Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Георгиева Инна: " Дар Близнецов " - читать онлайн

Сохранить .
Дар Близнецов Инна Георгиева
        # Вот вы бы променяли Париж на американскую глубинку? А я променяла. Причем, совершенно добровольно! Правда, так и не поняла зачем. Но если "интуиция" говорит надо, значит вопросов можно не задавать - либо едешь, либо до конца дней пилить будет. Так я попала в Мистик Хоул - идеальное место для воспитания внуков, процветания малого бизнеса и промыслов одного очень терпеливого маньяка…
        Инна Георгиева
        Дар Близнецов
        Вот вы бы променяли Париж на американскую глубинку? А я променяла. Причем, совершенно добровольно! Правда, так и не поняла зачем. Но если "интуиция" говорит надо, значит вопросов можно не задавать - либо едешь, либо до конца дней пилить будет. Так я попала в Мистик Хоул - идеальное место для воспитания внуков, процветания малого бизнеса и промыслов одного очень терпеливого маньяка…
        Не все вампиру кровь по бутылочкам
        Пролог
        Столько лет прошло с тех пор, как я выбросила из головы это место. Сначала я очень хотела сюда приехать. Потом пообещала себе, что никогда этого не сделаю. А теперь вот нарушаю обещание. Я просто знаю, что это правильно. Именно сейчас я нужна этому месту, и оно именно в эту самую минуту необходимо мне как воздух. Спустя годы мы, словно два влюбленных сердца, нашли друг друга. Какая комедия…
        Прижавшись лбом к стеклу своего новоприобретенного Пежо я, не мигая, смотрела на окружающий Мистик Хоул лес. В Америке вообще наблюдается удивительная благосклонность к слову Мистик. Мистик Хилл, Мистик Холл, Мистик Хоум. Куда ни глянь - одна сплошная магия. Крошечные, затерявшиеся на карте города, словно братья-близнецы одинаково встречают приезжих тремя-пятью километрами отличной дороги сквозь дремучий, буквально вековой лес. Здесь, как на Диком Западе в
1850-тые, полная автономия: своя больница, школа, свой шериф, свои магазинчики, прачечные, автомастерские, а если хорошо поискать, то и свой завод по производству неизвестно чего, но дающий работу половине мужского населения города. Согласно правилам жанра, завод вскоре должны закрыть, люди немного побунтовать и разъехаться, а лес потихоньку, деревце за деревцем, захватить брошенные территории.
        Ну, по крайне мере, это характерно для большинства Мистик-городов. А этот вот, вопреки традициям, стоит уже третье столетие. И люди, вместо того, чтобы убегать в огромные мегаполисы, тоненьким ручейком стекаются оттуда в эти тихие, спокойные места. Кто мечтает растить здесь детей, кто встретить долгожданную пенсию в окружении огурцов и петрушки, а кто просто так, от суеты пытается скрыться. Климат хороший, погода теплая, дождит иногда, а так - просто рай на земле.
        Наконец, нам показались первые жилые дома. Очень опрятные, невысокие, всего на два-три этажа, стандартные домики в северо-американском стиле. Вокруг - чистые убранные лужайки, небольшие бассейны, детские качели, барбекю. Все для удобной жизни человека со средним достатком.
        - Ваш дом на окраине, госпожа, - Магда мельком посмотрела в зеркало заднего вида и снова устремила взгляд на дорогу. Я не знала никого, кто водил бы машину с большей осторожностью, чем она. Если бы по какой-то причине меня невозможно было рассмотреть в зеркале, я могу поспорить на что угодно, что Магда или сидела бы вообще не двигаясь и не предпринимала никаких попыток обернуться, или съехала бы на обочину, выставила вокруг сотню табличек, зажгла все возможные огни и фары, и только потом обратилась ко мне.
        - Да, ты права, - кивнула я, на секунду отрываясь от созерцания окрестностей. - Давай не будем заезжать в город. Сегодня уже слишком поздно для экскурсий.
        Я посмотрела на свои руки в кружевных перчатках и усмехнулась. Когда сегодня утром мы покидали Париж, эта одежда казалась уместной. И только сейчас, глядя на низкие домики Мистик Хоул, я поняла, какой экзотикой будет казаться местным жителям ярко красный брючный костюм и шляпка с вуалью.
        - Мы приехали, госпожа, - Магда вышла из машины и открыла мне дверь. Я только улыбнулась. Эта женщина была моей экономкой вот уже пятнадцать лет. Скоро настанет моя очередь открывать ей двери и помогать выходить из машины. Да и ездить ей придется на пассажирских местах сзади - при ее комплекции и аппетите лет через пять место водителя станет катастрофически мало.
        Магда открыла багажник и по очереди вытащила оттуда три чемодана. Два из них были ее, и только один, самый маленький, принадлежал мне.
        - Давай я помогу!
        - Нет-нет, что вы! - зарделась экономка.
        - Магда, - покачала я головой. - Ты ведь знаешь, что мне не тяжело.
        И действительно, два ее чемодана, напичканные одеждой, косметикой и нашим парижским страшно дорогим сервизом, были почти невесомы в моих руках.
        Пропустив Магду в дом, я занесла ее вещи, попросила отнести свою поклажу в предназначенную для меня комнату и на секунду обернулась в дверях. Вдохнула полной грудью, окинула взглядом подъездную дорогу, лес, который начинался сразу за ней, и только потом зашла в дом. На секунду мне показалось, что из-за отдаленного дерева в темноте мелькнул желтый любопытный взгляд. Но он исчез быстрее, чем я успела понять, действительно ли за мной кто-то наблюдает, или это плод моего расшалившегося воображения.
        Впрочем, никто не собирался лезть среди ночи в кусты и призывать к ответу непрошенного (а вероятнее всего еще и вымышленного) гостя. Я прикрыла дверь и оглядела дом. После Парижских апартаментов это более всего походило на… хм… двухэтажный, довольно просторный американский загородный домик. Что можно добавить? Стены пробиваются кулаком, а вопрос звукоизоляции, кажется, вообще никогда не подымался. Убранством дома занималась Магда, но вся мебель была покупная, из местных магазинов. Похоже, моя экономка подчистую вымела здешние антикварные лавки. Из нового в доме была только техника.
        Я вздохнула. Почему-то Магда свято верила, что я хочу жить в окружении старых, ну просто-таки древних предметов. С другой стороны, я никогда не переубеждала ее в обратном. Наверное, потому что, в общем-то, мне все равно. Есть очень мало бытовых вещей, к которым я питаю теплые чувства. И это точно не очередное трюмо в очередном доме которого по счету города.
        - Чем я буду заниматься завтра?
        - Госпожа, завтра - ваш первый день в школе, - Магда, уже в переднике, торжественно подняла вверх поварешку. - Хотите что-нибудь особенное на завтрак?
        - Спасибо, - хихикнула я. - Но после сегодняшнего путешествия тебе не мешало бы выспаться.
        Экономка наморщила нос, фыркнула и опустила плечи, признавая мою правоту.
        - Вы завтра поедите в школу на своей новой машине?
        - Да, - я сняла перчатки и положила их на тумбочку в прихожей. Завтра их можно будет найти на этом самом месте, даже если город посетит тайфун. Это одна из хороших особенностей Магды. Она никогда не находит лучшее место для вещей и не перекладывает их без спроса. - За время, пока мы жили в Париже, я полюбила Пежо. Спасибо, что заказала сюда такую же машину.
        Экономка улыбнулась.
        - Я положила карту города в бардачок.
        - Спасибо. Дальше я справлюсь сама. Ты свободна на сегодня. Хороших снов, Магда.
        - Ваша комната на втором этаже, как вы и просили. Вторая по коридору справа. Угловая.
        - Да. Ты все сделала абсолютно правильно. Это чудесный дом.
        - Благодарю вас, госпожа. Спокойной ночи.
        Дом действительно был совершенен. Не знаю, кто мог бы справиться лучше с поиском жилья для меня. Чтобы было в меру шикарное и достаточно скромное, на окраине но и не на отшибе, возле леса и недалеко от озера… Да, такие требования приведут в ужас любого риэлтора. Что ж, тем приятнее осознавать, каким сокровищем в лице Магды мне посчастливилось обладать.

1 часть Начни с нуля, а до кипения тебя доведут
        NN
        - Черт побери! Не хватало в первый же день опоздать в школу!
        Я носилась по комнате, матерясь вполголоса и разбрасывая свой скудный гардероб. О завтраке речи уже не шло - хорошо, если успею запихнуть в рот кусок вчерашней пиццы, и то - дожевывать придется по дороге. Сменив за утро пять нарядов, я так и не придумала, на чем остановиться. Один был слишком откровенным. Настолько, что табличка "Дети до шестнадцати - шагайте мимо!" казалась совсем нелишней. Второй - старомодным, третий - вообще не в тему, так как свитера здесь в лучшем случае носят самой холодной зимой, а не в начале сентября.
        - Ладно, уговорили, - обратилась я к блузе и юбке, хаотично "разложенных" на кровати. Юбочка едва ли на ладонь прикрывала, пардон, зад, а блуза так стягивала в груди, что дышать было сложно, не то, что подымать руки или наклоняться… Впрочем, наклоняться в моей ситуации вообще было нежелательно.
        - Надеюсь, вы хоть как-то исправите положение, - зашипела я, осторожно натягивая тоненькие, как паутинка, белые гольфы. Волосы стянула резинками в двух местах и таким образом избежала необходимости плести косу. Получился довольно симпатичный низких хвост, хотя, если применить воображение, он больше походил на колбасное изделие, с веревочками о двух концах.
        - Блин, я знаю, над кем с сегодняшнего дня будут ржать в школе! - пришла к выводу я, мельком глянув на себя в зеркало и, уже ни о чем не задумываясь, прыгнула в босоножки. При моем росте в неполные метр шестьдесят, я носила обувь только на каблуке. Сегодня она сделала меня похожей на мега звезду фильмов для взрослых.
        - Для полноты образа только розового Кадиллака не хватает, - пробурчала я, поворачивая ключи в своем новеньком белом Пежо. Как мне удалось влететь на школьную стоянку до звонка - одному Богу известно.
        А потом я вошла в здание. Ну… Фурор произвела, это точно. На каком-то этапе, еще в машине, я поняла, что терять больше нечего, сделала лицо тряпочкой, подняла нос и, чеканя шаг, проследовала в библиотеку. Если я опоздаю по причине того, что выбирала книги, мне проститься - проверено. Набрав побольше учебников, практически не глядя на то, в каком они состоянии и нужны ли в принципе, я взяла список своих занятий с номерами кабинетов и отправилась на химию.
        Увидев меня в дверном проеме, учитель поперхнулся вдохом и трясущейся рукой вытер пот со лба.
        - Никак не могу привыкнуть, что вы уже выпускники, - пытаясь хоть как-то исправить ситуацию, выдал он. - Класс! С сегодняшнего дня и до конца года с нами будет учиться новая студентка… эээ… Сильвия Конти. Она… эээ… Вчера прибыла из Франции… Но, думаю, она… и сама нам все о себе расскажет.
        Меня, наконец, впустили в аудиторию. Реакция зала была приблизительно такая же, как и преподавателя: основная черта - глаза на выкате.
        - А что? - спросила, наконец, какая-то симпатичная девушка внушительных размеров за первой партой, - сейчас во Франции все так одеваются?
        - Разумеется, нет, - рассмеялась я своим характерным грудным смехом (хуже все равно не будет), - только в Париже.
        Кажется, девочку перекосило.
        - Сильвия, - вновь привлек к себе внимание преподаватель. Он, наверное, решил, что держать меня перед классом, полным бушующих гормонов, просто небезопасно: - Вы можете занять свободное место.
        Я окинула взглядом кабинет. Свободных парт было немного. Мне понравилась последняя в крайнем левом ряду, и в первую очередь тем, что была полностью свободна - никаких партнеров по опытам, все мензурки в моем полном распоряжении. Нет, в самом деле, совершенно не хотелось весь урок отвечать на "ненавязчивые" вопросы одноклассников.
        Кроме того, парта стояла у окна, и если химия окажется такой же неинтересной, как и в предыдущей школе, можно будет хотя бы достопримечательности школьного двора изучить.
        Неожиданно скрипнул входная дверь.
        - О! Мистер Джоэл! Благодарим за оказанную нам честь лицезреть вас сегодня! Присядете, или так - пробегом?
        Я даже не обратила внимания на явившегося парня, пока рядом с моими книгами не упала кожаная барсетка. Да-да. Не спортивный рюкзак, не школьная сумка, а настоящая барсетка. Мистер Джоэл оказался не только самым "долгожданным" парнем на занятиях, если верить преподавателю, но и тем самым соседом по парте, без которого я бы так счастливо прожила.
        - Этот цвет волос тебе идет, - неожиданно прошептали мне в ухо. - Долго краску подбирала? - Я, как девчонка, распахнула на него свои и без того большие глаза и едва не влепила пощечину. Вовремя опомнилась. После моей пощечины его зубы пришлось бы собирать всей школой.
        - Я не крашу волосы, - максимально невозмутимо ответила я и на всякий случай, отсела поближе к окну.
        Парень покосился на мои манипуляции со стулом, саркастически хмыкнул и повернулся к учителю. Я, все еще пылая праведным гневом, последовала его примеру. Надо же! Крашу волосы! Он бы меня еще блондинкой обозвал! Да у меня единственный в своем роде, уникальный от природы цвет! Серебристый, словно лунная симфония…
        Ладно, Сильвия, расслабься и забудь. Этот парень не стоит твоих нервов. Очередной школьный красавчик, думает, что ему все дозволено. Жизнь еще не била его лопатой по спине, и ты не будешь той, кто это начнет. Иначе потом сюрприза не получиться. А теперь, навостри-ка ушки и сосредоточься на химии.
        Два последующих урока я знакомилась с учителями, решала задачи, пыталась запомнить месторасположение кабинетов и формулы, которые в них изучали, искоса поглядывала на своих однокашников и грустила. Когда тебе на вид не более двадцати, школа становиться неотъемлемой частью жизни и сильно ее, жизнь то бишь, тяготит.
        Большая перемена наступила, как праздник весны на Северном Полюсе. Даже парни за последней партой перестали шептаться о размере моего бюста (достали так, что я готова была обернуться и честно назвать номер) и воодушевленно уставились на большие школьные часы над доской. Ровно в час пятнадцать вместе со звонком поток учеников рванул на школьный двор. Я сверилась с расписанием: сегодня еще предстояло пережить физкультуру и зарубежную литературу. Насчет последнего опасений не было, а вот физкультура… Ладно, о том, что форму я с собой взять не догадалась, можно будет подумать после получаса блаженного ничегонеделания.
        Я спустилась на первый этаж, в столовую, взяла поднос, насобирала туда булочку, салат и ложку какого-то светло-зеленого жидкого соуса, нашла отдельный столик и принялась перебирать книги. Половину можно было сразу сдавать обратно: кое-что я читала раньше, другое - безнадежно устарело, а нечто вообще в школах учить было нельзя, так как читать классику в переводе я считала кощунством.
        - Не занято?
        Напротив, все так же криво улыбаясь, уже сидел мистер Джоэл. Я позволила себе окинуть его взглядом, делая вид, что старательно пережевываю кусок булочки. Да… мальчишка обладал внешностью, которая позволила бы ему сделать отличную карьеру в рекламе. Какого-нибудь одеколона, например, от которого женщины падают в обморок и начинают судорожно срывать с себя одежду. Темные волосы, несколько длиннее обычного, в тщательно спланированном беспорядке топорщились во все стороны. Гладко выбритые щеки радовали идеально ровной кожей. И само лицо было такой правильной формы, что хотелось нарисовать с него портрет. Я даже словила себя на том, что вожу пальцем по столу, повторяя контуры его высоких скул и ярко выраженного подбородка. Немного полноватые губы мальчишка все время кривил в ухмылке. Иногда он слишком сильно подымал левый уголок рта и тогда были видны белые ровные зубы. Из-за этой привычки его идеальные черты искажались, и красота становилась какой-то неправильной, порочной. Словно все лицо было немного скошено в одну сторону. И даже левый глаз был прищурен сильнее правого.
        - Ты носишь линзы? - неожиданно вырвалось у меня. Парень хохотнул, но не ответил. Нет, если вглядеться, становилось понятно, что линз не было. Но глаза, при том, что волосы, брови и ресницы были темно-русыми, почти черными, оказались ярко зеленого цвета. Изумрудные. Я видела такие глаза впервые в жизни.
        - Ты тоже поражаешь воображение, - ухмыльнулся мой сосед по столику.
        Я пожала плечами в ответ. Да, действительно, это так. Но красивых женщин много. Раньше, до косметики, до пластических хирургов, до париков и накладных бюстов, меня можно было считать красавицей. А сейчас любая серая мышка кажется большей экзотикой, чем среброволосая пышногрудая миниатюрная девушка с фиалковыми глазами.
        О! А вот и первое доказательство явилось.
        К моему столику подбежала одна из потенциальных школьных Королев красоты. Высокая, анорексически худая, с ухоженными светлыми волосами и пухлым ртом.
        - Привет, Уолтон, - нежно проворковала она косоротому мальчишке и только потом повернулась ко мне: - Ты - новенькая, да? Что ж. У нас скоро пройдет ежегодная благотворительная акция "Автомойка в бикини". Ты хоть знаешь, что это такое? В общем, возьми вот это, прочитай. Было бы неплохо, если бы тоже приняла участие. Пока, Уолтон.
        Я посмотрела ей в след и развернула оставленную листовку. Хм… Кажется, теперь я знаю, куда точно вписался бы мой сегодняшний наряд.
        - Эротическая автомойка может несколько шокировать сначала, - Уолтон аккуратно вытянул бумажку из моих пальцев и наклонился еще ниже. Черт подери, а когда он вообще успел придвинуть стул? - Может, я проведу для тебя частную экскурсию по нашему удивительному городу? Что ты делаешь сегодня вечером?
        - Задачи по неорганической химии, - выпалила я. И уже более уверенно продолжила: - Затем буду разбирать задачи по второму закону Ньютона, а потом, полагаю, почитаю немного Есенина. Люблю, знаешь ли, наслаждаться классикой русской литературы. В оригинале.
        На этой высокой ноте, я подхватила книги и пошла (практически побежала, если уж совсем честно) искать спортзал.
        Ну, что тут сказать - физкультура всегда была очень особенным занятием. Когда меня, всю такую красивую и на шпильках увидала шкафообразная усатая преподаватель, которую ученицы за глаза называют "Мадам Орангутанг", я думала, ее хватит удар. Мне выдали самую страшную форму и заставили пробежать едва ли самый длинный кросс в моей жизни. Для удовлетворения гестаповских потребностей Мадам я даже изобразила усталость. Жалко, пот так и не появился. Легче выдавить слезу, чем заставить работать эти непослушные подмышечные железы.
        Зато на литературу я явилась бодрая и веселая, в отличие от тех красавиц, которым не повезло принимать душ вместе со мной. Это понятно, так как мои формы могут довести до истерики даже Мисс Соединенные Штаты.
        На последнем уроке мы снова встретились. На этот раз Уолтон не опоздал и даже пригласил меня сесть рядом, так как по непонятным причинам (девушки за ним табунами ходили), на уроках он, как и я, предпочитал сидеть в одиночестве. Что ж. На этот раз я тоже не изменила своим привычкам и проигнорировав приглашение, уселась в другом ряду.
        Пока учитель рассказывал что-то наверняка занимательное о Данте и его Божественной комедии, я решила для общего развития прочитать хотя бы несколько глав из "Старик и море" Хемингуэя. Не то, чтобы я не читала его раньше, просто никак не могла опознать тот эпизод, после которого роман в понимании читателя становиться великим. И, конечно же, учитель выбрал самый неподходящий момент, чтобы обратить на меня внимание:
        - Может быть, вы хотите нам поведать что-либо о третьем круге, мисс Конти?
        Да о чем речь! Конечно, могу! Простите, о котором именно круге?
        Вот так и портится репутация. Преподаватель закатил глаза и всплеснул руками. Ну да, он же не мог знать, что я раза четыре перечитывала "Комедию…", причем два последних раза - на латыни. И я практически на память могла процитировать нужную ему песнь, если бы он соблаговолил повторить номер круга. Но прежде чем я успела отстоять свою честь, вмешался ехидный мальчишка:
        - Похоже, вместе Есенина сегодня вечером кому-то придется назначать свидание Данте. Жаль, конечно. Читать в оригинале русскую литературу, наверное, интереснее.
        И учитель, мерзавец, решил его поддержать:
        - Мисс Конти увлекается русской поэзией? Да еще и читает ее в оригинале? Не хотите ли продемонстрировать классу свои достижения на этом поприще?
        Кипя от гнева, я пожала плечами, встала с места и, обернувшись к Уолтону, процитировала первое, что пришло в голову:
        - Осень гнилая давно уж настала, Птицы говно начинают клевать, На старом заборе ворона насрала… Ну и погода, итить твою мать!
        Класс зааплодировал. Никто ни слова не понял, так как читала я действительно на русском, но сам стих, видимо, пришелся по душе. Учитель, который, несомненно, был силен в литературе в целом и слог Есенина узнал, но совершенно не знаком с русским языком как таковым, тоже остался доволен:
        - Вы изучали раньше русский?
        - Я некоторое время жила в России. Моя бабушка из Петербурга, - с достоинством ответила я. Легко говорить красиво, если не нужно говорить всю правду. И только садясь за стол и бросая единственный беглый взгляд на Уолтона, я успела заметить его ошеломленное лицо. Тогда я подумала, что смогла-таки его удивить. Но я даже вообразить не смела, чем именно.

2 часть В ходе обмена любезностями даже не заметили, как проскочил первый удар… М. Мамчич
        - Как ваш первый день в школе?
        Я бросила книги на журнальный столик и упала на диван, вытянув ноги. Диван подозрительно заскрипел. Интересно, сколько поколений таких же, как мы, любителей раритета он держал на своих прохудившихся подушках?
        - Нормально, Магда. У всех школ мира есть один общий недостаток - там все время приходится учиться.
        - Что ж, - экономка выплыла из кухни вместе с ароматами специй и лимона, - вам ли к этому привыкать? На ужин будет утка по пекински, творожная запеканка и сливовый кисель.
        - Как в лучших ресторанах, - улыбнулась я. - А… ты добавляла корицу в пирог?
        - Нет, что вы! Я знаю, как вы ее не любите. Просто… - Магда заметно смутилась. - Сегодня приходили наши соседи и принесли немного самодельного печенья.
        - Понятно. Не переживай по этому поводу. Скорее всего, это просто очередная глупая американская традиция. Как эротическая автомойка, например.
        - Что, простите?
        - Забудь. Однако, кое в чем ты права: осторожность никогда не помешает. Я сегодня сама загляну к соседям. На всякий случай. Мне нужно что-нибудь вкусное.
        - Утку не отдам.
        - Ну, я думаю, в этом случае больше подойдет запеканка.
        - Они принесли обычное овсяное печенье! Знаете что: вы отдохните пока, а к шести вечера я приготовлю какой-нибудь нейтральный десерт.
        - Договорились, - я поднялась и направилась к себе в комнату. Вчера у меня не было возможности ее как следует рассмотреть.
        В любом доме любой конструкции я всегда прошу для себя угловую комнату. Это объясняется, на самом деле, очень просто - у тебя появляется не только возможность держать в поле зрения две стороны дома, но и в случае крайней необходимости есть на выбор два одновременно необозримых с улицы окна для побега. Конечно, было бы здорово, если бы на одну сторону выходило только окно, а на вторую - еще и балкон. Но это только эстетическая прихоть. На нее можно не обратить внимания.
        И все-таки в этой комнате было и окно, и маленький резной балкончик. Там едва ли умещались два человека, не говоря уж о том, чтобы поставить кресло-качалку или каскадную этажерку для цветов. В общем, абсолютно бесполезная пристройка. Наверное, по мнению архитектора, она придавала дому некую видимость изящества, словно маленькая фарфоровая крышечка на огромном железном самоваре.
        Окно выходило на лес и имело большой, удобный для сидения, подоконник. Не знаю как кто, а я просто обожала читать, разместившись в самых неожиданных местах. Подоконники были одними из них.
        Кровать тоже была исполинских размеров и занимала едва ли не треть комнаты. Она аккуратно вместилась между окном и балконом, тем самым, видимо, пытаясь защитить свою хозяйку от обстрела с улицы. А вот кто в случае атаки пострадает в первую очередь, так это большущее, несомненно старинное и очень дорогое трюмо. Оно было отвратительного темно-коричневого цвета, словно пролежало в земле в обществе червей не менее пары лет. Все моя одежда, включая косметику, амуницию для верховой езды и набор сменного постельного белья с легкостью уместились в этот необъятный шкаф.
        Еще в комнате был стол со стулом, на столе компьютер и ноутбук, над столом - полки для книг. Собственно, мебели более чем достаточно.
        - Ну, раз мы сегодня собрались в гости, - пробормотала я сама себе, - нужно подобрать наряд поскромнее.
        Самым скромным в моем гардеробе было серое платье до колен с маленьким U-образным вырезом. Вот его-то я и нацепила. В придачу еще сменила босоножки на сапоги, заплела две косы аля "Викинг" и довершила образ ожерельем из крупного темно-фиолетового камня. Оно гармонировало с моими глазами и как-то даже отвлекало взгляд на себя.
        Завершив все эти нехитрые манипуляции, я решила не расстраивать своих новых учителей раньше времени, выбрала из стопки книгу по химии и залезла на подоконник.
        Уже на пятой минуте чтения мне захотелось выть от скуки. В ответ на мой вой сверху неожиданно раздалось жалобное мяуканье.
        - Что? - не поняла я. На поперечной балке чуть левее над окном сидел котенок. - Спасибо, - искренне обрадовалась нерадивая ученица. Теперь будет чем заняться следующие десять минут. Хоть отвлекусь. - Иди-ка сюда, маленькая!
        Котенок идти не собирался. Как и все представители пушистого семейства, он ожидал от меня геройских поступков для своего спасения. Ну, я, в общем-то, была не против. Став одной ногой на подоконник, а второй на какой-то выпирающий в стене камушек, я перенесла вес, протянула руку и уже хотела было схватить хвостатого путешественника, как снизу раздалось:
        - Скалолазанием занимаешься?
        За одно мгновение в голове всплыла масса деталей. Прежде всего, в очередной раз к моей скромной персоне каким-то уникально бесшумным способом подобрался Уолтон Джоэл. Во-вторых, девушка, висящая на стене в сапогах на шпильке, разрушает все представления о законах притяжения. И, наконец, прямо под моим окном растет потрясающий куст роз. Свалиться в него, с одной стороны, очень неприятно - шипы потом придется вытягивать из всех доступных мест. Но с другой… Это однозначно будет лучше для детской психики мистера Джоэла, чем если я сейчас, аки паук по скале, переберусь обратно в окно. Потому я кротко вздохнула, для приличия взвизгнула и, прицелившись, прыгнула в кусты.
        - Какая ты неловкая, - насмешливо фыркнули мне в ухо секундой позже. Не знаю, как мальчишка сумел преодолеть расстояние в двадцать метров за время полета одной сорокакилограммовой барышни… блин, да он никак не мог этого сделать! И тем не менее, меня поймали. - Если бы сегодня ты пришла в школу в этом, я без вопросов поверил бы и в химию, и в Есенина.
        - Чем тебе не нравиться платье?
        Мальчишка пожал плечами и поставил меня на ноги. Роскошный куст роз сегодня не пострадал.
        - Ждешь гостей?
        - Очевидно, уже дождалась.
        - Что?
        М-да… Вот это и значит "несовместимость интеллектов"…
        - Ничего. Ты просто так у моего дома прогуливался?
        - Нет. У меня была вполне конкретная цель. Хочу пригласить тебя в парк развлечений.
        - О, как мило! - съязвила я. - А на обратном пути мы зайдем в МакДональдс?
        Парень захохотал:
        - Если захочешь, я тебе даже сладкую вату куплю!
        Между прочим, я ничего не имела против сладкой ваты. Но этот Уолтон стал меня порядком утомлять. Я посмотрела на часы: если верить Магде (а ей всегда можно верить), угощение для соседей будет готово через пятнадцать минут.
        - Э.. Уолтон? - я попыталась создать на своем кукольном лице выражение максимальной твердости духа.
        - М?
        - На сегодня у меня планы. Я сейчас ухожу.
        - Дай угадаю. На ужин к соседям?
        - Блин, да какая тебе р… Да. У меня ужин. С соседями. Еще есть вопросы?
        - Нет, - Уолтон наконец-то убрал руки с моей талии и отступил. - Развлекайся.
        А потом развернулся и гордо удалился. Нет, ну надо же! Какой нахальный мальчишка.
        Я покачала головой и пошла в дом.
        Для соседей моя экономная экономка (простите за каламбур) приготовила вишневое желе.
        - Надеюсь, им понравиться, - пожелала она мне на дорожку, и я не стала ее успокаивать тем, что если им не понравиться вишневое, они всегда могут в ближайшем супермаркете купить абрикосовое или яблочное в пакетиках, залить водой и оставить до утра. Но судя по лицам соседей, они сожалели только о том, что не им первым пришла в голову идея дарить соседям супер дешевые изделия из желатина.

3 часть Пока мяч в воздухе, несколько слов о составе команды…
        NN
        "…Основные положения клеточной теории, ее значение…" - бубнил учитель, и мы, кто сосредоточенно слушая, кто лежа на парте в надежде, что удастся хоть немного выспаться, вяло водили ручками по тетрадям, записывая конспект.
        - Хорошо, начитка закончена. Теперь разбейтесь на команды по три человека, - я подняла взлохмаченную голову, помассировала виски и оглядела класс. Похоже, студены не в первый раз выполняют подобные манипуляции, поскольку уже спустя несколько секунд надо мною нависли кареглазый высокий парень и сильно накрашенная девушка.
        - Привет! Будешь с нами в команде? - жизнерадостно заявили они, хотя мне после вступительной речи школьного биолога хотелось пойти и закопаться под ближайшим кустом. - Нам как раз третьего не хватает. Это - Керри, а я - Чендлер.
        - Гот?
        - Нет, - Керри подняла к небу свои большие подведенные черным глаза и скорбно вздохнула. - Эмо.
        - Блин, - только и смогла выдавить я, вновь опуская голову на парту. Что ж мне так не везет, а? - Ладно. Я с вами. Что делать нужно?
        - О! Это просто! - весело затараторил Чендлер. - Берешь вот это стеклышко, кладешь на него сверху… аккуратно… пинцетиком…
        - Слушайте, а вы в этой школе давно учитесь?
        - Всю жизнь, - печально ответила эмо.
        - Тоесть вы здесь всех знаете?
        - Ну да, - оторвался от стеклышек Чендлер. - А что?
        - Просто хотела больше узнать о своих одноклассниках.
        - Хм…, - мальчишка отложил пинцет и завертел головой: - Вон видишь того парня в кожаной куртке? Это Марк. Он капитан школьной команды по футболу и у него… эээ… сложный характер.
        - Задира? - вставила я. Чендлер пожал плечами:
        - Можно и так сказать. А вообще - просто урод. Рядом с ним, худая такая блондинка, это - Глория.
        - Они встречаются? - я вспомнила, что уже видела недавно Глорию. Именно она приглашала меня принять участие в эротической автомойке.
        - Ага. От случая к случаю. Это самая популярная пара в школе. С них кормится стая Джен и ко.
        - Кто?
        - Команда школьных сплетниц, - с непередаваемым отвращением пояснила Керри. - Не менее популярны, чем наши футболисты. А они, между прочим, не так паршиво играют, как можно было бы ожидать, зная, кто у них капитан.
        - У нас любят придерживаться традиций. Капитан команды встречается с лидером группы поддержки, а все остальные греются в лучах их славы, завидуют, обсуждают, но стараются дружить.
        - Ага, - ребята переглянулись и понимающе хмыкнули.
        - А… - осторожно начала я. - Что бы вы могли сказать о Уолтоне Джоуле?
        - Ну… - протянул Чендлер. - Он особенный.
        - Это как?
        - Ха-ха, так, что мы первое время считали его не то оборотнем, не то вампиром.
        Я подняла брови в недоумении:
        - В каждом человеке есть что-то особенное. Чем же он так выделяется?
        - Ты права. Мы все - уникальны, - серьезно ответила эмо. - Но Уолтон - просто король загадок. Он никуда не вмешивается, ни с кем не поддерживает теплых или романтических отношений, никуда не ходит за компанию. Мы даже не знаем, откуда он явился.
        - Уолтон не местный?
        - Не-а, - покачал головой Чендлер. - Он всего три месяца как приехал в город. Говорят, живет с дядей на окраине.
        - И еще… - шепотом продолжила Керри. - Он так выглядит… Ну, прям как ты…
        - Прости?
        - Не извиняйся, - благодушно махнула рукой эмо. Похоже, я слишком хорошо воспитана для этой местности. - Мы сначала тоже не приняли тебя за человека.
        - Да вы что? - съязвила я.
        - Точно, - понизил голос Чендлер. - Сначала мы решили что ты или фея…
        - Но для феи ты как-то великовата…- перебила его эмо. - Они, знаешь ли, маленькие такие, с крылышками.
        - Или мутированная эльфийка.
        - А… - опешила я. - Почему мутированная?
        - У тебя уши не острые.
        Убийственный аргумент. Я посмотрела на две доверчивые физиономии, ожидающие жутких подробностей о том, как я пережила мутацию и покачала головой:
        - Ребята, а что вы курите?
        - Мы не курим, - пакостливо улыбнулась девочка. - У нас… хм… другое лекарство от скуки.
        Я молча взяла стеклышко, повертела его в руках, придвинула к себе микроскоп и углубилась в биологию.

4 часть Не так важно, веришь ли ты в удачу, как важно то, чтобы удача поверила в тебя
        NN
        Проснувшись, я еще долго лежала в постели, переворачиваясь с боку на бок, и пыталась синхронизировать в голове все события минувшей недели. Получалась не слишком привлекательная картина. Вернее, если бы моей целью было приобретение новых знаний, или общение с как можно большим количеством странных и чрезвычайно странных личностей, можно было сказать, что план выполнен на все сто.
        - Ладно, не нужно нервничать, - наконец, пробормотала я и села в кровати. - В конце-концов, время еще есть.
        Подойдя к трюмо, я вытащила щетку. Под ней оказался высушенный кленовый листок. Красивый такой, большой, бордовый, как будто с ветки упал только вчера.
        - Если через неделю не будет результатов, тебе найдется применение, - я положила листок обратно и нахмурила брови. Итак, решение принято. За работу.
        Интересно, что одевают местные школьницы для участия в эротических автомойках?
        Когда я спустилась на кухню, Магда как раз пекла блинчики. Увидев мой наряд, она охнула и уронила лопатку:
        - Сегодня особенный день, госпожа?
        - Да. Суббота.
        Магда задумалась:
        - Мы сменили вероисповедание?
        - Нет. Но хорошо, что ты подняла эту тему. Надо узнать, ходит ли местное население в церковь. Если помнишь, жители маленьких городов Туманного Альбиона весьма религиозны. Где наши газеты?
        - Подшивка за неделю на журнальном столике, госпожа. Как вы и просили - только "Утренние Новости". Хочу сказать, что я сомневаюсь в правдивости многих статей. Местная газета недалеко отошла от бульварной прессы. На первые полосы выносят сплетни о паранормальных явлениях.
        - Что-нибудь заслуживает внимания? - на всякий случай уточнила я, хотя и знала, если бы в газете проскользнула хотя бы буква по нашему вопросу, Магда тотчас бы доложила.
        - Нет, госпожа. Сплошные инопланетяне. Как будто им больше делать нечего, как чью-то капусту по ночам воровать.
        - Поверь, Магда, это нам только на руку. Даже если что-нибудь неординарное вдруг случится, местные жители пропустят это как очередную выдумку. Благо, мы с тобой сделаем все от нас зависящее, чтобы подобных новостей в местной газете было как можно меньше. Именно для этого нам следует слиться с толпой. А завтра воскресенье. Многие религии требует посещения церкви по воскресеньям. Если в Мистик Хоул это принято, не вижу причин привлекать к себе внимание, отказываясь от соблюдения общих правил.
        - Я могу пораспрашивать соседей.
        - Отличная идея. К сожалению, мое окружение не приветствует разговоры о духовности. Но я тоже попытаюсь что-нибудь выяснить.
        - Вы собираетесь на встречу?
        - Ты об этом? - я развела руки, в полной красе демонстрируя выбранный наряд. - Да. Школьная тусовка. Не переживай, я накину рубашку.
        - О, да, - закивала экономка. Похоже, она сомневалась, что рубашка хоть как-то поможет. Я отложила газеты - действительно, полная чушь.
        - Думаю, нам следует продолжать их покупать. На всякий случай.
        - Да, госпожа.
        - Который час?
        - Половина одиннадцатого.
        - Все, мне пора.
        - Но как же блинчики?
        - Магда, - рассмеялась я. - Мы обе знаем, кому эти вкусные блинчики пригодятся больше. Не налегай на сгущенку - в ней много холестерина. Лучше мед. Пока!
        Пежо, или Пыжик, как я его любя окрестила, радостно мигнул мне фарами. Помню, как удивилась Магда, когда я сказала ей, какую именно машину купить. "Порше?" - переспрашивала она снова и снова. Но скажите, ради всего святого, что в этой дыре делать с Порше?
        Для проведения мероприятия школьная "ударная команда", состоящая в основном из группы поддержки, одолжила на время какой-то плац за зданием школы. Ведра, мыло, полотенца и разные чистящие средства они притащили с собой. Кроме того, по всему городу расклеили объявления о том, где, когда и как именно можно вымыть машину.
        - Ты все-таки приехала? - подплыла ко мне все та же анорексическая красотка, которую, как я уже сейчас знала, зовут Глория. - Вот тебе ведро, мыло и тряпка.
        Я пожала плечами, и наклонилась было за инвентарем, но меня остановили:
        - Эй, это же эротическая автомойка! В рубашке нельзя!
        - Снять?
        - Пожалуйста! - съязвила блонда. И я сняла. Что ж, эротики на школьной территории разом стало больше. Я почувствовала, как на мне останавливаются взгляды, и услышала, как слюна капает на асфальт с высунутых языков. Костюмчик удался. Миниатюрные джинсовые шортики из потертой голубой ткани и такой же крошечный корсет. Он скрывал все основные детали, но, как я всегда говорила, ничто так не преподносит твои достоинства, как корсет, который тебе чуточку мал. Если к этому добавить босоножки на шпильке и распущенные серебристые волосы до середины бедра, то вы понимаете, почему Глория вдруг страстно пожалела о своей просьбе. Но требовать, чтобы я надела рубашку обратно ей показалось глупым, потому местная Королева фурий только злобно зашипела, развернулась на каблуках и ушла искать себе более покладистую жертву.
        - Если бы я знал, что здесь будет так жарко, я бы прихватил с собой зонтик.
        О, ну разумеется! Кого еще могла нечистая принести именно в этот момент!
        - Уолтон Джоэл, - обернулась я. - Давно не виделись!
        Хм, а мальчишка действительно хорош. В черных брюках с крупной блестящей бляхой на поясе, босиком и в черной же рубашке, полностью расстегнутой и обнажавшей мускулистый торс, он выглядел как мечта юной семнадцатилетней девочки. Но мне не было семнадцать и, хотя кубики на его животе притягивали взор, они не обладали той мистической силой, когда в погоне за красивым телом ты готов позабыть все на свете.
        - Странно, - окинув его оценивающим взглядом, пробормотала я. - А вот меня заставили снять рубашку.
        - Специально для тебя закачу рукава, - улыбнулся он в ответ и подхватил ведро. - Какую машину будем мыть?
        - Не все ли равно?
        - Нужно спросить у Глории.
        - Вот и займись этим.
        - А почему я?
        - Потому, что если спросишь ты, то нам, скорее всего, достанется вон тот чистенький Кадиллак. А если я - то, наверняка, джип в последнем ряду. Такое впечатления, что он только что с сафари вернулся.
        Уолтон засмеялся:
        - Логика ясна, но джипа нам не видать. Это машина Марка. Глория сама им займется. Или ты думаешь, она позволит тебе наклониться перед своим парнем?
        Я представила реакцию молодой ведьмы и тоже улыбнулась:
        - Не будем дразнить судьбу. Давай просто присоединимся к кому-нибудь.
        - У меня есть идея получше.
        Уолтон взял меня за руку и радостно препроводил к старенькому Форду. На месте водителя этой машины, я бы не купаться ее отвезла, а сразу на свалку. В ответ на мой жалобный взгляд, мальчишка сверкнул глазами:
        - Это - моего дяди. Давно обещал ее вымыть. За работу!
        Охо-хо-шеньки, джип был бы не многим хуже…
        - Внутри убирать? - устало спросила я где-то через час, когда моя половина машины сверкала, как только может сверкать столетняя, повсюду исцарапанная тачка. По крайней мере, теперь хотя бы можно было понять, что где-то в годы Великой Гражданской войны машина была красного цвета.
        Я открыла дверцу, вздохнула и поставила колено на сидение. Под ним что-то хрустнуло. Осторожно убрав ногу (надеюсь, хозяин не слишком расстроиться от потери только что сломанного предмета), я подняла сегодняшнюю газету УН и вытащила на свет старинное ожерелье. Оно представляло собой длинную цепочку из потускневшего серебра и крупный кулон из натурального камня.
        - Это лучше не трогать, - аккуратно вытянул цепочку из моих рук Уолтон. Было видно, что он раздасован тем, что не спрятал вещь лучше. Я виновато улыбнулась и побыстрее перевела разговор в другое русло. Но краем глаза успела заметить, в какой карман парень кладет ожерелье и что делает он это очень осторожно, будто боится повредить или лишний раз дотронуться. Мне показалось, что я не в первый раз вижу эту вещь. И, возможно, я однажды уже держала ее в руках. Что-то подсказывало, что это был очень важный момент, который я должна хорошо запомнить. Нужно срочно выяснить, что это за камень, кому он принадлежал и почему Уолтон Джоэл так не хочет, чтобы кто-нибудь видел это ожерелье у него.

5 часть - Бога нет. Карл Маркс. - Карла Маркса уже нет. Бог.
        NN
        - Госпожа! Госпожа! Не изволите ли проснуться?
        - Изволю, - нехотя буркнула я из-под одеяла. Вытянув руку, нащупала на прикроватной тумбочке мобильник и утащила его в постель. Что-то я замерзла этой ночью. Может, оставила окно открытым? Хотя на улице теплее, чем в доме - лето едва закончилось. Если бы не абсурдность этого предположения, я бы подумала что заболела.
        - Брр… - кутаясь в одело, я поднесла к глазам старый будильник, оставшийся в доме в наследство от прежних хозяев. Который сейчас час?! - Магда! Семь утра!
        - Верно, госпожа. И воскресенье.
        - Поправь меня, если я ошибаюсь, но ты разбудила меня ни свет ни заря в выходной день!
        - Вы как всегда правы, госпожа. Но, как и было договорено вчера, на утро у нас запланирован поход в церковь. Ваш воскресный наряд на комоде.
        - Неужели они все-таки верующие? - обреченно спросила я у бархатного балдахина.
        - На самом деле - нет, госпожа, - бодро ответила Магда из-за двери. - Верующие только люди моего возраста. Молодежь в церковь обычно не ходит.
        - Тогда зачем ты меня разбудила?
        - Я подумала, вы захотите самостоятельно принять это решение. Знаете, отказываться от Бога нужно сознательно.
        Некоторое время я пролежала молча, пытаясь уловить причинно-следственную связь между тем, что Магда меня сегодня разбудила и тем, что предшествовало этому событию.
        - У нас что, соседи - баптисты?
        - Нет, обычные католики. И если бы вы познакомились с семьей священника, который живет к востоку возле старой мельницы, вы бы тоже приняли для себя эту веру. Хотите, я приглашу их сегодня на ужин?
        Этого еще не хватало. То, что каждая церковь сражается за свою паству и пытается ее приумножить, - общеизвестный факт. Но не нужно это делать за мой счет.
        - Магда, - я все-таки выползла из кровати и открыла дверь. - Пройди. Сядь. Да просто на кровать садись. Слушай. Я не против, если ты будешь ходить в церковь, верить в Бога, делать пожертвования и так далее. Это - твой выбор. Я его приму. Но ты, пожалуйста, вспомни сейчас кто мы такие, и что здесь делаем. Мне очень жаль, но за все время существования нашего рода, нас, может, и принял какой Бог, но вот с церковью как-то не сложилось. И мне очень не хочется начинать в этом маленьком городке религиозную войну. Ты понимаешь, к чему я клоню?
        - Госпожа, - очень твердо ответила экономка после минутного размышления. - Я верна вам. И буду с вами до конца. Пойду готовить завтрак.
        Магда ушла, а я почувствовала себя гадкой и мерзкой. Честное слово, спроси меня кто, и я бы ответила, что всегда стараюсь прислушиваться к мнению других. Не подавляю их своей волей. Не заставляю менять принятое решение. И уж точно не лишаю возможности быть прощенным. Верить в избранного Бога. Но когда появляется необходимость принятия решения, я отступаю от своих благородных принципов, и делаю все не так. Магда поддается внушению. А мне не нужен рядом человек, способный во благо чего-то Высшего, поступить по другому, нежели велю я. И мне приходиться заставлять ее сделать выбор: либо остаться со мной, либо уйти. Это неправильно. Я считаю Магду своей подругой, а друзья так не поступают.
        - Но довольно заниматься самобичеванием! - отвесив себе мысленный подзатыльник, я решительно открыла окно. - Ох, ты ж мама моя дорогая! Какой ветер!
        На улице было градусов пятнадцать, не больше. Небо затянули тучи, не черные грозовые, а серые, мрачные, словно кисель, без начала и без конца. Лес тревожно замер. Из привычных звуков было слышно только как ветки гнутся на ветру.
        - Интересно, а в Северной Америке бывают торнадо? - пробормотала я, бросая взгляд на куст роз внизу. Словно в ответ, ветер как голодный зверь, ударил по цветам и взметнул вверх целую тучу лепестков вместе с листьями и мусором. Я протянула руку и схватила розовый полумесяц. Задумчиво повертев его в пальцах, я осторожно прикрыла окно и положила находку в верхний ящик комода.

6 часть В средние века женщин, умеющих летать на метле, считали ведьмами и сжигали на костре Andrew Kozak
        Ах, если бы рабочая неделя проходила в том же темпе, что и выходные! Так ведь нет. Суббота и Воскресенье, словно в салочки со временем играют, а Понедельник тире Пятница тянутся так медленно, что хоть пинками подгоняй.
        Будильник зазвонил на рассвете. Я мысленно послала его к черту, перевернулась на другой бок и минут десять отважно сражалась с собственной совестью.
        - Ладно, - наконец, сдалась я. - Встаю!
        Сегодня был не только очередной день знакомства с неорганической химией, но и день преумножения своих капиталов. Мой метод делать деньги из воздуха был особенным.
        - Доброе утро, Магда. А раскинь-ка карты!
        Вот странно. Если карты брала в руки я, они всегда показывали такую чушь, что по ним не то что жить, десять метров пройти было невозможно. Зато никто другой не умел читать готовую картину как я. И неважно с чьих рук она появилась - пятилетней девочки или моей верной экономки - судьба открывалась будто на ладони. Конечно, у всех случаются проколы - бывали дурацкие расклады, но еще ни единого раза моя интуиции меня не подвела. Я точно знала, когда нужно гадать, сколько раз сбрасывать, какой рукой тасовать, а порой и результат угадывала до того, как последняя карта ляжет на стол.
        Магда привычно взяла колоду, раскрыла ее веером, смешала карты и выложила их на стол рубашками вверх.
        - Вот эту и эту убери.
        - На что гадаете, госпожа?
        - Сначала на деньги. Потом, если получиться, просмотрим судьбу в целом. Дай-ка листок.
        Магда протянула мне альбомный лист, ручку и с любопытством подсела ближе. Я начала переворачивать карты и записывать увиденные результаты. Краткое обозначение и, напротив, необходимое действие.
        - Мг-г, - продать… - закончила я. - Отправь это, пожалуйста, по факсу моему брокеру.
        В отличие от экономки, которой было жутко любопытно, и которой я уже раза три пыталась объяснить смысл моих действий, брокер хорошо понимал и сокращенные названия ценных бумаг в портфеле и то, что ему предстоит с ними сделать. Мне пришлось сменить трех посредников, прежде чем появился тот, который не задает вопросов и действует исключительно согласно распоряжениям.
        - Теперь попробуем посмотреть судьбу… Магда!
        Экономка повторила действия. Я долго рассматривала карты, пытаясь отыскать лишние, потом молча сгребла все в одну кучу и вздохнула:
        - На сегодня достаточно.
        - Мне жаль, - расстроено покачала головой экономка.
        - Ничего страшного. Я подозревала, что так будет. Хотя и надеялась на помощь.
        - Вы будете что-то предпринимать по поводу..?
        - Не сейчас.
        Магда кивнула и засуетилась по кухне. На завтрак был омлет, бекон и овсянка. Я сразу вспомнила, как несколько лет жила в Англии. Не знаю, кто там что говорит, но длительное пребывание в этой дождливой стране никак не способствует привыканию к английской кухне. Скорее наоборот. Вы начинаете люто ненавидеть одно только воспоминание о ней. Я вяло размазала кашу по тарелке, жалобно посмотрела в непроницаемое лицо экономки и принялась есть.
        После вчерашнего разгула природа успокоилась. Лес снова загомонил птичьими голосами, небо очистилось от своих серых скучных покрывал и сейчас сверкало чистейшим аквамарином. Я подняла глаза на солнце и, не жмурясь, несколько секунд смотрела прямо на слепящий диск. Никто из таких как я не мог бы повторить этот подвиг. Впрочем, он вообще редко кому под силу. А мне ничего. Пару секунд вижу только разноцветные круги, которые с бешеной скоростью мелькают туда-сюда. Потом и это проходит. Но мне нравится смотреть на солнце. Словно становишься частью чего-то очень большого. Даже не так. Словно это что-то очень большое становиться частью тебя, поглощает тебя и ты вся отдаешься ему, безрассудно и, в моем случае, слава Высшим - без последствий.
        - Привет, Пыжик, скучал? - могу поклясться, машинка улыбнулась.
        У школы как всегда была толпа народа. Все что-то обсуждали, кто-то дрался, кто-то кого-то целовал так, будто хотел съесть. Ко мне на скейте подлетел недавний знакомый с биологии - Чендлер. Я едва успела закрыть дверцу машины, иначе этот укуренный подросток снес бы ее напрочь.
        - Ты что, еще не понял, где у этой штуки тормоз? - рявкнула я.
        - О-о-о! - поднял он руки. - Кто-то не в юморе! А я с дарами! Держи!
        И мне в руки упала очередная листовка.
        - Блин, этим школьникам больше заняться нечем?
        - Пятница, вечер. У Энтони родители уезжают, и он устраивает пати. Будешь?
        - Я даже не знаю, кто такой Энтони.
        - А какая разница, - пожал плечами Чендлер. - Главное, что это будет суперская вечеринка. Первая в этом году после тоскливых летних каникул.
        - Кстати, а когда они обычно начинаются? Ну, летние каникулы?
        - Ты чего? Совсем, да?
        - Что значит "совсем"? - нахмурилась я. - Во Франции, знаешь ли, учебный год длится несколько дольше, количество семестров отличается и… ты что, просто ответить не можешь?
        - Ну, прости, - махнул рукой парень. - Не хотел тебя обидеть. В конце июня мы сдаем экзамены. Обычно официальная вечеринка после них, а неофициальная - за несколько дней до.
        - Ясно, - я сжала листовку и пошла в школу.
        - Так ты будешь в пятницу?
        - Посмотрим, - даже оборачиваться не хотелось. И так знаю, что он пялится на мой зад, словно любимую мягкую игрушку обнимая свой скейт. С другой стороны, если мы не хотим, чтобы парни любовались нашей фигурой, зачем тогда надеваем такие короткие обтягивающие юбки?
        После того, как я нечаянно чуть не угробила ожерелье Уолтона, к которому он, очевидно, питал очень нежные чувства, парень больше не попадался мне на глаза. И это странно, потому что в течение всей предыдущей недели я буквально кожей чувствовала его присутствие повсюду, куда бы ни пошла. А тут на тебе - только захотелось познакомиться ближе, и мальчишка пропал.
        На химию он не пришел. Впрочем, я бы тоже с радостью ее прогуляла, а потому сильно не удивилась. Физика и Физкультура у нас были порознь. Специально для Мадам Орангутанг я купила новенькую форму в местном спортивном магазине. Короткие шортики и узкий топ. Пока Мадам приходила в себе от шока, а я бежала очередной кросс, девчонки успели разбиться на команды и сыграть пару партий в выбивного. Вообще, я вам скажу, жуткая игра. Девочки словно с цепи сорвались - молотили мячом друг друга так, что я думала, с поля унесут несколько трупов.
        Потом была легкая атлетика, которая для меня оказалась все тем же кроссом, только теперь на более длинную дистанцию. Видимо, Мадам Орангутанг все-таки решила меня уморить. Ага, как же! В общем, под конец, мы прыгали со скакалкой, при этом я, как особо одаренная, прыгала на спец заказ от милой учительницы. И все равно не устала. Так тебе, Гитлер в юбке!
        - Слышь, новенькая, - подошла ко мне в душе какая-то очередная блондинка. С такой брезгливостью на красивом лице как она смотрел на меня, я не разрешаю себе смотреть даже на тараканов.
        - Ну?
        - Ты неплохо натренирована.
        Спасибо за констатацию факта. Я подняла вверх брови в ожидании продолжения.
        - Меня зовут Меган. Ты ведь Сильва, да?
        Я вздрогнула, но тут же взяла себя в руки:
        - Сильвия.
        - Как знаешь, - отмахнулась барышня. - Я выступаю в группе поддержки. Сейчас мы ищем кого-то на замену в основной состав и, думаю, ты нам подойдешь. Приходи на отбор в эту среду в спортзал после уроков.
        - Хм… Хорошо, - я вытерла лицо и потеребила копну влажных волос. Они темным водопадом легли на плечи. - Я подумаю.
        - Что?! - оскалилась девчонка, но я не стала ее слушать. Вступить в школьную команду поддержки вдруг показаться не такой уж дурной идеей. В конце-концов, разве не об этом ли мечтает каждый американский тинэйджер женского пола от тринадцати до восемнадцати лет?
        А Уолтона не было и на литературе. Я бросала косые взгляды на его пустую парту и думала, будет ли это странно, если на этот раз я заявлюсь к нему в гости? Тем более, у меня есть повод. Мы одноклассники и я могу за него волноваться. Вдруг он заболел или у его дяди неприятности? Может, ему нужна помощь? Он ведь помогал мне все это время, почему я не могу отплатить ему той же монетой?
        - Он вам что, нравиться, госпожа? - удивленно спросила Магда, когда я решила поделиться с ней этими аргументами.
        - С чего ты взяла?
        - Ну… Очень похоже…
        - Нет, Магда, я не влюбилась. Просто… ты знаешь, мне без него скучно. Я успела привыкнуть к его постоянному присутствию. Хотя, основная причина, это, конечно, ожерелье.
        - Хм… Если дело в ожерелье, почему бы вам не покопаться в книгах? Может, вы там обнаружите какую-нибудь информацию?
        - Точно! Магда - ты гений! Как я сама до этого не додумалась?
        И на следующий день после занятий я отправилась в единственную библиотеку Мистик Хоул.

7 часть Нам нравятся люди, которые смело говорят нам, что думают, при условии, что они думают так же, как мы Марк Твен
        Между прочим, эта самая библиотека была не так плоха, как можно было ожидать. Трехэтажное большое здание, заставленное книжными полками и столами для чтения. Здесь даже были три или четыре компьютера, что, зная как библиотекари мелких городков относятся к технике в своей вотчине, выглядело диковинным чудом.
        Но, несмотря на помощь современно техники, меня все равно постигла неудача. Я пересмотрела все книги по драгоценным камням, по известным ювелирным украшениям, по магии и оккультизму… но не нашла и намека на странное ожерелье Уолтона. И чем дольше я там сидела, тем яснее понимала, как это бесполезно.
        - Ну что, книги дали ответы на ваши вопросы, леди? - мягким басом спросила у меня на выходе седая библиотекарша. Не желая ее расстраивать, я кивнула и еще долго слышала в след хвалебные оды печатному слову.
        Было около шести вечера, когда я вышла на центральную площадь города. Людей было не так чтобы много, но это, наверное, только в сравнении с Парижем. Для Мистик Хоул на площади была толпа. Почти все столики в ближайших кафе были заняты, но я все-таки смогла отыскать один для себя. Заказав кофе и два кроасана, вместо которых в результате получила булочку из слоеного теста, посыпанную толстым слоем сахарной пудры, я достала ноутбук и залезла в Интернет. Если молчат книги, может во всемирной паутине найдется лучик света по моей теме.
        "Да, нужно обязательно это сделать. Именно сегодня!"
        Я подпрыгнула от неожиданности и заозиралась по сторонам. Слова были слышны так четко и громко, словно кто-то сказал мне их прямо на ухо.
        - Странно… - вокруг находилось множество людей, но среди них не было ни одного подозрительного шутника. - Наверное, показалось… - пробормотала я, закусывая губу. Где-то читала, что первый признак шизофрении - слышать голоса. В моем случае - незнакомые голоса.
        "Нет, это не подходит. Нужно искать дальше…"
        - Ладно! - решительно встала я. - Хотите так, будь по вашему.
        Люди за соседними столиками с удивлением смотрели как я, бормоча под нос ругательства, собираю ноутбук, оставляю недожеванную булочку и выхожу из кафе. Знаете, я верю в Высшие Силы. В конце-концов, они помогают мне зарабатывать деньги. В ситуацию, когда мне транслируют чужие мысли, я, правда, еще не попадала, но логика подсказывает, что если есть выбор, лучше попробовать отыскать громко-думающего, чем сидеть на одном месте и сожалеть об утраченном рассудке.
        Голос пробивался ко мне еще дважды:
        "Нам нужно повыше", - заявил он в первый раз, и я свернула к старой полуразрушенной церкви. Когда-то это было самое высокое здание в городе. Ее центральная башня возвышалась даже над лесом. Сейчас церковь была пустая, многие постройки со временем разрушились, башня покосилась, покрылась мхом и давно сдала свои позиции пика Мистика Хоул городской ратуше. Но в дом совета запросто так никогда не пускают, а вот зайти в покинутую церковь можно даже ночью.
        Когда я уже подходила к старым ржавым воротам, до меня долетели слова:
        - Именно так. Здесь будет в самый раз, - и это подсказало, что я на верном пути.
        Зайдя в церковь, я по трухлявым ступеням поднялась в башню и вышла на маленькую смотровую площадку. Надо мной еще был чердак и крыша, но с лестницы открывался красивый вид на большое, в человеческий рост окно. И в этом самом окне, расставив ноги и уцепившись руками за стены, стояла женская фигура.
        - Прыгать собралась? - я через голову сняла с плеча сумку и осторожно положила ее на пол.
        - Что ты здесь делаешь? - незнакомка взвизгнула от неожиданности и чуть не вылета из окна произвольно. - Кто ты? Ой! - почему-то обрадовалась она. - Я тебя знаю! Ты - Сильвия, верно?
        - Верно. А ты кто такая?
        - Я - Эппл.
        - Забавное имя.
        - Ага. У мамы было странное чувство юмора и богатое воображение. А что ты здесь делаешь?
        - Ну, это ты мне скажи. Что можно делать в окне старой церкви поздним вечером во вторник?
        - Эээ… это…
        - Слушай, - я подошла к Эппл и бесцеремонно сдернула ее за штанину на пол. - Я понимаю, что жизнь иногда кажется сущим дерьмом. Но это только кажется. И если ты сейчас прыгнешь, то никогда не узнаешь ее с хорошей стороны.
        - Ты сейчас о чем? - девушка подозрительно скосила на меня глаза.
        - В смысле? Я пытаюсь отговорить кое-кого от самоубийства.
        - А что, кто-то собрался умирать? - искренне изумилась Эппл. Теперь уже и я задумалась:
        - Ну, я полагала, ты.
        - Да нет, конечно! Придумаешь же такое…
        - Да?! Так ты не хотела прыгать?
        - Хотела.
        Все. Я окончательно запуталась, потерла переносицу и осторожно спросила:
        - А зачем?
        - Ну, это теория такая. Что если тебе будет угрожать реальная опасность, твое тело среагирует как-то неординарно и ты, например, сможешь полететь.
        - Разве что вертикально вниз. Но тут ты права, после приземления тело действительно поведет себя неординарно, хотя и вполне предсказуемо. Ты сломаешь ноги, руки, позвоночник в нескольких местах, разобьешь лицо…
        - Это только в том случае, если не пробудятся внутренние способности.
        - Знаешь, Эппл. Очень многие люди погибали, падая с высоты. Но ни один из них не полетел. Мне жаль, но твоя теория не выдерживает критики.
        - Ты не понимаешь! - горячо возразила девушка. - Мы живем не в том мире, который мы видим. Он, на самом деле, может измениться так, как мы того захотим. И тогда законы физики не будут над нами властны.
        - Альберт Эйнштейн с тобой бы не согласился.
        - Со мной бы не согласился Исаак Ньютон. А Эйнштейн меня бы понял.
        - Да, наверное, ты права. Если бы и был у кого-то шанс тебя понять, так это у него. Слушай, ну если ты действительно хочешь проверить, способен ли человек летать, ну прыгни со шкафа, например. Синяки, знаешь ли, легче лечить, чем черепно-мозговую травму.
        - Нет! Шкаф не подойдет. Нужна такая высота, чтобы в случае, если инстинкт не пробудиться, тебя ждала верная смерть.
        - Интересно, а как должен выглядеть этот пробудившийся инстинкт?
        - Я должна полететь, как птица.
        - Неужели биология - это предмет на выбор и из нас двоих только я понимаю, почему птицы могут летать, а люди нет?
        - Да я сказала это только для примера. Я же не хочу именно как птица. Человек может это сделать по-своему. Если поймет, что все вокруг него - это просто плод его воображения.
        - Хм… ну, если ты хочешь прыгнуть - ради Бога. Только подожди немного - я отойду подальше. Чтобы никто не подумал, что это я тебя из окна выбросила. Людям будет сложно поверить, что взрослая трезвомыслящая девушка прыгнула с тридцати метров, чтобы научиться летать.
        Эппл посмотрела на меня долгим взглядом и, наконец, спросила:
        - А что будет, если я все-таки упаду?
        - Что будет? Ну, судя по булыжникам под этим окном, тебя похоронят в закрытом гробу.
        - Звучит не очень привлекательно…
        - Ага. И выглядеть будет так же.
        Девушка села на пол, подогнув под себя ноги, и тягостно вздохнула. Я опустилась рядом.
        - А с чего тебе вообще пришла в голову такая оригинальная идея?
        - Да вот, в книге прочитала, - и она протянула мне толстый потрепанный фолиант.
        - "Теория относительности и другие занимательные… " - это что, книга по физике?
        - Ну, в каком-то роде.
        Я открыла ее на произвольной странице и бегло пролистала. Стоп. Вернулась назад и несколько секунд таращилась на красивый красочный рисунок.
        - Эппл, можно я возьму книгу на время? Верну завтра в школе.
        - Да, пожалуйста. А зачем она тебе?
        Но я уже перевернула страницу.
        - Пойдем, я тебя лучше домой провожу. Прыгунья…
        - Сильвия, ты только это… не говори никому, ладно?
        - С условием, что в следующий раз, прежде чем проверять на практике очередную сумасшедшую теорию, ты пять раз подумаешь. Договорились?
        - Да! - радостно улыбнулась Эппл, и первая поскакала по ступеням вниз. Странная девочка, но такая забавная.

