Сохранить .
Я орк - 2 Игорь Гергардович Гардер
        Я Орк #2
        Приключения Гаргора продолжаются, он уже не сопливый юнец, а орк в полном расцвете сил, в душе которого всё бурлит, кипит и наверняка у него шило в одном месте. Как и положено каждому нормальному юноше, он хочет всего сразу и желательно побольше, не задумываясь о последствиях того или иного выбора. Да, чёрт возьми, когда юность интересовали последствия, главное действие, а с последствиями разберёмся как нибудь, потом!
        А пока, хорга ему под пятую точку, гиду в руки и ветер в лицо, навстречу приключениям. О наличии которых мы позаботимся, как впрочем и о благополучном их разрешении.
        Игорь Гардер
        Я орк - 2
        Глава 1 - Пролог

* * *
        - Мать земля, отец небо, да пошлют нам зелёной травы для наших стад, и бесконечных степных просторов для нас! - поприветствовал всех, выехавший в центр орк. - Совет старейшин постановил, что за попрание наших традиций сей молодой орк будет наказан….
        - За что?! - решил я вставить свои пять копеек, а то как-то не хочется умирать молодым, я-то не знал, что меня никто и не собирался убивать.
        - За оскорбление родов! - ответил орк, повернув варга ко мне мордой.
        - И позвольте узнать, как и кого я оскорбил?! - не собирался я отступать несмотря на недовольный взгляд орка.
        - Ты бесцеремонно схватил пять ожерелий, а должен был взять лишь одно и тем самым ты оскорбил…
        - Вы должны быть в курсе, что я сирота без рода и клана! - перебил я его и решил немного вызвать жалости к бедному сиротке, то есть ко мне. - Я рос без семьи, вдалеке от орочьих степей. Я не знал ни крепкой руки отца, ни ласковых слов матери. Я рос сам и заботился о себе как мог. Я сам добился звания сотника второго ранга. Я пришел не с протянутой рукой в степи, я пришел и привел с собой сотню варгов, для будущей орочьей сотни. Вы спросите как я всего этого добился? Я отвечу, мне скрывать нечего, всё это я получил сражаясь, а сражался я потому, что ОРК, - последние слова я буквально выкрикнул постаравшись вложить как можно больше гордости в свои слова - а ОРК звучит гордо! - а что? Этот вопрос у всех читался в глазах, а ответ как раз в духе политиков, вроде и ответил на вопрос, а по факту нет. - Всё это я сказал не для красного словца, а дабы вы поняли, что я не знаю ни обычаев ни традиций своего народа. Когда мне сказали выбирай ожерелье я и выбрал все. Если бы мне сказали, что надо выбрать одно из пяти, я там бы до сих пор стоял, не зная какую из красавец выбрать. Все они неземной красы орчанки.
Как из них можно выбрать самую-самую, каждая из них самая-самая. Да, что говорить всем известную истину, что нет никого краше орчанок на всём свете. - вот загнул так загнул.
        - Всё сказал? - спросил меня орк - Я смотрю, тебя не только учили военному искусству, но и искусству оратора. - произнёс орк со спокойствием айсберга приближаясь к Титанику. - Хотя твои слова и не лишены смысла, мы сделаем всё возможное, чтобы устранить пробелы в твоих познаниях наших с тобой обычаев. Ибо орк, что не чтит предков и не знает обычаев и традиций своего народа не ОРК. - чёрт побери, это собака разносит в пух и прах все мои старания, подумал я. - А начнем мы пожалуй с того что каждый орк отвечает за свои поступки. - жестом руки он остановил мою очередную тираду.
        - Наши традиции просты, тебя выбрала орчанка, ты выбрал её. Но когда она делала свой выбор она доказала всем, что она достойная. А теперь ты - и ткнул в меня пальцем - докажи, что ты достойный, победи в честном бою претендентов на руку тех, что выбрали тебя. А поскольку ты выбрал пять орчанок, то и победить тебе предстоит пятерых претендентов. Они уже успели между собой выяснить кто бросит тебе вызов. - произнес он с голливудской улыбкой.
        - Правила можно уточнить? - спросил я поглядывая на моего противника.
        - Правила просты, надо победить своего противника, победить не убить, а победить.
        - Правильно я понял, если я проиграю то ему достанется … - с надеждой в голосе поинтересовался я и сделал многозначительную паузу.
        - Да, ему достанутся трофеи и та за кого он бьётся.
        - Какие трофеи?
        - Всё, что сейчас на тебе и с тобой!
        «Здравствуй попа - новый год!» - мысленно вскрикнул я, смотря как тонет Титаник моих надежд на то, что я избегу смерти и женитьбы. Правда, то, что убивать меня не будут, уже хорошо. Но женится я пока не готов, а тем более сразу на пятерых. Вариант где меня побеждают даже не рассматривается, у меня с собой все мои денежки и документы на варгов, это не считая хорга и псов с мини драконами. И если я правильно понял, в случае проигрыша всё это достанется победителю. Сильно высока цена проигрыша. А с другой стороны, что я кочевряжусь, орчанки не страшные, а даже совсем наоборот. Да и вроде с приданым, что уже плюс к их красоте. Единственно за что я переживаю, да и, что скрывать, откровенно боюсь - это самого семейного быта. Да, господа хорошие, быта - поверьте, я уже был женат, хоть по любви женился и не жалею, но, чёрт побери, сколько было скандалов пока мы притирались друг к другу. Лишь женившись, я узнал, что молоко в холодильник можно положить неправильно, что мыло бывает для лица и рук. Да, что говорить, для меня было шоком узнать, что есть специальный пенка для того, чтобы расчесывать волосы, не
бриться а именно расчесывать волосы. Даже сковородки чёрт побери, бывают не только маленькими и большими, а экстра для жарки блинов, экстра для овощей или даже сковорода гриль. Я молчу про то, что они даже бывают квадратными, а про различные покрытия я и не заикаюсь. У меня до женитьбы был набор из двух чугунных сковородок и мне их хватило на все случаи жизни, а с приходом моей половинки количество их перевалило за два десятка и одинаковых, даже внешне, хрен найдёшь. И много, много чего другого о чем мы, мужская часть человечества, узнаём лишь после брака.
        А тут сразу не одна дама, а целых пять, и у всех них есть мамы и папы. Да и где мне их селить? Как с ними жить? Может все спят вповалку в одном шатре или как у мусульман каждой из них положено по отдельной жилплощади, в моём случае юрте, шатре или вигваму, как они там называются, а пусть будут юрты. Тут действительно, как в песне из фильма «Кавказская пленница»:
        Если б я был султан,
        Я б имел трёх жён
        И тройной красотой
        Был бы окружён.
        Но с другой стороны,
        При таких делах
        Столько бед и забот,
        Ой, спаси аллах!
        Не очень плохо
        Иметь три жены,
        И очень плохо
        С другой стороны!
        Зульфия мой халат
        Гладит у доски,
        Шьёт Гюли, а Фатьма
        Штопает носки.
        Три жены - красота,
        Что ни говори,
        Но с другой стороны -
        Тёщи тоже три!
        Все эти мысли пронеслись табуном в моей голове за пару секунд. Эх, была не была - будем бится в полную силу, ну а дальше как получится, проиграл значит не судьба мне стать султаном окруженный красотой.
        - Скажу неплохие правила. Мне, таки, точно нравится! - играя на публику потёр я руки, заодно и скрывая своё волнение - Варг у него хороший, мне такой пригодится, а вот костюмчик мы будем посмотреть уже вблизи. Да и, походу, от нашей с ним душевной дискуссии он, таки, может помяться. - с улыбкой произнёс я.
        - Ты так говоришь потому, что не знаешь с кем тебе придётся биться. Я его видел и знаю на что он способен. Так что, тебе не позавидуешь. - с усмешкой произнес рядом стоявший орк.
        - Пари? - предложил я повернувшись к говорящему.
        - Ты не можешь заключать пари. В случае проигрыша у тебя ничего не останется. - вмешался в разговор орочий-рефери.
        - Неужели вы думаете, что у меня не найдётся чем расплатиться? Я не настолько беден, что вынужден носить всё своё с собой. - во завернул так завернул.
        - Ну и сколько ты готов поставить и на кого? - спросил он с явным подвохом.
        - Естественно на победителя, то есть на себя! - и продемонстрировал голливудскую улыбку с орочьим акцентом.
        - И сколько ты готов мне подарить? - с ехидством в голосе произнёс орк.
        - Дарить я ничего никому не собираюсь, а вот с вас я пожалуй возьму десяток золотых, ну а если случится невероятное и я проиграю, то вам я лично напишу расписку на получение вашего выигрыша.
        - По рукам! Легкие деньги я всегда найду куда потратить. - С довольной мордой лица стал подходить орк для заключения пари.
        - Есть ещё желаюшие, побится об заклад? - поинтересовался я у окружающих, что внимательно слушали наш разговор.
        - Ну пожалуй и я поставлю двадцать серебряных монет на ….
        - Я дико извиняюсь, но я принимаю ставки от золотого и выше. Но вы можете вскладчину. - прервал я.
        - Вскладчину говоришь? Да мы тебя оставим без портков и ты ещё должен будешь. - Усмехнулся орк, который заключил пари первым. - и достав из за спины круглый выпуклый щит и перевернув его на манер подноса передал двум молодым оркам, а затем высыпал в него содержимое своего кошелька - Я ставлю сотню золотом от имени своего клана на победу нашего бойца!
        - Я, как старейшина рода Кронгов, поддерживаю нашего бойца! - и достав свой щит высыпал содержимое своего кошелька.
        - О, изгнанные подняли голову! Рад приветствовать, с вашим изгнанием нам давно никто не может составить конкуренцию. Жаль, что род Хиад прервался, вот где были настоящие бойцы.
        - Род Хиад не прервался, ты сейчас смотришь на последнего представителя из этого славного рода. - и почему то рукой указал на меня.
        - Нет господа орки, вы меня в свои дрязги втягивайте, я сам по себе вы сами по себе. - открестился я от непонятно чего.
        - Хочешь ты этого или нет но мы с твоим родом древние союзники и мой долг встать рядом в трудную минуту. - пафосно произнёс он.
        - На минутку, повторяю, лишь на минутку допустим, что вы правы и я представитель там какого то вымершего рода. Тогда где вы были последние пятнадцать лет? Где вы были когда я рос не среди соплеменников, а среди людей? Где вы были - там много можно перечислять. Нет, вы про долг вспомнили не когда я ковырялся в грязи, а когда нарисовался верхом на хорге и с полным кошельком. А теперь ответьте, зачем мне союзный род который вспоминает о своём союзе лишь сейчас? - выплеснул я на него всё своё раздражение. Ишь нашлись мне союзники.
        - Мы узнали о твоём существовании всего день назад из того самого письма, что ты привёз. Твой дед увез тебя в неизвестном направлении и спустя год вернулся, чтобы умереть. Он так и не сказал жив ты или мёртв. И никто не вправе вмешиваться в решение главы рода по членам своего рода или семьи - с внутренним достоинством ответил он.
        - Хорошо, что я сам по себе, а вы сами по себе. - и повернувшись к первому - тому, что поставил сотню золотом - я принимаю выше ставку и я сам всегда плачу по своим счетам. И я не имею никакого отношения к роду, к которому меня причисляет вот этот орк. Я его, как впрочем и вас, вижу впервой.
        - И какого же тогда ты рода племени? - спросил он прищурившись.
        - Я! - и на секунду задумавшись, продолжил - Я, черт побери, из рода Гаргороф. - гордо и с вызовом произнёс я.
        - А что за Гаргоры? Я о них никогда не слышал, и насколько велик род? - поинтересовался мой собеседник.
        - Так какие мои годы, ещё услышите о моих подвигах, а насчет численности то его я буду увеличивать так сказать естественным способом.
        - Действительно, ты копия своего деда, тут тебе и гонор и гордость и уверенность. А теперь посмотрим какой ты в деле.
        Затем орочий рефери представил нас, меня кстати он представил как Гаргора, ну а теперь уже мне надо не ударить лицом в грязь.
        Легко сказать но трудно сделать. Однако, чёрт побери, кто не рискует тот не пьёт шампанское. А тем временем за орком выстроилось ещё четверо бойцов, многие из них были, так скажем, в слегка помятых доспехах. Очевидно, что они совсем недавно дискутировали с другими претендентами, которые горели желанием мне морду лица и другие части тела помять. Здесь без стратегии никуда, если в прямой рубке сойтись с одним, то даже если я одержу победу - моим бокам однозначно достанется пара хороших плюх. Но желающих намять мне бока целых пять орочьих рыл. То есть, если каждый навешает мне по паре чувствительных плюх, то пятому я достанусь в очень помятом состоянии и ему будет легко меня победить и лишить практически всего. Как хреново иметь хорошее воображение, я уже мысленно раз пять был сбит с хорга и порван псами, и в одном из вариантов мечтаний, даже уже просил милостыню, стоя на костылях на паперти.
        - Чёрт побери! - произнёс я вслух своё любимое ругательство, с которым я шагаю по жизни - А хрен вам на воротник не надо?! - произнёс я ни к кому конкретно не обращаясь и послал Умрагана в круг.
        Если кто думал, что я собрался биться лоб в лоб, то он меня явно не знает. Я хоть и не трус, но я боюсь быть битым, а посему предпочитаю бить других. После сигнала, мы с моим противником одновременно послали наших скакунов в бой. За те пару секунд, что мы неслись друг на друга, в тараном ударе, направив друг на друга наши гиды, зрители замерли в полной тишине. За мгновение до столкновения я ушёл в сторону, но так, чтобы он не смог достать меня своим оружием, хотя он и сделал попытку дотянуться до меня, поведя в мою сторону своим орудием братоубийства. Мне этого и надо было, следя за мной он упустил из вида драконов. Вот один из них таранным ударом своей тушки сбил его с сдела варга. Орк просто не был готов к такому повороту событий, а когда он оказался на земле, слегка оглушенный, сначала таранным ударом дракона, а затем и не совсем комфортным приземлением, второй спикировал к нему на грудь и издал победный клёкот. На мгновение мне показалось, что он сейчас разорвет ему горло. Собрав всю свою волю я, таки, заставил его не делать этого. Дракоша мгновенно сорвался в небо и стал кружить над ареной,
издавая недовольные звуки. Мои псы также недовольно скалили клыки на псов поверженного орка и их ни капли не смущало, что с противоположной стороны явно численный перевес.
        - Первый бой за Гаргором! - бесстрастным звуком произнёс рефери.
        - Бой был выигран не честно! - возмущенно кричали одни.
        - Нет всё по чести! - возражали им другие.
        - Всё по чести! - возразил рефери на эти выкрики - Каждый из бойцов может использовать свое личное оружие и своих боевых животных. И каждый из них добывает победу своим способом. Сей молодой орк показал нам, что он отлично владеет управлением своим скакуном и боевыми животными! А остальным будет наука! - и посмотрел на остальных, а затем на меня. В его взгляде я себя увидел в белых тапках и услышал тихую грустную музыку.
        - Что, сделал я вашего бойца?! - с усмешкой произнёс я подъезжая к орку с которым я заключал пари.
        - Нет, наш боец будет пятым! - вернул он мне мою улыбку, а моя медленно стёрлась.
        - Мда, а раньше нельзя было сказать? - поинтересовался я, понимая, что попал как кур во щи.
        - А ты и не спрашивал! - посмеиваясь ответил он.
        - А.. - дальше я решил лучше промолчать, ибо не совсем хорошо пожилого орка крыть матерными словами.
        - Чёрт побери! Хрен вам с маком, а не мои денежки! - отдернул я сам себя от упаднического настроения - Собрался и покажи тут всем, где раки зимуют и что, не зря меня муштровали долгие десять лет, да и противостоят мне молодые холостые орки, а значит всем им от десяти и максимум до пятнадцати лет отроду.
        Подбадривал я сам себя, жаль второй раз один и тот же трюк не сработает, а что если его доработать? Скажем, один будет маячить сверху перед глазами, а другой ударит со спины. Таким образом я вывел из строя ещё двоих, а вот четвёртый, редиска такой, извернулся и вывел из боя моего дракона. Затупленное оружие не пробила его чешую, но кости переломал. Понимая, что лечение дракона теперь затянется на некоторый срок, я слегка так осерчал, и немного ему помял рёбра и другие части тела за моих вновь обретенных питомцев. Нет, чтобы как все, спокойно распластаться на земле, он тут показывает мастерство уворота и скорость владения своей гидой по мимо летящей цели, за что и поплатился.
        Вот и настал для меня решающий бой. Последним пятым противником передо мной предстал, как нетрудно догадаться, чёрный орк. Нет не так, а скорей ЧЁРНЫЙ ОРК, где каждая буква заглавная и произносить надо с дрожью в голосе. Передо мной предстала гора на двух ногах и с руками, как мои ноги. Он явно увлекался тяжелой атлетикой и жрал растишку бочками, и эта перекаченная херня сидела на хорге, что также был на ладонь, а может и две, больше моего. Его доспех был явно сделанный на заказ у лучших мастеров. Мой хуже, но не намного, как никак рассчитанный на сотника, а нам дермовые априри не положены. Его боевые псы были под стать хозяину и варгу.
        - Врёшь, не возьмёшь! И не таких быков закатывает в консервные банки! - выдал я смотря как он разминает руки - На вас его шавки, вам надо их слегка потрепать пока я шкаф буду ронять! - произнес я, и наклонившись, потрепал своих псов по голове.
        Псы, в отличии от меня, уже побывали в собачьей сваре, и их шкурка была уже потрепана а один хромал. Пративник же мой, мог похвастся свеженькими сабачками, видать у него большая свора, раз смог заменить. У предыдущих противников псы были разной степени потрепанности. Ничего, у меня ещё в небе кружит один козырный туз, и он таки, дождётся своего часа.
        После сигнала мы помчались друг на друга, как всамделишные рыцари. Я намеревался провернуть мою беспроигрышную комбинацию, лишь сейчас хотел свернуть в противоположную сторону. До этого момента я всегда уходил влево от нападающего, а сейчас собирался устроить финт ушами с кульбитом, уйти вправо. Но, как говорится, мы располагаем, а боги точно знают, что нихрена не знают. Так и сейчас я, уходя в сторону, увидел, что мой противник повернул было своего хорга как раз в противоположную от меня сторону. Ему хватило доли секунды понять, что он просчитался, а в следующий миг, он откинул оружие в сторону и вскочив ногами на спину хорга, прыгнул на меня. А самое паршивое, что прыгнул он орком, а летел уже клыкастым зверем. Честно скажу, я не испугался, но меня почему то посетила лишь одна мысль, куда делся его доспех? В кино, всякого рода оборотни, обращаясь в зверей рвали к чертям собачьим одежду.
        Не успев толком ничего собразить и действуя чисто не рефлексах, я так же вскочил на спину своего хорга и прыгнул навстречу ему, издав не менее грозный рык. А дальше всё смешалось: пыль, руки, ноги, кровь. Псы вместе с моим драконом сцепились с псами моего противника, хорги рвали друг друга в клочья, в общем, веселье шло полным ходом. Затем пелена накрыла меня, и когда она схлынула, я уже был под зверем, что когтями рвал мне доспех, а моя правая рука была сжата в кулак и оказалась буквально вбита мной в пасть противнику, не давая ему сделать ни одного глотка воздуха. Левая держала его шею и прижимала к груди. В таком положении он мог лишь пытаться выковырять меня из моего доспеха, а это не так просто сделать с помощью когтей. Была бы на мне кожаная защита, он может уже и добрался бы до моего тела. Сейчас же, лишь периодически отлетали металлические пластины от чешуйчатой защиты. Херня война, пока он мне его разберёт на составные части и затем порвёт толстую кожу к которой крепились пластины, а потом разберётся с поддоспешником, я ему свой кулак до самой задницы запихаю.
        Но никто не дал нам выяснить кто же будет победителем. На нас навалилось с десяток взрослых матерых орков и растащили в стороны, не забыв по традиции на головы вылить пару ведер с холодной колодезной водой. Псов и хоргов также растащили и облили водой.
        - Всё! Всё! Я в порядке! - крикнул я между третьим и четвертым ведром воды.
        - Победу одержал воин рода Арлууд! - выкрикнул орочий рефери.
        - С какого перепуга, победа досталась ему? - возразил я.
        - У тебя есть сомнения? Он подмял тебя под себя и рвал когтями твой доспех, ещё минута и он добрался бы до тебя. - усмехнулся рефери и кинул к моим ногам одну из пластин с моего доспеха.
        - А кто бы ещё дал ему эту самую минуту! Если вы не заметили то ещё одно мгновение и он у меня задохнулся бы. Хотя я мог и вырвать ему язык и тогда он захлебнулся бы кровью. - об этой возможности в бою я конечно даже не подумал, а так вроде как и благородно пытался придушить оборотня.
        - Род Арлууд признаёт поражение. В действительности он достойный член своего рода и внук своего деда. - и подойдя, воин обнял и похлопал меня по спине. - На следующий год жду реванша. Наконец встретил мой род достойного противника. Между прочим он не испугался, а встретил волколака лицом к лицу и показал, что и с ними можно биться на равных. - последняя фраза меня как то совсем сбила с толку, что он этим хотел сказать.
        ***
        Мне помогли доставить моих животных до повозки, где я вместе с гоблинами. Перебинтовал руку себе, а затем занялся животными, свои раны я решил зашить позже. Скрипя и матерясь через боль я подлатал моих животных, причём в буквальном смысле этого слова, пришивал ошмётки шкуры псам. От гоблинов почти не было помощи, эти пугливые создания максимум чем могли помочь, это подавать тряпки и менять воду, они видите ли, крови боятся.
        - Чёрт возьми, у меня пять жен, а по факту как был один так и остался. Вот где они? Нет их, муж тут понимаешь кровью истекает сам себя штопает и перевязывает и их нет. - ворчал я зашивая свой порез на руке.
        - А за лекарем не судьба послать? Он тебя и залатает и мази даст. - произнёс пожилой орк, садясь рядом и раскуривая трубку, спокойно так, как ни в чём не бывало.
        - Хорошая мысля приходит опосля! - действительно, а почему я не позвал врача. Спишем это на стрессовое состояние.
        - Стар сбегай за целителем или лекарем! - попросил я гоблина.
        - Не надо никуда бежать, я уже здесь! Десять золотых! - произнес он выпуская струю дыма.
        - Стар! - сказал лишь я. Гоблин уже подбежал к щиту и стал там копошится, выбирая самые потертые и неказистые монеты.
        - Домовитый у тебя гоблин. - усмехнувшись произнёс орк, наблюдая за действиями гоблина.
        - Может пока займитесь рукой?
        - А что ей заниматься, ты уже зашил. Вот намажешь и можешь перебинтовывать. Повязку меняй два, а лучши три раза в день. Хотя зачем я тебе говорю ты поди и сам знаешь. - произнёс орк продолжая спокойно сидеть и курить трубку.
        - А зачем вы тогда мне если я сам всё буду делать. - недоуменно спросил я.
        - Деньги за мазь, а так я взял бы два десятка золотых. Хотя я зашил бы ровней и без боли. - продолжая курить трубку ответил орк.
        Мазь этот старик дал лишь тогда, когда гоблин отдал ему деньги, он их не пересчитывая высыпал в сумку и достал оттуда мазь. После этого он не ушел, а продолжал спокойно сидеть курить трубку, наблюдая как я перебинтовал сначала себя, а затем животных. Я из чистой вредности и природного упрямства не стал просить его о помощи, а делал всё сам.
        Затем я прошёл и посмотрел моих животных в загонах. С ними было всё в порядке. Гоблины вместе с возничим как раз им воды наливали, а еду им двое суток не будем давать. После столь обильного питания им надо немного поголодать, чтобы стрясти своё полусонное состояние, в котором они до сих пор пребывают. Так же убедился, что с возничим всё в порядке, они по контракту ещё две недели на меня работают.
        Затем устроившись на солнышке, я задремал под мерное шуршание и переругивание гоблинов. Они считали и пересчитывали деньги, заодно и сортируя их по потёртости.
        Разбудили меня уже на закате, причем окружающая картина кардинально изменилась. Если раньше до ближайшего шатра было метров тридцать, а то и больше, то теперь, откуда невесть, вокруг образовался целое стойбище шатров. Куда не кинь взгляд везде они уже стояли или возводились и везде сновали орки. В основном молодые, но была и парочка в возрасте, что стояли и занимались важным делом, давали советы и следили за процессом.
        Не успел я толком подивиться происходящим процессом, как меня взяли в оборот. Началась самая натуральная профессиональная обработка меня родимого, где в ход шли уговоры, угрозы и даже пытались действовать через чувство достоинства. Если вкратце то меня, пытались уговорить признать что я из рода Хиад. Они это делали не из альтруистских побуждений. Если вкратце, после изгнания рода скинулись и купили землицу, но так как по имперским законам землёй на территории может владеть лишь кто то один, а не семья и тем более род. То и оформили всё на моего деда, а он возьми и умри не оставив завещания. По законам без владельца, земля должна отойти империи, но в дела вмешался сам император и разобравшись в сути дела притормозил процесс перехода земли. Я не знаю, что мешало забрать землю и снова продать её оркам за символическую сумму, скажем в один грош. Они пошли сложным путём, искали наследника, то бишь меня. Может не хотели создавать прецедента, где земля продавалась по символической цене, а может из-за того, что по древнему договору все земли, что находились по левую сторону реки принадлежали оркам, а по
правую - империи. Но, что делать если в устье река разделялась на две половины и омывала с двух сторон довольно таки хороший участок земли? По букве договора он кому принадлежит империи или оркам? По факту он находится как по левому берегу так и по правому берегу реки, вот и выходит, что он идеально подходил для изгнанных из степи орков. В этом случае они, вроде как, проживают не на земле орды, но и не на имперских землях, что сделало бы их автоматически изгоями, а так они и не тут и не там. Такое подвешенное состояние позволяет им жить и существовать нормально в социуме орды и спокойно брать в жёны молодых орчанок и отдавать своих и чужих дочерей. А может ещё что-то, о чём я даже догадываюсь. Но факт остаётся фактом, им нужен я и без меня и наследства моего, так сказать, деда они не могут организовать клан. А без клана, дескать, жизнь не жизнь и всё такое. Хотя, судя по тому как они дружно все подселились поближе ко мне, вопрос для них решенный и обговоренный с другими. Остались лишь формальности - признание одного орка, то есть меня.
        В конце концов, я позволил себя уговорить, почти безвозмездно, и мы даже подписали договор о совместном владении землей, сроком от сегодня и до скончания веков. Всё таки земли были куплены в складчину. Затем начался спор, сколько скота может иметь каждый из родов, кто будет пасти и где. Тут я понял, что в этом деле я полный баран и ни хрена не соображаю. На моей стороне выступала орчанка, что до этого разносила напитки, она усилена выбивала определённый участок для выпаса. Как я догадался, это одна из моих жён, если я не ошибся конечно, а то будет весело, если она для меня выбьет землю ту, что никому нахрен не нужна, включая и меня. Я решил довериться ей и лишь кивал с дурацким видом, китайского болванчика. Хотя я ничем особым пока не рисковал, да мне и почти нечего терять. Действительно, и смех и грех, но факты на грани сумасшествия на лицо, я имею пять жён и не помню как они выглядят.
        Хотя по факту я ещё не женат, только в конце праздника обряд бракосочетания завершат шаманы они же жрецы. Вот после завершения обряда они уже перейдут ко мне в шатер, которого по факту ещё и нет, а мне как многоженцу надо иметь их как минимум семь. По одному для каждой из жён, плюс один для детей женского пола и один для детей мужского пола. Это если в семье нет наёмных рабочих, которым тоже где то надо спать.
        Дискуссия длилась от заката и до заката. Что меня поразило, в ходе дискуссии никто не усомнился в умственных способностях собеседника и никак не оскорблял другого, даже более того, никто никого не перебивал. В конечном итоге все пришли к компромиссу, разделив земли на части и каждый решал, сколько скота он будет пасти на своем участке пастбища, но центральное стойбище должно быть одно и все должны жать там, ну кроме пастухов естественно и защищать сообща как территорию так и стада. В ходе дискуссий выяснилось, что мы не только обсуждаем кто где что пасет, но так сказать и устав нашего клана. Если честно, то я понял, что нихрена не понял. И тут для того чтобы разобраться поллитра не поможет. Вот как может быть, что у каждого клана свои законы и правила? Оказывается может и практикуется, единственное условие, чтобы они не противоречили законам степи и империи. А если роду или семье не нравятся законы клана, то они смело могут взять свой скот и уйти с гордо поднятой головой. В любом клане или роде их могут спокойно принять как младший род или младшую семью. Если в клане становится мало семей/родов то
клан распускается и он теряет свои клановые земли, получая взамен родовые/семейные. Как это осуществляется и кто за этим следит и как следит хрен его знает, но как то следят. Может сами за собой присматривают. Хотя орки могут, со своим специфическим понятием о чести, они просто не будут пасти свой скот на чужих землях им, убогим, это даже и в голову не придёт. Хотя почему убогим, вон живут детей растят и сосед соседу в суп не плюнет и какашку не подкинет. А в случае беды даже помогут и выручат, в пределах разумного, но ведь помогут.
        Когда все разошлись ко мне подошла орчанка, которая спорила насчёт земли для моего рода.
        - Возьмешь меня с тремя братьями и четырьмя сестрами? - сразу огорошила она меня. - Они обузой не будут! - поспешила она добавить - Сёстры по хозяйству будут помогать, а братья скот пасти.
        - У меня нет скота. - растерянно произнес я.
        - Есть, за мной два десятка коров и один бык. Да за другими по пару сотен голов. - ответила она отведя взгляд.
        - А родители не против?
        - Я старшая в семье. Без меня они уйдут в младшие.
        - Прежде чем ты решишь, тебе стоит знать. - вступил в разговор один из старейшин, что стоял и прислушивался к разговору. - Они становятся частью твоего рода и ты её братьев должен будешь одевать обувать, а когда они вырастут, то из твоих рук должны будут получить доспехи, оружие и боевых животных. С девушками почти тоже самое, только им надо будет приданное собрать.
        - Зато когда они вырастут то станут воинами рода.
        - Если останутся, а не вернутся в тот род, в котором выросли.
        - Не уйдут!
        - Ты в этом уверена? Я думаю черным оркам везде будут рады!
        - Они не чёрные орки. У отца была одна жена из чёрных орков. Ему в его первый поход не повезло - потерял руку. Затем он почти всё продал и снарядил моего брата, но он не вернулся из похода.
        - И … - требовательно произнес старейшина когда орчанка замолчала. Я так понимаю чувством такта здесь не утруждаются.
        - Затем умерла моя мать и отец. Я с братьями и сёстрами осталась одна, вот и всё.
        - Отчего умер твой отец и мать, и куда делись остальные жёны. - требовательно переспросил он.
        - От дурной болезни он умер, а жёны когда узнали, сами ушли из семьи. - потупив взор выдавила из себя она.
        - Наш шаман посмотрит тебя и твоих родных. Если вы чистые, то я буду просить за вас. А сейчас идите и скажите то, что я велел. - приказал он таким тоном, что я сам чуть не пошёл проверяться.
        - Извини, что вмешалась в дела твоего рода и семьи. Но дурная болезнь передаётся через кровь и постель. Для людей она почти не опасна, а вот для нас смертельна. Эта болезнь коварна тем, что женщины могут и не знать о том, что ей болеют. Сама болезнь может ждать год, два или десять лет, а затем за неделю съест. - объяснил он мне свой поступок. Я же лишь поблагодарил богов земли и неба, заодно и предков помянул добрым словом за то, что уберегли от посещения борделя.
        - Да и родственников можешь смело брать в род, они не пришли, да и другие рода не будут их заманивать. Вот будь они чёрными я сразу бы тебе не советовал их брать, сманили бы. - произнёс он последнюю фразу с уверенностью в голосе. - Убедившись, что орчанка ушла он добавил - А девка ушлая, сама не местная но отличный кусок земли выбила, как только успела всё разузнать. Хотя женщины они всё узнают даже до того как что то случается, а уж если им надо что-то узнать о конкретном орке. Поверь старому седому орку они узнают всё, даже сколько у тебя монеток в кошельке. Я вот от своей внучки, кстати одной из твоих жён, узнал, что ты помимо всего прочего ещё и барон и у тебя какие то автобусы есть, вроде как хороший доход приносит. Вот потому и бились за тебя столько чёрных орчонок разом. Да и, по чести сказать, больше не было и не будет ещё два года женихов из чёрных орков, девкам либо за тебя было бится, либо ждать или выходить за простых, а от тебя всяко черные детишки пойдут. А от обычных они редко рождаются. - дескать на безрыбье и рак рыба - А как они всё это узнали? - сам спросил и сам поспешил
ответить орк на свой ворос - Женская магия. - и поднял палец вверх для солидности, - Хорошей хозяйке не грех позволить в семье верховодить, но это уже вам решать. - а затем спокойно ушёл не прощаясь.
        Нет, ну что за манера у орков, придут не поздороваются, уйдут не попрощаются, вроде как так и надо. Затем пошли хлопоты на фоне праздников у других. Юрты купить надо - надо, мелкую утварь для быта купить надо - надо. А это всё время и деньги, правда с меня в основном были деньги, все остальные хлопоты на себя переняла Цэцег - моя невеста. Решила она покупать не готовые юрты, а может их и не было, а шкуры для шатров. Дескать, юрты они и сами сошьют, да и цены на них сейчас самые подходящие, все как раз привезли их на продажу. Тут то и начинается головная боль, эти шкуры не пойдут они сильно толстые, эти длинные, то цвет несолидный и ещё тысяча и одна причина. В общем, помучившись полчаса я вручил ей кошелёк, а сам сбежал, ну по очень важным делам.
        Оторвать язык тому орку который дал ей такое имя, оно хоть и означает цветок, но кажется язык можно сломать пока привыкнешь его произносить. А сама орчанка такая аппетитненькая симпатичненькая, а самое главное хозяйственная. Уже на следующий день я ел нормальную домашнюю пищу, правда топливо для костра было специфическое - кизяк.
        ***
        На предпоследний день праздника началось веселье, с восходом солнца всех скопом обвенчали на орочий манер. Затем по программе шли танцы, игры, веселье и пьянка с мордобоем. Но всё это было без участия молодожёнов, нам отводилась почетная роль зрителей. Посадили нас во главе поляны и мы любовались как другие ели пили и танцевали. Нам можно было лишь пить воду из колодца да смотреть на это всё. Перед закатом невесты ушли оставив женихов, нас промариновали до самого заката а затем отпустили к нашим новоявленным жёнушкам. Если честно, то я думал, что сегодня ночью меня ждёт ударный труд на ниве продолжение рода, ага наивный оркский мальчик. Женушки решили начать семейную жизнь с тяжёлой артиллерии, то есть отстранить кое кого от тела и отправить спать где угодно но не сними, дескать показать кто в доме главный. Все четыре входа в шатры были зашнурованы, если по русски закрыты. Я уже хотел всё бросить и пойти к себе в повозку спать, ну не ломится же в закрыты юрты, с криками «Открой жена муж пришёл!». Как открылась пятая юрта и оттуда меня позвала Цэцег. Она с порога усадила на табуретку, вымыла мне
ноги, а затем проводила в святая святых, в самый дальний угол за занавеску. Хотя дальний угол по отношению к юрте, звучит немного смешно. Затем раздела причём не позволила мне ни одной пуговицы расстегнуть, ни одной завязки развязать. Уложила на мягкие перины, натерла благовониями, ну а дальше, уже взрослые - сами поймёте что и как было. В общем в эту ночь голодным я не остался, но неприятный осадочек был от того как я тыкался в закрытые юрты.
        Проснулся я один, жена хлопотала на кухне, то есть у очага и как только я открыл глаза мне сразу на стол накрыли поесть. Вот это я понимаю сервис. Я еле сдержался, чтобы не поблагодарить, но вовремя вспомнил, что за секс не благодарят, от него должны получать удовольствия оба партнера, а если удовольствие получили оба то как то странно если один благодарит другого.
        - Цэцег, ты только не подумай я с тобой разводиться не собираюсь. - поспешил я её успокоить, перед тем как задать каверзный вопрос - Но я хотел бы узнать как дела обстоят с разводам у нас у орков.
        - Развод? - переспросила она и замерла на секунду затем продолжила - если девушка не подходит парню или парень девушке и у них не было за год ни одной совместной ночи то шаман разведёт без вопросов, девушка забирает то с чем пришла. В этом случае девушка вроде как и не опозорена но жениха ей будет найти трудно, как впрочем и парню, кто захочет оказаться на месте предыдущей. А вот если они ночевали в месте, но детей у них не было и кто то из них не желает делить одну судьбу на двоих, то девушка забирает то с чем пришла и уходит. В этом случае ей ещё тяжелее найти себе мужа, если только продавец обратит на неё внимание. Они сами выбирают себе жен из вдов и других девушек. - сделала она пояснения специально для меня - Ну а если есть дети то тут уже как решат шаманы и старейшины.
        - Отлично, значит разведут без проблем они сами по себе мы сами по себе. - и ободряюще улыбнулся ей.
        - ТЫ точно решил? Может ещё подумаешь? - заступилась она за них.
        Затем начались совсем странные вещи для меня. Одна девушка нахваливала других и расписывала все их достоинства, подчеркивая как хорошо жить вместе. Пока она шебетала и расписывала, мне вспомнился фильм «Белое солнце пустыни», а именно диалог Гюльчатай с Суховым.
        « - Разве ты не можешь сказать, что Гюльчатай твоя любимая жена? Разве она обидится?
        - Обидится?! - Сухов вздохнул. - Сколько раз тебе объяснять: нам полагается только одна жена. Понятно? Одна.
        Гюльчатай удивилась.
        - Как же так - одна жена любит, одна жена пищу варит, одна одежду шьет, одна детей кормит - все одна?
        - Ничего не попишешь.
        - Тяжело, - сказала Гюльчатай.»
        Так и у нас шёл похожий диалог, хотя мою решимость развестись она поколебала основательно. Да и, чёрт побери, кто из нас не мечтал о собственном гареме. Ведь и из диалога ясно, что Сухов вроде и не против но низяяя.
        С этого дня началось сплошное веселье - сработало сарафанное радио, Гюльчатай, тьфу ты, Цэцэг сообщила девушкам о грозящих им судьбе. Девушки быстро осознали кто в доме господин, хозяин и повелитель. Сейчас постоянно одна из них находилась рядом и следила, чтобы я ни в чем не нуждался. Приятно когда тебя ценят и заботятся.
        Чуть ранее.
        - Вы что творите дуры? - с порога начала ругатся Цэцэг - Захотели стать брошенками?
        - Почему сразу брошенками?! Моя мать и сестра так своего приучала и приучает, чуть что не по ней, полог закрыт. - с усмешкой произнесла одна из орчанок.
        - Сэргэлэн, у твоей сестры муж чёрный орк?
        - Нет! - ответила та, на секунду растерявшись.
        - А твоя сестра чёрная орчанка, он её не хочет терять в надежде получить чёрного сына. А наш - чёрный орк, за ним и так будут табуном девки бегать. Как только он объявит о том, что разводится с вами дурами все незамужние слетятся и будут оказывать ему всевозможные знаки внимания. А вдовушки правдами и неправдами заманивать его в свой шатёр. Напоминаю вам дурам, что он богат! Ни папа его, ни род, а лично он. Земля принадлежащая роду, тоже по факту ему одному принадлежит, ну и его будущим детям. Для особо одарённых, объясняю - он может держать столько скота сколько захочет. Это не считая того, что он уже сейчас не только вархар но и сотник, который может смело стать полутысячником а то и выше.
        - Сэргэнэм помолчи! - прервала её другая девушка.
        - Сарнай сама, лучше помолчи, мой род больше твоего…
        Дальше пошло сравнение - непереводимый местный фольклор, с выяснением у кого род богаче, а у кого более многочисленный. По давней женской традиции, также в ход шли такие доводы, как: у кого коса длиннее и груди больше. Вы только не спрашивайте как можно сравнивать эти вещи. Но они сравнивали всё и вся. Хорошо еще, что в ходе дискуссий, никто из них даже не сделал попытки вцепиться в волосы собеседницы. Дескать, словесными помоями можно друг друга поливать, а руки ни-ни, потому что они семья а в семье рукоприкладство не приветствуется, хотя всякое бывает.
        - Цэцэг будет отвечать за куплю продажу, Сэргэлэр за детей а я за ….
        - А что будем делать с остальными?
        - А остальным придется под нас прогнуться и слушаться нас. Мы уже между собой выяснили кто есть кто и за что отвечает, а эти будут выполнять наши распоряжения. Помним, что мы выясняем отношения только между собой. Наши ссоры не должны влиять на наш союз.
        - Союз!
        - Союз!
        - Но за ним надо присматривать, чтобы опять не добрался до алкоголя, как в прошлый раз. Да и оградить его от вдовушек и одиночек! Нечего им пастись рядом с ним!
        - Согласна, и мы будем тогда в курсе всего, и сможем если что, повлиять на нужное решение. А то эти мужики как дети, сначала делают а затем думают, что наделали…
        Набор моей первой сотни, с хвостиком.
        После праздников, опять же согласно традиции, орки начали собирать и набирать, взамен ушедших, воинов в отряды и сотни. В этот же день и нарисовались командиры наемников, что хотели нанять орков в свои ряды. Вместе с ними гордо вышагивали имперские вербовщики. Все созывали и заманивали, как совсем молодых и наивных, так и битых жизнью степных волков. Со всех сторон слышались посулы, одни восхваляли богатую добычу, а иные высокое содержание. Единственные, кто ничего не обещал, а лишь снисходительно стояли и смотрели, это имперские вербовщики. У них уже всё было решено и заполнено. Количество вакансий давно передано старейшинам и вождям каланов, а те уже сами решали, сколько молодых и сколько ветеранов пойдет от того или иного клана или рода.
        Ну а я, можно сказать, уже имел заявку на формирование своей сотни со стабильным окладом. Перечитав контракт сотый раз, я всё силился понять сколько мне орков можно нанять. По условию контракта я сам формирую свою сотню, одеваю, обуваю и добываю верховых животных для моих бойцов. Взамен мне казна платит по три золотых за каждого орка. Вроде всё ясно и понятно но, чёрт побери, сколько орков мне набирать? Вы скажете ответ очевидный сотню. Ага, но во время учений на которых я участвовал, мне приходилось командовать как сотней, состоящий из пятидесяти всадников, и сотней, состоящей из более чем двухсот всадников. Да, что говорить, батя рассказывал, когда он служил был страшный недобор и роты и батальоны были укомплектованы лишь наполовину, так сказать эхо войны. Во время великой отечественной, женщины практически не беременели, так как почти всё мужское население было на фронте, и значит не рожали. Вот спустя, так скажем восемнадцать лет и аукнулось это в виде недобора. Но это там, на далёкой и навсегда потерянной для меня земле, а здесь совсем другая реальность со своей спецификой.
        Когда я в очередной раз перечитывал контракт, одна из жён пристроилась рядом и как бы невзначай стала читать, да ещё вслух. Затем прижалась так нежно и ласково, проведя рукой по лицу, попросила о сущей безделице, оставить шесть десятков мест для её родственников. Прежде чем я успел открыть рот, уже оказался окружён женской красотой и все просили места для своих родственников. Я конечно, возмутился такой постановкой вопроса и заявил, что в свою сотню буду набирать лишь тех, кто меня устроит. Меня тут же стали заверять, что они абы за кого не попросят, а лишь за лучших из лучших. Попробовал отбиться от их натиска и немного разрушить их спаянный коллектив, заявив, что в сумме получается далеко за двести. Вы думаете это кого-то остановило? Нет, как оказалось это не они блондинки, не умеющие считать, это я блондин. В местной сотне может быть бойцов, внимание: от шестидесяти и до четырехсот, а в полутысяче: от трехсот и до восьмисот. Это что, иной раз сотня может быть более многочисленнее, чем полутысяча?
        Чёрт побери, я не завидую местным генералам, это надо помнить в какой из сотен, тысяч и полутысяч сколько действительно есть бойцов. А самое поразительное, что в пехоте такая же фигня. Хотя, чего ещё можно ожидать от баронов да мелких князей, у одного в мошне дофига а у другого нифига. Единственно где вроде добились единообразия и примерно стандартной численности, это в имперских легионах. Хотя будем честны, там та же фигня, но в меньших масштабах.
        Как итог, я брал всех желающих, кто приходил со своим снаряжением и варгом. Мои варги из обоза выступали в качестве заводных. Знаете, в бою часто убивают врагов, а так под рукой всегда есть заводной, то есть сменный. Я их конечно выдавать буду не безвозмездно, в случае нужды, так скажем, в кредит. Такая практика была распространена во многих сотнях и это, так сказать, давало статус богатой, а значит успешной сотни. Впрочем, многие приходили записываться и с порога заявляли, что доспех есть и честно описывали его качество и наличие варга и заводных, а иной раз и пару заводных. Про псов даже не принято было спрашивать, они были по определению. Ни одно становище, что кочует по степи, не обходилось без них. Знаете, степные волки, тигры и другие хищные твари, сделали собак неотъемлемым атрибутом любого рода.
