Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Гвоздей Валерий: " Принцип Неопределенности " - читать онлайн

Сохранить .
Принцип неопределенности Валерий Николаевич Гвоздей
        # В фирме произошла утечка информации непонятным путём. Опыт детектива подсказывает, что здесь не обошлось без женщины, а в итоге их оказалось две.
        Валерий Николаевич Гвоздей
        Принцип неопределенности

1.
        Я вошел в головной офис крупной и довольно известной компании уже после окончания рабочего дня.
        В лобби только секьюрити. Безлюдье, гулкая тишина. Дежурное освещение. Разлапистая зелень в кадках.
        Рослый парень в черном костюме встретил меня и, расшаркиваясь, повел к лифту.
        Пока лифт двигался вверх, я посматривал на сопровождение.
        Парень - не рядовой охранник. Если телохранитель ближнего круга, то хозяин ошибся в выборе. Сильный, хорошо подготовленный и с приятной внешностью. Костюм носить умеет. Только очень заметный. VIP-охране это противопоказано.
        У меня есть опыт в данной области. Никто сейчас и не предположил бы во мне одного из самых востребованных телохранителей, а я был им в недалеком прошлом.
        Род занятий сменил вынужденно. И приложил немало усилий к тому, чтобы не походить на прежнего себя. Изменил прическу, отрастил усы и бороду, стал носить очки. Прибавил в весе. Несколько штрихов там, несколько штрихов здесь… Еще взял другую фамилию. Даже бывшие знакомые не всегда узнают при встрече. То, что надо.
        Секретаря в приемной, конечно же, не оказалось.
        На массивной двери справа я увидел гравированную табличку, из которой следовало, что за ней - кабинет генерального директора.
        Парень осторожно приоткрыл дверь:
        - Можно?
        - Войдите.
        Просторная комната, респектабельная и в то же время строгая обстановка. Двое у стола.
        Гостя приветствовал человек в сером костюме, с крупной головой, наголо выскобленной электробритвой. Он так маскировал лысину. А сидел перед начальственным столом. Вряд ли был хозяином кабинета. Сделав почтительный жест раскрытой ладонью, представил хозяина:
        - Круглов, Николай Сергеевич.
        А потом и себя назвал:
        - Я Виктор Михайлович Сухов.
        Из-за стола встал немолодой, но молодящийся, успешный мужчина, следящий за собой с заметной тщательностью, в неброской дорогой статусной одежде. Ровный, красивый загар, благородная седина.
        Протянул руку:
        - Вас рекомендовали как специалиста в области информационной безопасности. С этим проблемы. Я не хочу вдаваться в подробности. Коротко - похищен готовый бизнес-план. Им воспользовался конкурент. Ущерб составил миллионы долларов… У нас хорошо поставлена служба охраны. Люди преданные. Конечно, много технических средств контроля. Просмотр записей ничего не дал. Видимо, изощренный бизнес-шпионаж. Что касается исполнителя, тут - полнейшая неопределенность…
«Крота» найти мы не смогли… У конкурента не спросишь: «Друг, без обид - как ты сумел, а?». Вас пригласили, когда наши собственные ресурсы были исчерпаны. Вы понимаете, огласка нежелательна…
        Я кивнул:
        - Хотите определить, кем была организована утечка информации?
        - Вот именно.
        - Сначала нужно выяснить, кто имел доступ к ней. Всё, конечно, обговаривалось в ходе внутреннего расследования. Вам неприятно возвращаться к тому, что пережевано сто раз. Но я должен войти в курс… Итак, кто имел доступ?
        Глава компании вздохнул с покорным видом:
        - Я. Мой заместитель Виктор Михайлович, но лишь частично - по разделам, связанным с его сферой ответственности. И секретарь… Файл в моем ноутбуке. Он не подключен к Сети. Оснащен множеством защит. Никто не сумеет войти в него дистанционно, что-либо скачать. Ноутбук я не оставляю без надлежащего присмотра. Выходя, запираю в сейфе. Кабинет тоже запираю. Дома веду себя так же. Никаких следов проникновения. Чисто.
        - Был ноутбук в ремонте?
        - Нет.
        - Программы лицензионные?
        - Да. Все программы инсталлировал сам. Мой ноутбук в идеальном состоянии. Из самых новых и дорогих - одна из лучших моделей.
        - А кто собирал для вас данные?
        - Множество людей и в разное время. Ни у кого из них целостной картины сложиться не могло. Вряд ли они догадывались, для чего нужны сведения.
        - Материалы вам приносили на электронных носителях?
        - Только на бумаге. Я знаю, что файл может содержать лишнее, в скрытом виде… После обработки сведения вводились в мой документ. Набирал секретарь, под диктовку.
        - А если вы как-то обмолвились в разговоре, выдали свою идею?
        - Нет. Мы осторожны.
        - Включая секретаря?