8 часть Короткий путь всегда заминирован
        NN
        Я попрощалась с Эппл возле ее дома на восточной окраине Мистик Хоул. Машина осталась возле библиотеки, так как мне хотелось пройтись до центральной площади пешком, а потом с этими голосами и непонятными теориями я и вовсе про нее забыла. За двадцать минут, которые отделяли старую церковь от дома ее родителей, Эппл успела рассказать массу всего, что знала о теоретической физике. Я слушала, открыв рот, а девочка, так редко получающая возможность поделиться своими уникальными знаниями, изливала на меня водопады имен, дат, гипотез и совершенно потрясающих открытий. К концу пути я успела буквально влюбиться в этого ребенка. Она не расспрашивала, не сплетничала, не изливала душу, а говорила простым языком о таких понятиях, за которые в средние века ее бы непременно сожгли на костре.
        - Вот мы и пришли, - неожиданно закончила Эппл, и я поняла, что не прочь погулять еще часа два. Но время действительно было позднее.
        - Спасибо за отличный вечер! - от души поблагодарила я.
        - Тебе правда понравилось?
        - Конечно! Я теперь могу доклад писать по этой… как ее…Теории Струн. Правда, его никто не поймет, в том числе и наш учитель, но мало ли. Вдруг когда-нибудь понадобиться? Мне, правда, было очень интересно. Знаешь, - вдруг пришла в голову идея. Ну, не хотелось просто так отпускать Эппл, а как подружиться с американским тинэйджером, который верит в то, что ты живешь в Матрице, я не знала, - тут какой-то Эдвард в пятницу устраивает вечеринку. Ты придешь?
        - Обычно я не хожу на такие мероприятия, - грустно и даже с каким-то потаенным страхом ответила Эппл.
        - Почему?
        - Мне там нечего делать.
        - Ну, на вечеринки ходят отдохнуть, а не заниматься делами. Если передумаешь, мне было бы приятно тебя там видеть. Нашелся бы хоть один вменяемый человек.
        - Ну… хорошо… - неуверенно протянула она. - Я подумаю.
        - Отлично. Тогда увидимся завтра в школе! Еще раз спасибо за книгу.
        Эппл кивнула и побежала в дом. Я посмотрела ей во след и усмехнулась. Ну, надо же - физик-теоретик, в такой-то дыре. Поудобнее перехватив под мышкой фолиант и повесив сумку с ноутбуком через плечо, я осторожно, стараясь не привлечь внимания, ступила в лес. Это был самый короткий путь: в лесу я могла бежать, и никто не стал бы задавать вопросов. Где-то ухнул филин. Наверное, в любом из нас живут древние инстинкты и иногда, как вот, например, в такие лунные ночи они выходят наружу. И тогда ты забываешь про страх, про осторожность, а мечтаешь просто перекинуться волком, завыть от души и броситься в самую чащу.
        Что ж, оборотнем я не была, а потому бежать приходилось на своих двоих. Ловко огибая ветки и проскальзывая между скрытыми во мраке деревьями, я так увлеклась этим бегом, что не сразу увидела впереди просвет.
        - Тьфу ты, блин, кто ж так строит, - я едва успела выставить руки и тем самым уберечь свой драгоценный римский профиль от перспективы стать греческим. Тяжелая деревянная дверь, потемневшая от времени, скрипнула под ладонями. "Старое кладбище", - догадалась я, разглядывая стену склепа, в который практически впечаталась.
        - Ой, смотрите, у нас гости! - раздалось вдруг за спиной. Кому ж не спиться в ночь глухую? Я обернулась и насчитала пять слабовменяемых лиц. Все из нашей школы, из разряда особо безнадежных подростков. Они меня тоже узнали.
        - Смотри, это ж новенькая! - пьяно захихикал один. Выглядел он даже для моих закаленных нервов довольно жутко: кожаная куртка, разрисованное татуировками лицо, бритая голова и большое количество цепей, так что при ходьбе раздавался характерный звон.
        - Тебе бы в замках привидением подрабатывать, - раздраженно отмахнулась я. Надо же было наткнуться на этих пьянствующих готов. Тоже мне, путь сократила.
        - А ты у нас самая умная, да? - и этот бритый протянул свои загребущие ручонки к моему ноутбуку. Я только головой покачала - что сейчас можно им объяснить, если большинство на утро даже не вспомнит, где провели сегодняшнюю ночь. Но делать-то что-то нужно, а то на горизонте уже дружки нарисовались. Среди них, если мне не изменяет зрение, была даже одна девушка с синдромом повышенной лохматости. И парень с ирокезом.
        Вся эта разномастная компания решила, видимо, за мой счет немного повеселиться.
        - Закурить не найдется? - пьяно хихикая, спросил все тот же бритый, подступая так близко, что запах перегар на мгновение перебил все ароматы леса.
        - Не курю, - с отвращением отрезала я, и от души приложилась каблуком ему в челюсть. Бритый коротко охнул и улетел куда-то к надгробиям. Его собутыльники медленно повернули головы, проследили за приземлением и снова пошли на меня. Только теперь их лица были не уже так приветливы.
        Я оценила перспективу, сверилась с первоначальным планом и поняла, что пункт побиения школьников в нем отсутствовал:
        - Ладно, народ, мне пора!
        Книга полетела первой. Потом, мягко прыгнув, я ухватилась руками за крышу склепа, подтянулась и через секунду была вне досягаемости пьяной толпы. Найдя свой драгоценный фолиант и сделав на прощание ручкой, мне вдруг снова, как в первый день прибытия в Мистик Хоул, показалось, что из кустов за мной следят. Но и на этот раз я не смогла подтвердить или опровергнуть свои догадки - если кто и скрывался среди теней ночного леса, он делал это лучше, чем я искала.
        - Магда! Я дома!
        Можно было не бояться разбудить экономку. Она никогда не ложилась спать, пока я не вернусь домой.
        - Ты не поверишь, что я нашла и как именно! Смотри!
        Книга упала на стол. Магда прочитала название и перевела на меня вопросительный взгляд.
        - Да-да, действительно странно. Но глянь сюда: видишь этот рисунок? Это - оно.
        - То самое ожерелье?
        - То самое. А хочешь знать, как ко мне попала эта книга?
        И я подробно рассказала Магде о знакомстве с Эппл.
        - Ну это же просто чудо! - воскликнула под конец экономка. - Сами высшие силы привели вас к этой девочке.
        - Хм… Магда, ну скажи, какова вероятность того, что ты сначала нигде не сможешь найти нужную информацию, а потом она вдруг, как по волшебству, сама падает тебе в руки?
        - Ну… С учетом того, что книга сейчас перед нами, вероятность стопроцентная.
        - Нет, Магда. Она стремится к нулю. Но так как с фактом не поспоришь и тут ты, несомненно, права, книга приобретает статус не чуда, а взятки.
        - Простите?
        - Высшим Силам тоже нужно, чтобы я узнала об ожерелье. А значит, мы на верном пути. И вовремя прибыли в Мистик Хоул. Спокойно ночи, Магда. Сегодня был длинный день, веселая ночь, а завтра мне отдавать книгу. Так что я, пожалуй, пойду немного почитаю.

9 часть Все-таки свыше что-то есть, иначе, откуда все это на мою голову! Михаил Мамчич
        Книга дала больше вопросов, чем ответов, но одно я поняла точно: прежде чем делать выводы, мне нужно поговорить с Уолтоном. Как это сделать так, чтобы не раскрывать мальчишке основную часть правды, стало моей идеей фикс на целый день. Шесть занятий я придумывала и отбрасывала темы, обсуждая которые можно каким-то образом поднять вопрос ожерелья. В результате, так ничего толком и не сочинив, я дождалась последнего звонка, подхватила сумку и почти бегом направилась из школы.
        Меня догнали у машины:
        - Эй, новенькая! Ты куда так спешишь? Спортзал в другой стороне!
        Пришлось оборачиваться. Меган… В ярко-фиолетовом костюме черлидерши… Как я могла забыть, что сегодня этот счастливый день нового набора?
        - Ты что, отказываешься? - набросилась она на меня. - Я уже сказала всем, что ты придешь! Ты меня подставляешь!
        - Слушай, Меган, - устало закатила я глаза. - Сегодня у меня другие планы…
        - Планы подождут!
        Блонда подхватила меня под локоть и потащила в школу. А, чтоб тебя! Ладно, два часа ничего не решают. Потанцуем.
        - Надень это и выходи на середину зала, - бросив мне сверток, дала последние напутствия Меган. - Когда заиграет музыка, сделай что-нибудь из акробатики.
        - Кувырок? - мрачно переспросила я.
        - Да хоть бы и кувырок. Но лучше, если это будет двойное сальто назад. Все. Не задерживайся.
        Я посмотрела на одежду, которую мне всучили, и покачала головой. Ну, вот опять - они сначала дают мне что-то гипер-сексуальное, а потом возмущаются, что оно на мне хорошо сидит. Я надела топ со стразами, короткую юбку-разлетайку, белые носочки и кеды, взяла помпоны и вышла к зрителям.
        - Мне казалось, отбор претендентов проходит в более уединенной обстановке.
        - Сексом заниматься будешь в уединенной обстановке, - съязвила Меган, занимая место в первом ряду. Там уже сидела команда поддержки в полном составе.
        - Это она? - на лице Глории смешались разочарование и брезгливость. - Ты не говорила, что приведешь Барби.
        - Глория, заткнись, - невежливо перебила Меган своего капитана. - Музыку!
        Спортзал был полон. Сегодня здесь собралась вся школа в надежде на интересное представление. Могу поспорить, что если бы Олимпийские игры проводились в Мистик Хоул, народу и то было бы меньше. Кто-то умный даже организовал тотализатор - краем уха я слышала, как двое старшеклассников ставили на то, что меня не возьмут в команду по непонятной причине, связанной с достоинством, которое в этом случае сыграет роль недостатка. Опять, наверное, грудь обсуждали.
        Грянула музыка. В зале воцарилась относительная тишина. Я помахала помпонами для приличия, чтобы никто потом не мог сказать, что я вообще ничего не сделала, посмотрела на скуксившееся лицо Меган и вдруг заметила знакомую модельную стрижку среди зрителей верхнего ряда. Там был тусклый свет, постоянно мигрирующая толпа, которая перекрывала обзор, и убедиться в том, что стрижка принадлежала именно Уолтону никак не получалось. Но прежде чем я послала все к черту и полезла проверять, до моих ушей долетели слова:
        - Ставлю на новенькую. Что-то подсказывает, что сегодня ее день.
        Это был он. Я по голосу поняла, что он снова криво улыбается и наверняка знает, что каким-то чудом я его или увидела, или услышала. Ну что ж. Если парень в меня так верит, не будем его разочаровывать.
        Эх, мадам Орангутанг, если бы вы меня сейчас видели. А то ведь в следующий понедельник опять вокруг школы бегать заставите. Не понимаете вы своего счастья - я ведь при должном подходе Олимпийскую медаль завоевать могу.
        И пока я так размышляла, словно мартышка прыгая и кувыркаясь по школьному спортзалу, музыка кончилась, а меня приняли в команду. Уолтон Джоэл выиграл кучу мелких денег, с чистой совестью забрал это наполнение для свиньи-копилки и смылся до того, как я переоделась. Мне осталось только попинать колесо ни в чем не повинного Пыжика и отправиться домой несолоно хлебавши.
        Магда встретила меня в прихожей. Вцепившись руками в длинное махровое полотенце, один конец которого был переброшен через плечо, словно французская шаль, моя экономка подняла на меня печальные глаза и жестом пригласила на кухню.
        - Ты меня пугаешь, - нервно хихикнула я. Магда устало села. Мне вдруг пришло в голову, что она уже давно не девочка и что ей, наверное, очень тяжело вести такой образ жизни.
        - Помните, вы мне вчера рассказывали, что встретили в лесу пьяную компанию школьников?
        - Конечно, - кивнула я.
        - Вы еще говорили, что подрались с кем-то?
        - Нет… ну, не то чтобы… Скорее просто пнула.
        - Вы уверены?
        - Магда, - теперь уже и мне стало не до смеха. В доме царила такая атмосфера, словно мы сегодня кого-то похоронили. - Пожалуйста, выражайся яснее. Я абсолютно уверена, что от моего вмешательства никто не пострадал. Ну, может, пара лишних синяков появилась. Хотя они были в таком состоянии, что вряд ли на утро меня помнили.
        Экономка внимательно на меня посмотрела, потом достала откуда-то из складок полотенца пульт от телевизора и положила его на стол перед собой.
        - Сегодня об этом весь день по новостям говорят, - со слезами в голосе тихо сказала она. - Эти дети мертвы. Все.
        - Что с ними случилось?
        - Говорят, это был какой-то зверь. Может быть, стая волков.
        - Но ты решила, что это я.
        - Нет, что вы! - воскликнула Магда слишком поспешно, чтобы ей можно было поверить. Только я не обиделась. Мы долго жили вместе, а до этого еще дольше я жила одна. И Магда за все время ни разу не спросила, как именно я жила. А ведь мне было за что покаяться.
        - Магда, когда нападает кто-то из моего рода, это обычно не похоже на стаю волков.
        - Знаю… - почти прошептала она. Потянувшись через стол, я ободряюще сжала ее руку поверх полотенца:
        - Это была не я. Даю слово.
        Глядя в пол, экономка молча кивнула и вдруг выпалила:
        - Но вы были там вчера! Вы могли что-то видеть!
        - Могла, - согласилась я, вспоминая призрачные желтые глаза, наблюдающие за мной из кустов. Впрочем, само по себе это не было странно. Я приехала в незнакомый город, на чужую территорию и вполне логично, что за мной следят. Но вот убийство детей не поддается никакой логике. - Включи телевизор. Хочу узнать, что говорят в новостях.
        - Вы пойдете туда сегодня?
        - Нет, - Магда выглядела уставшей и сильно постаревшей, словно пол дня до моего приезда она раздумывала о том, не я ли этот хладнокровный убийца, а вторые пол дня о том, как скоро я растерзаю ее за то, что она обо всем догадалась. Не знаю, сколько времени займет для нее забыть о своих страхах. Это словно жить в одном доме с медведем-гризли. Ты можешь кормить его, любить всем сердцем, но где-то в глубине души ты всегда будешь помнить насколько его клыки больше твоих. - Сегодня туда идти нет смысла. Там, наверняка, сейчас и полицейские, и журналисты. Возможно, я схожу туда завтра ночью. Впрочем, если это действительно были волки, их запах можно будет учуять и через неделю.
        - Вы верите в волков?
        - Нет, - честно ответила я. - Знаешь что, иди-ка ты спать. Мне нужно подумать, а ты будешь меня отвлекать.
        - Хорошей ночи, - шепотом пожелала Магда, тихо встала и, не оглядываясь, вышла. Я слышала, как она подымается по лестнице на второй этаж. Слышала, как глухо шаркают по деревянному полу мягкие тапочки и как тихо скрипнула дверь в ее комнату. А чуть погодя, когда я уже подумала было, что все не так плохо, Магда закрыла дверь на замок.
        По телевизору действительно говорили о прошлой ночи, но слушать ту чушь, которую несла разрисованная журналистка местных новостей, у меня не было ни малейшего желания. Чтобы не погружать дом в тишину и тем самым еще больше не пугать свою экономку, я оставила телевизор включенным. Конечно, самое лучшее, что можно было сейчас сделать - это обследовать старое кладбище - возможно, по запаху я смогла бы найти хоть какую-то зацепку. Но в лес пока лучше не соваться.
        Сейчас у меня было три теории относиться происходящего. Первая, в которую очень хотелось верить, это та, где я вообще не участвую. Мало ли кто в самом деле мог растерзать этих пьяных малолеток? В конце-концов, те же волки. А порой и люди способны на такие поступки, что диву даешься.
        Вторая теория была гораздо менее оптимистична. Кому-то не хочется, чтобы я оставалась здесь. Возможно, этот таинственный "кто-то" знает и причину моего появления. А может, он и есть причина. В таком случае, это уже не убийство. Это - показательная казнь. Конечно, таким меня не проймешь, но на всякий случай нужно подумать, как обезопасить дом. Возможно, меня хотят подставить. Это тоже нельзя сбрасывать со счетов. Каким образом такое провернуть, не оставляя живого свидетеля, я еще не поняла, но может быть, я просто не все знаю.
        А вот третья теория мне не нравилась совершенно. Она тоже основывалась на признании реальными желтых глаз незнакомого наблюдателя. Но в таком случае, это были глаза Зверя. Если люди просто попали под раздачу - неважно, по какой причине, оказаться не в том месте и не в то время с везением нынешней молодежи можно элементарно, - это страшно. Потому что тот, кто действует настолько жестоко безо всякой на то существенной, логической, пускай даже злодейской причины, иначе как Зверем быть не может. А против него, как против лома, приема нет.
        Дождавшись пока наверху сдерживаемые всхлипы перейдут в ровное сопение, я выключила телевизор, погасила свет на кухне и бесшумно покинула дом.

10 часть Бытовая травма - на голову свалился незваный гость
        NN
        Прежде всего, навострив уши и сосредоточившись так, что меж бровями пролегла складка, я обшарила ближайшие кусты. Вдруг мне повезет, и среди веток сверкнут два желтых глаза? Желательно, конечно, чтобы там только глаза и были: нервное потрясение меня не убьет, а вот здоровенный монстрообразный наблюдатель очень даже может. Но то ли Высшие Силы от меня отвернулись, то ли, наоборот, изо всех сил пытались сохранить в целости мою бархатную шкурку, но территория вокруг дома была чиста от посягателей.
        - И как же тебя обезопасить? - сложив руки на груди, пробормотала я дому.
        - Можешь волчьих ям вокруг нарыть, - неожиданно раздалось за спиной. - Капканы тоже неплохи, как вариант. А самый действенный способ это, разумеется, забор под напряжением.
        Я медленно обернулась, незаметно пятясь к дому. Прислонившись спиной к дереву и сверкая своей бесподобной кривой улыбкой, на меня смотрел Уолтон Джоэл. Вот и поговорили. Одним своим появлением он развеял все терзающие меня сомнения. Словно сотня маленьких кусочков мозаики вдруг сложились вместе, сверкнули на солнце и представили благодарной публике целостную картину. Где-то глубоко в душе в едином порыве смешались облегчение и то чувство ожидаемой грусти, когда рушатся последние призрачные надежды.
        - Что ж, - развел руками Уолтон, плавно перенося вес тела на обе ноги. Теперь ему хватит одного хорошего рывка, чтобы добраться до моего горла. - Очевидно, все вопросы сняты?
        - Ну, что ты, - почти ласково ответила я, в деталях продумывая пути своего отступления и судорожно вспоминая, в какую сторону открывается входная дверь. - Один остался.
        Это произошло очень быстро. Уолтон не стал уподобляться героям низкобюджетных американских боевиков и разводить полемику с еще не до конца поверженным врагом. Глухо зарычав и приподняв верхнюю губу, он обнажил ряд ровных белоснежных зубов выдающихся размеров, а потом бросился вперед. Наверное, это был как раз тот момент, когда вся жизнь проноситься перед глазами, но это только если ты обычный человек. Я же восприняла ситуацию иначе, что удивило не только Уолтона, но и меня саму. Словно переключатель в мозгу сработал, и мир поменялся. Вместо того чтобы отшатнуться и броситься к дому, как сделал бы любой не суицидально настроенный на моем месте, я резко присела. На полной скорости Уолтон пронесся над моей головой. Рык перешел в мат, когда кирпичная стена дома поймала в свои жесткие объятия разогнавшегося парня. Наверху, словно ответом на молитвы, раздался тихий скрип и я, извернувшись, прыгнула на крышу. Немного не долетев, уцепилась ногтями за черепицу, подтянулась и встретилась глазами с ухмыляющимся парнем. У него прыжок оказался получше. Что ж, придется крышу ему уступить. Авось долечу.
        "Смертельный номер: сальто назад с переворотом!" - воодушевленно подумала я, с силой отталкиваясь ногами от стены. Мы с Уолтоном сиганули вниз одновременно. Он, словно большой кот, вытянув руки с заостренными когтями и я, прогнувшись так, что концы серебристых волос защекотали пятки. На уровне второго этажа глаза мальчишки стали удивленно-круглыми, потому что в этом месте мы пересеклись под косым углом: в отличие от него я-то летела к открытому окну.
        - Госпожа, - воскликнула Магда, втаскивая меня в комнату.
        - Вот теперь ты веришь, что это была не я? - экономка судорожно кивнула и прижала меня к своей необъятной груди с такой силой, что я сразу передумала считать ее старой. Поднявшись, я осторожно выглянула на улицу. Уолтон стоял под тем же деревом, прислонившись к нему плечом и, улыбаясь, смотрел прямо на меня. Как любой вампир, он не мог войти в дом без приглашения.
        - Поговорим?
        - Балкон с другой стороны дома, - тихо ответила я. Сомневаться в том, что он услышит, более не приходилось.
        Уолтон кивнул и через мгновение уже сидел на резных перилах.
        - Будь здесь. Запри дверь и ни в коем случае не выглядывай из окна, - строго приказала я Магде и ушла к себе.
        Открыв балконную дверь, я поставила напротив нее стул и выжидательно подняла бровь. Уолтон обворожительно улыбнулся:
        - Как ты узнала кто я?
        - Если мне не изменяет память, ты оказался моим соседом по парте. На химии.
        Парень фыркнул, давая понять, что без моих саркастических ремарок разговор станет куда более конструктивным.
        - Как ты догадалась, что я вампир? Из-за подвески?
        - И из-за нее тоже. Хотя я до сих пор не понимаю, зачем она тебе нужна. Это же экранка, верно?
        - Где-то вычитала?
        - В книге по физике. И я не шучу. А еще я вычитала, что сердолик использовался для отпугивания злых духов. Тебе ведь больно к нему прикасаться, не так ли?
        - Терпеть уже нет, - улыбнулся Уолтон. - Вопрос в другом: почему камень не сработал на тебя?
        - Наверное, я не так уж плоха, - в тон ему ответила я, подымаясь. Пора было заканчивать этот диалог. На мои вопросы Уолтон отвечать не пожелает, впрочем, на кой мне теперь сдались его ответы?
        - Ты можешь его задать.
        - Что? - не поняла я.
        - Ты говорила, что у тебя есть один неснятый вопрос. Задай его.
        - Ах, да, - я опустила глаза и тихо спросила: - За что?
        Уолтон поднял брови, искуссно изображая удивление:
        - Ты сейчас о чем?
        - За что ты их убил? Они же были совсем дети!
        Вампир наклонил голову, внимательно посмотрел на меня и задумчиво произнес:
        - Я думал, это ты.
        Теперь настала моя очередь удивляться:
        - Так ты что сюда - мстить пришел?
        - Нет, - совершенно спокойно ответил Уолтон. - Я пришел тебя убить.
        - Спасибо за откровенность! - съязвила я, всплеснув руками. Вампир с достоинством кивнул, мол "на здоровье!".
        - Могу только добавить, что теперь, когда стала очевидной твоя непричастность к этой бойне, мои намерения изменились. Но тебе все равно лучше покинуть город.
        - В этом выражается хваленое гостеприимство Мистик Хоул?
        - Мистик Хоул никогда не был гостеприимным городом. Но сейчас это не имеет значения. Здесь происходит что-то непонятное, и оно как-то связано с тобой.
        - Я и пальцем здесь никого не тронула!
        Уолтон скривился.
        - Ладно, - вздохнула я. - Только одного. Обычный пинок. Ничего серьезного. Человек не пострадал.
        - Теперь верю, - кивнул вампир.
        - Кстати, - будучи по природе своей подозрительной личностью я ожидала такого же от других. - А с чего бы ты мне верил?
        Уолтон неопределенно хмыкнул:
        - Ну, такой вот я доверчивый.
        - Погоди, - в голову пришла странная мысль. - Что я сказала минуту назад? Экранка? Черт подери, да ты - эмпат!
        Уолтон чуть скривился, видимо ощутив всю гамму переполнявших меня эмоций, и неожиданно проникновенным тоном заявил:
        - Ты ведь уже можешь пригласить меня в дом.
        - Ну да размечтался! - искренне поразилась я его наглости.. и осеклась. - Хм… Так ты еще и двусторонний эмпат, не так ли? Ты ведь сейчас попытался воздействовать на меня?
        - И почему не получилось?
        - Ха! - с видом победителя я уселась обратно в кресло. - Пусть это будет моим маленьким секретом.
        - Тогда хотя бы скажи, что ты такое, - вздохнул Уолтон. - Будем в равных позициях.
        - Во-первых, я не что такое, а кто такая, - обиженно отрезала я. - А во-вторых, тут и рассказывать нечего. Но раз тебе так интересно - я вампир. Как и ты. Так что про позиции - это ты здорово подметил.
        - Да какой же ты вампир, когда на тебя ни один закон не распространяется? В дома ты заходишь без приглашения, жажды крови не испытываешь - это я, как эмпат, могу утверждать наверняка, солнечного света не боишься, мои способности на тебя не действуют, что странно вдвойне, потому что я на собственных родственниках тренировался. Разве что скорость и реакция от нашего рода досталась.
        - Ну, знаешь, ты тоже не образец вампирского племен!
        - Неправда, - усмехнулся Уолтон. - Почти все вампиры обладают каким-то уникальным даром. Чаще всего, одним. Например, когда-то я знал одну милую вампиршу, которая бесподобно умела управлять мужчинами. Кстати, она была очень на тебя похожа. Мне даже сначала пришла в голову мысль, что это ты и есть. Но вы в эмоциональном плане совершенно разные. А эмоции - это тебе не цвет волос, крась -не хочу. Они, как отпечатки пальцев, имеют свою линию на всю жизнь.
        - А… как звали эту вампиршу… ты, случайно, не помнишь?
        - Ну почему же? Помню. Алекса.
        - Саша… - прошептала я и если бы уже не сидела в кресле, сейчас лежала бы на полу. Эмпат, разумеется, видел (или правильно сказать - чувствовал) мои переживания, но то ли из вредности, то ли из чистого любопытства не стал переводить разговор в другое русло. Верно говорят: вампиры - зло. Еще с минуту Уолтон любовался моим ошалевшим лицом, потом легко спрыгнул с перил и бросив мне на прощание "Увидимся!" скрылся в лесу.
        А я просидела перед открытой балконной дверью до утра.

11 часть Если вы звонили по очереди 01, 02, 03 - значит, вечеринка удалась!..
        NN
        Четверг прошел очень быстро и как-то сумбурно. Он не оставил после себя воспоминаний, просто прошел и все. Таких дней, если разобраться, в жизни каждого из нас великое множество. Только мы привыкли их не замечать. Даже более того - мы находим в них что-то обворожительно-притягательное. А ведь это - наши самые плохие дни. Жизнь должна быть насыщенной, яркой, полной красок и нового опыта. А если этого нет, значит и жизни-то, как таковой, тоже нету.
        В пятницу в школе меня отыскала Эппл. Я сидела в столовой и с тоской рассматривала выбранный овощной салат. Казалось бы, это блюдо никак нельзя испортить, но школьная повариха имела по этому поводу собственное мнение. Наверное, у нее был какой-то уникальный дар - научиться из абсолютно нормальных продуктов готовить нечто совершенно неудобоваримое.
        - Привет!
        - О, Эппл! Доброго утречка! - встрепенулась я. - Ты за книгой пришла, верно? Сейчас. Где же она?
        - Вообще-то ты отдала мне ее еще в среду, - усмехнулась девочка. Я оставила в покое сумку и мысленно отвесила себе подзатыльник. Надо сосредоточиться, а то я уже два дня как зомби хожу.
        - Хотела у тебя спросить… - смущаясь начала Эппл. - Можно присесть?
        - Буду рада, - я пожала плечами, откладывая вилку. Пожалуй, останусь сегодня без обеда. Лучше поголодать, чем питаться такой дрянью.
        - Ты не передумала идти на вечеринку?
        Скажем прямо, вопрос загнал меня в тупик. Настроения развлекаться не было. Впрочем, если судить по настроению, впору было отыскать булыжник поувесистее, поцепить себе на шею и броситься в ближайшую реку. Утопиться не утоплюсь, но уж точно освобожу развеселое население Мистик Хоул от своей кислой физиономии. С другой стороны - какого черта? Хуже от вечеринки все равно не станет. А если это шанс повстречать Уолтона и я из-за своей хандры его упущу? Ведь потом буду сама себя грызнь, пока зубы не сточатся. Уж не знаю, сколько лет этот криворотый вампир тренировал тактическое отступление и бесшумное передвижение по каменным джунглям, но выследить его мне способностей не хватало.
        - Да, Эппл, - взвесив таким образом все "за" и "против", уверенно кивнула я. - Иду.
        Девочка заметно повеселела. Если я правильно опознала блеск в ее глазах, на такой вечеринке она побывает в первый раз и сейчас просто переполнена энтузиазмом. М-да… Не стоило мне брать этот проклятый салат и так долго его рассматривать. Глядишь и успела бы удрать из столовой до ее прихода. Теперь до звонка меня отсюда точно не выпустят.
        - А что ты оденешь?
        И вот так интереснейшие подростки становятся занудными модницами…
        - Ничего особенного, - пытаясь подавить нарастающее раздражение, ответила я. - Это же не костюмированный бал. Рекомендую джинсы.
        Эппл нахмурилась, пытаясь, видимо, припомнить, какие джинсы есть у нее в гардеробе и на пару секунд замолчала.
        - Ну, ты пока думай, - решительно подпрыгнула я. - А я на занятие. Вечером встретимся.
        - Ага… - рассеяно послышалось в ответ, но я уже выбегала из столовой. Где на меня и наткнулся Чендлер.
        - О! А я как раз тебя искал!
        - Да неужели?
        - Точно-точно. Ты идешь к Эдварду?
        - Мг.
        - Здорово. Тогда я за тобой заеду, не против?
        Почему бы и нет? Правда, как я потом домой добираться буду? Снова через лес? Ну, не каждый же день там тусуются пьяные в дым потенциальные покойники. Глядишь, один раз проскочу на скорости без последствий.
        - Заезжай. Знаешь, где я живу?
        - Все знают, - застенчиво выдал парень. Я только головой покачала, понимая, что в маленьких городах это вполне обычная практика. При их скудном наборе доступных развлечений нету ничего удивительного, что каждый новый житель становиться (хотя бы на время) популярнейшим объектом для сплетен. - Ну, я побежал. Буду у твоих дверей в семь.
        Ровно в восемнадцать ноль-ноль Магда, с метлой наперевес, открывала дверь молодому человеку в кожаной куртке.
        - Ты пришел раньше назначенного, - прыгая через две ступеньки, пожурила я. С детства люблю пунктуальность. - Уолтон?! Какого черта ты здесь забыл?
        - Я тоже рад тебя видеть, - ухмыльнулся вампир. Он не мог войти в дом, а потому стоял в своей излюбленной позе искривленного позвоночника, прислонившись плечом к косяку. Моя экономка, грозно сверкая темными глазами, сжимала древко метлы, словно приклад автомата. Хотя я сомневаюсь, что ей удалось бы причинить Уолтону какой-либо ощутимый ущерб, даже будь у нее в руках действительно огнестрельное оружие. - Меня посетило желание сопровождать тебя сегодня. - Потом он провел глазами по моей фигуре, особое внимание уделив старым потертым джинсам, и нахмурился. - Сними это. Ты не на встречу садоводов-любителей собралась. Хочешь быть неприметной, оставайся дома.
        - Извини, что приходиться отвлекать тебя от обсуждения моего гардероба, - съехидничала я, грозно складывая руки на груди, - но, если тебе так интересно, могу вынести несколько журналов с последними тенденциями французской моды. Нет? Ну, как знаешь. Кстати, у меня уже есть кавалер на сегодняшний вечер.
        - Это такой высокий нескладный подросток? Чендрел, кажется? Мы с ним поговорили и он, к сожалению, не сможет за тобой заехать. Перестань хмуриться. Я не охочусь в собственном курятнике.
        Мягкой пружинистой походной раздраконеной хищницы, я подошла к двери и медленно закрыла ее перед носом Уолтона.
        - Раз вы сегодня никуда не идете… - начала было экономка, но я ее перебила:
        - Конечно, иду, Магда. У меня сегодня первая вечеринка в этом учебном году. Как я могу ее пропустить?
        - А с ним что?
        - Что с ним, - незлобно передразнила я. - Пускай сидит, ждет… Переоденусь и выйду. А ты предлагаешь пригласить его в дом?
        Магда помотала головой, пытаясь в полной мере продемонстрировать, насколько сильно она этого не хочет. Я усмехнулась и побежала наверх. Даже со второго этажа можно было слышать обиженное шипение незваного гостя.
        Тот вечер открыл мне одну абсолютную истину: американская "подростковая" вечеринка - это дешевый способ разрушить дом. На месте родителей, уезжая на выходные и зная, что твой ребенок склонен к такого рода развлечениям, я бы сдавала его в интернат.
        - Ремонтом здесь не обойдешься, - присвиснула я, рассматривая осколки большой хрустальной люстры на полу в гостиной и взлохмаченного школьника с футбольным мячом в руках. Со всех сторон, словно полчища термитов, к Эдварду стекались приглашенные, друзья приглашенных и знакомые знакомых приглашенных. Школьники плавали в бассейне, топтались по когда-то ухоженному газону, с особым вандализмом расколачивали резные фонтанчики в саду. В доме вообще протолкнуться было негде. Над входом торжественным американским знаменем висела пицца. Я покосилась на тоненькую струйку кетчупа, сползающую по косяку, и внутренне содрогнулась. Какой-то малолетний пацаненок, не дождавшись когда я проберусь под пиццей в дом, гаркнул:
        - Еда! - подпрыгнул, словно баскетболист и, оторвав себе приличный кусок, вместе с колбасой, оливками и паутиной засунул себе в рот. От такого поморщился даже Уолтон.
        - О! Ты пришла! - радостно взвизгнули мне в ухо и сжали в не по-девичьи крепких объятиях. Эппл, веселая, бесстрашная и пьянющая в зюзю, решительно выдрала меня и з рук Уолтона и поволокла в дом. Я успела только пригнуться и прикрыть голову модельной сумочкой, когда пробегала под ополовиненной пиццей. Ну, почему я не надела джинсы, как подсказывала логика и Голливудские комедии? Теперь приходиться продираться сквозь толпы подростков в дорогущем модельном платье, на шпильках да еще и рисковать сумочкой, которая по цене равнялась будущему капитальному ремонту этого особняка.
        - Надо что-то выпить! - уверенно заявила Эппл. - Есть пиво и лимонный пунш. Что будешь?
        - Точно не пунш, - поводив носом, уверенно ответила я. - Там, кроме основных ингредиентов, присутствует что-то сладковатое на запах. И это точно не корица. Давай пиво.
        - Пиво пьют только неудачницы! - стервозный голос красотки Глории звонкой нотой прошелся над общим гамом. Я обернулась. - Предлагаю попробовать наш фирменный коктейль. Или боишься?
        Я мягко улыбнулась. Брать вампира на понт. Какая нелепость. С другой стороны, раз уж я все равно не пьянею, почему бы не подыграть?
        - Неси!
        Мне подали что-то зеленое и прозрачное как слеза, в бокале для мартини. Я попыталась понять, из чего, собственно, сделали это зелье, но Глория уже подносила ко мне свой фужер. Оскалившись друг-другу, мы чокнулись, залпом выпили и только тут я поняла, что кроме цвета, у напитка был еще и особенный вкус. И он показался мне просто великолепным. Мир слегка пошатнулся, но не так чтобы испугаться, а чтобы почувствовать себя словно на американских горках. Прилив бодрости, энтузиазма и какого-то непреодолимого веселья подбросил меня вверх и встрепенул изнутри.
        - Ты же говорила, что она сразу свалиться! - злобно прошипела Глория на ухо одной из своих подружек, но это почему-то меня не заинтересовало. Я взвизгнула, бросилась в толпу таких же развеселых подротков и… тут меня поймал Уолтон.
        - Привет, красавчик! - повисла я у него на шее, добродушно тыкаясь носом в шею. - Ты сегодня та-ак пахнешь. Можно я тебя… слегка… - мой язык скользнул во впадинку на его шее и Уолтон резко отстранился. - Ну… Что же ты? - обиженно надула я губки, пытаясь дотянуться до ускользающего и такого желанного горла. Это было сделать вдвойне сложно, так как ноги вдруг перестали меня слушать и, словно обидевшись друг на друга, плавно разъехались в стороны.
        - Она что-то пила? - грозно сверкнул глазами вампир в сторону все еще прыгающей рядом Эппл. Мгновенно протрезвев, девчонка испуганно ответила. Придерживая одной рукой, Уолтон приподнял мою голову и наклонился к губам. Я захихикала, пытаясь поцеловать кончик его носа, отчего-то думая, что это будет жуть как забавно. Но Уолтон еще сильнее нахмурился, прижал меня к боку и быстро вышел на улицу. Эппл потопталась на месте и двинулась следом.
        - Здесь ей больше делать нечего, - заявил Уолтон, сгружая меня на заднее сидение своей машины. - И ты домой поезжай. Ничего в этом доме больше не пей.
        Упав на сидения, я зарылась лицом в приятный запах чистой кожи и подумала, что это, наверное, самая удобная кровать из всех, на которых я спала. И кожа пахнет так упоительно, так вкусно, а сил противостоять этому дивному аромату становится все меньше. Уже проваливаясь в глубокий нездоровый сон, я услышала как Уолтон ругается сквозь зубы на глупых вампирш, которые не могут по запаху определить наркотик в лимонном пунше…

12 часть Редчайшей красоты бодун посетил меня сегодня утром…
        NN
        Ой, как мне плохо… Голова трещала по швам словно только и ждала момента расвалиться на части. Мысли имели вялотекущий характер, не задерживаясь подолгу и не позволяя вникнуть в их глубокий смысл. Открыв один глаз, я некоторое время рассматривала радужные цветные круги. Впрочем, после их исчезновения, мир мне так и не открылся. "Волосы, - констатировала я после двухминутного размышления. - На лице".
        - Магда, - голос отказался повиноваться и вместо спасительного крика явил миру только хриплое гортанное шипение. Я медленно оторвал голову от подушки и села. Тошнота усилилась и подкатила к горлу. В глазах потемнело и некоторое время пришлось сидеть не двигаясь, прижав холодную ладонь к груди. Я никогда не умела сама себя лечить, хотя и знала наверняка, что среди нашего племени встречаются особи с таким даром.
        - Что, плохо?
        Я нахмурилась и скосила глаза, боясь повернуть голову, чтобы не украсить постель вчерашним ужином.
        - Уолтон? Что ты здесь делаешь?
        Даже удивление далось мне с трудом, хотя это была самая естественная из всех возможных реакций. Парень хохотнул:
        - Я здесь живу!
        Спасибо вам, Боги! Мысль о том, что Магда все-таки пригласила его в дом подействовала лучше рассола.
        - Извини, я решил не отвозить тебя домой. Не хотел пугать экономку, - меж тем продолжал Уолтон. Его голос набатом звучал в ушах и на каждой высокой ноте кровь с новой силой приливала к голове.
        - Слушай, - наконец, не выдержала я. - Если мне так плохо, почему тебе так хорошо?
        - Потому что я вчера не пил всякую гадость, - наставительно ответили мне.
        - О-ох, - стараясь делать все как можно медленнее, я вернулась в лежачее положение. Уолтон устроил меня на диване в гостиной, если, конечно, судить по мебели и большому темно-серому роялю в углу комнаты. Интересно, он сам играет, или это просто дань моде?
        - Рояль тут с прошлого века стоит, - словно прочитав мои мысли, объяснил вампир. - Выбросить жалко. К тому же, лет через триста его вполне можно будет продать как антиквариат.
        Несмотря на общее состояние, среднее между "отвратительное" и "скажи спасибо, что вообще не сдохла", я улыбнулась. Что-то больно укололо губу. Едва не поседев от страха, я кончиком языка нащупала клык. Неужели я вчера питалась? Но мне же это не нужно!
        - Да, - немного понаблюдав за моими мучениями, произнес Уолтон. - Ты действительно вчера ела. Мою кожаную обивку. Если не веришь, можешь пойти посмотреть. Ты, пока я тебя из машины вытаскивал, две борозды клыками оставила.
        - Наверное, это была очень вкусная кожа, - хихикнула я.
        - Главное, очень дорогая, - в шутку нахмурился Уолтон, протягивая мне чашку с чем-то дымящем и горьким на запах.
        - Теперь-то ты нюхаешь! - глядя, как я вожу носом, пробурчал Уолтон. - А тогда что, не догадалась?
        - Не задумалась… Я никогда прежде не употребляла наркотики и не знала, что они на меня действуют.
        - Ну да, разумеется, - фыркнул вампир. - Алкоголь на тебя действует, кофе на тебя действует, а наркоти - нет? Где логика, женщина?
        Мне оставалось только тягостно вздохнуть. Ну, не объяснять же, в конце-концов, что мне никогда не доводилось страдать похмельем. Будучи человеком, я не пила ничего крепче вина и только в самых малых дозах. После обращения мои вкусы не поменялись, тем более во Франции, где я жила большую половину прошлого века, вино всегда было в большом почете. Его едва ли с каждым приемом пищи пьют, иногда разбавленным, и, если у организма нету врожденной зависимости, со временем вино начинает восприниматься как вода и от него перестаешь пьянеть. Что же касается кофе… Я так и не смогла привыкнуть к этому горькому напитку с потрясающим ароматом. Магда его любит и пьет галонами, а я иногда прихожу на кухню и наслаждаюсь запахом. Ну откуда я могла знать, что все эти вещи могут как-то навредить молодому организму двухсотлетнего вампира?
        После напитка Уолтона мне полегчало настолько, что я даже осмелилась подняться на ноги. Сама поражаясь своей неустойчивости, я проковыляла вокруг дивана и обессиленно села.
        - Чувствую себя выжившей после костра ведьмой, - убитым голосом, пробормотала я. Уолтон сидел в кресле напротив и с усмешкой наблюдал за моими стараниями.
        - Ты можешь оставаться здесь сколько нужно.
        - Нет, - я покачала головой. - Спасибо за приглашение, но я хочу домой.
        - Так не нравиться моя компания? - и хотя это было сказано с той же кривой улыбкой, в голосе неуловимо сквозила обида. Я отрицательно покачала головой, из-за чего пришлось унимать сызнова явившие себя рвотные рефлексы, для которых, похоже, качание головой и полет на вертолете по степени укачивания сейчас сравнялись.
        - Я так и не придумала, как обезопасить дом и Магду.
        - Волнуешься?
        - Ну… кто-то же убил тех подростков в лесу…
        - Ага… Напомнила…, - в момент посерьезнел Уолтон. Мы некоторое время молчали, думая каждый о своем. Потом я, так же не говоря ни слова, встала и направилась к выходу.
        - Тебя проводить?
        - Нет, спасибо, - я открыла дверь и зажмурилась от яркого солнца, ударившего по глазам. Мне не страшны прямые солнечные лучи, но ни одна магия не может полностью спасти от них обычного вампира. Если сейчас Уолтон выйдет на улицу, даже увешанный амулетами как новогодняя елка игрушками, ему грозит ожоговое отделение местной больницы.
        - Да… - бесшумно приблизившийся вампир остановился в тени. - В Мистик Хоул не редки солнечные дни, но сегодня что-то слишком ярко для сентября. Может, возьмешь куртку или зонт?
        - Нет, ничего не надо. В силу некоторых особенностей моего организма, я не горю на солнце. Ты же знаешь.
        - Я слышу нотки сожаления в твоем голосе?
        - Тебе показалось, - уверенно ответила я, но мы оба знали, что это не так. Эмпат без своего медальйона читал меня, как раскрытую книгу. А я… Я действительно иногда жалела, что из всех возможных способностей, стала обладательницей именно этой. Потому что очень сложно быть человеком в теле вампира.

13 часть Находим источник стресса и отрываем ему ноги…
        NN
        Неспешная прогулка через весь город под палящими лучами сентябрского солнца здорово освежила мозги, хотя и не улучшила настроение. Но когда я, раздраженная и полуослепшая без темных очков пришла-таки домой, то уже точно знала дальнейший порядок действий.
        Магда ждала меня у окна, обеспокоенно перетирая тарелки, хотя они и так блестели как маленькие опротивевшие солнышки.
        - Госпожа… - начала было она, едва только я переступила порог. В больших, окруженных морщинками глазах экономки стоял укор. Сейчас она больше всего напоминала маму, от которой непослушная дочь убежала на ночную вечеринку и явилась под утро в совершенно непотребном виде. С одной стороны, конечно, смешно, а с другой - кто еще меня будет вот так любить?
        - Магда, - осторожно начала я, добавляя в голос побольше извиняющихся ноток. Лицо экономки немного разгладилось. - У меня была тяжелая ночь, но ничего страшного не произошло. Я тебе все обязательно расскажу, если захочешь. Но позже. Сейчас мне нужно кое-что сделать. Я попрошу тебя собрать необходимые вещи и как можно скорее покинуть дом. В центре Мистик Хоул, как раз на главной площади, стоит замечательная гостиница. В это время года она пуста. Возьми Пыжика, сегодня он мне не понадобиться, и поезжай туда. Я позвоню, когда можно будет вернуться.
        В процессе моего монолога выражение лица Манды постепенно менялось, и в результате стало обеспокоенным. Впрочем (и это была первая причина, за что я ценила свою экономку) задавать вопросы она не стала. Более того, даже догадавшись, что я надумала делать, Магда не начала сомневаться, рассуждать или предлагать альтернативные варианты, что обязательно пришло бы на ум любой среднестатистической женщине. Она коротко кивнула, развернулась на каблуках и оправилась в свою комнату. Спустя пол часа Пежо выехало из гаража. А у меня появилось подозрение, что под кроватью Магда держит полностью собранную сумку с необходимым минимумом вещей, как будто мы до сих пор живем во времена Холодной войны и каждый миг ожидаем сигнала "Атака сверху!"
        - Настал ваш черед… - пробормотала я, вытаскивая из верхнего ящика комода кленовый лист и лепесток розы. Жаль было тратить полученные с таким трудом элементы, но ничего не поделаешь - лучшего способа охраны я все равно не придумала.
        Нарисовав на полу мелом треугольник, я разложила у нижних концов свой гербарий, а у вершины стала сама. Смешно, но люди для этих целей выдумали пентаграммы. Они отнимают массу сил и практически всегда барахлят во время "приема". Да и нарисовать такую пентаграмму довольно сложно - нужно быть талантливым художником, чтобы перенести на пол весь набор рун, знаков, символов и другой необходимой атрибутики.
        Мы же, вампиры, пользуемся силами природы, хотя и не являемся ее частью. Роза досталась мне от ветра и стала, таким себе, безвозмездным Даром. А кленовый лист… его нужно было взять силой. Мало кто знает, что при переходе от лета к зиме вся сила дерева, магическая сила, собирается в его листву. И среди этой листвы есть только один, самый яркий лист, который хранит в себе дыхание дерева. Как только дыхание покидает дерево, оно засыпает, пусть даже вся остальная крона еще при нем.
        Проблема в том, что чем сильнее дерево, тем мощнее его дыхание и тем сложнее его отыскать. Мы ведь не маги, и нам не дано видеть волшебство вокруг. Бывали случаи, когда вампиры погибали при проведении ритуала, поскольку выбирали не тот лист.
        - Ну-с, приступим… - пробормотала я, нервно потирая руки и… запела. Это было не заклятие, как могли бы подумать человеческие волшебники, а именно песня. В каком-то старом фильме я слышала похожие мотивы. Кажется, их напевали индейцы во время своих ритуалов. Мне не хватало только спец макияжа, перьев в колову и костра посреди комнаты.
        - В этом я как раз могу помочь!
        Я распахнула глаза и ошалело уставилась на большущего серебристо-прозрачного мужика, который парил в клубах синего густого дыма над треугольником. Упс…
        - Все еще надеешься победить гравитацию? - раздался над ухом знакомый баритон. - Сколько не прихожу к тебе домой, ты все время в полете.
        - Еще бы не летать, когда меня выбрасывают в окно! - я сделала жутко злобное лицо и спрыгнула с рук Уолтона. - Урод!
        - Кто? - не понял вампир, на всякий случай делая шаг назад.
        - Да джин, будь он неладен, - почти прорычала я. - Комнату разгромил, окно придется вставлять заново…
        - Ты что, вызвала джина?! - Дошло, наконец, до Уолтона. - С ума сошла?!
        - Чего ты-то кричишь? - я поморщилась и демонстративно дотронулась до уха. - Сейчас я пойду туда и накостыляю этому "серебристому призраку". Вообще не знаю, почему он явился. Я демона звала.
        Кажется, Джоэл застонал:
        - Кто проводит ритуал под кайфом?!
        - Да все уже нормально!
        - Наркотик из организма неделю выходит! - рявкнул вампир, нависая надо мной как Пизанская башня.
        - Уууууу… - раздалось со стороны дома и мы на мгновение отвлеклись. Послышался треск.
        - Комод доламыет, сволочь… - констатировала я. - Антикварный. А теперь приступил к кровати. Слышишь треск ткани? Это рвутся мои шелковые простыни… Гад!
        - Э-э-э! Стой! Куда это ты собралась?! - Уолтон схватил меня под локоть и развернул на сто восемьдесят градусов.
        - А ты как думаешь? Хочу избавиться от джина, пока мне еще есть, где жить. Потому что спать мне уже придется на кушетке.
        - И как, позволь узнать, ты намерена это делать?
        - Еще не придумала… - я закусила губу. - Но ты на всякий случай побудь неподалеку.
        - Зачем? - Уолтон подозрительно уставился в мои прищуренные глаза и аккуратно убрал руку с локтя.
        - Если меня снова выбросят из окна, я, по крайней мере, буду знать, куда падать.
        - Да Господь с тобой, Сильвия!!
        Сильно в этом сомневаюсь. Как по мне, Боги, если какие здесь и затерялись, покинули дом вместе с Магдой. Вампир тоже понял, что сгоряча ляпнул глупость, но слов забирать не стал. Забавно. Наверное, он родился в очень верующей семье, раз такие вот выражения укоренились в его лексиконе.
        - Ты хотя бы знаешь, как изгоняют джиннов? Был бы это демон, можно было бы затереть треугольник, но что делать с этим…
        - Не вышло бы, - уверенно заявила я.
        - Что именно?
        - Затереть треугольник. У меня в комнате полы деревянные. Демон бы их разрушил и стал свободен… секунд за двадцать…
        Проговорив последнее слово, я подняла глаза на Уолтона и моя челюсть самопроизвольно поползла вниз. Дура… Какая же я дура… Проводить ритуал на втором этаже, без страховки, не концентрируясь… Надеюсь, это - следствие наркотика. Потому что в ином случае, мою самооценку сможет поднять только очень дорогой психотерапевт.
        Уолтон, похоже, думал о чем-то подобном. Вернее, он тоже старался максимально объективно оценить мои умственные способности, и пока результат получался не слишком лестным. А еще, судя по маленьким искоркам в глубине его зеленых глаз, он очень злился. Мне стало не по себе.
        - Может, остановимся пока на решении глобального вопроса? - я сделала брови домиком и улыбнулась. Когти на правой руке вампира снова приняли форму человеческих ногтей. Ура. Значит, в ближайшие несколько минут меня не убьют.
        Дом вздрогнул, словно внутри упала одна из несущих стен. Послышался треск, и балкон крупными бесформенными булыжниками осыпался на розы.
        - Ничего себе… - поразился кто-то из-за наших спин. Мы с Уолтоном синхронно обернулись. На дороге, раскрыв глаза и рот одинаково правильными кружочками, стояла Эппл.
        - Решила проверить, все ли у тебя в порядке… - не глядя на меня, пробормотала она. - И не смогла найти твоего номера в телефонной книге…
        Неожиданно мне в голову пришла идея:
        - Эппл, скажи, пожалуйста, а твоя книга по увлекательной физике с тобой?
        Девушка медленно кивнула и протянула мне рюкзак. Оторваться от созерцания моего самопроизвольно разрушающегося дома сил у нее не хватило. Я вытянула из сумки фолиант и принялась быстро его листать.
        - Что это за бред?
        Похоже, Уолтон успел прочесть название некоторых глав, пока я искала нужный раздел и они вызвали у него вполне ожидаемую реакцию.
        - Между прочим, именно из этой книги я узнала о твоем медальоне.
        Это добавило талмуду очков, и теперь мы листали его в четыре руки.
        - Вот! - первый воскликнул Уолтон. - Джины. "Беспокойные чудища Стеклянного мира, - прочел он вслух. - Относятся к разряду демонов, но не подчиняются ритуалу Вызова…"
        - А чего ж он тогда явился? - перебила я, но Уолтон только шикнул в ответ.
        - "Джинны очень агрессивны, ревнивы и безудержны в своих желаниях.."
        - Это я уже поняла. Он сейчас громит мой дом, не нужно читать все подряд. Переходи к месту, где указано, как от него избавиться.
        - Простите, а у вас там что, джинн?
        Мы подняли глаза и как два идиота уставились на Эппл. Блин, опять про нее забыли.
        - Деточка, шла бы ты отсюда… - ласково попросил Уолтон, снова возвращаясь к книге.
        - Нет, Эппл, правда. Сейчас не до тебя.
        - Да вы что, шутите?! - Одноклассница смотрела на нас несколько обезумевшим взглядом. - Я всю жизнь мечтала о чем-то подобном!
        - О джинне в моей спальне? - не поняла я.
        - О чем-то удивительном! Волшебном. Я знала, что этот мир - не такой, как кажется. Я верила в это! Я всегда пыталась отыскать хоть чуточку волшебства. И вы хотите, чтобы я сейчас отсюда ушла?!
        Мы с Уолтоном переглянулись. Он кивнул.
        - Оставайся на двух условиях, - я показала Эппл два пальца. - Во-первых, к дому не приближаться.
        - Я любопытная, но не самоубийца, - немного обиженно пробормотала девочка.
        - А во-вторых, - непреклонно продолжала я. - Никому ни слова о том, что здесь увидела.
        - Или увидишь, - ровным тоном прокурора добавил Уолтон, перелистывая очередную страницу. В книге была целая тонна информации о джинах. Интересно, откуда она оказалась у автора?
        - Вот. Смотри. Здесь: "Если по каким-то немыслимым причинам судьба все же заставила вас столкнуться с необходимостью изгнать джинна…". Ого, кажется, тебе удалось сделать то, что для нормальных созданий практически невозможно…
        - Читай дальше!
        - "… то на сегодняшний день существует два способа сделать это. Первый - откупиться от джинна посредством принесения в жертву девственницы человеческой крови".
        Мы с Уолтоном одновременно подняли глаза на Эппл.
        - Деточка, скажи, пожалуйста, ты ведь никогда не…
        - Оставим этот способ на крайний случай, - перебила я вампира точным ударом локтя под ребра. - Читай, что там под номером два.
        - "Способ второй: заточить джинна в герметической емкости, обычно - бутылке"… - Уолтон пробежал текст глазами: - В общем, нужна пентаграмма. Ну и емкость.
        - У меня ничего нет. Хотя…
        Я заглянула в рюкзак Эппл, который до сих пор лежал у моих ног. Среди прочего, там оказалась пластиковая коробочка для еды.
        - Что скажешь?
        Уолтон повертел ее в руках и утвердительно кивнул.
        - Будем дожидаться ночи?
        - Еще чего! - рыкнула я. - До ночи он тут камня на камне не оставит! Идем в лес, найдем поляну.
        - Шутишь? - Уолтон для наглядности даже пальцем у виска покрутил. - Это же пентаграмма! Я тебе руны на земле палочкой рисовать буду?
        - А почему не воспользоваться склепом? - неожиданно внесла предложение Эппл. - Обычно там полы каменные…
        - Хм, деточка, а ты можешь быть полезна!
        - Почему ты все время называешь меня деточкой? - надула губки любительница фантастики. Мы с Уолтоном сделали вид, что вопроса не расслышали. Полученной сегодня информации ей и так должно на всю жизни с головой хватить. Пускай хотя бы существование вампиров останется в тайне.
        - Эппл, - видя, что юная искательница приключений не собирается отставать, я остановилась на опушке леса. - Иди домой.
        - Но это же я подсказала идею склепа!
        - Спасибо! Теперь можешь идти. Миссия выполнена.
        - Ты же разрешила мне остаться!
        - Да пусть остается, - Уолтон нетерпеливо поглядывал в сторону леса. - Можешь сесть прямо здесь и просидеть хоть до утра.
        - Так не честно! Я хочу с вами! - чуть не плача заявила Эппл, но решимости в ее голосе не убавилось. Уолтон вздохнул, снял медальон и несколько секунд смотрел ей в глаза.
        - Пойду-ка я домой, наверное… - Эппл развернулась, подхватила рюкзак и как сомнамбула потопала прочь.
        - Ты не мог этого раньше сделать? - раздраженно пробормотала я. Хорошо, когда твой дом - у самой кромки леса. Соседи не достают и к старому кладбищу, если что, недалеко. Мы бежали с Уолтоном со средней для вампира скоростью, особо не напрягаясь, чтобы сберечь силы, но и не настолько медленно, чтобы нас можно было разглядеть.
        - Не знал, получиться ли. День на дворе. Сюда! - он немного сменил курс влево. Ага, узнаю дорогу. Кажется, мы почти на месте.
        А вот и кладбище. Хоть я и вампир, все эти надгробия, холмики и склепы меня нервируют. Но все равно старые, поросшие деревьями кладбища мне нравятся больше, чем эти новомодные американские поля с табличками. Как-то уютнее, что ли…
        - Что думаешь? - Уолтон указал на старинный каменный склеп с тяжелой деревянной дверью. Я поскребла ее ногтем:
        - Словно боялись, что родственники повыползают обратно… Сгодиться. Открывай.
        Фууу… Какая вонь… Мы спустились по ступеням в самый низ и огляделись. Склеп оказался семейным, могил на десять, не меньше. Они были вмурованы во все четыре стены. В одном из углов висел факел, что меня одновременно рассмешило и удивило.
        - Чего это ты? - кривясь от непередаваемых ароматов, спросил Уолтон в ответ на мой тихий смех.
        - Смотри, какая прикольная замена свечей. Под старину косят.
        - Ага… ладно. Как у нас с полом..?
        С полом все было просто чудесно: ровная бетонная плита словно только и ждала, когда на нее нанесут пентаграмму.
        - Мел! - протянул мне руку Уолтон.
        - Я думала, у тебя есть…
        - Бли-и-и-н… - закатил глаза вампир, явно желая сказать более изысканное ругательство, но пока сдерживаясь. Ноготь его указательного пальца на правой руке превратился в коготь вампира. Тихо проклиная тот день, когда меня занесло в городок Мистик Хоул, он вогнал коготь в бетон. Словно нож в масло: рисунок получался ровный и аккуратный.
        - Вот здесь завиток пропустил… - сравнивая книжный вариант с нашей пентаграммой, я указала на неточность. Уолтон молча подправил:
        - Ты готова?
        - Как всегда, - бодро ответила я, ставя коробку для еды в центр пентаграммы.
        - Вот это меня и пугает… Ладно, начали.
        На этот раз мы завыли в унисон. Странно, когда я делала это одна, джинн явился буквально сразу, а теперь почему-то не идет. Наверное, мое пение ему нравится больше, чем жутковатые потуги Уолтона: фальшивил он безбожно.
        - Ты уже дважды вызываешь меня! - знакомый голос прозвучал до того, как сам джинн материализовался над пентаграммой. - Что на этот ра…
        Подглядывая в книгу, Уолтон быстро произнес слова заклинания.
        - Проклятые людишки!! - в лучших традициях жанра взвыл демон и засосался в коробочку. Я быстро накрыла ее крышкой и обвела склеп взглядом:
        - Э… А дым куда?
        Темный, клубящийся, он занимал все пространство и даже нам, с нашим уникальным зрением, было сложно что-то увидеть. Дым угрожающе зашипел и Уолтон схватил меня за локоть:
        - Хватай коробку и бежим!
        Мы едва успели выскочить на свежий воздух, когда склеп, как-то глухо пыхнув, сложился карточным домиком вовнутрь.
        - Черт… - пробормотали мы в унисон, с отвращением рассматривая полуистлевшие гробы и гниющие трупы.
        - Не такой уже и старый был склеп…
        - Что теперь делать? - робко поинтересовалась я, глядя, как медленно сползает черепица с рухнувшей крыши.
        - А что ты предлагаешь?! Стирать наши отпечатки, если отыщем дверную ручку и рвать отсюда когти.
        - Логично, - я пожала плечами и подняла коробочку с джинном: - А с этим что?
        - Ну… Говорят пластик разлагается очень долго. Прикопаем где-нибудь. Или утопим.
        - Ага… - немного нервно хихикнула я. - Сделаем из него Хоттабыча.
        - Кого?
        - Не важно. Давай заметать следы.