        Желающих, вместе с родственниками, набралось почти четыре сотни без малого. Но на рассвете следующего дня я остался один с жёнами. Все мои бойцы, получив авансом полугодовое жалование, поспешили по своим селениям. Недели через три четыре начнут собираться, мне же оставалось лишь ждать и формировать обоз. Орки, хоть и не имперские легионеры, но и им надо хоть минимум но комфорта. Да и провиант на варгах не увезешь. Хотя варги в теории могут и сами себя прокормить охотой, но это в теории. На практике где набрать диких животных на больше чем пять сотен огромных волков? Это не считая псов и самих орков. Благо, в степи с живностью проблем нет, в прямом смысле нет. Когда все разъехались и мы вместе с другими родами из нашего клана откочевали на место нашего стойбища, я посмотрел на степь во время нашего путешествия. В моём представлении степь это ровная местность с почти выжженной травой, а я увидел настоящее травяное, зелёное море, что идёт волнами от малейшего ветерка. А травушка муравушка, взрослому орку по пояс. Так вот, по этому зелёному морю бродят стада диких животных, где спокойно идёт счёт за
сотню голов, а то и больше. Это всяких там оленей, косуль и другой живности, а диких быков, что почти ничем не отличаются от наших земных аналогов, вообще без счёта.
        Глава 2 - Дороги
        Что могу сказать о степи, я хоть за последние время и проехался по ней всего ничего, но меня она впечатлила. Я не думал, что она может быть такой разной и не похожей сама на себя. Хотя мои первые впечатления о ней, были как о зелёном море, о бескрайнем зеленом море. Оказалось, я ошибался - море оказалось крайним. Трава день изо дня становилась всё менее зелёной и постепенно приобретала желтоватый оттенок, её становилось всё меньше и меньше и, естественно, это влияло на животный мир. Стада становились меньше и встречались они реже. Так могло продолжаться день два, а на следующий день степь снова расцветала яркими красками зелёного и на ней опять била жизнь. А потом, также резко сменялась почти мёртвой землёй, где кроме грязи не было ничего, разве только редкие пучки засохшей травы и так раз за разом. Единственно, что менялось, это размеры участков с буйной растительностью и солончаков. Хотя один раз картина резко отличалась: мы выехали на место бойни. Самой натуральной бойни, почти такой же, как я устроил было брунгам, но здесь кто то устроил её местным бизонам. Но мы в отличие от них собрали всё
мясо не чего не бросили гнить.
        Везде, куда не посмотри, были ободранные и брошенные туши животных. Как выяснилось, это дело рук охотников за шкурами. Они убивали в большом количестве быков, коров и маленьких телят, снимая с них лишь шкуры и вырезая языки, а завладев этими трофеями спешили покинуть земли орков, всё остальное просто бросали гнить. Орки как увидели эту картину, так сразу озверели и тут же начали носами рыть изучая следы.
        Пока я недовольно смотрел на всю эту картину, Гюльчатай, как я стал для звать Цэцэг, развернула бурную деятельность. Раздавая приказы и указания не только гоблинам но и остальным моим жёнам, досталось даже возничим. Все забегали и зашевелились, гоблины тащили доспехи причем два комплекта мой и трофейный. А жёны бодро выводили двух хоргов.
        - И?! - спросил я командирским голосом требуя объяснений.
        - Наш клан сейчас пойдёт в погоню и мы тоже. - произнесла Цэцэг, одевая трофейный доспех. Который по случайности уже оказался подогнанными под её тело.
        - Я так понимаю, вы уже зельем его опоили и осуществили привязку, а почему хорг, а не варг к примеру?! О такой мелочи как поинтересовался моим мнением, я даже и не спрашиваю. - поинтересовался я.
        - Муж мой, давай ты потом меня в шатре накажешь, а сейчас нет времени! - отмахнулась Цэцэг.
        - На хорга она сможет взять всё, что может понадобиться в походе, да и тебе уже не надо будет беспокоится о быте, и ты сможешь сосредоточиться лишь на своей сотне! - произнесла Сарнай, при этом поцеловав в щёку и незаметно, как она думала, отпихнув пятой точкой другую, что хотела повторить её манёвр с поцелуем.
        - На первый раз прощаю, но в следующий раз при принятии важных решений не забудьте посоветоваться со мной. Да, и номер, где вы будете бегать через каждые две минуты и спрашивать, что готовить, когда и сколько солить, и с другими мелочами, давайте пропустим. - добавил я, увидев блеск их глаз. Они то не знают, что я уже был женат и всё это прошёл и почувствовал на своей шкуре. А то не успеешь оглянутся и всё, скажем так помягче, ты уже не глава семьи.
        - И что? Бить будешь? - с ехидством поинтересовалась Сэргэлер.
        - Зачем бить, сделаю устное предупреждение, если не дойдет через голову то на следующий год разойдемся как в море корабли. - вернул я ей улыбку.
        - А если старейшины не одобрят твоё решение?
        - А давай без если. Да и поверь мне, можно жить вместе но порознь. Я просто забуду про твой шатёр и про подарки для тебя, да и про саму тебя.
        - Сэргэлэн, прикуси язычок. - вступила в разговор Сарнай - она ещё совсем молодая не обижайся на неё. - и наступила на ногу Сэргэйт, когда то хотела что то ещё сказать.
        Всё таки приятней, когда тебя одевают не гоблины, а довольно таки симпатичные девушки. Свои страхи о страшных орчанках, я оставил в прошлом. Если правдиво оценить их, они конечно не королевы красоты, но и страшными их не назовешь. Надо, всего навсего, привыкнуть к тому, что под кожей у твоей девушки стальные мышцы и она точно не позовёт тебя для того чтобы ты открыл банку с консервированными помидорами. Спасало лишь то, что под моей кожей ещё более внушительная мышечная масса. Нет, вы не подумайте, они нисколько не похожи на перекачанных девушек, которых и за девушку то не сразу и примешь, даже если она и будет обнажённая стоять лицом к тебе. Нет, тут полная гармония тела и души.
        От мыслей о вечном, то есть, о женской красоте, естественно, это тема вечная и она будет подниматься не раз, пока на свете существуют мужчины и женщины. Так вот вернёмся к нашему повествованию. Меня отвлекли крики орков, что отпустили своих варгов к тушам. Если честно то я бы своих не пустил, хрен его знает сколько времени они лежат на солнце. Но девушки, видать, были другого мнения. Эти красотки, на всю голову, мало того, что у меня выклянчили почти десяток варгов для личного хозяйства, так еще и почти все деньги потратили на эликсиры подавления воли, которые кстати стали довольно таки популярны. И сейчас они бесстрашно открывали клетки с варгами, выпуская их поучаствовать в поедании трупов животных. При этом они дружно спорили кому какой варг нужен и каких ещё оставлять дома для хозяйства и развода.
        Пока перекусывали волки переростки вместе с хоргами, которых оказалось в нашем клане всего четверо и двое из них мои. Кстати, трофейный хорг оказалась девочка и не бесплодная, по заверением моих красавец. Они уже и делали предположения когда её можно случать, осталось мелочь найти хорга производителя и энную сумму в золотых.
        Я же, как глава рода, поспешил к другим главам, что стояли в сторонке и бурно обсуждали планы, а именно кто идёт в погоню, а кто останется и поведёт караван дальше по степи. Я там постоял и послушал мнение авторитетных орков, а что я ещё мог там делать, без знаний даже элементарных вещей. Примерную численность нашего клана я оцениваю от тысячи бойцов, из которых лишь шестьсот имели права называться всадниками. У каждого из них было от двух и более варгов в хозяйстве, остальные передвигались на своих двоих.
        Моему роду выпала честь идти в погоню и даже вести один из отрядов. Звучит лучше чем на самом деле, в моём отряде был всего десяток молодых всадников, что ещё вражеский крови не нюхали и двое ветеранов. Эти товарищи приставлены были давать умные советы и скорее всего присматривать за одним молодым сотником. Дескать, ясное дело, лычки сотника за красивые глазки не дают, но и пригляд нужен.
        Помимо всего прочего, я с отрядом должен был идти слева от основного маршрута. А то вдруг товарищи браконьеры окажутся ушлыми ребатами и собьют со следа групу преследования. Таким образом шансов на трофеи у нас почти не было, это понимали все в отряде, но поделать никто ничего не мог ибо воля старейшины может быть оспорена лишь в том случае если это не твой старейшина, так что либо подчиняйся или, как альтернатива, организовывай свой род. То бишь можно громко крикнуть прощайте родственники и друзья, я теперь сам себе семья. Я сам отвечаю за себя и своих детей и в случае моей кончины они останутся сами по себе. Нет, с голода они не умрут, их отдадут в имперский приемник для сирот. У орков закон жесток но это их закон, род отвечает за каждого члена своего рода, а уходя ты уходишь насовсем и отвечаешь за себя сам и род уже не имеет к тебе никакого отношения.
        Ладно всё это лирика, а сейчас надо показать, что я на что-то я способен. Как никак можно сказать это мой первый, условно самостоятельный, полевой выход. Сразу же я подозвал дракона и, положив руку ему на голову для более четкого контакта, смотря глаза в глаза, попытался ему донести чего я от него хочу. А хочу я от него немного немало: аэроразведку. Ему, с высоты птичьего полёта, легче всего в открытой степи заметить повозки. Осталось донести до этой курицы, что их не надо преследовать, не надо уничтожать, а требуется всего навсего, кружить над ними в небе.
        В легендах драконы умные создания, а мне же достались с интеллектом курицы. Пока они не сильно далеко от меня, я могу ещё их контролировать, но дальше это что-то с нечтом. Летают куда хотят, охотятся на что хотят. Я не раз пытался с ними охотиться в группе, увы, они периодически отвлекаются то на зайца то на полевую мышь или даже суслика. Совсем распустились, да и хрен знает кто занимался их воспитанием пока я учился. Их доставили как раз за день до моего приезда, вручили и умотали в неизвестном направлении. С одной стороны обидно, что мою судьбу решал кто-то другой не посоветовавшись со мной, но с другой стороны, хрен бы я стал сотником без помощи. Мотался бы по гарнизонам простым десятником и, в лучшем случае, я бы только сейчас скопил денежку на патент полусотника. А так, я целый сотник второго ранга с боевым отрядом, а это уже совсем другие пироги, и не как у полусотника с квашеной капустой, а уже с икоркой. Да и хрен бы такие красвеицы клюнули бы на полусотника, а за сотника уже можно и замуж пойти. Да и кто бы спустил мне с рук мой закидон с ожерельями если бы не покровители.
        «Черт побери, империя ещё узнает Гасконца, а пока покачивая перьями на шляпах в поход…поход» Вот такой галиматьёй я подбодрил себя. В это же время я мысленно пообещал дракону оторвать крылья и засунуть ему в отверстие для справления естественных нужд, если он, сабак такой чешуйчатый, начнёт охоту за дичью или забудет зачем я его посылал. Затем последовал небольшой пинок под самое это отверстие, в качестве бонуса и стимула. Вроде дошло, после такой демонстрации силы и ярких обещаний. С ними походу по хорошему нельзя, избалованные твари - они искренне считали, что всё вокруг создано лишь для их увеселения. Но ничего, я им быстро объясню политику партии способом доступным для их понимания, они может и божественные твари, но явно мелкого разлива и цена им грош в базарный день. Издавая недовольные звуки он всё же полетел и начал нарезать круги, над нами постепенно увеличивая амплитуду полета.
        - Что это сейчас было? - вскрикнула одна из жён, имя которой я ещё не запомнил.
        - Да отправил птицу искать браконьеров и там где он будет кружить там и цель. - объяснил я свои действия.
        - Вообщето я про пинок, они же чертовке дорогие и ещё не каждому продадут. А ты сними так обращаешься, с ними надо…
        - Не нужно, только так и никак иначе. Если кто то не хочет делать то что от него требуют, когда его просят, то сначала профилактический пинок по пятой точке, а затем выпну ко всем чертям. Это касается всех, независимо от ума красоты и сообразительности. - решил я сразу провести воспитательную работу среди жён.
        - Навчин, не лезь в мужские дела. Мы уже договорились кто из нас старшая, или ты решила оспорить? - с явной угрозой произнесла Сарнай.
        Я, как самый настоящий мужчина, при виде женских разборок поспешил свалить. А то у девушек свои тёрки с выяснением внутренней семейной иерархии. Слава богу, никто из них не требует от меня вмешательств и установки границ.
        Вскочив на хорга я повёл свой отряд, пока мне не дали четкий маршрут куда и как мне следовать. Надо сейчас слинять, до того как старейшины вспомнят, что мне маршрут не выделили, а так я и сам старейшина. Двое ветеранов сначала хотели что-то возразить, но я быстро расставил точки над рунами сходу заявив, что мы сейчас в походе и либо они подчиняются командиру либо свободны. Те смерили меня недружелюбным взглядом не сулящим ничего хорошего для моего здоровья, но подчинились и заняли места слева и справа от меня.
        Не успели мы отъехать от лагеря как нас догнала моя благоверная Гюльчатай, её хорг был загружен по самое не балуй. Но самое прикольное это наличие трёх гоблинов Стара и двух гоблинских девушек. Причём Стар сидел на крупе, а девушки на сумках, что свисали слева и справа. Её появление никто никак не прокомментировал, вроде как так и должно было быть. Она спокойна пристроилась в конце колонны и также молча стала следовать за нами.
        - Есть цель! - вскрикнул я увидев как мой дракон перестал нарезать круги и полетел в одном направлении. - Я правильно понял, браконьеры покинули поляну, самое раннее, вчера? - поинтересовался я у ветеранов. На что получил лишь утвердительный кивок.
        - Аллюр два креста! - отдал я приказ и сам перешёл на волчий аналог рыси.
        Сам, как в академии, усмехнулся, здесь в этом мире принято измерять скорость передвижения в крестах. Дальше мы шли ровной волчьей рысью в полной тишине. Мне было не до разговоров я всматривался в небо и переживал за свою летающую курицу, что по недоразумению окрестили гордым названием дракон. Он то уже давно скрылся за горизонтом, а ты здесь гадай куда он улетел и что он там делает. Может с него уже сняли шкуру и сейчас они там гадают какому таксидермисту её продать или может постелить у кровати под ночным горшком.
        Уже ближе к закату я сначала увидел точку, а затем убедился, что это не очередная птичка, а гордый дракон. Он таки выполнил мою команду, выследил повозки и сейчас кружил над ними высоко в небе.
        - Переходим в боевой режим! - рявкнул я, как только убедился, что точка в небе мой дракон. - Построение клин! Я рассекающий! Ветераны на фланги, псы за нами. Цэцэг ты на сотню шагов отстаешь! - отдавал я комады короткими рублеными фразами.
        И орки стали перестраиваться в боевой порядок прямо на ходу, попутно проверяя как закреплено оружие в чехлах и приказывая своим псам держатся позади. Всё делалось чётко и без проволочек, сразу видно, что все не раз отрабатывали движение. Никто не спрашивал куда и как ему перестраиваться, чётные один за одним перестраивались слева, а нечетные справа. Единственное, что выдавало их возбуждение, они все внимательно всматривались и не могли понять, что меня насторожила и к чему готовиться.
        Спустя два часа на горизонте появились повозки, которые уже встали на ночную стоянку. Сами повозки стояли кругом, в центре расположились люди а стреноженные быки паслись рядом. Ну и куда без вездесущих братьев наших меньших, конечно, я про собак. Эти волкодавы хоть и уступают по всем параметрам орочьим, но свою работу знают. Они нужны не для красоты и не для компании. В их обязанности входит отгонять от лагеря ночных хищников, и предупреждать людей об опасности. Вот и сейчас они устроили перелай на все голоса, но от повозок не удалялись, сопровождая нас яростным лаем и злобным рычанием. Мы же сделали три круга вокруг лагеря, внимательно рассматривая людей и сами повозки.
        - Мы торговцы солью и не нарушали закон степи! - выкрикнул пожилой мужчина с большой бородой выходя и демонстративно показывая руки без оружия.
        - Всем отойти от повозок, собак привязать стороне! - распорядился я останавливаясь напротив.
        - Мы под защитой Клана …
        - Я Гаргор, имперский сотник второго ранга, Вархар клана Хаид! Даю пять минут на выполнения моего приказа! - перебил я его.
        - У вас будут проблемы с кланом….
        - Я правильно понял, ты игнорируешь прямой приказ имперского сотника?! - перебил я его возражения и властным голосом приказал - Десяток оружие к бою!
        - Стойте, мы подчиняемся! Никола, Сверг проследите чтобы всех собак привязали и выходите сюда. - крикнул он повернувшись лицом к повозкам.
        - Вархар, может помягче?! Это из караванов солью, они постоянно возят соль из озера слёз. Единственно я не пойму, что они делают здесь, обычно караваны идут намного северней.
        - Я их пока не в чём не обвиняю, пока. Но у нас задача найти тех браконьеров! - ответил я пороходясь по лагерю в сопровождение одного из орков и заглядывая в повозки.
        - Так я же говорю, что это солевары, они выпаривают соль и продают в империи. Хотя они мне тоже не нравятся, но не по чести нам их останавливать и лазить в их мешках. Они честно заплатили за право добывать соль.
        - Старик, а сколько соли вы везете? - спросил я.
        - Всё взвешено и за каждый килограмм уплачено. Вот соответствующие бумаги - произнес он доставая бумаги из сумки и протягивая мне.
        - Так если их разделить на количество повозок то получается по - стал я делить количество мешков на количество повозок. Затем залез в одну и посчитал мешки в высоту и длину и перемножил - Старик а почему тогда мешков получается в разы больше?
        - Нечего не больше, сколько положено столько и лежит. - буркнул он недовольно.
        - Разгружай вот эту повозку! - и пальцем указал какую именно.
        - Тебе надо ты и разгружай! - немного с вызовам проинёс старик.
        - Разгрузили повозку, бегом! - рявкнул я - если через десять минут она не будет разгружена я срублю чью то голову.
        - Мы под защитой клана Арлуд! - с вызовом произнёс он и показал медальён весяшей на шеи.
        - Я сказал ты услышал, время пошло! - А с кланом Арлуд я разберусь! - произнёс я для орка.
        - Ты вархар тебе и отвечать! Мы подчиняемся твоим приказам! - произнёс орк так чтобы слышал лишь я. - Трое проконтролировать разгрузку, остальные не расслабляемся. - и отвесил подзатыльник одному из молодых орков что мечтательно, скучаюшим взорам стал смотреть в даль.
        - Всё, ровно столько мешков, сколько ты и сказал. Мы теперь можем загружать? - с нотками победы произнес он.
        - Да погоди ты! - я хоть и не работал в таможне, но сосед что там служил клятвенно заверял, что у каждого дальнобойщика есть тайник и что за десять лет службы он повидал всякого.
        Я хоть и не таможенник, что профессиональным взглядом может определить сколько и чего перевозят через границу, но чую подвох. По словам таможенника, если дальнобой везёт нелегально десяток блоков сигарет или пару ящиков алкоголя, то такой тайник можно сделать вид, что и не нашли, хотя всё это он рассказывал, так скажем не совсем трезвым, а точнее совсем не трезвым. Так что всё, что он рассказывал могло быть как правдой так и чистым пьяным трёпом. Мне же предстояло найти любой тайник, дабы не уронить своё лицо в грязь, да и чутье подсказывает, что не всё чисто с этими соледобытчиками. Действительно, что им делать здесь? Брод совсем в другой стране, а других переправ для повозок нет в этой местности.
        Залез в телегу я осмотрел все борта, даже дно телеги, как снаружи так и изнутри всё это я делал под полным ненависти взглядом старика.
        - Я носом чую что здесь что то не так, но придется их отпускать. - проворчал орк что помогал мне искать тайник, он кстати и другие поводки осмотрел внешне.
        - Носом говоришь чуешь! - произнес я задумчиво - А это между прочем идея! Кабыздохи! - позвал я псов. И мысленно приказал всё обследовать на наличие странных запахов.
        Не прошло и пяти минут как появились первые результаты. Сначала они нашли мешочек с сухой травкой. Я когда увидел, что в мешочке, то раздраженно откинул в сторону, а вот орк, который сопровождал меня, не поленился и подняв с земли, задумчиво принюхался к его содержимому, затем растер двумя пальцами и осторожно лизнул. А затем всё закрутилось завертелось и понеслось. Причём в прямом смысле слова, люди когда увидели, что орк осторожно лизнул, сразу начали действовать, да так неожиданно, что мы все растерялись. Вот они стоят спокойно и лишь старик сверлил нас ненавистным взглядом, а тут как в попу уколотые начали двигаться. Я скажу так, за мной однозначно там приглядывают, я если что, не про имперский дворец, а про чертоги богов. Если бы контрабандисты начали действовать слаженно и поуму, мы бы там и остались. Но к счастью для нас и несчастью для них, удача была нашей стороне. Большая часть людей побежала к лошадям и вскочив на них постаралось умчатся в далёкую даль. Другая менее многочисленная, доставали ножи, ага ножи - я их скорей бы назвал небольшими мечами чем кухонными ножами для резки хлеба.
Так вот, те набросились на нас, но в отличии от нас, псы не стояли раскрыв рты и не смотрели на странные действия орка. Собаки их перехватили и показали им клас псовой травли, благо на каждого из нападавших было как минимум по два пса.
        Ну а дальше мы очнулись и связали горе контрабандистов. Правда во время связывания им посчитали рёбра и другие части тела, а затем началась веселая забава догони человека на лошади. Конечно если бы кони у них оказались кавалерийскими или они рассыпались бы веером, то некоторым из них и могла улыбнутся удача, а так как они дружною толпой поскакали в одну сторону то и преследовать их было в разы легче. В этой ситуации молодые орки оторвались по полной, играя в загонщиков и стадо баранов. Как всё было я не смогу рассказать, ибо не царское дело по полю мотатся, я спокойно остался сторожить пленных. Заодно наблюдал как моя Гюльчатай спокойно подъехала, спрыгнула с хорга и начала ревизию повозок.
        - Все?! - спросил я вернувшихся орков.
        - Ага! - дружно смеясь, ответили орки и поскидывали нескольких человек с хребтов варгов. А остальные приехали на том на чём пытались ускакать. Внешние изменения были явно на лицо, хотя точней на спинах но кое у кого и на лицах. Орки пригнали их как скот подгоняя хлыстами.
        Как только с пленными разобрались, нарисовалось Гюльчатай, что по орочьи зовётся Цэцэг и сходу завела разговор о разделе. Дескать это наша добыча и всё такое, что какие мы все молодцы и я в частности, а закончила предложением разделить трофей поровну, половина нам и половина им. Почему то не всем понравилась идея раздела трофеев поровну, тогда она предложила им альтернативный вариант поделить всё по братски. Но и вариант где старшему брату достается большая доля их не устроил, решили делить по частям. Гюльчатай согласилась с их предложением и тут же выдала мне три доли мне и одну себе. Первая доля шла как члену команды, на это никто не смог возразить. Вторая как отцу командиру и тут возражений почти не было. А когда она выбивала третью как отрядному шаману, пошли возражения, но она всем доказала, что тут общение с животными никак не входит в комплект умений обычного орка, а раз это не может каждый встречный и поперечный орк то это относится к шаманству, то есть я выполнял роль отрядного шамана. В общем, гоните долю. А вот другие заявления о том, что я чуть ли не сыскарь клыкастый не прошли,
дескать всё это мог выполнить и шаман отрада а значит из отряда надо выгнать либо шамана либо сыскаря. Так что ночь я провёл весело наблюдая как спорит моя пятая часть половинки с орками, ага не удивляйтесь у меня жён пять, пять а значит каждая из них часть моей половинки, вот и получается, что одна из них пятая часть половины.
        Затем я увидел как шёл процесс распределения трофеев. Процесс был до безобразия прост, первым делом все пошли знакомится с наличием трофеев. При свете факелов изучались повозки и их содержимое, людей тоже осматривали как скот заглядывали в рот, щупали мышцы и интересовались кто что мог делать. Во вторых настало время с определением очередности, я по умолчанию как командир был первым, а вот по остальным пунктам также как и все тянуть соломинки различной длины. У кого длиннее тот раньше выбирает чем у того у кого короче. Хотя мне моя Гюльчатай доверяла лишь вытягивать соломинки, а вот уже к выбору трофеев меня не пустила даже на пушечный выстрел.
        Я наивный думал, будут распределять лишь вещи, но постепенно дошла очередь и до людей. Их тоже разобрали как какой нибудь скот. Всех кроме бывшего владельца каравана и членов его семьи. Мне также досталось двое, их связали и уложили в, теперь уже нашей, повозке. Собак кстати, тоже всех распределили и также связанными уложили в повозки.
        С первыми лучами солнца молодые орки сноровисто запрягли быков в повозки и мы тронулись в обратную дорогу. После воспитательного пинка мой контакт с драконам наладился и он недовольно, но стал выполнять мои приказы и пожелания. Вот и сейчас он парил в высоте наблюдая за горизонтом. Вот что делает пинок животворящий.
        Самое смешное ждало нас в лагере. Там также появились дополнительные повозки и связанные пленники. Мы поймали совсем других контрабандистов. Один из старейшин, с двумя десятками воинов, загрузил всех пленников в одну из повозок и уехал в ближайшей город империи оформлять рабов и получать соответствующие бумаги и устанавливать рабские татуировки. Помимо этого отправили пятерых орков с пойманным мной контрабандистом и его родственниками к Аурлудам. Дескать, они давали им защиту и они гарантировали, что они не будут нарушать закон степи. А травка была не простой, а самым обыкновенным сильнодействующим наркотиком.
        Проштрафившемуся клану придется ответить перед хранителями орды. Я не знаю по какому признаку их назначают или откуда они взялись, но то, что это чертовски старые и чертовски сильные создания, их простыми смертными язык не повернется назвать. Я один раз видел это создание за всё свою жизнь в новом мире и мне хватало за глаза.
        ОСТРОВ.
        Наш остров ничем примечательным не был, если не считать того, что реку разбивал на два русла каменный выступ и окружающие его каменные сопки. А сам остров во время разлива почти на девяносто процентов уходил под воду. Хотя вру, была ещё одна достопримечательность, а именно, сам городок орков. Да вы не ошиблись не стоянка или стойбище, а самый натуральный городок. Орки оказались не совсем тупыми накачанными увальнями, что не знают другого пути кроме прямого. Закон, запрещающий копать или строить на земле на территории орды они обошли своеобразным способом. Они свой посёлок не построили, а выдолбили в скальной породе. Горами эти каменные сопки язык не поворачивается назвать но это нисколько не смутило орков. Они прекрасно показали, что орк вооруженный киркой и орочьим упрямством, плюс недюжинной силой, способен пробить почти любую скалу. Да и небольшой род гномов, что обитал здесь же, помогал и подсказывал где, как и что надо делать.
        В самом городке обитали ещё и несколько сотен рабов. Они пасли скот, собирали кизяк и валяли войлок. Плюс занимались производством из него, но не стоит думать, что работали лишь рабы. Везде работали вместе с рабами и сами орки, не чураясь почти никакой работы.
        Мне по наследству досталось небольшое ответвление в скале. Ага небольшое, по сравнению с другими, я не знаю как назвать коридор от которого отходят другие ответвление из трёх и более помещений навроде комнат.
        Мои прекрасные дамы пронеслись фуриями по принадлежащим нам, теперь уже нам, помещениям и устроили небольшую перебранку с распределением помещений. Перебранка как началась спонтанно, так и закончилась с приходом Сарнай, она с милой улыбкой указала кто где будет обитать. Если дамы хотели получить в своё распоряжение по отдельной пещерке, то она их притязания на отдельные помещения, видела в одном месте в том самом, куда не попадают солнечные лучи. Каждая получила по комнате, а я целых три.
        Мы расположились в середине коридора и наши помещения шли не только в длину но и вышину на три этажа. А вот нижних коридоров не было, по простой причине - вода. Вода как известно везде дырочку найдет и зальет всё, что ниже ее уровня, а с откачкой воды из нижних этажей никто не собирался заморачиваться, да и смысла не было. Тут нет никаких полезных ископаемых, камень ни особой прочностью или там красотой не отличался чтобы его добывать и везти в империю. Там своих каменоломен хватало, да и место для расширения самого посёлка также было с лихвой, обжитыми были лишь четыре сопки из множества других.
        Излишки каменной породы выкидывали в море, но не просто, а так чтобы получился каменный пирс. Для его строительства разрешение получили у хранителей орды, совсем недавно. Они думали и советовались немного нимало, а семь лет. Сам порт нужен был орде не менее чем империи, через него можно было вывозить кожу, шерсть и, самое главное, соль в больших объемах чем сейчас. В степь же завозили изделия из металла и конечно зерно. Как известно, орки не пашут и не сеют, а одним мясом сыт не будешь.
        Я то думал, что наше поселение будет самым уникальным и позволит нажиться на перекупке и перепродаже. Ага наивный, не я один оказался такой умный, хранители позволили организовать такой же городок но в более удобном месте, там тебе и естественная бухта, и скала, защищающая от ветров. Вот там шла стройка и не как у нас своими силами, а силами империи. По морю везли камень, песок, щебень в общем всё, что нужно для постройки пирса. Если наш клан и закончит лет через пять пристань, то там уже в этом году всё будет завершено, да и тот порт уже частично начал свою работу. Там же и свой городок уже нарисовался, хотя он не ничем не отличался от прочих кочевых стойбищ. Все жили в юртах, единственно, что эти юрты не кочевали, а стояли всегда на одном и том же месте.
        СОТНЯ.
        Семейной идиллией мне долго никто не дал наслаждаться, постепенно орки из моей сотни стекались и мне приходилась думать чем кормить и где их размещать. Это не считая тренировок, приходилось молодых учить работать в отрядах, старикам объяснять почем фунт лиха и кто их кормит, поит и одевает. Мне даже пришлось ввести за правило раз в неделю проводить тренировочный спарринг с любым, кто захочет помериться со мной силой. Таким нехитрым способом я доказывал, что я достаточно силен, чтобы иметь собственное мнение, а то парочка полусотников решили, что если я спрашивал совета пару раз то они автоматом имеют права командовать всеми включая и меня. Но были и те кто дружил с головой а не только в неё ел.
        Гюльчатай незаметно но верно приросла к моей сотне, она стала своеобразным завхозом с расширенными полномочиями. Казна хранилась у нее и она отвечала за все расходы. Деньги таяли как снег в августе, то есть быстро. Дождавшись когда все будут в сборе мы вышли из орды и направились к городу-крепости. Для того чтобы получить официальное направление на место службы, да и на бумагах записать численность своей сотни.
        Я не буду описывать дорогу, да там нечего особо описывать. Наша сотня не летела по степи со скоростью ветра, а ползла как беременная черепаха. Ага, скорость каравана определяет самое медленное транспортное средство, то есть бык запряженный в повозку. Да и скорость, пожалуй, была ещё медленнее, приходилось периодически останавливаться, из за каждой поломки или ещё какой-нибудь причины. Мне иной раз казалось, что в моей сотне сидят десятка два диверсантов-вредителей, что сутками не спят, а всё следят и ждут момента чтобы сделать какую-нибудь каку. Пришлось прибегнуть к способу Генри Форда, я пообещал премиальные тем возничим чья повозка не разу за неделю не сломается. Знаете метод подействовал, премиальные хоть и не были большими, но возничие теперь на остановках проверяли и перепроверяли свои транспортные средства и заранее устраняли возможные поломки.
        А куда без повозок деваться, там провиант и инструмент для починки, запасные сёдла и ещё тысяча и одна нужная деталь в походе. Вот и приходиться тащиться медленно но верно. А чтобы не было скучно ни мне ни другим, мы отрабатывали движение в колонне и даже имитировали атаку как лавой, так и клином. Мы учились чувствовать друг друга. Хоть у меня за плечами и десять лет учёбы, и мне приходилось командовать сотней, но, чёрт побери, это была сотня всадников, а не варгов. Сейчас в моей сотне были не только варги, а ещё двадцать три хорга под седлом, это не считая моего. Так сказать орочья тяжёлая кавалерия. Этим товарищам приходилось платить больше чем другим. Мне они доход не приносили лишь расходы, я выбирался в плюс за счет обычных всадников, но без них никуда. Это престиж мощь и сила. Да и таранный удар двух десятков бронированных хоргов проломит строй копьеносцев лучше чем рыцарская тяжёлая конница. Ну а в образовавшуюся брешь смогут проскочить варги и покажут где раки зимуют. Хотя это надо быть большим бараном, чтобы догадаться кидать варгов на ряды копейщиков. Но как показывает история такой
баран обязательно найдётся и он окажется обязательно твоим начальником или как вариант обязательно тобой закроют какую нибудь брешь в обороне. Так мы и катили день за днём, пока почти не добрались до места назначения. А там движение, паника и не радостное известие о том, что началась война.
        В ШТАБЕ ИМПЕРСКИХ СИЛ.
        - Мы должны отступить и укрепится по берегу вот этой реки. - произнес генерал водя пальцем по карте.
        - Вы понимаете, что говорите Генерал? Вы предлагаете оставить два крупных города и близлежащие земли на растерзание? - вскрикнул рядом стоящий советник.
        - Иногда надо жертвовать чем то. Мы не готовы, нам не успели подвезти стрел в необходимом количестве, да и ещё не все легионы подошли, я молчу про то, что мы проигрываем по численности уже больше чем в два раза, а в количество всадников в четыре. На открытой местности нас размажут тонким слоем. А вот если мы укрепляемся на берегу, то тем самым мы лишаем их преимущества в коннице, да и пехоте придется попотеть при штурме.
        - Я знаю эту реку, там если метра три в ширину будет и то хорошо, да и перейти её можно практически в любом месте.
        - Вы правы и неправы господин советник, для нас первоначальную роль играет не глубина реки, а её берега. Во первых, там обрывистые берега что делают невозможным сходу переправу для конницы. Во вторых, простые мало обученные легионеры или войны какого нибудь заштатного барончика, заставят умыться кровью элитные части наших врагов. Напомню берега отвесные и, в болшесте своём, имеют высоту более двух метров. Это естественное природное укрепление созданное богами нам во спасение, а врагам на погибель. Да и обойти её на так просто, по бездорожью можно провести отряд, но не армию. Для больших армий нужны дороги.
        - Да, но как мы будем затем отбивать наши владения? Ведь и они смогут укрепится на берегу.
        - Господин советник, я так далеко не смотрю. Но я знаю, если нас разобьют то завтра для нас с вами может и не настать, как впрочем и для всей империи. А вот если мы выстоим и сохраним наши легионы то для нас будет завтра и будет возможность вернуть своё и забрать чужое.
        - Я принимаю ваш план. Господин советник организуйте массовую эвакуацию населения. Что хотите говорите, рассказывайте как они едят младенцев, о том, что они устраивают массовые жертвоприношения, но надо чтобы каждый крестьянин бросил поле и схватив жену и детей бежал без оглядки. Вы господин казначей озаботьтесь о лагерях для беженцев, или вот вы жаловались что наши северные владения почти не заселены. Вот вам население, переправьте их туда, дайте им там землю, налоговые послабления и денежные компенсации и мало кто из них захочет потом вернуться.
        - Боже мой, какие это траты? Я боюсь, что в этом году, да и в последующем, у нас не будет практически доходов. Я напомню, что армии положенное двойное жалование, а впоследствии и пенсия для многих из них.
        - Да для ведения войны нужны люди и деньги. Слава богам деньги у нас есть, осталось сохранить людей, а вот у нашего соседа есть люди но нет денег. Их двор погряз в долгах, если у них не будет дохода с грабежей, а война затянется, то скорей всего их экономика рухнет.
        - Что, в связи с новыми обстоятельствами, орков останавливаем? - спросил один из генералов, который молча стоял до этого.
        - Нет! Даже более того, вы своей кавалерией обеспечите им прорыв. Ваша задача будет ударить здесь - и генерал указал пальцем на точку на карте.
        - От наших позиций это более тридцати километров.
        - Да, но мне нужен именно здесь удар. Вы тем самым на себя отвлекаете конницу перекрытия и тогда орки смогут прорваться и попутно нанести удар по тылам противника. Вы же не должны ввязываться в долгий бой, а отступить вот сюда, вот по этому пути, ваше отступление прикроют - Да господин гном, это многоходовая операция и, я надеюсь, она сработает.
        ГЛАВА 3 - ВОЙНА НЕ ЗА ГОРАМИ
        Чёрт побери, я всегда говорил, говорю и буду говорить «раннее утро добрым не бывает». В сердцах высказался я, встав задолго до рассвета, поднимая свою сотню с хвостиком. Всё нужно было проверить, перепроверить и ещё раз убедиться, что всё взяли и ничего не забыли. Также определится с тем отрядом, что будет гнать варгов загруженными нужными вещами. Да и проследить, чтобы вьюки не болтались, а плотно прилегали к спинам, и в случае крайней нужды не мешали волкам подросткам вступить в схватку. Да и так надо было следить, чтобы не перегрызлись, они хоть и стайные животные, но всегда найдётся четвероногий индивидуум, что захочет доказать свою исключительность или выяснить своё место в волчьей иерархии. Ох дела мои тяжкие командирские. А фигня война, главное манёвры. Подберу себя толковых помощников и станет намного легче.
        Когда настал час икс у меня всё было готово и мы заняли место в общей массе. Также был обозначен Вархорд которому я должен подчиняться и следовать за его штандартом. Вот скажу, это было самое сложное для меня в этой мешанине прапоров. Действительно, куда без персонального знамени, как ещё все узнают, что ты ну очень знатный и крутой чел или там орк, вот и крепили все поголовно прапоры, на манер китайцев или японцев. Я не помню кто из них бегал с флагом на древке прикрепленным к доспехам. Хотя им сам бог велел, а то как отличить одного от другого если они все вылепленные по одному шаблону и внешних отличий минимум.
        Хотя и тут мои способности черного орка и дар богов мне помогли. Я только сейчас оценил насколько полезны и ценны для меня драконы. Если один из них был в пределах двадцати метров, то я мог пару секунд смотреть его глазами. Бинокулярным зрением дракона я ещё не мог воспользоватся, но и взгляд с высоты пятиэтажки очень помогал. Даже сейчас я окинув всё волчью лаву, я содрогнулся, черт побери это с какими силами надо столкнуться чтобы выставить против около двадцати тысячи орков верхом на врагах? Это не считая боевых псов, которые стояли рядом с хозяевами и нервно крутили головами.
        Вы не подумайте, что мы стояли плотными рядами бок к боку, варги это не лошади. Они не смогут при всем желании стоять вплотную друг другу. Надо помнить, что это хищники им нужно, так сказть, личное пространства. Вот когда они сорвутся с места, то смогут двигаться плотно сбившись. Так сказать сработает инстинкт стайной охоты, а пока будьте так любезны, держите дистанцию. Вот и получается, что мы занимаем огромную площадь, делая картину ещё эпичней.
        Всем этим я не раз успел полюбоваться, пока ждали сигнала. Изначально планировали тронуться с первыми лучами солнца, а сейчас уже скоро полдень а мы всё стоим и стоим. Зверей становится всё трудней и трудней контролировать, кое где уже между животными случались драки, ещё немного и вся наша свора перегрызёт друг друга.
        Ровно в полдень появились гонцы и наши Вархорды отдали сигнал в свои боевые рога. Благо все они звучали по разному и каждый отвратительно резал ухо. Я так понимаю, это для того, чтобы в бою достучатся до особо увлекающихся. После сигнала наших боевых вождей настала очередь потрубить и нам, младшим боевым вождям, привлекая внимания уже каждый своего отряда. Затем не спеша мы тронулись, все вздохнули с облегчением. Напомню, орки это не те создания, что подолгу могут находится в режиме ожидания.
        Как пошутил бы один мой знакомый эльф, всегда можно с уверенностью указать место где орк находился в засаде. Вокруг обязательно будет всё истоптано и переломано.
        Кавалькада постепенно с шага переходила на волчью рысь, что чуть быстрей шага. Но такая походка увеличивает скорость передвижения вдвое и при нужде мы так можем двигаться и двое суток. В таком темпе мы двигались в эти сутки дотемна, я периодически смотрел глазами драконов, что парили над нами. В небе кстати парили не только мои дракоши, но и другие. Их конечно не сотни насчитывалось, а всего десятка два и владельцы этих животных, как правило на порядок лучше могли воспользоваться их зрением и другими плюшками, что пока недоступны для меня, но я то ещё в начале своего пути.
        Так мы миновали несколько лагерей наших сил, огромные стада животных и бесконечное количество повозок с зерном, сеном и всем, что нужно для армии. Чем больше армия тем больше хвост из обоза и зачастую сам обоз может быть не намного меньше по численности чем сама армия. Я не знаю как дела были на нашей старушке земле, но увидев всю эту бесконечную змею из подвод, я по другому стал понимать слова «бросали в бой возничих и штабных». Они способны шапками закидать небольшую крепость, хотя, и помимо шапок, у каждого из них есть чем пустить кровь ближнему своему.
        Что меня удивило так это то, что все они двигались навстречу нам, после них потянулись вереницы пехоты. Они шагали плотными рядами, гремя как доспехами так и другой персональной утварью, что находилась не в рюкзаках а на специальных шестах, которые фурками кличут. Такой шест в случае тревоги за секунду бросался на землю, в отличие от рюкзака, который не снимешь в мгновение ока, особенно если в руках у тебя щит и копье. Затем потянулись поля, мы всё ночь в полной темноте как шли волчьим шагом так и шли. За всё время останавливались лишь три раза и ещё один раз разошлись на отряды. Которые проводники отводили к заранее подготовленным вольерам с КРС.
        Наши отцы командиры не зря едят свой хлеб, с первыми лучами солнца мы оказались напротив лагеря, где только-только начали просыпаться солдаты. С криками часовых мы разделились на отряды и ворвались в него со всех сторон рубя и разрывая животными всё что шевелилось или подавало признаки жизни. Отдельный отряд занялся геноцидом бедных ни в чём неповинных лошадок. Спустя какой-то час, ну может два, мы вырезали больше половины народа, не трогая лишь тех кто сбивался в небольшие группы и становился на колени, подняв вверх руки. Затем мы освободили пленных. Как оказалось, наша конница, что должна была заманить вражескую кавалерию в засаду, сама попала в засаду из которой смогли вырваться лишь единицы. А сейчас пленные с пленителями поменялись местами и оседлав часть чудом оставшихся лошадей, погнали пленных к нашим. Меня особо поразил молодой рыцарь, что искренне благодарил за спасение и извинялся. Я с трудом в избитом и помятом рыцаре узнал, заносчиво и самоуверенного долбодятла, что вызывал меня на дуэль. Вон как война ему вправила мозги, интересно надолго, а то таких зачастую лишь могила исправляет.
        На разграбление и сбор трофеев нам дали лишь полчаса, а затем погнали дальше. Я в мародерстве почти не участвовал, трупы обшаривать в поисках денег мне было не комильфо. Я сделал вид, что я, как самый командиристый командир, слежу и бдю за горизонтом. Хотя почему сделал вид, я действительно следил и бдил пока остальные искали ценности. Хотя мне больше пришлось следить на за горизонтом, а за своими и чужими орками. За одного особо ценного гражданина, чуть не сошлись в схватке двое моих и троица чужих орков. Пришлось срочно вмешаться и осаживать особо наглых. Проведя спешный опрос и убедившись, что мои его раньше начали избавлять от ценностей, я послал наглецов к их командиру, в особо вежливой форме. На меня они несмогли нагло гавкать, как никак в походе, а значит за нарушение субординации никто по головке не погладит. Одарив меня взглядами полными любви и ласки они развернулись и ушли, пообещав встретиться при других обстоятельствах. Что не говори, но и среди орков встречаются редиски и нехорошие ребята готовые ради презренного металла и парочки блестяшек прирезать собрата по расе.
        После небольшой мародерки мы пошли вглубь вражеской территории. Разделившись на четыре отряда, что шли параллельно друг другу по широким трактам. По дороге не останавливаясь уничтожали все встречные обозы и небольшие отряды подкрепления избегая больших. В отличии от прошлых походов орков, мы по ходу движения не сжигали поселения, выгоняя всех из посёлков. Резню орки не устраивали не из человеколюбия, а из практических соображений. Погорельцы оставшись без крова и еды в скором времени сами начнут грабить и разорять тех кого обделили вниманием, сея ещё больше разруху и панику. А насчёт жестокости так время такое. Чингисхан вырезал полностью города не жалея никого, если город осмелился сопротивляться, а не открывал ворота перед его нукерами. Да и другие полководцы древности не отличались милосердием и состраданием к покорённым народам, заковывая в кандалы целые народы и распродавая их с невольничьих рынков. Да что тут говорить, всего пару столетий назад одна из стран, что так радеет за демократию вырезала под ноль не одно племя индейцев. Ладно, чёрт с ними, вернемся к нашему повествованию.
        Мы, в наш сегодняшний поход, не жгли поселения и грабили города, а сосредоточились лишь на интендантской службе. Хотя, будем честными, доставалось и тем поселениям в которых находились склады с провиантом, вот там не разбирали где кто, доставалось всем. Да и любому поселению на нашем пути также приходилось не сладко. Такую армаду хищников что двигается лишь рысью, правильно, их кормить надо сытно и часто, чтобы не отощали, а мясо мы добывали не охотой. Нет, мы не врывались в дома, нам хватало тех кого пасли на полях.