        - Мой секретарь вне подозрений. Я ручаюсь. Да и не в идее суть. Она как раз доступна, и ее не раз высказывали. Никто не мог найти подхода. А я нашел… План содержал пошаговое описание программы действий… Все мы - одна команда. Все были кровно заинтересованы в сохранении тайны и успехе этого проекта. Не представляю, как…
        Он с горечью махнул рукой.
        Я спросил:
        - Конкурентом ваш план реализован слово в слово?
        - Пошаговая цепь действий, операций - на сто процентов.
        - А вдруг - невероятное совпадение?
        - Использовались нетрадиционные решения, своего рода ноу-хау… Совпадений тут быть не может… Да что говорить, я узнал свой проект. Корпел над ним шесть лет.
        - Человек в состоянии запомнить его, хотя бы в основных положениях?
        - Что вы… - Николай Сергеевич откинулся на спинку мягкого кресла. - Это совершенно исключено. Бизнес-план - целый фолиант. Огромные массивы цифр, имен и адресов. Ссылок на документы, с обширными цитатами. Всё там важно, мелочей нет…
        - Я бы хотел поговорить с секретарем.
        Просьба не вызвала энтузиазма.
        - Не стоит. Разбирательство произвело на секретаря тяжелое впечатление.
        Что с того? Секретарь - фигура неприкосновенная? А может, секретарша?
        Нужно прояснить ситуацию:
        - Ваш секретарь мужчина или женщина?
        - Женщина. - Круглов поиграл желваками. - Какие-то проблемы?
        Ни с того ни с сего - боевая стойка. Вот тебе раз.
        Я покачал головой:
        - Никаких проблем.
        Честно говоря, подмывало добавить: «у меня». Я сдержался.
        Возникло подозрение, что Круглов неровно дышит в сторону отсутствующей секретарши. Если спросишь, почему сразу не дал понять, что секретарь - женщина, ответит: во избежание предвзятости.
        А рыльце в пушку. Их отношения вряд ли ограничены рамками официальных. Я кое-что знал о нем. Счастливый муж. Отец троих взрослых детей.
        Бывает.
        - Зачем Светлане Владимировне кусать руку, благодаря которой она живет как в раю? - спросил шеф.
        Явно стремился оградить ее.
        Опустив взгляд, я невольно подумал, что мужские и женские представления о рае могут варьироваться в довольно широком диапазоне.

2.
        Круглов нервничал:
        - Секретарь документ набирала под мою диктовку… Она могла видеть лишь фрагмент, с которым мы работали. Целиком проект в руках не держала - только по кускам и с большими временными интервалами… И я говорил с ней о пропаже. Светлана Владимировна тут ни при чем. Верный человек. Она себя всю отдает компании.
        Двусмысленная фраза.
        - Родственников нет, друзей тоже нет. И секретов никаких. Она же на виду постоянно.
        Эк хватил! Даже с учетом неформальных отношений.
        - Совсем никого? - решил уточнить я.
        Шеф помолчал, хмурясь.
        - Ну, как-то она звонила в один город. Я случайно узнал. Выяснил по своим каналам, что у нее там сестра. Но других родственников не имеет, точно.
        - А сестру почему скрывала?
        - Это личное. Касаться не будем.
        Ладно. Хотя у вас тут всё личное.
        - Кстати, о личном, - сказал я небрежно. - Если нельзя лицезреть саму Светлану Владимировну, то я хотел бы видеть ее личное дело.
        - Опять вы… - поморщился Круглов.
        Я бы мог добавить, что интуиция меня выручала не раз. Какой смысл?
        У бизнесмена - розовые очки.
        - Виктор Михайлович, - обратился глава компании к заму. - Не в службу, а в дружбу… У Светланы Владимировны в столе. Кажется, в правом нижнем…
        Так. Личное дело хранится не в отделе кадров - в столе у секретарши. Ну и ну.
        Сухов вышел. Было слышно, как он выдвинул и задвинул пару ящиков. Через полминуты неловкого молчания вернулся, папку вручил мне.
        Я начал ее пролистывать.
        В деле сразу обнаружилась нехватка бумаг. И в основном тех, на которых должно быть фото. Причем отсутствовали даже копии страниц паспорта. Их не изъяли из папки - их не подшивали вообще. Нумерация везде сплошная.
        Всё отчетливее становилось ощущение махровой липы.
        Девица крепко зацепила шефа.
        Наверняка появилась в компании совсем недавно и взлетела стремительно, вызвав ярость в коллективе, на который ей плевать, как любой временщице.
        - Где же фотографии? - спросил я.
        - У нее тогда не оказалось, при оформлении. А потом как-то… Я ее лицо вижу пять дней в неделю, без фото.
        Кашлянув, я начал было:
        - Николай Сергеевич, при всем уважении…
        - Простите, вы уверены в своем праве делать мне замечания? -вскинулся шеф.
        Какое-то время в кабинете было тихо.
        Вот ситуация.
        Ищите «крота», при этом хозяйскую пассию, главного подозреваемого, не трогайте.
