Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Есть только миг... Данияр Акбарович Гафаров
        Есть только миг…
        Молодой человек, проходящий службу в ВДВ, неожиданно получает приглашение в структуры КГБ. Думаете, он растерялся? Как бы, не так. Спортсмен, ученик нового вида единоборств - который известен только одному человеку, его учителю. Он и является изобретателем этого боя. Дальше - больше. Эта структура необычна уже тем, что является группой ликвидации, государственной законспирированной группой, в дальнейшем ставшей небезызвестной єБелой СтрелойЋ. Сможет ли герой и его группа, противостоять разгулу бандитизма и откровенной продажи России "заокеанским друзьям", с одновременным преследованием его как наиболее опасного члена группы? Сможет, если в дело вступит неожиданный фактор. Бонус, подаренный врагами совершенно случайно. Возможность останавливать время по своему желанию. Так вы ещё не были в возрождающейся России? Тогда мы идём к вам!
        1. ДА ПРИДЁТ РАССВЕТ
        ГЛАВА 1
        «Ну вот, кажется, оторвался. Нет ребятки, так не пойдет, не для того я все это затевал, что бы так бездарно все похерить. Притормозим чуток, ага, вот и вы родимые. Ну что убивцы, стрелять то будете, нет? Пора бы уже, и в округе никого нет поблизости, вот и поворот приближается удачный. Все, началось. Ого, так у них и калаш присутствует, нехило ребятки прибарахлились, и ведь разрешения на него нет, а не боятся с собой возить. Ну, куда вы стреляете бараны? Так ведь и задеть меня можете, а я вам живой нужен, Погост ведь вам бошки пооткручивает. По колесам стреляйте, по колесам. Хм, услышали что ли? Не удивлюсь, после всего, что со мной произошло в последнее время, приму как данность, ну и в памяти надо пометку сделать, на досуге разберусь с сим фактом. Есть, попали, и самое главное там, где надо, тут ведь обрыв крутой, и очень глубокий, не один десяток машин внизу уже лежит, или то, что от них осталось ха-ха. Я ведь не случайно это место выбрал, мне нужно исчезнуть, исчезнуть навсегда...»
        Меня зовут Александр, Александр Стрелок. Вот такая у меня фамилия и я горжусь ею. И не надо путать там со всякими Санями или Саньками, меня с детства звали только Александр. Думаю пока кувыркается моя машина и летит в обрыв, у меня есть время рассказать о себе и о той ситуации в которой оказался, даже не думаю а знаю, ведь я могу управлять временем. Нет, в прошлое или будущее перемещаться не могу, могу только останавливать время, но все по порядку.
        Родился я в Узбекистане, в Ферганской долине, в 1970 году, тогда еще мы жили в СССР. Все было отлично: школа, техникум уже в России, армия, какие-то планы строили на будущее. Звезд с неба не хватал, но учился очень хорошо, даже техникум связи закончил с отличием. Телосложением не сказать что атлет, но крепенький такой парнишка, первые места занимал на соревнованиях по легкой атлетике, да и сам физически занимался. Рост метр восемьдесят, шатен, глаза больше синие чем голубые, внешность обычная, но бабам нравлюсь. По национальности русский. Как так получилось, что с Узбекистана и русский? Так говорю же, при СССР жили, отца по распределению туда отправили, он ведь офицер, сейчас уже полковник, командир непростой такой ракетной части на просторах Сибири, это как раз до известных событий в Россию перевели. Ну а я по его стопам пошел, в смысле военным. Служил я в 106 воздушно-десантной дивизии. Служил хорошо, на учебах выкладывался полностью, благодаря чему развил свое тело, этакий атлет переросток, но кроме этого очень заинтересовался восточными видами единоборств. Был у нас в части прапорщик Олег
Вьюжин, участник практически всех «локальных конфликтов», когда только успевал. Правда и возраст у него уже не маленький, действующий пенсионер, так вот, какое-то время он служил в Японии, уж не знаю кем, а он не распространяется, и там он обучался у великих мастеров «Айкидо», получил 1 кю 8 дан. И чем-то я зацепил его, в прямом смысле слова, правда, случайно, а он не смог увернуться, не ожидал просто. Пришлось поваляться в пыли ему, а потом уже мне и много раз. Обидно просто стало, я ведь сразу извинился, и отряхнуть его от пыли хотел, сначала, и не понял, как оказался на земле. Потом решил повторить попытку, и снова принял упор лежа. И тут только я сообразил, что меня целенаправленно роняют. Еще и салажата рядом хихикают тихонько в кулачек. Обиделся я в общем, а когда я обижаюсь, у меня шторки красные на глаза опускаются, и мозг отключается напрочь, остаются одни инстинкты. И ведь боец то я не плохой, самбо - это мое все, троих подготовленных бойцов укладываю на раз, а его так ни разу и не достал. Когда мозг включился, я уже был в санчасти, видимо с мозгом у меня отключилось и сознание в какой то
момент, и так мне стало тоскливо тогда от осознания того, что без последствий это не останется, это ведь как минимум дисбат мне светит, а про максимум и думать не хочется. С этой тоской и с болью во всем теле я и уснул.
        Проснулся от того, что почувствовал чьё-то внимание, знаете, это если во сне вас кто-то окликает, и ты сразу просыпаешься, так и в этот раз. Рядом на стуле сидел Олег.
        - Ну что, Аника воин, как самочувствие?
        - До дисбата оклемаюсь. Если не прямо сейчас заберут.
        Настроение и так на нуле, еще и он тут. Позлорадствовать пришел что ли? Как же так вышло то? На ровном месте ведь? Извиниться сейчас, за размазню примет, тем более я сразу извинился после происшествия, не помогло это, или не извинился? Может просто не успел с его-то реакцией? Ничего не помню.
        - Зачем же ждать дисбата?
        И он очень быстро, проделал какие то манипуляции с моим многострадальным телом, понажимал на какие-то точки, я уж думал все, хана, я и до дисбата не доживу, боль меня скрутила изнутри всего, от мизинцев на ногах, до волос на голове, и ведь пошевелиться совершенно не могу, а потом, как-то всё сразу прошло, одномоментно, как будто родился заново. Попробовал поднять руку, рука меня слушалась, с ногами тоже полный порядок, нигде ничего не болит, чудеса просто.
        - Спасибо товарищ прапорщик. А что это было? Я себя чувствую, как будто в раю отдыхал? И вы простите меня, я тогда случайно вас задел, хотел извиниться сразу, да видно не успел.
        - Это ты меня извини, автоматом все прошло. Я ведь не одну горячую точку прошел, а в тот момент задумался о чем-то, вот на автомате и сработал. Когда в себя пришел, ты уже видимо себя не контролировал, вот и пришлось повалять тебя немного. А ты здоровый чёрт!!! В конце вырубить пришлось, иначе без переломов дело бы не обошлось. Ты где так драться научился? И ведь целых полторы минуты продержался. Против меня никто больше минуты выстоять не может, обычно пятнадцать-двадцать секунд и аут, а тебя мне пришлось вырубать совсем не стандартно, иначе покалечился бы.
        - А что это за борьба такая? Я за вас даже ухватиться не мог?
        - А научиться хочешь?
        - Очень!!! Только ведь не получится теперь ничего, мне ж теперь в дисбат дорога.
        - Да что ты со своим дисбатом привязался? Не будет никакого дисбата. Я уже командиру твоему доложил, что проводил с тобой тренировку, и ты теперь официально мой ученик. Так что не парься. Надо было только выяснить, надо это тебе или нет. Но судя по всему, ты не против, так что с завтрашнего дня вместо занятий по расписанию отправляешься ко мне в подчинение, с командиром я уже этот вопрос утряс. И вот еще что, ты между нами зови меня просто Олег, не смотри на возраст, тем более что и выгляжу я не старо. Договорились?
        Он и правда, выглядел совсем молодо, если бы я его не знал, дал бы лет тридцать пять не более. На Востоке что ли законсервировался? А ведь он уже пенсионер. Командование не отпускает, да и он на покой не стремится.
        Я облегченно вздохнул, жизнь - кажется, налаживается, и домой я еще попаду через годик, немного осталось. Да и напрягов уже нет никаких, все привычно. Я тогда не знал, как сильно я ошибался насчет дома и напрягов...
        - Хорошо.... Олег. А что это за борьба? На Айкидо похоже, но странное какое-то, там ведь только броски насколько я знаю, а тут ведь и удары присутствовали?
        - Айкидо и есть, но доработанное под наши условия. Это же в основном борьба для обороны, а нам ведь и нападать надо. Вот и изобрел свой комплекс. Понравилось?
        - Просто, отпад, в прямом и переносном смысле. А как ты боль мою унял? Я же совершенно ее не чувствую?
        - А этому очень долго учиться надо. Я ведь тебе только боль снял, правда, насовсем - с этими повреждениями, а вот синяки и ссадины сами заживут, не маленький. У каждого человека есть энергетические точки на теле, которые отвечают за тот или иной участок тела или функцию организма, и при правильном воздействии на них, можно человека как вылечить - так и к праотцам отправить. Тебя я вырубил именно так. Но учиться этому долго, и не каждый способен это принять, а вот контроль над собой держать надо, и начнем мы с тобой именно с этого Стрелок, или тебя назовут «Берсерк».
        Вот так мы и познакомились, и с этого дня для меня начался персональный такой АД. Свободного времени у меня не было совсем, когда говорю совсем, то подразумеваю под этим, что не было свободной ни одной минутки. А ведь от общих занятий меня никто не освобождал. Все как у всех, только вот когда мои сослуживцы уходили отдыхать, я шел к Олегу. И теперь я очень благодарен ему, что не дал мне сломаться, в момент моего эмоционального истощения и научил ко всему прочему медитации, которая и помогала мне вынести все это.
        Что говорить, выучил он меня здорово за такой короткий срок, год всего. До 1 кю я правда чуть - чуть не дорос, но 8 дан имел уверенно. Это если чисто об Айкидо говорить, а я то учился другой борьбе, на ее основе, правда, но другой, более приспособленной для задач десанта. Он ее скромно Вьюжкой назвал, не путать с вьюшкой от печи. А что, такой борьбы я нигде не видел, так он никому ее более и не передавал. Да и как он мне объяснил, вьюжка - это от слова вьюжить, то бишь - не стоять на одном месте, дезориентировать противника. А что, очень даже похоже. Как возле него крутился командир роты, да и командир батальона от него не отставал, все просились к нему в ученики, их даже не смутило, что занимались бы рядом со мной, но проведя тест на пригодность - он им отказал, по физическим параметрам. Уж не знаю, что ему не понравилось, вроде и мужчины в прекрасной спортивной форме, но в какой-то параметр они не уложились. Да и среди бойцов желающих было не мало, никто не прошел его тест. Вот и занимались мы с ним только вдвоем.
        Ох, сколько было пролито пота и крови, да-да, не удивляйтесь, без нее не обошлось, он ведь меня обучал еще и с применением ножевого боя. Хоть и ножи были затупленные, но от случайных порезов это не спасало. Да и воспитывало это здорово. Зная, что может случиться, не будь ты более расторопнее, как то в подкорку входит способ противодействия, и работаешь уже на одних рефлексах, а голова занята параллельно решением уже другой задачи, а их можно нарезать много за время боя. Попутно отточил и метание ножа до 25 метров. В глаз белке не попадал, но в круг диаметром 5 см. легко. А это очень не просто, но и тут есть свой секрет. Просто в момент броска надо видеть только свою цель, это что-то вроде туннельного зрения, видишь центр, и он как будто увеличивается и приближается, как в древних подзорных трубах - а периферия расплывается, ну и уверенный и правильно поставленный бросок, естественно, тоже значит не мало. Ну а первоначально, естественно, он меня обучил выдержке, я бы даже сказал - не обучил, а воспитал во мне выдержку, да еще и с дополнительными плюшками в виде распараллеливании сознания на два
потока, сам-то он может на три, у меня пока на три не выходит. Это - когда например, во время боя ты можешь один поток сознания направить на физику ведения боя, а второй на этическую его часть, то бишь - как этот бой отразится в будущем. Но и три не предел, нет предела в совершенстве. А как воспитывал? Если просто, то через медитации, перед началом занятий обязательно проводил время в медитации. Уже много позже, мне эти техники медитации очень помогли разобраться в себе и в своих возможностях.
        Так я и обучался почти до самого дембеля. Хм, дембеля... Не дембель это оказывается был, а только начало службы.
        В один из дней, во время тренировок, ко мне прибежал посыльный из штаба, и сказал, что бы я быстрее шевелил булками и бежал в штаб, к командиру полка. Я сразу стал вспоминать, где я мог накосячить, и почему сразу к комполка вызывают? Туда обычно за пряниками не зовут. То - что я зубы посчитал одному мегрелу, так там свидетелей не было, да и он молчал как рыба об лед «потом я объяснил, где он был не прав, и он со мной согласился и даже извинился разбитыми варениками», в самоходы я не ходил « да просто некогда было». А может из-за того, что в один из прыжков с парашютом я в затяжной ушел, и только на ста метрах купол раскрыл? Так там я отмазался, даже доказал неисправность вытяжной системы. Неужели докопались?
        Так, перебирая все возможные свои «залёты» я и бежал в штаб, и уже ставил крест на всех своих планах. Заходя в кабинет комполка, весь в расстроенных чувствах, я представился, не заметив в углу кабинета еще одного человека в штатском, не мудрено, мне его дверь прикрывала.
        - Товарищ полковник, сержант Стрелок по Вашему приказанию прибыл!
        - Ну чего стоишь там Александр как бедный родственник, проходи, присаживайся.
        Оба-на, он меня даже по имени знает. Не-ет, что-то тут не то. Или расстреливать будут, или одно из двух, простым разговором здесь не пахнет. Ух ты, чёрт, а этот откуда здесь, и кто это вообще? Как я его вообще не заметил? Ладно, думаю сейчас все и узнаю.
        - Вот, знакомься, твой новый командир, майор Гущин Сергей Георгиевич, до конца службы отправляешься в его распоряжение, ну а дальше, дальше уже сам решишь.
        Он протянул мне руку, и мы крепко пожали друг другу руки. М-да, а рука-то у него словно из стали, такими руками подковы выгибать, но и я молодец, мне он тоже ничего не раздавил. Сам выше среднего роста, сухощавый такой, ни грамма жирка нигде не висит, не сказать - что накачан, но чувствую силы он неимоверной, да и в психологическом плане он очень силен. Глаза серые, глубоко посаженые, и как будто это и не глаза вовсе, а амбразуры, из которых твою тушку противник рассматривает, очень неприятные ощущения. Хм, а сейчас уже нормальный взгляд серых глаз, да что ж такое-то. А-а припоминаю, Олег же проделывал со мной такое, как он сказал это, сканирование? Да-а, не простой дядечка. Я этому еще не научился. И вообще
        я не понял, что значит в его распоряжение? Кто это вообще такой? Чувствую, я попал, и попал серьезно.
        - Рад с тобой познакомиться Стрелок. Мне о тебе много понарассказывали, и о Вьюжке твоей. Продемонстрируешь?
        - Она не моя, это прапорщик Вьжин ее разработал, ну а продемонстрировать - что ж, можно и продемонстрировать, только пару найти надо. И прежде всего, хотелось бы узнать, кто Вы? И зачем я понадобился?
        Майор хмыкнул, слегка улыбнулся, и все же выдал тайну. Хотя, как потом я понял, это была не вся тайна.
        - Командир оперативной группы Комитета Государственной Безопасности. Ну а по поводу зачем, скажем так, нам нужна новая кровь в нашей организации, толковые и умелые ребята, которых хотя бы самообороне обучать не надо, а всему другому мы обучим, не в первой.
        Ну и нихре... ж себе! Эк меня занесло. А как же политическая составляющая? Туда ведь берут политически грамотных, морально устойчивых и тд. и тп. А вот как раз первым я похвастаться и не могу.
        - Простите, может, я не совсем правильно понимаю, ведь мне служить осталось несколько месяцев, для чего все это?
        - Да ты не переживай, никто тебя насильно удерживать сверх нормы не будет, отслужишь свое, а после окончания срока службы сам решишь как поступить. Ну а теперь пошли на спортплощадку, покажешь, что ты умеешь, а в спарринге с тобой буду я.
        Мы вышли из штаба и направились на спортплощадку. Находится она недалеко от штаба, в двухстах метрах всего, так что через пару минут мы были уже на месте. У майора с собой была спортивная сумка, и когда мы подошли к скамейке у песчаной бойцовой площадки, он вытащил комбез и быстро переоделся. Я остался в своем повседневном комбезе. У площадки никого не было, сейчас час свободного времени у ребят, новости наверно смотрят, ну а мне лишний народ здесь ни к чему. Кто знает, как бой сложится, не хотелось бы упасть лицом в грязь. Хотя с двух сторон площадки - казармы окнами выходят сюда, но в окнах вроде никого нет. С третьей стороны столовая, но ужин уже прошел, и рядом со столовой тоже никто не ошивается. А с четвертой стороны плац и штаб, у штаба дежурные подметают крыльцо, да и далековато. Хорошо хоть дождя нет, песочек сухой, а то опять стираться не хочется, вчера только постирался. Конец июля на дворе, не холодно, но погода сегодня прохладная, думал дождь сегодня будет, давно ждем, но теперь и рад, что его не было.
        Мы вышли на площадку, встали в паре метров друг от друга и замерли, изучая друг друга. Первым не выдержал майор, и решил произвести классический захват с заломом руки за спину, и я почти купился, но в последний момент понял, что это отвлекающий маневр, а цель была ноги. Я подпрыгнул, подсечка не удалась, и при приземлении правой ногой с замаха ударил по голове, но он перехватил мою ногу, и потянул на себя, заламывая ее на болевой, но финт не удался. Перекатом через левое плечо, левой ногой я все-таки достал его и нога освободилась. Уйдя перекатом через голову, я оказался на ногах и спиной к майору, но не успел повернуться, как почувствовал угрозу сзади. Слегка отведя корпус влево, заметил - как у правого плеча выскочила нога майора, мне осталось только ее схватить и направить по легкой параболе в перед. Майор очень хорошо приложился спиной, и если бы это был асфальт, то, думаю, он бы уже не встал. А так, через несколько секунд он оклемался, и мы продолжили бой. Ну что я скажу, техника боя у него не плохая, уж, получше дерётся - чем наши ребята, но все таки Вьюжка - это Вьюжка. В ходе боя я его еще
четыре раза условно отправлял на «перерождение», но успокоился он только после того, как один раз достал меня, не «насмерть», но с отключкой на пару секунд точно, да и то, он видимо понял, что я ему слегка поддался, но бой прекратил. Вот так вот, а я боялся, ха-ха. Не знают у нас еще этой борьбы, оттого и противоядия не придумали. Не плохо все-таки меня Олег обучил, командира оперативной группы КГБ завалил несколько раз, а там совсем не мальчики служат.
        Майор удовлетворенно хмыкнул, отряхнулся, и пожал мне руку, а глаза такой радостью блестят. Не думаю что из-за того, что он меня достал, тут что то другое...
        - Я рад, что не ошибся в тебе. Нам, очень нужна эта борьба. Обращались непосредственно к Вьюжину, но он, по каким-то своим критериям забраковал всех наших ребят. Может, ты будешь не таким требовательным?
        - Извините товарищ майор, но, думаю, он не просто так отбраковывал, есть на то причины. Мне он не говорил о тех критериях, которые необходимы для этой борьбы, но думаю, что здесь все дело в сверх реакции. Я сам не знал об этом, пока мне Олег глаза на это не раскрыл. Обещать ничего не буду, но постараюсь сделать все, что в моих силах.
        ГЛАВА 2
        Так я попал на конспиративную оперативную базу КГБ, где-то в Подмосковье, а где я и сам пока не понял. Везли в автобусе с закрытыми окнами, привезли куда-то в лес. Почему в Подмосковье? Так ехали всего пару часов. Вокруг базы высокий забор, за забором видно только лес и тишина. Сама база небольшая, сто на сто метров всего снаружи, и посередине - такой средний дачный домик, ну, средний для руководителей государства. Размер домика, где то 40 на 20 метров, двухэтажный особняк, бревенчатый. Несколько окон на первом этаже, несколько на втором, да с лоджией. Обычный, в общем, домик. У ворот, правда, охрана из двух караульных, да куча камер по периметру, но, установлены так, что с наружи не увидишь. Колючей проволоки на заборах нет, но датчики контроля периметра, думаю, присутствуют. Да и собачки тут бегают с серьёзными мордами и умными глазами. Сбоку дома расположен сарай, хм, сарай, выглядит то он действительно как сарай с наружи, но вот внутри там все серьёзно оборудовано для постоянного комфортного пребывания 15 человек. Внутри проведён водопровод от общей скважины участка, есть электричество,
кондиционер, холодильник, своя столовая, туалет. Ну, вы поняли, что это караулка, я-то это узнал позже, через несколько дней, когда хотел узнать, что же в этом сарае. Все обошлось, меня просто попросили вернуться в расположение. Да, кстати, расположение. Домик-то этот не простой, под ним четыре этажа вниз общей площадью 6400 квадратных метра. А что вы хотели, здесь ведь не только постоянно проживают, но и несколько часов в день тренируются.
        На минус первом этаже - расположены комнаты командиров, там же живёт и майор. Я говорю, живёт, потому что да, действительно живёт, не женат, «развёлся еще в юности, причину никто из ребят не знает», детей нет, вся его семья - это мы. Он наш непосредственный начальник, а выше его мы никого и не знаем. Как он нам сказал - «Вам оно и не надо». На этом же этаже живет и начальник склада, прапорщик Загоруйко Семен Никитич. Человек степенный, спокойный, но задевать его не стоит. Он на спор пальцами одной руки рублёвую монету в конвертик выгибает. Да и чревато это, с начальником склада лучше дружить. По возрасту, он уже давно на пенсии, но вот уходить не хочет, его также никто не ждёт, да и жилья своего нет, бессребренник, хоть и начальник склада. Мы его зовём просто Никитич, сам так просил, но при посторонних, если такое случается, то только товарищ прапорщик.
        На этом же этаже расположена общая столовая и кухня. Столовая небольшая, на сорок пять человек всего рассчитана. Нетипично как-то, взвод не взвод, да и служивые все офицеры, до капитана включительно. Правда их всего двое, но старлеев и лейтенантов где-то поровну, человек по двадцать, да плюс я тут, сержант. Дико как-то первое время для меня было, пока ребята не сказали - « Ты Стрелок чё мнешься? Успокойся и расслабься, здесь тебе не твоя родная рота, здесь вокруг люди уже давно устоявшиеся, беспричинно никто не обидит, главное сам не косяч. Да и сложно это здесь накосячить, все ведь вместе, на виду круглые сутки. И позывной возьми себе, Стрелок не пойдет, это твоя фамилия, «Ухватом» будешь, как тебе?» - « Не вопрос, Ухват, так Ухват, мне нравится, и в тему» - « Тут у всех в тему, проще запомнить и ни за что не ошибёшься, и бросай свои - «товарищ лейтенант», обращайся по позывным. Будь проще и люди к тебе потянутся.» Вот так я и «прописался» и успокоился, да и ребята ведь не старые. Лейтенантам слегка за двадцать, старлеям чуть больше. Это только оба капитана за тридцать. Ну и конечно штаб
находится здесь же. Начальником штаба здесь тоже майор, Лисиков Павел Константинович. Он здесь не живёт, да и бывает не каждый день. Через него мы и держим связь с внешним миром. Через него же получаем и задания. А Гущин уже разрабатывает его исполнение.
        Поваром здесь работает т.Глаша, живет она в верхних этажах, играет роль наёмной рабочей хозяев особняка. Женщина уже в возрасте, далеко за пятьдесят. Муж у нее служил в этом подразделении, но лет десять назад не стало его, погиб при выполнении, кстати, он и был командиром этого подразделения, после него уже поставили Гущина. А т.Глаша попросилась в отряд на должность повара. За совместное проживание - детей не нажили, не сложилось, а в отряде она почувствовала себя нужной, тем более что готовила она как Бог. Я поначалу со стола вставал едва - едва, на столько мастерица. Здесь ее все любят и уважают как мастера своего дела. Ну а мы для нее как дети, в нас она нашла то, чего не смогла нажить с мужем.
        На минус втором этаже - наша казарма. Ну как казарма, у каждого своя комната, три на пять метров, со своим санузлом и душевой кабиной. Мебель - стандартно у всех в комнатах: кровать, столик письменный, два табурета, один стул со спинкой, кресло, шкаф одёжный, и тумбочка прикроватная. Пару картин на стенах, у меня обе Васнецова, в других комнатах другие, как в гостинице, в общем. Зато есть общий зал, где присутствует телевизор, столики для игр, диваны, сами игры (шахматы, домино, нарды). Если у ребят появляется свободное время, то проводят они его тут. Но выпадает его крайне мало и редко. Ведь кроме ежедневных занятий и от работы никто не освобождал. Периодически одна или другая группа выходит на задания, и бывает, пропадают там и до месяца, и до года. От сложности зависит. Единовременно здесь больше двадцати человек-то и не бывает, чаще пять - десять человек. Денек отдыхают и за самосовершенствование. Вот тут уже и мне работа.
        На минус третьем этаже - находится тир, спортивный комплекс, тренажерный зал. Все сделано так, что при пристрелках оружия, ни в одной из комнат стрельбы не слышно, очень хорошая шумоизоляция. Да и этажи друг над другом находятся на высоте порядка сорока метров. Есть лифт между этажами, но и лестница тоже присутствует.
        А вот ни минус четвёртом этаже - находится вотчина Никитича. Большой склад. И чего там только нет. Про некоторое оружие я даже и не слышал, винторез например первый раз в руках подержал, хорошее тихое оружие, я в него аж влюбился. Ну и на все случаи жизни, всякого смертельного добра там предостаточно: миниатюрные камеры в очках, микрофоны - встроенные в пуговицы, минигранаты с дистанционным подрывом в виде авторучек, да и ручки с выстрелами, про такие я в кино видел про Джеймс Бонда, только эта выглядит элегантней, как обычная авторучка. Я был очень впечатлен. Меня допустили до всех этих новинок после многочисленных подписок о неразглашении и индивидуальной ответственности, вплоть до высшей меры без суда и следствия. Да я и не возражал, мне интересно, даже домой уже так не тянет.
        Надземный же дом нами практически и не используется, только для выхода на задания в основном. Кроме т.Глаши там живет какая-то «респектабельная» семейка без детей, с нами они не общаются, запрещено по инструкции. Я бы сказал, что выглядит это очень странно: небедный котеджик вдали от людей, респектабельная семья - которая живет неизвестно на что, да еще с дом работницей, в глухом лесу. В 21 веке-то понятно, каждый старался так жить, у кого деньги позволяли, но сейчас ведь 1991 год. Позже мне майор Гущин пояснил, что дом этот «используется» как резиденция отставных дипломатов, своего рода отстойник, казёное жилье. А на самом деле здесь база подготовки и отдыха оперативной группы КГБ. Да и группа эта существует условно. Ее в природе как бы и нет, в том смысле, что по бумагам она проходит как Центр Научных Разработок, и с юридическим адресом совсем в другом месте. Ну а мы, стало быть, «научные» сотрудники с неплохими окладами. Да, чуть не забыл, я ведь сейчас получаю как младший научный сотрудник, меня ведь взяли официально, и теперь у меня 250 рублей в месяц капает на книжку, неплохо. Но вот чем
конкретно занимается группа, мне пока не говорят. Это будет зависеть от моего решения после официального окончания срочной службы - оставаться здесь или ехать домой. Дома кстати пока не знают, что я поменял место службы. Письма приходят на старый почтовый адрес, а оттуда их передают мне.
        Служба у меня проходила спокойно, да и службой это назвать непросто, скорее занятие для интереса, мне ведь самому очень нравилась Вьюжка. Потихоньку и сам совершенствовался. Ребята, конечно, все очень способные, все приёмы выполняют уверенно и грамотно, но нехватает им скорости принятия решения на проведение того или иного приёма. Теперь я понимаю почему Олег не нашёл больше никого кроме меня. Не хочу сказать, что я такой один, но вот пока никого больше и не нашлось. Проблема в том, что на одно движение, может последовать до десятка разных приёмов, то есть, повёл я, например, правую руку вперед от себя, а какое движение последует дальше - тут уже надо чувствовать, а не знать. Это может быть удар костяшками пальцев в висок, или захват ключицы, или же удар в горло, масса вариантов, и всё это происходит на таких больших скоростях, что руку видно только в замедленной съёмке. А с самим ударом еще отправляется и энергетический импульс в точку удара с кончиков пальцев. Если, к примеру, ударил в висок с импульсом, то в месте удара в радиусе десяти сантиметров происходят разрывы капилляров по всему мозгу,
гарантированный труп. Радиус от силы энергетического импульса зависит. Даже бить сильно не обязательно, достаточно быстрого и резкого прикосновения. Но вот у ребят пока с предвиденьем ничего и не выходит, и скорость у них всё же на порядок ниже, а ведь они уже не первый год занимаются различными видами единоборств. Не знаю, выйдет с этого, что ни будь, или нет, но пока платят, буду работать. Свободное время провожу в медитации, пытаюсь распараллелить сознание до третьего потока. Думаю, что скоро уже получится. Я уже частично вышел на этот уровень, но в полную силу использовать его не могу.
        В один из таких дней, медитируя, я заглянул куда-то не туда. Сам не понял сначала, но то, что я увидел, меня слегка озадачило. Просто не ожидал такого. Думал, уже, что у меня испортилось зрение и это все останется так на всю жизнь, что не есть гуд. Я стал видеть какие-то линии, разноцветные линии. В зале я был один, и эти линии исходили из моего тела, окольцовывая ими меня. Кроме этих линий были и другие линии, которые проходили сквозь зал, но немного другого цвета. Да весь зал был в этих линиях. Они были неоднородны. Разными по толщине, и на разных высотах. Это как перистые облака вокруг, но цветные и слегка прозрачные. И они двигались, как будто текли неторопливо. У меня же линии были в основном розового и фиолетового цвета, а вокруг нейтрального голубого, местами с просинью. Честно скажу, я испугался, и испугался сильно. Я ведь за этими линиями почти ничего не видел. После того, как я осознал, что со мной происходит что-то ненормальное, я увидел, как вокруг моей головы, линии стали меняться цветом. Они стали темнеть, и лучами расходиться от меня, и чем больше я покрывался потом от понимания
непоправимого, тем дальше расходились эти лучи. Да в панике я был. И тут я припомнил наш разговор с Олегом, что путем постоянных медитаций, можно не только распараллелить свое сознание, но и выйти на совершенно другой уровень восприятия действительности. Этот уровень даёт возможности видеть энергетические линии окружающего нас пространства, а также энергетические лини всего живого. Уже есть немало людей, кто занимается врачеванием больных, успешно используя видение проблемных участков, а они отличаются цветом, чаще всего они темно красного цвета и пульсирующие, если участок на данный момент болит. И если этот знахарь обладает возможностями оперирования энергиями, то он вполне может излечить больного, но тут тоже от сложности зависит. И когда я это вспомнил, я стал успокаиваться, и заметил, что лучи в районе головы стали уменьшаться и менять цвет на фиолетовый. Так же, не выходя с транса, я пожелал возвращения нормального видения, и все лини пропали, как будто ничего и не было. Используя ту же методику, я попытался снова вернуть энергетическое видение, но у меня ничего не выходило. Так я просидел еще
минут двадцать в непрерывных попытках, но как горохом об стенку, и тогда я стал вспоминать последние минуты, перед тем как это произошло. Всё это ерунда, когда говорят, что во время медитации, человек ни о чём не думает. Он не думает о ежедневных проблемах, о том - как проведёт время, как дела на работе и тд. и тп. В такие моменты человек воспаряет, он обозревает сущее. Он может плыть в речке - ощущая себя потоком этой речки, или летать по небу - ощущая себя ветром, который пронизывает облака, и устремляется ввысь, или же почувствовать себя твердью земной и перемещаться в земле ощущая тело земли. Вот как раз последним я и занимался, когда у меня появились эти энергетические линии. Я тогда углубился к ядру земли, и почувствовал, что оно зовет меня к себе. Увидел, как вокруг меня становится светлее, и это был не свет, а будто сама земля светилась голубым светом. Это меня смутило, и когда я открыл глаза, я увидел эти линии. После того, как я вспомнил этот момент, я попытался повторить это же, и у меня все получилось. Правда, потратил на это минут десять, но все вышло. Я опять обозревал энергетические
линии вокруг. Тогда я решил попробовать зафиксировать это состояние кодовым словом. Снова вернул нормальное зрение, и углубился к ядру. В этот раз все вышло за полторы минуты, но это все равно долго, и я обозначил это состояние кодовым словом - ра-хат, то бишь «свечение тела» с древнеегипетского. Снова вернул нормальное зрение всего лишь пожеланием, и произнеся кодовое слово - вышел опять на энергетический режим. У меня всё получилось!!! Я был горд собой. Такие плюшки могут очень пригодиться. Ведь в таком состоянии можно не только лечить, но и видеть - говорит ли человек правду или лжёт. Если человек лжёт, по идее, цвет вокруг головы должен изменяться. Ладно, это мы позже опробуем.
        Вовремя я закончил со своими экспериментами, в зал вошел лейтенант с позывным «Кречет», а они своими именами не представлялись, в ходу только позывной, также и ко мне обращаются. Судя по позывному, это охотник, и охотник быстрый и умелый. Но что-то он, какой-то сам не свой, глаза потухшие, плечи опущены. Он только что с задания, видимо, что-то пошло не так. А ну ка, глянем в ра-хат, оу-у, да у него, и правда какие-то проблемы. Вокруг головы тёмно красное свечение, в области затылка источник, и такое же свечение в районе солнечного сплетения. Да оно на сердце давит. Остальные каналы - которые идут по всему телу, притухли и сжались. Так и до беды не далеко. Надо бы как-то помочь парню, но как? А может его вырубить в спарринге на несколько минут, и попробовать энергетическое воздействие? Только вот, я не знаю, как это делать. Добровольно он не ляжет, не поймёт. Ладно, надо попробовать.
        - Здорово Кречет! Как успехи? Позаниматься зашёл? Ты же походу даже не отдохнул ещё?
        - Да какие там успехи?! Бурята больше с нами не будет, ушел в края вечной охоты, но хоть задание не сорвали. А отдыхать я не хочу, душа болит. Выпить бы, да нельзя. Так хоть с тобой парой слов переброшусь, может и полегчает. Все кто здесь есть, по комнатам сидят, не хочу беспокоить, у них и так мало времени для отдыха.
        - Это который снайпер? Он же вчера еще здесь был, я и не знал, что он на задании. Как так вышло-то?
        - Теперь уже не важно, да и не стоит тебе знать подробности, сам же приказ знаешь. Меньше знаешь - крепче спишь.
        - Да знаю, жалко мужика. Он же Томич? А с семьей теперь что?
        - А что семья? У него жена только молодая, детей нажить не успели. Его со свадьбы сюда выдернули, через два месяца должен был вернуться, осталась-то неделька всего, но не срослось. Выплатят ей годовую зарплату мужа, а дальше сама. Ну вот, поболтал, ещё больше разбередил душу.
        - Знаю я как тебе помочь, давай, вставай в круг.
        Кречет вздохнул, но всё же встал в круг, но ничего сделать просто не успел, не дал я ему. Вырубил одним касанием по сонной артерии, с применением энергоимпульса, он и осел тут же. Аккуратно уложив его на татами, я перешел на ра-хат, и внимательно его осмотрел. Надо срочно что-то делать с сосредоточением энергии в районе солнечного сплетения, оно уже на сердце поддавливает, почти все канала перекрыты к сердцу, энергетическое наполнение сердца нарушено, очень близко инфаркт. Я посмотрел на свои руки, и увидел, что из моих пальцев выходят лучи. Нет, они не как ножи, а скорее как что-то такое упругое, которое изгибается при перемещении рук, но всегда восстанавливаются по направлению пальцев, и длиной где-то с полметра ярко-янтарного цвета, а с ладоней исходит какое-то мягкое, золотистое свечение. Ну что же, попробуем пальцами поводить по его затухающим каналам. Не знаю, правильно это или нет, но что-то стало происходить. Присохшие каналы стали расширяться, и слабыми ручейками энергия потекла по телу. Теперь попробуем придавить ладонями центр проблемного свечения, и двигая руками разгоним этот костер.
Не сразу, спустя две три минуты, энергия уже потекла бурным потоком по телу, центр энергетического шторма приобрёл розовый цвет. Теперь, то же самое проделаем с головой...
        Отлично, у меня получилось!!! Теперь он выглядит так же, как и я, только свечение у него поменьше моего, и аура всего с полметра будет. У меня она на все три выходит. А над головой вообще границ не вижу. Это, наверное, результаты моих ежедневных медитаций. Ладно, пора будить. Хватит тут сонную красавицу изображать. Надо позаниматься с ним еще на татами, так сказать закрепить. Похлопав немного по щекам, мне удалось его привести в себя. Он открыл глаза и непонимающе уставился на меня.
        - Что это было? Вообще ничего не помню. Помню, вышел на татами и аут. Ты на мне что, новые приемы отрабатываешь? - Он неуверенно сел, схватился за грудь, энергично подышал, покрутил головой и снова уставился на меня.
        - Как ты себя чувствуешь? Ничего не болит? Смотрю и в глазах огонёк появился. - Я сел рядом с ним и заглянул в его глаза, там действительно плясали его обычные бесенята.
        - Удивительно, но ничего не болит. В принципе, у меня и до этого ничего не болело, но в груди был какой-то огонь, и он давил меня, просто жить не хотелось. А сейчас всё в норме, и даже чего-то жрать захотелось, и выпить уже не хочется. Что ты со мной сделал? - он снова уставился на меня, ожидая ответа. Не говорить же ему, что я его на энергетическом уровне подшаманил, он ведь по поводу меня никаких подписок не давал, и быстренько доложит Гущину, а оно мне надо? Посадят еще в клетку для опытов, хорошо еще - если в золотую, да и в золотой - это все равно в клетке. Я решил ему сказать полуправду, и вытянуть в ответ на откровенность, почему на него так сильно подействовала гибель Бурята, они ведь живут даже в разных местах. Тот Томич, а этот со Свердловска.
        - Да ничего особенного и не делал, прошелся по точкам в определённом порядке, помассировал слегка, и вот ты в норме. Я ведь вам рассказывал про определённые точки на теле человека. Если правильно на них воздействовать, то и полутрупа можно поднять. А что, ты разве не доволен?
        - Да нет, что ты, я сейчас даже счастлив. Давно я себя так бодро не чувствовал. Спасибо тебе большое, сенсей. - и улыбается зараза.
        - Ну какой я тебе сенсей, просил же не называть меня так. Если уж так приспичило, называй просто учитель, мне так больше по нраву. Не люблю всю эту иностранщину.
        - Хорошо учитель, я понял учитель. - и снова лыбится. Ну подожди, теперь моя очередь.
        - Ты мне лучше вот что скажи, как так случилось, что гибель Бурята так сильно на тебя повлияла? Ведь краше в гроб кладут, а вы ведь люди все подготовленные к такому. Смерть напарника конечно очень неприятно, и даже где-то больно, но ведь не до инфаркта себя же доводить, а ты уже был близок к этому, поэтому я тебя и вырубил. - тут его улыбка скисла.
        - Ты не говори майору, ладно? А то он меня домой отошлет на месяц, а то и на два, а мне сейчас никак домой нельзя, нужно дело доделать, а кроме меня его хорошо никто сделать не сможет. И не потому - что я такой не заменимый, просто я в этом деле с самого начала, вот уже полгода как, и если меня отправят, то очень велика вероятность провала. Просто он женат на моей сестре, на моей любимой сестре. Нас двое в семье, родители погибли в пожаре, и сейчас она там одна в Томске, и пока еще не знает о случившемся. И она очень любила Бурята, да и он ею бредил. Теперь понимаешь? Думаю, дальше я справлюсь, лишь бы она справилась.
        - Теперь понимаю, и прими мои искренние соболезнования. Ну, всё, повздыхали, а теперь в круг ученик, будем из тебя делать, что-то большее, чем груша для битья.
        Словом, погонял я его на славу, часа три, без передыху, да и на результате это непреминуло отразиться. Он стал чуточку, но быстрее, даже временами перехватывал мои руки. К слову, таких учеников у меня человек пять. Так то, они, конечно, все мастера в борьбе, тут у кого самбо, у кого дзюдо, а кто и в боксе мастер на все руки, но всех их объединяет одно, у них у всех один вид борьбы применяемый в спец. службах, это сплав всех ухваток необходимых для обезвреживания и задержания в режиме мастер, у меня они перенимают стиль «ударил и забыл», « В последнее время это стало очень актуально» - как мне сказал майор.
        ГЛАВА 3
        Так пришел август, а 19 августа случился Путч, я как раз решил вечером новости посмотреть, а тут кавардак на всех трёх каналах. На следующий день все ребята собрались на базе, вернули все группы, не взирая на срочность задания. Все стало неважно. Майор всех нас собрал в зале отдыха и задвинул речь.
        - Так парни, вы все в курсе, что у нас произошел переворот, и кто там победит пока неясно, да для нас это и не особо важно, мы неприкасаемы. Для старой власти мы существуем абстрактно, есть там какой-то центр, и ладно, деньги все равно через КГБ идут, а в последнее время мы и так на самоокупаемости, ещё и в центр деньги отправляем. Для новой же власти, буде она победит, мы и вообще не будем представлять никакого интереса, там не до ЦНР будет, власть нужно поделить, лишнее продать себе в карман, необходимое за казённый счёт для себя купить, ну и так далее по списку. Только думаю я, что о нас всё же вспомнят, не так быстро, года через два-три, делёжка много времени заберёт, но про таких как мы, не забудут. Враг-то, он никуда не денется, и разбираться с ним снова отправят нас. А пока, все задания отменяются, тем более что они сейчас и не актуальны, да и не спокойно вокруг. Если кому есть куда ехать, на месяцок можете сгонять, через месяц жду на базе, и без опозданий, к тому времени, думаю, уже немного утихнет всё. Но я бы конечно не советовал, всё же случись что, так и вытащить сейчас не получится,
да и светиться нежелательно. Вытекайте вечером в штатском. Корочками не светите, а лучше сдайте их мне, и получите паспорта. А ты Ухват, зайди ко мне. Всё, все свободны.
        Все стали разбредаться по своим комнатам, я поплёлся за майором. Интересно, зачем он меня вызвал? Не для того ведь - что бы домой отпустить, да и здесь с оставшимися надо тренировки проводить. Лифтом пользоваться я не стал, а пошел по лестнице, какая никакая, а тренировка. Дойдя до его кабинета, я постучал и вошёл.
        - Разрешите войти? - и вытянулся по стойке смирно.
        - Проходи. Да расслабься ты, я с тобой просто поговорить хочу. Присаживайся вон на стул, к столу. Чай будешь с плюшками от т.Глаши? - и смотрит выжидательно, злодей. Как я могу от т.Глашиных плюшек отказаться? Я сел к столу и согласился на предложение.
        - Конечно товарищ майор, плюшки буду, и даже с чаем не откажусь.
        - Ну, ты и фрукт, вот вроде ничего лишнего и не сказал, а умудрился обидеть. Ладно, не парься, шучу я, знаю, что плюшки вкуснее моего чая. - Он налил мне чай и протянул немаленькую такую тарелку с плюшками. Я особо не чинясь принялся их уплетать, и запивать чаем.
        - Вот что я хочу у тебя спросить, что ты надумал по окончании срочки? До дембеля уже не далеко, а если ты решишь остаться у нас - то мне нужно подготовить документы на тебя, и забронировать место в школе КГБ. Там срок обучения четыре года, но если ты сдашь экзамены за три предыдущих года, то после срочки сразу отправишься на четвёртый курс, я уже обо всем договорился. Пойдешь в группу «А», а уже оттуда тебя направят к нам. Такие спецы нам нужны. А ты сдашь эти экзамены, я абсолютно почему-то в этом уверен. Там только по политической и экономической теме тебе надо будет подучиться, материалами я тебя обеспечу, ну и в помощь человека тебе дам, он тебя подтянет в необходимом. Ну, что думаешь?
        Я наверно в тот момент, как он мне предложил учиться в школе КГБ, в астрал вышел, даже вкусные плюшки жевать перестал, и как дурак замер с открытым ртом. Даже дышал через раз. Но майор пощёлкал пальцами перед моим лицом, и я отмер. Посмотрел ему в глаза, и понял, что он ждёт от меня какого-то ответа.
        - Простите, я не совсем понял, с чем были эти плюшки? - майор непонимающе на меня посмотрел и все же ответил.
        - С вишневым джемом, а что, тебе же всегда такие нравились?
        - Да нет, все нормально, просто мне показалось, что там был еще и исполнитель желаний подмешан. Конечно, я согласен. Я с детства мечтал служить в КГБ, наверно это от отца мне передалось. Он тоже всю жизнь хотел служить именно там, но при поступлении в школу завалил экзамены по физо, на пять секунд не уложился на полосе препятствий. Видимо его желания передались мне, правда я хотел в спецназ, но группа «А» тоже хорошо, а может даже и лучше. А за помощника спасибо, он будет не лишним. - я улыбнулся, и майор расслабился, ведь у него тоже все срослось.
        - А про тебя мы и так все знаем, и про отца, и про твое скрытое желание, и вообще о всей твоей жизни начиная со школы, ведь прежде чем привезти тебя сюда, мы очень тщательно ознакомились с тобой в кулуарах. А что ты там делал с Кречетом неделю назад, когда он с задания вернулся? Может тебе позывной поменять на «Шаман»? После твоей тренировки он выглядел огурцом, хоть и уставший.
        Вот блин, про камеры то я забыл. Ведь знал, что есть там где-то она, но так и не смог найти в своё время, а потом и вовсе забыл о ней. Так, он в точки не поверит, тем более видел, что я к нему не прикасался. Что делать?
        - Да фильмов всяких дурацких насмотрелся, решил попробовать на человеке, тем более, что вырубил я его качественно. Хотел поднять его раньше, используя свое биополе, воздействуя на него. Не помогло, встал, как и положено, в срок. А уже потом я ему мозги на татами вправил.
        - Ну-ну, ладно, пошутил я с шаманом, просто непонятный момент хотел прояснить. Вот тебе часть материалов, иди, готовься. Используй время рационально, пополам напополам, работу твою никто не отменяет. Помощник к тебе сегодня вечером подойдет, это капитан Се... «Филин» в общем. Ступай, мне работать надо.
        Уф-ф, кажется пронесло, а то я уже хотел на Кречета подумать, но ему то это совсем не надо, сам ведь просил не рассказывать. А пойдем ка мы почитаем, что тут интересного написано. Думаю, с моими тремя потоками я быстро этот материал освою. Ах да, я же не сказал, я же полностью три потока освоил, теперь они у меня в полную силу работают.
        Я побежал к себе, чуть не спотыкаясь на лесенке, так быстро хотелось приступить к изучению материала. Не то, что вся это мутотень мне нравилась, но я понимал, что мне обязательно нужно через это пройти. Я ведь серьёзно решил посвятить себя КГБ, давно мечтал, ну а то - что вместо спецназа в группу антитеррор попал, то думаю, здесь даже больше плюшек будет, в смысле интересной работы.
        Я забежал к себе в комнату, и стал сортировать весь переданный мне материал. Так, «Решение такого-то съезда политбюро», Это снова «Решения...» но уже ранее, и тут «Решения...», такое чувство, что у нас только что-нибудь решали, но к общему знаменателю так и не выходили. Но ведь страна как-то жила, и процветала, да-а... процветала, до вчерашнего дня, что-то не срослось. О-о, а вот и постановления пошли. Все-таки свои решения они в дело претворяли. А вот и гражданский и уголовный кодекс. Что ж, почитаем. А это что? Экономика? Здесь-то она зачем? Ладно, раз дали, значит надо. Перед ужином еще полтора часа, и это мое личное время, не будем терять его без толку.
        Выйдя в особое сознание, я принялся одним потоком сознания читать текст по диагонали, другим потоком все это анализировать, а третьим усваивать. Это первый мой опыт в таком плане, не думал, что получится, но все вышло просто замечательно. Усвоение материала выросло раз так в десять. Таким макаром, я за два-три месяца могу все и осилить, если конечно дополнительных вводных не будет. Жаль только, домой не попаду после срочки, да там в общем-то кроме родителей и брата меня никто и не ждёт. Была Ленка, да не дождалась зараза, зачесалось, где-то, наверно. И ведь замуж не выходит, значит не серьёзно все, просто надоело быть одной, когда все подружки весело проводят время, да может и наплели чего. Ведь никто больше не ждёт своего парня, из зависти может и сподличали. Да и ладно, не шибко-то я по ней и сох, это просто знак престижа, подруга ждёт мол, в армии авторитет поднимает. Здесь это не требуется. Отец, думаю, поймёт и порадуется за меня, сам ведь хотел, да не вышло, а тут в сыне воплотил свою мечту. Ну, а мама - мама по переживает немного, но примет всё как есть, она меня очень сильно любит, что бы
влиять на моё решение. Тем более еще и братишка есть, есть к кому свою любовь приложить. Ему тоже через годик в армию, но он у меня в универе учится, может отсрочку получить.
        Так прошел месяц. Я успешно усваивал материал, Филин очень активно мне помогал в этом, разъяснял моменты, которые без ста грамм не разберёшь, все так напутано. Их специально этому учат что ли, что бы запутать? Где это видано, когда сказано одно, а по факту выполняется совершенно другое? Почему? А потому что, смотри пункт три, здесь ясно сказано, что в таком ракурсе - это не работает, а стало быть, мы делаем наоборот. Короче если бы не Филин, то них... ничего бы у меня не вышло. А он молодец, грамотный мужик. И не подумаешь, что он оперативник, да еще со стажем в пятнадцать лет. Только не подумайте, что он любит спать - раз Филин, он, скорее ночной охотник, и очень успешный охотник. Ни одного провала за такой срок. Ну, режим у него такой, больше пользы он может принести именно ночью.
        Утром, выходя со столовой, и направляясь в спортзал, меня перехватил дежурный, и сказал, что бы шел в зал отдыха на экстренное собрание. Видимо что-то серьёзное приключилось, раз всех собирают. Я спустился по лесенке на минус два, и прошел в зал. Там уже почти все собрались, ждали только майора и Никитича. Ну, вот и они подошли. Майор сразу встал в центре зала, как в тот день, и с размаху ударил нас новостями, неприятными новостями.
        - Ну что, орёлики, видать и к нам пришла непруха. Вчера, при возвращении на базу, был задержан сотрудниками милиции, Удав. Свою принадлежность к ведомству он не афишировал, но, приятного, всё равно, мало. По своим каналам я узнал, что взяли его без сознания, иначе чёрта с два бы они его взяли. О том, что его взяли, это канальный мне и сообщил. Взяли его на трупе, хм - на трупах, которые он и организовал. Два, каких-то синих мазурика. У одного голова теперь крутится в разные стороны без осложнений, а другой ребрами подавился. Ухват, мы тебе за что платим? Почему оперативный работник со стажем пять лет, не может справиться с уголовниками на дистанции в метр?
        Тут меня зацепило серьёзно, ведь и без меня они должны были уметь справляться в таких ситуациях, а тем более, что он за все это время только один раз и был у меня на тренировках: - Товарищ майор, так он всего один раз у меня и был, всё остальное время он был на заданиях.
        - Как один раз? Он же неделю на отдыхе был? За неделю хоть что-то должен был ухватить, тем более что и самбо он владеет в совершенстве.
        - У меня он был всё остальное время, Сергей Георгич, снайперку мастерил, хотел перенять эстафету Бурята. Винторез его не устраивал, точил себе глушак на СВД, да пытался размер уменьшить, да только не важняцкий девайс вышел. Но ему понравился. Дальность прицельного выстрела упала, конечно, но зато на коротких дистанциях бьёт точно и бесшумно, даже тише чем с винтореза. Бурят ведь на этом и спалился. - вовремя меня прикрыл Никитич.
        - А почему меня в известность не поставили? И что за самодеятельность? Хочу груши бью, хочу Машку жду? Ты-то Никитич, мог мне сообщить, что он профиль решил поменять, да и потом, этому ведь учиться надо. Он что, решил с бухты-барахты снайпером заделаться? А как же знания, предрасположенность?
        - Да не кипятись ты, Сергей Георгич, никто не собирался менять профиль без твоего позволения, он пока только готовился, и меня попросил пока никому не говорить. А знания он у Бурята получал, полтора года тот его натаскивал. В точности выстрела Буряту он не уступает. Но вот то, что он в спортзал не ходил, об этом я не знал. Я думал, что то время, когда он не у меня, он в спортзале, а он оказывается чертежами занимался, да баллистику рассчитывал под свой патрон. Он ведь себе и патрон создал особенный, да и пуля с подвыподвертом. Сто процентный результат. Про чертежи я сегодня только узнал, когда в ящик его заглянул. - Никитич протянул майору стопку исчерченной бумаги - Вот, ознакомься.
        - Вот блин, инженер доморощенный. Как вытаскивать то его теперь? - майор просмотрел чертежи принципиально нового оружия на базе СВД - Как эффективность то?
        - Эффективность выше, чем у Винтореза, с длиной ствола с глушителем на десять сантиметров больше, но убойность раза в два больше. Прицельная дальность такая же, как и у винтореза. Звук выстрела - как кот чихает во сне. Идеальное оружие для нас. - выдал Никитич на раздражение майора. - А как так получилось, что его взяли бесчувственным?
        - Да пока он разминал ребра второму оппоненту, первый к тому времени уже «отдыхал» отвернувшись неестественно, из кустов за его спиной выскочила еще пара сидельцев, ну и тяжелым предметом, предположительно куском брусчатки, огрели по голове. Хорошо хоть череп у него толстый. Обшмонать не успели, милиция вовремя появилась, ну они и
        слиняли. По предварительным данным, конченные нарики. Его решили банально грабануть. В общем, так, после завершения операции, через неделю, все орёлики пересдают рукопашку Ухвату, я лично буду присутствовать, тебя Никитич это не касается. Ухват, задачу понял?
        - Так точно, понял. За неделю поднатаскаю отстающих. - с облегчением сказал я, ну как, туча краем только задела.
        - А теперь по операции. Предложения есть? - майор вопросительно осмотрел всех присутствующих. - Вариант ноль не рассматривается, все же наши люди и при исполнении.
        - А если использовать нашего агента и вывести его? - спросил Ребус, молодой лейтеха, поклонник хитрых комбинаций.
        - Куда вывести, Ребус? Что бы подставить агента? Этот вариант тоже не рассматривается. - разозлился майор. - От тебя, Ребус, я такого не ожидал...
        - Да нет, я не так выразился, вывести его в туалет, да и не самому агенту вывести, а передать Удаву, что бы он попросился в туалет. Его ведь в Купавне взяли, на подходе к базе? Значит он сейчас на Адмирала Нахимова 15. Там мы в туалете подготовили лаз в подвал, но так и не воспользовались, операция перестала быть актуальной, и всё спустили на тормозах, ну вы помните дело с Сазаном. А лаз так и остался, я недавно проверял, все в норме. Уйти можно с другого подъезда. Только действовать надо быстро, его в любой момент в Москву могут отправить, если уже не отправили.
        - Ай, молодца, Ребус, оправдываешь свой позывной. А Удав пока на месте, его только завтра утром хотят переправить, но ты прав, лучше это сделать раньше. - майор повеселевший распустил всех по своим делам. - Все свободны, а ты Ребус задержись, растолкуешь, что там и как.
        Мы все разошлись по занятиям, я в спортзал, ну и большая часть состава тоже туда же. Пересдача рукопашки дело серьёзное, здесь за промах без сожалений в отставку отправляют. А вечером уже, Удав отчитывался перед командиром. Ну и в звании его отпустился до лейтехи. А что вы хотели, чуть не засветил группу в такое-то время, засветили добрый лаз, который мог еще пригодиться в будущем, ну и не справился с четырьмя синими, то, что они со спины подошли, и он их просто не мог увидеть физически, вины с него не снимает, ну он, в общем-то и не оправдывался, понимает, что виноват. А до кучи, еще и сдача рукопашки, в которой ему очень сильно надо постараться, ведь пропустил он все же много.
        Неделю спустя была переэкзаменовка, и удивительное дело, сдали все и сдали просто замечательно. Я таких скоростей вообще у них не наблюдал. А особенно удивил Удав, он за малым меня разок чуть не достал. Если бы не три моих потока сознания, так и достал бы. Командир удовлетворился результатами, и тучи в коллективе развеялись. Кстати, на переэкзаменовке присутствовал и начальник штаба, ну и от него же мы получили указание сверху - продолжить операции. Многое в стране изменилось, но не для нас, для нас все осталось по старому, и работы даже привалило, пока не знаю с чем это связано, а догадки к делу не пришьешь.
        Прошло еще два месяца, и вот он, дембель!!! За это время я усвоил весь материал за три года, и даже неделей раньше успел все закончить. Майор погонял меня по курсам, проверил знания, и остался доволен, сказал, что теперь я точно поступлю. Ну, а боевая и физическая у меня и так отлично. Стреляю как бог, влет и не метясь и с любого оружия. Думаю и белке в глаз попаду, со ста метров, не метясь, зрение у меня отличное, с функцией «зума». Ребят тоже за это время поднатаскал здорово. Скорость им поднял. Как? Да всё не очень просто. Я ведь всё это время свои новые способности тоже испытывал и на парнях испробовал. В нирвану как Кречета не отправлял, просто говорил им, что бы они посидели спокойно, в медитации с закрытыми глазами, а я мол попытаюсь, используя свое биополе подкачать их возможности, а сам войдя в ра-хат, пытался прокачать участки - отвечающие за ментальное чутьё и скорость реакции. И да, я определил эти участки, проводя тренировку в состоянии ра-хат. Это сложно, но приспособиться можно, а если привыкнуть, то и очень здорово помогает. Например, теперь я загодя вижу, что противник хочет
совершить какое-то «необдуманное» действие, в этих участках резко изменяется цвет ауры.
        Сначала, я определил участок отвечающий за скорость реакции, заставляя двигаться оппонента всё быстрее и быстрее, и увидел как увеличивается интенсивность свечения в районе затылка, а потом, используя взвинченное состояние скорости реакции стал проводить обманные удары, и замечая, как на некоторые обманные удары он реагирует правильно, то есть игнорируя их, но принимая серьёзный удар или прием в контратаке, и какой участок изменяет в этот момент интенсивность свечения. Этот участок находится в районе копчика. А ведь об этом и раньше можно было догадаться. Это, например, когда в момент опасности сокращаются мышцы в районе копчика. Испытывали такое чувство? Вот и я о том же. Когда оч..., в смысле, когда в районе копчика делает жим-жим, это предупреждение о том, что существует какая-то опасность.
        Вот так вот, определив участки, отвечающие за скорость реакции и ментальное чутье, я пытался воздействовать своими энергетическими лучами на эти участки, и кажется, мне удалось их расшевелить. Эти участки стали более насыщенны, а у ребят появилось предвидение и скорость, то чего им сильно не хватало, из-за чего, их и не брал Олег в ученики. Им бы еще потоки сознания увеличить, но тут они должны уже сами, занимаясь медитациями. Направление исследований я им дал, остальное зависит только от них.
        А дембель-то у меня, какой-то странный получился, не по приказу нас демобилизовали, а по постановлению Совета Министров, даже обидно как то, ждал приказа, а тут такое. Ну и ладно, главное я отдал долг Родине, и теперь буду делать то, что мне нравится больше всего, а нравится мне... хм... Родину защищать. Опять к Родине вернулись, но уже без долга, и то хорошо.
        С базы меня, под напутственные речи майора и пожелания ребят, отправили сразу в школу КГБ. Сейчас там уже идут занятия, я припозднился немного, но по поводу меня здесь уже была договоренность, так что меня сразу отправили на сдачу экзаменов, пояснив, что если я не сдам, то и место в общежитии мне не нужно. Ну а что, все правильно, я не в обиде. Экзамены начались с устных дисциплин, и продолжались три дня, так что сразу после устных дисциплин мне все же предоставили место в общежитии, так как первый и самый трудный экзамен я сдал. Дальше, проще. Огневые и физические дисциплины я сдал в лет, а тактику проведения операций сдал тоже без труда, тут всего за один курс материал. Так я стал курсантом школы КГБ и закончил ее с отличием. А чего там учиться-то оставалось, чуть больше полугода. Да и скучно если честно. Если другим курсантом требовалось шесть часов для усвоения материала, да еще после занятий в казарме теребили учебники, то мне с лихвой хватало всего пару часов, а все остальное время на занятиях я изучал ауры ребят. И много интересного нашёл. Так как я видел не только ауры, но энергетические
потоки, то заметил, что легче всего даётся учеба тем, у кого энергетический сгусток в районе затылка остается таким же розовым, но слегка увеличивается интенсивность свечения, а вот у тех - у кого этот сгусток доходит до алого свечения, тем намного тяжелее, больше энергии видимо затрачивается для усвоения материала. Хотел посмотреть у себя, но через зеркало это не видно, а пленка это не фиксирует. И тогда я стал рыться в библиотеке, и что удивительно нашел. Оказывается работы, по фиксации ауры и энергетических субстанций у нас в стране велись, и к тому же с успехом, вот только развитие это не получило, в смысле эта наука. А тут такие плюшки с правильным регулированием потоками лежат. В этой литературе даже были теоретические выкладки об устройстве аппарата фиксации энергетических потоков, и какие-то простейшие схемы.
        Не долго думая, я решил собрать такой аппарат, благо знания с техникума связи остались по полупроводниковым приборам и сами полупроводники были в достатке в нашей лаборатории. Откуда лаборатория? Так ведь всякой шпионской технике обучать надо курсантов, а собирают их вот в таких лабораториях. Свободный доступ в лабораторию я получил, а надо было просто согласиться на помощь в конструировании всяких штучек, вот от туда и таскал всё, что мне нужно.
        Простейшая схема, которая была в той литературе, оказалась не рабочей, сопоставив теорию работы аппарата с конечным результатом той самой схемы, нашёл грубую ошибку в схеме, а может это и не ошибка была, а специальная дезинформация. Кардинально изменив электрическую схему и собрав аппарат, попробовал заснять себя в разных состояниях. После проявки пленки убедился, что все получилось, я увидел всю свою энергетическую составляющую. Оказалось, что у меня в районе затылка тоже розовый энергетический узел, но он окутан в фиолетовый кокон, и при использовании потоков сознания и увеличении скорости движения - этот кокон увеличивает интенсивность свечения и увеличивается в размерах. Тогда я попробовал «раскачать» этот кокон. Войдя в состояние ра-хат, я пытался воздействовать на него своими энергетическими лучами, исходящими из пальцев. Несколько дней никаких изменений я не замечал, но через неделю после очередной съемки заметил, как кокон мой увеличился в размерах и уже без использования потоков сознания составлял такой же размер. Ха, у меня опять получилось. Теперь я мог читать книгу по диагонали,
затрачивая на страницу по одной секунде и усваивая материал полностью. Ну и как с такими возможностями не окончить школу с отличием?
        Погоны нам выдавали в торжественной, но внутренней обстановке, так как организация у нас закрытая и оффициозу мы не подлежим. Свой аппарат пришлось подарить лаборатории, а они заметили нехватку деталей и не каких-то там диодов... Ну и ладно, я себе другой соберу, уже с электронным носителем, может и камеру получится сделать.
        После окончания торжественной части и получении документов, мне выдали приказ и сопроводительные документы. В приказе значилось, что бы я отправлялся домой, в отпуск, на срок две недели, после окончания отпуска я должен был вернуться на базу. Ну что ж, было бы приказано...
        Домой, в Омск, я прилетел в этот же день, благо билет по требованию взял без проблем. Родителей не предупреждал, а они знали, что я на днях должен приехать, но о точной дате я не говорил. Встреча была бурной и радостной. Мама аж расплакалась на радостях, кое-как успокоил. У отца выходной, дома был, ну мы на радостях и нарезались. Но мама сдерживала, просила подождать горячего. И вот, наконец, мы культурно за столом и с горячим, мама мои любимые манты приготовила. Наелся до отвала, а мама все подкладывает и подкладывает. И вот, когда я наконец откинулся на спинку стула, завязался серьезный разговор.
        - Ну что, сынок, по документам вижу, что окончил школу ты с отличием, а как так получилось, что тебя взяли в эту школу, да ещё на четвёртый курс сразу? И куда теперь дальше? Ведь, судя по всему, тебя провели не просто так, и у
        тебя уже есть место службы? - спросил отец, и налил очередную порцию наливочки.
        - Ты всё правильно вычислил папа, не просто так, а куда - не могу сказать даже тебе. Ты человек военный и сам понимаешь, языкастых туда не берут. Жизнь это сокращает здорово. Сам-то как, как служба? И где же всё-таки Олежка? - перевел я разговор на другую тему.
        - Да что служба? Нехорошие изменения у нас намечаются с этим переворотом. Уже начались сокращения, людей просто выкидывают на улицу, ведомственное жилье отнимают, а куда людям деваться, у кого даже родственников не осталось? Обеспечение урезали, солдатики бедные питаются, чуть ли не одной капустой. Вынуждены отпускать их на подработку к частникам в помощь по стройке, там хоть накормят от пуза, тем и спасаемся. - отец скривился от воспоминаний - Не хочу об этом. А Олег ещё в Ленинграде, что-то не торопится он домой на каникулы. Обещает, что скоро приедет. Ты лучше скажи, зазнобу то себе нашёл?
        Мама увидела, что я поскучнел, и толкнула отца - Витя, ну ты чего? Какая зазноба при его-то режиме, когда бы он успел? Да и Лена...
        - О Лене не надо мама, не зачем её вспоминать, да и забыл я её уже. Пусть живёт, как хочет, это её жизнь. Нам с ней не по пути. Да даже если бы и дождалась, то всё равно бы ничего не получилось, мне на службу меньше чем через две недели. - я встал, меня слегка повело, отец придержал. Отвык я от спиртного, почти три года ни грамма не пил, а тут с отцом уже вторую бутылку наливки добиваем. - Пойду я прогуляюсь немного, развеюсь.
        - Да куда ж ты в таком состоянии пойдёшь-то, сынок, да и времени уже двенадцатый час. Не дай бог в милицию попадёшь, да и так у нас не спокойно, каждый день сообщают о трупах. - Мама серьёзно взволновалась за меня.
        - Ничего мама, я не долго, подышу воздухом немного и зайду. - я прошел в прихожую, и одел свою штатскую куртку в которой и приехал. На улице хоть и лето, но прохладно не по сезону.
        Выйдя на улицу, я решил пройтись по парку, он сразу за дорогой перед домом. Давно я тут не был, любил тут вечерами время проводить с Ленкой... Хм... Опять эта Ленка. Ведь и не думаю о ней уже, серьёзно не думаю, а всё в голову лезет. Ладно, хорош, забыли. А деревья то подросли, и кусты вдоль дороги вымахали. Скамеек побольше стало, а вот свет так и не провели. Сейчас ладно, хоть луна немного освещает, а в пасмурную погоду ведь здесь глаз сломаешь. А воздух какой, только на полкилометра отошел от дороги, а воздух хоть в прок запасай.
        - Так, а там что такое деется? - впереди, где-то в ста метрах от меня, послышался какой-то крик, женский крик, и резко смолк. Не мешкая, но соблюдая меры предосторожности, я поспешил вперед. Меня в тёмной куртке видно с дороги не было, да и я прижимался к кустам. Когда я дошел до предположительно того места, откуда послышался крик, то услышал ещё и какую-то возню, и редкие переговоры с противными смешками. Аккуратно выглянув за кусты, я увидел троих отморозков, которые раздирали одежду у бесчувственной девчёнки. А девчёнка-то, видно домашняя, я по одежде сужу, которую выкинули в мою сторону. Обычная такая одежда, блузка и юбка. Один дылда раздевает, а двое стоят рядом и комментируют: - Давай быстрей Лешак, терпежу уже нет. - Ага, ещё и от тела надо избавиться - вторит второй. Упыри, бляха. Ну, я сейчас избавлюсь от тела, ага, от трёх тел.
        Проломившись сквозь кусты, я вылез на полянку. Вся троица застыла.
        - Эй, ты кто такой? - пролаял судя по всему Лешак. - Пацаны, на нож посадите-ка его, на всякий случай.
        Не стал я разводить политесы, и ждать когда же ко мне подойдут на ножик сажать, а быстренько сам переместился к ним на расстояние вытянутой руки, и так же быстро отключил их, направляя по энергоимпульсу в сонную артерию, сначала стоящих, а потом и Лешака. Они так ничего не поняли, да и как понять, если всё это я проделал за одну секунду. Когда я наклонился к девушке, эти два упыря еще только падали. Оттащив от девчёнки в сторону Лешака, я прислушался к ней, и понял, что она еще жива. На голове огромная шишка, но крови нет, видимо просто вырубили чем то, ага, а вон и вырубатель лежит в виде дрына. А хороша чертовка. Блузку с неё уже содрали, даже юбку стянули, маечка надорванная на ней, да трусики. Краски на лице нет, да она и без краски прекрасна. Волосы вьющиеся, золотистые, глаз не вижу, закрыты, носик прямой, губки алые и без помады, лицо - чисто славянская красавица, а грудь где-то второй размер с плюсиком. Фигурка... про таких говорят; девяносто - шестьдесят - девяносто. Не удивительно, что эти упыри её пытались оприходовать, но вот зачем же убивать такую-то красоту. Сам ведь слышал, как они
хотели потом избавиться от тела. Так, ладно, надо что-то делать, попробую тот трюк, что сотворил с Кречетом. Но сначала действительно лучше избавиться от тел.
        Подойдя к упырям, я при помощи того же энергоимпульса, имитировал остановку сердца, и отволок их подальше с полянки, и закинул за очень густые кусты. Если и обнаружат, то только собаки, да и не страшно, меня никто не видел. Хотя никакого удовольствия я не получил, хотел ведь их в сознание привести, и поизгаляться чуток, ну руки там переломать, ноги, яйца разбить всмятку, а потом подумал, тогда ведь начнут поиск убийцы, а мне это не надо. Могут прохожие появиться, крики услышат, помощь позовут, а у меня тут девушка без чувств. В другой раз разомнусь. Ненавижу упырей, и чем их меньше, тем чище в моей стране. Сегодня вот девушку спас, а скольких спас в будущем, они ведь на этом не остановятся, таких только могила останавливает. А мама говорила, что не спокойно в городе, да она оптимистка у меня. Это уже ближе к хаосу. Ладно, хватит, пора девушкой заняться.
        Я подошел к девушке, присел рядом с ней, и вошел в состояние ра-хат. Я уже автоматически называю это состояние ра-хат, по кодовому слову, так проще. Осмотрев девушку, я увидел какое-то несоответствие в верхней части головы, и в районе затылка. Энергетический узел угасал. Он ещё излучал свет, но уже очень слабо, и с каждой секундой становился слабее. Я чертыхнулся, и стал срочно вливать в нее свою энергию. Как это делается, я не знал, но действовал чисто интуитивно. Я направил в район ее энергоузла свои лучи, и попытался отдать энергию таким образом, но ничего не выходило. Тогда я разместил руки у нее над головой ладошками к узлу, и представил, что вся моя энергия полилась через ладони к ней, и это подействовало. Из моих ладоней полился золотистый свет, прямо к её энергоузлу, и он стал наливаться светом. Дождавшись, когда её энергоузел приобретёт нормальное свечение, я убрал руки, но заметил, как эта энергия стала утекать через разрыв в верхней части головы. Тогда я уже при помощи лучей стал латать этот разрыв, и убирать явно лишнее образование темного цвета. Разрыв в энергоканалах залатать
удалось, и свечение ауры приняло нормальные формы, но энергоузел за время моего лечения снова потускнел, часть энергии улетучилась.
        « Хм..., стало быть, лучи - это как хирургический инструмент, а через ладони я могу управлять энергией. А с Кречетом я это не понял. Тогда выходит с ребятами я как скальпелем ковырялся в их энергоузлах, и ничего не сломал, и у себя тоже.... Вот дурак то а-ааа. Век живи, век учись. Надо будет в этом тщательней разобраться. А сейчас перельём ей еще немного энергии.»
        Я снова занес руки над её головой, и снова сконцентрировался на передаче энергии, и энергия потекла, а я понял, откуда она потекла, да из груди. Там видимо главный узел. Я запомнил это состояние на будущее, и стал наблюдать за процессом. Наконец её узел наполнился свечением, и я прекратил перелив, и почувствовал, что чертовски устал. Случись сейчас драка, и я не смогу так эффективно драться даже с одним противником. Это скорей всего из-за отдачи энергии. А девушка тем временем стала оживать. Я заметил, как у нее задергались веки, значит, все будет хорошо.» Ох дурак то, на ней же ничего нет практически.» Я быстренько скинул с себя куртку, и накрыл ею девушку. Наконец она пришла в себя и открыла глаза.
        - Ой, кто вы? Где я? Что случилось? - задала она первые вопросы, и я испугался, что она потеряла память. Но потом вспомнил, что она не спросила - кто я, и успокоился, решил рассказать полуправду.
        - Если по порядку, то меня зовут Александр, находитесь вы в данный момент в городском парке, а вот что случилось, я бы и сам хотел узнать. Я прогуливался в парке, и услышал крик, потом я понял, что кричали вы, потому как над вами были три уро... хулигана, и срывали с вас одежду. Я вышел на полянку, громко их отругал, и они убежали. А потом увидел, что на вас почти нет одежды, и накинул куртку, и тут вы пришли в себя. - рассказал я на коленке состряпанную историю.
        - Значит Александр? Врёте вы все Александр. - она посмотрела мне в глаза, и улыбнулась. «Ух, ё-ее, а глаза то у неё изумрудные... Да, я ведь... сейчас я ... да что со мной? Мне петь хочется, и петь для неё. Так, соберись, нам ещё объясняться.» Она села, придерживая куртку рукой. - Я ведь уже почти умерла, и видела, как вы что-то делали с моим телом, не прикасаясь к нему, после чего я снова вернулась в своё тело. Вы экстрасенс Александр?
        « Как так случилось, что она выходила из своего тела, и я этого не заметил, выходит, выходила душа, а душу я, значит, не вижу. Да-аа, прокол, и что теперь говорить?» - Нет,... Э-ээ...
        - Александра. - «и такая милая у нее улыбка, да что со мной такое?»
        - Так мы тезки выходит Сашенька?
        - Сашенькой меня зовёт только папа, но вы, если хотите, можете звать меня Сашей. - « и опять такая игривая улыбка...»
        - Так вот,... Хм... Саша, я не экстрасенс, я военный, просто мне хотелось волосы ваши потрогать, но я боялся, а потом вы очнулись, и я быстренько накрыл вас курткой. Я ничего не видел, честное слово. - «ну прям как первоклассник, да очнись же ты, околесицу какую то несешь. Хотя, что еще тут придумаешь?»
        - Прям, так и ничего? - «и снова такая озорная улыбка, а зубки ровненькие, беленькие. На вид лет девятнадцать ей, кажется, я пропал...» - Ну ладно, не хотите говорить, не надо. В конце концов, каждый имеет право на свои секреты. И СПАСИБО тебе.
        - Для тебя Саша, все что угодно. - «это что это я такое сказал?» - В смысле на моём месте так поступил бы каждый...
        - Значит всё что угодно? Может, тогда проводишь меня до дома? А то ведь в таком виде я могу и не дойти... - «ну откуда у ней эти бесенята в глазах? Быстро она оклемалась, и не сказать, что буквально десять минут назад при смерти была.»
        - Конечно, провожу. Куда тебя отвести? И кстати, как так получилось, что ты одна, в такое позднее время и в парке?
        Саша встала, повернулась ко мне спиной, одела куртку в рукава, и, застегнувшись, повернулась ко мне. Куртка ей была чуть ниже по... , ну вы поняли. Юбочка была разорвана, и как одежда уже не годилась, ну а куртка выглядела на ней как кожаное платьишко.
        - У подруги я засиделась, мы готовили вместе кое-какой проект, ну и не уследили за временем. Папа ее хотел меня проводить, но я отказалась, мне тут всего-то через парк пробежать, ну и побежала, а на выходе с подъезда была эта троица. Мимо них я прошла спокойно, никто ничего не сказал, только взглядом провожали, а вот когда я зашла в парк, они бросились за мной. Я побежала, но посреди парка они меня догнали, а дальше ты знаешь. Магазин «Океан», знаешь, где находится?
        - Конечно, это в моем доме. - удивился я.
        - Хм... , так и я там же живу. Что-то я тебя там не видела никогда. Тебя бы я заметила. - удивилась она не меньше моего.
        - Так я сегодня только приехал, давно дома не был, почти три года, служба... - пожал я плечами.
        - Понятно, поэтому и не видела. Мы два года назад только переехали в этот дом, и вообще в этот город, до этого жили в Ленинграде. - пояснила она, и с грустью вздохнула. - Ну что, пойдем?
        И мы потихоньку пошли в сторону дома. Нашего дома.
        - А где ты служишь? - спросила Саша - Если конечно это не секрет.
        - Я... Э-ээ... не могу сказать, извини, но на благо Родины. - «блин, и не скажешь ведь правду, да я толком и сам не знаю, где я служу. Не говорить же что в группу «Антитеррор», это закрытая информация. Да и «Антитеррор» какой-то странный, с ребятами то общался, они говорили, что у них есть база в центре города, особо и не шифруются, но стараются всё же не светиться, а у нас же база в лесу, где-то у черта на куличках, да еще и под землей.»
        - Ну, секрет, так секрет - расстроилась она, стараясь не подавать виду, но я-то заметил. Блин, может анекдотами ее развеселить?
        Идея удалась, до дома она уже дошла с весёлым настроением. По дороге нам так никто и не встретился, ну и хорошо. Я проводил её до подъезда, мой, кстати, соседний, и показал ей окна своей квартиры, там еще не легли и свет горел. Она мне тоже показала свои окна, там тоже ещё не спали. Обменялись телефонами, и, поцеловав меня в щёчку, она побежала домой. Я ей сказал, что бы она выглянула в окошко, что бы убедиться, что с ней всё в порядке, и спасать больше не надо. Дождавшись, когда она выглянет из окошка, я помахал ей, и пошел к своему подъезду. А одежду свою изорванную она подобрала, дома, говорит, выброшу. Когда только успела, я и не заметил. И что самое поразительное, как я мог забыть о её одежде. Это ведь УЛИКА. Что то со мной не так после этой встречи, туплю по страшному.
        Я дошел до своего подъезда и присел на лавочку. На улице никого, и неудивительно, времени-то уже второй час. Температура градусов пятнадцать всего, а в рубашке-то одной прохладно. Но мне надо немножко подумать. Что же мне теперь делать, точнее как быть? Что делать-то понятно, от службы меня никто не освобождал, да и не против я служить, а вот как быть с Сашенькой? Понравилась она мне, очень. Да что там, я кажется, в нее влюбился, вот так то. С Ленкой у меня такого не было. Просто встречались, но что бы испытывать какую-то страсть к ней - не было этого. А тут меня просто клинит. Да ещё эти изумрудные глаза, они меня околдовали просто. Ладно, завтра если позвонит - будем думать, а теперь пора домой, родители, поди, волнуются.
        На следующий день, прямо с утра, она мне позвонила, и мы договорились встретиться во дворе. Она отдала мне мою куртку, и мы ещё проболтали часа полтора. При свете дня я вообще не мог оторвать от неё взгляд, и она, конечно же, это заметила, и, по-моему, ей это даже понравилось. Видимо я тоже был в её вкусе. На вечер договорились сходить в кинотеатр, на фильм «Пираты 20 века». Странный выбор для девушки, при том, что фильм выбирала она.
        Вечером, после похода в кино, на пути к дому, я ей всё-таки рассказал, что служу в КГБ, но без подробностей. Впрочем, её это не испугало и не оттолкнуло. Гораздо больше её огорчило, что мне скоро на службу. Ей самой тоже еще два года учиться, и учёбу бросать она не собирается. Условились на двухгодичной проверке чувств. Кстати, она призналась мне, что я ей не безразличен, и даже очень не безразличен, сразу после моего признания чувств к ней. Так что, может, что и получится. Родители у неё простые работяги, папа авто-слесарь, а мама учительница в младших классах.
        Когда мы дошли до дома, она затащила меня к себе домой и познакомила со своими родителями. Мне они очень понравились, простые люди, без всяких заморочек. Впрочем, как и я, им. Мы немного посидели, попили чай, и я пошел домой.
        Так мы провели вместе все оставшиеся дни. Я её приодел, благо денег у меня было достаточно. Насилу удалось мне её убедить, что это мне только в радость, не хотела принимать подарки. В итоге получил от неё очень долгожданный поцелуй в губы и искры радости в её изумрудных глазах, а большего мне и не надо. Моим родителям Александра, или уже Сашенька, очень понравилась. Мама её уже называет дочка, Саша пока зовет маму Лидия Васильевна.
        И вот пришло время отправляться на службу. Братишка так и не приехал, загулял, поди. Но в телефонном разговоре он сказал, что билет уже куплен, и сказал, что едет с сюрпризом. Интересно, что за сюрприз. Наверняка девушку везёт для знакомства с родителями. С его-то любвеобильностью вполне возможно. Приедет завтра, ну а мне уже сегодня в дорогу. До поезда попросил меня не провожать, не люблю долгие проводы. Отдал оставшиеся деньги маме, мне они как-то и не к чему, там полное обеспечение. Попрощался с родителями, поцеловал Сашеньку, и сев в такси отправился на вокзал.
        Еще одна страница моей жизни перелистнута. Теперь у меня есть ради кого жить. Так уж получилось, что некому мне было отдать свою душу, Ленку не считаем, это просто жизненный опыт. И вот теперь в моей душе разгорается пожар. Мне становится тепло только при одной мысли о Сашеньке. Не знаю, как перенесу я разлуку, мне её уже не хватает. При одном только воспоминании её смеющихся глаз, я забываю обо всём на свете. Это просто чума какая-то.
        ГЛАВА 4
        До Купавны я добрался без происшествий, а там меня уже встречали. Хоть я и знаю, как добраться до базы (когда ехал на учебу запомнил дорогу), но пропуска на саму базу у меня не было, потому и дал телеграмму. Встречал меня Филин. Он искренне порадовался за меня, поздравил с лейтенантскими погонами и мы отправились на базу. Прибыв на базу и оставив свои вещи в своей же комнате, благо никто её не занял, сразу отправился к командиру. А тут ничего не изменилось. Группы на заданиях, присутствует несколько человек всего, повышают свою боевую. Кто в тире, а кто занимается в спортивном зале, друг друга валяют. Увидев меня, они очень обрадовались. Ведь как, только у них начало что-то получаться, и тут у меня дембель и учеба. Больше полугода меня не было, как бы, не растеряли они все свои достижения.
        Дойдя до кабинета командира, я постучался и вошел.
        - Разрешите товарищ майор? Лейтенант Стрелок после обучения и отпуска прибыл! - я встал по стойке смирно и вытянулся в струнку.
        - Ну, ну, Ухват, не тянись так, не в строю. Или уже всё таки Хват? - майор, улыбаясь, подошёл ко мне и протянул руку. - Рад, что прибыл, заждались мы тебя. Ребята уже чуть ли не каждый день о тебе спрашивают. - «ох и крепкая же у него ручище, никак не привыкну. Вроде и не Геракл, а подиж ты. А почему он сказал Хват? Это что, первая буква в смысле «ученик»?» - Присаживайся, давай. Как тебе новый позывной? Привыкай, теперь это на постоянно. Теперь ты не «младший научный сотрудник», а полноправный член «научного сообщества»
        - И в чем же будет заключаться «наука»? Я ведь так толком и не знаю задач, которые нам надо решать? - «сейчас-то хоть скажут, куда я вляпался? Наверняка куча подписок потребуется. И я не ошибся.»
        - А вот об этом мы сейчас с тобой и поговорим. На-ка вот, прочитай и подпишись для начала. - он протянул мне папочку и ручку.
        Ну, так и есть. Я, такой-то - такой-то, обязуюсь... и тд. и тп. Я подписал везде, где требовалась подпись, и протянул папку майору.
        - Ну, вот теперь и поговорим. Что ты знаешь о ликвидаторах? - спросил майор, и внимательно посмотрел в мои глаза. «Ну-ну, посмотри, что ты там хочешь увидеть?»
        - А что тут знать? Есть тело - есть дело, нет тела - нет дела. Я догадывался, что мы занимаемся ликвидациями, или вас интересует моё отношение ко всему этому? - майор, немного удивившись, всё же качнул головой. - Вы знаете, товарищ майор, я считаю, что всё же такая служба нужна, да она просто необходима. Не всегда честным способом можно засадить отъявленного головореза за решётку, в последнее время даже, они чаще сразу выходят из-под стражи за недостаточностью улик, которые в свое время подчистили его же подельники, или ещё того хуже - купленные менты. А адвокаты играют роль посредников. И лично моё мнение - таких мразей, надо лечить только зелёнкой на лбу, начиная с нижнего звена и до самого верха. Вот только сомневаюсь я, что верх убрать удастся, не из-за профессионализма - а просто тупо не дадут.
        Майор встал, прошелся по кабинету с задумчивым видом, остановился у карты Советского Союза, которая висела на стене полуприкрытая шторкой и о чем-то задумался. Я не беспокоил его, ожидая, когда же он очнётся. Наконец он отошел от карты, сел на стул и сказал.
        - Если бы не эта подписка, - он показал на папку - ты бы отсюда уже не вышел. Кто тебе рассказал про суть наших операций?
        Я поежился под его взглядом, но раз сказал «а», говори и «б». - Да никто мне ничего не говорил товарищ майор, всё это я понял самостоятельно. Здесь ведь не нужно иметь ума палату, что бы понять для чего всё это нужно. Первым звонком была гибель Бурята, а убедился уже, когда вытаскивали Удава. Подготовить лаз в милиции не просто, и очень не просто сохранить его без использования на протяжении долгого времени. Это говорит о том, что возможностей у нас много, а много возможностей только у государства. Сопоставил эти факты с гибелью Бурята, первоклассным снайпером, который на задание брал винторез, и всё сложилось. А еще я иногда слушаю новости. Вот и всё.
        - Ты прав, не сложить два и два - это надо быть дегенератом. Ну что ж, я рад, что у тебя такое отношение к нашей работе и нет предубеждений. Но ты говоришь об этом так спокойно, что возникает чувство, что тебе уже приходилось проводить ликвидации. - майор очень внимательно посмотрел на меня своим сканирующим взглядом, что мне стало как то не по себе, и я решил не скрывать о случае в парке. В конце концов, я кончил упырей, и о них никто не скажет хорошего слова.
        - Вообще то да, приходилось, и совсем недавно, в отпуске. - и я рассказал как и когда всё произошло, умолчал только о способе убийства, сказал только, что остановил сердце сильным ударом ладошки в район груди. Майор сделал какую-то пометку в своем блокноте и перевел разговор на другую тему.
        - Хорошо, это мы проверим, заодно концы подчистим, если там будет что-то прорисовываться о тебе, но тебе сразу же надо было позвонить на базу и сообщить об инциденте, и впредь никакой самодеятельности. А теперь задание лично для тебя. Через три месяца будет проверка моих орлов на физподготовку, самооборону без оружия и быструю атаку. Большее внимание прошу уделить на первое слово, так как с атакой у них все в полном порядке, а вот скорость в конкретном случае - очень необходима. Прошу заметить, что основным критерием проверки будет являться именно быстрая атака. Не подведи меня Хват, от этого будет зависеть наша проффпригодность. - Майор устало откинулся на спинку стула и полуприкрыл глаза. «Видимо действительно поставили жёсткие условия. И кто будет проверяющим интересно?»
        - Сделаю всё, что от меня зависит товарищ майор. Да, разрешите спросить? - майор махнул головой - Возвращаясь на базу, на поезде, я купил желтую газетёнку скоротать время, кроссворды порешать, ну и наткнулся на статью о «Белой Стреле», там какого-то банкира порешили, это... - я задумался, как это сформулировать, а майор смотрит на меня и ждёт собака такая. Нет помочь как то. - Это не о нас?
        - Хм, да как тебе сказать? - он, наконец. улыбнулся и расслабился. - Тут вот какое дело, банкир этот, дважды судимый за хищения государственной собственности, Хлястиков Семен Григорьевич, в бандитских кругах просто Хруст, не успев выйти с колонии, вдруг стал практически сразу банкиром. И банк был создан с нуля и так быстро, что невольно заинтересовались сим фактом сотрудники по экономическим преступлениям. Покапали немножко, на первый взгляд всё законно. Тогда они копнули глубже, и выяснился факт... Не важно, в общем, он спонсировал терроризм на отмытые деньги наркотраффика, и придумал всё это именно он. Местные бандиты спонсировали его деньгами на первое время, а потом стригли бабло - как травку на лужайке. Когда его ликвидировали, а это происходило в его загородной резиденции, он раскладывал какие-то карты, ну и одна карта упала прямо на него, а остальные остались лежать на столе рубашкой вверх. И упала на него карта именно белой стрелы. Крот это заметил, но оставил все как есть. А когда появилась информация по этому убийству в СМИ, на факт карты с белой стрелой было указано особо. Вот тогда и
было принято решение оставлять после себя карты с белой стрелой. Впрочем «Белой Стрелой» нас окрестили с первой же картой банкира. Ну а теперь мы поддерживаем это реноме. «Белая Стрела» ведь просто так никого не наказывает. Пусть знают, и бояться, может поменьше станет этого мусора. Ну, я ответил на твой вопрос? Хорошо, а теперь приступай к своим непосредственным обязанностям.
        - Так точно. Товарищ майор, а когда я буду участвовать в ликвидациях? Просто... не хотелось бы мне всю жизнь заниматься тренерством, не моё это.
        - я опустил плечи и понурился, мне и в правду не улыбается постоянно околачиваться на базе и заниматься одним и тем же.
        - Вот обеспечишь мне качество при проверке, вот тогда я тебя и буду привлекать в группы, а сейчас разговор окончен. Ступай на своё рабочее место.
        - Есть, так точно. - я повернулся и собрался идти, но тут майор добавил.
        - И поменьше этого «есть» и «так точно», на базе мы дома, а дома - как дома, уяснил?
        - Так точ... в смысле, уяснил, простите. Пошел я тогда, ребята ждут.
        - Иди уже, иди. - спровадил меня майор.
        Следующие три месяца для меня прошли как во сне, не в том плане, что все время спал, а как раз наоборот, но практически не запомнил эти дни. Они проскальзывали в сознании, как сон после побудки. Но кое-что я все-таки помню, а именно - я разобрался со своими возможностями управления лучами с пальцев. Всё оказалось не просто, а очень просто. В момент вмешательства в узел, на что ты рассчитываешь, то и получаешь. То есть - если ты хочешь что-то изменить и думаешь только об этом, то лучи становятся как бы пластичными и гибкими при соприкосновении с энергетическим узлом человека. И если производить что-то типа массажа на отличающихся участках узла, то со временем узел будет становиться более однородным. Да, энергетические узлы практически у всех людей имеют более тусклые участки, и эти участки чаще всего находятся на одном и том же месте. Когда в школе я рассматривал свой энергетический узел, то заметил, что у меня эти участки более яркие, чем у наших ребят, ну и сравнил наши возможности. Вывод - именно эти участки и отвечают за скорость и реакцию. После этого я стал воздействовать на ребят перед
каждой тренировкой, сажая их в рядок и заставляя медитировать, а сам тем временем провожу «массаж» узла. И дело пошло. Времени на это уходит часа полтора, но это время с лихвой компенсируется последующей тренировкой. Ребята видят результаты своих достижений и лишних вопросов не задают, когда очередной раз перед тренировкой я заставляю их медитировать. Спал я эти три месяца очень мало, в сутки выходило часа по три четыре. Ну а как вы думали. Тренировать то приходилось сорок три человека. Майор после моего возвращения собрал всех в родное гнездо, отложил все операции (уж не знаю как у него это вышло, не однократно я слышал перебранку командира с нач.штаба), но учебный процесс обеспечил. Разделив всю эту ораву на четыре группы, я и приступил, отведя каждой группе четыре часа.
        Результаты меня порадовали. По истечении этих трех месяцев, любой из наших ребят мог драться со мной практически на равных. Но я все же был быстрее их, и увеличить им скорость далее я уже не мог. Последние полмесяца, мои «массажи» уже не приносили почти никакого результата.
        Если смотреть на них во время выполнения какого-то приёма, то можно заметить только смазанные движения, как крылья у птички колибри. Майор был очень впечатлён. Он уже не скрывал своей радости, и день перед проверкой мы все провели в отдыхе. Каждый занимался своими делами, а я, наконец, выспался от души. Последние дни мне приходилось в медитациях выводить себя с черты нервного срыва. Спал я ровно сутки, и никто меня не беспокоил. Снов не было, от слова совсем. Проснулся от прикосновения. Это дежурный был послан разбудить меня, приехала комиссия, и мне следовало присутствовать. Хоть и не сам проснулся, но встал полностью отдохнувшим и бодрым. Быстро умывшись и одевшись, перекусил шоколадкой, которую накануне утром принёс себе в комнату и побежал в спортзал.
        В спортзале уже находились все группы с одной стороны зала и с другой стороны сидели на лавочке незнакомые молодые люди, в количестве десяти человек. Ну как молодые, под тридцать то им точно есть. Выглядят все как-то одинаково. Спортивные фигуры, одинаковые стрижки, да и ростом похоже все одного, сидят они, определить сложно. Среди них не только славяне, вон тот крайний слева похож на корейца, а может и китаец. По середине вижу таджика, а рядом с ним - то ли бурят, то ли казах. Второй справа чеченец, точно чеченец, их спутать сложно. На вид крепкие и поджарые, ни грамма лишнего веса. Ну, этим нас не удивишь, наши ребята выглядят не хуже. Но вот их глаза, глаза снулой рыбы, вгоняют в дрожь. Вроде смотрит на тебя, а такое чувство, что тебя и не видит, ты ноль, пустое место. Это глаза убийц. Хоть и мы не футболисты, но у ребят всё же взгляд другой, какой-то осмысленный. Видимо с ними предстоит парням состязаться.
        Ну, вот, наконец, и командир зашёл с группой. Павла Константиновича вижу, а вот двое других не знакомы, да и лиц их не разглядеть. Оба в штатском, как и командир, на головах шляпы с широкими полями, которые прикрывают лицо. Хм, в помещении и в шляпе, нелепо как то. Присели они в дальний темный угол, и наконец, сняли шляпы, но лиц всё равно не видно. Конспираторы хр... блин. Да и ладно, мне не особо и интересно, может быть пока...
        Майор отделился от группы проверяющих и направился к нам. Собрав всех возле себя, он поставил задачу.
        - В общем, так парни, вон те ребята - это спецназ ГРУ. Ребята, много повидавшие на своем веку, и много кого проводившие в век иной. Подготовка у них считается исключительной, лучше них у нас и нет никого. Ваша задача опровергнуть этот факт. Один из проверяющих всё это и затеял, очень хочет прикрыть нашу лавочку, так что не подведите парни. - командир охватил нас общим взглядом и увидев, что никто не стушевался, махнул головой. - Я так и думал. Вы уж тут сами составьте очередность. После боя отходите в сторону. Начало боя зеленый флажок, конец - красный. А я пока переговорю с оппонентами. - И он пошел к ГРУшникам.
        Когда он подошел к ним, ГРУшники встали и обступили командира. С минуту они о чём-то беседовали, до нас звук голосов не доходил, но по виду ребят было видно, что они не очень довольны результатом переговоров. Вскоре майор вернулся к нам, что бы, что-то видимо добавить к вышесказанному.
        - Так, парни, я сейчас с ними разговаривал по поводу очередности, хотел, что бы они выходили по очереди, дабы дать отдых после боя, но они очень самоуверенно заявили, что будут работать, пока хватает сил. Их десять, на каждого получается, по четыре человека, а кому то достанется и по пять. Я пытался их убедить, что это не самый лучший выход, но они упёрлись... Впрочем, пусть делают, как хотят. Да, Хват, тебе не надо бы выходить, тебе они не соперники, и я не хотел бы, что бы тот гусь увидел твои способности. - тут подал голос Павел Константинович, и круговым движением руки показал майору, что пора бы уже и начинать. - Ладно, парни, удачи вам! - и он поспешил к группе проверяющих.
        - Ну что парни, как будете выходить, по старшинству? - предложил я вариант.
        - Неплохой вариант. - ответил Филин - Значит я иду первым, дальше сами распределите. Ну, я пошел, вон, от них уже вышел один.
        - Ни пуха, Филин! - пожелал я.
        - Хват, иди к черту! - и улыбается зараза. Нет, всё-таки в наших парнях человеческого больше, чем у этих ГРУшников. От них за версту мертвечиной разит. Взять Филина, сколько он уже служит, скольких он уже проводил, а всё-таки остался человеком способным на эмоции, что не заметно за противником. А, может, я их просто мало знаю, близко не общался.
        Тем временем Филин уже вышел на ковёр, изобразил легкий поклон противнику, ГРУшник отзеркалил, и встали в боевые стойки в полутора метрах друг от друга, ожидая друг от друга действий. А парнишка-то не низенький, метр восемьдесят - восемьдесят пять где-то. Филин-то поменьше будет, на четверть головы где-то, ну это ничего не значит. Выглядит очень подтянуто, весь перевит жилами. Хоть он и в кимоно, но временами можно заметить тело. А ведь они все такие. Как с конвейера. Лица только разные. Этот славянин. Лицо ничем не примечательно, никаких запоминающихся черт. Такое лицо и не запомнишь. Впрочем, наши парни в этом тоже не отличаются. Боевая стойка у него, чем-то похожа, на стойку в карате-до. Стоит не напряженный, будто ему нечего опасаться. Ну, это ты зря. Вот, наконец, Филину надоело выжидать действий противника, и он проявляет инициативу. Быстро сокращает дистанцию, и правой рукой, прямым, пытается пробить в грудь. Противник купился, выставил блок левой рукой со смещением корпуса в правую сторону и пробивает правой ладонью в шею, но уже в следующую миг он оказывается на ковре. Никто ничего не
заметил, даже я, а трудно заметить ускоренные движения, не находясь в боевом режиме. Надо отдать должное ГРУшнику, через три секунды он всё же встал, и попытался восстановить дыхание. Видимо Филин ему в грудь зарядил. Восстановив дыхание, он уже встал в стойку не так расслабленно, а в глазах появилось какое-то осмысленное выражение. В них явно читалось недоумение. Ведь лежать сейчас должен был Филин. Все верно, если бы я не развил у ребят реакцию и скорость, то так бы всё и произошло.
        Следующей атаки не пришлось долго ждать, в этот раз атаковать начал оппонент. Сделав обманное движение ногой в область корпуса, он быстрым разворотом выкинул ногу в район головы, и так быстро всё это произошло, что я испугался - что Филин пропустит этот удар, но я ошибся. Филин просто подбил опорную ногу, и добил уже локтем, в грудь упавшего. Туше. Никто не заметил, почему упал ГРУшник, но заметили, что в момент, когда голова Филина должна была соприкоснуться с ногой противника, её просто там не оказалось. Мгновение, и он уже лежит на противнике, и пробивает в грудь. В этот раз боец пролежал секунд десять, попытался встать и не смог. Со стороны проверяющих подняли красный флажок. Филин встал, протянул руку бойцу и поднял его, но дышать ему всё еще было тяжело. Подошли его друзья и увели к себе. Филин отошел в сторону. ГРУшники собрались в кучку, и что то азартно обсуждали, и вот наконец на ковёр вышел чеченец. С нашей стороны вышел Грек, капитан. Почему его так назвали, мне потом ребята рассказали. Однажды, когда группу выполняющую задание зажали, он отжигал - словно танцевал сиртаки. Но благодаря
именно таким вот движениям, группа и вылезла из переделки. Противник просто не мог попасть в него, а он с каждым движением нёс смерть.
        Соперники вышли на ковёр, встали друг против друга и стали ждать отмашки зеленым флажком. Как только зеленый флажок просемафорил, чеченец сразу сократил расстояние и выстрелил кистью левой руки согнутыми пальцами в первых фалангах в район горла, вообще-то такой удар смертелен, но Грека на том месте уже не было, он стоял сзади. Похлопав ГРУшника по правому плечу, он тут же пригнулся и во время, потому что в этот миг, если бы он стоял, то был бы нокаутирован стопой правой ноги чеченца. Вообще бой - какой-то неправильный, дёрганый. Если бы против Грека был один из наших парней, то и бой получился бы красивый, и продлился бы минуты две, а то и три, а так, одно разочарование. Ну правильно, их же учили совсем другой школе, против Вьюжки всё это бессмысленно. И чего Грек только уварачивается, пора бы уже... а хотя и уже, все противник в нирване. Никаких движений с его стороны не видно. Вот подскочили его товарищи после красного флажка, прощупали пульс, и успокоенные потащили его за ковер. Спустя минуту, чеченец пришёл в себя, и обескураженный и злой сел на лавочку. По нему видно, что ему очень больно, но
виду он старается не подавать. Уважаю.
        - Так, парни, такое больше не вытворять, не надо нам настраивать ГРУшников против себя еще больше. К чему эти танцы? Можешь закончить бой быстро - действуй. Против нас они просто дети. Но и калечить не надо. Выводим из строя мягко, но надёжно. - проинструктировав парней я посмотрел в сторону проверяющих. Там происходила какая-то жаркая дискуссия. Наши оппоненты тоже что-то обсуждали...
        Как и следовало ожидать, после моего инструктажа, бои проходили очень быстро, от пяти до десяти секунд, и заканчивались нашей победой. Чаще всего противника закручивали в бараний рог, и не давали ни одного шанса на то, что бы вырваться с болевого. Этого было достаточно. И вот, когда я хотел присоединиться к своим парням, после боя они собирались в другом месте, неожиданно подал голос один из проверяющих.
        - Молодой человек, а вы куда уходите? - проскрипел как не смазанная телега голос проверяющего - Мы еще не закончили, и будьте добры выходите на ковёр.
        Тут вмешался командир, и у них опять завязалась ожесточённая дискуссия на повышенных тонах, но это не возымело действие, и этот «жировик», а выглядел он действительно как жировик, такой же безобразный и не нужный (ну это с моей точки зрения), повторил своё указание.
        - Ну, что же вы стоите, молодой человек - «выплюнул» «жировик» - мы можем предоставить вам небольшую фору в одно очко.
        Я посмотрел на майора - тот махнул рукой, взглянул на ГРУшников - они стояли смурные, но с надеждой, что хоть одного удастся завалить. Надо же, у них даже взгляд изменился. Здесь была и боль, и интерес, и злость и даже какое-то чувство стыда присутствовало. Просканировав их в состоянии ра-хат, я увидел, что у каждого происходили какие-то переживания, их эмоции протуберанцами вырывались из оболочек, меняя свой цвет с одного на другой, лишь у троих цвет не менялся, их оболочка в районе головы была стабильно красного цвета, а у чеченца так и почти что, бурого. Кажется, я понял, в чем тут дело. Это те, которые заканчивали свой бой полным поражением и при этом сильно пострадали физически. А чеченец - тут особый случай. Не любят они быть битыми, менталитет не тот.
        Перейдя на обычное зрение, я посмотрел на наших ребят, те на обещание форы только ухмыльнулись.
        - Не надо форы товарищ... Э-э...
        - Квебек, зовите меня Квебек. - проскрипело тело.
        - Хорошо, не надо форы товарищ Квебек, я о другом задумался. Мне одного противника мало, мне нужно не меньше трех противников. Не сочтите за хвастовство, но любого из ваших ребят я уделаю менее, чем за одну секунду, а так хоть чуть-чуть разомнусь.
        - Ты издеваешься надо мной, лейтенант? - проревела харя. Ух, ты, даже звание выяснил. - Никак нет товарищ Квебек, хотел как лучше. Ну нет, так нет. - пригорюнился я.
        - Хорошо, - уже более спокойным голосом проскрипел Квебек - будут тебе трое. Но если тебя вынесут, то вся проверка провалена! - подытожил «жировик».
        Я вышел на ковёр, от ГРУшников вышли трое. Ну конечно, кто бы сомневался. Вышли как раз те, что были не удовлетворены поединками, хотят сатисфакции, мы вам это устроим. М-да, судя по выражению их лиц, бить будут сильно, и не факт что аккуратно. Они обступили меня с трех сторон, и стали ждать зеленого флажка. А вот и он. Сразу же перейдя в ускоренный режим, я заметил, как начал движение чеченец. Его правая нога пошла мне в район солнечного сплетения, и всё это происходило с таким замедлением, что я мог пробежаться вокруг этой троицы пару раз, пока нога достигнет заданной точки. Надо бы добавить, что в момент моих перемещений, воздух как бы спрессовывается, как кисель, и, преодолевая его, затрачивается довольно много сил, заодно тренируя мышцы и укрепляя кости.
        Тот, что был сзади и левее меня, сместился чуть мне за спину, и приготовился добивать, а третий стоял на подстраховке сзади и правее от меня. Не став мудрить, я отошел левее и назад, и подтолкнул заднего добивальщика на своё место, а сам отошел чуть в сторону. Удар был очень силён, и даже если бы ударяющий попытался остановиться в последний момент, у него бы ничего не вышло. Не ожидающий подлянки добивальщик, напоровшись на стопу чеченца, просто улетел метра на три, и там застыл в позе эмбриона. Увидев это, чеченец заорал как медведь и кинулся на меня. Страхующий оказался сзади меня и резким ударом правой руки попытался пробить мне по печени. Удар очень болезненный, и случись под него попасть, тут бы мне и конец. Боль от такого удара с каждой секундой только нарастает. Чеченец же, пробил мне прямым в челюсть, ну он так думал. Я повторил тот же прием. Уйдя в лево и назад, я подтолкнул страхующего на своё место, и они удачно вырубили друг друга. Чеченцу удар попал в живот. Удар был очень силен, и он еще долго приходил в себя на ковре, а страхующему удар попал точно в верхнюю челюсть, ну и ему этого
хватило, он упал без чувств. Весь бой занял три секунды, и пока в зале соображали, что же произошло, я быстренько наклонился над первым поверженным и пощупал пульс, пульса не было. Войдя в состояние ра-хат, я увидел, что главный энергоузел, находящийся в районе солнечного сплетения, плавно затухает. Быстренько положив правую ладонь ему на грудь, перелил часть своей энергии, и энергоимпульсом с указательного пальца запустил ему сердце. Я не был уверен, что из этого, что-то выйдет, но решил всё-таки попробовать и это помогло. Боец натужно вздохнул и зашевелился. Наконец прибежали его товарищи, и подняли его. Думаю, никто ничего не понял, что я с ним делал, да никто и не заметил, что боец уже умирал, все прошло очень быстро, и со стороны выглядело, будто я подошёл к пострадавшему, потрогал пульс, перевернул его на спину, и он сразу вздохнул.
        Чеченца и третьего бойца, тоже уже привели в чувство, и они отошли к своим лавочкам и тихо о чем-то заговорили. Я уже хотел отправиться к своим ребятам, но тут от ГРУшников отошёл один из ребят и направился ко мне. Когда мы поравнялись, он протянул мне руку, и я крепко пожал её.
        - Семён. Зовут меня Семён или просто «Рубин». Не знаю, что это было, но это было круто. Все ребята впечатлены. Особенно последним боем. Что это за вид борьбы? Ни разу с таким не сталкивался. - Семён смотрел мне в глаза и ждал ответа. Да, глаза, в них уже была жизнь, а не смерть, как перед началом проверки. И я порадовался за него, что ж, стало быть это того стоило.
        - Зови меня Хват. - представился я - А борьба называется Вьюжка. Ты действительно о ней ничего не можешь знать, потому что её изобрели недавно, и знает её очень ограниченное число людей. Извини, больше ничего не могу сказать, секретность, сам понимаешь.
        - Я рад, что её знает малое число людей, иначе трудно бы нам пришлось. И спасибо тебе Хват, ты расшевелил наше болото, и у нас снова появился стимул. Думаю, мы еще пересечёмся в этой плоскости, так что не прощаюсь. И вот ещё что, Шатун на тебя заточил зуб, будь осторожен. Это...
        - Я думаю, что знаю, о ком ты говоришь, это тот чеченец, верно? - я улыбнулся и посмотрел в сторону, где сидели ГРУшники, Шатун сидел наособицу, и буравил меня взглядом.
        - Да, верно, это он. А ты внимателен. Ладно, удачи тебе, пойду к своим. - на прощание мы пожали друг другу руки и направились каждый к своему «прайду».
        Ребята встретили меня с большим оживлением и радостью, каждый норовил похлопать меня по плечу, чуть все плечи не отбили заразы. А вот в стороне, где сидели наши проверяющие радости - видно не было, там происходил какой-то спор на повышенных тонах, и спустя какое-то время Квебек резко встал и чуть ли не бегом направился к выходу. За ним нехотя последовали остальные проверяющие. Уже у двери, майор остановился и подозвал Филина, они о чем-то переговорили, и майор помчался следом за группой проверяющих.
        Подойдя к нам, Филин сказал, что бы я через час заглянул к майору, а сам подошел к группе ГРУшников, и повёл их к выходу. На мой вопрос - как их допустили к объекту, секретность ведь, ответил мне Грек.
        - А никто им объект и не показывал, привезли в закрытом микроавтобусе без окон в гараж, оттуда на лифте сразу на этот уровень. Что бы, не смогли вычислить, куда их завезли, их очень долго катали по городу, потом по полям, затем снова по городу, а потом уже на базу. С проверяющими обошлись так же. Обратно повезут уже по другому маршруту, да там и маршрута-то нет как такового, но по времени приблизительно одинаково. Хоть у нас и бардак сейчас в стране, но за нашей секретностью следят. О том, где мы находимся, сейчас уже наверху не знает никто, их «ушли». Этот Квебек о нас знает только, что мы есть, а вот какие задачи мы выполняем и где находимся - он не знает. Паскудная личность, приходилось сталкиваться с ним пару раз, дерьмократ хренов. За малым его не «уволили», просто не успели, а теперь боюсь на него и задание дать не кому. Второй о нас знает больше, чем мы занимаемся - тоже знает, но опять же, где мы базируемся, не знает. О нем ничего плохого сказать не могу, но и хорошего тоже. Сам он задания не даёт, не его уровень, но исполнителен и щепетилен. Тот кто над ним кстати, о нас тоже ничего не
знает, он просто выдает задание, а этот пересылает его нам. - закончил Грек.
        Все наши ребята внимательно слушали его, за исключением нескольких старичков, и мотали на ус информацию.
        - Слушай, Грек, - спросил я - а ты сейчас никакой секретной информации нам не выдал? Я могу, конечно, и ещё одну подписку дать, но тебе ведь может не поздоровиться.
        - Да здесь нет никакого секрета, вот майор возможно с тобой поделится сейчас чем-то, что остальным знать не следует, а это открытая информация. Я ведь не сказал кто они и чем занимаются, так что, не переживай. - улыбнулся Грек, и все сразу расслабились. - Ладно, хватит языком трепать. Сейчас у нас свободное время на час, дальше по графику. Сегодня в семь общий сбор в зале, не заставляйте себя ждать, ну и можете уже расходиться.
        Народ сразу рассосался по своим делам. Кто потянулся в тир, кто пошел в свою комнату вздремнуть слегка, а кто в спортзале остался, дабы отточить своё мастерство. Я пошел к себе, нужно помыться и освежиться. Хоть и не вспотел толком, но освежиться не помешает.
        Через час я уже был у двери командира. Постучал и вошёл.
        - Разрешите товарищ майор? - я осмотрелся вокруг, никого кроме майора в кабинете не было. Спартанская обстановка. Стол, два стула, шкаф с документами, диван, сейф и карта на стене. Ни портретов, ни картин, только обои какие-то, да вешалка у двери, кстати пустая. С другой стороны стены - дверка в его жилые комнаты. На столе кроме настольной лампы, телефона и папочки с каким-то делом ничего не было.
        - Заходи уже, не стой в проходе, присаживайся. - майор откинулся на спинку стула - Ну, не догадываешься зачем я тебя позвал?
        - Догадываюсь конечно. - я присел на стул и удобнее разместился, но на жестком деревянном стуле сделать это не просто. - Я так понимаю, Квебек нами очень не доволен, и особенно мной. Судя по всему, я стал у него врагом номер один? - улыбнулся я.
        - В корень зришь, - ответно улыбнулся командир. - и в связи с этим, будь очень осторожен на выходах. Он, конечно, не знает, где мы базируемся, но влиятельности ему не занимать, да и охранные структуры и боевые группы у него тоже есть. Просто раздаст фоторобот твоего фейса своим людям, и они будут искать, а так как он занимает не маленький пост - думаю, что рано или поздно они тебя найдут. А сидеть постоянно на базе ты и сам не сможешь. Да-а, не плохо ты ему хвост прищемил, он здесь слюнями разбрызгивал, требовал отдать тебя ему, грозился пожаловаться Бельцину, и если не отдадим тебя ему - закрыть нашу непонятную шарашку. Ты кстати понял, кто это был?
        - Да нет, он все время в тени был, а по голосу его я не узнал, - удивился я - а он что, очень известен? И почему Квебек?
        - Да кто его знает почему? - развел руками майор - скорее всего, сказал первое, что в голову пришло, а если смотреть на его деятельность - то вероятно это то - чего он очень сильно хочет и к чему стремится. Либераст, хренов. Не зря готовилось на него задание, но не успело начальство подсуетиться, а сейчас уже к нему почти не подобраться, да самодеятельность руководство не потерпит. А вот насчёт известности - на экранах телевизора он не мелькал особо, не тот типаж, предпочитает находиться в тени. Но он первый помощник президента, и власти у него много. Если бы он стал президентом - то России матушки не стало бы уже через полгода. Та еще гнида. Хотя и Бельцин не лучше. Года еще нет его правления, а уже такая разруха. - горестно вздохнул майор. - Я думаю, ты понял, что президент о нас знает? Этот, второй проверяющий его правая рука, преданный пёс президента, придумывать ничего не будет от себя, и всё расскажет о результатах проверки слово в слово, так что мы еще побарахтаемся. А вот чего он не знает, так это то, что «Белая Стрела» - это тоже мы. Так что, этим дятлом мы еще займёмся, надо только
тщательней подготовиться. Приказывать не могу, не тот случай, но вот когда придёт время - пойдешь на него?
        - А то ж, конечно, мне он тоже очень не понравился. - расправил я плечи - терпеть не могу упырей.
        Майор облегченно вздохнул и улыбнулся. - Я рад, что наши мнения совпали, мне, почему-то это важно. Ладно, иди, отдыхай. Завтра в восемь на инструктаж, задание есть. Я пока подумаю, кого с тобой отправить. Дело непростое, абы кого не пошлёшь. Свободен.