        Наше командование решило не обозлять местное население, а позволить грабить своим своих. Да им и не будет особого выбора, армия не просто большая, а, чёрт побери, огромная и каждый солдатик хочет кушать. И кормить надо каждый день, а чем кормить армию если мы уничтожаем весь провиант - правильно, экспроприировать у местного населения в надежде на то, что в скором времени придут подводы с едой. Тут кроется злой умысел нашего командования, никакому населению не понравится, что их оставляют без запасов, а это недовольство и голодные бунты, несущие разруху и хаос, нам на руку. К возникновению которого мы и приложили руку.
        Бешеный марш продлился неделю. За это время мы, черт его знает, сколько уничтожили фуражиров, а скот без числа. Но всему радужному и хорошему приходит конец. Мир древний и нравы и нравы в нём соответствующие. Один из князей решил дать нам бой, собрав все силы, что были у него под рукой. Сюда входили местные властители различного разлива со своими дружинами, плюс городское ополчение. В общем, с миру по нитке голому рубаха.
        Наши командиры отцы, решили бой принять. И вот, настал для меня мой первый бой, где на нападаешь на спящий лагерь, не режешь едва проснувшихся людей. Здесь придется грудью идти на копья. Хотя вру, бой на переправе можно считать первым, или нельзя? Он там был быстротечен и не в таких масштабах.
        Мы как шли на боевом марше, так сходу стали разворачиваться в боевые порядки, напротив вражеских позиций. Я и мой отряд расположились в крайнем левом ряду. Своих орков я выстроил клином, наподобие классической немецкой свиньи. Где основания клина занимали всадники на хоргах. Как самые бронированные, мы могли принять на себя залп лучников без особого вреда для здоровья. Они просто не пробьют наши доспехи, если только поподётся ворошиловский стрелок местного разлива, что сможет всадить стрелу в сочление, да и то он сможет лишь ранить. Если ему повезёт, под доспехами ещё одет поддоспешник, что уже само по себе защита.
        Хорги рычали недовольно, но ведомые крепкой рукой всадников, стояли практически вплотную один к одному. В самом центре построения моего отряда стоял я и ждал сигнала к атаке. Которого всё не было и не было. За спиной раздраженно выли варги, а им подвывали псы, да раздавался гул галосов орков. Оглянувшись я увидел, что одни распаляли себя воинственными криками, другие успокаивали особо рьяных. И те и другие стояли рядом со своими хищниками, держа их за шкуру и поглаживая морды. Варги в отличие от лошадей не знали узды, это плюс и минус орочей кавалерии. Минус - приходилось управлять своим животным ногами и голосом, а плюс - их пасти ничем не стеснены и не ограничены. В бою это огромное подспорье, правда, если всадник не сможет справиться со своим хищником то от него может достаться не только врагам но и своим. Хотя и ведется жесткий отбор среди варгов и безжалостно уничтожаются, скажем так, морально неустойчивые животные. Но всё таки это хищники и всякое может случиться.
        От моих размышлений оторвал трубный и долгий сигнал боевого рога. Убедившись, что все мои всадники приготовились, я издал ответный сигнал. Затем уже раздался сигнал к началу атаки от непосредственно моего вархорда. Всё, дальше каждый вархар управляет своим отрядом сам и исходя из своего видения ситуации. Но не вся орочья орда пошла в атаку, за нашими спинами осталось несколько отрядов и наш главнокомандующий, который должен следить за общей картиной боя и посылать отряды подкрепления, да и в случае чего, отдать приказ об общем отступлении.
        Я не повёл свой отряд с места в карьер, как поступил сосед слева, спеша как можно скорее достичь рядов противника. Я набирал скорость постепенно, всё быстрей и быстрей разгоняя своего хорга. Нетерпеливый сосед своей поспешностью и тем, что он вырвался далеко вперёд, вызвал огонь лучников на себя, но несмотря на то, что его отряд уже понес потери всё ещё рвался вперёд. Я думаю это его последний бой, даже если он выживет. За такую выходку не сносить ему головы, причём буквально - оставят без головы.
        Когда оставалось метров триста, я поднёс рог к губам и издал протяжный звук. Затем погнал Умрагана ещё быстрей, мой маневр повторили два всадника слева и справа от меня. А в образовавшийся промежуток за нашими спинами, с утробным рычанием вырывались орочьи псы. Вся наша лавина устремилась на противника, вводя тех в смятение и панику. Они растерялись не зная как и куда направлять свои копья, одни стали опускать чтобы не дать добраться до себя псам, другие продолжали держать на прежнем уровне, считая, что всадники на хоргах и варгах опасней. Чувствуется, что напротив нас новобранцы не смогли правильно реализовать веками выработанную практику борьбы с орочьей лавой. Пока пехота дергалась то поднимая, то опуская копья, не зная толком, что делать - мы врезались в их ряды.
        От удара в грудь копьем, я чуть не слетел с седла, хорошо, что древко копья не выдержало и разлетелось на части с громким треском. Мой Урмаган не останавливаясь, своей бронированной грудью смял ополченца. Другого он схватил за руку и перегрызая её потащил орущего мужика за собой. Я же гидой работал как незнаю кто, стараясь успевать рубить как слева так и справа, проделывая всё это на ходу, не замедляясь ни на мгновение. Сила любой кавалерии в движении, если всадники остановились - всё хреновые ваши дела. Кавалерия не должна рубится на одном месте, она должна сминать противника. Почему то всплыли в памяти слова прусского военачальника Фридриха Вильгельма Зейдлица «Кавалерия одерживает верх не саблями, а хлыстом и шпорами». Благодаря весу своих коней тяжёлая кавалерия одним своим наскоком могла смять вражескую инфантерию (пехоту) и лёгкую конницу.
        В голове крутились кучи всевозможных мыслей, а руки работали и сокращали в этом мире поголовье разумных. За мною мчались другие орки, добивая тех кто смог увернутся или отбится, а тем, кто всё таки смог пережить волну орков, предстояло ещё доказать своё право на жизнь орочьим псам. Они в отличии от хозяев, не промчались как ураган неся за собой лишь смерть, а сейчас расправлялись с теми, кому повезло выжить или не повезло умереть от удара орочьего оружия. Промчавшись сквозь ряды врага, я развернулся и, сделав полукруг, помчался добивать тех кто выжил, на третьем заходе раздался сигнал горна. Не простой сигнал, а требующий немедленного и повсеместного отступления.
        Не понимая, что происходит, я приказал отступать к нашим позициям, а сам, с десятком самых старых и опытных вояк, остался прикрывать и чуть ли не пинками гнать особо увлекающихся. Пока остальные вразумляли других, я вскочил на седло ногами и выпрямившись во весь рост осмотрелся. Увиденное мне не понравилось, откуда не возьмись появились редиски в огромном количестве. Отцы командиры недооценили противника и он заманил нас в ловушку.
        Но, чёрт побери, столько народа назначить на должность сыра в мышеловке. Противники ведь понимали, что из них никто не выживет. Хотя, что это я задумался о других, сейчас меня должна интересовать судьба меня самого и моих людей, пардон, орков. Достав из кармана свисток, сделанный из кости, я хотел уже позвать своих драконов, чтобы с помощью одного из них оглядеться и решить, что делать. А хрен вам с маслом не хотите? Там в небе завязалось полномасштабное воздушное сражение, где драконы уже доказывали право на жизнь. В вышине не удалось разобрать с кем они там отрабатывают элементы воздушного боя, но то, что там несладко становится намекал дождик из перьев и чешуи, который уже шел некоторое время, а теперь и первые тушки стали падать.
        - И биться сердце перестало! - в сердцах вспомнил я великий и могучий матерный русский, да и другие слова слетели с языка, из которых в приличном обществе можно использовать лишь предлоги.
        - Псов, псов не забываем! - стали раздаваться крики по полю, и все достали свои свистки для подзыва своих боевых животных. По полю пронесся сплошной свист из которого выделить свист своего хозяина казалось невозможно, но псы вычленяли и устремились каждый к своему хозяину.
        Ко мне также пробежало три пса, четвёртый видать уже отбегался. Один из них прижал лапу к брюху. Если сейчас пойдём в галоп то он отстанет, а значит погибнет. Не долго думая наклонился, поднял и положил поперёк седла. Пёс сразу понял, что для него сделали и чем ему грозило моё безразличие. Я ощутил, как он предал волну благодарности и попытался лизнуть. Попытки телячьей нежности я сразу пресек в зародыше, сейчас не место, да и нет времени на сантименты.
        - Наши все? - поинтересовался я у помощников, продолжая движение к основным силам.
        - Десяток уже в долине вечной охоты, есть раненые но не серьезно. - получил я ответ.
        - Скажи, чтобы все держались кучно и за молодыми пусть присматривают.
        - А что так? - спросил один из моих десятников, который не мог встать и осмотреться, так как через седло был перекинут один из раненых орков.
        - Да засада, куда не посмотри везде обложили.
        Дальнейший разговор заглох как то сам собой. Орки собрались в центре, слева и справа и спереди от нас виднелись плотные ряды копьеносцев, а позади стояли плотными рядами всадники на взмыленных конях. Они похоже от самой границы гнались за нами. В самом центре наших сил били в бубны и шаманили шаманы. Периодически от них в небо устремлялись едва видимые тени. Вокруг них постепенно начинали покругу с гортанными криками двигаться орки верхом на варгах, и с каждым выкриком, каждый из них ударял рукой по груди. Круг становился всё больше о больше вот и я влился в него вместе со своими орками. Постепенно я стал чувствовать прилив сил, как меня наполняет энергия.
        Наши враги, что было замерли, начали движение. В нашу сторону полетели первые стрелы и сгустки огня. Я в первый раз увидел боевых магов, точнее их магию. Но мне было не страшно, даже когда совсем рядом пролетел один из огненных снарядов и поджёг трёх орков в месте с их животными, я лишь убедился, что они мертвы и продолжил движение по кругу, постепенно набирая скорость.
        Я не знаю сколько мы так двигались, но в один миг наш круг разорвался и вся наша орда устремилась в одном направлении. Мы двигались необычайно быстро, несмотря на то, что в нас летели магические снаряды, а стрелы выбивали из наших рядов воинов, мы летели вперед. Всего за пару ударов сердца мы сошлись с вражеской конницей, где в первых рядах были кирасиры с копьями наперевес. Они шли таранным ударом, который бы просто смёл первые ряды орков. Но когда нам оставалось буквально пару метров до того как мы сойдёмся в лоб в лоб шаманы высвободили энергию, которая собралась в наших телах и телах животных, пока мы кружились вокруг них. Она высвободилась и ударила по плотным рядам конницы. Скажу вам без утайки, страшное зрелище, когда на тебя в лоб в лоб несётся огромная волна всадников с длинными копьями и ты понимаешь, что их копья в разы длиннее твоего. Возможно ещё миг, и тебя посадят как бабочку но одно из них, а в следующее мгновение вся это волна встречается с другой волной, которая мчащихся всадников сметает и разрывает в бесформенные комки. У врагов перемешиваются руки ноги, копыта, и в разные
стороны брызжет кровь, как сок из раздавленных лимонов. Это страшно, по настоящему страшно.
        Поневоле из груди вырывается рык, хищный рык зверя, что сидит в самых темных уголках души. Он разметает все сомнения, страхи, мысли - тобой начинают двигать инстинкты древнего хищника, загнанного в угол. Теперь этот самый хищник будет рвать и метать всех и вся, что находится между ним и свободой. Я лишь краем сознания отметил как вскочил на седло и метнулся на вторую волну всадников, что также мчалась на нас, опустив копья. Их не остановила судьба предыдущей волны.
        В полёте моё тело преобразилось, руки вытянулись и на пальцах появились когти, да, чёрт побери, всё тело трансформировалось. Я сам превратился в волколака. Быстрого смертоносного хищника, что не знает страха и сострадания, у которого в груди и мозгах есть лишь одна мысль, бьющая молотом по голове: убивать, убивать, убивать. Не я один с громким рыком обратился и бросился, нас были сотни и все мы бросились на врага. Разрывая и круша, наш рык заставлял вставать на дыбы лошадей, скидывать с себя всадников и в панике бежать, сбивая других. Мы когтями и зубами вырывали целые куски плоти из наших врагов и каждый удар был смертельный.
        Я не знаю сколько я так бесновался, но в какой то миг я очнулся и увидел спины удаляющихся всадников, а за ними мчались мы - волколаки в сопровождении нескольких варгов и боевых псов. Миг, и мой взор взмыл над землёй. Я увидел, что мы мчимся к неминуемой смерти. Впереди нас ждали плотные ряды пехоты и маги в своих ярких одеждах. В моих мозгах почему то всплыли слова из песни группы «Любэ».
        Я бросился во мрак, я знал, что только так,
        Из кожи вон я должен вас спасать.
        Но молодой вожак поставил точку так…
        Уже задумал, как меня убрать.
        Луна, луна, луна, взрывая воем тишину,
        Луна, луна, луна, луна и волк в ночном лесу.
        Возьми к себе меня.
        Луна, луна, луна, взрывая воем тишину,
        Луна, луна, луна, луна и волк в ночном лесу.
        Возьми к себе меня, луна…
        В следующий миг я издал вой, душераздирающий вой преисполненный тоски и боли. Почти все волколаки повторяли его за мной и остановившись, поспешили ко мне. Дальше меня опять постигла темнота, я лишь увидел с высоты птичьего полёта, как та часть оборотней, что не последовала за мной, устремилась ведомая диким инстинктом на копья, а те кто пошли за мной, переплыли реку и скрылись на противоположном берегу.
        ПРОБУЖДЕНИЕ.
        Пришёл в себя я как то сразу и резко, вот нет меня и вот я, здрасти. Оглядевшись, я понял, что я до сих пор обращенный в монстра стоящего на четырёх лапах. Когда я понял это, мне сразу захотелось вернуться в своё естественное состояние, встать на две ноги. Что я и сделал пока поднимался - перекинулся обратно в орка. Чёрт побери, как хорошо чувствовать себя нормальным орком а не монстром четвероногим, и фиг с ним, что всё тело ломило и я чувствовал какое то внутреннее опустошение.
        Не успел я прийти в себя, как периферийным зрением заметил движение, полностью на рефлексах я качнулся в сторону и нанес удар. Но не успел я толком понять, что происходит, как на меня набросились ещё два волколака. Двигаясь на непривычной для меня скорости, я уклонялся от их бросков и матеря их на чём свет стоит бил, пинал и ещё раз бил. Постепенно волколаки успокоились и по одному стали отползать в сторону, поджав хвосты.
        - Что, твари дрожащие?! - крикнул я на них, не выпуская из вида. Их я загнал в глубь земляной пещеры в каторой очнулся - На кого пасть разинули, да я вам всем маргалы выколю и пасти порву! Вы у меня узнаете, на собственной шкуре, как хулиганы зрения лишают! - продолжал я на них кричать, выплескивая с каждым словом страх обиду и боль. - Сидеть боятся! - крикнул я на волколака, который пытался отползти, и пинком вернул его на место.
        Затем обратился к ним так, как я обращался к собакам, которых только собирался приучить. Действуя через боль и ласковый голос, я пытался достучаться до их сознания, я помнил, что это орки а не дикие животные.
        Прежде чем первый волколак показал признаки разума, прошёл не один час. Затем первый обратившийся был для меня наградой. Конечно его пришлось от оборотней отскакивать, пока они на него рычали, не решаясь броситься. Орк лишь открывал и закрывал рот как рыба выброшенная на землю. Он мог шевелить только глазами, до такой степени он был слаб.
        Ещё через час я уже был практически без сил но не сдавался. Методично раз за разом я пытался докричаться до их разума и наградой мне стал третий обратившийся, из почти десятка волколаков. Затем меня сменил первый очнувшийся орк, он с дрыном стоял и безжалостно бил любого оборотня, что показывал признаки неповиновения. Я прислонился к стене и не обращая внимания на свою наготу вырубился, проснулся я от запаха жареной рыбы.
        Страж у оборотней уже сменился на другого орка, он также стоял с дрыном, а первый жарил рыбу на костре у входа.
        - Поешь тебе надо восстановить силы. - с почтением в голосе протянул мне лист лопуха с тремя рыбинами на нём.
        - А вы? - поинтересовался я, а сам только сейчас понял, что трёх рыбин мне будет явно маловато. Мне бы слегка прожаренного средних размеров быка для утоления голода.
        - Мы себе ещё поймаем! - уверенно ответил он а сам непроизвольно проглотил слюну - Тебе, вархар, нужны силы, лишь ты можешь вернуть им орочий лик.
        Затем потянулись длинные дни, где я раз за разом пытался докричаться до сознания орков. Мы морили их голодом и жаждой дабы ослабить в них дух зверя, дать возможность пробудится орочей душе. Я делал перерывы лишь для того, чтобы в ночи обратится в волколака и уходил искать других оборотней. Затем я их приводил и мы совместно их связывали и ложили в пещеру. Так шёл день за днём, пока не прошло две недели, и мы совместно решили, что четверо уже безвозвратно потеряли душу, поэтому мы умертвили их.
        В общем, нас в пещере собралось тридцать шесть орков и пятеро псов, плюс один мой дракон. Животные чудом выжили, как их не порвали оборотни остаётся загадкой. Ладно дракон всегда мог взлететь и подняться на безопасную высоту, но псам приходилось несладко. Однако они не бросали своих хозяев, даже когда те потеряли орочий облик.
        Оглянувшись я увидев вокруг лишь орков, почти голых орков. Кто чем смог тот тем и прикрыл наготу, это в кино оборотни раз и обратились в зверя, раз и обратно в челоковека, а одежда лежит под ближайшем кустом и ждёт тебя, дабы ты не отсвечивал пятой точкой. К сожалению, где наша одежда - никто из нас не знает. Так как все лишь помнят всё, что происходило до момента обращения в оборотней. Да кстати, как выяснилось в процессе разговоров, оборотничество это последствие обряда набора силы. Наши отцы командиры пошли на этот шаг находясь в безвыходном положении, после обряда как минимум половина варгов отправится в мир иной, а менее устойчивые орки превращаются в волколаков. Нами кстати, тоже пожертвовали оставив прикрывать отход основной части орков.
        Как говорили те, кому повезло выжить и сохранить разум, из таких обращенных выживает лишь каждый десятый. Вот за мной тогда и пошли лишь каждые десятые, а остальные остались сражаться и погибать. Да и десятых я не всех собрал, они ещё долго будут третировать местное население, пока их не перебьют. Хотя и сделать это будет ой как непросто. Разума им хватает, чтобы не попадать в ловушки и не нападать на группы охотников, а силы и ловкости хоть отбавляй. Это на меня они нападали не в полною силу, да и истощены были. Я не знаю сколько мы пролазили в шкуре диких хищников, но в округе нет ни одной животины на которых можно охотиться. Все либо разбежались, либо упокоились в утробах вечно голодных оборотней.
        Как показал короткий эксперимент, в стрессовых ситуациях в оборотней могли обратиться почти все, но обратно лишь половина, остальных приходилось уговаривать дрыном и добрым словом. Эксперимент вышел не нарочно, на нас вышел голодный тигр, дичь всю съели, вот он и решил было полакомиться нами. Ага, напал он на группу полуголых орков а сражаться пришлось со стаей волколаков. Свою ошибку он понял сразу после своего торжествующего рыка, когда он вышел на берег реки на которой мы расположились. Ну а дальше уже полетели клочки по закоулочкам, и сей хищник, не смотря на свои размеры и царский статус, послужил нам завтраком. Мы его сожрали прямо сырым и не поморщились, да и что ещё ожидать от оборотней в звериной ипостаси.
        Хотя есть и плюсы, с каждым разом нам всё легче было перекидываться и контролировать свой разум, правда стоит отметить, что не всем, но большей части, и это уже хорошо. А остальные двигались в стае и не спешили её покидать, ну а для обретения орочьего облика у нас уже была отработанная техника. Возвращение в орков сейчас занимало конечно не минуты, но и уже не дни.
        Вожаком, в образе зверя, был естественно самый сильный, то есть я. Да и в человеческой ипостаси командовал снова я. После короткого совещания мы, с наиболее адекватными оборотнями, решили брать языка, для получения информации. А то на простые вопросы такие как где мы и куда нам надо выбираться, да и сколько времени мы уже прогуляли по лесам, никто из нас не мог ответить.
        Для начала решили найти тракт или тропинку, а уже по ней выйти к людям. План был простой и в его реализации не должно было возникнуть проблемы, но это в теории. А на практике мы забрались в непролазную глушь или, как вариант, не там стали искать, так как лишь на третьи сутки обнаружили первые следы жизни и то благодаря дозорным, что в зверином обличии двигались слева и справа, а также впереди и позади. Так вот дозорный слева почувствовал запах жилья и предупредил нас.
        Ещё через полчаса мы с подветренной стороны приблизились к жилью и принюхиваясь наблюдали за жизнью в деревеньке. Так деревенька была всего на два десятка домов. Убедившись, что в ней нет никого кроме деревенских я решил захватить деревню полностью. На такое решение подталкивал шум голодных орочьих желудков.
        - Действуем жестко и быстро, всех деревенских сгоняем вон к тому зданию. - и указал к какому именно - Запомнили, чей отряд к какому дому устремляется? - уточнил я у них после распределения - Раз поняли, то действуем. Но помним без нужды никого не убивать! - предупредил я их.
        - А что жалеть людишек? Если мы их не перебьем, то скоро о нас будет знать каждая сабака, а у нас нет врагов и мы не замедленны обозом, как раньше. - возразил один из орков.
        - Объясняю первый и последний раз. Во первых, всегда найдётся тот кто в данный момент не находится в деревне, это могут быть охотники, рыбаки или дети, что пошли в лес по грибы или просто играть. Во вторых, не надо кормить зверя внутри нас бессмысленными убийствами, одно дело когда ты в бою убиваешь врага, тогда в нас не будет расти тьма, а если убивать без причины то тьма поселится внутри и зверь внутри нас поглотит наши светлые души. - во загнул так загнул, мне хоть в пророки хоть в политики можно смело идти. Вру не краснея и даже не бледная, а мне просто претит убивать невинных крестьян. - Если кого то что то не устраивает, то мы свободный народ и каждый волен идти своим путём, а пока те, кто идёт за мной, выполняют мои приказы. - произнес я решительно.
        - Никто и не оспаривает, ни твоё лидерство, ни твои приказы. Ты сейчас всё объяснил и каждый из нас понял, а объяснять иногда надо а то как будет учится молодежь. - спокойно произнёс седой и довольно таки крупный орк.
        Штурм деревни прошёл быстро, без шума и пыли. Разбитые носы, выбитые скулы и сломанные конечности не считаются. После того, как всех согнали, отобрали несколько женщин и приказали готовить еду на всех. Я не забыл предупредить, так на всякий случай, что свою трапезу мы разделим с детишками этого поселения. А если кто из нас даже просто обсеренится, то на месте посёлка мы устроем погост. Плюс, поставили к ним караул. Затем начал я допрос старосты. Он бледный, испуганный и косящийся во все стороны, делился информацией охотно. Я понимаю, было отчего испугаться, не каждый день деревню штурмуют три десятка голых орков.
        В деревне мы задержались на несколько дней, пока обшивались и отъедались. Местных мы отпустили, но я предупредил, что по периметру часовые, и если кого одного недосчитаемся, то за него ответит десять человек из числа ближайших родственников, в общем всё как обычно. Да и дабы не вводить местных в искушение, по периметру всегда стояли часовые, да и в лесу ходили патрули. Ну и дополнительно, местное население мы дезинформировали, дескать нас не три десятка, а более сотни. Да и кушали мы не как три десятка орков, а как сотня. Часть провианта уносили в лес, там и поглощали, нам энергии надо было много. Наши тела и звериная ипостась постепенно набирали вес и восстанавливали силы. Потому я и смог справиться с ними тогда в пещере, оборотни были истощены как в физическом так и магическом плане. А вот сейчас мы восстанавливаемся во всех смыслах этого слова. Ещё нужно обзавестись одеждой и хоть каким-то подобием брони, да и другими мелочами навроде огнива не стоит пренебрегать, я уже молчу про оружие.
        Всем этим мы попросили местных поделиться, заметьте не просто так, а взамен мы оставили им их дома, жизни да и так, по мелочи, в общем всё то, что нам не нужно. Да и с голой попой не поиграешь в благородных рыцарей. На пятый день мы ушли, так же внезапно как и пришли, вот мы есть и вот нас уже нет. Пошли мы скорым маршем, не куда-нибудь, а в гости к местному барону. Колющий, режущий и рубящий инструмент, которым мы здесь разжились, откровенно скажем, дерьмого качества и даже его не хватило на всех. А у местного барона есть дружина - целых десять человек, это не сказать что много, но и не мало для такой глухомани. Но нам должно хватить, там ещё предполагается небольшой арсенал для вооружения ополчения, да и надо узнать последние новости. А то местный староста хреновый информатор, всё, что ему известно, это то, что дескать, идет война, да сражаются и вроде как побеждают, вот и всё. Побеждают естественно не наши. Сведений где проходит фронт, какие идут бои, где наших разбили в пух и прах или они смогли дать достойный отпор и спокойно себе отступили, а сейчас готовятся перейти в контратаку, мы от него
не получили.
        Да и на карту неплохо бы посмотреть, чтобы определится с нашим точным местоположением, а то координаты: день пути до замка вон в том направлении, а от него в аккурат налево и через три дня будет город Дергест. Ни название баронства ни сам город не раскрыли секрета нашего местоположения, они ни мне ни моим спутникам неизвестны, а это значит, что город маленький и знать о нём никто не знает, акрамя местных.
        К замку местного барона мы подобрались за пару часов до захода солнца, замок был не классический, где наличествует крепостная стена, ров и другие обязательные атрибуты, что рисует наше воображение. Перед нами предстало трехэтажное здание, обнесенное даже не стеной, а так, хорошим забором. Замок я решил брать сходу, а что откладывать в долгий ящик. Тем более вон, все защитники сейчас сидят посреди двора и мирно кушают за длинным столом. А у ворот даже не пахнет часовыми, лишь мирно пасутся гуси. Удобно обладать магическим даром и на мир периодически смотреть с высоты птичьего полета.
        - Так народ, сейчас не рискуем, это не мирные крестьяне. Эти сами для себя выбрали стезю воинов, а с войнами разговор короткий. - произнес я негромко, но так чтобы все наши слышали.
        Затем дождались, чтобы орки сняли одежду, те кому надо было. Часть из нас могла перекидываться прямо в одежде и та не рвалась и не исчезала, а потом появлялась. Лишь один чёрный орк в нашей компании мог перекидываться с оружием в руках, а затем обратно с ним же. Я думаю, что вам не стоит напоминать, что единственным чёрным орком в округе был я, остальные могли перекидываться кто в штанах, а кто лишь в набедренной повязке. Всё зависело от силы. Да и сама сила оборотня зависела или скорей была косвенным показателем того, сколько предметов гардероба можно оставлять во время обращения.
        Не откладывая надолго, мы стали оборачиваться и устремились к барону на вечернее чаепитие. Нас заметили до того, как мы успели приблизиться к воротам. Защитников предупредили гуси что в страхе загоготали и стали метаться при виде такого количества хищников. Но в отличии от древнего рима, гуси их не спасли. Первые волколаки успели заскочить в закрывающиеся ворота и смяли своей массой тех, кто пытался закрывать их. Эти несчастные ничего и не могли нам противопоставить, хотя в руках у них и были кинжалы. Лишь один барон остался стоят у стола, нервно сжимая в руках кинжал, а за его спиной переходя на ультразвук кричала его супруга.
        - Не бойся ножа, бойся вилки, один удар четыре дырки! - произнёс я обращаясь обратно в орка и сел напротив него, в то время как остальные обследовали двор и сгоняли выживших. - Что тут сказать, войны у тебя дрянь и командир ты дрянной. - произнёс я выливая содержимое из бокала и наливая в него вино заново.
        - Если бы вы напали по всем правилам, то…
        - А мы и напали по всем правилам военного искусства. - перебил я его - вы не стойте присаживайтесь, присаживайтесь и бросьте уже кинжал он вам не поможет, да и упокойте свою жену или это сделаем мы. - произнес я протягивая к себе жареного гуся.
        - Вархар, - садясь рядом произнёс седой орк - Все кто сопротивлялся перебиты, остальных мы туда согнали. - отчитался он принюхавшись к содержимому кружки. - А ты куда садишься? - рявкнул он на молодого орка что собирался присесть за стол. - Сначала матерые, а вы уже опосля. Вон лучше делом займись, заодно и что перекусить себе найдёшь - буквально рыкнул он на молодого.
        Как то сами собой сложились у нас отношения как в стае, в первую очередь те кто сильнее, а затем шли более слабые и молодые. Так и сейчас, за стол садились самые сильные, остальных поставили в ключевых местах, следить за тем, что происходит по периметру да и мародёрку никто не отменял.
        - Вы нас убьете? - с трудом произнесла жена барона.
        - Хотели бы убить, уже убили бы. - ответил за меня седой, он же Саарал, он же моя правая рука, что сам на эту должность себя назначил.
        - Вархар, там в клетках сидят трое наших! Двое в зверином облике а один в орочьем! - выглянув из подвала крикнул один из орков.
        - Пойду гляну! - вставая произнёс седой - Вы четверо за мной - кликнул он орков.
        - Так вы за ними? - бледнея произнес барон.
        - Сколько? - спросил я не сводя взгляда.
        - Они перебили скот…. - заикаясь, начал оправдываться барон.
        - Я спросил сколько, а не за что. - перебил я его.
        - Одного, - выдавил он из себя, нервно сглатывая слюну - Двоих мы уже продали и их увезли, а этих вчера только поймали.
        - Когда и куда увезли? Кто повез и сколько их? - продолжил спрашивать я его, не сводя взгляда.
        - Люди нашего князя, забрали. Их полсотни, все верховые. Уехали четыре дня назад. - ответил он после полуминутных сомнений.
        - Драка голубь! - вскрикнул я, увидев как из голубятни выпорхнул голубь. Непроизвольно отдал я команду дракону не только мысленно но и вслух. - Голубятню проверить, голубям свернуть головы. - отдал я команду двум оркам что стояли рядом.
        - Вот в голубятне поймали, голубей перебили - отчитались орки, тащя пацана лет десяти.
        - Чей будешь герой? - поинтересовался я у него. На что он лишь демонстративно отвернулся.
        - Это мой сын, не убивайте его. Он совсем ребёнок ещё. - вскрикнул барон и упал на колени.
        - А пацан явно не в папашу пошёл. - произнёс седой садясь рядом - одного я слышу, его ты без проблем вернёшь, а второй зверь зверем. Тот, что сам смог принять орочий облик, может претендовать на место в десятке сильнейших. Но его все равно надо на место ставить, я этим займусь если не возражаешь. Да и трое молодых хотят пересмотреть свои места в стае. А куда деваться, у нас волколаков так, лишь сильнейший может править. - произнёс седой обращаясь последней фразой к барону.
        - Разберись! - ответил я и перевёл я свой взгляд на него.
        - Нет вархар, я своё место знаю и не мне с тобой тягаться. - отмахнулся он на невысказанный вопрос.
        - Извини Саарал, иногда зверь берет верх. - извинился я перед ним.
        - Во, а как тяжело приходится им, раз тебя иной раз пробирает. Но ничего, пока ты с нами, всё будет хорошо и своего зверя на цепь посадишь и наших по будкам разгонишь - усмехнувшись произнёс он - Правду я говорю? - и хлопнул по спине одного из орков, да так что тот присел.
        - Держи, герой! - я кинул пацану медный, погнутый грошик - Заслужил! - и видя недоуменное лицо, добавил - Что не слышал никогда легенду о храбром Грошике?
        - Слышал, но это вроде как, у меня же не получилось! - растерянно произнёс он и вытер рукавом нос.
        - Зато попытался! Но в следующий раз, два раза подумай, а затем действуй. - произнёс я подмигнув ему. - Посадите его пока в камеру. - указал я на юного героя.
        - Он же ребёнок! - вскрикнула баронесса.
        - Я не буду его оскорблять посадкой в детской комнате. - ага, этот пострел может из неё сбежать и ещё что-то учудить, докончил я фразу про себя.
        - Вархар, вот ещё один герой! - и двое орков, что оставались в лесу, притащили молодого парня слегка помятого ногами и руками но живого.
        - Да что это такое, герой на герое и героем погоняет! - усмехнулся я.
        - Этого в подвал, и отправь десяток орков деревню сжечь. Я им обещал они услышали, теперь пусть пеняют на себя. Да, дай им полчаса на вынос самого необходимого. Слышал, если ты пошлёшь гонца или ещё как надумаешь передать весточку, мы и твой дом спалим и тебя вместе с женой в нём. - произнес я с улыбкой в тридцать два клыка.
        - Если я промолчу с меня Князь шкуру снимет! - заикаясь произнес он.
        - Это тебе решать, не мне или ему, ты сам кузнец своей судьбы.
        Я до самого утра не сомкнул глаз, разбираясь с местной географией где что, и заодно уточняя, что в мире творится. Если коротко, то последние сводки с фронта из местной газеты звучать так. «Мы вместе с нашим союзником, несмотря на ожесточенное сопротивление противника, одержали победу и захватили» дальше идет перечень городов и деревень. Меня смутило, а почему одна победа и столько захваченных городов, наши что, без боя их сдали? Или было нанесено такое сокрушительное поражение, что города сами открыли свои ворота не веря в то, что империя сможет оправиться после поражения. Но в газете не стоит, что они нас разгромили. Вопросы, вопросы и все без ответа.
        Глава 4 - Отголоски битвы
        Загнав всех обитателей в подвал, предварительно закатив туда бочку и наполнив её водой, плюс закинув туда немного провианта. Мы заколотили двери и дополнительно завалили всем чем можно. Я думаю их выпустят через пару дней, если не позже. Смотря кто первый доберется, если честный человек, то он займется сразу их спасением, а вот если ушлый, то предварительно устроит ревизию на предмет нагрыды за спосение.
        Разбив свои силы на четыре части, а разослал полные десятки по местным баронам, а сам с остатками перекрыл дорогу к князю. Ему ещё рано знать о том что у него гости, я хочу устроить для него сюрприз. Я со своими орками засел не в кустах, а по наглому, в придорожной харчевне. Её то точно никто не пропустит. Да и она расположена в стратегически удобном месте на перекрёстке. Ну а дальше дело техники, вязать всех кто идет, едет или просто бредет по дороге, и в подвал их. Этим занимались мои воины, я же пытался достучатся до сознания оборотня и помочь обернутся в орка.
        Отряды не ограничились лишь местными баронами. Они прошлись частой гребенкой по всевозможным местам, в которых могут быть оборотни, да и глухие места не пропускали. Дополнительно по ночам мы пускали вой, всем отрядом воя на луну. На этот вой выходили не обернувшиеся обратно, и даже парочка самостоятельно обретших контроль. Ещё вышел один отряд в семь оборотней, также под предводительством одного чёрного орка. Вот с их вожаком пришлось мериться авторитетом, доказывая право на командование. Скажу, шкуру он мне серьезно попортил, он то, в отличии от меня, настоящий оборотень хоть и совсем молодой. Он во время выброса силы не смог удержать в себе своего зверя, пока обрёл контроль, пока разобрался наши уже ушли. Вот он почти месяц и лазил по лесам да лугам с прибивающимися к нему волколаками.
        Но с нами он не остался, обиделся видишь ли на то, что ему по ушам настучали и рога обломали. Причём в буквальном смысле этого слова, один рог я ему сломал. А вот люди из его отряда, пардон, орки остались с нами. По местным баронам мы ходили почти неделю. За это время подвал и сарай мы забили народом, а ближайший лесок подводами. Да и обросли золотишком с серебром. Другого ничего мы не брали, лишь драгметаллы, остальное ломая. Мой отряд также рос в численности и уже насчитывал шестьдесят семь волколаков. Довольно таки грозная сила, в местных реалиях.
        Затем я решился повести отряд в гости к местному князю, но не брать его дом штурмом, а лишь нанести везит вежливости под покровом ночи. Для этого мы предприняли тактику под названием разделяй и властвуй. Позволили парочке пленников сбежать от нашего патруля в пять оборотней и уже на следующий день к нам примчались два десятка всадников в сопровождении десятка охотников с охотничьими псами. Мы их, в лучших традициях, заманили в засаду и в теснине густой чащи показали преимущества звериного облика и численного превосходства. Оставив их всех на веки вечные в этой чаще, затем мы повторили эту же процедуру уже в противоположной стороне, устроив налёт на деревню, всего в паре часов езды от замка.
        Ещё мы перехватили по дороге отряд спасения, вот был сюрприз для местного князя. Он то наивный думал, что имеет дело с сильными, агрессивными но животными без ума и фантазии, которых максимум с десяток в стае. А тут сюрприз в шесть десятков не диких безмозглых тварей, а хорошо соображающих хищников, да и ещё имеющих воздушную разведку. В общем, разгром был полный, да и было бы кого громить. Наиболее боеспособные бойцы ушли на фронт, а здесь либо пенсионеры, либо безусые пацаны, которые и в седле-то держались не уверенно.
        От воя и мельтешащих хищников, лошадки испугались и понесли, сбрасывая седоков и внося сумятицу среди тех, кто попытался дать организованный бой. Нам победа досталась малой кровью. Всего несколько раненых разной степени поврежденности, что в свете новых событий, не смертельно, на нас заживает теперь всё как на собаках. Это конечно образное выражение, но с нашим повышенным метаболизмом и регенерацией действительно всё быстро заживает, успевай только кушать, много и часто.
        В общем, князь был неприятно удивлён, отфигачен и схвачен. От идеи обменять его на орков пришлось отказаться. Гордый оказался, собака, и не на какие переговоры не шел ни за какие коврижки. Но ничего, мы не гордые, сами придём к нему в дом и возьмем то, что нам надо.
        Не откладывая сие решение в долгий ящик, мы устремились на огонёк в местный городок. Да город совсем недавно получил сей статус, совсем совсем недавно. Поэтому он ещё не сменил свой деревянный забор по периметру на каменные стены. Местный князь был гордым, но глупым правителем. Нормальный и адекватный, прежде чем начать демонтаж деревянных укреплений, заканчивает каменные, а сей гений мысли наполовину снёс деревянные. Не я понял их логики всё-равно - иногда проводят демонтаж одних укреплений и на их месте постройку других, но они каменные стены начали возводить далеко от деревянных, зачем тогда старые ломать, осталось для меня загадкой. Хотя, может как вариант, здесь такая глушь, что ничего не происходило до сего дня. Но мне грех жаловаться, нам даже не пришлось лезть через забор или ломиться в закрытые ворота. Так скрутили стрика, что выполнял роль сторожа и положили под заборчиком, пусть отдохнёт. Ну а дальше небольшая прогулка по ночному городу.
        До резиденции князя мы дошли не подняв шума, а вот сама резиденция уже была более или менее укреплена и её с ходу не возьмешь.
        - Тук! Тук! Кто в домике живёт? - в наглую постучал я в ворота.
        - А ну брысь, пьянь подзаборная! - раздался крик с другой стороны ворот.
        - Ты что ли, мышка норушка?! - спросил я, продолжая барабанить в ворота и неся чушь, раздражая о выбивая из колеи стража.
        - Я на тебя сейчас собак спущу!!
        - Ты зайка попрыгайка?! - продолжал я тарабанить.
        - Ну всё! - и калитка стала открываться.
        - А я злой волк зубами щёлк! - сказал я, и рванул на себя дверцу.
        После непродолжительной борьбы мы оказались на территории усадьбы, ну а дальше уже было дело техники. Отправить к праотцам всех тех, кто хватался за оружие и не трогать тех, кто заперся в комнатах. Сейчас мы хозяйничали, все постройки и закоулочки не были обделены нашим вниманием. Нашли мы лишь шестерых оборотней, уже обратившихся обратно в орков, а остальных они принесли в жертву своим богам. Уходя мы заглянули на огонек к храму, нет, грабить мы его не грабили и даже священнослужителей не убивали и других святотатств не совершали, я лишь самолично пустил им красного петуха. То есть поджег его к чертям собачьим. Страшно было, а вдруг боги обозлятся на меня и захотят отомстить и мстя их будет страшна, но, тем не менее, не хорошо обижать наших. Осталось лишь уповать на то, что наши боги прикроют меня. Да и как то в местные храмы, такого бога, что требует в жертву разумных, я не собираюсь ходить, если только по нужде.
        Персональный карманный чёрт. (Чёрт побери!)
        Я не раз и не два, и даже, не три раза говорил, говорю и буду говорить, что раннее утро добрым не бывает. Вот и сейчас, мало того, что лёг немного отдохнуть лишь перед восходом солнца, так ещё и дождь зарядил. Да и в довершение, разбудили ни свет ни заря, дескать, сон это хорошо, но ты единственный и неповторимый и всё такое, а сейчас иди долбись сорочьими рогами в сознание, а то один, ну никак не может обратиться обратно в орка. Дескать, ему твой ментальный пендель необходим ибо долго в шкуре оборотня он не может быть, зверь разум поглощает и потом замучаетесь его оттуда выковыривать.
        Ну и я, в лучших моих традициях чертыхнулся, надо же как-то стресс скидывать. Но не зря мне бабушка говорила «Не чертыхался бы ты внучёк, а то нечистого накличешь». Кто же знал, что он явится собственной персоной. да и ещё с громким хлопком. Раз и появилось это мелкое хвостатое недоразумение, и появился он не где нибудь а у меня на плече. Я чуть не оглох, я его конечно по матушке потом перекрестил и попытался прихлопнуть эту хвостатую тварь. Но он оказался шустрым, несмотря на свои размеры, сам с воробья но хрен его поймаешь. Всей толпой ловили это недоразумение. Нет, сначала мы хотели его прибить. Но пока пытались его ловить, он успел плюнуть кому то в чашку, укусить за палец седого, нагадить другому на голову, вытащить из кармана его ловившего пару монет и кучу других гадостей наделать.
        Так незаметно и постепенно его участь изменилась, его уже никто не хотел прибить, все дружно решили, что он не достоин такой легкой участи. В ходе охоты на эту мелкую нечисть предлагались такие варианты как посадить его в муравейник, сварить в масле или снять шкуру с живого. Охота на черта продолжалась не один час, пока кто-то не спохватился и не обратил внимание, что солнце уже высоко, а мы всё ещё на месте. А это не есть хорошо, наша сила в скорости и маневренности, нельзя дать противнику встать нам на хвост и дышать в затылок. Отрубите мне хвост по самые гланды, если сейчас не летят во все стороны гонцы с вестью, «дескать, собирайтесь люди нерусские на смертный бой с орочьей ордой с силой, так сказать, тёмной». А это для нашей целостности шкуры не есть хорошо. Даже скажу больше, как говорили немцы в кино «это есть плёхо, плёхо, плёхо».
        Хрен с этим чертом из табакерки, руки в ноги скарб на спины и йада отседова. Двигаться приходилось сейчас на своих двоих, обросли скарбом и бросить не поднимается рука. Ведь там столько всего нужного и полезного, ой не надо только говорить что золото, не является предметом первой необходимости. Да без денег, вы не туда и не сюда, что в седой древности, что в настоящем. И такие веские доводы, что его на хлеб не намажешь, не котируются, вот без него, хрен ты что на хлеб намажешь, да и сам хлеб не купишь.
        Да и в случае чего, его всегда можно бросить, а лучше широким веером раскидать. Зуб даю, что преследователи задержатся, чтобы поднять благородный металл с грешной земли. Плюс, пока они выяснят, всё ли собрали, и не менее важный вопрос, не прилипло ли что к рукам собирающим.
        Да и от идеи пробираться через леса, реки и болота я отказался. Мы двигались, в наглую, по дороге или вдоль дороги, если по ней шагал отряд или большой караван. По мне, самый актуальный вариант, это дороги где всегда можно перекусить в харчевне или в любом небольшом населённом пункте и заметьте, бесплатно.
        Так мы и двигались в сторону границы, не забывая интересоваться новостями и событиями последних дней. Хотя там и нет особых новостей, так вроде померились силами поубивали друг дружку, но победы или решающего преимущества ни одна из сторон не добилась. Мелкий пакостник, что в народе чертом зовётся, также путешествовал вместе с нами и также продолжал пакостить. Правда, сейчас он в основном кривлялся и строил мордочки, иногда так по мелочи, проводил ревизию как поясных кошельков так и заплечных мешков. За свои кривляния он стал получать всякие вкусняшки. Не знаю, как-то незаметно получилось, вот вроде его я ещё позавчера пытался сапогом зашибить, а вчера он уже кусочек сыра осторожно брал у меня из рук, а теперь сегодня он гордо восседает на плече и высматривает у кого что спереть. Главный критерий - оно должно блестеть и быть небольшим, чтобы чёртик мог это утащить. Он бедняжка, каждую ночь что-нибудь воровал и прятал у меня в бауле. А я каждое утро выгребал честно украденное и возвращал владельцам.