        Шеф понимал, что выглядит нелепо.
        - Извините, - буркнул он.
        Во мне забрезжило какое-то предчувствие, неясное, ускользающее. Но пока трудно было расшифровать сигнал непредсказуемого, словно ребенок-вундеркинд, подсознания.
        - Вас не затруднит описать внешность Светланы Владимировны? - отозвался я, надеясь на подсказку зрительной памяти.
        - Зачем?
        - Вы же хотите помочь нашим поискам истины, правда?
        Круглов засопел:
        - Все женщины красятся. Я понятия не имею, блондинка она, шатенка или брюнетка. За время работы не меньше двух раз меняла колер…
        Нехотя стал описывать.
        Стройная, привлекательная. С необыкновенными глазами. С необыкновенной улыбкой… И далее в том же духе. Ничего конкретного.
        Шеф мямлил. Зам поддакивал.
        Для мужчин характерно. Мужчине описать женщину гораздо сложнее, чем женщине - мужчину.
        Как правило, наш брат воспринимает общее впечатление, о деталях редко задумывается. У женщин в таких ситуациях всё иначе, те подмечают частности, которые и формируют облик. Хорошо бы с женщиной поговорить, из сотрудниц…
        Вряд ли позволят. Фаворитку в коллективе не любят. Шеф это знает. Да и сор выносить не хочет из кабинета.
        Я уже почти не сомневался в том, что «крот» - секретарша-любовница. Хотя из того, что мне рассказали, непонятно, как же она сняла информацию, как передала конкуренту.
        - Много знаете о сестре?
        - Фамилия другая. Но у женщин фамилия - как цвет волос. Живет в небольшом городке у моря…
        Я почувствовал холодок в животе:
        - Сестра младшая, старшая?
        - Они близнецы. Одно лицо. Выросли в детдоме. Не лучшие воспоминания, конечно…
        Вот на что намекал ребенок-вундеркинд. Наверное, и здесь совпадения исключены.
        Я прикрыл веки. На мгновение вернулся в прошлое. Картины пронеслись вихрем, как при ускоренной перемотке.

3.
        Налево - коридор, направо - коридор. Прямо - лестница, ведущая на второй этаж. Вдоль ее перил - развесистые пальмы в лакированных кадках. Зеленая ковровая дорожка между ними.
        Что-то прислуги не видно. Спросить не у кого.
        Я поднялся на второй этаж особняка.
        Налево - коридор, направо - коридор. Солнце, бьющее сквозь арочные окна. Двери.
        И куда мне?
        Из ближней двери вышел мужчина с нервным, подвижным лицом.
        Вот он, клиент.
        Пиджак сливочно-белый, черная водолазка, джинсы радикально голубого цвета. Светло-коричневые туфли. Буду работать на него две недели - за очень приличные деньги. Причем шестьдесят процентов гонорара получены и уже разошлись. На долги, на срочные платежи… Но большая часть денег - на врачей. Клиента спас, однако серьезно пострадал от взрыва, которым его хотели отправить на тот свет. Видимо, это последний контракт такого рода.
        Как ни жаль, с последствиями контузии приходилось считаться. Виду я не показывал. А сам понимал, что пора искать другую работу.
        Клиент, протягивая руку, шагнул вперед:
        - Евгений Реутов. Мне, честно говоря, нравится моя фамилия. Она такая решительная… Скажешь: «Реутов» - и сразу возникает образ. Имя тоже ничего. Там прячется гений… А вас я знаю. Лучше и полнее, чем вам кажется… Идемте.
        Мы вошли в просторную комнату с дорогой мебелью. Реутов запер дверь:
        - Присаживайтесь.
        Он принялся ходить по комнате, готовясь к разговору.
        Правильно выстроить деловые отношения с клиентом непросто, между тем это половина успеха. Довольно часто клиент ведет себя как взбалмошная, избалованная дамочка: охраняй меня, а я стану капризничать, стану плевать на рекомендации и ни за что не позволю собой командовать.
        Я сказал:
        - Для начала хочу выяснить, кто постоянно живет в доме - кроме вас.
        - Галкина сестра, Марина, вы ее узнаете. - Реутов усмехнулся. -Горничная Лизавета. Еще Галка, моя жена. До некоторой степени.
        - До какой степени? Извините, это профессиональный вопрос.
        - Спим в разных комнатах. Иначе было бы невозможно работать с ней. От рук отбилась. Сюда вывез ее вместе с сестрой. Они двойняшки, однояйцевые близнецы. Из одной клетки.
        - Я могу увидеть вашу супругу? Она где сейчас?
        Реутов выдал язвительную тираду:
        - Вы наивный! Согласно принципу неопределенности Гейзенберга, в одно и то же время знать точное положение Галки в пространстве и ее скорость мы не можем. Да уж, либо то, либо другое. Скорость Галки известна - четыре кэмэ в час. На шпильках - три кэмэ в час. А раз скорость известна, координаты определить нельзя. Гейзенберг возражает!..