14 часть Иные презирают Иуду не за то, что предал, а за то, что продешевил
        NN
        Мы с Магдой сидели в кафешке на первом этаже отеля и мрачно колупали вилками в яичнице. Настроение было хуже некуда. Вчера вечером, по возвращению домой, я вызвала мастеров, чтобы те оценили степень повреждения дома, и мне настоятельно рекомендовали ближайшее время пожить в другом месте. Бригадир был несколько удивлен состоянием здания и сначала даже боялся заходить внутрь. Пришлось едва ли не силой заталкивать… Что ж… Джин не тронул только фундамент, а по размеру трещин дом уступал разве что колизею…
        - Может, легче переехать? - предложила Магда, брезгливо рассматривая длинную прозрачную слизь, которая тянулась за яйцом. - Купим новый домик, начнем сначала…
        Я задумалась, но потом отрицательно покачала головой:
        - Место хорошее. Окраина. Другого такого здесь не найти. Придется потерпеть.
        - Долго?
        - Бригадир вчера затруднялся с ответом. Где-то от месяца до трех… Сегодня к вечеру он обещал прислать смету. Посмотрим, что там.
        Магда кивнула и отложила вилку. "Балованная она стала на домашних харчах", - усмехнулась я про себя, но яйца попробовать не решилась.
        - Что вы намерены сегодня делать?
        - Ну… - протянула я, выглядывая в окно. Осень радовала очередным солнечным деньком. - Знаешь, я, пожалуй, снова схожу в библиотеку. С такими темпами мне скоро выдадут абонемент. Просмотрю подшивку старых газет. Хочу узнать больше о городе. Может, это даст какие-то подсказки о том, кто напал на детей в лесу. А у тебя уже есть планы?
        - Если вы не против, я бы хотела найти альтернативу гостинице. Может, удастся снять где-нибудь домик… С кухней.
        - Отличная идея. Рекомендую поговорить с барменом. Это маленький город. Если кто и сдает дом, бармен наверняка в курсе.
        Оставив Магде счет и искренне пожелав удачи, я вышла из кафе. Библиотека находилась недалеко, на одной из центральных улиц города, и я с удовольствием прошлась туда пешком.
        - Добрый день, - приветствовала я худую очкастую даму неопределенного возраста, сидевшую при входе. Раньше я ее здесь не видела. Она подняла на меня свои застекленные глаза и промолчала. - Я пишу реферат об истории Мистик Хоула. Вы ничем не можете мне помочь?
        - Я похожа на библиотекаря? - мрачно спросила дама, буравя мою улыбку тяжелым взглядом.
        - Откровенно говоря…
        - Я - сторож! - отрезала она таким обиженным тоном, словно я спутала ее с лягушкой. - Пройдите дальше и подымитесь на второй этаж. По лестнице, - последнее слово она произнесла практически по слогам, слегка кривя рот, всеми силами пытаясь отобразить визуально ее мнение о степени моего умственного развития. Страшно захотелось протянуть руку и сломать эту хрупкую старческую шею. Или хотя бы зарычать для острастки. Но я сделала лицо "тряпочкой", кивнула и пошла по указанному адресу.
        Странно, но библиотекарь сегодня тоже была другой. Вместо седой старушки с мягким басом за столом сидела пухлая миловидная женщина бальзаковского возраста, которая не только встретила меня ласковой улыбкой, но и завалила газетами по самую макушку.
        - Если тебе вдруг еще что-то понадобиться, деточка, - прошептала она, укладывая на стол очередную пачку макулатуры, - не стесняйся. Я с радостью помогу. Не много молодых людей сейчас интересуется историей нашего славного городка. А ведь он в свое время повидал немало удивительного, - женщина хитро мне подмигнула. - Вот в этой книге описаны легенды Мистик Хоул. Просмотри, может, отыщешь что-то для разнообразия. Для реферата сгодиться. Красивые истории помогают скрасить голые факты.
        - Спасибо! - поблагодарила я, подтягивая к себе книгу. В конце концов, где лучше искать сведения о мистическом убийце, чем не в легендах?
        Через два часа, перелистывая последнюю страницу рекомендованного томика, я отчетливо ощущала шевеление волос на голове. Теперь понятно, отчего молодежь не стремиться к изучению легенд родного города - даже моей, веками тренированной психике, было сложно охватить весь спектр разнообразной нечисти, населявшей Мистик Хоул и оставившей свой вклад в истории. Автор, сэр Энтони Джеферсон, запечатливший народное творчество на бумаге, обладал прекрасным слогом, равно как и недюжинной фантазией. В его исполнении даже небезысвестные мне Нусферату были настощим воплощением зла и жестокости, а вдобавок обладали такой потрясающей воображение внешностью, что зеркала по их приближении должны были рассыпаться в пыль.
        - Фу… - я устала потерла лоб и задумалась. Конечно, описанный в книге бред нельзя было рассматривать серьезно, но даже в такой куче непотребной информации могло затеряться зерно истины. - Только как его отыскать…
        Газеты дали не намного больше. В двух случаях, датированных 1896м и 1945м годах речь несомненно шла о нападении нечисти. Во-первых, потому что полиция изо всех сил старалась придумать "очеловеченную" причину атаки, а журналисты так же отчаянно стремились придать ей ореол сверхестественного. Ну, что случилось в 1896м году, я знаю. К сожалению, не так много как хотелось бы, но достаточно, чтобы отличить правду от вымысла в газетных статьях. И мне доподлинно известно, что история никак не может повториться вновь - нечисть, которая промышляла в 1896м была истреблена годом позже, правда, без моего участия.
        Что же касается второго случае, то здесь, в виду военного положения страны вцелом, нужно быть осторожнее с выводами. К тому же, если судить по некоторым отдельным вырезкам, именно в то время Мистик Хоул был центром деятельности одной религиозной группировки. Некоторые журналисты предполагали даже практикование вуду. Я плохо разбираюсь в этих ритуалах, но наверняка знаю: хотя куклой и можно навредить человеку, навязать ему свою волю и вообще серьезно подпортить жизнь, ею точно нельзя растерзать на клочки группу подростков.
        - Ну что, детка, - улыбнулась мне библиотекарь, когда я пришла сдавать газеты. - Нашла что искала?
        - Даже больше, - вежливо ответила я, передавая женщине книгу. - Не думала, что Мистик Хоул настолько богат легендами.
        - Пугающие, верно?
        - Ледянящие душу, я бы сказала…
        - Ну, не всему нужно верить, - фыркнула ценительница книжной пыли. - Однако, согласитесь, не каждый город может похвастаться такой…эммм… фауной.
        "Похвастаться - это не то слово", - внутренне содрогнулась я.
        - Мне больше всего, - меж тем продолжала библиотекарша. - нравяться предания о вампирах.
        - Неужели? - поперхнулась я.
        - Разумеется. И, между нами, я тщательно выполяю все предписания, чтобы избежать встречи с этими мерзкими созданиями. Вон там, в углу возле входной двери, висит святой крест и связка с чесноком.
        Так вот чем так противно воняет! Гниющий чеснок… Надо же, а ведь действительно отбивает всякое желание охотиться. И вампиры еще утверждают, что чеснок на них не действует. Да будет известно этим "мерзким созданиям", что количество и качество продукта играет роль!
        - А еще я ношу с собой осиновый кол!
        - Да ну?! - я изо всех сил кусала себя за щеку изнутри, чтобы не расхохотаться, но губы все равно разъезжались в предательской ухмылке. Тетка ненормальная, честное слово!
        - Не надо смеяться, детка, - немного обиженно заявила библиотекарь. - Вот нападет на тебя вампир, что будешь делать?
        - Э…
        - Вот-вот! Пока ты будешь соображать, от тебя и мокрого места не останеться! Так что вот тебе мой совет - положи осиновый кол в сумочку. А если не знаешь, где взять… - женщина подозрительно покосилась по сторонам и неожиданно вытянула из-под полы пять колов на выбор. - Всего пять долларов штука.
        - …???
        Тихо поскуливая от смеха, я сползла под стол. Тетка проводила меня гневным взглядом и нависла сверху как святой агнец, предупреждающий о неизбежности расплаты. Утерев слезы, я молча достала из кармана пятидолларовую купюру и забрала один из изящных колышков. Действительно, что такое несколько баксов, если речь идет о спасении жизни? Пожалуй, найду свободную минутку и поохочусь немного на Уолтона.
        Красочно представляя его реакцию, я аккуратно засунула кол в рукав и направилась обратно в гостиницу. Несмотря на отсутствие искомой информации, я решила, что день удался.

15 часть Прощать врагов надо так, чтобы они плакали
        NN
        "Понедельник - день тяжелый", - думала я, пытаясь оторвать голову от подушки в половине седьмого утра. Остальным вампирам и спать-то было не нужно, а я, со своими исключительными способностями просто обожала утренний сон. Магда вчера целый день ездила по гоороду в поисках нашего нового жилища, но так и не определилась с выбором. Пришлось ночевать в гостинице. Ну, мне-то все равно: дайте поспать, а там хоть в лесу под елкой. А старым косточкам моей экономки нужно было тепло.
        Собираясь в школу, я натянула на себя первую попавшуюся юбку, серую блузу из шелка и влезла в черные туфли на каблуках. Взгляд наткнулся на два ярко-красных помпона, бесформенной кучей лежащих в углу.
        - Сегодня же моя первая тренировка, - вспомнила я, заталкивая их в сумку. Глаза сами собой сузились, а губы растянулись в злорадной ухмылке.
        - Ой, - Магда выбрала самый неподходящий момент, чтобы принести мне вафли в номер. - Вы что, собрались кого-то убить?
        - Магда, ну неужели я похожа на человека, который чуть что, сразу бросается убивать?
        - Сейчас вы вообще на человека мало похожи, - выдала моя экономка, поливая вафли сгущенным молоком. - Приятного аппетита.
        - Спасибо! - я с удовольствием принюхалась. - Сама готовила?
        - Да, - Магда с любовью посмотрела на дело своих рук. - Вчера купила вафельницу. Кстати, вам просили передать.
        - М… Это, наверное, обещанная смета. Раскрывай.
        Экономка кивнула и разрезала ножом пакет из плотной коричневой бумаги.
        - Интересно, сколько насчитали местные рабочие…
        Из перевернутого пакета на стол спланировал белый бумажный лист формата А4, сложенный вчетверо и…
        - Магда! - я едва успела подхватить сползающую под стол экономку. Осторожно переложив ее на кровать, я подошла к столу. Раскрыла лист, действительно оказавшийся сметой, бесстрастно просмотрела ровный ряд цыфр и швырнула его на пол. Резким движением смела со стола все лишнее в пакет, поставила на прикроватную тумбочку стакан с водой и вышла из номера.
        - Кто вам просил передать для меня этот пакет? - спросила я на ресепшине.
        - Какой-то мужчина в строительной робе. Сказал, что вы это ожидаете.
        Оставалось только кивнуть.
        - В моем номере сейчас находиться моя подруга. Она неважно себя чувствует. Пришлите туда врача.
        - Разумеется, - улыбнулась девушка, делая пометку в своем журнале. Что ж, больше мне здесь делать нечего. Более безопасного места для Магды сейчас все равно не найти.
        Едва только я закрыла двери своего Пежо, разместив его на школьной стоянке, как рядом, словно из воздуха, материализовался Уолтон.
        - Что такая невеселая?
        Я молча бросила ему пакет. Он заглянул внутрь, брезгливо поморщился, а потом облизнулся.
        - Извращенец! - констатировала я.
        - Девушка, вы меня с кем-то путаете, - Джоэл попытался вернуть мне пакет, но я лишь покачала головой. - Что собираешься с этим делать?
        - Ты про ухо или про ситуацию в целом? Не знаю. Вчера весь день пыталась понять, кто такой шустрый промышляет в ваших краях. Перечитала кучу литературы о местной нежити, а ничего кроме осинового кола за пять баксом не нашла.
        Уолтон поднял на меня удивленный вгляд.
        - Потом расскажу, - сейчас было не до торговки-библиотекаря. - Хочу заглянуть в кабинет химии. Возможно, на ухе есть какие-то следы. Хотя бы пойму, что за тип нечисти шлет мне такие послания.
        - А чье это ухо тебе не инетересно?
        - Здесь все как раз ясно. Это бригадир. Позавчера мы с ним встречались и он должен был заниматься ремонтом моего дома. Я узнала запах.
        - И не беспокоит, что сейчас где-то там… возможно в твоей разрушенной гостинной, разлагается труп человека?
        - Боюсь, что их там может быть целая бригада…
        - Что же ты намерена делать?
        - Ничего. А что ты предлагаешь? Прийти в полицию и показать им вот это? - я указала на пакет. - Ты понимаешь, что начнется?
        - Понимаю, - спокойно ответил Джоэл. - Но и оставлять все так - тоже не выход.
        - Ты прав. Я поеду в бывший дом сразу после занятий. И если этот неизвестный любитель ушей действительно оставил трупы мне на память, я очень удивлюсь, испугаюсь, вызову полицию… в общем, сделаю все, что должен сделать сознательный гражданин в подобной ситуации. Если же дом пуст, что почему-то кажется более вероятным, то пускай полиция сама ищет ремонтников.
        - А что если в доме ты найдешь убийцу?
        - Что ж. Тогда ты поедешь со мной. На всякий случай.
        Уолтон окинул меня оценивающим взглядом, понял, что улизнуть не получиться и обреченно кинул.
        - Так что ты там о коле говорила?
        - Держи, - я протянула ему купленную за пять долларов безделушку. - Будет тебе сувернир от местых охотников за вампирами.
        Уолтон протянул руку за колом и вдруг отдернул ее назад. На его ладони, в тех местах, которые коснулись осины, набухали волдыри. Мы, как два идиота, уставились на деревяшку.
        - Кто, говоришь, тебе ее продал?
        - Местный библиотекарь. Такая крупная барышня в очках.
        Судя по всему, на кол было наложено проклятие. На людей, а значит и на меня, оно не действовало, но Уолтон пострадал.
        - Заживает?
        Вампир отрицательно покачал головой.
        - Это похоже на обычный ожог, - я провела пальцем по покраснешей ладони.
        - Обычный ожог исчез бы секунды за три.
        - Извини, но я же не знала, что так будет. Давай я наложу тебе повязку. В машине есть аптечка.
        - Ты возишь аптечку в машине? - искренне удивился Уолтон. На вампирах почти все заживало очень быстро, а то, что не заживало, обычно приводило к смерти. В любом случае аптечка была не нужна.
        - Я езжу с Магдой, - пояснила я.
        - М… - понятливо хмыкнул Уолтон, протягивая мне руку. Я шустро организовала повязку, которую, увы, нельзя было назвать идеальной даже с большой натяжкой.
        - Хорошо, что рука не болит… - пробормотал Джоэл, рассматривая мою работу с явным неодобрением.
        - Мог бы просто сказать "спасибо".
        - Ну… Спасибо, чего уж тут…
        Занятия тянулись медленно, как никогда. Единственный приятный момент за день наступил вечером, на тренировке команды поддержки.
        - Ты будешь внизу пирамиды, - ледяным тоном указала на меня Глория и рявкнула: - Строиться!
        Девушки забегали вокруг, меня поставили с левого края, кто-то быстро вскарабкался на плечи и уже потом, вальяжно и спокойно, словно обожравшаяся гусеница, на самый верх пирамиды полезла капитан команды. Остальное было делом техники. Чуть-чуть наклониться вправо, легонько царапнуть соседку за бок, заставив ее взвизгнуть и шарахнуться в сторону, и подставить подножку. Я успела похватить и осторожно уложить на пол двух школьниц со "второго" этажа пирамиды. А вот Глория рухнула всем весом. Жалко, не сломала ничего, только ушиблась. Но ее жалобный стон и убийственный взгляд пролились бальзамом на мою вредную душу вампира. Пусть знает, как поить наркотиком порядочных девушек.
        - Прости, - невинно похлопала я глазками. Но прежде чем Глория успела ответить, Меган ободряюще похлопала меня по плечу:
        - Ничего. Первый блин всегда комом. Вставай, Глория. Повторим попытку.
        В тот день я роняла капитала еще четыре раза.
        - Какой-то непробиваемый железный человек, честное слово! - жаловалась я Уолтону после тренировки. Он хохотал в голос, ведя машину на окраину города.
        - Надеюсь, никто больше не пострадал?
        - К сожалению, вообще никто не пострадал. Девчонок я ловина в полете, а этой блондинке, кажется, никакая высота не не страшна. Может, она тоже какой-то вид замаскированной нечисти?
        Уолтон хмыкнул, но от комментария отказался. Мы приехали.

16 часть Вам очень бы пошла лоботомия В. Вишневский
        Оставив Пыжика за поворотом, мы вышли из машины и принюхались.
        - Что-то есть, - задумчиво сказал Уолтон.
        - Вроде пусто, - одновременно с ним изрекла я.
        Мы переглянулись, пожали плечами и бесшумно скользнули к дому. В голове промелькнула смешная фраза из песенки "…а нюх как у собаки, а глаз как у орла…", которой захотелось поделиться с Уолтоном, но у него был такой напряженный и сосредоченный вид, что я не решилась отвлекать. Приблизившись к входной двери, вампир остановился и жестами отправил меня за дом, к балкону.
        Я не слышала как скрипнула входная дверь, но знала наверняка, что Джоэл был в доме до того, как я кошкой запрыгнула на треснувший подоконник. Едва только мои ноги коснулись вывернутых досок на полу комнаты, они снова, вопреки моему желанию, взметнулись вверх. Кто-то сильный и быстрый схватил меня за шкирки и бросил на останки кровати. Подняться я не успела. Сверху, прижав меня за горло к матрацу, навис незнакомый мужчина. Я брыкалась как могла, царапалась, пиналась, но чувствовала как рука все сильнее сжимает горло. Последнее, что удалось рассмотреть прежде чем в глазах потемнело, это смазанную тень, мелькнувшую над моей головой.
        - Как ты, Сильвия? - мокрой тряпкой Уолтон осторожно протирал мне лицо.
        - Воды дай… - хрипло попросила я, и к губам тотчас поднесли изящную чашечку. Наверное, последнюю выжившую из набора на двенадцать персон. Пить было сложно, но с каждым глотком горло словно выпрямлялось, восстанавливалось и когда чашке опустела, я уже могла свободно дышать.
        - Что это было? - в глазах все еще мелькали тени, но и они постепенно уходил по мере насыщения глаз кислородом. Вампиры, конечно, могут не дышать длительное время, но когда нам ломают горло, организм реагирует категорически против и иногда отказывается выполнять свои функции.
        - Это был я, - раздался над ухом незнакомый баритон, от которого я чуть не выпрыгнула в окно. Где было это самое окно, я пока не видела, но если бы Уолтон меня не удержел, в стене дома образовалась бы очередная дыра.
        - Кто ты такой? - прошипела я откуда-то снизу, придавленная телом Джоэла, которому (в отличии от незнакомца) было весьма сложно удерживать меня в горизонтальном положении. - Слезь с меня немедленно!
        - Как скажешь, только не дергайся, - пробормотал парень, осторожно отодвигаясь. - Дай себе время восстановиться.
        Кажется, я зарычала, потому что движения Уолтона стали на порядок шустрее. Борясь с равносильными желаниями броситься на обидчика с кулаками или унести отсюда ноги, пока целы, я заставила себя некоторое время лежать, не шевелясь. Это дало свои результаты и спустя минуту я уже могла любоваться треснувшим потолком своей комнаты. Уолтон уложил меня на порваном матраце и даже накрыл шелковой простыней. Двумя пальцами подняв ее за край я с удивлением покосил на парня.
        - У тебя блузка порвалась, - немного смущенно взлохматил он свою шевелюру. Мои брови стремительно поползли вверх - что ж такое здоровенное в лесу сдохло, что Уолтон Джоэл, этот неугомонный сердцеед, смутился от вида обнаженной груди?
        - Это он в моем присутствии нервничает, - прошелестел все тот же незнакомый голос. Я натянула простыню до подбородка и резко обернулась. Вау! Такой красоты вампира еще нужно было поискать. По сравнению с незнакомцем, даже Уолтон казался просто хорошеньким мальчишкой. Длинные черные волосы, вопреки моде и современным тенденциям, спускались до пояса, идеальное лицо с высокими скулами поражало воображение своей утонченностью и какой-то жесткостью одновременно. Словно искуссно сделанный кинжал - красивые ножны, вырезанная и украшенная рукоять - и все это лишь как прикрытие смертоносному лезвию. На вид мужчине было не более двадцати семи - тридцати лет, но он несомненно был много старше меня.
        "Вот кого точно приняли бы за эльфа…" - подумала я, вспоминая свой первый урок химии в Мистик Хоул. Незнакомец был немного выше Уолтона и шире его в плечах. Мне вдруг очень захотелось увидеть его живот. Просто чтобы сравнить квадратики на торсах. Эта мысль показалась настолько забавной, что я, нисколько не смущаясь, наклонила голову и прошлась по фигуре незнакомца медленным оценивающим взглядом. Он слегка приподнял одну бровь и ухмыльнулся. Криво ухмыльнулся.
        - Скажи мне, Уолтон, твой дядя случайно не вампир?
        - Нет, - покачал головой Джоэл и уже было открыл рот, чтобы продолжить мысль, но заглянул в непроницаемое лицо незнакомца и передумал. Я понимающе хмыкнула: точно родственник. И глаза похожи. Такие же изумрудные, только… Будто вытянутые немного, миндалевидные.
        Некоторое время мы с незнакомцем рассматривали друг друга с очевидным интересом. Что делать дальше я, откровено говоря, не знала. Уолтон тоже нервничался из-за этой неопределенности, а вот незнакомец, похоже, ею откровенно наслаждался. Он был сильнее нас, прекрасно это понимал и упивался нашей беспомощностью. Это начинало меня злить.
        - Полагаю, вы достаточно насмотрелись, - завернувшись в простыню, я встала на слегка подрагивающих ногах и едва не стукнулась головой о сломанную балку. Уолтон аккуратно придержал меня за локоть. Я благодарно улыбнулась и предложила: - Если хочешь, я подброшу тебя домой, - по правде говоря, я в тайне надеясь, что это он будет за рулем. Мне в таком потрепанном состоянии "удастся" доехать до первого столба и разбить в дребезги ни в чем не повинный Пыжик. Но незнакомец не дал Уолтону ответить:
        - Вы оба едете со мной, - мягким, не терпящим возражения тоном, заявил он. Я красочно представила как, в случае отказа, меня заталкивают в багажник моего же авто и прикусила язык.
        - Правильное решение, - незнакомей скользнул к двери, вежливо пропуская меня вперед.
        Усевшись рядышком на заднем сидении Пежо, мы с Уолтоном старались принять максимально независимый вид под явно издевающимся взглядом незнакомца. Как ни странно, несмотря на злость, раздражение и еще черт знает сколько дополнительных эмоций, мысли в голове были четкими и последовательными. Прежде всего, нужно немедленно отослать Магду. Такого вампира не остановят даже древние заклятия, не говоря уже об обычных дверях. А на данный момент экономка - единственное близкое мне существо, которое просто необходимо обезопасить. Не хочу быть связаной по рукам и ногам из страха ее потерять. Так же нужно понять, чего добивается этот пришелец, узнать он ли устроил бойню в лесу и что, в конце-концов, произошло с бригадой ремонтников.
        Минут через двадцать машина остановилась, и мы оказались перед большим трехэтажным особняком. Дом окружал высокий резной забор и немалый сад. Эта была целая усадьба на окраине города. "На южной окраине", - уточнила я для себя, найдя глазами солнце.
        Незнакомец вышел из машины последним, аккуратно закрыл двери и с усмешкой передал мне ключи. "Чтоб ты сгорел!" - ласково пожелала я про себя, отметив, что и этого вампира не ранит солнечный свет. Отвратительная нечисть пошла, своим существованием все легенды разрушает…
        - Прошу в мою скромную обитель, - мы с Уолтоном переглянулись: ничего себе "скромная"! Дому было не менее ста лет и он точно все это время был обитаем.
        - Кого ты убил, чтобы его получить? - спросил Джоэл, подозрительно косясь на родственника.
        - Как можно? - усмехнулся мужчина. - Я купил этот дом восемьдесят лет назад и с тех пор сдаю его в аренду. Купчую показать? - Уолтон отрицательно качнул головой. - Сейчас хозяева в отъезде и кроме садовника в усадьбе никого нет. Но и его я есть не собираюсь. Располагайтесь. Разговор будет долгим.
        Придерживая одной рукой сползающую простыню, я уселась в кресло и с видом королевы заявила:
        - Я бы не отказалась от бокала вина.
        - Желание дамы для меня - закон, - усмехнулся мужчина, вытягивая из серванта пыльную бутылку и три бокала. Я оглядела комнату, в которой нас усадили. Большая гостинная с множеством окон, занавешенных плотными бархатными шторами темно-зеленого цвета. В углу, как и в гостинной Уолтона, стоит рояль. Интересно, владелец этого дома тоже ждет возможности продать его как антиквариат, или все же умеет играть. Освещал комнату большой, искуссно вырезанный камин. Напротив него располагался кожанный диван и три кресла, которые мы и заняли.
        - Прошу, - галантно подал мне бокал вина незнакомец и я, слабо улыбнувшись скорее по привычке, чем по желанию, его взяла. - Итак…
        Мужчина сел на диван, вольготно откинувшись на спинку.
        - Прежде всего, вы могли бы представиться, - мягко намекнула я, принюхиваясь к вину. Смешно предполагать, что этот самодовольный вампир последует примеру капитана школьной команды поддержки и испортит дивный напиток наркотиком. Но с чего бы мне демонстрировать доверие, приняв из его рук бокал и не раздумывая выпить содержимое?
        - Не бойся, не отравлено, - хмыкнул мужчина. - Если бы я хотел тебя убить, ты уже была бы мертва. Что ж, Уолтон, не представишь нас?
        Молодой вампир слегка вздрогнул и поднялся. Он явно надеялся избежать этой роли.
        - Сильвия, позволь представить тебе моего далекого родственника…эээ… предка… Натана Джоэла. Если верить легендам, то…
        - Легенды оставь на потом, Уолтон, - спокойно перебил его Натан, но даже у меня от этого тона мурашки побежали по спине. Уолтон сглотнул, залпом осушил свой бокал и продолжил:
        - Натан, эту девушку зовут Сильвия Конти. Она учится со мной в одном классе. Недавно вернулась из Франции. И она действительно не убивала…
        - Спасибо, Уолтон, - приказал Натан и наклонился вперед, вперившись в меня тяжелым взглядом. Я, стараясь не подавиться, выпила еще глоток вина и мрачно уставилась в окно.
        - Сильвия Конти… - по слогам произнес Натан, словно пробуя имя на вкус. - Ты не похожа на француженку. Впрочем, это не важно. Я вернулся, чтобы разобраться в том, что происходит в Мистик Хоул. И я уверен, что все это как-то связано с тобой, Сильвия.
        - Натан, я могу поклясться…
        - Сядь, Уолтон! - он не повысил голос даже на пол октавы, но я ясно поняла - еще слово, и следующий час Уолтон будет занят сращиванием костей. - Забавная особенность для вампира - быть человеком. Интересно, насколько съедобна твоя кровь.
        Я попыталась придать лицу максимально испуганное выражение, чтобы Натан не заметил отблеск надежды и нетерпения в моих глазах. Ну, давай же! Попробуй! Пускай тебя скрутит. А потом я тебя еще и ногами попинаю, плевать на благородство. Моя кровь для вампира - чистейший яд. Даже для такого старого вампира. И любопытство однажды уже стоило жизни одному голодному.
        Но Натан вдруг выпрямился и засмеялся:
        - Хорошая попытка!
        Досадливо скривившись, я выпила еще один глоток вина. Интересно, как он догадался? В своих актерских талантах я не сомневаюсь, хотя… Может и переиграла немного, в конце-концов, не каждый день меня пытаются убить.
        - Ладно, - вампир встал и подошел к огню. - Вы и правда не можете ничего больше рассказать. Думаю, мне стоит остаться в Мистик Хоул и разобраться во всем самому. Можете быть свободны.
        Я едва не поперхнулась, но прежде чем мое негодование вылилось в достойный ответ, Уолтон обхватил меня сзади за талию, закрыл ладонью рот и буквально выволок из дома. Натан так и не обернулся, но могу поклясться, что на мерзопакостном лице этого красавчика сверкала характерная кривая улыбка.

17 часть Какой-то невеселый у нас некролог получается…
        NN
        Изо всех сил изображая больную, я позволила Уолтону довести себя до гостиницы и практически затащить в номер. Едва только входная дверь за нами захлопнулась, я разом обрела силы и стала на пороге:
        - Ты никуда отсюда не выйдешь, пока не расскажешь все, что знаешь!
        - Вот и верь после этого женщинам… - пробормотал вампир, но вырваться из цепких лап полуголой девушки попытки не предпринял. - Ты понимаешь, что он убъет меня за болтливость?
        - Но мы же не будем ему говорить, что ты раскололся!
        - Натан все равно узнает.
        - Неужто он такой умный? - хмыкнула я, будучи, впрочем, готова к любому ответу.
        - Да нет. Он просто такой талантливый.
        Я несколько секунд смотрела на Уолтона изумленным взглядом, а потом осторожно спросила:
        - Только не говори, что он мысли читает.
        Вампир обреченно кивнул:
        - Можешь не нервничать. На тебя его способности не распространяются. Я уловил его удивление по этому поводу.
        Вот это уже интереснее - эмпат меня читает свободно. Почему же его более старый, значительно более сильный, едва ли не легендарный родственник такой возможности не имеет?
        - Я бы на твоем месте так не радовался, - скривился Уолтон, глядя в мое ухмыляющееся лицо. - Ты его заинтересовала и, могу поспорить на что угодно: пока он не разгадает твой феномен, будет шнырять рядом, как голодный волк.
        - Не самая радостная перспектива… - пробормотала я. - Но мы справимся.
        Забавно, только страха не было. Скорее азарт. Натан, не смотря на его попытку меня обезглавить, уже не казался эдаким монстром.
        - Откуда он приехал?
        - Почем я знаю? - кажется, Уолтона мой вопрос поставил в тупик. - От него уже более полутора сотен лет не было вестей. Собственно, мы и встречались только один раз - на самой заре моей жизни как вампира.
        - Его что, на крестины приглашали? - усмехнулась я.
        - Три ха-ха, - поморщился Уолтон, явно не оценив шутку. - Он явился, убил того, кто меня обратил, прочитал два тома нотаций о том, как нужно жить с новыми способностями, и на прощание пожелал больше никогда с ним не встречаться. Те дни, пока он "гостил" в моем доме, были худшими в моей жизни.
        Я подошла к Уолтону и мягко усадила его на кровать. Для того, кто только что встретился с призраком из прошлого, он еще неплохо держался.
        - Ты, наверное, не знаешь, - тихо продолжил Уолтон. - Что первые дни для вампира - самые сложные. Мы, словно обезумевшие маленькие гарпии, жаждем крови, безрассудные, жестокие убийцы… Натан наложил на меня печать, и я не мог не только уйти на охоту, но даже подумать о крови. Любое действие в этом направление, сознательное или бессознательное - не важно, причиняло жгучую боль. Это был настоящий ад, вырабатывание стойкого условного рефлекса. Даже сейчас, по прошествию многих лет, я испытываю отвращение к человеческой крови, хотя и должен ее пить для поддержания жизни.
        - Зачем же он так тебя мучил?
        - Натан считает, что выжить вампиру можно только будучи независимым от крови. Впрочем, тебе все равно не понять, что такое настоящая жажда. Когда клыки растут произвольно, а все что видят глаза - это пульсирующая вена на шее человека.
        Я вздохнула и ободряюще похлопала его по плечу. На самом деле, я очень хорошо представляла, о чем он говорил. Хотя мне и посчастливилось этого избежать, я знала, как сложно вампиру не наделать глупостей в первую неделю после превращения. Когда тело меняется, а душа, кажется, вытекает по капле, оставляя после себя лишь боль и панику, обращенный становиться армагеддоном в миниатюре. И, возможно, Натан нашел единственный способ научить вампира жить достойно. Не превратиться в зверя, не принять убийство и охоту как единственную цель, а найти другие, цивилизованные способы сосуществования с окружающим миром. Некоторые приходят к этому сами, после череды ошибок, оставляя после себя смерть и разрушения. А некоторые так и остаются монстрами навсегда. До тех пор, пока их не уничтожит еще более сильный монстр… либо человек.
        "Или Натан" - добавил внутренний голос и рука сама потянулась к горлу.
        Я открыла глаза и натолкнулась на задумчивый взгляд Уолтона.
        - Знаешь, тебе бы тоже следовало мне кое-что рассказать.
        - Если появиться необходимость, я так и сделаю, - искренне пообещала я, и вампир не настаивал. Все, что услышит Уолтон, узнает и Натан. И если первому я хоть немного доверяю, то последний явно перетопчется без информации о моей жизни.
        - Спасибо, что проводил, - я поднялась с кровати. День сегодня был тяжелый и нужно время, чтобы все обдумать. Желательно в одиночестве. Парень покосился на мою выжидательную позу, потер лоб и спросил:
        - Как думаешь, в этой гостинице еще есть свободные номера?
        - Боишься возвращаться домой?
        - Скажем так: "не горю особым желанием"…
        М-да, парню явно надо где-то успокоить нервы. И с чего я сегодня такая добрая?
        - Можешь переночевать здесь, - царским жестом я указала на кровать. Уолтон поднял одну бровь и, издеваясь, провел взглядом по моей фигуре. - А будешь приставать, - с улыбкой продолжила я. - Выброшу в окно.
        Спустя час, стоя под горячими струями гостиничного душа я старалась переосмыслить все, что случилось со мной за последние две недели. Я познакомилась с парнем, который оказался вампиром и доверилась ему настолько, что поделилась своей кроватью. Я вызвала джинна, который благополучно разрушил мой дом, и потеряла при этом с таким трудом собранные артефакты. Каким-то образом мне удалось стать "связанной" с убийцей местной молодежи и, судя по всему, ремонтной бригады. В этом меня успешно убеждают уже целых два вампира, один из которых свалился как снег на голову с явным желанием меня прикончить, даже несмотря на собственные, в общем-то благочестивые, взгляды на жизнь. Только мне кажется, что по приезду в Мистик Хоул я очутилась в каком-то зазеркалье, где банальные ситуации совершенно невообразимым образом приобретают статус неадекватных? И карты молчат, словно Высшие Силы, благородно посылающие мне очередное испытание, надеються в результате избавиться и от меня тоже.
        Когла я, наконец, вышла из ванной комнаты, Уолтон, не раздеваясь, лежал на кровати и смотрел в потолок. Я сняла тапочки, оставшись в короткой шелковой пижаме и скользнула под одеяло, вытащив его край из-под вампира и едва не сбросив при этом последнего на пол:
        - Спокойной ночи, Уолтон. Выключи, пожалуйста, свет. С твоей стороны ночник.
        - Ты собираешься спать? - в голосе вампира звучало искреннее удивление.
        - Вот тебе еще один мой секрет. Я должна спать хотя бы несколько часов в сутки. Так что до семи утра меня не буди.
        - Ну, тогда… сладких снов?
        Я усмехнулась и практически тут же провалилась в сладкие объятия Морфея.

18 часть Школьные учителя обладают властью, о которой премьер-министры могут только мечтать Уинстон Черчилль
        Ровно в без пяти минут семь Магда стояла возле двери моего номер с вафлями в одной руке и стаканом молока в другой. Но прежде чем она успела постучать, дверь, тихо скрипнув, отворилась, явив обалдевшей экономке моего ночного гостя.
        - А! - взвизгнула Магда так, что вампир на мгновение оглох, и впечтала ему в лицо тарелку с вафлями.
        - Нет-нет…! - попытался-было вставить что-то оправдательное Уолтон, но стакан молока, ударивший точнехонько в лоб, сбил его с ног и буквально ввалил в комнату.
        - Мой завтрак… - пробормотала я, с грустью рассматривая выпачканного и побитого вампира.
        - Госпожа, я его держу, уходите! - воинственно крикнула Магда, падая своей необъятной грудью на пискнувшего Уолтона. Я поняла, что пора вмешаться, иначе отважная экономка затопчет его до смерти.
        - Магда, - осторожно отодрав свою защитницу от синего вампира, я усадила ее в кресло и опустилась рядом. - С некоторых пор вот это - наш друг. Не обижай его, пожалуйста.
        - С каких это пор? - не поняла экономка.
        - Со вчерашнего дня. И нам, кстати, нужно серьезно поговорить. Извини, я была не в том состоянии вчера, чтобы все тебе рассказать. Но ты можешь мне поверить - Уолтон не опасен.
        - А кто тогда опасен, если он - нет? - Магда недоверчиво покосилась на вампира, который на всякий случай отполз подальше.
        - Вчера я имела честь познакомиться с одним очень старым и весьма…эммм… беспокойным вампиром. Он может существенно подпортить нам жизнь. И я хочу попросить тебя, настоятельно попросить (!) вернуться во Францию.
        - Нет!
        - Магда…
        - Послушайте и вы меня, госпожа. Пятнадцать лет я была с вами. И сейчас никуда не уеду. Кто бы там не появился и какие бы цели он не преследовал, я больше не боюсь. В конце-концов, разве не об этом вы предупреждали меня, когда брали на работу? Не отсылайте меня. Пожалуйста.
        Я устало потерла переносицу и подняла вопросительный взгляд на Уолтона.
        - Натан не склонен к убийству людей… - пожал он плечами.
        - Знаешь, с учетом чрезвычайно низкой численности нашего народа, мы как-то слишком плотно обосновались в Мистик Хоул! - раздраженно проворчала я. Ну не садить же ее на самолет силой, в конце-концов! Может, и правда здесь, под моим постоянным контролем, ее будет легче уберечь… - Хорошо, Магда, ты остаешься. Но никакой самостоятельности, понятно?
        - Что я - сама себе враг?
        - Уже не знаю, - проворчала я. - Можно мне завтрак? - Экономка плотоядно покосилась на Уолтона, отчего он, чисто из вредности доедающий последнюю вафлю с лица, отступил еще на шаг, и убежала к себе. Я сладко потянулась. Утвержденное решение, даже не то, на которое рассчитывала изначально, помогло расслабиться.
        В школу мы приехали вдвоем и студенты тут же определили нас как пару. Проходя по школьному двору и искоса поглядывая на любопытных однокашников, я тихо рассмеялась и бросила влюбленный взгляд на Уолтона.
        - Ты чего? - не понял он.
        - Да просто шутки ради.
        - Ну, ладно… - недовечриво пробормотала эта недотрога, аккуратно обнимая меня за плечи. Гомон вокруг стал на порядок активнее. Теперь мы уже могли различить шепот "Я же говорил!" и "Нет, ну не может такого быть…".
        - Если я тебя сейчас поцелую, мы точно развеем все сомнения, - "страстным" тоном проворковал Уолтон мне на ухо.
        - Ну что ты, - все так же влюболенно улыбаясь, я показала ему кулак. - Пусть останется хоть какая-то загадка. Ты, кстати, сейчас куда?
        - На физкультуру. А ты?
        - У меня история. Ненавижу историю.
        - Шутишь, верно? - Уолтон даже отстранился на секунду, чтобы заглянуть мне в глаза и убедиться, что я говорю серьезно. - Как тыможешь не любить историю? Ты же часть ее. Половину из того, что тебе рассказывают учителя, ты видела собственными глазами.
        - Не надо делать меня старше, чем я есть. И, поверь, о том, что "посчастливилось" увидеть мне, я бы с большим удовольствием прочитала в книгах. Двенадцать войн за триста лет - человечество превзошло само себя! И это только те, в которых я участвовала.
        - Веселенькая у тебя была жизнь… - задумчиво пробормотал Уолтон.
        - Да уж… Высшие силы некоторое время не желали оставлять меня в покое. Было ощущение, что война и смерть буквально преследуют меня попятам. Я могла отправиться куда угодно, хоть на Камчатку, и это место спустя неделю становилось горячей точкой. Можешь угадать, в какие именно годы мне припекло съездить во Въетнам?.. Эх, ладно, увидемся после занятий.
        Подымаясь по лестнице на второй этаж я спиной чувствовала задумчивый взгляд Уолтона. Почти все вампиры любят войну. Это наша стихия. Но я в большей степени человек и те пятнадцать лет, пока мы с Магдой упивались спокойствием в Париже стали лучшими в моей жизни. Потому я так не хотела приезжать в Мистик Хоул. Я знала, что неспроста меня сюда тянет. Но чего уж точно не стоило делать - так это брать сюда экономку. Жаль, что жизнь не дает второго шанса, я бы многое хотела сейчас переиграть
        После того представления, что мы с Уолтоном устроили во дворе, надеяться на отсутсвие вопросов со стороны школьных товарищей было наивно и глупо.
        - Как давно вы встречаетесь?..
        - Мы знакомы? - высокомерно перебила я.
        На меня с любопытством смотрели два больших голубых глаза на абсолютно круглом веснусчатом лице. Оно так напоминала сырную пиццу, что я даже облизнулась. К счастью, девочка не приняла это на свой счет и затараторила:
        - Я - Зои. И у нас общая история и английский. Так как долго вы встречаетесь? Вряд больше двух недель. Но, может, вы познакомились по переписке? Все только об этом и говорят. Сара думает, что ты специально переехала в Мистик Хоул, чтобы быть ближе к Уолтону. Но я считаю, что это не может быть правдой. Так что ты скажешь?
        - А… к-какой был вопрос?
        - Сколько вы встречаетесь? - уже медленнее повторила болтушка, но прежде чем я успела вставить хотя бы слово, вмешался знакомый баритон:
        - Кто с кем встречается?
        - Сильвия с Уолтоном… ой!
        В классе воцарилась гробовая тишина. Все с одинаково круглыми глазами смотрели на пухленького директора, который явно неловко себя чувствовал перед толпой онемевших студентов и… Натана. Мне отчаянно захотелось сполсти под парту. Остановила самодовольная улыбка вампира. Какого черта он вообще явился? В белом костюме, при галстуке, заплетя косой свои длинные чертые волосы… для завершения картинки только крыльев за спиной не хватает. Причем перепончатых, как у нетопыря, хотя эффекта он хотел добиться явно противополжного. Рожа подкачала. Ни одно светлое создание не может похватлиться такими наглыми глазами обожравшегося сметаной котяры. Я представила, как вампир торжественно поднимает лицо к небу, складывает в молитве руки и золотой сияющий диск, пробивая дыру в потолке, спускается с небес прямо ему на голову. Картинка вышла до того потешная, что мои губы сами собой растянулись в улыбке. Выражение лица Натана из самодовольного стало задумчивым.
        - Господа… - переминаясь с ноги на ногу, начал директор. Мужская половина класса синхронно повернула головы на звук. Женская однозначно и навсегда принадлежала вампиру. - Это - ваш новый учитель истории. Господин Натан Джоэл. В этом семестре он будет заменять миссис Дрэул, пока она в отъезде.
        - Простите! - я встала, слегка наклоняясь вперед, чтобы директор оценил глубину моего декольте и рассказал все, что знал. Вместе с директором в вырез блузы уставились и остальные половозрелые мужчины, в том числе и вампир. Последний, правда, с саркастической улыбкой. - А куда конкретно отправилась миссис Дрэул?
        Толстячек дрожащей рукой нащупал в кармане бумажную салфетку, вытер пот со лба и неуверенно произнес:
        - Она взяла отпуск и отправилась навестить детей во Флориду.
        - На полгода? - переспросила я, наблюдая за реакцией вампира, но тот был непрошибаем.
        - Мисс Конти, не так ли? - директор благодарно улыбнулся, когда Натан взял разговор в свои когтистые руки: - Не находите ли вы неуместным обсуждать планы своего преподавателя?
        - Разумеется нет, господин Джоэл, - улыбнулась я. - Отъед миссис Дрэул оказался настолько неожиданным, что это вполне закономерно вызывает вопросы. Не так ли?
        Все, пораженные размером бюста, включая директора, судорожно кивнули. Натан осмотрел поле битвы, склонил голову и спустя мгновение мои женские чары рассыпались мелким бисером.
        - Господа, - уже более уверенным тоном продолжил директор. - Не буду вам более мешать. Пожалуйста, приступайте к занятию.
        Скрестив руки на груди и фыркая, как обиженная болонка, я села за парту. Телепат, что б его. Но к миссис Дрэул обязательно нужно наведаться.
        Разумеется, я была первая, кого Натан вызвал к доске после переклички. С одним только не угада - древнюю историю я знала отлично. Пробелы в моем образовании начинались где-то с 1800х. Но разве мог этот древний вампир предположить, что именно годы своей жизни я знала хуже всего?
        Но больше четверки все равно не поставил.

19 часть Издревле татаро-монголы вели гостевой образ жизни
        NN
        - Никогда не угадаешь, кто будет заменять историчку, - с остервенением кромсая вилкой петрушку заявила я. Уолтон опасливо покосился на искореженную траву:
        - Почему не угадаю? Натан. Я его присутствие еще с утра уловил, когда мимо кабинета директора пробегал.
        - Странно, а я все занятие принюхивалась и - ничего.
        - М-да, - пробормотал Уолтон, опуская голову. - Это его характерная особенность. Он умеет скрываться.
        - Что с тобой? - шепотом спросила я, наблюдая как парень буквально ложиться на стол. Он не ответил, только кивнул в сторону входа. Оборачиваться не было смысла - в дверях столовой, окруженный толпой возбужденных школьниц забуксовал Натан. Я чуть сдвинула корпус в сторону, чтобы наблюдать за ним хотя бы краем глаза - врага не стоит выпускать из поля зроения. А мне априори полагается считать врагами всех, кто пытается меня убить. Непроизвольно взгляд метнулся к Уолтону.
        "Нет, этот точно не опасен", - сложившись почти в четыре раза, вампир умудрился поместить большую часть своего тела под обеденный стол и сейчас обшаривал столовую глазами в поисках безопасного выхода. Поскольку единственные двери занял Натан с поклонницами, а окнами на глазах у изумленной публики пользоваться было нежелательно, на лице вампира все отчетливее проступала паника.
        - Ладно, - наконец, не выдержала я. - Пошли, я тебя выведу.
        - Я туда не пойду! - немного истерично заявил Уолтон, кашлянул и уже более твердым тоном объяснил: - Не хочу остаток дня проходить сомнамбулой, выполняя бескочный список его поручений.
        - С чего ты взял, что это - именно то, чего он добивается?
        - Эмоции его вчера прочитал.
        - Глупый, - я улыбнулась и встала. - Натан тебя пугнул. Если бы он действительно хотел сделать из тебя безропотного слугу, то не стал бы демонстрировать свои намерения. Так что хватит валять дурака. Пошли. У меня следующий урок биология и я очень надеюсь, что мы будем расчленять лягушку.
        Уолтон поднял на меня вопросительный взгляд с оттенком брезгливости, и пришлось объяснить:
        - Обычно во время этого занятия девушки заняты чем угодно, только не обсуждением сплетен. А значит, никто не будет засыпать меня лавиной нежелательных вопросов.
        Я подхватила вампира под локоть, встряхнула слегка, чтобы привести его в чувство и, улыбаясь на все тридцать два зуба повела из столовой. На выходе мы, как и следовало ожидать, столкнулись с потоком влюбленных студенток, но именно они благополучно оттеснили нас от Натана. В какой-то момент я словила на себе его изучающий взгляд, и он мне не понравился. Такими глазами я уже много лет смотрела на внутренности препарированного земноводного.
        Как и следовало ожидать, команда поддержки тренировалась регулярно и самоотверженно, а потому вырваться из школы сразу после занятий не удалось.
        - Сегодня ты будешь наверху, - злобно щурясь, доложила Глория, едва только я вышла на площадку. Наивная девочка! Всерьез решила проучить меня моими же методами… Ну свалила она пару раз пирамиду, ну ушибся второй ярус, так во-первых, она же сама оказывалась внизу и постоянно ловила на себя тела, а во-вторых, я-то не горела желанием падать. Что для вампира высота в три человеческих роста? Я аккуратно спрыгивала с разъезжающихся плеч, параллельно стараясь не допустить серьезных травм у остальных чер-лидерш.
        После очередной неудачной попытки, Меган едва ли не за волосы вытащила Глорию из-под подружек и прижала к стенке:
        - Ты что творишь?!
        Капитан комманды попыталась было что-то забулькать в свое оправдание, но глянула в пылающие праведным гневом глаза однокашниц и покорно вздохнула. Я не слишком верила, что это "вправит" ревнивой стервочке мозги, но откровенно говоря, ситуация сложилась забавная. Было что-то притягательное в том, чтобы вот так, по-человечески, общаться со школьными подружками. Это наивное подобие военных действий успешно отвлекало от настоящих проблем. Которые меня все-таки догнали, едва только я завела машину.
        - Бог мой, что ты тут делаешь?! - я демонстративно схватилась за сердце. На соседенем сидении, нахально улыбаясь, разместился Уолтон.
        - В гостиницу?
        - Это что, шутка такая? - не скажу, что компания вампира стала меня тяготить, на поверку он оказался довольно приятным в общении парнем, но что-то подсказывало, что за ним подтянеться шлейф из одного далекого родственника, встречаться с которым я бы предпочла как можно меньше. Видимо, Уолтон тоже, потому что самодовольная улыбка на его милловидном личике стала откровенно просящей.
        - Даже не надейся! - отрезала я. - К тому же вы с предком живете в разных домах.
        - Но ко мне-то он входит без спроса! - и на мой вопросительный взгляд, проворчал: - Его дядя впустил.
        - Ты бы объяснил дяде, что нехорошо впускать в дом старинных предков, без предварительной консультации с тобой.
        - Он телепат, забыла?
        Вопросы отпали сами собой. Такой вампир мог войти в любые двери, попросту убедив хозяев в необходимости его впустить.
        - Пожалуйста, Сильвия, - заканючил Уолтон. - Ты - единственное существо, на которое не действуют его чары. И ты всегда сможешь привести меня в чувство, если он попытается на меня повлиять.
        - Да?! - в общем-то, парень говорил правду. Обычно хорошего пинка вполне достаточно, чтобы "привести в чувство" очарованного. Эмпатическое или телекинетическое наваждение очень хрупкое по своей природе, но вырваться из него самостоятельно практически невозможно просто потому, что в понимании жертвы причины, которая бы побудила противостоять или бороться с чарами, не существует. - Ладно. Считай это большим одолжением с моей стороны. Поживешь пока с нами. Но если вдруг твой предок явится с претензиями, разбираться с ним будешь сам. Усек?
        - Никогда не забуду твоей доброты! - с готовностью ответил Уолтон. Вот паразит - знал ведь, что я не смогу отказать. - Так мы сейчас в гостиницу?
        - Нет, - я мягко вывела Пыжика со стоянки и направила на юг.
        - Скажи, что ты не решила обследовать дом Натана в его отсутствие? - заерзал по сидению Уолтон.
        - Я не склонна к суициду, - вежливо ответила я. - На южной окраине Мистик Хоула живет наша историчка.
        - Как узнала?
        - Спросила у мистера Купера. Он был так впечатлен глубоким анализом клетки луковицы, что даже не стал искать причины моего любопытства.
        - Что, лягушки вам сегодня не достались? - я отрицательно покачала головой. - И ты, конечно, решила, что Натан насильно отправил старушку к родственникам, чтобы занять ее место?
        - Разве в этой ситуации может быть другое объяснение? Миссис Дрэул живет неподалеку, и Натан даже не стал тратить время на поиски более подходящей кандидатуры. Но я хочу хотя бы убедиться, что миссис Дрэул отправилась во Флориду, а не лежит сейчас в подвале с переломанной шеей.
        - Благородно с твоей стороны, но если бы он ее убил, то не оставил бы тело в доме.
        - Насколько я помню, ты говорил, что Натан вообще не склонен к убийству?
        - Ну… так все-таки зачем мы едем к миссис Дрэул? - окончательно запутался Уолтон.
        - Потому что моя беспокойная совесть сожрет меня за три дня, если я этого не сделаю, - вампир подозрительно скосил на меня глаза, но промолчал. Я наверняка знала, что ни миссис Дрэул, ни ее трупа в доме мы не найдем. Я даже была почти на сто процентов уверена, что где-то далеко, в жаркой Флориде несколько удивленные родственники снимают с самолета ее багаж и пытаются придать лицам хоть сколько-нибудь радостные выражения. Но все равно не могла избавиться от чувства тревоги и ощущения того, что к учительнице стоит наведаться.
        Маленький светлый домик, поросший розами и плющом, утопающий в зелени окружающих его яблонь, мне сразу не понравился. Весь такой веселый и разноцветный, он напоминал пряничный домик из сказки, словно только и ждал, когда какой-нибудь доверчивый ребенок клюнет на яркие краски и попадет ведьме на стол. Не сговариваясь, мы с Уолтоном вышли из машины и разошлись в разные стороны. Я, поправив юбку и одернув ее насколько только хватило ткани, легким пружинистым шагом направилась по уложенной плиткой дорожке к центральному входу, в то время как молодой вампир серой тенью скользнул к заднему двору.
        - Тук-тук, дорогая миссис Дрэул, - пробормотала я, нацепила на лицо очаровательную улыбку юного скаута, и нажала на звонок. Как и следовало ожидать, ответом мне была тишина. Я наклонила голову к двери, прислушиваясь и пытаясь понять, попал ли Уолтон в дом, или мне прийдется самостоятельно ломать входной замок. На всякий случай позвонила еще раз. - Да где же ты?
        - Прости, что заставил ждать, - двери распахнулись и я, невежливо уронив челюсть, в упор уставилась на ухмыляющегося Натана. Оперевшись плечом о косяк, в белом костюме, но уже без галстука, он настолько не вязался в интерьер домика, что казался иллюзией. Я машинально сделала шаг назад. "Уходи, Уолтон!" завопил внутренний голос в надежде, что эмпат его услышит.
        - Невежливо стоять в дверях, если тебя приглашают войти.
        - А меня приглашают?
        - Я бы сказал: на этом настаивают. И ты тоже вылазь, - не поворачивая головы крикнул Натан куда-то вглубь дома. - Нечего сидеть под окнами.
        Стараясь унять подымающееся к горлу волнение, я с невозмутимым видом вошла в дом и тут же застыла в довольно глупой позе, пытаясь осознать увиденное. Почему-то в шальную мысль, что живыми отсюда мы не выйдем, я поверила сразу и безоговорочно. Сказать, что вокруг все было перевернуто вверх дном - это не сказать ничего. По степени разрушения домик миссис Дрэул уступал только моему, пострадавшему от встречи с джинном. Мебель была изломана до такого состояния, что невозможно было понять, что она представляла собой изначально. Вещи лежали везде, словно кто-то поспешно собирался в долгое путешествие, а всю одежду, которая не влезла в чемоданы, разрезал на куски и побросал на пол. Мелкое крошево посуды поскрипывало под ногами.
        За спиной захлопнулась входная дверь. "Кажется, мы все-таки попали к ведьме", - скользнула удивительно равнодушная мысль. В глазах вышедшего из кухни Уолтона стояла обреченность. Мы, как два приговоренных бандерлога обернулись к своему Каа. Он с усмешкой оглядел наши затравленные лица и заявил:
        - Это сделал не я.
        Теперь мы смотрели на него с крайней степенью недоверия. Вампир тихо фыркнул и первый прошел в гостинную. Вернее в то, что от нее осталось, потому что там, где раньше стоял диван, возвышалась только гора досок и лоскутки ткани, а на месте старого телевизора - дымящиеся останки. Они привлекли мое внимание.
        - Кто бы здесь ни был, он ушел недавно, - я провела рукой над грудой метала и ощутила тепло. Мы с Уолтоном переглянулись.
        - Ты кому-нибудь говорила, что хочешь сюда наведаться?
        - Никому. Думаешь, это - послание?
        - Похоже на то, что кто-то тебя не не дождался.
        Натан молча смотрел, как мы, изображая ищеек, обходим комнату. Потом ему это надоело:
        - Здесь ничего нет. И когда я пришел, здесь уже никого не было.
        - А когда ты пришел? - тут же вставила я.
        - Минут за десять до вас.
        - Стоит подоговорить с соседями, может, они что-то видели? - Уолтон сжал в руке цепочку от своей экранки, явно намереваясь ее снять.
        - Не гони лошадей, - остановил его Натан. - Соседей дома нет. Тот, кто сюда явился, остался незамеченным. И все же, кое что мне найти удалось. Тебе не знакома эта вещь, Сильвия?
        Словно время остановилось. Я медленно приблизилась к Натану и взяла из его рук подвеску в виде сердца на тонкой золотой цепочке. Подвеска была с секретом. Если знать, что повернуть и где нажать, сердце раскроется и внутри можно будет найти два локона, переплетенных косичкой - серебристый и темно-каштановый.
        Таких подвесок было всего две штуки. Одна висела у меня на шее. Только цепочка была серебрянная, потому что я - такая особенная нечисть, которую серебро не ранит. А Сашу ранило. И ей пришлось заменить цепочку.
        - Кто такая Саша? - наверное, последнюю фразу я произнесла вслух, и Натан тут же попытался развить тему. Сердце упало в пятки - еще одно вот так высказанное предположение и можно сразу вешать себе головешку на шее - это будет хотя бы легкая смерть. Я резко захлопнула рот, едва не прикусив язык, и отвернулась. Вдруг отчаянно захотелось быть подальше отсюда.
        - Кто такая Саша? - повторил Натан, бесшумно приближаясь и перекрывая мне выход из дома. Я подняла на вампира глаза и горько усмехнулась:
        - Не твое дело.
        - Если здесь была она…
        - Ее здесь не было. Она умерла более ста лет назад.
        - Иногда, - мягко сказал Натан, обволакивая меня своим бархатным голосом, пытаясь пробиться в мысли, подчинить своей воле. - Мертвые встают из могил.
        Я подняла на него глаза и скептически усхмельнулась:
        - Да ну?
        Вампир слегка поморщился, признавая безрезультатность стараний и перевел взгляд на медальйон.
        - Забавная вещица, - я резко убрала руку за спину, давая понять, что без боя подвеску не отдам. Натан на мгновение заглянул мне в глаза, разглядел там отчаянную решимость, граничащую с безумием, и покорно вздохнул. - Уолтон!
        Мальчишка, все это время стоявший рядом так, словно готовился в любой момент сорваться в бега, втянул голову и хмуро уставился на родственника.
        - Расслабься, - наверное, даже Натану было неприятно то чудовище, которым он представлялся в глазах парня. - Я не собираюсь подавлять твою волю. С удовольствием подавил бы ее… - я гневно покосилась на вампира, тот хохотнул и снова вернулся к Уолтону. - Пока не выясним, что здесь происходит, ни на шаг от нее не отходи. - Наши с мальчишкой лица одновременно вытянулись, но прежде чем мы разразились бурей протестов, Натан снова заговорил своим мягким баритоном, только теперь уже не используя Дар. - Сильвия, на тебя ведут охоту. Я могу помочь, если ты дашь мне шанс. Расскажи, что это за медальйон.
        - Спасибо, Натан, - решительно ответила я. - Но мне твоя помощь не нужна.
        Вампир внимательно посмотрел в мое непроницаемое лицо, вздохнул и быстрым шагом покинул дом. Уолтон, как ошпаренный, подлетел ко мне:
        - Ты как? Нормально? Он пытался зачаровать тебя!
        Устало тряхнув головой, я усмехнулась:
        - Знаю. Но ему ничего не светит.
        - Ты понимаешь, что здесь происходит? Потому что я совсем запутался. Все время, куда бы ты не пошла, за тобой следят. И кто бы это не делал, он оставляет за собой горы трупов. Сильвия, на тебя охотиться какой-то маньяк. Безумный маньяк! Возможно, действительно стоит все рассказать Натану? Он сильнее нас и если кто и сможет тебя защитить, то это он.
        - Нельзя, - я отрицательно покачала головой. - Если Натан узнает, мне прийдется прятаться еще и от него. Прости, Уолтон, но и тебе я ничего не расскажу. Твой родственник читает тебя как раскрытую книгу. И он не применет воспользоваться информацией, если ее получит. Слишком многое на кону. Даже такие пацифисты как Натан не устоят.
        - Вообще-то он…
        - Извини, Уолтон. Тебе прийдется принять как должное - я не буду рисковать.
        С этими словами, оставив хмурого мальчишку любоваться бардаком в одиночестве, я развернулась и вышла во двор. Секунду постояв на солнце, я тихо закрыла входную двери и скользнула в ближайший кустарник. Мне нужно было побыть одной. Надеюсь, Уолтон догадается пригнать Пыжик к гостинице.