        Ему особо нравилась серебряная серьга седого, куда её орк только не прятал, но мелкий шельмец шёл на мыслимые и немыслимые хитрости, но каждую ночь её воровал. У них уже было своеобразное соревнование, один прятал другой воровал и пока, с разгромным счетом, вёл чертёнок.
        - Саарал, а ты её за щеку прятал? - поинтересовался десятник у седого.
        - Да что я только не делал, и на веревочку завязывал и за щеку совал, единственно что в заднем проходе не прятал. Я даже уходил и зарывал в лесу, не помогает, хоть ты тресни.
        - А может и треснуть, так чтобы у него желание пропало?
        - Ты его сначала поймай! Забыл, как мы его всем миром ловили? Хотя ты-то точно не забыл, он тебе на макушку нагадил. Вот ты его и недолюбливаеш.
        - А за что его любить, он лишь командира слушается, и то по великим праздникам. Толку от него никакого, лишь один вред.
        - А кто вчера вой поднял? Когда нас попытались в харчевне отравить, он же и поднял. А мелкое баловство, так не в счёт, вот что бы ты делал без него? А так он никому не дает расслабиться, помнишь как он часовому на посту шнурки на ботинках связал? Так теперь не один из них не сидить на месте. Да и гадости он по сути делает лишь тем, кто заслужил или провинился, он шельмец, ничего не забывает и ничего не пропускает. Ты бы ему кусочек сыра на привале предложил, он и перестанет тебе в карман гадить. - под общий смех посоветовал седой.
        - Что? Да чтобы я шел на мировую с какой то мелкой заразой?! - и плюнув раздражённо, ушёл.
        - Ну всё, Чертяка ему опять в карман сегодня нагадит. - смеясь произнёс один из орков.
        - Может ему их зашить?
        - А смысл? У него такие острые когти и зубки, он кожаный шнурок на раз перекусывает и делает это быстро и незаметно. Я вот ему серебряную монету подарил и он теперь у меня по карманам не лазит.
        - А я медную начистил до блеска, он её на ура принял, да ещё радовался во какая блестючка.
        - Да, а у меня он не взял!
        - Ты не поленись и натри её, чтобы она сияла и играла на солнце.
        - Придется, а то он уже серёжки, которые я для своей прибрал, уже третий раз утаскивает.
        - Вот шельма, всех данью обложил! - усмехнулся седой - Сыр ему каждый второй по кусочку таскает, да и ещё серебром и медью откупаются.
        - Да ладно, он забавный! А видали как он вчера на руках ходил? Честно, я бы дорого заплатил за него, но он командира своим хозяином выбрал.
        - А не ты ли ещё пару дней тому кричал, что это тёмный бог нас им проклял, а сейчас?
        - А и считаю, что он проклятие темных богов, но с нашим командиром любое проклятие, это, как он говорит, дополнительная плюшка. Мало нас из тех, кто после обряда силы потерял орочий облик, смогли вернуться. А наш командир, пинками и властным рыком, раз за разом возвращал нам орочий лик до тех пор, пока сами не научились. И проклятье стало для нас плюсом. Так и с этим чёртом, всего неделю он с нами, а кажется словно вечность и даже он - и кивнул в сторону удалившегося орка - сколько бы не ворчал, не прибьёт его и другим не даст.
        ВОЗДУШНЫЙ БОЙ
        Так радужно и безмятежно не могло продолжаться бесконечно, хорошо, что я не пренебрегал разведкой как наземной так и воздушной. Так вот, дракон заметил в небе грифона, да, самого настоящего грифона. Сам грифон не был классического размера, и по своим габаритам уступал дракону, что не могло не радовать меня. Вот сия птичка кружила на высоте, в то время как мы мирно кушали в лесочке и, по всем признакам, она не ещё не обнаружила нас. Я решил попытаться уничтожить авиаразведку противника. Дальше было лишь поле на несколько дней пути и нам негде было спрятаться, а с авиаразведкой они нас смогут легко найти и уничтожить. А так пока хватятся, пока выяснят, что с их птичкой случилось, хотя я сомневаюсь, что у них есть естественные враги. В небе я не видел, пока ни одно летающие создание, что может хоть теоретически охотиться на них. Но, как не крути, хоть день но выиграем, а это уже хорошо.
        - Саарал, найди вилку и заточи её, до остроты иголки! - попросил я его задумчиво смотря на черта. А сам чёрт под моим взглядом заерзал и, не понимая, что происходит, на всякий случай резко телепортировался в сумку и сидел из неё выглядывал.
        - А зачем нам вилка? - поинтересовался Седой, после того, как нашёл кого озаботить поиском самой вилки и её заточки.
        - А посажу нашего Чертяку, на Драка и отправлю их в бой!
        - А что он сможет сделать, упасть? - усмехнулся седой.
        - И это тоже, он у нас умеет телепортироваться, пусть на полметра всего, но может. Вот перед самой атакой, он портанётся и всадит своё оружие в грифона, сбив ему атаку, ну а дальше уже Драка порвёт его на Каркасияский флаг. - перефразировал я шутки из моего мира.
        В скором времени вилка была заточена и даже ручку сделали тоньше. Да наверное для полноты образа стоит отметить, что вилка от привычного нам вида кардинально отличалась, она была всего с тремя зубчиками, улавливаете связь, я когда его увидел с трезубцем еле смех сдержал.
        А вот сей девайс с тремя зубчиками, чертику понравился и он ей угрожающе помахивал, не хорошо посматривая на одного из своих обидчиков, и что-то мне подсказывает, что кое кому, прежде чем куда либо садится, нужно быть очень, очень внимательным. А то так можно и рану получить, не смертельную но очень болезненную как для самолюбия так и для организма.
        Когда всё было готово, я усадил нашего рогатого вдвшника на спину дракона и раз пять его проинструктировал. Надеюсь он понял свою задачу. Выпустив их в небо мы стали наблюдать за подъёмом, не выходя на открытое пространство. Дракон, когда начал набирать высоту, вдруг издал тревожный сигнал и завис практически на одном месте. Переключившись на его зрение, я не смог сдержать поток брани. Нас обложили со всех сторон, с одной из сторон приближался отряд четвероногих гигантов. С другой стороны подходила группа лучников под прикрытием пехотинцев с копьями, а с третьей были маги с прикрытием. Я их сразу узнал по балахонам и посохам, ну и ещё они запустили в моего дракона пару заклинаний.
        - Бросаем всё! Всем обращаться в зверей и за мной, тихо не издавая ни одного звука.
        И сам, не теряя времени, в прыжке перекинулся в облик зверя и поведя носом, направил свой отряд на лучников. Они, на мой взгляд, самое слабое звено. Если удастся к ним подкрасться и сходу проломить строй, то мы прорвемся, а нет, нас расстреляют как в тире. И наши шкуры пойдут на прикроватные коврики.
        Я старался двигаться быстро но бесшумно, лишь один раз отвлекся, когда рядом упала тушка грифона с вилкой в пятой точке и разорванным горлом. Я так понимаю, перед самой атакой чертенок телепортировался на спину грифону и всадил ему вилку. Грифон, естественно, от боли растерялся и в этот момент Драко разорвал ему горло. Спустя пару мгновений рядом с тушкой раздался небольшой хлопок и чёрт с победным видом пнул поверженного противника и вырвав вилку, встал в горделивой позе. Дескать, смотрите какой я крутой.
        На что я лишь хмыкнул, а в следующий миг он уже стоял у меня на голове, думаю в не менее горделивой позе. Когда подходили к самому краю кустов, то мы буквально ползли на пузе, чтобы не дай бог, какая из веток не шелохнулась и не выдала наше местоположение. А затем залегли и дышали через раз, боясь издать малейший шум. Я когда осматривал окрестности с помощью дракона не успел разглядеть пару десятков псов. Вот сейчас и лежал, кусая себе локти, благо в этой форме я мог это сделать без проблем.
        Мысленно обратившись к черту, я приказал ему пронестись по кустам и спугнуть хоть какую нибудь дичь в стороне от нас. Пусть лучники отвлекутся хоть на мгновение. На что получил в ответ четкий образ нескольких серебряных монет. Пришлось согласиться, мысленно пообещав за каждую метнувшуюся тварь по медной блестящей монетке. Сейчас не тот момент чтобы строить его, да и как эту мелкую хвостатую тварь строить? За уши не оттаскаю, он даже из рук мог телепортироваться. Да что говорить, для него даже стенки сумки или кувшина не препятствие. Кто кто, а он голодным не останется, если не дадут, сам украдёт. Пробовал ему морали читать, на что он лишь весело крутил у виска дескать ты что дядя с ума сошёл и передразнивал каждое движение. Вот и приходится мириться с его несносным характером, его даже не прогонишь, он сам уходит и сам приходит. Через пару мгновений раздался визг кабана и в полусотне метров от нас из кустов рвануло небольшое стадо диких кабанов.
        - По кустам, это они спугнули кабанов, больше некому! - вскрикнул человек в богатых доспехах, сидящий верхом на коне, в то время как остальные были все пешком.
        В кусты посыпались стрелы, а из них то заяц выскочит, то ещё какая мелкая тварь, постепенно удаляясь от нас, и лучники всё сильнее и сильнее поворачивались к нам боком.
        - Они по кустам уходят! Бей! Бей! - азартно кричал всадник и залихватски свистнул.
        А затем случилось непредвиденное, один из моих волколаков вылетел из кустов, и давай крутится на месте, пытаясь ухватить собственный хвост. За который держался черт и азартно тыкал вилкой ему под хвост. Это мелкая тварь нашла время когда сводить свои счеты. Видя, что ещё миг и всё, финита ля комедия, я выпрыгнул из кустов и повёл свой отряд, или скорей стаю, на врага. Попутно сам себе пообещал, что кое кому рога пообломаю и хвост оторву. Чертенок видать почувствовал, что запахло жаренным и поспешил телепортироваться за спину одному из копьеносцев. Ему он вставил своё страшное оружие «вилку» в пятую точку. Мужик от неожиданности, по моему, на метр в высоту прыгнул от испуга и выронив копье, схватился за больное место. В следующий миг, через пол метра вскрикнул другой, затем третий, так в их рядах появилась прореха, в которую мы и вломились.
        Дальше был бой, в котором на всё катушку старался черт, пользуясь своим размером и умением телепортации, он своим оружием поистине доказал, что вилка страшнее ножа. Его правда, хватило на пять минут боя, но свой неоценимый вклад он внес. Затем он принялся ковыряться в сумках у всадника. Сам всадник от такой наглости опешил и попытался прихлопнуть наглеца, чем вызывал лишь бешеный восторг у безобразника.
        Махнув на наше недоразумение рукой, злость на него прошла, я рвал горло очередному солдату. Ладно, чем бы дитя не тешилось, лишь бы к нам не приставало, подумал я про себя и издав протяжный вой, повёл свой отряд от седого. Да так быстро, что пыль стояла столбом. За мелкое безобразие я не переживал, мы не раз пытались от него сбежать, но он каждый раз нас находил несмотря на все наши старания. А если учесть, что я вроде как ему ещё и должен, то он точно от меня не отстанет.
        Через полчаса бега мы выскочили на обоз, который уничтожили за пару минут, вырезав весь парнокопытный транспорт. Небольшой отряд прикрытия, так же не стал для нас проблемой. А вот сами извозчики в панике стали разбегаться, увидев стаю оборотней и то как мы расправлялись с солдатами. Попутного им ветра пониже спины, а мы задержались поджигая всё, что можно поджечь, благо горели многочисленные костры. Заодно и перекусили, возничие как раз готовили обед, видать рассчитывали, что нас по быстрому помножат на ноль и пойдут горяченькое вкушать.
        Затем мы очень осторожно двигались лишь в ночное время суток, днём отлёживаясь в кустах. Хотя периодически приходилось светиться. Как не крути а кушать хочется. Тем более с нашим метаболизмом, хотелось есть всегда и много, вот и приходилось периодически устраивать налёты на продовольственные обозы. Деревни бесполезно грабить, они давно уже обобраны своими же.
        ЧУТЬ РАНЕЕ.
        Совет орды!
        - Совет, хранитель постановил, что с сего дня орда восстанавливает традиции, в которых говорится, что орк может идти в наем лишь имея варга и не менее четырех боевых псов. Минимальная сумма оплаты для найма всадника удваивается. Как не прискорбно но время неумолимо движется и для сохранения нашей культуры и расы мы должны меняться, а посему на территории орды будут выделены участки для постройки четырёх каменных селений.
        - Тише! - повысил голос хранитель, призывая к тишине старейшин и лидеров кланов.
        - Каждый из вас потом выскажется и по закону орды, вы должны вместе принять или не принять постановление хранителей. Помимо этого, через степь будут проложены каменные дороги. Да, дороги. И по ним будут водить свои караваны купцы, а не как сейчас, где они хотят там и движутся, делая на нашей земле, что хотят. Помимо всего этого, каждый житель городов, купцы и добытчики соли будут платить налог в клан орды, на территории которого находится поселение. Эти деньги будут распределяться не как сейчас, между двумя кланами а между всеми кланами. Напомню, что земля не принадлежит какому то одному клану, вся земля принадлежит орде. И если совет старейшин и лидеров кланов примет наше постановление, то тем кого будет не устраивать решение совета или они захотят поставить интересы орды ниже своих то … - и так пристально посмотрел на нескольких лидеров кланов, что они поневоле поежилась.
        В СТАВКЕ ИМПЕРАТОРА РЕСКИИ
        - Что будем делать господа? Ко мне приходил один из хранителей орды, орки уходят. - произнёс император перед советом.
        - Как уходят? А как же присяга? Как же древний договор? - стали раздаваться выкрики генералов и советников.
        - Так уходят. Наши отношения с ордой заметно охладели. Хранителям не понравилось, что мы стали воспринимать сынов орды как своих воинов, а не союзников. Он поставил мне в вину то, что мы провели мобилизацию среди орков, но не провели её среди наших владений. Да и в последнем сражении, где основной удар на себя приняли орки, а не имперцы тоже играет не в нашу пользу. К тому же, мы выстояли лишь за счёт них и основные потери как раз пришлись на орков. Старейшины считают, что империя не должна стоять опираясь на плечи орды. Империя должна стоять рядом с ордой. Самое прискорбное, что я считаю, что они правы, они открыли мне глаза. Треть наших легионов состоит из орков и в случае поражения орда могла не оправится, потеряв больше половины своих сынов.
        - Мы никогда не считали орков, нашими подчиненными: союзниками - да, но не подчиненными. - возразил один из генералов.
        - Да? А посмотрите вокруг, кого вы видите? - спросил император и не дожидаясь ответа продолжил - Гномы, люди, эльфы - все есть в совете, но нет ни одного орка, а они вроде как наши союзники.
        - Действительно, некрасиво получилась и что теперь? Как нам воевать? - произнёс растерянно генерал.
        - Самое первостепенное - проводим всеобщую мобилизацию, в срочном порядке обучаем легионеров и заново договариваемся с ордой. - решительно произнес император.
        - А пока мы собираем баронов, князей и учим легионеров, Каркасия будет спокойно стоять и ждать?
        - А у них тоже нет особого выбора. Мы объяснили их сторонникам, что лучше с нами чем с Каркасией быть в союзе. Заплатили мы в разы больше, чем они могли бы награбить. Но они не награбили, и более того, когда мы перейдём в наступление они ударят по Каркасии со стороны своих земель, а на два фронта тем не устоять.
        - А сейчас они не могут ударить в спину Каркасцам?
        - Нет, они соблюдают договор с Каркасцами. В нём прописано, что они принимают участие в генеральном сражении, а затем грабят нас и уходят к себе. Потом в течение трёх лет не беспокоят границ Каркасцев. В генеральном сражение они приняли участие и понесли большие потери, а грабить им некого, мы всех эвакуировали. Вот они и остались недовольны и считают себя обманутыми. На этом недовольстве мы и сыграли предлагая сделку. Так что время у нас есть. Я думаю, наших сил пока хватит удерживать занятые нами позиции, а дальше война покажет. - угрожающе произнес император.
        - В связи с изменившейся обстановкой, я предлагаю строить укрепления, здесь, здесь и здесь, а также разбить лагеря тут, тут и тут. Тем самым мы перекроем возможные места прорыва и, в случае чего, наши силы могут поспешить в любое из этих мест. Помимо всего этого я предложил бы построить дороги для удобства снабжения и переброски наших сил.. - внимание всех переместилось на огромную карту империи.
        - Лагеря и укрепления мы построим, но на дороги у нас уже денег нет. Напомню, что казна не резиновая и большая её часть ушла к нашим сомнительным союзникам. Помимо всего, нам надо кормить и обучать армию, да и обмундирование стоит не три медных монетки, а я не хотел бы поднимать налоги, по крайней мере пока.
        СОТНЯ.
        - Что с сотней? - поинтересовался один из полусотников, которые обступили орчанку.
        - А что с ней не так? - поинтересовалась Цэцэг.
        - Без сотника мы, вроде как, не можем называться сотней, да и кто будет нам платить? - задал один из орков животрепещущий для них вопрос.
        - Не волнуйтесь, род Хаид достаточно богат и имеет активы для выплаты каждому из членов его отряда причитающейся им суммы вознаграждения. Пока глава рода отсутствует, я имею право на распоряжение его активами и готова сейчас же выдать боевые, каждому из членов нашей сотни. А если кто хочет покинуть сотню моего мужа, то согласно контракту и орочьим традициям вы должны вернуть выплаченный аванс. На время отсутствия моего мужа, командовать будет его помощник, совместно со мной. - решительно произнесла она, сделав ударение на словах о временном отсутствии мужа. - На привале я займусь выплатой, мы можем рассчитываться как наличными так и расписками, я также готова принять аванс с тех кто решил уйти. - решительно произнесла она.
        - Мне без разницы кто стоит во главе сотни, лишь бы платили вовремя. - пообурчал, кто-то из полусотников.
        Совет Вархордов
        - Сотню Гаргора придется расформировывать! - Произнёс один из трёх вархордов на совете лидеров.
        - Причина?! - поинтересовался другой.
        - Так он погиб, а в других отрядах большие потери! - объяснил первый.
        - Я видел как он обратился в зверя, а затем он увёл часть обращенных. Я не видел как он умер и в его сотне есть кому принимать решения во время его отсутствия. Может быть ты видел, как он умер, раз решил распустить его сотню? - спокойно поинтересовался тот, что возражал первому. - Нет, ты не видел, а в чём тогда причина? Я знаю, твой сын повел твоих людей на убой и ты потерял большое количества бойцов его спасая, а сейчас решил восполнить потери за счёт других. - произнес он резко подавшись вперёд.
        - Мой сын погиб как герой! - прорычал первый вставая.
        - Он погиб как дурак и погубил большое количество орков! - встав напротив него, произнес возражающий.
        - Согласен, ты должен понести наказание за действия своего сына. Ты и твой сын в ответе за бессмысленную гибель войнов орды. Ты должен был со своими людьми проверить окрестности, но ты пренебрег своими обязанностями. - вышел из ночной темноты седой и необычайно крупный орк. Каждое его слово словно выпускало воздух из первого орка, а остальные замерли в немом почтении. - Даже смерть не искупит твоей вины. Ты уедешь и будешь учить повиновению и дисциплине молодых. Но предварительно зайдёшь в каждую юрту и каждому отцу и матери, жене и детям, погибших по твоей вине, скажешь что их сыны, мужья, отцы погибли. А сейчас иди и не смей умирать, пока не воспитаешь столько же юных бойцов сколько погибло на том поле. - когда он закончил говорить, повисла тягучая тишина.
        - Его вина не снимает с вас ответственности за смерть братьев, каждый из вас после войны должен будет снять с себя знаки вархордов вместе с кожей и уйти учить молодых, а пока война, займитесь подготовкой новых вархордов, которым передадите свои места.
        - Да, и совет постановил, что орда уходит. - произнёс орк и развернувшись также тихо ушёл в темноту, предварительно положив свиток с решением совета орды.
        ПРОРЫВ ПО ГУСАРСКИ.
        Как и ожидалось, настал момент, когда больше невозможно было скрываться. Мы приблизились почти вплотную к врагу. Пришло время, когда нет другого выхода, кроме как пробиваться с боем. Мы и так уже несколько дней пробираемся практически ползком от кустика к кустику, оглядываясь каждую секунду. Сам лагерь не было возможности обойти, а если и была, я об ней не знал. Дракона в небо не поднимешь, так как там и без него тесно, вот и ползает он с нами, ворча и не раз посылая мысленный посыл, что «рожденный летать ползать не должен».
        Выждав, когда солнце скрылось за горизонтом и начался вечерний сумрак, мы пошли на прорыв. Ну как пошли, поползли, а не доползая несколько метров до лагеря, я поднял свою стаю в атаку. В идеале надо было пытаться проскочить через лагерь в предрассветное время или за полночь, когда все спят. Но это в теории, а на практике оркам требовалась кровь, и это должна была быть кровь врагов. Они ещё немного и сорвутся, самое хреновое, что нападение на спящий лагерь или там обоз их не устроил бы. Им дескать, подавай открытого сражения, где враг видит тебя глаза в глаза, а не спит или бежит как испуганный заяц. Зверь, что сидит в каждом из них, хочет боя, да и мой зверь хочет того же самого. Хорошо, что я не полностью потерял контроль и до других смог донести мысль, что зверь зверем но основная наша задача прорваться и вывести как можно больше народа.
        За мной поднялись остальные и мы медленно пошли к лагерю. Я с трудом сдерживал зверя, который бесновался во мне, и сохранял орочий облик. Не знаю, но я действовал инстинктивно и хотел растолковать, чтобы мой внутренний зверь понял, что инстинкты инстинктами, но тапки носить обязан.
        В лагере бурлила жизнь. Солдаты как раз сидели у костров и занимались своими делами. Кто пел, кто болтал, в общем, обычный солдатский вечер, не предвещавший ничего. А тут мы, такие красивые, идём в полный рост не скрываясь. Поначалу на нас даже внимания никто не обращал ну идут и идут, так пусть себе идут дальше. Первым умер часовой, что до последнего стоял и спокойно смотрел на нас, а вот когда я приблизился и он разглядел морду лица, до его мозга не сразу дошло, что такая морда может принадлежать только орку, а орки, ну ни разу, не друзья. А когда дошло, то уже было поздно и он умирал. Запах крови и смерти будоражил и кружил голову, плюс в кровь прыснуло море адреналина. Я буквально почувствовал, что стал немного больше, быстрей и сильней. Затем я позволил себе обратится в зверя, но взять контроль я ему не позволил. Это разные вещи и если раньше, первые мгновения после обращения полностью выпадали, то сейчас я контролировал всё от начала и до конца. Я словно находился в звере, но не был им - он был послушен мне и готов выполнять даже тень пожелания.
        Пока я стоял, уже в образе зверя, самого крупного. Мой вес был минимум в два раза больше, чем у других волколаков, дополнительно на мне появились хитиновые пластины, что прикрывали грудь и голову. Остальные избегали меня и бросались на солдат, которые только только начали понимать что происходит. Все реагировали по разному, одни пытались сбежать, другие стояли с открытым ртом пребывая в шоке, но большинство, стоит отдать им должное, хватались за оружие. Однако, даже среди тех, кто хватался за оружие, не было единства, одни прикрываясь пытались уйти с линии атаки, другие пробовали сплотиться в отряды и совместно отбиваться, но были и те, кто бросался в атаку не смотря ни на что.
        Я в бойне почти не участвовал, я шёл и контролировал стаю. Да, стаю - не отряд, а именно стаю. В основном я следил, чтобы никто из членов стаи не отбивался от общей массы, преследуя убегающих и посылал других на подмогу, если кому то приходилось туго. Отвлекшись лишь на то, чтобы грудью разбить строй солдат, перекрывающих нам путь.
        Мы двигались постепенно набирая скорость, если была возможность мы старались обходить группы, что сбивались спина к спине, сосредотачиваясь на одиночных целях или на тех, кто пытался на нас нападать. За нашими спинами раздавались крики и стоны раненых да умирающих. Нам повезло в том, что мы нарвались на лагерь копьеносцев, которые должны были сражаться в фалангах на манер македонских. Без упорядоченного строя, их двух или трёх метровые копья не эффективны, а своими короткими мечами, предназначенными для боя в тесных рядах, они могли лишь грозно махать. Большинство уже сняли доспехи, и теперь они лежали рядом, поскольку за пару секунд их не оденешь. Вот и шли мы как раскаленный нож сквозь масло, своеобразный ужас на крыльях ночи. Да и против волколака, обратившегося в зверя, один на один практически никто из людей не выстоит, если только улыбнется госпожа удача. К тому же, даже обычный орк не сравнится с оборотнем ни в силе ни в скорости реакции. Это все знали, потому многие и спешили убраться от нас подальше сея панику.
        Вырвавшись из лагеря, я повёл свою стаю на запах конских туш. По пути мы заглянули на огонёк к рыцарям. Их мы хоть и хорошенько потрепали, да посмотрели на голубую кровь, но и они показали нам зубки. На удивление быстро они облачились в свои консервные банки и не только смогли нас оттеснить, но и показали нам кузькину мать. Хотя, мы тем не менее не зря сунулись, нам удалось отбить два десятка наших пленных.
        Они сидели в под конвоем в одной из палаток и ждали своей участи. Скорей всего их бы выкупили либо родственники или империя. Мне пришлось оборачиваться в орка и сообщать им радостное известие, что мы не дикие монстры а благородные орки. Они поверили сразу, после пятой попытки и то я уже им предложил, либо они уходят с нами либо они сами по себе. Дело с мёртвой точки сдвинулось, когда меня узнал один из благородных серов. Вы будете удивлены, но это тот быдлан что вызывал меня на дуэль. Пацану явно не везет, за столь короткий период два раза попасть в плен. Я надеюсь это не последствия нашей дуэли, я тогда весело стучал по шлему надетому на его голову.
        Так вот, он мне обрадовался как родному и выразил готовность идти за мной, а остальные потянулись уже за ним. Благородных господ рыцарей, несмотря на их благородство, усадили в телегу на которой ранее вывозили нечистоты из лагеря. Невзирая на антисанитарные условия, туда же загрузили раненых разной степени потрепанности.
        Затем мы понеслись, с душком но ехали. Лошадки, на удивление, отличались флегматичностью и на нас почти не обращали внимания. По моему, им обоняние и мозговую деятельность нафиг отшибло раз за разом нюхая амбрэ человеческих экскрементов.
        На этом наш шумный прорыв, не закончился. Мы таки, добрались до лошадей и не каких-то обозных кляч, а элитных рыцарских лошадей. Которых кормили исключительно самым отборным зерном, да что говорить, у каждой коняги было по персональному конюху, который отвечал за них. Эти ребята при виде нас не разбежались, а бросились к своим подопечным, попытавшись их угнать.
        Нет, я конечно животных люблю и восхищаюсь их красотой, а ещё я знаю, если мы сейчас им не сделаем больно, то завтра на их спинах прискачут дяденьки в консервных банках и сделают больно уже нам. Они на своих двоих показали нам, что имеют неплохой опыт боёв, даже в невыгодных для себя условиях внезапной атаки, так что и убивать жалко и оставить нельзя.
        Один из вышедших из под контроля скакунов встал на дыбы и своими копытами размозжил голову конюху, который пытался его спасти. Тут то меня хорошая мысля и посетила, прямиком в мою голову, а зачем нам их убивать. Мы хищники, а они травоядные и их первый инстинкт гласит: при виде хищника, хвост трубой и бегом, бегом от него в противоположную сторону. Это с наличием всадника они могут превозмочь свой природный страх, а раз так, то погоним мы лошадок в нужном для нас направлении. Пусть крушат и разбивают всё на своём пути.
        - Господа рыцари! С вами остается десяток оборотней и ваша задача выбраться и вывезти раненых. Ну а мы ещё пошумим и отвлечем внимание на себя. - обратился я к ним, перекинувшись в орка.
        - Не трогайте вон тех! - попросил один из них, в самых дорогих доспехах, и указал на один из загонов. - От нас верховых будет гораздо больше толку, чем на этой телеге.
        - А вам разве можно сражатся? Вы вроде честное благородное слово дали? - удивлена произнёс я.
        - Нет, клятва гласит то, что мы сами не причиним вреда и не будем пытаться бежать, до тех пор, пока нас не выкупят или не освободят. Так вот, нас освободили и теперь мы в праве обнажить наши клинки. - И достав меч из ножен отсалютовал им - позвольте, кому я и мои друзья обязаны своим освобождением и сохранением лица.
        - Г-Гаргор, имперский сотник второго ранга, Вархар клана Хаид! - представился я.
        - Г-Гаргор? - переспросил он.
        - Да, мелкий барончик, две деревни и так по мелочи! А что не верится? - с усмешкой спросил я, смотря как рыцари ловят лошадей, не забывая посматривать, как мои оборотни расправляются с конюхами не давая им увести основную часть лошадей, часть из них скрылась в ночи оставив нам лишь пыль.
        - А не вам ли принадлежит родовой символ - отпечаток кисти? - поинтересовался рыцарь, привстав на повозку и оглядевшись вокруг.
        - Погони пока нет! - и взглядом показал на дракона что нарезал круги над нами.
        - Не боишся, что грифоны нападут? - поинтересовался рыцарь, я лишь для себя заменил местное название на грифонов.
        - Пф, у меня на драконе ВДВшник, они уже показал местным птицам, почем фунт лиха и пусть благодарят богов, что у него в арсенале лишь вилка, а были бы ещё яблоки он их бы ими и нафаршировал. - пошутил я, и в первый раз в своей жизни, услышал смеющихся волколаков в зверином образе, а один из них внимательно осмотрелся и на всякий случай сел.
        - Простите? - недоуменно переспросил рыцарь.
        - А не обращайте внимания, местная шутка юмора! Да, вы правы, раскрытая ладонь это мой бывший знак. - я не долго думая, в своё время, решил было сплагиатить и украл орочий символ.
        - Я хотел выразить свою благодарность в золотом эквиваленте, но терь узнав что вы владелец «Автубусу», даже не буду предлагать их. Но я, и мои товарищи, отблагодарим не останемся в долг…
        - Слева приближается отряд рыцарей в два десятка! - прервал я его.
        - Отлично! Мы примем их! - вскрикнул он вскакивая в седло. - Господа пора реабилитироваться, как в собственных глазах так и в глазах общественности. Их к сожалению не намного больше чем нас, но для начала хватить. - пафосно произнёс он, привстав на стременах и подняв вверх меч.
        - Я дико извиняюсь, но мы вроде как договаривались..
        - Не извольте беспокоиться, мы доставим ваших бойцов в целости и сохранности. Сейчас, лишь обзаведемся копьями. - перебил он меня, заверением, что дескать не забыл.
        - Надеюсь вы не возражаете если вам помогут мои бойцы? - поинтересовался я наклонив голову.
        - Нет конечно, тут нет урона чести! Да и мы, чай не на турнире, а на войне. А на ней считают не количество проведенных поединков, а количество поверженных врагов. Господа, внимание - клин, я во главе клина! Господа оборотни обходят с флангов и просьба не забывать, что вас боятся кони! - обратился он, вроде бы как и вежливо но что-то в его интонациях делало любую его просьбу сродни самому жесткому приказу.
        - Саарал! Ты остаешься и берёшь тех, кто держит контроль, а я с остальными, развлекаться. - и повёл стаю за собой.
        Лошадей мы погнали на видневшиеся вдалеке палатки, но не к рыцарям. А то не хочется подгонять им же их скакунов, на них они точно нас нашинкуют. Так, в своих консервных банках, они нам по скорости не соперники.
        Лошадки поначалу не далеко от нас ускакали, сбились в табун и не хотели убегать, а периодически возвращались и снова отбегали. Затем совсем обнаглели и сбились в плотный табун, где жеребцы что-то там из себя крутое строили. Но ничего, их нервы дрогнули когда мы стали кружить рядом, постепенно уменьшая радиус, и самый большой жеребец повёл табун за собой. Нам же оставалось лишь корректировать и не давать им уйти ни влево ни вправо, а дальше они уже сами понеслись не разбирая дороги.
        Через лагерь мы пронеслись настоящим таранным ударом, лошади устроили достойное побоище, своими тушами сбивая людей, палатки и затаптывая всё, что попадалось к ним под копыта.
        После такой отличной атаки табуном, мы уже целеустремленно искали пополнение для нашего тарана. В скором времени к элитным лошадкам присоединился табун попроще и даже стада КРС, а вот баранам или там гусям пришлось несладко, по ним прокатились отголоски нашего таранного табуна, оставляя после себя лишь изуродованные туши животных. Сказывалась разная крейсерская скорость. Лошадки же свой бег подгоняли под бурёнок и быков, что неслись задрав хвост и оставляя лишь пыль за собой.
        Через пару часов такого бега, мы неожиданно для себя выскочили на земляное укрепление. Что могу сказать, строили его с умом, но они не учли одной детали, удара с тыла, а может ещё не до конца достроили. Но мой таранный удар смял и втоптал в землю всех кто был у них на пути, переломов камнемёты или требушеты, хрен его знает как правильно их называть. В общем, такие огромные деревянные штуковины, предназначенные для метания не менее огромных камешек. Если такой камушек попадет в плотный строй то мало там никому не покажется. Одно хорошо, что они долго взводится и метают камни лишь по направлению, о прицельном метании речь может вестись лишь по крупным объектам. Но сей недостаток они компенсировали количеством метательных машин. Защитники честно пытались остановить разбушевавшееся стадо, но к такому развороту событий они не были готовы. Да и командир, что командовал защитой укреплений, свой хлеб не зря ел. Он успел развернуть своих копьеносцев в полноценную фалангу. Их тяжелые доспехи и длинные копья ничем им не помогли. Да и что они могли сделать. Обезумевшие животные неслись не разбирая дороги, да
и сбились они плотно. К тому же бычий череп хрен кувалдой пробьешь, а тут копья. Они им лишь морды лица расцарапали, вот если копье попадало в глаз или в тело то под напором инерции многосоткилограммовой туши, а если это бык, то вес и за тонну может заходить, копье проходило насквозь. Только то, что за спинами как слева так и справа, такие же туши бегут лишь прямо, поэтому зачастую копьё может пробить насквозь тело. Но толку ноль, даже мертвой тушкой животное собирает все копья направленные на то чтобы остановить бегущее стадо. А за одной тушей движется ещё и ещё.
        Прорвавшись за стадом, зарычав так чтобы привлечь внимание стаи, я схватил одну из головешек и стал поджигать все подряд. Меня поняли без слов и мы устроили реконструкцию к картине гибель помпеи. Хотя, вроде он попал под извержение вулкана, но нам в принципе до лампады. Главное, мы подожгли всё, что можно поджечь, а дальше уже Семаргл бог огня повеселился. Ну а мы выбрались, и пробились к своим, лишь слегка так, до дрожи, напугав.
        Наши приготовились к обороне и засели в своих укреплениях, оставив брешь в обороне куда и устремилось стадо. Ну и мы за ними, а затем спокойненько прогулочным шагом пошли к нашим рядам на ходу обращаясь в орков.
        Глава 5 - Война не отпустит орка
        Добравшись до своих, я испытал странные чувства радости, счастья, досады и злости. Все они посетили меня не сразу, а, так скажем, постено. Когда я оказался у своих то я обрадовался. Затем пришло известие, что орда отзывает своих сынов, ни смотря ни на какой заключенный контракт, я искренне был счастлив. Войной я накушался до рвотных позывов, долгов я не боялся, честно награбленного было не так уж чтобы много, но мы брали лишь самое ценное. Да и не все элитные лошади пали смертью храбрых. А это, господа, в век рыцарства живые деньги и замечу немалые, но недолго пришлось мне радоваться. Я как никак, чёрт побери, барон, а значит автоматически подлежу всеобщей мобилизации, которая идёт полным ходом.
        То есть, согласно реестру, я должен явиться со своим отрядом или денежной компенсацией, за каждого нанятого бойца. Сам я откупится, ну никак не мог, всеобщая, черт побери, мобилизация. Пришлось ехать. Поначалу я хотел найти свою сотню и узнать что там и как. Но кто, дескать, меня бы ещё отпустил, сразу взяли в оборот, а всё благодаря рыцарю которого я спас.
        Вот сколько не говорили люди «Не делай добра, зла знать не будешь», нет, не верил и вот, на тебе. Благодаря протекции, я получил назначение в учебный лагерь, где должен был получить сотню орков и стать с ними в строй. На мой вопрос, откуда нарисовались орки, они же, вроде как, ушли до дому до хаты? Мой доброжелатель, который искренне считал, что каждый ну просто спит и видит себя в сечи жаркой, ответил, что это дети изгоев и сиротки, которые вроде как к орде не имеют ну никакого отношения, хоть и орки. Плюс, подарил мне документы на полутысячника. Я сотней толком не успел покомандовать, а тут на тебе патент полутысячника. А знаете, что самое хреновое в подарке? То, на что богатые люди забывают обратить внимание, для них это мелочи.
        Доспех на какие шиши мне покупать? А в цене он на полутысячника уже превышает свой вес в золоте. А жадность не позволяет отказаться от патента, да и за десять лет обучения, всё таки промыли мозги, раз я так обрадовался такому головняку, что сам не поверил себе и ухватился за сей белый рояль руками и ногами.
        Получив сей патент с предписанием, куда мне нужно явиться, я стал собираться.
        - Куда и когда мы идём и поднимать отряд? - поинтересовался Седой.
        - Вы, я так понимаю, к своим, ну а за меня есть кому решать. - ответил я усмехнувшись.
        - Нет вархар, мы с тобой, как ты как-то сказал, когда пытался достучатся до моего сознания «Мы одной крови, одной судьбой мазаны по всей физиономии, и от каждого из нас зависит сдохнем мы дикими зверями или честными орками». Мы стая, хочешь ты этого или нет, но мы всегда будем за тобой и наши звери под контролем лишь тогда, когда вожак стаи рядом. Я не хочу чтобы мой зверь поглотил меня. - Я понял, что он боится. Я в первый раз в своей жизни увидел орка, который борется со своим страхом.
        - Я не знаю, что меня ждет и куда занесет кривая. Я сам за себя не в ответе, как я могу отвечать за других? - растерянно ответил я.
        - Мы чай не малые дети, за себя ответим сами. - решительно произнес он - Ты делай то, что должен и будь, что будет. - ответил он моей цитатой - Да и нам возвращаться некуда, нас наши рода не примут. Мы инициированы через смерть и кровь, а это значит, нас наши рода и кланы не примут, мы опасны, в случае стресса мы можем взорваться и начать убивать. Хотя по мне, это не наш случай, но никто не будет разбираться. Вот и остаётся нам идти с тобой, либо идти на поклон к кланам в которых есть волколаки. А они нас примут, но хрен его знает, в каком статусе, а ты знаешь, для орка статус в роде это всё.
        - Я честно скажу, статус в клане, роде для меня ничего не значит, я жил и рос вдалеке от орочьих степей и наших традиций и обычаев.
        - Род всегда заботится о своих членах, но забота разной бывает. Нет, никто голодным не останется, но одни будут пасти скот, а другие постигать воинское искусство, даже на войну снарядят всех по разному, лучший доспех, лучший меч достанется тем у кого более высокий статус. Чем больше ты приносишь пользы для рода, тем лучше для твоих детей. - Он ещё много чего вещал и даже сделал попытку заманить меня в свой род, дескать там меня оценят и всё такое.
        - Саарал, я сам глава рода и вхожу в совет клана Хаид. Я сомневаюсь, что в ваш род сможет предложить мне что-то равносильное. - прервал я его красочный рассказ.
        - Подожди, так вы изгои? - последние слова он произнес презрительно.
        - Нет, изгоями они не были, а вот изгнанными были. А сейчас мы полноправный клан, который признал совет кланов. - слегка обидевшись, ответил я.
        - А сколько земли принадлежит твоему роду и можно ли на ней пасти скот? - спросил он немного задумавшись и как то подругому смотря.
        - Это надо уточнять у моей жены, вроде много. Треть земель нашего клана принадлежит мне.
        - А род большой?
        - Ага, я и пять моих жён! - усмехнулся я.
        - Слушай, а ваш род принимает семьи из других родов?
        - Если честно, я так сходу не отвечу, это надо с женами посоветоватся. Я же говорил я не знаю все тонкости, я простой парень - рубака, мне бы чью башку проломить, а тут думать надо.
        Он мне почему-то не поверил и стал расписывать во всех красках каждого из оборотней по отдельности и всех вместе, включая себя. Дескать, они все бойцы как на подбор, а какие домовитые аж жуть берёт. Я ему не сказал ни да ни нет, но пообещал подумать, посоветоваться со знающими людьми и всё такое.
        В СТАВКЕ.
        - Один из баронов просит увольнение на две десятины. - произнес секретарь обращаясь к великому князю.
        - И вы с такой ерундой обратились ко мне? - раздраженно произнес великий князь. - однозначно отказать - произнес он, отодвигая лист с прошением даже не смотря.
        - Это не совсем ерунда. - с нотками почтительности произнес секретарь, не убирая лист со стола. - Помните, один орк обыграл было вашего племянника? Так вот это он.
        - Да? - уже заинтересованно, произнес великий князь.
        - Да, он савсем недавна получил чин сотника второга ранга. Под его штандартом сейчас выступает более трех сотен всадников на волках, хотя последние цифры не точные. Я не знаю точно, что случилась в Хермодской западне, но его сотня вернулась без него. А он сам и три десятка волколаков вышли к нам, я вам уже докладывал.
        - Подожди так это он освободил из плена, сына Царга…
        - Так вот, он добился для него у отца, получения звания полутысячника с отрядом из орков.
        - Мда, и он вроде как имеет отношение к Серому лорду, или покрайней мере он через него прокручивал или ещё прокручивает свои комбинаци. Так, отпиши ты братец письмецо, дескать так и так, надо бы помочь орку кое в чём. Но от своего имени и добавь небольшой намёк, что дескать, это не твоя просьба, а моя. Так, я вроде как и не причём, но и тень моя мелькает в судьбе этого орка. Если сделаешь всё как я просил, то я думаю твой племянник сможет купить деревеньку на деньги из этого кошелька. - и выразительно похлопал по своему кошельку.
        - Все будет сделано в лучшем виде! - заверил секретарь. - Да, а что с прошением, он ведь просит не в кабак сходить. А дескать, нужно сходить и набрать воинов согласно баронскому реестру.
        - Выпиши ему пятнадцать дней, двадцати будет много и уточни, что он должен привести не менее десяти полностью укомплектованных воинов, не пахарей одетых в доспехи, а войнов. Так мы вроде с одной стороны и заботимся, а с другой не даем спуску и не поощряем наших любимчиков. - произнёс довольный Князь.
        - Всё будет исполнено. - и с поклонам удалисля.
        ***
        Моя афера с набором отряда прошла на ура. Правда, мне дали всего навсего пятнадцать дней из двадцати, но я думаю, что успею управиться.
        Один день я потратил на то, чтобы сдать все трофеи и оценить их. Затем в канцелярии получил казначейские бумаги, которые я могу обменять в любом городе на прочный металл. Затем я и тридцать пять волколаков отправились в путь. Ровно столько их порешило связать свою судьбу со мной, а остальные подались к родным родам или пожелали отправиться лечится. Всё таки нас рыцари потрепали как никто другой.
        С трудом разузнав, где сейчас находятся орки, пока старейшины и лидеры кланов ведут переговоры, мы направились к ним. Ой скажу я вам, это было что-то с чем-то. Во первых, мы двигались в основном на своих четырёх, поднимая панику на пути. Во вторых, нам три раза устраивали западню, хорошо, что успевал я сознаться, что мы, дескать, свои в доску. Пришлось переходить на ночные пробежки, а днями проситься в караван какого-нибудь купчишки, поспать на ходу. Если конечно попадался такой караван, сами купцы явно были не рады таким попутчикам но не смели отказать.
        К своей женушке я забежал всего навсего на одну ночь. Ага, вечером прибежал а утром убежал. В общем, ночь была бурная и мы всю ночь делали соплеменников, но не тем способом о котором вы подумали. Мы принимали в род новых членов, здраво рассудив, что с их родами мне детей не крестить, и если даже испортятся отношения то и хрен с ними. Перед рассветом остались наедине всего на пару часов.
        В это время мы занялись добычей огня и разжиганием страсти в наших сердцах. А уже ближе к обеду мы тронулись в обратную дорогу, конфисковав сотню варгов и моего Умаргана. Выжил, чертяка такой. Помимо всего этого, мы успели поговорить и я ей отдал часть денег, полученных за трофеи и за свою орочью сотню. А также вытряхнули из постели ближайшего стряпчего и я официально выдал ей доверенность на владение моей орочьей сотней, со всеми правами и обязанностями.
        Оказывается и так можно, а что, если у тебя есть деньги на наем отряда но нет желания им командовать, то оформляйте доверенность и ещё заместителя и нет проблем. Да и в кабаках можно хвастаться, что мол, под твоим началом есть отряд. Но стоит отметить, что и отвечать за действия отряда будет в первую очередь капитан, то есть владелец и никого не волнует, что он сам мог находится за несколько тысяч километров. Дескать, ничего личного это всего навсего бизнес.
        Вот я и решил навариться на войне, рассчитался со всеми долгами и даже заплатил наперёд своему отряду. Тем самым подняв боевой дух и авторитет среди орков.