        О господи…
        Клиент - псих. Скверно.
        - Принцип неопределенности - фундаментальный принцип квантовой теории, - пояснил Реутов. - Постулирует невозможность точного измерения координат элементарной частицы и ее импульса.
        - Ваша супруга ведь не элементарная частица.
        - Напротив, она элементарна… - Вновь губы Реутова изогнулись в горькой усмешке. - В зависимости от обстоятельств, ведет себя то как частица, то как волна. Более того, в мнимой хаотичности своего движения может совершать квантовые скачки.
        - Понятно, - кивнул я смиренно.
        Клиент был в таком запале, что не мог выразиться просто: «Не знаю, где она мотается».
        - Вы должны взять на себя роль «темной лошадки», - сообщил Реутов. - Для всех в доме и вне дома вы мой ассистент. Надо форсировать исследования, а я не справляюсь. Поэтому выписал кандидата физико-математических наук, ученого того же профиля.
        То есть меня. Да уж…
        - Чем вы занимаетесь? - спросил я.
        - Лишняя информация, - отрезал Гений.
        Это не лишняя информация, это - суть, которая определяет всё остальное. И дела обстоят так: либо хорошо поставленная охрана, способная действовать превентивно, либо тайны.
        Определяйтесь, господин клиент.
        Я задал нейтральный вопрос:
        - Где мои апартаменты?
        Комната располагалась на том же этаже, рядом с комнатой Реутова.
        Устроив свои вещи в пустом шкафу, я вышел на балкон, окинул взглядом окрестности - зеленый пригород уютного приморского городка.
        Услышал два голоса. Не услышать было трудно: разговор шел на повышенных тонах.
        - Опять?! - едва ли не кричал Гений. - Я бы тоже хотел пошляться! Но это - нельзя! .
        - Почему? - возмущенно отозвалась девушка.
        - Никаких почему!.. Ты подписала контракт!.. Изволь же выполнять свои обязательства! Еще раз сорвешься - отправлю назад!
        - Ты злой!..
        - Ты у нас больно добрая!..
        - Зачем привез сюда? Мучить?.. Держать в четырех стенах?..
        - Много работы, как ты не понимаешь!
        - Одна работа! Я хочу кататься на яхте, ходить на танцы, ужинать в ресторанах! Я жить хочу! Знакомиться с людьми, веселиться!
        - Как будто жизнь - одни танцы!.. А работа?
        - Пошел ты со своей работой!
        Их разговор явно иссяк.
        Я вышел в коридор, чтобы увидеть номинальную супругу.
        Распахнулась дверь. Из нее выскочила блондинка в ярком, излишне коротком сарафане. С прической типа «взрыв на макаронной фабрике».
        Чуть не плача, не видя меня, она метнулась по коридору.
        Выглянув, Гений проследил за ней, убедился, что номинальная супруга вошла в комнату.
        Заметил и меня:
        - Видал? Такой цирк устраивает периодически. Ветер в голове.
        - Ребенок еще.
        - Нашел ребенка… Ей двадцать. - Он вяло махнул рукой. - Я просто в ярости. За Галкой нужен глаз да глаз. Того и гляди сбежит.
        Реутов перешел на «ты», и сам, кажется, не заметил. Весь в своих изысканиях. А может, играл в богача, уверенного в своем праве тыкать людям, которые старше по возрасту. Но все в кого-то играют.
        - Что за работа у вас с ней? - опять начал я.
        - Лишняя информация.
        - Ваши тайны меня интересуют в той мере, в какой это нужно для постановки охраны. Я должен понимать, какие опасности вам угрожают, в связи с чем, от кого и когда.
        - Не могу сказать. Работа, в общем, секретная. Хоть и не госзаказ. Деньги не из казны, от частного инвестора. Тут всё принадлежит ему, включая дом… Если получится - он и решит, как быть дальше.
        - А если не получится?
        - На такой случай требуется человек, незасвеченный, квалифицированный…
        - Помочь унести ноги?
        - Да… Я запланировал серию опытов. Но может не хватить времени. А инвестору нужен результат. Его пока нет. И Галка захандрила… Она думала, что мы сюда не работать, а развлекаться едем… Изучай местность, возможности отхода. Я сброшу тебе файлы. Потом всё обсудим, варианты прикинем… Есть вопросы?
        - Почему вы обратились ко мне?
        - Ты меня однажды спас - вытащил из-подо льда. Я тогда пацаном еще был… Лица ты не помнишь, конечно… И с возрастом я изменился… Когда подрос, стал тебя искать. Нашел. Следил издали. Знал, ты пригодишься. Я тебе доверяю. Ну и квалификация… Наслышан…

4.
        Единственную служанку в доме, Лизавету, я увидел в первый же день. Крепкая женщина, лет тридцати, в шортах и майке, надраивала пол в коридоре. Если на ней уборка всего дома - не позавидуешь.