        Я встал, и направился к выходу, и уже взявшись за ручку двери - услышал вдогонку.
        - Да, и думаю не надо говорить о том, что информация о проверяющих - секретна?
        - Конечно, не дурак - улыбнулся я.
        - Ступай, не дурак - съязвил майор.
        На следующий день, в восемь утра, я был у командира. Тут уже находились Кречет, Филин, Удав и Ребус. Интересная композиция. Удава всё-таки сменил свою спецификацию, и теперь он снайпер, со своей навороченной винтовкой. Филин понятно, старший нужен. И знает он меня лучше остальных. А еще он ночник. Ребус - задачка наверно непростая будет. Ну а Кречет везде сойдёт; сильный, быстрый, ловкий и неунывающий.
        Усевшись на диван, место было, Филин на стуле сидел, перед командиром, приготовился к прохождению инструктажа.
        - Ну что, орёлики, - командир отложил какую-то бумажку, которую изучал, когда я входил, и улыбнулся - к работе готовы? Можете не отвечать, это риторический вопрос. Вижу, готовы. Хорошо. Работы накопилось много, в этот раз на базе никого не останется, все по заданиям разбегутся. Эта проверка все планы поломала. Надо навёрстывать. Уж очень много в последнее время мразей и упырей развелось, надо сократить поголовье. В этот раз целью является очень «уважаемая» личность. Некто Сахно Юрий Владимирович, или просто Бубен. Проживает этот клиент в славном городе Волгоград. Основную прибыль имеет с рэкета. Кроме этого имеет приварок и с кучи других направлений. Но не это заинтересовало работодателя. Месяца три назад, этот деятель обнёс оружейные склады войсковой части. Вынес всё, а там были ПЗРК, боеприпасы к «Калашам» 7,62 и 5,45 в количестве до 100 миллионов штук, сами «Калаши» - до 5000 экземпляров, мины разных модификаций тоже изрядно ну и гранаты Ф-1 до 20000 штук. Караул в тихую под нож пустил, и никого не опасаясь, за ночь все склады и обнёс. По горячим следам задержать не удалось, прибрались они за
собой качественно. Но все же кое-какие следы они оставили, и только благодаря этому удалось установить организатора. Вот только в суде этого не достаточно. После его задержания - адвокаты вытащили его буквально за пару часов, и предъявить ему ничего не удалось. Оружие и боеприпасы пропали бесследно, а у Бубна в Испании появилась вилла. Но и это ещё не всё. Заказ на него пришел из-за того, что он не поделился с Квебеком с наркоторговли, которую тот организовал месяц назад. Это все мне донесли очень верные люди, которые с самого начала занимались этим кадром. Да тут и не удивительно, что Бубен прокинул этого «хорька», он ведь хотел отжать весь бизнес. - майор увидел немой вопрос на лицах подчинённых, ну кроме меня разумеется, я то приблизительно знал, что тот на это способен - Да, да, да, это тот самый Квебек, который присутствовал на проверке. И предваряя ваши вопросы, скажу сразу, придёт время, и его мы тоже сделаем. А пока работа. - передав папочку Филину, майор сказал - Здесь полная информация по объекту, которую удалось собрать нашим коллегам законникам. Тщательно ознакомьтесь с ней, операцию
проводить только наверняка, и еще, причина, по которой я собрал вас всех вместе для инструктажа - никаких следов после себя не оставлять, метку тоже не оставлять. О том, что объект в разработке - «первый» знает, он же и дал задание, а нам не надо, что бы он знал, что «Белая Стрела» - это мы. Под этим знаком мы будем выполнять свою работу, не «задекларированную», думаю, у нас её будет очень много.
        - Разрешите, товарищ майор? - прервал командира Ребус, после кивка головой майора, продолжил - Так если он такой крутой перец, почему сам не смог сделать Бубна? Судя по тому, что он вхож к «первому», для него это не было бы большой проблемой.
        Майор ухмыльнулся, но ответил - А он и не хотел его аннулировать, он хотел его прибрать к рукам, но «Первому», об этом, естественно ничего не сказал. Он хотел, что бы власти официально начали расследование по его делу, а под шумок и прибрать его бизнес. Схема захвата действенная, и у него уже семьдесят процентов русских городов под контролем, а с Бубном у него ничего не вышло. Переговорщики, которые прибыли к Бубну для предложения, от которого тот бы не смог отказаться, погибли в автокатастрофе на трассе. На обратном пути, на большой скорости врезались в грузовик, который выскочил с второстепенной дороги. Водителя грузовика, который управлял машиной, найти не удалось, машина в угоне. Но информацию все же переговорщики успели передать своим кураторам, об отказе передать бизнес. Вот после этого он и пошел к «Первому». «Первый» информацию принял, и передал это дело нам, подложив, таким образом, свинью Квебеку. Знал ли он о его второй жизни? Думаю, знал. Поэтому и передал это задание нам, дела то Квебек делал за его спиной, ничего при этом не отстёгивая. Квебеку нужны поставщики Бубна, сеть
распространения наркоты, места хранения и деловые партнёры, и дать команду на разработку, мог только «Первый», потому как у Бубна крыша тоже очень влиятельная и с большими погонами. Дальше, выяснилось, что нижние структуры правопорядка уже давно разрабатывают Бубна самостоятельно, но кардинальных мер пока не предпринимали, и всю эту информацию «Первый» передал нам. Я ответил на твой вопрос?
        - Вполне, - удовлетворился наш аналитик, Ребус - больше вопросов не имею.
        - Тогда по коням! - встал майор - С этой минуты вы в автономном плавании. По времени вас не лимитирую, но желательно сделать по быстрей, и красиво. Удачи!
        ГЛАВА 5
        Волгоград - красивый город, но нам не до любования красотами. Добирались в этот город раздельно, дабы не оставлять следов и не привлекать внимания. Кто-то полетел на самолете, кто-то на поезде, а кто-то автостопом. Я приехал на поезде, хоть выспался. Оружие с собой не брали, у нас практически в каждом городе есть своя конспиративная квартира с тайниками оружия, только Удав не захотел променять свою снайперку на другую. Ну, никто особенно и не настаивал на этом. Его снайперка это вещь. Реально под наши задачи. Особый интегрированный глушитель, и под спец патрон не создаёт практически никакого шума. Затвор скользящий, ручной. В скорости перезарядки конечно винтовка потеряла, зато выиграла в звуке перезарядки. Нет этих металлических лязгов. Можно стрелять с пяти метров, и тебя не услышат и не увидят из-за вспышки, благодаря спецпатрону. Вот он как раз автостопом и добирался. Разобрал винтовку на составляющие, замаскировал их под рыболовные снасти и вперёд. Добрались все одновременно и в срок. Квартира находилась почти в центре, по улице Хиросимы, многоэтажный дом. В квартире видимо уже давно никого
не было. Кругом пыль. Ладно, хоть бельё было убрано в шкаф, не запылилось. Квартирка двухкомнатная, санузел раздельный, средняя кухонька. В зале диван, стенка-горка, телевизор, пара раскладных кресел, большой круглый стол, несколько стульев. В спальне две койки, шкаф пара тумбочек и пара стульев. Нормально, разместимся. Кому-то на креслах придется поспать. И вообще, придётся ли спать? Задание срочное, надо его делать быстро, пока не переиграли. Я даже чуточку удивлен, что такого хряка нам отдали. Работа будет интересная. Нам ведь и по всей цепочке надо будет пройтись, по всем его криминальным связям, ну, сколько сможем до переполоха. А переполох будет сильный. Таких личностей не часто валят на глушняк, обычно их задерживают, а через пару часов отпускают с извинениями. Как с этим типом уже происходило. Добраться бы до «погона», но пока такая задача не стоит.
        Первым делом, мы дружненько принялись за приборку, и через двадцать минут, здесь уже можно было нормально существовать. Наскоро перекусив пирожками с мясом, приобретенными на вокзале у бабушки божьего-одуванчика , а ничего так, вкусно, мы сели за планирование акции. У нас была полная раскладка по передвижениям объекта, и график его передвижений не менялся практически ни на один день. Утром, в десять, выезд со своей усадьбы район Царицын, прибытие в центральный район в десять сорок пять в какое-то офисное здание на улице «Порт Саида», в три тридцать поездка в ресторан по улице Гагарина, в пять тридцать поездка в сауну, и только в половине двенадцатого возвращение домой. Странные привычки для бандита такого уровня. Ему бы сидеть где-то в одном месте, и не отсвечивать, а он живет по расписанию, и менять его не собирается. Совсем страх потеряли упыри. Один раз в неделю, он ездит к своей любовнице, и тогда охраны у него не очень много. Да и чего ему бояться то, она в том же районе живет, где и он. В экстренном случае, усиление будет на месте через пять минут. Там он проводит время до утра, а утром
опять по своему графику, но путь уже начинается от ее квартиры. Жена знает о его связи и менять ничего не собирается, а как тут поменяешь что-то, когда тебя на улицу выкидывают в этом случае. Ребенок у них один, парень двадцати двух лет, отморозок полный. Только на нем уже пять трупов молодых девушек. Доказать не удалось, отец его прикрывает, а он и не пытается изменить свою жизнь: кабаки, дискотеки, наркота, проститутки и иногда выезды на природу со своей сворой прихлебателей, где и творятся изнасилования пойманных по дороге девушек, с последующим их ликвидированием. Так что, его тоже надо списать, тот еще отброс, не чего сорняк растить. Жена у него тоже не ангел, стерва еще та, но хотя бы людей не убивает, её мы трогать не будем. В задании сына нет, но там есть пунктик - по усмотрению.
        Помозговав совместно пару часов, решили проводить акцию в сауне, в это время там собираются практически все, кто имеет какие-то дела с Бубном, на самом деле все дела там и решаются, а офис - это так, глаза замазывать правоохранителям, да и то не местным. Местные то все у него в кулаке. Решили одним ударом пройтись по всем контактом этого хозяина жизни. А контактов у него не мало, потому как интересы у него разносторонние, правда, все сплошь криминальные. Заодно и сынка его в этот же день надо списать. На это дело решили отправить Удава. Все перемещения объекта тоже были известны, но тот менял их как хотел, графика не имелось, потому и работа эта была более трудная. Но Удав сказал, что справится, и ушел на разведку. Вечер уже, а у объекта только «жизнь» начиналась. Мы же решили приступать к разведке только завтра с утра. Устали с дороги, да и не известно - когда теперь выдастся свободная минутка для отдыха.
        На следующий день, с утра пораньше, позавтракав, мы разбежались по маршруту Бубна. Хоть и решили работать в сауне, а остальные варианты все же посмотреть надо. Я направился к сауне. Сначала решил осмотреться в общем, посмотреть на подходы и подъезды, осмотреть само здание, выявить камеры слежения, если они есть, придумать способы их нейтрализации. Забравшись на чердак дома напротив, уютно устроившись у вентиляционного окна, стал наблюдать. Крутиться рядом с сауной я не стал, и правильно сделал, как потом выяснилось. В здании постоянно находилась вооруженная охрана, и время от времени они выходили по одному на перекур, и тщательно осматривали подступы к сауне, а там было что осматривать. Забора не было, а вот кусты высокие перед сауной все же были, они и выполняли роль забора. С улицы, если проходить мимо, что происходит за этим живым забором, ничего не видно. На внутренней территории сауны, за живым забором, росли большие кусты розы в клумбах, по всей территории равномерно рассажены какие-то пышные деревья, справа от бани находилась большая автостоянка. На данный момент там стояла всего одна
машина, и она скорей всего принадлежала охране. Заметил несколько камер видеонаблюдения, профессионально расставленных по периметру, не оставляя слепых зон. За все время, до появления Бубна, в сауну никто не проходил, простых людей туда просто не пускали, не для них заведение.
        К половине шестого стали подъезжать представительные иномарки. Машина заезжала на территорию, останавливалась у крыльца, навстречу выбегал охранник, открывал с поклоном дверь, и провожал пассажира с двумя сопровождающими охранниками в сауну. Тьфу, смотреть противно. Еще бы ботиночки им протерли при входе. Перхоть. Затем машина отъезжала на стоянку, но водитель с машины не выходил, и даже курил в машине. Машина сопровождения пристраивалась рядом, из нее тоже никто не выходил, но судя по дыму из окон авто, там находилось от трех, до четырех человек.
        Так приехало уже восемь членов этого закрытого клуба, и вот, наконец, подъехал наш Бубен. Процедура повторилась с точностью до мелочей, только объект вёл себя как то нервозно. До захода в сауну, все крутил головой и осматривался. Неужели чувствует неладное? А может у него такая привычка, раньше-то я его не знал.
        Что можно о нем сказать? Высокий, под два метра детина, очень крупный, боров одним словом, обильно заросший жиром, лысый, макушка аж блестит на солнышке. Сейчас хоть и осень, но деньки тёплые стоят, на голове ничего нет, в малиновом пиджаке, да они все, кто до этого приехал, в малиновых пиджаках, лакированные и явно дорогие туфли, на руке вижу хронометры, тоже, поди, не дешёвка китайская. На шее золотая цепь, с массивным золотым крестом. Вот так сейчас живут бандиты, раньше-то все больше по малинам прятались, а сейчас волюшку почувствовали, расслабились. Только вот нельзя в жизни расслабляться, а то «вы...» Ну это мы им скоро устроим.
        После него приехало еще штук пятнадцать делегаций, и автобус с девушками не тяжелого поведения, который охрана внимательно осмотрела, и сверившись с каким-то списком, дала разрешение на проход группе. Странно, из отчетов наружки говорилось, что здесь собирается до десяти членов, а сегодня уже приехало двадцать четыре. Я их попутно всех сфотографировал на цифровую камеру, благо начальство наше расстаралось, приобрело технику в Германии, у нас-то еще такого не выпускают. Потом с группой сядем, посмотрим. Может ребята кого знают.
        Так, посматривая, проверял их и в состоянии ра-хат. Что сказать, черные они все, не в плане чёрной одежды или кожи, а чёрные внутри. У нормального человека аура светится всеми цветами радуги, а у этих одни тёмные цвета, а в районе головы так и вообще чуть ли не чёрные. Правильней сказать грязные, точнее, очень грязные. Даже охранники их сопровождающие, и те, что в машине оставались, имели цвета схожие. Проститутки только, которых на автобусе привезли, имели отличия. Там все же светлых тонов было намного больше. Не знал бы, что это проститутки, так и не определил бы. У них цвета почти такие же, как и у большинства обычных людей. Сауна их даже отливала чёрным, хоть и говорят, что неживые предметы не имеют ауру, это похоже имело. Накопилось тут отрицательной энергии с избытком. Кто знает, что тут еще происходит, кроме помывки и разврата.
        На стоянке стояло пятьдесят крутых иномарок разнообразных цветов и моделей. Я в Москве даже не видел столько крутых тачек в одном месте одновременно. И где-то там, в уголке, притулилась Лада восьмёрка охранников. С машин никто не выходил, все терпеливо ожидали своих патронов. Строго тут у них. Внутренняя охрана уже постоянно патрулировала немаленькую территорию комплекса, меняясь каждый час. Так продолжалось до одиннадцати часов, после чего народ стал разъезжаться. Последними выехали девчёнки. За ними автобус подъехал, заранее вызванный. Но вид они имели очень не весёлый, и одной из них не хватает. Похоже мои предположения верны, по поводу происходящих здесь дел. Замучили девочку, и кончили. С другими посетителями она не выходила. Охрана, проводив автобус - исчезла за закрытыми дверями. «Ну, вроде всё на сегодня, интересного здесь уже ничего не будет. А-а, нет, опять вышли» Один из охранников пошел за машиной. Подогнав её ко входу, они быстро закинули туда какой-то мешок, и вдвоём выехали в город. Остальные, я еще двоих видел, зашли в здание и закрылись. «Ну упыри-и, труп поехали прикапывать,
точно. Никого не пожалеем, всех надо зачистить.»
        Не ожидая больше ничего, собрался, и пошел на квартиру, тут не далеко было, всего-то с полчаса пешком. Народу на улице хватало, внимания я особо не привлекал.
        Войдя в квартиру, я увидел, что все уже в сборе, ждали только меня. Собравшись на кухне, стали негромко обсуждать результаты разведки, а мне Кречет поставил поесть жаркого большую порцию и чай с пирогом, на вокзале, у той бабушки купил, уж больно нам её пирожки понравились. Сегодня Кречет был на хозяйстве. А ничего так, вкусненько. Не думал, что он умеет готовить.
        Порадовал Удав, выяснив, а точнее подслушав громкий разговор группы молодых людей с сынком Бубна, да с его бандой короче, и выяснил, что 5 октября, они собираются на рок-группу в десять часов в клубе «Арена». Собираться будут у входа в клуб. Прекрасный вариант, да и место подходящее, напротив клуба расположен парк, а за ним высотка. Расстояние пятьсот метров, для Удава плёвое расстояние. Он там уже все облазил, и пути отхода осмотрел. Стрелять будет с вентиляционного отверстия чердака. Внешность немного изменит, переоденется в кабельщика, у них там своё оборудование установлено, и под видом регламентных работ, проникнет на чердак, ну а там все ясно. Выход с другого подъезда он уже подготовил. Оружие уже тоже находится на месте. Молодец, одним словом. Вот только сегодня третье число, а валить их надо одновременно, что бы не всполошились, и не начали делать лишних движений.
        Порадовал и Ребус, где-то он добыл старые карты подземных коммуникаций и все выходы с них. Один из коллекторов теплотрассы проходил рядом с сауной, а от него был небольшой проход прямо в сауну. Выводил этот проход в подсобное помещение, там хранился рабочий инструмент уборщицы. Люк был замаскирован под плитку в полу, и не зная об этом, найти этот люк не возможно. Он уже облазил там все, и облазил очень аккуратно, и правильно сделал, потому, как проход этот был тщательно заминирован. Ставил мины мастер своего дела, если бы не чуйка Ребуса, то не разговаривали бы мы сейчас с ним. Кроме этого, там еще и сторожки были, нажимного действия, в пол вмонтированные. Наступил, и сигнал уходит в охрану. Фонарь был хороший, так бы не заметил. Обнаружив - просто перерезал в кабель канале провода, да и все. После этого-то как раз и мины обнаружил и обезвредил. Отход для себя приготовили, на случай штурма. Всё-таки опасаются властей. А ну как приказ сверху придёт, вот и подготовили себе лазейку. Случайный человек в этот проход не попал бы, выход в коллектор был прикрыт фальш-панелью, и ни чем не отличался от
стены. Благодаря карте только, Ребус и нашёл этот лаз. Открывать люк он не стал, кто его знает, вдруг и там сторожки стоят. С низу не видно, но могут быть вмонтированы в пол. Ладно, это теперь только на момент операции узнаем, если что, просто подорвём, но это уже на самый крайний случай.
        Тут и Филин поделился информацией. Он связывался с Базой, и там появилась информация по нашей теме. Оказывается у всей этой банды, намечается общая сходка пятого октября, соберутся все, кто имеет свой гешефт от сотрудничества в их не лёгком бизнесе. Приедет и из «погон» кто-то, из Москвы. Будут пересматривать распределение наворованных средств государства, и обсуждать новые проекты по отъёму этих средств у населения. То, что происходило сегодня, это предварительные договорённости. Я рассказал обо всем, что сегодня видел, и продемонстрировал снимки тех, кого фотографировал сегодня. Человек десять Филин знал, они тоже проходят в наших списках, но как дополнительные цели. Все сплошь начальники и директора производств. Про остальных ничего не мог сказать, но судя по их фейсам, ничего хорошего. Одни междометия, причем матерные. Это ж надо так отожраться, что подбородки не двойные, а тройные и четверные. В их пиджаки можно влезть мне с Филином, и еще место останется. Колоритные личности. Были там и с более-менее нормальным телосложением, но ауры у них очень страшные, помню я их. Такого увидишь, и
быстрее сбежать хочется. У меня мурашки под кожей бегали, глядя на них. Был и еще один кадр, телосложение нормальное, аура не то, что, грязная, а какая-то многослойная что ли. На грязную наплывала чёрная, на неё серая, потом снова появлялась чёрная и проступала грязно коричневая. Такое чувство, что человек обдумывает сразу несколько комбинаций одновременно, и все с плохими намерениями. И встречали его охранники уж очень почтительно, я об этом группе тоже рассказал, и на лицо он не выглядел русским. Больше на брита похож, та же спесь и брезгливость. Вероятно, так и есть на самом деле. Ну что ж, попал в колесо, пищи - а беги. За компанию пойдёт.
        По итогам совещания, решили работать тихо, и быков на стоянке не трогать, что бы не множить сущностей, но тут я имел своё мнение, и решил высказаться.
        - Филин, не торопись. Я понимаю, что это похоже на войну, а нам этого не надо, но сначала выслушай меня. Парни, хочу вам кое-что рассказать, но надеюсь, что эта информация дальше вас не распространится, хотя - я на минутку задумался - я думаю, что ничего непоправимого не случится, если об этом узнает и командир, всё равно ему придется сказать, почему мы поступили так, а не иначе. - Я откинулся на стул, внимательно посмотрел на парней, все парни были очень серьёзны и с нетерпением ждали продолжения. Глотнув чая, я продолжил: - Я вижу ауры.
        Парни сразу расслабились, тоже откинулись на спинку стула и заулыбались, типа «Поняли твою шутку юмора. Мы бы тоже хотели их спровадить, но предлог больно надуманный.»
        - Да подождите вы лыбиться, я серьёзен. - я встал, прошелся по этой небольшой кухоньке, и увидев, что парни снова готовы слушать, продолжил - Я действительно вижу ауры людей, и вижу их эмоции, и что самое главное, их сущность. Вот у тебя Кречет, аура светлая, и переливается всеми цветами радуги, но есть темные участки в районе головы и в районе груди. Они не большие, и за остальными цветами их можно и не заметить, но они есть. Это отпечаток нашей работы, Это смерти людей. Пусть это «упыри», но это люди. И пока у тебя преобладают светлые цвета в ауре, ты не опустишься до простого убийства, просто ради того, что тебе так захотелось. У каждого из нас есть такие участки, у кого-то больше, у кого-то меньше. Это наше «кладбище». Так вот, у тех быков, что ожидали на стоянке, кладбище очень большое. Не обязательно убивать, что бы увеличить это кладбище, достаточно просто жить, причиняя страдания окружающим тебя людям. Можно сказать, что это копилка всего того негатива, что ты творишь. Я хочу сказать, что эти темные участки могут увеличиваться и без убийств. Все эти быки, перестали быть людьми, светлого в
них почти ничего не осталось, так, некоторые вкрапления. Но это уже безнадёжно, исправлению это не подлежит, только ликвидации. И если мы оставим их в живых, то, сколько еще страданий они принесут людям. А тут такая удача, все в одном месте, и не надо гоняться за ними в поисках. - я присел, и допил свой чай, в горле пересохло. Ребята молчали, и смотрели в задумчивости в стол, но взгляд их был устремлен в себя. Тут, наконец, очнулся Филин, и спросил.
        - Всё это как-то фантастично, ауры, пятна. А с чем мы придём к командиру, только с твоими словами? Как это доказать?
        - Парни, скажите, вот то, что вы стали такими быстрыми, это нормально? - парни переглянулись, и непонимающе уставились на меня - Сейчас, когда я вас уже немного узнал, я могу кое-что приоткрыть. Я изучал ваши ауры, и воздействовал на них, точнее не на саму ауру, а на определенный участок, который отвечает за скорость реакции и вообще за скорость. В итоге, я смог сделать то, из-за чего от вас отказывался мой учитель. Он этого не умеет, а я любопытный, и развил эту способность самостоятельно. Перечитал множество книжек на эту тему, но понял, что это тоже оружие. Кречет, помнишь тот случай, когда ты пришел в зал, после гибели Бурята, тебе тогда было очень плохо? - дождавшись кивка головой Кречета, я продолжил - так вот, тогда ты был очень близок к инфаркту. Я увидел это, и отправил тебя в нирвану, слегка прикоснувшись к одной из точек на твоём теле, и послав импульс, а потом привел тебя в порядок.
        - Так вот что это было? - обрадовался Кречет - А я до сих пор не мог понять, как я тогда вырубился? Я ведь даже не заметил ничего. Да, мне тогда было очень хреново, зять все-таки. Спасибо Хват!
        - Сочтёмся. - я улыбнулся в ответ - Ну что, этого хватит?
        - А ты можешь, что ни будь продемонстрировать? Прямо сейчас? - не сдавался Филин.
        - Хорошо. - махнул я головой и перешел в состояние ра-хат - Кречет, скажи, жаркое ты сам приготовил?
        - Конечно, - оскорбился Кречет - а почему ты спрашиваешь?
        - Да потому, что ты врёшь. Скорей всего заказал где-то в ресторане, я прав?
        - Ну, - замялся и покраснел Кречет - я сам хотел приготовить, но хорошего мяса не нашёл, в магазине кости одни, а до рынка я поленился сходить, далековато показалось. Но я тоже вкусно готовлю, не хуже чем это. А как ты догадался?
        - Да всё очень просто, я вижу, врёшь ты или нет. Когда человек врёт, у него в районе затылка начинают меняться цвета, а когда говорит правду, цвета остаются неизменны.
        - Так, это что, получается, - удивился Кречет - ты теперь еще и ходячий детектор лжи?
        - Ну, детектор, не детектор, но ложь определить смогу. - подытожил я.
        И тут понеслась, каждый хотел проверить мои способности в определении истины. Экзамен я выдержал с честью, ни разу не ошибся. Минут на двадцать мы отвлеклись от основной темы, и наконец, Филин заключил.
        - Хорошо, это уже не пустые слова, и это можно повторить при необходимости, а необходимость такая будет, когда отчитываться будем перед командиром. А вот как он будет отчитываться перед вышестоящими инстанциями, тут надо будет подумать. Ясно одно, светить твои способности нельзя. Командир не продаст, а другим знать нельзя, тебя просто ликвидируют в тихую.
        - Я тоже так думаю, поэтому и молчал всё это время. - сознался я, и вздохнул с облегчением, всё таки я немного опасался раскрываться. Неизвестно, как воспримут парни этот факт. Но они молодцы, приняли всё стойко, как будто, так и должно быть. Хороший у нас коллектив.
        - Ладно, хватит лирики, что решаем по быкам? Как будем их работать? У нас ведь нет взвода автоматчиков, да и не выход это. - развел руками Филин - Предложения есть?
        - Есть у меня одна мыслишка, - снова взял слово я - но сначала хотелось бы узнать, как у нас со взрывчаткой и радиодетонаторами?
        - Нормально с этим - встревожился Филин - пару кило тротила и пять детонаторов у нас есть, но ведь этого мало для такой территории стоянки?
        - Это действительно мало, и радиодетонаторов нужно штук сто, а тротила килограмм пятьдесят.
        - Хочешь каждую машину заминировать? - удивился Ребус - Но как? Мы же не невидимки.
        - Я сам это сделаю, я намного быстрее вас, и заметить меня будет очень непросто. Клиренс у них высокий, там одни джипы будут, показатель крутизны, однако, а на стоянку я попаду вот по этому отводу - и я показал проход от коллектора и колодец для проверки коммуникаций, который был прямо на стоянке. - Люк этого колодца будет прямо под одной из машин. Машины они ставят аккуратно, там разметка, так что, все сделаю быстро и тихо.
        - Я не представляю, как ты сможешь перемещаться под машинами не заметно, - возразил Филин - когда будешь переходить от одной машины к другой, обязательно кто ни будь срисует, там же не слепые котята.
        Я сидел рядом с Филином, напротив меня сидел Кречет, миг, и я за спиной у Кречета, только ветер парни почувствовали, и какое-то смазанное движение, будто приведение пролетело. Парни от удивления, пораскрывали рты, и ещё долго не могли прийти в себя.
        - Что еще мы о тебе не знаем? - придя в себя, заговорил Филин, протирая рукой лицо, снимая наваждение.
        - Спокойно парни - выставил я вперед ладони - это только скорость, она у меня повышенная. У вас, к сожалению, я больше повысить не могу, пытался, но это потолок. Как бойцы, вы теперь непобедимы, соперника у вас нет, но невидимками вам не стать. К тому же, сейчас осень, темнеет рано, а освещается стоянка только по периметру, и то плохо. Многие включают внутреннее освещение, и занимаются своими делами, другие спят. Всё нормально будет, я в себе уверен.
        - Ладно, убедил, - согласился со мной Филин - тротил я закажу, радио-взрыватели тоже, думаю, к операции их доставят. Насчет планов на завтра, поговорим завтра с утра, а пока отбой.
        Утром, позавтракав, снова собрались на кухне, для обсуждения планов на сегодня.
        - Ребус, где ты спускался в коллектор? - спросил Филин.
        - Вот здесь, - указал он место на карте - но я думаю, место другое надо найти, очень неудобно там, народу иногда проходит. Я долго момент поджидал. Есть одна задумка, но нужно разведать сначала, потом скажу.
        - Хорошо, бери с собой Хвата, посмотрите там. Кречет, - Филин посмотрел на Кречета - ты сегодня со мной, будем «расходники» добывать. Удав, у тебя что на сегодня?
        - Попробую достать спецовку кабельщиков.
        - Ты не пробуй, а сделай. Ты в автономном плавании, помочь я тебе не смогу, просто времени не хватит. Ну, все парни, - Филин сделал круговое движение рукой - по коням. Вечером подведём итог.
        Мы с Ребусом вышли одновременно, на площадке никого не оказалось, ну и хорошо. Дверь напротив без глазка, да и нет сейчас там никого, хозяин в больнице, с сердцем, случайно разговор бабусек на лавочке услышал. Но выходили всё же по одному, и через время. На всякий случай.
        Отойдя подальше от дома, и зайдя за угол, я подождал Ребуса, и дальше мы пошли вместе.
        - Куда идем-то, - спросил я - что за мысля посетила тебя.
        - В километре, по прямой от сауны, есть старая многоэтажка, она уже не жилая, там сейчас вялая разборка идёт. Так вот этот коллектор проходит прямо под этим домом. Надо посмотреть, сможем ли мы оттуда спуститься.
        - А рабочие нам не помешают? - заинтересовался я .
        - Сейчас по дороге, будет магазин спецодежды, купим пару комплектов, и внимания привлекать не будем. Там, за бытовкой, есть небольшой отнорок, там и переоденемся. - разъяснил Ребус.
        Метров через сто, мы увидели магазин, зашли и купили два комплекта спецовки, и пошли дальше. Долго идти не пришлось, минут через пятнадцать мы были на месте. Пробравшись незаметно за забор, и зайдя в отнорок, о котором говорил Ребус, я пригляделся, и сразу нашёл место, куда можно сложить одежду. Отнорок оказался обычным тупиковым проходом между вагончиком и стеной, и заставленный пустыми ящиками. Передвинуть ящики оказалось легко, и вот мы вне досягаемости лишних глаз. А одежду можно сложить на полочку под вагончиком, она пустая была, видимо её использовали для перевозки канистр с водой. Быстро переодевшись, мы вышли и пошли в дом. По пути нам никто не встретился. Работы проводят где-то на верхних этажах. Спустившись в подвал, мы включили фонари, и стали осматривать помещение за помещением. Кругом только мусор, какие-то коробки, в одном месте даже старый, драный матрац нашли, проход пока не обнаружили. Отчаявшись, мы пошли обратно, и тут я случайно задел какой-то металлический штырь, и он упал со звоном на бетонный пол. Ага, со звоном, а пол то бетонный. Поковыряв место падения носком ботинка, я
разглядел металлический колодезный люк. Мы быстренько разгребли грязь вокруг, и действительно, это люк, только засыпан многолетней грязью был. Подцепив той же железкой ушко люка, нам удалось открыть его. Бинго, это наш коллектор. Задание на сегодня выполнено. На обратном пути к дому, надо еще парочку комплектов спецовки купить.
        Домой добрались нормально, спецовку купили, и дома оказались первыми. По пути, проходя через рынок, купили мясо, морковь, лук и хлеб. Я захотел плов приготовить. Рис я вроде видел дома. Так и оказалось, килограмм точно был, нам хватит. Только приготовил, а время уже три часа, как тут же появились Филин с Кречетом, с собой у них было по паре баулов.
        - Оп-па, - зашмыгал носом Кречет - а это чего это у нас? Пахнет обалденно.
        - Плов это, вот решил порадовать добытчиков. - растянул я губы в улыбке - судя по вашим баулам, расходники у нас есть?
        - И не только расходники, ещё и чёрные спецкомбинезоны с масками. - раздеваясь ответил Филин - а плов, это просто здорово, я и не думал, что такой голодный. Настоящий, узбекский, давно такой не едал. Запах очень знакомый. Боюсь, Удаву может не достаться.
        Филин, потирая руки, прошёл на кухню, и в этот момент открылась входная дверь, и появился Удав.
        - А нет, достанется. - посмотрев на Удава, Филин спросил - Ты караулил что ли?
        - Кого караулил? - не понял Удав.
        - Да ни кого, проходи давай, - Филин протянул руки к крану, что бы помыть руки - сейчас нас Хват пловом будет угощать.
        - Может тогда фронтовые? - Удав вытянул из-за пазухи коньяк пол-литровый, Дагестанский, пять звездочек - Как чувствовал, что пригодится.
        - Фронтовые? Ну, если фронтовые - то можно, - согласился Филин - но только сегодня. Сейчас поедим, обсудим дальнейшие планы и отдыхать.
        Мы сели, поели плова с коньячком, а ничего так получился, вкусно, ребятам понравилось, и за чайком, Филин взял слово.
        - Ну как у тебя Удав? Всё подготовил?
        - Всё отлично, - Удав сыто откинулся на спинку стула, попивая чай - спецодежду нашёл, именно той фирмы, которая обслуживает этот район. Другой вопрос, как я её доставал, но всё нормально, нигде не засветился.
        - Хорошо, у вас что Хват? Нашли проход?
        - Проход нашли, спецовку купили, - я указал на пакет у двери - пути подхода до люка разведали. С осторожностью просочиться можно на территорию стройки. Место для переодевания тоже нашли.
        - Ну и отлично! - улыбнулся Филин, и посмотрел в сторону тайника, а он на кухне был, вмонтирован в стену за буфетом. - Оружия у нас хватает, там шесть стволов ПБ, нам столько не надо. Патронов тоже в достатке. Берём по шесть магазинов, думаю, нам хватит. Удав, ствол брать будешь?
        - Нет, я далеко буду от места, не определят, да и спецов с этими крысятами не будет, так что у меня достаточно времени, что бы тихо уйти.
        - Как знаешь. - Филин встал, оглядел всех и сказал - Ну тогда всем отдыхать. Завтра у нас ответственный день, «друзей» будем провожать.
        И мы разбрелись по своим спальным местам, посуду решил помыть Кречет, ну а я сел за медитацию. Я ведь никогда это дело не забрасывал, только появляется свободный часик, как я садился медитировать. Для чего? Я чувствовал, что мне это надо. Это как кушать для обычного человека. Медитируя, я больше познаю мир. И пусть я не могу увеличить и так высокую скорость реакции, и просто скорость движения, но медитируя, я подавал энергию на свой скелет и мышцы для укрепления. При увеличении скорости движения, возникают дополнительные нагрузки на скелет и мышцы со связками, и поначалу я получал микротравмы от использования скоростей, и мышцы потом очень сильно болели. Сухожилия тоже не были предназначены для такого образа их использования. А если с такой скоростью ударить кулаком, то кости кисти можно вообще раздробить, а лучезапястные сломать. Хорошо я это заметил на раннем этапе, когда я начал только поднимать скорость, и сделал выводы. Сейчас у меня еще побаливают мышцы при использовании скорости, но уже не так больно и не опасно для здоровья. Это как после тренажерного зала, когда там хорошенько выложишься.
Вот поэтому я и укреплял своё тело, что бы вообще убрать этот эффект. Процесс этот долгий, но необходимый. Ребята вон тоже жаловались, что у них не только мышцы болят после наших тренировок, но и кости. Сейчас уже у них всё в порядке, мышцы и кости адаптировались к таким нагрузкам, укрепились самостоятельно, теперь и они могут делать невероятные вещи, например, ломать кулаком стену в один кирпич без особых последствий, кожу разве только сдерут на костяшках. Но на моё предложение попробовать, они отказались, побаиваются. Ничего, когда прижмёт, мои слова они вспомнят. А сейчас, и правда, для них это не очень актуально. Медитировал я до десяти часов, ужинать не пошел, а ребята меня не беспокоили. Потом, сходив в душ, лёг спать. Ребята тоже спали уже.
        На следующий день, доев плов, мы вышли в два часа. Удав пошел на свою позицию, а Кречет и Ребус пошли в сторону стройки. Они будут ждать нас с Филином в кафе, не далеко от стройки. Мы же с Филином пошли на наблюдательный пункт у сауны. Забравшись на чердак многоэтажки, а вход был со двора, с сауны не видать, что происходит во дворе дома, мы улеглись у вентиляционного окошка. Вид на сауну отсюда был превосходный. Поднимаясь на чердак, нам по пути никто не встретился, и не видели, что кто-то залез на чердак. Чердак был на замке. Замок простейший, за пару секунд я его открыл, и, навесив всего на одну дужку, закрыл. Создавалась видимость закрытого люка. Еще и сверху мусора накидали, врасплох нас не застанут.
        Время половина третьего, и вот народ стал стекаться в сауну. Повторялась та же процедура, что и ранее. Выходили те же лица в малиновых пиджаках с золотыми цепями, но были и в «простых» пиджаках, тёмных, с отливом, стоимостью в квартиру моих родителей. Тут Филин встрепенулся:
        - Оп-па, ты смотри, а в тот раз его не было.
        - И кто это? - заинтересовался я, и внимательнее разглядывая тело.
        - А это, генеральный прокурор области. Генерал-полковник Зимин Фёдор Фёдорович. Он тоже в наших списках, под номером два. Я уже боялся, что его не будет. Сопровождающих видишь? - Филин махнул головой в сторону сауны - Те еще отморозки. Они собственноручно занимаются устранением не угодных, им это нравится. - Филин хищно улыбнулся. - Не долго, вам, небо коптить осталось.
        Приехал и наш основной фигурант, и также как и в прошлый раз, стал оглядываться вокруг, пока не скрылся за распахнутыми дверями. В этот раз собралось тридцать человек, приехал и генерал с Москвы, его Филин узнал. Это и есть их основная крыша. Вон как по-хозяйски оглядывает всех. Хозяин жизни. Девочки в этот раз не приехали, не для того собрались индивидуумы. Зато, перед приездом первых гостей, подъехал фургон с логотипом ресторана, и там споро разгрузили машину и укатили. Ну, правильно, как же на сухую то вопросы решать?
        Ждать мы больше не стали. Все, кто нам нужен, прибыли, и мы отправились к ребятам.
        Встретившись с парнями, сидеть в кафе мы не стали, и сразу пошли на стройку. Незаметно просочившись за забор и пробравшись в отнорок, быстренько переоделись в рабочую спецовку, и так же, не привлекая внимания, просочились в подвал дома. Да на этой стройке и народа то почти не было. Человек пять работали на верхних этажах, оттуда доносились скрипы ржавых выдираемых гвоздей, треск досок, временами звон стекла, и шипение газосварки. Разбор дома шёл не торопясь, основательно. Не мудрено, что нас никто не мог увидеть, все заняты своими делами.
        Спустившись в колодец, мы опять переоделись, но уже в спецкомбинезоны, захваченные нами с собой в сумке. Времени у нас был ещё вагон, но мне ещё надо заминировать все машины на стоянке. Времени на это уйдёт не так много, за себя я был уверен, но до этого колодца надо ещё дойти, и посмотреть в каком он состоянии. А если придётся копать проход, в подвале нашли старое ведро, и лопату без черенка. Захватили всё это с собой. Оставив на входе в колодец рабочую спецовку, мы тронулись в путь.
        Ответвление нашли быстро. Это был старый проход, соединяющий коллектор водоканала с кабельным коллектором. По состоянию стен видно, что этим проходом давно уже никто не пользовался. Местами стены были разрушены, кладка кирпичная, и кое-где от сырости кирпич раскрошился. На последних метрах до колодца коллектора, мы уткнулись в завал. Время было уже пять часов, до часа пик оставалось пять часов. За это время надо успеть заминировать все машины, а было их шестьдесят штук, машину охраны я не считаю, там всё равно никого нет. На улице уже сумрак, через час стемнеет, времени осталось не так уж и много. Мы стали быстро разгребать завал, раскидывая битый кирпич и землю вдоль прохода. За час управились. Сразу за завалом, через пять метров мы вышли в кабельный коллектор. Над головой находился люк, а в стене колодца сохранилась в хорошем состоянии лестница. Поднявшись по лестнице, я приподнял крышку. На улице было уже темно, а крышка находилась как раз под днищем одной из иномарок. Из салона машины едва слышался неторопливый разговор. Снова спустившись, я удовлетворённо выдохнул и улыбнулся.
        - Ну что? Время пришло. На улице темно, и с погодкой нам повезло, пасмурно, луны нет. - я перехватил из рук Кречета котомку с тротилом и радиовзрывателями - Полез я.
        - Ни пуха! - напутствовал Филин.
        - Иди к чёрту. - ответил я - Ждите меня часа через два. - и не дожидаясь реплик я полез на верх.
        Аккуратно сдвинув крышку люка, я вынул наружу котомку, а следом вылез и сам. Клиренс у этой иномарки высокий, так что никаких затруднений у меня это не вызвало. Вытащив пару брикетов, снарядил их радиовзрывателем, и прикрепил их к днищу при помощи моментального клея, расчистив перед этим участок. Проверил на прочность, держится хорошо, и активировал питание. Часов на пять заряда батарей хватит, а нам больше и не надо.
        Дальше, закинув котомку под следующую машину, я, применив свою сверхскорость, переместился сам. Прислушался, всё было спокойно. Продолжим...
        Чуть-чуть я не уложился, на десять минут позже отведённого собой времени спустился в колодец. Ребята уже начали беспокоиться. В одном месте пришлось немного задержаться. Один из быков что-то почувствовал, и включил ближний свет фар. Хорошо я уже покинул опасное место, и меня не заметили, но на обратной дороге пришлось задержаться, пока с машины напротив не прикрикнули на придурка, и он не выключил фары. А так всё прошло тихо.
        - Ну как? Как всё прошло? - спросил Филин и посветил фонариком мне в ноги - Смотрю, котомка пустая, все, что ли установил?
        - Конечно, - махнул я головой - сколько взял, столько и установил, фейерверк будет знатный.
        - Хм, ладно, посмотрим. - скептически скривился Филин.
        - А я тебе говорил, - влез Ребус - что он справится. А ты «невозможно, невозможно».
        - Ну, всё, - отмахнулся Филин - пошли на точку.
        До входа в скрытый лаз было недалеко. Пройдя соединительный переход, мы вышли в коллектор водоканала, и через двести метров подошли к точке, которую отметил Ребус на стене коллектора. На первый взгляд, стена, что была слева, не отличалась совсем ничем от обычной стены, но если постучать по ней, то разницу заметить можно. Звук был звонкий, как если стучать по гипсокартону. Только благодаря старой карте, Ребус её и нашёл. Убрав в сторону преграду, мы прошли в проход. Ребус показал все найденные сторожки и мины. Да-а-а, вдумчиво подошли к контролю за проходом. Как уж их нашёл Ребус, непонятно. Как он сказал, «Здесь просто не могло всё это не стоять, и поэтому я искал очень тщательно». Молодца, что сказать.
        Пройдя по этому проходу ещё сто метров, мы остановились в тупичке. Сверху был люк, а в стену была вмонтирована лесенка. Ждать мы не стали, это сынка раньше сработать нельзя, друзья его могут поднять шум, и сообщить папаше. Да что могут, обязательно сообщат, а вот сработать всю эту компанию в сауне можно, потому что сообщать о происшествии будет некому, и Удав спокойно сделает свою работу.
        К люку подошёл Ребус, и стал очень внимательно ещё раз осматривать проём и сам люк. Через пять минут он сообщил, что снизу ничего нет.
        - В общем, так, - подобрался поближе к люку Филин - Хват, ты лезешь первым. Сначала приоткрой на пару сантиметров люк, и осмотрись ещё раз, может есть ещё какие ни будь сторожки, мины вряд ли поставят изнутри, а вот сторожки могут. Ну и заодно послушай, что там творится. Ладно, действуй.
        Приоткрыв крышку люка, я сначала осмотрелся. Вокруг было темно и тихо. Подождав ещё немного, посветил фонариком вокруг. Никаких сторожек я не заметил. Приоткрыл ещё шире, и уже осмотрел помещение. Это была кладовка технички. Тут стояли швабры, вёдра, веник и куча разной химии. Комнатка была не большой, метра два на два. То, что нужно.
        - Чисто. - сообщил я вниз, и открыв люк полностью, вылез на верх. Следом за мной полезли остальные.
        Когда все вылезли, люк закрывать не стали, для быстрой эвакуации. Технички здесь сейчас нет, а остальные сюда вряд ли зайдут.
        - Ну, что, - вытаскивая карту и осветив её фонариком, спросил Филин - сначала убираем охрану?
        - Без этого не обойтись. - разглаживая карту, высказал я своё мнение - Там нет ангелов, поверьте мне, да и оставлять за спиной врага не разумно.
        - Никто и не спорит. - ухмыльнулся Филин - Как действуем?
        - Я думаю, - придвинулся я поближе к карте комплекса - с начало надо навестить охрану, а там посмотрим. Их там четыре человека, легче лёгкого. Вот, перед фойе комната охраны, от нас до них прямой коридор. Надо разведать обстановку снаружи. Только там возможно камеры стоят, это на заметку.
        - Принимается. - ответил Филин - Кречет, глянь там аккуратнее.
        Кречет приоткрыл дверь, и прислушался. До нас не донеслось ни одного звука, тогда он приоткрыл дверь по больше и выглянул, немного погодя исчез за дверью. Перед этим не забыл натянуть черную маску на лицо, с вырезами для глаз. Ждали мы его не долго. Зайдя в комнату, он начал пояснять.
        - До поста охраны всё чисто, на пути никто не попался. Охрана вся на посту, камеры есть, но направлены они все так, что мы спокойно можем дойти до поста, не попав на камеры. Я дошёл до двери, и посмотрел в щель, там дверь не закрыта плотно. Двое спят, один у монитора пасьянс раскладывает с натуральными картами, другой кроссворд гадает. Тот, что кроссворд гадает, повёрнут к двери боком, а тот, что у монитора - спиной. Сложности не вижу, сделаем легко.
        - Хорошо, - Филин подобрался, проверил пистолет, снял с предохранителя, патрон уже был в стволе, мы тоже проделали эти манипуляции - выдвигаемся. Кречет, веди.
        Мы вышли с этой гостеприимной комнатки, и направились к посту охраны. Стояла относительная тишина. Лишь глухо доносились звуки работающих развлекательных автоматов, и шум голосов. В коридоре было затемнено, лампы освещения не горели, но света со входа хватало, что бы не блуждать в потёмках. Все натянули маски на лицо. Теперь мы выглядели как ниндзя, только покрой немного другой, и карманов много, а в руках не мечи, а пистолеты. Думаю, если нас кто случайно увидит, первая реакция будет шок. А для нас это очень много времени. Впереди шёл Кречет, за ним Филин, следом я, замыкал колонну Ребус. В фойе было светло, горели лампы освещения, на стенах висели камеры, но в нашу сторону не было направлено ни одной, и по дороге к двери до поста охраны была мёртвая зона для них. Расслабились охраннички. Нападения ждут только от входа, и там действительно не заметным не пройдёшь, каждый метр просматривается камерами. А чего им бояться, тут вся реальная управляющая власть отдыхает, кто рискнёт побеспокоить таких людей. Даже в монитор не глядят. Ладно, мы это исправим сейчас, и сами посмотрим в монитор потом. А
ничего тут у них. Фойе шикарное, большое и всюду развешаны картину и гобелены. Под старину блин оформили. Столики стоят с ажурными ножками, стулья такие же, пару диванов кожаных и пальмы посередине растут. Реально пальмы, даже связку бананов вижу, обезьян только не хватает, для полного реалити. Хотя, «обезьяны» наверно сейчас в другом помещении игровыми автоматами развлекаются.
        Тихо дошли до двери, резко её открыли и быстренько пристрелили бдящих и спящих. Каждому досталось по одной пуле в голову. Тот, что кроссворд гадал, даже не понял ничего, он даже не успел заметить, как открылась дверь, всё происходило настолько быстро, что за это время, пока его убивали, информация до мозга дошла только об открытии двери. Про остальных вообще не говорю. Двое так во сне и умерли, а у картёжника просто масть не совпала.
        Закончив с этим делом, прошли на пост и прикрыли дверь за собой. Убрав картёжника со стула, всмотрелись в монитор. Ну как я и думал, «обезьяны» развлекались на автоматах. А было их не мало. Должно быть 60 человек, но в общем зале было только 50. Плохо, надо найти остальных перед акцией. Нам только пули в спину не хватало. Филин переключил камеры. А вот и они, голубчики. Забили на службу, дрыхнут в поте лица. Эта комнатка примыкает к общему залу, судя по схеме, приклеенной над монитором. Массажный кабинет, гласила надпись. Ну-ну. Филин просмотрел все камеры, наших целей найти не удалось, ну это и не удивительно, кто разрешит снимать сильных мира сего, тем более, если они этого не желают. И на схеме видно, что основные помещения камерами не оборудованы. И тут Филина привлёк один кадр.
        - А это что такое? - и он указал на картинку на мониторе. - Ты же Хват говорил, что здесь больше никого нет. А это кто?
        - Судя по всему это обслуживающий персонал. - расстроился я - Они не входили и не выходили. Наверно они живут здесь. Комнатка неплохо оборудована для жилья, все условия для жизни есть, поэтому и не выходят наружу. А может их, и не выпускают. Но нам они не помеха. Находятся в отдалении, за закрытыми дверями. Да и на вид не герои совсем, баба да мужик, возможно семья.
        - Да я не о том, что они могут нам помешать, - поморщился Филин - валить их не хочется, а впрочем... - он ненадолго задумался - В общем, так, этих гражданских не трогать, даже если они успеют выскочить к нам. На нас маски, нас они не смогут опознать. Если окажутся без мозгов, что ж, вырубаем просто и исчезаем. А парковка то, вся под наблюдением, хотя машины толком и не видно, одни контуры. Да и территория вся камерами обнесена, мышь не проскочит. Что ж, с этим всё ясно. Как работать будем? Предложения какие-нибудь есть?
        - Вы берите вот эту группу, - я указал на группу игроков в карты и в нарды. Они сидели кучненько. Двое играли в нарды, пять человек в карты, и двадцать три следили за игрой, итого тридцать, каждому из группы по десять человек. - а я займусь вот этими. - я указал на тех, кто развлекался на автоматах и играл в бильярд. Они находились не так кучно, зато в другой стороне зала. Помешать мне никто из моей группы не сможет. Это им цели разбирать, надо помучиться, у меня всё проще.
        - Не понял, - у Филина уже с первых моих слов брови на лбу были - как ты себе это представляешь? Здесь автомат нужен, и то не факт, что они не успеют ответку кинуть. Вон, у каждого по стволу под пиджаками. Я вообще думал гранатами их закидать, благо этого добра у нас в достатке, но тогда всей конспирации конец, и надо очень быстро завершать начатое, да и потери возможны, что для нас неприемлемо. Поэтому и спросил, кто что думает. Не ожидал от тебя такой ереси.
        - Смотри, Филин, - я указал рукой на стол с монитором - что ты видишь здесь?
        - Монитор, ручку, разложенные карты, и журнал. - Филин посмотрел на меня непонимающим взглядом.
        - А теперь? - и я, использовав свои возможности в скорости, переложил ручку на другую сторону стола, и встал в прежней позе. Всё произошло настолько быстро, что мозг Филина даже не успел запечатлеть, что я сдвигался с места.
        - Монитор, ручку, разложенные карты, и журнал. Что ты от меня хо... - и тут он завис на некоторое время - Постой-ка... Ручка, она же лежала слева, рядом с картами.
        - Ну да, там и лежала. - улыбнулся я.
        - А как же это? Что-то я совсем ничего не пойму. - расстроился Филин. Кречет стоит рядом и ухмыляется, губ за маской не вижу, но по глазам понял, Ребус тоже в недоумении. - Объяснишь?
        - Да легко. - я присел на рядом стоящий стул, Филин последовал моему примеру. - Я же говорил уже, у меня увеличена скорость, поэтому ты ничего и не заметил. Она и у вас увеличена, вы уже отличаетесь от обычных людей этим, но до моих возможностей вам далеко. Если бы это сделал ты, то я бы заметил только, что ты на мгновение пропадал, но что ты сделал, я бы не уловил. Если бы я находился в том же ускоренном состоянии, то я бы всё разглядел, а так нет. Ты же не заметил даже того, что я исчезал с твоего поля зрения. В этом у нас отличие. А в целом, на форсаже, вы раз в пять быстрее любого человека.
        Филин недоверчиво взглянул на меня, и задумался.
        - Закрой глаза. - Филин взглянул на меня, но всё же выполнил мою просьбу.
        Я вошёл в состояние ра-хат, и осмотрел его. В ауре его был всполох красного цвета, он менялся в размерах, то уменьшался, то увеличивался. По моему опыту, эти всполохи, это переживания неуверенности, отражение работы головного мозга. Я взглянул на его мозг, в этом состоянии я прекрасно его видел, и нашёл тот участок, который отвечал за это состояние. Наложив над этим местом ладонь, я влил ему часть энергии в этот участок. Всполохи красного в ауре пропали. Тогда я влил ещё часть энергии в участок, отвечающий и за движения человека, он же отвечает за скорость и реакцию. Там наметилось заметное оживление. Импульсы головного мозга стали проходить намного быстрее, при этом, не напрягая теплом мозг. Я раньше думал, что влияю на энергетический узел человека, а оказывается, просто работал с корой головного мозга, соответственно влияя на энергетический узел таким образом. Нет, я не видел сам объект исследований как таковой, видел скорее фантом органа, но прорисовывался он чётко, и проблемные участки обычно подкрашиваются в неприятные цвета, зависит от тяжести проблемы и причины побудившей её. Видеть органы
я научился сравнительно недавно, для этого надо было погрузиться более глубже в состоянии ра-хат.
        - Открой глаза. - Филин открыл глаза, и я увидел, что он улыбается, глаза светились уверенностью и какой-то эйфорией. - Что чувствуешь?
        - Хм, мы сделаем это. Твой план хорош. - Филин встал, посмотрел на Кречета, оглядел Ребуса. Ребус всё так же стоял с расширенными глазами. - А с ним можешь сделать то же самое? - и показал рукой на Ребуса. - С Кречетом, похоже, полный порядок, а вот Ребусу не помешает.
        - Ребус, сядь на стул. - Ребус послушно уселся, и закрыл глаза. Я оглядел его, тот же симптом. Проведя всю процедуру, я почувствовал лёгкую усталость. - Вставай. Ну как, готов к работе?
        - Ха, ха, да ты просто шаман. Неправильно тебя окрестили.
        - А вот этого не надо. - я отрицательно взмахнул рукой - мы уже с вами говорили на эту тему, повторять думаю не стоит. Не нужно мне такого внимания. - я мельком оглядел Кречета, с ним действительно был полный порядок, он полностью мне верил, и аура его светилась также, как и у Филина теперь.
        - Да это я так, в шутку. - сконфузился Ребус. - Уговор в силе, и я могила.
        - Сколько у нас времени? - спросил я у Филина - Мне нужно немного восстановиться, десять, двадцать минут у нас есть?
        - Времени хватает, - присел он к монитору - лишь бы подопечные не разбежались, собирай их потом. Я присмотрю, можешь начинать. Если что-то изменится, толкнём.
        - Лады. - я уселся на пол, и впал в медитативное состояние. Конечно, энергия и сама пополняется, но это происходит долго, а так, двадцати минут мне хватило. Встал я уже полный бодрости. Меня никто не потревожил. «Обезьянки» так же занимались своими делами.
        - Ну, вот и отлично. - обрадовался Филин, вставая со стула, и продвигаясь к выходу. - Как себя чувствуешь?
        - Превосходно. - улыбнулся я, устремляясь следом, парни тоже пошли за нами.
        До двери в зал мы дошли спокойно. Камер бояться уже не надо. Оборудование, уходя, мы выключили, а до этого на камеру не засветились. Остановившись возле двери, приготовили оружие, запасные магазины, парни цели уже распределили ранее, открыли дверь, влетели в помещение, и пошла потеха. Работал я в ускоренном режиме. У меня это зафиксировалось, как если смотреть кино, с очень замедленной скоростью. Только тут самому приходилось принимать участие, и уже с нормальной скоростью. Я только видел, как очень медленно люди поворачивают на шум голову, ещё ни о чём не подозревая, пах - и пуля вылетает из пистолета. Я вижу, как она летит в голову. Пока перезаряжается пистолет, навожу ствол на другого клиента. Пах, и вторая пуля в полёте. Пока первая пробивает голову первому клиенту, я уже посылаю третью пулю. И так семь раз подряд. Один патрон в стволе, что бы, не терять время на передёргивание затвора, быстренько меняю магазин, и продолжаю стрельбу. Десять человек положил за секунду, и только после этого, некоторые индивидуумы потянулись под пиджак. Ещё секунда, и всё закончено. Нет, мне как то не
понравилось, долго это, пуля летит медленно, законы физики то остаются, от этого никуда не уйдёшь. Сколько энергии действовало на пулю, с такой силой она и летит. То ли дело метательный нож, тут уже я задаю энергию орудию. А вообще странное это состояние. Движение вокруг становится очень медленным, а ты, превозмогая сопротивление воздуха, вытворяешь то, что не вписывается в законы физики. Например, в ускоренном режиме, я легко могу перебежать озеро по воде. Вес остаётся прежним, вот только он распределяется по вектору движения, и давление на воду минимально. Твёрдые предметы становятся в месте воздействия очень хрупкими. Например, я легко могу пробить пальцем стекло пяти миллиметровку, и на стекле появится только отверстие от моего пальца, оставаясь при этом целым в остальном. Металлический прут можно перебить холодным оружием, изготовленным из того же металла, но слегка закалённой кромкой, с лёгкостью. Я не знаю, как и почему всё так происходит, я не физик, я пользователь, но пользователь уверенный, ха-ха.
        Парни тоже справились со свое задачей. Всё дело заняло пару секунд, никто так толком и не понял, что же произошло. Сидишь, играешь себе спокойно, и тут на твоих глазах брызгают мозги соседа. Ты еще даже не понял, что это мозги, успел только зафиксировать краем сознания, что-то неправильное, и в ту же секунду уже твои мозги летят на соседа. Самые быстрые, успели только потянуться за оружием под пиджаком, не видя ещё, кто же их убивает. Больше шума произошло, когда подали их тела, но думаю, за тем гвалтом, который стоял до этого, это не могло привлечь внимания. Помня о тех десяти, что оставались в другой комнате, мы быстро переместились к ней, рванули дверь на себя, и влетели в комнату. Здесь только один успел встать с кушетки, видимо всё же не спал, но ничего больше сделать не успел, упал сражённый как подкошенный. Остальные умерли во сне. Контроль делать не понадобилось, стреляли сразу в голову, и тем, что в зале лежат. Но на всякий случай обошли каждого. Мало ли, задело вскользь, очухается - и будут потом проблемы. Так и оказалось, одного пришлось добить. Это не из моих, мои все наверняка, в
яблочко.
        Собравшись у входа в основной помывочный комплекс, перезарядились, патронов было в достатке, и Филин повёл дальнейший инструктаж.
        - Ну что ж, сработали чисто и красиво, теперь надо также поработать над основным заданием. - взглянув на меня продолжил - Хват, на разведку. С твоей скоростью, думаю, не будет проблем, мы тебя ждём здесь.
        Приоткрыв дверь, я прислушался. Всё было тихо и темно. Уже не таясь, я прошёл дальше. Тут была вторая дверь, своеобразный тамбур, что бы сопровождающие быки своими развлечениями не мешали «работать». Закрыв первую дверь, я приоткрыл вторую, здесь я уже расслышал переговоры множества людей. Впереди, над дверью, была портьера, поэтому уже уверенней открыл дверь, и просочился за неё. Портьера скрывала меня, а вот я мог видеть все действующие лица в стыке портьер. Здесь были все. Посередине стоял прямой длинный стол, рядом стулья, на некоторых стульях была развешана верхняя одежда, где то на столе, рядом с посадочным местом лежали дипломаты. Сами хозяева этих вещей сидели на шикарных диванах по всему залу, и в глубоких креслах рядом со столиками, которые были заставлены всевозможными яствами и различной выпивкой. Простой водки здесь не было, не по статусу видимо. Зато всякого зарубежного пойла, было в избытке. Переговоры уже видимо закончились, и сейчас они обсуждали друг с другом свои мелкие вопросы, обильно сдабривая это алкоголем. Прислушиваться к разговорам не стал, а нечего там слушать, ничего
хорошего они сказать и не могли. И допрашивать их мы не собираемся, у нас другая задача, и мы выполним её.
        Вернувшись к ребятам, я рассказал об увиденном, Филин удовлетворённо хмыкнул, и мы приступили к основной задаче. Дело было проще, чем несколькими минутами ранее. Поделили только сектора стрельбы, и вперёд. Ворвавшись в помещение, приступили к «прополке». Я взял левый сектор, и в моём секторе оказалось девять человек. Перестреляв восьмерых, на девятом вышла промашка, в прямом смысле промашка. Этого просто не могло быть, я не промахиваюсь, но всё оказалось именно так. А тип, которого мне не удалось подстрелить с первого раза, оказался тем самым иностранцем, недаром он мне не понравился с первого взгляда. Видно, что спец, и обладает техниками схожими с моими. Тоже увеличена скорость реакции и скорость вообще, но он всё же медленней даже моих ребят, не говоря уже обо мне. Просто не ожидал от него такого, поэтому и промахнулся. Он очень быстро оценил ситуацию, и в момент моего выстрела, рыбкой переместился за диван. Попытался переместиться, налету вытягивая оружие из за пояса. Но долететь за спасительный диван в живом виде ему не удалось. Повторный выстрел с моей стороны поставил точку в его карьере. А
не хрена вам здесь делать, мистер. Был бы сейчас у себя в Лондоне, остался бы жив. Я, почему то уверен, что это нагл.
        Ребята тоже уже закончили со своими пациентами, у них осечек не оказалось. Быстрый осмотр показал, что контроль не требуется. Я проверил своего иностранца, так и есть, нагл. Документы на имя Ирвин Свенсон, Гражданин Великобритании. Что ж тебе здесь надо то, а? Что вам всем нужно от нашей страны? Всю историю нас грабили и подставляли, стравливали за ресурсы с другими странами, что бы потом ослабленного победителя добить самим, и воспользоваться чужой победой. Беспардонные, наглые, жадные, одним словом наглы. Я вам ещё Великую Отечественную припомню. Уже давно не секрет, что эта война - проект наглов. Ладно, придёт ещё время, я обязательно займусь вами, а теперь нам пора, время.
        Филин постоял в задумчивости перед столом, и скомандовал.
        - Так, парни, хватаем всё это барахло, - он указал на дипломаты - и валим отсюда в темпе. Хоть и не было распоряжений насчет этих бумаг, но думаю оставлять их здесь нельзя. Придут другие люди, и всё повторится, а так можем и сами что нароем. Бумаги с дипломатов вытащить, туда положить вон ту макулатуру, и поджечь.
        Мы быстренько выполнили приказ, и побежали обратно. Время поджимало, в любой момент мог выйти обслуживающий персонал, а нам бы хотелось этого избежать.
        Перед тем, как спуститься в коллектор, Филин притормозил.
        - Как взрывать будем? - и посмотрел почему-то на меня - Радиус действия небольшой, метров пятьсот всего, из-под земли сигнал не пройдёт, а отсюда взрывать - стены мешают, тоже не пробьётся сигнал.
        - Надо с люка на стоянке попробовать, - почесал я затылок - только здесь вероятность, что взрывника приложит - очень велика.
        - Там же в люке отверстие есть?! - дождавшись моего кивка, Филин продолжил, обрадовавшись - Отлично! У нас передатчик с возможностью добавить переносную антенну. Как знал, антенну я захватил. Конечно, полностью это не защитит, но последствия будут значительно меньше. Кто рискнёт?
        - Давай я, - протянул руку Кречет - если со мной что и случится, Хват, думаю, сможет это исправить. Справишься Хват?
        - На сто процентов не уверен, но обязательно попытаюсь.
        - Вот и отлично, тогда по коням. - заключил Филин, и первый спустился в проход.
        Я спустился последним, и закрыл люк. Пусть ищут, как это произошло. Снаружи его не заметно, а в новых картах этого прохода нет.
        Добравшись до колодца автостоянки, Филин передал Кречету антенну, и мы скрылись в коллекторе водоканала.
        Долго ждать взрыва не пришлось. Мы поняли это по лёгкому землетрясению, и гулу, как будто в колокол ударили, но звук из-за расстояния глухой. Даже лёгкие обвалы произошли. Как там Кречет? Если у нас тут уши заложило.
        Только всё утихло, мы тут же побежали за Кречетом. Кречет лежал внизу, на спине, пытаясь подняться. Подхватив его под руки, понесли в коллектор водоканала. Тут всё же безопасней и шире. Уложив его на пол, я осмотрел его в состоянии ра-хат, и заметил изменения в головном мозге, результат контузии. Некоторые капилляры полопались, нарушив кровоснабжение головного мозга. Занеся ладони над головой, я попытался нивелировать последствия, путём воздействия своей энергией на пострадавшие участки, и мне это удалось. Отёк я снял, функции организма восстановились, но капиллярам на восстановление нужно время и покой, хорошо хоть кровоточить перестали. Потом в спокойном месте надо попробовать ускорить процесс восстановления.
        Стоило мне закончить с этим, как Кречет зашевелился, и сел.
        - Спасибо Хват, - маски мы уже сняли, так что я заметил искреннюю улыбку товарища - чувствую себя превосходно.
        - Вот и хорошо, - хлопнул я его по плечу - передвигаться сможешь, потом попробую ускорить выздоровление, а сейчас надо убираться отсюда поскорей.
        Он действительно чувствовал себя нормально, не шатался, не заикался, движения уверенные, на лице улыбка. Убедившись, что с ним всё в порядке, мы продолжили путь, возвращаясь на стройку. На месте переодевания было всё в порядке. Быстренько переодевшись, забрав с собой комбинезоны, мы вылезли в подвал дома. На улице всё было тихо, лишь где-то в отдалении слышались сигналы пожарных и милиции. В бытовке строителей свет не горел, и мы спокойно дошли в отнорок и переоделись уже в повседневную одежду. Спецовку забирать не стали, оставив её на той же полке под бытовкой. Территорию стройки покинули тоже тишком и по отдельности. На улице изредка попадались встречные прохожие, кто-то спешил домой, а кто-то только вышел на прогулку, что бы вернуться под утро. Я шёл спокойно, внимания не привлекал, таких как я - было не мало. Время было уже начало двенадцатого, Удав, наверное, тоже уже закончил свою работу.
        До квартиры добрался первым, и спустя несколько минут, стал подтягиваться народ. Все собрались через полчаса. Задание выполнено, потерь нет. Удав тоже справился с первого выстрела, и спокойно покинул точку.
        Все были очень голодны, но что-то готовить сил совсем не было. Поэтому настругали себе бутербродов с колбасой и сыром, и сделав по кружке чая, включили телевизор. Тут, на местном канале стоял бедлам. Корреспонденты захлёбываясь расписывали ужасы происшедшего. Машины уже потушили, и, огородив место стоянки, там шастали следователи. Была куча машин вокруг. Тут и милиция, и прокуратура, и фургоны телеоператоров, да и зевак хватало с избытком. Телевизионщики уже выдали вердикт - теракт. «Пострадали видные деятели нашего города, отдыхающие в сауне после трудового дня, и сотрудники частных охранных предприятий, находящихся на своих рабочих местах. Это бесчеловечное преступление против нашего образа жизни. Погибло более двухсот человек. Ответственность за это преступление пока не взяла на себя ни одна террористическая организация. Но мы ни на минуту не сомневаемся, что это дело рук Чеченских боевиков. Погибли первые лица нашей области. Это тяжёлый удар по среднему классу. Мы фактически остались без руководителей. Следственные органы уже приступили к расследованию этого жестокого преступления, и мы
уверены, что рано или поздно преступники будут наказаны. С вами была спецкор «Волгоградских Вестей», Оксана Пичужная.»
        - Ну, что, террористы, - ухмыльнулся Филин - как жить теперь будете, с таким грузом? Таких хороших людей погубили.
        - Прекрасно будем жить. - расцвёл Ребус - Чем меньше будет таких «хороших» людей, тем прекраснее будем жить.
        - Вишь, как всё перевернула, «свободная» пресса. - скривился Удав - Падальщики, мать их так.
        - Выключи, Филин, - попросил я - хорошего мы там не услышим. Кречет, приляг, ещё раз осмотрю тебя.
        Я вошёл в состояние ра-хат, и ещё раз тщательно осмотрел бойца. Изменений нет, состояние в норме. Тонус слегка понижен, свечение ауры меньше, но это восстанавливается через сон.
        - Порядок с тобой, просто надо поспать. - я плюхнулся в кресло - Ну, что, Филин, завтра на базу?
        - Да, также, по одиночке стартанём. Только вот что, - он достал собранные нами бумаги - об этом вы ничего не знаете. Передам их командиру, пусть думает, что с ними делать. На мой взгляд, это «бомба», и если рванёт, никому несдобровать. А теперь отбой.
        Улёгшись на диван, и закрыв глаза, долго не мог уснуть. « Сегодня уничтожили более двухсот людей. Да, это мрази, да, это подонки, но всё же это люди. Что я чувствую? Чувствую ли я сожаление? Я прислушался к себе, нет, не чувствую. Но ведь это наши граждане, Россияне. Там один иностранец только был, его я искренне ненавижу. А наши? Как так получилось, что эти наши стали для нас чужими? Почему мы не такие? Или их родители так воспитывали? Сомневаюсь. Ни одному родителю не хочется иметь ребёнка - подонка. Значит это всё приходящее, наносное. Последнее время наше мировоззрение сильно изменили предметы потребления и шика. Мы приобретаем вещи, которые в повседневной жизни нам совсем не нужны. Но это вещи престижа. Есть у тебя такая вещь, можешь задрать нос, и плевать на всех с высокой колокольни. А если ты у власти, то можешь иметь кучу таких вещей. Никого сейчас за это не преследуют. На что ты это приобрёл, где ты это купил - никого не интересует. Как жалко, что у нас упразднили ОБХСС. Не боятся власти воровать и эксплуатировать собственный народ. Слуги народа. Ха-ха-ха, сейчас слуги - народ. Одну
букву только убрали, а как всё поменялось. И ведь не унесут всё это с собой в могилу, а всё равно тащут и тащут, тащут и тащут. А конец, у таких, всегда один, преждевременная смерть. Если ты можешь нарушать закон, то найдётся и такой, кто нарушит его против тебя. Сегодняшняя акция, как пример. Но и без нас таких - ложат пачками. А всё это с запада пришло. Всё это потреблядство. Заразная это болезнь. А мы, «антибиотик». «Повеселился» бы я сейчас на западе, и даже не задумывался, правильно я поступил, или нет. А больше всего хочу «погулять» в Америке, Великобритании и Польше. Насмотрелся я на все их ценности, которые они усиленно приживают у нас. Но сначала надо Родину почистить от перевёртышей. Мало у нас «домашней» работы, всё больше по заказам работаем, на самостоятельную работу времени не хватает. «Белую Стрелу» забывать уже начали, непорядок это. Посмотрю дальше, если также будем работать, по заказам в основном, уйду в свободный полёт. С моими способностями я не пропаду.
        А вообще странно, столько людей сегодня положил, а меня совсем не трясёт. Как будто выполнил грязную, но такую нужную работу, и выполнил её хорошо. Удовольствия конечно от этого не получил, но и не воротит. Значит, всё я сделал правильно. И хватит терзаний, спать пора. Завтра вставать рано.»
        С утра, перекусив, кто, что нашёл, покинули квартиру, и отправились на базу, каждый своим путём. Я опять поехал на поезде. А чего голову ломать, багажа опасного у меня нет, и чего мучиться тогда? Тем более - что документы у меня левые, но настоящие. По дороге до вокзала только и слышал о массовом теракте и убийстве сына Бубна. В основном, простые люди, хвалили таких террористов, только, очень тихонечко, что бы, не дай бог власти услышали. Шугливые у нас ещё обыватели. Ничего-о, со временем привыкнете, и уже более смело будете выражать свои мысли. Но слышал и гневные речи, это в основном были люди очень обеспеченные. Ясно, что состояние нажито не честным трудом, вот и переживают, как бы и их не задело. Потерпите немного, и до вас дойдём.
        ГЛАВА 6
        Дорога не запомнилась, да спал я всё время. На базе оказался предпоследним, Ребус ещё не вернулся. А спустя сутки прибыл и он. И вот мы стоим вместе перед нашим командиром, и ждём вердикт по нашим делам. Понятно, что Филин у него уже был, и отчитался за командировку, а теперь и мы удостоились аудиенции, как только вернулся Ребус.
        - Ну, что, «террористы», как самочувствие? Кошмары не мучают? - с напускной строгостью спросил майор - Столько уважаемых людей уничтожили, даже план перевыполнили. Мне конечно Филин уже рассказал, как всё прошло, но удивили, удивили. Это же уму непостижимо, без единого шума уничтожить девяносто четыре человека в здании, а затем еще сто восемьдесят на парковке. О вас уже весь мир говорит. Особенно усердствует Лондон. Типа, бандиты уничтожили атташе по культуре из Великобритании. Хотят прислать своих следователей, для тщательного расследования инцидента. Но первый не даёт на это добро. Хоть он и на привязи у них, но и кроме него здесь ещё есть силы противостоять этому, не все ещё продались с потрохами. Ты мне скажи Хват, как так получилось, что я не знаю о твоих способностях? Почему я узнаю об этом от Филина, а не от тебя?
        - Так, товарищ майор, случая не было. - пожал я плечами - Вот, предоставился случай, так я сразу всё ребятам и рассказал, что бы выполнить задание без потерь и более качественно. Только я не хотел бы, что бы об этом ещё кто ни будь знал, кроме тех, кто уже в курсе.
        - Ладно, это не твоя печаль, - махнул рукой майор - теперь мне придётся отправлять тебя только с этой группой, или же в меньшем составе. Ты ведь не устоишь перед возможностью использовать все свои умения при выполнении задания?
        - Нет, конечно, не устою, да и зачем? - снова пожал я плечами - Это же преимущество, а преимущество надо использовать на полную.
        - Вот и я о том же. - нахмурился майор - Ладно, не суть важно. С этим я как ни будь разберусь. А за выполнение задания объявляю благодарность. Всем вам. Хорошо сработали, качественно. Премию я вам уже выписал. А теперь идите, отдыхайте пока, и вот ещё что, - мы задержались в дверях - надеюсь про бумаги вам говорить ничего не надо? Вот и молодцы. Ступайте.
        С этого дня жизнь у меня понеслась вскачь. Прошло уже четыре года, и за это время произошло очень много изменений, в первую очередь с нашей шарашкой. Наше прикрытие, Центр Научных Разработок, перекочевал под крышу ФСБ. Своё физическое место он не потерял, только наименование крыши. КГБ реформировали в ФСБ и ГРУ. Такая мощная организация перестала существовать. Впрочем, на нас, и наших делах, это отразилось не сильно. Финансирование срезали, но мы и сами зарабатывали неплохо. У нас появилась своя касса, откуда мы получали добавку к зарплате. Не шиковали, конечно, но на жизнь хватало. Откуда касса? Как откуда? «Белая Стрела»-то работала. А всё нажитое нечестным трудом, распределялось между нами, как добавка к зарплате, и на финансирование операций. Заказов сверху приходило всё меньше и меньше, а жизнь становилась всё хуже и хуже. Дошло до того, что стали выдавать не более одного задания в месяц. Отсюда и урезание финансирования. Государство перестало в нас нуждаться. А государство ли? При такой загрузке создаётся ложное чувство, что всех упырей уже задавили, но это не так, я бы сказал - ровно
наоборот. Их стало много больше, чем при Советском Союзе. Ну да, я же забыл упомянуть, теперь же нет Советского Союза, появился СНГ, Содружество Независимых Государств. От чего независимых-то? От обязательств перед своим народом? От желаний этого народа? Ведь никто не спрашивал, хочет народ этого или нет. Собралась кучка олигархов, и поделила страну. А так разворовывать сподручней, и сосед не залезет на твой участок. Как-никак - другое государство.
        Насколько сильно упали задания сверху, настолько же прибавилось заданий для «Белой Стрелы». Сколько уже за это время мы отправили к праотцам всяких криминальных авторитетов и людей, облечённых властью, а они не кончаются. И не боятся ведь. Вернее боятся, но всё равно воруют. Новости сейчас по телевизору начинают с сообщений, кого в очередной раз грохнули, и с криков, когда это закончится. Распекают генералов, за неумение работать, за отсутствие грамотных кадров. А откуда им взяться-то, грамотным этим, когда при реформировании всех грамотных посакращали, а молодых воспитать не успели, да и воспитывать теперь уже некому. Сейчас зовут специалистов обратно, но грамотные специалисты и сами уже не хотят возвращаться на старое место работы, зная какой бардак там творится, и что работать придётся за себя и за того парня, а тот парень будет только денежку получать и в должности расти, за твои успехи, приписывая их себе. Ну конечно, у него же папа генерал или депутат госдумы, нужное подчеркнуть. Вот и не идут специалисты. А нам это на руку. Да, в общем-то, нас и грамотные специалисты не могли найти, что уж
говорить про этих молодых, да ранних. Но осторожности мы не теряем, операции всегда разрабатываем от и до.
        Новых людей принимать в наш коллектив перестали, а вот со мной и перестали. Коллектив сработан, потерь нет, так зачем нам новички? Каждый из ребят может заменить отделение спецназа, я могу заменить взвод. В смысле, могу выполнить операцию по освобождению заложников, к примеру, посильную для взвода спецназа. Поэтому и на задания чаще всего отправляюсь в одиночку. Майор сдержал обещание не распространяться о моих способностях, ребята тоже молчали, как рыба об лёд. А если мне и составляли компанию в отдельных операциях, то только парни из той операции, но такое случалось редко. В свободное время я продолжал совершенствовать свои способности. Однажды, на территории нашей базы, я поймал ящерку, и решил выяснить, какие участки мозга отвечают за регенерацию конечностей. Но мозг у нее маленький, и вряд ли я там что-то разгляжу. Войдя в состояние ра-хат, я осмотрел ящерку, и убедился в том, что там действительно ничего невозможно разглядеть. Я захотел вообразить себе, какой размер бы меня устроил. Сложив ладони, друг напротив друга, и оставив место для фантомного тела ящерки, и смотря в этот момент через
этот промежуток на ящерку, я развёл ладони, представляя размер фантомного тела, который бы меня устроил. И о чудо, фантомное тело увеличилось и приблизилось ко мне. Нет, ящерка осталась в прежних размерах, и также сидела на одном месте, но вот я теперь мог видеть процессы, происходящие с её организмом. Как так получилось, не знаю, да собственно я не особо и выяснял, получилось и ладно, я был просто счастлив, от того, что могу разобраться теперь в по настоящему мелких организмах. Так, наблюдая за ней, я сидел и мечтал, и стоило ей сместиться в сторону, как это увеличенное фантомное тело пропало. Ясненько, стало быть, нужно держать объект в фокусе. Далее, я оторвал ей хвост, и стал наблюдать за ней, увеличив её фантомное тело. Это очень интересный эксперимент. Я нашёл участок мозга, который отвечает за регенерацию организма. Как нашёл? Да он стал усиленно работать. С того участка стали поступать сигналы в клетки повреждённой конечности. (Тут надо бы уточнить, сам мозг, как таковой я не вижу, я вижу только контуры мозга, но очень точные контуры, со всеми изгибами и со всем, что в нём есть. Только вижу
всё это в чёрно белом варианте. Если происходят какие-то процессы в органе, то это видно по импульсам в них возникающих, либо по отсутствию их. Всё это относится и к другим внутренним органам. Получилось это у меня совершенно случайно. Медитируя, я погрузился в более глубокий транс, и когда посмотрел в этот момент на человека, то увидел, что я вижу не просто ауру и энергетические узлы человека, но и внутренние органы этого человека. Для меня это не стало шоком, и я быстренько зафиксировал это состояние кодовым словом. Теперь я легко мог войти в это состояние.) Сигналы эти были как импульсы, проскакивающие с огромной скоростью от мозга до конечности, и я бы возможно вряд ли их увидел, не войди в ускоренное состояние. Цвет фантомного тела изменился. Золотистое свечение стало стягиваться к месту повреждения, и цвет тела стал почти полностью прозрачным, а ящерка впала в анабиоз. Понятно, весь потенциал организма пошёл на восстановление органа. На месте самой конечности наоборот, цвет был ярко красным. Тут тоже понятно, идёт восстановление. Всё, что меня интересовало, я увидел, осталось проверить это на
живых людях, возможно ли это вообще или нет. И такой случай предоставился мне через месяц.
        Так случилось, что Кречет, собираясь на задание, как то очень неаккуратно вытащил запал с гранаты, и он у него взорвался в руке, а эта граната была без замедлителя. Ладонь в лохмотья, кровь хлещет. Он был у себя в комнате, а я был у него в гостях, провожал на задание и просил выполнить одну мою просьбу. В комнате больше никого не было. Как только это произошло, я тут же перетянул ему предплечье жгутом, и вылив на рану перекись водорода, благо у него она была в аптечке, перевязал конечность. Кречет находился в шоковом состоянии, и, что бы ничего не случилось, пока меня не будет, я вырубил его, а сам побежал к майору. Когда майор прибежал в комнату Кречета, я попросил его, что бы он не распространялся о случившемся, и отправил на задание другого человека, а я попытаюсь вернуть ему руку. Гущин не стал меня расспрашивать, как я смогу это сделать, но посмотрел на меня очень загадочно, и молча вышел из комнаты. Войдя в состояние ра-хат, я нашёл тот участок мозга, и принудительно активизировал его, помассировав своими лучами, и дав импульс энергии в этот участок. Реакция появилась мгновенно. Кречет
дёрнулся, но в себя не пришёл, а этот участок стал выдавать поток импульсов в повреждённую руку, совсем как у ящерки. Я развязал рану, она уже не кровоточила, сосуды стянулись. Обработав нож спиртом, с которым я не расставался, в смысле с ножом не расставался, а не с тем, о чём вы подумали, я срезал размочаленную кисть. Сосуды тут же стянулись. Посмотрев на фантомное тело, я увидел, как оно померкло. Стало почти полностью прозрачным, а у культи ярко красным. Пошёл процесс восстановления. Но в отличие от ящерки, энергия на восстановления шла с энергоузла, расположенного в районе груди, в общем восстановлением занялся «Центр». Поток энергии перетекал в клетки поврежденной конечности, создавая её по форме фантомного тела. Дыхание Кречета было спокойным и ровным. Видимо так же, как и ящерка, находился в анабиозе. Что ж, тем лучше. Пронаблюдав за ним какое-то время, я посчитал приблизительно, насколько хватит его собственных запасов энергии. По моим расчетам, где-то часов на двенадцать, потом вероятно процесс замедлится. Кроме этого, на строительство новой конечности, расходуются и физическое тело. Клеткам
нужен строительный материал, берёт он его с собственного тела, перегоняя ресурсы в повреждённый участок. Так что, проснётся Кречет похудевшим. Ну, это исправимо. Лишь бы конечность восстановилась. А мне надо будет перекачивать ему свою энергию, для более быстрого процесса. На восстановление энергии, мне нужно шесть часов в медитации. Нормально, перекрывает.
        Через три дня, Кречет проснулся с новой клешнёй, и сначала не поверил в случившееся. Так не бывает. Он же видел, что кисти не стало, а у людей они не отрастают заново. Но реальность перед глазами. Он с осторожностью покрутил кистью, сжал её в кулак, попробовал на крепость пальцы путём разрыва замка ладоней, всё было, как и раньше. Кисть не болела, а главное подчинялась командам. Правда, сам похудел сильно, но это мелочь. На радостях он меня чуть не раздавил в объятиях. Вот тебе и похудевший. Сила то никуда не делась. Он не стал спрашивать, как мне это удалось, просто сказал, что за ним теперь пожизненный долг. Второй раз я его вытягиваю из ямы. А потом побежал к майору Гущину, рапортовать, что готов к труду. Майор отправил его в месячный отпуск. Меня же вызвав, просто пожал руку, и сказал спасибо. Но ради ТАКОГО спасибо, стоит жить. У меня пела душа. А больше мне ничего и не надо. Никто так и не узнал, что с Кречетом случилась беда, и этот случай остался только между нами троими. Майор, правда, мне выписал огромную премию тогда, я на неё мог купить неплохую иномарку, а Кречет с отпуска, привёз
мне, раритетную катану. Зная мои вкусы, в подарке он угадал. Я очень нежно отношусь к холодняку. А этот экземпляр был в полном порядке. Изготовил его великий мастер, Фудзивара Канэфуса. Это был скорее вакидзаси. Длина клинка была приблизительно 60 сантиметров, а с рукояткой - 90. Удобная вещь. На мой вопрос, откуда это у него, он только отмахнулся, а на просьбу научить пользоваться, порекомендовал мастера меча проживающего в Свердловске, и очень близко знакомого кстати. Сам мастер - японец. Теперь понятно, откуда у него этот меч. Скорей всего подарок, за какую-то услугу. Но это очень дорогой подарок. Такой меч стоит состояние. Я искренне поблагодарил Кречета. А страсть к холодному оружию, у меня появилась после той моей первой операции в Волгограде, когда я убедился, что ножами работать гораздо быстрее, и там скорость зависит только от тебя. Нет, пистолет на задание я тоже с собой брал, это на тот случай, когда метательные ножи заканчивались, а собрать их обратно, не было времени, вот тогда я им и пользовался. Но это случалось редко, всё же я таскал с собой значительный запас метательных ножей. Меня
уже в СМИ окрестили мясником, из-за излюбленного предпочтения в оружии. Ножами я работал только в «Белой Стреле», если задание приходило с центра, работал пистолетом.
        Да, чуть не забыл, я же женился. Сложилось всё же у нас с Сашенькой. В один из дней, при посещении дома в отпуске, мне поставили ультиматум родители. Или я женюсь, или одно из двух. Невеста согласна, жених - тоже красавец, так что, хочешь - не хочешь, здесь уже не играет. Ну а что, я не против. Сашенька у меня просто умница и исключительная красавица. А насколько мудра-а, будто предыдущие жизни у ней в памяти сохранились. Свадьбу сыграли быстро, отец договорился. Жить я оставил её у родителей. Хотел купить квартиру, благо денег у меня вполне достаточно для этого, но тут она сама встала в позу, только с родителями. Благо места там достаточно, братишка остался в Ленинграде, бывшем, теперь уже Санкт-Петербурге. Родители тоже были рады такому решению. Её родители, стали посещать моих довольно часто, для общей радости, а когда появился ребёнок, так почти и не уходили. А родился у меня сынишка, тот ещё непоседа. Назвали его Владимиром. Владимир Александрович, хм, звучит. Сейчас он уже бегает, и лопочет что-то там на своём, но что интересно, мама его понимает, говорю же мудрая. Родители чуть ли не
дерутся, за право понянчиться с внуком. И от меня наконец отстали, а то домой боялся приезжать, мама сразу в оборот брала.
        В одну из операций, когда проводить акцию надо было в Свердловске, ныне Екатеринбург или Ёбург для простоты, я познакомился с мастером меча, которого мне порекомендовал Кречет. Это действительно был мастер с большой буквы. Сначала он с большой неохотой отнёсся к моей просьбе научить мастерству, мотивируя это тем, что этому обучаются всю жизнь, даже после моих слов о Кречете, но всё же я его уговорил провести со мной хотя бы ознакомительный урок. Какого же было его удивление, когда он увидел, что я повторяю его движения, с поразительной точностью. Мне это было совсем не сложно, ведь запоминал его движения в ускоренном режиме, а выдавал в нормальном. Еще пару подходов, и движения я стал делать не хуже мастера. Тогда мастер очень обиделся на меня, сказав, что я морочил ему голову, что хочу научиться, пришлось сказать ему, что у меня просто очень хорошая память, и мышечная способность к приобретению нового. Успокоившись, он продолжил моё обучение. Полностью обучиться всему, что умел мастер, я смог за неделю, дальше просто оттачивал свои движения, и переходил на работу в ускоренном режиме. Получилось
просто улёт. Когда я опробовал это умение в деле, там же в Ёбурге, общественность, в лице тех, кому есть что терять, от страха разъехалась вся на каникулы по зарубежьям, требуя оттуда поимки «мясника». Пресса в шоке молчала, только фотографии выложила в газете, под редактированные, и очень осторожно высказала мнение общественности, а общественность, в смысле действительно общественность, а не те, кто этим словом прикрывается, высказала своё восхищение действиями «Белой Стрелы». Правда, метод приведения приговора её смущал, а там было чему смутиться. Я сам после того как покинул место операции - проблевался знатно. Отрубленные головы, ноги и руки, кого-то и вообще ровно пополам - вдоль разрубил. Та ещё мясорубка. Зато какой эффект!!! Впечатлительные у нас нынче, сильные мира сего. Сами-то, когда такое творят, спокойно к этому относятся, а когда с ними - сразу вой. Почему я выбрал такой метод? А всё очень просто. Это ответ на действия, совершённые при преступлении. Всю семью вырезали ножами из-за земли. А семья была из семи человек. Родители и пятеро детей от десяти лет до одного года. Всех под нож, и
оставили карту «Белой Стрелы», подставили суки. Только народ то этому не поверил. Долго об этом судачили в городе, и в один голос утверждалось, что это подстава, только свободная пресса поливала грязью «Белую Стрелу», активно вспоминая все её грехи. Наши люди, что проводили расследование данного преступления, выяснили мотив. А всё просто. Главе того района, где проживала семья, очень приглянулась земля, где стоял дом семьи. Хозяева дома отказались его продавать. Те деньги, что предлагали дельцы за участок, хватило бы на коморку в шесть квадратов в общежитии за чертой города со всеми удобствами на улице, поэтому и отказались. Глава не стал настаивать, а просто дал команду вырезать всю семью и подкинуть карту «Белой Стрелы». Решил таким образом отвести от себя подозрения, и забрать участок, что бы построить на том месте гипермаркет. Зря это он сделал. Главу я потом медленно на катану одевал, через задний проход. Жаль до головы клинок не дошёл, коротковат. Потом просто смахнул бестолковку и всё. На месте оставил оригинал карты «Белой Стрелы» и записку для прессы. Так и написал, «для прессы». А там я
сообщил им, что если ещё раз польётся грязь в эту сторону, примусь и за них. Потом позвонил на телевидение, и сообщил им, что произошло преступление по такому то адресу, говорил через платок, разумеется, и с автомата. Почему так поступил? Просто если сначала приедет милиция, то эту записку они приберут. А так послание дойдёт до адресата. И оно действительно дошло, и было понято правильно. Посыпались опровержения того, что преступление против семьи, совершила «Белая Стрела», мол - они не уничтожают простых работяг. А раньше-то что, не ужели было не ясно, что «Белая Стрела» таким не занимается? Там, на трупах я оставил ещё одну записку, но эту уже для опубликования в прессе. Там было сказано, что если ещё кто ни будь воспользуется такой картой, при совершении преступления, последствия будут очень печальные, для того кто это совершил. Телевидение показало эту записку, и передача эта прокатилась по всем телеканалам и по всей стране. Думаю, теперь желающих прикрыться этой картой поубавится. Это ведь не первый случай был. Этот просто уж очень кровавым был. Не сдержался, и прекращать нужно было уже такую
практику. Командир кстати, когда я прибыл на базу, похвалил за находчивость. Средства, что я выгреб с того коттеджа, принял по описи, счета тоже принял. А что вы думали? Бороться как-то надо с преступностью, а финансирование нам почти закрыли, живём на самоокупаемости. Но неплохо правда, живём, чего уж говорить. Вот с оружием и боеприпасами у нас теперь напряжёнка, перестали выдавать с центра, чувствую, скоро нас прикроют окончательно. Приходится использовать левые схемы. Мне-то не особо и надо, а вот ребятам необходимо. Ничего, Гущин справляется пока. Павла Константиновича вообще почти не видим, давно уже, с момента последнего задания с центра. И задание это, очень какое-то вонючее было. За версту воняло от него.
        Вот и всё, что произошло за эти четыре года, а сейчас меня вызывал на ковёр командир.
        Лондон. Форин-офис
        - Сэр, разрешите? - входя в помещение, спросил человек, в возрасте 40-45 лет, среднего телосложении, крепким торсом, мощной шеей борца, тёмными волосами и лицом как у Апполона.
        - А-а, Джек, проходи. - разрешил хозяин кабинета, довольно рыхлого телосложения, с большим брюшком, большим мясистым носом, с огромными мешками под глазами и огромными мясистыми ушами. Одет он был в довольно дорогой костюм тройку, что, впрочем, отнюдь не помогало в сглаживании его форм. Но его видимо это не особо и беспокоило. Человеку, который имеет сумму в девять нулей фунтов стерлингов, совершенно безразлично, как он выглядит. - Присаживайся. Виски?
        - Нет, спасибо. - отказался Джек от угощения - Если можно, чай.
        - Конечно. - ответил хозяин кабинета, а это был Вильям Кремер, директор Форин-офис, и позвонил в колокольчик. Из-за двери появился секретарь. - Гарри, будь добр, организуй нам чайку с молоком, и печени твоей бабушки, очень уж они вкусные. - секретарь махнул головой и удалился.
        Через несколько минут, он уже вносил поднос с нехитрым перекусом. Всё это время в кабинете висела тишина. Собеседники принялись пить чай, и закусывать печеньками, они действительно оказались очень вкусными. Наконец, когда чашка с чаем опустела, директор приступил к вопросам.
        - Ну что, Джек, как у нас обстоят дела в России? Что слышно от Соболя? - директор поудобнее сел в кресле, и откинулся на спинку - Он устранил, наконец, эту неуловимую группу?
        - Нет, сэр, пока никаких подвижек, но есть предложение, как это организовать. Только для этого нужна жертва, из числа наших граждан, проживающих в России. - аналитик посмотрел на заинтересованное лицо директора и продолжил - Мы проследили определённую закономерность в действиях этой группы. Стоит пострадать каким-то интересам президента России, как эта проблема решается очень быстро и кардинально, с помощью этой группы. Мы пришли к выводу, что эта группа подчиняется непосредственно президенту России. Она полулегальна. В том смысле, что она существует под каким-то прикрытием. Под каким, выяснить не удалось. Никто из силовых ведомств о ней не знает.
        - И что вы предлагаете, Джек?
        - У Соболя есть прикормленная группа бандформирования финансируемая нами, большая группа, которая совершит убийство гражданина Великобритании, желательно вместе с семьёй, а мы поднимем шум в прессе, и вынудим президента задействовать свою группу, и останется нам только грамотно приготовить ловушку для неё. Группу этих бандитов использовать как жертвенных барашков, а с ними будут и наши ребята, в качестве основной группы захвата. Расставим кругом скрытые камеры, и проанализируем, как им удаётся действовать так удачно уже столько лет.
        - Хороший план, - согласился директор - а кто будет жертвой?
        - Есть там у нас специалист, занимающийся археологией, - аналитик протянул досье на этого специалиста - как разведчик он уже засветился, и для нас уже бесполезен. С ним живёт его жена и двое детей. Резонансное будет дело, президент не сможет его игнорировать. Официально арестовать ту группу бандитов, которая действительно совершит это преступление, у него не получится, там всё повязано, и Соблю удавалось выгораживать её и из более серьёзных переделок, а что бы отвести от кого бы то ни было подозрения, можно подбросить и карту «Белой Стрелы».
        - А если этим займётся «Белая Стрела»? - взволновался директор, такая комбинация и на смарку - Ведь у них был уже прецедент в Екатеринбурге.
        - Ну, это вряд ли, - улыбнулся аналитик - во-первых, это жертвы не граждане России, во вторых они уже разоблачены как разведчики, а на сколько я уже узнал «Белую Стрелу», то она даже опровергать этот случай не будет.
        - Что ж, придётся Смиту пожертвовать собой и своей семьёй ради великого будущего своей страны. - развёл руками директор - Действуйте Джек.
        - Есть, сэр! - расцвёл аналитик, от прекрасно сделанной работы.
        ГЛАВА 7
        База.
        - Разрешите? - сказал я постучав и приоткрыв дверь.
        - А-а, Хват. Проходи, не стой на пороге. - майор оторвался от каких-то бумаг, и посмотрел на меня. - Присаживайся, - махнул он рукой - разговор будет долгий.
        Я присел, и внимательно поглядел на командира, вид его был очень озабоченный и задумчивый.
        - Помнишь те бумаги, что вы принесли мне с Волгограда?
        - Это которые в мешке доставили, из-за отсутствия спецконтейнера? - махнул я головой в сторону того самого мешка, которому до сих пор так и не нашли соответствующую тару. - Нет, не помню.
        - Молодца, - улыбнулся Гущин - ничего другого я и не ожидал. Многое мы уже отработали по этим бумагам, там всего полно: хищения, кражи, взятки, связи, захваты и много, много другого, не буду сейчас подробно об этом. И всё это, заметь, в суммах, превышающих, восемь нулей в американских мёртвых президентах. Но дело не в этом. Здесь еще работать и работать, задел есть. Есть тут одна папочка, долго я с ней разбирался, это вероятно того нагла папочка, так вот, в ней говорится об агенте, который окопался в верхних эшелонах власти, и который плодотворно работает уже несколько лет. Ещё до того, как вы захватили эти документы, он уже работал пять лет. До развала особо не светился, работал тихо и аккуратно, кстати, сам развал, это спланированная операция МИ-6 с ЦРУ. Агент влияния «Соболь», приложил к этому всё своё умение. Скажу больше, без него, это вряд ли бы получилось. Через него проходили значительные средства, на подкуп первых лиц государства, наглы и пиндосы на это дело не скупились. Сейчас он тоже в общем-то не высовывается, поэтому мы и не знаем достоверно, кто это. Только догадки. Но вчера, наши
люди проследили за одним из фигурантов, точнее даже не за ним конкретно, а за его людьми. Так вот, люди этого фигуранта, встречались с представителями одной очень крупной группой бандитов, до них у нас ещё руки не дошли, под предводительством уголовного авторитета по кличке «Погост». А сегодня, произошло нападение на гражданина Великобритании, причём использовали холодное оружие, и оставили карту «Белой Стрелы». Нагла этого на глушняк, ценности не тронуты. Семью его тоже всю вырезали. И это после того, как было предупреждение от тебя, за использование наших атрибутов. Сдаётся мне, что всё это не случайно, а тщательно спланированная западня. Охотятся на нас. Наглы, естественно подняли большой шум, Первый отреагировал, и дал задание покончить с этой преступной группой. Только тут не совсем понятна задумка наглов, кого они хотят взять, нас или «Белую Стрелу»? Действуют-то как против «Стрелы», но охотятся я думаю всё таки именно на нас. Они же не знают, что это одно и то же. А может и догадываются о чём то. Ладно, с этим разберёмся позже, а отреагировать нам надо. Задание выдано, и нам его выполнять.
Кстати, фигурант, которого мы разрабатывали, небезызвестный тебе Квебек. Есть какие соображения?
        - Есть, как не быть. - я взял в руки папку, не открывая её - Судя по этой папочке, мы кое-кому очень сильно насолили, и они очень сильно хотят этого повара устранить. Четыре года не могли подобрать ключик к решению этой проблемы, - я бросил папку на стол - но всё же суть они уловили. Проблема задевающая интересы Первого - решение проблемы кардинально, проблема - решение. Они уяснили, откуда исходит инициатива на решение, и надавили на него для решения именно этой проблемы. Без сомнений, там ловушка. Ту банду уже списали, скорей всего только часть её. Главных действующих лиц там скорей всего не будет. Если этот Погост работает непосредственно с Квебеком, то под удар его не подставят, он им ещё нужен, грязной работы ещё много для него найдётся. Значит, там будут только быки, и будет их не мало, и они готовы к встрече.
        - А ты неплохой аналитик, - похвалил меня майор - я тоже так думаю. Решение придумал?
        - Есть решение. Пойти и стереть их, а потом добраться до Квебека, и стереть его. - я выставил руку перед собой, видя что майор хочет что-то возразить - Подожди командир, я не всё сказал. Пока я буду устранять этих быков, а пойду я один, ребята подберутся к Квебеку, и сделают его. Смогут они подобраться к нему?
        - Смочь-то смогут, там уже всё разведано, и лазейку парни нашли, - махнул он рукой - как ты один сможешь сработать целую банду, вот в чём вопрос?
        - Командир, это как раз не проблема, - улыбнулся я - так мне даже спокойней работать. Всё это время я развивался. Сейчас я могу видеть сквозь стены. Правильней сказать, я вижу через стены живые организмы. Их ауру. Сейчас я могу видеть на расстоянии до ста метров. И это не предел. - ничуть не обманув сказал я. Просто оказывается надо рассредоточить внимание, в момент, когда я нахожусь в состоянии ра-хат. В этот момент я вижу энергетические коконы близлежащих людей, даже если они находятся за преградой, стены для этого не помеха. В данный момент я вижу на расстояние до ста метров, но занимаясь дальше, можно постепенно это расстояние увеличить, потому что в самом начале я видел только до 80 метров. Кроме этого, я вижу энергетические линии земли, ярко золотистые и голубовато фиолетовые. Они выходят толстыми жгутами из земли как протуберанцы, постоянно меняя свои границы, расстилаясь вдоль земли, опоясывая её. Это очень красиво. И это источник пополнения энергии человека. Она как река, но купаться в ней опасно, ею нужно омываться, зачерпывая только малую часть. Для обычного человека она не представляет
опасности, более того, здоровый организм в спокойном состоянии, то, бишь во сне, подключается к этой реке, и берёт малую толику её вод, для пополнения энергией тела носителя. Я же могу пополнять энергией своё тело, медитируя. Но опять же очень осторожно, слышал я про случаи самовозгорания. Не хотелось бы испробовать. Не факт, конечно, что это из-за этого, но испытывать не хочется. Я зафиксировал это состояние, словом ра-ар. То, бишь «свечение земли» - План здания есть?
        - Конечно. - он протянул мне план здания, где ожидала меня засада, уже ничему не удивляясь. Каждый раз, у меня, что-то новое. - Но всё равно, одному, против целой своры бандюков... - майор помахал головой.
        - Так даже лучше, - улыбка стала у меня ещё шире - не надо бегать за ними по всему городу. В каком районе, кстати, они обосновались?
        - В Балашихе. Может всё-таки дать тебе кого ни будь в помощь? - всё никак не успокоится майор.
        - Не надо командир, он мне будет только мешать. Ещё подстрелит ненароком. Там я буду работать на сверх скоростях, мне нечего им противопоставить.
        - Ладно, как скажешь, - обречённо махнул он рукой - но работай только пистолетом, ножи не применяй.
        - Конечно, не надо мешать компот с мухами.
        Работать решили одновременно. Начало работы в 10 часов вечера. У ребят для этого всё было готово, и клиент в это время обычно находится у себя в особняке, естественно окружённый многочисленной охраной. Охрану трогать нельзя, там обычные ребята, в большинстве своём офицеры-афганцы, которые не знают о делах, творимых своим подопечным. Тяжело будет парням с такой задачкой. Мне же жалеть никого не нужно, там меня ждут совсем не с цветами.
        До загородного домика в 1000 квадратных метров добрался нормально. Ну что сказать, не маленький такой домик. Двухэтажный особнячок. Двадцать пять метров в длину, двадцать в ширину. Плюс приусадебные постройки вокруг. Собак нет. Видимо не хотят спугнуть. Ню-ню. Я тоже не хочу вас спугнуть.
        Войдя в состояние ра-ар, я осмотрел весь близлежащий участок. Надо сказать, что дом находился недалеко от ограды и попадал полностью, в радиус моего сканирующего зрения. Вот приусадебные участки - не все. Слева было большое строение, очень похожее на мастерскую, трубЫ на крыше было аж три. Причём одна была кирпичной и большой в поперечнике. Так вот там находилось семь человек. Все сидят на одном месте, не перемещаются, ждут. Дома находилось до тридцати человек. Все рассредоточены по всему дому. Там себя ведут более свободно. Пять человек сидят в одном месте на втором этаже, в кругу. Похоже, что в карты играют. На первом этаже 13 человек, все рассредоточены так, чтобы видеть холл, но сами находятся в смежных помещениях. Бдят. На втором этаже, кроме тех пяти картёжников, было ещё 10 человек. Все расположились у окон. И в подвале двое, сидят за столами. По плану - там серверная. Вокруг камер просто огромное количество, наверняка и дома немало. Мда-а, и это я ещё не вижу, что творится за домом, а там тоже хозпостройки. Во дворе ещё ходят двое, изображают пьяных. Почему изображают? Ну не ведут себя так
пьяные. Такую заплетающуюся речь можно только изобразить, у, по настоящему пьяных она звучит по другому. На воротах никого нет, но это не говорит о том, что они не под наблюдением. Обо мне они ещё не знают, я сижу за забором, в кустах. Забор глухой, кирпичный, два метра высотой. Впрочем, для меня это не преграда. Как действовать? Этих двоих, надо принимать последними, они как сигнализация, и их очень хорошо видно из окна. Значит, начинать надо с мастерской. Вопрос: как туда проникнуть? Сзади мастерской есть дверь, и выход на хоз. дворик, но там кругом камеры, значит нам туда не надо. Может попробовать с крыши, с той толстой трубы, как дед мороз? А что, вариант. Одет я в чёрное, на лице маска, глаза только видны. Думаю, что и со двора меня не различить, благо, что ночь тёмная, луны нет, а освещение туда не достаёт. Так, разглядывая постройки в миникамеру, которую установил на верху забора, я решил начинать действовать, едва только время дошло до десяти. Перемахнув забор недалеко от мастерской, я растворился в тени стен этой мастерской. В камеру разглядеть меня было не возможно, потому что проделал это
я очень быстро. В том же ускоренном режиме, подпрыгнул и ухватился за край крыши, подтянувшись, перевалился на саму крышу. Крыша была односкатная, с небольшим углом ската. Добежав до трубы, быстро, но очень осторожно, привязал верёвку за эту же трубу, стал спускаться вниз по ней, не бросая верёвку. Всё это дело заняло пару секунд, но видимо где-то я был не очень осторожен, и люди находящиеся внутри, всполошились, но ничего сделать не успели. Это и правда была мастерская, и вылез я с печи кузни. Анахронизм какой-то, двадцатый век заканчивается уже, а тут кузня. Впрочем, стоило мне вылезти с этой печи, как я увидел взгляды, направленные на меня всех семи человек. Перегородок внутри никаких не было, а вдоль стен стояли стеллажи. Вся семёрка сидела на табуретках, напротив входной двери, видимо ожидая сигнала. Кто ж знал, что к ним в гости первым заглянут. Всё, что они успели сделать, это отреагировать на незапланированный шорох, повернув голову в ту сторону и включив ноктовизоры. Но рассмотреть уже ничего не успели. Пока он нагреется. Мне, в отличии от них, ноктовизор не нужен. Я смотрел в состоянии
ра-ар, и видел их прекрасно, поэтому мне хватило всего секунды, что бы покончить с ними. Стрелял сразу в голову, что бы патроны зря не переводить. Перезарядившись, решил их осмотреть, уж больно их ноктовизоры меня привлекли. Ну, так и есть, не наши хлопчики. В карманах, конечно, никаких документов я не нашёл, но одного взгляда на их фейс достаточно, что бы определить в них иностранцев. Да и комуфляж у них у всех НАТОвский. Оружие у каждого SA80 под 5,56 с четырьмя дополнительными рожками в разгрузке и девяти миллиметровые пистолеты Велрод, бесшумные кстати, оружие диверсантов. Что и следовало доказать, наглы нарисовались. Вот, значит, чей заказ отрабатывал Квебек. Ни дна тебе, ни покрышки.
        Оружие брать не стал, да вообще ничего не брал, у меня всё своё. А когда всё закончу, этим оружием уже никто не воспользуется из клиентов. Хотя... Немного подумав, я просто пооткусывал все бойки, благо инструмента в мастерской было достаточно.
        Закончив с оружием, я вылез, так же как и зашёл - с трубы на крышу, и присмотрелся к дому. На втором этаже, сбоку дома, было открыто окно, у него никого не было, наблюдатель отошёл, в комнате его тоже не было, а находился он в туалете, судя по плану. Что ж, момент лучше не придумаешь. Соскочив с крыши, и перемахнув расстояние до дома в ускоренном режиме, я рыбкой заскочил в окно второго этажа. После стольких тренировок в ускоренном режиме, для меня это совсем не проблема. В комнате как я уже говорил, никого не было, и я решил дождаться первого клиента. Долго ждать его не пришлось. В комнате было темно, так что, входя в помещение, он меня не увидел, так в неведении и умер. Я придержал его тело, и аккуратно положил на пол. Это уже наш чувак, сам здоровый, но интеллекта на лице не замечено. Бык одноразовый, ха-ха. Шмонать его я не стал, времени в обрез. Не дай бог те двое в мастерскую зайдут. Сверившись с планом дома, решил сначала убрать видеонаблюдение, а то даже с моей скоростью, пробраться незамеченным в комнаты будет невозможно. Двери сами собой не открываются. В доме две лестницы, одна по
центру, соединяющая холл первого и второго этажа, а вторая как раз с моей стороны, и выходит прямо в подвал, через первый этаж. Маска мешала, и я закатал её. Это я удачно зашёл. На лестнице тоже находились камеры, так что преодолевать это расстояние пришлось в ускоренном режиме. Хорошо хоть на ней никого не было, и лестница не скрипит. Добравшись до подвала, я метнулся до серверной, где ранее были замечены два тела. Дверь была только прикрыта, а два тела разглядывали мониторы и о чём-то переговаривались. Вникать в их диалог я не стал, да и не смог бы наверно, говорили они на английском. А с аглицким у меня не очень хорошо. Это конечно плохо, надо развиваться и в этой сфере.
        Они даже не поняли, что их убивают. Когда их головы безжизненно упали на столы, я обесточил аппаратуру. Картинки на мониторах погасли, сервер перестал перемигиваться. Ломать аппаратуру, у меня не было времени, а в камеры я не попадал, как я думал. Поэтому я поспешил закончить начатое.
        Побежал на второй этаж, начну оттуда. На лестнице пока пусто, это хорошо. Попрятались злодеи, ожидают нападения. Прозевали вы нападение то. Вами займусь чуть позже.
        Забежав на второй этаж, стал «очищать» каждую комнату, где светился силуэт в состоянии ра-ар. Рву на себя дверь, выстрел, двигаюсь дальше. Всё это проделываю в ускоренном режиме. Пистолет хоть и бесшумный, но при перезарядке он издаёт звук. Если в помещении очень тихо - то идентифицировать этот звук, не составляет труда, но эти картёжники создавали довольно внушительный звуковой фон, который и способствовал мне. Те, что находились в других комнатах, из-за закрытых дверей не слышали ничего. Разгильдяйство одним словом, хотя чего ждать от бычья? Холл на втором этаже, где играли в карты пять человек, был отделён от проходного коридора стеной, лишь одна дверь соединяла этот коридор с холлом, мимо которого я проскочил очень быстро. Двери были открыты, но картёжники ничего не заметили.
        Закончил со всеми наблюдающими быстро, а чего там сложного, они по ходу на службу совсем забили, один бухал у окна, другой дрых в кресле напротив окна, третий журнал порнографический рассматривал, подсвечивая себе фонариком ну и так далее. Лишь один из них более-менее пытался нести свою службу, это тот первый, который в туалет бегал, он и раньше у окна торчал безвылазно. Я тогда переживал, что тяжело будет попасть внутрь, если он не отойдёт оттуда. Очень удобное место было для проникновения. И тут как проведение, ему приспичило, и этот момент я не упустил.
        Картёжники ещё играли. Встав в проёме двери, расстрелял их как в тире, всех в голову, контроль не требовался. А очень колоритные персонажи. Были. Сидели они в футболочках, у одного рубашка, расстегнутая до пупа, все в очень информативных татуировках. При осмотре, тот, что в рубашке, оказался видимо главным среди них. Вся грудь в куполах, на плечах звёзды. Дольше рассматривать его я не стал, цигиль, цигиль, ай лю-лю.
        На первом этаже так же действовать не получится, там настороже, и все смотрят в холл. И расположены они по разным местам, сразу завалить их не получится. А ножами работать нельзя, что бы, не навести на «Стрелу». Что делать? Немного поразмышляв, решил их сначала вырубить по одному, а потом уже пристрелить, чтоб не мучились. В холл выходят три комнаты, коридор и лестница на второй этаж. Те три комнаты гостевые спальни, а в коридор выходят: кухня, большая столовая, сауна с бассейном, туалет и бытовая комната. Неплохой такой домик. Двенадцать человек находились в гостевых комнатах, по четверо в каждой, и один гремел посудой на кухне, никак на всех бутерброды готовит. Двери в гостевых были открыты, и оттуда слышался тихий диалог. Дежурили они посменно, двое беззастенчиво дрыхли, двое других сидели у дверей на стульчиках и переговаривались. И так в каждой комнате. Свет горел только в холле. Медлить я не стал. Рванувшись в ближайшую комнату от меня, вырубил двоих дежуривших одним касанием энергоимпульса в определённую точку, придержал их, что бы, не свалились, из других комнат меня уже видно не было,
здесь темно. Потом вырубил спящих. Всё прошло очень буднично и легко. Боже, кем я становлюсь? Я уже не испытываю никакого сожаления, уничтожая себе подобных. Не стать бы маньяком, который уже не может обходиться без крови. Ладно, лирику в сторону, потом пораскинем мозгами, а пока пусть пораскинут мозгами другие.
        Метнувшись в следующую комнату, я также вырубил обоих дежурных, и когда я уже находился в нормальном режиме, один клиент выронил с руки пистолет, а я не заметил. Пистолет упал на пол громко, очень громко, даже спящие проснулись, правда, уже ничего сделать не успели, даже соскочить, упокоил выстрелом в голову в скоростном режиме, и ворвался в последнюю гостевую. Тут уже были встревожены, и тянулись к оружию. Соблюдать тишину уже не было необходимости, и я их сразу пристрелил. Остался последний, тот, что на кухне, и он уже выходил в коридор, что бы присоединиться к своим, и, в общем, то присоединился, с пулей в голове. Осталось добить тех, что в отключке. Много времени это не заняло.