        Ну а дальше была снова скачка и мы успели, таки в срок. А вот там ждал меня сюрприз сюрпризом. Я думал будут у меня в подчинении одни орки, ага, наивный степной орчёнок обломался в своих ожиданиях. Пред мои ясные очи вывели пять сотен крепких парней и пятьдесят пять человек офицерского состава, в него входили сотники, полусотники интендантская часть и даже медик. Отдельно стояла почти сотня орков. Это не те орки, что я видел в степи, я таких не видал ещё. Я не знаю как их сравнить, это как с элитным скакуном поставить рядом рабочую лошадку. Вроде там и там четыре копыта, голова и хвост но это, чёрт побери, совсем другие копыта и хвост.
        Посмотрев на них, я рявкнул, что есть силы, «Строится» и достав песочные часы перевернул и стал ждать. Когда песок полностью пересыпался а отряд не строился, я командовал «Волна» и «Разойтись». Дождавшись когда они перемешаются, снова скомандовал «Строится» и так раз десять, пока они построились. Затем я толкнул им речь где обещал им муштру и муштру и ещё раз муштру. В общем, разошлись мы недовольные друг другом. Не всё так плохо было, как показалось сначала, парни были крепкие. Офицеры воевавшие и, в отличии от меня, в пешем строю.
        Общий язык с моими офицерами я нашёл сразу. Просто без затей, обратился в зверя и обвел всех взглядом, затем обратно и продолжил как ни в чём не бывало. А также представил им чёрта с именем Чёрт, и предупредил, что он как и я очень мстительная тварь, затем попрощался до утра.
        Утро перестало быть добрым, когда я со своими оборотнями устроил налет на мирно спящих новобранцев. Мы налетели и стали деревянными палками избивать солдат. И началась муштра, но не простая, а с использованием коллективной психологии. Использовал наш армейский способ воспитания, где у одного не получается все остальные повторяют вместе с ним. Главный эффект настает не днём, когда он со всеми повторял то, что не получается, а ночью, когда он остаётся с теми, кто ему помогал.
        Так, за рекордные два дня, каждый боец знал где у него лево и где право. С орками приходилась сложней всего, упрямые твари. Я таких тупых и сильных ещё не видел. Этих приходилась колошматить утром, в обед и вечером, прежде чем они начали учится работать командой. В воспитательных мероприятиях мне активно помогали волколаки. Наконец им надоело быть битыми, и вначале несколько орков становилось плечом к плечу, затем и остальные приучались не вырываться из строя. Боль, она заставляет задуматься и учится.
        Мы, между прочим, тоже учились и пришли к неутешительным выводам, для внезапной ночной атаки или один на один или на двоих, облик зверя самый оптимальный. А вот на строй лучше не соваться в обличии зверя, порубят в капусту. Против конницы самое то, лошади боятся и шарахаются не смотря на команды всадников, но и здесь зарыта собака. Плотная лава всадников растопчет и скажет, что так и было, ей лучше всего заходить сбоку, а ещё оптимальнее стыла. Вот тогда уже игра будет идти по нашим правилам.
        Но в основном, я сам учился и их учил сдерживать себя, не обращаться в зверей в бою. Контроль, контроль и ещё раз контроль, мне он необходим больше чем другим, как никак полутысячник. На собрание высших в офицерский клуб для высших чинов я не ходил, мне там откровенно были не рады. Во первых, по непонятным для меня причинам моему подразделению выдавали всегда всё, если не лучшее то хорошего качества и в полном объеме. Во вторых, в моей полутысяче были самые крепкие новобранцы, это особенно бросалось в глаза на фоне других. В третьих, у меня был полный комплект офицерского состава и даже десятники имели боевой опыт, а не были назначены из новобранцев. В четвертых, я был орк и являлся тёмной лошадкой, по их мнению. Они просто напросто не знали, как вести себя со мной, вроде и барон, но барон из Задрипенска. У которого денег и связей должно было хватить максимум на полусотника, ну если сильно напрячься то на сотника, при наличии своего отряда, да не в имперских легионах, а в какой нибудь княжеской дружине.
        Вот и не знали, что за птиц я и откуда такой размах крыльев. А мне откровенно было похрен. Я занимался муштрой и превращением вверенных мне людей в боевое подразделение, пользуясь личным опытом и тем, чему меня научили. Не стеснялся я учиться у настоящих ветеранов, что прошли крым, рым и медные трубы и выжили в настоящей сечи.
        Мы вместе с ними, учили в первую очередь защищаться и держать строй, несмотря ни на что. Затем уже, учили нанести удар и сразу прикрыться. Не спешить убить противника, а именно ранить его и дать ему возможность истечь кровью. Ну и в лучших традициях римских легионов - давить своей массой.
        Я не только заставлял раз за разом повторять одни и те же приёмы всех, но и сам делал их и вместе со всеми, бегал в полном обмундировании. Как простой легионер и молча выслушивал реплики десятников, которые учили, в том числе и меня, всем премудростям строевой службы. Не только командовать находясь за спинами легионеров, или находясь на офицерском месте в четвертом ряду, а стоять в первом ряду.
        Я делал это не просто так, а с умыслом. Я хотел чтобы во мне солдаты видели вроде как своего, но начальника. Пример я брал с Суворова и римских военачальников, в отличие от римских военачальников я не хотел захватывать власть. В мои планы входило, чтобы каждый из моих легионеров стоял и, если придется, умирал не дрогнув и выполнял приказы не самодура, а того кто знает что делает.
        Мы ни много ни мало, а полгода потратили на муштру. Моя сотня стала, естественно, самой лучшей в нашем легионе. С моей муштрой, своевременным снабжением и компетентным офицерским составом это было не так трудно сделать. Это лишь в кино из штрафников и откровенных отбросов общества можно сделать элитный отряд. Ага, появился герой и из говна сделал конфетку. Но как не крути, а конфета из говна, остаётся конфетой из говна и вкус у нее будет соответствующий.
        Затем был марш к границам, куда начали стягивать все сформированные легионы и ополчение. Нам пришлось идти не по каменным дорогам, сделанным по всем правилам дорожного строительства, а рядом с ними и глотать пыль, поднятую нашими сапогами. Дороги были все забиты обозами, которые шли непрерывным потоком.
        Мы шагали, делая небольшие привалы для смены обуви и чтобы перекинуть сумку со скрабом с левого на правое плечо. Причём обувку не меняли на запасную пару, а с левой ноги меняли на правую, а с правой соответственно на левую. Десятники следили, чтобы каждый легионер проделал эту процедуру. Это было сделано не просто так, а чтобы у обуви подошва стералась равномерно, дескать, экономика должна быть экономной.
        Наш легион не поставили с ходу на передовую, а отправили вверх по реке, на полдня пути левей к одному из бродов. Мы там стали лагерем, заменив собой другой, а их перебросили к месту прорыва. Среди узников, простых солдат и офицеров шёл слух, что мы готовимся к реваншу и в скором времени будем бить морду лица нашими гладиолусами и топтать их конницей и всё такое. На той стороне также было оживленно и они, в свою очередь, готовились к своему реваншу. Мой рогатый ВДВшник с Дракой за неделю сбили трёх вражеских грифонов и причем два были за последние три дня. Да и простых пластунов мы отправляем к проатцам с участившейся регулярностью. Всё это говорило о том, что противник интенсивно занимается разведкой, а это не к добру.
        Бой за переправу.
        В один, не прекрасный день, хоть и ярко светило солнышко и весело чирикали птички, на другом берегу появилась жизнь. Не просто пробежал зайка, а появились ровненькие ряды в начищенных латах и давай нам мозолить глаза и играть на нервах. А нервничать нам было от чего. Их, с каждым часом, становилось всё больше и больше.
        Наш легат уже отправил вестового с радостным известием, если к нам не подойдет подкрепление то нам будет хреново. А спустя час, ускакал другой гонец с тем же самым сообщением но уже с менее утешительными прогнозом, они опирались на то, что там уже был численный перевес и противник готовится к штурму нашего берега.
        Мы в свою очередь, также заняли позиции, готовясь к встрече и обменом дружескими похлопываниями. Нас противник пожалел и оставил долго стоять на солнцепёке, организовав сначала дождик из метательных снарядов, затем начались танцы с бубнами. Если что, я про магическое противостояние магов, те сейчас активно чертили свои пентаграммы светящимися порошками, которые с резкими пшиками уходили в небо. Наши заверили, что по нам не ударит ни одно заклинание, но и по ним не вылетит ни один фаербол и вообще, в течение суток ни одно магическое действие невозможно. Затем помахав нам ручкой и захватив свою персональную охрану маги укатили.
        На что один из сотников сравнил магов с крысами, бегущими с тонущего корабля. Дескать, их всегда первыми спасают и не подвергают необоснованному риску, а раз магов увели то дела наши хреновые. Их примеру решил последовать и чёрт, но у него оказалось алиби и веская причина. Аллергия на безмагическое пространство, он чихая и постоянно теребя нос, поспешил отойти подальше отсюда, захватив свою вилку. Пошел он на своих двоих в ту сторону в которую удалились маги. Зная его злопамятность и то, что он точно не будет разбираться кто что и зачем сделал, он просто устроит им райскую жизнь. Дабы он не натворил делов, за которые его развеют к чертям собачьим, я схватил его и несмотря на все возражения постарался до него донести, что есть те кто ему не по зубам, а есть те с кем лучше не связываться. Я подобрав веточку, надрезал её и прицепил ему на нос на манер прищепки. Он сначала пищал, возмущался и пытался драться, но быстро понял, что так его не раздражает запах или ещё какая магическая фигня. Успокоившись, он резко телепортнулся и уколол одного из бойцов, что смотрел на его мучения и посмеивался.
        Вот и завершился обмен метательными снарядами, между нашими и прыщиками с той стороны. Теперь в нашу сторону пошли первые ряды и мы заняли позицию у края естественного укрепления, который мы слегка так усовершенствовали, сделав его ещё круче и укрепили брёвнами. Но и там не дураки и между рядами были видны деревянные трапы, по которым они собирались подняться к нам в гости.
        И веселье началось, пока они к нам подходили мы естественно постарались максимально сократить их количество и стали закидывать глиняными камнями. Мы их делали несколько дней, кроме них мы ещё колобки делали. Такие шары в человеческий рост сделанные из веток и даже травы и камыша. Этот материал был не просто так добавлен, а чтобы когда придет время шарик скатить на тех, кто находился ниже по склону, он прожил чуть подольше.
        Первые два часа мы вели с разгромным счетом, а вот когда закончелись метательные снаряды и наши шары и настало время стали. Тут уже мы резали друг друга, сходясь лицом к лицу, но держались, умирали но держались не давая ни одному из вражеских солдат оттеснить нас от трапов по которым они взбирались но и они нам не давали добраться до них и разрушить, чтобы получить передышку.
        Слева от меня, одна из полутысячь дрогнула и начала отступать. Пришлось нашему легату бросать туда подкрепление. Затем на другом участке, потом на третьем, четвёртом, а на пятом враги уже укрепились и не смотря на подошедшее подкрепление начали нас теснить. Метр за метром отвоёвывая необходимое для них пространство, платя кровью как своей так и тех кто пытался их сдержать.
        «Первая сотня, за мной. Построение клин.» решил я забрать свой резерв, мы пока держались. Как никак, у меня были лучшие бойцы. По традиции первый десяток, первая сотня всегда комплектовалась из лучших бойцов, в моём случае из орков. Так вот я и повёл как орков, так своих оборотней за собой, оставив своего заместителя.
        Построившись в клин, я занял место во главе. Не из дурацкого геройства, а из практических соображений. Я самый крутой и бронированный перец, мне и быть победитовым сверлом. В этом конкретном случае железное не подойдет, сверло лишь сломается. Вы не подумайте, что я нахваливал себя, нет, но на мне великолепный доспех, что позволяет продержаться даже в полном окружении. Простые солдаты замучаются выковыривать меня из него, а местные рапиры, которые предназначены как раз против бронированных противников, бесполезны в безмагическом пространстве.
        Я шёл спокойно, всем своим видом показывая спокойствие и уверенность в своих силах. Слева от меня пристроился Седой, и соединил свой щит с моим. Всё никак не могу привыкнуть к его орочьему имени. А справа уже сотник орочей сотни, также прислонив щит к щиту. Тут же мне кто то из легионеров передал мою гиду, ей ведь можно не только рубить с седла но и колоть.
        Остановившись перед легионерами, сдерживающими натиск противника, я дождался пока наш клин полностью сформируется. Затем подал сигнал и мы начали разбег. Бойцы, что стояли за спинами сражающихся легионеров, при нашем приближении резко отдернули их в сторону и буквально потащили их в сторону обхватив за талию. У них не было даже мгновения, чтобы дать тем кто сражался развернутся, да и такая попытка почти наверняка будет стоит жизни тому, кто так сделает.
        Мы на скорости ворвались в образовавшийся промежуток и своими щитами сбили первые ряды. Раскидывая противника мы разметали первые два ряда, как кегли в кегельбане. Затем наш порыв завяз и пришлось уже каждый метр вырывать зубами у противника, больше выдавливая их чем круша. Так мы двигались не просто так, а используя тактику пресса, блокируя противника и не давая ему в теснине развернутся. Им оставалось лишь в бешенстве крутить глазами.
        А садюга мелкий, настоящий чёрт, пока мы сражались, развлекался по полной. Он мог появиться у кого нибудь на плече и соломинкой щекотать в ухе или начать рвать волосы из носа, весело прыгая и приплясывая. А одному обладателю длинных усов он их повязал на бантик. Это только то, что он творил перед моими глазами, но больше всего взбесила наших врагов, это когда он добрался до их знамени и выгрыз посередине два глаза и улыбку. Как они кричали, как только не угрожали, а он приплясывал держась за кончик пики и показывал им пятую точку.
        Бедный знаменосец не знал что делать, знамя не опустишь это символ поражения. Им даже помахать толком нельзя, раз колеблется знамя, то и отряд колеблется и все вытекающие из этого последствия. А знамя это честь и гордость, пока есть знамя есть и легион, сотня, полутысяча, тысяча, да что говорить, каждый баронишка имел прапор с собственным гербом и гордился им. А тут мелкий пакостник нагадил всем в душу и нагло лапкой растёр по их физиономии.
        Тут поднялась такая буча, почти каждый захотел сделать ему больно и не один раз. Многие стали метать в чёрта всё, что в под руки попадётся. А законы физики никто не отменял всё запущенное должно упасть, а так как знамя было в середине их рядов то все запущенные предметы падали им же на голову и другие части тела. Чем вызвали еще больший восторг у рогатого хулигана.
        Наше противостояние длилось до самых ночных сумерек. Им не раз удавалось забраться на наш берег и оттеснить нас, но мы каждый раз отбрасывали их с кромки берега. Заход светила и сигнал отхода противника был для наших ушей словно райская музыка. Мы чуть ли на четвереньках стали искать раненых, приглядываясь к каждому телу в надежде уловить признаки жизни.
        Но не только мы искали наших раненых, наши противники тоже выслали саперную команду и искали своих раненых. Единственно, что они со своих раненых снимали всю амуницию и все материальные ценности оставляли, а уносили только самого раненого. Того требовали местные традиции войны и никто не собирался их нарушать.
        А утром случилось чудо, враг ушёл. Они просто собрались и ушли под покровом ночи, побросав всё лишние. Мы же, произведя перекличку и выставив охранение, стали осторожно приближаться к лагерю. Он оказался полностью покинутым. Противник даже часть раненых бросил. Вот с их слов мы и узнали о победе наших и разгроме их.
        ***
        Меня отправил наш легат с докладом. Сам он не мог из-за ранения, да и я единственный у кого был не только персональный транспорт но и отряд всадников, для охраны. Легат понимал, что отправить волколаков с кем нибудь другим не получится. Тут работает правило феодального общества «Вассал, моего вассала не мой вассал». Только не спрашивайте как такое может быть, но даже у каждого сотника был небольшой но собственный отряд, который подчинялся лишь своему сюзерену. Да тут у них затянувшейся переходный период от феодализма к самодержавной монархии, вот и живут рядом два строя. Хотя, может этот переход затянулся из за того, что в правящей верхушке сидят одни долгожители, а как известно люди старшего поколения более консервативны чем молодёж.
        Так вот, добравшись до центральной ставки и отдав послание, мне надо было дождаться ответа. Я стал узнавать последние новости и подробности вчерашнего боя. Битва была долгой и жаркой, длинной и остротой клинков начали меряться уже с рассвета, а закончили уже на закате. Каркасцы решили не ждать, пока мы соберем все силы в кулак, а решили форсировать события, перейдя в наступление с первыми лучами солнца. И им почти удалась одержать победу, в обед наши было дрогнули и начали проседать по центру. Ещё час и Каркасия бы прорвала центр, разбив наших на две части, а там и разгром был бы не за горами. Но орочья конница спасла положение и намечающийся разгром, оказался победой, тяжелой но победой. Орки обошли их ряды и ударили в тыл, разметав ставку командования и втоптав в землю все знамёна и штандарты главнокомандующих, а их самих частично покрошила, а часть взяли в плен.
        А боевые подразделения как только увидели, что знамёна главнокомандующих пали, а вместо них взвились орочьи, сначала остановились, а затем начали пятиться. Я так понял им не захотелось оказаться в окружении и они поспешили выйти из котла. Наши прогнувшиеся ряды образовали котёл, а орки оказались крышкой, что сей котёл закрыли. Но не все враги сварились в котле, треть примерно смогли организоваться и вырватся. А сил для преследования не было. Победа тоже не досталась просто так, здесь в центре, лишь каждый второй выжил.
        Вот и получается, что победили, но победа то пиррова и враг не разгромлен. Так что пока раны будем зализывать и доформировывать легионы. Я в свою очередь, тоже рассказал о нашей битве за переправу, у нас были ещё более чудовищные потери. Из пяти тысяч бойцов в строю осталось меньше тысячи.
        ТЕМ ВРЕМЕНЕМ В СТАВКЕ.
        - Я в который раз повторяю, мы не можем идти в атаку. Да я понимаю, что мы потеряем время, да я понимаю, что за это время враг соберется с силами. Но нам не с кем идти вперёд, люди измотаны, изранены. Легионы обескровлены. В них, в лучшем случае, половина личного состава стоит на ногах. А если хоть один из них во время марша попадёт в засаду? То для нас это будет равносильно поражению. Про дружины князей я молчу, от них треть осталась.
        - Что вы предлагаете генерал? - поинтересовался император, нервно постукивая пальцами по столу.
        - Месяц на зализывание ран, затем марш бросок и укрепиться здесь. - произнес он, склонившись на карте. - А отсюда развивать наступление и поглощать захваченные земли.
        - Император Каркассии сегодня ночью скончался, а его сын объявил нам священную войну. - с порога произнес Серый лорд, даже не поздоровавшись - Он прямо ночью принес в жертву всех пленных, в ком была хоть частичка благородной крови. Так он поклялся, что вырежет всех орков и всех в ком течёт благородная кровь, а остальных закует в цепи. - и занял своё место с правой стороны от императора.
        - Тем не менее дадим им месяц. Если местные аристократы не воспротивятся и не поставят на место своих владетелей. То у нас не будет другого выбора. Это будет не просто война за территорию или деньги, это будет война за выживание. Вопрос будет стоять либо они либо мы. Да и для других монархов не мы первые её начали. Сейчас на наших границах уже собирают свои армии два королевства. А вчера, бароны нашего южного соседа разорили несколько деревень. Они считают, что мы обескровили и собираются рвать раненого дракона. - произнес император.
        - Мы не можем оставить этот инцидент без внимания. Тут должны будут говорить не политики, а мечи легионеров.
        - Я согласен с нашим генералом. - произнёс Серый лорд - И наш ответ должен быть таким, чтобы каждый из тех, кто рискнет перейти нашу границу, десять раз подумал.
        - Ну вот, значит надо срочно перекидывать легионы на юг или оголять наши границы, а это лишь раззадорит наших соседей. - произнес генерал, задумчиво склонившись над картой.
        - Надо говорить с ордой. Я думаю, они не откажут нам и возьмут эту проблему на себя. Тем более орки давно точат зуб на них. А так за счёт их земель они увеличат свой ореол обитания.
        - Если они признают те земли территорией орды, то они разрушат все, абсолютно всё и там вместо городов будет голая степь. - произнёс один из советников.
        - Да! Мы вынуждены пойти на эти меры. Более того, каждый барон нашей империи может присоединиться.
        - Вы понимает что предлагаете? - вскрикнул возмущена гном - Если мы объявим Каркаргар, войну без правил и ограничений. То тем самым разрешим грабить, убивать и уводить в рабство абсолютно любого, кто находится на той территории. Да туда слетятся все искатели удачи и наживы. Они там всё разрушат и сожгут - возмутился гном - Да и цены на рабов упадут, а самих рабов будет…будет - и на секунду задумался - много, слишком много. Наша экономика может пострадать.
        - Мы вынуждены пойти на эти меры. - Произнёс император вставая - Более того распорядись выделить деньги и разработать имперские татуировки для каждого гражданина империи. Я не хочу чтобы нечестные на руки бароны под шумок и наших граждан одевали в рабские ошейники. А тех, кто всё же рискнёт, распинать несмотря на сословие. Империя превыше всего!
        - Империя превыше всего!
        - Империя превыше всего!
        Так каждый поддержал решение императора, да и по закону их чести, они напали не объявив войны, а значит и законы чести не распространяются на них. Так горе же побежденным.
        *****
        Наш легион расформировали и я оказался не у дел. Почти месяц простоял лагерям я со своими людьми у штаба. Всё не могли определится со мной и ещё кучей народу. А потом в один прекрасный день собрали всех и обрадовали тем, что ополчение распускается от слова совсем. Ну и объявили Каркаргар южному соседу, что напал без объявления войны, дальнейшее объяснение я не смог расслышать из за радостных воплей местной аристократии. Они прямо на месте стали формировать отряды и договариваться кто ведет и куда поведёт отряды.
        Для меня слова Каркаргар не несло никакой смысловой нагрузки, кроме того, что оно для меня звучало, как ворона каркнула. Это потом я выяснил, что значение слова этого страшное и его крайне редко употребляют. Оно означает, что на территории целого государства перестает действовать закон и правила чести, то есть каждый может творить, что хочет и ему за это ничего не будет.
        Один я стоял как неприкаянный, не знаю куда податся. Каково же было моё удивление когда меня вызвали в штаб и обрадовали тем, что мое назначение ошибочное было и всё такое, в общем получите, распишитесь и гуляйте. За патент который я не оплачивал, а получил вроде как в подарок, мне денежку вернули, плюс за боевые, там наградные. Писарь непринужденно тонко намекнул, что если я немного кину на лапу, то в моих документах не будет стоять, что меня разжаловали, а будет прописано, что я окончил свою карьеру в качестве полутысячника. Подумав, я подмазал, а куда деваться. Вариант при котором любой, кто сунет нос в мои бумаги, искренне будет считать, что я круто накосячил раз меня разжаловали и выгнали из имперских легионов. А так, вроде как дослужился до полутысячника и почему то ушёл.
        ЧУТЬ РАНЕЕ.
        - Какой идиот оборотня поставил полутысячником! - кричал главнокомандующий, проверяя списки.
        - Вы не совсем в курсе. - робко произнес, смотря снизу вверх - Он прекрасно показал себя при обучении молодых легионеров и при обороне …..
        - Есть чёткие инструкции, они для кого писаны?! - нависая над бедным человеком кричал генерал, абсолютно не слушая его оправдания. - Ты лично подтвердил его патент, несмотря на указание и негласные правила. Но пока я командую этим сбродом, все будут следовать им.
        - Да, но ему протекцию составлял ваш сын, и по всем прописанным параметрам он мог получить патент полутысечника. Да и он, вроде как, находится под покровительством Серого лорда - продолжал оправдываться чиновник. - и за него даже однажды замолвил слово…
        - Я повторяю, пока командую имперскими легионами Я! - буквально выкрикнул ему в лицо последнюю слова, так что полетели слюни - ВСЕ! ВСЕ! Будут следовать МОИМ указаниям, ни моего сына, ни какого другого! А если бы Серый лорд действительно был его покровителем, он командовал бы не новобранцами, а ветеранами. - чуть успокоившись, произнес главнокомандующий. - Оборотня разжаловать и из состава моих легионов выгнать.
        - Как выгнать? Мы не можем, ему согласно контракту ещё служить…
        - Мои приказы не обсуждаются! Выполнять! Ещё слово и ты составишь ему компанию!
        - Всё будет исполнено согласно вашим указаниям! - сдался чиновник, здраво рассудив, что в такой ситуации он тут совсем не причём, а приказы начальства не обсуждаются.
        - Да, и рассчитай его по полной, так чтобы не плодить лишних обид! - слегка смягчил свои позиции главнокомандующий. И смотри лишнего не заплати.
        - Нет, ну как можно давать взаимоисключающие приказы? - ворчал чиновник, после ухода главнокомандующего. - Как заплатить сполна, но не переплатить? - спросил он своего коллегу. - Может ты знаешь?
        - Всё просто. Он хотел бы заплатить ничего - произнес коллега и кивнул на закрытую дверь - А орк хотел бы получить всё, что ему положено. Так?
        - Так. Но что это мне даёт?
        - Просто выполни оба пожелания одновременно. - видя недоумевающие лица усмехнувшись произнёс чинуша - Да, дай ему половину и намекни, что за небольшое вознаграждение ты готов пойти на некоторые нарушения. Вот и получишь ты радостного орка и довольного начальника, я всегда так делаю и все довольны, включая меня.
        Глава 6 - Развлеки себя сам
        Ну как же хорошо быть богатым, не просто хорошо, а чертовски приятно и полезно, как для здоровья так и для души. А ещё лучше быть богатым и свободным. Вексели, на приличную для меня сумму, грели душу, а наличие орков нивелировало все опасения, что меня могут обворовать или господа с большой дороги попытаются ограбить. Ко мне ни один карманник не сможет подобраться. Любого, кто окажется рядом или на пути, просто напросто грубо и бесцеремонно оттолкнут с дороги. Да и не стоит забывать, что время феодальное и все на подсознательном уровне знают кого можно оттолкнуть, а кому дорогу лучше уступить.
        Так что вся дорога, как до города, так и перемещения по городу, были будничными и тихими. В местном банке я обналичил один из векселей и стал обладателем сундучка с наличными. При всех достоинствах векселей у них есть один недостаток - векселей на небольшие суммы не бывает, а с крупных не получишь сдачи, вот и приходится иметь в кармане наличные деньги. Да и моим бойцам надо заплатить и им желательно платить полновесными монетами.
        Первым моим порывом было рвануть к женушке под бочёк и несколько дней не выходить из дома от слова совсем. Но свой порыв я подавил в зародыше, раз я официально уволенный то по всем писаным и неписаным законам местной империи я уже взрослый и дееспособный орк. А это значит, что пора мне вступать во владение всеми своими активами, то есть мне теперь дорога в столицу.
        Но перед этим я написал письмо моей женушке с радостным известием и моим местонахождением. Я ей объяснил, что там я задержусь, скорей всего, надолго. Больше было проблем с поисками почтальона и адресом получателя, я не знал, где сейчас находилась одна пятая моей половинки, а посему отправил одного к нам в ставку, а другого по условному адресу, на деревню к дедушке. За столь точный адрес получателя с меня содрали в три раза дороже, чем с более точного адреса не смотря на то, что в первом случае расстояние было раза в три больше. Да и взялись его доставлять, лишь с условием, что они найдут стоянку орков и если её там нема и никто не сможет дать точных координат её нахождения, то извиняйте.
        Чем ближе мы подходили к столице, тем больше было оживление на дорогах. Здесь я не раз и не два встречал повозки с гордым названием «Автубус» и отпечатком ладони на дверце. На многих повозках, отпечаток был почти стертым. Как выяснилось, каждый пассажир хотел дать пять, для удачной поездки, да и озорства ради.
        До столицы нашей империи мы добрались без проблем. У самых ворот сего града, мы завернули на одну из стоянок и найдя подходящую парковку под наш вид транспорта, расседлали варгов и хоргов. Оставив там же часть орков, мы пошли к дому Стренгона, моего раба и компаньона.
        Город изменился кардинально с моего прошлого визита, по улицам стали сновать во все стороны длинные повозки с сиденьями и логотипом отпечатка ладони. Наняв несколько карет, я скомандовал везти меня в одну из местных аудиторских фирм. Извозчик посоветовался со своими коллегами, перекрикиваясь на всю стоянку, и выдал мне пять адресов. Я выбрал три самых известных и мы объехали их по очереди. В конторах я договорился о проверке документов, что я получу в опекунате. Доверять но проверять финансы нужно тщательно, особенно когда сам дурак в этих нюансах. Бухгалтер материального стола, для меня звучит как зайдите послезавтра.
        По дороге в опекунат мы заскочили за местным стряпчим, так на всякий случай. Там к такому обороту событий отнеслись спокойно и даже безразлично, дескать, не в первой и всё такое. Все отчёты выдавали через стряпчего, и нескольких писарей, которых предоставил опекунат, те делали дубликаты специально для стряпчего, дабы избежать лишних вопросов. Лично я отошёл в сторону и смотрел за этой бюрократией, попивая чай и делая вид, что изучаю один из отчётов. Знаете такое странное чувство, вроде и буквы знакомы и циферки знаю, более того из буковок вполне собираются понятные слова, а циферки складываются, но слова собранные в одно предложение, для меня, нихрена не несут смысловой нагрузки, как и циферки, что с чем и зачем складывается нисколько не понятно.
        - О, вас заинтересовал отчёт одного из бухгалтеров материального стола. Может вам что либо надо пояснить? - произнес, с любезной улыбкой, один из юристов опекуната.
        - Да нет, спасибо, мне всё понятно. - ответил я ему, а для себя добавил - Ага, всё понятно, что ничего не понятно, включая словосочетание бухгалтер материального стола, а что бывают бухгалтеры не материального стола? Да и причём тут отчёт и сам стол, я конечно утрирую, но один хрен понятно, что ничего не понятно. - проворчал я мысленно, а вслух сказал - ну уж пусть лучше этим займутся люди, которые в этом разбираются. - и захлопнув отчёт, передал его бухгалтеру.
        Из чистого орочьего упрямства, я дождался вечернего закрытия. Я присутствовал до последнего, с тоской в глазах наблюдая монотонную работы писцов, что скрупулезно переписывали каждый том и с трудом сдержал стон, когда меня обрадовали, что всего за каких то там пять шесть дней они закончат передачу документов.
        Выйдя и вдохнув вечерний воздух я натурально завыл. Не только для того чтобы дать понять моим оркам, что вот я нарисовался и все собираемся, но и чтобы немного разгрузить свой эмоциональный фон. Когдая я завыл охраники, которые стояли рядом резко отпрыгнули и напряглись, внимательно смотря на меня.
        - Всё хорошо! - произнёс я с улыбкой - Я просто своих позвал. - но почему то моя улыбка их не успокоила и они сделали шаг назад, положив руки на рукояти своих дубинок.
        - Бууу! - произнёс Седой подойдя сзади к охранникам, они от его слов подпрыгнули почти на метр - Ой не советую, я один вас порву как тузик грелку! - с улыбкой произнёс орк смотря как они сжимают свои дубинки.
        - Не успеешь, сейчас явится группа быстрого реагирования и …
        - И тогда, всего навсего, прибавится побитых морд лица. - усмехнулся орк.
        - Ладно Саарал, хватит нарываться. Они выполняют свой долг. Не много чести бахвалится своей силой перед теми, кто заведомо слабее тебя. - отчитал я его немного - Он как и я волколак. - пояснил я охранником.
        Когда мы пошли, из окон здания стали слышны возмущенные крики «Какой идиот завязал узлы на отчётных книгах?!» «Кто вымазал чернилами ручку двери?!» вторили им из другого окна. А спустя мгновения даже охранники присоединились к общим недовольным крикам и матерясь недоуменно развязывали всевозможные завязки, которые были завязаны всевозможными узлами. А в нашем мире завязок хватало у всех на одежде, так что пусть будут благодарны, что сейчас они обнаружили это, а не когда приспичит. А то пришлось бы им поплясать на одной ножке и, скорбя глазами, искать нож, чтобы спустить штаны для испражнения естественных нужд.
        Спустя мгновение на плече появился чёрт, буквально светясь от того, что он кому то сделал гадость. Пусть скажут спасибо, что он лишь под вечер смог полюбоваться всевозможными побрякушками которые мы специально для него накупили, а то число не злобных шуток было бы в разы больше. Не надо с ним что-либо делать, так что возможно это и хорошо, что он не попался, а то если он попадётся, то огребем мы с ним на пару. Причем мне достанется за двоих, я в отличие от него не могу мгновенно исчезнуть, спрятавшись в любой щели.
        Ему я пригрозил в очередной раз оторвать кое кому хвост и обломать рога. На сей раз я ему пообещал, что если он попадётся, то я ему действительно рога поотшибаю и это не очередное последнее китайское предупреждение. На что он задумался и его морда лица засияла ещё ярче. Пришлось на сие хвостатое солнышко перегнать немнога тучек, предупредив, что если кто-то пострадает от его шуток, тогда тоже самое, что случится с несчастным, произойдет и с ним.
        Кружечка пива.
        Далее мы пошли к остальным, они как раз заняли одну из кафешек и активно уничтожали продовольственные запасы. Лицо хозяина выражало замешательство, с одной стороны он радовался, что еда исчезает с поразительной быстротой, с другой он всем предлагал хоть по кружечке пива. Но орки были непреклонны, мой наказ был суров: не капли в рот.
        Я сжалился над орками и позволил всем пропустить по одной кружке пива. Пиво было отменного качества и я не устоял и заказал ещё по одной, а затем уже никто не считал кружки. Ну и, естественно, пиво это тройное удовольствие, первое - это когда наслаждаешься его вкусом. Второе - когда оно выходит из тебя. И третье - оно веселит душу. А веселая душа требует музыки и танцев. Ну и мы начали петь и танцевать и пить. Пить, петь и танцевать.
        Мы делали это с душой и всем орочьим рвением. Пусть перекусят языки те, кто кричал что у нас нет слуха, они быстро поняли как они ошибались и что он у нас есть. Обычно они раскаивались в своих словах, когда мы ловили такого крикуна. Потом заставляли его с нами пить и петь. Точно также мы поступали со стражниками, что приходили нас успокаивать. После нескольких кружек они понимали какие мы хорошие парни и что с нами не грех выпить, спеть и даже повыть. Тем более мы не разбирали, что заливали, пиво, вино или другие крепкие напитки. Всё шло в ход.
        Также мы наловили уличных музыкантов. Достаточно оказалось всего пары пинков и немного наличности, чтобы убедить их играть громко и почти ритмично и даже, иногда одно и тоже. Алкоголь что и в них заливался делал их музыку более незабываемой, для тех кто не пил.
        НА СЛЕДУЮЩИЙ ДЕНЬ.
        - Что сегодня ночью творилось на нашем участке? - ревел белугой начальник районного отделения правопорядка.
        - А я говорил, что у нас мало людей. - отвечал начальник смены, морщась от головной боли.
        - И поэтому вы всю ночь пили?
        - Нет, поэтому нас всю ночь поили. - ответил и трясущимися руками налил воду в стакан - Где то за полночь один из патрулей притащил пьяного орка с бочкой вина. Он её катил в неизвестном направлении, на вопросы патрулей он лишь мычал что-то невразумительное. Те его и притащили сюда, на нашу беду. - произнёс начальник смены и стал жадно пить воду, проливая изрядную часть прямо на заблёванный мундир.
        - Он что начал буянить? Драться? Да не молчи!! - кричал начальник участка.
        - Если вы не хотите моей смерти то не кричите так! - взмолился начальник смены и приложил прохладную кружку ко лбу.
        - Я из тебя сейчас сам, лично, душу вытрясу! Ты у меня в каталажке сгниёшь. Если сейчас же всё подробно не расскажешь.
        - Нет, он не буянил, просто потом пришли его друзья и притащили пиво. - морщась от головной боли, ответил он.
        В ИМПЕРСКОМ ДВОРЦЕ.
        - Брат, надо издать указ о запрете распития спиртных напитков во время службы. - произнёс Серый лорд, входя в столовую, когда за столом завтракала вся семья.
        - Я так понимаю, это и так находится под запретом. - удивился император, даже не возразив, что во время завтрака никаких дел обсуждать было не принято.
        - Ага, запретили. Но если перед стражником поставить кружки с вином и произнести тост за здоровье императора. То стражник не может не выпить, дабы не оскорбить самого императора и дабы на него не пала тень, что он не желает здоровья императору. Вот и нашелся один умник, известный нам с тобой под именем Грошик. Дабы вытащить одного из своих друзей, поил весь участок. Начали они за здоровье всех членов имперской семьи, а закончили за упокой всех наших с тобой предков. А затем, когда напоил всех до потери сознания, попытался вытащить своего друга. Но не рассчитал свои собственные силы и забыл за чем шел. Их нашли в одной из камер в обнимку со стражником, который должен был охранять, заключенных. Они сидели обнявшись и пели песни.
        - И что будешь делать с ним? - посмеиваясь, произнес император.
        - А что? Проспится, заплатит штраф за нарушение уличного покоя и пусть гуляет. Они своим ором перепугали всех преступников так, что те забились по норам и не высовывались. Сегодня за ночь, на том участке, никого не ограбили и ничего не украли. Да и что мы ему предъявим? Любовь к императору и членам его семьи? Он по факту никого силой не поил, они сами. - про гуляние на одной из улиц серый лорд решил умолчать. - Да там его самого женушки сейчас ищут, и не тебе говорить, как могут вынести представительницы прекрасного пола мозг после хорошей посиделки. - шёпотом произнёс серый лорд, так чтобы не слышал никто другой.
        В ПОЛИЦЕЙСКОМ УЧАСТКЕ.
        - Нет, я не понимаю почему меня нельзя посадить? - возмущался я, поглядывая в открытое окно на пять моих разъяренных жён с различными предметами в руках, и что-то мне подсказывало - они хотят опробовать их прочность на моей спине. Вот как они оказались здесь и как сумели меня найти? Эти вопросы у меня буквально роились в голове.
        - Я пил? - кричал я на одного из полицейских,
        - Пил! - сам же ответил на свой вопрос.
        - Морду лица там кому то бил? Бил! Так где мои законные пятнадцать суток? Где я спрашиваю?!
        - На вас жалоб не поступало, а штраф уже уплачен. Так что я не могу вас задержать. - ответил он и спрятался под стол и дальше продолжал беседу уже оттуда. - Даже если вы тут всё разнесёте то жалоб на вас не будет. - упрямо крикнул он из под стола. - Вас никто не сможет так наказать, как те кто заплатил за вас штраф.
        - Есть черный выход? - спросил я с надеждой в голосе и положил золотой на стол.
        - Есть и не надо денег. Я и так выведу, сам женат. - со вздохом ответил он, и выбравшись из под стола, поманил за собой. - Хотя я бы не советовал бегать от жён, всё равно поймают и тогда хуже будет. Тут недалеко есть ювелирный салон, а за золотые украшения многие их жен предпочитают прощать многие мелкие грехи. - поделился он житейской мудростью.
        - Так наверное и сделаю. - решил я последовать совету.
        Жёны Гг или возмездие. (чуть ранее описанных событий.)
        - Ты почему его оставила одного? - кричала Сарнай на Гюльчатай (она же Цэцэг).
        - Я, между прочим, нашей сотней руководила и не могла бросить отряд, а его перевели…
        - Это все оправдания? Мы договаривались, что ты за ним следишь. Ты что забыла, что случилось с твоим отцом? Ты хочешь нас оставить вдовами? Тебе напомнить, что родом может управлять лишь мужчина, а у нас ещё нет наследника и мы все останемся у разбитого корыта. - кричала Сарнай. - А ты рот закрой, младшим слова не давали - рявкнула она на одну из орчанок, что захотела вступить в диалог. - Или вам напомнить как я вас за волосы таскала, когда до кое-кого не дошло, кто в доме главный? Представь, эти две дуры вдвоем напали на меня. Нет, я понимаю если бы они хоть справились, но им ни мозгов не хватило, чтобы понять что не стоит со мной связываться, ни сил.
        - Вот ты знаешь, что он вчера натворил? Нет? А я знаю! Он вчера весь вечер пил кутил и дрался. На площади они устроили - и на секунду замерев смотрела в бумажку - «Дискотеку» они пили и танцевали под музыку и не мне говорить, что за дамы явились на сей шум. Так что его хватаем и к доктору пусть проверит.
        - Нет, наш не такой. Он по продажным девкам таскаться не будет. - возразила Цэцэг.
        - Он не будет, а они? Уснул он где нибудь пьяный вдрызг, а эти вертихвостки и заберуться не только к нему в постель но и на него, ради пары монет.
        - Если только так.
        - Так что рисковать не будем. Сейчас собираемся и пойдём его искать вот по этому адресу. Стренгон сказал, что обеспечит нас транспортом и провожатым.
        - А сам что?
        - Ему надо подготовить документы для отчётности. Наш муж оказывается не только владелец транспортной компании «Автобуса». Ещё он владелец торговой компании «Автолавка», ой только не спрашивай, что за слово такое чудное, это наш с вами благоверный так назвал.
        - И что это значит?
        - А это значит, что мы богаты! Не просто богаты, а очень богаты. Ты видела какие украшения носит жена Стренгона, а он младший компаньон.
        - А почему мы не знали?
        - А вот найдём и спросим его. - произнесла она, обводя взглядом комнату в поисках чем приласкать мужа.
        - А где мы будем его искать?
        - Вот адрес, сегодня утром посыльный принёс. Тут и все его подвиги описаны. - и развернула длинный свиток - Вот скажи, зачем они устроили соревнование кто кого вырубить с одного удара? Нет, права моя мама «все мужики дети, лишь с возрастом меняются игрушки».
        Разговор Стренгона с женой
        - Милый, а зачем нам отдавать ему всё?! Можно же как-то обойти эту ситуацию? В конце концов у нас есть связи.
        - Может хватит, мы не раз уже поднимали этот вопрос. Я ни на грош не обману его и приложу все усилия, чтоб никто не обманул. Может ты забыла кто он и кем приходится мне? Я тебе напомню, он мой хозяин и я его раб. Если он пожелает то он может забрать всё, абсолютно всё, что вокруг нас. Может ты забыла, кем мы были до него? Ты вставала задолго до рассвета и пекла хлеб, а затем разносила по соседям. Я по полгода пропадал в охотничьих экспедициях, мы жили далеко не бедно, но не так как сейчас. Тогда если бы со мной или с тобой бы случилось несчастье мы бы жили впроголодь. И наших с тобой детей ждала такая же судьба, а сейчас мы обеспечили им прекрасное будущее.
        - Да, но я помню какой ценой всё это тебе досталось. Ты неделями не появлялся на пороге собственного дома, питался на ходу и спал где придется. Всё это ты добыл кровью и потом, не он а ты.
        - А кто дал деньги? А кто подал саму идею? И ты забываешь про одну вещь - и он показал ей клеймо раба. - Я раб и по условием нашей сделки он освободит меня когда достигнет совершеннолетия. Все эти годы я верил и ждал. А ты забыла, что он орк, а для них законы чести дороже жизни. Он дал слово и выполнит его, а я выполню своё. Кстати ты насчет связей заикнулась - как только они узнают кем я являюсь на самом деле, то ты сама знаешь, что произойдёт. К тому же он под покровительством Серого лорда. Может тебе напомнить, что случилось с Чёрным? Он и вся его банда сами пришли и сдались. А знаешь почему? Тебе напомнить? Потому, что сам патриарх преступного мира пришёл и попросил их.
        - И что, ты так всё отдашь?
        - Да, всё что ему причитается, ты не беспокойся. Я все свои доходы делил, а его часть откладывал в банк. Так что мы не пострадаем.
        - Всё равно как-то нечестно получается. Я не из-за денег, я из-за тебя. Лишь я знаю какой ценой тебе всё это далось.
        - Поверь всё честно. - произнес он, обнимая свою жену. - Постарайся понять и смириться.
        - Я научилась играть на публику и ни он, ни его гарем ничего не заподозрят.
        - Милая, ты же обещала. Я один раз поступился честью и захотел прибрать к рукам чужое и боги меня покарали.
        - Всё, всё.
        Гаргор.
        Пять жён это конечно хорошо с одной стороны, но с другой стороны и мозг выносили впятером. Да и контроль круглосуточный и посменный. Теперь всегда рядом со мной две дамы и держат меня под ручки, если со стороны и кажется, что я вроде как альфа самец, то я чувствую себя подконвойным. Нет, решения мои никто не оспаривает, но в кружку заглядывают и жестко следят, чтобы ничего в неё не попало алкогольсодержащее.