        Я поздоровался, не без труда назвал себя ассистентом и спросил участливо:
        - Не многовато ли у вас работы?
        Женщина выпрямилась, уперев швабру в плинтус. Небрежно, тыльной стороной ладони, поправила завитую прядь и поделилась, тронутая сочувствием:
        - Я, вообще-то, повариха. Тут раньше две уборщицы было, из местных. Горничная была. И садовник. Хозяин дал им расчет. У него трудности. Я одна теперь, за всех.
        - Постараюсь не мусорить.
        Я осмотрел дом, ограду, проверил окна, двери, изучил сигнализацию. Определил слабые места и потребовал их усилить. Конечно, всё пришлось делать самому.

«Тойота», на которой я приехал, стояла в гараже - ей мелькать не резон. Гений выделил мне свеженький представительского класса «мерседес», хотя имелся еще
«форд».
        Колеся по округе под видом беззаботного туриста, я исследовал окрестности, на каждом шагу сверяясь с картой. Ведь даже самая лучшая карта не всегда может дать представление о текущем состоянии пути. Где-то ремонт, а где-то оползень… Всё нужно проверить и внести коррективы…
        Номинальную супругу я рассмотрел за обедом. В глаза бросилось, что зубов у нее во рту, мелких, ровных и белых, не меньше сотни. Она любила их показывать при всяком удобном случае. Галкина сестра-близнец из своей комнаты не выходила.
        После обеда клиент завел меня к себе, улыбнулся и указал на стол, где лежал пистолет:
        - Твой любимый «стечкин». Можно его пристрелять в подвале. Нам хорошо бы, конечно, обойтись без стрельбы, но… К «стечкину» - три магазина. Думаю, хватит.
        Мне очень хотелось выяснить, чем клиент занимается. Это базовая информация. Без нее - как без опоры в пространстве. И я продолжил копать:
        - Никогда не думал, что наука может зависеть от девушки вроде Галки… Неужели у нее мощный интеллект?
        Гений фыркнул:
        - Ее интеллект на уровне ученицы восьмого класса!..
        - Поэтому и возникает сомнение в серьезности исследований.
        Все-таки я задел Гения. Он начал говорить, с некоторым раздражением:
        - Мозг - это передатчик, наши мысли разносятся электрическими сигналами. Но сигналы очень слабые - в милливаттах. И к тому же мозг не способен принимать такие сигналы от другого мозга. Хотя порой и наблюдаются явления, выпадающие из круга привычных. Такое происходит у однояйцевых близнецов. Ведь они как два точно синхронизированных приемо-передающих устройства, настроенных друг на друга.
        - И к чему сводится ваша идея?
        - В квантовой физике принято, что вероятность самых невероятных событий не является нулевой. Положим, два электрона колеблются в унисон, то есть когерентно. В этом случае они сохраняют волновую синхронизацию даже на большом удалении. Даже если их развести на расстояние в световые годы, волна Шрёдингера будет связывать электроны между собой. Когерентные частицы обладают связью - науке пока не подвластной. Всё, что происходит с одной частицей, мгновенно отражается на другой, вне зависимости от расстояния. То же - с близнецами. У кого сильнее, у кого слабее. Жалко, двойняшки рождаются не так часто, как хотелось бы… Из восьмидесяти беременностей лишь одна заканчивается появлением на свет близнецов… У Галки с сестрой, можно сказать, - дар… Галка сильнее как передатчик. А ее сестра Марина - идеальный приемник.
        Я опустил взгляд.
        Понятно, откуда страхи. Неужели Гений сам верит в то, что говорит?
        Ох, чует мое сердце, без стрельбы - никак…
        - Расскажите еще о квантовых близнецах, - сказал я, желая поощрить словоохотливость Реутова. - Это интересно.
        - Эксперименты я провожу в основном с Галкой. Если специально ей что-то сообщить, для передачи сестре, - ничего не получается. Но если хочет посплетничать, то между ними словно искра проскакивает… Строгие факты передавать трудно… Но всё же есть определенные успехи. Скажу больше, я близок к выработке надежной методики. Осталась пара шагов.
        Мой клиент продолжал говорить. Слушая вполуха, я прикинул.
        Скажем, один из близнецов внедрен в какую-то секретную контору, а второй находится в другой стране. Между ними осуществляется передача сведений, которую не обнаружить и не перехватить. И это самый очевидный, простой вариант. Наверняка возможны комбинации похитрее.
        За это многие ухватились бы. Информацию ведь мало добыть, ее потом еще надо как-то переслать заказчику. Агентов чаще ловят при выходе на связь и передаче сведений… А тут - попробуй-ка выследи…
        Жаль, идея мертворожденная.
        Клиенту бы не составлять план экспериментов, а уносить ноги, прямо сейчас, не рискуя своей умной головой.
        И моей, не умной, тоже.
        Пистолет я пристрелял.
        Вечером на лестнице я увидел Гения подшофе. Он покачивался.
        Я деликатно повел его на второй этаж.