20 часть Я думаю, мы все можем согласиться - прошедшее уже прошло Буш
        - Вы кое-что мне должны, - грозно прокричала я. - Вы всегда давали мне поручения и я никогда от них не отказывалась. Но сегодня я хочу услышать ответы. Прямо сейчас.
        Я осторожно положила на землю медальйон, нарисовала вокруг него шестиугольную звезду и упала на колени. Где-то над головой запела птица и я поняла, что это - хороший знак. Высшие Силы никогда не откликались на молитвы вампира, но сейчас я так нуждалась в их ответе, что даже они не смогли отказать. На мгновение вокруг стало очень тихо. А потом в глазах привычно потемнело, я вдохнула в последний раз и упала словно в глубокий темный колодец, чтобы вынырнуть уже в другом месте и в другое время.
        Вокруг было очень темно. Несмотря на полнолуние, высокие деревья перекрывали серебристому свету путь вниз и тропа, по которой бежала девушка, была не видна. Впрочем, была ли она вовсе, эта тропа? Девушка мчалась изо всех сил, подобрав длинные парчовые юбки и постоянно оглядываясь. Темно-каштановые волосы, уложенные в сложную высокую прическу, сейчас разметались по плечам, цеплялись за низко растущие ветви и застилали глаза.
        Я знала, что это - лишь видение, что я не смогу вмешаться или на что-то повлиять, я даже знала, чем закончиться эта ночь, и потому сердце сжималось все сильнее, а на глазах выступали непрошенные слезы.
        Девушка выбежала из леса и на мгновение, словно сбившись с дыхания, остановилась. Прямо перед нею сверкал огромный, немыслимо огромный диск луны. Словно это и не луна была вовсе, а какая-то декорация из диснеевского мультфильма. Можно было рассмотреть каждую впадину, каждую выпуклость на ее округлом боку, а серебрянный чистейший свет освещал все вокруг: и зеленую траву под ногами, и искрящиеся воды озера чуть вдалеке.
        Сзади послышался неясный шум и это привело девушку в чувство. Тряхнув головой, она бросилась к озеру, роняя по дороге туфли, шаль, веер, а затем и нижные юбки. Один сильные рывок - и корсет отлетел в сторону, а красивое бархатное платье бесформенной тряпкой упало к ногам. Невидимым призраком следуя за бегуньей, я смотрела как она рыбкой прыгает в воду и что есть мочи плывет куда-то к самому центру озера. А там, словно в волшебной сказке про заколдованный меч, над водой возвышался крошечный островок. Выбравшись на берег, девушка упала на колени и принялась рыть ногтями землю.
        - Где же ты? - бормотала она про себя. Что-то тяжелое упало в воду у кромки леса, и в ее глазах мелькнула паника. Я наклонилась ниже, когда девушка вдруг торжествующе улыбнулась и вытащила из земли какой-то предмет. Он почти горел в ее руках, источая слабый, но уловимый дымок.
        - Крест… - ахнула я, а девушка, на секунду зажмурившись, подняла его высоко над головой и пропела несколько незнакомых слов. С первой же нотой лунный свет замерцал, заходил бликами и, собравшись со всей поляны, соединился в один, ослепительно-белый поток, покрывший ее с головой. А потом была вспышка, которая даже меня заставила зажмуриться и отвернуться.
        Когда я открыла глаза, островок был пуст. Озерная гладь все так же мерно покачивалась на ветру, а лунный свет неспешно перетекал по земле. Я знала, что где-то очень далеко я, другая, из этого времени, из этого мира, проснулась среди ночи с ужасной болью в груди. Помнила, как, прижавшись лбом к холодному стеклу, навзрыд проплакала до утра. И как страстно хотела приехать в этот город, в этот проклинаемый мною Мистик Хоул, укравший единственное родное мне существо.
        По лицу текли слезы, и я не сразу поняла, что они настоящие, а значит - пора возвращаться. Но краем глаза, когда и озеро, и лес и даже луна уже покрывались рябью, я заметила два желтых глаза большой бесформенной тени, которая выползала на островок. И как что-то беснуло золотом в траве, когда эта тень протянула к нему свою когтистую лапу.
        Первое, что я увидела, открыв глаза, это солнце, светившее прямо над головой. Как всегда в таких случаях, видение длилось не более пяти минут, открыв тот маленький кусочек правды, который вызывал больше вопросов, чем давал ответов. Увы, Высшие Силы, по сути своей, весьма корыстливые содания, и никогда не дарили информацию за "просто так".
        Покряхтывая, словно древняя старуха, я поднялась на ноги и медленно побрела в сторону гостиницы. Сейчас со мной справился бы не то что таинственный охотник, а даже воинственно настроенная Глория. Впрочем, теперь я знала наверняка, что убивать меня никто (ну, может, кроме капитана команды поддержки) не собирается. Забрать силу можно только у живого вампира. Если не вдаваться в подробности, картинка почти сложилась. Кроме единственного, чрезвычайно важного момента, от которого зависило все: почему именно сейчас?

21 часть Актеры - это те же марионетки, только живые и более функциональные
        NN
        На следующий день во время большой перемены, Уолтон подсел ко мне за столик со странным вопросом:
        - Ты петь умеешь?
        - Ну… - задумчиво протянула я. Вроде как и умею, только не люблю.
        - Я так и думал, - мальчишка самодовольно улыбнулся и положил передо мной школьное объявление.
        - "Конкурс на главную роль в спектакле…" - прочитала я вслух и подняла на него изумленный взгляд. - Ты серьезно думаешь, что сейчас время вот этим заниматься?
        - Да, - кивнул Уолтон. - Так ты постоянно будешь на виду и не вляпаешься в какую-нибудь неприятность.
        Все-таки не простил моего вчерашнего исчезновения. А я так надеялась…
        - Иногда мне кажется, что ты со своим родственником появился специально, чтобы мне жизнь испортить…
        - На счет него не знаю, но я искренне хочу помочь. Кстати, Натан считает, что участвовать в спектакле - отличная идея.
        - Натан так считает? - повторила я, вперившись в Уолтона тяжелым взглядом. Нет, не зачарован. - Ну-ка, рассказывай!
        - Не понимаю, о чем ты? - попытался скосить под дурачка вампир, но я сделала "страшное" лицо, и он сдался. - Ладно. Только не злись. Натан пообещал, что не тронет меня и пальцем… ну, ты понимаешь, о чем я… если помогу держать тебя под контролем… Ой, я не то хотел сказать… В общем, репетиции спектакля заканчиваются одновременно с его рабочими часами.
        - Он собирается провожать меня домой?!
        - Да ты даже знать не будешь, что он рядом, - махнул рукой Уолтон… и осекся.
        - Вы что, издеваетесь надо мной?! - рявкнула я, всполошив два ближайших столика. Вампир окончательно смутился и виновато пожал плечами:
        - Так что мне передать по поводу конкурса?
        Бросив на мальчишку уничижительный взгляд, я развернулась на каблуках и буквально вылетела из столовой.
        Последним уроком в тот день были иностранные языки. Вообще-то, по правилам, студенты должны сами выбирать, какой язык будут изучать дополнительно. Но так как явилась я после начала учебного года, меня присоединили к группе, в которой были места. Таким образом я оказалась среди тех несчастных, которым не повезло столкнуться с китайскиими иероглифами. Еще обиднее было понимать, что остальные иностранные языки, которые преподавались в школе, я знала. А вот с китайским столкнулась в первый и, очень надеюсь, в последний раз.
        Но и такие скушные часы безрезультативных попыток разобраться в письменности узкоглазого народа скрашивало нечто хорошее. И это нечто олицетворяла собой Эппл. Она была, пожалуй, единственным человеком в школе, которого я с радостью пустила к себе за парту и с которой с удовольствием болтала на уроке.
        - Привет! - я искренне улыбнулась, бросила на стол свою школьную сумку и только потом заметила, что Эппл что-то внимательно рассматривает. Не узнать объявление о проведении песенного конкурса была невозможно. - Кто тебе это дал?
        - Новый учитель, мистер Джоэл, - ответила девочка и вдруг уставилась на меня соверешенно безумным взглядом. - Давай запишемся, а?!
        Я про себя чертыхнулась, глянула на часы, отметила что до начала урока осталось чуть более десяти минут и, не размахиваясь, отвесила Эппл подзатыльник. Девочка дернулась, поморгала немного, приходя в себя, а потом с удивлением уставилась на бумажку в своих руках:
        - Это еще откуда взялось?
        Ни слова не объясняя, я вынула объявление из цепких пальчиков, улыбнулась для приличия и, вся просто булькая от негодования, отправилась на поиски Натана.
        - Выходи, - два раза обежав школу и не уловив даже призрачного намека на присутствие вампира, я поняла, что дело здесь не чисто. - Я знаю, ты где-то рядом.
        - Звала? - лениво прозвучало над ухом, и я вздрогнула от неожиданности.
        - Что это такое?
        - Если мне не изменяет зрение, - вампир даже сощурился для наглядности, - это объявление о…
        - Зачем ты дал его Эппл? Нет! Не так. Зачем ты заставил Эппл хотеть туда записаться?
        - Ну, ты же не хочешь делать это в одиночестве? - Натан с легкой усмешкой прислонился плечом к шкафчику и сложил руки на груди. У.. как мне захотелось врезать по наглой смазливой роже! Но вместо этого я глубоко вздохнула, на секунду закрыла глаза, успокаиваясь, и тихо спросила:
        - Ты ведь не отцепишься, да?
        - Правильные выводы, - кивнул вампир. - Либо ты записываешься сама, либо тебе прийдется частенько поколачивать свою подружку.
        - Не трогай Эппл, - я сама не заметила как перешла на шепот. Коридор словно вымер. Несмотря на перерыв, ни один студент не ошивался рядом. Обычно здесь не протолкнуться. Натан внимательно посмотрел на меня и вдруг приблизился почти вплотную:
        - Не трону, - и исчез.
        Я выдохнула только спустя несколько минут.
        После урока, злая как черт на всех вампиров и китайцев в придачу, я набросилась на Уолтона:
        - Если ты думаешь, что я пойду туда в одиночестве, то глубоко заблуждаешься!
        - Куда пойдешь? - не понял мальчишка, но на всякий случай переместился ближе к выходу.
        - На конкурс, что б его!
        - А, значит Натан тебя все-таки уговорил? - я скривилась, и Уолтон предпочел самостоятельно догадаться, как именно его предку это удалось. - Так чего ты от меня хочешь?
        - Ты читал название пьесы?
        - Нет. Но могу поспорить, это Ромео и Джульета.
        - Ха-ха! - грозно засмеялась я. - С Шекспиром угадал. Только это Гамлет. И если я туда пойду на роль Офелии, то угадай, кому быть главным героем?
        - Даже не надейся, - поежился Уолтон. - Я петь не умею.
        - Дорогой мой, - я панибратски похлопала вампира по плечу. - Петь ты будешь в любом случае. И либо сам, либо с подачи Натана. Выбирай.
        На поверку, у Уолтона оказался потрясающий голос.

22 часть Главное в экстремальном отдыхе - вовремя заметить, когда заканчивается экстрим и начинается п*здец
        NN
        Я сидела на истории, равнодушным взглядом наблюдала, как Натан что-то демонстрирует на большой разноцветной карте, и думала, как же это меня угораздило оказаться под самым настоящим наблюдением. Два дня в неделю, как истинный ценитель прекрасного, я репетировала роль утопленницы в школьной постановке. Остальное время после занятий занимали тренировки команды поддержки.
        - Маман бы мной гордилась, - невесело пробормотала я. Мистик Хоул, с легкой руки Натана, сделал из меня такую "умницу, спортсменку и просто красавицу", что самой противно было. Сферы социальной жизни обступили буквально со всех сторон. Разве только в научный кружок еще не записалась, но, зная отвратительный характер вампира, это было не за горами.
        И все же, я не могла сказать, что старания Натана прошли даром. Уже неделю как мне не чудились странные типы с желтыми глазами, не пропадали знакомые и даже студенты, кажется, "отошли" от летних каникул и присмирели. Да… жить стало скучно, пресно и безопасно.
        Натан всегда заканчивал свою лекцию за секунду до звонка, словно у него внутри прочно обосновался филиал Гринвичской королевской обсерватории. Я в очередной раз подивилась, с какими лучистыми глазами вампир провожает из аудитории студентов, смела в сумку свои тетради и мышкой выскользнула следом. Пробираясь сквозь толпу одноклассников, краем уха услышала что-то об Осенней ярмарке и сделала в памяти отметку при встрече выведать у Уолтона подробности. Что-то мне в последнее время страсть как хотелось повеселиться.
        - Осенняя ярмарка? - удивленно поднял бровь молодой вампир когда мы, уже по привычке, заняли столик у окна в столовой. - Да, знаю. Это очередная забавная традиция Мистик Хоул. В конце сентября сюда приезжает что-то типа Луна-парка, устраивают аттракционы, цирковые шоу, разные шуточные состязания. Довольно весело, если тебе около двадцати и ты без ума от сладкой ваты. А что, разве ярмарка уже началась?
        - Кажется, да, - я пожала плечами и схватила за руку пробегающего рядом подростка: - Уважаемый, подскажи, атракционы уже поставили?
        - Ой, новенькая… - отчаянно краснея, парень нырнул глазами в мое декольте.
        - Я уже почти месяц как старенькая, - перекривила я. - Так что?
        - Да… Нет… Да! - кажется, подросток наконец взял себя в руки, вспомнил, что мачо так себя не ведут и подтвердил: - Ярмарка открылась.
        - Спасибо, - вежливо поблагодарила я, отпуская парня, который чуть дернулся напоследок и, постоянно оглядываясь, убежал.
        - Ты плохо влияешь на местное население, - хихикая, заметил Уолтон. Я только поморщилась - я бы плохо на них влияла, если бы их ела. - Так что? - вампир вернулся к поднятой теме. - Собираешься покататься на Чертовом Колесе?
        Пакостливо улыбнувшись, я пожала плечами. Почему бы и нет? Сахарную вату я люблю, и кое-кто мне сильно задолжал.
        Вечером, с горем пополам отбившись от Шекспировских трагедий, я оставила Пыжика у школы и отправилась в парк налегке. Самыми темными и самыми страшными городскими аллеями, чтобы уж точно не встретиться с вездесущими любознательными подружками. Уже шагов через сто я отчетливо услышала, как за узкой полоской деревьев параллельно мне кто-то идет.
        - Хватит прятаться, - крикнула я, останавливаясь. - Я тебя хорошо слышу.
        Обычно Натан, как и обещал, не навязывал мне свое общество, но раз сегодня он так явно себя демонстрирует, то очевидно, ждет, когда я его позову.
        - Не знаю, кому ты кричишь, - раздалось над ухом. - Но я здесь.
        Едва кошкой не сиганув на ближайшее дерево от испуга, я медленно обернулась и внимательно посмотрела в усмехающиеся зеленые глаза. Семейная черта, однако. Со стороны параллельной аллеи раздался жалобный всхлип и быстрое топотание: кто-то удирал прочь. Натан прислушался и со вздохом оповестил:
        - Ты только что прогнала влюбленную пару. Тебе не стыдно?
        Мне было очень стыдно. Но не потому, что испортила кому-то романтический вечер, а потому что не отличила двух человек от одного вампира. Подбодрив себя тем, что невнимательность - результат расшалившихся нервов от предстоящей встречи с Натаном, я вдохнула, сосчитала до десяти, под изумленный взгляд вампира выдохнула и только потом решилась сказать:
        - Я иду на ярмарку. Составишь компанию?
        - Н…Да… - протянул он, странно на меня при этом косясь. Словно я вдруг села перед ним на землю и принялась вязать макраме.
        - Отлично, - с искренней радостью я подхватила вампира под локоть (чтобы не передумал и не сбежал) и почти потащила вперед. Не знаю, о чем сейчас думал Натан, но в моей голове были только недобрые мысли о возможности развлечься за чужой счет.
        Мы прошли (точнее, почти пробежали) больше половины пути, когда случилось сразу две вещи. Во-первых, осторожный вампир вдруг захотел понять причины моих поступков. Уж больно мое сегодняшнее поведение отличалось от повседневного. Наверное, он решил, что я хочу толкнуть его под паровозик или застрелить из водяного пистолета.
        А во-вторых, молчавшие уже неделю Высшие Силы неожиданно облагородили меня своим вниманием. Таким образом, на очередном повороте сразу два независящих друг от друга объекта одновременно зашипели мне в разные уши.
        - Ничего не хочешь рассказать?
        "Туда ходить нельзя!"
        - Нет! - грозно рявкнула я обоим. Натан отшатнулся и даже Высшие Силы, кажется, стушевались.
        "Объяснись!" - потребовали они. Вампир тоже жаждал ответов, грозно насупившись. А вот фиг вам. Причем, сразу всем. Эти, блин, семь дней молчали, а тут вдруг проснулись. Неужели вы, высшие и всезнающие думаете, что я не представляю, чем рискую? Но именно потому и тащу туда Натана. В надежде, что когда мой охотник наконец-то покажет себя, я аккуратно спущу на него вампира. И тогда, если мне повезет, они перебьют друг друга. Или, как в плохом кино, останется только один, но и тот в таком потрепаном состоянии, что даже я с ним справлюсь.
        - Я просто хочу порадоваться последним теплым денькам, - чарующе улыбнулась я Натану, в тайне надеясь, что зимние холода буду встречать без его навязчивого присутствия. Вампир сощурился и окинул меня внимательным взглядом. Но вопросов задавать больше не стал.
        На ярмарке я, как порядочная девушка, стребовала себе угощение, заставила Натана выиграть для себя три плюшевые игрушки, а потом с кислой рожей таскать их за собой, и даже загнала его на американские горки. Оттуда зеленый вампир вышел нетвердой походкой, и только врожденный пацифизм и чрезмерное любопытство останавливали его от попыток меня придушить. Я сделала правильную ставку. Загадка - вот что может увлечь и подчинить старую опытную нечисть. Мы все такие. Проходят годы и, чем дольше мы живем, тем больше сходимся к мысли, что мир - череда банальностей. А когда что-то выпадает из общей массы, мы жаждем его рассмотреть, потрогать, понять. Для нас, долгоживущих, каждая головоломка - это бесценный дар. Потому и Натан, весь такой недовольный, такой мрачный и дырявящий когтями несчастных плюшевых мишек, шел за мной, как привязанный. Ему было интересно.
        Я задумалась, пробираясь через толпу, и тут же на кого-то налетела.
        - Учитель? - подняла глаза незнакомая девочка и вдруг раскрыла их еще больше. Проследив за ее взглядом, я успела разглядеть лишь неясную тень за спиной Натана, которая сразу затерялась среди людей. Ни запаха, ни даже намека на волшбу, ничего. Только холодок по спине, словно укор от Высших Сил: "тебя предупреждали".
        Видя, как я напряглась, вампир тоже обернулся. Долгую минуту он простоял, не двигаясь, словно сканировал толпу, потом, ни слова не говоря, бросил игрушки мне в руки, подхватил за локоть и на буксире потащил из парка.
        - Стой! - уже возле выхода мне, наконец, удалось вырваться. Какой-то мужчина, окинув нас сальным взглядом, решил поиграть в спасителя, но увидел потемневшие от гнева глаза Натана и предпочел ретироваться.
        - Так, значит, деньками понаслаждаться хочешь? - зашипел вампир мне в лицо, прижимая спиной к дереву. Со стороны мы выглядели влюбленной парой, мило флиртующей в свете луны. Но если бы кто-то решился поднять черные пряди длинных кос вампира и взглянуть на его лицо, то навсегда остался бы седым заикой. - Говори все, иначе…
        - Что "иначе"?! - выдохнула я, как святой крест прижимая к груди пушистый приз. Я надеялась, что охотник прийдет, и он пришел. Только нападать не стал, а значит, это еще не конец. Если бы только знать, чего он ждет, почему тянет с атакой… Я нервным взглядом покосилась на веселящихся людей. Сегодня будут жертвы. Как тогда, в лесу. Или потом, возле дома. Я видела только очертания, неясный намек и тут же выбрасывала его из головы. А потом он доказывал, что я не ошиблась и было чего пугаться. Словно хотел, чтобы я знала, что он есть. Что он всегда рядом.
        Натан, яростно сверля меня глазами, напряженно ждал, когда вдруг что-то у меня на шее привлекло его внимание. Я, занятая своими мыслями, не сразу поняла, куда тянутся его шаловливые ручки. И только когда тихонько зашипела кожа от соприкосновения с серебром, я пришла в себя.
        - Что это? - тихо спросил вампир, вытягивая из выреза блузки удивительно длинную цепочку и медальон. Я дернулась, но куда там! Железная рука держала крепко.
        Даже не морщась от боли в обгоревших пальцах, Натан поддел ногтем серебряную крышку. Замочек щелкнул, ломаясь, и два локона, переплетенные косичкой, выпали ему на ладонь. Вампир поднял волосы на свет, принюхался и вдруг удивительно круглыми глазами уставился на меня. Я обреченно откинулась на ствол дерева и ответила ему прямым, все подтверждающим взглядом. Скрывать дальше не было смысла. Я сама все испортила, когда приравняла Натана к Уолтону. То, что у молодого вампира было под самым носом, и что он категорически не желал замечать, его более старый и опытный родственник легко сложил мозаикой из крошечных, оброненых мною кусочков…
        Несколько секунд Натаном буравил меня глазами, но выплеснуть поток вопросов не успел - Зверь решил напасть. Уж не знаю, с чего мне так повезло: удача, или желтоглазое чудовище не хотело делить свою добычу, но из глубины парка послышался дикий женский крик.
        Кем бы ни был мой охотник, он точно был не дурак. Атаковать толпу - я знала только одного вампира, который мог себе это позволить и победить. Мой убийца пошел другим путем. Со стороны чертового колеса раздался жуткий взрыв. Полыхнуло пламя. Послышался скрежет железа, грохот вырываемых из земли свай и эта огромная махина качнулась, размахнула кабинками и, тяжело переворачиваясь, понеслась прямо на нас. Впереди колеса, оглядываясь и подбадривая себя визгом, бежала толпа отдыхающих.
        Первый выпал из ступора Натан. Подхватив меня под локоть, он что-то рыкнул в самое ухо и потащил с траэктории полета аттракциона. А потом… То, что он сделал потом еще долго не могло уложиться в моем мозгу. Он бросился к колесу, словно белка взлетел по железным перекрытиям в одну из кабинок, подватил на руки двух ошалевших человек и спрыгнул на землю. Благодарные жители Мистик Хоула смотрели на него глазами первых христиан, которые стали свидетелями чуда воскрешения. А вампир, оставив в безопасности первую партию, большими прыжками бросился за следующей.
        - Спайдермен, блин, - пришипела я, с трудом вставляя на место отпавшую челюсть. Вот, что теперь делать? Несколько раз вздохнув, но так и не найдя общего знаменателя между своей человеческой совестью и вампирской сущностью, я чертыхнулась и бросилась на помощь. В четыре руки дело пошло быстрее и вскоре большое громыхающее колесо опустело. С некоторой гордостью я осмотрела результаты свих трудов в лице пятерых спасенных и поискала глазами вампира: он изображал из себя сестру милосердия, вытаскивая людей из-под обломков палаток, лотков и другой атрибутики парка развлечений.
        - Мир сошел с ума… - я покачала головой и окинула взглядом окружающие меня руины. Не стоило этого делать. Нельзя расслабляться, пока не повесишь шкуру врага над каминой в гостинной. Иначе враг может подкрасться со спины и надеть тебе удавку на шею.
        "Что ж они все облизываются на мое горло…" - обреченно пронеслась в голове мысль, пока ногти пытались оторвать веревку от многострадальной шеи. Охотник держал крепко. Обиднее всего в тот момент было наблюдать, как буквально в пяти метрах мечеться Натан, хлопоча над пострадавшими людьми и совершенно не замечая погибающую меня. В отчаянной попытке вырваться, я взмахнула руками, надеясь хоть как-то привлечь внимание вампира, и задела рукой пробегающую рядом женщину.
        Нет, все-таки не зря я их спасала. Есть достойные люди в Мистик Хоул. Рыжая тетка с ярким веснусчатом лицом в моем представлении являла собой образчик техасской ковбойши. Поймав меня в прицел своих больших зеленых глаз, она мгновение наблюдала за борьбой, видимо пытаясь осознать, что она видит, а потом с разворота приложила своей сумкой охотника по голове:
        - Ах ты, сволочь! Скотина! Мерзавец!
        И убийца растерялся. По-хорошему, ему следовало быстро оторвать голову мне, стукнуть тетку и удрать, пока Натан не среагировал на подозрительно воинственные крики. Но убивать меня не входило в его планы, а удержать вампира одной рукой, даже такого слабого вампира как я, почти нереально. Еще секунд пять, ползая задом по земле и судорожно цепляясь ногтями за тонкое волокно на шее, я слышала удары и шипение, а потом убийца не выдержал:
        - Пошла прочь! - зашипел он, и на одно мгновение оторвал руку от веревки, чтобы отшвырнуть настырного человека. Собрав волю в кулак, я последним, отаянным рывком оттянула удавку и просипела:
        - Натан…
        Вампир прыгнул не глядя, оборачиваясь уже в воздухе, но я поняла, что словит он только пустоту. Потому что когда мои губы почти беззвучно прошептали последюю букву его имени, за спиной никого не было. Вряд ли Натан хоть краем глаза успел заметить лицо нападавшего. Единственный свидель лежал метрах в трех от меня, со свернутой шеей. Остальная толпа - не в счет. В такой толчее можно было перестрелять с десяток людей, и остаться незамеченным.
        "Спасибо тебе, отважная незнакомка", - пронеслась в голове пафосная фраза, явно экспроприированная из какого-то романа, и это была последняя мысль, прежде чем в глазах потемнело, и я кулем свалилась на землю.

23 часть Жизнь конечно не удалась, а в остальном все нормально
        NN
        - Долго она что-то в себя приходит… - услышала я тихий встревоженный голос, сопровождаемый напряженным сопением и шорохом. - Я волнуюсь.
        - Ничего с ней не случиться, - негромко отмахнулся второй, постарше. - Чем тут метаться, пойди лучше отвар подогрей.
        - Но он и так…
        - Иди, сказал!
        Я услышала, как тихо скрипнула дверь, а потом рядом кто-то сел. Бережно ощупав мою шею, он перевернул компресс на лбу и тяжело вздохнул.
        "Нервничает", - удовлетворенно констатировала я.
        "Еще бы, - грустно отозвался внутренний голос. - Забрать силу можно только у живого вампира".
        "Не занудствуй, - решила я защитить свои призрачные надежды. - Он хороший. Он людей спасал".
        "Ты тоже спасала. Ты можешь назвать себя хорошей?"
        Черт. Проиграть спор самой себе - какая досада. Но внутренний голос, как обычно, был прав. Наверное, потому что он, в отличие от наивной и самонадеянной меня, больше прислушивался к Высшим Силам и собственным страхам.
        Натан еще раз потрогал компресс и убрал его с моего лба. В комнату вернулся Уолтон, принеся с собой сильный аромат полевых трав, послышался тихий плеск и мне на голову снова водрузили мокрую тряпку.
        - Уа-ау!!! - взвыла я дурным голосом, подпрыгивая на добрые пол метра вверх и срывая со лба пропитанную в крутом кипятке хламиду. - Вы что, рехнулись, оба?!
        - Очнулась… - пробормотал Уолтон, круглыми глазами глядя на мою разъяренную тушку и, неожиданно бросившись вперед, сжал в крепких объятиях. Ребра подозрительно заскрипели. - Я уж было испугался, что охотник на тебя колданул. Ты же ни единого защитного амулета не носишь!
        - Мне не нужны амулеты, Уолтон, - я осторожно высвободилась из его крепких рук и, потирая шею, уселась обратно на кровать. - Ты успел его разглядеть?
        Натан отрицательно покачал головой. Я вздохнула: надежда благополучно умерла последней.
        - Сильвия, - Уолтон подошел ближе, буравя меня любопытным взглядом. - Ты сказала, тебе не нужны амулеты?
        - Верно.
        - А медальон?
        - Разве ты не чувствуешь? В нем нет силы. Это - обычное украшение. На память.
        - Но… - мальчишка сел на пол у моих ног и попытался дотронуться до цепочки сердца. Вновь послышалось тихое шипение - серебро жгло нечисть получше огня: - Как ты тогда это носишь? И как выходишь на солнце?
        Я печально усмехнулась.
        - Спроси у Натан. Он уже наверняка догадался.
        Уолтон развернулся к предку в ожидании объяснений, а я тихо отползла к спинке кровати и подтянула к себе колени. Натан какое-то время молчал, отстраненным взглядом наблюдая за моими манипуляциями, потом ровно ответил:
        - Существует поверье, что если двух близнецов, родившихся в один день и час, и обладающих Даром, одновременно превратить в вампиров, их магическая сила увеличиться во много раз и они станут обладателями неких уникальных способностей.
        Уолтон подозрительно покосился на сжавшуюся в комочек меня и скептически произнес:
        - Как-то не слишком она похожа на обладательницу огромной магической силы…
        - Если не ошибаюсь, у нее другой Дар. Сильвия, может, расскажешь сама?
        Я вздрогнула, услышав свое имя, и мимоходом бросила взгляд на дверь. Слишком далеко, не добегу. И в окно не выпрыгнуть… Бедовая голова, о чем я вообще думаю? Меня скрутят на втором шаге, и все равно доберуться до Дара. Страшно это признавать, но Саша нашла единственный способ уберечься от охотников. У меня было только два пути: либо последовать ее примеру, что делать совершенно не хотелось, либо… Впрочем, второй вариант мне тоже не особо нравился.
        - Сильвия? - осторожно окликнул меня Уолтон. Я заглянула в глаза мальчишке, всем телом впитывая волну искренней заботы, которая исходила от молодого эмпата. "Хороший вампир, - с усмешкой подумала я. - Потому что совсем юный, наверное".
        - Что именно вам рассказать?
        - Все, - тут же ответил Уолтон и уставился на меня, как на Шарля Перро, который ему сейчас Золушку пересказывать будет. Я вздохнула - ну все, так все. Возможно, если им рассказать бо?льшую часть правды, они не будут так рьяно стремиться откопать оставшиеся мелочи.
        "Меня зовут Сильва Васильевна Островская. Я дочь русского потомственного аристократа, государственного чиновника, занимавшего не последнее место в Табели о Рангах Российской империи; и родилась в ночь на двадцать четвертое июля тысяча семьсот шестьдесят второго года. В тот же день и час родилась моя младшая сестра - Александра. Мы действительно были близнецами, и мы действительно были очень похожи внешне. Но к пяти годам ее глаза и волосы потемнели, словно окрасились в каштановый, и с тех пор нас больше никто никогда не путал…
        - Фрьойляйн! Фрьойляйн Сильва! Вернитесь немедленно! - размахивая толстой нотной тетрадью кричала гувернантка. От гнева ее маленькие глазки покраснели и сузились, а квадратный подбородок еще больше выдвинулся вперед. - Вы должны закончить урок! Фрьойляйн Сильва!
        Подхватив юбки летнего платья девушка выскочила из комнаты, обежала оранжерею и зимний сад, едва не сбив при этом старого садовника, любовно хлопотавшего возле своих творений, и выскочила на улицу.
        - Боже, как хорошо! - воскликнула она, полной грудью вдыхая чистый свежий запах июньского утра. Еще вчера родители отправились в Петербург, предстать пред светлые очи Великой Императрицы, и больше можно было не притворяться девочкой-цветочком, не сидеть допоздна за книгами или фортепиано, не вышивать опротивившие картины разноцветными нитками… Свобода, наконец!
        Из дальней беседки, укрытой ветвями старых поникших ив, выглянула и тут же спряталась копна темно-каштановых волос. Покосившись по сторонам, девушка на цыпочках отошла подальше от дома и бросилась бегом к изящному деревянному строению.
        - Тебя никто не видел? - шепотом спросило ее отражение, хватая за руки и утягивая на пол. Девушки были удивительно хорошенькие, и так похожи друг на друга, словно смотрелись в зеркало.
        - Фрау булькает от злости, и нам лучше быть подальше отсюда, когда она выдумает достойное наказание.
        - Смотри, - у ног девушек стояла плетеная корзинка с куском белого хлеба, кувшином молока и маленькой головкой сыра. Сверху всю эту красоту прикрывало большое стеганное одеяло.
        - Как тебе удалось разжалобить Белого Медведя? - ахнула девушка, но отражение только махнуло рукой. Той, кому удавалось, словно податливой глиной, управлять строгим камергером ее Превосходительства, на должности которого, по милости судьбы, служил их Отец, было не сложно уговорить повара поделиться провиантом.
        - Идем на озеро.
        - Там нас в первую очередь будут искать, - покачала головой девушка. Хотя на озеро хотелось страшно. - И я не взяла купальный костюм.
        - Я тоже не взяла, - хихикнуло отражение, и девушки слегка покраснели. - Как это неприлично, наверное, купаться голышом.
        - Фрау будет в ярости, - переглянувшись, девушки подхватили корзинку с двух сторон и на цыпочках покинули беседку. Если Фрау их найдет, отходит розгами, не посмотрит что дворянского рода. Но она не нашла. А когда девушки, уже под покровом ночи прошмыгнули к себе в комнаты, "немецкая комендантша" была так счастлива, что они вернулись целыми и невридимыми, что обещала ничего не докладовать Маман, при условии, что девушки подтвердят свое постоянное присутствие в доме.
        Ровно через неделю, не позволяя себе задержаться в культурном Петербурге дольше положенного минимума, вернулась Маман. Девушки, понуро склонив разноцветные головы, явились пред ее ясные очи и тут же были огорошены новостью:
        - Великая Императрица изволила интересоваться вашими успехами и намекнула, что будет рада видеть вас обеих при своем дворе, - девушки переглянулись, но Маман, не терпящим возражения голосом, продолжала. - Через месяц вам исполниться по пятнадцать и мы сопроводим вас обеих в Петербург. Рекомендую уделить особое внимание урокам и наверстать пробелы, если таковые имеются, - она бросила тяжелый взгляд на Фрау и та, вздрогнув, едва не посерела. - Можете идти.
        Подцепив девушек под ручки, Фрау твердой немецкой походкой отвела их в комнату для занятий и тут же усадила одну за сборник стихов, а вторую за опротивевшее фортепиано. Никогда прежде сестры не занимались так долго и старательно, как в тот день. Для пущего эффекта гувернантка взяла в руки длинную тяжелую линийку, что весьма поспособствовало желанию девушек освоить нелегкие грани домашнего образования быстро и качественно.
        - Что думаешь, Сильва? - поздним вечером, забравшись под одеяло к сестре, спросило отражение.
        - Ой, даже не знаю… - пробормотала девушка, массирую пальчиком висок. - После зверств Фрау думать как-то не хочеться.
        - Ну, Сильва!
        - Ладно, - девушка перевернулась на живот, положила голову на руки и повернулась к сестре. - Я думаю, что вскоре мы с тобой выйдем замуж.
        - Что?!
        - Тише, Саша, - девушка снова принялась массировать виски. - А зачем, по твоему, нас везут в Петербург? Чтобы мы нашли себе "достуйную партию", - Сильва смешно перекривила губернантку, - и отправились портить жизнь слугам из других поместий.
        Саша упала на подушки:
        - Я замуж не хочу, - твердо заявила она. - И вообще, я слышала, что двор Екатерины Второй - самый роскошный в нынешней Европе. Кто-то даже говорит, что он затмевает двор Людовика Четырнадцатого…
        - Кто говорит? - фыркнула Сильва.
        - Кузена Наталья, - немного обиженно ответила Саша, садясь в кровати. - Она при дворе уже два года и не то что замуж не вышла, а даже не просватана.
        - С такой рожей, как у кузены Натальи, это и не удивительно. Иногда мне кажется, что она просто уменьшенная копия своего отца, включая лысину на макушке и усы.
        - Даже если так… Наталья в своих письмах столько всего рассказывала о королевских балах, петербуржских приемах и других развлечениях двора. Ты променяешь все это на тихую семейную жизнь?
        - У меня, кстати, как и у тебя, не будет выбора. Если мы отправимся в Петербург с Маман, а ты знаешь, что так и будет, все эти приемы и балы пройдут мимо нас красивым строевым шагом, а мы будем лишь безмолвными сторонними наблюдателями.
        - Даже Маман не выдаст меня замуж против моей воли! - гордо заявила Саша, но Сильва только фыркнула: пятнадцать лет Саша безрезультатно пыталась приручить Маман, но ей это не удалось. Неужели она дейсвтительно верит в свою победу сейчас?
        - У нас есть только одна возможность, - когда пыл сестры немного угас, заявила Сильва. - Родители никогда не дадут согласие на помолвку, если будет шанс скушать кого-то повкуснее.
        - Тоесть? - не поняла Саша. Сильва жестко усмехнулась:
        - Жадноть, моя дорогая сестренка. Жадность - вот что будет нашим помощником. Наш шанс - это кормить родителей обещаниями "лучшего" предложения, рассказывать сказки о возможных перспективах и потенциальных "эксклюзивных" кандидатах, тогда они не будут торопиться с браком. Если можно выдать дочь за герцога, зачем размениваться на барона?
        Саша выслушала, кивнула и расплылась в ехидной улыбочке. Уж она-то сделает все, чтобы поселить в душах родителей сомнение и не дать им возможности сказать окончательное "Да", пока она сама, своими руками не отыщет подходящего жениха.
        В сентябре одна тысяча семьсот семьдесят седьмого года, как и было обещано, прекрасных дочерей Василия Петровича Островского представили ко двору Великой Императрицы Всея Руси Екатерины Второй. И они заблестали, закружились в водовороте лиц, празднеств, угощений, танцев… Молодая императрица благоволила театру, и обе девушки с удовольствием принимали участия в дворцовых постановках. Сильва пела и аккомпанировала себе на фортепиано, Александра же пробовалась в драматическом искусстве. Она перевоплощалась на сцене, очаровывала зрителя своей игрой и часто исполняла главные роли в пьесах маленьких театров русской аристократии.
        Прошел год, но родители не подымали вопрос о браке. Правильно акцентируя внимание Маман и Отца на потенциальных ухажерах, на будущих достижениях и никогда не останавливаясь на собственных текущих успехах, Александра и Сильва умело уходили от опасной темы. К тому времени, когда девушкам исполнилось шестнадцать, они стали настоящими светскими львицами, в роскошных одеждах, с утонченными манерами и изысканным вкусом. Кроме того, открылась еще одна сторона характера молодых аристократок. Они имели разные и не совсем невинные хобби, на которые, впрочем, до поры до времени публика не обращала внимания.
        Сильва пристрастилась к азартным играм. Скачки и собачьи бега, преферанс и пасьянсы, раскладываемые придворными дамами, пробудили у нее интерес к рискованным денежным инвестициям. Иногда ее, как сильного противника, приглашали к столу самой Императрицы. И тогда только Сильва красиво и эллегантно проигрывала, осторожно поддаваясь на последних ходах. То, что остальные дамы называли благоволением фортуны, а сама девушка - хорошо развитой интуицией, позволяло ей с редким постоянством обыгрывать двор. Будучи девушкой умной, Сильва не наживала себе врагов и никогда не выигрывала у сильных мира сего. Но она, как никто, угадывала карты и предсказывала результаты. Это давало возможность потихоньку, но все же наращивать собственный капитал, несмотря на недовольство Маман, но под немым покровительством Отца.
        Александра же приобрела статус не просто первой красавицы двора, но и его главной любимицы. Мужчины подчинялись ей, женщины считали своим долгом помочь и пожалеть, и даже Императрица никому из придворных дам не благоволила так искренне и открыто. Как девушке удалось добиться такой любви от людей, многие из которых даже смутно представляли значение этого слова, было загадкой и для самой Саши. Но факт оставался фактом - она умела управлять людьми. Ее просьбы исполнялись мгновенно, ее капризы считались необходимыми к удовлетворению. Ее любили и старались осчастливить буквально все, прилагая к этому максимум усилий.
        Наверное, именно это привлекло к девушке прусского офицера, каким-то образом оказавшегося при дворе Императрицы, Якобса Карра. Прежде всего высокий черноволосый мужчина с изящными усиками познакомился с Василием Островским и, опять-таки, неизвестно по каким причинам заручился его поддержкой. А уже потом, обласканный и получивший массу напутствий, отправился покорять сердце Александры.
        - Представь себе, эдакий хлыщ - и в мужья, - хихикала Саша по вечерам, когда сестры, как в детстве, залазили в одну постель и обменивались полученными за день впечатлениями.
        - Будь осторожна, Саша, - с тревогой в голосе отвечала Сильва. Ее интуиция, так часто выручавшая в играх на тотализаторе, сейчас просто кричала об опасности. Но Саша только отмахивалась.
        - Он всего-навсего офицер, Сильва. Отец никогда даже не задумается о таком браке.
        - Тут ты права, - пряча глаза, отвечала Сильва. Она сама себе напоминала параноика, но ничего не могла с этим поделать - было неприятно вспоминать Карра, хотя при взгляде на него, особенно когда он был в присутствии Александры, все страхи уходили. Или, может, это Саша так успокаивающе действовала на сестру?
        Прошел месяц, прежде чем девушки поняли, что зря они рассчитывали на отцовское благоразумие. В начале зимы, когда еще не выпал снег, но морозный ветер с Невы пробирал до костей, Александру сосватали. Причем, при ее полном согласии. Сильва, которая была, пожалуй, единственная категорически против брака, против воли сестры пойти не решилась, хотя и прорыдала несколько ночей в бессильной злобе. Потому, когда родители предложили девушкам на Рождество вернуться в поместье, и в последний раз отпраздновать этот праздник всей семьей, несмотря на ярые предостережения, звучашие в голове колокольным звонок, Сильва с радостью согласилась. Даже когда ей сказали, что Карр будет сопровождать их с сестрой в этом путешствии, она все равно не придала значению внутреннему голосу. Как оказалось, зря…"
        - Я помню, мы въехали в лес. И как послышались крики солдат, охраняющих экипаж, как сломались хлипкие, занавешенные парчовой тканью дверцы. И как на нас, испуганно скуливших в креслах, смотрели два больших, налитых кровью глаза, - я сидела, не двигаясь, прижав к груди коленки, и отрешенно глядела в стену. Натан и Уолтон не перебивали, даже не шевелились. Казалось, они понимают как мне тяжело вспоминать все это, но на самом деле, они, конечно, просто не хотели сбивать с мысли и терпеливо ожидали продолжения…
        "Когла Сильвия пришла в себя, шел сильный снег. Она посмотрела на небо, пытаясь по луне понять хотя бы который час, но ни луны, ни звезд видно не было. Пушистым белым ковром снег покрывал землю вокруг нее, развалившийся экипаж, окровавленные тела людей и двух породистых отцовских скакунов. Несмотря на снег, в лесу было темно, но Сильва все равно видела все так отчетливо, словно эта страшная картина застала ее днем, на ясном солнце. Сдерживая рвотные порывы, она сглотнула и поднялась на ноги. Не ощущая холода, она попыталась обтрусить налипший снег с юбок и волос. Взгляд упал на ладонь и Сильва вздрогнула - пальцы были в крови. Подняв руку, она ощупала лицо и шею. Слава Богу, лицо не пострадало, а вот горло было сплошь в холодной липкой жиже. В отчаянии отдернув руку и спрятав ее за спину, Сильва решила вернуться к этому вопросу позже. В конце-концов, она была жива, и чувствовала себя вполне нормально для такой ситуации. С остальными ранениями она разбереться потом.
        Сильно пригибаясь, словно боясь, что ее заметят, девушка подобрала с земли кусок сломавшейся оглобли. Она знала, что кровь привлечет волков или медведей, коих в этом лесу водилось немеряно, а значит, нужно вооружиться. Оглобля показалась Сильве удивительно легкой, но она списала это на последствие шока.
        - Саша, - хрипло позвала она. - Саша!
        Под сосной, немного вдалеке от дороги что-то зашевелилось. Молясь, чтобы это не подоспели голодные хищники, Сильва вскинула оглоблю и приблизилась. И тут же узнала черный соболиный воротник шубы Якобса. Пошатнувшись, она вспомнила красные звериные глаза и, когда Карр дернулся еще раз, со всего размаху опустила палку ему на голову. И била до тех пор, пока оглобля не превратилась в щепки, а Якобс - в окровавленную изломанную куклу, больше не подававшую признаков жизни.
        Потом Сильву долго рвало под соседним деревом, а когда полегчало, неожиданно проснулась совесть. И девушка впервые по-настоящему четко поняла, что только что убила человека. Ну, может и не совсем человека. Но ведь убила.
        - Карр это заслужил, - решительно сказала она вслух и строго-настрого приказала себе в это поверить. Она не будет видеть его в кошмарных снах, не будет шарахаться от любой тени и узнавать Якобса в каждом встрчной. И она, черт подери, не будет мучить себя из-за смерти этого чудовища! Больше Сильва о нем никогда не вспоминала.
        Неожиданно в кустах по другую сторону дороги что-то треснуло. Сама удивляясь, что услышала этот едва различимый звук, Сильва осторожно сползла обратно к обломкам и выбрала палку потяжелее.
        - Саша? - неуверенно позвала она, и услышала в ответ такой же тихий ответ:
        - Сильва?
        Бросив свое импровизированное оружие, девушка кинулась к кустам и сжала сестру в крепких объятиях. Та сначала отшатнулась, а потом зарылась лицом в серебристые волосы:
        - Что это было, Сильва?
        - Я не знаю… Но нам здесь нельзя оставаться. Кровь привлечет волков.
        - Кровь? - на секунду Саша подняла голову, но почти сразу снова уронила ее Сильве на плечо. - Я так слаба…
        - Ничего, - поглаживая сестру по голове, пробормотала девушка. - Я с тобой. Идем. Обопрись на меня…"
        - Я увела Сашу в лес, не знаю зачем. Логичнее было бы идти по дороге и надеяться, что кто-то нас заметит. Но я была в таком состоянии, что отбросила логику. А интуиция вела меня подальше от людей. Каким-то чудом мне удалось найти старую покинутую берлогу и затащить туда Сашу. Она пролежала в беспамятстве почти сутки. Утром я осмотрела ее и нашла рану на шее. Помню, я так испугалась, ведь сестра потеряла много крови, а где искать лекаря было совершенно непонятно. Но уже к вечеру слудеющего дня рана затянулась и только тогда Саша открыла глаза…
        "Сильва сразу почувсвтовала, что сестра изменилась. Ее движения стали быстрее, резче, словно она постоянно сдерживала себя от того, чтобы не сорваться в бега. Немного безумный взгляд излучал не страх, но дикость, животную, неудержимую. И еще она как-то подозрительно косилась на испачканное в крови горло Сильвы.
        - Я хочу есть… - низким голосом прорычала она, потянулась было губами к сестре, но получила от нее такую затрещину, что это сразу привело ее в чувство. - Сильва, что со мной?
        Девушка испуганно покачала головой.
        - Подожди меня здесь, - сказала она, украдкой отводя руку в сторону для лучшего замаха, на случай если эффект от первого удара быстро исчезнет. - Я вернусь к экипажу. Возможно, у кого-то из погибших солдат были какие-то продукты. Никуда не уходи, хорошо?
        Вечером снова поднялась метель, и идти было нелегко. Очень мешали длинные юбки, но Сильва не решилась их снять из-за холода. Только сегодня, когда она выпозла из норы и ледяной ветер растрепал волосы, она вспомнила, как это, когда холодно. Медленно вышла Сильва на дорогу, еще медленнее, прислушиваясь и прячась в тени деревьев, доковыляла до экипажа. Ничего не изменилось. Все тела, как холодно и расчетливо отменил мозг девушки и на что тут же яростным трепетом отозвался ее желудок, были на своих местах. Кривясь от отвращения, Сильва обыскала солдат, но не нашла ничего. Только у одного из них за пазухой была припрятана фляга с чем-то горячительным. Сильва решила взять ее на всякий случай, потому что порядочные девушки обычно не пьют, но она не знала, как должны вести себя порядочные девушки в морозную зимнюю ночь в глухом лесу.
        Сильва вернулась в нору по своим следам и уже на подходе заметила вторую борозду от сапог. Она даже не стала проверять - Александры на месте не было.
        - Саша! - отчаянно позвала Сильва, не зная даже, что подумать. Зачем сестра ушла? Куда? Где ее теперь искать? Сильва бегом, перепрыгивая через сугробы, побежала по следу. - Саша! - Деревья мелькали просто невообразимо быстро, а ноги, словно отталкиваясь от парящего снега тут же взмывали вверх, легко и свободно. Увидев впереди просвет, Сильва метнулась туда с такой скоростью, что деревья превратились в одно смазанное пятно, но девушка этого даже не заметила. Она выскочила на поле, по пояс засыпанное снегом, и остановилась как вкопанная.
        У дальнего края, повалив на землю молодую самку оленя и жадно припав губами к шее зверя, "питалась" Саша…"
        - Я не знала, кто такие вампиры, - тряхнув головой, продолжала я. - Наверное, не стоило убивать Карра так быстро. Он бы многое нам объяснил. Например, что Саше нельзя бывать на солнце, иначе она получит жестокие ожоги… Мы могли передвигаться только по ночам, а на утро я хоронила ее под землю и уходила на охоту. Первое время, как и каждый молодой вампир, Саша была совершенно неуправляема. И я боялась, что если отпустить ее за дичью, она притащит человека… И еще эти сердца… У нас с сетрой были одинаковые амулет. Вот эти, с переплетенными волосами. Оба на серебряной цепочке, но Саша сняла свой еще у экипажа. Именно по нему отец понял, что нас больше нет. Наверное, потому нас так скоро перестали искать. Много позже я выкрала этот амулет из поместья, мы поменяли цепочку, и вот теперь он снова у меня…
        Но больше всего я хотела бы узнать у Карра, почему на меня не действует ни одно из этих "вампирских" правил. И только спустя несколько месяцев, когда Саша, наконец, обрела некий покой и перестала бросаться на любую тень, а я свыклась с мыслью, что нам не дано когда-либо вернуться к прежней жизни, мы повстречали ее… Катерину Полесскую…
        "- Я тебе говорила, мы идем не в ту сторону! - Александра грозно обвела глазами селенье, раскинувшееся у подножья холма. Несмотря на раннюю весну, Сильва куталась в два плаща и пыталась закрыть нос от пронизывающего ветра. А Саше, в одном только платье, без нижных юбок, которые она с радостью и явным облегчением отдала сестре, так что та теперь больше напоминала качан капусты, чем петербуржскую аристократку, казалось, ветер совершенно не мешал. Девушки стояли на холме, еще покрытом снегом, волосы Саши темные покрывалом трепетали и вздымались кольцами, а глаза хищно сверкали в темноте. Внизу расстилался маленький город с невысокими опрятными домиками, из труб которых валил дым.
        - Поч-чему ты так считаешь? - отстукивая зубами чечетку, и едва не откусывая себе при разговоре язык, спросила Сильва. - Эт-то разве не похоже на московский пейзаж?
        - Эт-то похоже на то, что здесь не говорят по рус-ски! - перекривила ее сестра, отлично слышавшая каждое слово, которое произносили за толстыми стенами домов. - Ладно, идем вниз. Похоже, тебе нужно согреться. Где бы мы ни были, здесь есть огонь.
        Сильва судорожно кивнула, подцепила сестру под локоть и, опираясь на нее всем телом, поковыляла вниз. Спуститься с холма было довольно просто, хотя ноги в изящных сапожках, где мех, конечно, был, но предназначался скорее для красоты, а не для того, чтобы в них два месяца бродить по заснеженной родине, все время норовили споткнуться об очередную колдобину, или упасть в невидимую под слоем подтаявшего снега яму.
        - Жди здесь, - приказала Саша, и посмотрела на одинаково симпатичные усадьбы по обе стороны от вымощеной брусчаткой дороги. Поскольку стояла поздняя ночь, почти во всех окнах был погашен свет. Но где-то вдалеке, за поворотом и еще дальше, на южной окраине города, кто-то тихо, едва ли не мурлыкая, напевал себе под нос:
        "…Ой, не питай, чом тоби завтра буде зле
        Руки та ноги наче зав'яжуть нитками.
        Випий, коханий, та й покохай мене
        Зилля чаривне…"
        Кроме предлогов, Саша ни слова не поняла, но песенка была веселая, из трубы дома валил густой дым, а больше ее сейчас ничего не интересовало - для согрева сестры хватит теплой печи и добродушной хозяйки. Собравшись с мыслями, девушка постучала.
        Сначала Саша улышала громкое кошачье мяуканье, и из низко расположенной в двери квадратной дыры, занавешенной плотной тканью, выскочила на улицу и удрала в темноту крупная черная кошка; а затем раздались легкие шаги.
        - Хтось там е? - спросил молодой высокий голосок.
        - Эм… - задумалась Саша. - Пусти переночевать, хозяюшка.
        За дверью послышалось копошение и в маленькую щелочку просунулся любопытный нос.
        - Бабуся, - крикнул голосок куда-то вглубь дома. - Тут прийшла якась гостя. В гарному платти.
        - То впускай!
        - Але виглядае вона подозрило!
        - Чому?
        - Бо не змерзла…
        Саша переминалась с ноги на ногу перед дверью, прислушиваясь к диалогу, и даже со веременем стала улавливать суть. В принципе, слова были похожи на русские, но незнакомое звучание сильно резало слух.
        - А ты одна? - спросили в щелочку, и Саша даже не сразу поняла, что говорят с нею.
        - Нет. С Сетрой. Вот она сильно замерзла…
        - Змерзла? - переспросил голосок. - Значить, люди. Веди.
        Сбегав за Сильвой, Саша подвела ее к дому и пропустила вперед. Но когда, в последний раз оглянувшись на спящий город, она попыталась ступить на порог, что-то невидимое но крепкое ее не пустило.
        - Сильва! - отчаянно позвала Саша, в панике ощупывая прозрачную стену перед собой.
        - Что случилось? - сбросив плащи, к двери подбежала сестра. - Как странно… - девушка вбегала и выбегала из дома, закрывала и снова открывала дверь, но для Саши вход оставался непреодолимой преградой. И когда она уже решила плюнуть на все и уйти ночевать в лес, тихий старческий голос, привлекший девушку своим пением, пробормотал:
        - Входи уж… Вампирша… Но учти! Я - несъедобная, а внучкой травонешься. Поняла?
        Обиженная до глубины души, Саша бросила на старушку возмущенный взгляд. Та, в свою очередь ответила ей ласковой, но в то же время какой-то грозной улыбкой, и приглашающе махнула рукой.
        - Кто вы, добрая бабушка? - отогревшись у печки, спросила Сильва. Саша до сих пор дулась, и хозяйку дома старательно игнорировала.
        - Ну кому же мне быть? Ведьма я. Зовут Катериной. А это - внучка моя - Галинка.
        Сестры окинули взглядом невысокую симпатичную девочку лет одинадцати и одновременно улыбнулись, так забавно ее личико было украшено веснушками. Да и сама девочка была худенькой, рыжей, кудлатой, ну прямо вылетая ведьмочка.
        - Вся в меня, - с гордостью вскинула подбородок Катерина. Сестры плавно перевели взгляд на сгорбленную, седую бабушку с ярким платком на голове и в белом, заляпанном переднике. Похожи они были как зима и лето: живая, пышущая всеми красками девочка и бабуля, которую при желании можно было принять за привидение.
        - А вы откуда?
        - Мы?.. - задумалась Сильва, но решила сказать правду. Вряд ли у них найдутся общие знакомые, и бабуля, по незнанию или специально, сможет передать нежелательную весточку родным. - Из Петербурга. На нас по дороге напали. Мы с сестрой чудом выжили.
        - Ой-ли? - словно насмехаясь, переспросила ведьма. - А кто напал?
        - Звери, - сказала, словно выплюнула, Саша.
        - Ясно…
        Сильве стало неприятно здесь дальше находиться, но интуиция молчала и девушка покладисто сидела.
        - Вы есть хотите?
        - Кровь? - фыркнула Саша, намекая на оскорбление вампиршей, но Катерина с серьезным видом покачала головой:
        - В доме есть только борщ с пампушками и тыквенный пирог.
        - Сильва, идем отсюда! - вскочила Саша. - Она надо мной издевается!
        - А с чего ты обиделась? - несколько стушевалась бабушка. - Хоть и молодая, но ты вампирша и есть. Я же чувствую. И в дом бы вас не пустила, если бы не то, как ты к своей сестре относишься. Раз ты на любовь к человеку способна, то и нас не тронешь.
        - С чего ты вообще сделала такой вывод? - едва не заикаясь от злости, прошипела Саша. Она - и вдруг вампир! Какое хамство!
        - Ты в мой дом попасть могла? Нет… Ты кровь животных пьешь? Можешь не отвечать, я чую - пьешь. Ты сильная, так ведь? Сильнее сестры? Холода не боишься, но солнце тебя ранит…
        По мере перечисления, Сашины глаза открывались все шире, и под конец она просто упала на низкую табуретку.
        - Я - вампир?!
        - Судя по всему, - кивнула старушка. - Но ты не бойся, это не так плохо, как звучит. Если же оденешь амулеты, то никто не сможет отличить тебя от обычного человека. Только серебро не трогай. Нас, нечисть, оно почему-то сильно не любит, - и старушка, видимо рефлекторно, подняла руку и осторожно коснулась шеи. - А пока, милочка, давай накормим твою сестру. Ну-ка, - обратилась ведьма к Сильве. - Достань мне во-он тот казанок.
        Девушка покрутила головой и увидела в печи маленький пузатый горшочек. Она потянулась, вытянула его и нечаянно зацепилась ладонью о висевший рядом на гвоздике топорик для разделки мяса.
        - Ой, - вскрикнула Сильва, наблюдая как на руке набухает капелька крови. Саша отреагировала на нее весьма спокойно, а вот бабуля напряглась и подозрительно скосила глаза в сторону молодого вампира. Сильва, не отрываясь, смотрела на маленький играющий бликами алмаз на ладони и, неизвестно почему, этот вид ее успокоил. Небрежно вытерев руку о юбку, она снова взялась за горшочек, но теперь уже старая Катерина с отвисшей челюстью уставилась на ее порез.
        - Что-то не так? - даже попятилась девушка.
        - Зажило… - пробормотала старушка. Сильва подняла ладонь к свету - кожа была ровной и чистой, от ранки не осталось и следа. Медленно отступая к стене, ведьма прошипела: - Уйди к себе, Галинка. И не высовывайся, пока я не скажу, - девочка пискнула и мигом испарилась. Ведьма подождала, пока хлопнет дальняя дверь и рявкнула неожиданно помолодевшим голосом: - Вон из моего дома!!!
        Сильва испуганно вжалась в печку, стиснув горшок с такой силой, что закаленный метал начал потрескивать под пальцами. Саша же, наоборот, напряглась и выдвинулась вперед, словно готовясь к нападению. Она нахмурилась, стиснула кулаки, но вместо того, чтобы зарычать и навсегда ополчить против себя местную ведьму, девушка вдруг расслабилась и услыбнулась. Мгновение ничего не происходило. Потом лицо бабушки распрямилось, жутковатый оскал, с которым она прогоняла девушек секунду назад исчез, руки опустились и она улыбнулась мягкой, извиняющейся улыбкой.
        - Прости, дочка, - ласково проворковала она, с материнской любовью глядя на Сашу. Сильва тоже покосилась на сестру, правда с куда более подходящими моменту эмоциями. Неужели и сейчас, в этом изношенном, хотя и дорогом когда-то платье, с этими вертикальными зрачками и "вредными" привычками вампира она способно заставить кого-то себя полюбить? - Трудно тебе пришлось, наверное, - продолжала ведьма.
        - Да, тетушка, - ответила Саша, словно лаская своим чудным бархатным голосом. - Не выгоняй нас, пожалуйста.
        - Что ты, девочка? - даже отпрянула старушка. - Как можно? Разве ж я зверь какой-то?
        - Помоги мне, - меж тем продолжала распевать соловьем Саша. - Я совсем не знаю, кто я. Не знаю, как жить дальше.
        Ведьма загадочно улыбнулась:
        - Есть у меня одна книга. В ней про вампиров все-все написано. Я тебе ее дам. Но вам с сестрой все равно нельзя оставаться в городе. Охотиться вам здесь будет негде. А если кто узнает, что ты вампир, уничтожат всех: и вас, и нас.
        - Люди так нетерпимы…
        - Мне повезло, что в этом городе с пониманием относяться к волшбе. А я в ответ стараюсь не вредить населению. И даже помогаю по мере сил. Но все же, не стоит злоупотреблять человеческим терпением. Мы - нечисть. Они всегда будут помнить об этом.
        - Пожалуйста, - решилась открыть рот Сильва, когда сестра уже хотела развернуться к выходу. - Пожалуйста, скажите, почему мой порез так быстро зажил?
        - Потому что ты тоже вампир.
        - Но это невозможно, - тут уже возразила Саша. - Она не боиться солнца, серебра, и значительно слабее меня.
        На какое-то время бабушка притихла, буравя сестер задумчивым взглядом, а потом спросила:
        - Вы ведь близнецы, верно?..
        - Да…
        - Знаю я одну легенду, - присаживаясь в стоящую у окна кресло-качалку, начала Катерина. - В ней говориться, что когда-то Дьявол поспорил с Творцом и создал свое дитя. В противовес человеку. Оно было сильным, быстрым, ловким и практически бессмертным. Но душа у него была такая же темная, как и помыслы Отца. И тогда Бог, чтобы как-то ограничить могущество этих созданий, наложил на них некоторые ограничения. Вампир не может войти в дом без приглашения, не может выйти под солнце без амулета… Таким образом, Бог обезопасил человека, насколько это было возможно. Но есть еще одна преграда, с которой не мог смириться Дьявол - вампиры не рожают детей. И тогда, словно в насмешку над Богом, Дьявол дал возможность своему детищу обращать людей в себе подобных. Поражая тело, вампир словно впускает частичку тьмы в человеческую душу, и поглощает столь ценимое и взлелеянное Богом творение.
        Со временем вампиров стало больше, и они тоже научились меняться. Как и любое существо, они развивались, становились сильнее, могущественнее. Они брали лучшее от людей, умножали в сотни раз и добавляли в коллекцию своих способностей. Если человек обладал Даром, то вампир, который по сути своей к магии не способен, тоже его получал. Если кто-то славился красотой, обращенный был просто незабываемо прекрасен. Если умом - его темной ипостаси подчинялись Тайны Вселенной. Если…
        - Мы все поняли, - осторожно прервала Саша, которой замогильный тон старушки уже порядком надоел. - Все это очень занимательно, но не объясняет феномен моей сестры.
        - Ах, да, - и старушка многозначительно посмотрела на Сильву. - Вы - близнецы. И вы превратились в вампиров одновременно. Одна из вас - типичная нечисть. Вторая - бессмертный человек.
        - Бессмертный?! - выдохнули сестры одновременно.
        - Хочешь, я проткну тебе сердце ножом и мы посмотрим, за какое время рана затянется? - весело предложила старушка, и Сильва поняла, что способности Саши заставлять людей в себя влюбляться, распространяются только на нее.
        - Спасибо, я поверю на слово.
        - Ну, как знаешь. Впрочем, ты наверняка погибнешь, если отрезать тебе голову, - будничным голосом, словно рассказывала рецепт очередного супа, продолжила бабушка. - Так убивают вампиров. Или сжигают в огне. Правда, никто не имел возможности проверить, на самом ли деле легенда о близнеца - правда. Раньше она не оживала. Но ведь без головы никто жить не может, да? - Сильва сглотнула. - В общем, вы, девочки, - полная противоположность друг друга. Человек в теле вампира, и воплощение Тьмы, заключенное в оболочку, которая более других страдает от запретов Бога.
        - Более других? С чего такая несправедливость?
        - Совершенно верно, - кивнула Катерина. - Прежде чем ты попала в дом, Галинка сказала фразу, которая подразумевала, что ты можешь войти. Другому вампиру этого было бы достаточно. Но не тебе. Ты не смогла пробиться до тех пор, пока я официально тебя не пригласила. Возможно, сейчас, в силу своей молодости, ты и не самый сильный вампир, дочка, но у тебя, несомненно, есть свой особый, темный, Дар.
        И уже на пороге, торжественно вручив Саше книгу и амулет от солнца, но наказав все равно не выходить из тени под прямые лучи, бабушка добавила:
        - Хочу предупредить. Ни люди, ни ведьмы, ни другая какая нечисть, кроме вашего же рода, вам не страшны. Ведите себя прилично, не давайте повода - и будете жить, пока не надоест. Но если какой другой вампир узнает о ваших силах - берегитесь. Ибо то, что есть у вас, разделонное надвое, и, в общем, не опасное для мира. Александра - потенциально сильнейшая из носферату. Сильва - воплощенная мечта любого человека. Но старые вампиры знают, как забрать вашу силу, как выкрасть ваш Дар. Если это случится, родится величайший Темный… И многие будут желать получить такой шанс. Вы, девочки, можете стать легендами своего племени. Вы получили то, на что другие не смеют даже надеяться. Но вам придется это защищать…
        Покидая дом, Сильва не почувствовала - услышала в голове тихий голос. "Ее оставлять нельзя", - говорил он. Но старушка лучилась такой безграничной любовью, что девушка только отмахнулась. Нельзя же, в конце-концов, убивать людей только потому, что интуиция кричит об опасности. "Как знаешь", - прошелестел голос и на время затих. Но с тех пор он стал приходить чаще. Со временем она научилась не только его слышать, но и разговаривать с ним, научилась задавать вопросы, на которые почти никогда не получала ответов. И назвала этот мягкий шелестящий, едва различимый голосок Высшими Силами…"
        - Что случилось потом? - видя, что я затихла, спросил Натан.
        - Потом? А потом на нас напали. Один раз, второй. И мы поняли, что либо честолюбивые сверхпроницательные вампиры окружают нас со всех сторон, либо Катерина проболталась и теперь все, кому не лень, ведут на нас охоту. В одном она оказалась права - мы действительно стали желанной добычей. Нам везло только потому, что никто не старался нас убить. Забрать силу можно лишь у живого вампира. И мы, словно две обезумевшие белки в колесе, прыгали из одних похотливых ручонок в другие. Сначала нас это забавляло, затем стало утомлять, а со временем, когда поток желающих сильно вырос, мы поняли, что привлекаем слишком много внимания, путешествуя вместе.
        - И вы разделились?
        - Да, - я кивнула, печально опуская глаза. - Но я всегда чувствовала сестру. Я знала где она, как у нее дела…
        - Но ты все равно не смогла ей помочь?
        Я посмотрела на Уолтона, который, конечно, понял, что та девушка с темными волосами, которую он когда-то знал, и которая так сильно была похожа на меня, была Сашей, и вдруг вскочила на ноги:
        - Не понимаю, почему они меня не предупредили. Где была моя хваленая интуиция?! Высшие Силы никогда не предавали от меня до того дня!..
        - Как погибла твоя сестра? - довольно бестактно перебил меня Натан. Нет уж, обойдешься без этой информации. Хватит и того, что ты уже сегодня узнал.
        - Не знаю, - откровенно солгала я.
        - А где это было?
        - Здесь. В Мистик Хоул.
        - Так вот зачем ты приехала… - пробормотал вампир. - Но почему так поздно?
        - Боялась встретить того, кто был причастен к ее смерти, - совершенно искренне на этот раз ответила я. - Но, по-моему, все равно встретила.
        - Зачем же ты теперь нужна ему? - удивился Уолтон. - Ведь без Саши ты - только половина Дара.
        - Не знаю… - я снова опустилась на кровать. - Может, он всю жизнь мечтал позагорать, а тут такой облом с солнцем… - бросив беглый взгляд в окно, я поразилась. Моя исповедь длилась почти всю ночь. Как же там Магда, одна?
        - Не бойся за экономку, - хмуро покачал головой Натан. Мысли мои читать он не мог, но по напряженному лицу, видимо, догадался, чем они заняты. - Я поставил вокруг гостиницы мощную защиту. Возможно, она и пропустит кого чужого, но я об этом сразу узнаю.
        - И появишься аккурат к завершению обеда? - съязвил Уолтон, который, не смотря на панику, накрывавшую его лавиной каждый раз, когда рядом был легендарный предок, встал на мою сторону. Он знал, на что я готова пойти ради Магды, а память о джинне была еще слишком свежа. Видимо, увидев эти кадры в голове мальчишки, Натан удивленно поднял глаза сначала на него, потом на меня и вдруг расхохотался.
        - Ну, Сильва, - сквозь смех пожурил он. - Ну, ты даешь…
        Глядя, на то, как этот древний вампир корчиться от воспоминаний Уолтона, я тоже не смогла сдержать улыбку. Никогда бы не подумала, что Натан способен так искрення и заразительно гоготать. Настроение само собой поползло вверх.
        Той ночью, достав откуда-то из закромов большого дома старинный телефон, я отыскала в стене за тумбочкой блок, куда его можно было подключить и, сквозь шумы, треск и какое-то попискивание, будто внутри телефонной коробки жила мышь, дозвонилась-таки в гостиницу. Меня выслушивали три раза, вежливо позволяли закончить, а потом просили повторить. Так как даже я их практически не слышала, злилась я шепотом. Но все равно зло брало от того, что мы, вампиры, при всем своем желании жить в ногу со временем, постоянно забываем о каких-то мелочах. Например, о мобильных телефонах. А люди, которые снимали в аренду домик Натана, к сожалению, только мобильными телефонами и пользовались. Ну и, естественно, забрали их с собой, когда зубастый арендодатель попросил освободить жилплощадь.
        С горем попалам, крича на весь дом и заставляя вампиров шарахаться от тумбочки, под которой я примостилась, мне удалось передать Магде сообщение, чтобы она из гостиницы никуда не уходила, а я буду завтра (или уже сегодня?), после занятий. И еще попросила сообщить ей об этом прямо сейчас, несмотря на позднее время. Я знала наверняка, что верная экономка не спит.
        - Фуу… Ну и связь в этой дыре… - раздраженно повесив трубку, проскрипела я. Голос слушался плохо. Выйдя в гостинную, я обалдело уставилась на застеленную кушетку, около которой с женской ночной сорочкой в руках застыл Уолтон.
        - Ты, наверное, спать хочешь? - немного смущаясь, спросил он, протягивая мне изделие в рюшечках.
        - Да нет, не очень, - странно, он мог бы не нервничать так, переночевав со мной в одной постеле. Наверное, Уолтон уловил мои эмоции, сделал выводы, а Натан уже потом прочитал его мысли. Потому что спустя мгновение в комнату ворвался злобный вихрь, швырнул меня на кровать и едва не пинками вытолкал Уолтона из комнаты.
        - Так где, говоришь, той ночью спал Уолтон? - предельно вежливо, сверкая вертикальными зрачками, спросил вампир. Я съежилась на простынях и, кажется, попыталась с головой зарыться в одеяло. Натан навис надо мной как клыкастая Немезида, яростно сверля зелеными глазищами. В голове вертелась единственная мысль, которую я сдуру высказала вслух:
        - А почему тебя так волнует, с кем спит твой племянник?
        Даже Высшие Силы, кажется, попадали со своих облаков. Натан так вообще остолбенел. Я осторожно похлопала его по плечу (что, к счастью, не привело его в чувство):
        - Не бойся, растлением молодежи не занимаюсь, - кажется этим мне удалось его добить. Осторожно проскальзывая под рукой вампира и по-тихому сваливая в самый дальний и недостижимый для Натана угол, желательно с начертанной защитной пентаграммой или окруженный пятиметровым забором под напряжением, я никак не могла понять две вещи. Во-первых, почему Высшие Силы хранили подозрительное молчания, одобряя мое ненормальное, практически суицидальное желание рассказать свою историю этой семейке? Обычно на мою логику и оправдания они плюют с высокой колокольни. Неужели я не ошиблась, и Натан каким-то чудом будет мне полезен? И второе. Что за странная искорка прошмыгнула в глазах этого древнего вампира, когда он прочел последние мысли Уолтона? Не была бы я таким скептиком, решила бы что это - ревность.