        В доме Стренгона мне были рады и встретили как родного, выделили все свободные комнаты для меня, моих жён и орков из моего сопровождения. Потеснив не только слуг но и детей, плюс заверили меня, что мне в его доме всегда рады и, что к следующему моему приезду часть конюшни переделают под наших хищников. Я же заверил, что такой толпой мы больше не заявимся. Вечером после освобождения его из рабства и получения охренительной сумы в золотом эквиваленте, мы посидели с ним за бокалом вина и душевно побеседовали, обсудив наши с ним текущие дела. Попутно условились о присмотре за моими управляющими, не бесплатно конечно, а за небольшой процент. Плюс, мы с ним договорились и о том, что торговля из моих степных владений пойдет через его руки. К этому разговору присоединился и его старший сын, что организовал предприятие по выделке шкур, которые скупали наши торговцы. С ним тут же заключили сделки и остальные члены моего рода, он нам предложил закупочные цены на двадцать процентов выше чем покупали торговцы. Нормально посидеть нам не дали представительницы прекрасного пола, после третьего бокала они заменили
бутылки с божественным нектаром с южных склонов на домашний квас. Выступив в этих вопросах единым фронтом, несмотря ни на расовые ни на возрастные различия.
        ****
        Финансовые дела я скинул на условно хрупкие плечи Цэцэг и попал в цепкие, нежные ручки Сарнай. Ага счёт в банке ведь непозволительно большой и его надо, ну срочно, как минимум ополовинить, а лучше, оставить там треть. С ней пришлось лазить не по бутикам с модной одеждой или по ювелирным магазинам, а по, как я его обозвал, монстро-рынку.
        Тут продавались породистые псы просто устрашающих размеров и ценники на их клетках были соответствующие. Лошадки незабываемой красы, что не идут, а плывут над землёй, с неизменными ценами за каждую из лошадей. Загоны с племенными быками под, чьей поступью дрожит земля, и дрожат руки от понимания сколько за них хотят.
        Так вот, по таким местам мы и лазили, ну и, естественно, по рабскому рынку. Как оказалось, каждый уважающий себя род орков просто обязан иметь энное количество рабов, для выполнения особо непрестижных работ. Правда, тут мы не покупали, а одна дама орочей наружности показывала кого брать в полон в предстоящих походах. Представители кланов сейчас вели переговоры о том, кто и в каком количестве, будет участвовать в восточном походе и кто в южном. Хотя, судя по слухам у восточного соседа, сейчас идёт быстрый передел влияния, там младшенький прирезал страшненького и сейчас прижимает к ногтю тех, кто особо буйствовал при резне представителей нашей империи. Как оказалось, большинство представителей знати из восточной империи не разделяли взглядов с законным наследником и науськали его младшего брата. Он попутно вел переговоры о правилах войны, ни одной из сторон не улыбалась война на взаимное уничтожение. Хотя, уже наши представители аристократии требовали крови, им не понравилось, что соседи положили на алтарь представителей голубой крови.
        А ну её эту политику, пусть ей занимаются другие, а мне не хочется. Так вот, моя благоверная прикупила, десяток племенных быков, каждый из которых стоил как три боевых варга и в два раза больше буренок, там хоть цены были не такие огромные но тоже кусались. Затем мы прикупили два десятка не менее породистых представителей собачьей братии, хотя по мне их с обычными собаками объединяет лишь наличие хвоста и лап. На этом наши закупки не закончились. Мои дамы договорился с одной из ферм что разводила варгов о продаже двух десятков этих волков переростков, это помимо дополнительных животных для условно-моей сотни. Они, понимаешь-ли, решили - раз у нас есть земля и уже были деньги, пустить их на истинно орочий образ жизни - животноводство и войну. Заметьте, не у меня, а именно у нас были деньги, но меня к тратам не хотели подпускать и на пушечный выстрел.
        Пришлось быстро ставить вопрос ребром и с боем доказывать кто в доме, извиняюсь юрте, хозяин. Ага, бой был жаркий, долгий и даже чуть до драки не дошло, но я всё таки доказал, что я в юрте хозяин, господин и владыка, но с небольшими условиями. Пришлось идти на некоторые уступки, да кого я обманываю, на большие. Во первых, у меня с сего дня почти сухой закон, я клятвенно пообещал, что больше литра пива в сутки не употреблю. Нет, я хотел сначала договорится о двух кружках, но эти бестии, что зовутся жёнами, раскусили мой план и заявили, что с меня станется и к сто литровой бочке присобачу ручки и заявлю, что это одна кружечка. Пришлось договариваться о точных объемах дозволенного напитка. Во вторых, я клятвенно заверил, что пока живы мои жёны я не загляну ни под одну юбку, кроме их. Тут проблем особых не возникало, мне и они не в чем не отказывали в плане секса, а зачем искать перекус где-то в другом месте, если дома неплохо кормят. Хотя как говорил мой один знакомый, «организм биологически не мотивирован к сохранению верности если ты по полгода находишься в командировках». А когда встал вопрос о
третьем условии и замаячило четвёртое и пятое. Я открыл окно и заявил, либо они один раз и навсегда признают мое главенство в семье либо я пошёл отсюда и надолго, а они раз такие шибко умные и бескомпромиссные пусть живут сами по себе. Увидев и услышав, в моих глазах и словах решимость, они тут же сдались на милость победителя. И в качестве компенсации за моральный урон, внимание - я повел их по магазинам. Нет, я поражаюсь умению женского пола получать выгоду даже, вроде как, из поражения, хотя меня не покидает мысль, что всё было спланировано и даже моя победа над ними.
        А вот после утомительного похода по магазинам, я пошёл в порт и купил себе корабль. Как корабль, каботажное судно, что ползает вдоль берега, но зато с большим трюмом. Да и возить я собираюсь не скоропортящийся товар, а кожу и войлок, от нас и до столицы, а из столицы к нам, уже металлический товар.
        Мои половинки посмотрели на эти выкрутасы и махнули рукой, дружно заключив, что я неправильный орк. Нормальный орк не будет покупать корабль, а купит оружие, доспех, варга а не это парусное недоразумение.
        ***
        Долго мне в столице не дали прохлаждаться. Прямо перед нами нарисовался гонец, так нарисовался что хрен сотрёшь. Так вот, все мои неприятности начинаются с раннего утра, этот самый гонец прискакал и вручив письмо, умотал по своим делам. В письме от Серого лорда было недвусмысленно написано, что я вроде как имперской барон. А раз я барон, да еще и орк по совместительству и, вроде как, обладаю крепкой баронской дружиной и даже собственной орочьей сотней то и должен, вроде как, участвовать в боевых действиях или имперская канцелярия вдруг может заметить, что дескать я то не дослужил. Если я решу участвовать, то мне надо явиться к ближайшему Марклеру от моих владений, что собирает дружину в поход. В конце письма даже даны три адреса на выбор. Не успел я дочитать письмо, как явился другой гонец, уже с приглашением поучаствовать в том же мероприятии но со стороны орды.
        Вот, хочешь не хочешь но будь добр иди на войну, по мне лучше свободным бароном, чем подневольным офицером. Хотя, как мне разорваться? Я должен выступать и вместе с орками и с баронами, либо в составе имперских легионов. Я, как никак, вроде там и там прописан. Хотя идея почему не разорваться. Вон Гюльчатай пусть берёт и дальше командует сотней, а я, как обладатель баронской дружины, вместе с оборотнями вольюсь в стройные ряды одного из Марклеров.
        Попрощавшись со своими благодарными, я уже на следующий день отбыл в поход. Больше всего нашему походу радовался Чертяка, вот не думал, что найдутся в мире существа, которые смогут заставить его бояться. Вы не поверите, нашлись в составе почти десятка внуков и внучек Стренгона. Я не вру, как только он слышал их голоса, забивался в щель и тихо-тихо дрожал. Но не всегда ему удавалось от них спрятаться. Я лично несколько раз видел как они его каким то чудом ловили, наряжали в платьица и кормили. Я всё думал как они умудрялись его ловить и он не мог от них ускользнуть? Секрет оказался до безобразия прост, обыкновенная медная проволочка и яркое украшение. Да, самая обыкновенная ловушка с петлёй на конце, когда наш чёрт хватал украшение, срабатывала ловушка и медная петля затягивалась. Проволоку он не мог ни перекусить ни порвать, а сама проволока не позволяла ему далеко телепортироваться и он из неё тоже не мог телепортироваться. А не воровать, по началу, особенно яркие предметы он ну никак не мог. Но поносив платьишки, он излечился от клептомании от слова совсем, и сейчас, увидев украшения, прятался в
карман и даже носа не высовывал. А мстить и воевать с детьми ему вера не позволяла.
        Нет, я серьёзно не шучу, явился как то местный священник и предложил изгнать беса за небольшое вознаграждение. Он не сразу поверил, что наш Чертяка вроде как домашнее, любимое проклятие и от него никто не хочет избавляться. Но он предупредил, если наш мелкий пакостник навредит и причинит вред честным гражданам, то он его один черт изгонит. Нет, я за своего чёрта встал горой и в случае изгнания пообещал ему глаз из тела изгнать, а потом и другим частям тела провести аналогичное изгнание. Мы там немного поговорили на повышенных тонах и разошлись каждый со своим мнением. Хотя вру, священник ушёл ещё с мнением чёрта в двух карманах. Дескать, извиняюсь за свой французский, срать он хотел на него и в качестве доказательства навалил ему в карманы. Хотя безобразничать он пока поостерегся и держался всегда в пределах видимости либо меня либо одного из орков. Дескать на милость служителей бога ему лучше не полагаться.
        Деревня.
        Впервые оказавшись в одной из своих деревь, я испытывал странные чувства. По идее вроде как и мои владения, но с другой стороны я здесь впервой и совсем чужой. Сама деревня выглядела богатой. Дома были не старыми и покосившимися и крыты все они были черепицей.
        - Орки! Орки! - стали раздаваться крики как только мы въехали на её территорию. - Летка, Летка мать твою, привяжи пса не дай бог со двора вырвется греха не оберешься. - раздался старческий голос.
        - Эй старик! Где староста? - крикнул седой, подъезжая к забору.
        - А на кой ляд он тебе? - не испугался старик.
        - Старый не наглей, я спросил где староста?! - одёрнул его орк.
        - А я тебе отчитываться не обязан. - не испугавшись ответил старик и вышел к нам, опираясь на трость.
        - Мне нет, ему да! - с усмешкой указал на меня Седой.
        - А ты кто будешь, мил Чело.. - на секунду запнувшись и поняв, что ну я никак не трену на человека, продолжил - орк?
        - Тебе как, со всеми регалиями или просто имя? - усмехнулся я.
        - Можно и со всеми регалиями. Я вот, к примеру, отставной десятник третьего легиона первой сотни, Сергер. - гордо произнес он, фамилию произносили в основном аристократы.
        - Барон Г-Гаргор, имперский полу тысячник первого ранга в отставке, и по совместительству, Вархар клана Хаид. - произнес я, наблюдая как меняется лицо у дедка, а он сам вытянулся во фрунт. - да брось дед, ты в остатке я в отставке, так чего нам чинами мерятся.
        - А тут и нечего мерятся, я против вас так, кузявка полевая. - махнул он рукой - В общем я староста, а вы вроде как владелец нашей деревни?
        - Ага вроде как! - согласился я.
        - Так может пройдете в дом? Или брезгуете?
        - Нет, в дом мы не влезем, но во дворе в теньке сядем. Да мы и ненадолго, проездом. Вот, решил заскочить, посмотреть да узнать как у вас идут дела.
        - Спасибо, под крылом вашей милости всё хорошо. Вон «магазина» открылся. - поправлять я его не стал, пусть будет магазина, тем более его все так имперцы называют. - Управляющий хороший был, дай бог ему здоровья. А вот сейчас съехал а новый ещё не добрался. Так что у нас всё хорошо, было а как будет я не знаю. Вон на востоке война, на юге война. Вроде от наших мест далеко, но и до нас добралась. Вчера явился соседний Барон Верклер и, вроде как не навязчиво, давай агитировать молодежь вступить в его дружину или грозился не пускать на свою мельницу. А как нам без неё? Других в округе нет.
        - А часто он так делает? - поинтересовался я.
        - Так почитай уже третий раз. Нет, раньше он требовал всего по паре крепких парней и платил им хорошо. А сейчас требует больше десятка.
        - Мужики айда в гости к соседу. Проведем воспитательную беседу. - произнёс я разминая плечи.
        - Так куда вы собрались скора же стемнеет!
        - Нам темнота не помеха! Да и тем радостней будет развлечение. Хотя погоди ка! Дед, нужен пацан быстрый, юркий и сообразительный. - произнёс я с усмешкой.
        - А зачем он вам?
        - Не боись дед, с ним ничего не случится. Он лишь отнесет коробочку в подарок.
        - Может я? А то барон крут на расправу. А я вроде как уже и пожил своё.
        - Да мне без разницы. В коробочке лишь письмо на пару строк, ну и пассажир.
        - Ой батюшки да это же … - вскрикнул дед отплывая увидев нашего Чертяку.
        - Не боись дед он ручной! А что уже доводилось встречать?
        - Было дело, у одного мага был такой! Вроде и вреда от него большего не было, но и бед было не мало. - произнес он, отдаляясь на всякий случай.
        - Вот он и будет подарком от меня Барону. А уж он постарается доставить удовольствие Барону и его семье. Да малыш? - и погладил я его по головке - А то он у нас уже давно не безобразничал, а там может оторватся по полной. - после моей фразы Чертяка, аж затанцевал вокруг своей вилки, весело прищёлкивая хвостом. Вот он там и погостит, пока я в гости не доберусь.
        Забегу наперед, уже через пять дней меня разыскал гонец с приглашением в гости. Я вежливо отказался, дескать, как я могу идти в гости к соседу который на моих землях безобразничал и всё такое. Через день вернулся всё тот же гонец с заверением, что это было недоразумение и впредь такое не случится. Я честно ответил, что подумаю. А на следующий день прискакал сам барон с красными глазами. Судя по доспехам и количеству сопровождающих его людей он рассчитывал на силовой вариант. Под предлогом, что я его оскорбил, но увидев, что его три десятка воинов ну никак не катят против двух десятков ну очень крупных орков на варгах. Мы хорошо так прибавили в размерах, сказалось наша новая сущность волколаков. Воинственный пыл угас и включился здравый смысл. Вот тут и пошли уже переговоры по моим правилам. А запросил я с него не много ни мало, а забыть дорогу к моим владениям или я уже не мелкого черятку пошлю, а явлюсь уже со всей своей орочьей сотней и разнесу его хибару и хабару Мерклера что должен вроде как смотреть за своими вассалами.
        Ну и естественно я померялся взглядами с номинальным властителем и предложил ему померяться силушкой богатырской и всё такое. На что получил дипломатический отказ с предложением помирятся подвигами на поле ратном. А так хотелось подраться, но не судьба, я себе тоже не мог позволить беспредел. Но морду лица запомнил, как барона так и его сюзерена.
        - Барон, я понимаю, честь и всё такое, но не боитесь нажить себе влиятельных врагов? - спросил подошедший барон.
        - А без врагов жить скучно, да и какие они влиятельные, так мелкая шушера.
        - Да, а если я скажу, что у него сын служит сотником? - усмехнулся барон.
        - Напугали кота селёдкой! Мой вархар ушёл в отставку полутысячником и под ним ходили пять таких сотников, да и под его знаменами сейчас почти пять сотен орков.
        - Пять? - Переспросил я.
        - Ага, уже пять, а кто запретит сейчас набирать в свой отряд большое количество всадников? Никто. Вот ваша жена и тратить всю прибыль на приобретение варгов и привлечение всадников. Боевая у тебя жинка, аж жуть берёт. - восхитился моей половиной мой помощник.
        - Да, а я и не знал.
        - Ну да вам и некогда было. - с усмешкой произнес он.
        - И когда они пребудут или где планируете соединиться? - допытывался он всё ко мне.
        - Они действуют сейчас отдельно, а я отдельно.
        - Слушай, а ты чей вассал то будешь?
        - Императора. Я лишь ему приносил присягу. А что ты всё выспрашивать?
        - Да есть свой корыстный интерес. А ты решил к кому пойдёшь или может сам будешь собирать баронов под свои знамёна? Если сам будешь собирать, то я пожалуй под них встану, если о штрафах договоримся.
        - О таком развитии событий я как то не подумал.
        - А что тут думать. Я с кое-кем поговорю и к нам ещё парочка свободных баронов присоединиться. Все равно тебе не один Марклер не даст житья. У нас тут как, бросил вызов одному - бросил всем, они у нас все в той или иной степени родня.
        - А не боишся, что встав под мои знамёна, они и на тебя ополчатся?
        - А что мне боятся, пусть боятся те, кому есть что терять. Мои владения держатся лишь за счёт его. - и хлопнул по мечу. - А у них, если треть от добычи дадут, и то если повезёт.
        - А почему такое странное распределение?
        - Это у вас орков, вы все равны, а у нас есть те, кто равнее других, даже среди равных. Так что, как будем распределять?
        - Я так понимаю по частям, мне как лидеру две части, остальным лидерам по части, а со своими людьми уже сами будете разбираться. - видя как у него загорелись глаза поспешил немного остудит блеск в его глазах. Да, но части будут разные, в зависимости от количества людей и их боеспособности.
        - А хрен с тобой по рукам. - и хлопнул по протянутой руке. - Жди у себя две недели, мы будем. Плохо что ты так поздно пришел, но ничего баранов и парочку рыцарей я приведу. - и убежал а аж пятки засверкали.
        А я вернулся к себе в деревню ждать. Вот чем плохи вольные дружины баронов это не тем, что боеспособность практически на уровне плинтуса, а тем что хрен их соберёшь. Расслабились за долгие годы мирной жизни, жиром заросли.
        Так и мы собирались не две недели, а почти месяц. Одно успокаивало, у других дела не намного лучше. Хотя многие уже и выступили и, по слухам, на границе уже деревни горят и железом звенят. Но ратных подвигов и на нашу душу хватить.
        ГУЛЬЧИТАЙ/ЦЭЦЭГ
        - Я нанимался не к бабе, а к Гаргору. Так какого лешего мной командует она. Где Вархар? Нет, я ещё понимал когда она командовала во время его отсутствия, но сейчас почему она снова командует? - возмущался очень крупный орк, со шрамом на лице.
        - Груг! Ты что бузиш? - одернул его ещё более крупный орк - Тебе что, не платят вовремя? Нет платят! Так что тебя не устраивает?
        - Я хочу бросить ему вызов, а как я это сделаю если его здесь нет! А как? - буквально рычал он.
        - Груг ты как был тупым как пробка, так и остался! Ну бросишь ты ему вызов и даже скажем победишь. Что изменится? - Говоря, подходил к нему Хэгэг, орк что был первым помощником Цэцэг.
        - По нашим традиция, если я одержу победу то я стану…
        - Дурак ты Груг и не лечишься, хотя в твоём случае это неизлечимо. Ты как был сотником так и останешься сотником. Это отряд не твоего клана или рода где действуют обычаи твоего или моего кланов, это наемный отряд. Здесь все нанялись к нему, и кого он посчитал поставить главным, тот и будет главным. А если тебе что-то не нравится, тапки в зубы и вали отседова.
        - Ты кому сказал тапки в зубы?!
        - Тебе, либо ты подчиняешься приказам либо пшёл вон.
        - Я бросаю тебе вызов!
        - Я принимаю вызов!
        - А вас не смущает, что мы находимся в походе? - вступил в разговор третий орк. - Никаких дуэлей в походе, вот прибудем домой в родную степь, там пускайте друг дружке кровь на здоровье. А если сейчас ты, Круг, не заткнешься, я сам лично выпущу тебе кишки. А ты Хэгэк, убавь обороты или я пересчитаю твои зубы. Я вдвое вас старше и поверьте мне, ещё хватит здоровье на вас двоих.
        - Да но …
        - Цыц, когда старшие говорят. С одной стороны Круг прав, мы действительно нанимались к Вархару Гаргору. Но он не говорил что будет персонально каждым из нас командовать. Он отдал приказ своей жене, то отдала его Хэгэгу, он уже отдал его мне или тебе. Так что всё по чести и я не вижу причин для недовольства.
        - До но баба не может водить…
        - Тебя что плохо учили? Может тебе напомнить, что в нашей истории, как ты говоришь, бабы не раз водили отряды? Да, они слабее нас физически, но так ей и не в сечи рубится надо а следить за обстановкой в бою, думать - это то, что как раз ты и не умеешь делать. А вот она умеет.
        Глава 7 - Осада осаждающих.
        ГЮЛЬЧАТАЙ ОТКРЫЛА ЛИЧИКО ИЛИ ПОДВИГ ЦЭЦЭГ.
        - Надо уходить! Наследник Великого князя явно не в папу пошёл своим талантом полководца. Он не дождался нас и напал на местного князя, при этом имея равное количество солдат, умудрился получить разгром. Он сейчас со своей свитой, бросив своё войско, мчится со всех ног к папе, жаловаться. Ещё полчаса и побегут даже те кто сейчас ещё держится.
        - Орда не пошла войной! Если мы сейчас отступим, то мне нечем будет людям платить. Я с этим придурком договорились о найме за половину добычи. А сейчас если мы отступим, то потеряем лицо и, как пить дать, этот долбодятел спишет поражение на нас. Дескать, мы не успели вовремя и ни одна собака с деньгами не будет разбираться кто прав, а кто виноват. - задумчиво произнесла Гюльчатай.
        - И что ты предлагаешь делать? - поинтересовался Хэгэк.
        - Да вдарить сейчас по ним, пока они растянулись. - предложил Груг.
        - Ага мы ударим по первым рядам, а затем подтянутся те кто отстал и уже нам покажут почем фунт лиха. Хотя если ударить, а затем отступить. Дескать, мы прикрывали их отступление и всё такое. - Задумчиво предложил Груг.
        - Нет, нам нужна лишь победа, безоговорочная победа! - произнесла орчанка, а у самой озорные огоньки заплясали в глазах.
        - И как ты это себе представляешь? У них численное преимущество. Даже если мы победим, то почти всех положим.
        - Помните Гаргор рассказывал о своей дуэли с рыцарем? Ну там где он на арене сошелся с молодым рыцарем?!
        - А там где он не стал идти в лобовую атаку, а обошёл и всё время был сзади. - с каждым словом Хэгэк говорил всё медленней и вдруг его осенило - Я понял! Ты предлагаешь их обойти и бить отставших, постепенно так всех и перебить.
        - Всё харе лясы точить, голос Вархара сказал. Воины Вархара сделали. - решительно произнёс Груг и развернувшись поспешил к своей сотне.
        - Ну до чего упрямое создание! Может ему всё таки мозги вправить?
        - Нет, он уже смирился, просто гонор играет. С возрастом пройдёт, или не пройдёт. Нет, такой скорей сдохнет чем поумнет.
        Орки разбились на два отряда и с двух сторон обошли врага, выйдя им таки в тыл, по дороге опрокинув и разбив два отряда прикрытия. Отряд, что вела Цэцэг первый вышел к месты и осмотревшись, она повела своих прямо на ставку князя. Надо отдать должное, что южанин не растерялся, не запаниковал, а постарался организовать оборону. Выставив магов под прикрытием пехоты, а по краям выстраивались рыцари. Всё ничего, но Цэцэг понимала атака в лоб на магов это все равно, что добровольно прыгнуть в огонь. Она остановила свой отряд на предельной дистанции удара магии и стали они формировать линию.
        Хэгэк, тем временем, вывел свою часть отряда из кустов и незамеченным ударил сзади. Направив основную часть отряда на магов, что выстраивались в линию. Понимая, что их надо кончать одним ударом или они устроят здесь филиал ада. Но богиня удачи сегодня улыбнулась оркам, маги не успели предпринять ничего значительного, как были разорваны варгами. Ну а дальше уже началось избиение младенцев. Южане не выдержали и после короткого боя в котором полегли все офицеры, большая часть гвардейцев предпочла сдачу смерти.
        Оставив небольшой отряд для мародёрки и охраны пленника. Часть поспешили устроить бойню среди обозных, ибо нечего пытаться спастись вместе с повозками из обоза. Орки уже считали их своими трофеями и им не понравилось, когда они стали спешно удирать в неизвестном направлении.
        А основные силы тем временем устремились к месту где шел бой. Один из имперских Мерклеров ну никак не хотел ни бежать ни умирать. Держал круговую оборону и огрызался, несмотря на то, что все остальные уже бежали да так быстро, что их уже не было видно как впрочем и тех, кто бросился их преследовать. Удар в спину основной части нападавших, что так увлеклась попытками прорвать оборону упрямого имперца был страшный по своей несокрушимости. Крики радости от понимания что им сегодня не придётся умереть, смешались с криками умирающих, понимающих, что у них вырвали, как они считали уже их, победу вместе с их жизнями.
        Оставив добивать тех кто выжил, Цэцэг повела волну орков дальше по полю, сея смерть. Они сметали как небольшие отряды, так и одиночек, что не стали преследовать противники и занялись мародерством и добиванием раненых варваров и спасая своих.
        Затем волна орков пошла догонять тех, кто бросился преследовать и добивать. Орки вернулись лишь почти в полдень следующего дня, все в крови, буквально валившиеся с ног от усталости, но какие же они были довольные. Орки сегодня несли смерть весь день и всю ночь, вылетая на свет костров, как ужас летящий на крыльях ночи, и вырезая всех, не щадя никого, кроме имперцев, если такие были. Разгром одних стал триумфом для других и Цэцэг чувствовала себя на вершине славы, ведь это она повела орков в обход, это под её руководством орки сокрушили почти в пять раз превосходящего противника, не понеся больших потерь. На такие мелочи как удар в спину и уничтожение противника по частям никто не смотрел искоса. Все знали, что таковы правила войны, они просты до безобразия убей или убьют тебя и без разницы как ты это сделаешь. В плен воинов почти не брали, ведь это не безропотные крестьяне, что боятся поднять бунт из опасения, что тогда вырежут всех не щадя ни женщин ни детей. Да и весть о том, что империя им объявила Каргар уже разлетелось по всему королевству, меняя оттенок войны. Никто никого не щадил и пощады
не просил. Так, что обычными правила войны уже не остались, это в обычной войне никто не будет убивать того кто бросил оружие, сейчас убивают всех кто был с оружием. Щадя лишь тех кто проявил покорность, да и зачем гнать смутьянов, опасаясь, что они тебя перережут ночью. Такое себе могли позволить лишь большие и многочисленные отряды.
        ***
        Отряд, собрав под свои знамена нескольких баронов и почти десять рыцарей, из числа тех, что живут войной, устремился на юг в поисках удачи и богатства. На востоке сейчас затишье, два империи заключили полугодовое перемирие и готовится к очередному генеральному сражению.
        Объединившись с ещё таким же двумя отрядами мы двинулись на юг. Нам можно сказать повезло, два наших князя мерялись силами с южным князем. Южанин поставил в строй почти всё мужское население и дал решительный отпор вторженцам. Они ещё надеялись отбится или продержатся, пока их владыка ведет переговоры с нашим. Хотя по мне у них нет шансов их королевство раз в двадцать меньше нашего и плюс у них был полностью феодальный строй где каждый имел свою собственную дружину, а их так называемый владыка, такой же феодал и любой из феодалов мог если считал нужным указать ему на его место, при условии если их дружина соизмеримы по численности.
        Вот и сейчас все феодалы сосредоточились на обороне лишь своих земель и частичной помощи соседям, они держались и сопротивлялись лишь из за того, что сейчас на них навалились разрозненные отряды, которые не стремились покончить с противником одним или двумя ударами. Все спешили набрать невольников, делая наскоки на деревни или другие населенные пункты, в зависимости от амбиций и размеров отрядов. Затем, уводя и увозя всё, что можно унести или увезти, остальное сжигая. Обычно оставляя после себя лишь непогребёные трупы и пепелища. В общем, страшная война была, хотя наши правители древности были не менее кровожадны, не один и даже не два народа исчезли с лица земли, не оставив о себе ничего, кроме пары строчек.
        Так вот к чему я веду, пока наши князья мерялись силушкой с местным, я со своим отрядом обошёл дерущихся и спокойненько занял средней паршивости городок. Звучит классно спору нет, но на следующее утро после захвата, у ворот нарисовался небольшой отряд всего в сотню всадников местного князя. Они подошли к воротам незамеченными, как и мы когда то. Да и мы, если честно, не ждали гостей, во всю шел процесс экспроприации. Я думал, что наши смогут разгромить местного князя, а он умудрился настучать им по сусалам и пинком отправил обратно.
        Я не знаю каким чудом, но десяток, что стоял на воротах и никого не выпускал из мирных граждан, смог отбится и закрыть варота.
        Ну а дальше общая тревога и оборона города, они не знали сколько нас и да и после жестокого боя были хорошо потрепаны. Поэтому им было не до штурма. Вот и расположили под стенами лагерь и зализывали свои раны да готовились обратно, отбивать свой же город. Ну а мы готовились подороже продать свую шкуру.
        Всем уже давно было известно, что орда отказалось участвовать в Карганате, но не запретила своим Вархарам наниматься или самим искать удачи. Ага, вроде как разрешили но при условии, что все они будут на варгах. Вот такое ограничение, вроде и можно, но нужно быть достаточно богатым, чтобы иметь весь отряд но варгах, а значит по факту, почти все орки остались в степи. Многие забегали и зашевелились в поисках хоть какого нибудь четвероногого и клыкастого скакуна, естественно цены на них стали резко ползти вверх. Ага, поздно спохватились численность варгов в последние года медленно но сокращалось.
        Так вот, моя одна пятая половина сейчас в компании других орков где-то гуляла на просторах южного королевства. Я и отправил дракона на её поиски, понадеявшись на его магическое чутье, да и чем чёрт не шутит вдруг повезёт. В крайнем случае хоть птичка спасётся. Я, в принципе, с моими орками мог перебраться ночью через стену и обратившись в монстров исчезнуть под покровам ночи. Но я не мог себе такое позволить, дескать, орочья честь и честь благородного барона и всё такое.
        Вот вот с кем поведёшься от того и забеременеешь. Так и у меня, даром не прошло общение с местными, они таки умудрились привить мне нездоровое чувство чести. Вот этот привитый саженец пустил корни и дал плоды, а я страдай. Умом я понимал, что у нас нет шансов, как не крути но не мог бросить тех, кто пошёл за мной. Хотя, чего я тут несу на себя, никогда не был ни стукачом ни трусом и не раз дрался с друзьями, сходились с пацанами из соседнего двора несмотря на то, что их почти всегда было больше. Сначала драки были на кулачках, а когда подросли то в дело пошли и другие ударные инструменты, я не знаю как никто из нас или них не отдал богу душу и не стал инвалидом. Хотя в больнице каждый из нас побывал и многие не раз. Ведать всему виной было тяжелое детство с натуральными продуктами и чистым воздухом.
        Так вот, выдав напутствие птичке, хотя какая птичка из этой чешуйчатой ящерицы, верхом посадив, на этого мини дракона, десантника с пушистым хвостом и страшным оружием в виде вилки. Мы стали готовиться к обороне, не забыв согнать всех жителей в определенные районы города. Предварительно предупредив местного князя, что дескать его жинка с детьми и все местные жители в данный момент находятся там-то и там-то. В ответ нас пообещали не больно убивать.
        Вот мы и стали готовиться к обороне, а они в свою очередь к штурму. Так и прошла почти неделя, если что, я не против был и подольше подождать, а вдруг улыбнётся удача и какой нибудь князь, а ещё лучше Царь, нарисуется на белом коне и с войском за спиной. Но никто не спешил прийти нам на помощь, видать я не сильно похож был на шикарную принцессу. Хоть одно радовало, проблем с едой не было от слова совсем. Мы скромно провели экспроприацию всех продовольственных запасов. Нет, местных горожан мы голодом не морили, назначили поваров и каждый из местных получал свою миску каши.
        К сожалению, сидение в осаде не могло долго длится, в одно не прекрасное утро, не смотря на то, что на небе ярко светило солнышко и не было ни одной тучки, осаждающие пошли в атаку. После небольшого штурма, мы отступили в центральный донжон. Да мы и не держались за эти стены, так для вида постояли покидали камушки на голову тем кто пытался установить осадные лестницы, а затем по ним взобраться. А когда им это удалось мы развернулись и ушли оставив их с открытыми ртами, абсолютно непонимающими, что это было. Мы спокойно, так себе, отступили в кремль - натуральную крепость в городе, где крепостные стены были выше внешних.
        А зачем нам держатся за внешние укрепления и растягивать свои силы, нас и так-то было немного. Всё время с начала осады, мы перетаскивали всё мало мальски ценное и весь провиант в кремль. Благо недели нам за глаза хватило, да и, в столь нелегком деле, нам помогали местные. Местных мы в кремль не стали загонять, да и зачем нам лишние рты. А так, тут и колодцы есть в наличии и провиант. В общем, сиди себе в осаде и в ус не дуй, лишь иногда выходя на стены отбивать атаки.
        Предки местного Князюшки в своё время не поскупились на укрепления. Делая штурм наименее комфортным для осаждающих и наиболее комфортным для обороняющихся. Тут тебе и каменные навесы от навесной стрельбы лучникам и полные подвалы со стрелами для обмена ими с нападающими. Плюс, максимально высокие стены со всякими приспособлениями навроде выливания кипящего масла на головы осаждающих или на крайний случай кипяточка, что тоже ну никак не способствует здоровью осаждающих. Плюс всевозможные онагры и арбалеты. Последние такие неподъемные машины но и чертовски убойные штуки. Да и со внешних стен всё, что стреляет или метает камни мы унесли в кремль. Что не унесли то сломали так, что легче новое сделать чем их починить.
        Князь сделал попытку схода штурмовать кремль и умывшись кровушкой, откатился. Дескать, утро вечера мудренее, а вот с утреца мы как навалимся так полетять от вас клочки по закоулочкам. А вот утром штурма и не случилась, под стенами нарисовалось моя любимая жена да не одна, а с парочкой баранов. Ну и осадили уже тех, кто осаждал нас. Чем поставили князя в тупик, если они будут штурмовать нас, засевших в кремле, то обнажат спину для удара тем, кого они осаждают. Если выйдут на бой с теми кто снаружи то уже нам откроют спину. У них достаточно сил чтобы расправиться с каждым из нас по отдельности но недостаточно сил для удара на два фронта. В свою очередь те кто снаружи не могут позволить себе штурм укрепления, даже при поддержке наших сил. Да и мы сами, как только высунем нос за пределы укрепления, так нам по нему так щелкнут, что тапки сразу отлетят.
        Такая ситуация напомнила осаду Алезии где Цезарь осадил город построив вокруг него укрепления, а его осадили галльские войны и уних было противостояние кто кого пересидит. Цезарь пересидел и победил. Мы же были в более выгодном положении, чем галлы, у них в городе свирепствовал голод, а вот у нас с провиантом не было проблем, а у местного князя на руках был целый город и войско а еды не было. По идее у него было всего два варианта событий, первый ударить по тем кто его осаждает, второй попытался нас расколошматить.
        Он уже доказал, что отличается нестандартным мышлением. Наутро он лично с сыновьями и знатными людьми города пришел к воротам и предложил вассальную клятву. Честно, я как услышал это, выпал в осадок. Такого поворота событий я не ожидал. Такой вариант стал возможен после того, как пришла весть, что их владыка попытался сбежать прихватив с собой лишь гвардейцев и казну. Но ему совсем немного не повезло, его гвардейцы на что-то обиделись и перерезав владыку и поделив казну поспешили каждый по своим делам. Так что все нормы приличия соблюдены.
        - А в чём мой интерес? - переспросил я, вводя уже его в ступор.
        - Как в чём, вы получете меня и мой город. - слегка растерянно ответил он.
        - Так вы предлагаете мне, то что и так практически моё.
        - Я могу предложить вассальную клятву и осаждающим, полагаю они, в отличии от вас, согласятся. - произнес он с лёгкой усмешкой.
        - Нет, они не согласятся. - вернул я ему усмешку.
        - Вы так уверены?
        - Я?! - наделанно удивился я - Ну может у вас есть информация, почему должны мои орки из моей сотни не подчиниться мне?
        - Это ваши?
        - Ага, мои.
        - Я могу предложить вам…
        - Если вы собираетесь мне предложить город, то я уже говорил, он и так скоро будет мой. Мне надо подождать буквально пару дней. У вас уже сегодня нечем кормить своих солдат и горожан, так что через еще пару дней вы оголадаете и перегрызётесь между собой. Мне остается лишь выйти и добить оставшихся.
        - Ну, я могу ещё повести моих людей …
        - Можете. - перебил я его - Вы можете попытался выбраться из города и, может даже, вам это удастся. Но вот в открытом поле, вы для орочьих всадников, так смазка для их оружия, если кто и спасется то это будут единицы счастливчиков. Ещё вы можете попытаться выбить нас из кремля. Хотя вы уже пытались и умывшись кровушкой откатились и, скажу по секрету, следующий штурм будет похож на первый.
        - И что вы хотите от меня?
        - Ну во первых присягу! Да присягу, во вторых каждый житель города подпишет долговые обязательства. Я не добрый дядя и меня не устроит такое развитие событий, когда я выведу их на территорию империи и они мне помашут ручкой и уйдут. Да не смотри на меня так, я уже сказал, что я не добрый дядя.
        Он ушел, а спустя четыре часа вернулся и я немного поломвшись, поторговался. В результате мне принесли клятву верности местный князь и его вассалы, а каждый горожанин подписал долговую бумагу на определенную сумму, в зависимости от своего статуса. Звучит?! Звучит, а по факту войнов раз два и обчелся, в основном испуганные горожане и много женщин и детей. На сборы я дал им целых три дня, через этот срок мы должны были покинуть сей город. Если кто забыл то у нас Каркаргар, то есть на определенной территории не должно было остаться ни одного поселения, лишь пустая территория. А значит я должен был вывести всех своих новых подданных.
        Ага, я не вышел не через три дня и даже через десять, вы не поверите, но скорость сарафанного радио превышала все разумные рекорды по скорости. Через два дня у ворот начали появляться на взмыленных конях местные доны, разной степени знатности и каждый из них, толкаясь локтями, спешил мне присягнуть и клялся любить до гроба и почитать чуть ли ни как бога. И естественно каждый из них спешил принести дар, дескать, бери в вассалы и не пыли.
        Мы брали вассалов, согласно распределению добычи. Самим новоявленным вассалам, в принципе, было всё равно кому присягать, в данный отрезок времени они спешили спасти как свои жизни так и жизни своих подданных. В принципе, каждый из них мог собрать свою казну и убежать к соседям, как впрочем многие и поступали. Но нет, они не хотели бросать доверившихся им крестьян.
        С каждым таким новым правителем приходилось отправлять десяток бойцов. Не для конвоя, а скорей для безопасности если нарисуются наши имперцы, то наши бойцы гордо встанут и, стуча себя пяткой в грудь скажут «Это наша корова и мы её сами будем доить!», конечно не дословно они так говорили, но общий смысл понятен.
        Ни на шестнадцатый, ни на семнадцатый, ни на восемнадцатый день, больше никто не появлялся. Лишь на двадцатый день, когда уже мы стали уходить из города, появилась вереница из повозок и буквально бегущих за ними изо всех сил крестьянок. А всё мужское население кто с чем двигались за ними и каждую секунду оглядывались.
        От общей массы отделился небольшая группа с носилками, пристегнутыми между двух коней. К ним навстречу тут же отделился отряд и поспешил на перехват. Те же буквально откинули оружие и всё, что можно было трактовать как оное и продолжили движение по направлению ко мне. Видать ориентировались по знамени, не доезжая пары метров всадники остановились и спрыгивая с коней помогли подняться человеку, что находился в носилках.
        Тот с трудом опираясь, подошел и встав на колени, просил принять его сына в вассалы и оказать защиту и покровительство. На вопрос а почему именно сына, а не его самого? Он лишь откинул плащ и показал свое ранение. Да, с такими ранами не двигаются, а он ещё ходит. Я оказал ему честь и принять его пацана, кстати пяти лет отроду, в вассалы.
        Как только я произнес ритуальную фразу, его папка ушёл в мир иной. А из лесочка нарисовался довольно таки крупный отряд и сразу стал строиться в боевой порядок. Для них самих такое количество народу стало сюрпризом.
        Мои новоявленные вассалы узнали чьи это флаги и очень сильно возбудились и загорелись желанием пойти набить морду всем, кто стоял под этими знамёнами. Я же говорю, война войной, а дружба соседей это дружба соседей. Пришлось остудить горячие головы, приказав разворачивать во всей красе уже мои силы. А что, мои вассалы и вассалы моих союзников, как никто были заинтересованы в исполнении приказов. Все они понимали, что если бы не добрый дядя, то есть я, то ходить им в лучшем случае в цепях, а их женам и дочерям ублажать тех, кто за них заплатит. Сейчас же они, вроде как свободные и сохранили свои семьи, честь и достоинство, ну а, что до соседей то сосед соседу рознь. С одними не грех выпить и крестить его детей или позвать крёстным для своих, а другому и нож вогнать в печень и провернуть разок другой, сам бог велел.
        Так вот, такой вот сосед, семи пядей во лбу и решил под шумок расширить свои владения и поправить финансовые дела, за счет наиболее слабых соседей. Мне интересно, он действительно надеялся и расшириться и отбиться? Это он настолько уверен в своих силах или идиотизм неизлечим?
        Тем временем мои вассалы разворачивали свои ряды, а среди крестьян и горожан начиналась легкая паника. Те метались, не зная куда им деваться то ли продолжить движение, то ли обратно в городок под защиту стен прятаться. Пришлось рявкнуть командирским голосом и навести порядок. Дескать не беспокойтесь господа хорошие, вы находитесь под защитой и всё такое.
        Ага, судя по взглядам мне нихрена не поверили, но бегать и мельтешить перестали и за это спасибо. Да и я поступил по армейскому принципу даже с гражданскими. То есть назначил виновных. Нет, официально они числились начальниками над определенной группой людей и отвечали за каждого из своей группы и отчитывались не мне, а непосредственно моим новоявленным васалам, а те уже мне. В общем, если хочешь чтобы было что-то сделано - назначь виновного, тут я не шучу. Виновный в неудаче, приложит все свои силы, чтобы действительно не оказаться виноватым, особенно когда местные властители скоры на расправу. Любой властитель не гнушается приказать выпороть, того кому они приказали сделать то-то и то-то, а приказ не был выполнен. Нет, у нас вроде в правительстве тот же самое, но всегда найдут виноватых, но нет виновных.
        Так что виноватые быстро навели порядок и организовали дальнейшую эвакуацию. А мы с вою очередь, разворачивали свои ряды. Плохо, что моя Гюльчатай как только убедилась, что у нас всё в порядке умчалась по своим делам, захватив с собой всех орков включая и моих оборотней. Дескать, у них ещё один городок не разграбленный стоит и его срочно надо дограбить.
        - Слушай Горгор. У меня к тебе деловое предложение! Ты же так и так поведешь людей в империю.
        - И!?
        - Ну что нам всем идти, я возьму часть воинов и сначала с ними разберусь. - и показал на группу бойцов, что стала пятиться обратно под сень деревьев - А затем и в их закромах полазим, попутно ещё кое кого пощипаем. Нет, ты не волнуйся половина добычи твоя. Я не идиот под твоим знаменем, я получил пятерых вассалов. Где у каждого бойцов в разы больше чем у меня. Да и добыча вроде и знатная, но в свете таких событий боюсь её хватит ненадолго. Когда ещё они начнут доход приносить, а кормить их уже сейчас надо.
        - Ладно идите развлекайтесь, я так понимаю с тобой и остальные пойдут? - я имел в виду других наших союзников.
        Те дружно закивали головами. Я не стал возражать, для меня сплошные плюсы. Во первых, воинов и так дохрена больше чем надо для охраны, дальше пойдет уже разграбленные территории. А на них можно встретить лишь наших. Все остальные уже либо мертвы либо угнаны. Во вторых, надо ещё думать где их разместить и, что дальше с ними делать. Я серьёзно вот, что с ними делать? На землю посадить? Ну крестьян ещё можно, теоретически можно, а практически? Надо найти эту самую землю, а точней купить. Опять же - мне купить, они не имеют имперского гражданства а значит - не имеют права на землю. Да и всё, что нужно крестьянину на своём горбу не затащишь. Это опять расходы. А что делать с горожанами? Город строить для них или в уже чей то город подселять? Я думаю местные явно им не обрадуются и конфликт будет неизбежен. А их конфликт скорее всего перерастет в конфликт между мной и местным властителем.
        Они то не рабы у которых нет права выбора. Черт, если были бы рабы, было бы намного легче. Сказал бы копать здесь, копали бы здесь, хотя долговая расписка и так связывает их по рукам и ногам не хуже рабских оков. Но один хрен, думать мне и выкручиваться опять мне. Да и совесть не позволяет их заковать в цепи и продать на рабском рынке. Чёрт побери, честно, скажу лучше ломать голову об этом, чем не иметь ничего за душой. Так что нехрен ныть, надо делать.
        СПУСТЯ ПЯТЬ ЛЕТ
        Каркаргар закончился быстро, соседние королевства также поспешили погреть руки на пожаре соседа, а их послы заверили нашего императора в вечной дружбе и любви до гроба. Я уверен, они не соврали. Если мы начнем проигрывать войну они нас посчитают достаточно ослабленными, тогда и залюбят до гробовой доски.