        Дом осматривать я не стал, работа ещё не закончена, а для меня здесь нет ничего интересного. Просканировав ещё раз окрестности, заметил только тех двоих, что изображали пьяных. Больше никого по близости не было. Вышел во двор через парадный вход, и, походя, пристрелил их, даже не выходя в скоростной режим. А они не ожидали, что смерть придёт с этой стороны, гостей они ждали снаружи.
        Подойдя к забору, ещё раз просканировал местность. За территорий участка, на расстоянии приблизительно восьмидесяти метров, была одна засветка, находилась она в машине. Может человек кого ждёт с соседнего участка. Особо внимания на него я тратить не стал, а просто выбрал место, где без проблем можно было перемахнуть через забор, и был таков. Никто меня не преследовал. Задание выполнено, но что-то мне не нравится, что-то я упустил. Живых там не осталось, видеокамеры отключены, а меня что-то беспокоит. Так ни к чему и не придя, отправился на базу.
        На базе оказался первым, ребята ещё не появились. Лишь только через пару часов они вернулись с задания. У них неожиданно возникла заминка. Квебек озаботился дополнительной охраной, но эти были не наши, прибалты. Семь человек он взял в дополнительную охрану, внутреннюю. На территории дежурили наши ребята, фронтовики бывшие, но в последнее время начальник охранной фирмы стал задавать неудобные вопросы клиенту, вот он и озаботился дополнительной охраной. Об этом мы узнали от нашей наблюдательной группы, которая была приставлена за месяц до акции. Его мы хотели сами исполнить, то бишь, от «Белой Стрелы», а тут такая оказия подвернулась. И вот уже за час перед самой акцией, неожиданно появляется дополнительная охрана, и пришлось парням импровизировать. Но ничего, сработали чисто, снаружи даже не прочухали. А вот когда уже отдалились от территории на пару сотен метров, поднялась паника на территории. В общем, всё закончилось хорошо. Мы так думали.
        Через час после доклада, командир снова вызвал нашу группу, и поставил перед фактом, что с этого дня, нас, как группы больше не существует, расформировали нас.
        - Только что звонил Павел Константинович, - командир тяжело вздохнул - ему таких пистонов вставили, за то, что мы исполнили Квебека, мол, задание было дано только на устранение террористической группы. На все доводы Павла Константиновича, что заказ на устранение было выдано именно Квебеком, первый махнул рукой, и сказал, что мы стали уже самостоятельно выбирать себе объекты, и от нас пора избавляться. Вот такие пироги с котятами. Тут ещё выясняется, что задание Квебеку было выдано «Форин-офис». Сами своих граждан помножили. А для чего?
        - Под нас копают, командир. - высказался Ребус - Грамотно расставленная ловушка в коттедже братвы, наглы в НАТОвском обвесе. Только они не были готовы, что работать их будет человек, с более высокими возможностями человеческого организма. Рано или поздно, нас всё равно бы вычислили. Тут, как бы, не МИ 6 работа?
        - Да возможно они в связке работают. - пристукнул по столу кулаком командир - Форин-офис выдаёт задание, МИ 6 работает. Не удивлюсь, если ещё и ушки ЦРУ обнаружим. Всё же круто мы взялись порядок наводить в своей стране, у многих людей интересы загубили, в том числе и пиндосов с наглами. Ладно, это всё лирика. Заявление на увольнение напишите вместе со всеми, я для другого вас вызвал. Вы у меня самая продуктивная группа, и этот разговор я решил начать с вас. Что делать думаете дальше?
        - Командир, - взял я слово после непродолжительного молчания - по другому я уже жить не смогу. Всё, что мы успели сделать, это даже не назовёшь десятой частью. Столько мрази вылезло после этого ПУТЧа, Россию продают уже оптом. Ресурсами, нашими ресурсами уже командует запад и иже с ними. Молодёжь опьянела от вседозволенности. Наркоту уже продают чуть ли не в открытую, девки молодые подались в проститутки, и это считается как выигрышный билет. Работяги перебиваются с хлеба на воду из-за того, что зарплату не платят месяцами. Предприятия закрываются с поразительной быстротой, а людей просто выбрасывают на улицу. Армию практически уничтожили, солдатики себе на жизнь зарабатывают полевыми работами, и основной овощ у них капуста. Отца вон моего сократили, а он потомственный военный. Нищих на улице стало не просто много, а ужасно много. По улице вечером уже просто страшно пройти, можно просто не дойти до места, или прибьют и ограбят, или изобьют и ограбят. Нет, командир, пусть у нас отобрали базу, пусть нас уволили, но у нас не смогут отнять чувство собственного достоинства. И если я, здоровый и
подготовленный человек, вдруг займусь выращиванием картошки на огороде, что бы не сдохнуть, когда у меня на земле происходит такая чехарда, то я просто перестану себя уважать.
        - Правильно сказал, - поддержал меня Филин - в тему всё. Если уж так вышло, что нам негде базироваться, то есть у меня одно местечко, специально на такой случай готовил. Там и оружие немного есть, и запасы я наготовил. Если кто желает присоединиться к нам с Хватом, милости просим.
        - Я с вами. - тут же встал Ребус.
        - Ну вот, а я думал кости размять на Бали, - усмехнулся Кречет - на меня там шконка найдётся?
        - Найдётся, - улыбнулся Филин - человек на десять есть места, и запасы на год.
        - Ну, раз запасы на год, - погладил себя по животу Удав - то и я с вами. Тем более классный снайпер вам не помешает.
        - Вот именно это, я и хотел от вас услышать. - расцвёл майор - Не надо думать за базу, базу я уже подготовил. И оружие с боеприпасами и с Никитичем уже там. Продуктами я ещё раньше озаботился. Я догадывался, что эта операция у нас будет последней, и заранее готовил запасной аэродром. О нём знаю только я и Никитич, ну и вы теперь.
        - А т.Глаша с нами? - вдруг озаботился Удав.
        - Конечно, - успокоил майор - с ней я уже говорил, и она поедет в любое место, где будем мы. Мы для неё семья, и у неё ближе нас и нет больше никого.
        - Хм, а я думаю, где Никитич? - помахал головой Филин - Всегда на месте, а тут вдруг нет. Так и не почистил пистолет. Когда ты успел то, командир? С утра же всё оружие было на месте.
        - А вот как вы уехали, - развёл руками майор - вот так сразу и началась погрузка. Ребята, что оставались на базе, часа четыре надрывались, но всё оружие загрузили на одну фуру и отправили вместе с Никитичем. Вопросами потом забодали. Сказал, что сегодня вечером будет общий сбор, там всё и скажу.
        - А если бы всё прошло нормально, - спросил я - и решение о сворачивании группы не последовало бы?
        - Тогда бы машину вернул обратно, - улыбнулся майор - её никто не разгружал, Никитич только присматривает там.
        - А как же инвентаризация? - забеспокоился Ребус - Как мы сдавать базу будем? Без оружия?
        - Кому сдавать? - усмехнулся майор - Никто у нас ничего принимать не будет. Этой базы не существует. Есть институт. Вот его и будут описывать. Опять работяг на улицу выкинут. Об этой базе знает только один человек, это тот, второй, из проверяющих. Но и то он знает, что база существует, а где существует, не знает.
        - Может тогда и не стоило менять место дислокации? - спросил Кречет.
        - Нет, стоило. - нахмурился майор - В последнее время Павел Константинович замечал за собой пристальное внимание, и не факт, что база ещё не засвечена. Завтра с утра выдвигаемся на новое место. Вам понравится.
        - А как так получилось, - перебил я майора - что о нас знает, только один из ближников Первого? И кстати кто это?
        - Хм, - майор почесал затылок - ну теперь-то можно уже рассказать. Этот ближник, Рогожин Ефим Владимирович. Основатель нашей группы. Основали её при Андропове, в смысле, придали статус группы. До Андропова существовала только очень законсперированая ячейка из трёх человек, при Андропове, после тщательной проработки вопроса Ефимом Владимировичем, была основана группа. Он генерал майор в отставке. Во время ПУТЧа, все кто были причастны к нашей группе, и кто знал о наличии такой группы, были «удалены» от власти, навсегда. Каким-то образом, Ефим Владимирович не попал под эту метлу, единственный, кто остался, из посвящённых. На первых порах после ПУТЧа, он даже был доволен тем, что так много работы стало подкидывать ему первое лицо. Кстати, Первый о чём-то таком догадывался, может, поэтому Ефим Владимирович и не попал под гребёнку. Но вот потом, спустя пару лет, он стал догадываться, что нашими руками, Первый расчищает своё поле деятельности от конкурентов. Россия большая, но продавать её лучше в одно лицо. О последней операции, он предупредил нас, что здесь очень вонючая история, и порекомендовал
поостеречься. Как оказалось, эта история не просто воняет, от неё смердит. Вот как-то так. Я ответил на вопрос?
        - Да, - махнул я головой - теперь мне всё понятно. Ефима Владимировича очень скоро «уволят». Надо бы его предупредить. Мне он понравился как человек.
        - Ты уверен? - напрягся майор.
        - Абсолютно. Он теперь не нужен, и Первый сам отдаст его зарубежным партнёрам. Мне он не кажется чистоплотным.
        - Ты прав, - майор задумался - Павел Константинович сказал тоже сАмое. Хорошо, завтра переговорю с начальником штаба. А теперь идите, отдыхайте. В девять собираемся в зале. Свободны, орлы.
        Ленгли, штат Виргиния. ЦРУ
        Майк Болтон, директор ЦРУ, сидел в своём кабинете, и перебирал бумаги из папки, дико нервничая, не находя того, что бы он хотел увидеть в них. Он был невысокого роста, с головой, почти покинувшей волосы, возрастом за пятьдесят, злыми маленькими глазками, с почти полным отсутствием шеи и очень плотного телосложения. Одет он был в строгий двубортный чёрный костюм. «Где, я спрашиваю вас, данные об уничтожении группы, которая уже не в первый раз перешла нам дорогу. Ладно, англичане, им сам бог велел ставить палки в колёса. Но мы-то здесь причём? Принесли в эту варварскую страну демократию, накормили гамбургерами, напоили кока-колой, одели в джинсы, разоружили, наконец. Они прославлять нас должны, на руках носить, за то - что теперь их мальчики не будут погибать в окопах. Нам ведь теперь и ядерным боезарядом их успокаивать не нужно, там и так уже всё наше, зачем же своё уничтожать? Вьетнам так и не дали нам колонизировать, гады, а теперь сами не лучше вьетнамцев. Ничего, скоро мы вас прикончим. Где же эта информация? Я же видел недавно. А, вот кажется. «Данные по группе «Циклон», находятся у
руководителя отдела наблюдения за Российским сектором, полковника Роберта Саммерса.» А почему не в папке? Совсем нюх потеряли эти аналитики. Приносят документы, без ключевых данных.» Директор нажал кнопку на селекторе.
        - Джимми, - сказал он секретарю - вызови кА, ко мне Роберта Саммерса, со всей сопутствующей документацией по «Циклону».
        Через несколько минут, Роберт Саммерс входил в кабинет к директору, с внушительной папкой. Войдя без стука, он остановился в дверях. После того, как директор посмотрел на него, он вытянулся во фрунт и произнёс:
        - Разрешите, сэр? - неуверенно произнёс Роберт.
        - Зашёл уже, - нетерпеливо произнёс директор - давай проходи, чего там замер?
        Роберт был старше директора лет на десять, но зная перепады настроения последнего, от которых, кстати, зависела судьба человека, с которым в данный момент этот директор разговаривал, заставляла не обращать внимания на непочтительное отношение директора к собеседнику. Были случаи, когда собеседника больше не видели, после общения с директором. Особенно, если после этого общения директор был в бешенстве. А разозлить его не составляла труда. В свои шестьдесят два года, выше полковника он так и не взлетел, и опасность увольнения в запас, только больше заставляла его мириться с непочтительностью. Да и кто он, наконец, всего лишь руководитель аналитической группы над Российским сектором.
        - Почему документы, доставленные мне сегодня на рассмотрение не полны? - уставившись злым взглядом на Роберта, произнёс директор. Присесть кстати он не предложил собеседнику.
        - Сэр, - собрался с силой Роберт - когда вам относили папку, документы, связанные с группой «Циклон» были у меня, и не были ещё готовы для предоставления для вас. Документы были не полны. Как раз перед тем, как отнести вам папку, поступили новые данные по этой группе, и взял на себя смелость, систематизировать это информацию, и в данный момент она у меня на руках, самая свежая.
        - Ладно, - успокаиваясь, произнёс директор - давай её сюда. Так, так, так. А что это значит, Роберт? Что значит, двойной агент Крыса? Он что, ещё на кого-то работал?
        - Совершенно верно сэр. - сказал Роберт, подавая справку по агенту - Он работал на Великобританию. И имел позывной Соболь. Кстати, и погиб он, выполняя задание джентльменов. Очень сильно наследил. О том, что он работает ещё и на Форин-офис, мы узнали совершенно случайно. Проследили за ним, после передачи очередных инструкций, и выявили очень пристальное внимание за ним неустановленных личностей. Дальнейшая слежка уже за этими личностями, позволила выявить английские ушки, и передачу инструкций уже ими. После этого, и пошло всё под откос у Форин-офиса.
        - Проклятая крыса, - директор встал, и стал нервно расхаживать по кабинету от стены к стене, резко при этом, поворачиваясь кругом через левое плечо, как на плацу - сколько денег мы в него угрохали, а ему всё мало. На те деньги, что мы ему уже передали, можно было безбедно жить на шикарной вилле где-нибудь на ривьере, ему и его потомкам по третье колено. Какие же они все жадные, и тупые. Вот скажи Роберт, помогли ему те деньги?
        - Нет, сэр, не помогли, - согласился Роберт - я бы даже сказал, что наоборот, ускорили его преждевременную кончину.
        - Как же так, Роберт? - снова уселся на стул директор, успокаиваясь - почему вы не пресекли это? Терять агентов такого уровня, это провал, помноженный на годы. Через него мы с такой скоростью уничтожили Советы, аж дух захватывает, а что теперь? Начинать всё с начала?
        - Не всё так плохо, сэр, - уже более спокойно произнёс Роберт. Гроза, кажется, миновала - у нас есть наработки, и уже как минимум трое готовы работать с нами, причём в этом случае мы даже не прибегали к шантажу. Скоро к нам будут вставать в очередь, что бы поглубже опустить свою страну. Доллары им сейчас заменяют разум. И нас это полностью устраивает. Уровнем, кстати, они ни чуть не ниже Крысы. Да и сам Бельцин не прочь заработать. Мы уже работаем над этим. А со смертью Крысы ничего не закончилось. Я бы сказал, что его смерть подвигла нас к обнаружению группы.
        - Ну-ка, ну-ка, - радостно потёр руки директор - порадуй меня.
        - Перед тем, как Крыса погиб, мы передали ему передающее устройство, что бы он установил его в святая святых, в кабинете Бельцина. Он справился с этим, при встрече с ним. Устройство было предназначено всего на сутки работы, а принимающее устройство было в кабинете Крысы. И это была удача. Сразу после этой встречи, Бельцин вызвал к себе Рогожина. Мы долго гадали над тем, чем же занимается этот персонаж, и эта встреча расставила всё по местам. Рогожин и есть куратор той группы. Выходит, что группа - это проект государственный, глубоко законспирированный. Бельцин дал задание, на устранение террористической группы, которая уничтожила английскую семью. Об этом мы узнали сразу после гибели Крысы, нам удалось забрать записывающее устройство с кабинета Крысы, благо мы заранее подстраховались, и внедрили туда уборщицу. Но и это ещё не всё. Адрес этой террористической группы нам был известен, наблюдая за подручным Крысы, мы вышли на эту группу. Оставили там наблюдателя. Оставили также наблюдателя и за особняком Крысы. И ночью, ровно в десять по Москве, началось. Там работали профессионалы, нет, я бы сказал
даже супер профессионалы. Их не остановило даже то, что Крыса озаботился дополнительной охраной в семь человек из прибалтов. Они работали очень быстро, и очень тихо, как тени. Если бы наблюдатель специально не смотрел в ту сторону, он бы ничего не заметил. Их было четверо. Всего за пять минут они закончили работу, и покинули особняк, так же тихо и незаметно, как и вошли. И только спустя несколько минут заработала сирена. Видимо кого-то они там не заметили. И что удивительно, внешнюю охрану они не тронули.
        Но вот что творилось в особняке террористов, уму непостижимо. Там работал всего один человек. Как он там появился, наблюдатель не заметил, но вот когда он выходил из парадного входа особняка, он увидел. Перед этим он установил камеру видеонаблюдения на дереве, что бы просматривать, что творится на территории особняка. Так вот, выходя, он просто пристрелил двоих охранников, изображающих пьянчуг, и скрылся. Как он преодолел двухметровый забор, наблюдатель не заметил, увидел его только удаляющегося от особняка. Но за такое короткое время, всего за пару секунд, оказаться за двести метров от места последнего визуального контакта, преодолев двухметровый забор, просто не реально. Подождав ещё десять минут, и не дождавшись никакой реакции из особняка, наблюдатель перелез через забор, и аккуратно прошёл сначала в подсобное здание слева. Дверь там была не заперта. Постояв там минут пять, и, прислушиваясь к происходящему внутри, он проник в это здание. Увиденное поразило его. Там сидело целое отделение специалистов по силовым вопросам из МИ 6, с пуле в голове. Оружие и амуниция не была снята, документов не
было, но наблюдатель знал этих людей, сталкивался с ними по службе, и увиденное просто не укладывалось у него в голове. Это были не просто специалисты, это были волкодавы. Множество операций за плечами в самых горячих точках, и за это время они не потеряли ни одного человека, и тут такое. Задерживаться возле них он не стал, и прошёл в дом, уже совершенно не боясь быть застигнутым. Человек, который уничтожил группу совершенно без звука, и при этом, совершенно не дав никого шанса на спасение, за мгновение, лишив их жизни, в доме, за спиной, в живых никого не оставит. Что и подтвердилось в действительности. Там все были мертвы. И у всех была лишь одна пуля в голове. Тридцать человек расстались с жизнью, совершенно этого не заметив. Исследуя дом, наблюдатель проник в подвал, в котором находилось ещё двое специалистов из МИ 6, за мониторами, которые были погашены, также как и сервер. На всякий случай он вытащил жёсткий диск, что бы прояснить, как удалось уничтожить неплохо подготовленную засаду без единого шума...
        - Ну, - нетерпеливо вмешался директор - что ты молчишь? Удалось что-то узнать?
        - Да, удалось, - облегчённо вздохнул Роберт, не знаю, что бы сейчас было, если бы не удалось - но совершенно случайно. Просмотрев в первый раз диск, ничего там не заметили. Всё шло как обычно. А потом просто видеосъёмку выключили. Тогда решили просмотреть повторно, и тоже ничего не обнаружили. На третий раз, при просмотре оператор случайно нажал на паузу, и вот только это принесло результат. На кадре одной из камер появился человек, но в очень смазанном качестве. Это как раз перед самой концовкой видеофайлов. Когда это обнаружили, решили прокрутить запись с этой камеры в очень медленном темпе, и да, это действительно был человек, но двигался он с такой поразительной скоростью, что этого просто не может быть. Человеческий мозг просто не в состоянии уловить это. Даже у колибри виден эффект от работы крыльями, здесь же заметить движения просто не реально.
        - Хм, - озадаченно почесал свою макушку директор - супермэн? Но это наша сказка. Как такое возможно? Может это не человек?
        - Не знаю, сэр. - покаянно произнёс Роберт - Для человека это слишком невероятно, а по поводу супермэна, вы сами сказали, что это сказка, причём наша сказка.
        - Ну, не настолько и сказка, работы над этим ведутся, и... - неожиданно директор замолчал - Знаете что, Роберт, мне нужен этот уникум. Это человек должен быть у нас.
        - Даже если мы доставим его к нам, - развёл Роберт руками - боюсь, он не будет с нами сотрудничать. Русские очень непостижимый народ, и со здравым смыслом иногда совсем не дружат.
        - Это не важно, Роберт, - махнул рукой директор - не будет сотрудничать, наши головастики разберут его на запчасти, и выяснят, как это ему удаётся. Главное, что бы вы доставили его ко мне живым и по возможности здоровым. Не удалось узнать место базирования группы?
        - Мы работаем над этим. - успокоил директора Роберт - В ходе выяснения личности Рогожина, на тему чем он вообще занимается в правительстве, были установлены его контакты, и в данный момент ведётся наблюдение над человеком, с которым Рогожин встречается постоянно. Установить это не составило труда, так как он только с ним практически и встречался. Это некто Лисиков Павел Константинович, майор. Какую должность он занимает в группе, выяснить пока не удалось, но судя по всему, это именно он спускает директиву в группу. Проследим за ним, узнаем, где базируется группа. И кстати, Бельцин очень недоволен тем, что группа убрала Крысу, в связи с чем, он решил упразднить группу.
        - Вот как? И с чем же это связано? Неужели этот, как его там... - директор порылся в папке - А, вот, Дмитрий Карлович, его родственник?
        - Никак нет, сэр, - Роберт взял папочку, и прочитал - Цимельман Дмитрий Карлович, кстати, свою фамилию он поменял на фамилию жены, Кунцев. Так вот, Дмитрий Карлович, является исполнительным директором ТрастСтройНефтьХолдинг, под этой аббревиатурой скрывается владетель всех нефтегазовых ресурсов России. Как так ему удалось подмять под себя такие богатства, я не знаю, это из области фантастики. Там в основном связано с переделом сфер влияния и приватизацией собственности, тёмная история, но он на ней выплыл, не даром Цимельман. Кроме этого, он работал над приватизацией других богатств России. И он был очень близок с Бельциным именно по этому. Тот ему многому потворствовал, имея с этого большой гешефт. Теперь же, мало того, что он лишился этого дохода, так ко всему намечается новый передел собственности. Да и боится он, группа начала действовать самостоятельно, а это угроза правящему режиму.
        - Понятно. - директор задумчиво простучал по столу костяшками пальцев какую-то мелодию - Хорошо Роберт, действуйте. Кого предлагаете привлечь для захвата фигуранта?
        - Предлагаю привлечь группу Джека Робертса, это сработанная группа, и находится на «морозе» уже два месяца, людей у него достаточно и оборудования с вооружением тоже, - Роберт посмотрел в глаза директору - но мне нужны санкции на управление группой, иначе за результат я не могу отвечать.
        - Будут тебе санкции, - директор благодушно откинулся на спинку стула - ступайте Роберт. Операцию предлагаю назвать «Лекс». В честь Лекса Лютера, человека, который поймал супермэна.
        Лондон. Форин-офис.
        Вильям Кремер сидел в своём офисе, в своём любимом кресле, и бездумно смотрел на камин. Да, да, у него в офисе был камин. Ну и должность у него не маленькая, что бы отказываться от таких маленьких приятных вещей. Он размышлял о том, что же там всё-таки произошло. Ведь так здорово всё было подготовлено, в группе захвата были проверенные ребята, как утверждает Джек. За сотню операций за рубежом и ни одной потери, и тут вдруг провал. Где группа, почему не вышла на связь? Одни вопросы, и ни одного ответа. Сильно же нам подгадила эта неуловимая группа. Сначала Ирвин с кучей документации и уже практически готовым договором на чёрную икру. Эх, сколько миллионов фунтов угробили на этот проект, на всякие подношения и взятки. Куплены были уже практически все нужные люди, и всех одновременно в утиль, вместе с Ирвином. И документы, не сожжены они были, как утверждали СМИ. Постепенно, аккуратно, проект за проектом, планомерно уничтожалось. Всё, что так долго создавалось, всё, на что были затрачены огромные суммы, всё это похерено. Не помогла даже смена жительства агентов. Видимо наблюдение было установлено за
ними сразу, после получения документов. Не успели мы. Ну а они не торопились. Четыре года планомерного уничтожения бизнеса в России. Надо отдать им должное, действовали они грамотно, ни разу не подставились. А что теперь делать нам? Снова восстанавливать сеть? Снова тратить миллионы, с расчётом получить пшик и в этот раз? Нет, пока не будет поймана это группа, думать о затратах в Россию даже не стоит. Ладно бы там были только деньги офиса, но ведь больше половины средств там были мои. Я, конечно, не обнищал от этого, но если ещё пару таких операций, и я пойду по миру.
        В этот момент в дверь робко постучали, и приоткрыв дверь, заглянул секретарь.
        - Сэр, Джек Престон, сэр. Просится на приём.
        - Зови Гарри, он мне сейчас очень нужен. - повеселел Вильям.
        - Сэр, разрешите? - Джек неуверенно перешагнул за порог. Не думал, что директор так будет рад его видеть. И не удивительно, такой провал.
        - Проходи, проходи Джек. - Вильям встал с кресла, подошёл к Джеку и поздоровался с ним за руку - Присаживайся вот в это кресло, рядом со мной. Посидим у камина. Кости у меня уже не те, ноют. Только камин и спасает. Проклятая сырость. - Вильям ожесточённо потёр колени. - Рассказывай. После твоего звонка, о том, что группа не вышла на связь, я не нахожу себе места. Что там случилось? Тебе уже известно?
        - Да, сэр. - Джек ненадолго задумался, смотря на огонь в камине - От резервной группы поступил подробный доклад. Наша группа полностью уничтожена, сэр.
        - Как, уничтожена? - таких глаз у Вильяма, Джеку наблюдать не приходилось. Ещё немного и они выпадут из глазниц.
        - Не выжил никто, даже операторы видеонаблюдения были уничтожены на месте. - Джек протянул руки к огню, руки были холодны, словно он с час ковырялся в ледяной воде - Они были убиты выстрелом в голову. ВСЕ!!! - Джек гневно встал, и прошёлся по кабинету успокаиваясь - Простите сэр, нервы. Там был мой брат. Он был в группе захвата. Они ожидали сигнала от бандитов Погоста. Они не успели даже вскочить!!! Сэр, против нас действует дьявол. Эту группу уничтожить было просто невозможно. Это специалисты с большой буквы. Ни один смертный не мог справиться с ней, и это не преувеличение, сэр. Но вот они мертвы. После того, как неизвестные уничтожили группу захвата, они вошли в дом, и уничтожили всех, кто в нём находился. Выстрелом в голову. Всех! Пока полных данных нет, всё случилось вчера вечером. Как будут известны подробности, нам сообщат. У нас есть там человек в криминалистике, он всё сообщит. Диска кстати в сервере не было, его они унесли с собой. Всё это они проделали в полной тишине. Трупы обнаружили только утром, уборщица обнаружила и позвонила в милицию. Кроме этого, убит Соболь. Всё происходило
приблизительно в одно время. Ему даже не помогло то, что он взял дополнительную охрану из прибалтов. Убили всех, кто находился в доме. Не пожалели даже женщину. Это его подруга. Та ещё тварь. В этом случае тревога поднялась, почти сразу после преступления, они не заметили служанку, которая жила под лестницей. Она и подняла тревогу, но это не помогло, группы на месте уже не было. Поиск по горячим следам ничего не дал. Группа словно растворилась. Я не знаю, как с ними бороться, сэр. - Джек обессилено опустил руки.
        - Мда-а... - Вильям встал, прошёлся задумчиво по кабинету. Джек сидел и смотрел на огонь, не замечая его. Взгляд его был направлен куда-то вдаль. - Страшную весть ты мне принёс, Джек. И что, совершенно ничего не известно?
        - Мы нашли куратора этой группы. - Джек обречённо опустил голову - Он покончил собой, когда его попыталась захватить резервная группа. Это Рогожин Ефим Владимирович. Он находился в аппарате президента. Это государственный проект, сэр. Поэтому у нас ничего и не получалось. Задания они получали непосредственно от президента. Но теперь группу расформировали. Президенту не понравилось, что группа самовольно уничтожила Соболя. Сразу после этого, покончил собой куратор группы, при захвате. Ниточка оборвалась, сэр.
        - Контакты его установить не удалось? - спросил Вильям.
        - Нет, сэр, никто не знал, какую роль играл Рогожин, поэтому и наблюдение не устанавливали. Да и вышли то на него совершенно случайно. Наш человек, заходя к Соболю, застал его за прослушиванием разговора. Сразу заходить в кабинет он не стал, и услышал достаточно, что бы понять, что этот разговор идёт президента с подчинённым. Президент назвал подчинённого полным именем, и выдал задание на устранение группы террористов, уничтоживших английскую семью. Сложить два и два, труда не составило. Что будем делать, сэр?
        - Думать будем, Джек, думать. Ты ступай пока, ступай, мне надо хорошенько подумать.
        ГЛАВА 8
        База.
        В девять, в зале отдыха собрались все, даже те, кто был на заданиях, были выдернуты с них и прибыли на общее собрание. Командир вышел в центр, и начал проведение последнего собрания в этих стенах, и может быть даже и для кое-кого из подгрупп.
        - Товарищи, перво-наперво, хочу сообщить, что нашу группу упразднили, - майор поднял руку, успокаивая тех, кто хотел задать вопрос - подождите, всё расскажу, и даже предложу. Нашей группы более не существует, так же как и нашей базы. Её, конечно, не существовало и раньше, но теперь её не существует для нас. Сегодня последний день мы проводим в этих стенах, а кто-то может быть и среди нас. После последней нашей акции, по устранению террористов, уничтожившей английскую семью, президентом было принято решение упразднить нашу службу. Ему не понравилось то, что вместе с этой группой мы уничтожили посредника заказчика убийства этой семьи. Посредником оказался человек, близкий к кругу президента, и шпион английской разведки. Вполне возможно, что и не только английской. Благодаря ему, сейчас происходят процессы, уничтожающие Россию как государство. Но президента это не смутило, и он полон гнева. Исходя из этого, мной было принято решение, сформировать новую группу, но уже не подконтрольную таким продажным политикам. Мы будем вершить свой суд, суд чести. И делать мы это будем под символом «Белой Стрелы».
База для этого уже готова, оружие вывезено, продовольствие и обмундирование складировано. Деньги для работы есть, это те средства, что были собраны вами, при проведении акций под «Белой Стрелой». Нужны только люди. Перед этим собранием, я уже имел разговор с подгруппой Филина, и они меня поддержали. Теперь выбор за вами. Но сразу хочу сообщить, с этого момента мы будем вне закона. Хотя мы и при выполнении заданий с центра тоже не прибегали к закону. Я думаю не надо объяснять, почему мы решили продолжить работу? Достаточно посмотреть на улицы города. Очереди в магазинах за продуктами первой необходимости, бомжи на улицах, беспредельная молодёжь, наша молодёжь, наша смена. Люди, которым промыли мозги забугорной райской жизнью. Достаточно взглянуть на километровые очереди в Макдональдс и за джинсОй, и сразу становится всё понятно. Кто-то, очень хочет разложить нашу молодёжь, уничтожить русские принципы, раздавить само русское начало. И это только один, маленький аспект, почему мы решили продолжить нашу борьбу. Те, кто останется с нами, не будут получать зарплату, зарплата выдаётся в официальных
структурах, но и голодать они не будут. Мы будем выдавать им премию. И премия эта будет ничуть не меньше зарплаты, а в иных случаях и значительно больше. Всё зависит от ситуации. Так как деньги в группе практически не тратятся, за исключением случаев оперативной надобности, то все деньги передаются родственникам и семьям. Эту практику мы оставим. Оперативные расходы будут удовлетворяться из общей кассы. Завтра с утра, те, кто присоединится к нам, перебазируется на новое место, и мы начнём свою работу. Финансирование базы будет осуществляться по результатам проведения акций. Богатых у нас сейчас много, тех, кто заработал эти богатства воровством, грабежами, взятками, продажей России в заокенские руки, продажей людских ресурсов туда же. Вот они и будут обеспечивать потребности группы. А теперь я хочу спросить вас, есть желающие продолжить наше дело? Сразу предупреждаю, расписок с вас я брать не буду, не тот случай, но дорога туда будет только в одну сторону. Выход с группы невозможен. А теперь решайте.
        Зал, после выступления майора, сразу загудел, как растревоженный улей. Люди переговаривались между собой, обсуждали перспективы и минусы. Лишь только группа Филина и я не участвовали в обсуждениях, а скромненько стояли в углу, не отсвечивая. Обсуждение длилось минут десять, и вот, наконец зал стал затихать. Слово взял один из старейшин группы, Стилет, капитан.
        - А что будет с теми, кто не хочет продолжать эту бессмысленную возню? - тут сразу в зале возник нездоровый гул. Капитан поднял руку, что бы объяснить свою позицию, которую высказал не совсем удачно - Простите, я может быть не так высказался. Я хотел сказать, что - сколько бы мы их не уничтожали, а они только множатся. Срубили одну голову, на её месте вырастают две. Так мы весь генофонд уничтожим. И к тому же, я просто устал. Мне уже сорок три года, я не видел, как росла моя дочь, я просто хочу поняньчиться в спокойной обстановке с внуками. Живём один раз, а в этой жизни я видел только кровь и дерьмо.
        - Что будет? - майор стал говорить, а в зале воцарилась мёртвая тишина - Да ничего не будет. Вы в праве покинуть наши ряды, и никто не скажет вам против ни слова. Мы даже выделим вам премию в размере годового содержания, деньги для этого есть. Ваши деньги, которые вы заработали потом и кровью. Кроме этого, вы будете получать пенсию, как сотрудник института. Мы ведь до сегодняшнего дня работали вполне официально. А вот с бессмысленной вознёй ты не прав, Стилет. За время застоя, образовалась внушительная группа, которая была не согласна жить по закону, по Советскому закону, но эта группа боялась вылезти на свет, потому, что таких сразу сажали, или расстреливали, в зависимости от преступления. И если в место одной головы, появляется две, то это говорит только о том, что для тех двух - освободилось место под солнцем, которое закрывал предыдущий претендент. Таких ещё не мало. Работу мы только начали, так что её для нас только прибавится. Но длиться это будет не бесконечно. Всё же хороших, правильных людей у нас больше. И такой, как ты говоришь, генофонд, нам совсем не нужен.
        - А домой-то перед новой работой попасть можно? - спросил 28 летний лейтенант, с позывным Рекрут - Просто у меня отпуск должен был начаться, а тут такое.
        - Конечно, - ответил майор - сразу после прибытия на новую базу, все примкнувшие к «Стреле», отправляются в месячный отпуск. Перед работой надо хорошенько отдохнуть, а работы у нас будет очень много, это я могу вам гарантировать. Работать будем не только в России, пора приниматься и за заокеанских друзей. Они уже начинают нам мозоли топтать. Сегодня, в час дня, была попытка похищения основателя группы «неустановленными» лицами, в ходе которой он покончил жизнь самоубийством. Думаю не надо объяснять, что это за «неустановленные» лица?
        - Ну почему же не надо? - взял слово седовласый старлей сорока двух лет, позывной Фитиль - Я вот не совсем понимаю. Ясно, что вчерашняя акция была против Погоста, но попытка похищения этому типу не свойственна. Ему проще шлёпнуть на месте. Да и Рогожин не тот человек, который позволил бы себя похитить, знаю я его. Поэтому, хотелось бы услышать пояснения по последней акции.
        - Группу Погоста работал Хват, - начал повествование майор - так вот, в ходе проведения операции, им была уничтожена группа силового обеспечения из МИ 6. Не буду говорить, как ему это удалось, вы знаете Хвата, он может многое, только вот если вместо него я туда послал, к примеру, твою группу, Фитиль, то у нас были бы серьёзные потери. Я не хочу принизить твои способности Фитиль, но там действительно были серьёзные ребята. Позже, когда Хват вернулся с задания, я проверил фотки этой группы, Хват их успел сфотографировать, так вот, выяснилось, что это элита МИ 6, силовая группа по решению невыполнимых задач. За плечами которых, более сотни операций в разных концах света без единой потери в группе. Теперь ясно?
        - Понял, не дурак. - удовлетворился Фитиль, ничуть не обидевшись на преумаление профессионализма.
        - Ещё есть вопросы? - спросил майор, охватив взглядом всех находящихся в зале. В зале стояла тишина, никто больше не задавал вопросов, всем всё было ясно - Если вопросов больше нет, тогда пишите заявление на увольнение. Завтра придёт Павел Константинович, и заберёт ваши заявления. Для тех, кто решил присоединиться к «Стреле», сбор в восемь в этом зале, ну а те же, кто решил покинуть нас, подходите к семи ко мне в кабинет. Заявления передайте Филину. На этом, все свободны.
        Майор вышел с зала, и народ послушно разбрёлся по своим комнатам. Остались только группа Филина и я. Себя я уже перестал причислять к группе Филина, я уже сам как группа. Да и группы стали формироваться после той нашей поездки в Волгоград. До этого состав подгрупп постоянно менялся, в зависимости от задачи.
        - Ну что, - спросил Филин - как думаешь, сколько человек останется?
        - Думаю половина из состава или чуть больше. - задумался я - Я наблюдал за ними в особом состоянии, и там бурлил целый фонтан сомнений и надежды. Где-то половина, наполовину. Но из тех сомневающихся какая-то часть выберет путь с нами, кто-то отсеется. Стилет точно уйдёт. И не потому, что он с внуками хочет поняньчиться, тут другое. Организм у него уже изношен, суставы болят. Он до последнего скрывал это, не хотел показывать свою слабость, а тут есть повод покончить с этим. А вот тех, кто точно уйдёт, из-за того, что просто надоело всё, я насчитал пятерых. Они уже приняли решение, и это я увидел в их ауре. Среди них есть и парочка молодых. Но там возможно по другой причине, девушка например или молодая жена. Завтра посмотрим.
        - Согласен. - поставил точку Филин.
        Мы тоже отправились каждый в свою комнату, остался только Филин, собирать заявления об увольнении с института. Мы свои ему уже раньше отдали.
        Утром, сходив в туалет и помывшись, я сразу прошёл в зал, там уже собралась внушительная группа. Так и есть, как я и думал, пятеро тех, о ком я говорил с Филином, не было. Из тех сомневающихся, к нам пришли десять человек, но просмотрев их в состоянии ра-хат, я убедился, что сомнений в них больше нет. Остались самые выдержанные. Не считая Гущина и Никитича, нас осталось двадцать два человека, плюс т. Глаша. Когда подошёл майор, он отозвал меня в сторону и попросил об одолжении.
        - Ты, Хват, останься пока тут, дождись Павла Константиновича, - передал мне бумаги майор - передай ему заявления, а потом выезжай на поезде в Тверь. База наша теперь там. Будешь в Твери, позвони по этому телефону, - он показал мне номер, но в руки не дал - запомнил? Хорошо, после того, как позвонишь, за тобой приедут. Мы сейчас отправляемся, каждый своим ходом, что бы, не оставлять следов, а ты можешь выезжать завтра. Думаю, к моменту, когда ты окажешься в Твери, все уже соберутся. Удачи!
        Я помахал парням рукой, и пошёл в столовую. т.Глаша наверно ждала только меня, все уже поели. Получив свою пайку, я попрощался с т.Глашей, и приступил к поглощению вкуснятины. А была на завтрак просто обалденная яишница с беконом, да стакан молока, да булочка с кунжутом, да в двойной порции. Поел с аппетитом. т.Глаша уже присоединилась к отъезжающим. Спасибо тебе добрая женщина.
        Проводив всех, пошёл в зал, включил телевизор, и тупо уставился в экран. Смотрел в экран, но ничего там не замечал. В голову полезли разные мысли. Как я теперь буду жить? Что делать с семьёй? Может быть, ничего и не изменится, после таких перемен, а может и как раз наоборот. Как там Сашенька, как Вовчик? Я ведь тоже не вижу, как он растёт. Но и бросить это дело не могу. Просто не смогу жить с этим. Вывод, надо качественно провести свой отпуск. Денег им хватает, моих доходов хватает и на моих стариков, даже в такое непростое время.
        На базе было очень тоскливо. Впервые на этой базе я почувствовал себя не в своей тарелке. Тишина полная, ни скрипа, ни звука. Даже мышей нет. В своё время мы тут провели тщательную дератизацию. Ощущая себя неуютно, пошёл в кабинет майора. Дверь кабинета была открыта. Сел на его стул, и открыл выкатной ящик. Оп-па, а это что такое? На дне ящика лежал монитор, и этот монитор работал. На мониторе высвечивался сегментами периметр базы. Странно, ворота открыты, охраны не наблюдаю. Вообще никого. Заходите, люди добрые, берите что хотите. Хотя, что это я, мне, не всё ли равно? Всё что нужно, майор вывез, а это всё равно нам не принадлежит. Открыв следующий ящик, я обнаружил записку. Записка была адресована мне. «Хват, я знал, что ты сюда заглянешь. Раз ты нашёл эту записку, то выполни ещё одно дело, пожалуйста. Как увидишь на камерах нач.штаба, активируй взрыв комплекса. В этой тумбочке, на дне, есть тумблер. Щёлкни его, и через час комплекса не станет. Думаю, вам времени вполне хватит, что бы убраться подальше. До встречи!» Я заглянул дальше в ящик, и действительно заметил вмонтированный тумблер,
закрытый прозрачным пластиковым колпачком. Что ж, наверно это правильно. Кто знает, что здесь могут найти заинтересованные люди. Посмотрев на монитор, я заметил, как на территорию базы прошёл начальник штаба. Он не удивился тому, что на входе нет охраны, просто сразу прошёл в дом. Переключив тумблер, я закрыл ящик стола и пошёл встречать Павла Константиновича. Рано я закрыл ящик. Мгновением позже, и я бы заметил, как на территорию проникли посторонние лица в количестве семь человек, все в НАТОвском комуфляже, обвешанные различным оружием как новогодняя ёлка и дополнительными рожками к автоматом на разгрузках. Ни секунды не медля, они проникли в дом.
        Я шёл навстречу начальнику штаба, и когда я стал подходить к лестничной площадке, я даже услышал, как он спускается. Но вот он внезапно остановился. Я дошёл до площадки, и в этот момент открылись двери лифта. Я тогда подумал «странно, если Лисиков на лестнице, то кто же в лифте?» Я резко повернулся навстречу открываемой двери, но подскользнулся на машинном масле и присел. Какой-то оболтус разлил масло и не убрал за собой. В этот момент мне в затылок прилетело хорошим таким электрическим разрядом. Настолько хорошим, что я просто выключился.
        Очнулся я связанным по рукам и ногам. Сколько я находился без сознания, не знаю, но судя по тому, что находился я на базе, то не более часа. Возле меня стояло тело в камуфле, и нагло щерилось. В руках у него были наши заявления на увольнение. А там и адреса всех оперативников. Это провал. И это тело хорошо это понимало.
        - Ну, что, господин... как тебя там? - он вопросительно посмотрел на меня, но, не дождавшись реакции, продолжил - Хотя, это уже и не важно. Вы все теперь в наших руках. - и он потряс нашими заявлениями.
        Он задумчиво поглядел на меня, глаза его осветились радостным светом, и он крикнул.
        - Сэм, иди-ка сюда, - он показал на меня пальцем, и спросил - посмотри на него внимательно, тебе не кажется, что он кого-то напоминает?
        Сэм пригляделся, потом вытащил какую-то фотографию, сравнил её со мной и радостно загалдел.
        - Так точно, сэр, - от его улыбки можно было прикуривать - это он, супермэн, мы поймали его, сэр. Это невероятно, сэр. МИ 6 провалились, а мы это сделали, сэр.
        - Ладно, ладно, успокойся Сэм. Теперь он никуда от нас не денется. Наши пилюлькины давно по нему скучают. Вы осмотрели комплекс?
        - Так точно, сэр, - Сэм вытянулся во фрунт - комплекс пуст. Оружейка пуста. Есть только посуда на кухне, и немного продуктов.
        - Отлично. Думаю, что об этом комплексе уже никому не известно, кроме этой группы, но их мы вскоре уничтожим. Если так, то для нас это будет неплохой базой. Вот, что, Сэм, сходи наверх, передай факсом эти заявления Роберту Саммерсу, думаю, ему будет это интересно. А я пока поговорю с нашим другом.
        Говорили они на русском, но с небольшим акцентом. По морде лица - пиндосы, да и по манерам они же. Стало быть ЦРУ тоже в игре. Что ж вам всем здесь, мёдом намазано что ли? Где же мы вас всех хоронить то будем? Не хочется русскую землицу пачкать этой падалью.
        - Прокололся ты парень, - улыбнулось тело - столько лет работать без ошибок, и тут вдруг такой прокол. Ты думал камеру можно обмануть? Она что видит, то и пишет, а вот если её прокрутить в замедленном темпе, то вполне можно увидеть то, что не фиксирует глаз человека. В данном конкретном случае, она зафиксировала тебя, ещё до того, как ты выключил камеры.
        И тут я вспомнил, я ведь действительно пересекал некоторые камеры на большой скорости, недаром после операции меня гложело чувство незавершённости. А это оказывается вот, что. Да-а, прокол. И что теперь делать? Интересно, а сколько сейчас времени? Сколько им жить осталось? Верёвки порвать не получается, я уже попробовал, связано добротно. Выходит и мне недолго осталось. Жаль только ребят не могу предупредить.
        - Скажу тебе по секрету, за тебя мне дадут медаль почёта. - тело радостно ощерилось - Ты очень ценный приз. Мне, ты, конечно, не скажешь, как у тебя получается двигаться с такой скоростью, но умникам нашим обязательно расскажешь. Через пару часов прибудет группа эвакуации, и мы тебя отправим в благославенную Америку, а сами займёмся вашей группой, через семьи обязательно их найдём. Их мы просто уничтожим, нам нужен только ты.
        В этот момент прибежал Сэм, и отчитался о том, что данные переданы.
        - Слушай, как там тебя, - сказал я - а хотя не важно, скажи, сколько сейчас времени?
        - Зачем тебе время? - криво усмехнулось тело - Так рвёшься в Америку, что хочешь засечь время? Ну, час сорок пять. Доволен?
        Я улыбнулся, осталось две минуты, плюс минус минута.
        - Чему ты лыбишься, дебил? Тебе плакать нужно, от наших пилюлькиных хорошего не жди.
        - От дебила слышу, урод! - ещё больше улыбнулся я - Знаешь, что меня больше всего радует пиндосик? То, что ни в какую Америку я не поеду, да и ты, вместе со своей гоп компанией её не увидите больше. А теперь прощай, пидор!!!
        Тело очень сильно разозлилось, и хотело меня с ноги с такой же силой приложить, но только он размахнулся, как произошёл взрыв. Взрываться начало с минус четвёртого этажа, и пол ощутимо тряхнуло. В этот момент, я очень сильно захотел остановить время, я ведь ещё молод, и жизнь только начата. А как же Сашенька, как Вовчик, как родители, как ребята, их ведь всех уничтожат вместе с семьями. Я крепко зажмурился, и единственное, что я хотел в этот момент, это что бы время остановилось. Может быть я сумею как-то выбраться отсюда. Так я и сидел с закрытыми глазами, секунду, две, три. Стояла мёртвая тишина. Я приоткрыл глаза и не поверил тому, что увидел. Тело, что задавало мне вопросы, замерло в неестественной позе. Оно падало, от толчка взрыва, но как бы застыло в этом состоянии. Я посмотрел вокруг, рядом с этим телом стоял Сэм, который держал в руках заявления на увольнение наших ребят, и с застывшим открытым ртом. Взрыв, который должен был разнести здесь всё на атомы, тоже застыл. Нет, всё остановилось не окончательно, всполох взрыва с нижнего этажа потихоньку приближался к нам, но это было так
медленно, что за это время я мог не торопясь не только покинуть комплекс, но и, пожалуй, даже пообедать перед этим. Я попробовал ещё раз порвать путы, и мне это удалось без особо труда. Странно, минуту назад я ничего с ними не мог поделать. Так же освободив ноги, я встал, и с силой, кулаком врезал в эту противную пиндосовскую харю. Ненавижу пиндюков, также как и наглов. Готов голыми руками рвать им глотки. Мой кулак, удивительно легко пробил голову на вылет, рука показалась с обратной стороны головы. «Вот те раз. Ни хрена ж себе. Да я крут». Выдернув руку, я посмотрел на то, что получилось. А получилась сквозная дыра в голове, размером с мой кулак, а тело так и продолжало оставаться на месте. Кровь с головы не хлынула, видимо на неё тоже влияет течение времени. Удивительно, но сопротивления воздуха при перемещении я не ощутил, как это бывает при моём ускорении. И в ускоренный режим специально я не входил. Что-то случилось со мной, что-то качественно изменилось во мне, но пока мне это нравится. Так, ладно, хватит здесь любоваться, надо поскорее ноги отсюда делать. Неизвестно, насколько это продлится. Я
сбегал к себе в комнату, забрал свои вещи, и проходя мимо Сэма, забрал бумаги. Выдергивая их из руки, хотел разжать его пальцы, так они просто сломались. Поднимаясь по лестнице, увидел нашего начальника штаба, он лежал с неестественно вывернутой головой. Вытаскивать из комплекса я его не стал, мне было не до похорон. Требовалось поскорей передать информацию по майору, что бы тот нашёл способ предупредить ребят, о том, что данные их семей не являются теперь секретом и находятся у противника, у страшного противника.
        Взбежав наверх, я ушёл подальше от комплекса, метров на двести, и остановился. Посмотрел вокруг. Вот птичка висит на одном месте, а вот кузнечик завис в прыжке. Движение воздуха нулевое, полный штиль. Что же со мной произошло такое? Может это из-за того, что меня вырубили шокером, и не куда-нибудь ударили, а именно в район затылка. Правда, я сам виноват, подскользнулся на масле, когда меня хотели приголубить, метили-то видимо в спину, а попали в голову. Возможно, этот разряд пережёг все предохранители, защищающие человека от использования им, своих сверхспособностей.
        Я посмотрел на комплекс, и мысленно дал команду отмереть, и тут же произошёл взрыв чудовищной силы. Не знаю, сколько там было заложено взрывчатки, но такое ощущении, что оказался в эпицентре, хоть и находился за двести метров. Во все стороны полетели камни и мусор от бывшего комплекса. Заметив, что в меня тоже летят с большой скоростью камни, я вновь попробовал остановить время, мысленно пожелав этого, и это снова удалось. После этого я уже отбежал на порядочное расстояние, и спрятался за завалом из деревьев. Вернувшись в нормальное течение времени, переждал камнепад, и подошёл к эпицентру. Да-а, от комплекса не осталось и камня. На его месте осталась только очень глубокая воронка. Я попробовал ещё раз остановить время. Закрыл глаза, и пожелал, что бы время остановилось, и опять всё застыло в статичном состоянии. Порадовавшись, что всё так просто, я зафиксировал эти состояния кодовыми словами, замри и отомри. Как это на древнеегипетском не знаю, так было бы наверно безопасней, но чего нет, того нет. Хотя, если работать в группе, и произнести эти слова, то у меня появится дополнительное время на
обдумывание ситуации, а может и на решение проблемы. Хм, пусть так и остаётся, такие моменты дорогого стоят.
        Пустив ход времени в нормальном режиме, я с опозданием посмотрел на машину оставленную Павлом Константиновичем, которая уже для движения была не предназначена, пострадала знатно. В двухстах метрах от забора участка, в овражке, находилась ещё одна машина, видимо на ней захватчики и прибыли. Осмотрев машину, я пришёл к выводу, что машина вполне работоспособна. Стёкла, правда, побиты, и местами обшивка повреждена, но протечек топлива и масла не заметил, в районе двигателя никаких повреждений не заметил. Завёл машину и повёл её к городу. Пока ехал, подумал, что такой взрыв могли услышать и в городе, благо до него всего несколько километров, поэтому, проехав половину пути, заехал в лес у дороги, и завёл машину за кусты. С дороги ничего заметно не было. И только я это сделал, как мимо того места, где я спрятал машину, пролетела колонна из милицейских машин, и замыкала её одинокая скорая помощь. Вовремя я, ничего не скажешь. Далее я пошёл быстрым шагом, не выходя на дорогу. Таким темпом в городе я окажусь через двадцать минут.
        Выйдя в город, я сразу направился на переговорный пункт. Сообщил номер оператору и стал ждать. Ждать долго не пришлось, через пять минут мне сообщили номер кабинки. Зайдя в кабинку и взяв трубку, я удивился, услышав там голос Никитича. Хотя кого мне ещё там услышать, парни то ещё, не добрались, поди.
        - Приветствую тебя, уважаемый дедушка! - сказал я, и что бы Никитич не ляпнул чего, сразу же продолжил - Передай ПАПЕ, дело швах. Его БРАТ УМЕР на моих руках. Дядя - который приглядывал за ним последнее неделю, пришёл к НАМ ДОМОЙ, и очень его ОГОРЧИЛ. Теперь он знает всех его родственников, и хочет их всех поздравить с этой новостью. Меня он пытался увести с собой, но ты же знаешь, я люблю только НАШ ДВОР. Дядя этот привёл кучу своих родственников, но мне удалось уговорить их остаться у нас НАВСЕГДА. Но он успел отправить адреса НАШИХ РОДСТВЕННИКОВ поздравительной окрыткой. Сейчас я еду к себе, хочу своих подготовить к приезду нежданных гостей. СТИХИ, что написала родня, отправлю в Москву на главпочтамт, до востребования, на имя ПАПЫ. Да, и ещё, я сделал перепланировку на нашем участке, теперь там будет бассейн. Ты всё записал, дедушка?
        - Да, записал. - сказал Никитич через некоторую паузу - Жаль брата, хороший был человек. Я всё передам. Тебя ждать после?
        - Конечно, как только разберусь с этими «пингвинами», так сразу приеду. Им очень нужен я, хотят научиться моим фокусам. Остальных они хотят просто навестить с ПОДАРКАМИ. Им досталось видео с последнего моего выступления, и очень понравилось. Хотят научиться этому же. Но я секреты мастерства не выдаю. До встречи, дедушка.
        - Пока, внучок.
        Переговорив, пошёл на почтамт, и отправил пакет. Далее рванул в Москву, и самолётом к себе. Время утекает сквозь пальцы.
        Ленгли, штат Виргиния, ЦРУ.
        Майк Болтон ходил по своему кабинету, как тигр в клетке. Только что, позвонил Роберт, и сообщил, что есть новости по операции «Лекс». Новости как хорошие, так и плохие. Так он сказал. И вот, Майк вышагивал уже десять минут, в ожидании Роберта. Наконец дверь открылась, и секретарь доложил, что в приёмной ожидает Роберт Саммерс.
        - Джимми, я давно его жду, - нетерпеливо прорычал директор - пускай его быстрей, и чаёк нам сделай!
        - Разрешите, сэр? - пройдя в дверь, спросил Роберт.
        - Проходите Роберт, присаживайтесь. - нетерпеливо указал на стул Майк, с более учтивым обращением, чем в прошлый раз - Сейчас принесут чай, и вы расскажете, что вас так взволновало. И меня теперь тоже.
        В этот момент, дверь открылась, и на пороге показался Джимми с подносом. Кроме чая там были пончики и другая выпечка. Поставив на стол поднос, секретарь вышел.
        - Угощайтесь Роберт.
        - Спасибо, сэр. - он взял чашку, сделал глоток, и что бы не испытывать терпения директора, торопливо заговорил - Группа Джека Робертса погибла, сэр. Только что, я получил известия от нашего агента. Но перед этим, он успел выслать адреса всех членов группы. Они писали заявления на увольнение, почему-то с института Центра Научных Разработок. Как принято у них, с адресом в шапке. Здесь сорок три адреса, и наш фигурант обведён красным. Его они успели захватить, живым и здоровым. Больше на базе никого не было. - он передал распечатку директору, и указал на фигуранта - Они его связали, и Джек отправил бойца передать послание. Почти сразу после передачи, база взлетела на воздух. На её месте сейчас котлован в пять этажей. Наш агент находился в городе неподалёку, и шум взрыва достиг города, хоть и находится база в двадцати километрах от города, находилась. Он зафиксировал время взрыва. Он произошёл спустя полторы минуты после окончания передачи. Практически сразу, туда отправилась усиленная группа милиции, следом за ней поехал и агент. На месте взрыва не было обнаружено ни одного фрагмента тел. Но сомнений
нет, группа погибла полностью. При подъезде к городу, агент обнаружил брошенную машину нашей группы. Это мог быть только фигурант.
        - Как же так? - расстроился директор - Поймать фигуранта, связать его, и почти сразу потерять... - спустя минуту, он продолжил - Что вы собираетесь делать дальше, Роберт?
        - У нас есть адреса, и адрес фигуранта в том числе. Нам удалось завербовать главу местной мафии по кличке Погост. Это его людей фигурант вырезал в особняке. Но у него обширная организация, и раскидана она почти на всей территории России. В общем-то, особо и не пришлось вербовать, он сам нас нашёл и предложил сотрудничество. Очень уж ему хочется поквитаться с обидчиком. Мы уже выдали ему адреса, и уточнили, что живым нам нужен только фигурант. Семьи нас тоже не интересуют. Он рад, и бьёт копытом в землю, но о вознаграждении не забыл. За работу просит десять миллионов долларов.
        - Хм, губа то не дура. Впрочем, мы потеряли гораздо больше, и если не захватить этого... - директор посмотрел в распечатку - Стрелок Александр, потеряем ещё больше. Хорошо Роберт. Деньги на это дело будут. Всех необходимо уничтожить, только в этом случае они получат десять миллионов долларов. А пока можете выдать один миллион. Мы не обеднеем. Если надо, нам ещё напечатают. - он противно рассмеялся своей шутке, а шутке ли?
        ГЛАВА 9
        Омск.
        Добрался я вовремя. Очень вовремя. Подходя к дому, увидел подозрительных личностей бандитской наружности. Почему бандитской? Да насмотрелся на них, знаю, как они выглядят. Все в коже, широкоплечие, с короткой стрижкой, у некоторых вообще под ноль, под куртками топорщится в районе груди, у кого сзади, под полой. На лице интеллекта ноль. Торпеды, одним словом. Причём одноразовые, но они об этом не догадываются. Каждая торпеда считает себя главной, именно она должна принести основную пользу делу, вот и эти такие. Господи, сколько же дебилов у нас образовалось за такой короткий промежуток времени. До девяносто первого ведь это в глаза так не бросалось, а сейчас, что ни банда - так куча накачанных отбросов. Ты уж если тело качаешь, так симметрично и интеллектуальные задачки параллельно решай что ли. А то, тело вроде развито, а мозг в первозданном состоянии остался, то бишь, четыре класса образования, остальные в курилке за территорией остались, как воспоминание о бесцельно прожитых годах. В моё время, когда я учился в школе, таких изгоями считали, на второй год оставляли, а то и на третий. Сейчас же
они напоказ выставляют свою безграмотность, и это у них считается за доблесть. Чем ты безграмотнее, тем надёжнее как товарищ. Ну, правильно, что от ублюдка ожидать, кроме как пожрать, выпить, и с бабой перепихнуться, а то и просто с насильничать. От них неприятностей в плане подставы спланированной - ожидать не стоит, они не смогут это придумать, так как думалка не под то заточена. Конечно, перо в бок они могут сообразить, но это верх их фантазии. Одноклеточные, одним словом. И вот эти одноклеточные сейчас стояли во дворе моего дома, и решали, как поступить с теми, кто окажется не мной. Я стоял не далеко от них, укрылся за машиной, что была рядом с ними. Не их машина, это машина соседа. Они припарковались рядом. Я же, как только увидел это сборище, остановив время на короткий промежуток, подобрался поближе. Очень уж хотелось узнать, о чём же там речь. То, что это за мной, не было сомнений, но я хотел уточнить, когда они собираются приступать, и какие им поступили указания сверху, относительно моих родственников. С минуту, того, что я услышал, мне хватило, что бы сообразить, что в покое меня не
оставят, а более того, моих близких грохнут, в ожидании меня. Так-то, они им не нужны, просто они хотят воспользоваться квартирой, что бы подождать меня. Услышав, что они планируют сделать с моей Сашенькой, я пришёл в такую ярость, что если бы не здравый смысл, я бы их тут же порвал на британский флаг, но проанализировав ситуацию, решил воспользоваться моментом, и увести их за собой. Устроить свою гибель, может тогда отстанут от моих близких. Но в любом случае, родителей и Сашеньку с Вовчиком надо переселять, и лучше в другой город, и желательно, под другими именами. Не знаю, согласятся ли старики на такую жизнь, попробую их всё-таки убедить в необходимости такого шага. Иначе смерть. А я не хочу терять свою семью. Да и родителей Сашеньки тоже надо к этой программе приобщить. В общем, тот ещё геморрой. Остаётся рассчитывать только на здравый смысл родни. И, да, придётся отцу рассказать о том, чем я занимаюсь, иначе не поймёт, почему ко мне такой интерес, и откуда может возникнуть такой нездоровый ажиотаж к моему здоровью, и к здоровью моих близких. А так, будет у меня надёжный союзник. Блин, а как же
братишка? Надо срочно позвонить на базу, попросить Никитича, что бы он занялся этим вопросом. Он один не писал заявления. Да он на пенсии, с нами работал в удовольствие. Его адреса никто не знает, да и нет у него ничего кроме базы. У т.Глашы тоже никого нет кроме нас. Мы её семья, и заявления она тоже не писала, она содержалась за наш счёт. Да как содержалась? Просто питалась с нами, а большего ей и не нужно было. Мы иногда приносили ей обновки, так у неё целый шкаф вещей образовался. Ей ничего не надо. Всё, что ей нужно, мы ей предоставляли в качестве подарков. Любят её все, как мать любят. Решено, как только попаду домой, надо срочно созвониться с базой, и попросить об услуге. Хорошо, хоть, там не надо через переговорный пункт звонить, через код можно созвониться. А то этот Эзопов язык для них может быть не понятен, относительно моего брата я имею в виду. Правоохранители мной не заняты, только братки от Погоста, так что можно быть уверенным, номер не прослушивается. Придумав всю эту схему, я начал действовать. Остановил время, и быстрее вбежал в подъезд. Поднялся на свой этаж, и только тут
возобновил нормальный ход времени. Постучался в дверь, и стал ждать, когда мне откроют. Ключ у меня был свой, просто хотел посмотреть, как будут открывать дверь, спросят кто там, или нет. Ну, что и требовалось доказать, не спрашивая, кто там за дверью, дверь распахнул отец.
        - Саша?! Ты чего стучишь-то? - он посторонился, пропуская меня, но выражение удивления не сходило с его лица - Что-то случилось? - наконец обеспокоился он, но это не помешало ему обнять меня, и завлечь в комнату, закрыв перед этим дверь.
        На встречу мне, выскочила Сашенька, и повисла у меня на шее, и заплакала глупенькая. Целует меня и плачет одновременно. Я целую её в губы, а у меня на губах солёный привкус. Родители тактично отвернулись от нас, и прошли в зал. Наконец нацеловавшись, я оторвал её от себя, и попросил собраться, есть очень серьёзный разговор, и мне нужно, что бы она была в форме. Тут прошкандыбал ко мне сынишка, и схватил меня за брючину, требовательно требуя и к себе часть внимания. Я схватил его на руки, прижал этого серьёзного молодого человека к себе, и расцеловал его всего. Вовка от счастья забрался ко мне на шею, схватился за волосы, и потребовал, что бы я его покатал. Ну, я и покатал его, до зала. А там мама, дождалась наконец, когда и ей достанется доля внимания. Обнял маму, и расцеловав её в щёки. Наконец подуспокоилось моё семейство. Мама сразу заспешила на кухню, но я остановил её.
        - Мама, ничего сейчас не нужно. - выставил я ладони - Нет времени. У нас не больше пяти минут, а может и меньше. Папа, я хочу с тобой переговорить сейчас, это очень важно, для всех нас важно. И это не терпит отлагательств.
        Отец сразу понял, что дело действительно серьёзное, потому, что он меня таким никогда не видел, и знал, что я врать не стану, да и не умею если честно. А понапрасну поднимать пыль в стакане я не стану. Пройдя следом за ним на кухню, я приступил к введению инструкции.
        - Папа, многого я сейчас тебе не смогу рассказать, но поверь, то что я сейчас тебе скажу, это чистая правда. - отец пристально смотрел на меня, и я не сомневался, он сделает всё, о чём я попрошу - Сейчас вам угрожает опасность, поэтому я здесь, и опасность смертельная. Видишь там внизу две машины? - отец посмотрел вниз, быки ещё решали, как действовать - Эти люди пришли за мной, но они хотят уничтожить всю нашу семью, ожидая меня. Я уведу их за собой, а вы в это время уезжайте отсюда. Возьмите всё самое необходимое, документы, деньги, вещи на пару дней, и уезжайте. К родственником ехать не надо, могут вычислить. Езжайте пока в Челябинск, устройтесь в гостинице. Послезавтра вы должны быть там. Я вас найду, сделаю новые документы. По дороге, захватите с собой моих тещу с тестем. Езжайте вместе. Документы я приготовлю для всех. Поверь отец, это страшные люди. А заказ идёт с Америки.
        - Значит, - отец почесал у себя в затылке - те события, связанные со смертью этого еврея, Цимельмана, это ваша работа?
        - Да папа, это наша работа, но это только часть работы. И вот за остальную часть, нас и хотят прикопать. А меня так и захватить. Ценен я для них. Обо всём остальном, поговорим потом, сейчас нет времени. В Челябинске я тебе расскажу всё. Ты человек не глупый, и выводы сделал правильные. А сейчас, мне нужно позвонить своим, и попросить за Олега. Да и за ваши документы надо поговорить.
        Отец вышел, и сразу стал командовать. Он сказал только несколько фраз, и сразу всё завертелось, как тайфун в квартире начался. Такое чувство, что этого они ждали уже давно. Даже Сашенька не стала меня спрашивать ни о чём, а деловито собирала вещи свои и сынишки. Я же, взял трубку телефона, и связался с базой. Трубку взял опять Никитич. Уточнив у него, как принята информация, перешёл сразу к делу. Об информации, впрочем, немного надо дополнить. После её получения, командиром были выданы инструкции всем членам группы, и отправлены домой, для решения проблем с переселением родственников. По поводу документов, он сказал не переживать, новые документы на всех родственников группы будут, у него остались крепкие связи в правоохранительных структурах, документы будут настоящими. Главное, что бы парни успели всех переселить. Сам же он сразу обзвонил всех, кто отошёл от нашей группы, а сам, оставив Никитичу инструкции, отправился решать свои проблемы. Его заявление ведь тоже было в той стопке. По поводу брата, он сказал не переживать, он выезжает сразу. А по поводу документов, так он прямо сейчас свяжется с
Гущиным.
        Больше я ждать не стал. Попрощавшись с Сашенькой и родителями, я побыстрей вышел, не люблю женские слёзы. Меня прямо выворачивает при виде их. И вовремя я вышел. Прямо на пороге стояла четвёрка быков, и от удивления стояли с открытыми ртами. Ну, правильно, они не ожидали увидеть меня здесь. А я вот он, прямо в их лапки выскочил. Ну, они так подумали. Не останавливая время, я в ускоренном режиме раскидал их по разным углам, жёстко раскидал, но без членовредительства. Мне пока это совершенно не нужно. Убью этих, придут другие, а мне нужно, что бы они все за мной увязались, и дали время, что бы мои убрались с засвеченного места. Выскочив с подъезда, я покрасовался с секунду у двери, что бы меня успели рассмотреть оставшиеся быки, и рванул на выход со двора. Этой секунды было вполне достаточно, все, кто остался у машин, быстро погрузились в них и устремились за мной. Я оглянулся, и увидел, что те, с кем я встретился в подъезде, тоже выскочили на улицу, и побежали к машине, которую я ранее не увидел. Отлично, никто не оставался у дома, то, что мне и нужно. Выбежав на проспект, я заметил машину,
стоявшую у обочины, рядом с ней стоял мой сосед по подъезду, он жил над нами, и не раз топил нас. Родители писали мне, что не могут взять с него возмещение ущерба, у него брат прокурор города, что решало все споры. И он ведь сука, порой специально это делал. Бывало, уедет на недельку из дома, и оставит открыто кран в ванной, а в самой ванне слив закроет. Ему-то ничего, у него там всё герметизировано, ремонт такой сделал, что во всей ванной комнате можно было бассейн сделать, и остальные комнаты не пострадают, а у нас беда. Почему специально? Так не любил он нас, за то, что к нему за помощью не обращаемся. Все соседи к нему бегут, когда деньги нужно занять. Он и занимает, благодетель, под один процент в день. Кажется вроде как не много, а если умножить это на 365 дней в году? Вот то-то и оно. И попробуй не заплати, брат его живо квартиру отберёт. Он уже три квартиры так отобрал. Один раз, когда отца достало сидеть без воды неделю, он взял ответственность на себя, и при свидетелях слесаря взломали его дверь. Войдя в квартиру, услышали, как журчит в ванной. Открыли дверь, и вода весёлым ручьём
разбежалась по квартире. Вот тогда отец и увидел, что ремонт у него был сделан качественно, вода при закрытой двери никуда не распространялась. Закрыв кран, и дождавшись, когда вода перельётся в комнаты, он увидел выдолбленное отверстие в полу. Это что бы вода уходила. А куда она уйдёт, если квартира многоэтажная? Правильно, к нижним соседям. Даже после того, как все узнали, что он это делал специально, он попытался засудить отца за то, что вскрыли его квартиру. Якобы у него пропала крупная сумма денег. Но вскрывали квартиру со свидетелями, и после этого квартиру опечатали. Так что, не получилось у него ничего. Да ещё и соседи тут встали за отца горой. Да достал он всех своей простотой. И вот этот деятель сейчас стоял возле машины, и болтал с какой то курицей. Я добежал до него, смачно врезал ладошкой по его наглой морде, так что он на пару метров отлетел. На физиономии проступил след от пятерни. Думаю, этот след, на долго у него останется. Ну а чего, давно хотел так поступить, но я как не приеду, так его нет, а тут такая удача. Убить его я не убил, а вот сознания лишил качественно. На пол часа, как
минимум. Курица эта ещё на меня налетела как коршун. Глаза мне попыталась выцарапать. Женщин я стараюсь не бить, но эта меня взбесила. Врезал по кумполу кулаком, та и вырубилась. Пока залезал в машину, показались преследователи со двора. Они заметили, что я завладел машиной, и направились в мою сторону. Машина была заведена, урчала на холостых оборотах, позволяя мне стартануть с места, не теряя времени. Преследователи увязались за мной. Три машины. Два джипа крутых, и одна восьмёрка, как в народе её прозвали, бандитский самокат. Уже разогнавшись, я стал перебирать варианты, как мне погибнуть, так, что бы поверили. Со временем, конечно, поймут, что я вовсе не погиб, кому надо поймут, но зато у правоохранителей не будет сомнений. Я не хотел прятаться ещё и от них. Ехал я прямо, не сворачивая, и по ходу движения, уже на выезде с города, была больница, а при ней морг. Как только эта информация пронеслась у меня в мозгу, всё стало на свои места. Оторвавшись побольше от преследователей, проезжая мимо этой больницы, я остановил время, и вышел с машины. Дверь надо открывать осторожно, в этом состоянии
предметы очень хрупкие, что я и сделал. Захлопывать дверь я не стал, всё равно возвращаться скоро. Направился я прямо в морг. Дверь в морг была открыта, и мне не потребовалась излишняя осторожность. Зайдя в помещение, прошёл к месту, где содержат покойников. Трупов было всего три. Одна женщина, и два мужика. Причём у одного была бирка на ноге, с надписью «неопознанный», рост такой же, как и у меня, правда заросший весь, и цвет волос не такой как у меня. Ну, это не страшно. После того, что его ожидает, никто не опознает его, как неопознанного. Похоронят хоть, как человека. Может он и спасибо скажет мне, когда придёт время. Аккуратно подняв его, я потащил его к своей машине. Ну как, к своей, теперь наверно у же к своей, отдавать то я её не планирую. Погрузив его на заднее сиденье, я залез на место водителя, и продолжил движение. За это время, машина успела проехать несколько десятков сантиметров, а ехал я с приличной скоростью. Определил я это по приметам, которые запомнил, когда вылезал с машины.
        С города я выехал без затруднений, преследователям моим тоже не составило труда не потерять меня. А я не пытался потеряться, мне нужно именно убедить заинтересованные стороны, что меня больше нет. Вряд ли, конечно, они этому поверят, но время у меня будет выиграно, а потом я вам не дам времени. Я говорю о пиндосах. Это их интерес. Захотели разобрать меня на составляющие? Ню-ню. Ещё посмотрим, кто кого разберёт.
        Ну, вот и подобрался я к самому началу своего повествования. После того, как мне прострелили колесо, я остановил время. Спокойно перелез на заднее сиденье, переодел пассажира в свою одежду. Здесь наверно будет не совсем корректно сказано, но переодевать его было очень затруднительно. Мало того, что он и так труп, холодный, так ещё и время постаралось ограничить его помощь мне. Пришлось сломать руки в нескольких местах, что бы одеть на него костюм. Да это и не сложно было, предметы живые и не живые в этом состоянии очень хрупки. Мне скорее пришлось быть очень аккуратным, что бы, не сломать ему ещё чего лишнего, хоть это и не обязательно. После того, как он упадёт в обрыв и загорится, а для этого я его оболью бензином, и если он не загорится после падения в пропасть, так подожгу. После такого, там переломы никто считать не будет.
        Ничего лишнего одевать на него не стал, и так штаны свои кое-как на него натянул. Теперь я вовсе без штанов. Как-то не продумал я этот момент. Ладно, с этим потом что ни будь придумаю. А пока я перетащил клиента на место водителя, усадил его на сидение, не хотел влезать, пришлось в пояснице его немножко поломать. В итоге его я устроил с комфортом, пристегнул ремнями, и закрыв дверь, удалился на место, которое не просматривалось с дороги, но мне при этом было видно всё, при желании и дорогу тоже. Вот после всего этого, я восстановил нормальный ход времени. А качественно машина ушла, перевернувшись через себя несколько раз, она сорвалась в пропасть. Там, в куче остовов других машин, сорвавшихся ранее, она и взорвалась. Красиво взорвалась, как в кино. Ну, теперь точно не определить, что там был не я. Быки остановились у края обрыва, и, матерясь, стали плеваться вниз. А как же не поматериться, такой денежный заказ упустили. Судя по тому, как избили «снайпера», что умудрился попасть по колёсам, деньги действительно не малые. А стрелка просто погрузили в багажник как мусор, и покатили прочь. Спускаться
даже не стали. А чего там смотреть? Они видели, что я был за рулём, и с машины я не отлучался, и вместе с ней и рухнул в пропасть, вот и не стали туда спускаться. Ещё и сфотографировали место упокоения меня грешного.
        Далее, я просто останавливал время, и проверял багажники машин, проезжающих мимо. Мне ведь штаны нужны были, да и курточку желательно приобрести, на улице то осень, прохладно уже. Штаны и куртку я нашёл во второй машине, всё лежало в чемодане, с отпуска наверно возвращались. Куртка так вообще новьё, чистая кожа. Одевшись, я восстановил ход времени, и стал ловить попутку, а надо было мне ехать в Челябинск, к своим. Думаю, что я даже раньше них там окажусь.
        Так и оказалось. Я был на месте уже на следующий день, снял номера в гостинице, и на следующий день после этого, стал ждать поезд с Омска. Поезд пришёл по расписанию, и своих я встретил. Все были живы и здоровы, но вот куча вопросов и недовольства на лице, было написано с избытком, особенно у родителей Сашеньки. Сашенька же кинулась опять мне на шею, и не хотела отпускать. Чувствовалось, что она очень напугана происходящим, и переживала о нашем дальнейшем существовании. Успокоив супругу, и обняв родителей, Вовчик сразу ко мне на плечи забрался, как же, я его персональный конь, я пообщался с родителями Сашеньки, пообещав рассказать им, почему всё это произошло. После этого мы взяли два такси и покатили в сторону гостиницы. Разместив их по номерам, а взял я три двухместных номера, пошёл в переговорный пункт, пообещав пообщаться со всеми вечером, а сейчас пусть отдыхают.
        Зайдя в переговорный, связываться с заказом не стал, а позвонил по коду сам. Там были такие кабинки. Долго никто не брал трубку, но наконец-то трубку поднял командир. Был он заметно запыхавшимся, Далеко пришлось бежать.
        - Слушаю. - сказал он, голос его был немного грустным.
        - Это я. Я могу говорить свободно?
        - Сейчас. - несколько мгновений он молчал, затем сказал - Всё, можно говорить.
        - Как у нас дела, командир?
        - Лучше, чем если бы ты не сообщил о захвате. Двоих наших ликвидировали. Я им сообщил по телефону, но видимо с опозданием. Они ничего не успели сделать. Стилет вместе с семьёй и Кадет со своей молодой женой. Стилета с семьёй просто отравили нервнопаралитическим газом, а Кадету с женой голову отрезали. Перед этим их чем-то обездвижили, и на живую резали. Вот так то. А ты что, не слышал об этом? Сейчас СМИ только об этом и говорят.
        - Нет, командир, - услышав такое, меня всего перекорёжило изнутри. Ну, да, это тот самый молодой лейтенант, что хотел вернуться в нормальную жизнь со своей молодой женой. Ну суки, я вам это так не оставлю. - не до того мне было, решал проблему со смертью себя.
        - Не понял, поясни.
        - Устроил себе аварию при погоне, со смертельным исходом. На время это их затормозит. Успел в последний момент, перехватил их у своей двери, и утянул их за собой, дав время родным уехать. Сам-то как, командир, успел?
        - Да, успел, тоже почти в последний момент. У меня ведь жены нет, стариков своих спрятал, и назад. Парни тоже все успели перепрятать своих, отзвонились уже.
        - Командир, а то, что мы сейчас так свободно говорим, ничего? Я ведь, с переговорного звоню. Правда, сам набирал, не через телефонистку, но всё же.
        - Всё нормально. Я тут такую штуку включил, что тот, кто хочет прослушать, ничего кроме помех не услышит. Нормально всё.
        - Хорошо, командир, мне нужны документы на мою семью, на родителей и на родителей жены. Ну и на меня соответственно. Деньги у меня есть, устроить их я смогу, но вот с документами беда.
        - Скинь мне данные на электронную почту, с фотографиями, сделаю.
        - Хорошо. Через пару часов скину. Когда ждать результат?
        - Сделаю-то быстро, с доставкой проблематично. Свои документы вам светить не желательно, хотя, там и светить особо-то и не придётся. Отправлю ценной бандеролью с уведомлением на предъявителя паспорта. Ты где сейчас?
        - В Челябинске. На главпочтамт и отправляй.
        - Понял. Думаю, дня через три получишь.
        - Хорошо. А я пока Погостом займусь.
        - Не надо Погостом, этим мы уже занимаемся. Вот своих похитителей потрогай за вымя. Будем потихоньку вычищать эту мразь.
        - Понял, сделаю. С Погостом как поступите?
        - Есть мысль, его на кол посадить, засунув в рот бумагу с мёртвыми президентами, и выставить где ни будь на площади, что бы пресса побыстрее добралась до него. Ну и написать, за что.
        - Дельная мысль. Не попадётесь?
        - Всё нормально будет, уже предварительно проработали этот план.
        - Ладно. Я поехал. Через пару часов скину данные.
        - Жду.
        На этом я закончил этот разговор, и пошёл в магазин электроники, купил цифровой фотоаппарат и ноутбук. В номере я видел доступ к сети. Новинки входят в нашу жизнь. Ещё пару лет назад это было в диковинку, а сейчас - были бы деньги. Деньги к счастью у меня есть. А я не всё откладывал в банк, не доверяю им особо. Дома хранил, в схроне. Для этого даже стенку пришлось покарябать. Но ничего, качественно сделал, если не знать, и не увидишь ничего. И на простук не определишь. Сейчас они в гостинице, хватит, что бы купить не маленький дом даже в Москве. Но мы пока всё же остановимся в Челябинске.
        Зайдя в свой номер, обнял Сашеньку, поцеловал в лобик сынишку, он мне на это заявил: «Не люблю телятии нежности» и тщательно вытер лоб. Хм, мужиком растёт. Сашенька на это только рассмеялась. Пообещал, что сегодня я его покатаю, но чуть позже, я сфотографировал Сашеньку на фоне белой стены, она сфотографировала меня. Молодец, даже не спросила, зачем всё это. Не жена, а клад.
        После этого, я сходил к родителям жены и к своим, повторил ту же процедуру и пообещав вскоре всё рассказать, ушёл к себе. Отправил данные на адрес командира, и собрал всех в своём номере. Предложил сходить в ресторан при гостинице, все были очень голодны, и после этого переговорить. Предложение моё приняли без возражений.
        В ресторане плотно покушали, не сказать, что очень вкусно, но вполне съедобно. Обслуживающий персонал очень уж заинтересованно осматривал нас, видимо такие компании здесь бывают нечасто. Оформлялись в гостиницу по одному паспорту, был у меня один левый рабочий паспорт, я с ним на работу иногда выезжал, вот его я и использовал. Очень уж не хотел администратор оформлять на меня три номера, но деньги решают почти всё. Этот вот, купился. Так что, с этой стороны, я не ожидал быстрого обнаружения. Да и с чего бы, я ведь погиб, а родня моя им и не к чему. Надеюсь. Но осторожность не повредит, поэтому, я сказал своим, что бы в следующий раз еду заказывали в номер.
        Зайдя в мой номер, я всех рассадил, и начал монолог.
        - В общем так, родные мои, - я обвёл всех взглядом и остановился на отце - с этого момента, как вы поняли, мы находимся на осадном положении. За мной идёт преследование, с целью поимки, и переправки в Америку, очень уж я им нужен. - я поднял руку, останавливая вопрос отца - Всё сейчас расскажу, не торопитесь. Я дал нам некоторое время, подстроив свою смерть в аварии на дороге. Меня преследовали бандиты, связанные заказом с американцами. Но поймать меня им не удалось. В последний момент я перехватил их в нашем подъезде, и увёл за собой. За городом, я устроил себе аварию, где машина сорвалась в пропасть и сгорела с трупом из морга. Опознать меня в нём будет очень тяжело.
        Мама моя вела себя очень странно, сначала она нервничала, всё руки заламывала, а потом как-то успокоилась, и слегка побледнела. Глаза у неё стали совсем отрешёнными. Я посмотрел на неё в состоянии ра-хат, и понял, что у неё начинается инфаркт. Тут же, стал проводить свои манипуляции по выводу мамы из этого состояния. Резко подкачав энергоузлы своей энергией из ладоней, я стал локализовывать повреждённый участок сердца. При помощи своих лучей, выходящих из пальцев, я стал сращивать повреждённый участок. Как это у меня получилось? Да я и сам не знаю. Никогда этого не делал. Просто, интуитивно стал вытягивать из этих лучей нити, и скреплять ими надрыв. Удивительно, но держали эти нити просто превосходно. Перед моими глазами всё это происходило, как будто я смотрю через рентген. Когда я занимался с ящеркой, всё было немного иначе. Там я видел как бы фантом органа, а тут сам орган, причём видел и энергетические линии, охватывающие как орган, так и выходящие из этого органа. Перед моими действиями, сердце в этом участке было красно-бурого цвета, сейчас же всё было в полном порядке. Всё сердце излучало
одинаковый, ровный, золотисто розовый цвет. Я ещё немного перелил своей энергии в энергоузел расположенный в районе груди и осмотрев ещё раз сердце, увидел, что даже рубец пропал после этого. Круто, да мне реаниматологом работать надо. Хотя всё же сначала надо со всей плесенью закончить, тогда толк будет.
        Когда я вышел в нормальное состояние, в комнате стояла мёртвая тишина. Все очень внимательно смотрели на меня с широко открытыми глазами, даже сынишка смотрел очень серьёзно. Лишь мама улыбалась и смотрела на меня с благодарностью.
        - Спасибо тебе, сынок! - сказала она - Не знаю, что ты сделал, но если бы не ты, сейчас бы и скорая не помогла. Это уже второй инфаркт. Мы не говорили тебе, не хотели беспокоить, а сейчас это уже не имеет никакого смысла, чувствую я себя теперь, как будто только родилась. - она обняла меня, и расплакалась, наверно от счастья.
        - Ну, всё, всё, - погладил я её по голове - не плачь мама. Я сам виноват, надо было иногда осматривать вас, я это умею. Но вот то, что я сделал сейчас, это в первый раз. Никогда этого не делал.
        - Папа, - вмешался сынок - а что ты делал этими ниточками?
        « Оп-па, а сынок то у меня не простой»
        - Я зашивал бабушке сердечко сынок, а ты что, видел эти ниточки?
        - Ага, только я не знал, что ты делаешь. А это больно? - он посмотрел на бабушку.
        - Нет, Вова, не больно, - ответила она - приятно.
        - Ладно, с этим потом, - перебил я - если время будет. На чём я остановился?
        Тут, наконец, отмерли все члены семьи, и задвигались. Сашенька особо этому не удивилась, с ней я проводил похожие манипуляции, но тогда она была без сознания, а вот для её родителей это было сюрпризом. Отец тоже воспринял это нормально, но нахмурился, видимо из-за того, что раньше ему об этом не сказал.
        - Ты сказал, что устроил аварию для себя. - напомнил отец.
        - А, ну да. Ну, так вот, я заказал нам новые документы, и дня через три они у нас будут. Жить под старыми теперь очень опасно. В покое меня не оставят, а стало быть и вам от этого угрожает огромная опасность. Две семьи моих коллег уже уничтожили, они не успели предпринять никаких мер. Уничтожили всех близких родственников вместе с ними. Поэтому я и вывез вас всех. Через вас будут искать меня, а жалеть вас никто не станет. Вы для них только средство. Как будут готовы документы, я куплю дом в Челябинске, большой дом, что бы все в нём жили вольготно, денег на это хватит.
        После такого моего завершения, все очень обрадовались, а Сашенька, так опять повисла у меня на шее, и расцеловала. Она давно уже хотела собрать всех вместе. Думала, приеду в отпуск, поднять этот вопрос, а тут я сам это предложил. Она потом мне уже об этом сказала. Но тут отец всё же взял слово. Не удивительно, офицер, хоть и в отставке.
        - А скажи, сынок, почему всё это случилось? - он не обвинял меня, ему действительно было это очень интересно, и что бы, не обижать его, всё же придётся рассказать.
        - Я, конечно, могу рассказать, только это очень секретная информация, ты ведь знаешь, где я работал? - я посмотрел на отца, но он не смутился, и только согласно махнул головой.
        - Тогда подождите. - я посмотрел на Вовку, он уже клевал носом - Сашенька, мама, останьтесь здесь, с Вовой. - те согласно махнули головой.
        Я посмотрел на родителей Сашеньки, но тесть подхватил под ручку супругу, и попрощавшись повёл её в свой номер. Он тоже знал, где я работаю, работал, о том, что нас расформировали, он не знал. Мировой мужик. Я взял с собой кое-какое оборудование, и пошёл с отцом в его номер.
        Включив сканер радиочастот, я проверил номер на прослушку, всё было чисто, но на всякий случай, я включил портативный шумогенератор, что бы уж наверняка. И когда сел за стол, всё же осмотрел телефон, установленный на столе. Отвёртка у меня была, разборка много времени не заняла. Ну, так и есть, жучок. Отсоединив его на всякий случай, хоть он и не активный был, собрал телефон обратно. Отец внимательно смотрел за тем, что я делаю. Проверив после этого всё оборудование и мебель, даже люстру осмотрел, ничего больше не нашёл, да и шумогенератор не даст прослушать. В общем, в норме всё.
        - Вот теперь можно и поговорить. - сказал я - Что тебя интересует?
        - Всё, но прежде всего, почему они хотят захватить тебя живым?
        - Всё, что я тебе сейчас скажу, нельзя говорить даже мышке, надеюсь это понятно?
        - Не томи уже, всё я понимаю, не дурнее паровоза.
        - Ладно. Что такое группа ликвидации, ты представляешь себе?
        - Хм, ну я приблизительно так и думал. Значит, то массовое убийство в Волгограде четыре года назад, это ваших рук дело?
        - Да, мы уничтожили рассадник заразы по приказу президента, который через год мог вырасти в такую гидру, что и мы уже были бы бессильны. Они, конечно, восстанавливаются, но на данный момент, это лишь тень того, что было.
        - Стало быть, и все последующие широко известные ликвидации, при которых так и не были обнаружены исполнители, тоже вы. - не спрашивая, скорее утверждая проговорил отец - И что самое интересное, погибали в основном богатые и влиятельные личности, ну и шушера разная. И про всех пресса писала, что это были очень полезные для общества люди. Соль земли русской.
        - Ну, с прессой ещё нам предстоит потолковать, очень уж они на запад смотрят, подкармливают их оттуда хорошо. А насчёт «Соли земли русской», так это ты, мама, Сашенька и такие как вы. Вот соль земли русской, а не эта перхоть. Мы только начали их выкорчёвывать, но нас расформировали. Нет теперь этой группы.
        - Хм, нет, - усмехнулся отец - хочешь сказать, что «Белая Стрела» это не ваш филиал?
        Я забеспокоился, как же так, столько скрывали это, а тут нате вам, раскололи как орех. Ладно, он отец, не сдаст, а если так думают и другие? Видимо на моём лице отобразилось беспокойство, поэтому отец поспешил меня успокоить.
        - Да успокойся ты, это пробный шар был, и он удачно попал в лузу. Связать это не просто. А люди сейчас просто молятся на эту «Белую Стрелу». Что же касается меня, так я давно стал подозревать. Где-то слово специфическое услышал от тебя, где-то движением выдал, а где-то и поступком. Я же не слепой. А зная, что ты в КГБ работаешь - выводы сделал, и как видишь, не ошибся. Со стороны никто не скажет, что ты и есть «Белая Стрела», так что успокойся. Но ты мне не ответил, почему тебя хотят захватить живьём?
        - Потому, что я прокололся. - повинился я - В последней операции, я попал на камеру, и записи попали в ЦРУ.
        - Ну и что? Уничтожили помеху и всё. В чём смысл похищения?
        И я продемонстрировал свои умения, что бы, не объяснять. Остановил время, и поставил на стол чемодан, который они так и не разобрали. Потом привёл время в нормальный ритм. Сказать, что отец удивился, увидев чемодан на столе, это ничего не сказать. Он чуть не подпрыгнул от неожиданности, но увидев, что я спокойно сижу, всё же пришёл в себя.
        - Хм, это и есть то, за чем они охотятся?
        - Не совсем, но верно.
        - И как же ты, при таких способностях, попал в камеру?
        - В тот момент я умел гораздо меньше. Мог очень сильно ускоряться, но не подумал, что камеру можно прокрутить и на медленном просмотре. Теперь за это и страдаю, ну и вы вместе со мной. Это чуть позже, после того, как меня захватил эти пиндосы, я получил способность останавливать время, благодаря чему я и сбежал, предварительно уничтожив похитителей.
        - Удивил, удивил. Теперь понятно, что им от тебя надо. Хотят понять, как тебе это удаётся. Если не пойдёшь на сотрудничество, то разберут на запчасти.
        - Да я лучше голову себе оторву, но на сотрудничество с этой гнилой нацией не пойду никогда, да и с другой нацией тоже. Для меня существуют только русские люди, настоящие русские люди, остальные мне не интересны, если они не задевают моих интересов. Амеры же, задевают интересы России, а стало быть мои.
        - Ладно, ладно, успокойся, я полностью поддерживаю тебя. И... - он помолчал какое-то время, и продолжил - Спасибо тебе, ты исполняешь то, что хотел сделать я, но у меня не получилось. - он смахнул невольную слезу.
        Я обнял отца, и так мы просидели минут пять. Каждый думал о своём. Усевшись на своё место, я посмотрел на отца, угрюмости на его лице и в помине не было, глаза его сияли радостью. Что ж, пора приступать к делу.
        - Мне ещё есть, что рассказать о себе, но это уже в другой раз, сейчас у меня нет времени. Я вас оставляю, дня через два вернусь. Нужно наказать тех, кто пытался меня похитить. Вырезать этот гнилой рассадник.
        - Положись на меня, здесь всё будет в порядке, я прослежу. Всё, что нам нужно, у нас есть, выходить лишний раз не будем. Вот только менты могут проверить документы, как поступить?
        - Да-а, здесь засада, не подумал я об этом. - я почесал себя в затылке.
        - У меня здесь живёт старый товарищ, служили вместе, у него свой дом. Он уже в отставке давно, к себе в гости частенько звал, да куда нам со службой, а потом и забылось всё. Можно попробовать позвонить.
        - Отличная мысль. Звони, я подожду.
        Он взял телефон, я через номер выхода в город, позвонил старому другу, по памяти набрав его. Трубку взяли практически сразу. После первых же слов, я понял, что убежище на несколько дней, у моих уже есть. Не откладывая всё это в долгий ящик, мы стали собираться. Много времени это не заняло, вещи никто не распаковывал. Только Вовка спал на руках. Проводив их до адреса друга, и увидев, что их приняли с большой радостью, а я просканировал их в состоянии ра-хат, там всё было в порядке, действительно хозяин обрадовался, ну и попрощавшись с мамой и Сашенькой, поспешил покинуть их, обещая через пару дней вернуться. Сашенька всё поняла, и настаивать, что бы остался не стала. Чудо, а не женщина. Слезинка только показалась в углу глаза, но она быстро смахнула её.
        ГЛАВА 10
        До Омска добрался быстро, нашёл попутную машину. Водила, бомбила, на вокзале искал попутчика, что бы хоть бензин отбить. Вёз в Челябинск пассажиров, ну и на обратную дорогу заехал на вокзал, вдруг найдёт попутчика. Долго икать ему не пришлось, с ценой я быстро согласился. По дороге домой, разговорились с ним, ну и о преступности поговорили. Он мне «Белую Стрелу» нахваливал, говорит, что-то давненько о ней ничего уже не слышно. Но и о том, что её ликвидировали, тоже молчат. Стало быть, притаились на время. Не хотелось бы, что бы навсегда. Попутно рассказал о случае вымогательства, с него дань требовали, за то, что он бомбит. Он естественно не хочет ничего давать, потому, как бомбит не в городе даже, ну так ему пообещали хату спалить. Вот теперь не знает, что и делать. И главное, за данью к нему, приходил сосед по подъезду, со своими соратниками. А звали этого соседа Бублик. И тут я вспомнил, когда я домой пробирался, и прислушивался к разговору тех быков, там тоже Бублик фигурировал. Я поинтересовался у него, как тот выглядел, ну, он мне и описал его. В общем, это тот, кто мне нужен. Скорей всего
рядовой боец, но через него я раскручу всех. Он мне даже любезно рассказал, где те тусуются, пока таксовал по городу, он спалил их лёжку. Не однократно приходилось возить их туда, причём за проезд те не платили, а скорее наоборот, отбирали честно заработанные. У них конечно у большинства свои машины, но не всё бычьё их имеет, вот и попадал он на них довольно часто.
        Заплатив ему за проезд, и доплатив премию за скорость, водитель был счастлив, я поймал другую машину, и погнал в сторону той малины. Не доезжая квартал, вышел, и пошёл пешком. Расположилась эта банда в подвале Дома Быта, поэтому я забрался на чердак дома, стоявшего напротив, расположился у вентиляционного окошка, и стал наблюдать. Время было уже позднее, вечер, а осенью темнеет быстро, но у входа в подвал Дома Быта горел фонарь, и видно всё было просто замечательно, а с биноклем, так и газету можно прочитать. Ждать долго не пришлось. Минут через десять стал подтягиваться контингент в характерной одежде. Подъехало несколько машин, и среди них оказались те, что гонялись за мной. Увидел я и Бублика. Похоже вся гоп компания в сборе. Подходить народ перестал. Думаю, долго они здесь находиться не будут. После трудового дня, по отъёму денег у населения, им необходимо развеяться по барделям, поэтому ждать больше не надо. Пока все на месте, надо накрывать этот шалман. Удивительно, все, всё знают об этом шалмане, но никто ничего не делает. Менты стараются их не замечать. А ведь я не знал о них совсем
ничего. Может потому, что и не жил здесь толком? Всё работа, да работа. Сапожник без сапог. Тут такой рассадник, можно сказать у меня под носом, а я узнал об этом только теперь. Мда-а, что-то не ладное в нашем королевстве. Ладно, пора начинать. И да прибудет с нами правда.
        Не выходя на свет, привычно остановил время, и побежал в подвал бандитов. Дверь открывалась внутрь, и когда я нажал на ручку, она просто сломалась. Забыл, что в этом состоянии вещи очень хрупкие. Тогда стал осторожно толкать дверь. Неохотно, но дверь поддалась, при этом лопнул язычок замка, дверь то металлическая. Так бы косяк вырвало скорей всего. Проникнув внутрь, прикрыл за собой дверь. Также с трудом удалось её прикрыть, как будто поток воздуха не давал её легко закрыть. Но мне пока разрушения не нужны, так бы просто сломал, в этом состоянии это легко, как уже убедился.
        Спустившись вниз, и повернув направо, прошёл в большой зал, где собрались все интересующие меня лица. Шалман шалманом. В центре стоял большой прямоугольный стол, за которым сидели все действующие лица. Даже в дверях никого не было. Хотя вру, справа от двери стоял один детина, за вешалкой не сразу заметил. Пересчитывать я их не стал, лень, но было их человек семнадцать, это те, кого я видел. Может ещё кто есть, там дальше дверь приоткрытая, и что за ней я не знал. На столе лежали деньги, много денег. Почти перед каждым лежала кучка, которую они подсчитывали, а в центре стола сидел боров, который смотрел на своих подельников из под лобья. Видимо дневную выручку собирает. Перед ним дипломат, куда эту выручку и складывает. Слева от них стоял бильярдный стол, справа, что-то типа бара. Куча выпивки, закуски. Даже бармен есть, который уныло смотрел какую-то передачу по телеку.
        Подошёл к бару, нашёл хороший длинный и широкий нож, не знаю, что они им нарезали, ну так мне он не для салатов. Свой нож брать я не стал, хотел просто прибить их и всё, но тут, пообщавшись с водителем, решил оставить послание от «Белой Стрелы». Ну а что, люди вон уже переживать начали, что только не думают о ней. Карточки я с собой всегда ношу, так что, проблем не вижу.
        Оставив для разговора того самого борова, и одного из самых приближённых, а может это телохранитель его был, рядом с ним стоял, помогал деньги складывать, остальным я просто перерезал горло, до позвоночника перерезал. Потом подошёл к этой двойке, и слегка ударил по голове. Боялся переборщить, мне они пока живые нужны. Потом осмотрел заднее помещение, там никого не было, ну и слава богу.
        Подошёл к вырубленной двойке, и вернул время в нормальное русло. Все тут же попадали. Кровь била фонтаном. Деньги перед этим я собрал, а то запачкают, отмывай их потом. Эти двое упали снопами. Проверил пульс, пульс был. Отлично. Быстренько связал их. Этот центровой, здоровый чёрт, кило сто двадцать точно есть. Проверил его на наличие неожиданностей, их у него оказалось полно. Сзади за поясом был «макар», в рукаве перо, на щиколотке ноги тоже перо. Даже во рту лезвие нашёл. Изощрённый чёрт. Телохранитель его имел ещё один ствол в ременной кобуре на груди, только лезвия во рту не оказалось.
        Дождавшись, когда доходяги перестанут доходить, то, бишь, ногами чечётку бить в конвульсиях, стал приводить в чувство телохранителя. Вылил на него бутылку воды, он и очухался, и первое его фраза была:
        - Ты кто?
        - Конь в пальто. - ответил я, не хорошо вопрос оставлять без ответа.
        - Да ты знаешь на кого наехал, терпила? - и только после этого он заметил, что кроме него никто больше не шевелится, и даже наоборот, остывают в луже собственной крови, а тот, на кого не стоило наезжать, лежит рядом без движений и связанный - Э-э, ты чего это, мужик? Ты чего такое натворил? - аж пот у бедолаги выступил, и дыхание стало очень учащённым.
        - Кто это? - показал я на связанное тело, лежащее рядом.
        - Боров, это, - расширились у него глаза от страха - а ты разве не знал, на кого наехал?
        - Хм, не ошибся, значит. - улыбнулся я, вспомнив, что так его и окрестил - А насчёт того, знал или нет, да мне фиолетово. Вы опухоль, а я санитар, убираю вот, лишнее. Не должно быть вас на здоровом теле.
        - Да кто ты вообще такой? - заорал из последних сил телохранитель - что мы тебе такого сделали?
        Надо же, такой здоровый, росту в нём под сто девяносто, сам выглядит атлетом, а блажит как девка дешёвая.
        - Что, не узнал разве? - улыбнулся я своей фирменной улыбкой, от которой в жилах кровь застывает - Смерть я ваша, косу вот только дома забыл, пришлось вашим ножичком воспользоваться. Сталь, правда, дрянь, последний уже тяжело давался, разрез не очень ровный получился, но вам ведь не на подиум, правда?
        Бедалага от страха даже обделался, вонь пошла изрядная. Что ж они жрут такое?
        - Ну вот, взял и испортил воздух, поросёнок. Самому-то как, приятно?
        - Ты это, м - мужик, чего х-хочешь-то? Деньги вон, бери, не трогай меня только.
        - Деньги я и так возьму, но здесь же не всё, где основная сумма?
        - Так это, у Борова в кабинете сейф есть, правда я код не знаю. Не убивай меня, а-а?
        - Заткнись, и поживёшь ещё немного.
        Я плеснул воды на Борова, почти всю бутылку вылил, на последних каплях он и очухался. Увидев меня, глаза его расширились от удивления, но вопросы задавать он не торопился.
        - Ну что, Боров, узнал, поди? Что ж вы так плохо свою работу то делаете? Всё через авось, от того у нас и бардак в стране. Кто приказал убить меня?!!! - заорал я в конце, от чего телохранитель повторно в штаны сходил. Вот же ш мразь.
        - Тебя, Хват, не убить должны были, а только схватить. - заговорил вдруг Боров. А голос низкий, я бы даже сказал командирский. А страха в нём я не уловил. Тренированный что ли? - Поговорили бы, да отпустили. А вот людей моих ты зря порезал, не прощу я тебе этого.
        - Ты меня ещё и пугать вздумал, боровик хренов? - заржал я. Отсмеявшись продолжил - Схватить значит только? Ты меня за кого считаешь, за лоха что ли? Так огорчу я тебя, кроме вас двоих, я здесь лохов больше не вижу. Слышал я разговор твоих торпед, которые перед домом моим тусовались, и что они расписывали при этом, когда вломятся ко мне, в ожидании меня. Ты думаешь, я не знаю, чей заказ вы отрабатываете? Так и тут ты ошибаешься. Погоста уже взяли, и сейчас с ним ведут милую беседу, на предмет наличия денежных средств. Отдаст, всё отдаст, никуда не денется, так же как и ты. Или, может быть, ты думаешь, что я из милиции? Так и тут ты в пролёте. Не светит тебе камера, тут ты сдохнешь.
        Боров заметно занервничал. Не ожидал видимо, что здесь его карьера заканчивается.
        - Так чего тебе надо-то? Деньги, вот они, бери, большего ты не найдёшь.
        - Ой ли? А код сейфа мне не подскажешь разве?
        Он посмотрел угрожающе на своего телохранителя и ответил:
        - Да пошёл ты...
        - Не хочешь по-хорошему, что ж, это твой выбор.
        Я взял молоток и со всей силы врезал им по коленке. Услышал, как сломалась кость, а следом дикий крик.
        - Ну что, продолжим, или поделишься? Тебе ведь они всё равно не достанутся, в могилу их ты не заберёшь, а так послужат ещё.
        - Пошёл ты, с-сука...
        - Нет, значит? Тогда продолжим.
        Я снял с него ботинки, и стал методично расплющивать правую стопу. На третьем ударе он сдался, а телохранитель потерял сознание. Впечатлительный он какой-то.
        Получив код, и узнав где спрятан сейф, я открыл его и выгреб всю наличку, что там была, а было там ну очень не мало. Считать я даже не пытался, сгрёб всё в инкассаторский мешок, найденный там же, да ещё не всё влезло. Пришлось искать какую ни будь сумку, и нашёл одну, в общем зале лежала, кто-то из покойников принёс. Были там и доллары и фунты, и ещё какие-то тугрики. Нам всё пойдёт. Нашёл там же и Тульский Токарева, причём заряженный и с патроном в стволе. Забрал с собой, мало ли?
        Подойдя к Борову, решил продолжить наш диалог. От меня он, скуля, хотел уползти подальше, да куда там. Он и не связанным никуда не ушёл бы с такими травмами.
        - А теперь давай поговорим о счетах.
        - Какие счета? Я всё тебе отдал. Ты по миру меня пустил.
        В этот момент я смотрел на него в состоянии ра-хат, и видел, что он мне безбожно врёт. Я, молча, взял молоток, и принялся отбивать ему вторую стопу. На этот раз он продержался четыре удара, правда и от стопы там ничего не осталось. Всё это время я внимательно следил, что бы сердце его не подвело. Но, силён, оказался бродяга, и сердце его держалось здорово, вмешательства не требовалось, пока.
        Когда он выдал мне счета, я проверил их, и чуть не выматерился с досады. Это если у этого упыря двадцать пять миллионов долларов на одном только счёте, сколько же мы упустили с тех, кого утилизировали ранее? Мда-а, как-то мы не правильно экономику свою поддерживаем в группе, не экономично. Столько добра на ветер. Ладно, со следующими будем работать более вдумчиво. Я перевёл всю сумму на обезличенный счёт, специально для этого созданный, и подсел к своему клиенту.
        - Ну что, ещё есть какие счета? Скинь ношу.
        - Нету больше ничего, ты всё забрал. Отпусти меня, пожалуйста.
        Опять врёт, ну что ж ты будешь делать с ним?
        - Надо же, ты оказывается и такие слова ещё помнишь? Сказал же тебе один раз, не выйдешь ты отсюда сам, только вперёд ногами, если они у тебя останутся вообще. - я снова схватил молоток, и он заверещал как истеричка.
        - Стой, стой! Не надо! Всё отдам! Только пристрели меня потом в голову, хорошо?
        - Лады.
        Он выдал мне ещё один счёт, и о чудо, счёт то, побольше будет, на нём более пятидесяти миллионов долларов было. Быстренько перегнав сумму на тот же счёт, я повернулся к нему.
        - Это всё?
        - Всё.
        На этот раз он не врал, но отпускать его ещё рано было, и поэтому я спросил.
        - А скажи мне, Боров, здесь я не увидел одного, из действующих лиц, кто охотился за мной, где он?
        - Это сука Лис, он сослался больным, поэтому его здесь нет, но я знаю, что он сейчас у своей марухи зависает. И ещё одного нет, ты о нём не спрашивал. Но он тоже в теме. Этот заказ он и передал от Погоста, сука, знал бы, ни вжисть. Он сейчас в городе, завтра с утра собирается сваливать.
        Я взял у него адреса будущих клиентов, и уважил маслиной в голову, как он просил. Звук получился не громкий, я через пустую бутылку стрелял, с его же пистолета. После моего выстрела, очнулся телохранитель, блин, а я про него почти забыл. Не пошевелись он, так и не вспомнил бы наверно. Взял тот же ножик, и без затей загнал его в грудь.
        Осмотрев всё, и прибравшись за собой, некоторые вещи я хватал руками, поэтому на предмет отпечатков я прошёлся тщательно, оставил карточку на груди у Борова, и покинул Дом Быта с мешком и сумкой. Перед этим ошмонал быков, и нашёл ключи от Вазовской восьмёрки. Не пешком же мне топать. А она затонирована была, да и внимания особо не привлекает. Документы на неё были в бардачке, а доверенность я накарябал от руки и подпись подделал. Сойдёт. Пожаловаться на угон некому будет, хозяин-то мёртв, но домой на ней ехать не стоит, можно навести.
        Дальше, пока ночь, я навестил оставшихся подельников, и просто прирезал. Бабу того упыря, что не пришёл на планёрку, я трогать не стал, просто вырубил, и оставил карту. Посредника ни о чём спрашивать не стал, тоже прирезал, и карту бросил. А мне от него ничего и не нужно. Сумм у него нет, а о главных действующих лицах, я и так знал. В квартире, где он жил, я нашёл большую сумку, и сложил в неё все деньги, тяжёлая, зараза. Ладно, своё не тянет.
        Выехав с последнего адреса, поехал в сторону вокзала, на поезде поеду. Не доезжая пяти кварталов, загнал машину во двор одного из домов, протёр все вещи, чего касался руками, и вышел на дорогу. Машин было очень мало, но мне повезло. Пройдя с квартал, поймал такси, и благополучно доехал до вокзала.
        На вокзале работала всего одна касса, правильно, ночь на дворе, и народа мало, одной вполне хватит. Передо мной стояло только двое, так что, дождавшись своей очереди, купил билет в купейный вагон, вот только поезд будет завтра вечером. Надо как то устраиваться. При вокзале была своя гостиница, номера свободные были. Устроившись в шикарном номере, а я одноместный брал, помылся в душе, и воспользовался баром. Там был коньяк, ну а закуску я с последнего адреса взял. Тот клиент в дорогу собирался, и подготовил курочку жареную. Не пропадать же добру. Перекусив и выпив, я спокойно уснул.
        Проснулся я в двенадцатом часу, что-то заспался. Устал сильно, и спал крепко. Мальчики кровавые не снились, вообще ничего не снилось. Спал как младенец. Включив телевизор, пошёл умываться. Умывшись и пройдя в комнату, увидел на экране знакомый Дом Быта. Уже во всю, муссировали тему о массовом убийстве. Сомнений ни у кого об исполнителе не было. В подвал телевизионщиков не пускали, но со слов корреспондента, там творилось что-то ужасное. Отрезанные головы, руки и ноги, и половые органы, засунутые в рот. Вот интересно, откуда такие страхи-то они добывают? Ну, перерезал глотки, так они в них успели столько ништяков пропустить, что вам и не снилось. Откуда такой ажиотаж, на тему убийства мирных граждан? Это кто мирный-то? Мирные в это время дома сидят, а не деньги сдают боссу. Хотя, да, откуда им про деньги будет известно, я ведь их забрал все. Но всё равно, тему преступности не задевают. Все же знают, что это бандиты, а делают вид, что убили самых честных граждан города.
        И тут, корреспондент заговорила о «Белой Стреле», но с оглядкой заговорила, стараясь не очернять, но и не хвалила. Мимо проходила пожилая семья, и она решила взять интервью у них.
        - Извините, скажите, вы живёте в этом районе?
        - Ну, да, в этом, - ответила старушка - а что?
        - Нам стало известно, что массовую резню мирных граждан в Доме Быта, устроила «Белая Стрела», как вы относитесь к такому преступлению? Не пора ли сказать, хватит крови? Остановись Стрела?
        - Знаем мы этих мирных граждан, - разозлилась старушка - я вон со своего огородика ничего продать не могу из-за них, все деньги отбирают ироды. У моего старика машину помяли, а сделали так, как будто это он их таранил. Заставили платить. Пришлось дачку то продать, теперь и осталось только вот так прогуливаться. И я не одна такая. Вы поспрашивайте по всему городу, и все вам ответят то же. Мочите их сынки, мочите! Только на вас и надежда у нас осталась!
        - Простите, - убрала поскорей микрофон от супружеской четы корреспондент - это частное мнение одной супружеской пары, и оно никак не может влиять на выполнение законности в нашем цивилизованном обществе. Нельзя уподобляться средневековым варварам в мир правового гуманизма.
        Дальше слушать я не стал, выключил телевизор. «Правовой гуманизм говоришь? Что ты запоёшь, когда тебя подвесят за ноги, и будут потихоньку выбивать из тебя эту мораль, вдумчиво и больно? Шушера. Лучше бы вообще не совались, чем говорить херню всякую.»
        На этом настроение у меня не упало, но заметочку на будущее я себе сделал. Надо будет разобраться с прессой. В Екатеринбурге примера не достаточно было видимо.
        С города выехал без затруднений. Милиции было, правда, много, проверяли каждого. Я тоже прошёл эту процедуру, но зацепиться было не к чему. Ехал я по левому паспорту, но этот паспорт был настоящим. Его ещё сделали, когда группа работала, но и его пора наверно менять, для того и заказал на себя тоже.
        На следующий день, утром, я был уже в Челябинске. Выйдя с поезда, сразу поехал на главпочтамт, наверняка бандеролька меня уже дожидается. Так и оказалось. Открывать тут же не стал, а поехал к другу отца.
        Встретили меня с радостью, ждали-то вчера, но отец, услыхав, что произошло в Омске, поспешил успокоить близких, и сказал, что я наверняка приеду завтра утром. Он под поезд и рассчитывал. Сашенька меня обняла, и ни в какую не хотела отпускать, как маленькая прямо. Так и пришлось с ней идти, и здороваться. Мама, видя такое дело, не стала нас разлучать, что бы поцеловать непутёвое дитя. Меня потянули сразу к столу. По пути, познакомился с хозяином домика и с его супругой. Тогда-то у меня не было времени, что бы познакомиться поближе. Это оказался крепкий пожилой человек, который следит за своей формой. Животик у него не выпирал, как у моего отца, и голос был крепким и волевым. И супруга ему под стать. На вид ей можно было дать не больше сорока лет.
        Посидев за столом, и немного выпив, мы отошли с отцом в беседку, что бы переговорить наедине. Нам никто не мешал. Все знали, что просто так мы уходить не будем. По пути я захватил свою сумку, и поэтому отец сейчас был в ступоре, смотря на эту кучу денег. Так-то у нас и так денег хватало на покупку дома, а тут ещё, и столько.
        - Вот что, сынок, - придя в себя, заговорил отец - деньги эти ты забери с собой, там вам будет нужнее, а у нас и так их вполне хватает. Не жили богато, не стоит и начинать.
        - Хорошо, - не стал спорить я - а вот и документы.
        Я вскрыл бандероль, и на стол высыпалась стопка различных документов. Открыв первый попавшийся, усмехнулся. Это был паспорт, и паспорт был мой. А в паспорте стояла фамилия Семисчастных, с именем Григорий. Ну, Григорий так Григорий, а вот фамилия странная. Да, теперь мы семья Семисчастных. Это еврей я теперь что ли? Обрезание делать, не придётся, надеюсь? Нет, не еврей. В паспорте написано украинец. Ну и хай с ним. Надеюсь это не навсегда.
        - Хм, ну пусть будет так, - сказал отец, убирая документы к себе в карман - когда будем дом покупать?
        - Ну, вот прямо сейчас и можешь начать. У меня на это нет времени. Завтра я уезжаю. Оставлю тебе ноутбук, Саша тебе поможет с ним, вместе и поищите. Хотя, лучше начать завтра. Саше сейчас будет не до этого.
        - Хорошо, - улыбнулся отец - а сейчас пошли. Задержались уже.
        И постепенно наш завтрак перерос в обед, а потом плавно перешёл в ужин. Люди были интересные и поговорить было о чём. Женщины тоже от нас не отставали. Я тогда славно объелся. Чего только нам не подавали. Чёрной икры только не было, а вот омаров мы заказывали. Никогда их не пробовал, а тут решил, вот и не пожалел. Вкусное мясо. Вовка, так после ужина сразу спать попросился, устал бедолага, в обед не спал.