24 часть Он поступил благородно, т.е. необдуманно Владимир Семенов
        Уже месяц как тянулись бесконечно-скучные школьные будни. О происшествии на ярмарке все очень скоро забыли. Наверное, этому способствовало маленькое количество жертв. И Мистик Хоул уже спустя несколько дней вел свой обычный образ жизни маленького, ничем не примечательного американского городка.
        Мы с Магдой, чертыхаясь и сожалея, приняли решение распрощаться с домиком на окраине. Я не хотела рисковать новой ремонтной бригадой, с учетом того, что старую так и не нашли. Но и в гостинице оставаться тоже было нельзя - слишком много там "бродило" посторонних ушей и глаз. Выход нашел Уолтон. Однажды после репетиции спектакля, премьера которого была запланирована на конец семестра, он показала мне объявление в газете.
        - Не понимаю, как Магда могла его пропустить, - на продажу был выставлен большой, двухэтажный особняк с шестью спальнями, двумя ванными комнатами и даже одной оранжереей. Правда, находился он в самом центре города, но по сравнению с мраморной лесницей и коврами из натуральной медвежей шерсти это казалось мелочью.
        - Ничего удивительного, - хмыкнул вампир. - Газета сегодняшняя.
        - Отлично. Я прямо сейчас туда съезжу.
        - Может не спешить, - махнул рукой Уолтон. - За этот дом берут целое состояние, так что если кто-то в Мистик Хоул и может себе его позволить, так это вампир с экстрасенсорными способностями. Признайся честно, - он хитро подмигнул и понизил голос. - На Форексе играешь?
        - Как можно?! - деланно возмутилась я. - Как можно работать на валютном рынке, если есть фондовый?
        - А я думал, нельзя использовать Дар для получения выгоды?
        - Ну, жить-то на что-то надо?
        Так мы и переехала в большущий особняк с шикарным ухоженным двориком на Губернаторской улице. С обеих сторон его подпирали такие же роскошные дома, а прямо напротив располагался городской сквер, где по вечерам горели ажурные фонарики и толпы влюбленных оккупировали скамейки.
        Зверь больше не нападал. Словно ждал, когда мы расслабимся, потеряем бдительность и совершим ту самую роковыю ошибку, что позволит ему за один ход выйти в дамки. Ну, продумывая такой вариант он, наверняка, не учел Натана и его параною. Мне казалось, что вампир никак не может решить, что лучше: самому начать поиск охотника, или же дать ему возможность сделать первый шаг. На самом деле, Натан попросту боялся оставить меня без присмотра. Ему казалось, что если он переключит внимание на выслеживание, я обязательно каким-то неведомым образом отыщу врага первая и поплачусь за это головой. Все это мне честно рассказал Уолтон, когда в очередной раз пришел с визитом. Магда за месяц успела привыкнуть к обоим вампирам, и если Натана она все еще немного побаивалась, то к Уолтону, несмотря на то, что его возраст более чем в два раза превышал ее собственный, относилась едва ли не с материнской заботой.
        - Еще печенья, мистер Джоэл? - говорила она, доверху наполняя тарелку своими кулинарными шедеврами. Мистер Джоэл с вежливой улыбкой ими давился, но, то ли в силу воспитания, то ли из благородных побуждений, отказываться не пытался.
        - Все время хотела тебя спросить, - я с удовольствием откусила от печенюжки и подумала, как это здорово, что в отличие от остальных вампиров я ощущаю не только как утоляется голод, но еще и вкус продуктов, а потому человеческая пища не кажется мне красиво оформленным изделием из песка. - Как Натан смог попасть в дом с миссис Дрэул без приглашения?
        - Так туда же первым твой охотник вошел, - равнодушно пожал плечами Уолтон. - Он все щиты посрывал.
        - Разве такое возможно?
        - Сильвия, ну ты как маленькая, честное слово. Вампиры ведь тоже прогрессируют в развитии, не только люди. Мы уже давно нашли способ гулять под солнцем, питаться полуфабрикатами и, разумеется, попадать в дома. Правда, это довольно хлопотное занятие. Оно отнимает много магических усилий и потому не каждому по зубам. Но я, например, могу заставить человека захотеть меня впустить. Натан может переубедить, с помощью мысли. А такие как твой зверь, имеющие достаточно силы и терпения, рисуют пектаграмму и читают заклинания.
        - Выходит, серебро - единственное, что еще вам не поддалось?
        - Во-первых, не "вам", а "нам". Ты тоже вампир, так что не стоит отрываться от коллектива. А во-вторых, есть еще всевозможная церковная атрибутика. Та же святая вода, например. Только освященная по всем правилам. Ну и кресты, кадило, благовония церковные тоже, знаешь ли, глаза режут…
        - Все равно… - задумчиво пробормотала я. - Не понимаю, какой смысл вести за мной такую длительную охоту, если все, что я могу - это дать ему возможность делать то, что он и так умеет, только чуть быстрее…
        - Понятия не имею, - Уолтон легкомысленно пожал плечами, воровато оглянулся и засунул надкусанное печенье в кадку с цветами. - Спроси у Натана. Кстати, что у вас с ним происходит?
        - Ничего! - поспешно ответила я. - А чего ты спрашиваешь?
        - Да просто интересуюсь. Он когда о тебе думает, такие сильные эмоции испускает, что у меня голова кругом идет. Вот и решил узнать твое мнение. Ну, так?.. - Уолтон прикрыл глаза. - Ага… чувсвтвую удовлетворение, переживание, мммм… воодушление? Ха-ха! Вот и стыдливость… Раздражение? Ой!
        Вампир увернулся от воторого удара подушкой и расхохотался. По крыше ударили первые капли дождя. Я встала с дивана и подошла к окну. На улице было так темно, что уже за метр от окна даже я ничего не могла различить. Мне нравился дождь, и я могла часами наблюдать, как тяжелые капли бются о стекло. Внезапно в небе, освещая все вокруг, словно прожектором, сверкнула молния. Тут же раздался оглушительный грохот. Гроза стояла прямо над Мистик Хоул и мне почему-то, страсть как захотелось выскочить на улицу, раздеться догола и позволить этой небесной воде смыть с меня все заботы и тревоги. Я даже улыбнулась от предвкушения, ясно представляя себе круглые глаза Магды и ее причитания по поводу простуды. В Мистик Хоул пришла осень. Она принесла прохладу, ветер, дожди и насморк, единственную болезнь, которая, увы, была ко мне неравнодушна.
        Очередная вспышка молнии осветила парк.
        - Иии-ах! - взвизгнула я от восторга, опустила взляд с небес и увидела прямо перед собой два крупных желтых глаза. Одно мгновение мы таращились друг на друга, а когда вокруг снова потемнело, я уже сидела за перевернутым диваном и срывающимся от волнения голосом звала Уолтона.
        - Что случилось? - мальчишка ворвался в гостинную, одной рукой отпихивая с дороги испуганную экономку, а второй воинственно размахивая вилкой.
        - Он здесь, - шепотом ответила я, словно охотник мог меня услышать за стеной дождя и раскатами грома, а если бы и услышал, это на что-то бы повлияло.
        - Кто? - на всякий случай тоже шепотом уточнил Уолтон. - Зверь?
        Я кивнула:
        - Он был перед окном, но к дому не подходил.
        - Наверное, не хотел приближаться к охранке Натана, - предположил вампир. - Ты его рассмотрела, узнала?
        - Нет, - ответила я, и задумалась. - Это странно… я смотрела на него в упор, вокруг было очень светло, а он стоял на открытой местности, не прячась. И все равно, я видела только желтые глаза, а остальное - будто размытое пятно. Крупное, темное… и видимое только боковым зрением.
        - Ясно, - пробормотал Уолтон. - Надо уточнить, но мне кажется, я знаю, какая на нем магия. В следующий раз, когда встретитесь, не смотри на него прямо. Прикрой глаза, и попробуй посмотреть под углом, боковым зрением.
        - Когда встречусь в следующий раз?! - я вскочила на ноги. - Давай сначала этот раз переживем! Я же чуть заикой не стала! Что будем делать?
        - Ну… он ведь пока не нападет?
        Ответить я не успела. Магда охнула и круглыми глазами уставилась в окно. Мы с Уолтоном мгновенно захлопнули рты и сделали шаг вперед.
        - Чей это дом? - удивительно спокойным тоном спросил вампир, глядя, как слева от нас не горит - пылает - особняк.
        - Не знаю… Я еще не успела познакомиться с соседями…
        - Там живут миссис и мистер Вайнот. И еще у них есть дочь. Вайнона.
        - Вайнона Вайнот? - переспросил Уолтон, не отрывая взгляда от пламени.
        - Да, - медленно кивнула Магда. Она тоже, словно зачарованная, смотрела в окно. - Ей четыре года.
        "Интересно, как ему удалось его зажечь? - меж тем думала я. - На улице такой ливень. Не иначе бензином облил…"
        - Госпожа, что-то нужно делать… - в голосе Магды стояли слезы.
        "Ох, узнаю этот тон: истерика на подходе, - грустно констатировала я. - Только этого не хватало. Надеюсь, кто-то из соседей уже заметил пожар и позвонил куда следует… Что ж это мне все время попадаются дома без телефонов? Завтра же с утра поеду в магазин и куплю мобилку!"
        - Госпожа…
        - Выкуривает, - пробормотал Уолтон, нисколько не отвлекаясь на скулеж Магды.
        - Выманивает, - уточнила я, тоже стараясь не замечать экономку. - Где же пожарные? .
        - Никого не будет, - покачал головой Уолтон. - Справа от особняка соседей нет. Там дом продается, и я искренне сочувствую тем несчастным, которые его купят - такой сгусток негативных эмоций еще следует поискать. Слева - мы, а ближайший от нас дом находиться слишком далеко, чтобы жильцы заметили пожар при такой погоде. Ну а впереди только парк, где сейчас даже бомжа не сыщешь. Он все продумал, уродец желтоглазый.
        Я бросила тоскливый взгляд на сквер - темень полнейшая, все что ни скрыла ночь, успешно закрыл плотной стеною ливень. Прислушалась к себе: вдруг Высшие Силы сжаляться и подскажут правильное решение. Нет, правильное решения я знала. Хотесь бы что-то менее суицидальное. Я красочно представила себя распятой на жертвенном столе с ритуальным ножом у горла, несколько раз глубоко вздохнула, и развернулась к двери.
        - Ты с ума сошла? - даже ласково как-то спросил Уолтон, мгновенно оказываясь рядом. - Это же ловушка. Там большими горящими буквами прямо так и написано.
        - Скажи, а ты слышишь, как на втором этаже особняка, что выходит на правую, пока еще не занявшуюся сторону, да-да, именно там, где открыто окно и потому там пока не так много дыма… Ты слышишь, как там плачет ребенок?
        Какой кошмар! Вампир, защищающий человеческое дитя. От смеха сдохнуть можно… это все Натан с его тягой к благородным поступкам…знала бы, что это заразно - близко бы к нему не подошла…
        - Если он тебя словит, ты ни ему, ни себе, - никому уже не поможешь!
        - Да, - кивнула я. - Но пока он будет меня ловить, ты вытащишь девочку.
        И прежде чем вампир смог найти подходящие ругательства для моего вразумения, я скользнула у него под рукой, выскочила за дверь и помчалась к горящему дому.
        "Ave, Caesar! Morituri re salutant!, - почему-то пронеслось в голове и я, помимо воли, улыбнулась. Вечно в самый неподходящий момент в голову лезут всякие странности. - Жалко Натана. Столько стараний, чтобы меня защитить, и все напрасно".
        Я спиною ощущала настороженные взгляды Уолтона и Магды, которые распахнули дверь и теперь, словно две статуи самим себе, всматривались в темноту. Эмпат фонтанировал какими-то очень сильными эмоциями, но поскольку они предназначались не мне, я могла уловить только их отголосок.
        "Лучше бы он меня попытался успокоить", - немного обиженно фыркнула я про себя, сворачивая за угол горевшего особняка. Сильный жар тут же накрыл с головой, а глаза заволокло дымом. В таком виде меня можно было брать голыми руками, но пока никто не спешил за ценным, полуослепшим призом. На один миг я даже поверила, что никакого Зверя рядом нет, а дом загорелся от удара молнии, но почти сразу отбросила эту оптимистическую мысль. Увы, жизнь долго и методично вколачивала мне в голову понимание, что оптимисты умирают первыми.
        "Сосредоточься, Сильва!" - рявкнул вдруг в голове знакомый голос. Он звучал очень тихо и будто-бы с помехами, но не понять те нелицеприятные эпитеты, которыми меня наградили следом за предупреждением, было невозможно. В ответ я только пожала плечами - Высшие проснулись, и то хорошо. А все, что они считали нужным мне сейчас рассказать, я уже, в принципе, слышала раньше.
        Я обежала дом и остановилась под балконом. Здесь плачь ребенка звучал настолько отчетливо, что будь я настоящим человеком, и то бы услышала. Отлично! Значит, было еще кого спасать. Я вдохнула поглубже, запуская в легкие дым и, казалось, даже огонь, подпрыгнула, кувыркнулась в воздухе и приземлилась точно на резные перила балкона.
        - Ну, где же ты? - пробормотала я, рассматривая красивую детскую комнату, по полу которой плыл, словно густой туман, черный, едкий дым. Больше ждать было нельзя. Мой план с отвлекающим маневром провалился с жутким треском. Либо я беру ребенка сейчас, либо Уолтон уже может из дома не выходить.
        Быстро нырнув в комнату, я подхватила на руки упирающуюся девочку, пытаясь одновременно сказать ей что-то успокаивающее и выдрать из крошечных ручек тонкое одеяло. Она вцепилась в него мертвой хваткой, и стоило мне только потянуть ткань на себя, тут же начинала реветь в два раза громче, если это вообще было возможно.
        - Тьфу! - отчаялась я, схватила девочку в охапку, закутала ее в одеяльце и выскочила в окно. Там все еще шел проливной дождь. И, подтверждая слова Уолтон, не было ни единой пожарной машины. Мне захотелось пригнуться, и с крейсерской скоростью рвануть к распахнутым настежь дверям своего дома. Но я знала - сейчас спешка будет только во вред. Эти сто метров, отделяющих два особняка, были самыми длинными в моей жизни. Я осторожно ступала по траве, одной рукой закрыв малышке рот, чтобы не мешала прислушиваться. Она будто поняла важность и опасность момента, потому что перестала плакать, только прижалась ко мне сильнее.
        Пять шагов, десять… И никто не нападет. Я чувствовала себя медсестрой на фронте, которая по открытой местности тащит раненого бойца.
        Когла слева мелькнула тень и так же медленно стала приближаться, я сразу поняла, что девочку добросить не получиться. Разве что Уолтон выскочит из дома, и словит ее на лету, иначе никак. Нужно было пройти еще хотя бы метров двадцать. Делая вид, что ничего не замечаю, я с той же скоростью продолжила путь. Тень бесшумно скользила чуть позади. Странно, как ей удавалось двигаться так тихо, ступая на мокрую землю. Даже я оставляла за собой следы и неприятные, чавкающие звуки.
        Я поняла, что сейчас Зверь бросится, по двум причинам. Во-первых, сверкнула молния и краем глаза мне удалось рассмотреть ряд крупных острых зубов на оскаленной расплывчатой морде. А во-вторых, потому что по освещенной на мгновение траве наперерез охотнику бежал Натан, который прошептал одними губами:
        - Давай, Сильва!
        Это был мой самый быстрый кросс. Наверное, если бы сейчас проводился чемпионат среди вампиров, мне бы, не задумываясь, отдали первое место. Потому что к дому я подлетела меньше чем за полторы секунды. За спиной хлопнула дверь, щелкнул замок (это Магда, она почему-то думала, что железная щеколда, которую даже я могла сломать в кулаке, нам поможет). Уолтон вытянул из подрагивающих рук девочку и что-то ей зашептал. Спустя мгновение ребенок мирно спал, и вампир тут же сбагрил его экономке. А я все стояла, наклонившись вперед, как во время бега, и не моргая, смотрела куда-то в пол. Мыслей в голове не было вообще.
        Сколько продолжалось мое оцепенение, я не знала. Очнулась, когда в гостиной раздался жуткий треск, снова сиреной взвыла девочка, и на пол со звоном посыпались осколки. На ковре, посреди комнаты, раскинув руки и ноги, лежал изрядно потрепанный Натан.
        - Живой? - бросилась я к нему, разом позабыв собственные проблемы. Осторожно приподняв голову вампира, я просунула под нее коленки и убрала с его лица выбившиеся мокрые волосы.
        - Да все нормально, - недовольно буркнул он, перевернулся на живот и, обняв мои ноги, о чем-то задумался. Ввиду благоданости за свое спасение, я оставила ему колени и откинулась спиной на кресло. Уолтон с Магдой куда-то делись, возможно, опять успокаивали Вайнону. А я, только когда дождь закончился, и где-то далеко-далеко в парке ухнула сова, поняла что плачу. Впервые с тех пор, как умерла сестра.

25 часть Установим Вам металлические решетки и бронированные двери. МВД Российской Федерации Н. Фоменко
        Казалось, я заснула на одно мгновение, но когда открыла глаза, солнце стояло высоко над Мистик Хоул. Я проснулась в своей кровати, под теплым одеялом, с неподъемной квадратной головой. Потянувшись до скрипа в конечностях, я несколько раз зевнула и села в кровати.
        Воспоминания вчерашнего дня нахлынули всем скопом, и вызвали ответную, вполне прогнозируемую реакцию организма. Я всхлипнула, откинулась на спину, чтобы полежать еще немного, рассматривая потолок и размышляя над своей горькой участью, и ка-а-ак треснусь головой о быльце кровати!
        - Блии-ин! - слезы улетучились моментально. Ощупывая рукой пострадавший череп я вскочил на ноги и от души попинала кровать. Натан с Уолтоном, вбежавшие в комнату на мой вопль, были сражены открывшемся срелищем наповал. Они молча переглянулись и успели покинуть спальню до того, как мой пылающий взгляд нашел более интересную жертву. Жалость к самой себе, к Магде, к маленькой девочке-сиротке стремительно перерастала в злость и желание собственноручно открутить башку тому сволочному гаду, который нам всем жить мешает.
        Наскоро одевшись, я четким строевым шагом спустилась в гостинную, рухнула в кресло, схватила из вазы яблоко и с хрустом его сжевала. Вампиры сидели напротив и рассматривали меня с явно выраженной настороженностью во взгляде. Выплюнув корешок от яблока, я с сожалением бросила его на стол и почувствовала себя готовой для дальнейших свершений:
        - Итак, что у нас сегодня на повестке дня?
        - Для начала, нужно что-то решить с девочкой, - осторожно предложил Уолтон.
        - Что значит - что-то решить? Она наверняка прилагается к наследству, сразу за банковским счетом и страховой выплатой по дому. Отдайте ее родственникам, и дело с концом.
        - Девочка - сирота, - нахмурился парень. - У нее никого нет.
        - Ну… Тогда остается один выход - приют.
        Вампир чертыхнулся и уставился на меня так, словно это я только что с особой жестокостью вырезала всю семью Вайноны.
        - Сильвия, тебе не кажется, что было бы правильнее взять на себя ответственность и помочь ребенку? Тем более, в этом случае мы действительно виноваты.
        - Извини, Уолтон, - я холодно посмотрела на вампира. - Но ты предлагаешь что-то конкретное, или просто убеждаешь меня, что я мерзкая злая стерва? Девочка из обеспеченной семьи, и вы только что сказали, что она - единственная наследница своих родителей. Если ты думаешь, что этого мало, я могу, специально для успокоения твоей совести, положить ей на депозитный счет еще какаю-нибудь сумму…
        - Дело не в деньгах, Сильвия, - покачал головой Уолтон. - Из-за нас она лишилась родителей.
        - Ты что, предлагаешь мне ее удочерить?! - рыкнула я, украдкой погладывая на Натана. Он сидел молча, словно вообще здесь не присутствовал. А я, между прочим, была бы не против услышать его мнение по этому вопросу. Тьфу, что я несу?!
        - Нельзя же так просто взять, и отдать ребенка незнакомым людям!
        - Ну разумеется, его гораздо лучше оставить с такими знакомыми вампирами! Бросить в самую гущу военных действий и посмотреть, насколько хватит его нежной детской психики!
        - Ты зря ехидничаешь. Между прочим, Вайнона себя нормально чувствует. А вот попадание в приют будет как раз еще одним стрессом.
        - Уолтон, ты, блин, эмпат! Это твоя заслуга, что она не истерит и не зовет маму. Но ты не можешь все время быть при ней. И я еще раз попробую тактично напомнить, что у меня здесь - военный полигон. В гостиной до сих пор окна нет. Где-то поблизости ошивается здоровенный такой, зубастый монстр. Действительно, шикарное место для воспитания ребенка! А кто вообще будет этим заниматься? Ты? Я? Натану предложим?
        - Тихо… оба! - словно отозвавшись на собственное имя, Натан приоткрыл глаза и кивнул на лестницу. Там, сжимая в руках подол своего передника, стояла Магда. Мы с Уолтоном переглянулись и синхронно покраснели. Мне было стыдно, что я только что с таким цинизмом бросалась несчастной Вайноной.
        - Хозяйка, - ну, вот опять. Как только меня клинит, и я говорю о ком-то как о "всего-лишь человеке", мне начинают мстить, еще неделю называя "хозяйкой" раболептным тоном и норовя упасть в ноги. Знает ведь, как я это ненавижу. - Отдайте девочку мне.
        - Прости? - не поняла я.
        - Вайнона ведь сирота? Я буду ей хорошей матерью. Честное слово.
        - Я в этом не сомневаюсь, но…
        - Пожалуйста, госпожа. Ведь это не сложно для вас, правда?
        И посмотрела на меня такими ласковыми глазами щенка чихуа-хуа. Я огляделась по сторонам в поисках поддержки, но Уолтон, наоборот, всем своим видом показывал, что полностью согласен с экономкой, а Натан продолжал сидеть, изображая египетскую статую фараона - красивую, но, увы, неживую.
        - Что ж, - я поднялась и подошла к Магде. - Если это твое решение, я его поддерживаю.
        - Спасибо… - едва сдерживая слезы, пробормотала экономка и вдруг стиснула меня в объятиях. - Сильва…
        На следующий день, Натан вместе с Магдой поехали в полицейский участок, потом в суд, потом еще в какой-то государственный орган власти… а я, оставив на попечение Уолтона Вайнону, отправилась в банк.
        - Добрый день, - поздоровалась со мной приятная девушка-операционист.
        - И вам. Я бы хотела открыть депозитный счет на имя Жоффруа Магдалины. Вот пакет документов, - Магда складывала все свои важные бумаги в одном месте, на случай чрезвычайной ситуации, чтобы не искать потом с пеной у рта по всему дому паспорт или чековую книжку. Операционист внимательно изучила предложенный пакет, еще раз улыбнулась и застучала по клавиатуре. Озвучивая параметры сделки, я тягостно вздохнула - сегодня придется еще к нотариусу ехать. Да и депозит на крупную сумму лучше разбить по нескольким банкам…
        Я уже не в первый раз проходила подобные процедуры, и даже со временем научилась мириться с потерянным временем. Но все равно, вернувшись поздно вечером домой, я была уставшая, раздражительная и голодная.
        Натан с Магдой закончили свои дела раньше меня, и сейчас сидели в гостинной, довольные донельзя. Вопросов можно было не задавать, и так ясно, что телепат "убедил" необходимые инстанции, и ребенок теперь по всем правилам принадлежал Магде.
        - Сколько времени будут готовиться документы? - дожевывая пирожок с вишнями… ммм… вкуснятина.., спросила я.
        - Уже, - не без гордости ответил Натан. - При большом желании американские чиновники способны творить чудеса.
        - Только американские?
        - Ничто не сравниться с русской бюрократией, - фыркнул Натан и я чуть не подавилась булкой от смеха, такой у него при этом был несчастный вид. - А у тебя как дела?
        - Мои чиновники, к сожалению, не страдали излишним энтузиазмом. Но тоже сделалаи свое дело. Вот, Магда, держи, рассматривай. Здесь дарственная на нашу парижскую квартиру. Налог уплачен. Блин, вы бы знали, какие высокие во Франции налоги! Настоящие кровопийцы. Молчи, Магда! - я подняла руку ладонью вверх, когда она попыталась отказаться от квартиры. - Тебе положена зарплата за те пятнадцать лет, пока ты горбатилась на меня. К тому же, тебе еще ребенка вырастить нужно. Как ты намерена это делать, живя в коробке из-под телевизора в парке Сен-Клу?
        - А почему бы мне не остаться в Америке?
        - Потому что я давно хотела отослать тебя из этого пекла, а тут повод появился, - весело ответила я, ободряюще похлопав ее по плечу. - Магда, не спорь. Париж сейчас - самое безопасное место. Позволь мне хотя бы о вас не волноваться.
        Дождавшись короткого кивка, я отдала Магде документы на три депозита на ее имя, и пакет на один накопительный счет на имя Вайноны Жоффруа.
        - Это ей на колледж. Должно хватить…
        Магда уже не сопротивлялась, только кивала, глотая слезы и бросая на меня тоскливые, полные сожаления, и даже немного обиженные взгляды, а я потом еще пол ночи сидела за столом в своей комнате и гадала, которым из своих, прямо-таки сквозящих благородством поступков, смогла их заслужить. Хотя экономка всегда была тем удивительным и непознанным элементом моей жизни, который даже спустя пятнадцать лет своей непоследовательностью, противоречевостью и чем-то, что мужчины обычно называют "женской логикой", умудрялся меня поразить. Боялась ли она меня? Несомненно. Ее испуганное лицо, когда она узнала о смерти подростков в лесу, будет еще долго приследовать меня в кошмарных снах. Но боялась ли она меня настолько, чтобы уйти? Вот просто взять, в тот же день, попрощаться и уйти, как сделал бы любой нормальный человек? Или не прощаться… потеряться в толпе, забыть, начать жизнь заново… ведь знает, что искать я не буду…
        - Можно к тебе? - Натан осторожно приоткрыл дверь.
        - Заходи, - пригласила я, отмечая, что этот способ попадания в мою спальню мне нравиться гораздо больше, чем безапилляционные "явления" Уолтона.
        - О чем задумалась? - присаживаясь напротив, поинтересовался Натан.
        - Хмм…, - я окинула его задумчивым взглядом. А ведь он телепат… Наверняка слышал Магдыны рассуждения. Можно попробовать все выведать…
        - Даже не надейся, - тут же, с улыбкой, разрушил мои планы вампир. - Я не буду пересказывать тебе чужие мысли.
        Я округлила глаза:
        - Ты что, и меня уже читать научился?
        - Да у тебя все на лице написано, - снова улыбнулся Натан.
        - Тогда вглядись в него еще раз и отметь непереносимые внутренние страдания. Ты бы мне очень помог, если бы сказал, почему Магда на меня обиделась.
        - Хм… А ты-то сама как думаешь?
        - Понятия не имею, - честно ответила я. - Какие-то догадки есть, но все они кажутся полной дуристикой.
        - Ну, женщины, в большинстве своем, дуры, чего ж тут удивляться? - в комнате, разумеется без стука, "материализовался" Уолтон. Мы с Натаном одновременно повернули к нему "радостные" оскалы. - Ой, простите, вы тут вдвоем решили посидеть? Ну, тогда не буду мешать! - и вампир смылся так шустро, что я даже стулом в него метнуть не успела.
        - Вот паразит, - блин, с такой мысли сбил. А ведь Натан уже почти сознался. Я осторожно скосила на него глаза, он ответил легкой улыбкой. Нет, ничего не расскажет. Такой же бессовестный, как и потомок.
        - Скажи хотя бы, это потому что я ее отсылаю?
        - Отчасти…
        Я посмотрела в удивительно честные глаза вампира, не нашла там следов раскаяния, и тяжко вздохнула. Никто меня не понимает, никто помочь не хочет.
        - Если для тебя это так важно, спроси у нее самой.
        - Неужели ты думаешь, что она ответит?
        - Ну, я-то уж точно нет, - пожал плечами Натан. С другой стороны, почему бы и не спросить? Вот сейчас пойду и прямо так и сделаю… Или не прямо… в общем, придумаю что-нибудь…
        - Один последний вопрос, - уже стоя в дверях, обернулась я. - Не по теме. На тебя Высшие Силы, часом, зла не держат?
        - Нет, - улыбнулся вампир. - Я с ними даже не знаком.
        - Странно… Потому что в последнее время сообщения от них приходят с задержкой и сильными помехами. И в основном, это - маты…
        - Ээээ, - протянул вампир. - Наверное, амулеты фонят.
        - Какие амулеты? - нахмурилась я. С той же дурацкой полу-улыбкой, буквально сверкая от осознания собственной гениальности, вампир пояснил:
        - Мне пришлось навешать на тебя защитных амулетов. Ниточка в волосах, кусок заговоренной фольги под коленкой…
        - Зачем?!
        - Затем что ты, как маленькая, постоянно суешь пальцы в розетки, а свою красивую задницу в другие опасные места, - немного резковато, но все еще растягивая губы, ответил Натан. Наверное, именно эта ласковая улыбка, словно он говорил не с двухсотлетней вампиршей, а с девочкой-дауном младшего школьного возраста, вызвала такую бурную реакцию с моей стороны:
        - И ты из-за этого лишил меня возможности общаться с Высшими Силами?! Тебе хоть в голову приходило, что меня предупреждать надо?! Они же - моя основная защита против нечисти!
        Натан поморщился:
        - Благодаря мне, большая часть нечисти к тебе теперь и на пушечный выстрел не подойдет.
        - Благодаря тебе? - тупо переспросила я, начиная догадываться о чем-то нехорошем.
        - Я на тебя метку поставил, - Натан прикрыл глаза и сцепил руки в замок на столе. Судя по всему, его начало подводить хваленое самообладание: как же! Ожидал благодарности, а получил возмущение… С его точки зрения, конечно же, незаслуженное… - Личную метку. А без поддержки Высших ты уж как-нибудь пару месяцев проживешь. За мой счет. Все, Сильва, довольно глупых истерик…
        - Довольно?! - глаза застлила ярость и горькая, жгучая обида. Так и знала, что нельзя его близко к себе подпускать! Как девчонка повелась на благородство, воспитанность… А пока я наматывала себе киллограммы лапши на уши, он повесил на меня ярлычок, и буквально посадил на цепь! Еще бы пописал для пущего эффекта, пусть все знают, что Сильва со своим эксклюзивным Даром теперь его личная собственность. - Довольно?! Да ты..! Ты..!! Да пошел ты!!!
        И выскочила из дома, едва не сбив с ног ошеломленного Уолтона. Послышался треск, по-моему, Натан от избытка чувств сломал стол. Это добавило мне ускорения, и я пушечным ядром понеслась через парк, на ходу ощупывая колени:
        - Ну где же оно?! - ага! Кусочек желтой фольги бел размером с ушко булавки и прилеплен намертво - не удивительно, что я его не заметила. - И в волосах что-то… - пытаясь одновременно трясти головой и не врезаться в попадавшиеся на пути деревья, я не сразу поняла, в какой момент городской, ухоженный сквер превратился в дремучий лес. А когда вспышка гнева прошла, и я, наконец, огляделась по сторонам, то первое, что увидела - огромный сияющий диск луны прямо над деревьями. А в голове настойчиво билась тихая мысль "Уходи! Уходи! Поздно…"