        - Лучше сорок градусов в рюмке, чем в термометре!.. - задиристо объявил Реутов.
        - Какой термометр вы имеете в виду?
        - Любой. Ну, за исключением тех, что отслеживают производственные технологические процессы. Я имею в виду и уличный, и медицинский…
        Он боялся. И не хотел, чтобы я заметил.
        На другой день после завтрака, идя по коридору мимо открытой двери в одну из комнат, я услышал тихий голос. В комнате увидел Марину, копию Галки.
        Та же внешность, та же фигура. Но выражение лица мягче.
        Она сидела на стуле, держала фотографию сестры в руках. И, глядя на нее, бормотала:
        - Вспомни обо мне, говори со мной…
        Ощутив мой взгляд, обернулась. Тут же опустила ресницы, будто смутившись.
        - Вы затворница? - улыбнулся я.
        Марина смутилась еще больше. Такое впечатление, что мужским вниманием она совсем не избалована, даже не знает, как себя держать. Или ей неприятно, что я застал ее за несколько странным занятием…
        Вечером в коридоре меня окликнул Реутов, завел к себе. Тихо заперев дверь, сказал:
        - Завтра прием на вилле у инвестора. Вечером. Предстоит разговор, в кабинете. Войти я смогу. А смогу ли выйти? Оружие получишь внутри, от повара. Я отвез ему твой «стечкин» с глушителем.
        - Это опасно. Повар не откажется?
        - Он мне обязан. Я пристроил его сынков на хорошее место, к инвестору. Они близнецы, однояйцевые… В кабинет я тоже ничего не пронесу - обыскивают. Но в случае опасности я подам сигнал.
        - Каким образом?
        - В пуговицу пиджака встроено миниатюрное устройство. Другая пуговица, на твоем пиджаке, должна завибрировать. Что будет означать - я в смертельной опасности. И можно - всё. Надо убрать охрану у дверей и в кабинете. Из окна прыгаем на клумбу. С боем или как прорываемся к машине.
        Я отвел взгляд. Боевик какой-то. В жизни так редко бывает. Уж во всяком случае - не с Гением.
        - Дальше я кое-что приготовил. Скажу, когда придет время… Уйдем - ты получишь еще сто пятьдесят тысяч евро. Обойдется без наезда - сорок процентов гонорара, что остались за мной.
        - Галка будет на приеме?
        - Да.
        - Если прорываемся к машине - как супруга присоединится? Она же в доме.
        - Галку не тронут. Об этом не волнуйся. Что еще не ясно?
        - Говорите, у вас нет денег. Тут же предлагаете сто пятьдесят тысяч. Как-то не вяжется.
        - Просто я кое-что скопил.
        Украл у инвестора, подумал я.
        Сто пятьдесят тысяч евро - неплохая сумма. Недаром Гений уверен, что я стану ради нее убивать.
        - Нужен план здания, поэтажный, - сказал я. - И привязка к местности. Еще схема дорог вблизи дома инвестора.
        - Точный план не раздобыть. Он есть в разных инстанциях, но, конечно, под контролем. Засветимся. Нарисую, что помню, от руки. А схему дорог получишь.
        Я кивнул.
        Моя ставка была на то, что инвестор на глазах влиятельных гостей не устроит погоню со стрельбой и взрывами…
        Ладно, посмотрим, как получится.

5.
        Следующим вечером мы выехали из ворот на «мерседесе». Я сидел за рулем, а Реутов и Галка - сзади. Форма одежды - парадная.
        Охраняемая парковка у ворот огромной виллы оказалась забита машинами.
        Гости проходили через арочный металлодетектор, и если он срабатывал, парни в черных костюмах вежливо просили выложить из карманов всё металлическое и пройти еще раз.
        Я вошел как бы с Реутовым и как бы отдельно. Растворился в толпе.
        Отыскал на первом этаже кухню, благоухающую гастрономическими ароматами. Сказал, что у одного из гостей-язвенников - пожелание.
        Ко мне вышел тучный повар в белом.
        Он сразу понял, что к чему, но спросил для маскировки:
        - Чего хочет уважаемый гость?
        - Не при всех же…
        Повар, взяв под локоток, отвел меня за огромный холодильник. Угол не контролировался ни одной камерой. Вынул из-за спины завернутый в белую тряпку
«стечкин». Там были два запасных магазина к пистолету и глушитель.
        Сверток я сунул за брючный ремень. Голова у повара соображает. Белая тряпка на фоне белой рубашки. Сверху пиджак. В глаза не бросится, даже если пола отойдет в сторону.
        - Всегда рад помочь, - сказал повар.
        Странные тут между людьми отношения.
        Повар очень рискует. Если начнется стрельба, а затем - внутреннее расследование, поступок, который он совершил, вряд ли понравится работодателю…
        В туалете я развернул тряпку, осмотрел и проверил «стечкин», навинтил глушитель. Два магазина разложил по карманам. Сам пистолет устроил в специальной подмышечной кобуре. Вышел, чувствуя себя увереннее.