        Когда порядком стемнело, Сашенька потянула меня на улицу. Думал, подышать зовёт, нет, она меня в баню потащила. А та тёплая была, вчера топили. Предбанник был тёплым, и там уже была собрана постель. Лавки сдвинули вместе, сверху матрасы и простынь, кровать готова. Но сначала она меня потащила в баню, и тщательно вымыла. И столько радости в этот момент светилось в её глазах. Даже если бы я был при смерти, от такого взгляда я скорей всего бы ожил.
        Ночь была незабываемая. Любовью мы занимались практически до утра. Лишь только когда запели первые петухи, мы уснули. Проснулись ближе к обеду. Бодрые и весёлые. И только сейчас у нас состоялся разговор.
        - Саша, ты опять уезжаешь? - упавшим голосом спросила Сашенька.
        - Да, радость моя, мне уже пора. Надо закончить дело, после которого нам будет спокойней, а пока я не могу гарантировать нам безопасность. И что бы продлить наше счастье, сегодня нам надо расстаться.
        - Саша, так значит «Белая Стрела», это то, где ты работаешь?
        Я не на шутку разволновался. Как же так, я же говорил отцу, что нельзя рассказывать об этом никому. А может он и другу своему уже рассказал? Я стал быстро собираться, что бы выяснить это.
        - Саша, что случилось? - забеспокоилась моя супруга.
        Я остановился, посмотрел на неё и спросил:
        - Тебе отец рассказал?
        - О чём?
        - О «Белой Стреле».
        - Нет, что ты? А, значит, вы с ним об этом говорили в гостинице?
        - Я не понимаю, почему ты решила, что я и «Белая Стрела» - связаны меж собой?
        - Саша, я же не слепая. Твои способности в лечении об этом не говорят, конечно, но был момент, когда однажды ты ускорился до такого состояния, что я заметила только тень, это когда в отпуске ты медитировал, а Вовка, переворачиваясь во сне, чуть не расшибся об пол, вот тогда ты мгновенно оказался возле него, и придержал. Я это заметила случайно. А вчера, передавали новости по центральному телевидению, о работе «Белой Стрелы», которая вырезала верхушку банды, занимающейся разбоями и вымогательствами на территории Омска. Которую, почему-то, не смогли приструнить сотрудники правоохранительных органов, и вот итог. Сопоставив эти факты, и то, что скрывались мы, прежде всего именно от них, да и отец сказал, что ты приедешь на следующий день утром, я и сделала выводы.
        - Хм, вот значит как? - задумчиво сказал я - А что, по телевизору так и сказали? Неужели не хаяли «Белую Стрелу».
        - Почему же, они говорили, что заниматься самосудом не допустимо, и это преступно. Занимаясь этим, «Белая Стрела» сама попадает в разряд преступников. Предлагали добровольно сдаться.
        - Ха, ха, ха, - заржал я не выдержав, отсмеявшись продолжил - сдаться, значит? Ну, юмористы. Не для того всё это затевалось, что бы сдаваться. Но странно. В Екатеринбурге на нас сначала помои вылили, потом, правда, долго извинялись.
        - Да ты что? Про вас только хорошее говорят. Нет, не по телевизору, это люди говорят. А люди врать не будут.
        - Хм, ладно, Шерлок Холмс в юбке. Поймала ты меня. - я улыбнулся, и прижал к себе свою красавицу - Да, я работаю там. И сейчас мне нужно срочно возвращаться. Надеюсь, ты не считаешь меня монстром?
        - Что ты, дурачок? - рассмеялась она, и поцеловала - да если бы не ты, меня бы уже и не было. Не думаю, что те типы оставили бы меня в живых.
        - Только никому об этом. Иначе мы все погибнем. Ты меня понимаешь?
        - Конечно любимый. За меня можешь не переживать. Я ведь не простая женщина, или ты сомневаешься?
        - Ну что ты, как я могу в тебе сомневаться? Ладно, пошли, пообедаем, и я поеду.
        Ленгли, штат Виргиния, ЦРУ
        Майкл Болтон, сидел в своём удобном кресле, и задумчиво смотрел в неизвестность. Только что, ему доложили, что операция по нейтрализации группы ликвидации провалилась. Всего двоих они смогли устранить из такого обширного списка. А группа, которая пыталась поймать основного фигуранта, полностью вырезана, и не абы кем, а «Белой Стрелой».» Нет, мне конечно не жаль их, это ещё та сволота, на которую и моя рука не дрогнет, но это моя сволота, а теперь с кем мне работать в этой варварской России? Искать новую группу? Это долго и непродуктивно. Что бы новая группа была такой же успешной, как та, которую вырезали, пройдут долгие годы. Эту англичане воспитывали целых десять лет. У нас же столько времени нет. Хорошо хоть не наши ребята погибли, за которых мне голову оторвут, но и плохо всё равно. У меня теперь фактически связаны руки. Что мне делать? Посылать наши спецподразделения? Но даже если так, то это тоже не просто. Там хоть и любят деньги, но и фанатиков, которые готовы пожертвовать собой, ради того, что бы оградить свою Родину от неприятностей достаточно. А приятными наши спецподразделения не
назовёшь. Да и не любят нас там, если уж честно. А те, кто относится к нам с почтением, об таких и я бы ноги вытер. Падаль, не заслуживающая уважения.
        Что связывает эту группу с «Белой Стрелой»? Идеи? Патриотизм? А может это одна и та же группа? Что более вероятно. И каков будет их следующий шаг? Думаю, они в курсе, кто за этим стоит. Сейчас они убрали практически всех, кто работал там против них. Что им помешает перенести свой интерес за территорию России? Я бы так и поступил. А сможем ли мы противостоять им, даже находясь у себя дома? С теми возможностями, которыми обладает фигурант, это очень сложно, но попробовать всё же можно. В первую очередь надо установить сверхскоростные камеры по всему управлению и задать необходимые параметры поиска в онлайне. Это очень дорого. Даже просто сверхскоростные камеры сами по себе дорогое удовольствие, а их надо не мало. А кроме этого нужна аппаратура для оперативной обработки данных, и очень мощная аппаратура. Всё это миллионные затраты, и даже десятки миллионов. Но если нам всё удастся, то появится уникальная возможность прибрать к рукам этого отморозка. Конечно, он не станет с нами работать, ну и ладно, наши умники разберутся с ним по своему.
        Куда он направится в первую очередь, если попадёт в управление? Думаю, тут ответ очевиден. А по пути к моему кабинету, можно устроить ловушку. От сонного газа он не спасётся. Оставить одну группу захвата, что бы была постоянно в дежурном режиме, а всё управление можно усыпить при первых звуках тревоги, перед этим заблокировав выходы. Какой бы он не был быстрый, но преодолеть большое расстояние за секунду и он не сможет, а этого времени хватит, что бы ловушка захлопнулась. Решено, так и сделаем. Как говорят в России, на бога надейся, а сам не плошай. Только, при чём тут бог, я так и не пойму.
        Это ладно, с этим мы здесь поработаем. Деньги на это дело, думаю, найду. Но, может, стоит попробовать ещё какие нибудь варианты, что бы достать его дома? Надо пригласит Саммерса, вдвоём может быстрее что ни будь придумаем.»
        Нажав клавишу на селекторе, Майк вызвал секретаря. И когда секретарь появился, он сказал:
        - Пригласи ка ко мне Роберта Саммерса, Джимми, и будь добр, приготовь нам чай с какой нибудь выпечкой.
        - Хорошо, сэр. - сказал секретарь, и скрылся за дверью.
        Через десять минут в кабинет постучались, и после разрешения вошёл Роберт.
        - Вызывали, сэр? - встав по стойке смирно и держа папочку в правой руке, спросил Роберт.
        Следом за ним появился секретарь, который нёс поднос с чаем и выпечкой. Установив поднос на столе, он вышел.
        - Проходите Роберт, присаживайтесь. Угощайтесь, не стесняйтесь. - после того, как Роберт пригубил чай, и попробовал выпечку, он продолжил - Роберт, скажите, ещё какие ни будь новости есть?
        - Да, сэр, есть кое-что, но абсолютно не радостное. Только что, мне принесли донесение, что пострадала не только организация Погоста, но пропал и сам Погост. Он как в воду канул, и я предполагаю, что он не затаился, а даёт показания на заказчика. Думаю им всё известно, сэр. И известно гораздо раньше исчезновения Погоста. Им стало всё известно, когда погибла наша группа. И все эти массовые казни, совершённые «Белой Стрелой», говорит только об одном, что «Белая Стрела» и группа ликвидации, это одно и то же. И если группу ликвидации их президент расформировал, то «Белую Стрелу» расформировать просто не кому. Её можно только уничтожить.
        - У вас есть предложения, Роберт?
        - Думаю, да, сэр. Мы достаточно глубоко зацепили их президента на свой крючок, что сейчас можно смело подсекать его. Он уже вряд ли сорвётся.
        - Что вы имеете в виду, Роберт?
        - Деньги, сэр. Мы выплатили ему уже очень крупную сумму, сэр, на эти деньги можно жить безбедно десять жизней ему и его семье. Я предлагаю шантажировать его этими деньгами, угрожая отнять эти деньги, если он не будет с нами сотрудничать, благо все деньги переведены в наши банки. Там и не только те деньги, что платили ему мы, но и те, что он заработал, продавая свою страну.
        - Роберт, если бы он продал свою страну, мы первые её бы получили, но пока она нам не по карману.
        - Я имел в виду природные ресурсы, сэр, и кучу всяких производств. Нам их хлам не нужен, покупали, что бы закрыть эти производства, открывая для себя перспективный рынок. Они сейчас нуждаются практически во всём, и это всё, предоставляем им мы, ну и Китай, разумеется.
        - Я понял вас, Роберт, если подходить с такой точки зрения, то вы абсолютно правы. А что же вы хотите потребовать от президента?
        - Лояльности, сэр, и устранение группы «Белая Стрела».
        - Но он и так пытается их поймать.
        - С нами это будет гораздо сподручнее, сэр. Мы будем предоставлять ему информацию о местонахождении группы, он будет действовать. Кроме этого, можно договориться с ним, о внедрении в группу ликвидации и наших ребят.
        - И вы уже знаете об их местонахождении, Роберт?
        - Нет, сэр, пока не знаем. Но вскоре узнаем. Такие группы долго в неизвестности не находятся. Сами граждане их сдадут. Достаточно объявить награду об информации, о местонахождении этой группы, достойную награду, и она протянет не долго. Там очень любят деньги. Да их везде любят. А с тем, что у них сейчас творится, ускорит поиск. Имея внушительную государственную структуру в помощи нейтрализации, устранить её не составит труда. Наши ребята нужны лишь для того, что бы захватить объект.
        - Хм, прекрасный план, - улыбнулся Директор - но я тут подумал на досуге, что нам надо обезопасить себя и на своей территории. Вдруг у нас ничего не получится, или эта Стрела начнёт действовать гораздо раньше, тогда надо иметь план «Б».
        - Вы хотите устроить тут ловушку для объекта?
        - Вы прекрасный аналитик, Роберт, и вы меня правильно поняли. Но стоит это очень дорого, и работы могут продлиться до месяца. Я попробую получить эти деньги, да нет, я уверен, что у меня это получится, но вы, со своей стороны, сделайте так, что бы он ни посетил нас раньше этого месяца.
        - Я сделаю всё, что от меня зависит, сэр. Думаю, нам не придётся использовать вашу ловушку, мышка попадётся в капкан благодаря тем же мышам, что живут с ней, достаточно только туда положить сало вместо хлеба, сэр.
        - Хорошо, ступайте Роберт, и я одобряю ваш план. Действуйте.
        Лондон. Форин-офис.
        - Что там у нас нового, Джек? - спросил директор своего главного разведчика, находясь в кресле возле своего излюбленного камина. Осень, погода слякотная. Она и летом то не бывает очень уж хорошей, а осенью так и подавно.
        - Вы имеете в виду Россию, сэр? - уточнил Джек, ведь кроме этого интереса, была ещё масса проектов, которыми занимался Джек, но этот был особо важным, и как человек, тонко чувствовавший интересы своего босса, он как всегда оказался прав.
        - Да, Джек, в России, будь она не ладна. Столько средств в неё вложено, а результат почти нулевой.
        - Ну, как же? А нефть? Она ведь наша, сэр.
        - Эх, Джек, Джек. Нефть - это малая часть того, что могло быть нашим. Меня так же интересуют меха, золото, платина, уран, и ещё куча всякого добра, которая лежит там бесхозным. Эти варвары ничего не смыслят в том, на чём сидят. Что бы заполучить нефть, нам не пришлось разыгрывать сложных комбинаций, достаточно было вовремя подсуетиться и выкупить акции за бумажки мёртвого президента Америки. Ты прекрасно знаешь, чего они стоят. Это не наши фунты. Со временем до них дойдёт, что их облопошили, но будет уже слишком поздно. В принципе, уже и сейчас поздно, нефть уже полностью в наших руках. Как ни старались наши коллеги из США прибрать это направление к себе, у них ничего не вышло, так вот я и спрашиваю, что у нас нового в России? С чёрной икрой ладно, я не хочу снова тратиться на этот проект, да и руководство нас не поймёт. Там и кроме этого есть, что откусить.
        - Там всё сложно, сэр. После уничтожения нашей группы и Соболя, инициативу перехватили Американцы. Проследив за одним из старших группы уничтожения, это был Лисин Павел Константинович, они вышли на базу группы. Просочившись на базу, а сделать это не составило труда, так как база больше не охранялась, они, судя по перехваченным донесениям, захватили человека, который непосредственно участвовал в уничтожении наших ребят в подготовленной ловушке на них. Они успели даже передать адреса всех бойцов этой группы, но что-то у них пошло не так, и через несколько минут, база взлетает на воздух, вместе с их группой захвата. Этот боец, которого они захватили, судя по всему, не пострадал.
        - Как такое возможно, Джек? Выжить в центре мощного взрыва не возможно. Он же не супермэн. - с искренним возмущением высказался Вильям.
        - Если то, что перехватили наши разведчики, правда, то именно супермэн, сэр. Они даже операцию назвали «Лекс». Это как раз тот, кто боролся с супермэном.
        - Я знаю, кто такой Лекс, Джек. Но как они смогли его захватить? И почему так бездарно позволили себя уничтожить?
        - Как всё произошло, никто не знает, сэр. Даже американцы. А о том, что он остался в живых, говорят последующие шаги. ЦРУ перехватило нашего ручного бандита, сэр. Погост стал работать на ЦРУ. Им были выданы адреса членов группы, и поставлена задача захватить главного фигуранта, а всех остальных уничтожить, не считаясь с семьями этих бойцов. И кое-что им всё же удалось. Были уничтожены две семьи вместе с членами группы, но остальные члены группы испарились вместе со своими семьями. Но это было только начало, вернее конец банды Погоста. Все, кто участвовал в захватах, или в их попытках, погибли в разных ситуациях. В России сейчас по этому поводу только ленивый не говорит. Группа же, которая была направлена на поимку основного фигуранта, погнавшись за ним, получила его труп. Они так подумали, когда машина, в которой находился фигурант, перевернулась и сорвалась в пропасть, взорвавшись. Проверять они ничего не стали, и вернулись. Через пару дней, все, кто участвовал в загоне, погибли на своей малине. Я не имею в виду рядовых участников банды, тех на сходняки не приглашают, а только ответственных за
сбор денег со своих объектов. Сработала их «Белая Стрела». Но в свете последних событий, сдаётся мне, что «Белая Стрела» и группа ликвидации - это одно и то же. Погост же пропал с нашего поля зрения. О нём пока ничего неизвестно.
        - Хм, значит, американцы тоже кровью умылись. А Погоста жаль, найти такого персонажа теперь не скоро получится. Он ведь всё бандформирование России в руках держал. Так бездарно прос... результаты труда другого государства. Только США на это и способно. На этом Погосте слишком многое было завязано. Как нам решать теперь мелкие проблемы с гражданами России? На каждый случай не пошлёшь своих ребят, да и кто даст им работать там? Джек, надо срочно искать замену Погосту. Можно отправить туда кого ни будь из наших ребят, пусть собирает отребье возле себя. Деньги не проблема, на это мы выделим хорошую сумму.
        - Хорошо, сэр. Есть у меня один кадр, давно просится в поле, вот его и отправлю.
        - Теперь по основному фигуранту. - Вильям задумчиво посмотрел на огонь в камине и через некоторое время продолжил - На сколько опасен этот фигурант?
        - Он очень опасен, сэр. Он один уничтожил засаду и наших ребят, подготовленную на целую группу ликвидации. Это тоже стало известно из перехваченных данных, отправляемых ЦРУ. Как он это сделал, к сожалению, узнать не удалось, но то, что это дело рук одного человека, нам стало известно. Адреса всех членов группы нам тоже не удалось добыть, да оно и не нужно уже, по прежним адресам никого уже нет, а вот идентифицировать фигуранта нам удалось. Это некто Стрелок Александр Викторович, 1970 года рождения. Нам неизвестно, чем он обладает, что бы так эффективно работать, но я боюсь, если он захочет навестить нас, ему в этом никто не сможет помешать.
        - Надо с этим что-то делать, Джек. - поёжился Вильям. Он представил, что может произойти, случись такое - Что мы можем ему противопоставить?
        - Знать бы ещё, против чего мы боремся, сэр.
        - Это нужно обязательно выяснить, Джек. Можете подать официальный запрос на сотрудничество по этому проекту с ЦРУ, мы ведь тоже пострадавшая сторона, и как бы, не меньше пострадавшая.
        - Я попытаюсь, сэр. Но боюсь, что всего мы не получим.
        - Вы всё же попытайтесь. Что у нас с приобретением других объектов в России, Джек?
        - Алюминий мы уже почти прибрали, к газу подступились вплотную, урановые рудники тоже почти наши. Есть некоторые проблемы с добычей золота и редкоземельных металлов, но думаю, вскоре и их мы решим, очень уж жадные там чиновники. Погост за это браться боялся, не его уровень, наш человек это сделает с превеликим удовольствием. Пора сокращать через чур жадных.
        - А что с их ядерным оружием, Джек?
        - Там всё в норме, сэр. Оружие планомерно утилизируется под нашим и американским контролем. БЖРК тоже уже порезали. Ещё несколько лет, и нам они будут вообще не опасны, сэр. Армия у них уже в плачевном состоянии. Вынуждены работать с колхозниками, что бы прокормить себя. Всё, что вы запланировали, сэр, исполняется.
        - Это хорошо, Джек. Это очень хорошо. Только бы этот Стрелок не помешал нам.
        ГЛАВА 11
        Новая база, Тверь.
        До базы я добрался без проблем. Использовал новые документы, которые выслал командир. Документы были качественными. В меру потёртые, с записью в базе данных. После моего звонка, меня встретили и препроводили на базу. Встречал меня Филин. Пока добирались до базы, Филин не проронил ни слова, сославшись на то, что все разговоры будут непосредственно на базе. Ну что ж, подождём.
        При подъезде к базе, я даже подумал, что Филин ошибся адресом, и не туда меня привёз, может какую слежку почувствовал, и поэтому следы затирает, но нет, Филин сказал, что это и есть новая база. Что я могу сказать. Если была задача маскировки, то эта задача выполнена на сто процентов. А въезжали мы не куда ни будь, а на производство чего-то. База находилась среди лесов, на огромной поляне, расчищенной для посевных до какого-то времени, потом в середине этой поляны поставили цех по производству каких-то никому не нужных комплектующих к тракторам.
        Поляна эта была полукруглой, в диаметре в самой узкой части в четыре километра приблизительно, и в шесть километров в самой широкой части. Въезд на территорию производства был с широкой части. Территория производства была обнесена железобетонным забором с колючей проволокой по верху, и если верить табличкам, то и под напряжением. Площадь территории была приблизительно двести на двести метров. На въезде нас встречал парень из нашей группы, переодетый в охранника частного охранного агентства «Стимул». Больше на воротах никого не было. Находилось это производство на окраине города Тверь, в паре километров всего, и соседей ближе этого города, у нас не было. На территории производства находились гаражные корпуса с кое-какой техникой, был даже экскаватор, край ковша которого я заметил с приоткрытых ворот. Если быть точным, то гаражных коробок было две, по правую и по левую сторону от въездных ворот, а по центру территории располагалось само производство, из которого, кстати, доносились звуки работающих станков. Неслабые звуки надо сказать. Можно было услышать, как работают токарные и фрезерные станки,
звуки ударов штамповочных машин.
        Корпус был двухэтажным в сто пятьдесят метров в ширину и в сотню метров в глубину и выглядел, эдакой, квадратной буквой «о», с небольшим садиком, и курилкой для рабочих в середине сооружения, под открытым небом, где никогда не гуляет ветер. Места для садика было мало, всего-то 40 на 20 метров, но этого вполне достаточно, что бы отдохнуть на перекуре, созерцая цветы, аккуратно рассаженные вокруг курилки. А стены курилки были созданы из кустарника, крыша причём - тоже. Настоящий мастер озеленитель создал её. Только шум работающих станков мешал наслаждаться прекрасными видами. Впрочем, тут росли и деревья, между которыми проходили дорожки, отсыпанные щебнем, по которым можно было и ноги размять.
        Всё это я успел заметить, проходя мимо работающих станков, за которыми, кстати, работали рабочие, и кинув взгляд во внутренний дворик, с окошка.
        На втором этаже, рядом с дверью начальника производства, о которой говорила табличка на двери, находилась дверь директора, в которую мы и зашли. Пройдя тамбур, прошли во вторую дверь, где за столом сидел майор, и радостно скалился. Кабинет не поражал своей вычурностью, командир по-прежнему оставался строг в своих предпочтениях. Минимум мебели, минимум другой излишней мишуры, всё только необходимое. Есть диван, есть пара кресел с журнальным столиком, вешалка, шкаф для одежды и для бумаг. На столе телефон селекторный, настольная лампа, компьютер, письменные принадлежности в наборе и всё. Стол, можно сказать, идеально чист.
        - Ну, здравствуй, Хват! - поприветствовал меня майор, искренне поприветствовал - Как добрался? Проблем не было?
        - Приветствую, командир. Нет, всё в порядке. С проблемами разобрался, семью пристроил. Вот только, что с братишкой пока не знаю.
        - Как же, наслышаны мы, как ты разобрался. Телевизор смотрим. - казалось бы улыбаться шире просто невозможно, но майору это удалось - А насчёт братишки не беспокойся, Никитич успел вовремя. Появись он на полчаса позже и у тебя бы появились ещё одни кровники, а так, Никитич их просто придушил в уголке. Сейчас он в безопасности, вместе со своей молодой супругой. Ты хоть знаешь, что скоро дядей станешь?
        - Вот так новости! - озадачился я, и почесал в затылке - А нам значит, первым сообщить постеснялся.
        - Да не стеснялся, он и сам не знал. Его в последний момент проинформировала супруга. Кстати, хоть мы его и пристроили грамотно, и документы сделали, боюсь, искать его не перестанут. Это же прямой выход на тебя. А тебя они ищут очень тщательно. И я не удивлюсь, если им удастся задействовать наши правоохранительные органы. А это уже очень серьёзно. Уже есть первые признаки этого. В средствах массовой информации распространяют объявление, о награждении того, кто даст информацию о незаконной группе бандформирования «Белая Стрела», хм, - хмыкнул майор - остальные группы значит законные. Охоту на нас открыли братец. И ты знаешь, награда вполне достойная. Серьёзно мы наступили на хвост этой заокеанской шушере.
        - С этим ладно, ещё поговорим на эту тему, - перебил я командира - как у вас-то дела прошли? Мельком как-то взглянул в экран, так там такой кипешь - просто жуть. Как всё прошло, потери есть?
        - Нет, потерь, слава богу, нет, ну, кроме тех, о ком ты уже знаешь. Всё прошло чисто. После того, как ты передал информацию о засветке, срочно все были отправлены домой, для решения своих проблем. Те, у кого нет семьи, ездили с товарищами в помощь. Тем, кто от нас отделился ранее, удалось без проблем спрятаться, а позже и сменить место проживания, и с документами мы им тоже помогли. Вот только Стилет возомнил себя Рембо, и сказал, что отобьётся от каких-то бандюков. Не отбился. Его в тихаря сначала газом траванули, а после зашли, и вырезали всех поголовно. До молодого мы не докричались. Он в порыве страсти был, со своей любавой, так и помер. Но исполнителей мы тоже нашли и казнили. В общем, как ребята перепрятали свои семьи, встали на тропу войны со всей мразотой. Перебили всех, кто принимал участие, и не только их. Там ребята покуралесили знатно. Солидную часть криминального мира уничтожили за каких-то два дня. Погоста взяли без шума. Он рассчитывал на защиту своих заокеанских друзей, мол, побоимся мы трогать такого авторитета. Не побоялись. Тут тоже, на последних минутах удалось сработать
удачно. Только ребята закончили его паковать, как появилась группа иностранного производства. Хоть и упакованы были в гражданскую одежду, но по повадкам не перепутаешь. Трогать их пока не стали, просто ушли тихо, но наверно пора уже начинать борьбу с этой заразой целенаправленно.
        - Я тоже так думаю, и в связи с этим, у меня есть предложение. Но сначала я бы хотел узнать, что стало с Погостом?
        - Ничего пока, в подвале у нас сидит. - удовлетворённо прокомментировал Филин - провожу потом.
        - Я так думаю, - взял слово майор - что ты сможешь разговорить его, и узнать гораздо больше при помощи своих способностей, чем это сможем мы.
        - Верно, именно на это я и намекал. Вообще ничего не говорит что ли?
        - Нет, ничего. - подтвердил командир - Жёсткие методы мы не применяли, оставили это на твоё усмотрение. Я заметил, как на нашем счету солидно добавилось, и подумал, что лучше уж ты с ним поработай. Лишние деньги нам не помешают. Да и по поводу хозяев и связи с ними тоже не лишне узнать.
        - Кстати, по поводу денег. - я поднял свою сумку и поставил её на стол.
        - Это то, о чём я думаю? - очень удивился майор.
        - Это их касса. Не знаю, сколько там, я не считал, но сумма солидная.
        - Хм, - только и сказал майор, открыв сумку - не плохо. Теперь с наличкой у нас затруднений нет. Филин, возьмёшь отсюда на подготовку операции.
        - О какой операции речь? - поинтересовался я, аж руки зачесались.
        - Об этом мы поговорим позже, в более расширенном кругу, сейчас не до того, да и повторять не хочется. Ты пока «побеседуй» с Погостом, а потом мы и поговорим. Я к тому времени ребят соберу в комнате для совещаний.
        - Ах, да, - вспомнил я, о чём сильно хотел расспросить - вот это вот всё, настоящее, что ли? Этот комбинат, выпускающий неизвестно что, эти рабочие?
        - Конечно, настоящие, - удовлетворённо откинулся на спинку стула командир - а я думал, когда же ты спросишь? Этот комбинат начал свою работу за месяц до нашего появления здесь. Всё официально, продукция - комплектующие для комбайнов и тракторов. Они не в курсе, кто мы. Для них мы закрытое частное предприятие, которое занимается выпуском каких-то секретных комплектующих, каких, я и сам не знаю. В нашу часть помещений им не попасть, там всё очень серьёзно. Ходим мы в рабочей форме, потому что иногда приходится выходить со своей территории, а рабочий без спецодежды очень подозрителен. Начальник производства настоящий производственник, и занимается только им. Иногда мне приходится принимать простых рабочих, что бы поддерживать конспирацию, но всё же производством занимается только он. Территория тоже оборудована видеоконтролем, просто так не попасть не только на территорию, но и выйти с неё. На подъездах к территории установлены скрытые видеокамеры, которые контролируют близлежащие территории. Охрана на воротах из наших ребят, соблюдается очерёдность. Есть комната контроля, куда стекается вся
информация с видеокамер, здесь дежурство тоже по графику. Курилка во дворике, общая территория, куда следует заходить только в спецодежде. Есть стрелковый тир и оружейка, всё это находится глубоко под землёй. Так же есть оборудованное бомбоубежище. Ваши комнаты отдыха находятся в задней части корпуса. Ну и как тебе?
        - Сначала я подумал, что Филин следы заметает, привёз на какой-то комбинат, а когда увидел на воротах Стержня, сомнения пропали. Здорово всё продумано. Осталось только узнать, как давно ты готовил эту базу, командир?
        - А вот с разрухой и задумался. И почти сразу стал собирать средства на постройку, в чём вы мне и помогли. Теперь мы ООО «Феникс», что и зафиксировано в реестре. У нас даже есть подряды, которые мы исправно выполняем. Ну, ты не забивай себе этим голову, сходи уже к Погосту, он тебя заждался бедный.
        - Понял, уже иду.
        И мы вышли с Филином за дверь. Со мной была теперь только лёгкая сумочка, там было только всё самое необходимое.
        Что бы спуститься в камеру, где содержался авторитет, нам пришлось пройти в правое крыло здания, пройдя при этом через металлическую дверь, которую Филин открыл, использовав свой отпечаток пальца и набор цифрового кода на клавиатуре, с закрытой крышкой, замаскированную под панель с кнопкой по середине, которая и открывалась очень хитро. Посторонний человек точно не поймёт, что это вовсе не лифт с кнопкой вызова. А так, очень похоже. Перед этой дверью тоже была дверь, но та простая, деревянная, закрывающаяся на простой английский замок.
        В этой части здания не слышалось никаких звуков, характерных для тяжёлых производств. Даже вибрация от станков не ощущалась. Пройдя эту дверь, мы попали в коридор, который был застелен ковровой дорожкой. Вдоль этого коридора располагались двери, что за ними, мне пока было неизвестно, и спрашивать у Филина я не торопился. Придёт время, сам расскажет. Дойдя до поворота на лево, я увидел лестницу вниз, по которой мы и спустились на первый этаж, а вот потом уже был и лифт.
        - Может, сначала пообедать хочешь? - спросил меня Филин - Да и т.Глаша будет рада тебя увидеть. Столовая у нас хорошая, находится здесь же, на первом этаже. Площади даже побольше будет, чем на старой базе.
        - Нет, есть конечно я хочу, но не хочу потерять злость, так я быстрей его расколю.
        - Ну как знаешь. - и он вызвал лифт.
        Спускались мы неспешно, около минуты. Уж не знаю, на какую глубину забурились, но очень глубоко. У меня даже уши забило от перепада давления. Наконец лифт остановился, и мы вышли в освещённый коридор. Здесь было сухо и тепло, вентиляция, которая была едва слышнА, хорошо справлялась со своей задачей.
        - Прямо по коридору находится стрелковый тир, - стал комментировать Филин - направо от той двери - оружейка, Никитич сейчас там, ну а нам надо налево. Камеры находятся там. Бомбоубежище находится ещё чуть глубже, и спуск туда вот по этой лестнице. - он показал на спуск, расположенный по середине коридора, расположенный справа - Там тоже лифт, но уже не так глубоко спускаться, и к электрическому есть механический привод.
        - Серьёзно подошли к вопросу. - восхитился я.
        - Ну а ты как думал? Командир, он вишь, такой, серьёзный человек. Ну ладно, мы пришли уже.
        Открыв дверь, а закрывалась она на электронный замок с картой доступа, что была у Филина, и на обычную такую, серьёзную задвижку, я увидел мечущегося по камере, заключённого под стражу клиента, что примечательно - не связанного. Ну, мне это без разницы. В камере не было ничего, кроме деревянной шконки , вмонтированной в пол, столика у этой шконки, одного стула, также вмонтированного и параши в углу. Размером она была три на два метра. Для одного арестанта вполне прилично. У нас на воле, бывает, живут в более тесных условиях, а тут даже погулять есть где, чем соответственно он и занимался, гулял, быстро гулял, почти бегал. Одет он был в замызганную пижаму розового цвета, в цветочек и в шлёпки. Видимо спящего взяли, и пороняли несколько раз на улице, а может и сам падал, спросонья. Увидев, что открылась дверь, он бросился на меня, наверно порвать хотел, голыми руками. Я быстренько успокоил его, без затей, просто пихнул разок в живот, он и скрутился калачиком. А я даже в боевой режим не входил, и бил не так что бы очень. Слабые нынче какие-то бандиты, от одного тычка загибаются. А боров-то здоровый.
Не то, что бы здоровья в нём много было, просто по габаритам здоровый. Ростом около двух метров, в плечах тоже не маленький, но вот остальное подкачало. Живот впереди себя на полкорпуса, за ним уже и инструмент не видно с высоты его роста, ноги относительно тела маленькие, как он ростом-то вышел, удивительно. Талии вообще не заметил, а в бёдрах чуть ли не в полтора раза больше чем в плечах. Шея из-за складок жира не рассматривается, три подбородка свешиваются, глаза маленькие, как у свиньи и очень колючие. Нос свёрнут в сторону, видно, что ранее занимался чем-то, только было это очень давно, на заре завоевания авторитета.
        Волос почти не осталось, так, клочками висят в нескольких местах. Уши маленькие и переломанные, как у борцов, а губы толстые, сладострастные. Весь его вид говорит о том, что никак не предназначен для созидательного труда, только для поглощения созидаемого другими. Элита, ети его мать. Как раз наш клиент, долгожданный.
        - Ну и чего разлегся на полу? - спросил я его - Простудишься ведь, а нам с тобой ещё беседовать и беседовать.
        Рядом Филин стоит, криво ухмыляясь.
        - Ладно, вы тут пока беседуйте, а я пойду в столовую, проголодался очень. - прокомментировал удовлетворительно Филин - Тебя ждать?
        - Вот в столовой и обожди, тебе ещё мою комнату показывать.
        - Хорошо. - и Филин покинул нас, прикрыв дверь. Чтобы дверь не захлопнулась, он заблокировал её с обратной стороны кнопкой, отключающей замок. При выходе надо просто отжать эту кнопку, и дверь запрётся. Ну и на самый крайний случай, я заметил переговорное устройство в камере, так что не зависну здесь. Усевшись на стул, я начал:
        - Ну что, Погост, ох и кликуху ты себе выбрал, поганую. Так и будешь валяться на полу?
        - Кто ты такой? - прохрипел бандит, поднимая голову - Ты хоть понимаешь, во что ты влип?
        - А ты что, не узнал меня что ли? - искренне удивился я - Вы столько гонялись за мной, а теперь что я узнаю, ты даже признать меня не хочешь?
        - Ты... - главный над всеми бандитами в России неожиданно резво отскочил к шконке, даже боль в животе резко отпустила, весь побледнел и покрылся испариной - Ты же мёртв. - уже не очень уверенно проскулил он.
        - Ну, тут ты поторопился, живой я, а вот ты почти труп. Говорить будем, или мне помочь тебе?
        - Да пошёл ты, мразь. - пришёл он в себя - это ты будешь петь у меня соловьём, думаю уже скоро. Ты хоть знаешь, с кем я работаю?
        - Да знаю, я многое о тебе знаю. - лениво ответил я и ускорившись, сократил расстояние и быстро сломал ему указательный палец правой руки, время не хочу терять на это недоразумение, а мне очень хочется посетить столовую, как можно быстрее.
        Реакции пришлось подождать секунды две, после этого меня оглушил истошный крик. Всего-то палец сломал, а кричит, будто кожу с живого содрал.
        - Заткнись, или ещё один палец сломаю. - также лениво сказал я, и тут же наступила тишина, если не считать тихий скулёж - Ну вот и молодец. Теперь тебе правда трудно в носу ковыряться будет, но у тебя ещё есть девять пальцев, замену найдёшь, не на долго, но найдёшь. Говорить будем?
        - Что ты хочешь у меня узнать? - прошипел клиент.
        - В первую очередь, от кого конкретно получал задания?
        - Ты же знаешь, на кого я работаю, чего спрашиваешь тогда? - злобно пролаял клиент, ему так показалось.
        - Я спрашиваю, не на кого ты работаешь, а кто тебе передавал задания, разницу уловил? - я уже давно вошёл в режим ра-хат, специально, что бы распознавать правду, от лжи.
        - Даже если я тебе скажу, ты всё равно ничего не сможешь сделать, кто ты, а кто они. Лучше отпусти меня, и я договорюсь, что бы тебя оставили в покое. Даже денег дам на дорогу, смоешься, где ни будь в Африке тебя не найдут, если снова объявят охоту. - самодовольно ответил клиент, даже боль утихла у него, на лице кривая ухмылка упыря. Ну, это ненадолго. И я сломал ему ещё один палец. Кричать он не стал, справедливо посчитав, что я возьмусь за следующий, а вот схватить меня попытался, за что тут же поплатился ещё одним пальцем. Вообще ситуация странная, в камере я один, дверь открыта, клиент не задохлик, почему бы не воспользоваться случаем и не попробовать бежать, вот он и попробовал. Хотел задавить меня и слинять. Может ногу ему сломать для начала, что бы, не возникало даже соблазна? И когда я схватился за четвёртый палец, он заорал.
        - Всё, всё!!! Я понял! Не надо ломать. Его зовут Роберт Фишер. Это он, сука пиндосская мне заказ подкинул, обещал крупную сумму денег за тебя и твоих людей, тебя должны были взять живым, остальных приговорить.
        Я посмотрел на него, он говорил правду.
        - На сколько крупную?
        - Обещали лимон, выдали только сто тысяч авансом. - увидев, что он лжёт, я не задумываясь сломал ему ещё один палец, скоро перейду на другую руку.
        - Десять!!! Десять лямов! - уже истерично завыл клиент - авансом лям только дали. Не надо ломать, я всё скажу, только не ломай больше.
        - От тебя зависит. - улыбнулся я - Как его найти, связь и прочее быстро! - прикрикнул я.
        Запираться он не стал, выдал всё, что знал, я проверил его под своим сканером. Быстренько записав всё в блокнот, я продолжил:
        - Вот странные вы люди, бандиты, сразу нельзя было вот так же рассказать? Что пальцы лишние что ли? - увидев тоскливый взгляд на дверь, предупредил - Даже не думай. Ещё раз попытаешься, сломаю ногу, у меня это получится легко, поверь. Ты даже не сразу поймёшь, что она у тебя сломана, да и мне спокойней будет, перестану отвлекаться на глупости. Ты хоть знаешь, зачем я им нужен?
        - Догадываюсь. - удручённо признал клиент - Они хотят разобраться в твоих возможностях. Насчёт тебя было дано особое указание, взять только живым. Предупредили, что ты очень быстрый, но я не поверил вначале. И когда дали повторное задание, выследить тебя возле твоего дома и захватить, после неудавшейся попытки, я тоже оставался в непонятках, так как видел на записи, как твоя машина гробанулась. И после прокрутки записи в замедленном режиме, ничего необычного не заметили, поэтому и не поверил, а сейчас вижу, что ошибался.
        - Нус-с, раз с этим разобрались, приступим к сладкому. - я улыбнулся предвкушающей улыбкой - Меня интересуют все твои счета.
        - А это ты видел? - и он продемонстрировал мне средний палец левой руки, которую я тут же сломал. А не надо мне показывать всякие гадости.
        - Ай, с-сука, ганд... - он тут же замолчал, вспомнив, чем это чревато - Извини, не то хотел сказать. На кой хрен мне раскрывать тебе свои счета? Что я с этого поимею? Судя по всему, выпускать меня, вы не планируете?
        - Ты правильно думаешь. - удовлетворил я его любопытство - А вот что поимеешь? Ты умрёшь быстро, без мучений. Я обещаю.
        - А если я ещё хочу побарахтаться?
        - Ну как знаешь. - и я проткнул ему глаз пальцем. Реакция последовала спустя несколько секунд, вой обречённого зверя. Я схватился за оставшийся палец на правой руке, и вой моментально стих. Представляю, скольких усилий от него потребовалось, что бы замолчать.
        - Ну, так как, продолжать? У тебя есть ещё пальцы на ногах. Потом я приступлю к твоим суставам. И не надейся, в беспамятство ты не провалишься, я не позволю.
        - Твоя взяла, - обречённо промычал клиент - записывай.
        Он продиктовал мне пять своих счетов, в разных банках, и все банки зарубежные. Не верят в нашу экономику бандиты. Да что там, я и сам в неё не верю на данный момент, разворовали её на совесть. Но я хотя бы пытаюсь что-то сделать, что бы вернуть былое величие страны, а эти, только для себя любимых.
        - Ну, что? Все счета назвал?
        - Да, все.
        И я увидел, что он опять лжёт. Я снова схватился за его многострадальную руку, и он тут же зачастил:
        - Подожди, не надо. Счета все, но у меня ещё есть недвижимость, тут, в России и в Европе.
        В этот раз он говорил правду.
        - Ты же понимаешь, что отсюда ты уже не выйдешь? Как же мы твою недвижимость приберём?
        - Понимаю. Выходить и не обязательно. У меня есть электронная подпись, флешка с ней у твоих парней. Пароль я тебе продиктую. С этой подписью вы можете совершать сделки и без моего участия.
        - Почему ты сказал об этом? - искренне удивился я - Если бы ты ничего не сказал об электронной подписи, то я бы счёл наш договор выполненным, и подарил бы тебе лёгкую смерть, а сейчас даже не знаю. Что ты хочешь?
        - Я ведь не всегда был таким. Техникум, служба в ВДВ, мечты о счастливом будущем, а потом раз, и я на крючке. За глупость попал, и сразу не понял, что можно было соскочить безболезненно, но повёлся на обещания, и завяз уже основательно. Это я уже потом понял, что ситуация была подстроена специально, подстроена англичанами, и с тех пор я работаю на них. А задание на тебя выдали именно пиндосы. После того, как уничтожили оперативную группу наглов, пиндосы прибрали нас к себе. Ну, они так думали, мы же просто хотели немного заработать. Не срослось. Ну а раз так, то я бы с удовольствием поглядел, как вы их мочите. По большому счёту, я и сам их ненавижу, благодаря им - у меня вся жизнь наперекосяк. Даже семьи нет. И если всё равно умирать, то чего ж добру пропадать. Вам пригодится.
        Ты не подумай, что я тогда был каким-то особенным человеком, что меня взяли на крючок по этому. Просто я не удачно схлестнулся с иностранцем, и повредил ему там что-то, а они решили сделать из меня своего человека и поднять в иерархии над бандосами, к которым я, кстати, на тот момент не принадлежал. Честно жил, но бедно. Выплатить сумму на лечение не мог, а требовалось много, иначе тюрьма. Вот с тех пор и покатилось всё кувырком. Почему именно меня к этому привязали? Не знаю, понравился им видимо чем-то.
        Да, вот ещё что, я дам вам номер телефона моего адвоката, не хмурься, это нормальный адвокат, честный. К моим делишкам, он не имел никакого отношения, я его использовал только в легальных делах. Настоящий мастер. Так вот, он поможет вам с недвижимостью. Скажете ему при встрече, что хотите приобрести недвижимость на Урале, у кургана посвящённых, он поможет вам. Мы обговаривали этот момент с ним. А если сказать, у кургана мёртвых, то он должен привлечь органы для поимки преступников, которые и произнесли этот пароль. Может это и паранойя была с моей стороны, но в последнее время что-то стало давить в груди. Подстраховался. И как оказалось, не зря.
        Я смотрел на него в режиме сканера, и видел, что он говорит чистую правду. Это что же должно было с ним случиться, что бы он добровольно выдал всё, что нажил, пусть и нечестным путём, а чаще даже преступным? Или прозрел, потеряв зрение на 50 процентов? Смешно, если бы не было так грустно. Жалею ли я, что поступил с ним так? Нет, не жалею. Если бы не переломал его, он бы так и подох, сволочью. Хоть что-то человеческое в нём выискалось. Но всё же, кое в чём я хотел убедиться.
        - А почему ты рассказал мне это? Почему не подставил под ментов? У тебя бы был отличный шанс отомстить.
        - А за что мстить? То, что ты сделал со мной, это капля того, что я делал с другими людьми. Не злюсь я на тебя, и обиды не держу. И как бы это не звучало смешно, даже хочу сказать спасибо, за то, что вытащил меня с той беспросветной ямы, в которую сам и угодил. Пусть слишком поздно, но хоть эти мгновения я ощущаю себя нормальным человеком. Давить перестало в груди. Сейчас у меня там разгорается огонь счастья. Никому я не говорил такого, о чём мы с тобой говорили. Прими это как покаяние. Вот сколько в церковь ходил, а очищения не чувствовал, а сейчас легко на душе стало, будто плиту десятитонную с груди сняли. Пришёл в этот мир ни с чем, и уйти хочу так же. Вы этому лучшее применение найдёте. Жаль только раньше мы не пересеклись с вами, может и не дошло бы до такого? А?
        - Может быть, и не дошло бы. Может быть, мы и не занимались бы тобой, сам бы перевоспитался, если бы не успел испачкать руки в крови. Да что уж говорить. Если бы у бабушки был член, то она была бы дедушкой.
        - Да понимаю я, а всё равно жаль. Дело вы делаете хорошее. Мне тоже вся эта шушера заграничная омерзительна, не задумывался даже над тем, что делал. Сначала боялся ответственности за иностранца, хотя с ним ничего и не случилось, как я узнал позже, специально меня раскрутили, суки, а потом втянулся. Ладно, что сделано, то сделано. Не воротишь уже. Так что там, по поводу моего последнего желания?
        - Всё в силе, говори.
        - Хочу выпить, спиртяги чистой, грамм двести. В армии мы часто его употребляли, так получилось, что именно его мы и могли только достать. Состояние блаженства запомнилось, а сейчас хочется именно этого, и покурить чего ни будь покрепче. Если найдёте наш «Беломор», будет просто классно. Это всё.
        - Не вопрос. - я подошёл к переговорнику, и связавшись с дежурным попросил принести спирта 200 грамм, закуску и пачку «Беломора», я знал, что у нас есть ребята, которые курили именно «Беломор», а спирт есть у Никитича.
        Пока ждали Никитича, Погост продиктовал мне пароль к флешке с электронной подписью, телефон и адрес адвоката. Минут через пятнадцать в камеру зашёл Резус, сегодня он был дежурным по базе, и сам же и решил нас навестить, не послал помощника, оставил того за мониторами. Резус - это старлей, в группе почти с начала работы. Ростом под метр девяносто, с телосложением не сказать что мощным, но и не слабым. Сухой Рембо в общем. Очень силён, но по виду не скажешь. Славянин, светловолос, без примечательных подробностей. В руках он держал корзинку с заказанным.
        Странно, что я вижу его тут. Он ведь был из тех, кто решил уйти из группы. Значит события, которые случились недавно, изменили его желания. Я поздоровался с ним, он был искренне рад меня видеть, а вот на Погоста он посмотрел очень неприязненно. Если бы я разрешил ему сейчас грохнуть Погоста, он бы сделал это - не задумываясь, и растягивая удовольствие. Все знали, что Погост ждёт только меня, и поэтому даже бы не рассматривали правомерность этого разрешения.
        Перекинувшись с ним парой слов, я договорился посидеть с ним чуть позже, и вернулся к Погосту, прикрыв дверь.
        - Ну-с, чем там нас угостили? - я откинул платок с корзинки, и приятно удивился, увидев вместе с литровой фляжкой спирта, шмат свежего, розового сала с прожилками мяса, и с очень аппетитным запахом, который сразу же разнёсся по камере. Там же лежал свежий чёрный хлеб и порезанная луковица. Знаю я откуда это богатство, так засаливать сало только Никитич умеет.
        - Пахнет обалденно. - прокомментировал Погост - Составишь мне компанию? Если нет, не страшно, всё же не бухать собрались.
        - Почему же не выпить? - я разлил спирта в две железные кружки, хоть о количестве кружек я Резусу не говорил, и протянув одну Погосту, спросил - Ну, за что выпить то хочешь?
        - А давай, за ваши успехи. - на миг задумавшись предложил он - Вы нормальные ребята, хоть и поломали меня, но работу делаете правильную.
        - А давай.
        Мы выпили по полной кружке спирта, пищевод взорвался от температуры. Выдохнув, и принялся тут же занюхивать хлебом. Хорошо пошла, качественно. Погосту брать левой рукой закуску было не сподручно, тем более средний палец поломан, поэтому я взял кусок сала с хлебом и передал ему, он сразу всё это дело закинул в свою хлеборезку, а была она у него не маленькая, и лицо его озарилось блаженной улыбкой, впервые с момента нашего знакомства.
        Я последовал его примеру, и тоже хорошенько закусил. Ум-м, это просто божественно, особенно, если учесть, что я голоден. Приготовив ещё один бутерброд с салом, я передал его Погосту. Он благодарно махнул головой, и уже не торопясь стал смаковать угощение.
        - Ничего божественней не ел. - сказал Погост - Может ты и не поверишь, но это на самом деле так. Раньше я тоже ел сало, и сало не плохое, но такого вкуса я не ощущал. Да я вообще перестал ощущать вкус еды, а сейчас я чувствую вкус даже хлеба.
        Доев бутерброд в прикуску с луком, он попросил меня прикурить папиросу, и откинулся спиной на стенку. Блаженно затянувшись и помедитировав в тишине, он попросил налить ещё по одной, что я и сделал. Второй тост выпили молча, и я, понаблюдав за тем, как он блаженно щуриться, решил посмотреть на него в состоянии ра-хат, и чуть не выронил закуску с рук. А удивиться было чему.
        Когда я входил в камеру, я автоматически просмотрел его свечение в ра-хат, и ничему не удивился. Что хотел увидеть, то и увидел, абсолютно тёмная аура, такое свечение я наблюдал у бандюков в Волгограде, когда мы проводили массовую зачистку. Там не было светлых цветов, всё поглотила чернота, а это как минимум ничего полезного для окружающих людей, всё только для себя, а как максимум - убийства, воровство, прелюбодеяние и все остальные человеческие грехи. У Погоста я наблюдал точно такое же свечение, но посмотрев на него сейчас, я впал в прострацию. Его свечение полностью избавилось от черноты, и показывало, что это обычный добропорядочный человек. И в районе головы даже были проблески золотистого свечения. Но так не может быть. От этого так просто не избавляются. Это как клеймо. Что бы ты не делал, как бы не заглаживал свои проступки, хоть местами, но темнота останется, у Погоста же я не увидел даже намёка на это, будто новорожденного видел. Как такое возможно? Даже у наших парней местами есть тёмные участки, мы ведь не святые. И что мне со всем этим делать теперь?
        Видимо на моём лице что-то отразилось, и поэтому, Погост, спросил меня:
        - Что-то не так?
        - Да нет, всё в порядке, наверное. Ты как себя чувствуешь?
        - Прекрасно! - улыбнулся он - Даже пальцы и глаз не болят. Такое чувство, что я только что родился. У меня не болят даже мои старые болячки, а их у меня было не мало. Я не понимаю, почему?
        - Я могу только догадываться, - задумался я - возможно, ты искренне содеялся в своих грехах, от всего сердца, и поэтому всякие болячки перестали тебя донимать. Прощение грехов, так сказать. - я не стал говорить ему, что и в ментальном плане он чист яки агнец, зачем?
        - Знаешь, а возможно ты и прав. - в этот раз уже задумался он - Я сейчас чувствую себя очень чистым. Таким я себя не чувствовал даже до того, как попал в банду. Хм, - улыбнулся он искренне - если существует рай и ад, может теперь, я попаду в рай?
        - Теперь, думаю, попадёшь. - я опять задумался, и решил попробовать сломать шаблон - А, может, захочешь пожить ещё? С нами поработаешь? Ты ведь хотел исправить ситуацию в России?
        - Нет, извини, вы уж сами, теперь я хочу только одного, вернуться к предкам, давно я их не видел, соскучился сильно, и упустить такой шанс не хочу. Я даже не знал, что так сильно скучал по ним. Ты обещал.
        - Да я и не отказываюсь, обещал - выполню. Только у меня и рука уже не поднимется на тебя, как быть?
        - А ты воспринимай это не как наказание, а как награду для меня, тем более, что я сам этого прошу. Пойми, я не хочу больше мараться в этом мире. Он меня категорически не устраивает. И если я выйду отсюда, то грязь потихоньку будет приставать к моему телу, а я этого не хочу. Я слишком хорошо прочувствовал чистоту. И вот ещё что, даже моя смерть может сослужить вам неоценимую услугу. Запустите меня в гробу по Москве - реке за городом, что бы никто не видел, при приближении сообщите анонимно в прессу, что плывёт гроб с Погостом, и всё. В гробу оставите послание для бродяг вроде меня, может, кто то и одумается вовремя, не доведёт ситуацию до истребления. И прессе можете намекнуть, что бы не сильно клеймило позором «Стрелу», а то, они сильно распоясались. Не хорошо это. Баранов у нас много в стране, многие верят прессе.
        - Мысль интересная, может так и поступим. Как звать то тебя? А то, я даже с делом твоим не ознакомился, не когда было.
        - Александр я, Суворов моя фамилия. - увидев удивление на моём лице, прокомментировал - Проняло, да? Вот и мне это спокойно жить не давало, от того и снёс свою фамилию к погосту, и так же обозвался, что бы помнить.
        - М-да, удивил, не скрою.
        - Тебя-то как звать, если не секрет конечно?
        - Да какой уже секрет? - махнул я рукой - Александр я, Стрелок.
        - Тёзка значит. - удовлетворённо махнул головой Погост - Ну что ж, тёзка, пора мне, заждались меня уже. Я их уже вижу, машут мне рукой, радуются за меня, ждут, когда я присоединюсь к ним. Давай, Стрелок, я готов. Буду за тебя и вашу группу молиться там. - он улыбнулся, и стал ждать.
        - Прощай, Саша! - прикоснувшись к его лбу пальцем, я направил мощный энергоимпульс ,в его энергоузел в голове, и просто перегрузил его узел, отчего он взорвался. В физическом плане ничего не изменилось, голова у него осталась целой, и даже улыбка не пропала с лица. Смерть была мгновенной. Он ничего не почувствовал. Просто упал на шконку спиной, и затих, с улыбкой на лице.
        Не выходя с ра-хат, я увидел, как из его тела вылетел светящийся шарик размером с кулак взрослого человека, сделав пару кругов вокруг меня, он застыл передо мной, повисел так с минуту, и устремился в угол комнаты, где висели в ожидании ещё несколько шариков. Дождавшись собрата, они растворились в стене.
        Вот и всё. Только сейчас я заметил, что моё лицо всё мокрое от слёз. И слёзы не прекращают течь. « Да-а, сильно меня проняло. Последний раз я плакал в детском саду наверно, сам этого не помню, мама рассказывала.
        Что же это получается? Выходит жизнь наша - это испытание? Земля - чистилище? Вот почему он не остался? Отработал карму? Может быть я не знаю чего-то главного? Может мы и должны стремиться к чему-то хорошему, приближая момент, когда вот так же как Александр вознестись к своим предкам? Выходит, что это и действительно для него награда. Смогу ли я, вот также, просить смерти? Не знаю. Может быть, если почувствую, что-то, что почувствовал он и смогу. Одни вопросы, и ни одного ответа, одни домыслы.
        Ладно, что-то расклеился я. Работать пора. Меня ждут великие дела.»
        Вытерев лицо от слёз и успокоившись, я вышел из камеры и отправился в столовую. От выпитого спирта меня слегка покачивало, но держался я нормально. Дверь в камеру даже не стал запирать, зачем?
        Филин так и сидел в столовой, ожидая меня. Увидев, что я пришёл, он тут же побежал на раздачу, схватил заранее приготовленный поднос, там только второе надо было наложить, что т.Глаша с радостью и сделала. Подойдя к т.Глаше, я поздоровался с ней. Она радовалась мне и улыбалась сквозь слёзы. Никогда не замечал за ней такого. Может она моё состояние прочувствовала? Не знаю, как я выглядел, но наверно не важно, потому что и Филин смотрел на меня озадаченно. Но ничего не сказал пока. Забрав поднос, мы уселись за столик, а т.Глаша так и смотрела на меня, смахивая слёзы с лица полотенцем. Наконец и Филин не выдержал.
        - Хват, что случилось? На тебе лица нет?
        - Я только что убил ангела. - сказал я уткнувшись в поднос.
        - Как, когда, почему? - занервничал Филин - Какой ангел, нет у нас Ангела, и не было никогда. Ты о чём вообще?
        - Погост, он ангел. Стал им, в последний момент.
        - Ничего не понял, как стал? Он же бандит, на котором и клейма ставить негде.
        - Я не знаю, могу только предполагать. - устало ответил я. Что-то меня сильно рубит. До столовой-то я доковылял кое-как, а тут вообще расклеился. Это - скорее всего откат, слишком много энергии потерял единовременно. Мне нужен отдых, хороший отдых, что бы восстановить свою энергию, или по медитировать, но я бы лучше просто поспал сейчас. Даже кушаю нехотя, хотя приготовленный плов очень вкусен, и мяса там даже больше, чем обычно ложу я. Специально наверно т.Глаша выковыривала для меня. И чеснок мягкий, хорошо разварился. Как бы мне не лезла сейчас пища, а обижать т.Глашу не буду, как ни будь доем.
        - Я думаю, что он получил отпущение грехов, - продолжил я - и после этого стал абсолютно чист, как ребёнок. Как такое возможно, я не знаю. Даже у нас не настолько чистое свечение, полно грехов - портящие нашу карму.
        - Так ты теперь у нас и грехи отпускаешь? - удивился Филин.
        - Да нет, ничего я не отпускаю. Я просто его выслушал после силового воздействия. Проняло его сильно, и он искренне покаялся. Пусть я не священник, но ему надо было выговориться. И ему это помогло. Он отринул всё мирское и задумался над своей непростой судьбой. Умер он легко, с улыбкой. А после, попрощался со мной и улетел со своими предками.
        - Если бы это говорил кто-то другой, я бы просто покрутил пальцем у виска. - задумчиво проговорил Филин - Как мы выглядим... Там?
        - Сгусток светящейся энергии, размером с кулак.
        - Хм, здесь есть над чем подумать. - потёр свой подбородок Филин - А не убивать его нельзя было? Если он стал чистым, может и с нами бы поработал?
        - Я предлагал ему, но он отказался категорически. Не хотел больше пачкать свою сущность, а испачкаться у нас придётся, так или иначе. Я бы на его месте может быть тоже отказался, не знаю. Он говорил, что те ощущения, что он испытал, не променяет ни на что.
        - Понятно. Жаль, конечно, такие люди бы нам не помешали. Ладно, ты поел? Вот и отлично, т.Глаша очень старалась для тебя. Салат вообще сделала в единственном варианте, я бы тоже такой съел с удовольствием, но ты же знаешь её. Сказала только для тебя, значит только для тебя. Пошли, отведу тебя в твою комнату, а то ты уже на ходу засыпаешь.
        Мы встали, Филин поддерживал меня за локоток. Я поблагодарил т.Глашу за вкусный обед, и мы поплелись ко мне.
        Поднявшись на второй этаж, и пройдя в заднее крыло здания, мы наконец доковыляли до двери номер 16, и ввалились внутрь, это и были мои аппартоменты. Ну что сказать? Скромненько, но со вкусом. Здесь хоть окно есть, не то - что на прошлой базе, и стекло, судя по толщине - не простое. Открывать окно, кстати, Филин не советовал. У нас есть кондиционеры. В комнате поддерживается комфортная температура. Моё окно выходило не во внутренний дворик, а наружу, а там могут случиться неожиданности. Хоть всё и контролируется вокруг, но предосторожности лишними не бывают. Пулю, даже снайперку, стекло выдержит, а вот гранату из РПГ, вряд ли.
        В комнате была одна койка, столик небольшой, стульев два, шкаф платяной, тумбочка прикроватная и гвоздь программы - компьютерный стол с самим компьютером. Как сказал Филин - с внутренней сетью. На стенах была книжная полка над компьютером, а с другой стороны, над кроватью, какая-то картина, там, на ялике, в шторм, люди спасались.
        Была ещё одна дверь, и это оказалось санузлом, совмещённым с душевой и умывальником. Неплохо, вполне на уровне.
        Рассматривать подробно я ничего не стал, так как меня уже просто вырубало, поэтому упав на койку, даже не раздевшись, я сразу провалился в бездну.
        ГЛАВА 12
        Проснулся я бодрым и отдохнувшим, и что удивительно, за окном было утро. Проснулся-то от того, что солнечные лучи в глаз попали. Это что же, я почти сутки спал? Круто укачали сивку горки.
        Сполоснувшись в душе, и одев свежее бельё, в шкафу было, одел спецовку, которую Филин аккуратно повесил на вешалку и побрёл в столовую. Там уже сидели несколько человек, или ещё сидели, и что удивительно, с ними находились две очень симпатичные женщины. По возрасту, чуть за двадцать. Причём одна брюнетка, а вторая блондинка. Этих женщин я никогда не видел, но судя по тому, как они общались, я понял, что это супруги членов нашей группы. Интересно получается, пересмотрены некоторые правила? Надо будет у командира спросить.
        Завидев меня, парни обрадовались и пригласили к своему столу. Это были сменившийся с дежурства Резус и Кречет. Оба сияли счастьем.
        - Здорово Хват! - протянул руку Кречет - Вот, знакомься, это моя супруга, Оля. А это, - он указал на вторую женщину - супруга Резуса, Катя. А это, - и он указал на меня рукой - тот самый Хват, который спас меня дважды. Гроза бандитов и шпионов. Прошу любить и жаловать.
        - Ну, расхвалил, - смутился я - балабол. Мне очень приятно с вами познакомиться, барышни.
        Поздоровавшись с Резусом, смутился ещё больше, потому что в этот момент, меня обняли с двух сторон, и подарили по знатному поцелую в щёки, барышни - выше названные.
        - Спасибо вам, Хват, - сказала Оля - за охламона моего, спасибо. Я рада, что у него такие друзья.
        - И от меня большое спасибо, - присоединилась Катя - за всё, что вы делаете. За то, что благодаря вам мы сейчас живы. Мы успели в последний момент. Это было страшно.
        - Рад, что для вас всё закончилось хорошо. А теперь, мне бы позавтракать, и на доклад к майору, и так уже проспал. Сутки проспал почти.
        - Не сутки, а двое. - это уже Кречет.
        - Что, двое? - не понял я.
        - Двое суток ты спал, командир запретил тебя будить. - пояснил Резус.
        - Вот же ш, нихр... ничего себе, - поправился я - не ожидал я такого от себя.
        - Ладно, не будем мешать, - встал Кречет - мы уже позавтракали. Позже поговорим.
        Проводив их взглядом, я пошёл к раздаче, где меня терпеливо дожидалась т.Глаша.
        - Ну что, Саша, вижу, что тебе уже лучше?
        - Да, лучше. Спасибо т.Глаша.
        - Бери поднос, я тебе уже его сервировала.
        - Спасибо. О-о, плюшки? Класс!!! Сегодня действительно день задался.
        Удовлетворённая похвалой, т.Глаша улыбнулась, и отправила поскорее есть, а то каша остынет.
        Перекусив пшённой кашей на молоке, и заев это всё плюшками с чаем, я поблагодарил т.Глашу за завтрак, и помчался к Георгичу. Надо дать подробный доклад по допросу. А то ведь там непонятностей много, да и тело - как бы, не утилизировали преждевременно.
        Георгич меня уже ждал, на столе стоял чай в двух экземплярах и плюшки. Ну, от плюшек я не откажусь, хоть и поел только что, вкусные они очень, невозможно отказаться.
        - Разреши, командир? - спросил я, входя после стука.
        - Проходи, проходи, засоня. - увидев, что я хотел извиниться, он прервал меня взмахом руки - Ладно, ладно, не оправдывайся, я не в упрёк. Садись, чай вот пей. Знаю что после завтрака ты, но разговор у нас будет очень серьёзный, чай не помешает.
        - Георгич, не мог я поступить иначе.
        - Да нет к тебе претензий, успокойся, всё правильно сделал. И пересказывать ничего не надо, я всё знаю. С самого начала следил за допросом. Камеры никто не отменял. А то, что ты не заметил их, то это мне плюс. Стало быть, так и хочешь поступить с телом?
        - Я думаю, что это самый лучший вариант. - задумался я - До его предложения я тоже хотел использовать его тело в акции предупреждения, но там всё было очень сложно, то что предложил он, лучший вариант. Гроб сколотить не проблема, даже кое-какой материал видел я во дворе, и запустить его по Москве-реке будет просто, там много не просматриваемых мест. Если запустить рано утром, пока нет большого потока лодок по реке, то к городу он доплывёт спокойно. Анонимно сообщим в прессу и в милицию о трупе Погоста в реке, пусть ищут. Найдут быстро. Если раньше кто выловит, те сразу в милицию сообщат, мы ничего не потеряем.
        - А что написать там хочешь?
        - Предупреждение бандюкам, что бы, не связывались с иностранцами, иначе, это будет их последней ошибкой. И прессу стоит припугнуть, а то, что-то они очень негативно о нас отзываются. А может даже и не надо прессу предупреждать, сработать парочку проплаченных пиндосами, остальные задумаются?
        - Мысль насчёт прессы неплохая. - постучал костяшками пальцев по столу Георгич - Пару дней назад, против нас началась настоящая травля. Подняты по тревоге все правоохранительные силы, проводится операция «Невод», причём задерживать собираются только нас, это не против бандитов. Причём брать живыми нас не планируют, только уничтожение на месте. К этой операции пристёгнута одна очень интересная группа, которая не участвует в ежедневных прочёсываниях подозрительных мест, и разговаривают они только между собой и очень тихо, но нам стало известно, что разговаривают они на английском. Догадываешься для кого эта группа?
        - Да чего тут догадываться, и так ясно. Живьём хотят взять, демоны.
        - Верно, они специально за тобой прибыли. Похоже, прижали нашего Первого. Пустить силовую группу пиндосов в страну, для того, что бы они смогли похитить понравившегося им человека - это уму непостижимо. До чего мы докатились? Врага в дом приглашаем.
        - Это для нас они враги, для него работодатели. Небось, за рубежом счета немаленькие, вот и потянули за эти интересы. Или, или. Ещё несколько лет такого правления, и к нам даже и группы засылать не придётся, сами сдохнем.
        - Здесь ты прав, - почесал правую бровь командир - но мы не можем пока против него ничего сделать, надо сначала проредить его окружение, и этим мы обязательно займёмся, но чуть позже. Продолжу. В средствах массовой информации через каждый час передают новость, что тому - кто сообщит о месте нахождении группы, будет очень внушительная награда. Причём пресса склоняет нас на всех падежах. У меня осталась своя разведсеть, так им удалось заснять, как руководителям двух центральных каналов, передавали деньги, что бы они вели свою пропагандистскую компанию против нас, и призывали граждан к выдаче «бандитов». Деньги передавал сотрудник американского посольства в обоих случаях. Разговор тоже записан. Я думаю вот что. После того, как отправим Погоста в последний путь, возьмём этих деятелей, выбьем у них признания на камеру, а потом повесим, и тоже на камеру. На телевидении прокрутить эту ленту в новостях вечером. Вот только надо подумать, как это сделать, что бы, её не прервали в самом начале.
        - Подумаем. А о чём ты ещё со мной хотел поговорить? В первый день как я приехал, ты мне намекнул о том, что меня ждут великие дела?
        - Я подумал, что пора нам начать заниматься «дальними грядками», очень уж они нам мешать начали. ЦРУ, Форин-офис. Они уже начали нас серьёзно напрягать. Рано или поздно, они доберутся до нас. Сможешь, что ни будь сделать с этим?
        - Думаю, да, но только один. Никого больше привлекать не буду, так мне сподручней. Да и нет у них против меня достойного противника. Они ещё не знают, что ускорение - это ещё не всё, что есть у меня в арсенале. - победно улыбнулся я.
        - Вот как? И что же у тебя есть ещё?
        Я не стал ничего говорить ему, а просто встал, остановив время, прошёл за спину командиру, и положил на его плечи руки. Восстановив нормальное течение времени, я сказал:
        - Я умею останавливать время.
        Георгич от неожиданности, мгновенно покрылся липким потом, но надо отдать ему должное, вскакивать или как-то по другому отреагировать на это действо - он не стал. Повернув голову ко мне, и вытерев пот на лице платочком, он произнёс:
        - Круто, но никогда больше не делай так со мной. За малым в штаны не сходил.
        Я обошёл стол, и сел на своё место.
        - Извини, Георгич, просто так было быстрей, не подумал. - повинился я.
        - Не подумал он. - пробурчал командир - И давно это у тебя?
        - А с тех самых пор, как мы бассейном обзавелись на месте старой базы.
        - Так... Это у тебя само проявилось, что ли?
        - Да нет, помогли. Враги и помогли. Они меня шокером вырубили, прямо в затылок, получилось так, случайно. Видимо, в этот момент что-то случилось там, мне стали доступны некоторые возможности человеческого организма, которые есть у каждого человека, но они заблокированы. У меня этот блок слетел, разряд электрического тока помог. Но не советую пробовать это на добровольцах. Можно потерять людей. Я ведь не знаю толком, как это происходит, и куда конкретно нужно целиться при этом. Да тут множество факторов может повлиять, это, всё-таки мозг, самый не изученный орган человеческого организма.
        - И как это действует?
        - Да как? Сначала просто испугался, и захотел остановить время на миг, что бы убраться подальше от эпицентра, я ведь таймер на подрыв запустил. В момент взрыва, я зажмурился, и всё затихло. Открыв глаза, увидел, что всё замерло. Не совсем конечно, но двигалось всё настолько медленно, что пока ты сделаешь шаг, я успею плотно пообедать и вздремнуть часок.
        - Какие-то необычные ощущения есть? - проснулся исследователь в командире.
        - Есть, конечно, и много. Когда я просто ускоряюсь, я затрачиваю свою энергию, которой не так и много. К примеру, пробежать километр в таком режиме я смогу, но потеряю столько энергии, что на финише просто рухну, и приходить в себя буду очень долго. Энергия восстанавливается медленно. Что бы сделать это быстрей, мне надо медитировать несколько часов, а что бы по медитировать, нужно быть хотя бы в чувствах. Вот так вот.
        В случае остановки времени, энергии тратится настолько мало, что я этого не замечаю в этом состоянии. То есть, это как жить в нормальном режиме. Как для тебя прожить день, так и для меня в общем.
        А ещё, в этом состоянии, все предметы, которые окружают меня, становятся очень хрупкими, сказывается инертность нормального течения времени. К примеру, если я захочу открыть дверь за нажимную ручку, то я, скорее всего эту ручку просто сломаю. Это всё равно, что с огромной скоростью придать ей ускорение в нормальном режиме. Так же это относится и ко всем другим предметам. Но что удивительно для меня, в этом режиме я не ощущаю инерции времени к самому себе. То есть я не ощущаю того киселя вместо воздуха, который действует на меня при простом ускорении. Поэтому наверно я и не теряю энергии в таких количествах. Это не просто ускорение, это что-то другое. Кстати, когда я отбегал от базы, я случайно наступил на лужу. Сразу я не обратил на это внимание, но что-то засело в голове, и в спокойной обстановке уже я поэкспериментировал с водой. В общем, я могу ходить по воде, даже не прибегая к бегу. Она меня держит как асфальт. Только если я остановлюсь, она потихоньку начнёт меня засасывать, и если перехлестнёт ступню, то ногу я уже не вытащу. Это похлещи бетона будет.
        А вот вещи, которые были на мне, и те вещи, что я забирал, вместе с бумагами, почему то не пострадали, когда я их переносил. Я не знаю, как это объяснить. Избирательность какая-то. По физическим законам, вещи на мне должны были распасться при первых моих движениях, но этого не случилось. Я обратил на это внимание уже после того, как выбрался оттуда, а тогда не задумывался.
        - Может какое-то поле, что окружает тебя, влияет на них?
        - Нет, не думаю. Тогда бы вещи в моих руках не ломались при воздействии на них. Тут ещё присутствует такое понятие, как предел прочности. Например, если я перемещу болт на метр, то он просто нагреется, а если фанерку, то она сломается. Доску в десять сантиметров я пробью легко. С той скоростью, что я буду бить, для этой доски критично, а вот десяти сантиметровый металлический лист пробить может быть и не получится, да нет, точно не получится. Тут ещё влияет площадь воздействия. Если бы на перемещение предметов влияло моё поле, то при прикосновении к ним, они бы оказались в моём физическом состоянии, и я бы просто сломал руку при ударе по тому же листу. Здесь что-то другое. Да меня это не особо и заботит. Работает, вот и отлично.
        - М-да, удивил ты меня, - подперев голову рукой, задумался Георгич - в очередной раз. С таким бонусом тебе и впрямь помощники только мешать будут. Хорошо, будешь действовать один. Когда приступишь?
        - А вот с прессой разберёмся, тогда и отправлюсь.
        - Думаешь, без тебя не справимся?
        - Да нет, тут другое. Хочу посмотреть на реакцию общественности, когда это случится, для меня это очень важно.
        - А кого ты имеешь в виду под общественностью?
        - Народ, простой народ. Других, я называю общечеловеки.
        - Хм, - усмехнулся майор - общечеловеки? А что, верно ты их. Хорошо, пусть будет так. Только учти, что чем больше мы тянем, тем больше опасность. Надо поскорее решить этот вопрос. Тем более брат твой...
        - А что с ним? - заволновался я.
        - Да ничего с ним, пока ничего. - махнул он рукой - Непоседа он, такой же как и ты. Присматривать за ним очень тяжело. Он «Белую Стрелу» ищет, хочет вступить в её ряды. Опасаюсь я его оставлять без внимания, с такими желаниями он даже с железными документами найдёт приключения.
        - Этот может. - в очередной раз задумался я - Слушай, Георгич, а может его тоже к нам? А что, краповый берет, это не хухры-мухры.
        - Ну, ты же понимаешь, что его краповый для нас - это даже не детский сад? Скорее ясли. Нет у него тех способностей, что у ребят наших, я уже не говорю про тебя.
        - Хм, здесь ты конечно прав. Но его можно привлекать пока и не в силовых акциях. Мало у нас «вакансий» что ли? Те же разведчики тебе не помешают. А позже, я займусь им, так же как и ребятами. До их уровня точно подыму.
        Георгич встал, прошёлся по кабинету, серьёзно о чём-то задумавшись. Через некоторое время, придя к какому-то решению, сказал:
        - Хорошо, пусть будет так. Я найду, чем ему заняться на первое время. Тогда и супругу его надо сюда забирать, пропадёт она одна.
        - Да, спросить всё хотел. У нас что, правила изменились?
        - Ты о чём?
        - Сегодня видел жён Резуса и Кречета. Почему они здесь?
        - Ах, вон ты о чём. Просто им совершенно некуда податься. Не готовили они для себя запасных аэродромов, а придумать сходу не получалось. Теперь они в нашей команде, и уровень доступа имеют четвёртой категории.
        - Не хило. У меня пятый, у тебя пятый, у парней наших пятый. Стало быть, они только в разработке плана не могут участвовать. Сами-то, как они восприняли эти знания?
        - Да нормально восприняли, они даже горды тем, что мужья у них такие герои. А твои, догадываются?
        - Да там не просто догадки, вычислили меня, давно вычислили. Батя, да супруга. Мама не знает, наверно. Они ей не говорили, а я с ней на эту тему не разговаривал. Хотя, ты знаешь, думаю, она всё же догадывается.
        - Ну, я так и думал. У всех почти одно и то же. Вот поэтому, нам и нельзя допускать, что бы наши родные попали в чужие руки. А для этих женщин я нашёл работу. Оля, у нашего руководителя секретарём работает, присматривает за ним, а Катя, хороший хирург, без дела тоже не сидит. Жене брата твоего, тоже подыщем что ни будь.
        - Ну и ладушки. Когда Погоста будем выносить?
        - Сегодня. К вечеру гроб будет готов, и тогда же поедем. До утра успеем его отправить по течению. Вечером, в восемь, будь в совещательной комнате, в нашем крыле, найдёшь, будем разрабатывать план нейтрализации негативной прессы.
        - Понял, буду обязательно. - я встал, и попрощавшись до вечера, пошёл к себе, покопаюсь в недрах нашей сети.
        В сети ничего интересного я не нашёл. Не считать же интересным кучу фильмов, неведомо как закачанных на внутренний сервер. Зато здесь можно было пообщаться с ребятами, не выходя с помещения. Из общения выяснил, как проходили операции по наказанию бандюков, которые собирались ликвидировать наших ребят с семьями. Поучительно. Особенно мне понравилось, как сработал наш аналитик Ребус. Он добрался до своей семьи много раньше группы зачистки. Укрыв семью, он с одним из наших парней, сбил щит для входной двери и подготовил упор для неё. Так как жили они в частном доме, а соседи находились не так и близко, он не боялся того, что собирался сделать. А хотел он их сжечь.
        На окнах у него были решётки металлические, вход в дом только один, он же выход. Дом деревянный.
        Спрятавшись в кустах малины, стали ждать. Свет в доме оставили, даже придумали примитивное движение за окном, привязав к коляске верёвку с двух сторон, и установив в эту коляску чучело. Шторы задёрнуты, и с улицы ночью казалось, что кто-то там ходит. Они же, время от времени катали коляску из кустов, перетягивая то в одну, то в другую сторону. Щит валялся у двери, имитируя дорожку.
        Бандюки появились через полчаса, как они засели в кустах. На улице уже была полночь. Понаблюдав за окном через забор, бандиты стали перелазить во двор, калитка была закрыта, да и забором это назвать язык не поворачивался. Штакетник от собак, поэтому, сколько было нападающих, увидели без труда.
        Пришли они вчетвером, вчетвером же и пошли на штурм, не заподозрив ничего. На вид ребята серьёзные. Все здоровые, что мой шкаф. В руках, у одного была бейсбольная бита, у другого - металлический дрын. Двое других вытащили на свет тесаки, сантиметров по тридцать.
        Забравшись во двор, они шустро проскочили его и вломились в дом. На стрёме никого не оставили.
        Как только последний скрылся за дверью, Ребус и его помощник сорвались с кустов к щиту. Быстренько приставили щит, установили упор и подожгли стены, заранее политые бензином. Дом вспыхнул быстро, огонь весело охватил всю конструкцию. Через несколько секунд, из дома послышался крик, а ещё через мгновение, в щит стали ломиться, словно стадо кабанов. За щит парни не переживали, сломать его не просто, даже топором, а у бандитов на это и времени не будет.
        Через несколько секунд послышалось, как разбили окно, а огню только этого и не хватало, и он тугой волной устремился во внутрь. Послышался истошный крик, а потом всё затихло. В щит тоже перестали колотиться.
        Убедившись, что никто не выберется, парни покинули место казни.
        Вот так вот умеют отдыхать наши парни, не то - что я, сразу за резак хватаюсь. Уже мясником окрестили. Ну и шут с ним. Лишь бы в огонь не ставили.
        Убив время до вечера, я направился в совещательную комнату, там уже были все в сборе. Все, кто был на базе, кроме дежурных и жён офицеров. Зашёл я ровно в восемь. Георгич, демонстративно посмотрел на часы, но убедившись, что я не опоздал, начал совещание.
        - И так, начнём совещание. Все в курсе, что Погост почил в бозе? - не дождавшись реакции, он продолжил - Я уже отправил двоих на грузовичке с гробом Погоста, к утру его тело обнаружат. Поднимется шум в прессе, обязательно поднимется, потому что это уже проплачено, проплачено нашим врагом. У нас есть видеозаписи встречи руководителей ведущих телевизионных каналов с иностранной разведкой на момент передачи денег. Кроме этого, есть записи переговоров в этот момент. Или их разведка сильно расслабилась, или ничего не боятся. Я думаю, что это первый вариант. Ну что ж, придётся их немного напрячь. Нельзя в этой жизни расслабляться, а то ...
        Переждав весёлый гомон, он продолжил.
        - Надо опубликовать записи на телевизионных каналах этих руководителей. У кого есть, какие предложения?
        В зале воцарилась тишина, но ненадолго, как всегда, первым предложил Ребус.
        - А что, если подсунуть эти записи самому руководителю, что бы он сам дал указание прокрутить эти кадры?
        - Ха-ха-ха, - не сдержался майор - что бы он сам, собственными руками накинул на себя удавку? Как ты себе это представляешь?
        - Да, просто всё. Надо отснять какой ни будь сюжет, горячий сюжет, и предложить ему в последний момент, перед самым выпуском новостей, продемонстрировать ему этот сюжет, что бы серьёзно его зацепило, а после того, как он отдаст его в новости, подменить незаметно. Думаю, подменить, затруднений не вызовет.
        - Да нас срисуют при входе в телецентр, и будут планомерно искать, уж это они умеют. У них там наверняка при входе телекамеры. - на миг задумавшись, он продолжил - Хотя, если загримироваться, то флаг им в руки. А если оператор решит просмотреть кадры перед показом?
        - У них на это не будет времени, а ещё, можно послать туда двоих. Один останется в кабинете директора, контролировать его, что бы, не сорвался раньше времени и не побежал на студию, а другой будет сопровождать кассету. И напросится в кадр, что бы предстать перед публикой, что это именно он принёс эту запись. В конце оригинальной записи можно ещё добавить что ни будь от себя, предупреждение и обращение к гражданам страны, разъяснение нашей позиции. Это очень удачный момент. Поразить врага его же оружием.
        - А это интересно. - всерьёз задумался Георгич - Молодец, Ребус. На этом обязательно надо с играть. А, горячим кадром может стать местонахождение нашей группы. Думаю, он за это зацепится. Что будем делать с директором после?
        - А что с ним делать? - включился в обсуждение Филин - Что мы делаем с предателями?
        Георгич задумчиво прошёлся по залу, скрестив руки за спиной, через пару минут приняв решение, продолжил:
        - Хорошо. Думаю, это будет справедливо. Только надо это сделать без крови. Кадры гибели скорей всего покажут в новостях, не хотелось бы выглядеть мясниками. Как ещё народ отреагирует. Действовать надо на двух каналах одновременно. Хорошо хоть новости у них идут в одно время. Горячие кадры будем снимать завтра, есть тут неподалёку место одно, там копатели работают. Ведут раскопки мест боёв Великой Отечественной. Так вот там был обнаружен УР, в отличном состоянии. Наведём небольшой марафет, и у нас будет очень горячий кадр. - проанализировав про себя ещё раз вышесказанное, Георгич продолжил - Хорошо. Возражения, предложения есть?
        Осмотрев своих соратников, и не увидев ни одного сомневающегося, он заключил:
        - Ну, раз все согласны, тогда всем отдыхать. Завтра утром я сообщу, кто будет участвовать в этой операции. До завтра. - и майор покинул зал. Нам тоже ничего не оставалось, как разбрестись по своим комнатам.
        Всё произошло даже лучше, чем планировали. С начала, был показан фрагмент, как вылавливают гроб с Погостом, потом, не знаю, что они там сделали, но выглядел он в гробу совсем не так, как мы его упаковывали. Костюм был разодран в нескольких местах, переломанные пальцы были выставлены на показ, на глаз видимо налили кровь, что бы зрелищней выглядело, на рубашке тоже в нескольких местах были пятна крови. Я помню, как мы его упаковывали. Даже кровь у пробитого глаза отмыли. Кстати, два канала, которыми мы планировали заняться, записки не продемонстрировали, и прошлись они по нам уж очень сурово. «Разрушители демократии», «бандиты с большой дороги», «мучители и истязатели», «палачи» - это только самые безобидные слова, прозвучавшие в наш адрес. Далее они призывали граждан выдать нас за большую награду.
        Другие каналы, кому посчастливилось оказаться на месте поимки гроба, выступали очень осторожно. Они прочитали записку, предназначенную для бандитов, в которой говорилось, что тот, кто будет уличён в работе с иностранными спецслужбами, будут жить - очень мало, а умирать будут - очень больно. О второй записке, правда, они умолчали, а в ней было обращение к прессе, на подобее той, что я оставлял в Екатеринбурге. Но о нас они не говорили ни слова, выдавали только голые факты.
        На первом канале было получено интервью от спецкора Министерства Внутренних Дел, в котором он призывал проявить сознательность добропорядочных граждан, что бы схватить разгулявшуюся банду. «Хоть Суворов Александр Юрьевич и был замешан в неприглядных делах, но это не даёт право каждому прибегать к насилию, в противном случае у нас будет не правовое государство, а анархия.» На вопрос журналиста - почему же тогда Александр Суворов не был привлечён к ответственности, за эти самые неприглядные дела, был дан ответ - что никаких доказательств этих его дел нет. Ну, что и требовалось доказать.
        На следующий день, в вечерних новостях, при очередной порции информации о Погосте и «Белой Стреле», в студию занесли горячую новость о местонахождении «Белой Стрелы», но в эфир пошла запись заказа на эту «Белую Стрелу» от иностранной разведки. Он, конечно, не говорил, что является агентом иностранной разведки, но его акцент явно говорил о его принадлежности к англосаксам. Кроме того, по кое-каким обмолвкам, было ясно, чем этот человек зарабатывает себе на жизнь. Умные люди поймут, откуда ноги растут. Я же говорю, слишком расслабились пиндосы. Не подумали, что их могут записать. Ну как же, варвары, откуда у нас передовые технологии. Мы же только деньги умеем брать с рук хозяев. Облажались немного.
        Запись не прерывалась, из чего я сделал вывод, что нашим парням всё удалось на славу. Меня на эту акцию не отправляли, поэтому я смотрел это по телевизору, в реальном времени.
        По времени запись была не большая, после чего последовало обращение нашего командира к гражданам. Был он в маске, и голос у него был изменён, но слышно было всё чётко и без всяких экивоков. В этом обращении он раскрыл наши намерения, и предупредил, что если люди не возьмутся за ум, и не перестанут продавать свою родину, то мы придём к ним, как пришли к Погосту и руководителям этих телевизионных компаний. После этих слов, картинка пропала, и показалась ведущая программы время. Она сидела с открытым ртом, и очень сильно растерянная. Когда через несколько секунд она пришла в себя, то попыталась вести программу дальше, но у неё это получалось очень плохо. Она начала плести какую-то ересь поначалу, но после замолчала. И когда в глазах пропала растерянность, а выражение лица, наконец, стало излучать уверенность, она сказала:
        - Уважаемые граждане, только что, нам доставили эту видеозапись, и судя по ней, то что там происходило, это истинная правда. Я была свидетелем этой встречи, но видела издалека, и не придала этому значения. А теперь, я хочу попрощаться с вами, я увольняюсь. Работать с лживой прессой я больше не могу. Всё это время нам врали, врали явно и с подтекстом. И как минимум, я верила тому, что озвучивала. Больше я этого не хочу, мне просто мерзко от осознания того, что иностранные разведки борются с нашим народом нашими же руками. Я думаю, что до завтра я не доживу, мне просто это не позволят после этого, поэтому, ПРОЩАЙТЕ!
        И она покинула студию со слезами на глазах.
        После этого, сразу поставили рекламу, и показывали её бесконечно долго, прокручивая по кругу несколько раз. Уже, по времени, должна была закончиться программа «ВРЕМЯ», и начаться какая-то передача, но продолжала крутиться реклама. Только спустя пару часов восстановилось нормальное вещание.
        Это была «БОМБА», на такое даже мы не рассчитывали. Уже после, мы узнали, что когда ребята покинули телецентр, объявилась группа захвата из подразделения «Альфа», и были схвачены все сотрудники телецентра. Лишь спустя некоторое время, вещание восстановилось. Кстати, ведущую этого телеканала так и не нашли. Она как сквозь землю провалилась. Не нашли её и дома. По этому поводу высказывались другие телеканалы, но - как бы между прочим, и всего по одному разу. Видимо, поступил рык сверху. Директора этого канала нашли в своём кабинете, признаков жизни он не подавал, хоть и выглядел огурчиком.
        На другом центральном канале ситуация была почти аналогичная, только ведущая проявила максимум сдержанности в виду своего профессионализма, или скудоумия. После окончания видеоролика, она продолжила передачу, как ни в чём не бывало. Даже смерть директора не произвела на неё впечатления. Произносила она записанную речь на следующий день, как будто рассказывала о погоде. Проработала она правда тоже не долго, через день её тоже уволили, но уже по причине того, что люди взбунтовались, и потребовали убрать с экрана бесчувственную куклу. Не знаю, из-за неё или по причине не доверия СМИ, на следующий день были погромы и манифестации у телецентра, и одно из требований собравшихся было увольнение этой сотрудницы. Манифестантов разгоняли уже внутренние войска, но без азарта, старались просто сдержать людей. Впрочем, применять более действенные методы не пришлось, немного побушевав - народ всё же разошёлся по домам, после того, как руководство известило людей, что требование об увольнении выполнено. Ещё они долго извинялись за ложь со своих телестудий, что это личная инициатива директора телеканала, и они к
этому не имеют ничего общего. Всё это снимали сотрудники независимых телерадиовещательных компаний, и выдавали это в прямом эфире. О «Белой Стреле» кстати не говорили вообще, будто это не благодаря ей всё случилось.
        Ребята же наши телецентр покинули без проблем. Зайдя в подсобку, переоделись в спецодежду сотрудников наладочной организации, которых по телецентру ходит не мало, изменили немного грим, и покинули телецентр ещё до того, как туда нагрянули из «Альфы». Утром, добравшись до базы, они уже рапортовали о выполненном задании. Работа была произведена чисто. Погибших и пострадавших нет.
        Забегая вперёд, скажу, что последствия этой операции, ещё долго проявлялись в нашем обществе. Призывы о награде тем - кто выдаст местонахождение «Белой Стрелы» резко оборвались. СМИ вообще старались не касаться этой темы, а когда были подозрения, что в том или ином случае участвовала «Белая Стрела», такие расследования по телевизору не показывали. Ну, что ж, не говорят плохо, уже хорошо. Значит всё же до них что-то дошло. Благодаря молчанию о нас и народ перестал терроризировать СМИ. Известно, что сверху давили на СМИ, и требовали освещать эти моменты, но как им удавалось дистанцироваться от этого, мы не знали. Да это и не важно. Главное, что СМИ теперь держать в ежовых рукавицах у властей не получается, даже центральные каналы. В связи с этим, Георгич решил развить ситуацию с чисткой руководящей элиты от перерожденцев.
        Собрав всех, кто не занят в дежурстве и в других операциях, в зале совещаний в восемь часов вечера, Георгич начал совещание.
        - Всех приветствую! - Георгич прошёл к своему месту и продолжил - Хочу поздравить всех с блестяще выполненной операцией. Такого результата мы даже не ожидали. В связи с чем, сейчас возникла ситуация, которая очень способствует очистке руководящих кадров страны, от продажной швали. Остальными кадрами: взяточниками, коррупционерами, ворьём разного ранга и пошиба будем заниматься позже. Сейчас главное, очистить нашу власть от внешних врагов, а те, кто продался - это и есть внешний враг. Есть у кого какие предложения?
        В зале воцарилась оглушительная тишина. Каждый решал не простую задачу, не как их уничтожить, а как уничтожить именно их. Они ведь не кричат на перекрёстках, что получают деньги от врага. Найти, вот главная задача этого совещания. И сейчас, каждый раздумывал над своим методом. В конце концов, через пару минут встал Филин. Командир не торопил, он прекрасно понимал, что вопрос не простой, и поэтому терпеливо ждал.
        - Может, сначала возьмём агента? - предложил он - Как там его? Роберт Фишер кажется? Тряхнём его, может, что и прорисуется.
        - Дельная мысль, - обрадовался майор - а я о нём и подзабыл в суете. Данные его местонахождения у нас есть, Погост поделился с нами.
        - И что, вот так этот Фишер и сказал бандитам, где он живёт? - не вставая с места, спросил Фитиль.
        - Нет, конечно, его случайно заметили бойцы одной из групп Погоста, - ответил Георгич - на всякий случай, Погост тайно сфотографировал Фишера, и раздал это фото своим людям, с целью проследить его, но им это не удалось. Агент уходил от слежки очень профессионально. Но однажды бойцам улыбнулась удача, его случайно заметил один из людей Погоста, выходящим с подъезда его дома. Далее - просто, приглядывали, за этим подъездом, и узнали - в какой квартире он остановился. Клиент слежки не заметил. Установив местонахождение, Погост не предпринимал против него ни каких действий, но человека у этого дома держал, мало ли. На момент поимки Погоста, клиент квартиру не менял. На вид, ведёт себя как обычный москвич. Очень хорошо знает местность. Если ловить его на улице, можем потерять. Поэтому лучше брать его в квартире. Хват, - повернувшись ко мне, продолжил Георгич - твоя операция за океаном задерживается, надо здесь сначала разобраться, поэтому задачу с захватом агента бери на себя. С предложениями по захвату потом подойдёшь ко мне, обсудим.
        - Понял. - махнул я головой.
        - Тогда, если нет больше предложений, все могут быть свободны.
        Предложений больше не последовало, и народ стал расходиться. Я же пошёл к себе в комнату, надо продумать нюансы по захвату.
        Придя к себе, задумался. « А как собственно мне его брать? Дверь открыть у меня не получится, я её просто сломаю, а мне шум не нужен. Ждать у двери? Ну и сколько мне его ждать? Может «сантехника» запустить? Да нет, он только насторожится. Дома его брать, не лучший вариант, а на улице - так хрен его знает, когда он покинет квартиру, или когда придёт домой. Что делать? А кроме этого, нам бы в его квартирке покопаться не помешало бы.» Вот так, перебирая варианты я вспомнил о том, как действовал, когда у меня пропадал свет в квартире. Первое, что я делал, это ходил к общему щитку, что бы проверить, может автомат вырубило. Уже только потом я спрашивал у соседей, есть у них свет или нет. Если так сделать с ним, то его это может насторожить, и вряд ли он пойдёт проверять автомат. В лучшем случае дождётся утра, а потом просто сменит место жительства. Нас такой вариант не устраивает. А если выключить автомат, и изображать из себя электрика, ковыряющегося в щитке? Если там расстояние до щитка достаточное, то может и приоткроет дверь, что бы спросить, надолго ли эти работы. Знать бы ещё, какое там
расстояние. Если планировка стандартная, то щиток довольно далеко от двери, да и коридорчик там может быть, не заметным у двери не окажешься. Ладно, надо предложить этот вариант, а там посмотрим.
        Зайдя к Георгичу, постучавшись, но не ожидая разрешения, застал занятную картину, как командир азартно убивал кого-то на компе. Завидев меня, он суетливо стал искать выход из игры, но не преуспев в этом, просто выключил компьютер от кнопки.
        - Эти проклятые игры, - стал неуклюже оправдываться он - один раз решил попробовать, и затянуло. А у тебя что? Время уже позднее, решил в гости наведаться, или с предложением?
        - Не-е, предложение я уже сделал, и его благосклонно приняли. - подначил я командира.
        - Не ёрничай, - смутился Георгич, - тебе это не идёт. Что, решил задачку?
        - Есть один вариант, как без потери клиента решить проблему. Но мне бы узнать, какая там планировка квартир.
        - Подожди, - Георгич снова включил компьютер. Дождавшись, когда загрузится операционка, продолжил: - Есть у меня тут карта Москвы, и планировка зданий. Сейчас глянем, на что это похоже. Ну, вот этот дом. Так, теперь сверимся с планировкой зданий. И, вот, планировка помещений этого дома. Ну, что, устраивает?
        - Отлично, то, что нужно.
        Посмотрев внимательно на план дома, увидел, что там действительно перед квартирой есть довольно глубокий коридорчик, а щит освещения находится на середине площадки. План действия предложил сразу после этого.
        Ознакомившись с планом, и не найдя достойных контраргументов, майор принял его.
        - Когда приступишь? - поинтересовался Георгич - Я, так понял, тебе помощники не нужны?
        - На первом этапе мне они только помешают, а вот после - помощник не помешает. Кречета возьму, если ты не против.
        - Хорошо, я не возражаю. И, это, ты бы зашёл в комнату 22. Там братишка твой с женой. Всё порывается, куда ни будь выйти, но ему пока нельзя никуда выходить. Завтра я с ним поговорю, и определю статус и задачи. Пусть сегодня отдыхает. Да и ты не засиживайся, выезжать завтра наверно будешь? Так тебе тоже отдохнуть не помешает. Кречету я сам сообщу, можешь быть свободен.
        Ошарашенный такой новостью, я даже попрощаться забыл, побежал к брату. Столько лет не виделись. Я конечно знал о всей его биографии, но увидеть его всё же хотелось. Хоть мы и не были очень близки, но родная кровь - это всё же родная кровь. Жену его я вообще не видел, и мне было очень любопытно на неё взглянуть. А теперь ещё и обязанность переподготовки на меня упала. Ну, ничего. Столько парней подготовил, опыта набрался для этого, проблем, думаю, не будет.
        Вломившись в комнату, я замер соляным столбом, увидев здоровяка, который был выше меня как минимум на полголовы и здоровее раза полтора в плечах. Таких кадров у нас не было. И это мой брат?
        Когда здоровяк обернулся, я убедился в том, что, да, это действительно братишка. Он сидел за столом и общался с Никитичем, рядом сидела очаровательная незнакомка, на полторы головы ниже братишки.
        Увидев меня, у братишки расползлись губы до ушей, а Никитич поспешно стал прощаться.
        - Ну, наконец-то. Ладно, пошёл я. У вас есть, о чём поговорить и без меня. - Никитич встал, и с достоинством вышел с комнаты, улыбнувшись, проходя мимо.
        - Ну, здорово, брат! - подошла ко мне эта гора, и сграбастала в объятия.
        - Здоровее я ещё не видел, - прохрипел я от его тисков - да угомонись ты, душегуб, задавишь ведь. Кто обучать тебя станет?
        - Чему обучать, братан? Ты, думаешь, я чего-то не умею? И о каком обучении идёт речь вообще? Я здесь не для этого, так переконтуюсь временно с женой, пока там не утихнет. Не знаю, кто эти ребята, и чем ты здесь занимаешься, но я собираюсь податься в «Белую Стрелу». Кстати, передай им от меня благодарность, за то, что вовремя подоспели с эвакуацией. Не знаю, правда, зачем я понадобился тем бандюкам. Я многого не понял пока, но с этим я разберусь, позже. Ой, извини. Совсем из ума выжил, - стушевался здоровяк, после того, как кашлянула незнакомка - вот, знакомься, моя супруга, Лена.
        - Очень приятно познакомиться, Лена. - улыбнулся я спутнице брата и пожал хрупкую ладонь - давно хотел познакомиться с избранницей брата.
        - Мне тоже очень приятно. - очень приятным, мелодичным голосом произнесла Лена - Олег много говорил о тебе.
        Она была очень миниатюрна, так и хотелось назвать её Дюймовочкой. Прикасаясь к ней, боишься сломать. Как они живут вместе? Невероятно. Блондинка, с очень притягательным личиком и голубыми с синевой глазами.
        - Наверно ругал? В детстве мы частенько ссорились.
        - Нет, что ты, - помахала головой Дюймовочка - он всегда очень тепло о тебе говорил. Ты для него пример. В ВДВ он из-за тебя пошёл, не хотел быть хуже.
        - Ладно, Ленка, - перебил её Олег - ещё успеете наговориться. Нам бы сейчас разобраться в некоторых вопросах. Думаю, ты знаешь на них ответы? - посмотрел он на меня.
        Усевшись на диван, (удивительно, у них и диван был, и ещё я заметил одну дверь, видимо в спальню) я откинулся на спинку и приглашающим жестом пригласил присаживаться, разговор будет долгим. Так, что не знаю, когда я лягу спать. Что мне там говорил Георгич о том, что бы встать пораньше?
        Когда Олег сел, я позвонил майору, и спросил, могу ли я быть с ним откровенным? Георгич дал добро, сказав, что ему завтра меньше трепать языком придётся. Уровень доступа пока ограничил четвёртым, для обоих.
        Ну, что ж, приступим.
        - Какие вопросы тебя беспокоят?
        - Ну, во-первых, где мы, что это за место? - почесал он макушку - Кто на меня охотится? То, что это были простые бандиты, я понял, но они ведь не сами по себе хотели нас захватить. Кто такой Никитич и все остальные, а видел я людей здесь не мало, и что здесь делаешь ты? О каком обучении идёт речь? И когда всё это кончится?
        - Хм, - ухмыльнулся я - так тебе ничего не говорили?
        - Нет. Но Никитич был очень убедителен, и сказал, что со временем я обо всём узнаю. И я не заметил угрозы от него, поэтому и пошёл за ним.
        - Понятно. Что бы ответить тебе, на все твои вопросы, мне надо задать всего один вопрос. Ты искал «Белую Стрелу»?
        - Ну, да, - неуверенно сказал брат - я об этом давно уже говорю.
        - Ну, так ты её нашёл.
        - Как нашёл? - такой растерянности на его лице я ещё не видел, он всегда был очень самоуверенным типом - Ты хочешь сказать, что это и есть «Белая Стрела»?
        - Скорее, это база «Белой Стрелы», а «Белая Стрела» - это люди, находящиеся на этой базе, и выполняющие определённые задачи.
        - Подожди, - неуверенно продолжил Олег - а те, рабочие, которые что-то там изготавливают, тоже из этой организации?
        - Вот они как раз нет, это простые работяги из Твери, и о нас они ничего не знают. Для них мы такие же работяги, но занимающиеся секретными разработками.
        За короткий промежуток времени на лице брата промелькнула такая гамма чувств, что в пору писать картину, которая угрожает стать портретом загадкой. Тут было и удивление, и недоверие, и радость, и разочарование и даже злость. У его супруги наблюдалась та же картина, но здесь ещё добавилась тоска. Такой взгляд я наблюдал у моей Сашеньки, когда мы в очередной раз расставались на неопределённое время. Видимо Лена поняла, что поиск мужем загадочной организации завершён, и теперь он будет рисковать своей жизнью ради достижения чего-то эфемерного, для будущего россиян.
        - Но, как же, - наконец разродился он - выходит, ты тоже здесь работаешь?
        - Да, Олег, и уже очень давно. С самого начала, как появилась «Белая Стрела».
        - И эта попытка захвата связана с тобой? - наконец задал он правильный вопрос.
        - Да, тебя хотели захватить, что бы воздействовать на меня.
        - Саня, кто ты? - в его вопросе не было издёвки. Он реально хотел знать - почему, из-за меня, затеяли такую котовасию.
        - Хват, зови меня Хват. Всех, кто здесь есть, к работе готовил я, кроме командира, Никитича и нашего повара. В начале, я был просто инструктором у них по рукопашке, а потом, после учёбы в школе КГБ, я стал одним из них. «Белая Стрела» появилась случайно, издержки профессии. Мы были просто группой ликвидации при КГБ. Когда нас сократили, мы стали только «Белой Стрелой». Эта база построена на средства, полученные при работе в этой группе, путём отъёма этих средств у незаконопослушных граждан, мягко говоря.
        - Родители знают? - спросил он.
        - Отец знает, Саша знает. Мама не знает, но думаю, догадывается.
        - Значит, только я блуждал в неведении?
        - Не огорчайся. - успокоил я его - Должен понимать, секретность превыше всего.
        - Да я не в упрёк, - махнул он рукой - понимаю. Просто, столько времени искать «Белую Стрелу», а она, оказывается, была под носом. А чему ты обучал своих парней, того, что не умею я?
        - Рукопашке, я же говорил.
        - Так, в рукопашке мало кто со мной сравнится.
        - Поверь, даже самый щупленький боец из нашей группы, способен сделать тебя за пару секунд.
        - Не может быть. - скептически хмыкнул Олег - Что бы меня свалить, постараться надо.
        - Ладно, - я встал и предложил - ударь меня. Да не жалей. Бей со всей силы.
        - Да я же тебя убью, если со всей силы врежу. - сказал он вставая - Не, Са... Хват, мне брат ещё нужен.
        - Тогда бей. Ты же хотел узнать, чему я их обучал. Да не переживай ты, ничего ты не сможешь сделать со мной. Вон, даже Лена не переживает.
        - Я почему-то уверена, что у него ничего не получится. - подзадорила она его.
        - Ах, так? Ну ладно, сам напросился. - и он выстрелил мне в голову своим пудовым кулачищем.
        Перейдя на сверх скорость, я увидел, как рука медленно приближается к моему лицу. Чуть отойдя в лево, я перехватил его руку, и резко вывернул её за спину, разжав кулак, взял на болевой за кисть. В таком состоянии противник не опасен. Выйдя в нормальный режим, я услышал покряхтывание Олега из неудобной позы. Попытавшись вырваться, он только усугубил ситуацию, потому что я усилил болевой, вывернув кисть ещё сильней.
        - Всё, всё, отпусти. - взмолился брат - Был не прав.
        Я отпустил его руку. Он, размяв свою кисть, неожиданно спросил:
        - И я тоже так смогу?
        - Для этого я и буду тебя обучать.
        - Но как? Я даже ничего не заметил. Если бы сейчас сам не ощутил на себе, сказал бы, что такое просто невозможно. Я ведь был первым бойцом у себя в полку. Против меня даже командир полка не мог выстоять больше двух минут, а он знатный боец.
        - Просто у меня был очень хороший учитель в начале, а дальше я развился сам. Не грузись. Ты тоже так сможешь со временем. Это не главное. Главное у нас - это преданность своему делу.
        - Ну за это можешь не переживать, - улыбнулся чистой улыбкой братишка - в преданности ТАКОМУ делу я вижу свою жизнь, и моя супруга разделяет это мнение.
        В ответ, Лена прижалась к своему мужу, и улыбнулась в ответ. Увидев это, я понял, преданней людей найти просто невозможно.
        Поболтав с ними ещё с часик о наших близких и семейных тайнах, я попрощался с ними, предупредив брата, что бы завтра с утра зашёл к командиру, и, сославшись на предстоящие завтра дела, ушёл к себе. Надо действительно выспаться. Завтра будет очень интересный день.
        ГЛАВА 13
        Утром рано, в пять часов, я встал, умылся, и направился в столовую. Наш повар встаёт очень рано, ведь надо подготовить завтрак тем, кто отправляется на задания рано утром, а то, что сегодня тоже будут командированные, т.Глаша уже знала. Да она и так встаёт очень рано. Наверно уже возраст сказывается. Ей в радость покормить ранних пташек.
        Поздоровавшись с ней, и поговорив о моём брате с женой, я уже собирался забрать поднос и присесть за стол, как она задала вопрос:
        - Сашенька, а жена его, чем занималась раньше?
        - Хм, а я даже и не спросил у неё, - потеребил застенчиво свой нос - мой косяк. А что?
        - Да вот, думала, может мне помощницу выделят. Старая я стала, тяжело мне уже справляться. Суставы очень болят уже. Думаю, не долго мне радовать вас осталось. - сказала она очень тихо и очень спокойно, как будто смирилась уже со всем. И так мне больно стало за неё, и стыдно, что ни разу не спросил, как она себя чувствует, не нужна ли помощь в чём. Глаза мои заволокла пелена, и что бы, не выдать своих чувств и не пустить слезу, которая уже собиралась упасть с моих глаз, я сказал почти механическим голосом:
        - Тёть Глаш, вы подождите меня, пока я не вернулся с задания, - и, наконец, справившись с охватившими меня чувствами, продолжил уже мягким, заботливым голосом - не надо хоронить себя раньше времени, вы нас ещё долго будете радовать. Приеду с задания, займусь вашими суставами, будете как новенькая, обещаю. А помощница вам в любом случае нужна, народу прибавляется, и одной уже действительно будет тяжело. Вы сходите к Георгичу, он вам не откажет. В крайнем случае, если Лена не повар, он что ни будь придумает.
        - Спасибо Сашенька, - расплакалась тётя Глаша, и смахивая слёзы, продолжила - спасибо на добром слове. Не получится у тебя справиться с суставами. Это уже старческое, я уже привыкла, а к Серёженьке я всё же схожу.
        И тут в столовую зашёл Кречет, и сразу направился в нашу сторону.
        - Тёть Глаш, - прищурился я от смешинок в глазах - вы в чудо верите?
        - В бога перестала верить, - задумалась она - а в чудо... В чудо пожалуй верю. Были со мной случаи, которые как чудом описать и не возможно. А что?
        В это время к нам подошёл Кречет, и поздоровался с нами.
        - Посмотрите на его руки, - продолжил я прерванный диалог - что вы видите?
        Кречет понял о чём речь, и вытянув руки, стоял и улыбался.
        - Ну, руки как руки, - на полном серьёзе пытаясь найти какие-то несоответствия сказала тётя Глаша - ничего особенного, такие же, как и у тебя.
        - Вот именно, ничего особенного, - хмыкнул я - а совсем недавно у него не было одной из них, точнее кисти. Ему её оторвало взрывом. Никто об этом не узнал, потому что я вовремя на это отреагировал, и принял меры. Через три дня он уже был с новой кистью. Да вы спросите у него, он не соврёт.
        - Это, правда, - подтвердил мои слова Кречет - он это может. Но ты же не хотел об этом никому говорить, - уже обращаясь ко мне, сказал он - или что-то случилось?
        - Да ничего серьёзного, - махнул я рукой - просто тёте Глаше надо помочь, суставы у неё больные. Я пообещал, тётя Глаша не верит.
        - Верьте, верьте ему, - замахал он головой так, что ещё немного, и она оторвалась бы - не врёт он. Однажды меня даже от смерти спас, но никто об этом не знает, кроме меня и его. Он у нас сама скромность.
        - Хорошо, - опешившая тётя Глаша не знала, как реагировать, на такой напор - надеюсь, что это правда. - и уже с затаённой надеждой, продолжила - так значит, ты сможешь помочь мне?
        - Конечно, тётя Глаша, я же пообещал. Вы для меня и для наших ребят как мама. Как я могу обмануть вас?
        С глаз у тёти Глаши слёзы полились ручьём, наверно от счастья, потому что раньше они были другие, выражение лица было другое. Это какие же боли надо было терпеть, что бы так радоваться даже простой надежде на чудо. Не женщина, а скала. Я скользнул в ра-хат, и осмотрел её, проклиная себя за тормознутость. Ну так и есть, в районе коленных суставов и стоп, а так же кистей рук, просматривались багровые всполохи. У ней даже сейчас дикие боли, а она стоит и терпит. Пока Кречет обнимал её, успокаивая, я при помощи своих лучей, выровнял структуру суставов, таким образом, сняв раздражающий фактор, я заметил, что всполохи стали пропадать. Прогрев немного своей энергией эти места, бардовые всполохи пропали совсем, вместо этого они стали светиться равномерным розовым цветом. Это конечно ещё не всё, просто сейчас у нас совершенно нет времени, а на это нужно ещё и масса энергии. Восстановление повреждённых суставов, это сродни выращиванию кисти у Кречета. Там тоже была регенерация тканей. Но пока - того что сделал, должно хватить на какое-то время.
        Пока я занимался ей, она так и стояла, уткнувшись лицом в грудь Кречету, и плакала. Но когда я подходил к концу, она уже перестала плакать, и всё ещё не веря, что дикие боли стали уходить, отстранившись от Кречета, произнесла:
        - Ой, что это? - она повела руками, сначала осторожно, но потом уже смелее прошла по кухне, даже попыталась присесть, и когда у ней это получилось, у ней опять хлынул водопад с глаз - Так это правда? Я не чувствую боли! Совсем не чувствую. Сашенька, когда же ты успел?
        Обняв её, и снова попытавшись успокоить, я сказал:
        - Тётя Глаша, я только снял пока боли, не знаю, на сколько - это продлится, но теперь вам будет легче меня дождаться. Лечение ещё впереди. А теперь нам надо позавтракать и выезжать, дело не ждёт.
        - Да, да, конечно, мальчики мои, - уже совсем успокоившись, она споро стала собирать завтрак Кречету, мой же завтрак она без сожаления забраковала, потому как остыл уже давно, и выдала новую порцию яишенки на беконе с луком, пару бутербродов с маслом, и кофе с молоком. Всё исходило паром. Не знаю, как ей это удаётся, но делает она это очень быстро. Не прошло и трёх минут, как мы уже забирали снаряжённые подносы.
        - Приятного аппетита, мальчики мои дорогие, - искренне радуясь проводила она нас до стола, теперь эти движения доставляли ей только радость - приятного аппетита!
        - Спасибо, тётя Глаша! - ответили мы в разнобой.
        Быстренько закинув в жерло желудка такую восхитительную еду, мы попрощались с тётей Глашей и отправились в дорогу. Прощаться ни с кем не стали. Все кому положено знали, что мы отправляемся на задания, и попрощались перед этим.
        До Москвы добрались без происшествий. Уже к вечеру были у дома клиента. Дом был с внутренним двором, с одним входом выходом. Располагался он буквой «С», с выходом на центральную дорогу с четырёх полосным движением. В этом же доме, на первом этаже, находились продовольственные магазины. Район спальный, дом старый, и поэтому не удивительно, что своих клиентов у этих магазинов было в избытке, потому как поблизости магазинов не наблюдалось, только в следующем квартале.
        Поставив машину на стоянке у магазина, Кречет отправился на разведку. Вернулся он через часик. На улице уже было темно, осень на дворе. Морозов ещё не было, но довольно прохладно. В простой куртке уже не походишь, одеваться уже надо теплее, а Кречет был одет довольно легко, в одну кожаную куртку, поэтому завалился в сильно дрожащем состоянии.
        - Тихо там, нет пока клиента. Замёрз как цуцик. Надо было всё же свитер одеть. И почему жену не послушал?
        - Ладно, - начал я вылезать с машины - ты пока грейся тут, а я в магазин схожу, прикуплю что ни будь перекусить, а то уже кишка кишке рапорт пишет. Эх, вкусная была яишница, сейчас бы с удовольствием её ещё раз навернул.
        - Давай, давай, иди уже, а то сейчас панельку грызть начну.
        Магазин ещё работал. Время уже было полдесятого, а он закрывался в десять. Покупателей всего было пару человек, поэтому я там не задержался. Купил батон, молока и пару пачек плавленого сыра «Волна», ничего, перекусить хватит. Мы не на курорте. Впрочем, даже этому Кречет был безумно рад.
        Перекусив, стали ждать. Ожидание не затянулось. Через десять минут, как мы поужинали, подъехало такси, и не заезжая во двор, высадило пассажира. Когда он открывал дверь, внутренним освещением кабины осветило его, и мы опознали в нём своего клиента. Как он выглядит, мы знали по фотографии, которую сделал Погост, и которая была сейчас у нас в руках. Брали Погоста с кучей документов, среди которых оказалось и это фото. Фото было подписано с обратной стороны, так что ошибки быть не могло.
        Выйдя с машины, он беспечной походкой пошёл в арку дома, но беспечность эта была наигранной. Мы заметили, как он грамотно просканировал округу, уделив внимание и нашей машине. Но у нас в машине свет не горел, и разглядеть там, кого ни будь в такую темень просто не возможно. Здесь стояло и кроме нашей машины достаточно других, небольшая стояночка была заставлена полностью.
        Видимо ничего его не насторожило, потому, что ничего не поменялось в его поведении. Как только он исчез за поворотом, осторожно открыв дверь, Кречет пошёл следом. Вернулся он через пару минут. Всё было готово, клиент был в клетке.
        Переодевшись в рабочую спецовку электрокомпании - обслуживающей данный район, я пошёл во двор. Кречет пристроился рядом. Войдя в подъезд, я сразу пошёл к щитовой, неся с собой чемоданчик с инструментами, Кречет спрятался под лестницей. Может быть, его и насторожит тот факт, что время уже позднее, в такое время рабочие уже по домам сидят, но я рассчитывал на аварийную службу, те работали круглые сутки, такая же надпись была у меня и на спецовке.