26 часть - Я не неудачник. Просто как-то погано всё складывается. - Погано складывается советский конструктор, а у тебя просто ж*па…
        NN
        Я шла по ночному лесу, словно под гипнозом, и не могла оторвать глаз от луны. До чего же она была красивая… Серебристо-голубые бока сверкали мерным, неярким светом, окутывая кроны деревьев, но не достигая земли. Я рассматривала лунный ландшафт, дивясь, насколько четко видны пики и уступы, кратеры, похожие на маленькие вулканчики, глубокие впадины в центре крупных вмятин-морей… Казалой, до луны можно было достать рукой, оттолкнуться сильнее, прыгнуть повыше и погрузиться в теплое ласковое сияние.
        Сомнамбулой я вышла на берег озера, не останавливаясь, прошла по зеленой шелковистой траве и ступила в воду.
        - Черт! - холодная после дождя жидкость охватила ногу по колено и хлынула в кроссовки. Неприятное ощущение мгновенное привело меня в чувство, заставило поежиться и заозираться по сторонам.
        - С какой же скростью я шла… - озадаченно прикинув расстояние от дома до озера, я поняла, что на поверку, оказалась самым быстрым вампиром в мире. - Кто бы глянул, не пришит ли у меня сзади компактный такой пропеллер…
        "На луну не смотри!" - резко скоммандовал знакомый голос. Ато я сама не догадалась, что это она, красавица круглобокая, из меня послушного зомби делает… Брр… Ощущение не из приятных - будто становишься такой себе эфемерной материей, летящей над телом, и на буксире тянешь его за собой. Мало того, что слегка подташнивает, так еще и кажется, будто тело сейчас оторвется, и ты, как пробитый воздушный шарик, улетишь в неведомые дали.
        - А я уже думал, ты не прийдешь, - радостно заявил кто-то сзади, заставив меня медленно обернуться… и некультурно заржать в голос, схватившись за живот и утирая слезы. Неужели это и есть тот самый опасный Зверь, ночной кошмар, не дававший нам спокойно жить, создание, ставшее причиной гибели моей сестры?! Смех пропал сам собой, я выпрямилась, распределила вес на обе ноги, чтобы в случае необходимости мгновенно отпрыгнуть в сторону, и еще раз, с особой тщательностью оглядела охотника. Передо мной, обиженно насупившись, стоял мальчишка лет тринадцати, с короткими волосами цвета спелой пшеницы, и таким набором веснушек, что ему позавидовала бы и Пеппи-ДлинныйЧулок. Худющий, нескладный ребенок… С застывшими, словно стеклянными, желтыми глазами, выдававшими его истинный возраст.
        - Вот и сестра твоя сначала так отреагировала, - ломким высоким голосом процедил конопатый. Я вздрогнула, но постаралась взять себя в руки:
        - Чего тебе от меня нужно?
        - Знаешь, - протянул парень, делая несколько шагов мне навстречу. Я автоматически попятилась. - Сначала я хотел получить силу твоей сестры. Но теперь, когда я знаю о твоем Даре, он кажется мне даже более привлекательным.
        На мгновение мне показалось, что светлые глаза зверя заволокло туманом. Он встрепенулся, как купающийся воробей, поднял голову, и тотчас меня накрыло невидимым, но вполне ощутимым покрывалом. Тело перестало слушаться. Высшие Силы скорбно молчали, либо ожидая дальнейшего развития событий, либо заранее оплакивая мою несчастливую судьбу.
        - Ну что ж, идем, - приглашающе кивнул мальчишка на озеро. Я обернулась, прямо в кроссовках ступила в воду и поплыла. Вернее, плыла-то я, только моего сознательного участия в этом действии было крайне мало. Ноги-руки двигались независимо от моего желания, сами по себе, решительно настроившись перенести остальное тело в указанное место. Мне даже не нужно было гадать, куда именно - я знала только один островок в центре этого озера. "Блин, Натан, - тоскливо вздохнуло мое беспомощное "я". - Как бы сейчас ты мне пригодился…"
        Я выбралась на зеленую траву, густо покрывающую маленький островок суши посреди довольно широкого озера. Ближе к его правому краю росла высокая и на вид очень старая ива. В моем видении этой ивы еще не было. Прямо под ней, скрытая от любопытных глаз длинными ветвями, располагалась маленькая, метр-на-метр, очищенная от травы площадка с нарисованной пентаграммой в центре. Обычная пятиугольная звезда, на конце каждого луча которой лежал предмет. Тело не желало поворачивать голову или хотя бы опускать глаза, но я смогла рассмотреть гладкий камень, пролежавший в воде не меньше века, и яркое перо птицы. "Наверное, из хвоста петуха выдрал", - подумала я, и опечалилась. Ощипать бойцовского петуха значит добавить в пентрамму толику его азарта, а еще правильнее - безумия. Заклинание усиливает, но удержать его под контролем дано только сильнейшему магу. А среди вампиров таких магов нет.
        "Он - псих", - конкстатировало мое сознание. Тело по приказу мальчишки обернулось, и я увидела, как этот самый псих, аки святой, идет по воде… "Может, он знает, где камни лежат..?" - неуверенно предположил мозг.
        - Удивлена? - с ухмылкой спросил охотник, так очевидно красуясь, что хотелось фыркнуть и отвернуться. - Можешь не кивать головой. Заклинание Спящего Рыцаря так просто не снимается. По правде говоря, оно вообще никак не снимается. Но ты не переживай, твоя жизнь будет такой короткой, что ты не успеешь испытать неудобств.
        Он ступил на зеленую траву, подошел ко мне и оказался почти на голову ниже ростом. "Совсем мальчишка, - с грустью подумала я. - Как же внешность бывает обманчива".
        - Знаешь, я был уверен, что луна тебя позовет, и ты не сможешь ей противиться. Но когда появился Натан, - он хохотнул, но глаза его злобно сузились. - Я испугался. На самом деле, я был почти уверен, что он меня узнает. Только, видно, Натан сильно постарел за годы своего паломничества… - мальчишка протянул руку и вытянул из моих волос тоненькую нить. Мучительно долго он ее рассматривал, потом отбросил в сторону и усмехнулся: - Что ж… надо признать, он потерял не все навыки. Сними-ка блузку, - я послушно пробежалась пальцами по пуговицам. Мальчишка подхватил одежду, бросил ее в сторону и швырнул вдогонку маленький горящий шарик. Блуза вспыхнула зеленым пламенем и осыпалась пеплом в траву.
        - Да, я маг, - подтвердил мальчишка. - Это мой Дар. Удивлена? Я - такое же исключение, как и ты, только вам с сестрой не повезло больше. Вы уязвимее, когда молодые.
        Вампир отошел на несколько шагов назад, еще раз окинул меня внимательным взглядом, а потом указал на землю:
        - Я столько лет искал способ вытянуть из него силу, - мне позволили опустить глаза. Золотой крестик, как и столетие назад, поблескивал в высокой траве. - Но Алекса здорово его защитила. Ни одна нечисть не в состоянии даже приблизиться к этому кресту. Кроме тебя. Бери, - приглашающе кивнул он. Я протянула руку и крест, словно сам собой, прыгнул в ладонь. Приятное тепло окутало с головы до ног, сердце ёкнуло, и если бы глаза могли заплакать, они бы этим сейчас и занялись. Саша не просто вложила в крест свой Дар, она всю себя в него заключила, всю свою жизнь. И, конечно, она ждала меня… Только откуда она могла знать, что любимая сестра окажется такой тугодумкой?
        - Становись в центр пентаграммы, - приказал мальчишка. - К сожалению, сначала прийдется отдать силу сестры тебе. Ну, ничего. Луна сегодня подпитывает магией все вокруг, так что я смогу провести не два, а все десять обрядов. Не зря же я ждал этого феномена столько лет. А подсказала мне его, знаешь кто? Алекса. Когда одна, практически не умея колдовать, провела сложнейший ритуал передачи Дара. Ладно, хватит болтать.
        Мальчишка подошел, за плечи передвинул меня на несолько сантиметров вправо, чтобы я оказалась точно в центре звезды и тихо добавил:
        - Не бойся, Сильва. В благодарность за твою Силу, я убью тебя быстро. Даже жаль, что приходится вливать в тебя Дар сестры. Если бы Алекса не была такой шибко умной, я бы оставил тебе жизнь. Но не могу же я допустить, чтобы кто-то оказался сильнее меня? А какие дети могли бы у нас родиться… Теперь придется эксперементировать с людьми…
        Наверное, мое удивление отразилось даже на лице-маске, потому что мальчишка его заметил:
        - А ты так и не поняла, что особенного в твоем Даре?
        И рассмеялся звонким, по-детски радостным смехом. А потом поднял руку со скрюченными пальцами, направил ее на меня и выкрикнул несколько слов. Пентаграмма засияла, и от каждого луча отделился столб света. Сверкнув золотым, столбы взмыли вверх, соединяясь в один поток где-то над моей головой. Словно птица, свет метнулся высоко в небо, а потом камнем рухнул вниз, покрыв меня с головой. Крест завибрировал, вырвался из пальцев и замер рядом. Ошалевшими глазами я смотрела, как он начинает медленно, а потом все быстрее и быстрее поворачиваться вокруг своей оси, пока не превратился в одно размытое пятно. Глаза ослепила яркая вспышка, в грудь что-то больно ударилось и сердце стянуло тисками. А потом все стихло.
        Я стояла на коленях, рядом лежал медный, темный от времени крестик, а напротив радостно потирал руки воодушевленный охотник.
        - Получилось… - шептал он. Ну, не знаю… Я чувствовала себя как угодно, только не всесильной вампиршей. - Теперь моя очередь…
        Но прежде чем он успел что-то сделать, я почувствовала сильный удар, который швырнул мое непослушное тело через весь остров в воду. Краем глаза я заметила маленькие подрагивающие в воздухе черные точки, словно окружавшие то место, с которого меня только что так неаккуратно выдворили. А на траву, согнувшись и подметая косичками землю, приземлился Натан. Точки, словно куски металла, к которым поднесли магнит, мгновенно облепили его фигуру и… впитались.
        Меня в чувство привела вода, когда попала в легкие. Я сделала сильный гребок, вылетела на поверхность и только тут поняла, что руки снова мне подчиняются. Одним мощным рывком, я выскочила на берег и расправила плечи. Заклинание Спящего Рыцаря готовиться долго так что можно было не бояться еще одной подчиняющей сети.
        Мальчишка стоял на том же месте, с такой же поднятой рукой и распахнутыми от удивления круглыми глазами. Наверное, он в первый раз сталкивался с подобным способом разрушения чар, а потому не был морально к нему готов. Зато была готова я. Неожиданно мне стало удивительно легко и спокойно. Я больше никого не боялась. Я знала наверняка, что сегодня, этой дивной лунной ночью, затянувшийся кошмар, наконец, закончиться. И в глубине души ярким костром горела странная, не присущая мне уверенность, что все закончиться хорошо. Даже когда мальчишка, неувернно опуская руку, произнес:
        - Эээ… встань, пожалуйста, - и Натан послушно повиновался, я не расстроилась. Зачем? Если ему удалось снять заклинание с меня, я тоже это сделаю. Обязательно. Только чуть позже. А пока…
        Подхватив с земли булыжник поувесистее, я подскочила к Натану и от души приложилась ему по темечку. Вампир, даже не вскрикнув, осел на землю. Судя по звуку от удара, регенирировать он будет до утра. Мальчишка перевел на меня изумленный взгляд, я ответила мягкой, почти нежной, улыбкой. Нет, я не стремилась во что бы то ни стало отомстить самодовольному Натану за проклятые амулеты. Но чары Сонного Рыцаря сделали из него послушное оружие в руках охотника, и я вовсе не горела желанием отбиваться еще и от его атак. Высшие силы, хором поддержавшие меня, когда я потянулась за камнем, разочарованно хэхнули, глядя на живого, и даже почти здорового вампира как на недобитого врага номер один.
        - Знаешь, есть три способа отобрать Дар… - пробормотал мальчишка. Сейчас он казался чуть старше и намного потрепаннее. Словно… Ну, конечно! Отразить чары Натан он смог, но отдачу усиливать умела даже я. Чародей пострадал от собственной магии. - Не надейся уйти отсюда живой, - хрипло засмеялась жертва колдовства. - Из-за этого кретина я не собираюсь ждать еще сто лет.
        "Приготовься", - азартно зашипели в голове Высшие Силы. Я хихикнула про себя: готова, как никогда. Мальчишка упал на колени, ударил в землю руками и сосредоточенно проговорил несколько слов. Из-под его пальцев хлынула тень и расползлась по всему его телу, словно щупальцами охватывая руки, ноги, голову, а когда он поднял на меня глаза, они были большие, ярко-желтые, с вертикальными зрачками-лезвиями.
        Зверь зарычал, я нахально усмехнулась в ответ. Страх так и не появился, полностью вытесненный эйфорией от новых сил и суицидальной веры в собственную непобедимость.
        - Ну, подходи же! - дразня позвала я. Охотник напряг мышцы и секунду спустя мы сцепились в визгливом безумном клубке. Трава вокруг покрылась шерстью и кровью, но раны заживали так быстро, что мы даже не обращали на них внимание. В какой-то момент мне показалось, что он полоснул меня лапой по спине, но потом послышался треск, и я поняла, что остров лишился своей единственной ивы.
        "Справа! Слева! Кувырок! Прыжок!" - активно подсказывали Высшие Силы. Я слушала их внимательно: в отличие от меня, они как раз видели истинные контуры тела Зверя. Перед моими глазами он все еще представлял собой крупный сгусток черного тумана с глазами. При ударе рука погружалась в тень почти по плечо, и то не всегда достигала цели.
        "Вниз!!" - неожиданно заорали Высшие, и я буквально впечаталась в траву. Перед глазами что-то мелькнуло. Не долго думая, я схватила серебристо-черный отросток и дернула на себя. "Хвост?!" Зверь резко обернулся, глядя на меня обиженными глазами, в которых стояли слезы. "Больно, наверное", - радостно подумала я, и вцепилась в него уже двумя руками. Охотник взвыл и закрутился юлой. Я демонически расхохоталась.
        - Убери лапы, чертовка! - страдальчески взвыла тень, на мгновение становясь полностью видимой, крутанулась всем телом и взорвалась диким, скорбным воем. Я пролетела метра три, держа в руке окровавленный обрубок, упала, перекатилась несколько раз через себя и увидела прямо перед самым носом в траве блеклый погасший крест.
        Высшие Силы в голове подозрительно загомонили.
        "Получиться или нет?" - различила я, но для меня вопрос уже не стоял. На крейсерской скорости, раззявив зубастую пасть, ко мне несся ущербный охотник.
        - Ты хотел силы? Так получай ее! - и я выбросила руку с крестом вперед. Луна над озером сверкнула, чистый голубой свет столбом упал от нее в воду, а в следующий миг я почувствовала как тону в первозданной животной силе. Она поднималась все выше, укутала меня целиком, и влилась, вся без остатка, в медный крест. Глаза Зверя из просто больших стали огромными, он резко затормозил всеми четырьмя лапами, но не тут-то было!
        - От меня не уйдешь! - хищно оскалилась бывшая жертва, и со всего размаху засунула руку с крестом в раскрытую пасть…
27 часть Наконец-то временные трудности закончились - наступают трудные времена
        NN
        - Сильва! Сильва!! Сильва, твою мать!!!
        - Да здесь я! Хватит вопить…
        - Как ты там оказалась?! - Уолтон выскочил из леса, подбежал к воде и уставился на меня, присевшую под пеньком от старой ивы. Натан молчаливой статуей стоял поодаль. То, что осталось от Зверя, уже давно унес ветер. Луна поблекла, ее голубое сияние исчезло, и колдовство, которое наполняло воздух этой ночью, тоже. Наступал рассвет, а с ним приходили усталость, тревоги и понимание того, что все было на самом деле.
        Не дождавшись ответа, Уолтон прыгнул в воду, и поплыл ко мне.
        - Может, объяснишь, что все это значит? - немного истерично начал он. Я с равнодушием пожала плечами:
        - Тут сегодня много всего случилось. Что конкретно тебе интересно?
        - Да все, черт подери! - Уолтон схватился за голову и подбежал к Натану. Тот смотрел куда-то вдаль, и в его глазах не было ни единой, даже самой простейшей мысли. На мгновение я ему позавидовала. - Что с ним?!
        - Проклятие Сонного Рыцаря.
        - И ты так спокойно об этом говоришь?!
        - Я вообще в последнее время удивительно спокойна, - пробормотала я, разглядывая ровную прозрачную гладь озерной воды. - Не переживай, Уолтон. Я сделаю что-нибудь с Натаном. Дай только немного отдохнуть.
        - Ты что, не понимаешь, что это проклятие снять нельзя?
        - О чем ты говоришь? - Я удивленно покосилась на вампира. Он ответил скорбным взглядом и пояснил:
        - Сонный Рыцарь - это смертельное заклятие. Оно превращает вампира в Ничто. Он не хочет ни есть, ни пить, ему чужды эмоции, какие-либо мысли. Натан будет таким до конца своих дней, ты понимаешь? Будет ходить по земле, не в силах остановиться или проснуться. Пока его кто-нибудь не убьет, или он не ослабнет так, чтобы сгореть на солнце…
        - Ты не прав, - с улыбкой перебила я. - Натан смог освободить меня от этого заклятия. Значит, и я найду способ сделать то же самое для него.
        - Освободить?! - изумился Уолтон так, как будто я только что сказала, что Натан эволюционировал в бабочку и улетел в теплые края, возглавив стаю диких лебедей. - Расскажи как именно он это сделал!
        - Да я и сама толком не поняла… он отбросил меня в сторону. И все, что я увидела, это… само заклятие в виде таких мерцающих точек… как бывает, когда нет сигнала, а телевизор включен. Только точки не белые, а черные. Они словно формировали контур моего тела и остались в таком же положении, даже когда я исчезла. Но потом в поле их действия оказался Натан, и точки просто… набросились на него… и впитались, что ли.
        - Набросились? - Уолтон запрокинул голову и звонко засмеялся. Но когда он снова опустил на меня глаза, в них стояла печаль:
        - Сильва, магия на тебя не действует. Зверь попросту не мог тебя проклясть. Он накрыл тебя пологом и подчинил своей воле. Заклятие было не в тебе, а вокруг тебя… - он помолчал, видимо, давая мне время осознать правдивость его слов, и добавил: - Натан обречен.
        Я опустила голову на колени и вздохнула. Хотелось заплакать, но слез не было, и от этого было еще больнее. Уолтон устало опустился рядом:
        - Зачем ты вообще ушла из дому?
        - Я не знаю… Наверное, все женщины немного дуры, ведь так?…
        - Как ты оказалась здесь?
        - Меня позвала луна, - я кивнула на большой голубой блин над озером.
        - Это даже не луна, Сильва, - со вздохом, как маленькому ребенку, пояснил Уолтон. - Только ее отражение. Как три солнца в арктических широтах - явление редкое, но не сверхъестественное.
        - Возможно, - я снова уткнулась лицом в колени. Спорить не хотелось, да и незачем было. Если верить Зверю, "лунная магия" не вернется еще лет сто. Так что мне придется долго ждать возможности доказать Уолтону свою правоту. - Я хочу домой.
        - Погоди, ты ведь так и не рассказала, что случилось со Зверем?
        - Его больше нет. Он так хотел Силу, что когда ее получил, не смог этого пережить, - я усмехнулась и подняла с земли сияющий золотом крест.
        - Что это? - Уолтон протянул было руку, но тут же отдернул ее.
        - Осторожно, обожжешься, - я ногтями выкопала в земле небольшую ямку и положила крест туда, присыпав его землей. - Пускай лежит. Люди на этот остров не придут. Их магия не пустит. А вампиры не смогут его коснуться.
        - Что это за крест?
        - В нем был запечатлен Дар моей сестры. А теперь - еще и мой.
        - Но ты-то сама как теперь жить будешь?
        - Как и прежде, - я улыбнулась и встала на слегка пошатывающиеся ноги. - Я поделилась Даром, но не отдала его. А сила… она восполнится со временем.
        - Ты можешь объяснить толком?! - Уолтон не выдержал, вскочил с земли и рывком развернул меня к себе. - Я ничего не понимаю!
        - Хорошо. Слушай. Когда я поглотила Дар сестры, я стала сильнее. А магия, лунная, та самая, в которую ты не веришь, дала мне возможность противостоять Зверю. Сама не знаю, как пришла в голову такая идея, но я помнила, как проводиться ритуал передачи Дара. Я видела во сне, что делала для этого Саша, и просто за ней повторила. Только она отдала всю себя, а я лишь поделилась частичкой. Я вернула по кусочку своего и ее Дара в крест, и еще влила туда столько силы, сколько только смогла собрать. А потом затолкала крест в глотку этому уроду, и он сжег его изнутри. За одно мгновение - вспышка, и все.
        Уолтон внимательно меня выслушал, кивнул, словно все понял, и спросил:
        - Как будем переправлять Натана на берег? Он меня не слушается. Даже с места сходить не желает.
        Я вздохнула и медленно подошла к вампиру. Заглянула в его миндалевидные, красивые изумрудные глаза, сейчас такие холодные и безжизненные, и прошептала:
        - Я обязательно верну тебя. Даю слово.
        Эффект, как и ожидалось, был нулевым. Но когда я взяла в руку его ладонь, он медленно развернулся и побрел следом. Как слепой старец за собакой-поводырем.
        "Эх, Сильва, - пробормотал в голове голос Высших. - До какого состояния довела мужика…"
        Дома нас встретила испуганная Магда с ребенком на руках. Я выпустила Натана, и он тут же принялся нарезать круги по гостиной. Вайнона, которой это показалось забавным, вцепилась в пояс на его брюках, и пристроилась в кильватере.
        - Что случилось, госпожа? - шепотом спросила Магда, чтобы не тревожить девочку. Я обернулась к ней и вдруг, наверное, в первый раз за пятнадцать лет, обняла свою экономку. Магда даже вздрогнула от неожиданности. Обычно инициатором всех проявлений чувств в нашем доме была она.
        - Прости Магда, - пробормотала я ей на ухо. - Я больше никогда не буду давить на тебя. Или за тебя решать.
        - Э..? - протянула экономка, осторожно поглаживая меня по спине, а я все не могла успокоиться:
        - Любое решение, которое ты примешь, я поддержу. Хоть на Ямайку, хоть в Киргизстан, куда хочешь езжай, живи, где сердце подскажет. И делать, что только в голову придет. Я никогда не задумывалась, что всегда решала за двоих. Но теперь я знаю, что так нельзя. Ты - свободна, ты можешь выбирать. Прости, что не поняла этого раньше.
        Магда открыла было рот, чтобы возразить, но я с легкой улыбкой приложила палец к ее губам:
        - Правду говорят: В своем глазу и бревна не видно. Но я обещаю исправиться.
        И прежде чем экономка благородно заявила, что все мои решения были правильными, и что я, конечно же, имела полное право их принимать, и еще много других приятных лестных речей, я осторожно разжала руки, выпустила ее из своих объятий, и поплелась в спальню. На полдороге меня остановил крик Уолтона:
        - Сильва, сделай что-нибудь! Мы его не удержим!
        Пришлось вернуться и понаблюдать, как Уолтон с Вайноной в четыре руки пытаются удержать Натана, заметившего открытое окно. Ну да, проклятие звало его в путь, а стены гостиной больше не могли удержать. Скорбно вздохнув, я снова взяла Натана за руку, увела к себе и уложила рядом на кровати:
        - Пожалуйста, не уходи, - пробормотала я сквозь сон и какой-то ехидный Высший голосом Натана тихо ответил:
        - Не уйду.
28 часть С этим ребенком будьте поласковее: вы имеете дело с крайне чувствительным, легко возбудимым гаденышем
        NN
        Итак, сегодня был последний день, когда мы все вместе собрались за столом в гостиной особняка на Губернаторской улице. Ярко-красное закатное солнце освещало комнату через разбитое окно. Спустя час оно скроется за деревьями, и Магда поставит в центре стола старинный серебряный подсвечник. Уолтон, как обычно, будет ворчать, что нечисть могла бы и обойтись без ненавистного серебра, его как всегда проигнорируют, и мы просидим в неярком свете от трех свечей до поздней ночи. А завтра, едва только рассветет, навсегда покинем Мистик Хоул.
        - Ну что, - Уолтон с усмешкой наблюдал, как Вайнона тискает Натана. - Вы уже определились, куда дальше?
        - Мне нравиться Америка, - Магда положила локти на стол и блаженно зажмурилась. - Да и девочка здесь родилась, правда, Вайнона?
        Крошка что-то мяукнула с коленей равнодушного вампира и снова вернулась к его прическе. Специально для этой цели Уолтон прикупил целый набор разноцветных бантиков, и теперь Натан напоминал выпускницу средне-образовательной школы в день последнего звонка.
        - Хочу найти безопасный город с хорошей школой, - заявила Магда.
        - Останьтесь в Чикаго, - предложила я, но экономка покачала головой:
        - У меня от одного названия мурашки по спине бегут.
        - По-моему, нормальное название, - пожал плечами Уолтон. - И внешне город неплохой. Парков много, скверов.
        - Вот как раз этого мне и в Мистик Хоул хватило с головой! - категорично заявила экономка, подозрительно косясь в окно. - Хочу жить среди людей. Чтобы и сверху, и снизу и со свех сторон - окружали люди.
        - Тогда поезжай в Нью-Йорк. Будешь жить на Манхеттене.
        - Чтобы жить на Манхеттене, нужно работать на Уолл-Стрит, - покачал головой вампир. - Лучше куда-нибудь во Флориду, на пляжи Майями…
        - Там ураганы и циклоны… И вообще, тропический климат - это сплошные неудобства.
        - А вы надолго в Чикаго? - перебила Магда зарождающуюся перепалку. Я покачала головой:
        - Вряд ли. Я вообще не хочу оставаться в Штатах. Скучаю, знаешь ли, по старой доброй Англии.
        - Вы же ненавидите английскую кухню!
        - Зато там така-ая природа, - я мечтательно положила подбородок на руки и прикрыла глаза. - Леса, озера, людей, кстати, немного. И я давно хотела прикупить себе старинный замок с угодьями.
        - Косишь под Дракулу? - съехидничал Уолтон. - Только боюсь, при нынешних ценах тебе не хватит сбережений.
        - А мне спешить некуда. Лет пятнадцать-двадцать я и на съемной квартире поживу.
        - Если расколдуешь Натана, он тебе в Англии остаться не разрешит. Ему Туманный Альбион никогда не нравился.
        - "Когда", Уолтон, - я сцепила пальцы в замок и посмотрела в непроницаемое лицо старшего вампира. - Не "если" расколдую, а "когда".
        Уолтон осторожно похлопал меня по руке, но промолчал.
        - Розари поможет, я знаю, - вместо него уверенно кивнула Магда, хотя и сама в это слабо верила. Розари была моим… ну, точно не другом. Скорее, знакомой, к тому же, весьма недовольной этим фактом. Когда-то, лет семь назад, мы встретились на одной мебельной выставке в Милане. Она была начинающим психологом, и с чисто профессиональным интересом рассматривала забавное треугольное кресло дизайна "авангард неоклассический". Основная высказанная ею идея заключалась буквально в следующем "это никто и никогда не купит, а создателю этого срочно нужно ко мне на прием". Несмотря на то, что в глубине души я признавала правоту Розари, природная вредность заставила меня выложить за кресло крупную сумму и демонстративно похвалить приунывшего творца. Не из сострадания к нему, а чтобы позлить молоденького психолога, до того самодовольная и стервозная была у нее физиономия.
        Тем же вечером наш с Магдой гостиничный номер (кроме грузчиков, которые так и не поняли, что за странную вещь они пытаются протиснуть в дверь) с целью жестокой мести посетила злобная молодая ведьмочка. Мягко отодвинув в сторону мою опешившую экономку, она по-хозяйски развалилась в новоприобретенном кресле, тем самым опровергая собственные слова, что оно не может использоваться по прямому назначению, и попыталась наслать на меня очень страшное и сложно-снимаемое проклятие.
        Собственно, так и мы познакомились. И даже вполне мирно разошлись. Она, скрепя зубами, извинилась, а я скрепя сердцем и удерживаемая Магдой, извинения приняла. Уже потом, за чаем, оказалось, что кресло было только предлогом, а психолог-Розари на самом деле владеет Силой определения судьбы. Тоесть, если она говорила, что никто не купит авангардное кресло, то оно навсегда останется в списке залежалый товаров, и никак иначе. Ее проклятия сбывались с точностью до ста процентов, всегда и при любых обстоятельствах, пока ей не повезло повстречать невосприимчивую к магии меня. Ведьме стало любопытно, вот она и явилась попытать счастья во второй раз. А теперь я собираюсь отправиться к ней с просьбой вернуть долг (ну, в конце-концов, я же ее отпустила!), и помочь расколдовать своего Сонного Рыцаря.
        Чикаго нас встретил пасмурным небом, красиво рассаженными в кадках деревьями и толпами народа. Без зазрения совести сгрузив весь имеющийся багаж на вампиров, отчего те стали отдаленно напоминать навьюченных верблюдов, я взяла безропотного Натана за руку, прикрикнула на возмущенного Уолтона и засмущавшуюся Магду (дай ей волю, она бы тащила свои чемоданы собственноручно, стесняясь попросить помощи даже у носильщика), затолкала всю разношерстную компанию в такси и отвезла в знаменитый Феирмонт. На этом свои обязанности я посчитала выполненными, и заметно расслабилась.
        - Предлагаю навестить Розари завтра с утра, - я быстро зашнуровала кроссовки и одобряюще посматрела на себя в зеркало. Ну и что, что не слишком изысканно, зато теперь я выглядела настоящей американкой: в футболке, светло-синих джинсах и бейсболке с козырьком.
        - Тебе лучше знать, - равнодушно пожал плечами Уолтон, мечтательно косясь на дверь. - Это твоя знакомая.
        - Надеюсь, ты понимаешь, что я бы не хотела в спешном порядке удирать из Чикаго, если твой сегодняшний вечер пройдет не слишком удачно? - на всякий случай предупредила я, заметив его страстное желание улизнуть из гостиницы.
        - Неужели ты, как и Магда, думаешь, что в Чикаго полно гангстеров?
        - Может и не полно, но тебе хватит таланта отыскать тех немногих, которые тут случайно окажутся.
        - Кто бы говорил, - язвительно отметил Уолтон, потом окинул меня с ног до головы и усмехнулся: - Тебе только фотоаппарата не хватает. И будешь типичной туристкой, косящей под коренную американку.
        Я еще раз посмотрела на себя в зеркало, чертыхнулась от досады, но переодеваться не стала, а просто хлопнула дверью перед носом у Уолтона и предупредила, что ухожу до вечера. С кислой рожей вампир посмотрел на застывшего посреди комнаты родственника, и тягостно вздохнул: с таким балластом из номера не выйдешь.
        - Ты же вернешься к девяти? - с надеждой крикнул он мне в догонку, но ответа не услышал. Впрочем, долго радоваться мне не пришлось. Заскочив к Магде буквально на пару минут, только чтобы узнать как у нее дела и не нужна ли помощь, в тайне надеясь, что дела хороши, а помощь не нужна, я получила благодарную улыбку и просьбу немного погулять с Вайноной, которая, будто маленький бесенок с моторчиком, бегала по номеру, разбрасывала вещи и заваливала экономку несметным количеством вопросов.
        - Теперь ты ценишь мой нелюдимый характер? - спросила я, подхватывая девочку на руки и не решаясь прижать к себе такое вертлявое маленькое чудовище.
        - А куда мы пойдем? - тут же перключилась на новую жертву Вайнона.
        - А куда ты хочешь? - решила я хотя бы для исключения поиграть в добрую тетку.
        - В зоопарк! - радостно объявила малышка и рванула на выход.
        - Жди к вечеру, - немного опешила я от ее прыти, и побежала догонять. Магда только усмехнулась.
        Подробно объяснив ребенку основные правила поведения, я взяла ее за руку и вывела на оживленные улицы Чикаго. Со стороны мы напоминали двух разновозрастных сестер, и прохожие бросали на меня одобрительные взгляды, так аккуратно я переносила девочку через лужы и строго одергивала неуемное детское желание броситься под машину.
        В зоопарке, куда нас благополучно доставил умиленный такстист, Вайнона вела себя положительно, и за это получила порцию сахарной ваты.
        - А Магда говорит, что сахар вреден для зубов! - категорически заявила девочка, за обе щеки уплетая вкусности.
        - Ну, если Магда так говорит, то она, конечно, права, - доедая вторую порцию прочавкала я.
        - А можно мне еще?
        - Ага.
        Через три часа мы выходили из зоопарка, наевшись сладкой ваты на три года вперед. Вернее, я наелась. На третей порции девочка сдалась, и затребовала "попить". Слабачка. В меня влезло ровно в четыре раза больше, что впечатлило ребенка сильнее, чем все животные вместе взятые. Последние пол часа она смотрела только мне в рот, силясь понять, как в такую хрупкую девушку влезло пол-тонны воздушного продукта. Я же чувствовала себя довольной, как никогда, и готовой к новым подвигам:
        - Куда теперь?
        Вайнона засунула палец в нос и задумалась. Я брезгливо поморщилась, но решила, что вопросы воспитания - Магдыны проблемы. Я здесь, чтобы развлекать:
        - На дельфинов посмотреть хочешь? - ребенок закивал так рьяно, что я испугалась, не отвалится ли у нее голова. Понятливый таксист быстренько доставил нас в аквариум, где мы потратили еще два часа. Потом до самого вечера бродили по ботаническому саду… В общем, к тому времени, когда сонце склонилось к закату, не только Вайнона, но и я еле волочила ноги.
        Кроме того, была еще одна неприятность - я взяла с собой слишком мало наличных. А карточку кредитную не взяла вообще.
        - Ловим такси? - устало спросила Вайнона, глядя, как я мрачно оглядываюсь, пытаясь определить в какой стороне отель.
        - Нет, деточка, тетя сегодня потратила целое состояние и тепер хочет сэкономить.
        - Прямо сейчас?! - ужаснулся ребенок. Я выдохнула сквозь зубы и попиталась изобразить на лице улыбку:
        - Ну, да. Прогулка под луной - что может быть лучше? Давай-ка, забирайся ко мне на плечи.
        Теперь я напоминала саме себе дабл-декер - двухэтажный английский автобус. Вайнона сверху идею заценила и прийнялась радостно болтать ногами. А я принюхалась, сосредоточилась, напрягла зрение, потом подошла к ближайшему полицейскому и, невинно хлопая глазками, спросила:
        - Вы не подскажете, в какой стороне отель Феирмонт?
        Мужчина, на вид типичный американський защитник порядка, вскормленный Макдональдсом и отборными пончиками, повернул ко мне свое необъятное тело и долго, сумбурно объяснял, куда идти. Из всего его рассказа, я поняла только, что отель недалеко и быстрым шагом я смогу попасть туда минут за двадцять. Ласково улыбнувшись блюстителю закона, от чего тот покраснел и судорожно расстегнул верхнюю пуговицу рубашки, я, как любой вампир на моем месте, решила немног срезать путь, проскочив по подворотням и крышам невысоких складских помещений.
        Именно там нас с Вайноной и поджидали столь редкие, по мнению Уолтона, чикагские "гангстеры".
        - Ей, деточка, не желаешь поразвлечься?
        Я даже не сразу поняла, что это говорят мне. С двух сторон нас обступили местные экземпляры не самой золотой молодежи. У одного в руках я заметила биту, а у другого - железную цепь. Остальные вроде вооружены не были. Вайнона на шее подозрительно притихла.
        - Шли бы вы, мальчики… - от души посоветовала я, не желая рисковать ребенком. В ответ "мальчики" так расхохотались, словно я им только что анекдот рассказала.
        - А ты прикольня, - процедил один, придвигаясь на критическое расстояние. Я скосила на него глаза, в тайне надеясь, что Господь Всевидящий именно сейчас пошлет ему просвещение. Потому что если этим займусь я, будет намного хуже. Но чуда, как всегда, не случилось.
        - Не богохульствуй! - резко осадил мои размышления голос Высших. - И смотри, ребенка не задень.
        - Осел!
        - Что?! - выдали мы одновременно. Мы - это я, подошедший парень и Высшие.
        - Осел! Осел! - папугаем повторила Вайнона, негромко похрюкивая от смеха и размахивая ручками.
        - Малыш, сиди смирно, - попыталась было я ее угомонить, но куда там:
        - Осел! Осел! Осел!
        - Блиин… только этого не хватало, - я закатила глаза, в голове фыркнули, а кто-то напротив обиженно заревел.
        - Вот это да… - почти благоговейно протянули Высшие. Я ошарашено молчала. Парень, который так неосторожно к нам подошел, теперь представлял собой замечательное зрелище. Его накаченное человеческое тело венчала крупная ослиная голова с большими печальными глазами и ушами просто исполинской длины. Его товарищи немыми рыбками застыли поодаль.
        - Ой, Вайнона… - первая очнулась я. - Да ты - ведьма.
        - Осел! - радостно повторила малышка, а потом внезапно притихшим голосом спросила у остальной толпы отморозков: - Петух?
        Они рванули в разные стороны с такой скоростью, что даже я, наверное, не смогла бы их догнать. А крошка-Вайнона засмеялась, на радостях стукнула меня коленкой в челюсть, и, вполне довольная собой, задремала.
        Надо ли говорить, что в отель я вернулась в полном замешательстве.
        - Ты почти вовремя, - Уолтон попытался обогнуть меня по дуге и выскочить за дверь. Натан со своим обычным отрешенным видом бродил взад-вперед по комнате, аккуратно перепрыгивая предметы и, в целом, не причиняя каких-либо неудобств. Если разобраться, вампир оказался вполне безобидным, если не брать во внимание его постоянные попытки улизнуть.
        - Уолтон, не уходи, - я осторожно сняла спящую малышку с плечей. - У нас чэпэ.
        - Что? - не понял вампир.
        - Проблемы, - коротко пояснила я. - Зови Магду. Будем совет держать.
        Вайнону я отнесла на кровать, укутала в одеяло и тихонько прикрыла за собой двери спальни. Номер для нас Уолтоном и Натаном я брала двухместный, с общей гостинной, так что "члены совета" устроились за столом именно здесь.
        - Магда, у меня для тебя две новости, - начала я. - Одна хорошая. Вторая - на любителя. Начну с хорошей: девочка цела и невредима, - я сделала эффектную паузу. - И она - ведьма.
        Магда с Уолтоном одновременно ахнули и в унисон задали потрясающий по своей глубине вопрос:
        - Как это?!
        Что я могла ответить? Обрисовать в красках процесс превращения человеческой головы в ослиную? Или продемонстрировать, как именно махала ручками Вайнона? Размышления перебил осторожный стук в дверь. Удивленно вскинув брови, я вышла из-за стола, посмотрела в глазок, тягостно вздохнула и распахнула двери со словами:
        - Вот где-то приблизительно так.
        В номер, испуганно озираясь и походкой больше напоминая беременного пингвина, вошел новоиспеченный вариант минотавра. Оброненные челюсти звучно попадали на стол.
        - Это… что? - после минутного молчания спросила Магда, некультурно тыкая пальчиком.
        - Это? Продукт внеплановой волшбы твоей приемной дочери. Кстати, с ним надо что-то сделать. Не может же он бродить по улицам в таком виде.
        - Слушай, а у меня вопрос… - Уолтон с любопытными глазами патологоанатома подошел к испуганному парню. - Он сейчас соображает как человек, или как осел? Ну-ка, сколько будет трижды три?
        - Иа! - скорбно проревел осел.
        - А пятью пять?
        - И!!!!
        - Да он говорить не может! - рявкнула я, прижимая ладони к ушам. Даже Натан отвлекся на такие тяжелые и громкие звуки. Уолтон, уже готовый задать третий вопрос по математике, захлопнул рот и поскреб затылок. - Блин, да сена ему предложи! - не выдердала я. - Если попробует съесть - точно осел!
        - Сена? - идея Уолтону понравилась, и он тут же принялся шарить глазами по комнате. Разумеется, ни сена, ни соломы, ни даже травы какой в округе не оказалось. Зато оказался симпатичный цветочек на подоконнике, на поверку оказавшийся цветущим кактусом, который Уолтон, с дорогой душой, и попытался скормить перепуганному ослу.
        Минуты две понаблюдав картину сражения "человек против вампира", я выхватила из рук Уолтона несчастный кактус и повернулась к ослу:
        - Присядь, пожалуйста!
        Тот молча кивнул своей большой головой, и опустился на свободный стул.
        - Полагаю, вопросов больше нет? - Уолтон отрицательно покачал головой. - Магда, будь добра, приведи Вайнону. Она сейчас спит у меня в комнате.
        Девочка вышла к нам, сонно потирая кулачками глаза и зевая во весь рот. Я посмотрела на большие настенные часы - половина одинадцатого. "Надо быстрее заканчивать с этим кошмаром и идти смотреть его продолжение во снах", - пронеслась в голове пессимистичная мысль. Подхватив девочку под мышками и усадив к себе на колени, я ласково попросила:
        - Вайнона, крошка, ты не могла бы расколдовать дядю?
        - А? - не понял ребенок. Я послушно повторила. На меня посмотрели круглыми, по-детски наивными глазками без проблеска мысли, и пришлось повторить в третий раз.
        - Неа, - бескомпромиссно ответил ребенок. Я скрипнула зубами, но Вайнону от греха подальше тут же забрала Магда:
        - Солнышко, - ласково зашептала она на ухо малышке. - Нам нужно, чтобы дядя снова стал собой. Убери эту ослиную голову.
        Вайнона упрямо покачала головой, наматывая на пальчик свой длинный золотистый локон.
        - Ну, нам очень нужно…
        - Не-а, - радостно отказалась девочка, и ее, как эстафетную палочку забрал Уолтон. Он внимательно посмотрел в ее голубые глаза, напрягся, а потом молча пересадил на колени Натану:
        - Ничего не выйдет, - категорично заявил он нам. - Дар у нее есть, но она не знает, как это сделать. Она даже не помнит, как превращала его в осла. А я не могу подсказать - я мысли не читаю…
        - Зато Натан читает, - тут же встрепенулась Магда, и мы все вместе, включая осла, с надеждой повернули головы к старшему вампиру.
        - Безнадежный случай… - активность Натана приравнивалась сейчас к активности кактуса, хотя последний хотя бы старел. Осел горестно вздохнул, и уронил тяжелую голову на стол. Длинные уши забавными серыми лентами легли сверху.
        - Прийдется тебе пока так походить, - я ободряюще похлопала его по плечу. - Пока я с Натана проклятие не сниму.
        Осел судорожно дернулся, поднял на меня полные слез глаза и ощерил зубы. Не долго думая, я показала в ответ свои клыки. Любитель подраться судорожно икнул и сразу стал намного послушнее. А потом вдруг протянул руки и схватил меня за ладонь, умоляюще заглядывая в глаза. Я попятилась. Тогда осел вскочил, нашел на телефонном столике лист бумаги и ручку, и написал большими корявыми буквами:
        "Не выгоняй!"
        Мы переглянулись, и Уолтон с Магдой пожали плечами, мол, "а куда ему сейчас идти?"
        - Хорошо, остаешься пока с нами, - я вздохнула, когда осел снова схватил меня за руку и благодарно ее потряс. - Но учти: вот эта девочка - твоя последняя надежда. Головой отвечаешь, чтобы с ней ничего не случилось. Буквально! Ты понял? - и добавила, уже для Магды. - У нас, блин, такая семейка, что лишний охранник для крошки не помешает.
        А поздно вечером, когда Вайнона уже спала здоровым сном нашкодившей ведьмы, я увела Магду к себе и осторожно спросила, понимает ли она разницу в воспитании обычного ребенка и ребенка-мага. На что получила довольно резкий ответ:
        - Я все равно не откажусь от нее. И мне плевать, с какими трудностями прийдется столкнуться! Если понадобиться, я отдам ее в Школу для Чародеев, буду летать на родительские собрания на метле и помогать готовить зелья из лягушачих лапок.
        Тихо расхохотавшись, я обняла Магду за плечи и хитро ей подмигнула:
        - Не забудь пригласить меня на первый школьный звонок. Я просто хочу это видеть.
        И ушла спать, полностью довольная этой беседой. Такая решительность обязательно принесет свои результаты. А знакомая ведьма, даже совсем юная и необученная, никогда не бывает лишней.