        А народу была тьма. Немолодые мужчины в строгих костюмах и дамы в вечерних, очень дорогих платьях. Сновали официанты с батареями высоких бокалов на подносах.
        На полукруглой сцене выступала группа с длинноногой певицей.
        Вскоре я увидел инвестора.
        Лицо, как древний, выветренный камень, изрыто оспинками. Инвестор слегка напоминал борова, одетого в смокинг. Но держался величественно. Как-то сразу было ясно - у человека миллионы крутятся на счетах, если не миллиарды. Один из хозяев жизни. С гостями говорил доброжелательно, радушно и в то же время чуть свысока. Постоянно давал ощутить разницу уровней, ступенек пресловутой социальной лестницы.
        Настал момент, и Реутова пригласили в кабинет. Я на расстоянии последовал за ним, до обитой натуральной кожей двери.
        Галя, одетая в красивое длинное платье, жадно смотревшая на окружающее великолепие, кажется, не заметила ухода супруга.
        Пристроившись за колонной, я ждал, когда завибрирует пуговица. Иногда поглядывал на часы.
        Прошло семь минут. И я стал подумывать, не сорвался ли план. Реутова уже могли скрутить по рукам и ногам, чтобы сунуть в багажник и отвезти к ближайшему обрыву.
        Но вот дверь отворилась, из нее вышел Реутов под руку с хозяином.
        - …Можно сказать - даром, - проговорил Гений с улыбкой, заканчивая какую-то фразу.
        Инвестор усмехнулся, но беззлобно и без желания возразить.
        По лицу клиента было видно, что переговоры удались. Гений сумел успокоить инвестора и, вероятно, получил новые ассигнования.
        Короче - заморочил голову.
        Странно.
        Боров не из тех, кто может купиться на пустышку.
        Я был заинтригован.
        Впрочем, какое мне дело? Стрельбы не будет - и ладно…
        Гонорар я получил. Надо было уезжать. Но я застрял в городке.
        Сидел в кафе.
        На стойке переливался красками экран телевизора, а я смотрел в окно, залитое водой. С утра хлестал ливень.
        Я был неудовлетворен. Не потому, что сорвались дополнительные сто пятьдесят тысяч - на них я и не рассчитывал.
        Осталась неопределенность.
        Хотелось расставить точки. Хотелось знать: что лежит в основе проекта Гения Реутова - обман или всё же научная идея?
        Мне казалось важным это выяснить. На случай, если вдруг столкнусь с чем-то подобным в будущем. Так что мой интерес имел отчасти профессиональный оттенок.
        По шоссе я гнал быстрее, чем следовало. В дождь, при скорости восемьдесят километров в час и выше, на покрышках образуется водная пленка, сцепление с дорогой снижается.
        Машину вело, она почти не слушалась.
        Казалось бы, зачем рисковать жизнью бесплатно?

«Тойота» летела, разбрызгивая земную и небесную воду. Здешней милиции, видно, лень было за мной гоняться по такой погоде.
        На мне серая куртка из непромокаемой ткани. Прежде чем выйти, я надвинул капюшон, прячущий лицо и от струй дождя, и от взглядов. Осмотрелся вокруг - через стекла, залитые водой. Никто не слонялся поблизости.
        Ворота оказались заперты на внешний замок, словно дом покинут.
        Тронув железную калитку рядом, я убедился, что она тоже заперта на ключ.
        Я зашел с тыла, к садовой калитке, воспользовался отмычкой. И осторожно заглянул.
        Слышен только плеск дождевых струй, их дробный стук по листьям.
        Я выждал минуту. Ничего не происходило. Напрасно я напрягал слух, зрение, в надежде различить сквозь шум воды какое-либо иное движение, какие-либо иные звуки.
        Вот будет стыдно, если поймают в чужом особняке.
        По дорожке, среди мокрых деревьев и кустов, я подошел к двери черного входа, отпер ее.
        Минуту слушал тишину. Потом взбежал на второй этаж, оставляя мокрые следы.
        Никого и ничего. Исчезли и люди, и личные вещи.
        Исчезли компьютеры.
        Н-да…
        Означать это могло только одно.
        Гений сделал недостающую пару шагов, у него получилось.
        Инвестор опробовал методику на тех, кто оказался под рукой, - на сыновьях повара. И выразил удовлетворение. Перевез Гения и девушек в другое место, уединенное, подходящее для тайной, хорошо оборудованной лаборатории.
        Девчонки стали очень дорогим товаром. Инвестор уж постарается вернуть, приумножить вложенные деньги с их помощью. Должно быть, и сыновей повара к делу пристроит. И других близнецов искать будет.
        Наверное, Гале понравится амплуа Маты Хари, она так любит яркую жизнь…
        Стоп.
        А если всплывет, что Гений рассказал о проекте временному ассистенту?
        Чем это обернется?
        Меня станут искать, чтобы не дать информации разойтись.