        Устроился клиент на первом этаже. Окна его выходили на другую сторону двора, в экстренном случае он мог покинуть квартиру с окна, а может он и люк в подвал смог устроить, этим мы не интересовались. Может и не профессионально, но мы были в цейтноте, времени не было совершенно для разработки более серьёзного плана.
        Подойдя к щиту и открыв ящик с инструментом, я открыл дверку щита, а была она закрыта встроенным замком, который открыть мне не составило труда, и выключил автомат квартиры клиента. Изображая кипучую деятельность, я стал ковыряться внутри щита, при этом напевая простенькую мелодию. Реакции пришлось ждать достаточно долго. Я не боялся быть узнанным, а уж то, что у них есть моё фото, я нисколько не сомневался. Я поработал над своей внешностью, и теперь в щите ковырялся побитый жизнью работяга, с седой шевелюрой на голове и обветренным лицом.
        Минут через двадцать только приоткрылась интересующая меня дверь, и высунув голову наружу, клиент удосужил меня своим вниманием.
        - Долго вы там ещё возиться будете? Не могли днём свои дела сделать? - довольно грамотно спросил он. Надо сказать, что акцента я почти не заметил. Но всё же что-то было в его речи не наше. Произношение, или может интонации, но опознать в нём иностранца можно.
        Я не стал ему ничего отвечать, а просто остановив время, подошёл к нему, и когда вернул время в нормальное русло, ударил пальцем в шею, со слабым энергоимпульсум, что бы уж наверняка. Клиент тут же поплыл. Открыв по шире дверь, я перехватил его, и перенёс в комнату. Следом уже вломился Кречет. Оставив его с клиентом, я дошёл до щитовой, и включил автомат. Закрыл распределительный щит, и забрал инструмент. Быть замеченным я не опасался, на других дверях не было глазков, камер тоже не заметил, а работал я довольно тихо. За время работы, никто не проходил мимо, так что дальше можно работать спокойно. Зайдя в квартиру, я запер дверь, и посмотрел в глазок. Ох ты ж, а глазок то не простой. с ночной подсветкой. Даже если света не будет в подъезде, гостей легко можно разглядеть. Стало быть, все эти двадцать минут, он изучал меня, не решаясь открыть дверь. И если бы я дёрнулся, то дверь бы он захлопнул очень быстро. Я бы просто не успел до него добежать, коридорчик длинный, метра четыре. Был бы на моём месте обычный человек, так бы и случилось, но ему не повезло. Не в те игры он начал играть, и не тех
ребят заказал. Дверь тоже внушала уважение. С внутренней стороны - она была металлической, с толщиной стенки приблизительно в десять миллиметров. Калаш, может и не выдержит, а вот пистолеты легко сдержит. Хотя, если внутри ещё и песок, то может и калаш сдержит. Дверь тяжёлая. Косяк усилен. Вполне возможно, что калаш сдержит. Да и глазок у него телескопический. С такой конструкцией в глаз не выстрелить. Серьёзно подошёл к своей безопасности.
        Пройдя в комнату, я заметил, что в углу спальни открыт какой-то люк, осмотрев его, ещё больше зауважал профессионализм клиента. Как я и думал, у него был готов план отхода. И ход этот вёл куда-то в глубину, минуя подвал. На уровне подвала была выложена вокруг стена, и вниз уходили ступеньки из металла. Спустившись немного вниз, я понял, что ход этот ведёт в московские катакомбы, но перед этими катакомбами был свой своего рода шлюз, на выходе которого была металлическая дверь с кодовым замком. Нормальный у него отход был. Я уж начал было думать, что это очень не профессионально, закольцованный двор, с выходом только в том месте, где и вход, а на самом деле - выход у него гораздо безопасней.
        Исследовать катакомбы я не стал, тут без подробной карты делать нечего. Для этого даже у нас специальная служба была, которая занималась этими катакомбами. Подступы к Кремлю под землёй все были под надзором. Вот так забредёшь не туда, а тебя пополам с пулемётов. Прецеденты были, и не раз. У нас же народ любопытный, диггеры до сих пор библиотеку Грозного ищут, забредают иногда не в те места. Грамотный диггер, конечно, не сунется в подозрительное место, а новички частенько и не доходят до таких мест, пропадают на различных уровнях катакомб пачками.
        Сейчас правда эту службу расформировали, нет средств, но автоматика там до сих пор работает и автоматические пулемёты тоже. Ну, его, к лешему, эти катакомбы.
        Был случай, там даже чеченских террористов положили, которые готовили подрыв Кремля, и не чем ни будь, а ядерным боезарядом, который где-то раздобыли. Подробностей я не знаю, знаю только, что помог помножить эту группу как раз диггер с позывным «Леший». Вот он пусть и занимается этими делами, а мне и без этого работы достаточно.
        Закрыв люк, и прикрыв его половичком, я направился к клиенту. Он ещё не пришёл в сознание. Кречет сидел рядом на корточках, тщательно связав Фишера, а то, что это именно он, не было ни каких сомнений.
        Засунув ему кляп в рот, на всякий случай, мы взяли его с двух сторон и переложили на диван, так работать удобней. Клиент в себя так и не пришёл. Пока он был в отключке, мы решили пошмонать его закрома, что бы потом не терять времени. Но здесь тоже была опасность, действовать нужно очень осторожно. Клиент матёрый, может случиться так, что в интересных местах окажется закладка, после срабатывания которой, нам уже ничего больше не нужно будет, поэтому мы осмотрели квартиру только внешне, искать тайники даже не пытались.
        Ничего интересного нам этот осмотр не дал. Если не знать точно, кто перед нами, можно было подумать, что это среднестатистический гражданин России. Роскошью квартира не блистала, всё как у всех в этом времени. Стенка, диван, стол, стулья, телевизор - старенький «Горизонт», люстра на потолке - какие приобретались отстояв приличную очередь, пара кресел из кожзама, и синтетический ковёр на полу. На стенах обои в цветочек и картина «Девятый вал», всё как у всех, только картины разные. Кухня тоже не блистала вычурностью. Старенький буфет, обеденный стол с парой табуреток, плита и мойка. Посуды было очень мало, и вся на одну персону. Гостей он сюда не приводил. Спальня тоже с одной односпальной койкой и комодом в углу. Также был платяной шкаф и тумбочка рядом с кроватью. Всё, мебели больше не было, всё только то, что необходимо, никаких изысков. Уверен, что если поспрашивать о нём у соседей, то скажут - тихий, добропорядочный человек. Идеальная маскировка. Вот только наличие пистолета в руке за спиной, когда он открывал дверь, портила всю картину. В наше время, добропорядочные граждане пистолеты не
носят, а про бандитов не скажут, что они добропорядочные. В том, или ином случае, но выдадут свою сущность, этот же человек, работал здесь годами, и о нём никто ничего не мог сказать плохого. А впрочем, и хорошего тоже. Такие люди не любят выделяться. Хорошего зверя мы поймали. Осталось только выпотрошить его, с пристрастием.
        Клиент ещё в себя не пришёл, и, подумав, что при допросе желательно, что бы у него рот был открыт, а он ведь обязательно кричать начнёт, соседей подымит, нам помешает работать, мы решили спустить его в низ. Притащив его в спальню, и положив рядом с люком, мы удивились - не увидев этот люк. Зная, что он есть, но, не видя его совершенно, это было сродни взрыва мозга. Упав на четвереньки, и обследовав практически каждый сантиметр, мы всё же нашли еле заметную щель в полу. Никаких ручек вокруг не наблюдалось. Как же он его открывал? Обследовав пространство вокруг люка, я обратил внимание на плинтус, который был чуть-чуть отстранён от стены. Всего на полмиллиметра где-то, но от стены он отходил. Потянув его на себя, я услышал щелчок, и люк приоткрылся. Кречет откинул люк полностью.
        - Ну, ты МОЗГ Хват, - улыбнулся Кречет - опять использовал какие-то возможности?
        - Да нет, просто внимательность, и больше ничего. Здесь плинтус слегка отходил, вот и решил проверить версию.
        - А если бы заминировано было? - вдруг насторожился Кречет.
        - Ну, не взлетели же? - развёл я руками, и увидев что Кречет опять что ни будь выдаст, я продолжил - Да успокойся ты, я тоже не тороплюсь к предкам, просто кроме этой щели я заметил свежий отпечаток пальца. В масле он ковырялся, что ли?
        - А-а, ну тогда норма. - успокоился он - Давай, я тебе его подам, и прикрою люк, что бы шум сюда не поднимался, ты сам там тогда, я на стрёме. Закончишь - постучишь, открою.
        - Лады.
        Я спустился вниз, и Кречет спустил бесчувственную тушку клиента. Приняв его и перетащив по ступенькам вниз, я уложил его на пол. Клиент потихоньку стал приходить в себя.
        Свет сюда практически не поступал. И как с ним работать при этом? Осмотрев шлюз, я заметил на потолке лампочку, стало быть, свет мы получим.
        - Подожди, не закрывай, - крикнул я Кречету - здесь темно, как у негра... в Африке. Здесь должен быть выключатель, погоди.
        Осмотрев шлюз и пространство вокруг лестницы, я ничего не обнаружил, тогда я вылез, и стал осматривать уже в который раз спальню. Какой-то выключатель я нашёл в платяном шкафу, но сразу его включать не стал. Увидев, что провода от него уходят под плинтус, я уже не сомневался, вряд ли враг сделает активатор подрыва в таком неудобном месте. Его надо делать так, что бы, не терять время на мелочи. Щёлкнув выключателем, я посмотрел вниз, всё верно, свет там был.
        Спустившись вниз, я услышал, как наверху щелкнул замок люка. Всё, можно приступать к потрошению.
        Клиент уже пришёл в себя и рассматривал меня с затравленным видом. Он меня ещё не узнал. Я снял парик, и стёр грим платком, взятым специально для этого, вот тут-то клиенту действительно поплохело. Глаза чуть ли не вылезали из орбит, лицо покрылось крупными бисеринками пота, а в шлюзе вовсе не тепло, я бы даже сказал - слегка прохладно. Послышалось, как у клиента не выдержал кишечник, а потом и унюхалось.
        - Ну, что же ты делаешь, ирод? - завязывая на лицо тот самый платок, отсекая себя от неприятных запахов - А ещё профессионал. Какой же ты на хрен профессионал? Погост вон, и то, намного достойнее себя вёл, я ему шесть пальцев успел сломать, и глаз выбить, и только после этого он стал говорить. И воздух он не портил как ты, засранец. Что, не ожидал, что так может получиться? Думал, всё предусмотрел? Зря ты так подумал. Я вас, сучар, всех на ноль помножу. А тебя я буду убивать медленно и со смаком. Нравится мне видеть как вы, «гроза человечества», в грязи валяетесь, вымаливая свою никчёмную жизнь. Представляешь, варвары, которые не достойны жить свободными, истязают представителя «передового народа». Вы ведь так о нас говорите, я не путаю? Вот уже сколько сотен лет разные страны пытаются завоевать Россию, и ни у кого пока этого не вышло. Почему вы думаете, что у вас что-то получится? Вы, где скопилась вся человеческая грязь, с момента освоения Америки. Те, кто уничтожал целые народы, теперь нас учат демократии, толерантности и терпимости. И под шумок пытаются отобрать наши богатства. Вот ваши
ценности. Как я вас ненавижу, мразей. И знаешь, тебе я всё-таки открою тайну, ты всё равно уже никому это не сможешь рассказать. После того, как я получу полную информацию от тебя, мы разберёмся сначала со своей шушерой и презиком, а потом я поеду к вам, наводить конституционный порядок. Как тебе перспективы? - я кровожадно улыбнулся - Ну, что, будем сотрудничать, или желаешь помучиться для начала? Только учти, я не детектор лжи, я гораздо лучше, обмануть меня просто не возможно. Если услышу одно слово неправды, страдать ты будешь очень долго. Пока говоришь правду, я тебя не трогаю, ты просто лежишь в своём говне, попытаешься обмануть, и будешь получать удовольствия уже без остановки. От остановки сердца ты не умрёшь, я верну тебя обратно, я это умею. Времени у меня вагон, торопиться мне не куда. Ну, так как, будем сотрудничать?
        Клиент в согласии закивал головой, очень интенсивно закивал, боясь, что я передумаю. Хлипковатые всё же пиндосня. Боятся они истязаний. Я даже загордился за наших бандитов. Какие бы не были, а всё же русские, и духа даже у бандитов наших много больше, чем у этих отбросов человечества. Конечно, откуда там духу взяться, Америку ведь заселяли в основном бандиты со всей Европы и проститутки. А их бандиты - против наших не катят, хлипковаты слишком.
        Я вынул у него кляп со рта, и он тут же зачастил:
        - Я знаю, кто ты, ты Александр Стрелок, мне поступило сверху указание захватить тебя живым, и ни в коем случае не навредить. Тебя сначала хотели попробовать склонить на свою сторону, но если бы этого не случилось, то тебя бы просто отдали научникам, на исследование феномена ускорения в пространстве и во времени. Других участников вашей группы требовалось уничтожить, они нам не интересны. Что будет со мной, если я тебе всё расскажу?
        - Ты умрёшь легко, без боли. Как умер Погост, после того, как согласился мне всё рассказать. Так мы и вышли на тебя.
        Поразмышляв несколько секунд, он всё же решился:
        - Хорошо, спрашивай, я верю тебе. И я не буду врать. Если я что-то знаю о том, что тебя интересует, то ты получишь полную информацию.
        Я смотрел на него в режиме ра-хат, и видел, что он мне не соврал. Но выключать я его всё же не торопился. Хоть и съедал этот режим мою энергию понемногу, но я думаю, что с допросом я уложусь по времени.
        - Сколько ты работаешь здесь?
        - Двенадцать лет.
        - Переворот у нас, ваших рук дело?
        - Здесь в основном Англия постаралась, но мы тоже в стороне не стояли.
        - Грибачёв, чей проект?
        - Наш.
        - А Бельцин?
        - Это уже англичан в основном, но мы тоже там хорошо отметились.
        - У тебя много агентов в его аппарате?
        - Да, все советники, это агенты Америки, но не мои. Мне там работать не с руки.
        - Я не это имел в виду, про советников я и так знаю, они без наказания не останутся, я имел в виду чиновников центрального аппарата.
        - Ах, эти. Это не агенты, это наши куклы. Таких - там большинство. Мне проще перечислить, кого нам не удалось прибрать к рукам. Таких - всего десятки. Стойкие ребятки. Только благодаря им, вас ещё не захватили. Я имею в виду Россию.
        - У тебя есть документы по ним?
        - Да, я тщательно вёл дела. Все дела на фигурантов в сейфе, сейф здесь же. Вон, видишь, кирпич выступает?
        - Это тот, что под потолком?
        - Да, он. Нажми его.
        Я не заметил никакого подвоха с его стороны, говорил он пока только правду, поэтому я не раздумывал долго, и толкнул кирпич. Он мягко вошёл в стену, и у пола внизу, открылась ниша. Дверь, внешне напоминающая такую же стену, размером метр на метр, распахнулась наружу. Внутри было несколько полок. На верхней полке были какие-то документы в папках, под ней была полка с миниатюрными видеокассетами, кассет этих было достаточно много. Рядом лежало устройство, которое предназначалось для просмотра этих кассет. На следующей полке сверху лежало оружие. Тут были английские автоматы SA 80 L85A2 в количестве две штуки, пара английских же пистолетов Spitfir MK2, несколько пачек с боеприпасами, и четыре гранаты, эти уже наши Ф-1. На последней полке лежали деньги, много денег. Каких только купюр здесь не было. Кроме этого здесь была коробочка, в которой лежали бумажки со счетами и паролями.
        Осмотрев всё это богатство, я подошёл к клиенту. Он криво ухмыльнулся и спросил:
        - Ну, я заслужил лёгкую смерть?
        - Ещё нет, но ты идёшь в верном направлении. Что в папках и на кассетах?
        - Там вся компрометирующая информация на ваших руководителей, на кассетах факты получения денег и встречи со мной и моими агентами.
        - Там есть информация по тем, с которыми у вас ничего не вышло?
        - Да, там папка с оглавлением «бесперспективные».
        - Информация на твоих полевых агентов есть?
        - Да, там же, папка с оглавлением «Поле».
        - И много их у тебя?
        - Семьдесят девять человек. Это все агенты из ЦРУ. Из них девять - мои замы. Вся основная информация по полю стекается сначала к ним, уже потом они информируют меня. Я основной куратор.
        - Как так получилось, что ты выполнял полевую работу сам?
        - Не было рядом в этот момент никого, а работа срочная. Да и хотел развеяться немного в поле, вспомнить былое. Вспомнил... Как вы на меня вышли?
        - Тебя Погост заснял на камеру, а потом случайно его люди опознали, когда ты выходил из дома.
        - Понятно. Подвела самоуверенность. Слишком расслабился я за двенадцать лет.
        - Не казни себя, рано или поздно, это всё равно бы случилось. Ты и так переходил по этой жизни, целых двенадцать лет портил нам жизнь. Я так понимаю, агенты находятся по всей нашей необъятной?
        - Ну, да. Глупо их держать в одном месте. А, кроме того, у вас по всей стране масса «вкусных» мест.
        - Как ты с ними связываешься?
        - В папке всё есть об этом, но раз в неделю у нас происходит встреча с моими замами, на этой встрече мы обсуждаем дальнейшую стратегию и указания сверху. Последняя встреча была сегодня, поэтому я припозднился. Этого, кстати в папке нет.
        - Следующая, значит, будет через неделю?
        - Да, в частном доме на окраине Москвы, мы там как бы на шашлык собираемся.
        - Какие-то условности, или может быть знаки, о том, что всё в порядке, у вас есть?
        - Да, на заборе должно висеть две крынки. Если там только одна, то встреча отменяется, если ни одной, то срочно надо валить из страны.
        - Кто ни будь, встречает прибывающих?
        - Нет, каждый заходит самостоятельно. У нас уже давно не происходило ничего серьёзного в плане безопасности, поэтому и порядок поменялся. Раньше я выходил во двор, и торчал там до посинения. Хоть и старались все собираться в одно время, но частенько не всегда это получалось. Страна у вас огромная, не всегда удавалось вовремя добраться до Москвы.
        - С ними ещё кто ни будь приходит?
        - Нет, только мои замы. Если идёт ещё, кто ни будь, значит что-то не так, и это знак опасности.
        - Понятно. Адрес и время следующей встречи.
        Он продиктовал мне адрес и время, я записал всё это в блокнот. Кроме этого, он сказал, что в той папке есть фотографии на всех агентов ЦРУ, работающих у нас, так что, ошибиться я не боялся. Кстати, место встречи оказалось на окраине Балашихи, в крепком частном доме на отшибе, с большим участком, который не обрабатывался очень давно. Только придомовая территория была боле менее проходима. Дом оставлять без присмотра он не боялся, просто платил деньги участковому, и тот ежедневно обходя свою территорию, присматривал за ним.
        - Что за счета в коробочке?
        - О-о, это моё самое стратегическое оружие. Это все счета ваших руководителей с паролями. Благодаря ним, я мог разворачивать ситуацию в любую интересующую меня сторону. Они наивно полагали, что мы не сможем проследить все их транзакции. Только они не учли, что все банки в мире - сотрудничают с нами, даже часть ваших банков. Швейцарские банки тоже под нашим контролем. Если ни у кого ещё, ни чего не пропало, то это говорит лишь о том, что нам это пока не надо было, это самый последний довод убеждения. Гораздо спокойней обходиться лишь пряниками. Но и этот метод мы не убираем, достаточно только намекнуть строптивцам о номере его счёта, как он идёт на сотрудничество. Потом конечно спешно меняет банк и переводит на другой счёт свои накопления, но мы об этом узнаём в тот же час.
        - А наши счета вам тоже известны?
        - Нет, неизвестны. Мы даже не знаем, под каким именем вы зарегистрированы. Но если, единовременно, на какой ни будь счёт, переведут достаточно солидную сумму, то это станет известно в тот же час.
        - А если перевести на разные счета?
        - Те счета, которые находится в этой коробочке, отслеживаются, и если вы переведёте их на другие счета, то это ничего не даст, они станут известны в любом случае. Лекарство только в их растрате.
        - Ладно, с этим мы разберёмся.
        Ещё некоторое время я расспрашивал его об особенностях встречи агентов, об их договорённостях и привычках, о расположении дома и прилегающем участке, да много о чём, и всё больше о предстоящей операции. Он не врал мне, я контролировал все его ответы. Это детектор лжи можно обмануть, он работает по совершенно другому принципу, меня же невозможно. Ещё нет даже такого аппарата, который может считывать состояние ауры и динамику её изменений в зависимости от ответов вопрошаемого, а поэтому и обмануть того - чего нет, нельзя. Сначала надо изобрести такой аппарат, а потом думать о методах обмана.
        Все боле менее важные моменты я записывал в блокнот. Память у меня хоть и хорошая, но не идеальная. Над этим, кстати, стоит поразмышлять. Может у меня и получится что-то в этом направлении. Пока не было такой необходимости.
        - Куда ведёт этот ход? - задал я очередной вопрос.
        - В Московские катакомбы, куда же ещё? Там, в сейфе, сбоку от документов, есть карта этих катакомб. Она хоть и не идеальная, но много интересного можно на ней найти. Многие выходы я исследовал в свободное время, и есть достаточно перспективные в качестве незаметной заброски в подземелья.
        - Сам то, пользовался?
        - Бывало. Для меня это было очень необходимо в некоторых ситуациях.
        - В Кремль тоже есть проход?
        - Проходы-то есть, только вот не проходимы они. Ваши спецслужбы очень постарались в своё время, перекрыли качественно. Пару агентов я потерял в тех переходах, чудом сам ушёл. Там в основном автоматика, но и дежурные выходят на проверку срабатывания такой автоматики. В первые года - даже думать о проникновении было боязно, там, в округе каждый метр простреливался, сейчас же проще, людей следящих за безопасностью катакомб очень мало, но они всё же есть. Вот от такой группы я и ушёл чудом. А ещё мутантов там куча всяких. Чего только там нет. Один раз крысу видел, размером с дога, другой раз, когда спустились на минус третий уровень, увидел какого-то странного человека. Весь белый как мел, обросший с ног до головы, одежды вообще нет. Голова вообще на человеческую не похожа, жуть одним словом. Увидев нас, стал кидаться какими-то камнями, да так метко, были бы без шлемов - разбил бы голову. С тех пор жажда исследований пропала. Ниже минус первого этажа не спускался. Дай попить, пожалуйста? А то горло уже пересохло. Там, за оружием, вещмешок лежит, это на случай экстренного отхода приготовил.
        Заглянув повнимательней в сейф, действительно нашёл вещмешок. Как я раньше его не разглядел? Достав его, я вытащил бутылку минералки и подтащив Фишера к стене, прислонил его к ней, а то он так и лежал на полу. Открутив пробку, напоил его. Полбутылки выдул, действительно жажда замучила. Отрыгнув газ, он продолжил:
        - Код двери, 261095.
        - Странный какой-то код.
        - Я недавно его сменил. Это дата одного события, не важно, это событие касается только меня, оно важно для меня. А теперь это уже и смысла не имеет.
        - Хорошо, пусть это останется твоей тайной. Люк-то как открыть изнутри?
        - Плафон на потолке прижми слегка, люк приоткроется.
        - Ладно, пора заканчивать, - я уже порядком устал, энергии утекло - прорва, сейчас я был похож на выжатый лимон - хочешь, что сказать напоследок? Может, вопрос, какой мучает?
        Фишер ненадолго задумался, и всё же спросил:
        - Скажи, Александр...
        - Хват, зови меня Хват.
        - Хм, Хват, говорящее прозвище. Хват, у нас был хоть единственный шанс подружиться с тобой?
        - Ха-ха-ха, - не выдержал я и заржал, отсмеявшись, продолжил - теперь это вы так называете? Подружиться? Попытка захвата меня и моей семьи, попытка уничтожения ребят с моей группы, а дважды и удачная попытка - это только способ достичь дружбы со мной?
        - Я понимаю, выглядит это абсурдно, но ведь ты добровольно не поехал бы? Как-то же нужно было с тобой встретиться. А в Америке тебе возместили бы все неудобства, и очень хорошо вознаградили за сотрудничество. В таких делах Америка очень не жадная.
        - Это попытка вербовки? - насторожился я, приготовившись закончить наш диалог немедленно.
        - Нет, что ты, никакой вербовки. Я же знаю, что это невозможно. Просто хотел узнать, где мы ошиблись. Мне ведь всё равно уже отсюда не выйти, а так хоть буду знать, ради чего я прожил свою никчёмную жизнь.
        - Хорошо, - постепенно успокаиваясь, я продолжил - последнее желание и в общем-то это меня не затруднит. Во-первых, вы выбрали неправильную форму предложения дружбы, через захват этого не добиться. Во-вторых, а может это и главное, вы залезли в наши внутренние дела, в нашу экономику, разрушили производства и инфраструктуру. Правильно, зачем вам лимитрофное государство, которое обладает своими производствами. Вам ведь надо куда-то сбагривать свои товары, а государство, имеющее производства - сама может создавать эти товары. Зачем вам конкурент? В-третьих, вы захапали все наши энергоресурсы, все контрольные пакеты акций у вас. В-четвёртых, вы развратили нашу молодёжь своим гнилым образом жизни, нажива ради наживы. Кроме этого, теперь они бегают по стране с бредовыми идеями равноправия пидарасов, будем говорить без экивоков, и не надо морщиться. Прикрываясь словами, гомосексуалисты или нетрадиционное меньшинство, вы просто оборачиваете гавно в праздничный фантик. Навязали нам свои дерьмократические ценности. У нас не может быть ваших ценностей. Вы сюда ничего не принесли, кроме разрухи. И поэтому,
вашего здесь не может быть ничего. Но молодёжь подхватила эту заразу, и дружно стало себя убивать. Наркотики, проституция, СПИД, продажа Родины, перенимание образа жизни потреблядства, вместо созидания - разрушение. Я могу много ещё перечислять, только зачем? Ты ведь это и сам видишь прекрасно, тем более, что сам ко многому приложил руку.
        - Да, я не буду отрицать, что именно к этому мы и стремились. «Разделяй и властвуй». Только я не могу понять, почему у нас не получается с некоторыми из вас абсолютно ничего? Взять тех, что мы так и не перетянули на свою сторону. При попытке их завербовать, погиб не один агент. А ведь им предлагали очень не маленькие суммы.
        - Эх, американец, - искренне вздохнул я - когда же вы поймёте своим умишком, что дух русского человека невозможно убить или купить. Есть, конечно, и у нас гниль, она есть везде, но основной народ, соль русской земли - это очень крепкие духом люди. Не смотри на то, что он выглядит полным хиляком, и одет как последний бомж, зато духа у него столько, что ни одному смертному его не выбить у него. Здесь, в России, находится душа земли, и мы её хранители. У вас, в Америке, находится её желудок. И частенько желудок управляет разумом, но не душой. И в нашей группе именно такие люди. И таких у нас в стране - очень много, миллионы. Мы терпеливый народ, сами ни на кого не нападаем, всегда только защищаемся. Мы не любим воевать, но делать это умеем очень хорошо. Не следовало вам соваться сюда. Теперь, мы будем уничтожать вас, и начнём с вашего хвалёного ЦРУ.
        Смотрел я на этого американца, и видел, как сменяются краски его ауры. В этот момент он видимо переосмысливал весь свой жизненный опыт, вспоминал прошлое, делал какие-то выводы. Взгляд его был устремлён в пустоту. Даже когда я закончил свой монолог, он ещё долго не подавал признаков активности. Наконец придя к каким-то только ему понятным выводам, он заговорил:
        - Понятно. Прав был Бисмарк, с вами лучше не воевать, а дружить. Жаль только до нашего руководства этого не довести. Для них главное только деньги, ничего другое их совсем не интересует. Даже власть только ради этого. Правильно ты сказал, что Америка - это желудок земли. Наши патриоты не способны быть преданными своей стране, если его заинтересовать деньгами. Если не купится за одну сумму, то купится за сумму значительно большую. Предсказуемый у нас народ. Взять хотя бы меня, испугался боли. Сомневаюсь, что если бы мы кого-то из вас взяли, то у нас вышло бы их разговорить. Двенадцать лет я провёл в вашей стране, и за это время так и не понял мотивы, которые движут вами. Побеседовав с тобой несколько часов - я практически во всём разобрался. Жаль поздно. Тогда я бы действовал по-другому. И не факт, что в пользу своей стране. Может быть даже наоборот. Да нет, точно наоборот. Ты раскрыл суть всего, что несёт Америка, и мне это очень не понравилось. Я и раньше знал, чем мы занимаемся и для чего всё это, но только сейчас задумался над тем - правильно ли это? Всю свою историю, Америка только и делала,
что нападала и отбирала, эдакий, паразит, на теле земли.
        У меня есть друзья, я до сих пор считал, что они друзья, но сейчас подумал, а что бы он сделал, предложи ему кто ни будь внушительную сумму, что бы продать меня, и я понял, что он бы меня продал, потому что я и сам бы так сделал. Нет у меня друзей оказывается, есть приятели, знакомые, родственники. Даже родственники не задумывались бы при этом, вот что меня печалит. Мать - пока маленький, она души в тебе не чает, оберегает, даже умрёт за тебя, но стоит тебе повзрослеть, как у ней начинается новая жизнь, и ты в ней не главное. Жаль, очень жаль, что всё так погано... У меня сейчас болит что-то в груди, не даёт дышать нормально, никогда такого у меня не было, даже когда я потерял очень близкого мне человека. Наверно это душа, я не знал, что она может так болеть. Я даже не знал, что она существует, только разговоры о ней и всё. Но что-то же болит у меня внутри, и болит очень сильно. Я бы лучше пытки перенёс, чем это. Я потерял всё, потерял задолго до нашей встречи, даже не зная об этом, только сейчас это осознал. Мне незачем жить, да и не жизнь это, барахтанье в болоте. Я всё узнал, больше меня ничего
не интересует. Давай заканчивать? Я готов.
        Я смотрел на него весь монолог, и видел, что он искренне переживает всю никчемность своего существования. Он плакал, но даже не замечал этого, слёзы просто катились по щекам, крупные слёзы, слёзы сожаления. Весь его монолог слёзы не переставали течь с его глаз. Он не рыдал, даже дыхание его не сбилось, он просто рассказывал о том, что чувствует, о том - что понял. В этот момент он высказывал свои сокровенные мысли, то - что беспокоило его раньше, но чему он не придавал значения. Так, осталось где-то на задворках памяти, и сейчас это выливалось в словах вместе со слезами. Я видел, что в районе груди у него растёт пожар, и тот голубой шар, что находился в этом месте, из светло голубого становился розовым. Ещё может быть немного, и он окрасится в такой же цвет, как и у наших парней, в золотистый. Я наблюдал рождение человека, человека с большой буквы, а не «потреблядь». В районе головы же, цвет стал приобретать светло голубой оттенок. До этого он был бордового цвета. Это чудо. Почему я раньше не обращал внимания, на такую разницу в людях? Может потому, что общался в основном только с россиянами? Но
тот английский агент в Волгограде, почему я у него не видел такого отличия, только общий фон? Хотя, я его не разглядывал так тщательно, как Фишера.
        И тут мне пришла в голову одна очень заманчивая идея, а может попробовать использовать его? Прежним он теперь вряд ли будет заниматься, после таких метаморфоз он не сможет вернуться к прежним занятиям. Я в этом уверен. А так, может ещё немало полезного сделает, да и не факт, что я обо всё успел его расспросить.
        - Слушай, Фишер, а ты очень хочешь умереть?
        - То есть как? - удивился Фишер, даже слёзы перестали течь из глаз - Ты же обещал. Я всё рассказал, нигде не обманул.
        - Да нет, ты меня не понял, - махнул я рукой и почесал лоб - как бы это... Я предлагаю тебе поработать с нами.
        - Как такое возможно? - не понял он меня - Я очень много вреда принёс вашей стране, даже убивать приходилось. Нет, я не смогу, - уже более осмысленно ответил он - я не смогу открыто смотреть теперь в лица ваших людей, я столько зла совершил...
        - Вот и прекрасно, что ты это осознаёшь. Если ты умрёшь - то ничего хорошего ты уже не сможешь сделать, а так хоть частично погасишь свою деятельность против нашего народа.
        - И вы мне сможете верить? - уже совершенно ошарашено уставился он на меня.
        - Я же тебе говорил, что я вижу, правду говорит человек или нет, ты мне ещё не соврал ни в чём. Да и присматривать за тобой будут. Сам-то как, хочешь изменить что-то в своей судьбе? Готов пересмотреть свои ценности? Сможешь ужиться со своей совестью?
        В этот раз Фишер задумался надолго. Минут через десять, уже окончательно разобравшись в себе, он ответил:
        - Если вы готовы мне верить, то я буду только рад изменить свою судьбу. Готов ли я пересмотреть свои ценности? Только здесь я понял, что не было у меня ни каких ценностей, теперь я буду приобретать их с вашей помощью. Мне понравилась концепция души, и я ощутил боль того, чего у меня не было, или было в зачаточном состоянии. Если это одна из основных ценностей, то я готов отстаивать её даже на столе пыток. Приобретя то, о чём только слышал в кулуарах, я не хочу это потерять. А совесть - совесть пришла ко мне вместе с душой, и сейчас она говорит мне, что я на правильном пути.
        - Ну, что ж, тогда не будем больше здесь рассиживаться, впереди великие дела.
        - Подожди, а как же твоё руководство? Они не будут против? - забеспокоился Фишер.
        - Руководство мне доверяет, не переживай. И они знают, что я вижу невидимое.
        Я поддел ножом верёвку на руках, и Фишер принялся растирать руки. Подойдя к плафону, я придавил его слегка, и люк отскочил от потолка. Поднявшись по лесенке, я вылез в спальню. Следом показался Фишер. Кречет видимо спал рядом, потому что взгляд был блуждающим, и глаза красные. На улице уже было утро следующего дня. Долгонько же мы беседовали. Но какой результат. Заполучить с потрохами целого куратора ЦРУ. Кречет, увидев, что Фишер стоит рядом и совершенно не связан, очень удивился, даже потянулся к оружию.
        - Спокойно, Кречет, не суетись, - остановил я его, выставив ладонь вперёд - теперь он работает с нами. Пока он будет жить здесь, и имитировать прежнюю жизнь, а позже мы воспользуемся его знаниями.
        - Хм, кто другой бы сказал, не поверил, но увидев запись с Погостом, сомнения отпадают. В ангела хоть он не превратился, как Погост?
        - Нет, не превратился. Но это и хорошо. Вряд ли бы он согласился тогда работать с нами. Он обычный человек, такой же, как и ты, и можно даже с уверенностью сказать, что он стал русским по духу. Фишер, - уже обращаясь к куратору - иди в ванну, вижу, что тебе не очень удобно. Возьми запасное бельё и свет заодно выключи в щлюзе.
        Когда Фишер ушёл мыться, Кречет не выдержал:
        - Как тебе это удаётся, Хват? Вот уж никогда даже не мог представить себе, что можно склонить на свою сторону такую фигуру. И что, он сейчас полностью лоялен к нам?
        - Более чем. Он возненавидел свою прошлую жизнь. И ты знаешь, я видел, как у него разморозилась душа. Он теперь предан нам, и не за страх, а на совесть.
        - Хм, ну, тебе видней. Что дальше? Едем на базу?
        - Едем, только сначала сделаем одно дело.
        В квартире был телефон, и я позвонил по нему на базу. Связавшись с командиром, я вкратце пересказал наш разговор с Фишером, и о том, что я его перевербовал, даже не то, что бы перевербовал, а фактически перекрестил. Командир очень обрадовался данному факту, и сказал, что человек из нашей группы присмотрит за ним. Он послал нам на усиление группу прикрытия, сразу как мы поехали в Москву, как знал что пригодится. Мне же следовало на всякий случай сменить код на двери шлюза и забрать всю документацию с кассетами. Деньги пускай пока остаются на месте.
        Как только я закончил с этими делами, с ванны вышел Фишер. Посвежевший, и с открытой улыбкой на лице. Предложил нам позавтракать, но мы отказались, надо было ехать на базу. На прощание я сказал ему, что бы вёл пока прежний образ жизни, в смысле работал на старом месте, а работал он на химическом производстве начальником смены. В скором времени мы навестим его, а дальше будет уже настоящая работа. Он тепло попрощался с нами, и мы покинули квартиру.
        Возле машины нас уже дожидался Удав, его и Ребуса отправили к нам на усиление. Ребус сидел в соседней машине и увидев нас, вышел навстречу. Обменявшись рукопожатиями, я объяснил им, что теперь Фишер работает на нас, и за ним нужно приглядывать, так, что бы, не бросаться в глаза. Впрочем, даже если он и заметит слежку, то не обидится, он понимает, что первое время его будут проверять, я ему говорил об этом, и он отнёсся к этому спокойно.
        Попрощавшись с парнями, мы отправились сначала в кафе, а потом покатили на базу. Задание выполнено, и выполнено с блеском.
        Устал я очень сильно, сказывалась не только бессонная ночь, но и то, что практически всю ночь я был в режиме ра-хат, а это очень затратно для энергии тела. Всю дорогу я проспал, и пришёл в себя только на территории базы. Дорога прошла без приключений.
        Командир, увидев в каком я состоянии, а встречал он нас лично, отправил меня отсыпаться. И правильно сделал. Я ни на что не был готов. Мне сейчас был нужен только здоровый сон, а после и несколько часов медитации, что бы восполнить свой баланс. Даже есть я не хотел.
        Зайдя в свои апартаменты, я мельком взглянул в зеркало в душевой, и чуть не вскрикнул от неожиданности. С зеркала на меня смотрел осунувшийся упырь. Глаза провалились в глазницы, вокруг синие круги, взгляд затравленный и усталый, лицо сильно осунулось. То-то на меня командир смотрел как-то настороженно. Довели Сивку крутые горки. Надо осторожней пользоваться этими умениями, так недалеко и до кладбища. Буду знать теперь, что так долго пользоваться этими способностями губительно для здоровья.
        Сполоснув морду лица, с дороги, не раздеваясь, улёгся на кровать, и тут же вырубился.
        ГЛАВА 14
        Проснулся я сам, никто меня не беспокоил. Посмотрев на часы, удивился, спал всего шесть часов, а чувствовал себя превосходно. Это меня насторожило. Сходил в душевую и посмотрел на себя в зеркало, на меня уже смотрело нормальное изображение. Только немного исхудавшее.
        На улице было раннее утро, солнце еще не показалось, но предрассветный сумрак уже был. Подумав о еде - у меня забурлил желудок. Значит надо идти в столовую.
        Умывшись - я направился в столовую, по пути размышляя, как буду лечить т.Глашу, и не заметил, как столкнулся с Кречетом, он оказывается направлялся ко мне. Беспокоился о моём состоянии, проспать сутки с лишним - это что-то.
        - Не понял? - насторожился я - Какие сутки? Я же шесть часов всего спал.
        - Ага-ага, тридцать часов не хочешь?
        - Хм, то-то мне что-то не давало покоя. Командир злится наверно на меня?
        - Да нет, что ты. Но переживает серьёзно. Тут операцию надо готовить, а ты в отрубе. С документами и видеоматериалами он уже ознакомился, и очень счастлив. По его виду - каверзу какую-то придумал нашим дорого уважаемым руководителям.
        - Ладно, десять минут ещё подождёт, есть хочу, умираю.
        - Пойдём, пойдём. Я тоже перекушу.
        Мы зашли в столовую, и я увидел радостную картину. Тётя Глаша и Лена, весело переговариваясь, готовили что-то на плите. Тётя Глаша по виду чувствовала себя прекрасно. Значит Георгич, всё же выделил помощника нашему повару, это радует. Осталось только узнать, имеет ли Лена квалификацию?
        Заметив нас, т.Глаша обрадовалась, и Лена тоже расплылась в улыбке.
        - Ну, наконец-то Сашенька, - заговорила т. Глаша - а мы уже переживать начали, не случилось ли с тобой худого. Садись давай, сейчас завтрак принесу.
        - У вас всё хорошо, т. Глаш? - поинтересовался я.
        - Всё просто отлично Саша, суставы не болят, а большего мне и не надо. Чувствую себя прекрасно. И Лену вон в помощницы дали, она оказывается дипломированный повар. Я просто счастлива, Сашенька.
        - Это хорошо. Сегодня вечером я займусь вами всерьёз. Этот эффект временный, лечением я ещё не занимался, так что, после ужина я зайду к вам. - т.Глаша радостно махнула головой - Лена, как дела у Олега?
        - С ним всё хорошо. Весь день проводит в спортзале. Достаётся ему серьёзно, приходит разбитый и очень грустный. Он не может смириться с тем, что оказывается он среди ваших ребят как рукопашник - просто мальчик для битья. В армии он был первым, и это его задевает. Но он не сдаётся.
        - Молодец, что не сдаётся. Я поработаю с ним, и он будет не хуже парней, а может и в чём-то лучше.
        - Ладно, кушайте, не будем вас отвлекать, воины, - улыбнулась Лена - а то, командир нам выговор устроит, что задерживаем перспективных кадров. Приятного аппетита!
        - Спасибо! - ответили мы с Кречетом одновременно, и приступили к поглащению чего-то очень необычного. Салат - не салат, второе - не второе, что-то среднее между этим. Не горячее - но мясное, с овощами и очень вкусное. Кроме этого, был компот с плюшками. Не завтрак, а королевское подношение.
        Поев и поблагодарив наших поваров за вкусный завтрак, мы направились к командиру, надеюсь - он уже не спит. И он действительно не спал, ждал меня. Кречет был не в курсе допроса, поэтому полного отчёта дать он не мог.
        Командир был весел, чувствовалось, что результатом нашей операции он был очень доволен. Поздоровавшись, мы зашли к нему в кабинет, и без предисловий я приступил к рассказу о нашей беседе с Фишером. Времени это заняло часа два. Его очень интересовало, как у меня получается изменять сознание человека. О том, что я могу видеть - правду человек говорит, или ложь, он знал, а вот как я делаю так, что человек меняет своё мировоззрение, это его сильно интересовало.
        - Не знаю, Георгич. Для этого я ничего не делаю специально, просто разговариваю. Получилось с ним, может быть, потому, что он сам задумывался над тем, что творит, я только больше открыл глаза ему на это. Раскрыл всю суть происходящего, и может быть заставил его прочувствовать, если бы он находился на моём месте. Это не воздействие, скорее психология. Ему некуда было деваться, и он уже смирился с неотвратимым. Терять ему уже было нечего, и он решил попробовать новый опыт. И ему очень не понравилось то, что он совершил. Не знаю, Георгич, так это, или что-то другое повлияло, но он теперь совершенно другой. Он сейчас больше русский по духу, чем американец. И он ни за что не изменит этот новый образ. Он будет отстаивать его с оружием в руках, и если надо - пожертвует собой ради этой новой цели. Это я могу тебе гарантировать.
        - Хм... - задумался Георгич, и надолго замолчал. Я не мешал ему размышлять, Кречет тоже задумчиво молчал. Наконец он принял решение: - Хорошо, если ты говоришь, что на него можно положиться, это очень хорошо. Я верю тебе, потому что знаю о твоих способностях. Нам он очень поможет. А кроме этого, он наверняка хорошо знает план комплекса ЦРУ, тебе это очень поможет. Тогда что, наблюдателей снимать?
        - Нет, не надо, пусть побудут пока. Не из-за того, что я ему не доверяю, просто хочу выяснить, не наблюдает ли за ним ещё кто.
        - Понял. Тогда я поставлю задачу ребятам немного иначе. Сегодня 10 октября, встреча агентов 15. Начинать будем с этих агентов. Я уже распределил ребят по регионам на всю сеть агентов, сегодня они отправляются каждый в своём направлении. Начнут подготовку на месте. Ты один справишься с этими девятью?
        - Конечно, и потом, я буду не один, со мной будет Фишер.
        - Отлично. Парням придётся кому-то и по две цели брать, у нас, к сожалению, на всю сеть людей не хватает. Но они должны успеть. Никто не должен ускользнуть. Всё их змеиное гнездо надо выжечь.
        - Пленных брать? - уточнил я.
        - Ни к чему они нам. Фишер знает всё, что нам нужно, остальные нам не нужны. Сделай только так, что бы их раньше времени не хватились, нам ещё Кремль чистить, и в регионах поработать надо.
        - А с Бельциным что будем делать? - спросил Кречет.
        - Есть у меня задумка, но об этом чуть позже, когда закончим операцию с ЦРУ. Ладно, Хват, - обратился он уже ко мне - займись братом, очень упорный молодой человек. Такие люди нам не помешают. А сейчас можете быть свободны.
        - Я так понимаю, - поднимаясь со стула, я решил кое-что уточнить - нам известны все крысы из нашего руководящего звена?
        - О-о, не просто все, я бы сказал абсолютно все. Даже те, кто был завербован другими странами. Это не просто информация, это ядерный арсенал. А тут ещё все их счета, надо с ними что-то делать. Так оставлять нельзя, пиндосы всё перехватят при первых признаках провала.
        - Есть у меня задумка на эту тему, - продолжил я - но это тоже надо обсудить с Фишером. После операции расскажу.
        - Хорошо. Ладно, дуйте уже отсюда, мне ребят отправлять пора.
        От командира я пошёл к себе, нужно было помедитировать, восстановиться. Кречет ушёл к себе, готовиться к выходу. Он тоже отправлялся на своё задание.
        С Олегом всё прошло стандартно. Для меня стандартно. Я ведь уже не первый раз занимался этим. Застал я его в спортзале, там он в одиночку пытался убить чучело для тренировок. Видимо пытался разрядиться на нём из-за того, что у него ничего не получалось.
        У нас был стенд, на котором был изображён человек. На этом изображении были точки воздействия, и задача бойца поразить эти точки в момент их освещения. Скорость естественно высокая. Так вот у Олега ничего пока с этим не выходило. Над созданием этого стенда задумался я, ещё когда тренировал парней. Ребятам нужно было развивать свою скорость, а это очень удобный способ. Я при этом не нужен. Когда Олег увидел - с какой скоростью загораются точки, он подумал - что это вообще не реально, но когда увидел, что наши парни выполняют это задание без труда - понял, что он вообще ничего не умеет. Состояние у него было такое, что в пору списывать его в резерв.
        Понаблюдав за его безуспешными занятиями, я занялся им вплотную. Повторив всю процедуру, что делал с парнями и подпитав его от себя, я предложил ему попробовать потренироваться со стендом. На стенде была регулировка скорости активации точек воздействия. Отрегулировав скорость активации до - «выше, чем нормально», это самая минимальная скорость на стенде, предложил ему попробовать себя. С задачей он справился превосходно. Все точки были поражены. Не веря, что у него всё получилось, он повторил упражнение, и результат его просто поразил. Теперь он не просто успевал поразить их, но он ещё и не напрягался при этом. Обрадовавшись, он решил увеличить скорость, но тут уже мне пришлось его разочаровать, сказав, что после таких скачков, он просто на следующий день не сможет встать. Идёт перестроение организма. При выполнении таких упражнений, получаешь микротравмы мышц, связок, костей. Даже при такой скорости, что он демонстрирует сейчас, завтра ему будет очень плохо, а он хочет повысить её сразу на порядок. Так делать нельзя. Надо постепенно наращивать свою скорость, давать время на восстановление
повреждённых органов, которые становятся при этом сильнее. Наш организм не рассчитан на такие скорости, от того и блокировка стоит природная. Уже завтра мне придётся помогать ему в восстановлении тела. Но я могу только подпитать его организм энергией, всё остальное организм должен сделать сам, иначе он не станет крепче. Кости не уплотнятся, мышцы не станут эластичней, связки не станут крепче.
        Когда он понял это, то эйфория его покинула, и он уже серьёзней принял мои наставления. Оставив его заниматься самостоятельно, я отправился к себе, мне нужно было помедитировать, что бы восстановить силы для лечения т. Глаши.
        Дождавшись вечера, я отправился к ней. Она была уже у себя. Народа на базе практически не осталось, все были на заданиях, даже дежурных было меньше в два раза. Очень много было работы в поле, а людей не хватало. Но это явление временное. Такое случается не часто. Вот только оставшимся не радостно. Участвовать хотел каждый, но жребий выпал так.
        С т. Глашей вышло всё буднично, уже сказывается опыт. Разблокировав ей участок мозга - отвечающий за регенерацию, я заметил, как потоки энергии направились на регенерацию суставов. Часть энергии уходила на омоложение внутренних органов, но основной поток всё же шёл к суставам. Организм сам знает, где ему необходимо в первую очередь проявить активность. Запитав её личный резервуар своей энергией, я оставил её, а сам пошёл к себе. Она к тому времени успела заснуть.
        Утром, придя в столовую, я увидел весёлую и жизнерадостную, и даже чуточку помолодевшую женщину. Поглядев на неё в своём сканирующем режиме, я заметил, что работа над восстановлением суставов ещё не закончена, но поток энергии туда уходил уже значительно меньше. Зато увеличился на внутренних органах. Похоже, т. Глаша теперь проживёт очень долго. С такой функцией организма ей не страшны никакие болячки. Надо бы наверно всем ребятам убрать этот блок, и в первую очередь Олегу. Ему сейчас восстанавливать свою тушку придётся очень интенсивно. Почему-то над этим я не подумал сразу, а чего стоило задуматься? Нда, век живи - век учись.
        - Здравствуй Сашенька! - весело приветствовала меня т. Глаша - Что ты со мной сделал? Я так себя не чувствовала даже на студенческой скамье. Даже стала подумывать над греховным.
        - Здравствуйте, т. Глаш. Вижу, что с вами всё в порядке, и рад этому, - улыбнулся я в ответ - а по поводу греховного, Никитич по вам давно сохнет, чем не пара?
        - Хм, ну ты меня в краску вогнал, я же пошутила. - засмущалась т. Глаша - Просто давно себя так не чувствовала. Во мне сейчас океан энергии. Я чувствую, что способна горы перевернуть. Необычные ощущения. Пока была молодая, не задумывалась над тем, что мне что-то не по плечу. Сейчас, вставая, думаю - если болит, значит ещё живая. Сегодня я думала, что уже умерла, но осмотревшись и даже ущипнув себя - поняла, что у меня появился второй шанс. Спасибо Сашенька! Ты не просто излечил моё тело, ты излечил мою душу.
        - На здоровье, т. Глаш. А что у нас с завтраком? - перевёл я разговор, очень смущаюсь, когда меня хвалят.
        - Ой, вот дурра старая, соловья баснями не кормят. - опомнилась она - Сейчас Сашенька, сейчас. Я уже всё приготовила.
        И действительно, приготовила она знатно. Весь поднос был заставлен всякими вкусностями. Я вообще-то по утрам не привык наедаться, организм не требует, но здесь, увидев всё это богатство, желудок требовательно заурчал. «Как же так? Никогда спросонья я не страдал хорошим аппетитом, а тут такое. Ладно, уважим.» А уважить было чем. Тут были и блины с мясом, блинчики со сметанкой, салатик из яиц и майонеза, пара бутербродов с чёрной икрой, кофе с молоком и моя любимая выпечка. Уж не знаю, откуда она достала чёрную икру, это же очень дорого, да и не достать её сейчас, но вот вам факт - она передо мной. Чёрная икра - это тот продукт, который я никогда не пропущу. Уважила.
        - Кушай Сашенька, кушай сынок, приятного аппетита.
        - Спасибо т. Глаш. Даже не буду спрашивать, откуда у вас чёрная икра, но вы угадали в моих предпочтениях. - похвалил я её.
        - Да ничего я не угадывала Сашенька. За столько времени я вас хорошо изучила. Ладно, ты ешь, не буду отвлекать.
        Пока ел, размышлял на тему, почему я не сообразил отключить блокировку на регенерацию у всех наших парней? Что это? Стереотип мышления? Наверняка ребятам есть что подлатать? Болеть перестанут, в конце концов. А может я ещё - что могу сделать, не затрачивая усилий? Например, активизировать долговременную память. Надо поразмышлять на досуге. А что, посмотрел вот так несколько секунд на документ, и он у тебя в памяти отпечатался. В нужный момент вспомни об этом документе, и читай как по писанному. Удобно. Надо только в этом получше разобраться. Сам-то этим пока не обладаю. Мне и тройного распараллеливания сознания пока хватает для этого. Человек нужен, подопытный. Да и времени нужно немало. Олега не могу сейчас использовать, тому не до меня. Кстати, надо зайти к нему. Боюсь, сейчас он себя очень плохо чувствует, мог не послушать рекомендаций. А вот и Лена. Уставшая, глаза красные. Не спала наверно всю ночь.
        Она подошла ко мне и поздоровалась:
        - Здравствуй Саша. Ты бы зашёл к нам, Олег встать не может самостоятельно, всю ночь орал от болей. Говорит, что болит каждая косточка.
        - Конечно Лена, как раз сейчас и собирался навестить его. Предупреждал я его насчёт нагрузок, видимо не послушал меня, вот и страдает.
        - Да, он такой. Меня тоже никогда не слушает. Но такого с ним никогда не было. Уж насколько он избитый приходил, никогда не орал от боли. Выносливый он очень. А тут такое. Чем это надо заниматься, что бы довести себя до такого?
        - Тренируется он, не переживай, всё с ним нормально будет. Сегодня будет спать как сурок, обещаю.
        - Ладно, пойду я. Т. Глаше надо помочь.
        - Да какой с тебя сегодня помощник? - махнул я рукой - Ты в зеркало себя видела? Отпросись у ней на сегодня, справится она одна. Сегодня народу почти нет. Сама спать иди. Глаза красные как у вампира.
        - Да-а, поспать бы мне не помешало. Ладно, пойду я.
        Она махнула головой и ушла на кухню, я же, отнеся поднос на мойку, направился к Олегу.
        Застал я его лежащим на диване. Даже голову повернуть он не мог без резких приступов боли. При попытке посмотреть, кто пришёл, резко вскрикнул.
        - Ты лежи, лежи, не двигайся. - присаживаясь рядом сказал я - Что, не послушал меня? Решил за один день догнать ребят? А ты знаешь, что они месяцами доводили себя до такого результата? Я тогда только постигал эту науку, но ребятам сразу сказал, что бы они, не форсировали события, и то страдали они от болей, а ты решил всё за один день. Если бы сердце у тебя было послабже, то утром ты мог и не встать. Ну что молчишь?
        - Да прав ты, дурака я свалял, - прохрипел он - думал, так лучше будет. А что, всё получается, почему нет? Но когда скорость увеличил до уровня почти как у ребят, вот тут-то мне и поплохело. Не знаю, как до дома добрался. Пришёл и упал на диван, так и лежу.
        - А за мной послать не додумался?
        - Да Лена хотела, отговорил я её. Сам же виноват. Неудобно было мне. Да и что ты можешь сделать?
        - Хм, многое что, - я растёр руки, разгоняя кровь - закрой глаза и расслабься, если сможешь.
        Он не стал со мной спорить, закрыл глаза, но расслабиться у него не выходило. Дикая боль выкручивала все его мышцы. Я скользнул в ра-хат, и осмотрел его. Хм, один сплошной комок боли, вот что это. Не осталось не повреждённой ни одной кости, ни одной мышцы, даже внутренние органы сильно сбоили. Как он жив ещё, удивляюсь. Вся аура его была бордового цвета. Энергетический центр же, в районе груди, был настолько истощён, что едва светился. Вся энергия уходила на борьбу с повреждёнными участками. О регенерации не могло быть и речи. Вся энергия, что шла на повреждённые участки, только пыталась купировать боль, восстановление же шло настолько медленно, что его можно было и вообще не учитывать. Если не вмешаться, то он протянет ещё не больше часа, двух. Потом просто впадёт в кому, а там и с дедушкой встретится.
        Присмотревшись внимательно, заметил, куда направляются сигналы в мозг, сигнализирующие о боли. Туда стекались не просто сигналы, туда тёкла река сигналов. В первую очередь, надо попробовать блокировать этот центр, что бы организм перестал направлять туда энергию, иначе, при активации регенерации, последние остатки энергии ринутся на восстановление, и он просто умрёт. Подпитать его сейчас, равносильно выкинуть энергию в бездонный колодец, поэтому мне сначала надо оградить пациента от бесперспективной траты энергии.
        Как заблокировать, теоретически я знал. При разблокировке регенерации, я знал - как надо воздействовать, а вот блокировать мне ещё не приходилось. Хотя, что такое разблокировка? Это я так называю этот процесс, на самом деле это очень сложное вмешательство в кору головного мозга. При помощи своих щупов из пальцев, я восстанавливаю нейронные связи, которые по неизвестной причине нарушены ещё при нашем рождении. Нарушены, но они есть. В зачаточном состоянии. Мне оставалось только восстановить переходы этих каналов до приемлемых уровней и запустить в работу. Сейчас же, мне нужно перекрыть поток обратного сигнала к мозгу, о повреждениях нанесённых организму. Справился я с этим без особого труда. Просто перетянул эти каналы энергетическим жгутом, и тело Олега сразу расслабилось. Он хотел открыть глаза, но я не дал ему этого сделать.
        - Лежи и не дёргайся. Я тебя ещё не вылечил. Просто убрал сигнализацию о боли. Работы ещё много. Когда закончу я тебе сам скажу, так что лежи спокойно.
        Он прекратил попытки встать, я же подпитал почти потухший энергетический центр, и принялся за разблокировку регенерации. Много времени это не заняло. У меня самого энергии осталось уже очень мало, всё брату отдал, так что надо спешить. Разблокировать сразу все каналы обратной связи - это снова вернуть мучения брату, а без обратной связи не будет ни какой регенерации. Организм просто не будет знать, что он пострадал. Поэтому я решил открывать каналы постепенно. В первую очередь каналы связи внутренних органов, они первостепенны.
        Разблокировав эти каналы, я увидел, как напрягся брат, но уже не так, как при моём приходе. Боль терпимая, для него так подавно. Приглядевшись, я заметил, как потоки энергии ринулись к внутренним органам, и уже не для того, что бы блокировать боль, а именно восстанавливая повреждённые органы. Процесс этот не быстрый, а у меня уже почти не осталось собственной энергии, поэтому я сказал брату:
        - Процесс лечения пошёл, так что ты сейчас лежи и не двигайся. Мышцы и кости у тебя сейчас не дееспособны. Если попытаешься встать, сделаешь только хуже. Тебе сейчас надо покушать, а мне нужно отдохнуть, вечером я подойду. - в этот момент пришла Лена, и принесла поднос с нехитрым завтраком - А вот и Лена, ты вовремя. Покорми болящего, а вечером я подойду. Вставать ему сейчас ни в коем случае нельзя, пусть так и лежит, ты же покормив его, ляг, поспи.
        - Хорошо. Только вот, будет ли, он есть? Вчера наотрез отказывался.
        - Буду, буду. Есть хочу страшно. - обрадовался он - Спасибо, милая.
        - Ну вот, - я посмотрел на взбодрившуюся Лену - а ты говоришь. Сейчас еда ему очень нужна. На обед принеси побольше, всё сметёт. Это для него сейчас как строительный материал, просто необходим.
        - Я поняла, - ответила повеселевшая Лена - спасибо Саша.
        - Не за что. - я повернулся к выходу - Если что, зовите сразу. Но, думаю, всё будет в порядке.
        Зайдя к себе, я почти без чувств откинулся на кровати. Надо немного отдохнуть, потом уже медитировать. Отдохнув пару часов, уже без труда сел медитировать. До обеда я восстановил свой баланс на половину. Серьёзно потратился. И ещё я заметил, чем больше я занимаюсь перекачкой или использованием этой энергии, тем больше у меня становится ёмкость этой энергии. Да что я всё, энергии и энергии. Как-то мне попала книжка про магию, чушь несусветная, какая магия у нас? Но кое-что мне там стало интересно. Из неё я узнал, что то - что я называю энергией - это не что иное, как мана. И я по сути своей - маг. Хотя какой я к чёрту маг? Там говорилось о магическом конструировании, о каких-то конструктах, артефактах. Ничего этого я не умел. И научить этому меня никто не мог. Нет у нас магов на земле. Может, раньше и были когда-то, про чудеса творимые людьми даже в библии есть упоминания, взять того же Николая чудотворца, или Иссуса Христа, когда он по водам ходил аки по суху. Да много ещё всякого удивительного до нас дошло. Дыма ведь без огня не бывает. Было бы здорово научиться чему. Только где найти такого
учителя? Инквизиция с такими проявлениями в своё время очень хорошо поработало. В России-то инквизиции не было, но люди всё же пропали. Или просто знания некому было передать. Кстати, таких людей, которые могут видеть ауру человека, как я, мне видеть не доводилось, а это необходимый минимум, что бы оперировать этими энергиями. Кошки видят, что удивительно. Один раз наблюдал, как кошка загляделась на то, что я творю, это у тестя с тёщей было в гостях, я тогда сыном занимался, пока он спал. Приболел немного, вот я и лечил его. Кошка очень внимательно смотрела не на процесс лечения, а на мои щупы. Тогда я не придал этому значения, а вот сейчас вспомнил. Они ведь и место выбирают для сна в зависимости от своего состояния. Если больна кошка, то она выбирает такое место, где проходят магические силовые линии, если просто хочет спать - она ложится там, где всё абсолютно спокойно. Даже когда человек болен, она ложится ему туда, где больное место не просто так, она подзаряжается теми потоками, что проходят в тех больных местах, забирая при этом неосознанно часть негативной энергии. Вот так-то.
        Хотя, возможно дети до определённого момента тоже видят магические структуры, возможно и не все дети, одарённые только. Духов также они видят. Были случаи убедиться в этом. Однажды, ожидая товарища, это ещё до того, как я в армию пошёл, мимо меня проходила женщина с ребёнком. Ребёнок тогда только научился ходить, годика полтора ему было, так вот он, проходя мимо меня, остановился, и стал рассматривать меня по контуру и улыбаться. Мать пытается его увести, а он снова останавливается, оборачивается ко мне, и улыбается, водя рукой по контуру тела. Долго она пыталась оторвать его от этого занятия, но ребёнок вновь останавливался и рассматривал меня и улыбался. Мне тогда показалось это забавным, я тоже улыбался ему и махал рукой, но он не обращал внимания на мои приветствия, он раз за разом проделывал одну и ту же процедуру, и радовался от души. Лишь только когда они ушли довольно далеко, матери наконец надоело это, и она взяла его на руки, и уже довольно скоро ушла. Спустя столько времени, я вспомнил этот случай. А ведь он видел мою ауру, и она в этот момент переливалась всеми цветами радуги. Я тогда
был очень счастлив, помню, что у меня тогда всё получилось с моей первой подругой, с Ленкой, и я хотел поделиться своими ощущениями с другом. Тогда я был немножко влюблён. Вот видимо в тот момент я и сиял как начищенный самовар. А для детей всё блестящее интересно. А то, что они духов видят, сам видел. Вовка однажды с кем-то разговаривал в комнате. Он тогда ещё очень плохо говорил, учился только, вот меня и заинтересовало, с кем это он там агукает. Тихонечко подкравшись к детской, я пригляделся, куда он смотрит, и посмотрел туда же, но уже в состоянии ра-хат. Какого же было моё удивление, когда я увидел какого-то бородатого дядьку с метр ростом, который пытался играть с моим сыном. Я тогда вскрикнул от неожиданности, а дядька этот, распознав, что его заметили, засуетился, убежал в угол и пропал. Я потом понял, что это был просто домовой, и по старинным обычаям, стал наливать для него миску молока и ложить печеньки на кухне у плиты. Специально место для него сделал чистенькое. Сашенька тогда удивлялась надо мной, но я объяснил ей всё, и она тоже стала делать это уже без меня. Что примечательно, первую
неделю угощения стояли не тронутыми, но мы ежедневно меняли молоко на свежее и обновляли печени, через неделю я заметил, что молоко в миске пропало, а печеней осталось мало. Контакт был налажен. С тех пор домовой стал приходить к нам постоянно. Он уже точно знал, что я вижу его, но убегать он перестал. Им очень дети нравятся, они любят играть с ними. И наш домовой тоже стал приходить к Вовке. Я не мешал, всё же ребёнок под присмотром. Я помню тогда, когда домовой перестал меня бояться, попытался поговорить с ним. Ну как поговорить? На мои вопросы он только махал головой, соглашаясь или нет. Вот тогда я и выяснил, что плохого они ничего не замышляют, только смотрят за сохранностью дома и за порядком. В неряшливом доме они не живут. Им не нравится беспорядок. Там же, где они живут, можно положиться на него. В таких домах утюг не выключенным не останется, и соседей водой из забытого закрыть крана не зальёшь. Они следят за этим, это их территория, и они ответственны за порядок и за сохранность имущества. Могут даже предупредить об опасности хозяина, если она ему угрожает, не попадаясь в зону видимости.
Разные есть способы. Например, могут разбудить человека на работу, если тот забыл поставить будильник, просто пихнув в бок. Очень полезные хозяева. А дети, это их отдушина. Ребёнок не причинит им вреда, и не испугается его, вот они к ним и приходят. Саша, зная о моих способностях, поверила мне, и стала привечать домового. Иной раз даже просила помочь его в поиске того или иного, что сама не могла найти в доме. Домовой помогал. За это она его привечала тортиком и свежим молоком. Говорю же, полезный хозяин. Даже когда мы спешно удирали с города, Сашенька не забыла о домовом, и предложила ему поехать с нами, предоставив ему где-то добытый старый валенок, и он уехал с нами. Уже в Челябинске я увидел его, недовольно приглядывающего за нашими вещами.
        Так вот, к чему я всё это? А к тому, что мне нужно учиться использовать свои способности. То, что я умею сейчас - это так, мелочь. Но то, что меня можно назвать начинающим магом, это факт. Магом без учителя. А это уже очень опасно. Можно такого наворотить без знаний, что и сам погибну и других за собой утяну. Взять, к примеру, эту остановку во времени, что это такое? Как мне это удалось? Я понимаю, что что-то случилось со мной, когда мне достался разряд в голову, но что, я так и не понял. Как вообще возможно, что на меня перестают действовать законы физики? Где сопротивление воздуха при перемещении? Я, конечно, не настаиваю, что бы всё это вернулось, но хотелось бы знать, на каких законах действует это умение. А если бы мне не удалось вернуть время в нормальный ритм? Что бы случилось тогда? Думаю, что свою жизнь я бы прожил за несколько минут в нормальном течении времени. Вот о том я и говорю, мне нужно учиться использовать свои способности, жаль только, учителя по близости нет, да и подальше тоже не видится. Выходит что? Надо искать литературу, может и найду что полезное. Если на земле была
раньше магия, то какие-то знания должны были остаться. Не могла инквизиция уничтожить абсолютно всё. Что ж, будем искать. Теперь у меня появилась дополнительная цель.
        Пообедав, до вечера я восстановил запас манны, и пошёл к брату. Он всё также лежал, а супруга развлекала его разговорами. Увидев меня, он обрадовался, сказал, что у него уже ничего не болит.
        - Хм, я рад, значит, внутренние органы мы вылечили. Теперь приступим к лечению мышц и костей со связками. - обрадовал я его, увидев, как улыбка медленно сходит с его лица.
        - А я думал уже всё, - обречённо промолвил он - опять будет боль?
        - Будет, будет сильная боль, но всё же будет уже полегче, внутренние органы у тебя уже в порядке. - сказал я обследовав его в магическом зрении.
        - Ладно, давай, включай боль, буду привыкать потихоньку.
        Я разблокировал сначала сигналы от костного аппарата. Брат напрягся, но попросил меня включить сейчас и связки. Разблокировав связки, я заметил, что у него появилась испарина на лбу. Зубы он стиснул, но терпел. Маны в его теле хватало, и она непрерывным потоком потекла в повреждённый скелет. Видимо лечение внутренних органов закончилось давно, и организм успел восстановить потерянную энергию. Но ещё я увидел, что если сегодня же не разблокировать сигналы о боли в мышцах, могут быть очень плохие последствия. Организм, который не реагирует на повреждения, способствует увеличению воспалительных процессов в нём. И сейчас в мышцах происходил именно такой процесс. Так можно и до сепсиса докатиться, о чём я и поведал брату. Необходимо сегодня ещё потерпеть, завтра уже будет лучше. Брат, поняв, что дело серьёзное, согласился со мной, и сказал, что бы я больше не медлил, он как ни будь перетерпит.
        Разблокировав последний участок, я заметил, как брат чуть ли не взвыл, но всё же болевой порог у него повышен, прикрыв глаза, он сказал:
        - Думал, уже всё кончилось, а это просто было отсрочкой. Что ж, я вытерплю. Ты иди, отдыхай, чего на меня смотреть. Лена за мной присмотрит.
        Ещё раз оглядев его, увидел, что процесс регенерации тканей идёт интенсивно, кроме этого происходит усиление повреждённых участков, на будущее. Структура костей становится плотнее, а мышцы становятся эластичней. Связки тоже меняются. Теперь, после каждых тренировок будет происходить перестройка организма. Организм не будет мириться с постоянными повреждениями и будет адекватно реагировать на это, усиливаясь. То, что нам и надо.
        Перелив свою манну в его хранилище - до полного, а то у него она стала утекать с поразительной быстротой, я попрощался до утра, и пошёл к себе. В этот раз у меня маны осталось много, и восстановлю я её во сне.
        Утром, навестив его, я увидел, что Олег уже лежит и улыбается. Видимо боли прошли совсем. Осмотрев его магическим зрением, убедился в этом. Восстановление почти полностью закончилось, так что лежать ему больше не требуется.
        - И чего мы лежим? - задал я ему неожиданный вопрос, и заметив как вытягивается его лицо, продолжил - Не оправдывайся, шучу я так. Можешь вставать уже. Восстановление уже почти закончилось, так что можешь заниматься дальше. Только не форсируй события, ощущения будут незабываемые. Ну ты знаешь. - ехидно улыбнулся я.
        - Спасибо доктор! - съязвил он в ответ - Надоело уже лежать, честное слово. Больше я так усердствовать не буду. Сегодня Ленка хоть нормально поспала, да и я уже под утро уснул. Так, что, порядок. Спасибо, брат! - уже нормально он меня отблагодарил.
        - На здоровье. Ладно, пошёл я, ещё к командиру зайти надо. Но сначала в столовую.
        Позавтракав, я направился к Георгичу. Времени до встречи агентов осталось очень мало. Сегодня четверг, а в субботу встреча. Выезжать надо сегодня вечером, что бы завтра с утра быть у Фишера. Вечером же отправимся с ним на объект. Обсудив с Георгичем эту ситуацию, я отправился в Москву. Не стал ждать вечера. Лучше у него ночь перекантуюсь.
        Сказано - сделано. Вечером я был уже у дома Фишера. Отпустив дежуривших ребят, а за время их дежурства никаких происшествий не произошло, я направился к Фишеру. Увидев меня - он очень обрадовался, и радость была искренней. Пригласив меня в квартиру, он сразу потащил меня на кухню. А там была шикарная поляна. Стол ломился от яств. Ещё и в духовке, судя по запаху, доходило мясо.
        - Как знал, что ты приедешь сегодня, хоть и договаривались на завтра. Присаживайся. - указал он мне на табурет - Извини за обстановку, но я постарался компенсировать это угощением.
        - Хм, да тут не угощение, тут царский стол. - захватив побольше вкусного запаха витавшего по кухне одним долгим вдохом, прокомментировал я - В честь чего праздник?
        Фишер надолго задумался, направив свой взгляд куда-то в бесконечность, потом глубоко вздохнул, и наконец заговорил.
        - Да, ты прав, наверно праздник. Я долго думал о том, что произошло неделю назад, и о том, что говорил ты. Всё верно, ты всё сказал правильно. Насчёт Америки и её ценностях. Все её ценности заключаются в безнаказанном обогащении за счёт других стран. На всём протяжении истории Америки. Как гражданин Америки, я должен гордиться тому, чего она достигла своим могуществом, но как человеку - мне это очень неприятно, потому что, достигая своего могущества, она уничтожала всех, кто стоял на её пути, не считаясь с потерями. И вот сейчас, когда я окончательно решил похоронить того Фишера, я хочу, что бы мы выпили за рождение нового человека, нового Россиянина. А я себя считаю именно Россиянином, прожив здесь двенадцать лет, я получил богатый опыт жизни здесь. Но до того дня, я смотрел на весь этот уклад сквозь прицел пистолета, и не замечал красот, сейчас же, когда моему взору не мешает ничего лишнего, я увидел душу России, и она мне понравилась. Я хочу, что бы она стала мне матерью, как и вам. Это возможно? - в его взгляде на меня, было столько мольбы, столько грусти человека, который лишился чего-то
важного для себя, но не обретшего что-то взамен, что отказать было просто невозможно. Да и как я могу ему отказать? Человек решил для себя очень сложную задачу, поставил на кон не просто жизнь, а сам смысл существования. Человеку надо во что-то верить, надо знать, что где-то тебя ждут и надеются на тебя. Возможно в Америке это и не так, там могут прожить и без этого, но здесь, в России, без этого ни как. Особенно это заметно, когда проходят застолья. Пьяный, на ногах уже не держится, но вопрос обязательно задаст «ты меня уважаешь?». Для нас важен факт уважения кем либо. Человек, не приносящий никому радости, хоть в мелочи - бесполезный человек. Так мы живём, так мы чувствуем. И скажи я ему, что он не сможет стать «сыном» матушки России, он скорей всего покончит с этой жизнью, потому, что он уже изменился. Он уже больше россиянин, чем наш презик Бельцин.
        - Ты уже её сын. - без особого пафоса ответил я.
        Сдержаться он так и не смог. Слёзы потоком хлынули с его глаз. Он отвернулся к окну, и очень долго приходил в норму, беззвучно плача. Только тело вздрагивало временами. Успокаивать мужчину я не умею, да и выглядело бы это как-то неправильно. Он бы меня и не понял. Наконец успокоившись, он повернулся ко мне уже с сухими глазами, только красные белки глаз говорили о том, что человек плакал.
        - Прости, - неуклюже попросил он прощения - сам не знаю, что со мной не так. Никогда не плакал в своей взрослой жизни, даже когда потерял отца. Я рад, очень рад, что у меня появилась цель. Я буду верным её сыном. Давай выпьем за это?
        - Давай.
        Он разлил в рюмки Армянский коньяк десятилетней выдержки, и мы выпили, закусив при этом долькой мелко нарезанного лимона. Дальше нам было не до разговоров. Нужно было отдать должное богато накрытому столу. Закусив запечённым омаром и выпив ещё по рюмке, он вытащил из духовки мясо с картофелем. Мясо было отбито и натёрто приправами и пахло очень изумительно. Утолив голод, я не выдержал и спросил:
        - Где ты научился так готовить?
        - Это моё хобби. Я люблю вкусно поесть, а что бы поесть - сначала надо это приготовить. У меня очень много всяких рецептов. Здесь, в России, очень большой выбор всяких блюд, и я очень качественно пополнил свою коллекцию.
        - Тебе поваром надо было работать, успех был бы ошеломляющий.
        - Хм, - смутился он, и покраснел немного - если бы я стал работать поваром, то это не было бы моим хобби.
        - Здесь ты прав. Ладно. Давай поговорим о другом. - переключил я разговор - Эти счета, у тебя нет мысли, как их можно приватизировать, не потеряв в последствии?
        - Думал я над этим, и тут есть варианты. - он немного задумался и продолжил - Можно их обналичить «металлом»: золото, серебро, платина ну и так далее, но это очень долго, и нам никто не даст так действовать, зарубят идею на этапе закупки. Золото - стратегическое сырьё, и все операции с ним прослеживаются. То же касается и платины. Второй вариант: можно сделать несколько десятков транзакций, затереть таким образом хвосты, и пока идёт поиск этих средств - закупить необходимое в России оборудование, станки, заводы. Сейчас в США очень много предприятий близких к банкротству. Их всегда много, акулы бизнеса специально делают так, что бы выкупить потом по низкой цене. Можно вовремя подсуетиться и сделать это первыми. Есть и третий вариант, и он наиболее привлекательный. Есть у меня доступ к одной программке... В общем, суть в том, что при помощи этой программы, мы можем вообще не беспокоиться по поводу этих денег. Заходим в эту программу, переводим необходимые средства на свой счёт, и запускаем её в работу. Эта программа перекидывает средства с одного счёта на другой, не переставая, с определённой
периодичностью. Отследить их просто невозможно. Вся прелесть в том, что и производитель этой программы не в состоянии отследить их. Всю кухню я не знаю, но суть я раскрыл. Счёт можно использовать, только применив пароль, опять же только в этой программе. Вариант идеальный и долговременный. Нет необходимости в срочном порядке искать способ обналичивания.
        - Хм, неплохо. А то я уже начал переживать. Третий вариант нам подходит. А что это за программа такая? Никогда не слышал о подобном.
        - Это разработка ЦРУ. Создана для агентов. Я тоже пользовался этой программой. Те средства, что были мне доступны, так до сих пор и крутятся там. Там, по сравнению с теми счетами, что у тебя, осталось немного. Все деньги ушли на подкуп чиновников. Периодически, по запросу от меня, счёт пополняется. Кстати, разработал эту программу русский. При попытке её использовать, он совершил ошибку, и его выследили наши агенты, после чего попытались выкрасть его. Но, что-то пошло не так, и им достался только труп. В свою очередь - он тоже уничтожил одного агента. Возможно, ты и слышал об этом случае. Её освещали в прессе. «Загадочное убийство», так оно звучало. Своего агента они забрали, поэтому мотива преступления раскрыть не удалось. Вещи в квартире были на месте, ничего не пропало. Но исходники программы они всё же нашли. Программу доработали, и теперь она совершенно безопасна.
        Я припомнил ту статью. Действительно, был такой случай. Человек особо нигде не светился, работал в каком-то заштатном предприятии, и почему-то погибает. Убийц так и не нашли. Это случилось, где-то, год назад. Вот значит, как это было. Богата страна наша талантами. И так бездарно погибают. И чем дольше я думал об этом, тем больше у меня разжигалась ненависть к этим тварям заокеанским. Свои таланты-то развить не могут. У них даже общее образование на уровне как выжить. Простые американцы порой даже не знают элементарных вещей, я уж не говорю о чём-то высоком. Множество предметов у них попросту не преподают, потому что для среднего американца это попросту не нужно. Это правящие структуры так рассуждают. И, правда, зачем воспитывать грамотных людей, они ведь потом будут задавать правильные вопросы, а кому это нужно? Миллиардерам это не нужно, а заправляют политикой Америки именно миллиардеры да банкиры. Вся их национальная политика состоит из безнаказанного грабежа. Вот и воруют наших гениев, потому как своих нет. Не рождает видимо у них земля таланты.
        Я помолчал немного, отдавая долг памяти нашим гениям, и успокаивая себя, и сказал:
        - Ладно, давай праздновать дальше. - разлив в рюмки коньяка, продолжил - Хочу поднять эту рюмку за наших гениев, за тех - кого уже нет с нами, за их светлые головы.
        Мы выпили и закусили, чем бог послал, а послал он нам дольку лимона и салат из перепелиных яиц с майонезом и кукурузой. Необычно и вкусно. И вообще, откуда у него такой ассортимент? О многих продуктах я только по телевизору знал. О чём и не преминул спросить:
        - Слушай, Фишер, а откуда всё это?
        - Хм, - ехидно ухмыльнулся он - я же тебе говорил, что у меня очень большие связи. За 12 лет можно много что сделать при желании. А весь этот ассортимент мне предоставил один делец, он очень сильно задолжал мне, и вот таким способом задабривает. Он у меня на очень жирном крючке. Кстати, как раз он и занимается научным отделом. Через него ЦРУ узнавала о ваших гениях. Он у меня на зарплате.
        - Всё интересней и интересней. Кто это?
        - Доктор технических наук из Министерства науки и высшего образования, Калюжный Павел Григорьевич. Да он есть в списке. В том списке все есть, кто у меня на крючке, даже те - кого не удалось зацепить. Этот отвечает за новации в области техники. Все изобретения, которые проходят через него, попадают в ЦРУ, а дальше уже по инстанциям - ЦРУ продаёт заинтересованным лицам. Тем более, что защита интеллектуальной собственности здесь не развита. Вот и получается, что Америка жирует за счёт гениев из России. Там-то с деньгами напряжёнки нет, и если изобретение перспективное - то хваткие дельцы быстренько его воплощают в жизнь. Это же относится и к оборонке. Там, правда, всё намного сложней, но в последнее время и в этом направлении удалось найти нужного человека. Тем более - что Армии как таковой, здесь уже и нет. Вот так всё печально. - он не надолго замолчал, видно, что ему очень тяжело говорить об этом спокойно, ведь в этой работе он принимал активное участие, и факт того, что своими руками способствовал этому безобразию, его очень угнетало. И он решил сменить тему. - Слушай, Хват, а как тебе удалось
подобраться так быстро ко мне? Человек не способен на такое. Преодолеть шесть метров за миг - просто невозможно.
        - Вот поэтому у тебя и было задание захватить меня живым. Ты же знал, что я двигаюсь очень быстро, наверняка тебе сообщили, что именно заинтересовало твоих бывших хозяев.
        - Да, конечно, сообщили. Но, во-первых, тебя я не узнал в гриме, всё выглядело привычно. Не в первый раз такое происходило у нас в доме. И даже дежурный электрик в вечернее время - это в порядке вещей. Поэтому я и не заподозрил ничего опасного. Во-вторых, уже после того, как ты ушёл, я просмотрел запись на момент захвата, у меня камера вмонтирована скрытая, так там я тоже не нашёл ничего. Когда ты действовал в особняке против группы Погоста, на камерах ты зафиксировался, почему, кстати, на тебя и дали ориентировку. Пусть в очень медленной прокрутке, но тебя было видно, а в моём случае, камера не зафиксировала тебя. Как такое возможно?
        - Ну, про твою камеру я знаю, заметил её, хоть и мастерски спрятана, а вот то - что меня она не зафиксировала, так я ведь развиваюсь. Не грузись, здесь всё очень сложно. И даже я не на всё ответы имею.
        Дальше мы просто пили и закусывали. Говорили о ничего не значащих вещах. Морально отдыхали. Хоть выпивки было и много, но благодаря качественной закуске, сильно охмелеть у нас не вышло. И правильно, завтра будет трудный день, и там желательно быть в тонусе.
        ГЛАВА 15
        Проснулись мы без всяких признаков похмелья, вот что значит качественная закуска. Позавтракав вчерашним мясом и всяческими салатами, а завтракали основательно, обед-то не намечался, отправились на точку. На месте всё было спокойно, гостей ещё не было. Участок с домом я так себе и представлял, очень точно Фишер о нём рассказал. Вокруг дома всё заросло высокой травой, лишь только небольшой пятачок перед домом был вычищен, и сбоку дома небольшая беседка. Вариант - шашлык на природе. Трава настолько густая и высокая, что с улицы и не видно, что происходит у дома. Перед беседкой, под крышей, стоял задрипанный мангал. Уже сильно поржавевший, но видно - что используемый. Мы разожгли костёр в мангале и пошли в дом ожидать гостей. Время близилось к обеду, первые гости должны уже подходить.
        В доме не было ничего необычного. Просто большое помещение с русской печкой (кстати, рабочей, зимой они её разжигают, что бы согреть дом) и закутком в виде кухни за ней. На кухне стоит старенький буфет с посудой, столик и пара табуреток. На стенке рукомойник с раковиной и ведром под ним. Про колодец он мне не говорил, но в таких домах он должен быть. Кухонный закуток занавешен самодельной занавеской. В центре дома - стоит большой длинный, явно самодельный стол из досок, у одной стены такая же лавка, у другой несколько стульев, которые в таком доме явно не к месту, новодел. Ещё, в углу, стоял большой платяной шкаф. В нём лежали матрасы и постельное. Как рассказал Фишер, вечером, после посиделок, они расстилали эти матрасы прямо на пол, и спали до утра. Утром уже спокойно разъезжались по своим направлениям. Обстановка в доме меня сильно удивила, и я не удержался, и всё же спросил у Фишера:
        - Как вы спите то здесь?
        - Да нормально спим. Двое на печке, двое на лавке, остальные на полу. Дом большой, места хватает.
        - А кроватей купить не судьба было?
        - А зачем? Такая обстановка напоминает, что ты как будто на охоте, а выспаться и дома можно.
        - И что, вот так каждую неделю встречаетесь? А те, которые находятся далеко, тоже каждую неделю летают?
        - Нет, те, которые работают в Иркутске или во Владивостоке, приезжают реже, но это уже в основном от них зависит. Если есть серьёзный вопрос, то могут и каждую неделю, а если ничего серьёзного - то могут и в месяц раз появиться. Но сегодня будут все.
        - Хотелось бы верить. Очень не хочется ловить ещё и их по отдельности. Ребятам и так работы не в проворот.
        В этот момент на улице скрипнула калитка, и послышались шаги. Я толкнул Фишера в сени, а сам притаился в комнате за дверью. Как мы будем их брать - обговорили заранее, так что, неожиданностью это для нас не было.
        Я услышал, как Фишер поприветствовал первого гостя, и повёл его в дом. Не было ни какой напряжённости, всё вплеталось в нормальную обстановку, и гость ничего не заподозрил. Как только он вошёл в комнату, я тут же вырубил его ударом в шею. Убивать пока не стал, но что бы, он не очнулся раньше времени, ещё и энергетическим импульсом его приголубил. Схватив вдвоём этого борова, оттащили на кухню. За занавеской его не будет видно.
        Через несколько минут послышался разговор нескольких человек, а такой вариант развития событий мы как-то не успели обговорить. Но Фишер не стал паниковать, а пошёл в сени, встречать гостей. В этот раз я успел различить голоса пятерых агентов. Спрятавшись за шкаф, я стал ждать, когда они войдут внутрь, и как только переступил порог последний агент, остановив время, я вышел, и ударом в область шеи ликвидировал четверых. Ну как ликвидировал, в этом состоянии они ещё живы, мозг не умер, время-то практически стоит, только в месте удара на шее образовалась непредусмотренная природой выемка от ребра ладони, которая углубляется до середины шейного позвонка, да так и осталась. В нормальном течении времени, конечно, эта выемка пропадёт, вот только разрушения, которые появились вместе с этой выемкой - останутся. Пятого я не стал убивать, потому как увидел, что Фишер тоже решил принять участие в ликвидации. Он уже наполовину вытащил руку из-за спины, и в ней я заметил нож. Что ж, это похвально, пусть работает.
        Пустив время в нормальное русло, передо мной рухнуло четверо агентов, а спустя пару секунд и пятый. Нож вошёл ему в сердце со спины. Удар профессиональный, правки не требует. Сразу вытаскивать нож он не стал, нам ещё не хватало насторожить остальных лужей из крови на пороге. Быстренько перетаскав их на кухню, Фишер спросил:
        - А этот тебе зачем? - и указал кивком головы на вырубленного.
        - Да не за чем, можешь добить. - дал я добро на ликвидацию.
        Дважды просить его не пришлось. Вытащив нож со спины предыдущего клиента, он вогнал его в сердце первого. Тот умер, не приходя в сознание. Вытащив нож и обтерев его об куртку одного из агентов, засунул его в ножны за спиной. В комнате сразу запахло смертью. Запах крови и содержимого кишечников. Не хватает только запаха пороха. Но здесь его и не будет, не тот случай. Надеюсь, он не успеет распространиться по всему дому, иначе оставшуюся троицу это может насторожить. От меня, конечно, они не уйдут, я могу и на улице их кончить, просто тащить их потом не охота.
        - Я уж подумал, что нам хана, - разоткровенничался Фишер - эти двое, что впереди были, очень осторожные твари, и очень быстрые. Реагируют мгновенно, реагировали. У них всегда с собой взведённый пистолет. Если бы не ты, то в следующий миг, после того, как я грохнул замыкающего, я был бы уже мёртв. Очень опасные... были.
        - Нормально всё, не переживай, я всё контролировал.
        - Удивительно, я совершенно ничего не успел заметить. Я ещё не успел зарезать своего, а эти уже мертвы. Теперь я понимаю, почему они требовали, что бы тебя доставили именно живым. Хотя... Всё равно бы у них ничего не получилось.
        - Эт точно. О-о, кажется, ещё люди идут, слышишь?
        Фишер выглянул в окно.
        - Ага, трое, последние.
        - Работаем также, только уже в сенях. Здесь запах, боюсь, почуют.
        - Хорошо. - и Фишер выскочил во двор.
        Поздоровавшись с агентами, он стал приглашать их в дом, но один из них что-то занервничал, и пропустил перед собой Фишера, сам замыкал процессию. Как только они зашли в сени, я остановил время, и подойдя к первым двум, раздробил им шейные позвонки. Своего клиента Фишер сделать не успевал. Он только начал разворачиваться, а у агента уже был наготове взведённый пистолет, и он его уже успел вытащить и навести на Фишера. Такой расклад нам совсем не нужен. Фишер нам ещё не мало пользы может принести, и его необходимо беречь. Да и как человек он мне стал глубоко симпатичен. Поэтому, подойдя к последнему агенту, резким ударом по руке, я ему её просто сломал. Вот теперь постреляй, засранец. Рука повисла на остатках кожи. Бил я по предплечью, поэтому предплечье сломалось посередине. Причём пистолет так и остался зажатый в кисти. Отойдя к двери в комнату, я пустил нормальное течение времени, и в этот же миг рухнули на пол два тела передо мной, и раздался выстрел. Как я и ожидал, выстрелить он всё же успел, вот только не туда - куда хотел. Пуля попала ему же в ногу. Впрочем, долго ему удивляться не пришлось,
Фишер с разворота перебил ему шейный позвонок, ударом в шею. Всё закончилось. Он даже не стал удивляться сломанной конечности, но выводы сделал правильные, и поэтому сказал мне:
        - Спасибо за помощь. Сам бы я не успел. Он видимо запах учуял. Приготовился.
        - Да не за что, одно дело делаем. - махнул я рукой - Давай лучше побыстрее затащим этих в комнату, да подожжём дом. Не надо оставлять такие следы. Он не на тебе висит?
        - Нет, конечно, на левый паспорт оформил.
        Перетаскав жмуриков на кухню, Фишер вытащил с подпола канистру бензина, облил всё вокруг и принялся стряпать замедлитель воспламенителя при помощи свечки, верёвки, пустой ёмкости и противовесов. Я в это время шмонал клиентов. А что, нам всё пригодится, а им уже нет. Шмон дал мне несколько тысяч долларов и в рублях ещё на квартиру хватит в подмосковье. Неплохо живут агенты... жили. Фишер к тому моменту успел закончить со своей конструкцией. Сказал, что загорится минут через двадцать. К этому моменту мы уже должны покинуть пределы этой деревни. Так и случилось. Уже по дороге в Москву, нам на встречу попалась пожарная машина, с воем спешащая в эту деревню, за ней следовала ещё одна. Дело сделано, теперь можно и по домам.
        С Фишером мы расстались уже возле его дома. Перед расставанием, я проинструктировал его о последующих его шагах. А чего там инструктировать, сказал, что бы пока также ходил на работу, позже я с ним свяжусь. И с отчётом в ЦРУ, что бы пока не спешил, по поводу продвижения работы по поимке меня любимого, появилась у меня мысля, и её надо обмозговать с руководством. На том и расстались. Я же отправился на базу.
        До базы добрался быстро и без происшествий, но приехал я не первым. Несколько ребят уже прибыли и отчитывались у Георгича. Рабочих уже не было, поздний вечер, как-никак, поэтому принимал он у себя в кабинете в цеху. Мне на входе дежурный доложил. Поэтому без промедления я поспешил к нему, может и застану хотя бы конец отчёта. В общем-то так и случилось, к самому концу я и успел.
        Постучавшись в дверь и не дожидаясь отклика, я вошёл, что бы услышать: - Ну, вот в целом и всё. - Это Рекрут закончил своё отчёт.
        - А-а, Хват. - удовлетворённо потёр руки майор - давай, давай, заходи. Давно тебя жду. Рекрут, - посмотрел он на молодого лейтенанта - с тебя подробный отчёт в письменном виде, ну ты и сам знаешь, а сейчас иди, отдыхай.
        Я поздоровался с Рекрутом, потом поздоровался с майором и примостился на освободившемся стуле. Он был тёплый, долго видимо сидел здесь лейтенант. «Вот странно, уже и не военизированное подразделение, вроде как официально нас уже не существует как группы, но звания и дисциплина у нас сохранилась на уровне. А это о многом говорит. Не бандиты же мы с большой дороги, хоть и действуем их методами. Но с кем поведёшься... С ними просто по другому нельзя, иначе мы это просто не искореним. Вон, Николай второй в своё время проволынил, и что с ним сотворили, вместе с его семьёй? А сколько было лозунгов про кровавого царя. Один раз он применил огнестрел против бунтовщиков, так сразу уже и кровавый. Много ли там людей погибло? И что были это за люди? Конечно, те - кто организовал этот бунт, там не присутствовали, они только деньги в это вложили, своими тушками не рисковали, а были там оболваненные обыватели, коих у нас в стране масса, но всё же, если бы он не применил тогда оружие - то его устранили бы ещё раньше. Сталин вон тоже почистил Авгиевы конюшни от всякой мрази, и в итоге мы победили в войне. Были,
конечно, и невинно осуждённые, опять же, оклеветанные теми же мразями, ну так яишницу не сделать - не разбив яиц. Но даже такая чистка Сталину не сильно помогла, я бы сказал - что не до конца он почистил стойло, остались ещё, такие как Хрущь и иже с ним. Но речь сейчас не об этом. Я о том, что делаем мы всё же очень полезную работу, хоть и очень грязную. И пусть когда ни будь скажет про нас всякая либеральная сволота, что мы мясники и убийцы, мне на это нас... , я работаю не для них, а для простых россиян, для тех - кто строит эту Россию, для тех - кто её защищает в трудный час, а не бежит в Европы и Америки от трудностей. Вот для них я делаю своё дело. И пока мы это делаем, я думаю правильно, что мы придерживаемся военной дисциплины и субординации. Иначе можно и берега попутать. Ладно, что-то я разошёлся. Вон, уже и Георгич вопросительно на меня смотрит»
        - Всё нормально, Георгич, - тут же опровергаю я свою теорию о субординации. Ну а что, мы же не только сослуживцы, но и друзья - всё прошло штатно. Вся «голова» ликвидирована.
        - А как себя проявил крестник?
        - Принимал активное участие, три агента на нём.
        - И даже не сомневался? - недоверчиво спросил майор.
        - Нет, Георгич, не сомневался. Действовал решительно и с энтузиазмом. А «Крестник» неплохой позывной, я как-то и не подумал об этом.
        - Да, хм, - сконфузился Георгич - я тоже вообще-то не подумал, пока ты не заострил внимание. Действительно, неплохой позывной. Пусть так и останется. При них что ни будь было?
        - Да, так, мелочь. - и я вытащил ту мелочь, что затрофеил.
        - Ха-ха, для тебя уже это мелочь? Мда-а, растёшь, значит. Ладно, потом с отчётом сдашь. Что ещё можешь рассказать?
        - Да мы тут покумекали с Крестником насчёт средств, - увидев непонимание на лице майора, я пояснил - тех счетов, что у властной структуры.
        - А-а, и что придумали?
        И я рассказал ему о тех трёх вариантах, как увести эти деньги так, что бы потом не увели у нас. Особенно его впечатлил третий вариант. Очень удобно кстати. Не надо суетиться, спешно их обналичивать, а брать можно в любое время и столько - сколько нужно в данный момент.
        - Теперь понятно, что ты имел ввиду, говоря мелочь. - задумался Георгич - Действительно мелочь. Мы же фактически будем иметь неограниченный ресурс. Это конечно не похищенный «золотой запас России», но тоже очень не мало. Что думаешь по поводу Крестника, стоит его приближать?
        - Хм, - я ненадолго задумался, и выдал, сам от себя этого не ожидал на тот момент - я думаю, всё же стоит. Тем более работать с деньгами придётся, а тут условий побольше. Да и «исчезнуть» ему вскоре придётся, иначе потеряем перспективного сотрудника. Тут ещё надо подумать, может стоит, разыграть карту с моей поимкой?
        - А что ты хочешь получить с этого?
        - Ну как минимум выиграть время, нам же конюшни читстить. А это может затянуться.
        - Какие конюшни? - у Георгича брови взметнулись ко лбу.
        - Авгиевы, какие же ещё. Наш следующий шаг надеюсь, будет в эту сторону?
        - А-а, вон ты о чём, - успокоился он - да, не помешало бы почистить перед твоей отправкой.
        - А третью мировую мы не начнём своими действиями? - забеспокоился я.
        - Нет, не начнём. Тут ведь как. Если бы мы ядерной боеголовкой в них пульнули, тогда да, ответ может последовать немедленно, а вот если мы начнём сначала у себя убирать их марионеток, а потом и у них проредим воинствующие организации, тогда вряд ли стоит этого опасаться. У нас ведь тоже есть чем ответить, не всю Сатану уничтожили. А ещё «Мёртвая рука» есть кроме всего прочего. Очень уж хотели они до неё добраться, но наши адекватные военные не дали к ней приблизиться нашим либерастам. Да и по сути, что такое «Мёртвая рука»? Это только система ответного реагирования при невозможности отдачи приказа на ответные действия противнику. А так как, основной противник у нас Америка, то и координаты целей заданы соответствующие. Вот и бояться они нас бомбить. Ответка-то прилетит в любом случае. Поэтому и пытались они уничтожить эту систему, но руки у них оказались коротки. БЖРК жалко, такой козырь был. А сколько перспективных проектов заморозили после того, как на пост заступил Грибачёв. Причём у нас они заморозились, а вот в Америке неожиданно стало реализовываться то или иное направление, на наших
чертежах. Ай, разбередил ты мне душу. Мне, аж, в груди жжёт. Не переживай, войны не спровоцируем. Я это держу на контроле, благо связи в нужных местах остались.
        Я забеспокоился, и решил осмотреть его магическим взглядом, ещё не хватало нам сердечных приступов. Осмотрев его по быстрому, я увидел, что его энергетический центр, то есть ядро, расположенное в районе груди, стало тревожно красного цвета, а активировал его энергетический центр головы у затылка, между ними просматривался ярко выраженный канал. Вы наверно ощущали, как у вас иногда что-то горит в груди, особенно когда вас незаслуженно обидят или когда вы в ярости, а может быть вам очень больно за кого-то, но вы не в силах это изменить. Вот в такие моменты ваше ядро становится угрожающе красным, и если этот эффект продлиться дольше чем позволяет ваше здоровье, то вполне можно получить и инфаркт. Это ядро распространяет свою энергию, а в такие моменты у него очень много энергии, и если не находит выхода, то эта энергия воздействует на сердце, чаще всего. А вообще, на тот орган, который наиболее слаб. У слабых духом людей эта энергия выходит или через слёзы, или человек просто теряет сознание. У сильных людей - это происходит через хорошую драку. Как бы неприятно это не звучало, но это одно из
лекарств этого недуга. Если не хотите слечь, нужно разрядиться. Можно что ни будь сломать или разбить, но это слабое утешение, хотя и тоже действует. Откуда я это знаю? Да просто очень часто наблюдаю за людьми магическим зрением, и ситуации при этом были разные. Можно сказать - жизненный опыт. Поэтому, пока я это заметил у командира, надо вовремя принять меры, пока ещё не поздно. Он конечно сильный человек, и вполне и сам справится с этим, но если можно этого избежать, зачем же нагнетать?
        - Расслабься командир, - я подошёл к его креслу сзади и воздел над ним руки - закрой глаза и расслабься.
        Он послушно откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. Он знает о моих способностях, и не сказал ни одного слова против. Действительно, печёт его сильно. Нужно устранить раздражитель и откачать часть энергии. Как выяснилось, источником послужил всё же не затылочное ядро, а участок мозга. В данный момент в нём происходили активные процессы, и сигнал из мозга направлялся прямо в ядро грудное. Не теряя времени, я стал направлять импульсы энергии с посылкой мысли, что «всё спокойно, ничего страшного не произошло, и мы победим». Хм, а подействовало. Это первый мой опыт, и если честно, я не был уверен, что это подействует. Однако, эффект оказался потрясающим. Тот участок мозга, где происходили активные процессы, стал работать более равномерно, и сигнал в грудное ядро перестал посылать. То, чего я и добивался. Переместив руки к груди, я попытался забрать часть энергии. Не знаю, получится, нет. Тоже никогда не делал такое, но чувствую, что это правильное решение.
        Когда я отдаю энергию, я представляю, как энергия перетекает по моим каналам к пациенту, тут же надо проделать всё в обратном порядке. И сделать надо это очень осторожно, как бы, не навредить. Представив, что энергия стала потихоньку перетекать от командира ко мне, я посмотрел на процесс глазами, и убедился, что всё делаю правильно. У меня опять получилось. И это - без каких ни будь учителей. Теория, и та, в основном «возможно, и скорей всего». Как я уже говорил, магии - как официальной науки у нас нет, сейчас нет, и опять «возможно» давно нет. Но ничего, как сказал Никулин - «будем искать».
        Наблюдая за процессом, я остановил его, когда ядро приобрело нормальный золотистый цвет. На лице командира появилась улыбка, он уже сидел более свободно, и перестал тяжело дышать.
        Пока у меня есть доступ к командирскому телу, я решил сразу у него отключить блокировку регенерации. Всё равно надо всем её отключать, так с командира и начнём.
        Уже привычно выполнив процедуру, решил выходить с магического зрения, и тут, уже когда почти полностью переключился, краем зрения заметил необычное сияние, а потом всё пропало. От неожиданности даже подскочил на месте. Незамеченным это не осталось.
        - Что с тобой? - забеспокоился Георгич.
        - Да нет, кажется всё в порядке, - я перевёл дыхание - хотя...
        Я попробовал снова проделать тот же трюк, и опять, краем зрения заметил необычное свечение на мгновение. Тогда я перевёл взгляд на то место, где заметил это свечение, и снова проделал эти же манипуляции, и опять за мгновение, как зрение нормализовалось, я заметил свечение, и исходило оно от компьютера. Хм, интересно. Потренировавшись так несколько раз, я добился стабильного результата, и свечение больше не пропадало. Проделав так несколько раз, выводя зрение непосредственно в этот режим, я остановился, и осмотрелся вокруг. Это очень интересный опыт. Я видел так же как и всегда, но кроме этого, я видел свечение, исходившее от компьютера, телефона, даже от лампочки и проводов подходившим к этой лампочке. А ведь я вижу электромагнитное излучение. Хм, неплохой такой бонус. У нас кругом электромагнитное излучение, а это значит, что я могу видеть очень многое. Например, скрытые видеокамеры или радиомикрофоны. Всё это излучает электромагнитные волны. Например, как вон, то место в стене, откуда идёт не понятное излучение. Размер этого излучения маленький, как точка, но я его увидел. Вряд ли командир пишет
нас, а стало быть - это враги. Уже и досюда добрались, как-то очень уж быстро.
        Присев на стул, я остановил жестом командира, когда он хотел что-то мне сказать, и решил поэкспериментировать с этим зрением. Увеличив силу восприятия, я стал замечать электромагнитные колебания вокруг нас. Отовсюду шли какие-то непонятные электромагнитные волны, со всех сторон. Они пересекали друг друга, и продолжали своё движение, не задерживаясь ни на чём. Они были разной частоты и интенсивности. Какие-то волны были едва заметны, а какие-то - были очень сильными. И у всех волн был один свет свечения, голубоватый. Волны приходили и сверху и снизу. Ну, с верху, понятно - это спутники, а снизу что? Я присмотрелся к волнам, и заметил, как волны пульсировали с определённой частотой. Как стук сердца у человека, но частота этих пульсаций была намного меньше. Пульсация снизу происходила с частотой в 57 секунд. Посмотрев на командира, я заметил, что от него тоже идёт пульсация электромагнитных волн, но с частотой биения сердца. Вот теперь и скажите мне, что земля это не живой организм. Аж жутко стало. Мы столько зла принесли ей, взрывая ядерные бомбы при испытаниях оружия, рубя лес и не сажая на этом
месте ничего, загрязняя реки, моря и океаны, качаем нефть - кровь земли, при этом живя на этой земле. Мы же паразиты на теле этой планеты. Что мы делаем с паразитами, когда вылавливаем их со своей одежды, волос или постельного белья? Правильно, мы их уничтожаем, а земля терпит нас. Но думаю это уже ненадолго. Уже участились катаклизмы, меняется климат, чаще происходят землетрясения, извержения вулканов, наводнения. Близится конец очередной цивилизации. Мы ведь на этой земле не первая цивилизация. Где предыдущие жители? Правильно - земля избавилась от них. Следующие мы. Ох, что-то я слишком далеко залез, сейчас речь не об этом.
        Когда я понял, что я вижу, я зафиксировал это зрение словом ЭМИ, и уже спокойно обратился к командиру. Он терпеливо ждал, когда я всё объясню.
        - Командир, а ты это чего, записываешь наши встречи? Хочешь под старость документализацией заняться? - подколол я его.
        - Ничего я не пишу, с чего ты взял? - удивился Георгич. - С нашей профессией только и записывать. Или у тебя есть что-то?
        Я подозвал Георгича к стене, и показал на маленькое отверстие, в котором находилось какое-то устройство. Отверстие было миллиметров пяти, и находилось в таком месте, что если посмотреть на него, то не сразу и заметишь, так как рисунок обоев его скрывал. На камеру это не было похоже, но вот на миниатюрный микрофон - вполне.
        Георгич приложил палец к губам, и очень сильно побледнел. Затем позвал меня за собой. Мы вышли с его кабинета и направились в кабинет начальника производства. Ключи от этого кабинета у командира естественно были, поэтому мы беспрепятственно вошли туда. В кабинете естественно никого не было, а я, проследив, куда идут провода, нашёл цифровое записывающее устройство. Провода, кстати, были спрятаны под фальшпанелью. Цифровой магнитофон исправно писал весь разговор, который проходил в кабинете у Георгича. Отключив его, и прослушав с самого начала, Георгич успокоился. И пояснил мне:
        - Всё нормально, здесь только со вчерашнего вечера разговор записан. Информация не успела распространиться.
        - А вдруг пишут уже не первый день? - поинтересовался я.
        - Да нет, стену сверлили изнутри, а зайти сюда могли только вчера под вечер. Вчера я попросил электрика дополнительную розетку установить, а сам вышел на часик, что бы не слушать, как он там трещит. Сейф у меня серьёзный, и его не вскрывали. Да я там и не храню ничего серьёзного, только по производству бумаги и договора. Пока он работал - то никуда не выходил, я потом камеры просмотрел на всякий случай. А он, вишь, что сделал. И электрик-то надёжный. Чего человеку надо? Зарплата хорошая, тем более в такое время, выдаём вовремя. Надо людей послать на его адрес, данные его у меня есть.
        - Ага, и спалиться по полной.
        - А что ты предлагаешь? - взвился Георгич - Промедлим - и хана нам.
        - Сам сказал, что писать начали только вчера, и запись ещё не забирали, так что, кто бы это ни был, о нас они ещё ничего не узнали. Аппаратура профессиональная, здесь не просто недовольный электрик, за этим стоят какие-то спецслужбы. Нам надо выяснить - какие. Предлагаю, завтра, вызвать этого электрика, по причине неисправности розетки, которую он установил. Телефон его у тебя есть?
        - Пошли, глянем. - повёл меня Георгич к себе.
        Открыв сейф, и найдя личное дело электрика, он радостно сообщил:
        - Есть! - и уже более вяло заключил - Только вряд ли он приедет, скорее всего, заподозрит неладное, и унесёт ноги.
        - А мы на подстраховку человека пошлём, - продолжил я - что бы он проследил за ним, и если тот попытается свалить - то ликвидировать его и всех делов.
        - А кто стоит за ним, мы в этом случае не узнаем.
        - Ну, тогда двоих отправить и на машине. Что бы уж наверняка.
        - А вот так будет правильней. - улыбнулся Георгич - Ух, что-то я есть хочу, страшно.
        - Так и должно быть. - заключил я.
        - С чего бы? - не понял Георгич.
        - Ах, да, - стукнул я себя по башке - я же тебе не сказал. Это регенерация у тебя заработала во всю, органы твои восстанавливает, отсюда желание пожрать, строительный материал ей нужен.
        - Не понял? Какая регенерация? - у Георгича глаза на лоб полезли - Как у ящерицы что ли?
        - Ну, типа того. Случай с Кречетом помнишь?
        - Так я думал эта процедура разовая, и работает только при твоём непосредственном участии.
        - Моё непосредственное участие нужно было только для запуска этой регенерации, а то - что я работал с ним несколько дней, так это просто для ускорения восстановления. Функция регенерации у него осталась. Голову, конечно, отрастить не получится, но вот конечности - вполне. Да и внутренние органы восстанавливает. Ты что ни будь чувствуешь, кроме желания пожрать?
        Георгич прислушался к себе, некоторое время постоял отрешённо, а потом выдал:
        - Женщину хочу. - увидев мою улыбку, быстро поправился - В смысле, эта функция у меня не пропала, вполне работоспособна, только сейчас как бы это... Во, спонтанные поллюции. Такого у меня уже да-а-авно не было.
        - Ну вот, значит работает. - успокоил я его - Надо было давно со всеми ребятами это сделать, только я об этом не подумал.
        - А бунт не поднимут? - ехидно поинтересовался у меня Георгич - Женщины-то не у всех тут есть.
        - Ну, я же не поднимаю. Да и не сидим мы в четырёх стенах, на задания вон ездим. Кто-то и там успеет. Женатикам сложнее конечно, но и из этого можно найти выход. Например, отпускать на три-четыре дня в месяц домой.
        Я действительно запустил у себя регенерацию, и мне не понадобилась посторонняя помощь, а действовал я в медитации. Я вообще в медитации могу изменить у себя очень многое при желании. Но пока я много и не знаю. Всё приходит со временем и с опытом, как вот сейчас открытие ЭМИ зрения.
        - Хм, как вариант. Но функция конечно ценная. - и уже окончательно решившись, он махнул рукой - Хорошо, вернутся все - действуй.
        - Хоп, майли.
        - Это ты по каковски тут со мной? - не понял Георгич.
        - Это с узбекского, ладно. - пояснил я.
        - Хм, буду знать. Ладно, спать иди, поздно уже. Утром я тебе позвоню, когда электрик придёт. Поработаешь детектором лжи, ну и подстрахуешь заодно.
        - Спокойной ночи! - пожелал я на прощание.
        - Спокойной ночи, десять в одном! - усмехнулся командир.
        Проснулся я от звонка телефона. Время было только восемь часов, но командир меня уже поднял. Ответив на звонок, я направился к нему, посетив перед этим санузел. Жаль, позавтракать не успел. Да ладно, успею.
        На входе в кабинет к командиру меня поджидал Филин, как выяснилось, он только прибыл с операции.
        - Здорово Хват. - протянул он мне руку - Что случилось-то? Мне дежурный на входе сказал, что бы я дождался тебя и вместе с тобой зашёл к командиру.
        - И тебе не хворать. - улыбнулся я - Будем шпиона брать. Выследили нас, но пока без комментариев.
        Филин не на шутку обеспокоился, но переспрашивать ничего не стал, всё же, сейчас ему всё и так объяснят.
        Командир нас уже ждал за своим столом. При виде нас он поднялся, поздоровался с каждым, и принял отчёт о проделанной работе от Филина, тот успел накропать его в дороге.
        - Вы вдвоём, встаньте по обе стороны двери, - принялся давать распоряжения командир - как только войдёт электрик - крутите его. Он уже на подходе.
        Только мы заняли свои места, как раздался стук в дверь, и после разрешающего окрика от командира, дверь открылась, и появился недовольный электрик. Ну а как же, воскресенье ведь, от отдыха оторвали. И роль нужно играть до конца. Но, с играть её, до логического конца ему сегодня не удалось. Не успел он задать вопрос, как был скручен нами, и поняв, для чего его вызвали, он обречённо опустил голову. Так и стоял с заведёнными за спину руками и опущенной головой. Выглядел он хоть и в возрасте, но очень подтянут, сухощавый такой. Волосы наполовину седые, черты лица правильные, типичный славянин, но если не присматриваться, то отличить его от других таких же людей очень не просто.
        - Ну-с, голубчик, - потёр руки Георгич - будем говорить, или продолжим играть?
        Он поднял голову, посмотрел в глаза командиру, осмотрел нас, усмехнулся, и заговорил:
        - До чего уже. Раз вы меня вычислили, молчать думаю, и не стоит уже. - посмотрев на место установки микрофона, он продолжил - Думаю вы нашли микрофон, отсюда и дальнейшие выводы. Да, его установил я.
        - Кто ты? - порывисто встал командир, в последний момент выдержка его дала сбой - Что тебе известно?
        - Я капитан Федеральной Службы Безопасности, Суханов Олег Владимирович. - смотря прямо в глаза майору ответил он - А известно мне, что вы - это и есть «Белая Стрела», только вот доказать это пока не могу, - уже довольно тихо сказал он - если бы микрофон не нашли - то может и доказал бы.
        - Хм, - в глазах майора промелькнула растерянность, но в следующий миг он взял себя в руки и продолжил допрос - а с чего это ты взял, что мы «Белая Стрела»?
        Нас с Филином известие о том, что ФСБ уже знает о месте расположения базы, тоже изрядно перепугало. Если так, то наверняка уже тут всё оцеплено, и если начнут обыскивать комплекс - то тут и доказывать особо и не надо, чего только подземный комплекс стоит. Всё на виду. Где же мы могли лопухнуться? У Георгича ведь кругом связи, и уж об этой акции ему стало бы известно в первую очередь, но никаких предостережений он не получал, иначе уже давно принял бы меры. Хотя, он сказал, что не может доказать, может и нет пока группы захвата? Я не боюсь, конечно, захвата, не получится у них это, но уж больно ребят не хочется убивать, а при отражении обязательно кто ни будь погибнет. А что потом? А потом мы будем скрываться уже от своих граждан. Эти ребята - простые исполнители чужой воли, такие же вояки, как и мы, и это всё равно, что убить своих же. Да нет, у меня рука на них не поднимется. И как тогда быть?
        - Да ладно вам, - ехидно усмехнулся ФСБшник - доказать я конечно не могу, но мне этого особо и не надо. Майор Гущин Сергей Георгиевич, руководитель группы зачистки «Немезида», расформированной в связи с тем, что наступили на мозоль руководителей высших эшелонов власти, и действующая сейчас в группе «Белая Стрела» под прикрытием производства сельскохозяйственного оборудования. Я ничего не пропустил?
        От его слов у всех нас выступил пот. Командир же застыл каменной статуей. В его глазах читалась обречённость и тоска. Впрочем, удар держать он умел, и уже спустя несколько минут, он продолжил:
        - Кто ещё знает о твоих предположениях? - механически спросил он.
