наконец угомонилась. Она перестала метаться в поисках миллиардера. Поняла, что не стоит изображать из себя богатую и успешную женщину, утомленную вниманием сильных мира сего. Слишком высока цена такого имиджа.
        Ее благосклонности все-таки добился наш слесарь Сергей Петрович. Он оказался не так прост, как выглядел на первый взгляд. Его небольшая фирма успешно развивалась. А сам Петрович всю жизнь в качестве хобби занимался изготовлением абстрактных и очень интересных скульптур из искореженного металла и ржавых труб.
        Бочкарева смогла найти для Петровича спонсоров и организовала его персональную выставку в Питере. Она имела ошеломляющий успех. Теперь наш слесарь-сантехник очень востребованный современный скульптор. Светлана и Сергей пока не зарегистрировали свои отношения. Но ведь не это главное.
        Жизнь в очередной раз дала всем шанс на счастье и расставила все по своим местам.
        Мы с Владом были одиноки. Нас свел его величество случай. И мы смогли воспользоваться им. Нашли друг друга в бесконечных мирах. Теперь одиночество - в прошлом. Видимо, иногда стоит пойти на поводу у судьбы и не пытаться изменить ее.
        КОНЕЦ

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к