        Хотя на востоке пока шла вялотекущая война, больших сражений больше не было и сейчас шли переговоры о заключение мира и размере компенсации не только в звонкой монете но и землице. Я же потратившись залез в долги, заложив почти всё чем владел, но лишь на территории империи. Справедливо решив, что степные владения это как бы про запас и на черный день. Зато я купил себе городок да земли вокруг него и разместил в его окрестностях всех кого вывел из южных земель. Теперь я ни много ни мало, а целый Князь. Правда, по моему самый бедный князь в империи, да и земли откровенное дерьмо, все располагалось на холмах на которых даже сорняки толком не растут. Пришлось ломать голову и тратиться, тратиться и ещё раз тратиться, затем брать в долг и снова тратиться.
        Но виноградники мы поставили и поля разбили, да еще и каналы между холмами провели. Нет, вы не подумайте, это не такие каналы по которым может смело корабль проплыть. Наши каналы, при желании, можно просто перепрыгнуть. Но без них даже картошку не посадишь или пшеничку. Дожди у нас идут, но редко очень-очень редко, вот и пришлось изобретать велосипед. Херня война, главное манёвры, зато есть и плюсы ни одна собака голубых корней не зарится на мои земли и не не оспаривает мои права на них. Каждый понимает, что тут столько головняка, что он перекрывает все доходы которых ещё надо дождаться, да и местное население не сбежало лишь потому, что бежать им было некуда и не на что. А тех, что я привел, долги не пускают и ещё не один год не отпустят. Хотя до праздника жизни ещё далеко и мои совместные доходы со всех предприятий с расходами и оплатой по счетам в этом году вышли по нулям, уже прогресс.
        Но не всё так радужно в датском королевстве и покой нам только снится. Война на суше прекращается и плавно перетекает на морские просторы. Наши берега стали щипать жители архипелага, да и на море ни один капитан не чувствовал себя в безопасности. Так что наш император обещал хорошие льготы тем, кто обзаведётся плавсредствами и примет участие в морском походе. А послабление в налогах мне как воздух нужно, так что море меня так и манит, своими бескрайними просторами и льготными послаблениями.
        В МОЁМ КНЯЖЕСКОМ ЗАЛЕ.
        - Что господа хорошие? - обратился я к своим вассалам. - Спешу вас обрадовать по итогом прошлого года мы вышли по нулям. Итог - мы в заднице.
        - Извините почему мы в заднице если у нас по нулям, а не в минусе?
        - Объясняю, наш общий доход перекрывает проценты, но сам долг не уменьшается. А это значит, если случится неурожай или ещё что, мы сразу пойдем в минус. А мне, как князю, положено иметь княжью дружину, а вам баронские отряды. У вас худо бедно с отрядами всё в порядке, но моя дружина вроде есть но она полностью состоит из членов моего рода, так что она вроде и есть но, по факту, её нет.
        - Да и у наших солдат постепенно доспехи приходят в негодность, а на ремонт денег нет.
        - Вот, вот единственный выход - это поход. Пойдем грабить грабителей, благо у них есть, что грабить.
        - Извините, я не понял, мы разбойников будем грабить? И где мы найдем достаточно богатую банду? Насколько я в курсе, они на территории империи долго не живут, так что не успевают ничего нажить.
        - Мы будем грабить не обычных разбойников, а морских. Император, да правит он вечно, - выдал я на автомате привычное сочетание, - собирает флот и собирается показать морским пиратам всю силу и мощь нашего флота.
        - Ваша империя никогда не славилась своим флотом, так что трудно придется. Да и многие с той стороны моря, не захотят чтобы у вас появился сильный флот.
        - Не у Вас, а у нас. Я последний раз предупреждаю, кто их вас не подаст документы на получение гражданства, пеняйте на себя. Если что, я не шучу. - предупредил я их. А то половина из них до сих пор не озаботились получением гражданства. - Нет, я серьезно, забудьте о том, что вы сможете вернуться обратно, города и деревни разрушены, а землю раздали и будут и дальше раздавать имперским ветеранам. Да что я с вами мендалничаю, даю неделю на всё про всё, те кто не получит гражданства должен будет рассчитаться со мной и попрощаться.
        - А у меня нет нужной суммы ни на получение гражданства, ни на то чтобы с Вами рассчитаться. Я бы пожалуй, взял кредит для получения гражданства, на старых условиях.
        - Кредит?! А я тут причём? Я Вас вывел? Вывел. Землю купил? Купил. Заметьте, на свои кровные купил и Вам в аренду дал, по смехотворным ценам. Но и на этом не всё, я озаботился о постройки каналов, для полей, что приносят Вам прибыль. Я дал деньги на постройку домов, покупку скота и другого инвентаря. Заметьте под минимальные проценты и что? Что я получил в ответ? Почти сотня сотня семей просто собралась и исчезла. Нет, их не убили и не похищали. Они спокойна распродали своё имущество, кстати купленное на мои деньги и уехали. Ни одна собака не остановила их, если вы думаете что их долг просто исчезнет то вы круто ошибаетесь. Вам и вашим людям придется за них платить. Всё достали, хватить играть в доброго дядю орка. - сорвался я на крик. Достало всё, вожусь как с малыми детьми. Не хотите по хорошему, будет по плохому. Черт побери я беру кредиты под грабительские проценты, а им подавай кредит. С какого перепуга я должен платить разницу из своего кармана?
        - Если бы мы не принесли бы тебе вассалитет ты так и был бы безродным баронишкой. - вскочив, крикнули несколько моих, так называемых, вассалов.
        - А напомнить мне кто к кому на коленях приполз? Если бы не этот безродный баронишка, вы сейчас шагали бы в рабских ошейниках, а не в парче. Я потратил в разы больше, чем получил. Если на то пошло, мне княжество нахрен не сдалась. Надо всё продать к чертям собачьим, нахрен мне эта головная боль.
        - Да лучше бы мы сдохли на земле предков, чем так жить. - произнесли трое из моих вассалов.
        - Так кто вам мешает сдохнуть? Пошел в сортир и удавился, вот и всё.
        - Действительно. Но сначала мы тебя зарежем как собаку! - и схватились за мечи. Один из них успел обнажить меч, тут же их схватили свои же бывшие соотечественники.
        - Разрешите нам самим разобраться. - произнёс один из вассалов, поклонившись.
        - А делайте, что хотите. - отмахнулся я и устало сел в княжеское кресло.
        Если честно, то я устал от княжеской короны. Хочу в степь на орочьи просторы, где свобода и нет проблем. Я конечно утрирую, но я действительно устал от города и его проблем. Закрывшись у себя, я сел на подоконник и достав губную гармошку, заиграл. Я так давно не играл на ней, последний раз, я также в далёком детстве сидел на подоконнике и также выливал грусть тоску.
        Было огромное желание всё бросить, оседлать хорга, взять драка, хвостатого вдвшника и уехать в закат. Жёны и без меня проживут, они и так в орде всем командуют без меня. Я с ними живу вахтовым методам. Самым натуральным вахтовым методом. Каждый месяц одна из двух жён уезжает, а другая приезжает на два месяца и затем уезжает обратно в орду. Что это за семейная вахтовая жизнь? Детей нам орочьи боги, несмотря на все старания, не дали. Но меня они заверили, что это нормально, чёрные орки рождаются редко. Так что старайся дядя, трудись на ниве половой жизни и тогда ты услышишь писк новорожденного дитя. Да и у других чёрных орков в полных семьях, где один муж и пять жён, если в семье детей семь - восемь будет за всю долгую жизнь, это большая удача.
        ***
        На рассвете трёх вассалов, тех самых, что хотели меня убить, выставили в центре города, привязанными к столбам позора, а рядом с ними на коленях стояли их семьи. А на закате, когда в городе на площади собрались как жители города так и ближайших деревень, зачитали, что из-за действий этих господ придется с сего дня оплачивать долги вовремя и без задержек. Затем их четвертовали под яростные крики толпы, желавшей им гиены огненной. Предварительно на их глазах, сорвав одежду с их жён и детей, заклеймили их рабским клеймом. Дескать, хотели жить по старым законам, так живите, а у них так и поступали с теми кто обнажал оружие на своего господина.
        А утром мне принесли официальные извинения. Хотя кому они нужны, доверие было подорвано, как моё к ним, так и их ко мне. Да и я не хотел оставаться здесь больше, город не стал мне родным, несмотря на то, что душу вкладывал в него. Назначив виноватием или по простому, бургомистром одного из моих вассалов, который добровольно и даже радостно взвалил на свои плечи сию ношу, я уехал из города. Наделив его почти безграничной властью, но и предупредив, что за всё будут с него спрашивать мои жёны. Контроль я скинул на на них, а сам собрался на войну. Надо пойти развеяться.
        ***
        Кораблик я купил, по традиции, в долг, под честное княжье слово и залог. Скажу не маленький такой залог пришлось выложить этим банкирам. Эти товарищи взяли закладные бумаги на землю и постройки на ней. Если их продать, то три корабля можно таких купить, причем вместе с командой. Но деваться некуда было, финансы поют романсы, не брать же деньги у жён. Я знаю, они за счет скотоводства и продажи скота и варгов хорошо зарабатывают, да и так они меня одевают, обувают как впрочем и орков из моей стаи. Хоть одно успокаивает мое мужское самолюбие, земля и скот купленные на кровные. Как впрочем и орочья сотня, хоть и там командует моя Гюльчатай и её слава среди орочьей среды пошатнула мою. Так что надо реабилитировать своё имя. А то как то не комильфо было один раз услышать что я муж Цэцэг, которая разгромила там-то там и тех-то и спасла своего благоверного. Мои прошлые заслуги как то поблекли. Хотя, по большему счету, мне по барабану, но червячок засел где-то глубоко в душе и нет нет, а шевелится.
        Корабль был построен по передовой технологии и оснащён по последнему писку военной моды. Это не гребная галера, а парусное судно с косыми парусами, что позволяет при прямых руках и против ветра плыть, галсами но плыть, если верить торговцу, что расхваливал сию посудину и описывал достоинства и недостатки. К примеру, галера может ходить как против ветра так и в штиль, а парусному кораблю нужен ветер, а для движение против ветра нужно будет идти галсами. Но низкая посадка имеет преимущества если вы ведете бой на мелководье, а вот в открытом море низкая посадка скорей минус чем плюс. Да и большая посадка делает корабль более устойчивым и мореходным чем весельное судно. Парусный корабль имея более высокие борта, что служат наподобие брустверов, позволяют прятаться за ними от лучников или арбалетчиков. Да и за счёт того, что наше судно в разы выше чем любая галера, можно расстреливать всех кто находится на палубе как в тире. Плюс стрелок имеет возможность в любой момент спрятаться за борт и оказаться в безопасности.
        Парусное вооружение, относительно весельного вооружения, оно гораздо быстрее заменяемо. Если наше ядро из метательной машины попадет в весло галеры - как минимум мы вывели из строя пару-тройку гребцов, плюс заменить весло галеры особено в бою и во время движения это не легкая задача. Тогда как парус, даже дырявый, вполне выполняет свою функцию и поменять его, даже в бою, гораздо легче.
        Но и цена за сей шедевр корабелов шла по цене минимум десятка галер. Что ещё сказать, моё судно смело могло противостоять скажем двум - трём галерам, лишь за счет огневой мощи. Хоть пушек на нем не было, их заменили на метательные машины, что мечут каменными ядрами по настильной траектории. Да и тех было по шестьдесят орудий с каждого порта плюс на корме четыре.
        Я не знаю, что за древесина и чем её обрабатывали, но продавец меня заверил, что борта способны выдержать таранный удар галеры. Плюс если у меня есть деньги то на древесину можно нанести дополнительные руны прочности, с их помощью моё судно сможет смело именоваться броненосцем, а если ещё и медью обшить.
        Махнув на всё рукой, растряся семейную кубышку и заложив всё своё княжество, я таки довел судно до ума и превратил его в броненосец, что немногим уступит имперскому галеону. Абордажная команда состояла из орков. Я не хочу вспоминать сколько нервов и терпения мне стоило уговорить имперских орков и орков из моего клана сменить твердую землю на шаткую поверхность палубы. Плюс три боевых мага и один артефактор, что должен следить за рунами прочности и периодически их заряжать. Хорошо, что капитан сам озаботился командой для судна, как впрочем и своими помощниками.
        Имея деньги и полную команду, мне один черт прешлось идти с поклонам к имперским чинушам и подносить им презент вместе с прошением о продаже мне метательных машин и найме для них обслуги с опытом не только пользования ими, а умением из них попадать по цели, а не просто бить лишь в том направлении. В общем суть да дело, но корабль был готов к бою и укомплектован по полной к сроку, и смела входил в десятку самых, самых корабликов.
        Хотя это было по сути не так трудно сделать. Подавляющее большинство кораблей было галерного типа. Они тупо дешевле, так зачем платить больше за покупку и обустройство таких махин, когда у соседей в основном галерный флот.
        Кстати одному из адмиралов мой корабль понравился и за него он мне подарил диво дивное, редкости большой. Для местных конечно, а для меня, не особо диво то оказалось дивным, да и что может быть мистического в обыкновенной подзорной трубе? Хотя для местных сей агрегат действительно диво дивное и дорогое, ну и хрупкое. Стёкла не отличаются противоударностью и могут разбится от любого падения или удара. А вот цена у него как у небольшой галеры. Так что, как не крути, вещь дорогая, но и полезная. Соответственно в ответ я заверил, что мой кораблик готов влиться в его эскадру.
        Глава 8 - Море.
        В одно прекрасное утро мы вышли в море полной эскадрой. Сразу пошли вдоль берегов империи на север. Затем, дойдя до границы, свернули в открытое море и шли почти два дня не наблюдая берегов, мы плыли лишь днем, а на ночь ложились в дрейф.
        Я Вам скажу, зрелище ещё то представлял наш флот. Я честно думал, что корабли будут плыть один за одним, а нет. Строй быстро распался, лишь одни галеры сохраняли подобие строя. А вот трём парусникам приходилось маневрировать, да так, чтобы друг другу не перекрывать ветер. На моём судне, если треть парусов стояла и то хорошо. Ведь караван равняется по самому медленному.
        Все эти дни я откровенно балдел. Но полным ничего неделанием я себе заняться не мог позволить. Приходилось проводить тренировки абордажной команды, да и сам занимался самосовершенствованием, доводя капитана до белого каления вопросами класса «А это зачем?» или «А это, что за веревка болтается?». Он краснел, бледнел но объяснял, что это не веревка, а Каболка, пеньковая нить, составная часть всякого троса. Хоть ни хоболка и то хорошо, затем учился читать местные морские карты и лоции к ним. Как оказалось, не всё, что есть на карте, обязательно существует на самом деле и одна карта от другой может отличаться количеством островов и кривизной берега.
        Каждый картограф черпает информацию из своих, одному ему известных источников. По моему, лишние острова появляются от какой нибудь кляксы, нечаянно попавшей на карту, а из-за одной лишней помарки не выкидывать же её полностью в самом деле, а так ещё один остров, ничего страшного не случилось. Вот капитаны и пользуются лоциями, что передаются чуть ли не по наследству, и продаются иной раз за большие деньги. Правда, карты самой империи и её берегов, по заверению капитана, отличаются завидной точностью, да и за лишний остров или наоборот не дорисованный или измененную береговую линию могут спросить по всей строгости закона. А вот за земли соседей никто не спросит и о особо не обидится, да и точных данных у них нет. Все сведения они черпают лишь из уст капитанов да лоций, что попадают к ним в руки. Вот и получается сведения о береговой линии и островах составляются на основе слухов и сплетен.
        Да и точные карты капитанам не нужны, так как они свои координаты определяют на глазок, и навигацию ведут по знакомым им маршрутам. А если честно, на мой непрофессиональный взгляд, они точные карты в руках никогда не держали а потому и не знают, что теряют. Но все странности на этом не кончались даже у имперских карт, вы не поверите, но морские карты отличаются от сухопутных кардинально. На сухопутных линия побережья с левой стороны, а на морской с правой, нет, я шучу. Здесь нет четкой привязки к сторонам, где север сверху а запад справа, вот и чертят их кому как удобней отмечая лишь где всходит или заходит солнце. Вот и получается, что море на одной карте слева там где отсчёт идёт от восхода, а на другой справа из за того что они ориентируются на заход солнца. На мой вопрос как так может быть капитан ответил, традиция дескать, у них ещё ничего, а вот у соседей с левой стороны карта ориентирована на полдень.
        Вот и сейчас на флагманском судне сидит такой купец, что ведет флот по знакомому ему маршруту. Я надеюсь что купец не засланный казачок, а то выведет наш флот на какие нибудь рифы и амба котёнку, нет, скорей утёнку.
        Наш визит в гости не удалось удержать в тайне, то ли разведка сработала на отлично, а может ещё какая фигня. Это сейчас не суть важно, важно лишь то, что нам навстречу вышел объединенный флот островных королевств. Эти господа решили разбить наш флот по частям, пользуясь своим численным преимуществом. Наш адмирал решил таки дать морской бой, да и по сути, у него не было другого выбора. Товарищи нас ждали у одного из островов, посему они сохранили силу своих гребцов. А вот наши всю дорогу гребли, да и сегодня полдня не на солнышке лежали. Так что, как не крути а задница, что в профиль, что в анфас ромашками не благоухает.
        Сам бой начался как то сразу. Их галеры устремились к нашим и начался калейдоскоп, где одни нападали на других и стремились друг другу вырезать экипажи.
        Я от привычной для всех абордажной мясорубки, где одно судно берет на абордаж другое, воздержался, несмотря на упреки капитана. Да и зачем я тратил такие деньжища на покупку и содержание местных артиллеристов. Вот пусть и покажут класс. Капитан скрипя зубами стал выполнять мои команды. Я приказал обойти, а затем пройти рядом по касательной с вражескими судами, по возможности ломая им вёсла своим корпусом, а остальным осыпать врага из дистанционного оружия.
        Так я, по моему, принесу максимально много вреда врагам и сильно не подставлю свою команду. А затем всё завертелось и закружилось, моряки как обезьяны вертелись на вантах то подбирая паруса, то наоборот распуская их и каждые пять минут меняя галсы. Артиллеристы били не прекращая и на ходу ремонтировали свои ангары или как там они обзываются. Нас особо никто не обстреливал, а попытки брать нас на абордаж мы пресекали обрубая их канаты. Наши борта выдерживали как метательные снаряды так и таранные удары, маги под прикрытием щитоносцев также бегали от борта к борту поливая врагов из всех магических стволов, не забывая про защиту парусов от действий вражеских магов. По трюму ползал маг артефактор и заменял, наполнял и поправлял руны прочности, в общем, весело было. Тем не менее мы, медленно но верно, проигрывали бой и, видя эту картину, некоторые капитаны на наименее пострадавших галерах спешили покинуть место битвы, спасая себя, свой корабль и экипаж.
        Я со своим кораблём, прикрывал как мог и пытался даже отбивать тех кому не повезло. Так, придя на помощь одному из кораблей, что хотел уйти но его взяли на абордаж, мы подошли вплотную ломая вёсла корпусом корабля и стали расстреливать команду вражеского судна. А сами не заметили, как три вражеских галеры появились словно из неоткуда и нас самих осадили. Да так грамотно, что наше судно не могло двигаться и мы их заметили лишь когда на борт стали взбираться абордажные команды.
        - Капитан. - произнёс я, одевая шлем - Я с орками выбью их с палубы и постараюсь освободит корабль от абордажных крюков, а ты как представится возможность уводи судно.
        А вот дальше уже всё само завертелось и закружилось. Для нападавших сюрпризом стало, что на борту оказались орки. Орки не жаловали водную стихию и поэтому их на бескрайних просторах океана было встретить практически невозможно, а тут вам целая абордажная команда состоящая из одних орков, да ещё часть из оборотней. В общем, они быстро пожалели о своём решении брать на абордаж моё судно. Мы быстренько показали им кузькину мать, сбросив их с палубы судна. Причём, буквально скидывали на галеры трупы и раненых, нет, а зачем они будут у нас благоухать. Вырвавшись из окружения буквально за несколько мгновений до того как сразу пять особо крупных галер успели взять мое судно на абордаж. Мы сними ещё в догонялки поиграли, где мы убегали а они преследовали, упорные товарищи скажу я вам.
        Уйдя от них, с попутным ветром, выяснилась одна не маловажная деталь - мы бежали в противоположную сторону от основной массы флота. Так вроде, ничего страшного не случилось, я мог и сам вернуться или, обойдя противника, пойти искать наших. Провианта и воды у меня ещё хватало, но есть одно такое но. Я шёл в поход не только за скидкой к налогам, но и за добычей. Потому и такой большой корабль, чтобы в его трюмы загрузить больше, дабы окупить свои вложения, желательно в тройном размере. И, что это значит? А это значит, что надо двигаться вдоль берега и грабить корабли купцов и, если будет такая возможность, прибрежные поселения.
        Капитан конечно, начал было возражать, дескать, нас поймают обидят и всё такое. Нет, в принципе он был не против пограбить и всё такое, но он боялся, что когда мы будем возвращаться то нас перехватят. Отчасти он прав, но лишь отчасти, из-за особенностей местной навигации, они до сих пор плавали лишь вдоль берегов. Не из-за своей тупости, а из-за невозможности определить своё местоположение в открытом море. Компаса нет, секстантов нет, даже точных карт нет. Да и, что немаловажно, если на твоём судне дохрена народа то и воды надо много а площадь трюма ограничена, и в открытом море на галере встретить шторм не то, что доктор прописал для долгой жизни. А вот большой парусный корабль в открытом море, встретив шторм, имеет все шансы на благополучный исход, да и площадь трюма в разы больше чем у галеры, что позволяет запастись как провиантом так и пресной водой впрок, а не как делали до этого, раз в три - четыре дня пополняли запасы пресной воды.
        Так вот, я решил после того как пограбим, поплывём к берегам империи напрямки через открытый океан. Капитан долго отнекивался и отмахивался от моей идеи, но когда я не выдержал и накричал, пообещав посадить его в трюм, а самому встать за навигационную карту и повести судно так, как я посчитаю нужным - тут его пробрало и он сдался. Меня, прокладывающего маршрут, он испугался больше, чем открытого моря, нет, ну что за человек, ну нет у него ни капли доверия к моим капитанским талантам.
        Вот и получилось, мы посоветовались и я решил: быть местным купцам ограбленными, а городам разарёными. Так и пошли под полными парусами к вражеским землям. Нет, а что не говори, но без галер наша скорость заметно возросла. Мы сейчас на максимальной дистанции огибали одну из групп островов. Капитан лично взял у меня подзорную трубу и забрался на самую верхушку мачты и там сидел в так называемом вороньем гнезде, зорко следя за горизонтом.
        Так мы пробирались к одному из богатых островов и там нас никто не должен был ждать, а если верить капитану, то там довольно оживленный маршрут и купцы не опасаются пиратов.
        - Тысяча чертей! - раздался крик капитана и посыпались команды.
        - Что случилась? - поинтересовался я, недоуменно смотря на происходящее вокруг.
        - Херсонская пятирядная галера и она идёт прямо на нас. - последовал ответ от капитана, вперемешку с непереводимым морским фольклором.
        - Я слышал, что они богатые, а раз они богаты то давайте возьмем их на абордаж и ограбим. - тут же выдал один из орков.
        - Ты идиот и мать твоя каракатица, это они нас возьмут на абордаж. - выдал в запале капитан, не испугавшись, что орк может ему за такие слова и череп проломить.
        - Тысяча чертей и якорь в селезенку! Они видят нас и идут прямо к нам. Убрать паруса, приспустить флаг!
        - Абордажной команде приготовиться! - рявкнул я, что есть силы, расслышав последние команды.
        - Вы что? С ума сошли? Они так заберут всё, что им нужно и уйдут, никого не убив.
        - Таки, ни кого?
        - Да, это для них вопрос чести, и если они будут убивать тех кто сдался, тогда никто не будет сдаваться. А так они пришли, взяли и ушли, да и как им можно сопротивляться? У них, как минимум, десяток магов и дохрена големов.
        - Ой, таки на каждой галере по десятку магов, они их что? солят в галереях и в море отправляют? - спорил всё тот же орк.
        - Да, так. Они каждому магу платят лишь за то, что он маг. Вот и съезжаются к ним маги со всех сторон. - капитан ещё там расписал всё в ярких красках и о том какие там сильные и умелые маги и, что сама империя специализируется на големах. Но я не слушал у меня в голове крутилась очередная авантюра.
        - Так говоришь они заберут всё, что им нужно и уйдут? - спросил я, оформляя в голове детали.
        - Ну, в нашем случае, заберут весь провиант и всю казну. Но вы не переживайте, мы высадимся на каком нибудь островке и разграбим рыбацкий посёлок. Да и купец нам может подвернуться. Так что если повезёт, то ещё и в плюсе окажетесь. Только господ магов потом придется выкупать…
        - Так, слушай мою команду. Господа маги, пройдите в свои комнаты и когда за вами придут выполняйте их команды, но постарайтесь тянуть время. - видя как в их глазах загорелся гнев и они собирались высказать всё, что думают обо мне я продолжил. - Да слушайте вы. Так вот, выполняйте все их распоряжения, но медленно, печально и без агрессии. Хотя, можете высказывать всё, что хотите в наш адрес, пусть думают, что вы явно недовольны и всё такое. Ну а вас, господа орки, прошу в трюм.
        Там я всех заставил залезть в бочки и сверху нас, прикрывающихся рогожами, засыпали солониной. Как заверил капитан, они вынесут всё с корабля, что не прибито гвоздями, благо тут совсем недалеко порт, где всё смогут продать. Без эксцессов не прошло, многим из орочей оравы приходилось персонально вбивать в голову, что сидеть в вонючей бочке не позорно и не наносит никакого урона их чести и достоинству. Пришлось применить авторитет лидера и обещание выкинуть за борт, ну и плюс личный пример. Мне пришлось со всеми залезть в бочку и сидеть там не отсвечивая.
        Затем потянулось время ожидания, которое показалось вечностью. А вот когда мою бочку открыли, мое сердце ушло в пятки и я, грешным делом, подумал о предательстве и всём таком. Я не знаю почему не выпрыгнул чёртиком из бочки, наверное потому, что меня парализовало от негодования. Но бочку как открыли так и закрыли, убедившись, что в ней действительно солонина. Затем бочку в которой я сидел покатили, судя по звукам я не один удостоился такой чести. Скажу вам, пренеприятнейшее удовольствие кататься в бочке. Да и рогожа давно соскочила и я уже катился вперемешку с солониной, что не добавляло удовольствия.
        Когда нас разместили в трюме и наступила тишина, то тишина не продлилась долго. Как я уже говорил, орки не та раса, что создана для засад. Через несколько минут уже стало раздаваться недовольное бурчание, которое грозило перерасти в шум. Прешлось начать действовать, почти тихо отдал команду всем заткнутся и начать выбираться.
        Выбрались мы естественно почти тихо, ну не считать же за шум выбитые молодец кими ударами крышки и днища, а один молодец, орочьей наружности и силы неимоверной, разнес саму бочку к чертям собачьим.
        Так что о скрытой атаке не могло быть и речи, единственное, что я смог - удержать их от орочьего боевого крика. Зачем всех информировать, может кто-то ещё не в курсе. Мы выскочили из трюма в коридор как тысяча разъяренных чертей. На непонятный шум в трюм прибежало трое моряков. Их разозленные и благоухающие, как промзоны в солонине, и от этого ещё больше раздраженные, просто смели, да так, что те даже пикнуть не успели.
        Ну а дальше началось что-то с чем-то, мы выскочили на палубу как раз за спинами двух десятков шикарно разодетых магов. Что сидели в позе лотоса с едва светящимися капюшонами, закрывающими их головы полностью. Они так сосредоточились на дистанционном управлении своими големами, что не замечали ничего происходящего у них под носом. Да и охрана, если этот десяток можно так назвать, сидела за их спинами и увлеченно играла в кости. Нет, они что настолько крутые, что так себя ведут? Хотя они действительно настолько круты, большое количества магов на таком узком пространстве делало их бомбой. А голема, этот кусок камня или железа, хрен разберешь на составные обычным оружием, да и их количество. В общем, пока они грабят, действительно лучше было стоят с поднятыми вверх ручками и не отсвечивать, да и они никогда не убивали или не забирали в полон никого со сдавшегося судна. А вот если кто спрыгивал, то тогда уже выживало лишь двое или трое из всего судна. И то лишь для того, чтобы разнести весть, что случается с теми кто настолько глуп, что оказывает сопротивление.
        Но, их крутость и моя безбашенность, сыграла с ними злую шутку, охрану мы удвоили быстро, путём деления одного охранника на две его половинки. Да так, что те не успели даже толком понять откуда мы, такие красивые и злые, нарисовались. А вот с господами магами, мы поступили на удивление милосердно, стукнув по макушке и отправив их в нокаут. Затем спеленав с особой тщательностью, не забыв в рот засунуть чьи-то портянки, и закрепив их так, чтобы господа маги смогли по достоинству оценить вкус сего блюда и, естественно, не смогли бы их выплюнуть при всём их желании.
        А вот дальше мы уже разделились на группы и, без лишних слов, устроили местный филиал ада для одной, отдельно взятой, команды судна. В мгновение ока команда лишилась почти всего командного состава и не знала толком, что делать. Капитан сего судна поступил на удивление разумно, он закрылся с командой в трюме и с помощью лучников контролировал узкий проход. При этом начал торговаться выкупая себя и свою команду.
        Я скажу, странно до невозможности, шла торговля о капитуляции и сумме выкупа, при этом стороны, не переставая друг друга угощали из арбалетов, не давая друг другу высунуться. Точку в споре поставил наш рунный маг, про которого мы забыли. Он, особо не лукаствуя, одел капюшон управления одним из големов и погнал его по узкому коридору. Когда голем вышиб дверь, то застал странную картину, вся команда стояла и пила вино, побросав оружие, включая капитана.
        - Не желаете отведать? - произнес он, когда я вошёл в трюм вслед за големом. - Да кстати, не хотите заработать сотню золотых? Просто ответьте как вы оказались у моих людей за спиной. - поинтересовался он, не переставая пить.
        - Позвольте уточнить, а как планируете рассчитываться и когда? - произнёс я с ехидством в голосе.
        - А понимаю. Всё, что на борту уже принадлежит вам. Я могу выписать долговой вексель, за одно и выкуплю себя и команду.
        - Не то чтобы я вам не доверял, но я не могу никого отпустить, пока не получу выкуп на руки. Вы нас сами доставили к себе на борт вот в этих бочках. - кривая усмешка судьбы и здесь показала свой оскал. Всё закончилась как раз в том же трюме с которого и началось.
        - А не хотите обменять нас на ваших пленников?
        - Вот с этого места, пожалуйста поподробней. - заинтересовался я.
        Если сократить наш разговор, то всех пленных моряков согнали на один из небольших островов, где тех посадили в ямы пока не решится их судьба.
        - Мне не нравится блеск в ваших глазах. - произнёс Керс, капитан нашего судна, как только мы остались наедине.
        - Как, вы не хотите спасти наших соотечественников? - поинтересовался я, прищурив один глаз.
        - Вы что? Хотите устроить поставку солонины в бочках? По другому мы не сможем даже подойти к острову.
        - Нет, я нашим судном рисковать не собираюсь, а вот этим можно. - и стукнул ногой по палубе галеры.
        - Ну допустим они подпустили бы его, как никак это судно их союзников, а дальше что?
        - Ну а дальше бой покажет. Я сильно сомневаюсь, что там большое количество охраны.
        - Нет, даже самый захудалый гарнизон обнесен защитными стенами, мои моряки не приучены брать их штурмом. Да и бой на море сильно отличается от боя на суше.
        - Мои орки самой природой заточены под бой на суше, ну и какие стены могут быть на небольшом острове, где и жителей раз-два и обчелся. Да и сам остров давным-давно никто на зуб не пробовал.
        - Даже такие стены позволят им успешно обороняться.
        - Да не парьтесь, у нас есть чем их удивить. - я указал рукой на големов.
        - Действительно, они хоть и не штурмовые големы, но ворота они проломят, ну а дальше уже как кривая выведет. Вас все равно не отговорить.
        Так и сделали, оставив на судне лишь минимальное количество охраны, в компании с пленниками, которых заковали в кандалы, сняв те с гребцов. Ну а гребцов спешно рекрутировали в наши ряды. Нет, без оглядки никто не собирался доверять работникам гребного весла. Эти товарищи пойдут в первой волне атакующих, после того как големы проломят ворота. А за ними уже орки и моряки.
        Но сам план немного доработали, разместив на носу галеры големов вместо носовой фигуры. Покрасив их краской и немного их замаскировав, дабы не вызвать раньше времени лишних подозрений. Затем моряки занялись их укреплением, но так, чтобы легко можно было их освободить и они не попадали бы в море.
        Пока одни занимались маскировкой големов, другие перетаскивали всё, что представляет хоть малейшую ценность, на наш основной корабль. Случился, так скажем, несчастный случай с капитаном захваченной галеры. Как потом удалось выяснить, когда его переводили с корабля на корабль, он заметил, что капитанская каюта стоит целехонькой. Когда он это увидал, то со словами «Вы как хотите, а я пал в бою», прыгнул в океан. Моряки, что его конвоировали, не успели среагировать и предотвратить это. Им осталось лишь смотреть на круги и булькающие пузыри воздуха.
        Скажу я вам, ему было отчего впасть в отчаяние. В капитанской каюте находился секретный артефакт, местный аналог радара. Вот с помощью него они нас и засекли на большом расстоянии. По их морским традициям, за потерю его, весь род капитана и всех кто хоть косвенно виноват в его утере, не погладят по головке.
        Как только понял наш маг артефактор, что нам попало в руки, так он бедный от радости чуть на руках не стал ходить. Мы наблюдали, как он сутки подбирался к этой каюте. Делал мелкий шаг и замирал надолго, сканируя всё, что можно на наличие механизма самоуничтожения или ещё какой нехорошей бяки, и не верил сам себе не находя ничего такого. Но, я не раз говорил и замечал, что боги на моей стороне и госпожа удача лично присматривает за мной, а может просто моя безбашенность нарушает привычный порядок.
        Так вот и капитанская рубка, не была подключена на самоуничтожение, вернее немного не так. Вопреки всем правилам безопасности на артефакте с механизмом самоуничтожения таймер был отключён. Так что, да здравствует лень и безалаберность. Капитан тупо забил на свою обязанность раз в три часа его заводить. Да и весь его жизненный опыт показывал, что нет в море никого круче их. Ну и, как показывает практика, он таки прав, при недостатках големов, а это медлительность и неповоротливость. Да и радиус управления големами максимум шестьсот-семьсот метров, в море это не проблема. Более того, маги во время управления находятся в безопасности и даже в случае потери голема, сам маг может вступить в бой как маг. Вот я и говорю, големы плюс маги на галерах это имба, что позволяла им полностью контролировать море. А вот на суше они не столь имбовые, медленные и неповоротливые, от них легко можно убежать или банально обогнуть их не вступая в схватку. Еще на суше расход маго энергии выше, а на галерах им не надо преодолевать большие расстояния. Получается, на море не так много места и небольшая группа големов
полностью решит проблему с теми, кто решит от них побегать. Это даже если не привлекать к бою абордажную команду.
        ***
        Ладно, вернёмся к делам нашим текущим. Часть магов, немного подумав, тут же стала расписывать в красках как им ненавистен Херсон и, что они устали молится по три раза в день и всё такое, в связи с чем они готовы дать какие угодно клятвы но лишь бы их не отправляли назад, другая часть магов смотрела на них с молчаливой угрюмостью. Да и многие из моряков также заразились нелюбовью к своей родине, все они понимали какая участь ждет их дома.
        Всех их я заверил, что их просьбы будут рассмотрены и свою верность заветам империи они могут доказать в предстоящем бою, идя в первых рядах вместе с бывшими рабами галеры. Я не исключал вероятность того, что они переметнутся на сторону врага, да и веры им нет кто предал раз предаст и ещё не раз.
        Как не хотелось рисковать чудом доставшимся нам артефактом, но не на нашем же судне подходить к вражеским берегам. Пока плыли я и часть моих орков оборотней тренировались управлять големами. Как инструктировал нас наш маг артефактор для управления такими созданиями не надо быть сильным магом, нужен лишь дар. А вот для обслуживания и заправки магических накопителей, тут уже нужен дар и опыт, дар и магическая сила. Он крутился, вертелся, буквально разрываясь между желанием разобратся с магическим радаром и обслуживанием големов. Пришлось, скрепя сердце, к големам под его присмотром допустить магов, которые хотели доказать нам свою лояльность.
        Да и я смотрел на ситуацию с ренегатами со своей колокольни, а не особенностями местного менталитета. Как я уже говорил, здесь у многих королевств был феодальный строй где вассал моего вассала не мой вассал. То есть люди лишившись человека которому они давали клятву верности, становились свободными и могли послать куда подальше сюзерена своего бывшего капитана. Это у нас в империи сложилось уникальная ситуация, где вместе уживались два строя феодальный и монарший, и каждый приносил клятву верности не только своему сюзерену если он был, но и императору, а точнее его семье. Тем самым, из-за чрезмерной, на мой взгляд, щепетильности к делам чести, исключалась почти полностью всякая возможность переворота. Даже если правитель умирал, клятву верности давали не монарху, а членам правящей семьи.
        А ладно, ну его в болото эту политику. Нас и так ждут великие дела без этих заморочек. Хотя головой понимаю, что без неё князю, командиру и вархарду в одном орочьем лице никуда, но душа не лежит, хоть ты тресни.
        Ну почему не может все происходить по щелчку пальца. От идеи пилотов големов, в виде моих оборотней, пришлось отказаться. Ну никак эти твари не хотели сидеть спокойно и мысленно управлять големом, взамен этого они раз за разом обращались в зверей. Им не хватало слишком много вещей для становления, хоть мало мальским пилотом голема, тут дело не только в усидчивости но и в складе ума. В общем лишь я и рунный маг из нашей команды смогли ими управлять, другие маги также не смогли справиться с этой задачей. Пришлось и тут идти на риск, усадив за управление големами лояльных магов, а в качестве страховки, за каждым из них стояло по воину с обнаженным оружием.
        И вот, нарушая все правила местной навигации, мы приближались к острову с военнопленными в предрассветной тьме. Но всю палубу мы осветили многочисленными факелами, не просто так, а чтобы на острове не заподозрили неладное. К тому же, судно крадущиеся в полной темноте вызовет ненужное подозрение. А вот судно с многочисленными огнями должно заинтересовать, озадачить но не послужить поводом поднять гарнизон по тревоге. Да и свет факелов, со своей игрой света и тени, в кромешной темноте, достаточно создавал тёмных уголков в которых могли скрыться мои воины, которых нельзя было рассмотреть с берега.
        Когда мы подошли вплотную к пристани, стали раздаваться заинтересованные крики с берега «Дескать, что случилась?». Благо, находчивые товарищи матросы заверили, что, дескать, у нас на борту течь и всё такое. Там почти поверили нам на слово. Но пока они сомневались и о чем-то переговаривались, мы медленно но верно приближались. Тут то и особо глазастые разглядели орков, что нет-нет а выглядывали из трюма. Надо было их поглубже засунуть и дверь закрыть, но не судьба.
        Хотя, катастрофического ничего не случилась и тревогу подняли поздно. Мы успели упереться носом в пирс и големы, разрывая крепления, посыпались на берег и устремились к воротам, стаптывая на ходу немногочисленную охрану пирса. Расстояния как раз хватало, чтобы големам спокойно подойти к воротам и разнести их в щепки.
        Как только големы занялись разрушением ворот, по гарнизону со скоростью лесного пожара стала распространяться паника. Защитники разворачивались и быстро-быстро перебирая ногами исчезали в утреннем тумане.
        Самое обидное, они нас приняли за Херсонцев, которых до такой степени испугались. Никому из них почему-то не приходило в их голову, что они смогут отбиться. Ну я понимаю, что големы и маги это имба, но на море. Да и команда одной галеры не могла по численности превышать гарнизон крепости, ещё и лучники с арбалетчиками, на мой взгляд, могли нивелировать проблему с отсутствием магов или небольшим их количеством.
        Но я, в принципе, не возражал. Добавляли радости и дипломатические проблемы Херсонцев с островитянами, что возникнут когда до местных властей дойдёт чьё судно здесь безобразничало. Я не думаю, что флаг нашей империи мог кто-то разглядеть, тем более был полный штиль и он весел безжизненной тряпкой. Да и, если честно, то мы его подняли не сразу, а немного погодя.
        Пленных набралось столько, что мы еле разместились на галере и прицепили несколько лодок с людьми на буксир. По палубе невозможно было двигаться, от слова совсем, о том чтобы кому то растянуться в полный рост на палубе или в трюме не могло быть и речи. Всем приходилось даже сидеть лишь по очереди. Вопрос загрузки трюмов провиантом не поднимался - не бросать же людей. Да и до следующего острова всего сутки пути, так что потерпят и злее будут. Самое главное, что ветер не разыгрался и не поднял шторм, ибо он нас утопит.
        В море, с трудом, но часть пленных мы пересадили на мой галеон, и стало немного посвободней. Немного это конечно понятие относительное, о том чтобы пересечь океан по прямой и вернуться, не могло быть и речи. Я не заикаюсь про морскую навигацию, или там даже про шторм какой нибудь, нам просто напросто не хватит провианта и воды.
        Вот и пришлось поломать голову, простой вариант со штурмом соседнего острова и получения так необходимых нам плавсредств, даже не рассматривается. Я думаю, прежде чем мы до него доберемся, там уже будут всё знать, и тогда нас ждёт два варианта событий. Либо нам подготовят тёплый и ласковый приём ещё на подходе, а практика показала, что в море они имеют превосходство, и огромное везение, как в нашем случае, не играют решающей роли. Либо местные растворятся, закроются в каком нибудь укрепление на острове, предварительно убрав все плавсредства.
        Да и плыть вдоль островов, имея даже необходимое количество плавсредств, пусть и с довольно таки хорошими мореходными качествами, сродни игре в русскую рулетку, где заряжены все патроны, кроме одного. Вот и получается - в теории можно проскочить, а на практике - нет. У весельного транспорта есть одно существенное ограничение, люди имеют дурную привычку уставать, а это значит, что двигаться без остановок не получится.
        Взвесив все за и против, я решил пойти на решительный шаг, воспользоваться галерой, и сделать стремительный рейд вдоль берегов. Во время которого поискать одиноких корабликов или не больших флотилий максимум из пары судов, а затем на них расположить спасённых и пытаться добраться до родных берегов по прямой. В рейде нам поможет артефакт, что я с лёгкой руки окрестил как радар, на местные зубодробительное название я забил и постепенно все привыкли его так называть, не спорить же в самом деле с начальством, что периодически обращается в дикого зверя.
        Отойдя от берега на расстояние одного дня пути, я понял, что рассчитывая оставить лодочки в дрейфе, и уйдя в рейд на поиск других кораблей, я рискую их просто напросто не найти по возвращении. Суда в открытом море имеют дурную привычку дрейфовать повинуясь таким критериям как ветер и течение. Я даже не заикаюсь о том, чтобы на местных картах были нанесены скорость и направления течений, по одной простой причине - на самих картах даже нет самих течений.
        Пришлось менять свои планы, а именно, выгрузить с галеры весь провиант и всю воду на галеон до последней капли и крошки. Так, что люди сидели и стояли на провианте. А самим, перекрестившись, развернутся и устремиться обратно в надежде, что по дороге попадется какой нибудь кораблик, «желающий» поделиться всем нам необходимым, или хотя бы остров, где ещё нет никого, и там хоть водой разжиться.
        Глава 9 - Судна и кораблики
        Проинструктировав капитана своего галеона и назначив его адмиралом над всем, так сказать, флотом - оставил ему всех моряков с галеона в прямое подчинение. Во первых, ему нужна команда для управления судном. Во вторых, ему нужны люди, на которых он может опираться и поддерживать порядок. А то один из бывших капитанов вместе с аристократами, собрав своих матросов и офицеров, которым посчастливилось выжить, попытался выбить для себя и своей команды более комфортные условия проживания. Во время переговоров, пока он высказывал свои требования, я выкинул его и часть его офицерского состава за борт. Оставшимся запретил их вылавливать под угрозой составить им компанию. Большинство меня поддержало, понимая, что мы буквально все находимся в одной лодке. Мы убедились, что всегда есть люди которые с рождения одарённые идиотизмом, и они даже в таких условиях хотят устроиться получше и покомфортней, а на других им наплевать с высокой колокольни.
        Мне досталась команда галеры, набранная добровольно-принудительным способом из самых крепких моряков и орков. Не все моряки захотели возвращаться и рисковать своими тушками, таких приходилось пинками загонять на галеон. Хорошо что с орками и магами проблем не было и они лишь своим присутствием гарантировали порядок на судне. С орками всё понятно, они за мной в огонь и воду пойдут, причём как показала практика, почти в буквальном смысле этого слова. Артефактор с галеона прямо заявил, что от радара его смогут убрать лишь в виде мертвой тушки, да и другие маги, что служили на галере, до смены владельца, решили остаться на борту. С ними всё понятно, лишь рядом со мной их жизни в империи хоть что-то да стоят. Да и никто не будет якшаться с предателями, а так они могут заработать немного презренного металла, без которого на новом месте, всяко трудно придется.