        - Ну, пусть будут предположения, - усмехнулся он - если вам так удобней. Никто не знает. Это только мои умозаключения. Моё командование только знает, что я работаю под прикрытием в вашем предприятии. Напросился в эту командировку я сам, под предлогом поиска «Белой Стрелы». От меня зависит - узнает ли моё командование о вас или нет. На назревающий ваш вопрос, отвечу сразу: это моя инициатива, а причина такой инициативы - это то, что я одобряю ваши действия и хотел бы присоединиться к вам.
        Наступила оглушительная тишина. Всё это время, как шёл допрос, я сканировал его, и он не сказал за это время ничего ложного. Словам его стоило верить. На немой вопрос командира в сторону меня, я махнул ему головой, подтверждая, что он говорит правду. Через некоторое время обдумывания, командир продолжил:
        - Хват, Филин, отпустите его, а ты присядь за стол. И не шали пожалуйста, у нас это не пройдёт.
        ФСБшник послушно присел и посмотрев на майора, сказал:
        - Даже и не думал. Оружия у меня нет, а без оружия я против ваших ребят - что ребёнок против бойца спецподразделения. Даже не смешно. Да и с оружием, скорее всего тоже.
        - Что ты ещё знаешь о нас? - заинтересованно спросил майор.
        - Отличны бойцы, очень быстрые. Работаете на грани фола, но всегда выходите победителями. Идея, сплотившая группу - защита отечества от всякой мрази и иностранного вторжения в политику и экономику страны.
        - Как ты вообще вышел на нас? - задал давно назревший вопрос Георгич.
        - Я давно слежу за вами, - закинув ногу на ногу и устроившись поудобней ответил Олег. Скрестив руки в замок и уложив их на ноги, устремив взгляд вдаль, он стал вспоминать - ещё, когда вы работали вполне официально. Когда я впервые услышал о подразделении «Немезида», мне стало очень интересно, чем же занимается это подразделение? А потом стали происходить очень интересные события, исчезновение людей, неожиданная смерть преступников, уничтожение групп террористов, и всё это без каких либо следов. Идеальные преступления. Но преступление против преступников, это не преступление - а возмездие, «Немезида», богиня правосудия. Так я всё это и соединил. Дальше, просто отслеживал события. И они не заставили себя ждать. Всё это конечно очень интересно, но интересно для меня. Для вас же больше представляет интерес - что знают другие о вас. Так вот, всё, что касалось вас, я тщательно подчищал. А следы были, какие бы вы не были профессионалы. И на камеры ваши ребята попадали, откуда я и узнал о вашей скорости, хотя мне это совершенно не понятно, как можно двигаться с ТАКОЙ скоростью. Всё что проходило через
меня, я тщательно проверял, а после подчищал концы. Идеальных преступлений не бывает. О том, что вы базируетесь теперь здесь, в принципе узнать было не сложно. Хозяин предприятия-то фамилию не поменял.
        - Мда, косяк с моей стороны, - повинился майор и опустил голову - просто не мог подумать, что кто-то ещё знает о нас. Все свидетели погибли.
        - Я в курсе о Лисикове и Рогожине. - махнул головой Олег - говорю же, прослеживал всё, что касалось вас.
        - Сам то как думаешь, - спросил у него уже я - ещё кто ни будь догадывается о нас?
        - Где вы и кто вы, не знает больше никто, - теребя подбородок ответил Олег - да этим особо никто и не занимается. Не хочет народ искать вас. Начальство-то рвёт и мечет, но подчинённые - те, что настоящие спецы, поиски саботируют. Делают вид, что ищут, на самом деле - только отписываются. Слышал я шепотки между ними, так вот, бояться вам не стоит. О вас говорят только хорошо, и искать не станут. А те, кто действительно хочет вас найти - рылом не вышли. Нет ни умений, ни знаний. Одни амбиции. Как правило - это сынки генералов или другие «сынки», ну вы понимаете.
        - Ясно, - вздохнул майор - а наш начальник производства, он как замешан? Как тебе удалось его уговорить поставить прослушку в своём кабинете?
        - Да ни как. Он вообще не знает об аппаратуре. Когда я сверлил стену, он находился в цеху, а когда закончил у тебя, пошёл в цех и попросил ключ от кабинета, для того, что бы провести профилактику электрооборудования находящегося в его кабинете. Ничего секретного он у себя не держит, скрывать ему нечего, вот он и не заподозрил, что могут воспользоваться самим кабинетом. Он хороший специалист в своём деле, хороший производственник. Рабочие его очень уважают.
        - Но ты же мог догадаться, что микрофон заметят, - поинтересовался Филин - на что ты надеялся?
        - Я и не переживал по этому поводу. Если бы вы не нашли его - то в понедельник я бы сам пришёл с предложением, ну а раз нашли раньше - то чего уж скрывать. Просто я хотел с какими-то доказательствами подойти, не кричать же голословно, что вы «Белая Стрела» и я хочу работать с вами.
        - Откуда такое рвение? - заинтересовался командир - Почему ты хочешь работать с нами? Зачем так настойчиво искал с нами встречу?
        Устремив пронзительный взгляд командиру в глаза, он заговорил, и от голоса его повеяло холодом:
        - Я хочу уничтожать этих тварей, - перекатывая желваки на скулах и говоря почти не открывая рот, говорил Олег - всю эту заокеанскую шушеру, и тех, кто пошёл за ними. Они уничтожили мою семью, они сломали мою жизнь, они... - помолчав, он продолжил - я хочу мстить, мстить - пока не умру сам. И это теперь цель моей жизни. Видя их инструкторов в «Белом Доме», меня корёжит от понимания, что я ничего не могу сделать с ними.
        - Когда это случилось? - спросил командир.
        - Семь лет назад. Я тогда вёл дело против одного из агентов ЦРУ. Они добрались до меня первыми. Стреляли в меня, попали в жену с ребёнком. Я его уничтожил, но жизнь с того дня у меня изменилась. - сказав это, Олег повесил голову и замолчал.
        - Понятно. - заключил командир, и посмотрев на меня и дождавшись кивка, продолжил - Извини, что потревожили рану.
        - Да, ничего, - махнул он головой - я уже свыкся, столько лет прошло. Но злость только увеличивается, видя, что они творят сейчас.
        - Ты хотел влиться к нам? - увидев, как подтверждающе махнул головой Олег, майор продолжил - Тогда можешь возвращаться к себе, и сообщить, что здесь всё чисто. Нам нужны твои уши и глаза в ФСБ, вот, возьми - командир вытащил из стола телефон, по виду обычный мобильник - это твой контакт с нами. По нему можно говорить свободно, не прослушают. Там записан всего один номер, при необходимости наберёшь. А сейчас можешь идти.
        Олег взял телефон, покрутил его в руках, и недоверчиво посмотрел на командира. Пересилив себя, он всё же спросил:
        - Так я теперь с вами?
        - С нами, с нами, - улыбнулся Георгич - такие парни нам нужны. Но пока ты нам нужнее на своём рабочем месте.
        - Понял, - повеселел Олег - тогда до встречи!
        После того, как за ним закрылась дверь, мы переглянулись, и одновременно задали друг другу один и тот же вопрос:
        - Вы подумали тоже, что и я? - и заржали как лошади.
        Отсмеявшись, Георгич решил уточнить, что же мы об этом подумали?
        - Судя по всему, вы подумали о том, что у нас появились возможности попасть в Кремль?
        - Именно об этом я и подумал, - подтвердил я догадку командира, Филин махнул головой соглашаясь - впрочем, и без него мы бы туда попали, но вот в некоторых моментах без него было бы сложней.
        - Поясни. - спросил Георгич.
        - Вы про подземные переходы не забыли? - увидев, как у командира с Филином поползли брови в верх, продолжил - Карта у нас есть. Автоматические турели я нейтрализую. Но вот открывать двери желательно без привлечения внимания к объекту. И Олег в этом, думаю, может нам помочь.
        - А ведь так даже много лучше получится. - радостно согласился со мной Филин - Надо только уточнить у него, сможет ли он помочь нам в этом.
        - Надеюсь, вы понимаете, что убивать его ни в коем случае нельзя? - уточнил у нас командир, и увидев наши кивки - продолжил - Хорошо, что тут спорить не надо. Надо его убедить в том, что власть ему совершенно не нужна, и что бы он передал бразды правления в другие руки. Я больше чем уверен, что на его место уже подготовили кандидатуру наши «друзья», и нам нужно перехватить эту инициативу.
        - А есть надёжный человек-то? - скептически спросил Филин.
        Майор надолго задумался, мы не мешали ему в размышлении. Но, видимо он уже давно принял решение, и сейчас взвешивал последние аргументы за и против.
        - Есть у меня одна очень достойная кандидатура. Вернее, кандидатур несколько, но именно он произвёл на меня очень неизгладимое впечатление. - сказал Георгич, и опять задумался.
        - И кто же это? - не выдержал Филин - И чем же он произвёл впечатление?
        - Это Путилин, - выдал наконец командир - Владимир Владимирович Путилин. Помните «Обрушение Берлинской Стены»? Так вот, в тот день, к штаб квартире КГБ в Дрездене, ринулась беснующаяся толпа, подогреваемая засланными казачками от наших «друзей», цель этой толпы было разрушение штаб квартиры, официально, а не официально, наши «друзья» хотели под шумок вынести секретные документы оттуда. Я думаю, вы понимаете, что в первую очередь им была необходима информация на всех разведчиков и лиц, что помогали нам. Это сотни человек очень порядочных и преданных людей своей стране. Там были и фамилии местной резидентуры. Достойные люди. В тот момент в консульстве находилось человек двадцать, в основном гражданских людей. Там же находился и Путилин. Когда стало ясно, что вся эта толпа направляется к нашей штаб квартире, Путилин просил помощи у военных, но высокое начальство решило не рисковать, и безмолвно бросило этих людей на произвол судьбы. Тогда он вышел к этой толпе, которая была готова рвать и метать, камни, кстати, уже летали в окна здания, и сказал им на немецком языке: «Я думаю, вы понимаете, что это
территория Советского Союза, а я человек военный, и обязан защищать интересы своей страны. У меня в пистолете двенадцать патронов. Одиннадцать человек я успею уничтожить, двенадцатый патрон оставлю себе». После этих слов - толпа затихла, и стала медленно рассасываться. Путилин повернулся на негнущихся ногах, и стал подниматься по лесенке ко входу в здание. Рубашка его прилипла от пота к телу. Но ни один человек не кинул в спину даже камня. Через некоторое время пространство перед домом полностью очистилось от людей. Бумаги были спасены. Спасены были люди.
        Когда Георгич закончил, мы ещё долго молчали под впечатлением, каждый примеряя на себя этот поступок. «А смог бы я так?» Спустя какое-то время, филин заговорил:
        - Это действительно ПОСТУПОК. Достойный кандидат. А кто он в звании?
        - На тот момент был подполковником, сейчас он заместитель управляющего делами Президента Российской Федерации.
        - Понятно, - констатировал я - лучше кандидатуры и не придумаешь. А он захочет вообще?
        - Ну, эту проблему, я беру на себя. - улыбнулся командир - Есть у меня возможность заинтересовать этого человека, точнее, есть люди - кто будет заниматься этим вопросом. Вам в это влезать не надо. От вас только силовая часть. И здесь не должно быть никаких осечек.
        - Не подведём, командир. - переглянулись мы с Филином - Ты главное поговори с Олегом. Сможет он нам помочь, или нет.
        - Я помню. - и посмотрев на Филина, он продолжил - Филин, что случилось с Кречетом? Как я понял, все группы задание выполнили безупречно, живых агентов не осталось, почему Кречет ранен?
        - Зверь попался очень уж подозрительный, - сморщился Филин - я был в паре с ним на этом задании. Мы сидели в засаде у подъезда, в кустах. Ничего не предвещало неприятностей, всё шло спокойно, но клиент почему-то выхватил пистолет с глушителем, и выстрелил в кусты, для профилактики наверно. И он очень удивился, когда с этого куста прилетела ответная плюха. Это было видно по его лицу. Не видел он нас, на всякий случай стрелял. Кречету пуля попала в плечо, прошла на вылет. Пока мы добрались до базы, на месте попадания пули остался только розовый шрам. Это как вообще? Кто он такой? - задал вполне закономерный вопрос Филин - Так ведь не бывает, командир.
        - Бывает, Филин, - задумчиво сказал майор - у нас теперь так у всех будет. Хват, приступай. Начни уж с Филина, раз он уже у станка.
        - Какого станка, командир? - покрутил он головой, до сих пор ничего не понимая.
        - Сядь на стул, Филин, - сказал я и принялся растирать руки - закрой глаза и расслабься.
        - А-а, вона чего, - усмехнулся он - так и подумал, что без тебя это не обошлось.
        Он сел на стул и расслабился, ну, настолько, насколько он понимал это слово. А полностью расслабиться у него не получилось, не привык он. Ну, мне, в общем-то, это не особо и критично, главное - что бы, не отвлекал и не противился. С ним я закончил довольно скоро. Вот уж опыт животворящий. Или там что-то другое животворящее? Не важно, важно то, что уже через пару минут, я с ним закончил. Первый раз помню у меня на это ушло гораздо больше времени и энергии.
        Увидев, что я убрал руки от него, майор спросил:
        - Ну как, закончил?
        - Всё отлично, ещё один терминатор у нас есть. - пошутил я.
        Филин открыл глаза, прислушался к себе, но так ничего и не заметил.
        - А что должно произойти-то? - задал он вопрос, который очень его беспокоил.
        - Ничего не чувствуешь? - уточнил я у него - Нигде не тянет? Может где ни будь припекает?
        - Что-то есть такое внутри, необычное, но если бы ты не уточнил, я бы этого не понял. Есть вот, захотелось, сильно, а я ведь час назад перекусывал, на вокзале.
        - Ну вот, всё в порядке. - успокоил я его - так и должно быть. Сейчас восстанавливаются твои потрёпанные жизнью внутренние органы, нужен строительный материал, отсюда желание кушать. Иди в столовую, я сейчас тоже подойду.
        - Побежал я тогда, командир, - и, не дождавшись ответа, он выскочил в коридор.
        - Иди ты тоже, - милостиво разрешил он мне и махнул рукой в сторону двери - небось, не завтракал ещё? - увидев мой кивок, продолжил - После завтрака ребятами займёшься. Куда тебе их присылать?
        - Лучше, перед спортзалом, пусть, там, в очереди стоят. Много времени это не займёт. Я уже прилично научился делать это.
        - Ну и отлично. Закончишь с ребятами, можешь съездить домой, проведаешь своих. Скоро тебе будет совершенно не до этого. Я пока всё подготовлю к нашей самой главной акции. Неделя, надеюсь, тебе хватит?
        - Без дороги?
        - Без дороги. Да и чего там той дороги? Лети на самолёте, много быстрей выйдет.
        - Отлично, командир, я уже и сам хотел попросить тебя об этом. Соскучился я по своим. А как же ребята?
        - Им тоже будет отпуск небольшой. Поменьше, чем у тебя, ну так они после этой операции съездят ещё, а тебе надо будет отправляться в дальнюю командировку.
        - Понял, - подобрался я, как охотничья собака, учуявшая добычу - стало быть, приближается час расплаты?
        - Приближается. - не стал спорить со мной Георгич - Всё, свободен.
        Всё прошло как-то буднично. Позавтракав в столовой, и понаблюдав за цветущей т. Глашей, я направился в спортзал, где меня уже дожидались наши парни. Закончил я с ними быстро, попутно узнавая у них, как они выполняли последнюю операцию. Можно сказать, как на полигоне. Противник до последнего, ничего не ожидал. Что бы, не было шумихи в прессе раньше времени, трупы прятали. А шумиха нам пока никак не нужна. Только у Кречета вышел небольшой промах, но Филин успел с этим подсобить. Парни, кстати, так ничего и не поняли, для чего их вызывали по одному в спортзал. Только Никитичу рассказал Филин, и поэтому, тот зашёл с достоинством и с большой надеждой. По окончании процедуры, он даже прослезился и поблагодарил от чистого сердца. А парни, что ж, когда ни будь, и они поймут, что им выдали счастливый билет. Оле и Кате, супругам Кречета и Резуса, тоже провёл процедуру. Ну а что, парни без них своей жизни не представляют, как я могу их разделять? К слову, под конец всех процедур, я был как выжатый лимон. Только Лене не сделал пока эту процедуру, но ей я сделаю перед отъездом, а сейчас спать. Сил не осталось
даже помыться. Так и рухнул в постель, даже не раздевшись. Через пару часов проснулся, сходил в душ, и лёг спать уже окончательно. На ужин уже не пошёл, сил не было.
        Проснулся я бодрым и чертовски голодным. Сходил в столовую и там же провёл процедуру включения регенерации у Лены. Зашёл к брату, перед тем как полететь домой, может, захочет что передать, но в комнате его не застал, он уже был в спортзале и спарринговал с парнями. Причём, вполне на соответствующих скоростях. Да что значит, на соответствующих скоростях? Он ничуть не уступал им. А работали парни на пределе своих возможностей. Я заметил, что он уже применяет «вьюжку», когда успел-то? Парни только второй день как на базе. Молодца, ничего не скажешь.
        Увидев меня, Олег улыбнулся и закончил спарринг. Подошли ко мне в двоём, он и Резус. Поздоровавшись, Резус сразу задал вопрос:
        - Я наверно много чего не понимаю, но понять - как он успел так быстро набрать такие результаты, не понимаю в квадрате. Этого просто не может быть. Нам потребовалось несколько месяцев, что бы достичь того, чем он обладает сейчас. Твоя работа?
        - Отчасти. - усмехнулся я - Он очень сильно хотел достичь таких результатов, что не жалел себя, из-за чего, чуть кони не двинул. Пока вы были на задании, он усиленно тренировался. А труд, как известно, из обезьяны сделал человека. Я смотрю, ты всё равно не прислушивался к моим рекомендациям. Что, не болит уже ничего? - обратился я к Олегу.
        - Болит, конечно, но в меру. Того, что было тогда, и близко не наблюдается. Обычная боль в мышцах после качественной тренировки. Сухожилия и кости, конечно, тоже побаливают, но этих болей я уже почти не замечаю. Сплю отлично, ем за троих, просыпаюсь бодрым и без признаков болей. Всё нормально, брат, не переживай.
        - Хм, ну ладно, хоть в пользу. - похлопал я его по широкому плечу - А вообще, я рад. Ты уже практически готовый член нашей группы, но всё равно, с недельку тебе ещё надо потренироваться. - и увидев, что он пытается мне возразить, я остановил его взмахом руки - И не спорь. Тренировка и тренировка. Благо, сейчас у тебя спарринг партнёров будет в достатке. Ребята будут рады тебе передать свой опыт. Тем более, что основная работа у нас начнётся не раньше недели. Сейчас я еду домой, ничего передать не хочешь родителям?
        - Передай, что скоро я заеду в гости, - пробасил Олег - командир обещал, что скоро это будет безопасно.
        - Ну и ладно. С Леной я уже поработал, так что не переживай. Ну, ладно, пошёл я. Буду дней через девять. Надеюсь, к этому времени ты будешь полностью готов.
        - Не сомневайся. - улыбнулся он и обнял меня. Ну и шкаф. В кого уродился такой?
        ГЛАВА 16
        Дома я оказался только на следующий день. Самолётом хоть и быстро, но до Москвы ещё добраться нужно. В Москве я был только к вечеру, а следующий рейс до Челябинска только утром следующего дня. Дома я никого не предупреждал о том, что еду в гости, так что прибыл я как снег на голову. Куда ехать я знал, созванивался с Сашей. Когда я уезжал, дом только собирались покупать, и выбирали варианты, и вот, я впервые посещаю свои пенаты. А что, отличный, крепкий ДОМИНА. Именно с большой буквы. Трёх этажный коттедж с отличным сухим подвалом по всей площади коттеджа, с гаражом на три машины на первом этаже, с сауной и бассейном там же. Кроме этого там же находились прачечная, огромная кухня с лифтом для готовых блюд, столярно-слесарная мастерская и кладовые с промышленным холодильником. На втором этаже находилась столовая со шкафами для приборов, огромный зал с диванами и креслами и большим монитором с телевизором, немаленькая детская игровая, тренажёрный зал и несколько санузлов с ванными комнатами. На третьем этаже уже находились спальные комнаты и пара рабочих кабинетов. Спальных комнат было шесть, зачем
столько? В одной жили мои родители, в одной родители Саши, для нас одна комната и отдельная комната для Вовки. Ещё две комнаты - гостевые, как пояснила мне Саша, после моего вопроса о многочисленности помещений. Там же находилось и три санузла. Не дом, а пещера Али-бабы. Повсюду были ковры и картины. Дом покупали полностью мебелированным, бывший хозяин из «Новых Русских», был уничтожен конкурирующей группировкой, и жена, пока не добрались и до неё, по быстрому продала дом и свалила в Европу. Продавала очень дёшево. Когда она только собиралась писать объявление в сети, увидела свежее объявление, о желании приобрести большой дом. Не удивительно, что это объявление оказалось Сашеньки. Сторговались они быстро. В этот же день оформили купчую, и вечером бывшая хозяйка улетела во Францию. А нам достался большой и красивый дом с огромной прилегающей территорией в несколько гектар на окраине Челябинска, за половину от реальной стоимости. Дом был очень красив. Нет надоевших ровных углов. Он был весь какой-то закруглённый, с плавными изгибами, выполнен полностью из кирпича. Сказка. Вокруг были аккуратные клумбы
и дорожки. Местами росли деревья, которые не стали рубить при постройке, а так как участок находился в лесу, то деревьев этих было не мало. Вообще участок утопал в зелени. Были и фруктовые деревья, с зади дома, там был неплохой сад, в котором росли яблоки, вишня, груша и куча других деревьев. Всё ухожено. В середине сада наблюдался пруд диаметром в пятьдесят метров, скорей всего искусственный, уж больно ровный. Не знаю, что это был за человек, но чувство прекрасного он не утерял.
        Были ещё и дополнительные постройки, в виде летней кухни и веранды, а также сарая средних размеров, что находился на окраине участка, что в нём находится - я пока не знал. Как, ни будь, позже выясню. Всё это великолепие окружал красивый двухметровый забор из кирпича. Ну что сказать? Я просто в шоке. Если бы мы жили лет так двести - триста назад, я бы назвал это поместьем. А сейчас это называется - частный дом. Как бы нам проблем не получить с такой красотой. Скромнее надо быть. Но дом мне, конечно, понравился, слов нет. Ладно, пусть будет. С защитой, как, ни будь, уладим.
        Встретили меня конечно, очень радостно, Сашенька так повисла у меня на шее, и не отпускала, пока родители не подошли. Вовка вообще поселился у меня на плечах, и слезать оттуда категорически отказывался. Ну и бог с ним, пусть сидит. Когда ещё персональная лошадка объявится. Обнявшись с родителями, передал им привет от Олега, чему они сильно удивились. Я ведь им не говорил, что теперь он служит со мной вместе. Сказал, что скоро приедет в гости со своей благоверной, чему они сильно обрадовались. На обнимался с тёщей и тестем. Ну а чего, это у вас может и не так, а у меня они мировые. И рады были искренне моей побывке.
        Перед тем, как сесть за стол, я попросил маму и тёщу, что бы они наготовили еды побольше, раз так в десять и разнообразной, Сашеньку эта просьба тоже касалась. Моя просьба их сильно удивила, но спорить они со мной не стали, а принялись готовить разные вкусности. Я им сказал, что бы готовили человек на тридцать. Преисполненные ответственным заданием, они проявили максимум изобретательности, и думаю, сегодня у нас будет праздник живота. Продуктов у нас достаточно и довольно разнообразных. Омаров, конечно, нет, но и из картошки с мясом можно столько вкусного приготовить... Одним словом, на кухне был настоящий аврал.
        Пока женщины занимались приготовлением пищи, я пошёл прогуляться по усадьбе (так и буду называть этот дом) с отцом и тестем. В первую очередь я попросил отца, что бы он пригласил своего друга с женой, что принял нас в нелёгкий час, он сразу позвонил и передал приглашение. Обещали приехать через пару часов. Потом я завёл с ним серьёзный разговор:
        - Пап, всё это конечно прекрасно - красивый дом, большая площадь, но ты не боишься, что этот дом кому ни будь, глаза застит? Наверняка, бывший хозяин, занимался не совсем честным бизнесом, и прихватизировать этот дом найдутся желающие из бывших соратников или врагов. Как ты собираешься защищать это хозяйство?
        - Поначалу я тоже опасался, - принялся отчитываться передо мной отец - и не хотел брать его, но тут всё так быстро закрутилось, что решили рискнуть. В крайнем случае - подумал, что тут же продам, и заработаю на этом. Ты же знаешь, что купили мы его раза в два дешевле. Но когда увидел этот дом, то расставаться с ним не захотел. А потом, когда решил познакомиться с участковым, им оказался мой бывший солдат. После армии пошёл в милицию. Он обрадовался мне, и сказал, что бы, не сомневался и жил спокойно. Конечно поудивлялся, откуда я мог заработать на такой дом, но когда понял, что здесь в основном деньги сына, вопросы перестал задавать. Обещал всемерную поддержку. Старый-то хозяин проблемный был, много неприятностей из-за него у участкового было, вот он и не хочет, что бы такой же дом приобрёл. Жить нормально хочет.
        - Но ты же понимаешь, что этого не достаточно? - укорил я его - Преступников это никак не остановит.
        - Да, понимаю, конечно, - и посмотрев на меня хитро, спросил - ну а ты у меня на что? Думаю, одной показательной акции, будет достаточно.
        - Если я и здесь начну проводить свои акции, то жить нам здесь не долго придётся, быстренько упакуют.
        - Ну, я же не говорил, уничтожать их, достаточно просто поломать немного, при проникновении. - у шедшего рядом тестя от таких слов чуть заикание не началось.
        - Эт-то, вы о чём сейчас? Какие акции, и что значит поломать?
        Я укоризненно посмотрел на отца, но он просто махнул рукой на меня и продолжил:
        - Да ты Семён не меньжуйся, всё нормально будет, а акция - это серьёзный разговор с применением насилия. Не думаешь же ты, что они с нами миндальничать будут.
        - Ну, это как водится, - согласился с ним тесть - я не о том, мне их не жалко, я о том, что нам действительно грозит опасность?
        - А когда мы убегали от трудностей, Семён? - задал вопрос в лоб отец.
        - Ну, если ты говоришь, что всё будет нормально, то я наверно тебе поверю. В конце концов, только благодаря вам мы и живы ещё.
        - Ну вот, совсем другое дело, а то раскис уже.
        Так мы шли по аллее и дальше уже вели ленивый диалог. Погода прекрасная, температура около пяти градусов, светит солнышко, поют птички. Такое ощущение, что гуляю в облагороженном лесу. Кругом аллейки выложенные из камня, подрезанные кусты, сосны великаны, а где-то рядом фруктовый сад. Идиллия. Но спустя некоторое время послышался гудок клаксона. Это видимо гости уже приехали. Мы, не сговариваясь, повернули в сторону ворот. Идти было не далеко, и вскоре мы принимали гостей.
        Гости были рады, что о них не забыли в такой радостный день для нас. На их лицах блуждала счастливая улыбка. Сразу видно - хорошие люди. Нечасто им доводится по гостям ездить. Вот смотрю я на них, и думаю: это ведь благодаря таким людям наша страна выстояла в войне и отстроилась после неё. Простые труженики и военные. Они, может быть, не знают высокой политики, но они очень хорошо знают, что такое честь и совесть. А для меня это самый важный фактор. Без этих понятий для меня человека просто не существует. Человек, не имеющий чести - это потенциальный предатель, коррупционер, взяточник и бандит. Одним словом то - против чего мы и боремся. И во времена Сталина были такие, но он очень эффективно боролся с такими. Помазали лоб зелёнкой, что бы инфекцию не занести при пулевом в голову, и пишите письма. Не надо после этого кормить на народные деньги дармоедов, которые при выходе на волю становятся только изощрённее, но сути своей менять никак не хотят. Сталин, говорят, кровавый монстр. Да он по сравнению с моими взглядами на жизнь просто Дедушка Мороз. Не стал бы я разводить на его месте столько
всепрощения над преступниками, и не появился бы тогда Солженицын и иже с ним. Жестоко? Может быть. Вот только это жестокость во имя мира и справедливости. Что мы имеем сейчас? А имеем мы кучку функционеров, которые и рулят нами так, как им это будет выгодно. Законы создают очень для себя удобные. Дошло до того, что нами руководят люди - которые не понимают в этом совершенно ничего. Ну а как он может в этом что ни будь понять, когда свой диплом он не выстрадал на занятиях, а тупо купил в переходе. Или должность досталась по наследству от отца. К этому мы стремились, бросаясь на амбразуры пулемётов? Я думаю, нет. Те, кто действительно достоин руководить народом победителем, как правило, погибли геройски, а вот всякая мразь осталась. Во время войны они не ходили в атаки, а отсиживались в тылу. А после войны, вылезли из нор и стали подбирать под себя власть. Ух, что-то я разошёлся. Даже гости стали подозрительно коситься на меня, увидев моё состояние. Вот, что бы мне это не стоило, а им, как и своим родителям и близким, я сделаю подарок. Думаю, они будут рады, для этого я и попросил пригласить их сегодня.
Но близкие пока не знают, для чего я их пригласил.
        Успокоившись, я подошёл к Дмитрию Сергеевичу и его жене, и тепло поздоровался с ними. Они мне ответно улыбнулись, поняв, что моё плохое настроение было направлено не на них. После этого мы направились в дом.
        В зале уже был накрыт богатый стол, который ломился от угощений. Чего тут только не было: рыба жареная в кляре, запеченный поросёнок, жареная индоутка с овощами, пироги с курицей и яблоками, различные салаты, настоящий узбекский плов с горкой мяса в центре и головками чеснока по краям, манты - расположенные по краям стола, фрукты в корзинках, компоты в графинах, соки в бутылках, ну и конечно же армянский коньяк пятилетней выдержки и кристалловская водка. От этого вида все вошедшие пришли в тихий шок, возникла мёртвая тишина. Гости даже себя не очень уютно почувствовали. Я, в общем-то, тоже впал в лёгкий ступор. Такого разнообразия я не ожидал, да ещё в такой короткий срок. Из этого состояния нас вывели уже переодевшиеся хозяйки, которые радостно поприветствовали гостей и предложили присаживаться к столу. Но тут уже я взял слово:
        - Уважаемые Дмитрий Сергеевич и Екатерина Петровна, и вы - мои близкие и родные мама, папа, Семён Николаевич, Наталья Николаевна, Сашенька, - увидев, как сынок посмотрел на меня подозрительно, я продолжил - ну и конечно же ты, Владимир, куда уж без тебя. Прежде чем мы сядем к столу, я бы хотел сделать вам всем подарок. Такие подарки вам ещё не делали, я это знаю абсолютно точно. И надеюсь, вам он очень понравится.
        Все присутствующие замерли, не зная как это воспринимать. Только лишь Саша стала о чём-то догадываться, потому как смотрела на меня с лёгким интересом и надеждой. Начать я решил с неё, что бы, более старшее поколение, а стало быть, более подозрительное, успело расслабиться и успокоиться.
        - Для чего я попросил приготовить такой богатый стол - вскоре вы поймёте сами, а сейчас, Сашенька, присядь на кресло.
        Саша не стала задавать лишних вопросов и быстро села на кресло. Зная, что должно последовать дальше - она расслабилась и закрыла глаза. Говорю же, у меня не жена - а клад. Я быстренько провёл процедуру по разблокировке регенерации и немного подумав, убрал блокировку на скорость. Воевать ей, конечно, не придётся, но вот защитить себя она должна. И ей эта функция совершенно не помешает. Надо только тщательно проинструктировать по прокачке этого умения, а то, как бы хуже не стало.
        Закончив с ней, я попросил сесть в кресло маму. Мама села абсолютно спокойно и совершенно без опаски. Она знает, что ничего плохого я предлагать не буду. С ней я тоже закончил довольно скоро, только блокировку скорости ей не снимал. Думаю, ей эта функция совершенно не нужна. У ней есть, кому её защитить. Отец только посматривал и понимающе ухмылялся. Он понял, что я восстанавливаю здоровье, вот только он не совсем понимал, для чего столько еды, поэтому посматривал на стол и почёсывал свой затылок. Остальные тоже с недоумением смотрели за моими манипуляциями. Они-то совершенно не знали, что я обладаю способностями, поэтому стояли такие потерянные, но в глазах читалось любопытство. Вопросы они не задавали, зная, что вскоре я сам всё разъясню.
        Со всеми я закончил довольно быстро, и когда Вова сел в кресло, я только улыбнулся и взял его на руки.
        - А тебе, Владимир, я расскажу сказку перед сном. Договорились? - Вовка посмотрел на меня недоверчиво, но всё же спросил: - Пап, а что ты делал с этой радугой? Ты делал её красивее? Значит у меня и так красивая радуга?
        Вот те и раз. А я уже и забывать начал, что он тоже видит магическим зрением. Хотя, это может быть только детским, некоторые дети видят его, потом эта способность чаще всего пропадает. Но ему я постараюсь это закрепить.
        - Да, сынок, я играл с радугой, и тебе пока рано изменять радугу, у тебя она очень хорошая и красивая.
        - Ну ладно, - согласился со мной повеселевший сынишка - но сказку мне расскажешь.
        - Расскажу, расскажу, - засмеялся я в ответ - шантажист маленький. А пока иди к маме. - и он послушно пошлёпал к Саше, гости и все присутствующие только снисходительно посмотрели в след, но и на стол взгляды бросали очень уж заинтересованные, и поэтому я не стал их задерживать, и решил закончить презентацию - То, что я сейчас вам сделал - это называется разблокирование регенерации, а вам, мужики, я ещё разблокировал и ограничение скорости и реакции. Тебе, кстати, Сашенька, тоже последнюю функцию разблокировал, думаю она тебе не помешает. - увидев, что люди готовы задавать вопросы, я остановил их взмахом руки и продолжил - Сейчас я вам обо всё расскажу, а пока присаживайтесь за стол, и можете приступать к празднику живота.
        Моё предложение было принято с большим восторгом, потому как я уже заметил, что регенерация пошла с бешеной скоростью, и строительный материал клеткам был необходим в очень больших количествах.
        - Начнём с регенерации. - присев за стол, стал я удовлетворять молчаливое любопытство - Вы все знаете, что когда у ящерки отрывается хвост, она отращивает себе новый, так вот эту функцию я вам и разблокировал. - увидев как все застыли с открытыми ртами, а Дмитрий Сергеевич даже полез одной рукой под стол, я рассмеялся, и увидев не понимание на лицах, а у Дмитрия Сергеича и обиду на лице, поспешил успокоить их.
        - Не надо беспокоиться, хвост у вас не вырастет, но вот регенерация износившихся органов и тканей у вас уже началась, отсюда такой дикий аппетит. - увидев на их лицах недоверчивые улыбки, я решил добить недоверчивых слушателей - Дмитрий Сергеевич, у вас, судя по всему, было повреждено колено, ничего не чувствуете сейчас?
        Он прислушался к своим ощущениям и сказал:
        - Оно у меня почему-то сейчас перестало болеть, но там я сейчас чувствую жжение. Но мне не приносит это неприятных ощущений, наоборот. - он похлопал себя по колену - Хм, так это правда?!
        - Правда, Дмитрий Сергеевич, чистая правда. Эта функция позволит забыть вам, где находится аптека и поликлиника, и позволит прожить вам долгую и полноценную жизнь.
        У женской половины нашего сабантуйчика, появились слёзы на глазах и они принялись орошать ими свои красивые лица. Они радовались и плакали одновременно, попутно смахивая слёзы платочками, но слёзы радости не переставали стекать с их лиц. Саша прижалась ко мне всем телом и рыдала от счастья. Я только поглаживал её по голове и говорил всякие глупости, пытаясь её успокоить. Все остальные мужчины, неумело пытались сделать тоже самое, со своими жёнами и с какой-то неуверенностью посматривали на меня. Только отец вёл себя совершенно достойно. Он протянул руку и показал мне вытянутый большой палец в зажатом кулаке, показывая, что подарок был просто отличным. Потом соскочила гостья со своего места и кинулась ко мне, бесцеремонно вырвав меня из объятий Саши и принялась осыпать меня поцелуями, за ней потянулись и остальные женщины, и затискали меня. А я стоял и смущённый посматривал на мужиков, которые только добро улыбались мне в ответ. Когда, наконец, эта вакханалия подошла к концу, я попросил присесть на место женщин, и продолжил:
        - Спасибо, конечно, за вашу благодарность, мне очень приятно, честно. Но я всё же продолжу. А вы давайте, подкрепляйтесь, вам сейчас очень необходимы силы. - гости тут же перекинули своё внимание на блюда и принялись с большой быстротой поглощать угощения. Я, впрочем, тоже от них не отставал, голоден я был серьёзно, но по другой причине, долгая дорога. - Как вы уже поняли, регенерация внутренних органов у вас происходит с большой скоростью, но это не единственный бонус. Кроме регенерации внутренних органов, вам доступна и регенерация конечностей. Происходить это будет независимо от ваших желаний, так что, если вдруг случится так, что вы лишитесь руки или ноги, не дай бог, конечно, не спешите к врачам, а постарайтесь, что бы вас в таком состоянии вообще не видели. Конечность со временем восстановится, а вот вопросы у людей видевших вас без этой конечности - останутся. И не трудно догадаться, что последует за этим.
        - Ну, это мы поняли, - поддержал меня отец - в руки к вивисекторам никто не захочет попасть. Запомним. А что ты имел в виду про разблокировку скорости и реакции?
        - А этот бонус необходим больше мужчинам, поэтому я вам его и разблокировал. Имея сверх нормальную скорость передвижения и реакции, вам не страшны не только бандиты - которые могут нагрянуть сюда, но даже и спецподразделения. Они не обладают такими преимуществами. Но это дело надо развивать. И очень осторожно развивать. При увеличении скорости, увеличивается нагрузка на ваши мышцы, суставы и кости, потому что законы физики никто не отменял. Сама среда обитания будет вам мешать в этом, и не исключены разрывы мышц и сухожилий, и даже частичное разрушение костей, поэтому и говорю, что развивать эти способности надо постепенно и осторожно. Регенерация вам в помощь. Со временем мышцы ваши приобретут большую упругость и эластичность, станут крепче, связки тоже уплотнятся, а кости будут способны выдержать нагрузки в десятки раз превышающие нынешние. Всему этому будут способствовать ваши тренировки. Позже, я поставлю в тренажёрном зале простенький тренажёр для увеличения скорости, вот на нём и будете тренироваться.
        - Хм, вот значит как это всё... - но продолжать он не стал, вспомнив, что в тайну о «Белой Стреле» посвящены не все - А показать нам можешь, что ни будь из этого?
        - Ну почему же нет? - спросил я и переместился за спину отца, не применяя остановку времени, но двигаясь с максимально возможной скоростью доступной для меня - Такая демонстрация устроит?
        То, что все были удивлены, это просто не сказать ничего, они были просто поражены, и застыли с открытыми ртами и занесёнными к ним вилками с кушаньями. Ещё бы, только что сидел на стуле, и уже в следующий миг очутился на другой стороне от стола, и только ветер говорит о том, что сзади что-то молниеносно пронеслось. Я бы тоже впал в ступор, не зная, что такое возможно. Только сын смотрел на меня совершенно спокойно, просто он ещё не знает, что такое законы природы, а может и по другой причине. Позже я это обязательно узнаю.
        Когда все осознали, что им упало в руки, то мужики радостно загалдели, а Саша при этом посмотрела на меня с большим восторгом. Видимо я угадал, включив и ей эту функцию.
        Когда все немного подуспокоились, я решил предупредить их.
        - Надеюсь не надо говорить, что всё, что с вами случилось и откуда у вас это появилось говорить нельзя? - увидев укоризненные взгляды от присутствующих, продолжил - Вот и отлично. Хочу только сказать, что если этот секрет станет известен ещё кому ни будь, то жить нам останется очень мало. Это одна из причин, почему мы уехали из Омска.
        Все присутствующие восприняли сказанное очень серьёзно, и было видно, что об этом от них точно никто не узнает. Кто же захочет вредить самому себе?
        В конечном итоге, пирушка прошла в весёлом и радостном ключе. Всё, что было выставлено на столе - было сметено с большим энтузиазмом, и никто не жаловался на переполненный желудок. Метаболизм дичайший. Даже спиртное было выпито полностью. На столе остались только пустые тарелки. Вовка под этот пир незаметно задремал, но когда я попытался его отнести к себе, он проснулся, и потребовал от меня обещанную сказку. Что ж, раз пообещал, надо выполнять. Пока шёл, думал, о чём же рассказать ему сказку, а потом что-то меня стукнуло в голову: «А почему бы не рассказать ему о себе, но в сказочном варианте. Чем моя жизнь не сказка?», так и сделал. Уложив его, я начал повествование об одном смелом мальчике, который в компании со своими товарищами, а иногда и самостоятельно защищал свою страну от орков и гоблинов. Сказка сына очень заинтересовала, и он очень внимательно слушал развитие сюжета. Там было и знакомство с прекрасной, но не богатой принцессой, и рождение у них сына. И везде этот юноша громил эту нечисть пачками. Под конец повествования, а слушал он очень внимательно, и не засыпал, он мне выдал:
        - Молодец, папа. Когда я вырасту, тоже меня научишь. - повернулся на бок и уснул.
        Вот так вот, и теперь думай что хочешь. Когда я рассказывал ему сказку, то о возможности останавливать время я ему тоже говорил, и то, что этот паренёк обладал дикой регенерацией. Говорю же, о себе рассказывал. Но как он понял это? Мда, боюсь, в садик мы его отдавать не будем. Как бы, не выболтал чего.
        После того, как он уснул, я спустился к остальным. Они мирно пили чай. Время было уже позднее, засиделись мы прилично. Шесть часов не вставая со стола. На лицах женщин летали возбуждённые взгляды. Впрочем, мужчины от них не отставали. Выглядели они как студенты, которые только оторвались от родительской опеки, и сейчас у них появилась возможность совершить что-то запретное. И я их понимаю. Уже давно ушло сильное половое влечение, с возрастом это как не прискорбно - неизбежно, а тут такой бонус. Гости останутся у нас на ночь, поселили их в отдалённую гостевую спальню, что бы не смущать, так что и у них будет возможность вкусить этот плод. Сашенька тоже смотрит на меня масляными глазками, так что и мне сегодня сладкое обеспечено.
        Только мы собирались поиграть в какие ни будь настольные игры, а что, время уже позднее, а спать ещё рано, как зазвонил стационарный телефон. Отец взял трубку, с минуту слушал, а потом сказал собеседнику:
        - Хорошо, я понял. Позже перезвоню... Ничего делать не надо, мы разберёмся... Не переживай Василий, до крайности думаю не дойдёт, позже я тебе перезвоню. - и положил трубку.
        - Ну вот, первые ласточки, - сказал отец - как ты и говорил.
        - Это то, о чём я подумал? - спросил я у него.
        - Да, быки на двух машинах. Будут через пять минут. Василий, участковый наш, живёт на окраине и он их опознал. Кроме как сюда, этим ехать не куда.
        - Понял, - ответил я вставая - ничего не предпринимайте, из дома не выходите, что бы не произошло, а я разберусь с этими невоспитанными людьми и вскоре вернусь.
        Надо заметить, что на лицах моих близких и гостей, не появилось и грамма озабоченности, промелькнуло только лишь неудовольствие от того, что кто-то помешал приятно отдыхать. Теперь менты замучают. Они полностью убеждены, что с поставленной задачей я справлюсь без труда, и вот этим они мне очень нравятся. Нет этих соплей: «Что же нам делать, как теперь быть?». Они уже уяснили, что с тем, чем я обладаю - для меня это бычьё не противники.
        Я вышел на крыльцо, и в этот момент услышал, как ломаются наши въездные ворота, и на площадку перед домом въезжают два внедорожника. Остановившись за пять метров перед крыльцом, кусты сирени помяли, суки, я вам ещё это припомню, из машины повыскакивали здоровенные, но такие тупые лбы, и выстроились перед своими тачками. Один, что был посередине, имел малиновый пиджак, и толстую золотую цепь на широкой шее. Сам он тоже представлял собой довольно внушительный шкаф ростом даже чуть выше меня. На руке красовались дорогие часы, на пальцах массивные печатки с камешками. Остальные представляли собой качков переростков в спортивных штанах и кожаных куртках на плечах. В руках у каждого было по спортивному инвентарю в виде бейсбольной биты, а за куртками просматривались рукоятки пистолетов. Кое-кто держал в руках и свинокол, иначе этот инструмент я назвать бы и не смог. Было их девять человек и за ними ошивался плюгавенький мужичонка с дипломатом. За этими шкафами я его сразу и не заметил. Если бы я был обычным обывателем, то увидев этих головорезов на своём участке, по идее должен был сходить по
маленькому, причём не сходя с места, и не снимая штаны, но на меня это не произвело никакого эффекта, что видимо и смутило того, что стоял в малиновом пиджаке, и поэтому он не сразу стал наезжать на меня.
        - Ты кто такой? - наконец задал он вопрос.
        - Хм, сначала неплохо бы представиться для начала, это ведь вы ко мне приехали, а не я к вам.
        - Слышь, ты, хмырь, я те щас так представлюсь, забудешь, как самого зовут, так что я жду ответа.
        - Ну, хорошо, - сказал я, разыгрывая представление, и идя на попятную, что бы побольше выяснить, что этим дебилам понадобилось здесь - я хозяин этого дома.
        - Не гони волну, чмырёныш, я знаю хозяина этого дома, временного хозяина, - поправился он - и ты на него не похож, тот старый был.
        - Это мой отец, но хозяин этого дома я. Так в чём дело спрашиваю? Почему вы сломали мои ворота, помяли кусты сирени и вломились сюда без разрешения?
        - Слышь, ты, урюк, - продолжил наезжать на меня главный, но при этом стал озираться, слишком уж не типично я себя вёл - я не намерен спрашивать разрешения на въезд в собственный дом.
        - Это с чего же он твой? - достаточно серьёзно удивился я. А ничего так ребятки приехали. Я уж думал, деньги будут клянчить, а они сразу дом захотели отжать, губа-то не дура.
        - А с того, что ты его мне сейчас перепишешь, вот и нотариус тут приехал, - вытолкал он вперёд плюгавенького мужичонка - всё для вас, что бы не затруднять с передвижением. - гаденько рассмеялся он.
        - А ничего, что я купил его, и заметь, за довольно крупную сумму? - стал закипать я.
        - Ну, это твоя печаль, не хрена было покупать. Эта сука задолжала нам 10 лямов зелёных и смылась, ну а тебе, считай, не повезло, терпила. - и заржал в полный голос, остальные быки его поддержали в этом, поигрывая своими палочками.
        - Но, ты же понимаешь, что дом не стоит столько? - стараясь загасить свою ненависть, произнёс я, что бы понять, насколько они собираются опускать меня.
        - Правильно, не стоит, остальное ты нам принесёшь самостоятельно, ты же богатенький буратино, раз такой дом купил, а что бы не вздумал шутить с нами, мы поживём с твоими родными.
        - А ничего, что этот долг, как бы, не мой? - уже не скрывая свою ненависть, выкрикнул я, быки резко насторожились и посмотрели на меня угрожающе, приведя свой инструмент в боевую готовность.
        - Теперь твой, - со злостью прошипел урод - остальное я беру процентом, за то, что проживали в нём без моего согласия.
        Ну, всё, больше я терпеть не мог. Если бы это происходило где-то в другом месте, я бы их просто прикопал, но мне здесь ещё жить, и жить хотелось бы без всяких проблем. А они будут, если я их здесь перебью. Зная нашу правовую систему, на положительный исход надеяться бесполезно. Наверняка у них тут всё куплено, и судьи и прокуроры. Так, на хрена мне проблемы на ровном месте? Тем более что мне вскоре предстоит длительная командировка. Это позже мы возьмёмся и за веси, а пока и без них работы не в проворот. Значит, будем учить, и учить жёстко, так, что бы с инвалидностью. А то ведь не отстанут.
        Остановив привычно время, я сходу врезал центральному быку в грудь. Сердце не задел, а так был бы труп после такого удара. Под кулаком послышался хруст и кулак провалился в район позвоночника. Всё, этот инвалид, однозначно. Лёгкое я ему точно повредил. Если врачи не опоздают - то выживет. Повернувшись к следующему - ударил его в область левой почки, достаточно, одной почки у него уже нет, инвалид. Следующему я перебил тазобедренный сустав, теперь очень долго будет лечить, и не факт что вылечит до конца, инвалид...
        Так я обошёл всех. И всех оставил инвалидами в перспективе. Кому селезёнку отсушил, кому обе коленки перебил, кого - как и второго, оставил с одной почкой, а кому и кишечник размолотил. Одному оставил не забываемый внутренний шрам на желудке, такой очень долго будет заживать. Лишь только липовому нотариусу сломал ноги, этот быстрее оклемается.
        Встав снова на то место, откуда начал действовать, привёл время в нормальное русло, и все, кто стоял передо мной, разлетелись в разные стороны, и вставать совершенно не торопились. Я посмотрел на балкон на втором этаже, где стояли мои близкие и гости, и попросил, что бы звонили в милицию и скорую, и скорую пусть вызывают побольше. Услышав оглушительный вздох радости и местами и неверия, я поднялся на второй этаж, где мы так прекрасно отмечали свой праздник.
        - Вот вам наглядная демонстрация тех способностей, что вполне могут развиться и у вас, если не будете лодырничать, - нравоучительно я решил подвести итог этого наезда.
        - Да мы, в общем-то, и не собирались лодырничать, - промолвил Дмитрий Сергеевич - но впечатля-яет.
        Женщины кинулись ко мне на шею, и опять принялись тискать, наконец, мама отодрала меня ото всех и строго спросила:
        - Ты там хоть никого не убил?
        - Если вовремя скорая не приедет, то могут и двинуть кони некоторые индивиды, а впрочем, ты права, надо проконтролировать, как бы чего не вышло. - и я сбежал в низ, что бы не дать уйти за грань этим уродам. Неприятности нам не нужны.
        Мама оказалась права, помощь понадобилась именно главному действующему лицу. Он стал захлёбываться собственной кровью. Я перекрыл повреждённый участок, но делать что-то ещё не стал. До скорой дотянет, а там его вытянут. Повреждение не такое, что бы коньки отбросить. И с одним лёгким можно жить, вот только не очень хорошо, но так он сам захотел, кто ж ему доктор?
        Вокруг слышались сдавленные стоны и беспрерывный крик от нотариуса. Это жалкое существо даже боль терпеть не может, а всё туда же. Никто не стремился продырявить меня из оружия, я мониторил ситуацию вокруг, а куда им? Им сейчас совершенно не до этого, и я их прекрасно понимаю.
        Осмотрев всё вокруг, я подошёл к нотариусу, необходимо вытянуть информацию, кто стоит за ними, и что мне ждать в будущем.
        - Ну, что, червяк, - спросил я у него пристраиваясь поближе - жить хочешь?
        - Я же ничего не сделал, - стал он орать - я ничего не знаю. Вызовите скорую.
        - Спрошу ещё раз, - стал терять я терпение - а потом сломаю тебе и руку. Жить хочешь?
        Увидев на моём лице решимость, и то, что шутить я совершенно не намерен, он вздрогнул и перестал кричать. На лице выступил обильный пот, но стереть его он не решился. Взяв себя в руки, он проговорил:
        - Да, хочу. Вы вызовите скорую?
        - Ответишь на мои вопросы, будет тебе скорая. - успокоил я его, и взяв его за руку, предупредил - Но если вздумаешь мне врать, руку я тебе всё же сломаю. Я вижу когда человек говорит неправду. - на мою угрозу он поёжился, и видно, что хотел соврать, но в последний момент передумал. Он сломался, и мне необходимо было этим воспользоваться. - Кто стоит над этим упырём? Кто его прикрывет?
        - Главный прокурор города, - сказал он чистую правду - о других я не знаю.
        - Хорошо, что ты знаешь о нём? Недвижимость, счета, связи?
        - О недвижимости знаю почти всё, я у него поверенный в делах, и вся недвижимость проходила через меня. - обрадовал он меня неожиданным признанием - Но о его счетах и связях я не в курсе.
        - Хорошо, пока складно говоришь, - обрадовал я его - что за недвижимость?
        И он начал перечислять. А неплохо так живут местные прокуроры. Иметь столько всего и не жить там, это надо ещё суметь. И на кой ему столько? Иному человеку и двухкомнатной квартиры будет много, а этому всё мало, и закругляться он не собирается.
        Как раз к концу моего допроса, стали подъезжать кареты скорой помощи и милицейский бобик. Из бобика выскочил поджарый милиционер в звании старшего лейтенанта, и направился ко мне.
        - Я так понимаю, - стал спрашивать он у меня сходу - вы сын Виктора Стрелок?
        - Всё верно, а вон он и сам сюда идёт. - удовлетворил я его любопытство.
        - Здравствуй Василий, - поздоровался за руку отец с милиционером - спасибо, что предупредил. Двухсотых нет, но в норму они придут не скоро.
        - Ну, и, слава богу, - облегчённо вздохнул старый подчинённый отца - это облегчает ситуацию, всё-таки, вооружённое нападение - это серьёзно, но не для этих личностей. По закону вас привлечь не возможно, но здесь закон пасует. Вы не представляете, на сколько, у этого урода, высокие покровители. Ну вот, стоило только о нём подумать, как оно уже тут. - расстроился он, указывая нам на приближающуюся дорогую иномарку.
        Вокруг происходила деловая суета. Врачи споро перевязывали на месте тех, кто в этом нуждался, и грузили их в машины по двое, машин на каждого в отдельности просто не хватало, и тут же срывались с места, увозя неудачников в больницы. Сотрудники милиции, приехавшие со старшим лейтенантом, едва успевали фиксировать нанесённые побои и наличие холодного и стрелкового оружия у нападавших, попутно изымая его у потерпевших. И на всю эту суету приехал не-кто иной, а сам главный прокурор города. И что же нужно здесь этому большому человеку, на рядовом, дерзком нападении на добропорядочных граждан? Ничего ведь не боятся, уроды. Ох, как же мне хочется сейчас раскатать этого ублюдка, но пока рано, не стоит распылять силы на такие мелкие личности, по сравнению с теми, что ждут своей участи.
        - Что здесь происходит, старлей? - грозно спросил подошедший прокурор.
        - Вооружённое нападение, нападавшие получили по заслугам, сейчас их отправляем в больницы.
        - Да? По заслугам говоришь? - грозно вопрошал прокурор - И это называется по заслугам? Да на них же живого места не осталось. - сгустив краски заключил прокурор, при этом даже не подойдя ни к одному из них - На лицо превышение самообороны. Арестуй напавшего, старлей. - заключил он, повернувшись и собираясь пойти к своей машине.
        - Но напавшие уже арестованы, - поспешил оправдать нас Василий - и сейчас направляются в больницу, охраны я установлю позже.
        Увидев, что прокурор наливается краской, и собирается сказать что-то очень грозное, способное изменить судьбу хорошего человека, я перехватил инициативу в свои руки.
        - Позвольте, уважаемый? - спросил я его, подойдя к нему и крепко схватив за руку, увлекая в сторону от людей. Сопротивляться мне он не мог, просто у него не хватало сил, слишком слаб, хоть и выглядел грозно. Его внушительная фигура не соответствовала действительности, потому что за складками жира, мускулатуры я почти не ощутил. Нам никто не мешал, и даже его сопровождающие не предприняли никаких попыток помешать нам. Видимо им он тоже сильно надоел.
        Отведя его в сторону, я сказал:
        - Ну и что ты здесь устроил, червяк? - жёстко начал я - зачем обижаешь хороших людей? Что тебе здесь нужно?
        - Да кто ты такой? - с возмущением прокричал он, пытаясь вырвать руку, но ему это не удалось - Ты совсем с катушек съехал? Ты знаешь, кто я? Я же тебя уничтожу, придурок.
        - Я знаю, кто ты, червяк, - и слегка приложил его в солнечное сплетение, достал уже вырываться и кричать. Окружающие не заметили этого демарша, а прокурору наконец, этого хватило, что бы замолчать - будешь строить из себя такого грозного прокурора, живым отсюда не уйдёшь.
        - Ты не нормальный, - прохрипел он - ты поднял руку на власть, и теперь тебе точно конец.
        - Да не на власть я поднял руку, - усмехнулся я - а на одного очень жалкого, и очень жадного червяка. Что, твоих шестёрок на пенсию отправил, и тебя это сильно задело?
        - Я не понимаю, о чём ты?
        - Всё ты прекрасно понимаешь. Они ведь кормили тебя, верно? А теперь ты будешь вынужден о них заботиться.
        - Ты мне вот что скажи, - проглотил он мои обвинения - откуда у тебя деньги на такой дом? У безработного? Может ты вор? Или, что ещё хуже, агент заокеанских разведок. Думаешь, прокатят твои обвинения против меня, имей я такие веские аргументы? Да на твои потуги никто и не посмотрит. Кто ты, и кто я? Тебе конец, придурок, и конец страшный. Я упеку тебя на всю твою оставшуюся жизнь в такие места, где даже «Белый Лебедь» покажется сказкой.
        - А теперь послушай меня, мразь. - разозлился я - Тебе знакома «Белая Стрела»? - услышав это, он вздрогнул и поёжился - Вижу, что знакома. Так вот, есть у меня почтовый ящик этой таинственной организацией. Как ты догадался, мне есть - что предложить ей. Вилла в Испании, поместье в Великобритании, коттедж во Франции, островок на Мальдивах в несколько гектар и с прекрасным домиком, огромный участок земли в Подмосковье с большим домом больше похожим на замок, ну и конечно же несколько квартир тут, в Челябинске.
        После того, как я начал перечислять всю его недвижимость, уверенность его куда-то пропадала. Он становился меньше с каждым произнесённым мной словом. Он съёживался, словно сдувающийся шарик. Когда же я закончил перечислять, и спросил:
        - Что ты хочешь? - устало спросил он у меня - И откуда у тебя эти данные?
        - Я хочу? - возмущённо спросил я, отчего он даже вздрогнул - Это тебе от меня что-то нужно было. Мне же нужно, что бы ты забыл сюда дорогу. А, кроме того, ты сделаешь так, что сюда забудут дорогу все заинтересованные лица. В противном случае, в следующий раз, ты уже будешь разговаривать с другими заинтересованными ребятами, которые поинтересуются у тебя ещё и твоими счетами.
        - А может это блеф? - с последней надеждой выступил прокурор.
        - Хочешь убедиться? - уже теряя самообладание, спросил я - Что ж, я сказал, ты услышал. Как ты поступишь дальше, решать тебе, в конце концов, ты ставишь на кон не только свои накопления, но и жизнь, я же только свободу, и то не на долго. - после этого спича, я повернулся и зашагал к ожидающим меня отцу и милиционеру.
        Всех пострадавших уже вывезли и на площадке перед домом стояли только машины нападавших, милицейский бобик и прокурорская машина, возле которой стояло двое сопровождающих, так и не решивших присоединиться к нам. Отец с милиционером пока не знали, как реагировать на моё возвращение, но после того, как прокурор не говоря ни слова сел в свою машину и укатил с территории, ожидающие меня - воспряли духом. Даже у тех, кто занимался фиксацией правонарушения, появились улыбки на лицах. Конечно, первый раз на их памяти, дали такой укорот преступником. Только у одного из них веселья явно не наблюдалось, но он старался не выделяться, что у него плохо получалось.
        - Присмотрись к своему сотруднику, - сказал я Василию - уверен, что от него ваш прокурор узнал о происшествии.
        Он присмотрелся к своим сотрудникам, и только утвердительно махнул головой.
        - Я подозревал его, но доказательств не было, до сего дня. Спасибо, что напомнил мне об этом. Не долго, ему с нами работать осталось.
        - Вот и ладно, - протянул я ему руку на прощание - и спасибо ещё раз, о том, что предупредил.
        - Да не за что, - засмущался старлей - в конце концов, я очень уважаю твоего отца, и должен был отблагодарить за то, как он к нам относился на службе. Ладно, вы отдыхайте, а нам пора. - быстро засобирался старлей.
        - Заезжай в гости, Василий, - попрощался с ним отец - не по службе, а как к старому сослуживцу. Буду рад встрече.
        - Спасибо, заеду, как ни будь. Досвидания. - быстро попрощался он и усевшись в свой бобик, укатил с участка. Машины налётчиков они тоже забрали.
        Наконец-то. Ворота завтра отремонтируем, а теперь спать.
        Ночь была просто волшебной. На Сашу регенерация подействовала именно в этом смысле. Нет, конечно, и всё остальное ей она восстановила до идеального состояния, но вот то, что у неё стало столько сил в постели - наводит на размышления. Она выжала меня практически досуха, и я в общем-то не противился этому, тоже очень соскучился. Вырубились мы только в шестом часу утра. Но спать долго нам не пришлось. Где-то в половине девятого нас разбудил Вовка, бесцеремонно ввалившись к нам в комнату. Хорошо хоть, зная о его привычках, вырубились мы одетыми в нижнее бельё. На Сашу недосып не повлиял, и выглядела она бодрой и весёлой, в отличии от меня, поэтому она не стала меня беспокоить и ушла с сыном, оставив меня досыпать. Окончательно я проснулся уже в двенадцать. К тому моменту, как я успел привести себя в порядок, подошла супруга и позвала на обед. При слове обед, мой желудок требовательно заурчал. Что ж, не будем мучить его ожиданиями, если предоставляется такой случай.
        Остальная мужская часть дома, тоже появились только к обеду, как не трудно догадаться, они тоже отсыпались. Увидев горящие глазки женской части этого дома, и встопорщившиеся даже усы у отца, у них по видимому, тоже были воспоминания юности. И очень приятные воспоминания. Надо видеть, с какой теплотой во взглядах супруги смотрели на своих мужей. И даже на вид им можно было дать не старше тридцати. И это при том, что регенерация ещё не закончила свои метаморфозы. При взгляде на них, я заметил, что работа ещё идёт. Впрочем, мужчины тоже значительно сбросили в возрасте. Уже сейчас можно было сказать, что это зрелые и в полном рассвете сил мужики. Намечающиеся мешки под глазами исчезли, а животы уменьшили свою округлость. И по их взглядам, такое положение дел им очень понравилось.
        После того, как довольно серьёзно отобедали тем, что осталось на плите после вчерашнего пиршества и приготовленной по новой пищей, мужики сразу попытались утянуть меня в спортзал, что бы я предоставил им тренажёр, пришлось огорчить их тем, что пока они будут восстанавливать вчерашний погром, устроенный неожиданными посетителями, я что ни будь придумаю, и все отправились выполнять моё поручение. Я же направился в тренажёрный зал.
        Осмотрев, что мне может пригодиться в приготовлении тренажёра, увидел маленькую грушу, для отработки скорости, и не долго думая, сделал у неё дополнительный девайс. Нашёл пружину потолще из одного из тренажёров, и вдел её в крепление груши, придав при этом дополнительную жёсткость и ограничив при этом подвижность груши. Кроме этого сделал регулятор жёсткости, который позволит дополнительно усиливать эту пружину, при необходимости увеличения нагрузок. При увеличении скорости, сила удара тоже будет увеличиваться, так что эта жёсткость не помеха. Стоило мне с этим закончить, как появились мужики, которые отчитались, что ворота стоят в первоначальном варианте, дополнительный ремонт не нужен. Справились своими силами.
        - Ну и хорошо, - резюмировал я - тогда вот вам тренажёр для развития рук и силы удара, но так как вам надо развивать все группы мышц и соответственно весь организм под предстоящие нагрузки, то вот вам список необходимых упражнений, которые вы должны выполнять совместно с отработкой ударов. - и я передал им комплекс, который подготовил ещё до того, как приехать сюда, знал ведь, что будет именно так - Надеюсь не надо объяснять, что без этого комплекса, всё остальное не имеет смысла?
        - Да понятно, сынок, - ответил отец - и мы с тобой полностью согласны.
        - Только смотрите, не надо с первых же дней истязать себя, - предупредил я их - поверьте, впечатления после тренировок будут малоприятными. Хоть у вас и работает регенерация, но чувство боли никто не отключал, и какие вы будете испытывать ощущения после порванных связок и надорванных мышц, думаю, напоминать не стоит. А то, что делать вы это будете в ускоренном режиме, впечатления только усилят.
        - А вот за это спасибо, - искренне поблагодарил Дмитрий Сергеевич - я как-то об этом не подумал.
        - Ну, тогда не буду вам мешать, - улыбнулся я, пытаясь смыться.
        - Э-э, постой, - возмутился отец - а ты разве не будешь нам помогать?
        - Буду, конечно, но значительно позже, - всё же согласился я - сначала усильте себя немного, иначе я вас переломаю случайно. И потом, я в первую очередь приехал отдохнуть.
        - Ладно уж, иди. - милостиво разрешил мне отец.
        Я же отправился к сыну и жене. Надо свозить их в город, развеяться. В последний раз с женой мы гуляли и не помню когда.
        Так и прошёл у меня отпуск, быстро и не заметно. До обеда я занимался семьёй, а после обеда - помолодевшими стариками. А выглядели они молодцами. Морщины исчезли, кожа подтянулась, фигуры стали поджарыми. Женщины тоже стали выглядеть красавицами за двадцать с хвостиком, да и чувствовать себя стали так же. Только на Саше это внешне не отразилось, ну так она и не старая была.
        Гости наши покидать нас не спешили, Дмитрий Сергеевич тоже ведь проходил КМБ, ну а мы их и не торопили. Так даже веселей было. Женщинам было о чём поговорить, а мужикам - чем заняться.
        Мужики достигли значительных результатов. Со спецподразделениями они потягаться ещё не могли, скорость была пока маловата, они очень серьёзно восприняли моё предупреждение о последующем откате, так что не торопились, а вот с бандитами, даже вооружёнными - справятся спокойно. Я их попутно обучал Вьюжке. Естественно, за такой короткий срок, значительных результатов не достичь, но стремление у них было. Тем более, после моего показательного выступления при налёте.
        Саша тоже развивала свою скорость, но в основном только бегая по внутреннему кругу участка, постепенно наращивая темп. Она уже перегнала по скорости стариков, страдая ночью в постели, но при этом не отступала. А если учитывать, что при беге развивается значительная группа мышц и скелет со связками, то она практически ничего не теряет. С такой скоростью ей и Вьюжка будет не нужна. Достаточно добежать до противника и толкнуть его, и добавки ему больше не понадобиться.
        С сыном я тоже успел пообщаться, и выяснил, что он видит почти столько же, что и я. В плане магического зрения. Как такое возможно - я не представляю. А может, повлияло на это то, что я занимался этим ещё до зачатия. Хотя, вполне возможно, что с возрастом у него это может пропасть, но не хотелось бы, и я приложу максимум усилий, что бы этого не произошло.
        Попутно, я научил его различать правду от лжи, предупредив Сашу, что бы обращала внимание на то, что говорит Вовка. То есть, использовала его как детектор лжи. Обучать чему-то более серьёзному, я не стал. Рано ещё. Ребёнку надо ещё сформироваться. Но как личность - он уже превосходит своих сверстников, хоть и в детский сад не ходит. А может именно поэтому и превосходит - что не ходит. Воспитывают его взрослые, и сюсюканья я от них не слышал. Разговаривают как со взрослым человеком, за что им огромное спасибо. Кстати, то, что я рассказывал ту сказку про себя, он понял совершенно правильно. Тролли и орки у него в ассоциациях были нехорошие дяденьки с пистолетами, которые делали плохо хорошим людям. Говорю же, взрослеет он быстро.
        За весь мой отпуск, нас никто больше не побеспокоил. Только Василий приходил один раз на чай, и в беседе рассказал, что прокурор этот очень быстро продал всю недвижимость в Челябинске, уволился и смылся куда-то в Европу. Ну, ничего, дойдёт очередь и до них. На посту главного прокурора сейчас вполне адекватная личность. С низов выбрался, что такое «поле» знает не понаслышке. Во взятках и подтасовках замечен не был. Даже удивительно - как такого человека поставили на такой пост. Но впоследствии Николай мне пояснил причину этого. Оказывается, те - кто хотел там занять пост, очень сильно испугались, и активно отказывались от этой должности. Стало быть, уже рыло в пушку. Ну, это и к лучшему. Так что на работу я отправлялся, совершенно спокойным.
        Проводили меня от дома, что бы провожали меня дальше - я сам отказался. Зачем? Не люблю затяжных проводов.
        Ленгли, штат Виргиния, ЦРУ.
        Майк Болтон, директор ЦРУ, сидел у себя в кабинете, и не мог понять - что происходит? «Уже больше недели в России ничего не происходит. Ничего сверхъестественного. Поначалу появилась какая-то шумиха в прессе по поводу этой долбанной «Белой Стрелы», а потом как-то вдруг сразу всё затихло. Ну не могло же повлиять на это, то - что наконец нашли этого Погоста. Всё-таки, они его убили. Ну конечно, я бы тоже его убрал, попади он мне в руки, если бы я был на их месте, вот только - что он успел рассказать, прежде чем отдал душу богу. А что он вообще знал? Фишер никогда с ним на встречу самостоятельно не выходил, да и помощники его всегда проверялись, так что, знать он много не мог. Он, конечно, знал, откуда ему поступают деньги, но только и всего. А это не так и много. На нас это уж однозначно вывести никак не могло. Но почему же мне тогда так тревожно? Сведений о том, где находится эта группа - так и не появилось. А может мы мало предлагаем? Нет, это совершенно не серьёзно. Как же мало, когда у нас за тысячу баксов готовы продать мать родную? А они там не настолько богаты, что бы отказываться от таких
сумм. Вот уж я ни за что не поверю, что они так мастерски спрятались. Что-то, да должно было стать известно. Тем более мы работаем в связке с их силовыми структурами. Подумать только, что бы мы - работали вместе с русскими. И кому вообще это больше нужно? Им - законному правительству, или нам? Хотя нам это тоже очень нужно, что уж тут говорить. Они же нам совершенно не дают работать. А лет двадцать назад мы даже помыслить такое не могли, что бы наши силовые группы работали в России вполне официально. И они же нам ещё и помогали в этом. Всё таки чего-то мы всё же добились. Правда, дивидендов это нам пока никаких не принесло. И эта публичная казнь руководителей первого канала, чего они добиваются? Они же только настроят против себя людей таким образом. Но почему-то получается совсем не так, как я думаю. Телеканалы совсем перестали освещать события связанные с «Белой Стрелой». Народ почему-то не скандирует за скорейшую поимку бандитов, а наоборот хвалят методы их работы. Что за страна, что за люди? У них всё не как у людей. Варвары, одним словом.»
        Так и не придя к каким-то конкретным выводам, он решил переговорить со своим аналитиком. Нажав кнопку связи на интеркоме, он попросил Джимми - своего секретаря, пригласить Роберта Саммерса. Минут через десять в кабинет зашёл уставший аналитик.
        - Разрешите, сэр? - вежливо спросил он, перед тем как переступить порог кабинета.
        - Заходите Роберт, присаживайтесь. - он разгрёб со своего стола бумаги, и приготовился к длительному диалогу.
        - Спасибо, сэр. - Роберт сел поудобнее и положил на стол закрытую папку, без которой никогда не приходил в кабинет к директору. А ну как понадобятся какие-то цифры, а возраст уже не позволяет помнить абсолютно всё.
        - Скажите, Роберт, - положив на стол руки - взятые в замок, спросил директор - вам не кажется, что мимо нас проходят какие-то события, о которых мы должны знать, но ничего из этого не знаем?
        - Да, сэр, - согласился Роберт - я тоже многого не понимаю. Например, Фишер нам передаёт, что работы по поимке объекта подходят к концу, объект обнаружен и разрабатывается план его захвата. Подробности, к сожалению, не передаёт, но место дислокации базы боевиков он указал. Это где-то в районе Уральских гор, я проверил данные со спутников, и нашёл по этим координатам старую, заброшенную ракетную базу. Какие-то шевеления там происходят, но что конкретно - со спутников определить не удалось. Но в то же время, мой независимый источник - информацию не подтверждает. Он вообще молчит. Раньше за ним такого не замечалось.
        - Что за независимый источник? - заинтересовался директор.
        - Один из агентов, который работает на Фишера. Фишер не знает о его непосредственном кураторе. Но не из-за того, что я не доверяю Фишеру, - поспешил исправиться Роберт, ведь Фишер - это протеже Болтона - а просто не люблю складывать все яйца в одну корзину. Так вот, связь с ним потеряна. Я уже более недели не получаю от него отчётов.
        - Хм, это странно, - потёр свой подбородок директор - что думаете по этому поводу?
        - Я думаю, что мой информатор попал в трудную ситуацию, и сейчас просто не может выйти на связь. На мой запрос о сотрудниках, Фишер ответил, что всё в порядке, потерь нет.
        - А не мог Фишер переметнуться? - скорее для того, что бы проверить - как отреагирует на такой вопрос Роберт, нежели на самом деле веря в это, спросил директор.
        - Нет, сэр, - помотал головой Роберт - это абсолютно исключено. Это верный сын Америки, и он на это абсолютно не способен. Если уж предполагать, что он перешёл на сторону русских, то наше управление надо полностью тогда разогнать. Более преданного сотрудника я ещё не встречал. И, кроме того, у него есть уже результаты по поиску.
        - Хорошо, хорошо, Роберт, - замахал руками директор - я совершенно не ставлю вопрос таким образом, мне не даёт покоя подозрительная тишина в России. Уже больше недели в России, не происходит ни каких акций «Белой Стрелы», и это очень подозрительно. Их последняя акция - это устранение руководителей первых каналов, теперь нам очень тяжело найти лояльных нам людей, а на «Первый» канал - выйти совершенно не возможно. Как отчитывается Фишер, люди бегут при упоминании заработать лишних денег. Хорошо они их запугали. Акция была очень показательной. Даже полностью наши телеканалы несут полную ересь. Наши приказы выполняют без должного энтузиазма, а попросту говоря - саботируют. Но с ними разберёмся позже. В конце концов - кушают они с нашего кармана. У меня создаётся впечатления, что у них готовится какая-то значительная акция, и это меня сильно беспокоит. Ещё этот супермэн, он один может совершить столько, что рота спецназа может оказаться бессильной. Вот он меня беспокоит очень сильно.
        - Со дня на день мы возьмём его, сэр, - перебил его Роберт - и больше нам никто не сможет помешать. Всю его группу умножим на ноль. Тем более, район отдалённый, поблизости нет населённых пунктов, нам никто не помешает.
        - А как вы собираетесь брать его, Роберт?
        - Фишер собирается его обездвижить выстрелом в ноги из засады, с перебитыми ногами не побегает, а что будет дальше - он не сказал. Вероятно, готовит сюрприз, сэр.
        - Хорошо, пусть будет так, - согласился директор - в крайнем случае, пусть его уничтожат. Если он не достанется нам, то и им он не обязателен.
        - Есть, сэр. А как обстоят дела с подготовкой ловушки, сэр?
        - Вы думаете, Роберт, что она нам всё же понадобится?
        - Я так не думаю, сэр, но как говорят у русских - бережённого, бог бережёт.
        - Не думал, что вы такой набожный, Роберт, - усмехнулся директор - не переживайте, работы идут, и уже подходят к концу.
        - Отлично, сэр! Разрешите идти?
        - Можете быть свободны, Роберт. И жду вас с докладом о поимке объекта. - милостиво разрешил директор.
        Лондон. Форин-офис.
        - Разрешите, сэр? - в дверях кабинета Вильяма Кремера стоял Джек Престон, и спрашивал разрешения войти. Ситуация точь в точь, как несколько минут назад в штаб квартире ЦРУ, и здесь тоже плели заговоры против России, и методы применяли не лучше своих коллег. Вот и сейчас они собирались обсудить один из таких вопросов.
        - Проходите, Джек. - показал Вильям на кресло рядом с собой у камина - Будете чай?
        - Спасибо, сэр, но я пожалуй откажусь. Почки ни к чёрту.
        - Хорошо. - согласился Вильям - Что вы мне можете сообщить нового по нашей самой больной теме?
        - После казни руководителей телевизионных каналов, «Белая Стрела» перестала осуществлять демарши. И мы не знаем, по какой причине. - увидев, что директор захотел что-то сказать, Джек решил дополнить свою мысль - Я вовсе не за то, что бы казни продолжались, но такой резкий спад настораживает. На их месте я бы ещё десятую часть граждан вырезал, прежде чем заканчивать чистку, но их что-то остановило. И я боюсь, что это что-то, более серьёзное - чем их предыдущие акции. Наши специалисты потеряли агентов ЦРУ. Они не могут их обнаружить. Или их отозвали, или уничтожили. Но как это было сделано? Нет ни трупов, ни следов. Регистрацию в аэропортах они тоже не проходили. Люди просто испарились.
        - Вы думаете, что здесь постаралась «Белая Стрела»? - забеспокоился Вильям.
        - Я в этом абсолютно убеждён, сэр. Только доказать это я не могу, поэтому и информировать наших коллег, я думаю, преждевременно.
        - А стоит ли их вообще информировать? Есть для этого причины? Они нам предоставили что-то по этой группе? - стал закипать Вильям.
        - Нет, сэр, абсолютно ничего. - развёл он в сторону руки - но гибель своей группы захвата они подтвердили, без подробностей.
        - Как думаете, Джек, - директор устремил свой взгляд куда-то далеко за горизонт - какие будут их дальнейшие шаги?
        - Если они смогли вырезать всю агентуру ЦРУ, то следующими будут наши, я думаю. Если конечно они смогли кого ни будь взять. У меня таких данных нет, сэр, но расслабляться не стоит. Но если их отзывать, то мы теряем весь контроль над ситуацией.
        - Нет, Джек, отзывать мы ни кого не будем, но предупредить их стоит. Пусть будут предельно осторожны.
        - Сделаю, сэр.
        - Удалось заслать замену Погосту?
        - Да, сэр, наш человек уже работает над этим, но результаты пока нулевые. Мало осталось желающих работать под нашей крышей, разгром Погоста на бандитов произвёл ошеломительный результат.
        - Хм, что ж. Пусть тогда не говорит о нас. Просто собирает группы под себя.
        - Он так и делает, сэр, с самого начала. Он удачно «сместил» одного авторитета, заняв его место, но оставшаяся банда не спешит подчиняться ему. Авторитет нарабатывается годами, а он только в начале пути. Это не скорый проект, сэр.
        - Хорошо, Джек, я понял. Как же мне всё это надоело. Эта дрянная погода, этот мерзкий дождь и сырость, эта грязная Россия. Как же мне всё это надоело, Джек, если бы ты знал. Ладно, Джек, можешь идти. Будут новости, сразу ставь меня в известность.
        - Непременно, сэр. - вскочил с кресла Джек, и пошёл к выходу.
        - Мы их сделаем, Джек, мы их сделаем. И тогда я буду греть свои кости на Кавказе, и пить местные вина. Я дождусь этого, - сказал Вильям на прощание и блаженно улыбнулся, представляя себя сидящем в шезлонге на фоне Кавказских гор.
        2. ВОСХОД
        ГЛАВА 1
        Пока летел самолётом до Москвы, возвращаясь на базу, размышлял на тему - а чего же я успел добиться за всё это время, что со мной стало происходить после службы в СА? «Научился ускоряться и останавливать время, хотя с этим ещё надо разобраться - как это происходит, и почему при этом не работают законы физики на меня? Отточил Вьюжку, разгромил с группой ликвидации Волгоградскую преступную группу - возглавляемую первыми лицами области, уничтожил опять же с нашей группой разведсеть ЦРУ, приструнили Средства Массовой Информации, заставили работать на себя куратора агентов ЦРУ, разгромили бандитскую Российскую сеть - теперь не скоро они скооперируются, и скооперируются ли вообще. А не мало сделано так-то. А ещё больше предстоит совершить. Что ж, отдохнул я качественно, надо и поработать так же.»
        До базы с Москвы добрался утром. На воротах перед въездом меня встретил Кречет, и очень радостный полез ко мне обниматься.
        - Я тоже рад тебя видеть, друг, - поприветствовал я его в ответ - но откуда столько экспрессии?
        - Ты не представляешь, как мы тебя все здесь заждались. - обрадовал он меня - У нас уже пару дней - как всё готово для дальнейшей работы, ребята копытами стучат - что кони, а без тебя командир не даёт отмашку на дальнейшую работу. Отсюда и радость. Первый раз заступил на этот пост, а он мне уже надоел.
        - Ну, ты-то должен понимать, - стал стыдить его, - что это тоже очень ответственное задание, и его тоже надо кому-то выполнять. Тебе ещё повезло, ты сюда заступаешь гораздо реже других ребят.
        - А уж как тебе повезло!!! - подколол он меня.
        - Здесь ты прав, - усмехнулся я, - вот и в этот раз мне не до этого поста. Ладно, потом поговорим, когда сменишься, - попытался закончить разговор, - а то, вон, камеры угрожающе задвигались, как бы тебе ещё наряд не заработать, за то - что долгожданного задерживаешь?
        - Иди уже, долгожданный, - поёжился Кречет от дополнительного наряда, - а то и впрямь влетит мне.
        База встретила размеренным гулом и ударами механических молотов в цеху. Всё правильно, люди работают, создают нам идеальное прикрытие. На нас они даже уже и не обращают внимание, примелькались мы. Вопросы нам не задают в курилке, на тему - чем мы там занимаемся, в закрытой части комплекса. Чревато это. Одного уволенного было достаточно, что бы охладить этот интерес. А такое место ещё найти надо - что бы и работы не в проворот и зарплата вовремя, а самое главное - не маленькая такая зарплата. В то время, когда по России кругом идёт сокращение рабочих мест и невыплата заработных плат, которая временами достигает и года и полтора, наши рабочие просто в роскоши купаются. Мясо на столе у них не исчезает, и дети в поношенной одежде по городу не ходят. За это место они драться будут. Неудивительно - что на работу они ходят трезвыми, потому что здесь не следует предупреждений, увольняют сразу и без права на восстановление. Здесь на одно место - больше сотни желающих. Отсюда и дисциплина.
        У кабинета к командиру как всегда тихо и спокойно. А вот в самом кабинете происходил жаркий спор. Прислушиваться не стал, зашёл сразу. Сейчас всё и разъяснится.
        - Приветствую, командир, - поздоровался я с Георгичем, - здорово Филин.
        - Наконец-то, - недовольно пробурчал Георгич, - чего ты там завис на проходной? Знаешь ведь, что ждут тебя здесь.
        - Не кипятись командир, - улыбнулся я в ответ, - всего на минуту задержался-то. О чём спор? Может я чем смогу помочь?
        - Да командир хочет одновременно всё провернуть, - ничуть не сбавляя тон, продолжил прерванный спор Филин, - а я тебе говорю, что это не реально!!!
        - Так в чём не реальность-то? - переспросил я?
        - Нет у нас столько сил, - обречённо начал Филин, - не потянем мы. Одно дело Дом Правительства, там худо-бедно мы управимся, тем более Олег сказал, что нам поможет в этом, но в это же время и в Резиденции президента работать - просто не хватает людей.
        - Подожди, Филин, - вытянул я руки, - давайте по порядку. Командир, что сказал Олег, для начала?
        - Сказал, что в Доме Правительства нам поможет, но только и всего. - Ответил Георгич.
        - Хорошо, - задумался я, - что с деньгами? Вопрос решили с переводами?
        - Крестник ждёт только отмашки, - улыбнулся он, - всё подготовлено, и что бы, не спугнуть рыбку, пока не подсекали.
        - Тоже не плохо, - резюмировал я, - он сейчас здесь? На базе?
        - Да, держать его там уже нет никакого смысла, но его переписку мы ещё контролируем. Недавно запустили дезу, о том, что он обнаружил местонахождение базы и собирается приступить к операции, что бы немного успокоить наших «заокеанских друзей». Надо сказать, что эта деза относительная. Нас конечно на том месте нет, но это расположение противнику известно, как ракетная база. Сейчас она совершенно безобидна, и там только искатели приключений лазят и сборщики металлолома. Народное добро разворовывают, то, что в своё время часть бросила.
        - Тоже не плохо. Значит, неожиданностей они не ждут? - Потёр я руки. - Ох, и авантюра я вам скажу, но мне нравится. Только сделаем мы немного по другому. - Постарался я задавить свой страх. Страх не за себя, я то справлюсь, справятся ли парни?
        - В смысле, по-другому? - Не удержался командир. - Уже практически всё разработано, осталось только грамотно людей распределить.
        - Командир, я тоже верю в наших парней, - стал разъяснять я ему, - но ты представляешь, сколько будет находиться там людей? А сколько человек может пострадать совершенно случайно? Даже не от наших ребят, а после того, как поднимется паника, а она обязательно поднимется. Даже если учесть, что все интересующие нас лица будут находиться на своих рабочих местах, то даже это не даёт гарантии, что всё у нас получится с первого раза. И ребятам потом не уйти, числом задавят. Спецназ быстро подтянется на место, а воевать со своими же ребятами - я как-то не хочу.
        - Меня тоже беспокоил этот момент, но как тогда собрать их вместе?
        - Не надо их собирать вместе, - замахал я на него руками, - никуда они от нас не денутся. Ты забыл главное - деньги! Без денег они ничего не смогут сделать. Конечно, что-то у них может быть и в своих сейфах, так что ж, пусть валят, если смогут. Надолго ли им хватит то, что они наворовали? Да и кому они там будут нужны без денег? Высосут у них всё до копья и выкинут на улицу. Там капитализм, дармоедов держать никто не станет. Так даже будет много лучше. Сюда они не вернутся, и там, вскорости, наказание их достанет от недостатка денег. Надо направить своё внимание на секретоносителей в первую очередь. Сколько у нас таких из списка?
        - Ну, таких немного, - зашуршал бумагами Георгич, - вот, первый в списке, генерал-лейтенант, зам. начальника ГРУ, Никишин Станислав Георгиевич. Проживает на Рублёвке. Вот ещё один, - и командир стал внимательно вчитываться в список, - да они все на Рублёвке. Удобно как а! А насчёт денег я помню, и уже включил в игру этот фактор.
        - Ну вот, - удовлетворённо хмыкнул я, - а я о чём. Сколько всего из этого списка первых на очереди?
        - Секретоносителей всего пятеро, пятый правда не носитель, он переноситель.
        - Это не Колюжный ли случаем? - припомнил я этого доктора технических наук.
        - Он, вот только живёт он не на Рублёвке, у этого в центре Москвы неплохие хоромы. С ним сложнее будет. Живёт в элитной многоэтажке, шума много может быть.
        - Ну, этого я и на себя взять могу, - хмыкнул я, - он мне сильно задолжал. - Вспомнил я, как из-за него погиб хороший программист.
        - Крестник рассказал? - проявил сообразительность Георгич.
        - Он. С остальными наши парни справятся. Что у них с охраной?
        - У тебя другая цель будет, более приоритетная, если уж у нас руки освобождаются, а план по нему подготовь. По поводу охраны. Официальной охраны им по статусу не положено, - прокомментировал Филин, - а так, есть кое-чего. Частники, и все с одной фирмы. Их немного, больше для показателя статуса. Кого им бояться? У каждого человека по четыре есть.
        - Что с охранниками, - посмотрел я на Филина, - что ни будь порочащее, есть?
        - Может, что и мутят, но нам об этом не известно.
        - Хорошо, с одним клиентом много проблем не должно быть. Нам лишние жертвы не надь.
        - Что-то я не узнаю тебя, - заинтересовался командир, - то ты мочишь всех подряд, то лишних жертв не надо?
        - Ты про Волгоград что ли, командир?
        - Ну, да, пресса до сих пор муссирует это событие.
        - Да и шут с ними, - ухмыльнулся я, - там я реально видел, что это демоны в человеческом обличье, а об этих я ничего не знаю. Так зачем на себя лишнее брать? Тем более нам и без них работы не в проворот.
        - Да согласен я с тобой, - сморщился командир, - тут другое, как бы не пострадать ребятам из-за них.
        - Ну, во-первых, - загнул я палец, - работать только в масках и ни как иначе, во время операции никому не разговаривать - только жесты, во-вторых, а для чего я их всех обучал? У них преимущество в скорости, и очень большое преимущество. Да с такими плюшками, наши пятеро, роту уработают не вспотев.
        Филин только улыбнулся в ответ.
        - Хм, - сконфузился Георгич, - всё время забываю об этом. Если бы сам обладал таким даром, может и помнил бы всегда, а так - даже и не видел ни разу, как ребята работают.
        - Так в чём же дело, Георгич, - удивился я, - ограничения в скорости я тебе снял, тренируйся, в зале полно тренажёров.
        - Когда это ты мне снял? - очень удивился он.
        - Да когда снимал блокировку регенерации, - и увидев, что лицо его стало ещё более вытянутым, продолжил, - а я разве не сказал тебе тогда?
        - Да вот не сказал, - выразил претензию командир, Филин заржал в ответ, уж он-то представил - почему командир был так не доволен этим фактом, - а я-то думаю, что это у меня мышцы и кости болят после тренировок. И да, зал я посещаю, форму поддерживаю. И тренировки уж очень какие-то короткие стали. Раньше тратил по полтора часа на комплекс, сейчас уже полчаса всего, а комплекс тот же. А тут вон оно что.
        - Ха-ха, - не выдержал я и поддержал Филина, - извини командир, не специально. Видимо просто забыл.
        - Забыл он. - уже более мирно пробурчал он, - Хорошо хоть регенерация работает исправно, а так бы коньки отбросил, и поминайте как звали. Тогда я наверно буду выполнять полный комплекс, что ребята исполняют. Да, и со Вьюжкой у меня стало получаться значительно лучше. Стало быть, тоже из-за этого?
        - Ну да, из этой оперы. - Не стал я отнекиваться, хотя там и ещё один фактор присутствует, интуиция, но с увеличением скорости - интуиция тоже растёт.
        - Ладно, - улыбнулся он, наконец, - не злюсь я на тебя, но о таких вещах не следует забывать. А то дожили, командир умеет меньше своих подчинённых.
        - Я вот что ещё хотел спросить, - решил я поменять тему разговора, - с Путилиным разговаривали?
        - О-о, - оживился Георгич, - это целая операция была, и разговор я записал, на всякий случай. Живёт он в загородном доме, охраны не имеет, только собака, но собака серьёзная. Утром за ним приезжает служебная машина с помощником. Работает он допоздна, так и спать иногда остаётся в своём кабинете. В этот раз случилось именно так. На собаку пришлось транквилизатор использовать, зачем с человеком раньше времени отношения портить? На встречу ходили втроём. С собой я взял Удава и Резуса. Все в масках. Так как говорить нужно было мне, себе я под щеки по шарику подложил. Немного - но тембр поменялся. В дом зашли без проблем, закрыто было только на внутреннюю задвижку, с ней справились быстро. Двери не скрипят, половицы тоже. Дом хоть и бревенчатый - но очень добротный, и построен сравнительно недавно. Он находился у себя, на втором этаже, в кабинете. Дверь супружеской спальни на всякий случай подпёрли, что бы не помешала в ответственный момент.
        В кабинет заходили спокойно, надо отдать ему должное, на неожиданное появление неизвестных людей - он отреагировал совершенно спокойно. Ну а что? В дом мы не вламывались, оружием не размахиваем, хотя у каждого на плече что-то висит. Кто его знает, вдруг потянет на его геройства? Осмотрев нас, он спокойно спросил... Да что я тут разглагольствую, - командир достал диктофон, и включил запись разговора, - вот, слушай:
        «Здравствуйте. - Послышался голос Путилина, потому что этот голос не был похож ни на один из тех, что я знаю, - Вы ничего не перепутали?
        - Здравствуйте, Владимир Владимирович. - Произнёс Георгич. - Нет, мы не перепутали. Вы такой спокойный, даже удивительно. Не боитесь?
        - Хм, - усмехнулся Путилин, - ну, бояться уже поздно, как я думаю? Хотели бы убить - уже бы убили. А раз заявились сюда и в такое неурочное время, значит, хотите просто поговорить, и так - что бы никто больше не увидел. Такого хотят либо бандиты, а с ними у меня нет никаких общих интересов, и в будущем не намечается, или... Я так понимаю, меня навестила «Белая Стрела»?
        - Вы хороший аналитик, Владимир Владимирович, - удивился командир, - и всё это просчитать за считанные мгновения.
        - Да тут ничего удивительного, - усмехнулся Путилин, - вы у всех на слуху, только вот не думал, что я тоже могу заинтересовать вас. Родину не продавал, коррупцией не занимаюсь, в шашнях с разведслужбами чужих стран - не замечен.
        - Вы нас заинтересовали совсем по другой причине, - продолжил командир, - и вот именно для этого мы и пришли к вам.
        - Прежде чем продолжать разговор, хотелось бы уточнить, - перебил Путилин, - жена, собака?
        - Не волнуйтесь, с ними всё в порядке. К жене вашей мы даже не подходили, только дверь подпёрли, а собака - поспит немножко, и утром будет снова бегать, как ни в чём не бывало.
        - Хорошо, - произнёс совершенно спокойным голосом Путилин, - я слушаю вас. И хотелось бы узнать, как к вам обращаться?
        - Зовите меня майор. - После секундной паузы сказал командир. - Владимир Владимирович, наша организация, да думаю и большая часть населения, устала от беспредела, творимого в стране, и мы решили изменить ситуацию, с вашей помощью.
        - И в чём же будет заключаться моя помощь?
        - Это скорее мы вам будем помогать, а в чём-то и вы нам, конечно, но уже позже. Мы хотим попросить вас занять пост президента Российской Федерации, и работать на этом посту.
        - Как вы себе это представляете? - Дрогнул голос Путилина. - Переворот?
        - Нет, Владимир Владимирович, никакого переворота не будет. Бельцин сам передаст этот пост в ваши руки, а мы просто хотели вас предупредить, что бы вы были готовы к этому.
        - Хм, интересно, как же вы этого добьётесь? Насколько я знаю, у него уже есть преемник, подготовленный, правда недружественными нам странами, но он есть. Лемцова знаете, надеюсь?
        - Конечно, знаем, и хочу вас уверить, с этим, у нас не будет ни каких проблем. Бельцин отдаст этот пост именно вам.
        - А от меня-то вам, кроме моего согласия, что нужно?
        - После того, как вы, займёте свой пост, нам хотелось бы, что бы вы снова взяли нас на службу.
        С минуту было тихо в помещении, Владимир Владимирович размышлял над предложением, наконец, послышался его ответ: - В качестве «Белой Стрелы?»
        - Нет, конечно, - послышался смешок Георгича, - кто же такую организацию будет прикрывать? В качестве группы «Немезида», как и было до того, как нас расформировали.
        - Хм, значит, это правда. - Больше утверждая, чем спрашивая, продолжил Путилин. - Я, собственно, был уверен, что эта группа существовала, но некоторые товарищи были со мной не согласны. Центр Научных Разработок?
        - Верно. И нам бы хотелось, что бы всё осталось так же. Я думаю, не надо объяснять, что имея такой козырь в рукаве - у вас развязаны руки? Мы подчинялись только одному руководителю - главе страны. Был у нас посредник, точнее куратор, его недавно устранили американцы, только он и Бельцин знали о нашем существовании. А вот где мы базируемся - знал только начальник штаба. Его, кстати, тоже американцы убрали, выследив до нашей базы. Только то, что мы съехали оттуда за несколько часов - позволило нам существовать дальше.
        - Рогожин, Ефим Владимирович? - Припомнил Путилин. - Слышал я об этом самоубийстве, но ни на секунду не поверил, что он покончил сам собой. А начальник штаба кто?
        - Лисиков Павел Константинович.
        - Вот как? - Замолчал на некоторое время Путилин. - Значит и здесь не «пропал без вести». Это точно?
        - Абсолютно. Его смерть зафиксировал один из наших людей, которого хотели похитить, собственно именно за ним они и охотились, но ему удалось ускользнуть от них, уничтожив всю группу взрывом большой мощности.
        - Непонятный взрыв в Купавне. - Не спрашивая, а утверждая, констатировал Путилин. А он не плох. Всё непонятное привлекает внимание, а он ещё и запоминает это. - Теперь понятно, откуда там бассейн для дайверов. Что же вы там такое взорвали?
        - Ничего необычного, простой тротил, но в очень большом количестве.
        - Почему же он решил от вас отказаться?
        - Потому, что мы, выполняя одно из его заданий, убрали попутно и человека - замешанного в поиске и выдаче нашего человека ЦРУ и Форин-офис. Ну, и устранение такой структуры, как наша.
        - Кунцев Дмитрий Карлович, это его вы убрали без согласования с Бельциным. Теперь всё встало на свои места. Да-а, он его просто не мог вам простить, ведь все его доходы были завязан на нём. А что же будет с «Белой Стрелой»?
        - «Белая Стрела», перед тем, как вы займёте пост, выполнит одно очень грязное, но очень необходимое дело, а потом станет пугалом в исключительных случаях.
        - И что это за дело?
        - Есть у нас список тех, кто работает на ЦРУ и МИ-6, списки с другими спецслужбами отсутствуют. Не потому, что их нет, а потому что нам о них пока не известно.
        - И у вас есть доказательства их предательства?
        - Конечно, на каждого из этих деятелей у нас собран архив, где запечатлены моменты встреч и передачи сведений иностранным разведкам. А так же, получение указаний дальнейших действий. Всё в записи на плёнку. Позже мы вам предоставим все архивы, и вам решать - как с ними поступать, но я бы с ними не миндальничал. Всё же это государственная измена.
        - А взглянуть на этот список можно?
        - Конечно, я взял его с собой. - Послышался шорох бумаги, Путилин знакомился с текстом.
        - И Никишин Станислав Георгиевич, тоже? - Ещё больше удивился Путилин.
        - На него больше всего материалов.
        - Мда-а, - разочарованно вздохнул Владимир Владимирович, - мы знали, что у нас есть крот, но на него я думал в последнюю очередь. Хорошо, - после непродолжительной паузы продолжил он, - уничтожите вы их, как вы заставите вот этих всех покинуть свои посты? Всех под нож? Они же никогда добровольно не сдадут своих позиций, там такие деньги - мама не горюй.
        - Вот, кстати, о деньгах. Когда мы начнём, денег у них не останется. Ну, за исключением тех, что дома припрятано.
        - А это-то вы как устроите? - Спокойствие собеседника стало пропадать, такое заявление кого угодно может вывести из равновесия.
        - Есть у нас способ, - загадочно ответил Георгич, - некоторые разработки программистов и все нам известные счета лиц - отображённых в этих списках. Это всё, что получено от американцев и англичан, и средства от продажи наших производств и ресурсов. У них останутся крохи, и на эти крохи они совершенно ничего не смогут сделать.
        - Вы меня удивляете всё больше. - Не скрывая своего восторга, произнёс Путилин. - И сколько же там?
        - Хватит, что бы восстановить всё порушенное и начать строительство много нового. После завершения акции, мы перечислим часть средств на ваши счета, и будем перечислять по мере необходимости дальше, что бы не привлекать внимания.
        - В таком случае, они действительно не будут долго держаться за свои кресла, тем более, имея такие материалы - им одна дорога. Ну а не поймут... Что ж, думаю, и это мы решим. Вы же понимаете, что просто так их уничтожить нам никто не позволит. Туда такие деньги вбуханы. Да они на следующий же день свяжутся со своими кураторами, и у нас начнётся здесь армагедон.
        - Нет больше кураторов, мы уже поработали над этим. - Огорошил Путилина Георгич.
        - Когда? - Вскрикнул Путилин, привычной невозмутимости как не бывало.
        - С недельку как. Их ещё долго не найдут.
        - Ну, вы и...Кудесники! - Восхищённо воскликнул Путилин. - А как вы собираетесь проводить зачистку?
        - Мы пока работаем над этим, но думаю, что останется много тех - кого мы в этот день не достанем. Скорей всего, вам придётся разбираться с ними самостоятельно, материалы у вас будут. И вот ещё что, Владимир Владимирович, не хотелось бы их кормить потом за государственный счёт, они и так уже слишком много у государства взяли.
        - Я понял вас, мы найдём для них интересное дело. На урановых рудниках желающих работать мало, вот туда их и направим. Хм, интересная мысль. - Послышались шаги по комнате, через некоторое время, он продолжил. - А вы знаете, пора бы уже и в тюрьмах произвести реорганизацию. В самом деле, зачем таких преступников содержать за государственный счёт? Ну, это я позже решу. Вы мне вот что скажите, откуда у вас эти документы?
        - Мы взяли куратора агентов ЦРУ, поговорили с ним хорошенько, и он отдал нам эти документы.
        - Хм, поговорили, значит? Ладно, не важно. Почему же они охотились именно за одним из ваших парней?
        - Первый, продемонстрируй.»
        - Это я попросил Удава показать свои способности. - Прокомментировал командир.
        - «Ох, ё... ничего себе? - Послышался изумлённый возглас Путилина. - Так ведь и заикой стать можно. Как вам это удалось? Я совершенно не заметил, как вы оказались у меня за спиной.
        - Это и есть то - за чем они охотились. - Ответил командир. - Как вы понимаете, такое им в руки давать нельзя. У нас он был один, теперь у нас такие - все парни. Поэтому я и просил вас, не пытаться нас найти. Мы хорошо спрятались. Увидев слежку, мы можем подумать, что это спецслужбы других стран, и соответственно меры будут приняты адекватные, как к врагу.
        - Откровенно, но честно. Хорошо, с этим - согласен. А была ведь у меня мыслишка уточнить ваше местоположение. Что ж, раз вы настаиваете, пусть так и будет. Как же с вами связываться тогда?
        - Есть у нас человек для этого. Суханов Олег Владимирович, капитан ФСБ. Держите его в лёгкой доступности к себе, и связь у нас не прервётся.
        - Хорошо. - В комнате повисла гулкая тишина. - Прежде чем принять решение, мне бы хотелось ознакомиться с отчётом вашей работы, с момента формирования группы. Мотивы, методы, сроки исполнения. Можно вкратце. Мне это нужно, что бы определиться, стоит ли вообще ввязываться в это, ну и побольше узнать о ваших возможностях.
        - Я знал, что вам захочется ознакомиться с нашей работой, и поэтому подготовил этот отчёт заранее. - Послышался шорох бумаги, и удовлетворённое хмыканье Путилина. Затем в комнате повисла тишина, прерываемая временами шорохом листков. Читал Путилин быстро, и где-то через четыре минуты, послышался его ответ:
        - Что ж, это облегчает дело. Теперь понятно, что такая группа нам просто необходима. Мне многое стало ясно, потому что некоторые инциденты до сего момента для меня были загадкой. Я согласен с вами, власть надо менять, и менять быстро. Ещё три-четыре года такой власти, и можно не подняться с колен никогда. Мне тоже очень больно видеть - что стало с такой огромной и богатой страной. Я согласен. Будем работать.» - И командир выключил диктофон.
        - Вот, в общем-то, и всё. - Откинувшись на спинку стула, заключил командир.
        - Неплохо, - резюмировал я, - вот только Олега ты не рано засветил?
        - Да нет, не рано, - ответил, поморщившись, командир, - если уж ему не верить, то чего вообще стоит наша борьба? Это, конечно, не говорит о том, что мы расслабимся и будем почивать на лаврах, нет, конечно, проверяться будем, но как-то связь держать нам надо. И лучше через доверенного человека, чем через сеть.
        - Ладно, будем посмотреть, - ухмыльнулся я, - жаль, меня не было на переговорах, я бы был полностью уверен. Ну чего нет, того нет. Кстати, как братишка мой? Готов?
        - Хм, - криво усмехнулся Филин, - я бы не так вопрос поставил. Готовы ли мы, по отношению к нему? Он уже с тремя нашими парнями легко держится. Что ты с ним сделал? Почему у нас было не так?
        - Может всё же наследственность? - Я тоже очень удивился очевидному. - А может, то, что он просто бредил «Белой Стрелой». Но меня это радует. Значит, нянька ему уже не нужна. А психологически как?
        - В дело я его ещё не пускал, - взял слово Георгич, - но думаю, что он справится. Его я тоже к делу привлёку. Там и посмотрим. Кстати, вот к Калюжному его и отправим. Так что, приготовь план действий для него.
        - Когда приступаем? - Спросил я.
        - У нас всё готово...было, - командир встал со стула и прошёлся по кабинету, - до твоего приезда, а сейчас нужно время для подготовки и переработки операции. Свои наработки по Калюжному принесёшь мне вечером, а главная цель у тебя будет Бельцин. Напоминаю, что он нам нужен только живым, и с выходом в прямой эфир о передаче президентства Путилину. И это главная и основная задача для тебя. Всё будем делать в один момент, так что поработай над этим. А теперь можешь идти, тем более с дороги. А мы пока с Филином тут прикинем, что к чему.
        Я встал и не прощаясь вышел в коридор. По ушам сразу ударил звук работающих механизмов. Поразмышляв немного, я направился к брату, наверняка тоже ждёт. Дома-то он, тоже не был очень давно. И не ошибся. Ждал он меня очень сильно. И не только из-за дома, а ещё хотел похвастаться своими результатами. Но я обламал его, сказав, что уже в курсе его прогрессии, впрочем, он не шибко и расстроился. Но новостям из дома был очень рад. А нападение бандитов его не очень-то и обеспокоило. Тем более, после того, как я провёл работу со своими стариками. Он уже знал, что это за возможности, поэтому и спокоен.
        Посидев с ним с часик, я пошёл к себе, надо было серьёзно поработать над планом.
        Позавтракать я успел в городе, до обеда время ещё много, поэтому не стал больше распылять время, тем более, что поразмыслить было над чем. «Ну, с Калюжным, здесь просто. Вечерами этот тип обычно находится дома, по нему я особо почитал досье. Вырубаем кабельное ТВ ему, перехватываем заявку, надеюсь, Георгича, вся эта подготовка не затруднит, и под видом наладчика Олег проникает в квартиру. Естественно загримированный. Живёт этот тип один, помехи быть не должно. Думаю, справится. Либералистических ценностей я у него не наблюдал. А вот с Бельциным, тут надо покумекать.
        Что я знаю о нём и его окружении? Основное время он проводит в своей Резиденции. Мне же нужно, что бы он находился именно на своём рабочем месте. Как этого добиться? Хм, а что если действовать через Крестника? Наверняка у него есть способ связи с Бельциным в экстренном случае. Надо уточнить этот вопрос.»
        Созвонившись с командиром, я попросил узнать у Крестника, есть ли у него такая возможность? И через пятнадцать минут, командир мне перезвонил:
        - Алло. Не знаю, зачем тебе это, но ему предоставили такой шанс его командиры бывшие, на самый крайний случай. Америка далеко, а назвав пароль, Бельцин бы знал, что человек попросивший помощи, работает непосредственно на людей, обеспечивающих ему запасной аэродром. Что ты задумал?
        - Позже, командир, всё позже. Разрабатываю операцию. - Нетерпеливо выдал я ему и положил трубку.
        «Значит, связь у него есть, это прекрасно! Если он сообщит Бельцину, что бы тот собрал операторов для выхода в прямой эфир, и ждал полной информации и инструкций для последующих действий, думаю, он не будет возражать. А для затравки сказать, что надо будет выдать информацию и записи по уничтожению «Белой Стрелы», и этот эфир очень ждут в благословенной Америке. Вряд ли он откажется помочь в этом. Предупредить, что бы именно он выдал эту информацию, а не прессцентр. Так сказать, для поднятия рейтинга. Хм, за уши, конечно, притянуто, но по-другому, я не вижу вариантов. Студия, для выхода в эфир там есть, не один раз он выходил в эфир со своей Резиденции, проблем не вижу. А как заставить? Да просто всё. Лишить всех денег, оставить какую-то небольшую часть, что бы на жизнь хватило безбедную за руб. ежом, а не будет соглашаться, пригрозить, что и этих денег лишится. Будет он рисковать этим? Вот и я думаю, что нет. Зная, что те, кто в списке, лишаются абсолютно всего, а кроме этого, ещё и попадают под суд ( в том случае, если он покидает кресло), смысла держаться за мифический трон совершенно
бессмысленно. Здесь друзья из Белого Дома ему не помогут. Они узнают-то об этом, уже после выхода в эфир. Ха-ха-ха, такая комбинация псу под хвост. Сколько лет они готовили своих марионеток, сколько денег вбУхали в них, и всё это мимо кассы. Смогу ли я попасть в Резиденцию Президента? Да без проблем, остановка времени мне в помощь. Против меня не только в ЦРУ нет лекарства, но и у наших деятелей. Жалко ли мне его? Нет, не жалко. С чего бы? Он столько зла принёс вместе с Грибачёвым. Алкаш проклятый. Сейчас опять распалюсь. Ну его в за... далеко в общем. Не будем портить настроение перед предстоящим обедом.»
        Быстро набросав свои выкладки на бумагу, отправился на обед. А та-ам... почти полный зал. Но себе место я быстро нашёл. А как не найти, когда Кречет усиленно мне махал обоими руками, а брат его поддерживал при этом. Они, оказывается, специально место мне придерживали. Третьей - была жена Кречета. Остальные, кто был в столовой, увидев меня, тоже приветственно помахали мне рукой. На лицах улыбки и искренняя радость от того, что застой у нас заканчивается. Они ещё не знали, что ещё не всё решено. Впрочем, их бы это не сильно огорчило. Как бы там ни было, а вся банда в сборе, а стало быть, и ждать уже меньше. Всех уже изрядно вымотало ничего неделание. Махнув всем в ответ, я направился к зарезервированному столику. Лена, персонально мне, несла уже комплект блюд на подносе. Выглядела она очень впечатляюще. Нет, ничего вульгарного, одежда на ней - обычный, столовский, белый халатик с фартуком, а на голове чепчик, но вот выбивающиеся волосы отдавали каким-то блеском что ли? Даже не так выразился, они как будто сияли. Глаза при этом были смеющимися и радостными одновременно, а ещё было заметно, что это
глаза совершенно здорового человека. Я не говорю, что она чем-то болела, но когда мы расставались, взгляд у неё был всё же немного не такой. Немного уставший, что ли. Да и брат выглядел пышущий здоровьем. Но больше всего меня поразили изменения, затронувшие т.Глашу. Только зная то, что там должна находиться именно она, и немного узнаваемые смеющиеся глаза, позволило мне догадаться, что это именно она. Теперь она выглядела молодой женщиной 22 лет. Никаких мимических морщин даже не осталось. На меня смотрела стройная и очень красивая молодая женщина, приветственно махая мне рукой. А рядом с ней у раздаточной стоял парнишка 24-25 лет, не старше, смутно напоминающего Никитича, и тоже смеющегося и машущего мне рукой. От этого вида я видимо замер, и только весёлый ржач вокруг привёл меня в чувства. Да что там Никитич, вокруг меня собрались молодые люди почти одного возраста. Хоть и знал, что ребята омолодятся, но всё равно, увидеть это внезапно и в одном месте, для меня было лёгким шоком. Даже изменившийся Георгич не произвёл на меня впечатления, а он ведь тоже изменился, я это заметил, но не придал
значения, потому что тогда сразу вступил в спор Филина с командиром, и этот вопрос как-то затерялся. Сейчас же ничто не отвлекало от созерцания и удивления.
        Когда я подошёл к столу, все присутствующие встали со своих мест, а Кречет выдвинулся ко мне, держа что-то в руке. Наступила оглушительная тишина. Я даже поёжился от неожиданности. Наконец Кречет заговорил:
        - Ну, здоров, бродяга. Заждались мы тут тебя. От всего нашего коллектива, хочу передать тебе подарок, думаю, он тебе понравится. - Сказал он и протянул мне книгу, обёрнутую в яркий бантик. А когда я рассмотрел её по внимательней, то очень сильно удивился и обрадовался. Значит я был прав в своих догадках. Это была не просто книга, это была КНИГА о магии, и называлась она «Чудеса или магия?», очень старая и судя по обложке - очень дорогая. Обложка была выполнена очень красиво и отделана серебром и бронзой. На серебренной подложке, в бронзе, был изображён человек, и очень сильно он напоминал Иисуса Христа, каким его обычно изображают на иконах, но в центре лба у него был вычеканен едва заметный глаз. Если отставить книгу на небольшое расстояние, то это не заметно, но вблизи, его видно. Вообще-то, в древней Руси, разумеется после крещения Руси, запрещалось изображать лик Христа где-то ещё, кроме иконы, да и на иконах его изображать могли строго определённые люди, а тут книга. Странно всё это. Неужели нашёлся такой смельчак, который не побоялся анафемы? В те года это очень серьёзное наказание. Да и
книга-то не типичная, о магии. Как вообще такое слово попало в то время. Ни в одной книжке не встречал упоминания магии в те времена. А чудеса да, чудеса были. То же, как Иисус по воде ходил, аки по суху, или же безнадёжно больных лечил одним наложением рук. Это уже ближе к магии, ну или к экстрасенсорике, как пожелаете. Я буду называть это более подходящим ко мне.
        Руки у него были протянуты вперёд и в стороны, слегка приспущены, и ладони смотрели вверх, а из ладоней исходил протуберанцами свет. Свет этот был обозначен серебром, также как и аура человека, а там где этот свет заканчивался, серебро было затемнено. Иллюзия света была идеальной. Контуры ауры были такими, как я обычно их вижу. Человек улыбался и смотрел «открытыми», ясными глазами. У книги были замочки с верху и снизу, которые легко отстёгивались. Листы в книге были выполнены не из бумаги, а из какого-то волокна, на ощщуп похожую на бумагу, но намного прочнее. Текст был на старорусском языке с ятями и ерами, но прочитать его было не сложно, сложнее было распознать слово, давно ушедшее из нашего языка. Кроме этого тут были и искусно выполненные поясняющие иллюстрации. Ну, что мне сказать, сбылась мечта идиота. Я теперь точно знаю, что магия у нас была, а книга, я думаю, мне поможет в изучении этого явления.
        - Спасибо, ребята, это именно то, что мне нужно. - У меня даже слеза выступила, тронуло от души. И тут зал взорвался оглушительным «Ур-ра», я аж присел от неожиданности. Сразу после этого зал наполнился привычным фоновым шумом, и радостными смешками. Наконец и я присел за стол.
        - Где вы только нашли такой раритет? - Спросил я Кречета. - Это же наверно кучу денег стоит?