29 часть Психолог это не профессия - это диагноз
        NN
        Утром меня разбудил Натан. Я уже приноровилась спать с ним в обнимку, потому что в другом случае заставить его лежать смирно было попросту невозможно. Конечно, как вариант, на ночь можно было оставлять вампира в компании Уолтона, но у Натана частенько случались приступы обострения, когда удержать на месте его могли только мои нежные руки. Да, несмотря на то, что Уолтон все еще был в разы сильнее меня (Дар Александры проявлялся постепенно), только под моими ласковыми ладонями Натан успокаивался и застывал красивым безумным изваянием. Потому и приходилось, скрепя сердцем, укладывать Сонного Рыцаря к себе в постель, и извращаться во сне, чтобы нечаянно не отодвинуться и не потерять физический контакт.
        Однако в тот день, после выматывающей прогулки с Вайноной накануне, меня все-таки сморила усталость. Я заснула крепким богатырским сном, отползла в дальний угол и прикорнула любимым "клубочком". Но счастье мое длилось недолго, потому как почти сразу кровать чувственно вздрогнула и оставленное без присмотра тело рвануло в поход.
        - Стой, Натан! - закричала я, кубарем слетев на пол. Вампир бодренько прошествовал на балкон, дверь которого я на ночь оставила открытой, и легко запрыгнул на низкие перила. Внизу, метрах в пятидесяти гудели машины, сновала толпа мирных американских "жаворонков", которые еще не подозревали, что их прямо сейчас своим присутствием жаждет осчастливить древний носферату, и твердым, сверкающим в лучах солнца пятьом, мрачно приветствовал "попрыгунчиков" асфальт.
        "Только не вниз!" - пронеслось у меня в голове. Почему-то я совсем не была уверена, что смогу прыгнуть и остаться невредимой. Блин, да я даже через заборы иногда плашмя приземляюсь! Если упаду с четырнадцатого этажа, перед регенирацией меня нужно будет склеивать заново.
        Натан стал на перила в полный рост, слегка качаясь с пятки на носок, не видящими глазами посмотрел перед собой… и тут я на полном скаку вывалилась на балкон и неуклюже схватила его за талию. Вампир пошатнулся, и камнем пошел вниз. Руки скользнули по голому торсу и я едва успела ухватиться за пролетающую ладонь:
        - Учти, прыгнем вместе, - угрожающе прошипела я, запуская в ладонь все десять когтей. Вампир этого, кажется, даже не заметил, а вот внизу начал собираться народ. Кто-то охал, кто-то уже звонил то ли в скорую, то ли в полицию. - Блин, Натан, ну помоги же мне! - вампир висел как мешок с картошкой, только весом с бульдозер. - Уолтон! - Я повернула голову насколько могла, и крикнула в комнату. - Уолтон!!
        Мальчишка с испуганным лицом ворвался в номер, и сразу оценил обстановку:
        - Подвинься, - небрежно протянул он руку, и мы вдвоем быстро втащили Натана наверх. Я устало села на пол. Коленки подрагивали. Только что вспомнила, что в детстве страшно боялась высоты.
        - Ты в следующий раз балкон закрывай, - подхватив предка под руку, попросил Уолтон.
        - Я его на ночь привязывать буду, - голос предательски дрогнул.
        - Думаешь, веревки удержат? Или ты прикуешь его наручниками к батарее?
        - Я его к себе привяжу. Спать будет неудобно, зато просыпаться - не в пример спокойнее.
        Уолтон посмотрел на меня как на изощренную мазохистку, и покачал головой:
        - Раз ты уже встала, предлагаю упаковывать эту Спящую Красавицу и отправляться к Розари.
        - Спящего Рыцаря, - я поднялась на ноги и осторожно убрала с лица Натана черную прядь. Потом провела ладонью по щеке, шее, ключице, пробежалась пальцами по мышцам на руке.
        - Мне выйти? - ехидно предложил Уолтон.
        - Дурак! - ответила я, густо покраснев, и подняла к глазам ладонь Натана. Там, куда вошли мои острые когти, виднелись крошечные, на глазах затягивающиеся царапины. Которые я тут же продемонстрировала Уолтону. - Я ищу раны.
        - А… - "понятливо" протянул мальчишка, со смешком уворачиваясь от подзатыльника. - Тогда это, конечно, меняет дело. Пойду-ка я вниз. Тебе завтрак заказать?
        - Что-нибудь с творогом. Кстати, можешь захватить с собой Магду для компании. Она наверняка уже проснулась.
        - Они с Вайноной пока остаются в Чикаго?
        - Да, - я скрылась за ширмой и сбросила ночную сорочку. - Пока девочка не снимет чары с осла… Между прочим, а как зовут этого неудачника?
        - Джордж. Натана оставлять или..?
        - Или, - я на мгновение замерла, в подушечках пальцев, только что касавшихся прохладной гладкой кожи, приятно закололо. Нет уж, пускай забирает. Я, конечно, вампир, мне положено быть без стыда и совести, но пользоваться беспомощным состоянием Натана не стану. Спишу на гордость, и буду тренировать силу воли. Надеюсь, недолго, уж больно соблазнительно он выглядит… Особенно без рубашки…
        "Тьфу! - выругались в голове Высшие Силы. - Нечисть озабоченная…"
        Я фыркнула, но промолчала: уж какая есть. Быстро натянув джинсы, кроссовки и джемпер, я захлопнула двери номера и спустилась в ресторанчик. Уолтон о чем-то перемигивался с Магдой, подозрительно косясь при этом в мою сторону, Вайнона, подпрыгнувшая ни свет ни заря, с упоением теребила за уши свою безразличную игрушку. Блинчики с творогом, политые медом и сметанкой, красовались на столе.
        - Доброе утро, - вежливо поздоровалась я, исподтишка показывая Уолтону кулак. Он улыбнулся еще шире. - Где Джордж?
        - Сидит в номере, - Магда так отчаянно старалась не смеяться и кривила при этом такие рожи, что я не выдержала:
        - Хватит уже надо мной потешаться. Я - несчастная одинокая вампирша двухсот с лишним лет. У меня могут быть свои маленькие слабости?
        Ответом мне был гомерический хохот, под который я слопала блины, мрачно потрепала по голове Вайнону и забрала у нее Натана. Уже в дверях нас догнал Уолтон, стал по другую сторону от Сонного Рыцаря, чтобы нечаянно не оказаться на расстоянии удара, и противно хихикал еще минут двадцать.
        - Это здесь? - Уолтон сильно тряхнул плечом и Натан, крепко взятый им под руку, вздрогнул. Мы стояли возле высокого многоквартирного дома в самом центре Чикаго. Оффис Розари, если верить гостиничной телефонной книге, находился на первом этаже.
        - Который час?
        - Половина девятого, - ответил Уолтон, единственный из всех нас носивший наручные часы.
        - Отлично. Она начинает прием в девять. Надеюсь, секретарь не будет против, если мы подождем Розари в приемной.
        К слову, секретарь против не была. Вообще, эмпат в комманде - ценный товарищ. Один его взгляд, и нам предложили не только удобный диван в кабинете врача, набор журналов и кофе, но также сливки, какое-то завалящееся печенье и шоколад. Приятно.
        - То же самое сделаешь с Розари, - я улыбнулась стройной высокой девушке в брючном костюме, хлопотавшей вокруг нас под чарами вампира, и разбавила кофе сливками до нежно-кремового цвета.
        - Тогда расскажи о ведьме что-нибудь, чтобы я мог подготовиться.
        - Хм… - я задумалась. - У нее довольно сильный Дар… и, пожалуй, это все, что я о ней знаю.
        - Ладно, - Уолтон самодовольно ухмыльнулся. - Прорвемся.
        - Доброе утро, Ева, - вскоре послышался из приемной женский голос с хрипотцой. Хлопнула входная дверь. Дробно застучали о паркет каблучки. - У меня есть кто-нибудь с утра? - Ева пролепетала что-то неразбочивое, намекая на нас, и Розари буквально ворвалась в кабинет с изумленными квадратными глазами и распахнутым ртом.
        - О… - нерадостно протянула она, секунду рассматривая нас в упор. - А ты совсем не изменилась. Вампирша, без сомнений.
        - Ну, извини, - я красиво откинулась на подушки дивана. Розари, признаться честно, тоже почти не постарела за семь лет. Все та же красивая осанка, модная одежда и спокойные тона в макияже. И все такие же властные, холодные карие глаза.
        - Зачем пожаловала? - не выпуская нас из виду, Розари прошла к столу. Я кивнула Уолтону, мол, пора приступать к очаровыванию, иначе дело не выгорит. И этот кретин начал.
        - Мадам, - мальчишка стремительно подлетел к ведьме, отчего та едва не запрыгнула на стул с ногами, обнял ее за талию одной рукой, нежно, даже, я бы сказала, - любя, провел второй по волосам и страстно поцеловал. Я уронила челюсть.
        - А-ах, - прошептала Розари, когда Уолтон, наконец, оторвал от нее губы. - Любимый..! - и мягко сползла на пол.
        Некоторое время мы молча смотрели на распростертое тело с дурацкой счастливой улыбкой на лице. Потом Уолтон не выдержал:
        - Эй, - он осторожно похлопал ведьму по щекам. - Очнись!
        Ноль реакции.
        - Что ты сделал? - я подошла к столу, вытянула живые цветы из вазы и одним движение опрокинула тухлую воду на голову Розари. Та даже не пошевелилась.
        - Ты сама сказала, что она - сильная ведьма, - огрызнулся вампир. Удары по щекам становились мощнее, голова женщины моталась из стороны в сторону, прическа растрепалась, но блаженное выражение с лица никуда не пропадало.
        - Как теперь ее в себя приести?
        Мгновение Уолтон молчал, словно прислушиваясь к чему-то, потом ответил:
        - Пока не успокоиться - никак. Нужно ждать. Извини, - мадьчишка развел руками, криво улыбаясь. - Силы не рассчитал…
        - Мисс Розари, - в дверь постучали, но я, одним прыжком оказавшись перед нею, не дала любопытной секретарше просунуть в кабинет голову. - Мисс Розари, - как-то даже обижено повторили из приемной. - К вам пациент. Джеймс Симур. По записи.
        Я вопросительно посмотрела на Уолтона, тот пожал плечами. Решение пришло само собой.
        - Быстро! Ее - под стол. Натана туда же! И сам спрячься!
        - Что ты задумала?
        - Если мы лишим ее еще и клиента, она точно не захочет нам помогать. Порабою психологом.
        - Психотерапевтом, - автоматически поправил Уолтон, пытаясь сложить Натана вчетверо, чтобы засунуть под стол. Вампир не упирался, но и не помогал.
        - Быстрее, Уолтон! - придерживая плечом дверь, зашипела я.
        - Готово! - мальчишка, наконец, справился с родственником, за ногу засунул туда же Розари и присел сам.
        - Зови, Ева! - повелительно крикнула я, в надежде что секретарша не станет задавать лишних вопросов.
        В кабинет быстрым шагом вошел какой-то перевозбудившийся мужчина лет сорока пяти, с небольшим пивным животиком и сильной проплешиной. Он в нерешительности остановился посреди кабинета, посмотрел на меня, видимо, пытаясь прикинуть на глаз мой возраст, и мучительно покраснел.
        - Присаживайтесь, пожалуйста, - вежливо предложила я и указала на диван, занимая рабочее место Розари за столом.
        - У меня проблема, доктор…
        - Вы хотите об этом поговорить?
        - А иначе, зачем бы я пришел? - мужчина слегка дернулся, а я отвесила себе мысленную затрещину и поставила заметку на будущее: клиента сперва нужно выслушать. - У меня проблемы с женой.
        - Я вас внимательно слушаю.
        - У нас не получается… ну… вот… вот это…
        - Прошу прощения?
        - У нас уже пять лет не получаеться… ну… в общем… вот это… не получается…
        Я вздохнула: тяжела, однако, работа у психотерапевтов. Но, кажется, я догадываюсь, о чем идет речь.
        - И как давно у вас это не получается?
        - С тех пор как поженились. Пять лет.
        - И вы только сейчас обратились за помощью?
        - Ну… - мужчина задумался. - Понимаете, у меня со всеми получается, а с женой - нет. Это же неправильно?
        Я выгнула бровь - мы вообще об одном и том же говорим?
        - Простите, а вы что, со всем пробовали? Или у вас с ними раньше получалось, до брака?
        - Да нет, - пациент пожал плечами. - Хотя до брака тоже все получалось. У меня только с женой - никак. Хотя я ее люблю. Очень.
        С минуту я молчала. Потом не выдержала:
        - Я прошу прощения, вы сейчас о сексе говорите?
        - М… да. О чем же еще?
        - А как ваша жена относиться к тому, что у вас нет интимной жизни?
        - Вообще-то не жалуется.
        - А она знает, что вы ей изменяете?
        - Да. У нас свободные отношения. Но вы не думайте! У нас любовь. Просто мы… ээээ… удовлетворяем низменные потребности организма с другими людьми… - заученно процитировал мистер Симур, и мне показалось, что он повторяет любимую отговорку своей жены.
        - Тогда…Знаете, я полагаю, у вас нет проблем.
        - Что? - ошарашено спросил пациент. Он даже слегка откинулся на спинку дивана, словно отшатнулся, и забавно сложил руки на груди, став похожим на упитанного суслика.
        - История знает много случаев платонической любви, - медленно начала я, напрягая память и стараясь придать голосу максимальной уверенности. - Николай и Елена Рерих, Альберт Швейцер и Елена Бреслау, Вил и Ариэль Дюрант, Пьер Кюри и Мария Склодовская-Кюри… - Уолтон за креслом присвистнул. - Все эти люди так или иначе были счастливы в браке. Я где-то читала… В смысле… Есть теория, что мужчины, которые воспитаны на, так называемых, рыцарских установках, привитых мамой… или бабушкой, как например, в случае с Артуром Конан Дойлем, относяться к женщинам благоговейно-чутко и подчеркнуто уважительно. Возможно, вы видете в своей жене именно такую женщину, музу, как, например, Полина Виардо для Тургенева, или прекрасная Лаура для Петрарка и сами себе не позволяете на нее посягнуть?
        Пациент крепко задумался, переваривая услышанное. Я мрачно выдохнула - нет, психиатром мне не быть, хотя, как показала практика, вставить фамилию известного человека в нужный момент могу. Сама не представляла, что любовь к чтению окажется так полезна… И тут меня больно ударили по коленке: Натан, свернутый в крендель под столом, пытался распрямиться. Я засунула под стол обе руки и, стараясь удерживать на лице приветливую улыбку, включилась в борьбу, заталкивая вампира обратно. Тот противился не сильно как для вампира, но как для Сонного Рыцаря вполне активно. Стол подпрыгивал, я нагибалась все ниже, глаза пациента становились все круглее.
        - Я полагаю так, - вампир под пальцами затих, но убирать руку было опасно - казалось, он словно сжатая пружина, только и ждет этой возможности. Сеанс надо было срочно заканчивать. - Вы прекрасно жили с супругой пять лет. Потом кто-то внушил вам сомнения, страхи и неуверенность. И вы сюда пришли не за направлением к сексопатологу, а чтобы я вас успокоила. Вот. Я успокаиваю. Продолжайте жить, как раньше. Если и вас, и жену все устраивает - плюньте на остальных и расслабьтесь. Все хорошо.
        - Простите… - мужчина нахмурился, а Натан под столом в очередной раз боднул мое колено. Откуда-то сзади послышался тихий всхлип. Кажется, Розари стала приходить в себя. -…но вы же сами мне говорили по телефону, что я должен прийти на сеанс!
        - И разве я была не права? - невинно хлопнула я глазками.
        - Но вы же ничего не сделали!
        - Простите, но психолог не может и не должен решать ваши проблемы за вас. Он помогает посмотреть на ситуацию под другим углом и найти собственный, наиболее оптимальный путь их решения. Разве я не помогла?
        - Ну…
        - Вот и я о том же! Спасибо большое за сеанс! Не звоните мне больше. До свидания!
        И я буквально затряслась от попыток Натана вырваться из моих цепких ручек. Мужчина покосился на эпилептического психотерапевта и по стеночке вышел и кабинета.
        - Ну, ты даешь… - Уолтон поднялся из-за стула, и с уважением уставился на меня. - А зачем ты просила больше не звонить?
        - Чтобы он не понял, что перед ним сидела не Розари.
        - Кто не понял? - вслед за Уолтоном из-под стула поднялась встрепанная ведьма. Ее слегка качало, но взгляд стал более или менее сфокусированным.
        - К тебе только что пациент приходил. Но ты не переживай, я объяснила ему, что он здоров и больше он не прийдет.
        - Что?! - белугой взвыла Розари. - Какой пациент?!
        - Джеймс Симур…
        - Симур… - прошипела ведьма. - Это же мой новый пациент! Я бы с него еще лет пять кормилась!
        - И кто из нас после этого кровопийца… - пробормотала я, отводя глаза. А ведь как лучше хотела. Впрочем, могла бы и сама догадаться, что пациента нужно лечить долго и дорого, а не быстро и себе в убыток.
        - Зачем ты вообще явилась?!! - чуть не плача от злости, надрывалась ведьма.
        - Эм… - я запнулась, но выбора не было. Нужно говорить как есть, пока ее кандрашка не хватила. - Розари, это - Натан. На него наложено проклятье Сонного Рыцаря. Я хочу попросить тебя его снять…
        Секунду Розари молчала, а потом взорвалась диким хохотом:
        - Для особо тупых - это неснимаемое заклятие. Он - немой, безумный ходячий труп! И ничего ты с этим сделать не сможешь. Но, если ты мне не веришь - вот! - Она бросилась к столу, вывернула на пол содержимое одного из ящичков, и достала из общей груды бумаг заламинированную визитку: - Вот! Сильнейшая ведьма по эту сторону Карпат. Езжай к ней! Она тебе более подробно все расскажет. И даже покажет, если будешь настаивать. Только не говори, кто визиткой поделился - не хочу потом порчу с себя снимать.
        - Ну, спасибо, - я со вздохом взяла карточку.
        - Да не за что! Только уходи!!
        Мы с Уолтоном, кивнув разъяренной ведьме, молча взяли под руки Натана и покинули оффис.
        - Сильва… - осторожно начал Уолтон, явно намереваясь утешить, но я его перебила:
        - Ты купишь билеты?
        - Что?
        - Билеты на самолет? В Румынию? Ведьму зовут Либуше Вэсеску. Из коммуны Жилава румынского жудеце Илфов под Бухарестом.
        - Кроме Бухареста ни слова не понял… Сильва, ты же слышала, что сказала Розари. Проклятие не снимается.
        - Уолтон, мне плевать, что наговорила эта ведьма. В конце-концов, она имеет право на собственное мнение. И хватит на меня так смотреть, я не сумасшедшая и не калека, жалеть меня не нужно.
        - Сильва, - вздохнул вампир, но я остановилась посреди улицы и окинула его холодным взглядом:
        - Ты - можешь оставаться здесь. Я никого за собой не тащу. Но пока остается хотя бы одна, пусть минимальная возможность узнать что-то полезное об этом проклятии, я не сдамся.
        Уолтон покачал головой, еще раз вздохнул и обреченно спросил:
        - Билеты брать на когда?
        - Хоть на завтра. Чем скорее, тем лучше.
        - Что с Магдой и Вайноной?
        - Пусть остаются здесь. Надеюсь, Магда справиться с девочкой. А мы ненадолго, - я чуть сильнее прижалась к руке вампира и от души, как мантру, словно саму себя убеждая, повторила: - Мы найдем способ тебя расколдовать. Обязательно найдем!
30 часть Французский я знаю на уровне "Кто здесь говорит по-английски?"
        NN
        Магде хватило взгляда, чтобы радостная улыбка на ее лице сменилась выражением сочувствия и разочарования. Я вкратце описала ей ситуацию.
        - Вы пытались лечить душевнобольного?! - ужаснулась она, видимо представляя меня в образе Ганибала Лектора.
        - Нет, я не пыталась. Я его вылечила. Но именно этого, как оказалось, делать не стоило.
        - Розари не захотела помогать? - понимающе наклонила голову экономка.
        - Она не знала как. Уолтон подтвердил.
        - Мне очень жаль.
        - Ничего. Зато теперь у нас есть направление к еще более сильной ведьме. Слетаем в Румынию, и все у нее выясним.
        - В Румынию?! - Магда удивленно распахнула глаза, но тут же взяла себя в руки. - Тогда я пошла собирать вещи. Не знаете, там сейчас холодно?
        - Полагаю, да. Середина осень, все-таки, - я пожала плечами. - Но свои вещи я так и не разложила, так что складывать их не нужно. А вы с Вайноной и Джорджем подождите нашего возвращения в Чикаго, хорошо? Я ни разу не была в Румынии, не знаю ни законов, ни географии… Уолтон обещал на обратном пути заехать в посольство и попытаться достать визы. Но, боюсь, как бы нам не пришлось путешевствовать в багажном отсеке самолета…
        Магда подумала, оценила перспективы и кротко кивнула. Могу поспорить, если бы не Вайнона, так просто оставить ее в Чикаго не удалось бы.
        Уолтон объявился ближе к вечеру, торжественно вручил мне пакет документов и билеты на шесть утра.
        - Значит так, - объяснил он. - Рейс не прямой. Летим сначала в Москву, оттуда уже в Бухарест. Всего тринадцать часов.
        - Сколько?! - ахнула я. - А попрямее ничего не было? Чтобы не делать такой здоровенный крюк? Через Киев, например. Кишенев?
        - Да по-разному можно. Только там такая дурацкая развязка, что времени займет еще больше. А так мы в Москве только чуть больше двух часов потеряем. Кстати, ты Магде уже сказала, что она остается?
        - Ага.
        - И как она отреагировала?
        - Нормально. У нее материнский инстинкт проснулся, - я усмехнулась. - И интересы Вайноны стали приоритетами.
        - Не ревнуй.
        - Не ревную.
        - Я эмпат, - напомнил Уолтон и попытался дать мне щелбан, когда я показала ему язык. Не достал.
        - Ты сейчас куда-то уходишь?
        - Раз мы уже завтра покидаем Чикаго, хочу оторваться по полной программе. Так что до утра не жди.
        - Выезжаем из отеля в пять. Не опаздывай.
        - Как скажешь, ма! - крикнул мальчишка уже из холла, сделал мне ручкой и ушел искать приключения на свою вампирскую задницу. Я закрыла за ним дверь, проверила выход на балкон, чтобы не повторять утренний эксперимент по поднятию тяжести в виде одного, далеко не хрупкого Сонного Рыцаря, и отнесла стул в ванную комнату.
        - Пошли, Натан, - вампир безразлично смотрел перед собой, но встал, когда я взяла его за ладонь. - Надеюсь, тебе все равно, где сидеть? Ну и славненько. Потому что я хочу поплавать.
        Я не пожадничала на номера в отеле, потому ванная комната была шикарная - большая, выложенная мрамором, с панорамным зеркалом у дальней стены. А в центре всего этого великолепия, на точеных золотых ножках стояла высокая ванна, похожая на раскрывшийся цветок калла. Я блаженно зажмурилась и пустила горячую воду. Спустя десять минут комната наполнилась паром, а я, закусывая от предвкушения губу, опустила ногу в практически бурлящую жидкость. Если бы ее температура была выше еще на пару градусов, я бы в ней сварилась. А так - только мурашки по коже побежали. Вообще, горячая ванна - это не мой стиль, я не люблю регенерировать ожоги, но иногда, когда нужно отвлечься и просто ни о чем не думать - она помогает.
        - Сильва!
        - Заходи, Магда! - я собрала волосы в подобие пучка и запрокинула голову на бортик. - Я в ванной.
        - Иду… Господи Всевышний!
        Магда распахнула дверь, схватилась за сердце и выскочила обратно.
        - Что, слишком жарко? - полюбопытствовала я. Экономка не отвечала. Пришлось поднять голову. А, ну ясно… - Магда, это Натан. Заходи. Если хочешь, включи свет.
        В ванной не было окон, но я отчетливо видела каждую деталь и не нуждалась в лампе. К тому же, зеленые глаза Натана сверкали в темноте, словно две изумрудные звезды. Так романтично… Кто же знал, что экономка, увидев эти звезды, заработает предынфарктное состояние.
        - Ну же, Магда, дорогая, подымайся с пола, - я подбадривающее махнула рукой, в надеже, что из воды вылезать не прийдется. Экономка не отвечала. Тихо матерясь, я встала на подрагивающие ноги, обмоталась большим мягким полотенцем и перетащила ее на диван в гостинной. Вслед за мной бесшумной походкой из ванной вышел Натан.
        - Куда?! - придерживая одной рукой полотенце, второй я схватила его под локоть. Вампир замер. - Магда! Очнись! - я осторожно похлопала экономку по щекам, она вздрогнула и посмотрела на меня круглыми испуганными глазами:
        - Мне показалось… показалось…что…
        - Это только твое воображение, - я, с Натаном на буксире, подошла к столу и налила для Магды стакан воды. - Выпей. Поможет. И расскажи, зачем ты пришла.
        - Вы не спустились к ужину, - экономка судорожно выпила воду. - Я забеспокоилась.
        - Ох, Магда, - я села у нее в ногах и прикрыла глаза. - Когда-то я читала в одной газете интересную статью. Там рассказывалось о курице, которая усыновила щенка. Очень скоро собака переросла приемную мать, но та все время норовила загнать ее ночью к себе под крыло. Чтобы согреть. У нас похожая ситуация, не находишь?
        Я осторожно помогла экономке подняться и провела ее до двери:
        - Не переживай, Магда. Я - взрослая девочка и могу о себе позаботиться. Спокойной ночи.
        А когда она, немного смущенная и ошарашенная, ушла к себе, я повернулась к Натану и спросила так, словно он мог ответить:
        - Разве это не странно, что мы все хотим видеть рядом кого-то, кто бы о нас заботился, но почему-то когда такой человек появляется, мы находим его заботу чрезмерной?
        Утром меня разбудил Уолтон. По сравнению со мной, взъерошенной и хмурой, он выглядел прекрасно - прическа "волосок к волоску", лицо свежо, глаза горят…
        - У-у, вампирюга… - пробурчала я, чувствуя как из глубины души голодной крупной жабой подымается зависть.
        - Как скажешь, - отмахнулся с улыбкой Уолтон. - Но у нас самолет черед два часа. Жду тебя внизу. Натана заберу с собой, - он окинул немного удивленным взглядом потрепанного предка. - Что ты с ним ночью делала?
        - Спала! - рявкнула я, буквально выталкивая их из номера. Но Натану, и правда, не повезло: сегодня мне снились дурные сны, и я довольно сильно колотила его ногами. Один раз, кажется, даже свалился с кровати столкнула. Что делать? Я не люблю летать, и накануне всегда плохо сплю.
        - Уважаемые дамы и господа, Вас приветствует на борту… - соловьем распевала стюардесса, пока я пыталась максимально комфортно разместить свое тельце в неудобном кресле. Натан сидел у окна, по другую руку от меня кривил губы в улыбке Уолтон. Кажется, он присмотрел себе одну из девушек в синей форме, и полет для него перестал быть скушным. Я махнула на все рукой и закрыла глаза. Самолет пошел на взлет под мое негромкое сопение.
        - Просыпайся, соня, - казалось, я заснула всего на мгновение, а Уолтон уже меня тормошил, намекая на близость Москвы. Я потянулась и сжала пальцами виски. Правду говорят, "чем больше спишь, тем больше хочется". Хотя раньше я за собой такой любви ко сну не замечала. "Это после зоопарка с Вайноной", - подсказал внутренний голос, я кивнула, но смысл сказанного дошел только через пару минут.
        - Ах, она маленькая паршивка!
        - Что? - Уолтон замер и подозрительно покосился в мою сторону.
        - Вайнона! Ведьма мерзопакостная! Она же с меня силы вытаскивала, когда Джорджа в осла превращала. А я все думаю, с чего спать-то так хочется?!
        Уолтон сочувствующе похлопал меня по плечу, но ничего не сказал. Я еще немного покудахтала, выплескивая гнев на окружающих, а потом мы вошли в аэропорт Шереметьево.
        - Ну как? - возбужденно спросил Уолтон на ухо. Я непонимающе подняла бровь. - Это же твоя родина. Что чувствуешь?
        - Родина? - переспросила я, рассматривая снующую многосотенную толпу и пытаясь отыскать в сердце ту ниточку, которая соединяла бы меня с Россией. Увы, найти ничего не удалось. Либо ниточка давно усохла и отвалилась, либо для того, чтобы считать страну своей родиной недостаточно просто в ней родиться. - А откуда ты родом?
        - Из Шотландии.
        - Ты - шотландец?! - я представила Уолтона с рыжими волосами, в национальной юбке из тартана, с волынкой и заливисто расхохоталась. Больше мы с ним на тему моих российских корней не говорили.
        Столица родины графа Цепеша встретила нас не слишком радостно. Темные тучи грозили вот-вот обрушиться на землю холодным осенним дождем, северный ветер пробирал до костей, заставляя меня кутаться в меховую шаль, на прощание пожертвованную Магдой. Мужинам, вроде, было не холодно. Впрочем, Саша тоже могла бегать по снегу в летних туфельках. А вот мне теплых вещей очень не хватало. Уже скоро я принялась усиленно шморгать носом и распугивать всклокоченных ворон громким чиханием.
        - Теперь нам нужно на поезд, - Уолтон подхватил чемоданы и вывел нас из аэропорта. Тоскливо оглядев пустующие парковочные места, мы одновременно вздохнули.
        - Простите, пожалуйста, - я остановила выходящую из аэропорта даму и, немного гнусавя спросила на чистом английском. - Вы не подскажете, как нам найти такси?
        Дама развела руками, потом указала пальцем на ухо, кажется, давая понять, что она глухая. Уолтон тут же остановил следующего человека. На этот раз нам попался мужчина в очках, с длинным вязаным шарфом на шее:
        - Как добраться к железнодорожному вокзалу?
        Мужчина удивлено прошелся глазами по тонкой шелковой рубашке вампира, и что-то пробурчал.
        - Простите? - переспросилаи мы в унисон. Он повторил. Потом посмотрел в наши задумчивые лица, вырвал рукав из цепких пальцев Уолтона и поспешил прочь.
        - Они нас не понимают, - догадалась я. Следующую жертву о жэдэ вокзале я спросила уже по-русски. На что она, тонко взвизгнув, припустилась от нас бегом.
        - Гениально, - съехидничал Уолтон, а я перешла на французский, оглядываясь по сторонам и выхватывая из толпы все новых людей. Потом на немецкий… В общем, в Румынии, как оказалось, не говорят ни на итальянском, ни на греческом, ни даже на ненавистном мне китайском. Более того, они упрямо не желали понимать такие общепринятые выражения как "ту-ту!" (поезд) или "ап-чхи" (мне холодно, я хочу в отель) или хотя бы "вж-вж" и руками в воздухе вроде как рулишь (ну, блин, такси же!).
        - Как здесь туристы выживают? - почти рыдая в голос, вопросила я, на что Уолтон сверкнул глазами и пообещал, что если мы прямо сейчас не отыщем хоть кого-то образованного, он перекусает половину местного населения.
        - И пусть мне будет хуже! - добавил он под конец, опасливо косясь на безразличного Натана. За поворотом что-то загрохотало, и ко входу в аэропорт подъехала желтая, крошечная и какая-то неправильная с виду машина. Мы с Деймном переглянулись, и наперегонки бросились ее тормозить.
        - Такси?! - я рванула на себя переднюю дверцу и столкнулась нос к носу с недовольным водителем.
        - Такси, - проворчал он с жутким акцентом, но по-английски. - Куда?
        - Коммуна Жилава!
        - Поезд? - догадался таксист и приглашающе махнул нам рукой. Вскоре мы уже ехали темными улочками Бухареста. Город сильно отличался и от Москвы, и тем более, от Чикаго. Он казался намного меньше и старше, несмотря на высотные дома и неспешно снующие по дорогам машины. Очень хотелось забросать таксиста вопросами о местных легендах (да, это моя слабость: историю не люблю, зато сказки просто обожаю), но он все равно не смог бы объяснить понятным языком, так что ехали мы молча.
        - Поезд, - коротко оповестил водитель, указывая рукой вперед.
        - Мы приехали на вокзал, - обернулась я к Уолтону. - Ты чего?
        Мальчишка сидел на заднем сидении, всеми конечностями вцепившись в своего Сонного предка.
        - Знаешь что, Сильва, сама его держи. Он два раза на ходу порывался из машины выскочить.
        - Ну, что ты выдумываешь? - слабо запротестовала я, подозоревая, что он не врет. Хотя это было странно: Натан обычно не выказывал буйства рядом с Уолтоном. А тут еще и я рядом сижу… Ох, если он действительно захочет уйти, мы не удержим его даже вдоем.
        - Смотри сама! - Уолтон опустил руки, и Натан тут же дернул за ручку. Может, так двери раньше и не открывались, но сила вампира этот недостаток исправила. Замок щелкнул, и железные дверцы попросту выпали на асфальт. Я молча вытянула из сумки пачку долларовых купюр, отсчитала четыре сотни и вручила водителю. Тот так же молча их взял, подождал пока мы выберемся из такси, и быстро смылся.
        - Ты переплатила, - глубокомысленно заметил Уолтон. Я протянула ему оставшиеся деньги:
        - Будешь казначеем, раз такой умный. И первое твое задание - купить билеты.
        - Эксплуататарша, - пробурчал мальчишка, но послушно взял валюту, чемоданы и отконвоировал нас внутрь вокзала. Там на глаза сразу бросился красиво оформленный водопад, который равномертно окружали искуственные пальмы в кадках.
        - Побудьте пока здесь, - предложил Уолтон, сгружая вещи. - Так мне будет легче вас найти. Я кивнула, усадила Натана на бортик, и нахально умостилась ему на колени.
        - Он мраморный и холодный, - с непроницаемым лицом объяснила я Уолтону, кивая на фонтан, который, кроме Сонного Рыцаря, по периметру облюбовали еще человек пять. Видимо, пальмы не только нам показались хорошим ориентиром.
        - Натану нужно побыстрее становиться собой, - покачал головой несносный мальчишка. - Чтобы он мог противостоять твоим домогательствам.
        Я оскалилась, но Уолтон уже скрылся в толпе.
        - И совсем я тебя не домогаюсь, - обиженно пробурчала я Натану. - Там действительно холодно сидеть. К тому же, когда я у тебя на коленях, ко мне никто не решается приставать. Это очень удобно.
        Высшие Силы, видимо не выдержав убойности последнего аргумента, громко фыркнули и ушли в подполье.
        - Ну и ладно, - я грустно подперла кулачком подбородок. - Проживу без вас.
        В поле бокового зрения мелькнуло яркое пятно, и я лениво скосила глаза. На меня в упор смотрела тоненькая, совсем еще юная девочка в красной циганской юбке, густо увешенной бирюльками и ленточками. Плечи молодой циганки укрывал большой бордовый платок с кисточками, ноги утопали в разбитых, дырявых даже на вид сапогах. Некоторое время мы с девочкой смотрели друг на друга: я безразлично, она оценивающе. Потом циганка, видимо, приняла для себя какое-то принципиальное решение, радостно оскалилась и подплыла ближе:
        - Вы так скучны, - звонко оскорбили меня на сносном английском. Мои брови сами собой поползли вверх. Наверное, девочка поняла, что допустила ошибку, потому что закусила губу и поправилась: - Вам грустно.
        - Так уже лучше, - похвалила я.
        - Могу гадать, - "предложила" румынка и выжидающе уставилась почему-то на Натана.
        - Ну гадай, - пожала плечами я. Может что полезное и расскажет…
        Девочка цепко схватила мою ладонь, пробежалась по ней глазами, уронила челюсть и мягко отступила на шаг.
        - Извини.
        - Расскажи, что видишь, - попросила я.
        - Вижу глупость, - покачала головой циганка. - Не хочу говорить.
        - А ты попробуй, может мне понравится, - девочка задумалась на мгновение, потом кивнула:
        - Сама хотела, - предупредила она. - Вот здесь вижу будущее. Дорогу долгую. Рыцаря красивого. Чудо обещанное, но бесполезное. Вижу, что ищешь чего-то. Пройдешь путь до конца, вернешься назад, и только тогда найдешь.
        - А прошлое? - приблизительно догадываясь о чем пойдет речь, все-таки спросила я.
        - Много лет вижу. Боль. Страх. Смерть. Не хочу говорить.
        Я внимательно посмотрела в ее юные глаза, вытянула из кармана джинсов помятую десятидолларовую купюру и засунула девочке в ладонь.
        - Сказала глупость, - предупредила циганка еще раз. Я усмехнулась:
        - Все равно - спасибо, - девочка кивнула и, взмахнув юбкой, убежала на поиски новых любителей мистики. Я задумчиво посмотрела на Натана. Мы с Магдой пытались гадать на картах по его вопросу, но Высшие Силы либо не хотели мне помогать, либо не знали как. Похоже, циганка обратилась за помощью к альтернативному источнику, потому что, если судить по озвученному прошлому, будущее она описала тоже правильно. Очень сумбурно и непонятно, на ломаном английско-румынском суржике, но правильно.
        Задумавшись, я пропустила момент, когда к нам неспешно подкралась компания подвыпивших, храбрых и очевидно туповатых молодых румынов. Вообще, в силу своей кукольной внешности мне везет на таких персонажей. За долгую жизнь я успела вправить мозги несметному количеству бритоголовых, сексуально-озабоченных подобий байкеров, репперов, хип-хопперов и рок-эн-рольщиков, в зависимости от даты на каллендаре. Единственные, с кем никогда не было проблем, это представители течения хиппи (золотое время, покурил травы - и весь день "свободен"!). А еще, как ни странно, фашисты. Они, эти типичные немцы, держали себя в руках и не позволяли ничего лишнего: даже расстрел был сух, краток и организован. Или просто мне фашисты такие попались…
        А тут ребята, похоже, или слишком много выпили, или долго наблюдали за безучастным Натаном и решили, что он не представляет угрозы. Потому что, вооружившись стандартными фразами "заигрывания" на загадочном румынском, неосторожно сдернули меня с его колен. И в этот момент я могу поклясться, что видела как зрачки Натана уменшились до точки, а потом снова стали размером с горошину, почти полностью закрыв собой радужную оболочку.
        - Блин, Сильва, я на тебя мешок надену, чтобы ты своим декольтэ всяких уродов не притягивала! - Уолтон легко разбросал по углам молодежь и буквально вынул несопротивляющуюся меня из рук последнего, насмерть перепуганного и мгновенно протрезвевшего парня. От страха тот вцепился в меня, как в маму родную и Уолтону пришлось повозиться, чтобы не оставить в судорожно сжатых пальцах клочки моей одежды.
        - Ты видел это? - ошарашенно спросила я мальчишку, указывая на лицо Натана.
        - Что именно? - проворчал парень, отшвыривая последнего "ухажера".
        - Он среагировал на раздражитель!
        Уолтон наклонился и некоторое время внимательно смотрел предку в глаза.
        - Извини, Сильва, - выпрямился он, наконец. - Я не ощущаю никаких эмоций. Мне жаль, но тебе, скорее всего, показалось.
        - Но я правда видела, как уменьшились его зрачки!
        - Может это реакция на свет?
        Я чертыхнулась, но спорить не стала. Он все равно не верил, так чего стараться. Но я-то знала, что я видела! Пускай на один короткий миг, но Натан был здесь. Мне вдруг так захотелось прижаться к нему, почувствовать его руки на своих плечах, услышать бархатный, уверенный голос…
        Тряхнув головой, словно сбрасывая с себя наваждение, я глубоко вздохнула и протянула руку за билетами. Спустя пол часа мы уже ехали в пригородном поезде, окруженные со всех сторон бабушками с котомками и дедушками с граблями.
31 часть Если гора не идет к Магомету,….Значит, травка была не очень…
        NN
        Ах, деревня… Запах коровьего помета, молока, свежего хлеба, мокрой земли и еще раз - помета. Мы шли по узкой асфальтированной дороге, по обе стороны от которой располагались симпатичные одинаковые домики. Их окружали невысокие заборы, где кованные и ажурные, где деревянные и старые, но везде одинаково бесполезные. Таким забором вора не отвадишь, для этого хозяева заводили крупных собак, которые сейчас испуганно поскуливали из вольеров, учуяв наш запах.
        - Какая тишина, - блаженно пробормотала я. Уолтон покосился с удивлением: гогот гусей, кукареканье петухов, мычание, хрюкание, мяуканье и множество других голосов одомашненной фауны звучало отовсюду. Но это был не тот шум города, к которому я привыкла и от которого за столько лет, оказывается, дико устала. Это была живая тишина что, как и характерный сладковатый запах, обитала только в деревне.
        Дом, который мы искали, оказался в самом конце улицы. И выглядил он, словно на него наступил великан: одноэтажный, с почти плоской крышей, он будто растекся по земле, занимая больше половины утопающего в деревьях двора. С хлипкой калитки, кое-как умостившись на деревянной перекладине, нас рассматривала большая рыжая кошка.
        - Идем? - Уолтон протянул руку к дверцам, и тут кошка распахнула зубастую пасть и завопила. Не мяукнула, не зарычала, не зашипела, и именно завопила на одной противной ноте, демонстрируя бездонную луженую глотку. На мгновение полосатое чудовище заглушило всю "живую тишину" вокруг, даже неугомонные петухи разом заткнулись и стыдливо прислушались. Мы с Уолтоном, как два идиота, распахнув варежки, некоторое время рассматривали беснующуюся кричалку, пока я легким движением руки не столкнула ее с сидалища. Кошка вверх тормашками слетела на землю, недовольно хрюкнула и затихла.
        В ответ на наступившую тишину из дома грузной походкой выплыла необъятная дама в поношенном халате, наметанным взглядом нашла под калиткой пострадавшую "сирену", вздохнула и молча махнула нам, мол, "входите, гости дорогие, чтобы вам провалиться". Мы с Уолтоном не стали дожидаться пока хозяйка передумает, подхватила под руки Натана и шустро скользнули следом за ней. Вернее, скользнула я. Мужчины, не получив официального приглашения, остались снаружи.
        В доме было светло, очень жарко и приторно пахло мятой.
        - Либуше Вэсеску? - уточнила я.
        - Она самая, - по-русски ответила женщина, окинув меня хитрыми, заплывшими жиром глазами. Я вздохнула с облегчением - языковой барьер уже стал порядком надоедать.
        - Я знала, что ты прийдешь, - ведьма вытянула из-за пазухи большую деревянную трубку, набила ее лежащей на столе сухой травой, и закурила.
        - Значит, тебе известно зачем я здесь?
        Женщина покачала головой и усмехнулась:
        - Знаю только, что помочь тебе не смогу.
        Я устало опустилась на табуретку. Хотелось материться. Очень. И курить. Никогда не курила, а здесь почему-то захотелось страшно. Ведьма словила мой жадный взгляд, привычным движением склеила самокрутку с той же травой, и протянула мне.
        - Шпашибо, - неуклюже пытаясь удержать сигарету в зубах, поблагодарила я и сильно затянулась. Дым вошел в легкия, мягким клубком свернулся на уровне желудка и вышел, кажется, через уши.
        - Кла-ас… - протянула я, зажмуриваясь.
        - Ага… - в унисон мне ответила ведьма, лукаво щуря маленькие поросячьи глазки. - Хорошая травка… избавляет от мно-огих проблемм.
        - У меня проблемма только одна…
        - Счастливая… - женщина села на лавку, вытянула ноги и откинула голову. Я глупо хихикнула и попыталась повторить ее маневр, чуть не свалившись с табуретки.
        - Тебя как зовут-то?
        - Сильва…
        - А парней?
        - Уолтон и.., - я затянулась. - Натан. О… Натан… Ты понимаешь, о чем я?
        - Понимаю… - Ведьма гыкнула с таким видом, что я почувствовала себя юной неопытной девчонкой. - Мужчины… Они - гады, скажу я тебе…
        - Да ну-у?
        - Ну, да. Вот ты его лю-юбишь, лю-юбишь, а тебе - на!
        Я вздрогнула:
        - Что?
        - Ничего. То-то и оно, что ни-че-го.
        Мы посидели молча, потом я всхлипнула:
        - Он меня-я то-оже любит…
        Ведьма безразлично пожала плечами:
        - Ну-ну…
        - Я краси-ивая… умна-ая… си-ильная и сме-е-елая! - слезы текли ручьем, а белый дым уже шнырял под потолком.
        - Все мы были красивыми, - философски ответила ведьма. - А потом… вот… - и она небрежным жестом показала на себя.
        - Правда?! - я испуганно ахнула.
        - Н-да…
        - О-о-о… мама… - я закрыла лицо руками и зарыдала в голос. - А я за ним… для него… а он…
        - Ты кури… кури… оно помогает…
        Я сделала несколько коротких затяжек, закашлялась, сбилась с мысли и начала по новой:
        - Ты не понимаешь. Он меня от смерти спас. Он из-за меня пострадал! Из-за меня-я-я!
        - Все равно - гад, - беспринципно отрезала ведьма.
        - Почему?
        Она на секунду задумалась:
        - Вот ты ко мне зачем пришла?
        - Чтобы его спасти…
        - Так ведь это он тебя спас? - хитро сощурилась женщина.
        - Ну… да… - неуверенно протянула я, смутно ощущая, что смысл разговора от меня ускользает.
        - А теперь ты приехала ко мне ради него?
        - Д…да…
        - Он тебе жизнь усложнил?
        - Да… Но…
        - Гад?
        - Да… Нет! Он из-за меня Сонным Рыцарем стал! Он - не га-ад! Он лю-юбит меня!
        - Чем-чем он стал? - женщина подняла голову, внимательно оглядев меня прищуренными глазами.
        - Со-онным ры-ыцаре-ем!
        - И ты его спасти хочешь?
        - Да-а-а!!! - я запрокинула голову, и слезы потекли по щекам бесконечными водопадом.
        - Не, ну точно гад! - ведьма сделала глубокую затяжку и смачно плюнула на пол. - Ты, девонька, его только чудом спасешь…
        - Чудом? - наивно переспросила я. - А так можно?
        - Ну… - Ведьма задумалась. - Если хочешь чуда, поезжай в Финляндию… Я там когда-то была… Краси-ивая страна…
        - И там помогут? - с надеждой спросила я, размазывая слезы по щекам.
        - Не знаю… - ведьма безразлично скривила губы. - Но чудо может быть только там.
        - А этот… - я задумалась, с грустью осматривая окурок от сигареты. - Адресок можно?
        - Какой? - не поняла ведьма.
        - Ну… Где чудо…
        - М… - понятливо протянула она. - Сейчас…
        И полезла на печь. Судя по тому что вскоре оттуда полетели подушка, одеяло и необъятных размеров панталоны, ведьма, как русская крестьянка прошлого века, предпочитала на печи спать. Я косящими глазами наблюдала, как вертится под потолком ее здоровенный зад, и периодически чихала от количества пыли, поднятого с печи.
        - Вот! - ведьма сползла на пол и показала помятую листовку. - Финляндия… - с любовью объяснила она, так и не позволив мне взглянуть на карточку ближе. Вместо этого, она нежно прижала ее к груди и оторвала крошечный кусочек в самом низу. - Адрес.
        Я взяла отрывок, прищурилась и действительно различила светло-серые непонятные буковки:
        - Финляндия?
        - Ага, - ведьма счастливо улыбнулась во весь свой щербатый рот.
        - Спасибо! - я икнула, спрятала в карман клочок и, пошатываясь, направилась к выходу. Где меня впервые в жизни самым наглым и жестоким образом ослепило солнце. Уолтон открыл рот и ошалело наблюдал, как я размахивала руками, пытаясь отогнать черные навязчивые точки перед глазами.
        - Ты впорядке?
        - Да! - бодро икнула я, земля пошатнулась и ярко-розовые пионы неприятно стегнули по лицу.
        - Я вижу… - пробурчал Уолтон, одной рукой перехватывая меня за талию и забрасывая себе на плечо, а второй удерживая под локоть предка. Я радостно хихикнула, наблюдая как кончики моих волос подметают землю, и попыталась (просто от нечего делать) стянуть с Уолтона джинсы. Ткань под вампирскими пальчиками заскрипела, меня чувственно встряхнули, выругались сквозь зубы и пообещали оставить под кустом, если не прекращу хулиганить.
        Я пришла в себя поздно вечером, с холодной грелкой на лбу, компактно уложенная прямо поверх Натана. Судя по всему, мальчишка нашел оптимальный способ сохранения собственной энергии, на одном диване успокоив Сонного предка и уложив меня. Сам же он, хмурый как грозовая тучай, облюбовал кресло напротив, и сверлил меня мрачным взглядом.
        - Ты снял номер? - я поморщилась, понимая, что сейчас меня ждет трепка. Кстати, надо как-нибудь напомнить мальчишке, что я старше, опытнее и вообще, я - дама. Только потом, когда он не будет так близок к тому, чтобы свернуть мне шею.
        - Сильва, что ты творишь? - неожиданно спокойно поинтересовался Уолтон. И мне стало стыдно. Нет, он прав: я действительно круглая, просто геометрически-правильная дура. Ведь еще неизвестно что было бы, додумайся я рассказать ведьме о своей сущности. О своем Даре… О том, что Натан с Уолтоном тоже вампиры, и тоже владеют Силой…
        - Прости, - мучительно краснея, прошептала я. Мальчишка усмехнулся:
        - Ладно, прощаю.
        - А что так быстро?
        - Ну, я же эмпат. А ты так глубоко раскаялась… Теперь рассказывай, о чем вы с ведьмой договорились.
        Кажется, я покраснела еще сильнее, если такое вообще было возможно. Уолтон изогнул левую бровь и даже вперед наклонился, предвкушая забавную исповедь.
        "Облезешь", - фыркнула я про себя, решив молчать даже под пытками. Если Уолтон узнает, как я защищала гада-вампира от ведьмы, будет ржать до коликов. Еще месяц. - Мы едем в Финляндию.
        - А чего так? - сделал удивленные глаза Уолтон. - Почему сразу не в Антарктиду, на остров Ливингстона?
        - Нет, - серьезно ответила я. - Там нам делать нечего. А вот в Финляндию нужно слетать.
        - Это тебе ведьма сказала?
        - Да. И адрес тоже она дала.
        - Покажи.
        Я протянула Уолтону клочок открытки, он скептически его рассмотрел и поднял на меня вопросительный взгляд:
        - Что именно ты хочешь там найти?
        - Мне обещали чудо…
        Некоторое время вампир молча смотрел в мои полные решимости глаза, потом встал и потопал к дверям.
        - Ты куда? - успела я крикнуть вдогонку.
        - За билетами, - ворчливо ответил Уолтон. - Ты же, блин, все равно не успокоишься…
32 часть Друг познается в беде, в которую вы попали с его помощью
        NN
        Мы прилетели в Хельсинки ранним пасмурным утром. Капал мелкий холодный дождик, но ветра, вопреки ожиданиям, не было совсем. Уолтон глубоко вздохнул, поднял лицо к небу и с выражением заявил:
        - Обожаю этот город!
        - Ты когда-то здесь уже был? - я с улыбкой наблюдала за постными невыспавшемися лицами японских туристов, организованной группой покидающих самолет следом за нами, и оскалилась в объектив какому-то вредному узкоглазому парню, весь полет кравшемуся за мной с фотоаппаратом. Он был ниже меня на пол головы, обладал шикарной модельной стрижкой и до тика правого глаза надоел Уолтону, который обнаруживал юного папарацци в самых неожиданных местах.
        - Спасибо! - высоким голоском пропел японец на ломаном английском и, любовно прижимая к себе камеру, удрал прочь. Я едва успела перехватить руку вампира, уже замахнувшегося вслед пацаненку увесистым булыжником.
        - Ты с ума сошел! - я отобрала камень и всучила Уолтону свою сумку. Тот тихо матерился себе под нос, но послушно развернулся в сторону выхода из аэропорта:
        - Надеюсь, в этот славном городишке будет легче найти такси.
        - Нам не придется его искать, - в последнее время Натан все чаще старался вырваться из-под нашего контроля и отправиться в свое пешее кругосветное путешествие. Приходилось постоянно быть начеку и стараться вообще не выпускать из рук это бескопокойное молчаливое тело. - Здесь живеть одна моя хорошая знакомая. Она нас встретит.
        - И как она выглядит? - мрачно спросил Уолтон, расматривая толпу встречающих в одинаковых осенних куртках и светло-голубых джинсах. Ни один из них не держал табличку с нашими именами.
        - Не волнуйся за это, - я предвкушающе улыбнулась. - Она сама нас найдет.
        Буквально в следующую секунду на меня сзади набросилось тощее высокое нечто и с воплем:
        - Сильва!!! - повисло на плечах.
        - Ава! - вывернулась я, сжав ее в вампирских объятиях, от чего худые ребра затрещали, а сильно накрашенные глаза стали ровно в два раза больше.
        - Задушишь, Сильва, - осторожно шепнул Уолтон.
        - Ничего с ней не станеться, - я усмехнулась, выпуская Аву из рук и она тут же обрела прежний, весьма подержанный вцелом, но не такой уж помятый вид. - Знакомьтесь. Ава, это - Уолтон, мой друг. И Натан, - я осторожно погладила вампира по запястью. - А это - моя давняя подруга, Ава Уриц.
        - Здравствуй, красавчик, - соблазнительно улыбнулась Ава, протягивая Уолтону ладошку и стараясь прижаться отсутсвующей грудью. Вампира передернуло, он судорожно сглотнул и попытался вырваться. Куда там! Тонкая ручка с наманикюренными ногтями держала мертвой хваткой! Уолтон дернулся раз, второй, понял, что сильно вляпался, но было поздно: от Авы еще никто так просто не уходил.
        - Девушка, - промямлил несчастный вампир. - Отпустите меня, пожалуйста.
        Я захохотала, больше не в силах сдерживаться, Ава фыркнула, махнула мне и, активно работая локтями, стала проталкиваться к выходу.
        - Ты же никогда не любила Ауди? - я удивленно окинула взглядом здоровенный бронированный "танк", занявший два места на стоянке перед аэропортом. Ава пожала плечами:
        - Нужно соответствовать статусу. Я же теперь супер-маге-звезда!
        - Кстати, когда ты уже собираешься выходить на международный уровень?
        - Если зарплату не урежут, никогда. Нафиг мне нужны дополнительные проблемы?
        Ава небрежным движением руки затолкала в багажник наши чемоданы, приглашающе махнула бледному Уолтону, в компанию которому на заднее сидение я пристроила Натана, и завела мотор.
        - Машина - зверь, - похвасталась она, весело подпрыгивая на сидении. - Купила и не жалею, - девушка вдавила в пол педаль газа, "Ауди" взревела раненым буйволом и сорвалась с места, едва не снеся при этом в кювет маленькую, прижавшуюся к обочине машинку: - Никого.
        Слаженным движением мы с Уолтоном пристегнули ремни безопасности. Наверное, впервые в жизни. Ава покосилась на нас, нахмурила тонко выщипанные, подкрашенные брови, но ничего не сказала. Вместо этого она достала откуда-то маленький пульт, нажала на кнопочку и нас накрыло звуковой волной. Из динамиков звучала опера. Когда первый шок прошел, а прическа перестала напоминать завивку из восьмидесятых, я расслабилась и прикрыла глаза.
        - Нравиться? - Ава самодовольно вскинула подбородок. Я кивнула. При всей своей незаурядной внешности, вызывающем поведении и сущности вампира, Ава обладала уникальным, просто потрясающим Даром, за который ей можно было простить многое. По крайное мере, я прощала. Она умела петь. И не просто петь, как поют в душе народные таланты, или на сцене попсовые красавицы, а по-настоящему - хорошо поставленным голосом с невероятным диапазоном и кристальной чистотой. Кроме этого, она еще могла как угодно сожмакать свое тело, сгибая кости и растягиваясь, будто пластилиновая, но это сразу забывалось как незначительное, стоило только послушать что-то в ее исполнении. Я понимала, почему Ава не хочет становиться звездой мировой величины, хотя для этого у нее были все предпосылки. Вампиру сложно объяснить людям свою вечную молодость или другие особенности организма. Потому где-то раз в двадцать лет Ава выходила на сцену с "прощальным" концертом, после которого кардинально меняла внешность, переезжала в другую страну и еще где-то с полвека жила в подполье, активо тратя заработанные капиталы.
        Я скептически окинула Аву взглядом и усмехнулась. Эпатажная певица никогда не отказывала себе в удовольствии шокировать публику: редкие рыжие кудри, спускающиеся до плеч, тощая долговязая фигура, колготки в сеточку… Понятно, почему на нее так отреагировал Уолтон - сказать, что она не слишком красива означало сделать изысканный комплимент.
        - Это мой любимый отель, - мы подъехали к невысокому двухэтажному особняку с красивым садом, и Ава буквально вытащила меня за руку из машины. - Я познакомлю тебя с хозяином - такая душка! Знает, как сделать девушке приятное.
        Я слегка покраснела, на что Ава отреагировала задорным смехом:
        - Он умеет готовить, глупышка! От его кухни просто пальчики оближешь. К тому же, он знает о нас (Ава заговорщицки мне подмигнула), так что твоим друзьям тоже будет, чем поживиться.
        Я благодарно улыбнулась, покосившись при этом на Уолтона. Тот вел Натана, стараясь держать максимальную дистанцию между нашими парами, и напряженно прислушивался. Вообще-то Ава была старше и его, и меня, так что если бы она действительно захотела применить силу, к нему бы заглянула маленькая белая лисичка с характерным названием "песец", и ничего бы мы сделать не сумели. Но Ава никогда не применяла силу в любви.
        - Ваши комнаты, мадам, мсье, - с легким полупоклоном и улыбкой объявил хозяин отеля, и показал на два соседних номера на втором этаже. Он давно знал Аву и, судя по всему, испытывал по оношению к ней то же благоговейное чувство восхищения, что и я. Она же, радостно пожелав нам хорошо отдохнуть и набраться сил, укатила куда-то на своем танке, чтобы вернуться к полудню.
        - Никуда без меня не ходите, - строго предупредила она. - Я тоже хочу посмотреть на чудо, и сама вас отвезу.
        - Твои вещи, Сильва, - Уолтон заскочил ко мне в номер и поставил чемодан посреди комнаты. - Слушай, откуда она такая взялась?
        Я подошла к камину, протянула замерзшие руки к огню и улыбнулась:
        - Мы познакомились в Амстердаме четыре года назад. На закрытой, очень неформальной вечеринке.
        - Неформальной?
        - Ага. Вроде как для сексуального меньшинства. Но на самом деле, если ты гетеросексуален в Голландии, то ты и есть это самое меньшинство. В общем, мне стало любопытно, к тому же вечер был свободен… и Магда уехала навестить какого-то родственника… А меня не пустили, представляешь? Я стояла у входа, булькала от злости и думала что лучше: залезть в окно без лишнего шума, или просто подраться с охраной. И вот когда я уже почти приняла решение, подъехала машина. Большой розовый каддилак, я такие только в кино видела. А из него вышла Ава. Высокая, худая, в сапогах на высоченном каблуке, колготках в ярко голубую полоску и топике с вырезом до пупка.
        - И она тебя провела? - догадался Уолтон. Я кивнула, приседая перед камином на корточки и подбрасывая в огонь поленьев.
        - Ава - певица. Она была почетным гостем на вечере, ей не смогли отказать. Вообще, на сколько я знаю, Ава редко соглашается выступить в частном клубе. Ее основное место работы - Финский Национальный Оперный театр. Да-да, - я усмехнулась, глядя как вытягивается лицо Уолтона. - Она действительно оперная певица, и у нее замечательный голос. Ее последний альбом ты имел счастье прослушать в машине.
        - Да ну? - недоверчиво поднял бровь вампир. - Голос действительно шикарный. Но я все равно не склонен приближаться к транссексуалу ближе чем на метр.
        - Ты догадался? - я скривилась, и попрощалась с надеждой лицезреть увлекательное зрелище "Уолтон и Ава, сообщающая ему сакраментальное "Извини, я мужик!". Вампир посмотрел на меня с негодованием, потом запрокинул голову и громко захохотал:
        - Вот и доверяй после этого женщинам!
        - Эмпат паршивый, - фыркнула я. Ну, разумеется. Какой бы помадой Ава не красила губы, мужчина на эмоциональном уровне все равно будет отличаться от женщины. Даже такой, не слишком ординарный мужчина.
        Ава приехала за нами в половине первого, веселая, жизнерадостная и полная энергии.
        - Ну, - требовательно протянула она ладонь. - Давай адрес.
        Я дала. Ава посмотрела на клочок открытки, покрутила его в пальцах, словно там была еще одна грань с инструкцией, и подняла на меня скептический взгляд:
        - Ты уверена?
        - Ава, - взмолилась я. - Хоть ты не начинай меня переубеждать. Просто заводи машину.
        - Шутишь? - усмехнулась певица. - Когда это я пыталась отговорить тебя от безумного поступка?
        Вскоре мы уже ехали по трасе Е75 на север. Я откинулась на сидение и рассматривала пейзажи за окном. Равнинные поля кое-где уже были покрыты снегом. Солнце, несмотря на полуденный час, светило низко, словно прячась за деревьями. Скоро север Финляндии окунется в долгую зимнюю ночь, а когда сонце вновь покажется на горизонте, наступит весна.
        - Как долго нам ехать?
        - До Рованиеми? - Ава повернула голову и на секунду залюбовалась серебристой рябью на озерной глади. Не даром Финляндию называют страной тысчи озер - это было третье, которое мы проезжали за последний час. Правда, дальше, если верить Аве, начнуться возвышенности, а там, куда мы едем - и вовсе горы со снежными шапками и прекрасными лыжными трассами. - С нашей скоростью примерно пять часов.
        - Сколько?!
        - Эй, это и так самая короткая дорога! Да не переживай ты. Шоссе почищеное, машина тоже неплохая. Доедем так, что глазом моргнуть не успеешь. А в Рованиеми снимем гостиницу и переночуем. Там сейчас, наверное, уже снег лежит. Захочешь, я тебя еще и на лыжный курорт свожу…
        - Ава, - воскликнула я. - Ну какие курорты? Мы здесь по делу.
        - Да в кусе я, - певица отмахнулась и бросила на меня осторожный взгляд. - Красавчика своего расколдовать хочешь?
        - Даже не облизывайся на него, - я шутливо показала Аве кулак, а она, демонстрируя испуг, с улыбкой подняла руки вверх. Машина вильнула, мы с Уолтоном вцепились в сидения и, действительно, испугались.
        - А второй, надеюсь, свободен? - певица надула тонкие губы и подмигнула Уолтону в зеркало заднего вида. Мне показалось, что вампир сейчас начнет креститься, но он сдержался.
        - Этого можешь забирать, - щедро поделилась я, за что тут же получила затрещину с заднего сидения.
        А пять часов действительно пролетели незаметно. Рованиеми, вопреки моим ожиданиям, оказался огромным городом, с высокими белокаменными домами, множеством зажженных фонарей самых разных форм и цветов, усыпанный чисто-белым, пушистым снегом.
        - Нам немного дальше, - предупредила Ава, останавливая машину на окраине, рядом с небольшой частной гостиницей. - Но туда лучше поехать с самого утра. Не потеряемся в бушуещем море туристов. Сегодня переночуем здесь. В Рованиеми темнеет рано, - певица провела рукой по воздуху, словно демонстрируя количества света на улице. Солнце давно село и несмотря на то, что часы показывали только начала шестого, улицы освещались фонарями, а верхушки деревьев скрывались в ночной тени. - Здесь есть, где хорошо провести вечер…
        Ава не договорила, отвлекшись на влюбленную пару, которая буквально вывалилась из двери гостиницы. Обоим было лет по двадцать и сразу становилось ясно, что окружающий мир их интересует крайне мало. Они сцепились в крепких объятиях, остановились в свете фонаря и принялись яростно целоваться. Мы некоторое время молча наблюдали за неожиданной эротической сценой, а когда парень принялся судорожно снимать с девушки блузу, Ава всплеснула руками и романтическим шепотом пропела:
        - И жили они долго и счастливо…
        - Пока смерть от пневмонии не разлучила их, - добавила я, кутая руки в шубу и пытаясь определить температуру воздуха по степени посинения кожи несчастной влюбленной.
        - Если он раньше ее не съест, - скривил губы Уолтон. Я согласно кивнула: уж больно отчаянно парень вгрызался в свою подружку, того и гляди оттяпает кусочек. Ава посмотрела на нас, как на выходцев с другой планеты, фыркнула что-то неразборчивое и первая вошла в гостиницу.
        - Мило… - пробомотала я, оглядываясь по сторонам. Домик был небольшой, внутри отделанный красным деревом, с камином и барной стойкой, за которой стоял высокий пожилой уже мужчина. Ава перебросилась с ним парой слов, взяла протянутые ключи и повела нас наверх.
        - Здесь всего два номера. Зато двойных.
        - Уолтон, - я решила немного повредничать. - Ты, кажется, говорил, что не можешь справиться с Натаном по ночам? Я с радостью возьму на себя эту ношу.
        Мальчишка рыкнул, перевел на меня грозный взгляд и ласково ответил:
        - Прости, Сильва, я не могу принять такую жертву.
        - О, Уолтон, уверяю тебя, мне будет не сложно!
        - А я не о тебе говорю, - вампир нахально усмехнулся. - Я пытаюсь оградить беззащитного родственника от твоей любвиобильности. Так что спать он отныне будет под моим бдительным контролем.
        И закрыл двери своего номера, едва не хлопнув меня по носу. Сзади давилась от смеха Ава.
        - Итак?.. - певица вальяжно развалилась на одной из двух кроватей, закинув руки за голову. - Куда пойдем?
        - Здесь есть бар с караоке?
        - И, конечно, петь буду я? - Ава воодушевленно хихикнула и перевернулась на бок.
        - А ты хочешь, что я спела?
        - Огради нас Всевышний от такого счастья!
        - Взываешь к Богу?
        - Почему бы и нет? Ты же общаешься с Высшими Силами?
        Я вздохнула, присаживаясь на краешек кровати:
        - Уже давненько - нет. Они не хотят, чтобы я помогала Натану.
        - Но ведь и не мешают? - Ава подпрыгнула, достала свою сумку и вытащила оттуда ботфорды из натурального меха. - Подымайся. У меня есть идея, как тебя отвлечь.
        Вскоре мы уже выезжали из города.
        - Вот говорила мне мама, не садись в машину к эпатажным тетям… - пробормотала я, рассматривая окресности. - Куда ты меня везешь, выкрадательница?
        - Сейчас узнаешь, - рассмеялась Ава, подъезжая к маленькому деревянному домику, из трубы которого валил густой дым. - Выходи. Сейчас мы займемся второй по популярности забавой в Финляндии.
        Я принюхалась - чем-то от этого домика подозрительно разило. А уж когда откуда-то из-за его "тыла" раздался оглушительный рев, я и вовсе сникла:
        - Пожалуйста, скажи, что это не то, о чем я думаю… - Ава подхватила меня под локоть и повела за угол. Там располагался еще один домик поменьше - очевидно сарай, и большй загон, сейчас укрытый тонкий слоем снега. Ава что-то закричала и к нам вышел невысокий мужчина лет тридцати пяти в грязной куртке. Они о чем-то живо поболтали, ударили по рукам, и мужчина скрылся в сарае.
        - Ава, я не умею ездить на оленях… - устало сообщила я, догадавшись по запаху, куда именно привезла нас неугомонная певица.
        - Ни один нормальный человек на оленях не ездит. Ездят на оденьих упряжках. - Ава махнула на меня рукой и выжидательно уставилась на двери сарая. - Погоди, тебе понравиться!
        - Сильно в этом сомневаюсь… - пробурчала я, но вбора все равно не было, так что пришлось смириться.
        Очень скоро хозяин вывел к нам оленя, запряженного в большие деревянные сани. Животное косило на нас глазами, недовольно всхрапывало и переступало с ноги на ногу.
        - По-моему, - я дернула Аву за рукав. - Он нас боится.
        - Ну, конечно, - девушка пожала плечами. - Мы вампиры. Хищники. Олени нас чуют. И вообще, хватит мандражить. Полезай в упряжку.
        - А почему она такая маленькая? - я уселась в сани, заняв едва ли не все свободное место. Но ведь здесь еще "водитель" и Ава должны были уместиться.
        - Это одноместные сани. Бери вожжи. Я сказала хозяину, что мы с тобой умеем управлять оленями.
        - А зачем ты это сказала?!
        - Ну, - Ава честно задумалась, залезая во вторые сани и взмахивая кнутом, пока в воздухе, словно пробуя как звучит. Олень вдохновился, прижал уши и остаток фразы вампирша прокричала уже на ходу: - Чтобы не мешал. Ты же ездила на лошадях? Здесь тот же принцип. Только пейзажи красивее.
        - Я за твои идеи когда-нибудь тебя убью, - от души пообещала я, направляя сани вслед за Авой. - Если до этого ты не угробишь нас обеих…
        Олень бежал довольно ровно, и мне почти ничего не нужно было делать. Моя скотинка пристроилась в хвост к Авиной, и спокойно трусила шаг в шаг. Радостно позвякивали бубенчики на оленьих шеях, скрипел снег под ногами и вскоре я действительно забыла обо всех проблемах. Впереди была только ночь, лес где-то далеко и ветер, дикий как нрав Авы.
        Мы вернулись к машине ближе к полуночи, сами распрягли оленей, завели их в стойло и вампирша отчиталась перед их сонным хозяином. Она была здесь не впервой, и он, хотя и ворчал, что прогулка заняла столько времени, взял с нее обычную плату и даже пожалел нам всего хорошего на дорожку.
        - Уолтон там, наверное, с ума сходит, - с улыбкой поделилась я, когда Ава уже гнала машину по заснеженной трассе обратно к отелю.
        - Он так за тебя беспокоится?
        - Нет, конечно, - я еще сильнее улыбнулась, потягиваясь до скрипа в суставах. - Он, наверняка, хотел оторваться сегодня ночью, а я уехала. И пришлось ему, бедному, сторожить Натана.
        Ава скептически усмехнулась, но я оказалась права. И даже не удивилась, увидев Уолтона на своей кровати, со скрещенными на груди руками и радостным оскалом людоеда на лице:
        - Где вы были?!
        - На оленях катались…
        - Сами вы олени! А ты мне уже второй раз кайф ломаешь! - в меня обличающе ткнули пальцем. Я потупилась - надежда, что он забудет о Чикаго расстаяла в зародыше.
        - Да ладно тебе, - Ава хлопнула Уолтона по плечу, от чего тот едва не слетел с кровати, и чарующе улыбнулась. - Целая ночь впереди! Скажи, чем хочешь заняться, и я подскажу где.
        Уолтон подозрительно нахмурился, оценил силу удара когтистой вампирской лапы и от греха подальше согласился:
        - Надеюсь, в этом городе есть нормальный бар?
        - Поверь, красавчик, - Ава подхватила Уолтона под руку, вытаскивая из комнаты. - Рованиеми найдет, чем тебя удивить.
        Я еще слышала, как мальчишка пытается вырваться, доказывая, что он как раз не очень любит сюрпризы, но только покачала головой: теперь до самого утра Ава будет таскать его по всевозможным клубам, развлекая на свой манер. "Извини, Уолтон, - с притворным сочувствием подумалось мне. - Но обычно это я - безропотная глина в нежных ручках энергичной вампирши. Какое счастье, что сегодня ты оказался в поле ее зрения, а я могу спокойно выспаться".
        И уже через полчаса я сладко посапывала, подмяв под себя несопротивлявшегося вампира. Сны были приятными, черно-белыми и очень спокойными. А утром меня разбудила взъерошенная Немезида и со словами:
        - Ты мне за это заплатишь! - спихнула с кровати. Я громыхнулась на пол, не успев оторвать руки от Натана, словила на себя его распластанное тело, охнула и попыталась уйти в спасительный обморок.
        - Куда?! - рявкнул Уолтон, вытаскивая меня из-под тушки предка, видимо приняв принципиальное решение отомстить за все старания Авы прямо здесь и сейчас. Я сделала бровки домиком и виновато улыбнулась. Уолтон, кажется, задымился. В принципе, я его понимала: выдержать напор Авы, когда она стремится хорошо провести время и задействует тебя в качестве орудия в нелегком деле борьбы с рутиной, практически невозможно. И я почти уже смирилась с необходимостью регенерации в ближайшие несколько часов, когда случилось нечто удивительное. Уолтон, схвативший меня за загривок, вдруг опустил глаза на неподвижное тело Натана, побледнел, осторожно расжал пальцы и ретировался из комнаты. У меня ёкнуло сердце. Высшие Силы тоже подозрительно закопошились в голове. Но когда я, затаив дыхание обернулась, меня ждал, наверное, крупнейший в жизни облом. Даже не так - обломище. Натан красивой, но безжизненной куклой лежал рядом с кроватью, смотрел куда-то в потолок невидящими глазами и просыпаться не собирался. Чуда не произошло.
        "А ты чего ожидала? - облегченно выдохнули Высшие. - Что он сейчас подпрыгнет и лезгинку станцует? Сказано же тебе - заклятие не-сни-ма-е-мое!"
        - Идите к черту! - раздраженно рявкнула я, и те послушно заткнулись. - Я линчую этого мерзавца!
        Тоже мне, шутник, блин!
        - Уолтон! - я натянула на себя первое, что нашла в чемодане, подхватила Натана и рванула к дверям. Ава, выходящая из соседнего номера с большим полотенцем на голове, увидела огонь джихада в моих глазах и поспешно нырнула обратно. Мальчишку я нашла у барной стойки, где он залпом пил уже третью стопку виски. Ополовиненая бутылка стояла рядом. Зрелище было таким неожиданным, что я сбилась с шага:
        - Ты чего?
        Мальчишка покосился в мою сторону и залпом опрокинул еще одну стопку.
        - Уолтон, ты меня пугаешь…
        Вампир вздохнул, повесил буйную голову на грудь, и набулькал очередную дозу. Я вырвала стопку из его цепких палцев, от души приложилась ею же мальчишке по лбу, и только потом присела рядом:
        - Говори, что ты видел.
        - Ничего, - Уолтон дернул плечами, окинув взглядом безразличное лицо Натана. - И вообще, это тебя не касается.
        Я наклонилась к вампиру, заглядывая в его немного испуганные глаза:
        - Если это касается Натана, я должна знать.
        - Возможно, это только мое воображение, - после паузы заговорил Уолтон. - Но когда я думал, как бы почувствительнее макнуть тебя в душе и э… в общем, ладно, эту часть пропустим… Я ощутил… эмпатически… что он рядом.
        - Кто "он"?
        - Блин, Сильва! - истерично взорвался вампир. - А ты-то сама как думаешь? Натан, конечно. И что он не только рядом, но еще все видит, слышит, понимает, и очень четко себе представляет, что со мной сделает, если я…
        - Как это - видит и слышит? - я стремительно покраснела, вспоминая наши совместно проведенные (хотя и очень целомудренные!) ночи, но Уолтон не обратил на это внимания. - Он и сейчас здесь?
        - В том то и дело, что нет. Я ничего рядом с ним не ощущаю, никаких эмоций. Он, как маникен, одна только оболочка, без разума, без внутреннего стержня. Пусто и глухо… Вернее, я так раньше думал. Сейчас - уже не знаю…
        Я обернулась и внимательно посмотрела на Натана. Разницы не было, но Уолтону я верила. Возможно, это действительно только плод больной фантазии, как и изменение размера зрачков тогда, в Будапеште… Но я так хотела в это верить!
        Ава, как всегда яркая и немного страшненькая со своим диким макияжем и волосами-паклями, ворвалась в мои размышления, аки неумоломый тайфун.
        - Надеюсь, вы уже позавтракали, потому что нам пора ехать.
        Мы с Уолтоном, как две сомнамбулы плавно перевели взгляд на нее, синхронно помотали головами, словно снимая наваждение, и повскакивали с мест:
        - Есть некогда! - заявила я. - В путь!
        Ава подняла одну бровь, пожала плечами и двинулась следом за мной. Уолтон задержался, а когда я уже в нетерпении подпрыгивала на своем законном переднем сидении, протянул мне наспех склееный бутерброд.
        - Это что? - не сразу поняла я, грешным делом подумав о пургене. Но Уолтон, видимо почуяв сомнения, закатил глаза и бухнулся рядом с Натаном в машину:
        - Я о ней забочусь, подкармливаю, а она думает о всяких глупостях. Неблагодарная.
        - Это он в надежде, что Натан увидит и зачтет, - шепотом пояснила я Аве. - Реабилитация за неудачное утро.
        - Мы сейчас об этом Натане говорим? - недоверчиво переспросила певица. Я пожала плечами, с удовольствитем поглощая ценные калории. - Красавчик, да у тебя шизофрения, если ты думаешь, что он за тобой следит. Заклятие Сонного Рыцаря хорошо изучено, и не позволяет жертве…
        - Только не называй его "жертвой", - попросила я с набитым ртом. - У меня от этого слова мурашки по коже бегут.
        - Окей, - серьезно кивнула Ава. - Только смысл остается прежним. Рыцарь не может чувствовать, слышать, видеть, осязать… ну, и так далее. Кстати, дожевывай быстрее, потому что мы почти приехали.
        Ава еще раз крутанула руль, и мы очутились в некоем подобии парка аттракционов, только вместо каруселей и чертового колеса здесь стояли красиво наряженные елки и огромное количество включенных фонарей на ажурных столбах. Словно игрушечные, со шпилями, башенками, усыпанными разноцветными гирляндами домики, дополняли картину.
        - Приветсвуем вас в столице Лапландии, в Санта парке, - скучным тоном экскурсовода провозгласила Ава. - Спасибо что пользовались услугами "Ауди-эарланс". Машина дальше не едет, просьба освободить салон.
        Я задумчиво почесала нос - что-то мне это слово напоминало… "Лапландия"… вот только что?..
        - Ладно, - Ава привычным жестом подхватила меня под руку, - нечего дожидаться наплыва туристов. Ты сюда за чудом приехала? Пошли посмотрим, что смогут предложить местные жители… Нам сюда, - вампирша пробежала метров сто по парку, таща меня на буксире, и развернулась ко входу в какой-то грот. Рядом висела табличка, где на двух языках - на английском и, видимо, на финском, было написано - Коридор Страха. Я хихикнула - неужели гипсовые скелеты и вампиры с накладными челюстями? Однако все оказалось намного проще - обычный ледяной грот, только погруженный во мрак и заполненный звуками природы. Похоже, местной, потому что рев оленей я узнала сразу. А потом…
        А потом мы вошли в маленькую светлую комнату, где удобно расположившись в кресле, окруженный корзинками с письмами и мешками с подарками, сидел Санта Клаус.
        Я уронила челюсть и тупо рассматривала его минуты три. Ава, видимо, поняла, что это не совсем то, что я ожидала увидеть, потому что тихо слезла с колен старичка и даже перестала улыбаться. Уолтон нерешитель переминался с ноги на ногу за моей спиной.
        "А что ты ожидала получить, когда просила совет у обкуренной деревенской шаманки?" - ехидно спросили Высшие Силы, и это привело меня в чувство:
        - Я ее убъю! - меня трясло. Я сжала кулаки, чтобы не броситься на изумленного Санту, и кометой выскочила на улицу. Следом, перебрасываясь хмурыми взглядами, вышли Ава с Уолтоном.
        - Ты меня не туда привезла! - я бросилась к певице. - Это не тот адресс.
        - Прости, Сильва, - Ава достала из кармана знакомый мне кусочек открытки. - Тут так написано.
        - Но этого не может быть! - упрямо возопила я, хотя разум уже понял, что ведьма не обманула. Я хотела чуда - на, выкуси. Попроси Деда Мороза, авось поможет. Но, черт подери, до чего же обидно! - А может, это в каком-нибудь другом домике? Может, нам не дед нужен, а чародейка какая-нибудь, которая здесь на пол ставки работает?
        - Сильва, посмотри, - Ава протянула клочок, указывая на какую-то надпись в самом низу. - Что здесь написано?
        - Не знаю. Здесь буквы маленькие и незнакомые.
        - Это на шведском. "Домик Санта Клауса". Прости. Я думала, ты в курсе.
        Что можно было на такое ответить? Вот и я смолчала, просто села на ближайшую скамейку и спрятала лицо в ладонях. Злости больше не было - только усталось. Ава бесшумно умостилась рядом и обняла меня за плечи.
        - Куда теперь? - вопрос вырвался сам собой. Больше подсказок не было. И ведьм я больше не знала. По крайней мере таких, что справились бы с заклятием Сонного Рыцаря. Ава покачала головой:
        - Ты что-нибудь придумаешь…
        - Конечно… - о том, чтобы плюнуть и забыть, речи не шло. Просто начинать с начала всегда трудно.
        - Знаешь, - Ава слегка наклонилась и певуче зашептала мне в ухо. - Когда мне сказали, что ты едва не попала под действие этих чар, я так испугалась…
        - Ты всегда была чересчур эмоциональна, - с грустной улыбкой ответила я.
        - Да, так и есть, - усмехнулась в ответ вампирша. - Но я все равно счастлива, что на тебя не действует магия. Представить не могу, что было бы, если бы не твой Дар…
        - Да лучше бы я… - Стоп! В голове словно щелкнул выключатель. Я подняла на Аву немного безумный взгляд, дождалась окончательной перезарузки мозга, и схватила ее за руки: - Ты гений!
        - Правда? - опасливо отшатнулась вампирша.
        - Ну, конечно! Как я сама не додумалась! Уолтон!!
        - Что? - мальчшика оказался рядом так быстро, что я даже вздрогнула.
        - Мы возвращаемся в Мистик Хоул! Вернее, сначала в Чикаго, а потом в Мистик Хоул!
        - Зачем?
        - Некогда рассказывать! Нам еще пять часов до Хельсинки пилять!
        - Зачем? - на этот раз вопрос задала Ава. - В Рованиеми есть свой аэропорт…
        Я думала, я ее расцелую. Две отличные новости за пять минут! Конечно, я не смогла отказать ей присоединиться к нам для "завершения спасательной операции". Энергичная вампирша прямо-таки светилась любопытством. Так что в Чикаго мы вылетели втроем, успев на первый и последний дневной рейс. И, не смотря на ярко выраженное недовольство Высших Сил, которые за время полета успели израсходовать на меня целую энциклопедию всевозможных ругательств, я была счастлива. Наконец, после столько дней безрезультатных поисков, я точно знала, что нужно делать.
33 часть Самое страшное для любого дела, это дурак с инициативой
        NN
        - Может, теперь ты расскажешь в чем заключается твой удивительный план? - Ава и Уолтон одновременно склонились надо мной, и даже Магда, шустро упаковывавшая вещи, подняла голову. Я загадочно улыбнулась, вытянувшись на диване во весь рост, и услышала негромкое рычание со стороны вампиров:
        - Сильва! - в два голоса прошипели они, недвусмысленно протягивая руки к моей шее.
        - Ладно, о нетерпеливейшие из бессмертных! - я на всякий случай села и немного отодвинулась. - Все очень просто. Поскольку мой Дар исключает любое воздействите магии, я просто поделюсь им с Натаном.
        Повисло напряженное молчание, за время которого Высшие успели дважды послать меня и мою идею по матушки, но я привычно пропустила это мимо ушей.
        - Э… - первая "очнулась" Магда. - Вы уверены, что так будет… верно?
        - Это единственная возможность вернуть Натана к жизни. По крайней мере, из известных мне.
        - Я не об этом…
        - Сильва, - вмешался Уолтон. - А как именно ты собираешься это делать?
        - Вот с этим еще есть недочеты, - я задумчиво прикусила губу. - В принципе, ритуал передачи силы мне известен. И инвентарь готовый есть - крест до сих пор в Мистик Хоул. Только в прошлый раз магию давала луна… Но я очень надеюсьна помощь Вайноны.
        - Я могу ошибаться, - осторожно вставила свои пять копеек Ава. - Но в кресте ведь не только твой Дар?
        - Мг. Еще Сашин.
        - Вот об этом я и хотела напомнить, - Магда повысила голос, акцентируя внимание, и вампиры согласно кивнули. - Вы уверены, что хотите наделить Натана такой силой?
        Я перевела глаза на безучастного вампира, которого рассматривали кандидатом на самую могущественную нечисть, и сама для себя признла, что если решение будет принято в его пользу, он станет непобедимым вампиром с возможностью читать мысли. Опасная смесь: опытный, не сгорающий на солнце, не испытывающий жажду крови, с Сашиными навыками и моим Даром предвидения…
        "Хвала Небесам, этого он не получит, - хмуро возразили Высшие Силы. - Передается только умение вампира. А мы тебя вели, когда ты еще была человеком".
        Я слабо улыбнулась: спасибо вам, мои невидимые проводники.
        "А в благодарность ты могла бы…" - тут же попытались развить тему Высшие, но я уже знала, что на попятную не пойду.
        - Я верю Натану, - вампиры отшатнулись, когда я резко поднялась на ноги. - И понимаю риск. Знаю, что однажды могу об этом пожалеть. Но сейчас, имено сейчас, когда я смотрю на него, то верю ему всем сердцем. И это не потому, что я чувствую себя виноватой, хотя я, несомненно, виновата в его проклятии. Просто… просто…
        - Просто ты любишь его, дорогая, - мягко подсказала Ава, обнимая меня за плечи. - А за любимых нужно сражаться до конца. Я с тобой.
        - Эх, женщины, - проворчал Уолтон, легко хлопнув меня по плечу. - Надеюсь, когда мы его расколдуем, он перестанет быть моей навязчивой совестью?
        - Ну, госпожа, тогда остался только один вопрос, - Магда слегка нахмурилась. - Как научить Вайнону вам помочь? И не повредит ли это ребенку?
        - Мне нужна только чистая магия, остальное я сделаю сама, - я подошла к Магде и заглянула ей в глаза. - Даю слово, что кроме временной слабости твоей дочери ничего не грозит.
        - А, так это девочка наростила ослиную голову тому накаченному мальчику в гостиной? - Ава весело ухмыльнулась. - Однако, фантазерка…
        - Эту бы фантазию да в мирное русло… - пробормотала я. - Что с ним делать будем? Он мне в Мистик Хоул нужен, как мертвому припарка.
        - Ну, не оставлять же несчастного здесь в таком виде? - мурлыкнула Ава, и я поняла, что парень летит с нами. Правда, счастливее он от этого вряд ли станет. Но, по крайней мере, любвиобильная певица, переключится на новую пассию и больше не будет доводить Уолтона до нервного срыва. А жаль, забавно было наблюдать.
        Мы въехали в лес, окружающий Мистик Хоул, глубокой ночью. Пришлось взять на прокат две машины. На заднем сидении любимого мною Пежо со спящей Вайноной на коленях ехала я и Натана. Магда, как самый осторожный водителей в честном поединке за безопасность дочки отобрала у Уолтона руль. Он шепотом чертыхался, сидя на пассажирском кресле, и с тоской вглядывался в плохо освещенную петляющую лесную трассу, даже не надеясь уже догнать Аву и Джорджа на их Вольво. Певица, скрепя зубами, выбрала самую быструю из предложенных орендодателем моделей и молча укатила вперед. Был бы выбор, она бы Ламборджини взяла для путешевствия в деревню.
        - Тоже мне, королева бурлеска, - ворчала Магда, пытаясь отгородить Вайнону от тлетворного влияния эпатажной вампирши.
        - Уже и сюда добралась осень, - задумчиво пробормотала я. На дороге кое-где попадались лужи, как свидетельства недавнего дождя, листва на деревьях пожелтела и начала осыпаться. Да и температура воздуха существенно снизилась, хотя после Финляндии я этого почти не ощущала.
        "Добро пожаловать в Мистик Хоул" - прочитала я мелькнувшую вывеску, и едва не вылетела через лобовое стекло красивой, необычайно удивленной ласточкой. Магда резко ударила по тормозам, я успела швырнуть Вайнону на колени Натану, а Уолтон уже на пол-дороге каким-то чудом перехватил меня.
        - Что случилось? - знакомое Вольво преграждало путь. И хотя стояло оно у самой обочины, да еще и фарами светило, Магда едва не впечаталась в белый лакированный зад. На багажнике, подняв коленки выше головы сидела бледная Ава:
        - Если тебе не нравится как я одеваюсь, могла бы просто сказать, - осипшим голосом возмутилась она.
        - Что ты там делаешь? - я вышла из машины, удивленно озираясь по сторонам.
        - Неужели не видно?! - подозрительно косясь на вцепившуюся мертвой хваткой в руль Магду, Ава боком слезла на землю. - Спасаюсь от твоей ненормальной экономки.
        - Я вас не видела, клянусь! - выкрикнула Магда, еле сдерживая слезы.
        - Ладно, - ворчливо махнула рукой отходчивая певица. - Проехали.
        - Что здесь происходит? - не выдержал Уолтон.
        - Туман? - неуверенно предположила я. Сизый, густой как кисель, он расстилался повсюду, куда глазом не кинь. Уже за два метра ничего не было видно даже нам, вампирам. Неудивительно, что Магда едва не протаранила Вольво. А еще было очень тихо. Ни ветра, сопровождавшего нас в пути, ни крика птицы, ни шороха листвы… Даже деревья вокруг, казалось, были нарисованными.
        - Посмотрите на это, - мы с Авой переглянулись, и пошли на голос отошедшего от трассы Уолтона.
        - Что ты там нашел?
        Вместо ответа он наклонил к моему носу ближайшую сосновую ветку. И она была абсолютно серая, словно усыпанная пеплом.
        - Копоть?
        Уолтон пожал плечами:
        - Мне все это очень не нравиться.
        - До города дойдем пешком, - я обернулась и крикнула Магде: - Здесь недалеко! Возможно, жители смогут объяснить эти загадочные природные явления…
        Идти действительно пришлось недолго - минут тридцать от силы. Джордж нес Вайнону, я тащила на буксире Натана, Ава помогала не споткнуться Магде. Возмущенного Уолтона нагрузили чемоданами, но его ругальств по этому поводу уже традиционно никто не слушал. Когда впереди показались первые дома, мы с Авой переглянулись и сбавили темп. Туман не пропадал, он наоборот сгущался. Видимость резко ухудшилась. Идти становилось труднее. Предметы "выныривали" из белой густой мглы, иногда заставляя нас вздрагивать. И все, на что бы не опустился взгляд, было светло-серого пепельного цвета.
        - Стесняюсь спросить… - начала Ава, но ее перебили я, Уолтон и почему-то Магда:
        - Это не мы!
        Певица внимательно посмотрела в глаза моей экономке и серьезно ответила:
        - Тебе - верю. Сильва, может это не тот город?
        - Тот. Я видела вывеску при въезде.
        - Ну, тогда объясни мне, куда делись люди? И почему твой Мистик Хоул выглядит так, будто его покинули лет сорок назад?
        - Простите, тут что - нет людей? - Магда испуганно икнула. - Они что, все умерли?
        - Свежих трупов не чую, - голосом патологоанатома отчеканила Ава.
        - Все это очень странно… - глубокомысленно изрек Уолтон. - Эмоций в городе тоже нет. Никаких.
        - Ну, понятно, раз нет людей…
        - Не так, Ава, - покачал головой мальчишка. - Люди всегда оставляют эмоциональный след. Он ощущается в городах-призраках столетиями после отъезда последнего жителя. А здесь - пустота.
        Проснулась Вайнона:
        - Мне страшно, - захныкала она, дергая Магду за рукав.
        - Девочка, - тут же наклонилась к ней Ава. - Скажи, это твой родной город? Ты узнаешь его? Ты когда-нибудь была здесь?
        Вайнона пробежала глазами, полными слез по стене ближайшего дома и отрицательно покачала головой:
        - Он - был, - тыкнула она пальчиком в Натана, заставив нас синхронно вскинуть брови.
        - Неожиданное заявление… - пробормотал Уолтон, на всякий случай отодвигаясь от предка подальше.
        - В любом случае, нам надо его пройти, - я вздохнула и сделала первый шаг. - Мы ищем озеро. А оно в лесу, по другую сторону города.
        - Как-то мне не улыбается идея прошагать насквозь это кладбище погибших домов… - пробормотала Ава, и ее поддержал согласный рев осла. На него тут же дружно зашипели и больше он выражать свои мысли вслух не пытался.
        - А там кто-то есть! - неожиданно оповестила нас Вайнона, глядя прямо в туман. Мы всей командой уставились в заданном направлении, но сколько не щурились, не напрягали глаза и уши, результата не достигли.
        - Ты ошибла… - я глянула на Вайнону, и мне стало жутко. Она, не моргая, смотрела на что-то невидимое для нас, и это что-то было очень близко.
        - Уходим, - сглотнула Ава, проследив за моим взглядом, подхватила под руку Джорджа и толкнула вперед. Я вцепилась в Натана и почти побежала следом. В какой-то момент мой рукав за что-то зацепился, я испуганно ойкнула, но это оказалась Магда. Пришлось тащить обоих, причем если экономка и сама была не против включить третью передачу, то вампир мешал как только умел.
        - Натан, ну шевели же ножками, - наконец, не выдержала я, и тут сзади словно мышь сквозь сухую траву пробежала - туман тихо, неразборчиво зашелестел. - Мамочки! - сердце, забыв, что оно принадлежит сильному взрослому вампиру, попыталось забиться в пятки. В мгновение ока рядом оказались Ава, Уолтон, воинственно размахивающий чемоданами, и даже Вайнона на руках пыхтевшего Джорджа со сведенными бровками и сжатами кулачками.
        - Что случилось?!
        - Там что-то есть! - проскрипела я, белыми пальцами сжимая руку Натана.
        Ава нахмурилась:
        - Посмотрите… - буквально на глазах туман рассеивался. Он словно отступал, забирая свои полупрозрачные щупальца, обнажая дома, деревья, газоны, автомобили… небо… И все это было покрыто сизым пеплом. Он летал в воздухе, клубился у земли хлопьями, заставляя мечтать о респираторе и судорожно кутать лицо в воротники.
        - Что это такое?! - истерично прошептала Магда. Перед нами, обнаженный и страшный, лежал мертвый город. Завороженная, я не могла отвести от него взгляд. В голове не укладывалось, как из цветущего, многолюдного поселения за два месяца Мистик Хоул превратился в бесжизненные выцветшие останки.
        - Ты хотела к озеру? - Ава на секунду обернулась, поменялась в лице и закончила фразу уже на бегу: - Так вперед!!!
        А дальше была гонка. Чемоданы Уолтон отшвырнул почти сразу, перехватывая на руки охнувшую от неожиданности Магду. Я рыкнула что-то невразумительное и рванула на себя Натана. Ава забрала у Джорджа девочку и он бежал налегке, все равно едва поспевая за нами. На каком-то повороте я поняла, что еще несколько шагов и его тоже прийдется тащить волоком - так тяжело давался ему каждый вздох. Да и Сонный Рыцарь доставлял немало трудностей, хотя я уже не церемонилась.
        - Сюда! - количество припаркованных машин было огромным, среди них попадались и ржавые развалины, и совсем почти новые, брошенные с распахнутыми дверцами. Я даже удивилась, почему мне сразу не пришла в голову эта гениальная мысль. Чтобы не разделяться, мы кое-как впихнулись в один семейный микроавтобус, и я нажала на газ. Магда сложила ладони, и вслух зашептала молитвы. Никто даже не подумал ее останавливать.
        Машина неслась сквозь город словно сумасшедшая деревянная повозка без рессор. Ее швыряло из стороны в сторону, я выкручивала руль но, то ли от волнения, то ли по каким-то другим непонятным причинам, от этого становилось только хуже. Вскоре мы потеряли оба зеркальца заднево вида, сняли стружку с дверей, погнули бампер, а Магда, судорожно вцепившись в сидение, молилась об избежания автокатастрофы. Я кусала губы, вопила "Держись!" или "Осторожно!" перед тем, как сбить очередной сектор забора, а в ответ слышала сочные ругательства вампиров. Высшие Силы молчали, и если раньше я воспринимала это как положительный момент, то теперь начала подозревать худшее. Кажется, туман, как и пресловутые амулеты Натана, глушил любой внешний сигнал, и Высшие попросту не могли ко мне докричаться. В ином случае - что такого экстраординарного могло случиться с Голосом в голове, что он пропускал возможность заслуженно мне нахамить?
        На очередном повороте машину развернуло, она проехала боком метров пять и благополучно свалилась в кусты. Чертыхаясь, я вдавила в пол педаль газа, несчастная жертва неправильного вождения чихнула, дернулась, и откинула колеса.
        - Блин, Сильва! - с чувством протянул Уолтон. - Осталось совсем чуть-чуть!
        - Вылезаем! - скомандовала Ава, глядя как из-под капота вырывается густой черный дым, и подхватила на руки Вайнону. - Малышка, посмотри по сторонам и скажи: есть здесь кто-нибудь чужой?
        Девочка послушно крутанулась у нее на руках и ответила "Нет". Мы облегченно выдохнули:
        - Оторвались…
        Уолтон на правах местного жителя, кое-как сориентировался по пепельным участкам, и указал направление. Мы сбились в компактую кучку и быстрым шагом прошли еще два квартала. А когда впереди показались первые деревья, словно из-под земли перед нами опять вырос туман.
        - Кто знает, как с ним сражаться? - шепотом поинтересовалась Магда.
        - "Ветер, ветер, ты могуч…" - стремительно бледнея, вспомнила почему-то я.
        - Это заклинание? - как утопающий за соломинку, ухватилась за строку Ава. Она не знала русский язык, но красиво срифмованные белым стихом слова действительно можно было принять за волшебную формулу. - Давай, Вайнона, будь умничкой, повторяй за Сильвой.
        - Да нет, это… - попыталась было объяснить я, но меня перебил ребенок:
        - Он говорит, что этого делать не надо.
        - Кто говорит? - мы с Авой одновременно повернулись к туману.
        Вайнона хихикнула, рассматривая наши вытянувшиеся лица:
        - Он говорит, чтобы мы туда не ходили.
        Я вздрогнула.
        - Ага! Щас прямо вот так возьму, и туда не пойду!
        - А может, все-таки..?
        - Магда! Я не сверну с последнего километра потому что какой-то непонятный эфирный "он" мне запрещает! Да кто он вообще такой, чтобы мне запрещать?!
        Шипя от злости, которая успешно вытеснила из сердца страх, я сузила глаза и решительно шагнула в белесый перетекающий клубок. Мгновение ничего видно не было, но уже спустя секунду я, целая и невредимая, вынырнула по ту сторону. Туман остался за плечами, а впереди серым молчаливым изванием застыл лес.
        - Подруга, ты жива? - нерешительно крикнула Ава.
        - Да что со мной станется! - нервно откликнулась я, и тут же добавила на всякий случай: - Перечислять не нужно! Идите за мной!
        Впрочем, мой подвиг никому повторять не довелось: туман расступился и, провожаемый нашими ошалевшими взглядами (блин, он живой! Живой!), скрылся в лесу. Магда перекрестилась.
        - Я знаю, что если сделаю то же самое, меня ждет ожог… - Уолтон задумчиво покосился на экономку, сцепил зубы, но его руку перехватила Ава:
        - Не дури! Эту рану так просто не залечишь.
        - Переживаешь за меня? - криво усмехнулся мальчишка.
        - Еще бы! - Ава фыркнула и облизала пересохшие губы: - Один больной в команде уже есть, - она подвела ко мне Натана и передала буквально с рук в руки. - Не хватало еще с тобой мучится.
        Мы углубились в лес. С каждым шагом я все отчетливее понимала, что понятия не имею, куда идти. Еще этот гадский туман плыл по земле с обеих сторон, заставляя передергивать плечами и постоянно терять ориентиры. Мне казалось, что он специально выстилается таким образом, чтобы создать для нас коридор и не позволить дойти до вожделенного озера. После того, как мы второй раз вышли из леса буквально в ста метрах от входа, эти подозрения переросли в стойкую уверенность.
        - Вайнона, - чуть не плача от злости, позвала я. Мы ходили в слепую, но у ведьмы, возможно, были свои, магические, навигаторы. - Скажи, солнышко, ты не знаешь, где здесь озеро?
        - Он говорит, нам туда нельзя.
        - Вайнона, - рыкнул Уолтон. - Ты кого больше боишься..?
        Мы с Авой одновременно закрыли ему рот ладонями, так что остаток фразы утонул в невнятном хрюке. Девочка посмотрела на него своими большими голубыми глазами, захихикала, но тут же вновь насупилась, когда я умоляюще протянула к ней руки:
        - Ну, пожалуйста, Вайнона! Нам правда туда очень нужно.
        - Он все равно против.
        - Почему? - почти шепотом спросила я.
        - Он говорит, что тебе не хватит сил.
        - Тогда передай ему… Передай, что если он не уступит мне дорогу, я буду блуждать здесь годы, пока каким-то чудом не доберусь до воды. Или… или я сейчас же провожу заклятие вызова и… какой-нибудь демон развеивает этот туман к чертовой бабушке… Передай ему это. Пожалуйста!
        - Он слышит. И говорит, что с твоими талантами, ты опять вызовешь джинна.
        Я открыла рот, чтобы ответить, а потом до меня дошло.
        - Откуда он знает о джинне?
        Вайнона загадочно улыбнулась, навострила ушки, словно прислушиваясь к кому-то и, наконец, кивнула:
        - Он пропустит тебя, если ты обещаешь забрать крест, но не будешь пытаться воскресить Натана.
        - Какое, право, длинное предложение от ребенка, который и говорить-то толком не научился… - пробормотала Ава, внимательно рассматривая девочку.
        - Это не она говорит, - я устало провела ладонью по лицу малышки. Она даже не дрогнула, все глядела на меня и ласково улыбалась. - Это говорит загадочный "он". Вайнона не поможет. Кто-нибудь знает, как найти озеро?
        - Озеро - нет, - Ава поскребла по затылку. - А вот как найти крест, кажется, знаю.
34 часть - Алло! Ты где? - Здеся. - Здеся большая! Точнее!
        NN
        Раз Вайнона могла видеть "призрака в тумане", значит, магия в этом месте все-таки присутствовала. На мои робкие попытки намекнуть на молчащих Высших, никто особого внимания не обратил:
        - Наверное, в этом месте твой Дар блокируется, - Ава опустила Вайнону на землю и расставила нас кружком вокруг нее. - Извини, конечно, но он у тебя и так довольно хилый. Ты ничего не можешь предсказать себе, не можешь получить прямой ответ ни на один вопрос, слышишь голоса, которые вместо того, чтобы помогать, постоянно тебя критикуют… Что это вообще за Дар такой? Какой от него прок?
        - Ну, я неплохо играю в карты… - возмутилась было я, но даже Вайнона скептически хмыкнула. - Ай, ничего вы не понимаете!
        - Как скажешь, - Ава села на корточки и махнула нам. Мы последовали ее примеру, слабо представляя, что она собирается делать. Больше всех любопытствовал туман, настырно шевелясь у ног и откровенно нервируя. Некоторое время мы сидели молча. Певица напряженно о чем-то размышляла, иногда шевеля губами, словно пытаясь вспомнить слова заклинания. Вайнона удивленно кривила бровки, но послушно стояла в центре импровизированного круга.
        - Что дальше-то делать? - не выдержал, наконец, Уолтон. Ава поморщилась, подобрала какую-то палочку и принялась водить ею по земле. Пентаграмма получалась косая и с проплешинами.
        - Понимаете, - наконец, призналась она. - Я очень давно пользовалась заклинанием поиска. И плохо его помню.
        - Предлагаю импровизировать, - нервно улыбнулась я. - Только быстрее.
        - Почему? - Магда проследила за моим взглядом и вздрогнула: лес осыпались. Это было похоже как если бы кто-то создал деревья из пепла, а потом аккуратно пошевелил землю под ними. На наших глазах серебристые ветви мелкой пылью разлетались в воздухе. Казалось, подуй сейчас ветер, и на месте вековых сосен останется голая, покрытая грязно-серым ковром земля.
        - Что происходит? - невнятно прошептала Магда. Я оглянулась - вокруг была та же картина - дома, заборы, машины - все в один миг словно высыхало изнутри, теряло целостность и видимую твердость. Весь город превращался в прах.
        Я встала и подошла к ближайшему кусту. Протянула руку, чувствуя на себе напряженные взгляды вампиров, и осторожно тронула серый листок. Он вздрогнул и взорвался пылевым облаком. Следом за листком, словно по цепной реакции, та же участь постигла ветку, потом вторую, и вскоре куст ополовинел, будто кто-то выгрыз у него большой, неровный кусок. Я чихнула, отбирая у несчастного растения еще пару ветвей, и поняла, что магия поиска нам не нужна.
        - Идите за мной! - я не стала обходить деревья, наоборот - я сделала из них свои оиентиры, протаптывая узкий, но узнаваемый тракт.
        Туман больше не старался преградить нам путь. Наоборот, казалось, он пытается помочь, словно выталкивает нас из этого пепельного мира. Он кружил у ног, извивался зигзагами впереди, показывая дорогу, и по каким-то непонятным даже мне самой причинам, я доверилась ему. Вскоре между деревьями впереди показался просвет, а я вышла к большому, такому знакомому острову с крошечным островком посередине. На нем одинокой грустной темно-коричневой корягой виднелся пенек от старой ивы, желтела пожухлая осенняя трава и, словно в насмешку над мертвым царством вокруг, цвел ярко-синий осенний цветок.
        - Нам туда, - я махнула рукой в сторону острова и, не раздумывая, шагнула в воду.
        - Брр… - поморщилась Ава, пересаживая Вайнону себе на спину. - Ледяная…
        - Полезай, - Уолтон слегка подтолкнул Магду. - Здесь недалеко.
        - Н-но… - экономка попятилась, глядя на озеро с таким ужасом, словно там водились крокодилы.
        - Медлить нельзя! - сзади что-то зашуршало. - Ветер подымается! Скоро здесь будет сплошное пепелище! Вперд, женщина! Я помогу… - и Уолтон попросту швырнул Магду в воду. Та вынырнула, отплевываясь и фыркая как обиженная кошка, обернулась, чтобы выскочить обратно, но суровый эмпат был наготове. - Там - спасительный берег! - грозно указал он пальцем, и ощерился для пущего эффекта. Десятисантиметровые клыки добавили Магде ускорение. Я с удивлением проследила глазами, как пухленькая женщина за сорок меня обгоняет и хорошим брасом вырывается вперед.
        - Тебе тоже специальное приглашение требуется?!
        - Иа! - помотал большой головой Джордж и бросился в воду. Уолтон хмыкнул, еще раз обернулся и вдруг застыл, вытаращив глаза на клубящийся туман:
        - Ты?!
        - Чего застрял, красавчик? - Ава уже выбралась на остров, и теперь подсчитывала уцелевших персонажей. - Не стой столбом! Пыль в глаза попадет - сильно плакать будешь!
        - А? - пришел в себя Уолтон. - Иду!
        И, ошалело поглядывая назад, последним опустился в темные ледяные воды. Туман, как верный пес, оставленный хозяевами, клубился на берегу, не в силах переступить черту между озером и умирающим лесом.
        - Итак, - Ава внимательно смотрела на крестик, присев на корточки метра за два. - Жжет…
        - Быстрее высохнешь, - усмехнулся Уолтон.
        - Вайнона, - я подошла к девочке. - Я попытаюсь объяснить, что тебе нужно делать. Будь внимательной, хорошо? - кроха серьезно кивнула. Приятно, когда тебя слушаются бесприкословно. -Для совершения ритуала нужна магия. Но я не ведьма. А ты - да. И мы с тобой знаем, что магическая сила есть везде, в воздухе, в воде, в этом пепельном городе… Просто я не могу ее использовать. Ты мне поможешь?
        Я замолчала, с надеждой глядя на ребенка.
        - Если ты хотела ей что-то объяснить, - скептически скривила губы Ава, - то в этом не приуспела. Даже я ничего не поняла. Будь проще, и люди к тебе потянутся.
        - Спасибо за поддержку, - огрызнулась я и начала сначала. - Вайнона, мне нужно чтобы ты собирала магию. И отдавала ее мне. Я буду проводить ритуал, а ты - пропускать через себя магические потоки, аккумулируя…
        - Сильва, ну ты опять…
        - Короче, стой здесь и тяни на себя Силу. Остальное я сделаю сама. Ты понимаешь? Можешь это сделать?
        - Да, - еще раз кивнула малышка и схватила что-то в воздухе. - Лови.
        Я протянула руку ладонью вверх и Вайнона будто бросила мне невидимый мячик. Я ничего не ощутила, но девочка смотрела так уверенно, что мне показалось, стоит попробовать:
        - Пусть она оживет, - и я щелкнула пальцами по пню сломанной ивы. Секунду ничего не происходило. А потом крошечный слабый росток выбился на поверхность. Он все рос и рос, пока не превратился в тонкую ветку, украшенную нежно-зеленым молодым листком.
        - Умница, - ехидно похвалила меня Ава. - Чего не хватает дереву осенью? Только новых побегов.
        Я отмахнулась от ее сарказма, ведь Вайнона поняла меня правильно: вампиры не маги, потому что не умеют получать и впитывать магическую силу. Но никто не говорил, что мы не можем ею пользоваться. Если ведьмочка даст мне достаточно магии, я проведу ритуал, наделю Натана своим Даром и сделаю его неувязвимым для проклятия Сонного Рыцаря.
        - Готова приступать?
        - Да, - я решительно поднялась на ноги. - Вам лучше отойти подальше. И не приближаться ни при каких обстоятельствам.
        - Вот за это не волнуйся. В худшем случае мы пошлем Магду. Но ты уверена, что поступаешь правильно? Тебе хватит сил?
        - Уолтон, не нервируй меня. Туман уже сделал все возможное, чтобы я засомневалась, так что…
        - А может, он прав? - мальчишка осторожно заглянул мне в глаза. - Ведь в прошлый раз лунное гало, или как там называется отражение луны над озером, созывало магию. И ее было много.
        - Даже слишком, - я улыбнулась. - Ее было так много, что в ней можно было утонуть. На самом деле, мне столько не надо.
        - Что за отражение? - неслышно подошла Ава.
        - Уолтон тебе расскажет. А нам пора приступать, - я взяла Натана за руку, а второй подняла крест, стараясь держать его как можно дальше от вампира. Едва я коснулась креста, он снова засиял и окружил себя ярким ореолом, для меня теплым и ласковым, но губительным для остальной нечисти. Ава и Уолтон отвернулись, потому что этот свет резал глаза, а Натан даже не зажмурился. Он не чувствовал боли. Он вообще ничего не чувствовал.
        - Вайнона, - позвала я, и девочка послушно направила мне первый поток. Я вздохнула и опустила глаза вниз - мы стояли точно в центре пентаграммы. Это хорошо, что ее рисовал колдун - линии не заросли травой, элементы остались лежать у оснований. Без пентаграммы воспользоваться крестом было бы невозможно. Какая ирония - так зависеть от наследия Зверя.
        Я принимала силу равными порциями. Она проходила сквозь меня, от головы до пят, и распределялась по пентаграмме. Я знала, что нужно наполнить все пять вершин, чтобы образовался единый поток, но скоро поняла, что Вайнона действует слишком медленно. Рисунок на земле поглощал магию как пески Сахары воду. Проходя через меня тяжелой волной, она обращалась в крупицы, пока достигала земли. Мы стояли почти час, прежде чем я начала видеть первые результаты. И с каждой минутой становилось сложнее удерживать этот темп. Дело было даже не в боли - ее я смогла бы вынести. Накатывалась усталость, голова трещала по швам, а еще - становилось страшно. Казалось, все было напрасно, и с каждой минутой я все больше сомневалась в правильности принятого решения.
        Вайнона передавала и перевала магию, а я уже не могла держаться на ногах. Вцепившись рукой в Натана я буквально повисла на нем, отклонив назад такую тяжелую голову. Мне жутко хотелось спать. Неожиданно краем глаза я увидела знакомую белесую тень. "И ты здесь…", - констатировало сознание. Туман, неведомым образом пересекший озеро, клубился у ног Вайноны. Девочка что-то говорила ему, но я не слышала. Мне казалось, что это не я дарю Натану Дар, а он делиться со мной проклятием - такое равнодушие, такая безразличность накрыла вдруг. А глаза закрылись уже сами собой.
        Прошло мгновение, прежде чем я почувствовала, а потом услышала, как на сухую траву падает капля.
        - Натан! - испуганно выдохнула я, резко становясь на ноги. Я все держала его за шею, и магия до сих пор текла сквозь меня. Но теперь это был не тот ничтожный поток, отнимающий силы, но не приносящий результата. Я подняла глаза - над озером, освещая все вокруг ярким серебристым светом, сияла огромная луна.
        - Но как..? - я удивленно перевела взгляд на Вайнону. Она упоенно забрасывала меня частицами магии, хотя теперь ее вокруг было несчесть. Я сосредоточилась, пентаграмма засверкала, из ее вершин вырвались столпы света, сомкнулись над нашими головами, и рухнули вниз.
        Меня ослепила яркая вспышка. Щеки в один миг высохли от слез, волосы, мокрым холодным плащом покрывающие плечи, поднялись над головой, и я ощутила как горячая волна вырывается из креста, проходит сквозь меня и сверкающей искрой входит в изогнувшееся тело Натана.
        Когда я открыла глаза, вокруг была пустота.
        - Что это? - собственный голос показался незнакомым и на редкость противным. - Где я?
        - Зачем ты здесь? - прошелестело над ухом. Резко обернувшись, я с подозрением уставилась в пустоту без верха, без низа, без каких-либо обозримых границ и даже намека на говорящего. Вокруг была серая безликая масса и такая тишина, что уши болели.
        - Как ты здесь оказалась? - снова спросил любопытный голос из-за спины.
        - Кто ты?
        - Кто я? - задумчиво переспросил голос. - Ты мне скажи.
        И вынырнул передо мной клубком белого тумана. Он состоял словно из множества полупрозрачных нитей, которые плавно перетягивались друг через друга, создавали немыслимие фигуры и тут же распадались, чтобы соединиться вновь в новом узоре. Я заворожено смотрела на этот танец, угадывала в хитросплетении щупалец морских медуз, птиц, похожих на журавлей, изящных мотыльков… И вдруг среди всего этого разнообразия фауны я отчетливо увидела лицо Натана. Нет, я словно узнала его в тумане. Не было больше белесой паутины, это был он, преображенный, потерявший целостность, ускользающий от взгляда. Но я точно знала, что это - он.
        - Натан… - прошептала я, и туман распался сотнями искр, разлетелся в стороны и вновь собрался передо мной. Только теперь он уже имел очертания человеческой фигуры. - Это ты… Идем со мной!
        - Куда?
        - Я выведу тебя отсюда, - мне захотелось схватить его за руку, но она попросту распалась под моими пальцами. И снова образовала один рисунок, как только я испуганно отдернула ладонь.
        - Ты не должна быть здесь.
        - Но и ты не должен! - запальчиво воскликнула я. - Мы оба не должны быть здесь.
        - Ты должна уходить.
        - Пойдем со мной.
        - Нет.
        - Натан, есть менее гуманные способы тебя заставить…
        Неожиданно туман вздрогнул, и это заставило меня умолкнуть.
        - Что с тобой?
        Ответом мне были тихие шершавые звуки.
        - Ты смеешься?! - я уже так привыкла к заклятию Сонного Рыцаря, что этот смех оказался совершенно неожиданным. Несколько долгих мгновений я просто молча за ним наблюдала, не зная как правильно реагировать. К сожалению, туман недолго предавался веселью, и вскоре снова затянул старую песню:
        - Ты должна уходить.
        - Да никуда я не уйду! - мне стало вдруг ужасно обидно. Да как он смеет гнать меня прочь? Да как он может в меня не верить?! Я прошла такой долгий путь, я столько всего сделала, чтобы сейчас оказаться здесь! Мне практически удалось снять неснимаемое проклятие! Я, вампир, не умеющий кодовать, сотворила то, на что сильнейшие ведьмы даже не смели надеяться! И вот теперь, когда осталось приложить последнее усилее, мне приходиться сражаться еще и с его скептицизмом. - Без тебя с места не сдвинусь. И не нужно качать головой! Или что ты там делаешь… Не уйду! Не для того я сюда так рвалась… Ай!
        Что-то больно ударило по левой щеке, так что я даже развернулась на пол оборота вокруг оси.
        - Ты с ума сошел?!
        - Это не я, - спокойно ответил Натан.
        - А кто тогда?! Ой!
        Второй удар пришелся на правую щеку, и меня швырнуло обратно. Я гневно уставилась на прозрачного вампира:
        - Учти, я тебе это припомню!
        - Это не я, - со вздохом повторил он.
        - Вентилятора на тебя нет! - рыкнула я. - Признавайся, где тут выход?
        Натан покачал головой:
        - Не знаю.
        - Но как тогда отсюда выбраться?!
        - Ты сможешь, - он посмотрел на меня как зритель на Копперфильда, и слегка отстранился.
        - Нет! - я бросилась следом. - Не уходи! Мы выберемся вместе.
        Призрак на мгновение задумался. Потом тихо спросил:
        - Зачем ты сюда пришла?
        - За тобой, - я развела руками, словно показывая серое безрадостное ничто вокруг - зачем еще я могла сюда явиться?
        - Но почему?
        Призрак говорил тихо и даже немного грустно, а я… А я вместо того, чтобы сказать что-нибудь эдакое поэтичное вроде того, что моя жизнь без него потеряла смысл, или что сердце разрывается от боли, глядя на его безразличное лицо… Я раскрыла рот, точно караясь на берегу, и выдавила из себя только невнятный всхлип.
        - Почему? - еще раз повторил туман, придвигаясь ближе. И в этот момент меня опять ударили. Я мотнула головой, несколько раз осовело моргнула, и поняла, что мир становиться светлее.
        - Натан! - он пропадал в этом свете. Не сгорал вампиром на солнце, просто таял как любой мимолетный образ, привидившийся во сне, но уходящий вместе с первыми лучами солнца.
        - Почему?
        Я его почти не слышала. Сердце бешено колотилось в груди, меня раздирали слезы от того, что я в очередной раз его теряю и снова ничего не могу с этим поделать. А он все спрашивал и спрашивал, и я не знала, что отвечать. Нужно ведь было сказать что-то невероятное, совершенно особенное, чтобы мир перевернулся от этих слов. А вместо этого я, уже практически не ощущая его присутствия, зажмуриваясь от яркого света и словно падая куда-то, теряясь в бесконечном потоке, выкрикнула:
        - Потому что я становлюсь лучше, когда ты рядом!
34 часть Принятие решения часто свидетельствует о том, что человек устал думать
        NN
        Первое, что я ощутила, когда пришла в себя, это мощный хук в челюсть. Пришлось усилием воли поднять веки, кажется, весом по центнеру каждая, и огласить окресности протяжным "Ау-у…".
        - Говорил же, она очнулась! - зашипел Уолтон.
        - Ты это и четыре удара назад говорил, - с улыбкой парировала Ава, разминая ладонь. - Как себя чувствуешь?
        - Как будто меня колотили полчаса кряду! - я приподнялась на локтях и онемела: вокруг больше не было осыпающегося пеплом леса. Теперь он полнился красками, звуками и таким количеством магии, что даже я ее ощущала.
        - Удивлена? - догадалась Ава. - Это все Вайнона.
        - Э..?
        - Вернее… Ну, помнишь, тот на редкость сообразительный туман? Он первый понял, что девочка не простая ведьма. У нее особенный Дар - она может… мати… мате… материализовывать. Вон Джордж со своей головой - пример такого волшебства. Когда без заклятий и ритуалов можно создать что-то нереальное, просто по желанию.
        - И что сотворила Вайнона по наущению Натана?
        - Луну! Вернее, отражение луны… Какого-такого Натана?
        - Нашего, - я села на траву, выжидающе глядя на вампиров. - Как он?
        Ава отвела глаза:
        - Да все так же…
        - Но ты не дослушала, - ненатурально улыбаясь, перебил ее Уолтон. - Девочка смогла создать гало, которое действовало уже по наезженой схеме, вытягивая магию из озера. Ты видишь, сколько ее вокруг? Хоть топор вешай. В прошлый раз такого не было.
        - В прошлый раз гало случилось по расписанию, - вставила Ава. - Ты же сам рассказывал, что оно появляется не чаще одного раза в сто лет?
        - Полагаю, ты права… - задумчиво нахмурил лоб Уолтон. - Даже не думал, что такое возможно…
        - Молодец, ведьмочка, - усмехнулась Ава, воодушевленно потирая руки. - Нам с ней просто дико повезло. Будь Вайнона обычной колдуньей, тебе ни за что не удалось бы завершить ритуал.
        - А смысл?
        - Что? - Ава с подозрением уставилась на меня. Я подтянула к себе ноги, уткнулась подбородком в колени и закрыла глаза:
        - Что толку говорить о ритуале, если он все равно не дал результата?
        - Ну и что, Сильва? - Ава подсела рядом, обнимая меня за плечи. - Не получился этот, проведем другой. Тем более, теперь у нас есть собственная мега-крутая ведьма.
        Я покачала головой.
        - Мне нужно подумать.
        - Прямо здесь?! - Ава обвела глазами остров и озеро вокруг. - Может, вернемся в город? Уолтон говорит, там сейчас полно народу. Не представляю, откуда он взялся, но мальчишке, как эмпату, верю.
        - Уходите, - я снова опустила голову. - Уведите Магду, ребенка… Им пришлось сегодня хорошо поработать. Пускай отдыхают. И Джорджа тоже заберите.
        Певица внимательно на меня посмотрела, нахмурилась, но спорить не стала.
        - Уходим! - резким движением она встала на ноги и быстро организовала маленький отряд.
        - Натана приведешь сама?
        - Приведу, - безучастно ответила я.
        - Хорошо, - Ава первая прыгнула в воду, опять усадив сонную Вайнону к себе на спину. Я глубоко вздохнула, прикрывая глаза. "Бульк!" - грузно свалилась в озера Магда.
        - Женщина, ты плаваешь как топор, - фыркнул Уолтон, за шкирки вытаскивая ее на поверхность. - Давай, греби ручками. Джордж?
        - Иа!
        - Вижу, что иа. Не загораживай дорогу.
        Вскоре их уже не было слышно. Я сидела с закрытыми глазами, устало опустив голову на колени, и думала о том, что делать дальше. На ум пришло воспоминание о каирских жрецах. Кто-то говорил, что египетская магия совершенно особенная, буквально чудотворная… Я невесело усмехнулась - во что только не начнешь верить от безысходности. Только за услуги жрецов придется заплатить. Интересно, какую цену они назначат вампиру?
        "Рады приветствовать вас на волнах нашей радиостанции!" - неожиданно раздалось в голове. Явились… Давненько что-то их не было слышно…
        "К тебе не достучаться! - отчеканили Высшие, ясно намекая на мою склонность влипать в авантюры вне зоны их доступа. - Не расскажешь последние новости?"
        "В памяти копаться умеете?"
        "С точки зрения этики это неприемлимо… А можно?"
        "Чувствуйте себя как дома"
        Похоже, мои проводники воодушевились не на шутку, потому я почуяла несвойственное копошение. С минуту они о чем-то шепотом переругивались, потом разом умолкли и напомнили о себе лишь спустя четверть часа.
        "Хм… Здоровый эгоизм это, конечно, хорошо… - хмыкнул голос. - Но в данной ситуации…"
        "Точно, Сильва, - неожиданно вмешался второй. - Ты вообще о чем думала?"
        - Сама знаю… - незлобно отмахнулась я, поражаясь что у меня в голове не один, а целых два вечно недовольных комментатора.
        "Ты главное не переживай, - подозрительно ласковым тоном проворковал первый. - Все образуется. Ты снимешь проклятие, вы переедете в Лондое, купите замок и будете жить в мире и согласии до самой…".
        - Минуточку, - непонятное положительное отношение Высших к Натану настораживало. - Вы же не хотели, чтобы я его расколдовывала?
        "И сейчас не хотим, - тут же ответил второй. - Но… Тут такая любовь…"
        - Прикалываетесь, да?!
        "Нет, Сильва, - грустно вставил третий голос. Ой, мамочки, кажется, у меня в голове целая колония Высших! - Когда тебя обратили, мы не отказались от тебя только потому, что ты осталась человеком. Тоесть, у тебя остались совесть, сострадание, сочувствие… те истинно человеческие качества, которые так нехарактерны для вампира и которые далеют обычных людей настоящими творениями Света. И ты словно замерла на распутье. С одной стороны - вампирская сущность, жаждащая крови, жестокая и беспощадная. С другой - светлая душа, стремящаяся к добру и побужджающая тебя к правильным с точки зарения морали поступкам…"
        "А мы, как ты понимаешь, целиком и полностью на стороне морали!" - тут же вставил один из первых голосов, чем вызвал недоброе рычание своего "перебитого" коллеги.
        "Да, Сильва, - вновь забрал инициативу третий. - Мы всегда старались направить тебя на путь истинный…"
        "Хотя ты иногда и противилась нашим стараниям!"
        Послышался легкий тычок, шебуршение и на некоторое время Высшие из "радиоэфира" пропали. Я подняла глаза на Натана: он стоял посреди острова с отсутствующим видом в своей излюбленной позе: ноги на ширине плеч, руки по швам…
        - Сонный рыцарь… - я подошла к нему и заглянула в непроницаемое лицо. - Прости мне мою глупость. Я не это должна была сказать… Я знаю…
        На глаза навернулись слезы. Я шмыгнула носом, вскинула голову, не позволяя им градом скатиться по щекам, и вдруг увидела крошечную мошку над верхней губой вампира. Нет, ну это вообще наглость! Если мой любимый ведет себя как труп, это не значит, что на него мухи должны слетаться!
        Я протянула руку и осторожно согнала коварное насекомое. Мушка оторвалась от кожи, мгновение провисела в воздхе, а потом снова мягко приземлилась на то же место. Шепотом чертыхнувшись, я махнула сильнее, но вместо того, чтобы согнать эту, увидела, как со всех сторон неизвестно откуда на вампире появляются такие же черные мошки. Они трепетали на ветру, иногда отклоняясь в сторону, но потом снова неуклонно оседали на лицо, руки, волосы Натана…
        - Что происходит?.. - и тут до меня дошло. Я вспомнила, как совсем недавно стояла на этом самом месте, окруженная такими же мерцающими точками. И еще я вспомнила, как именно Натан меня от них избавил.
        - Ладно, - я решительно отошла на несколько шагом. - Воспользуемся проверенным методом…
        "Что собираешься делать?" - Высшие, похоже, нашли общий язык и теперь с опаской наблюдали за моими маневрами.
        - Беру разгон.
        "Это мы видим. Но как только проклятие снимется с него, оно осядет на тебе. Вы так и будете толкаться на этом острове, передавая его словно эстафетную палочку?"
        - Так, давайте разберемся! - я решительно уперла руки в бока и приняла свой самый решительный вид. - Если вы не хотите, чтобы я его расколдовывала, это ваши проблемы. И меня они никоим образом не касаются. Не хотите, чтобы он снова ходил, говорил, думал и так далее - на здоровье. Я все равно его расколдую и…
        "Вообще-то, мы хотим… - застенчиво вставили Высшие. - Мы как раз пытались тебе это объяснить".
        - С чего бы это вам вдруг становиться такими покладистыми? Вы же не любите Натана?
        "А нам и не нужно его любить, - почти в унисон тихо ответили голоса. - Но рядом с ним ты становишься лучше".
        - А мне казалось, я никого не смогла этим убедить… - пробормотала я с улыбкой. Высшие хмыкнули в три голоса и решительно вернулись к насущным проблеммам:
        "Не вздумай сейчас выбрасывать Натана за пределы проклятия. Оно тут же найдет себе ближайшее тело и ты даже пикнуть не успеешь, как превратишься в Сонного Рыцаря".
        - Так может мне просто подсунуть проклятью кого-нибудь третьего? Ну, кого не жалко?
        "Сильва, ты же положительный персонаж! - тут же пристыдили меня Высшие. - Тебе всех должно быть жалко!"
        - Всех жалеть не выгодно, - пробурчала я, но покладисто кивнула. В конце-концов, Натан первый не одобрит добровольно-принудительную жертву. - Что вы предлагаете?
        "Засунуть проклятие в крест, разумеется. Заодно и территорию от излишка магии подчистишь".
        - Так, с этого момента, пожалуйста, поподробнее.
        "Ну, однажды ты туда уже засовывала свой Дар, верно? Теперь повторили то же самое для проклятия".
        - Что? Опять пентаграмма?!
        "А почему нет? Магии достаточно, рисунок есть, опыта даже больше, чем требуется".
        Я мысленно застонала: снова проходить ту же процедуру. Если бы я не была бессмертна, давно бы уже коньки отбросила от перенапряжения…
        - Пошли, Натан, - со вздохом потянула я вампира за руку. Насколько было бы проще толкнуть его, словить на себя проклятье - и пускай потом сильный мужчина думает, как меня расколдовать.
        До боли знакомая пентаграмма обрадовалась мне как родной - ласково сверкнула всеми пятью лучами, плавно послала их в осеннее небо и в который раз обрушила на мою бедную голову одним ослепительно ярким потоком. Крестик завибрировал в руках, вырвался и закружился юлой в воздухе на уровне груди. Словно маленькая звезда, он окружил меня и Натана мягким теплым светом, и на мгновение я ослепла от этого всепроникающего и всепоглощающего покрова.
35 часть Хэппи энд - вот наша национальная религия Мэри Маккарти
        "Почему ты не открываешь глаза?" - с любопытством поинтересовались Высшие.
        - Боюсь, что ничего не получилось, - шепотом ответила я и зажмурилась еще сильнее. Заклинание давно завершилось. Крестик опять лежал в траве, слабо мерцая, только теперь он был не золотым, а совершенно белым, почти прозрачным, словно сделанным из горного хрусталя. Мир померк. Крошечный, по сравнению с сегодняшним светопредставлением Вайноны, диск луны иногда терялся в осенних тучах. Поднялся ветер. Он растрепал мои волосы, укрыл холодными клыльями плечи, обрызгал ноги водой, подняв на озере небольшие волны. А я все стояла, опустив руки, и боялась пошевелиться.
        "Если ты простоишь так еще немного, разаботаешь насморк", - предупредили Высшие и сделали мне ручкой. В голове разом просветлело. Собственные мысли, недоверчиво оглядываясь, начали выбираться из закоулков мозга. Это сложно объяснить, но мне всегда казалось, что общаться с Высшими, это как носить корсет - в процессе вроде никаких неприятных ощущений нет, но только когда они уходят, понимаешь, насколько они мешали.
        - Натан, - не открывая глаза, позвала я. Он не ответил. Надеяться, что вампир не услышал, было глупо. Но я надеялась. Мне вдруг так захотелось поверить, что он просто слегка оглох, что я прижалась лбом к его плечу, глубоко вздохнула, а потом отпрянула назад и рявкнула во все горло: - Натан!
        Зеленые миндалевидные глаза смотрели на меня со смесью недоумению, насмешки и чего-то еще, что делало первые два пункта совершенно неважными.
        - Ты очнулся… - пролепетала я, потрясенная этим взглядом. Я-то ожидала увидеть уже ставшее родным безразличие, а тут - столько эмоций, и все для меня.
        - Твой крик поднял бы даже мертвого, - с улыбкой ответил он.
        - Но почему ты не отвечал?
        - Я слушал, - тихо сказал вампир и протянул ко мне руки. С коротким всхлипом, я упала к нему в объятия, прижалась лбом к груди и попыталась возрыдать. Тоесть, упасть в кратковременную истерию в расчете на последующие ласки со стороны утешающего. Но, наверное, я так долго не плакала, что разучилась вызывать слезы по желанию. После нескольких безрезультатных попыток, я коротко чертыхнулась сквозь зубы и подняла лицо:
        - Как ты себя чувствуешь?
        - Замерз, - и не думая меня отпускать, ответил вампир.
        - Это нормально, - я вдруг поняла, что и сама только что испытывала собачий холод. А теперь, у него в руках, мне даже жарко. Интересно, он меня обнимает, чтобы согреться, или потому что я ему… он меня… Тьфу, какая глупость в голову лезет! - Я поделилась с тобой Даром. Так что теперь тебе придется спать, есть человеческую еду и… вот… испытывать холод.
        - Ничего, - Натан еще теснее прижал меня к себе. Я опустила голову ему на грудь и почувствовала, как он уткнулся носом мне в макушку. - Привыкну.
        Так мы стояли несколько долгих минут. Я знала, что он вдыхает мой запах, привыкает к нему, учится отличать его от остальных… Долгое время я делала тоже самое. Звери всегда знакомятся по запаху, равно как и оценивают по нему своего партнера. Люди почему-то думают, что они поступают иначе. Наивные… Просто мы, вампиры, хотя бы знаем, что делаем и зачем, а потому даем друг-другу такую возможность
        - Сколько времени меня не было?
        - Около полутора месяцев.
        - Я много пропустил? - Натан слегка отстранился и внимательно посмотрел мне в лицо.
        - А ты ничего не помнишь?
        - Очень мало, - его глаза затуманились, словно он окунулся в воспоминания. - В основном мысли, какие-то образы. Пальмы, цыганка, олень…
        - Ты не мог знать об оленях! - воскликнула я. - Тебя там не было.
        - Возможно, - усмехнулся вампир, лукаво заглядывая мне в глаза. - Но я отлично помню твою подружку-экстремалку и олений зад на фоне зимнего леса.
        - Учти, подружка на самом деле парень.
        - Да, я припоминаю красочные мысли Уолтона по этому поводу, - захохотал вампир. Я улыбнулась в ответ, поежилась от холода и, собравшись с духом, пристроила заледеневшие ладошки ему на поясницу. Натан тут же стал серьезным: - Ты совсем замерзла. Нужно возвращаться в город.
        Я с тоской посмотрела на осенние воды озера и кротко вздохнула. На спасительный берег мы оба выбрались буквально задубевшие от холода, с отбивающими чечетку зубами и синюшного цвета губами. Мне ужасно захотелось сесть на пенек, поджать под себя ноги и самое главное - остричь этот длинный мокрый волосяной покров, с которого вода будет стекать еще полчаса как минимум. Но вместо этого Натан подхватил меня под руку:
        - Бежим!
        И мы помчались сквозь лес с такой скоростью, что волосы стали колесом за спиной и не касались тела до самого Мистик Хоул.
        - Где вы остановились?
        - Если бы я знала, - задумчиво ответила я. - Вариантов три: либо у тебя, либо у меня, либо в гостинице.
        - Что подсказывает интуиция? - усмехнулся Натан.
        "У тебя", - нехотя буркнули Высшие Силы. Я удивленно распахнула глаза: мне помогли? Просто так, взяли и подсказали верный путь? Какой сегодня, право, день удивительный, нужно обвести красным в каллендаре. А Ава еще говорила, что у меня Дар слабый, и я для себя ничего попросить не могу…
        М-да… Как много меняет в доме выбитое окно. По всей гостиной была разбросана пожухлая, а кое где и прогнившая листва. Паркетная доска под окном потемнела и выгнулась внутрь, словно в этом месте долгое время скапливалась вода. В углу комнаты под потолком растянулась роскошная паутина, на которой, слегка подрагивая под моим пристальным взглядом, умостился паучище размером с мой кулак. Мы некоторое время таращились друг на друга, потом я решительно взяла в руки веник, паук напрягся и… И я вылетела из комнаты, свято уверенная, что стоит мне коснуться паутины, как он бросится на меня с яростным шипением.
        Натан проводил меня удивленным взглядом, прищурившись глянул на пораженного собственной победой членистоногого, и философски вздохнул: у каждого свои страхи. Догнал он меня уже на кухне. Завтракавшие товарищи пороняли вилки и молча наблюдали, как я вытаскиваю из ящичка набор столовых ножей. Когда же появился Наната, и со словами "он того не стоит" вытащил оружие из моих подрагивающих пальцев, в комнате стало так тихо, что я отчетливо услышала ход больших настенных часов в соседнем особняке.
        - Вы как сюда попали? - немного охрипшим тоном спросила Ава.
        - Через окно, - усмехнулся Натан.
        - А что у нас с дверью не так?
        - Окно оказалось ближе, - раздраженно ответила я, продолжая выискивать глазами метательное оружие. - Ава, у тебя случайно тамагавка нет?
        - Я что, похожа на индейца? А тебе зачем?
        - В столовой паук под потолком.
        - А… - певица закатила глаза. - Сильва, ты же вроде перестала их бояться.
        - Перестала. Теперь я их ненавижу, - я усмехнулась, понимая как нелепо выглядят эти страхи. - Ладно. Пусть живет. А вы что делаете?
        - Завтракаем, как видишь, - Ава тыкнула вилкой свой бифштекс с кровью, который на самом деле представлял собой кусок сырого мяса. Говядина, если не ошибаюсь.
        - Вы бы хоть ребенку не показывали… - я брезгливо поморщилась, но Ава только фыркнула:
        - Смотри. Вайнона, хочешь кусочек? - она отрезала девочке хороший шмат, обмакнула его в кровь и с улыбкой средневекового инквизитора протянула девочке. Я сглотнула, Натан нахмурился, но ведьма радостно закачала головой, подставила тарелку и сделала над мясом небрежный жест. С вилки упал кусок торта. Вайнона воодушевленно потерла ручки, мы переглянулись:
        - А ведьмочка прогрессирует, - задумчиво протянул Натан.
        - Она вообще после острова все подряд превращает, - Ава внимательно посмотрела мне в глаза. - Сильва, ты ничего не забыла сделать?
        - Что? Ой, действительно! Ава, это Натан. Натан, это моя подрагу Ава.
        - Леди, - вампир учтиво кивнул и с улыбкой пожал протянутую ему руку.
        - Черт подери, Сильва, тебе удалось! - очнулся Уолтон.
        - Рад меня видеть? - насмешливо поинтересовался ехидный предок.
        - Не так чтобы очень, - тут же скуксился парень. - Но теперь, по крайней мере, мне больше не придется ездить по миру с этой неугомонной вампиршей.
        Натан расхохотался, Уолтон ответил кривой, но искренней улыбкой, а я скрестила руки на груди, сделав заметку в памяти при случае настучать кое кому в бубен.
        Следующие два часа мы обменивались новостями. Мне пришлось очень подробно рассказать, как было снято проклятие, и даже несколько раз повторить, кто именно в этом помог. Увы, Ава так и не признала бескорыстных стараний Высших, за что тут же была послана ими в дальнее путешествие трехэтажным матом. А вот Натан, наоборот, не только поверил, но и поблагодарил вслух. Я метнула в Уолтона ложкой, когда тот начал хихикать и намекать на шизофрению, дескать "родственник со стеною разговаривает".
        Единственное, что ускользало от моего понимая - так это отношение к Натану Вайноны. Когда вампир был Сонным рыцарем, она не слазила с его колен, заплетала косички, дергала за уши. В общем, наслаждалась полной свободой действия. Но теперь ведьмочка сидела молча, крепко сжимая в руках вилку, вежливо улыбалась в ответ на всеообщий гомон, и не делала даже робких попыток приблизиться к ожившему вампируц.
        - Вайнона, - я вызвалась отвести ведьму в комнату наверху, и задала мучивший меня вопрос. - Скажи, ты не рада видеть Натана?
        - Рада, - честно глядя в глаза, ответил ребенок.
        - Тогда почему ты не играешь с ним, как раньше?
        - Но ведь он больше не кукла, - резонно удивилась Вайнона, спрыгнула с моих рук и помахала ожидающему ее Джорджу. Он чувствовал себя некомфортно рядом с Натаном, потому ушел раньше. В последнее время они с девочкой сдружились, но она отчего-то не предпринимала попыток его расколдовать. Я решила обязательно с ней это обсудить. Но для начала нужно обо всем рассказать Натану. Так много всего пропустил…
        Вампир мило беседовал с Авой, с удовольствием поглощая яишницу-глазунью, которую для него соорудила Магда. Именно здоровый аппетит и сугубо человеческие вкусы позволили расслабиться моей экономке и признать Натана если не другом, то хотя бы не кровным врагом. Она, пожалуй, была единственная (кроме меня, разумеется), кто искренне обрадовался его преобразованию. Ава Натану не доверяла, впрочем, это была вполне ожидаемая реакция на старшего, более сильного и опытного вампира. С другой стороны, она полностью верила мне, и это заставляло певицу вежливо улыбаться, безрезультатно взывая к собственной, давно потеряной совести.
        Но самое главное - ни она, ни Уолтон не могли быть уверены на сто процентов, что Натан не поменяет свои человеколюбивые наклонности с приобретением моего и Сашиного Дара. Они судили его своими мерками, судили как вампиры, и выводы делали соответсвующие. Но я знала, что этого никогда не случится. Во-первых, потому что так считали Высшие, а они будущее видели лучше меня. А во-вторых, кому как не мне знать, что именно я подсунула Натану. Вампиру сложно понять, что такое честь и милосердие. А такой как я - сложно о них забыть. Жалость, сострадание, стыд и боль от понимания того, что поступил неверно… Кто-то умеет жить с этой болью, а для кого-то такая жизнь - невыносимая мука. Вампиры ничего не забывают. А значит, наши грехи преследуют нас неотступно, до конца дней. Натан точно не захочет жить с этим бременем.
        Неожиданно он обернулся, и я утонула в его зеленых, почти изумрудных глазах.
        - Сильва? - удивленно посмотрела на меня Ава. Я с трудом оторвалась от Натана и перевела взгляд на нее. - Ты чего в дверях застыла?
        - Задумалась, - я прошла к столу. - Нужно что-то делать с Джорджем.
        - По-моему, ему и так неплохо, - усмехнулся Уолтон.
        - А кто он вообще такой, этот Джордж?
        - Никто, - я хмуро посмотрела на молодого вампира. - Обычный чикагский парень.
        - А как вы с ним познакомились? - почуяв неладное, с улыбкой продолжал расспрашивать Натана. Я поежилась:
        - Врядли тебе это будет интересно…
        - Действительно? - почти мурлыкнул вампир мне в лицо. Его глаза смеялись, но где-то там, в самой их глубине горел подозрительно яркий огонек. Я вздрогнула, когда он внезапно опустил ладони поверх моих и наклонился так низко, что его косички упали мне на грудь. Больше он ничего не спрашивал, только смотрел как я нахально хлопаю ресничками, изображая невинную белую овечку. Ава с Уолтоном переглянулись:
        - Нам выйти?
        Не дождавшись реакции, вампирша шепнула Магде и, буквально выталкивая Уолтона в шею, освободила кухню. Но этот момент ускользнул от моего внимания. Сейчас я больше всего напоминала зачарованного бандерлога из "Маугли". Весь мир перестал существовать, был только он, мой Натан, его зеленые глаза, тонкий нос, его губы…
        "А я думал, на двадцать минут поцелуя способен только пылесос…" - задучиво пробормотал один из Высших какое-то время спустя. Я прыснула со смеху, и Натан отстранился. Глядя в его обескураженое лицо, я расхохоталась еще сильнее, но потом сжалилась и повторила фразу вслух. Натан усмехнулся, и в шутку укусил меня за ухо.
        "Джордж", - сочли своим долгом напомнить Высшие.
        - В топку, - выдохнула я, обнимая Натана за шею и переползая к нему на колени.
        - Что? - не понял вампир.
        - Сленг, - я медленно покрывала поцелуями его лицо. - Забудь…
        И в этот момент какая-то падла постучала в дверь. С кротким вздохом и полупроглоченным матом я опустила голову Натану на плечо.
        - Иа? - большая ослиная голова осторожно протиснулась на кухню.
        - Нет, не вовремя, - ответил вампир, но я уже пересаживалась на соседний стул.
        - И…Иа..И..Ээээээ!
        Мы с Натаном одновременно заткнули уши.
        - Ладно, я побеседую с девочкой. Что-то еще? Не нужно говорить. Я читаю мысли. Кстати, - он бросил улыбающийся взгляд на меня. - А как вы с Сильвой познакомились?
        "Он его убьет", - успела подумать я. Похоже, Джордж тоже это понял, но скрыть воспоминания не сумел. На мгновение лицо Натана словно задеревенело, а мое сердце пропустило удар. Но когда я уже приготовилась бросаться наперерез вампиру, защищая давно раскаившегося мальчишку, тот вдруг улыбнулся и откинулся на спинку стула:
        - Можешь идти, Джордж из Чикаго. Я поговорю с Вайноной.
        Быстро, чтобы Натан не успел передумать, осел выскочил за двери. Я положила подбородок вампиру на плечо и состроила умильную мордочку.
        - Я действительно хотел оторвать ему голову, - скосил он на меня глаза. - Но это было бы милосердием по сравнению с тем, во что его превратила ведьма.
        - Жестокий, - проурчала я, нежно лизнув бархатную прохладную кожу на шее вампира. - Он ведь ничего плохого не сделал.
        - Но хотел, - Натан снова усадил меня на колени.
        - Обвинять нужно по факту.
        - Как телепат, не могу с тобой согласиться. Желания важнее, - вампир пробежал пальцами по моей спине, стягивая свитер, и спорить сразу расхотелось. То, что меня в этот момент действительно интересовало, вытеснило из головы и Джорджа, и Вайнону, и то, что это, в общем-то, кухня, а за столом, в общем-то, едят… Впервые за долгое время я чувствовала себя целиком и полностью довольной.