        Начать могут с минуты на минуту.
        Сутулясь, придерживая капюшон рукой, я вышел под дождь, завел машину.
        Всех благ, господа.
        Я для вас никто, элементарная частица.
        И потому вступает в действие принцип неопределенности.
        Вы можете знать мою скорость, но вы не можете знать мои координаты.

6.
        С тех пор я интересовался научными исследованиями в этой области. Узнал, что в мозгу есть структуры, известные как микротубулы, - они демонстрируют квантовое поведение. Так что мозг нельзя свести к простому набору электронных компонентов. Многое в работе мозга имеет квантовую основу.
        Можно ли как-то иначе понимать стремительное пронзание, или тоннелирование, обход череды умозаключений, ведущей от вопроса к ответу? Ведь у нас случаются порой озарения.
        Поэтому создание искусственного мозга, интеллекта просто невозможно без выхода на квантовый уровень.
        Согласно квантовой механике, одному и тому же фотону в одно и то же время ничего не стоит пройти сквозь два разных датчика на противоположных краях Вселенной.
        А в случае с Галей одна и та же информация должна пройти через две головы - не столь уж далекие друг от друга. Всего-то…
        Галя.
        Я как чувствовал - мы с ней пересечемся.
        Наверное, год она будет скрываться, наверное, изменит внешность.
        Потом ей дадут новое задание, где-нибудь в другом месте.
        Звонок сестре - это прокол, нарушение инструкций. Проблемы с дисциплиной у Гали так и не изжиты. Своенравная.
        - Допустим, вы меня убедили, - сказал Николай Сергеевич. - Я не говорю, что согласен с выводами, которые вы сделали. Предположим, «крот» - мой секретарь. Но как же она могла эту информацию - в значительном объеме, исключающем запоминание, - извлечь и передать конкуренту?
        Я улыбнулся:
        - Голь на выдумки хитра, Николай Сергеевич.
        Шеф велел привезти секретаршу. Результат не удивил.
        Поговорив с кем-то по телефону, Круглов изменился в лице.
        Глядя в сторону, известил меня ровным, бесцветным тоном:
        - Светлана Владимировна… пока недоступна. Ведется поиск.
        Эти слова дались ему нелегко. Шок пройдет, и глава компании хлебнет душевных мук.
        Он доверял Светлане Владимировне.
        Хотя зовут ее иначе.
        Будем считать - заказ выполнен. Работа оказалась не такой уж сложной.
        Говорить о специфике той связи, которая существует между сестрами, я не собирался.
        Круглову не до того. Уже не молодился и грудь не выпячивал. Огонь в его глазах потух - надолго, может, и навсегда.
        Круглов испытал удар, едва ли менее сильный, чем от финансовых потерь. Удар в спину, удар в сердце, удар по самолюбию. Он подавлен. Ему тяжело дышать. Рубашку на себе рвать не будет - защищая репутацию коварной.
        - По-моему, канал утечки обнаружен, - сказал я, чтобы напомнить о своем присутствии.
        - Да… - вздохнул заказчик. - И ведь набирала текст, не считаясь с личным временем. А я думал - какая самоотверженность…
        Вот именно.
        Гале ничего не требовалось запоминать.
        В процессе набора она сразу передавала информацию о проекте -сестре-близняшке, для спонсора.
        Я покинул удобное кресло. Не хотелось видеть, как любимчик Фортуны превращается в развалину.
        Круглов тоже поднялся. И даже силы нашел пожать руку:
        - Вы заработали свой гонорар. Ценю квалификацию.
        Опустив взгляд, я сделал вид, что польщен.
        Главное было - вас переупрямить, уважаемый. Ваши подчиненные рисковать не стали. А мне все равно.
        Заказчик снова канул в свою боль. Сел, ладонями закрыл лицо. Последняя в его жизни любовь. Остается посочувствовать. Тем временем Сухов извлек конверт из внутреннего кармана:
        - Деньги счет любят. Не стесняйтесь, проверьте.
        - Не буду. Всего доброго. - Я пошел к двери. У порога обернулся. - Вопрос. Секретарша была информирована о моем визите?
        Николай Сергеевич наморщил лоб, с трудом возвращаясь к реальности:
        - Это обсуждалось при ней.
        Спускаясь в лифте, рядом с тем же молчаливым секьюрити, я думал.
        Вряд ли, планируя мой визит, упомянули фамилию. Но даже если упомянули - фамилия не прежняя, другая. Значит, Галя верхним чутьем взяла.
        Что происходит с сознанием квантовых близнецов, с их мозгом, освоившим мгновенную связь на расстоянии, вышедшим на какой-то иной уровень?
        Появляются дополнительные опции? Экстрасенсорика? Предвидение?
        Что еще возможно?
        И сколько таких близнецов выпустил Гений Реутов за три с половиной года?
        Ох, Галя…
        Вы можете знать ее скорость, но вы не можете знать ее координаты.
        Гейзенберг возражает.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к