        - Это Ребус случайно натолкнулся на неё, - пояснил он, - в ломбарде. Какой-то алконавт притащил на продажу. Она грязная была, это мы её уже тут подчистили. А когда он показал её работнику этого заведения, то тот сразу сказал, что триста рублей за неё даст, хотя прекрасно увидел её ценность. Мужичёк, с расстройства уже собирался уйти, но работничек милостиво согласился купить её за тысячу. Тот уже хотел отдать её, но тут Ребус вклинился, и предложил ему пять тысяч. Естественно, тот уже протянул книгу Ребусу, но работник перебил цену пятьюдесятью кусками. Мужичёк задумался, и встал в сторону, не понимая о чём вообще спор, но желая продать её по дороже. Он понял, что книга ценная, и решил продать её не ниже миллиона. Работник взбесился и пообещал Ребусу, что тот не уйдёт, и книга всё равно окажется у него. В общем, Ребус с мужичком ушли, он ему пообещал купить за миллион. Но стоило им зайти в глухой переулок, как навстречу выскочило сразу трое амбалов, с дегенеративной внешностью и с очень явным желанием прикончить, кого ни будь. Кинулись на Ребуса, Ребус их качественно вырубил, а потом позвонил нам
на базу и попросил собрать сумму и привезти в город. Рассказал для чего это, ну а дольше, ты думаю, сообразишь. Собрали даже больше нужного. На остатки Ребус купил продуктов к праздничному столу. - И он как фокусник поставил на стол бутылку коньяка Camus. Тут же на остальных столах появились по бутылке на стол. Увидев мой удивлённый взгляд, поспешил успокоить.
        - Не переживай, с командиром уже всё утрясено. Бутылочка на четверых - это только понюхать, - скривился он, - но отметить вполне достаточно. Большое тебе спасибо от всех. И давай, налегай на угощение.
        А угоститься было чем. То, что принесла Лена - это только горячее, причём среди этого, первого не было, только плов с большим количеством мяса ( хм, а выглядит как настоящий Узбекский, и на запах такой же, даже нухат присутствует с чесноком) и манты, всё в больших тарелках. Надо так полагать, это на четырёх человек, потому что один я это не осилю. Кроме этого Лена донесла ещё четыре тарелки с большой и сочной отбивной в каждой. Кроме этого тут и салаты были и напитки. Столы не большие, поэтому насилу уместили всё это разнообразие. За другими столами не стали дожидаться Лены и сами организовали поляну за своими столами. Блюда были у всех одинаковые, и такое же одинаковое радостное и предвкушающее настроение. Мы хоть и сидели все за разными столами, но чувство сплочения праздником было у всех одно.
        Незапланированный праздник удался на славу. Уже после того, как все поели, ко мне подходили парни и каждый норовил постучать по плечу или обнять в своих тисках. К концу праздника я чувствовал себя отбивной. т.Глаша тоже подходила, обняла меня и расцеловала, а потом снова расплакалась, но уже от счастья. Её можно понять, она ведь уже практически крест поставила на своей жизни, а тут ещё один шанс дали, как не расплакаться? Никитич тоже по отечески обнял и поблагодарил. Смешно смотреть со стороны, когда такой же парень как и ты, обнимает тебя словно отец, с таким же отеческим взглядом, но никто не смеялся, все чувствовали Никитича отцом родным. Пусть ворчливым и много чем не довольным, но отцом. Это человек старой закалки, таких сейчас не делают. Даже в школах преподают сейчас, оглядываясь на запад. В учебниках истории стали затирать факты о Великой Отечественной Войне, в итоге там осталась запись, что война всё же была, ну и сроки этой войны. Кого можно воспитать на такой истории? И делается ведь это сознательно. Растлить нашу молодёжь, очернить наши духовные ценности, выставить напоказ
либералистический образ жизни, и пусть народ тянется к потреблению и толерантности. Эх, как грустно-то... Опять я себя накручиваю.
        А Никитич-то и т.Глаша, так и посматривают друг на друга. Ну, наконец-то встретились два одиночества. По их взглядам видно, что для себя они уже всё решили. В таком случае - счастья вам и любви. Никитич, кстати, стал посещать тренажёрный зал, и даже пытается спарринговать с парнями. Ему далеко ещё до результатов, но успехи уже есть. Ну а чего, молодость присутствует, любимая женщина вроде уже тоже, так чего не привести себя в надлежащую форму? Удачи, Никитич!
        Ну а я, всё это время хотел побыстрее оказаться у себя в комнате и погрузиться в книгу. Очень уж меня донимают некоторые вопросы, может в ней я найду на них ответы?
        Наконец всё закончилось, и я побежал к себе в комнату. На дверь повесил табличку «не беспокоить» и углубился в чтение.
        А книжка-то занимательная. Первое, что бросилось в глаза, это слова, которые в то время никак не могли существовать. Там таких понятий не существовало. И это при всех сопутствующих знаках характерных тому времени. Подделка? А с какой целью подделывалось это издание? Для того, что бы продать по дороже? Но продал-то его забулдыга, и книга была в очень грязном состоянии. Наверняка откапал где-то. Нет, не сходится. Даже логически. Продать такую книгу дорого не получится, сразу после того, как ознакомишься хотя бы с первой главой. Ну не могли произносить такие слова люди в то время. Стало быть, подделка, и цена ей - стоимость материала затраченного на её изготовление. Но мне почему-то кажется, что это действительно старая книга. Если не обращать внимание на некоторые специфические слова, то стилистика написания вполне укладывается в те времена. Попадались мне действительно старые книги, и стиль письма я запомнил. Но было тут ещё что-то, что царапнуло мой взгляд, но определить, что именно, я пока не могу. Но я уверен, что эта книга именно старая. В таком случае, как современные слова могли попасть в то
время? Путешественник во времени или попаданец? Как вариант. Почему я это допускаю? Ну а как объяснить находки археологов, которые обнаруживают современные предметы на глубине залегания несколько миллионов лет? Вот и недавно был обнаружен ими вполне современный болт с резьбой, из современной стали. За несколько миллионов лет до наших дней. Такие данные, конечно, пытаются сразу секретить, но информация успевает распространиться. А внезапные исчезновения людей? Идут себе два товарища по полю, разговаривают о чём-то, и вдруг один из них просто исчезает. Ни ям, ни каких-то ещё неровностей местности в этом месте нет, да и поиски после этого не приносят совершенно ни каких результатов. Куда исчез человек? А ведь исчез с концами. Ни один исчезнувший ещё не проявился, такое бы не пропустили. Почему бы не предположить, что он провалился во времени или же в параллельный мир. Не существует такого? А доказать отсутствие такого мира можете? Вот и я о том же. Мы, люди, ещё много не знаем. Наша цивилизация живёт в этом мире ещё очень мало, и знаний нам просто не хватает. Уже сейчас доказано существование цивилизаций
предшествующих нашей, и не одной. Так что мы не первые в этом мире, и думаю, будем не последними. Весь вопрос в том - сколько нам ещё осталось?
        Предположим это попаданец из будущего, но не нашего, а параллельного мира. В нашем - магии как таковой нет. У нас технологический мир. Возможно такое? Почему нет? А может и из того же времени, но опять же из параллельного мира, неизвестно ещё - как у них шёл прогресс. У нас-то всё войны и войны. Вот и наращивали мускулы, развивая промышленность. А как шла история у них? Человек такое существо, что спокойно сидеть не может, надо обязательно проявить себя в чём-то, а в чём проявлять, если нет войн? Стоячее болото предопределённо погибнет, а у них вон магия действует. Стало быть, они развивались в этом направлении. Может быть такое? Опять же, доказать обратное тоже невозможно. Жаль он о себе здесь не написал, даже как его зовут не известно. Неизвестный маг.
        Блин, я здесь целую теорию вывел, а для чего? Мне нужно-то выяснить, верить написанному или нет? А попробуем, что меня останавливает? Тем более, что я знаю, что магия существует. Иначе свои способности я объяснить не могу.
        В ходе прочтения книги, мне кое-что стало понятно. Например, то что я вижу ауру человека, это способности начинающего мага. Что такое аура? Аура это составляющая нескольких тонких тел человека, такие как: физическое тело, эфирное тело, астральное, ментальное, казуальное, будхическое, атманическое. Это не все тела, есть там ещё несколько тел, но для нас самые важные, это те которые очень сильно влияют на нашу жизнь, это физическое, эфирное, астральное и ментальное. Многие со мной поспорят, ну что ж, я выдвигаю только свою версию. Может быть, остальные тела тоже сильно влияют на нашу жизнь, только с ними совершенно невозможно работать, а я перечислил те, на которые можно воздействовать. Ну, физическое тело - вы понимаете, что это такое. Это тело человека. Эфирное тело отвечает за сопротивляемость инфекциям, за тонус, за выносливость. это проводник жизненной силы. Такие чувства как голод, сытость, сонливость, жажда, усталость, бодрость - это действие нашего эфирного тела. Астральное тело отображает наши эмоции, а ментальное - отвечает за наше сознание. Тут вот в чём дело, не мозг человеческий
управляет нами, как я думал, а именно ментальное тело. Мозг - это всего лишь проводник между ментальным и физическим телом и управляющий нашими нервными окончаниями, мышцами. А мысль формируется в ментальном теле. Ещё это тело называют сферой сознания. Он связывает наше сознание, мысли, чувства и память с действительной жизнью. Это значит, что мои возможности по установлении истины в рассказе человека отображаются в астральном теле, а намерения в ментальном. То бишь, когда человек врёт, в астральном теле происходит перегрузка, цвет астрального тела в некоторых местах меняется, и можно узнать, правду говорит человек, или ложь. Ну а что, всё правильно. Правду говорить легко, даже если она и тяжёлая. Здесь не надо выдумывать, напрягать ментальное тело. Если правда тяжёлая, то чувства отображаются на астральном теле в районе груди, мы ощущаем тяжесть. Когда врём, астральное тело не напрягается, но эфирное в это время перекрашивается. Вот и весь детектор лжи. Значит я инстинктивно правильно делал, распознавая ложь. Хотя, тут больше не инстинкты, а наблюдательность, но всё равно правильно, и это радует.
        Нашёл я здесь упоминание и о способности останавливать время. Опять же, не полная остановка, а очень сильное её замедление, как у меня. Это оказывается, очень огромный бонус. Такой бонус не каждый маг имеет, или имел. Такие случаи бывали в истории людей, но каждый раз такая способность появлялась после несчастного случая, где пострадал мозг. Возникает какое-то воздействие на мозг, и предохранитель просто сгорает. Про предохранитель я сам придумал, так объяснить проще, а в целом верно. За всю историю, так и не смогли выяснить, как и почему это происходит, какой именно участок нужно стимулировать и каким образом. Тёмный лес. Мозг человека до сих пор остаётся загадкой человека. Если представить мозг человека как прозрачный трёхмерный объект, а сигналы, которые поступают от мозга в нервные окончания как светящиеся импульсы, то мы увидим, что более 80% мозга останутся не раскрашенными. Там не происходит совершенно ни какой работы, а почему? Может быть, мы не правильно подаём команду на эти участки? Или висит какая-то блокировка на этих участках? Какие способности человеческого организма блокируются?
Что произойдёт, если все эти участки заработают как надо? Вопросов много, и к сожалению в этой книге я не нашёл ответов на многие из них. А моя способность, кстати, не такая и безобидная вещь оказывается. Своими остановками времени, я вношу хаос в тонкие тела земли. Да, да, у земли тоже есть тонкие тела, как и сердце, которое я могу услышать. Точнее увидеть звуковые волны. И ещё не известно, как она отреагирует на моё вмешательство, в её налаженные структуры. Бывали случаи, когда она уничтожала такого нахала. Единовременно выделение огромного количества тепла в данной точке, и нет человека. Даже пепла не остаётся. Причём окружение совершенно при этом не страдает. Были запечатлены магами такие моменты. К слову, все такие умельцы, умирали не своей смертью. Их «забирали». Но повеселиться они успевали вдоволь. Предел терпения у земли большой, может терпеть и несколько лет, тут зависит от времени задержек скорей всего. Те, кто умел пользоваться этим, в последнее время стали сильно злоупотреблять такими способностями, и задерживали время на очень долгий срок. Может, поэтому и избавлялись от них. А может это
была и не земля, а что-то другое. Или кто-то другой. Никто так и не разобрался в этом однозначно.
        И ещё кое-что. В момент остановки времени, тонкие тела втягиваются в ядро, и тело становится совершенно беспомощным перед окружающей средой. Они не пропадают совсем, просто на этот момент они находятся внутри ядра. Впрочем, у меня работает регенерация, и я думаю, для меня это не так страшно. Так же я понял, почему на меня не действуют законы физики в этот момент. Вокруг меня образовывается своеобразное поле, в котором тоже действуют законы физики, но в своём контуре. Поэтому я не ощущаю сопротивления воздуха при перемещении как при ускорении. И всё что входит в это поле, не подвергается деструктивному действию из-за остановившегося времени. Поэтому и одежда на мне не распадается. А например при ударе кулаком, поле растягивается по кулаку тонкой плёнкой, которая только прикрывает кожу кулака, не перенося особые условия на объект воздействия. Интересно, а можно ли увеличить это поле, что бы ещё что-то с собой захватить, более объёмное, чем одежда или папка, которую я прижимал к себе, когда покидал первую базу в режиме нон стоп? Об этом здесь, к сожалению не сказано.
        Кстати, ускорение не является способностью магии, это полноценное развитие организма. Почему оно не работает у каждого? Потому что, там тоже есть свои ограничения установленные в мозге. Ребятам то я их снял, а у себя я эти ограничения потихоньку ломал, медитация при учёбе с Олегом Вьюжином, мне сильно помогла в этом. Я смог развить его сам, правда, таким образом, это происходит значительно дольше. При этом, как я уже говорил, значительно развивается тело, укрепляется каркас человека. Конечно, испытывая колоссальные нагрузки, при выполнение стандартного комплекса упражнений, тело пытается себя защитить, укрепляя организм. Теперь представьте, что может совершить такой человек, если ударит в полную силу врага в голову, даже не ускоряясь. Вот и я о том же. Силы-то не мерено. Видел я однажды, как китайцы перегружали ящики с виноградом из машины в рефрижераторный вагон. Сам по себе один ящик не тяжёлый, килограмм десять всего, а они брали по пять ящиков, быстро взбегали на насыпь, кстати, высокую, и пологую, метров пять в длину, и подавали их в вагон рефрижератора. Сами маленькие, метр сорок пять, метр
пятьдесят всего, худенькие, а разгрузили целую машину очень быстро. Кроме этого, они ведь не ходили - бегали. А наши парни в это же время, брали по два ящика, и подымались с большим трудом. При том, что и выше этих китайцев и здоровее на вид. А почему так? Да потому, что эти маленькие человечки с детства на физически тяжёлых работах, и их организм укрепился для таких работ. Естественно и силы у них побольше. Мышцы адаптированы для этого.
        Выяснил и ещё один момент, который меня очень сильно интересовал. Это мои щупы из пальцев и умение оперировать ими как скальпелями, или же массировать - как мягкими пальцами. Действительно, есть такое у магов. Они могут оперировать своими энергетическими щупами в теле человека, не причиняя боли. Фактически человек может ничего и не ощутить. Всё это действо происходит на энергетическом уровне, а в реальности, к примеру, раковая опухоль - просто исчезает. Сказка? Для кого как, а я сам занимаюсь таким. Правда, органы я ещё не резал, но вот то, что такое вмешательство в организм на самочувствии пациента влияния не оказывает, знаю. После удачной операции - пациент чувствует улучшение, и это тоже факт. Маму-то вон, ремонтировал, и удачно. Сразу после операции ей стало хорошо.
        Распараллеливание сознание как таковое, в магические способности не входит, но является сопутствующей, но совсем не обязательной плюшкой. Тут от человека зависит. Так-то его можно и просто в медитациях развить, но если ты ещё обладаешь и магической силой, то эта плюшка развивается значительно проще. Что это такое? Если проводить аналогии с компьютером, то это дополнительное ядро в процессоре. Ну как, впечатляет? Меня впечатлило, и довольно давно. При умелом использовании, можно легко изучать, например языки. Хм, а это идея. Мне-то в командировку скоро, надо выучить язык основного противника. Как появится свободная минутка - займусь этим.
        Много было в этой книжке нового для меня. Там говорилось о каких-то плетениях и создании артефактов, но самих плетений здесь не было. А вот как создавать их, показано было. Плетение, это сплетённая фигура из силовых линий в определённую фигуру. Начинающие маги обычно помогают себе плести руками. Так образнее. Но нужна очень серьёзная концентрация, что бы плетение не распалось. Удерживать это плетение в том виде, в котором переплёл силовые линии между собой. Но есть и другой способ создания плетений, при помощи визуализации. Кто-то делает это с закрытыми глазами, но более опытные маги могут создавать их и с открытыми. А после того, как создали эту фигуру - запоминают её, что бы в следующий раз не мучиться при её создании. Достаточно представить её перед своими глазами. После этого направляют туда свою энергию, или же манну, кому как удобно, и направляют его на объект воздействия. В зависимости от того, на что оно было рассчитано - то и произойдёт. Или же можно это плетение вмонтировать в предмет, и добавить к этому предмету накопитель манны для работы амулета, обычно используют драгоценные камни,
они лучше и больше могут содержать в себе энергию, необходимую для работы. Теперь надо искать книжки по артефакторике и плетениям. Хм, сказал, словно в библиотеку сходить. Жаль, если таких книг здесь не осталось. Артефакты мощная штука. Почитал я про них. Мне, например, очень понравилось такое понятие - как безразмерная сумка. Не в том плане, что она растягивается, а в том - что вмещает в себя огромное количество предметов, не меняя своего размера. Неплохо было бы иметь такую сумочку при себе. Или же пространственно временная щель. Это уже не артефакт, это скорее способность. Работает, почти так же как и сумка, только носить с собой её не надо, привязал к своей ауре и всё. В нужный момент, достаёшь, что тебе нужно, из воздуха. Так это выглядит. Без этих образцов плетений - даже пытаться не буду что-то придумать. Можно такого наплести, что и в совок потом нечего убирать останется от меня.
        Книжку прочитал быстро, а что там читать с моими тремя ядрами? После лежал и оттачивал план по операции в Резиденции. Да что там оттачивать, главное попасть туда, а как попасть я уже решил. Дальше многое будет зависеть от обстоятельств. Но хулиганить там не буду, хоть и будут там лица из списка. Почему-то мне кажется, что так будет правильно. Когда думал над тем, стоит ли прибрать тех из списка, кто попадётся мне под руку, то чувствовал какое-то напряжение в груди и мандраж в копчике. Нет, не то, что я бы не справился, да легко. Просто, мне кажется, так будет не хорошо, вот было у меня такое чувство. А когда решил, что никого трогать там не буду, напряжение сразу отпустило. Значит, решение моё было правильным. Пусть уж Владимир Владимирович поработает над ними после. Из того, что я услышал из записи, легко им не будет. Лишь бы слинять не успели. Хотя, неизвестно, что будет лучше для них. Может так случиться, что это будет большим наказанием для них в будущем. Вернуться то уже не смогут, наш народ их не примет. Да и не только народ. А жить за границей без денег - там капитализм, никому они будут не
нужны. И в лучшем случае, устроятся на работу, если возьмут, конечно, там своих нищих полно.
        Дождавшись, когда время ужина подойдёт к концу, я пошёл в столовую. Мне, конечно, понравилось, что организовали парни, но как-то неудобно себя чувствую. Не люблю быть центром внимания.
        В столовой народу уже не было, все поужинали. Ну и слава богу. Лена сразу побежала ко мне с подносом. Видно, что ждали. Перекинувшись с ней парой слов, приступил к ужину. А подали нам плов с обеда и чай с плюшками. Ум-м, вкуснятинка. Люблю плов, особенно когда там мяса много, а здесь его было очень много. А плюшки - так это фирменная стряпня т.Глаши, и от них все парни без ума.
        Дождавшись, когда я поем, ко мне подсела Лена и спросила:
        - Скажи, Саша, а мой ребёнок родится со способностью к регенерации?
        - Хм. - Задумался я. А вопрос и вправду интересный. Как-то я упустил этот момент. И что мне сказать? - Ты знаешь, а я и сам не знаю. Такого ещё не было, поэтому и ответить тебе не могу. Вот родится, а там посмотрим.
        Она задумалась на некоторое время, усмехнулась чему-то, но настроения мой ответ ей не испортил.
        - Ладно, - махнула она рукой, - поживём, увидим. Что так поздно пришёл? Мы уже закрываться собирались. - Соврала она мне и улыбнулась. - Да и народу на ужине было мало, обед у многих не переварился ещё.
        - Да, как-то, не удобно себя чувствую, от такого внимания, - повинился я, - да и книжка затянула, не сразу заметил, что ужин заканчивается.
        - Ладно уж, иди, - заразительно рассмеялась она, - небось командир ждёт уже?
        - Ага, ждёт. - Махнул я головой. - Спасибо за ужин, и отдельное спасибо за плюшки т.Глаше.
        Я встал, и направился к командиру. Пора уже, дела без нас не сделаются.
        Зайдя к нему в кабинет, я удивился, увидев здесь и Крестника. Он улыбнулся мне, встал и поздоровался крепким рукопожатием.
        - Наконец-то ты пришёл, - недовольно проворчал Георгич, - сколько ждать-то можно?
        - Извини, командир, зачитался я.
        - Что, понравилась книжка? - Плохое настроение с его лица как корова языком слизала.
        - Не то слово, - подтвердил я его предположение, - это очень дорогой для меня подарок, а самое главное - очень нужный для меня.
        - Вот и Ребус сказал, что понравится. - Усмехнулся он. - Ладно, план операции подготовил?
        Я выложил ему, всё, что подготовил за вечер, и командир принялся шуршать бумагой. Впрочем, времени это заняло не много.
        - И это всё? - С возмущением спросил он. - Это всё, на что тебя хватило? Где деталировка? Я здесь вижу только общий план.
        - Командир, не кипятись, - вытянул я ладони, - по поводу Калюжного, как Олег отработает, только он знает, я дал только идею, а дальше пусть он её разрабатывает. Только я у тебя спросить хотел, сможешь ли ты перехватить его звонок настройщикам кабельного ТВ?
        - Перехватить не проблема, - всё так же хмурясь, ответил Георгич, - а ты уверен, что он вызовет мастера?
        - Абсолютно. Такие люди в обязательном порядке смотрят новости, и остаться без информации о мире ему будет очень не комфортно. Тем более, ему есть что бояться. А вдруг там охоту на продажных профессоров объявили, а он не в курсе. Нет, обязательно смотрит.
        - Хорошо, с этим ясно. А как отключить ему кабельное? Надо же именно ему отключить, а не все, иначе такой бум начнётся.
        - А ты можешь посмотреть планировку кабельных телевизионных линий в этом доме?
        Георгич, не говоря больше ни слова, залез в компьютер, и стал искать информацию. Крестник сидел тихонечко, и о чём-то серьёзно размышлял. Видно, что думки были не радостными, озабочен он был серьёзно.
        - Ага, нашёл, - радостно потёр руки Георгич, - шкаф подключения абонентских линий находится на улице, рядом со шкафом телефонных линий, у стены дома, с торца. Тогда по этому вопросу претензия снята. А что по твоей операции? Крестник волнуется, говорит, что больше не может ничего гарантировать со стороны ЦРУ. Надо уже приступать, а у нас план сырой. Они ведь могут послать ещё одного агента, и тот выяснит, что кроме Крестника никого больше нет, и всё у нас накроется медным тазом. Неизвестно, какие шаги они предпримут.
        - Ну, какие шаги предпримут известно, - вмешался в разговор Крестник, - этот вариант уже проработан. Сначала они проводят передачу власти от Бельцина своему подготовленному человеку, способом очень похожим на наш. Затем тихо устраняют высокопоставленных военных, которые могут отдать приказ на ответный ядерный удар ( на свой страх и риск), такие люди в том списке, что я вам предоставил, имеются. Это для подстраховки. Кстати, устранять их должны были те агенты, которые уже устранены. Но подобная директива распространяется и на советников, если агент по какой-то причине не смог выполнить задание. Систему «Периметр» в этом случае они не опасаются, потому что - не собираются использовать ядерное оружие. Зачем его использовать, если у руля их человек. Бельцин тоже их, но в последнее время он стал неадекватен. Возможно, это водка виновата, а может водка - это только способ заглушить свою совесть. Но не суть. Главное то, что поставят человека абсолютно преданного идеалам США. Думаю, вы знаете, о ком я говорю.
        - Лемцов. - Мрачно сказал Георгич.
        - Да, именно он. После всего этого, они организуют беспорядки в России, по поводу несогласия с никому неизвестной личностью на посту президента, а как политик он себя особо и не проявлял, а затем он просит помощи ООН и вводит миротворческий контингент на устранение беспорядков. И всё, про Россию, как про страну, можно забыть. Она станет сырьевым придатком США, со всеми вытекающими из этого последствиями. Такой сюжет они разыгрывают не впервые. Все эти цветные революции - это их конёк.
        - Ну вот, я приблизительно об этом и подумал. - Пробурчал командир.
        А Крестник очень живописно вписал себя в наши структуры. Он уже не отождествляет себя с Америкой совсем никак. Чувствует себя как истинный россиянин и патриот своей страны, которая, кстати, своей стала совсем недавно.
        - Да ладно тебе, Георгич, ничего он не сырой. - Недовольно пробурчал я. - Ты же знаешь, мне главное попасть туда, а как попасть - это не проблема, это я сделаю легко. Главное, что бы телевидение было готово. Я хоть завтра готов. Кстати, Крестник, с Бельциным поговорить сможешь?
        - Смогу, конечно, а тема?
        - Нужно, что бы он захотел выступить с заявлением о поимке «Белой Стрелы», и кадрами захвата оной, соответственно, надо подготовить операторов ТВ с аппаратурой, для прямого выхода в эфир. Скажешь ему, что так требует центр.
        - Связаться-то я свяжусь, а вот выполнит он это или нет, тут вопрос. Я же говорю, что он стал неадекватным. Хотя, он лично заинтересован в поимке этой группы, может и согласится.
        - Отлично, тогда завтра можно и приступать. - Повеселел я.
        - А как ты будешь действовать внутри? - Георгич встал и нервно заходил по комнате. - Ты понимаешь, что там полно камер и охраны? Как тебе удастся проникнуть в кабинет не засветившись? Я понимаю, что ты можешь останавливать время и оказаться у кабинета незамеченным, но, у кабинета стоит охрана, просматриваемая с камер, а дальше приёмная и тоже с камерами. Нам не нужны трупы, а если ты будешь действовать напролом, то именно их мы и получим.
        - Георгич, ты же знаешь, что такое «Троянский конь»? - Увидев жёсткий взгляд командира, продолжил. - Вот этот «Троянский конь и будет моим пропуском. Он будет открывать двери для меня, сам того не подозревая. Открыл дверь - я проскочил и спрятался, до следующей двери, и так до его кабинета.
        - А кто будет этим «Троянским конём»? - Уже успокаиваясь спросил он.
        - Тот, кто понесёт запись захвата «Белой Стрелы». Он сам назначит этого коня. Надо только передать ему запись. Или просто пустую болванку.
        - Хм, а может и сработать. - Удовлетворённо отметил Георгич. - Вот можешь ведь, когда хочешь. Почему не указал это в рапорте?
        А я ведь действительно лопухнулся. Почему я не проработал этот момент? Как я могу попасть в его кабинет, если там двери и охрана у дверей, да под камерами? Ведь известно моё отношение к закрытым дверям в таком состоянии. Хрен бы я их открыл. Сломать легко, но открыть - фиг вам. А командир помнит об этом. Мда-а, что-то расслабился я. Получил такую фичу, и махнул на всё рукой. Так нельзя, серьёзней надо подходить к делу. Прав командир, на все сто прав. Я бы конечно сообразил потом, но время было бы упущено. А самое главное, упущен был бы хороший момент.
        - Извини, командир, виноват. - Повинился я. Как известно, повинную голову меч не сечёт. - Расслабился видимо в отпуске, вот и упустил.
        - Ладно, прощаю на первый раз, - махнул он рукой, - но смотри у меня. - Пригрозил он кулаком. - Дальше-то, что будешь делать?
        - Камер у него в кабинете нет?
        - Нет, камер нет, это абсолютно точно. Олег мне об этом рассказал. Он хоть и не вхож в святая святых, но скандал учинённый Первым помнит. Он тогда очень гневался по поводу личного пространства в своём кабинете, после этого всё убрали. Но «жуки» там могут быть.
        - Ну, с этими насекомыми я справлюсь. Есть у меня очень эффективное средство против них, - улыбнулся я, - а увидеть их я смогу, ты знаешь. - Увидев кивок головой Георгича, я продолжил. - Дальше, поговорю с ним, как себя надо вести, что говорить. Дам ему текст, текст у нас уже есть? Вот и хорошо. Покажу ему, насколько он стал беднее, и насколько станет ещё - если не прислушается к нам. Потом просто буду контролировать его в студии, с укромного местечка, что бы, отсебятины не нагородил. Как-то так.
        - Хорошо, Крестник, - он посмотрел на Фишера, - завтра, передашь ему сообщение, где-то... - командир посмотрел на часы, прикинул что-то и выдал, - в шесть вечера. Времени ему будет достаточно, что бы успел всё организовать. Договоришься о передаче материалов и обращения в 8-30 вечера. Тебе полчаса хватит? - Он посмотрел на меня, я махнул головой, - Отлично. Сам можешь на встречу не идти, я найду кого послать. Думаю, у Резиденции и передадим посылочку посыльному.
        - Проверять её не будут? - Уточнил я.
        - Кто же возьмётся проверять совершенно секретные документы? Проверят на наличие опасных веществ, прокол даже могут сделать на пакете, для проверки отсутствия отравляющих веществ, да и всё.
        - Вот, - протянул я указательный палец вверх, - а это время. Могу и не успеть.
        - Хорошо, - согласился со мной командир, - тогда в 8-00. Устраивает?
        - Устраивает. Уверен, что вскрывать не будут?
        - Уверен, тут многое зависит от того - кто получает этот пакет. А он не оставит это дело на самотёк. Благодетели могу обидеться, если он не успеет. Крестник, завтра ровно в восемь, включай свою шарманку. Это много занимает времени?
        - Время нужно только для того, что бы войти в программу и забить номера счетов, но это можно сделать заблаговременно, а нажать кнопку старт - много времени не надо.
        - Хорошо. Тогда я завтра сообщаю Олегу о начале операции «ПутИна», что бы он подготовил «приемника».
        - Ха-ха-ха, - рассмеялся я, - ПутИна? Очень говорящее название.
        - А-а, вон ты о чём, - усмехнулся командир, - это только совпадение. Ладно, свободны. Хват, завтра отправляешься в шесть утра. Поедешь на машине. Успеешь. А теперь отдыхать.
        ГЛАВА 2
        Выехал я, как и говорил Георгич, в шесть часов. Перед этим позавтракал и переговорил с т.Глашей. Она цветёт и радуется жизни, но нет-нет, да и взгрустнёт, что муж её не дожил до этого дня. С Никитичем у них всё отлично. Давно они уже присматривались друг к другу, но из-за возраста не делали никаких шагов навстречу, а тут такая возможность. Она меня, кстати, попросила не называть больше т.Глашей, лучше по отчеству, как Никитича, Андреевна она. А то, как-то старит это. Не к лицу. Других ребят тоже попросила так её звать. Ну что ж, Андреевна, так Андреевна, я не против.
        Ехать не долго, всего-то пару часов неспешной езды. Надо сказать, что для этой машины 90 км. в час действительно неспешная езда. А ехал я на Ауди-100. Хорошая, большая, удобная и очень мягкая машина. Умеют немцы делать, этого у них не отнять. Мелкие кочки даже не замечает, подвеска очень хорошая. Двигатель с турбонаддувом. Двигателя в салоне совсем не слышно. Понимаешь, что машина едет, только по меняющимся картинкам с наружи. Мне понравилась машинка. Георгич расщедрился что-то. Весь автопарк у нас поменял. Хоть и было у нас не так и много машин, но качественную замену он сделал. Вот только качества этой машины заметил не только я. Уже на подъезде в Подмосковье, меня остановили менты. На обочине стоит патрульная машина, у машины мент с полосатой палочкой, и машет мне ею, и показывает куда припарковаться. Ну что ж, просят - остановимся. Документы у меня в порядке, доверенность на машину на руках, тех паспорт тоже в норме. Но что-то мне резануло глаз. Что-то необычное. Проанализировав свои наблюдения, а в это время я аккуратно парковался за патрульной машиной, понял, что мне показалось не обычным.
Номер машины был слегка загрязнён. С трёх метров разглядеть его конечно можно, а вот с дали фиг вам. И ещё, когда проезжал мимо этого патрульного с палкой, я взглянул ему в глаза, и очень они мне не понравились. Глаза как глаза, такие же, как у всех, но взгляд волчий. Колючий такой и злой. Всё остальное, вроде, как и в порядке, даже причёска по уставу. И жетон на груди присутствует. Но сдаётся мне, не менты это. Встречал я гаишников на дороге, знаю, как они выглядят, и взгляды у них у всех одинаковые. Такие уставше-алчные, не знаю как объяснить. Вроде и бабла охота срубить побольше, и выходить с машины не хочется. А постой-ка на улице по несколько часов к ряду, да в мороз. И план надо выполнить, и начальству в клювике подарочек поднести, что бы, не засунул в какой ни будь занюханный переулок в следующий раз. Да и домой хочется что-то вкусное принести, своих порадовать. Зарплату-то, конечно, дают, только зарплатой это можно назвать отдалённо. Даже анекдот есть в эту тему. «Устроился в ГАИ молоденький мент, получил форму, получил жезл, фурнитуру всю получил, и направили его на ответственный участок
дороги. Ответственный не потому, что он с этого участка получить может много, а потому, что никто на этот участке работать не хотел. Прибыли с него мало шло. Проходит время, месяц, два, три, а лейтенант не идёт получать зарплату. Вызывает его начальство к себе, и спрашивает: - Иванов, ты почему зарплату не приходишь получать? - А что, ещё и зарплату дают? - Удивился он. - А я думал, дали жезл, дали пистолет, и крутись, как хочешь.» Вот на такой волне я и знаю, какой взгляд у гаишников должен быть, у этого же был взгляд жадный, жестокий и злой. На всякий случай я осмотрел его ауру, уже привычно выйдя в состояние ра-хат, ну или просто магическим взглядом, и это только подтвердило мои подозрения. Аура его была грязная, вся какая-то коричнево-чёрная, с переливами. В районе головы на астральном плане, проскакивали бордовые всполохи. Такие всполохи я уже видел у бандитов. Они означали алчность, злость, психическую неуравновешенность и желание унизить кого ни будь, поиздеваться, убить в конце концов, жажду крови, вот. Не хорошие это всполохи, а направлены они сейчас на меня. Понятно, на дело вышли бандиты с
большой дороги, джентльмены удачи. В машине, кстати, ещё двое сидит. Но не выходят.
        Пока ехал до сюда, слушал криминальные новости, и там говорилось, о пропавших людях на трассе. Выезжают люди по своим делам, и больше о них ничего не известно. До места назначения они не добрались. Всё это происходило в Ростовской области. Месяц целый люди пропадали. Не каждый день конечно. Когда через неделю, а когда и через три-четыре дня. И в разных направлениях от города. Когда увидел этих ментов, я вспомнил передачу. Очень похоже, что это именно те, из-за кого пропадали люди. Вот не хочешь, что бы что ни будь произошло, а они сами лезут. Ладно, посмотрим что к чему, а там решим.
        В это время, мент уже подошёл к моей машине. Я не выходил из машины, ещё чего. Не мне надо, пусть сами идут. Но видимо этим я его ещё больше разозлил, всполохи так и пылали. А видение я не переключал. Приоткрыв окно, я дождался его.
        - Ваши документы? - Зло бросил он. Да тут не только глаза, тут и морда лица совсем не похожа на стражу порядка. Типичный бандос, только марафет в прикиде навёл, что бы обывателей не спугнуть. На вид не бык, нету этого теляче-дебильного выражения лица, скорее руководитель банды, атаман, етить его в коромысло.
        - А что случилось, командир? - Спросил я, передавая документы. Надо разыграть карту до конца, хочу посмотреть, как они действуют. Не будут же они прямо на трассе меня дербанить. Тут машины проезжают довольно часто, оживлённая трасса. Даже странно, как они на такую трассу рискнули сунуться. Тут ведь и патрульное ГАИ довольно часто ездят. А может под пересменку подгадали? Всё может быть.
        - Проверка документов и транспорта. - Дежурно отрапортовал лже милиционер, а то что он не настоящий я уже понял. - Поступил сигнал, что было угнано Ауди, проверяем.
        - Кстати, а на ваше удостоверение взглянуть можно? - Разыгрывая из себя лоха продолжаю игру.
        - Пожалуйста, - выплюнул он мне в лицо и предъявил только корочку своего удостоверения и сразу убрал его в нагрудный карман, - лейтенант Сидоров. Следуйте за этой машиной, я поеду с вами, проверим по базе данных вашу машину. - И он отсемафорил своим подельникам.
        Патрульная машина вырулила на дорогу и обогнав меня, вырвалась вперёд. Я последовал за ней. Лже милиционер уселся на переднее пассажирское сидение, а правую руку сунул в боковой карман кителя. Я сделал вид, что не заметил этого, и изображая лоха, продолжал диалог.
        - А куда именно мы едем? - А мы свернули в право, на грунтовую дорогу.
        - Здесь, не далеко, в паре километров, находится областной отдел ГАИ. - Начал он мне врать, да так реалистично, я аж залюбовался. - До поста дальше, поэтому проверим здесь.
        Я замолчал, не стал накалять атмосферу раньше времени. Ждать долго не пришлось. Как только трассу перестало видно с нашего места, а проехали мы всего метров триста, да и не мудрено, кругом лес, а этой дорогой хоть и пользовались, но довольно редко, так я сразу заметил, как он стал вытаскивать рывком руку с кармана. Патрульная машина, кстати, затормозила раньше, и уже оттуда стали выходить подельники с автоматами. Обычный АКС, откуда у ГАИ может быть что-то другое? Ждать дальше я не стал, а привычно остановил время. Соседа своего вырубил, отправив импульс в мозг. Убивать пока его рано, хочу узнать, как давно они работают. А вот с остальными чикаться не стал. Пустив на мгновение время в своё русло, открыл дверь, и опять остановил время. За это мгновение они ничего не могли понять, слишком короткий промежуток времени. Подойдя к ним, я ладошкой ударил сначала одного по голове, и услышал как хрустнул позвоночный столб в районе шеи. Ну как услышал, скорее почувствовал вибрацию. Звук-то тоже подчиняется законам физики нормального времени. Затем повторил приём со вторым. У обоих рост стал меньше
сантиметров на пять. Такие нагрузки не предназначены для шейных позвонков, они просто рассыпались, а голова ушла в плечи. Когда пустил время в нормальное русло, эти два убивца свалились на месте. Я закинул их в машину на заднее пассажирское сидение и проверил их карманы. Нашёл удостоверения сотрудников ГАИ, но фотографии не принадлежали этим типам. Форма у обоих была в соответствии званию, один младший сержант, другой сержант, а вот носить они её правильно так и не научились, да и не научатся теперь.
        Подойдя к первому действующему лицу, я выгреб его со своей машины, бросил на траву у обочины, и обшмонал карманы. Ну, так и есть. Лейтенант Сидоров. Только не этот сиделец. Того наверно уже и нет в живых. В правом кармане, как и ожидалось, находился пистолет, который он так и не успел вытащить, я был быстрее, ха-ха. После этого привёл его в сознание. Надо отдать ему должное, сориентировался он сразу, быстро посмотрев в сторону своей машины и на меня, дёргаться не стал. Опытный, зараза.
        - Мужик, ты чё, с дуба рухнул? - Попытался он прокачать ситуацию. - Ты на кого руку поднял, придурок? В тюрьму захотел?
        - Всё, хорош, сявка, - оборвал я его монолог, и посмотрел своим сканирующим взглядом, которому научился у Георгича, - знаю я уже, что ты не мент, сиделец. И хайло своё, без разрешения не раскрывай. Да не смотри ты туда, нет уже твоих корешей, кончил я их.
        - И чё ты хочешь, мужик?
        Я слегка врезал ему по носу, от этого удара он завалился на спину и потерял сознание. Из носа потекла кровь. Хм, аккуратней надо, рано его пока отпускать. Привёл его в чувство и сказал:
        - Сказал же, без разрешения пасть не открывай, тупой что ли?
        Он посмотрел на меня зло, но ничего не сказал, урок был выучен. Все бы так учились, с одного раза. Глядишь, и в чиновничьем аппарате у нас больше профессионалов было. А смотрит-то как, глазами готов глотку перегрызть, если бы умел.
        - Откуда машина, и как давно работаете?
        - В Ростове взяли, там и работали, пока менты хвост не прищемили, месяца полтора работаем. Здесь вторая машина всего, и это был ты.
        Он вытер рукавом юшку под носом, но кровь не переставала течь. А взгляд уже не злой, обречённый.
        - Почему не боитесь работать на такой оживлённой трассе? И куда дели тела экипажа?
        - Патрульные на пересменке, а работаем мы быстро. Долго не стоим, минут десять и ходу. А патрульных прикопали в Ростовском лесу, не далеко от дороги.
        - Опиши место. - Я вытащил блокнот с записями из планшета, а у него ещё и планшет был, и приготовился писать.
        - Это на южной дороге, в пятнадцати километрах от поста ГАИ, и километрового столбика с отметкой 35. Если идти в лес от этого столбика, то метрах в двухстах будет овраг, вот в него мы их и сбросили, и склон обвалили. Присыпало их качественно, сразу не найдут.
        После этого я расспросил его и записал о всех делах, которые они успели натворить после взятия патрульной машины. Запираться он не стал, всё рассказал, и где припрятывали тела, тоже. Хазу свою и нычку тоже сдал. А смысл ему молчать. Он уже понял, что живым от меня не уйдёт, а сломанная стопа, которую я ему организовал, когда он опять попытался взбрыкнуть, дала понять, что мужчина я серьёзный и шуток не понимаю. После того, как он закончил, я встал. Он, увидев это, попытался меня разжалобить:
        - Мужик, не убивай, а-а? Осознал я. Сдай ментам, отсижу, и больше не выйду на эту дорожку.
        - Мужики в поле пшеницу косят, а я оперативник «Белой Стрелы», слыхал про такую?
        Надо было видеть его глаза. Казалось, что ещё немного, и они выпадут с глазниц. На лице ужас, на штанах мокрое пятно образовалось, а сам стал отползать спиной назад. Больше ничего я у него спрашивать не стал, и не останавливая время, просто ударил его ладошкой по кумполу. Вот теперь я услышал треск. Голова провалилась в плечи, а сам убивец упал спиной назад. Честно говоря не думал, что получится так же, думал максимум сознание потеряет, ан нет. Неплохо я подкачался-то. Немножко ускорился, конечно, но это не то же, что и остановка времени. И совершенно ничего не ощутил при этом. Ни сожаления, ни раскаяния. Всё ровно, всё буднично. Ну а чего их жалеть? Они оказывается не первый раз зону топчут, и всё за разбой и убийства, только почерк меняют при совершении преступлений и схему. В этот раз даже трёх месяцев не погуляли после отсидки, а вышли ведь по УДО. Вот кто убивцев по УДО отпускает? Разве можно так? Они же рецидивисты. Да такие и не перевоспитываются, мусор человеческий. Туда им и дорога. Может я сейчас чьи-то жизни спас. Свою, как минимум. А скольких бы они после ещё прибрали. Свидетелей ведь
не оставляют. Я и признания у него выбил не для того, что бы отпустить, а что бы родственники покойных наконец нашли своих потеряшек. Пусть даже мёртвыми, это всё же лучше чем пропал без вести. К тому же, они работали со средним классом, богатых не трогали, боялись.
        Закинув тело в патрульную машину на место водителя, я протёр все места, за что хватался, и оставил покаяние на приборной панели. Сам, сел в свою машину, развернулся, и помчался в сторону Москвы. Время хоть и потерял, но я ехал с большим запасом, для рекогносцировки. Да просто отдохну чуток, чего там готовиться, всё уже обсуждено и утрясено. Надо только дождаться времени. Ну и пообедать хорошенько, знаю я там одно неплохое место, кормят вкусно и качественно. Оттуда и позвоню с таксофона в милицию, что машину нашёл брошенную, с трупами внутри. Естественно анонимно. Информацию всё равно должны проверить, там же пишут всё. Так что найдут, не сомневаюсь даже.
        До операции было ещё много времени, поэтому я заехал в спальный район Москвы, район Электрозаводской, есть там одно спокойное и приятное кафе Узбекской кухни, причём очень цивильно всё оформлено и чисто, что не свойственно им. Обслуживают молодые и симпатичные девчонки с Узбекистана, при чём, не узбечки. При Советском Союзе там была многонациональная страна. Сам я тоже не узбек, но родился-то там. А как я узнал, что они с Узбекистана? Так акцент подсказал, знакомый очень. Потом спросил у них, оказалось, что с Наманганской области они. Землячки в общем. С Узбекистана сейчас активно выгоняют русских, вот и они уехали. Одной даже квартиру пришлось бросить, угрожали убить, и убили бы. Отец у неё работал в милиции, а когда начались беспорядки - его сократили, а потом стали угрожать. Были и случаи убийств, ни за что, просто за то, что они русские. Ждать развития событий они не стали, уехали к родственникам в Москву. А здесь тоже всё не слава богу, родственник не потянул. Месяц пожили, а потом он попросил их с вещами. А им и идти некуда. Денег нет, что бы даже квартирку какую снять. И вот сидят они на
Казанском вокзале, единственном месте, где с горем пополам можно было перекантоваться пару дней, втроём, мать, отец и она. Грязно на вокзале, шумно, менты гоняют, карманники шныряют. А куда деваться, не на улице же спать. А ещё весна только началась, на улице холодно. И тут им повезло. Отец выходил покурить на перрон, и случайно столкнулся со своим бывшим командиром, он хоть и узбек, но привык работать с русскими, а после того, что там началось, сам уволился, и решил начать жизнь заново, на новом месте. Уехал в Москву, и только сейчас вышел с поезда. Надо сказать, что человек хоть и крутил дела там, но остался человеком. Ребятам своим помогал по возможности. Вот и сейчас, увидев своего бывшего подчинённого, он предложил ему поработать на него, да как бы даже не на него, а вместе. У него есть деньги, а отец этой девчонки неплохо готовил. Так и открыли они своё кафе. Сейчас у них уже есть хоть и не большая, но своя квартирка.
        Потом они стали подтягивать таких же бедолаг, как и они сами. Не всех подряд, а порядочных людей. Надо сказать, что от туда всякий народ ехал.
        Сейчас она радостная, встречала меня, и побежала за моим дежурным блюдом, а ходил я сюда частенько. Пока свободно работали на первой базе, и если у меня задание в Москве, то обедал я именно здесь. Пусть и дороже чем в столовой в полтора раза, но не сравнить то, что готовят там и здесь. Там это пловом и назвать нельзя, каша рисовая слипшаяся, безвкусная, с парой кусочков подозрительного мяса. Здесь же всё как полагается. Плов так плов, лагман так лагман. Кстати, это и есть мои дежурные блюда, и мне их уже несут.
        - Ну как дела, красавица? - Из учтивости поинтересовался я - Никто не обижает?
        - Да нет, всё хорошо. - Натужно улыбнулась она, расставляя мой обед на столик. Ум-м, лагман, а запа-ах. За мясом даже лапши не видно, сверху горка залени. И мясо-то ведь - баранина, и не простая, курдючная. Откуда берут только, здесь-то такие не водятся. Одна беда, есть надо его пока горячий, остывает, жир начинает к нёбу прилипать. Плов сказала, что принесёт по позже. Когда лагман съем. Ну и правильно, зачем его студить раньше времени. Жир быстро застывает. Посмотрела она, как я с удовольствием наворачиваю первое блюдо, улыбнулась уже открыто, и убежала к раздаче, ещё одних голодных кормить, семейная парочка забрела на огонёк. Но видимо проблемы у них какие-то. Но говорить не хочет. И правда, кто я для неё? У меня же на лбу не написано - «решаю все проблемы.» Ну, не хочет говорить, не надо. Мне вообще здесь только время переждать. А жаль, если кафе закроется, хорошее кафе. Сразу родину чувствуешь здесь. Шашлык здесь тоже выше всяких похвал, естественно из курдючной баранины. С кусочками курдючного сала, чередующегося с кусочками мяса. Съел пару палочек таких, и сыт весь день. М-да, что-то
раздраконил я себя. Шашлык в следующий раз возьму. Может вечером. Уходить я отсюда не собираюсь до операции. Чего мне на улице ошиваться?
        Между тем, я уже доел лагман, и мне несут плов. Горячий, с большими кусками мяса, с половинкой головки чеснока и главное с нухатом. Нухат в плове очень подчёркивает вкус. И вот когда я уже доел плов, и мне она несла чай в небольшом заварочном чайнике и выставляла его на стол, в зал вошли четверо быков. Увидев их девчонка вздрогнула, и чуть не опрокинула чайник.
        - Ой, извините. - Покраснела она и быстро направилась на кухню.
        Вот значит какие проблемы у вас. Понятно. Крыша видимо нагрянула, или рекетиры. Их как не назови, смысл один. Вымогатели и бандиты. Посмотрим, так ли это? Может просто братки пожрать пришли? Судя по тому, как они себя ведут, вряд ли просто пожрать. Семейная пара увидев их, быстренько закончила приём пищи и спешно удалились, от греха. Эти же, расселись за столом, и регоча и выёживаясь стали звать официантку. На их зов вышла моя знакомая, неся на подносе манты, четыре порции, а надо сказать, что порции были не стандартные, полуторные. Уж сколько здесь порция я знаю, сам брал не единожды. Стало быть не просто пожрать пришли, постоянные клиенты. Так бы она сначала спросила, чего они хотят, ну а раз несёт манты, значит не в первый раз они здесь. Один из них, здоровый бугай, метра под два, руки - как у меня ноги, после того, как она расставила блюда на столе, шлёпнул её по попке, да так, что она отлетела метра на полтора, но не упала. Обернувшись, зло посмотрела на него, но ничего не сказала.
        - Ну, чего застыла? - Весело прикрикнул он - Давай, неси как обычно, нечего глазками меня буравить, дырку ты во мне все равно не прожжешь, а я вот в тебе могу. Эх, если бы не дела, с собой бы тебя сейчас забрал.
        В ответ она резко развернулась и скрылась на кухне. Эти же достали пузырь водяры, и разлив его в четыре стакана, принесённых моей знакомой, выпили его за один раз и стали закусывать мантами. Жрали они быстро, и по свински. Так, будто у них сейчас заберут это. Кругом насорили, стол так вообще весь изгваздали. Поросята, откормленные поросята. Мама не воспитывала видно.
        Когда они уже доедали, моя знакомая, а зовут её Оксана, уже несла им свёрток. Ну, как я и думал. Дань собирают.
        Взяв свёрток, а руки перед этим он вытер об скатерть, и открыв его, он пересчитал деньги, и сказал:
        - Слышь, ты, мокрощелка, с этого дня охрана подорожала. В два раза больше платите. Неси столько же, иначе до завтра вы здесь не доживёте.
        В этот момент из кухни вышел мужчина в белом халате. Среднего роста, худощавый но крепкий на вид, отец видимо. Я его ни разу не видел, не срослось. Знал только, что он здесь шеф поваром работает. Видимо подслушивал, что говорят эти отморозки. Он вышел в зал, и смотря из подлобья на них, ответил:
        - Какие в два раза? Вы сейчас забрали уже больше половины из того, что мы заработали за месяц. Даже если я тебе отдам всё - столько не выйдет. Вы нас по миру пустить хотите, что ли?
        - Ты не выёживайся, урюк лохастый, - ответил на это здоровяк, - скажи спасибо, что приютили вас здесь, работать дали. Думаешь я не знаю, сколько тут человек обедает, и какие у вас цены? Считать я не разучился, умножать и прибавлять умею.
        - И отнимать, тоже. - Противным, криклявым голосом добавил его сосед, и заржал как лошадь. Сам метр с кепкой, но на вид хорёк хорьком. Глазки маленькие, бегающие, нос вытянутый, лицо узкое, губы тонкие. Смотрю я на него, и мне хочется раздавить что ни будь, а лучше его. Вот такое чувство он вызывает.
        - Ага, и отнимать тоже, - согласился здоровяк, - давай, неси добавки.
        - А ты не учитываешь того, что нам на эти деньги ещё и продукты закупать надо, - стал заводиться отец Оксаны - зарплату работникам давать нужно, за аренду земли платить надо, а она только растёт со временем, проверяющим всяким платить нужно, от которых вы нас, кстати, не защищаете?
        - Это твои проблемы, - упёрся бычок, - и меня они не касаются. Я тебе сказал сколько надо, а ты только плати. Инфляция, понимаешь, сейчас, прежняя плата уже не покрывает наши расходы на твою защиту.
        - Нет у меня денег, - твёрдо ответил ещё одно действующее лицо, выйдя из подсобки, видимо компаньон, - и больше ни копейки от меня не получите.
        - Слышь, ты, урюк, Сейчас я возьму с собой эту девчонку с собой. - И он удивительно быстро для своей комплекции соскочил со своего места, подскочил к Оксане и схватил её за руку. Остальные бычки тоже подскочили со своих мест и стали обступать её отца и компаньона. - Ничего, у вас ещё одна есть, а завтра к обеду приеду за деньгами. Если денег не будет завтра, то девчонку вы больше не увидите, нам на базе тоже официантка пригодится. - И заржали в четыре глотки. - А если и после завтра не будет денег, то твоя забегаловка до следующего месяца не доживёт.
        Мужчины стояли растерянные, но девушку они не отдадут, это было видно по их глазам. Сейчас может случиться непоправимое. У этих-то и оружие может быть, да в принципе здесь и ножа будет достаточно. Их четверо. Просто числом задавят. Нет, ну надо же, хозяин кафе старше этого бычка раза в два, а он так разговаривает с ним. Вот кто таких воспитывал? И воспитывал ли вообще? Пора вмешаться. Не хотелось бы потерять такую уютную и вкусную точку питания, и очень мне не нравится такое отношение к старшим. А за Оксану я и порвать могу. Хоть она мне и никто, так, приятная знакомая, землячка, но нравится она мне как человек, хорошая девочка, не испорченная цивилизацией. Допив чай, я встал, и вовремя, потому что на свет появились уже и ножи, потому как, мужчины со своей растерянностью уже справились, и пошли на бандитов.
        - Отпусти девчонку. - Громко и с железом в голосе сказал я.
        - О-о, а это что ещё за лошок? - пропищал хорёк и направился ко мне.
        - За метлой следи, укорочу. - Жестко сказал я и посмотрел на него так, что тот остановился как вкопанный.
        - Да ты чё, лошара, - возмутился он, но с места не сдвинулся, - нам угрожать вздумал?
        - Я тебя предупреждал, - спокойно сказал я, - не обижайся потом.
        - Ты кто такой? - Спросил здоровяк. Оксану он отпустил, и пошёл в мою сторону. - Те чё надо? Ты чё в чужую мазу суюшься? Валил бы отсюда по хорошему, пока клифт деревянный не примерил.
        - Это моя корова, - сказал я непреклонно и посмотрел своим фирменным взглядом, здоровяк в нерешительности остановился в метре от меня, - и доить её буду только я.
        - Чё? Какая корова? Ты про точку что ли? - Проявил удивительную
        сообразительность бычок. Остальные его подельники уже обступили меня.
        - Про неё родимую, про неё. Это моя точка... теперь.
        - Ты чё, придурок что ли? - Продолжал гнуть он свою линию. - Это Креста точка. Это его район. Мы эту точку с момента открытия держим. А ты, кто ты такой?
        - А вот кто я такой, об этом узнает только Крест. Давай, звони ему, назначай стрелу. Ну чё вылупил на меня свои гляделки? Звони говорю.
        - Слышь, фраер, а ты рамсы не попутал? - Вклинился в разговор ещё один бычок, ранее молчавший, но по глазам более образованный, этот может и восемь классов, но успел закончить. - Ты хоть представляешь себе, кто такой Крест? И кто ты? Сявка.
        Я посмотрел на него, и он застыл как соляной столб. Неужели и вправду у меня такой взгляд ужасный, когда захочу?
        - Или вы сейчас звоните Кресту, и назначаете стрелку в тихом местечке, - я посмотрел каждому в глаза, и спокойно, но с каким-то не терпящим возражения голосом, продолжил, - или я вас где ни будь в коллекторе притоплю, а потом и к Кресту съезжу. А тебе, бычок недоразвитый, - и я посмотрел на того, кто меня сявкой обозвал, - сначала язык вырву, за сявку. Ну? - Прикрикнул я.
        Это «Ну», вывело их из ступора, и этот, с восемью классами который, отойдя в сторону, позвонил по мобиле кому-то, негромко переговорил с пять минут, периодически оглядываясь на меня, а когда подошёл, сказал:
        - Крест дал добро, - сказал он, пряча мобилу во внутренний карман куртки, - поехали. - И повернувшись, потопал на выход с кафе. Остальные братки последовали его примеру. Ну и правильно. Честно говоря, не хотел я здесь их кончать, да и стоит ли кончать? На их место ведь другие придут. Свято место пусто не бывает. Не оставят в покое работяг. Такова сейчас ситуация в России. Бандиты крышуют предпринимателей, попросту говоря обкладывают данью, менты крышуют бандитов. Бандиты платят им за спокойную работу, на своей территории, если это можно назвать работой. На мой взгляд, так это просто разбой. Ну и что, что они не отобрали, а взяли деньги и не избили или не убили кого ни будь? Ещё не вечер. Не станут платить предприниматели, так и начнутся поджоги да убийства, что бы другим не повадно было. Ещё и дань увеличат, потому как количество точек сократилось. Ага, за себя и за того парня. И это при том, что предпринимателям ещё и официальным структурам платить надо. Менты, вообще, приходят и бесплатно кушают, сам видел. И ведь от души жрут, как в последний раз.
        Есть у меня задумка, а вот получится или нет, посмотрим по обстоятельствам встречи. Главное, что бы на встречу сам Крест пришёл. Кто сказал, что я не знаю Креста? Знаю конечно. Так-то мы не пересекались, но подноготную его я знаю, и как выглядит прекрасно помню. Я же говорю, в Москве довольно часто работать приходилось, но до этих воров в законе руки пока не доходили, без них работы было выше крыши. Да и они особо не выпячивались, особенно когда пошёл вал смертей душегубов и за воровавшихся чиновников, устроенных «Белой стрелой». Присели они к плинтусу, и не отсвечивали лишний раз, что бы не задело ненароком. А сейчас опять полезли из всех щелей. Конечно, о «Белой Стреле» уже давненько не слыхать. Пора увеличить налог, а то расслабились лошки. Это хорошо, у меня сейчас есть немного свободного времени, надо указать им своё место. Да и не смог бы я честных людей без помощи оставить, потом просто не простил бы себе. Мог помочь, и не помог.
        Между тем, они стали размещаться в своём рыдване, ЛАДА восьмёрка. Ох и неудобная машина. Почему бандосы так полюбили эту машину? Хотели и меня туда засунуть, между собой, но я показал на свою машину, и сказал, что поеду следом. Велел не переживать. Мол, это я назначил стрелку, так что ни куда не денусь, в моих интересах. Увидев мою машину, они позавидовали тихой завистью и согласились с моими доводами, но попросили, что бы я взял в попутчики кого ни будь к себе. Хотел хорёк ко мне сесть, но мне он очень неприятен был, я его в дороге и «приласкать» мог ненароком, поэтому, сказал, что бы сел тот, с которым я вообще не общался. Он мне просто не успел ещё нагрубить, тихий. Он и за столом-то не разговаривал. Среднего роста, крепкий в теле, возможно даже обладает каким ни будь видом единоборств, стать видна. Но глаза такие, знаете, вот увидишь такого в переулке, и захочется убежать оттуда побыстрей. Глаза убийцы, мутные и какая-то тоска в них. Молодой парнишка. Даже удивительно, как такой попал в эту компанию. Ничего общего у него с ними. Я на таких в Чеченскую войну насмотрелся, на тех, кому удалось
вернуться оттуда. Возможно и этот оттуда. Не нашёл себя в мирной жизни. Жаль.
        Когда все расселись по местам, мы тронулись в путь. Я решил пробить пацана в тихую. Может удастся спасти его.
        - Как звать-то тебя? - спросил я его, что бы как-то начать разговор.
        Он посмотрел на меня, но ничего не сказал, уставился в дорогу, и не реагировал ни на что. Хм, ладно. Спустя минуты две, я решил зайти с другой стороны.
        - Чечня?
        Он слегка вздрогнул и посмотрел на меня внимательней, зрачки его сузились, но он опять промолчал, и уставился на дорогу.
        Понятно, стало быть я не ошибся. Довелось ему насмотреться на смерть своих товарищей, да и самому пролить кровь. Лишь бы в мирной жизни не успел сделать плохого. Иначе труба. И здесь дело даже не в том, что менты загребут, или я не захочу помочь, а в том, что он сам уже переступит ту, незримую черту человечности, за которой, даже если захочет завязать с этим, не сможет себе простить этого падения. Убить на войне, и убить в мирной жизни человека, который лично тебе не сделал ничего плохого, и не сделал плохого вообще, а убил ты его только за то, что он деньги не даёт - это две разные вещи.
        - Знаешь что, парень, - решил предупредить я его, - когда начнётся, падай, и сваливай потихоньку. Если есть семья, бери свою семью с собой и валите из города, а то достанут.
        - Что начнётся? - Вдруг решил заговорить он, посмотрел на меня и взгляд уже не отводил.
        - Ты это сразу поймёшь, на стрелке.
        - Хм, а ты не боишься мне говорить это? - Усмехнулся он. - Я ведь вроде как с ними. Да и ты, не Рэмбо.
        - Ну, во-первых - ты просто не успеешь ничего сказать, - уточнил я для него, улыбнувшись, - а во-вторых - я не Рэмбо, я хуже.
        - Почему ты мне сказал это? - На его лице появилась заинтересованность, в первый раз с того момента, как я его увидел.
        Я осмотрел внимательно его ауру, не сказать, что бы она у него была чистая, но в ней я не увидел тех фатальных изменений, что делает из человека животное. Есть тёмные пятнышки, ну может чуть больше чем у меня или у Кречета, и это при том, что мы уже очень многих отправили в те места, из которых не возвращаются, но я лично не считал таких людьми. Проще говоря, у меня аура почти такая же, как у среднестатистического Россиянина. Даже чуть чище. Почему? Потому, что зависть оставляет довольно ощутимые следы в ауре, а сейчас у каждого третьего в России этот порок присутствует. Я же лишён этого недостатка. Никогда никому не завидовал, даже белой завистью. Вот и делайте выводы.
        - Потому что я не вижу, что ты скатился до их уровня, потому что все они скоро погибнут, и я бы не хотел, что бы в этот момент ты был с ними, потому что ты воевал, хоронил своих друзей, защищал свою Родину, и пока ты не совершил непоправимого, я хочу что бы ты оставил их. Ты воин, а они падальщики. Не пристало волку прислуживать шакалам.
        Моё сравнение с волком и шакалом сильно задело его, это было заметно, особенно после моего спича о прислуживании.
        - Ты так в себе уверен? - зло сказал он.
        - Скажем так, - решил приоткрыть ему правду, - я знаю, что произойдёт сейчас, и все, кто будет с Крестом там - погибнут. Кто-то погибнет от моей руки, кто-то от своих. Если ты останешься с ними, ты погибнешь от своих, если они твои.
        - Ты ничего не знаешь обо мне. Я убийца, понял? - Выкрикнул он. - Я убил двоих людей, уже здесь. Я повязан с ними. И я не могу уйти.
        - Как это произошло? И почему ты это сделал? - Спокойно спросил я его.
        - Перед дембелем, мне приятель письмо написал, что мою сеструху изнасиловали и убили. Преступников не нашли. Пока я приехал, мать от горя тоже умерла, даже меня не дождалась. Отца нет у меня. Все мои погибли. Квартира была ведомственной, её отобрали, меня на улицу. Потом тот приятель сказал, кто это сделал. Он всё видел, но не вмешался. Потому что это были люди Бурята, а он не слабая фигура в их иерархии. Этот приятель решил мне помочь, и выдал адреса этих двух отморозков. Я выследил их, захватил, допросил, и когда понял, что это действительно были они, кончил их. Приятель этот, записал на плёнку всё это, а потом предложил вступить в банду Креста. Теперь я с ними. И мне нет обратно дороги. - Как скороговорку выпалил он всю свою историю.
        - А приятель кто? - задумался я.
        - Это тот, кто тебя сявкой обозвал.
        - Понятно. - Решил я взять инициативу в свои руки. - В общем, так, то, что ты их кончил, правильно сделал. И с моей точки зрения - это не убийство, а моя точка зрения много значит, поверь. Так что, когда начнётся, падай, и пока я буду разбираться с бандитами, потихоньку сваливай оттуда. Потом им будет не до тебя. Вали с города, как я уже тебе говорил. На Москве свет клином не сошёлся.
        - Ты точно их сделаешь? - Уже не так недоверчиво спросил он у меня.
        - За это можешь не переживать, всё сделаю как надо.
        - Саня. - Сказал он и протянул мне руку.
        - Хм, тёзка значит. - Сказал я, пожав ему руку в ответ. Я не боялся говорить ему своё имя, зная только одно имя - найти человека не возможно, а от него я не ощущал опасности.
        - А с девчонкой они ничего бы не успели сделать, - разоткровенничался он, - я уже готов был прирезать Малыша, это тот бугай, ну а трое на трое, с теми мужиками, мы бы ещё повоевали. Может быть тогда бы и меня порезали, но я жить уже не хотел. Ненавижу этих сволочей. Из за таких же как и они, моя сеструха погибла. И вот ещё что, спасибо тебе. Не забуду. - Он признательно посмотрел на меня.
        - Сочтёмся в астрале. - Подмигнул я ему.
        - Хм, ну пусть будет так. - Улыбнулся он мне в ответ. Наконец у него появилось выражение заинтересованности жизнью.
        И вот, наконец, мы приехали в какой-то заброшенный завод, толи фабрику. Вокруг пустые полуразрушенные цеха, ржавые металлические ангары местами без крыши, какие-то котлованы и полуразобранные кабельные эстакады. От асфальта остались только воспоминания. Территорию этот заброшенный комплекс занимал не маленькую. На вскидку, только в длину километра два, а в глубину не знаю, далеко мы не заезжали. Не знал, что в Подмосковье есть такой сюр. А это было именно Подмосковьем. Ехали довольно долго.
        Заехав в один из пустующих ангаров, передняя машина остановилась. Здесь уже нас дожидалось две тачки. Обе Мерсы, джипы какие-то чёрные. Не очень я в марках машин разбираюсь. Ездит и ладно. Хорошо ездит - ещё лучше. А эти видимо очень хорошо ездят, и в салоне порядок.
        Остановившись рядом, мы с Саней вылезли из машины, тройка сопровождающих пристроилась за моей спиной, намекая таким образом, что пути отрезаны, но, не пихая в спину. Чёрт его знает, что за конь в пальто. Если бугор какой, так и словить отдачу можно, оно им надо? Саня тоже шёл сзади, но внимательно осматривался. Его приятели даже удивились этому. Не свойственно это для него. Всё время смурной был, а тут, стоило проехаться с каким-то челом, так крылья расправил. «Нет всё таки правильно, что я его не тронул» - подумал Малыш.
        Дойдя до середины расстояния между машинами, я стал ждать ответных действий. Вот, наконец, открылись двери у одной машины и у другой, и из первой машины вышло трое, а из второй только двое, с переднего пассажирского и заднего пассажирского места. Водители остались на месте. И все эти пятеро подошли ко мне и остановились в паре метров от меня. Задние сопровождающие, поплотнее подобрались ко мне, сразу за моей спиной остановился Малыш. Впереди встречающих стоял какой-то невзрачный тип, Креста среди них не было. Неужели облом? Такую комбинацию придумал, а теперь надо искать его, а где он сейчас обретается, поди узнай. Опять пытать? Как мне это надоело.
        - Ну и кто ты такой? - Спросил этот тип.
        - Я сказал, что говорить буду только с Крестом. - Требовательно посмотрел
        я на него.
        - Ты чё, фраер, я и есть Крест. - Негодующе выкрикнул он. Браво, ему только в театре играть. Если бы я не знал, как выглядит Крест, может и купился бы. - Кто ты такой?
        - Я сказал, говорить буду только с Крестом, а ты фуфлыжник а не Крест. - Не мигая и наливаясь гневом, ответил я. - Ты за кого меня тут держишь, за лоха что ли? - Выкрикнул я. - Думаешь, я Креста не знаю? - Хм, кажется, его пронял мой спич, во всяком случае, с ножами ко мне не кидаются, и пукалки не достают, но стоят напряжённые, готовые к действию.
        В этот момент из второй машины вышел ещё один тип, и подходя ближе сказал:
        - А вот тебя я чего-то не припомню.
        Крест, точно Крест, ну слава богу. Не ошибся я. Всё правильно сделал. Теперь всё должно сложиться в лучшем виде.
        - Ну и кто ты, обзовись? - Встав рядом с лже Крестом, спросил он.
        - Я твоя жизнь, и я же твоя смерть! - Сказал я и начал действовать. После моих слов вся эта братия тоже начала действовать, но застыли с заведёнными руками за пояс, после того, как я остановил время, за пукалками полезли.
        Сначала я вырубил импульсом того хорька, я обещал ему, что язык вырву, обещания надо выполнять, потом слегка подтолкнул Саню, когда время придёт в норму, он просто упадёт, Малыша я тоже просто вырубил, ему я руку сломаю позже, за то, что он распускает их не на тех девочек. Остальных я просто по одному разу ударил, но с гарантированным переломом рёбер, ключиц, ноги или руки. Только одного не тронул, его я показательно убью, сердце вырву. Уж очень грязный он, очень много на нём невинной крови. Аура его вообще не имеет светлых цветов. Это тот, кто представился Крестом вместо него. Сам Крест, кстати. Тоже не ангел, но он по сравнению с ним - агнец божий. Никого убивать не стал. Зачем? Их Крест сам кончит, не захочет, что бы остались свидетели его слабости. Такой толпой, да при оружии, не смогли одного фраера завалить. Водителей я калечить не стал, просто разбив стекло, вырубил их импульсом. Пусть отдохнут. Кресту, кстати, тоже досталось, но я ему ничего не сломал, врезал с таким расчётом, что бы не вырубить, но вывести из игры на некоторое время. А этого лже Креста я огрел слегка по ушам и обшманал,
избавил его на всякий случай от всего смертоносного. Остальных тоже освободил от всяких железяк, мало ли. И вот когда закончил с подготовкой, пустил время в нормальное русло. Саня упал на спину, перевернулся через себя и затих. Надо же, а я думал легонько его толкнул. Присмотревшись к нему, заметил, что шевелится, всё в порядке, сознание не потерял. Остальные - кто упал на месте не подавая признаков жизни, это те, что я вырубил, кто взвыл от жуткой боли в поломанных конечностях или рёбрах. Им уже было не до оружия, никто даже не подумал, что надо застрелить напавшего. Не до того им, боль мутит разум. Лже Крест стоит с выпученными глазами, в глазах у него, кстати, капилляры полопались даже, и пытается прийти в себя. Его серьёзно шатает, а, уже всё, упал, стошнило. Не боец. Крест же пытается из последних сил вздохнуть, и вроде у него с этим что-то получается. Миг - и всё, нет бойцов. Как мне нравится этот бонус.
        Я подошёл к Кресту и выпрямил его, а то согнулся в три погибели, как с таким разговаривать?
        - Ну что, Крест? Как жить будем под одним небом?
        - Кто ты? - Прохрипел он через силу.
        - Хват я. Хват. Запомни это прозвище. Может быть к тебе от моего имени кто ни будь, когда ни будь придёт, и было бы очень хорошо, что бы ты вспомнил о нём. - Ну а чего, ничего секретного я ему не сказал.
        - Ты думаешь, что тебе это сойдёт с рук? - Улыбнулся мне он. - Ты на вора в законе руку поднял, дурачок, тебе не жить.
        - Правда? - Наигранно испугался я и подошёл к лже Кресту. Поднял его на ноги, его штормило, но вроде он стоял на своих двоих. - Вставай, вставай, ошибка наверно произошла, как же мне всё исправить теперь? - Заломил я руки.
        - Никак, даже если ты сейчас уйдёшь. Жить тебе осталось недолго. - Злорадно проворчал Крест, явно приходя в себя.
        - О-о, я придумал. - Выкрикнул я и ускорившись ударил в район груди лже Кресту пальцами ладони, вытянутыми в лодочку, пробил грудину, захватил сердце и вырвал его из груди. Тот посмотрел на своё сердце, ужаснулся, хотел крикнуть, но свалился мне под ноги. - А вот так пойдёт? - Спросил я Креста, протягивая сердце к его лицу. Тот, увидев это, проблевался.
        Когда он закончил, я подошёл к нему поближе.
        - Ну что Крест, как жить будем? - Очень серьёзным голосом спросил я.
        - Что ты хочешь?
        Выкинув чужое сердце на тело хозяина, я вытер руки об его одежду.
        - То, что ты сейчас видишь вокруг, это только нежелание убивать. Ты можешь сделать так, что я захочу вывести всю вашу шушеру под корень, а тебя лично подвесить на собственных кишках, и оставить так умирать. Я могу это сделать в любое время, но у меня сейчас крайне мало времени, и мне совершенно не до вас. Но прямо завтра я могу приступить к вашей ликвидации. Мне хватит пару суток, что бы очистить всю Москву от швали. Ты веришь мне, Крест?
        Он посмотрел мне в глаза, перевёл взгляд на своего мёртвого подельника, осмотрелся вокруг и сказал:
        - Не знаю, как ты это делаешь, и знать не хочу. Я верю тебе. Что ты хочешь?
        - Зарвалась ваша шайка лейка, Крест, зарвалась. Не трогали вас до поры до времени, другие интересные претенденты были. Да и вы в тот момент угомонились, да видно зря я подумал, что вы умней стали. Вы пошто кафе «Дустлик» обижаете? Пошто взвинтили дань в два раза? Совсем нюх потеряли? На что людям жить прикажешь? Не думал я, что ты такой не далёкий, Крест. Резать несушку, которая даёт тебе хоть и не золотые, но яйца, стабильно.
        - Не давал я такого указания. - Зло сказал Крест и посмотрел очень кровожадно на моих провожатых. Двое, кстати, в себя ещё не пришли, третий лежал скрючившись и дышал через раз, а Саньки уже не было на месте. Молодец Санёк, свинтил. - Ну ссучары, порву. Я им вообще сказал, что бы они чуть меньше с них брали, хозяин этого кафе знакомец моего товарища.
        - Ну, ваши разборки - это ваши дела, а что касается этого кафе, то теперь ты будешь охранять его от нападок кого угодно, это подразумевает под собой и госструктуры. Я понятно выразился? - Тот кивнул. - И совершенно бесплатно, заметь. - После этих слов, Крест насупился. - Номер своей мобилы дай. - Крест вытащил небольшую картонку со своим номером. Ух мы, даже визитку имеем. Совсем у Вора крышу сорвало, распоясались, бояться перестали. - Не вздумай сменить номер. Узнаю - что до тебя не дозвонились, я тебя найду, и разговаривать с тобой больше не буду. Выполню своё обещание. Мне это не трудно. По первому звонку отправляешь своих бойцов разбираться с наглецами, кто бы это не был. И ментам хватит там жрать бесплатно, совсем совесть потеряли, защитники от беспредела, беспредел творящие. Сам разберёшься. Учти, это моё кафе, и оно мне очень дорого, как память и люди в нём. Ты понял меня, Крест?
        - Да понял, понял. - Недовольно проворчал он. - Что, мне теперь жить там что ли?
        - Ну, там жить не надо, а вот рядом держать своих торпед можешь, парочку. Я даже могу обещать им разовое питание в обед каждый день, но только для двоих, естественно за счёт фирмы. С хозяином я перетру этот момент. А теперь насчёт обещаний. Я вон тому хорьку обещал вырвать язык, так что не обессудь. - Я подошёл к этому не воспитанному типу, привёл его в сознание, а когда он встал на ноги - ускорился, раздвинул ему челюсти и быстрым движением правой руки, вырвал ему язык, и похоже, что под корешок. Заорал тот не сразу, наверно ещё не понял, что произошло, ну а когда стал захлёбываться кровью, вот тут и сообразил, что боталова его лишили. Рёв стоял знатный, куда его писклявость только девалась. Он же от ужаса выбежал с ангара. А я, выбросив этот кусок мяса, вытер руки ещё об одного лежащего и не подающего признаков активности субъекта, привёл его в чувство и сказал уже Кресту:
        - Этому Малышу я ничего не обещал лично, но пообещал себе, а это намного серьёзней. Поменьше грабли свои будет распускать. - И я, вытянув руку у пришедшего в себя Малыша и вставшего уже на ноги, резко, но не сильно ударил его по предплечью. Раздался противный хруст. Малыш только сказал «Ой», и застыл с глазами полными боли. Молодец, расклад оценил сразу, кричать и что-то требовать не стал. А как тут требовать, когда вокруг только лежачие и кряхтящие сотоварищи, и на ногах только Крест. Явно что-то пошло не так, а как именно всё произошло, он и не в курсах. Всё самое интересное пропустил в нирване.
        - Ну, что, - спросил я его, - понял хоть за что перепало?
        - За девчонку? - Сквозь боль пробубнил он.
        - За неё родимую, за неё. И за других девчонок тоже. Девочка - это будущая женщина, - нравоучительно стал пояснять я ему, - будущая мать. А ты её лапами. Вот если бы твою мать вот так лапами потискали и поломали, ты бы что сделал? - Увидев решительный взгляд, продолжил. - Вот, правильно. Нельзя женщин трогать, без их на то согласия. А вдруг у неё есть защитник, покруче тебя? Впрочем, это надо воспитывать с детства, а сейчас можно только наказывать и наказывать жёстко. Деньги с кафе давай. - Резко сменив тему сказал я. Он неуверенно полез во внутренний карман куртки, но увидев, что Крест молчит, отдал деньги мне.
        - Претензии? - Я вопросительно посмотрел на Креста, тот только помахал головой отказываясь.
        - Что, Малыш, покрысятничать слегонца решил? - Крест посмотрел на своего подчинённого стальным взглядом, - Самостоятельно дань увеличиваем? А сказано тебе что было?
        Вот теперь Малыш струхнул, реально струхнул. Боль выносил стоически, а от одного взгляда Креста у него под градом полил за шиворот. Вот это мощь! Реально крутой перец, раз его такие бугаи боятся до дрожи в поджилках.
        - Крест, бес попутал. - Сбивчиво стал оправдываться Малыш. - Я отработаю, ты же знаешь Крест. Мамой клянусь.
        - Да куда ты денешься, Малышок, куда денешься? - Ласково пропел Крест, но в ласке этой столько было недосказанного, что тут реально не то, что сбледнёшь, но и в штаны сходишь, по большому.
        - Ну ладно, это ваши тёрки, и меня они не касаются, - сказал я и пристально посмотрел в глаза Кресту, подойдя поближе, - ну так что, Крест, мы с тобой договорились?
        Я заметил, что он сделал какие-то движения челюстью и, приглядевшись в его ауру, понял, каверзу готовит, лезвие во рту наверно.
        - А вот этого я тебе не советую Крест. - Жёстко сказал я, прежде чем он успел сотворить непоправимое. - Убить ты меня не убьёшь, попортишь только, и то вряд ли, а вот я после этого пройдусь метлой по всей вашей поганой братии, и выведу всю вашу структуру под корень как класс. Я понимаю, что свято место пусто не бывает, и вместо вас появятся другие, но зато может следующие смогут сделать правильные выводы, и не будут так наглеть. А самое главное, и я хочу, что бы это запомнил на всю свою оставшуюся жизнь и передал другим, что бы, не вздумали якшаться с иностранцами. Таких, я буду вычищать в любом случае и жёстко.
        Крест передумал причинять мне вред, и как-то даже стал меньше. Плечи опустились, из позвоночника, словно лом вытащили, и стал он похож на старого больного человека, но ненадолго, через некоторое время он снова пришёл в себя, и приосанился. Видимо принял какое-то решение, и я не ошибся.
        - Хорошо, - махнул он головой, - я сделаю так, как ты попросил. - На слове «попросил» он сделал особый акцент, словно я и не условие ставил, а пришёл попросить об одолжении. Хотя, мне всё равно, что он там говорит, лишь бы выполнил мои указания точно. - И даже больше, проверю все точки, сколько там платят. Будут нарушения - я разберусь. - И многообещающе посмотрел на Малыша.
        - Вот и хорошо, - улыбнулся я ему, - ну а засим, прощай. Надеюсь, больше не увидимся. - И повернулся, что бы направиться к своей машине.
        - Постой, - окликнул Крест, - а водители, что с ними?
        - Да очухаются скоро, спят просто. - Не поворачиваясь, сказал я.
        - Я понял, кто ты. - Сказал он мне в спину.
        Я обернулся, внимательно посмотрел ему в глаза и сказал:
        - Ну а раз понял, держи язык за зубами. Ты первый, кто остался в живых, узнав меня. Я хочу, что бы так и осталось. Не скидывай эту единичку со счетов. - Многообещающе вымолвил я.
        - Я тоже хочу, что бы так и осталось, - согласился он со мной, - и я понял.
        - Вот и прекрасно. Прощай. - Махнул на прощание ему рукой.
        Я сел в машину, вырулил с ангара, всё это время Крест продолжал стоять на своём месте и провожал меня взглядом. Его охрана с трудом пыталась подняться на ноги, не всем это удавалось, а тем - кому удалось, смотрели вокруг потухшим взглядом.
        Направляясь по известному маршруту в кафе, я размышлял:
        « А неплохо получилось, и кафе сохранил, и охрану наладил. Думаю, теперь им ничего не грозит, Крест просто не позволит обижать их ни своим, ни чужим. Да и со всякими проверяющими договорится. У него там всё схвачено. Во всяком случае, он не возражал против этого. А по поводу выкорчевать по всей стране воров, тут я преувеличил, но он-то не знает об этом. Это явление просто невозможно уничтожить. Оно было всегда, с древних времён. Никому не удалось его извести. Да и люди, зная о том, что есть такое явление, будут осмотрительней себя вести, всегда на стороже. Своеобразный стимул жизни. Может я и не прав, но с моей точки зрения, если не можешь уничтожить, заставь работать на себя. Что я и сделал. Тут и ещё один плюсик есть. Теперь он обязательно проверит все точки, откуда ему идут деньги, и если обнаружится, что там берут больше, чем сдают, я не завидую собирающим. Предприниматели вздохнут облегчённей...»
        Вот так, размышляя, я незаметно подъехал к кафе, и вовремя. Здесь шла нездоровая суета. Грузилось оборудование кафе в Газели. Хозяин видимо решил свалить, чем платить. Стоял он, кстати, здесь же, у одной из Газели, руководил погрузкой. Я подошёл к нему, и попросил приостановить разбор и погрузку оборудования. Увидев меня, он замер, наверно уже и похоронить успел, но распоряжения всё-таки дал о приостановке сворачивания. Тут же выскочили на воздух Оксана и её отец. Оксана даже охнула от неожиданности, и улыбнулась мне. Я попросил всех собраться в тепле помещения, что бы рассказать им о текущей ситуации. Грузчики, недовольные остановкой, сели к себе в машину и стали ждать развития ситуации.
        Пройдя в кафе, мы присели на стульчики, которые ещё не успели загрузить в машину, и я начал говорить:
        - В общем, так, для начала. - Я вытащил те деньги, что забрал Малыш у хозяина этого заведения и вернул их ему. - Ребята поняли, что были неправы, и извиняются за недостойное поведение. Вот, решили компенсировать свои просчёты этими деньгами, вашими, кстати, деньгами, и обещали больше не навещать вас с такими просьбами. Напротив, теперь они будут защищать вас по настоящему - от всяких залётных личностей и от всевозможных проверяющих. Вам только нужно будет кормить двух охранников обедом, которые будут дежурить рядом, один раз в день. Надеюсь это не очень обременительно?
        - Это слишком шикарно, что бы быть правдой. - Грустно усмехнулся хозяин - Я уже давно не верю в сказки, с тех самых пор, как за руль встал Грибачёв.
        - И всё же это так. У вас очень хорошее кафе, и место неплохое, спокойное. Куда вы сейчас срываетесь? Боюсь там я не смогу вам помочь. А здесь всё уже утрясено. Поверьте, больше вам никто не будет угрожать и требовать. Теперь вас будут оберегать, что бы, не дай бог что случилось. Я очень обстоятельно объяснил им, как я на них обижусь, и их мои доводы убедили, что лучше вас охранять, при этом ничего не требуя в замен, только обед для двух бойцов, которые будут возле кафе весь ваш трудовой день.
        - Кто ты? - Уже с большим интересом задал он мне естественный вопрос. Я бы тоже спросил на его месте. Приходит какой-то чел, заявляет, что все ваши проблемы решены, и всё это как-то походя. Альтруистов в наше время не осталось. Обидно, перестал народ верить в добрых людей, сильно изменило людей в худшую сторону обстоятельства сосуществования в социуме в наше время. - И если это так, то, что мы вам должны? Теперь наверно платить нужно вам? Тогда сколько? Только сразу предупреждаю, мы и эту-то сумму платили с большим трудом, на развитие не оставалось ни копейки.
        - Хм, - задумался я, - ну, во-первых, кто я, это совершенно не важно, я же не спрашиваю - кто вы? Может быть, мы ещё познакомимся, если вы этого пожелаете, но позже. А пока могу сказать, что я просто очень люблю у вас кушать, скажем так, я ваш постоянный клиент. Пусть не так часто у вас бываю, но мне у вас нравится. А что же касается второго вопроса - то ничего мне платить не надо, только обед по моему заказу, и то за деньги. Я не бедный человек, и оплатить вкусный обед мне будет только в радость. - И тут я увидел в окошко, что подъехала знакомая восьмёрка, остановилась на парковочном месте, но с машины никто не вышел. Во как, Крест уже своих бойцов прислал. Оперативно. - И, кстати, давайте пройдёмся вон до той машины, я вам докажу. - Увидев, как резко испортилось настроение хозяина кафе, машину он узнал, и ничего хорошего от этого разговора не ожидал. Конечно, уже почти всё загрузили, и тут приходит какой-то непонятный тип и стопорит всё дело. Чуть-чуть ведь не успели. Оксана, к слову, была более оптимистично, и смотрела на меня с затаённой надеждой, отец её больше с непониманием сложившейся
ситуации.
        Мы вышли с хозяином кафе на улицу, и направились к машине бойцов Креста. Увидев, что направляются к ним, два человека вышли с машины, и встали рядом, причём двери не закрыли, и я успел заметить, что там больше никого нет. Этих бычков я не знал, в первый раз вижу, но то, что они именно от Креста - не сомневался, машина тому доказательство.
        - Парни, зачем вы здесь? - Задал я невинный вопрос.
        - А тебе какое дело до этого? - Вдруг возмутился пассажир, по его виду можно сказать, что с головой он явно не дружит. Грубить человеку, о котором не знаешь ровным счётом ничего - неосмотрительно, в общем. Водитель молчал, и задумчиво смотрел на меня и хозяина.
        - Не груби, - предупредил я его, - или мне Кресту позвонить, спросить, почему таких невоспитанных прислал?
        - Не надо Кресту. - Откликнулся водитель, правильно оценив ситуацию. Пассажир замер с открытым ртом, а глаза забегали, выискивая правильный ответ. - Нас прислал Крест, что бы мы охраняли это кафе весь рабочий день. Сказал, что нас здесь будут кормить раз в день.
        При этом признании, у хозяина кафе чуть инфаркт не случился. Я отслеживал всю ситуацию магическим зрением, и незаметно предотвратил нарушение функций сердечной деятельности. Как я это сделал незаметно? А получилось это сделать взглядом. Когда я увидел нарушение работы сердечной мышцы, я захотел переправить ему часть энергии в сердце, и прибегать к помощи рук не пришлось, мне удалось взглядом направить энергию в нужное место. Ещё один плюсик в мои умения. Но молодец мужик, прыгать от радости не стал, а ситуацию просчитал быстро, и сказал парням:
        - Зайдёте через пару часов, мы пока порядок наведём. - Повернулся и пошёл к грузчикам, давать указания. Я же зашёл в кафе.
        - Это всё, правда? - Спросила меня Оксана с такой надеждой в голосе.
        - Чистая правда. - Не стал я ей врать. В ответ она поцеловала меня в щёку, расплакалась и убежала на кухню.
        - Спасибо! - Сказал отец Оксаны и протянул мне руку. - Николай.
        - Александр. - Пожал я ему в ответ. А рукопожатие у него крепкое. Ещё неизвестно, кто одолел бы, случись потасовка с быками, даже без помощи Саньки. - О вас я знаю, Оксана рассказала вашу историю, так что заочно, можно сказать я с вами знаком.
        - Вот стрекоза. - Восхищённо улыбнулся он. - А мне ни слова не сказала.
        В этот момент зашёл хозяин кафе, а следом пыхтящие грузчики, но видимо он уладил как-то вопрос с переработкой и потраченным зря временем, потому что грузчики недовольными не были, таскали оборудование с энтузиазмом.
        - Не знаю, кто ты, и что именно ты сделал, - довольно оживлённо начал он, и протянул мне руку, - но большое спасибо тебе, и я твой должник. Руслан.
        - Александр. - В ответ пожал я ему руку. - А мы тут как раз знакомимся поближе. Вы мои земляки, я тоже с Узбекистана, с вашей области. Как не помочь землякам?
        - Да ну? - Вскрикнули оба. - А откуда именно?
        - А вот это секретная информация. - Угасил я их пыл.
        - Ну, раз так, ладно, - согласился со мной Николай, - что ты хочешь на ужин?
        Я посмотрел на часы, времени было ещё вдосталь, поэтому, почему бы не поужинать вкусно?
        - Шашлык хочу, пару палочек, а пока можно чайком побаловаться.
        - Всё будет. - Выставил вперёд ладони Николай. - А пока садись вот за этот стол, - к этому моменту уже несколько столов принесли, - сейчас чай дочка принесёт.
        - А где у вас вторая девочка? И кухонных работников не видать. - Поинтересовался я.
        - Уже спешат на работу. - Удовлетворил моё любопытство Руслан. - Я им уже позвонил. Они рядом живут, так что через пару часов начнём работать в обычном режиме, а может быть и раньше.
        - Ну и чудненько. - Я присел за столик, а Руслан и Николай побежали за свои рабочие места.
        Минут через пять, ко мне подошла Оксана, застелила столик скатертью и принесла чай. Глаза её сияли радостью, от слёз не осталось и следа. Поставив чай на стол, она убежала, работы сейчас у неё много, пока кухонные работники не пришли - нужно помогать отцу.
        Наконец грузчики закончили с перетаскиванием грузов и установкой, и стали подтягиваться работники кухни. Пришла и вторая официантка. На входе пока висела табличка закрыто. Люди подходили и не довольные уходили. Кто-то остался ждать открытия, притоптывая ногами от холода на улице. Как только мне принесла Оксана шашлык, табличку убрали со входа и терпеливый народ потянулся в зал. А я принялся дегустировать шашлык. Ну что сказать? Вкуснее шашлыка я нигде не едал. Воспоминания о нём остаются на очень долгое время.
        Когда большой поток прекратился, а я допивал горячий зелёный чай, в кафе зашли бойцы Креста, и нерешительно потоптавшись у входа, пошли за свободный столик. К ним тут же направилась Оксана, она хотела сама убедиться в их вменяемости. Надо сказать, что их приятно удивило, что они могут выбрать себе, что покушать. Сделав заказ, они откинулись на спинку стульев, и с настороженностью посмотрели на меня. Я не обращал на них внимания, но заметил такой их взгляд краем глаза. Заказ для них Оксана принесла быстро, а у меня уже заканчивалось время, и я подозвал её.
        - Всё было очень вкусно, Оксанка, мой респект Николаю. Сколько с меня? И обед посчитай, за него я тоже не расплатился.
        Она отвела руки за спину, набычилась и сказала:
        - Ни сколько. - И побежала на кухню, жаловаться наверно, а у самой глаза уже чуть ли слезу не пустили. М-да, обидел наверно, нехорошо.
        И вот с кухни выбегает тяжёлая артиллерия в виде её отца и явно с обиженным видом.
        - Саша, ты нас сейчас обидеть захотел? - Недовольно молвил он.
        - Зачем так говоришь, Николай? - Возмутился я, надо переиграть противника на его поле, а сделать это можно только зная нюансы восточного колорита. Я знал. - Я хотел по достоинству оценить всё твоё мастерство, а сейчас это можно сделать при помощи денег. Вкусно было безумно, кстати.
        - Ну а раз так, то позволь сначала нам оценить ту помощь, что ты оказал нам, - перекинул мяч на моё поле Николай, - ведь если бы не ты, не было бы и этого ужина.
        - Хорошо, друг, - улыбнулся я, - но только в этот раз. Я не люблю быть должным. А то, что я сделал, для меня это не так и тяжело. Ваш труд более почитаем. И я действительно восхищён твоими кулинарными способностями.
        - Договорились. - Улыбнулся он и протянул руку. - Заходи в любое время, здесь тебе будут всегда рады.
        Я пожал ему руку в ответ, и тут вспомнил, я же ему контакт Креста не отдал. Протянул ему визитку и сказал:
        - Обязательно. А это - визитка их начальства, - и махнул головой в сторону бойцов, - если будут какие-то непонятки или наезды, сразу звони по этому телефону, там быстро решат вопрос.
        - Хм, спасибо, - озадаченно сказал Николай и посмотрел на бойцов. Там, кстати, уже доедали принесённый им плов и манты, и вели себя очень пристойно, - а то, я хотел спросить, как с тобой связаться в случае чего.
        - Со мной связаться не возможно, извини, - развёл я руками, - вот поэтому и договорился об охране. А сам буду заезжать, когда получится, тогда и свидимся.
        - Понятно. - Улыбнулся он. - Ну хоть так. Ладно, не буду тебя задерживать, вижу, как ты торопишься. Удачи тебе Саша!
        - И вам того же! - Пожелал я в ответ.
        Уже выходя из зала, я заметил, как из кухни выглядывает счастливая мордочка Оксанки. Увидев, что я заметил, она помахала мне рукой. Я махнул в ответ. Ну вот, пора за дело. Хм, как будто я сейчас делом не занимался. Хотя то, чем я собирался заняться в этот раз, гораздо масштабней.
        ГЛАВА 3
        На подъезде к Рублёвке, я остановился на стоянке и задумался. А как, собственно, я подберусь к Резиденции? Машину там точно негде поставить, да и не дали бы, если б было где. Впрочем, и это меня не сильно печалило, в любом случае рисоваться там я не собирался. Гораздо печальнее, что об этом я не подумал, когда говорил командиру, что у меня всё схвачено. Как же добраться до туда? Не пешком же бежать, неизвестно, как долго работает это состояние при беге, да и вообще как долго работает? Я же не проводил опыты по установлению времени задержки состояния «остановки времени.» Вывалюсь в мир в самый не подходящий момент, весело тогда будет. Ещё веселей станет, когда не получится войти в этот режим вновь. Какой у него откат? А то, что откат существует - я не сомневаюсь. Просто я никогда не достигал точки отката. Хоть и говорилось в книжке, что некоторые маги замедляли время на довольно длительный срок, но там не говорилось на какой именно. Кроме этого, они таинственно погибали после этого. Я такой участи не хочу, и искать точку отката не буду. Буду использовать это состояние редко и недолго. А возможно с
перерывами, как и раньше. Так и как же мне тогда попасть на интересующий меня участок?
        И тут я увидел тентованную Газель, направляющуюся в нужную мне сторону. Рессоры были слегка просевшими, вероятно перевозили что-то тяжёлое. Дождавшись, когда машина проедет, остановил время и, подойдя к машине сзади, попытался заглянуть в кузов. Это удалось без труда, ремня бокового, который зашнуровывает тент, с правой стороны просто не было, а на углу тента был крючок, который цеплялся за бортовой замок откидывающейся задней двери. В машине перевозили мебель. Её было не так много, и стояла она по бокам кузова, в центре был узенький проход. А мебель была не простая. Даже удивительно, как ТАКУЮ мебель загрузили в такую машину. Была она старинной, это точно, и полностью из дерева. Раньше, в царской России мебель делали из древесины. Выполняли её краснодеревщики, очень достойная профессия. А сейчас мебель делают из опилок, а заборы из дерева. «Достойное» применение народного богатства.
        Слева стоял старинный комод, солидный и очень красивый. Видно, что он после реставрации, выглядел ново, но старинОй от него несло за версту, а справа - на боку, платяной шкаф, тоже, из тех же времён, и тоже выглядел новым. Всё это дело было качественно изолировано от бортов Газели при помощи плотного пенопласта. Снизу тоже был тот же пенопласт. Хорошо хоть на проходе пенопласта не было, а то мог наследить.
        Не теряя времени, отстегнув крючок, откинул тент и залез внутрь. В таком состоянии тент поддавался с трудом. Инерционность, однако. Хорошо хоть не порвался. Забравшись внутрь кузова, застегнул тент, как и было, просунув руку в щель, и отойдя вперёд кузова, сразу пустил время в своё русло. Чуть не вылетел наружу. Газель-то двигалась с обычной скоростью, 60 км в час, а я практически стоящим был. Вот с этой скоростью я и грохнулся на пол кузова. Падая - успел зацепиться руками за мебель, чуть руки не вывернул к чертям, и уже прилично погасив скорость, упал на пол. Если бы мебель не была пристёгнута к бортам ремнями, то неприятностей было бы не избежать. Но даже так, меня протащило по полу до самого борта, прилично при этом ободравшись. Вот ведь дурачок. Как можно было забыть про инерционность? Только что ведь думал об этом, когда говорил о тенте, а о том, что это же действие относится и ко мне, в момент возврата прежнего режима - не подумал. Ну, уроком мне будет, на будущее. Вот интересно, это же уже со мной происходило, когда я от торпед Погоста отрывался. Тогда я останавливал время, находясь в
машине, выбегал, затаскивал труп на место пассажира, а потом сел на своё место и пустил время в нормальное русло. Тогда меня тоже придавило к креслу, но я в тот момент выводы не сделал, да некогда было просто. Не придал значения такому несущественному факту, а теперь расплачиваюсь. Теперь-то уж точно должен запомнить надолго такой момент. Ладно, замнём. Проверив себя на предмет целостности, убедился, что ничего страшного со мной не произошло, мелкие ссадины, которые на моих глазах постепенно сходили. Регенерация наше всё. Отряхнувшись от грязи на сколько возможно, выглядеть стал почти прилично, если не присматриваться. Да и темно тут, не больно-то и видно. На воздухе надо будет внимательней осмотреться.
        Подойдя к переднему борту Газели, проковырял дырку в тенте, просто проткнул её пальцем, ускорившись, да и всё. Скоро должен появиться пост ГАИ, и мне об этом надо будет знать заранее. Если остановят, а остановят её обязательно для проверки, место-то не простое, прятаться здесь негде. Надо будет выпрыгнуть перед постом, и подождать машину уже за ним. А вот и он родимый, и навстречу уже спешит инспектор с полосатой палочкой, останавливая машину. Спешить я не стал, пусть остановится. Когда машина полностью остановилась, остановив время, выбрался из кузова, застегнул тент, перебежал пост, забрался на дерево и пустил время в норму. В этот раз никаких неприятных моментов не случилось. Даже птички, находящиеся здесь же на дереве, не испугались.
        Дождавшись, когда машину проверят, и она поравняется с деревом, опять остановил время, соскочил с дерева, забрался в машину, привычно застегнул тент, пробрался вперед кузова и оперевшись спиной о верх шкафа, который сейчас для меня был торцом, пустил время в нормальное русло. В этот раз меня слегка только прижало к шкафу, ну ещё бы, скорость-то небольшая, машина только разгонялась. Устроившись у дырки, стал ждать момент, когда нужно будет покинуть кузов. Ехать в таком темпе минут пятнадцать, но всё же лучше видеть, куда он едет, а то может и вообще не доедет и свернёт куда.
        Всё это время, мы ехали в нужном мне направлении, и когда уже невдалеке показался нужный мне зелёный забор, мне пришло сообщение: «Бабушка посылку получила». Вот чёрт, а я ещё не доехал. Надо спешить, иначе потом попасть внутрь будет очень проблематично.
        Больше медлить я не мог. Остановив время, выскочил с машины, тент даже не застегнул, и помчался к забору. До него было метров триста. Пробежал это расстояние я быстро. Хотя здесь и не имеет смыла время, для других всё равно это будет мгновенно. Но мне было это важно, точка отката не известна, и рисковать я не хотел.
        Добежав до забора, забрался на дерево, растущее рядом и, пустив время в нормальное русло, осмотрелся. А глядел я взглядом ЭМИ, и не зря. Много интересного заметил на своём предстоящем пути. Чего тут только не было. По излучению определить, что к чему относится, не получилось, но вот то, что этими излучениями перекрыты все подступы к забору с внутренней стороны, а снаружи всё перекрыто камерами слежения, это увидеть удалось. Кроме того, вдоль забора прохаживалась довольно серьёзная охрана периметра, в полном обвесе и с собаками, это я уже увидел, переключив своё зрение на определение ауры. Приметив наиболее непонятное излучение, исходящее из земли и пересекающее мой маршрут следования, прикинул для себя маршрут уклонения и, остановив время, перепрыгнул с дерева через забор, а росло оно в паре метров от забора, и помчался по проторенному маршруту. Я понимаю, что в момент остановки времени на земле даже отпечатков не останется от моей обуви, но опять же напомню о точке отката. Уходя от излучений, вырвался на безопасный участок, в десяти метрах от забора, ничего серьёзного уже не было, но всё же
удалился метров на пятьдесят, и только тут привёл время в норму и, не останавливаясь, а ускорившись, побежал непосредственно к резиденции. Собак не боялся, были они далеко, да и бежал я в сканирующем режиме. Если попадались на пути следования живые, оббегал стороной. Заметить меня в таком состоянии тоже не реально. Глаза просто неспособны уловить такую скорость.
        Бежать было не очень удобно, кругом лес, высокие деревья, но кустарника нет. Очень прибранный лес. Мне как-то друг рассказывал, он жил какое-то время в Германии, так вот там лес - словно городской парк. Всё вычищено, нет ни одной сухой ветки валяющейся на земле, ни одного сухостоя. И вот я сейчас бегу по такому же лесу. А преимущества для хозяина этих земель неоспоримы, ну или для тех - кто охраняет эту территорию, спрятаться здесь просто не реально.
        Наконец я увидел просветление, а уже в следующий миг увидел и резиденцию. От неё уже отъезжала машина. Вероятно это та, что посыльного доставила. Ну, так и есть, посыльный уже стоял с открытой дверью резиденции, намереваясь войти. Всё это я наблюдал, остановив, как-то автоматически, время, что бы оглядеться и в случае необходимости спрятаться, (не надо думать, что ночью всё равно никто ничего не увидит, здесь датчиками всё обвешано так, что и наружного наблюдения не нужно) и очень удачно это вышло. Мгновением позже, и я бы не успел. Пришлось бы придумывать другой вариант, а это время, которое может испортить все наши приготовления.
        То, что это именно посыльный, я не сомневался, в руке у него я заметил пакет, довольно приметный пакет. Что стало с тем человеком, который передал пакет, я даже не знаю. Оно, в общем-то, и не важно, этот человек совершенно ничего не знает о нас, должны были дать его совершенно левому человеку, со стороны присматривая за ним. Как его заинтересовали - могу только догадываться, наверно денег много дали. Если пакет у посыльного, стало быть, авантюра удалась. Если и возьмут того человека, то ничего он рассказать не сможет, потому что не знает совершенно ничего. Да вряд ли его будут брать, пакет-то можно сказать - от хозяев. Проследить могут, ну и шут с ними. Пусть хоть до посинения следят.
        Опознав посыльного, я устремился к резиденции. Успевал я впритык. Забежав в фойе, я спрятался, чтобы подождать, когда он откроет следующую дверь. Так я и двигался. Сложнее было в длинных коридорах, прятаться там было очень сложно, почти везде открытые места или под прикрытием камер, но с трудом мне удавалось следовать своим курсом. Наконец, приёмная главы государства, посыльный и являлся хозяином этого кабинета, и когда он открыл дверь в кабинет, пытаясь проскользнуть вперёд, я упёрся во вторую дверь. Вот чёрт, тамбур. Пришлось выскочить в приёмную, и спрятаться от камер. Повезло, что он не стал закрывать первую дверь, так открытой и осталась. Ну а чего, в приёмной никого нет, кого опасаться? Тем более, что ему обратно выходить, а дверь тяжё-ёлая. Понимаю, и поддерживаю.
        Когда он открыл вторую дверь, я проскочил в кабинет в режиме нон-стоп и, спрятавшись, стал ждать, когда удалится секретарь, который и оказался посыльным. Ха, а он и вторую дверь не закрыл. Так приоткрытой и осталась. Впрочем, отдав пакет Бельцину, он спешно покинул кабинет, плотно затворив двери. А пакет он ждал, это видно, как дрожащие руки вскрывали его. Там ожидаемо лежал текст его будущей речи и пустая кассета, но он об этом не догадывался. Он хотел побыстрее ознакомиться с текстом, что бы поменьше смотреть в бумажку, уж очень не приглядно это смотрится. А смотреть будут не только в нашей стране. Об этом его и предупредили и поэтому попросили, что бы, он не опаздывал, и подготовил своё выступление к выходу программы «Время». А время уже начало девятого. Впрочем, группа телеоператоров подготовлена, и сейчас готовят студию к эфиру.
        Торопиться я не стал, пусть ознакомится с текстом в спокойной обстановке, текст там не длинный, времени много не займёт. А вот от резких движений его остановить стоит. Как бы ему в голову не пришло пригласить секретаря к разговору. И судя по его меняющейся физиономии и потянувшейся в сторону селектора рукой, он именно это и собирался сделать. Всё, пора, больше ждать нельзя.
        Ускорившись, я остановил попытку сделать звонок, перехватив руку в воздухе. Президент, подпрыгнув на месте, застыл в ступоре, широко открыв рот и выпучив глаза, как ещё не заорал, удивляюсь, а когда он справился с собой и пришёл в себя, я его уже откатил на кресле с колёсиками подальше от стола. Вдруг там ещё что есть, для подачи тревоги? Текст из руки я у него забрал, и аккуратно положил на стол, пригодится ещё. Состояние его я контролировал, и не зря. Он уже готов был сложить свои полномочия, так и не передав их. Вовремя подкорректировал работу сердца, а затем и влив немного энергии. Ох, и заср... запущен у него организм я вам скажу. Но ничего ему выправлять я не стал, главное, что бы он успел сделать то, что от него требуется, а что будет с ним дальше, мне совершенно не интересно. Изменится образ жизни, может и проживёт ещё, подольше, чем, если останется всё на прежнем уровне. Так-то, ему недолго осталось небо коптить. Испортила власть ему карму.
        Пока президент приходил в себя, я спешно оглядывал помещение взглядом ЭМИ. Излучения от камер я не заметил, как и сказал Георгич, а вот схожие характеристики с прослушивающим устройством в кабинете у Георгича - я нашёл. Это была декоративная чернильница с золотым пером на столе. Прав был Георгич, слушают его, и слушают безбоязненно. Не поверю, что кабинет его не обрабатывается на наличие насекомых, а это говорит о том, что: либо это излучение наши приборы не могут засечь, что маловероятно, либо этот прибор включается в наиболее интересный момент, или когда этот момент сочтёт интересным хозяин устройства, либо тот, кто проверяет кабинет и сам является хозяином этого жука, что тоже маловероятно. Такие предметы простой системщик подарить не может, не по статусу. Значит тот тоже в деле. Но скорей всего, этот прибор включается дистанционно в наиболее интересный момент для хозяина насекомого. Надо будет не забыть, потом спросить его, кто подарил эту чернильницу.
        Оторвавшись на мгновение от президента, я ускорился, и прикоснувшись в золотое перо композиции, подал импульс, спалив прибор. Вернувшись к президенту, я снова огляделся, и убедился, что прибор больше не излучает, вот и прекрасно. Теперь можно и поговорить.
        - Кто ты? - Наконец совладал со своим голосом президент. - Что всё это значит?
        - Для начала, - я посмотрел ему в глаза, - я хотел бы узнать, откуда эта чернильница у вас?
        - Президент США подарил, лично. - И свирепея, он выкрикнул. - Да какая разница? Кто ты и что ты здесь делаешь?
        Я, молча, взял чернильницу, президент в этот момент насторожился, покрутил её в руках, присматриваясь. Сама чернильница была выполнена из какого-то щербатого, тёмного камня, с множеством мелких отверстий. Похож он был на кусок метеорита, может им и был. Осмотр ничего не дал. Никаких потайных дверок или ниш я не нашёл. Тогда я взял одну из скрепок, во множестве лежащих в ёмкости канцелярского набора, разогнул его и стал тыкать в маленькие отверстия на поверхности камня. Всё это время президент сидел тихо и лишних движений не совершал. Для него тоже стало интересным, чем я там занимаюсь. В какой-то одной из отверстий мне повезло, скрепка провалилась глубже положенного и снизу открылась крышка. Подняв это к лицу, я убедился, что прослушивающее устройство присутствует и продемонстрировал это президенту.
        - Это прослушивающее устройство. - Сказал я ему.
        - Вот сука! - Не сдержался он. - А я-то думаю, как он обо всём узнаёт? Ладно, я с этим сам разберусь. Ещё раз спрашиваю, кто ты, и что ты здесь делаешь?
        - Борис Николаевич, присядьте на диван, - указал я на диван рукой, - а я присяду на стул, и мы поговорим. Разговор будет очень серьёзным, и мне не очень удобно говорить с вами стоя.
        Он не стал со мной спорить и качать права, встал, но прежде чем он перешёл к дивану, я попросил его ещё об одном одолжении:
        - Борис Николаевич, попросите секретаря по селектору, что бы вас никто не беспокоил ни по какому вопросу, это очень важно, прежде всего - для вас. Если нас побеспокоят, то пострадают люди, много людей. И в первую очередь - вы. В Резиденции не останется живых. Я бы очень этого не хотел. По тому, как я оказался перед вами, вы можете сделать вывод, что мне это не сложно. Но ещё раз повторюсь, для меня это тоже не очень хорошее развитие событий. Ну, так как, сообщите?
        Я блефовал, серьёзно блефовал, но он-то этого не знал. Если сорвётся операция, мне проще просто грохнуть его и валить как можно быстрее. Уничтожать всех я был не готов, да и не требовалось это от меня. Наоборот, говорилось, что бы, не было сопутствующих жертв. Но видимо моя речь произвела на него эффект, и он медленно подошёл к столу, неуверенно нажал клавишу связи с секретарём и сказал:
        - Андрей, меня ни для кого нет. Повторяю, НИ ДЛЯ КОГО. Как понял?
        - Понял, Борис Николаевич. - Раздался озадаченный голос секретаря. - В девять назначено ваше выступление, вы будете?
        Он посмотрел на меня, увидел мой согласный кивок и сказал:
        - Да, Андрей, я буду. А до девяти, никого ко мне не пускай и не соединяй ни с кем.
        - Хорошо, понял. - Уже более уверенно подтвердил указания президента собеседник, и отключился.
        - А теперь присядьте на диван, - снова указав на диван, попросил я его, - будем знакомиться, и решать сложную ситуацию.
        Когда он сел на диван, а я на стул, напротив него, он заговорил:
        - И в чём же сложность? - Непонимающе произнёс он. - Вы сейчас встанете и уйдёте, и возможно я даже попрошу свою охрану проводить вас, но сначала выяснить, как вам удалось попасть сюда?
        - Вот, - подняв в верх указательный палец, сказал я, - это и есть непростая ситуация для меня, очень тяжело к вам попасть, что бы встать и уйти. Поэтому я проигнорирую ваше предложение и приступлю к делу. Неужели вы не догадались кто я? - Увидев непонимание в глазах, я продолжил. - Вот о ком вам было дано указание, выйти в эфир?
        Увидев, как округлились его глаза, и участилось дыхание, я понял, что он разобрался - с кем его свела судьба, на данном участке времени и площади. Он впопыхах схватился за сердце, но я контролировал его и, склонив голову к правому плечу, с усмешкой наблюдал за ним. Поняв, что сердце его не беспокоит, и умирать ему ещё рано, он убрал руку и промычал:
        - Но как? Почему? Значит то, что сказали о вашей ликвидации - липа?
        - Это было только поводом, что бы вы собрали необходимый для наших целей прямой эфир с вашим выступлением. - Увидев непонимание, продолжил. - Да, да, вы будете произносить текст, но только не тот, о котором вам говорили, а тот, что лежит на столе.
        - Но это невозможно! - Вскрикнул он и раскраснелся как рак. - Меня избрал народ, совсем недавно, на второй срок, и я не собираюсь покидать пост!
        - Вот только не надо говорить про народ, хорошо? - Жёстко посмотрел ему в глаза. - Знаем мы, как у нас происходят такие выборы. На первый срок ещё возможно, вас выбрал народ, замечу, оболваненный народ, но вот на второй срок - народ здесь не причём. И не надо делать круглые глаза от негодования. Мы знаем, кто помог вам остаться на второй срок и сколько это стоило. Так что, оставим это в стороне, собственно это и не является для нас чем-то мешающем. Речь совершенно о другом. Вы передадите этот пост по собственному желанию, и останетесь хоть с какими-то деньгами, которые позволят вам уехать за границу и там устроиться, в России вам места нет. Когда народ узнает правду - мы вас спасти не сможем, да и пытаться даже не будем. А что бы убедить вас, - я передал ему портянку с его зарубежными и внутренними счетами, - ознакомьтесь с этим. Сразу скажу, что эти счета полностью обнулены.
        Он взял бумажку как ядовитую змею, внимательно присмотрелся, и вопросительно посмотрел на меня.
        - Это ваши банковские счета, пустые банковские счета. Можете проверить, но поторопитесь, времени немного.
        Он встал, подошёл к столу, я напрягся, готовый в любой момент предотвратить неразумные действия, но этого не потребовалось. Он вытащил маленькую записную книжку из под стола, и стал сверять её с переданной ему бумажкой. В какой-то момент на его лице появилось узнавание, а следом выступил крупный пот на лице. Сердце попыталось остановиться, но я внимательно отслеживал ситуацию и как только возник непредвиденный случай, снова заставил биться сердце. Ты нам ещё живой нужен. Понять его можно. Столько копил, стольких продал, и всё только ради того, чего сейчас лишился практически полностью.
        - Можете позвонить в банк и убедиться, что счета ваши пусты, - решил добить я его, - или же можете воспользоваться компьютером, который у вас стоит на столе.
        Президент не стал доверять мне дословно, и всё же решил проверить. Зайдя в сеть и проверив один из счетов, плечи его опустились, руки повисли безвольно, а внешне он стал выглядеть старым и больным человеком. Глядя на него сейчас, с трудом можно было узнать того живого политика, который с танка призывал народ к массовым беспорядкам.
        Доковыляв до дивана, он рухнул на него, и безжизненным голосом заговорил:
        - Вы лишили меня всего, что вам ещё надо?