36 часть Планирование - посмотреть задания на вчера и записать их на завтра
        NN
        На следующее утро после завтрака, как и было обещано, Натан обратился к Вайноне:
        - Тебе не кажется, что пора бы уже расколдовать Джорджа?
        - Нет, - улыбаясь, ответила девочка. Осел что-то проблеял сквозь стиснутые зубы и уронил тяжелую голову на стол.
        - Почему, Вайнона?
        Она безразлично пожала плечами:
        - Рано.
        - Но прошло уже столько времени… - мягко попыталась переубедить ее я.
        - Это не важно. Он станет человеком, когда им станет.
        - Натан, что имеется в виду?
        Он покачал головой:
        - Вайнона видит его ослом, Сильва. Это ее Дар - видеть истинную суть вещей. Как было с туманом, когда она узнала меня. Или с луной, за которой скрывалось магическое гало и которое она тоже могла рассмотреть. Так и с Джорджем. Он осел в ее представление. И она не будет расколдовывать его, пока он не станет человеком.
        Я посмотрела в умоляющие глаза Джорджа и неожиданно мне стало его жаль:
        - Вайнона, милая, мне понятно твое решение. Но ты ведь не просто дала ему голову осла.Ты отняла у него целую жизнь. Ты сделала его и не человеком, и не животным. Он не может быть среди людей, потому что они не примут его таким. Ему пришлось покинуть семью и друзей, отказаться от планов на будущее. Оставить все, что он любил, что было дорого для него. Ты ведь знаешь, как это тяжело - терять то, что дорого? Вайнона, ты превратила его в ничто. Но чтобы изменяться, нужно быть кем-то…
        Девочка внимательно выслушала меня, глядя прямо в глаза, и я вдруг испугалась: кого она видит во мне? Может, я тоже напоминаю ей одного из забавных зверьков, и однажды утром проснусь с головой морской свинки? Блин, я начинаю бояться этого ребенка…
        - Хорошо, - наконец, приняла решение Вайнона. - Я понимаю. Джордж?
        Юноша подпрыгнул на своем месте и бросился на зов со всех ног.
        - Извини, Джордж, - девочка погладила его по большой голове. - Я не знала, что делаю тебе так плохо. Ты больше не будешь никем.
        И она взмахнула рукой. Фигуру парня заволокло дымом, раздался негромкий треск, словно рядом разожгли костер, и на секунду мы все зажмурились.
        - Не знаю, Сильва, чего ты добивалась, - хрипло скалаза Ава, - но результат потрясный…
        Я открыла глаза и тут же распахнула их во всю ширь. Натан наклонился к моему уху и прошептал:
        - Обещай никогда не защищать меня перед ведьмами…
        По другую сторону стола, невесело обмахиваясь длинным хвостом с кисточкой на конце, стоял печальный ослик.
        - Он..?
        - Больше не человек, - Натан правильно понял мой невысказанный вопрос и продолжил, отчаянно сражаясь с хохотом. - Вайнона сдержала обещание и выполнила твою просьбу. Она сделала… хм… его чем-то… хм… единым.
        - Малышка, у тебя потрясающее чувство юмора, - присвистнул эмпат, косясь на своего булькающего от смеха родственника. - Скажи по секрету, ты больше никого облагородить не хочешь? Потому что если хочешь, то я…
        - Уолтон! - рявкнули мы почти одновременно, заметив как воодушевлено засверкали глаза ведьмочки. Только Натан все никак не мог унять веселье - похоже, он единственный совершенно ясно понимал причины поступка Вайноны и не сомневался в нашей безопасности.
        - Ладно, - решительно хлопнула ладонями по столу Ава. - Магда, что ты намеряна теперь делать?
        - Вы, вроде, хотели в городе жить? - я глянула на осла, подозрительно принюхивающегося к занавеске, и укусила себя за щеки - губы сами собой расползались от смеха. Магда проследила за моим взглядом, тяжко вздохнула и вдруг улыбнулась:
        - А почему бы нам не остаться здесь?
        - В Мистик Хоул? - не поняла я. - Но ты же хотела жить в большом городе, разве не так? Чтобы и сверху, и снизу, и со всех сторон были люди?
        - Хотела, - пожала плечами Магда. - До того, как дочурка завела себе эдакого домашнего любимца. С другой стороны, - экономка философски вздохнула и откинулась на спинку стула: - Здесь хорошая школа, знакомые люди, природа опять-таки замечательная… для ребенка - самое оно, ведь так?
        - Пожалуй, ты права…
        Раздался жуткий треск - осел в очередной раз дернул штору и она сорвалась вместе с карнизом. Вопреки совеременным тенденциям карниз был не из лекого пластика, а из самого настоящего моченого дерева. Копытный не успел отскочить в сторону, и увесистая палка со всего размаху шандарахнула его по прожорливой морде. Тихо бэкнув на прощание, осел свел глазки в кучку, развел в сторону короткие ноги и сполз на ковер.
        - А куда вы собираетесь?
        Я оторвалась от созерцания нанесенного ущерба и перевела взгляд на Аву.
        - Хочу вернуться в Англию…
        - Нет, только не туда! - твердо отмел Натан таким категоричным тоном, словно я приглашала его с собой. Хотя, почему нет? Если бы он сам не изъявил желание, я бы действительно пригласила!
        - Почему же? - с улыбкой спросила я, поглядывая на Уолтона: мальчишка предупреждал меня о такой реакции. - Чем тебе не нравиться старый добрый Лондон?
        - Любовь моя, Лондон здесь совершенно не при чем. Я не люблю англичан.
        Моя улыбка стала еще шире: оказывается, приятно когда тебя называют уменьшительно-ласкательными прозвищами. Настолько приятно, что я, пожалуй, даже откажусь от Англии. Уолтон фыркнул, явно демонстрируя свое отношение к моей покладистости. Я почти ощутила на себе табличку "жена декабриста".
        Натан скользнул по родственнику задумчивым взглядом и незаметно мне подмигнул. Я протянула руку и со всей возможной нежностью провела ладонью по плечу вампира:
        - Сладкий мой, что же несчастные англичане могли сделать такому сильному, такому привлекательному, такому могущественному вампиру?
        За спиной раздался приступ кашля, когда последние слова я почти промурлыкала, а Магда, подхватив на руки Вайнону быстро ретировалась из кухни.
        - Радость моя, ничего они мне не сделали, - Натан положил свою ладонь поверх моей и добавил в голос поэтичности. - Одних мыслей вполне хватило, чтобы навсегда отвадить меня от островов.
        - Любимый, - ласково пропела я, опуская реснички, - а когда ты был там в последний раз?
        - Совсем недавно, - Натан развернулся ко мне и его соболиные брови взметнулись вверх, добавляя лицу романтического выражения. - Всего каких-то двести лет назад.
        Я поперхнулась: сколько-сколько?!
        - Зайчик мой, а тебе не кажется, что ты немного предвзят?
        - Может быть, драгоценная. Но лишь самую малость, - вампир хитро усмехнулся и нежно укусил меня за ухо.
        - Да ну черт бы вас побрал! - хрипло выдохнул Уолтон, срываясь с места. - Предупреждать надо, если хотите остаться наедине!!
        - Вообще-то ты мне совсем не мешаешь, - едва сдерживая рвущийся смех, бросил ему вдогонку Натан. Я услышала тихий мат, грохот закрываемой двери и шорох осыпающейся штукатурки. Ава свалилась под стол, хватаясь за живот. Я, тихо поскуливая, уронила голову Натану на плечо. Уолтон, конечно, надуется за эту милую шутку, но как все же было приятно вылить ушат любви на молодого эмпата. К тому же, он сам виноват: нечего было читать мои эмоции и так категорично с ними не соглашаться. Да, я уеду за Натаном хоть за полярный круг, если он будет таким же обворожительным паинькой и купит мне хорошую шубу из натурального меха. Но кто ж Уолтона просил фыркать об этом на всю округу?
        - Ладно, шутники, - Ава выползла из-под стола, обмахиваясь тарелкой. - Теперь серьезно: я через два дня улетаю, и не хочу снова тебя потерять.
        - Ты уже возвращаешься? - искренне растроилась я. Авы мне не хватало. Я уже не помню, чем именно эта вампирша заслужила мое доверие. Но очевидно, что не воспользовавшись этим в корыстных целях, она заслужила также мою любовь.
        - В вашем доме слишком много недоступных мне человеческих эмоций, - Ава равнодушно пожала плечами и даже чуть скривилась. - Прикольно, конечно, наблюдать как вы издеваетесь над Уолтоном. Но я лучше сбегу сейчас, пока черная зависть не изгрызла меня до костей, - певица весело рассмеялась над собственной шуткой, а я смогла лишь кисло улыбнуться в ответ. Ава, видя такое дело, обняла меня рукой за плечи, небрежно подвинув ладонь Натана, и ободряюще встряхнула: - Милая, наступает момент, когда друзья должны отойти в сторону и не мешать. Да и ты теперь вряд ли будешь продолжать совершать веселые сумасшедшие поступки. Мне станет скучно, я превращусь в раздражительную ворчунью, буду ревновать тебя к Натану… или его к тебе…
        - Иды ты, - я в шутку стукнула Аву по плечу. Она расхохоталась, потирая ушибленное место:
        - И все же, если мне вдруг захочется снова подвергнуть твою жизнь смертельной опасности, где я смогу тебя найти?
        - Здесь, - коротко ответил Натан, прожде чем я успела открыть рот. - Наверное, в этом доме следует оставить Магду, а мы переедем ко мне. Как ты на это смотришь?
        Я смотрела на это глубоко пораженными глазами, потому что, откровенно говоря, даже не задумывалась над такой возможностью.
        - Но… почему? - в конце-концов удалось выдавить мне, и на сей раз Натан, небрежно сбросив руку Авы, обнял меня за плечи:
        - Тебе нужно закончить школу, - с улыбкой ответил он.
        - Издеваешься?!
        - И потом: здесь не так плохо. Природа, опять-таки…
        Спустя мгновение уже второй вампир уворачивался от моих метких тычков, покатываясь со смеху. Но, надо признать, идея не была такой уж скверной. Действительно: чем здесь плохо? И Магда будет рядом. Интересно узнать, чем закончится история с ослом.
        - А как же Лондон? - насмешливо уточнила Ава, видя, что я уже готова смириться и надолго засесть в американском захолустье. Натан слегка поднял верхнюю губу, как бы случайно демонстрируя белоснежные клыки, но тут вмешалась я:
        - Никуда он от нас не денется. Мне действительно нужно закончить школу. Это будет так забавно - встречатся с учителем.
        - Милочка, я на тебя плохо влияю, - закашлялась Ава, но Натан только рассмеялся и обнял меня второй рукой. Я блаженно зажурилась, откинувшись ему на грудь и прекрасно понимая, что не пройдет и пары лет, как я уговорю вампира переехать в Британию.
        - Я люблю тебя, - прошептал Натан мне в макушку, от чего внутри все перевернулось, а ехидные Высшие хором ответили:
        "Мы тебя тоже".
        Эпилог
        Я проснулась среди ночи, отбросила одеяло, схватилась обеими руками за лицо и рысью умчалась в туалет. Натан с ошалевшими ото сна глазами рванул следом:
        - Что с тобой? - тревожно спросил он из-за закрытой двери, не решаясь сломать защелку. - Челюсть болит?
        Из туалета раздалось характерное "бе-е-е…" и вампир на время просто пропал из поля слышимости. Я склонилась над унитазом, не сразу сообразив, почему волосы, в первый момент накрывшие меня серебристым покрывалом, больше не мешают.
        - Ты уже неделю мучаешься, - глухо простонал Натан сверху, перебирая локоны.
        - Ничего, - черезчур бодро просипела я. - К утру все закончиться.
        - Почему? - не понял вампир.
        - Потому что к тому времени я уже сдохну, наконец! - меня снова скрутило. За что это бедной мне? Я уже семь дней голодаю! Даже воду не пью… И все равно бегаю в ванную по семь раз за сутки. Ну как такое вообще возможно?!
        В дверях туалета нарисовалась объемная фигура Магды:
        - Что, опять? - ужаснулась она. Я слабо застонала и чуть было не нырнула головой в унитаз.
        - Надо что-то делать. Какой там врач занимается расстройствами желудка? - бедный Натан и так всю неделю ходил как пришибленный, бросая на меня испуганно-отчаянные взгляды. От этих взглядов мне становилось еще хуже, словно я нарошно его мучила. К седьмому дню уже было не ясно, кто сильнее страет: голодная обессиленная я, или обезумевший от волнений вампир.
        - Гастроэнтеролог, вроде бы…
        - Я свожу тебя прямо с утра. И нечего больше упираться!
        - Не буду, - я поднялась на подрагивающие ноги и достала из ящичка зубную щетку. Последнее время зубы приходилось чистить так часто, что они уже почти сверкали. - Я на все согласна.
        - Тогда, - Магда замялась, но все-таки протянула мне длинную узкую коробочку. - Попробуйте сначала вот это.
        - "Тест на беременность" - прочитал Натан и поднял на Магду тяжелый взгляд. - И чем это нам поможет?
        А меня слово подросило изнутри. Как я могла забыть, что такое возможно?!
        - Ну-ка все, брысь отсюда! - я нетерпеливо выхватила у Магды коробочку и чуть ли не силой выпихнула Натана из ванной комнаты. Потом прислонилась спиной к двери и замерла. А что, если тест окажется положительным? Я ведь не обычного ребенка рожу, и даже не ребенка-ведьму? А если я не сумею его правильно воспитать? И как он вообще будет расти? Ведь такого еще не было никогда - чтобы вампир… родил?
        А потом я посмотрела на свои судорожно сжатые кулаки, на помятую коробочку, на голые ноги и громко, от души расхохоталась. О чем я вообще беспокоюсь? О каких трудностях? Да ради шанса создать настоящую, человеческую семью любой нормальный вампир душу бы продал, если бы на нее спрос был. Подслушивающий под дверью Натан дернулся и случайно ударил ладонью о стену, оставив на обоях четыре длинные царапины. Кажется он решил, что я слегка помешалась на почве проблем со здоровьем.
        Спустя пятнадцать минут я широко распахнула двери туалета и без обиняков заявила:
        - Мы будем воспитывать детей в Англии. Ты же не станешь возражать, что это - лучшее место для таких целей?
        Секунды две Натан таращился на меня, открывая и закрывая рот, потом сгреб в охапку и закружил по комнате:
        - Все что ты хочешь, дорогая! Все, что ты хочешь!
        КОНЕЦ КНИГИ
        Киев, 2007
        Утренние Новости
        Эппл - от англ. "Apple", яблочко
        Здравствуй, Цезарь! Идущие на смерть приветствуют тебя! (латынь)
        Явление трех солнц (гало) - оптический обман, который возникает, когда солнечные лучи преломляются в облаках, состоящих из кристаллов льда, а такое возникает из-за резкого похолодания. Для его возникновения нужен ряд определенных условий: кристаллы льда правильной формы, расположение солнца, ясное небо и чистый горизонт. По народным приметам, три солнца на небе предвещают суровые морозы.
        Fairmont - Чикагский отель между двумя парками - парком Грант и парком Миллениум, рядом с набережной озера Мичиган
        This file was created
        with BookDesigner program
        [email protected]

11/8/2012

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к