        Так вот, вся команда провожала корму удаляющегося галеона, и недовольно понимала, что у нас на борту нет ни капли воды, ни крошки еды. Но все понимали, что с нами может случится и молчали. Я осознавал, что рискую сверх меры, но даже дневная норма на галере даст шанс доплыть галеону и морякам, если мы их не найдём.
        Удача нам улыбнулась, мы подошли к острову с которого освободили пленных моряков. У его берегов мы не обнаружили ни одного судна. Жители и солдаты, что сбежали было ночью от нас, вернулись, но увидев нас опять побежали побросав всё. Нам же лучше - быстро, проведя ревизию и чуть ли не бегом загрузив судна припасами, а самое главное водой, мы отчалили. Под недовольное ворчание артефактора, что заметил на радаре несколько десятков судов, идущих подозрительно рядом в одном направлении. В принципе, они не обязательно по нашу душу, это мог быть банальный торговый караван. Плохо, что радар, даже примерно, не мог показывать ни размер судна, ни его тип, лишь точки, которые двигались, если к ним присматриваться. А ты гадай, это банальные рыбацкие лодки или супер пупер местный гребной флот, или, не дай бог, Саргонские галеры. Зато артефакт показывал изломы береговой линии и позволял видеть землю, а если напрячься и заставить наших морячков, то можно создать более точную карту. Хотя, кого я обманываю, без точной привязки координат - толку ноль от точной береговой линии. Просто ты не знаешь, где точно
находится твой корабль или какой-либо остров. Вот и приходится, по старинке, плавать вдоль берегов. Хотя, если на борту будет вот такой радар, то он позволит и пересекать море, ведь радару без разницы время суток или, там скажем, туман. Он позволит не промахнутся мимо островного архипелага.
        От острова мы уходили на максимально доступной скорости, спеша скрыться, и не успокоились до тех пор, пока с радара не исчезли корабли. Затем мы сменили курс и пошли в открытое море на максимальном удалении, так чтобы лишь краешек радара цеплял землю. Об идее пересечь по прямой океан на галере я даже не заикался. Нам столько не выгрести, это галеон, имея парусное снаряжение, может плыть день и ночь без остановок, а галера не предназначена для этого. На ней есть парус, но один и особой погоды не сделает. Также, мы не пошли искать наш галеон, он сейчас на всех парусах уходил к берегам империи.
        Пройдя три дня на максимальном удалении, я приказал поворачивать к берегу, надо будет попробовать кузькину мать показать местным, за одно и предложить их сокровищам новых хозяев, а по простому - пограбить. Я решил воспользоваться тактикой наших карибских пиратов, что не штурмовали укрепленные форты, которые перекрывали гавани, а делая почти самоубийственные атаки с моря. Вот ключевое слово - атаки с моря. Я, как и они, решил штурмовать с побережья. Как правило там укрепления имеют зачастую чисто номинальное название, да и кого им опасаться с глубин острова, если весь остров как и все соседние принадлежит одной короне, которая предпочитает выяснять все отношения в открытом море и слывёт одной из владычиц морских. Вот ей мы и покажем орочий оскал.
        К берегу мы подошли перед закатом, как раз у небольшой деревеньки, воспользовавшись их небольшим пирсом. Пока часть моряков, как викинги из телесериалов, спрыгивали в воду и устремлялись к деревне, потрясти оружием - другая часть начинала пришвартоваться и я, во главе своих орков, сразу бросился в лес на перехват тех, что сейчас со всех ног неслись кто куда. Да и куда они убегут от орка в зверином облике. Нет, у них были бы все шансы, имей они копытный транспорт, но местным он без надобности - им легче всё возить по морю. А те несколько лошадок, что использовались всей деревней, паслись на лугу и, как оказалось, даже не обучены верховой езде. Я сам лично видел как один из рыбаков по ковбойски с места запрыгнул на спину такой лошадки и также быстро полетел в кусты.
        В общем, процесс захвата деревни прошёл без летальных исходов, в легкой степени деревенским понадавали по сопаткам и другим частям тела, причиняя различной степени повреждения, затем закрыли всех в большом лодочном сарае вместе с их семьями, выставив охрану. Затем, под свет факелов, выгрузили големов и медленно но верно пошагали по небольшой дороге к местному городку. По пути наведя шороху ещё в одной деревне. Уже незадолго до рассвета мы были у ворот и застали как раз картину маслом, где двое стражников мирно спали у открытых ворот. Правду сказать, третий изо всех сил старался не заснуть, он больше прилагал сил к борьбе с морфем, чем следил за тем, что творится вокруг.
        Чем мы и воспользовались, перекинувшись в звериный облик, устремились к воротам. Экспресс допрос стражника, что клевал носом, проведенный в зверином облике, за одно довел его до истерического состояния. А что вы хотели, они и орков то никогда не видели, а об оборотнях слышали лишь в сказках, в страшных сказках. А тут из ночи выскочили персонажи из ужастика, в мгновение ока перебив его спящих товарищей на его глазах, а затем один из них при тебе превращается в орка, что сам по себе может напугать до икоты и ещё ласково поглаживая по голове спрашивает как пройти до казармы, где и сколько в городе волшебников. Стражник заикаясь поведал всё, что знал и даже то о чем только догадывался и подозревал. Как например, где ночует местный бургомистр и к кому ходит ночевать начальник стражи, и в какой из таверн сидят дежурные вместо того чтобы патрулировать и им там составляют компания как вы думаете кто? Правильно часовые со стен в компании с теми, кто должен бдить за морем. В общем раздолбайство и разгильдяйство высшей степени, да избаловала их тихая и мирная жизнь. Хотя что говорить в провинциальных
городках империи та же ситуация оставят на воротах одного максимум двоих, а остальные в караулах спят, да и дежурные больше следят не за подступах к крепости, а не идёт ли сержант проверить.
        Следуя инструкциям мы заглянули в гости к двум местным магам и разнесли к чертям казарму в которой если половина от всего состава гарнизона была на месте и то хорошо, остальные предпочли ночевать кто где в меру своей фантазии и толщины кошелька.
        В общем город пал без шума и пыли остатки гарнизона предпочли не высовываться и сидеть ниже травы тише воды, да и сами горожане не спешили покидать своих жилищ. Ну а мы и не трогали простых горожан так прошлись по тем у кого действительности есть что брать. На всё про всё я выделил световой день затем мы ушли в закат, порадив для местных страшилку про страшных и злых орков.
        Уйдя от острова на максимальное расстояние и воспользовавшись картами что мы экспроприировали у местных пошли вдоль берегов уже ориентируясь не только по радару. А вот на третий день после разграбления на горизонте нарисовался писец в виде трех галер что шли точно на нас. От идеи померятся силами в абордажной схватки я отказался, тут «Чёрт побери» и ежу понятно под чьим флагом и по чью душу они нарисовались. А если я прав то мы по обломаем свои клыки от их големов, тут уже не помогут трофейные големы. А раз так то вёсла в зубы и айда грести отсюда и до дома в усиленном темпе. В вот уже в гребном деле орочья силушка и звериная выносливость будет нам подспорьем и позволит выиграть своеобразную регату.
        Но товарищи преследователи явно были подготовлены и не отставали от нас на протяжение трех дней усиленной гребли и даже умудрялись потихоньку сокращать расстояние, выигрывая за счет более профессиональной команды гребцов и опыта в этом деле. Но нечего раз побежали то грех останавливаться надо дальше бежать произнес я и как и все налег на весла. У нас сейчас забег на выносливость, у кого её окажется больше тот и победил, причем каждый из находящихся на борту понимал. Что если преследователи сдадутся раньше нас то они ничего не теряют, а вот мы всё включая наши жизни.
        На четвертый день ситуация стала меняться одна из галер преследователей стала заметно отставать, а к вечеру она исчезла с радара. На пятый день и в торая стала заметно отставать от той что буквально уже висела у нас на хвосте ещё метров сто и она выйдет на расстояние позволяющее метать в друг друга стрелы. Мы же как робота гребли изо всех сил, а те кто не не находился за ненавистным веслом лежали без сил. Не кто не с кем не разговаривал сил ни желания не была не укого.
        - Абордажной команде отдыхать, но в трюме на палубе чтобы небыло не одной живой души! Господа маги приготовить и проверить накопители у големов! - всев на корме и смотря в подзорную трубу отдавал я команды.
        Наши преследователи не готовились к абордажу, они рассчитывали в ближайшие время нас догнать. По крайней мере я не заметил на палубе вооруженных людей. На палубе находились лишь усталые моряков которые сидели опершись спинами на борта и капитана что смотрел на меня в такую же подзорную трубу. Как у него загорелись глаза когда мои моряки вроде как незаметно скинули в море несколько мешков со всяким хламом что изображали вроде как трупов.
        Увидев что он увидел я как бы в раздражение повернулся и стал кричать на моряков что скидывали мешки, затем набросился на них с кулаками и даже вроде как попинал ногами одного из них затем выхватил меч и воткнул его в палубу рядом с лежачим морякам, затем он дернулся пару раз и затих изображая агонию. Я же выхватив меч и крикам всех убью устремился в трум.
        Затем начался второй акт нашего представления, с одного из бортов стали постепенно грести гребцы опустили весла, а галера резко поворачивается. Всё это сопровождалось криками и ударами железом о железо воде как у нас тут происходила потасовка.
        Такой спектакль мог прокатить лишь в нашем случае они ничего такого не ожидали, а времени на то чтобы понять и собрать мы им не собирались давать. Выглянув осторожна из трюма увидел большое скопление моряков что высыпали на нос вражеской галеры у с удивлением следили за нашим предъявлением ни понимя толком что происходит. Надо ли говорить что большинство из них были без оружия.
        Развернув галеру мы устремились к ним, а я с орками высыпал на палубу. И поприветствовал капитана наших преследователей. Что сейчас раздавал команды бегущем по палубе морякам, одни из них сейчас готовились к абордажу другие спешно устремились к арсеналу образовав пробку из своих тел и мешая друг другу.
        Минута и наши борта уже проверяли друг друга на прочность, абордажные трапы намертво сцепив два судна. Затем наши големы сцепились с големами наших преследователей, а мы с орками обратившись с монстров началами показывать чудеса скорости и маневренности. Проскальзывая между неповоротливыми големами, что сейчас были заняты в противостояние друг другу и наглядно показывая на что способны оборотни в ближнем бою на морском судне. Моряки нам не могли противостоять оборотням, что впали в ярость можно остановить лишь плотный и хорошо организованный строй. Вот чем чем умением бится в плотном страю у моряков никогда не значилось в прейскуранте при найме на судна.
        Второе судно подойдя почти в плотную и увидев вблизи картину маслом под названием «Ледовое побоище» в нашем исполнение но не историческую правду а киноверсию тех событий. Они вдруг вспомнили что у них дома утюг не выключен и стали спешно разворачиваться и грести от седого.
        Бой на палубе продолжался недолго как только вычислили где находятся маги что управляли механическими истуканами, а дальше уже дело техники. После их скоропостижной смерти големы стали каменными истуканами, ну и дальнейшее сопротивление не имела никакого смысла. Моряки не могли даже продать свои жизни подороже, мы их големами додавлевали. Максимум на что они могли рассчитывать так это перед смертию поцарапать какой нибудь из големов. Хотя капитан и его первый помощник с помощью своих артефактных рапир, точными ударами разрушали у големов накопители. Выводя их из строя они даже четыре голема превели в негодность, но на пятом заряд в рапирах из сяк и рапира застряла в теле голема. Капитан вражеского судна не успел среагировать и получил смертельный удар пудовым кулаком голема и скончался. На этом успехи их закочнелись нашей победой и копетулацией пративника. Небольшие островки сопротивления мы подавили с помощью големов.
        Я наивный думал что решил свои проблемы, ага наивный орский дядя. Решив проблему с преследователями, получи в подарок полный трюм рабов гребцов. Для местных это не проблема, возьми то что тебя надо и брось то что не нужно, капитан так и предложил загрузить провиант и всё что представляет ценность, а гребцов выкинуть за борт чтобы не мучились. Но я хоть и имею полную ротовую полость клыков и за душой не один десяток собственноручно загубленных душ, но приказать или просто отвернутся в нужный момент не могу. Мне чёрт побери такой орган как совесть не позволит. Потому и даже пленных моряков и пленных раненых моряков не добили как вилять правила местного этикета морских сражений.
        - А посидят на урезанные пайки воды и еды! - решил я.
        - Но со скудной едой они не смогут нормально грести! - возразил капитан.
        - Ну дня на два их силёнок хватить, а дальше мы уже сами своими силами.
        - А зачем нам они тогда? - искренне удивился он.
        - Прададим!
        - Да мы за них гроши получим, не стоит даже возится.
        - Грош золотой бережёт. - перефразировал я поговорку, да и он не поймёт моего человеколюбия от слова совсем.
        - В том то и дела что мы их продадим за гроши, а могли бы загрузить судна чем то что меньше занимает места и стоит дороже. - вздохнул он так грустно понимая что странный орк не понимает таких простых вещей.
        Судно пришлось бросить часть весел пришло в негодность при абордаже, а тащить на буксире трофейное судно об этом никто не заикался даже, больно расстояние большое, самим бы догрегрести. Забрав всё что можно и загрузив судно по самую небалуй, выкинув за борт всё что можно и даже то без чего можно обойтись и загрузившись основательно мы погребли в направлении родной импери.
        ***
        Я не буду описывать всё путешествие да и описывать там нечего толком была лишь солнце, море, весла и страх туда ли мы гребем и как долго ещё грести. Но мы таки добрались до цели нашего путешествия. Где как только узнали что на трофейной галере «радар» целый, то судно буквально на руках унесли подальше от моря и окружили тройным кольцом охраны. Нам даже не позволили ничего не забрать с судна, пленных моряков как и гребцов утащили так же под белы рученьки.
        Да что гаворить по тем или иным предлогам всях сманили кроме родных орков и отправили на дальние рубежи империи. Руководствуюсь простым правилом чем дальше от моря тем лучше.
        Мне конечно калятвено пообещяли наградит и даже вроде что то вроде медали в качестве бонуса. Но потом, а сейчас милый мой друг орк шкондыляй ты до своего родной орочей степи, а награда найдёт своего героя.
        Вот в чём в чём, а в том что награда найдет своего героя я не сомневаюсь и даже соратников что самого героя в глаза не видели и не участвовали в самом подвиге, но свою долю они получат с награды. Хотя вру не они свою долю, а я получил долю с награды и что то мне подсказывает самой большой.
        Но на этом не закочнились все радостные новости, старейшины орков там что то с императором не смогли договорится, а может ещё что им в их древние и мудрые головы взбрело что не понравилось императору. Как итог все орки должны вернутся в родную степь, ну и я естественно тоже. Хотя при желании я мог и остаться в империи, как никак я князь. Но будем рационалистами князь то я князь но у меня есть ряд существенных недостатков, а именно не тот фасон ушей, зубов да и всего остального. Как итог своим я не стану ни эльфам, ни людям не пре встречи мне каждая дворняжка даже любого княжеского рода лапу то подаст, но своим я не стану никогда. Так что нам дорого в родную степь, до дому до хаты.
        ****
        Ага до дому до хаты я конечно не добрался, нас перехватил имперский гонец с личным приглашением в имперский дворец. Самое обидное что он перехватил нас на самой границе, парни вот пять минут назад уже представляли себя у клановых костров где они в красках рассказывают как по брёвнышки раскатова ли вражеские укрепления, брали на абордаж корабли. Какова на вкус уху из местных кракенов, а между этим так мимоходом уточнять что голем это простая железяка. Ну и конечно мимоходом сказать что Тургрим к примеру взял мешок золота, ну а мне честь не велит хвастаться своей долей которая равна двум частям Тугрима.
        Вот и отпустил я их да и что может случится со мной когда у гонца два десятка всадников сопровождения и даже для меня предусмотрен транспорт. В виде кареты с шестеркой запряженных скакунов. До столицы мы так и не добрались, точнее я. Не доезжая до столицы мы остановились на ночь. Как из леса выехал Серый лорд в сопровождение своих людей и подсел ко мне у костра.
        ***
        - А ты не тот кем мы тебе считали! - произнес он посмотрел мне в глаза.
        - Непонял? А поподробней можно? - поинтересовался я ничего не понимая.
        - Ты не из рода Хаид и все чем ты владеешь и всё что ты был получил от нас и старейшин тебе не принадлежит. - произнес он пошевелив палкой угли костра.
        - Я всегда и везде говорил что я сирота. Так что какие могут быть претензии ко мне, если я ничего такого не утверждал. И все чем я владею я получил сам.
        - Открою тебе секрет если бы я не ошибся ты так бы и остался никем. Это моя ошибка и я буду её исправлять. - что мне его тон не нравится.
        - И как? - произнёс я внутренне собираясь.
        - Не беспокойся все уже решено. - пока он говорил я понял что не могу пошевелить ничем кроме головы - На вас напали предатели но вы сражались достойно и многих унесли с собой в могилу. Ты как известный герой в империи умрешь естественно геройской смертью. Да и твоя смерть послужит интересам империи. - всё это он произнёс спокойным тонам продолжая шевелить угли в костре.
        - А как всё хорошо шло! - произнёс я изо всех сил пытаясь вернуть контроль над своим телом.
        - Ага ты мне тоже нравился, но к сожалению нам придется расстаться. Ты уйдёшь, далеко уйдёшь, а я останусь. Да ты уйдёшь, не умрешь, а именно уйдёшь и что там тебя ждет будет зависеть лишь от тебя.
        В следующий миг его люди обнажили оружие и предупредили гонца и охранников что сейчас их будут убивать. Бой длился недолго, я так понял им этот театр нужен был для более достоверной их смерти от многочисленных ран.
        - Нус, а теперь с тобой. Я правду один интересный обряд и твоя душа найдёт себе новое пристанище. Так ты сможешь уйти, а я остался. Прощай, не беспокойся твое старое тело мы похороним со всеми почестями в парке всех багов. - последние слова я я слушал мрак меня постепенно поглощал все сильнее и сильнее, пока не провалился в пустоту.
        Глава 10
        Не успел я провалится как почувствовал что меня схватила занос чья то маленькая, но чертовски сильная рука и потянула обратно из мрака. Скажу старное какое то чувства двойственное, содной строны этот кто явно вытаскивает меня из мрака, а с другой стороны он тащит не заруку или там за волосы, а за нос из небытия или куда там меня отправил Серый-лорд. Меня ещё никто и никогда не спасал таким страным способам.
        Когда я смог увидеть то первое что я увидел была ехидная мордочка черта. Как только я его увидел то первая мысль была спасибо тебе чертяка что вытащил меня за нос, а нескольким за мужскую гордость. Что что а этот мелкий пакостник даже делая доброе дела всегда сможет напокостить, я не сомнивался.
        В следующий миг я понял что тело мне подчиняется, как только я это понял то взревел разъяренным зверем, вскакивая на ноги. Оглашая округу и бросая вызов всем и вся кто посмеет встать у меня на пути. Хоть у меня и не было никакого оружия в руках, но я сам по себе оружие как никак я волколак, орочий оборотень.
        Такой поворот событий был шокам для всех включая Серого-лорда. Первое что я сделал это схватил его за кадык и резким движением вырвал его. Затем обращаясь окончателна в зверя броселся на ближайшего противника и ненависть с кровавой пеленой застилала мне глаза, но перед этим я почувствовал что стал раза в три больше моей обычной формы зверя. А адреналин бил в висках так что я не слышал ни стонов, ни криков, ни проклятий что кидали в мой адрес умирают бойцы в сером. Не один из них не попытался даже сбежать с поле бое, они лиш мечатали умереть и убить меня. Как для них так и для меня это был последний бой и никто из нас не рассчитывал выжить, а лишь уничтожить своего противника. Я понимал что за убийства Серого-лорда меня из под земли достанут, а они понимали что и им нежит почти по той же причине.
        Так сказать бой обреченных. Всё это я понимал через призму ярости, что проста плескала через край делала меня немыслима сильным и быстрым и самое главное живучим. Они по мне били молниями, огнём и ещё черте знает чем, но я двигался и убевал. В ту ночь один орк разменял немного нимало а на три десятка эльфийских жизней. Так что можно сказать я достойна пал, не точнее мы достойна пали. Чертика разорвало одним из заклинаний когда он в очередной раз своей вилкой бил в пятую точку очередного мага. Отчаянный был чертяка!
        Когда я добил последнего из эльфов, я понимал что с такими ранами как у меня я далеко не уйду и скорей всего сдохну ну в лучшем случае где нибудь в кустах, а в худшем в пыточной где нибудь в глубоком подвале. Когда адреналин стал спадать и я превратился обратно в человека единственное что я мог это лежать и смотреть в небо.
        - Я помогу! - вдруг раздалось из кустов и оттуда вышел орк. Я его сразу узнал и он меня. Это тот кому я приклеил был сапоги к полу и дал слабительное с микстурой для кашля.
        - Умереть?! - с усмешкой спросил я у него.
        - Я долгие годы хотел был тебя утопить в сортире, но с возрастом даже такие как я становится умней. Мы оба тогда перегнули палку. - произнес он начев перевязать, предварительно очистив раны и посыпав всё какой то гадостью што шипела попав на раны. - Знаешь я потерял всё честь имя и теперь я просто орк. Да я сейчас просто орк хотя и оркам меня уже назвать нельзя. Я всю свою жизнь пил, играл и пил, а для того чтобы пить и играть. - тут он на секунду замолчал, а затем продолжил свой монолог - Так скажем я делал вещи несовместимые с честью, я выполнял заказы от которых воротили нос самые последние подонки. А ещё мной двигал жажда мести и злоба, я после нашей последней встречи всё это время готовился и искал тебя чтобы убить и смыть позор. А день назад ко мне во сне пришёл отец, ты знаешь родители любят своих детей какими бы они небыли, так вот он пришел и молча посмотрел на меня. Я всё думал, думал и думал что хотел сказать отец, а когда увидел тебя то сначала обрадовался свершилась дескать месть. Но когда ты начал сражался я ждал удобного момента чтобы тебя добить. Я всё ждал и смотрел, и я понял что
я перестал быть даже оркам, я ждал в засаде что добить врага. Тут я понял что я перестал быть даже орком, а я не хочу так жить. Ты сядешь на моего варга, возьмёшь моих псов и уйдёшь, а я остамусь. Знаешь а я ведь родился родился оркам, в детстве был оркам, а вот юности я перестал им быть. Я не достоин орочей смерти встретив врага лицом к лицу, я не орк. Я их поведу за собой в глубь леса и буду вести столько сколько смогу, а затем дам бой в честь моего отца, что верил в меня до последнего. А теперь тебя надо уходи, я чувствую они идут, а тебе нужно время чтобы прийти в себя.
        Затем он отошел на секунду и привёл очень крупного варга в сопровождение трёх крупных псов. Псы явно были боевые они были все в шрамах которые оставляли отчетливые следы на их шкурах. Когда он их выводил и ложил меня на варга, сам я был не в состояние сидеть и так едва держался чтобы не потерять сознание. Он просил своих животных меня слушаться и охранять.
        - А Серый-лорд выжил! - вдруг произнес он.
        - Как?! Он не мог выжить я ему кадык вырвал! - вскрикнул удивлена я, пытаюсь найти его тело.
        - Магов такого уровня нужна расчленять и сжигать, а ещё лучше разделить на части и скормить варгам, да псам. Из их желудков ещё не один маг не смог восстать, а вот из залы умудрялись некоторые вставить и мстить своим обидчикам. Хотя твоей вины тут нет, то был один, а их было много очень много для одного орка. Но после встречи с тобой, он остался один и сбежал бросив своих людей. Это был, славный бой и о нём узнают! Я не знаю как, я не знаю кто, но весть об этом бое разойдется и империя узнает о позоре трона и чести орка!
        Прежде чем потерять сознания, оно на миг вроде как поднялся над лесом и я увидел, как недобитый боец из охраны курьера уползал в кусты прижимая обрубок руки к груди. А в стороне два человека с луками отходили к кустам, стараясь не оставлять следов. Так же подозрительно качнулись несколько веток кто скрылся в них. Так же я увидел одного из орочьих жрецов что сидел в трансе и раскачивался.
        ***
        Затем картина изменилась и я оказался в тумане. В густом клубившемся тумане, я не знаю сколько я простоял но я не мог ни двигаться, ни говорить я мог лишь стоять и смотреть. В какой то момент туман расступился и вышли из него несколько орков, а напротив них встал император и Серый-лорд с повязкой на шеи.
        - Отдайте его нам! Это наш подобный! - произнёс император указав пальцем на меня.
        - В первую очередь он черный орк и сын степи! А орки никому принадлежать, мы свободный народ! - ответил один из орков.
        - Он должен умереть! Он нарушил договор и покусился на жизнь моего брата!
        - Ни твой брат ни ты не вправе требовать от совета орды его жизнь. Вы нарушили договор, а не он.
        - Был приготовлен ритуал для перенесения души из одного тела в другое. Его душе ничего не угрожало, так что мы не нарушили договор! И чтим наши договоренности!
        - Странно вы их чтите! Пересадить душу вождя одного из кланов орды, в тело человека. Это соблюдение договора?
        - Он самозванец! Он не является сыном…
        - Ты признал его своим потомкам? - перебил один из орков императора.
        - Признал! - ответил другой орк, что стоял чуть в стороане.
        - Рода клана Хаид выбрали его Варваром?
        - Выбрали. - ответил все тот же орк.
        - Старейшины кланов оспорили решения, старейшин клана Хаид? - продолжал спрашивать всё тот же орк.
        - Нет! - ответили все орки размером.
        - Нет он не самозванец, а вархар калана Хаид!
        - Мы не нарушали договора, никогда и не искали лазейки в договорах. Это не путь орды, это вы нарушили наши договора, что скрепляли нашу дружбу веками. А в последнее время вы напрямую стали вмешиваться в дела орды. Вы думаете мы не знаем что вы делали подарки вождям, и раз за разом склоняли вождей для принятие нужных вам законов! - прозинёс он спокойным ровным голосам - Орда разрывает с вами все отношения с этого момента враги Орды это враги Орды, варги Империи это враги Империи. Друзья Орды это друзья Орды, друзья империи это друзья Империи. Друзья Орды могут быть врагами Империи, враги Империи могут быть друзьями Орды. Я все сказал да будет так.
        - Орда без импери не выживет! У вас нет железа, у вас нет кузнецов и вы не сможете ковать свои мечи и доспехи! Да и без имперского зерна вы умрете с голоду! Мы вам нужны так же как и вы нам!
        - Вы переиграли сами себя, благодаря вам в степи растут города. А в городах поселится кузнецы, что будут ковать оружие. Благодаря вам орки вышли в море. Если империя запретит своим торговцам торговать с ордой, то мы расценив это как знак агрессии. Мы уже не друзья Империи, но и не враги Империи. Вам решать станем мы врагами или станем добрыми соседями! - произнесли орки и скрылись в тумане.
        - Империя в войне может рассчитывать на орду? - севшим голосом спросил Император.
        - Мы сказали враги Империи, это враги Империи. - раздался ровный ответ. - Кончелись временя когда империя жила засчёт клинков орды. Империя должна рассчитывать на свои клинки!
        - Вы можете избежать войны одат нам его!
        - Орда не торгует и не торгуется! - произнесли орки один за одним эту фразу.
        Затем орк что стоял в стороне подошел ко мне и взяв меня за руку увел в туман, не поворачиваясь спиной к эльфам. Вследам за нами ушли и осталные орки также не повернувшись спиной к своим бывшим союзникам.
        - Они сделают все возможное чтобы ты умер! Они ослеплены яростью и жаждой мести, они будут мстить. Война между ордой и империей неизбежна они перестали нас считают за союзников, они видят в нас своих подданных. И сейчас они сделают всё возможное и невозможное чтобы вернуть своих поданных. Да и ты для них не орк а в первую очередь вассал что поднял руку на сюзерена и им наплевать правы они или нет. Так что мой потомок ты должен выжить и по возможности спасти других.
        - Мне бы самому дотянуть до утра и не сдохнуть до заката!
        - Если ты про раны, то забудь! Ты перешел на следующую ступень развития, так что если сразу не сдох, то считай выжил! А теперь иди и зализывай раны, время у тебя до рассвета! - произнес он реско толкнул, меня.
        От неожиданности я не удержал равновесия и стал падать на спину, падая спиной вперед. Но столкновения с землёй что скрывалось в плотном тумане так и не произошло за место этого я оказался на ногах. Да на ногах, на четырех волосатых медвежьих ногах, я обратился в огромного белого медведя самого страшного хищника на земле. Рядом с котором не стоял ни какой лев даже в месте сосвоим прайдам.
        С трудом сдержав рёв что рвался у меня из груди я огляделся и увидел варга и псов. Они нерешительно подошли ко мне и стали зализывать мои раны. А, действительности мне старейшина так и сказал «Иди и зализывай раны.» Так что буду делать что сказал старейшина, они дурного не посоветуют. И действительности раны стали закрыватся, но не как по волшебству раз и всё. Нет сначала остановилось кровь, а затем сами руны покрылись пленкой и всё. Моментального исцеления не произошло, но и на этом спасибо. Внутреннее чувство говорило что до полной регенерации нужно около суток. С одной стороны вроде и чуда не произошло, но и с другой стороны для нормального заживления таким ранам нужно было бы почти месяц если не больше. А тут раз и через сутки ты почти как новенький, правда слегка пожеванный, но зато целенький беленький и пушистенький.
        А про вовкулаков с двумя ипостасями у орков, я даже не слушал, или я уже не волколак?
        Когда раны закрылись и перестали кровоточить, я обратился в орка. И тут меня ждал сюрпраиз мать его. В общем во время пути орк смог подрасти, если раньше я был немаленьким то сейчас стал ещё больше, крупней и здоровей. То есть одежда на меня просто напросто «репнула» сразу по всем швам.
        Соорудив себе набедренную повязку чтобы пятой точкой не светить. Почувствовал себя таким Коном разрушителем, но аля орка. Ладно поигрались пора в путь. Первым делом подошёл к варгу и пытался достучатся до его разума. Так скажу варвар он и есть варвар я по привычки приготовился к сопротивлению, а его не было и я ввалился в его сознания. Да но силушка богатырская возросла не только в мышечном плане но и в метальнем. Так что варг от такого варварского обращения упал на брюха и заскулил. Пришлось в срочном порядке извиняться сразу на трёх уровнях. Ручкой пошеи похлоповать и спокойным голосам прасить прошения, не забыв проделать тоже самое и в ментальном поле.
        С псами я проделывал тоже самое но с осторожностью сапера, где ошибка может стоит жизни, в данном случаи жизни пса. Каждого из них я постарался приласкать и утешить, они чувствовали смерть своего предыдущего хозяина. Раз он погиб то погоня уже разобралось что козачёк то был подменным. А это значит нам пора в путь дорогу, с теми кто преследовал меня как то не хотелось мерится силушкой богатырской. Да и зачем убивать ни в чем не повинных бойцов, я сними мог совсем недавно в одном строю стоять и есть из одного котелка.
        Оседлав варга, я погнал его напрямую к дороге. Мы степные орки так скажем не совсем приучены к лесам и лично я в состояние заблудится в трёх соснах. Не назад дарогу я то найти найду, как никак зачем оборотны дан нюх. Но только мне назад не надо, буду пробиваться так сказать с боем.
        До дороги я добрался без особых проблем и даже по ней проехал немного. А вот дальше выехал на заставу которой ещё совсем недавно не была. Ту было несколько вариантов действий. Первый это развернутся и скрытся в лесу а затем попытаться её обойти. Второй вариант это прорваться может даже с боем. Но я поступлю по другому вспомню детство и буду дествовать пределно нагла и нестондартно.
        - Ей, служивый ты как стоишь на посту! - произнёс я как только один из солдат преградил мне дорогу и открыл рот и хотел что то сказать. - Где шлагбаум?! Я спрашиваю где шлагбаум? - рявкнул я на него.
        - Не успели ещё поставить! - ответил он вытянувшись и немного растерявшись.
        - Шлагбаум не успели поставить, а костёр успели разложить! Если на обратном пути я не увижу шлагбаума или на крайней случай дерево что перегораживает дорогу я свас лина шкуру спущу. - пригрозил я ему. И направил прямо на него ещё трёх бойцов варга.
        ***
        - Кто это был?! - спросил совсем молодой боец у своего десятника.
        - Знамо дело офицер, видишь какая морда наглая! Нечего сидеть пошли вон то дверце срубим и поперёк дороги положим. А то не дай боги ещё вернется или кто другой из начальства появится, а мы тут как на курорте расположились!
        - Так обед, а мы ещё с вечера не евши!
        - А когда это волновала начаслстав!
        - А кого то ловим?
        - Говорят орк какой то взбесился, вот его и ловят.
        - А это не он был?
        - Не тебе же сказали бешеного и раненого! А он похож на раненого или бешеного? Да и ты видел как он сидел на варге? Так словна в кресле развалился так перед боем не ведут себя, он наш десяток совсем не опасался!
        - Так может он бешеный потому и не опасался!
        - Ага и первым делом озаботился о шлагбауме!
        - А вот куда он поехал за нами же нет постов! - не унимался молодой.
        - Постов нет, но там егеря со своими псами. Вот к ним он и направляется.
        - Десятник камне! - прервал их разговор властный голос от группы всадников. - Вот портрет бешеного орка, при встрече убивать сразу!
        - А если ошибетесь и не того, того?! То это не проблема! - рассмеялся один из всадников.
        - Надеюсь через вашу заставу ни один орк не пробегал?!
        - Никак нет! Ни один орк не пробегал! - произнёс десятник и показал кулак за спиной молодому бойцу.
        - А как же?! - спросил первым делом молодой, как только отряд удалился.
        - Запомни один раз и навсегда! Ни кого мы не видели кроме них! - и указал рукой на удаляющихся всадников.
        - Но!
        - Никаких но! Не дай бог кто узнает нас всех, повесят.
        ***
        Миновав заставу я прибавил скорости, нодо удалится как можно дальше пока не кто не понял своей ошибки и не поспешил её исправить. Не успел я толком отъехать как выехал на группу егерей, эти расположились как полагается. Дорогу перегородили бревно, рядом довольно таки большая свора собак и у каждого лук. Сбросив скорость до неспешного шага, я стал приближаться внимательно смотря по сторонам. Часть егерей что стояла у дороги перехватили свои луки поудобней, но за стрелы пока не хватались.
        - Вот молодцы! Дорогу перегородили, я смотрю и шипы вокруг накидали. Молодцы постарались, держите малую премию за службу! - и кинул несколько серебряных монет ближайшим бойцам. Таким нехитрым способам я занял их руки.
        Затем одним прыжком на варге преодолел препятствие, а псы проскочили под деревом и погнал варга по дороге. А у самого вся спина покрылась потам, я её подставил так под стрелы. К счастью для меня всё обошлось и я спокойно уехал.
        ****
        - Ознакомился с приказом егерь?! - спросил командир всадников что поехал спустя небольшой промежуток времени. - Это особо опасный орк и если вы его упустили я лично с каждого из вас на вот этом дереве подвешу за ноги и оставлю так висеть! - принёс он угрожающе.
        - Так точна! - ответил егерь переглянувшись с другими и незаметно подал сигнал чтобы все молчали. - Не извольте беспокоится ни один орк не пройдет через нашу заставу.
        - Смотри мне! Да и насчёт дерева я не шутил и это были не просто слова! С орками можете не церемониться если не подчиняются, то пусть земля им будет пухом.
        - Как можна?! Мы же с ними не раз спина к спине стояли и ели из одного котелка! - не удержался один из егерей.
        - Вот вот, а сейчас они в эту самую спину ударели нажём и в кателок несрали. Или вы не слышали как они подло напали на брата императора и готовились самого императора отправить к праотцам. Хорошо что им этого не удалось, охрана у серого лорда хоть всё и полегла но орков покрошила один ушёл вот его и ловим.
        - Думаешь это правда? - спросил один из егерей другого, но так чтобы никто не слышал.
        - Честно не верится! Но и не верить императору я не могу!
        - Что будем делать?!
        - Службу нести!
        - Уж больно они крута берут!
        - Согласен! Как бы такие решения не привели к большой беде!
        ***
        ВОЕННЫЙ СОВЕТ ОДНОГО ИЗ КНЯЗЕЙ.
        - Нужна максимально быстро оповестить наши части и привести орочьи подразделени к имперской присяги как жителей империи! Тех кто откажется от присяги произвести задержание и перенестит всех задержаных в резервацию до принятие решения по их дальнейшей судьбе!
        - Я надеюсь вы понимаете что прольется много крови? Орки это не те создания что позволяют себя разружать и куда там перегонять!
        - Да! Решение принято и не нам с вами его обсуждать! Нам его выполнять!
        - А как на это отреагируют кланы? Это приведет к войне с ордой!
        - Однозначно войны не избежать! Совет империи постановил привести к покорности орочьи кланы! Наша с вами задача минимизировать потери как среди орков что находится на нашей земле, так и среди нашего личного состава!
        - Мда, тут малой кровью не обойдется. За несколько веков тесного обещания, они научились держать строй, а также тактики и стратегии.
        - Я знаю, вы знаете у я уверен во дворце все знают. Но принятого решения уже не отменить. Нам надо решать как выполнять приказ!
        - А знаете что самое плохое? Нет не то что мы будем сражаться с теми с кем недавно стояли в одном строю. А то что они все будут пробиваться к себе в орду через нас! А это жизни наших солдат и если они озвереют то и жизни наших подданных. А что то мне подсказывает что они озвереют.
        - Я тоже бы озверел, когда те за кого ты проливал кровь представляет нуж к твоему горлу. Да и не стоит забывать о том что орда может нанести ответ удар, не дожидаясь когда к их границам подойдут наши легионы!
        - А что будем делать с орками что живут в городах и селёх?
        - Что, что переселяться в резервацию! У нас другого выбора нет, когда отряды орков буду пробиваться они они будт. Будут потери среди солдат, а в городах и деревнях живут их родственники, друзья и просто знакомые что могут захотеть спросить с орков за жизни своих друзей и родственников. Да и всякий сброд захочет под шумок пограбить их дома и лавки. Вам не надо говорит что тогда произойдет.
        - Раз так, то я предлагаю нанести превентивный удар и захватить вот этот остров посреди реки. Тем самым мы перекроем брод и обезопасить свою территорию. Орки просто не смогут переправиться на наш берег на территории нашего княжества.
        - Там сейчас обитает клан бывших изгнанных? И я в курсе вашей нелюбви к этому клану!
        - Я никогда не скрывал своих чувств к этим зверям, да и за смерть моих родных они должны ответить!
        - План хорош и мы выигрываем стратегическую точку на карте. Орда не сможет взять переправу если мы успеем так укрепится.
        - Мы успеем если сейчас выдвинем значительные силы.
        - Вы как хотите, а меня пора в отставку. Я не буду участвовать в войне с орками! - вдруг произнёс седой воин.
        - А что ты будешь делать когда их орда придут к твоему дому?!
        - То же самое что они будут делать когда наши легионы придут в их стойбище. - ответил он смотря глаза в глаза.
        КОНЕЦ
        Глоссарий

* * *
        НЕДЕЛЯздесь имеет десять дней из них два дня выходных
        ГИДА что некие орочи называли это оружие «гида»)). Если оружие для всадника-орка, то…
        
        СААРАЛ - седой орк
        СОТНЯ Желающих, вместе с родственниками, набралось почти четыре сотни без малого.
        ПРАПОР личное знамя знатного человека
        ШТАНДАРТ кавалерийское знамя.
        ОФИЦЕРЫ первого ранга, это у нас все от десятника до сотника, а второй ранг уже начинается от сотника и до легата, ну и третий самый высший начинается от легата и до императора
        ВОЛКОЛАК - оборотень
        
        НАВЧИН - лист
        ЦЭЦЭГ - цветок предприимчивая, хозяйственная привела с собой двух братьев и четырёх сестёр. Цэцэг
        СЭРГЭЛЭН - веселая Сэргэлэр
        САРНАЙ - роза Сарнай
        
        ХИАД - род ГГ
        АРЛУУД - один из сильнейших родов орков. С его представителем сражался ГГ.
        КРОНГИ - союзный род (ГГ)
        ГАРГОР - вожди нарекли меня ВАРХАРАМ, что та вроде борона у людей. Оркам этот титул давал право водить за собой других орков, в общем вроде младшего боевого вождя или что та похожие. В общем я получил ТИТУЛ БАРОНА И ЗЕМЛЮ, а на ней стояла две деревни
        УМРАГАНимя Хорга / Хоргов
        УРГА-А-А-А))))) Боевой клич орочьих всадников
        ГУРГ / ГУРГОМ - типа сержанта(или старшины) - один из первых избитых орков, который в первом патруле будет рядом с ГГ (P.s.: - я то в армии не служил)
        ВАРХАРАМ - что та вроде борона у людей, а у орков этот титул давал права водить за собой других орков, в общем вроде младшего боевого вождя или что та похожие. И тут же на фигачили мне татуировку на внешнею кисть руки, сделали гады грамотна. Один из них протянул руку как бы для рукопожатия, и я наивное дитя пожал протянутую руку. Рука оказалась как в тисках, орк её вывернул, а второй припечатал печатью с тысячи и одной раскалённой иголкой судя по ощущению
        ВАРХОРД боевой вождь
        ПСЫ СТОИЛИ по десять золотых за каждого. Ну и цены у них. Правда, и от названия у них только пёс и совпадает с моим понятием о собаках. Их рост составляет в среднем метр с копейками и вес доходит до сотни килограмм чистых мышц, ну и могут питаться они как мясом так и различными кашами, в зависимости от ситуации.
        ШАНГАР /ШАНГАРАМИ - четырехрукие великаны.
        СТРЕНГОН - главный раб. Бывший торговец и охотник - компаньон по автобусным перевозкам. (встреть описание семьи добавь)
        СТАР - гоблин управляющий
        АНДРЮ И ХЕРСЕР - эльфы - оппоненты по игре в подобие шахмат
        
        РАБЫ
        СФЕРБЫ (все жители не имеющие гражданства империи)
        ГРАЖДАНЕ (жители империи получившие гражданства и имеющие права на частную собственность)
        ГРАНДЫ(богатые жители империи)
        РЫЦАРИ(Младшие дворянское звание, выражается виде приставки «Г» перет именем, бывают наследные и не наследные рыцари)
        БАРОНЫ (Получают титул только те у кого на земле проживают не менее 200 жителей)
        МЕРКЛЕРЫ (Знатные рыцари которые имеют в вассалах ни менее 3 баронов)
        ВЕЛЬМОЖИ (правители областей, или занимюшие важны посты)
        КНЯЗЬЯ(Те кто имеет в вассалах от двух Мерклероф и имеют права на управлением городом)
        ВЕЛИКИЕ КНЯЗЬЯ (должны иметь в вассалах неимение 2 князей)
        ДУХОВЕНСТВО (особая каста не подчиняется не кому но и некем командует может владеть только храмами)
        ЦАРГИ(Имеют в вассалах не менее 2 Великих князей)
        ИМПЕРАТОР (Верховный правитель)
        ХРАМ У ОРКОВ был устроен очень просто, он представлял из себя круг камней с наскальными надписями и рисунками, а потолка вообще не было. «Мать земля! Отец неба!»
        ВАРГИ жили в среднем до пятнадцати лет, а потом они резко угасали и умирали. Рост варга в холке составляет примерно от 1,70 до 2 метров для сравнения рост лошади в холке в среднем от 1,50 и до 1,80 вот и проставьте волка такого размера
        ХОРГ - хорги были выведены от варгов, правда им в процессе магической селекции шерсть заменили на чешую, а пасть сделали в два раза больше и сделали всеядным. Из-за изменения пропорций тела они стали проигрывать в скорости, но выигрывают в выносливости и грузоподъёмности. К примеру, варг может нести только седока, а хорг седока и плюс около 100 кг полезного груза, не теряя при этом в скорости.
        БРУНГИ - животные на которых охотился ГГ. (стадо)
        
        Оклад у орочьего всадника пятьдесят серебра, у ветерана золотой. Десятник получает также золотой, а ветеран два золотых. Ну и полусотник - десяток золотых, сотник - двадцать пять монет золотом. Эти расценки касаются только орков, другие расы получают совсем по другому тарифу. Вот к примеру, десятник у других рас получат двадцать серебра. Это империя так ценит орочьи подразделения,
        Псы стоили по десять золотых за каждого.
        Эликсиры делаются под каждое животное отдельно и стоят они от пятидесяти золотых и получается что на варгов это дорого выходит.
        Ну и сбрую я тебе подарю на него, сэкономишь десяток золотых.
        Смотри десять гоблинов, это десять золотых. Три пса по десять золотых. Взрослый кобель двадцать золотых, ну и хорг - триста пятьдесят золотом. Итого: четыреста десять золотых. Если будешь отдавать по золотому в месяц, то получится около тридцати пяти лет, я немного округлил. Но не боись, это без учёта десятника и ветеранских,
        Будешь придумывать ему что-то другое типа: «Грыхт побери» - мифическое существо, способное долго пить жизненные силы любого существа этого мира. (только-что придумал:-)

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к