        - Я уже сказал, что нам нужно. - Укоризненно помахал я головой. - И не надо говорить, что мы вас лишили всего. - Я передал ему в руку ещё одну бумажку, лежавшую у меня во внутреннем кармане куртки. - Вот этот счёт мы не трогали. Тут вполне достаточно, что бы жить за границей в течение года, вам и вашей супруге, а дальше зависит от вас. Всё, что находится здесь - останется здесь. Я не имею в виду ваши личные вещи, речь идёт о денежных средствах. Вам ещё повезло, других полностью лишают всех средств, а кроме того - они будут отданы суду, ну, те, кто останется жив после сегодняшнего дня. Видя назревающий у вас вопрос, поясню: Это те, кто продался американцам и англичанам. Да, да, мы знаем обо всех предателях. Их очень много. Сюда относятся и те - кто продавал иностранцам страну по кусочку, жируя на этом. Как вы, Борис Николаевич. Как мне хочется свернуть вам шею за всё, что вы сделали со страной, но тогда пострадает дело. А я этого не хочу. В конце концов, мы можем справиться, и если вас не станет, но возникнут сложности, чего хотелось бы избежать. И как последний довод, вы хоть что-то сделайте для
своей страны полезное на прощание. Может хоть в этом случае вас вспомнят добрым словом.
        После моих слов, о том, что я бы с удовольствием свернул ему шею, его ощутимо передёрнуло. Но истерику он закатывать не стал.
        - Если я уеду за границу, там меня быстро прибьют за такую подставу, - обречённо поник головой Бельцин, - у них уже есть претендент на этот пост.
        - Мы знаем, и он не ваша забота, - согласился я, - собственно, из страны вас никто не гонит, можете оставаться, и преследовать вас никто не будет, но и защищать специально от народа - тоже. Хорошо, мы можем и не раскрывать все карты перед электоратом о вас, но и вы больше не пытаетесь лезть в политику. Хотя, вам это и не поможет больше. Для Америки вы будете потерянным, и если они и захотят с вами связаться, то только что бы прибить.
        Он встал, прошёлся по кабинету, потерянно оглядываясь, дошёл до неприметного сейфа, открыл его, и вытащил бутылку коньяка, налил с пол стакана, выпил, закусил нарезанной долькой лимона, тряхнул головой, и ко мне уже подошёл более уверенный в себе человек. Не такой, как на танке, в известный период, но и не как развалина, как несколько минут назад.
        - Хорошо, пусть будет так, - махнул он головой, - друзей у меня там нет, жалеть некого. Качественно спланированная операция. А не боитесь, что Америка бомбами закидает?
        - Не боимся, Борис Николаевич, не боимся, - усмехнулся я, - не буду говорить, почему не боимся, да вы и сами знаете, но кидаться бомбами они не будут. Там тоже жить хотят.
        Он только махнул головой в согласии.
        - А, Путилина я знаю, - вдруг встрепенулся он, - достойный претендент. Ладно, мне надо подготовиться к выступлению, а времени всё меньше. На сколько вы значительны, на обещание не ворошить грязное бельё?
        - Можете мне верить, - пообещал я, - командир согласится со мной.
        - Я верю вам. После того, как всё закончится, я со своей супругой, удалюсь, куда ни будь, подальше, в глубинку, и там остепенюсь. Пенсия-то хоть мне будет?
        - Почему нет? Судить же вас не будут, следовательно, и жить вы будете, как простые Российские пенсионеры.
        - Ну и на том спасибо. - Махнул он головой, а затем взял текст и стал внимательно его изучать.
        А он молодец, держать удар умеет. Быстро справился с потерей. Возможно, в будущем ещё аукнется ему из-за переживаний, но тут уже, если он не сможет ассимилироваться среди граждан. Во власти-то он уже давно, привык ко многому. Я не говорю о президентстве, до президентского срока, он тоже ошивался во властных структурах.
        Когда времени оставалось минут десять до эфира, он встал и сказал:
        - Я готов.
        - Вот и хорошо. И вот ещё что, там на листочке с вашим счётом, новый пароль. Мы сделали так, что правительство Америки не сможет добраться до ваших денег, что они планировали использовать в самый крайний случай. Теперь у них такого рычага нет, свои деньги вы сможете снять в любом филиале банка. Ну а теперь ступайте. Обо мне не думайте. Не надо, что бы обо мне сейчас кто-то знал.
        Бельцин махнул головой соглашаясь, поправил свой костюм и решительно направился на выход из кабинета. Когда он открыл дверь, а затем вторую, не закрывая первую, я, остановив время, скользнул мимо него в кабинет секретаря и спрятался в укромном месте. Была здесь какая-то ниша в стене прикрытая занавесками, вот за эту занавеску я и скользнул, и пустил время в обычный режим. В приёмной был не только секретарь, но и кто-то из операторской группы, что не терпеливо пританцовывал на месте. Увидев выходящего президента, он взбодрился и попросил поторопиться Главу Государства, так как, надо ещё привести в порядок внешний вид и лицо. Что бы лицо не бликовало перед камерами, на него наносят тонкий слой грима, а это время. Но сопровождающий пообещал со всем успеть.
        Когда работник ТВ открыл дверь приёмной, я привычно скользнул первым и, спрятавшись, стал ждать следующей двери. Мне необходимо было убедиться в том, что он полностью выполнит условия договора. В противном случае - я его уничтожаю, незаметно, и исчезаю. Второго случая не представится, а он будет на стороже, поэтому и не стоило рисковать.
        Добравшись, таким образом, до студии, я с трудом смог найти место, откуда, я бы не просматривался, да на потолочные софиты пришлось забраться. Не было там другого места. Кругом люди и камер много. Зато там я точно не видим.
        Президента привели в порядок очень быстро, опыт у этих людей огромный. Абы кого к президенту не приведут. И вот, ровно в девять часов, после заставки информбюро, в эфир вышел президент. В руках он хоть и держал текст, но внимание на нём не акцентировал. Устремив свой взгляд в объектив телекамеры, он заговорил:
        « Здравствуйте, уважаемые Россияне! Сегодня для всех нас, очень необычный день. Я надеюсь, переломный момент в развитии России. Переломный - в лучшую сторону. Сегодня я ухожу. Я ухожу с поста президента России. Я не справился с поставленной мне задачей по улучшению жизни Россиян, вашей жизни, уважаемые мои сограждане. И когда я понял это, я решил оставить вместо себя, на период до президентских выборов своего преемника. Это достойный человек своего народа и преданный делу России, Путилин Владимир Владимирович. Прошу не судить меня строго по моим делам, ведь я такой же - как и вы, а на этом посту должен находиться человек более грамотный, как в политическом, так и в экономическом смысле. И Путилин Владимир Владимирович представляется мне именно в этом свете. А теперь, простите меня и прощайте».
        После этих слов, он встал и вышел из студии, а в студии стояла оглушительная тишина. Все были в ступоре. И прямой эфир продолжал показывать пустое кресло. Впрочем, спустя полминуты, операторы очнулись, и зашуршали своим оборудованием, отключая прямой эфир и отдавая инициативу средствам массовой информации. Никто не попытался даже обсудить только что случившееся. Каждый выполнял только свою работу, и им было не до разговоров. Эти ребята торопились отправиться по своим домам, и уже дома, в тепле, обсудить это со своими родными.
        А он молодец. Или я говорил уже это? По его виду невозможно было понять, что говорит он это не по своей воле. Да и текст, в общем-то, переврал, но это не сгубило, а даже несколько улучшило эффект. Но всё же, отказываться от власти по принуждению, но с таким видом, что будто сам выпестовал преемника, с любовью в голосе - это что-то. Или я чего-то не понимаю? Может он действительно тяготился этой власти? А тут такой удобный случай, отдать власть не кому-то, а достойному человеку. Если так, то я только рад тому, что ему удалось достойно покинуть политическую арену. И пусть потомки рассудят нас.
        Проскользнуть со студии мне не составило труда, но выходить, также как зашёл - было лень. Да и ждать не хотелось, пока кому ни будь, заблагорассудится покинуть резиденцию. Операторы здесь ночевать не собирались, но ждать я не хотел. Увидел открытое окно на втором этаже и нырнул в него. На дорогу, за территорией резиденции выбрался без проблем, мой «нон-стоп» работал без нареканий, и только перебравшись на ту сторону, я заметил возвращающуюся Газель, на которой собственно и добрался сюда. Вот так удача! Словно заранее всё рассчитал. Медлить я не стал, а привычно забрался в кузов, он, кстати, был совершенно пуст, и оперевшись спиной в задний борт, привёл время в норму. На короткий миг меня прижало к борту, а потом отбросило от него, но к этому я был готов и непростительных оплошностей больше не допускал.
        На посту нас даже не стали останавливать, и я спокойно добрался до стоянки, где оставил свою машину. И очень вовремя добрался, потому что, прибудь я на минуту позже - машины бы уже не было на месте. Да угнать её пытались. Рядом с моей машиной стояла какая-то крутая тачка, что-то полуспортивное, сочно-зелёного цвета, из кузова которой доносился звук радио, а мою машину в это время пытались открыть двое ... даже не знаю как их назвать, наглецов наверно? На вид не бандиты, а вполне обеспеченные молодые люди. Один - здоровенный лось, даже выше меня на голову и очень широкий в плечах стоял за спиной того, кто при помощи линейки поддевал стопорный замок моей машины. Этот был не атлетического вида, простой наглый мажор. Того, как я оказался на площадке парковки - они не заметили, а когда заметили, то не стушевались, а посоветовали свалить отсюда по быстрому. Когда я проигнорировал их советы и приблизился метра на три, лось повернулся ко мне и угрожающе зарычав, попытался уложить меня с одного удара. Я пропустил удар правой над собой, пригнувшись, и устремляясь вперёд - врезал ему в верхнюю половину
грудины. Не стал я ускоряться, не хотел трупов. Ударил я его тоже не сильно, для меня не сильно, а вот ему пришлось очень больно. Теперь с месяц нормально дышать не сможет. Такой удар у нас в армии практиковали, старички фанеру пробивали, тренировались на молодых, воспитывая одновременно, если проштрафился, конечно. Удачный удар доводит до межрёберной невралгии, и дышать без боли становится очень тяжело. И так, в течении почти месяца. А у меня вышло удачно. Качок упал, и шевелиться не спешил. Второй же, увидев такой расклад, вытащил из-за пазухи пистолет и направил на меня. Ждать, когда он выстрелит, я не стал. Ускорившись, сблизился с ним, и левой рукой ухватил его за наружную сторону кисти с пистолетом и за сам пистолет и провернул её в сторону хозяина. Он вскрикнул, но пистолет отпустил, и теперь он был направлен на самого нападающего. А потом от всей души заехал ему ногой промеж ног. Даже какой-то противный хруст услышал. Мажор отлетел метра на три от меня, и там потерял сознание от боли. Я же, положив пистолет в карман куртки, потом выкину, повернулся в сторону спортивной машины, из которой уже
выходил водитель тачки. Но бежать ко мне с кулаками он не спешил, а спокойно так спросил:
        - Ты хоть знаешь, придурок, кого ты поломал? Кто у него отец?
        - А что, должен? Всё папочками прикрываетесь, сосунки? Сами-то на что годны, нет?
        - Да у него отец в ГРУ работает, придурок, - не повёлся он на мою подначку, - теперь тебе хана.
        - О-о, - обрадовался я, услышав экстренные новости из машины - а это случайно не о нём говорят сейчас?
        На новостном канале передавали в этот момент, как зам. начальника ГРУ нашли возле своего дома, во дворе, мёртвым, с карточкой «Белой Стрелы» на теле. Родственники дома рыдают, и выйти на улицу боятся. «Что же происходит в нашей славной стране, если даже такие властные структуры не защищены от внезапной смерти?» Надрывались из радио. Но молодцы, уроки запомнили хорошо, клеймить «Белую Стрелу» побоялись. Просто выдавали как факт, что преступление совершили именно люди «Белой Стрелы». Но ничего, ещё не утро, скоро сообщения от казней посыпятся валом.
        Крикун, что пугал меня карами, услышав, как была произнесена фамилия убитого, тут же запрыгнул в машину и рванул с огромной скоростью. Вот вам и друзья. Своя-то шкурка ближе к телу. Этот оболтус, что валяется сейчас без сознания, только и нужен был, что бы творить безобразия и ничего не бояться, из-за того, кто их прикроет в случае чего. А как выяснилось, что благодетель почил в бозе, быстро скрылся в дали.
        Проверив его, убедился, что тот жив. Ну а чего? Нарвался, сам виноват. Нечего смертоносные игрушки в людей тыкать. Женщина теперь ему больше не понадобится, потому как, бубенчики от такого удара точно растеклись, да кроме того, ещё и тазобедренные кости серьёзно пострадали. Ничего, жить будет, правда, уже не так радостно. Второй, а точнее первый пострадавший, сознание не терял, а усевшись на землю и оперевшись о придорожный столб, часто и мелко дышал. Расправить лёгкие ему теперь удастся не скоро. Лицо его было бледным, а глаза безучастными. Только что он не только получил по заслугам, но ещё и друзей лишился. А друзья ли его окружали?
        Сев в свою машину, я вырулил со стоянки и покатил в город. Сразу мчаться на базу я не стал. Перед выездом с базы, я взял ключи у Крестника, от его бывшей штаб квартиры, и решил там переночевать. Уж очень не хотелось мне в ночь трогаться.
        До квартиры доехал без происшествий, хватит наверно на сегодня уже. Столько всего случилось за один только день. А теперь ещё и рапорт займёт листа четыре точно. По пути заехал в какое-то бистро и купил курицу гриль. Но зная, из чего готовят это лакомство, попросил показать продавца сырой продукт, который только дожидался своей очереди. Продавец возражать не стал и продемонстрировал мне уже замаринованную и сырую курицу, которую готовил для следующей порции. Курица оказалась вполне качественной, не вымоченной в марганцовке и уксусе для отбивания запаха разложения. Только после этого я и купил её. Уж очень запах меня привлёк, который я услышал прямо в машине, поэтому и остановился для покупки. Кстати, заплатил я ему как за две курицы. Да просто хотел сказать спасибо таким образом. Мужик очень обрадовался, что так оценили его труд, и сказал, что он недавно только открылся, но уже на него насели всякие вымогатели, и если он будет продавать такой же качественный товар, то ему вскоре придётся закрыться. Ведь испорченная курица стоит в два, а то и в три раза дешевле. И после этого очень огорчился.
Видно, что не очень он хочет заниматься таким надувательством. Я пообещал ему, что скоро станет намного лучше, и возможно, что он даже расширит своё производство. Он мне не поверил, конечно, но поблагодарил за участие. На том и расстались. А в магазине я купил коньяк. Хлеб покупать не стал, купил у того мужика пару лепёшек. Ох, гульну сегодня. Шучу. Просто надо расслабиться. Навалилось за сегодня.
        В квартире было тихо и спокойно. Тихо шуршал холодильник, электричество он не отключал перед отъездом, и открыв его, я удивился обилию продуктов. Полки были заставлены различной едой и закусками. Вот я идиот, наши же парни используют эту квартиру в оперативных целях. Чему удивился-то?
        Разделся, сходил в ванную, помыл руки после дел праведных, и пошёл в комнату, (а покушать я решил именно там, а не на кухне) что бы отдать дань уважения труду такого совестливого мужичка. Заодно включил и телевизор. А та-ам... Там происходила истерия. Впрочем, истерили не СМИ, им хватило уроков, они просто констатировали сухие факты. Кто, где, когда, при каких обстоятельствах, и наличие карточки. Истерили родственники погибших. Истерили на все голоса, слёзно умоляя вмешаться в беззаконие НАТО. Кроме этого, им стало известно, что они стали бедны как церковные мыши, и именно этот факт их убивал гораздо больше. Ну а как же, «два магнитофона, два портсигара серебрянных, кожаные куртки - две. И после этого они хотят, что бы их признали демократической страной.» Только одного не учли просящие, кто ж теперь даст этим НАТОвцем войти в нашу страну? Или они новости не слушают, не знают, что президент-то сменился? Глупые и жадные люди. Да они и вопят-то больше не за то, что лишили кормильца, а из-за того, что лишились средств к существованию. Работать-то, не приучены, и как теперь жить дальше - не знают. И
из страны теперь свалить не на что и незачем уже.
        Как я потом выяснил, экстренный выпуск новостей начался с информбюро. То есть с того, что Бельцин передал власть, а потом, почти после окончания программы время, посыпались новости о ликвидированных людях из высших эшелонов власти. Вот тут-то и задёргались те, кому чего бояться. Кто-то спешно покупал билеты в Великобританию, и с чемоданами денег рвались на посадку, но таможня, аккуратно проверяющая багаж, таким дельцам заворачивала ласты и препровождала в карцер до выяснения. И демонстрируемые корочки не производили теперь никакого эффекта. А это наверно уже указание Путилина. Наши парни там не работали. Впрочем, паре семей всё же удалось улизнуть из страны, воспользовавшись липовыми документами, эти были более дальновидными, но вывести наличность у них всё равно не получилось. Уехали только со своими вещами. Возможно, они ещё не знали, что на счетах у них пусто. А может и припрятано что за рубежом, под подушкой. Но надолго ли хватит их средств? Две семьи из сотен фамилий - это пшик. Ну, а начнут воду мутить, если получится у них, то жить им останется ещё меньше.
        Всё это я смотрел за поеданием такой вкусной курочки, что и не заметил, как там остались только кости. Вот те и раз. Коньяк тоже закончился, а брал я не большую бутылочку, четвертушку. Но наелся от души. Думал на завтрак останется, да у меня в холодильнике полно жратвы. А парни наши постарались на славу. Тут не только были те пять фамилий, что мы выделили из первоочередных, по телевизору я услышал ещё о как минимум пяти лиц. О Калюжном только пока ничего не слышно. Да о нём и не должно появиться сообщений так быстро, Олег должен был сделать дело тихо. А скольких ещё покажут позже? Не всех ведь обнаружили сразу. Были и такие, как Калюжный. И какой эффект!!! Это я ощутил по взрыву за окном. Думал, беспорядки начались. Нет, люди, простые люди, работяги, салют давали на радостях, и весело смеялись. Все, кого ликвидировали сегодня, и кого успели показать, примелькались на экранах телевизоров своими лоснящимися от жира мордами, и отношение людей к ним было однозначным. И я их понимаю и разделяю радость. Хоть и говорят, что над таким грех смеяться, только вот эти покойники смеялись над народом в
открытую, и всё им сходило с рук. Теперь наша очередь. Будем радоваться.
        На базу я не звонил. А смысл? Задание я выполнил, подтверждение выполнения показали по телевизору, а про остальное узнаю позже.
        Новые сообщения продолжали поступать на Первом канале, а мне надоело, устал, и разморило после ужина. Сходил в душ, и лёг спать. Завтра надо встать бодрым и отправляться на базу.
        Ленгли, штат Виргиния, ЦРУ.
        Майк Болтон нервно вышагивал по своему кабинету то в одну, то в другую сторону. Только что до него донесли новости из России. «И какие новости! У них сменился президент, ну это ожидаемый шаг, сами готовили на эту должность человека. Но всё дело в том, что поменялся не на их человека, а на кого-то совсем левого, о котором им даже неизвестно, и что это за человек, на что способен, и можно ли взять его под контроль - совсем не понятно. Такие операции готовятся годами, а тут всё случилось за один день. И ничего ведь не предвещало плохого. Агенты докладывали, что всё идёт хорошо, даже базу этой чёртовой «Белой Стрелы» вычислили и готовы были к штурму. Так что же произошло? Почему всё сорвалось? Кто вообще этот Путилин? Создаётся впечатление, что нас переиграли, вчистую».
        В этот момент, открылась дверь, и секретарь доложил:
        - Роберт Саммерс, сэр.
        - Пропусти. - Зло выкрикнул директор.
        - Сэр? - На пороге застыл аналитик ЦРУ.
        - Проходите Роберт, - пролаял директор, - и закройте дверь.
        Роберт Саммерс прикрыл дверь, и прошёл к столу. Он не ждал сегодня ничего хорошего, и в его папке уже лежал рапорт на увольнение. Сегодня произошёл такой провал, за который во многом и он несёт ответственность. Да, это не его агенты пропали и предали, но он должен был предполагать это и подготовиться, что бы предотвратить такие последствия. Но всё, что он успел сделать - это отправить ещё одного агента в Россию, так как он очень был обеспокоен отсутствием связи с одним из связников. А теперь... Ничего больше не остаётся. В любом случае, после такого провала держать его здесь никто не станет. Да и устал он уже, возраст. Давно пора на пенсию. Лишь бы только отпустили. Только что-то мне говорит, что не всё так просто будет.
        - Роберт, - насупив брови, грозно уставился директор на своего подчинённого, - как такое могло случиться? И почему мы узнаём об этом уже после того, как это случилось и из средств массовой информации, а не от своих агентов загодя, как минимум за месяц вперёд?
        - Сэр, связь с агентами была нарушена, и я докладывал вам об отсутствии связи с одним из дублёров. Тогда вас это сильно не насторожило, но я всё же отправил ещё одного агента на «мороз», вопреки вашим указаниям, но было уже слишком поздно.
        Директор пропустил шпильку в свой адрес мимо ушей, и продолжал наседать на своего аналитика:
        - Да что вы всё агенты, агенты. Что не так? Почему они не сообщили о готовящемся перевороте? А это переворот, как не посмотри.
        - Их нет, сэр. - Увидев непонимание на лице директора, Роберт продолжил. - Их больше нет, сэр, они уничтожены.
        - К-как? Как уничтожены? - Резко сбледнул с лица директор. - Но ведь Фишер вчера только докладывал, что всё идёт к развязке с «Белой Стрелой».
        - Фишер, сэр, либо под плотным колпаком, либо переметнулся в стан противника. И судя по последним данным, второе - более верное предположение.
        - Это невозможно, Роберт, Фишер не мог так поступить. Это истинный патриот своей страны. - Патетически выкрикнул директор и задрал подбородок. - Откуда такие подозрения?
        - Всё просто, сэр. Во-первых, его нет на своей квартире, а доклады от него поступают к нам без задержек. Во-вторых, на квартире вчера был замечен посторонний, который зашёл в квартиру как к себе домой. В-третьих, вчера планомерно было уничтожено «Белой Стрелой» 25 наших подготовленных людей для промежуточной власти после переворота. В-четвёртых, сегодня утром у них начались массовые аресты всех тех, кого не убрала Стрела. В-пятых, они лишились всех своих сбережений, номера счетов которые контролировали мы. Нам больше не на кого положиться в этой стране. Вся пятая колонна в России арестована и находится под следствием, которое не продлится долго, уж поверьте. Я так полагаю, что у следственных органов, появились неопровержимые доказательства вины подозреваемых. Вероятно, это документы собранные Фишером на этих лиц. И одновременное исчезновение средств со счетов наших людей, говорит, что им стало известно очень многое. Средства, кстати, перехватить мы не можем, для нас они потеряны. Была использована программа, разработанная нами. Вернее, разработанная в России, но доработанная у нас. Триллионы
долларов улетели в трубу. Там ведь было не только то, что дали мы, но и их собственные сбережения, от продажи предприятий и ресурсов. Мы разбиты, сэр, по всем фронтам разбиты.
        На директора жалко было смотреть. Из самоуверенного и напыщенного человека, он превратился в маленького и осунувшегося скунса, который сжался в своём кресле, и с каждым словом аналитика, становился всё меньше. Наконец собравшись с мыслями, он выпрямился, и зло посмотрел на аналитика.
        - Значит, продался, сука.
        - Я думаю, что здесь что-то другое, сэр. Вряд ли он продался, деньги не особо его интересовали, он истинный патриот. И нет таких денег, за которые он бы решился продать свою родину.
        - Продался, продался. - Зло выплюнул директор. - Любого можно купить, Роберт, любого. Тебя, меня, любого. Всё зависит от величины суммы. Нет такого человека, который бы устоял перед властью денег.
        - Есть такие люди, сэр. - Не стал соглашаться с директором Роберт. - Это русские, сэр.
        - Да как ты такое мог подумать, Роберт? Русские? Ха-ха-ха. Да скольких мы уже купили, Роберт, с потрохами купили, и скольких ещё купим. И они ведь знали, что ждёт их Родину. И что, остановило их это? Да у них у каждого есть виллы в более цивилизованных странах, купленные на те деньги, что мы им дали.
        - Это были не русские, сэр. Так, перхоть, которая оказалась у власти. Но очень полезная для нас перхоть. Теперь её стряхнули с плеч. - Понуро отпустил голову Роберт. - Мне довелось допрашивать истинно русского, сэр. Это был их разведчик. Мы отрезали от него по кусочку, но он молчал. Допрос длился пару недель, но он не сказал ни слова. От него мало что осталось, но мы не давали ему уйти. А потом он просто остановил себе сердце. Не знаю, как ему это удалось. Все наши приборы не помогли запустить его вновь. Он умер, но ничего не сказал. Я бы не смог так, сэр. И хоть мы и переписываем историю, и выставляем себя победителями фашизма, и в Европе и у нас в США, этому даже уже верят, но русских переделать мы не сможем. У них совершенно не понятный для нас менталитет. Порой у меня возникает подозрение, что у них полный код ДНК, которого мы лишены по какой-то причине. Если для нас деньги - это самоцель, то для них - это только средство достижения цели. Так, как и должно быть на самом деле. А мы только и живём для того, что бы захватить весь мир и стать ещё богаче. А для чего? Для чего богаче, сэр?
        - Роберт, ты не перегрелся часом? Что-то мысли у тебя какие-то странные. - Директор посмотрел подозрительно на своего подчинённого. Он что, вирус человечности подхватил? - С такими мыслями, Роберт, тебе надо в церкви служить, а не в ЦРУ. Да и там тебя вряд ли долго терпеть станут. А что касается русских, то это просто дикие звери, у которых отсутствует инстинкт самосохранения. И наша задача - уничтожить эту заразу, что бы, не дай бог, самим не заразиться. И, я вижу, вы очень близки к этому. Полный код ДНК, это ж надо было такое придумать. - Возмутился он. - Что ещё можете сказать? Есть что-то, что я ещё не знаю?
        Роберт, встряхнулся, наваждение, застившее ему глаза в какой-то миг, пропало, и он продолжил:
        - Да, сэр. Двум нашим людям удалось покинуть страну, вместе со своей семьёй, и они уже связались с нами, просили помощи. Денег у них уже тоже нет, всё потеряли, но есть дом в Швейцарии, в нём они и ждут нашей помощи.
        - Что, обе семьи в одном доме?
        - Да, сэр. У другой семьи есть своя вилла в Канаде, но они не могут туда отправиться, нет денег. Ждут нашего решения и помощи.
        - Кто это?
        - Кривицкий и Рогалев. - Увидев, что фамилии директору ни о чём не говорят, продолжил. - Это люди, предназначенные для ведения дел уже в более поздний срок после захвата власти, так сказать будущий проект, который, к сожалению, обречён на провал, потому что у нас и настоящий проект провалился.
        - Что, вас учить надо, Роберт? - Замахал директор руками и гневно заходил по комнате. - Зачем они нам теперь? Расходный материал. Ещё и помогать им. Кроме того, как бы, не начали шум поднимать. Сотрите их, но как ни будь, по тихому. Не надо привлекать к этому СМИ. Вам всё ясно, Роберт?
        - Да, сэр. Сделаем. - И он сделал пометку в своём блокноте. - Но и без них шум будет. Многих ведь они успели взять.
        - С этим мы ничего не сможем сделать, но через СМИ можно много проблем погасить или раздуть пожар в обратную сторону. Вам ли не знать, Роберт? И попытайтесь их вытащить с тюрьмы при помощи наших правозащитников. Метода вам тоже известная. Применяйте СМИ в освещении противоправных действий в России, очерняйте все их действия, выставляйте их в чёрном свете перед цивилизованным миром. Думаю, они не смогут долго противостоять такому валу. В конце концов, если и это не поможет, всегда можно прибегнуть к политике санкций. Но это уже решать президенту. Но людей вытаскивайте оттуда. Не надо, что бы у них был козырь против нас.
        - Сделаем, сэр. Если получится. Боюсь, политика у них тоже поменяется. И как бы им было не всё равно, что об этом подумает общественность.
        - Вы главное начните действовать, Роберт, а жизнь покажет. И агентов надо заслать. Господи, - неожиданно взмолился он, - когда же это кончится? Скольких людей мы уже потеряли в этой варварской России. Скольких классных специалистов. Скольких сил стоило и средств, что бы убрать неожиданно вылезшего откуда-то этого Андреева. Скольких агентов потом пришлось списать, что бы на нас не вышли. Классных агентов и своими руками. Потом этот Чернышёв вылез из какой-то берлоги. Ну, с ним проще вышло, и всё равно мы потеряли агентов. Потом Грибачёв, полностью наш человек. Вот оно, казалось, полностью готовый переход к взятию власти в наши руки. И Бельцин полностью подходил под наши требования. Но почему он вдруг стал таким невменяемым? Почему всё сорвалось? Почему он перестал полностью доверять нам? Что мне теперь говорить президенту?
        - Простите, сэр, - перебил молитву директора Роберт, - но боюсь, в ближайшее время нам не удастся внедрить своих агентов в России. У них объявлен план «Сито», и при пересечении границы, все гости поселяются на сутки в комфортабельных гостиницах, пока проходит полная проверка личностей. Гостиница грамотно оцеплена, и выскользнуть оттуда просто не реально. Кроме того, у них объявились очень грамотные хакеры, и взломали нашу базу данных. Доказать, что это именно русские - не возможно, но не возникает сомнений, что им известно сейчас о каждом нашем шаге.
        Лучше бы он этого не говорил. Директор сначала побагровел, потом позеленел, потом побелел и, схватившись за сердце, рухнул в кресло.
        - Роберт, - слабо прохрипел директор, - почему вы не сказали об этом с самого начала?
        Роберт поспешил взять телефон, что бы вызвать медиков, но директор махнул рукой и попросил слабым голосом:
        - Лучше налейте мне коньяка, Роберт, мне это поможет.
        Аналитик открыл дверцу шкафчика, на которую указал рукой директор, и вытащил оттуда бутылку Хеннесси, налил на треть в бокал и подал Майку. Директор выпел бокал, и попросил повторить. Налив столько же, он передал его директору. Тот взял в руки бокал, и видимо его немного отпустило, потому что он повторил свой вопрос:
        - Так почему вы не сказали мне об этом раньше, Роберт?
        - Боялся, что вам станет плохо, сэр.
        - Но мне и так стало плохо, Роберт.
        - Я старался оттянуть этот момент, сэр. - Включил дурака Роберт.
        Майк вяло махнул рукой и выпил одним махом с бокала содержимое. Приведя мысли в порядок, и порозовев лицом, он спросил:
        - Что им известно?
        - Боюсь, что всё, сэр. Мы слишком поздно заметили «троянского коня», и к тому моменту, когда его ликвидировали, он успел выгрести у нас всю информацию. Защиту мы усилили, и разработали борьбу с подобными программами, но как вы понимаете, это уже бесполезно. - И он развёл руками.
        - Да, Роберт, это полное поражение. Мы в за... мы попали в каменный век, Роберт, и теперь у нас, против них - нет никакого оружия.
        - И я думаю, что это только начало, сэр. - Добил он своего начальника. - Приближается что-то страшное, сэр. Скоро всё поменяется, кардинально, сэр. И вот, сэр. - И он протянул директору бумажку.
        - Что это, Роберт?
        - Это рапорт, сэр. Я увольняюсь, сэр.
        - Бежите с тонущего корабля, Роберт? - Усмехнулся директор.
        Роберт посмотрел в глаза директора, но подначка директора, не задела его.
        - Сэр, во-первых, после такого провала, я как честный человек, просто не имею никакого морального права, оставаться на своей должности, а во-вторых, сэр, я боюсь. Да, сэр, я боюсь. Приближается что-то страшное, и я не хочу оставаться здесь.
        Директор взял рапорт своего подчинённого, внимательно прочитал его, и подписал. Но перед тем как отдать его, сказал:
        - Я ценил вас, Роберт, как классного специалиста. Жаль. Напоследок, что бы вы посоветовали мне? - И протянул рапорт Роберту.
        - Молиться, сэр. Ждать и молиться. - Сказал он, укладывая рапорт, в свою папку.
        - Можете быть свободны, Роберт. - Махнул он рукой в сторону двери. - И пригласите ко мне секретаря.
        Роберт вышел, и через несколько секунд в комнату зашёл секретарь. Он вопросительно посмотрел на директора и, увидев, что тот требует, что бы он подошёл ближе, закрыл дверь и приблизился.
        - «Чистый лист». - Сказал директор и показал жестами на вышедшего аналитика. Тот махнул головой и вышел.
        - Боишься, значит? - Пробурчал директор. - Не того ты боишься, крыса.
        Лондон, Форин-офис.
        Вильям Кремер чувствовал себя сегодня очень плохо. Он сидел в своём любимом кресле у камина и размышлял о превратностях бытия: «Что я сделал не так? Почему всё, что бы, я не начинал в этой варварской стране, терпит такой сокрушительный крах? Сотни миллиардов фунтов... Да за такие деньги можно было бы построить суперсовременный космопорт и отправлять на Марс исследовательские корабли, и выручка бы уже покрывала все расходы, а что мы имеем сейчас? А сейчас мы имеем одну большую бездонную яму. Всё началось с икры, но как сказал Джек Прэстон, это могло быть только началом, так это и оказалось. Что самое обидное, здесь ведь не только инвестиции государства. Во многих проектах задействованы частные инвестиции. В том числе, и мои, собственные. Ну как же было не вложиться? Огромные территории, неисчислимые недра, власть уже в наших руках и мы только высасывали оттуда, не тратясь на инфраструктуру, на лицо огромная экономия. Как можно было не воспользоваться таким подарком? Тем более, что на развал этой страны тратились только государственные средства. А что теперь? Что теперь будет? Что будет с нашими
акциями на этом рынке? Будет ли новое правительство поддерживать старые отношения? А смогут ли они вообще оборвать эти связи? Помню, в истории России однажды уже это происходило. Тогда им было очень тяжело, но они выстояли. А сейчас, выстоят? У них всё оборудование закупное, своего нет почти ничего, а что есть - абсолютно не приспособлено в данных реалиях. Впрочем, надо бы проконсультироваться со своим аналитиком».
        И уже собираясь позвонить в колокольчик, он услышал, как отворилась дверь, и появившийся секретарь в проёме сказал:
        - Джек Прэстон, сэр. Просит аудиенции.
        - А-а, проси, проси, я как раз по поводу него и хотел тебя попросить. - Обрадовался директор. - И, голубчик, будь добр, чайку нам принеси. И на момент разговора меня ни для кого нет.
        - Да, сэр. - Махнул он головой. - Будет исполнено, сэр. - И величаво вышел за двери.
        Спустя несколько секунд, в помещение заглянул Джек и, увидев приглашающие жесты, подошёл к очагу.
        - Присаживайся к огню, Джек. - Милостиво разрешил директор. - Артрит совсем замучил, только так и спасаюсь. Ещё погода эта мерзкая. Ну, это ладно, стариковское брюзжание. Ты мне лучше скажи, Джек, как так получилось с Россией?
        - Это было ожидаемо, сэр. Весь вопрос стоял только во времени. А вот этого мы и не смогли рассчитать.
        - Но если вы знали, что так случится, почему же вы не предупредили меня об этом, Джек? - Недовольно проворчал директор.
        В это время, открылась дверь, и секретарь принёс поднос с чаем и какой-то выпечкой. Пока он расставлял всё на столике, собеседники молчали. Но даже после того, как он вышел, Джек не торопился с ответом. Взяв чашку с чаем и сделав глоток, он задумался и, видя нетерпение своего шефа, заговорил:
        - Не совсем так, сэр. Мы предполагали, что может случиться что-то не очень приятное, и даже смену власти просчитали, но смену власти на подготовленного человека американцев. В этом случае, нам ничем плохим это не грозило. Но мы никак не могли предположить, что «Белая Стрела» займётся устранением от власти самого президента и приставления к власти своего человека. А то, что этим занялась именно эта организация - нет никаких сомнений. Достаточно сделать выводы по устранению элиты власти. Кстати, абсолютно лояльных нам людей, среди которых есть и те, которых мы готовили сами. Кого не устранили они, арестовала нынешняя власть. И думаю это не тот случай, когда их могут отпустить пожурив. Мы лишились рычагов в этой стране. И когда я говорил, сэр, это ожидаемо, я имел в виду смену власти, и ничего другого.
        - Так как вы упустили такие кардинальные изменения, Джек? Как могло так случиться, что какие-то уголовники смогли изменить политику государства? - Негодующе высказался Директор.
        - Их поддерживает народ, сэр. - Развёл Джек руками. - Видели бы вы, как они радовались очередному убийству. Ведь убивали не простых людей, а тех, кто был на слуху, о ком часто говорили по телевизору. Мне об этом поведали наши агенты. И не удивительно, я бы на их месте тоже наверно радовался. От них они видели только унижения и грабёж.
        - Меня не интересуют чувства скота, Джек, - покраснел от возмущения Директор, - меня интересует, что мы теперь будем делать, Джек? Как вы могли допустить уничтожения наших людей? Кто теперь за всё это ответит? Вы знаете, сколько денег вложено в реализацию данного проекта? Я уже и не говорю, что пострадали и частные вклады, и как бы, не больше государственных вливаний.
        - Ребята работали не в Лондоне, сэр, и поставить для каждого охрану просто не реально, да и не возможно в принципе. Это другое государство, сэр. В принципе, ничего этого и не понадобилось бы, не начни Стрела работать с таким размахом. Но даже в этом случае, мы попытались предотвратить покушение на жизнь одного из ключевых людей нашего проекта, просто пара агентов находилась рядом с его резиденцией в этот момент, у них намечалась встреча. Но встреча не состоялась, как вы уже догадались, нашего человека просто убрали. Тогда один из агентов, попытался застрелить нападавшего, благо он находился на расстоянии всего семи метров от убийцы, и выстрелил в него, но почему-то в момент выстрела, убийцы на месте не оказалось, а в следующий миг, наш агент уже лежал распростёртый на земле. Второй агент, что стоял на подстраховке, решил не спешить, и правильно сделал, потому что, первого агента уже скрутили и куда-то поволокли два здоровых парня в масках. Противостоять им у него не было никаких шансов, да и оружия у него тоже не было, что бы хотя бы пристрелить своего товарища. Зато я теперь догадываюсь, о чём
нам так и не поведали американцы. И почему погибли наши парни из СИС подразделения УСО (Управление Специальных Операций) в засаде. Это их невероятная скорость перемещения, сэр. У ребят просто не было никаких шансов. Второй агент рассказал нам, что в момент выстрела, убийца словно растворился в пространстве, и в следующий миг уже лежал наш агент на земле. Люди так двигаться просто не способны, сэр. Это какие-то демоны. И если бы мы раньше знали о таких способностях этих убийц, мы бы смогли вплести эти переменные в уравнение, и тогда, кто знает, может быть смогли противостоять им.
        - Подожди, Джек, но ведь УСО расформировали в 1945 году.
        - Сэр, кто же тогда выполняет спецоперации за рубежом? - Увидев, что Директор понял свою оплошность, продолжил. - Официально этой группы не существует, но реально она никогда не прекращала своей деятельности.
        После этого, Директор решил сменить тему разговора:
        - Если бы, может быть. - Зло прокомментировал Директор. - Джек, как говорят русские в этот момент, и я с ними в этом абсолютно согласен, если бы у бабушки были причиндалы - она была бы дедушкой. Это вы должны были выяснить уже очень давно. Ведь, если мне не изменяет память, Стрела начала работать ещё года четыре назад. У вас было четыре года, что бы решить эту задачку, а вы только собирали хронику с места преступления.
        - Но, сэр, - встал со своего кресла Джек в изумлении от таких обвинений - единственный случай, когда они применяли свои способности, был именно случай, когда погибли ребята из УСО, и мы даже предположить не могли, что такое вообще возможно.
        - Сядьте, сядьте, Джек, - прикрикнул Директор на своего подчинённого, - не заставляйте старого, больного человека подниматься с кресла. - И когда Джек сел на место, он продолжил. - Я понимаю, что вашей вины тут почти нет, но случилось страшное, и нам надо как-то на это реагировать. Если мы ничего не предпримем, нас просто не поймут. Пострадали, или пострадают в будущем интересы очень влиятельных людей в Великобритании, и спустить это на тормозах они не позволят. Мы являемся гарантами всех их проектов, и вот так получилось, что мы не смогли обеспечить безопасность их вкладов. Скажите, что сделает новая власть с нашими акциями в их энергетических компаниях и в добыче полезных ископаемых?
        - Так как владельцами компаний оказались люди, которые либо погибли от рук бандитов, или были арестованы новой властью, то скорей всего такие компании национализируют.
        - Правильно, - поднял Директор вверх палец, - а что это значит? А значит это только то, что мы лишаемся абсолютно всего. Вы думаете, они нам вернут затраченные средства на оборудование этих предприятий? Я думаю, нет. И тут даже не в этих средствах дело, в данный момент мы лишаемся львиной доли вливаний в нашу экономику, а вот это уже очень серьёзно. Нужно как-то притормозить их обвальную политику. И вот теперь я хочу спросить у вас, есть, ли у вас какие ни будь предложения, Джек?
        - Надо отвлечь их чем-то ещё, а за это время, возможно, мы сможем решить, что нам делать дальше.
        - И у вас есть предложения, Джек?
        - Как обычно, сэр, теракт, захват заложников. Это здорово их взбодрит и направит энергию совершенно в другое русло. На этой волне мы можем предложить свои услуги, по решению некоторых проблем с террористами, в обмен на некоторые преференции.
        - Старый, добрый способ? - Задумался Директор. - Хм, а может и получиться. Есть ли у вас возможности всё это организовать?
        - Конечно, сэр. - Не задумываясь, ответил Джек. - У меня есть связь с одной очень экстремистской группировкой Чеченских боевиков. На волне их войны, это будет выглядеть естественным и на нас не падёт тень, но нужны деньги, сэр. Бесплатно они не будут работать, сэр.
        - Будут деньги, Джек, на это дело джентльмены не поскупятся, в конце концов, там и их инвестиции. Что конкретно вы можете организовать?
        - Захват заложников в Москве, с последующим их истреблением вместе с исполнителями, таким образом лишить следствие минимального шанса на раскрытие организатора. Думаю привлечь к этому нашего агента, которого мы отправили вместо Погоста. Пока у него дела идут очень не важно. Он ещё только присматривается к обстановке, ну и к нему естественно тоже присматриваются. А так он будет готов подчистить концы. Кроме этого, можно подорвать несколько жилых домов в Москве, или в Подмосковье. С этим вообще не вижу проблем. Дома у них не охраняются, и занести в подвал несколько мешков гексогена - труда не составит. Людей для этого дела найду без труда. Из той же Чечни. Там сейчас много всякого мусора.
        - Хорошо, сколько вам нужно времени, что бы всё это организовать?
        - Недели на всё это мне хватит, - сказал через некоторое время Джек, - тем более что, к чему-то такому я и подготовил оружие и взрывчатку. Надо только доставить его на место. А время мне нужно, что бы подготовить исполнителей и своего агента.
        - Он у вас что, и взрывами будет заниматься?
        - Нет, сэр, для этого у меня есть специальный человек, для которого это не в новинку.
        - Хорошо, когда вам нужны деньги?
        - Лучше конечно, что бы завтра они уже были у меня в наличии, мне нужно будет делать предоплату, сэр.
        - Сколько вам надо?
        - Двести тысяч фунтов, думаю, хватит, сэр. Тем более, что платить полностью всю сумму я не планирую.
        - Однако... - встал с кресла и заходил по кабинету Директор, даже больная нога не стала ему помехой при упоминании о деньгах, - и это не маленькая сумма, Джек. Ну, хорошо, будут у вас деньги, Джек. Завтра к шести вечера деньги будут на вашем счету. А Стрела не помешает проведению мероприятий?
        - Думаю, нет, сэр. Захват заложников будет освещаться в СМИ, а они работают без свидетелей, а к взрывам - так они и вовсе не успеют. Что бы предотвратить это, надо точно знать, чего ждать.
        - А пойманный ими агент не сможет навести их на нас?
        - Сэр, о предстоящей операции, этот агент, ни сном - ни духом. А знает он и того меньше. Это его первый выход на «холод». Ничего серьёзного ему просто не успели рассказать.
        - Хорошо, Джек, действуйте. И да поможет вам бог.
        ГЛАВА 4
        Тверь, База.
        На базе всё было спокойно, только ребята возвращались с заданий. Кто-то рискнул вернуться ещё утром, ну а я хорошо выспавшись в конспиративной квартире ЦРУ. Ну, теперь уже можно точно сказать, что бывшей квартире ЦРУ. После такого демарша, только идиоты будут считать, что агент ещё в связке.
        Удивительно, но доехал я спокойно. Никаких неожиданностей со мной больше не происходило. Видимо, лимит испытаний я исчерпал на тот момент. И сейчас я направлялся к командиру. Ребята-то свои отчёты через Филина передают, а меня он ждёт персонально. Здесь не только речь о проведении операции будет, но и подготовка миссии за океан. Не знаю, сколько это займёт времени, но тянуть - тоже не станут. Сейчас не тот момент, когда можно потянуть резину. Надо ковать железо, пока оно горячо.
        В цеху также бухало и ухало, и что-то визжало. Впрочем, на меня никто внимания не обращал, работяги занимались своей непосредственной работой, и им просто было не до прохожих. Если охрана на входе пропустила - значит, имеет право, а с теми, кто пытался разузнать, чем же там занимаются в остальных цехах - быстро расставались. А потерять такую высокооплачиваемую работу никто больше не хотел. Да ещё и в такое непростое время.
        Постучав в кабинет, и не дожидаясь разрешения, всё равно ни хрена не слышно, проверяли уже, я вошёл в кабинет Георгича. Он сидел за столом с Филином, и о чём-то разговаривал. На столе лежали отчёты наших ребят. Наверняка именно их они и обсуждали. Увидев меня, Георгич улыбнулся, и нетерпеливо махнул мне рукой.
        - Давай, присаживайся. Что там мнёшься? - И встав из-за стола, подошёл ко мне, и крепко пожал руку. - Молодца! До последнего сомневался, что у нас всё выгорит без сучка, без задоринки, но то, что произошло вчера - это просто бомба. Честно говоря, больше всего за тебя переживал. Получится ли у тебя проникнуть к нему или нет. В конце концов, конечно, ты бы проник, но появились бы лишние жертвы, а вот их я и не хотел. Но ты приятно порадовал меня. Давай, садись. Проблемы были?
        Филин тоже подошёл ко мне, крепко пожал руку и похлопал по плечу. Не панибратски, у нас это не приветствуется, но вот как-то по-братски, наверно, будет точнее сказано. После чего мы присели, и я, размышляя, стоит ли говорить о тех моментах, что произошли до операции, не мог приступить к рассказу. Потом вспомнил, как он отреагировал на тот случай у моего дома, когда я познакомился со своей супругой, и решил всё же рассказать. Доверие зарабатывается годами, а потерять его можно в один миг.
        - Ну, не то, что бы проблемы, но несколько моментов, не относящихся к самой операции - случилось. - И я честно поведал обо всех инцидентах до операции и после. Только не сказал, что успел впритык. Это уже непрофессионализмом попахивает, с самоуверенностью. Сам-то я уже выводы сделал на будущее, зачем же командира напрягать такими мелочами. Но я никак не ожидал, что мой рассказ вызовет такую бурю.
        - Да как ты только посмел такое сделать, мальчишка? - Командир не на шутку разозлился. Честно говоря, таким я его ещё не видел. И это мне очень не понравилось. Меня так даже отец не отчитывал. - Ты хоть понимаешь, что ты поставил на карту страну в этот момент? От тебя и только от тебя зависел успех всей операции, а ты как какое-то неразумное дитя, кинулся наводить порядок в песочнице. Да позвонил бы мне, и мы бы решили этот вопрос в пять минут. А если бы тебя убили? Ты представляешь, что бы было сейчас? Машина была уже запущена, и остановить её было не возможно. Да нас бы сам Путилин раскатал по брёвнышку, за то, что не выполнили свои обещания. В этот момент, ты поставил на карту не только вероятное изменение истории России в лучшую сторону, но и судьбу наших ребят. Прав я был, когда не хотел отпускать тебя одного, ох прав. Доверился твоему профессионализму, а у тебя его по сути-то и нет, одни способности и самоуверенность.
        Когда он немного утих и остановился, я встал, и, приглушая свою ярость, которая бушевала во мне в этот момент, спокойно сказал:
        - Извините, товарищ майор, но если бы такое случилось ещё раз, я бы поступил так же. Вот вы говорите «песочница», а эта песочница - часть моей жизни. И операцию я не ставил под угрозу срыва, я всё контролировал, и тот результат - который удалось достигнуть, оказался лучшим выходом на данный момент. Попроси я вас разобраться с этим случаем, в лучшем случае, сейчас бы эту точку контролировал кто-то другой. В худшем... И говорить не хочется. И не факт, что эта «песочница» сейчас бы работала. Да и не в ней дело, по большому счёту, дело во мне. Я такой - какой есть, и я не могу пройти мимо такой несправедливости. Да, конечно, ставить на одну чашу весов какое-то кафе и операцию по смене власти глупо, но я и не ставил их на одну чашу. Я выполнял свою работу, и ещё раз хочу подчеркнуть, я ничем не рисковал. Если вас, товарищ майор, не устраивают мои принципы, то я готов написать рапорт на увольнение. Буду работать один, вот только отчитываться больше я ни перед кем не буду.
        Я развернулся, и собирался уже выйти, что бы забрать свои вещи с комнаты и попрощаться с ребятами, но в спину я услышал окрик Георгича:
        - Стой лейтенант, тебя ещё никто не отпускал. Да сядь ты, наконец, - уже более миролюбиво попросил он, - извини, вспылил я, нервы ни к чёрту. Сам должен понимать, я здесь как на иголках сидел, не спал даже вообще.
        Я повернулся и посмотрел на него, выглядел он действительно не свежим образом. Филин сидел, нахмурившись и опустив голову. Такого разноса он видимо тоже не припомнит на своей памяти. Я к тому моменту уже боле менее пришёл в себя, злость схлынула, осталась только какая-то опустошённость.
        - Ты тоже меня извини, командир, вспылил. - Я снова присел за стол, и обстановка разрядилась. Командир улыбнулся и сел, Филин тоже повеселел. Что ж, приступим к разбору полётов, но уже более спокойно.
        - Было хоть из-за чего вписываться? - Заинтересованно спросил он.
        - Было, командир. Вон, Филин знает. - Тот непонимающе посмотрел на меня. - Ты же помнишь плов в Волгограде? - Спросил я его.
        - О-о, да, - улыбнулся он, - это было божественно.
        - Ну вот, а они его делают лучше, чем я. И не только плов. Там весь список восточной кухни. Ну не мог я, командир, оставить их в беде, не мог. Не вмешайся я тогда, их бы просто прибили, а девчонку утащили бы к себе, и о ней можно было бы забыть.
        - Ладно, ладно, - пробурчал Георгич, - понял я. Хм, теперь, значит, они будут охранять их за еду?
        - Ну, как-то так. - Ухмыльнулся я, сам только что, осознав, чего я там намутил. Это же позор для них, но они пошли на это, стало быть, уважают. - Командир, а они реально нас уважают.
        - Ха-ха, ха-ха-ха... - Не выдержал Георгич, Филин тоже подхватил эстафету. - Ну, уморил, - вытирая слёзы с глаз, просипел командир, - заставить работать на себя организованную преступность, и кого!!!
        - И за что-о!!! - Поддержал его Филин.
        Отсмеявшись, они, наконец, приступили к дальнейшим разбирательствам.
        - Вот смотрю я на тебя, Хват, и вижу, что я о тебе, ни фига не знаю. - Резюмировал Георгич. - То ты режешь всех подряд, словно всю жизнь в мясной лавке работал, то такие коленца выкидываешь. Один Погост чего стоит. Хорошо, раз ты сказал, что всё было под контролем, пусть будет так. Я верю тебе. Но впредь, постарайся хотя бы предупреждать о таких моментах. Знаю, знаю, - увидев, что я хотел что-то сказать, он замахал рукой, - тогда у тебя не было возможности сообщить об этом, просто ты имей в виду, что такую работу, рады будут выполнить ребята, даже в качестве разминки. Может быть, не так красиво как это сделал ты, но подопечных бы на произвол не оставили. Всё. Теперь о другом. С теми бандитами на дороге понятно, таких мразей надо давить сразу, как увидишь, а тех, что хотели машину угнать - почему оставил в живых?
        - Не знаю, командир, - я задумался, потому что и сам не знал, почему я их пожалел, - честно, не знаю. Сейчас и сам понимаю, что мне это не свойственно, но почему я так поступил с ними - понять не могу.
        - Они смогут опознать тебя при желании? - Озадачился Филин.
        - Да я и не скрывался, конечно, смогут. Весь вопрос в том - будет ли у них для этого желание? Да что собственно произошло-то? - Не выдержал я их многозначительных переглядываний.
        - Ну, с Крестом понятно, тот никому не станет рассказывать, кто его поимел, а вот эти придурки, могут и рассказать, кому ни будь информацию о тебе, и даже составить фоторобот, они же наверняка поняли - откуда ты.
        - Знаешь, командир, я думаю, что ничего и никому они рассказывать не станут. Это не тот тип людей. Шакалы. Они даже своих товарищей бросили на произвол судьбы. Нет, скорей всего, сейчас они в какой ни будь дыре отсиживаются, боясь нос высунуть на улицу. Эти экземпляры очень любят свои никчемные жизни. Ну а даже если они и обрисуют фоторобот, кому это будет интересно? Нашим спецам? Теперь вряд ли. А пиндосы и так имеют мою фотографию. Так что ничего страшного я не вижу.
        - Ладно, убедил, - и через несколько секунд, продолжил Георгич, - ещё раз. Но, сработал всё же красиво. - Не удержался он от похвалы. - Теперь о наших баранах. Почти все ребята уже вернулись, все поставленные задачи выполнили, жертв с нашей стороны нет, хотя был один не понятный случай, но ребята сработали оперативно, неприятностей удалось избежать. Там Удав работал. И в момент ликвидации, он почувствовал пристальное внимание в спину, и только скорость его уберегла от смерти. В следующий миг он уже вязал какого-то мужика, который успел выстрелить, между прочим, в спину Удаву. Позже стало ясно, что это агент МИ-6. Ребята работали быстро и, воспользовавшись спецпрепаратом, вывернули его наизнанку, после тихо прикопали. Знал этот агент немного, но пару связных всё же сдал. Сейчас Удав с Ребусом работают в этом направлении. Может, повезёт, мы и МИ-6 вырежем здесь. Уж больно они подлые. От них всякой гадости можно ожидать. Тот ещё народец.
        - М-да, повеселились, значит, парни. - Подытожил я концовку. - А что с Олегом, с брательником моим? Он справился?
        - Ха, не то слово, - вмешался Филин, - сделал всё чисто и красиво. Всё как ты и распланировал. Кстати, пора ему позывной давать. Не дело своё имя светить везде.
        - Пусть будет Ветер. - Предложил я.
        - Хм, не возражаю. - Ухмыльнулся Филин. - Да он собственно и соответствует. Он уже нас превосходит в скорости.
        - Поддерживаю. - Заключил командир. - Хороший позывной, а главное верный. Теперь по нашим планам. Сегодня Путилин будет давать пресс-конференцию, передача начнётся в восемь вечера. Смотреть всем. Да чего я говорю, вы и сами от этого не захотите отстать. В конце концов, узнать, ради чего мы всё это затевали, будет интересно каждому. Теперь у меня вопрос к тебе, Хват. Как у тебя с аглицким?
        - А вот с аглицким у меня не очень хорошо, базовый школьный, - развёл я руками, - и то не полный. Не ставил я себе задачу побывать в тех краях. Но если есть самоучитель, да с правильным произношением, за неделю справлюсь. Чистое произношение не гарантирую, но то, что меня не воспримут за шпиона - это точно.
        - Опять твои способности? - Поинтересовался Георгич.
        - Да, Георгич, они самые. Я ведь в школе КГБ учился активно их применяя, а без них ничего бы у меня не вышло.
        - А там разве его не давали? - В недоумении спросил Филин. - Это же язык вероятного противника, должны были учить в первую очередь.
        - Ты забыл, Филин, как я поступил, и сколько я учился. Все эти дела проходили на первых курсах, так что по умолчанию я должен был знать его. Но почему-то меня об этом не спросили, а потом это и не надо было.
        - Ну ладно, - остановил нас Георгич, - если ты говоришь, что недели тебе хватит, то иди к себе и открывай свой компьютер. Есть там такая программка. На это время я тебя никуда не привлекаю. А сейчас свободен. В восемь часов, подходи сюда, вместе посмотрим пресс-конференцию. Заодно принесёшь полный отчёт о проделанной работе. И не морщись мне давай, сам знаешь, без этого - мы просто банда.
        - Да знаю, командир, знаю, просто я подумал, сколько мне писать придётся, вот и не сдержался.
        - Ну, в следующий раз будешь думать, прежде чем геройствовать. - Усмехнулся Георгич, а Филин, гад, его поддержал.
        - Ладно, до вечера. - Сказал я и пошёл к себе в комнату. Но не дошёл. Меня перехватил братишка.
        - О-о, Са... Хват, здорово. Ты-то мне и нужен. - Сказал он и потянул меня за рукав к себе в комнату. В своих апартаментах он был один, видимо жена сейчас была на кухне. Быть поваром, это не то, что быть диверсантом. Работа каждый день с раннего утра и до позднего вечера, а так как кушать хотят каждый день, то и выходных у них практически нет. Бывает, что работы не очень много, это когда группы на заданиях, или большая их часть, но сейчас почти все на базе, и работы у этих отважных женщин сейчас просто уйма.
        Я зашёл к брату, а на столе у него лежала куча какой-то документации и, судя по всему, он пытался в ней разобраться.
        - Как у тебя задание-то прошло? - Спросил я, что бы как-то начать разговор, а то брат всё силился как-то объяснить свой поступок, и у него ничего не получалось.
        - Да как, нормально всё прошло. - Отмахнулся он рукой. - Пришёл, увидел, победил. Я ему голову повернул назад, что бы он увидел, что он оставил после себя, он видимо удивился содеянному и умер от очевидного. Ты вот сюда посмотри. Это я нашёл у него в тщательно замаскированном сейфе, кроме камушков, которых было у него до ж... много в общем. Вот это он готовил к передаче. И я пока не понял, что это. Филин сказал мне разобраться самостоятельно, потом доложить. Сейчас, мол, у командира времени в обрез. Вот я и пытаюсь вникнуть, что это такое.
        - Ну, давай глянем, Ветер. - Сказал я и подошёл к документации.
        - Какой ветер? Ты чего?
        - А-а, забыл, ты теперь Ветер. Это твой позывной, заслужил. - Обрадовал я его.
        - Ха, а чего, неплохо. - Пробасил он. - Мне нравится. Ну, так что, понял, что ни будь?
        - Ну, ты же Ветер, а не Буран, куда гонишь-то? Я же ещё толком и не посмотрел что это.
        Я стал просматривать представленную мне документацию, и чем больше я её листал, тем больше у меня возникало чувство, что это что-то нереальное. Мне было проще, чем брату, я уже работал непосредственно с мозгом, и некоторые моменты знал, в отличии от простых людей. То есть, специфические знания, обычный человек не познаёт, так как это ему не надо, ну а мне, по роду своей деятельности, приходилось сталкиваться с некоторыми специфическими формулировками, которые скорей всего и стали в тупик моего брата. А суть документации, в общем-то, в том, что там была раскрыта специфика виртуальной реальности. Я конечно, с виртуальной реальностью не сталкивался, но что это такое представляю. Это воздействие на мозг через органы чувств человека. Через глаза, нос, тактильные чувства, слух. Только вкусовые рецепторы тут были не затронуты. Вероятно, просто не смогли решить задачку с раздражением рецепторов. Даже то, как решили задачку с раздражением обонятельных рецепторов - внушает уважение. А всё очень просто. Как мы ощущаем запах? Раздражаются те или иные рецепторы в носовой полости, которые мозг распознаёт и
запоминает комбинацию рецепторов. И когда мы нюхаем блюдо с закрытыми глазами, раздражается та же комбинация рецепторов, которую мозг уже запомнил, и поэтому мы легко можем сказать, что именно мы обоняем. Учёный, который решил эту задачку, сделал просто. Он сотворил распознаватель запахов на основе электромагнитных волн. Невероятно? Вот и для меня это стало открытием. То есть, эфирные масла тоже имеют электромагнитную составляющую. При помощи этого уловителя, он составлял карту запахов, и выдавал уже при помощи передатчика электромагнитные волны определённой частоты и модуляции, которые улавливали обонятельные рецепторы и передавали его в мозг. Колоссальная работа, и колоссальное открытие. И это открытие этот уеб... этот мертвец хотел передать штатам. Я уже не говорю про всю аппаратуру виртуальной реальности. Тут ещё была продумана система растяжек, для движения с тремя степенями свободы, тактильный костюм с глухим шлемом с экраном на глазах. Когда я понял это, волосы мои поднялись стоймя. Это же миллиарды рублей. Да даже если армия откажется использовать это, то любители пощекотать свои нервы будут в
очереди стоять за таким оборудованием, и цена их мало будет волновать.
        - Знаешь, Ветер, только из-за этих документов его стоило несколько раз кончить. Это золото в чистом виде. Только бы ещё этого учёного найти, который разработал всё это, было бы просто замечательно. Не думаю, что его уже успели похитить, в последний раз мы качественно пощипали этих джентльменов удачи.
        - Так что это такое? - Всерьёз озаботился Ветер.
        - Это комплекс виртуальной реальности. В общем, если перевести на армейский уклад, то это готовый комплекс подготовки бойцов разной направленности. Качественной подготовки. Правда это очень дорого сейчас, да и возможности компьютера здесь должны быть как минимум на пару порядков больше, используемых сейчас нами, но я думаю, этот фактор скоро будет нивелироваться.
        - То есть, в нём можно будет даже нам заниматься?
        - Ну, нам вряд ли. Процессор сгорит от наших возможностей, но вот спецподразделения тренировать самое то. Только хочу заметить, это пока только теоретические выкладки. Опытного образца ещё нет. Здесь сказано, что учёному требуются средства, что бы создать полноценный костюм. Как думаешь, пойдёт наш президент на расходы ради такого?
        - Он же сам военный, конечно пойдёт. Усилить своих бойцов - это же дорогого стоит. А что, на нём можно и мускулатуру качать?
        - Ну, это вряд ли, для этого есть другие тренажёры. На нём нарабатывается скорость, реакция, возможно и интуиция. Да мало ли чего ещё. Вот тебе скорость мешает?
        - Да ты что? - Искренне удивился он. - Я же, как ребёнок был среди вас.
        - Вот, даже этого уже много. И это при минимальных возможностях повреждений тела.
        - А что, такое тоже может быть?
        - Это зависит от того, как глубоко тренирующийся будет воспринимать то, что будет с ним происходить в вирте. Ведь реальность будет почти стопроцентной. А если в тебя будут стрелять и попадут, то ты тоже ощутишь боль в месте попадания. Мозг так действует. Он даже может послать сигнал боли в место попадания. Говорю же, зависит от глубины погружения.
        - М-да, тоже не слава богу. Ну ладно, решать всё равно не нам.
        - Вот именно. - Подтвердил я. - Так что, ты можешь сейчас отнести эти документы командиру, и всё рассказать, что сейчас услышал от меня.
        - А может, тогда лучше ты сходишь? Ты так грамотно сейчас разъяснил мне, что я лучше наверно и не смогу.
        - Во-первых, Ветер, - осадил я брата, - это твоё задание. Учись быть самостоятельным. А во-вторых, у меня и своё задание есть, ну ни как не меньшей важности. Так что не дрейфь и вперёд, за звёздами. - Подбодрил я его напоследок. И помахав ручкой, удручённо стоящему брату, пошёл к себе.
        Дом, милый дом. Место, где мне можно ничего не бояться. В смысле всяких неприятностей. Здесь я могу расслабиться и забыться. Даже дома, в Челябинске, у меня так и не выходило полностью расслабиться. Требовалось контролировать каждый шаг. Дом-то у нас, ого го какой, завистников немало. А здесь, здесь спокойно. И неважно, что мне сейчас нужно ударными темпами изучать этот амерский язык. В себе я уверен, справлюсь. «Так, где там у нас эта программка?» - Пробурчал я, запуская компьютер.
        Программку я нашёл без труда и принялся усиленно изучать язык. Одним потоком сознания я читал, другим запоминал прочитанное, третьим проговаривал про себя, применяя синтаксис. Дело шло быстро. Да мне выучить язык дня хватит. Дальше только ставить произношение и акцент. Благо здесь есть и голосовой учитель. Так я и сидел почти до вечера. В семь не выдержал, пошёл в столовую. Обед то я пропустил. В столовой было полно народу, который радостно обсуждал свою операцию. А что, мы на своей территории, посторонних здесь нет, так что ничего не нарушаем.
        Когда меня заметили, неожиданно парни сорвались со своих мест и побежали ко мне. Они, не сговариваясь, подхватили меня на руки и принялись подкидывать в воздух. Я даже ничего не успел сообразить. Ну, не подвоха же мне ожидать, от своих. Но приятно. Когда они угомонились и поставили меня на пол, вдруг заговорил Фитиль:
        - Ты просто не представляешь, что ты сделал для нас, для России! - Торжественно, но с тем же от всего сердца сказал он. Остальные парни просто закивали головами в такт. - Ты выиграл войну. Да, да. Именно так. Всё это время шла война, и в прошлую ночь произошёл перелом в противостоянии. Ещё будет много работы и битв, но главную битву ты уже выиграл, Хват. И не думай, что это просто дань вежливости твоим заслугам, мы все так думаем. - Парни, абсолютно все, в согласии замахали головами, кто-то даже подтвердил в голос. - Поэтому, прими нашу признательность. - И все парни с силой приложили кулак правой руки к груди и склонили головы. Даже т.Глаша и остальные женщины сделали то же самое. Странный жест. У нас я такого не замечал. Хотя, если бы они были при форме и в головных уборах, наверняка отдали бы честь, как положено в армии.
        - Парни, парни, - от растерянности я даже не знал что сказать, - это мы вместе сделали. Если бы не вы, то вся эта операция не имела бы никакого значения, но всё равно спасибо. Это было неожиданно, и... очень приятно.
        Парни радостно взревели на всю столовую, и потащили меня к столу. Там уже было накрыто на меня и блюда исходили паром. Не сказать, что ужин был праздничным, но очень вкусным и сытным. Сытным настолько, что от обилия мяса, я едва встал из-за стола. Какое мясо? Баранина. На шампурах. Почти так, как готовили у меня на родине. Всё равно было очень вкусно. Рядом сидящие парни активно помогали мне в уничтожении этих богатств. Сегодня у всех был шашлык.
        Время подходило к восьми, поэтому я решил уточнить у парней:
        - Вы смотреть пресс-конференцию-то идёте?
        - Конечно, - сыто рыгнул Ребус, - вот сейчас и отваливаем. Ох, встать бы.
        - Ладно, парни, я к командиру. - Я встал и пошёл к выходу. - Завтра обсудим программу президента. - Я ещё не знал тогда, что не будет у нас президента.
        К командиру я попал без пяти восемь. Они с Филином уже сидели в креслах, и пили чай. Мой чай тоже уже стоял на столе, и, судя по тому, что из него шёл пар, его налили только что. Так как кресел больше не было, я присел на диван. Напротив меня стоял журнальный столик, справа и слева от меня командир с Филином, а напротив - телевизор. Командир нервничал, это было видно по нему, но он старательно глушил это чувство. Но меня-то не обманешь. Филин же был совершенно спокоен.
        - Командир, всё будет нормально, - решил я его немного успокоить, - всё, что от нас зависело, мы сделали, и сделали качественно, теперь дело за ним. И я думаю, что он не подведёт, не тот это человек.
        - С чего ты взял, что я нервничаю? - Удивился Георгич, но посмотрев в мои глаза, смутился. - Извини, забыл о твоих способностях. Ничего, скоро всё будет ясно, тогда и успокоюсь. Ты пей чай, пей. Учить начал?
        - Да, начал. Всё нормально. - Не стал я его разочаровывать.
        - Ребята там тебя не укачали? - Усмехнулся Филин.
        - Укачать меня трудно, - улыбнулся я, - а вот смутить, вполне. Хорошие у нас парни.
        - Это да, парни что надо, - подтвердил он, - из таких - стальные гвозди делать, вечными будут. О-о, кажется, начинается. - И мы прильнули к экрану.
        Тем временем, в зале пресс-центра, пресс-секретарь поздоровался с аудиторией, и объявил о выходе В.В. Путилина на сцену. В зале было полно народу. Работали телекамеры, мешая друг другу, и нарастал гул, при приближении виновника пресс-конференции. Сегодня журналисты получат очень интересный материал, в плане сенсации, но вот как устраивающий запад вариант ведения политики государства Россия - вряд ли. В зале находились в основном иностранные журналисты. Наши тоже были, но так как телеканалов у нас не так много, то и было их значительно меньше. А вот представителей радиовещательных центров - присутствовало достаточно, в том числе и из пятой колонны. Вот интересно, не побоятся задать очень щекотливые вопросы эти радиокомпании? Они ведь не знают, что их работа, по сути, будет упрощена в будущем, а то и вовсе закрыта и запрещена. Но они пока пыжатся, размахивают флажками с изображением своей радиокомпании. Представители телецентров, в отличие от них, ведут себя более скромно. Они уже догадываются, откуда дует ветер, и кто стоит за будущим президентом, был печальный опыт знакомства с этими
представителями. Но безобразнее всего себя вели представители иностранных телекомпаний. Путилин ещё не успел войти и поздороваться, как они, перекрикивая друг друга, принялись задавать компрометирующие вопросы. С их точки зрения компрометирующие. Даже не пользуясь микрофоном, они создавали невообразимый шум. В ответ, Владимир Владимирович, только махнул головой, и усевшись в кресло, единственно стоявшее на трибуне, с журнальным столиком перед ним и микрофоном на столе. Выглядел он совершенно не обеспокоенным. Твёрдым, как гранит. Только взгляд его выделялся, он был острым и запоминающим. При выведении его лица на огромный монитор, расположенный за его спиной, шум в зале стал потихоньку стихать. Дождавшись, когда можно было говорить без напряжения, он приступил к пресс-конференции:
        - Вот и замечательно, - прокомментировал он данный факт, - давайте уважать друг друга. Зачем же кричать? Мы живём в конце двадцатого века, и что бы задать вопрос, существуют микрофоны. Вы, как представители прессы, об этом должны знать. - Пристыдил он публику. Данный выпад произвёл эффект. В зале сразу стало намного тише, лишь только фирменные флажки компаний, стали чаще мелькать, привлекая, таким образом, внимание к своей персоне. Наконец Путилин выбрал первого, и к нему уже несли микрофон, это был представитель ВВС английской телекомпании.
        - Здравствуйте. ВВС, английская телекомпания. - Представилась корреспондент на английском, на Российских каналах иностранная речь переводилась сразу. - Скажите, как вы стали президентом? И почему? Ведь Бельцин только что был выбран народом на второй срок, и вдруг неожиданно он покидает свой пост. Как, такое, возможно, что он просто взял и передал свой пост, даже не вице президенту? И что всё это значит?
        - Как откровенно, - ухмыльнулся он, - а что вас удивляет? Ну, не справился человек с поставленной задачей, о чём и сообщил. А почему я? Наверно посчитал более достойным. А значит это только то, что Россия, коренным образом меняет свой курс.
        - CNN, телеканал США. Простите, господин президент, что значит «меняет свой курс»? Как это понимать, и как это повлияет на наши дальнейшие отношения?
        - Вот как раз об этом я и хотел поговорить в первую очередь. - Удовлетворённо махнул он головой. - Собственно, в России больше нет президента, есть Глава России, и я на данный момент являюсь Главой Российского Государства. Кроме этого, мы меняем строй России. Теперь он будет не демократический, а патриотический.
        - Но почему? - Снова задал вопрос тот же корреспондент. - Всё же было хорошо, зачем же менять строй? И что это за строй такой, патриотический? Впервые о нём слышу.
        - Кому было хорошо? Вам? Возможно. Да я даже уверен, что вам было просто отлично, а России? Вы смотрели, что творится на улицах России? Впрочем, вы можете увидеть это и у себя в США. Тысячи бездомных и попрошаек, которые вынуждены спать на улице, только потому, что его выкинули с работы из-за постоянных сокращений рабочих мест. У вас стабильная телекомпания, на себе вы это не ощутили. А если вас уволят, без права трудоустройства, что будете делать вы? Насмотрелись мы на вашу демократию, и прочувствовали её до печёнок. Ведь что такое демократия? Это власть народа. Только не заметил я что-то власти у вашего народа. Вряд ли тот, кто спит в переулке, в коробке из под холодильника, хотел такой власти. А у вас их полно. Их обычно не показывают по телевизору, у нас тоже это скрывалось, но факт их существования есть. В связи с чем, вспомнил одно высказывание, которое врезалось мне в память:
        «Что предполагает коммунизм в идеале? От каждого по способности - каждому по потребности. А по сути что выходит? Чем больше потребностей - тем меньше способностей.
        Что предполагает социализм в идеале? От каждого по способности - каждому по его труду. Только вот на деле выходит, что перебирать бумажки с места на место, почему-то сегодня считается более дорогостоящей работой, чем кайлом махать в забое. Опять перекос. В результате мы имеем большую часть по-настоящему трудолюбивого населения практически за чертой бедности.
        Что предполагает демократия в идеале? Мы даём вам инструмент, а вы зарабатываете себе на жизнь. К примеру, захотел человек покушать ухи, взял в банке деньги в кредит, купил удочку, наловил рыбу, что-то съел, остальной рыбой рассчитался за удочку. А выходит что? А выходит, что он ловил рыбу в пруду того же банка, за что должен заплатить налог, в который войдёт вся пойманная рыба, а кроме этого, ещё нужно выплатить и кредит за удочку».
        - Я, конечно, утрирую, но смысл вам ясен. Такой строй нам не нужен. А что такое патриотизм? Это любовь к Родине. И если нет у тебя любви к своей Родине, то такой человек не нужен в нашем обществе.
        - Fox News Channel. Американский информационный канал. - Вскочила с места симпатичная репортёрша. - Простите, господин пре... глава. А куда вы денете тех, кто не поддержит ваш строй? Те же безработные, вряд ли они будут любить свою Родину, за то, как с ними обошлись.
        - Никуда не денем, - улыбнулся Путилин, - мы их будем лечить трудом и прививать любовь к государству. Нам сейчас нужно будет очень много трудовых ресурсов, и как бы ещё не пришлось привлекать зарубежные компании. Надо восстанавливать то, что успели порушить за время «демократических» реформ, и строить много нового. Нужно восстанавливать инфраструктуру, строить предприятия, да много чего ещё нужно. Тунеядцев - будем лечить принудительно, а злостных - будем отправлять на наиболее тяжёлые работы. Кое-что из социалистического строя мы всё же возьмём. У нас не будет безработных. Есть такая поговорка в армии, «не можешь - научим, не хочешь - заставим».
        - Channel 4, Великобритания. А вы уверены, что вас поддержит народ? Вы фактически узурпировали власть в свои руки, а как же выбор народа в вашей стране? Почему вы решили, что вы лучше знаете, как жить вашей стране? Вы сейчас уничтожили все демократические завоевания. Свобода слова, свобода печати, свобода выбора. Всё это, я так понимаю, теперь не действует?
        - Вы знаете, сейчас вы задали очень хороший вопрос. Я как раз собирался об этом поговорить. Власть я не узурпировал, как вы выразились, мне её передали. А по поводу выбора, в феврале следующего года у нас будет проведён референдум, где народ будет решать, в каком обществе ему лучше жить. А в марте произойдут выборы Главы Государства. Если вы думаете, что я держусь за власть, то вы глубоко ошибаетесь. Если к выборам Главы Государства найдётся достойный человек, которого изберёт народ, то я с лёгким сердцем передам ему бразды правления. А пока, мы будем стараться строить новое общество, что бы народ смог увидеть и оценить, в каком обществе ему лучше. А по поводу того, лучше я знаю или не лучше, что нужно народу, я считаю так: Над строем государства должен думать один человек, он же за это и отвечать, а не так, как у нас было совсем недавно. Куча болтунов в Думе, которые только и делают, что предлагают антинародные законы, и за это ещё и деньги получают, и замечу, не маленькие деньги. В советское время, эти депутаты работали на своих производствах, зарабатывали себе на жизнь своими руками, а сейчас
их кормит народ, который эти депутаты обкрадывают, при этом жирея не по дням, а по часам. И я ещё не говорю о взятках, которые они умудряются получать, что бы пропихнуть тот или иной закон. Поэтому, было принято решение, всех этих депутатов разогнать, найти им «достойную» их деяний работу, хотя там совсем немного будет тех, кого придётся пристраивать к станкам, большая часть попадает под следствие. А что бы, не потерять обратную связь с народом, выбрать передовиков производств и искусства, и без отрыва от своей работы, заниматься государственными делами. Назначить два раза в год созыв депутатского корпуса, для решения и принятия мер по улучшению благосостояния народа и процветанию своей Родины. За это они будут получать дополнительные премии.
        - Владимир Владимирович, Российская программа НТВ. Вы сейчас выдали часть своей программы? Но ведь это было уже, когда ещё был цел Советский Союз. И как далеко вы готовы пойти, для того, что бы воплотить свою мечту?
        - Я и не говорю, что этого не было, - усмехнулся он, - всё новое, это хорошо забытое старое. Я уже говорил, что некоторые моменты из Советского прошлого будут применены в новом обществе. Может даже большая её часть. Но у нас большой опыт, в этом обществе мы жили довольно долго, так что, то, что нас не устраивало, в этот раз будет учтено и отброшено. Такое, как, передача по наследству высокого поста, концентрация административных ресурсов в одном месте и многое другое. Там тоже довольно много моментов, которые стоит пересмотреть. Основное в новой программе будет работа с народом. Работа для народа. Прошло совсем немного времени, когда нам принесли свою демократию капиталистические страны, но за этот период произошло так много негативных изменений, что кажется - дальше уже и некуда. Их демократия с капиталистическим лицом, а нам она не подходит. Население России стремительно сокращается и деградирует. Пенсионеров, ветеранов войны на улице избивают и грабят, ради того, что бы купить себе наркотики или прогулять в каком ни будь баре. Дальше так продолжаться не может. Ну а как далеко я смогу пойти?
Поверьте, очень далеко. Меня ни что не остановит.
        - Владимир Владимирович, радио «Свобода», Россия. - Микрофон взяла довольно представительная женщина, но посмотрев в её глаза - понял, та ещё змея. У неё в глазах плескалось отвращение с каким-то пренебрежением. - Ходят слухи, что вам помогла взойти к власти «Белая Стрела». В этот день происходили довольно жуткие убийства, которые совершили эти бандиты. И тут как раз вовремя отказ от власти Бельцина в вашу пользу. Это разве совпадение? И как долго эти бандиты будут бесчинствовать, уничтожая элиты Российского общества?
        Путилин широко улыбнулся, и не замедлил с ответом:
        - А если и так, то что? Бельцин жив? Жив и здоров. А по поводу этой вашей элиты, так если бы они их не приголубили, то это сделал бы я. Да мне их награждать надо, а не наказывать. Но вот беда, найти я их не могу, и они мне не говорят о своём местонахождении. - После этих слов в зале возник такой шум и негодование, что успокоить публику стоило больших трудов. Через некоторое время, когда зал притих, он продолжил. - По роду своей деятельности, все дела по убийствам, что были совершены этой группой, я курировал, и скажу вам так, там не было невиновных. В силу того, что нам не давали добро, на ведение дел против этих лиц, они и смогли так долго прожить. Если бы они дожили до сегодняшнего дня, то их смерть показалась бы им избавлением от мук. На каждом, я повторяю, на каждом из этих людей, было как минимум по десятку трупов. У некоторых было и более сотни. А кто-то продавал Россию с таким размахом, что и берега совсем попутал. Так что, это не «Белая Стрела» бандиты, а те, кого они ликвидировали. И я не собираюсь их искать. Хотят они находиться в тени, значит так надо. Зато другие задумаются, прежде чем
идти на преступление закона. А когда они выйдут из тени, я их ещё и награжу. Хочу предупредить всех, самое страшное преступление - это предательство своей Родины. И с такими кадрами я буду расправляться без сожалений и жёстко. А вас, «Радио Свобода», я попрошу никуда не уезжать из столицы, всё равно вы не сможете уехать далеко. Надо ещё разобраться в вашей бухгалтерии. За счёт каких грантов, вы процветаете, неся ложь и разрушение в ваших передачах.
        После этих слов, у радио ведущей лицо покрылось крупным потом, а глаза бегали из стороны в сторону, рот при этом открылся в немом крике. Но, сделать уже было ничего нельзя, слово сказано, и сказано не в том месте и не в то время. Смолчала бы, глядишь ещё несколько дней, спокойно просуществовала бы.
        - CNN international. Международный канал, США. Господин... Глава, но ведь это геноцид! Истребление собственного народа, только потому, что он не поддерживает ваших взглядов на жизнь. Вы уже истребили при помощи вашей «Белой Стрелы» цвет нации России, а большая часть сейчас находится в ваших застенках. Вы же таким образом подорвали вашу же экономику. Кто будет налаживать экономические отношения с остальным миром. Да и после ваших демаршей, вряд ли цивилизованный мир захочет иметь с вами дело. И наши предыдущие контракты, и акции, что принадлежат нам и остальным цивилизованным государствам, что будет с ними?
        - Геноцид говорите? - Путилин разозлился, но сильно этого не показывал в прямом эфире. Но я ясно видел волны ярости исходящие от него. Нет, не в магическом смысле, а так, просто зрением. Он как-то подобрался весь, поза его стала, напряжена, а в глазах сверкали искры ярости. Но голос его абсолютно не изменился. Репортёры вряд ли заметили эти изменения, но охрана, что невидимо присутствовала в зале, это почувствовала, и тоже подобрались. Они время от времени попадали в кадр, так что не заметить этого было невозможно. - А напомните-ка мне, кто уничтожил коренное население Латинской Америки - индейцев? Кто обманом и силой выживал их с их исконных территорий? За бусы и другой ненужный хлам, вы отбирали богатые территории, а потом уничтожали коренное население. И сколько их сейчас осталось в резервациях? А ваша Великая Депрессия? Только от голода умерло от 5 до 8 миллионов человек, в то время, когда банкиры сжигали собранный урожай, что бы, не опустить цены. Кто об этом помнит? И вы ещё меня обвиняете в геноциде собственного народа. В отличие от ваших государств, мы не уничтожали коренное население
стран, которые вошли в нашу семью, а ассимилировались с ними. И сейчас, хоть они и вышли из состава Советского Союза, в чём, собственно ваши страны и помогли, но до сих пор там живут наши граждане. Не надо, не надо махать руками, - съязвил Путилин, - это уже вполне доказанный факт. И люди, кто принимал в этом активное участие, будут наказаны по всей строгости закона. Напомню, что предательство своей страны у нас будет караться только одним способом, смертной казнью. Это вы их считаете цветом нации России, предателей народа. Конечно, для вас они милее, я понимаю. Ведь благодаря им, ваши банкиры набили свои карманы, а ваша экономика процветает. А я считаю, что цвет нации - это, трудяга за станком, который честно отдаёт свой долг перед страной вскормившей его. Это сельский житель, который не покладая рук пытается прокормить такую огромную страну. Да, территория наша стала меньше, благодаря вам, но люди остались те же. Мы ещё не забыли, как в Великую Отечественную Войну, на фронт уходил последний кормилец с семьи, а его место занимали дети, старики и женщины. Чего бы вам сильно хотелось. Вы уже пытаетесь
перекроить историю на свой лад, утверждая, что эту войну выиграла Америка. Нет, эту войну выиграл Советский народ. И эту историю, истинную историю Великой Отечественной Войны, мы и будем преподавать в школах. Вы чем-то удивлены? Не надо удивляться. В наших школах, при помощи вашего «цвета нации» внедрялись измененные учебники истории, где подтверждались ваши слова. Ну, не ваши именно, я понимаю, что вы этого не говорили, но слова ваших политиков. Ваши политики пытались развратить нас изнутри, изменить наше мировоззрение, уничтожить патриотизм и любовь к Родине, и надо сказать, что вам это почти удалось. Я даже не буду называть план, по которому развивались события в нашей стране, вы его и так прекрасно знаете. Вы же подготовились? Вот только не надо изображать из себя несправедливо обиженного человека, все, всё знают, но в угоду высокой политике, предпочитают об этом не упоминать. Только знаете, господа хорошие, надоело. Надоело смотреть, как об нас вытирают ноги все кому не лень. Не будет больше этого.
        - А по поводу экономических отношений и акций, так я скажу так. Не захотят поддерживать с нами отношения, ну и ладно. Как я уже говорил, мы собираемся восстанавливать свою экономику, которую порушили опять же с помощью ваших стран. Правильно, зачем вам активный игрок на рынке, гораздо прибыльней иметь «бензоколонку», так говорят ваши хозяева? Не надо отвечать, - махнул он рукой, - я и так знаю. Это был риторический вопрос. А с введением санкций, мы быстрее выстроим свою экономику. Да, первые два, три года нам будет очень тяжело. Но мы отстроили свою экономику после Великой Отечественной, тогда, когда нам жутко не хватало рук. Война унесла много трудоспособного народа. Кроме этого, очень не хватало средств, для поднятия экономики, но мы выстояли и возродили свою страну за несколько лет. Так что, и в этот раз справимся. А акции, вы их потеряли. - В этот момент в зале разразился жуткий шум, каждый пытался перекричать друг друга, что бы именно его услышал Глава. Естественно из этого шума ничего не было понятно. Теперь ясно, что здесь находятся не простые корреспонденты своих телестудий. Вполне
возможно, что их там и нет вовсе. Так рьяно защищать интересы банкиров эта отрасль СМИ не станет.
        Путилин поднял руку, и зал стал затихать. Когда полностью воцарилась тишина, он продолжил:
        - Все, кто владел ресурсами России, оказались замешены либо в воровстве в крупных масштабах, либо в мошенничестве при приобретении акций компаний, либо в массовых убийствах и банальном предательстве интересов Российского Государства. Поэтому, все предприятия по добыче полезных ископаемых будут национализированы. И это не обсуждается. Что же касается предприятий, построенных на Российской территории инагентами, и получающие прибыль с неё, то такие предприятия и дальше будут работать в тех же условиях. Акции таких предприятий остаются у своих держателей. Впрочем, таких предприятий и нет почти.
        - ВВС, Великобритания. - Встал с места с поднесённым к нему микрофоном напыщенный индюк для корреспондента ну ни как не подходящий. - Мистер, э-эм, Глава. А вы не боитесь, что после такого выступления, вас просто закидают бомбами? Не боитесь, что у вас начнётся массовый терроризм и захват заложников?
        - Вы в своём уме вообще? - Глава Государства не на шутку разозлился. - Вы, только что, пригрозили немаленькому государству, между прочим, массовыми терактами и захватом заложников. Теперь я хоть буду знать, с какой стороны ждать подобных действий. Охрана, - прикрикнул он, - выведите этого господина и его помощников, проводите до аэропорта и посадите в самолёт. Больше этой телекомпании на территории России не будет. В прямом эфире пообещать террористические акты! Хм, похоже джентльмены совсем грамотных специалистов лишились, присылая сюда тупых исполнителей.
        - Нет, я вовсе не это хотел сказать, - вскричал с места этот джентльмен, когда к нему направилась охрана, - вы неправильно меня поняли. - Не на шутку испугался этот напыщенный индюк, хотя от напыщенности там ничего и не осталось, он только что провалил ещё один из проектов Великобритании, и за это его по головке не погладят на Родине. А кроме того, Великобритания лишилась голоса хотя бы в этой компании. Оператор посмотрел на него ну очень уж неприятственно.
        - Я сделал это предположение гипотетически! - выкрикнул он, выводимый охраной, напоследок.
        - И пока вас не вышвырнули, я всё же отвечу. - Дал всё же ответ Путилин. - Закидают бомбами? Ну, пусть попробуют. Вы думаете, что всё у нас уничтожили? Так вынужден вас разочаровать. Оборона России строилась с тройным резервированием. Много, конечно было уничтожено при помощи предателей России, за что они и ответят, но у нас так же были и истинные патриоты своей страны, которые не дали уничтожить обороноспособность страны. И если на нас посыпятся бомбы, то, как минимум Великобританию и США мы утянем с собой к создателю. И это не бравада. Вы, надеюсь, не забыли о системе «Периметр»? Ну, ваши хозяева о ней знают. Благодаря чему и держится ещё паритет. А что касается террористов, то где бы мы их не поймали, они будут уничтожаться на месте, без всяких судов и следствий, предварительно выжатые как лимон при помощи спецпрепаратов. В сортире их поймаем - и в сортире замочим. Я ответил на ваш вопрос? Вот и прекрасно, а теперь прощайте. - И его вывели из зала два дюжих охранника. Оператор, понурив голову, шёл следом.
        Пресс-конференция продолжалась. И когда зал утих, слово взял Израильский канал:
        - 9 канал, Израиль. Господин Глава, а что будет с войной в Чечне? Ведь вы там так и не добились мира? Люди гибнут до сих пор.
        - А что с Чечнёй не так? Будем заканчивать эту войну, и заканчивать будем жёстко. Что бы желающих больше не было переходить в стан террористов. Я первый день, как вы знаете, на должности, но уже отдал необходимые распоряжения в войска.
        - Первый канал, Москва. Владимир Владимирович, а как изменится жизнь обычного Российского обывателя? Я, почему спрашиваю, у меня есть знакомые, которые купили квартиру в кредит. Они исправно платили за неё, пока главу этой семьи не сократили на работе. К тому моменту кредит был почти полностью погашен, оставалось процентов десять, но его с семьёй выкинули из неё в буквальном смысле, не дав даже забрать одежду. Едва документы удалось прихватить. И вот теперь они живут в каком-то брошенном бараке, без работы, без средств к существованию. И таких семей тысячи. Спасибо. - Грустно закончила она и села.
        - М-да. - Невесело усмехнулся Путилин. - Вы потом свои координаты передайте моей охране, раз такое невесёлое положение сложилось, начнём помощь с этой семьи. А как изменится жизнь? В начале пресс-конференции я уже сказал, что работой будут обеспечены все жители России. Даже те, кто это откровенно не хочет этого делать. Есть и такие теперь у нас. Но, это не на долго. Откровенных тунеядцев, будем отправлять на наиболее тяжёлые работы, пусть там лечатся от лени. Что же касается жилья, то мы, как и при Советском Союзе, будем выдавать его бесплатно. Ну, не совсем уж бесплатно, конечно, будет удерживаться с зарплаты 5 процентов ежемесячно, но это не большая цена за своё жильё. В первую очередь жильё получат наиболее ценные специалисты, которые его не имеют, затем многодетные семьи, живущие в общежитиях и бараках, следующим этапом будет расселение аварийного жилья, и заканчивать этот список будут те, кому нужно расширение жилплощади. Никто на улице не останется. Тут ещё над многим надо подумать, но по поводу жилья - это твёрдое решение. А что касается недобросовестных банков и методов их работы, то очень
скоро и в этом секторе наведём полный порядок. Все, кто наживался на добросовестных плательщиков таким образом - будем судить. От ответственности не уйдёт никто.
        У корреспондента Первого Канала даже улыбка расцвела на лице. Такого она явно не ожидала.
        - CNBC США, господин Глава, а что с вашей пропускной способностью? Нам пришлось проторчать в аэропорту битых четыре часа, что бы мы смогли попасть на эту пресс-конференцию. Кого-то сразу отвозили в гостиницу, а нас оставили в аэропорту дожидаться. И, кроме того, во время ожидания, я заметил, как арестовывали отъезжающих прямо в аэропорту. Довольно известных людей в узких кругах. Что это, массовый тер... психоз? - Неожиданно исправился вопрошающий. Видимо ещё не забыл, как за подобное слово вывели его коллегу.
        - Ну, почему же сразу психоз? - Улыбнулся Путилин. - Я уже говорил, что производятся проверки по факту противоправных действий в отношении очень многих видных политических и медийных фигур. А также, так называемых бизнесменов. На многих из них у нас уже очень много информации, по некоторым - ещё только проводятся проверки. Но эти товарищи видимо очень не хотят попасть в поле зрения следствия, и стараются как можно быстрее покинуть страну, которую они, вероятно, обворовывали, при этом вывозя чемоданами наличность. Ну а по поводу вас, так тут совсем просто. Вам же нужно было попасть на пресс-конференцию? Тогда всё правильно. Если бы вы поехали в гостиницу, то вас отпустили бы только завтра. А в аэропорту проводится быстрая проверка. И теперь так будет всегда. Нам совсем не нужно, что бы к нам слетелась куча «ястребов», под предлогом восстановления прав граждан нашей страны. Это наша страна, и как поступать с оступившимися - решать будем мы сами.
        - Das Erste, Германия. Но ведь то, что вы сейчас озвучили, это же фактически полная изоляция. Железный занавес. Не боитесь остаться в одиночестве? И потом, с такой вашей программой, вряд ли вас признают как Главу такого огромного государства весь остальной цивилизованный мир.
        - А чем плох железный занавес? - Не поддержал немецкого корреспондента Путилин. - Вот вы, вероятно, жили в ГДР до падения стены? Я так и думал. Вам нравится, что происходит сейчас с вашей страной? Можете не отвечать, это риторический вопрос, хотя и так видно, что вы не очень довольны нынешним состоянием дел. Уж лучше стена, чем культурные ценности, которые приходят к нам из-за океана и из Европы. У нас даже пытались проводить шествие гомосексуалисты и всякие извращенцы. Но это не та страна, где можно свободно ставить в национальное достижение подобное извращение. Русский народ этого не приемлет. Нам дороги традиционные отношения. Ну а те, которые заболели этим, будут изолированы от общества, как бешеные собаки. Нам не нужен сорняк на наших грядках. Кроме того, железный занавес позволяет сократить проникновение неугодных нам людей. Так что, ничего плохого я в этом не вижу. Сообщения между нашими странами останутся, но пассажиры будут проходить тщательную проверку. А по поводу признания меня Главой, так я и не стремлюсь к этому немедленно. Признают сильного игрока, а именно этим я и собираюсь
заняться, увеличить мощь своего Государства.
        Долго ещё шла эта пресс-конференция, а я сидел и мечтал. «Неужели свершилось? Неужели мы наконец получили того самого человека, который способен возродить Россию? Он поверил нам, и он пошёл ва-банк, и мы не имеем права подвести его. Одно то, что он обелил нас перед общественностью чего стоит. Теперь мы вроде, как и не бандиты вовсе, и хоть свои ребята на нас не будут объявлять облавы. Но мощно он задвинул. Я ещё ни разу не слышал, что бы так открыто, говорили на такие темы, без умолчаний и недомолвок. А ведь он не просто так уверен, что пиндосы и иже с ними, не будут затевать третью мировую, вернее, не будут применять ядерное оружие. Так-то пытаться они всё равно будут, им развивающаяся Россия как кость в глотке. И пока они её не проглотят или не подавятся - не успокоятся. И нам надо сделать так, что бы они именно подавились этой костью. Впрочем, я уже над этим работаю, и я думаю, что это только начало. Что придумает ещё наше начальство - бог весть, но эта операция, однозначно, будет не единственной».
        Пока я мечтал, ничего интересного больше не было высказано. Имею в виду - глобальное. Так-то вся пресс-конференция проходила в зажигательном стиле. Даже посмеялись в зале над очередным высказыванием Главы. После окончания пресс-конференции, командир с Филином сидели с отсутствующим видом. Ага, где-то в облаках летают. Даже не заметили, что передача уже закончилась. Очнулись только тогда, когда я выключил телевизор.
        - Вот это разгон, - помахал головой Филин, - не споткнулся бы. Очень много желающих засадить ему в спину нож он заимел сейчас.
        - А мы на что? - Огрызнулся командир. - Да и кроме нас у него сейчас столько защитников будет, успевай оттаскивать. Молодец всё же, настоящий мужчина. Может так случиться, что мы нового Сталина породили.
        - А оно и хорошо, - прокомментировал я, - сейчас именно такого правителя нам и не хватает. Представляете, как взвоют сейчас те 5 процентов, что наживалась за счёт остальных 95? Это ж, какую свинью он им подложил к Новому Году? Наконец-то народ вздохнёт спокойней.
        - Ладно, патриоты, - улыбнулся командир, и махнул рукой, - спать расходитесь. Время уже позднее. А ты, Хват, поднажми с учёбой. Боюсь, как бы, не форсировали нам события.
        - Понял, сделаю. - Махнул я головой и пошёл к выходу. - Спокойной ночи.
        Филин тоже потянулся следом за мной.
        Ну, вот и закончился этот очень не простой день. В истории наверняка этот день будет как-то обозначен.
        Что нам принесёт день следующий?
        ГЛАВА 5
        Всю неделю я оттачивал английский язык. И под конец недели я мог говорить едва ли не лучше самих американцев. За всё это время в стране тоже произошло очень много изменений, больше хороших, чем плохих. Глава, как и обещал, распустил всю государственную думу. Ну как распустил, по сути, там и распускать почти никого и не осталось. Большая часть находилась под следствием. Кто поедет добывать уголёк в Сибирь, а кого-то и расстреляют. Попались там и такие. Не обо всех мы, оказывается, знали. Мы-то в основном работали по американским подстилкам, а там были и израильские и английские и прорва ещё всякой шушеры. Как на них вышли? Да просто. Оказывается, о них все, всё знали. Да они, собственно и не скрывали. Не видели нужды. Ведь там друг за дружку держались и помогали друг другу. А когда Путилин сообщил о роспуске думы на пресс-конференции, все эти перелётныё птицы потянулись в аэропорты, но вылететь никому не удалось. И даже не из-за того, что их ловили с деньгами при пересечении границы, работал план «Сито», и данные на всех видных деятелей были переданы погранцам. Вылетать разрешалось только тем, у
кого стояло разрешение на вылет с печатью личной администрации Главы. Таких, к слову, было совсем немного. И все они действительно вылетали по неотложным делам.
        Всех иностранных советников он выслал по своим странам, прямо в день пресс-конференции. Не нужны нам советники по разбазариванию страны. Они ещё и вылетать не хотели, грозились санкциями. Ну, правильно, они ведь не смотрели эту пресс-конференцию, и не знали, что Глава сказал об этих санкциях.
        Для приведения спокойствия в Чечне, он отправил спецподразделения ОМОН и ГРУ, придав им в помощь артдивизионы из срочников и танковые подразделения с «Градами» из сверхсрочников. Помимо этого было много и другой военной техники, но что примечательно, срочников, если они участвовали в миротворческой операции, на первые лини не выводили. Была придана авиационная поддержка из МИ-24 ( Крокодил), К-50 (Чёрная Акула), а также были переданы на испытания в боевых условиях К-28Н (Ночной Охотник). И это не считая, остальной сопутствующей авиатехники и боевых самолётов. Сил и средств было придано много, дабы одним махом закончить эту никому ненужную войну. Извиняюсь, кое-кому - нужную. И вот тех, кто наживался на смертях простых солдат, продавая оружие боевикам и за рубеж большими партиями, списывая это боевыми потерями, перед самой операцией арестовали. Тут так же, как и с депутатами, все знали этих личностей, но ничего не могли сделать из-за круговой поруки, так что много времени это не заняло. Приговоры приводили в исполнение прямо на местах. К слову, казнили не за одни только подозрения, как правило,
находились доказательства. Эти утырки, всё у себя фиксировали. Наверно, что бы, не забыть, сколько же удалось уворовать. С остальными проводилось следствие, и если на месте доказать ничего было нельзя - отправляли в Москву под конвоем. Очень много генералов лишилось своих насиженных должностей, но ещё больше и жизни. Перед этим их тщательно потрошили, применяя спец средства, раскулачивали на уворованное, и вообще накопленное, а потом расстреливали. Никого больше не пугало то, что специалисты всё чаще стали применять спецпрепараты. Во-первых - их применяли только в том случае, если были неопровержимые факты хищений или откровенного слива военной информации, во-вторых - что мы делаем с военными преступниками, и как с ними поступаем - никого не должно волновать. Я имею в виду цивилизованную общественность, как они себя называют, и Глава ясно дал понять на пресс-конференции, что вмешательства во внутренние дела России не потерпит. А что бы эта общественность не сильно вякала, он дал задание средствам массовой информации развернуть мощнейшую информационную войну, вытаскивая на свет все преступления
совершённые этими странами. Как ни странно это звучит, но оказывается, у нас вёлся архив по всем преступлениям капстран. Причём, велась хроника преступлений с момента основания той или иной страны. И как только на нас полились обвинения в жестокости и неприятия такого строя вообще, вся эта информация потекла в средства массовой информации. Задействовали все средства, в том числе и интернет. После такого массового удара, активность обвинений этих стран, как правило, резко падала. В интернете, запускались познавательные ролики о той или иной стране, которые сами множились, и устранить такой контент - было почти не реально. Для этого нужна была очень мощная специализированная служба. В Америке она была, но даже им приходилось очень туго.
        Когда полностью вычистили всю эту заразу, выяснилось, что командиров-то у нас и не хватает. Срочно стали призывать обратно на службу тех, кого по той или иной причине уволили недобросовестные сотрудники, или кто сам уволился, не хотел мараться. Все эти дела и подготовка к операции заняло четыре дня. Очень мощный был посыл военным от Главы, только поэтому они успели всё это организовать за такой короткий срок. И по истечении четырёх дней, начался, собственно, этап освобождения Российской территории от всевозможных террористов и их пособников. Это было что-то. Чеченские боевики больше не получали информацию о предстоящих операциях, и не могли подготовить засад и покинуть место проведения оной. Впрочем, покинуть-то могли, просто не успевали. Земля у них горела под ногами в буквальном смысле. Применяли, очень хорошо себя зарекомендовавшие ещё во время Великой Отечественной Войны заряды с напалмом и объёмно-детонирующие бомбы ОДАБ-500ПМВ. После такой обработки, как правило, никого в живых уже не оставалось. Сложность была только в том, что местность была не очень подходящей для танковых битв.
Местность-то гористая. Танки в основном применялись в городах, и то, только на добивании выживших. В Грозном столкнулись с мощной обороной боевиков. Сначала пытались отстреливаться из танков, не хотели рушить город, но это помогало мало, и у нас появились первые потери. Два танка им удалось спалить вместе с экипажами, стреляли из американского Джавелина. Тогда командование решило применить ОДАБы, и один квартал перестал сопротивляться совсем. После зачистки выяснилось, что мирного населения там и не было вовсе. Тогда их применили ещё на один квартал, ситуация повторилась. Когда летели наши бомбардировщики, в этом квартале начались активные шевеления, и противник спешно покидал свои укрытия. Мирного населения к тому моменту в домах уже давно не было. Убегали они не только с этого квартала, как доложила разведка, они покидали спешно город, оставляя довольно много оружия и боеприпасов, обнаруженных уже после зачистки города. Уйти удалось не многим счастливчикам, следом за ними кинулся танковый полк и механизированная группа. И кого только не было среди боевиков. И арабы и негры и даже американские
инструкторы. По сравнению с ними, местных было в два раза меньше. Американских инструкторов в плен не брали, уничтожали на месте, даже если они сдавались. После этого началась повторная истерия в СМИ. Там не упоминалось, что мы уничтожили американских инструкторов, говорили в основном о бесчеловечном методе ведения войны, с применением запрещённых боеприпасов. Интересно только, кем запрещённых? Американцами? Так они и сами активно применяют их. Наши военные тщательно фиксировали всю эту военную компанию, и на их истерию, были выставлены кадры в интернете и в СМИ о ведении войны во Вьетнаме, где применялись настолько бесчеловечные боеприпасы, что наши объёмники - это скальпель по сравнению с их методами. Показали кадры об издевательствах над заложниками. Там без содрогания смотреть было страшно. В основном там были солдаты срочной службы ещё с первой Чеченской. Отрезанные головы, вспоротые животы, содранная кожа. Много там чего было. При одном взгляде на такие кадры - выворачивало на изнанку. А наши парни видели это вживую. Когда освобождали сёла в основном. Находились и живые ребята, но в таком
состоянии, что краше в гроб кладут. А кроме этого, их ещё заставляли и работать. Не можешь больше шевелиться - стало быть, стал учебным пособием начинающим боевикам. Одно такое село спалили вместе с жителями. Все пользовались русскими рабами. Ещё одно село, прежде чем в него заходить, осмотрели разведчики. Там не имелось рабов, но там находилось большое количество боевиков. Причём местное население с ними были в очень хороших отношениях. Штурмовать такое село - это подвергнуть риску наличные силы. Танк там не развернётся, а спалить его легко. Пехота тоже будет простреливаться со всех сторон. Тогда, недолго думая, расстреляли это село из градов, применяя напалм. Затем ещё одно похожее село. А когда подошли к следующему - выяснилось, что мирных жителей боевики сами уничтожили, из-за того, что те их пытались выгнать из села. Примеры расправы с такими сёлами уже были известны, и селяне не хотели рисковать. Самих боевиков на месте уже не было. Их нашли позже и, применяя вертолёты всех положили.
        Надо сказать, что эта война продвигалась очень быстро, и невосполнимых потерь с нашей стороны было очень мало. Уже освободили более половины территории Чечни, и оставшиеся боевики старались покинуть территорию этой страны в Турцию, не прибегая к затяжным боям. Да у них собственно и не получалось их затягивать. Всё противостояние гасилось очень мощной артиллерийской поддержкой.
        Тех, кто пытался покинуть территорию Чечни, тоже не ждало ничего хорошего. На всех возможных местах просачивания, был высажен десант, предварительно очистив территорию не стесняясь применять ОДАБы, а там были довольно укреплённые позиции, с глубокими пещерами и массой вооружения, который спешно укреплялся. В помощь им был выделен полк МИ-24. При таком подходе, покинуть территорию Чечни удалось очень малому количеству бандитов. В плен никого не брали, все бандиты уничтожались на месте.
        Обо всём этом я узнавал от командира, не всё передавалось по телевизору. А он находил способ добычи информации.
        По всей территории России пропали бездомные. Как-то вот так сразу. Их отлавливали, отмывали, одевали, и под конвоем отправляли на Всероссийские стройки. Было этих строек ещё очень мало, но народ для этих дел готовили загодя. Всех этих людей собирали в местах предстоящих строек, и пока не было ни материалов, ни проектов, просто откармливали их, проводя разъяснительную работу. Предупреждали, что если он сбежит, то попадёт на работу гораздо тяжелее и в менее благоприятный климат. Бегунки всё же случались, не привык подобный народ без выпивки, а пить-то там и не давали вовсе. Но, здравомыслящих, всё же было больше. Скучать им тоже не давали, они готовили местность под строительство. Приблизительно.
        Полностью поменялся депутатский корпус, теперь там числились только передовики производства, сельского хозяйства и представители культуры, без отрыва от производства. Теперь будут рассматриваться именно чаяния народа, а не прихоти властвующих структур. Даже профессиональные спортивные клубы разогнали. Об этом он на пресс-конференции не говорил, но шаг логичный. Теперь, если ты «Динамовец», к примеру, то ты же действующий сотрудник милиции. «Спартак» - стало быть, армеец. И правильно. Последнее время они только деньги загребали лопатой, при этом и, не играя толком. Теперь в эти клубы будут идти по призванию, и любителей лёгкой поживы больше там не будет. Может хоть играть научатся.
        Резко увеличилось строительство жилых домов. Это я забегаю вперёд. За несколько дней такого не сотворить. Но свою программу он выполнял дословно. Перестали существовать множество недобросовестных банков, многие из которых оказались ангажированными западом. Рассматривались дела по незаконным отнятиям квартир. У судов возникло очень много работы. И дела рассматривались теперь очень быстро. Очень много откровенно зажравшихся народных судей пересажали, на их местах оказались люди может быть и менее известные, но зато много грамотнее. Программа по обязательному трудоустройству работала без сбоев, и если раньше в дворники шли и профессора, то теперь каждому находилось место по профессии. Увеличивались трудовые места, реставрировались старые предприятия, какие-то перестраивались с нуля, за время разрухи некоторые предприятия приходили в полную негодность.
        Вся добыча природных ресурсов перешла в собственность государства естественно, иностранцы, если они там были, лишались всех привилегий, и если не собирались покидать территорию Российского Государства, оставались работать на общих основаниях, до истечения контракта. А там, как получится. Было несколько попыток вредительства, пытались сжечь товарный парк с нефтью, в одном случае это даже удалось. Сожгли несколько резервуаров. Но это единственная победа. После этого усилили всю охрану объектов, а пойманных диверсантов отправляли в Москву. Что с ними делалось здесь, история умалчивает. Но, думаю ничего хорошего.
        Да, чуть не упустил самое главное. Было покушение на Главу России. Пытались взорвать кортеж Главы. Но, оказывается вся эта операция, была под контролем ГРУ. В операции принимали участие и спецподразделения милиции. Только эти сотрудники были на виду, а сотрудники ГРУ участвовали в гражданской форме, им и удалось предотвратить покушение. Покушение было спланировано сотрудниками МОССАДа. Командир предлагал Главе помощь в расследовании и ликвидации разведки Израиля, но глава сказал, что с этим разберётся сам. Всё было под контролем, и у него в охране специалисты высокого класса. Забегая вперёд, скажу, что благодаря этому захваченному агенту, удалось раскрыть крупную сеть разведки МОССАД. И даже удалось сыграть с ними в очень интересную игру, поддавки называется.
        А ещё, по итогам нашей операции, командира подняли в звании до полковника, перепрыгнули одну ступеньку, и по праву. Пересидел он уже в этом звании. Филину дали майора, а я стал капитаном. Я тоже перепрыгнул одну ступеньку. Ребята все были очень рады за меня. Да что я, всех наших ребят подняли в званиях. Теперь у нас самое младшее звание лейтенант, и то таких мало. Ветер тоже стал лейтенантом. Ах, да, я же не сказал. Мы теперь официально числились на службе государства, но в очень законспирированном виде. Даже ГРУ не отличалось такой секретностью. Все знали, что существует ГРУ, и оно работает на государство, и все знают, что существует «Белая Стрела», но никто не знает, что оно работает на государство. Мы остались тайной козырной картой в руках Главы. Он по достоинству оценил наш потенциал, и полностью был согласен с тем, что нас лучше держать в тени, но под рукой. Ребята очень обрадовались этому, кое-кому даже разрешили съездить домой, навестить родных. Остальные находились на службе. Глава давал нам несколько заданий, в основном на откровенных отморозков, что бы держать в тонусе преступный мир. И
результат был. Тем более, после того, как он высказался по поводу нашей организации в прямом эфире, преступный мир сильно задумался. А последующие наши акции - задумчивость переросла в уверенность. Преступность очень сильно снизилась. Сейчас даже можно было ребёнка в коляске оставить на десять минут у магазина, и никто бы его не тронул. Смешно да? А вот и ничего смешного. В наше время участились пропажи детей и даже из садиков и из школ. Теперь же можно было свободно прогуляться вечером не только по центру города, но и в довольно глухих уголках. Патрульно-постовые службы увеличились, и людей теперь для этих целей хватало. А, кроме того, теперь не зазорно было служить в милиции. Да и платили там не плохо. Людей-то теперь хватало. И если в рабочее время ты спокойно пьёшь пиво в кафе, будь готов к тому, что к тебе могут подойти сотрудники милиции и потребовать объяснений. Время деньги, а ты бездарно тратишь его на выпивку. СМИ, кстати, по поводу проведённых акций с «Белой Стрелой», а мы так же оставляли свою фирменную карточку, реагировала теперь очень спокойно. Нас больше не обвиняли в бесчеловечном
обращении с видными деятелями этого мира. Выставляли это просто как факт. О жертвах же, если к тому времени было уже что-то известно, вываливалась полностью достоверная информация. А информацию им сливали сотрудники правоохранительных органов. Этакий симбиоз. Но, в нашем случае, теперь правильный симбиоз, и полезный.
        После проведённой пресс-конференции, Европа и Америка с Великобританией, буквально на следующий же день, выдвинули нам санкции. В санкционный список попали высокотехнологичные товары, а свой хлам они так и оставили в поставках. Тогда Глава поступил проще, он отказался от импорта всего, что нам абсолютно не нужно. А там оказался довольно внушительный список. Остались только те товары, без которых нам на данном этапе было очень тяжело обойтись. Кроме этого резко сократили поставку нефти и газа в Европу, объяснив это ответной санкционной мерой. Пока Европа не предпринимала больше ответных шагов, они думают, что будет дальше, и хотят осмыслить такой шаг. И это зимой. Думаю, что реакция последует скоро.
        Американцы же, после наших ответных санкций на их заражённую курятину, дополнили список санкционных товаров, тогда мы полностью прекратили поставку для них двигателей к ракетам. Вот тут шум был очень сильный. Грозились штрафами и пени, при том, что сами прекратили поставку высокотехнологичного товара по контракту. И их почему-то не беспокоили штрафы и пени. Может потому, что они и не собирались его платить? В общем, процесс этот долгий и никому пользы от этого не будет. Хотя, как сказал Глава, если введут санкции, значит, у нас быстрее заработает импорто-замещение.
        Активно ведутся переговоры с Китаем. Решается вопрос о прекращении поставок к нам откровенного брака, и наращивании поставок нужного нам товара. Не секрет, что в последнее время Китай считает нас третьей страной, и поставляет к нам подчас и очень опасный товар. Очень дёшево, но настолько плохого качества, что люди порой просто переводили деньги на ветер. Народ-то у нас доверчивый.
        Суханова Олега, нашего связного с Главой, тоже подняли в звании до полковника. Тут, перепрыгнули целых две ступеньки. Из капитанов в полковники. Но там по ряду заслуг, в том числе и по предыдущей службе. Он два раза отодвигался в повышении звания из-за того, что не шёл на компромисс с откровенным отребьем в погонах.
        И вот, когда я был полностью готов к заданию, раздаётся звонок телефона в моей комнате. И что-то мне кажется, что это не простой звонок.
        - На связи. - Сказал я, подняв трубку.
        - Срочно ко мне, - услышал я голос встревоженного командира, - сейчас же. - И положил трубку.
        Судя по всему, случилось что-то очень плохое, таким встревоженным я командира не слышал. И я не ошибся. Убедился в этом, как только перешагнул порог его кабинета. Кроме командира там находился и Филин. Как-то так получилось, что Филин стал для командира близким помощником. А может, готовит замену для себя. В принципе, это не п